Book: Польские народные сказки



Польские народные сказки

ПОЛЬСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

1

«Подлинную историю трудового народа нельзя знать, не зная устного народного творчества… От глубокой древности фольклор неотступно и своеобразно сопутствует истории»[1]. Это высказывание Максима Горького приложимо также и к польскому фольклору. Более того, сложная историческая судьба польского народа предопределила особо важную роль фольклора в истории его духовной культуры.

Лишившись национальной независимости в результате эгоистического самовластия шляхты, Польша обрела ее снова лишь в 1918 году, благодаря победе Великой Октябрьской социалистической революции. До этого свыше столетия польский народ задыхался под двойным гнетом — польской шляхты и правящих, кругов тех государств, которые разделили между собой Польшу.

Что позволяло польскому народу сохранять свое национальное самосознание, чувствовать свое этническое, национальное единство? Среди других важных факторов едва ли не на первом месте стоят национальный польский язык и национальная культура, которые жили и развивались, несмотря ни на что.

Когда в начале XIX века Гуго Коллонтай, передовой деятель эпохи польского Просвещения, призовет к собиранию народных песен, сказок и легенд, то на этот призыв откликнутся прежде всего поэты-романтики. Именно они первыми обратятся к собирательской деятельности и первыми начнут использовать фольклорные мотивы в своем творчестве.

Когда в 1822 году молодой Адам Мицкевич опубликует свой первый поэтический томик, в нем будут преобладать баллады, основанные на мотивах народной поэзии. Это было не просто формальное заимствование сюжетов, а выражение близости идейно-художественного содержания поэзии Мицкевича с польским народным творчеством, с его антикрепостническими и патриотическими идеями.

Во второй половине XIX века воздействие фольклора на литературу обретает иные формы. С развитием реалистического направления в польской литературе основной ее тенденцией становится изображение тяжелой доли трудового люда, прежде всего крестьянина. Кажется, нет ни одного из значительных писателей XIX — начала XX века, кто бы не обращался к крестьянской тематике, сочувствуя крестьянину и вместе с тем видя в нем: опору нации. Это Юзеф Крашевский, Элиза Ожешко, Болеслав Прус, Генрик Сенкевич, Адольф Дыгасиньский, Теофиль Лепартович, Владислав Сырокомля, Мария Конопницкая, Ян Каспрович.

Прус, Сенкевич, Дыгасиньский первыми стали вводить в свои произведения диалектные особенности народного языка, используя их как средство речевой характеристики своих героев.

Писатели обращаются к фольклорным материалам, собирая их для публикации и используя в своих произведениях.

Глубокий след в народной памяти оставила история словацкого разбойника Яношика, казненного в 1713 году. В его дружине были также чехи, поляки, украинцы — вот почему предания о нем распространены также и среди этих народов. Предания о Яносике — так звучит его имя в польском фольклоре, — который отнятое у богатых отдавал бедным, отразились в польской поэзии и прозе. Здесь следует назвать прежде всего Яна Каспровича и Казимежа Тетмайера. Оба они — один в стихотворном цикле, другой в романе — создали своеобразное жизнеописание народного героя.

В современной польской литературе также не прервалась связь с идеями, образами и художественной формой народного творчества. Эта связь явственно видна, например, в произведениях Юлиана Кавальца, Тадеуша Новака и Эрнеста Брылля[2].

2

Польская фольклористика, прежде чем во второй четверти нынешнего столетия стать ветвью филологических наук, прошла долгий и сложный путь. В зависимости от политических условий то один, то другой этнографический польский регион выдвигается вперед: туда устремляются исследователи народной словесности, собиратели, подводя итоги своей работы в многочисленных публикациях.

Вместе с тем характерной чертой польской фольклористики первой половины XIX века является именно ее этнографическая нерасчлененность, комплексность. Собиратели, в их числе и студенты Виленского университета, члены просветительно-революционного кружка филоматов, к которому принадлежал молодой Мицкевич, записывали, наряду с польским, украинский, белорусский, литовский фольклор. Творчество этих разных, но близких народов будет питать поэзию Мицкевича.

Честь называться первым собирателем польского фольклора принадлежит Зориану Ходаковскому (1784–1825), археологу и этнографу. За период с 1813 по 1818 год он записал много украинских и польских песен, поверий и сказок.

В Силезии Юзеф Лёмпа (1797–1863), сельский учитель, ученый и общественный деятель, сам вышедший из народа, собирал и публиковал предания, сказки и пословицы Силезии. Лёмпа стремился к тому, чтобы его записи были возможно более точными, не подправлял и не приглаживал их.

Первым печатным сборником польских сказок и преданий была книга Казимежа Вуйцицкого (1807–1879), вышедшая в 1837 году в двух томах. В отличие от Ю. Лёмпы, К. Вуйцицкий считал, что народную сказку нельзя показать читателю в «сыром» виде, нужно ее обработать, олитературить. В результате сказки в его сборнике во многом утратили свои подлинно народные черты. С точки зрения современной фольклористики сборник ценен только тем, что в нем сохранились некоторые утраченные позже сюжеты сказок.

В 1852 году выходит составленный поэтом Романом Зморским сборник «Предания и сказки народа на Мазовье». Правда, Зморский также старался пригладить стиль сказок, а иногда даже переделывал прозу в стихи.

В 1853 году в Вильно вышел сборник «Польский сказочник. Сборник народных сказок и рассказов», составленный Антонием Юзефом Глиньским. Эта книга пользовалась большой популярностью и выдержала много изданий. (Сказки Глиньского отражают также и белорусский фольклор, поскольку записи свои он делал в деревнях и селах под Новогрудком. Кроме того, Глиньский включил в сборник и некоторые русские сказки, даже переложил на польский язык сказки Жуковского и Пушкина). Сказки о хитроумном крестьянине, который ловко наказывает панов за обиды и притеснения («Мужичок-простачок»), содержат мотивы, известные польскому фольклору, но разбросанные в разных сказках. Глиньский свел их в один цикл.

Конечно, при оценке деятельности первых польских фольклористов следует исходить из общего уровня достижений фольклористики первой половины XIX века. Запись и издание произведений народной словесности с возможной точностью еще не стали в то время правилом.

В самом деле, на заре возникновения польской фольклористики демократически настроенные поэты и писатели, записывая народные песни, сказки и легенды, часто подвергали их — из лучших побуждений — литературной обработке, приглаживали и «украшали». Только во второй половине XIX века фольклористика станет наукой и собиратели поймут важность и ценность строгой, не искаженной записи текста, услышанного из уст песенника или сказочника. Постепенно, вместе с развитием диалектологии, науки о народных говорах, умножается число точных, неприглаженных записей.

Новый период в истории изучения польского фольклора открывается деятельностью Оскара Кольберга (1814–1890). Работа его оказалась столь значительной, что в польской науке уже привилось наименование предшествующего этапа фольклористики «докольберговским».

Оскар Кольберг, музыкант по образованию, первоначально записывает только песни, но примерно с 1861 года обращается также к записыванию сказок и других произведений народного творчества. В 1865 году увидел свет первый том грандиозного издания под названием «Народ, его обычаи, образ жизни, язык, предания, поговорки, обряды, суеверия, забавы, песни, музыка». В 1890 году вышел тридцать второй том, после смерти Кольберга появились последующие пять томов, в значительной степени подготовленные им самим. По словам выдающегося польского ученого Ю. Кшижановского, «Кольберг засучил рукава и взялся за добросовестную, тяжелую научную работу, чтобы в течение пятидесяти лет воздвигнуть здание польской этнографии, в границах которой… привилегированное место отвел народной поэзии».

Начиная с 1962 года на основании постановления Государственного Совета ПНР стало выходить новое собрание всех трудов Кольберга.

Одновременно с Кольбергом большую собирательскую работу ведет Люциан Малиновский (1839–1898), зачинатель польской научной диалектологии. Записи Малиновского не были напечатаны при его жизни. Собранные им «Рассказы польского люда в Силезии» опубликовали в 1900–1901 годах его ученики. Отдельными книгами они были выпущены уже в Народной Польше.

Особое место в истории польского фольклора занимает народный сказитель из Закопане Сабала (настоящее имя — Ян Кшептовский; 1809–1894). В 1897 году в Кракове фольклорист Н. Стопка опубликовал о нем книгу. Книга содержала биографию Сабалы, тексты его сказок и песен и мелодии к песням. Сабала в молодости был охотником, а на склоне лет стал проводником в горах. И тогда-то проявился его талант сказочника и песенника. Сказки его стали печататься в журналах, одну из них («О смерти») обработал Г. Сенкевич, она так и была напечатана под названием «Сказка Сабалы». Старый гураль с лицом индейца, с неизменной трубочкой в зубах, подыгрывающий себе на скрипочке, приобрел большую известность. Таким он и запечатлен в скульптуре (автор проекта памятника — известный польский писатель и художник С. Виткевич), по сей день предстающей глазам многочисленных туристов, прибывающих в Закопане.

Сказки Сабалы, которые предназначались для мужской аудитории, отличает сочный, зачастую прямо-таки соленый юмор, яркие бытовые детали, «стихийный атеизм», проявляющийся в панибратском отношении к богу и святым.

Наряду с собирательской работой начинается научная, исследовательская работа, создаются основы фольклористики как науки.

Предметом научного исследования становится и сказка.

Труднейшую и неотложную задачу систематизации собранного сказочного материала выполнил крупнейший польский ученый-литературовед Юлиан Кшижановский (1892–1976), профессор Варшавского университета, с 1933 года член Польской Академия наук. Результатом многолетнего труда профессора Кшижановского явилась вышедшая в 1947 году в Варшаве книга «Систематика польской народной сказки. Часть I. Сказки о животных. Часть II. Волшебная сказка». В течение 1962–1963 годов увидело свет расширенное, двухтомное издание этого труда с добавлением третьей части, посвященной бытовой сказке и шутке, а также поверьям, преданиям и легендам. «Систематика польской народной сказки» создала основу для научных исследований фольклористов и литературоведов, изучающих взаимные связи литературы и народного творчества. Большим вкладом в исследование взаимодействия литературы и фольклора является также двухтомный сборник статей Ю. Кшижановского «Параллели», посвященный проблемам польского фольклора.

В Народной Польше собирательская работа продолжается. Языковеды печатают народные сказки с сохранением диалектный черт; выходят в свет сказки жешовского района в фонетической записи, сказки ленчицкого района, сказки оравского района, новые издания силезских и кашубских сказок.

Научную ценность представляют издания, сохраняющие сказку в ненарушенном виде, воспроизводящем ее так, как она прозвучала у сказочника, и вводящие новые, неизвестные ранее сказочные сюжеты, мотивы и варианты сказок. Наиболее полное представление о польской сказке в ее подлинном виде дает антология «Сто народных сказок», подготовленная Ю. Кшижановским и X. Капэлусь. Антология была издана в 1957 году и переведена уже на несколько языков. В ней собраны записи сказок с сохранением особенностей языка, стиля и этнографических примет различных регионов Польши.

На русском языке ранее было осуществлено издание польских сказок и легенд, куда были включены и литературно обработанные тексты. Новая книга польских народных сказок составлялась уже на основе принципа единства стиля источников, их истинной фольклорности. Широко использованы как антология «Сто народных сказок», так и все вышедшие за последние годы публикации регионального фольклора.



3

В польских сказках читатель, естественно, будет узнавать многие мотивы, известные ему как по русским, так и по сказкам; других народов. Вместе с тем польская сказка содержит своеобразные мотивы, детали, отражающие жизнь, быт и образ мыслей польского народа.

В сказках о животных, широко бытующих в польском фольклоре, чаще всего побеждает дружба, а коварство наказывается, слабый одолевает сильного хитростью. Так, барану удается провести волка («Баран и волк»), а маленькой улитке — хитрого лиса («Как улитка с лисом состязалась»). Рассказчик лукаво посмеивается над своими героями. Даже сказке с грустным исходом может быть придана неожиданная шутливая концовка. В известном и по русским сказкам сюжете о коте и его друге, непослушном и неразумном петушке, в польском варианте кот, увидев свою подругу-курочку зажаренной, с горя съедает ее («Кот и курица»).

Силезская сказка «Болтушка» — это как бы шутливый вариант сюжета «Сказки о рыбаке и рыбке», распространенного также в Польше, особенно в Поморье. Однако в этой сказочке сюжет строится не на том, что жадность жены рыбака растет вместе с ее богатством, а на болтливости молодой жены рыбака. Известный сказочный мотив — в награду (или в наказание) у героини выпадает изо рта монета (или жаба) — здесь усложняется; спасенная рыбаком русалка вынуждена несколько раз видоизменять награду, чтобы соразмерить ее с болтливостью жены рыбака, пока наконец не найдена удовлетворительная мера.

У кашубской сказки «Золотая рыбка» тоже известная завязка, но здесь выступает не старик, а молодей рыбак, который, сохранив жизнь золотой рыбке, ничего не требует от нее взамен (рыбка сама указывает ему места с богатым уловом). Этот поворот сюжета, несомненно, связан с «местом обитания» самой сказки (польское побережье Балтийского моря).

Любопытно, что в польскую волшебную сказку проникают нередко даже социальные мотивы и бытовые детали, что более характерно для бытовой сказки. Так, фигура богача-эксплуататора нет-нет да и появится на фоне самых невероятных волшебных событий. Завязкой сказки «О стеклянной горе» является, к примеру, встреча богатого пана и бедного солдата. Чтобы погубить солдата, пан ставит перед ним невыполнимое задание: посылает за двумя золотыми перьями на стеклянную гору.

Сюжет сказки «Королевна-упырь», знакомый нам по «Вию» Гоголя, завершается неожиданной концовкой: королевна в польском варианте, спасенная солдатом от смерти, ведет себя совсем не так, как ей подобает, а скорее как обыкновенная крестьянская девушка.

В сказке «Как мужицкий сын стал королем и добыл себе жену со дна морского» читатель легко узнает несколько измененный сюжет «Конька-горбунка». Но здесь в роли проводника демократических идей перед нами выступает… король. Он полагает, что помещики в роли королей плохи и хочет сделать своим наследником мужика.

Ярко отразились в польской сказке народная привычка к труду и скромные представления о благосостоянии. В сказке «О подпаске с золотыми волосами» герой, уже изведав свою волшебную силу, не просит сокровищ, а хочет только, чтоб ему вернули полтораста овец, погубленных в бою с великанами. В сказке «Анушка — золотая коса» деревенская девушка Анушка, которую волшебники, старичок и старушка, одарили золотой косой, прядет из нее пряжу. «На деньги за пряжу корову купили, нужда из дому ушла». Кажется, можно бы Анушке и не работать. Но она по-прежнему прядет, да еще пасет корову.

Традиционные сказочные герои — короли, королевичи и королевны — смешиваются с пастухами, поварами, мельниками, рыбаками. В изложении причудливо переплетаются фантастические события и совершенно земные, разговорные реплики героев (как, например, в сказке «О королевиче, который не хотел умирать»). Шутливые, не всегда вполне благопристойные концовки волшебных сказок как бы разряжают настроение зачарованности, возвращают слушателя на землю.

Очень своеобразным предстает в польских сказках такой персонаж, как черт. Христианская, и особенно католическая, религия создала мрачную, устрашающую фигуру дьявола — искусителя слабого человека и орудие наказания грешников. Как бы в противовес этому образу устная народная традиция рисует черта чаще всего просто комическим персонажем, на котором люди упражняют свою сметку и хитрость, наделяя его весьма подробными приметами обличья. Еще К. Вуйцицкий на основании многочисленных сказок о черте описывает его внешность и повадки, замечая при этом, что польский черт не так страшен, как черт на Руси. Сказки о черте составили даже отдельные сборники, как, например, вышедшая в 1963 году в Лодзи книга «Радости и беды черта Боруты» (Борута — одно из обычных имен черта в польском фольклоре).

Черт должен уловлять человеческие души, но это у него плохо получается. Недаром одна из сказок носит заглавие «Мазур самого черта хитрее». Да и баба не уступит черту в уме и хитрости но польской пословице: «где черту не под силу, туда он бабу пошлет». Во многих сказках черт сам восстанавливает справедливость, как в сказке «О Добродневском», где нечистая сила добрым людям делает добро, а злых карает. В сказке «Как черт монахом был» черт в облике монаха наказывает жадных панов. Можно сказать, что самое большое преступление черта, которое приписывает ему польская сказка, — это изобретение самогона («Как черт водку выдумал»).

Сказка «Про дьявола и господа бога» подсмеивается над привычкой религиозных людей все счастливые происшествия приписывать вмешательству бога, а все несчастья — козням дьявола. Таким образом, акценты в народной сказке как бы смещаются: черт не так страшен, а бог не так всемогущ и всеблаг, как учит религия.

В сказке «Как старый кузнец смерть и чертей за нос водил» бьет через край неистощимый оптимизм народа, его жизнелюбие, вера в неистребимость жизненных сил человека. Сказочник не побоялся утомить слушателей и соединил несколько сказочных мотивов, так что старый кузнец у него дважды обманывает смерть и трижды оставляет в дураках чертей, которые хотят забрать его в пекло. Да и конец сказки позволяет думать, что упрямый кузнец все-таки остался на земле.

4

Сказки-рассказы, называемые бытовыми сказками, в наибольшей степени отражают реальную жизнь народа. В них нет фантастики, свойственной волшебной сказке, а легко угадываемый вымысел и всякие преувеличения помогают рассказчику яркими, резкими мазками нарисовать образы своих героев.

Польские бытовые сказки вобрали в себя многие приметы деревенской жизни буржуазной Польши, отразили ее социальные противоречия. Как и в жизни, в сказках противостоят друг другу труженики — бедняк крестьянин или ремесленник и те, кто кормится за их счет: кулаки-мироеды, помещики, сельская администрация, полиция, судейские. Служители костела обличаются в пособничестве панам, в жадности, в том, что проповеди расходятся с их собственной моралью.

Польская бытовая сказка чаще всего иронична, язвительна.

Чувством ненависти ко всяким прихлебателям, которые тоже не прочь поживиться за счет народа, проникнута сказка «Дележ награды», которая имеет много вариантов в польском и русском фольклоре. В сказке «Завещание и любопытство» мужик и пан побились об заклад, кто лучше соврет. Мужик перехитрил пана, сыграв на его барской спеси. В сказке «Дележ по совести» расторопные мужика потешили пана своей сметливостью и не остались внакладке; простые люди оказываются также умнее ксендза (сказка «Кузнец и ксендз»).

В условиях социального неравенства хитрость была орудием угнетаемого. Народ, создавая сказки о хитрецах, поощрительно относится к тем их проделкам, которые свидетельствуют об уме и находчивости бедняка и помогают ему выйти из нужды (например, сказка «Как люди богатеют»). Правда, не всегда проделки хитрецов имеют такое оправдание — иногда ловкий плут не постесняется обмануть и равных себе («Шапка за триста злотых», «Мясо, хлеб да вино — и все даром»), но при этом мошенников чаще всего постигает неудача, как в анекдоте Сабалы «Про Мацюся и Кубуся».

В сказке «Загадка сапожника» развитие сюжета двигает разгадка метафоры, в которой образно переданы народные представления об отношении поколений — человек растит детей и кормит родителей, которые растили его, то есть платит им долг. В сказке «Отчего Вильчеку не везло в хозяйстве» проводится интересная идея об ответственности за дела предков (только тогда, когда Вильчек роздал неправедно нажитое дедом, ему стало везти).

Отношения положительных героев бытовой сказки, так же как и волшебной, строятся на принципах честности и взаимопомощи — нужно сдержать свое обещание, помочь попавшему в беду.

Не боится народ в сказках посмеяться и над самим собой. Мошенники обводят вокруг пальца простоватого парня («Как воры ловчить умеют»). Немало сказок и шуток о своих глупцах (как у русских анекдоты о пошехонцах, а у болгар — о габровцах). К примеру, «Пьяница на проповеди», «Выход всегда найдется», «Наказанный угорь», «Луна в колодце». Известный по сказке братьев Гримм мотив покладистой жены! («Бывают ли такие жены?») можно понять и как насмешку над глуповатыми супругами.

Легенды и предания в большей степени, нежели бытовые сказки, приближены к реальным условиям жизни, труда, историческим событиям. Выше уже упоминалось предание о разбойнике Яносике. Прочно вошли в народную память также широко известные легенды о Скарбнике. Они создавались среди горняков, шахтеров, в районе Силезии. Могущественный Скарбник может помочь шахтеру, но может и наказать его за жадность. Щедрый и суровый хозяин шахт напоминает нам Хозяйку Медной горы из уральских сказов Бажова.

Легенда о спящих рыцарях — одна из наиболее популярных и любимых польских легенд (она была в репертуаре Сабалы). Рыцари, спящие в заколдованной башне, которые ждут знака, чтобы проснуться и идти воевать с врагом, во времена национального порабощения были символом скрытой, дремлющей до поры силы народа.

В польских народных сказках отразились представления трудового народа о добре и зле, о социальной несправедливости, его ненависть к угнетателям и сознание своего морального и интеллектуального превосходства над ними. В них воплотились и мечты народа о лучшей жизни, и его социальный оптимизм. Эти черты сближают сказки всех народов. Вместе с тем каждый народ вносит в сказку что-то свое, неповторимое. Мы желаем читателю почувствовать это своеобразие сказочных повествований польского народа.

Я. Мацюсович

СКАЗКИ О ЖИВОТНЫХ

БАРАН И ВОЛК

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Поймал однажды волк барана и говорит ему:

— Я тебя съем.

— Ой, только не рви меня зубами, мне больно будет. Съешь меня по-другому.

— А как?

— Ты сядь под горой, открой пасть, а я в нее прыгну. Так и мне не будет больно, и тебе глотать быстрей.

— Ну что ж, давай попробуем.

Сел волк под горой, а баран попятился, разбежался да как даст волку рогами по открытой пасти! Разбил ему всю морду и был таков.

Отшвырнуло волка на шмелиное гнездо, придавил он его, шмели озлились, загудели. А волк решил, что это у него в брюхе баран голос подает.

— Бурчи себе, бурчи, — говорит. — Все равно ты съеден.

СОВА И ЯСТРЕБ

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Велел господь-бог ястребу мелкой птицей промышлять. Прослышала о том сова, испугалась: а ну как ястреб утащит ее птенцов?

Вот пригласила она его в корчму, угостила, а потом и просит: не трогай, мол, моих деток.

— А которые твои? — спросил ястреб.

— Мои — самые красивые, — ответила сова.

— Ну, будь по-твоему.

Выбрался ястреб на охоту, смотрит на тех, на этих птенцов — все красивые. Наткнулся он на совят.

— Ну, страшней уродов, чем эти, не сыскать! — говорит.

И съел их.

А тут еще остальные птицы прослышали о том, что говорила сова, и подняли ее на смех.

С тех пор сова днем прячется, не летает. Стыдно ей, да и зло берет, что над нею все потешаются.

КАК ПЕС ВОЛКУ САПОГИ СПРАВИЛ

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Жили-были волк и пес. Здоровый такой пес. Волк к нему захаживал. Вот приходит он раз и говорит:

— Я тебя съем.

Пес ему отвечает:

— Сделай милость, не ешь, я тебе за это сапоги справлю.

— Ну, так и быть, справь.

Явился волк в следующий раз, а пес и говорит:

— Сейчас, сейчас. Пойдем за сапогами, но смотри, не топчись в них по росе да по воде.

Повел пес волка за собой и велел ему влезть в навозную жижу, где погуще. Забрался туда волк по колена.

После того велел ему пес вылезти и говорит:

— Ну вот тебе и сапоги. Не веришь — погляди на мужика: у него такие же.

И еще раз наказывает:

— Владей на здоровье да помни, что я тебе говорил: не ходи в них по росе, не лезь в воду — пропадут сапоги, а других я тебе справлять не стану.

Послушался волк, забрался в логово, никуда носу не кажет. Лежит день, другой, третий. Наконец захотелось ему есть. И пошел волк искать, чем бы подкрепиться. Перебрался он вброд через лесной ручей, глянул на ноги — а сапог-то как не бывало! Смыла их вода.

Вернулся волк ко псу и говорит:

— Что за сапоги ты мне справил? Посмотри — где они? Уж теперь-то я тебя съем!

А пес в ответ:

— Говорено ж тебе было: не ходи ни по росе, ни по воде — пропадут сапоги. А других сапог ты от меня не получишь, как ни добивайся, хоть в суд на меня подавай!

— И подам, — говорит волк. На том и разошлись.

Волк взял в свидетели и помощники медведя и кабана, а пес — кота и петуха. Отправились они судиться. Волк, медведь и кабан вперед забежали, и говорит тут волк своим товарищам:

— Ты, медведь, полезай на елку. А ты, кабан, заройся в листья и сиди там. Мы этому псу свой суд учиним. Если увидите, что моя берет, то и не выходите, чтоб он вас не заметил. А уж если я не справлюсь, идите на подмогу. Втроем-то мы его поймаем и в клочья разорвем.

А пес идет себе и не ведает про ту засаду. Следом петух выступает, а за ним — кот. Петух и дет и сам себе поддакивает:

— Та-а к, так-так-так-так! Та-ак, так-так-так-так!

Услыхал это медведь, сидючи на елке, и думает: «Не иначе как они меж собой сговариваются. Мол, так и так, давайте прикончим волка».

А кот вышагивает — хвост трубой. Увидел это медведь и говорит волку:

— Плохо дело. Вишь, он с пикой идет — не ровен час проткнет.

Волк отвечает:

— Пустяки. Все равно управимся. Мы в лесу самые сильные. Я и один их всех проглочу.

Вздохнул медведь, говорит:

— Твоя правда. Рассержусь — одной лапой их придавлю, пикнуть не успеют, мокрое место от них останется.

Заслышал кабан эти речи, хвостом пошевелил — тут листья и зашуршали. Кот услышал шорох, подумал — мышь. Прыгнул — цап кабана за хвост! Кабан, не разобрав, в чем дело, выскочил из засады да в лес! Кот с перепугу — на елку, где медведь сидел. А медведь тоже струсил — решил, что кабана уже пикой проткнули, и теперь до него, медведя, добираются. Начал он карабкаться выше, забрался на самую макушку, видит — дальше некуда, а кот все за ним лезет. Совсем перепугался медведь, рванулся еще выше, да и свалился на землю. Насмерть убился.

Кот сидит на елке, кабан в лес убежал, остались волк и пес один на один.

Волку-то невдомек, что медведь мертвый, а кабана и след простыл. Не знает он, что дружков-то нету, думает: «Сам не справлюсь — друзья помогут». И бросился на пса. Пес был здоровый и сильный, а волк-то три дня не ел, совсем отощал. Начался у них смертный бой, и загрыз пес волка.

Решил суд, что пес, стало быть, прав, и выдал ему такую бумагу. Спрятал пес приговор за стрехой, а мыши нашли его да изгрызли.

Вот с того-то времени и злится пес на кота. Как только кота увидит, так за ним в погоню: зачем допустил; чтобы мыши собачью правду съели? А кот на мышей сердит: где ни увидит мышь — цап! — и нет ее.

Так и повелось: пес кота терпеть не может, кот мышей, а волк — пса.

КОТ И КУРИЦА

Перевод Н. Семенниковой

Жили-были кот и курица в старой избушке возле дремучего леса. Дружно жили. Кот все за пропитанием бегал и всякий раз, уходя из дому, остерегал курицу: «Никого в дом не пускай, не то плохо тебе будет. И по двору не бегай, овса и дома полно». Курица за ним дверь всегда запирала.

Подкараулила однажды лиса, когда кот вышел из дому, прибежала к двери и просит:

— Впусти меня, курочка!

— Не пущу тебя, мне кот не велит.

— Впусти. Тебе гнилой овес есть приходится, а я пшенички принесла.

Глупая курица послушалась и отворила. Схватила ее лиса за крыло и потащила. Закричала курица во все горло: «Котик, братик, меня лисица несет за темные леса, за высокие горы!» Услышал кот, прибежал, выручил курицу из беды и за непослушание пожурил.

На другой день снова пошел кот в лес. Лиса опять к двери и просит:

— Отвори мне, курочка.

Курица ни за что отворять не хочет.

— Ничего мне не надо. У меня и овес, и ячмень — все есть.



— Отвори, курочка, отвори. Я тебе хлеба принесла, мягонького. А ячмень-то твердый, еще клюв сломаешь.

Соблазнилась курица и открыла дверь. Охватила ее лиса за шею и потащила. Хрипела бедная курица, хрипела: «Котик, братик, меня лисица несет за темные леса, за высокие горы!» Но кот не услышал.

Пришел он домой вечером, а курицы нет. Очень он огорчился, взял свою скрипочку — он на скрипке играть умел, — перекинул через плечо торбочку, камнями ее набил и пошел в лес. Пришел он к лисьей норе, заиграл и запел:

Дыли́, дыли́, дыли́ца!

В норе живет лисица

С малыми ребятками,

С рыжими лисятками!

«Ах, как хорошо кто-то играет! Пойдем попляшем!» — закричали лисята. И давай друг за дружкой выскакивать из норы. А кот их всех по очереди поубивал камнями. Влез он потом в нору, видит — курица зажаренная лежит. Заплакал кот, совсем расстроился и сам ее съел, чтобы добро не пропадало.

ВОЛК И БАРАН

Перевод А. Щербакова

Был когда-то волк сильнее всех зверей, и никто его одолеть не мог. Одно время совсем худо стало — волк чуть было все зверье не истребил. Звери на него пожаловались, и господь-бог сделал так, что у волка спина гнуться перестала. Но волк все такой же прожорливый был.

Собрали тогда звери великий собор под предводительством льва, чтобы волка судить. Все на него жаловались, даже птицы: куры, гуси, утки, фазаны.

Настало время приговор выносить. Царь-лев и все старшины начали зверей опрашивать.

— Все требуют смертной казни, — говорит лев. — Кто против?

И надо же — баран против!

— Это, — говорит, — слишком жестоко.

А у зверей закон был такой: к смертной казни приговаривать только единогласно. Ну, раз единогласия нет, пришлось смягчить наказание. Приговорили изгнать волка и дружбы с ним не водить. Так и выгнали волка. Пошел он, потом оглянулся, видит — следом баран трусит.

Поблагодарил его волк за заступничество и тронулись они в путь вдвоем. Идут через лес, через поле. Баран то тут, то там травки щипнет и сыт, а волк туда-сюда оглядывается, чего бы поесть. Уж и травку щипать пробовал, да брюхо травы не принимает — к мясу привыкло. В конце концов набросился он на барана.

— Я ведь тебя от смерти спас! — кричит баран. — Почему ж ты на меня кидаешься?

— Да потому, что ты баран! — говорит волк. И съел его целиком.

КАК УЛИТКА С ЛИСОМ СОСТЯЗАЛАСЬ

Перевод А. Щербакова

Однажды утром выбрался лис из норы и думает: «Нынче воскресенья ради надо бы мне вкусно пообедать». Пошел он к озеру, притаился у берега в тростниках, задумал утку подстеречь. Уток на озере видимо-невидимо, у лиса слюнки текут, ждет — дождаться не может. Только подплывут утки поближе к берегу, где у них гнезда, как лис в воду да на них! А они — фурр! — и прочь летят. Весь день жадному лису не везло.

К вечеру наскучило ему, расхотелось утятины. Забегал он по лугу взад-вперед, видит — улитка ползет. «Дай, — думает, — хоть улиткой подкреплюсь». И говорит улитке:

— Здорово, ходок! Куда путь держишь?

— Да вот хочу до заката вокруг озера пройтись.

Засмеялся лис.

— Это я могу до заката вокруг озера пройтись. А тебе и в три дня того не сделать.

— Может, посмотрим, кто быстрее? — спрашивает улитка.

— Добро! — говорит лис. — Но если я тебя обгоню, я тебя съем.

— Будь по-твоему, — соглашается улитка.

Лис рад-радешенек, бежать изготовился. Улитка и говорит:

— Не стесняйся, становись вперед меня. Все равно я первая прибегу. Чур, я считать буду; «Раз, два, три!» По счету «три» и начнем.

Лис, жадный да голодный, с лапы на лапу переминается, заранее радуется.

— Ну, можно? — спрашивает.

— Нет еще, — говорит улитка, а сама к его хвосту приклеивается.

— Можно? — спрашивает лис.

— Можно. Раз, два… Три!

Помчался лис. Бежал, бежал, на полпути оглянулся — улитки не видно. Решил он отдохнуть, разлегся, кричит:

— Эй, улитка! Ты где?

— Я тут, — отвечает улитка.

Услыхал это лис, вскочил и помчался во весь дух. Прибежал на то самое место, а солнышко уж и закатилось. Оглянулся лис — не видать улитки. Взмахнул он хвостом на радостях, улитка отклеилась, через его голову перелетела, упала в траву и окликает:

— Эй, ты! Пришел, что ли? Я тебя тут давненько жду.

Устыдился лис — экий срам! — и поплелся, голодный, туда, откуда пришел.

Вот так всегда у жадных получается.

ПОЧЕМУ ЗАЯЦ МЯСА НЕ ЕСТ

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Были времена, когда не только заяц, но и лис не ел мяса, одними почками да листочками пробавлялся. Однажды пришел к нему волк и говорит:

— Плохое у тебя житье, кум. Как ни посмотрю — все почки грызешь да ветки обгладываешь. Поступай ко мне в ученики. Я тебя обучу, мясником станешь — каждый день мясо да печенку есть будешь.

— А что я должен буду делать? — спрашивает лис.

— Да сперва ничего, будешь только мои приказы исполнять, а потом уж сам увидишь.

Лис охотно согласился и пошел вместе с волком. Шли они, шли и пришли на лужайку. Видят — на той лужайке конь пасется.

Забрались они в кусты, а волк и говорит:

— Зайди-ка спереди, посмотри, горят ли у меня глаза?

Лис посмотрел и отвечает:

— Горят, как угли!

А волк снова спрашивает:

— Посмотри-ка, встала ли у меня шерсть дыбом?

— Встала, да так, что страх берет, — отвечает лис.

Волк еще вопрос, задает:

— А хвост у меня быстро крутится?

Лис посмотрел и говорит:

— Только свист идет!

— Тогда вперед! — крикнул волк, одним прыжком бросился на коня и распорол ему брюхо. Тут и лис подоспел, разодрали они вдвоем коня и съели.

Когда волк с лисом опять проголодались, они учинили расправу сперва над бараном, потом над коровой.

Тут лис решил, что уже достаточно знает мясницкое ремесло, может и один справиться, без волка. Взял да и ушел от него.

Идет он, идет, смотрит — зайчишка обгрызает с кустов почки да листочки.

— Ну и глуп же ты, что ешь одну зелень! — говорит ему лис. — Мясо куда вкуснее, да и сил от него больше. Если бы ты ел мясо, ты бы стал сильней самой большой собаки. Иди ко мне в ученики — мясником станешь.

— А что мне надо делать? — спрашивает заяц.

— Для начала будешь только мои приказания исполнять.

Понравилось это зайчишке, и пошел он с лисом. Вскоре вышли они на лужайку, а там конь пасется. Лис спрятался в кустах и говорит зайцу;

— Посмотри-ка, горят ли у меня глаза?

— Как огонь пылают! — отвечает заяц.

— А встала ли у меня шерсть дыбом?

— Ой, встала, даже страх берет!

— Теперь скажи, крутится ли мой хвост?

— Ой, крутится-крутится, как ветки на ветру! — пропищал заяц.

— Ну, тогда настал час! — крикнул лис и бросился на коня. Но конь вовремя приметил лиса да как даст ему копытом в лоб! И убил.

Увидел это заяц, задрожал от страха и подумал: «Уж лучше жевать почки, траву и листья, чем получить копытом в лоб!»

С тех пор заяц ни за какие сокровища даже прикоснуться к мясу не хочет.

О ЧЕМ СОБАКА ДУМАЕТ ЗИМОЙ И О ЧЕМ — ЛЕТОМ

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Зимой, в трескучие морозы, собака съежится, свернется в клубок, укроется хвостом, дрожит и думает: «Только бы лета дождаться! Уж какую-никакую конурку, хоть малюсенькую, я себе выстрою!»

А придет жаркое лето — собака разомлеет на солнышке, ноги вытянет, хвост распустит, потянется, себя оглядит и скажет:

— Вон какую большую конуру пришлось бы мне строить. Тут хлопот не обобраться! Нет уж, проживу и так!

ЕСТЬ ЛИ СПРАВЕДЛИВОСТЬ НА СВЕТЕ?

Перевод Ю. Балахнина и Э. Меркуловой

Собрался раз мужик в лес по дрова. А на дворе дождь хлещет, ветер сосны с корнем выворачивает.

Пришел мужик в лес, начал рубить сучья, вдруг слышит — кто-то стонет, да так жалобно! У мужика от страха душа ушла в пятки. Однако подошел он к тому месту, откуда слышался стон. Смотрит — под поваленной сосной лежит медведь и еле дышит.

Мужику стало жаль зверя. Притащил он жердь и две колоды, приподнял жердью сосну у комля, подложил колоду. Потом с другой стороны приподнял, подложил и освободил медведя.

Очухался медведь немного и говорит:

— Я тебя съем.

— Побойся бога! — отвечает мужик. — Ведь я тебя от верной смерти спас! Тебе меня благодарить надо, а ты: «Съем!»

А медведь знай свое: съем да съем. Хотел мужик деру дать, да не вышло — схватил его медведь, вот-вот подомнет.

Видит мужик — дело плохо. Вот и говорит он медведю:

— Без суда никого есть не полагается. Пусть нас кто-нибудь рассудит.

Медведь согласился. Пошли они искать судью, а тут непогода совсем разгулялась — дождь сечет, ветер воет. Вдруг видят они — конь ветки дубовые в лесу гложет.

— Рассуди нас, дружище, — говорит мужик коню.

Рассказал мужик все, как было. Конь и отвечает:

— Прав медведь. За добро только злом и платят. Пока я был молод — работал на хозяина, не жалея сил, а как стал стар и слаб, так клочка соломы для меня жалко. Вон какая непогодь, а он меня в лес выгнал дубовые ветки глодать.

Не понравились мужику слова коня.

— Пойдем дальше, — говорит он медведю, — поищем другого судью.

Пошли они дальше. Вдруг навстречу им заяц.

— Эй, косой! Рассуди-ка нас! — говорит медведь.

Заяц испугался.

— Как же я вас судить буду?

Рассказал мужик зайцу все, как было. Заяц и говорит:

— За добро всегда платят злом. Я никому ничего худого не сделал, а на меня все нападают, кому не лень: и собака, и волк, и даже ворона. Не могу я так больше жить. Я топиться иду.

И впрямь утопился бы заяц, да сидела на берегу жаба, увидела зайца и со страху прочь запрыгала. «Эге! — подумал заяц. — Погожу-ка я топиться. Есть еще и такие, что меня боятся».

А мужик и медведь тем временем идут себе дальше. Видят — бежит навстречу лис.

Рассказали они лису все, как было.

— Рассуди нас, куманек!

— Хорошо, — согласился лис.

Отвел мужик лиса в сторонку и шепнул ему на ушко:

— Если рассудишь как следует — получишь в награду шесть курочек.

Кивнул лис и говорит:

— Как же мне судить вас, если я даже не видел места, где медведя придавило?

Пошли они все трое к поваленной сосне.

— И ты, мужик, говоришь, что эту сосну расшевелил! — удивляется лис. — Да не может быть!

Мужик взял жердь, поддел сосну и приподнял ее.

— А теперь, — говорит лис, — ты, мишка, лезь под сосну, покажи, как ты лежал.

Медведь улегся под деревом, а мужик убрал жердь. Тут сосна опять медведя и прижала.

Поблагодарил мужик лиса и дал ему для начала одну курицу.

На другой день лис пришел за второй, на третий — за третьей. Мужик отдавал, не прекословил, но на четвертый день одолжил у соседа двустволку, подкараулил лиса у курятника да как грохнет по куманьку!

Промахнулся мужик. Ну, а лис — давай бог ноги! Бежит и кричит:

— Ой, мужик! А сам-то чем за добро платишь!

Тут и сказке конец.

НЕ КОЛЕТ, НЕ СТРЕЛЯЕТ — А ДУХ ВЫШИБАЕТ

Перевод А. Щербакова

Паслись однажды вечером на лугу четыре кобылы да жеребеночек при них. Вышел волк из ближнего леса, и приглянулся ему жеребеночек. Но тот волка приметил, спрятался за кобыл. Волк сунулся было, а кобылы — ну лягаться! Копыта кованые, блестят, боязно волку подступиться. А тут и батрак пришел, видит — лошади беспокоятся. Волка-то он не доглядел, но лошадей собрал и домой повел. И жеребеночек не отстает, вместе со всеми прочь бежит.

Разозлился волк. Как это так — ушел от него жеребенок! Задумал он пробраться в конюшню и прямо там жеребенка съесть. Задумано — сделано. Заводит батрак лошадей в конюшню по одной, а волк уже там, под яслями затаился. Запер батрак двери и пошел ужинать. Поужинал, спать идет. Проходит мимо конюшни, слышит: храпят лошади и копытами бьют, что есть силы. Вернулся батрак в дом и говорит хозяину:

— Что-то неладно. Шел я с поля — с лошадьми управиться не мог. Пуганые они какие-то. И жеребенок к ним жался, не отходил. И сейчас храпят, бьют копытами — аж страшно к конюшне подступиться.

Сообразил хозяин, что худо дело, засветил фонарь, взял сапог в руку, вошел в конюшню, двери за собой запер, пошарил — глядь; под яслями волк! Вытащил хозяин волка за хвост да сапогом-то ему, сапогом! Брякнулся волк, лежит, как неживой. Видит хозяин — дохлый волк. Вышвырнул он его во двор, стал шарить, нет ли другого. Умный был мужик, а дал маху. Живой был волк.

Из последних сил в лес удрал.

Вот тащится он по лесу, а навстречу — лев.

— Куда идешь?

— Куда глаза глядят.

— Пошли вместе.

Идут вместе, а навстречу — медведь.

— Куда идешь? — лев спрашивает.

— А куда глаза глядят.

— Пошли вместе.

Идут втроем, кабана встречают.

— Куда идешь?

— Куда глаза глядят.

— Пошли вместе.

Идут они, а тут — буковая роща в долине. Сели они, лев и говорит:

— Ну-ка, покажем, кто что умеет.

Уперся лев лапой в бук и выворотил его с корнями. Кабан клыками поддел бук и вырвал целиком. Медведь забрался на бук, стал ветки ломать да швырять, куда попало — так что все врассыпную.

— Волк, твоя очередь, — говорит лев.

Куда волку битому до них! Стал он хитрить, зубы заговаривать:

— Владыка ты наш! Великие вы мастера, но вот послушайте, что со мной приключилось. Задумал я жеребеночка зарезать, пробрался в конюшню, а тут пришел хозяин с какой-то штукой, хвать меня за хвост! А штука-то не колет, не стреляет — дух вон вышибает. Свалился я без памяти. Тогда швырнуло меня за двери, как собаку, еле в себя пришел и сюда доплелся. Вот это — умелец!

Спрашивает лев волка:

— Ты того хозяина знаешь?

— Знаю, хорошо знаю. Он по средам здесь на ярмарку проезжает.

— Так покажи его мне. Мы с ним силой померимся.

Отскочил волк подальше, отвечает:

— Сохрани боже с ним встречаться! Не жить мне после этого на свете.

— Да ты издалека покажи, — говорит лев.

— Это дело другое, — согласился волк.

Вот и ярмарка настала. Устроил себе волк нору поглубже, чтобы мужика показать, когда он мимо пойдет, а самому быстрехонько спрятаться. Сидят они, ждут. Люди идут на ярмарку, скот гонят, лошадей, свиней. Наконец показался и тот хозяин. Подскочил волк ко льву, «Он!» — говорит, а сам шмыг в нору, только бы на глаза мужику не попасться.

Вышел лев на дорогу и говорит:

— Слышь, мужик! Ты, говорят, силач. Давай силой меряться!

Поглядел мужик: перед ним лев, медведь да кабан.

Говорит он льву:

— Как же нам силой меряться, когда снаряжения нету? Погоди, вот вернусь с ярмарки, доставлю снаряжение и будем меряться.

Лев, медведь да кабан в лесу остались, а хозяин пошел на ярмарку и все думал-думал, как бы ему всех трех зверей заграбастать. Вот идет он с ярмарки, издалека видит: все трое сидят, его поджидают. Говорит мужик льву:

— Отправь-ка одного со мной за снаряжением. Принесем и начнем.

— Которого? — спрашивает лев.

— Кабан силен, да неловок. А медведь, он мужицкая кость. Он донесет.

— Хорошо, пусть медведь идет.

Пошли мужик с медведем, пришли во двор, а там возле конюшни — здоровый камень. Привез его мужик зимой, чтобы потом мост поставить. Показал мужик медведю камень.

— Неси, — говорит, — в лес.

А сам обедать пошел.

Стал медведь к валуну прилаживаться и так, и эдак. Тяжел валун — не приподнять. Пошел медведь к хозяину и говорит:

— Мне его никак не взять.

Усмехнулся хозяин:

— Коли не взять, так чем же я биться буду?

— Унести-то я унесу, спина у меня крепкая. Помоги на плечи взвалить.

Позвал хозяин батрака, взяли они жерди потолще, медведь подставил спину, и навалили они на него камень. Он и не пикнул, конец ему пришел. Закурил хозяин трубочку, взял за пазуху колбасу, палку в руки — и в лес. Приходит, а лев спрашивает, где медведь снаряжением. Хозяин и говорит:

— Приотстал. Видно, запыхался. Ну, авось скоро придет.

А сам сел на пень, колбасу достает, закусывает. Принюхался лев, захотелось ему попробовать, стал он просить кусочек. Дал ему хозяин колбасы. Съел лев — понравилось.

— Из чего, — спрашивает, — это делают?

Показал ему хозяин на кабана и шепчет:

— Убей его — я тебе такой колбасы наделаю, сколько хочешь.

Подошел лев к кабану, ударил его лапой и убил. Взялся хозяин за дело, стал кабана потрошить. Увидал лев сало, подцепил кусок когтями и съел. Щелкнул его хозяин по лбу.

— Подожди, пока колбасу приготовлю. Обдеру, опалю, зажарю — тогда и ешь.

— Невмоготу мне ждать, — говорит лев. — Хоть вяжи.

Пошел мужик к дровосекам, взял топор, срубил березку, вытесал клин потолще, велел льву стать спиной к буку, прикрутил его веревкой и клин за спину стал забивать. Забивал, забивал да как трахнет льва по голове!

Взревел лев. А волк выскочил из своей норы и кричит:

— Я ж говорил! Не колет, не стреляет — а дух вышибает!

И опрометью в лес.

А хозяин послал за подводой, забрал домой и львиную тушу, и кабанью. И пир горой устроил. И меня, деверя своего, пригласил. Ели мы там до отвалу, пили допьяна.

Не веришь? Глянь! Язык до сих пор мокрый.

ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ

О ПАСТУХЕ, КОТОРЫЙ ПОНИМАЛ, ЧТО ЗВЕРИ ГОВОРЯТ

Перевод Д. Аврова

Один старый пастух долго служил в имении, овец пас. А на выгоне стоял дуб, и пастух часто под ним сидел. Однажды вылезла из-под дуба змея, обвилась вокруг шеи пастуха и велит ее нести.

— Куда ж я тебя понесу? — спрашивает пастух.

— А я тебе скажу, — отвечает змея.

Несет пастух змею, а она ему говорит:

— Ступай через лес. Там будут бросаться на тебя разные чудища, но ты не оглядывайся, тогда они тебя не тронут.

Идут они по лесу. Чудища на пастуха кидаются, но пастух шагает, не оглядывается. Миновал он лес, пришел к дому каменному. Там волшебник жил. Говорит он пастуху:

— Что тебе дать за то, что ты мне дочь принес?

— Ничего мне не нужно, научи только понимать, что звери говорят.

— Хорошо. Дыхну тебе три раза в рот, и будешь знать, что говорят звери. Но никому об этом не рассказывай, не то помрешь.

Дал пастух себе в рот дыхнуть и научился понимать зверей.

Волшебник тоже наказал ему не оглядываться, когда он обратно через лес пойдет. Иначе, говорит, сожрут тебя чудища. Прошел пастух лес и вернулся на свое старое место. Овцы как паслись, так и пасутся, не разбрелись никуда. Улегся он опять под своим дубом. Прилетели два ворона, уселись на суку и закаркали:

— Если б этот мужик знал, что под дубом зарыта бочка с деньгами, то не сидел бы здесь сиднем.

Услышал это пастух, отогнал овец домой и рассказал обо всем пану. Поехали они к тому дубу и начали копать. Сначала сам пастух копал, потом начали копать другие батраки, а под конец опять пастух. Тут лопата в бочку с деньгами и уперлась. Подняли ее на жердях, привезли в имение. Пан говорит:

— Половину возьму я, остальное — тебе.

Но пастух не согласился. Пану дал поменьше, себе взял побольше, купил земли, хату и зажил богачом. Завел двух лошадей, женился.

Вот как-то ехали они с женой на поле, и вдруг заржал жеребец, на котором ехал пастух, а потом кобыла, на которой сидела его жена. Жеребец просто так смеялся, а кобыла сказала:

— Еще б тебе не веселиться! Ты несешь одного, а я — троих!

Кобыла-то была жеребая, а жена мужика — на сносях. Мужик понял, что говорила кобыла, и расхохотался.

Жене любопытно стало.

— Чего ты там заливаешься? — спрашивает. — А ну-ка расскажи.

— Да просто так, — отвечает мужик.

Приехали они домой, а жена все своего добивается: «Расскажи да расскажи». «Если расскажу — помру», — говорит мужик. Но она все пристает и пристает. Тогда велел мужик сделать себе гроб, принес его во двор и совсем уж было собрался все жене рассказать, как вдруг собаки завыли, петух закукарекал, а пес на него рыкнул:

— Не видишь, что наш хозяин помирать собрался? Чего веселишься?

Петух на это в ответ:

— Я с дюжиной кур справляюсь, а ему с одной бабой не справиться. Смех, да и только!

Услышал это мужик, встал с постели и давай жену плеткой учить!

Гроб сжег и после этого еще долго жил.

ПРО ПТИЦУ С ЗОЛОТЫМИ ПЕРЬЯМИ

Перевод А. Щербакова

Жил-был король. Был у него большой сад, а в том саду золотая яблоня, яблоки золотые приносила. Стали вдруг эти яблоки по одному каждую ночь пропадать. Когда осталось всего три яблока, король решил их устеречь. Было у него три сына: двое умных, а третий глупый. Сказал им король:

— Милы сыновья мои! Придется вам по очереди эти три яблока ночами сторожить.

Взял старший сын скрипку, забрался на яблоню и начал играть, чтобы не уснуть. Но подошло время, пал на него туман, бросил он играть и уснул. Спал недолго, очнулся, глядь — а одно яблочко пропало. Опечалился он, слез с яблони и — к отцу. Так, мол, и так, кто-то побывал в саду и сорвал яблоко.

На следующую ночь пошел сторожить второй сын. Взял он с собой трубу. Трубил в нее изо всей мочи, чтобы наверняка вора отпугнуть. Да только заснул, как и старший брат. Проснулся, видит — всего одно яблоко на дереве осталось. Пошел он к отцу, признался, что и у него, мол, яблоко украли.

Настала очередь третьего сына, глупого — и его отец сторожить послал. Взял он с собой трубку — мерка табаку в нее входила. Закурил он, а возле головы на яблоне шипов натыкал. Мол, если задремлет, то уколется и очнется. Но и на него туман пал, как на старших. Уж стал он задремывать и вдруг видит — птица! Схватил он ее — та вырвалась, улетела. Только одно перо в руке осталось. Золотое. Пошел он к отцу, показал.

Поглядел отец на перо, подумал: «Перо золотое — значит и птица золотая». И нейдет это у него из головы — даже занемог. Доктора его лечили-лечили, ничего не помогает. Наконец понял король, что не выздороветь ему, пока не увидит он той золотой птицы. Послал он тут же за сыновьями и говорит им: отправляйтесь, дескать, странствовать, ищите ту золотую птицу.

Вот два умных сына набрали с собой всякого добра, оседлали коней-красавцев и отправились искать золотую птицу. Приехали они в один город, стали там пиры устраивать, пить, есть, в карты играть, музыкой да плясками себя тешить.

А глупый взял хромую кобылку, завернул в скатерку хлеба краюху да мяса кусок, — денег-то у него немного было, — и поехал другой дорогой.

Едет он, видит — лес, перед лесом луг зеленый, а на лугу большой пень. Слез он с кобылки, пустил ее на траву сил поднабраться, а сам сел на пень, развернул свою скатерку, решил поесть.

Вдруг выходит из лесу волк. Видно, голодный был, почуял королевича, кобылку да запах съестного. Остановился поодаль и смотрит, словно угощения ждет. Увидел королевич волка, испугался. «Ну, — думает, — все! И мне смерть, и кобыле!» Однако отрезал кусок хлеба, кинул волку. Тот съел и поближе подошел. Королевич опять ему кусок кинул, волк подошел еще ближе. Так раз за разом съел волк весь хлеб и мясо у королевича, стал совсем близко и говорит:

— Мил королевич, едешь ты искать золотую птицу. Только так искать, как ты задумал, — напрасный труд. Оставь ты здесь свою кобылку, садись на меня верхом, да непременно задом наперед. Иначе, лицом-то вперед, ты от ветра задохнешься. Я ведь быстро бегаю.

Королевич глазом моргнуть не успел, как прилетели они на высокую гору. Видит королевич вдали красивый большой дворец. Указал ему волк на этот дворец и говорит:

— Гляди, сынок, в том дворце твоя золотая птичка. Иди за ней, но сделай так, как я тебе скажу. Птица сидит в старой погнутой клетке. Вот ты и бери ее такую, какая она есть.

Королевич обещал, что так и сделает. Но когда он пробрался во дворец и увидел прекрасную птицу в погнутой клетке, то подумал: «Как же я такую прекрасную птицу в погнутой клетке домой отцу понесу?» Видит он — на стене красивые клетки висят, и говорит себе: «Ведь гораздо лучше будет, если я золотую птицу привезу в красивой клетке». И стал он птицу из погнутой клетки доставать, в новую пересаживать. А птица как закричит громким голосом! Услыхала стража, набежала, схватила королевича с птицей:

— Ты что тут делаешь? — кричит. — Ты у нашего хозяина ценную вещь крадешь!

Повела его стража к хозяину. Мы, говорят, изловили его в такой-то палате вот с этой клеткой и с этой птицей. Спросил хозяин у королевича, чего ради он отважился на такое тайное дело. Рассказал ему королевич про яблоки и про отца, как тот из-за птицы расхворался. Мол, если он ее не добудет, то отец его любимый с тоски помереть может. И стал он просить у того доброго хозяина золотую птицу.

Хозяин ему говорит:

— Отдать задаром такую дорогую вещь — невозможное дело. Но есть тут один человек, конь у него золотой… Приведешь мне золотого коня — получишь золотую птицу.

Закручинился королевич, побрел к волку на высокую гору. Спрашивает волк:

— А птица где?

Отвечает королевич со вздохом:

— Кабы я тебя послушался, была бы птица. Изловили меня слуги, к хозяину привели. Сказал мне хозяин, что есть в этих местах конь золотой. Если приведу ему коня, даст он мне птицу. Посоветуй, как быть!

Волк ему отвечает:

— Вон там влево чернолесье, а за ним — замок, где конь золотой. Ступай, бери его, как он есть, и веди сюда.

Пошел королевич к тому замку. И видит там наикрасивейшего коня, всего золотого с головы до копыт. Стоит он у ясель, вот только уздечка на нем обшарпанная.

Не понравилась она королевичу. Видит — рядом висит красивая уздечка, решил он ее на коня одеть. Но едва взялся за уздечку — как начал конь бить копытами, как начал ржать! Слуги проснулись, бегом в конюшню — посмотреть, в чем дело. Поймали королевича, прибили маленько — за вора приняли. Привели его к своему молодому хозяину. Говорят — поймали возле коня. Хозяин и спрашивает:

— Чего ради ты за конем пришел?

Сказал королевич, что хотел получить за него золотую птицу. Хозяин и говорит:

— Получишь ты коня, если сделаешь то, что я велю! Вон в том городе, видишь его? — живет девица наипречудной красоты. Доставь ее сюда — дам тебе коня золотого.

Пошел королевич к волку на высокую гору. И говорит ему, пригорюнившись:

— Соблазнился я красивой уздечкой, хотел в ней привести тебе коня. Схватили меня слуги, отдубасили — по сю пору голова болит. Привели к хозяину, и задал он мне задачу. Вон в том городе живет девица чудной красоты, и велел он мне доставить ее к нему взамен за того коня.

Волк отвечает:

— Оставайся тут. Тебе с этим не справиться, и тогда все дело погубим.

Тут прикинулся он добрым молодцем, пошел в город и стал у колодца. Пришла та девица за водой, попросил он у нее напиться. Подала она ему кувшинчик обеими руками, а он ее подхватил, бросил на плечо, обернулся волком и принес на высокую гору.

Увидел королевич девицу, говорит:

— Как же быть? Не могу я такую красоту на коня променять!

И девица плачет, к тому человеку не хочет.

— Добро, — говорит волк. — Жди нас тут, девица, мы с королевичем пойдем за конем.

Прикинулся волк красавицей — ну, точь-в-точь как та девица. Отвел королевич красавицу к молодому хозяину, золотого коня за нее просит. Обрадовался хозяин, нравилась ему та девица пуще всех в городе. Отдал коня. Сел на него королевич, приехал на гору, а волк обратно превратился в волка и раньше него там очутился. И говорит:

— Девица, держи коня. Стереги, пока мы не вернемся. Садись на меня, королевич, поехали за птицей.

Прикинулся волк золотым конем, и отвел его королевич к хозяину золотой птицы. Как увидал тот золотого коня — все был готов отдать, что попросят, даже еще трех птиц в придачу, но королевич взял только ту, которую прежде просил. Приходит он с ней на гору, а волк уже там. Говорит волк:

— Ну, королевич, получил ты, что искал и чего не чаял, вот еще и деньги тебе на дорогу. Бери теперь девицу да птичку, садись на коня и езжай с богом к любимому отцу. Но, говорю тебе, мяса на рынке не покупай.

Сказал и пропал.

Едет королевич с девицей и с птицей к отцу. Попался ему на пути богатый город. Заехал он на рынок, спрашивает:

— Чего у вас тут новенького?

Люди ему и говорят, что двое молодцов недели две тому назад приехали, денег кучу задолжали и в полдень поведут их на виселицу. Говорит королевич девице:

— Давай посмотрим, что за молодцы да чем так крепко провинились.

Настал полдень. Вот идет войско, толпа валит, а в середке два молодца. Взглянул королевич и говорит девице:

— Да ведь это мои братья!

Пробился он сквозь толпу прямо к палачу, стал просить, чтобы отпустили его братьев, он-де за них все заплатит. Послушался палач, не стал их казнить. Освободили братьев, королевич их коней выкупил и все прочее добро. Вот едут они и приезжают на тот самый луг, где кобыла хромая пасется.

— На этом лугу вот у этого пня повстречалось мне все мое счастье, — говорит королевич братьям. — Пришел сюда волк, я ему хлеба дал и мяса. И за это он мне добыл все, что вы, братья, видите: и девицу, и коня, и птицу золотую.

Позавидовали ему братья. Говорят между собой:

— Убьем его тут, на лугу, порубим на части, заберем девицу, коня и птицу, отвезем их отцу сами.

Девица-то все это слышала, а сказать королевичу побоялась. Схватили его братья, убили, порубили на мелкие кусочки, а девице пригрозили, чтоб не проговорилась.

— Поклянись, — говорят, — что дома нас отцу не выдашь, не то и с тобой то же самое сделаем.

Она поклялась утаить, что это их рук дело. И поехали они домой.

Как увидал отец всю эту красоту, так хворь с него мигом соскочила — выздоровел. Поставили слуги коня золотого в палату, девицу отвели в еще лучшую, а птицу в клетке отнесли в королевский дворец. Только конь не ест, от ясель голову воротит, по хозяину тоскует. И девица тоже. Ходит по палате от одного окна к другому, все глядит, словно королевича ждет. И птица не поет, по королевичу печалится. А королевич лежит, посеченный, на том лугу.

И пришел к нему волк.

— Эх, — говорит, — парень! Ни одного моего совета ты путем не выполнил.

Стал волк лепить кусочек к кусочку, слепил его целиком и поднял. Воскрес королевич, сел на пень, вздохнул и говорит:

— Братья мои, братья! Так-то вы мне за доброту мою отплатили, за то, что я вас от смерти спас. Но бог милостив, я живой, а вас батюшка покарает, если только от болезни не помер.

Кобыла-то хромая все там же на лугу была. Сел он на нее, волка на прощанье перекрестил. А тот бежит за ним следом и говорит:

— Стой, королевич! Надобно мне кой-чего тебе сказать. Ты про меня, смотри, не забывай. Жениться будешь — я к тебе на свадьбу прибегу.

Поехал королевич. Приезжает домой, а тут братья в саду гуляют, видят — едет он на хромой кобыле. Перепугались они, помертвели, как быть им, не знают. Подъехал королевич ко дворцу. Увидала его девица, через окно к нему выпрыгнула, руки протягивает:

— Мил ты мой королевич, ты же вправду воскрес!

И смеется, радуется своему королевичу-то. А конь, как услышал его слово, так ясли разнес и прямо к нему! Птица все не пела, а увидела королевича — защелкала, залилась в своей клетке. Очень король удивился: «Что такое?» Поглядел в окошко на площадь, а там сын его глупый, и девица при нем, и конь.

— Вы как тут оказались? — спрашивает король.

А девица немедля отвечает:

— Король-батюшка! Это он нас добыл! А братья, — ты их видишь! — на пне в лесу его убили.

Призвал их король, спрашивает:

— Вы за что брата убили? Он добрый, он все это добыл. Мил королевич, приблизься к батюшке.

Показал королевич отцу свое тело, как поранили его и посекли. Велел король привести четырех коней, привязать двух братьев к ним за ноги и в поле пустить.

— Вы такую смерть заслужили! А теперь, девица милая, возьми сына моего в мужья. Все королевство ему отдаю. Будет он тебе добрым мужем.

И устроили свадьбу. Съехались отовсюду короли да вельможи. Пора венчаться ехать, глядит королевич в лес и видит своего волка. Побежал он на радостях во дворец, кружку вина схватил и полкалача.

А волк говорит:

— Не за тем я пришел. Чем мог, тем тебе помог, — сделай и ты, о чем попрошу. Добудь меч свой и снеси мне голову — тем со мной и расплатишься.

Отвечает королевич:

— Не сделаю того за твою доброту. Помирать буду — головы твоей не трону.

— Так надобно, — говорит волк. — Ты молодой, я старый, слушай меня. Не снесешь мне головы — ни тебе, ни мне наши вины не простятся. Бери меч и руби.

Был королевич в великом смятенье, но взял меч и отрубил волку голову — выпорхнул оттуда белый голубь. И сказал:

— Спасибо, мил внучек. Я твой дед. Много зла творил, а теперь мне все прощается.

И улетел. И все.

ЗОЛОТАЯ РЫБКА

Перевод Н. Семенниковой

Жил в деревушке на берегу Балтийского моря бедный рыбак. С тех пор, как умерли у него отец и мать, стал он сторониться людей. Сильно горевал. Запрется в своей избе и никуда не выходит, кроме как на лов. Не могли развеселить его никакие деревенские забавы, ни музыка, ни танцы. Все ему опостылело. Кое-как в избе приберется, выйдет в море и слушает, как волны шумят.

И рыбу иной раз не ловит, сидит, слушает, думает да смотрит, как волны бегут.

Вот качало его так однажды на волнах, и вдруг видит он — белая чайка рядом взвилась, а из клюва у нее золотая рыбка вырвалась и в воду упала.

— Леон, помоги! — кричит рыбка. — Спаси меня от смерти, век тебе буду благодарна!

Очнулся рыбак от горькой думы, отогнал чайку. И сказала ему рыбка:

— Спасибо, что спас меня. Я теперь тебе помогать буду.

— Ладно, ладно, — говорит рыбак, — но держись-ка ты лучше впереди лодки. Чайки, когда рыбу ищут, больше позади лодки вьются.

И вот стал рыбак замечать, что всякий раз, как выходит он в море, рыбка впереди плывет, словно дорогу указывает. Послушаешься ее, поплывешь следом — с богатым уловом вернешься.

Много раз так было. Леон, правда, не разбогател, но из нужды выбился.

Уж он привык, что едва спустит лодку на воду, а рыбка, словно верная собака, возле носа плещется. Вот подходит он однажды к лодке, рыбки нет, а на корме сидит девица, вся в золотые волосы закуталась. Удивился он.

— Чему дивишься? — спрашивает девица.

— Я не дивлюсь, я золотую рыбку ищу. Она меня всегда тут поджидала, указывала, куда плыть за богатым уловом.

— Я и есть эта рыбка. Была я превращена в золотую рыбку за то, что родителей не слушалась. Родом я с Западного Поморья. Мои родители, богатые люди, меня, единственную дочку, с малолетства баловали, все мои прихоти исполняли. И вот потребовала я, чтобы достали мне живую золотую рыбку. Не могли они этого сделать, а я заупрямилась и решила сама уйти в море и поймать рыбку. Как-то раз вышла мать из дому, а я — бегом на берег! Вернулась мать домой, а меня нет. Узнала она, что я ушла в море за золотой рыбкой, рассердилась и сказала: «Ушла так ушла. Пускай сама золотой рыбкой станет!» Только она эти слова вымолвила, как начала я уменьшаться, уменьшаться, мои золотые волосы в чешую превратились, и стала я золотой рыбкой. Но истек нынче срок моего наказания, чары с меня спали, и вот я снова человеческий образ приняла. Паулиной меня зовут.

Подивился рыбак этому рассказу. Понравилась ему Паулина, и спросил он ее:

— Не хочешь ли стать моей женой?

Она согласилась. Поехали они вместе к ее родителям. Очень рады были родители Паулины, что их дочка вернулась, устроили богатую свадьбу.

Люди говорят, что тому, кто был заколдован, многие тайны ведомы. Вот и Паулина не одну морскую тайну знала и показывала мужу, где искать добрый улов. Потому и жили они счастливо и в достатке.

ПРО ЛЕСНОГО ХОЗЯИНА, БОНДАРЯ И ХРОМОГО ВОЛКА

Перевод М. Абкиной

Жил когда-то в одной деревне бондарь. Человек он был работящий, только скряга — хоть плачь кровавыми слезами, гроша не выпросишь. Денег он накопил полный сундук, а сам знай с утра до вечера доски строгает, бадьи, кадки, ушаты ладит.

Был этот бондарь неказист. Оттого, что он постоянно гнулся над работой, вырос у него на спине горб. Глаза в разные стороны косили, под носом вечно капля висела. Одет он был — ну, точь-в-точь пугало огородное. А ведь мог купить себе не один, а две дюжины кафтанов. Да, что поделаешь, коли не стыдился он оборванцем ходить лишь бы не потратить ни гроша из тех денег, что лежали у него в кованом сундуке! А по ночам, когда добрые люди спят после дневных трудов крепким сном, нет-нет да и завесит он окошко одеялом, сядет на край заветного сундука и все считает да пересчитывает свои денежки.

Однажды чуть свет отправился он в лес за ивовыми прутьями, из которых ободья на бочки делают. Забрался в ивняк, в самую гущу, нарезал изрядную охапку гибких прутьев и собрался было идти домой, как вдруг слышит: неподалеку трубит кто-то в рог, словно сигнал подает или зорю играет. И звук чудной какой-то: по всему лесу разносится, на тысячу голосов дробится и где-то в чаще пропадает.

Вдруг стало тихо, а потом весь лес загудел от топота, будто несется во всю прыть огромное стадо! И видит бондарь, что окружает его большущая волчья стая. Куда ни глянь, со всех сторон огромные волки. Языки вывесили, как тряпки, клыки оскалили, и клыки эти длинней, чем зубья у бороны. Перепугался бондарь насмерть. А бежать некуда. Не долго думая, полез он на ближайший дуб, укрылся в ветвях, уцепился за сук потолще и ждет, что будет.

Набежали со всех сторон волки, уселись в кружок на поляне. Дышат тяжело — бока ходуном ходят, а глаза горят, как угли. После всех приплелся хромой на заднюю лапу волк-одиночка. Сел он, и тут из чащи выходит бородатый карлик: в одной руке посох, в другой — рог охотничий. Подошел карлик к волчьей стае, пересчитал, к|ак пастух овец, все ли здесь, и говорит:

— Созвал я вас, как созываю каждый день, чтобы распорядиться, кому и что сегодня делать. Ты, Косой, беги в ту сторону, где солнце заходит, и растерзай кабана, что с ночи у мужика картофельное поле разоряет. Ты, Лохматый, придуши бедняжку косулю, которая лежит под папоротниками в буковом лесу: когда она ела клевер, ее змея ужалила. Суровость моя вам, ведома, но зачем же зверю напрасные муки?.. Тебе, Юнец, надо бежать в Лаврентьеву рощу, там в кустах подстреленный заяц забился. Жирный он, отъелся на молодом овсе, так что будет у тебя вкусный обед. Тебе, Хитрец, я дам задание потруднее. Подкрадись-ка ты к конюшне лесника и загрызи его собаку, чтоб не натравливал он ее на меня, когда я по лесу хожу.

Каждый волк, которого карлик называл, по его слову вскакивал и бежал в поле или в лесную чащу. Напоследок карлик сказал хромому волку:

— А ты, старик, сегодня никуда не пойдешь. Оставайся ты тут на поляне и съешь скрягу бондаря — вон он сидит между ветвей на том дубе. Людям от него радости мало, чего ему зря белый свет застить.

Сказал так карлик, надвинул на глаза красную шапку, похожую на гриб-мухомор, и пропал, словно сквозь землю провалился.

Услышал бондарь слова карлика — затрясся будто осиновый лист, зубами залязгал от страха, руки-ноги у пего ослабели, и свалился он вниз, как воронье гнездо. Видит — летит прямехонько в разинутую волчью пасть. Так и угодил бы в нее, да по счастливой случайности зацепился за нижнюю ветку и повис «Ну, — думает, — спасся».

Вскарабкался кое-как на ветку, сидит, но спасению не радуется.

«Ну, час просижу здесь, ну, два, — думает. — А потом сил недостанет держаться, упаду, и разнесет тогда волк по лесу мои косточки».

Однако за сук цепляется, держится, а зубы дробь выбивают от страха.

Время идет, полдень миновал, вот уж сумерки скоро. Следит сверху бондарь за волком, волк на него снизу поглядывает. И оба про одно и то же думают: кто кого на измор возьмет, кто кого пересидит.

Наконец волку надоело ждать. Поднялся он и говорит:

— Что, неохота тебе помирать, старый скупердяй? Ну да ничего, дай срок, все равно ты от меня не уйдешь.

Вильнул хвостом, завыл, чтоб напоследок бондаря пугнуть, и убежал.

Еще добрый час сидел бондарь на дубе, а, может, и дольше: все боялся, как бы серый не вернулся. Но того и след простыл. Наконец слез бондарь с дуба, бухнулся на вереск и помчался что есть духу полем напрямик к своей развалюхе. Очень боялся он, что волк подстерегает его где-нибудь по пути, но все обошлось. Видно, решил волк обождать, когда он снова в лес за прутьями пойдет. Ему же без прутьев никак!

Прошла неделя, прошла другая. Наделал бондарь бочек, погрузил их на телегу и повез в город на ярмарку продавать. А дорога-то через лес! Вспомнил тут бондарь о волке, от страха у него мороз по коже побежал.

Говорит он своему подручному:

— Что-то меня в сон клонит. Залезу-ка я в бочку да вздремну. До города путь неблизкий. Глядишь, время скоротаю.

Спрятался бондарь в самую большую бочку. А возчик, парнишка, что у него работал за хлеб и похлебку, закрыл бочку крышкой, хлестнул лошадь — и в путь.

И только это он въезжает в лес, как из-за кустов выходит седенькая такая старушка и давай паренька упрашивать:

— Подвези меня, сынок, пусти на телегу. Стара я стала, ноженька болит, а до города далеко, я и к полуночи туда не добреду.

Стал парнишка отговариваться. Мол, места нет в телеге, лошаденке-де и так тяжело. А старуха все просит да просит. Сжалился он над ней.

— Так и быть, — говорит, — полезай. Но на бочках сидеть не годится. Задремлешь — свалишься. Есть тут у нас одна большая винная бочка, что колодец. Мой хозяин там спит, ступай и ты туда. Места хватит, и вдвоем оно веселее.

— Вот спасибо! — обрадовалась старушка. Забралась на телегу и залезла в бочку, да так проворно, словно лет тридцать с плеч сбросила.

Закрыл парнишка бочку, взмахнул кнутом и поехал дальше.

Добрался до города, до рогатки, остановил лошадь и пошел седоков своих будить. Не везти же их по городу в бочке, как селедку или огурцы!

Только снял он крышку, а оттуда прыг на дорогу хромой волк! Перемахнул через канаву, юркнул в кусты и пропал в лесной чаще.

Заглянул парнишка в бочку и видит — от бондаря и следа не осталось, будто он сквозь дно провалился. Тут только смекнул парень, кого он хозяину в попутчики определил.

Недолго он горевал — известное дело, молодость! Стегнул лошаденку, поехал на ярмарку, продал бочки, и вернулся с туго набитой мошной.

Не было у бондаря наследников — вот подручному и досталось все, что было в доме. Человек он был хороший, отзывчивый, добрый, так что люди о прежнем бондаре не жалели.

КОРОЛЕВА ИЗ ЯИЧКА

Перевод Н. Семенниковой

Был у короля единственный сын, которому он велел жениться только после своей смерти и обязательно взять себе невесту из яичка.

Умер король, схоронили его, забрал сын с собой сто злотых, сел на коня и поехал покупать яички. Приехал он к колдунье. Та дала ему за сто злотых полтора десятка яичек, велела быстро ехать домой, а с яичек глаз не спускать — если какое-нибудь из них закричит «пить!» — сразу же его напоить.

Обрадовался королевич, поскакал домой галопом. По пути одно яичко закричало: «Пить!», потом второе, третье и вот уже четырнадцатое. Но воды нигде не было, и не смог он их напоить.

Подъезжает он к замку, а тут последнее яичко кричит: «Пить!» Соскочил с коня королевич, быстро напоил яичко водой изо рва, и вдруг предстала веред ним девица чудной красоты.

Побежал королевич в замок за платьем королевским для нее, а тут колдунья превратила девушку в дикую утку и сама ее место заняла. Вернулся королевич и видит какую-то уродину. Опечалился он, но смирился с судьбой — взял в жены ту колдунью.

А его настоящая невеста, в утку превращенная, плавала в пруду. Увидел ее там королевский садовник и говорит молодому королю: «У нас в саду, на пруду плавает утка с золотыми перьями». Велел молодой король поймать эту утку и взял ее в свои покои, а входить туда всем запретил.

Как-то раз поехал он осматривать свои владения. Тут-то колдунья приказала утку убить и зажарить. Перерезал повар утке горло, и кровь на землю полилась. А последняя капля крови крикнула: «Повар, повар, зарой меня под королевским окном!» Повар послушался, и выросла на этом месте красивая яблонька, а на ней — семь яблок, красных, как кровь. И дух от этой яблони был чудесный, по всему саду расходился.

Вернулся молодой король и спрашивает, где утка. Отвечают ему, что королева приказала ее убить да зажарить. Рассердился король, да что тут поделаешь.

Пошел он в сад погулять. Спрашивает садовника:

— Что это так чудесно пахнет? Тот показал ему яблоньку.

Понравилась королю яблонька, и велел он окружить ее высоким забором, чтоб никто ее не попортил и яблок не сорвал.

Как-то раз опять пришлось королю уехать. Королеву тут же приказала яблоки сорвать и съела их. А деревце велела спилить, порубить и в печку бросить. Всё так и сделали: порубили яблоньку и в печку бросили. А где дрова рубят, там щепки летят. Вот и от той яблоньки осталось на дворе несколько щепок.

Пришла бедная старушка, щепки собрала и печку ими; растопила. Но одна щепочка из огня выскочила. Старушка ее подняла и опять в огонь сунула, а та снова выскочила.

«К беде это или к добру, что эта щепочка в печку не хочет?» — подумала старушка. Взяла щепочку и спрятала в сундук.

Утром пошла она милостыню просить. А королевская невеста вылезла из сундучка, избу подмела, воды принесла, обед сварила. Потом снова щепочкой обернулась и в сундучок спряталась.

К вечеру вернулась старушка и диву дается: в избе порядок и обед сварен. Поела она с удовольствием и спать улеглась.

Назавтра снова пошла она милостыню просить. А королевская невеста сделала всё, как накануне. Вернулась вечером старушка и думает: «Кто же это у меня такой порядок наводит?»

На третий день старушка сделала вид, что уходит, а сама за дверь вышла, притаилась и в щелку смотрит. Видит — открылся сундучок, появляется из него красавица, берется избу подметать. Старушка шасть в горницу.

— Вот кто мне помогает! — говорит.

С той поры красавица больше в щепку не превращалась, осталась в человеческом облике.

А молодому королю без яблоньки совсем скучно сделалось, и приказал он всем женщинам в королевстве приходить к нему и сказки рассказывать. Пришел черед и той старушки. Стала тогда красавица просить:

— Уступи мне очередь, дай твое платье. Я хочу пойти к королю и сказку ему рассказать.

Надела она старушкины лохмотья и пошла к молодому королю. И начала ему сказку рассказывать про то, как один королевич должен был взять себе невесту из яичка и как четырнадцать штук яичек без воды пропали.

А королева-колдунья вместе с королем сказки слушала. Поняла она, кто пришел, и закричала:

— Гоните ее сей же час из замка!

Но молодой король не разрешил. Велел он приковать королеву к полу железными цепями, а девушку попросил дальше рассказывать.

Так он и узнал, кто была его настоящая невеста. Поглядел он ей в лицо и совсем в этом уверился.

И разорвали королеву-колдунью железными боронами. А новой королеве устроили богатую свадьбу. И я там был, вино и мед пил, по усам текло, а в рот ничего не попало.

ПРО МОЛОДОГО МЯСНИКА, КОТОРЫЙ ОДНИМ ВОЛОМ ЧЕТЫРЕХ ЗВЕРЕЙ НАКОРМИЛ

Перевод Р. Белло

Один парень у мясника в услужении жил. Наскучило ему на хозяина работать, да и ремеслу он уже обучился. Решил он свет повидать. Попрощался со своими дружками, хозяину спасибо сказал — и в путь, в чужие края пустился. Дошел до огромного леса, видит — пусто в лесу том, даже птиц не слыхать, кругом только чаща дремучая, теснины да горы высокие. Перевалил он через высокие горы, страшные теснины и встретил там льва, гончего пса, ястреба и муравья. Они вчетвером вола загнали. Увидели они парня и говорят:

— Вот наконец пришел человек, который нам нужен. Убей этого вола да раздели между нами. Хорошо поделишь — наградим, плохо поделишь — не сносить тебе головы.

Стал было он отговариваться, смерти страшился, но потом думает: «Не сделаю я, чего они просят, — лев меня все равно прихлопнет». Убил вола и принялся делить. Льва он больше всех боялся, потому льву лучшую мякоть откладывал, псу кости кидал, ястребу — требуху, а муравью голову отдал. Сделал свое дело и хотел уже было стрекача задать, да тут лев ему говорит:

— Погоди, мастер, очень уж ты мне потрафил. Отличная мякоть мне в долю досталась, ем и радуюсь.

И пес говорит:

— Мне ты тоже угодил. Ну и косточки! Больше всего я косточки люблю погрызть.

Ястреб сказал:

— Да уж лучше, чем мне, никому ты не угодил. Чуть клювом дотронусь — само внутрь идет, знай себе глотай.

Муравей тоже сказал:

— Уж я молчу, не хвастаюсь, боюсь, вам завидно будет. У меня тут пропитания на много недель, а когда все вылущу, дом получится огромный я в нем кладовок без счету, чтобы припасы хранить. У самого короля такого дома нет.

Слушает мясник эти речи и радуется. «Ну, раз так хвалят, значит, не убьют». Но все же посматривает, как бы улизнуть.

Тут лев опять говорит:

— Мы тебя без награды не отпустим.

Оставил он свою еду, подошел к молодому мяснику, вырвал из своей гривы пучок длинных волосков и сказал:

— Вот тебе от меня награда и плата. Спрячь дальше, чем золото, это тебе в беде пригодится. Ежели увидишь, что человеческими силами беде не помочь, возьми волосок в рот я сразу станешь таким же могучим, как я.

Пес тоже так сделал. Ястреб несколько перышек у себя вырвал, отдал парню и сказал:

— Ежели увидишь, что на своих ногах от беды не уйти, возьми перышко в рот — крылья вырастут, и полетишь.

И муравей в долгу не остался. Оторвал у себя одну лапку и сказал:

— А это получше спрячь. Штучка малая, да полезная.

Поблагодарил молодец каждого я пошел своей дорогой.

Шел-шел через леса, горы, долы и заблудился. Видит — прямо перед ним высокая гора и на той горе огонек светятся. Рад бы он на ту гору взойти, да высока больно, и болото перед ней. Взял он тогда в рот ястребиное перышко — увериться, правду ли ему те четверо говорили. Вышло — правду. Только он перышко в рот положил, сделался сразу ястребом, болото перелетел и на вершине горы уселся. Не огонь там горел, а светилась это золотая дверь, цепью к большому камню прикованная. И видит он — торчит неподалеку из горы печная труба и дымок из нее вьется. Подумал парень: «Знать, кто-то там, в горе, живет». Захотел дверь отворить — она не поддается. Взял он тогда муравьиную лапку, в рот себе положил, муравьем обернулся и пролез в замочную скважину. За дверью лестница оказалась — широкая, длинная. Спустился он по ней вниз, видит — там еще одна дверь, только незапертая. Открыл он ее и замер на месте: стоит перед ним прекрасная девица. Взглянула она на него и чуть разума не лишилась, так долго уже человека не видела.

— Ах, молодец, — говорит она ему, — видно, счастливая судьба тебя сюда привела. Три года я здесь, ни птицы, ни человека не вижу. Но горе тебе — никто отсюда живым не выберется, страшной смертью помрешь! Как только господин мой прилетит, сразу тебя на куски разорвет. А я королевская дочь, далеко мои родные края.

Он ей отвечает:

— Сначала скажи мне, кто твой господин.

— Мой господин — страшный дракон и притом еще дьявол.

— А теперь скажи мне, не слыхала ли ты от него слова заветного, которое тебя вызволило бы.

— Слова такого не слыхала, человека такого не видала, который мог бы меня спасти.

Он ей говорит:

— Я сейчас уйду отсюда, а ты, когда твой господин прилетит, прими его ласково. И спроси, есть ли на свете такой человек, который может его одолеть и тебя освободить. Утром я приду, и ты скажешь мне, что он ответил.

Поклонился он ей, ушел. Обернулся ястребом и от этого места подальше улетел. Целую ночь в пустыне провел. А королевна сделала все так, как он ей велел. Приветила дракона. Дракон ей говорит:

— Что-то ты нынче ласковая. Теперь я вижу, что ты по своей воле у меня жить останешься.

Она ему отвечает:

— Я уж к тебе привыкла, да к тому же знаю, что нет такого человека на свете, кто мог бы с тобой совладать и освободить меня. А ты хозяин добрый, лучше и желать нечего.

Он говорит:

— Будь всегда со мной ласковая, дочка, я тебя не обижу, беречь буду. Да ежели бы ты и захотела из-под моей власти вырваться, не выйдет ничего. Все короли мира не сумеют одолеть меня, и нет такого человека на свете, кто бы тебя из моих рук вырвал. Разве что он львом, псом, ястребом и муравьем обернуться может, да ведь так не бывает.

На том разговор и кончился. Королевна еле дождалась, пока утро наступит. Настало утро, господин ее улетел всяких яств для нее добывать. А молодец в ту же пору, что и накануне, к ней явился. Она ему с радостью все передала, что от дракона услышала, и сказала, какого человека он опасается. Молодец ее успокоил:

— Надейся. Вскорости освобожу тебя. А сначала я должен в твой родной город попасть. Сдается мне, что еду, которую дракон тебе приносит, он у твоего отца добывает.

Опять он поклонился ей и ушел. Добрался до того города, откуда королевну дракон утащил, попросился в один дом переночевать. За ужином начали его хозяева, как водится, расспрашивать, кто он и откуда. Он тоже их спросил, что в городе слыхать. Хозяин ему сказал:

— О, у нас полно разных вестей, и всякий день новые. Три года назад дочь нашего короля из сада украли, а кто — по сю пору неведомо. Уж король-то по всей земле гонцов разослал: кто, мол, ее найдет, тому она в жены достанется и королевство в приданое. Знаем только, что она жива. Каждый день в одиннадцать часов подбирается к королевским стадам волк и утаскивает кабана. Да не уносит с собой, а тут же на месте зарежет, сердце вырвет — и был таков. Не иначе, как для королевской дочери. Волк этот на волка-то не похож, в него сто охотников стреляли, а не убили. Король большие деньги обещал тону, кто этого волка убьет или выследит. Только это не в человеческих силах.

Наш молодец так отвечает:

— Отведите-ка меня завтра к королю в пастухи наниматься. У меня волк кабана не утащит. А утащит — все равно живым не уйдет.

Засмеялся хозяин и говорит:

— Эх, мил человек, посильней тебя тут были, да и то ничего не добились. Ну, ежели так уж хочешь, отведу тебя завтра, исполню твою просьбу.

Утречком рано пришли они к королю. Возрадовался король, что нашелся человек, который хочет волка убить и принцессу отыскать.

— Знай, молодец! Если волка убьешь и дочь мою сюда доставишь, отдам тебе ее в жены, а с нею целое королевство. Лишь бы мне ее еще хоть разок увидеть.

Пошел молодец к стаду — за городом оно паслось. Настал урочный час, и опять прибежал волк за кабаном. Молодец как закричит:

— Иди прочь! Нынче здесь пастух прежним нечета!

Волк только глянул на него — и к стаду. Обернулся наш мясник львом — и за волком! Но тут из волка заяц выпрыгнул и понесся прочь. Молодец гончим псом обернулся — и за ним следом. Догнал зайца, бросил на землю, а из зайца утка вылетела. Ну, парень за ней ястребом в небо! Выскочило из утки яйцо и на землю упало. Расклевал ястреб это яйцо, а в яйце — золотой ключик от золотой двери. Он уж к стаду не воротился, сразу полетел на ту гору, где королевна была.

В городе никто не знал, что с ним сталось. Удивлялся народ, что кабанов в стаде больше не убывает. А еще более тому дивились, что пастух за платой не приходит.

Вот опустился молодец на гору, отпер золотую дверь золотым ключом и перед девицей предстал. А она там не одна была, там и господин ее был. Принял он образ человеческий, только копыта у него конские. Налетел на молодца и кричит:

— Чего тебе надо, разбойник, в моем доме? Девица приглянулась? Погоди, я с тобой такое сотворю, что тебе не до девиц будет!

Молодец обернулся львом, схватились они, биться начали. Так друг друга дубасят — гора дрожит. И переборол лев дьявола страшного, убил его. Тот смолой черной разлился и пропал.

Было там золота и брильянтов несчетно. Набрали они добра много и на себе через леса и долы тяжесть эту несли. Дошли до первого города, коней наняли и уж дальше, к отцу королевны, на конях доехали. Остановились они на ночь в одной корчме, а вперед себя гонца послали королю — мол, дочь утром в родном доме будет. Король до утра не дотерпел, выехал к ним навстречу со всеми своими рыцарями. Встретились они наконец — то-то радость была! Хотел король от молодого мясника деньгами откупиться, да тот показал ему груды брильянтов — все сокровища королевские затмил. Сдержал король слово, дочь ему в жены отдал и королевство впридачу. Свадьбу пышную справили. И был молодой мясник добрым королем.

Кто добрый, пусть долго живет, а кто злой, пусть в земле гниет. Тут и конец.

О СТЕКЛЯННОЙ ГОРЕ

Перевод 3. Суриной

Шел солдат домой со службы, а зима в тот год лютая была.

И вот по дороге повстречался ему богатый пан.

У солдата одежда вся была рваная, дыра на дыре. А пан был в шубе на волчьем меху, и много еще всяких одежек на нем было. Но все равно он от холода ежился.

Увидел пан солдата, велел кучеру остановиться и спрашивает:

— Эй, солдат! Скажи, как это тебя в твоей драной одежонке стужа до костей еще не пробрала?

— У меня, ясновельможный пан, стужа в одну дырку влетит, в другую вылетит. У вас в одежде дырок-то нет — мороз внутрь заберется, а обратно выбраться не может.

Пан тогда и говорит:

— Послушай, солдат! Давай меняться.

— У меня одни лохмотья, а на вас дорогой наряд. Что ж это за мена!

А пан свое:

— Мое слово — приказ. Даю — значит, бери, а мне свое отдай!

Скинул солдат свои лохмотья, оделся в шубу на волчьем меху, да и пошел своей дорогой.

А пан чуть только отъехал, как промерз до костей. Велел он кучеру догнать солдата и отобрать шубу.

Догнал кучер солдата и говорит:

— Отдавай назад панскую одежду!

Не соглашается солдат:

— Мне приказано было меняться, вот я и поменялся.

Тут пан ему и говорит:

— Верни мне, солдат, мою одежду, не то я помру от холода. А я тебе дам письмо в мое имение, чтобы жить тебе там до самой смерти и всем моим имуществом владеть.

Возвратил ему солдат шубу, взял письмо и пошел в барский дом. Отдал письмо госпоже, жене того пана. А там было написано: «Когда придет с письмом этот бродяга, возьмите палку да гоните его прочь».

Прочитала госпожа письмо и приказала гнать солдата на улицу. А будет противиться — высечь его. Но упросил солдат не выгонять его до приезда хозяина.

Вот приезжает он, ему и говорят: ждет-де его такой-то и такой-то человек с таким-то и таким-то письмом.

Велел пан позвать его и говорит:

— Все мое добро к тебе перейдет, если привезешь ты мне два золотых пера со стеклянной горы.

Делать нечего, собрался солдат в дорогу. Шел он, шел и пришел в один большой город. Там его спрашивают:

— Куда путь держишь, солдат?

— Иду я на стеклянную гору за двумя золотыми перьями.

А у тамошнего короля дочь пропала. Уже четыре года, как он ее не видел.

— Узнай, — говорит, — там, солдат, где моя дочь.

Пообещал ему солдат об этом не забыть и пошел дальше. Пришел он в другой город, и там наказали ему спросить на стеклянной горе, где и как в их городе можно воду сыскать.

Идет солдат дальше и вот приходит в третий город. Там горожане попросили его узнать, почему яблоня, что все время приносила золотые плоды, вот уже два года яблок не дает.

Обещал им солдат спросить и пошел дальше.

Подходит он к морю и видит: стоят в воде два человека, водорослями обросли. Спрашивают они его:

— Куда ты идешь, мил человек?

— Иду я на стеклянную гору за двумя золотыми перьями.

— Разузнай ты там, долго ли еще нам в воде стоять.

Переехал солдат через море и добрался до стеклянной горы. А гора-то крутая да скользкая. Стал он забираться на эту гору, вскарабкался на самую вершину и увидел там открытые двери. Только он вошел в них, как двери закрылись. Ну, он дальше пошел, много дверей прошел, и все они за ним закрывались. И вот входит он в зал и видит — там госпожа сидит. Спрашивает госпожа:

— Говори, чего тебе тут надобно. А то мой явится, и тогда тебе смерть.

— Послал меня, — говорит солдат, — такой-то и такой-то пан за двумя золотыми перьями. А по пути в одном городе король просил узнать о своей дочери, которую не видел вот уже четыре года; во втором городе наказывали спросить о яблоне, которая приносила золотые плоды, а теперь перестала; в третьем городе велели проведать, где им воду сыскать. А у моря видел я двоих, они в воде стоят и христом-богом молили меня узнать, долго ли им еще там оставаться.

А она ему и говорит:

— Знаешь что? Те два золотых пера растут у моего на голове. Я их тебе добуду и обо всем узнаю.

Поставила она ему крепчайшей водки и сказала:

— Пей! Тогда у тебя силы прибудет, и взмахнешь ты вон тем мечом, что на стене висит, словно перышком.

А потом стала учить его:

— Полезай под кровать и сиди там тихо. Мой-то как прилетит, так сразу пить запросит. Я ему поднесу, а ты сиди тихонько и слушай. Но, как я тебя позову, ты вылезай и руби его мечом, а я буду его этой водкой поливать, чтобы он силу терял.

Зашумело тут, влетел крылатый змей и кричит:

— Пить! Пить подавай!

Поднесла она ему, а он снова:

— Слабой водки давай! Слабой!

Дала она ему слабой водки, напился он и говорит:

— А теперь пойдем спать.

Легли они, и змей быстро заснул. Тогда она вырвала у него перо и бросила под кровать. Проснулся змей и спрашивает:

— Ты чего меня будишь?

А она отвечает:

— Ой, приснилось мне сейчас, что у одного короля дочь пропала и вот уже четыре года он ее ищет.

Говорит змей:

— Нашла о чем спрашивать! Ведь это ты и есть — разве тебе со мной плохо? Спи тихо!

И заснул. И как только он уснул, она вырвала у него второе перо и бросила под кровать. Снова проснулся змей.

— Ты чего меня опять будишь?

— Ой, приснилось мне сейчас, что в таком-то и таком-то городе нет воды.

— Искать не умеют, потому и нет. Есть там огромный камень. Надо его насквозь продолбить, и тогда воды на две мельницы хватит.

Пробормотал это змей и опять заснул. А она его опять будит и говорит:

— Приснилось мне, что в одном городе есть яблоня, она всегда золотые плоды приносила, а вот сейчас перестала.

— Потому перестала, что зарыли под ней дохлую собаку. Спи, не буди меня больше!

Только он заснул, она опять его будит:

— А еще я во сне видела, что стоят в море два человека, водорослями до причинного места обросли. А почему они стоят?

— Не было у них нужды красть, а крали. За то им теперь и покаяние. Простояли уже тысячу лет, и еще тысячу им стоять.

Уснул змей, а она потихоньку встала. Вылез солдат из-под кровати, снял меч со стены и начал змея рубить. Рубит он, а она водкой поливает, чтоб не срасталось. Рубил солдат, рубил, и наконец убили они змея.

Взяли они с собой деньги и пустились в дорогу. Подошли к морю. Те двое им и кричат:

— Спрашивал ли ты о нас, мил человек?

— Спрашивать-то спрашивал, да сказано, что стоите вы здесь уже тысячу лет и еще столько стоять будете.

Те люди в плач ударились, а солдат с королевной дальше пошли.

Пришли они в тот город, где яблоня яблоки давать перестала. Обращаются к солдату люди:

— Не забыл ли, добрый человек, спросить о нашей яблоне?

— Не забыл. Потому она плодов не приносит, что под ней дохлая собака зарыта.

Бросились люди к яблоне, начали копать и выкопали дохлую собаку. Давали солдату за то много денег, да он не взял. Тогда их в другой город отвезли.

— Спрашивал ты про воду в нашем городе?

— Спрашивал, спрашивал. Есть здесь огромный камень, и в том камне надо дыру продолбить. Тогда вам воды на две мельницы хватит.

Давали им за совет три воза денег, но они не взяли, и тогда отвезли их в третий город. И там они сразу же явились к королю. Король и спрашивает солдата:

— Разузнал ты о моей дочери?

Кликнул солдат ее со двора и говорит:

— Она или не она?

Обрадовался король, закричал:

— Она, она!

И тут же обвенчал солдата со своей дочкой.

Задали пир на весь мир, и меня позвали. Начали из пушек палить, тут ливень как хлынет, я возьми да и спрячься в пушку, а она заряженная. Подбежал к ней пушкарь, приложил фитиль, — как бабахнет! Я сюда и прилетел да на сук задом и сел. Теперь картошкой, капустой лечусь, ем, ем, ан не заживает, каждый день из меня навоз лезет, прямо беда. На конце у носа хрящик, а я больше не рассказчик.

О ПОДПАСКЕ С ЗОЛОТЫМИ ВОЛОСАМИ

Перевод А. Щербакова

Жил-был подпасок. Задумал он странствовать и отправился в чужие края. Шел, шел, пришел в один город и решил там остаться, если найдется работа. Удалось ему договориться с королевским пастухом, и стал он у него подпаском. «Только я, — говорит, — хочу три раза в день мясо есть, а другой платы мне не надо». Согласился королевский пастух, в первый день дал ему отдохнуть, овец пасти не посылал. На второй день большое стадо дал, а сам с ним пошел показать, где пасти. Пригнали они стадо к самому лесу, густому да темному. И говорит пастух:

— Видишь вон те луга в низине? Там и паси. А в лес с ними не забирайся. И сам пропадешь, и овец погубишь.

— Это почему же?

— А потому, что в том лесу живут чудища-великаны, головами до ветвей достают, всех встречных убивают. Королевскому войску с ними не справиться — их никакое оружие не берет.

На третий день подпасок уже без пастуха за дело взялся. Кой-как, но управился, погнал стадо. По дороге глянул, а возле самого леса трава — прямо загляденье. Подпустил он овец на опушку, те наелись досыта. И никаких великанов не видать.

Пригнал он овец вечером домой — пастух ему и говорит:

— Овцы-то перекормлены. Никак в лесу пас?

Подпасок отнекиваться! А сам что ни день, то все дальше и дальше в лес овец пускает. Посматривает, но великанов не видно.

Недельки через две добрался он со стадом до толстенного дуба. Глядит — одна ветка у дуба отрублена, а на срезе надпись: «Под этим дубом закопан пламень-меч, великанья смерть. Кому счастье сюда прийти, пусть меч из земли добудет. Он великанов обманет, по одному бить их станет». Испугался парень поначалу: стало быть, и вправду великаны где-то поблизости. Выгнал он овец из лесу. Но наутро взял с собой лопату, оставил овец на опушке, а сам бегом к дубу, копать взялся. Выкопал деревянный сундук, открыл, а там — меч. Светится, как огонь. Весь день он его носил — не видать великанов.

Но вот на другой день только он с овцами в лес, глядит — что-то навстречу движется. И не понять, то ли это дуб без ветвей, то ли еще что. Всё ближе, ближе — да это же великан! Огромный, толстый, гора-горой! А на плече у него — дубина железная, с оглоблю.

Подходит великан и говорит:

— Чего тебе в лесу надобно, червячок? Я тебя этой дубиной, как муху, прихлопну — мокрое место останется!

— Бей меня сверху! — кричит подпасок. А сам стоит, меч в руках держит.

Замахнулся великан на него сверху, отскочил подпасок, и ударил великан по земле, да так, что дубина в землю на три сажени ушла. Тут подпасок подскочил к великану, рубанул его под колена, — выше-то не достать! — перебил жилы, и повалился великан наземь. И посек подпасок великана на куски. Убил. Потом до вечера овец в лесу пас, всё по сторонам глядел, да так никого и не увидел.

Наутро только он овец в лес загнал — второй великан ему навстречу. С такой же дубиной.

— Ты, — кричит, — червяк поганый, брата моего убил? Да я тебя в пыль разнесу!

Отбежал подпасок к дубу, замахнулся великан, а подпасок в сторону! Ударила дубина по дереву, из рук великана-то и вылетела. Бросился к нему подпасок и расправился с ним, как с первым. Весь день потом поглядывал, не покажутся ли еще великаны, но никого не было.

Зато на третий день едва подпасок в лес, а третий великан тут как тут! Размахнулся и швырнул дубину в стадо. Полтораста штук овец разом убил. Видит подпасок — великан-то безоружный, подскочил к нему и посек, как первых двух. Посек, поглядел — половина стада побита. Заплакал он, увел остаток стада подальше в лес, на густую траву, оставил их там и пошел искать, где те великаны живут.

И вот приходит он в красивый замок. Входит — никого. Только на столе чашка кофею стоит. Выпил он кофей, глядь — кусок хлеба лежит. Сунул он его за пазуху, стал еще осматриваться, видит — на стене охотничья сумка. Сунул он туда руку, пошарил, вынул — золотая дудочка. Он в нее возьми и подуй! Тут загрохотало по лестнице из подвала, и вбегает в палату офицер, красавец писаный. И спрашивает, чего надобно, какую услугу оказать. Дескать, он их избавитель, давно им это было предсказано, что он придет, трех великанов убьет и всех пленников освободит.

— Еще великаны есть?

— Больше нету, мы одни в подвале, нас там три тысячи. Были мы у великанов во власти, а ты нас вызволил.

Берет офицер трубу, трубит — и как повалит из подвала войско! Все три тысячи! Благодарят подпаска, честь ему отдают, словно королевичу.

А офицер расспрашивает, как он жил-поживал, пока до этих мест добрался, нет ли у него какой заботы. Отвечает подпасок:

— Полторы сотни овец убил у меня третий великан. Что делать, ума не приложу.

Офицер тут же доктора вызывает и двух помощников. Доктор берет мазь, идут они к убитым овцам. Мажет доктор убитой овце нос — та оживает и бегом в сторону! А двое помощников стадо собирают.

Те двое так при стаде и остались до вечера, а остальные стали подпаска по замку водить, сокровища показывать. И напоследок привели его в один погреб, а там — колодец, и вода в нем, как огонь, светится. Наклонился он поглядеть на такое чудо, а его хвать за ноги:! — и в тот колодец головой опустили. И тут же вытащили. Испугался подпасок, еле опомнился. А офицер уже ему волосы гребнем расчесывает — волосы-то золотые! В том колодце золото делалось и держалось жидкое, как вода. Только если вынешь — затвердеет.

Целый день провели они в замке, радовались. Настал вечер, пора овец домой гнать. Обвязал подпасок голову старой тряпкой, чтобы никто не увидал золотых волос, погнал овец. Встречает его королевский пастух, ворчит:

— Что припозднился? Ох, чую я, в лесу пасешь!

Подпасок отнекиваться!

Подумал пастух: «А, паси, где хочешь. Лишь бы худа не было, да овцы были сыты». И оставил его в покое. И долго еще так было, подпасок овец выгонит, в лесу их вместо него помощники пасут, а его самого в это время в замке королевичем наряжают.

Но вот король того королевства объявил по всему свету, что свою единственную дочь и всю власть отдаст он тому смельчаку, кто сумеет верхом на коне три раза въехать к ней по стеклянной горе в такие-то и такие-то дни.

Настал первый день. Собралось множество королевичей, княжичей и вельмож всяких возле горы, один за другим въехать пробуют, да никак! Кони ломают ноги, бьются в кровь!

Пастух велел подпаску идти туда смотреть, но он не захотел. Погнал свое стадо в лес. А офицеры переодели его там королевичем, вороного коня ему вывели, подковы у коня с алмазными шипами, вся сбруя серебром выложена. Сел он на коня, подъехал к горе. Никто его не знает, но место дают. Ударил он коня шпорами и враз на гору взлетел! Весь народ изумился, откуда он такой взялся. Выходит к нему из своих палат королевна, приветливо кланяется, подарок подает в знак победы. Принял он подарок, вскочил на коня, поскакал вниз. Те внизу думали, что он с ними говорить будет, а он прочь умчался.

На второй день подвели ему офицеры коня в яблоках, вся сбруя золотом выложена. Подъехал он к горе последним, а ему уже место очищено. Но все сговорились заступить ему дорогу на обратном пути. Дивились они и богатству его, и волосам золотым. Королевна его снова от всего сердца приветствовала, подарок ему поднесла, но спросить его, откуда он, не посмела. Он поначалу сделал вид, что спускаться будет в том же месте, где въезжал. Все там сгрудились, а он повернул коня туда, где пусто, и прочь ускакал.

Вот пригоняет он вечером овец домой, старик пастух и говорит ему:

— Вот видишь, пошел бы ты вчера да нынче — повидал бы чудес. Кони ломают ноги, никто въехать не может. Один чужестранный принц с золотыми волосами неизвестно откуда появился, никто его не знает. Он уже два раза на гору въезжал. Завтра его ловить будут. Поставят вокруг горы все королевское войско в три ряда с саблями наголо. И поймают. Сходи погляди. А овечкам сена зададим.

Промолчал подпасок, а наутро говорит пастуху:

— Дело мне до ваших чудес! Принцы и без меня разберутся, а вот овечки криком изойдут. Пойду-ка я их пасти.

Посмеялся над ним пастух.

— Дурачок ты, — говорит. — И упрямый, будто осел.

Загнал подпасок овец в лес, а там уж готов ему замечательный сивый конь, вся сбруя брильянтами выложена, аж в тени светится! Подъехал оп к горе, войско пред ним расступилось, и взлетел он на гору, как и в те два раза. Подала ему принцесса третий подарок, а он снял с себя золотой крестик, камнями выложенный, миллион ему цена, и ей преподнес. Обрадовалась принцесса, спросила его, откуда он. Ответил он ей:

— Издалека.

Вскочил на коня, пришпорил его, и прянул конь с горы над головами всего войска. И ускакал бы он невредим, да вокруг за кустами еще солдаты прятались, чтобы его поймать. Выскочил один солдат, хотел его остановить, да не справился. Уж больно он быстро мчался. Тем солдатам было дозволено его легко ранить для отметки. Тогда замахнулся солдат саблей и угодил ему по ноге как раз над стременем. Сабля сломалась, кончик в ноге застрял.

Прискакал подпасок в свой замок, сняли его с коня, ногу мазью помазали, она вмиг зажила — только метка осталась. Тоненькая такая.

Пригнал он овец под вечер домой, старик пастух ему и говорит:

— Вот оно, твое упрямство! Мог сегодня такое увидеть, чего никто никогда не видел. Да проворонил, и теперь не вернешь. Через три ряда войска перескочил чужестранный принц и все-таки удрал. Но поранили ему правую ногу и теперь-то наверняка сыщут.

Король ждет, принцесса ждет, когда принц появится. А того нет как нет. Подпасок пасет себе овец и пасет.

Вот однажды увидала королевна, как он овец домой гонит, и говорит служанке:

— Этот подпасок так хорошо овец пасет! Даже приятно посмотреть, как они весело домой бегут. А обувка у него худая, жалованье, видно, малое. На, снеси ему пару золотых, пусть он обувку новую купит. И шапку. Стыдно, чтобы королевский слуга на голове такую рвань носил.

Отнесла ему служанка деньги и королевнины слова передала. Взял он золотые монеты и кинул пастуховым детишкам под ноги.

— Эй, ребятишки! — говорит. — Берите, играйте. У нас дома детвора только таким золотом и играет.

Пошла служанка к королевне и рассказала, что видела. Решила королевна, как и пастух, что он, подпасок-то дурачок. А он все овец пасет да пасет.

А король ждал-ждал, да и повелел своим звездочетам:

— Прочитайте по звездам, где этот человек, который от моей дочери три подарка получил и оставил ей взамен такую дорогую вещь!

Читали звездочеты по звездам, читали и вычитали, что он королю служит и хлеб королевский ест. Всех князей, графов, генералов, придворных — всех король перебрал. Не нашел. Снова велит по звездам читать.

— Все точно, — говорят звездочеты. — Он в королевском доме и хлеб королевский ест каждодневно.

Снова велел король осмотреть всех от мала до велика. Не нашел. Задумался король. Глядит — а тут подпасок овец домой гонит. Вызвал король старого пастуха, спрашивает:

— Этого подпаска твоего осматривали?

— Никак нет, ваше величество. Он у нас полудурок. Сиятельнейшая принцесса ему два золотых послать изволили на обувку, так он их детишкам кинул. У него-де, говорит, дома детишки таким золотом играют. Так оборванцем и ходит.

— Вот так новость! — кричит король. И в овчарню.

— Эй, подпасок! — говорит. — Чего у тебя голова завязана?

Отвечает подпасок:

— Ваше величество, болит она у меня, уж третий месяц пошел.

Король дерг повязку — а под ней золотые волосы!

— Видал! — говорит пастуху. — Держишь в доме, а кого — не знаешь.

Взял король подпаска за руку, повел к королевне; Та его сразу признала, хоть одет он был в простой одежде. Стали они его расспрашивать, и он им все-все рассказал. И как он великанов побил, и как всем их добром завладел. И сказал тогда король:

— Вольно ж тебе было на стеклянную гору ездить! Ты ж и без того мою дочь заслужил.

Отправил король гонцов к великанскому замку. Всё там нашли: и три подарка королевнины, и кончик сабли обломанный — принесли королю и стали готовить свадьбу.

А в день свадьбы вывели все войско из замка, все сокровища в город перенесли. Шесть недель был праздник. В последний день возвели подпаска на престол, и стал он добрым королем для всех людей. Коли жив, то и живет красно, — коли нет, то спит в земле давно.

ПРО АРГЕЛЮСА

Перевод Р. Белло

У одного короля было двое сыновей. Старший, Аргелюс, был на диво красив. Король поселил сына в отдельном замке и повелел, чтобы его никуда не выпускали, а то, чего доброго, холодный ветер королевича продует. Все было у Аргелюса, чего душа пожелает. Отец его навещал часто, но тосковал королевич по вольной волюшке.

В один прекрасный день выросла вдруг в королевском саду яблоня. С утра на ней расцветали золотые цветы, а к вечеру созревали золотые яблоки. Король на эту яблоню нарадоваться не мог. Задумал он созвать князей со всей округи, яблоки золотые им показать. А чтобы яблоки, как это случалось всякий раз, за ночь не пропадали, он приказал поставить возле яблони стражу. Стража с яблок глаз не спускала. Но все же к утру, они опять пропали, яблоня золотыми цветами покрылась, а к вечеру — золотыми яблоками. На другую ночь король велел стражу удвоить, но яблоки все равно пропали. На третью ночь — то же самое. Тогда король велел привести знаменитого волшебника. Волшебник и говорит:

— Я бы сказал тебе правду, король, да за жизнь свою опасаюсь.

Но король стал еще настойчивее ответа добиваться. Тогда волшебник сказал:

— Только сын твой, Аргелюс, мог бы эти яблоки устеречь.

Король страшно разгневался:

— Ах ты негодный! Ты хочешь сына моего погубить? Вперед сам погибнешь!

И велел казнить волшебника.

Младший королевич был умом слаб, король его не любил. И вот, когда младший сын сам попросился яблоню стеречь, король сразу согласился. Но и при младшем сыне пропали яблоки. Рассказал он об этом Аргелюсу, и тот еще сильней опечалился. Пришел король, видит — старший сын совсем затосковал. «Отчего?» — спрашивает.

Аргелюс отвечает:

— Приснилось мне сегодня, будто стоит в нашем саду дивная яблоня и будто только я один могу яблоки устеречь.

Стал Аргелюс просить у отца позволения стеречь яблоню. Отец поначалу и слушать не хотел. «Иначе помру», — говорит королевич, и тут уж король против воли согласился.

Велел Аргелюс себе под яблоней постелить, стол рядом поставить и взял с собой слугу. Лечь-то лег, но глаз не смыкает, старается не заснуть. Настала полночь. Прилетели тут семь лебедей и сели на яблоню. Изловчился Аргелюс, схватил одну лебедь, а она тотчас обернулась красной девицей. Другие шесть тоже слетели на землю, тоже девицами обернулись.

Та, которую поймал он, была заколдованная королевна, а остальные были ее придворными дамами. Сказали они об этом Аргелюсу, он обрадовался, а королевна повела с ним ласковую беседу. Попросила она его еще три ночи под яблоней провести и тем освободить ее от чар. Наказала только, чтобы он не спал. С первым лучом солнца девицы снова обернулись лебедями и улетели, а золотые яблоки остались на дереве. Король очень обрадовался и велел их сорвать.

Аргелюс отцу своему ничего о лебедях не сказал и слуге своему молчать велел. Слуга этот к одной девице сватался, а мать у нее была колдунья. Не утерпел слуга, рассказал секрет невесте, а та — своей матери. Велела мать ему помалкивать и дала кожаный мешочек:

— Как только королевич ляжет, развяжи мешочек, приоткрой, он сразу и уснет. А когда лебеди улетят, помажь ему вот этой мазью глаза — он и проснется.

Пришел Аргелюс на ночь яблоню стеречь, неверный слуга развязал мешочек, и бедный королевич заснул непробудным сном. Прилетели лебеди, обернулись девицами, королевна будила-будила Аргелюса, добудиться не могла, слугу помочь просила, да он не помог, отказался. А тут светать начало. Закручинилась королевна, попросила слугу передать Аргелюсу, чтоб на следующую ночь он утерпел, не заснул. Обернулись девицы лебедями и улетели. Слуга помазал Аргелюсу глаза мазью, тот и проснулся. Передал ему слуга королевнин наказ. Сильно опечалился королевич, слуге еще строже молчать обо всем наказал. А неверный тот слуга опять колдунье доверился, и та посоветовала ему опять ночью все то же самое проделать.

На другую ночь Аргелюс изо всех сил старался не заснуть, но слуга выпустил из мешочка ветерок и снова усыпил своего господина. Прилетели лебеди, девицами обернулись, королевича будили-тормошили, даже на ноги с постели подняли — ничего не помогло. Еще раз наказала королевна слуге передать господину, чтобы он в третью ночь ото сна воздержался, если хочет ее вызволить. Слуга все это передал Аргелюсу, но о колдунье и мешочке — ни гу-гу.

Аргелюс хотел было днем выспаться, чтобы ночью бодрствовать, но ничего не вышло. Опять уснул он крепким сном. Девицы его будили-будили, добудиться не смогли. Сказали они тогда слуге: мол, королевич нас больше не увидит, летим мы в далекие края и там будем дожидаться, покуда чары с нас спадут. Коли Аргелюс захочет дознаться, почему нас больше не увидит, пусть возьмет свой меч, что у него над кроватью висит, и перевесит его на другое место. А захочет нас сыскать, то передай — мы летим на восток, в Черный город.

Горемычный Аргелюс пошел в свой замок и решил королевнин совет выполнить. Стал он меч на другое место перевешивать — меч на слугу-то и показал. Выхватил Аргелюс меч из ножен и отрубил голову неверному слуге. Пошел к отцу, об измене этой ему рассказал и попросил позволения поехать искать свою возлюбленную. Отец сперва не соглашался, но потом видит, что сын с тоски, чахнет, дозволил ему ехать, дал карету, коней, слуг и денег на дорогу.

Отправился Аргелюс в путь. Многие города и страны проехал, и вот кончились у него деньги. Продал он коней и карету, отправил слуг домой, а сам дальше пешком шел. Идет он лесом, голод его мучает. Вдруг видит — три молодца дерутся. Он назвал себя и спросил, из-за чего сыр-бор разгорелся. Те отвечают:

— Нас трое братьев, а отец завещал нам всего только стол, хлыст, седло и коня. Никак мы их поделить не можем. Этим наследством годится владеть только одному человеку. Кто на коня седло наденет, вскочит на него, стегнет хлыстом и скажет: «Хочу быть там-то», тотчас там и очутится. Кто по столу ударит, к тому сразу же конь с седлом и хлыстом вернутся. Будь добр, рассуди нас.

Вышел с ними королевич из лесу и говорит:

— Видите там, вдали, три горы? До них одинаково далеко. Выберите каждый себе гору и бегите туда. Кто первый быстрее заберется на вершину и ко мне возвратится, тому все наследство и достанется.

Братья согласились и бросились бежать со всех ног. А королевич оседлал коня, вскочил в седло, стегнул хлыстом и говорит:

— Хочу быть в Черном городе!

Понес его конь, но тут вернулись братья, один из них стукнул по столу и сказал:

— Пусть конь сию минуту здесь будет!

В тот же миг сбросил конь Аргелюса в страшную топь, а сам умчался прочь. Еле выбрался Аргелюс из топи, долго брел, голод терпел. Наконец добрался он до какого-то дома. Хозяин встретил его приветливо, хорошо накормил. Спросил его Аргелюс, далеко ли до Черного города. Ответил хозяин:

— Слыхал я о таком городе, а сколько пути до него — не ведаю. Поживи у меня несколько деньков, будут проходить торговые обозы, может, чего и дознаешься.

Прошел один обоз, другой, третий — никто о Черном городе ничего не слыхал. Но вот пришел один путник и сказал, что ему дорога эта ведома. Обещал ему Аргелюс дорогой перстень, если доведет его путник до Черного города. «Я, — говорит путник, — в Черном городе жил, провинился и от наказания убежал. Мне там показываться нельзя, так что я тебя до окрестностей доведу, а там уж ступай дальше сам».

Добрался Аргелюс до Черного города. Ходит по нему и думает, что бы такое сделать, как бы возлюбленную свою отыскать. А королевна и ее подруги от чар уже освободились, и свадьба у королевны с одним богатым королем сладилась. Послала королевна одну из придворных дам наряды свадебные в лавках поглядеть. Та увидела на улице Аргелюса, все бросила и побежала назад — скорей передать своей госпоже эту весть. Не поверила ей королевна, послала другую даму, третью. Вернулись они уверяют — это, мол, тот самый королевич, они, дескать, его хорошо запомнили. Тогда сама королевна пошла поглядеть, правду ли они говорят. А как увидела, так сразу же и признала его. Вскоре и свадьбу сыграли во дворце, И я на той свадьбе был. А когда отправились они в дальний путь к королю, отцу Аргелюса, я с ними поехал. Так сюда к вам и попал.

КОРОЛЕВНА-УПЫРЬ

Перевод Д. Аврова

Один король никак не мог дождаться потомства; видно, такова была божья воля. А его подданные роптали: мол, кто же после смерти короля править будет? Уж и про королеву шептались, верна ли супругу: как говорится, только на вытоптанной стежке трава не растет.

Прошло много лет, и вот королева затяжелела. Но так долго не могла разрешиться от бремени, что король с отчаяния воскликнул (чего никак нельзя было делать):

— Пусть родит кого угодно, лишь бы родила!

И вот появилась на свет королевская дочь. Однако нечистая сила по допущению отца наложила на нее заклятие, и родилась она черной как уголь. Посмотрел на нее король, загоревал, но сказал жене:

— Что же поделаешь! Раз бог послал, надо растить…

Повелел он запереть дочь в башне, чтоб лица ее никто не видел, а сам созвал отовсюду докторов, мудрецов и ученых людей. Но они лишь без конца гадали, на какую-такую звезду или нечисть мать загляделась, а путного ничего присоветовать не могли. Только одна простая старушка предсказала королю, что дочь его умрет восемнадцати лет отроду, но, бог даст, судьба над ней смилостивится, и восстанет королевна из гроба самой красивой девушкой на свете.

Как бабка предсказала, так оно и случилось.

Восемнадцати лет отроду королевская дочь умерла, а перед смертью попросила отца, чтобы похоронил он ее в костельной усыпальнице и каждую ночь ставил у гроба часового.

Король устроил дочери пышные похороны. Гроб роскошный был, в колокола звонили, траурные хоругви несли, молебны отслужили и похоронили ее в королевской часовне при костеле.

В первую ночь поставили ко гробу не солдатскую, а офицерскую стражу: король сделал даже больше, чем дочь перед смертью просила. Но едва пробило полночь, гроб открылся, выскочила из него чернолицая королевна, молодого офицера задушила, напилась его крови — и давай буйствовать в костеле. Свечи в алтаре переломала, кресты и скамейки поперевертывала, статуи святых побила, хоругви в клочья изодрала. Всю ночь бесновалась в костеле, и только, когда пропел петух, улеглась обратно в гроб.

В то же утро доложили об этом королю и его придворным. Те перепугались, но все же еще раз офицерскую стражу у гроба выставили, и еще один часовой погиб ужасной смертью.

Тут уж всех страхом проняло. Никто из офицеров и солдат не соглашался на таком посту стоять. Разговоры пошли, что королевская дочь — упырь, нечисть ночная и надобно отсечь ей голову, положить на грудь, перевернуть ее ничком и зарыть на кладбище. Тогда она наверняка перестанет страх наводить. Но король хотел сдержать клятву, данную дочери перед смертью. Он велел собрать все свое войско и торжественно объявил: кто спасет черную королевну, тому он ни в чем не откажет. Но не было такого смельчака, который захотел бы распроститься с жизнью и стоять в карауле у гроба.

Наконец все же объявился один солдат. Он королю уже семь лет служил, но никаких наград не выслужил. К исповеди не ходил, ни в бога, ни в черта не верил, больше всего на свете водку любил, все, что имел, пропивал. Он знал, что после службы ждать ему хорошего нечего. Дадут несколько грошей, латаный мундир да костыль на дорогу, а идти-то некуда. Помотаешься по белу свету и с голоду подохнешь. Вышел солдат из строя и заявил: «Так и быть, пойду я на этот богом проклятый пост. Дайте мне только на ночь водки побольше и доброй закуски».

— Кварту ставлю, — говорит король.

— Лучше бы три, — говорит солдат.

Согласился король, и пошел солдат на пост. Проводили его с почестями. Еще бы! Сам себя человек на погибель обрекает.

Открыл он дверь притвора, вошел в часовню и первым делом к фляжке приложился. Потянул раз, другой, а храбрости не прибавляется. Тихо, темно, только луна светит в окошко. Вот-вот дьявольское наваждение начнется и упырь крышку гроба с грохотом откинет.

Присел солдат на лавку и задумался над своей несчастной долей. Убеги он из костела — пули не миновать. Останься — загубишь себя, а главное, душу. Исповедаться — так ксендза нет, а начни звать ксендза — трусом назовут. Не знал солдат, как быть. Стал он вспоминать лихие сражения, уж совсем было воспрял духом старый рубака. Но поглядел вокруг — опять страшно стало за свою грешную душу.

Вдруг часы не спеша пробили десять. Служивому вовсе жутко стало, не выдержал он и убежал из часовни. Помчался куда глаза глядят, лишь бы подальше от того проклятого места, где упырь две ночи подряд человеческой кровью упивался.

Бежал он, бежал, очутился на кладбище посреди могил. И тут слышит вдруг чей-то голос:

— Куда бежишь? Чего так испугался?

Присмотрелся солдат, видит — сидит перед ним седенький старичок с длинной бородой. Лицо у старика приветливое, доброе. Успокоился солдат и рассказал ему все, как на духу.

— А ты не беги, служивый, — говорит старичок. — Возвернись-ка в часовню, ничего худого там с тобой не случится. Только насади на винтовку штык, воткни ее в скамью, скинь с себя плащ и кивер, набрось на ружье, а сам ступай в костел, спрячься за алтарь и сиди там. И, главное дело, не шевелись.

Осмелел солдат, вернулся в часовню и сделал все, как советовал старичок.

Вот наступила полночь. Гроб со страшным грохотом раскрылся, черная королевна выскочила на середину часовни, увидала закутанную плащом винтовку и закричала:

— А-а-а-а! Нынче мне молоденький солдатик!

Схватила она винтовку, впилась в нее зубами и пополам перекусила. Поняла, что это не человек, и завопила страшным голосом:

— Ой, схоронили меня живую, а мне есть хочется! Где солдат? Где он прячется?

Мечется королевна по костелу, «А, знаю, где ты!» — кричит, но никого не находит. Солдат, как и велел старичок, не отзывается, не показывается. Искала-искала королевна, притомилась, а тут и время все вышло, уж и некогда ей свечи ломать, фигуры бить да хоругви рвать.

Страх пробирал солдата, особливо когда он видел, как у королевны глаза синим огнем горят. Наконец пробило два часа, пришло ей время обратно в гроб ложиться, и захлопнулась за ней гробовая крышка с тем же страшным грохотом. Вышел солдат из-за алтаря, оделся, чует — ноги не держат, и присел на лавку.

Утром пришли его товарищи с покойницкими носилками. Разве такой забулдыга, думают, справится с тем, что не по силам было бравым офицерам?

Вошли в часовню, видят — жив солдат! Подивились они такому чуду и тут же королю доложили. Хотел король дознаться, как это служивый от смерти уберегся. Но солдат ничего не рассказал: старичок ему это запретил.

Тогда приказал король, чтобы и на вторую ночь снарядили на пост того же солдата. Служивый закручинился: одну-то ночь еле пережил, а тут еще раз заставляют счастья пытать.

Опять поздним вечером свели его в часовню, опять испугался он, что загубит свою грешную душу, и опять на кладбище побежал в надежде старичка встретить. И встретил.

— Возвращайся и на эту ночь в часовню, — сказал старичок. — Останешься цел. Спрячься на хоры, а по ступенькам разложи ладанку, четки, молитвенник — все что есть. Если же королевна захочет к тебе другим путем пробраться, пой молитву.

И сказал какую.

Солдат опять послушался совета. В двенадцать часов выскочила королевна на середину костела. Сразу было видать, что она страшно голодная. В такой ярости она по костелу носилась, что у служивого от страха в глазах темнело. Побежала она к алтарю, забралась на амвон и тут увидала его на хорах.

— А, так вон ты где! — закричала она страшным голосом и бросилась к лестнице.

Но как ступит на ступеньку, сразу у нее ноги подкашиваются: не дают ей проходу ладанки, четки да молитвенники.

Тогда побежала она к гробницам, разворотила их, вытащила из них гробы и начала их друг на друга ставить. Нагромоздила гробов чуть ли не до самых хоров. Тут-то солдат и запел дрожащим голосом молитву.

Волосы у него от страха дыбом стали, но бедняга все поет и поет, а королевна уже карабкается к нему по гробам. Дошел тут черед, пропел он самое сильное слово в той молитве, и рухнула гора из гробов.

Трижды королевна ее заново громоздила, кости и черепа оттуда сыпались. Но солдат всякий раз гору ту молитвой рушил. Тут начало светать. Королевна, как добрая хозяйка, хлопотать начала, все прибрала, гробы на место поставила и сама улеглась, куда положено.

Утром солдата выпустили и опять известили короля, что служивый цел. Не соглашается-де он рассказать о том, что творилось ночью в костеле, но не отказывается и в третий раз стоять на часах у гроба.

— Ты ничего не бойся, — наказал ему вечером старичок. — Это уже последнее испытание. Разденься догола и спрячься за дверью часовни, чтоб тебя не видно было. А когда королевна выбежит в костел, заберись в ее гроб, лежи и молчи. Пусть она тебя пугает, кричит, тормошит. Лежи тихо и знай, что ничего худого с тобой не приключится.

Солдат опять послушался доброго совета и выполнил все, что велел старичок.

Вот бросилась королевна в костел и давай солдата искать повсюду — и за алтарем, и на амвоне, и на хорах. Искала-искала и наконец нашла в собственном гробу.

— А-а-а-а! Вот ты где, соколик! — диким голосом кричит. — Убирайся вон с моей постели!

Но солдат и не дрогнул, взглянул мельком на нее и видит — лицо у королевны побелело. Обрадовался солдат, лежит себе, не шелохнется. А она-то беснуется, она-то вопит:

— А ну, выходи! Не то сейчас разорву!

Солдат чуть на бок повернулся, взглянул одним глазком, видит — королевна стала белой по пояс. Улегся он поудобнее, а она теребит его, дергает, прочь со своего места гонит. Однако солдат и не думает никуда уходить. Только голову приподнял и пристально глядит, как королевна белой делается. А королевна вся ослабла, утихла, и голос у нее уже на человеческий похож становится. Увидал солдат, что она совсем побелела, и повернулся к ней.

Обняла она тут его своими белыми нежными ручками и вместе с гробом подняла. Не кричит, а ласково так просит:

— Милый ты мой солдатик! Вставай. Знай: избавил ты меня от моих мучений.

Помогла она ему выйти из гроба и отвела в костел. Оделся солдат. А тут и рассвело совсем.

Чует вояка: руки-ноги зябнут, в горле сухо. Посмотрел он на прекрасную королевну и смело спрашивает:

— Водочки не выпьешь ли?

Королевна с покорностью отвечает ему:

— Раз тебе хочется, то давай выпьем.

Выпили они по одной чарке, потом по другой, закусили; ну, а после обнялись и сели рядышком. Пришли солдаты, увидели их и решили, что королевна-упырь задушила служивого. Вызвали подмогу, огорчаются, что вот-де солдат две ночи выстоял, а на третью бесславно погиб.

Но вот подошли поближе и видят — улыбается солдат, а королевна живехонька и весела.

Тогда побежали они и доложили королю: мол, дочь жива и солдат жив.

Король тут же приказал впрячь в золотую карету шесть самых красивых коней из своей конюшни, а для дочери захватить праздничный наряд. Съездил за дочерью и солдатом в костел, позвал на пир самых знатных гостей, а дочь и солдата посадил за стол, в самую середину.

— Что заслужил человек, — спросил он гостей, — который мою зачарованную дочь от погибели спас?

Одни сказали, что он достоин взять ее в жены, другие, завистники, нашептывали, что негоже, мол, королевской дочери выходить замуж за такого забулдыгу.

Но лучше всех ответила им сама королевна. Обняла она вояку за шею и объявила:

— Выхожу замуж за того, кто меня спас!

Чего ж мудреного: хоть и выпивоха, да живой. Все ж таки лучше, чем доска гробовая.

ПРО ЮЗЕФЕКА

Перевод А. Щербакова

Был у одной матери сын. Семь лет она его грудью кормила. А после сын ей и говорит:

— Матушка, хорошо бы поглядеть, что на белом свете делается.

Мать ему отвечает:

— Сынок, Юзефек, стало быть, ты странствовать надумал?

Он ей отвечает, что не прочь бы и постранствовать. Очень он любил с ружьишком погулять.

Вот собрались они и пошли вместе по белу свету. И пришли в густой-густой лес. Там их ночь застала. Мать сыну и говорит:

— Сынок, что делать будем?

Он отвечает:

— Матушка, залезу-ка я на высокое дерево. Может, увижу, где свет.

Увидал вдалеке огонек и говорит матери:

— Матушка, пошли, там огонек светится.

Пришли они к лесной избушке. В ней жил один мужик, а был он разбойником. Попросились они переночевать. Он согласился.

— Если, — говорит, — понравится, можете и дольше жить.

Мать обрадовалась.

— Вот и хорошо, — толкует. — Давай кой-какое время здесь поживем.

Живут они там, живут, а Юзефек — он метко стрелял. Когда есть нечего стало, взял он свое ружьишко и пошел в лес. Тут мать и говорит разбойнику:

— Давай поженимся.

Разбойник отвечает:

— Я бы женился на тебе, да сына твоего боюсь.

А матери так охота было выйти за него. Вот она и говорит:

— Припаси кол потолще. Вернется сынок мой из лесу — ты его и пришиби.

Он ей отвечает:

— Я твоего сына убивать не стану. Давай лучше пошлем его туда, где полно диких зверей. От них он живым не уйдет.

А Юзефек застрелил в лесу зайца, домой несет. Мать как раз в окошко глядела. Увидела сына — пошла, легла в постель. Сын приходит, спрашивает:

— Матушка, что с тобой? Ты что лежишь?

Мать отвечает:

— Сынок, я заболела.

Он и спрашивает:

— Матушка, а чего тебе хочется?

Она отвечает:

— Очень мне хочется мяса дикого зверя.

Пошел он со своим ружьем в лес, приносит кабана. А мать все в кровати лежит. Он ей говорит:

— Матушка, вот тебе дикий кабан.

Она отвечает:

— Сынок, все равно я хвораю.

А разбойник матери шепчет:

— Пошлем его в одно место, где львов полно — они его и разорвут.

Вот мать и говорит:

— Сынок, вернется мне здоровье от львиной печени. Сходи туда-то и туда-то, там львы водятся.

Пошел сын ко львам и ружье с собой взял. Пришел — львы на него! Только он был очень сильный. Стал от львов обороняться — всех их поубивал. Оставил только двух львят и забрал их с собой. Печени львиной припас и пошел к матери. А той все покою нет, извести его хочет.

Вернулся Юзефек в избушку, львят привел, кой-какое время там пожил и снова в лес на охоту пошел. Мать и спрашивает разбойника:

— Что с ним сделаем?

Он отвечает:

— Я знаю одно место, там разбойников полным-полно. Пошлем его туда, они его убьют.

Вернулся из лесу Юзефек, а мать опять лежит в постели. Говорит Юзефек:

— Матушка, ты, стало быть, опять хвораешь, раз в постели лежишь.

— Опять хвораю, Юзефек.

— Матушка, а чего тебе хочется?

— Ох, Юзефек, хочется мне столетнего вина.

— Матушка, не знаю, где добыть столетнего вина.

Тут разбойник и говорит:

— В таком-то месте разбойники живут. У них столетнего вина много.

Мать просит:

— Вот ты мне его, Юзефек, и принеси.

Взял он ружье, львят с собой прихватил и пошел к разбойникам. Только подошел — налетели на него два разбойника, думали, что вдвоем справятся. Он одного схватил, а другого львята задушили. На шум еще трое выскочили. Юзефек еще одного убил, а двоих львята растерзали.

Забрался Юзефек в разбойничью пещеру, а там королевна сидит. Ее разбойники у одного короля еще малым дитем украли. Она много лет в плену жила, так что уже девицей стала. Говорит она Юзефеку:

— Беги! Тебя разбойники убьют!

А он отвечает:

— Не бойся, я их поубивал.

Забрал ее с собой, и столетнее вино тоже. Вышли они из пещеры, разговорились. Юзефек у нее и спрашивает:

— Ты откуда здесь взялась?

Она отвечает:

— Меня разбойники у отца украли, а ты меня вызволил.

Сняла она свое колечко, надела ему на палец и поклялась:

— Юзефек мой, ты меня отсюда вызволил, и потому, стань ты хоть слеп да хром, а я за тебя замуж выйду.

Идут они путем-дорогой, львята следом вино несут, а навстречу им — мужик с подводой. Посадил Юзефек королевну на подводу и велел мужику отвезти ее домой.

А сам домой пошел.

Смотрит мать в окно, говорит разбойнику:

— Худо дело. Юзефек идет. Не убили его разбойники.

Вошел Юзефек в избушку. Мать в постели лежит. Он ей и говорит:

— Матушка, вот тебе столетнее вино.

Встала мать с постели, выпила вина и вмиг выздоровела. И говорит:

— Юзефек, уж столько лет мы вместе, а я никогда еще у тебя в голове не поискала.

Юзефек отвечает:

— Матушка, я уж не маленький, не надо у меня в голове искать.

— Давай, Юзефек, я все же поищу.

— Ну, ежели хочешь — ищи.

Сели они на поляне, стала мать у него в голове искать и спрашивает:

— Скажи мне, Юзефек, в чем у тебя сила?

— Матушка, это тебе без надобности. В чем захочу, в том и будет.

Мать просит:

— Ну, скажи все-таки.

— Матушка, есть у меня на макушке три волоса. Вот в них-то и есть моя сила.

Были с собой у матери ножнички. Задремал Юзефек, а она те волосы и выстригла. Ослабел Юзефек, потерял свою силу, а мать с разбойником ему еще и очи выкололи.

Юзефек им говорит:

— Выкололи вы мне очи, так отведите меня на дорогу. Буду я там милостыню просить.

А те два львенка все при нем были. Вот сидит он у дороги, подаяния просит, а тут возница едет. Стал Юзефек возницу просить, чтобы свез он его в город, откуда родом та королевна была, и львят ему за это посулил. Свез его возница в тот город. Стал Юзефек и там милостыню просить, и взяли его в богадельню. По королевнину приказу всех нищих, что в город забредали, отводили в богадельню. Королевна добрая была и каждое утро сама в богадельню ходила, нищим вино раздавала и спрашивала:

— Как поживаете, нищенькие?

Юзефек ее сразу по голосу узнал, а она его не узнала.

Вот выпили нищие каждый свою кружку, а Юзефек не допил. Снял с пальца колечко, которое она ему дала, когда он ее из пещеры выручил, и бросил в кружку. Стала королевна пустые кружки собирать, нашла колечко в кружке и сразу догадалась, что Юзефек здесь. Отыскала его, стала спрашивать, как же он глаз своих лишился-то. Он ей все рассказал.

Тогда она пошла к своему отцу, тамошнему королю, и стала просить, чтобы он ей одну вещь дозволил. Отец ее спрашивает, мол, какую. Она отвечает, что пришел-де тот Юзефек, который ее от разбойников спас, вот только слепой он. Король очень тем опечалился, но позволил ей за Юзефека замуж выйти. Только свадьбу устроил не пышную и определил им жить в избушке за городом, потому что Юзефек слепой.

А королевна все думала, как Юзефека исцелить. Думала-думала и придумала. Выкупила львят у возницы и потихоньку пошла с ними в лес. Подстерегла того разбойника, что на Юзефековой матери женился, и говорит:

— Ты зачем злое дело сделал, Юзефеку очи выколол? Говори, как его вылечить, не то львята тебя разорвут.

Испугался разбойник, отвечает:

— Не знаю где, но есть в лесу поляна, на той поляне колодец. Вода из того колодца слепым очи исцеляет.

Отпустила королевна разбойника, вернулась к Юзефеку и говорит: пойдем, мол, в лес, погуляем. Юзефек сначала не хотел идти. Ты, говорит, заведешь меня в чащу и там бросишь. Но все-таки пошел. Ходили они, ходили и пришли на поляну. А там колодец. И две птицы дерутся. Вот одна птица другой глаз выклевала, а та, с выклеванным глазом, окунула головку в колодец, и глаз у нее стал целехонек. Говорит жена Юзефеку:

— Идем туда, Юзефек, к самому колодцу. Там птицы дрались, одна другой очи выклевала, а та в колодец нырнула, и глаза у ней целы сделались. Идем туда, Юзефек я тебя той водой умою, и ты прозреешь.

Юзефек ей отвечает:

— Дура ты, баба! Думаешь, я не понимаю, что там вода глубокая и задумала ты меня утопить?

Долго она его уговаривала. «Я, — говорит, — хочу, чтобы ты прозрел». Наконец согласился он.

Умыла она его той водой, и он тут же зрячим стал. И три волоска у него тут же опять отросли.

А пока они по лесу-то ходили, война началась. И тесть его, король, все королевство в три дня потерял. Вернулся Юзефек на четвертый день, попросился на часок покомандовать и все назад отбил. Жена его пошла к отцу и рассказала, как Юзефек командовал и всех победил. Обрадовался король, пришел к зятю и говорит:

— Ты королевство отвоевал, так возьми себе половину, и устрою я тебе свадьбу и пир на весь мир.

Пригласил король на свадьбу множество народу. И меня, Янека Хмеля, тоже позвали. Парад устроили, из пушек палили. Один мошенник меня в пушку затолкал и выстрелил на гору Чанторыю. А порох у меня в одном месте засел, до сих пор сидит. Нет-нет да и пальну.

О КОРОЛЕВИЧЕ, КОТОРЫЙ НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ

Перевод Р. Белло

У одного короля был единственный сын. Раз говорит он отцу:

— Отец, вот владеем мы огромными богатствами, а все же умереть должны. Дай мне солдата, пойду я в такие края, где люди не умирают.

Отец согласился. И пошли королевич с солдатом через густой лес. Идут, идут, вдруг видят — стоят три разбойника. У разбойников этих был конь, на котором можно было скакать по облакам, плащ, который делал человека невидимым, часы брильянтовые и еще брильянтовый шарик.

Подошел к ним королевич, стали они его просить:

— Присуди, кому из нас этим шариком владеть.

Королевич ответил:

— Ладно. Я этот шарик брошу подальше, а вы за ним бегите. Кто первый его схватит, тот и будет им владеть.

Разбойники согласились. Бросил королевич шарик разбойники за ним со всех ног! Один упал — убился насмерть, другой упал — тоже окочурился, третий упал — и его черти забрали.

Королевич отыскал шар, дал его солдату, велел отнести отцу и больше не возвращаться. А сам сел на коня, плащ накинул, часы в карман положил и сказал:

— Неси меня, конь, туда, где люди не умирают.

Конь взвился, под облака взлетел. Скакали они два дня и прискакали в такое королевство, где люди не умирают.

У тамошнего короля дочка была. Понравилась она королевичу, и свадьбу сыграли. Пожили они сколько-то, потом королевич по родным местам затосковал. Говорит жене:

— Поеду-ка я ненадолго к отцу и вскорости вернусь.

А жена ему говорит:

— Не езди. Как же ты туда доберешься?

Но он уперся:

— Молчи, глупая баба! Я сюда добрался, а уж назад подавно доберусь.

Сел на коня, и уехал.

Доскакал он до королевства своего отца, да видит сверху только воду и камни. Пригляделся, прислушался, слышит: его прежний слуга говорит его прежней служанке:

— И куда же это наш господин запропастился?

А та в ответ:

— Верно, черти его в пекло уволокли.

Королевич услыхал это, опустился на своем коне с облаков и хотел служанке по щекам надавать — чтобы не болтала, будто его черти в пекло уволокли.

Но это была не служанка, это смерть служанкой прикинулась. Увидела смерть, что он на землю спустился, и говорит:

— Ага, миленький, явился! Вот я тебя и поймала.

Королевич тут же помер. Конь его вернулся к королевичевой жене. Она увидела коня, заплакала:

— Беда, видать, случилась, раз конь пришел, а мужа нет!

Села на коня и поскакала в тот лес, где муж умер. Увидела его мертвого, так убивалась по нем, что и сама скоро с горя померла. А конь вернулся назад, в королевство, где люди не умирают. Там и жил, пока работой не уморили.

АНУШКА — ЗОЛОТАЯ КОСА

Перевод Р. Белло

Было в одной семье одиннадцать детей, и народилось у них еще двенадцатое дитя — дочка. Уже со всей деревней семья перекумилась, на двенадцатую-то и кумовьев не хватило. Отец тогда говорит:

— Выйду сейчас за ворота, кого первого встречу, того в кумовья и позову.

Сказано — сделано. Первой попалась ему по дороге колдунья. Он увидел ее — сторонкой обошел. Видит — сидят на лавке старик со старушкой, муж и жена. Подошел он к ним и попросил, чтобы в воскресенье пришли они к нему на крестины.

Колдунья ему сказала:

— Ага, не захотел меня кумой позвать — хлебнешь теперь горя со своей доченькой. Не видать ей счастья.

А старики другое сказали:

— Великое счастье ей будет. Приедет за ней сам король в карете, запряженной шестеркой белых коней.

Старик и старуха велели ему принести дочку в костел. Звались они Иоахим и Ана. Окрестили девочку и дали ей имя Анушка. Получила она в подарок от крестного ножницы, а от крестной — золотую косу.

Росла Анушка, и коса ее из чистого золота все длинней делалась. Никто, кроме отца, не знал, откуда у ней коса такая. А как стала Анушка совсем большая и научилась прясть, взяла она ножницы, стала косу свою подрезать и прясть из нее пряжу. Мать эту пряжу относила во дворец старой королеве и старому королю. Несколько лет носила.

Но вот заболел однажды во дворце молодой королевич. Лечили его, лечили — ни один лекарь вылечить не может. Тогда посоветовал кто-то королевичу соткать из этой золотой пряжи плащ и носить его. Так и сделали. Королевич этот плащ надел, и здоровье у него сразу поправилось, но не совсем.

Пошел он однажды в лес на прогулку. Повстречалась ему колдунья. Она его спросила:

— Куда идешь, молодой королевич? Вижу я, хворь тебя одолела. Хочешь, зелья или травы дам? Вылечишься.

Нарвала она травы, сложила в кучку и подожгла.

— Вот куда дым потянет, туда и иди.

Подумал королевич: «А вдруг и вправду дым меня вылечит!» Дал колдунье золотой, поблагодарил и пошел за дымом. А колдунья ему вслед только посмеялась:

— Хи-хи-хи! Золотой мне дал, а хворь-то при нем осталась!

А королевич шел, куда дым тянул, и выбрался из лесу. Остановился за кустом, видит — девушка с веретеном сидит и пряжу прядет. Он все смотрит и смотрит, а она все прядет. И заодно еще корову пасет. На деньги-то, за пряжу вырученные, они корову купили. Ушла беда из дома, еды теперь всей семье хватало.

Вышел королевич из-за куста к Анушке. Она увидела его, испугалась, веретено схватила и домой убежала. Но королевич нашел дорогу к ее дому. Анушка спряталась, а он — прямо к ее матери и говорит, что хочет видеть девушку с золотой косой. Мать отвечает, что у них-де такой нет. Только ведь он-то знал, что она тут. И сразу же посватался к ней — понял он, откуда золотая пряжа была, из которой ему целебный плащ сшили. Мать и отец просили королевича отступиться. Мол, дочка их — бедная, и не с руки ей за такого богатого жениха замуж идти. Но королевич стоял на своем, и родители согласились.

Объявили их женихом и невестой, а через три недели и свадьба назначена была. А от колдуньи решили утаить, что Анушка замуж выходит.

Вот приехал молодой королевич, стали к свадьбе готовиться. Зазвонили в колокола, люди толпой валят. Стала колдунья спрашивать:

— А какой это сегодня праздник? Куда бежите, ровно зайцы?

— Отвяжись, — говорят ей. — Не время с тобой лясы точить.

Отмахнулись люди от нее и прямиком — к костелу. А туда уже подъезжает карета, шесть белых коней в нее запряжено, и сидит в карете Анушка с молодым королевичем.

Ну, колдунья следом кинулась и решила чего-нибудь им напортить. Да зацепилась за пень и повредила себе ногу. А тут и в большой колокол ударили.

— Эй, люди! Помогите! — кричит колдунья.

Да только никто ей не помог, все на свадьбу спешили, опоздать боялись. Королевская свадьба — всем свадьбам свадьба, каждому хотелось посмотреть на такое диво.

И я была на той свадьбе, платье на мне было бумажное, сапожки стеклянные, шляпа из масла. А как ехали в костел, жарко стало и шляпа растаяла. А как шли туда по каменной дороге, сапожки мои раскололись. А как ехали из костела, дождь пошел, платье мое намокло и напрочь расползлось.

ПРО ПОВАРА И ЗАКОЛДОВАННУЮ КОРОЛЕВНУ

Перевод Р. Белло

В одном королевстве была страшная холера. Все поумирали, один повар уцелел. Надоело ему там одному сидеть, набил он карманы деньгами и отправился странствовать.

Шел, шел и пришел в густой лес. Тут его скоро ночь застигла. «Ничего не поделаешь, — подумал повар, — придется в лесу заночевать. В темноте брести — только ноги переломаешь». Но едва устроился он под сосной, смотрит — вдали огонек светится. Пошел он на огонек, вышел на поляну, а там ни одной живой души, огонь кольцом горит, а посредине — трава зеленая. Хотел было повар от огня свою трубку раскурить, но сказал огонь человеческим голосом:

— Не бери меня. Меня только тот взять может, кто зажег.

И так три раза. Решил повар отступиться, но тут будто кто-то ему шепнул:

— Возьми нож, переступи огонь и срежь траву.

Подивился повар, но сделал все, как голос велел. Только он начал траву срезать, а из нее змея выскочила, обвилась вокруг него и говорит:

— Без меня тебе отсюда ходу нет. Ты не бойся, я тебе зла не сделаю, еще и награжу богато. Ступай через огонь и иди прямо в ту сторону, где солнце встает.

Пошел повар, по пути высоченную гору одолеть пришлось, а змея все подбадривала — мол, уже недалеко.

Спустился он с горы — тут змея отцепилась и уползла под камни.

Смотрит повар — перед ним огромный замок, ворота отворены. Заходит он во двор — во дворе четыре коня оседланные стоят. «Вот бы мне такого коня! — подумал повар. — Куда легче было бы странствовать».

Ну, вошел в замок. В одной комнате стоит кровать, на столе трубки лежат, табак — что душе угодно. В другой комнате стол накрыт. Повар подумал: «Деньги у меня есть, могу заплатить за обед». Поел, попил, лег спать и уснул. Проснулся, видит — опять стол накрыт. Так и пошло. Прожил он там целый год, но ни одной живой души не видел. Прискучило ему это, и говорит он себе: «Поеду-ка я дальше по свету странствовать». Вышел во двор, во дворе уже стоит конь оседланный. Только он хотел вскочить на коня, как, откуда ни возьмись, появились три прекрасные девицы и говорят ему:

— Не езди никуда, возьми себе одну из нас в жены и останься здесь.

Он отвечает:

— Нет, не останусь. Я странствовать хочу.

Они говорят:

— Ну, раз уж ты так хочешь, — ступай, но вперед скажи нам, чем тебя наградить. Ведь ты сестру нашу спас. Она была в змею заколдована.

— Ничего мне не надо, дайте только кошелек, в котором денег не убывает, и фляжку с вином, всегда доверху полную.

Дали они ему кошелек, фляжку, и отправился он в путь.

Едет, едет, и опять у него поперек дороги высокая гора. На той горе огромный замок стоит. А жили в этом замке колдунья, подвластная ей королевна и муж королевнин.

Заехал повар туда. Вышла к нему королевна, поклонилась, гостем назвала. За стол его усадила, есть и пить подала. Потом пригласила его в карты играть. Повар все проигрывает и проигрывает. Сколько ни натрясет из кошелька денег, все королевне достается. Целый день они так играли до самого вечера. Тут пригласили его переночевать. А ночью королевна кошелек и фляжку у него украла, а взамен другие положила, на вид такие же. Так ей колдунья велела. Утром опять начали они в карты играть — повар в пух и прах проигрался. Королевна одежду с него содрала и из замка вон выгнала.

Ну как тут быть? Сел он на коня и обратно поехал. Приехал в прежний замок, коня пустил и опять в покои пошел. Опять все пошло по-прежнему, и опять ему это прискучило. Захотелось у той королевны отобрать кошелек и фляжку. Опять сел он на коня, опять три девицы к нему вышли.

— Куда ты едешь? Чего тебе еще надобно? Не лучше ли с нами тут жить, чем по свету скитаться?

Но он непременно странствовать хотел.

— Дайте, — говорит, — мне плащ, чтоб накинуть его и невидимым сделаться.

Ладно, дали они ему еще и такой плащ. Надел он его и невидимым стал.

Ехал, ехал, опять к тому замку приехал, где нечисть жила. Они как раз обедать уселись. Только королевна ложку ко рту понесет, повар ее раз! — щипнет, она и обольется. Удивилась королевна: «Что такое?» Тут плащ его приоткрылся, она его узнала и крепко ухватила. Видит повар — плохи дела. А ему еще говорят:

— Смерть твоя пришла.

Ответил повар:

— Раз уж вы задумали меня убить, то порубите на мелкие кусочки, сложите в мешок да к седлу приторочьте. Стрельните у коня над ухом — пусть несет меня, куда хочет.

Они его порубили, в мешок сложили, у коня над ухом стрельнули, и помчался конь прямо к тому замку, где сестры жили. Вышли они, посмотрели — а повар на кусочки изрублен. Одна сестра и говорит другой, той, что раньше змеей была:

— Принеси мазь в коробочке.

Та принесла, они кусочки помазали, кусочки срослись, и стал повар жив-живехонек.

— Вот видишь, — говорят сестры, — в какую ты беду попал! А все потому, что нас не слушался.

Он отвечает:

— Теперь всегда буду вас слушаться.

— Тогда поезжай опять туда, возьми эту ветку и воткни ее в саду под окном у королевны. Из ветки сразу яблоня вырастет. Королевне она понравится, но колдунья прикажет палачу ее срубить. Ты затаись, а как начнут рубить, ты палачу шепни, пусть первую щепку возьмет и в пруд бросит. Увидишь, что будет.

Он поблагодарил их и в путь отправился.

Приехал, воткнул ветку, и тотчас из нее дивная яблоня выросла. Королевне она очень понравилась, но колдунья сказала:

— Надо срубить ее, она тебе свет застит.

Позвали палача и велели ему рубить. А повар в кустах затаился. Как первая щепка отлетела, он шепнул палачу, чтобы тот ее подобрал и потом в пруд бросил. Послушался палач, бросил щепку в воду, а щепка птицей обернулась, такой распрекрасной — словами не опишешь.

В это время муж королевнин с охоты возвращался. Увидел он птицу и говорит:

— Что за птица распрекрасная! Вот я ее сейчас подстрелю. Нет, не буду стрелять. Уж больно она красива. Ну-ка я ее поймаю.

Подвернул королевнин муж портки и полез в воду. Только нацелился птицу схватить — она от него, он за ней, она от него и уплыла на самую середку пруда.

— Все равно я тебя изловлю! — говорит он.

Вышел на берег, сбросил с себя платье и опять в воду полез. Повар тут как тут, хвать свой плащ, кошелек и фляжку! Выходит королевнин муж из воды, а на берегу ничего нет. Ищет везде — нигде нету. Стыдно ему было голым-то идти, задами к замку пробрался, стал слугу кликать, чтобы тот платье ему принес. Да заместо слуги-то повар к нему вышел.

— Смерть твоя пришла, — говорит. Стал королевнин муж просить, чтобы его тоже на кусочки изрубили. Он думал, что оживет, как повар ожил. Повар порубил его, сложил в мешки, приторочил их к седлу и пустил коня на все четыре стороны. А сам в замок пошел и убил королевну и колдунью. Но колдунья перед смертью его ужалила, он от этого укуса весь запаршивел. Ну, вылечился и обратно поехал. Приехал, а те девицы ему говорят: «Больше мы тебя никуда не пустим». Оженился он тогда на королевне, что в змею была заколдована. И зажили они счастливо. Может, и по сей день живут.

ПОДАРОК КРЕСТНИКУ

Перевод А. Щербакова

Родился у одного короля сын, и пригласил король в кумовья двух соседних королей. Приехали они. Отвели им покои, а из этих покоев в кухню окошечко выходило. Отправились короли гулять, а повар слышит: в покоях разговор. Заглянул он в окошечко, глядит, а там сидят ангелы-хранители тех приезжих королей, рассуждают, что бы им такое крестнику на зубок подарить. Один говорит:

— Поумнеть ему на десятом году.

А второй добавил:

— И с шести лет все, чего ни пожелает, пусть исполняется.

Ну, окрестили маленького королевича, Вильгельмом назвали. Подрос он немного, и стал повар с ним дружбу водить. Вот исполнилось ему шесть лет, повар ему и говорит:

— Виля, пожелай.

— Чего пожелать?

— Ну, пожелай, пусть эта вода вином сделается.

Пожелал королевич. И стала вода вином. Думал повар, думал и придумал.

— Виля, — говорит. — Пожелай, чтобы стал средь моря замок и мы в том замке очутились.

И очутились они в этом замке.

— Виля, пожелай, чтобы дочка твоего крестного здесь оказалась.

Глядь, она здесь. Пробыла она в замке пару деньков, вышла поглядеть на море, схватил ее повар за ноги в сбросил в воду. Утонула она. Остались повар с королевичем одни. Повар и говорит:

— Виля, пожелай, чтобы дочка твоего другого крестного здесь оказалась.

Она тут как тут. Пробыла пару дней, пошла поглядеть на море, схватил ее повар за ноги — и в воду! Она тоже утонула.

Искали короли дочерей, искали, да так и не нашли. А повар с королевичем в замке жили. Жили-жили, надоело повару, он и говорит:

— Виля, плохо тут. Пожелай, чтобы мы к твоему отцу вернулись.

Пожелал королевич, и они вмиг вернулись в королевский дворец. Их там не узнали, вся дворня уже переменилась. Стал повар проситься в повара. Его приняли, а королевича взяли к нему поваренком. Прослужили они так несколько лет, а повар день ото дня все больше к водке тянулся. Память-то у него и отшибло, забыл он, что в десять лет королевич поумнеет.

А тот, как исполнилось ему десять лет, все припомнил и понял, что натворил. Пошел он к отцу, но не признался, что он королевич. Только попросил устроить большой пир. Дескать, на этом пиру приготовит он гостям приятную неожиданность.

— Ну, смотри, поваренок! — говорит король. Если твоя неожиданность окажется не такая уж приятная, я велю тебе голову отрубить. Как-никак мне пир в пятьсот золотых встанет.

А поваренок стал его просить, чтобы пригласил он на пир крестных, королей-соседей. Послали им приглашение, приехали они. Велел король настрелять дичи для пара. Привезли дичь. А повар засел в корчме с поваренком и пьет. Часов в десять утра пришли за ним королевские слуги.

— Повар, иди домой, — говорят. — Пора готовить.

А повар отвечает:

— Нынче я готовить не буду. Эй, корчмарь, налей-ка еще по одной!

Пошли слуги домой, пригорюнились. Мол, выгонит их король. Ничего королю не сказали, а к полудню опять пошли за поваром.

— Повар, пора на стол подавать. Ступай на кухню. Не то король нас всех прогонит.

— Не пойду. Корчмарь, еще по одной! Не буду нынче готовить.

Идут слуги назад, отчаиваются. Вода в кухне не грета, мясо сырое, а уж и на стол подавать пора. В половине первого говорит повар:

— Виля, пошли.

Пришли они на кухню, налил повар воды в котел.

— Виля, пожелай, чтобы это был суп, да такой, что гости и не едали. Пожелай, чтобы мясо зажарилось, да так, чтобы никто такого прежде не пробовал. Потом будут карпы в тесте. Пожелай, Виля. Пусть всякий, кто их отведает, пальчики оближет. А теперь попачкайся, словно ты все это готовил, и пойдем к гостям.

Вышли они к гостям, а король и говорит:

— Ну, поваренок, где твоя приятная неожиданность? Мне этот пир в пятьсот золотых встал. Смотри! Коли не угодишь, не сносить тебе головы.

— Ваше величество, — говорит королевич. — Этого я не боюсь.

Вынул он из кармана шкатулочку, подходит к первому крестному.

— Была у вас дочь?

— Была, да пропала.

— Хотели бы вы ее снова увидеть?

— Если ты ее мне вернешь, поваренок, отдам ее тебе в жены, и забирай все королевство в придачу,

Щелкнул королевич по шкатулочке.

— Желаю, чтобы явилась сюда дочь этого короля.

И явилась она. Взял ее поваренок за руку, подвел к королю. Тот обнял дочь и говорит:

— Поваренок, никто тебе никакого худа не сделает. Продолжай.

Подошел поваренок к другому крестному.

— И у вас была дочь, да пропала?

— Да, поваренок, пропала.

— Хотите ее снова увидеть?

— Только покажи — отдам ее тебе в жены и все королевство в придачу.

Тот — щелк по шкатулочке!

— Желаю, чтобы явилась этого короля пропавшая дочь.

Взял ее за руку, подвел к отцу.

— Ваше величество, это ваша дочь?

— Моя. Будет она, поваренок, твоей женой, отдаю тебе королевство, и ни один волос с твоей головы не упадет.

Подходит поваренок к отцу.

— Ваше величество, а у вас был сын?

— Был, да пропал.

— Хотите его увидеть?

— Верни его мне, поваренок, — все королевство твоим будет.

Поваренок, как был весь перемазанный, обнял короля.

— Я ваш сын и есть!

И заново пир начался. Королевич соседним правителям говорит:

— У вас, крестный, две дочери. Я на старшей женюсь, а младшей пусть ваше королевство останется. А у вас, крестный, одна дочь. Быть ей королевой в вашем государстве. Мне ваших королевств не надо, я в своем королем буду.

На том и порешили. А повара казнить хотели, да не успели. Он с горя тут же сам и помер, и забрали его черти в пекло.

Велел король из пушек стрелять. Я как раз мимо проходил, один пушкарь схватил меня, сунул в пушку. Вот я сюда и прилетел.

О РЫБАКЕ И ТРЕХ ЕГО СЫНОВЬЯХ

Перевод Д. Аврова

Жил-был рыбак. Вышел он раз на лов, забросил сеть и поймал рыбу с серебряным хвостом и серебряными жабрами. Рыба ему и говорит:

— Отпусти меня, твое счастье впереди.

Закинул он сеть еще раз и поймал рыбу с золотым хвостом и золотыми жабрами. И эта рыба его попросила:

— Отпусти меня, твое счастье впереди.

Закинул он сеть в третий раз и долго ничего не мог дождаться, пожалел даже, что отпустил золотую рыбу. Но вот потянул сеть и вытащил рыбу с алмазным хвостом и алмазными жабрами.

Рыба спросила его, есть ли у него жена, есть ли у него кобыла и есть ли у него сука. Он на каждый спрос ответил, что есть. И тогда рыба сказала, чтобы он разрезал ее на три куска и дал один кусок съесть жене, другой кобыле, третий суке, а сам чтобы не ел, только из каждого куска вынул бы по ребру и зарыл в саду. И из каждого ребра вырастет по дубу.

— И предсказываю тебе, — говорит. — У жены твоей родятся три сына, у кобылы три жеребенка, а у суки три щенка. А если кто из твоих сыновей погибнет, то его дуб засохнет.

В должный срок у жены рыбака родилось три сына, у кобылы три жеребенка, а у суки три щенка. Все сыновья были так похожи друг на друга — отличить невозможно! И жеребята, и щенята тоже были один в одного. Даже родная мать сыновей путала и, чтоб не путать, каждому на руку тесемку повязала.

Подросли сыновья, наскучило им дома сидеть. Взял старший сын старшего из трех коней, старшую из трех собак, снял старый палаш со стены, простился с отцом-матерью и пошел искать счастья по белу свету. Жалко было водителям его отпускать, но что поделаешь — настоял он на своем и пустился странствовать.

Ехал старший сын, ехал и приехал в один город. Смотрит, а в городе все черным сукном обито. Подивился он, почему же это весь город в черном сукне, и спросил о том у хозяина постоялого двора.

— Поселился тут в округе дракон, — отвечает ему хозяин, — и каждый день от нас человека требует на съеденье. Завтра черед королевской дочки, отдадут ее ненасытному змею. Потому-то и обили город черным сукном.

Спросил старший сын у хозяина, в котором часу повезут королевну. Тот ответил, что в семь утра. Попросил тогда старший сын разбудить его, а сам всю ночь глаз не сомкнул, все смотрел, не везут ли королевну.

Утром оседлал он коня, накормил его, собаку, а как увидел, что везут королевну, вскочил в седло и поехал следом. Уже все люди назад повернули, даже отец и мать, король и королева, остановились, а он не отстает. Сошла королевна, стала на колени у часовни над логовом драконьим, а старший сын — рядом с ней. Молятся и ждут, когда змей вылезет.

Вот сотряслась земля, королевна и говорит тому старшему сыну:

— Езжай-ка ты отсюда, а то оба погибнем.

— Как богу будет угодно, — отвечает он.

Опять сотряслась земля, опять говорит королевна:

— Езжай прочь, а то оба погибнем.

А он опять на то:

— Как богу будет угодно.

Потом говорит коню и собаке:

— Как вылезет змей из норы, ты, конь, прыгай ему на спину, ты, пес, хватай его за хвост, а я буду ему головы рубить.

А королевне велел отойти в сторону, чтобы дракон ее не утащил.

Тут вылез дракон, поднял головы, а их у него двенадцать! Прыгнул конь ему на спину, пес вцепился в хвост, а старший сын давай рубить головы со всей силы. Все они поотлетали, осталась одна, средняя, самая большая да крепкая. Долго сражался с ней старший сын, наконец поднатужился, отрубил и ее, да обессилел совсем и упал в ядовитую змеиную кровь.

Как увидела это королевна, подбежала, оттащила его, принялась отмывать. Отмыла, привела в чувство и сказала, что они теперь жених и невеста. Поклялись они перед небом и землей, что будут верно ждать друг дружку год и шесть недель. Только если пройдет этот срок и один из них не явится, можно другому свадьбу затевать.

Старший сын повырывал из змеиных пастей все жала, сложил их в мешок, закопал его под часовней, а сам отправился дальше странствовать по белу свету. Королевна домой пошла. Идет одна по лесу, а навстречу ей — лесник. Остановил он ее, спрашивает:

— Куда бежишь?

Она ему отвечает, что идет домой. А он ее спрашивает, почему да откуда. Она говорит, что оттуда, где один человек дракона убил. А он говорит, что это неправда и быть того не может. Она молвит:

— Не веришь — пойдем со мной, своими глазами увидишь.

Вернулись они к той часовне, и увидал лесник, что все правда. И говорит:

— Если не поклянешься перед небом и землей, что это я дракона победил, я тебя убью. И еще должна ты поклясться, что мы до самой смерти друг друга не оставим и ты будешь мне женой. Поклянешься — отведу тебя к отцу-матери.

Она не хотела второй раз клясться и нарушать слово, которое дала тому, первому. Но потом подумала: «Клятву по принуждению господь-бог за обет не посчитает». Возвела она очи к небу и сказала леснику, что клянется. Однако выговорила себе отсрочку, что венчанье будет через год и шесть недель: она-де дала такой обет воздержания, чтобы отблагодарить бога за спасенье.

Пришли они в королевский дворец к ее отцу-матери. Лесник им и говорит, что это он дракона убил.

— Раз ты его убил, то бери ее в жены, — отвечает король.

Лесник хотел, чтобы сейчас же помолвку объявили, но королевна попросила отложить ее на год и шесть недель. Отец и мать удивились, а она им отвечает:

— Так я решила и такой обет дала.

Минуло год и шесть недель, а о том старшем сыне ни слуху ни духу. Прошло еще семь дней. На восьмой неделе первую помолвку объявили, на девятой — вторую, на десятой — третью и начали к свадьбе готовиться. И только тут вернулся старший сын. Заехал он на тот же постоялый двор и спрашивает хозяина, что нового.

А тот отвечает, что теперь жизнь хорошая, раньше-де надо было каждый день человека давать дракону на съеденье, но нашелся добрый молодец, убил того дракона и нынче женится на принцессе, королевской дочери.

— Что ж, значит, побываем на свадьбе, — говори старший сын. Берет он перо, берет клочок бумаги и пишет письмо своей суженой, которая ему клятву дала. Берет он косыночку и передник, что ему королевна на память подарила, повязывает их на шею собаке, той самой, что змея убить помогла, дает ей письмо и велит бежать во дворец. А во дворец-то не пускают, королевское войско кругом стеной стоит. Но собаке войско не помеха, она под ногами у солдат проскочила и прибежала к королевне, которая беспрестанно по жениху плакала. Увидела она собаку, — вскрикнула и без чувств упала. Король и королева услышали крик, бросились к ней, спрашивают:

— Что случилось, доченька?

А она лежит навзничь и ничего не отвечает. Подбежали они к ней, стали ее в чувство приводить.

Как очнулась, опять они спрашивают:

— Доченька, что случилось?

— Милый батюшка, родная матушка! Вернулся истинный мой суженый, которому я обет дала, что ни за кого другого замуж не выйду.

Стали родители ее расспрашивать, как да что. Она им все-все рассказала: и как лесник хотел ее, беззащитную, убить в лесу, и как велел он ей говорить, что это он убил дракона, и как взял он с нее клятву, что она замуж за него пойдет.

Стали отец с матерью совет держать: предавать дело огласке или нет. Король был мудрый и сказал королеве так:

— Пускай все идет своим чередом. Устроим сначала пир, пригласим побольше гостей, а с венчанием подождем, послушаем, что люди добрые скажут.

Устроили они пир, пригласили гостей и лесника того тоже. Пошли там всякие разговоры, а один из гостей возьми и спроси у всех, как ему король насоветовал:

— Есть ли на свете зверь без языка или жала в пасти?

Тут лесник выходит на середину и говорит, что есть. Гости спрашивают, что это за зверь такой. Взял лесник мешок, пошел, собрал головы того дракона, принес и всем показал. А старший сын, который жала из них повыдирал, принес все двенадцать жал, повставлял их в пасти и спрашивает: может, так больше на правду похоже? И все гости закричали «ура!» и рассудили, что жала точно приходятся к месту.

Тогда у гостей спросили, как поступить с тем, кто на человека в лесу нападает и убить грозится. Гости отвечают согласно: привязать такого к четырем жеребцам и разорвать на четыре части. Стали разбираться, кто первый это прокричал, и вышло, что лесник.

И на этот раз гости возглашают:

— Ура! Сам себя приговорил к такой смерти!

Вывели четырех жеребцов и разорвали лесника на четыре части. А старшему сыну по церковному разрешению сразу все три помолвки объявили, обвенчали молодых и сыграли свадьбу.

Как легли молодые в первую ночь на брачное ложе, положил старший сын между собой и молодой женой свой палаш и велел ей всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит. А на вторую, на третью начались у них разговоры — через неделю уж и днем, и ночью вволю разговаривали.

Спустя некоторое время заскучал старший сын и стал просить у короля разрешения съездить поохотиться в здешний лес. Король не хотел отпускать зятя, знал он: из тех, кто туда ходил, мало кто домой возвращался. Но зять стоял на своем, заупрямился и поехал. Король приставил к нему трех солдат, чтобы те все время зятя стерегли и домой проводили.

Вот едет он через дремучий лес и вдруг видит оленя с золотыми рогами и золотой шерстью. Собака помчалась за оленем, конь за собакой, а солдатам было не угнаться — отстали. Вернулись они домой и обо всем королю доложили. Тот велел посадить их в тюрьму и держать там, покуда зять не вернется.

А как погнался старший сын за оленем, так сделалась вокруг кромешная тьма. Он наломал еловых веток, развел костер, сед рядом и греется. И тут подходит к нему старуха, сопливая, губошлепая, горб на спине, вся одежда в ледяных сосульках, трясется от холода и просит разрешения погреться у огня.

— Грейся, я и сам греюсь, — отвечает он.

— Да я собаки боюсь.

— Мой пес ни на кого не кидался. Значит, и на тебя не кинется.

— Ой, хлестни-ка собаку, чтоб она меня не покусала.

Он взял веточку, хлестнул собаку, и тут же все трое окаменели: и пес, и конь, и он сам.

В тот же миг в родительском саду засох верх у самого большого дуба. Увидал это средний брат и говорит отцу с матерью:

— Плохие вести о нашем старшем брате!

Сказал он, что поедет искать брата, оседлал второго коня, взял с собой вторую собаку, снял со стены старый палаш, простился с родителями и отправился в путь.

Долго ли, коротко ехал и приехал на тот постоялый двор, где старший брат останавливался, и спросил у хозяина, что нового. А тот здоровается с ним, как со старым знакомым и отвечает:

— Вы столько странствовали да охотились — у вас больше новостей, чем у меня.

Средний брат промолчал, а сам думает: «Первый раз меня видит, а говорит со мной, как со знакомым человеком. Не иначе как наш старший брат тут бывал»,

А хозяин уже дал знать во дворец, что королевский зять у него находится. Сам король за ним приехал на четверке лошадей, позвал среднего брата в карету и спрашивает:

— Где же ты так долго пропадал?

Ответил ему средний брат:

— Будет у нас еще время о том поговорить, а теперь не до того: устал я.

Приезжают они во дворец, королевна его обнимает и говорит:

— Где ты так долго пропадал?

Он отвечает:

— Потом расскажу. — А сам ночью положил палаш посреди постели и велел ей всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит.

— Нынче же не первая наша ночь, — удивилась королевна.

— Верно. Но меня так долго не было, что нынче у вас, считай, снова первая ночь.

Дни за днями идут, а о старшем брате никаких вестей нету. Стал тогда средний брат просить короля, чтобы тот разрешил ему поохотиться. А король ему отвечает:

— Будет с тебя. Опять мне в тюрьму сажать солдат, ежели тебя не устерегут?

— Я и сам вернусь. Не надо мне охраны.

— Нет уж, так не отпущу. Я к тебе на этот раз шестерых солдат приставлю. От шестерых ты никуда не скроешься.

Выехал средний брат на охоту, а с ним — шестеро солдат: трое справа, трое слева. Подъехали они к лесу и тут же увидели оленя златорогого, златошерстого. Пес помчался за оленем, конь за собакой, а солдаты опять за ними не угнались. Вернулись они домой и доложили королю, что опять не устерегли королевского зятя.

Только заехал средний брат в лес туда, где старший был, сделалась кромешная тьма, ни зги не видно. И холод такой, что не выдержал средний брат, сошел с коня, наломал еловых веток и развел костер. Греется он у костра, глядь — идет старуха, сопливая, губошлепая, горбатая, вся льдом обросла, от холода трясется, просит:

— Дозволь у огня погреться. Замерзла я.

Он ей отвечает:

— Пожалуйста, грейся. Я и сам греюсь.

Она ему говорит:

— Я бы подошла, да собаки боюсь. Возьми веточку, хлестни собаку, а то она меня укусит.

— Мой пес никого не кусал и тебя не укусит. Подходи, не бойся. Из-за такой старой ведьмы я свою собаку не стану бить.

А она опять просит, чтобы он хоть пригрозил собаке-то. Он взял веточку, пригрозил собаке, и тут же все трое окаменели: лес, конь и он сам. И сразу же дома засох второй дуб. Говорит младший брат отцу-матери:

— Плохие вести о втором брате!

И стал он просить отца с матерью, чтобы разрешили ему искать братьев. А отец с матерью ему строго запрещают — мол, он самый глупый из трех. Где старшие погибли, там ему верная смерть.

— Не позволите — я руки на себя наложу: не там погибну, так здесь, — говорит младший брат. — А позволите — может, отыщу я братьев, и ничего худого со мной не случится.

Оседлал он коня, взял собаку, снял со стены старый палаш, попрощался с отцом-матерью и отправился искать братьев. Добрался до постоялого двора, где его братья гостили, спросил у хозяина, что слышно: нового, а тот ему отвечает:

— Уж какие там у нас новости!

А сам дает знать королю, что его зять опять на постоялый двор приехал. Прискакал за ним король в карете шестерней и спрашивает:

— Где же ты пропадал? Дочь наша, супруга твоя, все очи проплакала, уж решила, что ты погиб.

Поклонился ему младший сын, стал прощения просить.

— Загостился я то тут, то там, — говорит.

Приезжают они во дворец, королевна и спрашивает:

— И что же ты делал столько времени?

Он ей отвечает:

— Жена, будет время — расскажу.

Положил он ночью палаш посреди постели и велел всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит. А она опять удивляется:

— Ты уже два раза палаш клал промеж нас! Теперь-то зачем?

— Затем, что меня долго не было. Потерпи, придет время, и поговорить можно будет, и делать, что захочется.

Пожил он так день-другой. «Надобно мне в путь-дорогу отправляться, — думает. — Здесь я о братьях ничего не узнаю».

Пошел он к королю и стал на охоту проситься. Тот ему отвечает:

— Я тех шестерых солдат, что тебя прошлый раз не устерегли, нынче из тюрьмы выпустил. Опять не устерегут — опять их в тюрьму сажать прикажешь?

Говорит младший брат:

— Нешто глупый я, чтобы где-то попусту гулять, а солдатам зря в тюрьме сидеть? Пойду на денек и сразу вернусь.

Король нехотя согласился, но приставил к нему девять солдат.

Добрался младший брат до того леса, где братья его погибли, и тут же появился перед ним златошерстый олень — золотые рога. Ускакал младший брат за ним в чащу, и сделалось тут темным-темно, холод пал, задрожал младший от стужи и подумал: «Ничего не поделаешь, придется костер развести». Наломал он еловых веток, развел костер, сидит, греется. Глядь — идет старуха, сопливая, губошлепая, горбатая, вся льдом обросла.

И говорит старуха:

— Холодно! Ой, как холодно! Ой, как холодно!

Ответил он ей:

— Ты что, костра не видишь? Подходи и грейся.

— Ой, паренек, я собаки боюсь. Взял бы ты прутик да хлестнул ее.

— Из-за тебя, из-за глупой старухи собаку бить? Мне пес дороже.

— Ох, родимый! Ты хоть пригрози ему.

— Я тебе так пригрожу, что разом ноги протянешь.

А она не отстает: мол, пригрози да пригрози. Вскочил тогда младший брат, схватил старуху и спрашивает:

— Говори, где мои братья!

Отнекивается старуха, мол, знать ничего не знает, заблудилась-де в лесу, как и он, погреться хочет.

— Ах ты, старая ведьма! Зачем велишь мне собаку бить? Ой, знаешь ты, где мои братья! Если б я побил собаку, со мной, верно, то же случилось бы, что и с ними? Отвечай!

Она ему отвечает:

— Если б ты собаке пригрозил, посветлело бы в лесу.

— Больно ты умна, старая ведьма! Все знаешь, значит, и о моих братьях знаешь! Рассказывай, не то убью! — закричал младший брат и давай ее дубасить.

Призналась старуха:

— Тут подальше, — говорит, — есть один молодец, на тебя похож. А про другого ничего не знаю.

— Ну-ка веди, показывай.

Повела старуха его и показала старшего брата. Но не брата, а камень.

— Оживи его, не то убью.

Сорвала старуха травку, сунула ее под нос каменной собаке, и враз они ожили: и пес, и конь, и старший брат. И дуб его дома в тот же час зазеленел. Обрадовались отец с матерью: значит, младший старшего нашел и от беды спас.

А старший брат потянулся и говорит:

— До чего же мне крепко спалось!

— Уж куда крепче камня спать!

— Да разве я камнем был?

— Не веришь — пойдем другого брата вызволять. Тогда поверишь.

Приступились они оба к колдунье:

— Говори, где наш средний брат!

Она им отвечает:

— Ничего я о нем не знаю.

— Не скажешь — убьем и на куски порубим!

Принялись они бить старуху, даже руку ей отрубили, а та все не признается. А отрубленная рука тут же назад приросла. Увидели это братья и говорят:

— Вон какая ты ведьма! Руку тебе отрубили, а она опять пристала! Смотри — не скажешь нам про среднего брата, уж мы постараемся, чтобы руки у тебя не прирастали.

А она им отвечает:

— Хоть убейте, ничего не знаю и сказать не могу.

Замахнулись они на нее палашами — закричала она благим матом:

— Ой, люди, побойтесь бога, не убивайте!

Они ей говорят:

— Не убьем, если укажешь, где средний брат.

И ответила она:

— Ну так и быть, покажу вам его.

Отвела она их к другому камню и говорит:

— Вот он.

Приказали они ей оживить брата, сорвала она травку, сунула собаке под нос, и враз они ожили: и пес, и конь, и средний брат. Потянулся средний брат и говорит:

— До чего же мне крепко спалось!

— Был твой сон каменный. И сам ты был камнем, и пес твой, и конь, — сказали ему братья.

И тут же дома у них второй дуб зазеленел. Отец с матерью обрадовались: значит, и среднего сына беда миновала.

А лесную колдунью братья связали — и давай рубить палашами. Но только отлетит от нее кусок — сразу же назад пристает. Тогда сказали они собакам, чтобы те, как отлетит кусок, хватали его и в землю закапывали. Собаки так и стали делать: отлетит кусок, они его — хвать и в землю зарывают.

Увидели тут братья каменный стол, каменные кресла — а на них каменные люди сидят. Бросили они колдунью на этот стол и порубили на мелкие куски. А собаки все эти куски в землю закопали, так что и следа не осталось.

Тут слышат братья: барабаны бьют, трубы трубят. А вместо леса сделался город. И выходит навстречу братьям целое войско, а следом люди бегут, кричат от радости.

Сел тогда старший брат на коня и стал тем войском командовать. Приказал ему идти в столицу. Увидал король под окнами такую тьму солдат, удивился: откуда такое войско взялось? Глядь — а впереди его зять, сидит на коне и командует.

Вышел король на улицу, позвал к себе зятя и спросил, откуда он это войско привел. А зять ему отвечает:

— Король, тесть мой! Лес, где я был, превратился в город и ожили в нем заколдованные солдаты.

Рассказал зять королю о своих приключениях: как его в камень превратили, как второй брат искал и с ним то же самое приключилось, как третий брат, самый младший да глупый, нашел их, оживил, как превратились все камни в людей. Король его и спрашивает:

— Где же твои братья?

— Они позади войска едут, чтобы никто не отстал и все прибыли в целости и сохранности.

Приказал король позвать к нему братьев. Зять королевский поехал за ними верхом и кричит:

— Братья! Езжайте сюда! Вас король требует.

Подъехали они, а король все смотрит на младшего и надивиться не может, как это он сумел оживить такое войско.

Устроил король бал, пригласил на него гостей, те едят и пьют. Послал он за своей дочерью. Пришла она, а братья сидят за столом. Король ее спрашивает:

— Ну, который твой муж?

Она никак их распознать не может, уж больно они похожи друг на дружку. Тогда стал старший брат ей на дареный перстень указывать и пальцем ее манить. Заметила она, что он ее манит, подбежала к нему и говорит:

— Вот он, мой супруг, который меня от смерти спас.

Гости кричат «ура!», из пушек палят.

Был и я на том балу. И с одним кривым пушкарем оказались мы под лавкой. Так этот собачий сын затолкал меня в пушку и выстрелил. Летел я, летел, пока не прилетел на мельницу в то место, куда зерно засыпают. Вот запамятовал я, как это место называется, и теперь мне не кончить, пока кто-нибудь не напомнит.

— Скос!

— Сунь мне в зад свой нос!

ПРО МЕЛЬНИКОВА СЫНА И РОЗОВЫЙ ГОРОД

Перевод Р. Белло

Жил один мельник, богатый человек. Каждую весну он ездил к морю за рыбой. Вот настала весна, снарядил он пять подвод, приехал к морю, договорился с рыбаками. Те вышли на лов, закидывают сети — ничего не ловится. И так день за днем. У мельника деньги кончаются, ему домой пора, места себе не находит. А тут является к нему незнакомый человек и говорит:

— Есть у тебя дома кое-что такое, о чем ты не знаешь. Отдай это мне, а я тебе завтра же рыбы наловлю, сколько ты пожелаешь.

Мельник подумал: «Про все я в доме знаю. А про что не знаю, какое мне до того дело?» И согласился. Наутро наловил ему тот человек рыбы, сколько надобно было, и поехал мельник домой. Приезжает, а пока его не было, у него сын народился! Понял мельник: вот оно то, о чем он не знал, и недаром человек, что с него слово взял, сказал, что придет за обещанным через восемнадцать лет.

И определил мельник сыночка в учение, чтобы он на ксендза выучился. Кончил сын школу, вернулся домой. Видит — отец сильно о чем-то горюет. Сын-то теперь уж большой стал, вот и спрашивает, что у отца за кручина.

Но отец не сказал, что пообещал его отдать. Пришел раз сын к ксендзу. Ксендз с ним всегда очень добрый был. И в разговоре вот как ему сказал:

— Что бы мне такое тебе дать? Деньги тебе не нужны, у твоего отца их довольно. Дам-ка я тебе книгу. Держи ее при себе да почитывай. Тогда любая настырная нечисть от тебя отступится.

Минуло мельникову сыну восемнадцать годков. Жил он в доме своего отца, и вот ночью дьявол тот, нечистая сила, явился туда за ним. С шумом, с громом, страху на всех нагнал! Перед тем все крепким сном спали, только мельников сын долго заснуть не мог. Книга при нем была, он ее читал неотступно, да притомился все же, уснул и тут-то ее из рук и выпустил. Схватил его дьявол, унес далеко в горы и там бросил. Проснулся мельников сын — понять не может, где же это он. Ну, встал, кругом те места обошел.

Отыскал он какую-то дверь, отворил и ступил за порог. А там жили три принцессы, четвертая с ними была мать их старая. Очень они обрадовались, что человек пришел, давно они живой души не видели. Никак его от себя отпускать не хотят. Просят его:

— Если ты три ночи здесь пробудешь и выдержишь, хорошая потом у тебя жизнь будет. И у нас тоже. Страху большого натерпишься, но если ни словом не отзовешься, не пошелохнешься — не бойся, ничего с тобой не будет.

И оставили его одного. В первую ночь, как наступило десять часов, пришли три господина, зажгли свет, достали карты и зовут его:

— Иди с нами играть.

Он ничего на это не ответил, даже с места не двинулся. Они опять ему говорят:

— Ты чего не идешь? Может, денег у тебя нет? Дадим тебе денег.

А он как лежал, так и лежит. Рассердились господа, что он их не слушается, стянули его с постели, взяли за руки, за ноги и давай раскачивать. Чует он, конец ему приходит. Но тут пробило полночь, и все они пропали.

Утром пришли принцессы, спросили, как ночью было. Оп рассказал, что с ним делали, — очень, мол, худо было.

Стали принцессы допытываться, не отозвался ли он хоть словечком, не пошелохнулся ли. Он ответил, что нет. Они его очень похвалили.

На другую ночь опять явились те самые господа и опять зовут его играть, как и в первый раз. Он молчит, не идет к ним. Они чуют, что их время кончается, полночь на исходе, стащили его с постели и разорвали на куски. А сами исчезли.

Утром пришли принцессы, сложили его по порядку, намазали мазями. Он тотчас ожил и стал таким, каким был прежде. Спросили они его, не обмолвился ли он хоть словом, не пошелохнулся ли. Он ответил, что нет. На это они ему сказали:

— Если ты и в третью ночь не обмолвишься ни словом, не пошелохнешься, все будет хорошо.

И на третью ночь опять явились три господина. Карт они уже не принесли — все равно он с ними не играет, — а принесли фонарь и виселицу. Долго они виселицу ту ладили, тащили его к ней не спеша, надеялись, что он закричит со страху. Он, и правда, чуть было не крикнул — страх-то ведь какой! Но все-таки удержался, смолчал. Едва пробило полночь, как их и след простыл. И остался он жив-здоров.

А наутро оказался мельников сын уже не в том замке, не в горах, не в лесу, а в большом и шумном городе. Город до той поры был заколдован, а мельников сын его расколдовал, да только ведать не ведал, что это за место такое и где находится. Ну, женился он на одной из принцесс, только не на самой старшей, королем сделался. Спросил у жены, как этот город называется. Жена ему и сказала, что город этот зовется Розовым городом.

Жили они, жили, и вот повел он однажды такую речь:

— Очень мне хочется повидать своего отца, рассказать ему, что со мной приключилось. Да вот не знаю, далеко ли ехать и в какую сторону. Может, вместе поедем?

Жена ему отвечает:

— Я не поеду, это дальний путь, но дам я тебе такого коня, что доскачет туда за двадцать четыре часа, раз уж ты так хочешь ехать. Только не говори там, что у тебя здесь жена, а то конь от тебя убежит, а сам ты нипочем сюда обратно дороги не найдешь.

Так все и вышло. Добрался он до дома за двадцать четыре часа. Сказал мельнику, что он его родной сын, и остался пожить на несколько дней. Рассказал отцу, что живет он в Розовом городе, хорошо живет, а сперва худо было, когда он в горах очутился и не знал, куда попал. Но теперь-де все хорошо.

А у отца его дело было к здешнему пану, сын и вызвался вместо отца сходить. Пришел, разговорились они, сын возьми и обмолвись, что живет теперь в Розовом городе и скоро опять туда вернется. А пан давай его отговаривать — лучше, мол, ему не возвращаться, лучше со своими жить.

— У меня, — говорит, — три дочки, три девицы на выданье, выбирай любую, женись.

И позвал всех трех. Посмотрел на них мельников сын, да и скажи:

— А моя-то жена там красивее.

Позабыл он, что нельзя ему про жену говорить. Вот приходит он в отцовский дом, а коня уже нет. Уж как он потом бился-старался дорогу в Розовый город отыскать! Шел, шел, сам себе клялся:

— До тех пор буду идти, пока туда не дойду.

Забрел он в дремучий лес и семь лет в том лесу плутал. А на восьмой год заметил вдали огонек. Пошел он на огонь и видит: горит на лесной полянке костер, а вокруг костра спят двенадцать разбойников. Один только не спит, в костер дрова подкладывает. Говорит ему мельников сын:

— Я давно уж тут плутаю, выбраться никак не могу. Останусь-ка я тут с вами.

Обрадовался разбойник, что их полку прибыло. Привял его в товарищи и повел с ним беседу по-свойски.

Тут мельников сын увидел, что возле костра на жердочке какие-то сапоги висят. Он спросил у разбойника, что это за сапоги, ведь все спящие обуты и сторож обут. А разбойник отвечает, как свой своему:

— Это у нас сапоги-скороходы. Кто их наденет и скажет: «Эй, сапожки, сто миль!» — сразу унесется за сто миль.

Стала разбойника дрема одолевать. Мельников сын ему и говорит:

— Ты спи себе, спи. А мне что-то не спится, я тут вместо тебя за костром послежу.

Разбойник уснул спокойно. А мельников сын потихоньку разулся, надел сапоги-скороходы и шепнул;

— Эй, сапожки, сто миль!

Сапоги его из леса и вынесли.

Вынесли они его в бескрайнее пустое поле, а в поле том, видит он, какая-то хатенка стоит. Подошел он туда, входит — а в хатенке старуха сидит. Попросил он у нее приюта до утра. Старуха его и спрашивает:

— Куда же ты путь держишь?

Рассказал он ей, что идет в Розовый город, да вот не знает, как туда добраться. Говорит старуха:

— И рада бы я приютить тебя, да ведь муж-то мой — ветер. Когда дует день-деньской, умается — сердитый приходит. А добрый бывает, только когда работы нет.

— Нынче, — говорит мельников сын, — день был тихий, так уж останусь я до утра.

Принесся ветер домой и спрашивает, что это тут за человек. Старуха ему отвечает:

— Да вот прохожий один, ищет Розовый город, а дороги не знает. Может, ты знаешь? Закинул бы его туда.

Ветер говорит:

— Вроде бы уж весь свет обегал, но о Розовом городе не слыхал. Есть у меня пятеро товарищей, спрошу-ка я у них. Может, они знают?

Вышел он во двор и свистнул. Примчался первый товарищ.

— Не слыхал ли ты о Розовом городе?

Ответил товарищ:

— Нет, не слыхал.

И умчался прочь.

Свистнул ветер в другой раз. Примчался второй товарищ.

— Не слыхал ли ты о Розовом городе?

— Нет, не слыхал, — и умчался прочь.

Третьего позвал, четвертого — и те тоже не слыхали. Свистнул он пятого, а того нет. Опять свистнул — опять его нет. Еще раз свистнул — явился тот и говорит со злостью:

— Что такое стряслось? Чего столько гонцов ко мне шлешь? Я в Розовом городе был, а это не ближний путь, пятьсот миль отсюда. Говори быстрей, чего надо, а то я обещал тамошним молотильщикам, что буду нынче дуть спозаранку. Они меня просили быть вовремя, чтобы зерно провеять. Им потом на свадьбу надо успеть. Там свадьба богатая будет, королева-вдова замуж выходит.

Тут главный ветер и говорит товарищу:

— Вот, кстати, и забрось-ка туда этого человека!

А замуж-то выходила жена мельникова сына. Она уж думала, что он больше не вернется.

Отдохнули они с пятым ветром немного, а под утро пятый ветер и говорит Мельникову сыну:

— Ну, садись на меня. Я тебя понесу. Мы с тобой живо домчимся.

А тот отвечает:

— Зачем мне на тебя садиться? Я тебя и так догоню. Покажи мне только, в какую сторону бежать.

У него же сапоги-скороходы были! Обул он их и крикнул:

— Эй, сапожки, сто миль!

И унесся за сто миль, сидит там и ветра поджидает. Догнал его ветер, и тогда мельников сын еще на сто миль перелетел, потом еще за сто. Догнал его там ветер и говорит:

— Не лети так! А то я за тобой гонюсь, тороплюсь — недолго и бед натворить. Попадись мне лес на пути — при такой-то быстроте с корнями выворочу, попадись усадьба или замок — разрушу, попадись город — все там вверх дном переверну. Розовый-то город, почитай, уже рядом. Так что беги потише.

Еще не рассвело, как поспели они в Розовый город. Ветер понесся на ток, а мельников сын пошел в замок, где жила его жена. Прошел там на кухню и спрашивает, не возьмут ли его, охотника, на службу.

Кухарка ему говорит:

— Обожди, я спрошу у госпожи.

Побежала к госпоже и говорит:

— Там какой-то человек спрашивает, не возьмут ли его, охотника, на службу. А у него на руке кольцо, такое же, как у вас.

Говорит госпожа:

— Пусть подождет немного, я сейчас выйду.

Вышла она к нему, но не узнала. Только подивилась, что у него такое кольцо и имя на нем вырезано.

— Откуда, — спрашивает, — у тебя такое кольцо?

А он ей отвечает:

— Иль не помнишь, кому его давала?

Она говорит:

— Я своему мужу его дала. Но это было семь лет тому назад.

— Кому дала, тот его и носит.

— Неужто ты мой муж?

Он отвечает:

— Я и есть.

— Где же ты пропадал?

— Долго рассказывать. Будет у нас еще время на рассказы.

— Вовремя ты пришел, — говорит она. — А то я уж за другого выходить собралась. Ну, слава богу! Теперь мы все по-иному устроим.

Вот собрались все свадебные гости за столом. Велела королева позвать еще и охотника, доброго молодца, что на службу просится. Посадила его за свой стол, а потом господам, что вокруг сидели, такую загадку задала:

— Восемь лет назад приказала я смастерить наилучший серебряный замок и выковать к нему золотой ключ. Ключ этот потерялся. Тогда велела я сделать другой ключ. Уж он готов, а тут и старый нашелся. Вот и рассудите: какой ключ лучше подойдет к замку, новый или старый?

Все рассудили, что лучше подойдет старый ключ, который в одно время с замком сделан и теми же мастерами.

И ее новый жених тоже с этим согласился. И тут она все начистоту и рассказала.

— Вот он, тот, кто несколько лет тому назад потерялся, а теперь нашелся. Стало быть, он и останется со мною. А тебе, новому, придется уступить ему место.

Ну, пошло веселье знатное, из пушек стреляли. Пошел я на пушки посмотреть. Хожу меж них, дивлюсь, а один пушкарь меня и спрашивает:

— Ты чего тут бродишь? Чего надобно?

Я ему отвечаю — мол, ничего, так просто.

— Эге, — кричит, — ты хитрить со мной вздумал! Ну, я тебя поучу уму-разуму!

Схватил он меня, засунул в самую большую пушку, банником затолкал подальше, да и гаркнул: «Пли!» Как бабахнет, как стрельнет! — так меня сюда, в село Сухое, и забросило.

О КОРОЛЕВСКОМ СЫНЕ

Перевод Р. Белло

Один король задумал воевать, но денег ему не хватало. Взял он взаймы у одного богатого колдуна по имени Милоярдин и отправился на войну. А у того колдуна была дочь, и спросила она у отца, почему бы королю ее в жены не взять. Отец ответил:

— Ну, коли хочешь стать королевской женой, пойдем со мной.

Пришел он с ней в королевский дворец, королеву превратил в лошадь, а дочку свою посадил на ее место и сделал так, что стала она на ту королеву похожа как две капли воды.

А у короля был сын, он еще в школу ходил.

Вернулся король с войны, сели они обедать, и стала поддельная жена королю на сына жаловаться. Король сказал:

— Да найди ты какое-нибудь средство и избавься от него.

Сын как раз из школы шел. У него с собой сладости были, булки. Зашел он в конюшню и дал их той лошади.

А она его лягнула. Тогда он сказал ей:

— Ах ты, негодная! Я тебя кормлю, а ты меня лягаешь!

Лошадь ему в ответ:

— Сегодня мать даст тебе на обед суп и сладкое. Ты не ешь ничего, скажи, что немного погодя съешь, но смотри, не проглоти ни кусочка — отравишься. А всю еду отдай собаке.

Пришел королевич в свои покои, принялся за науки. Мать принесла ему обед. А он сказал, что, мол, потом съест, уроков-де много. Мать оставила обед и ушла, а он все собаке отнес. Собака съела и сдохла.

На другой день, как пришел он из школы, снова набрал сахару, булок, зашел к лошади, дал ей все это, а она его лягнула. Он говорит:

— Ах ты, негодная! Я тебе есть дал, а ты меня опять лягаешь!

Она ему в ответ:

— Сегодня тебе дадут суп, мясо и сладкое. Суп в мясо съешь, а сладкое снова псу отдай. Скажи, что тебе учить много надо.

Королева принесла ему обед, он суп и мясо съел, а сладкое спрятал в карман. Пошел в школу, бросил псу, и пес сразу сдох. Королева пожаловалась мужу, что ничего не помогает. Тогда король велел сделать мундир с особенными пуговицами. Нажмешь на них — сразу человека на куски разорвет. Сын пришел из школы, набрал сахару и булок, дал лошади, а она его снова лягнула. Он говорит:

— Негодная! Я тебе сладости даю, а ты меня лягаешь!

Она ему отвечает:

— Отец велел сделать тебе мундир, а на том мундире такие пуговицы, что если нажмешь — разорвет тебя на мелкие кусочки. Ты возьми деньги, ступай к портному, попроси сделать такой же мундир, а когда он сделает, спрячь этот запасной мундир в сундук. И когда мать принесет тебе мундир от отца, ты скажи, что сейчас учением занят, после-де подарок примеришь.

Он так и сделал. Мать ушла, он спрятал дареный мундир в сундук, а свой, запасной, достал и разложил на сундуке. И когда мать велела ему надеть новый мундир, он надел свой, и ничего с ним не сталось.

— Нет у нас больше средства сына извести, — сказал король жене. — Отступись.

И отправился объехать свое королевство. Тогда королевская жена расцарапала себе лицо и волосы повыдергала. Вернулся король — она ему сказала:

— Это сын твой так меня избил.

Король сказал сыну, что завтра его казнят. Сын взял сахару, булок, отнес лошади. Она его лягнула и говорит:

— Ты завтра попроси отца, чтобы позволил тебе перед казнью два раза вокруг дворца на мне объехать.

На другой день полкоролевства ко дворцу съехалось. Казнить королевского сына назначено было в полдень. А королевич пришел к отцу с утра и попросил разрешения проехаться напоследок на любимой лошади. Отец разрешил, а лошадь перепрыгнула через горы и привезла королевича в сад другого короля. Дала королевичу свою уздечку и сказала:

— Попроси садовника, чтобы он тебя на работу взял, а если что надо будет тебе, потряси уздечкой.

А у сына королевского отметины были: звездочка на груди и золотые волосы. Он переоделся в простое платье, и садовник его на работу взял — велел цветы выращивать.

Однажды проходили по саду королевские дочки. Все садовники собрали букеты, он тоже собрал и отдал самой младшей. А она сняла с руки кольцо, завязала в платочек и ему отдала.

Две старшие королевские дочки скоро замуж вышли, а младшую многие королевичи сватали, да только она ни за кого из них пойти не захотела. Сказала, что хочет выйти замуж за садовника. И отец ее дал на то согласие.

Потряс королевский сын уздечкой, лошадь к нему прискакала, он сел на нее верхом, надел личину и приехал во дворец. Младшая королевская дочка думала, что он нарядным на свадьбу прибудет, а увидела его в некрасивом виде и замуж за него идти расхотела. Но король ее заставил.

После свадьбы соседние королевичи пошли войной на этого короля, решили зло выместить за то, что его дочь ни за одного из них замуж не пошла. Король все битвы проигрывал. Тогда королева попеняла мужу:

— Все из-за тебя! Все потому, что я в мужья тебя взяла.

Ответил он:

— Ну, так и я на войну поеду.

Сел он на коня задом наперед, выехал в поле, коня того убил и потряс уздечкой. Лошадь прибежала, сел он на нее, поехал туда, где война шла, спрыгнул с лошади и велел себе место очистить. Да как начал врагов крушить! Те — руки вверх, кричат: «Смилуйся!»

Король, отец его жены, велел стеречь этого воина, чтобы узнать, кто он таков. А за ним лошадь прискакала, взвилась с ним в небо и опустилась на том месте, где он коня убил. Он там еще пару ворон подстрелил, принес жене и сказал:

— Вот я и вернулся с войны.

Она злая на него была, ничего не ответила. Через некоторое время опять король воевать отправился. Дочь его опять сказала мужу:

— Вот, опять отцу из-за тебя войну объявили.

Он отвечает:

— Ну, так и я поеду воевать.

Сел на коня, выехал в поле. Убил коня, потряс уздечкой — лошадь примчалась. Сел он на лошадь, и поскакали они туда, где война. Опять он очистил себе место и начал биться. Вражеский король взмолился:

— Помилуй! Не буду больше воевать и наследникам своим закажу до седьмого колена!

А тесть приказал стеречь этого рыцаря, и как только он на лошади поскачет, стрелять в него. Выстрелили и прострелили ему ногу, а лошадь упала на землю. Он перевязал ногу шелковым платком, и они опять поскакали. Опять он убил ворон и принес жене. Но она все равно злая на него была. Вдруг приходит рассыльный и говорит:

— Вам велено идти на бал.

Жена пошла, а он отказался. Снова пришел рассыльный и сказал:

— Король зовет.

Он отвечает:

— Мне идти к королю столько же, сколько ему до меня.

Пришел к нему сам король и видит — дверь закрыта. Заглянул он в окно — у зятя нога шелковым платком перевязана. Понял король, что это и есть тот рыцарь неизвестный, который всех победил.

А королевский сын снял с себя личину, тряхнул уздечкой — лошадь прискакала. Обернулась она королевой и говорит:

— Я ведь матушка твоя.

Приехал и король, отец его. Ту бабу, что за королеву себя выдавала, прогнали, а сын королевский стал править обоими королевствами.

КАК МУЖ ОТЫСКАЛ ПРОПАВШУЮ ЖЕНУ

Перевод А. Щербакова

В одной деревне жил пастух. Было у него три сына и надел. Стали они советоваться, что бы там посеять. Старший сын и средний сын хотели посеять ячмень, а младший сын упросил, чтобы отец посеял жито. Хорошее взошло жито, а как заколосилось, видно стало, что колоски-то у него из чистого золота. Вот дозрело золотое жито, скосили его, в снопы повязали. Велел пастух сыновьям стеречь его в поле три ночи. Первую ночь — старшему, вторую — среднему, а третью — младшему. В ту ночь, когда младший стерег, в самую полночь, прилетела большая птица, огляделась, схватила сноп и унесла. Младший сын испугался, что отец его отругает, погнался за птицей. Он думал, что она сноп-то бросит, только напрасно он надеялся. Бежал он за птицей, бежал, попал в густой лес и заблудился. Уж не чаял, как и выбраться из этого леса. Вдруг видит — свет. Обрадовался он. «Может, — думает, — там чей-то дом». Подобрался он поближе, видит — горит огонь на траве, у огня лежит старик, а под головой у него тот самый сноп. Растерялся младший сын: «Что теперь делать? Вытащу сноп — он проснется, как бы не было беды!» Потом решил: «А, будь что будет. Возьму сноп. А если он проснется и спросит, что мне здесь нужно, то я ему скажу: хочу, мол, к вам в сыновья попроситься». Так и вышло. Старик вскочил, рассердился было, но, как попросил парень, чтобы его в дом приняли, то подобрел. Взял старик его за руку и повел к себе, в свое лесное жилье. Жена там у него была, только слепая. Пришел он к ней с этим приемышем и говорит:

— Ах, жена моя, как жалко, что ты слепая! Была бы ты зрячая — воистину порадовалась бы тому, кого я к тебе привел. А привел я к нам в дом пригожего сына.

Велела жена подвести его к ней поближе. Приласкала, приветила добром и тоже сразу сыном назвала. И очень просила во всем, во всем слушаться. Тогда-де будет он самым счастливым человеком на свете. А потом подошел к нему тот старик, который был великий чернокнижник, взял приемыша за руку и сказал ему так:

— Раз уж ты стал моим сыном, так слушайся меня во всем. Ничего такого от тебя не потребуется, только паси наших овец. Но смотри, чтобы овечки у тебя не зашли на сухой пруд. Если ты их туда пустишь, мы всего стада лишимся. Явится Скальный дух — это призрак такой, — и всех овец заберет. Берегись его! Распознать духа можно по кривым пальцам и длинным когтям. А чтобы тебе скучно не было, дам я тебе скрипку. Играй на ней, учись.

Ну, погнал приемыш овец пастись. Только скрипка была ему милей, чем овцы, он знай на ней бренчит да играет, а овцы в это время в сухой-то пруд и забрались, Услыхал приемыш, как Скальный дух кричит злым голосом, овец к себе загоняет. Побежал он и стал просить духа отпустить овец. Дух ему и говорит:

— Я от овец отступлюсь, только дай мне скрипку и научи играть на ней.

Приемыш ему это пообещал и тут же отдал скрипку. Скальный дух давай на ней бренчать, да так сильно когтищами дернул, что одна струна лопнула. И сказал приемыш духу:

— Э, брат! Так дело не пойдет. Я тебя научу играть, только придется тебе меня слушаться.

Согласился дух слушаться, лишь бы его игре на скрипке научили. Приемыш ему толкует:

— Э, брат! Сперва надо пальцы с когтями повыпрямлять.

Ну, выпрямлять так выпрямлять.

Приемыш бегом домой. Взял топор, принес, вонзил в ствол дерева, расщепил его и велел духу кривые пальцы в расщеп сунуть, да поглубже. А потом вырвал топор. Закричал Скальный дух дурным голосом, стал просить, чтобы его отпустили. Мол, он уж и скрипки той не хочет, так ему больно. А приемыш говорит:

— Скажи, что не тронешь больше моих овечек, куда бы они не зашли — тогда отпущу.

Пообещал ему дух, что не тронет.

А приемыш еще говорит, что мать-де у него слепая, пусть дух посоветует, как стать ей зрячей.

— Иди к дубу над колодцем! — кричит дух. — Растет там зелье с красными цветочками. Сорви его, потри матери глаза — она и прозреет. Только побыстрей, а то невтерпеж!

Сорвал приемыш то зелье, потер матери глаза, она вмиг прозрела. И говорит:

— Сынок! Муж-то у меня большой колдун и чернокнижник, а вот не сумел зрячей меня сделать! Не знаю, чем за это тебя отблагодарить.

Пошел приемыш и отпустил духа. Дух больше не показывался и овец не трогал. Отец этому очень радовался. Ходили и лелеяли старики милого приемыша. А когда тот в свой срок затосковал, сказал ему чернокнижник:

— Вижу, тоскуешь ты, и знаю, почему. Не тоскуй. Хоть мы тут и в одиночестве живем, но добудем тебе прекрасную девицу, и будешь жить с ней в согласии. Назавтра все и сделаем.

На другое утро говорит чернокнижник:

— Иди за мной в лес. Увидишь там козла. Ты на него сядешь, и отвезет он тебя к самому морю. Там ты слезешь и будешь ждать, пока не прилетят три уточки. Они встряхнутся и обернутся тремя девицами. А ты высмотри тайно, которая из них тебе больше по душе. Они положат свои рубашки на берегу и заберутся в воду. Тогда ты у той, что тебе понравилась, рубашку и возьми. Но вот тебе наказ: будет она просить у тебя рубашку назад — ты не отдавай. Как выпустишь рубашку из рук — больше девицы той не увидишь. Жалеть будешь, потому что это три королевны.

Ну, приемыш горячо обещал, что рубашки из рук не выпустят и отдаст ее только дома и только в отцовские руки.

— Вот так и сделай. И будешь счастлив.

Пришли они на то место, где стоял козел. Сел сын на козла и помчался, как по воздуху, до самого моря. Там он спрятался за куст и стал ждать, пока уточки прилетят. Ждал, ждал, подумал было, что его обманули. Долго их не было. И вдруг видит — три птицы летят, три уточки. Сели они на берег в трех шагах от него, встряхнулись, обернулись прекрасными девицами. Посмотрел он на них, и понравилась ему самая младшая. А они не знали, что он смотрит, сняли рубашки, разделись донага. Проследил он, куда младшая свою рубашку положила. Как пошли они в воду да стали весело плескаться, вскочил он, хвать рубашку — и наутек! Бежал быстрей, чем на козле скакал. А девицы как закричат! Та, у которой он рубашку взял, побежала за ним и со слезами стала просить, чтобы он ей рубашку отдал. А он в ответ: не отдам, дескать, понесу в родительский дом. Пообещала ему девица, что пойдет туда с ним. Только ведь ей же, мол, стыд не позволит придти нагишом, пусть он ей такого сраму не делает и вернет рубашку. Пожалел он ее, к тому ж и по сердцу она ему пришлась. Отдал рубашку. А она оделась, встряхнулась — и стала опять уточкой. И тут же улетела. Заплакал он горько и побрел домой.

Чернокнижник увидел его заплаканного, спрашивает, что приключилось.

— Горюю, что не послушал вас, вернул ей рубашку, — ответил приемыш.

— Ох, сынок, сынок! Что ж ты такую глупость сделал! Больше ты ее не увидишь.

Зарыдал приемыш. Пришла мать и говорит чернокнижнику:

— Муженек мой, смилуйся ты над нашим добрым и единственным сыном. Я же знаю — коли ты захочешь, ты сделаешь так, что он ее еще раз увидит. Сделай это ради меня, не оставь его в великой тоске, потому что от такой тоски и помереть недолго.

Он и отвечает:

— Ладно, посмотрим.

И пошел в чулан. Колдовал там, колдовал — вернулся весь в поту. Говорит с тяжким вздохом:

— Ну, сын мой, если б я тебе сильно добра не желал, ничего бы не вышло. А теперь надейся, но не раньше, чем через год, твое желание сбудется.

Долго тот год для приемыша тянулся. Но вот однажды говорит ему чернокнижник:

— Сын мой, завтра истечет год и кончится время твоей тоски. Снова поскачешь на козле, но не туда, куда прежде, а намного дальше, тоже к морю. Я тебе еще раз говорю: смотри не наглупи, потому что потом во веки веков делу не помочь.

Сын поклялся горячо, что на этот раз никоим образом не поддастся. Ну, пошли они в лес, сел он на козла и полетел еще быстрей, чем в прошлый раз. Стал козел у самого моря, приемыш спрятался за кустом. А три уточки уж и летят. Он обрадовался, а сам смотрит, есть ли среди них та, его. Есть! Ах, что за радость! Встряхнулись они, встали в рубашках возле самой воды. Он проследил, куда она свою рубашку положила. Пошли девицы в воду, а сами говорят о том прошлогоднем случае. Старшие говорят:

— Год назад был у нас несчастливый день. Но уж здесь-то парень тот нас не сыщет.

А самая младшая отвечает:

— Вовсе не был то несчастливый день. И парень был пригожий.

А они ей говорят:

— Никак он тебе приглянулся?

Не ответила младшая. Видно было, что тоска ее томит. Понял приемыш, что он по сердцу ей, обрадовался, не стал больше смотреть, выскочил, схватил рубашку и бегом!

Закричали девицы:

— Ах, подумать только! Он и здесь нас нашел!

А самая младшая бросилась за ним вдогонку, зовет его и говорит:

— Не бойся, я не сделаю, как в прошлом году. Весь год я только и думала, как бы мне повидать тебя еще разочек. Но и ты сраму не делай мне, не веди меня к своим родителям без рубашки, я такого позора не вынесу.

Просит она, просит, а он ей все прошлый год поминает, даже слушать не хочет. Вот подходят они к дому, упала она на колени, просит-умоляет, а он все равно рубашку не отдает. В воротах она как бы сомлела, голос потеряла, и стало ему так жаль ее, что уже на дворе отдал он ей рубашку. И только она ее одела, как встряхнулась и улетела уточкой. Вскрикнул он и упал замертво. Услыхал чернокнижник крик и говорит жене:

— Дело плохо! Остался наш сынок без рубашки.

Выбежали они, видят — лежит он мертвый. Но чернокнижник знал от этого средство, воскресил его. Первое слово его было: «Где ж ты, моя ненаглядная?» Мать говорит:

— Дитя мое, не убивайся. Может, удастся еще делу помочь.

— Ох, теперь уж нет, — говорит чернокнижник. — Теперь все прахом пошло.

Стал приемыш горько плакать и просить, приступилась и жена к чернокнижнику с великой просьбой, напомнила, сколько она слез пролила, сколько настрадалась в слепоте и кто зрение ей вернул.

— Как же можно не помочь ему в беде? Неужто тебе не дознаться, как тут быть? Великих трудов это будет стоить, но не думай об этом. Думай о том, чтобы от вашего единственного дитяти погибель отвратить.

Покачал чернокнижник головой, ничего не ответил, пошел в дом. Мать утешила приемыша: мол, еще не все потеряно. Да строго наказала, чтобы он, если выйдет дело в третий раз, ни на какие уговоры и слезы не поддавался. И велела идти за отцом. Вошел приемыш, пал на колени и стал горячо просить, чтобы еще раз его выручили. И мать следом вошла, тоже стала просить. Пошел опять чернокнижник в чулан. Шум-гром там поднялся, весь свет задрожал. Вышел он совсем без сил, весь растрепанный, и говорит:

— Ох, сынок, сынок! Ну, и задал ты мне задачу! Я тебе помогу, но уже в распоследний раз. Тем уточкам не дозволено больше купаться, кроме как один раз и то через год.

Весь год приемыш тосковал, убивался. Но вот настал урочный день, и говорит чернокнижник приемышу:

— Ну, сынок, помни: это последний раз. Потом тебе уж никто на свете не поможет. Одевайся, и пошли!

Завел он его на то место, где козел стоял. Сел сын на козла, и полетели они совсем в другую сторону. Всю Азию пролетели до самого моря. Слез там приемыш с козла, а козел ему и говорит:

— Знаешь, кто тебя на этот раз доставлял? Я сам, отец твой.

Явился чернокнижник в своем обличье — а козла как не бывало. Вынул он из кармана махонький шарик, с просяное зернышко, и велел приемышу под язык положить. Крепко наказал, чтобы тот его не выплюнул. И пропал. А приемыш спрятался и стал ждать, скоро ли уточки прилетят.

Долго ждать ему пришлось. Извелся он весь. Как увидел, что летят они, от радости чуть ума не лишился. А они опять обернулись девицами, опять о нем заговорили. Самая старшая говорит:

— Знаю-знаю, нашей-то сестричке жаль того, прошлогоднего.

Средняя молвит:

— Его, беднягу, уж и похоронили давно. Сама же говоришь, что, как обернулась ты уточкой да улетела, он тут же замертво упал.

А самая младшая ничего не сказала, только закрыла очи руками и заплакала. Они ей и говорят:

— Ну-ну, дурочка, не плачь. Иначе и быть не могло.

А она им ответила:

— Грех это нам.

Сняла она свою рубашку, положила ее и пошла в воду. И другие то же сделали. А приемыш время даром не терял, — прыг! — схватил рубашку и бежать! Те, как увидели, крик подняли, велят младшей догонять и назад рубашку принести. Бросилась она за ним, но не знает, что бы такое придумать, как бы рубашку-то свою добыть. Уж и просила она его, и молила! Говорила, что, мол, те два раза она его только испытывала, знать хотела, вправку ли он ей верен, потому что хорошо знала, что он, ежели любит, не отступится. Теперь-де видит она, что сердце у него верное. Пусть же он ей зря не чинит такой обиды, как в прошлый раз. Теперь из великой любви к нему, просит она у него рубашку и никакого коварства не замышляет. Никак невозможно ей явиться к нему в дом нагой, помрет она на пороге!

Но не поддался он на ее уговоры, только твердил, что во всем ей верит, но рубашку не отдаст — и конец.

Вот уже и дом близко, выходит им навстречу чернокнижник, низко кланяется, как королевне, накидку ей подает. Она со слезами в ту накидку закуталась, а чернокнижник говорит:

— Приветствую тебя, любимейшая дочь! Не бойся, зла тебе здесь никто не причинит. Здесь тебе лучше будет, чем в королевском дворце, все уменье мое тому порукой.

И повел ее в комнаты. Тут и мать тоже подошла, обняла, поцеловала. Наутро уж и уборы готовы были, самые дорогие, как королевнам положено. А вскоре и гости разные понаехали, все высокого роду. Все желали молодоженам счастья, супружеского согласия и здоровья. Всяк оказывал ей честь и величал королевной.

Только начался пир, прискакал гонец: торопитесь, мол, в церковь, там-де сам епископ с нетерпением ждет. Сели все в дорогие кареты, золотом и серебром украшенные, и доехали венчать молодых. А как вернулись из церкви, пошло превеликое веселье. Только королевна не веселилась.

Через год послал ей господь утеху, подарил дочь-малютку. Очень королевна рада ей была. И приемыш тоже. Но ему одна дума покоя не давала. Хотелось ему поехать в деревню, откуда он родом был, своих кровных родителей навестить. Явился он к чернокнижнику и стал отпрашиваться. Тот и говорит:

— Сын мой, чем я тебе не угодил, что задумал ты нас покинуть?

— Ах, батюшка, — отвечает приемыш, — никогда я вас не покину. Только болит у меня душа, что родной мой отец и матушка родная не ведают, куда я подевался, и горюют по мне. Избавлю я их от этого горя и тут же к вам вернусь, если дозволите.

— Ах, сынок! — говорит ему чернокнижник. — Смотри, не вышло бы из этого беды.

Не отступался приемный сын, все просил да просил. Наконец, чернокнижник дозволил ему ехать. Приготовил две дорогие кареты, нанесли в них даров для его родных. Уселись они в кареты: мамка с младенцем в одну, он со своей королевной в другую. Поехали. Ну, расспросили дорогу до той деревни, доехали, про пастуха расспрашивают, жив ли, мол, он. А люди им говорят:

— Мы не смеем вам ответить ни слова, потому что вы про пастуха спрашиваете, а он теперь великий князь.

Удивляется сын:

— Как же это так?

Сказали ему люди, что выросло на поле у пастуха золотое жито, и за то государь пожаловал ему княжеский титул. Тогда сын спросил, где же князь этот теперь живет. Ему рассказали. Сел сын и написал князю письмо. А было там писано, что вот, дескать, его родной сын, такой-то и такой-то по имени, едет со своей женой его навестить. Князь с княгиней обрадовались, сели в карету и выехали им навстречу. То-то радости было, когда все они встретились. Устроили пир на весь мир. Множество народу собралось, чтобы приветствовать княжеского сына, которого все считали пропавшим. Развеселился и старый князь, бывший пастух. Лишь одна невестка сидела печальная. Подошел к ней старый князь и спрашивает:

— Любимейшая королевна и дочь моя! Скажи мне почему ты такая печальная?

— Сержусь я на мужа, — отвечает невестка. — Очень я его просила, чтобы дозволил он мне одеться иначе, а он не дозволил и самый прекрасный мой убор запер вон в тот сундук.

Ну, князь и говорит:

— А ключ от того сундука с ним или дома у вас остался?

— С ним.

— Погоди, я тебе тот ключ принесу.

Пошел князь в другую комнату, где сын его на кровати хмельной лежал. Нашел у него ключик и принес королевне. Отворила она сначала большое окно. Потом открыла сундук и стала искать свою рубашку. Все уборы перевернула — нашла. Надела ее на себя, взяла дочку на руки, забралась на подоконник и велела позвать своего мужа. Пришел муж, видит — она на подоконнике стоит.

— Милая моя супруга, — спрашивает он, — что ты на подоконнике делаешь?

А она при тех словах встряхнулась и стала уточкой, а малое дитя — утеночком. И улетели они прочь.

Сын княжеский будто помешался, волосы на себе рвал, кричал:

— Ах, батюшка! Ах, матушка! Горе мне! Что же вы наделали!

Все перепугались, никто его утешить не мог. А он, как был с кровати вставши, ни коня не спросил, ни кареты — в одном белье побежал к чернокнижнику. Пал ниц перед ним и с великими слезами стал просить, чтобы ему простили: не поверил-де он отцу приемному. Молил он чернокнижника, чтобы тот еще раз над ним смиловался и помог ему свою милую жену и родное дитя увидеть. Но чернокнижник ему ответил, что сделать ничего не может. «Нет, — говорит, — сынок, хоть на том свете подмоги ищи, не найдешь».

Но приемыш с колен не поднимается, все свое твердит.

— Я знаю, дорогой мой батюшка, что сумеете вы отыскать средство, чтобы мне помочь.

Мать тоже рядом с приемышем на колени пала. И пошел чернокнижник в свой чулан. Три часа там пробыл и вернулся со страшными словами.

— Сын мой, — говорит. — Отвечай, что тебе легче; никогда ее не увидеть да живу быть или искать ее и погибнуть?

Ответил приемыш:

— Мне и смерть не страшна, лишь бы увидеть ее и дитя.

— Вот что я тебе скажу. Долго придется тебе до ее дворца добираться. Может, будет стоить это тебе жизни. На мазь, помажься в трех местах (и показал ему в каких) — станешь зайцем. Дороги спрашивать тебе не придется, заячья натура тебя сама до моря доведет. А тут другая мазь. Как до моря доберешься, так возьми ее и мордочку помажь — в рыбу превратишься. Плыви через море да помни — влево не поворачивай, пока не доплывешь до высокой стеклянной горы. Там достанешь третью мазь, помажешь себе шею и станешь мухой. А как станешь мухой, лети на вершину. Иначе туда не доберешься. На вершине увидишь прекрасный сад. Жди в том саду, когда королевны принесут белье сушить. Заберись в это белье, пусть они сами тебя в нем принесут в палаты. Вылети, сядь в уголок, смотри и слушай. Если скажут про тебя доброе слово, шепни «аминь» и станешь человеком. Тогда и спустись к ним. А если скажут злое слово, то постарайся назад выйти тем же путем.

Вот какую речь сказал чернокнижник.

Стал сперва приемыш зайцем. Привязал ему чернокнижник на шнурочке две другие мази, повертел над ним волшебной палочкой трижды и отпустил. Побежал заяц к морю. Там превратился в рыбу и поплыл все направо да направо. Все боялся, что съедят его огромные рыбы, но доплыл-таки до стеклянной горы. Там выскочил на камушек и мухой обернулся. Полетел на вершину. С великим трудом пробрался в садик, ослабел сильно. В саду том и вправду висели рубашки. Влетел он мухой в рукав и затаился там, пока не пришла за рубашками самая старшая королевна. Принесла она рубашки в палаты, еще и пожаловалась, что на улице холод, а рубашки тяжеленные, будто камень в них завернули. Бросила она белье на кровать — он и вылетел, забился за печь и стал ждать, что скажут. И вот самая младшая, жена его, взяла дочурку на руки и говорит:

— Дорогое мое дитя, не доведется тебе видеть своего отца. А я несчастная, что наделала! До смерти жалеть о том буду. И мне самой тоже его не увидеть!

И горько заплакала. Обе сестры тоже разрыдались.

Услыхал он это — чуть сердце у него не разорвалось от тоски. Стал он человеком, подбежал к своей любимой королевне и говорит:

— Возлюбленная моя супруга! Кончилась наша разлука! Погляди же на меня и дай мне на тебя наглядеться!

И взял он свое дитя на руки, прижал к сердцу и заплакал от радости.

Встали две ее сестры и запели благодарственную молитву, потому что в этот миг избавились они от заклятия. Начали они обниматься, целоваться, друг дружку поздравлять. А на месте моря воздвигся вдруг великий город, и стеклянная гора посреди него дворцом сделалась. Вошел тех трех дочерей отец, великий государь всей страны. И чернокнижник, и настоящий отец того сына были его подданные. Вошла и мать-государыня. Как увидели их королевны — пали перед ними ниц. Самая младшая прощения у матери попросила за то, что против ее воли замуж вышла, но, стало быть, это ей государство завещано. Удивился муж ее, и рассказали ему: одна-де колдунья объявила, что все государство должно перейти к той из королевен, которая выйдет замуж за пастухова сына, а иначе грозят государству беды великие. Разгневалась государыня и велела всех трех королевен заколдовать, чтобы жили они на стеклянной горе, пока великий храбрец туда не проберется. А весь город в округу велела превратить в море, чтобы во веки веков ни один человек туда попасть не сумел.

Подивились государь с государыней, что же это за человек сумел все это преодолеть и чары разрушить, и назвали его своим достойным зятем. А тут пальба из пушек началась, вышла на улицу вся армия с музыкой, парад начался. Передали государь с государыней всю страну под власть пастухову сыну.

Стал пастухов сын великим государем. Отправил он одно посольство за своим настоящим отцом, другое — за приемным, велел им с женами в столицу приехать. Стал пастух его первым министром, а чернокнижник — вторым. Оставил он с той поры свое чернокнижие. Жили они вместе в великом согласии и мире до самой смерти.

ПРО САМУЮ ЧУДЕСНУЮ ВЕЩЬ НА СВЕТЕ

Перевод А. Щербакова

Было у короля три сына. Отправился он однажды странствовать по своему королевству. Ехал он, ехал и добрался до маленькой хатки. Жила там бедная вдова с двенадцатью дочерьми. Дал король вдове шесть золотых дукатов и сказал, что на обратном пути одну дочку с собой увезет. Обрадовались дочери, решили, что король самую старшую из них за себя замуж возьмет. Но король был женатый и, когда домой возвращался, взял с собой самую младшую, сыновьям своим ровесницу.

Привез он ее домой и сказал, что будет теперь у них сестричка. Обрадовались сыновья, понравилась им сестричка, да и они ей пришлись по сердцу. Так росли они вместе, вместе на прогулки ходили и верхом ездили.

Вот пришел раз один из королевичей на конюшню, велит конюху коней седлать. Мол, поедут они с королевной на прогулку. А конюх и говорит:

— Да никакая она не королевна!

Стал королевич допытываться, кто она такая и откуда он это знает. И пригрозил:

— Если ты мне не скажешь, я на тебя королю пожалуюсь.

Рассказал ему конюх все, как было. Девочка эта, мол, из бедной семьи. Пошел королевич к отцу и говорит:

— Я знаю, что она нам не сестра. А я ее люблю и, коли она нам не родная сестра, то дозвольте мне, батюшка, на ней жениться.

А братья его говорят:

— Мы тоже ее любим и тоже на ней жениться хотим.

Не понравился королю этот разговор. Вот и сказал он сыновьям:

— Отправляйтесь-ка вы странствовать. Найдите самую чудесную вещь на свете. За того, кто ее найдет, я подружку вашу замуж и выдам.

Ехали королевне, ехали, приехали на один постояли двор и договорились расстаться на три дня, а через три дня там же и встретиться. Поехал старший в один город, а там как раз ярмарка.

Видит он — какой-то мужик продает двуколку за две тысячи. Стал старший королевич спрашивать, что за двуколка такая, почему она две тысячи стоит. Мужик и говорит ему, что, если в эту двуколку сесть, то, где захочешь, там во мгновение ока и окажешься. Заплатил королевич деньги, сел в двуколку, захотел быть на постоялом дворе и вмиг там очутился.

Среднему королевичу приглянулось у другого мужика зеркальце. Что захочешь, то в нем и увидишь. Стоило зеркальце две с половиной сотни. Он его и купил.

А младший королевич повстречал возле какой-то хатенки старушку. Было у нее три яблока. Стоили они тридцать монет, по десяти за штуку. И сказала бабка королевичу, что, мол, если кто заболеет и съест это яблоко, то сразу же выздоровеет. Купил младший королевич эти яблоки и тоже вернулся на постоялый двор.

Вот собрались они там все трое, и стал младший у старшего спрашивать, что тот купил. Тот рассказал про двуколку. Потом младший спросил среднего. Тот рассказал про зеркальце. Подивился младший брат зеркальцу, поглядел в него и захотел увидеть родной дом. Глядит, а все придворные руки ломают, плачут. Что случилось? Сели братья в двуколку и во мгновение ока дома очутились. Бегут во дворец, спрашивают, в чем дело. Оказывается и король, их отец, и королева, и та девица — все трое заболели черной немочью и вот-вот помрут. Младший королевич дал им по яблоку: и королю, и королеве, и девице. Они сразу выздоровели.

Собрал тогда король великий совет, чтобы решить, за кого же из троих девицу-то замуж выдать. У старшего сына двуколка — вещь чудесная. У среднего — зеркальце — тоже чудесней не бывает. Думал совет, думал целыми днями, судил да рядил, кому она в жены достанется. Так и не придумал. Решили спросить первого встречного мужика. Оказался им один старичок. Рассказали ему все дело, а он и говорит:

— Глупые вы люди! И двуколка у старшего хороша, и зеркальце у среднего не хуже. А подружку надо отдать за младшего, потому что такие яблоки, от которых люди сразу выздоравливают, это и есть самая чудесная вещь на свете.

Так и сделали. Устроили пир горой и женили младшего королевича. И была великая радость.

КАК МУЖИЦКИЙ СЫН СТАЛ КОРОЛЕМ И ДОБЫЛ СЕБЕ ЖЕНУ СО ДНА МОРСКОГО

Перевод 3. Суриной

Был на свете один король, бездетный да старый. Стал он думать, кого своим наследником сделать. Из панов высокого рода взять — так они народ не любят, все зловредные да трусливые. Решил он выбрать наследника из мужиков и разослал по деревням указ: тот, у кого есть сын умный, ловкий и красивый, должен прислать его к королю.

А в одной деревне жил бедный мужик. Было у него двенадцать сыновей, и все, как один, собой красивые, статные, ловкие. Послал их отец к королю.

Велел король вырыть ров, широченный и глубоченный, приказал водой его наполнить и объявил:

— Кто перепрыгнет через этот ров туда и обратно три раза, тот и станет наследником.

Старший брат прыгнул, не допрыгнул и в воду упал. И второй в воду упал. За ними все остальные братья в ров попадали. Дошла очередь до младшего.

А у того конь был, сивка черноногий. Вскочил он на коня, отъехал подальше, разогнался и перескочил через ров. И обратно так же. И в третий раз так же.

Подивился король: самый младший, и лет-то ему не больше четырнадцати, а такой ловкий и смекалистый. Велел он ему остаться во дворце и сказал:

— Сделал бы я тебя наследником, с задачей ты справился, да вот беда: лицо у тебя грубое, мужичье.

Ответил мужицкий сын:

— Что поделаешь? Какое дано мне от рождения лицо, с таким и помирать придется…

Сказал он это, сел на своего коня и поехал на луг позабавиться. Едет он и вдруг видит — летит прямо на него перо необыкновенной красоты.

«Вот бы мне поймать его», — подумал мужицкий сын. Пришпорил коня, привстал в седле и поймал.

Обрадовался он удаче, поехал к королю, показал ему перо. А король посмотрел, да и говорит:

— Передо мной баловством не выслужишься. Сумел поймать перо, так сумей поймать и птицу, которая это перо потеряла.

— Ну что ж. Исполню и это, — сказал мужицкий сын.

А сам призадумался. Не сообразить ему, как птицу-то поймать. Пошел он к своему коню, пожаловался:

— Приключилась со мною беда. Велел мне король поймать птицу, которая это перо потеряла.

Конь и говорит ему:

— Не печалься, а сделай так, как я скажу. Распори мне брюхо, вынь все кишки, положи их в мешок, и поехали на луг.

Приехали они на луг — конь и говорит:

— Продерни в этот мешок веревку, да смотри — подлинней. Возьми четыре колышка, воткни их в землю и надень на них мешок, да так, чтобы кишки из мешка видны были. А сам спрячься во мне и веревку от мешка в руке держи. Я дохлым притворюсь, а ты смотри в оба. Прилетит эта птица, начнет клевать кишки, влезет в мешок — тут-то ты веревку и дерни. И птица — твоя. Бери тогда мешок, садись на меня, и поедем к королю. Пусть видит, как ты свое слово держишь.

Как посоветовал ему конь, так мужицкий сын и сделал. Поймал эту птицу. А уж до чего она была красивая, перья-то разными красками переливаются. Но и свирепая — голыми руками не возьмешь.

Ну, привез он эту птицу королю. Очень обрадовался король, что у него такой ловкий и умный наследник. Всюду разослал приглашения, звал на удивительную птицу полюбоваться. А мужицкому сыну сказал:

— Через ров ты перескочил, чудесную птицу поймал. Теперь придумай, как лицо свое изменить.

— Ну что ж. Сделаю и это.

Пошел мужицкий сын к своему коню за советом, а тот ему и говорит:

— Вот возьми ключик. Загляни мне в ухо, найдешь там золотую шкатулочку, а в ней скляночку с белым снадобьем. Вели вскипятить молока побольше, накапай туда этого снадобья и в том молоке искупайся. И станешь таким красавцем, что люди будут приезжать, чтобы на тебя полюбоваться, как нынче на ту птицу любуются.

Мужицкий сын так и поступил, только все тайком сделал, чтоб никто об этом не узнал. Сам вскипятил молоко, накапал снадобья, окунулся и стал таким красавцем, что самому в диковину. Пришел к королю и говорит:

— Теперь у меня лицо не мужицкое?

Король отвечает:

— Экий ты теперь красавец! Хотел я отдать тебя в школу наукам обучаться, а теперь не отдам; от девиц отбою не будет. Учись во дворце.

Приставил к нему король учителей, а когда они выучили его, сказал:

— Ну, а теперь подыщи жену под стать себе.

— Хорошо, сделаю и это.

Пошел мужицкий сын на конюшню к своему верному коню.

— Посоветуй, как быть. Велел мне король найти жену, да такую, чтобы под стать мне была.

Конь ему отвечает:

— Есть у меня дочери-красавицы, но живут они в море. Вот тебе мой совет: укрась корабль попышнее, коврами выстели, самые красивые платья приготовь, зеркала, духи, цветы, чтобы глаза у них разбежались от такого богатства. А себе наладь быстроходную лодку. Как схватишь одну из моих дочерей, так беги с корабля: он сразу же потонет. Да смотри — не мешкай, не оглядывайся!

Так и сделал мужицкий сын. А конь-то был не конь, а волшебница; она молодца искала, чтобы избавил ее дочь от чар, и вот выбрала.

Привез мужицкий сын на корабль самые красивые вещи, а сам спрятался и стал ждать. И вот видит — выходят из воды девушки, поднимаются на корабль и радостно восклицают:

— Смотрите, смотрите! Что за диво! Давайте наденем эти наряды и убежим. Вот потеха будет! Придут хозяйки наряжаться на бал, а платьев-то нет! Ужо посмеемся мы над ними?

Стали они быстро наряжаться. Но одна все не может надеть туфельку. Маловата ей туфелька, а другие не нравятся.

Тут выскочил молодец, схватил ее на руки и прыгнул в лодку. Привязал девушку за ногу, чтобы в воду не скакнула, и привез домой.

Не мог король надивиться его уму и ловкости. Как это он сумел из морской пучины девицу себе в жены добыть!

Жевался на ней мужицкий сын и стал наследником короля. Жили они с женой долго и счастливо. Она благодарна ему была, что вызволил он ее из пучины, где оно жила заколдованная.

О ДОБРОДНЕВСКОМ

Перевод А. Щербакова

В прежние времена, когда вроцлавский товар возили в Броды через Краков, было в Добродне много возчиков. Иные и по сорок лошадей для такого дела держивали. Случилось, что у одного возчика жена померла. Осталась только дочь единственная. Но вскоре возчик снова женился.

Женился да сразу и уехал, а вернулся только через год. Подъезжает к дому, кнутом щелкает, чтобы жена вышла встречать. Такой у него был обычай. Не выходит жена. Отъехал он, вернулся и вдругорядь щелкает. А жены не видно. Ну, он в третий раз к дому правит и выходит ему навстречу дочка. И рассказывает она отцу, что мачеха долг свой не блюдет, шашни заводит, мужнину честь не бережет. Рассердился возчик, вошел в дом, накричал на жену, люто изругал ее. А она ото всего отперлась, да еще и такие слова сказала:

— Ты еще полюбуешься, что у тебя за доченька! Вот уедешь, вернешься, а у нее, глядь, и ребеночек на руках.

Настало время, и отправился снова возчик в дальнюю дорогу не меньше, чем на год. А мачеха пошла к своей тетке, ведьме, и подговорила ее устроить так, чтобы падчерица сына родила как раз к приезду отца. Приехал отец через год, подъезжает к дому, кнутом щелкает. И на тот знак выходит к нему жена и говорит, что три часа тому назад его дочка сына родила. Разгневался возчик, расшумелся, вошел в дом и велел, дочке сей же миг из дому вон убираться. Стала дочка его упрашивать, да где там!

Вдруг младенец из кровати выскочил, деду поклонился и говорит:

— Добро пожаловать, дедушка! Благополучно ли съездили? Уж вы не гневайтесь на меня и на матушку.

А сам по горницам по лавкам да по столу прыгает.

Не умилился дед, на внука глядючи, велел дочери уходить из дому немедля и никогда на глаза ему не показываться. Пришлось бедняжке встать с постели, вещи собрать. Утешал ее сынок, как мог, пособил вещички завязать в два узелка да сам и нести вызвался.

Взяла мать свой узелок, сын — свой, и ушли они из Добродня. По дороге мать от слабости сомлела, так сын у нее узел забрал и сам оба узла понес. И повел он свою матушку в дальние края, в город Вену, где живет сам австрийский князь. В ту пору напали на его княжество жестокие враги, а у князя как раз начальника для войска не было. Стал пришлый молодец называть себя Добродневским и по городу похваляться, мол, если сделают его начальником, то он вмиг врагов победит. Велел князь его призвать пред свои очи и поручил ему все свое войско. Выполнил молодец, что обещал, всех врагов побил и прочь прогнал. С того времени он и матушка его стали жить в достатке благодаря княжеской милости.

Был у этого князя сын. Уговорился с ним Добродневский, что пойдут они вместе странствовать. Много стран они прошли, да захотелось княжичу еще и тридесятое царство посетить. Отговаривал его Добродневский, рассказывал, что там пашут — людей запрягают, хуже, чем со скотом, с ними обращаются. Но княжич на своем настоял. Отправились они туда и хватили там лиха. Взяли их под стражу и послали на тяжкие работы. Было там, кроме них, почитай, еще двести бедолаг из разных стран, всех их работать заставляли, а на ночь запирали в большую конюшню. И вот однажды, когда вся стража уснула, Добродневский сказал товарищам, чтобы поутру никто из них на работу не вставал.

— Не бойтесь, — говорит. — Я буду ответ держать.

Поутру пришел часовой их будить, а никто и с места не двинулся. Пришел он во второй раз, пришел в третий — никто не встает. Тогда донесли об этом царю. Тот приказал выстроить войско и всех непокорных прогнать сквозь строй. Вывели войско, Добродневского связали и потащили сквозь строй. Глядь, а ни один солдат не может пошевельнуть ни рукой, ни ногой, будто окаменели.

Сильно встревожился царь, стал Добродневского упрашивать: мол, он всех отпустит на волю, только пусть Добродневский войско оживит. Добродневский согласился, оживил войско, а сам пошел дальше странствовать со всеми, кого освободил.

Но царь тот был обманщик. Послал он вслед за ними войска видимо-невидимо и приказал их всех схватить. Добродневский снова сделал так, что солдаты одеревенели. Испугался царь, давай его снова просить. Дескать, он все Добродневскому даст, чего тот пожелает, лишь бы он войско оживил. Выговорил себе Добродневский два корабля, полных золота, серебра и драгоценных камней. Царь ему их тут же предоставил. Но тайно умышляя, как бы ему Добродневского с товарищами схватить. Добродневский об этом дознался и сделал так, что все, кто жил в той стране, превратились в камни. Даже земля в той стране и та камнем сделалась. И поплыли странники морем домой на кораблях с безмерным богатством, а Добродневский и молодой княжич стали у них за начальников.

Доплыли они до середины моря, стал княжич Добродневского благодарить за спасение. А тот ему ответил, что за эту услугу просит он княжича жениться на его матушке. Дескать, все эти сокровища, которые они везут, отдаст он матушке в приданое. А если княжич откажется, то его тут же бросят в море. Волей-неволей княжич согласился. Приехали они в Вену, рассказал княжич отцу, что им было обещано Добродневскому в награду за избавление. Князь на это охотно согласился и устроил княжичу богатую свадьбу с матушкой Добродневского. Она ведь была молодая и собой пригожая.

После свадьбы Добродневский попросил у князя дозволения съездить с молодыми в Добродень. Вот приехали они в Скшыдловицы, в соседнее местечко, и там приказал Добродневский запереть себя в сундук и в том сундуке привезти в дом деда. И поставить сундук точно на то самое место, где он родился.

Добрались они до хаты деда-возчика, попросились погостить. Принял их возчик гостеприимно. Дескать, для него большая милость, что такие знатные господа в его доме будут жить. Спросил княжич, есть ли у возчика дети. Тот загоревал, признался, что была у него дочь, да прогневался он на нее, выгнал, а теперь не знает, где искать. Тогда благородная княгиня открылась отцу, стали они обниматься и целоваться.

А мачехи дома не было, она как раз в это время пошла к своей тетке, ведьме. Послали за ней. Пришла она и тетку привела. И тут выскочил из сундука Добродневский, только в виде младенца, словно вот-вот родился. Запрыгал по полу, деду поклонился. И вдруг схватил мачеху и ее тетку за руки и утащил их за собой сквозь потолок.

Все перепугались насмерть, насилу опомнились, а как опомнились, стали креститься и шептаться между собой: вот-де как удивительно ведьмины козни обернулись. Не сумела она невинной девушке зла причинить, и только сама себя погубила.

А дочка возчика с того времени счастливо жила со своим княжичем, и отцу ее за все жизненные невзгоды добром было воздано.

ПРО ЗЛОГО БРАТА

Перевод 3. Суриной

Жили на свете два брата: старший — богатый, а младший — очень бедный. Часто приходил бедняк к богатому брату, просил у него то того, то другого. И вот однажды, когда он снова пришел с какой-то просьбой, богач сказал жене:

— Хватит с нас! Он все равно богатым не станет, а нам по его милости и обеднеть недолго. Но я знаю, как от него избавиться. Выколю ему глаза, и пусть идет просить милостыню.

Жена ничего ему на это не ответила. Позвал богач брата в чулан, велел ему сесть и объявил свою волю.

Брат умолял пощадить его, но богач и слушать не стал, взял шило, ткнул его в один глаз, потом в другой и ослепил бедняка. Попросил тогда калека, чтобы христа ради отвели его к кресту на развилке дорог, где можно подаяние собирать у прохожих. Но злой брат свел его к виселице, где на четыре столба сверху венец из четырех балок был положен. Слепой взывал к людям, милостыню просил, но никто в те места не наведался, никто его не услышал.

Наступила ночь, а он и не знал, где сидит. В том городке, откуда его злой брат привел, часы на башне пробили одиннадцать, и тут прилетели три черта в вороньем обличье, уселись на виселицу и повели между собой беседу. Один говорит:

— В ближней деревне жена одного богатого мужика после родов лежит. Самая для нас добыча! У их служанки такая привычка: бросит на стол ложки, поставит ужин, домашних не позовет и уходит вон. В это время роженица чихнет, ее никто не услышит и не скажет: «Дай тебе бог здоровья». Вот тут-то мы дом приподнимем за нижний венец и утащим хворую.

Второй говорит:

— За три мили отсюда, в городе, где нет близко воды, выкопали глубокий колодец, а до воды так и не добрались. Бросили они эту работу. А пробей они камень еще на четверть локтя, вода оттуда хлынула бы, пошла бы через верх, и весь город затопило бы. Но если кто-нибудь забежит в первый попавшийся дом, схватит перину и накроет колодец, вода утихнет, и будет ее ровно столько, сколько городу нужно.

А третий молвит:

— В Папроцинах панская жена вот уже семь лет хворает. Скоро она в наши руки попадет. Ей уже ничто не поможет: она выплюнула просвиру, а жаба, которая ее проглотила, сидит в ее комнате под большим шкафом. Жабу эту нужно рассечь, вынуть просвиру, обмыть и дать больной съесть. Тогда она поправится. Но ведь об этом никто не знает.

— А я знаю куда больше тебя, — говорит первый. — Заметил я, что здесь, под виселицей, растет трава и трава не простая. Ежели ты ослеп или отроду слепой, сорви травинку, потри глаза и тут же прозреешь.

Часы пробили полночь, улетели три ворона. Слепой ощупал все вокруг — понял: он и впрямь не у креста на развилке, а под виселицей. Стал он шарить в траве, сорвал одну травинку, другую, третью и наконец нашел ту, которая возвращает зрение. Взял он ее, потер глаза — в них словно искорка блеснула, а потом все светлее, светлее сделалось, и вот он прозрел. На зорьке пошел он искать деревню и дом, где лежала роженица, о которой вороны говорили. Уже смеркалось, когда он дотуда добрался и попросился на ночлег.

— У нас ночлег вам будет неспокойный, — говорит хозяин. — Жена после родов лежит, ребенок всю ночь криком мается. Попросились бы вы к соседу, там малых детей нету.

— А мне хоть под лавкой, лишь бы у вас остаться, — отвечает бедный брат. Сел поближе к кровати, сам держит ухо востро, и, как только девка, бросив на стол ложки, вышла и роженица чихнула, говорит ей:

— Дай вам бог здоровья!

И тут как ухнет в доме! Стены ходуном заходили, все картинки с них попадали: это черти со зла дом на место уронили. Хозяин и все домашние переполошились, а бедный брат тут-то им все и рассказал. Одарил его хозяин щедро, да еще велел отвезти в город. Там бедный брат оповестил, что берется воду найти. Ему говорят: не тебе, дескать, чета мастера здесь воду искали да ничего не добились. Но он настоял на своем, стребовал нужный инструмент. А перед тем, как в колодец спуститься, предостерег: как только крикнет или знак подаст, пусть его сразу же тащат наверх.

И часу не прошло, а уж вода ключом забила. Он крикнул, еле успели его вытащить — вода через верх хлынула. Кинулся он в первый же дом, схватил перину, накрыл колодец — вода-то и спала. Хорошо ему заплатили за эту услугу. Купил он себе на эти деньги бричку, пару лошадей да поскорее поехал в Папроцины. Приехал и говорит пану, что хочет вылечить его жену.

— Все отдам, что имею, если покажешь свое умение, — сказал пан.

Велел приезжий отодвинуть большой шкаф, мечом разрубил мерзкую жабу, достал просвиру, обмыл и дал больной. А та уж едва дышит, иссохла совсем.

Прошло несколько часов. Вот больная поела немножко, приподнялась на постели, села; на другой день она уже по комнате прошлась; а на третий день и во двор вышла. Муж щедро заплатил исцелителю, а тот прямо из Папроцин поехал домой.

Как увидели его богатый брат с женой, глазам своим поверить не могут.

— Хотел ты, брат, зло мне причинить, да видишь — все наоборот вышло. Любуйся теперь на мое счастие.

Позавидовал богач брату и говорит:

— Слушай, братец, выколи ты мне глаза и отведи к виселице.

Ни за что не соглашался младший брат на такое дело, но богач его уломал. Выполнил младший брат его просьбу и отвел к виселице.

Вот пробило одиннадцать. Снова прилетели три ворона. И опять повели свою беседу.

Первый говорит:

— Плохо дело: роженица нам не досталась, воду в городе нашли, и хозяйка в Папроцинах выздоровела. Надо глянуть, уж не подслушивает ли нас кто-нибудь.

Слетел он вниз и кричит оттуда:

— Сюда! Скорее сюда! Попался, ловкач!

Камнем слетели вниз вороны и растерзали богача. Поделом — за жестокость и жадность.

КАК СТАРЫЙ КУЗНЕЦ СМЕРТЬ И ЧЕРТЕЙ ЗА НОС ВОДИЛ

Перевод Р. Белло

Один кузнец старый стал. Надоело ему на этом свете жить, и говорит он:

— Куда же это смерть подевалась? Чего она за мной не приходит?

А смерть — тут как тут. И говорит:

— Пойдем, кузнец! Хватит уж тебе людям глаза мозолить.

А кузнец как раз за столом сидел, хлеб ел, маслом из кружлика[3] намазывал:

— Ладно, — отвечает, — пойдем. Полезай пока в кружлик, посиди там, а я схожу к братьям, расскажу, что им тут без меня делать надобно.

Пошел он в кузницу, выковал обруч на кружлик, вернулся в избу, стянул кружлик обручем потуже и зашвырнул на полку.

Прожил он еще несколько лет — опять надоел ему белый свет. Опять он спрашивает:

— Куда это смерть запропастилась? Чего за мной не приходит?

Тут он вспомнил, что смерть-то у него на полке, взял и выпустил ее. Та — наутек. Отбежала подальше, кричит ему:

— Никогда больше к тебе не приду!

А кузнец нет-нет да и позовет смерть. Набралась она духу, пришла и говорит:

— Ну, ступай! Время настало, довольно ты железо гнул, теперь я тебя гнуть начну.

— Иду-иду, — отвечает кузнец. — Подожди только, я гроб себе принесу.

Гроб-то у него уж давно готовый был. Принес кузнец его и говорит смерти:

— Покажи-ка мне, как в гроба-то ложатся?

Смерть легла в гроб навзничь, а у кузнеца крышка наготове — раз! — и прихлопнул крышку. Потащил гроб к реке и спустил в воду. Плывет смерть вниз по реке.

Люди спервоначалу подумали: плывет колода какая. А как увидели, что это гроб, испугались сильно. Однако открыли. Поблагодарила их смерть и пообещала тому, кто ее из воды вытащил, что он на десять лет дольше проживет, чем суждено.

Но вот обрыдла кузнецу жизнь и говорит он:

— Хоть бы черти меня взяли, что ли?

А черти тут как тут.

— Идем, — говорят, — кузнец. Уж мы-то не такие простофили, как смерть!

— Посидите-ка здесь на лавке, — отвечает кузнец. — Я пойду, братьям наказ оставлю.

А лавка эта была такая, что с нее не встанешь, пока кузнец не отпустит. Провозился кузнец в кузнице четыре дня, а черти все на лавке сидят, оторваться не могут. Приходит кузнец на пятый день, черти его и спрашивают:

— Ты чего там делал столько времени? Уж мы тебя заждались.

— А кто вам велел ждать-то? Видите — нет меня, и отправлялись бы восвояси.

— Как же нам уйти, — отвечают черти, — когда с лавки не встать?

Кузнец повернулся к ним спиной и говорит:

— Я вас не держу. Хотите сидеть — сидите. Не хотите — скатертью дорога.

Продержал он их таким манером пятнадцать дней. Черти с голодухи, как щепки, высохли. Только тогда кузнец отпустил их. Поклялись черти, что больше никогда к нему не придут.

И вот еще несколько лет жил кузнец, пока вовсе не опостылел ему белый свет. И опять говорит себе: «Хоть бы дьяволы, что ли, за мной пришли! Или дьяволам тоже меня не взять?» Тут явилось за ним двенадцать дьяволов. А у кузнеца яблоня такая была в саду: кто до яблока дотронется, у того рука к яблоне прирастает — не оторвать никакой силой. Вот кузнец и говорит дьяволам:

— Сорвите-ка себе но яблочку.

Дьяволы пошли яблоки рвать, руки у них к дереву-то поприлипали. Кузнец увидел, что каждый дьявол по яблоку схватил, так их возле яблони и оставил, а сам ушел. Помурыжил их там, приходит и говорит:

— Ну, насиделись вы под яблоней, наелись яблочек — теперь в дорогу. Так уж и быть, пойду с вами.

— Кузнец! — взмолились дьяволы. — Отцепи нас от этой яблони! Никогда мы больше к тебе не придем!

Подошел кузнец к яблоне, стукнул по ней три раза кулаком. Освободились дьяволы и дунули прочь, не захотели его с собой забирать. Мы, говорят, ни за какие коврижки сюда больше носа не покажем.

Прошло какое-то время, и снова кузнецу расхотелось на свете жить. Снова просит он, чтобы черти взяли его.

Явилось теперь за ним двадцать пять чертей. И говорят:

— Ну, кузнец, собирайся, пойдем с нами!

— Ишь, сколько вас! Аж двадцать пять! Совсем меня напугали, придется идти. Дайте только напоследок слово молвить.

— Э, нет! Ты нас не проведешь, как тех, кого в гиблый сад затащил. Мы с места не тронемся, пока ты с нами не пойдешь.

— Сказал я вам, что пойду, стало быть — пойду. Давайте только в кузницу заглянем.

Вошли черти в кузницу и спрашивают:

— Ну и что ты нам покажешь нового?

— Спросить хочу — как же это вы меня толпой по городу поведете? Эко вас сколько! Видите тот старый мех? Лезьте туда, а я вас через город и перенесу.

Послушались черти кузнеца, влезли в мех. А у него уж были обручи приготовлены, стянул он мех, закинул за спину и понес по городу. Вышел за город к тонам, где мужики зерно молотили, и думает: «Надобно мне из этого меха пыль выколотить». На первом току двое мужиков молотили, это ему мало показалось. Пошел дальше. Видит — трое молотят. Опять пошел дальше. Видит — молотят четверо. Подходит он к мужикам и говорит:

— Хозяева! Сделайте милость, поколотите цепами по этому меху, пыли в нем набралось много.

Мужики как начали мех бить да трепать — черти благим матом взвыли. Ладно дыра в мехе получилась, так сквозь эту дырку они друг за дружкой повыскакивали. А кузнец в свою избу вернулся.

Жил он, жил, и опять надоело ему жить. «Не буду я никого просить, чтобы пришли за мной, — подумал он. — Пойду сам в пекло». Сказано — сделано. Добирался кузнец до пекла ни много, ни мало — двадцать один день. А с собой взял трижды свячёный кнут, трижды свячёную воду, трижды свячёный мел и вдобавок старый полушубок.

Так шел он, шел в пекло и по дороге чертям в подарок грибы собирал.

Подошел он к воротам и кричит:

— Эй! Открывайте, а то у меня ноша тяжелая!

Черт, который на страже стоял, бросился со всех ног открывать ворота, думал, что это кто-нибудь душу принес. Пробрался кузнец в пекло, обвел себе круг мелом — черт со страху в угол забился. Вытащил кузнец свячёный кнут да свячёную воду, и давай чертей кропить! А по поближе, того кнутом хлещет, шкуру спускает. Стали его черти спрашивать, чего он хочет. Кузнец отвечает, что хочет свой старый полушубок в котел три раза обмакнуть. Согласились черти. Только один черт, что у котла стоял, уперся. Ну, плеснул на него кузнец свячёной водой — черта всего скрючило, взмолился он:

— Макай хоть сто раз, только меня не трогай!

Макнул кузнец полушубок в котел три раза, души за овчину уцепились. Много набралось— по четыре, по пять душ на каждой прядке. Только одна душа на дне осталась, руки тянет, местечка на полушубке живого найти не может. Спустил кузнец свой полушубок пониже — уцепилась и эта душа. Так он всех их из пекла и вынес. Идет он, идет, видит — поляна. Тут обтряс он полушубок, души-то все овечками обернулись. Присел кузнец на пенек, на дудочке играет, овечек пасет.

А хромой черт, что при котле стоял, приказывает другому:

— Ступай за овцами и верни их назад в пекло. Я тебе скажу одну хитрость, чтобы ты с кузнецом сладил. Есть там большая гора. Бегите вперегонки на эту гору. Кто первый на нее взберется и обратно к овцам прибежит, тот и выиграет, тому и овцы. У тебя ноги быстрые, кузнец за тобой не поспеет.

Пришел черт к кузнецу, спрашивает:

— А чьи же это овечки?

Кузнец отвечает:

— Мои.

— А пастух кто?

— Я пастух.

— Давай, — говорит черт, — вон на ту гору вперегонки сбегаем и обратно. Кто быстрей добежит, тот овец в полное владение получит.

Кузнец отвечает:

— Чего это я бегать буду? Вон у меня брат младший есть, пусть он бежит. Даже он тебя обгонит.

Кузнец еще раньше двух зайцев поймал в лесу и спрятал в мешок.

— Ну, давай беги. Я братца следом пошлю.

— А где твой братец?

— Да вот он, — говорит кузнец и показывает ему из мешка заячьи уши.

Согласился черт, мол, пускай младший брат бежит. Выпустил кузнец зайчика, черт сломя голову помчался на гору, а заяц в лес. Прибежал черт назад, спрашивает:

— Ну, где твой братец?

— Хо-хо! Он уж полчаса как назад вернулся!

И показывает кузнец другого зайца, того, что в мешке остался.

Черт бегом в пекло. Примчался туда, рассказывает:

— Как же я мог овец у него выиграть? Я бежал что было духу, а он сам и не побежал — своего младшего брата послал. Так даже младший меня обогнал.

Тут другой черт говорит:

— Эх и дурень же ты! Пойду-ка я теперь. Живо над кузнецом верх возьму.

Пришел он к кузнецу, спрашивает:

— Чьи это овцы?

— Мои.

— А пастух кто?

— Я пастух.

— Ну, вот если ты свистнешь так же сильно, как я, овцы насовсем твои будут.

— Давай, — отвечает кузнец, — свисти. А потом — я.

Черт как свистнет, — ветки с деревьев посыпались. А кузнец сидит, обруч ладит.

— Ты чего ладишь? — спрашивает черт.

— Ты свистнул — ветки с деревьев облетели, а я свистну — у самого голова лопнет. Вот я и делаю себе обруч на голову.

Черт испугался, спрашивает:

— А мне как же быть?

— А ты уж как хочешь.

Черт кинулся быстрей яму в земле копать:

— Ужо выкопаю яму, голову туда суну — авось не лопнет.

А у кузнеца толстая палка была. Как он той палкой черта по заду хряснул, черт света не взвидел. В один прыжок до пекла долетел. Явился в пекло, рассказывает:

— Что же нам с ним делать? Он как обманывал нас, так и обманывает.

Третий черт говорит:

— Вы все дураки! Вот я теперь к нему пойду, овец приведу и его самого в придачу.

Прихватил он с собой задвижку от адовых ворот. Нашел кузнеца, подходит ближе, спрашивает:

— Эй, чьи это овцы?

— Мои.

— А кто пастух?

— Я пастух.

— А ну, подбрось эту задвижку выше, чем я. Тогда овцы твои будут.

— Давай ты вперед, а я после.

Черт задвижку вверх подкинул, она аж на четвертый день обратно упала, в землю вошла. Черт говорит:

— Ну, теперь ты кидай.

— Как же я ее кину, если она в земле увязла?

— А ты вытащи и кидай.

— Кто ее туда воткнул, тот пусть и вытаскивает.

Черт поднатужился, вытащил задвижку разом с землей и подает кузнецу. Кузнец чуть не упал, еле-еле держит, а сам на небо поглядывает. Черт не утерпел, спрашивает:

— Чего ты все на небо глядишь?

— Много будешь знать — скоро состаришься.

Черту неймется, опять спрашивает. Кузнец говорит:

— Ты видишь, что вон там, на месяце?

— А что там?

— А там мои братья. Куют, работают. Вот я и жду — окончат они дело, я им задвижку туда и кину.

Черт со страху, что кузнец задвижку на месяц закинет, вырвал ее у кузнеца, тот аж перекувыркнулся. Примчался черт в пекло и говорит остальным чертям:

— Вот бы он шутку отмочил, если бы задвижку на месяц. закинул! Чем бы мы пекло запирать стали, как бы души тут устерегли? Нет, я больше к нему не ходок. Пускай сам те души пасет. Еще надоест ему — сам придет, попросит, чтоб мы назад их взяли.

Но кузнецу овечки не надоели. Паслись они, паслись, а потом голубями обернулись и в небо улетели. Нос длиною с огурец, а тут и сказке конец.

КАК НИЩИЙ СТАЛ КОРОЛЕМ

Перевод Л. Пивоваровой

Жил на свете один нищий. С малолетства милостыню просил на папертях, люди его не обижали, хоть и был он здоровый мужик.

Вот шел он раз через лес, день был жаркий, захотелось ему передохнуть, в человеческом жилье посидеть, да негде. Ни корчмы не видно, ни лесникова дома. Кто же, кроме разбойников, станет в лесу жить? Совсем притомился нищий и подумал: «Хоть бы черт меня приютил, что ли?»

Ночь настала. Идет нищий, идет, месяц из-за тучки выплыл, светло в лесу стало, видит нищий — что-то за деревьями темное. Подошел поближе, смотрит — перед ним дом стоит. Вошел он в дом — темно, пусто. Нищие недаром суму носят, порылся он в суме, огарок свечи вытащил, спички достал, зажег свечку и видит, что стоит посреди большой избы. В красном углу образ висит, под образом — лавка. Образ большой, от самого потолка чуть ли не до самого пола, рама у него золоченая, а кто нарисован, не разобрать — темно. Сел нищий на пол, свечку на лавку поставил, скинул одежонку и давай вшей давить. А свечка знай себе горит перед образом, горит да потрескивает, все ярче разгорается. Глянул нищий ненароком на образ — что за диво! Совсем не святой на нем изображен, а сам дьявол, точь-в-точь такой, каким его малюют.

Был нищий не из робкого десятка, не очень-то он испугался. Дело свое кончил, одежонку накинул и давай образ рассматривать. А свеча-то все на лавке стоит, горит да потрескивает. Вдруг слышит нищий — дверь за спиной заскрипела, вошел кто-то. Оглянулся он, присмотрелся, видит — стоит богато одетый господин. Говорит незнакомец:

— Что ты здесь делаешь, человече?

— Хотел я тут переночевать. Вы уж не гневайтесь, я по белу свету брожу, притомился.

— Хорошо. Оставайся здесь, спи себе на здоровье. Ты мне такую честь оказал, что и не знаю, как тебя благодарить. Проси, чего хочешь.

Удивился нищий:

— Да что же я такого для вас сделал?

— Тем ты меня порадовал, что перед моим образом свечку поставил. Это мой дом, это мой портрет. Это я и есть, но ты меня не бойся.

Перепугался нищий, глянул на портрет: что правда, то правда, — похожи как две капли воды. И рожки на голове, и копыта вместо ног, хвост фраком прикрыт. Вспотел нищий от страха, а дьявол и говорит:

— Обычно люди святым поклоняются, а мною брезгуют. А ты вот мне честь, как святому, оказал, этого я никогда не забуду. Проси, чего хочешь, все для тебя сделаю.

Попросил нищий доесть и попить — в один миг все на столе появилось.

Поел он, попил, а сатана ему говорит:

— Проси еще, чего тебе нужно.

Отвечает ему нищий:

— Э-э, ваша нечисть, человек я скромный, дайте, если можете, деньжат на дорогу, и пойду я прочь.

Дал ему дьявол денег, а сам говорит:

— Что деньги! Нынче они есть, завтра их нет. Вот сделаю-ка я тебя королем!

— Ну, какой из меня король! Шутить изволите.

— Вовсе не шучу. Неподалеку отсюда живет один король, есть у него дочка-красавица, вот я и женю тебя на ней.

Доволен собой сатана, от радости по избе скачет.

Засмеялся нищий:

— Да на такого бродягу, как я, королевна и смотреть не захочет.

— Это уж моя забота. Я все так устрою, что она в тебя по уши влюбится. Ну как, согласен?

— Пусть будет по-вашему, — ответил нищий. Хоть и не верилось ему, а все же показалось заманчиво.

Принес нечистый воду, вымыл нищего, подстриг, причесал, и стал тот молодец-молодцом. Велел сатана ему надеть свои лохмотья, а в руки дал золотую табакерку. Сам оделся лакеем в богатой ливрее и говорит:

— Теперь в костел пойдем к обедне. Ты вот в этой самой одежде ступай в первый ряд к самому алтарю и садись рядом с королевной. На тебя все коситься будут, а ты не обращай внимания. Я, будто слуга твой, встану с молитвенником сзади. Как заметишь, что ты не по нраву королевне, достань табакерку и угости ее табачком — она сразу же подобреет.

Пошел нищий в костел, а сатана следом идет — будто слуга его. Прошел нищий в первый ряд, сел рядом с королевной. Та сморщилась, скривилась, но шум поднимать во время службы постеснялась. Только в сердцах сказала:

— Как ты посмел, побирушка, сесть в костеле рядом со мной?

Нищий смело ей отвечает:

— Видишь моего слугу, что позади стоит? Стало быть, не из бедных я. В грехах каюсь, вот и переоделся нищим. Не отворачивайся, королевна, — может, доведется тебе и в ином обличье меня увидать.

А тут слуга подает нищему молитвенник, в бархате с позолотой. И обедня как раз началась.

Разобрало королевну любопытство, расспрашивает она нищего, а он отвечать не торопится, только все подносит ей золотую табакерку и угощает пахучим табачком. Взяла королевна табачку и влюбилась в нищего. А когда обедня кончилась и пошли они к выходу, пригласила королевна его на завтра к себе в замок.

— Приеду, прекрасная королевна, — отвечает нищий. — А ты тем временем скажи своему батюшке, что хочу я просить у него твоей руки.

— Приходи, желанный мой! А теперь до свиданья! — сказала королевна, покраснела, за свитой своей из костела выбежала и во дворец поехала. Подруги ее и весь честной народ надивиться на это не могли, да только не могли они расслышать, о чем королевна с нищим шепталась.

На другой день одел дьявол нищего в дорогой наряд, сделал из него как бы короля немецкого, ордена ему новенькие на грудь пристегнул, пальцы перстнями украсил. Подъехала карета, нищий в нее сел, дьявол на запятки вскочил, на места кучера и форейтора черти уселись. Рванулись с места шесть вороных — искры из-под копыт посыпались. И вот стоят они уже перед королевским дворцом.

Сидит король на троне, перед ним вельможи стоят, и все друг друга спрашивают, что это за неведомый богач приехал. Вышла тут королевна, упала к ногам батюшки, стала его просить-молить, чтобы он ее замуж выдал за гостя. А нищий, в пух и прах разодетый, тоже просит у короля руки его дочери и всем рассказывает, что он человек богатый и знатный, но жил-де до сих пор в скромности, чтобы познать мудрость жизни.

Видит король — любимая дочь души не чает в приезжем. Согласился он на этот брак и тут же пригласил гостей и нареченного жениха на пир. Пировали аж заполночь. Пошел жених отдыхать в особые покои, вошел в спальню, а дьявол тут как тут!

— Что, брат, доволен? — спрашивает.

— Еще бы! Королем быть лучше, чем нищим: еды и питья вдоволь, да еще и кровать мягкая.

— Помяни мое слово: будешь королем, но чур уговор: как поставил ты мне тогда свечку, так и впредь ставь. Да не сальную, а по паре восковых, королевских. Нарушишь уговор — всем расскажу, что ты за персона, и прости-прощай корона вместе с головой.

Присягнул нищий дьяволу, что будет каждый вечер ставить перед его образом две восковые свечи и — что правда, то правда, — женившись, обещания своего никогда не забывал. А жена его, королевна, была очень набожная, каждый вечер ставила она свечи перед святыми образами. Невдомек ей было, что муж ее в тот же час ставит свечи дьяволу. Так и служили — она богу, он черту. И не они одни — многие так же делают.

ПРО БАТРАКА И ВОЛШЕБНУЮ СКРИПОЧКУ

Перевод А. Щербакова

Рос у одной женщины сынок единственный. До двадцати лет поила она его, кормила, а потом и говорит:

— Сынок, придется тебе идти служить.

Отвечает он:

— Ну что ж, матушка, как пожелаешь. Пойду служить.

А стал он к тому времени всем силачам силач, только никто о том не знал.

Пришел он в имение и говорит пану:

— Будете мне платить?

Отвечает пан:

— Заплачу, коли заработаешь.

И велел ему запрячь десять возов и навоз возить. Да самому и нагружать.

Взял парень воз за дышло, взвалил на спину, отнес туда, где навоз свален был, разок вилами двинул — воз и полон.

Испугался помещик. Видит — парень-то силач. И говорит:

— Янек, вот тебе воз пшеницы, езжай на мельницу.

А сам велел нагрузить не пшеницы, а углей да золы. И на мельницу послал его на заколдованную. Чтоб ему оттуда назад не вернуться.

Приехал парень на мельницу, видит — двери крест-накрест досками забиты. Отодрал он доски, входит — никого. Стал он мешки с воза носить, видит — не пшеница это, а зола да уголья. Высыпал он их в реку, пошел в амбар, а там пшеницы полным-полно! Взял он пшеницы, сколько надо, запустил мельницу и давай молоть.

Мелет-мелет, и тут вдруг входит здешний старший черт и давай на него кричать! Что, мол, он тут делает? Схватил парень черта, завязал узлом вокруг жернова, а сам все мелет. Закрутилось все у черта в глазах, развязался он кое-как, удрал и больше не показался.

Намолол парень муки, привез в имение, пригрозил пану, чтобы он в другой раз с ним глупых шуток не шутил.

— Вот, — говорит, — привез вам муки, за ваши уголья.

А тут как раз настал день святого Мартина[4]. И погнал его пан вон со двора.

Пошел парень к другому пану насчет работы да платы договариваться. Пустился было тот с ним торговаться, а парень и говорит:

— Ладно, не надо мне платы. А вот через год на Мартина трахну тебя разок рукой по заднице.

Согласился пан. Батрачил парень на него целый год, а на Мартина стал свое требовать.

Пан себе в штаны перину затолкал. А парень едва замахнулся — перина лопнула, перья по всему имению! Двинул он пана по заднице, из того и дух вон!

Крик-шум поднялся, стражу вызвали.

— Хватай его! — кричат. — Казнить его!

Разозлился парень.

— А ну вас всех! — говорит. — Не буду я больше здесь работать. Пойду к чертям в пекло на службу.

Пришел он в пекло, там дают ему мундир железный и говорят:

— Сносишь мундир до дырок — проси, чего хочешь. А до той поры не жди ни пощады, ни милости.

Дают ему черти коня и воз, велят из лесу дрова возить да под котлы подкладывать.

Поехал парень в лес, наложил полон воз дров — коню и не сдвинуть.

— Эк ты худоба, — говорит парень. — На, поешь.

Травы ему дал, оказал коню милосердие. И тут превратился конь в того самого пана, которого он по заднице трахнул. Рассказал ему пан, что в пекле за обычаи.

— Этого, — говорит, — мундира никогда тебе не сносить. Он железный. Ступай-ка ты в город, купи напильников, да ими дыры-то и протри. А как протрешь, иди к самому главному бесу и говори: дескать, протерся ваш мундир. Дадут тебе золота, сколько хочешь, а ты золота не бери — проси, чтобы дозволили тебе шубу в котел обмакнуть.

Пан опять в коня обратился, а парень пошел в город, купил напильников, целый год ими драл мундир, наделал в нем дырок. Пришел к самому главному бесу и стал платы требовать. Навалили ему черти кучу золота, еще кучу, а он отказывается.

— Дайте, — говорит, — мне шубу в котел обмакнуть.

Не дозволили ему черти. Схватил он стальную кочергу и давай чертей лупить.

— Вы ж мне обещали все, что пожелаю!

— Дайте ему, чего просит! — кричат бесы.

Обмакнул он шубу в котел, надел на себя и пошел своей дорогой. Идет, видит — луг зеленый. Лег он на нем поспать, а с шубы-то его грешные души тучей посыпались, овечками сделались и пасутся на том лугу. А он спит.

Разбудил его старый-старый дед. Толкует:

— Отдай мне этих овечек.

— А разве они мои? — спрашивает парень.

— Твои, — отвечает дед.

— Коли мои, то забирай, — говорит парень.

— Чего ты за них хочешь? — спрашивает дед.

— Хочу я такую скрипочку, чтобы, как заиграю, все плясало.

— Получишь, — говорит дед.

— И еще хочу, чтобы повезло мне на этом свете, а на том, чтобы попал я в рай.

И это обещал ему дед. Дал ему скрипочку, погнал овечек, а парень дальше пошел по дороге. Идет, а навстречу воз. Купец едет, горшки глиняные везет. Парень за скрипку! Конь заплясал, горшки заплясали, купец заплясал на горшках. Всю посуду побил.

Побежал купец в суд жаловаться. Присудили парня к смерти, привели под виселицу, спрашивают, какое у него последнее желание. Отвечает парень:

— Хочу поиграть на скрипочке.

Дозволили ему судьи.

Только заиграл он на скрипочке, как и судьи, и все, кто там был, встали в пары и пустились в пляс. Плясали, плясали, пока он играть не перестал. Спрашивает их парень:

— За такую-то музыку вы меня к смерти приговорили?

— Нет, — говорят судьи. — Нельзя такого музыканта казнить.

Парня отпустили, а купца к смерти приговорили. Пошел парень дальше, видит — костел. Зашел он в костел, подошел к алтарю — и помер.

КАК МАРЫСЯ ЧЕРТА ПЕРЕХИТРИЛА

Перевод А. Акимовой

У одного мужика-вдовца от покойной жены осталась дочка. Женился он во второй раз на вдове, у которой тоже дочка была. Мачеха сильно обижала падчерицу, хотела ее со свету сжить, чтобы все добро досталось ее Ягусе. Только о том и думала, как бы падчерицу извести.

А была в той деревне мельница, на которой по ночам черти хозяйничали, муку мололи. Людям по ночам молоть нельзя было, после урочного часа никто туда войти не смел, боялись, что черти голову оторвут.

Вот и погнала однажды ночью та мачеха свою падчерицу на мельницу и велела ей смолоть корец пшеницы. Не стала падчерица прекословить, собралась и пошла. Пришла она на ту заклятую мельницу, поставила мешок в лотку, сама к другим мешкам прижалась, дрожит от страха, не знает — то ли остаться, то ли убежать. Да и бежать боязно — того и гляди черти в темноте набросятся. Вот сидит она и видит — идет к ней господин в цилиндре, во фраке, в белых перчатках, только из-под фрака хвост торчит. Подходит он к ней и говорит:

— Марыся, идем танцевать!

А Марыся ему отвечает:

— Э, нет, не пойду. У меня юбки нету!

Указывает, значит, чтобы он принес ей белую юбку.

Пан отправился за юбкой, принес и говорит;

— Марыся, идем танцевать!

— Э, нет, не пойду. У меня сорочки нету.

Сходил он за сорочкой, принес сорочку всю расшитую узорами. Опять зовет ее танцевать. А она отнекивается:

— Э, нет, не пойду. У меня корсажа нету.

Принес он ей цветной корсаж — глаз не отвести.

— Марыся, идем танцевать!

— Э, нет, не пойду. У меня передника нету.

Принес он ей передник.

— Марыся, идем танцевать!

— Э, нет, не пойду. У меня сапожек нету.

Принес он ей сапожки. Не сапожки — чудо, до колен шнуровка, и опять танцевать приглашает.

— Э, нет, не пойду, какие тут танцы! Ботинки ты мне принес, а чулок захватить не догадался. Что ж мне ботинки-то на босу ногу надевать прикажешь?

Принес ей господин чулки, опять зовет танцевать, а она требует бусы, потом сережки, потом перстенек. Все это он ей доставил, танцевать зовет.

— Э, нет, не пойду. Волосы у меня не расчесаны, а расчесать нечем.

Принес он ей гребень, а ей понадобилась лента в косу. Принес черт и ленту, думает: «Ну конец! Теперь-то ей от меня не отвертеться!»

Приглашает ее, а она в ответ:

— Э, нет, не пойду. Мне вперед умыться надо.

— Да в чем же я тебе воду принесу? Нету здесь кувшинов.

— А вот в этом.

И протягивает ему решето.

Взялся черт решетом воду носить. Носил, носил — что наберет, все по дороге выльется, никак не донести. Обозлился черт, швырнул ей решето под ноги да как закричит:

— Ну погоди! Вот придешь еще раз на мельницу, я тебе покажу, мерзавка!

Но тут кончилось его время, и пришлось ему ни с чем прочь убираться. Огляделась Марыся вокруг, смотрит, а мешок уже полон муки. Вскинула она его на спину и понесла домой. А дома все спят, и дверь заперта. Никто и не ждал, что она вернется с мельницы живехонька. А с ней ничего худого не сталось, потому что она смекалистая была и велела черту вещи носить по одной, чтобы время провести и в танцы его чертовские с ним не пускаться. Вот пришла она домой, стучится.

— Кто там? — спрашивает мачеха.

— Отоприте, матушка! Это я, Марыся, с мельницы пришла, мешок муки принесла.

Мачеха, понятно, не обрадовалась, что падчерица вертелась жива-невредима. Отперла она дверь, зажгла свечу, глядит: Марыся это или не Марыся? Присмотрелась как следует — а на Марысе-то корсаж новый, юбка шелковая, передник с вышивкой, бусы как орехи, ботинки до самых колен, шнурованные, в ушах серьги, на руке перстень! Схватилась тут мачеха за голову:

— Марыся, да кто ж тебе все это дал? Ну, говори же! Неужто на мельнице дали?

— Ой, матушка! Каких там только нарядов нет! Бери что душе угодно. А уж какой господин красивый приглашал меня танцевать! Да я не пошла, не захотела.

Стало мачехе завидно. Подумала она: «Нужно мою Ягусю на мельницу послать. Пусть и она принарядится».

И на другую ночь шлет мать Ягусю с корцем пшеницы на мельницу. Не очень-то хотелось Ягусе идти туда ночью, да уж больно хотелось ей нарядиться не хуже Марыся.

Пришла она на мельницу, уселась, сидит, дрожит от страха. И вот является тот самый господин в цилиндре, во фраке и в белых перчатках. Он решил было, что перед ним Марыся. «Ну, — думает, — сейчас расквитаемся!»

— Марыся, — кричит. — Пойдешь со мной танцевать?

А девушка ему в ответ:

— Какие тут танцы, когда у меня нет юбки, нет сорочки, нет передника, башмаков, чулок, корсажа, нет бус, сережек и перстенька, нет ленты в косу и умыться нечем!

Отправился черт за всем этим добром, принес разом все, что у него попросили, ушат с водой не позабыл и торопит:

— Давай побыстрей! Мойся, одевайся, а то у меня времени мало.

Ягуся скоренько оделась, умылась, волосы расчесала и пошла танцевать с чертом. Как прошел с ней черт три круга, так заходило у ней все перед глазами, ноги заплелись. И тогда оторвал ей черт голову и выбросил с мельницы. А туловище просунул через решетку в окне — половина снаружи, половина внутри.

Мать ждет-пождет — нет дочки. Молчит мать, только вздыхает. А жаловаться стыдно, как бы Марыся смеяться не начала. А Марыся-то лежит, не спит, догадывается, о чем мачеха вздыхает и почему Ягуся не идет: должно быть, черт ей голову оторвал. Не утерпела мачеха, и только светать начало, встала и бегом на мельницу! Глядь — голова Ягусина на земле валяется. Запричитала мачеха:

— Боже милосердный! Родное мое дитятко, что же это с тобой сделали?!

Взглянула она вверх, а из окна туловище Ягусино свисает. Не посмела мачеха крик поднять, плакать да жаловаться: боялась, что люди смеяться начнут над ее глупостью. Знала ведь, что на мельнице творится, и сама свою дочку на погибель туда послала.

Вернулась она в свою хату и только показала падчерице Ягусину голову:

— Гляди, что с моей Яхусея сталось!

— Ах, матушка, не надо было ее туда посылать. Там смекалка нужна, без нее живым не уйдешь.

С тех пор полюбила мачеха Марысю больше, чем свою покойную Ягусю. Одна ведь она у нее осталась.

Вот до чего жадность доводит! Уж как жалела потом баба, что польстилась на дурацкие одежки да безделушки и лишилась из-за них любимой дочери.

КАК ЧЕРТ ВОДКУ ВЫДУМАЛ

Перевод Л. Пивоваровой

Жил-был один мужик, бедней не сыщешь, гроша медного никогда не видел, частенько куска хлеба не имел, а уж о масле и говорить не приходится. А тут еще то ли из милости, то ли в наказанье дал ему господь двенадцать душ детей. Вот и жил бедняк с женой и детьми, не жил, а бедствовал, и прозвали его за это Бедолагой.

Как-то раз пошел Бедолага в поле пахать и взял с собой последнюю краюху хлеба.

Пашет, пашет, время уже за полдень, волы устали. Отпустил их мужик на траву пастись, а сам сел на меже, развязал узелок, посмотрел на краюху и задумался.

Был он добрый, работящий, жену и детей всей душой любил, ради них не покладая рук трудился, ради них горе мыкал. И вот посмотрел он на хлеб, вздохнул, завязал его опять в узелок и положил на место.

«Потерплю-ка я еще немного, поем перед тем, как домой идти. Тогда дома ужинать не стану — все жене и детям больше достанется», — подумал он. И опять за работу взялся.

А пока он на меже сидел, рядом с ним стоял невидимый черт и силился придумать, как бы это над бедняком подшутить. Только мужик отошел — украл черт хлеб из узелка и съел. Притаился и ждет, что мужик делать будет, когда краюшки на месте не найдет.

Долго терпел Бедолага неотвязный голод, наконец не вытерпел. «Живой же я человек», — подумал он и пошел к узелку. Развязал его, а от хлеба даже крошек не осталось.

— Что за притча! — подивился бедняк. — Никого тут не было, а хлеб кто-то все же украл. Должно быть, тоже голодный человек. Пусть поест на здоровье, я за один день с голоду не помру, а кто подождамши, тому господь и дамши.

Перекрестился мужик, помолился, до вечера поработал и за плугом домой пошел.

— Дело дрянь, — пробурчал нечистый себе под нос, зубами заскрежетал. — Я у него последний кусок хлеба украл, и поди-ка ты! Не выругался он, душу свою не погубил, а еще и здоровья мне пожелал!

Шмыгнул черт под землю в пекло, предстал перед Люцифером и рассказал ему все, как было.

— Крупно ты проштрафился, — говорит Люцифер. — На то мы черти, чтобы людям зло творить, но совесть и у нас должна быть, а за бесчинства с нас спросится. Твори зло дурному человеку — так ему и надо, он заслужил. А у честного Бедолаги последний кусок хлеба украсть — это дело зазорное. И вдобавок ты из чревоугодия хлеб этот съел, а хлеб — дар божий, чертям его есть не дозволено. Посему приговариваю тебя к семилетнему покаянию. Ступай сей момент к Бедолаге и за зло, которое ты ему причинил, отслужи у него все семь лет в работниках.

Услыхал черт Люциферов приговор, нахохлился, как мокрая курица, да ничего не поделаешь. Прикинулся он бездомным странником, пришел к Бедолаге и попросился в работники.

Говорит ему мужик:

— Куда мне работника держать! Я сам чуть с голоду не помираю.

А черт свое толкует:

— Я бедняк, и ты бедняк. Вот и будем вместе горе мыкать, а у двоих-то работа спорее пойдет. Жены у меня нет, детишек нет, шуба и сермяга на мне почти что новые, лапти сам себе липовые сплету. По ярмаркам шататься мне ни к чему, так что и платы никакой мне от тебя не надобно. Грош, он круглый, все одно из кармана выкатится, а уж хлебом-то мы поделимся.

Остался черт жить у Бедолаги, батраком заделался да так работает, что все только диву даются.

Стояла у мужика в хлеву одна-единственная коровенка, а батрак все поле навозом удобрил и в один день поле вспахал и засеял. Взошло зерно, как лес густой, заколосилось, собрал Бедолага урожай неслыханный. Дивятся люди — бедняк-бедняк, а глянь-ка ты! — хлеба полные закрома! Жена Бедолагу не ругает, дети не плачут. Осенью озимые посеяли, немало и на продажу пошло, а остаток девать некуда. И не придумать никак, что с ним делать.

Тут батрак и говорит:

— Хозяин, давай болото перепашем и засеем. Лето, примечаю, сухое будет. Вдруг да уродит земля!

Стал черт болото пахать, земля следом за плугом сохнет, как в печи. Забороновал, засеял — взошла пшеница!

Соседи, глядя, как он в грязь зерно бросает, чуть со смеху не лопались. А как собрал Бедолага осенью щедрый урожай, присмирели соседи, решили сами так же поступить.

Одним словом, разбогател Бедолага, работнику плату назначил, живет себе и в ус не дует.

На следующее лето бросились люди трясины пахать да засевать, а в хозяйстве у Бедолаги — все наоборот.

Говорит батрак хозяину:

— По всем приметам лето дождливое будет. Засеем-ка мы песчаные горушки, а соседи пусть себе в грязи копаются.

Выбрал черт горушки да пески, на которых никогда ничего не росло, вспахал, засеял. А тут как раз задождило, да так, что в низинах весь хлеб сгнил, на равнине — еле собрали, что посеяли. А на песчаных горушках стоят колосья чуть не до самого неба! Опять не знает Бедолага, куда ему зерно девать.

Тут черт и подумал: «За краюху хлеба, которую я украл, разочелся я с лихвой. Бедолага мой как сыр в масле катается, пора мне с ним прощаться, так не учинить ли ему напоследок пакость?» Говорит он хозяину:

— Глянь-ка, зерна у нас с избытком. Что теперь с ним делать станем?

— Как «что делать»? Будем есть на здоровье, нищим пожертвуем, на больницу пожертвуем, в долг дадим тем, у кого не уродило, а остаток пусть лежит себе про черный лень. Придет еще и неурожайный год.

Не понравились черту такие слова, он и толкует:

— Зерно в закромах держать — хлопот не обобраться. То его вороши, то следи, чтобы мыши не перепортили. Есть у меня одна думка, если удастся, принесет нам это дело немалую прибыль, честь и славу.

— Какое такое дело?

— Дело-то простое. Из ячменя варят люди пиво, а мы будем рожь варить да переваривать — авось что-нибудь умное и получится.

Отвечает Бедолага батраку:

— Пробуй сам, ежели хочешь. Моего ума на такое дело не достанет.

Принялся черт за работу, сделал котлы и кадки, начал тереть, мешать, кипятить, хмелю то и дело досыпает. Сварил напиток чистый, как вода, горький да крепкий, во рту от него жжет, как огнем. Заурчал черт на радостях, назвал напиток горилкой, разлил его по квартам, в рюмку валил, на стол поставил и хозяина пригласил.

Потянул Бедолага из рюмки, скривился, поперхнулся.

— Ой, горько! А жжет, будто ее сам черт варил!

Усмехнулся лукавый:

— Ничего! Чем крепче, тем охотней люди пьют. Выпей-ка еще рюмочку, не бойся, не повредит. Ведь это т же хлеб, только вареный.

Выпил Бедолага вторую рюмку, показалась она ему вовсе не такой жгучей.

— Горькая-то она, горькая, — говорит. — Да только от нее тепло по всему телу делается. Приятная вещь.

Налил черт третью:

— То ли будет, — говорит. — Давай еще по одной.

Чокнулись хозяин с батраком и одним духом по третьей выпили,

— Ей-богу, не горькая, — говорит Бедолага. — Вовсе не горькая!

— Мало сказать «не горькая», — говорит черт. — На редкость вкусная штука! Махнем-ка по четвертой!

А Бедолага уж сам рюмку подставил.

— Твое здоровье! — говорит. — И вправду на редкость вкусная. И веселит. Я словно на десять лет помолодел, кровь заиграла, ноги сами плясать просятся. Ой, не узнает меня моя баба, ой, не узнает!

— Нальем по пятой — еще веселей будет, — толкует черт.

— Оно бы и по шестой не повредило.

— Виват, горилка! — заорал хмельной черт и пустился в пляс по горнице.

— Постой-постой! — кричит Бедолага, а сам шестую себе налить силится. — Я бы тоже сплясал, да хата почему-то ходуном ходит и вверх тормашками встает.

А пьяненький черт приговаривает:

— Ой, чудится мне, что я в родном моем пекле, душа твоя у меня в кармане, а великий Люцифер, наш владыка, награждает меня сановным званием за выдумку мою, которая приведет к нам людских душ видимо-невидимо.

Тут кварта упала, разбилась, прибежала жена Бедолаги, а за ней дети, смотрят — а батька их с батраком пляшет. Начали они смеяться, первый раз сделался Бедолага для своих детей посмешищем. Жена не смеялась, она, бедная, поняла, что муж-то не в себе. А пьяных после великого веселья корчить начало, у черта изо рта черная смола потекла. Побежала женщина за цирюльником, привела его, смотрят — пьяные, где нагадили, там и рухнули. Один под лавкой спит, а другой — в свином корыте.

Проспались они, встали — головы не поднять, точно каменная.

— Не беда, — говорит черт. — Клин клином вышибают. Глотнем-ка по рюмочке.

И налил водки из жбана.

— Ой нет, я не буду, — стонет Бедолага,

— А ты одним духом со мной за компанию!

Послушался Бедолага, выпил.

— И верно! Сразу мне полегчало. Не выпить ли нам еще по единой? Зови соседей, пусть пьют-гуляют, больше меня Бедолагой не зовут!

А черту только того и надо.

— Сей миг! — говорит. — А чего дома не выпьем, корчмарю продадим.

Года не прошло, спился Бедолага и помер, землю и дом за долги продали, жена и детишки остались без хлеба, без крова, без одежки и пошли по белу свету милостыню просить да ехидные словечки про отца слушать.

С той-то поры и распространилась среди людей водка, истинный бич божий, которым люди сами себя хлещут по доброй воле. А вместе с ней приходят к людям голод и нищета. Уродует водка тело и душу хуже проказы, а тому, кто ее выдумал, тысячи душ в день приносит.

КАК ЧЕРТ МОНАХОМ БЫЛ

Перевод Л. Пивоваровой

Пошел один мужик в лес по дрова, а жена ему хлеб на поду испекла и с собой дала. Положил мужик хлеб на пенек, а черт подкрался и унес его. Доставил хлеб в пекло, показал антихристу и говорит, что теперь-де наверняка добудет чью-нибудь душу — ведь мужики из-за хлеба непременно передерутся.

— Э-э, нет, так дело не пойдет, — ответил антихрист, собрал всех чертей, и постановили они, что виноватый должен пойти и положить хлеб туда, откуда украл, а еще в наказание быть ему семь лет в монастыре сборщиком милостыни для бедных и каяться.

Пришел черт на монастырское подворье и стал в сборщики подаяний проситься. А в монастыре как раз такого монаха не было. Приняли черта на полгода. Дали пару лошадей и телегу, стал он ездить из села в село, от пана к пану. Подают ему столько, что впору и вторую телегу просить, чтобы довезти пожертвования до монастыря.

Привезет все в монастырь, отдаст настоятелю и опять едет.

И вот однажды приехал он в одно богатое имение, а хозяина дома нет. Говорит ему хозяйка:

— Муж в город по делам уехал, а у меня нет ничего. Возьми вот пару грошей медных.

А этот хозяин всегда хитрил: как кто из гостей во двор, так он — в шкаф, чтобы гости его не объедали.

Поехал себе монах дальше. Ездил, ездил, приехал в один дом и попал к самому обеду. В это время как раз повар сома поджарил, рыбу на стол подают. Гости уж сыты, но каждый сома по куску берет и на тарелку себе кладет. Видит монах, что про его кучера совсем забыли, а кучер с утра ничего не ел. Тут монах сделал вид, что его тошнит после здешнего угощения. Гости в другую комнату убежали, а он взял рыбу, отнес ее кучеру и говорит:

— Бери, ешь! Раз тебе ничего другого не дали, значит, весь сом твой.

А гости тем временем опять к столу пришли, смотрят — где сом? А сома уж и след простыл. Подал хозяин монаху милостыню, и поехал он дальше.

Приехал он как-то опять к дому, где богач жил. Попал к обеду, а хозяина опять дома нет. Он тогда что сделал? Висел там на стене заряженный пистолет. Монах взял его, нарисовал мелом круг на дверце шкафа как раз против сердца хозяина, отошел, прицелился, а сам спрашивает у хозяйки:

— Как вы думаете, хозяюшка, попаду я в этот круг или нет?

А хозяйка кричит, просит-молит не стрелять, а то муж ее погибнет.

— Ведь мужа-то вашего дома нет!

— Ой, дома он, дома, в том шкафу сидит!

Вышел хозяин из шкафа, а монах и говорит:

— Вон оно как паны по шкафам путешествуют, когда к ним незнакомые люди приезжают.

Пан молчит, стыдно ему, а монах подаяние просит. Был у пана в стаде страшенный бык, такой злой, что никто чужой подступиться к нему не мог. Сказал тут пан, что жертвует монастырю быка, а сам-то надеется, что монаху с быком не справиться. Пошел монах, поймал быка, привязал его цепью к телеге и потащил прочь. Удивился хозяин.

— И что за пройдоха этот монах!

Приказал он спустить собак и на монаха натравить, пусть они быка раздразнят, он цепь порвет и домой прибежит. А монах еще и собак поймал, привязал к возу и в монастырь привел. Не стало у пана ни быка, ни собак. Очень был он зол на монаха, но стал еще больше его бояться.

А монах, кроме подаяния, привозил всегда с собой в монастырь по вязанке кольев. Накопилась их во дворе большая куча. Удивлялись старые монахи, зачем так много кольев, а нечистый им объяснял:

— Развалится плетень, новый ставить надо будет, кольев покупать не придется.

Так прошло шесть лет. На седьмой год повысили черта в должности, сделали ключником, а на его место другого приняли. Разбогател монастырь за те шесть лет, что ездил нечистый за подаянием. Теперь у монахов завелась утварь дорогая, богатая одежда и вкусная еда. Черт-ключник повару припасы выдает, сколько можно, нищих подкармливает. А в день, когда вышел срок его покаяния, позвал он множество гостей, раздал нищим милостыню и пригласил королей и шляхту на бал, чтобы отблагодарить их за щедрые даяния. Только повару ничего не выдал. Ругается повар: на дворе полдень, а на кухне темно, ни дров, ни еды.

В этот же самый день один король устроил пир, гостей созвал отовсюду. Гости приехали, веселятся вовсю. А ключник-черт пошел к тому королю на кухню, забрал все, что там только было, и унес в монастырь для своих гостей. Смотрит повар — на кухне вдруг всего полным-полно сделалось! «Как же так! — думает. — Получать ничего не получал, готовить ничего не готовил, а все есть!» А ключник прислужника торопит:

— Пора на стол подавать.

Прислужник не знал, что черт угощение достал.

— Что прикажете подавать, чем гостей угощать, когда повар ничего не получал и на кухне темно?

Погнал его ключник на кухню:

— Ступай, неси! Там всего полно!

Пошел прислужник, посмотрел, испугался, давай еду на стол носить.

Пообедали гости, выпили как следует по наущению черта-ключника, а он подзудил их драться. Человек пять-десять во время той драки перебили кольями, которые черт заранее припас. Досталось ему вместо одной души сразу полсотни. Забрал он их с собой в пекло и исчез, искали его, да не нашли. Все гадали монахи, кто бы это мог быть, но поминали его добром, потому что хорошо заработали на полусотне похорон.

КАК КУБА С ЧЕРТОМ В КАРТЫ ИГРАЛ

Перевод Л. Пивоваровой

Жил на свете молодец, который очень любил играть в карты. Звали его Кубой. И таким он был заядлым картежником, что, бывало, едет на поле, вожжи себе на шею забросит и одной рукой против другой играет.

Вот раз едет он, играет, а навстречу ему прохожий.

Заступил он Кубе дорогу и говорит:

— Вижу я, ты в карты играть любитель. Сыграем кон?

Обрадовался Куба.

— Вот повезло — партнер нашелся! Садись, называй свою ставку.

Отвечает прохожий:

— Играем на душу. Ты ставь свою, а я — ту, что мне подвластна.

На том и порешили. А был то не прохожий, а черт, и звали его Рокитой. Но Кубе все равно было с кем играть, лишь бы играть. Слетал черт в пекло за грешной душой, возвратился, посадил душу на дерево при дороге.

Пошла у них игра. Играли они, играли — Куба выиграл. Ничего не поделаешь, пришлось Роките выпустить душу на волю. Скривился нечистый, говорит Кубе:

— А ну, давай еще кон! Должен же я отыграться.

Соглашается Куба.

— Только, — говорит, — я в долг не играю. Ставь еще душу.

Полетел черт в пекло за грешной душой. Молвить «аминь» не успеешь, вернулся с грешной душой, и опять началась игра.

Играли они, играли, вспотел Рокита, как мышь, а все равно проиграл. Разгневался черт и в азарт вошел.

— Давай еще кон, а то не дам тебе покою ни днем, ни ночью.

Отвечает Куба:

— Сделай милость! Покуда у тебя есть, что ставить, я от игры не встану.

Призадумался черт.

— Так и быть, ставлю еще одну грешную душу. Но если уж и ее проиграю, тут игре конец.

Полетел нечистый в пекло за ставкой, только пыль столбом взвилась. Но вернулся нескоро. Не хотели ему больше давать ни единой души, а самый старый черт сказал ему:

— Дурень ты, Рокита! Нашел, с кем в карты играть! Да ведь Куба такой игрок, каких на свете мало, он у тебя все пекло выиграть может.

Оправдывался Рокита, выкручивался, а потом и говорит:

— Ты, старик, раньше времени не ворчи. Если я и эту душу проиграю, раздобуду взамен три других, возмещу потерю.

Дали ему третью душу. Вернулся он к Кубе и опять проиграл. Понял он, что Куба ему не по зубам, пригорюнился, призадумался. А потом и говорит:

— Ох, и достанется мне в пекле за проигрыш, да ничего не поделаешь, ты и вправду хват. Черта — и того обыграл! Достоин ты за это награды. Хочешь, я женю тебя на самой красивой девушке?

Улыбнулся Куба:

— А почему бы и нет? Коли есть у тебя на примете богатая и красивая невеста, подавай ее сюда, женюсь хоть сейчас.

— Ишь, какой ты быстрый! Так, брат, дела не делают. Женить я тебя женю, да только должен ты сперва семь месяцев не мыться, не стричься, не причесываться, и ногтей на руках и ногах не обрезать, А через семь месяцев я за тобой приеду, повезу тебя к невесте.

Согласился Куба. Дал ему черт немного денег и наказал идти, на постоялый двор, снять там каморку, жить отдельно и никому на глаза не показываться. Может он есть, пить, веселиться, сколько душе угодно, но не должен ни мыться, ни бриться, ни ногтей не обрезать, пусть черта ждет.

Исполнил Куба все, что Рокита ему сказал. И стал он похож на страшилище: волосы в разные стороны торчат, как иголки у ежа, лицо грязное, обросшее, а ногти на руках и ногах, как шпоры у самого дьявола. В таком виде лучше людям на глаза не показываться — разбегутся, как от черта. И потому сидел Куба в своей каморке, никуда носа не показывал, Рокиту ждал.

Прошло семь месяцев, и явился лукавый. Вид у него, как у богатого господина, прикатил он на постоялый двор в карете, четверкой лошадей, и говорит Кубе:

— Пора, собирайся, поехали к твоей невесте.

Сели они в карету и поехали в чужедальнее королевство. Король того королевства воевал с соседями, а воевать — деньги нужны. И было по всему королевству объявлено, что тот, кто даст королю три меры золота — будь то бедняк, старик или чужестранец, — получит полкоролевства и одну из королевских дочерей себе в жены.

Повез нечистый Кубу прямо в королевский замок, велел доложить, что они, дескать, привезли королю три меры золота. Обрадовался король, приказал страже гостей впустить и проводить их в зал. Подтвердил король свое слово, и начали слуги золото носить из чертовой кареты. Перенесли, перемерили, сложили в королевскую казну. Тут черт и говорит:

— А теперь, король, должен ты отдать одну из своих дочерей вот этому человеку.

И на Кубу показывает. А Куба до того у него за спиной прятался, чтоб людей не пугать.

Посмотрел король на Кубу и ахнул. Так вот за кого придется ему дочку-то отдать! Но что поделаешь, королевское слово — не воробей.

Приказал король позвать четырех своих дочерей. Пошли они, показал им король на Кубу и говорит:

— Милые мои дочери, скажите мне, кому из вас этот человек по душе? Придется одной из вас за него замуж пойти, не то должен буду я вернуть три меры золота и все свое войско потеряю.

Первая дочь говорит:

— Я такого мужа не хочу. Чем его в мужья брать, лучше повеситься!

Взглянула на Кубу вторая:

— Чем за такого замуж идти, лучше утопиться!

Третья губы надула:

— Чем с таким венчаться, лучше отравиться!

А самая младшая королевская дочка, самая красивая, говорит:

— Я пойду за него замуж, батюшка. Лучше уж мне пропадать, чем войску нашему погибнуть.

Поехал Куба к себе домой, помылся, подстригся, причесался, ногти на руках и ногах обрезал и опять стал статным молодцем, каким прежде был. Прикатил за ним Рокита в карете, запряженной шестеркой лошадей, сел Куба в карету, и направились они к его невесте.

Увидели три старшие королевны, какой Куба пригожий молодец, досада их взяла. От зависти старшая повесилась, другая утопилась, а третья — яд проглотила.

Достались их души Роките, стал он в пекло собираться. Простился с Кубой и сказал ему на прощание:

— Мы оба не в обиде. Ты получил жену-красавицу, а я три души взамен тех, что тебе проиграл. Стало быть, мы квиты. Прощай, Куба! Кто знает, не доведется ли нам еще встретиться!

О РЫБАКЕ И ЧЕРТЕ

Перевод Л. Пивоваровой

Давным-давно, когда ещё старый дуб, что растет по дороге на Устку, был чуть побольше ромашки, жил старый рыбак по прозванию Ясень.

Прозвали его так, потому что очи у него были ясные-ясные. Мудрый был старик, добрый, всем всегда помогал. Почитали его, любили и другим в пример ставили.

И хотя стар был Ясень, со своими сетями расстаться никак не хотел. Руки у него были еще сильные, посильней, чем кой у кого из молодых.

Уловом своим делился Ясень с одной убогой вдовой.

— Нет у Ясеня ни одного греха на совести. Святой старик, — говорили меж собой устковские рыбаки. — Никогда он не злится, никогда никого не обругал, уста свои худым словом не осквернил.

Услыхал это черт, притаившийся в дюнах, и решил завладеть душой старого рыбака, чтобы не попрекали его в пекле, бездельником не называли.

С той поры перестало Ясеню везти. Попадались ему в сети одни крабы, морские ракушки да мелочь всякая. Шел он раз домой с ловли, вдруг подгребает к нему незнакомый рыбак, приветствует, спрашивает, хорош ли нынче улов.

— Что-то в последние дни худо, — отвечает старик. — Одна мелочь в сеть идет. Я ее в море выпускаю, пусть подрастет. Вот полюбуйся.

Показал Ясень свой улов — засмеялся незнакомый рыбак:

— Эх, вижу я, хоть и стар ты, а в деле не много понимаешь. Что у тебя за сеть? Ячеи-то крохотные, то-то в них всякая мелочь и лезет. Подумай сам — если будут в твоем доме двери вышиною в пол-локтя, разве к тебе гость настоящий придет? Кот прошмыгнет, пес протиснется, а человеку-то и не пройти. Глянь на мою сеть, видишь, какие ячеи крупные? И глянь на мой улов. То-то!

Удивился Ясень.

— Ни за что бы не додумался! У нас во всей деревне такие сети, как у меня. А ты откуда будешь?

— Я-то? Издалека.

— Я старый рыбак, но разумный совет, хоть и от молодого, охотно выслушаю. Подскажи, что же мне делать?

Помолчал незнакомец и говорит:

— Распусти свою сеть, Ясень, да сплети по-моему. Тогда и увидишь, кто из нас прав. А до той поры об этом деле помалкивай.

Поблагодарил Ясень за совет, повел лодку к берегу. «Надо бы, конечно, рассказать рыбакам про новинку, — подумал он. — Да новинкам-то не вдруг люди верят, нужно самому вперед испробовать. Будет удачный лов, так это лучше всех уговоров».

Засел старик в своей избе и принялся сеть распускать и по-новому вязать. С непривычки дело шло медленно. Три дня вязал, наконец связал и пошел в море. Отгреб подальше от берега, перекрестился и закинул сеть.

— А ну-ка посмотрим!

Не помогла новая сеть Ясеню, не поймал он ничего.

Вздохнул старик, стал было к берегу поворачивать — вдруг слышит знакомый голос.

— Счастливого улова! Ну, как дела, Ясень?

— Совсем плохо. Нынче даже камбала в сеть не идет.

— А сеть-то у тебя какая?

— Да новая.

— Покажи-ка.

Поднял Ясень сеть со дна лодки — рассмеялся незнакомец.

— Не умеешь ты сети вязать! Глянь-ка на мою еще раз! Видишь, какой у меня улов? Недаром ты идешь домой с пустыми руками, от веку не было в Балтике такой рыбы, чтобы в твою сеть зашла. Ступай домой, сделай ячеи еще крупнее. Ну, бывай!

Возвратился Ясень домой, опять засел за работу. «Не беда, — думает. — Потружусь, сделаю такую сеть, как у того рыбака, пойдет в нее рыба — будет нашим сельчанам новинка в подспорье».

Но лов опять не удался. Первый раз за всю жизнь рассердился Ясень, бросил сеть на дно лодки.

— Черт бы побрал такую работу! — говорит.

И тотчас же незнакомый рыбак подплывает. Поглядел на него Ясень, видит — из-под капюшона рожки торчат. А тот во все горло хохочет.

— Мой верх, Ясень! Дважды ты согрешил: рассердился — раз, меня помянул — два. Лиха беда начало. Помяни мое слово, достанется нам, чертям, твоя душа.

— Одурачил ты меня, лукавый! Поверил я твоим богомерзким речам, но в другой раз тебе это не удастся. Сгинь, а не то получишь…

— Да не горячись ты! Лучше давай договоримся: ты мне свою душу отдаешь, а я тебе даю невод-самохват — закинешь его в море, и сей же миг будет он полон рыбы. А не согласишься, я тебя в покое не оставлю до конца дней твоих. Будешь жить в нищете, ругаться, грешить — и все равно в пекло попадешь. Сам подумай, что тебе выгоднее.

— Я вот думаю: не съездить ли тебе веслом по шее?

— Ишь какой упрямый! — фыркнул черт. — Ты не спеши, подумай как следует. А надумаешь — ударь три раза в старую сосну на берегу. Я и явлюсь.

Добрался Ясень домой, посмеялся над своей простотой, а наутро взял моток веревки и пошел к старой сосне. Подошел, перекрестился и постучал по коре. Черт тут как тут. Смеется.

— Так я и знал: ты мужик неглупый, согласишься отдать душу за невод-самохват.

— Будь по-твоему, но сперва исполни три моих желания.

— Говори скорей, какие. Я все на свете сделать могу.

Показал старик рукой на дюны и говорит:

— Хочу, чтобы здесь была тихая бухта для рыбацких лодок. Подвинь-ка ты дюны поближе, так чтобы здесь бухта была.

Набрал черт полную грудь воздуха и давай дуть! Дул три дня и три ночи, наконец передвинул дюны. Аж вспотел.

— Что еще я должен сделать?

— Теперь посади на этих дюнах густой сосновый бор, чтобы ветер песок с места на место не носил.

Три дня и три ночи таскал нечистый деревья из-под Дунинова, Храброва и Рытвян, пока не покрылись дюны соснами.

— Ну, а последнее твое желание? — спрашивает. А сам думает: «Вот-вот заграбастаю я твою душу!»

— Я два раза в ладоши хлопну, а ты за это время размотай эту веревку и обкрутись ею с головы до пят.

Захихикал черт от радости

— Экий пустяк! А ну давай!

Хлопнул в ладоши Ясень, глядь, а черт стоит с головы до ног веревкой опутанный. Повалил его Ясень на землю, связал концы веревки, поднял черта и бросил в море.

— Не будешь больше, нечистая сила, рыбаков соблазнять неводами-самохватами! Лежи теперь на дне, пускай тебя там крабы щиплют!

Долго жил еще старый Ясень, а когда помер, вся деревня его хоронила. Но до сих пор устковские рыбаки стороной обходят то место, где Ясень черта утопил. Мутит там нечистый воду над собой, водовороты крутит, бьется в ярости лбом о морское дно.

КАК МУЖИК ОТ БЕДЫ ИЗБАВИЛСЯ

Перевод А. Щербакова

Жили-были мужик и баба, жили бедно-пребедно. Наконец, осталась у них всего четверть муки. Говорит мужик бабе:

— Свари, жена, из этой муки затируху. Потом согрей воды, вымоем ноги перед дальней дорогой и поутру пойдем куда глаза глядят, на край света. Авось нам там будет получше.

Вот съели они затируху, вымыли ноги, сели возле печи на лавке, утра дожидаются. И слышат, как в подпечье что-то трепыхается. Мужик и говорит:

— Что это там такое?

— А это я, ваша беда. Я вас не оставлю, на край света с вами пойду.

Выпорхнул из подпечья белый голубок, сел на жердочку, перышки чистит.

Мужик бабе и молвит:

— Жена, не пойдем мы с тобой ни на какой край света. Увяжется с нами беда — мы и там бедняками будем.

Утром взял мужик топор, вытесал клин. Припомнил он, что воробьи в дупле на груше птенчиков вывели. И толкует беде:

— Садись, беда, мне на плечо, пойдем-ка в сад за птенцами.

Села беда к нему на плечо, пошли они в сад, подошли к груше. Мужик и говорит:

— Полезай-ка ты, беда, в дупло да подай мне птенчиков.

Полезла беда, подала ему шесть птенцов. Спрашивает мужик:

— Много их еще там?

— Один остался.

Взял мужик клин и забил им дупло. Пошел обратно в хату мимо старой яблони. «Дай, — думает, — я ее заодно выкорчую сейчас и пожгу. Столько времени сухая стоит, а все руки не доходят».

Выкорчевал он яблоню, глядь, а под ней горшок, денег полный. Разом мужик разбогател.

Стал его кум спрашивать, как это он деньги раздобыл. Все бедный был и — на тебе! — в одночасье разбогател. Приставал кум, приставал — ну, мужик и рассказал, что вот уже три года, как забил он беду клином в дупле. А кум завистливый был, взял топор, потихоньку в сад пробрался, клин выбил и говорит:

— Беда, а беда, ты еще жива?

— Жива, — отвечает беда. — Оставил он мне, подлец, птенчика, я им тут три года кое-как кормлюсь.

— Вылезай-ка ты, беда, да ступай, отомсти ему, подлецу, — говорит кум.

— Нет, — говорит беда. — Я к нему не пойду, я на него сердита. Вот ты, ты добрый человек. Лучше я с тобой останусь.

Испугался кум и бегом домой, стал коней запрягать чтоб удрать поскорей да подальше. А кони как понесут — да под сарай. А там бороны грудой лежат. Вот кони и переломали ноги-то. И обнищал кум вконец.

Не рой другому яму — сам в нее попадешь.

ХОРОШО ИМЕТЬ ТАКУЮ ЖЕНУ

Перевод А. Щербакова

На Кашубах есть поверье: тот, кто при жизни сотворил зло и не покаялся, должен после смерти отбыть покаяние в нашем грешном мире, сделаться привидением. Какова провинность, таково и привидение. Они, привидения-то, всякие бывают, не только страшные да вредные, что людям зло чинят.

В одной деревне, которой владел злющий и распутный пан, было привидение-девица. Она при жизни была очень красивая, многие ее добивались, но она никого к себе не подпускала. Из-за нее было много ссор и драк, одного парня даже убили. Он-то как раз ей нравился, и когда его убили, она с горя заболела и померла. И за гордыню ей было назначено каяться и ждать, пока ее кто-нибудь избавит.

Один парень увидал это привидение, ему понравилась девица. Задумал он на ней жениться. Как-то раз подстерег ее, схватил и держал, пока петух не пропел. А как петух пропел, она в могилу больше не вернулась. Кончилось ее покаяние, и очень она была ему благодарна за это.

— Хватит, — говорит. — Отпусти. Теперь я здесь остаться должна.

Парень обрадовался, свадьбу затеял, а на свадьбу решил пригласить пана. О пане шла худая слава: мало того, что был он человек жестокий, но еще и завистливый. Невеста парня и отговаривала: не зови, мол, пана на свадьбу, беда будет. Но он ее не послушал, своих дружков послушал. А этот пан, как увидел молодую, так покоя лишился — уж очень она была умна, скромна и красива. Решил он отобрать ее у пария, а как за дело взяться, не знает. Пошел он домой со свадьбы, и попался ему по пути дружок того жениха, который тоже от зависти места себе не находил.

Пан ему и скажи, что у него на уме. А тот отвечает, что дело, мол, легче легкого.

— Вы ему задайте такую работу, чтобы он исполнить не мог. А как не исполнит, предайте смерти. Закон-то вам этого не воспрещает.

— Так-то оно так, да вот что ему приказать? — спрашивает пан.

— А прикажите ему за одну ночь всю вашу землю вспахать. Этого ему не сделать.

— Верно, — говорит пан.

Назначил советчика надзирателем, вызвал того парня и велел ему за одну ночь всю свою землю вспахать. «А не вспашешь, — говорит, — смерти предам за неисполнение господского приказа».

Вернулся парень домой — лица на нем нет.

— Что случилось? — жена спрашивает. — Ты чего кручинишься?

Рассказал парень ей, что ему велено и какая кара назначена, если не справится.

— Вот видишь, говорила я тебе: не зови пана на свадьбу. Не послушался меня, теперь горя хлебнешь. Ну, в а этот раз, считай, все обошлось. Иди на поле, воткни лемех в землю и домой возвращайся. Не бойся, дело будет сделано.

То-то народ дивился, когда на следующее утро оказалось, что вся панская земля вспахана.

— Ну, а теперь что делать прикажешь? — спросил пан у своего надзирателя.

— Прикажите ему все деревья в вашем лесу вверх тормашками поставить. Этого ему не сделать.

Пан вызвал парня. «Молодец, — говорит, — все вспахано как следует». И тут же новую работу задал. «Не исполнишь, — говорит, — предам смерти».

Тот опять идет домой, ног не чует от беды. А жена и на этот раз ему подсказывает:

— Иди в лес, отыщи самую молодую елочку, вырви ее с корнями, воткни в землю вверх тормашками и домой возвращайся.

Он так и сделал. А на следующее утро люди смотрят — весь панский лес стоит вверх тормашками. Пан, как увидел, у него волосы дыбом встали — это ж разоренье!

— Вот они, твои глупые советы! — говорит надзирателю. — Не приведешь лес в порядок — голову сниму! Понял?

— Да не тревожьтесь вы! — говорит надзиратель. — Велите ему лес в порядок привести.

Вызвал пан того парня и говорит:

— Ты что мне ночью натворил? Ты что, шуток не понимаешь? Ты что, разорить меня хочешь? Чтоб завтра лес у меня был, как прежде, а то и впрямь тебе голову снесу!

Пану поперек слова не молвишь. Повесил парень голову, побрел домой. Но и тут жена его выручила.

— Видишь, что наделал, меня не послушавши. Говорено тебе было: не зови пана на свадьбу! Ну ладно, это горе — не горе. Ступай в лес, найди ту самую елочку, что выдернул, поставь ее как следует и домой иди.

Наутро люди смотрят — лес стоит, как и прежде стоял: верхушками в небо, корнями в землю.

— Ну и мужик! — говорит пан. — Чует мое сердце, но добраться мне до его бабы.

— Доберемся, — отвечает надзиратель. — Пошлите его на чертову мельницу за мешком золота. Черти его нипочем оттуда не выпустят.

Опять призвал пан этого парня и говорит:

— Мужик ты исполнительный, это хорошо. Мне срочно нужен мешок золота на расходы, так что ступай ночью на чертову мельницу и там добудь его. Принесешь — молодец, с пустыми руками вернешься — смерть.

Побежал парень домой, а жена уж на пороге ждет, спрашивает, что новенького пан придумал. Рассказал он ей, что ему велено идти на чертову мельницу за золотом — рассмеялась она.

— Это дело нетрудное. Ступай к пану и скажи, что согласен идти на мельницу, да нужен тебе человек, чтобы дорогу туда показал и мешок нести помог, пусть-де пан для верности пошлет с тобой своего надзирателя. Подойдете к мельнице — ты его вперед пошли чертей оповестить, что ты, мол, пришел. Пока они его драть и гонять будут, набери себе мешок золота и уходи оттуда подобру-поздорову.

Вот пришли парень с надзирателем, с дружком своим бывшим, на мельницу — он и говорит надзирателю: иди, мол, скажи чертям, что я пришел за золотом. Тот пошел, черти его схватили и в пекло поволокли. А парень тем временем набрал мешок золота и бегом домой!

А пану все неймется, решил сам придумать, как от парня избавиться. Думал-думал и придумал.

— Ты — говорит, — мужик добросовестный и мне полезный. Хочу я поохотиться, да лень мне по лесу за зверем шастать. А раз ты все умеешь, сгони-ка к утру на мой двор все лесное зверье.

Парень затылок чешет, а жена ему говорит:

— На том все и кончится. Ступай в лес, найди медведя сядь на него верхом и гони к пану на двор. Все звери следом пойдут. Заодно и пана попугаешь — больше приставать не будет.

И вправду: только парень медведя оседлал, как все лесные звери следом пошли к пану на двор. Пан перетрусил, в подвал спрятался. А звери давай подвал подкапывать! Парень им спервоначалу не мешал. «Пусть, думает, — пана попугают». Потом стал их отгонять да куда там! Звери как взбесились, ничем не уймешь. Добрались до пана и на куски растерзали. Сгинул он бесславно.

Что ни говори, а хорошо иметь такую жену!

СКАЗКИ-РАССКАЗЫ

О СКУПОЙ БАБЕ

Перевод А. Аврова

Жила-была одна баба, очень скупая, никому никогда ничего не давала. Одна бедная соседка у нее как-то молока попросила, так она ответила:

— Да я лучше свиньям вылью, пусть свиньи жирней будут.

Был у нее сын, но не в мать пошел. Добрый. А потом сын женился, и невестка попалась тоже не жадная. Придет, бывало, нищий, так она, сколько может, столько и даст ему хлеба. А свекровь, на то глядя, злится:

— Возьму-ка я, — говорит, — кочергу да обломаю ее об тебя — будешь знать, как нищим хлеб раздавать!

Вскоре свекровь померла.

А у молодых все дело никак не наладится. Задаст жена свиньям корму, те визжат, ходят вокруг корыта и не едят. Хозяйка поглядит, а корыто пустое. И так каждый раз. Отощали свиньи, вот-вот подохнут. Решила хозяйка, что нет ей в свиньях удачи, взяла да и продала их.

Потом кто-то взялся поедать кочны в поле. Удивлялись все; откуда, мол, здесь воры. Отправила жена мужика капусту стеречь. Пошел он, засел между грядок, вдруг слышит: кто-то капустой хрустит. Он давай искать вора и вдруг слышит голос:

— Это я, сынок, твоя мать. Жила я на этом свете, никому ни крошки не давала. Бывало, лучше свиньям скормлю. Попроси кто у меня капусты — отвечаю: пусть лучше гниет в поле, земля жирней будет. И за то постигла меня теперь кара: раз я на этом свете никому ничего не давала, мне на том свете никто ничего не дает. А у твоей жены четыре стола едой заставлены, уступила бы она мне один, я бы вам больше зла не чинила.

Пошел сын просить жену, чтобы отдала покойной матери один стол, а та говорит:

— Да я ей все столы отдам, пусть только больше нас не обирает.

Он пошел, рассказал об этом матери, а та говорит:

— Да воздастся ей стократ.

Трижды она это повторила, пропала и с тех пор больше никогда не появлялась.

КАК СОЛДАТ СТАЛ КОРОЛЕМ

Перевод А. Щербакова

Был у одного отца сын. Отец был мужик богатый, сына поил-кормил. Вырос сын — отдали его в солдаты. Стал он писать отцу, чтобы тот денег прислал. Послал ему отец денег. Три раза посылал. Сын все писал, что ему чины идут, а сам, как был солдатом, так им и оставался.

Вот собрался отец навестить его, еще и сотню захватил для него. Приехал в город, остановился на постоялом дворе. А тут войско мимо марширует. Узнал отец сына — опомниться не может! Писал сын, что он генерал, а сам грязь месит перед полком и в барабан бьет.

Под вечер идет войско обратно, и снова отец сына в барабанщиках видит.

Вот прошло войско, а один капрал зашел на постоялый двор. Стал его отец спрашивать, под каким именем этот барабанщик у них значится. Капрал сказал. Тогда отец спросил, нет ли у них в полку генерала под тем же именем. «Нет», — говорит. Заплакал отец. Спрашивает капрал: чего, мол плачешь?

— Да как же! — говорит отец. — Сынок-то мой, Игнась, писал, что у вас генералом стал, просил денег прислать. Я ему три сотни послал, приехал его навестить, а выходит, он простой барабанщик. А я ему еще сотню привез! Не дам ему больше денег.

Распрощался отец с капралом, сел на воз и обратно поехал. А капрал пошел к тому солдату и говорит;

— Отдавай деньги, три сотни. Я их твоему отцу отправлю. Он приезжал и видел, что никакой ты не генерал, а барабанщик.

И стал над ним насмехаться.

Выхватил солдат саблю, отрубил тому капралу голову, пошел к генеральскому денщику и стал у него генеральский мундир просить. Просил, просил — выпросил. Все деньги, все три сотни за него заплатил. Переоделся, сел на капральского коня и вдогонку за отцом! Догнал его, поставил коня поперек дороги и говорит:

— Давай деньги, отец, ту сотню, что мне вез. А не дашь — убью!

Отец, рад не рад, дал ему деньги.

— Только ты, — говорит, — больше мне не сын и домой не показывайся.

И поехал к себе в село.

А тот солдат в генеральском мундире поехал к соседнему королю и выдал себя за самого старшего генерала. Поверили ему, войско поручили. И стал он им командовать, как положено.

Была у того короля дочь. Очень ей захотелось посмотреть, как новый генерал командует, молва о нем добрая шла. Приехала она, поглядела, и очень он ей по сердцу пришелся. Пошла она к отцу и стала просить, чтобы дозволил он ей замуж за него выйти. Отец дозволил, поженились они, а как год прожили, обещал король, что оставит ему все королевство.

Вот прожили они еще год и говорит генерал своей жене-королевне:

— Живешь ты здесь и каждый день своих родных видишь. А я у своих давным-давно не бывал. Хочу я к ним съездить.

Взял он с собой пятерых капитан-министров, денег набрал и в путь-дорогу отправился. А жене наказал:

— Если мы через год и шесть недель не появимся, то езжай за нами, только возьми с собой еще пятерых капитан-министров, их начальника да войска побольше.

На том и распрощались.

Ехал он, ехал, заехал в густой лес, а в лесу корчма. Заночевали они там. Только легли спать — выходят из лесу разбойники.

— Добрый вечер, — говорят корчмарю. — Что нового?

— Добрый вечер, — отвечает корчмарь и шепчет: «Пять капитан-министров и с ними шестой, начальник».

Велели разбойники ужин готовить, сели в кружок, сговорились и напали на них, на сонных. Пятерых капитанов порубили, а тот генерал без мундира, без денег через малое окошко вылез, руки-ноги покалечил, но убежал.

Добрался он до своей тетки, стал просить, чтобы она сходила к отцу. Пошла она и говорит:

— Поверите ли, приснилось мне, что вернулся наш Игнась.

— Видеть его не желаю, — отвечает отец. — Пусть он мне на глаза не показывается. Он убить меня хотел.

Тетка толкует:

— А если б он и вправду пришел, вы бы его домой пустили?

— Видеть его не желаю!

— За провинность-то побить можно, — говорит тетка. — А из дому гнать не годится.

Вернулась она, рассказала обо всем Игнасю, а на другой день опять пошла к его отцу и говорит:

— Поверите ли, пришел-таки Игнась. Гол, как сокол, раздет, разут, весь покалеченный.

— Видеть его не желаю! Он убить меня грозился.

А тетка знай просит:

— Примите его. Это же сын ваш.

Наконец отец смилостивился.

— Ладно, пускай приходит. Пошлю его коз пасти.

Пошла тетка за ним, привела, пал он отцу в ножки. Взял отец дубину потолще, вытянул его раза три вдоль спины и послал коз пасти. Одежонку дал самую худую, латаную, свое стадо поручил и еще из города коз нагнал. Паси, мол, всех.

А сынок дознался, где кожи достать, сделал барабан, и давай коз муштровать! Большую к большой, меньшую к меньшой, рогатых — направо, безрогих — налево. И — шагом марш под барабан!

Пригонит к вечеру коз домой — отец на него кричит:

— Ты что мне коз моришь?

— Пасу, как положено, — сын отвечает. — С травой нынче худо, сухо в поле.

А сам-то час их пасет, час муштрует да кланяться учит. Вот они все и отощали, горемычные.

Прошел год и шесть недель. Ждет Игнась, вот-вот за ним приедут.

И вправду жена его взяла пять капитан-министров, начальника их да все войско и поехала за ним. Добралась до той самой лесной корчмы и там с капитан-министрами заночевала. А войско в лесу остановилось, в корчме-то его и не видели.

Разбойников-то было там одиннадцать, корчмарь — двенадцатый, они его за атамана почитали. И кухарка еще была в корчме. Вот королевнин слуга ужин собирает, с кухаркой заговаривает и видит, что она сама не своя. А уж темнеет. Вот слуга и спрашивает:

— Ты чего, вроде сама не своя? Чего слезы льешь? От меня тебе ни худа, ни добра. Что плакать-то?

— Я бы, — шепчет кухарка, — сказала, только лучше в сторонку отойдем.

Отошли они в сторонку, она и толкует:

— Год шесть недель тому назад проезжали здесь пятеро капитан-министров и с ними шестой — начальник. Заночевали здесь. Тут явились одиннадцать разбойников да двенадцатый — хозяин мой. Убили они пятерых, шестой неведомо куда подевался.

Побежал слуга к королевне и все рассказал. Дали знать войску, чтобы стояло наготове, ухо востро держало — не то все погибнут. И тайный караул вокруг корчмы выставили.

К полуночи ввалились в корчму одиннадцать разбойников, спрашивают хозяина:

— Как вечер? Добрый?

— Добрый-добрый, — отвечает хозяин. — Добрей, чем год и шесть недель тому назад.

И договорить не успел, как — бабах! — со всех сторон солдаты напали и всех поубивали. Только ту кухарку пощадили. Показала она им, где подвалы. В одном подвале денег полным-полно, в другом — одежды всякой, а в третьем — все убитые лежат. Узнали они одежду с тех капитан-министров и их начальника, а кто именно убит, кто жив остался — уже невозможно было узнать. Королевна и говорит:

— Уж я не знаю, стоит ли дальше ехать. Да ладно уж, поедем. Может, хоть родителей его повидаем.

Вот подъезжают они, а козопас их издалека приметил, коз по-военному построил, рогатым венки надел, безрогим букеты привязал и повел навстречу войску свое стадо — большие впереди, меньшие — позади. Идет через город, сам в барабан бьет. Люди повыбегали, смотрят, что за войско, кто барабанит.

— Это же, — говорят, — козопас наш! То-то наши козы такие заморенные! Он их, оказывается, маршировать заставлял!

Сошлись два войска: королевнино и козье. Узнала королевна мужа. Спешит навстречу, а козы-то кланяются, кланяются. Капитан-министры чуть с коней не попадали со смеху. Поздоровалась они, вернулся Игнась к своим козам, скомандовал. И пошли они: он впереди, а козы за ним, что твое войско.

Подошли они к дому отца, войско в поле остановилось, а королевна с двумя капитан-министрами, слугой и тем козопасом во двор вошли. Игнась коз загоняет, а она у его отца ночлега просит. Отец ей отвечает, что, мол, стыдно ему такую госпожу принимать, в хате у него-де грязно. А гостья ужин велит готовить. Игнась коз загнал и в хату входит. Поглядела на него королевна и говорит его отцу:

— Уступи мне этого молодца. Хочу его к себе на службу взять.

Отец сердито отвечает, что он-де непослушный сын, убить его грозился; куда, мол, ему служить у такой госпожи, когда он коз, и тех переморил, еще платить за них придется!

Тогда королевна просит, пускай-де козопас хоть ей на стол подаст. Отец отговаривается. Куда, мол, такому драному да строптивому на стол подавать!

— А мы ему и такому рады, — говорит королевна.

Набрал Игнась тарелок с едой, принес, поставил. Потом мяса положил, понес тарелки, да увидел стебелек на полу, загляделся на него, споткнулся, упал и все побил. Отец на него кричит, а королевна знай смеется.

А наутро козопас надел свой генеральский наряд, который ему жена привезла. Отца и спрашивают:

— Ну что, узнаешь своего сына середь нас, министров?

— Что ему середь вас делать? — ворчит отец.

— А вы узнайте. Небось не узнаете.

Не узнал его отец. Выступил сын вперед, попросил у отца прощения.

— Простите, — говорит, — батюшка, меня за глупое баловство. И поедемте с нами, если будет такое ваше желание.

— Не поеду, — говорит отец.

— Воля ваша. Как хотите, — отвечает сын.

А королевна спрашивает:

— Сколько нужно, батюшка, вам денег за обиду вашу и за тех коз?

Молчит отец.

Вынула она целую тысячу и на стол положила.

— Хотите — отдайте коз людям. Хотите — заплатите за них.

Рассказал ему сын про свою женитьбу, распрощались они и уехали. Заехали по пути в лесную корчму, где разбойники засаду устраивали, забрали там из подвалов, что захотели, а корчму подпалили. И дальше поехали.

Приехали к себе, пир устроили, всех господ пригласили. Рассказал им Игнась, что с вам в дороге приключилось. Отдал ему король все королевство, и он до сего дня тем королевством правит.

ЗАВЕЩАНИЕ И ЛЮБОПЫТСТВО

Перевод Р. Белло

Один богатый человек, когда состарился и близкую смерть почуял, позвал своего сына и сказал ему:

— Видишь, сын, я уже старик, да еще и хворый. Пойди, покличь соседей, я сделаю завещание, как тебе моим добром владеть.

Сын тем отцовским словам подивился и спрашивает:

— Зачем, отец, завещание делать? Ведь я же единственный наследник, мне и без того все остается. Зачем же соседей звать?

Но отец ответил:

— Я хочу свое желание при двух свидетелях высказать. Ты моей воле не противься, ступай за соседями.

Сын видит, что отец уперся — пошел, привел двух соседей. Очень ему любопытно было, какое такое завещание отец хочет сделать. Зашли соседи в дом, старик их приветливо встретил, усадил и такие слова сказал:

— Добро мое после смерти тебе, сын, отойдет. Но слушай мой наказ и непременно его исполни. Запомни крепко: первое — пану денег в долг не давай, второе — в корчму хорошую одежку не надевай, третье — жене секрета не рассказывай, четвертое — чужое дитя в дом не бери. Вот тебе мой наказ.

А через неделю и помер старик. Похороны были богатые, добра-то в доме было через край и денег несчетно. После похорон собрались соседи, как обычай велит, выпить, залить горюшко и осиротевшего Франека утешить. Попивали себе, беседовали и наконец к тому пришли, что надо бы ему ожениться. Женись, говорят, Франтишек, хозяйство у тебя большое, один не управишься. Возьми себе в жены Касю. Но Франтишек ответил, что Касю не хочет. «Ну, возьми тогда Виктусю», — советуют соседи. Франтишек согласился и попросил соседей посватать Виктусю. Посватали ему Виктусю, походил Франек в женихах, а там и женился. Справили они свадьбу, пришла в дом молодая жена и зажили они, как пара голубков, в любви и достатке.

Месяца не прошло после свадьбы, позвал их пан на веселый пир, а во время того веселья попросил у молодых взаймы тысячу злотых работникам за жатву заплатить. По осени, мол, как хлеб продаст, тут и вернет он долг. А Франек уж хмельной был, позабыл он отцовский наказ и согласился.

Жизнь у молодых ладилась, всего у них было вдоволь. Как-то раз поехал Франек в город, возвращается назад, смотрит — дитя сидит у дороги и плачет. Жаль ему стало дитяти, поглядел он на него, поглядел вокруг — никого. Взял он дитя и привез домой. Мальчик был пригожий, назвали его Яном, мать его не нашлась, так и остался он у Франека в доме. Забыл он про второй отцовский наказ.

А дальше-то что вышло? Пригласили его раз в корчму, разоделся он, принарядился, а там драка вышла и порвали ему рубашку-то. Тут припомнил он отцовский завет, и стукнуло ему в голову, что он еще и пану денег в долг дал. Уж зима на дворе, а пан-то о деньгах и не вспоминает.

Пошел Франтишек к пану напомнить про тысячу злотых. Что и говорить — деньги большие! Встречают его неприветливо. «Ладно, — думает Франек. — Я свою правду знаю, денежки вытребую». И спрашивает у пана, когда тот долг отдаст. Пан усмехается, вроде и не слышит. Тогда Франека злость взяла, он крик поднял:

— Отдавай деньги!

А пан тоже в крик:

— Дурак ты, дурак! Это не я у тебя в долг брал, это ты мне долг отдал, как закон велит! Ведь твой отец на моей земле свой достаток нажил, моего добра натаскал! Забыл ты, верно, что он тебе наказывал должок этот мне уплатить! Проваливай отсюда подобру-поздорову!

Ушел Франтишек от пана, пригорюнился, что делать не знает, только отцовский завет про себя твердит. Спросила дома жена, отчего он такой печальный — он ей все рассказал: три-де отцовских наказа нарушил.

От панского подвоха он не обеднел, но задумал пану отомстить и денежки вернуть. Был у пана сын единственный, трехлетнее дитя. Увез его Франтишек в Краков, там заплатил людям, чтобы они его учили и одевали, как панского сына. А сам поскорей домой вернулся. Жена ему и рассказала, что, мол, отлились пану наши слезы, сын у него пропал, говорят-де, что зверь лесной его утащил. Франек ничего ей не ответил, только головой покачал, а сам подумал: «Вот помучайся, пан, за мою кривду, а там видно будет».

Теперь он отцовский завет помнил крепко: пану денег в долг не давай, в корчму не наряжайся, «Неужели же, — думает, — отец и в том прав был, что жене секрета выдавать нельзя? Надо бы проверить, впрямь ли у бабы настолько волос долог, а ум короток». Но жена у него в это время на сносях была, и решил он пока промолчать, чтобы с дитятей чего плохого не сталось.

Вот родила жена, от хворей оправилась, и поехал Франек в Краков проведать панского сына. Видит — растет панский сын сильным да умным. Порадовался он, спасибо сказал добрым людям, которые его растили, и опять денег дал на учение.

А у пана в усадьбе жизнь безрадостная. Как же — единственного сына лишились, где искать не знают. Сын — как сквозь землю провалился, следа не осталось. Сердце у пана кровью исходит, а Франек радуется. «Ну, — думает, — пора последний отцовский наказ проверить». Прикинулся он, будто с тоски чахнет — жена и говорит ему:

— Мы здоровы, в доме достаток, сынок у нас пригожий, а ты все кручинишься. Скажи, чего тебе еще надобно? Если горюешь о деньгах, что за паном пропали, бог с ними, вам хватает.

А он ей отвечает:

— Есть у меня тяжкое дело на совести, да отцовский наказ молчать велит.

Жену любопытство разобрало, какой такой секрет муж от нее скрывает. Вот она опять про то же толкует:

— Живем мы лучше некуда, а если что с тобой случилось, так я тебя никогда не выдам, я тебе верная жена. Не бойся, скажи, какая у тебя беда.

— Как же не печалиться мне? — муж отвечает. — Пан наш о сыне горюет, а ведь это я сына его утащил, отомстить хотел за наши деньги. Привязал ему камень на шею, да и бросил в пруд на глубоком месте.

Жена страшно перепугалась, слова вымолвить не может. А потом и говорит:

— Отец виноват, что деньги наши не отдал, а сын-то — безвинное дитя. Зачем же ты его погубил? А ну, если бы с нашим сыночком кто-нибудь такое злодейство сотворил бы!

Но потом другую речь повела, и муж вроде бы повеселел. А сам скрыл, что неправду сказал, что сына панского топить и не думал.

Годы идут, а Франтишек с женой живут безбедно. Дождались они еще одного сына и дочки, приемный сын растет, панский сын на их деньги обучается.

Уж стал Франтишек подумывать: не все-де отцовские предсказания оправдались, бережет жена секрет, живут они в счастье и согласии. Стал прикидывать, как бы пану сына вернуть.

Поехал он раз в Краков панского сына проведать, вернулся домой сердитый и стал чего-то жену ругать: и это ему не так, и то не этак. Жена разозлилась, крикнула:

— Ты что как с цепи сорвался? Чего тебе надо?

И тут, как это бывает, хвать его кулаком! А Франтишек в ответ палкой ее по спине вытянул. Шум, крик! Вырвалась жена, обругала мужа на чем свет стоит и вдруг как завопит:

— Попомнишь ты, как меня бить! Вот пойду и расскажу, что ты панского сына утопил!

И бегом в панскую усадьбу.

— Пан, — кричит. — Это мой муж твоего сына в пруду утопил!

Пан схватил Франтишека, заковал его в цепи и на суд отдал. Суд приговорил: повесить Франтишека. А палача в деревне не было и никто вешать не брался. Тогда пан объявил:

— Кто его повесит, дам сотню злотых.

Как только он оказал про сто злотых, выходит приемный сын Франтишека и говорит:

— Я его повешу.

Тогда и пожалел Франтишек, что отцовский завет не исполнил. Дивился народ Франтишкову приемному сыну, как это он удумал за добро злом отплатить. А приемный сын толкует: в доме свои дети есть, мне-де ничего не достанется, а получу сто злотых — свой хлеб есть буду. Видит Франтишек — смерть пришла. И говорит:

— Слушать надо отцовские заветы. Вот отец Меня остерегал, я не послушал, и воздается мне за это. Пан, а пан, отдай мне тысячу злотых — я тебе сына верну.

Удивился пан.

— Как это — вернешь?

Франтишек отвечает:

— Я не шутки шучу, правду говорю. Отдашь мне тысячу — я тебе сына отдам.

Пан остолбенел от радости. Еле выговорил:

— Слушай, сосед, если это правда, жизнь тебе дарую, в тысячу злотых верну с процентами.

Сей же час приговор отменили, поехал Франек с паном в Краков и застали там панского сына в добром здравии и наукам разным обученного.

Устроили в усадьбе большое веселье. Позвал пан на радостях всех соседей. Столы ломились, чего там только не было. Музыка играла, весь день и всю ночь пели и плясали.

А пан разошелся.

— Кто из вас, — кричит, — так соврать сумеет, что меня нынче разозлит, того награжу.

И хлоп на стол пятьсот злотых!

Вот какую задачу задал! Но и деньги, что ни говори, не малые. Ну, встал один мужик, Юзеф, и говорит:

— Вельможный пан, служил я у одного хозяина, и работенку он мне задал — будь здоров! Каждое утро на пасеке я пчел из ульев по счету выпускал, а вечером, когда они возвращались, всех опять же должен был пересчитать и хозяину доложить, сколько меду за день прибыло. Вот как-то вечером считаю я пчел — одной не хватает. Как быть? Пошел я ее искать. День шел, два шел — не видать моей пчелки. На третий день дошел я до Вислы. Слышу: на том берегу возня и урчанье. А уж стемнело. Пригляделся я — а там четыре волка пчелку мою на части рвут. Что делать? Висла глубокая, броду нет, перевозу нет, плавать я не умею. Думал я, думал, схватил себя за волосы и перебросил на ту сторону. С непривычки-то перестарался, взлетел высоко, упал далеко — по шею в песке увяз, не выбраться. Ну, пошел к одному мужику, попросил лопату, откопался и бегу пчелу спасать. Да упустил я время, волки уж ее задрали, еле отнял у них четыре фунта. Положил в мешок и домой пошел. Иду, гляжу — жердина стоит до самого неба. Я с разбегу по ней на небо и вскарабкался. Походил там, всяких чудес нагляделся, потом думаю: «А ведь хозяин-то ждет!» Подхожу к тому месту, где на небо влез, а жерди-то и нету. Ну, я овсяной половы сыскал, свил веревочку и начал по ней спускаться. А веревка-то коротка. Отрезал я от нее кусок, надставил — опять коротка, ноги до земли достают, а руки — никак. Отпустил я конец — бух на землю! Насмерть расшибся, еле сюда пришел, чтобы вам рассказать чистую правду.

Улыбнулся пан.

— Эту правду мне еще покойный батюшка рассказывал.

— Точно так, — говорит Юзеф. — Я его на небе встретил. Он там свиней пасет, весь оборванный, даже шапки у него нет. Я ему свою отдал. Видите, без шапки сижу.

Рассердился пан, хватил Юзефа по уху и говорит:

— Врешь, дурак! Род наш богатый, ты таких шапок и не видывал, в какой мы его похоронили.

А Юзеф хвать деньги со стола и кричит:

— Я вру, а ты, пан, сердишься. Стало быть, денежки мои!

Ну и смеху было! А тут пиво кончилось, так пан послал за ним в корчму водовозную бочку. Пили мы вдосталь! А как же не пить, если все, что хотели, исполнилось.

ДОЛГ МАЦЕКА

Перевод П. Глинкина

Один мужик по имени Мацек сторговал на ярмарке у цыгана коня. Очень ему этот конь приглянулся, да не хватало у Мацека одного гроша, а цыган никак не хотел уступить. Вот и пришлось Мацеку грош этот попросить взаймы у кума своего Яцека.

— А когда вы мне этот грош отдадите, кум Мацек? — спрашивает Яцек.

— А на пасху отдам, — отвечает Мацек.

Одолжил ему грош кум Яцек. Купил Мацек коня, и поехала они по домам.

Вот настала пасха, и пошел кум Яцек к Мацеку за своим грошем. Увидал его Мацек издали, побежал со всех вот к жене, велел ей сказать Яцеку, что он, мол, помер, а сам лег босой, как был, на лавку в чулане и дух затаил. Пришел кум Яцек, а кума ему толкует: мол, муж-то помер.

— Где ж упокойничек? — спрашивает Яцек. — Надо бы мне на него взглянуть, покуда не похоронили.

Ведет Мацекова жена кума Яцека в чулан, покойника на лавке показывает.

— Что же это вы, кума, ему ноженьки-то не обмыли? Вон они какие грязные, — говорит кум Яцек и, не долго думая, хвать бадью с холодной водой да всю ее на ноги Мацеку и выплеснул.

Ахнул Мацек, поджал ноги.

— Ага! — говорит кум Яцек. — Так-то вы, кум Мацек, померли! Отдавайте грош, я за ним пришел.

— Простите, кум, — отвечает Мацек. — Нет у меня гроша, не могу вам долг вернуть, вот с горя и лег помирать.

— Когда ж отдадите, кум Мацек? — спрашивает Яцек,

— Приходите, кум, на святого Яна, — отвечает Мацек.

Наступил день святого Яна. Снова Яцек к Мацеку за грошом идет. А тот уж заранее готовится, говорит жене:

— Ну, теперь-то мы его проведем.

И велел отнести себя в гробу на кладбище и в могилу опустить. «Накрой, — говорит, — могилу досками, чтобы мне потом выбраться». Вот приходит Яцек, а кума и говорит, что мужика-то ее уж и на кладбище отнесли.

— Покажите же мне, дорогая кума, где могилка его. Хоть молитву прочту над покойником, — говорит Яцек. Уж он-то догадался, в чем дело.

Привели Яцека на кладбище, а он, подойдя к могиле, давай ветки ломать, топотать, скакать да по-бычьи мычать. Подал Мацек голос из могилы:

— Гони быка прочь, Каська, а то он, не дай бог, на меня свалится!

— Ага, так-то вы померли, кум? — говорит Яцек и доски с могилы стаскивает.

— Опять вы меня перехитрили, кум, — говорит Мапек. — Что поделаешь, нет у меня гроша! Опять пришлось изворачиваться.

— А когда же все-таки вы мне его отдадите? — спрашивает Яцек.

— Да вот приходите на святого Михала — ей-богу, отдам.

Настал день святого Михала, а гроша у Мацека опять не нашлось. Решил он ту же хитрость повторить, и, когда явился Яцек за своим грошом, сказала ему кума, что уж на этот-то раз муж ее в самом деле помер и лежит в пустой часовне у самого леса. Собрался Яцек в последний раз посмотреть на покойного, указала ему кума дорогу. А дорога-то была не близкая.

Добрался туда Яцек, а уж смеркается. Разглядел он в щелку, что кум среди часовни в гробу лежит, притаился у щелки и поджидает, когда покойник зашевелится. Вдруг из лесу выходят разбойники — один, два, три, десять! — забираются в часовню, зажигают свечи и начинают на лавках делить деньги и разное наворованное добро. Делят, делят, все поделили — осталась одна сабля.

— Эту штуку не разделишь, — говорит их атаман. — Пусть она достанется тому, кто с одного маху у этого покойника голову отрубит.

Зашумели разбойники. Один покойников боится, другой говорит, что покойник потом по ночам являться будет, третий бормочет, что грех это — покойников рубить. Словом, все отказались, только один решился попробовать. Берет он саблю, идет к гробу, примеряется, как бы ловчей снести Мацеку голову. Вскочил тут Мацек, сел в гробу да как закричит во вое горло:

— Эй, братья-покойники, пропащие души! Выручайте!

Поднял тут кум Яцек стук да гром, заколотил кулаками по гнилым доскам, разбойники перепугались, всю добычу бросили: деньги, серебро, ворованные вещи, — и наутек!

Убежали они, вошел кум Яцек в часовню и с кумом Мацеком здоровается. А Мацек ему и говорит:

— Давайте, кум, поделим асе это добро. Тут нам обоим хватит.

Поделили они кое-как все драгоценности, куму Яцеку та сабля досталась. Посмотрел кум Яцек па две одинаковые кучи, вадохнул и говорит:

— Все это хорошо, кум. Однако мне еще с вас грош причитается.

А в это время один из разбойников, что был похрабрее прочих и полюбопытнее, подобрался к часовенке поглядеть, что там делается. Просунул он голову в шапке в щель, увидал, что те двое сокровища делят, решил, что это грешные покойники и замер со страху в щели-то. Увидал кум Мацек его голову в шапке, прыг туда, хвать шапку да как швырнет ее в сердцах в кума Яцека!

— На! — кричит. — Вот тебе шапка за тот грош, она того стоит!

А разбойник, чуть живой от страху, припустил в лес к своим товарищам.

— Там, — говорит, — покойники наше добро делят, дерутся. Мне голову оторвать хотели, ухватили за шапку — еле вырвался!

О ТОМ, КАК ПРОСТАЧОК ПАНА УТЕШАЛ

Перевод М. Крылова

Деревней, где простачок был старостой, владел вельможный пан. Пришло время, отослал пан своих сыновей в школу, старшую дочь замуж выдал, младшая дочь — девица на выданье, с матерью в имении осталась, а самого пана куда-то выбрали, и он в город переселился.

И надо же такому случаю выйти, что несколько бед обрушились на пана в его отсутствие; нежданно-негаданно умерла жена, почти целиком выгорело поместье, а младшая дочка… Ну, о ней потом. Случилось все это в одну неделю.

Живет себе пан беспечно в городе и ведать ни о чем не ведает, как вдруг входит слуга и докладывает, что пришел староста из его деревни, хочет пана видеть. Тот распорядился впустить к нему мужика.

Вошел простачок, поклонился, поскреб в затылке. Он еще дорогой, жалеючи своего господина, все раздумывал, как оповестить пана о всех несчастьях, но при том чтобы не слишком огорчить. И решил начать с маленьких бед и этим подготовить пана к известиям о бедах великих.

— Ну-с, как живешь, простачок? — спрашивает пан.

— Благодарствуем, живы-здоровы, — отвечает мужик.

— Что нового у нас?

— Да как вам, сказать, ясновельможный пан? Недаром говорится: от лиха тихо, беды не видать, да где ж ее нету? Вот и ксендз молвит: «Кого бог любит, того и наказует». Видно и вас, ясновельможный пан, господь бог жалует, да что поделаешь, на все его святая воля.

— Что ты болтаешь? Не случилась ли и вправду какая беда?

— Случилась, ясновельможный пан. Все мы под богом ходим, в одном он вас опечалил, так другим утешил.

— Чем же он меня опечалил?

— Да ваш перочинный ножичек, подарок покойного вашего батюшки, сломался.

— Ах, чтоб тебя! Ха-ха-ха! Ведь придумает же, будто меня такой пустяк огорчить может! Конечно, жаль ножа, все же память, но разве есть что-нибудь вечное на свете? А как же его сломали?

— А шкуру с борзой сдирали.

— Как? Борзая сдохла? Которая?

— Да все.

— Все? Как же это? Такие прекрасные борзые! Наверное, недоглядели?..

— Может, и так, ясновельможный пан. Да где тут углядеть, когда они обожрались мясом вашего жеребца, а мясо-то было с отравой — на волков приготовлено.

— Стало быть, жеребец околел? — завопил пан, вскочив с кресла.

— Да, ясновельможный пан. Околел жеребец.

— Что же с ним приключилось? Ведь конь был молодой, здоровый, всего шесть лет ему, не более. Верно, плохо за ним смотрели?

— Ой, ясновельможный пан, смотрели-то хорошо, да что поделаешь, когда он надорвался.

— Надорвался? А кто ж посмел его так гонять?

— А как же, ясновельможный пан? Ведь пожар тушили.

— Пожар?! Какой? Где?

— Загорелся сарай, стали гасить. Воду бочками возили. Но что поделаешь? Не разорваться же всем: там гумно горит, здесь конюшня полыхает, потом коровник загорелся…

— А дом?

— От дома к тому времени уж одни уголья остались. С него-то все и пошло полыхать.

— О, я несчастный! — запричитал пан, ломая руки. — Значит, только пепелище ото всего осталось?

— Да, ясновельможный пан. Одно пепелище.

— Отчего же пожар-то начался?

— Да свечей много в доме горело, а окна были завешены траурной материей…

— Траурной? По ком же траур?

— По ясновельможной пани, по вашей супруге…

— Что ты говоришь? Боже, моя жена умерла?!

— Ох, ясновельможный пан, умерла, царство ей небесное!

Замолчал пан, возвел очи к небу, слезы ручьями текут по щекам. А потом говорит:

— Вот сколько несчастий послал мне бог, а ты еще говоришь, что бог опечалит, бог и утешит. Чем меня можно утешить после таких утрат?

— А как же, ясновельможный пан! Господь и утешение послал. Девица-то, дочь ваша младшая, дитя родила…

ПРОСТАЧОК ИЗГОНЯЕТ ДОМОВОГО

Перевод М. Крылова

Оповестил простачок пана о его бедах и зашагал домой, а по пути из города купил на базаре за бесценок ручную сову детишкам на забаву.

Поздно вечером добрался он до какой-то деревни. Видит — во всех окнах темно, только в одном доме побогаче окошко светится. Заглянул простачок из любопытства в окно, глядь — а там на столе, покрытом белой скатертью, лежат пироги, жареный гусь да фляжка водки стоят. За столом сидит молодой мужчина — видно, какой-то родственник или разлюбезный гость. Хозяюшка-то молодая, пригожая, гостя умильно потчует да так и ластится к нему.

Простачок сову под мышкой держит, а в правой руке — посошок дорожный. Постучал он посошком в окно. Хозяйка испугалась, вскочила и спрашивает:

— Кто там?

— Хозяин! — ответил простачок.

Вмиг пирог полетел со стола в квашню, фляжка водки — в поставец, жареный гусь — в печку, а хозяюшкин гость, схватив шапку, шмыг под печку. Хозяйка бежит, двери отпирает, ворота отворяет.

Отскочил простачок от окна, а тут снег заскрипел под полозьями, и перед воротами дома осадил лошадь здоровый, кряжистый мужик.

— Отворяй! — закричал он, вылезая из саней и стуча кнутовищем в ворота. — Отворяй, жена, и коня распряги: у меня руки закоченели.

Ворота распахнулись, и хозяйка повела коня во двор. Тут только хозяин заметил простачка и спросил:

— А ты, братец, кто такой будешь?

— Путник я. Пусти в хату, дозволь обогреться и переночевать.

Радушный хозяин повел простачка за собой, посадил за стол, хотел было его угостить, чем хата богата, но хозяйка насилу разыскала для них горстку соли да краюшку хлеба, подала им и ворчит:

— Знала бы я, когда тебя ждать, сготовила бы чего-нибудь горячего и пирог бы испекла. А то вот как вышло: и сам приехал, и гостя бог дал, а угощать нечем.

— Что это у тебя за птица? — спросил хозяин простачка, поглядев на его сову.

— Сова — ученая голова, — погладил ее простачок. — Очень смекалистая птица, все знает и насквозь видит, даже говорить умеет.

— Да что ты? И говорить может? — подивился хозяин, макая корку в соль.

Простачок потихоньку ущипнул сову, она и прохрипела что-то по-своему.

— Что она говорит? — спросил хозяин.

— Говорит, что в квашне пирог лежит,

— Пирог в квашне? Слышишь, жена? А ну, давай-ка его сюда?

— Может, правда? — пробормотала перепуганная молодица. — Вчера брат заезжал ко мне, так я для него на скорую руку испекла. Может, и остался кусочек. Сейчас погляжу…

И точно: вынула из квашни и подала на стол пирог, да не кусочек, а чуть початый.

Режут мужики пирог, уплетают за обе щеки. А простачок снова потихоньку прижал сову. Она опять головой завертела да заухала.

— А теперь она о чем вещает? — полюбопытствовал хозяин.

— Да ну ee! Все свое плетет! Будто в поставце фляжка водки есть.

— Может, и верно, жена? Ну-ка, глянь!

— Не знаю, — завертелась баба. — Кажись, вчера капелька осталась — может, и есть…

Посмотрела — есть водка, да не капелька, а больше половины фляжки. Делать нечего, поставила хозяйка фляжку на стол. Хозяин налил себе, налил гостю. Выпили они по рюмке-другой и опять — за пирог.

— Молчи ты! — прикрикнул тихонько простачок на сову. Он ее перед тем щипнул незаметно — вот она голос и подала. — Молчи! Не твое это дело!

— А что она говорит?

— Да болтает, что-де в печи жареный гусь, — будто нехотя сказал простачок.

— И гусь? Доставай женка, а то сам пойду искать! Все подавай сразу, что еще есть!

Подбежала хозяйка к печи, заглянула за заслонку, заломила руки, запричитала:

— Господи, и гусь есть! Боже мой, да что ж это творится? Ведь только что ничегошеньки не было. И ума не приложу, откуда все взялось. Не иначе чародейство или еще что!

— Веришь ли, добрый человек, — говорил хозяин, разрезая гуся, — у меня в доме дивные дела творятся. Это не черти. Черти шумно озорничают, а тут все тишком-тишком, но что есть дома повкуснее, все куда-то девается, и винить некого. Живем вдвоем: я да женка. Чьи это дела, любезный гость, как по-твоему?

— Не иначе, как домовой завелся, кому ж другому быть? Где он поселится, там счастья не жди. Но если это только домовой, то с помощью совушки — мудрой головушки мы его нынче же выгоним.

— Сделай такую милость, гостюшка! Выгони, уплачу тебе, сколько запросишь.

Простачок велел хозяину выйти в сени. Ушел хозяин, а хозяйка упала перед простачком на колени и молит:

— Ой, не губи меня, добрый человек, не губи!

И гость хозяюшкин вылез из-под печи и тоже путнику в ноги, упрашивает:

— Возьми все, что у меня есть, только не губи. Не выдай хозяину, а то он меня живого не выпустит.

Простачок велел ему вымазать сажей лицо и руки, напялить кожух шерстью наружу, рукавицы натянуть на ноги, а сапоги на руки надеть. Привязал ему на голову старый голик и велел обратно под печку лезть. Потом позвал хозяина и объявил, что домовой под печкой прячется: так-де сова указала. Попросил еще котелок ключевой воды, две пригоршни ячменной крупы, колбасы, солонины, масла и соли.

Хозяин дал все, что потребовал путник. Тот на шестке разложил огонь, и скоро в котелке пыхтела густая и жирная каша, а простачок, засучив рукава, помешивал ее ложкой. Каша поспела. Перекрестил путник углы дома, настежь распахнул двери избы, хозяину дал в руки метлу, а хозяйке — лопату. Как брызнет кипящей кашей из поварешки под печку да как заорет что есть мочи:

— А ну, домовой, брысь отсюда!

И точно: вдруг из-под печки выскочило что-то черное и косматое, не человек и не козел, как есть — домовой, да со всех ног к двери! Хозяина с ног сбил, хозяйка с перепугу благим матом завопила. Простачок вскочил на стол, а домовой метнулся к воротам, как сиганет на улицу, только его и видели.

Утром простачок за труды да за сову получил от хозяина рубль, да еще хозяйка тайком ему рубль сунула.

Так рассудил он дело своим мужицким умом, всем угодил и себя не забыл: обогрелся, попил, поел как следует, выспался, деньги в мошну спрятал да котелок с кашей прихватил.

Распростился с хлебосольными хозяевами и пошел своей дорогой.

КАК ПРОСТАЧОК ОХОТНИКА ДВАЖДЫ ОБВЕЛ ВОКРУГ ПАЛЬЦА

Перевод М. Крылова

Проголодался простачок в пути и решил подкрепиться кашей. В это время он как раз подходил к лесу. Ну что ж, развел простачок костер, подвесил котелок с замерзшей кашей над огнем, она живо и разогрелась.

Только хотел он приняться за горячую кашу, видит — далеко в поле по свежему снежку скачет на коне охотник, за охотником — доезжачий с борзыми. Это был пан из соседнего имения, известный скряга и притеснитель своих крестьян. Узнал его простачок и решил сыграть с ним шутку.

Снял он котелок с огня, поставил на пень, что из снега торчал. Костер затоптал, засыпал свежим снегом. Встал спиной к пню, подбоченился и давай прыгать вокруг пня да приговаривать:

Пой и прыгай возле пня —

Сваришь кашу без огня.

Прыгай побойчее —

Будет горячее.

— Что это там мужик выделывает? — обратился пан к доезжачему. — Ну-ка, узнай.

Поскакал доезжачий и, вскоре вернувшись, доложил, что какой-то шалопут на сухом и мерзлом пне без огня кашу варит.

Не поверил пан доезжачему. Подъехал к кашевару и видит — в самом деле стоит на пне котелок с горячей кашей. Попробовал — обжегся даже.

— Слушай, мужичок, — обратился охотник к простачку, уплетавшему кашу. — Для охотника такой котелок, что кашу сам без огня варит в чистом поле или в глухом лесу, — цены не имеет! Научи-ка меня этой премудрости, я тебя награжу щедро…

От слов — к делу, и пан за большие деньги купил чудесный котелок. Простачок научил пана, как надо прыгать и что напевать, деньги спрятал в мошну, поклонился и без оглядки зашагал большаком.

Вернулся охотник домой, не терпится ему показать всем удивительную штуку. Собрал он своих гостей, жене велел захватить все, что нужно для каши, и отправился в поле. Через полчаса вся компания стояла у того же самого пня. Пан спрашивает:

— Господа! Может быть, вам угодно отведать чего-нибудь горячего? Я нарочно пригласил вас сюда, чтобы сделать вам приятный сюрприз. На этом пне я сейчас сварю вам кашу.

Поставил он котелок с крупой на пень, заправил салом, посолил, насыпал снегу, повернулся спиной к пню, подбоченился и давай прыгать вокруг пня да выкрикивать:

Пой и прыгай возле пня —

Сваришь кашу без огня.

Прыгай побойчее —

Будет горячее.

Гости с недоумением смотрели па пана и терялись в догадках, что это значит.

Танцор весь взмок и охрип от прыжков и пения на морозе, но когда он оглянулся и увидел, что котелок не кипит, то еще усерднее запрыгал и заорал припевку сиплым голосом. Встревоженная жена подумала, что ее благоверный рехнулся. Подбежала к нему и схватила за руку, пытаясь удержать от чудачества, но он оттолкнул ее. Она кинулась к гостям, умоляя их остановить мужа, чтоб не схватил он от пляски на морозе воспаления легких.

Вмешались гости, и обман выяснился. Одураченный пан опомнился. Вскочил на коня и понесся догонять простачка.

Но тот заранее умом раскинул, как погоню встретить: едва услышал позади топот копыт, поднял с дороги палку и забросил на липу. Вывернул наизнанку полушубок и шапку, скривил нос в одну сторону, а рот — в другую, сморщился, зажмурил один глаз, подогнул ногу, встал под липу и хнычет.

На взмыленном коне подскакал к нему охотник, посмотрел и, не узнав шутника, спрашивает:

— Ты не видел, проходил здесь мужик в новой шубе в бараньей шапке?

— Еще бы не видеть, — плачущим голосом ответил простачок. — Он, разбойник, напал на меня, несчастного калеку, вырвал костыль из рук и вон куда закинул, а сам побежал дальше, как угорелый. Пан его мигом догонит, Сделай милость, пане, пожалей старика, достань мой костыль с дерева. Без него мне смерть! А ему, подлецу, все равно от вас не скрыться.

Спрыгнул охотник с коня, бросил поводья мнимому калеке, а сам стал карабкаться на дерево.

Этого только и ждал простачок. Увидел, что паи, залез высоко, вскочил на коня, подобрал поводья и стрелой помчался по дороге. Скорехонько скрылся от обалдевшего охотника.

Панский дом стоял у дороги. Простачок осадил коня у ворот, пустил его во двор, а сам узкой тропинкой пошел дальше через лес.

Вот так два раза посмеялся мужик над паном, от мести его ушел и показал, что он не вор.

ПРОСТАЧОК РАСПОЗНАЕТ, ГДЕ ЛОЖЬ, ГДЕ ПРАВДА

Перевод М. Крылова

Около полудня пришел простачок в незнакомое село. Видит — на улице толпа: тут и староста, и десятские, и старики, — все галдят, руками машут. Подошел простачок к толпе и увидел двух тяжущихся: жалобщика и ответчика, обиженного и обидчика.

— Что тут у вас случилось? — спрашивает простачок. — О чем спорите? Может, я вам помогу?

— Да вот эти два мужика, что держат за повод, обвиняют друг друга в воровстве, — объясняет ему один старик. — А дело было так: наш сосед вчера на ярмарке в городе купил коня, а сегодня поймал на нем в своем сарае вот этого цыгана. Цыган божится, что это-де его собственный конь, что он сам его выходил и ездил па нем шесть лет, а неделю назад у него, мол, украли коня. И вот сегодня он будто бы нашел своего коня у этого мужика в конюшне. Он требует коня себе да еще соседа моего обвиняет в конокрадстве. Как их рассудить?

— Шила в мешке не утаишь, сейчас дело выведем на чистую воду, — сказал простачок, скинул шубу и накрыл ею голову коня. — Ну, цыган! Ты, говоришь, узнал своего коня в чужой конюшне. Раз ты его сам выходил и шесть лет у себя держал, отвечай, только сразу и без запивки: на какой глаз он косит?

— На какой глаз, спрашиваешь?

— Да, да! Сразу отвечай, а не ответишь, — стало быть, конь не твой.

— Отвечу, отвечу! Только он косит-то самую малость.

— Ты зубы не заговаривай! Ты говори, на какой глаз он косит.

— На правый.

Простачок откинул шубу и показал всем правый глаз коня. Все увидели, что глаз вовсе не косит.

— Ой, я же оговорился! — застонал цыган, махнув рукой и ударяя шапкой оземь. — Оговорился я! Да ведь конь о четырех ногах, и то спотыкается. Голова одно думает, а язык свое городит! На левый глаз он косит! Конечно, на левый!

Снял простачок шубу с лошадиной головы и объявил:

— Врешь, цыган! Ни стыда у тебя, ни совести! Это хозяйский конь, а ты конокрад. Смотрите, у коня вовсе глаза и не косят.

Цыган понял, что попался, хотел задать стрекача, но его изловили и связали.

Все благодарили простачка, угостили его, да еще и на дорожку кое-чего дали.

«СВИНЬЯ НЕ КОЗА, А ДУБ НЕ БЕРЕЗА»

Перевод М. Крылова

Вернулся домой простачок, отдохнул от долгого пути, а тут и праздник подоспел. Запряг он свою лошаденку, взвалил на телегу откормленного борова и поехал в город на базар.

Стоит около своего воза и ждет покупателя.

Вдруг откуда ни возьмись — четверка лихих коней, запряженных в бричку, а в бричке сидит, подбоченясь, какой-то ясновельможный, а может, просто вельможный пан; в зубах — сигара, бичом хлопает, как из пистолета стреляет, давит бедных мужичков, что с дороги убраться не успели.

Остановился пан перед возом простачка и кричит:

— Эй ты, хам! Где тут пшеница, не слыхал?

Обиделся простачок на грубость и ответил:

— Где пшеница, я не слышу, а вижу. Обзывать меня хамом вы сколько угодно можете, ваша панская воля, да ведь что мужик на дорогу бросит, то пан в кармане носит. Вот так-то!

— Врешь! — заорал пан.

— А вот и не вру, ваша милость. Выньте носовой платок из кармана, разверните и увидите, что я правду говорю.

Побагровел пан от ярости, решил проучить дерзкого мужика.

— Что продаешь?

— Свинью, ваша милость.

— Лжешь, хам! Это коза! — заорал пан, да как даст простачку оплеуху — у того искры из глаз посыпались. Но мужик и виду не подал, поклонился папу и говорит:

— Теперь я в долгу у вас, ваша милость. Ужо втройне отплачу.

Продал простачок свинью, вернулся домой, но обещания своего не забыл.

Через неделю нарядился мастеровым, взял аршин под мышку и отправился в путь.

Пришел в корчму, что была поблизости от имения того пана, и говорит важно:

— Слушай, хозяин! Дай-ка мне доброго медку, за ценой я не постою. Мне добрый мед нужен, чтоб работа спорилась, я ведь не какая-нибудь мелюзга, я мельницы ставлю.

— Что я слышу?! Вы мельничный мастер?

— Он самый. Прошлым летом две водяные мельницы поставил и один ветряк. Знаешь, сколько денег огреб! Могу себе позволить кружку доброго медку.

— Вот удача! Наш пан давно мельницу хочет поставить, да все мастера никак не найти. Хотите, я вас порекомендую? А уж вы потом меня отблагодарите. Могу сей же час к пану сбегать.

— Давай беги. За мной не пропадет, вот поставлю мельницу — половину заработка у тебя в корчме пропью.

Корчмарь со всех ног бросился к пану, и сей же миг простачка просят в усадьбу.

Пан простачка не узнал, уговорились они обо всем на крыльце и тут же в лес поехали выбирать материал на мельницу.

Проехали с версту. Пан указывает на дуб.

— Гляди, какой дуб. На главный вал сгодится?

— Да разве это дуб? Это береза!

— Что ты плетешь?

— То же, что и вам случается.

Решил пан, что мастер в корчме перебрал и теперь несет ахинею. Поехали дальше. Увидели другой дуб, еще толще первого.

— Уж этот-то наверняка подойдет, — говорит пан.

— Давайте смеряем, — отвечает простачок. — Эх, ваша милость, вот беда — аршин-то я у вас на крыльце забыл! Ну, ничего, смеряем обхватами. Станьте-ка к дубу, обхватите, сколько можете, а я с той стороны. Один момент!

Пан и рад стараться: обхватил дуб, а простачок зашел с другой стороны, накинул ему веревочные петли па руки, затянул, связал, предстал перед панские очи и говорит:

Свинья не коза,

А дуб не береза!

Оторопел пан, взглянул на мастера и вдруг узнал в нем того мужика, которому оплеуху дал на ярмарке. А простачок выломал наскоро дубинку да и отвесил пану десяток горячих, как тот ни грозился. А напоследок сказал:

— Ну что, вспомнил меня? Я тебе за ту оплеуху обещал втройне отдать — и отдам. Нынче ты в первый раз получил, а два раза еще за мной останутся. До свиданьица, ваша милость.

Повернулся и скрылся в лесной чаще. А привязанный к дереву избитый пан простоял там до самого вечера, пока не освободили его проезжие мужики.

Через недельку взял простачок у брата, что в усадьбе буфетчиком служил, черный фрак, жилет — словом, одежку почище, переоделся, научил сына-подростка, что ему говорить, запряг лошадь в бричку и отправился в знакомую корчму. Подкатил с шумом, с гиканьем.

— Живо шампанского! — кричит.

Хозяин чуть не обмер: он такого за всю жизнь ни разу не слыхивал. Проводил гостя, усадил, а сам бегом во двор и спрашивает возницу, что это за персона.

— Сам ты персона! — отвечает парень. — Это не персона, а знаменитый городской лекарь. Я за ним двадцать верст, почитай, гнал. Приехал он, поглядел на моего пана, дал ему что-то понюхать, и хворь как рукой сняло. А от него уж все доктора отступились. Пока сюда ехали, всех больных по пути на ноги поставил. Прямо-таки чудеса! Ну конечно, и денежки ему сыплют, не жалея.

Корчмарь пораскинул, что к чему, и сразу же к доктору:

— Не угодно ли, ваша милость, меня выслушать? Сказали мне, что вы знаменитый доктор. Очень прошу вас обождать здесь, пока я извещу пана о вашем приезде. Он уже несколько дней хворает. Если вылечите его, он за деньгами не постоит, а уж вы меня, обремененного заботами, не забудьте наградить.

— А что за хворь у твоего пана?

— Тс-с-с, я вам по секрету скажу: па днях нашли его в лесу привязанным к дереву. Я привел к нему мастера по мельничному делу, поехали они лес смотреть, а мастер-то был из тех, кто черту душу продал. Схватили его черти в лесу и уволокли, а пана нашего к дубу привязали. Бот он и захворал с перепугу.

Помчался корчмарь в имение, а вскоре явился управляющий просить доктора к пану.

Вошел доктор к больному — перво-наперво велел окошки завесить, чтобы свет, мол, пана не беспокоил. Потом сел у постели, пульс пану пощупал и измененным голосом попросил рассказать, отчего с ним эта хворь приключилась.

Пан сказал, что поднимался он по стремянке на амбар, она рухнула прямо на груду кирпичей, всю спину-де ему покалечило. Да еще с испуга и простуды горячка приключилась.

— Я, ваша милость, живо подниму вас на ноги, — говорит мнимый доктор. — Есть у меня мазь на такую хворь. Только велите баню сперва истопить. Или ванну приготовить, только побыстрее.

— Ванну можно приготовить в сушильне, — обрадовался больной. — Это недалеко от дома. Там как раз сейчас топят — лен будут сушить — так что все будет сделано мигом.

Сели пан с доктором в тарантас и поехали в сушильню. Слуга раздел пана, посадил в ванну. Хватились, а мазь-то забыли дома то ли на столе, то ли на комоде. Послали слугу за мазью, сторожа отправили за отрубями для припарок. Остался доктор один на один с паном, подошел к ванне, поглядел ему в глаза да как заорет, уже не меняя голоса:

Свинья не коза,

А дуб не береза!

Рванулся пан как ошпаренный, стал кричать и на помощь звать, предлагал простачку деньгами откупиться. Но простачок прижал его одной рукой, вынул из-за пазухи плеть и отсчитал пану десяток горячих. Сделал свое дело и говорит пану:

— Вот видишь, как хам свое слово держит. Два раза ты у меня получил и третьего дождешься. До свиданьица!

И бегом в лес, а там в назначенном месте сын его ждет. Уселись они в бричку, выехали на дорогу и без приключений домой добрались.

Месяц спустя в соседнем местечке открылась ярмарка. Потянулся туда народ: кто купить, кто продать, кто в костел.

Пан тот поправился, но полученного урока не забыл, спеси да горячности в нем поубавилось.

Простачок своим мужицким разумом смекнул, что пан поедет на ярмарку, и сам тоже стал собираться. Выехал простачок вместе с братом, который на него очень похож был лицом, а еще больше голосом.

Подъехали к мосту, где должен был проезжать пан. Простачок велел брату верхом на коне ждать пана, научил, что говорить и делать, а сам нарезал крепкой лозы и спрятался под мостом.

Вот послышался конский топот и показалась панская бричка. Брат простачка узнал пана, поставил коня поперек дороги, глянул пану в лицо, прыснул от смеха и заорал:

Свинья не коза,

Дуб не береза! —

и бросился наутек.

— Гей, Андрюха, Филька! — гаркнул пан лакею и кучеру. — Руби постромки! Догнать хама, поймать во что бы то ни стало и привести сюда! Не поймаете — запорю!

Кинулись лакей с кучером в погоню, а мужик, как заяц, по кочкам на коне несется.

Мужик удирает, кучер с лакеем за ним гонятся, а пан остался в бричке на мосту. Тут из-под моста вылез простачок с пучком лозы, посмотрел пану в глаза да как крикнет:

Свинья не коза,

Дуб не береза! —

и давай охаживать пана по бокам, да так, что на том модный фрак затрещал по всем швам. Волком воет пан, кличет слуг. Потом понял, что никто не выручит, и дал клятву никогда мужиков не обижать, а за три преподанных урока не только не мстить, но и щедро уплатить. И тут же высыпал мужику горсть золота в подставленную шапку. Раскланялся простачок с ним и говорит:

— Гляди, ваша милость, чтоб не забылось! Пересыпал деньги из шапки в мошну и скрылся в зарослях.

Вернулись слуги с пустыми руками, велел им пан ехать — только не на ярмарку, а домой. С тех пор и пошла по свету поговорка; «Гляди, ваша милость, чтоб не забылось!»

«СЛОВО — СЕРЕБРО, МОЛЧАНИЕ — ЗОЛОТО»

Перевод М. Крылова

Всегда выручала простачка мужицкая смекалка, из любой беды он цел-невредим выбирался, многих пустозвонов да бездельников уму-разуму научил, только вот свою жену, которая не умела язык за зубами держать, долго не мог образумить.

Как старосту, хорошего хозяина в мудрого советчика, простачка все уважали и любили, поэтому и жена его молодая была у людей в почете. А она-то и вообрази, что это ей муж обязан тем, что все село им уважение оказывает. Мало того, что была она охотница лясы точить — любой секрет, бывало, выболтает соседкам, — еще и зазнаваться стала. А ведь от зазнайства до глупой спеси, а от них — до ссор и раздоров совсем рукой подать.

Печалился простачок, думая об этих пороках как-никак дорогой ему супруги. Давно собирался он вылечить ее от глупости, и план был обдуман давно, но лекарство было уж очень горькое, а жену свою простачок любил всей душой. Все не мог он собраться с духом и приступить к делу и, может быть, еще пооткладывал бы «лечение» со дня на день, если бы не случай…

Пахал он однажды целину и лемехом зацепил за что-то твердое. Разгреб землю и увидел железную крышку. Глубже разрыл яму, видит — железная шкатулка. Приподнял крышку, а там полно золотых монет.

Сначала он обрадовался, но как подумал, что одному клад домой не снести и придется жене рассказать, пригорюнился. Знал он, какой язык у нее: все разболтает кумушкам и соседкам.

Подумал он, подумал, потом снова засыпал клад землей, место отметил камнем, ближнюю борозду поглубже пропахал и после обеда повел волов домой.

Потолковал он с братом, устроили они все, как надо, а потом пришел простачок домой, сел рядом с женой, повесил голову, будто призадумался.

— О чем горюешь? — спросила жена.

— Как не горевать, когда господь бог послал нам счастье, да боюсь, что не сладим мы с ним.

— Какое же такое счастье бог дал, что нам с ним не сладить?

— Нынче я на поле клад нашел. Да попробуй возьми его — ведь ты все разболтаешь. Люди узнают, пану донесут, и прости-прощай сокровище. Не слушаешь ты моих советов, никак не вбить тебе в голову, что слово — серебро, а молчание — золото.

— Ах, муженек! Неужто я себе враг? Да пока жива буду, никому ни полсловечка не скажу, хоть ты меня режь на куски! А большой клад? Где ты его нашел?

— Если никому не проболтаешься, нынче ночью пойдем через рощу и луга на наше поле и принесем клад домой. Одному мне его и с места не сдвинуть. Но только помни: никому ни гу-гу. Узнают, клад отнимут, да еще и влепят — почему, мол, о находке не сообщили куда следует?

Жена еще раз побожилась, что будет молчать, как рыба, и муж сделал вид, что ей поверил.

Ну, взошел месяц, взял простачок лопату и повел жену по тропинке на свое поле — версты полторы-две ходу. Идут они молча, жена впереди поспешает — уж очень ей не терпится на клад взглянуть. Вдруг увидала она вдали огонек и дым костра, остановилась и спрашивает мужа:

— Что это за костер?

— Это наш эконом с женой тайком пекут панских поросят и гусей, — ответил простачок.

— Отчего ж не дома?

— Боятся, что выдаст их запах жареного. Ты иди, головой не верти, не то споткнешься да упадешь.

— С чего бы мне падать? Дорога ровная.

— Ты не знаешь, что пан в можжевельнике возле тропы капканы на зайцев ставит. Наступишь — вот будет дело!

— Может, уже попался какой, а? Наутро было бы жаркое.

— Вон там под кустиком налево всегда стоит петля. Хочешь — загляни.

Побежала жена к кусту, посмотрела и зовет:

— Муженек, беги сюда!

— Тише ты… Ну, что там такое?

— В капкане щука, смотри, еще живая! Как она сюда попала? Ведь до речки шагов пятьсот будет.

— Как туда попала, спрашиваешь? Дело не хитрое. Паны, они с нечистой силой знаются, и от нее у них такие снасти да приманки, что не только рыба в капканы на суше попадает, а даже звери в вентеря лезут и в сети сигают…

— Неужели правда? Первый раз слышу!

— И не диво: много ли ты жила на свете? Не веришь — осмотри вентерь. Его пан у берега около камня ставит.

Жена — вприпрыжку туда. Заглянула в вентерь и кричит:

— Ах, и правда! Смотри, в вентере заяц сидят, да так и бьется, бедняжка!

Простачок подошел, высвободил зайца, а тот как даст стрекача, только его и видели.

— Ах, какой ты! Зачем зайца отпустил? Держал бы крепче, — укорила его жена, глядя, как удирает заяц.

— Пускай себе бежит. За панского зайца волом не рассчитаешься. Пойдем быстрей, а то полночь близко.

Идут дальше. Вдруг жена наступила ногой на что-то мягкое. Нагнулась и видит на земле оладьи. Подобрала их. Только шагнула — пирог лежит, за пирогом — опять оладьи, за оладьями — опять пирог.

— Что же это такое, муженек? Откуда здесь пироги и оладьи?

— И этого ты не знаешь? Нынче вечером проходила здесь оладьевая туча и столкнулась с пироговой. Вот и посыпались на землю пироги да оладьи.

— Ах, муженек! — завопила вскоре жена, войдя в рощу. — Иди сюда скорее! Смотри — плетень из колбасы/

Подошел простачок и видит — поперек дороги колья стоят, а на них колбасы плетнем накручены.

— Чему удивляешься? — говорит он жене.

— Как чему? Да где ж это слыхано, чтобы в лесу ставили плетни на колбасы?

— Наш пан и не такое может придумать. Это он поставил, чтобы никто ночью в лес не ездил и дров не воровал. Перелезай осторожней! Не тронь колбасу и ступай быстрее.

Опять пошли они, а как стали из рощи выходить, вдруг послышался чей-то крик, вроде баран блеет.

— Ты слышишь? Что это такое?

— Тихо ты! Это нашего пана черти на трясучей осине бреют. Кто с чертями знается, других брадобреев не признает.

Пришли они на пашню, откопали шкатулку е золотом. Несли домой — обмирали со страху. Жена в хату юркнула, а простачок спрятал шкатулку в укромном месте, а жене потом сказал, что на гумне зарыл.

Целый день ходила баба сама не своя, так ее и подмывало с кем-нибудь поделиться. Наконец не выдержала, тайком побежала к самой задушевной куме и под строжайшим секретом все выложила.

Часу не прошло, а слух о найденном кладе пошел по всей деревне, каждый еще и от себя прибавлял. К вечеру дошло до пана, что простачок нашел десять шкатулок с золотом, а пока таскал их домой, надорвался и захворал.

На другой день вызвал пан простачка с женой и, сидя на крыльце, спрашивает:

— Это правда, простачок, что ты позавчера клад нашел?

— Откуда ж это такой слух? — притворно удивился простачок.

— Не отпирайся, твоя жена сама всем рассказала.

— Я и не дивлюсь. У нее в башке дурь какая-то сидит, иной раз такое ляпнет, такую кашу заварит — вовек не расхлебать. Просил я ее по-хорошему не болтать глупостей — не слушается. Будьте добры, прикажите эконому дать ей десяток плетей — может, очухается, а я спасибо скажу.

— Что? Это мне-то плетей?! — заорала в гневе жена простачка. — Коли на то пошло, я всю правду расскажу! Верно говорю, что муж позавчера нашел шкатулку, я сама тащила ее с ним до гумна. Он там ее и закопал!

— Пошлите людей па ваше гумно. Пусть поищут, за полчаса обо всем и дознаетесь.

Послали па гумно эконома с людьми. Возвращается эконом и говорит:

— Все гумно перекопали — ничего там нет,

— Так ты надо мной шутки шутить вздумала? — закричал пан на бабу.

— Да что вы! Он где-то ее спрятал, шкатулку-то! Возьмите его в оборот, небось, признается!

— Ой, видите, пан, сколько злости и лжи в этой бабе! Стоило бы ее проучить за это.

— Не верьте! — заверещала разъяренная жена. — Клянусь жизнью, нашли мы шкатулку с деньгами. Да той ночью, когда, помните…

— Какой ночью? — спросил пан.

— Той самой, когда над лугом проходила оладьевая туча и столкнулась с пироговой. Я целый подол набрала с земли пирогов да оладьев.

— Что она городит, простачок?

— Видите сами: чушь порет, и все!

— Сам ты чушь порешь! Забыл, что ли? Да той ночью, когда щука угодила в капкан в можжевельнике.

— Когда-когда? Да опомнись ты! — сказал простачок.

— Ага! Вот тебе и когда! Подожди, еще не то запоешь! Разве не ты тогда зайца из панского вентеря в омуте выпустил? Что, забыл?

— Может, еще что сгородишь?

— Сам ты городишь! Разве не перелезали мы через колбасный плетень, который ясновельможный пан поставил в роще, чтобы у него дрова не крали?

— Баба от злости мужа оговаривает, не иначе, — шепнул эконом пану на ухо. — Прикажите взгреть ее плетьми — может, и одумается.

— Не слушайте, пан, своего эконома! И он хорош. Я в ту ночь своими глазами видела, как они с женой господских гусей да поросят на костре жарили!

— Ну, теперь и я вижу, что баба рехнулась! — захохотал пан. — Столько злости в тебе, что каждого готова в ложке утопить, кто тебе поперек слово скажет! Да мой эконом всю неделю по делам в городе был и только нынче утром вернулся!

— Может, и не он, а кто другой! Да вы сами, паи ясновельможный, наверное, помните эту ночь!

— Я? С какой бы это стати?

— Да с той стати, что в ту ночь пана… Боюсь говорить, а то рассердитесь.

— Не рассержусь, коли правду скажешь. Говори!

— Пана той ночью черти брили на трясучей осине.

— Ну и баба, ну и баба! И меня приплела! Ступай домой, простачок, а ты, эконом, всыпь этой бабе двадцать плетей и отправь с глаз моих долой.

Через полчаса явилась жена простачка домой с плачем. Несколько дней она на мужа и глядеть не хотела, но потом все-таки здраво рассудила, что сама была виновата, а муж уберег от пана деньги, которые им самим и детям их пригодятся. Сменила она гнев на милость да такой разумной стала — прямо не узнать. С кумушками, как прежде, не болтала, мужнин наказ сама помнила и детям все время повторяла: «Слово — серебро, молчание — золото».

КАК МАРТ С МАЕМ ПОССОРИЛСЯ

Перевод А. Акимовой

На земле с самого начала не было согласия. Воевали друг с другом не только люди, даже месяцы не могли поладить между собой: почему, мол, у одного больше дней, а у другого меньше? Потом они снова мирились и приглашали один другого к себе в гости повеселиться. Самым большим гулякой среди месяцев был Февраль, он Марту два дня своих пропил. А Март был жаден, все ему мало было, и задумал он еще малость пощипать Февраля. Пригласил его на масленицу к себе на бал и тут же побился с ним об заклад, что Февраль не сумеет до него добраться. Февраль, не будь дурак, обратился за советом к Май-Маевичу, который славился среди месяцев своей мудростью. И Май-Маевич дал Февралю такой совет:

— Как будешь собираться в гости к Марту, возьми с собой сани, лодку и телегу. Станет Март снегом сыпать — поедешь на санях, станет дождем лить — пересядешь в лодку, а как грязь на дорогах смерзнется — погрузи сани и лодку на телегу. Вот и доберешься.

Февраль послушался умного совета, и ничего у Марта не вышло. Проиграл он заклад, и пришлось ему выложить Февралю немалые деньги.

Однако догадался Март, чья это работа, и стал Май-Маевичу грозить:

— Эй, Май-Маевич, слишком много взял себе ты воли, заморожу я тебе картошку в поле! Погоди же, погоди же, месяц Май, всю листву тебе побью я, так и знай!

А Май отвечает;

— Видно, мало тебе, Март, науки. Больно зол ты, Март, да коротки руки. Берегись, нашлю я теплые ночи — мигом сделаю твой срок покороче…

И поныне не кончилась эта распря: случается, что в майские дни дохнет Март издалека морозным ветром и побьет всю зелень у Мая.

А некоторые люди говорят, что мудрый совет Февралю дал не Май, а один старик, и поэтому-де злопамятный Март, когда приходит его пора, старается по всему белу свету погубить побольше стариков.

КАК ВОРЫ ЛОВЧИТЬ УМЕЮТ

Перевод Я. Мацюсевич

Один хозяин снаряжал сына на ярмарку волов продать. Было это в воскресенье, а идти на ярмарку надо было в понедельник. Сын молодой, мало еще бывал на ярмарках, вот и стал отец учить его, как остерегаться, чтоб деньги у него не украли;

— Спрячь хорошенько, а как выйдешь из города, за рогаткой не садись да не пересчитывай, а то случится с тобой беда, как с одним мужиком случилась.

— А что случилось, батюшка?

— То и случилось. Продал он волов в Рыманове и уселся на бревнах за рогаткой, деньги пересчитывает, все одно серебро. А вор-то его приметил, еще как он волов продавал. Как бы это у него деньги выудить? Купил вор гвоздей, молоток да каленых орехов. Сел позади мужика и будто орехи колет, а сам как стукнет молотком, так и прибьет гвоздем рубашку мужику. Незаметно весь подол сзади к бревну приколотил. Мужик пересчитал деньги, сунул в мешок. А вор у него мешок из рук выхватил и давай бог ноги! Мужик дернулся, ан ни с места — рубаха не пускает. Он — в крик, народ собрался: «Что такое? Что случилось?» Пока гвозди вытаскивали, вора и след простыл. Так и пропали денежки.

— Ну, уж на этом-то я не попадусь, — говорит парень.

И пошел в понедельник с волами. Продал волов, деньги тут же пересчитал, да и спрятал кошель за пазуху. А вор-то уже сбоку подстерегает, как бы у него эти деньги стащить. Ходит, ходит вокруг — да что толку? Видит — за пазухой у парня словно бугор торчит: это были еще австрийские серебряные цванцигеры, — да как до них добраться?

Повстречал тут вор другого вора. Тот и спрашивает:

— Браток, что у тебя?

— Да вон у того уйма денег за пазухой, да черта с два достанешь!

— Знаешь что? — говорит другой вор. — Продай его мне.

Договорились они, и один другому продал этого парня. Первый вор отступился, теперь второй нацеливается.

Подходит он к парню и говорит:

— Хозяин, хочу я вас попросить — надо мне купить сутану для нашего ксендза, а вы как раз с него ростом. Дойдемте со мной, примерим сутану; если вам будет впору, то и нашему ксендзу будет в самый раз.

Парень обрадовался, что сутану наденет, и пошел с вором в лавку. Вор на него сутану примеряет, натягивает, поглаживает и говорит:

— Тут какой-то непорядок. Бугор у вас под мышкой торчит.

Парень вынул кошель и положил на прилавок, а вор знай вертит его во все стороны. Повернулся парень спиной к прилавку. Вор и говорит:

— Ну-ка, постойте вот так, а я издали посмотрю.

А сам тем временем хвать кошель и наутек! Парень постоял минутку, оглянулся, а вор уже на улице. Парень как был в сутане — на улицу. А лавочник — за парнем. Собрался народ, диву дается, что человека в сутане ловят. Позвали жандармов, хотели парня арестовать, да свидетели нашлись, что он волов продавал, поручились за него, и отпустили парня.

Пришел он домой со слезами.

— Эх, батюшка! Видно, память у вас ослабела. Говорили вчера о ворах — почему же мне ничего не сказали про сутану?

— Про какую сутану?

Тут сыночек рассказал отцу, что с ним приключилось.

Плюнул отец с досады.

— Ах ты дурень, дурень, ну можно ли эдаким остолопом быть! Посмотрите на него, люди добрые! Где ж ты видал, чтобы ксендз батрака за сутаной посылал? Я ж не к тому рассказывал, что воры везде такие, как тот, что рубаху мужику приколотил. Я к тому рассказывал, чтоб ты не зевал. Ведь воры только и смотрят, как бы чего стянуть, и на всякую хитрость пуститься могут! Теленок ты — одно слово!

Изругал он сына — да что толку? Денежки за волов продали, как в воду канули.

ПРО БОГАТОГО ПАНА

Перевод Д. Меркуловой

Жил один богатый пан. Много у него было денег, а прятал он их в дупло старой вербы. Когда дупло наполнилось до краев, пан сказал:

— Теперь мне все нипочем. Пускай хоть дом сгорит, я не боюсь. Деньги у меня надежно спрятаны.

Только он это сказал, разразилась гроза, ударила молния и сгорело панское имение дотла. Тут еще паводок случился — смыло вербу и унесло. Остался пан ни с чем, пошел по миру.

А вербу выбросило во двор к одному мужику. Откуда ему было знать, что в дупле спрятаны деньги?.. Вот и лежала она на задворках без пользы. Долежалась до тех пор, пока у мужика плуг не сломался. Подошел он к вербе, ударил топором, тут из дупла деньги и посыпались! Собрал их мужик и сразу разбогател.

А через несколько лет пришел к нему убогий нищий и попросился переночевать. Был это тот самый пан, который деньги в дупло прятал. Разговорился с ним хозяин, узнал, что гость прежде был богатым, но прогневал силы небесные и вербу с деньгами унесло у него.

Рассказал хозяин потихоньку обо всем жене. А жена видела, что у нищего в котомке одни сухари, и говорят:

— Дайте мне, дедушка, ваши сухари. Я вам свежий хлеб испеку.

Отдал ей нищий черствые куски, а она испекла ему хлеб и в середину положила много денег. Поблагодарил старик и снова по миру пошел.

Идет, — навстречу батраки свиней гонят. Он и продал им этот хлеб за медные гроши. Пришли батраки к хозяину, показали ему купленный хлеб, он и узнал его.

Прошло еще несколько лет. Снова убогий нищий пришел на двор, снова решил хозяин помочь ему: набил кошелек деньгами и положил на мосту. А сам забрался под мост, следит, чтобы никому, кроме странника, деньги не достались. А нищий по пути к мосту думал, что будет, если он еще и ослепнет. Закрыл глаза, шагает ощупью, только палочкой впереди себя постукивает. Так и прошел мост и денег не увидал.

Вылез хозяин из-под моста, поднял кошелек и больше никогда этому нищему помочь не пытался. Что поделаешь, коли решила судьба покарать его за гордыню.

ЛЕНТЯЙКА КАСЯ

Перевод М. Абкиной

Была у одной матери дочка Кася. Пригожая, здоровая, но лентяйка, каких свет не видывал. До двадцати лет сидела на печи и ни за какую работу браться не хотела, только ела да спала. Даже умыться и причесаться ей было лень, так и ходила — косы не заплетены, волосы не прибраны. Вот и прозвали ее Кася-растрепа. Матери приходилось самой все по хозяйству делать: понадейся она на свою растрепу, горшки остались бы немыты да закопчены, изба неподметена, корова недоена. Не раз мать приступалась к ней с уговорами:

— Эй, растрепа, учись хозяйничать. Паныч тебя замуж не возьмет, быть тебе женой крестьянского сына. Будешь спину гнуть с утра до ночи, без привычки руки отниматься будут, а мужу ведь не скажешь, что работать не приучена. Еще и побьет.

Но растрепа на эти слова ничего не отвечала — повернется на другой бок и опять на печи полеживает.

Все ее сверстницы замуж повыходили, а на Касю-растрепу никто из парней и смотреть не хотел. Кому нужна такая жена? Ничего не умеет — ни постирать, ни обед сготовить.

Но вот стала Кася заглядываться на молодого лесника, что неподалеку жил и по временам к ним на двор захаживал. Крепко он ей полюбился.

Раз ночью она тихонько встала, закуталась в простыню, чтобы стать похожей на привидение, и пошла к дому лесника. Постучала в окно и спрашивает:

— Ты не спишь?

— Нет, не сплю.

— Слушай, что я тебе скажу. Господь наш Иисус и святая Анна велят тебе жениться на Касе-растрепе. Женись! Женись!

И бегом домой!

Лесник с перепугу глаз не сомкнул до самого утра. Встал чуть свет и пошел к Касиной матери. Видит — лежит растрепа на печи, — а та ради такого случая даже личико умыла, — лежит, молчит, на него смотрит, так глазами и сверлит. «А девка-то пригожая», — подумал лесник, но разговор с ней завести у него духу не хватило. Так и ушел, ничего не сказавши.

На следующую ночь в урочный час опять заглянула к леснику в окошко женщина в белом и окликнула:

— Спишь?

— Нет, не сплю.

— Иисус и святая Анна велят тебе взять в жены Касю-растрепу. Женись, женись — не то помрешь!

Лесника вовсе страх одолел. «Видно, придется жениться на этой бездельнице, что день-деньской е печи не слезает», — подумал он и ушел в лес на целый день.

Под вечер — только зашел к соседке, видит — полна горница гостей, а растрепа не на печи сидит, а на лавке, умытая да причесанная. «А девка-то хороша», — подумал лесник, но народу было много и постеснялся он свататься. Так ни с чем и ушел.

На третью ночь опять стучит к нему в окно белая женщина, опять спрашивает:

— Спишь?

— Нет, не сплю.

— Велят тебе Иисус и святая Анна жениться па Касе-растрепе. Последний раз говорю тебе: женись, не то не сносить тебе головы.

Вскочил лесник, на улицу выбежал, смотрит — никого нет.

До того перетрусил парень, что поутру чуть свет к соседке побежал. И что же он видит? Встречает его на пороге Кася, чистенькая, приодетая да такая пригожая, что и не узнать. Не стал он раздумывать, поклонился в ноги Касиной матери и попросил, чтобы та отдала за него дочку. Обрадовалась мать, тут же согласилась, но взяла с него слово, что он никогда свою жену бить не будет. Обещал лесник.

Заслал он сватов, как положено, потом и свадьбу сыграли. Зажили они с Касей вдвоем своим домом. Лесник с утра до вечера на работе в лесу пропадал, домой приходил только полдничать. В первый день, когда он встал, жена еще спала, а в хлеву две коровы мычали с голоду. Лесник задал им корму, убрал хлев и пошел на работу. Воротился, — в избе не убрано, жена еды никакой не приготовила, лежит, как бывало, на печи и спит.

В первое время муж ничего не говорил ей. Сам, бедный, кое-как с хозяйством управлялся. Сам посуду мыл, сам стирал, сам стряпал. Наконец это ему надоело. А тут еще перевели его на другое место, беготни вдвое больше стало, и уж вовсе сделалось ему невмоготу. А Кася и на новом месте все так же на печке отлеживается. Понял лесник: проучить жену придется. А как проучишь, когда слово давал жену не бить? И придумал он вот какую хитрость.

Висела у него на стене над кроватью ветхая охотничья сумка. Вот раз поутру перед уходом в лес он и говорит этой сумке:

— Приготовь к моему приходу еду, убери избу, по хозяйству все сделай, что понадобится. А не сделаешь — ох, и достанется же тебе!

А жена лежит тихонечко, будто спит.

Ушел муж, лежит она, полеживает да все на сумку поглядывает — скоро ли та спрыгнет с крюка да за дело возьмется. Висит сумка, не шелохнется. Усмехнулась растрепа и говорит:

— Виси, виси. Ужо вернется хозяин из лесу, он тебе задаст.

Пришел лесник домой, видит — ничего не сделано, и говорит сумке:

— Ну, попомнишь ты у меня! Сейчас же суд над тобой учиню. Ну-ка, жена, помоги, сними-ка сумку да повесь себе на спину, а я ее проучу, чтобы в другой раз слушалась.

Растрепа смеется, любопытно ей, что дальше будет. Перекинула она ремень через плечо, а лесник принес из сеней дубину и давай колотить по сумке на жениной спине. Закричала растрепа караул, а муж не отступается. Знай бьет, утюжит, но будто бы не ее, а сумку.

На другое утро, уходя в лес, он опять наказал сумке:

— Смотри, еду приготовь, все сделай по хозяйству, не то я тебе опять всыплю!

Только он за дверь, вскочила растрепа с постели и принялась за работу.

Воротился муж из лесу, смотрит — в доме полный порядок.

— Что же, — спрашивает, — нынче сумку учить не будем?

Отвечает растрепа:

— Нет, не будем.

— Вот так и хозяйничай. И никто тебя пальцем не тронет, — говорит лесник сумке.

И пошло у них все на лад. Кася каждый день встает раненько, и к приходу мужа все у нее готово. Про сумку уж и помину нет. И люди забыли, что хозяйку этой избы раньше звали Касей-растрепой. Кася, Касенька, — другого имени ей теперь нет.

Прошло много времени, и захотелось матери поглядеть, как там живется ее доченьке. Приехала она в гости в Касе — и диву далась: порядок и в доме, и в хлеву. Нарадоваться не может, что из лентяйки и растрепы такай хорошая хозяйка вышла. Спрашивает у нее мать:

— Как же так? Ведь ты никогда ничего делать не хотела, а теперь вот какая работящая стала, и в доме у тебя чистота — любо-дорого посмотреть! Уж не бил ли тебя муж, не нарушил ли свое слово?

— Ой, что вы, матушка! Никогда он меня не бил, — отвечает Кася. — Разок только при мне сумку отколотил, а больше уж и не понадобилось.

Мать радуется, а Кася на нее раз-другой искоса глянула, помялась немного и наконец говорит:

— Вы бы, мама, сходили в сарай да принесли бы дровишек. Будет вам лентяйничать.

СКАЗКИ-ШУТКИ, СКАЗКИ-АНЕКДОТЫ

КАК КУЗНЕЦ В РАЙ ПОПАЛ

Перевод 3. Суриной

Жил на свете один кузнец. Жил весело, ни на бога, ни на черта не оглядывался. Но вот почуял он, что приближается смерть, и говорит своему ученику:

— Смотри — как помру, положи мне в гроб молоток и пару гвоздей поострее и подлиннее.

Ученик так и сделал, и похоронили кузнеца. Пошел кузнец к райским вратам, стал в рай проситься. Но святой Петр сказал:

— Ты большой грешник, я тебя впустить не могу. Ступай дальше.

Пошел кузнец дальше и пришел в пекло. Привратников нет, ворота заперты. Тогда ваял кузнец молоток и давай стучаться. Проснулись черти, послали одного узнать, что там за шум.

Только черт ворота приоткрыл, только-только выглянул, а кузнец хвать его за ухо — и прибил к правому столбу.

От боли завопил черт истошным голосом. Услышали этот вой остальные и послали второго посмотреть, чего это первый разорался. Выглянул второй черт из ворот, а кузнец хвать его — и прибил к левому столбу. Оба черта так в крик ударились, что самый главный черт поднялся и говорит:

— Пойду, сам погляжу, что там стряслось.

Высунулся главный черт, хотел его кузнец схватить да тоже приколотить за ухо, но успел главный черт отскочить и захлопнул ворота. Захлопнул, побежал к богу через черный ход и говорит:

— Стоит у моих ворот один кузнец. Он уже двух моих чертей к воротам за уши приколотил, и сам я едва ноги унес. Хочешь не хочешь, забирай его в рай. А то, если его в ад пустить, значит мне уж там не властвовать.

Не хотелось богу брать кузнеца в царствие небесное, но черт уперся:

— Я отсюда не уйду до тех пор, пока ты его в рай не пустишь.

Не мог же господь в царствии небесном черта держать! Вот и пришлось ему пустить кузнеца на небо.

ЗАКОЛДОВАННАЯ КОЗА

Перевод А. Щербакова

Пошел один мужик на ярмарку за козой. Купил за десять талеров не козу, а чудо — чернопеструю, со здоровущим выменем. Ведет ее, радуется. А тут корчма возле деревни. Поставил он козу возле забора и зашел выпить чарочку. Выпил одну, выпил другую, третью, пятую, десятую — короче, дело к вечеру, взял он козу и повел домой. Поставил ее в хлев и говорит бабе:

— Возьми ведерко да беги, подои козу-то. Вымя у ней здоровущее, сиськи толстые, молока много будет.

Обрадовалась баба, пошла в хлев, подсела к козе, хотела было подоить, — а у козы пи вымени, ни сисек. Пока мужик в корчме пил, увел кто-то козу, поставил ее в хлев к корчмарю, а к забору привязал козла той же масти. Мужик спьяну-то и не разобрал.

Разозлилась баба, бегом в хату и давай мужика крыть:

— У, свинья, пропойца, ты козу купил?! Ум-то свои куда подевал? Черт тебе его водкой залил! Приволок козла, пьянчуга!

Испугался мужик, присмирел, пошел в хлев, глядит — ан и правда козел. Удивляется:

— Я же точно козу купил. Не иначе, как мне шельмы у корчмы штуку подстроили — козу на козла поменяли.

Взял он козла и повел назад к корчме. Поставил его у забора, а сам в корчму. И давай на корчмаря кричать: как это он, мол, допустил, чтобы ему козу подменили! А корчмарь говорит, я-де знать ничего не знаю, была коза — значит, и есть коза. «А от бабы, — говорит, — тебе влетело за то, что в корчме перебрал». Ведет его на улицу: посмотри, мол, на свою козу.

Пока они в корчме шумели, убрали шельмецы козла прочь, а у забора козу поставили. Смотрит мужик — коза! Вымя да сиськи ощупал — как есть коза! Обрадовался мужик: ну, баба, держись! Помирился с корчмарем и пошел по такому случаю чарочку пропустить. А пока он с корчмарем мировую пил, те озорники опять козу козлом подменили.

Уж затемно добрался мужик с козой до дому. Поставил ее в хлев и говорит бабе:

— У, старая ведьма, птичьи мозги, козла от козы отличить не можешь, всюду тебе козлы мерещатся! Беги, дои козу, не то у ней вымя лопнет.

Взяла баба ведерко, пошла в хлев, только доить пристроилась, глядит — ан опять козел! Примчалась она в хату и давай мужика ведерком молотить да приговаривать:

— Налакался, паскуда! Совсем спятил, где коза, где козел, разобрать не можешь! Вздумал мне голову морочить! Иди других дурачь — меня не одурачишь!

Разозлился мужик, хвать табуретку да на бабу! Все горшки-миски в кухне переколотил, взял топор, побежал в хлев, трах козла обухом! А тут и баба с фонарем пришла, глядят оба — коза со здоровущим выменем убитая лежит!

— Чертова коза! — говорит баба, да в слезы. — На что ж мы теперь другую купим?-

Стал мужик ее утешать, говорит:

— Кто ж ее знал, что она заколдованная? Очень даже хорошо, что я ее, сатану, убил.

А коза-то была не чертова, не ведьмина. Просто, пока дед с бабой дрались, те лоботрясы увели козла из хлева, а козу на место поставили.

ЗАГАДКА САПОЖНИКА

Перевод А. Щербакова

Ехал один король по белу свету. Днем один город проехали, уже темнеет, а другого города все нет и нет. Смотрит король — огонек горит. Приказал он кучеру поглядеть, как да что. Пошел кучер, посмотрел — сидит в избушке сапожник, сапоги тачает. Вернулся кучер к королю, рассказал, и поехали они к сапожнику ночевать. Вот ложатся они спать, а сапожник все шьет да шьет. Стал король его спрашивать, сколько он зарабатывает.

— За день восемь медяков, — отвечает сапожник, — На два живу, два одалживаю, два через забор кидаю, два возвращаю.

— Как так? — спрашивает король.

— А вот так, — говорит сапожник. — На два сам кормлюсь, два одалживаю, то есть на сына трачу, на его кормежку и ученье. Два откладываю дочке на приданое, выйдет она замуж, мне их не вернет — стало быть, через забор кидаю. А на два отца кормлю, долг возвращаю. Ведь он в молодые мои годочки кормил меня, и поил, и учил.

Понравились королю сапожниковы слова. Велел он никому той разгадки не открывать, иначе, мол, окоротит сапожника на голову. А сам, как домой вернулся, приказал всем меньшим королям, что под ним ходили, разгадать эту загадку. «А если не угадаете, — говорит, — головы вам поотрубаю». Съехались меньшие короли, думали, думали — никто разгадать не может.

Самый худородный из тех королей стал дознаваться, как да что, добрался до того кучера, стал спрашивать, где тот сапожник живет. Кучер ни за что говорить не хотел. Обещал ему худородный король большую награду, и поехали они ночью к сапожнику. Не хотел сапожник ничего говорить. Ну да заплатил ему король щедро, так он в конце концов намекнул, что к чему. Они к утру потихоньку и вернулись.

Стал большой король всех меньших королей по порядку спрашивать. И последним того, самого худородного. Он один из всех и разгадал загадку. И получил за то по половине королевства у всех остальных. Но на него никто зла не держал. Наоборот, все радовались. Если бы не он — всем бы голов не сносить.

МАЗУР САМОГО ЧЕРТА ХИТРЕЕ

Перевод Л. Пивоваровой

Нужны были мазуру деньги, и взял он в долг у черта с уговором, что отдаст их вместе с душой, когда вся зелень с деревьев опадет.

Размахнулся мазур на те деньги: дом построил, хлев, амбар, скотину купил, коней, прикупил и бор сосновый, что позади его хаты начинался. Все лето работал мужик в поле, под осень урожай собрал богатый, озимые засеял. Черт проходил мимо, увидал, что мужик севом занят, и подумал: «Вот дурень! Чего он озимые сеет, когда я по осени его душу сцапаю?» И хвостом даже покрутил на радостях.

А мазур узнал его издалека, шапку перед ним снял, поклонялся, да про себя-то посмеялся только над глупым чертом.

Осень пришла, ударили первые морозы, градом посыпались листья с деревьев. Пришел вечером черт к мазуру под окна, видит — мазур веселый, помолился, спать собирается. Постучал нечистый в окно. Вышел мазур, узнал черта и говорит:

— Приходи утром, ваша милость. Тогда и рассчитаемся.

До самого утра дрожал черт под окнами, предвкушал, как он мазурову душу заполучит.

А мужик рано поутру помолился, повесил на грудь кропильницу со святой водой и вышел на улицу. Черт мазура за шиворот цап! — да только мужик так нечистого двинул, что тот наземь брякнулся.

— Отстань, нехристь, чертов сын! Позабыл ты, видно, наш уговор! Не смей подходить ко мне, не то плесну тебе в рожу святой водой!

Стоит побитый черт в сторонке, дрожит от холода и кричит:

— Долг отдавай и душу отдавай!

— Ишь, чего захотел, собачий сын! Договорились ведь мы: и то, и другое получишь, когда вся зелень с деревьев опадет. Глянь, некрещеная душа, сосна-то зеленая! Так чего ж ты явился? Бывай здоров, авось больше не встретимся.

И пошел себе мужик в хату.

А черт от стыда за рога схватился, потом вскарабкался на первую же сосну и давай ее зубами грызть, когтями зеленые иголки драть.

Весь перекололся, видят — непосильное это дело. Слез с сосны и пошел прочь, сказавши:

— Мазур-то самого черта хитрее.

А мазур только поглядывал из окошка на глупого черта да посмеивался.

КУЗНЕЦ И КСЕНДЗ

Перевод А. Жиглявского

Пришел однажды ксендз к кузнецу с заказом. Кузнец мигом горн раздул, молотом помахал и бросил горячую железку наземь. Ксендз расплатился, домой собрался и схватил голой рукой железку. Она уже потемнела, но была еще горячая. Ожегся ксендз, заохал. А кузнец говорит:

— Как же так, ваше преподобие! Ученый человек, а в таких делах не смыслите.

Позвал он своего четырехлетнего сынишку и велел подать железку. Прежде чем взять, плюнул мальчонка на нее — проверить, не горячая ли. Увидел это ксендз, подивился, а кузнец толкует:

— У меня вон сынишка, и то мудрее вас будет.

Пришел ксендз домой. Служанка подала ему обед. Вспомнил ксендз премудрость Кузнецова сына, решил проверить, не горячий ли суп, плюнул в него — не зашипело. Зачерпнул он полную ложку, собрав сверху жир — язык обжег. Бросился на кухню и давай служанку ругать: зачем, мол, такая-сякая, не предупредила, что суп горячий, его-де не проверишь. А служанка в это время мыться собиралась и теплую воду в тазу готовила. Попробовала она воду пальцем, не горячая ли, и говорит:

— Проверить-то проще простого.

С тех пор, прежде чем есть суп, ксендз всегда совал туда палец.

Затаил он злобу на кузнеца, у которого пальцы обжег, и решил ему пакость сделать. Жена у кузнеца была пригожая, стал ксендз ее звать на свидание и уговорил. А кузнец заметил, куда его жена вечером ходила. На другой день, когда она опять на прогулку собралась, он вперед ее пришел на то место. А там липа развесистая росла. Вот он залез на эту липу, смотрит — ксендз идет, на кресло садится, кузнецова жена является. Поговорили они о том, о сем, и пошло у них грешное занятие, от которого потом аистам трудов! Старается ксендз вовсю, а кузнецова жена и говорит: «Ой, если ребеночек будет, кто о нем позаботится?» Ксендз и отвечает: «Тот, кто над нами». Тут кузнец и крикнул сверху:

— Ах ты такой-рассякой! У меня своих шестеро, да еще прикажешь твоего выкармливать!

И с дубиной на них!

МУДРЫЙ СВИДЕТЕЛЬ

Перевод Н. Семенниковой

Один парень в корчме вареных яиц спросил. Дал ему корчмарь полтора десятка, парень платить собрался было, а тот и говорит:

— А, мелочь! Потом купишь еще что-нибудь, тогда и присчитаю.

— Потом, так потом, — согласился парень, не заплатил и ушел.

Прошел год, второй. Парень о том завтраке в корчме и думать забыл. Женился, разбогател, живет себе припеваючи.

Вдруг нежданно-негаданно зовут его в суд. Оказывается, корчмарь деньги с него требует за те пятнадцать яиц. А кроме того, еще и за цыплят, которые из тех яиц за это время вылупиться и вырасти могли бы. Выходит, деньги немалые.

Отговаривался парень в суде как мог. «Корчмарь-до тогда сам денег брать не хотел, а я и сейчас за них платить не отказываюсь». Но суд присудил, что прав корчмарь.

Подал парень прошение, хотел свидетелей найти, по никого сыскать не мог. А сам он не помнил, был ли там тогда кто-нибудь или нет.

Вот завтра суд, свидетелей нет как нет, — решил парень, что дело проиграно. Идет по лесу, плачет от обиды. Вдруг, откуда ни возьмись, появился перед ним старик и спрашивает:

— Ты что так горько плачешь?

— Завтра суд у меня, свидетелей нет, считай, что дело я проиграл.

И рассказал, что за дело-то.

Незнакомый человек выслушал его, призадумался, а потом и говорит:

— Не горюй. Я к тебе в свидетели пойду. Выиграем мы это дело.

Сказал и исчез.

На другой день начал корчмарь в суде доказывать, сколько из пятнадцати яиц могло цыплят вылупиться, сколько они потом могли яиц снести и сколько цыплят он имел бы из этих яиц.

Судья сидит, кивает, парень смотрит — его свидетеля все нет.

Уж приговор читать начали, как вдруг открылась дверь и появился тот старик. Запыхался на бегу, еще от дверей кричит:

— Я свидетель этого человека!

И на парня указывает.

— Ты опоздал, сиди тихо и слушай приговор, — говорит судья.

— Уж вы простите, не мог я раньше прийти. Дело у меня было трудное — тридцать мер гороха надо было перед севом сварить.

— Старый, а такой бестолковый! — возмутился судья. — Что за дурь тебе в голову взбрела — горох перед севом варить. Из вареного гороха ничего не вырастет.

— А из вареных яиц цыплята не вылупятся, — отвечает старик.

Опомнился судья, и жалобу корчмаря отклонили. А парень только дивился и радовался: «Ну и мудрый же мне свидетель попался!»

КАК МУЖИК ПОМИРАТЬ СОБРАЛСЯ

Перевод А. Жиглявского

Одному мужику гадалка предсказала: мол, еще три раза ветры испустишь — и помрешь. Пригорюнился мужик, думает: «Я к этому делу привычный, как тут удерживаться!» Наконец решил работать так, чтоб не тужиться — авось тогда и обойдется.

А тут как раз пришла пора молоть зерно. Что делать? Сам возьмешься молоть, уж точно ветров не удержишь. Решил мужик свезти зерно на мельницу.

Но и на мельницу ехать страшно: придется зерно подносить, тяжесть поднимать — так и до греха недолго. Раз, два, три — и помрешь, мука не нужна будет. Послал бы работника, так нет его. Объяснил жене — баба жалостливая, сама лошадь запрягла, сама нагрузила на телегу мешки да кадки, но говорит: езжай, остерегайся, понемногу зерно носи, может, и удержишься.

Выходит — нужно ехать.

Едет мужик, бережется — вдруг на дороге канава. Как тряхнуло телегу, так ветер враз и вылетел. Чуть не заплакал мужик, только тем себя утешил, что держаться будет изо всех сил, а как привезет муку домой, вовсе работать перестанет — ляжет и лежа есть будет.

Приехал он на мельницу, заплатил мельнику за работу, а сам стал в сторонку и только посматривает, чтобы помол был хорош да чтоб зерно не украли. Смолол мельник зерно, сложил все на телегу, сел мужик и поехал обратно.

Вот доехал до той канавы, только подумал, как бы сдержаться, а тут колеса в канаву — тр-рах! — и опять из него ветер выскочил. Чуть не заплакал мужик с досады, ну, да делать нечего, теперь уж не вернешь.

Двинулся снова в путь, а сам только и думает, как бы в третий раз на пути не оплошать — лишь бы домой вернуться да муку всю перепечь, а там — будь, что будет.

Да где там! Подъехал он к выгону, дорога в гору, коню тяжело, а мужик и с телеги слезть боится — не ровен час, в третий раз беда случится. Не вытянул конь, остановился. Мужик как стеганул его кнутом — тут и в третий раз ветры пустил.

Заголосил мужик.

— Он, смерть моя пришла! — А потом думает: «Зачем я муку домой-то повезу, если мне все равно ее есть не придется? Из-за жены помираю, это она меня на мельницу выставила. Так пусть и ей мука не достанется, раз она такая умная!»

Сбросил он с телеги мешки да кадки, лег возле них и лежит. Смерти ждет.

А на выгоне свиньи паслись. Подобрались они к мешкам, давай их рвать да муку уписывать. Видит это мужик, стонет жалобно, хоть у него ничего и не болит, лежит да на свиней покрикивает:

— Был бы я жилец на атом свете, я бы вам показал, волки вас задави!

А свиньи и ухом не ведут — знай себе чавкают.

В ту пору ехал мимо какой-то другой мужик на телеге, еще издали услыхал стоны да крики. «Что случилось?» — думает. Подъехал ближе, подивился на все это и спрашивает:

— Что с тобой, человече?

— Ой, не спрашивай! Три ветра из меня вылетело, конец мой пришел.

Понял тут проезжий, что на мужика просто дурь нашла, поднял с земли кнут и давай его стегать. Стегал, пока тот не вскочил, не собрал мешки да кадки, что свиньи попортить не успели, и не погнал во всю прыть домой.

Прошла неделя, другая, а мужик жив и здоров, только спина от кнута побаливает. Смекнул он тогда, что обманула его гадалка. Локти готов был кусать, да уж не вернешь муки-то, что свиньи сожрали да рассыпали.

С тех пор перестал мужик гадалкам верить.

НЕ ДОВЕРЯЙСЯ БАБЕ

Перевод А. Щербакова

Шли два мужика от исповеди и заговорили о своих бабах. Один и говорит:

— У меня такая баба — если ей что по секрету скажу, нипочем не проговорится.

Другой только головой покачал.

— На что хочешь спорю.

— Ладно. На ведро водки.

— Так и быть. С меня ведро водки, если дознаюсь, что она про меня людям проговорилась.

— Только выдумай себе секрет побыстрее, чтоб нам год не ждать, пока проверишь. И денежки на водку готовь, поскольку моя правда.

— Ну, ну, посмотрим. И разошлись.

Тот, который спорил, что его жена никому не проговорится, как пришел домой, так, жене ни слова не говоря, взял в кровать яичко. Утром и молвит бабе:

— Эй, знаешь что? Я яичко снес. Ты не выдай меня, а то сраму не оберусь. Я ж всему селу свадебный дружка.

Поклялась баба по совести, что никому ничего не скажет, и, довольная, яичко припрятала.

На другую ночь взял он с собой два яичка, на третью — три. И так, что ни ночь, все на яичко больше сносил. Жена радуется, говорит ему:

— И куры несутся, и ты несешься. Теперь я тебе яичницы жалеть не буду, мы разбогатеем, яйца-то нынче в цене!

Да на радостях-то не выдержала, пошла к кумушке и говорит ей:

— Ой, кума, я бы вам кой-чего сказала, только чур! — никому не проболтайтесь, потому что это большой секрет.

— Я никому ни-ни, клянусь по правде, по совести! Вы ж моя кума, говорите, не бойтесь.

— Мой-то яйца несет. Что ни ночь, все больше. Поди, уж снес дюжин десять с гаком.

— Ох, и счастье вам! Новую юбку купите!

Пошла кума к соседке и сказала ей, что кум-то двадцать дюжин яиц снес. А та своей куме сказала да прибавила. И так мигом разошлось по всему селу, что тот мужик снес яиц уж бог весть сколько дюжин!

Мужик, который с ним держал заклад, о том узнал и ждал только случая, чтобы ему доказать, каково бабам доверять. Тот, что вроде яйца нес, был дружкой, и вот на одной свадьбе они и встретились. Дружка ничего не знал, что жена о нем проболталась. Люди-то побаивались ему в глаза сказать. Велел тот, что с ним спорил, поставить четверть водки на стол, позвал дружку и говорит ему:

— Пейте, пейте, дружка! Пейте, не жалейте! Пьем за ваши денежки.

— Это с чего же?

— Ас проигрыша.

И шепнул ему на ухо:

— Жена ваша говорит, что несете вы яйца сотнями.

— Как? Откуда вы знаете?

— Так по всему же селу что твой колокол звонит.

— Ну, что за свинство! Стало быть, проспорил. Но вы-то понимаете, как с этими яичками?

— Так не взаправду ж вы несетесь!

— Я это для проверки делал. Думал, честная баба, а тут! Вот животина безрогая! Я ж эти яйца у нее с чердака брал, а она даже и не заметила, чтоб ей так и эдак!

И давай свою бабу крыть да обкладывать! А тот, другой, ему и говорит:

— Э-э, дружка, бросьте, не шумите зря, а ставьте-ка водку. Мы ж всего только четверть кончаем, до ведра далеко. А бабе вдругорядь не верьте. Это не только ваша такая, а все. И вот тому наилучший пример: ведь каждая говорила, что никому не скажет, что вы яйца несете, а знает-то вся деревня!

— Вдругорядь умней буду, а вам, гости свадебные, тоже пусть моя беда уроком будет. Бабам своим ни на грош не доверяйте. Уж вам-то ведомо, несут ли мужики яйца,

Все, кто тут был, признали, что это правда. Поставили все по четверти водки и принялись угощать того, кто с самого начала говорил, что нельзя бабам доверять. Бабы обозлились страшно! Да что там. Все напрасно. Дело-то на явь вышло.

БЫВАЮТ ЛИ ТАКИЕ ЖЕНЫ?

Перевод И. Семенниковой

Жили-были мужик да баба. Очень им не везло, все у них шло вкривь и вкось. Единственную корову и ту им пришлось отправить на продажу.

Идет мужик, ведет корову на веревке, а навстречу ему другой — верхом на лошади.

— Куда корову ведешь?

— На ярмарку. Корму нет.

— Знаешь что? Давай меняться. Я тебе отдам лошадь, а ты мне — корову.

Отдал мужик корову, взял лошадь, дальше пошел. Повстречал мужика, который гнал на ярмарку свинью. Тот и говорит:

— Лошадь у тебя слепая да тощая. Одно слово, кляча. А у меня свинья жирная, она тебе поросят принесет, ты их продашь и из нужды выберешься. Давай меняться!

Мужик, не долго думая, согласился. Немного погодя догнал его мужик с овцой. Слово за слово, тот и говорит:

— Тощевата твоя свинья, выкармливать ее — хлопот не оберешься. А с овечки ты сразу шерсть получишь. Давай меняться!

И на эту мену согласился мужик. Идет дальше. Повстречался ему мужик с гусыней в мешке. И говорит:

— Хэй, давай мне овечку, бери гусыню. Она тебе три десятка яиц снесет, будет у тебя стадо гусей — разбогатеешь. А с одной овцы какой тебе прок?

Понравились эти слова мужику, поменял он овцу на гусыню и опять пошел дальше.

— Слушай, брат, что ты с этой гусыней таскаешься? — сказал ему мужик, который нес петуха. — Поменяй ее на петуха. Он каждый час поет, будет у тебя вместо часов — сразу жизнь веселей станет. А от гусыни что за радость?

И поменялись. Взял мужик петуха под мышку и пошел на ярмарку.

Наступил вечер, и захотелось ему есть. Зашел он в корчму, за ужин платить нечем. Пришлось отдать корчмарю петуха. Сидит мужик в корчме и толкует:

— Вон оно, как я нынче поторговал: корову обменял на клячу, клячу на свинью, свинью на овцу, овцу на гуся, а гуся на петуха, а петуха за ужин отдал.

Сидел там в корчме богатый пан. Послушал он мужиковы слова, усмехнулся и говорит:

— Вот уж торговля так торговля! Интересно знать, что тебе на это жена скажет.

— А ничего не скажет. Что я ни сделаю, все ей хорошо. Мы с ней никогда не ссоримся.

— Хотел бы я на это посмотреть! По-моему, нет на свете такой жены, которая за такую торговлю не огрела бы мужа метлой. Пойду-ка я с тобой, погляжу, что будет.

Пошли они вместе к мужику домой. Пан остался за дверью послушать, а мужик вошел в дом и рассказал жене, как он торговал да проторговался. Говорит ему жена:

— Слава богу, сам цел-невредим вернулся, а что проторговался — невелика беда. Да если б никто на торговле не терял, так и торговли не было бы.

Услышал это пан, бросил мужику кошелек с деньгами и сказал, уходя:

— Это вам за то, что не ссоритесь. Вот бы все жены такими были!

МУЖИЦКАЯ ЖАЛОБА

Перевод Э. Меркуловой

В деревне, неподалеку от панской усадьбы, жил гураль в убогой хате. Была у него в хозяйстве одна-едннственная корова. И надо же случиться беде — забрела эта корова в господский клевер. Увидел это пан, схватил нож и собственной рукой мужицкую скотину зарезал.

Послала жена гураля к пану в усадьбу. «Проси, — говорит, — чтобы пан хоть немного убыток возместил». Пошел мужик, но ничего хорошего из этого не вышло. Разгневался пан, увидя мужика, и приказал слугам разложить его на лавке да всыпать десяток плетей.

Приплелся домой битый гураль, рассказал обо всем жене.

— Ежели так, — сказала жена, — пиши жалобу королю. Пусть он рассудит по справедливости.

Взяли они доску, остругали и вырезали на ней ножом все, как было. Видно было, где стоит мужицкая хата, а где господская земля; видно было даже, как корова зашла в клевер и как пан ее зарезал. А в самом низу вырезал мужик на доске лавку, на ней — себя самого и сделал рядом десять зарубок.

Навьючила жена этой доской мужика, и пошел он к королю. Идет он, в лес зашел, а навстречу ему идет богато одетый охотник. Говорит ему мужик:

— Слава Иисусу Христу.

— Во веки веков, аминь! — ответил охотник. — Куда путь держишь, человече?

— К королю.

— А зачем?

— Ас жалобой на пана.

— А что за жалоба?

Снял мужик доску с плеча и начал показывать:

— Вот моя хата, вот панская усадьба, а тут его клевер. Тут моя корова в клевер зашла, а это пан ее режет. А это лавка, и я на ней. А это зарубки — десять плетей, которые влепили мне по панскому приказу.

Слово за слово, рассказал мужик охотнику все дело.

— Ну, — промолвил охотник, — ступай к королю. Он рассудит по справедливости.

Пошел мужик дальше. И невдомек ему было, что этот охотник — сам король Ян.

На другой день явился гураль в королевский дворец, и его сразу впустили в большой пышный зал. Сидит на золоченом троне король, перед ним двенадцать министров стоят. На голове у короля корона, на плечах красная мантия, на ногах желтые сапоги со шпорами. Не узнал гураль короля в этой одежде. Подал он свою доску одному из министров и говорит:

— Здесь все сказано про мою обиду. Читайте.

Ничего не понял министр из той доски, не поняли и другие министры. Хотели они выгнать мужика, да король приказал подать мужицкую жалобу в собственные королевские руки. Тогда первый министр передал доску второму, второй — третьему, третий — четвертому, и так до тех пор, пока двенадцатый не вручил доску королю. Подозвал король гураля и спрашивает:

— Это что? Твоя хата?

— Она, она.

— А вот это панская усадьба?

— Да.

— И твоя корова зашла в панский клевер?

— Так оно и было.

— И вот тут ее пан зарезал?

— Так и было, ясновельможный пан!

— Тогда ты пошел к пану, а тебе там еще и десять плетей дали?

Хлопнул гураль короля по плечу и закричал?

— Сразу видно — умный вы человек!

Обернулся к министрам и говорит:

— А вы все — дурни!

Много было смеху во дворце. Потом король Ян сказал мужику:

— Ступай домой, а я распоряжусь, чтобы все было по справедливости.

Вернулся мужик домой, а вскорости пришел от короля указ. Приказано было пану просить у мужика прощения, построить ему новый дом, конюшню, хлев, ригу и еще прибавить к этому тридцать моргов панской земли.

Мужик и его жена не раз посмеивались над тем, как дорого обошлось пану мужицкое горе. И часто-часто повторял гураль своей жене:

— Король Ян — мудрый король. Взял мою жалобу в руки и сразу прочел. А вот его министры только рты разевали и ничего прочесть не могли. Ума не приложу; зачем король их возле себя держит, когда они даже читать не умеют…

КАК ЛЮДИ БОГАТЕЮТ

Перевод М. Абкиной

Жил в одной деревне бедняк. Никак не удавалось ему разбогатеть, хоть и работал он как вол, и денег попусту не тратил. Засела у него в доме нищета — палкой не выгонишь.

Однажды через эту деревню проезжал верхом святой. Петр. Ехал он в царствие небесное по всяким делам и остановился у корчмы коня покормить. Узнали про это люди и сбежались к корчме — и все с просьбами к господу богу, все хотят их передать через святого. Пришел и тот бедняк, тоже просит: пусть-де святой Петр узнает на небесах, отчего он так беден, хоть и трудится усердно и жизнь ведет примерную. Святой Петр стал было отказываться: мол, у него столько дел, а такую просьбу и позабыть недолго. Но бедняк молил его слезно, так что святой наконец сжалился, снял с лошади свое золотое седло с золотыми стременами, отдал ему и сказал:

— Держи. Сохрани это до моего возвращения. Я в царствии небесном увижу, что у меня нет седла, и вспомню тебя и твою просьбу. А когда буду проезжать здесь на обратном пути, ты мне седло вернешь.

С этими словами святой Петр уехал, а мужик спрятал у себя в чулане золотое седло с золотыми стременами и стал со дня на день с нетерпением ждать прихода святого и вестей с неба.

Покончил святой Петр со всеми делами в царствии небесном, решил, что пора обратно ехать, стал коня готовить, ан глядь — седла-то нет! Вспомнил тут святой Петр бедняка и его просьбу, вернулся к господу богу и спросил у него, отчего этот мужик гол как сокол, хотя человек он работящий и честный.

— Потому и беден, что не мошенник, — отвечал господь бог, — людей не обманывает, чужого не присваивает.

Святой Петр только-только вдали показался, а мужик навстречу уж бегом бежит, — так ему не терпится узнать, что же ему мешает разбогатеть. Святой Петр его сразу узнал и кричит:

— Неси седло, я дальше еду!

— А сказал тебе господь бог, почему мне никак из нужды не выбиться? — спросил мужик прежде чем бежать за седлом. Уж очень его любопытство разбирало.

— Потому что ты не мошенник, — ответил святой. — Ну, неси же скорее мое седло!

Мужик был не дурак, сразу все понял и, чтобы наука не пропала даром, решил не возвращать святому седла. Притворился он удивленным и спрашивает:

— Что за седло? У меня никакого седла нет.

— Как так нет! Забыл, что ли? По дороге в царствие небесное я у тебя седло оставил. Ступай скорей за ним!

— Да вы, может, у кого другого оставили?

Святой очень торопился, разбираться ему было некогда, махнул он рукой и поехал своей дорогой, так что золотое седло с золотыми стременами достались мужику безо всякого труда.

«Посмотрим, что дальше получится», — подумал мужик и пошел к перекупщику продавать свою добычу. Поторговались, как водится, и сошлись на том, что перекупщик даст за седло со стременами сто ренских и корову. Деньги он дал мужику тут же, а корову обещал привести когда ее пригонят с поля — тогда-де он и седло получит.

Приводит перекупщик вечерком корову, требует седло, а мужик говорит:

— Нет, за одну только корову я седла не отдам.

— Почему же за одну корову? Ведь ты ж получил уже с меня сто ренских!

— Какие сто ренских? Когда? Кто это видел? Убирайся ты со своей коровой и оставь меня в покое!

Присвоил мужик деньги, но это дело ему так просто с рук не сошло: перекупщик подал на него в суд, и судья назначил срок для разбора жалобы. Вот настал день суда, а мужик пошел в корчму, сел там и сидит. Люди его спрашивают, почему он в суд не идет.

— Как же я пойду в суд, когда у меня шубы нету? — отвечает он.

— Так я вам одолжу свою, — говорит один, снимает с себя шубу и отдает мужику.

Надел мужик шубу, но все сидит, не уходит. У него снова спрашивают, почему он не идет в суд — ведь уже пора.

— А вы не видите разве, что у меня и сапог нету? Как же я босиком в суд пойду?

— Ладно, берите мои и ступайте, — сказал другой мужик, разулся и отдал сапоги хитрецу.

Тот обулся, но с места не трогается, сидит по-прежнему — шапки-де у него нету. Ссудили ему и шапку, только тогда он ушел. А те трое, что его одели-обули, говорят:

— Пойдем-ка послушаем, как его судить будут!

И пошли.

На суде перекупщик рассказал все, как было, и потребовал, чтобы ему вернули сто ренских. Но мужик ни в чем не признался.

— Понимаете, господин судья, — сказал он, — такой уж я несчастный человек, что все меня обирают, каждый рад с меня живьем шкуру снять. Ничего у меня нет, на людей работаю, а им только волю дай, так они и одежонку последнюю с меня снимут. Вон этот, к примеру, готов сказать, что и шуба на мне не моя, а его.

И указал пальцем на того, что ему в корчме шубу одолжил.

— Да она моя в есть! — закричал тот.

— Вот видите, господин судья! — продолжал хитрец. — А тот, с ним рядом, готов и сапоги у меня с ног стащить!

Указал он на владельца сапог, а тот в ответ:

— Да ведь это мои сапоги, господин судья!

— Слышите? — подхватил обвиняемый. — А третий из их компании, наверное, и шапку рад содрать у меня с головы.

И он указал на того, кто ему шапку одолжил.

— Что ты там врешь! Ведь шапка-то моя!

Одураченный судья решил, что этого мужика все сговорились ограбить средь бела дня. Прогнал он перекупщика, прогнал всех остальных, а мужика оправдал. Так что у него осталось все: седло золотое с золотыми стременами, сто ренских, шуба, сапоги и шапка. С тех пор он и стал богатеть, потому что плутовал вовсю.

САМОЕ СТРАШНОЕ НАКАЗАНИЕ

Перевод М. Абкиной

Был у одного богатого хозяина сын, и тот сын ни за что не хотел жениться: мол, ранняя женитьба редко добром кончается. А отец настаивал: женись, мол, неженатый хозяин немногого стоит, недаром-де говорится, что дом тремя углами на хозяйке держится и только одним — на хозяине. «Притом, — говорит, — жену надо брать смолоду, поздняя женитьба — дьяволу потеха».

Уговаривал отец сына, уламывал — и своего добился, привел сын жену в дом.

Да не повезло бедняге: баба попалась злая, сварливая, неуживчивая — сущая ведьма. Хозяйка она была никудышная, а непременно всем верховодить желала. Что муж привозил в дом возами, то она умудрялась вынести из дому под фартуком. С утра до вечера бранились они и ссорились из-за всякого пустяка. Ад кромешный в доме сделался. Парень уж привык: чуть что, он шапку в руки — и вон из дому. Только затемно, бывало, возвращается.

Как-то ранней весной поехали отец с сыном пахать делянку, которая у них в лесу была. Отец вола привал, сын вола привел, запрягли их парой, чтобы работа спорилась. В полдень пошли они домой обедать, а волов оставили в лесу. Привязали к елям, сена подбросили. И на ту беду рыскал поблизости волк, учуял добычу, одному волу горло перегрыз, а другого сожрал, только косточки остались.

Воротились мужики после обеда — где волы? Искали, искали и нашли: в одном месте полхвоста, в другом — голова, в третьем копыта да кучка требухи'. Догадались они, что это волчья работа. Выследили разбойника и накрыли его в чаще; он до того объелся, что с места двинуться не мог. Повязали его мужики и стали советоваться, какую бы кару ему придумать, да посуровее. Говорит отец:

— Давай ему хвост зажмем в расщепленной колоде, чтоб он с голоду сдох.

— Это не кара, — говорит сын. — Знаешь что сделаем? Давая его женим — вот это будет ему пострашней всякой казни.

ДУША

Перевод А. Щербакова

Приехал епископ навестить приход и зашел в школу на урок закона божьего. Спросил у одного мальчонки;

— Видел ли ты душу и как она выглядит?

Мальчонка растерялся, никогда он души не видал. А другой руку тянет: я, мол, видал.

— Ну, скажи, как выглядит душа?

— Беленькая.

— Где ж ты ее видал?

— Утречком шла она от ксендзова дома, а пан ксендз провожал, по плечику поглаживал да приговаривал: «И нынче приходи, душа моя!»

КАК РАБОТНИК КСЕНДЗА ПРОУЧИЛ

Перевод А. Жиглявского

Жил в одной деревне мужик. Богатый мужик: дом у него был, кони, волы — но ел почти всегда впроголодь. А все потому, что жена его обманывала: захаживал к ней знакомый ксендз, и ему все лучшие куски доставались.

Пришел как-то к этому мужику один продувной парень по имени Гжесь и говорит:

— Хозяин, возьмите меня в работники.

Отвечает ему мужик:

— Э-э, милый, что тебе у меня делать? Чем тебя кормить, когда мне самому-то есть нечего?

— Да обойдусь как-нибудь, — говорит Гжесь, — только бы работу получить. Мне без работы никак нельзя.

Нанял мужик Гжеся.

В первый же день говорит Гжесь хозяину:

— Как это так? Вы такой богатый, всего у вас много, а есть нечего?

— Да сам увидишь, — отвечает хозяин.

Пошли они к хозяйке, чтобы она им завтракать дала. Та поставила перед ними миску: вода да гнилая картошка.

Зашли они потом в овин, тут Гжесь и говорит хозяину:

— А ржи-то у вас порядочно! Давайте я намолочу, и мы хлеба напечем.

Хозяин на пашню отправился, а Гжесь принялся рожь молотить. Намолотил, заходит в хату, а там ксендз сидит. И чего только нет перед ним на столе, а хозяйка мечется, не знает, как ему угодить.

— Вон оно что! — говорит Гжесь. — Для хозяина сухарь, а для ксендза пир горой! Ужо расскажу я хозяину!

Взмолился ксендз:

— Ой, не рассказывай! Я сюда больше не приду!

И хозяйка тоже просит молчать.

Отнес Гжесь намолоченное зерно на мельницу и пошел хозяину помогать. Взялся быков погонять, а хозяин за плугом идет. Глядит Гжесь — и ксендз неподалеку пашет, быки у него пестрые — белые с красным. Присмотрелся он: никак его, Гжеся, хозяйка ксендзу обед несет, а им с хозяином — ничего.

На другой день вышли они опять на пахоту, Гжесь и говорит:

— Схожу-ка я на мельницу, хозяин. Может, зерно смололи, что я вчера намолотил. Снесу муку хозяйке, пусть хлеба нам напечет.

Подходит Гжесь к дому, а ксендз увидел его из окошка и в печь спрятался. Говорит Гжесь хозяйке:

— Иду за мукой, но сперва печь растоплю. Напечете нам хлеба.

Принес он огромную охапку гороховых стеблей, а хозяйка толкует:

— Погоди, милок, печь разжигать. Успеем истопить, когда с мукой вернешься.

— Нет, хозяюшка, затоплю сейчас, а то когда еще она нагреется.

Зажег он пучок, сунул в печь, а ксендз как завопит оттуда:

— Гжесь, Гжесь! Что ты делаешь? Ведь я здесь задохнусь!

А работник ему:

— Разве к лицу ксендзу в печи сидеть? Вот ужо я расскажу хозяину.

Снова упросили они Гжеся молчать. Оставил он их и пошел за мукой.

На третий день хозяин с работником опять в поле пашут.

— Пойду, дров наколю, — говорит Гжесь. — Хозяйка хлеб печь собирается.

— Чего ты наколешь? Там и дров-то нет, — отвечает хозяин.

— А там перед домом старая трухлявая груша стоит, так я ее на дрова срублю, — отвечает Гжесь.

Вот идет он домой, а ксендз-то опять у хозяйки. Завидел он Гжеся издали, выскочил из дома и спрятался в дупле той самой груши. Говорит Гжесь хозяйке:

— Дров нужно наколоть, срублю я эту грушу.

А она в ответ:

— Да оставь ты ее, ради бога! Жалко ведь, будут еще груши на ней.

— Какие там груши с нее, с трухлявой, — ответил Гжесь и пошел рубить.

Ударил он раз-другой топором, а ксендз изнутри кричит:

— Стой, Гжесь! Побойся бога, ты же мне ноги отрубишь!

— Во имя отца и сына, вы-то что здесь делаете? Ну куда ни ткнешься — всюду вы!

Выбрался ксендз из дупла, Гжесь и говорит:

— Конец моему терпенью, уж теперь-то я обязательно хозяину скажу.

Пошли снова пахать мужик с работником. Накинул Гжесь на красного быка до половины дерюгу, чтобы он издали казался таким же пестрым, как бык ксендза, а потом говорит мужику:

— Нынче нам хозяйка вкусный обед принесет.

— Откуда ему взяться, вкусному обеду-то? — отвечает хозяин. — Да и некогда ей мне обеды носить.

— Вот увидите, — говорит Гжесь.

А хозяйка как раз несла ксендзу галушки, мясо, хлеб и водку. Увидала издали пестрого быка, решила, что это ксендз пашет, и подошла.

— Бог в помощь, — говорит.

— И правда, парень, женка обед принесла! — воскликнул хозяин.

Видит хозяйка, что ошиблась, что ксендз подале пашет, и говорит она мужу да работнику:

— Оставьте и ксендзу немного, пусть подкрепится. Ему-то ведь обеда никто не принесет.

— Ладно, ладно, — говорит мужик. — Отнеси и ему немного.

Вмешался Гжесь:

— Я сам отнесу, хозяюшка, а вы посидите тут с хозяином.

По дороге хлеб съел, водку выпил, а галушки выловил и разложил по дороге кучками. Пришел к ксендзу с пустыми руками и говорит:

— Ну, берегитесь! Попадет вам теперь от хозяина за то, что вы его объедаете да обманываете. Он вам голову отрубит за это.

Вернулся к своему хозяину и говорит:

— Хозяин, у ксендза плуг сломался, он вас на подмогу зовет.

Взял хозяин топор и пошел к ксендзу. Тот решил, что его и впрямь сейчас зарубят, бросил все и пустился наутек.

«Никак, рехнулся», — подумал мужик. Подошел к плугу, видит — все в исправности, пошел обратно, глядь — галушки кучками на земле лежат. Нагнулся и стал их собирать.

— Чего это он там собирает? — спрашивает хозяйка.

— Да камни, — отвечает Гжесь. — Видно, хочет вас прибить за то, что вы с ксендзом якшаетесь и весь дом ему скармливаете.

Хозяйка — наутек!

— Чего это дура баба прочь бежит? — спрашивает мужик.

— Да кто-то крикнул, что ваша хата горит, вот она домой и кинулась.

Испугался мужик, помчался за женой, а она оглянулась, видит — муж догоняет, да как завопит:

— Ой, муженек, не гонись за мной. Это все дурь была и ума помрачение.

«И впрямь сдурела баба», — подумал мужик и вернулся на пашню.

Прибежала хозяйка домой, а там ее ксендз поджидает.

— Не ходите сюда больше, — говорит она ксендзу. — Тут от работника никуда не спрячешься, а он все мужу расскажет. Лучше приходите в хлев, когда я коров доить буду. Я петь начну, вы и услышите.

Но хитрый Гжесь и о том дознался. Надел юбку, взял подойник и пошел в хлев. Съел оставленный для ксендза завтрак, сел коров доить, а сам песню затянул. Ксендз шасть туда, видит — а там Гжесь.

Увидел ксендз, что не перехитрить ему Гжеся, и отступился. А хозяин был рад, что еда в доме вдруг появилась. А что жена ему изменяла, мужику и невдомек было.

ДЕЛЕЖ ПО СОВЕСТИ

Перевод А. Щербакова

Жил-был бедный мужик, звали его Ян. Заболела у него жена, а печь топить нечем. Рядом рос панский лес, — вот Ян, не долго думая, поехал туда, нарубил дров полный воз, сеном прикрыл и домой отправился, А навстречу сам пан, спрашивает:

— Чего везешь?

— Сами видите, сено.

— А куда девал дрова, что в моем лесу рубил?

— Коли вам то ведомо, стало быть, и они тут же, на возу.

Добрался мужик до дому, говорит своей половине:

— Худо дело. Попался я с дровами пану на глаза, придется мне в яму садиться.

— А кто ж работать будет, если ты в тюрьму сядешь? Зарежь курицу, отнеси пану — авось он тебя и простит.

Что делать? Сунул мужик курицу под мышку, пошел к пану, стал прощенья просить.

— Я, — говорит, — больше не буду. И вот в подарок вам курицу принес.

— А что мне твоя курица? — говорит пан. — У меня жена, двое сыновей, две дочери. Да еще ты. Разве всех одной курицей накормишь? Ее и не разделить на всех, сам подумай!

Подумал мужик минутку и говорит:

— Чего проще! Вам, пан, и супруге вашей — голова, поскольку вы и дому голова. Дочки ваши порхают — так, стало быть, им крылышки. Сынки ваши бегать-плясать любят — так им, стало быть, ножки.

— А остальное? — усмехается пан.

— Остальное? Остальное мне.

Расхохотался пан, простил его и отправил с курицей домой.

Рассказал мужик жене, как дело было. А жена, как все женщины, поговорить любила, вот и рассказала все соседке. Похвалилась, как ее муж за курицу получил от пана целый воз дровишек.

— Вот видишь, — говорит соседка своему мужу, Юзеку. — Эх ты, недотепа! Ян-то, сосед наш, воз дров у пана получил за курицу! А тебе разве так суметь? Я тебе пять кур дам, ступай к пану, выпроси у него два воза дров.

Пошел Юзек с пятью курами к пану, поклонился, толкует, что жена наказала. А пан отвечает:

— А что я с пятыо-то курами делать буду? Жена у меня, двое сыновей, две дочери. Да еще и ты в придачу. Как делить прикажешь?

— Да не знаю я.

— Иди, Яна позови. Он, поди-ка, знает.

Пришел Ян, послушал, как да что, и говорит:

— Давайте поделим на троих.

— Как это «на троих»?

— А вот так: вы, супруга ваша и курица — одна тройка, две дочки ваши и курица — вторая, двое сынков и курица — третья, я и две курицы — четвертая.

Засмеялся пан, отдал им кур, два воза дров набрать дозволил и отослал мужиков домой.

Любил шутки пан, ничего не скажешь,

ПРО СОЛДАТА, КОТОРЫЙ ПРОСИЛ У БОГА ДЕНЕГ

Перевод Э. Меркуловой

Как-то раз ночевал у одного хозяина солдат. Поднялся он среди ночи и стал богу молиться, просить, чтобы послал ему бог сто ренских. Именно сто, ни крейцером больше, пи крейцером меньше. Иначе-де, он, солдат, не возьмет.

А хозяин с хозяйкой спали на чердаке. В потолке дырка была, и услышали они солдатскую молитву. Разобрало их любопытство: неужто солдат и впрямь не возьмет сто ренских без крейцера? Было у них восемьдесят ренских — выручка за волов, вот они и спустили их в дырку.

Взял солдат деньги, поблагодарил бога, зажег свечу и считать начал:

— Как же так, господи? Я у тебя сто ренских просил, а ты шлешь мне восемьдесят?!

Швырнул солдат в сердцах деньги на пол, но тут же и одумался.

— Господи, — говорит, — все ты ведаешь. Видно, знаешь, что не в последний раз мне деньги надобны. Тогда и остаток мне ниспошлешь.

И взял солдат деньги.

Наутро стал хозяин у него свои деньги требовать. Не отрицает солдат, что получил восемьдесят ренских. «Но, — говорит, — не от тебя, а от господа».

Потащил его хозяин к капралу. Тот рассудил, что деньги принадлежат солдату: он-де их у пана бога просил — бог ему и послал, а что взял их у хозяина — так пусть хозяин сам их с бога спрашивает.

Но не все солдат получил, что просил. Ждет он, ждет еще двадцати ренских, а пан бог все не шлет. Встретил раз солдат монаха, и тут его будто осенило.

— Ты слуга господний? — спрашивает.

— Точно так, — отвечает монах.

— Тебя-то мне и надо, — говорит солдат. — Пан бог должен мне двадцать ренских, да все нам с ним никак не встретиться. А ты — его слуга, часто с ним видишься. Дай мне двадцать ренских, тебе-то он их мигом отдаст при встрече.

Монах стал было отбиваться, да куда там! Солдат выхватил саблю и пригрозил, что убьет. Хочешь не хочешь, а пришлось монаху выложить двадцать ренских…

СТАРЫЙ СОЛДАТ И СВЯТОЙ ПЕТР

Перевод А. Щербакова

Шел со службы солдат. Был он уже старый-престарый. Повстречались ему двое странников и стали у него милостыню просить. Солдат и говорит:

— Люди добрые, да разве у таких, как я, просят?

А странники не отступаются. Тогда солдат молвит:

— Есть у меня три медяка. Отдам их вам — мне ничего не останется. Приду куда-нибудь — ни за ночлег не заплатить, ни за еду.

И все-таки дал он странникам один медяк. Потом они у него второй выпросили и третий. А после и спрашивает один из странников, чего бы он хотел за эти три медяка. А другой странник, — это был святой Петр, — и шепчет солдату: проси, мол, царствия небесного после смерти.

— Зачем? — говорит солдат. — С меня и того довольно, что я с королевской службы цел-невредим уволен.

Тогда первый странник спрашивает:

— Покурить любишь?

— Люблю, — говорит солдат.

И дал ему странник волшебный кисет. Какого табаку захочется, такой из кисета и сыплется. И еще дал волшебный мешок. Стоит его раскрыть и сказать: «Полезай в мешок», так любой в него залезет и будет там сидеть, пока не разрешат оттуда вылезти. На том они и расстались, и пошел солдат дальше.

И вот пришел он в один город. А в том городе был дом, в котором нечистая сила завелась, так что никто в нем ночевать не мог. Вот солдат и говорит:

— Пойду я туда на ночлег, ничего со мной худого ее будет. Только дайте мне свечу, книжку и дубину.

Как стемнело, сел он на стул, стал книжку вслух читать. За час до полуночи поднялся на чердаке шум-гром и повалила в комнату нечистая сила, видимо-невидимо. Окружили черти солдата, стали щипать да дергать. Он на них прикрикнул:

— А ну, тихо!

А черти только пуще щиплются, схватить его грозятся. Раскрыл солдат потихоньку свой мешок и говорит:

— Полезай в мешок!

Тут вся нечистая сила: и кто в комнате был, и кто в сенях, и кто на лестнице, — вся так в мешок и полезла. А солдат взял дубину и давай их охаживать! Черти завыли, завизжали, начали вон проситься, стали клясться, что больше сюда не явятся. Выпустил их солдат, и удрали они опрометью в свое пекло. Лег солдат в постель и проспал до утра. Утром люди стали в окна заглядывать: живой он там иль нет, не сбежал ли. Глядят — а он спит себе в кровати.

Встал солдат, позавтракал, погулял, а к вечеру снова в тот дом отправился. И приказал приготовить ему с собой свечку, книжку и две дубины.

И снова за час до полуночи поднялся шум-гром на чердаке, повалила в комнату нечистая сила, только против вчерашнего вдвое меньше. Принялись черти солдата щипать. Он им говорит: мол, тихо вы. А они еще пуще щиплются. Раскрыл он тогда свой мешок и приказал им всем туда лезть. Залезли они, а солдат давай их молотить! Крик поднялся! Спрашивает солдат:

— Еще придете?

— Нет, — говорят черти. — Не придем.

Выпустил он их, а сам спать лег. И спал до утра. Утром встал, позавтракал, пообедал, поужинал. К ночи опять пошел в тот дом, и три дубины ему принесли, про свечку и книжку не забыли.

Стал он читать; читал, читал, а никакого шума нет. Вот и полночь настала, и еще час прошел, потом светать начало — ничего на чердаке не слыхать. Выспался солдат, утром встал, пошел к хозяевам. Те спрашивают:

— Ну как?

— Теперь туда можно идти, — говорит солдат. — Идите и живите, сколько хотите.

Стали ого спрашивать, чего он хочет за это.

— Хочу, — говорит солдат, — жить в этом городе, покуда сам не помру.

— Вон в той избушке, — говорят ему, — живет один старик у всех на попечении. Ступай к нему, живите там вдвоем.

Взял солдат кисет свой и мешок, пошел туда, и стали они жить вместе с тем стариком. И еды им хватало, и денег.

И наказал старику солдат, что, как станет он помирать, пусть старик кисет себе возьмет, а мешок волшебный пусть ему в головы положит.

Вот помер солдат, а старик сделал, как наказано.

Пошел солдат на небо. А там у дверей стоит святой Петр и говорит:

— Я тебе говорил: «Проси царствия небесного после смерти». А ты не хотел, все радовался, что со службы цел-невредим уволен. Куда ж ты теперь лезешь?

Делать нечего, пошел солдат в пекло. Идет, мешок на плече несет. Стал стучаться в пекло. Приоткрыл черт-привратник двери да как закричит:

— Ой, тут пришел тот, с мешком, что нас ловил и дубиной охаживал! Закрывай, запирай все двери на самые большие запоры!

Не пустили солдата в пекло. Пошел он опять в царствие небесное стучаться. Приоткрыл двери святой Петр, увидал его и говорит:

— Не хотел царствия небесного, вот теперь и стучись то туда, то сюда.

А солдат раскрыл мешок и говорит:

— Полезай в мешок, святой Петр.

Что тут делать? Полез святой Петр. Солдат его не бьет, только мешок крутит. Стал святой Петр просить:

— Отпусти меня, солдат. Я пойду к господу богу, словечко за тебя замолвлю, чтобы пустили тебя к нам в царствие небесное.

Отпустил солдат святого Петра, пошли они вместе к господу богу. Замолвил святой Петр словечко за солдата, и привяли его в царствие небесное.

ДЕЛЕЖ НАГРАДЫ

Перевод А. Щербакова

Король, Старый Фриц, устроил в Шарлоттенбурхе маневры и на параде орден потерял. Заметил, когда в Берлин вернулся. Стал лейб-егеря спрашивать, может, он заприметил, в котором месте орден пропал. А тому откуда знать, лейб-егерю-то? И велел Старый Фриц во все те деревни написать: если, мол, кто из местных орден найдет, пусть сразу же старосте доложится. А староста чтобы донес в Берлин.

И вот один мужик под Шарлоттенбурхом стал поле пахать и нашел орден. Пошел он к старосте, доложили в Берлин, а из Берлина приходит ответ, чтобы этот мужик явился с орденом к королю. Приоделся мужик, пошел в Берлин. Приходит на первый караул, стоит там гвардейский полк. Отвели мужика в караульню, спрашивает его дежурный поручик, куда он идет. Мужик и говорит:

— Иду к королю.

— Чего тебе надо у короля?

— Король на моем поле орден потерял, вот я его и несу.

Поручик мужику и говорит:

— С тебя половина.

Мужик отвечает:

— Быть по-твоему.

И пропустили его.

Пришел мужик на второй караул. Стоят там кавалергарды. Вышел дежурный прапор, спрашивает мужика, чего ему надо. Мужик говорит:

— Иду к самому королю, несу ему одну вещь, которую он на моем поле потерял.

— Покажи мне эту вещь.

Вынул мужик орден из кармана, показал прапору.

— Ну, мужик, награду получишь — так с тебя приходится.

Мужик соглашается:

— Договорились.

Пришел мужик в королевский замок, топает по лестнице. Выходит к нему лейб-егерь.

— Чего тебе надо, мужик?

— Ничего. Хочу с королем поговорить.

— Так просто не выйдет, — говорит лейб-егерь. — Ты мне сначала скажи, чего хочешь от короли.

— Стало быть, потерял король орден на моем поле, староста меня и послал из Шарлотгенбурха отдать его в собственные руки.

Посмотрел лейб-егерь на орден, говорит:

— Да. Тот самый. Я тебя пропущу, король тебя наградит, так, смотри, про меня не забудь.

— Ладно, не забуду.

Доложил лейб-егерь королю, что пришел мужик, и приказал король привести мужика в палаты.

— Мужик, чего тебе надо?

— Староста меня прислал отдать орден, который ты па моем поле потерял.

— Хорошо. Лейб-егерь, неси завтрак. Хлеба, масла, колбасы и две бутылки вина.

Позавтракали мужик с королем. За завтраком король и спросил мужика, какую он хочет награду. Мужик говорит:

— Двести по заднице.

— За твою честность, за то, что находку не утаил, ты совсем иной награды заслуживаешь.

Мужик говорит:

— Нет уж, что я назначил, то пусть и будет. Пусть ваше величество вызовет двух дюжих парней с плетьми, и пойдем мы на первый караул, где поручик первого гвардейского дежурит. И пусть ваше величество возьмет с собой лейб-егеря и прапора, который в карауле кавалергардов.

Пришли они на первый караул. Два парня, правофланговых Александровского полку с плетьми уже там, Король говорит мужику:

— Вот все, что ты хотел.

Мужик отвечает:

— Мне с этой награды ничего не приходится. Вот этот поручик половину требовал, так пусть получит сотню. Этому прапору пятьдесят, а лейб-егерю тоже пятьдесят.

Поручик визжал, кричал, просил мужика хоть десяток скостить. Но мужик сказал:

— Чего просил, то и получил. Давай теперь ты, прапор, ложись, прими свои полсотни по заду.

Расплатился и с прапором.

— Лейб-егерь, теперь твоя очередь.

Вернулся лейб-егерь в замок с великим позором, три дня ходил, думой изводился. И на четвертый день говорит королю:

— Ваше величество, пусть этот мужик, раз он так умен, в нищете не помирает. Сделаем его князем.

— Будь по-твоему.

Пригласил король князей, королей и графов, устроил пир горой, а сам послал за мужиком и за его женой. Пришли они в Берлин. Все собрались в зале. Взял король кресло, посадил мужика и сказал всем гостям:

— За честность и верность с нынешнего дня короную его князем.

И надел мужику на голову княжескую корону. А мужик со страху ветры пустил. Король сморщился и говорит:

— Мужик, как не стыдно? Что делаешь?

А мужик, стало быть, отвечает:

— Ваше величество, когда князь сверху садится, мужику что делать? Только прочь бежать. Вот он низом и удрал.

АСТРОЛОГ И ЛЕКАРЬ НА КАШУБАХ

Перевод М. Абкиной

В старые времена жили в городе Гданьске немец-лекарь и немец-астролог. Люди в городе жили крепкие и здоровые, в предсказании погоды не нуждались, и поэтому лекарю и астрологу жилось не особенно богато.

Вот раз лекарь и говорит астрологу:

— Сходим-ка мы с тобой, друг милый, в какую-нибудь деревню на Кашубах. Авось там удастся нам заработать. Деревенским жителям важно знать, какая будет завтра погода. Да и работа у них тяжелая, так что они, наверное, часто похварывают.

Астролог согласился, и ушли они из города. День был жаркий, притомились они к вечеру, проголодались и зашли к одному кашубскому мужику, чья хата стояла у самого леса. Радушный хозяин пригласил их поужинать и заночевать, не требуя за это платы.

Вот уж и стадо пригнали с выгона, хозяйка ужин на стол подает. Лекарь подтолкнул астролога и громко спрашивает:

— А какая завтра будет погода?

— Завтра будет дождь, — ответил астролог.

— Ну нет, — вмешался хозяин. — Завтра наверняка будет хорошая погода.

— Мне лучше знать, — возразил астролог. — Ведь предсказание погоды — это мое ремесло.

Но мужик свое твердит:

— Нет, завтра будет ясно и тепло.

— Да почем ты знаешь? — спросил астролог.

— Погляди в окошко, — говорит хозяин. — Видишь, бык играет, в хлев не идет. Это верный признак, что завтра будет погожий день.

Астролог только плечами пожал: чего, мол, спорить с неученым мужиком?

Наелись они, уж и спать пора, а мужик вдруг и говорит жене:

— Мать, а мать, что-то я не наелся. Найдется у тебя еще что-нибудь?

— С обеда осталась миска гороха. Разогреть тебе?

— Да не хлопочи ты. В такую жару, холодненький, он будет в самый раз.

На глазах у изумленных гостей съел кашубец большую миску холодного гороха и только после этого объявил, что наконец-то сыт. Пошли астролог с лекарем спать на сеновал, тут лекарь и говорит:

— Ну, завтра будет у меня работа! После такого ужина не то, что человек — лошадь и та свалится!

Уснули они, а утром разбудил их какой-то стук. Выглянул астролог с сеновала, смотрит — а хозяин в одной рубахе дрова колет.

— Ты что в такую рань поднялся? — окликнул его астролог. — И дело это не для тебя, а для твоего работника.

— Верно, — отвечает хозяин. — Это его работа, да, видишь ли, вчера за ужином поел я лишку, в брюхе тяжесть, надо бы его порастрясти. А колка дров — первейшее для этого средство.

Целый день прогостили лекарь и астролог у гостеприимного кашубца, да еще и заночевали. День был ясный, а хозяин так и не захворал. И сказал астролог лекарю:

— Знаешь что? Пошли-ка назад в Гданьск. Тут быки погоду предсказывают, а люди лечатся колкой дров. Ничего мы здесь не заработаем — только с голоду помрем.

Поблагодарили они хозяина и поплелись обратно в Гданьск.

ПЬЯНИЦА НА ПРОПОВЕДИ

Перевод А. Щербакова

Один мужичонка забрел раз в соседнее село, напился там пьян. А дело было зимой. Увязался он за дружками домой, но по дороге свалился и остался в снегу лежать. А дружки-то и не заметили. Пролежал он там всю ночь, перемерз. Хватились его на другой день, пошли искать, нашли — он еще дышал. Затащили его в теплую хату, а он так в себя и не пришел, помер.

Слух об этом окрест разошелся, и вот один ксендз во время проповеди объяснил, что замерзшего нельзя сразу в теплую хату тащить. Прежде надо его снегом растирать, покуда в себя не придет.

Слушал эту проповедь один мужик, тоже большой любитель выпить. Слушал, задумался, даже в корчму не пошел. Вернулся из костела, сидит дома, пригорюнился, куска в рот не берет, Стала его баба спрашивать, что такое приключилось, отчего он даже есть отказывается. Рассказал ей мужик, что ксендз на проповеди говорил: нельзя-де замерзшего сразу в теплую избу тащить, а прежде надо его снегом растереть.

— Зимой-то хорошо, — говорит. — Дело верное. А вот летом откуда снегу взять?

Баба ему и толкует:

— Дурень ты, дурень. Так ведь летом-то не мерзнут!

— Точно! — обрадовался мужик. — Как это я не сообразил!

И пошел на радостях в корчму.

О МАРКЛЕ

Перевод А. Щербакова

Был у царя Соломона в стране один человек, выдумщик, каких мало. Звали его Марклей. Частенько приходилось Маркле бывать у царя и забавлять его своими выдумками.

Вот сидит однажды Маркля у печки, дрема его одолевает. А царь кличет:

— Маркля, ты спишь?

— Нет, всемилостивейший, не сплю.

— А чем занят?

— Так себе, думаю.

— И до чего додумался?

— А до того, что у сороки черного и белого пера поровну.

— Хорошо, — говорит царь. — Проверим.

Снова задремал Маркля. А царь опять кличет:

— Маркля, ты спишь?

Вскочил Маркля и отвечает:

— Нет, о всемилостивейший.

— А чей занят?

— Думаю себе.

— И до чего додумался?

— А до того, что у зайца в хвосте и в хребте костей поровну.

— Хорошо, — говорит царь. — Проверим.

Долго ли, коротко — опять Маркля дремлет. Снова зовет его царь:

— Маркля! Да ты спишь!

— Нет, о всемилостивейший.

— А чем занят?

— Думаю себе.

— И до чего же ты додумался?

— А до того, что природа сильнее науки.

— Ну, смотри! И это придется тебе доказать, да так, чтобы никакого сомнения не осталось.

На следующее утро убил Маркля сороку. А царь-то не ждал, пока он придет, повелел своим стрелкам убить сороку и принести к нему. Общипали ее царские слуги, посчитали перья. И оказалось белого пера почти столько же, сколько черного.

Приходит Маркля со своей сорокой, а царь только рукой машет, говорит:

— Верю, верю. Ступай, Завтра поглядим, как будет с зайцем.

Убил Маркля зайца. А царь заранее велел сделать то же самое, и, когда царские слуги зайца разделали, оказалось, что Маркля правду говорил. Явился Маркля со своим зайцем, а царь его прочь отсылает.

— Иди, — говорит. — Завтра докажешь мне свою третью правду.

Отвечает Маркля:

— Куда торопиться? Дня через три приду и докажу.

Пошел он в лес, поймал трех мышей и запустил их в горшок. А через три дня у царя был большой пир. Пришел на него и Маркля, горшок у него с собой, только накрыт так, чтобы можно было мышей по одной вынимать.

У царя был ученый кот, сидел он на столе на задних лапках, а в передних держал горящую свечу. Подошел Маркля к столу и выпустил мышь. Хотел кот прыгнуть за вей, да царь ему погрозил, кот на месте остался, а мышь убежала. Тогда Маркля вторую мышь выпустил. Хотел кот бросить свечу, да царь укротил его своим царским словом. Подождал Маркля немного и выпустив третью мышь. Бросил кот свечу, прыгнул за мышью и принес ее на стол.

— Видишь, царь, — говорит Маркля. — Природа сильнее науки. Никто этого кота не учил мышей ловить, а он справился, как ему природа велела. А чему его учили, тем пренебрег.

Разгневался царь, говорит Маркле:

— Убирайся прочь! Лица твоего видеть не хочу.

— Хорошо, — говорит Маркля. — Коли не желаешь, всемилостивейший, лица моего видеть, придется тебе кой-чем другим полюбоваться.

И быстренько вон из дворца.

Ночью снег выпал. Пошел Маркля в ближний лес, надел себе на ноги по решету, привязал их, протопал в них к царскому дворцу и спрятался в печи, что в саду стояла: там летом хлеб пекли. Прошли егеря с обходом, высмотрели следы неведомого зверя. Дали знать во дворец, а сами пошли по следам. Привели следы в сад, к печи ведут. И о том царю донесли.

Царь ружье заряжает, велит весь двор созвать и впереди всех идет к печи.

Тем временем Маркля штаны спустил и задницу из печки выставил. Заглядывает царь в печь, а Маркля и говорит:

— Не желал ты, царь, лица моего больше видеть. Вот и полюбуйся теперь на мою задницу.

ПРОДЕЛКИ НЕПУТЕВОГО ВОЙТЕКА

Перевод А. Щербакова

Непутевый Войтек дома ничего делать не хотел, и отдали его родители в услужение к одному ксендзу. Вот утром ксендз зовет его, велит подняться.

— Войтек, погляди, есть огонь в печи или нет.

А Войтек кличет:

— Кис-кис-кис!

— Войтек, ты зачем кота зовешь? — спрашивает ксендз.

А Войтек:

— Ваше преподобьице, — говорит, — если кот теплый, значит, есть огонь в печи.

— На дворе дождь или нет? Войтек, погляди.

А Войтек зовет:

— Боська, ко мне!

Ксендз спрашивает:

— Войтек, ты зачем пса кличешь?

— Ваше преподобьице, если пес мокрый, значит, на дворе дождь.

— Войтек, ступай, сходи в погреб за вином, — говорит ксендз. — Только подойди сначала ко мне, я сделаю так, чтобы ты его не пил.

И намазал ему ксендз губы мелом.

Пошел Войтек в подвал, взял бутылку, выпил вина и вымазал мелом всю бутылку. Принес ее ксендзу, а тот и говорит:

— Ох, Войтек, ты пил вино.

— Нет, ваше преподобьице, не пил.

— Нет, Войтек, пил.

— Нет, ваше преподобьице. Разве не видите, я от соблазна всю бутылку мелом намазал.

Рассмеялся ксендз, и послал его в погреб за жареным гусем да пригрозил:

— Смотри, Войтек, сам гуся не ешь.

Пошел Войтек в погреб за гусем, оторвал у него ножку и съел. Принес гуся ксендзу, а ксендз и спрашивает, где у гуся вторая ножка. Говорит Войтек:

— Так он одноногий был. Ваше преподобьице, вы что, одноногих гусей не видывали?

— Конечно, нет.

— Ха, так значит, я больше вас видел.

Ничего с ним ксендз не мог поделать. Велел ему запрячь карету, и поехали они через поле. А там, возле пруда, гуси стоят, и все на одной ноге. Свистнул ксендз — и стали гуси на обе. Ксендз и говорит:

— Видишь, Войтек, ног-то у них две.

— Ох, ваше преподобьице, да вам бы тому, жареному, свистнуть! Может, и у него две ноги сделалось бы?

Что ксендзу делать? Написал он письмо и послал Войтека с тем письмом к другому ксендзу и велел сразу же ответ принести. Пришел Войтек к другому ксендзу, прочитал тот письмо, позвал Войтека в горницу и всыпал ему, потому что в том письме было написано, что Войтеку надобно всыпать. Прибежал Войтек назад, исполосованный, к своему ксёндзу, а тот и спрашивает:

— Войтек, а где ответ?

Спустил Войтек штаны, повернулся к ксендзу задом и говорит:

— Нате, читайте, ваше преподобьице.

Посмеялся ксендз и прогнал его прочь. И вернулся Войтек к родне.

Остался он однажды в горнице один, отец в поле ушел, а мать хлеб пекла. Вдруг какой-то пан прямо на коне в сени въезжает и спрашивает:

— Вас тут много?

Войтек отвечает:

— Два с половиной.

— Как то есть два с половиной?

Войтек и говорит:

— Вы, да я, да полконя. Вот и выходит два с половиной.

Пан спрашивает:

— Где твой отец?

— В поле. Злом зло искореняет.

— А мать?

— Печет хлеб, что съели.

— Как же это отец злом зло искореняет?

— А люди через наше поле ездят, так он поперек канаву копает, чтобы не ездили. Вот и выходит, что злом зло искореняет.

— А мать?

— Стало быть, занимали мы хлеб да съели. Так теперь мать печет, чтобы долг отдать.

— Умница ты, Войтек. Приходи ко мне в гости на той неделе.

Пошел Войтеков отец в поле, поймал там зайца живьем и принес домой. А тут Войтеку пора в гости идти к пану. Вот он и говорит отцу:

— Батюшка, мне в гости идти. Так я возьму с собой зайца?

Отец дозволил.

А у того пана как раз в гостях был тот самый ксендз, у которого Войтек служил. Узнал он, что Войтек придет, и говорит пану:

— Вы его в дом не пускайте. Он тут нас всех дураками выставит.

Спустили с цепи всех собак во дворе, чтобы Войтеку не войти. Подошел Войтек к воротам, бросились на него собаки, а он возьми да выпусти зайца. Вся свора — за ним, а он вошел себе, как ни в чем не бывало. Пан ему и говорит:

— Как же ты прошел?

— А своими ногами да заячьими.

Дали ему место у печки, сел он, подошел к нему тот ксендз и спрашивает:

— Войтек, «Отче наш» наизусть знаешь?

— Нет, ваше преподобьице.

Схватил его ксендз за ухо и говорит:

— Так выучи, так выучи.

Оттаскал его крепко.

Сидит Войтек, пригорюнился и смотрит на канарейку в клетке. Ксендз его и спрашивает:

— Войтек, ты на что загляделся?

— На клетку, ваше преподобьице. Вы, ваше преподобьице, можете такие клетки делать?

— Нет, не могу, — отвечает ксендз.

Схватил его Войтек да ухо и говорит:

— Так научитесь, так научитесь.

Оттаскал ксендза не хуже, чем его самого оттаскали. Ксендз и говорит пану:

— Видите, я же говорил, что он нас всех дураками выставит.

Ничего они не могли с Войтеком поделать, вон прогнали. На том и конец.

ПРОПОВЕДЬ

Перевод А. Щербакова

Шел один монах через границу и попал в лапы к разбойникам. Окружили они его, а их старшой и говорит монаху:

— Или ты проповедь прочтешь, чтобы нам по нраву пришлась, или мы тебя умертвим.

Задрожал монашек, а сам думает:

— Не прочту, так и вправду умертвят.

Помолился он тихонько святому Варфоломею, покровителю казнимых чрез содрание кожи заживо, влез на пень, как на амвон, а разбойники шляпы поснимали, стоят, слушают.

Перекрестился монашек и начал:

— Жизнь вашу уподоблю весьма житию господа нашего Иисуса Христа.

— Это с какой же стати? — спрашивают разбойники, а сами рады-радешеньки.

— А вот с какой, — говорит монашек. — Господь наш Иисус в бедности родился, и вы тож не в богатстве. Господь Иисус с малолетства помогал святому Иосифу плотничать, и вы тоже не отлынивали, не то ваши батьки с вас шкуры бы поспускали. Подрос господь Иисус и отправился странствовать — и вы с места на место бродите. Поймали господа Иисуса — и вас поймают. Били господа Иисуса бичами — и вас то не минет. Распяли господа Христа — и для вас по виселице каждому поставят. Сошел Христос в ад — и вам туда дорога. Ну как? По нраву вам моя проповедь?

— Само собой, — говорят разбойники. — Еще бы нет!

А старшой монашку еще и горсть золота отсыпал. Отошел монашек подальше, обернулся к разбойникам и кричит:

— Не все я вам досказал! Вознесся потом господь Иисус на небо! А вот вы — не вознесетесь!

ВЫХОД ВСЕГДА НАЙДЕТСЯ

Перевод А. Щербакова

Стоял посреди Тушкова раскидистый дуб, весь свет божий тушковянам застил. Стали они думать, что с пим делать: то ли валить, то ли, по крайности, обрезать ветви, те, что поразвесистей. Решили обрезать ветви. Староста приказал, чтобы в такой-то день все жители явились на площадь. И вот стали рубить ветви. Сначала нижние, потом выше полезли. Распоряжался сын старосты, Мацек. Рубили-рубили, видят — вроде бы довольно. А как вниз-то спуститься? Нижние-то ветви срезаны начисто! Мацек и сообразил.

— Погодите, — говорит. — Я здесь за ветку схвачусь, ты — за мои ноги, и так по очереди, пока до земли не достанем.

Сказано — сделано. Вот-вот до земли дотянутся, да стали у Мацека руки соскальзывать. Тяжело все-таки.

Кричит он:

— Стойте! Я на руки поплюю, а то скользят.

Отпустил он руки — все и рухнули наземь. Совсем худо стало. В неразберихе попутали тушковяне ноги, никто своих узнать не может.

К счастью, шел мимо пастух с дубиной. Поведали они ему свое горе, заплатить обещали, он и взялся им помочь. И давай их дубиной охаживать! Кого стукнет, тот мигом вскочит и бегом с площади! И еще рад-радехопек, что ноги-то нашлись.

ЛУНА В КОЛОДЦЕ

Перевод А. Щербакова

Возвращался однажды в сумерки сын старосты из Липуша домой в Тушков. Звали его, как и отца, Мацеком. Так всегда в Тушкове старшего сына называли, а ежели он помирал, то следующего сына в Мацека переименовывали.

Вот идет Мацек, а тут луна взошла и пошла с ним рядом. Решил Мацек от нее отделаться, пустился бежать, а луна не отстает. Старался он, старался — так от нее и не сумел удрать. Прибежал в Тушков — смерть как пить хочется! Подошел он к колодцу, заглянул в него — а там откуда ни возьмись тоже луна! Бросился Мацек домой, а дома у старосты все тушковские умники как раз на совет собрались. Вот вбегает он в дом и кричит:

— Отец, луна в колодец забралась!

Всколыхнулись умники.

— Да она всю воду у нас выпьет! — кричат одни.

— Надо ее поймать и повесить над управой. Пусть она нам днем и ночью светит! — голосят другие.

Долгий был совет, шумный. А потом все пошли к колодцу поглядеть, как там луна, что поделывает. В аккурат туча небо заслонила, и луны в колодце нет как нет.

— Сбежала, чертовка! Больно долго мы совещались, — огорчились умники и пошли обратно. Только молодой Мацек у колодца остался. Стоял-стоял, думал-думал, а тут ушла туча, прояснилось, луна опять в колодце тут как тут! Помчался Мацек в управу. А там умники судят-рядят, что надо было делать да как, да кто виноват, что не сразу пошли луну в колодце ловить. Влетел туда Мацек и кричит:

— Отец! Там она!

Без лишних разговоров все схватились и бегом к колодцу! Багор принесли, ловили-ловили луну багром, уж кажется, вот-вот поймают, а она все с багра соскальзывает.

— Стойте! — говорит Мацек. — Несите сюда лестницу подлиннее, и приманку забросим. А пока, чтобы не удрала, прикроем колодец досками.

Принесли лестницу, откинули доски, глядь — а луна опять сбежала! И теперь уже насовсем. И темным-темно теперь в Тушкове по вечерам.

ПРО ЦЫГАНА

Перевод Э. Меркуловой

Цыгана к смерти приговорили, повели к виселице. Палач уж и петлю приготовил, а цыган просит судью: дайте, мол, перед смертью сплясать. Судья согласился, развязали цыгану руки. Пляшет цыган, коломийки да краковяки выкаблучивает, сам себе подпевает. Все смотрят, смеются, все шире и шире круг расступается. Плясал цыган, плясал, а потом как прыгнет! — и наутек. Бросились его догонять, да где там! Удрал.

К ночи добрался он до хаты одного мужика, переночевать попросился. Дал ему мужик подушку, смотрит — вместо того, чтобы положить ее под голову, цыган ноги на нее кладет.

Спросил мужик: почему, мол, ты так делаешь? А цыган объясняет:

— Если бы не ноги, не сносить бы мне головы. Ноги мне голову спасли — стало быть, им должно быть больше почету, чем голове.

ШАПКА ЗА ТРИСТА ЗОЛОТЫХ

Перевод А. Щербакова

Один мужик задумал имущество делить и пообещал сыну, что получит он три золотых. А сын странствовать хотел, вот и говорит отцу:

— Батюшка, дайте мне мою долю сейчас. Пойду я странствовать.

Отдал ему отец три золотых. И пошел сын странствовать. А на голову старую шапку надел.

Прошел мили две, зашел в корчму, спросил на два медяка водки, отдал корчмарихе золотой и говорит:

— Хозяйка, оставьте у себя сдачу. Буду возвращаться — накормите меня.

И дальше пошел.

Опять захотелось ему есть, отыскал он еще одну корчму. Зашел туда, спросил на два медяка хлеба, на два медяка водки и говорит:

— Оставьте у себя сдачу. Буду возвращаться — угостите меня на нее.

И еще дальше пошел. Шел-шел, опять есть хочется. Видит — опять корчма. Проел там четверть последнего золотого, а сдачу хозяйке оставил.

— Буду возвращаться, — говорит, — поем на остальное. Вот идет он, идет, а денег-то больше нет. А есть-то хочется. А тут опять корчма. Зашел он туда, а там сидят трое бродяг, едят, пьют. Позвали они его к столу, угостили. Наелся он на славу и говорит:

— Други, пойдем со мной. Теперь мой черед вас поить-кормить, чем хотите.

Привел он их в ту корчму, где проел четверть золотого, и говорит:

— Хозяйка, ставьте нам еды всякой и питья.

А сам соображает, чтобы не набрать больше, чем на остаток.

Поставили им на стол еды-питья, он шапку снял, покрутил ее на пальце и говорит:

— Хозяйка, мы в расчете.

— В расчете, — отвечает хозяйка.

Подивились те трое, зашептались. А парень встал, вышел, за дверьми спрятался и слушает, о чем они говорят.

Старшой из тех троих двум другим и толкует:

— Видели, как он шапку крутил? В ней вся сила. Надо ее купить у этого мужика.

— Сколько дадим? — спрашивают те.

— Такая вещь, братья, не меньше трехсот золотых стоит, — говорит старшой.

Подслушал парень этот разговор, обрадовался. «Триста золотых — неплохо!» — думает. Вышел он на дорогу, идет себе, как ни в чем ни бывало. А те трое догоняют его и говорят:

— Слушай, друг, продай нам шапку.

Он и отвечает:

— Продам. Триста золотых дадите?

— Даем двести, — говорит старшой.

— Обсудить надо это дело, — говорит парень. — Пошли в корчму.

И повел их туда, где второй золотой оставил. Заказал еду, выпивку и толкует:

— Хозяйка, мы в расчете.

А сам шапку на пальце крутит. Смотрит старшой, шепчет товарищам:

— Покупать надо.

Вышли они из корчмы, те трое опять приступаются:

— Продай шапку.

Парень отвечает:

— С вас триста золотых, и делу конец.

Дали они ему триста золотых и говорят:

— Только еще раз нам покажи, как ее крутить надо.

Соглашается парень.

— Пойдем, — говорит, — в корчму. Там на прощанье и выпьем, как положено.

И привел их туда, где изо всего золотого только два медяка истратил. Поели они, выпили, он и молвит:

— Хозяйка, мы в расчете.

А сам шапку на пальце крутит. Хозяйка кивает: все, мол, правильно. Обрадовался старшой.

— Ну, — говорит, — братья, точно вам говорю: будет у вас еды-питья вдоволь, и денег вам не надо.

Вышли они из корчмы, отдал им парень шапку, а сам давай бог ноги от них подальше!

Добрели бродяги до корчмы, велели подать еды-питья, Поели-выпили — подзывают хозяйку. Начал старшой шапку крутить на пальце.

— Хозяйка, мы в расчете, — говорит.

А хозяйка отвечает:

— Нет, с вас приходится.

Второй бродяга шепчет:

— Ты, старый хрыч, ее не в ту сторону крутишь.

Схватил шапку, закрутил на пальце и говорит:

— Хозяйка, да ведь мы же в расчете!

— Как же в расчете, когда вы не заплатили?

На шум вышел хозяин, а тут третий бродяга за шапку хватается.

— Дураки вы, — говорит. — Не так надо!

Крутит шапку по-своему и спрашивает:

— А теперь мы в расчете?

— Сейчас рассчитаемся, — говорит хозяин.

Запер он двери, схватил плеть да так им всыпал, что вся одежонка на них в клочья разлетелась.

С тех-то пор ни у кого из бродяг справной одежи нет, все они вечно в лохмотьях. И денег у них не бывает. И по корчмам они не ходят, у дверей христа ради милостыню просят, а войти боятся — памятна им та плеть.

МЯСО, ХЛЕБ ДА ВИНО — И ВСЕ ДАРОМ

Перевод А. Щербакова

Жили-были трое бродяг. Один из них мясницкое дело знал, другой — хлебопекарное, третий — виноторговое, но не было у них ни работы, ни денег. Вот пришли они в один город на заезжий двор, сидят голодные и думают, как бы им достать еды без денег. Первым вызвался тот, кто прежде мясником был:

— Я пойду.

Пошел он в лавку к мяснику и говорит:

— Хозяин, дайте мне пять фунтов баранины, пять фунтов свинины и пять фунтов телятины.

И уговорил мясника, чтобы тот послал с ним ученика или подручного. Дескать, он сам слуга у приходского ксендза и ксендз заплатит, как только мясо принесут. Послал хозяин с ним подручного.

Бродяга велел подручному внизу подождать, пока он ксендзу доложит. Мол, когда ксендз его позовет, пусть он тогда и входит. А сам пошел к ксендзу и говорит:

— Ваше преподобие, я тут привел одного, он исповедаться хочет, но давно у исповеди не был, боится: забыл, как да что.

Ксендз кивает:

— Хорошо-хорошо. Ступай, позови его наверх ко мне.

Вышел бродяга к подручному.

— Иди, — говорит, — наверх. Там тебе заплатят.

А сам взял мясо и удрал на заезжий двор, где товарищи ждали. Сварил мясо, и все они наелись.

Поднялся подручный к ксендзу, а тот ему и говорит:

— Сын мой, подожди, сейчас пойдем в костел, там все и свершится.

Пошли они в костел, вошел священник в исповедальню и говорит:

— Облегчи душу, сын мой.

А подручный ему и толкует: с вас, мол, за пять фунтов баранины, пять фунтов свинины и пять фунтов телятины.

Удивился ксендз:

— Что за выдумки! Что за глупости! Ну-ка, повтори!

Тот повторяет: платите, мол, Пошел ксендз в ризницу, взял там плетку и отлупил подручного в свое удовольствие. Тот бежать из костела!

Настал черед пекаря. Говорит пекарь:

— Ты мяса нам достал, а я достану хлеба.

Пошел он в город, зашел к одному пекарю и говорит:

— Хозяин, дайте мне на пятнадцать грошей хлеба и на пятнадцать грошей булок.

Хлеб он сам нести взялся, а подмастерью этого пекаря велел доставить булки на один постоялый двор, где, мол, ему за все заплатят. Идут они по улице, и вот роняет бродяга одну буханку в грязь. Поднимает, отдает подмастерью и велит нести обменять, потому что-де испачканный хлеб у него не примут. Мол, пусть принесет другой. А сам хлеб и булки взял и пошел туда, где его дружки ждали. Наелись они и хлеба, и булок, и мяса, а тот подмастерье их так и не нашел.

И вот говорит третий бродяга:

— Вы хлеба и мяса достали, а я достану вина.

Зашел он в одну винную лавку и велел налить четвертушку. Отхлебнул и говорит:

— А вино-то киснуть начинает!

— И не говори! — отвечает хозяин. — Три бочки вот-вот пропадут.

Бродяга вызвался помочь беде, если ему заплатят: он-де на винном заводе работал, по свету много побродил и в этом деле понимает. Выговорил для начала три золотых — дескать, надо сходить к аптекарю и купить все, что нужно. Зашел он к аптекарю, купил на три гроша порошков, а остальные деньги припрятал. Вернулся к шинкарю, велел тому приготовить три кувшина и пошел с ним в подвал. Выбил из бочки пробку и велел шинкарю заткнуть дырку пальцем — ненадолго. Потом из другой бочки пробку выбил и велел другой рукой дырку заткнуть. Стоит шинкарь — обе руки заняты.

Налил бродяга кувшины доверху вином из третьей бочки и унес наверх к своим дружкам распивать. Ждал его шинкарь, ждал, потом кричать начал, на помощь звать, А сам и шевельнуться не может. Вынешь пальцы — вино и выльется.

Вот так трое бродяг и наелись, и выпили — и все даром

ВОРОЖЕИ

Перевод Я. Мацюсович

В одной деревне жили ксендз и органист. Оба они пили водку и все прокутили, уж выпить было не на что. Вот приходит однажды ксендз к органисту и говорит:

— Ну, пан органист, придумывайте, как бы нам на водку денег раздобыть.

Органист отвечает:

— Я уже придумал, как нам добыть пятьдесят ренских. Я буду вором, а вы будете ворожеем. Тут у одного хозяина есть пара добрых волов, я их, украду, сведу вон в тот лес и привяжу. Он придет к вам ворожить и пятьдесят ренских с радостью даст за находку.

Вот органист пошел ночью и волов увел. Встал хозяин поутру и прямо за голову схватился, что кто-то таких добрых волов у него украл, — двести ренских им цена, не меньше. Побежал он по деревне, ксендз увидел его и позвал в костел. Спрашивает, что нового слышно. Хозяин говорит:

— Хороши новости! Волов у меня кто-то украл нынче ночью!

Ксендз ему отвечает:

— Жалко, добрые были волы. Ну, горе не беда, есть у меня такая книжка — посмотрю в нее, и сразу узнаем, где они.

Вот полистал ксендз книжку и говорит хозяину:

— Идите вон в тот: лесок, там они привязаны. Да идите поскорее, а то вор их оттуда сей момент заберет.

Пошел хозяин, глядь — и вправду стоят в лесу его волы. Обрадовался он и дал ксендзу пятьдесят ренских за то, что помог волов найти.

Так и стали ксендз с органистом добывать деньга на водку. Как станет не на что пить, так органист украдет что-нибудь, а ксендз ворожит. И все им с рук сходило.

А жил поблизости от них граф, и обокрали его разбойники, что завелись в соседнем лесу. Разыскал граф ксендза с органистом и говорит им:

— Вы, говорят, мастера ворожить, так извольте найти мне деньги, что у меня украли. А не найдете — несдобровать вам. Придете ко мне нынче вечером, получите водки, сколько хотите, выберете себе комнату, какую угодно, наверху или внизу, и чтоб до утра деньги нашлись!

Тем не по себе стало. Выбрал ксендз комнату внизу, но внизу на окнах решетки, так что все равно не убежишь.

Вот дал им граф водки и запер в комнате:

— Пейте и ворожите.

Ксендз уж и водки не хочет, облокотился он на стол и все думает, что же делать. Думал, думал, да и заснул.

А разбойники узнали, что ксендз и органист собрались против них ворожить, и тоже испугались, что их откроют, схватят и перебьют.

Вот и говорит один из них:

— Нужно пойти послушать, что они там делают.

Подкрался он к окну, прислушался. А органист налил в стакан водки, выпил, стукнул стаканом об стол и говорит:

— Ну, вот и первый.

Испугался разбойник, думает: «Ого! Он уже прознал, что я здесь!»

Побежал к своим и говорит:

— Плохо наше дело: не успел я прийти, как органист сказал: «Ну, вот и первый».

Другой пошел подслушивать. Слушает, а органист снова налил, выпил и говорит:

— И второй туда же.

А там этих разбойников было тринадцать. Все они по очереди подслушивать ходили, и каждый попадал как раз в то время, когда органист опять наполнял свой стакан. Так всех обошло. Последним пошел сам атаман Процьпак. А органист как раз тринадцатый стакан наливает. И водки больше нет.

— Ну, вот и тринадцатый, последний, — говорит органист.

Испугался Процьпак и думает: «Все мы у него, как на ладони». И кричит органисту в окно:

— Слушайте, не говорите, что это мы деньги взяли! Все, что взяли, мы вернем и вам тоже хорошо заплатим, только вы нас не выдавайте.

Органист отвечает:

— Ладно. Идите, несите деньги, да прихватите побольше, чем взяли, а то как недосчитаемся, вам плохо будет.

Пошел Процьпак к товарищам и говорит:

— Соберите все деньги, что взяли, несите их туда и ссыпьте им через окно в комнату.

Так они и сделали. Отдали деньги, собрал их органист, разбудил ксендза и говорит:

— Вставай! Не умеешь ты ворожить. Вот я ворожей так ворожей! Смотри — вот все деньги украденные.

Ксендз обрадовался, утром отдали они деньги графу, граф им заплатил, и пошли они восвояси. И говорит ксендз органисту:

— Как же дальше-то будет? Уж по всему свету разнеслось, что мы умеем ворожить. На этот раз сошло, но если еще раз нам так ворожить придется — пропадем!

Органист отвечает:

— Эко дело! Давай подожжем костел и скажем: книжка, по которой мы ворожили, сгорела вместе с костелом, — мы-де ее там хранили, — так что больше мы ворожить не будем.

Так они и поступили, тем дело и кончилось.

ПРО МАЦЮСЯ И ПРО КУБУСЯ

Перевод А. Щербакова

Призадумались Мацюсь да Кубусь, как бы это хорошо жить и ничего не делать. Мацюсь и говорит:

— Знаешь что, Кубусь? Пойдем-ка за хату к дороге, выроем на обочине ямы, спрячем туда ноги. Вот люди и подумают, что мы безногие калеки; кто с ярмарки пойдет, станут нам милостыню подавать.

Ну хорошо. Кончилась ярмарка, а они сидят — будто у них ног нету, как убогие калеки.

Первым шел по дороге с той ярмарки какой-то здоровый мужик, богатый, принаряженный. Шляпа на нем с накладным узором, на ногах оравские сапожки, а за пазухой булка и сала кусок. Тут Кубусь Мацюсю и говорит:

— Давай что-нибудь споем. Он нам и даст булки да сала.

Сложили наскоро песенку и поют:

Человече, человече, хорошо живешь.

Сам-то хлеб да сало ешь, а бедным не даешь.

Подошел к ним мужик, отрезал булки да сала по ломтю, дал тому и другому.

— Видишь, — говорит Мацюсь. — Все идет, как я тебе сказал. Люди нас не оставят, будем мы жить-поживать и ничего не делать.

Ну хорошо. Тот мужик ушел, а они сидят.

А тут едет пан четверкой в карете, кучер спереди, два гайдука сзади. Кубусь бряк навзничь, будто он мертвый, а Мацюсь поет над ним:

Едет князь, везет князь

С ярмарки гостинцы.

Милостыньку мне подаст —

Мы с братом простимся.

Подъехал к ним пан:

— Ты чего вопишь?

Мацюсь и говорит:

— Ой, помер у меня братик, а похоронить не на что.

Сунул пан руку в карман, не глядя, набрал денег горсть: золота, серебра — кинул Мацюсю и приказывает:

— Ha! Да похорони его быстрей, чтоб у дороги не смердело.

И дальше поехал.

Только было у него в карете окошечко сзади, глянул он в него, а они оба — живой да мертвый — бегом бегают и деньги подбирают. Крикнул пан кучеру:

— Стой!

А гайдуку:

— Бери дубину да наподдай тем подлецам, чтоб шкура на них полопалась, раз они над людьми потешаются!

Бежит гайдук с дубиной, а Мацюсь с Кубусем решили, что он еще денег несет, и запели:

Ангел божий, а не князь!

Добром бога славит.

Он нам, бедным, подавал,

Но еще добавит.

Как налетел на них гайдук, как наподдал! До тех пор дубасил, пока они через плетень не перескочили и не удрали. И в те ямы больше ни ногой!

БОЛТУШКА

Перевод А. Щербакова

Рыбаки народ неразговорчивый и на море, и на суше. У них обычай такой. Рыба-то молчит. А притом кое-кто из рыбаков верит, что, хоть ушей у нее нет, а то место, где волна от голоса заиграет, рыба обязательно обойдет.

И надо же было так случиться, что в одной приморской деревушке жила когда-то говорунья Бася. Прозвали ее Болтушкой. Бойкая была девка, всю деревню, бывало, насквозь пробежит и без устали тараторит. Отец ее, старый рыбак, терпеть этого не мог. Он ей говорил:

— Покупали бы твои слова по грошу за штуку — ты в день бочонок денег зарабатывала бы.

Тараторила она, тараторила и наконец надоела не только отцу родному — всей деревне, и велели ей люди или перестать, или прочь убираться. Села она в уголку; поплакала, потом встала и пошла куда глаза глядят. Но ушла недалеко. На краю деревни жил молодой рыбак Валошек. Как раз шел он в лес за лыком для плетенки, встретил Басю и спросил: куда, мол, идешь?

— А куда ноги понесут. В деревне мне выговориться не дают, а я без этого жить не могу.

Подумал Валошек: «Так это же для меня в самый раз. Сижу один целыми днями, не с кем словом перемолвиться. С ней было бы мне веселей».

Спросил он у ее отца, не отдаст ли он дочку за него. Отец отвечает:

— С руками, с ногами отдал бы! Да только болтушка она, столько за день натрещит — если б за слова платили, богачкой была бы. А вот по хозяйству у нее сноровки нет.

— Ну, это уладится, — сказал Валошек и женился на Басе. Стали они жить да поживать, и хватало теперь Валошеку забавы, и когда на лов шел, и когда возвращался, и утром, и вечером. А вот с хозяйством похуже стало. Вдобавок Бася и приодеться любила, так что наступило у них безденежье.

Вот как-то раз, сам себе пеняя, шел Валошек вечерком по бережку и вдруг слышит: кто-то стонет. Пошел он на стон и видит — лежит женщина, а ноги в чешуе.

— Помоги, добрый человек, — говорит слабым голосом. — Я к самому берегу подобралась, хотела на вашу деревню посмотреть. Тут волна нахлынула, выбросила меня на берег, ударилась я о какую-то лодку, ушиблась сильно и теперь встать не могу. Будет тебе за помощь от меня щедрая награда.

Сжалился Валошек над ушибленной русалкой — он сразу понял, что это русалка, — поднял ее и понес домой.

— Только спрячь меня так, чтобы ни один луч солнца на меня не упал, — говорит русалка. — Не то я помру.

Была у него в хате темная кладовка, туда он ее и спрятал, а Бася взялась за ней заботливо ухаживать. Но говорила при этом без умолку. Русалка только диву давалась, как это она находит, о чем болтать. Раз Валошек и скажи Басе при русалке:

— Ох, говорила бы ты не словами, а грошами — у нас в доме все иначе выглядело бы.

— А почему бы и нет? — вмешалась русалка. — Это можно, я так и сделаю.

И с того времени при каждом слове изо рта Баси-болтушки стал выпадать грош.

Выздоровела русалка. Отнес ее Валошек в море, она юрк! — нырнула, а гроши в благодарность от нее все падали и падали у Баси изо рта. Набил ими рыбак все свои бочки, пришлось и новые покупать. Со счетом — возня! А с другой стороны посмотреть — полна бочка, тяжеленная, да денег кот наплакал. И Бася-болтушка все тараторит, тараторит — уж и негде стало рыбаку бочки покупать, а полных — так и девать некуда.

Пошел Валошек к морю, пожаловался русалке, а та и говорит:

— Хорошо, переделаем. Пусть у нее изо рта через три слова выпадает серебряная монета.

Сказано — сделано. Но вот и серебра поднакопилось столько, что не знает Валошек, куда его складывать. А Бася все говорит, говорит с утра до ночи. Ото всего от этого стал рыбак прихварывать. «Хоть совсем помирай!» — говорит. И опять пошел к русалке.

— Хорошо, — говорит русалка. — Сделаем так: если она весь день промолчит, то под вечер при первом слове выпадет у нее изо рта золотой.

Тогда Бася-болтушка захворала. Не жизнь ей была без разговора. Расстроился рыбак, пошел опять к русалке, а та и говорит:

— Давай устроим так: будет у нее изо рта выпадать двойной золотой, но только за умное слово.

И вот это оказалось в самую точку! Насчет умных слов было у Баси туговато, так что на жизнь им с Валошеком хватало, но безо всякой роскоши.

НАКАЗАННЫЙ УГОРЬ

Перевод А. Щербакова

Очень любили тушковяне селедку, даже песня у них была такая:

Как по будням ешь картошку,

А на праздничек — селедку.

Одна беда — дорого стоит селедка, так они все считали. И вот по совету трех умников: Кубы, Мацека и Войтека — решили они сами селедку разводить. Озеро-то под боком. Купили бочку селедки, вывернули в озеро, подождали немного и вышли на лов. Ловили, ловили — ничего не поймали. Еще подождали — опять ничего не ловится. Решили спустить озеро. Спустили и нашли одни кости и здоровенного угря.

— Вот кто всю селедку съел, — кричат. — Ах, паскуда!

Пришли они в ярость, всем миром взялись судить угря. Судили, судили и решили покарать его страшной смертью через утопление.

То же самое про гнеждевян рассказывают. Но те угриную казнь продумали до тонкости: заковали угря в цепи и утопили его в море под Пуцком. Их угорь уж точно потонул. До сих пор никому не попадался.

ПРО ТО, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ПАНОМ ИИСУСОМ И СВЯТЫМ ПЕТРОМ НА СВАДЬБЕ

Перевод Э. Меркуловой

Ходил пан Иисус со святым Петром по белу свету, и попали они в один дом на свадьбу. Хозяин принял их радушно, угощения было через край. Вечером постелили им в сенях. Пан Иисус лег к стене, а святой Петр — с краю. А парни на свадьбе перепились, кулаки у них зачесались, выкатились они в сени, увидали святого Петра и давай его тормошить! Угостили его пинками да тумаками, а пан Иисус даже ни о чем не догадывался, спал себе спокойно.

Побили парни святого Петра, во двор пошли, а святой Петр тихонько перелез через пана Иисуса и лег к стеночке.

А тут вся ватага назад валит.

— Тот, что с краю, — кричат, — свое получил! Сыпь тому, кто у стеночки!

И всыпали святому Петру во второй раз. Не всегда, видно, и святым уловки помогают.

ПРО ДЬЯВОЛА И ГОСПОДА БОГА

Перевод Л. Пивоваровой

Встретились как-то раз господь бог с антихристом, или, как в народе попросту говорится, с дьяволом. Поклонился дьявол и говорит:

— Добрый день, господи,

— Здравствуй, черт.

— Скажи мне, господи, почему тебя все господином величают, а меня просто чертом зовут?

Отвечает ему бог:

— Потому что я людей добру научил, а ты им вечно козни строишь, глаза бы их на тебя не глядели.

Вот идут они, идут, беседуют, вдруг видят — на лугу корова пасется. Говорит лукавый:

— А давайте-ка посмотрим, как эта тварь нас встретит!

Согласился господь:

— Ладно, ступай ты к корове первый, увидим, что она с тобою сделает.

Подошел черт к корове поближе, наставила она рога, вот-вот бодаться начнет.

Господь бог и говорит:

— Ну, видишь, черт, — корова и та тебя не любит.

Отвечает черт:

— Теперь, боже, твоя очередь. Ты к корове подойди.

Приблизился господь бог к корове, испугалась та светлого божьего сияния, и в овраг! А на дне оврага — топь. Увязла корова, и никак ей оттуда не выбраться.

Дьявол и говорит:

— Что ж ты, господи, наделал? Как теперь быть?

На счастье заметил пастух, что корова в овраге увязла, побежал в деревню, позвал хозяина. Прибежал хозяин, поглядел и говорит:

— И какой черт тебя туда занес?

Черт толкует:

— Видишь, боже? Твоих рук дело, а клянут меня.

Чует мужик — самому не справиться, пошел за подмогой. Привел подмогу, все кричат, а все равно корову вытянуть не могут.

Черт и молвит:

— Недаром люди говорят: «Силен черт!»

Пошел и помог мужику. Обрадовались люди, начали его благодарить.

— Слава тебе, господи, помог нам!

А черт и говорит богу:

— Видишь, господи! Я помог, а благодарят тебя. Но ты уж прости им, ибо они сами не ведают, что говорят.

ЧЕРТ И ВЕДЬМА

Перевод А. Щербакова

Одному мельнику чертяка все запруду портил. Тот починит, а чертяка опять течь устроит — воды нет, молоть нельзя. Пришла к мельнику одна бабка, мельник ей и говорит:

— Помогли бы вы мне, отвадили бы черта, я бы вам меру муки отсыпал.

— Помогу, — согласилась бабка.

Велела она мельнику справить новый плуг железный, упряжь, хомут, постромки, уздечку, вожжи, кнут — все железное.

Вот справил мельник снаряжение, бабка разложила его, поколдовала над ним и кричит:

— Выходь!

И вышел к ней черт.

Запрягла она черта, погнала его на вырубку, на пни, и пахал он там до самого полдня. В полдень пошла бабка на мельницу обедать, а его так в упряжи и оставила.

Стоит он, стоит, а тут идет из лесу мужик с хворостом. Мужик был бедный, дров купить ему не на что было, так он хворост собирал. Черт ему и говорит:

— Запрягись, потягай плуг вместо меня. Не будешь больше за хворостом бегать, я тебе кучу денег дам, поле купишь.

Подумал мужик и говорит:

— Давай!

Вылез черт из упряжи, мужика запряг, а сам бегом па сенокос, к девкам, чтобы косточки расправить. Эта бабка его здорово уходила кнутом-то железным!

Вот пришла бабка с обеда, давай дальше пахать. Мужик дерг плуг— ан ни с места. А бабка его — кнутом! Железным.

Заорал мужик: помогите, мол, спасите!

А ведьма и молвит:

— Что-то ты до обеда не вопил, дружочек! Будешь запруду портить?

— Не буду! — кричит мужик. — Да я сюда ни ногой!

А черт издали мужиковы вопли слушает, по сену со смеху катается.

Выпрягла бабка мужика.

— Ступай, — говорит.

И ушла на мельницу. Вылез черт из сена, говорит мужику:

— Пошли в лес.

Пошли они в лес, и черт дал там мужику кучу денег Больше он за хворостом в лес не бегал. Черт запруду портить бросил, а бабке мельник меру муки отсыпал.

ЛЕГЕНДЫ, ПРЕДАНИЯ И ПОВЕРЬЯ

ВЕДЬМИНСКИЙ ШАБАШ

Перевод П. Глинкина

У одной помещицы на фольварке была скотница, она же всей челяди начальница. Скотница эта была ведьма, только о том никто не догадывался. Каждый четверг на новолунье она о полуночи натирала себе подмышки можжевеловой мазью, садилась на кочергу, словно верхом на коня, и отправлялась на Лысую гору веселиться с чертями. А под утро возвращалась, как ни в чем не бывало, бралась за работу. Помещица была очень довольна этой бабой: коровы молока давали помногу, и телята у ней росли хорошо.

Среди дворовой челяди, за которой присматривала ведьма, был один батрак посмелей прочих, спознался он с ней и как-то раз углядел, что она ночью пропадает. Любопытно ему стало, куда же это она девается. И вот в четверг на новолунье пришел он к ней вечерком и притворился, что заснул. А она, думая, что дружок спит, постучала в полночь три раза о печь и заклинание пробормотала. Выехал из печи горшок с мазью, она ею подмышки помазала, схватила кочергу и вылетела в окошко. Батрак смекнул, что к чему, три раза постучал о печь и сказал те же слова. И к нему горшок выехал, намазал он мазью подмышки, схватил пест и — фр-р-р! — за нею в окно.

Прилетел на Лысую гору, а там — веселье вовсю, ведьмы с чертями танцуют, и все разодеты, словно прекрасные паны и пани. Столы заставлены серебром и золотом, и полно на них всякой еды и питья. Черти гостя потчуют, ведьмы с ним любезничают, наелся, напился он до отвала. И вот подошел шабаш к концу, пора им домой ехать, кони их стоят в стойлах сытые. Вышел самый старший черт, каждому из гостей подал красную шапку да велел не снимать ее с головы, пока дома не окажутся. Только надели гости те красные колпаки — мигом оказались дома, а кони их опять превратились в песты, кочерги да метлы. Батрак со скотницей тоже до дому добрались благополучно и с утра за работу принялись. Батрак, однако, не удержался и давай похваляться перед другими, где был, что видел и что слышал. Особенно расписывал, как их там угощали, что за выпивка была и какая закуска. Но вся челядь над ним посмеялась, никто ему не поверил.

В следующий четверг на новолунье он опять за скотницей потянулся на дьявольское веселье. Опять гулянка пошла, а батрак и думает: «Теперь-то я не оплошаю. Мало поесть да попить, надо что-нибудь и с собой прихватить». С толком выбирал: тащил не то, что под руку попало, а одно серебро да золото — стаканы, ложки, ножи.

Наутро стал он похваляться вдвое против прежнего, а в доказательство решил показать, что наворовал. Вывернул карманы, а там вместо серебра да золота — рога, копыта да когти. Выбросил в сердцах все это, все вокруг от смеха надрываются, а его тут как затошнит! Всего наизнанку вывернуло, дерьмо вонючее изо рта полезло, даже смотреть противно.

Побежал он к ведьме, давай ее ругать, а она хлесть его по морде и говорит:

— Дурень, чего плетешь! Мы то́ же едим и пьем, что и все.

Обозлился батрак, пошел к ксендзу и рассказал ему, что баба эта — ведьма.

Баба сообразила, чем дело пахнет, сама прибежала и ксендзу, попросилась к исповеди: мол, решила повиниться и от ведьминства отрекается.

Ксендз был молодой, любопытный до всех мирских дел, вот он и говорит бабе:

— Погоди отрекаться-то. Дай и мне той мази, я туда с тобой разок слетаю.

— Хорошо, — говорит баба, — коли так, то пан ксендз, приготовьтесь, заедут за вами кони с повозкой, вы в них и садитесь.

Дала ксендзу мази, и в четверг на новолунье о полуночи завернули за ним кони с повозкой. Сел он в повозку, едет, а баба следом на кочерге. И учит его, чтобы не снимал он до возвращения той красной шапки, что дадут ему на Лысой горе. Понравилась ксендзу тамошняя гулянка. Много раз он там побывал и всегда возвращался благополучно, не снимая шапки по пути. Но однажды ввело его в искушение и сдернул он колпак, сидя в повозке. И тут же вышвырнуло его из повозки, и оказался он во Франции, где перец и виноград растут, у одного купца в винном подвале между бочками. Смотрит — а он в чем мать родила. Кругом люди ходят, а ему и нос высунуть стыдно. Долго он там прятался за бочками, как мышь, — только по ночам выползал оттуда и ел, что под руку попадало: миндаль, изюм, фиги — и вином запивал, его-то вдосталь было. И на его счастье зашли как-то в подвал ксендзы вино покупать. Обрадовался он, мол, свои братья, спасут. Вылез из-за бочки и говорит по-латыни:

— Frater[5], спаси!

Ну, договорились они. Узнал от них ксендз, что до его приходской церкви отсюда триста миль — за голову схватился. А те ксендзы дали ему одежду и увели с собой в тамошний монастырь. Ссудили деньгами на дорогу и отправили домой. Три месяца он домой добирался, и как только оказался в своем приходе, первым делом спросил про ту ведьму. Велел ее схватить и спалить на костре.

Связали бабу, кинули в костер, она и завопила:

— Рокита, спасай!

И дьявол ее с костра сбросил.

Три раза так повторялось, пока ксендз не догадался окропить огонь святой водой и осенить его крестным знамением. Тут уж дьявол отступился, и ведьма дотла сгорела на костре.

БЕРУ, ДА НЕ ВСЕ

Перевод А. Щербакова

На май, на первое число, как стало светать, прошла по полю ведьма, росу в юбку собирала. А конюх в ночное коней выводил, там неподалеку в поле и ночевал. Увидел он ведьму и подслушал ее тайное слово: «Беру, да не все».

Снял он с одного коня уздечку, пошел за ведьмой следом, идет и приговаривает:

— Беру, да не все! Беру, да не все!

Привел потом коней домой, уздечку на стену повесил, а с нее молоко как хлынет — весь двор залило!

ЖЕНИХ С ТОГО СВЕТА

Перевод А. Щербакова

В Студенце в хате возле самого леса жила бобылка. Не было у ней ни земли, ни имущества, на заработки она не ходила, а жила припеваючи, сладко пила, вкусно ела. Шли к ней люди издалека: и от Жешува, и от Тарнува, и со всей Польши, а она давала им избавление от всяких жизненных невзгод.

На успенье приехала к той бобылке одна важная дама из-под Люблина. Коней, карету да кучера в корчме оставила, а сама к ней пешком пошла. Дама высокая, тощая, а на личико красивая, вся в черном, только в белый платочек кутается. Вошла она к бобылке, поклонилась и говорит:

— Был у меня кавалер, красавец писаный, я его больше жизни любила, сызмальства мы друг дружку знали, ни на час не забывали. Настало наше времечко, собирались мы пожениться, да пошел мой милый на войну добровольцем и не вернулся. Товарищи его по-разному говорят: то ли убили его, то ли на каторгу увезли. А я, горемычная, два года его жду. И не знаю, несчастная, что мне делать: то ли еще ждать, то ли выйти за кого другого. Уж вы многим порадели, порадейте же и мне в горький мой час, а я вам две сотни серебром заплачу. Бог — свидетель, я издалека приехала, у нас там таких, как вы, мудрых людей нету.

Бобылка в ответ толкует:

— Для такого дела потребуется недели две. И все это время должны вы непременно находиться при мне и делать только то, что я вам скажу. Найдется ваш кавалер, даже если черт его в самое пекло упрятал. Уж вы к тем двум сотням прибавьте, и давайте-ка за дело. Нынче-то как раз полнолуние.

Дама согласилась, кучера домой отослала, а сама остались. Повела ее бобылка в лес по грибы, набрали они по ее указке всяких грибов: и желтых, и красных, и черных, и серых — и вернулись еще засветло. В самую полночь велела ей бобылка раздеться донага, накрыла ее полосатым рядном, посадила на трехногий стульчик и велела на луну глядеть, не отводя глаз. А сама бормотала, бормотала, три раза чего-то повторила и дала ей выпить какой-то погани из зеленой чашки. Та и уснула, проспала всю ночь и весь день до вечера. «Проба удачная», — сказала бобылка и начала ее купать. Три ночи в отваре от желтых грибов, три ночи в отваре от черных, потом три ночи в отваре от красных. А после — пять дней и ночей в отваре от серых.

И в последнюю ночь явилось двое черных солдат и привели с собой третьего, в беленьком мундирчике. Те двое сразу ушли, а беленький остался, подошел к даме, узнал ее, встреча у них началась душевная, оказали они друг дружке уважение, переспали да мужем и женой поехали в Люблин. Вот так та ведьма-бобылка оживила покойничка и из пекла вынула.

КАК ВЕДЬМЫ КОНЮХУ ОТОМСТИЛИ

Перевод А. Щербакова

Один конюх слышал разговор, что если взять от старого гроба дощечку с дыркой из-под сучка и поглядеть сквозь дырочку, когда в костеле во время службы ксендз святые дары возносит, то увидишь всех ведьм и колдуний, которые в костел пришли.

Могильщик, когда свежую могилу роет, старые кости и доски вон выбрасывает, и попадаются там иной раз такие дощечки. И кто ту дощечку подберет и сквозь дырочку посмотрит, тот сразу распознает, кто ведьма, а кто нет.

Любопытно стало конюху, решил он дознаться, так это или не так. И взялся он на погосте искать такую дощечку. И нашел как раз такой обломочек. Отнес его домой, а в воскресенье взял с собой в костел.

Вознес ксендз святые дары, а конюх — дощечку к глазу! И смотрит. Люди заметили, поняли, что к чему, но промолчали. А конюх увидел все, как по писаному. Всех ведьм узнал. У них сквозь ту дырочку стали видны повязки на головах. Повязывают их, когда коров доят. И узнал конюх ведьм множество.

Ксендзу об этом рассказали, он послал за конюхом и сказал ему:

— Ой, смотри! Опасное дело ты затеял! Помалкивай об этом, упаси тебя бог проговориться.

Конюх молчал-молчал, а потом кой о чем намекнул своим дружкам. А те у него все выведали. Узнали об этом ведьмы и решили конюха наказать. Но тот, по совету ксендза, каждый раз, когда из дому или из конюшни выходил, обязательно лоб крестил, а это от всякой порчи и колдовства верная защита.

Ведьмы уж по-всякому старались: и так и эдак козни ему строили. Но конюх помнил, что они на него охотятся, и все время — надо не надо — крестился. И не могли они ему повредить.

Тогда собрались они все вместе, стали совет держать.

— Пока, — говорят, — мы его не накажем, он будет про нас болтать. Надобно его унять.

Стоял за околицей большой стог сена. И наколдовали ведьмы так, что его со всех сторон огнем охватило. Хозяева крик подняли, выбежал конюх на улицу и второпях-то лба не перекрестил. И ведьмы тут же устроили так, что ему ноги-руки повыкручивало и сделался он немым калекой.

А пламя над стогом в тот же миг погасло, будто его и не было — стоит себе стог целехонек.

ЦВЕТОК ПАПОРОТНИКА

Перевод Р. Белло

В ночь на святого Яна шел одни мужичонка по лесу и видит — светится что-то под дубом, словно венок из звездочек. Подошел поближе — а это новехонькие золотые дукаты.

Страшно стало мужику. Глянул он на землю — а та вся прозрачная будто стекло. Куда ни посмотри — везде серебро да золото в сундуках, горшках да котелках. Некоторые словно дымом курятся, словно пеплом присыпаны, и сквозь тот пепел сияет золото ясным огнем.

Смотрит мужик на это богатство, а оно как бы подплывает, вокруг него собирается, все ближе подступает — ну, рукой достать!

Вдруг кто-то хвать его за плечо! Оглянулся мужик, видит — ксендз не ксендз, и бос на левую ногу.

— Слушай, — говорит. — Отдай мне свой сапог с левой ноги. (Говорит, а имя божье при том не поминает.) Беда со мной стряслась, заночевал я на сеновале в одном селе, а тут буря налетела, гром гремит, молнии сверкают, ударила молния прямо в крышу надо мной, люди бегут, кто куда, спастись не чают, я тоже вскочил, одного сапога не нашел, не до того было, пустился бежать, еле-еле жив остался.

Стоит мужик, раздумывает: «Что правда, то правда: ежели господь зажег — не потушишь. Спас господь этого человека, так и я ему помогу, отдам сапог. Мне до дома недалеко, небось не помру, в одном сапоге шагаючи».

А этот — ксендз не ксендз — говорит, частит, торопится:

— Я тебе заплачу, без награды не оставлю, босому, мне по лесу не пройти, чуть ногу не повредил, дай скорее сапог, бери деньги.

Сел мужик на землю, стал сапог стягивать, а этот — ксендз не ксендз — дергает, помогает.

И вдруг где-то вдалеке-вдалеке пропел петух.

Страшно захохотал ксендз не ксендз мужику в лицо, швырнул в него сапогом. Свист, грохот пошел по лесу, дубы с корнями выламывать начало. И все богатства подземные вмиг пропали, свет погас, земля потемнела.

А все оттого, что этому мужику за голенище цветок папоротника попал. Страшное это дело: тут и в пекло угодить не долго. Но не было в том у мужика умысла, все нечаянно вышло, и поэтому черт осилить его не смог, а хитростью цветок у него выманил.

Добрался мужик до дома, посмотрел, что за монету ему ксендз не ксендз в руки сунул, глядит — а это навоз конский.

ДОБЫТЧИКИ

Перевод А. Щербакова

Договорились как-то звонарь с органистом добыть цветок папоротника. Вдвоем на такое дело идти нельзя — только в одиночку можно. Пошел звонарь. Органист ему молитвенник дал, с закладками против молитв, которые читать следует, свечи дал и платочек шелковый, чтобы под цветок подложить. Не подложишь шелкова платочка — цветка не добудешь: уйдет сквозь землю. А на платочке — останется.

Все сделал звонарь, как велел органист. Постелил под папоротник платочек, свечки зажег, молитвы читает.

За час до полуночи слышит: музыка заиграла. И вдруг сделалось вокруг светло, столы стоят, от яств ломятся, вокруг множество богатых господ, все танцуют, звонаря пировать зовут да веселиться. А он не отвечает, только молится.

Ударила полночь, и все исчезло, пал цветок на шелков платок, и поднял его звонарь. Боялся ужасно, чуть со страху не помер. Но с места не сошел, пока светать не начало. А как начало светать, он рысью домой!

Бежит — а навстречу ему органист.

— Есть цветок? Покажи!

А уж время звонить к заутрене. Отдал звонарь цветок органисту в руки.

— Возьмите, — говорит, — к себе домой. Я мигом отзвоню и к вам приду.

Отзвонил — приходит к органисту.

— Ну, где цветочек?

— Какой цветочек?

— Я же вам дал, когда вы встречать меня вышли!

— Да я только-только с постели встал, никуда не ходил, и ничего ты мне не давал!

Это сам черт прикинулся органистом, чтобы выманить у звонаря цветок.

О МАТЕРЫХ ЗАЙЦАХ

Перевод А. Щербакова

В сокальских лесах в былые времена вековые деревья росли и всякого зверя хватало. И жила там пара зайцев, лет им по двести, шкуры седые, а сами — величиной с теленка.

Долго обходили люди те места стороной, но настало время, пали дедовские дубы под пилой да топором, зачастили люди в лес, и у каждого — ружье на плече. Помаленьку всякий зверь перевелся, только те два стародавних зайца в своих глубоченных норах затаились. Долго никто ничего не знал, но проведал об этом графский лесничий.

Раз приехал вам граф из чужих краев, забаву затеял, и со всей округи позвали всех графов, богатых господ, помещиков, стрелков, лесничих, — весь народ собрали на охоту. Перед самой охотой заговорили господа о разных зверях, как они их стреляли и стрелять будут — тут-то лесничий и скажи самому графу о тех зайцах.

Кто-то серну подстрелил, кто-то кабана, кто-то зайчишку, а на самого графа гонит лесничий того старого матерого зайца. Вот уже граф изготовился к стрельбе, взяли господа зайца в кольцо, все ружья подняли, думают — сейчас он заляжет. А тот вдруг прыг на елку, с елки на сосну, с сосны на дуб и был таков! Граф разозлился, лесничий из бороды седой волос рвет, стрелки плюются, ругаются, господа о невиданном диве толкуют — как этот заяц по деревьям прыгал!

Велел граф, чтобы лесничему водочки поднесли, тот выпил, стал всякие байки рассказывать, а господа слушают да головами качают. Такого зайца подстрелить любой бы рад. Да не то что подстрелить — хоть поглядеть, на него еще разочек!

— Этого уже не увидите, — толкует лесничий. — Спугнули мы его, он спрятался и не выйдет. Только бы не успел он другому-то обо всем рассказать!

На другой день назначили охоту пуще прежней. Едва рассвело, как поднялась отовсюду пальба. Много полегло всякого зверя. А лесничий с двумя сотнями мужиков всю ночь напролет по лесу рыскали, тех зайцев выслеживали. К утру выследили одного и давай гнать всей гурьбой на графа. Граф уж и прицелился, а тут заяц при всем честном народе обернулся ястребом, порх в небо! И навел на всех слепоту — целый час никто ничего не видел.

Пошли опять разговоры, и все об этих зайцах. Кто говорит, что это не зайцы, а черти искушают людей на погибель бессмертной души, кто толкует, что не стоит-де больше охотиться: мало ли какая беда приключиться может. Но старик лесничий настоял на своем — продлили охоту на третий день. А граф велел объявить, что тому, кто зайца убьет, отдаст он половину своего богатства. А тому, кто обоих убьет, все перейдет!

Славился граф тем, что ни разу в жизни душой не покривил. Поэтому каждому хотелось отличиться на третьей охоте. Все по лесу шастают, не спят, стариков расспрашивают: может, кто-нибудь про этих зайцев да их повадки знает что-то путное.

Долго их выслеживали, только к полудню разыскал-таки лесничий одного — он во мху закопался. Сбежались все, в два ряда выстроились, граф стоит первым в правом ряду, лесничий — в левом. А заяц прыг, хвать у графа ружье да шарах! — по лесничему. Тот ахнул и упал мертвый. И такой страх вдруг на всех нашел — и сам граф, и все, кто там был, со всех ног бегом из лесу бросились.

С той поры ни один стрелок, ни один охотник, ни один смелый человек на тех зайцев охотиться не покушались. А они до сего дня всяких дураков в лесу до полусмерти пугают.

О ЛАСОЧКЕ

Перевод А. Щербакова

Косил мужик луг и нашел гнездо ласки с детенышами, а матери при них не было. Он и не думал им зла чинить, перенес их вместе с гнездом в другое место, а сам снова за работу взялся.

К полудню устал мужик, лег на скошенную траву поспать маленько. А жена ему как раз обед принесла. Будить его не стала, поставила горшки возле него и ушла.

Тут вернулась и ласка-мать. Поглядела — а детей нет там, где она их оставила. Подумала она, что это мужик спящий их поубивал, и решила в отместку его отравить — срыгнула в горшки и прочь побежала.

Бежит — а тут и гнездо, и дети. И жаль ей стало мужика, которого она наказать задумала. Вернулась она скоренько туда, где он спал, видит — горшки нетронуты. Не долго думая, перевернула она горшки и всю еду вылила. Оставила мужика без обеда, а жизнь ему спасла.

КАК ШАХТЕР СО СКАРБНИКОМ В ШАХТЕ ЗАБЛУДИЛИСЬ

Перевод А. Щербакова

Один шахтер всегда в шахте в одиночку работал. И вот пришел к нему однажды Скарбник — хранитель сокровищ в образе карлика-шахтера и говорит приветливо: «Счастливо выбраться!» Шахтер ему теми же словами ответил, отложил инструмент.

— Ты почему в одиночку работаешь? — спрашивает Скарбник.

— Да так мне лучше работается.

— Давай вместе работать.

— Что ж, давай, — отвечает шахтер. Ответил, подумал и говорит:

— Только что толку нам вдвоем тут работать? Тут и для меня одного работенки не дюже.

Догадался Скарбник, что шахтера его малый рост удивил, и молвит:

— Ты, друг, не смотри, что я малорослый. Станем вместе работать, я тебе такое мастерство покажу, какого ты в жизни не видал. Что тут у тебя в забое?

Осмотрел забой, огорчился.

— Э, да у тебя тут худо.

— А где лучше найдешь?

— Найдем, — говорит Скарбник. — Я тебя отведу. Хлеба у тебя много?

— Да как раз на обед.

— Это непорядок. Больше надо брать. Вдруг завалит — что тогда есть будешь? Хлеба надо брать с собой дня на три.

— А на какие-такие деньги я его столько куплю, друг? — отвечает шахтер. — Я бедняк, а детишек у меня куча.

— Ну, не беда, — говорит Скарбник. — Пошли со мной. Струмент свой здесь оставь, у меня в забое получше есть.

Сложил шахтер свой инструмент и пошел со Скарбником. Пришли в его забой — шахтер его снова приветствовал, «Счастливо наверх выбраться!» — сказал. И Скарбник шахтера приветствовал, а потом показал ему, какую руду он работает, да как много. Показал и говорит:

— Видишь, руды полно. Работай, сколько захочешь. У тебя детишек куча. А я не буду, мне такую тяжесть наверх таскать неохота.

Поработал шахтер часа два, нарубил руды порядочно, остановился передохнуть и говорит Скарбнику:

— Ну, друг, удачное у тебя местечко! Во всей шахте другого такого не сыщешь.

И стал собирать руду, хотел с собой взять. А Скарбник его остановил и молвит:

— Оставь, пусть полежит, никуда не денется. Пошли со мной, я тебе и получше места показать могу.

Послушался шахтер, пошел с ним. Хотел было и хлеб оставить, что взял на обед, но Скарбник не дозволил. Встревожился шахтер маленько, говорит Скарбнику:

— А мы что, наверх нескоро?

— Скоро, — отвечает Скарбник. — Но на всякий случай возьми с собой. Устанешь по дороге — будет чем подкрепиться;

Взял шахтер хлеб, и пошли они дальше. Шли, шли по штрекам, далеко зашли, устал шахтер, есть захотелось. Обратился он к Скарбнику:

— Друг, а друг, отдохнем-ка, да хлебца поедим. А то я устал. Присаживайся.

Скарбник отдыхать согласился, а хлеба в угощение от шахтера не принял. И съел его шахтер сам. Съел — и спать ему захотелось. С согласия Скарбника лег он и заснул. И проспал он сто пятьдесят лет, а ему казалось, что не больше двух часов. Вот проснулся он, а Скарбник и спрашивает:

— Ты знаешь, сколько спал?

— Да часика три, — отвечает шахтер.

Кивнул Скарбник молча, и пошли они дальше. Шли, шли — шахтер и говорит:

— Знаешь, друг, сдается мне, что мы заблудились.

— Похоже на то, — отвечает Скарбник. — Что-то я этих мест не припомню.

А тут как раз ствол и клеть. Вынул Скарбник из кармана три золотых самородка, дал их шахтеру и говорит:

— Бери, друг. Тебе там понадобятся. А то знакомых у тебя там не так уж много.

— Как это не много? Ведь жена там и дети.

Помолчал Скарбник, а потом и говорит:

— Как знаешь. Ох, и есть мне захотелось! Купи там в городе хлеба и на мою долю.

— Добро, — отвечает шахтер. — Я мигом. Только своих навещу да отца с матерью.

Взял он у Скарбника деньги на хлеб и полез наверх.

Только у края показался, а клетьевые на лебедке как заорут и давай бог ноги! Подивился шахтер: «Чего это они?» Он же не знал, что у него за эти сто пятьдесят лет бородища-то выросла по пояс. Да и сам он весь переменился.

Вышел он в город — все на него оглядываются, как на какое-то чудо, и ему тоже что-то не по себе. Все не так. Ни дома отцовского не видно, ни улиц знакомых. Все какое-то другое. «Да никак я окосел! — думает шахтер. — С чего бы это?» Видит — ларек, хлеб продают. Подходит он, протягивает Скарбниковы деньги, просит на пятнадцать грошей хлеба. А торговка, как те деньги увидела, как слова его услышала, так с испугу креститься начала. И языка такого здесь не знают, и денег таких не ведают. Даже про короля такого, чей портрет на монете, не слыхивали. Не стала торговка разбираться, кликнула полицию. Схватили шахтера — фальшивые, мол, деньги сбывать пытается, — и в кутузку препроводили. Взялись его там допрашивать — он вопросов не понимает. Сам объяснять берется — его никто понять не может. Наконец нашли с трудом человека, который по-польски говорил. Стал он шахтера спрашивать, где тот деньги взял, которыми за хлеб платить собирался. Шахтер отвечает: мне друг их дал, хлеба купить; мы с ним в шахте работаем, он меня там ждет. Стал человек тот еще всякие подробности выспрашивать — тут и выяснилось, что пробродил шахтер под землей сто пятьдесят лет и вышел наверх совсем в другом государстве.

Пригорюнился шахтер, что делать, не знает. Решил вернуться в шахту. А там его Скарбник ждет, спрашивает:

— Ну, что нового?

— Ой, друг! — отвечает шахтер. — Я поначалу чуть не рехнулся: брожу, ничего узнать не могу. А оказывается, мы с тобой сто пятьдесят лет под землей проспали, а вышли совсем в другом городе.

И город назвал.

— Ого! — говорит Скарбник. — Так мы еще вдобавок триста миль под землей протопали.

Дал Скарбник шахтеру еще три самородка, показал дорогу и говорит:

— Иди вот здесь — вернешься домой. Дороги тебе на два года. А в первую неделю третьего года чтобы ждал ты меня там под землей! Снова увидимся.

Отправился шахтер в путь-дорогу. И точно, как предсказал Скарбник, через два года пришел в свою шахту.

Ни жены, ни детей. Конторщики на шахте все новые. Не верят шахтеру, когда он им про свои приключения говорит. Показал он им Скарбниковы самородки — тут они всполошились, начали книги листать, а там и записано, что сто пятьдесят два года назад шахтер такой-то спустился под землю и без вести пропал.

В назначенное время спустился шахтер под землю, и пришел к нему вскоре Скарбник в том самом виде, в каком расстался с ним два года назад.

— Ну что? — спрашивает. — Как добрался?

— Эх, друг, — говорит шахтер. — Твоя правда — не застал я никого, кого знал.

— Пошли со мной, — говорит Скарбник. — Я тебе все подземные сокровища покажу, только трогать их не смей.

И отправились они снова странствовать под землей. Все подземные сокровища показал ему Скарбник, месяца два они там ходили. Потом заплатил ему Скарбник жалованье за все сто пятьдесят два года, два месяца и неделю, отвел обратно до места и на прощанье сказал:

— Живи на те деньги, что я тебе дал. А под землю спускаться больше не смей — смерть примешь. О том, что видал, можешь всем шахтерам рассказывать. Дозволяю тебе даже один раз привести их сюда, на это самое место, где мы с тобой разговариваем.

Рассказал шахтер другим шахтерам, что ему видеть довелось, хотел их туда сводить, да так и не сыскал того места.

КАК ШАХТЕР СО СКАРБНИКОМ ДЕНЬГИ ДЕЛИЛИ

Перевод А. Щербакова

Жил да был шахтер, бедный-пребедный, частенько выпить любил, конторщики на него злились: пить, мол, пьет, а дела не делает. Вот они и устроили ему проходку — не угрызешь! Порубал он там денек, поглядел, перекрестился и говорит:

— Матерь божья, что ж я тут, бедная головушка, заработаю?

Расстроился вконец, сел на камень и сидит. Вынул краюху хлеба, в золе печеного, и ест. Ест, и вдруг подходит к нему незнакомый шахтер, — китель на нем, пояс спасательный, — и говорит:

— Счастливо выбраться!

— Счастливо выбраться и тебе.

Спрашивает незнакомец, а был то Скарбник:

— Завтракаешь аль полдничаешь?

— Да завтракаю, — говорит шахтер.

Скарбник снова спрашивает:

— Ты что, работать здесь подрядился?

— Само собой.

Работы там было на добрую сотенную, а шахтер-то подрядился на нее за полста.

— Что ж так дешево рядишься? — спрашивает Скарбник.

— А что делать, друг? Люди больше не дают.

— Ну не горюй, — говорит Скарбник. — Я тебе помогу.

Шахтер очень обрадовался, до того обрадовался, что половину краюхи своей Скарбнику отдал. А Скарбник говорит:

— Слышь, ты тут не бейся, костей не ломай. Тебе тут не справиться, это дело для меня. А вот на работу ходи аккуратно, день в день, час в час.

— Чего ж мне свет-то даром жечь, — толкует шахтер, — коли проку от этого не будет?

— Ты зря не спрашивай, знай свое дело.

Ну добро. Послушался шахтер, ходит на работу день в день, час в час. Срок вышел, собираются штейгеры сажени мерить, а у него и полсажени проходки не наберется. И тут опять приходит Скарбник и говорит:

— Гляди. Вот как я работаю.

Встал, уперся спиной в породу и пятится. Прошел саженей двадцать.

— Хватит? — спрашивает.

— Да поболе надо бы, — отвечает шахтер.

— И то правда, — говорит Скарбник. — На двоих оно и впрямь маловато.

Уперся спиной, прошел еще десять саженей. Так что всего тридцать саженей прошел.

— Ну, теперь будет.

Обрадовался шахтер. Но говорит:

— Разве ж мне за это заплатят?

— Заплатят. Пойдешь за получкой — тачку возьми. А как получишь деньги — сей же момент сюда с ними!

Ну добро. Объявили расчет, пошел шахтер с тачкой за деньгами. Заплатили ему, что положено, целиком, и он сию же минуту с деньгами — в шахту. Довез деньги, а Скарбник ржавую соломинку положил поперек шахтного ствола, сам, ноги свесив, садится на нее у одного края, шахтера с другой стороны сажает и говорит:

— Давай дели!

— Такая куча денег! — говорит шахтер. — Мне и не сосчитать!

— Эко дело! — говорит Скарбник. — Раскладывай монету туда, монету сюда — на две кучи.

Разложил шахтер деньги. Один грош нечетный остался.

— Кому ж этот грош? — задумался Скарбник.

— Чего там думать! — говорит шахтер. — Бери, друг.

— Ох, счастье твое, что не жадный ты! — говорит Скарбник. — Бери себе все. Это тебе от меня награда. Но чтоб ноги твоей больше в шахте не было! Смерть примешь.

— А что же мне делать-то, когда я деньги эти проживу? — спрашивает шахтер.

— Твоя правда, — говорит Скарбник. — Показать тебе кое-что?

— Изволь, покажи.

Взял его Скарбник с собой, повел и показал руду. Не очень богатую.

— Глянь, — говорит. — На год тебе хватит.

— Друг, да я это за месяц нарубаю! — говорит шахтер.

— Не болтай! Тебе и за десять лет столько не нарубать.

И повел его Скарбник вдоль руды, семь верст вел, а там поблизости заваленный ствол. Расчистил Скарбник завал и говорит:

— Ступай домой. Запомнил, где что? Найдешь?

— Я да не найду!

— Добро. Только язык не распускай. Разболтаешь — никто тебе не поможет. И я тоже.

Пошел шахтер домой — никому ни слова, молчок. На другой день спустился в шахту, ходил, ходил — нет той руды! И тут вдруг снова явился перед ним Скарбник.

— Ну как? Нашел руду?

— Да где там, друг! Глаза-то видели, а ноги не помнят.

Показал ему Скарбник еще раз дорогу до руды. Показал и отмерил.

— Слышь, рубать будешь от сих до сих, а дальше не смей! Смерть примешь. Ну, счастливо выбраться!

И ушел.

О СПЯЩЕМ ВОЙСКЕ

Перевод Р. Белло

В Старых Костелисках, как на верховые луга сворачивать, есть крутой отрог, Распишись-скала называется. Раньше ее по-другому называли, а теперь господа переиначили, на ту скалу расписываться лазают. Всякое о ней в народе говорят. Будто внутри там озеро, откуда Дунаец вытекает, а по озеру золотая утка плавает, изумрудные яйца несет — одно яичко в год. Так-то.

Раз один пастух задумал туда пробраться, утку поймать, да не дошел. Вода больно уж холодна, а расщелина глубоченная, узкая, стенки крутые. Чуть он не утоп. Говорят, русалки то озеро стерегут, никого туда не допускают, воду мутить не дают.

А мне старый Факля, которого паралик разбил, иначе рассказывал: будто под той скалой таится войско спящее. Пришел это я к нему, а он лежит в постели чуть жив, еле дышит. Я его спросил, не надобно ли чего, а он мне говорит:

— Гляди, парень, как худо мне, хвораю, лежу вот уж столько лет. Ты еще молодой, душа у тебя безгрешная, а я не нынче-завтра помру. Послушай-ка, расскажу я тебе про свою жизнь, надобно тебе это знать. И я был когда-то здоровый мужик, кузнецом был, ковал, что ни попросят, все умел. Добрый я был кузнец, и работенки хватало. Так-то.

Однажды под вечер ковал я у себя в кузне. Вдруг человек заходит. Поздоровался он, я ответил, а потом взглянул на него и остолбенел: не видал я вовек таких людей. По виду — воин, борода до пояса, а голова из железа, и собой красивый, как ангел с неба. И грозным голосом просит меня золотые подковы ему отковать. Я отвечаю: «А чего не отковать? На то я и кузнец».

Взялся я за эту работу, кую, а он мехи раздувает. Наковали мы подков и гвоздочков к ним, — воин мне и говорит: «Складывай все это в мешок, и пошли». Ну, я что? «Ты ж, — говорю, — человек, и вид у тебя не злодейский. Идти так идти». Сложил я все в мешок, и тронулись мы с ним в путь — он впереди, я сзади. Миновали Керы, сворачиваем к Костелискам, а тут — эта скала. Обернулся он вдруг и говорит: «Ничего не бойся и зря не шуми. А как в самую гору-то войдем, упаси тебя боже, не ругнись случаем».

Идем мы в какие-то расщелины и пещеры, а скала ровно бы перед нами раздвигается. Шли-шли, пришли наконец вовнутрь. Смотрю я, а там людей полно и все лежат, спят. Головы на седлах, бороды длиннющие, по пояс. Я тихонечко спрашиваю, кто, мол, такие, а воин отвечает, что это войско польское усыпленное. Когда час настанет, пробудится оно и пойдет воевать. Война где-то далеко начнется, а кончится на железном мосту в Кузницах.

Стали мы коней ковать. Я гвозди забиваю, копыта правлю, а он ноги коням держит. Кончил я работу, тут воин собрал стружки с копыт, сунул мне в мешок и говорит: «На! Это тебе плата за работу».

«Что за насмешка! — думаю. — Я ж целый день трудился без продыху!» Спорить, однако, не стал, взял мешок и, как вышел наружу, стружки те прочь вытряхнул. Иду домой, заглянул по пути в мешок-то, а там их немного осталось. И вижу — не стружки это, а золотые дукаты! Эх, не выбрось я их, богатым бы стал, а так — нищий. Подумал я: «Верно говорят: нищему конь не в прок, дай ему суму да посох». И побрел в хату. Захожу — баба моя на меня волком глядит. «Где, — говорит, — ты три дня шастал?» Мне и невдомек, что целых три дня прошло, время-то птицей пролетело. Подумал я: «Чего с ней, с глупой, связываться? Известно, у бабы волос долог, да ум короток». Отмолчался.

И опять за свое кузнецкое дело берусь: кую, кому что понадобится. Прошло так немало годов — опять воин ко мне приходит, опять я ему подков наделал, и пошли мы с ним, куда и в тот раз ходили. «Теперь-то уж, — думаю, — дурака не сваляю, не выброшу стружки».

Ну, работаем, подковы ладим. Вдруг я себе ненароком по пальцу попал, от боли-то скверное слово у меня и вырвалось. Что тут началось! Повскакали они все, я от страха трясусь, а один из них и спрашивает: «Что, братья, наш час настал?» Отвечает мой воин: «Нет, еще не настал. Спите дальше». А сам на меня сурово смотрит и пальцем грозит.

Кончили мы дело, он мне опять стружек в мешок насыпал.

Выхожу я наружу, думаю — полнехонек мешок дукатов несу. Взглянул, а там стружки от копыт как были, так и остались. Осердился я, столько времени зря пропало! Ну, потом сказал себе: «Э, ладно! Через то не обеднею». И высыпал все стружки. По пути в корчму заглянул, пропустил чарочку — колеса смажешь, легче телега катится! — ну, и выболтал все корчмарю. А он по всему свету разнес.

И вот год за годом идет, давно пора тех коней перековать, да они, спящие-то, кого попало к себе не пустят. Только того, кто но девкам зря не бегает, это я тебе для ума говорю. А на меня, вишь, кару наслали, который год хворый лежу. Плохи с ними шутки, ох, и плохи…

Вот что мне Факля рассказал, а у самого-то слезы градом катились. Так-то.

О ЯНАСИКЕ

Перевод Р. Белло

Шел один школяр домой на каникулы.

Вошел он в густой лес, и застала его там ночь.

Заблудился он в лесу, не знает, в какую сторону податься. Залез на дерево поглядеть, где тому лесу конец. Высмотрел, где лес кончается, а там неподалеку и хату приметил.

Бросил он шапку в ту сторону, чтобы знать, куда идти, слез с дерева и добрался до той хаты. Видит — в хате окошко светится, он и зашел. А в хате старая баба сидит. Спросила она школяра:

— Ты зачем сюда пришел?

— Пусти переночевать.

— Негде тебе тут спать. Мои старшие сестры вернутся — убьют тебя.

Ответил школяр:

— А, пусть делают, что хотят. Никуда я отсюда не уйду.

— Ну, коли так, садись ужинать.

Поужинали они, и спрятала его баба на печке, корытом прикрыла.

Вдруг шум раздался, явилась старуха вдвое древнее первой, повела носом и говорит:

— Ф-фу, чем это воняет? А ну, вылезай, Янасик.

Пришлось ему вылезти.

— Садись ужинать.

Поужинали они, тут она и говорит:

— Ладно, сжалюсь я над тобой. Но сейчас придет самая старшая наша сестра, она-то уж тебя непременно убьет. Так что уходи-ка ты подобру-поздорову.

А он отвечает:

— Никуда я отсюда не пойду.

И опять под корыто спрятался. Пришла самая старшая сестра, третья, потянула носом, говорит:

— Ф-фу, человечьим духом пахнет! Выходи, Янасик!

Вышел он.

— Садись ужинать.

Поужинали они, и лег Янасик спать. Делает вид, что спит, а сам слушает, о чем ведьмы судачат.

А ведьмы судят да рядят, как с ним быть. Наконец сговорились: положим ему на пупок горячий уголь. Ежели он не проснется, значит, крепкий мужик из него выйдет.

Положили ему уголь на пупок — он лежит, терпит, вытерпел, пока уголь не остыл. Тогда одна ведьма сказала:

— Я ему секиру дам. Обопрется он на нее — за три мили прыгнет.

Вторая говорит:

— Я ему рубашку сошью. От этого у него силы вдвое прибавится.

Третья говорит:

— А я пояс дам. От этого у него еще вдвое силы прибудет.

Та, что рубашку ему подарить задумала, ушла коноплю сажать, а к утру у ней рубашка готова была.

Проснулся Янасик, дали они ему рубашку, пояс и секиру и сказали такие слова:

— Не быть тебе ксендзом, а быть лихим разбойником. Вот тебе секира, обопрешься на нее — разом на три мили перескочишь, а в бою она тебе верная защитница. От рубашки и пояса придет к тебе сила безмерная. А чтобы стать тебе разбойником над разбойниками, ступай и ограбь родного отца.

Спрятал Янасик ведьминские подарки в сумку, в школярском платье домой пришел, сидит дома, никуда не ходит, кручинится. А тут отец его родной на ярмарку собирается, волов запрягает, деньги с собой берет — сто пятьдесят ренских. Говорят Янасик:

— Отец, не езди на ярмарку. Ограбят тебя но пути.

Ответил отец:

— Меня не ограбишь. Я не то что ты, слуга божий, не от мира сего.

Уехал отец.

А Янасик на другой день вышел из дому, надел рубашку, подпоясался, оперся на секиру и в два прыжка, отца догнал. Заступил ему дорогу и спрашивает:

— Куда едешь, человече?

— На ярмарку.

— Отдавай деньги.

Вынул старик деньги, все сто пятьдесят, отдал.

— Все отдал?

— Все. Даже на обратную дорогу нет.

— На, возьми себе ренский на обратный путь и езжай домой.

Повернул отец домой.

А Янасик на секире одним махом дома оказался. Приезжает отец на другой день, рассказывает, что с ним приключилось, плачет:

— Разбойник мне дорогу заступил, все деньги отнял, оставил только один ренский на дорогу. Чистую правду ты, сынок, мне говорил, когда ехать не советовал.

— Говорено тебе было — не езди. А что, узнал ли ты разбойника?

— Да я таких и не видывал! Детина ростом под небо, рубаха на нем конопляная, поясом перетянута, а в руках огромная секира.

Сходил Янасик на поле, где у него все это было припрятано, оделся и в дом вернулся.

— Узнаешь, отец, разбойника?

Перекрестился отец, а Янасик отдал ему деньги и говорит;

— Бывай здоров, родной отец. Не буду я ксендзом, буду разбойником.

И ушел из отчего дома.

Собрал Янасик двенадцать разбойников и сделался у них главным. Он не всякого к себе брал — принимал только тех, кто какое-нибудь искусство покажет. Один подпрыгивал до верхушек елей и саблей их сносил, другой одним выстрелом сосны перешибал, третий дубы вырывал из земли, как тростинки, четвертый в кулаке камни дробил. Остальные не хуже были. Увел их Янасик на Ораву, к городу Липтову, поселились они там в лесу. Никому от них проходу не было.

Шел раз мужик на ярмарку волов покупать. Янасик его и спрашивает:

— Много ли денег несешь?

— Триста ренских.

— На, возьми еще четыреста, купи волов на все деньги. Обратно поедешь, покажешь мне, каких волов купил.

Пришел мужик на ярмарку, а там и волов столько нет, чтобы купить их на все деньги. Он купил всех, какие были, и повел домой.

Встретил его Янасик по пути, спрашивает:

— Ну, много купил?

— Нет. Там их было всего на сто ренских. Возьми свои деньги назад.

Не взял Янасик денег, велел мужику домой ехать.

Пошла одна баба на ярмарку. Он ее спрашивает:

— Куда идешь?

— На ярмарку.

— Чего купить хочешь?

— Да сапоги. Только не знаю, денег хватит ли.

— Вот тебе пять ренских, купи самые лучшие.

Пришла баба на ярмарку, да денег ей жалко стало. Не купила сапоги, идет домой с пустыми руками. Встречает ее Янасик.

— Ну, купила сапоги?

— Нет, не купила.

— А чего?

— Денег жалко стало.

Он взял и отрубил ей обе ноги по колено.

— Не жадничай. Деньги не твои были, сказано тебе было: покупай, — значит, надо было покупать.

Ходил Янасик по всей Оравской земле, у богатых отнимал, бедным раздавал. Узнал он, что на Сонге живет один богатый пан, послал, к нему гонца, велел, чтобы стол накрыли для него и двенадцати товарищей. Гонец передал, пан кивнул, а сам согнал к усадьбе самых сильных мужиков и самых метких стрелков. Янасик приходит, а они все против него выставлены. Схватил он кобылу за ногу, как крутанет! — половину посшибал. Сел в бричку и сквозь дом панский проехал — все разнес. Забрал много денег.

Случилось раз, что один король другому войну объявил. А чья победа — двое рыцарей в поединке решить должны. Один из тех королей и послал за Янасиком, Пришла солдаты, коня ему привели, спрашивают:

— Где тут Янасик живет?

А он вырвал бук с корнем и показывает!

— Вон там.

Догадались они, что это и есть сам Янасик. Начали его просить, чтобы он на поединок вышел, коня ему подводят. Он им отвечает:

— Да я быстрей вас, конных, на месте буду.

Поехали они обратно, а он еще три дня дома был. Потом оперся на секиру и раньше их на место явился. Хотели ему грудь прикрыть бляхами, саблю давали, коня подвели крепкого, сильного. Но он ничего не взял, вышел на бой со своей секирой. Все королевское войско и сам король позади собрались.

Выехал вражеский рыцарь на коне, весь в железо закован, оружия при нем какого только нет. Навел он на Янасика пистолет, саблей замахнулся, а Янасик схватил коня за ногу, дернул — нога у него в руке осталась.

Хотел король его при себе оставить, да Янасик не согласился, оперся на свою секиру — только его и видели.

Пришел он в Липтов, а там у него жилье было и зазноба его жила. Начала она его выспрашивать, в чем же у него сила? Он признался ей, что в поясе да в рубахе.

Был жаркий день, шел он без рубахи да без пояса, а секиру дома оставил. Липтовяне его подстерегли, кинули горох под ноги, он поскользнулся на горохе-то и упал. Тут на него, на слабого, набросились и связали. Пояс да рубаху дома у него взяли. Секира к нему через восемь дверей прорубилась, в девятой застряла.

Так поймали Янасика. Виселицу поставили и повели его на казнь. От короля прискакал вестовой с приказом, чтобы казнь отменили. Но он не захотел слезть.

— Вы, — говорит, — честь мою отобрали, так возьмите и жизнь.

Перед казнью он фунт табаку искурил. Так и повесили его с трубкой в зубах, сгубили Янасика.

КУМА-СМЕРТЬ

Перевод А. Щербакова

Было у одного мужика много детей, да еще один сын родился, а в кумовья к нему идти больше никто не хочет. Послал он бабку с младенцем в костел, велел просить в крестные пономаря. Пошла бабка и встречает по дороге какую-то женщину. Та и спрашивает:

— Куда идешь?

— Иду в костел младенца крестить, а вот крестной ему нету.

— Ладно, — говорит женщина. — Я с вами пойду — буду за крестную.

Окрестили они младенца, стала бабка звать женщину на угощенье, но та отказалась и пошла прочь.

Вот однажды вечером замешкался мужик у себя па поле. Глядь, подходит к нему женщина, говорит:

— Здравствуй, кум. Пойдем-ка со мной.

Он пошел. Пришли они в одно место, а там в земле дыра. Спустились они в дыру, смотрит мужик — большая пещера, кругом свечки горят, большие да малые.

— Я смерть, — говорит женщина. — А эти свечки показывают, сколько кому жить отпущено.

И стала ему показывать, какая свечка чья.

— Вот, — говорит, — и твоя свечка. Видишь, какая большая!

Дала она ему на прощание узелок с разными зельями и сказала:

— Уж я позабочусь о том, чтобы моему крестнику хорошо жилось. Становись, кум, знахарем. Станут тебя к больному звать — приходи да гляди, где сижу. Если в головах, то ступай себе прочь. А если в ногах, то лечи вот этими зельями.

И вот пришла к мужику удача, множество людей он вылечил, слава о нем разнеслась повсюду.

Но вдруг заболела у короля дочь-королевна. Послал за мужиком, входит он к королевне и видит — та женщина у нее в головах сидит.

— Нет, — говорит мужик. — Я ничем помочь не могу.

Стали его просить, целое богатство обещали, если он ее вылечит. Подумал мужик, подумал и велел королевну наоборот положить: где была голова, туда ногами. Сварил зелья, выпила она, полегчало ей. Дали мужику кучу денег и отвезли домой.

Прошло три дня. Вышел он к себе на поле, а там его кума поджидает, говорит:

— Ну-ка, пойдем со мной!

Привела она его к той пещере, где свечки горели. Видит он — стоят рядом две свечи: одна большая, а вторая вот-вот догорит. Поменяла кума свечки местами и молвит:

— Ты надо мной надсмеялся при всем королевском дворе, когда изголовье да изножье местами поменял. А я теперь посмеюсь над тобой при этих свечках. Эта большая свечка твоя была, а этот огарочек — королевнин. Я их тоже, гляди, местами меняю. Ступай теперь домой, сделай все, что положено перед кончиной. Жить тебе осталось всего ничего.

Пришел мужик домой, детям обо всем об этом рассказал, все дела между ними устроил по порядку и часа через два помер.

О ГНОМАХ

Перевод Р. Белло

Была у одной пани служанка. Пани ею нахвалиться не могла, сердилась только, что та всегда мусор в уголок кучкой собирает.

— От мусора в доме вид неопрятный. Люди скажут, что здесь неряхи живут, — отчитывала ее хозяйка.

А той, всякий раз, как соберется мусор выбросить, словно шепчет кто-то: «Не выбрасывай, смети кучкой в уголок…»

Затеяла хозяйка сама мусор выбросить, глядь — а под мусором лягушка сидит! Хозяйкин сын убить ее хотел, но служанка за нее заступилась:

— Не отнимай жизнь у невинной твари, не ты ей ее давал, — говорит.

Взяла лягушку и под дом пустила. И вот как-то ночью приходит та лягушка к служанке и говорит:

— Приходи ко мне в гости, будь моим лягушатам крестной матерью.

Служанка обещала прийти, а сама пошла к ксендзу на исповедь и попросила совета, как быть.

— Иди, — разрешил ей ксендз, — только, смотри, ничего там не ешь и не пей.

В уголке, где мусор лежал, расступилась земля, вышел оттуда гном и повел за собой служанку вниз по лестнице.

Под землей было все, как у нас, светло и красиво. А лягушка, хворая после родов, в кровати лежала. Служанка и тот гном окрестили всех лягушат и стали кумовьями.

Угощения там было видимо-невидимо. Но как ни просили служанку, как ни уговаривали, она ничего в рот не взяла.

Погостила она два дня и стала домой собираться. Насыпал ей лягушкин муж в фартук песка из уголочка и наказал:

— Вернешься домой, высыпь песок тайком в сундук. Только никому ничего не говори и не показывай.

Вернулась она домой, а оказывается, ее полтора года дома не было.

Спрятала она песок в сундук, через три дня поглядела — а сундук полон чистого серебра и золота.

ТУЧЕВИКИ

Перевод А. Щербакова

Шел мужик с ярмарки ночью через лес, в июле дело было. Идет он, идет, и вдруг на него лютым холодом повеяло. Смотрит — неподалеку огонек. Он туда. А там у костра сидят какие-то мужики. Заробел он, потом пригляделся — по одежке и по виду люди приличные. И вышел он к ним погреться у огня — уж больно холод его пробирал.

А те люди были тучевики. Они только что пруд лесной заморозили, чтобы льду набрать на градобитие. Увидели они мужика и спрашивают:

— Ты кто таков?

— Я из такой-то и такой-то деревни.

— Ты чего ночью по лесу бродишь?

— Из города иду, с ярмарки. Дюже замерз, дозвольте мне у огня обогреться.

Только сказал, глядит — а рядом пруд замерзший, и холодом от него так и веет. Удивился он:

— Что такое? Пруд замерз!

И тогда они ему сказали, что, стало быть, не люди они, а тучевики, что это они пруд заморозили. Дескать, нужно им льду на градобитие, которое завтра в его деревне весь хлеб побьет.

Испугался мужик, стал их со слезами умолять, чтобы пощадили они хотя бы его поле. У него детишек куча! Чем же он их прокормит, ежели град побьет весь несжатый хлеб?

Сжалились над ним тучевики, обещали его поле уберечь.

— Но смотри, — говорят, — еще как жарко будет и тучи только-только покажутся, ты вынеси бороны и свое поле ими обозначь. И никому ни слова!

Обрадовался мужик, бегом побежал домой, никому ни словечка не сказал, а сам все сделал так, как тучевики велели.

На другой день до полудня парило. И вдруг собрались грозовые тучи, ударил град — страшенный! Все поля побил, у всей деревни. Только у того мужика поле уцелело.

Увидели это хозяева, решили, что он колдун, что это он град навел, и потащили его к судье. Только там мужик рассказал все по совести. Отпустил его судья с миром.

ОТЧЕГО ВИЛЬЧЕКУ НЕ ВЕЗЛО В ХОЗЯЙСТВЕ

Перевод А. Щербакова

Пошел Яно Вильчек косить сено на луг, что в этом году ему назначили. Чуть попозже пришли туда еще Игнац Киселяк и Феликс Гурка. Поделили луг, сколько кому полагалось, и начали косить каждый на своей делянке. Игнац во всю старался — его-то делянка больше всех была.

В полдень сели в тенечке и за обед взялись. Киселяк, тот на хлеб сало кладет, а Вильчек и Гурка сухой хлеб жуют. Вильчеку, понятное дело, маленько завидно стало, и говорит он Киселяку так:

— Знаете что, кум? Я тоже век при деле, ни на минуту не присяду. Своей работы нет — другим помогаю, все лишний заработок. И не пойму я, что за причина, но не везет мне в хозяйстве. Ни разу я не забил свинью, чтобы мне на сальце разговеться. Может, вы, Игнац, знаете, в чем тут штука?

— Я, понимаешь, тебе не скажу, потому что сам не знаю. Но знаю, кто тебе, Яно, мог бы это открыть, если очень хочешь. А если не очень хочешь, то и связываться не стоит.

— Неужто так трудно дознаться?

— И не говори! Надо в самую страшную грозу залезть на верхушку Бабьей горы. Туда в это время сходит с облаков тучевик. Оп на все вопросы отвечает,

— Верно говорите, кум, нелегкое это дело. Но стоящее. Уж я туда заберусь. Очень мне охота знать, почему мне так не везет в хозяйстве. Ведь работаю я не меньше других, все в дом несу.

— Это правда. Работник вы что надо, — никто слова против не скажет.

— То-то и оно!

Яно Вильчек слов на ветер не бросал. Назавтра же сходил к исповеди, чтобы в любое время быть готовым в дорогу. И стал ждать.

На третий день Бабья гора затуманилась, стали тучи собираться, гром загремел. Яно Вильчек все бросил и бегом на гору! Добежал до Пролома, а гроза на убыль пошла, Бабья гора вновь открылась. Вернулся Вильчек. «Промедлил я, — думает. — Живей управляться надо».

Долго ли, коротко — снова Бабья гора затуманилась. Вильчек как раз на косьбе был. Бросил косу и, в чем был, бегом на гору! Всю дорогу бежал и поспел как раз вовремя. Только забрался на Бабью гору, тут гроза и ударила.

Поначалу никто не появлялся. Сел Вильчек на камень и стал ждать, что будет. Ветер воет, молнии сверкают, гром гремит. У Вильчека волосы дыбом на голове стоят, трясется от страха. И вдруг в глазах у него потемнело, и явился ему тучевик: седая бородища по пояс, сам в чешуе, с каждой чешуйки вода бежит. Заробел Вильчек, стоит, белый как стена, молчит, словно язык проглотил.

— Чего тебе надобно? — спрашивает тучевик. А Вильчек — ни гугу.

Видит тучевик, что Вильчек робеет, и говорит:

— Сам знаю, зачем ты пришел. Хочешь, чтобы я тебе сказал, почему тебе в хозяйстве не везет. Так?

— Так, — отвечает Вильчек.

— Подуй мне на ладонь.

Подул Вильчек, и у тучевика на ладони показалось его изображение. Посмотрел тучевик на изображение и спрашивает:

— Кто это? Узнаешь?

— Как не узнать! Это же я.

— Верно. Это ты. Похоже, человек ты чистый, честный и добрый. Ни ты, ни твоя жена не виноваты, что вам не везет. Значит, причина дальше. Подуй мне на ладонь.

Опять подул Вильчек, и показалось у тучевика на ладони изображение Вильчекова отца.

— Узнаешь этого человека?

— Узнаю. Еще бы я своего отца не узнал!

— Да. Это твой отец. И на нем греха нет. Был он человек добрый и справедливый. Подуй-ка еще раз.

Вильчек подул. Показалось изображение его деда.

— А это кто такой, знаешь?

— Знаю, дед мой.

— Правду говоришь. Это твой дед. И на нем тоже греха нет. Поищем дальше. Подуй-ка на ладонь.

Подул Вильчек еще разок, и на ладони у тучевика показалось изображение неведомого человека.

— А этого узнаешь?

— Нет, этого не узнаю.

— Уж коли на то пошло, я тебе скажу, кто это. Это твой прадед. Он причина твоего невезения. Глянь, как он насупился — все лицо перекосило. Человек он был злой, это сразу видно. Людей обманывал, обкрадывал бессовестно, чужую жизнь ни в грош не ставил, пьяница был страшный: что добудет — тут же и пропьет. Весь дом разорил. Чего же тут удивляться, что его потомству не везет, когда он должной основы не заложил!

— Стало быть, правду говорят, что грех до седьмого колена не смывается? — спрашивает Вильчек.

— А ты как думал! Соображаешь, что к чему? Если хочешь, чтобы тебе везло, то должен ты людям вернуть все, что у них твой прадед украл. Без этого не обойтись, вот и весь сказ.

— Покорнейше благодарю за совет, — поклонился Вильчек, и тучевик ушел.

Вернулся Вильчек с Бабьей горы, собрал по дому весь скарб, все, что почел за краденое, и ночью но всей деревне разбросал. Пошел утром поглядеть, где что как. лежит, а того и следа нет. Обрадовался Вильчек: ловко-де он избавился от всего, что злом мечено.

И вправду стало ему на хозяйстве помаленьку везти. И земельки прикупил, и корову, и двух, и трех. Стал забивать по две свиньи в год и на сало на чужом хлебе уже не зарился. Дом у него — полная чаша, людям он больше не завидует втихомолку, глядит всем смело в глаза.

И вот повстречался он с Феликсом Гуркой, с тем самым, с которым сено в тот раз косил да сухим хлебом давился. У того в хозяйстве ничего не поправилось. Бедовал он, горемыка. И уж так захотелось ему узнать, отчего же это куму Вильчеку везти начало. Остановил он Вильчека.

— Кум, а кум! — говорит. — По какой такой причине вам теперь везет, а мне нет? Как бедовал, так и бедую. Откройте мне секрет.

— Открою, отчего ж не открыть. Тому два года, как ходил я к тучевику на Бабью гору в самую грозу. И тучевик меня надоумил, что надобно сделать, чтобы хозяйство шло на лад. Надо бы и вам туда сходить. Спору нет, дорога трудная, да дело того стоит.

— Вот хорошо, кум, что мы с вами повстречались!

— Ну, то-то.

Распрощался Вильчек с Гуркой и пошел по своим делам.

А тут как раз стала над Липницей гроза собираться. И понесся Гурка, не долго думая, к тучевику на совет. Добрался до вершины Бабьей горы в самую грозу, видит — тучевик сошел уже с тучи и на скале сидит. Вскарабкался Гурка к нему поближе и спрашивает, тот ли он тучевик, что куму Вильчеку дал добрый совет.

— Тот, — отвечает тучевик.

— Так скажи и мне, почему мне в хозяйстве не везет.

Тучевик аж вскочил.

— Ах ты, сукин сын, ворюга, пьяница! — кричит. — И ты еще про невезение будешь мне говорить!? Пил бы меньше!

ДОВЕСОК: ПОЛЬСКИЕ СКАЗКИ ИЗ ИНТЕРНЕТА

КОНЬ, ВОЛ, ПЕТУХ, КОТ И РАК

Один хозяин запрягал в плуг разом и коня и вола. Вол шел в плуге лениво, конь — резво, и обоим тяжело и неловко было. Вот они друг другу и говорят:

— Мучает нас хозяин, кричит на одного: «Но!», на другого: «Цоб!» — и все без толку. Пойдем-ка мы по белу свету искать хлеба, хуже не будет!

Ушли они со двора так, что и хозяин не заметил. Идут по дороге, а соседский хохлатый петух увязался за ними и спрашивает:

— Вы куда идете?

— Идем куда глаза глядят, не можем дольше оставаться у нашего хозяина. Плохо он нас кормит, да еще и мучает, — отвечают путешественники.

— Эх, пойду и я с вами! — говорит петух.

— А тебе-то что за неволя? — спрашивают конь и вол. — Хозяйка дает тебе зерно, живешь ты в тепле… Да и по силам ли тебе будет идти с нами?

— Что мне за неволя? — отвечает петух. — Сами посудите: я обязан всех утром будить. Если вовремя запою, батрак злится на меня, что рано разбудил, а ему целый день батрачить. Другой раз камнем запустит. Если поздно пропою, то хозяин ругает хозяйку, почему еду не приготовила, а хозяйка на меня с помелом. Как тут угодишь? Лучше уж уйти совсем. Не бойтесь, я от вас не отстану, где надо, крыльями себе помогу.

— Ну, идем! — сказали конь и вол. Пошли они дальше вместе. Петух по дороге пел, летал понемножку, и всем было весело.

Идут они, идут, а тут, откуда ни возьмись, выскакивает на дорогу кот и кричит:

— Мяу!.. Мяу!.. Кто вы такие? Куда идете?

Рассказали путники коту все как есть, а он им говорит:

— Эй, друзья, пойду и я с вами!

— А тебе что так приспичило? Чем тебе плохо? У хозяйки в шкафу поймаешь мышку, напьешься молока, лежишь да мурлычешь свои молитвы — вот и вся твоя работа.

— Как бы не так, — сказал кот. — Это вам только кажется. У кота служба не легче вашей. В овине, в избе полно мышей, а когда есть еще и крысы, то делай что хочешь, а никак не справиться. В животе пусто, а хозяйка молока не дает, злится, что кот ленивый: мыши приедятся, а с крысами война не на жизнь, а на смерть — на голодный желудок тут немного навоюешь. Нет, пусть ищут дураков! Лучше вскочу я тебе, конь, на хребет и — но-о! — по всему белу свету. Да здравствует свобода! Даже бедному коту без нее невмоготу!

Все засмеялись, а кот вскочил коню на спину, и тронулись они дальше в путь.

Идут они, идут, вдруг видят: что-то маленькое ползет за ними.

— Стойте, друзья свободы, я тоже иду с вами!

Пригляделись путешественники и увидели, что это рак. Начали они смеяться над ним:

— Куда это ты собрался? Тебе-то уж что за неволя? Сиди себе в реке, грейся на солнышке, а когда жарко — отсиживайся в холодке на глубине.

— Ничего-то вы не понимаете, друзья, — сказал рак. — Пока я был молод, сидел в своей норе. А теперь молодые все норы позанимали, старикам приходится копошиться в иле. Того и гляди — тебя кто-нибудь схватит как миленького. Уж поверьте мне, что и у бедняги рака есть свои заботы. Потому — была не была! — пойду-ка я с вами.

Ухватился рак клешнями за воловий хвост, и все пятеро в дружбе и согласии отправились дальше. Конь и вол паслись на лугах, рак искал воды для себя и для остальных, кот охотился на птиц и забавлял друзей своими штучками, петух по жнивью зерна собирал и был за сторожа. Так и жили они привольно и без забот.

Но однажды попали они под сильный дождь, везде стояла непролазная грязь. Рак хорошо переносил непогоду, а вот другим было не по себе. Стали они искать, где бы от дождя спрятаться и переночевать под крышей.

Попалась им за лесом пустая халупа. Хозяевами той халупы были двое чертей — старый и молодой. Путешественникам повезло: черти как раз вылетели погулять с ведьмами, и двери были распахнуты настежь.

Когда путники вошли в халупу, конь и говорит:

— Я останусь в сенях, здесь прохладнее.

Вол откликнулся:

— Я люблю где потеплее, пойду в избу.

Петух добавил:

— Мне не пристало сидеть нигде, кроме как на жердочке под потолком.

Кот прыгнул на печь, а рак влез в чайник с водой. Каждый устроился по-своему.

Когда миновала полночь, черти возвратились с гулянки. Старший ввалился в сени, увидел впотьмах коня и закричал:

— Кто здесь?

— Я — пан с табакеркой! — ответил конь и так угостил черта табачком, что у того от удара копытом кровь из носа потекла.

Черт скорей в избу, увидел вола и крикнул снова:

— Кто здесь?

— Я — мужик с вилами, — сказал вол и поднял черта на рога.

Свалился черт на землю, спьяну ничего разглядеть не может, кинулся к печке, чтобы вздуть огня.

Тут кот как прыгнет на него! Черт отскочил и заорал:

— Кто здесь?

— Я — кузнец с мехами! — ответил кот и начал шипеть.

Отскочил черт в сторону и налетел на чайник. Вылез рак из чайника и схватил черта за ногу. Черт заохал:

— А это еще что?

— А это портной с ножницами, — говорит рак. Только хотел черт вскочить на подволоку, тут петух как завопит:

— Бей его!.. Бей!..

Показалось черту, что и наверху врагов видимо-невидимо. Выскочил он из халупы и пустился что есть духу в лес. И другой, молодой черт — за ним.

А пятеро путешественников заняли халупу, навели там свои порядки и стали жить припеваючи.

ПОСПЕШИШЬ — ЛЮДЕЙ НАСМЕШИШЬ

Задумала тетушка Черепаха пироги печь. Хватилась — нет дрожжей.

— Проснись-ка, Черепахович, полно тебе спать! Сбегай к куме Зайчихе, попроси дрожжей.

Черепахович проворчал что-то спросонья, приоткрыл заспанные глаза и недовольно спросил:

— Чего тебе?

— Сбегай, говорю, к куме Зайчихе за дрожжами…

— Сроду никуда я не бегал. Вот сходить могу, — пробормотал Черепахович.

Сел, подумал, почесал поясницу и, кряхтя, осторожно полез с печи.

— Ты бы поживей, горе мое черепашье! — торопила тетушка Черепаха.

— К чему такая спешка? Недаром говорят: «Поспешишь — людей насмешишь».

Пока он слезал, пока сунул ноги в валенки, пока надел зипун да напялил на голову шапку, недели как не бывало.

— И чего ты топчешься! Шел бы скорее, время-то не ждет.

— Да вот кушак засунул куда-то, не найду никак.

— Так и знала! — воскликнула тетушка Черепаха и вместе с Черепаховичем принялась искать пропажу.

А черепашья суета известна: пока искали — еще неделя миновала. Черепахович поднял воротник, занес ногу через порог, за ней другую… Дело на лад пошло.

— Смотри, не мешкай, гостей ведь на пироги позвала!

— Знаю, знаю…

— А посудину ты захватил?

— Эх, совсем из ума вышло… Подай-ка сюда, неохота возвращаться.

— Вот был бы тут Заяц, он бы живо обернулся! А ты все топчешься на месте, как медведь у пасеки, — сказала тетушка Черепаха, протягивая посудину для дрожжей.

— Подумаешь, невидаль какая — Заяц! Прыг-шмыг — вот и вся доблесть. А я как-никак хозяин с достатком: куда ни приду, всюду своя крыша над головой. Это понимать надо!

Приладив поудобнее посудину за пазухой, Черепахович надвинул шапку на самые глаза и отправился к Зайчихе.

Ушел, а тетушка Черепаха радуется: поедят гости вдоволь пирогов вкусных, поджаристых, с капустой, с лучком да с грибками! И занялась приготовлением начинки.

Совсем стемнело, пора бы уж воротиться Черепаховичу, а его нет как нет. Так и не пришлось званым гостям отведать черепашьих пирогов. Вот и день прошел, другой настал — нет ни дрожжей, ни Черепаховича. Год прошел, другой и третий. Сгинул Черепахович, как топор в проруби.

«И куда-то он запропал? Хоть бы далеко послала, а то — рукой подать…» — раздумывала тетушка Черепаха.

Прошло еще четыре года.

«Дай-ка, — думает тетушка Черепаха, — сбегаю на околицу, посмотрю». Накинула платок, к двери двинулась — глядь, Черепахович по улице идет, спешит-торопится, дрожжи в посудине глиняной несет, крепко к груди прижимает — не уронить бы.

— Ну, наконец-то! — Обрадовалась тетушка Черепаха.

Не прошло и часу, завернул Черепахович в свой двор, подошел к двери, у порога остановился передохнуть.

Отдышавшись, стал перелезать через порог. Одну ногу перетащил благополучно, да рваным валенком зацепился и растянулся во весь рост. Голова в избе, а ноги за дверью. Посудина вдребезги разбилась, дрожжи по избе потекли.

— Эх ты, скороход! Семь лет нес, до избы не донес! Зря только время потерял!

— Да-а-а… — заворчал Черепахович. — Говорил я тебе — не торопи, хуже будет. Так оно и вышло! Не зря говорится: «Поспешишь — людей насмешишь».

СЕЛЬДЬ И КАМБАЛА

Великое множество рыб живёт в Балтийском море. Есть там сельдь, камбала, треска, лосось, угорь, салака — все не перечтешь. Живут они сообща, плавают большими косяками, по тысяче голов, а водят те косяки самцы сильные, самые ловкие.

Есть у рыб и свой язык, только он не похож на людской, потому что разговаривают рыбы с помощью хвоста. Такой разговор понятен лишь рыбьему племени.

Есть у рыб и свои сторожа. Чуть только такой сторож почует неладное, он тут же подает знак и плывет прочь от опасного места. Следом за ним и другие рыбы. Заслышит ли сторож плеск весел или рокот мотора — сразу же бьет тревогу, и все бросаются врассыпную. Только бесшумная сеть не вызывает у рыб опасений, вот тут — то и попадают они в ловушку.

Однажды среди балтийских рыб разнеслась весть: звери выбрали себе короля.

Любопытные расспрашивали тех, кто принес эту новость.

— А кого же они выбрали? Кого?

— Медведя.

— И зачем это зверям понадобилось такое лохматое страшилище?

— Да ведь он силы непомерной и рычит так, что всякий услышит его приказания.

А вскоре и другие новости дошли до рыб:

— У птиц тоже есть правитель!

— Кто же это?

— Орел. Рыбы посмотрели друг на друга и призадумались.

И вот одна промолвила:

— У зверей есть король, у птиц тоже. Чем же мы, рыбы, хуже? И нам нужен король.

Тут вперед протолкался важный лосось. Втайне он надеялся, что его-то и изберут королем.

— Да, — говорит, — это верно, давайте выберем. Все рыбы, как одна, забили хвостами в знак согласия.

— Давайте выберем, выберем!

— Но кого же? Кого?

И вот тут оказалось, что все думают по-разному.

— Лосося! Он самый сильный и ловкий! — крикнул кто-то из лососевой породы.

— Нет, — возражали другие. — Лосось — изменник весной он уходит из Балтийского моря и бродит неведомо где, по каким-то рекам. Весной мы останемся без короля.

— Ну тогда выберем треску, — предложили другие. — Треска — сильная рыба, все будут ее слушаться.

— Не хотим треску! — закричали со всех сторон. — Это разбойница! Она нападает на наших деток и пожирает их без всякой жалости.

— Так кого же нам выбрать? — задумались рыбы. — Кто будет нашим королем?

Долго они еще махали хвостами и до устали спорили, хотя человек бы тут ничего не услышал. А рыбы на перебой предлагали то одного, то другого в короли, но к согласию прийти не могли. И тут возникло у них такое решение:

— Пусть королём нашего видного царства будет тот, кто быстрее всех плавает. Хорошо плавать — это самое главное для рыб.

Сказано — сделано. Назначили состязание. Каждая рыбья семья выделила от себя самого сильного, самого ловкого. И вот все посланцы выстроились в длинный ряд. Были тут и высокомерный лосось, и могучий осетр, и прожорливая треска, и невзрачная селедка, и угорь, и много-много других рыб. По знаку главного судьи взмахнули они хвостами, распустили плавники и ринулись вперед, даже морская гладь вспенилась.

Сначала все плыли рядом. Потом некоторые стали отставать, и шеренга рыб превратилась в цепочку. Наконец впереди остались лосось, треска и, что уж совсем нежданно, тощая и невзрачная селедка. В конце концов даже лосось и треска начали отставать, а селедка, привыкшая к скитаниям по Северному и Балтийскому морям, плыла и плыла как ни в чем не бывало.

Рыбы собрались у огромного камня и с волнением ждали, кто же у них будет королем. А когда увидели, что верх взяла селедка, поначалу удивились. Каждый подумал: какой из селёдки толк? Но тут же с этим смирились. Что ни говори, а селёдка первая подплыла к камню. Судьи решили единогласно:

— Победила селедка, она и будет королевой.

Косяки рыб так сильно затрепыхали хвостами, что по морю пошли волны. Это они радовались, что и у них теперь есть королева. Долго в тот день бурлило море. И люди удивлялись, почему оно волнуется без ветра.

Недовольна осталась только камбала. Она хотела для состязания получше принарядиться и поплыла домой за своим сине-серым фартуком, которым очень гордилась. В нем она выделялась среди всех рыб. Но когда вернулась к большому камню, состязание уже закончилось. Запыхавшись, камбала прокричала:

— Кто победил? Кто будет нами править?

А узнала, что королевой стала селедка, от злости скривила рот и процедила сквозь зубы:

— Что? Селёдка? Эта тощая голодранка? Вот уж, нечего сказать, королева! Посмотрите лучше на меня! Как широка я в бедрах, как наряден мой фартук. Не признаю этих выборов! Как могли не подождать меня? Протестую! Все начнем снова.

Сначала рыбы не обращали внимания на ворчание надутой камбалы. Потом ей сказали:

— Селедка приплыла первой, она и останется королевой балтийских рыб.

Но камбала твердила свое. И тут рыбы подняли ее на смех.

— Ишь, захотелось нашей сударыне поцарствовать. Нашла чем гордиться — фартуком! Нечего сказать, хороша королева в фартуке!

Тогда камбала в гневе взмахнула коротким хвостом и уплыла под общий смех.

С той поры сельдь правит в Балтийском море, а камбала навсегда осталась в своем фартуке с перекошенным от зависти ртом.

БЛАГОДАРНАЯ ЗМЕЯ

Давным-давно, когда на свете чудеса творились да волшебники и колдуны водились, жил в одной деревушке бедный крестьянин по имени Бартек.

У других людей — и кони, и коровы в хозяйстве, а у него — одна серая уточка. А какая от нее польза, если она даже яиц не несёт? И все только за Бартеком, точно собачонка, бегает и весело покрякивает. Но Бартек очень свою уточку любил и во всем ей угождал. То охапку свежей травки принесет, то лебеды посочней на лугу нарвет, а то на руки возьмет и к чистому прозрачному ручью отнесет. Пустит утку на воду и приговаривает: «Плавай, плавай, моя уточка!»

Вот как Бартек о своей уточке заботился!

Отправился он как-то за сочной лебедой да зеленой ряской, что затянула озерцо в соседней долине. И решето прихватил с собой, чтобы ряску сподручней было черпать. Идет он каменистой тропкой, весело насвистывает да красотой гор любуется. И вдруг остановился как вкопанный. Почудилось ему, ровно его кто-то передразнивает. Постоял он, постоял, послушал-послушал и дальше зашагал. «Небось эхо», — думает. Отошел он немного и опять приостановился: нет, не эхо. Совсем близко кто-то свистит, этак тоненько да тихохонько. Огляделся Бартек по сторонам — нет никого. Хотел дальше идти, но тут чей-то голос слышится:

— Бартек, помоги!

Бартек опять по сторонам огляделся и опять никого не увидел.

— Как же я тебе помогу, когда не знаю, где ты? — говорит Бартек.

— А ты к можжевельнику наклонись, — отвечает тоненький голосок.

Подошел Бартек к можжевеловому кусту, что в стороне от дороги рос, наклонился пониже и видит: под кустом змея лежит. Голову подняла и шипит с присвистом. А на голове у нее корона из росяных капелек, как алмазная, блестит. Смекнул Бартек: не простая это змея, а царица змеиная.

— Положи меня в решето, — зашипела змея, — да вон на ту горку отнеси, а я в долгу не останусь, награжу тебя.

— Отнесу, госпожа царица, — отвечает с поклоном Бартек, — и награды за это никакой мне не надо.

Положил он змею в решето и понес, куда она велела. Пришел на место, змею осторожно на траву опустил и уходить собрался. Тут змея зашипела с присвистом:

— Наклонись-ка, Бартек, пониже! Хочу я тебе царскую милость оказать.

Не посмел Бартек ослушаться, наклонился. Змея зашипела, и на Бартека словно теплым ветром повеяло.

А змеиная царица и говорит:

— Наделила я тебя силой волшебной. Теперь захочешь — бурю, грозу свистом вызовешь, скалы с места сдвинешь. Придет время, тебе это пригодится. Ну, забирай свое решето и спускайся в долину. Там повстречаешь ты войско. Во главе войска король на кауром коне будет ехать. Смотри, про волшебную силу не забудь!

Поклонился Бартек змее до земли, решето взял и стал спускаться в долину к тому озерцу, что ряской затянуло. Вот идет он каменистой тропкой и вдруг слышит позади конский топот и ржание. Оборачивается, глаза от яркого солнца рукой заслоняет и видит — войско скачет, а впереди на кауром коне король в пурпурной мантии. На голове корона, точно солнце, горит, а в руке скипетр камнями драгоценными посверкивает.

— Эй! Ты кто такой? — окликнул его король.

— Бартек, милостивый король! — отвечает крестьянин.

— Бартек? — переспросил король. Знать, непривычно для королевского уха простое крестьянское имя. — Послушай, Бартек, я устал и хочу отдохнуть. Говори, есть здесь поблизости корчма, где можно переночевать?

— Нет здесь поблизости корчмы, милостивый государь.

— А усадьба?

— И усадьбы нет милостивый король.

— Где же нам на ночлег остановиться? Я устал, и воины мои устали. А отдохнуть нам во что бы то ни стало надо. Ведь мы на войну идем.

— На войну? — испугался Бартек.

— Да ты не бойся! — Король снисходительно улыбнулся и взмахнул скипетром. — Мы в два счета врага одолеем. Но перед битвой отдохнуть бы не мешало. Скажи, нет ли поблизости какой-нибудь избушки, где бы я мог приклонить королевскую голову?

— Коли не побрезгуете, располагайтесь в моей хате.

Король согласился.

Вот въезжает он к Бартеку во двор, и сразу же ему на глаза серая уточка попалась. Уточка навстречу своему хозяину спешит и весело покрякивает. У короля аж слюнки потекли, до того ему жареной утятины захотелось.

— Эй, слуги! — гаркнул король. — Я голоден! Поймать утку и зажарить!

Как услыхал это Бартек, на колени перед королем повалился и просит:

— Милостивый король, не вели мою утку убивать! Найдется в хате молоко, хлеба краюшка да крупы мешочек. Ешьте-пейте на здоровье, а утку мою не убивайте. Сам я ее выходил-выкормил, от ястреба спасал, от холода укрывал.

— Да как ты смеешь, мужик, моей королевской воле перечить! — закричал король и затопал ногами. — Эй, слуги, поймать утку!

Послушные слуги разбежались по двору, бедную утку ловят.

«Что тут делать? Как быть?» — думает Бартек.

А король смотрит на него и усами грозно шевелит. Тут вспомнил крестьянин змею в короне и решил свою силу испробовать. Вскочил с колен да как свистнет. Еще свист не смолк, а уж ветер налетел. Дунул, все перемешал, взбаламутил, закружил. Смотрит Бартек — король по воздуху несется, за ним пурпурная мантия развевается. А воины, как осенние листья, по ветру летят. Кто над крышей кружит, кто над деревьями. Вот ветер зашвырнул короля на крышу. Король в крышу вцепился, чтобы не упасть, и орет во всю глотку:

— Караул! Спасите! Слуги, ко мне!

А слуги, ветром гонимые, проносятся мимо.

— На помощь! — кричит король, но толку никакого. Помощи ждать неоткуда.

А Бартек за бока схватился и хохочет-потешается.

— Ну что, король, — говорит он, — расхотелось тебе мою уточку есть? Дай королевское слово, что утку не тронешь, я ветер остановлю, и ты с крыши на землю слезешь.

— Не нужна мне твоя утка, — простонал король. — Сделай милость, уйми ветер!

Бартек свистнул, и ветра как не бывало. Не успел король с крыши слезть и на землю ступить, как зычным голосом закричал:

— Эй, слуги! Вяжите дерзкого мужика, а утку на обед жарьте!

— Ах, вот ты как королевское слово держишь! — говорит Бартек. — Ну, погоди ж у меня!

И опять свистнул. Еще свист не смолк, а молнии уже сверкают, гром грохочет, земля дрожит, небо на части раскалывается — вот-вот на короля и, его слуг обрушится. Испуганные слуги к королю жмутся, а спрятаться некуда: кругом огненные языки полыхают, будто землю дотла сжечь хотят.

Струсил король, пощады запросил. Опять поверил Бартек королевскому обещанию.

Еще не затихли в горах раскаты грома, а король уже велит Бартека связать, а утку зажарить.

— Коли так, пеняй на себя! И пощады больше не проси! — не на шутку рассердился Бартек да как свистнет.

И тут хлынул дождь. Обрушились с неба на землю потоки воды. Король с придворными стоят по уши в воде, а вода все прибывает и прибывает, того и гляди, совсем их затопит. А Бартек на сухом месте стоит и смеется.

— Бартек, спаси нас! Останови дождь! — захныкал король. — Не нужна мне твоя утка. Честное королевское слово!

Но Бартек не поверил королю, ведь тот два раза его обманул. Тут придворные да челядь стали Бартека просить, чтобы не губил он их за королевские провинности.

Сжалился над ними Бартек и остановил дождь. Вода мигом в землю впиталась, тучи рассеялись, выглянуло солнышко — землю стало сушить. Король приказал пурпурную мантию на сук повесить. А когда она высохла, придворные взяли ее и на плечи Бартеку накинули. А потом отняли у короля корону со скипетром и тоже Бартеку отдали.

— Будь нашим королем! Ты лучше и могущественней его! — сказали воины. — Едем в столицу, занимай трон и правь нами по справедливости.

Бартек не стал отказываться. На королевского коня вскочил, поправил съехавшую набок корону и хотел уже скипетром взмахнуть — знак к отправлению дать, — да вдруг на землю соскочил. Про серую уточку вспомнил.

— Как же я без нее уеду, — говорит он дружине. — Я ее вырастил, выкормил, от ястреба спасал, от холода укрывал. Она со мной горе мыкала, пускай теперь доли счастливой отведает, во дворце поживет.

Вскочил Бартек в седло и утку в желтый клюв поцеловал. Глядь — не утка перед ним на коне сидит, а красавица, королевна прекрасная.

— Злая волшебница в утку меня обратила, а ты избавил от злых чар, — молвила королевна и поцеловала Бартека.

Поехали они в столицу и зажили припеваючи в королевском дворце. А злой король в избушке-развалюшке стал жить да дрова рубить.

ВЕЛИКАНЫ И ХРАБРЫЙ ПАСТУШОК

Идёт по дороге крестьянский сын, ноги в песке вязнут, терновник ветки колючие с обочины протягивает, за одежду цепляет, а дороге конца-краю нет.

Звать крестьянского сына Павлом, а матушка Павлушей кликала.

Куда он путь держит? Почему дома не сидит?

Нет у него дома, нет своего угла, негде ему голову приклонить. Матушки давно в живых нет, а отец весной занемог и помер.

Кроме хаты убогой, ничего у отца не было: ни клочка земли, ни скотины.

Вот и пришлось Павлу хату продать, крова лишиться и на вырученные деньги отца похоронить. Ведь за все платить надо: гробовщику — за гроб, могильщику — за могилу, ксендзу — за отходную молитву, служке за то, что землю святой водой окропил, звонарю — за звон погребальный.

Что за хату выручил — за похороны заплатил. И все-то его богатство — десять пальцев, с этими помощниками и отправился он работу по свету искать.

Вот дошел он до перекрестка, в какую сторону сворачивать, не знает. Сиротский хлеб везде горек. Постоял-постоял и надумал в город Ополье идти. Там князь, говорят, богатый.

У князей да графов, известно, полей, пастбищ, лугов столько, что ни за день, ни за два не обойдешь, а волов, овец, коз, гончих псов — не счесть! Вот и нужны им пахари, пастухи да псари.

«Авось и для меня там работа найдется», — решил Павел и свернул на дорогу, что в Ополье вела.

Долго ли, коротко ли он шел и в высокую стену городскую уперся. Повезло ему. Нанялся он в подпаски, овец с ягнятами пасти.

На другой день, чуть только солнышко взошло, вывел его старый пастух на луговину, что к густому темному лесу спускалась, и говорит:

— Паси овец на лугу, до самой речки гоняй, а в лес смотри не пускай.

— Почему? — спрашивает Павел.

Нахмурился пастух, на лес с опаской поглядел и говорит:

— В лесу три великана живут. Меньшой до верхушки мачтовой ели рукой достает. Старшому самая высокая сосна по пояс. Нас, людей, великаны лютой ненавистью ненавидят. Увидят в лесу овец, поймают тебя и вместе с овцами, как букашек, растопчут — и следа не останется. Смотри в лес не ходи!

Вот высохла роса, и погнал Павел овец на пастбище. И, как пастух велел, в лес не заходит, по краешку пасет. В лесу трава — по пояс, сочная, густая, а на пастбище — чахлая, солнцем выжженная, скотом вытоптанная. А под соснами — земляники, будто кто полное лукошко красных бус рассыпал.

День проходит, другой…

Пасет Павел овец на лугу, но трава сочная и земляника красная так и манят его в лес. Вот и думает он: «Далеко в лес овец не погоню, а с краю, на опушке, пускай себе попасутся, сочной травы вволю поедят. А я земляникой полакомлюсь».

Погнал он свое стадо в лес. Овцы сочной травы вволю наелись, даже бока у них раздулись.

Стало солнце к закату клониться. Павел стадо в овчарню пригнал, а старый пастух и говорит:

— Уж не в лесу ли ты, сынок, овец пас? Больно бока у них круглые.

— Да нет… — не признается Павел. — В низине пас, возле речки.

Один раз сошло с рук, осмелел подпасок и перестал густого леса бояться. Каждый день пасет там овец, каждый день все дальше и дальше в лес заходит. И ни разу великанов не повстречал, а овцы возвращаются вечером, словно бочки, толстые.

«Небось выдумал старик про великанов, — думает крестьянский сын. — Неделю уже по лесу хожу, а о них ни слуху, ни духу».

И осмелел подпасок еще больше.

Проходит неделя, другая… Вот зашел он как-то со своими овечками подальше в лес. А там на поляне старый дуб растет, вершиной в облака упирается, корни на сто верст в земле раскинул, ветками красное солнце закрывает. Зашелестит листьями — по лесу шум идет, будто море разбушевалось.

Овцы вокруг дуба пасутся, а Павел в тени сидит и горстями землянику ест. Вдруг, откуда ни возьмись, налетел ветер, дуб ветвями закачал, листьями зашелестел, словно песню запел.

Заслушался Павел. А шелест и впрямь в слова складывается, в песню выливается:

Павлуш-ш-ша… Павлуш-ш-ша…

Навостри-ка уши

И тихонько слушай

Вещий голос мой,

Вещий голос мой.

Прихватив лопату,

Приходи сюда ты

В темноте ночной,

В темноте ночной,

И поглубже яму

Подо мною прямо,

Не робея, рой,

Не робея, рой.

Знай отныне тайну —

Меч необычайный

Спрятан подо мной,

Спрятан подо мной.

Долго под камнями,

Оплетен корнями,

Он хранился там,

Он хранился там.

Этот меч разящий,

Пламенем горящий,

Я тебе отдам,

Я тебе отдам.

Кто тот меч достанет,

Самым сильным станет,

Кто мечом тем рубит,

Великанов губит.

Рой порой ночною

Яму подо мною,

Но все делай сам,

Но все делай сам.

Этот меч разящий,

Пламенем горящий,

Я тебе отдам,

Я тебе отдам.

Павлуш-ш-ша… Павлуш-ш-ша…

Павла холодный пот прошиб. Значит, старый пастух не выдумал про великанов! Глянул он направо, глянул налево и поскорей овец из леса погнал.

«Надо темной, безлунной ночки дождаться», — подумал подпасок и стал ждать.

А ждать пришлось долго: на небе ярко светила полная луна. Но вот стала она всходить все позже и позже и, как серебряный шар, медленно перекатывалась с востока на запад. Наконец она начала худеть. Вот пропал у нее правый бок, словно его кто откусил. Худела, худела луна и превратилась в тоненький серпик, а потом и вовсе исчезла.

Высоко на небе мерцают звезды, а на земле темно.

«Пора», — решил подпасок, выскользнул потихоньку из овчарни и к темному лесу зашагал.

По знакомой дороге, по открытой луговине шагал смело, а в лес вошел, боязно стало. Каждое дерево притаившимся великаном кажется. Съежился Павел, от пенька к пеньку крадется, а у самого душа в пятки ушла… Что это — ель или нога злого великана? А это — корень из земли торчит или пудовый сапожище, который поднимется и раздавит его, как букашку?

В лесу темно и тихо, будто все вымерло, будто никогда солнце не взойдет.

Сердце у Павла колотится — вот-вот из груди выскочит, ноги подгибаются, а он крадется, за деревья хоронится. Весь в испарине добрался Павел до старого дуба, что одиноко посреди поляны рос.

И тут страх как рукой сняло. Словно дуб заступится за него, в обиду не даст. Выпрямился Павел, на руки поплевал и давай землю копать. Работа спорится. Видно, дуб корни в бок убирает, чтобы не мешали.

Выкопал Павел яму глубиной в полчеловеческого роста, смотрит — сверкнуло что-то. Копнул раз-другой — из-под земли рукоять меча показалась.

Ухватился за нее Павел двумя руками, ногами в землю уперся, поднатужился и вытащил огненный меч.

В лесу светло сделалось, будто солнышко выглянуло. Золотыми колоннами заблистали стволы деревьев. Кусты алым пламенем вспыхнули, листья осины затрепетали, замерцали, будто золотой дождь пошел. А старый дуб закачал ветвями и тихо зашелестел:

Кто мечом тем рубит,

Великанов губит.

Павел прикрыл меч полой сермяги и к опушке заторопился. Не узнать парня: идет, не гнется, не спотыкается. Смело вокруг поглядывает да покрикивает дерзко:

— Ну-ка, выходи, силой хочу с тобой помериться!

Меч сквозь дырки светит, и по земле за Павлом золотая дорожка бежит.

На другой день пригнал Павел овец на поляну. Под дубом сидит, меч в руке крепко сжимает и по сторонам озирается.

Мало ли, много времени прошло, чует подпасок: земля заколебалась, загудела — не иначе, великан к дубу спешит. Так и есть! Видит Павлуша: две высоченные сосны через лесную чащу перешагивают, прямо к нему идут.

Только не сосны это, а ноги великаньи.

Вышел великан на поляну — голова выше дуба, глазищи с луну — да как гаркнет зычным голосом:

— Эй ты, червяк, чего в лесу моем делаешь?

А сам железной палицей размахивает, длинной да толстой, как колодезный журавль.

Подпасок сжимает в руке огненный меч и дерзко великану отвечает:

— А ну, попробуй ударь!

Размахнулся великан — метнул палицу, а Павлуша в сторону отскочил. Зарылась палица в землю на три сажени. Подпасок за спину великана забежал да как ударит мечом по пятке — выше не достал.

Пошатнулся великан, покачнулся, за две гигантские сосны руками ухватился, на землю рухнул вместе с ними и дух испустил.

Дивится подпасок: удар по пятке пришелся, а великан на земле бездыханен, мертв лежит. Видно, меч-то волшебный!

Павлуша смело по сторонам поглядывает да покрикивает:

— Эй, второй великан, выходи на бой! Выходите оба, второй с третьим, я вас зарублю!

Кричит и мечом размахивает. В лесу огненные молнии заблистали, золотыми пчелками листья затрепетали, по зеленым мхам светлые дорожки в лесной мрак побежали.

— А ну, выходи на бой!

Но в ответ