Book: Виолетта. Белый единорог



Алина Багазова

ВИОЛЕТТА. БЕЛЫЙ ЕДИНОРОГ

ПРОЛОГ

Девушка шла по просыпающейся улице. Она очень спешила.

Помахивая ярко-розовой сумочкой и раскачиваясь на тонких высоких каблуках (розовых, в тон сумочке, сапожек), гулко цокающих по мостовой, она вертела головой туда-сюда, словно пытаясь сообразить, как бы ей, вопреки всему, поскорее доковылять до метро и умудриться не опоздать на собеседование.

Начать поиски работы для неё уже было мужественным поступком, а вот встать пораньше, дабы ещё и успеть — на этот подвиг силы воли уже не хватило. И теперь она жутко спешила и уже дважды чуть не подвернула ногу на коварных выбоинах, прячущихся в отползающих тенях ночи. Да ещё и туман. Ну, какой дурак назначает собеседование в субботу и в такой ранний час? Неужели на работу придётся так же рано приезжать?

Вообще утро было каким-то неприятным, тяжёлым. Вроде вчера она не поехала как обычно по пятницам в ночной клуб с подругами. И даже легла спать пораньше, так с чего бы?.. А всё равно в пространстве ясно витало что-то давящее, унылое и безрадостное.

Девушка, споткнувшись в очередной раз, с досадой сдула с лица белокурую прядь, вскинула руку с часами. Нервы не выдерживали. Минутная стрелка неумолимо бежала к той отметке, за которой — опоздание. А метро было всё ещё ужасно недосягаемо…

Хотя… Если срезать вон через тот двор — не нужно будет огибать почти целый квартал, она напрямую выйдёт к заветной буковке М. Сообразив это, девушка радостно впорхнула под арку.

Питерский проходной тесный маленький дворик, и в самые безоблачные дни неохотно пропускающий редкие солнечные лучи и прохожих в свои владения, в этот утренний час казался особенно безлюдным, мрачным и недобрым. Удушливым, словно рука на шее, неумолимо сжимающаяся.

Девушка поёжилась, скомкала сумочку поближе к груди, опасливо огляделась и ускорила и без того быстрый шаг.

Шаги её гулко отдавались, мистически трансформировавшиеся в оглушительные в акустике каменного колодца, сердце билось едва ли не громче, отдаваясь в висках.

Быстро запыхавшись от ускорившегося темпа движения, на секунду приостановилась на полпути, перевести дух.

В тот момент, когда она уже собралась продолжать путь, её сердечко вдруг бешено заколотилось, накатил беспричинный панический страх. Ноги словно приросли к земле. Девушка замешкалась, съёжилась и…чётко ощутила на себе чей-то взгляд.

Повинуясь непреодолимому желанию, она подняла голову вверх.

Пустые глазницы спящих окон равнодушно взирали на неё. Но не все они были пусты.

Сквозь стекло на третьем этаже на неё неотрывно смотрели чьи-то глаза. Два взгляда встретились. И слились намертво. Блондинка не в силах оторваться, замерла, потом покачнулась, ноги подломились, и она села прямо на сырую грязную землю. Девушка, глядящая на неё через окно, вцепилась пальцами в рамы и, приоткрыв рот, словно глотала воздух. Одетая в ночную сорочку, она дрожала, будто от холода, прижимаясь к стеклу всё сильнее и сильнее. И не сводила глаз с незнакомки.

А блондинка побледнела и почувствовала, что ей вдруг не хватает воздуха. Она начала задыхаться. И в то же время она ощутила невероятную угрозу, исходящую сверху, оттуда, где странная девочка держала её взглядом, лишая сил.

Силы стремительно покидали, голова кружилась, резкая боль в груди пронзила и прошла через всё тело. Дурнота подкатила к горлу, и блондинку вырвало прямо на ноги. В голове мелькнула мысль: «я же ничего не съела с утра!». В глазах темнело, всё расплывалось, но девушку в окне она видела чётко. И видела, как той становится лучше, как она перестаёт хватать воздух ртом и осторожно отодвигается от окна, а потом на её губах появляется слабая улыбка.

Блондинка почувствовала смертельную усталость, ей захотелось лечь на землю и закрыть глаза. Через миг потеряла ощущение времени и пространства. Последние остатки инстинкта самосохранение и, неведомо откуда взявшееся, осознание побудили её крикнуть: «Помогите!». Но из горла вылетел лишь хриплый стон.

В этот момент девушка на третьем этаже закрыла глаза и сладко потянулась.

И в следующую секунду девушка, сидящая на асфальте, оторвалась взглядом от окна, голова её бессильно повисла, глаза закрылись, и она неловко повалилась на землю лицом вниз.

А девушка за стеклом легко улыбнулась, отвернулась равнодушно и исчезла в глубине комнаты.

Утро наползало на город. Через десять минут из подъезда вышел первый человек, спешащий на работу, а ещё через пять минут во дворик въехала вызванная им «Скорая помощь». Девушку, сначала принятую было за пьяную, потом за наркоманку, в конце концов, погрузили в машину и увезли.

Ей повезло. Сердечный приступ, вызвавший инфаркт, её молодой организм выдержал, хоть и с огромным трудом. Ещё минуту — и врачи, возможно, не успели бы спасти ей жизнь. Ей повезло в том, что этот вызов «Скорой» был одним из первых, за ними последовал целый шквал звонков…

Не всем в городе повезло в эту ночь и утро так, как ей. Резкий скачок шокирующе странных смертей сотен людей, от сердечных приступов и совершенных (словно по сговору) в эту ночь суицидов и убийств по всей области, списали на магнитную бурю необычной силы, зафиксированную в эти часы. Однако не всё было так просто…

ГЛАВА 1

— Вилка!

Я вздрогнула и уронила книжку на пол.

— Вилка ты где?! — а вот эти интонации ненавижу всем нутром.

— Дура, — буркнула я, слезая с подоконника и, пересаживаясь на кровать.

Вот уж чего мне сейчас меньше всего хотелось, так это видеть её. Ту, что гордо в глазах окружающих именуется моей мамой. А по сути… Лучше уж совсем никакой мамы, чем такая.

— Да где ты, идиотка! — рявкнула мамочка, прежде чем заглянула в мою комнату.

Я уже не вздрагивала при её появлении, как, ещё год назад, как пять лет назад, десять… С тех пор, как отец умер, она словно с цепи сорвалась. Стала пить.

Сначала понемногу, но каждый день. А потом реже — но помногу, длительными запоями. Между нами и раньше-то взаимопонимания никакого не было, ну а сейчас, мне кажется, она меня просто ненавидит. Впрочем, это взаимно.

Меня зовут Виолетта, мне 19 лет. Можно просто Вилка. Обычная девчонка, ничем не примечательная, каких множество в толпе… Закончила школу и сразу пошла работать. Очень нужны были деньги, потому что мамина зарплата уходила большей частью на водку, а мне пришлось взять на себя заботы и о других насущных вещах.

Сменила много мест, последнее и настоящее — официантки, впрочем, в неплохом ресторане. Устроил туда меня мой парень Антон. Антоша из очень богатой семьи, таких, как он, называют «золотой молодёжью». Сам он не работает, числится студентом престижного ВУЗа, но на самом деле раз в квартал его родители отвозят туда безумное количество бабок и сынуле можно там вообще не появляться. Диплом ему обещан без проблем. Антон предлагал и мне не работать, но так неприятно зависеть не столько от него, сколько от его родителей, которые, к тому же, не любят меня. Не любят — мягко сказано. Не выносят! Впрочем, понимаю их… Мы ведь из совершенно разных социальных слоёв. Принц и нищая.

Люблю ли я его? Не знаю, можно ли это любовью назвать? Он мне дорог. Он заботится обо мне. Устроил вот на работу к своему другу, владельцу ресторана «Дивная долина». Зарплата неплохая, график работы — через день. Но даже и при таком графике я безумно устаю… Потому что почти каждую ночь Антон забирает меня из дома и мы катаемся по городу. По ночным клубам, дискотекам, барам или просто зависаем на квартирах его друзей. Антон даже научил меня водить и купил мне права, потому что часто приходится садиться за руль именно мне, когда он… Ах да, я же не сказала. Антон употребляет наркотики. Сначала курил травку, а сейчас подсел на героин. Мои уговоры ни к чему не привели и, в конце концов, я их прекратила. Его дело. Главное — в таком состоянии он меня никогда не обижал и не давал в обиду своим друзьям.

Он дарит мне мужское внимание. То самое, что я искала после смерти папы. Папа всегда виделся самым лучшим, для меня — идеалом мужчины. Он очень страдал в браке с мамой, она уже тогда немного выпивала. А сейчас я страдаю… Мы с папой были очень похожи внутренне, это нас негласно сплачивало, поддерживали друг друга. И потом я всей душой стремилась найти ему замену, мне очень не хватало мужской поддержки. В Антоне я нашла, в первую очередь, защиту и покровительство, а так же — своеобразную заботу, которой мне так не хватало дома. Он был нежным со мной, в такие минуты я находилась просто на седьмом небе от счастья.

Но вот любила ли я его…

Когда он находился «под кайфом», слегка менялся. Становился весёлым до неприличия, развязным и безбашенным. Иногда меня это забавляло, иногда — смешило. Иногда, к счастью, очень редко, причиняло боль.

Однажды, например, в ночном клубе на моих глазах он снял девушку и повёл её в комнату для свиданий. Мне предложил присоединиться. Я была в шоке, наотрез отказалась. Он холодно махнул рукой, и они ушли. Я сидела в углу с его другом Гошей и тупо, впервые, пила мартини, от которого не пьянела, а только становилось гадостно на душе. Гоша искренне не понимал моих эмоций и предлагал ответить тем же. А я боролась со слезами и обидой, душившей меня.

Потом стали повторяться ситуации, из которых я поняла, что Антон меня, на самом деле, не любит. Я для него не близкая сердцу девушка, а лишь своеобразный партнёр по развлечениям, с которым спишь за неимением других под рукой. Кукла, которую он наряжает и делает с ней всё, что заблагорассудится.

Я ведь и правда делала для него всё. Выполняла любое желание, стремилась сделать ему приятно каждую минуту, порадовать. Иногда мне казалось, что у нас всё серьёзно, но в следующий момент он снова тянулся за героином и всё, меня угнетающее, начиналось по новой. Однажды я вслух возмутилась и едва его не потеряла. Антон сказал, что если он меня не устраивает таким, то я могу катиться ко всем чертям. И я проглотила это, проглотила все свои обиды, его выходки. И я смирилась со своей ролью в его жизни. Я, по правде говоря, всё ещё надеюсь на лучшее.

А может мне просто невыносимо находиться дома и я готова бежать хоть куда, хоть к кому, лишь бы не видеть ЕЁ, не слышать?…

— Тварь такая, ты чего молчишь?!!

Мама смотрела на меня взглядом разъярённой кобры, всего пару секунд, а потом, не дождавшись моей реакции, от души хлопнула дверью и ушла на кухню, «снимать стресс». Зазвенела бутылка о стакан, раздалось такое привычное противное бульканье, что меня передёрнуло от отвращения. Сердце забилось надрывно, кровь запульсировала болью в голове. Я попыталась сосредоточиться на том, что читала, но мысли путались, уходили, а потом всё расплылось. Отшвырнув книжку, смахнула слёзы и стала собираться. Когда она выпьет, становится невыносимой, начинает цепляться, придираться, пытается спровоцировать драку. Пару раз мне пришлось её ударить, оттолкнуть, чтоб освободить проход на улицу, подальше от безумной пьяницы…

Когда уже достала из шкафа куртку и шагнула к двери, она внезапно вновь распахнулась. На пороге высилась, покачиваясь, моя мать (и как ей удаётся так быстро приходить в невменяемое состояние?).

— Куда собралась, шалава? — ехидно спросила она, — что, бл… мать в дом, а ты по мужикам?

«Уж лучше б ты по мужикам шлялась…» — вздохнула я и огрызнулась вслух:

— Уйди! — внутри у меня что-то медленно, но неотвратимо, закипало.

— А не уйду! — мать нарочито упёрлась руками в дверные косяки, — вся в папочку, такая же свинья неблагодарная, мать и в грош не ставит.

У меня на глаза набежали слёзы, но я сдерживалась.

— Мама, отстань от меня! Может, хватит? Чего тебе от меня надо?

— Уважения! — мать ткнула пальцем себе в грудь, — я — твоя мать! И ты обязана меня слушать. По струнке ходить! И я буду решать — идти тебе куда-то или нет.

Молоко ещё не обсохло на губах, а туда же: спорить…ик…по мужикам бегать! Шалава малолетняя!

— Как вкалывать, чтоб ты с голоду не подохла, так у меня молоко уже обсохло, так? — заорала я, — а как нажрёшься, так права качаешь. Хотела знать? Нет, я тебя не уважаю! Не за что мне тебя уважать!

— Ах ты, сука! — взвизгнула мать, бросаясь на меня.

Но я отскочила в сторону и она, потеряв равновесие, упала на мою кровать.

— Это твой долг, тварь! — орала мать, лёжа, — дочерний…ик…По гроб жизни!

Внезапно у меня все эмоции исчезли. Я стала совершенно спокойной и, не двигаясь с места, холодно, чётко ответила:

— Знаешь что? Чтоб требовать дочернего долга, надо сначала свято исполнить материнский. Всю жизнь, сколько себя помню, тебе было на меня… наплевать! Обо мне заботился только папа. А сколько ты у нас с ним крови попила… Это и было исполнением твоего материнского долга? Тогда я с лихвой тебе его вернула. Когда ты засыпала на земле у подъезда, а я посреди ночи выбегала и, холодея от мысли, что ты, возможно, умерла, трогала тебя… а потом затаскивала домой. Не раз и не два. Бегала по улицам, разыскивая, чтоб с тобой не случилось ничего. А потом, ночами напролёт, не могла уснуть, вздрагивая от каждого шороха. Прислушиваясь, не скрипнет ли дверь. Не отправляешься ли ты тайком снова за водкой. Выливая у тебя на глазах найденные бутылки, слушая проклятья в свой адрес и, стиснув зубы, понимать, что это не ты их мне кричишь, а водка кричит в тебе…А потом, когда уже нервы не выдерживают, выть и мечтать о том, чтоб умереть, чтоб больше тебя не видеть, чтобы не проснуться однажды и весь этот кошмар закончился навсегда. Но опять идти утром на работу, улыбаться, делать вид, что всё хорошо. И не думать о том, что вечером придётся возвращаться домой. И видеть тебя… вот такую…

— Если ты такая тварь неблагодарная, то и убирайся, — снова икнула мать, уже совершенно безучастным, пустым, пьяным голосом.

Похоже, она совсем не слышала, что я ей говорила.

— Ты ж за неделю квартиру пропьёшь, если я уйду… — обессилено выдохнула я и поплелась к двери.

Вслед, в спину, понеслись ругательства, требования и проклятья…

А меня била ледяная дрожь, и внутри вскипала чёрная ненависть.

Прямо от подъезда я, старательно скрывая слёзы, позвонила Антону с подаренного им мне, не так давно, мобильного телефона. Он искренне обрадовался моему звонку и сказал, что сейчас же приедет за мной. В это момент я подумала, что, может быть, я несправедлива к любимому. Может, всё-таки значу для него больше, чем считаю?

Я просидела, кутаясь в куртку — меня знобило — во дворе, на старой колченогой скамейке, не больше десяти минут (бросая напряжённые взгляды в сторону подъезда — не дай Бог, мать появится…), как через арку во двор, визжа тормозами, на дикой скорости влетел джип Антона. Я укоризненно покачала головой, криво улыбаясь.

— Вилка, ныряй! — крикнул Антон, высовываясь в окно, — едем к Гоше, все уже собрались.

— Тош, — проговорила, забираясь в машину, — ты бы так не летал… Опасно же!

— Ты смеёшься? — хохотнул Антон, — чего тут опасного? Все с дороги сваливают передо мной, кому охота с такой тачкой связываться? Чуют же, чем запахнет, если задену.

— А если человека собьёшь?

— Если пешеход «тормозит» — это не повод мне давить на тормоза! — заржал Антон, — пешеходы вообще двух видов бывают: быстрые или мёртвые! Закон природы. И я тут, детка, по-любому, не виноват буду.

Он развёл руками. Я вздохнула. Дай Бог добраться до квартиры Гоши без приключений. Похоже Антошка уже под героином. Робко предложила ему сесть за руль, но нарвалась на гнев «праведный» и замолчала. Была б я верующей — молилась бы всю дорогу, настолько дико он гнал…А так — вцепилась пальцами в колени и безучастно смотрела вперёд.

У Гоши веселье шло полным ходом!

Какие-то незнакомые мне полуголые девчонки под заводную музыку «отжигали» на столе. Комната растворилась в клубах сигаретного дыма.

— Вилок! Какие люди! — радостно распахнул хозяин хаты мне свои объятья, — проходите, располагайтесь, угощайтесь! Свежачок — высшей пробы.

Я, поняв о чём речь, поморщилась. Антон же сразу бросился к столу. Пробовал на вкус, шутливо отбиваясь от распалившихся девчонок, а потом прошёл на кухню. Про меня он словно забыл.

Я кинула куртку в коридоре и прошла в комнату. Народу было немного, но все уже под кайфом. Некоторые даже практически не держались на ногах. В кресле, напротив двери, парочка без смущения занималась сексом. Похоже, они существовали где-то в своей, отдельной вселенной. Я с ногами забралась на диван, села, подтянув колени к подбородку. Музыка оглушала, дым раздражал.

Передо мной присел на корточки Гоша.

— Вилка, ты чего, как не родная? Не хочешь «герыча» — хлебни пивка! — он протягивал мне бутылку.

Мне не хотелось, если честно. Внутри всё ещё метались мысли о конфликте с мамой, но я не стала отказываться. Проще выпить, чем объяснить, почему не хочу. Сделала глоток.

— Где Антоша?

— Сейчас, — улыбнулся Гоша, — «заправится» и придёт.



У меня закружилась голова. Судя по всему, он там не только «заправлялся», потому что одна из увязавшихся за ним девушек, до сих пор не вернулась обратно.

— Потанцевать не хочешь? — спросил Гоша, раздевая меня взглядом.

— Потом, — изо всех сил улыбнулась я, стараясь не показывать, как мне горько и отвратительно на душе.

— Смотри… Если что — зови!

И Гоша скрылся в коридоре, зацепив с собой по пути девчонку.

Теперь каждый в компании, за исключением одного, валяющегося без чувств парня, спутницу которого, надо полагать Антон сейчас на кухне…были заняты. Только я сидела одна, съёжившись на диване, варилась в собственной печали, обиде, горечи и бесконечном душевном одиночестве… А Антон всё не шёл и не шёл.

А ведь было уже размечталась о серьёзности его чувств ко мне…

Дура!

— Вилка, девочка моя! — Антон бухнулся рядом со мной совершенно неожиданно, когда я ушла глубоко в себя, чем заставил меня вздрогнуть, — ты чего не развлекаешься? — он обнял меня и поцеловал.

Вся обида улетучилась моментально, едва он нежно и, одновременно, страстно стал меня целовать. Лёгкий специфический запах наркотика, исходящий от него, не мешал. Я обняла любимого и всем телом прижалась к нему. Хотелось верить, что всё показалось; что все мои фантазии на тему его кухонного времяпрепровождения — всего лишь пустой бред…

— О! — Антон оторвался и посмотрел на меня возбуждённо, — сладкая моя… Пошли!

Он соскочил с дивана и увлёк меня за собой. Я едва успела поставить бутылку на столик.

— Куда?

— Идём-идём! — глаза Антона горели. От героина или от меня?

ГЛАВА 2

В квартире оказалась ещё одна незаметная комнатка, туда он меня и притащил.

Проходя мимо полуоткрытой двери ванной, краем глаза заметила там Гошу. Он был не один и очень занят.

Антон захлопнул дверь.

— Вилка, — его глаза блестели нездорово, — скажи, ты веришь в другие миры?

— Что? — засмеялась я, присаживаясь на огромную кровать. Тут вероятно была спальня хозяина.

— Другие миры! — нетерпеливо повторил Антон, — в которые можно перемещаться!

— А… — я подумала о героине, — прости, солнц, но ты знаешь, я не люблю наркотики.

— Да причём здесь наркотики! — психанул Антон, бухаясь рядом, — вот, глянь!

И он протянул мне правую руку. Ткнул под нос перстнем, который носил на безымянном пальце. Большой, с изображённым на нём мечом и чёрной птицей, обвивающей его.

— Властелин колец, — усмехнулась я.

— Вот это кольцо меня перемещает! — приосанился Антон, словно не слыша моей иронии, — ты не представляешь, Вилка, какой это мир! Вечная ночь, тьма, дикий лес, замок — готика! Я. как только твои глаза увидел там, на диване, вдруг подумал, что ты должна узнать об этом мире. Ты словно создана для него!

— Да? — недоверчиво слушала я бред наркомана.

— Да!

— А ты что там делаешь? Типа, повелитель?

— Нет, — замотал Антон головой, — но я там не последняя фигура! Я — Тёмный Воин!

Один из тех, кто двигает историю в нашем мире!

— Ночной дозор, всем выйти из сумрака! — подхватила я, смеясь.

— Да фигня это всё, дозоры эти! — на полном серьёзе махнул рукой Антон, — красивая сказка, детские игры. Тебе и не представить, какими силами МЫ там двигаем!

— Какими же? — теперь я пожалела, что оставила пиво в комнате, наркотический бред Антона меня утомлял.

— Ну… — Антон наклонился ко мне и заговорщически, — цунами в Таиланде, например, помнишь?

— Да?! — я расхохоталась, — вы собрались и сильно-сильно дули на воду, ага?

— Нет, — не смутился Антон, — у нас свои методы.

— И зачем оно вам надо было? — мне уже даже стало не смешно, а как-то нелепо.

— В тот день там собрались Светлые, чтобы…нет! Этого я тебе не могу сказать.

Тайна, — Антон ушёл глубоко в себя и бормотал, — они хотели в «гнезде разврата» почистить, облагородить, повернуть на другую ветвь развития. Не имеют права…козлы. Всё развивается естественным путём. Вот мы и ускорили закономерную развязку, к тому и шло…

Я мало что понимала из бессвязного бормотания, меня всё это раздражало.

— Эй, Тош! — я щёлкнула пальцами, привлекая к себе внимание, — кончай ты!

Супермены, блин, Тёмные… Бредишь что ли? Говорила, завязывай с героином, пока мозги…

— Не веришь? — парень вынырнул из небытия сознания с горящими адским пламенем глазами. Сейчас, глядя в них, я была уже готова поверить во что угодно. Во всё.

Лишь бы не видеть этих глаз, вперившихся в меня.

— Тош… — я чуть-чуть отодвинулась.

Но он схватил меня вдруг за плечо и повалил на кровать. Сел сверху и придавил.

— Слушай меня, дура! Ещё раз назовёшь мои слова бредом, пожалеешь, ясно?

— Антон, перестань!

— Неет! Не веришь мне — поверишь своим глазам. Мать знает, что ты со мной поехала?

Я замотала головой, пытаясь спихнуть его с себя.

— Отлично! — взревел Антон, — вцепился вдруг мне в горло так, что у меня потемнело в глазах.

Я придушенно трепыхнулась, потом резко окутала невесомость. Головокружение. А в следующий момент почувствовала, что хватка ослабла, Антон отпустил и даже как-то очень быстро слез с меня, поскольку я больше не ощущала его тяжести. Но тьма не рассеялась.

— Тош! — вскрикнула я, махая руками, стараясь понять, что происходит, почему ничего не вижу, — Антош, ты где?!!!

Сбоку слегка забрезжил огонёк. И с шумом вспыхнуло кроваво-красное пламя.

Огромное, до потолка. До сводов гигантского каменного зала, простирающегося вокруг на бесконечно пространство. Стены угадывались в темноте, которую не мог разогнать до конца даже такой мощный огонь.

Я, коротко взвизгнув, шарахнулась в сторону, отползла. Потом увидела Антона. Он стоял в двух шагах и самодовольно улыбался, глядя на мой испуг.

— Антош, что происходит? Где мы? — голос дрогнул.

Но парень уже смотрел куда-то в сторону, мимо меня. Я проследила за его взглядом и вскочила на ноги.

В центре зала, поодаль от пламени, на небольшом возвышении, за огромным столом, стоял мужчина. Крупный, просто пугающий своими габаритами, но не мышечной массой, а именно величиной тела. Этакий деревенский мужик-увалень, медвежастый, неуклюжий, но крепкий, словно железный Неправильные, но чем-то притягательные черты лица, тёмные взъерошенные волосы.

— Стефан, я пришёл, чтобы…

Молча, одним движением бровей, Стефан вдруг заставил Антона замолчать. Парень смутился, растерялся, он явно сейчас не знал, что делать. Он словно понял, что сотворил что-то такое, чего не следовало.

— Девушку зачем привёл? — вдруг холодно осведомился Стефан, — она не из наших.

— Да ну её на… — заржал Антон облегчённо, — обычная дурочка, можешь забрать себе. Пусти её в «расход», Стефан, ты ж сам говорил, что у нас мало энергии. По ней плакать некому будет, мамаша у неё алкоголичка. А мне она и на фиг не нужна, надоела уже.

Я вздрогнула, как от удара под дых, похолодела и сжалась, едва не задыхаясь, затравленно глядя на мужчину. Что же теперь со мной будет?

— А героин не надоел? — Стефан по-прежнему не спускал глаз с парня. Его взгляд был похож на острый нож. Он шагнул из-за стола и приблизился к нам на пару шагов.

— Ха-ха-ха, Стефан! Я ж балуюсь только! Это всё фигня, понимаешь, надо как-то расслабляться в реале!

Но, смеясь, Антон уже чувствовал, что что-то не то, смех потихоньку становился натужным. Он поморщился, напоровшись на острие взгляда.

— Да ладно… — буркнул он, успокаиваясь, — больше не буду. Честное слово, Стефан, если тебе не нравится, то я завяжу с этим.

— Угу, — кивнул Стефан нехорошо, в его взгляде промелькнуло отвращение. И Антон весь как-то сник.

Потом он перевёл взгляд на меня. Долго рассматривал молча.

— Как тебя зовут? — равнодушно спросил он.

— Вилка. Виолетта, — я постаралась скрыть волнение, но дрожь в голосе меня, наверное, выдала.

— Не слушай этого идиота, Вилка, — голос Стефана вдруг потеплел и он мне даже улыбнулся, — ты замечательная девчонка.

Мне никто и никогда не говорил таких слов. Сердце ёкнуло и забилось с перебоями.

На глаза внезапно навернулись слёзы, я непроизвольно шмыгнула носом. Стефан, видимо, понял моё состояние. Он подошёл и положил руку на плечо.

— Э… Учитель… я… — заблеял перепуганный Антон, чувствуя, что ситуация складывается не в его пользу.

— Заткнись, — ласково, но коротко бросил Стефан, не сводя с меня глаз.

А у меня слёзы потекли из глаз. Я не пыталась их сдерживать. Стефан мягко начал их вытирать, под его пальцами капельки словно высыхали. Мне нравилось ощущение прикосновений к щекам, вискам, губам…Мне было тепло и приятно, как в детстве, когда меня так успокаивала-ласкала моя бабушка.

— Уходи! — негромко приказал Стефан.

Я вздрогнула и открыла глаза. Но приказ был адресован не мне. Стефан вполоборота смотрел на Антона. Тот попятился.

— А…? — кивнул он перепугано на меня.

— Он нужен тебе? — спросил Стефан теперь уже у меня. Твёрдо и властно.

Антон с паническим страхом в глазах тоже уставился на меня. Я не отвечала.

Меня как ножом по сердцу полоснуло его предательство. Позволяла ему всё, делала всё, что просил, позволяла вытирать о себя ноги, терпела любую выходку… А может в этом дело?

А теперь я не хочу его видеть. Не хочу больше никогда. И я ответила уверенно:

— Нет!

— Возвращайся домой, — теперь уже Стефан глядел только на меня, но я поняла, что приказывает он Антону, — о Виолетте я позабочусь.

Антон поднял дрожащую руку и потёр кольцо. В следующую секунду он растворился в темноте. А, может, просто так резко ушёл, что мне показалось, будто растворился.

Мы со Стефаном остались одни. Моё сердечко бесновалось, как мотылёк около свечи.

— Успокоилась? — по-отечески ласково спросил он, видя, что я больше не плачу, — пойдём, я кое-что тебе покажу…

Он повёл меня вглубь комнаты.

Там стоял огромный дубовый стол.

Абсолютно чистый.

— Смотри внимательно, — приказал Стефан и провёл ладонью над коричневой, матовой поверхностью стола.

По ней внезапно прошла рябь, и появилось изображение! Небольшой дворик. Двор того самого дома, откуда я посредством Антона перенеслась сюда. У подъезда стояла его машина. Мы наблюдали всё как бы сверху.

Из подъезда вышел, нет, выбежал всклокоченный Антон. Его словно колотило. Он диким взглядом озирался по сторонам. Вслед за ним появился другой парень, кажется, это был Гоша. Он что-то крикнул Антону, но тот отмахнулся и сел в машину. Гоша ещё раз попытался его задержать, но безрезультатно. Наконец, махнул рукой и вернулся в подъезд.

А машина резко рванула с места.

— Последим? — хитро предложил Стефан.

Лукавинка в его голосе заразила меня, я хихикнула, смахивая последние слезинки:

— Давай!

Машина выехала на дорогу, пару минут пропетляла по городу, а затем выехала на загородную автостраду. И стрелой понеслась по прямой.

Я заметила, как Стефан с силой вцепился в края стола. Потом он поднял голову. Ни капли теплоты и лукавости не светилось больше в его глазах. Они были холодными и безжалостными, бездонными.

— Ещё раз спрашиваю: ОН ТЕБЕ НУЖЕН?

— Нет, — уверенно, с лихорадочной горячностью, покачала я головой, — нет.

— Хорошо…

Стефан вновь склонился над столом. Опустив туда взгляд, я ойкнула: по столу так же мчалась машинка, маленькая, словно игрушечная. Но сейчас она стала вдруг приобретать объём, уплотняться и подниматься над поверхностью, словно кто-то надувал покрытие стола снизу, выдувал строго очертания…

Словно в замедленной съёмке, я видела, как поднялась рука Стефана и двинулась вслед за машинкой. Медленно-медленно, поверху.

Я снова поймала его взгляд: теперь глаза азартно смеялись. Я не смогла сдержать машинальной ответной улыбки.

А потом одно резкое движение.

Он просто смёл машинку со стола.

Она улетела в темноту, в угол комнаты.

Оттуда раздался лязг и скрежет, словно перевернулся настоящий большой автомобиль.

Я зажмурилась.

— Вот и всё, маленькая, — тепло и, как ни в чём не бывало, прозвучал голос Стефана, — ты свободна.

Он снова погладил меня по щеке. Я открыла глаза. Меня тошнило, покачнулась, стараясь приступ тошноты подавить. Не хватало ещё, чтоб меня вырвало прямо на стол…

Стефан внезапно отвернулся и отошёл в сторону, к стенному шкафу. Что-то там начал искать. Мне удалось немного прийти в себя.

— А сейчас я тебя отправлю назад, — сказал Стефан, поворачиваясь и демонстрируя мне листочек какого-то растения, похожий на клевер.

Я застыла в недоумении. Как? И это всё? Сейчас я вернусь в «реал», как они его называли, и больше никогда не увижу этот мир, эту комнату, этого…человека?

В груди заныло. Всего одна встреча в моей жизни, давшая мне столько, сколько не получить и за всю жизнь. Заботы, тепла, нежности… Или мне показалось? Стефан улыбнулся, глаза сверкнули. Он как будто читал мои мысли.

Я не знала, что сказать. И хотела вернуться домой, и, одновременно, хотела остаться тут. Навсегда. Пожалуй — второе больше! А может…он разрешит мне остаться?

— Там, в вашем мире, осталось твоё тело, — вдруг разрушил он мои иллюзии, — здесь лишь твоё сознание. Съешь это и перенесёшься назад. Но…

— Но? — вырвалось у меня невольное.

— Лишь кольцо даёт возможность возвращаться сюда, — лицо Стефана было непроницаемым, застывшим, словно каменная маска.

Было непонятно, всё ли ему равно, что будет со мной, или нет…

Я пожала плечами, а внутри — такая горечь!

— Поспешишь — успеешь к Антону в больницу. — усмехнулся Стефан и вложил мне в руку листик. Прикосновение обожгло.

— Зачем мне идти к нему в больницу? — разозлилась я.

— Он умирает, — спокойно и ровно произнёс Стефан, — время истекает.

И замолчал. Я ждала несколько секунд, а потом решительно, в резком порыве сунула листик в рот и стала жевать. Рот обожгло, и всё внутри онемело. В следующую секунду я провалилась в темноту, более непроницаемую, чем ночь…

Странный толчок подкинул меня вверх. Я взмахнула руками, одновременно открывая глаза.

— Ай! Вилка, блин, охренела?! Чего руками машешь?!

Передо мной возникло лицо Гоши. Он потирал нос, кажется, не промахнулась. Я подскочила на кровати.

— Где Антон?

— Уехал минут десять назад. Придурок, сел за руль обдолбанный, — нервно ответил Гоша, — блин, какого хрена ты осталась?! Вы поругались? Не могла отвезти его?

— Иди ты! — оттолкнула я парня.

Быстро спрыгнула с кровати и бросилась к двери, на бегу захватив в коридоре куртку.

Я знала, что Антон уже в больнице. Я только не знала, зачем мне нужно туда. Но я знала, что НУЖНО.

Через полчаса после выяснения по телефону, в какой именно больнице находится Антон и как туда добраться, я стояла перед дверями реанимации. Его родителей уже оповестили, но они были ещё в пути. Я не хотела бы с ними пересечься. Тогда зачем я здесь?

Зачем я вообще вернулась в этот мир?? Ну и фиг с ним, моим телом. Даже если бы оно умерло — моя душа осталась бы там, где находилась в тот момент.

А ведь она ТАМ и осталась. В той тёмной комнатке, подарившей ей столько ласки. С тем мужчиной… Я хочу туда!!!

В одну секунду, как током ударило, возникло озарение. Я чётко вспомнила последние слова. Сообразила, наконец, на что намекал мне Стефан.

Облизав пересохшие губы, я подошла в двери и тихонечко заглянула внутрь.

Врач осматривал Антона, окутанного десятками трубочек и проводов. Медсестра с озабоченным видом стояла рядом. Они не замечали меня.

— Готовить к операции. Срочно, — отрывисто приказал врач и повернулся к двери.

Я едва успела отпрыгнуть. Отбежала в сторону и сделала вид, что смотрю в лестничный пролёт. Врач прошёл мимо меня, подозрительно покосившись.

Медсестра тоже покинула палату через секунду. Я огляделась, в коридоре было пусто. Через пару секунд я уже находилась в палате.

Антон выглядел совершенно безжизненным, страшно изуродованное лицо, спешно перебинтованное, не вызвало во мне никаких эмоций, кроме презрения. Я знала, что он — не жилец. А я теперь действительно буду свободна. Это обещал Стефан. И я верю ему. Стану полностью свободной, теперь знаю, как это делается. А всё остальное — к чертям!

И я, не раздумывая, протянула руку и сорвала с правой руки Антона перстень. Тот самый, благодаря которому возможно перемещаться в другую реальность. Теперь он мой. Я, не колеблясь, надела кольцо, сразу угадав с размером, на средний палец левой руки. Впору. Надо же, а ведь пальцы Антона гораздо толще моих…

Приступ головокружения качнул меня, я опёрлась о кровать.

— Девушка, что вы тут делаете? Сюда нельзя! — услышала рядом испуганный голос.

Это вернулась медсестра.

— Он мой парень, — спокойно пояснила я ей.

— А… — она растерялась, видя моё спокойствие, — но… сюда нельзя! Его сейчас повезут на операцию. Там и родители приехали…

— Что ты здесь делаешь?! — этот вопрос я услышала уже второй раз за минуту.

На сей раз, это была мама Антона. Высокая, ухоженная, надменная дама неопределённого возраста. Папаша — маленький лысенький колобок — семенил следом.



Вопрос, отчеканенный металлическим голосом, был, как ядом, пропитан неприкрытым отвращением и адресован мне.

— Убирайся отсюда! Чтоб я тебя не видела больше рядом с моим сыном! — сорвалась она и провизжала надрывно, — всё это по твоей вине! Ты посадила его на наркотики и…

— Люся, — папаша мягко дотронулся до руки жены, но она оттолкнула его руку, — мы в больнице. Тише…

— Уже ухожу, — улыбнулась я.

Мне так хотелось выплеснуть её же яд назад, ей в лицо, в тщательно намакияженную физиономию. Во мне плескалась безумная радость от вида её страданий. Получай, дорогая, что вырастила. А я теперь свободна от всей этой грязи. От всего этого дерьма.

Я гордо развернулась и прошествовала к двери. Когда уже вышла в коридор, сзади внезапно раздался пронзительный крик, перешедший в животный вой.

Антон умер.

Так я попала в Школу.

ГЛАВА 3

…Я вернулась в холодную реальность своей комнаты, словно вынырнула из водных глубин, задыхаясь, хватая ртом воздух. Кружилась и дико болела голова, комната ходила ходуном, меня мутило. Я была полностью истощена.

Только что закончился бой. Непростой бой, забравший энергию почти всех факультетов Школы. Бой ради высвобождения энергии Кольца Единовластия.

Нам, Тёмным Воинам, ещё повезло, что этот древний артефакт находился у нас во время схватки. Он давал нам силы. А вот Светлым пришлось несладко… Они вычерпали не только свои силы, но и энергию огромного количества людей. Обычных людей, живущих и не подозревающих, какие бои ведут Тёмные и Светлые Воины в реальности Школы. И всё это — ради этой чёртовой реальности…Нередко и гибнут. Такова уж наша судьба.

Не помню, как добрела до окна, но сейчас мне было уже немного полегче. Исчезла головная боль, тошнота. Только слабость, бесконечная невесомая слабость. Девушка в розовых сапожках очень мне помогла. Думать о её состоянии не хотелось. Я ощущала, что жизнь еле-еле, но всё же теплится в ней. Что-то помешало выпить силу до конца. Да и чёрт с ней! Даже если бы она окочурилась — не моё это дело, это не убийство, это необходимая для моего восстановления мера. Как известно, ничего не бывает случайно. И если она оказалась здесь в тот момент, когда я практически подползла к окну, чтоб хлебнуть свежего воздуха, значит такова была её судьба…

Целители не смогли помочь нам сразу после боя, восстановить хоть немного ресурсы. Они сами были опустошены. И тогда Стефан, наш Учитель, просто отправил нас домой — набираться сил здесь. Банально отсыпаться, кушать, медитировать и…

«пить» людей. Они могут нам сейчас очень помочь. Те, кто не включился в общий поток ночью, с утра полны сил и собираются на работу, на учёбу…Вот только отдышусь и пойду хорошенько прогуляюсь.

Я сходила на кухню, прокралась так, чтоб не слышала мама. Хорошо, что сегодня на работу не нужно. Если она ещё не встала, значит опять вчера встречала вечер с бутылкой… В холодильнике нашла минералку и с наслаждением выпила залпом сразу полбутылки. Захватила пару творожных сырков, вздохнула, и поплелась обратно в комнату. Позавтракаю и отправлюсь «в рейд» по городу.

Сидя на окне, я кушала сырок и смотрела во двор. Несколько позже увидела, как на «Скорой» увезли мою невольную жертву, равнодушно проводила глазами. Потом рассматривала прохожих и по капельке «запивала» ими мой завтрак. Опустошать кого-то полностью было глупо — только не в одном и том же дворе. Светлые мигом заподозрят неладное. Хотя… Пока они сами отойдут и разберутся со своими сторонниками…

Нам не нужно думать о людях-донорах и помогать им после приходить в себя, а Светлые кормят и заботятся о своих «коровах», которых потом же доят, когда им нужно. Ещё бы — люди, светлые по определению, встречаются редко, их так тщательно надо оберегать, а вот нашими хоть пруд пруди, одним больше, одним меньше — никто и не заметит. Вот, к примеру, алкоголики (я усмехнулась)! Ценный материал. Хоть энергии в них не очень много, зато хлещет «изо всех щелей», а ещё они не сопротивляются и мрут покладисто. И проблем потом никаких — «скончался от алкогольного отравления» или «замёрз в состоянии алкогольного опьянения» или «не справился с управлением, будучи в состоянии алкогольного опьянения»… Да мало ли.

Некоторые, наиболее ценные, ещё и прихватывают на тот свет пару человек с собой, их энергия тоже нам очень пригождается. Ну, там, родных своих… И мне их ничуть не жаль. Сами виноваты, что стоически продолжают мучаться с алкоголиками! Жить с такими всё равно, что уже похоронить себя заживо добровольно! Я вот тоже живу…

Думаю, излишне говорить и о наркоманах, тоже наши ценные кадры! Не только сами стройными рядами бегут в могилу, но и последователей старательно выращивают.

Бомжи же — просто одноразовые «роллтоны». Съел — и порядок! Я хихикнула.

Поучается, мы в своём роде, санитары города, если глянуть глазами обывателя.

Есть ещё одна группа — так называемые готы, любопытное молодёжное образование.

Те, что на кладбищах любят пошариться и о смерти помечтать. В принципе, это всё возрастной цирк, но нам они тоже подходят, потому что в такие моменты наиболее глубокой жизненной тоски и влечения к смерти человек просто распыляет вокруг себя энергию, выкидывает её. Я люблю погулять по кладбищенским тропинкам в обнимку с какой-нибудь готичной девушкой, повпитывать… Это такое наслаждение!

Правда приходится этот дурацкий макияж наводить, чтоб не спугнуть источник питания, ну да это уже такие своеобразные правила «столового этикета». Помню, как-то с полгода назад пригласили они меня на своё сборище, вот было весело! Я тогда так «обкушалась», что просто упала в обморок от переизбытка энергии, кольцо аж засветилось. А они подумали, что я так глубоко разделяю их переживания… Так что в этом кругу я почётный гот теперь! Во как! А насколько забавно они потом вампиров изображали, я еле сдержалась, чтоб не заржать во весь голос, на концерты юмористов ходить не надо! Когда дошло дело до оргии (как я не пыталась их выпить по максимуму, а силушек у них ого-го! Не каждый может быть готом по состоянию здоровья, хилые там долго не задерживаются), я тупо слиняла.

Оставить у себя в поле их энергетические пожизненные отпечатки? Да на фиг надо!

Секс это такое дело…Как говорится: «Покормить покорми, а постель — раздельно!»

Сегодня не поеду на кладбище, энергетика дня не та. Вот через 3–4 дня там будет много похорон! Тогда, может быть, и наведаюсь. Страдающие родственники — не менее вкусные лакомства. Если б они знали, сколько кроме меня всяких астральных вампирчиков там собирается на пиршества в такие моменты! Поняли бы тогда, почему обычно с кладбища возвращаются опустошёнными и с больной головой. Особенно обидно, если ты не родственник, а пришёл по каким-то своим причинам на похороны.

Тебя-то всё равно «попьют», но получается, что ни за что, вместе с остальными, за компанию. И «спасибо» не скажут! Таково оно — это местечко «успокоения» мёртвых душ. Да и живые там могут очень легко упокоиться, если здоровьем хилые.

«Не ходите люди на кладбище гулять…». Я расхохоталась и, спохватившись, умолкла.

Мамочку сейчас будить совершенно не к чему.

А сегодня погуляю лучше по проспектам. Наиболее людным. Те, кто высунется после такой ночки на улицу и станут добровольными донорами! Если сил хватило выйти — значит их этих самых сил столько, что можно и поделиться с бедной ослабшей девушкой…Мы ж там, понимаешь, сражаемся за их спокойствие здесь, жизни свои отдаём, а они живут себе припеваючи и в ус не дуют. Надо иногда и дивиденты платить. Спокойная жизнь — удовольствие дорогое, товарищи люди!

Я доела, слезла с подоконника и стала собираться. Скинула сорочку и пару минут любовалась собой в зеркале. А ты хорошенькая, Вилка! Может романчик с кем завести? После Антона вообще к себе мужиков не подпускала ещё. Девчонки со Школы наперебой делились, что держат около себя пару мужиков «для тонуса», как собачек, на коротком поводке: «попивают» их и не отпускают от себя. Делились, что мужчины любят таких, хоть стервами называют, но притягиваются, как магнитом!

Главное — грамотно время от времени скандалы устраивать, но не переусердствовать, чтоб не «осушить» до дна. Такие «высохшие» имеют тенденцию собой кончать, потому что просто разорвать и уйти они просто уже не в силах.

Чтоб от такой девушки уйти — надо иметь недюжинную внутреннюю силу. А имея — просто не станешь связываться с ней. Интересно, а я смогу стать такой вот «роковой» женщиной? Кокетливо покрутилась, осмотрела себя со всех сторон.

Порепетировала разные взгляды и побаловалась с мимикой. Результат мне, определённо, понравился. Не понравилась мысль о том, что с этой «едой» ещё и спать придётся… А вот наиболее продвинутые наши ведьмы-воины и до секса не доводят! Мучают бедных мужиков, изводят, держат на сексуальном поводке, дразнят — а не дают. И так годами! Только так: тут потрогать, там погладить. А больше — ни-ни! И этого хватает. Я навряд ли могу с этим справиться. А всё Стефан… Я вздохнула.

Утро туманное… холодное, серое. А ещё конец лета, называется! Ёжась, я скинула ночнушку, натянула трусики, носки, влезла в джинсы, разыскала футболку и лёгкую куртку-ветровку. Рассовала по карманам кошелёк и мобильный телефон. Расчесалась, быстро накрасила глаза. Легко, ненавижу бросающийся в глаза макияж, когда на лице косметики больше, чем свободного места.

Потом я со шпионской изощренностью прокралась в прихожую и, стараясь не шуметь, натянула кроссовки.

Вместе с поворотом ключа в скважине дверного замка скрипнула дверь в мамину комнату, но я уже, юркнув наружу и захлопнув входную, неслась вниз по лестнице во всю прыть, ожидая в спину грубого оклика. Но его не последовало.

Питер…Питер…

Воздух здесь — совсем особенный, его пить можно взахлёб! Помню как-то, ещё учась в школе, мы с подругой решили смотаться в Москву. Не успели ступить из поезда на перрон, как я уже почувствовала разницу. Там, чтоб дышать, словно преодолевать что-то приходится. А в самом городе и того хуже — задыхаешься, будто вязкое нечто в себя впускаешь через нос в лёгкие. И дело тут не в загрязнённости воздуха, не в смоге и загазованности, а в энергетике пространства! Это я сейчас понимаю, а тогда просто раз и навсегда отбилось желание туда возвращаться.

Бежала назад, словно по пустыне к роднику. Ну, нету там свежих «родников»! Даже в Коломенском или на Воробьёвых горах…Всё «выпили», а взамен ничего городу не дают… Такой уж менталитет москвичей. «Брать от жизни всё»! В этом лозунге он весь. Не отдавая ничего… Так уж получается. С потом и кровью зарабатывать на блага или на выживание, но городу не нужны твои пот и кровь, иначе он превращается в монстра. Медленно и неотвратимо…И пьёт силы уже из тебя. Кто не утратил способность чувствовать — те бегут из Москвы. Чтобы жить.

Улочки питерские с множеством мелких подворотен и двориков, начинающихся арками; проспекты и набережные; мосты и мостики — всё это создаёт единый пространственный слепок, который отпечатывается в твоей душе, если ты хоть раз побывал здесь, который программирует тебя на любовь к этому городу! Это ненасильственная любовь, не нездоровая привязанность. Это, если хотите, соприкосновение душ. Души города, которую он доверчиво и искренне открывает тебе навстречу и твоей собственной. Их танец, слияние, которое невозможно разорвать без боли, без слёз. Он не отпускает потом, даже живи ты за сотни километров… Он приходит в снах, смотрит на тебя с картинок, фотографий и экрана телевизора, он звучит в песнях и колокольном звоне Спаса-на-крови…И ты просыпаешься в слезах.

Это душа тоскует, тянет туда, где остался её кусочек. Зовёт до тех пор, пока ты не прибежишь, не ворвёшься в объятия города, не растворишься в его любви к тебе.

Она искренна, потому что Питеру ничего от тебя не нужно. Только безусловная и ничего не требующая любовь притягивает, как магнит. Это ты уже не можешь жить без него. А город, как любящий родитель или как страстный любовник, терпеливо ожидающий твоего возвращения, обнимет тебя и скажет ласково: «ну-ну, всё хорошо, ты дома…» И ты понимаешь, что действительно ДОМА!

Эти слова шептала мне лихорадочно моя подруга, та самая, с которой я ездила в Москву. Она тогда там осталась, захотела изменить жизнь, добиться славы и успеха в месте, где всё, казалось бы, создано для этого! Она добилась её, за год стала популярной певицей, чьё имя не сходило с верхних строчек хит-парадов. А затем она просто всё бросила и вернулась назад. Она целовала мостовые города, стены домов, она плакала и смеялась… Она дышала городом и не могла надышаться. Сейчас она поёт в здешних клубах и счастлива безмерно. Только мы с ней не видимся больше. Видимо, я для неё теперь одно из грустных напоминаний о её побеге, о её предательстве любимого существа — её дорогого Питера. Я и не навязываюсь, потому что прекрасно понимаю её. Любимый город не слышал тех бессвязно-маниакальных слов, которые она бормотала мне в Москве, отрекаясь от него, отдавая свою душу и тело столице. А я слышала. И потому предана забвению, как всё, что связано с затмением отступничества.

Лишь иногда тайком хожу на её выступления и радуюсь, видя, как снова сияют её глаза…

Я люблю идти по улицам с лёгкой полуулыбкой на губах и пристально наблюдать.

Ловить взгляды прохожих, пить их грусть и превращать в лёгкость. Реакция у разных людей совершенно различная. Кто-то хмыкает, кто-то отворачивается, а кто-то сначала недоверчиво, а потом и совершенно искренне улыбается в ответ. И тогда мы хохочем вместе.

Таким людям совершенно невозможно сделать что-то плохое. Всё равно, что пнуть тянущегося к тебе доверчиво котёнка. Он лишь пискнет, откатившись в сторонку, но в следующий момент опять ринется обнюхивать и облизывать твою ногу. Я не умею «пить» радость. Я «пью» боль, ненависть, обиду, раздражение, гнев, отчаяние, страх. СТРАХ! Вот, что самое лакомое для нас, Тёмных, самое энергоёмкое и питательное. Восстанавливающее наши силы. В такие моменты человек особенно открыт, хоть забирай всю его душу! Но открыт не в смысле чистой и невинной радостной открытости, которая наоборот является самым твёрдым и неприступным препятствием для вампиров, а в плане сорванной с петель «двери» души, в которую беспрепятственно врываются «сквозняки» сомнений, осуждения и злорадства, трусливой ненависти и подлости по отношению к близким и не только. Лицемеры и двуличные люди тому пример. Это те, кто боятся, очень боятся. И потому разрушают себя изнутри. И превращаются из людей в мёртвую, неодушевлённую «пищу», этакий продукт. Обратный процесс почти невозможен. Потому что, попав на стол пирующих тёмных сил, ты уже так легко не сбежишь. Ты мог бы ещё сделать это, будь у тебя за душой достаточно сил и ясности мышления, направляющих тебя, могущих стать тебе подспорьем и подмогой. Но, к нашему счастью и, увы, для них самих, опустившись до определённого уровня душевных вибраций, человек без посторонней помощи уже не может выбраться из «ямы» страданий.

Таких видно сразу. У них не светятся глаза. Если заглянуть в самую глубину, не обнаруживается даже искорки… Она, безусловно, есть в человеке всегда, но часто настолько глубоко, что почти нет надежды её разжечь и поднять на поверхность. У таких людей бегающий взгляд, они никогда не смотрят в глаза собеседнику. Они бессвязно говорят много бессмысленного, неопределённого, лишь бы не молчать, страшась тишины. Они похожи на сито, через которое вытекает их собственная энергия жизни. И остаётся пустота.

Но я ценю таких людей! Более того, я уважаю их! Как же не уважать тех, кто из данного им при рождении богатейшего выбора путей, выбирает быть НИКЕМ.

Органическим растительным существом, сеющим вокруг себя пустоту и смятение.

Открытой бутылкой, к горлышку которой свободно может присосаться любой! Для этого нужен определённый «героизм«…Они нередко размышляют о духовном росте, который впрочем, у них непременно связан с болезнями и физическими мучениями, что немудрено при такой расхлябанности и пренебрежении к себе и своей душе.

Здоровый дух бывает только в здоровом теле, что бы там не говорили религиозные образования и философы. Те, кто это знает, уже ничего не говорят, незачем. Они свой выбор осознанно сделали, а потому понимают, как ценен ЛИЧНЫЙ выбор каждого человека и как нужны жизни и другие люди, годящиеся хотя бы для «пищевой» цепочки.

Это Светлые живут по принципу: «Поделись улыбкою своей, и она к тебе ни раз ещё вернётся!» А с кем делиться? Вот с этими? Которые, вопреки всему, идут хмурые и вечно какие-то усталые, а на улыбку другого человеку реагируют с неприязнью и чуть ли не отвращением? Для меня же улыбка — некий тест на место человека в «пищевой цепочке» — ответит или нет?

А Светлые верят в потенциал, заложенный в каждом, в то, что в любой момент и на любой стадии можно возвысить в человеке этот потенциал и поднять его с уровня «куска мяса» до сознательной личности. Но факт в том, что многие этот свой потенциал с собой в могилу и уносят, умирая раньше, чем он в них пробудится. За что лично мы, Тёмные, им бесконечно благодарны — ведь это основная наша база и наше жизнеобеспечение!

Они не видят жизни, так мы уводим их к смерти. Жить должны те, кто нацелен на жизнь, а не на бесцельное, серое, унылое существование и постоянную борьбу со всем вокруг. Те, кто хочет, а не те, кто вынужден, потому что имел несчастье родиться.

И потому последняя категория граждан именно сейчас пойдёт мне на пропитание.

Я спускалась в метро. Сейчас там самый час пик, уцелевшие спешат: кто на работу (даже в субботний день), кто по другим делам, и обсуждают, или просто прокручивают в голове свои ночные кошмары. А это прекрасная тема, дабы щедро накормить даже весь наш факультет!

Стоя на эскалаторе, я рассматривала людей. Точнее, не столько их, сколько их ауры. Скользила взглядом по поверхности.

Тусклые, безжизненные. С ярко выраженным знаком смерти, который вероятно, остался просто как отпечаток после боевых действий Воинов в реальности Школы, ведь потенциально погибнуть мог каждый! Даже у тех, у кого они просто сияли в иной день разноцветьем. Но это обычное дело наутро после боя в Школе. Никто не остался безучастным на этой планете. К концу дня многие придут в себя, планета быстро восполняет свои ресурсы и восстанавливает своих питомцев, коими в данном случае являются люди. А некоторые из них, увы, всё же не доживут до вечера: инфаркт, инсульт и прочие «прелести» человеческого бытия… Ну а кто виноват, что утратили они связь с Землёй и космосом своей бесконечной «культурой пития»?

Связь эта, как известно, прерывается в момент употребления алкоголя даже в минимальных дозах, и восстанавливается только спустя несколько суток. А если употреблять понемногу, но ежедневно? Таких людей видно по отсутствию энергетического потока над головой. Верхняя чакра закрыта, связь с космосом временно прекращена. В общем, энергию им брать неоткуда… Сидели бы дома — постепенно бы, вместе с дыханием, набрали бы жизнеобеспечивающее количество, а так — вряд ли. А ведь сейчас ещё пивком заправятся — и конец! Хорошо если под машину попадут и не мучаясь…Я вздохнула. Если бы люди видели хотя бы часть из того, что видим мы, Воины, они бы очень сильно пересмотрели свои ценности и приоритеты.

А сейчас я целенаправленно искала источники энергии. Мы, Тёмные, не пользуемся для восполнения сил природными ресурсами, мы, увы, даже энергетически не «вегетарианцы». Люди — вот наши источники. И сейчас мне необходимо найти яркие, сильные ауры. Я бы могла методично «добивать» тех, кому и так осталось… Но я не «санитар леса», то есть, метро. Да и суматоха возникнет какая, если начнут люди прямо на глазах падать и «концы отдавать»! Конечно, выбросы энергии в виде страха, паники и отчаянья мне очень нелишни, но не тут и не сейчас. Неизвестно, какие будут последствия. Толпа бывает в панике страшна и непредсказуема.

Да, я осторожна в отличие от тех же Жанны или Артура с моего факультета, уж они бы стали пить взахлёб отовсюду сразу же после выхода из подъезда. А я чего-то вечно опасаюсь. Тоже мне, Воин! А может я просто разборчива и для восстановления сил мне хочется не абы чего, а «вкусненького». Чем меньше в жертве энергии, тем она более «безвкусна», чем больше, концентрированнее, тем слаще… Ну да, я гурман!

Уныло перебирая взглядом ауры, среди которых не за что было даже зацепиться, я вдруг ощутила, как волосы встают дыбом. Это похоже на предчувствие, как будто сзади неумолимо что-то надвигается, упругая волна шла, давила и всё тело тут же закололо, как иголочками. С усилием я повернула голову.

Казалось бы, ничего необычного: люди, как люди. Но я сразу поняла, что необычное есть! На несколько ступенек выше меня стоял высокий лохматый, тёмноволосый парень лет 25-ти. Взъерошенный, с диким взглядом, он озирался по сторонам, а сам нервно перебирал руками по боковой стойке с фонарями. Казалось, он собирается ухватиться за неё, но никак не решится.

Я лениво влезла в его мысли… и чуть не вскрикнула. А в следующую секунду он вдруг решился!

Повинуясь инстинкту самосохранения, я моментально вцепилась в парапет и запрыгнула на стойку. Мы с парнем сделали это одновременно. А в следующую секунду мощный импульс сотряс пространство. Резиновые ступени эскалатора дрогнули, остановились и… со скрежетом распрямились. Я закрыла глаза.

ГЛАВА 4

Крики, вопли, глухие звуки вокруг меня, отчаянные попытки схватиться, пространство ходило волнами отчаянья, его рассекали сотни рук. Несколько скользнули по мне. Я, не соображая и не представляя всей опасности поступка, слепо ухватилась за одну и поддела, дёрнула к себе, не раскрывая глаз. На удивление легко! Я распахнула глаза: рядом со мной, уцепившись в фонарь, сжалась и тряслась всем телом девчушка лет пяти, немо, расширенными от смертельного ужаса глазами глядя туда, вниз, в кровавое, невероятное месиво… До низшей точки эскалатора оставалось метров 50. От падения не спасся никто, настолько внезапно и неожиданно это произошло. Никто кроме нас двоих и того парня. Я медленно перевела на него взгляд. Он сидел, скорчившись, бледный, но при этом глаза у него были вполне осмысленными. Он смотрел туда, вниз, но как бы сквозь пространство. И он «ПИЛ»! Жадно «пил» энергетический всплеск, по мощи равнявшийся неслабой катастрофе. Я оцепенела. Он ощутил взгляд и повернулся в нашу сторону.

— Чего смотришь?! — рявкнул он самодовольно, — присоединяйся!

Это было приглашением к угощению. Он увидел во мне равную. И всё понял. Девочка рядом со мной тонко заскулила.

Я машинально «глотнула» огромную порцию, поперхнулась от силы выплеска, выровняла дыхание и в следующую секунду наотмашь хлестнула его энергетическим хлыстом. Парень от неожиданности едва не слетел со своего спасительного места.

— Ты чего, сдурела?! — заорал он, — какого хрена?

— Это ты сдурел! — заорала я в ответ, нервно озираясь, — сейчас тут будут Светлые и как думаешь — кого они заподозрят в первую очередь… из нас троих?

Идиот!!!

Но автоматически я продолжала «пить» энергию и чувствовала, как силы возвращаются ко мне в полном объёме, как было до боя, а потом и переполняют меня. Девочка, невольно спасённая мной, тихонько заплакала, бормоча: «мама… мама…»

У меня сердце защемило. Парень заметно подрастерялся. Он даже на миг забыл о «пище», глаза испуганно забегали, и он стал терять уже ту энергию, что «выпил» к этому моменту. Я злорадно «подъедала»., ведь в отличие от него, уже пришла в себя и быстро ориентировалась. Завыла сирена. У меня есть полминуты, чтоб исчезнуть. Но как это сделать? Вопли и вой пострадавших там, внизу, благодаря своеобразной акустике не давали сосредоточиться. Телепортироваться я не умела.

Зато я могла (с таким количеством энергии) создать оцепление на несколько минут, открыть портал и попытаться сбежать.

— Эй! — истерично окликнул меня парень, заметно дрожа всем телом, — ты чего-то придумала?

— Не твоё дело, — бросила я, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, чему учил нас Стефан.

Если выберусь — отблагодарю его любым способом!

— И мне помоги, пожалуйста! — с мольбой в голосе попросил он уже повежливее, — не оставляй меня!

— Ты обо мне не потрудился позаботиться, — огрызнулась я, — сам и выбирайся…каннибал!

Я уже достаточно узнала о незнакомце. Обыкновенный человек, мечтающий стать необыкновенным магом. Начитавшийся книг и, благодаря своему упорству, овладевший энергетическими приёмами. Вампир по сути, Бог — по мании величия, но наивен, как младенец. И туп, как пробка. Храбрость придурка сочетается с безрассудностью глупца. Таким магия, как обезьяне граната. Обидно, что у него всё получилось, а воспользоваться этим он не смог. Зря старался? А вот и нет! Меня покормил. Так сказать, «сводил девушку в ресторан». О людях внизу и их судьбах я думать сейчас не хотела…Просто так с человеком ничего не случается.

Вот за счет таких доморощенных «магов» мы иногда и выживаем. К сожалению, я не могу оставить его тут так. Иначе он впадёт в истерику и подставит меня.

Там, наверху, началось какое-то движение, что-то невнятно проговорил громкоговоритель, внизу — почти воцарилась тишина… Заморгал свет.

Времени к размышлению не оставалось. Изо всех сил втянув в себя побольше энергии. клубящейся в невероятном количестве в пространстве, я стала плести оцепление. Сплетать в пространстве, подобно паутине, невидимый энергетический кокон, не пропускающий ни временные, ни другие энергетические потоки. Звуки смолкли, время остановилось. Кокон диаметром как раз достаточным для того, чтоб охватить нас двоих, был готов. Я порадовалась, отметив его отличное качество.

— Послушай, — повернулась я к девочке, — ты меня не видела и никому обо мне не расскажешь, поняла? Это твоя мама тебя сюда закинула, поняла?

Девочка, глядя мне в глаза, послушно кивнула.

— Сиди тут, держись… Тебя как зовут?

— Морозова Наташа…

— Вот и отлично, Морозова Наташа. Не смотри вниз. Скоро тебя отсюда снимут и…всё будет хорошо.

Я кривила душой. Как же всё будет хорошо, если её мама погибла там, внизу, раздавленная кучей чужих тел? Вздохнула и, сжав детскую ладошку, влила в неё энергии, достаточной для успокоения. Девочка глубоко вздохнула, и её взгляд стал менее испуганным.

— Не смотри вниз! — повторила я, она закивала.

Всё-таки инстинкт самосохранения есть и у неё тоже, развит, в отличие от других, прекрасно, оставляя рассудок холодным даже в такие моменты. Может быть когда-нибудь будет одной из нас. Такой потенциал!

— А ты! — крикнула я парню, не сводящему с нас глаз и жадно впитывающему каждое моё слово, — киллер, блин! Закрой глаза, сейчас будет немножко тошнить. Да отпусти ты фонарь!

Он мне с поспешностью повиновался. Я «привязала» его к себе энергетической нитью и прямо перед собой открыла портал. Первая картинка, что пришла мне в голову — парк на Горьковской станции метро. Сейчас там не слишком людно будет, вот туда и отправимся. И смело шагнула в колышущийся морок портала, стараясь не думать, что если у меня не получилось — то сейчас мы с парнем полетим вниз и присоединимся к тем, кто там уже нашёл «успокоение»…

Но у меня всё получилось.

Мы благополучно кубарем свалились на мокрую от росы траву и покатились по ней. И меня совершенно не волновало, что кто-то может нас сейчас увидеть. Но, оглядевшись, я поняла, что не ошиблась с выбором места. На редкость безлюдное в эти часы, оно подходило для внезапного появления, как нельзя лучше.

Я не впервые путешествовала таким образом, Стефан несколько раз открывал порталы в нашей реальность. Но сама я — ни разу. И это здорово, что у меня просто не было выбора и времени подумать — иначе я бы ни в какую не решилась. Да и затраты энергии огромны. Мне бы никогда самой столько не сгенерировать. А теперь — Стефан может по праву гордиться ученицей. Вот только… что мне теперь делать с моим доморощенным магом?

Я села на траве и с сомнением оглядела парня. Он валялся оглоушенный, потерявший на некоторое время ориентацию. Да уж, переход дался ему совсем непросто, в отличие от меня, у которой лишь немного кружилась голова (от слабости, я лишилась почти всей выпитой энергии), да саднила спина (от не очень удачного падения). Ко всем прочим побочным прелестям телепортации, вроде тошноты и кратковременной потери ориентации в пространстве, ему ещё и пришлось пережить неслабый рывок, когда я сорвала его и потащила за собой на «привязи». Ничего, потерпит. В конце концов, я его шкуру спасла. Он-то и не знает, с чем ему пришлось бы столкнуться, попади он в руки Светлых. Да и не рядовых Воинов!

Вспышечка-то от выплеска была неслабая, она должна была их внимание моментально привлечь.

Вообще нам, Воинам: и Тёмным, и Светлым, запрещено таким кардинальным образом пополнять запасы энергии. Тёмные хоть и понимают, что на то они и запреты, чтоб их нарушать, но всё равно действуют очень осторожно. С такой наглостью и такого беспредела не творят никогда. Если зарываться — там тебя и похоронят.

А на такой «фейерверк» в данное время вряд ли пошлют обычных Воинов. Сейчас они раны зализывают и сил набираются — кто как может, в основном в медитации. А вот Учителя наверняка уже восстановились. Они и ринутся «на свет», порядок наводить.

Жалко им, видите ли, простых людишек! Своих Воинов не жалко, а этих…

Наконец парень собрал глаза и мысли воедино и вполне осмысленно посмотрел на меня. Умничка, даже не стошнило! Обычно, в первый раз так бывает. Я уж и морально приготовилась к этому зрелищу. А он сильнее, чем может показаться.

— Ну? И чего? — спросила я у него тоном няньки у нашалившего ребёнка. Правда, грозно сдвигать брови не стала, он и так страху натерпелся.

— К-как… как ты это сделала?

— Ой, блин, — я закатила глаза, — да просто! Каждый день это делаю.

Я уже отметила. Что кольца у него нет и к Школе он отношения не имеет точно. Так что можно и покуражиться.

— Научи! — вдруг загорелся парень, мигом забыв про обстоятельства, при которых мы встретились.

Я вздохнула.

— Тебя как зовут-то?

— Женя… Евгений!

— Вот что, Женечка, — сказала я, игнорируя «Евгения», — я девушка злая, голодная, вышла на охоту, а ты мне всю охоту сорвал. Как ты считаешь, я буду тебя столь благодарна, что сейчас возьмусь тебя всякой фигне учить? Или просто «закушу» тобой? «Нет человека — нет проблемы»!

Парень побледнел. Но смолчал.

— Ты правильно сейчас размышляешь, — кивнула я, — только вот лучше и пробовать не надо. Пока я не решу, что теперь делать с тобой. Что же — просто так вытащила?! Силы свои тратила…Благотворительностью я не занимаюсь. Шаг вправо — шаг влево приравниваю к побегу и стреляю без предупреждения, понял, Евгений?

Парень кивнул нерешительно, он понял. Хоть и прикидывал, в чём он может быть сильнее меня. Я с умилением следила за ходом его мыслей. Маг — а как открытая книга! Тоже мне…ну, почему люди, стремясь постигнуть какие-то магические силы и обрести способности никогда не думают о защите? Хотябы элементарном блокировании своих мыслей от посторонних телепатов. Пока ты будешь думать так явно — тебя же грохнут раньше, чем ты пальцем пошевелишь. И это я — далеко не лучшая ученица Школы.

— Так, ладно, — я встала.

Трава была и впрямь мокрой, мне не хотелось намочить джинсы больше, чем уже было. Вот, блин, приключения… Женя встал вместе со мной, не сводя с меня взгляд и лихорадочно размышляя, к какому решению я пришла.

— Сама тебя найду… попозже, — добавила я, доставая мобильник, — оставь мне свой телефон.

Парень криво улыбнулся и продиктовал номер. Он подумал, что я всё же склонилась к тому, чтоб взяться его учить, подивился своей неотразимости в моих глазах и обнадёжился мечтами о дальнейшем. Глупенький… Я обворожительно улыбнулась, подкрепляя его уверенность. На секунду мелькнула мысль, что, возможно, вот он — человек, которого можно сделать пищей и манипулировать им! Да и делать-то ничего уже не надо, я поразила его до глубины души, спасла ему жизнь и теперь он, преданно виляя хвостиком, будет послушно мне служить. А почему бы и нет?

— А ты мне свой не дашь? — уже более окрепшим голосом, с нотками донжуана, спросил он.

— Не дам, — сладко ответила я.

Не зарывайся, мальчик, знай своё место! А оно там, где Я укажу тебе. Кажется, я вполне благополучно превращаюсь в настоящую ведьму-стерву! Браво, Вилка, ты великолепна! Всё гораздо проще, чем мне представлялось, всё само собой происходит.

— Ладно, — быстро согласился он, — и что теперь?

— А теперь ты пойдёшь домой и не будешь больше глупить. А я пойду по своим делам.

— А мне с тобой нельзя? — заискивающе попросился он.

— Исключено, — отрезала я, — я буду «кушать», а делить трапезу с тобой не входит в мои планы.

Я получала удовольствие от этой игры. Повелевать без права на возражения — любая женщина мечтает об этом, а такая, как я — особенно.

Евгений кивнул, но как-то расстроено, и побрёл прочь по аллее парка. Сначала, по привычке, к метро, но потом, вспомнив что-то, резко остановился и потрусил к трамвайной остановке. Я усмехнулась. Сейчас он был меньше всего похож на мага, коим очень хотел себя ощущать.

Размышляя о превратностях судьбы, совершенно забыв о трагедии в метро, я побрела в противоположную сторону.

Город стремительно пробуждался, людей на улицах пребывало. Даже тут виднелись группки туристов — розовощёких, вечно улыбающихся американцев; пуритански поджимающих губы французов; беспрерывно щебечущих японцев… Я лениво «попила» то тут, то там… Силы прибывали.

Вылезло солнышко, стало пригревать. Все утренние события, и даже знакомство с Женей, мне стало казаться ночным сном, просто кошмариком, испарившимся с уходом ночи. Я даже оглянулась, чтоб убедиться. И вправду: парня уже не было на трамвайной остановке. Я достала сотовый, охваченная нелепым состоянием нереальности. Нет, всё в порядке, вот его номер. Я набрала. Женька ответил сразу же после первого гудка.

— Да, слушаю!

— Проверка связи, — буркнула я и отсоединилась.

И только тут до меня дошло, что я так и не представилась, он ведь не знает моего имени! И я неудержимо расхохоталась.

К обеду, пресыщенная, как кот, дорвавшийся до сметаны, я вприпрыжку отправилась на автобусную остановку. Спускаться в метро что-то желания никакого не было. Да и торопиться мне некуда. Сегодня у меня выходной, на работу только завтра.

Силы были полностью восстановлены, не знаю, правда, сколько для этого пришлось «выпить» людей. Но раз Учитель позволил делать это вполне легально — отчего бы не воспользоваться. Имею право. Обычно в другое время Тёмные делают это тайком, воровато, исподтишка. Это наказуемо. Если поймают Светлые, пожурит тщательно Стефан виновника у них на глазах. А за глаза — по отечески улыбнётся и преподаст урок более тщательной маскировки.

Домой ехать не хочется, но придётся. Надо немного поспать, чтоб полностью прийти в себя и чтоб «выпитое» усвоилось. Запрусь в комнате, одену наушники и пусть хоть весь мир ломится ко мне — не услышу.

ГЛАВА 5

Дома меня ожидал сюрприз. Не успела я повернуть ключ в замке, как дверь распахнулась мне навстречу. Я по инерции шагнула на порог и оказалась в жарких объятиях мамы.

— Господи, Вилка, слава Богу! Ну, где же ты была?

— Мам, да что такое? — удивилась я, высвобождаясь.

— Только что… по телевизору… — сбивчиво объясняла мама, — показали… Ужасная авария в метро, на станции прямо у нашего дома! Ты же могла пострадать…

— И кого это волнует? — пробурчала я.

— Что ты такое говоришь? — воскликнула с досадой мама, — конечно, меня это волнует! Я чуть с ума не сошла от мыслей за тебя!

— Мам, но всё же нормально, я дома… — я попыталась вырваться и проскользнуть в комнату.

— Вилка, дочка, я вот что подумала… — мама лихорадочно сжала мою руку, глаза горели, — мы так редко бываем вместе, может быть съездим куда-нибудь, погуляем?

— Мам!

— Или давай в Сертолово, до бабушки? Она жаловалась, что мы её совсем забросили.

Прямо сейчас, а?

Мама была взбудоражена, просто тряслась. Она действительно напугалась, но вот за меня ли? Или от мысли, что сама могла там оказаться? Она часто в это время ездила на метро.

— Посидим, как одна семья! С тех пор, как папа…

— Мама, хватит! — оборвала я, — я не хочу никуда ехать! С тех пор, как папа умер, мы перестали быть семьёй!

— Виолетта, что ты говоришь… — мама покачнулась и опёрлась о стену, не отпуская моей руки, но хватка заметно ослабела.

Похоже, она не играла, и не было пьяна. Я смягчилась.

— Мам, я устала. Всю ночь работала, мне нужно поспать…

Моё тело вибрировало от «выпитой», но не усвоенной энергии. Требовался срочный отдых.

— С каких это пор ты работаешь по ночам? — воскликнула мама, — что, я чего-то не знаю?

Ну вот, начинается… Ты, мама, многого не знаешь…

Я молча вырвала руку.

— Мне надо поспать, — повторила я, — и я никуда не хочу ехать!

— Ты думаешь только о себе!

Я хмыкнула. А о ком мне ещё думать больше, нежели о себе? Кто этим займётся, если не я? Мама уже и трезвой становится невыносимой. Поскорее скинула обувь, захлопнула дверь в комнату и уже потом услышала мамин голос.

— Ладно, поспи, а потом вместе пообедаем! Я приготовлю пока…

Ух ты, это что-то новенькое. Хотя особо я не обольщалась.

Зевая, доковыляла до кровати и, как была в одежде, рухнула на неё, потянула одеяло из-под себя, вытянула и завернулась в него. Лениво потёрла кольцо. В следующую секунду я уже спала.

Отправляясь в Школу, буквально сгорала от любопытства, есть ли там сейчас кто?

Ну, насчёт Учителей я не сомневалась: кто-то да есть. А вот из Воинов? Или, может, с других факультетов? За два года я там успела узнать абсолютно всех.

Первое моё появление в Тёмном Лесу было связано с настолько мощным шоком, что я даже не огляделась вокруг, как следует. Зато потом знакомство с чудесами Леса началось для меня по полной! Было ощущение, что попала в сказку. Мрачную, но сказку, полную невероятных существ и приключений. Кикиморы, драконы, гарпии, грифоны, гоблины, гномы… Да много всяких! Впрочем, гномы обитали не только в Тёмном Лесу. Они, похоже, были единственными (не считая практически невидимого, очень редко встречавшегося нам, лешего), кто шмыгал беспрепятственно туда-сюда меж Тёмным и Светлым Лесами. Этакие посредники между остальными. Вечный почти непроницаемый полумрак Тёмного леса расслаблял и дарил состояние покоя, защищённости, уверенности. Гуляя по его тропинкам, я наслаждалась этим волшебным мирком, в который мне повезло попасть и даже стать одной из его «обитателей».

Кому-то наш Лес мог бы показаться слишком тёмным, но это лишь на первый взгляд.

Стоило прийти сюда во второй раз и он открывался во всём своём великолепии и таинственной красоте… Я слышала, что у Светлых Лес яркий, хорошо освещённый, что ж, каждому своё! В нашем же Лесу я вынуждена пользоваться факелом лишь когда кто-то из Светлых Воинов посещает нас. Они, как бабочки, попавшие в страну непроглядного мрака, топчутся неуверенно, едва перешагнув Границу, а то и пользуются своим магическим огнём, что нежелательно здесь. Слишком много сущностей слетаются-сползаются «на огонёк» с жадностью голодных людоедов, а, ожигаясь, становятся агрессивными и затаивают злобу…

Встречать «гостей» — моя почётная обязанность. Может потому так и пользуюсь популярностью и уважением среди других Воинов, что всегда в курсе, кто и когда приходил к Стефану и не только к нему.

Хотелось бы отдельно сказать про Тёмных Воинов. Наш менталитет таков, что трудно завладеть всеобщей любовью и уважением в нашем дружном коллективе. Это я к вопросу об авторитете. Непререкаемым обладает в наших глазах лишь Стефан. Даже к Мирабелле, являющейся заведующей Тёмного отделения Школы, мы относимся без подобного пиетета. Каждый из нас — сам по себе, свободен в поступках и отношениях с другими. Но это вовсе не означает, что нам всегда и на всё плевать.

В моменты боя или тренировок преображается каждый из нас, мы сплачиваемся и становимся одним целым — вот это настоящее воинское искусство!

Даже Артур, в котором живёт дух противостояния всем и всему — даже он забывает о разногласиях, когда это необходимо, он великолепный и бескомпромиссный, самоотверженный Воин. И Стефан ценит в нём это, потому что прощает ему самые дерзкие выходки и слова. По отечески спокойно воспринимает его заскоки, которые даже меня выводят порой из себя. Но Учитель мудр и видит больше, чем остальные.

За это мы все любим его и безмерно уважаем. Живёт Артур в Лос-Анджелесе.

Даже Марго. Маргошка — хитрюга, авантюристка и лукавая сумасбродка, с бесенятами в глазах. Для неё нет преград, её безумства не может предотвратить даже Стефан.

Но он любит её и ценит, потому что знает, что в трудную минуту она выкладывает по полной, забыв о себе, преображаясь в серьёзного и ответственного Воина. В реальности наша «беляночка» живёт в Финляндии.

Даже Лиска, наша милая французская «Элизэ». Резковатая, недоверчивая, вечно во всём сомневающаяся… Даже она — ценный боец, который сцепив зубы пойдёт до последнего. Не ради идеи, я ж говорю, что она вечно во всём сомневается, иногда даже в реальности Школы (похоже ей проще поверить в то, что всё ей только снится, этакий бесконечный сон-сериал), а ради товарищей, которые в этот момент рядом с ней. Она очень верный друг, не боящийся ничего, кроме, наверное, самой себя, не доверяющий себе.

Даже Жанна — наш океан женского кокетства и обаяния. Нет ни одного парня в Школе, что не задержал бы ей вслед восхищённый взгляд. Даже Стефан попадает время от времени под её обаяние. Хотела бы я вот так же уметь! В реальности за этой горячей аргентинкой, наверное, мужчины табунами ходят! А здесь она флиртует со всеми, но близко никого не подпускает. По крайней мере — на виду.

Даже Анжела. Она швейцарка. Эта ледяная статуя, глядя на которую не скажешь, что её что-то может заинтересовать или увлечь. Эта девушка-загадка, всегда взирающая отстранённо, даже, я бы сказала, равнодушно, снисходительно улыбаясь время от времени. Она очень мало говорила о себе, и я совсем ничего не могу сказать о ней в реале. Но в Школе она невероятно прилежна. Дружит более-менее близко, кстати, только с Тамарой. А ещё я подозреваю, что у неё что-то есть с Артуром. Но это всего лишь на уровне бытовых сплетен. Сами они, если что и есть, то очень хорошо это скрывают.

Тамара — отличница, очень ответственная, иногда просто до занудства. Стефан более других доверят ей командовать в трудные моменты боёв. Она быстро ориентируется, всё схватывает «на лету» и соображает — дай бог каждому! Но, на мой взгляд, скучновата. Мне гораздо ближе Маргошка с её бесшабашностью. С ней никогда не чувствуешь себя зажато, скованно и неуютно, как с молчаливой и серьёзной Тамарой.

А Ахмет? Обворожительный красавчик-турок. Жанна как-то проявляла к нему явную симпатию. И вроде даже была взаимность. Но Стефан сказал, что в Школе исключены любовные взаимоотношения с другими учениками — и баста! Хотя он ведь прекрасно понимает, что они есть, только хорошо упрятаны. Но вот против тайных свиданий не возражает. Потому что знает прекрасно, что все наши девчонки поголовно и безвыходно влюблены в своего Учителя. Даже холодная Анжелка и непробиваемая Тамара. Но ведь молодое тело требует своего, а душа — приключений! Потому он и прикрывает глаза. Так вот, об Ахмете! Он у нас признанный ловелас, перекадривший в своё время всю женскую половину Школы, не обходя своим вниманием и факультеты с совсем молоденькими девчонками. Но, как ни странно, ни одна не осталась на него в обиде. На нашем факультете, пожалуй, с красавчиком не крутили лишь Анжела, Тамара и я, заняв позицию подружек-отличниц. Ахмет долго меня и не добивался, привыкнув к лёгким победам своего бесконечного обаяния. Не хочешь — размыслил он — не надо, твоё право. И переметнулся на новенькую с факультета Целителей. Ой, там с этими Целителями (точнее, Целительницами!) вообще отдельный разговор — просто смех. Во время боёв, когда Ахмету приходится туго и он нуждается в их помощи — они дружной толпой бросаются к нему, забыв об остальных.

Те же, кто не может оторваться от других Воинов, с завистью косятся на соперниц.

Однако всё тихо-мирно, драк не наблюдалось, ведь любовь, со всеми вытекающими, у нас в Школе — вне закона. Пожалуй, только Ахмет является конкурентом для Стефана относительно девичьих сердец. Но Стефану не в чем его упрекнуть, Ахмет не конфликтен (как тот же Артур) и легко оставит в покое девушку, если видит, что это не нравится Учителю. Такие вот любовные дела.

А ещё есть Андрей. Он латыш. Симпатичный, но такой задиристый, провокатор!

Потому девчонки к нему не относятся всерьёз. Не цепляется он только лишь к Артуру, тот у нас признанный лидер. Ну и ещё к Гансу. Но про Ганса скажу ниже. А Андрей в своём развитии как застрял в своё время на уровне подростка, так там по сей день и остался. Мне такие люди не интересны. Единственный плюс — он незаменим в бою именно своей горячностью и быстротой, там его любовь к дракам не мешает, а даже наоборот, он искренне получает удовольствие от процесса, выкидывает накопившуюся агрессию.

Ганс. Он из Германии. Спокойный, немногословный, но, как мне кажется, очень мудрый. Всё, что он говорит — весьма весомо, даже Стефан прислушивается к нему.

Из всех парней-Воинов я, пожалуй, отдаю предпочтение именно ему. Он, впрочем, ни к кому не проявляет симпатии мужчины к женщине, потому я довольствуюсь ролью друга в его жизни. Можно сказать, он неявный, но всё же лидер. Дружит с Волькой.

Итальянец Карло…Что-то среднее между Ахметом с его донжуанистой натурой и Андреем — с его задиристостью. Правда такой популярностью, как Ахмет, у девушек он не пользуется, может потому и ведёт себя порой очень агрессивно. В негласном противостоянии «Артур — Ганс» — он на стороне Артура. Ахмет же (из вредности) всегда в спорах принимает сторону Ганса (хотя в другие моменты он «сам по себе, свой собственный»). В бою Карло мстителен и бьёт беспощадно именно тех Воинов Светлых, которые в предыдущем бою задали ему трёпки. Память у него отличная на это дело. Либо по просьбе какой-либо девушки мстит её обидчикам, вызывающим у неё неприязнь Светлым. В остальном пассивен.

Ну и Волька… Честно говоря, не знаю, что и сказать на его счёт. Самая «тёмная» лошадка среди Тёмных Воинов (простите за каламбур). Если и рассказывал кому-то что-то о себе — то лишь Гансу, как-то мы попытались всем факультетом посплетничать на его счёт и выяснилось, что никто ничего о нём не знает! Кроме, естественно, того факта, что пришёл он к нам от Светлых. То есть сначала был Светлым Воином. Случилась там какая-то у него любовная история, имеющая место в реальности, но что-то не сложилось и он сломался. Единственное, что знаю. Я удивилась с лояльности Стефана — зачем нам такие слабые духом Воины. Но он сказал, что Вольдемар всем ещё покажет. Вот и показал…

У меня до сих пор из головы не выходит картина ночного боя за Кольцо Единовластия. Так и стоит перед глазами, как Волька, так легко полученное девственницей на единороге Кольцо, добровольно отдаёт Светлому Воину вместе с правом озвучить желание! Ну, тупо как! Стефан, конечно, промямлил что-то там про пророчество, но я думаю, что он сам надеялся настроить Вольку таким образом, чтоб обмануть пророчество. Говорят такое случается… Но не в этот раз. Ничего не вышло и Светлые опять победили.

Теперь, наверное, Волька уйдёт от нас. Когда всё закончилось, он не пошёл со всеми, а задержался со Светлыми и потом и вовсе смылся в реальность. Чувствует, что ему от сокурсников грозит! Артур был просто вне себя от ярости. Ганс же отнёсся философски, чем ещё больше досадил нашему лидеру. Мне, если честно, было бы даже весело, если бы не было так плохо от истощения. Весь бой, можно сказать, прошёл впустую, всё пошло коту под хвост. Интересно, кто придёт вместо него?

Единственное, что могу хорошего сказать, достоверно известно, что у Светлых выбыл один Воин: Шеннон, погибшая в схватке с Артуром и его компанией. И, вроде, на её место взяли Марту. Смешно! Кто же из Тёмных не знает, что в реальности Марте всего 5 лет? Пятилетний Воин! Ну, противнички, мельчают…Детский сад.

Хотя, я знала Марту лично и могу сказать, что трудно догадаться об её настоящем возрасте. Это ей в плюс, неплохо маскировалась и сохраняла образ нашей ровесницы. Раньше она помогала Тёмным, выполняла важное задание. Можно сказать, была нашим агентом в Светлом Лесу. Что ж, теперь мы с ней будем сталкиваться уже в качестве противников. Посмотрим, чего она стоит и на что способна в другой реальности пятилетняя малышка.

ГЛАВА 6

Итак, я очутилась в Тёмном Лесу, у самой его окраины, прямо около Мёртвого озера, куда иногда переносилась, когда не торопилась на занятия. Просто здесь было невероятно красиво… Неподвижная, чёрная, словно зеркальная, гладь водной поверхности искрилась и мерцала бледным серебристым светом, источника которого я не знала. Но догадывалась, что свет идёт со дна. Почему-то он не расходился над поверхностью озера, а концентрировался в толще воды, подсвечивая её.

На озере был небольшой пирс, прямой линией прочертивший его почти до середины.

Только догадываюсь о предназначении этого сооружения, потому что купаться в Мёртвом озере нам запрещали. Название говорит само за себя. Да и свечение, идущее со дна, явно указывало на то, что оно обитаемо. И вот насчёт обитателей я ничего не знаю. Стефан молча усмехался в ответ на наши расспросы, в конце концов отвечал, что всему своё время. Самые любопытные пытались узнать тайну озера, но кончилось всё тем, что там без вести сгинули один Воин, предшественник Карло и его Хранитель. С тех пор негласно все потеряли интерес к разгадке или просто желание её искать. Раз Стефан пообещал, то рано или поздно мы узнаем.

Берег озера, каменистый, загромождённый валунами с одной стороны, был абсолютно ровным и песчаным, пологим — с другой. Пирс находился как раз с песчаной стороны. Две совершенно различные таким образом части Мёртвого озера смотрелись гротескно благодаря таком резкому контрасту. И, стоя на пирсе, упираясь взглядом в, нечёткие в сумраке Леса (хотя в этом месте Лес был гораздо светлее), каменные нагромождения противоположного берега, лично я постоянно ощущала состояние лёгкой нереальности. Казалось, что рядом есть кто-то чужой, что вот-вот кто-то появится на том берегу, карабкаясь по камням. Казалось, что сами камни того и гляди — зашевелятся. И я вглядывалась, вглядывалась, вглядывалась… щекоча нервы и воображение.

Какая-то неясная угроза исходила от них. Такая явная, что совсем не возникало желания часто ходить туда. На пирсе находиться было куда как безопаснее…

А я любила сидеть на дощатом покрытии пирса, глядя на чёрное поблёскивающее небо. Изредка бросая взгляды в непоколебимую водную глубь и размышляя о том, что там может таиться?

Кроме меня, кажется, никто из наших больше здесь не бывал, интерес у всех угас, а красоты в этом невероятном творении Школьной реальности не видел больше ни один. Я так думаю потому, что ни разу здесь не встречала ни одной живой души. Не считая всякую нечисть, шмыгающую по Тёмному Лесу, как муравьи в траве.

Тем не менее, к самому озеру близко ни одно из существ не приближалось, вокруг озера возник такой пространственный ореол, невидимая граница, которую никто кроме людей не переступал. Я не раз видела, как здешние существа останавливались и даже толпились у этой границы, с изумлением глядя, как люди подходят к самой кромке и гуляют по пирсу. Потом и это зрелище им надоело и больше не привлекало внимания. Через какое-то время я могла наслаждаться прогулками по пирсу в одиночестве, и никто не отвлекал меня возгласами. А может они просто тоже привыкли ко мне. Вот придут новые Воины — прибегут сюда с шумом-гамом, нечисть вновь потянется посмотреть, словно представление в цирке. Такое ощущение, что не они нам в диковинку, а мы им!

И чем больше я удостоверялась в этом, тем удивительнее было мне обнаружить, что сегодня у Мёртвого озера я не одна. На самом краю пирса кто-то сидел. Я замерла на миг на месте. Тёмный Лес всё так же неподвижно окружал озеро, слегка склоняя ветви чёрных деревьев в нашу сторону, словно прислушиваясь, а самому желая остаться незамеченным. В этой оглушительной, словно ватной, тишине, я услышала биение своего сердца. Нечисть не бесновалась, как обычно, все куда-то попрятались. Ещё не решив, окликнуть или нет невольного единомышленника, я тихонечко пошла в его сторону. На середине пирса он обернулся, и я с облегчением узнала… Вольдемара.

— Привет, — выдохнула я.

— Привет, Вилка, — улыбнулся он с лёгким удивлением, — чего это ты пожаловала во внеурочное время?

Я пожала плечами.

— А ты?

— А я ещё и не уходил. Вот сижу, думаю…

Я подошла поближе и пригляделась. И правда, на вид он очень измождён, едва держится. Откуда ему было подпитаться, если он не возвращался домой? Тёмный Лес ещё сам не восстановил свои ресурсы. Этим и объясняется затишье вокруг. Лес, подобно щупальцам, пьёт соки каждого живого существа в этой и в нашей реальности, когда он голоден, даже нечисти. Только не учеников. Нам он, напротив, отдаёт.

Смешанные чувства боролись во мне, я подошла, уселась рядом и прикоснулась к его плечу, вливая силу. Он сначала дёрнулся, отшатнулся, но потом позволил. Мне было не жаль, энергия во мне так и бурлила. Через минуту он уже не выглядел как живой труп.

— Спасибо, — негромко проговорил, не глядя на меня.

— Почему ты здесь? — пытливо спросила я, — я думала, тут кроме меня не бывает никто, в этом месте всегда пусто.

— Вот именно поэтому, — усмехнулся Волька, — мы никогда особо не дружили, правда, Вилка?

Я осторожно наклонила голову.

— Теперь я думаю, что напрасно. Ты здесь одна не такая, как остальные.

Я попыталась возразить, но он остановил меня жестом и продолжил:

— В тебе гораздо больше Света. Чем ты думаешь, даже Стефан — не будь он идиот — заметил это. Тем ценнее ты ему. По сути ты — Светлая, потому наиболее важно завладеть тобой Тёмному отделению, понимаешь?

— Не понимаю…

Волька махнул головой.

— Это я ни рыба, ни мясо… Как сейчас уже понимаю — я никогда не был Воином по призванию. Слишком труслив и слаб духом.

— Но раз ты это понимаешь, значит ты это можешь изменить!

— Да, я и решил всё изменить. Я решил уйти. Совсем. Не моё это, Вилочка, ни Светлое, ни Тёмное. Вся эта борьба… Я слишком много знаю об этом, чтоб жить простым человеком. Хотя принимать пассивное участие всё же легче. Потому я и принял решение отдать кольцо и покинуть Школу.

— Ты не боишься?! — ахнула я, — Стефан просто так никого не отпускает, по желанию…

Вспомнилась гибель Антона.

— Знаешь, мою прежнюю трусость, как корова языком слизала! — Волька весело посмотрел на меня, — не боюсь! Совсем! Будь что будет! Остаться я не могу тоже!

— Если ты из-за ребят, то зря. Они поймут… — не слишком уверенно проговорила я.

— Меня они не волнуют, — покачал головой он, — я думал, что нет человека, который меня здесь ещё волнует… оказалось, что есть. Вилка, скажи, что ты обо мне думаешь?

Я растерялась.

— Ну… я не знаю. Мы пришли в школу в одно и то же время и это было не так давно…

Я не успела тебя ещё узнать толком…

Я понимала, что несу чушь, но и правда, не знала, что ему ответить.

— Ладно, — усмехнулся Волька, — я сам виноват, что не открывался никому. Кроме, пожалуй, Ганса. Но и он при всей своей серьёзности и уму тоже предан идее. А это заведомо несвобода.

— Почему? — не поняла я, — в чём несвобода?

— И Тёмные, И Светлые — все они несвободны, как бы не кричали каждый о своей свободе и обособленности. Служа идее, невозможно отстраниться от мира…

— А разве можно живя в нём вообще это сделать? — удивилась я, — мы все чему-то служим, даже те, кто отрицают это.

— А я не хочу служить, как собачка! — вскинул голову Волька, — я жить хочу.

ПОНИМАЕШЬ, ВИЛКА?! Жить! Делать то, что мне нравится, а не быть непременно либо на одной, либо на другой стороне. Я хочу злиться, когда мне плохо и любить весь мир, когда мне хорошо!! Не думая о том, что злиться мне не подобает или что любить — глупость и слабость. Я хочу сам принимать решения относительно того, куда отдавать свою энергию.

Я вздохнула. Что-то смутное, давящее сжало меня.

— Воль, мне кажется, что ты ошибаешься… — тихо сказала я, — свобода выбора — иллюзия. Нет её! Мы зависим от обстоятельств, окружающих нас людей, особенно близких.

Я с тоской подумала о маме.

— Вот это я и хочу проверить. Границы зависимости! — упрямо возразил он, — перешагнуть всяческие запреты и слушать только свой внутренний голос. Вилка, я побывал и Светлым, и Тёмным, могу сравнить и сказать, что такое разделение не даёт развития духа. Или я просто не смог, или это не мой путь, или так и есть.

Ты же можешь лично проверить это для себя…

Я молчала, обдумывая. Что-то призывало меня возразить, но я не хотела переводить разговор в спор. Это его поиск и я не вправе вмешиваться, ведь кредо Тёмных — невмешательство: в судьбу другого человека, в судьбу мира!

Мы помолчали.

— Знаешь, — голос Вольки вдруг зазвучал с озорством, — я тут подумываю над одним экспериментом!..

Что-то меня вдруг напугало в его голосе.

— Вот это озеро! Стефан нам запретил сюда соваться, точнее, предупредил, что это опасно, что в его случае — одно и то же. Я хочу проверить и сунуться!

— Как?! — воскликнула я, отшатнувшись.

— Просто, — усмехнулся он, — поплавать тут, понырять…

— Ты забыл о Мечиру? Парне, что был до Карло? Он тоже хотел узнать тайну. Где он сейчас?? Где его Хранитель Джейк? Их больше никто не видел…

Я вскочила на ноги, не зная, что делать. Я видела, что Волька не просто куражится, а полон решимости сделать это и лихорадочно размышляла, как его остановить, напрочь забыв о невмешательстве.

— Вилочка… — Волька поднялся рядом со мной и, приблизившись, погладил меня по щеке, — ты так за меня переживаешь? Никто ещё не волновался за мою судьбу настолько… даже моя бывшая девушка… из Светлых.

Я осеклась и покраснела.

— Спасибо тебе… но я всё же буду действовать, как решил.

На мои глаза неожиданно набежали слёзы.

— Это же самоубийство! — воскликнула я, — никто не знает, что случится с тобой.

— Никто, кроме Стефана, — усмехнулся Вольдемар, — но он не скажет. Ну и фиг с ним. Сам узнаю. Не хочу только, чтоб ты обо мне переживала…Вилка, а давай так сделаем! Как только я узнаю тайну этого озера, я в реальности приеду к тебе в Питер и найду тебя, а?

— Как ты меня найдёшь? — всхлипнула я.

— Это уже ерунда, в сравнении с тем, что если я смогу приехать, значит я смог гораздо больше, верно?

Я шмыгнула носом. Он уже всё решил. И отговаривать бесполезно. Ему здесь, в школе, больше нечего делать, видимо в реальности его тоже не удерживает ничего… так что он точно сделает это. Я и не предполагала, что тихоня Волька такой авантюрист и экстремал. Когда мы исследовали загадку озера, он не принимал активного участия в этом, держался в стороне. А теперь вот горит желанием. Или это просто попытка убежать. От нас, от самого себя…Но это его выбор. И всё же он надеется. Надо в нём надежду укрепить и придать решимости.

— Да… ты больше не трус, Волька! — кивнула я, — даже я боюсь за тебя больше, чем ты сам. И если это для тебя единственная возможность освободиться — вперёд! Но только если ты делаешь это не затем, чтоб кому-то что-то доказать…

— Я делаю это для себя.

Я молча кивнула, пряча глаза, чтоб не зареветь. Мне было жаль его.

— Только есть ещё одно, что пока меня тут удерживает… — негромко заговорщически произнёс парень.

Я недоумённо посмотрела на него.

— Я бы не хотел вот так бросать её, но вариантов не было. А сейчас я всё-таки хочу кое-что сделать. Пойдём, Вилка, я тебя познакомлю кое с кем!

— С кем? — воскликнула я растерянно, но Волька уже тащил меня по пирсу к берегу.

ГЛАВА 7

Когда мы огибали озеро, и я поняла, что он тащит меня прямиком к камням, я бурно засопротивлялась.

— Только не туда!

— Почему? — озорно удивился Волька на бегу.

— Просто…не хочу! — протестовала я.

— Да перестань! — засмеялся Волька, — тебе Томка брякнула о бенни?

— О чём?

— Ни о чём, а о ком, — поправил Волька, — меньше знаешь, лучше спишь. Бенни появляется очень редко, так что не бойся, я знаю, о чём говорю.

«А быстро он адаптировался в Тёмном Лесу!» — подумала я.

— И она — совсем не та, с кем я тебя хочу познакомить.

— Хватит загадками говорить! — взмолилась я, — что ещё за знакомство?

— Подожди…

Волька выпустил мою руку. Мы уже были в двух шагах от груды серых валунов.

— Слушай, сейчас ты увидишь кое-кого… Только ты должна дать мне слово — НИКОМУ — слышишь, никому о ней не расскажешь. О том, что вы общались. Даёшь?

— Ну…да, — совсем от этой таинственности растерялась.

— Отлично, — и Волька снова сорвал меня с места.

Мы стали карабкаться по гладким, лоснящимся валунам. В один момент я обернулась, бросила тоскливый взгляд на пирс, выглядящий отсюда очень необычно — этакая серая стрела, пронзающая чернильно-чёрную, чуть светящуюся гладь Мёртвого озера.

— Воль, а кто такой бенни? — спросила я, запыхиваясь.

Он же легко передвигался, будто всю жизнь только по камням и скакал.

— Бэньши знаешь?

— Кто ж её не знает, — вздрогнула я.

Мы слышали плач бэньши, накануне гибели одной из Воинов, предшественницы Лиски.

— Так вот, а бенни — можно сказать, её родственница. Существо из фольклора горной Шотландии, — Вольдемар приостановился, сбавив прыть. Я обрадовалась, с трудом поспевала за ним, — иначе её называют «маленькой прачкой у ручья». В данном случае, у озера.

— И что она здесь стирает?

— Окровавленные одежды тех, кому предстоит умереть, — лаконично пояснил Волька.

— Ни фига себе… Но всё-таки, увидеть это наверное, приятнее, чем услышать рёв бэньши… — пробормотала я.

— Не думаю, что хозяевам одежды приятно… Научишься ловко прыгать по камням, сможешь воспользоваться ситуацией, встретив её, — не оборачиваясь, добавил парень, продолжая продвижение.

Мы начали по каменной насыпи удаляться от воды. Через несколько секунд озеро исчезло из поля видимости.

— Как это? Подожди, давай передохнём, — я опустилась на крупный валун, вытягивая ноги.

Они гудели от напряжения и с непривычки. Волька согласно кивнул и тоже уселся рядом.

— Что значит, воспользоваться?

— Дружи с Тамарой — будешь больше знать, — усмехнулся мой спутник, — иногда это полезно. Если тот, кто заметит бенни раньше, чем она его, успеет пробраться и встать между ней и водой — она выполнит три любых его желания. Правда и сама что-то там спросит — и врать в ответ ни в коем случае нельзя, иначе хлестнёт тем, что стирает…

— Ну и что? — пожала я плечами, — если хлестнёт…Всегда можно убежать.

— Уползти, ты хотела сказать? — рассмеялся нехорошо парень, — если это произойдёт, ты больше никогда не сможешь ходить, ноги напрочь откажут. С ней шутки плохи. И это в лучшем случае. В худшем же — может статься, что одежды, которые она стирает, могут вдруг превратиться в твои… И ты умрёшь, вместо того, чью гибель она предвещала.

— Ого! Тогда стоит ли даже пытаться к ней подбираться? — озадаченно спросила я, боязливо оглядываясь, а вдруг она поблизости?

— Не знаю, — пожал плечами Волька, — я не слышал, чтоб у кого-то получилось…

— А что не получилось? Было такое?

— Тоже не слышал.

— Три желания, конечно, заманчиво, но и ногам своим я ещё не враг, — пробурчала я.

— Так ведь и бенни здесь далеко не регулярно. Увидеть её — всегда чудо, потому что гибнут тут, как ты понимаешь, не каждый день.

— То есть, пока её сестрёнка бэньши воет, она тут тихонечко шмотки стирает… — поёжилась я.

— Верно, — кивнул Волька, — если решишься — мчись во весь опор, но не будь дурой, подкрадывайся осторожно. У тебя есть время потренироваться лазить тут, а то, если честно, подготовка у тебя нулевая. Бенни тебя от души изобьёт ещё на подходе…

Он расхохотался зловеще. Видимо заметил огонёк в моих глазах. Уж я-то знаю, ЧТО загадала бы! Но ведь даже если удастся — это всё равно будет связано с гибелью кого-то из товарищей. А если не удастся — с моей собственной…

Я вздрогнула, когда с шумом над нами пронеслась огромная тень и исчезла в колыхающемся мареве ветвей Тёмного Леса. Я даже не успела понять, кто это был.

Для дракона маловата, а вот для гарпии — самое то. Не люблю, если честно, этих мрачных, злокозненных девушек с крыльями. В хороших местах они не летают…

— Пошли же! — подскочила я.

— А мы уже пришли, — загадочно улыбнулся Волька и тихонечко, почти шёпотом, позвал, — Лина!..

— Кто это — Лина?.. — только и успела спросить я.

Меж камней что-то зашуршало, словно повсюду, вокруг нас, вился песок, сыпался, скользил с шелестом о валуны. Я инстинктивно схватила Вольку за руку и сжала.

— Привет, Лина! — нежно сказал он.

Я проследила за его взглядом и замерла. В стороне, на крупном плоском камне, стояла… девушка. Ростом едва мне по плечо, очень худенькая, одетая в лёгкий сарафанчик, ещё больше подчёркивающий её худобу и бестелесность. Однако, хоть тело у неё было почти детское, но грудь — взрослой женщины, впрочем, сильно обвисшая…Это было как-то нереально жутко. Я быстро перевела взгляд выше. Тонкие светлые кудряшки свисали с плеч и вились за спиной. Глядя в её лицо, в распахнутые прозрачные, почти белые, глаза, которые, казалось, видят меня насквозь, я не могла даже предположить, сколько ей лет. Так выглядеть можно и в двенадцать и в сорок пять…

— Здравствуй, Волька! — прозвенел голосочек.

А взгляд был прикован ко мне. Я поёжилась, стараясь скрыть это, улыбнулась приветливо.

— Лина, познакомься, это Виолетта, — ласково сказал Волька, протягивая к ней руку.

Лина правильно истолковав жест, шагнула к нам, но приблизилась не слишком. Тоже присела — Она неприятно думает обо мне, — вдруг сказала девушка.

— Я? Я… вовсе нет… просто я удивлена, — растерянно начала оправдываться я, но Волька успокаивающе сжал мне ладонь.

— Лина, Вилка вовсе не думает о тебе плохо, вы же не знакомы. Она хорошая…

— Она о многих думает плохо, — возразила Лина, — о маме, о бывшем любимом…

Я вспыхнула, как спичка.

— Ты привёл меня сюда, чтоб я выслушивала проповедь о взаимоотношениях с матерью? — я вскочила.

Но Волька удержал меня и потянул обратно.

— Прости, пожалуйста, — потупилась вдруг девушка, — я не подумала, что могу расстроить тебя. Воленька, почему ты не рассказал ей обо мне сначала?

— Моя вина, — кивнул Волька, — сейчас я проясню. Вилочка, присядь.

Я, насупившись, послушалась.

— Лина — вельва. Ты знаешь, кто это?

— Нет, — буркнула я, не глядя на неё.

— Вельва — существо из скандинавской мифологии, — начал объяснять Вольдемар, — ведьма-прорицательница, излагающая историю мироздания и вещающая грядущее.

— То есть… она знает всё… и обо всех? — переспросила я, остолбенев.

— Да! — кивнула задорно вельва, похоже, её нисколько не обидело то, что её назвали существом, — вот, например, я видела, что вы придёте.

— Ну не знаю… — недоверчиво покачала я головой, — я ведь могла бы и не приходить в Школу до занятий, или сразу появиться у самого домика…

— Есть разные линии развития событий, — начала звонко вещать Лина, «рисуя» в воздухе эти самые нити. Её движения завораживали, — одни — идут поодиночке, а другие — пучком. В пучке много-много разных вариантов и путей. В одиночной линии — всегда неизменное. Понимаешь?

— Это и была одиночная линия?

— Верно! — она звонко хлопнула в ладоши.

— К ней просто так ни одна живая душа не приходит, — серьёзно сказал Волька, — почти никто не знает о её существовании здесь и местонахождении. Я познакомился с ней… случайно.

Вельва расхохоталась, как ребёнок, словно от хорошей шутки. Понятно, для неё случайностей не бывает.

— Лишь один человек в школе ещё знает о ней, кроме нас с тобой. И он приходит к Лине, чтоб посоветоваться. Догадываешься?

— Стефан?

Волька кивнул.

— И Мирабелла не знает? — изумилась я.

Лина озорно замотала головой.

— Но если так…ведь Стефан всегда должен быть в курсе всего! — воскликнула я, — Тёмные не должны терпеть поражений, ведь предупреждён — значит, вооружён, разве нет?

— Не совсем, — терпеливо наклонил голову Волька, словно размышляя, — вельва может знать ВСЁ, но не человек, которому она вещает. Лина же объяснила тебе о пучке линий.

— То есть, она говорит только один вариант?

— Почему же? Несколько, — ответила вельва, — но люди устроены так, что выбирают для себя самый приятный, невзирая на последствия.

— Стефан — Учитель! Он не настолько глуп, чтоб действовать легкомысленно.

— Иногда эмоции застят нам видение мира, — улыбнулся Волька, — Учителя, увы, тоже ошибаются. Думаешь, почему Стефан так легко ушёл после выброса энергии Кольца Единовластия Светлыми? Он ЗНАЛ, что так произойдёт, потому что предсказанные Линой события развивались именно так. Он упустил контроль над ними в самом начале, когда попытался воздействовать на Аманду, их бойца. Не сделай он этого — всё было бы иначе. Но велик соблазн доказать, что человек может творить свою желаемую реальность вопреки всему.

— А разве нет? — удивилась я.

— Почему же? Может. Только вот жизнь — она, как речка. Иногда, чтоб не утонуть, надо знать особые приёмы плавания. И когда видишь, что река бурлит и несёт тебя на пороги, не стоит грести против течения, упрямо полагая, что эта тактика лучше, нежели, лавируя между потоками отгрести в безопасное место. Не согласна?

— Согласна, — вздохнула я, по иному глядя на вельву, с уважением.

Эта маленькая, хрупкая девочка-ведьма очень сильная внутри. Иначе не может быть, если ей приходится консультировать Стефана, выслушивать его претензии, убеждать и возражать. Возразить ему для меня лично было бы равносильно встрече горной лавины грудью…

— Вилочка, это совсем не трудно, — прозвенела вельва, — он уважает моё мнение и не спорит. Он просто слушает и выбирает…

— А… А у Светлых есть такой…консультант? — обескуражено спросила я, краснея от осознания того, что она легко читает меня и впрямь, как открытую книгу.

Но мне-то что скрывать. А вот каково Стефану приходится? Хотя, судя по виду вельвы, её совершенно не волнуют наши эмоции и наша подноготная. Она просто бесстрастно констатирует факты.

— У Светлых свои источники, — улыбнулась непринуждённо прорицательница.

— А что ты думаешь о…вот такой конфронтации: Тёмные и Светлые? — поинтересовалась я. Я только сейчас поняла, как интересно с ней разговаривать! — почему ты на нашей стороне?

— Я ни на чьей стороне, — в глазах Лины запрягали чертенята, — я просто есть именно в этом Лесу. И я просто знаю. И говорю тем, кто хочет услышать.

— А Стефан её прячет, — сказал Волька, — утаивает. Потому я попросил тебя никому не рассказывать. Для твоей же безопасности и спокойствия.

— А как вы познакомились?

— Неважно, — махнул рукой Волька, — а, ладно! Всё равно она тебе скажет. Я проследил за Стефаном.

— СЛЕДИЛ ЗА УЧИТЕЛЕМ? — обалдела я.

— А что? — усмехнулся Волька, — нельзя?

— И он тебя не заметил?

— Как видишь.

Мы помолчали, каждый думал над своим.

— Ну, вот я вас познакомил, и ты теперь можешь в любой момент прийти сюда и пообщаться с Линой. Только будь осторожна.

— Бенни?

— Поверь мне, если ты вдруг встретишь тут Стефана, это будет пострашнее, чем бенни!

— Ну, я же могу соврать. Что просто гуляла…

— Ты соврёшь, а он спросит у Лины. Она не может соврать, понимаешь?

— Ого, — я удручённо посмотрела на новоприобретённую подружку.

— Ага! — сказал Вольдемар, — не приходи незадолго до занятий или сразу после них, обычно он появляется тут в это время.

— Поняла, — серьёзно кивнула я.

— Ну вот и всё, в общем-то, — опустил он голову, избегая взгляда вельвы, — Лина, ты ведь знаешь, зачем я пришёл?

— Знаю, — кивнула в ответ.

Мне показалось, что она погрустнела. Но, возможно, лишь показалось, потому что вельвы всегда бесстрастны и спокойны.

— И что ты об этом думаешь? — спросил Вольдемар, глядя теперь ей в глаза.

— Ты ведь уже решил, — пропела она.

— Это единственный путь?

— Нет, — покачала она головой, — есть ещё один. Ты остаёшься и всё будет, как раньше. Стефан не винит тебя, понимает, что ошибку допустил лишь он. Он знал о таком развитии событий, хоть и не верил до конца. Сейчас он понимает, что я говорила правду.

— И что будет дальше, если я останусь?

— Ты окончишь Школу без риска для жизни, — улыбнулась ободряюще вельва, — всё будет хорошо.

— А если я сделаю то, что решил? — твёрдо спросил Волька.

Вельва на миг закрыла глаза. Стояла звенящая тишина, натянутая, как струна.

— Лина, я ведь знаю, что тебе не нужно сосредотачиваться, чтоб узнать что-то, — грустно произнес Волька, — говори, как есть!

— Тебе ничего не дадут мои слова. Тебя просто не будет, — спокойно ответила вельва.

— Я умру?

— Нет.

— Я имею в виду своё физическое тело там, в реальности.

— Нет, — повторила вельва.

Я выдохнула с облегчением.

— Тебя просто не будет здесь… и там.

— Как это? — не поняла я.

И вдруг озноб прокатился внутри меня. Вельвы — не люди, они существа другого плана. Возможно, понятие смерти у нас и у них разнится, они ведь бессмертны, особенно прорицатели. Может то, что для нас смерть — для них просто переход в иное состояние?

— Вы больше не увидитесь здесь, — сказала Лина спокойно.

— А там? Дома?

— Возможно. Всё зависит от дальнейшего выбора Воленьки.

— Вилка, я же пообещал тебе, что обязательно найду тебя в Питере! — радостно воскликнул Волька, — так и будет и ничто меня не остановит!

— Лучше не ищи… — вдруг сказала вельва тихо.

— Почему?! — в один голос спросили мы.

— СТОЙ! Не говори! — вдруг прервал Волька, — не надо. Я не хочу знать ВСЕГО. Я хочу двигаться САМ.

Вельва послушно промолчала.

— Воль… — я схватила его за рукав, — может лучше выслушать её предупреждения?

— Нет! Я сам буду строить свою реальность, — весело улыбнулся Вольдемар, — если я не погибну, пытаясь раскрыть тайну озера, то уж точно моя реальность — в моих руках. Спасибо, милая моя вельвочка!!!

Он рванулся, дёрнув меня, продолжающую машинально сжимать его рукав, и обнял Лину крепко. Лина моргнула пару раз ошеломлённо и криво улыбнулась.

— Прощай, мы вряд ли увидимся, если я сюда больше не вернусь… — скорее вопросительно произнёс он. Ему хотелось знать, но спросить было неловко.

— Мы не увидимся больше, — кивнула вельва, — будь осторожен и…примени все свои знания программиста. Перепрограммируй реальность. Только так. Лишь этот путь приведёт обратно.

Путано. Но Вольдемар кивнул благодарно. Потом разжал объятия и отступил назад на шаг.

— Счастливого пути! — звонко воскликнула Лина и опрометью бросилась назад, в несколько секунд скрывшись из поля зрения среди камней.

— А говорят, что они не влюбляются в людей… — пробормотала я почти беззвучно ей вслед.

— Пойдём, Вилка, проводишь меня, — обернулся Волька.

В его глазах что-то блеснуло, но голос звучал решимостью.

ГЛАВА 8

Мы вернулись на пирс. Сердце у меня заныло отчего-то, тревожно и тягостно. Я до последнего не верила, что Волька решится. Неужели ему и в реальности нечего терять?

Глаза парня сверкали, как безумные. Некоторое время он молчал, глядя в воду, а потом стянул с пальца кольцо Школы и протянул мне.

— Возьми, отдашь Стефану.

— Но он же меня начнёт расспрашивать! — испугалась я, — и мне придётся говорить правду. И о Лине тоже…

— Как же вы, девчонки, подчиняетесь ему! — саркастически проговорил Волька, — как собачонки! Вилка, научись, наконец, врать. Как подобает Тёмному Воину. Это пригодится. Не будь ты марионеткой Стефана, как остальные… Возьми кольцо!

Сжав зубы, чтоб на разораться на него, я послушно подставила ладонь. Что-то в глубине души мне подсказывало, что Волька прав. Сердце отчаянно сопротивлялось, не хотело обманывать Учителя, но разум на сей раз одержал победу. Кольцо легло на ладонь приятной тёплой тяжестью. Я упёрлась взглядом в чёрную птицу, обвивающую меч. А потом её очертания вдруг поплыли…

— Не реви, — Волька взял меня за подбородок, поднял моё лицо, заглянул в глаза, — помнишь, что сказала вельва? Я не умру. Ещё увидимся, Вилка! Выпьем пивка вместе где-нибудь на просторах Невского проспекта, погуляем по Набережной…

— Я не люблю пиво, — всхлипнула я.

— Ну, значит, что ты там любишь, — голос его стал мягче и, вроде бы, постепенно терял решимость.

Я отчаянно ухватилась за это.

— Воль, пожалуйста, не надо… Уйдём отсюда… Всё будет хорошо!

— Вилка… — покачал головой он, и я поняла, что подобрала не те слова.

А в следующую секунду он, без предупреждения, сделал шаг к краю, оттолкнулся от дощатого настила пирса, и нырнул вперёд.

Я даже не успела вскрикнуть, как он исчез под стеклянной гладью. Без всплеска, вода, словно плёнка, нелепо потревоженная, в одну секунду сомкнулась над ним. Я вглядывалась в омут, но вода — абсолютно непрозрачная — светилась лениво, отказывая в успокоении моему отчаянно колотящемуся сердцу… Через секунду всё выглядело так, словно ничего и не было. Как во сне. Я некоторое время надеялась, что Волька вынырнет, но надеждам было сбыться не суждено. Видимо, Мёртвое озеро — всё же билет в один конец…

Медленно и уныло поплелась к берегу. Пирс поскрипывал под ногами, Тёмный лес, словно радуясь, хищно скалился со всех сторон.

Уже стоя на твёрдой земле, я бросила последний на непоколебимую гладь Мёртвого озера и, ошеломлённая осознанием произошедшего, потёрла своё кольцо.

Из сна выпрыгнула, как пробка из бутылки под напором. В голове застряла одна мысль. Вот это да! Не ожидала от Вольки такого поступка.

Я села и раскрыла ладонь. Вот оно — его кольцо. Ночью я передам его Стефану, а пока… Я заозиралась, раздумывая, куда его спрятать, чтоб мама не обнаружила.

Потом вздохнула, нашарила на шее цепочку с буквой «В», расстегнула её и добавила к своей буковке ещё и колечко. А потом заправила их обратно под майку.

Встала, потягиваясь. Сна было достаточно, я чувствовала себя отдохнувшей, несмотря на пережитые события, и прошедшей ночи с её боем — как не бывало!

Честно говоря, из комнаты выходить не хотелось. В квартире стояла мёртвая тишина и, кто знает, какие сюрпризы ожидают за моей дверью?

Сюрпризов оказалось два: на столе ещё горячий обед: зелёный борщ со щавелем и отсутствие мамы дома. Радуясь одному и не зная, как реагировать на другой, памятуя о высказанном ею желании побыть сегодня одной семьёй, я пожала плечами и села за стол. А может мама и правда к бабушке уехала? Хотя это вряд ли — она бы записку оставила. О других вариантах не стала размышлять, чтоб не портить себе аппетит.

После еды привычно ушла в комнату и скоротала вечер с книжкой. Мама так и не вернулась ещё, когда я без пяти десять закрылась в своей комнате и нырнула под одеяло.

На этот раз я перенеслась в Школу поближе к учебной части. Побрела к дому Воинов, прокручивая в голове, как сообщу всем, а в особенности Учителям, о Вольке. Может. сначала стоит поговорить со Стефаном тет-а-тет?

Поддавшись спонтанной мысли, круто развернулась на ходу и побежала к домику Учителя. Взбежала по ступенькам и тут моя решимость разом меня покинула. Надо собраться с силами, иначе он тут же раскусит ложь! Обругав себя мысленно за слабость, постучала.

— Входи, Вилка! — услышала тут же дорогой сердцу голос.

— Здравствуй, Учитель, — пролепетала я, переступая через порог, сердце гулко колотилось где-то в висках.

— Здравствуй! — кивнул он ласково, отходя от полок и отчего-то вытирая руки, — ну как ты? Восстановилась?

Я молча кивнула и, вытащив цепочку, непослушными пальцами довольно ловко сняла с неё кольцо Воина. Шагнула к Стефану и протянула ему на ладони.

— Что это ещё? — нахмурился Учитель, прекрасно видя кольцо.

— Это…Вольдемара, — я постаралась, чтоб голос не дрогнул, — сегодня он отдал его мне, чтоб я передала тебе. Он ушёл из Школы.

— Мальчишка… — покачал с досадой Стефан головой, забирая кольцо, — не хватило духу самому…И при каких обстоятельствах это произошло?

Он смотрел мне не в глаза, а прямо в душу.

— Я пришла пораньше. Ещё ночью, то есть днём там… в реальности… Заглянула…

Стефан нетерпеливо мотнул головой, побуждая меня говорить быстрее.

— И встретила его здесь. Он бы отдал тебе сам, но увидев меня, попросил передать. Он не хотел тут больше задерживаться.

— И это всё? — с нажимом смотрел Учитель.

Под его взглядом я ощущала себя, как на горячей сковородке. С невероятным трудом я кивнула, сглотнув слюну.

— Ничего не утаила?

Я кивнула снова, и этот кивок стоил мне миллиона нервных клеток.

— Хорошо, — от стального голоса учителя я поёжилась. Он заметил это, — не переживай, милая, всё нормально. Не все выдерживают испытания боем, но гораздо труднее мирное испытание на прочность, когда требуется взглянуть в глаза друзьям и объяснить, почему поступил так, а не иначе. Беги, детка, в свой домик, сейчас я приду на урок. Все уже собрались.

Я опрометью ринулась за дверь. Насколько он мог быть нежен и ласков, настолько и пугал иногда, до дрожи, одним взглядом, одной интонацией.

За минуту я добежала до домика Воинов и взбежала по ступенькам. Все и правда были в сборе, Стефану не нужно было лично приходить, чтоб в этом убедиться, он нас всех ощущал.

Ребята, сидя за столом, гомонили, шумно переговаривались, о чём-то спорили.

— Привет, Вилка! — крикнула Жанна, — как твоё ничего?

— Очень даже ничего, — пошутила я, проходя на своё место за столом.

Наше милое приведение по имени Чёрная тень или Чертень, как мы коротко называли его, материализовалось и поднесло мне бокал с вином.

— Спасибо, я с утра не пью, — пошутила я.

Это было не обычное, не такое, как в реальности, вино. Оно не опьяняло совершенно, но бодрило, проясняло голову и уравновешивало эмоции.

Отхлебнула глоточек, чувствуя, как тело наливается благодатной истомой, откусила немного сэндвича с ветчиной, которыми был обильно заставлен стол, и ощутила себя ДОМА!

— Мы тут спорим, — обратился ко мне вызывающе Андрей, — на одну тему, и интересно бы узнать твоё мнение.

Я кивнула с набитым ртом.

— Что ты думаешь о Вольке? — перебил его Артур, не сводя с меня глаз.

Я поперхнулась, запила вином, чтоб быстрее прожевать, под насмешливым взглядом парня.

— А что я могу думать о нём? — «удивилась» я.

— И о том, как он нас всех «кинул», — зло добавил Артур, — Светлый он и есть Светлый, даже бывший. Слабак и размазня, трус!

— Артур! — прозвенел голосок Маргоши, — любой может оступиться.

— Ни фига себе ошибочка! Она могла стоить нам жизни! — рявкнул Артур.

— Не кипятись, — холодно осадила его Анжелка, — разорался…Живой же.

— Да, уж точно, нам повезло на этот раз, — согласился Артур, всё-таки немного притухая.

Из всех он слушался только нашу бесстрастную барышню, только она могла бесстрашно поумерить его пыл.

— Но могло бы и не обойтись! — возразил Карло, пытаясь снова разжечь скандал.

Вот за что я его недолюбливаю, так это за то, что он, подобно шакалу, подтявкивает не вовремя и стравливает вечно всех между собой…

— Ты слышал, что сказал Стефан после боя? — отозвалась тихоня-Тамара, обращаясь подчёркнуто не к Карло, а к Артуру, — это было предначертано пророчеством.

Я чуть было не брякнула, что вариантов развития событий было несколько, но вовремя прикусила язычок. И сидела тихонечко, жуя и радуясь, что обо мне в пылу спора забыли.

— Никто не должен накидываться на Вольдемара, когда он придёт! — резко высказалась Лиска, сжимая в руке бокал так, что казалось — он вот-вот треснет от её усилия, — каждый мог оказаться на его месте…

— Но далеко не каждый бы так затупил, — огрызнулся сквозь зубы Артур.

— В любом случае — судить его не нам, а Учителям! — поставила парня на место Тамара.

— Придёт — посмотрим, — нехорошо оскалился Артур, Карло и Андрей услужливо хихикнули.

— Он не придёт, — прозвучал с порога рокочущий голос.

В комнату протиснулся Стефан. Девчонки сразу порозовели. Такое непонятное воздействие, но довольно приятное, оказывал на нас его голос всегда. Сразу как-то напряжение в воздухе испарилось.

— Почему? — приподнялась Жанна, забыв даже поздороваться, на что, впрочем, Стефан не обратил внимания.

Все уставились на Учителя, ожидая ответа. Он пробежался глазами по лицам учеников, чуть дольше задержался на моём, но я стоически его выдержала, честь мне и хвала! А потом прошёл к столу, сел. Чертень засуетилась вокруг него. Он отмахнулся одним движением пальца и тень всосалась в чёрные стены дома.

— Вольдемар покинул нас, — объявил Стефан торжественно-трагическим голосом, а потом неожиданно резко произнёс совершенно обыденным, — вы кушайте, а то не успеете до занятий.

— Учитель, — взволнованно выдохнула Лиска, — как это покинул? Совсем?

— Сдал кольцо и ушёл из наших рядов, — кивнул Стефан, уминая сэндвичи.

— Вот перебежчик, — процедил Артур ядовито, — то к ним, то к нам, то обратно.

— Нет, я сомневаюсь, что он вернётся к Светлым, — спокойно ответил Стефан, — скорее всего он умер. Я «поискал» его, среди живых нет.

Я охнула, и все разом повернулись ко мне. Как же так, ведь вельва обещала?!

— Не расстраивайся так, Вилка, — усмехнулся Стефан, — все мы смертны и Волька — не исключение. Он так решил — это его выбор.

— Он… он что, покончил собой? — заикаясь произнесла Маргоша.

— Вполне может быть, — хладнокровно согласился Стефан, — после таких боёв у многих крышу срывает, ребятки. Особенно у тех, кто сомневается.

Лиска опустила глаза и стала нервно ковырять ногтём стол.

Воцарилось молчание, которое не прерывал даже Артур своими обычными ехидными комментариями.

В тишине Стефан спокойно доел и хлопнул в ладоши.

— Ну, если все позавтракали, то приступим!

Если честно, после такой новости у всех попросту отшибло аппетит. У всех, кроме меня, я то уже была в курсе и успела всё пережить и переварить. А что насчёт смерти — так это я в ближайшее же время уточню у вельвы…Стефан уважительно посмотрел, как я дожёвываю последний кусочек.

ГЛАВА 9

— Неужели сегодня ещё занятия будут? — заныла Жанна, — Учитель, миленький, ну не нагружай нас!!! Мы ещё в себя не пришли после вчерашнего боя…

— Я вам сказал, чтоб приходили поскорее! — буркнул Стефан, — за день можно было…

— Учитель, расскажи о результатах, — вклинилась Тамара, — боя. Как там у Светлых?

— Кроме того Воина, что мы грохнули, потери есть? — самодовольно спросил Артур, не скрывая гордости за себя.

— Будут! — пообещал недобро Стефан, — на нашей стороне!

— Не понял? — удивился Артур. Кажется, он был готов к награде.

— Когда Светлые придут к нам с претензиями по этому поводу! — рявкнул Стефан, — за нарушение границы!!

— Мы не нарушали! — возразил Артур, — мы дрались на самой границе!!

— Не могли перетащить девчонку на нашу сторону?! Сказали бы, что нарушила она! А то мало того, что вы полезли так грубо за этой… Мартой, так ещё и при свидетелях!!

— Шеннон появилась позже… — несмело вставил Карло, — мы не ожидали. И напала первая.

— Попробуй сейчас что-то доказать! — покачал головой Учитель, — единственный свидетель — Марта, а она теперь тоже Воин Светлых. И налицо — нарушение границы!

Все удручённо молчали. Да уж, наворотил Артурчик… Хотел стать героем, а стал — дураком и крайним. Но ведь он всего лишь выполнял приказ Стефана о Марте. А подраться он всегда готов. Стефану нужно было оговорить заранее — чтоб без жертв. Когда Артур начинает бой, его очень непросто остановить, пока жив противник. И теперь нам это рвение боком выйдет. Если Стефан так взбешён, то как прореагирует Мирабелла?

Открылась дверь, и в комнату заглянул Толик, мой Хранитель. Отыскал моё лицо. Я подмигнула ему, но он был серьёзен и хмур. Просто убедился, что всё со мной в порядке.

— Здравствуйте, Учитель, — почтительно произнёс он, однако, не входя. Стефан быстро кивнул, — Мирабелла вызывает Артура. Сейчас. Срочно.

— Вот так… — пробарабанил Стефан пальцами по столу.

И всем стало понятно, что если она даже не хочет эту ситуацию при всех обсуждать, значит, дело и в самом деле страшно. А что именно эту ситуацию — так и к вельве не надо ходить, что понять. Артур поднялся белый, как мел, чуть не опрокинув свой бокал с вином, Анжела вовремя подхватила. Но и у неё руки дрожали.

— Спасибо, Анатолий, можешь идти, — ровно сказал Стефан, и Хранитель ретировался.

В полной и гробовой тишине Артур прошествовал до двери.

— Учитель, а ты не пойдёшь с ним? — прозвенел отчаянный голосок Лиски.

Несмотря на то, что она недолюбливала нашего задиру, она всегда защищала тех, кому было плохо. Анжелка, которой больше резона было вступиться за парня, сидела неподвижно, вцепившись в край стола и глядя перед собой.

— Сейчас — нет, — отрезал Стефан, — будет только хуже. Пусть парень учится отвечать за свои поступки.

— Но он хотел, как лучше! — возразила Лиска, бледнея.

— У нас здесь учатся Воины! — повысил голос Учитель, — а не убийцы, толпой расправляющиеся с одним человеком! Выйди он один на один с Шеннон, никто бы ничего не предъявил ему. Но они повели себя, как идиоты, бросили Марту и обрушились на Воина.

Он стукнул кулаком по столу. Артур, который был уже у двери и всей душой надеялся на поддержку Стефана, вздрогнул и решительно открыл дверь.

— Я пойду тоже! — вскочил Андрей, — Карло, пошли! Мы соучастники, значит…

— Сидеть! — рявкнул Стефан. Артур исчез за дверями.

В звенящей тишине Стефан встал и, не говоря ни слова, скрылся вслед за Артуром.

Все облегчённо вздохнули. Стефан — куратор Воинов — может поругать, наказать, но никогда не оставит своих Воинов без поддержки. За это мы ещё больше любим его.

Анжелка вскочила и скрылась в нашей комнатке. Мы с Жанной переглянулись. Она явно не хотела, чтоб мы видели её эмоции, возможно даже слёзы, потому не пошли следом. Мы очень хорошо ощущали потребности друг друга. Вот за Жанной я бы побежала не раздумывая, ей в такие моменты была бы нужна наша помощь. А Анжела — одиночка — скрытный и хорошо владеющий эмоциями человек, не хотела бы, чтоб в минуты слабости кто-то был рядом.

Другие ребята сделали вид, что не заметили её бегства, за что им огромное спасибо.

Оставшись в глухой неопределённости, мы продолжили вяло жевать. Чертень принесла поднос с мясной нарезкой и копчёным окороком. Мы почти не переговаривались, каждый погрузился в себя.

Долго разговор не должен продлиться, мы это знали. Значит, скоро мы узнаем результат. Труднее всего сейчас приходится Артуру, несомненно, но мне было больше жаль Стефана. Все шишки свалятся на него. Он несёт ответственность за нас и наши поступки, возможно, даже больше, чем мы сами…

Только если, когда мне плохо — я могу прибежать к Учителю и поплакать на его груди, открыть перед ним душу, и он всегда найдёт нужные слова, которые утешат и вернут душе покой и равновесие. А ему не к кому прижаться и поделиться своими переживаниями. По сути, в душевном плане он одинок. Я правда не знаю, как там в реальности, возможно, у него есть любимая жена или кто-то ещё, кто его понимает и поддерживает. Но здесь он совсем один.

Мне стало грустно и горько. Он переживает за всех нас, а за него — никто. Никто даже и не задумается, что ему тоже приходится очень непросто. В первую очередь ЕМУ! Все только предъявляют претензии и бесятся, что он не бросается рысью их исполнять…

Я краем уха уловила, что разговор за столом мало помалу снова возобновился.

Несколько раз упомянули Стефана — с озабоченностью и тревогой. Мне стало невыносимо. Я быстро глянула на Жанну, и мы поднялись почти одновременно.

Анжелка сидела на кровати, поджав ноги, смотрела в окно, в непроглядную тьму, где у самого стекла вертелся хоровод светлячков-капелек. Они плясали свой причудливый танец, словно пытаясь развлечь девушку. И я заметила, что им почти удалось это. Анжела улыбалась краешками губ. Задумчиво, но легко. Значит, мы не помешаем. На наш приход она почти никак не прореагировала.

Я бухнулась на кровать.

— Вилка, успокойся! — предвосхищая моё негодование, предостерегла Жанна, кивая на Анжелу.

Та могла не понять моих «защитных действий» по отношению к Учителю. Она тоже считала его неправым.

— Он не обязан постоянно нас защищать! — возразила я, не в силах сдерживаться.

Сдерживать я пыталась лишь закипающие слёзы, — он тоже человек и ему труднее, чем любому из нас. А никто даже и не пытается понять его, встать на его место хоть на миг!

— Он Учитель, — хрипло проговорила Анжелка, оборачиваясь, — это его работа и ответственность, за всех нас. Мы знали, на что идём, когда дали согласие стать Воинами. Он — тоже.

— Но если он так заботится о нас, то почему мы хоть капельку не подумаем о нём? — вскипела я.

— Почему же, не думаем? — отозвалась Анжела, — все мы думаем…

Мы сидели каждая на своей кровати. Летучая мышка с шелестом трепыхалась под потолком, около фонаря. Я ушла в свои мысли.

— Уже влюбилась по уши? — усмехнулась Анжела.

Я с трудом промолчала. Но сердце гулко стучало в ушах. Неужели это так видно?

— Девочка дорогая, — покачала головой Анжела, полностью отворачиваясь от окна.

Светлячки скрылись и растворились в чернильной мгле Леса, — ничего странного. Мы тут все без ума от него. Хотим его, просто писаем кипятком. Стефан всех нас держит на сексуальном поводке…

Я дёрнулась от этих чудовищных, прямых слов, но она жестом приказала молчать и продолжала:

— Только это всё бессмысленно. Ни у одной из нас с ним ничего не было и не будет. Он — Учитель. Были девчонки, которые даже пытались выяснить его местонахождение в нашем мире, спорили, где он там живёт и кто он. Некоторые даже доказывают, что в реале его не существуют. Что он дух, демон. Иначе как объяснить его власть над нами? Но я считаю, что это они для самоуспокоения, сами вряд ли верят в свои домыслы…

— А если всё-таки? Если кому-нибудь удастся с ним?.. — тихо произнесла я, осознавая, как она права.

И вся моя забота, и все мои переживания связаны только лишь с сексуальной подоплёкой. Она попала в точку! В этом я даже сама себе не решалась признаться.

А вот именно сейчас, в этот момент, я осознала, что это чистая правда…

— Сомневаюсь. Уже было бы известно. Она бы всем сразу рассказала.

Я подумала в этот момент, что я бы не сказала никому…

— Интересно, у нас вообще ещё сегодня будут занятия? — сменила тему Жанна, хмуро потягиваясь.

— Если Светлые не нагрянут! — саркастически ответила Анжелка, — они куют, пока горячо. Стефан отдаст им Артура, и всё будет шоколадно…

— Не съедят же они его! — утешительно проговорила Жанна, — вернут, как миленькие.

— Могут отобрать кольцо… — поникла Анжела.

Мы без дальнейших объяснений поняли, как она боится больше его не увидеть…

— Слушай, раньше времени не загадывай! — чётко сказала я, — пусть сначала закончится разговор с Мирабеллой.

— Ага, может Светлым и делать уже ничего не придётся, — усмехнулась Анжела.

— Вот именно! Придут они, а Стефан скажет: простите, мол, но мальчика мы уже наказали, а дважды, как говорится, за одно не бьют.

— Они не поверят! — покачала головой Анжелка, — да и поставь себя на их место: если кого-то из нас убили бы, ты не хотела бы отомстить?

— Светлые по определению мстить не должны, — покачала головой Жанна.

— Они тоже люди, — пожала я плечами, поддерживая Анжелу, — и называют это не местью, а торжеством справедливости.

— Те же вещи. Только термины разные…

— Трусость это! — вдруг воскликнула Жанна, — если бы мою подругу убили, я бы разорвала в клочья тех, кто это сделал. Сразу же, не тянула. А так — похоже на холодный расчёт.

— Неразумно, — мотнула головой Анжела, — ну и тебя бы убили, если силы неравны.

Не переживай, долго Светлые тянуть не станут, придут увидишь… По горячим следам.

— Вилка! — услышали в эту секунду грозный и громкий, как через рупор, будоражащий душу голос за дверью.

Разом нас вымело из комнаты.

Стефан стоял среди притихших ребят. Я жадно взглянула ему в лицо, пытаясь понять эмоции. Анжелка сразу судорожно пошарила взглядом по сторонам — Артура не было.

Она сникла.

— Виолетта, сейчас пойдёшь и встретишь гостей, — приказал Стефан грозно, но в глазах его мелькнула усталость, — весь день наперекосяк…

— Светлые? — ахнула побледневшая Анжела. Похоже, самообладание начинало ей отказывать.

— Они, — кивнул Стефан, — девочка, держись, не раскисай. Справимся.

— Учитель, не отдавай им Артура! — взмолилась вдруг Лиска, — это нечестно!

Анжелка блеснула глазами в её сторону. И в этом взгляде была помесь благодарности с ревностью.

— Справимся, — повторил Стефан, — ну же, Вилка, беги! Место перехода — у Колодца Посвящения.

Я кивнула и, без лишнего промедления, выскочила за дверь.

Тьма Леса мгновенно окружила меня. Поглотила. Спеленала. Но как же было хорошо, бархатно и тепло в этих объятиях! Однако мне предстояло совершить над ней надругательство — и я, покорно обогнула Домик и сняла с задней опоры пылающий красным пламенем факел. Это была вынужденная мера, дабы наши гости не споткнулись в темноте.

Как только я взяла факел, с ближайших ветвей спорхнула стая летучих мышей, недовольно пища, они устремились в чащу.

— Ну, извините… — пробормотала, пожимая плечами, — что потревожила. В этой тьме не поймёшь: спите вы или нет.

А потом пошла по, различимой лишь для моих глаз, тропке. Факел спрятала за спиной, чтоб не ослеплял.

Сбоку в чаще пронзительно прокричала гарпия.

— Почешу за ушком, когда вернусь, — пошутила я шёпотом. Громче нельзя, у них слух тонкий, авось прилетит за обещанным. И без руки останусь…

На подходах к каменной пещере, в которой жил василиск, я ему посочувствовала, но обязанностью моей при встрече гостей было — запереть его, чтоб он не вылез в самый неподходящий момент. Вздохнув, поставила энергетическую решётку несколькими пассами ладоней. Василиск фыркнул, зашипел недовольно, но кидаться на неё, как в прошлый раз, не стал, вспомнил… Умнеет Василий на глазах!

Тропинка обогнула скалу и вывела меня к большому каменному колодцу, поросшему мхом.

Именно тут Стефан производил посвящение нового Воина. Я вспомнила. как он окропил меня водичкой из колодца, ледяной настолько, что она не просто обжигала льдом, но, казалось, всё внутри напрочь выжигала, как кислота. В процессе посвящения и обретались новеньким Воином знания прошлого владельца кольца, заключённые в нём. Вместе со страхом, почтением и влечением к Учителю.

Я вздохнула мечтательно. Хотела бы снова пережить этот момент! В одну секунду тебя пронзает волна холода и одновременно обжигает волна огня от макушки (на которую брызгается водичка) и до самых пяток. Сладкая дрожь охватывает тело.

А потом Стефан кладёт ладонь тебе на голову, и вмиг ты осознаёшь себя, как Воина! Это незабываемое ощущение… Для других целей, вроде бы, вода из Колодца Посвящения не используется. Хотя, как я успела сегодня убедиться, в Тёмном Лесу гнездится ещё множество самых разнообразных тайн…

— Бу!!!

Я подпрыгнула от неожиданности. Так ушла в свои мысли и воспоминания, что не заметила затаившегося в траве маленького гоблина, для которого напугать — слаще конфеты! Сейчас поганец радостно улюлюкая улепётывал, продираясь через кусты.

Ну ничего, отыграюсь как-нибудь потом… Нельзя, чтоб нечисть обрела непоколебимую уверенность в своей безнаказанности, иначе вовсе обнаглеют. Лес, конечно, их жилище, но мы — Воины, как и ученики других факультетов — тут хозяева! Они же — просто что-то вроде «домашних животных»!

Я опять допустила оплошность, погрузившись в думы, но вовремя опомнилась, чтоб первой заметить стоящую на границе делегацию Светлых. Так, Алия, Мишель — в обязательном порядке. А кто там с ними? Кажется, это Милена? И ещё какой-то парень, незнакомый мне. Скорее всего, он не из Воинов — тех я наперечёт знаю по сражениям. Но и его видела где-то пару раз. Возможно, он — Хранитель. Они тоже часто крутятся рядышком с воюющими. Скорее всего, так и есть — и даже больше, поняла я: это Хранитель Шеннон.

Они не так быстро заметили меня. Ещё бы, с их-то мировоззренческой слепотой! Я благосклонно вынула факел из-за спины и помахала им.

Двинулись ко мне. Я зевнула от скуки. Всегда одно и то же. Хотя, нет… Сегодня они на редкость молчаливы и даже не шутят, как обычно, притихли. Применительно к Светлым — это недобрый знак. Я мгновенно подобралась.

— Здравствуй, Виолетта! — ровно поздоровалась Алия.

— И вам того же, — буркнула я, — вы к Стефану или Мирабелле?

— Полагаю, к Мирабелле, — никак не отреагировал на моё хамство Мишель.

А меня взбесило подчёркнуто вежливое отношение. Лицемеры!! Я же вижу, как сверкнули ненавистью глаза Милены, как сумрачно, исподлобья, смотрит на меня Хранитель покойной Шеннон (теперь я его хорошо вспомнила). Его можно понять — когда гибнет Воин, до самого его ухода (три дня) Хранитель ощущает страшную душевную пустоту и почти физическую боль…Я даже посочувствовала ему. Однако, все мы знаем, на что идём.

Продвигаясь гуськом по тропинке, каждый думал о своём.

Я размышляла — допустит ли нас, учеников, Стефан на этот раз присутствовать при разговоре? Вряд ли, но безумно любопытно, что там будет происходить!! Он бы, может быть, допустил бы, но Мирабелла точно прогонит…

— Виолетта, скажи, почему вы так разделались с Шен? — вдруг всхлипнула Милена.

Та самая Милена, которая всегда была собранна и непоколебима. Я холодно пожала плечами.

— Меня там не было и ничего тебе сказать не могу.

— Но вы же обсуждали потом это между собой. Я не верю, что не обсуждали!

— Солнышко, успокойся, — тихо сказала Алия, сохраняя самообладание, — бессмысленно об этом говорить.

«Вот-вот» — чуть не поддакнула я, но вовремя сообразила, что хоть у нас одно мнение, но мы вовсе не союзники.

ГЛАВА 10

Едва мы приблизились к Залу, где обычно проходили встречи с противниками, я разглядела меж деревьев всех наших. Они толпились беззвучно, не попадая в ореол света, и делегация, следующая за мной, их не заметила. Я неторопливо, наслаждаясь моментом, поместила факел на стену, открыла скрипучую дверь и первой нырнула в коридор. Пробежала по нему, не смущаясь высокопоставленных гостей, идущих по пятам, и заглянула в, собственно, сам Зал. Прямо в центре пылали рубиновым светом два огненных столба, переливаясь и осыпаясь вниз искрами. А между ними разместились в ожидании Мирабелла, Стефан и Артур. И больше никого.

Мммм… Это значит, что мне тоже не разрешат остаться.

Но, сделав непроницаемое лицо, я смело двинулась внутрь и, прикрыв за собой дверь, громко объявила, сглотнув комок в горле:

— Делегация Светлых прибыла!

— Хорошо, — грозно ответила Мирабелла, не сводя глаз с Артура.

А Стефан резво метнулся к двери. Я думала, что сейчас меня попросту вытолкнут наружу, но он вдруг с силой пихнул меня в сторону, в тёмный, непросматриваемый, угол. Я не удержалась на ногах, налетев на стену. Потом тихонечко отползла к самой стене, вжалась в неё, присев на корточки (так что меня было абсолютно не видно за драпировкой), и стала наблюдать, как Стефан впускал гостей.

Светлые вошли степенно, с присущим им величием, которое они неизменно демонстрировали всегда и повсюду. Я хмыкнула, но беззвучно. Мне дан такой шанс поприсутствовать, я его никак не упущу, глупо выдав своё местонахождение! Буду героем дня, когда выйду отсюда просто «разорвут», горя желанием узнать подробности.

— Мирабелла, Стефан, приветствуем вас! — ровно произнесла Алия.

Остальные молча глядели на потрескивающий огонь.

Мирабелла недовольно покосилась на Милену, видно было, что присутствие ученицы, не являющейся свидетельницей, её раздражало. Но на этот счёт всё же промолчала, ограничившись ответным приветствием. Стефан хмуро кивнул. Со стороны к нему на плечо вспорхнул взъерошенный и лохматый со сна Однокрыл — любимая летучая мышка Учителя. Звался он так из-за того, что летал практически на одном крыле — второе от рождения было почти неподвижным. Обычно Однокрыл предпочитал встречать гостей в предбаннике, пугая их и забавляясь этим. Но сегодня, видимо. проспал. Чем был немало огорчён. Решившись взять реванш, он рванулся к гостям, оттолкнувшись от плеча хозяина, но Стефан неуловимо быстрым движением прижал его к себе. Однокрыл пискнул недовольно, но вырываться не рискнул. Находясь в сумрачном расположении духа, хозяин и расплющить может. А потом скажет, что так и было.

— Полагаю, вам ясна цель визита, — наклонил голову Мишель, переводя холодный взгляд на Артура.

— Хватит церемоний, — буркнул Стефан, — мы тут одни. Ближе к делу!

— Хорошо, — Алия посмотрела на него в упор, — мы требуем возмездия за убийство нашего Воина!

Она чётко выделила слово «убийство».

Мирабелла поморщилась.

— Вы привели свидетеля?

Она имела в виду Марту.

— В Марте нет надобности, — покачал головой Мишель, поняв, — с нами Анатолий, он тоже был свидетелем.

— Хранитель, не сумевший сохранить своего Воина, — пробормотала с усмешкой Мирабелла.

Толик побледнел, дёрнулся. Но Милена ухватила его за руку и удержала.

— Чего вы хотите? Ваши условия? — требовательно проговорила Мирабелла, — вы пришли за Артуром?

Я сжалась в ожидании ответа.

— Нет, — неожиданно ответила Алия, — он не нужен нам.

Этот ответ, казалось, поразил не только меня, но и всех присутствующих с нашей стороны. Обычно в таких случаях (а они весьма редки) виновный безоговорочно наказывается изъятием кольца в пользу пострадавших и исключением из Школы. С возможным, впрочем, благосклонным последующим стиранием всех воспоминаний о Школе и боях, которые будут отныне приходить только в снах и смутных видениях…

Артур, конечно же, знал это в тот момент, когда накинулся на Шеннон, не мог не осознавать. Но не мог и остановиться. Слишком уж его захватывает азарт боя. В такие моменты здравый разум и инстинкт самосохранения у него напрочь отказывают.

Все приготовились к неизбежному…И вдруг такой ответ Светлых! Непонятно, чего же они тогда хотят? Я похолодела и напряглась. Думаю, не я одна.

— Что же вам нужно? — прервал затянувшуюся паузу Учитель. Я поражалась его самообладанию.

— Решение! — сказал, как отрезал Мишель.

Честное слово, я увидела, как вздрогнула Мирабелла. Стефан побледнел. Я впервые увидела такую их реакцию, словно происходило что-то действительно страшное, в сравнении с чем исключение Артура предпочтительнее. Стефан нервно метнул быстрый взгляд в мою сторону, и я поняла, что, знай он о таком повороте событий, он бы ни в коем случае не допустил, чтоб я осталась и стала свидетельницей разговора.

Но, видимо, он не предполагал.

— Для этого слишком мало гибели Воина, — сухо ответила заведующая.

— Добавьте к этому ваше утаивание Кольца Единовластия, — возразил Мишель, — есть и ещё один фактор, но он пока нами не проверен, и предъявлять его мы сейчас не будем.

— О чём ты, чёрт возьми?! — рявкнул Стефан, не сдерживаясь больше, — говори нормально, не юли!

— Сегодня утром в реальности людей было совершено несколько катастроф и трагических происшествий… Это было уже после боя.

— И что? — нехорошо осведомился Стефан.

— Стефан, я прошу тебя! — воскликнула Алия, — не надо прикидываться, что не понимаешь, о чём речь! Твои Воины имеют обыкновение за счёт таких вещей восполнять энергетические запасы после боя.

— Чушь, — махнул рукой Учитель, — это запрещено.

— Вот именно! — кивнула Алия, — потому я об этом и говорю. Только что мы получили информацию: взрыв троллейбуса во Франции, происшествие в метро в России с массовой гибелью людей…

Я вздрогнула. — …падение самолёта над Аргентиной. Продолжать?

«Жанна, вынырнув из реальности Школы, измождённая и опустошённая, плетётся к окну, из последних сил распахивает створки, делает глоток свежего воздуха. Она тяжело дышит. Голова идёт кругом.

И вдруг её взгляд упирается вверх, где в утреннем небе летит самолёт…»

— Валяйте, проверяйте, доказывайте причастность моих Воинов, — кивнул Стефан.

— Обязательно, — пообещал Мишель, — но сейчас я заявляю, что мы имеем полное право требовать то, что требуем.

Воцарилась тишина. Казалось от неё можно оглохнуть.

— Срок? — прозвучал громом голос Мирабеллы.

— В течение года.

— Полгода! — возразил Стефан.

— Год, — отрезала Алия непоколебимо.

Снова пауза.

Напряжение росло и накалялось. Артур побледнел, как мел. Он явственно ощущал, стоя рядом с Мирабеллой, что навлёк на свой факультет, да и не только на свой, но и на всё Тёмное отделение, ужасные неприятности и сыграл Светлым на руку.

— Пусть будет так, — сдалась Мирабелла, но взгляд её был ужасен, мечущий такие зловещие огни, что Медуза Горгона устыдилась бы своей конкурентки, встретившись с ней лоб в лоб.

Я едва не охнула, скрючившись ещё больше в своём углу. Как Артуру ещё удавалось держаться на ногах? Да уж, не хотела бы оказаться на его месте…

— Вы получаете право на принятие любого решения относительно действий Светлого отделения Школы, не согласованных с Тёмным отделением, в течение года. Решение может распространяться как на реальность Школы, так и на реальность людей, — чётко, но сухо, надтреснутым голосом провозгласила Мирабелла.

Стефан и Мишель сделали шаги навстречу друг другу и обменялись крепким рукопожатием.

— Вы удовлетворены? — надменно спросила заведующая Тёмным отделением.

— Вполне, — негромко ответила Алия, обнимая Милену, которая, казалось, что-то хотела сказать, но не стала.

— Тогда, полагаю, распрощаемся?

— С удовольствием, — процедил Хранитель Шеннон.

Мирабелла с удивлением поглядела на него, не ожидая, видимо, что он вообще подаст голос.

— До свидания, — наклонил голову Мишель и быстро пошёл к выходу. Остальные молча последовали за ним.

— Надеюсь, не скорого, — пробурчал им вслед Стефан, — и на вашей территории!

Едва они скрылись за дверью, как Мирабелла повернулась к Артуру.

— Отныне и на год ты лишаешься Хранителя, — ледяным голосом проговорила она, — а также возможности пользоваться помощью Целителей во время боёв. Будешь учиться рассчитывать силу и удерживать рассудок холодным. Отныне ты и только ты отвечаешь за свою жизнь, понимаешь, что это значит? Первая промашка — и ты потеряешь её. Не только здесь, но и дома.

Артур молча выслушал приговор. Его ответа и не требовалось.

— Стефан, приведи приговор в исполнение у Колодца Посвящения.

И она степенно покинула помещение. Артур не двинулся с места.

— Вилка! — громко произнёс Учитель, когда дверь за заведующей закрылась.

Я тихонечко вышла из укрытия, Артур изумлённо воззрился на меня, не ожидая, что кто-то ещё находился здесь всё это время.

— Никому ни единого слова, ты поняла? — жёстко приказал Стефан.

— Поняла…

— А теперь иди. И не вздумай нарушить обещание.

Я выскользнула за дверь.

Для чего он позволил мне всё увидеть, если потом я не могу никому об этом рассказать? Досада…

Я уныло поплелась к домику Воинов, раздумывая, что мне придётся сказать ребятам.

Они ведь прекрасно видели, что Вилка вошла внутрь и всё время находилась там. Но ещё не успела дойти, как из-за дерева неожиданно шагнул Андрей и вплотную надвинулся на меня.

— Ну, что там было? Говори!

— Не знаю, — пискнула я, памятуя наказ Учителя.

— Что значит «не знаю»? — угрожающе переспросил он, — ты ослепла и оглохла?

Сбоку раздался шорох, и к нам присоединился Карло с гадливой улыбочкой.

— Совершенно верно! — кивнула я без доли иронии.

— Тебе же лучше, если сейчас скажешь!

— Ой, не думаю, — опечалилась я.

— Постой, Андрей, — вмешался Карло, — тебе запретили говорить?

— Догадливый… — вздохнула я, — саму так и распирает, но, увы.

— Блин! — сплюнул Андрей, — может быть, я буду спрашивать, а ты отвечать только «да» или «нет»?

— Не дури, — покачал головой Карло, — не связывайся с Учителем, мало тебе того, что Артур попал? Нам ещё тоже достанется, подожди… Мы замешаны в этом также, как и он.

— Вот я и хотел знать, чего ждать, — буркнул Андрей.

— О вас там речи не шло, — помотала я головой, — ни слова.

— Ясно, — с облегчением выдохнул Андрей, — спасибо, Вилка…

— Не расслабляйся, — буркнул Карло, — Мирабелла никогда не прощает никого, кто хоть пальчиком участвовал в промахах. Если сразу не упомянула, это ещё ничего не значит, позже достанется. Видать было не до нас.

— Да и Светлые предъявили претензии только к Артуру… — начала я и осеклась.

— Молчи, Вилка, ты уже и так много сказала, — предупредил Карло, — иди.

Я бросилась к домику.

Совершенно выбитая из колеи, я поднялась по ступенькам и вошла. Ребята тут же повскакивали с мест, мгновенно окружили и начали допрос с пристрастием. От бурного многоголосья кругом пошла голова. Анжела мгновенно уловила моё состояние, кивнула Жанне. Они вдвоём быстренько оттеснили меня к двери нашей комнаты.

— Так, так, так, ребята, оставьте Вилку в покое! Не видите, она не в себе? — закричала Жанна, пихая меня в комнату — Спасибо вам, девчонки, — выдохнула я, падая на кровать.

Анжелка протиснулась следом за Жанной и закрыла дверь, игнорируя недовольный гомон разочарованных однокурсников.

— Стефан приказал молчать? — почти утвердительно спросила она.

— Угу, — кивнула я.

— Значит, ты всё видела… — задумалась Анжелка.

— Страшно? — просто напрямую спросила меня Жанна. Я поняла, что она имеет в виду приговор.

— Частично… — пожала плечами я.

— Значит он остаётся:? — воскликнула Анжелка и закусила губу.

— Остаётся, — кивнула я и, замотав головой, дала жестом понять, что больше не скажу ни слова.

— Представляю, на каких условиях… — протянула Жанна.

Я сделала страшные глаза, и они поёжились. Но ведь при этом я ничего не сказала!

— Ладно, — Анжелка поднялась. Я видела, насколько ей полегчало, — главное, что он остаётся. А дальше разберёмся. Давайте выйдем к ребятам. Думаю, что занятия не отменятся и Учитель сейчас придёт… А ты, Вилка, молчи. Не хватало тебе стать крайней. Я сама порву того, кто попытается пытать тебя.

Я благодарно улыбнулась.

ГЛАВА 11

Стефан с Артуром вернулись через полчаса. Услужливая Чертень попыталась накормить нас ещё раз, удивлённая, что мы до сих пор не ушли на занятия. Но ребята к еде даже не притронулись. Поняв, что от меня ответа не дождёшься, они стали строить свои домыслы. Некоторые из них вызывали у меня улыбку, некоторые — заставляли морщиться. Кое-кто из ребят тщательно отслеживал мои реакции, пытаясь понять истину. Но я хорошо маскировалась, сделав непроницаемое лицо. Объясни потом Стефану, что я ничего не говорила, а они сами догадались! Если успеешь…

Но вот скрипнула дверь и тёмная мгла выпустила из своих объятий в нашу комнату Учителя и Артура. Артур держался бодрячком и даже пытался улыбаться. Глядя на него, остальные сразу воодушевились. А Анжела залилась румянцем, мертвенная бледность, наконец, отпустила её.

— Ну вот, принимайте товарища в свои ряды обратно! — с полуулыбкой провозгласил Стефан.

Создавалось впечатление, что в счастливом исходе только его заслуга. Конечно, тут же получил «сливки» в виде благодарных девичьих взглядов. Я опустила глаза, чтоб он не увидел в них ухмылки.

— Присядьте все, давайте, — быстренько рассадил нас Учитель по местам и потянулся за ломтиком груши на блюде с фруктами.

Глаза его блестели лукаво, он улыбался и, казалось, что гроза миновала, а то её и вовсе никогда не было. Вот и снова — прежний наш любимый наставник. Одна я знала, насколько обманчиво это его напускное веселье. Похоже, глубоко видела лишь я, другим хватало и поверхностной картинки.

— Сегодня вы все переволновались за Артура, так ведь? — он похлопал нахохлившегося парня по плечу, — потому я решил вам сделать поблажку. Сегодня не будет занятий. Я хочу устроить небольшую экскурсию.

— Куда? — тут же подскочила Тамара, глаза заблестели.

— В Тёмном лесу есть много мест, о которых вы не знаете, — туманно ответил Стефан, — я вас познакомлю сегодня с одним из них. Если голодны — перекусите и сейчас же отправимся.

Повинуясь Учителю, даже те, кто не испытывал голода, машинально потянулись к фруктам и в мгновение смели их с блюда.

Через пять минут все были в полной готовности следовать за наставником.

Мы некоторое время молча петляли по Лесу. В ответ на расспросы, Стефан с таинственной улыбкой отмахивался, фыркал, чтоб имели терпение, многозначительно ухмылялся. Мы шли уже столько времени, что я начала изумляться, насколько огромен Тёмный Лес. Он никак не кончался, всё тянулся и тянулся. Наверное, прошли уже пару километров, не меньше. Мы уже переговаривались вовсю, строя предположения относительно цели похода…

И вдруг Учитель неожиданно остановился и сделал жест, призывающий к молчанию.

Вмиг воцарилась тишина, все замерли, недоумённо закрутили головами по сторонам, не понимая, что происходит. И расслышали тихий-тихий, едва уловимый, шелест. Он доносился откуда-то неподалёку, мы дружно повернули туда головы и… Взгляды упёрлись в пещеру! Самая настоящая пещера, вход в которую был образован переплетением ветвей деревьев, вросших уже самими этими ветвями в землю огромного холма. Трудно было разобрать — земляной он или каменный, ассоциации преобладали в пользу второго, но к камню, как известно, не приросли бы ветви, даже к замшелому.

— Ух… — выдохнула Лиска, сияя глазами.

Её восторг можно было понять — настолько всё это выглядело сказочно-таинственно.

Как вход в другую реальность или даже в сказку. У Ахмета загорелись глаза — он подумал о своём, уже предвкушая свидание здесь с кем-нибудь. Правда, далековато от Школы… Но он не будет колебаться, если подвернётся возможность.

А я больше прислушивалась к звуку, идущему из недр пещеры… Шелест. Похожий на шум струящейся воды. Я посмотрела на Стефана и поймала его взгляд. Он кивнул.

— Ну что ж, вперед! — весело скомандовал, указывая на вход.

Артур вдруг рванулся первым, но у самого входа был пригвождён ледяным голосом Учителя:

— Куда поперёк батьки в пекло рвёшься?!

— В пекло?.. — пересохшим вмиг голосом спросила Жанна и отступила на шаг.

Но я-то знала, почему так возмутился Учитель. Я-то помню, что Артур теперь остался без Хранителя и помощи Целителей в этой реальности. И малейшая опасность может его погубить… А она, видимо, есть, раз Стефан остановил парня. Учитель, несмотря на своё кажущееся безразличие, заботится о нас, больше, чем о себе.

Артур послушно отошёл в сторону без единого слова, чему все немало удивились, но никто вслух удивления не высказал. А Стефан подошёл ко входу, шагнул внутрь, сделав нам жест не двигаться с места. На секунду он скрылся в недрах пещеры из поля нашей видимости. А затем оттуда донёсся гортанный крик. Я вздрогнула от неожиданности, по всей видимости, не только я. Но в следующий миг Стефан, уже выглянув наружу, махал нам:

— А теперь все сюда! Кто последний, тот дурак!

Словно гора с плеч упала. И я рванулась следом за всеми. Правда всё равно оказалась последней. Учитель глянул на меня хитро и рассмеялся:

— Неет, Вилка, ты не дура! Далеко не дура, — и потрепал меня по подбородку.

Я покраснела. Остальные гнусно захихикали.

— Вперёд! — приказал Стефан.

И мы двинулись по извилистому ходу. Стены пещеры уходили вверх примерно ещё на полтора наших роста (арка самого входа была намного ниже) и были всё-таки земляными. Гладкими, словно отполированными, на первый взгляд, но на ощупь в некоторых местах слегка шершавыми. Вокруг сухо, тепло — и совершенно никакого ощущения опасности. Может ещё и оттого, что здесь было светлее, чем снаружи Источника света не было видно. Но если у самого входа освещение было тусклым, то чем дальше мы продвигались вслед за Учителем, почти не переговариваясь, тем светлее становилось. Казалось, пройди ещё немного — и начнёт ослеплять. А ещё — усиливался шум.

— Вода, — шепнула Жанна, сжимая мою руку.

Я посмотрела на неё — глаза испуганные. Ободряюще пожала её руку. Мало ли какие у нас случаются фобии…Всё-таки, эта — не самая у неё главная. Иначе бы она не прошла «испытания» — своеобразного экзамена на доступ в Школу, на Воинский факультет. Оно заключается в том, что ты лицом к лицу сталкиваешься со своим самым главным, самым потаённым страхом. И должен победить его. Выстоять.

Встретить с улыбкой и спокойствием. Это возможно при определённой силе духа и осознании себя в реальности, куда тебя выбросит «испытание». Это очень нелегко.

Потому что всё происходящее вполне материально и не менее опасно, чем в реальной жизни. Однако, ровно до тех пор, пока ты не перестаёшь бояться. И тогда кошмар просто рассеивается. Я поняла это на втором разе, со второй попытки я прошла испытание. Может потому, что моим кошмаром была умалишённая женщина, преследующая меня с целью убить? Мне было почти легко потому, что она очень напомнила мне мою маму… А к маминым выходкам я уже привыкла. А вот что было у Жанны — не знаю. Мы как-то не делились никогда подробностями. Произошедшее было глубоко личным переживанием каждого.

Шум усиливался с каждым шагом, Жанна всё плотнее прижималась ко мне, словно стараясь спрятаться. Мы с ней шли в хвосте, а потому раньше, чем увидели, услышали возгласы ребят. Восхищённые, изумлённые, потрясённые. Я заторопилась за поворот.

И обомлела.

Огромный грот: настолько высокий потолок, что очертания с трудом угадывались.

Выход в него из коридора казался лишь малюсенькой дырочкой, царапинкой, на теле этой гигантской пещеры. А прямо перед нами находился, собственно, источник шума.

Три огромных водопада с грохотом обрушивались в совсем небольшое озерцо, лежащее у ног. Брызги почти долетали до нас. Я посмотрела вверх, разыскивая истоки — казалось, водопады извергаются прямо из стены… Но не это было самым потрясающим.

Цвет воды! Искрящаяся серебром, она словно состояла из сияющих блёсток, переливающихся в воздухе, текущих потоком. Тремя потоками!

Это было настолько красиво и так завораживало, что я на время лишилась дара речи. Жанна потрясёно отпустила мою руку. Видно, её страх прошёл. Да тут и впрямь нечего было бояться.

Водопады внушали ощущение Мощи, Силы, но не опасности или тревоги. Хотелось склонить голову в почтении… Оглянувшись, я увидела, что Стефан делает именно это. Он торжественно кланялся потокам. Тогда и я сделала это, реализуя жгучую потребность. А вслед за нами — и все остальные. Водопады словно получали закономерную дань своему царственному величию.

Именно они и являлись источниками света, который вёл нас по коридорам. Словно живые: пульсировали, дышали, переливались. Так о какой опасности говорил Стефан?

Ребята, расслабившись, разбрелись по гроту, любуясь окрестностями. Рокот падающей воды в акустике огромного грота рассеивался и звучал настолько гулко, что не вызывал желания разговаривать вслух. Лишь изредка, как сквозь глухую звуковую стену, прорывались восхищённые возгласы, тающие на излёте.

Я подошла к самой кромке воды и, присев на корточки, тихонечко, воровато оглядевшись по сторонам, окунула в неё мизинец. Кожу мгновенно словно что-то обожгло, я шарахнулась в сторону, испугавшись — а вдруг нельзя было? Вдруг это озерце — что-то вроде Мёртвого озера? Воспрещено касаться, иначе затянет…

Правда, к счастью, ничего страшного не произошло. Однако, сердце билось гулко и тело вдруг стало словно ватным. Шатаясь, поспешила отползти от кромки воды подальше. И в этот момент увидела, что Стефан машет руками, подзывая нас к себе.

Я поднялась, шагнула, как во сне, толкнула в спину задумавшуюся Жанку, крикнула ближайшим ребятам — и вскоре мы столпились возле Учителя.

— А теперь послушайте меня! — вдруг на редкость громко произнёс он.

Голос звучал так, словно Стефан говорил в рупор, перекрывая шум падающей воды.

Как ему удалось добиться такого эффекта — я не знала, втайне завидуя умению.

— Правило первое: не лезть в воду! Правило второе — не подбирать с земли ничего, ни одного камушка! Правило третье — не нарушать первое и второе! Всем ясно?

Я смутилась и опустила глаза. К счастью, Учитель не смотрел на меня в этот момент. Он в упор уставился на Артура. Зря так переживает, Артур страшный перестраховщик. Он, может, и безголовый иногда, но за свою шкуру трясётся сильно.

— А что будет, если нарушим? — весело спросила Лиска и осеклась под мгновенно метнувшимся к ней взглядом Учителя, — ну, случайно…

— Случайностей не бывает, не будь на то желания, — стальным голосом произнёс Стефан, — и последствия могут быть самыми…неслучайными. Страж Водопадов накажет жестоко.

— Страж Водопадов… — повторил эхом Ганс, — а кто это, Учитель?

— Да, и зачем мы сюда пришли, если ничего трогать не разрешается? — недоумённо тряхнула головой Маргоша.

— Сейчас я вам всё объясню. Давайте-ка присядем на песочек, рассказ предстоит долгий… — предложил Стефан.

Мы дружненько опустились на тёплый, бархатный, белый песок. Шум словно приуменьшился. Или просто мы привыкли к нему и стали не так остро воспринимать на слух?

Стефан начал говорить.

Водопады Силы существовали всегда и будут, покуда существует Школа и Леса.

Собственно, они являются источником жизненной силы для этой реальности.

Отражение Водопадов есть и в Светлом Лесу, но это не ЕЩЁ три Водопада, а те же самые, что и тут, у нас. Особенности пространства этой реальности позволяют существовать и не таким штукам.

В общем, вот откуда черпает свои силы Лес и нечисть после боёв, так они восстанавливаются!

Тамара немедленно задала напрашивающийся вопрос о том, что, почему бы не брать энергию водопадов напрямую, во время боя? На что Учитель ответил ей, что это невозможно. Она питает, непосредственно, саму основу этой реальности. А во время боя поток просто блокируется. Кем? Чем? Зачем? Неважно. Важно — это аккумулятор энергии Школы. Здесь и именно здесь перерабатывается энергия людей, живущих в реальности, и постоянно с земной реальностью взаимодействует. Здесь — сердце Школы.

Артур выразил удивление, что проход к Водопадом открыт и что будет, если кто ни попадя сюда устремится за чистой Силой? На что Стефан усмехнулся и предложил попробовать прийти сюда как-нибудь без него. Если жить, естественно, надоело.

Потому что сторож здесь хороший и ответственный! Страж Водопадов. Не вдаваясь в подробности и не получив условленного сигнала, он просто уничтожает сразу.

Одно утешает: если ученик не знает, что именно тут находится вход в пещеру — он не найдёт его, не увидит случайно. Будет в упор смотреть, но не будет видеть.

Так что, ненароком прогуливаясь неподалёку, куда не надо не влезешь. Только целенаправленно.

— Учитель, а что будет, если искупаться в водопаде? — осмелилась я, сердце гулко стучало в груди, — сразу появится Страж Водопада? А как он выглядит?

— Вилка, — Стефан потрепал меня по голове, — если ты сможешь вообще подойти к воде, и он не остановит тебя, то можешь купаться беспрепятственно. Однако, такого ещё не случалось.

— А почему нельзя прикасаться к воде? — переспросила Лиска, — что будет? Кроме гнева Стража.

Стефан помедлили с ответом.

— В этом месте Учителя получают посвящение на служение Школе. Силу и защиту, неуязвимость.

— И ты купался? — затаила дыхание Жанна.

— Окунулся, — спокойно кивнул Стефан.

— Значит, тот, кто искупается, станет Учителем? — задумчиво произнёс Артур.

— Не так. Тот, кто стал учителем, приходит сюда искупаться, — поправил его Стефан, не сводя глаз с парня.

Мне показалось, что Стефан что-то ожидает от него.

— Чтоб приобрести силу и неуязвимость… — продолжал Артур, не видя, не слыша Учителя.

— Совершенно верно, — улыбнулся нехорошо Стефан. А я никак не могла понять, что он задумал.

— Но ведь если кто-то из нас сейчас полез бы купаться — ему бы ничего не было? — осторожно спросила Анжелка, — ты же с нами, Учитель?

Стефан неопределённо пожал плечами, с преувеличенным интересом разглядывая свои ногти.

— Есть желающие проверить? — теперь он не смотрел ни на кого конкретно.

Воцарилась тишина. Я потирала мизинец, который умудрилась уже намочить в этом оазисе энергии. Честно говоря, мне очень хотелось искупаться. Но я не знала, какова будет реакция Учителя, если я скажу вслух.

— Ты же знаешь, Учитель… — неуверенно начала Лиска, — стоит тебе сказать и любой из нас…

— Знаю, — кивнул Стефан, как мне показалось, удовлетворённо, но недобро, и вдруг встал на ноги — что ж, экскурсия окончена. Полюбуйтесь в последний раз — и будем возвращаться. Время поджимает. Нам надо добраться до домиков раньше, чем в Тёмном Лесу настанет ночь. Никому не порекомендовал бы оставаться здесь с наступлением сумерек…Поторопитесь с возвращением.

Не споря, не возражая, мы все как-то безоговорочно и быстро покидали грот один за одним. Так нереально было из серебристого сияния выходить в серую темень Леса. Мы тёрли глаза, возвращая привычное зрение. Быстрым шагом Стефан безмолвно двинулся вперёд, к Школе. Ребята поспешили за ним. Шум водопадов потихонечку стихал позади.

Дорога показалась короче, потому что мы почти бежали. Звуки лесных обитателей тоже понемногу затихали, менялись, более хищные просыпались, готовились, продирая глотки… близилась ночь. Когда впереди, наконец, замаячили домики, мы перевели дух и вздохнули с облегчением. Стефан попрощался со всеми и юркнул куда-то. Я даже не успела отозвать его в сторонку и покаяться в своём непослушании. А потом решила, что и ладно. Никто же не пострадал!

Находясь под впечатлением от экскурсии, мы не стали сразу обсуждать увиденное.

Ребята прощались друг с другом и один за другим возвращались домой. Я смотрела, как, вначале чёткие, потом их фигуры становятся зыбкими и тают в один миг.

Интересно наблюдать со стороны, выглядит очень нереально, как пафосный спецэффект фантастического фильма.

Тёмный лес потихонечку густел, наполнялся чернотой надвигающейся ночи. Ночью здесь даже своим не очень возможно ориентироваться, а окажись в это время по недоразумению Светлый — передвигался бы, как крот на солнцепёке. Это если бы его не разорвали в первые же секунды. Ночные обитатели Тёмного Леса безжалостны и, зачастую, неразборчивы. Так что даже своим тут не рекомендуется ошиваться во внеучебное время. И всё-таки я с огромной неохотой доплелась до дерева, присела на корточки, прислонившись спиной к стволу и подняла руку, чтоб потереть кольцо.

И застыла на месте.

Леденящий душу вой донёсся из чащи. Я вздрогнула и обернулась к оставшимся ребятам, чтоб узнать их соображения на счёт того, что бы это могло быть, но обнаружила, что осталась-то я совершенно одна. Все до единого уже ушли. Страх ледяной струйкой проник за шиворот под одежду и заструился по телу, обжигая холодом. Показалось, что где-то прямо передо мной, там, откуда донёсся вой, замигали, замаячили огоньки, мечась по чащобе. Вспыхивая и мельтеша то туда, то обратно. Заклубился непонятный белёсый туман, и в воздухе отчётливо потянуло вонью. Словно где-то неподалёку умерло огромное животное и уже порядком разложилось… В боязни попросту задохнуться, я пыталась двигаться, подняться на ноги или хотя бы отползти. Но не получалось, а ещё явственнее ощущалось чьё-то присутствие в этом вонючей, странном тумане…

Мало ли кто это был, но я раньше не сталкивалась с подобным. А потому, усилием воли, борясь с оцепенением, которым ужас окутал всё тело, попыталась приблизить руку к кольцу. Но… у меня не получалось. Тело словно парализовало, руки свисали плетьми. Я даже не могла открыть рот, чтоб закричать. Только могла смотреть, как приближается что-то, от чего веяло жуткой неизвестностью. Чего я боюсь? В самом деле, я же Воин, это же мой Лес! Что может мне тут причинить вред? Или всё-таки может? Я усмехнулась, сквозь пробежавшую по телу дрожь. Надо же. Опасаться не противников, а тех, кто с нами делит территорию. Стоп. Днём — безусловно мы тут хозяева. Но по ночам — это уже не наши владения. А чьи? Что теперь будет со мной?

Я закрыла глаза, почти не дыша. Увы, не хватало мужества встретиться лицом к лицу с тем, что надвигалось. Стефан же предупредил, что мы и так задержались, чтоб не мешкали с возвращением…

Но я всё ещё не верила в то, что со мной может что-то случиться. А внутренний голос шептал мне об этом безумолчно. И тело, не подчиняющееся мне совершенно, словно поддакивало ему. И что-то неумолимо приближалось. Погибать — так с закрытыми глазами! Хоть это я могла себе позволить, ведь даже закричать у меня не было возможности.

Что-то влажное, холодное, скользнуло по левой щеке. В лицо дохнуло земляной сыростью.

«Ну вот, сейчас меня съедят» — обречённо констатировал рассудок. Теперь уж я точно ни за что не открою глаза! Но они тут же, помимо моей воли, внезапно распахнулись. И я увидела…

ГЛАЗ. Один огромный. В двух миллиметрах от моего лица. Чёрная дыра, засасывающая сознание…

И оно отключилось.

ГЛАВА 12

Открыла глаза я дома, в своей комнате, на своей кровати. Утро позолотило подоконник и часть комнаты и солнечными лучами хитро подбиралось, тянулось ко мне.

Я вскочила, как ошпаренная — не хватало ещё опоздать на работу.

Пока в спешке собиралась — думала над пригрезившимся мне после экскурсии на Водопады кошмаром. Вероятнее всего это был просто сон. Сон — это то, что давным-давно меня не посещало из-за специфики ночного времяпрепровождения, разве что короткие неясные обрывки, в те редкие мгновения, когда мне удавалось подремать днём. Но чтоб вот так сразу после занятий…

Не помню, каким образом я покинула Школу. А может это было то самое, что имел в виду Стефан, рассказывая нам о Водопадах. Да нет, Страж Водопадов не мог от них отойти настолько далеко, пусть даже я всё-таки коснулась его вод…В памяти всплыл туман и отвратительный запах, я поёжилась и подумала, что надо обязательно и поскорее почистить зубы.

Глянув на часы и убедившись, что у меня есть ещё запас времени, я сбавила обороты, начала спокойно приводить себя в рабочее настроение и состояние.

Сегодня воскресенье, а значит в «Дивной долине» будет горячий денёк… Обычно посетителей — хоть отбавляй. А под вечер собирается определённый контингент, цепляющийся к официанткам и буянящий по полной. Но хозяин ресторана — Кемаль — даже не пытается влезать и утихомиривать их. Это — «крыша», им можно всё. А для меня это ужасно напряжённый день. К вечеру приходится договариваться с девчонками и тихо смываться. Потому что пьяные и взбудораженные бандиты начинают требовать и иных видов развлечения. А отказать им нельзя. Всё наши девчонки и не отказывают и имеют за такой вечер неплохой куш, бандиты безбожно сорят деньгами.

До тех пор, пока был жив Антон, Кемаль сам отправлял меня домой, чтоб я не попадалась на глаза разгорячённым клиентам. А потом как-то стал забывать об этом, просто махнул рукой. Вот и приходится мне самой изворачиваться и прятаться. Однажды, я всё-таки попалась на глаза одному из «быков», вышедшему в туалет и забредшему ненароком в кухню, где я скрывалась. Он тут же полез ко мне под юбку. Пришлось оглушить его скалкой. Я тогда убежала домой и всю ночь, будучи в Школе, переживала, что же ждёт меня теперь. А когда пришла на своё дежурство через день, вызнала, что пострадавший, очнувшись, не помнил ничего, подумал, что просто вырубился от обильных возлияний. Возмездие миновало меня. Но с тех пор я стала ещё осторожнее Девчонки смеются и говорят, что если бы так не напрягалась — уже бы имела отдельную квартиру и ходила бы в бриллиантах, что это не ресторан, а золотая жила. А мне так хочется им возразить! Что я могла бы вообще не напрягаться и не работать. Одно моё слово Стефану — и я получаю отдельную квартиру, стабильный доход — не выходя из дома. Воины Школы имеют на это полное право. Но я не хочу.

Мне нравится общение с людьми и ощущение собственной самодостаточности, какой-то самореализации, которое даёт мне работа.

В квартире стояла тишина. Мама, то ли ещё не вернулась, то ли спала беспробудным сном. Я не стала проверять, мне, в общем-то, было глубоко всё равно.

Умывшись, выпив на кухне стакан йогурта, я натянула кроссовки и выскользнула за дверь.

Спускаясь в метро, я тщательно смотрела по сторонам, на всякий случай — нет ли тут снова Женьки с его террористическими замашками. Слава богу, до работы добралась без приключений. Они начались, едва я успела переодеться в форму и выпорхнуть в зал с блокнотом в руках.

— Вилка, привет! — махнула мне Наташка, моя напарница, — я уже отпустила ночников.

«Ночниками» мы называли ночную смену. Ресторан был открыт круглосуточно, работали в две смены. На ночную работу Кемаль брал роскошных девочек, которые хоть толком и не умели обслужить клиента, как официантки, но отлично умели сделать это в другом качестве. Потому отбоя от посетителей не было и в это время суток. Изюминкой ночных официанток являлось то, что все они, без исключения внешне напоминали каких-нибудь «звёзд»: певиц, актрис, фотомоделей. У меня в первое время голова кругом шла от обилия знакомых с телеэкрана лиц, потом привыкла. Где Кемаль находил столь похожих двойников — оставалось загадкой. И уж конечно получали они побольше, чем мы, обычные дневные работницы. К сожалению, мне не посчастливилось родиться со звёздной внешностью.

В зале было совсем немного народу. Одна влюбленная, судя по виду, парочка (и не спится же!), да какой-то хмурый мужчина в деловом костюме, вперившийся взглядом в часы, словно ожидающий кого-то. Ого-го, чей-то рабочий день начинается ещё раньше моего…

— Так, девочки, не болтать, — вышел из подсобки, именуемой «личным кабинетом» наш босс и добавил вполголоса, — не забудьте, какой сегодня день и распорядитесь о вечернем банкете.

— Роза ещё не пришла, — отмахнулась Наташка, поправляя салфетки на пустом столике.

Роза у нас была кем-то вроде «старшей официантки» и «любимой жены» Кемаля и отвечала за банкеты, праздничные мероприятия и бандитские посиделки.

— Как ещё не пришла?! — рявкнул Кемаль, а потом словно что-то вспомнив, стих, — а, ну да…

— Она в женскую консультацию поехала на анализы, звонила мне вчера, — шепнула мне на ухо Наташка, — тест на беременность сдавать.

Она подмигнула и многозначительно посмотрела на расстроенного Кемаля. Я улыбнулась уголками губ. Кемаль открыл было рот, чтоб дать новые распоряжения, но в эту секунду распахнулись двери и в зал, вразвалочку, неторопливо вошла группа здоровых парней в чёрном. Впереди шёл небольшой, коренастый, с бородкой, при виде которого я вздрогнула и покрылась холодным потом. Это и была та самая наша пресловутая «крыша». А что они забыли здесь в семь утра?

Кемаль тоже застыл на месте, увидев их. А потом мгновенно собрался и засуетился.

— Добро пожаловать, проходите, а мы вас не ждали с утра. Ничего, сейчас девочки всё быстренько организуют…

— Слышь, братан, не суетись, — негромко произнёс главный, подходя к хозяину и хлопая его панибратски по плечу, — планы поменялись. Расклад такой: мы берём продукты, девочек и едем на природу. Расходы по девчатам мы тебе возместим, вызовешь других. Так, вот ты, ты и ты — в машину живо!

Он ткнул пальцем в меня, Наташку и выглянувшую из кухни Варьку, третью официантку. Наташка растерянно глянула на Кемаля, тот кивнул головой. Она пожала плечами и, не переодеваясь, пошла к выходу. Парни расступились, ухмыляясь, провожая взглядом, чуть не капая слюной. Варя с широкой улыбкой вышла к нам и покорно отправилась вслед за Наташкой, даже, по-моему, радуясь возможности пропустить рабочий день, да ещё и на природе побывать. Я осталась стоять на месте, ощущая, как ноги становятся ватными и непослушными. Вот и конец. Я понимала, что защищать меня Кемаль не станет, если прямо сейчас ничего не сказал. Мало того, ему же лучше, что собираются они сегодня не в ресторане.

Ничего не расколошматят и никаких луж блевотины по всему залу… Я поймала его взгляд и умоляюще «просила» его всем своим. Но Кемаль демонстративно зевнул и отвернулся, пряча глаза. Главный подошёл к нему и стал отсчитывать деньги, пачку за пачкой. Остальные принялись таскать из подсобки приготовленные ящики с продуктами, а один из парней грубо схватил меня за руку.

— Ну, давай, шевелись, крошка, айда в машину, — он уже откровенно поедал меня глазами.

— Я не поеду, — хриплым от пересохшего горла голосом ответила я.

— Что? — не расслышал он и наклонился ко мне близко-близко. Резкий запах перегара ударил мне в нос.

— Я не поеду!!! — закричала я, с силой отталкивая его от себя.

Парень не удержался на ногах и упал на соседний столик. Влюблённая парочка испуганно вздрогнула, бросая на нас косые взгляды. Деловой мужчина копался в каких-то бумагах, не слыша и не видя ничего, лишь изредка рассеянно кидая взгляд на дверь и снова углубляясь в документы. Никто не хотел и не мог помочь мне. Мне стало по-настоящему страшно.

Пока отброшенный мной бандит приходил себя, ко мне метнулся другой.

— Ты что, охренела? — заорал он, замахиваясь.

— Саня, успокойся… — прозвучал голос, и разъярённый Саня опустил руку, не донеся до моего лица.

Главарь этих уродов шёл ко мне. Кемаль стоял белый, как мел и бешено вращал глазами в мой адрес.

— Новенькая что ли? — улыбнулся тепло главный, подходя ко мне, — не видел тебя здесь раньше.

— Новенькая, новенькая, — лживо закивал Кемаль, но главарь его проигнорировал.

— Ты нас не бойся, — он ласково взял меня за подбородок, меня передёрнуло, — мы хорошие, добрые и щедро вознаграждаем за сговорчивость, ясно? Иди за подружками и будет тебе счастье.

— Я не поеду! — твёрдо повторила я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.

— Аскольд, да что ты с ней базаришь? — недовольно протянул отверженный мной, — щас мы её затолкаем в машину и никаких проблем!

— Послушай меня, крошка! — Аскольд уже раздражался, схватил меня за плечи, — за тебя заплачено. Не выпендривайся и девочку из себя не корчи, работаешь здесь, так будешь делать то же, что и остальные, не выделяясь, усвоила?

И тут на меня нашло затмение. Заплачено? То есть, Кемаль продал меня наравне с остальными? Как скотину? МЕНЯ?!!

От осознания моментально вернулось и самообладание. Почему я позволила себе ощутить себя на миг беззащитной? Я? Тёмный Воин, который сражается за этот долбаный мир с этими людишками? Да кто они такие, что о себе возомнили? Всего лишь наша пища! Такие вот подонки, можно сказать, работающие на нас напрямую, генерируя энергию для Тьмы. А я их испугалась… Слуг, рабов наших!

Мне вдруг стало смешно и так спокойно! Страх улетучился в одно мгновение. И теперь я знала, что делать. Я положила Аскольду руки на плечи, заглянула в глаза и одними губами произнесла:

— Ты — мой раб. Я — твоя хозяйка и госпожа. Подчиняйся мне телом и повинуйся душой.

Он вздрогнул и быстро-быстро заморгал. Но покорно впал в оцепенение.

— Отвечай! — приказала я властно.

— Я — твой раб. Слушаюсь и повинуюсь, — забормотал Аскольд тихо. Сейчас он был похож на виноватого, подавленного подростка. Всё крутизна улетучилась в один момент.

Остальные почувствовали неладное.

— Скажи своим псам, чтоб не трогали меня и оставили в покое, — я отпустила его из объятий, но не из под своей власти.

— Девочку не трогать! — повернулся Аскольд к остальным, — она под моей защитой и полностью неприкосновенна.

— Что?! — недовольно возмутился один, — себе, значит, пригрёб? А что Любка скажет?

«Какая ещё Любка»? — недовольно подумала я.

— Мне ср…, что она скажет! — Аскольд всё больше приходил в себя и меньше напоминал подростка, но теперь его раздражение было адресовано своим дружкам, — я сказал и так будет!

А я торжествовала, довольно улыбаясь из-за плеча, пила его силу. Вкусно!

Люди, стремящиеся управлять другими, командовать другими, пользоваться другими — по природе своей сами рабы. Ими можно с лёгкостью управлять также. Чем более агрессивен человек и чем больше в нём выражен стадный инстинкт — тем более лёгкая он добыча для Тёмных. Я только сейчас оценила, какие перспективы сулит мне такая марионетка! И я даже не рисковала — он не мог не поддаться. Человек, связанный с криминалом, не может иметь сильный дух по определению, им зачастую управляет страх. Манипулирующий другими — открыт для манипуляций других.

Беззащитен в своём тщеславии и пустой самоуверенности.

— Кого же мы возьмём вместо неё? — нехорошо ухмыльнулся Саня.

— Я поеду с вами, ребятки! — в зал впорхнула Роза, счастливо улыбаясь.

Кемаль напрягся, но она показала ему большой палец. Я поняла, что беременность не обнаружена и Роза расслабилась, придя в готовность вновь пуститься во все тяжкие. Кемаль с облегчением заулыбался и одобрительно кивнул ей. А ведь они любовники. И при этом он спокойно мирится с тем, что его девушка спит со всякими?.. Что-то я не понимаю в этой жизни…

— Пойдём, золотце, — Аскольд весело шлёпнул Розу по попке, та взвизгнулавозмущённо- радостно, как девчонка-малолетка, и выскочила наружу.

Пацаны потянулись за ней, оглядываясь и бросая на меня недоумённые, разочарованные взгляды.

— До встречи… Аскольд у самых дверей повернулся ко мне.

— Виолетта, — кивнула я.

— Виолетта, — повторил он, словно пробуя имя на вкус, — звони, если будут проблемы.

— Хорошо, — легко улыбнулась я, замыкая кольцо.

Теперь мне не нужно было прилагать усилий по поддержанию власти над ним. Он сам работал на это. Сколько выделял в окружающий мир энергии, вся она шла на подпитку моего зомбирования. Мне это понравилось. Я, похоже, входила во вкус. Но пришлось себя одёрнуть. Если кто-то что-то заподозрит и осознает — всё пойдёт прахом. По этой причине я не стала зомбировать Кемаля, который уже подходил ко мне, изрыгая свистящим шёпотом:

— Что происходит, Вилка?! Ты знакома с Аскольдом? С каких же пор? Что-то он тебя так легко отпустил…

Ох, и велик же соблазн прибить этого мерзкого урода!

— Послушай меня, Кемаль, — повернулась я к нему, тщательно сдерживаясь и аккуратно подбирая слова, — я не продаюсь, понял?! И если ты не запомнишь это сейчас раз и навсегда, то тебе доступно объяснит при следующей встрече Аскольд.

Я не шлюха, как твоя подружка. И если я здесь работаю на тебя, то это потому, что Я хочу, а не потому, что этого хочешь ТЫ, ясно?

Кемаль слушал меня, бледнея всё больше, хотя казалось бы, что больше просто невозможно.

— А сейчас, раз уж ты за меня заплатил, я беру себе выходной и иду домой, — продолжала я ехидно, — до встречи послезавтра!

— Но вместо тебя поехала Роза… — промямлил хозяин.

— Вот с неё и вычтешь за мой отгул, — нагло постановила я, — за моральный ущерб, нанесённый мне. Ей не привыкать.

Развернулась и пошла вновь переодеваться. Когда я вернулась в зал, прежних посетителей уже не было, за столиками завтракали другие люди, заказы им носили повара, временно сняв колпаки и укоризненно глядя на хозяина ресторана. А Кемаль всё так же остолбенело стоял на том же месте. Потрясение было сильным. Я его даже пожалела.

— Ну, чего ты расстроился? — с состраданием потрепала я его по плечу, — должна же быть у девушки защита в этом мире! Антон умер, теперь меня защищает Аскольд, чего тут непонятного?

— Всё…всё понятно, конечно… — забормотал Кемаль, — а Люба знает… о вас?

— Кто такая Люба? — нахмурилась я.

— Жена Аскольда…

— Жена — не стена, подвинем, — отмахнулась я.

— Да ты на бульдозер что-то не очень похожа, Вилка, — мой босс криво улыбнулся, постепенно обретал себя и своё неподражаемое чувство юмора.

— Да. Я скорее — танк, — кивнула я, — с пуленепробиваемой бронёй. Пока, Кемаль!

Удачно дня!

И пошла к выходу. Уже закрывая двери, услышала, как он дозванивается до других официанток, наших сменщиц. Усмехнулась и хлопнула дверью от души. Пусть вздрогнет напоследок! Хлебнула выброс энергии и с бешено бьющимся от хорошего настроения и азарта сердцем, пошла по проспекту.

ГЛАВА 13

Я поспешила домой. Было одно дело, важное дело, которое не терпело отлагательства. И очень кстати выпал выходной. Может быть почаще отпрашиваться?

Без потерь в зарплате, естественно. Теперь я могу себе это позволить. Вилка, всемогущая Вилка! Вот теперь ты настоящий Тёмный Воин — уверенная, непоколебимая, как скала, сильная и смелая. Давно пора было начать пользовать этих букашек, которые ползают там где-то под ногами…

И всё это благодаря моим умениям, моим способностям. Моему учителю. Стефан… Я подумала о нём и чувство горячей благодарности и невыразимой любви нахлынуло на меня, затопило с головой, слёзы нежности и счастья покатились по щекам… Что бы я без него делала? Кем была бы? Это он всё дал мне. Ценой жизни Антона. И я просто не в силах выразить, насколько я люблю его…

Я шла по городу и плакала от переполнявших эмоций.

Слёзы катились сами по себе. В этот момент больше всего хотелось, чтоб он оказался рядом и обнял меня… Так мало, но так много для меня! И это, к сожалению, невозможно.

Почему так происходит в этой жизни?? Почему?!!

Я нашла ЕГО! Я первый раз в жизни полюбила. Я готова ему душу отдать…Он один для меня во всей вселенной!

И его нет. Нет в этой реальности. Вообще не знаю, живой ли он человек или призрак, существующий только лишь в том мире. Мире, который внезапно стал для меня самым прекрасным местом во вселенной. В этой или какой-то другой… Но если бы сейчас я вдруг потеряла возможность туда перемещаться, моё сердце разорвалось бы от резкой боли. Вся жизнь потеряла бы смысл…

Сердце ныло от неразделённой любви. И я понимала, что всё зависит только от меня. Я должна делать всё, чтоб Стефан оценил, одобрил и был доволен. Это отныне — цель моей жизни!

И я, без преувеличения, готова на всё. Тьма из прикольной, интересной игрушки (каковой она была в первые месяцы) стала смыслом моей жизни. Я хочу обрести полную свободу. И ради этого согласна на всё, что потребуется. Могу пожертвовать абсолютно всем. Я слишком многое в этой жизни ненавижу. Свой страх, свою жалость, своё одиночество в толпе людей. И эта ненависть поможет мне взлететь над миром. А те, кто посмеет пытаться удержать — просто прах земной, на который я наступлю без колебаний…Как сегодня сделала первые шаги. Защищаясь. И ощутила неземной, пленительный вкус власти, которую никогда не захочу потерять! Я решительно вытерла слёзы, тихонько счастливо улыбаясь своим мыслям.

Дома было тихо. Мамы не было. Это рекорд по количеству моего одиночества в собственной квартире. Такого ещё не было, но это совсем даже не плохо. Лучше, чем конфликты, крики, ругань.

Я заперлась в своей комнате и легла на кровать. Пару секунд поразмыслила — и, закрыв глаза, потёрла кольцо.

Втайне веря в то, что последние видения предутреннего возвращения, возможно, не были сном, я перенеслась в Школу сразу поближе к тому месту, куда мне нужно было. И, оглядевшись, поёжилась… Чёрный, совершенно угольно-кромешный Лес, на который я смотрела сейчас со стороны, смыкал кроны деревьев над головой, образуя гигантский шатёр. Скрипел трущимися верхушками, как старик, недовольный всем окружающим. Изредка порывы ветра проносились меж ветвей, и он словно вздыхал, потревоженный в своей ночной дремоте.

Звуки, издаваемые спящими существами всех мастей, едва ли были не страшнее на слух, чем звуки существ бодрствующих. Клекот гарпий прорезал пространство, вероятно ночь была для них временем не только сна. Я заторопилась подальше от кромки Леса по песчаному берегу, огибая Мёртвое озеро и усилено всматриваясь в каменные нагромождения. Свет, исходящий от озера, мертвенно-бледно освещал небольшой ореол вокруг себя, потому приходилось идти совсем близко к водной кромке. Если днём тут было ещё довольно хорошо видно, то с наступлением ночи даже Тёмные теряли способность что-то разглядеть в кромешной тьме, обнимающей Лес.

Но я старалась зорче разглядеть то место, куда шла, осмотреть каждый огромный валун на предмет какого-то движения, шевеления. Мне очень не хотелось встретиться с кем-то кроме вельвы, к которой я сейчас и направлялась. С бенни, например.

С гулко колотящимся сердцем и стойким убеждением, что не нужно было мне приходить сюда в такое время, я полезла по насыпи, соблюдая двойную осторожность: поминутно останавливаясь и прислушиваясь, приглядываясь к ближайшим валунам. Выскочи сейчас кто-то неожиданно — у меня, наверное, сердце остановилось бы от испуга, так были напряжены нервы. Хотя я внутренне себя успокаивала, что нельзя быть такой трусихой, что это моя Школа, а я ещё и Воин, которому не подобает вздрагивать от каждого шороха. Но это самовнушение мало помогало. Днём я знала Лес, как свои пять пальцев, сейчас же он предстал передо мной в новом качестве — как один большой, цельный организм. Живой и мыслящий.

Я оглянулась. Отсюда уже мерцающая монета озера лежала, как на ладони.

Достаточно.

— Лина! — тихонечко позвала я с замирающим сердцем, — Лина!

Тишина. А может вельва тоже спит сейчас, а я припёрлась не ко времени…Стало неловко и неудобно. Я уже раздумывала — уйти или всё-таки попытаться ещё раз, когда сзади раздалось мелодичное:

— Виолетта, я здесь!

Я обернулась одновременно с испугом и облегчением. Вельва выглядывала из-за валуна в нескольких метрах от меня и махала, подзывая. Я полезла туда. Аккуратно держась за камни и стараясь не сорваться, я медленно перебиралась через них, пока, наконец, не добралась до укрытия, откуда она выглядывала. Небольшая ниша-углубление в нагромождении, настолько, по-видимому, удобная, что вельва сидела в ней, как в мягком кресле, улыбаясь. Сюда не долетал ветер, да и звуки гасились о каменную кладку.

— Привет, ты здесь живёшь? — кивнула я на нишу.

— Нет, — покачала она головой и указала вниз, под себя, — я живу там.

— Внизу под камнями? — брякнула я и, устыдившись бестактности, замолчала.

— Под ними, — невозмутимо кивнула Лина.

Я помолчала, не зная, с чего начать. Возникла неловкая пауза. И я спросила прямо:

— Ты ведь знаешь, зачем я пришла?

— Конечно, — улыбнулась лукаво вельва, — но в следующий раз принеси мне что-нибудь покушать.

Её прямота меня смутила и обескуражила.

— Разве вы… едите?

— Ты ни разу не видела, как единороги щиплют травку или гарпии поедают то, что поймают?

— Видела, — покраснела я, — прости, я не подумала об угощении…Что ты любишь?

— Мы только берём от пищи энергию, а сама по себе еда не имеет значения. Можно вина, фруктов…

— Хорошо, я обязательно позабочусь об этом, но в следующий раз, ладно?

Я вдруг испугалась, что Лина не станет помогать мне сейчас.

— Ладно, — пожала она легко плечами.

— Ну, скажи же… — попросила я, не сводя с неё глаз.

— Задай вопрос, — мелодично пропела Лина, — у тебя ведь их несколько.

Я сосредоточилась, чтоб почётче сформулировать.

— Водопады Силы. Расскажи о них. Всё, что ты знаешь.

Лина начала рассказ, а я молча, жадно впитывала информацию, которая отличалась от той, что нам на экскурсии преподнёс Стефан. Я с самого начала не поняла, для чего Стефан водил нас туда, показывал это место. И вот теперь постепенно картинка вырисовывалась, приходило понимание…

Водопады Силы — энергия в чистом виде. Струящаяся и пронизывающая пространство множества миров. Энергетическая основа, на которой базируются наши реальности.

Это то же самое, что сказал нам Стефан. А слушая дальше, я начинала размышлять…

Они не представляют абсолютно никакой опасности, в них можно купаться. В нашем мире есть техники медитации, в которых эти Водопады представлены, и в эти потоки энергии человек окунается и пропускает их через себя. Сила Водопадов обновляет, вымывает всё наносное, смывает все маски — вот этим они могут быть опасны, если ты совершенно не хочешь меняться и что-то в жизни менять. Но если готов — вперёд! Этот процесс схож с процессом познания. Но познаешь ты ровно настолько, насколько можешь на своём уровне развития. Глупец, искупавшийся в Водопаде Силы, станет подобен чистому наивному ребёнку, уйдёт раздражение, агрессия. Придут умиротворение и понимание жизни. А ещё — неуязвимость, про которую сказал Учитель. Человек словно окружается сияющим щитом энергии. Его аура становится крепче брони. Это конечно не вечный эффект, но вкупе с умиротворением — продержится с полгода.

Потом я спросила про Стража Водопадов. На что мне Лина коротко ответила:

Левиафан. Это он, это древнее чудовище, живёт в озере у Водопадов и охраняет их.

Опасность представляет в зависимости от того, с какой целью приходит человек.

Иных он шугнёт на первый раз, будут упорствовать — тогда нападёт. Людей, входящих через медитацию, не трогает, даже не показывается. Это другой уровень.

Он там для того, чтоб охранять Водопады от учеников Школы. С них достаточно и медитаций. Конечно есть у Водопадов и своя собственная защита — не всякий, даже зная местонахождение, может отыскать пещеру. Но если человек уж очень захочет — преодолевает все препятствия. А если вдруг все Воины окунутся в поток, станут неуязвимыми? Возникнет в бою явный перекос. А если Светлые, в свою очередь, тоже? Какой-то бессмысленный бой получится. Если вообще получится. Покой и умиротворение в душе к бою не располагают. Глядишь, всеобщее братание произойдёт.

Я стала анализировать. Значит, вот для чего мы туда ходили. Другой причины я просто не вижу. Артур. Стефан водил туда ЕГО, ну и нас заодно. Он ожидал, что наш бунтарь обязательно полезет в воду, но… Артур испугался. Учитель хотел всего лишь поддержать его в этот год, когда ему в наказание отказано в защите и Хранителе. А наш «бесстрашный» лидер просто испугался. И тем самым лишил себя шанса на хоть какую-то защиту. Да и, сдаётся мне, Стефан хотел немного утихомирить его темперамент, дать хоть каплю мудрости понимания окружающего мира…

Попытка не получилась. Что ж, Артур сделал свой выбор.

Левиафан… Что я знаю о нём? Вроде это что-то из Ветхого завета даже? Морское чудовище, убивающее всех, кто встречается на его пути. Так… Ещё ему предшествует вонючий туман — ну это совпадает, если поверить в то, что именно он был в ту ночь около меня. Я поморщилась, вспомнив. Но почему он меня не сожрал, коли уж проделал такой огромный путь? Непонятно. Спросила у вельвы.

— Он не почувствовал в тебе опасности, — просто ответила она.

— ВО МНЕ? Опасности? — засмеялась я, — какую я могу опасность представлять ЕМУ?

— Не ему. Школе. Ты ведь искупалась не целиком. Пришёл за тобой, посмотрел, оценил, посчитал, что в этом нет ничего страшного и ушёл. Тебе очень повезло.

— Догадываюсь…А разве он не плюётся огнём? — я припоминала об этом мифическом чудовище всё больше и больше.

— С тех пор, как он живёт в гроте и является Стражем Водопадов — нет. Также он больше не «кипятит пучину морскую», — нараспев процитировала Лина, — осталось только вот это: «на шее его обитает сила и перед ним бежит ужас…»

— Да уж, до самых костей прочувствовала…

Я поёрзала, на камнях сидеть было неудобно, жёстко.

— То есть, если я приду в его грот одна, он меня пропустит?

— Кто знает… — улыбнулась Лина, — может да, может нет. Этого даже я не могу знать. Вот когда соберёшься — загляни ко мне, скажу точно.

— Спасибо, — кивнула я, раздумывая, — пока мне это ни к чему.

Мы помолчали.

— Лучше тебе уйти сейчас, — с нежной тревогой проговорила вельва, — сюда идёт ваш Учитель, и не в самом хорошем настроении…

Она вздохнула.

— Ага, спасибо! — я вскочила.

— Он ещё далеко. Ты успеешь спуститься, с камней лучше не переноситься… А оттуда сразу уходи домой. Ещё один совет напоследок: когда ранят тело — не позволяй пораниться душе. Это очень важно, — эти слова прозвучали грустно.

Я замерла на миг.

— Поспеши! — подтолкнула вельва, блеснув глазами — Спасибо! — воскликнула я, уже карабкаясь вниз.

— Приходи… — эхом прозвучало мне вслед.

Я жутко опасалась, что столкнусь со Стефаном. Когда он в плохом настроении — не моргнув, порвёт, как Тузик грелку, а потом даже не вспомнит, что была такая вот девочка, Вилка…Посему я, поминутно оглядываясь и рискуя сломать ноги, скатилась вниз с каменной насыпи и побежала к пирсу. На миг замерла около него, вспомнила Вольку вдруг, и быстро потёрла кольцо.

А дома меня ожидал сюрприз — «в хлам» пьяная мама ломилась в дверь моей комнаты.

Хорошо, что я предварительно закрыла её на ключ.

— Вилка, открой, я знаю, ты дома! Ты почему не на работе? Открой немедленно! — вопила мама заплетающимся языком.

А я лежала без движения, смотрела в потолок и думала о том, как неплохо было бы её искупать в Водопадах Силы… Но понимала, что не поможет. Пьяную её туда не дотащишь, трезвая — сама не пойдёт. А раскрывать кому-то из людей факт существования Школы — значит навсегда потерять для себя возможность продолжить обучение.

Через минуту стук прекратился. Мама ушла к себе, тут же забыв про меня. Ну, вот и закончились мои спокойные часы… Интересно, где она ночевала?

Прислушавшись, я констатировала, что мама в своей комнате и без движения, спит, вероятно. Хорошо.

Жизнь, мимоходом удивив меня, вернулась в своё обычное русло.

ГЛАВА 14

Лето подошло к концу как-то внезапно, словно одним махом разрубили старые декорации и обнажили новые — серые, пасмурные, совсем не яркие. Погода резко поменялась, зачастили дожди, а мои мечты о сухой осени канули в никуда.

В Школе всё шло обыденно, до скучного размеренно: занятия, тренировочные бои, медитации… Хоть каким-то развлечением были только эксперименты с переменой внешности. Жанна сделала себе «пластическую операцию» на нос, а также выкрасила отдельные прядки смоляных волос в ярко-оранжевый цвет и выглядела весьма интригующе. Интересно, какова она дома? Сильно отличается реальная девушка от ученицы Школы.

Это весело, интересно и прикольно — видоизменяться здесь. Почти сразу все делают это, приходя в наши ряды. Создать любой облик — не проблема. Поддерживать тоже.

Правда, требует затрат энергии, но небольших. Я слышала, что Светлые не прибегают к подобному, они по крохам копят энергию. И зря! Чувство самоудовлетворения создаёт дополнительный источник энергии.

Единственное, что поменяла я здесь в своём внешнем виде — одежду. Длинное, чёрное, развевающееся платье и поверх него кардиган такого же непроницаемо чёрного цвета, идущий книзу клиньями, похожими на сложенные и опущенные крылья.

Да ещё, пожалуй, немного удлинила свои каштановые прямые волосы. Остальное оставила, как есть. Особо не раздумывала, что ещё можно в себе поменять. Никогда не была слишком придирчивой к собственной внешности, не размышляла, что мне нравится в себе, а что — нет…

Осень в Школе началась на редкость спокойно. Светлые не вызывали на бой, вообще вели себя тихо, вместо того, чтобы воспользоваться слабостью и беззащитностью одного из самых сильных наших Воинов. Но что-то зрело, мы все это чётко ощущали.

Я ещё один раз побывала у вельвы Лины, но она поведала лишь, что сейчас как раз мы все стоим на распутье множества вариантов и пока ничего конкретного не известно. Короче, по сути ничего не сказала…

И в реальности у меня всё шло гладко. С работой больше проблем не было. Наоборот — теперь Аскольд был целиком и полностью в моём подчинении, я даже не прилагала больше усилий к этому. Он был привязан ко мне, как собачка поводком и не пытался сопротивляться. В обычные ресторанные субботники я уже не пряталась, а сидела с ним вместе за столом. Вёл главарь этой бандитской шайки себя корректно, даже напившись не хамил и не приставал. Меня это удивляло и радовало. Как удалось исподтишка выяснить у Анжелки — почтительное поклонение было распространённой реакцией на зомбирование. Ну, ей виднее, у меня-то опыта ещё такого не было.

К тому же он мне и деньгами очень помогал, зачастую безо всяких моих просьб. В общем, можно сказать — почти Антон, только не распускает рук. И чувств не вызывает никаких, кроме тёплого ровного удовлетворения. Его дружки, конечно, удивлялись, что в моём присутствии он — тише воды, ниже травы, но зубоскалить не решались. Аскольд приказал им молчать на эту тему. Я так думаю, в связи со своей гражданской женой… ну и ладно, разбивать семьи — не моё, лучше пусть девушка спит спокойно.

В это осеннее сентябрьское утро я проснулась с ощущением тоски и чего-то неотвратимого. День «Х» совпал с выходным. Словно робот, делала домашние дела, сходила в магазин за продуктами, приготовила. Но мысли были только об одном…

Мама, к счастью, была на работе и не лезла в душу.

А после обеда я выглянула в окно, посмотрела на погоду, оделась и покинула квартиру…

«Зачем каждый год послушно тащусь на кладбище, как верная вдова?» — кисло подумала я, проходя через кладбищенские ворота.

Погода, и без того серая и унылая, по осеннему мрачная, низко нависшими чёрными тучами грозила мне колючим дождём. Впрочем, пока это были лишь угрозы. В этом году осень была значительно холоднее прошлогодней, я куталась в лёгкое, но всё же пальто.

Сегодня вторая годовщина со дня смерти Антона. Именно в этот день. В прошлом году я посетила его могилу назавтра, потому что не хотелось столкнуться с родственниками. И была права. Когда я увидела, сколько свежий венков и цветов украшает могилу, то даже засомневалась — Тоша ли там похоронен? Словно весь город побывал, чтоб отдать ему дань. Дань, которую он не заслуживал и наполовину… Кто он был по сути? Бездельник и наркоман. Но, для родителей их чадо всегда останется самым-самым… Даже если погибает за рулём автомобиля, накачанный наркотиками. Надеюсь, сегодня там уже никого нет, потому что время давно подвалило к вечеру.

На сами похороны я тогда так и не пошла. Слишком свежа была рана, нанесённая бывшим парнем. Да и Стефан посоветовал там не появляться.

И зачем я теперь прихожу сюда и сижу тут, как неприкаянная, совсем недолго, но что-то словно заставляет меня тащиться сюда в любую погоду. В прошлом году, например, был сильный ветер, пронзительный, ледяной. Угораздило же Антона умереть осенью!

Я шла по дорожке мрачного, совершенно безлюдного кладбища, провожая взглядом могилы. Вот зачем нужны они? Человек умирает и должен полностью исчезать с лица земли. А не храниться в ней, как некая драгоценность. Тело после смерти подобно отжившему, истлевающему хламу. Разве мы храним у себя в домах старые ветхие, уже ненужные нам, вещи? Нет, конечно же, есть такие люди, которые сохраняют всё «впрок», «на всякий случай». Но какой «случай» может возникнуть в отношении мёртвого тела? Люди элементарно создают себе иллюзию постоянного присутствия ушедшего в этом мире. Ну и ещё возведённым надгробием как бы говорят: «вот мы какие заботливые, храним память…бла-бла-бла…».

Как же тут уныло! Зато тихо и нет никого…

Насчёт никого я всё-таки ошиблась. Гору венков, цветов и прочих ленточек я увидела ещё издалека, хмыкнула, и в тот же миг замерла. Даже замедлила шаг.

Помимо нелепых подношений живых, у могилы находились ещё несколько человек.

Тучи совсем налились свинцом, из-за них сумерки начали сгущаться раньше, чем обычно. Я остановилась, узнавая припозднившихся посетителей этого места скорби, и сердце моё бешено заколотилось.

«Спокойно, Вилка!» — мысленно приказала я себе. Но совсем растерялась — идти дальше или сбежать подобру-поздорову, пока ещё оставалась незамеченной. И, к сожалению, второй вариант тут же отпал, потому что один из присутствующих обернулся и увидел меня. Ещё теплилось желание просто развернуться и трусливо броситься наутёк. Но я упустила момент.

— О! Какие люди!

Ко мне с картинно распростёртыми объятиями направлялся Гоша, лучший друг Антоши и сейчас, видимо, лидер тусовки, оставшейся без предводительства и, соответственно, спонсорской поддержки. Следом за ним оглядывались и делали шаги в мою сторону и остальные. Все были в сборе — Гоша, Руслан, Витёк, Колян и Стас.

Девок, находящихся с ними, я не учитывала — они постоянно менялись. Разве что Людка, девушка Коляна, наркоманка, и вообще дама совсем не отяжелённого поведения. Помимо неё там ещё топтались три фифы разных типов и мастей.

— Вилочка, милая, давненько не виделись, правда? — продолжал сладко «петь» Гоша, — с того самого дня…Девочки, это Вилка.

Меня разозлило то, что он фамильярно представляет меня каким-то проституткам.

Оцепенение слетело, и я нагло шагнула навстречу.

— Чего ж ты раньше ни разу не навестила своего дорогого и единственного? — вдруг злобно прошипел Гоша, меняясь в лице и хватая меня за руку, — умер и ладушки?

Верность у нас уже не в обиходе?

Людка пьяно хихикнула, опираясь на Коляна.

— Я приходила сюда… в другой день, — спокойно ответила я, чувствуя себя совершенно глупо. Ну с какой стати я должна перед ними оправдываться? Тоже мне, большое дело! Да каждый из здесь присутствующих имеет все шансы оказаться завтра рядом с Тошей. Передозировка в их кругу — дело обычное…

— А что ж так? — вкрадчиво спросил Гоша. По его виду я уже определила, что он совершенно трезв и это было хуже, чем если бы он был «под кайфом». Нескрываемая злоба лучилась из его глаз, — насколько я помню, это же ты послужила причиной его смерти!

Вот оно как?! Так они считают меня виновной…

— Гош, я тут не причём, — стараясь оставаться спокойной, проговорила я, не сводя с него глаз, чтоб не видеть вокруг усмехающиеся рожи всей компании, — я вообще уснула и не знаю, почему он вдруг сорвался и убежал, может у него глюк случился!

Ты же помнишь, как разбудил меня?

— Да хрена ли тут мне паришь мозги! — вдруг заорал Гоша, хватая меня за подбородок и, приближая своё лицо к моему, жарко зашептал, — спала она… притворялась, а не спала…Сейчас-то я это понимаю! Сука, будешь отпираться? Если б ты была ни при чём, скорбила бы о нём… как мы!

Да уж, вы скорбите… Только не о нём, а об иссякшем денежном источнике! Этого я вслух не сказала, я ж не враг своему здоровью…

— Я скорблю… — прохрипела я, недвусмысленно давая понять, что мне не очень приятно, когда мне вцепляются в лицо, да ещё и зловонно в него дышат, — ой как скорблю!

— Что, наглая да? — рявкнул Руслан, подходя.

Одним движением он отцепил Гошу от меня и аккуратненько отодвинул его в сторону.

— Слушай сюда! — угрожающе начал он, — ты была с Антоном, а значит ты теперь в одной связке с нами. И если на время исчезла с горизонта, то это ничего не значит, ясно? Значит, был Антоша — было бабло — была и Вилка. А как всё прекратилось — и Вилочки сразу нема? Забыла, что Тоха для тебя сделал?

У меня на глазах выступили слёзы.

— Прекрасно помню… — прошептала я, — никогда не смогу забыть.

«Да ну её на… Обычная дурочка, можешь забрать её. Пусти её в «расход», Стефан, ты ж сам говорил, что у нас мало энергии. По ней плакать некому будет, мамаша у неё алкоголичка. А мне она и на фиг не нужна, надоела уже».

— Вот так лучше, — Руслан немного отступил, — а то наши девочки в поте лица трудятся, чтоб нам хватало на наши… скромные развлечения, а ты отлыниваешь.

Мне стало дурно. Я потеряла дар речи. Но Руслан по иному расценил моё молчание.

— Видишь, Гошка, она всё та же наша Вилка! — Руслан полуобернулся к другу, не сводя всё же с меня взгляда, — она всё понимает и с удовольствием войдёт в наше положение.

— Я и не сомневался, — из-за его плеча Гоша нехорошо оскалился, — что она свой человек.

— В общем так, Вилочка, — продолжал Руслан, — завтра вместе с нашими девчонками выйдешь на заработки.

Такой вот у них, значит, «семейный» подряд? Девочки вкалывают — мальчики отдыхают.

— У меня есть работа, — спокойно напомнила я, стараясь, чтоб голос не дрогнул.

— Ага, за 300 баксов в месяц? — заржал Руслан, — ты столько за один раз будешь иметь, дура!

Мне что-то совсем поплохело, в глазах потемнело, я пошатнулась.

— Ты вроде не рада? — участливо спросил Гоша, остальные гнусно осклабились.

— Рада — аж слов нет… — выдохнула я.

— Вот и замечательно! — утвердил Руслан, — давай адрес, завтра мы заедем за тобой вечером. Сегодня уж так и быть, не потащим, готовься морально. Работы будет много, мы мальчики с запросами.

Толпа дружно и гнусно расхохоталась, а у меня внутри закипел гнев.

— Да пошли вы все на…!! — заорала я, отпихивая Руслана от себя, — нашли дуру!

Что я вам, б…дь какая-то? Не буду я вам на дурь зарабатывать, пусть они вон трахаются, — бросила я кивок в сторону их девчонок, — хватит! Я с Тохой натерпелась из-за этого. Оставьте меня в покое! Я больше не с вами! Ясно вам?!

Выкрикнула и сразу попятилась под волной ненависти, которая взбурлила от них.

— Так вот, да? — глаза Руслана заблестели, он просто задрожал от ярости, — ну это ты зря…

Страх охватил меня мгновенно, как только я огляделась. Выражение лиц остальных не сулило ничего хорошего. Я поняла, что они пойдут на всё. Таким отморозкам за дозу и убить — как плюнуть.

— Сейчас научим её покладистости, — нехорошо проговорил Руслан и сделал быстрый жест в сторону других парней.

Я опрометью кинулась в сторону, но Витёк и Колян подскочили и крепко ухватили меня за руки. Я дёрнулась изо всех сил, попыталась вывернуться, но они держали цепко. Отчаянно лягнула Витька ногой по коленке, он заорал, но хватку не ослабил, А Руслан подошёл сзади и, обернув руку вокруг моей шеи, слегка нажал. В бешено заплясали мушки, а дыхание перехватило настолько, что я судорожно хватанула воздух ртом.

— Слушай сюда, тварь… — зашипел Руслан мне на ухо, — ты будешь делать всё, что я тебе скажу!

Ах вот кто у нас теперь командир… Гошка как был шестёркой, так ею и остался…

— Давайте, ребята, научите её послушанию! — он отпустил мою шею, но от слабости у меня кружилась голова и я не могла сразу сориентироваться в пространстве.

Это и сыграло со мной дурную службу.

Парни просто швырнули меня в сторону, так резко, что я не смогла удержаться на ногах. И увалилась прямо на Антошину могилу. Стараясь приподняться, я опёрлась на венок, но ко мне с визгом подскочили девчонки и толкнули обратно. А следом на навалились парни и стали грубо лапать, стараясь побольнее. Витёк рванул отворот пальто, пуговицы с треском разлетелись по сторонам. Вскрикнув, попыталась укусить его руку. Но сильный удар по лицу откинул меня навзничь. Я валялась совершенно обессилев от сильной боли и тошноты, а Витёк жадно раздевал меня.

Ледяной ветер хлыстом обжёг грудь, когда он разорвал кофточку. Я лишь отчаянно застонала, больше не в силах сопротивляться. Девчонки щипали меня и пинали ногами, пока Руслан не отогнал их. Перед глазами всё плыло, но я увидела склонившегося надо мной Гошу, который, впрочем, тоже расплылся. Голоса то растворялись в ватном пространстве, то оглушали вновь.

— Сейчас я тебе объясню, сука, для чего ты нужна! — заржал Руслан и навалился на меня…

Всё куда-то исчезло.

ГЛАВА 15

БОМ! БОМ! БОМ! — оглушительно болезненно звенело у меня в голове.

Я со стоном рванулась вперёд и распахнула глаза. Взгляд сразу наткнулся на серое низкое небо, покрытое сплошным свинцом туч, а потом скользнув, упёрся в такое же землистого цвета морщинистое небритое лицо странного старика, склонившегося надо мной. Это он легонько бил меня по щекам, но едва я пришла в себя, тут же отпрянул.

— Ну, доченька, слава Богу… — пробормотал он, садясь рядышком, — а то уж подумал всякое.

Я опёрлась о землю, россыпь венков и букетов разъезжалась под моими руками.

Память медленно и неотвратимо подсказала мне, где нахожусь. Но сесть сразу не получилось, голова сильно кружилась, а всё тело надсадно ныло. Эти подонки избили меня, не жалея сил… Кое как, с трудом, я стянула на груди разорванные остатки блузки, натянула и застегнула брюки, попыталась застегнуть пальто, но двух пуговиц не хватало.

Старик тем временем, искоса поглядывая на меня, достал из кармана ватника помятую пачку папирос и закурил. Вонючий дым потянулся в мою сторону, я сжала зубы.

— Будешь? — протянул старик мне пачку, — затянись, полегчает.

— Не полегчает, — мотнула я головой.

— Ну, как хочешь… А я тут сторожем работаю. Вечерами «обхожу владенья свои»… — хрипло хохотнул он, — смотрю, лежишь тут… Живая ли? Хотел уж «Скорую» вызвать.

Кхе-кхе…

— Спасибо, — сказала я, поднимаясь, — что не вызвали. Только отблагодарить мне вас нечем…

С трудом поднявшись на ноги, ощущая в них предательскую дрожь, я сделала шаг прочь, но потом остановилась, опёршись на чей-то памятник, обернулась.

— Вы их видели?

— А как же, — кивнул дед, дымя, — меня заметили и дунули врассыпную, черти! Чего с друзьями-то не поделила?

— Не друзья они мне! — выплюнула я, — звери…Мерзкие твари.

— Что ж это делается… — покачал головой дед.

— Ещё раз спасибо, дед, — оборвала я и побрела прочь.

Петляя между могилок, я старалась удерживаться на ногах, но меня знобило, била такая дрожь, что пару раз от слабости я едва не упала.

Нет! Я ни за что не буду плакать! Они не заслуживают моих слёз!

Они надругались над моим телом, но мою душу им не получить! А вот за их души не ручаюсь…

К счастью, кажется, они мне ничего ощутимо не повредили. А ведь били везде, били с такой яростью! Уроды! Толпой на одного человека…

Надеюсь, на лице синяков нет, а то с работы сразу выгонят. У нас ведь не забегаловка какая-то, Кемаль не раз говорил: «Твоя морда — визитная карточка нашего ресторана». А с заплывшей и синей визитной карточкой он меня на порог не пустит. Работа эта мне нужна, где я ещё такую найду?.. Единственное, что для меня хорошего сделал Антон! Только вот и после смерти умудрился подгадить. Надо ж было нарушить традицию, усмехнулась я, и сегодня сюда припереться!

Голова снова закружилась, повело, но я не могла остановиться, перевести дух.

Смеркалось стремительно, небо чернело на глазах, грозя дождём. Надеюсь, я успею на последний автобус, иначе далековато придётся пешком. А сил почти не осталось.

Я вышла к остановке как раз вовремя, чтоб еле-еле вскарабкаться в полупустой, весь в комьях высохшей грязи, словно тут же где-то неподалёку откопался, автобус. Было глубоко наплевать на осуждающие (за бомжиху-алкоголичку меня приняли наверняка) взгляды немногочисленных пассажиров. Отыскав свободное место, я прямиком направилась туда Прижавшись носом к прохладному стеклу, я, наконец, позволила себе расслабиться.

Но не слишком. Иначе эмоции возьмут верх и попросту разрыдаюсь…

Я смотрела в одну точку, туда, вверх, где клубились и чернели тучи, закручиваясь в спираль. Порыв ветра, ворвавшись в единственное открытое в автобусе окошко, скользнул-погладил мои волосы. Я до боли прикусила губу от этой неожиданной ласки.

Небо готовилось заплакать.

— Плачь, плачь, тебе можно… — пробормотала я ему почти беззвучно, — мне никак нельзя. Поплачь и за меня тоже.

В тот же миг, струйки заскользили, забили по стеклу.

Во двор своего дома я вошла, когда уже стемнело. В этом районе Питера дождя не было, но тучи так же клубились, чернили небо. Вероятно, будет ночью.

Навстречу попалась одинокая собачница из соседнего дома, шарахнувшаяся от меня, как от чумы. Даже в тусклом свете одинокого фонаря хорошо просматривалось моё состояние и заплетающаяся походка. А порванная одежда на груди, которую я больше не удерживала, ибо не было сил на это, распахнулась донельзя. Собака кинулась было с лаем, но я цыкнула на неё и она, скуля, убралась под ноги хозяйке. Та тут же схватилась за ошейник и потянула в сторону подъезда. Правильно, нечего таких монстров спускать с поводка. Пусть спасибо скажет ещё, что не убила. Эх, я вот тоже сейчас, словно спущенная с поводка, злая овчарка. Кто бы обо мне позаботился? Собаке хорошо, её дома успокоят, накормят, пожалеют, обласкают…

Голова кружилась так, что я едва преодолела три лестничных пролёта и упёрлась лбом в дверь своей квартиры. Полезла в карман за ключами и похолодела. Потеряла!

Наверняка. На кладбище, там, прямо на могиле. Меня затошнило от мысли, что придётся идти туда вновь. Бог с ними, с ключами. Ни за что не вернусь в это место, никогда!. А пока будем надеяться, и молиться, чтоб мама оказалась дома.

И кто-то всё же услышал мою молитву. На мои поскрёбывания в дверь, она распахнулась. Да так неожиданно, что я покачнулась, не удержавшись на ногах, и едва не упала внутрь. В ярко освещённой (настолько ярко, что спазм боли в голове вынудил меня зажмуриться) прихожей стояла мама, уперев руки в бока.

— Так! — сказала она тоном, не предвещавшим ничего хорошего, окидывая меня быстрым взглядом с ног до головы.

Я вдруг ощутила себя нашалившей школьницей. Виновато скомкала одежду на груди, опустила глаза.

— Хороша, нечего сказать! — процедила мама, — послушная девочка, которой так гордился папа… Посмотри на себя! Где ты шлялась?!

Я машинально огляделась и похолодела. Всё пальто было в грязных разводах, словно я неплохо извалялась в грязи (в принципе, так ведь оно и было). А вкупе в разорванной одеждой — признаюсь честно, я была натурально и очень правдоподобно похожа на бомжиху. Не знаю ещё, что у меня с лицом… Вероятно, оно меня сегодня тоже не украшает.

Мама была совершенно трезва и это наводило сейчас на тоскливые мысли.

— Я… упала, — буркнула я первое, что пришло в голову.

— Не сомневаюсь, — зло ответила мама, втаскивая меня внутрь и закрывая дверь, — причём, по видимому, пала ты очень низко.

Не хотелось огрызаться, совершенно не оставалось сил. Я могла вдохновенно делать это, когда мама была пьяна, а сейчас у меня совершенно не возникало агрессии в её адрес. Единственное, что мне сейчас хотелось — плакать. Словно внутренний тормоз слетел с катушек. И я не выдержала и бросилась к маме в объятия. Я разрыдалась, хватая её, прижимаясь. В этот момент для меня не было более близкого человека на всей Земле. Что-то бормотала, просила прощения, говорила, как мне плохо, просила помощи.

Мама же стояла, как каменная статуя. Она даже не обняла меня. Впрочем, и не оттолкнула.

Только когда у меня иссякли, наконец, слёзы и пришло опустошение, блаженное, исцеляющее душу, и я виновато отстранилась — мама спокойно, без гнева, произнесла:

— Иди, переоденься. Я приготовила ужин.

И ушла в кухню.

И за это я была ей благодарна.

Она сейчас дала мне понять, что мы живём вместе и значит, будем сохранять, во что бы то ни стало хорошие отношения. Но всего лишь. Не больше. И я была ей благодарна, что она не полезла в душу, не начала воспитывать. Насколько было необходимо я выговорилась, только не думаю, что она услышала. Что ж, так, впрочем, оно и лучше.

Я разулась и, скинув пальто, поплелась в комнату. У меня не оставалось ни сил, ни желания даже занести его в ванную и застирать. Потом, всё потом.

В комнате у едва хватило сил раздеться и рухнуть на кровать. Следовало бы пройти в душ, но ноги не держали.

Уткнувшись носом в подушку и выровняв дыхание, я успокоила головокружение, а только потом перевернулась на спину и уставилась в потолок. Тонкая паутинка трещинки в углу с самого детства привлекала моё внимание. Я всматривалась в неё, когда мне было плохо, когда я болела, когда меня наказывали. И представляла себе, что эта ниточка — если за неё схватиться — увлечёт меня в сказочную страну. Туда, где нет горя и сбываются все желания. Туда, где я — Волшебница и вокруг меня такие же волшебники, которые любят меня, понимают и никогда не обидят. Как-то раз я рассказала о своих фантазиях папе. Тогда я их воспринимала отнюдь не как фантазии, а как нечто реальное, пусть, пока далёкое, но не несбыточное. А он мне сказал, пересмеиваясь с мамой, что волшебников не существует. Что сказки — выдуманы обычными людьми, а на самом деле ничего этого нет. Папа, папа… если бы ты знал, как разбил тогда моё маленькое детское сердечко! Я плакала полночи, я шёпотом звала волшебников, умоляла отозваться, я раздумывала лихорадочно — как, почему их нету? Куда же они подевались? Неужели они ушли куда-то, не дождавшись меня? И оставили меня здесь одну?

Сборники сказок были для меня своеобразной Библией тех лет, в которую я с трепетом вчитывалась, ища ответы. Сюжеты, где обычный герой вдруг приобретал, вместе с волшебным предметом, неограниченные возможности, волновали меня, помогали не разочароваться в жизни. Я пришла к выводу, что волшебники — не выдумка. Они существовали и существуют! Просто они прячутся от таких вот простых людей, не верящих в них. Ведь чудеса происходят в жизни! И зачастую люди не в силах объяснить их.

С тех пор я перестала рассказывать о своей чудесной стране, но втайне продолжала верить в неё. Она существует, знала я, просто в другой реальности. Вывод о множестве реальностей я сделала очень рано, поняв, что мир сновидений — тоже своеобразная реальность, идущая параллельно с явью. И само предвкушение встречи с миром волшебства давало мне силы выстоять в любых жизненных испытаниях.

Как ни странно, когда я выросла, всё равно не утратила веры в это. Всё так же по детски наивно я мечтала и наслаждалась мечтами. Позже, когда начала читать фантастику и фэнтези — эти сказки для взрослых — я летала на драконах и дружила с единорогами… И ждала, ждала, ждала, когда это случится наяву.

И это случилось! Всё сбывается, если не утрачиваешь веру несмотря ни на что.

Однажды я встретила Антона, который впоследствии и открыл мне путь в Школу.

Можно сказать, стал моим проводником, своеобразным волшебником, показавшим этот сказочный мир, передавший его мне ценой своей жизни. Сейчас, осознав эту мысль, я простила Тоше разом все обиды, которые он мне доставлял, за этот сказочный подарок, за эту сбывшуюся мечту…

И теперь, когда смотрела на трещинку своего детства, я думала всегда о Школе. И мне становилось гораздо легче, потому что теперь я была там, знала наверняка о её существовании и могла в любой момент туда вернуться…И мне становилось тепло, гораздо теплее, чем раньше.

Через минут десять, как сквозь туман, заставила себя встать, принять душ. Вместе со струями, сбегающими по телу, меня покидала и боль. С облегчением убедилась, глядя на своё отражение в зеркале, что лицо, к счастью, совершенно не пострадало, ни синяка, ни ссадины. И это несказанно порадовало меня. Появились силы переодеться, и выйти поужинать. Мама не сказала мне ни слова. Ужин прошёл в гробовом молчании.

А потом я, пробурчав «спасибо», вернулась в комнату и сразу легла спать. Хорошо, что за всеми переживаниями, я не провалилась в сон сразу, и рука чисто машинально потянулась к кольцу, чтоб перенести меня в Школу.

ГЛАВА 16

Как только я очутилась в любимом Тёмном Лесу все дневные события и переживания показались такими далёкими, неважными, надуманными и пустыми! Какая разница, что произошло? Я-то не поменялась, всё так же остаюсь самой собой, Виолеттой, Воином Тьмы! И это осознание придало мне решимости, поняла, что всё равно не оставлю всё, как есть. Я отомщу. Но теперь у меня хватит на это сил. И самой изощрённой фантазии.

Я смотрела на произошедшее со стороны, словно на картинку, без эмоций, отстранённо. Глупые маленькие детки. Вы даже не представляете, что вы сделали тогда! Думаете, что растоптали меня? Нет… Вы подписали приговор себе.

Я усмехнулась и пошла по тропинке к домику Воинов.

Я пришла рано, в домике ещё никого не было, уселась за стол и звонким щелчком позвала к себе Чертень.

— Принеси окорока с крекерами и вина, — мне надо восстановить душевное равновесие, — подумала я.

Чертень послушно исчезла.

Скрипнула дверь.

— Вилка, ты сегодня здесь ночевала? — рассмеялся Стефан, приближаясь.

Я молча посмотрела на него. Очевидно у меня что-то было с лицом, потому что он перестал смеяться и присел рядышком.

— Что-то случилось? — спросил он тепло и участливо.

Я так же молча пожала плечами.

— Вилка, не переживай, — легко приобнял меня Учитель, — всё это мелочи и преходяще. Ничего не значащее событие… Не бри в голову. Забудь. А захочешь отомстить, ты легко можешь сделать это. Есть столько любопытных способов!

— Например? — ровно спросила я.

— Поспрашивай у подруг, чем они развлекаются дома, — пожал плечами Стефан.

Он прекрасно знал и мог сам мне сказать, предложить варианты, но он не имел на это права. Формально способы воздействия на волю людей в реальности запрещены.

Неформально — Стефан закрывает глаза на эти проделки учеников, иногда даже сам даёт советы. Впрочем, довольно завуалированные, придраться не к чему.

— Но это при условии, что ты действительно хочешь им отомстить…

— Учитель, предлагаешь простить их? — усмехнулась я.

— Ни в коем разе, — покачал головой Стефан, — не наша это прерогатива. Но зачем что-то делать своими руками?..

Я хотела возразить, и осеклась. И задумалась. Так вот он что имеет в виду…

Сначала я подумала, что он предлагает мне попросту их «выпить». Куда уж было бы проще… Но сейчас я поняла, что есть и другие варианты.

— Понимаю…да… — медленно сказала я и подумала об Аскольде.

— Ты молодец, сообразительная, — Стефан ласково потрепал меня по щеке.

А я, пользуясь случаем, прильнула к нему, прижалась, дрожа всем телом. Он ласково поглаживал меня по волосам, его руки, такие горячие… Мне так захотелось, чтобы он…

За дверью послышались шаги, скрип лестницы, и Стефан осторожно отстранился. Не выпуская меня, однако, из объятий. Я же чувствовала себя застигнутой на месте преступления.

Дверь открылась и вошла Лиска.

— О! Привет, — растерянно произнесла она, — а я думала, что буду первой.

Прозвучало это настолько двусмысленно, что отчего-то всю меня окатило горячей волной смущения. Лиска смотрела на меня, и я видела бушующую в её глазах ревность. Стало стыдно, хотя я и не понимала причины.

К счастью, именно в этот момент Чертень принесла мой «заказ», в ожидании повернулась к новоприбывшей, и напряжение спало само собой.

Стефан быстро засобирался по своим делам, и едва покинул комнату, как начали прибывать ребята. Я так и не узнала, зачем Лиска пришла так рано. А она зачем-то пришла, потому что вид у неё был расстроенный.

Весь день, на занятиях, я периодически уходила в себя и обдумывала план действий по отмщению. Пару раз учителя делали мне замечания, а потом, когда в тренировочном бою, меня порвали в клочья, Учитель Хранителей Аристарх переглянулся со Стефаном и предложил мне уйти с занятий пораньше. Но я отказалась и с усердием провинившейся из-за невнимательности ученицы принялась за дело.

Вернулась домой немного разбитая, но с вполне созревшим и оформившимся решением.

Убедившись, что мама ушла на работу, спокойно и неторопливо приняла душ. Сегодня у меня рабочий день, но я позвонила Кемалю и нагло отпросилась, сославшись на то, что у меня встреча с Аскольдом. В общем, я не врала, потому что затем сразу же позвонила Аскольду на сотовый. Я не рисковала его разбудить, он вставал затемно, чем постоянно хвастался. Мол, мужчина должен спать мало, чтоб чего-то добиться в этой жизни. Правда, его «достижения» были весьма сомнительными в моих глазах, однако, я не спорила. И как я сейчас убедилась — правильно делала.

Сегодня мне это было на руку.

— Да! — чётко и по-деловому ответила трубка голосом Аскольда.

— Привет, это Вилка… — почти прошептала я, старательно всхлипывая.

— Вилка?? — изумился Аскольд, понизив голос, я никогда прежде ему не звонила, хоть его номер и был у меня.

— Да…Ты мне нужен.

— Я ещё дома, — растерялся он, — куда подъехать?

— Не сейчас. Сможешь примерно через часок-полтора заехать за мной… — я продиктовала адрес, я всё ещё помнила его наизусть.

— Конечно!

— Я тебе ещё позвоню. И будь готов сразу выехать. Я буду очень ждать…

— Вилочка, у тебя проблемы? Ребят взять?

— Да, проблемы. Но ребят не надо… Справимся сами.

— Понял, — сообразил Аскольд, — буду.

— Спасибо… — я старалась придать голосу побольше печали и вселенской скорби, пусть почувствует себя «властелином мира сего» и моей единственной надеждой и опорой.

— Не за что, малышка.

Я бросила трубку. Пусть заинтригованный поразмышляет, понакручивает себя.

А мне предстоит сегодня непростой день.

Я тщательно продумала, что одеть. Нужно было что-то незапоминающееся, не бросающееся в глаза, не выделяющее из серой массы обычных людей. Джинсы, полинялую бесцветную футболку, на голову кепку, которую уже давно собиралась выкинуть — но вот здорово, что повременила.

Сегодня я порву все нити, связывающие меня с прошлым.

Если кто-то думает, что мной можно легко манипулировать, использовать и бессовестно играть на моих нервах — то он сильно ошибается. А если упорствует в своих заблуждениях — это уже его серьёзный промах. И я убедительно поясню это моим обидчикам.

А Аскольд будет моей каменной стеной, которая в случае чего, попросту их сомнёт.


Позавтракала, хотя мне кусок от волнения в горло не лез, помедитировала немного, чтоб успокоиться и, когда поняла, что готова идти, покинула квартиру.

На машине мы с Антоном обычно добирались до места за пятнадцать минут при дикой скорости и всяческих нарушениях правил. Без него у меня ушло на дорогу около часа.

И вот я уже стояла перед дверью подъезда и молилась лишь об одном: чтоб все были в полном сборе и на месте. И с ночной гулянки чтоб ещё не разбрелись. Я была уверена, что после происшествия на кладбище они завалились именно сюда, и пили всю ночь, поминая своего почившего предводителя.

Конечно же, не ошиблась. Дверь в квартиру была не только не заперта, а даже приоткрыта. Музыка и клубы сигаретного дыма проникали на лестничную площадку.

Меня затрясло, ноги предательски подгибались. Стоя у двери, я позвонила Аскольду и прошептала в трубку, что через минут десять жду его на месте, ещё раз повторила номер квартиры и отключила телефон совсем.

И смело шагнула вперёд, толкнув дверь ногой.

Сколько раз я приходила сюда вместе с Антоном! Всё такое знакомое, до боли, словно возвращаюсь в прошлое. Но сейчас я ненавидела эту дверь, этот коридор, эти голоса, несущиеся из недр квартиры… Я их всех НЕНАВИДЕЛА! И позволила ненависти свободно кипеть внутри, клокотать, клубиться. Пусть перегорит. Мне необходима трезвая голова.

Едва миновала коридор, как прямо на меня из ванной выпал посеревший Гоша. Резкий запах блевотины вкупе с перегаром ударил в лицо. Я отшатнулась, отпихивая его подальше. Помутневшими глазами, расфокусированным взглядом, Гоша вперился в меня, цепляясь за руку, и протянул:

— Вииииилка…

Я выругалась и толкнула его сильнее. Парень упал и сполз по стене. Едва сделала шаг в сторону комнату, как Гоша неожиданно громким и трезвым голосом заорал мне вслед:

— Ребята, Вилка пришла!

Я на миг замерла на пороге. Сюрприза не получилось — что ж так тому и быть.

Решительно шагнула в комнату.

Все были далеко не настолько пьяны, как я ожидала. Помимо знакомых лиц в комнате никого, ни одного постороннего. Отлично, иначе это очень осложнило бы мне дело.

— Ну, здравствуй, Вилочка, — Руслан встал, покачиваясь мне навстречу, протянул руку, — заходи, не стой у порога, присаживайся!

Я молча прошла, быстро огляделась, и села на единственный пустой стул посредине комнаты. Сердце гулко бухало в висках.

— Мы не сомневались, что ты придёшь, — хохотнул Витёк развязно, — понравилось?

— Заткнись, Вит! — махнул Руслан и продолжил тоном распорядителя, — Вилка умная девочка и прекрасно понимает, что было бы, если бы она не пришла. Очень сообразительная. И мы рады, правда, ребята — что ты здесь, дорогая! Пива?

Порошка?

Я сидела и смотрела на их ужимки и кривляния, на их окосевшие глаза, на их трясущиеся от пьяного дурмана руки и наполнялась твёрдостью и уверенностью. Я их не боюсь больше. Отыне я — хозяйка положения. А они ещё не подозревают, что их ждёт. На секунду у меня внутри шевельнулось было что-то типа снисходительного милосердия, но тут же всякая жалость была беспрекословно задушена на корню.

— Я к вам ненадолго, — твёрдо сказала, глядя Руслану прямо в глаза.

Из коридора приполз Гоша, цепляясь за стену и пьяно протянул:

— Вилка, пива, «герыча»? Угощайся…

— Да мы тоже, собственно, собирались уже расходиться, — кивнул Руслан, игнорируя Гошку.

— Но ради тебя задержимся немного, — усмехнулся Колян, — объясним тебе твои обязанности… ну и права.

Все дружно расхохотались, словно он сказал что-то безумно забавное.

Вообще-то, мне всякий бред слушать совсем не хотелось. Да и Аскольд появится с минуты на минуту. Нужно было кончать с этим.

— В общем так, ребятки, — я развалилась на стуле, закинув ногу на ногу, — раздача конфеток закончена, сладкого больше не будет.

— Что-о-о? — не понял Руслан.

— Ничего-о-о, — передразнила я, — закатайте губу и на меня не рассчитывайте.

— Ты пришла нас просто послать? — наконец дошло до Витька.

— Ага! — весело рассмеялась я, — именно так!

— Ни фига себе, — улыбнулся Руслан, — ты или смелая, или совсем дура. Пришла к волку в пасть и блеет: «пошёл на…»!

Я начала потихонечку «пить» его, чтоб снизить агрессию.

— Витёк, дай как сюда шприц, — проговорил Руслан, нехорошо глядя на меня, — Колян, Стас, подержите девочку. Поговорим с ней более доходчиво…

Я залпом сделала огромный глоток. Руслан, шагнув ко мне, вдруг покачнулся, ноги его подломились и он со стоном рухнул на ковёр.

— Хиляк, — презрительно сказала одна из девушек, — скурился…

Я же оглянулась на шагнувших ко мне Коляна и Стаса — и те мгновение спустя валялись аккуратными штабелями рядышком. Меня замутило. Так, что не заметила, как подкрался Витёк с героином. Но заметил Аскольд и мощным ударом в челюсть отправил на свидание со стенкой. Девки завизжали. Пьяный Гоша подпирал дверной косяк и поддержкой быть в принципе не мог, он и так едва удержался на ногах, когда Аскольд грубо сдвинул его с пути, входя в комнату.

— Ты быстро появился, — улыбнулась я, вставая.

— Я внизу, в кафешке, сидел, пока ждал твоего звонка, — пояснил мой спаситель, свирепо оглядывая «поле боя» — что тут за притон, Вилка?

— Это не притон, это змеиное логово, — я опустила глаза, — эти уроды вчера надругались надо мной. Вот нашла их и хочу отомстить. Поможешь?

Я подняла голову и жёстко вонзила-вбуравила свой взгляд ему в глаза. Мне даже показалось, что он вздрогнул. Я прекрасно играла. Внутри ликовала, буйствовала радость, а снаружи — страдало измученное униженное достоинство.

— Не вопрос, — я ощутила, как он начал заводиться.

Метнулся к лежащему поблизости и пытающемуся подняться Стасу и схватил его за шкирку.

— Он тоже?

Я поняла его намерения и спокойно сказала:

— Подожди. У меня другая идея. Ну-ка, девочки, быстренько, сделайте мне несколько доз.

— Ты чего? — испугалась самая трезвая и самая сообразительная, — мы уже под кайфом…

— Правда? И что? — удивилась я, закипая, — быстро, я сказала!!

И сделала несколько «глотков» из возразившей мне. Девушка охнула и согнулась, словно ей ударили под дых. Две другие моментально вскочили и засуетились, исполняя.

— Понял, — улыбнулся Аскольд, — не боишься?

— Отбоялась, — покачала я головой, — я не одна у них такая. Сразу многим девчонкам наступит освобождение.

Людка, девушка Коляна, поднесла мне дрожащей рукой три шприца, заискивающе глядя в глаза.

— Вилка, не надо… Мы ж пошутили…

— Я тоже хочу посмеяться, — кивнула согласно, отодвигая шприцы, — давай. Сама!

Сначала Руслану.

— Нет… — захныкала одна из девушек.

Аскольд метнул в её сторону взгляд, от которого она похолодела и заткнулась.

— Вилочка, мы же твои друзья! — взмолился с пола Гоша, начавший, наконец, соображать что к чему.

— Так и я ж для вашего блага! — улыбнулась я и «глотнула» из Гоши. Он обмяк, ослабев.

Людка дрожащими руками сделала укол Руслану. Он не сопротивлялся, находясь почти без сознания. Потом разрыдалась.

— Давай теперь Витьку, — руководила я.

Она молча, послушно, как зомби, перешла к нему. Витька попытался оттолкнуть её, ещё один «глоток» — не смог даже пошевелиться. Они все понимали, что происходит что-то нереальное, от чего почему-то не могут мне сопротивляться. Но не знали, что именно.

— А ты давай-ка ещё сделай! — потребовала я от оставшейся в здравом рассудке, забившейся в угол дивана, девушки, — три штуки.

Она заскулила, но подчинилась, поползла на кухню.

— Асик, проследи, чтоб телефон не работал, — попросила я, и Аскольд отправился вслед за ней.

Людка тем временем сделала укол Витьке и сидела, привалившись к стенке, от ужаса тяжело дыша.

— Коляну! — рявкнула я.

— Вилка, не заставляй… Не могу я… — рыдала она, кажется, даже протрезвев.

— На кладбище очень даже могла, вместе со всеми. А тут не может! — покачала я головой, — быстро!

— Коленька… — она склонилась над парнем, а потом отшвырнула шприц, — всё равно и меня убьёшь! Не буду делать!

— Давай ты! — я хлестнула Гоше по щекам, — ну, вставай!

Гошка поднялся, пошатываясь, и шагнул к Коляну.

— Не дам! — закричала Людка, бросаясь телом на своего парня.

Пришлось опустошить её настолько, чтоб Гоша мог скинуть её на пол и вколоть другу героин.

Из кухни, под конвоем Аскольда, вернулась девушка с добавкой.

— Гош, сделай Людке, — почти по-дружески попросила я, опускаясь на подлокотник дивана.

Мне поплохело. На полу корчились в судорогах уколотые.

Людка застучала зубами, но не могла сопротивляться. Через минуту она присоединилась к остальным.

— Стасик у нас ещё остался, — устало направила я Гошу.

— Он тебя не тронул, — тихо произнёс Гоша, — там, на кладбище…

— Он меня знает, он свидетель, и этого достаточно, — отрезала я. Аскольд молча наблюдал, перекрыв дверной проход, куда косила глазом забытая нами девушка на диване.

Гоша покорно вколол Стасику. Остался последний шприц.

— Это мне? — обречённо спросил хозяин квартиры.

Я кивнула.

— Вилка, я всегда нормально к тебе относился, — без мольбы, а как-то бесцветно произнёс парень, — и я никому о тебе не расскажу.

— Ладно, живи, — пожала я плечами, — только не думаю, что будешь счастлив. Ты сам только что убил своих товарищей. Тебя будут судить.

Он вздрогнул, замер. Посмотрел на друзей. И поднёс шприц к вене. Когда его глаза закатились, а изо рта пошла пена, я прошептала:

— Молодец…

— Вилка, а что с ними делать? — Аскольд кивнул на оставшихся девушек.

— Отпусти, — проговорила я, — они будут молчать.

Я поняла это чётко по их глазам. Они такие же жертвы, как и я. Через некоторое время они вернутся к нормальной жизни и забудут этот кошмар. Они ни в чём не виноваты. Взгляд одной из них даже показалась мне осмысленным, изучающим. Именно она подцепила двоих остальных под руки и потащила к выходу.

Заливаясь слезами и пошатываясь, как пьяные марионетки, все трое прошмыгнули мимо меня к двери. А я почувствовала страшную тяжесть во всём теле. Меня мутило, всё плыло… Я «перепила». Какая же у них гадостная энергия… Словно дешёвый самогон, с мерзким вкусом, отрава…

— Помоги мне выйти отсюда… — попросила я, поднимаясь. Тошнило.

Аскольд молча легко взял меня на руки, как пушинку, вынес в коридор. Там я уже могла стоять на ногах. Опёршись об него, я доковыляла до порога, и мы вышли в подъезд. К счастью, на лестничной площадке никого не было. Да даже если бы и были — нас бы никто не запомнил, я была неприметно одета, а Аскольд вызывал настолько жуткие ощущения своим угрожающим видом, что запоминать его совсем не хотелось. Я оглянулась ещё раз назад, живых там уже не осталось.

— Идём, — шепнула я с облегчением, — всё кончено. Всё позади…

ГЛАВА 17

Аскольд довёз меня до дома, уговаривая прокатиться с ним куда-нибудь, развеяться, отвлечься от случившегося, но я отказалась. Было необходимо восстановиться, а для этого — остаться в одиночестве. Я и так была очень благодарна ему за помощь и за то, что ни о чём не расспрашивал.

Доплелась до квартиры, блаженно вдохнула в себя её тишину и пустоту. Скинула кроссовки и села на пол прямо в коридоре. Голова кружилась. Только теперь я в полной мере оценила, что произошло, словно спала пелена тумана с моего сознания.

Сильный приступ тошноты сорвал с места, и я едва успела добежать до туалета.

Меня просто вывернуло наизнанку. Мучительные спазмы продолжались бесконечно.

Наружу выходила вся та гадость, которой я «наглоталась» до краёв. Те отвратительные остатки во мне энергии этой кучки наркоманов.

Я ещё никогда не убивала людей. Могу ли я сказать, что это я сделала? Рано или поздно с ними бы произошло то, что произошло сегодня. Передозировка — закономерный конец, логический конец. Я просто ускорила процесс, немного поспособствовала. Вмешалась в течение событий…

Тошнота прошла и невероятное облегчение, наконец, охватило меня, лишило последних сомнений. Да, всё так и должно было случиться!

Я отодвинулась от унитаза и откинулась на стену. Кафель приятно холодил спину. А в душе — покой, невероятно приятная пустота. Их смерть не доставила мне удовольствия. Их энергия не дала мне сил. Просто завершила этот эпизод в своей и их жизнях, вот и всё. Есть категория людей, которых не жалко. Они сделали свой выбор в пользу смерти.

А я покончила раз и навсегда со своим прошлым.

Придя в себя, я поднялась, добралась до раковины, умылась холодной водой и поплелась в свою комнату.

Теперь ещё немного помедитировать и поспать. И силы восстановятся.

Но тут, на полшаге, зазвонил городской телефон.

Кто бы это мог быть? Все мои знакомые знают, что в это время никого нет дома, разве что с работы… Так Кемаль позвонил бы на мобильник. Нехорошее, очень даже нехорошее, предчувствие охватило от макушки до пят. Но трубку я сняла.

— Да?

— Виолетта? — нервный женский голос.

— Да.

— Слушай меня внимательно! Не вздумай больше ни на шаг приближаться к Аскольду, ты поняла?

— Кто это говорит? — спокойно поинтересовалась я.

— Я — его жена! — девушка нервничала всё больше, — и я не шучу. Видишь, я узнала твой телефон, я знаю, где ты живёшь… Ещё раз встретишься с Асиком, я тебя уничтожу! Поверь мне, у меня есть чьими руками это сделать…

— Люба, — я едва вклинилась в её судорожную речь, — я не собираюсь отбивать у тебя твоего Асика. Он мне просто нужен, и будет нужен ещё некоторое время. Мы не любовники и никогда не станем ими, можешь успокоиться. Мы… деловые партнёры.

— Чего ты мне тут по ушам ездишь?! — взорвалась Люба, — я видела, как он тебя обнимал, на руках нёс…Деловые партнёры так не делают. Я давно слежу за вами! Я знаю, сколько времени вы уже встречаетесь!

— Мне было сегодня плохо, он просто помог..

— Тогда скажи, почему он с тех самых пор, как вы начали…совместные дела, со мной не спит?! — сорвалась Люба на визг.

Я вздохнула и «глотнула» немного её энергии. Девушка всхлипнула, но поутихла.

— Послушай меня, Люба, — начала я, — я тебе уже сказала, что ты можешь успокоиться. Со мной он тоже не спит, а если с кем-то и занимается этим, то, значит, есть кто-то ещё, на кого бы тебе следует направить внимание. Я тут совершенно не при чём.

— Брешешь, тварь, — зашипела Люба, — он вчера во сне твоё имя бормотал…

Я вздохнула. Ну а я что могу поделать? Кто знает, что там снилось моему зомби?

— В общем, я тебя предупредила, — продолжала ревнивая жена, — ещё раз увижу, тебе не жить.

И она кинула трубку.

Я на миг оцепенела. А потом расхохоталась — нервы уже просто не справлялись с количеством угроз на сегодня. Я хохотала, сползая спиной по стене, уронив трубку на пол, пока на распласталась по нему. Кое как с трудом успокоилась Ну вот, одна проблема — минус, одна — плюс. Интересно, а и впрямь, отчего Аскольд меня во сне зовёт? Что ему приснилось, а?

Продолжая глупо улыбаться, я встала, положила трубку на телефон и, отмахнувшись от мыслей — потом, всё потом! — всё-таки (подсознательно ожидая ещё какой-нибудь неурядицы) добралась до комнаты. Упала прямо на ковёр и ушла в себя.

Когда я открыла глаза, был вечер, предзакатные часы. Похоже, я уснула.

Мамы ещё не было.

Солнечные последние лучи, прежде чем скрыться окончательно за крышей соседнего дома, раскрасили подоконник в жёлтый цвет, а часть комнаты со светло-бежевым ковром и противоположную стену — в пламенно оранжевый. Я подошла к окну, потягиваясь.

Чувствовала себя на редкость прекрасно. Подумала о том, что сегодня произошло — и словно не со мной это случилось — как-то всё было далеко и неправдоподобно.

Настроение благодушное, от тошноты и недомогания не осталось и следа.

Я улыбнулась и решила перекусить. А в самый разгар моего скромного (макароны с сыром) ужина пришла мама.

Усталая, она втащила тяжёлые сумки в прихожую и заворчала, наткнувшись на мои кроссовки. Я нехотя встала и помогла ей затащить пакеты в кухню. Пока она разгружала продукты, я молча накладывала ей поесть.

Мы вообще разговаривали совсем мало, только по необходимости. Никого из нас это не напрягало. Слишком мало у нас было общих тем и дежурных вопросов-ответов вполне хватало.

— Не работа, а дурдом, — бросила мама, покосившись на меня, — а ты чего так рано?

Я обычно возвращалась позже неё.

— Кемаль отпустил, — пожала плечами.

Мама скрылась в ванной, разделась и помыла руки. Я поспешила поскорее доесть свою порцию, не хотелось ужинать вместе, что-то гнетущее витало в воздухе. Когда мама зашла в кухню и села за стол, я поставила пустую тарелку в мойку и попыталась прошмыгнуть мимо неё, но мама ухватила меня за руку и грозно рявкнула.

— Стой. Вилка! Ну-ка, сядь…

— Ну что ещё? — вздохнула я, садясь на стул.

— А ты вообще сегодня была на работе? — с подозрением спросила мама.

— Была, — «удивилась» я.

— А если я позвоню Кемалю?

— С какой это радости?! — я начала закипать.

Стремление матери меня контролировать и лезть в мою жизнь иногда выводило меня из себя.

— Не верится мне что-то. Много врёшь в последнее время. Вчера явилась непонятно в каком виде, сегодня дома торчишь. Смотри, если узнаю, что тебя выгнали…

— И что тогда?! — я вскочила, вся пылая, — что ты сделаешь?

— Сядь!

— Не лезь в мою жизнь, ясно? — задыхаясь проговорила я, от ярости в глазах замельтешили мурашки, — это не твоё дело, где я бываю и что делаю. Я по крайней мере дома всегда веду себя прилично.

— Вилка!

У мамы было посеревшее лицо, я только сейчас заметила, какой у неё усталый вид и мешки под глазами. Что-то ёкнуло внутри, но меня уже «понесло».

— И не надо делать вид, что ты обо мне беспокоишься, — усмехнулась я, — не поверю… Я тебя не интересую ни на грош!

— В последнее время ты стала такой жестокой, дочка… — вдруг тихо проговорила мама, опустила глаза и начала есть.

Я осеклась, не зная, что сказать. Комок застрял в горле.

— Не от хорошей жизни! — буркнула я и метнулась прочь из кухни.

Уже в комнате я перевела дух и уселась на кровать.

«В последнее время ты стала такой жестокой…» — звучал у меня в голове голос мамы. Неужели это правда? Неужели я слишком изменилась? Настолько, что даже мама, которая в последние годы не обращала на меня внимания, почувствовала разницу между той, прежней Вилкой и мной сегодняшней?

Да нет, ерунда какая-то.

У меня всё хорошо, я такая же, как и раньше. А если кому-то что-то не нравится — его проблемы.

Я легла на спину, закинула руки за голову и унеслась мыслями в Школу. Сегодня я расскажу Стефану о развязке. О том, как я разделалась со своей проблемой. Он может по праву гордиться своей ученицей!

И вдруг в памяти всплыл и прозвенел в голове голос Лины, вельвы из Тёмного Леса:

«Когда ранят тело — не позволяй пораниться душе».

Она знала тогда о том, что должно было произойти. И предупредила. Но последовала ли я её совету? Не знаю. Уже поздно делать выводы. И лучше об этом не думать…

ГЛАВА 18

Тёмный Лес встретил меня приветливо. Словно с плеч упал груз дневных забот и происшествий. Здесь было привычно спокойно и надёжно.

По пути к домику Воинов под ноги попался зазевавшийся гоблин. Они вообще «зевают» редко, так что вполне можно считать нашу встречу неслыханной удачей для меня. Я мгновенно присела и сцапала негодника за уши.

— Ага! Это ведь ты меня напугал тогда!

— Ничего не я!!! — заверещал гоблин.

— Я тебя узнала! — а сама подумала, что все они на одну рожицу и один на всех — зловредный характер.

— Ничего не узнала! Пусти!!! — извивался пакостник в моих руках.

— Чёрт с тобой, катись! У меня сегодня настроение хорошее, — усмехнулась я, — но если попадёшься в плохое, да ещё и напугать вздумаешь, за себя не отвечаю, голову оторву, ясно?

— Понял! Больше не буду пугать! — с потрохами выдал себя малыш.

Но я его уже отпустила и позволила юркнуть в кусты.

Посмеиваясь, продолжила путь. Если кто-то не знает, то пойманный гоблин согласен на всё ради своей свободы, важно не растеряться и поставить выгодные для себя условия. Но у меня сегодня и впрямь благодушное настроение, а потому отпустила с миром. Уверена, он это оценит. И собратьям расскажет — так что спокойная жизнь в Лесу мне отныне обеспечена. Это ещё больше подняло мне настроение.

В домик я ворвалась, как ураган, в совершенной бодрости духа и полна уверенности в себе. В главной комнате никого не было, зато из нашей с девчонками доносились голоса. Я не любительница подслушивать, а потому сразу вошла, предварительно стукнув пару раз по двери.

Жанна и Анжелка валялись на своих кроватях и, судя по лицам, трепались ни о чём.

— А, Вилка, привет… — улыбнулась Жанна, — мы сегодня первые. Падай!

Я бухнулась на свою кровать, закинув ноги на спинку.

Девчонки тут же продолжили свою излюбленную тему: парней.

— А мои любимые братики-близняшки Стёпка с Федей уехали к матери в деревню, — начала Жанна, — так что в выходные я буду одна… Жаль, они такие милые. Впрочем, они совсем не хотели ехать. Но я послала, чтоб не вызывать к себе пристальное внимание их матушки. Вдруг встревожится, отчего её мальчики перестали к ней приезжать… Ладно, найду себе пока на время кого-нибудь… одноразового.

Она сладко потянулась.

— Жестока, подруга! — усмехнулась Анжела, — я пока своего Филиппа не выдою, на других отвлекаться не собираюсь.

— А что Артур думает о твоём Филиппе? — ехидно поддела подругу Жанна.

— А что Артур? — пожала та плечами, — кто он мне такой?

«Знаем-знаем» — как бы говоря, прищурилась Жанна, но вслух не произнесла. Я же вспомнила о своём знакомстве с Женей.

— Девчонки… — вдруг моментально, хоть и несмело вырвалось у меня, — а как…

Но тут я вдруг испугалась, хотела уже пойти на попятную, однако Жанна с Анжелой уставились в упор, ожидая продолжения. Я вздохнула и решила идти до конца.

— А как пить мужчин, ну так, чтоб регулярно и понемногу? Держать около себя и подпитываться от них постоянно…

— Ого! — воскликнула Анжелка с усмешкой, — Вилка наша созрела для отношений с мужчинами?

— Да не смейся, — осадила её Жанна с любопытным блеском в глазах, — Вилка, расскажи о нём! Нет, подожди…

Она вскочила и на цыпочкам метнулась к двери. Осторожно приоткрыла, выглянула.

Удовлетворённо вернулась на место.

— Стефан имеет обыкновение появляться в самый неожиданный момент, — пояснила она, — всё чисто. Ну, расскажи же, кто он, как вы познакомились?

— Ну… мы познакомились в метро, — в подробности я не стала вдаваться, — он увлекается магией. Я продемонстрировала ему несколько приёмчиков и теперь он мой — с потрохами!..

Окончила рассказ я с гордостью и насладилась шутливыми аплодисментами соседок по комнате.

— Ну, ты ведь знаешь, как пить. Подсоединяйся к нему и… — улыбнулась Анжелка, — только не выпивай сразу слишком много. Сначала выработай у него привыкание к себе, стойкую, непреодолимую привычку. Привязку. Лучше всего действует сексуальная. Хотя вот Тамарка, например, в совершенстве дружеской владеет. Она в реальности психолог, для всех — неоценимый друг и помощник, вся такая участливая, заботливая… в общем, недостатка в энергии у неё нет. Главное — пить понемногу, сразу не обесточить жертву, понимаешь?

Я кивнула, волнуясь, старалась запомнить всё.

— Но так как ты человек не очень открытый и общительный, — заметила Анжела прямо, — то лучше использовать сексуальную. Вызови у него к себе влечение и потягивай потихонечку. Раз в неделю доводи до изнеможения, но не давай — просто обопьёшься!

— А если всё-таки дашь, — мечтательно закатила глаза Жанна, — вообще кайф, такой поток! Увидишь.

— Потом непросто будет поддерживать настолько же жгучее влечение, — поморщилась Анжела, — если только ты не умеешь вытворять в постели нечто этакое, чем можно привязать покруче, чем предвкушением!

Я покраснела. Опыта у меня не было особого, Антон отличался в этом деле редким отсутствием воображения, кому было меня научить? В сравнении с девчонками я мышь серая… Но вслух признаваться в этом не собиралась. Правда, Анжелка легко догадалась по моему лицу.

— Звони ему редко, встречайся — ещё реже. Но уж когда встречаетесь — изматывай его по полной, чтоб всё в нём просто бурлило. Целоваться — сколько угодно, даже рекомендуется.

— Вы уже целовались? — глаза Жанны заблестели.

— Нет, — замотала я головой возмущённо, — мы только недавно познакомились. Я ему даже не звонила ещё!

— Правильно! — одобрила Анжелка, — и не спеши. Позвони сегодня, к примеру, назначь встречу, но не целуйся! Показывай глазами, что хочешь его — но не целуйся! Обнажайся до невероятных пределов и прикасайся к нему — но не целуйся!

Долго ожидаемый контакт, даже самый простой, равносилен отличному сексу по накалу.

— Поняла… — озадаченно произнесла я, не совсем впрочем понимая такой невероятной ценности.

— Вот я в своё время довела своих близнецов до такого накала, что они в конце концов просто накинулись и целовались со мной практически одновременно — так голову потеряли! — похвасталась Жанна.

— Ого…

— Да! — кивнула Жанна, — мне чуть крышу не снесло от такого количества силы, захлестнуло, как цунами, пришлось половину сбрасывать Анжелке по связке.

— А я как раз ванну принимала, — покачала головой Анжела с усмешкой, — чуть не утонула!

Они расхохотались.

Я покачала головой. Они заметили мою неуверенность.

— Вилка, не дрейфь! — хохотнула Анжела, — чему быть, того не миновать. Если у мальчика голова на плечах есть — ни за что не станет с тобой связываться…

Они опять чему-то рассмеялись. А мне вдруг стало грустно. То есть, выходит, мой удел — пить своих мужчин и никак иначе? Неужто мне не суждено просто любить и быть любимой? Вслух я не стала этого говорить, опасаясь обычных в таких случаях шуточек и издёвок.

А ещё я подумала вдруг, что с Аскольдом пора кончать. Мне не нужны разборки с его женой, да и происшествие, связавшее нас, теперь расставляет и диктует иные правила общения… Теперь уже не только он от меня зависит, но и в какой-то мере — я от него. Мы повязаны. А значит — надо поскорее закругляться с этой связью. На работе и так уже всё «в шоколаде» и никакие недоразумения мне не грозят, теперь у меня там пожизненно негласный статус неприкасаемой (в хорошем смысле слова). А моему «псу» надо понемножку внушать мысль о том, что отношения себя исчерпали.

Пусть жена, если ей так вожделеется, владеет им безраздельно.

— Эй, Вилка! О чём задумалась? Предвкушаешь? — ухмыльнулась Анжелка — Ага… — как-то рассеянно отозвалась я.

Девчонки расхохотались.

— Не мешай ей, — заговорщически проговорила Жанна, — взрослеет Вилка, матереет…

Только не парься, подруга! Легче надо жить, без всяких этим заморочек и моральных догм! Ты ж не Светлая, в конце концов…

Из её уст это обозначение прозвучало, как ругательство.

В этот момент за дверью послышались голоса. Анжелка первая спорхнула на пол.

— Ну что, народ, кажется, собирается. Идём на занятия?

Большая комната была заполнена учениками. Шум, гомон… Все обсуждали вчерашний тренировочный бой, который я так и не запомнила, была в слишком расстроенных чувствах. Едва мы успели усесться за стол и протянуть руки к завтраку — вошёл Стефан.

Быстро, по-деловому, окинул нас взглядом. Кому — улыбнулся, кому — сурово нахмурил брови. Мне одобрительно подмигнул, словно прочитал разом моё внутреннее состояние. Я знала, что, в общем-то, так оно и было. И Учителю явно пришлось по душе то, что прочиталось. Он одобрил мой поступок там, в реальности, мне показалось, что он даже был немного и приятно поражён масштабностью моей мести.

— Так, ребятки, завтракаем, и — на занятия! Сегодня у нас теоретический урок с преподавателем Хранителей и практический — бой со Светлыми!

Все загомонили.

— Настоящий? — выкрикнула Лиска.

— Ну, конечно, милая, — обворожительно улыбнулся Стефан. Так обворожительно, что по комнате пронёсся коллективный девичий вздох.

— А повод? — с набитым ртом поинтересовался Артур, его глаза горели.

— Повод нужен Светлым, но не нам, — захохотал Стефан, присаживаясь и принимаясь за еду.

— Просто так дерёмся? — воодушевился Андрей.

— Вам будет полезно поразмяться.

— Совсем же недавно был бой за Кольцо Единовластия, — пробурчала Тамара.

— А вы уже и расслабились? То ли ещё будет! — рявкнул на неё Учитель, — думаете зря Светлые притихли? Они предсказуемы, как пятилетний ребёнок-даун, не в обиду их Воину Марте будет сказано!

— Мы всегда не против размяться, — кивнул жадно Артур.

— А вот на твоём месте я бы прыть поуменьшил и повнимательнее слушал сегодня преподавателя Хранителей, — наклонил голову Стефан, — забыл, что у тебя больше нет «группы поддержки»? Убьют тебя в простом, тренировочном бою, как блоху — и всё, адьос, амиго!

— Им придётся очень постараться! — сверкнул глазами Артур.

— А вот эту уверенность я в тебе ценю, — кивнул Стефан теплее, — пока она не превращается в безрассудный идиотизм. Ладно, кушаем — не отвлекаемся. День будет насыщенным.

Мне очень хотелось поговорить с учителем тет-а-тет, но я не могла найти такой возможности, чтоб не вызвать любопытство друзей, им мне не хотелось рассказывать. Ладно, может быть, после занятий…

ГЛАВА 19

— Здравствуйте, дорогие мои Воины! — важно проговорил Учитель Хранителей Аристарх.

Высокий, прямой, как дерево, суровый — он даже просто своим видом вызывал стойкое уважение уже с первого взгляда.

Дружный хор ответных голосов убедил меня в правоте этого утверждения.

Мы сидели на небольшой поляне, освещённой факелами по периметру, светло было как в обычный, разве что пасмурный, но день. Учитель ходил в центре, жестикулируя и твёрдо печатая шаг.

— Сегодня мы с вами поговорим о необычных приёмах в процессе боя, которые могут быть применимы не только с целью сбить с толку противника, но и — в целях большей личной неуязвимости. О принципиально новых образах для боя, которые могут дать не только силу, но и защиту, о необычных имиджах, непредсказуемых для противника. Кто может предположить, о чём идёт речь?

— Ну, например, Карло, — подняла руку Тамара, — он в последнем бою с воплем «Броня крепка и танки наши быстры!» в образе танка покатался по Светлым Воинам.

Оч-чень эффективно!

— Ага. Пока его Светлые с криками: «Лови, фашист, гранату!» не закидали «гранатами», — хмыкнула Лиска, — вышибло в реальность так, что еле очухался.

— Это была первая «обкатка» образа, — возразил Карло и все расхохотались.

— Хорошая попытка, — тоже улыбнулся Учитель, — но «обкатку» лучше проводить до, а не во время боя.

— Так это так, спонтанно, придумалось… — пробурчал Карло.

— За поисками интересных вариантов обратимся-ка мы в бионику, — продолжал Аристарх, — понаблюдаем за животными, возьмём у них некие качества…и нелепости, которые могут нам пригодиться.

— Мы используем образы животных, — кивнула Маргоша.

— Да. Но в основном хищных, не так ли?

— Ну, конечно, — пожала она плечами.

— А это весьма предсказуемо и не уже вызывает шока, страха, паники у противника…Нет элемента необычности, понимаете?

— Ага, например так: принять образ кролика и «отлюбить» противника до смерти! — воскликнул Андрей и ребята засмеялись.

— Нет, ты что! — возразил ему Артур, — «отлюбить» — это метод Светлых. Вот, помню, их блондиночка, покойная Шеннон, как-то раз накинулась на меня. Но я был не в настроении и девушку не удовлетворил. Пришла в ярость и попыталась «отлюбить» меня силой…

— Ты, конечно, поддался? — скривилась Тамара.

— Я же мужчина! — вскинул голову Артур, — перехватил инициативу. Девушка почему-то вылетела в реальность… Надо ведь соизмерять желания с возможностями!

Анжелка недобро блеснула глазами в его сторону.

— Так, ребята, успокаиваемся! — Аристарх поднял руки и призвал жестом к тишине, гомон улёгся, — на сексуально-боевые темы пофантазируете во внеурочное время, или когда тема урока будет таковой, договорились?

Тамара покраснела, словно её застали врасплох в интимной ситуации, опустила глаза.

— Сейчас я говорю именно об образах необычных животных. Помните, я рассказывал вам о том, что земная реальность представляет собой информационный центр космоса и на планете собраны животные, которые представляют собой все виды существующих, этакий космический зоопарк. Многие из них — ярко выраженные представители других цивилизаций, к чисто земным можно отнести, пожалуй, дельфинов. Ну и ещё пару-тройку других…Остальные же — не отсюда.

— О, да… — кивнул Ганс, — хамелеон, утконос, ленивец…

— А сколько видов уже уничтожено на планете! — подскочила Лиска.

— Стоп, не будем отвлекаться на обсуждение экологического состояния планеты, вернёмся к теме урока. Вышеназванные необычные животные…что мы можем использовать из их особенностей в наших боях?

Все задумались.

— Ну, хамелеон…вроде бы кто-то использовал из Светлых его образ, точно не помню, — задумчиво произнесла Жанна.

— Да! Это был Волька. Когда он ещё за Светлых сражался! — вспомнил Ахмет, — он тогда языком наших, как плёткой стегал, обматывал и пытался проглотить… Огромный такой хамелеончик.

— Ага, а Антоха ему язычок обрубил! — воскликнул Андрей, вспоминая.

Я вздрогнула от произнесённого вслух имени моего бывшего парня. Но разговор тут же пошёл в другое русло, чему я была искренне рада.

— А помните, Светлых в образе пауков? У нас переняли! Такие беленькие с красными крестами на спинках? Тоже мне, санитары! — воскликнул Андрей запальчиво, — мы их тогда их же паутиной и разделали «под орех»!

— Не отвлекаемся! — окликнул Аристарх, — пауки сейчас нас пока не интересуют.

Давайте обратим внимание на качества безобидных с виду зверьков и как можно их использовать в наших целях?

— Пеликан-камикадзе, — прыснул Ахмет, — набравший полный мешочек взрывчатки и подкравшийся вперевалочку к противнику…

— Или утконос, щипающий за ноги! — добавила Маргоша, — не больно, но обидно как…

— Так, кто предложит наиболее интересный метод — получит приз! — Аристарх лукаво сверкнул глазами и отошёл в сторонку, присел под дерево, — только метод надо будет продемонстрировать.

— Можно я?! — после небольшой паузы отозвалась Анжела. Все удивились.

— Вперёд! — широким жестом пригласил её Учитель в центр площадки.

Анжела вышла вперёд, быстро огляделась вокруг, посмотрела вверх и удовлетворённо улыбнулась, зафиксировав взглядом ветку, свисающую над самой поляной. Потом легко отпружинив от земли, подпрыгнула и, ухватившись за сук, повисла. Мы молча наблюдали. А в момент дальнейшего действия на всякий случай напряглись и приготовились.

Анжела быстро трансформировалась в крупного пушистого зверька с длинными когтями, повисла, держась руками и ногами, неподвижно. На миг замерла и мы все — вместе с ней. А потом она вдруг рывком повернула голову, скрутив шею на 360 градусов, из глаз её ударили колючие обжигающие лучи. Мы шарахнулись в стороны, под деревья. Те, кого лучи задели, заорали, мерцая и едва не вывалившись отсюда в реальность. А Анжелка продолжала крутить головой туда-сюда, каждый раз с таким же градусом, поливая поляну огненными потоками.

Мы, если честно, все остолбенели.

— Такого не бывает… — прошептала Лиска, — в природе.

— Хорошо, отлично, Анжела! Молодец! — захлопал в ладоши Учитель, — теперь расскажи.

— Ленивец! — произнесла Анжела, спрыгивая на землю и в полёте принимая свой нормальный вид, — в целом неуклюжее и почти неподвижное существо. Обладает способностью вертеть шеей с радиусом в 360 градусов, чем я и воспользовалась!

— Обалдеть… — выдохнули мы дружно.

— Вот как мало вы знаете о животных! — нравоучительно заявила Анжела, — по телевизору надо не сериалы, а полезные передачи смотреть! Ну что, заработала я приз?

— Если никто не хочет выступить ещё… — развёл руками Аристарх, глядя восхищённо.

Возникла тишина, которую никто не собирался нарушать.

— Учитель, мы лучше сначала обдумаем всё услышанное… и увиденное, — проговорила Тамара, бледная, как бумага. Видно, её напугал этот необычный зверёк в Анжелкином исполнении, — придумаем не спеша, дома потренируемся…

— Хорошо, значит, сейчас приз получает Анжела! — констатировал преподаватель Хранителей.

Артур с гордость воззрился на подругу.

— Дополнительная поддержка в любом серьёзном бою. Этакий бонус силы, ещё одна жизнь, если хотите.

Аристарх подошёл к девушке, протянул руку, чтоб коснуться её макушки и передать силу. Но Анжелка отпрянула.

— А могу я этот приз подарить?

Аристарх на миг остолбенел от удивления.

— Можешь, — наконец отозвался он, — кому же?

— Артур! — позвала Анжелка дрогнувшим голосом, побледнев.

Ей было не просто открыто заявлять о своей симпатии, при всех ребятах. Хоть их отношения практически не были тайной ни для кого, всё же она с присущим ей самолюбием и гордостью делала из этого великую тайну.

— Вы же знаете, что в наказание он лишён Хранителя на год? Так вот я хочу отдать ему свою силу, чтоб поддержать в трудную минуту в будущем бою.

Лиска вдруг громко и с воодушевлением захлопала в ладоши, кто-то подхватил — и через миг аплодировали все без исключения. Кроме, Артура, который встал, но колебался.

— Артур, подойди сюда, — улыбнулся Аристарх, довольный такой развязкой.

Он в общем-то рассчитывал, что Артур сам заработает этот приз, это был их план, их со Стефаном, я уловила это чётко во взгляде Учителя, но и такой вариант его тоже устроил. Главное — результат!

Артур приблизился. Выглядел он отнюдь не счастливым, рядом с ним Анжелка казалась ещё более хрупкой и бледной. Скорее всего, его терзало ощущение неполноценности и стыд за то, что он не заработал, а получает в подарок. Но тем не менее, повиновался.

Учитель водрузил ему руку на макушку и через его тело словно пробежало голубоватое сияние-молния.

— Спасибо… — негромко сказал Артур.

И хоть смотрел он на Учителя, все поняли, что это слово адресовалось Анжеле. Она опустила голову, но тихонько улыбнулась. Аристарх промолчал.

— Итак, домашнее задание на сегодня — найти необычные и интересные повадки в животном мире и использовать их в нашем деле, всем ясно? Опрошу на следующем уроке абсолютно всех. Срок — три дня.

За сим Учитель попрощался и покинул нас. Началась перемена. Артур схватил за руку Анжелку, и они куда-то юркнули. Надо думать, увёл поблагодарить!

Я легла в центре площадки на траву и уставилась вверх, на огненное кольцо, образованное горящими факелами. Скоро придёт Стефан и поведёт нас на бой со Светлыми…

ГЛАВА 20

Когда мы вразнобой ступили на Поляну, Светлые уже ожидали нас. Их лица вытянулись. Мы, заранее сговорившись, уже шли в натянутых на себя, словно маски, образах. Выбрали наижутчайшие, настроение у всех было ироническое, жаждущее «крови». Как и всегда перед боем со Светлыми. Они нас, мягко говоря, раздражали.

Своим идеализмом, своим стремлением быть во всём безукоризненно-правильными, своим высокомерием по отношению к нам и к простым людям. Типа, мы тут все такие возвышенные спасители мира, а все остальные — только мешают спасать этот самый мир. И неважно, что миру абсолютно всё равно — будет ли он спасённым или провалится в тартарары. Важно это лишь отдельно взятым личностям, вроде группки Светлых. Жмутся вон по краю поляны, судорожно меняя облики и вставая наизготовку. Они же попросту боятся… Это нам нечего бояться, мы делаем это не для кого-то, а для себя!

Стефан с видом полного добродушия, сохранял невозмутимый нейтралитет, поручив нам полную свободу действий и мы этим незамедлительно воспользовались. Артур свистнул едва уловимо, и безо всякого приветствия Тёмные Воины дружно ринулись в бой. Очевидно, Светлые были бы сами не прочь проявить инициативу, но их удержали установленные ими же рамки поведения: обязательно поприветствовать противника и начать по команде… Но тут уж были напрочь забыты все правила хорошего тона. Коли противник повёл себя, как невоспитанный хулиган, то можно больше не сдерживаться. Я усмехнулась — они носят ещё более толстые маски, чем мы. Мы меняем тело, а они — загнали в кандалы условностей свои души…

С первых же секунд Светлые нас огорошили и привели в состояние полной боевой неготовности. По Поляне неожиданно рассыпалось около десятка гномов с топориками. Азартно вереща, эти подлые существа с поистине индейским замахом своих «томагавков» ринулись на нас и начали активно рубить моих однокурсников «в капусту». Мы остолбенели. Некоторые растерялись настолько, что сразу не сообразили защититься и вылетели в реальность. Я успела подпрыгнуть и зависнуть в воздухе, откуда, впрочем, не особо зазевавшихся уже атаковали другие Светлые Воины.

— Откуда гномы?! — заорала Лиска, отчаянно отбиваясь сразу от двоих. Они брали нас количеством. Почти половина наших бойцов ещё не вернулась из реальности на поле боя.

Это запрещено! — хотела закричать я, взывая к совести Светлых, возмущённая вопиющим нарушением. Существа, обитатели Светлого Леса, не имеют права принимать участие в бою! Тем более, на чьей-либо стороне. Иначе мы бы не мелочились и привели оборотней! Вероятно, моё недовольство разделяли все мои друзья, поскольку то и дело изумлённо озирались в сторону Стефана, словно ожидая объяснений. Но Стефан невозмутимо молчал, не вмешивался. Значит — всё происходящее никоим образом не нарушало правил. Но как же так?

Я заметила, как вылетел в реальность Артур, отвлечённый целой ватагой гномов и неосмотрительно пропустивший страшный удар сбоку от другого Воина в образе богатыря с палицей. Я только успела подумать, что если бы Анжелка не подарила ему сегодня защиту — этот «тренировочный» бой стал бы для него последним…в жизни.

И тут удар сзади, в спину, выкинул меня из реальности Школы. Я села в кровати, глотая воздух, две секунды судорожно дышала, а потом потёрла кольцо и, не теряя времени, снова нырнула в Школу, трансформируясь ещё в процессе перемещения.

Врубилась в самую гущу, орудуя косой. Сегодня на мне был «костюм» Смерти: чёрный балахон с капюшоном и длинная, сверкающая остротой, коса. Её полутораметровое лезвие рассекало всех, кто под руку подвернётся. Наши, зная мой этот прикол, держались подальше от меня в бою, как раз на радиус действия косы.

На поле боя творилась кровавая вакханалия. Человеку со стороны было бы просто нереально разобраться — кто есть кто в этой схватке и он пребывал бы в шоке — как мы сами различаем своих и чужих? Есть у Воинов такая фишка: какой бы ни приняли облик — вокруг каждого из нас присутствует едва уловимое взгляду даже Воина сияние. Голубоватое — вокруг Светлых и красное — наше.

Гномы, окружённые почему-то голубыми «облачками», сновали по Поляне и методично гнобили наших Воинов. Не сказать, чтобы они наносили ощутимый вред, но довольно неплохо отвлекали от основного противника. Взвизгнув, я крутанулась вокруг себя, полоснув косой по самой кромке травы, порубив сразу нескольких зловредных тварей. Надеюсь, я не нанесла ощутимого вреда экосистеме Светлого Леса? Сами напросились.

И вдруг краем глаза уловила, что гномы исчезли ВСЕ одновременно! Со всей Поляны!

А спустя пару секунд возникли снова! Целые и невредимые, полные насмешливого азарта.

И тут меня осенило! Я и представить себе не могла, что кто-то из Светлых решится в простом, не решающем, а тренировочном, бою применить тактику разделения… На это уходили огромные затраты энергии. М-да, потому-то выбор пал именно на образ гномов — они маленькие, хоть и довольно вредные — не так энергоёмко. Вот было бы любопытно: на сколько хватило бы Светлого бойца, дабы удерживать образ, скажем пары драконов, или бешеных единорогов?

— «Ребята! — заорала я телепатически всему сразу, — тактика разделения!!! Бей одного гнома!!!»

— «Беру на себя!» — моментально отозвался Джон.

Он сосредоточился только на гномах. С яростью крошил одного и ждал, пока они заново восстановятся. Тем самым освободил остальных от этой проблемы. Около него дежурила Жанна и отгоняла Светлых на самых подходах. В конце концов, Светлые просекли своим недалёким умишком, что мы их раскусили, и боец, изображавший гномов, принял, наконец, нормальный единичный облик. Наши Воины к тому времени уже окончательно пришли в себя, все вернулись в Школу (к счастью, никто серьёзно не пострадал, Целители вкупе с Хранителями куковали без работы и рассеянно-тоскливо рассматривали бой со стороны).

Над Поляной клубился лёгкий туман наших эмоций и выплесков, кроны деревьев, свесившихся в неосмотрительной близи от площадки, мотало ветром, закручивало в спираль, хлестало так, что листья летели в разные стороны. Оцепление понемножку расширялось под воздействием нашей обоюдной ярости. Светлые за все сполна стремились воздать нам сейчас, вернуть долги боя за Кольцо Единовластия.

Я сошлась в поединке с Миленой (теперь нас было поровну и на одного Воина приходилось аккурат по одному противнику). Этакая серая гигантская стрекозка (сколько себя помню — она ни разу не сменила облика, нацепив однажды этот виртуальный костюм! Да уж, фантазией не блещет), в качестве оружия использующая энергетические лучи, бьющие из левой руки. Она как хлестала ими, так и норовила опутать, чтоб потом правой рукой, с зажатым в ней коротким мечом, располосовать на «апельсиновые дольки». Но зато с любовью! У Светлых всё — даже самое изощрённое убийство — выполняться должно с любовью. И меня, конечно же, эта перспективка согревает бесспорно. Неприятная такая стрекоза, да и стрекочет противно, с передёргивающим сухим треском, обрубить бы ей крылышки! Увернувшись в очередной раз и изловчившись, я молниеносно оказалась у неё за спиной и вонзила острый конец косы прямо в позвоночник своей противнице. Она мучительно взвизгнула и дёрнулась, но я нажала и лезвие вошло ещё глубже в спину. Она не могла сорваться с него, как ни пыталась. Выгнулась, трепыхалась, как бабочка, пришпиленная к доске. Пыталась достать меня своими лучами. Но слабела так быстро, что они уже практически били без цели в разные стороны, задевая как своих, так и чужих. Я чувствовала, как из неё через моё орудие, бегут ко мне потоки её энергии, стекают, переходят в меня, наполняют… Я опьянела на миг.

— Милли! На помощь! — закричал кто-то из Светлых, и сразу несколько Воинов ринулось к нам.

Я вернула бдительность и одним рывком освободила свою жертву. Её тут же подхватил Хранитель и моментально унёс с поля. Ещё пару секунд и ряды Светлых Воинов поредели бы ещё на одного человека. Печально, что этого не произошло…меня переполнял азарт охотника, почти нагнавшего и пристрелившего свою законную дичь, свою добычу.

А теперь уже Вилке пришлось туго… Светлые прикидывались овцами, пока их не обидишь, а мстить они бросались с такой яростью, что даже у нас мурашки бежали по коже. Интересно, они в этот момент испытывали свою всепрощающую и безусловную любовь?

Сразу трое «ангелов в белом» набросились на меня, с таким энтузиазмом, что я уже подумала: а не лучше ли смыться на время в реальность дома и перевести дух. Но это было запрещено правилами боя и приходилось сражаться. Радовало, что ручка у косы была приятной длины, не подпускающей противников особо близко. Я даже кого-то умудрилась ранить нечаянно, просто отмахиваясь. Однако и меня слегка задел чей-то «меч правосудия». Приколисты эти Светлые, всё бы им мечи да крылья…Банально до противного. Видимо в реальности они все — «сдвинутые» на фэнтези ролевики. Иначе откуда же такая убогая фантазия в выборе имиджа?

Стиснув зубы от саднящей боли в плече, я продолжала уже почти без разбора орудовать косой. В разные стороны летели перья, пух и ругательства. Кажется, некоторые — мои собственные. Время, казалось, замедлилось. Я вдруг перестала ощущать усталость. В голове почему-то воцарилась звенящая тишина, а потом заиграла «Баркарола» Чайковского. Я прыснула от комичности аналогии музыки и ситуации, локтём быстро поправила капюшон, слишком низко надвинувшийся мне на глаза и продолжила под бодрые аккорды, переходящие в более плавные, в ритм им, орудовать косой. Из меня вышел бы неплохая «неутомимая жница»!

Краем глаза увидела, что ко мне на подмогу пришли Андрей и Артур, мысленно крикнула Артуру, чтоб был осторожен, не распылял силу (на что он мне так же мысленно откликнулся, что это не моё дело, а чтоб я лучше поумерила своё пыл, не то сама же его и зарублю), и сразу отсекли от меня двоих.

И тут только я почувствовала, как устала, время словно замерло на миг и остановилось всякое движение в пространстве. Лишь биение моего сердца…

Взгляд, брошенный на Стефана, красноречиво выражал всю мою мольбу о прекращении боя. Но я понимала всю тщетность попытки, а потому, с яростью принудительно сражающегося не на жизнь, а на смерть, гладиатора, двинула, на этот раз палкой, древком косы по голове какого-то Светлого Воина, по неприятному для него стечению обстоятельств подвернувшегося мне под горячую руку.

Воин взревел не по светлому и моментально трансформировавшись в огромную монолитную скалу, попёр на меня, сметая всё на своём пути. А у мальчика есть потенциал, его к нам бы! — оценила я и, приветливо улыбнувшись, помахала ручкой.

Скала на миг опешила, а мне этого хватило, чтоб взмыть вверх и уже оттуда от души вонзить косу прямо в такую притягательную макушку передвижной горной гряды, стремящейся раскатать меня… Но…вот досада — жалобно звякнув, лезвие косы сломалось пополам!! Ого! Вот негодник! Сломал такой необходимый в моём арсенале садовый инвентарь! Ну, за это мало не покажется!!

Я, не раздумывая, поменяла облик. Свой коронный «костюм» — огромной лохматой волчицы — я приберегала специально для таких случаев. Теперь мы были примерно одинаковой величины. Вскочив на скалу верхом, я вцепилась в неё (скользкая, зараза, как отполированный гранит!) когтями, поехала вниз, поняла, что когти тут мне мало помогут, материализовала присоски на подушечках лап и намертво всеми четырьмя приклеилась к каменной поверхности. Скала заметалась по полю, пытаясь стряхнуть меня, давя народ между делом. Волчица прильнула к ней животом, прижалась покрепче, распласталась — и стала не спеша «цедить» энергию.

Одновременно я полуприкрыла глаза, отдыхала, выравнивая дыхание, и посматривала по сторонам: отсюда складывался отличный обзор! Все дерущиеся — как на ладони.

Чрезмерно увлёкшись созерцанием пейзажа, я едва не пропустила опасность, о которой моментально была предупреждена своим Хранителем, возникшим перед внутренним взором. «Вилка, берегись!» — крикнул Толик.

Я мгновенно напружинилась и убрала присоски. В тот же миг снизу на меня накинулось около десятка щупалец, выросших прямо из основания горы-мутанта. Ну просто радиационная какая-то гора!

По причине того, что меня больше ничего не удерживало на гладкой поверхности, я нелепо размахивая хвостом, поехала вниз и от этого щупальца немного промазали, пытаясь ухватить меня. Перепоясали только нижнюю половину моего тела, включая задние лапы. Я рванулась, но они держали стальным капканом. И в этот момент гора дрогнула и стала крениться. Переворачиваться. Я просекла задумку: он попросту хочет раздавить меня, покататься по мне… Ну и садист, а ещё Светлым называется, надо ж какое изощрённое коварство! Я на миг прикинула — как больно, наверное, когда хрустят и ломаются кости, и поёжилась. Этого мне вполне хватило, чтобы мои планы пошли вразрез с планами горного монстра. Я просто резво уменьшилась в размерах, благо хватило энергии на трансформацию, этот идиот не подумал о том, чтоб сначала обесточить меня. А потом, вывернувшись, скакнула в сторону и вернулась к первоначальной величине. Скакнула-то я не куда-нибудь, а в самую гущу Светлых, куда незамедлительно и врубилась безумная гора, размахивая клубком спутавшихся щупалец.

О…

Я не смогла смотреть на это побоище «своих против своих», отвернулась, метнулась прочь, впрочем, едва не прищемив лапу.

«Вилка, браво» — одобрительно улыбнулся у меня в голове образ Стефана.

Делов-то…

На какое то время бой был парализован по причине того, что Хранители с Целителями разносили с места трагедии, практически природного катаклизма, пострадавших. Тёмные обошлись малой кровью, придавило всего лишь Карло, которого, впрочем, сразу выбросило в реальность по причине сильной потери энергии к тому моменту (сражался с целой кучей народа одновременно… И чего они все на него одного накинулись?). А вот его противники оказались покрепче и посильнее, что их и подвело, потому что удержало на поле боя. И помяло тут здорово, нешуточно. Мальчик-гора трансформировался в человека и отчаянно страдал, укоряя себя за неуклюжесть и то, что поддался эмоциям и угодил в ловушку. Его взгляд в мою сторону красноречиво свидетельствовал о том, что у меня появился враг. Ох ты ж боже мой, как страшно! Я не смогла сдержать усмешки.

В этот момент уцелевшие Светлые ринулись на нас, как ядра, выпущенные из пушек.

Я мгновенно удлинила клыки — пожалуй. дальнейшая схватка станет жаркой в полном смысле этого слова: многие из них в качестве оружия избрали огненные шары и струи. Кого-то сейчас поджарят… Чтоб мне не подпалили шёрстку, я «покрыла» её слоем огнеупорного жира. Существует ли такой — я не заморачивалась, просто нафантазировала его.

И только с деловитым видом устремилась навстречу противнику, как вдруг…

Куратор Светлых, Мишель и наш — Стефан — одновременно подняли руки вверх.

Звуковой сигнал прошёл тугой вибрационной волной над полем, знаменуя окончание боя. Мы одновременно замерли, буквально в движении, огорошенные и потрясённые запретом продолжать. Мы не верили в то, что всё кончено. ПОЧЕМУ?! Особенно обалдели Светлые, их ярость не находила выхода и плескалась в глазах.

Мишель был мрачнее грозовой тучи, Стефан же, наоборот, стоял с благодушной улыбкой сытого кота и великодушием короля, словно позволил себя уговорить разрешить прервать бой.

По знаку своего Учителя, Светлые нехотя ретировались с Поляны.

— А попрощаться? — крикнул запальчиво вслед Артур, распалённый явной победой.

— Молчать, — вдруг приказал Стефан коротко, улыбку его как ветром сдуло, — все за мной!

Мы опешили и некоторое время, тихонько перешёптываясь, шли следом гуськом, ничего не понимая: мы же их «сделали»!. Опозорили и опустили Светлых, это же и ослу понятно. Почему тогда Стефан выглядит встревоженным и задумавшимся? Ничего не понимаю…

И уже только когда мы оказались около домика Воинов, Стефан остановился, обернулся, осмотрелся по сторонам, потёр лоб и сказал, словно подводя итоги:

— Что ж, бой из тренировочного превратился в вендетту… Ладно. Алия это переживёт, чёрт с ними, со Светлыми, сами напросились. Молодец Вилка, хороший ход. Все остальные тоже показали себя сегодня самым лучшим образом! Хвалю.

Никому не нужна помощь Целителей? Отлично. А теперь, прямо сейчас, прошу всех разойтись по домам, сегодня посиделок после уроков не будет. Кто ослушается, будет наказан. Ну же!

Огорошенные, мы один за другим, подносили руки к кольцам и исчезали. Я перенеслась домой одновременно с последними учениками. Но в процессе того, как растворялась передо мной реальность Школы, я успела заметить мелькнувшее среди деревьев белое платье. Мне показалось, что я узнала в тонкой фигурке силуэт Алии. Или только показалось?

ГЛАВА 21

Я вынырнула из реальности Школы в холодное питерское утро. За окном о стекло барабанил дождь. Мысли о работе вызывали звериную тоску…Может, и впрямь уволиться? После жаркого боя в Школе в такую погоду дома не хочется абсолютно ничего. Тем более — выходить из дома. Так я и не стану. Сегодня у меня законный выходной! Завтра, так и быть, поеду, чтоб не доводить Кемаля до белого каления.

С удовольствием потянулась и пошла на кухню, сделать кофе. Мама уже уехала на работу, посчастливилось не пересечься.

Поставила турку на огонь, едва включила телевизор — сразу попала на криминальную хронику. И застыла на месте.

Шёл сюжет о Гошкиной квартире и о найденных трупах. Я сделала погромче и стала внимательно слушать. Голова слегка закружилась, я присела на табуретку.

Диктор рассказывал о массовой гибели компании, как об ужасном несчастном случае.

Всерьёз рассматривалась версия убийства. О наркотиках не было сказано ни слова!

Как же так? Квартира была типичным наркопритоном! Неужели оперативники не разглядели очевидного? А как же экспертиза, устанавливающая причину гибели?

Передозировка! Я с недоумением слушала дальше, и челюсть у меня отвисала всё больше. «Какая трагическая гибель! — вещал диктор — компания людей, в самом расцвете молодости…Рассматриваются версии их смерти…Если это массовое убийство, то убийца будет найден!». Показали мельком крупным планом лица трупов, меня едва не стошнило.

Зашипел кофе, убежав через край. Я вскочила, ругаясь, уменьшила огонь.

А потом меня пригвоздило к месту понимание происходящего, догадка! Ну естественно! Когда погиб Антон, тоже ни слова не было сказано о наркотике в его крови. Его родители, немаленькие люди в этом городе, попросту отстегнули прессе и телевизионщикам и те возвели его смерть в ранг трагической гибели, умолчав о том, какую жизнь он вёл и чем всё закончилось.

Не сомневаюсь, что родители этих отморозков тоже «не лаптем щи хлебают».

Подозреваю даже, что они будут всерьёз искать виноватых. Даже понимая, от чего скончались их отпрыски, им надо «сохранять лицо», так что крайние непременно будут найдены и показательно наказаны.

Я глубоко вдохнула и опять замерла в оцепенении, едва не поперхнувшись. На экране висел фоторобот подозреваемого, единственного, кого смог «родить» опрос свидетелей во дворе дома. И в нём легко угадывался Аскольд! Меня, как я и планировала, даже если кто-то и видел, то уж не запомнил точно. Да. Вот сообщили, что с подозреваемым была девушка, но её примет не смог описать ни один, обычная, серая, ничем не запоминающаяся. Я тряхнула головой! Серая?! Это вы все — серая масса, позволяющая покупать вас с потрохами. Да будь у меня столько денег, я бы могла заплатить и на экраны вышла бы версия любая. Вплоть до убийства этих уродов собственными же родителями. Такие «сенсации» легко продаются и покупаются.

Вот и даже соседи Гоши отзывались о нём и его друзьях исключительно хорошо, несмотря на то, какие неудобства они своими оргиями причиняли всему подъезду и держали его в страхе. Я помню ещё времена, когда сама участвовала в этом. Но теперь, ясное дело, соседи поняли, что всё прекратится, и вздохнули спокойно. А чтоб лишних неприятностей не возникло — скажут, что угодно. Может им заплатили тоже или припугнули — разницы нет, результат один. Все будут молчать и возводить погибших в ранг героев-мучеников.

На экране замелькал следующий сюжет, и я выключила телевизор.

А потом побежала в комнату за мобильником.

Телефон Аскольда не отвечал. Впервые на моём веку. Этот номер у него не был известен многим, только для самых-самых, он никогда не отключал его, помню, повторял мне несколько раз:

— Вот по этому номеру, Вилка, звони в любое время дня и ночи! Я всегда на связи.

В душу закрались нехорошие предчувствия. Я заходила по комнате туда-сюда, мысли метались. Раз за разом набирала номер и слушала тягостные длинные гудки.

После очередной попытки, наконец, бросила в сердцах трубку на кровать и села на пол, закусив губу. А что если его уже нашли и арестовали? На счёт себя я была почти спокойна, он будет молчать. Но его жена… Она же сразу поймёт, о ком идёт речь!

Неожиданно телефон зазвонил, я аж подскочила и кинулась к трубке. Звонил Аскольд.

— Да! — заорала я в трубку так, как если бы от этого зависела моя жизнь.

— А! Это ты! — рявкнула трубка голосом Любы, — я так и знала…Значит, он уже дал тебе и этот номер?..

— Люба, Люба, где Аскольд?! — затараторила я, задыхаясь, — очень надо, Люба, это срочно… Милиция… Его надо предупредить…

— Какая же ты сволочь, у тебя хватает ещё наглости просить Асика к телефону? — заголосила Люба, — не звони ему больше! Иначе тебе не жить!

— Послушай! Ему грозят неприятности.

— Они тебе грозят, если не оставишь в покое! Найди себе другого мужика, а моего не трогай, поняла? Моё терпение не безгранично…

— Его разыскивает милиция!

— Не переживай, — хохотнула Люба, — с милицией мы как-нибудь разберёмся, не впервой. Надеюсь, больше я тебя не услышу, иначе придётся тебя только грохнуть.

И она кинула трубку. Я аж застонала от ярости. Дура! Она даже выслушать не захотела! Разберутся они с милицией. Ага… Хоть бы сначала узнала подробности!

Тут им придётся не с милицией разбираться, а с родителями погибших наркоманов!

Она своей упёртой ревностью ставит жизнь Аскольда под угрозу. Думаю, родители сами начали независимое расследование, я даже уверена в этом. И если найдут Асика раньше ментов — вот тогда ему точно не жить…А Асик — личность колоритная, скорее всего он уже опознан и разыскивается целенаправленно. Что же делать?

Я снова схватила трубку и позвонила Кемалю. Но тот обозвал меня лентяйкой и огрызнулся, что не знает, где Аскольд может находиться сейчас, мол, он не следит за его передвижениями. Но вообще-то тот должен до обеда заехать в подопечный ресторан и забрать кое-какие документы…

— Кемаль, солнышко, я сейчас буду!!! Пожалуйста, задержи его, если он приедет раньше, скажи ему, что Вилка очень срочно должна с ним поговорить! Это очень важно! Не отпускай его, хорошо?

Я отсоединилась и ринулась одеваться. Через пять минут уже мчалась к метро.

Внеслась в ресторан, как ураган.

— Его ещё не было, — усмехнулся Кемаль, выходя мне навстречу, — ну чего там у тебя стряслось? Ты на смерть похожа, только без косы.

И он захохотал, довольный своей шуткой.

— Хорошо, — я постаралась усмирить дрожь, — я подожду прямо здесь, в зале.

— Только улыбайся, — вздохнул хозяин и понизил голос, — а то распугаешь мне всех посетителей, их и так не густо. Когда на работу выходить-то собираешься?

— Завтра! — быстро проговорила я.

— Убыток от тебя один, — проворчал Кемаль, — учти, больше выходных не дам. Даже если сам Аскольд попросит! Сядь вон там, в углу, этот столик уже заказан.

Я послушно пересела. Хозяин отбыл к себе. А я сидела, не замечая своих девчонок-официанток, порхающих по залу, и думала лишь об одном — только бы Аскольд приехал!

Когда за стеклянными дверьми мой взгляд поймал знакомый джип, паркующийся у обочины, сердце ёкнуло. Ну, что ты, Вилка, так тоже нельзя! Кто кого силы пьёт — ты его или он твои? Всё взбудораженная, как будто это твоя жизнь в опасности!

Я вскочила и кинулась к дверям. Они распахнулись и в зал вошёл Аскольд с другом.

За его спиной маячила… Люба.

— А! Я подозревала! — зашипела она, увидев меня, — ты уже тут как тут!

— Люба, она здесь работает, — тихонько усмехнулся Аскольд, не отрываясь глядя на меня.

По его взгляду я поняла, что он совсем ничего не знает ещё.

И, не обращая внимания на рвущуюся ко мне Любу, которую друг Аскольда, кажется, Ярослав, удерживал за руку, приступила к делу.

— Я тебя ждала! — быстро заговорила я, — слушай, надо очень срочно поговорить. О ВЧЕРАШНЕМ. Пойдём на кухню. Или в кабинет Кемаля…

— Ярик, пусти меня! — рявкнул Люба, вырываясь, — ты слышишь, что она говорит? Ты видишь, она прямо при мне моего мужа пытается увести! Наглая, шлюха!!!

— Ярик, успокой. — через плечо бросил Аскольд и повёл меня на кухню.

— Асик! — крикнула умоляюще вслед Люба, но он проигнорировал.

— Что случилось? — нахмурился Аскольд, едва мы оказались на кухне.

От его взгляда все девчонки, что отдыхали тут, мигом улетучились. Но я увлекла его в тесную подсобку, чтоб не услышали даже повара. Подсобка была настолько тесной, что мы были вынуждены почти прижаться друг к другу.

— Вилка… — Аскольд жарко задышал мне в лицо, резво обнимая, — ты такая выдумщица! И такая отчаянная: прямо при жене под боком…

— Тебя разыскивает милиция, — с места в карьер выпалила я, не обращая внимания на его страсти, — свидетели составили твой фоторобот.

— Какие свидетели, никого же не было? — вмиг посерьёзнел Аскольд.

— Кого-то мы, всё-таки видимо пропустили…Есть ещё такая категория бабок, которые всё и всегда видят в дверной глазок…

— Да, вот глазки не догадался залепить, — озадаченно проговорил Аскольд, — когда иду на дело, всегда так делаю, но тут и подумать не мог, что всё так серьёзно и со жмуриками будет. Тебя тоже ищут?

— Нет, меня не опознали, но сообщили, что ты был не один.

— Слава Богу, что не опознали, — выдохнул Аскольд, — не переживай, Вилочка, тебе ничего не грозит.

— Да я о тебе переживаю! — воскликнула я, а потом спешно понизила голос, чтоб не привлекать внимания.

— И обо мне не парься, не в таких передрягах бывал, — голос его вдруг стал нежным, — как мне приятно, что ты заботишься о моей безопасности…

— Почему у тебя телефон не отвечал? — рявкнула я, — всё утро звонила…

— А чёрт его знает… А! Выходил к соседу. Но непринятых звонков не было.

— Я с твоей Любаней поговорила, — буркнула я, — она у тебя дура непробиваемая, даже выслушать не захотела.

— Я уже и сам об этом задумываюсь… — кивнул Аскольд, — пора с ней завязывать.

Скажи, Вилка, хочешь быть моей женой?

Я остолбенела. Вот это предложение…И обстановка весьма романтичная, располагает!

— Короче так, — он, видимо, принял моё молчание за согласие, — сегодня же я посылаю Любку к… матери, а ты переезжаешь ко мне, договорились?

— Асик, я не говорила, что хочу…

— Я вижу, что мы оба хотим этого, — он вдруг схватил меня и стиснул в объятиях, начал целовать, зарывшись лицом в мои растрепанные волосы, — я знаю, у тебя никого нет. А ты мне очень дорога. Нам будет отлично вместе, девочка моя…

— Асик, подожди, подожди… — я попыталась отстраниться, но упёрлась спиной в полку с коробками.

— Чего ждать, Вилка, — он жадно блуждал руками по моему телу.

Блин, ситуация выходит из-под контроля. Я попыталась «попить» его и едва не захлебнулась от такого напора. А ему — хоть бы хны.

— А, тварь! — распахнулась дверь, и чья-то рука цепко схватила меня и с силой дёрнула наружу. Так, что даже Аскольд не смог удержать.

Разъярённая Любаша метала молнии, даже повара попрятались. Сзади маячил Ярослав и что-то умоляюще бормотал Кемаль.

— Я так и знала, что ты подкарауливать будешь, чтоб потрахаться! Сучка! Бл. дь!

— Люба, заткнись! — приказал Аскольд, всё ещё бурно дыша.

Я попятилась, но Люба кинулась ко мне и, глядя на её когти, мне захотелось вдруг заорать. Но Ярик ловко перехватил её за поясницу и приподнял. Люба нелепо засучила ногами и стала извиваться, на сей раз грозя когтями уже ему. Тут уж Аскольд подоспел на помощь и ловко скрутил ей руки.

— Ярик, отнеси её в машину! — приказал он, — я сейчас приду…

— Нет! — громко запротестовала я, — ты тоже иди! Уезжайте вместе. Потом поговорим…

— Хорошо, — жёстко кивнул Аскольд, — сегодня же, Вилка, я заеду за тобой, будь готова.

Люба взвизгнула, понимая, что происходит.

Я похолодела. Он больше мне не подчинялся. Доигралась…

Кемаль сунул ему в руки документы, и Аскольд быстрым шагом устремился к выходу, следом за Ярославом, несущим свою беснующуюся жертву.

Хлопнула дверь, а я от внезапной потери сил опустилась на пол.

— Ого, — озадаченно произнёс Кемаль, глядя на меня с уважением, — окрутила-таки?

Ну… Полагаю, ты теперь уволишься?

— Кемаль, я…

И вдруг раздался оглушающий грохот, стены покачнулись, посыпалась посуда. А в следующий миг с зала донеслись крики, визги, поднялся переполох. Кемаль побледнел, как стена за его спиной и ринулся в зал. Я — на подгибающихся ногах поковыляла за ним.

«Дивная долина» представляла собой жуткое зрелище… В зале стоял пылевой туман, всё валялось, столики перевёрнуты, повсюду кучи разбитого стекла… Посетители кричали, вцепившись друг в друга. К счастью, никто, кажется, не пострадал — их и вправду было мало в этот предобеденный час, и все сидели, к счастью, довольно далеко от входа. А стена, выходящая на проспект, была полностью разрушена. И сквозь этот, зияющий рваными краями, пролом, я увидела огромный пылающий у дороги костёр. Тут же завыли милицейские сирены.

Я прижалась к стене, ничего не видя и не слыша, словно весь мир вокруг меня исчез в одно мгновение. Остались только я и эта груда пылающего металла, пульсирующая болью в моей голове.

Это горела после взрыва машина Аскольда…

ГЛАВА 22

— Трое! Двое мужчин и женщина, — бойко рассказывала какая-то тётка, — они только сели в машину, тут она и рванула! Я как раз из магазина выходила, поэтому увидела.

Несколько прибывших на место машин «Скорой помощи» собирали пострадавших прохожих, милиция работала на месте происшествия. В толпе зевак звучали слова «бомба», «теракт», «криминал»… Меня жутко тошнило, я едва боролась с подступающими приступами.

Аскольд погиб… Они всё-таки добрались до него! Почему они его убили прежде, чем выяснили, кто его сообщница? Господи, они приняли Любу за неё… Обставили всё так, будто бы это обычные криминальные разборки, Аскольд был известным местным авторитетом. Был… Я не смогла уберечь его…

Слёзы навернулись на глаза.

Кемаль потерянно, словно призрак, бродил по залу, стеная о разрушениях, а мне стало так мерзко и больно, что я оттолкнулась от стены и двинулась к проёму, перешагнула через край и пошла сквозь оцепление. Врачи кинулись ко мне, но я отстранила, да они и сами убедились, что со мной всё в порядке и занялись гораздо более пострадавшими, чем я. Какой-то милиционер попытался что-то спросить у меня, но сзади прозвучал прерывистый голос моей сменщицы Ольги:

— Это Виолка, она тут просто работает…

И милиционер отстал от меня. Пусть нас всех ещё будут допрашивать, но не сейчас.

У меня просто нет на это сил. Я плелась по проспекту, люди расступались, шарахались, видно вид у меня был безумный… А мне было так плохо, что я едва не теряла сознание. С трудом удерживаясь на ногах я знала лишь одно: мне надо дойти. Всё равно куда. Уйти подальше отсюда.

С проспекта я свернула в боковую улочку, ведущую к парку. Дойти до метро сил уже не хватало. Мешком свалилась на ближайшую скамейку.

Вот так. Аскольда больше нет, Любы тоже. Там вовсю работают телевизионщики, вечером в новостях покажут сюжет, сопоставят лицо Асика с фотороботом разыскиваемого убийцы. Сделают вывод, что обоюдные разборки завершились и закроют дело. Родители наркоманов тоже успокоятся. Всё кончено. Но сколько же трупов!

В следующий момент я поняла, что и ещё одна моя проблема решена — проблема взаимоотношений с Аскольдом. Но я не так хотела разорвать нашу связь! Совсем не так…

Голова кружилась. Я огляделась по сторонам и стала неспешно «потягивать» энергию из прогуливающихся молодых мамочек с колясками. Если они и слышали отзвук взрыва, то не придали этому значения. Новость донесётся позже и взбудоражит всех, а пока здесь спокойно и уютно. Ко мне побежал чей-то малыш и обхватил ногу, прижавшись к ней всем тельцем. Я взглянула ему в глаза и у не хватило духу «глотнуть» из него, настолько по-детски чистая и наивная энергия бурлила в них.

А он доверчиво улыбнулся мне и прижался к моим ногам.

— Коля, а ну-ка отстань от тёти! — девушка, видимо мама Коли, подошла и аккуратно оттащила его, — извините.

Я молча тряхнула головой. Не объяснять же ей, как мне только что помог этот малыш, словно брызги свежей родниковой воды в лицо отрезвил, привёл меня в чувство и дал понять, что жизнь продолжается. Мамаша глянула с тревогой и поспешила увести ребёнка.

Достав телефон, поискала номер в телефонной книге.

— Привет, это я.

— Виолетта… — неуверенно полувопросительно произнёс он.

— Да.

— Как я рад, что ты всё-таки позвонила! Я с трудом удерживался, чтоб не сделать это первым… — Женя буквально захлёбывался от восторга, хоть и пытался скрыть это.

— Как ты узнал моё имя?

— Я ведь маг! — гордо ответил парень, — что-то и я тоже могу!

Да, ты действительно тоже что-то можешь… Хотя совсем немного. И то — применяешь безалаберно. Боже спаси, стать объектом твоего воздействия! «Сделать хотел утюг — слон получился вдруг»…

— В дальнейшем применяй свои умения избирательнее, понял меня? — спокойно предупредила я, — по отношению ко мне — никогда! Если, конечно, хочешь ещё что-то мочь и в будущем.

— Понял, — ответил парень и подумал: «надо же, она испугалась! Что-то скрывает»

— И ещё: запомни, когда я чего-то пугаюсь, то существование этого чего-то сразу прекращается, это ясно?

— Ясно, — растерялся парень, — а ты и мысли умеешь читать?

— А ты сомневался? — усмехнулась я, — я всё умею!

Надо же, строптивый какой! Раб должен и в мыслях благоговеть перед госпожой.

Хотя я ещё до конца не решила — нужно ли мне всё это? После Аскольда я уже ни в чём не уверена… Ведь даже заводя домашнюю собачку, ты берёшь на себя огромную ответственность за неё, а тут всё же двуногое. Хоть не шибко одарённое, но всё же человеческое существо… Ох уж мне эти люди, мнящие себя магами…

Но и я уже не могу без «домашнего животного». Мне нужно знать, что есть кто-то за спиной, кто всегда ринется на помощь, поддержит в трудную минуту…

— Что ты сейчас делаешь?

— Ну… — казалось, парень растерялся.

— Встретиться сможем?

— Сейчас?!

— Нет, через сто лет!

— Скажи где ты, я приеду…

Ну, вот то-то же! Я продиктовала координаты. Женька заверил. Что будет через десять минут. Ну-ну, на самолёте, что ли, полетит? Я усмехнулась и слезла со скамейки. Стараясь не вспоминать о происшедшем. Я поплелась в ближайшее кафе.

Отсутствие завтрака в моём желудке болезненно сказывалась на всём организме в целом.

Не торопясь перекусила и вернулась обратно в парк. Женька уже был тут, что меня несказанно удивило, я прикинула дорогу — он должен был ещё минут пять добираться! Парень растерянно озирался, увидев меня разулыбался.

— Привет…

— Привет, — я схватила его за руку безо всяких предисловий, — пошли!

— Куда?

— Мне нужна твоя помощь!

Я огляделась. Слишком много свидетелей, надо углубиться в парк. Наконец, нашла безлюдное местечко и скамейку, почти скрытую от любопытных глаз. Усадила Женю и села рядом. И приступила к реализации рекомендаций Жанны и Анжелки.

Проникновенно глядя ему в глаза, протянула руку и провела по щеке кончиками пальцев. Парень икнул, смутился и залился краской, потеряв бдительность (а именно это и требовалось — застать сознание человека врасплох). Меня развеселила несказанно его растерянность, но виду я не подала. А как же невозмутимость и важность мага?

— Женя… — я смотрела ему прямо в глаза.

Он бы, может, и рад был отвести взгляд, да уже не мог. Зомбирование началось.

— Слушай меня и запоминай… Ты — мой раб, я — твоя госпожа! Повтори.

— Я — твой раб, ты — моя госпожа… — глухо проговорил Женька, потянувшись за моей рукой, которую я немедленно беспощадно убрала от его лица.

На меня сразу повеяло свежей прохладой энергии. Ого, а ведь у парня она великолепная, даже «пить» не надо. Сама вливается, утоляет жаркую жажду…

Я прикрыла глаза и наслаждалась вовсю. Руки сами привлекли парня к себе. Он покачнулся и уткнулся мне в грудь. Я «пила», поглаживая его по тёмным шелковистым волосам, словно любовника в оргазмическом экстазе, окуналась и растворялась в этом хрустальном ручье… Восстанавливалась очень быстро, кошмарные события меркли, отходя куда-то в небытие.

Пока меня словно что-то не толкнуло в грудь, закололо болью. Женька валялся на моих коленях в полубессознательном состоянии. Много, слишком много за один раз вытянула. Он банально не успевает восстанавливаться. А ещё магом себя называет — раскис, как котёнок…Я вернула немного жизненной силы назад, буквально влила в парня. Вдохнул резко, глотая воздух и задыхаясь.

— Жень! А, Жень! — позвала, — ну-ка, посмотри на меня! Возвращайся! Как ты себя чувствуешь?

Парень непонимающе смотрел, словно не осознавая, кто мы с ним и где находимся.

Вот этого мне ещё не хватало! Допила до амнезии… Ладно, попробуем достучаться через первобытные инстинкты.

И я обняла его и прильнула к парню в поцелуе. Жарком, страстном… Мне самой очень понравилось, так. что даже увлеклась, возбуждая и закручивая в нём вихрь энергии. Через несколько мгновений он уже сам довольно крепко меня обнимал. А потом и вовсе перешёл к активным действиям.

— Эй-эй! Перестань, — я высвободилась из жарких объятий, — тебе лучше?

— Значительно… — глаза горели, снова жадно потянулся ко мне. Вошёл во вкус…

— Женя! — твёрдо осадила я, — не надо!

— Но зачем-то ты меня позвала? — улыбнулся он хитро.

— Мне было нехорошо, — просто пояснила я, — только что погиб мой парень, и мне очень нужна моральная поддержка. Моральная! А не грубое животное лапанье…

— Ты первая начала, — потерялся он, переваривая мои слова о гибели.

— И что? У девушки нервный срыв, она не контролирует свои действия и этим нужно незамедлительно пользоваться? — фальшиво возмутилась я, — а где же манеры джентльмена? Остановить, удержать, расспросить, разобраться, утешить…

— Я просто подумал, что ты хочешь…чем не утешенье?

— Он просто подумал! — я сделала вид, что разозлилась, — считаешь, что я могу захотеть тебя после первого же свидания?

Прозвучало двусмысленно и уничижающе — Не знаю… — он окончательно запутался и сник.

— Ладно, не переживай, — подмигнув, хлопнула я его по плечу, — мне понравилось.

— Правда? — воспрял он духом.

— У тебя есть девушка?

— Нет…

— Теперь есть, — отрезала я.

— Вау! Так меня ещё никто не кадрил, — восхитился Женька, — Виолетточка, ты необыкновенная!

— Можно просто Вилка, — буркнула я.

— Могу я поцеловать свою девушку? — галантно осведомился он.

Я ощутила, что ситуация заходит куда-то не туда. Ну, как у Жанки получается, у Анжелки получается, а у меня всё время принимает не тот оборот?!

— Девушке не хочется пока больше целоваться, — просто, вздохнув, ответила я.

— Ой, извини… ты говорила о своём погибшем парне… — вдруг опомнился от эйфории Женька, — чем я могу тебе помочь?

— Уже помог, — я покачала ногой, глядя вглубь аллеи, — спасибо. Ты один живёшь?

— С родителями, — покачал головой Женя.

— Жаль… Ну да ладно.

Он непонимающе смотрел на меня, но я ничего не собиралась объяснять.

— Я сейчас пойду, увидимся попозже, — я встала.

— Тебя проводить? — вскочил он.

— Не надо. Я позвоню.

— Вилочка… — заныл «маг», — ты опять исчезнешь неизвестно на сколько.

— У тебя теперь есть мой номер. Звони, пиши, шли смс! — отрезала я и пошла по аллее к выходу из парка.

Внутри у меня всё пело. Всё-таки здорово я его «обработала», с этим не будет проблем — девушки у него нет. А вообще, он неплохой парень. Если бы не его эти заморочки с магией, но этим потом займёмся. Я ощущала на себе его растерянный взгляд до тех самых пор, как скрылась из виду. Он остался стоять на месте, где его и покинула.

ГЛАВА 23

У метро я решила купить бутылочку минералки. Солнце припекало, на душе — сухая пустота, как выжженная пустыня… Свернула к ближайшим ларькам. Долговязый парень покупал пиво и никак не мог определиться с маркой. Прильнув к холодному металлическому боку ларька, стала ждать, обдумывая всё, что вокруг меня происходит.

Так и стояла погружённая в свои мысли, пока меня из этого омута не выдернуло что-то неожиданно возникшее за моей спиной. Какое-то смутное, а затем и всё более проявляющееся ощущение того, что за мной наблюдают, неприятно щекотало мне кожу. Причём наблюдают нагло, в упор, не таясь.

Я медленно полуобернулась, делая вид, будто ничего не замечаю, а просто глазею по сторонам. И сразу зацепила, поймала взглядом фигуру высокой, худощавой девушки в ярко-красном плаще, стоящей неподалёку. Она облокотилась, прильнула к фонарному столбу и манерно потягивала пиво из бутылки, с нескрываемой насмешкой глядя на меня в упор. Раздражение вспыхнуло моментально, я резко повернулась и зашагала к ней.

— Ого-го, какой всплеск! — воскликнула она с сарказмом, когда я приблизилась.

И тут же всю мою ярость, как рукой сняло, на смену ей пришла апатия.

— Вообще-то мы своих не «пьём», — пожала плечами незнакомка, — но ты уж извини, не удержалась. Такой выброс — и в никуда бы!

— Ты кто? — тупо спросила я.

— Как учёба, Воин? — продолжила девушка, пропустив мой вопрос мимо ушей, — растёт достойное пополнение?

Она кивнула на моё кольцо. Я пробежала взглядом по её рукам, они были сплошь усыпаны колечками и перстнями, но принадлежащего Школе я среди них не нашла.

— Мы разве знакомы? — буркнула я.

— Все мы тут будем… — пробормотала загадочно девушка, делая последний глоток, и метким броском определила пустую бутылку в урну неподалёку, — и ты тоже. Учёба, детка, штука не вечная…

Она подняла глаза, и во взгляде я увидела мимолётную тоску.

Потом незнакомка согнула палец и поманила меня за собой. Я подчинилась зову. Мы обогнули ларьки и оказались в маленьком уютном дворике. Стайка ребятишек возилась в песочнице, да пара мужиков в открытых настежь гаражах корпели над своими железными «коняшками», перекрикиваясь на футбольную тему.

Девушка со вздохом опустилась на скамейку. Я, сгорая от желания узнать, каким образом она принадлежит к теме Школы, присела рядом.

— Ты, видно совсем зелёная. Недавно в Школе? — девушка достала длинную сигарету и со вкусом закурила. Жестом предложила мне, но я покачала головой.

— Молодец, здоровенькой помрёшь, — хмыкнула она, — только нам той жизни-то… Как повезёт.

Я смотрела на неё, разглядывала, прислушивалась к ощущениям. Изящное личико с тонкими чертами, нос, пожалуй, крупноват, но нисколько общего обаяния не портит.

Смоляные чёрные волосы с кроваво-красными прядками стекают с плеч острыми стрелками. На вид — лет двадцать пять. Вот только её эмоции я никак уловить не смогла…

— Ну и чего разузнала? — засмеялась девушка, манерно выпуская дым, — эх… молодо-зелено! Где мои пятнадцать лет?..

Я начала утомляться от игры в «угадайку». Ладно, в принципе, не так уж и важно, кто она. Могу потом у Стефана спросить или у Лины… Я встала и сделала шаг прочь.

— Постой! — окликнула незнакомка вслед, — такая встреча и не пообщаемся?

— Не люблю общаться вслепую, — огрызнулась я.

— Да ладно, меня ж просто зависть заела, — голос прозвучал уже тепло, — увидела тебя и сразу накатила ностальгия, чтоб её… Слышь, как там Стефан? Всё такой же милашка?

Я неуверенно кивнула.

— Я — Алиса, — она взглядом пригласила меня присесть обратно, махнув на уже начинающих прислушиваться к нашему разговору обитателей гаражей, — Воин запаса.

Понятно теперь?

— Не совсем… — пожала я печами, — это как?

— О, блин… — она закатила глаза и понизила голос, — ну ты как с Луны сюда навернулась! Ты — действующий Воин, а я — в запасе. Ты учишься — а я уже закончила учёбу. Теперь ясно? Разница между нами та, что я уже была на твоём месте, а ты на моём — ещё будешь. Если раньше окончания Школы не «отдашь концы»…

— А… — я растерянно смотрела на неё, — бывают Воины запаса?.. Я не знала…

— А куда, по-твоему, мы деваемся, после обучения? — хмыкнула Алиса и расхохоталась, — ну ты, сестрёнка, даёшь! Пять лет максимум — для самых тупых — и адьёс, амиго!

— Расскажи, — попросила я, присаживаясь поближе.

— Как тебя звать-то?

— Виолетта… Вилка.

— Так вот, свет мой Виолетта-Вилка, дело, стало быть, обстоит так… — она вальяжно развалилась, облокотившись о спинку скамейки, — отучишься ты, повоюешь до прихода новой смены — и в запас! Адьё, колечко. Передай по наследству младшим братьям-сёстрам нашим. И сюда — жить, как все, видеть Школу во снах. Разве что уметь будешь в этой реальности больше, чем среднестатистическое стадо — вот и все привилегии. И ждать, что, возможно, когда-нибудь понадобишься там опять. Или здесь — в качестве мощного такого аккумулятора в случае особенно жёсткой драки, так сказать — продолжать дело Школы в этой реальности. Первое время общаешься ещё по старой памяти с подругами телепатически, да Стефан из вежливости будет к тебе заглядывать, чтоб не так тяжко разлуку переносила и в истерики не впадала, но потом и это прекратится, у каждого свои заботы. Как тебе такой вариант развития событий?

— И сколько вас… Воинов запаса? — осторожно спросила я, переваривая услышанное.

— Много. Не суть важно. Здесь мы не общаемся. Слишком хлопотно, да и разговор один складывается: о ней, о Школе родимой. А потом теряем друг друга из виду и забываем совсем. Без колец нас трудно определить. Разве что специально настраиваться. А кому это надо? Некоторые и о Школе напрочь забывают, будто и не было её. Мол, всё это приснилось. Теряю навыки, способности прячут, не тренируют, живут, как все…

Я молчала, не зная, что ответить. Она повертела окурок в пальцах, рассматривая его, потом одним щелчком откинула прочь.

— А ты знаешь, я ведь обрадовалась, когда тебя увидела! Кольца я чувствую хорошо, — слегка нервно сказала она, — подумала: ну, наконец-то, хоть с кем-то перекинуться словцом можно о том, о чём не потреплешься с соседкой или родителями. Расскажи мне, как там, в Школе?

— Да как… — я пожала плечами, — всё так же… Ничего особенного. Из ряда вон выходящие только гарпии и Мирабелла…

— Ха-ха-ха! — Алиса залилась от души, аж слёзы выступили на глазах, — классно ты их рядышком поставила!! В самую точку!

— Да нет, я… — я смутилась и осеклась.

— Да ладно, всё пучком! — Алиса хлопнула меня по плечу, — давно я так не смеялась. Значит, я не ошиблась, ты действительно сравнительно новенькая. Иначе бы знала о запасных. Тёмным-то о нас рассказывают на середине обучения. Это Светлых просвещают только после того, как те обучатся и самим предстоит шагнуть на скамейку запасных. Берегут их нежную психику, видать, не грузят реалиями будущего…Ладно, не куксись, какая разница, кто тебе рассказал: я или Стефан?

Ну-ка, покажи кольцо…

Я подчинилась. Алиса жадно впилась взглядом, протянула руку, но не прикоснулась, лишь подержала ладонь у самой печатки несколько секунд. Потом со вздохом покачала головой:

— Нет, это не моё… А жаль. Была б моей преемницей. Ну да фигня это всё! Наше дело — служить во благо Отечеству, пусть и пассивно, хе-хе…

— А разве у тебя нет связи со Школой? — озадаченно поинтересовалась я, — ты не можешь вызвать Стефана, например, или других Учителей?

— Мочь то могу… Но видишь ли в чём суть, детка, — Алиса теребила прядь волос, — не след просто так вызывать. Не то, чтоб невежливо, но где-то даже и опасно. Без повода лучше не беспокоить. А повода не выпадает, вот в чём дело.

Она поднялась. Я тоже встала.

— Далеко живёшь? — поинтересовалась Алиса, слегка покачиваясь.

— Две станции, — покачала головой я, — на Заводской, в районе кинотеатра.

— Ясно…А я вот в этом доме, — она кивнула на одну их пятиэтажек, глядящих окнами во двор, — слышь, ты не пропадай. Тоскливо так иногда, понимаешь? Давай телефонами обменяемся. На всякий случай. Обещаю не навязываться, просто, как говорится, «шоб було».

Она порылась в кармане, достала блокнотик, быстренько нацарапала свой номер, вырвала листок, протянула мне. Потом на другом записала мой номер.

— Ага, — она, криво улыбаясь, помахала блокнотом, — он меня греть будет.

Холодными скучными зимними ночами! Ну, давай, пока, что ли…

Я кивнула и, отвернувшись, побрела прочь.

— Вилка!

Я оглянулась.

— Ты это… Звони иногда сама, — пожала она плечами, — если там в Школе что интересное будет происходить. Не бои — их я сама чувствую… немного, а вообще, случаи разные, люди интересные. Если поделиться чем захочешь или совета спросить, мож помощь нужна будет. Сечёшь?

— Ладно, буду звонить, — кивнула я.

Алиса приободрилась.

— Ну, вот и супер! А теперь иди!

Я прошла до самых ларьков, стоящих задом ко двору, а потом обернулась.

Алиса сидела на спинке скамейки, курила очередную сигарету, глядя вдаль, в другую сторону, полуотвернувшись от меня. Но я знала, каким-то чутьём ощущала, что она в курсе моих эмоций и того, что я на неё смотрю. Ссутулясь от ветра, треплющего пряди её волос, она в этот момент была воплощением одиночества… Мы едва познакомились, а у меня возникло чувство, что я знаю её вечность. И я могла бы поклясться, что это не последняя встреча, мы будем общаться ещё очень долго.

Алиса недовольно передёрнула плечами, словно пытаясь сбросить мой взгляд. Я вздохнула и продолжила путь.

«Всякий, кто любит одиночество, либо — дикий зверь, либо — Господь Бог» — вспомнилось мне высказывание Фрэнсиса Бэкона.

ГЛАВА 24

Дома стояла блаженная тишина. После многозвучья улицы: гудков, голосов, музыки — я отдыхала в полной тишине, не нарушаемой ничем. Чтобы как-то занять руки, а голова имела возможность думать, я начала готовит ужин и холодно анализировать день.

Так, Аскольда больше нет. Любы тоже. Теперь у меня новый раб. Женя вполне сгодится на первое время, хоть он и никакой…

Алиса. Надо бы зазвать её в гости и поговорить с ней поподробнее. Я даже и представить не могла себе существования Воинов запаса! Интересно, сколько всего я ещё не знаю? Подопрашиваю девушку.

Я достала из холодильника капусту и уронила её, глядя прямо перед собой. У кухонного окна я увидела Вольку… Моргнула, но видение не исчезло. Его изображение (по-другому назвать не могу, потому что это не было похоже на объёмную картинку) парило в воздухе. Он словно что-то говорил, но губы шевелились беззвучно. Когда он понял, что я не слышу его, он в отчаянии взмахнул руками и стал жестами подзывать меня к себе. Я машинально сделала шаг, но споткнулась о капусту и едва удержалась на ногах. А силуэт Вольки в этот момент подёрнулся рябью и пошёл волнами, как голографическая картинка.

— Волька… это ты? Ты где? — воскликнула я дрожащим голосом ему вслед, потому что в следующий момент он исчез.

Шатаясь, машинально подобрала кочан, добрела до стула и села на него, сжимая капусту как соломинку, связывающую меня в этой реальностью. Во дела. Что это было? Волька? Но почему в таком проявлении? Каким образом? На приведение не похож, вроде… Ладно, что бы это ни было — даст знать о себе ещё раз, вот тогда и разберёмся.

Едва я закончила варить борщ, как с работы вернулась мама. Слегка «навеселе», но я вздохнула, зная, что это только начало. Пока она раздевалась и умывалась, я налила себе борща и быстро стала его уплетать.

— Что и маму не подождёшь? Сейчас вместе и поужинаем, — весело проговорила мама, входя в кухню, — поболтаем, как подруги. Как у тебя день прошёл?

— Ужасно, — пробормотала я, продолжая кушать.

— Расскажи?

— Не хочу.

Мама молча налила себе в тарелку и присела за стол. И в самом деле — что ей рассказывать? О гибели Аскольда или о зомбировании Женьки, которое чуть не закончилось для него трагически? А может быть о явлении Вольки полчаса назад прямо тут, в этой кухне? «С ума ты сошла, Вилка!» — скажет мама и заботливо вызовет санитаров. А вот как было бы здорово, если бы я могла говорить с ней обо всём. Если бы она знала всё о моей жизни… Какая это была бы моральная поддержка.

Будь жив папа, обязательно ввела бы его в курс. Он даже в детстве никогда не насмехался над моими фантазиями, серьёзно слушал и даже верил, как мне казалось.

Лишь однажды он возразил, когда речь шла о волшебниках, но тогда я была маленькой, а сейчас уже выросла. Он бы не посчитал меня сумасшедшей… — подумала я, доедая последнюю ложку. —..слышишь? — донёсся до меня голос мамы — Что? — очнулась я.

— Ты слышала, что я говорила? — нервно воскликнула мама, глаза её раздражённо блестели.

— Нет, — спокойно покачала головой.

— Конечно, тебя совсем ничего не интересует в моей жизни! — мама нервно кинула ложку, — надоедаю тебе, да? Была бы рада, если бы меня не было?

Я едва не согласилась вслух, но вовремя прикусила язык.

Мама вскочила из-за стола, с грохотов уронив стул, и убежала в свою комнату.

«Ну вот, началось…» — с тоской подумала я. Быстро помыла тарелку и ретировалась к себе, вытащив из холодильника немного съестного. В такие моменты моя жизнь напоминала тюрьму, где я в своей комнатке сидела, запершись, опасаясь даже выглянуть.

Вечер провела, прислушиваясь к бульканью за стеной. Мама так и не вышла из своей комнаты, больше не побеспокоив меня. Это было приятной редкостью.

Раньше, когда всё только начиналось, я прибегала к ней сама, выхватывала из рук бутылку, разбивала её, выливала или прятала. Пока в один момент мама едва не разбила её о мою голову. С тех пор я перестала вмешиваться, рассудив, что из-за чужой дурной головы может пострадать моя.

Перед сном я долго читала и едва не опоздала на занятия.

С ужасом бросив взгляд на часы, быстро улёгшись в постель, я с удовольствием перенеслась в Школу. Моя отдушина и моё забвение от этой реальности.

Тёмный лес бурно шумел и шуршал, звуча сотней голосов. Нереальная какафония. Я удивилась мимоходом, пробегая по тропинке к домику Воинов. Какая-то торжественность и предвкушение какого-то события царили сейчас вокруг. Мне стало безумно любопытно, и я прибавила скорости.

Все ученики уже были в сборе.

— Вилка! — воскликнула взбудораженная Маргоша, — ты чего опаздываешь? Новость знаешь?

— Что за новость? — поинтересовалась я, пробираясь на своё место.

— Новенький пришёл! Вместо Вольки. Сегодня Стефан его будет с нами знакомить.

— А где он его нашёл? — удивилась я, — ведь кольцо было у Стефана…

— Никто не знает… — пожала плечами Тамара, — знаем только, что он — победитель ежегодного конкурса среди молодёжи в компьютерных играх «экшн». Представляешь такого в бою? Он же порвёт Светлых, как Тузик грелку.

Артур сидел нахохлившись и всеобщего энтузиазма не разделял. Естественно, придёт некто, кто сможет посоперничать с ним. И это, учитывая тот факт, что сейчас Артур почти беззащитен и не может особенно рисковать жизнью. Хотя, уверена, чтоб удержать свои позиции, он всё же будет ею рисковать. И удержит — хотя бы и посмертно.

— Очкарик какой-нибудь забитый, червь компьютерный… — усмехнулся он, но ребята проигнорировали иронию.

И вот, наконец, растворилась дверь и, мигом оборвав гомон голосов, в комнату вошёл Стефан. Вслед за ним шагнул высокий симпатичный парень. У меня дух перехватило, когда он улыбнулся. Думаю, не у одной меня. Новенький быстро и деловито окинул любопытным взглядом комнату, словно ничему не удивляясь, и удовлетворённо кивнул. Стефан указал ему на место Вольки и тот быстренько его занял. Я услышала, как вздохнула-простонала Маргоша, когда он очутился рядышком с ней, как вся потянулась.

— Ну вот, ребятки, познакомьтесь, это Олег. Вы уже, несомненно, наслышаны от нашей милой разведчицы (он посмотрел на зардевшуюся Марго) о том, кем он является в реальности. Поподробнее расспросите сами. Олег — преемник Вольки, уверен, из него выйдет отличный Воин, в отличие от предшественника.

— Угу… — насмешливо пробурчал Артур, — Воин копья и базуки…

Но его голос бессильно потонул в бурном море других, на новенького накинулись с расспросами.

— Олег, а ты откуда?

— Из Москвы.

— Я слежу за соревнованиями геймеров, — возбуждённо проговорил Андрей, — в этом году победителем стал некий Гайвер, получается, это ты?!

На это Олег учтиво поклонился, мол, ваш покорный слуга. Маргошка вздохнула ещё громче. С таким накалом у неё просто скоро всё внутри разорвётся от яростных вздохов.

— Слууушай, автограф дашь? — взмолился Андрей, — я ведь тоже выступать хотел, но так и не решился…

— Правда? — обрадовался Олег, — ты профессионально играешь? А где живёшь?

— В Латвии. Небольшой такой городок Виесите на юге. Не то, чтоб профессионально, но неплохо…

— В Интернет выходишь? Сразимся как-нибудь по сети? — азарт захватил и Олега тоже — Ни за что не упущу этой возможности… — проскулил Андрей, потянулся к Олегу через весь стол, задев бедную, разносящую угощение, Чертень, и они ударили по рукам.

— Дети… — покачал головой Артур и с недоумением посмотрел на Стефана, — Учитель, а каким образом к Олегу попало кольцо Вольки?

— Нашёл… — туманно ответил Стефан, — а я как раз был поблизости, ввёл в курс.

Обычная практика подкидывания кольца подходящей кандидатуре, если только предыдущий Воин не потерял его сам, и оно не было найдено случайным человеком.

— Нет бы кто другой его нашёл… — тихо-тихо, одними губами, пробормотал Артур.

Да уж, и тут ему важнее его рейтинг и лидерские позиции, чем дело Школы в целом и состав Воинов по силе и возможностям. Думаю, Стефан нашёл отличного Воина.

Будучи победителем в виртуальной реальности, он прекрасно справится и в этой.

Тут ведь тоже в каком-то смысле виртуалка: можно взять любой образ за основу и материализовать любое оружие… Раздолье для геймера, есть, где разгуляться.

Кажется, и школьные бои для него будут чем-то простым и весёлым, скорее развлечением, чем битвой.

— Итак, как обычно по традиции, я на сегодня занятия отменяю и вы сможете познакомиться и пообщаться с новый Воином. Введите его в курс дела, лучше вас самих этого не сделаю даже я, — Стефан усмехнулся, — расскажите ему об испытании. Ему оно лишь предстоит.

— Введём, — кивнул серьёзно Ганс, и я мысленно порадовалась за Олега, он в надёжных руках.

— Ну а я пойду, куча дел…Вилка, проводи меня, пожалуйста!

Я вздрогнула от неожиданности, сердце забилось в висках. Учитель сказал это без улыбки. Значит, что-то случилось. И это что-то совершенно точно связано со мной.

Когда мы вышли за дверь и стали спускаться по лестнице, Стефан молчал, а когда пошли рядом по тропинке в густой тьме Леса, он наконец проговорил:

— Что ты творишь в реальности?

Я растерялась.

— В каком смысле?

— В прямом! Тебе не кажется, милая, что ты далеко зашла? Уничтожать людей пачками…этого даже я не делаю.

— Так получилось… — потупилась я, ожидая разгрома в пух и прах. — …и ты тут совершенно ни при чём?

— Я никого не убивала, просто так складывается вокруг меня.

— И никакого к тебе отношения? — вкрадчиво спросил Стефан, — Вилка, ты понимаешь, что есть какие-то разумные пределы? Не женское это дело — убивать.

— Ты ведь сам мне как-то предложить «выпить» моих обидчиков! — возмутилась я.

Лучшая защита — нападение.

— Да. Хоть какой-то был бы толк и польза для Тёмных. А просто «мочить» направо и налево… По твоему следу рыщут Светлые, их без-з-зумно интересует, что происходит в той реальности.

— Но я не тронула ИХ людей, все жертвы — из нашей категории…

— Далее, — не обратил внимания на мои слова Стефан, — этот мальчик, Женя… Зачем ты его к себе привязала? Честное слово, лучше бы ты его грохнула… Светлые ещё не воздали ему за метро. А если сейчас они проследят привязку, и что ведёт ниточка к нам, они смогут обвинить НАС в этой трагедии.

— Стефан, я…

— В последнее время вы словно с цепи сорвались! Жанна гробит самолёт, Лиска взрывает троллейбус, ты — создаёшь аварию в метро.

— Это не я!!

— Неважно, с твоего молчаливого согласия…

— Стефан, всё очень быстро происходило! Я не успела бы его остановить, я едва успела спастись сама и…

— Теперь вот гибель наркоманов, настоящая причина которой никогда не всплывёт, взрыв автомобиля, списанный на криминальную разборку…

— Вот видишь, всё чисто! Я тут не при чём. Светлым не к чему будет придраться.

— За исключением одного «но»! — рявкнул Стефан. — ТЫ каждый раз находилась рядом! А это веский аргумент для начала расследования. Мало нам, что ли Артура?!

Вилка, ты лишилась рассудка?

Я молчала. Мне нечего было возразить. Да уж, подвела, так подвела.

— Не огорчайся, — вдруг спокойно сказал Стефан, — ни у кого так результативно не получается действовать в той реальности, как у тебя. И так безнаказанно. Ты поистине ценный кадр.

Посмотрела на него с изумлением — Учитель улыбался. А ведь только что меня ругал!

— Ты не безрассудна, как Артур. Ты хладнокровна, не в пример Лиске, устроившей истерику на месте взрыва. Ты умна, в отличие от Жанны, которая не смогла себе контролировать. В общем, Вилка, готовься — в скором времени, возможно, именно тебя ждёт нечто особое.

Он посмотрел мне в глаза, и я ощутила пробежавшую змейкой по телу знакомую волну тепла. Сейчас я была готова на всё, всё, что он скажет, прикажет, укажет. Только бы прикоснулся ко мне… И он словно прочёл мои мысли. Стефан провёл кончиками пальцев по моему лицу, щёки запылали. Меня всю охватил жар, словно кровь зажглась и по венам огненной лавой потекла и заполнила собой каждую клеточку тела.

— Я люблю тебя, Вилка… — сказал Учитель с нежностью, и я едва не умерла в ту же секунду от его голоса, от этой интонации.

Сердце бешено колотилось, едва не разрываясь от сладкой боли. Я увидела его лицо в нескольких сантиметрах от моего, закрыла глаза и потянулась…

Но в этот момент кто-то пронзительно заверещал в траве, прямо у нас под ногами.

Я взвизгнула и отскочила в сторону, а Стефан моментально направил ладони на густые травяные заросли и выпустил из них красноватый луч. В траве, словно что-то лопнуло, пошёл дымок, и наступила, как будто бы по всему лесу, зловещая тишина.

Я расстроенно глянула на Учителя, но романтический момент был упущен.

— Больше этот зловредный гоблин тебя не побеспокоит, — улыбнулся Стефан кровожадно, — до встречи, Вилка!

Он шагнул мимо меня и исчез, растворился в темноте.

А я осталась стоять и кусать губы, стараясь успокоиться, утихомирить свои бушующие эмоции. Ну почему так всегда происходит? Едва начинается желанное сближение и наступает миг, когда вот-вот я стану наисчастливейшей из учениц Школы — что-нибудь или кто-нибудь вклинивается и всё летит в тартарары… Ну, почему же я такая невезучая?? Ведь и слепому видно, что ко мне Стефан проявляет особое внимание и расположение. За проступки, подобные моим, кого-то другого он бы убил, никак не меньше. А Вилочку лишь пожурил и даже едва не наградил самой прекрасной наградой, самой желанной из возможных и невозможных. От мысли о которой ноги подкашиваются… А что? Нет ничего несбыточного. Вон из Светлых Аманда же в конце концов сошлась с их Учителем. Значит не так уж это невероятно.

Ну, впрочем, ладно… Чего сейчас расстраиваться? Остаётся надежда, что в следующий раз мне больше повезёт. А пока я уже более-менее остыла и приготовилась ожидать того самого особого, на которое Стефан намекнул мне.

ГЛАВА 25

Дни шли, и всё было более-менее ровно. Стефан не без основания гордился своим новым учеником. Олег прекрасно и с ходу овладевал навыками боя, показал свою весьма неординарную фантазию в выборе имиджа и оружия. Артур злобно злился, не обращая внимания на Анжелкины увещевания успокоиться. Стефан словно издевался над Артуром. Он постоянно отстранял его от активного участия в самом центре наиболее важных боёв, ставил на площадке на боковые позиции, а Олега — в самую гущу. Он делал это, подчёркивая, как заботится о добром здравии проштрафившегося Воина. Но со стороны это более походило на издёвку. По крайней мере, в субъективной интерпретации Артура.

Но, в принципе, и боёв-то особых не было. Светлые ничем не напоминали о себе.

Наши, разумеется, пытались предпринимать (от откровенной скуки) вылазки в Светлый лес, но без Артура, который отстранился от подобных вещей, всё это происходило вяло и без энтузиазма. А может оттого, что осень с дождями в реальности многих, просто не настраивала на боевой лад. Дрались лениво и постольку поскольку… Даже Светлые не горели, как обычно. Словно всех коснулась осенняя апатия и пофигизм.

Когда в нашей реальности, наконец, наступила зима, ходить в Школу стало более заманчиво. Там зимы не бывало никогда — с её холодами и снегом. Пару раз как-то срывались снежинки, но таяли, не долетая до земли, потому что температура воздуха оставалась летней.

С начала декабря ученики уже начали предвкушать новогодний праздник. Я однажды встречала Новый год в Школе. И это, скажу я вам, было что-то невероятно красивое! Потому, как и все, я ждала тоже. Ещё в конце октября некоторые праздновали Хеллоуин — но я не пошла. Дурачиться и носиться с воем по лесу в образах страшилищ, пугая гарпий и единорогов — сомнительное удовольствие. В прошлом году я присоединилась к празднующим и чуть не была раздавлена носящимся в панике по Лесу обезумевшим василиском, неизвестно кем выпущенным… А Новый год — праздник мирный, с подарками и ёлочкой.

Это случилось аккурат 27-го декабря. Стефан вошёл в домик Воинов непривычно серьёзный и суровый. Все сразу примолкли, ощущая волнение. Учитель прошёл на своё место, тяжело сел, отхлебнул вина, молча оглядел нас. И потом заговорил.

— Ребята, я отменяю на сегодня занятия, чтоб рассказать вам об одном важном событии, происходящем сейчас в реальности. Это событие касается в равной степени, как нас, так и Светлых. Их, пожалуй, даже больше, поскольку это скорее их событие. Но нам сейчас, как никогда надо собраться, чтоб одержать победу.

Похоже, нам предстоит сражение не виртуальное, а стратегическое.

«Собраться» — он произнёс так жёстко и настойчиво, что все буквально в этот миг вытянулись в струнку.

— Ух ты… — выдохнула Маргоша, словно предчувствуя хорошую авантюру, остальные затаили дыхание.

Но Стефан посмотрел на неё с неодобрением.

— Милая моя Марго, — ласково произнёс он, — это не тот случай, где пригодится твоё умение плести интриги и хитрить. Здесь надо действовать так, чтоб в хитрости даже не заподозрили. Мордашка должна быть невинной, как у дитя, бесхитростной и абсолютно естественной, понимаешь? А у тебя ведь всё на лице написано. К тому же живёшь ты в человеческой реальности далековато от места событий, а это — главный фактор.

— Ого, происходящее даже не здесь, а там?! — воскликнула Тамара — А где же место событий? — перебил её Ахмет.

— В России, — лаконично ответил Стефан и повёл тему в другую сторону, — в той реальности появился человек, который в будущем станет очень сильным союзником Светлых.

— Родился? — не поняла Тамара.

— Нет, — поморщился Стефан, — родился он 23 года назад. А вот своё второе рождение, духовное, он обрёл совсем недавно. И это стало уже практически неотвратимым событием в жизни всей планеты.

— Учитель, расскажите всё по порядку, а то лично я ничего не понимаю! — взмолилась Лиска.

— Его зовут Сергей, — начал Стефан рассказ, внимательно вглядываясь в наши лица, жадно впитывающие информацию, — 23 года. Студент и, можно сказать, до сих пор находился в поиске себя. Но для этого парня уготовано великое будущее. Точнее, как вы понимаете, это одна из линий реальности, но он выбрал именно её, и теперь добровольного пути назад для него нет. Да он сам не свернёт. Чтоб стать тем, кем он должен стать — водителем человеческих душ, ведущим их к свету — он должен принять три крещения-благословения, своеобразных духовных рождений. Первое он получил в детстве, возможно, он его не помнит, второе — две недели назад на Кайласе.

— Это где? — задумался Андрей.

— В Гималаях, на Тибете. Это могло бы никогда и не осуществиться. Но стало возможным благодаря энергии Кольца Единовластия и высказанного Светлым Воином Амандой пожелания «ПУСТЬ ВОСТОРЖЕСТВУЕТ ЛЮБОВЬ». Совершив кору, то бишь, святое паломничество, вокруг горы Кайлас, считающейся в той реальности священным местом, и снискав благословение, он получил силу, сметающую невольные, случайные препятствия на его пути, расчищающую его дорогу. Это огромная сила, с которой не совладать, если ты не осведомлён. Но если ты в курсе, то можно пойти иным путём…

— Повлиять непосредственно на волю Сергея? — задумчиво проговорила я.

— Молодец, Вилка! — хлопнул в ладоши Стефан, — я в тебе не сомневался!

Все с завистью быстро глянули на меня. Ребята, несомненно, и сами сделали такие выводы, просто я раньше всех высказала вслух.

— Да, мягко и ненавязчиво убедить его в том, что его путь — иной.

— А чем именно он будет заниматься, как поведёт людей? Какая-то идея, понятно, но каково её осуществление? — нахмурившись пытал Артур.

— Он собирается открыть свою газету. Газету по проблемам духовного развития и возрождения, — поморщился Стефан.

— Таких газет много, — усмехнулась Анжелка, — очередное магическое и мистическое популярное издание.

— Нееет, — протянул Учитель, — это будет нечто иное. Совершенно не привлекательная внешне газетка станет целительницей душ и сердец, побуждающих и зовущих людей к свету. Миллионов людей. Мы навек и безвозвратно потеряем наши сегодняшние позиции. Пьющие из водопада будут вынуждены довольствоваться струйкой. А потом иссякнет и она. Мы потеряем источник энергии. Возникнет равновесие, которое позволит Светлым диктовать условия и мы будем лишь их марионетками. Мы не можем допустить этого. Сейчас переломный момент, от которого зависит дальнейшее существование Тёмного отделения Школы. Будем ли мы под контролем Светлого отделения или отстоим свою свободу — зависит только от нас, и время пришло.

— Не разумнее ли будет просто его уничтожить? — подал голос Артур.

Стефан хмыкнул.

— Казалось бы проще, но не разумнее. Его уже оберегают Светлые учителя и энергия Кайласа, а теперь и в реальности подключатся Светлые Воины. Не сомневаюсь, что уже подключились. Самое время вступить в игру и нам.

— Учитель, ты хочешь, чтоб кто-то из нас начал действовать в реальности? — озабоченно спросил Артур.

— Угадал, — щёлкнул пальцами Стефан, — именно так!

— И кто же? — затаила дыхание Лиска.

— Вилка! — Стефан ткнул в меня пальцем очень неожиданно.

— Почему Вилка? — аж привстал Артур.

— Потому что Вилка: а) — живёт в России, б) — непосредственно в Санкт-Петербурге, где и разворачиваются события, в) — более разумная и рассудительная кандидатура, чем ты, Артур.

— Но для меня расстояние — не проблема, я часто бываю в России и прекрасно знаю русский язык, Учитель, ты же знаешь! — отчаянно возмутился Артур, — а что касается рассудка — то я осознал свои ошибки и впредь…

— Послушай меня! — громко перебил его Стефан, — здесь нужен тончайший подход! Ты — мужчина, он — тоже. Скажи мне, как ты собираешься повлиять на него? Здесь более уместно женское вмешательство.

— Тогда тем более непонятно, — усмехнулся Андрей, — причём тут Вилка? Гораздо уместнее послать Жанну.

— Жанна не говорит по-русски, — устало пояснил Стефан, — у нас слишком мало времени для обучения и создания обстоятельств её приезда в Петербург. Виолетта — самая подходящая кандидатура.

Я сидела, как мышка, и у меня горели уши. Просто возмутительно! Андрей вычеркнул меня из списка женщин? Или он считает, что я не способна окрутить мужчину?

Посмотрел бы лучше на себя — вот уж ходячий пример неудачника в отношениях с противоположным полом. А ещё вякает…

— Хорошо, Вилка будет действовать в реальности. Ну а мы что-то же будем делать? — поинтересовалась, сверкая глазами Анжелка.

— А мы будем поддерживать её. Помогать энергетически. Мы будем её надёжным тылом, — улыбнулся Стефан, — и с сегодняшнего дня Виолетта временно освобождается от всех дальнейших занятий.

Он повернулся ко мне.

— Будешь приходить в Школу только для разговора со мной и отчётов по проведённой работе. Тебе придётся целиком и полностью сосредоточиться на той реальности и выложиться по полной. Ты понимаешь, насколько важна эта задача?

Я кивнула.

— Конечно, Учитель, я всё понимаю.

Я просто пылала от волнительного ощущения той великой ответственности, которую он возлагает на меня. Я чувствовала с самого начала, что Стефан выделяет меня среди остальных. Иначе бы действительно послал Жанну. Обучить другому языку — минутное дело, будет говорить не хуже меня. Артур тому пример. Да и прилететь в Россию из Аргентины — долго что ли? Но он, несмотря на более приемлемые варианты, выбрал меня…Я поняла, что это и было то самое — ОСОБОЕ, о чём он говорил два месяца назад, что мне предстоит. Он уже тогда сделал свой выбор.

Вероятно он задолго знал об этом парне, но не смог воспрепятствовать его поездке на Кайлас и потому просто ждал. Но стратегию выработал. И мне тут отведена главная роль…

Я почувствовала, что просто парю над землёй, восторг и неописуемая радость заполняли душу, как воздух — воздушный шарик. Неужели он знает, насколько я люблю его? Или догадывается. Потому и остановился на моей кандидатуре Знал, что в любом случае, я сделаю это РАДИ НЕГО, пойду на всё, но сделаю. Даже если для этого придётся этого самого Сергея попросту убить. Не колеблясь.

— Ну а теперь, ребятки, можете разойтись, можете вернуться домой или заняться своими делами здесь, как хотите. А завтра — всем как штык, быть на занятиях. У вас завтра важный урок с Учителем Хранителей. А ты, Вилка, прямо сейчас пойдёшь со мной.

Стефан встал, твёрдый, как скала, предельно собранный и серьёзный. Я встала следом. Переполненные завистью взгляды девчонок и недоумением — парней, проводили до выхода.

— Я буду держать вас в курсе, — улыбнулся Учитель от двери, — непременно.

Мы шли по тропинке к домику Стефана, а у меня подгибались коленки. Как у первоеклассницы, идущей в кабинет директора (хотя в данном случае это не совсем так, надеюсь общаться с Мирабеллой мне не придётся…). Неужели я сейчас войду в его комнату? В святая святых… Туда, куда никто из учеников не входил, куда мы позволяли себе лишь заглянуть, приоткрыв дверь. И вот сейчас я переступлю порог…

Я не замечала, что творится вокруг, даже задиристые дёрганья за волосы снующих вокруг меня противных гоблинов ощутила не сразу, а когда ощутила — у меня не возникло злости, а только глупая улыбка на лице. Стефан шукнул на них и безобразники бросились врассыпную.

— Входи, дорогая, — Учитель пропустил (!) вперёд, распахивая передо мной дверь.

Я вошла, словно вплыла, в комнату и села послушно на диванчик, указанный мне лёгким жестом. Одним движением пальца Стефан материализовал в небольшом камине жаркое пламя.

Я оглядывалась по сторонам, пытаясь рассмотреть, как можно больше и запомнить, запечатлеть в памяти каждый уголок жилища моего самого любимого человека.

Большая, просторная комната освещалась множеством мерцающих «фонариков» под потолком, которые, судя по всему, были живыми, пульсировали и метались по периметру. Но я не знала названия этих существ, в Лесу их не встречала. Света было более чем достаточно, чтоб рассмотреть все детали обстановки. Весьма уютно, была б моя воля — осталась бы тут навсегда и чёрт с ней — человеческой реальностью! Две смежные стены: напротив двери и позади дивана, полностью занимали огромные стеллажи: полки, полки, полки — с книгами, статуэтками, сосудами, непонятного назначения стоящими, лежащими и свисающими предметами… Аж голова кругом.

Диванчик, на котором я сидела, располагался прямо напротив камина, буквально в трёх шагах, на полу — огромная пушистая шкура неизвестного мне зверя. Ноги приятно утопали в её длинном меху.

С волнением теребя кисточки пледа, наброшенного на диван, облизывая пересохшие губы, я не сводила глаз с языков пламени, пляшущих в камине. Учитель исчез в соседней комнате, вход в которую рядом с камином, я заметила только тогда, когда он туда шагнул. Оттуда изредка доносились позвякивание, шелест и тихое бормотание Стефана, словно он что-то увлечённо искал.

Я подняла голову, скользнула взглядом по стене и уставилась в изумлении на потолок. Звёздное небо с двигающимися, вспыхивающими, мигающими звёздами. Словно крыша вовсе отсутствовала… А вон там пронеслась комета! Ой, нет, это не комета!!! Это дракончики! Один несётся вслед за другим, изрыгая языки пламени.

Играют в догонялки. Сыновья нашей Кассиопеи, которые вылупились совсем недавно.

Их отец — дракон Светлых, Семицветик. Романчик у них произошёл аккурат перед боем за Кольцо Единовластия, а у драконов, как известно, всё быстро делается, даже беременность длится совсем недолго. Вот и плоды. Да… Наши бои мировых масштабов для них, вероятно — несущественная мелочь, не заслуживающая внимания и не мешающая воспроизводству. А что им? В отличие от нас, впереди — целая вечность…

Мы нарекли малышей Цефей и Персей. Эти созвездия, как известно, находятся поблизости с одноимённым с их мамочкой созвездием. Пока дракончики обитают лишь в Тёмном Лесу, неподалёку от родительницы, но я уверена, что когда немного подрастут — начнут передвигаться по всей территории Школы, в том числе и над Светлым Лесом. Пока же Семицветик сам прилетает сюда повидаться. Надолго он здесь не задерживается, не нравится ему наш Лес. Иногда Кассиопея водит детишек на границу — пообщаться с папочкой. Так мило и забавно выглядит эта семейка.

Раньше, говорили нам на занятии, драконов здесь было много, но во время одного из сильнейших боёв лет 400–500 назад они погибли, вовлечённые в процесс боя.

Тогда же погибло и много других существ, обитателей обоих Лесов. С тех пор они в такие моменты прячутся подальше от Воинов, которым в пылу боя всё равно уже — откуда брать энергию, из любого источника, лишь бы выжить самим и победить.

Уцелело тогда лишь по одному дракону на Лес. Совершенно малюсенькие, они росли, не видя друг друга, не общаясь. По-видимому, они всё же знали друг о друге, есть, наверное, у драконов чутьё на собратьев, какая-то незримая связь между себе подобными. Потому они частенько перекликались по ночам, когда в Лесах стоит относительное затишье. А когда началась пора взросления, Семицветик и Кассиопея однажды, будто сговорившись, встретились в небе, как раз на границе Тёмного и Светлого Лесов. Они словно чувствовали, что остались одни одинёшеньки в этом пространственном отрезке, сразу потянулись друг к другу. Но ритуал сближения был отточен веками и растворён в драконьей крови, несмотря на то, что рядом не было взрослых драконов, которые научили бы. Их обучала драконья природа, генетическая память. И, как бы им ни хотелось сразу перейти к делу, полагалось сначала долго флиртовать и постепенно знакомиться с партнёром, узнавать его.

И вот этой весной они достигли того рубежа, за которым начинаются серьёзные взрослые, «семейные» отношения. Даже наш бой не помешал им сразу же завести детёнышей. А теперь малыши резвятся прямо над моей головой…

Цефей и Персей сделали ещё кружок над домом Стефана, покрутились волчком и дунули в сторону вне поля зрения. Я очнулась от раздумий и, опустив голову, вновь уставилась на огонь. Да, в этой сказочной реальности постоянно что-то удивляет, потрясает, приводит в восторг…

ГЛАВА 26

— Не заскучала? — весело проговорил Стефан, появляясь, наконец.

— Не успела, — призналась я, показывая на небо.

— А… — он кивнул, — крыша есть, она просто невидима днём.

— Ага, — кивнула я, соображая. Днём, значит…

А потом увидела в руках Учителя странный предмет непонятного назначения. Круглая чаша, треснутая в двух местах, но при этом начищенная до блеска, прямо лоснящаяся. В ней что-то находилось. Стефан поймал мой взгляд и расплылся в загадочной улыбке.

— Знаешь, что это? — спросил он, присаживаясь рядом на диван и протягивая мне чашу.

Я осторожно взяла и увидела одинокое красно-жёлтое яблоко, лежащее на дне.

— Ну… яблоко, — непонимающе произнесла я, искоса глядя на Учителя. Он расхохотался.

— Да уж, не груша. Для чего он, знаешь?

— Чтоб съесть? — аккуратно вопросила я.

Тут уж Стефан не стал смеяться, а даже нахмурился.

— Только попробуй, — то ли шутливо, то ли угрожающе прозвучал его ответ, — ты в детстве сказок не читала что ли?

— Читала… Помню молодильные яблоки, — начала перечислять я, — а ещё помню отравленное яблочко из «Сказки о мёртвой царевне и о семи богатырях»…

Стефан зевнул. Я ойкнула и отдёрнула руку от яблока подальше.

— Охо-хо… — вздохнул Стефан, — а я думал тебя удивить. Ладно, книжные премудрости оставим на потом. Это чаша обозрения, яблоко — транслятор. Гляди…

Он взял яблочко в руку и мягко пустил его по ободу чаши. Я затаила дыхание, ожидая, что оно сейчас скатится на пол. Но этого не произошло. Фрукт катался ловко, как фигурист на льду, не делая попыток покинуть навязанную ему орбиту.

Зато дно чаши вдруг пошло рябью и словно стало проступать изображение.

— Смотри! — шепнул Стефан.

И в следующий миг я словно куда-то провалилась.

А потом я осознала себя, стоящей на улице. Я быстро огляделась и ахнула: наша реальность, центр Питера, Невский проспект, самый час пик. Люди шли потоком, огибая меня, но их изображение как-то нелепо смазывалось в движении позади них, словно это не люди, а призраки. Серые, бесцветные, какие-то бесплотные. Я стояла, не в силах сдвинуться с места и наблюдала как движется людской поток.

Было ощущение лёгкой заторможенности, будто бы я сплю. Точно! Такое ощущение бывает лишь во сне! В то же время, я не помнила где уснула и в каких обстоятельствах… Но и вместе с тем — я осознавала, что только что находилась в реальности Школы, в домике Стефана. Там ли я всё ещё или каким-то образом меня выкинуло сюда. Если выкинуло, то почему всё выглядит так странно, зыбко?

Нет, не всё! Прямо передо мной вдруг возник молодой парень. Он быстро, словно безумно спешил, шёл в мою сторону, но находился глубоко в себе, погружённый в раздумья. Я не успела среагировать и сделать шаг в сторону (да и, наверное, не смогла бы, оцепенение держало, как стальным капканом), и парень налетел прямо на меня. Столкновение было весьма ощутимым и даже болезненным. Мы разлетелись в разные стороны, и от неожиданности происходящего я вскрикнула. Тело обрела свободу движений, скованность исчезла. Я упала на ограждение. Парень, словно вынырнув из омута мыслительной деятельности, удержался на ногах. И тут же кинулся ко мне, помог восстановить равновесие.

— Прости, пожалуйста, — заговорил он виновато, — задумался и не заметил тебя. Не больно ударилась?

Я немо замотала головой, разглядывая его. Обычный, ничем не выдающийся типаж, светло-русые волосы, зелёные глаза, тонкие черты лица. Приятная виноватая улыбка, в чём-то даже симпатичный. На вид лет 20–25.Одет в простые джинсы и свитер. Я бы на такого внимания не обратила никогда. Слишком обыкновенный. Но вот сейчас, глядя в его глаза, я понимаю вдруг, что не так он и прост…

— Вилка!! — вдруг откуда-то с неба прозвучал громовой голос Стефана.

Я вздрогнула и заозиралась, отпрянув от парня, который с тревожной заботливостью продолжал на меня смотреть. Но, видимо, он голоса не слышал, да и Стефана поблизости не наблюдалось. Поток людей всё так же лениво и безжизненно, нелепой декорацией к действию, колыхался вокруг…

— Вилка, соберись! — приказал голос, — это он, Сергей. Смотри, запоминай. И сделай так, чтоб ты ему запомнилась тоже.

Я лихорадочно всматривалась в лицо незнакомца, с которым мне предстояло вскоре познакомиться реально. Запоминала каждую чёрточку.

— Эй, всё нормально? — нахмурился парень, оглядывая меня.

Его тревога трансформировалась в недоумение.

— Всё… всё хорошо, — я попыталась улыбнуться и затараторила, — мне совсемне больно, просто испугалась. Ты тоже прости, не смотрю, куда иду…

Я даже покраснела.

— Ладно, — облегчённо улыбнулся Сергей, — всё хорошо — и это главное. Тебя как зовут?

Я испугалась — надо ли говорить ему своё имя? Стефан сказал, сделать так, чтоб он меня запомнил… Но надо ли имя…

— Пять секунд! — прозвучал с неба голос Стефана.

Я молча и решительно схватила парня за голову, притянула к себе и… поцеловала.

Властно и, одновременно, нежно.

— Четыре!.. Три!.. Две!..

Он, видимо, не ожидал, поскольку даже не попытался сопротивляться. А когда я отстранилась — в его глазах стояло немалое удивление.

— Меня зовут Виолетта! — чётко сказала я.

И ощутила падение, ощутила, что куда-то проваливаюсь, полёт…

И открыла глаза.

Я сидела на диванчике в комнате Стефана, он полуобнимал меня. Прямо перед глазами рябило и шло волнами, расплываясь изображение в чаше, лицо Сергея.

Незаметно вздохнула, прощаясь с ним. Яблочко остановилось, балансируя на краю, Стефан легонько коснулся его, столкнув на дно чаши.

— Ого… — только и сумела произнести я, осознавая.

— Да уж, — усмехнулся Учитель, — у каждого свои методы запечатлеть себя в чужой памяти…

Я снова покраснела.

— А он… он меня видел?

— Во сне, — кивнул Стефан, убирая чашу за спину на полку к книгам, — и это был ого-го какой вещий сон! Скоро встретит в реальности.

Я только теперь подумала о самом поцелуе и о тёплых, нежных губах этого парня.

Почему мне пришло в голову именно поцеловать его — ума не приложу. Но я не жалела, даже понравилось. В душе лукаво улыбнулась — Учитель… я хотела сказать тебе… я очень благодарна за доверие. За то, что эту миссию возложил именно на меня. Я не подведу.

— Я на это очень рассчитываю, — проговорил просто и спокойно Стефан, — можно сказать, от тебя зависит судьба Тёмного отделения. Естественно, буду помогать.

Всё, что угодно, будет к твоим услугам в этой и той реальностях, за тобой будут стоять огромные силы, все наши факультеты. Любая поддержка. Единственное, о чём хочу попросить…не переступать границ разумного в поступках, понимаешь, о чём я?

На вас с избранным будут направлены взоры не только наши, но и Светлых.

— Да, понимаю, — я поёжилась.

— Тебе предстоит познакомиться с Сергеем так, чтоб «комар носа не подточил».

Знакомиться и общаться с другими людьми в земной реальности не воспрещено даже Тёмным. Только процесс должен быть настолько тонким, чтоб не походил на вмешательство.

— Разве они смогут контролировать каждое моё слово, сказанное этому парню? — удивилась я.

— Не сомневаюсь, что найдут способ. Возможно даже, аналогичный нашему… — задумчиво произнёс Учитель, — за ними будут стоять не менее могущественные силы.

— Когда приступать? — деловито осведомилась я.

— Послезавтра, как только Сергей появится в городе, — кивнул Стефан, — и ещё одно, Вилка…тебе придётся бросить работу. Ты должна будешь все силы отдавать только этому делу, ясно?

— Да…

У меня и так в реальности с работой шло далеко не всё гладко. С того самого взрыва, разрушившего половину «Дивной долины», Кемаль, конечно, восстановил ресторан довольно быстро, но на меня стал смотреть косо. Он каким-то чутьём ощущал связь трагедии со мной, а может просто личная неприязнь, наконец, больше не сдерживалась сладкими улыбками. Вместо Аскольда ресторан теперь курировал другой криминальный авторитет, некий Гусь. Он женщинами не интересовался. У него была другая мания — автомобили. Потому его жене жилось спокойно относительно темы мнимых соперниц. Не одна смазливая милашка обломала о него свои коготочки…

Так что пытаться взять его на короткий поводок сексуальным магнетизмом являлось пустой затеей. Я и не стала пробовать его зомбировать. Выслушивать его постоянный бред о новых марках машин было бы выше моих сил. Да и незачем, в чём надобность?

Так что приказ Стефана бросить работу был кстати и даже пришёлся по душе.

— Деньги тебе будут привозить в любое время, только сообщишь о необходимости мне лично.

Тут же возникла трепетная надежда, что может быть теперь и в реальности увидимся со Стефаном…

— Найдёшь меня тут в любой момент, позовёшь — и я приду. Понятно?

— Понятно — иллюзии лопнули подобно мыльным пузырям.

— Молодец, — обнимая меня за плечи, сказал Стефан, — я знал, что ты наилучшая кандидатура. Даже на факультетах Создателей, Воздействующих и Помощников среди учеников нет способных посоперничать с тобой в рассудительности и сообразительности. И теперь уповаем на тебя. Вся твоя жизнь должна быть отныне направлена на это дело.

Мне так было тепло и надёжно в его объятиях. Свернувшись калачиком, я чувствовала, что он и в самом деле любит меня и не даст оступиться и погибнуть, всегда, словно тень за спиной. И, сама того не осознавая, забормотала:

— Да, я готова…готова на всё… ты же знаешь, ради тебя я даже умру не дрогнув…Стефан, я люблю тебя… люблю по-настоящему…любое твоё слово для меня — закон. Я сделаю всё, что в моих силах и даже больше! Ради тебя… пусть даже мы никогда не будем вместе, никогда ты не обнимешь меня, как свою, не поцелуешь…мне это не так нужно. Просто важно знать, что я всегда могу видеть тебя здесь, ощущать одобрение, быть Воином, которым ты можешь гордиться…

У меня вдруг из глаз полились слёзы. Я осознавала всю невозможность отношений с Учителем в полной мере. А, может быть, сейчас особенно остро почувствовала то, что он без слов пытался сказать мне? Он этого не допустит…Но почему? Что в этом такого? Я же бесконечно люблю его…

Стефан без слов успокаивающе прижал меня к груди, покачивал, утешал. Вытирал мои слёзы. Потом ласково отстранил от себя.

— Вилка… Я хочу, чтоб ты была счастлива. Поэтому именно ТЕБЯ я посылаю на это задание. Знай: всё, что я делаю сейчас — только для твоего блага, даже если видится иначе. Когда-нибудь поймёшь это. А если не поймёшь — это тоже к лучшему…

Я смотрела в его глаза, всхлипывая, и не могла уловить, как это задание может сделать меня счастливой? Может быть это как-то повысит меня, переведёт с уровня простой ученицы на более высокий? И я стану достойна его…Учитель говорит загадкой… что я пойму? И почему даже лучше, если не пойму?

Но в глазах у Стефана сейчас было нечто, чего я никогда ещё не видела. Это словно был он и в то же время — нет. Безграничная тоска. Глубинная усталость.

Нечеловеческое выражение. Он словно постарел в один миг на тысячу лет. Будто бы хотел сказать что-то ещё, но не сказал. Просто смахнул с моей щеки последнюю слезинку, ласково потрепал по волосам и встал. Я поднялась следом и, когда поймала в следующий раз его взгляд — он был прежним, чуть насмешливым, лукавым.

С хитринкой.

— Ну что ж, всё у нас получится! — с детской дурашливостью и азартом воскликнул он.

Быстро же Учитель умел меняться… Сейчас у него был такой вид, словно я ничего ему не говорила в порыве откровенности, а он ничего такого не обещал мне.

Молча кивнула и попыталась улыбнуться в ответ. Стефан быстро поцеловал меня в лоб.

— Иди, Вилка. Не возвращайся в домик Воинов, иди сразу домой. Просто спи, обычным сном обычного человека.

Я снова молча кивнула. Отвернулась и шагнула к двери. И уже у двери, открыв её, я шепнула еле слышно, скорее, для самой себя:

— Спасибо, Учитель…

ГЛАВА 27

Я брела по Лесу, удаляясь от домика Воинов, погрузившись в мысли, петляла меж деревьев. Впереди дорогу мне задумчиво перешёл чёрный единорог. Я заинтересовалась, можно ли провести аналогию с чёрной кошкой, хмыкнула и продолжила путь.

Мне сейчас необходимо было встретиться с Линой, прежде чем покину Школу. По пути я заглянула в домик Хранителей. Перекинулась парой слов со своим — Толиком, но не стала пересказывать подробности разговора со Стефаном. Просто объяснила, что некоторое время не буду появляться в Школе в качестве Воина. А детали пусть требует у своего Учителя. И ещё я попросила его дать мне какой-нибудь еды. Толик молодец, он не стал расспрашивать — для чего (видимо, решил, что меня свои не докармливают), безоговорочно пошёл и вынес тарелку с кучей вкусностей. На прощание я молча чмокнула его в щёку и быстро пошла, практически побежала, в сторону Мёртвого озера. Я боялась одного — что Стефан может сейчас, в это же время, отправиться к Лине тоже, но выбора не было. Истекало время моего пребывания здесь и стоит задержаться на дольше — может возникнуть неприятная ситуация.

Неожиданно впереди я увидела зыбкий силуэт. Кто-то стоял посредине тропинки.

Притормозила, сердце в панике гулко забилось — кого тут носит во время занятий?

И уже подойдя поближе, я разглядела. Волька!

— Вилка… — донёсся до меня его далёкий, приглушённый голос, словно он кричал откуда-то из-под горы одеял, — слышишь?..

Он и сейчас выглядел, как голограмма.

— Волька. — я кинулась к нему, но меня словно что-то оттолкнуло, я отшатнулась, удержав равновесие и едва не выронив тарелку, — Волька! Что с тобой? Где ты?

— Вилка… я нашёл…ты не представляешь! — Глаза у парня сверкали, — это невероятно!

— Что ты нашёл? — воскликнула я, — где ты?

— Я внутри… — голос стал слышаться всё хуже и неразборчивее, — Вилка, всё это игра, я попытаюсь вернуться, очень скоро…я уже близок к пониманию…береги себя…ты узнаешь, что…

И он исчез. На полуфразе.

Я осталась ошарашено стоять и таращиться в пустоту, где только что находился мой пропавший друг. Где же он? Что за тайну раскрыл? Как ему удаётся прорываться в нашу реальность, но не получается сделать это целиком?

Однако стоять и раздумывать времени не было. И я, тряхнув головой, побежала дальше.

Лина отозвалась быстро и с радостью приняла моё угощение.

Пока она ела, я присела на камни.

— Лин…

— Я знаю, чего ты хочешь, — весело улыбнулась она, — совета по твоему новому заданию? Как лучше действовать?

— Угу.

— А нет его, этого ответа. Одного единственного правильного способа. Всё зависит от тебя. Пространство вариантов настолько обширно, что идти придётся наощупь, но твёрдо и решительно, словно идёшь по широкой дороге к своей цели.

— В моих силах справиться?

— Да, — кивнула Лина, — более того… скорее всего ты добьёшься результата, который будет ТЕБЕ по душе.

— Значит, я выполню задание на все сто, это будет тот самый желаемый результат, — мечтательно улыбнулась я.

Лина тоже загадочно улыбнулась, но промолчала, дожёвывая сыр с колбасой.

— И ещё… Лина, я уже дважды видела Вольку Лина поперхнулась и, перестав жевать, уставилась на меня растерянным взглядом.

— Ты этого не знала? Не видела? — удивилась я, — а я хотела у тебя спросить…

— Нет, я не знала, — тихо сказала Лина, — эта информация не дошла до меня. Как он?

— Хорошо, — кивнула я, — он что-то пытался сказать мне, но каждый раз исчезал прежде, чем у это получалось. Надеюсь, что ещё увижу его…

— Увидишь, — кивнула Лина, — теперь я знаю! Передай ему, что я скучаю и…хочу увидеть его ещё…

Глядя в печальные тоскливые глаза недавней хохотушки. Я вздохнула: вот что делает безответное чувство с нами, девушками…

— Обязательно передам! — заверила я.

— Спасибо.

Она продолжила кушать, но уже спокойно, степенно, без особой радости и спешки.

— Значит ты не знаешь, где он и что с ним… — подытожила я.

— Сюда идёт Стефан! — подскочила вельва и сунула тарелку в щель между камней, а потом подтолкнула меня, — беги! Возвращайся.

Я не стала карабкаться вниз по камням, я просто сразу потёрла кольцо и перенеслась в домашнюю реальность.

Открыла глаза и уставилась в потолок.

Часы пропищали полночь.

Вот и всё. Я дома. Воин, посланный на задание. Жизнь приобретает новое качество.

Что-то мне предстоит? Несомненно.

А теперь я буду спать, времени до утра ещё много, просто спать. Надеюсь, я не разучилась делать это. В голове сверкнула безумная мысль… Я стянула с пальца кольцо и сунула его под подушку. Ну вот, теперь я точно, даже случайно во сне, не перенесусь в Школу. Сегодня имею право окунуться в царство Морфея на законных основаниях.

С этой мыслью и провалилась в сон.

Утро, в которое я вынырнула по пробуждении, было пасмурным, серым, за окном хлопьями валил снег. Тут же забылось всё, что приснилось. Я поёжилась в холодной квартире и вылезла из-под одеяла нехотя. И в этот момент за дверью комнаты услышала шаркающие шаги. Мама не пошла на работу…продолжает пить.

Я вздохнула. Начался новый кошмарный период длиной в неделю. Добро пожаловать в ад, Вилка! Предстоящая Новогодняя ночь безусловно испорчена. Как же не хочется встречать этот праздник дома и в такой компании!

Я оделась и, вдохнув побольше воздуха, вынырнула из комнаты. Мама сидела на кухне, уставившись в стол, в воздухе витал стойкий запах перегара и клубился сигаретный дым… Я мимоходом порадовалась, что вдохнула про запас. Мама никогда на трезвую голову не курила в квартире, для этого она в любое время года выходила на балкон. Но сейчас, видимо, не могла проделать путь даже до балконной двери. Бочком я протиснулась на кухню, оставаясь объектом невнимания. Из холодильника достала колбасу и стала нарезать бутерброды. Мама, видно, уловила движение около себя и подняла голову. Мутный взгляд с трудом сфокусировался на дочке.

— О, Вилка…уже встала…

Я промолчала.

— И мне нарежь буттеб…буртер…колбаски…Мамка устала и хочет кушать…

Я вздохнула и пододвинула ей уже готовый бутерброд.

— Почему ты не пошла на работу?

— А! — мама махнула рукой, — гори оно всё…

— Кстати, я собираюсь бросить работу, теперь буду дома сидеть, — язвительно проговорила я, — тоже надоело. Гори оно всё!

— Не, Вилка, тебе нельзя! — стукнула мама кулаком по столу, задев и опрокинув бутерброд, — тебе надо эту…как её… карьеру делать…Молодая ещё.

— Вот именно, что молодая. Не хочу тратить молодые годы на вкалывание, чтоб потом спиться, как ты… — ужалила я её, — знаешь же, какие там, в ресторане, условия: пьянки каждый день. Если надираться, то уж лучше с тобой, дома. Не возражаешь против такой компании(Я язвила напропалую, но мать приняла мои слова за чистую монету.

— Вилка, не надо со мной…Тебе пить нельзя!

— Почему? Тебе можно, а мне нет?

— Моя жизнь уже кончена. А твоя — вся впереди.

Мама извлекла из-под стола початую бутылку водки и сделала прямо из горла пару глотков. По кухне разнёсся мерзкий запах спирта. Я едва удержалась, чтоб не выхватить у неё ёмкость, не хотелось начинать драку с утра.

— Я сейчас уеду по делам, — стараясь говорить спокойно произнесла я, — слышишь?

Мама кивнула, глядя в пространство.

— Тебя закрою, чтоб дверь нараспашку не стояла…

— Не вздумай! — вдруг взвилась она, — вот ещё, меня закрывать… в тюрьме я что ли?

Я-то знала, что когда кончится бутылка, она непременно пойдёт в магазин за следующей. Вот на это у неё силы хватает даже в бессознательном состоянии. А если я её закрою — доступ к магазину будет перекрыт. Вот потому она так и разозлилась.

— Это моя квартира, — продолжала бесноваться мама, — захочу — дверь нараспашку, захочу — окна повыбиваю…если закроешь…

У меня внутри всё закипело. Но я сдержалась огромным усилием воли. Она может… а потом мы тут позамерзаем. Чёрт с ней, пойду так, пусть что хочет делает.

Я впопыхах ела, яростно пережёвывая, отвернувшись от булькающей родственницы, и думала. Жизнь становится совсем невыносимой. В голову закралась мысль — жить отдельно. И сразу накатило облегчение. Это ведь выход. Надо его обдумать… Стефан обещал помогать мне. Сниму квартиру и буду спокойно выполнять задание. А то вот от нервотрёпок уже и забыла, что хотела сделать сразу после завтрака! Ах, да!

Поехать в «Дивную долину». Но уже в качестве увольняющейся работницы. Вот Кемаль изумится, он ведь считает, что я обеими руками держусь за это место. С тех пор, как погиб Аскольд, я ни разу не пропускала работу и вкалывала за четверых, иногда подменяя подруг. Хозяин видел меня чаще остальных на рабочем месте. И тут я вдруг сообщу ему, что ухожу. Я аж заёрзала от нетерпения увидеть его лицо.

Проглотив последний кусочек, я побежала одеваться.

Когда вышла из комнаты, мамы уже не было дома.

Накинув шубку и сапожки, я вышла на лестничную площадку и, вздохнув, не стала запирать. А только прикрыла дверь поплотнее. Надо бы мне врезать замок в дверь собственной комнаты, если я собираюсь пока оставаться жить тут, а то когда-нибудь нас обворуют, при таких-то обстоятельствах…

Разговор с Кемалем принёс мне массу весёлых и положительных эмоций.

Он едва не рвал на голове волосы, узнав, что я хочу уйти.

Сначала выслушал спокойно, думая, что я просто пугаю, набивая себе цену, чтоб о чём-то попросить… Потом же, когда я потребовала расчёт, он начал умолять, обещал повысить зарплату, повысить в должности, уговаривал, клялся, пророчествовал, что такой работы больше не обломится, предлагал выходить день через два, даже через три… Только что на коленях не ползал. Верно, где он ещё найдёт такую ответственную подчинённую, которая никогда не уйдёт домой, пока вся работа не сделана, не станет обсчитывать посетителей и будет улыбаться им в любом настроении и состоянии?

Но я была непреклонна. Сейчас предстояла работа гораздо более важная и ответственная на благо всего нашего мира. Но это ведь ему не объяснишь. Скажет, что Вилка сошла с ума, и будет прав по-своему…

«Выбив» причитающиеся мне финансы, я с гордо поднятой головой и под полные зависти взгляды подруг по работе (они восприняли мой уход, как знак, что я нашла более денежную работу или богатого мужа-спонсора), покинула заведение, ни разу не оглянувшись. Этот этап моей жизни закрыт окончательно и бесповоротно.

Проходя мимо магазина компьютерной и другой техники, я зашла и решительно купила себе малюсенький mp3-плейер Mercury. Давно мечтала, да всё как-то не получалось…А теперь вот такая «память» останется у меня от старой жизни. А что жизнь теперь изменится окончательно и бесповоротно — это факт. Я с восторгом думала об этом, пока продавец закачивал песни и потом, когда, воткнув в уши наушники, пошла по городу под громко звучащую музыку. Весь мир словно исчез, остались только я, кружащийся вокруг снег и Земфира…

«Го-о-ород

Грустил со мной летел за мною следом снегоо-ом…

Вчерашним старые кассеты откровенья.

До одуренья вспоминала, как летала…»

Домой не хотелось, я просто брела по городу, в никуда, не глядя, в какую сторону несут меня ноги. Редкие прохожие прятали лица от снега, бежали съёжившись. Я же, наоборот — расстегнула шубку. Подставляла лицо обжигающему ветру, колко щекочущему меня снежинками…Мне не было холодно, тело горело, словно в лихорадке.

Всё меняется, я тоже меняюсь. Всё теперь будет совсем иначе!

ГЛАВА 28

Домой я вернулась только под вечер. Гуляла по набережной, сходила в зоологический музей, я там лет 100 не была! Пообедала в кафе, отрешённо глядя в окно на силуэты людей, бредущих в снежном тумане. Хлопьями окутанные фигуры смотрелись гротескно, виделись острыми и неуклюжими, неповоротливыми. Потом я вернулась-нырнула во вьюжный плен и стала одной из них. Теперь в наушниках звучала «Агата Кристи» и кровь бурлила во всём теле в такт песням.

Но сумерки стали сгущаться очень быстро и я, покончив с неспешным шагом, смеясь, побежала к метро. Вот так бесцельно прожитый день мне очень понравился. Я уже не представляла, как раньше вместо того, чтоб гулять по любимому городу и впитывать в себя его энергию, брела не выспавшаяся, почти затемно, на работу, потом «на автомате», тоже в сумерках, домой… Ничего не замечая вокруг себя. А как давно я не встречала закат и рассвет?! Всё. Завтра непременно встану к восходу!

С таким вот, по-детски восторженным, настроением я и подошла к дверям своей квартиры. Сбылись мои худшие опасения — дверь была настежь распахнута.

Я сначала застыла на пороге, опасаясь войти, вдруг там кто-то есть? Вор, забравшийся в услужливо предоставленное жилище, например… Потом машинально воспользовалась навыками Воина по прощупыванию пространства и успокоилась. В квартире не было никого. Даже мамы.

Я похолодела. На улице такая метель… Вдруг она валяется где-то, замерзает…Занесённая снегом…

Ринулась обратно по ступенькам. Почти уже стемнело. Я по периметру обходила двор, вглядываясь до боли в голове во всякие темнеющие предметы. Сердце гулко колотилось, гневно ругалась сквозь зубы, наворачивались слёзы, слёзы ярости.

Подняла взгляд вверх и дома, смыкаясь над головой, вдруг закружились, увлекая меня за собой…Я бухнулась в снег, стараясь унять дрожь и головокружение, успокоилась, сосредоточилась. Мамы во дворе не было точно. Но где она? Голова начала тупо ныть. Я уже была готова в отчаянии ринуться в Школу и попросить о помощи Ищущих. Но удерживалась. Каким-то чутьём ощущала, что не стоит этого делать. Нельзя, несмотря ни на что, чтоб Стефан увидел меня в таком состоянии!

Он моментально разочаруется в своём Воине…Я зарыдала. Ну, где же она?! Зачем так меня мучает?! Хочется прекратить поиски и пустить на самотёк ситуацию!

И в этот момент, когда расслабилась на миг, меня озарило. Я «увидела» маму, спокойно спящей на лестничной площадке на этаж выше нашего.

Злость чёрной пеленой затмила глаза. Я вскочила, спотыкаясь и увязая в снегу по колено, бросилась к подъезду. В глазах темнело от пережитого страха. Маму нашла именно там, где и почувствовала. И что понесло её сюда?

От внезапного облегчения я бессильно опустилась на ступеньки. Вот она, как бродяжка валяется тут, убивая меня и высасывая мои силы и мою жизнь…

Совершенно не оставалось сил, но я сцепила зубы и взвалила на себя эту тяжесть, потихонечку поволокла вниз по ступенькам. Пошатываясь, из последних сил, я затащила маму в квартиру и уложила прямо в прихожей. А потом закрыла дверь на все замки.

И долго ещё сидела и горько плакала рядом на коврике.

Потом отправилась спать с твёрдым намерением съехать отсюда поскорее — и будь что будет!

В Школу я не пошла.

Утром я бессовестно проспала рассвет, который очень хотела увидеть. Ну и ладно.

Но, несмотря на то, что за окном посветлело, был ещё очень ранний час для подъёма тех, кому не надо на работу.

А разбудил меня телефонный звонок.

Хмуро щурясь и бормоча ругательства в адрес того, кто додумался звонить мне в такую рань, я нащупала на полу под кроватью свой мобильный и поднесла к глазам.

Женька! Я моментально проснулась. Да как он осмелился мне звонить?! Надо бы не отвечать, но я ОТВЕЧУ!

— Да! — недовольно рявкнула я в трубку.

— Виолетта, доброе утро, — несколько неуверенно произнёс Женя, — извини, я не слишком рано звоню?

— Ты ВООБЩЕ не ко времени. Я тебе, кажется, запрещала набирать мой номер?!

— Да. Но ты мне очень нужна…

— О, господи… — я села в кровати, — что ещё?

— Моя сестра…Она пропала. Может ты сможешь помочь?

— Я не занимаюсь благотворительностью.

— Я и не прошу… Я подумал, что ты сможешь… увидеть, что с ней… — умоляюще проговорил Женька, — маму утром увезли в больницу. Лизе всего 9 лет, а она сегодня не ночевала дома…

— Уууу… — я сжала виски руками, — Женя, я не экстрасенс.

— Но я помню, как ты тогда, в метро… и мои мысли читала…

— Блин! Ты не понимаешь, что это совсем разные вещи?! — заорала я, — дай событиям происходить, как происходят! Она пропала — пусть, всё само собой распутается! Нельзя вмешиваться.

— Виолетта… — голос у парня был потрясённым, — что ты говоришь… а если ей сейчас плохо, если кто-то где-то мучает её…

— Нельзя вмешиваться, — повторила я и отсоединилась.

Дурак! Почему люди думают, что имеют право менять что-то, что не имеет отношения к их собственной судьбе? Как всё должно — так всё и произойдёт всё равно. И я не собираюсь вмешиваться.

Но в следующий момент я уже надела кольцо, закрыла глаза и позвала: «Толик!» Мой Хранитель отозвался сразу.

«Вилка, я уже дома»

«Я тоже не в Школе. Толь, мне нужна помощь. Позови Ищущих. Надо найти девочку.

Лиза, 9 лет» — коротко изложила я. Толик всё схватывал на лету.

«Изображение?»

Я пожала плечами: «Могу только образ её брата послать…» — отослала.

«Сразу свяжусь с тобой»

Что ж, мне уже не уснуть…

Я успела почистить зубы и приготовить завтрак. Мамы в прихожей не было, но дверь в её комнату была открыта, она спала на кровати. Я прикрыла дверь.

«Вилка!» — прозвучало в голове.

«Да, Толь?»

«Адрес записывай…» — он продиктовал — «помогаешь другу? Вилка, решила в Светлые податься?»

«Да ну тебя»!» — проворчала я — «я её брата пользую»

«Ясно. Стефан уже рассказал о твоём задании. Удачи тебе!»

«Спасибо! Толь… эта моя личная просьба только между нами, ладно?»

«Конечно, о чём разговор…»

Я набрала Женькин номер, он сразу ответил, словно караулил.

— Записывай адрес, — буркнула я и продиктовала.

— Там живёт Ксюша, её подруга! — воскликнул Женька, — Виолетта, спасибо тебе!!!

Огромное!!! Ты не представляешь…

Но я уже отсоединилась. Ну, его в баню с его благодарностью. Если узнает Стефан — мне не поздоровится. С этими рабами одна морока…Будет надоедать с просьбами — убью.

И поговорить-то не с кем. С девчонками сейчас контакта нет, они уже в реальности, у них свои дела — не звать же их по «связке». А подруг, с коими могла бы поделиться, у меня не было и нет…

И тут неожиданно вспомнила об Алисе. Сердце радостно забилось. Вот кто несомненно поймёт меня и выслушает!

Наскоро в волнении позавтракав, я набрала её номер.

— Привет, Вилка! — весело отозвалась Алиса после первого же гудка.

— Привет! — обрадовалась я тому, что не нужно извиняться за ранний звонок. Я только сейчас посмотрела на часы, — знаешь, захотелось поболтать…

— А ты где сейчас? — засмеялась Алиса.

— Дома… — удивилась я.

— Приезжай ко мне, у меня вот тут пробежка, а потом занятия на тренажёрах. Там и поболтаем.

— Сейчас?? — я поёжилась, бросив взгляд на хмурое зимнее небо.

— Ну да, — расхохоталась Алиса, — уже почти час бегаю.

— Ого…Хорошо.

— Тот дворик помнишь, где мы познакомились? Приезжай туда. А оттуда звякни.

Ладно, всё, мне нужно дыхание держать, пока!

— Пока! — я отсоединилась.

Когда мы познакомились, она не создавала впечатления девушки, озабоченной здоровым образом жизни. Что случилось, отчего всё так переменилось?

Через пять минут я вышла из дома, а через пятнадцать — была на месте.

Созвонилась с Алисой и она, руководя моими передвижениями, привела меня к серому трёхэтажному дому. Я поднялась по лестнице в гулком подъезде и очутилась в квартире — этаком спортивном зале. Из коридора, благодаря перепланировке и снесённым перегородкам, попадаешь сразу в одно огромное помещение с массой тренажёров и сплошным зеркалом во всю стену.

— Здорово здесь, правда? — улыбнулась Алиса, встречая меня.

Я смотрела и не узнавала ту девушку, с которой познакомилась два месяца назад.

Её тода яркие волосы сейчас были перекрашены в спокойный каштановый цвет и собраны в дерзкий хвостик, косметики на лице почти не было. Мне показалось, что она преобразилась в лучшую сторону, стала очень миловидной. Вызывающе дерзкий имидж шёл ей гораздо меньше.

— Вот, Вилка, познакомься, — Алиса кивнула на парня, встающего из-за тренажёра, — это Виталик. Это мой любимый человек. Виталик, это Виолетта.

Мы с Виталиком пожали друг другу руки. Я с опаской протянула свою, боясь, как бы этот огромный и накачанный мужчина не раздавил мою хрупкую ладошку. Но рукопожатие оказалось на редкость нежным и осторожным, видно он свою силу умел рассчитывать.

— Виталик тоже Воин запаса, только на выпуск раньше, — защебетала Алиса, усаживаясь на велотренажёр, — после нашего с тобой разговора, ну, тогда, я подумала: «А и чем чёрт не шутит! Хватит прозябать одной! Надо действовать!» и начала искать Воинов в городе. И сразу наткнулась на Витальку. Ну и скажи, как я могла потом продолжать поиски? — она расхохоталась — На ловца и зверь бежит, — отозвался с улыбкой Виталик, помогая мне раздеться.

— Вот-вот. Витас забрал у меня пиво и сигареты и взялся за моё здоровье всерьёз, — лукаво сощурилась Алиса, — сначала я взвыла, а потом ничего, втянулась.

Присоединяйся, подруга? Мы открываем клуб здоровых тел, заманчиво?

— Да уж… — они рассмеялись.

— Звучит прикольно, но по факту, — кивнула Алиса, — ладно, с этим потом. Ну, а как у тебя дела, рассказывай? Что там в Школе?

Я вдруг взяла, да всё и выложила им. Не задумываясь, можно ли кому-то рассказывать… Да и Алиса — не кто-то, она своя, Тёмный Воин, хоть и в запасе. Да и Виталик тоже. По ходу моего рассказа их лица становились всё более заинтересованными, Алиса даже прекратила крутить педали, замерла, вся превратившись в слух.

— Ого, ничего себе… — только и выговорила она, — в бытность моей учёбы у нас нам таких серьёзных вещей не происходило, как-то больше по мелочи… Всё меняется…Вилка, представляешь, ЧТО тебе предстоит?

— Да уж, представляю, — пожала я плечами, — не хочу, правда, думать, какими средствами и что будет после всего…

— Правильно, нефиг об этом сейчас думать. Сейчас главное — сосредоточиться на том, как правильно познакомиться с парнем. Первое впечатление — оно многое решает…

Я рассказала им о том, что произошло в домике Стефана, в тот день, когда я получила задание.

— Ну, тогда тебе проще, — кивнул Виталик, — рискну предложить тактику скромной девушки. После подобных сновидений, встретив в реальности объект сна, парня безумно заинтересует именно твоя недоступность.

— Виталька дело говорит, — поддержала Алиса.

— Ну, я, в общем, так и собиралась… — задумчиво проговорила я, — спасибо, ребята! Не представляете, как для меня много значит разговор с вами!

— Держи нас в курсе! — умоляюще попросила Алиса, сложив ладони у груди, — хоть мы и запасные уже, но так, блин, интересно даже косвенно поучаствовать в деле Школы…

— Конечно! Слушайте, приезжайте ко мне в гости, а?! Оба!

И я осеклась, вспомнив про маму.

— Что такое? — сразу почуяла Алиса перемену в моём настроении.

Я поколебалась немного и рассказала о проблеме с мамой. Почему-то я чувствовала к ним такое безграничное доверие, что могла говорить абсолютно обо всём! Сегодня просто утро откровений.

— Как я тебя понимаю, — вздохнула Алиса, — хоть клуб организовывай, детей алкоголиков. У меня батя такой…Но мама — это страшнее, конечно… Ни в какое сравнение. Слушай, Вилка, а может тебе отдельно жить, а? Снимать квартиру или комнату. Если нужна помощь с поиском жилья — только свистни. Витас, ведь поможем? И с деньгами, если потребуется.

— Да не вопрос, — пожал плечами Виталик. Он мне сразу понравился. Этакий огромный и добродушный медведь со стальными мышцами, — можешь даже на первое время тут остаться. Я кровать поставлю…

— Спасибо, ребята! — у меня на душе потеплело, вот это забота! — пока останусь дома, хотя бы до Нового года.

— Кстати, с наступающим! — воскликнула Алиса, — с кем отмечать будешь?

— Если всё хорошо пойдёт, может даже с Сергеем, — подмигнула я.

— Вот это правильно! Вот это по-нашему, — улыбнулась подруга, — но если нужна будет компания, звони!

Я снова поблагодарила их, но точно знала, что не позвоню. Даже если придётся куковать одной. Я ж не идиотка, чтоб своим присутствием испортить влюблённым праздник.

— Ох, Вилка, вот это да… — протянула в восторге Алиса, вновь вернувшись мыслями к первому разговору, — ну ты просто меня порадовала новостями! Может отметим встречу, а? У тебя как со временем?

И тут у меня зазвонил телефон. Я знаками показала, что совершенно не занята и схватила трубку. Звонил Женя.

— Виолетточка, здравствуй, — подобострастным голоском проговорил он, — мама передаёт тебе огромное спасибо! Лизка нашлась, ночевала у подруги, не успела вчера на метро, а телефон у той сломан. Да она и по жизни такая растяпа, что не догадалась бы позвонить и…

— Жень, что ещё? Что-то срочное? — стальным голосом прервала я.

— Вилочка, я хочу увидеться с тобой…

— Зачем?

Парень смутился и растерялся.

— Кое что сказать… Может пообедаем где-нибудь вместе?

Алиса заинтересованно следила за моим разговором.

— Я уже обедаю сегодня с друзьями, — отрезала я.

Алиса замахала руками, привлекая моё внимание и зашептала:

— Зови его к нам!!!

Я сначала хотела отказаться, но потом стало жаль совсем упавшего духом парня. И я смилостивилась.

— Если хочешь, можешь присоединиться.

— Да! — почти заорал Женька, да так, что мне пришлось отвести трубку от уха, чтоб не оглохнуть, — Вилочка, спасибо!!!!! Я тебя не разочарую…

— Только без глупостей, — предупредила я, — все эти свои магические штучки и фокусы оставь дома, понял?

Алиса наговорила мне адрес, и я продиктовала его Жене. И отключилась.

— Мы в это местечке регулярно бываем, — улыбнулась Алиса, — там обалденно вкусно готовят и недорого…

— Плачу я! — быстро сказала я.

— Ты что? — обиделся Виталик, — мы же пригласили…

ГЛАВА 29

Едва Женька вошёл в зал маленького ресторанчика с названием «Оазис мечты», я сразу его заметила и помахала рукой. Мы уже успели заказать себе обед, но есть ещё не начали.

— Вот и мой «маг», — негромко проговорила я друзьям, — прошу любить и жаловать.

Алиса с явным интересом разглядывала его, пока шёл к нашему столику.

— Всем — добрый день, — волнуясь, произнёс Женька и представился, — Евгений.

— Я — Алиса, а это мой мужчина, Виталий, — церемонно поддержала тон подруга, я едва сдерживалась от смеха, Витас, судя по всему, тоже.

— Приятно познакомиться и в честь этого, я угощаю и за всё плачу.

— Ещё один «плачун» нашёлся… — пробормотал Виталька, фыркая.

— Садись уже! — не выдержала и рассмеялась я.

Когда Женька присел рядом со мной, я протянула ему меню.

— Заказывай скорее, а то мы с голоду умрём в ожидании…

Женька засуетился и быстро сделал выбор.

— Вообще-то, у нас уже есть повод, — кокетливо обратилась Алиса к моему рабу, — мы тут наше с Вилкой знакомство и вторую встречу празднуем. Заодно и отметим знакомство с тобой… Ты Вилкин парень?

Я возмущённо покраснела, но промолчала.

— Пока мы с Виолеттой не внесли ясность в наши отношения, — витиевато ответил Женя. Но по сути верно.

— О, как! — подняла Алиса палец вверх, — Вилка, что ж ты? Когда ясность внесёшь?

Может, мы образование ещё одной пары заодно отметим? Во сколько всяких событий в один день!

— Вот с парой повременим… — покачала я головой, Женька сник.

— А чего? — удивился Виталик.

Ну не стану же я им сейчас говорить о том, какие нас связывают отношения! И чего раньше не рассказала, не предупредила?..

— Вит, не твоё дело! — Алиса схватила его за руку. Я благодарно посмотрела на неё, она, видимо, поняла, что не всё так просто и сладко, как на первый взгляд.

Дальше принесли Женькин заказ и мы ели почти молча, не считая Алискиных прикольных комментариев, относительно еды, поглощаемой нами.

Да и потом разговор как-то не склеился. Женька явно был лишним, мы не могли при нём развивать кое-какие темы, касающиеся лично нашей компании, посему болтали ни о чём. Он ещё раз поблагодарил меня за помощь их семье (Алиса хмыкнула) и выразил надежду, что я соглашусь побывать у них в гостях. Я выразила сомнение по этому поводу и утешила словами, что непременно приглашу его к себе… как-нибудь… когда сниму отдельное жильё. И вообще, мы стали слишком часто видеться. Женька стушевался и пообещал меня больше не беспокоить, а смиренно ждать моей инициативы. Потом аккуратно напомнил, что я вроде обещала его учить. На что я рявкнула, что ничего не обещала, а кому должна — всем прощаю. Ушёл он опечаленный, сразу после обеда. А мы ещё немного посидели за столиком, поболтали о Школе и Учителях, и вышли на улицу. Поднадоевший снег перестал сыпаться, и даже солнышко проглядывало робко, нестерпимым блеском отражаясь от дорог и тротуаров. Я с тоской подумала о летней погоде в Школе. Вот туда бы сейчас…

Догадливая Алиса в двух словах объяснила Виталику о моей связи с Женькой, тот понятливо кивнул и уважительно воззрился на меня. А Алиска, прищурившись глядя на него, вдруг задумалась вслух: зомбировал ли он, в бытность свою Воином, молоденьких девушек? Назревало милое семейное разбирательство.

Договорившись, что я им позвоню на днях, мы распрощались.

Несмотря на солнышко, дул пронзительный ветер. Я спрятала щёки в ворот шубки и поплелась по улице к метро.

Дома меня ждал очередной «сюрприз».

Мама была не одна. В кухне с ней за столом восседал какой-то мужчина, впрочем, вполне нормального, не алкоголического, внешнего вида, но они выпивали. Я соляным столбом застыла на пороге.

— Вилка…дочечка… познакомься, это дядя Стёпа… он теперь будет жить с нами… — проговорила мама заплетающимся языком.

Час от часу не легче! Новоявленный отчим встал и попытался пожать мне руку, но я круто развернулась и убралась в свою комнату. Войдя туда, однако, я обомлела во второй раз. На моей кровати сидел мальчик лет пяти и покачивал ногой.

— Пливет, — улыбнулся он мне открыто и радостно.

— Ты кто? — оторопела я.

— Ваня, — исчерпывающе пояснил малыш.

Я ринулась обратно в кухню.

— Что там ещё за Ваня в моей комнате?!

— Так это…это Стёпин сын, — кивнула мама, — твой теперь братик.

— Блин! — я психанула, — я тебя братика не просила заводить. Моя комната — это моя комната! И больше не чья!

— Прости, — пробормотал дядя Стёпа, — сейчас… Иван! Иди сюда!

Мальчик шустро прибежал на зов.

— Иди, посиди пока в другой комнате. А в ту больше не заходи, понял? Она вот этой девочки.

Малыш с готовностью кивнул и убежал. Мама хихикнула. А я оторопела. И помчалась вслед за малышом. Представляю, в каком состоянии мамина комната. Нельзя туда ребёнка! А других у нас нет.

Я не ошиблась, мамина комната являла собой страшное зрелище. Пустые бутылки, затхлый запах, бардак несусветный… Я отпихнула ногой бутылку, ринулась к окну, с трудом распахнула форточку. В комнату ворвался ледяной морозный воздух. Пусть, проветрить здесь просто необходимо.

Ваня сидел робко на краешке кровати и испуганно смотрел на меня.

— Пойдём! — я схватила его за руку, — посидишь в моей комнате, здесь сейчас будет немного холодно…

У меня слёзы выступили на глазах. Жалости к ребёнку и злости на родителей.

Отведя Ваню к себе, я сунула ему какой-то журнал столетней давности, завалявшийся у меня в столе и вернулась обратно в мамину комнату. Я сюда уже несколько лет не заглядывала. Видимо, столько же здесь не проводилась уборка. Не подумала бы, что в нашей, в целом чистой и аккуратной, квартире может быть такой грязный уголок…

Привела мужчину и не соизволила хотя бы комнату убрать!

Я засуетилась, наводя порядок. Не знаю, почему я делала это, но мне было безумно неприятно перед этим человеком, кем бы он ни был, за маму. Он-то выглядел нормально, а моя родительница запустила себя и свою комнату невероятно. Под её насмешливым взглядом я сбегала в ванную, набрала воды и всё перемыла, собрав и выбросив мусор. Через час комната сверкала чистотой и благоухала свежестью. Я вышла в коридор и столкнулась с дядей Стёпой.

— Виолетта, ты уж извини… — смущённо сказал он, — за наше такое внезапное появление.

Он или не пил совсем, или на нём алкоголь никак не отразился.

Я молча неопределённо мотнула головой и скрылась в своей комнате. Ваня безмятежно спал на моей кровати.

— Спит… — вздохнул дядя Стёпа, очутившись на пороге комнаты за моей спиной.

Я не знала, что говорить и делать.

— Виолетта, прошу тебя выслушай меня… — печально сказал «отчим».

— Не здесь! Ребёнка разбудите! — зашипела я и вытолкнула его в коридор, осторожно прикрыв дверь в комнату, — пойдёмте в мамину.

Пока мама на кухне что-то беззаботно напевала и пила, мы устроились в её комнате.

— Говорите, — разрешила я.

— Мы с Тамарой…твоей мамой, работаем вместе… — дядя Стёпа замялся, — понимаешь, она мне уже много лет нравится… ещё когда твой папа был жив. Я хотел быть с ней всё это время. И вот…

— Так почему Вы так долго тянули? — усмехнулась я, — мой папа умер уже давно. А она спивалась всё это время.

— Понимаешь, я сам был женат какое-то время, — он почесал переносицу, — Ванёк, вот, родился. Потом у жены рак обнаружили… В общем, не смог я бросить её. А месяц назад она умерла. Сыну-то я не сказал. Просто: мама уехала, и достаточно Мал он ещё, плакать будет…Виолетта, я хочу спасти твою маму. Если ты позволишь, я вытащу её из алкоголизма, обещаю!

— Не кидайтесь обещаниями… — вздохнула я.

— Я люблю её! — жарко возразил дядя Стёпа, — как женщину, как человека! У меня получится. Только… с Ваней как быть? Я думал как-нибудь соединиться, у нас тоже двухкомнатная квартира, но сейчас об этом говорить, наверное, рано…

— Да уж, — я задумалась.

— Я не хочу, чтоб ты из-за нас испытывала неудобства, — поёжился дядя Стёпа, — Иван будет спать в этой комнате, с нами…

— Вот ещё! — рявкнула я, — всю ночь перегаром дышать? Сегодня он точно будет ночевать в моей комнате. А завтра…разберёмся. Вам же завтра на работу?

— Да.

— А Ваню с кем?

— Вот об этом я тоже хотел поговорить…

Ну, если сейчас он попросит меня сидеть с ребёнком — сдерживаться больше не стану! И так вся на нервах…

— К нему приходит няня каждое утро. Вчера я сообщил ей ваш адрес… Если ты не против.

Что ж, мне стало легче.

— Замечательно, пусть приходит, — пожала я плечами.

— Виолетта, спасибо тебе, — он смущённо кашлянул, — что не прогнала сразу.

— Посмотрим, что из этого выйдет.

Я вернулась в свою комнату и уселась на подоконник.

Жизнь подкидывает сюрпризы, за испытанием следует испытание. Я искоса посмотрела на спящего ребёнка. Ангелочек…Сопит во сне так миленько. У него вся жизнь ещё — радужное счастье.

За дверью раздались звуки, я прислушалась. Дядя Стёпа уговорами и силой уводил маму из кухни в комнату. Хоть бы уложил её спать! Через минуту я выглянула — они уже скрылись за дверью. Что ж, какое-никакое а всё же мне облегчение! Пусть возится с ней, если ему нравится…

Я проскользнула на кухню и задумалась. Ваня проснётся и надо будет его чем-то покормить. Что едят дети в таком возрасте? Вот задача…Ни у одного из моих знакомых нет маленьких детей и спросить не у кого. Хотя, вроде, не такой уж он и маленький…Наверное ест всё то же, что и взрослые.

Проведя инспекцию холодильника, я из того, что есть, приготовила гречневую кашу с маслом и отварила сосиски. На всякий случай достала нагреваться творожок, который покупаю для себя. Подумав, быстренько перекусила, а потом вернулась в комнату. Мальчик безмятежно спал.

Я взяла книжку и уселась с ней на подоконник. Это было моим любимым времяпрепровождением.

На вечер я превратилась в заботливую мамочку. Ваня проснулся уже глубокой ночью, я покормила его кашей, полусонного, ничего не соображающего, раздела и уложила под одеяло. Дядя Стёпа из комнаты мамы не выходил, видно, прикинув, что я замечательно справлюсь.

Себе постелила на полу. Полежала немного, глядя в окно на затянутое тучами ночное небо. Звёзд не было.

Вздохнув, отправилась в Школу.

Я шла по тропинке, а сбоку, метрах в двадцати, за деревьями, шёл бой.

Тренировочное занятие. Мои соученики яростно и весело сражались с Моделями. Так захотелось подойти и хотя бы понаблюдать, но приказ Стефана был приказом, который нельзя нарушать.

И я отправилась прямиком к его домику.

Взбежала по ступенькам и постучала в дверь. Сердце бешено заколотилось от волнения.

— Входи, милая! — раздался голос. Такой тёплый, такой дорогой и желанный.

Я приоткрыла дверь и скользнула внутрь.

Стефан сидел за раскладным столиком, поставленным прямо у дивана, и что-то мастерил.

— Садись, Вилка, я сейчас…

Он был серьёзен, как никогда. Я осторожно присела на краешек дивана, а когда вгляделась в то, что делает Стефан — тихонечко охнула. Он собирал из мелких деталей, словно из кусочков, что-то крупное. Постепенно вырисовывались контуры.

Он словно бы работал тщательно, но и в то же время — небрежно. Словно бы для него важно было собрать наиболее чётко и похоже, но не имела значения хрупкость: рассыплется ли предмет вмиг или сколько-нибудь продержится.

— Смотри, Вилка! — он, наконец, закончил и поднял вверх свою поделку. Это был самолёт.

Я недоумённо посмотрела на него.

— Вот в этом самолёте сейчас летит из Китая наш с тобой мальчик Серёжа, из-за которого такая суматоха началась на всех слоях мира. Понимаешь?

Он сделал жест моделькой по воздуху, отдельные части самолёта держались неизвестно каким образом. Я вздрогнула.

— Подумай хорошо в последний раз Вилка, — ровно и безэмоционально сказал Учитель, — справишься ли ты с этим заданием? Всего одно моё движение — и всё будет кончено… Тебе не придётся ничего делать. Иначе — огромная ответственность, невероятно огромная. Иначе — ты не имеешь права не справиться…

Я сидела, как пришибленная, соображая, что происходит.

— Учитель… но ведь ты говорил, что его невозможно уничтожить просто так…

— Всё возможно, — ровно, стальным голосом продолжал он, — просто последствия ДЛЯ НАС будут непредсказуемыми. Возможно, наказание будет суровым, но для меня оно уже не будет иметь значения… Сейчас я готов решиться даже на это. Думай, Вилка, от тебя зависит судьба мира, Школы и лично моя тоже.

Я вскочила на ноги, но мысли метались, я задыхалась, но не могла ничего сказать.

Тогда Учитель блеснул нехорошо глазами, плавно подкинул самолёт вверх и отвернулся.

Я вскрикнула, в один прыжок оказалась рядом и подхватила падающую игрушку.

Удивительно, что она не распалась в воздухе, но ещё более удивительно, что она не рассыпалась у меня в руках.

Аккуратно, дрожащими руками, я поставила самолётик на пол и опустилась рядышком.

Ноги не держали, во рту пересохло. Учитель возвышался надо мной и молчал. Я перевела дыхание, поднялась и громко заговорила, выплёвывая слова:

— Стефан, как ты смеешь вообще сомневаться?! Я дала тебе слово! Я сделаю всё!!!

Если потребуется убить — я сама это сделаю. Тебе не нужно рисковать собой. Ты просто не имеешь права не доверять мне, недооценивать меня, почему ты во мне сомневаешься?! — мой голос дрогнул, но я не расплакалась.

Мне сейчас было наплевать, что он Учитель, а я ученица. Я готова была разорвать его от боли разочарования, раздавленная его неверием в меня.

— Браво, Вилка… — Стефан подошёл и обнял меня, — я снова убедился, что не ошибся в выборе. Я прошу тебя простить меня за этот поступок, но так было необходимо.

— Необходимо играть на моих нервах?..

— Необходимо было показать, чем я способен пожертвовать ради успеха этого дела.

В истории с Кольцом Единовластия мы много потеряли. Больше мы не можем себе этого позволить. В этот раз лучше потерять самого себя, чем проиграть в этой схватке.

— Я понимаю…всё, — кивнула я, прижимаясь к его груди, — так и будет…

А потом мы обсудили наш первый выход на сцену завтра днём, обговорили детали, и я вернулась домой, чтоб просто поспать.

ГЛАВА 30

Утром я проспала приход няни. Проснулась от лёгкого постукивания в дверь комнаты и негромкого:

— Виолетта!

— А?… — я вскочила, обнаружив, что сплю на полу, удивилась, но потом увидела спящего мальчика на своей кровати — и вспомнила.

Путаясь в одеяле, добралась до двери и открыла.

Дядя Стёпа уже одетый для выхода из дома, шёпотом проговорил:

— Прости, Вилочка, но мы уже уезжаем… Мама ждёт в машине. Как Ваня?

— Спит, — сказала я, потирая глаза.

— Тут…няня уже приехала. На кухне сидит. Так что тебе не придётся заниматься ребёнком, — застенчиво проговорил дядя Стёпа, — а мы поедем.

— Как мама? — вдруг спросила я, сама от себя не ожидая.

— Хорошо, — засиял в улыбке дядя Стёпа, — и дальше будет ещё лучше!

— Ну, здорово, — я зевнула.

— Всё, пока, опаздываем! — он махнул рукой и бросился к двери.

Быстро он освоился у нас. Как будто всегда тут и жил. Я вернулась в комнату, одела халат и пошла знакомиться с няней.

Ею оказалась совсем молоденькая девчушка, ну, лет, наверное, 16-17-ти. Она скромно сидела на краешке табуретки, с интересом разглядывая кухню.

— Доброе утро, — поприветствовала я её.

Девушка вскочила испуганно, но потом улыбнулась.

— Здравствуйте! Я Юля, Ванина няня…

— Меня можешь звать Вилкой, — я улыбнулась ей в ответ и полезла в холодильник за молоком, — а ты не слишком молода, что работать няней?

— Что вы! У меня шестеро братишек и сестрёнок, все младше меня, я с ними с девяти лет вожусь…

— Ого… Такая большая семья? — поразилась я, садясь напротив неё за стол и приглашая её сесть тоже, — молока хочешь?

— Нет, спасибо, я позавтракала, — вежливо ответила девочка, — у нас в деревне у всех такие семьи большие.

— Так ты из деревни! — кивнула я, — понятно…

— Я в Питере уже пять лет, работаю няней. Сначала у знакомых, а потом вот — у Степана Анатольевича.

— И давно ты у Степана работаешь?

— Да, ещё была жива его жена, Ване два годика было, когда я пришла…

— А почему ты не живёшь в своей деревне?

— Там не жизнь, а выживание… — грустно и с печалью немало испытавшего человека, проговорила Юля, — работы нет, все пьют. Я здесь зарабатываю за месяц столько, сколько мама за год в деревне не получает…

Она скромно сложила ручки на коленках. У меня Юля вызвала симпатию. Простой и искренний человечек.

— Ванечка спит ещё? — встрепенулась она.

— Спит, — кивнула я. Да какая же она няня, она мальчику в сестрёнки годится!

Взглянула на настенные часы, — а мне сейчас уже тоже нужно уходить.

— Вы… покажете мне, где у вас тут всё? — застенчиво, но деловито спросила Юля.

Она менялась, когда речь заходила о её непосредственных обязанностях.

— Обязательно!

Следующие десять минут я носилась по квартире, одеваясь, и параллельно объясняла и показывала бегающей за мной по пятам девочке, где и что лежит, как и чем пользоваться.

— И ещё — напиши, что нужно, я куплю, ладно?

— Степан Анатольевич то же самое сказал, — улыбнулась Юля.

— Опередил меня, — рассмеялась я.

Стало невероятно тепло на душе, словно впервые за долгое время я получила настоящую семью… Где не я думаю обо всех и обо всём, а кто-то ещё заботится о доме.

— Ладно, пошла собираться!

Когда я полностью одетая, обувалась в прихожей, с кухни долетел до меня вкусный запах манной каши, пощекотал ноздри. Отчего-то глаза защипало, и я поспешила на выход, махнув няне на прощание.

Через полчаса я стояла на той самой автобусной остановке, где должна в скором времени познакомиться с Сергеем. Это было далеко от моего дома, я спешила очень, чтоб не опоздать. Именно на эту остановку он сейчас придёт, выйдя с вокзала…

Меня охватил мандраж: сердце гулко колотилось, руки зябли в карманах шубки, а глаза высматривали знакомую по единственному видению фигуру. Вот-вот…

Нервы были так напряжены, что я вздрогнула, когда, наконец, увидела его.

Долговязый парнишка в толстом свитере и расстёгнутой куртке, сгибающийся под тяжестью огромного рюкзака. Без шапки, светлые волосы развеваются на ветру. Вид озорной и, в общем-то, приятный. Он бежал к дороге. Я сделала машинально шаг к нему навстречу и чуть не свалилась на проезжую часть, какой-то мужчина ухватил меня за рукав.

— Девушка, осторожнее!

— Спасибо, — буркнула я, не сводя глаз с объекта.

Сергей же в этот момент вдруг остановился у самой дороги, вскинул руку голосуя.

Вот только такого поворота событий мне и не хватало! Совсем даже и не думает идти на автобус, он сейчас поймает попутку и канет в никуда, растворится в огромном городе… Что же делать?

И я кинулась к нему очертя голову, прямо через дорогу, несмотря на отчаянный визг тормозов, крики людей и свисток невесть откуда взявшегося милиционера. Но, игнорируя здравый смысл, неслась, не разбирая пути. Я знала, что нахожусь в полной безопасности. Сейчас на меня устремлены все силы наших, ничто не навредит. И скорее любая машина растворится в пространстве, нежели сможет сбить меня. Такое ощущение нереальности происходящего овладело мной, словно во сне.

А около Сергея уже тормозила Мазда.

— Стой, подожди! — заорала я, замахала руками.

Он поднял голову и недоумённо замер.

М-да, познакомиться, как мы распланировали со Стефаном, не получается, придётся импровизировать…

Запыхавшись, наконец, подбежала к парню, встретив растерянную улыбку.

— Ты мне? — спросил он.

— Тебе! — я переводила дух.

— А мы разве знакомы?

— Эй, парень, ну ты садишься? — позвал водитель, — я не такси, ждать не буду.

— Садись, — пихнула я Сергея внутрь салона и полезла следом.

Бедняга от такого напора совсем растерялся. Я захлопнула дверцу, машина плавно тронулась.

— Тебя…вас где высадить? — миролюбиво усмехаясь, спросил водитель,

— Около Ладожской, — с трудом сообразил Сергей, глядя на меня, — я точно тебя где-то видел… Только не вспомню, где…Ты из универа?

— Не совсем… — уклончиво ответила я, — понимаешь, у меня вообще дурацкая ситуация… Мне сегодня сон приснился. В общем, не смейся, но мне приснился ты! И сказал, мол, сегодня возле Финляндского вокзала буду ждать тебя, Виолеточка, как есть — с рюкзаком. Понимаю, что глупо звучит, но я решила проверить…

— Виолеточка… Тебя зовут Виолетта? — парень нахмурился, пытаясь что-то припомнить.

«Ну, давай, постарайся, ты должен меня вспомнить!» — мысленно орала я, а на лице сияла безмятежная, невинная улыбка.

— А меня зовут Сергей. Нет, точно стойкое такое ощущение, что я тебя уже где-то встречал… — раздумывал парень.

— Может тоже во сне? — кокетливо спросила я.

И притормозила, чтоб не переусердствовать. Господи, вот же глупый способ познакомиться! Совсем никакой фантазии, пошлёт далеко и надолго…Но он, похоже, заинтересовался.

— Очень может быть! И имя мне твоё знакомо.

«Ага, распространённое такое имя!» — сердито подумала я, гневаясь его плохой памяти.

— Так зачем ты меня сюда позвал? — спросила «в лоб» и сама восхитилась своей наглостью.

— Не знаю… — огорошено почесал затылок Сергей, — не помню…если это было во сне.

Мы рассмеялись.

— Вообще-то я только что приехал на метро с аэропорта…

— Куда летал? — с любопытством спросила я, демонстрируя живой интерес.

— Приехали, ребята, — водител мягко подрулил к обочине.

— Спасибо, сколько я вам должен? — спросил Сергей.

— Да ладно, парень, вы меня здорово развлекли своим разговором, — усмехнулся мужичок, — с вами не соскучишься. Ничего ты мне не должен! Идите и всё-таки разберитесь, для чего встретились. Жаль, что я этого не узнаю…

Мы вынырнули из тёплого салона автомобиля в ледяной воздух питерской зимы.

Сергей поёжился и застегнул куртку, вытащил рюкзак.

— Спасибо! — помахал, и машина уехала.

— Ну? — я потопталась на месте, стараясь согреться, — теперь куда?

— Я домой… — смутился парень.

— А я?

— А где ты живёшь.

Я назвала район.

— Далеко…

— Вот именно. Завёз девушку сюда и что дальше?

— Я завёз?! — изумился Сергей.

— Ну да! Говорили мне подруги — не верь снам! — «огорчилась» я, — что, даже не пригласишь войти, погреться?

— Ну…это… в общем, я больше месяца не был дома, там немного… запущено с уборкой, — покраснел парень.

— Ты один что ли живёшь? — удивилась я.

— Снимаю квартиру.

— Если хочешь, могу помочь навести уют, — пожала я плечами, — сейчас как раз совершенно свободна. Заодно и познакомимся, а?

Я с замиранием сердца ждала, что вот сейчас он мне откажет… Мол, ладно, девочка, сны-снами, а реальность — вещь другая. Не верю в сказки и продлевать знакомство не желаю.

— Ну, если хочешь, пошли! Буду тебе признателен за помощь. Если честно, устал от дороги, просто невероятно… — улыбнулся Сергей.

Его улыбка просияла по-детски искренне, и груз с плеч упал.

В типовой серой пятиэтажке мы поднялись на третий и вошли в квартиру. Сергей галантно пропустил меня вперёд. Вот я уже могу сказать, что с сегодняшним заданием в какой-то мере справилась! Но расслабляться пока рановато…

В квартире вовсе не царил тот беспорядок, который я ожидала увидеть со слов Сергея. Его «логово» выглядело более чем скромно, практически голо.

Однокомнатная квартирка с минимум мебели: большой шкаф и стол со стулом. На столе — ноутбук, укрытый, словно одеялом, рытый толстым слоем пыли. Впрочем, пыль покрывала здесь всё вокруг. Я, осторожно ступая, прошлась по комнате, подошла к окну, с усилием открыла форточку, дабы выветрить застоявшийся воздух.

Сергей скинул рюкзак, вошёл следом. Охнул, оглядевшись по сторонам, рукавом весело стёр пыль с компьютера.

— Мой старый боевой товарищ, — пошутил он.

Я огляделась. А где же он спит? Кровати не наблюдалось, лишь в углу несколько матрасов, водружённых один на другой, создавали этакое подобие ложа. Я улыбнулась: удобств — по минимуму, настоящее холостяцкое жилище, не знающее женской руки.

— Ты иди искупайся с дороги, — начала распоряжаться я, — я пока, если хочешь, освежу здесь всё.

— Правда? — искренне обрадовался Сергей, — спасибо!

Я нетерпеливо вытолкала его из комнаты. Разделась и засучила рукава. Нашла на кухне тряпку, ведро (странно, само их существование здесь нелепо и выглядит непозволительным излишеством в этом царстве аскетизма!) и, ёжась от пронизывающего сквознячка, быстро произвела влажную уборку. Ковёр бы ещё не мешало почистить. К счастью, в квартире был большой балкон. Я, сразившись с защёлкой, наконец туда попала. Выволокла ковёр и повесила, пусть хотя бы проветрится. Помыла пол. Серёжа шумно купался, фыркал и что-то напевал. Я улыбнулась.

Следующей под моей хозяйственной рукой пала кухня. Самое смешное, что из посуды я обнаружила только одну кастрюлю, чайник, пару тарелок и кружек, вилку, ложку, нож. И всё! Ну и как так можно жить и готовить? В выключенном холодильнике логично не обнаружилось ровным счётом ничего, отсутствовала даже повесившаяся мышь. В лёгкой задумчивости я протёрла и его, а затем включила. Но откуда взяться продуктам?

Я и не услышала, как Сергей вышел из ванной.

— Сейчас спущусь, куплю чего-нибудь, — смущённо проговорил он, застав меня, вперившуюся взглядом в пустые полки, — тут, внизу, есть супермаркет.

Я пожала плечами. Он пошёл одеваться и через секунду из комнаты донёсся изумлённый возглас. Я ринулась туда.

— Как чисто… — потрясённо проговорил парень, — спасибо тебе, Виолетта. Ты настоящая хозяюшка!

— Можешь звать меня просто — Вилка, — довольно зажмурилась я от похвалы.

— Неа, Вилка — это что-то колючее… Можно я буду звать тебя Лета? — засмеялся Сергей.

— Странное уменьшительное имя, — настала моя очередь удивляться, — меня так никто ещё не называл.

— Значит я буду первым, если не возражаешь? А имя такое есть. В греческой мифологии Лета — богиня забвения, дочь богини раздора Эриды.

— Ух ты… — восхитилась я, наблюдая, как парень одевается, — богиня забвения, значит?

— Да, знаешь, в этом есть смысл! Я тебя не помню, но уверен, что мы точно виделись. Забвение какое-то.

«Да уж, дочь богини раздора» — думала я о своём — «это точно!»

Сергей убежал и вернулся с двумя полными пакетами всякой съедобной ерунды. Он явно знал толк в покупках, потому что набрал именно того, что чаще всего использовалось в приготовлении пищи. Я непринуждённо, словно у себя дома, принялась готовить обед и всё время в процессе мы болтали, как добрые друзья.

Серёжа рассказал мне, что только что вернулся с коры (паломничество) на священную тибетскую гору Кайлас, где по поверью находится энергетический полюс нашей планеты. До этого Сергей долго изучал различные религиозные учения, занимался йогой и много медитировал. Он шёл к этому путешествию около десяти лет. И однажды, как он сказал: «Кайлас позвал к себе». Поподробнее обещал рассказать потом. А ещё Сергей — студент журфака, уже некоторое время активно сотрудничает с несколькими газетами и журналами. Поездка в Тибет, кстати, была инициативой одного из эзотерических журналов, чьим редактором является его друг и, по совместительству, куратор его факультета. Сергей был выбран не случайно, он, как никто, мог описать её, наполнив энергетикой мистических переживаний и собственного опыта. Думаю, куратор не ошибся в будущем авторе. Но я-то знала больше, например то, что никто кроме него и не мог поехать. Поездка готовилась свыше ИМЕННО для Сергея, всё складывалось так, чтоб в нужное время он оказался там и принял посвящение. Я жадно расспрашивала о подробностях, но Сергей пообещал лишь, что расскажет попозже. Сначала ему надо всё уложить в голове, обдумать и переварить теперь уже в обстановке обычной жизни.

Но я-то знала, что обычной жизни у него отныне больше не будет. Пока решила не приставать с излишними расспросами, дабы не возбудить в нём недоумения от такого живейшего интереса к его жизни. Впереди ещё много времени, пока нужно ненавязчиво втираться в доверие.

— Я понял! — вдруг воскликнул Сергей, — ты добрая фея, посланная ко мне, чтоб не дать умереть от голода и усталости с дороги!

— Да уж!

И мы рассмеялись. Легко и непринуждённо. Мне сейчас было очень хорошо, поскольку общение не напрягало, а увлекало.

— А я, кстати, вспомнил. Ты и правда снилась мне во сне! — вдруг резко сменив тему, тихо сказал Сергей, — и ты там меня поцеловала…

— Это новый способ соблазнения? — пробуя ложкой готовящееся явство, усмехнулась я, а в душе ликовала: ну наконец-то!.

— Нет, — помотал головой он, — просто сон был такой яркий, необычный! Вот именно из-за поцелуя я его и запомнил. Точно!

Я отложила лопаточку, которой перемешивала овощи на сковородке — Сергей, ко всему прочему, оказался вегетарианцем — Тебе снятся вещие сны? — спросила я вкрадчиво, приближаясь к нему.

— Иногда, — он вдруг, словно под невидимым напором, шагнул назад. Попятился!

Я чуть не рассмеялась. Застенчивый, однако. Ладно, ни к чему пугать, торопить события.

— Мне тоже, — вздохнула я и вернулась к плите.

Потом мы вместе и с аппетитом покушали, и Сергей принялся разбирать рюкзак. Он показал мне, помимо фотографий, свои зарисовки цветными мелками: храмовый комплекс Пашупатинатх в Катманду, горы Западного Непала, центральная площадь Патана (городок, носящий статус «Мирового культурного наследия» в списке ЮНЕСКО), мост на границе с Тибетом, озеро Маносаровар уже в Тибете (женская ипостась и сила Вселенной), буддийский монастырь «Чу» на берегу озера, Кайлас на рассвете — вид издали, и ещё много-много разных видов…

— Ты отлично рисуешь! Так передавать цвета… — искренне восхищалась я, — это талант! Специально учился где-то?

— Нет, самоучка, — спокойно ответил он.

— Обалдеть…

Я посмотрела на него другими глазами. Пишет, рисует (да так восхитительно!), при этом совершенно никаких признаков тщеславия и даже не возгордился. Как будто это обычное дело — творить такие вещи. Как будто каждый способен на это.

Я знаю, что Маргоша пишет картины акварелью, не раз хвасталась: отец устраивает ей дорогущие выставки…И девочка ощущает себя невероятно продвинутой художницей, задирает носик и жаждет всеобщего поклонения. А Сергей, как будто бы совершенно равнодушен к своим способностям. Единственное — он с восхищением смотрит на рисунки. Но восхищение это оттого, что переживает заново впечатления от поездки.

Я бы тоже не отказалась увидеть воочию всё это, своими глазами…

Однако сейчас я поняла, что на сегодня хватит. Перегружать его своим присутствием не следовало, в таком деле лучше нехватка, чтоб разжечь интерес.

Только вот как уйти, чтоб парень захотел увидеться снова?

— Мне пора домой… — я вымолвила это так внезапно, так грустно, что Сергей растерялся.

С горящими глазами он жаждал вывалить на меня кучу информации и увлекательных рассказов.

— Мы ведь ещё увидимся? — спросил с надеждой. Этот парень совсем не умеет скрывать своих эмоций!

— Если хочешь, — с облегчением, обворожительно улыбнулась я.

— Знаешь, — проговорил Сергей, выходя за мной в коридор, — у меня такое ощущение, что я знаю тебя целую вечность, Лета…

Было очень непривычно так называться. Я кивнула.

— У меня тоже. Спасибо сну, он подарил нам эту встречу.

Кажется он уже и забыл, с чего всё началось.

— Подожди! Я провожу тебя! — Сергей метнулся одеваться.

На улице снова мело, холод пробирал до костей. Благодаря непогоде, казалось, что уже смерклось, а ведь не было ещё и пяти вечера. А может и впрямь стемнело, зимой ночь подкрадывается незаметно и накидывается внезапно.

Люди сновали по тротуару туда-сюда, ныряя в недра магазинов и выныривая с огромными пакетами и сумками. Улицы, украшенные в предвкушении Нового года, переливались огнями и дразнили рекламой. Мы двинулись к метро.

— Скоро Новый год, — улыбнулся Сергей, — со всеми перемещениями я почти забыл об этом.

— Я тоже, декабрь был таким сумбурным, как и весь год… Пора подводить итоги?

Я подмигнула ему.

— Есть что подвести, — согласился он, — впереди самое начало новой жизни.

— Надеюсь, в ней будет место для меня? — кокетливо улыбнулась я.

Он молча улыбнулся в ответ, некоторое время глядя мне в глаза.

На меня вдруг накатил страх: а если он прочтёт в них мою истинную сущность и истинные мотивы общения с ним? Я быстро опустила взгляд и заторопилась вперёд.

Уже у самых ступенек метро Сергей поймал меня за руку.

— Убежишь просто так? — в глазах его прыгали лукавинки.

Я вспыхнула.

— На первом свидании не целуюсь!

— Да я не об этом, — засмеялся Сергей, — может, обменяемся телефонами?

Я покраснела. Так глупо себя повести… Полезла в сумочку, но замёрзшие пальцы не слушались.

— Сейчас напишу…

— Не надо, — остановил меня Сергей, — я сам.

Извлек из кармана телефон, пощёлкал кнопками. Я продиктовала номер мобильника.

— Сейчас звякну — сохрани, — сказал Сергей.

Когда его номер высветился на экране моего телефона, я аккуратно занесла его в книгу.

— Ну, всё? — я сунула телефон в сумочку.

— Теперь да.

— Я позвоню, — помахала я, — иди, дальше я сама. Пока! И…спокойной ночи!

Уже покачиваясь в тёплой подземной электричке, я не переставала думать о сегодняшнем знакомстве. Анализировала, как всё прошло, мысленно готовила отчёт для Стефана. Всё оказалось гораздо проще, чем мы предполагали. Учитель переоценил парня, посчитал, что будет нелегко с ним сблизиться, а он, похоже, прост, как пять копеек, совершенно открыт и искренен. С таким не нужно иметь семь пядей во лбу, чтоб манипулировать им и аккуратно вести. Я с облегчением вздохнула и улыбнулась — победа будет нашей!

Дом встретил меня небывалым уютом и многоголосьем. В кухни доносились невероятно соблазнительные запахи.

— Вилка! — со звонким криком прямо на пороге встретил меня Ванюша, — Вилочка пришла!!

Следом вышел дядя Стёпа.

— Вы уже дома? — удивилась я.

— Сегодня уехали пораньше, отсюда до работы совсем рядом, мама тоже дома, — шепнул он заговорщически.

— Как она? — шепнула я в ответ.

— Чувствуешь? — он обвёл рукой пространство, намекая на запахи, — на кухне хлопочут с Юленькой.

— Ух… — я разулыбалась и покачала головой, — дядя Стёпа, да вы волшебник!

— Влюблённые — всегда немного волшебники, — подмигнул мне дядя Стёпа, помогая снять шубку.

Я прошла сразу в кухню и остановилась, зачарованная видом радостно порхающей, абсолютно трезвой мамы. Она деловито п мешивала что-то в кастрюле и регулировала под ней огонь.;;;;;; d;;;; Alina x Я вдруг перенеслась памятью в те далёкие годы, пока жив был папа. Воспоминания с небывалой чёткостью встали передо мной. Всё было именно так: я приходила из школы, а мама хлопотала по хозяйству. И детство протекало безмятежно… Я уже и мечтать не смела о возвращении былого.

На глаза навернулись непрошенные слёзы, я их закрыла рукой и, пока мама не заметила меня (что могла ей сказать — я не знала), юркнула в свою комнату. Но едва закрыла дверь, как кто-то робко постучал.

— Войдите!

— Виолетточка… — аккуратно протиснулся дядя Стёпа, — ты даже не поздоровалась с мамой…

— Простите, сил не хватило. Всё это… так внезапно, так неожиданно…Приду немного в себя.

— Конечно, я всё понимаю, — кивнул он, — но не об этом сейчас хотел бы поговорить.

Кивнула, приготовясь слушать. Он присел на край моей кровати, а я — на стул.

— Дело в том… в том…

— Ну, не мнитесь! — подтолкнула я.

— В Юлечке. Она всё время жила с нами, в комнате с Ванюшей. И ночевала там же.

— У неё нет своего жилья? — удивилась я.

— Комната в общежитии. Платить ужас сколько, да ещё и на дорогу два раза в день…Дорого выходит. В общем, было так…

— Вы предлагаете, чтоб она и тут жила с нами? — растерялась я, — в этой комнате?

— Нет, — замахал руками дядя Стёпа, — я не предлагаю. И так понимаю, как стеснил тебя! Я тут подумал… Если мы возьмём твою маму и переедем в мою квартиру? А эта полностью будет в твоём распоряжении. А?

Я застыла от такого предложения. Не ожидала.

— Ну… идея неплохая… — замямлила я, — а ваша квартира далеко отсюда?

— Далековато, — кивнул дядя Стёпа, — около Ладожской станции метро…

В голове у меня тут же щёлкнуло: «там ведь Сергей живёт!»

— Да, далековато… И до работы добираться тоже…

В голове у меня напряжённо работали мысли.

— Ничего, — махнул рукой дядя Стёпа, — это ведь не дело, лишать тебя своей же комнаты…А соскучишься — всегда добро пожаловать в гости!!

— Стоп! — вдруг воскликнула я, — дядь Стёп, а может быть наоборот?

— Как? Не понял?

— Ну, вы останетесь здесь, а я перееду в вашу квартиру, а?

Я аж вскочила от возбуждения.

— И мне оттуда до работы совсем рядом, — соврала глазом не моргнув, хотя не так уж и соврала: Сергей ведь сейчас и есть моя работа, — всем было бы удобнее…

— Ты правда так хочешь? — по озарившемуся лицу отчима я поняла, что он думал предложить мне этот вариант, но не решался пытаться «выселить» меня из своей квартиры, и с энтузиазмом подхватила:

— Ну, конечно! Я даже помогу вам перебраться с вещами и устроиться здесь!

— Спасибо, Вилка! — и он в порыве чувств рванулся ко мне и обнял. Сердце моё бешено заколотилось, — наверное уже после Нового года?

— А чего тянуть? — вдруг выпалила я, — завтра тридцатое, время есть. Вы готовьтесь тут, а я займусь перевозкой. Где встретишь год, там его и проведёшь.

Лучше успеть до праздника.

— Ты права! — воодушевился Степан Анатольевич, — мы с тобой завтра вместе займёмся именно этим, а наши родные пусть хлопочут и режут салатики, верно?

— Верно! — мы ударили по рукам.

Я даже вздохнуть боялась, чтоб не спугнуть удачу — так хорошо всё выходило. Даже Стефана не придётся отвлекать…

На таком вот приподнятом настроении вышла на кухню, и довольно тепло пообщалась с мамой. Всё явно налаживалось. Мне не нужно было теперь бежать в никуда из собственной квартиры. Я уходила отсюда в новый дом со спокойным сердцем.

Вечером позвонила Сергею и сообщила ему радостную новость: мы будем теперь почти соседями. Он, как мне показалось, очень обрадовался. И эта его реакция согрела душу. Возможно, слова, сказанные Алисе и Виталику, окажутся вещими и Новый год я встречу именно с ним? Кто знает…

ГЛАВА 31

Постелив себе уже привычно на полу, я нырнула под одеяло без пяти минут десять.

Неподалёку посапывала Юлечка, ей тоже пришлось постелить на ковре. Да…Народу в моей комнате прибывало с каждым днём.

Нащупав кольцо, я деловито перенеслась в Школу.

— Вилка! — тут же окликнули меня, — ну наконец-то… Я думала, что ты уже пришла откуда-нибудь с другого места.

— Жанка! — мы обнялись.

— Ну, как там дела, на занятиях? — жадно спросила я, чувствуя себя отрезанной от мира с его событиями.

— Да всё хорошо, — улыбнулась Жанна, как-то странно рассматривая меня, при этом она немного нервничала и время от времени озиралась, — давай немного посидим, поболтаем чуть. Прямо здесь.

Я кивнула, и мы опустились на траву.

— Ты совсем к нам не заходишь…

— Стефан приказал встречаться здесь только с ним, — прозвучало неуклюже и весьма двусмысленно.

— Да… Мы в курсе. Знаем, что ты познакомилась уже с тем парнем. Ну, и как?

Жанна жадно ждала подробностей.

— Нормально, — кивнула я, — обычный, даже, пожалуй, интересный.

— Симпатичный?

— Ага.

— Эх… — вздохнула Жанка, — везёт тебе, приятное с полезным, как говорится. Ну да ладно, это ведь и к лучшему…

По её лицу я поняла, что она хочет ещё что-то спросить, но никак не решается.

— Жан, ну, говори, давай, — подбодрила я, — что ты хочешь знать? Не просто же так ты тут меня караулила.

— Вилка… у нас… ну, у девчонок, есть один вопрос к тебе… Он нас измучил уже..

Жанна смутилась.

— У кого именно? У всех сразу?

— Да. Не перебивай, пожалуйста!

Я закивала, сделав жест закрытого рта.

— Вилка, скажи… с тех пор, как Учитель выделил тебя и дал тебе это… особое задание — ты… вы… с ним…

Я поняла, что она хочет знать.

— Между нами ничего не было, — с усмешкой покачала я головой.

— Совсем ничего? — недоверчиво переспросила Жанна, — ты бываешь у него в домике, тет-а-тет — и ничего не было?

— Я бы уже всем рассказала, — ехидно покривлялась я, припоминая тот недавний разговор в нашей с девчонками комнате.

— Вот как раз ТЫ бы не рассказала… — вздохнула Жанна грустно, — но сейчас не утаиваешь?

— Нет! — рявкнула я, — зачем мне это?

— Странно тогда…

— Что?

— Стефан говорит о тебе не так, как обычно, с такой теплотой… И прячет тебя от нас. Лиска выразила желание поговорить с тобой… он так разозлился. Короче, если он меня тут с тобой увидит — мне реально конец.

— Но он же вам всё рассказывает о моих шагах, разве нет?

— Рассказывает.

— И какие ещё могут быть тайны? — удивилась я, — почему мне с вами нельзя видеться?

— Не знаю, — пожала плечами подруга.

— Ладно, об этом потом, — махнула я рукой, — пока есть время, расскажи, как там у вас, что нового?

— Да целая куча! — воодушевилась Жанна, — новенького нашего знаешь, ну, того, что вместо Вольки?

— Олег?

— Да! Пацаны наши за ним табуном ходят, даже Андрюха! Ну, пожалуй, кроме Артура.

Гайвер-то с Гансом сдружился. Кстати, мы Олега Гайвером так и зовёт, приклеилось намертво… И, короче, Лиска на него начала облизываться, даже с Маргошей поспорила, что окрутит его в момент. А вчера выяснилось, что он, оказывается, женат! Ну ничего себе! Представляешь?! Причём плотно, прочно и счастливо. Так что Лиске ничего не светит даже, по видимому, в Школе… По крайней мере, до сих пор объект игнорирует всякие намёки. Ну, что ещё… Карло с Андрюхой расплачиваются за тот проступок Артура, где они были соучастниками, помнишь?

Мирабелла их «и в хвост, и в гриву» гоняет, всё никак не остынет, самую трудную и грязную работу поручает, типа встречи гостей и изолирования василиска… — она хихикнула.

Я внутренне усмехнулась: раньше это было моей работой, но тогда считалось привилегией. Должно быть василиск очень уж возражает против моей замены… Вслух ничего не сказала, продолжая вполуха слушать её щебетанье. — …А вот ещё вчера был бой небольшой со Светлыми, нервничают они на наш счёт, пронюхали, что Стефан засуетился с твоим заданием, нарываются, провоцируют. Вот и схлестнулись немного. Довольно вяленько, правда, всё-таки у всех уже предновогоднее настроение. Самая жаркая схватка впереди, по-видимому…

— Да, жизнь кипит… — тоскливо констатировала я.

— Ты же потом тоже вернёшься к занятиям… — неуверенно сказала Жанна, — твоё отсутствие ведь временно?

Я пожала плечами.

— А Учитель что говорит?

— Говорит, чтоб сосредоточилась на задании.

— Понятное дело, всё зависит от тебя, — посерьёзнела подруга, — мы тут регулярно медитируем на переменках в твой адрес.

— Спасибо, — улыбнулась я.

— Да не за что. Главное, чтоб у тебя всё получилось, там, наверное, непросто приходится?

Я внутренне усмехнулась: не просто, а ОЧЕНЬ просто. Любой бы справился, может, кто-то даже лучше меня. Но вслух говорить не стала.

— Ладно, я пойду, — вспомнив о времени, заторопилась Жанка, поднялась, — ещё увидимся?

— Надеюсь, — кивнула я, — передавай всем привет.

— Удачи тебе! — махнула она, уже растворяясь меж деревьев.

Мне захотелось броситься вслед за ней, в наш домик Воинов. Сесть со всеми за стол, позавтракать не спеша в приятной беседе, а потом — на занятия…Но я подавила назревающую грусть и решительно пошла по тропинке в другую сторону.

Стефан ждал меня, показалось, что он слегка нервничал. Я же наоборот была совершенно спокойна.

— Ну, Вилка, чем порадуешь? — хмуро улыбнулся он, жестом приглашая пройти.

— Всё идёт, как задумано, — я присела на диван.

Вкратце, но стараясь не пропустить ничего, я рассказала Учителю о первом дне общения с объектом. Стефан слушал, и постепенно его хмурость уходила, лицо разглаживалось. В конце повествования он уже улыбался, расслабленный, лучащийся довольством, как ребёнок.

— Да, молодчина, — он ласково потрепал меня за плечо, — интересный, нетривиальный ход. В общем, я ещё раз убедился, что не ошибся в выборе кандидатуры. Только пока рано расслабляться. Помнишь, Светлые отвоевали у нас одно решение. Ну тогда, из-за Артура. Так вот, они разработали план.

Подробностей пока не знаю, но разузнаю обязательно. И решение — их козырь, они могут применить его в любой момент.

— С козырей не ходят, ими отбиваются… — машинально пробормотала я.

— Всё верно, — кивнул Стефан, — только вот у Светлых всё через пень-колоду…Ладно, с этим разговором повременим. Скучаешь по друзьям?

— Да, — я аж привстала, — я могу с ними увидеться?

— Пока нет, — покачал головой Стефан, как-то странно глядя на меня, — всему своё время.

— Учитель… — я порывисто прижалась к нему, пользуясь случаем.

— Вилка, милая, — он поглаживал меня по спине. От его прикосновений мурашки расходились по всему телу, я слегка задрожала, как в ознобе, — ты не представляешь, насколько я тобой горжусь…

Но мне хотелось услышать совсем другие слова!

Стефан отодвинул меня, взял за подбородок кончиками пальцев и заглянул в глаза.

— Всему своё время, Вилка… — чётко сказал он, — не торопи событий.

И меня пронзило понимание. ДА! Именно так! Его любовь станет мне наградой!

Высочайшей наградой! Как у Светлых, у Аманды с Мишелем. Она победила в борьбе за Кольцо Единовластия, он подарил ей свою любовь… Но разве нельзя подарить мне уже сейчас хоть частичку… хоть капельку этого сладостного наслаждения? Это так мучительно — понимать, что Стефан почти принадлежит мне и не иметь возможности…не иметь прав ни на что.

Учитель вдруг неожиданно пробежал кончиками пальцев по моей щеке и такая невероятная истома охватила меня, что я едва не потеряла сознание. Сердце пронзила сладкая боль и я, не в силах контролировать себя, задрожала всем телом.

— Вот видишь, милая. Ты пока не готова, — тепло улыбнулся Стефан, — всему своё время.

Я шла по тропинке, а ноги заплетались. Сама не знала, куда иду, просто шла, чтоб успокоить бешено колотящееся сердце. Счастье было так близко… Неужели я никогда не смогу быть с ним? Неужели не буду в силах выдержать такого накала страсти?

Если моё тело реагирует так только лишь на прикосновение, то сердце просто взорвётся при чём-то большем… Мне срочно надо успокоиться.

Я отошла подальше от домиков, села прямо на траву, шикнув на верещащего в кроне дерева детёныша гарпии, закрыла глаза и погрузилась в состояние медитации.

Возвращение домой произошло раньше, чем наступило утро. Не стала засыпать, а просто полежала, обдумывая и планируя предстоящий день, просчитывая всё до мелочей. Стараясь не упустить ничего. Стефан сказал мне перед уходом, что сегодня ожидается событие, который позволит мне сблизиться с Сергеем, сделать его зависимым от меня. Конкретно не пояснил, позволив мне разобраться самой.

Потому я положилась на волю провидения и выкинула из головы все сомнения.

Через некоторое время зашевелилась и проснулась Юля. Я притворилась спящей, чтоб не смущать и дав возможность девушке одеться и покинуть комнату. Перед уходом она подошла к спящему Ванюше, тщательно окинула его взглядом, и, только удостоверившись, что мальчик спокойно спит, вышла. Я улыбнулась и тоже вынырнула из-под одеяла. День предстоял суматошный.

ГЛАВА 32

Завтрак славненько прошёл в тёплом семейном кругу. С тех пор, как он увеличился на три человека, маму словно подменили. Она стала тихой, задумчиво улыбалась, посматривала на меня виновато-застенчиво и очень мало говорила. Мне казалось, у неё словно спала с глаз пелена и пришло осознание происходящего все эти годы. И попросту не знала, как себя вести со мной, кажется, ей было ОЧЕНЬ стыдно. Ладно, это уже мелочи, постепенно всё вернётся на круги своя. А сегодня так много дел!

Дядя Стёпа во всеуслышание обнародовал наши с ним планы. Юлечка радостно заулыбалась, а мама довольно резво закивала, бросая на меня короткие взгляды.

Понимаю, ей не хочется видеть меня лишний раз поблизости (по крайней мере, какое-то время), как напоминание о не лучшем периоде её жизни… Что ж, вполне разделяю это желание.

После завтрака я побрела в комнату, собирать свои пожитки. Много времени это не заняло, вещей было всего ничего: чемодан, оставшийся от папиных командировок, да большая сумка, набитые моей одеждой, книгами и косметико-парфюмерной продукцией.

Переезжать — так полностью, чтоб потом не возвращаться то и дело за предметами первой необходимости.

Собравшись, наконец, я прекратила суетиться и замерла на минуту. Села на краешек пустующей кровати и посмотрела на потолок, на мою, дорогую сердцу, трещинку.

Пожалуй, с ней было грустнее всего расставаться. Существовавшая для меня, как старый друг детства, она была словно нить, связующая меня с другим миром, миром моего волшебства, моей сказки. Теперь вот пришла пора расстаться с этой сказкой, чтоб окунуться в неизвестную другую…

Дом, в котором находилась квартира Степана Анатольевича, стоял торцом к дому, где снимал квартиру Сергей. Сердце моё возликовало. Как всё складывается-то хорошо! Теперь я к нему ещё ближе, настолько, что не справиться с заданием будет невозможно!

Полусонный двор, словно вымер. Предновогодние последние деньки заставляли людей больше времени проводить дома, а с работы скорее спешить в центр, по магазинам, закупаться и нестись домой, чтоб заняться последними приготовлениями.

Мы, проигнорировав лифт, поднялись по ступенькам на третий этаж, дядя Стёпа нёс мои вещи. У двери, красивой, солидной, тёмно-коричневого дерева, с номером 23, мы остановились, и отчим полез за ключами.

Когда дверь в моё новое предполагаемое жилище распахнулась, я оторопела, застыв на пороге. Скромная, стильная, но всё-таки роскошь — поражала своим непередаваемым уютом уже от входа. Продолжая тенденцию двери, стены были отделаны под дерево, пол тоже. Небольшой круглый коврик в центре прихожей мило радовал глаз. На стенах картины и крошечные светильники.

Степан поймал мой восхищённый взгляд.

— Я сам продумывал дизайн, — застенчиво произнёс он, — нравится?

— Не то слово, — кивнула я, вытягивая большой палец, — во! Волшебно просто…

Потом была произведена краткая экскурсия с моим участием по квартире для подробного изучения «что где лежит». Я, открыв рот, смотрела по сторонам и, на самом деле, мало что соображала и запоминала, потрясённая обстановкой. Роскошь, но не кричащая, а сдержанная, утончённая… Довольно резкий контраст с моей родной квартирой. Представляю, каково переезжать отсюда в нашу обшарпанную двушку… Мне даже стало стыдно за такой неравноценный обмен.

— А вот тут комната Ванюшки. Можешь расположиться в ней, она удобная и вид из окна замечательный… — дядя Стёпа распахнул дверь, и я робко вступила в детскую.

Потрясающий мирок маленького мальчика, отделанный в серебристо голубых тонах.

Мягкие обои с медвежатами и котятами. На потолке кучерятся облака, перемежающиеся с россыпью звёздочек, которые, должно быть, светятся в темноте. Я не сдержала восхищённого выдоха, вспомнив и сравнив со своей убогой аскетичной комнатёнкой, в которой сейчас приходится обитать Ване.

— Дядь Стёп, а как же… — я обвела рукой всё вокруг.

Вид у него стал озадаченным.

— Да уж, обстановка не для молодой девушки. Виолетточка, после Нового года можно будет переделать эту комнату под твой вкус, поменять обои и прочее… — неловко предложил он, — сам займусь решением этой проблемы.

Я задумалась: по всей видимости, планы на мою маму у Степана Анатольевича действительно серьёзные и далеко идущие, коли он почти готов отдать с потрохами эту квартиру мне. Да ещё и предпринять расходы по ремонту. Если какую и надо ремонтировать, так это мамину…И он словно прочёл мои мысли.

— А ещё надо будет непременно заняться вашей квартирой… Но сейчас не надо думать об этом! Праздник на носу! — он хлопнул в ладоши, — так, поможешь мне собрать и упаковать Ванюшкины вещи?

— Не вопрос, — улыбнулась я.

В течение нескольких следующих часов мы активно шныряли по квартире, собирали и складывали в коробки и чемоданы личные вещи прежних двоих хозяев мужского пола, покинувших сию обитель. Вещи своей скончавшейся жены, Степан Анатольевич упаковал сам сразу после её смерти и они временно стояли в шкафу в огромной коробке, о чём он меня предупредил, попросив пока не убирать никуда.

Я старательно складывала игрушки и книжки моего названого братика, когда дядя Стёпа прокричал из другой комнаты:

— Виолочка, там, в шкафу, ещё вещи Юлии, сложи их тоже в отдельную коробку, хорошо?

— Ага! — отозвалась и пробурчала под нос, — будет сделано, товарищ капитан…

— Я выйду ненадолго…

Хлопнула входная дверь.

Когда Степан Анатольевич вернулся, я уже сидела «на чемоданах» и скучала. Если честно, не терпелось остаться одной в пустой квартире, чтоб пуститься обследовать все уголки. Да и Серёжке позвонить очень хотелось… День давно перевалил за полдень.

Отчим вошёл в дверь бочком, протиснулся, прижимая к груди огромную коробку. С запястья свисало ещё несколько объёмных пакетов. Я охнула и сорвалась ему помочь.

— Вот… осторожно, тяжёлая… — он смутился, передавая мне коробку, — в кухню отнеси и переложи сразу в холодильник. Позавчера я оттуда всё выгреб подчистую, чтоб не испортились продукты, и отключил.

Я вспыхнула от растерянности: это что, всё еда? И вся мне?

— Не приглашать же в пустую квартиру такую милую гостью, будущую хозяйку, обживаться умирая с голоду накануне праздника, — пожал плечами дядя Степан, — надеюсь ничего не забыл к Новогоднему столу…

Я так и села на табуретку, едва не выронив коробку. На глаза навернулись горячие слёзы, обожгли, но я, моргнув, прогнала их.

— Спа…спасибо… — голос дрогнул.

Я не знала, как его благодарить. Когда был жив папа, он всегда освобождал нас с мамой от хлопот, связанных с доставкой продуктов домой, давал деньги исключительно для наших капризов и удовольствий. Я никогда не видела маму с тяжёлыми сумками. И холодильник его стараниями всегда был забит под завязку.

Прошли те годы, унесли с собой память об этом. Все хлопоты со временем легли на меня, стали чем-то привычным…И тут вот так, в один миг, накатила волна воспоминаний…

— Да за что же? — с улыбкой удивился дядя Стёпа, — ты ведь мне не чужая. К тому же мы там все вместе, а ты тут одна совсем…Но, Виолочка, всё-таки подумай, если захочешь отметить праздник с нами — будем очень рады!

Я чуть качнула головой и промолчала, прикусив губу, чтоб не разреветься.

Очевидно, он понял, ощутил творящееся в душе падчерицы, потому что кивнул, снова смутившись, отвернулся и пошёл в прихожую.

— Ну, всё готово? Вызываю машину? — осведомился оттуда.

— Да, я всё упаковала, — проговорила всё ещё неокрепшим от нахлынувших, но уже улёгшихся, эмоций голосом.

Машина подъехала быстро, словно ожидала звонка на соседней улице. Я помогала таскать коробки с вещами вниз, ноги заплетались от волнения. Наконец, всё было загружено.

— Ну, Виолочка, — Степан Анатольевич подошёл ко мне и сжал ласково за плечи, — счастливо оставаться на новом месте. Если что-то будет нужно — ты мне сразу позвони!

Он похлопал по карманам и выудил визитку, протянул мне. Взяла трясущейся рукой.

— Дядь Стёпа, спасибо Вам…Ой, блин! Уже ведь обед, а мы забыли совсем… давайте вернёмся, я приготовлю что-нибудь? — спохватилась я, вспомнив, что за всеми делами мы напрочь забыли о еде. Если Степан Анатольевич хоть вполовину такой же голодный, как я, то караул!

— Спасибо, Виолочка, я уже дома пообедаю, — потрепал отчим меня по щеке, — иди отдыхай, покушай…Как будет время вечерком, позвони нам, ладно? Поговоришь с мамой…расскажешь, как обосновалась.

Я закивала. Водитель грузовика, отщёлкнув в окошко дымящийся окурок, лениво посигналил.

— Всё, поехал, беги, беги, не мёрзни! — Степан Анатольевич подтолкнул меня к подъезду и вскочил на подножку кабины, распахивая дверку, выпустив из недр горячие клубы тёплого воздуха и табачного дыма. Машина сорвалась с места, едва дверца захлопнулась. Я машинально помахала вслед, чихнула и побрела в подъезд.


Оказавшись в квартире, закрыв за собой дверь, я окунулась в звенящую тишину пустого чужого жилья, прерываемую только тиканьем настенных ходиков в прихожей.

Стрелки лениво отсчитывая время, показывали половину третьего дня. Всё происходящее было похоже на сказку… Одним махом продвинулась в своём непростом задании, поселившись в подобной близости от объекта, лишилась нервотрёпок в виде мамы, переложив этот груз на плечи влюблённого добровольца-чудака дяди Стёпы, которому я, впрочем, была безмерно благодарна как за это, так и за эти королевские хоромы, о каковых и не мечтала. Всё складывается так, что аж дух захватывает. Прямо в прихожей, опустившись на коврик, я переписала с визитки в свой мобильник номер отчима.

Ещё нужно было позаботиться о продуктах, и я приказала гудящим от усталости ногам нести меня на кухню. Вещи свои распакую потом.

Звонок на мобильник принёсся тогда, когда я уже приканчивала наспех приготовленный обед в виде макарон с сыром. На экране высвечивался номер Сергея.

Ух ты, я чуть не забыла ему позвонить! Судорожно прожевала и ответила.

— Лета, привет! — в голосе проскользнула грусть.

— Приветик! А я только собиралась позвонить тебе. Мы сегодня увидимся?

— Не могу сказать, — вдруг ответил Сергей, — как раз сейчас упаковываюсь.

Я чуть не поперхнулась.

— В смысле?? Ты ведь только вчера распаковался…Куда-то собрался?

— Ага, съезжать с квартиры.

Сердце ёкнуло.

— Почему? Куда?

— Тут такое дело… — Сергей заколебался, но продолжил, — приехали неожиданно какие-то очень дальние родственники хозяйки, к самому празднику, и мне в срочном порядке приказано освободить квартиру…

— Как так? — удивилась я, — разве ты не заплатил за неё?

— Как раз сегодня должен был внести деньги за следующие полгода, — голос «нахмурился», — так что теперь вот надо срочно что-то искать…

— Что ты найдёшь сейчас, прямо накануне праздника? — закручинилась я.

— Что-нибудь да найду, — не очень уверенно ответил Сергей, — в крайнем случае, устроюсь у кого-нибудь из друзей ненадолго.

Я хмыкнула скептически, представив, как он сваливается, словно снежный ком на голову то к одному, то к другому своему другу, а те посылают его, как футбольный мячик, дальше и дальше…

— Понимаю, что у тебя тоже свои дела…Но могу я рассчитывать на твою помощь? — вдруг спросил он.

— Конечно! — быстро заверила, — что я могу сделать?

— Если не затруднит… Я завезу к тебе ненадолго свои вещи? Ну, пока не найду себе жильё, чтоб не таскать с собой.

— Конечно! — закивала я, — давай, неси. Я, кстати, тут, неподалёку, на новой квартире. Если выглянешь в окошко — увидишь мой дом.

— Здорово! — обрадовался Сергей, — никуда не нужно ехать… Я сейчас буду.

— Тебе помочь с вещами? — встрепенулась я, назвав адрес.

— Нет, спасибо, Леточка, — весело ответил он, — их не так много на самом деле, двумя руками можно унести.

В ожидании парня я лихорадочно заметалась по квартире. Запихнула свои вещи в «детскую» комнату, покопавшись в них, извлекла крошечный шёлковый халатик. В моей голове уже созрел коварный план. В самом деле, всё складывается донельзя кстати. Я в первые минуты настолько не осознавала, как на руку мне всё происходящее. Но теперь чётко понимаю, что и как нужно делать.

Бросилась в ванную, наспех, приняла душ и, намотав на голову полотенце, облачилась в своё соблазнительное одеяние. Успела только-только до приятно мурлыкающего звонка в дверь. Сердце загнанно колотилось, я нацепила на лицо гостеприимную улыбку радушной хозяйки и пошла открывать.

Сергей приветливо улыбался, но, написанная на лице усталость, не могла спрятаться за этой улыбкой. Я помогла ему внести два чемодана и сумку с ноутбуком, совершенно забыв про кокетство и намерение нагло соблазнять прямо с порога.

— Спасибо, Лета, — покачал головой парень, окидывая взглядом восхищения прихожую — у тебя красивая квартира! Извини, что вот так всё вышло, отвлекаю от дел.

Я зарделась от радости, удовлетворённая его комментарием насчёт квартиры. Хоть этот комплимент был и не совсем по адресу.

— Да ну перестань, — отмахнулась, — Серёж, я не из тех, кто будет помогать кому-то в ущерб себе. Мне приятно сделать это именно для тебя. Проходи.

— Спасибо, но я пожалуй, пойду. Почти уже вечер, попытаюсь поискать хоть какие-то варианты…

— Постой! — я буквально силой оттащила его от двери, — на ночь глядя ты ничего не найдёшь! Слушай, Серёж, ты хоть обедал сегодня?

Парень растерянно и неопределённо пожал плечами.

— Просидел на телефоне весь день, прозванивал разные объявления о сдаче квартир…

— Я так и думала. Давай так: ты сейчас пройдёшь, разденешься и на вечер забудешь о поисках. Отдохнёшь, покушаешь, останешься ночевать. А завтра, со свежей головой, продолжишь.

— Лета… а это удобно? — замялся Сергей, оглядывая меня с ног до головы.

— Блин, ну я же сказала, что не стала бы приглашать, ежели мне было бы неудобно.

Всё, хватит на пороге топтаться, проходи давай!

И, чтоб не смущать парня, улизнула в кухню. Дальнейший разговор на эту тему был исчерпан, а для нежданного гостя нужно ещё приготовить ужин.

— Ты сыр любишь? — крикнула я, — а макароны?

ГЛАВА 33

Через часок, когда Серёжа обосновался за кухонным столом и, уже вполне ощущая себя, как дома, приступил к еде, а я рядышком попивала кофе, мы разговорились.

Сразу после Нового года Сергею нужно бы нести статью о поездке в редакцию журнала, а вместо этого ему придётся метаться в поисках квартиры. Но парень не падал духом и был уверен, что всё сложится наилучшим образом и очень удачно. Он сообщил мне, что всё вокруг всегда складывалось для него как по заказу. Парень и не подозревал, что именно так всё сейчас и происходит, не видел, какая тонкая мыслительная работа происходит у меня в голове в сей момент. Я уже придумала восхитительный план, и оставалось убедить в его красоте Сергея, точнее, подобрать нужные слова, чтоб предложить ему…

Ладно, утро, как известно, вечера мудренее. Завтра нужные слова найдутся сами!

Когда мы, наконец, разделались с плодами моего кулинарного таланта, я, с трудом припоминая наставления дяди Стёпы о местонахождении различных вещей в этом доме, после непродолжительных поисков нашла в шкафу постельное бельё и застелила им в зале огромный раскладной диван. Отлично…

Серёжа застенчиво поблагодарил меня за обед и выразил желание помочь с уборкой, но я с лёгкостью поняла, чего ему сейчас больше всего хочется и послала его позаботиться о статье. Парень с нескрываемой радостью включил ноутбук и ушёл в работу. А я стояла некоторое время в дверях и смотрела, как он, ссутулившись над невысоким журнальным столиком с раскрытым на нём компьютером, весь углубился в любимое занятие. На секунду в голове промелькнула тревога: а ведь именно от этого занятия, только в больших масштабах, мне предстоит отговорить его в самое ближайшее время. В этом, как говорится, и состоит смысл моего задания. Надо сообразить, как лучше сделать это, и чем быстрее — тем лучше!

Вернувшись на кухню и оценив размеры предстоящей возни с грязной посудой, я вздохнула и приступила к делу. Руки двигались, а голова была занята поиском стратегии и выработкой тактики поведения в новых условиях. Кажется, Сергей совсем не обратил должного внимания на мой коротенький завлекающий халатик, чем же его пронять? Впрочем, сейчас он скорее всего просто взволнован переменами и ему не до моих прелестей… Серьёзный какой! Другой на его месте не бы терял времени даром, например, такой, как Антон, так и вовсе понимая намёк накинулся на меня прямо с порога…Да, с мужчиной, обуреваемым животными инстинктами, мне гораздо легче справиться. Но и справляться особой надобности нет, поскольку такой человек не представляет никакого интереса для Светлых сил, а следовательно опасности — для нас, Тёмных. С тонким и неординарным человеком нужен аналогичный подход…

Закончив с посудой, я присела за стол, размотала полотенце и, прислушиваясь к мерному постукиванию клавиш в комнате, начала не спеша расчёсывать влажные волосы.

Неожиданно по спине, повеяло холодком, словно от внезапно возникшего сквозняка, будто ледяные пальчики бойко пощекотали позвоночник. Я вздрогнула осознавая, что уже знаю это ощущение…Когда раздвигается пространство и открывается портал в нашу реальность из другой! Молниеносно обернулась.

Прямо у окна колыхался уже почти привычный Волькин силуэт. Бешено заколотившееся было сердце стало успокаиваться.

— Вилка… — по-прежнему тихо, словно издалека, позвал Вольдемар, — ты меня слышишь?

— Слышу! — негромко и быстро ответила я, прислушиваясь к происходящему в комнате.

По всей видимости, Сергей настолько погрузился в работу, что ничего вокруг себя не слышал и не видел, потому что совершенно никак не отреагировал на звуки с кухни, мягкое клацанье клавиш не прервалось.

— Волька, ты где? — зашептала я, — что с тобой происходит?!

— Я уже скоро вернусь! — голос окреп, и парень даже улыбнулся, — уже докопался до истины и почти держу в своих руках…

— Расскажи, что ты нашёл! — потребовала я, сгорая от любопытства, — и где ты находишься?! С тобой всё в порядке?

— В самом что ни на есть! — заверил Волька.

— Постой, ты в прошлый раз хотел о чём-то меня предупредить… — вспомнила я.

— Не суть важно, — покачал он головой, — всё это игры, Вилка, хоть и непростые, но всё же детские игры для взрослых. Не думаю, что тебе что-то навредит.

— О чём ты говоришь? — подпрыгнула я.

— Очень скоро узнаешь, — посерьёзнел Волька, — я потихонечку набираюсь опыта и учусь. Когда разберусь во всём, ты сразу об этом узнаешь. Как и вся Школа.

— А Стефан…

— В первую очередь.

— Ты не боишься его? — изумилась я.

— Ни его, ни Алию, никого, — весело рассмеялся Волька, — Вилка, Я РАСКРЫЛ ТАЙНУ ШКОЛЫ! Теперь они все в моих руках. Как марионетки.

— Не понимаю, что это значит? — воскликнула я, потрясённая этими словами, — как это — Стефан в твоих руках?

— Вилочка, не нужно тебе знать раньше времени. Просто живи и радуйся жизни. А когда я вернусь, обо всём расскажу тебе, договорились? Привет Сергею!

И он исчез раньше, чем я успела ответить. От переполняющих меня неоднозначных эмоций я шарахнула кулаком по столу. Стук клавиш из соседней комнаты оборвался.

— Всё нормально, всё в порядке… — прошептала я, успокаиваясь. Стук возобновился.

Итак, значит, у Школы и впрямь есть какая-то тайна, которую знают Стефан и Алия — совершенно точно! Коли именно о них обмолвился Волька. Почему не назвал Мирабеллу и Мишеля — они не менее важные фигуры, чем названные?!

И тайна эта, судя по лицу Вольки — что-то совершенно потрясающее и поражающее воображение, имеющее интересную и долгую историю. Иначе поделился бы в двух словах прямо сейчас.

Там, где он находится в данный момент, вероятно, совсем неплохо. С каждый «появлением» вблизи меня Волька выглядит всё увереннее. И такое ощущение, что он ЗНАЕТ, когда и где нужно появиться, чтоб найти меня и непременно застать в одиночестве, без свидетелей… Всё это наводит на мысли о том, что… у меня голова уже пухнет от этих самых мыслей и взорвётся вот-вот, если не отвлекусь. Ладно, если по его словам, мне ничего не грозит — буду жить дальше. Ждать развязки, выполнять свою работу и не заморачиваться с размышлений о сути бытия и чудесах человеческих возможностей.

Сергей работал, не отрываясь, до позднего вечера. Я за это время успела разложить свои вещи в шкафу по новой обследовать квартиру, делая попутно для себя то или иное открытие.

А потом не спеша приготовила ужин и даже успела созвониться с родным домом.

Поговорила с дядей Стёпой, потому что мама почему-то спала. Сердце ёкнуло тоскливо, уверенное в том, что мама вновь сорвалась, но я вспомнила, что теперь есть кому переживать об этом. А если мне не сообщают о случившемся, значит реально не хотят беспокоить. И без надоевшего уже груза вины, отогнала тревожные мысли прочь. Я в разговоре осторожно «прощупала почву» на предмет того, могу ли приглашать друзей в квартиру? Получила ответ, что могу всё, что посчитаю нужным, я ведь девочка благоразумная. Следующим вопросом благоразумной девочки было: а с ночёвкой мои друзья могут оставаться? Да даже и не друзья, а всего-то один друг.

Но очень хороший парень, серьёзный и правильный. Степан Анатольевич улыбнулся в трубку и заверил, что я могу распоряжаться квартирой, в которой живу, по своему усмотрению, что он доверяет мне. А если решу, что хочу встретить здесь Новый год в компании друзей — он одобряет это решение заранее. В его голосе просквозила грусть, видно с мамой и впрямь не всё так хорошо идёт, как он ожидал.

Договорились, что перезвоню завтра, и я положила трубку. Теперь мне стало легче свободнее распоряжаться в этой роскошной и уютной квартирке.

А в половине десятого я силой оторвала Сергея от компьютера, притащила его, мало чего соображающего и находящегося в какой-то другой реальности, на кухню и заставила перекусить перед сном. Но потом, видя, что он вряд ли ляжет спать, пока не закончит работу, попрощалась и ушла к себе в комнату.

Немного постояла у окна… Вид и вправду был неплох: окно располагалось аккурат посередине меж двух фонарей, потому свет, падающий в него, был не ярким, а рассеянным, тусклым. И в этом свете кружились, падали, танцевали крупные снежинки. Внизу, под окнами, хорошо припорошенная снегом, ночевала чья-то малиновая «Тойота». Красным пятном она выделялась посреди белого океана снежных сугробов, царящих сейчас безраздельно на огромной детской площадке и постепенно укрывающих и смазывающих очертания каруселей, скамеек, лесенок и дневные следы людей и животных. За ночь, пожалуй, весь город будет погребён под белоснежным одеялом зимы. Ни ветерка…

Нырнула в кровать, натянула прохладное одеяло до подбородка. Первая ночь в чужой квартире, которую мне предстоит обживать и наполнять собой отныне. Надолго ли — на короткое время или навсегда — время и покажет. А пока я буду привыкать ко всему, что меня окружает и подгонять это «всё» под свой вкус.

Первая ночь на новом месте, и я уже не одна здесь. Из-под двери пробивался тонкий лучик света, из комнаты, где работал Сергей, и мне стало так тепло и уютно, так надёжно и защищенно, почему-то — просто от самого его присутствия…

Сегодня я решила в Школе не появляться. Со Стефаном обговорили накануне достаточно много, чтоб сегодня не идти за очередными инструкциями. А я считаю, что немало сделала и сильно продвинулась в задании, имею право распорядиться этой ночью по своему усмотрению. В конце концов, нужна ему буду — вызовет сам.

Я лежала, смотрела в потолок, сна — ни в одном глазу. Вопреки всем приятным ощущениям и расслабленности, что-то было не так… Чего-то не хватало… Легко скользнула глазами по стенам, мебели — ненадолго задержавшись на светлом проёме окна — потолку… И меня осенило. На секунду я замерла, обдумывая.

А потом, легко вздохнув, по-кошачьи спрыгнула с кровати, выудила из сумки чёрный маркер, который по старой привычке (работы в ресторане) продолжала таскать с собой. Залезла ногами на кровать, оттуда — на её спинку и, балансируя, как канатоходец, вытянулась в струнку, держась кончиками пальцев левой руки за стенку. Правой рукой я в этот момент осторожно, но с лукавой уверенностью, вела линию по потолку. Я прекрасно помнила форму своей милой трещинки в спальне на потолке, отпечатавшейся в памяти с детства настолько чётко, каждый сантиметр! Я вела линию, повторяя все изгибы, изломы и разветвления. Через пять минут кропотливого труда над, теперь уже моей, кроватью, среди облаков и звёзд, красовалось самое тёплое и радостное впечатление моего детства, неотъемлемая часть меня самой…

И только потом, с чувством глубокого удовлетворения, я спрыгнула на пол, ощущая, как ноги ноют от перенапряжения. Откинула в сторону маркер и нырнула обратно в кровать, под одеяло с мишками и паровозиками, которое я не стала менять…

Завтра начнётся новый день, последний день в этом году. И я уверена, что он станет последним в моей старой жизни! Нужно будет многое успеть сделать.

И самое главное — то, о чём Сергей сейчас и не подозревает — уговорить его остаться здесь жить. Необходимо, чтоб объект был как можно ближе для более эффективного выполнения возложенной на меня задачи. Но это не единственная причина, я кривлю душой. Уж слишком будет пусто и неуютно одной в большой квартире… Мне нужен рядом кто-то, с кем можно поговорить или просто помолчать рядом, хотя бы безмолвное присутствие человека в моей жизни…

Под эти мысли я и погрузилась в сон.

ГЛАВА 34

— Лета! — тихий стук.

— А? — я подскочила на кровати, — что?

И осознала себя в незнакомой комнате с голубыми стенами. Нащупала глазами родную «трещинку» и вмиг успокоилась. А потом вспомнила где я, и кто тихонечко зовёт из-за двери. Быстро глянула на часы. Господи, половина десятого! Вот это проспала…

Я вскочила, путаясь в одеяле, накинула халатик и охрипшим от сна голосом крикнула:

— Заходи!

Сергей осторожно протиснулся в комнату.

— Прости, что разбудил.

— Ерунда, было бы неплохо даже, если бы ты ещё раньше меня поднял…

Я попыталась пригладить взъерошенные волосы в какое-то подобие причёски. Сергей с улыбкой смотрел на мои попытки.

— Ну? — прервала я смущённо затянувшуюся паузу.

Сейчас вчерашнего кокетства во мне не было ни на грош. Вообще с утра надо быть извращенцем, чтоб возникло желание пофлиртовать, тем более, когда тебя застукивают в таком вот неприглядном виде и с разобранной постелью…

— А! — пришёл в себя парень, — я вроде бы нашёл подходящий вариант, только что позвонил и прямо сейчас поеду смотреть.

— Втридорога? — проницательно-пытливый взгляд.

— Новый год и за срочность, — пожатие плеч.

— Слушай, — проговорила я, зевая, отодвинула Серёжу со своего пути и вышла из комнаты, он поплёлся за мной, — ну куда ты торопишься? Ты совершенно не стесняешь меня и после Нового года можешь продолжить поиски, а то и совсем оставайся…

— Ты шутишь? — огорошено спросил он.

— А что, похоже? — усмехнулась я, полуобернувшись, и мой взгляд упёрся в дверной проём зала, — ты что, так и не ложился?

— Не успел, — развёл парень руками, — зато статью почти закончил.

— Пошли завтракать, — кивнула я, зевая, — включи, пожалуйста, чайник…

А сама зарулила в ванную. В быстром темпе привела себя в порядок и вздохнув — как же этот халат надоел, надо бы достать любимую футболку и джинсы! — натянула ненавистную тряпку, призванную служить элементом соблазнения.

Сергей восседал на табуретке.

— Лет, ты серьёзно насчёт… ну, чтоб я снимал у тебя комнату?

— Да конечно, оставайся, — голос дрогнул, — Серёж, мне одной не по себе будет в пустой квартире… Хочешь непременно снимать — давай, а то и вообще просто так оставайся.

— Ну, понимаешь, — замялся парень, — дело в том, что я могу здорово тебе мешать.

Ко мне постоянно приходят друзья, мы обсуждаем будущее дело… Я рассказывал тебе, что хочу открыть свою газету?

— Нет, — медленно покачала я головой.

— Вот…Ещё расскажу. Мы довольно бурно проводим время, иногда глубоко заполночь.

Подумай, целесообразно ли пускать такого квартиранта? Нужен ли тебе такой сосед под боком?

— Знаешь, лучше уж шум, чем звенящая тишина одиночества, — покачав головой, изрекла я и полезла за заваркой, — так, какой тут есть у нас чаёк…тебе чёрный или зелёный?

— Зелёный. Ох, Летка, я прямо и не знаю, что сказать, — он почесал нос.

— Чего тут не знать?! — удивилась я, — тебе прямо не выходя из дома предлагают всё на блюдечке, а ты сомневаешься. Или тебе не нравится идущая в комплекте соседка?

И тут уж, пустив в ход всё своё женское обаяние, я от души покрутилась перед ним в норовящем распахнуться (хотя куда уж больше?) халате. Сергей вмиг покраснел, но — стоит признать силу его самообладания — улыбнулся.

— К тому же, ты в любой момент можешь передумать и съехать, — привела я контрдовод, — только уже подыскав вариант без спешки, шума и пыли. Правда, что-то подсказывает мне, что мы отлично уживёмся!

— По рукам! — воскликнул он.

После завтрака Сергей засел за телефон, обзванивая друзей, а я, за неимением дел, решила наведаться в Школу.

Так уж было заведено, что на празднование Нового года мы собирались в Тёмном Лесу всегда 1 января. То есть, когда куранты уже отстучали, шампанское выпито, салат съеден и празднующие полегли под копытами оленей деда Мороза почивать после сладкой ночки — в Школе веселье только начиналось.

В этот раз я не смогу быть вместе со всеми, слишком дороги дневные минуты.

Стефан предупредил, чтоб все силы отдавала заданию и не отвлекалась ни на друзей, ни на развлечения. Но ведь сейчас я могу увидеться с ними? Пока Сергей занят, нелепо стоять у него над душой.

Не успела я толком устроиться на кровативкак зазвонил мобильный телефон, оставшийся по моей рассеянности в кухне. Пришлось вставать и рысью бежать за ним. Увидев высветившийся на экранчике номер, я подумала о том, что вообще-то телефоны имеет смысл иногда отключать…

— Да, Женя! — рявкнула я в трубку, запершись в своей комнате.

— С наступающим, Виолетта, — испуганно произнёс парень, — у тебя что-то случилось?

— Звонок от тебя случился! Слушай, у меня дел по горло, — но всё же немного смягчилась и проворчала, — не мог дождаться первого января, чтоб поздравить?

— Вот как раз потому и звоню, — приободрился Женя, почувствовав мою слабинку, — Виола, я хочу… в общем… предложить тебе… встретить Новый год вместе!

Выпалив это, он замолчал, переводя дух. Час от часу не легче!

— Евгений, — назидательно начала я, — ты же с родителями живёшь, верно?

— Ну…да.

— Вот с ними и встречай. В моих планах нет празднования в чужой семейной обстановке…

— Так я и не собираюсь тебя к нам приглашать. Мы могли бы… короче потусоваться где-нибудь в новогоднюю ночь!

— Например? — хитро прищурилась я.

— В клубе, в ресторане, да где угодно!

— Да вы, товарищ, олигарх? — захохотала я, — знаете новогодние цены в ресторанах?

— Мне пофигу, — буркнул Женя, — это мои проблемы, я приглашаю.

— Может лучше снять номер в гостинице и… — ласково замурчала я, падая на кровать, — ммммм… тет-а-тет, только ты и я…

Судя по тому, как завибрировала трубка, Женю пробила дрожь.

— Ты серьёзно? — пересохшим голосом спросил он.

— Конечно…нет! — жёстко осадила я, — Жень, ты совсем идиот?

— Нет… — промямлил он.

— Не совсем? Ну, это радует. Тогда слушай, может, что и запомнишь! Ты и я — это из области фантастики. Нас вместе — не существует! Есть — ты отдельно, и я — отдельно. У каждого своя жизнь. И пересекаемся мы крайне редко, когда МНЕ будет нужно, ясно?

— Ясно…

— Слушай, ну найди себе девушку под стать и отметь с ней, — пожала я плечами, — это не так уж и сложно. Ты же — маг!

Я с трудом удержалась, чтоб не расхохотаться.

— Значит, тебя я не достоин? — вкрадчиво произнёс Женя.

— Ты сам всё понимаешь, — притворно вздохнула я.

— Я понимаю, что мы на разных магических уровнях. И уважаю твоё мастерство. Но как же… тот поцелуй?

Ребёнок…Всё мерит уровнем Силы и верит в сказки о вечной любви.

— Если бы не тот поцелуй, так бы ты там и остался валяться трупиком под кустиком, — отчеканила я, — я спасала тебе жизнь.

Умолчав при этом, что сама же сначала чуть не убила.

— Виола, ну пожалуйста, — заныл Женька, — любая твоя прихоть, любой каприз…

Он начал меня раздражать.

— Любая? Найди себе девушку — вот моя прихоть! — рявкнула я и отсоединилась.

Перевела дух и запоздало подумала: не слышал ли мой разговор Сергей? Я общалась на довольно повышенных тонах.

Идти в Школу расхотелось, бывшее праздничным, настроение безнадёжно испортилось.

«Пошли вы все к чёрту!» — подумала я, поймала себя на мысли, что посылаю, в общем, то, что мне совсем недавно было бесконечно дорого, пожала плечами и откинулась на подушку.

— Летик!!! — заорал вдруг в эту секунду Сергей, меня выбросило с кровати на ноги.

Через пару секунд я уже как Сивка-Бурка возникла перед ним.

— Что? Что случилось?

— Летка! — он бросился обнимать меня, а пальцем тыкал в экран ноутбука, — смотри! Я самый счастливый студент на свете!!!

— Что такое? — улыбнулась я, аккуратно высвобождаясь. Его ребяческий восторг захлестнул меня и вызвал жгучее любопытство.

— Записка от друга. Ну, того самого, помнишь, куратора моего факультета, для которого я пишу статью…

Я кивнула.

— Ему понравилась статья! Он хочет меня с потрохами!!

— Как это? — не поняла я.

— Вот так. Хочет, чтоб я работал в его штате! РЕДАКТОРОМ! Можешь себе представить? Не просто журналистом… Говорит, что у меня есть чувство стиля, и я владею языком…Летка, я не мог даже мечтать об этом!

Он снова стиснул меня, но теперь уже осторожнее, памятуя мой протест.

— Правда, здорово! — мастерски изобразила согласие.

— После новогодней недели сразу выхожу!

— А университет? — напомнила я.

— Разберёмся! — Сергей взволнованно взъерошил волосы на голове, — Альберт Андреевич, мой будущий шеф — он же и куратор моего факультета, я тебе не говорил? Уж с учёбой-то у меня проблем не будет теперь…

Я кисло сморщилась, отвернувшись, чтоб парень не заметил. Не нравился мне, ох как не нравился такой поворот. Всё движется не в ту сторону, в которую мне нужно. Пора браться всерьёз…

— Это надо отметить! — не унимался мой квартирант, — как всё своевременно, прямо подарок под праздник! Летка, какие планы на новогоднюю ночь?

Я пожала плечами.

— А у тебя?

— Созвонился с друзьями, к сожалению, на квартире собраться не получается, будем искать клуб… Все рассчитывали на моё жильё…

— Так за чем же дело стало? — развела я руками, — собирай всех здесь!

— Здесь? — растерялся Сергей — Чем тебя эта квартира не устраивает? — нахмурилась я, тая улыбку.

— Да нет, квартира чудесная, — засмеялся, — я подумал просто, что у тебя свои планы.

— Нет у меня никаких планов. Одна я остаюсь в эту ночь. Так что только порадуюсь, если тут будет шумно и весело!

— Спасибо, — засиял Сергей, — я тебя познакомлю со своими. Отличные ребята!!

— Ну, беги, звони! — подтолкнула я.

Развилась бурная деятельность. Почти полдень, а ещё ничего не готово! Друзья оповещены, ревизия холодильника тщательно произведена. Продуктов — очень много!

Чтоб облегчить мне жизнь, Степан Анатольевич закупил готовые уже блюда: салатики, котлетки, которые надо было только разогреть, маринады: огурчики, грибы и пр., фрукты, овощи, конфеты, сладости, пирожные, тортик, соки и шампанское. От обилия вкусностей у меня потекли слюнки.

Пока Сергей обзванивал всех по новой, диктуя адрес, я на скорую руку соорудила бутерброды и чай нам на обед, перекусить по-быстрому. Начистила картошки и поставила вариться.

— Так, Лета, я иду в магазин, скажи, что нужно купить? — зашёл в кухню Серёжа, натягивая куртку.

— Нуууу… — растерялись мы оба, разглядывая изобилие продуктов.

— Купи молока и сливочного масла, — рассмеялась я. Дядя Стёпа приобрёл всё праздничное, но совсем забыл про повседневные, но довольно-таки необходимые для готовки продукты. Ох уж эти мужчины!

— Есть, товарищ командир! — Сергей отсалютовал и исчез в дверном проёме.

— И хле-е-е-ба-а-а! — спохватившись, крикнула вслед.

Когда захлопнулась входная дверь, я вздохнула. Нет, мне не выдержать тишины пустой квартиры. Скорее бы он вернулся.

Да и чай стынет…

ГЛАВА 35

Шумная компания разом ввалилась в двери ровно в половине седьмого вечера. К этому времени мы с Серёжей закончили накрывать стол в большой комнате.

Малюсенькая ёлочка, купленная им по пути, перемигивалась с нами гирляндой, красуясь на телевизоре. Атмосфера была самая праздничная, торжественная.

Когда в дверь, наконец, позвонили, меня пробрала дрожь. Во-первых, от того, что я уже несколько лет не встречала Новый год в семейной, домашней обстановке. А во-вторых, с новыми людьми, которых совсем не знаю. Утешало, что Сергей с восхищением говорил о них. Значит, неприятных сюрпризов быть не должно.

Отправив его открывать, я сделала вид, что заканчиваю последние приготовления и проверяю — не забыла ли чего? А сама одним глазком зыркала в прихожую.

Когда в неё ворвались шутки, смех, шелест и даже в зал дохнуло морозной свежестью — волей неволей пришлось на подгибающихся от волнения ногах плестись на выход.

Привалившись к дверному косяку, я наблюдала, как ребята обнимаются и целуются и исподтишка рассматривала их.

— Ребята, познакомьтесь, это моя милая хозяйка, Лета! — Сергей взял меня за руку и подвёл к остальным.

— Очень приятно, — кивнула одна девушка, миловидная шатенка с узенькими глазками под пышными ресницами, красивыми полными губами и низкой чёлкой. Одета в спортивный облегающий костюмчик и сапожки, — я Анюта.

— А я Света, — сверкнула смеющимися глазами другая (брюнетка с волосами в мелкую завитушку. Рот сияет широкой дружеской улыбкой. Одета в джинсовый сарафан поверх «водолазки», лосины и огромные ботинки на мощной платформе), протягивая руку.

— Позвольте представиться, досточтимая сеньора, — шутливо раскланялся парень с пронзительными глазами и маленькой бородкой, — Вячеслав!

— Сеньорита! — поправила его, весело шлёпнув по спине, Света, — какая же Лета сеньора?

— Я в широком смысле слова! — высокопарно возмутился Слава и тут же прыснул и рассмеялся, — ну, типа, хозяйка дома!

— Ну тогда ладно, — улыбнулась его спутница, а я тоже не смогла сдержать улыбки.

— Вадим, — застенчиво улыбнулся из-за спин друзей невысокий, плотного телосложения парень со светлыми кудрявыми волосами и в очках. И тут же покраснел — Очень приятно, — широко улыбнулась я, стараясь охватить гостеприимным взглядом сразу всех, — меня вообще-то зовут Виолетта, но лучше Вилка или вот…Лета, как Серёжа называет.

— Ну, уж нет! — хохотнул пересмешник Славик, — если тебя так Серёжка называет, то мы будем Вилкой. Чтоб не отбирать у него право быть единственным обладателем столь изощрённо изобретённой интерпретации этого великолепного имени!

— Загнул… — с усмешкой ткнула его в бок Анюта, разувшись и проходя в комнату.

Видимо парень к дружеским тычкам привык уже давно, поскольку не обиделся, а даже успел легонько дёрнуть девушку за рыжую косичку. Она молниеносно обернулась и схватила его за руку. Завязалась милая потасовка.

— Так! — воскликнул Сергей, скрываясь в проёме зала, — кто последний очутится за столом, будет играть роль деда Мороза!

— Мы хотела Вадика нарядить, — Анюта ласково обняла своего кудрявого спутника, — но с меня Снегурочка никакая, а дедушка Мороз должен быть балагуром и тамадой.

Короче, будем ждать по старинке, что он с подарками пролезет в печную трубу…

— Вилка, у тебя есть печная труба? — подковырнул хитро Славик, — или мы останемся без подарков.

Он захныкал, изображая ребёнка, но ненадолго: Светка, забавляясь, сунула ему в рот импровизированную «соску»-затычку в виде выуженного из кармана яблока.

Вячеслав смачно захрустел.

— Мы и сами не хуже всяких там дедов Морозов, — улыбнулась Светка, кивая на огромный пакет у двери, — подарков хватит на всех.

— Ура! — Славик сделал шаг в ту сторону, но Вадим преградил ему путь.

— У, какой нетерпеливый мальчик, — прогудел он, копируя бас деда Мороза, — всему своё время. А ты хорошо себя вёл в этом году?

Все расхохотались, и я окончательно расслабилась.

— А чего мы стоим? — вдруг опомнилась «хозяйка дома» и рванула за стол.

За моей спиной в дверях возникла небольшая пробка, а мы с Серёжкой восседали на табуретках и наслаждались представлением. Наконец, парни галантно посторонились, пропустив девушек, а за их спинами одновременно рванулись вперёд и снова застряли.

Когда уже все расселись, гости наперебой стали нахваливать стол и кулинарные таланты хозяйки, то бишь мои. Я скромно краснела, благожелательно принимая похвалы, а Сергей не стал выдавать меня и рассказывать, что почти всё было куплено уже в таком виде. Кроме, пожалуй, картофельного пюре, изготовленного мной собственноручно. Но на это не нужно особого таланта…

Бутылку с шампанским единогласно было принято унести в холодильник, до полуночи.

По бокалам заструился гранатовый сок.

— Итак, если позволите! — Славик встал и поднял бокал, — первый тост произнесу я. Но вначале небольшое отступление, если никто не голоден настолько, что съест меня, если тост затянется…

М с урчащими желудками заверили его, что вовсе не голодны…почти…

— Что есть такое тост? — вещал Славик. Девчонки, подперев руками щёки, внимательно слушали его, — тост есть не что иное, как пожелание, мыслеформа на будущее, выраженная в словах, так?

Все послушно закивали.

— А алкоголь, который выпивается после каждого тоста, не что иное, как мощный энергетический допинг, выплеск, подпитывающий эту мыслеформу, направленный на её осуществление. В данном случае, конечно, нет речи об алкоголе, — он оглядел бокал с соком, — но будем считать, что энергии тут не меньше, чем в порции хорошего вина. Итак, мы говорим что-то вроде «Будем здоровы!» или «За то, чтобы у нас всё было!«…банально, но большинство тостов звучат именно так. И вот тут-то и кроется страшная ошибка!

Он нравоучительно поднял палец вверх. Я улыбнулась, решив, что он снова прикалывается, но лица ребят были вдумчивые и заинтересованные, никто даже не пытался перебить, и я поняла, что иногда Славик бывает серьёзным и говорит мудрые вещи. И тоже стала слушать, отбросив иронию.

— Говоря так, мы создаём мыслеформы на будущее. На завтра. А «завтра» не наступает никогда. На следующий день снова будет «сегодня» и так далее. «Завтра» убегает от нас, как кошка от собаки. И наши мыслеформы в форме пожеланий убегают вместе с ним, так никогда и не реализуясь. Тем самым в застолье с алкогольным излиянием мы тратим энергию в никуда, в иллюзорное «завтра». Сама постановка тостов, выходит, ошибочна. Всё время мы присутствуем в «сегодня». Что это значит? А это значит, дорогие мои братья и сестры, что и тосты (если вы действительно желаете их реализации) нужно произносить в настоящем времени!

Как-то: «Мы здоровы!» или «У нас всё есть!». Криво звучит, но факт фактом — это самое результативное вложение нашей энергии. Коли мы время от времени всё же употребляем алкоголь, так давайте хотя бы делать это с пользой!

— М-да… — протянула Анюта, — а ведь прав ты, братец…

— Ребята, это же в нарочный волшебный ритуал можно превратить! — воскликнул Сергей, — по загадыванию желаний!

Все загомонили. Слава усмехнулся добро и поднял руку.

— Тише, тише! Мне кто-нибудь даст тост закончить?

Все смолкли и уставились на него с любопытством. Застолье принимало необычный оборот и предполагало множество веселья и сюрпризов.

— Итак, первым моим тостом будет следующая мыслеформа: «За любовь! Мы живём в любви и радости и она всегда с нами, внутри и снаружи! За любовь!»

Я слегка поморщилась, очень уж это напоминало идеологию Светлого факультета Школы. Но тут же забыла об этом, слишком меня увлекла мысль построения мыслеформ в игровом процессе.

Вместе с другими я отхлебнула сока и, закрыв глаза, сидела и представляла себе, как он растекается у меня внутри, как высвобождается энергия и направляется на только что произнесённое вслух пожелание.

— Замечательно… — прошептала Светка.

Я открыла глаза и увидела, что все проделали то же самое. Настолько ребят потрясло услышанное от Славика, что никто не мог выразить эмоции точнее.

— Ну и? — озорно улыбнулся Слава, — кушать-то будем? Или все уже любовью сыты?

Здоровая шутка вернула нас к реальности. К прекрасной, замечательной реальности, в которой сейчас каждый ощущал себя волшебником, сотворившим что-то невероятное и неописуемое словами.

Ближе к ночи мы включили телевизор, но убавили звук и волшебное застолье продолжали уже под него, изощряясь в фантазиях. Отовсюду звучало: «Мир в этом доме и в наших домах!» «Мы невероятно здоровы и полны сил!» «Удача — воздух, которым мы дышим, она всегда с нами!» «Те, кого сейчас нет с нами рядом, счастливы и у них всё хорошо!»

Под последний тост я вспомнила о маме, глянула на часы: половина одиннадцатого.

Извинилась и тихонечко выскользнула в коридор, к телефону.

Трубку долго никто не брал. А потом ответил Степан Анатольевич.

— Дядь Стёп, здравствуйте, как вы там празднуете? Как мама? — радостно прокричала я.

— Всё нормально, — заверил отчим, — потихонечку. А у тебя там, я слышу, весело?

— Ага, — подтвердила я, — друзья собрались.

— Это здорово, — поддержал дядя Стёпа, — хорошо, что ты решила праздновать отдельно…

— Что-то случилось? — в груди ёкнуло.

— Ничего страшного! — заверил он, — мама немного выпила, но всё под контролем.

Мы все вместе сидим за столом и я уверен, что всё будет хорошо и дальше.

— А я могу ей пару слов сказать? — я почувствовала, как ухнуло сердце куда-то вниз, обожгло болью, а всё волшебство вечера словно испарилось в один миг. Мне стало нехорошо.

— Ладно, — после секундного замешательства ответил отчим, — сейчас позову.

— Да, Вилка. Слушаю! — в трубке прозвучал такой знакомый, с пьяными нотками голос.

— Мам, поздравляю тебя с наступающим…

— Что, с мамочкой отпраздновать не захотела, только на звонок и сподобилась? — съязвила она. У меня перехватило дыхание.

— Я праздную с друзьями, — тихо ответила я, — ты тоже не одна там…

— Конечно, конечно, — издевательски захихикала она, — спихнула мать чужим людям и смылась! Главное, что тебе хорошо!

— А тебе что, плохо?

— Да! Плохо!! Праздник, а они попрятали от меня все…человеческие напитки и пытаются соком напоить! Диктуют тут свои правила, трезвенники, блин. Вилочка, приедь, привези мамке шампусика… — заныла она.

Я похолодела и молчала, не зная, что сказать.

— Виолочка, — трубку перехватил дядя Стёпа, — пожалуйста, не переживай, всё будет хорошо. Не уследил я, пока за вещами ездил, как Тамара за бутылкой сбегала… Не расстраивайся, она не со зла тебе наговорила, она так не думает.

Вчера ещё просила меня, чтоб я оберегал её от спиртного, дескать не контролирует себя, ведь совсем другой человек, когда трезвая. Всё будет хорошо. Я уже и врача хорошего нашёл — всего один укольчик… Сразу после Нового года съездим! Твоя мама выздоровеет, я тебе обещаю! Ты мне веришь?

— Верю… — промямлила я. А что оставалось делать. Я разрывалась на части: сорваться и поехать туда, к ним? Но чем я там смогу помочь? Ничем…

— Иди к друзьям, празднуйте спокойно и счастливо. Завтра утром позвонишь, нормально поговорите с мамой.

Голос его звучал ровно, уверенно, что придало мне веры и сил.

— Спасибо Вам, дядя Стёпа, — пробормотала в трубку, еле сдерживая слёзы.

— И тебе, Вилка, спасибо, за поддержку и понимание. С наступающим!

— С наступающим! Поцелуйте Ваню и поздравьте Юлечку!

Я отсоединилась и пару секунд стояла в тёмном коридоре, уставившись в никуда. В голове шумело от старых воспоминаний и пережитых ран. Ноги не держали меня, и я опустилась на пол, опершись о стену.

— Лета, с тобой всё в порядке? — рядом бесшумно материализовался Сергей.

Я смогла только кивнуть, ответить что-то было выше моих сил. Он наклонился ко мне. Присел рядом на корточки, протянул руку, чтоб помочь встать, но я расценила этот жест иначе и прильнула к его груди.

Парень, покачнувшись, обнял меня и прижал к себе. И тут я разрыдалась.

Он не о чём не спрашивал, и за это я была ему безумно благодарна. Я просто плакала, вымывая из души всю тревогу, напряжение, боль. А он утешающе поглаживал меня по спине и волосам и мудро не задавал вопросов. Так прошло, наверное, минуты две-три. А потом, когда внутри стало пусто, и никаких эмоций не осталось, я легко поднялась, борясь с головокружением.

— Пойдём к остальным, — прошептала я, — мне сейчас ОЧЕНЬ нужна порция хорошего волшебства!

— Да, — кивнул Серёжа, — пойдём.

Мало-помалу струился вечер, потихонечку приближая нас к полуночи. Душа моя вновь наполнилась теплом и радостью. Я думала о маме сейчас спокойно и с нежностью, как о ребёнке, который приболел в праздник, но скоро пойдёт на поправку. Я верила безоговорочно дяде Стёпе, сама не знаю, почему. Иногда у меня возникали мысли, что-то вроде: не доверяю ли я слишком этому, внезапно появившемуся в нашем доме, мужчине? Кто его знает, а вдруг он мошенник, по сути я не имею о нём никакой информации? Ну, скажите мне, кто ещё станет возиться с пьянчужкой и обхаживать её взрослую дочь без корыстных каких-то целей? Может быть он претендует на нашу квартиру? А ну как сейчас, отправив меня сюда, подпоит маму и состряпает всё так, чтоб она переписала квартиру на него. А потом выгонит меня отсюда в никуда, забрав обе квартиры себе? Когда мне в голову приходили такие мысли, я отгоняла их упорно. Но злобными червячками въедались в мозг, подтачивали мою веру в бескорыстие. Степан Анатольевич говорил о любви? Не верю я в такую любовь, когда за ней не стоит никакой выгоды. Бескорыстная помощь? Ну не знаю…

Сейчас мне пришло в голову всё-таки попытаться побольше разузнать о новоявленном отчиме. Не смогу сама — спрошу у Ищущих, у Учителя в конце концов.

А пока я отогнала тёмные мысли и сомнения. Незачем терзаться сейчас, когда ничего не в силах сделать и изменить.

Хотя нет! Я могу!

Я встала, подняла бокал с соком, оглядела гостей и решительно произнесла тост:

— «Нас окружают только честные, желающие нам добра и позитивно настроенные люди!»

— Вилка, отличные слова! — одобрил Славик, — и главное, что так оно и есть! Мы тут все именно так и настроены по отношению друг к другу. Так ведь, ребята?

Все заулыбались: открыто и искренне. И моя душа замурлыкала. Я теперь на сто процентов была уверена, что всё на самом деле хорошо и нет ничего, что могло бы разрушить это состояние.

ГЛАВА 36

Едва начался бой курантов, мы дружно подняли бокал, но никто не сказал ни слова.

Наступил момент, когда каждый остался наедине со своими мыслями и желаниями, думал о своём сокровенном.

Я пригубила колючие пузырьки и взмолилась безмолвно:

«Я хочу любви! Я очень хочу настоящей любви! Чтоб меня любили искренне, чтоб я была нужна кому-то больше жизни, как воздух, единственная и самая-самая. Так хочется почувствовать это! Так хочется раствориться в объятиях любимого человека и ни о чём другом не думать…»

Я едва не застонала вслух от пустоты, раздирающей мне душу, услужливо-коварно шепчущей: «И не мечтай, Вилка, ишь чего захотела — любви! Твой удел — использовать мужчин. Лишь так от жизни можно добиться большего. Вспомни Аскольда. Ну, полюбила бы ты его — и что? Всё бы и переломала. Холодные мозги, Вилка, трезвый расчёт…»

Я чуть не заревела в голос, закусила губу и, упрямо протвердив мысленно: «Я люблю и любима!» — залпом выпила шампанское.

Голова закружилась.

— С Новым годом!!! — закричал Серёжка.

Славик подскочил к окну и, распахнув форточку, крикнул в ночь, рассекаемую, полосуемую сотнями вспышек фейерверков, салютов, ракет:

— С Новым годом, люди!!! Счастья вам!!!

— И вам счастья… С Новым!!.. — донёсся с улицы дружный хор голосов.

Мы же обнимались и поздравляли друг друга от души. У меня всё ещё слегка кружилась голова, но пьянило ощущение братства с этими ребятами. Хотелось обниматься бесконечно…

— А пойдёмте гулять? — озорно предложила Света, — кто за?

Взметнулся дружный лес рук. Все с вопросительными улыбками уставились на меня.

— Нет, я не пойду, — вздохнула я, — ребята, я устала немного, останусь, пожалуй.

А вы идите.

— Вилка, а хочешь, мы тебя на руках понесём? — предложил Славик, — всю дорогу…

— Нет! — замотала я головой, — серьёзно, день был тяжёлый. Да ещё и позвонить надо кое-куда.

— Понятно, — подмигнул Славик, — Серёга, ты тоже остаёшься?

— Нет, иди со всеми, — я подпихнула Серёжу к выходу, — я хочу немножко одна побыть. Когда вы вернётесь, всё будет уже хорошо, и я с удовольствием к вам присоединюсь.

— Точно?

— Точно! — категорично заверила.

С шумом и гиком ребята покинули квартиру, Серёжка ушёл последним. Спросив, действительно ли мне не нужно его присутствие? Убедившись, что я тверда и непоколебима в намерении остаться в одиночестве, как каменная скала, он ушёл.

Как только щёлкнул замок, я опрометью кинулась в свою комнату. Заперлась изнутри и бросилась на кровать. Я очень спешила. Оставался кое-кто, кого мне хотелось поздравить больше жизни!

Едва я перенеслась в Школу — потрясённо ахнула.

Тёмный лес, украшенный сотнями крошечных мерцающих фонариков, развешанных на самых макушках строго вытянувшихся деревьев, потрясал торжественностью. В таком освещении он выглядел, как аккуратно причёсанная девочка-скромница на школьном балу. Нечисть робко попряталась, для неё сейчас здесь было слишком светло. Не успела я оглядеться, как краем уха уловила вдали голоса и смех. Ребята собирались на празднование, поняв это, я замерла в нерешительности. На миг стало вдруг невыносимо тоскливо, и навалились тягостные думы: а может мне действительно взять да и без колебаний отправиться к ним? Ну что Стефан сделает мне за это?

— Оставлю без подарка, — мягко прозвучал такой родной и такой ласковый голос.

Я обернулась. Крупная фигура Учителя отделилась от дерева и шагнула в мою сторону. Очень элегантно одетый в чёрную рубашку со стоячим воротником на манер священника, чёрные же брюки, тщательно причёсанный — Стефан казался чуть меньше ростом и размерами и походил сейчас на обычного человека, весьма представительного вида мужчину. Я рядом с ним, облачённая сейчас в короткое платье из багрового бархата, смотрелась под стать.

— Стефан… Учитель… — от волнения голос сорвался, сердце колотилось так, что перед глазами замелькали, запульсировали светящиеся точки. А может это и впрямь мурашки-светлячки? — с Новым годом тебя!

— С Новым, милая моя! — Стефан протянул руку и как-то неожиданно галантно и многозначительно подал её мне, — я ждал тебя, прошу пройти со мной, королева.

— Королева? — я сглотнула комок в горле, — кто?

— Ты, — рассмеялся Учитель, — ты — королева этой ночи. Сегодня твоя ночь. Ну что, пойдём за подарком?

— Ты… мне… а я не приготовила для тебя…

— Лучший твой подарочек — это ты… — тихонько пропел Стефан, увлекая меня в сторону от голосов, вглубь леса.

Я шла на подгибающихся ногах, ощущая что-то невероятное, непривычное.

Нереальность происходящего. Стефан вёл себя со мной, как внимательный и нежный возлюбленный. Что бы это значило? Неужто прямо сейчас сбывается мой полуночный тост?

Я шла, а лес вокруг нас становился всё темнее и темнее, окутывая полуночной дымкой, количество фонариков уменьшалось пропорционально тому, как росло расстояние до домиков.

Опьянённая происходящим, я почти не соображала, куда мы идём и сколько времени.

Пока не упёрлась блуждающим взглядом в маячащий впереди зев пещеры, обрамлённой ветвями деревьев. Мы здесь уже были! Водопады Силы… — вспомнила я и растерянно посмотрела на спутника.

Но Стефан лишь ослепительно улыбнулся, кивнул и повёл меня прямиком к пещере. И уже когда мы шагнули через порог, я воспротивилась и встала, как вкопанная. На вопросительный взгляд промямлила:

— А разве… ты не пойдёшь первым… ну, чтоб успокоить Стража?

— А чего его успокаивать? — засмеялся Стефан, — он не буйный. Просто ответственный. Но в моих действиях нет надобности, вы с ним уже успели подружиться, не так ли?.

— А вдруг?.. — я понурилась.

— Никаких «вдруг», — он ободряюще погладил меня по плечу, — ну, идём, моя отважная Вилка.

Мы петляли по извилистому ходу, слушая приближающийся шум Водопадов. А я не решалась произнести ни слова, чтоб не ускользнул от моего слуха ни малейший посторонний шорох, означающий, что приближается Страж покарать меня, дерзнувшую ступить на священную территорию… Хотя, слова Стефана меня немного успокоили. И, лишь уже подходя к гроту, я услышала едва уловимый всплеск воды. Поёжилась, но не уменьшила шаг.

И вот он — так потрясший меня в первую встречу — гигантский грот с высокими сводами, теряющимися где-то наверху и создающими ощущение отдельной вселенной, и меня — мелкой песчинки в этой вселенной…Гладь озера — абсолютно непоколебимая, обманчиво спокойная, пенилась и металась брызгами лишь у подножия самих водопадов. Они снова потрясли меня своим величием, я склонила голову перед потоками силы и увидела, что Стефан делает то же самое. Потом он молча, знаками, приказал мне разуться и снял обувь сам.

В полном молчании, медленно повёл меня прямиком к озерцу и остановил уже у самой кромки. Разжал ладонь и шагнул в воду. Он продвигался шаг за шагом, постепенно погружаясь, пока не остановился на глубине, где ему было по пояс. И оглянулся.

— Ну что, Вилка, иди ко мне? — лукаво пригласил Учитель, эхо звонко разбилось о своды грота.

— Как?…Я??.. — я опешила, подозревая, что ослышалась.

— А что, тут есть ещё одна Вилка? — весело расхохотался Стефан, — ну, же, смелее! Это совсем не то же самое, что ручку помочить, но не менее интересно.

Я вспыхнула, опустила глаза и неожиданно для себя самой сделала шаг в воду, затем машинально — второй. И остановилась. Тело охватил жар, заструившийся от ступней и достигший самой макушки, перехвативший дыхание, на секунду всё поплыло перед глазами и только Стефан в нескольких шагах передо мной протягивал руку.

Краем сознания я вспомнила, что где-то там, под водой, прячется Страж Водопадов.

Но уже шла дальше, шаг за шагом по гладкому песчаному дну, погружаясь в тёплый бархат необыкновенно плотной и, в то же время, словно сотканной из сияния, воды, соображая, что на мелководье Стражу не спрятаться, а на глубину я не пойду уж точно.

Тело горело, Учитель приближался, я тяжело дышала, стараясь совладать с ощущениями. И вот я уже стою по грудь в воде этого невероятного озера, а Стефан снова сжимает своей рукой мою маленькую ладошку.

— Молодец, милая… — шепнул он.

Какое-то нечеловеческое свечение исходило из его глаз, завораживало меня сейчас, окутывало так, что я не могла отвести взгляда. Предполагаю, что так же глаза светились сейчас и у меня. Дыхание выровнялось, и новая гамма ощущений начала наполнять тело: спокойствие, нега, какая-то ленивая истома…И ЗНАНИЕ, что я в безопасности, словно всё, что меня сейчас окружало, несло в себе не угрозу более, а излучало доброжелательность, было невероятно родным, заботилось обо мне, наполняло силой и неуязвимостью.

Стефан мягко привлёк к себе и я, не стремясь удержаться на ногах, легла ему на грудь, соприкасаясь с дном лишь кончиками пальцев. И так хорошо и спокойно мне сейчас было… как никогда!

А потом вдруг начало что-то происходить. Словно со дна поднялся маленький вихрь, опоясавший мягко наши ноги, вызвал напряжение во всём теле…Я вздрогнула, но Стефан мягко прижал к себе и удерживал-успокаивал беззвучно. Наши мысли вдруг стали одним на миг.

«Всё хорошо, Вилка, расслабься и дыши глубже…»

Вихрь поднимался выше и выше. В какой-то миг он вынырнул из воды, взвил наши волосы и унёсся стрелой под потолок. Я ощутила, как спало напряжение и обмякла на руках Учителя. Но тут же собрала всё самообладание и подняла глаза.

Стефан смотрел куда-то в пространство.

— Прекрасно… — шептал он, — замечательно…

— Стефан…

Я вдруг ощутила в себе огромную, гигантскую силу, она разливалась по всему телу, взрываясь то в одном, то в другом месте. И в один из моментов меня охватило внезапное, безудержное, дикое сексуальное желание. Я едва удерживала себя, чтоб не накинуться на Учителя, краем сознания понимая, что это… это… я бы выдержала это?.Сейчас уверена, что да! Мне кажется, что по силе мы с Учителем сейчас равны!

— Вот теперь ты готова, Вилка, — Стефан мягко взял меня за подбородок и приподнял его, заглянув в глаза.

Меня трясло от возбуждения, казалось вот-вот — и из меня вырвется громкий вопль, стон, крик…

И тут Стефан сделал ЭТО. Он наклонился, обняв меня, сграбастав в объятия, и прикоснулся губами к моим губам. Словно разряд электричества прошёл через наши тела. Я упивалась поцелуем, отвечала на него. Растворялась в нём. Поцелуй становился всё более страстным безумным, неистовым. Я уже не балансировала на грани сознания, я удерживалась в нём без проблем. Но в то же время я летела сквозь миры и пространства, распадаясь на атомы и мельчайшие частички, в пыль, и только сознание оставалось ясным…

Я и не заметила, как поцелуй закончился, не в полной мере владея сейчас телом.

— Загадай желание, — хрипло прошептал Стефан мне на ушко, — любое желание, что ты сейчас загадаешь, будет исполнено.

— Вслух?..

— Не надо… Про себя.

Я попыталась задуматься, но мысли не хотели собираться, они беззаботно разлетелись, подхваченные энергией страсти в потоках эйфории. И только одна мысль пульсировала сейчас в голове: «Хочу встретиться с тобой в реальности, Стефан! ХОЧУ! Хочу тебя увидеть там…»

— Всё… — выдохнула я, даже не пытаясь понять, прочёл ли Учитель мои мысли.

— Будет исполнено! — чётко произнёс Стефан.

И в этот момент всё моё тело пронзило ощущение, будто бы что-то на гигантской скорости проносится вдоль позвоночника и выходит из макушки головы. И в следующую секунду наваждение сексуального вожделения спало. Словно его и не было. Осталась только сладкая истома сорванного так внезапно поцелуя…

— Учитель… — на глазах моих выступили слёзы, я сглотнула их и продолжила, — спасибо, Учитель…

Стефан смотрел на меня, но словно бы сквозь меня, и на лице его блуждала лёгкая полуулыбка.

Он шагнул назад, наклонился и зачерпнул в ладони воды. На миг замер, а потом расхохотался и выплеснул в меня. И тут же ударил ладонью по воде, подняв веер брызг в мою сторону, окатив с головой.

Я некоторое время хватала воздух ртом, ошарашенная происходящим, а потом в голове что-то щёлкнуло и я, подхваченная детским азартом, завизжала и ринулась брызгаться в ответ. Мы долго и от всей души резвились в воде: ныряли, брызгались, хохотали, гонялись друг за другом. А потом, приятно уставшие и довольные, не сговариваясь, прекратили и побрели к берегу. Мне казалось, что прошла вечность, с тех пор, как мы здесь, и вне этого места не существует ничего — никакого мира, никаких других людей. Внезапно проявившаяся мысль о том, что нужно будет уйти отсюда, оглушила меня и опечалила. Но и в то же время я жадно смаковала последние минуты со Стефаном. Мне думалось, что вряд ли они повторятся именно ТАК. Что-то внутри меня говорило мне о том, что он таким образом…прощается со мной. Сильная уверенность, наверное, обусловливалась тем, что я теперь (хоть и на некоторое время) достигла учительского уровня и многие вещи вижу, как на ладони.

Бухнувшись на песочек, я с удивлением обнаружила, что моя одежда, волосы и всё остальное — абсолютно сухие! Но удивление быстро улетучилось, пришло твёрдое осознание, что это нормально, что именно так и должно происходить. Я улеглась на спину, заложив руки под голову, Стефан уселся рядом. Сейчас мы с ним были на одном уровне: ровесники, коллеги, близнецы…

Мы молчали, каждый думал о своём.

Я вспомнила, о чём хотела спросить Учителя. Но теперь в этом не было надобности.

Я понимала, как всё обстоит в реальном мире: Степан Анатольевич не обманывал меня, он не мошенник, он и впрямь любит мою маму… Не о чём беспокоиться. Я светло улыбнулась своим мыслям.

Озёрная гладь снова улеглась, я чувствовала там, на глубине, движение, ощущала Стража, его подводные манёвры и кувырки. Он резвился, как ребёнок, но на поверхности не колыхнулась ни одна капелька… Я мысленно улыбнулась ему и поймала ответную «улыбку». И тепло разлилось на сердце. Теперь я тут окончательно «своя»…

— Вилка… — позвал меня Стефан, вытянул из сладкого забвения.

— А?

— Как тебе мой подарок?

— Стефан… — я улыбнулась, глядя на него снизу, — ты же сам прекрасно знаешь…

Он рассмеялся.

— Ты растёшь, девочка.

— А кому я обязана своим ростом? — подмигнула я.

— Себе и исключительно себе. Иначе не была бы здесь, ты — первая, кого я привёл искупаться.

— Ты же говорил, что это позволено лишь Учителям? — прищурилась лукаво.

— Ну, тебе же открыли истину? — подколол, интересно, есть ли что-то, что можно скрыть от него?

— Лина… — вздохнула я.

— Лина, — кивнул он.

— Если ты знал, то почему ты позволял общаться с ней?

— Потому что это твой выбор, — пожал он плечами.

— Почему Лина не сказала мне о том, что ты знаешь? — пытала я, — всегда предупреждала, когда ты шёл…

— А ты не спрашивала у неё. Ты не хотела пересечься со мной там, вот она тебя и предупреждала.

Я покачала головой потрясённо: ну и ну!

И тут меня пронизала мысль о Вольке. Учитель о нём знает? Наверняка… Но вслух говорить об этом не стала. Что-то подсказывало мне, что он в курсе лишь того, что происходит в этой реальности, в Школе, а тогда пришлось бы признаться, что Волька появляется время от времени у меня дома…

— Хочешь спросить что-то ещё? — навис надо мной Стефан.

— Нет, — улыбнулась я обворожительно, — больше ничего.

— Тогда — возвращаемся? — он легко вскочил на ноги.

— Возвращаемся!

Ухватившись за протянутую руку, я вспорхнула с песка.

— Это самый прекрасный Новый год в моей жизни, — призналась я, когда мы в обнимку шли к выходу.

А уже около проёма остановилась и, обернувшись, крикнула:

— Спасибо, дорогие Водопады! Спасибо, милый Страж!!!

Всплеск, сноп брызг мне в ответ. Улыбнулась, поклонилась и под руку с Учителем покинула грот.

— Это означает, что если я приду сюда вновь одна — Страж пустит меня беспрекословно? — спросила я, едва моя нога перешагнула выход из пещеры.

— Здесь нет смысла купаться в одиночестве, — пожал плечами Стефан, — только тандем: Учитель-ученик.

— И вновь благодарю за чудесный подарок, Учитель…

— Это ещё не всё, — улыбнулся Стефан, пока мы шли по тропинке, — я хочу, чтоб ты запомнила то, что услышишь сейчас, Вилка… Делай всегда то, что считаешь нужным, даже если весь мир встаёт против тебя, даже если все вокруг твердят тебе, что ты ошибаешься и это опасно. Делай! Ибо только то, что ТЫ считаешь нужным, необходимо для ТЕБЯ. Не слушай никого — и делай. Потому что, ошибаясь, легче сознавать, что это ТВОЯ ошибка, а не окружающего мира. Забудь о том, что стремится учить тебя, если это идёт вразрез с тем, что тебе по душе и по сердцу.

Слушай разум только тогда, когда он не идёт наперекор им, иначе не делай выбор в его пользу никогда. И не забудь: реально лишь то, что важно для тебя! Остальное — иллюзии…

— Стефан, я не хочу прощаться с тобой… — прошептала я.

— Значит, не будем, — всё так же отстранённо улыбнулся он.

— Я ведь всё понимаю… — покачала головой.

— Понимаешь, но видишь недалеко.

— Может быть…

— Всему своё время. Вилка, кого хороним? — вдруг воскликнул Стефан и расхохотался так заразительно, что и я не удержалась, прыснула, а потом и звонко рассмеялась вместе с ним.

ГЛАВА 37

После тёплого и нежного прощания, улыбка сохранилась на моём лице, когда я открыла глаза у себя в комнате. В квартире царила успокаивающая тишина. Только за окном изредка слышались остаточные взрывы петард, да свист ракет, напоминающие о новогодней ночи. Да ещё голоса, смех — но где-то совсем в отдалении.

Я ещё немного полежала, а потом, когда вдруг накатило желание уснуть, нехотя встала.

Часы сообщили, что моих новых друзей нет уже полтора часа. Подумать только!

Всего полтора часа я была в Школе, а ощущение такое, словно прошли, по меньшей мере, сутки! Не так просто возвращаться из одной реальности в другую, быстро перестроиться.

Выглянула в окно. Где-то за домами стояло зарево фейерверков, у нас же во дворике было относительно тихо, не считая компании с бенгальскими огнями в беседке и семьи, пускающей ракеты.

Пошаталась по квартире, покушала салатика, сидя под ёлочкой.

— С Новым годом, Серёж, и тебя — Вилка! — чокнулась с пустым бокалом Серёжи.

В принципе, мне было совсем неплохо в одиночестве! Память о подарке Стефана окутывала невероятным теплом, нежностью. Одиночество не тяготило меня. Душа сейчас отнюдь не была одинока. Её переполняло то, что некоторые называют сладким забвением, когда мысли вроде есть, но все они какие-то рассеянные, ухватить нереально ни одну. Да и не хочется. А хочется просто сидеть в каком-то сладком оцепенении и смаковать в памяти те минуты: каждое слово, каждое прикосновение, каждый взгляд…

В этот момент в подъезде послышался топот и голоса, среди которых я различила один, что-то вдохновенно вещающий, — Славика.

И в эту секунду я поняла, что на самом деле рада им. И что мне хочется сейчас бурного, живого общения! А происшедшее в Школе, как великую тайну, сохранить в дальнем уголочке своей души, не расплескать, не износить постоянным смакованием, сохранить свежесть и яркость тех эмоций и желаний. Чтоб — совсем изредка — вновь и вновь туда нырять. Потому что такие вещи не повторяются, они случаются лишь раз в жизни и являются тем, что составляет сок жизни, её прелесть и её вдохновение. Это моя тайна, она таковой и останется.

Я выскочила в прихожую, навстречу распахнувшейся двери и сияющим лицам ребят.

— Летка, с Новым годом!!! — закричала Анюта, осыпая меня самым настоящим снегом.

Мы легли спать под утро, когда уже почти всё съели, а что не съели — убрали и навели порядок совместными усилиями со смехом и прибаутками. Всё-таки решили немного отдохнуть, потому что выяснилось — даже первого января у некоторых были неотложные дела и работа. Я немного позавидовала им: у ребят есть в жизни интересные занятия, они нашли себя в чём-то своём, настолько, что даже сразу после праздника рвутся к работе. А я? Что я могу назвать своим делом? Даже и не знаю… Единственное сейчас моё задание — вот оно, рядом со мной, спит спокойно в соседней комнате.

Парни легли в зале, с Сергеем, девчонки — в моей комнате. Так решили, чтоб никто не мешал никому и все выспались. По-моему, разумно…

Мне снилось, что скачу на чёрном единороге, вцепившись в его развевающуюся холку, по Тёмному Лесу. Лечу верхом и думаю лишь об одном: как бы не упасть. Не видя, не разбирая дороги, лишь краем глаза улавливая мельканье деревьев сбоку.

И вот расступается тьма, и единорог вдруг выносит меня…в Светлый Лес! Я кричу, пытаясь притормозить, но он не слушается и скорости не сбавляет, лишь искры из-под копыт. Теперь я всерьёз опасаюсь встречи с кем-то из Светлых, потому что нагло нарушила территорию… Но неожиданно кончается и Светлый Лес — и меня выносит на опушку. Единорог замедлившись и перейдя на шаг, становится, как вкопанный, и я решаюсь распахнуть глаза и посмотреть по сторонам. И оцепенев, замираю. Здесь собрались все: Светлые и Тёмные Воины, Учителя, остальные факультеты… Существа — обитатели Светлого Леса — толпятся у самой кромки деревьев.

И все они смотрят в одном направлении, а на лицах — непередаваемое выражение потрясения. Я, спешившись и отпустив единорога, поворачиваюсь туда же и вижу чудесный белоснежный замок внизу, в долине. Речушка с прозрачными водами огибает его с одной стороны, а от нас, от Леса, прямо к замку спускается тропка. И вроде бы сейчас закат… И тут все мысли мгновенно улетучиваются у меня из головы, потому что я вижу то, чему нет названия, кроме как ЛЕГЕНДА. Я вижу воочию то, что в анналах Школы хранится, как пророчество, как воспоминание о далёких прошедших днях. К стенам замка лёгкой поступью, словно из ниоткуда, подходит БЕЛЫЙ единорог. Он трётся о стену и поднимает голову туда, где опускается солнце. А мы все, замерев, не сводим с него глаз.

Звучит музыка, странная музыка, словно гимн, но не похожий ни на что, слышанное мной ранее, а от белого единорога разливается свет… И мне так хочется подойти поближе, окунуться в него… Но я не решаюсь, ведь никто не трогается с места.

— Пойдём, Лета? — озорно хватает меня за руку Серёжка.

Откуда он здесь?? Тянет меня на тропку, туда, вниз, где продолжает наслаждаться первыми рассветными лучами тот, кто, вроде, не существует. Я почему-то упираюсь и сажусь прямо на землю.

— Ну же, Летка, вставай! — настаивает Серёжа, слегка потряхивая меня за плечо… — …Лета, просыпайся! Вставай!

— А?! — я подскочила, разом вынырнув из сна, — что такое?

Серёжка отпрянул от меня и виновато улыбнулся.

— Прости, пожалуйста, что бужу…

— Сколько времени?

— Половина первого.

— ДНЯ?

— Не ночи точно, — развёл руками.

— Ого, — я села и огляделась: кроме нас в комнате никого не было, в квартире царила тишина, — все уже встали?

— Ага. И ушли. Три часа назад. У всех дела…Вот я подумал — может быть у тебя тоже какие-нибудь есть и решил разбудить.

— Серёж, когда я боюсь проспать, я завожу будильник… — зевнула я.

— Летка, извини… — он потупился.

— К тому же безумие — подрываться в такую рань первого января!! — покачала я головой, — работа не волк, за один праздничный день в лес не убежит…Ты тоже куда-то собираешься?

— Да нет, — развёл Сергей руками, — поработаю дома на компьютере. А ты поспи ещё…

— Ладно уж, раз проснулась, надо вставать. Серёж, поставь, пожалуйста, чайник… — я только сейчас осознала, что я полуголая, лохматая и с нечищенными зубами.

И когда парень послушно отправился на кухню, я выскользнула за дверь и прошмыгнула в ванную.

Когда Вилка-великолепная собственной персоной и «при всём параде» появилась на кухне, стол был накрыт, мой постоялец нарезал бутербродов.

— Чай? Кофе?

— Чай. Зелёный с жасмином, — обворожительно улыбнулась я, вспомнив свою задачу и делая шажок к её выполнению.

Сергей налил чай.

— Так, Лета, вот там, на холодильнике, я положил деньги за этот месяц, пока столько же, сколько платил за предыдущую квартиру, — деловито произнёс он, так, что я моментально растерялась, — обсудим, насколько вперёд вносить оплату и какую сумму?

— Ну… я не знаю…я не решала никогда таких вопросов, — мне стало неловко, — мне в общем-то всё равно…

— Лет, расслабься, — рассмеялся Сергей, — прости, больше не буду задавать. Пусть холодильник отныне станет приёмщиком оплаты, договорились? Буду пока вносить за месяц вперёд, а ты говори, если что-то…

— Хорошо, — быстро кивнула я, сворачивая разговор о деньгах, мне не хотелось строить наши отношения таким образом, на коммерческой основе.

— Супер, — засиял он, отхлёбывая чай, — кстати, там, под ёлочкой, тебя кое что ждёт…

— Что? — подскочила я, заинтригованная.

— Ночью… а точнее под утро, приходил Дедушка Мороз и оставил подарки для нас. Я свой уже открыл! Твой ждёт тебя!

Не допив чая, я кинулась в зал опрометью, визжа от радости, как ребёнок.

Несколько лет уже я не встречала Новый год с ёлкой, а следовательно не искала под ней подарков. И сейчас просто захлестнули эмоции из детства…

Перед ёлкой замерла на секунду, а потом благоговейно, дрожащими руками, извлекла из-под колючих синтетических ветвей небольшую коробочку в переливающейся упаковке с бантиком. Она была там не одна, прямо за ней стояла ещё одна — вытянутая, плоская.

— Какой мне?

— Оба, — засмеялся Сергей. Я замерла в удивлении, он пояснил, — одна от ребят, другая от меня.

— Спасибо… — прошептала я, быстро разворачивая первую.

Из вороха обёрток и открывшейся коробочки я извлекла маленькую изящную статуэтку, изображающую…Стройную миниатюрную девушку, обнимающую за шею БЕЛОГО ЕДИНОРОГА. Я едва не выронила подарок от неожиданности. Перед глазами встал сон.

— На тебя похожа! — восхищённо, с нотками удивления, проговорил Сергей за моим плечом, — ребята в точку попали.

Я молчала, настолько шокированная увиденным, что слова застряли где-то в горле.

Вот это да… Что происходит? Это явно знаки, но о чём они пытаются мне сообщить?

— Эй…Лета, всё нормально? — Сергей тронул за плечо, недоумевая от моей реакции.

— Всё…прекрасно, — я растерянно улыбнулась, — твои друзья попали в точку.

— Здорово, — успокоился он, — ну же, открывай другой подарок!!

Дрожащими руками я поставила статуэтку на телевизор, с усилием отвела от неё взгляд, отодвинула ворох обёрток и придвинула к себе коробочку от Сергея. Она была довольно ощутимо тяжеловата на вес и вызвала моё искреннее любопытство.

Едва прикоснулась к её тёмно-синему боку, сразу ощутила тепло и покалывание. Это могло означать лишь одно: внутри не простая вещь, а вещь, имеющая СИЛУ. Стефан учил нас различать одинаково в Школе и в домашней реальности такие явления.

— Что там? — насторожилась я, ощупывая коробку. Сила концентрировалась и проступала всё явственнее, словно находя отзыв в движении моих рук.

— Открывай! — настаивал Сергей, глаза его светились какой-то детской радостью.

Понял, что он не причинил бы мне вреда, вздохнула и открыла крышку.

В коробке лежала большая каменная пластинка с выбитыми на ней узорами. Я замерла и вопросительно посмотрела на Сергея.

— Это мантра, — пояснил он, — магическая вербальная формула. Вот тут написано:

ОМ МА НИ ПАД МЕ ХУМ.

— А что это значит?

— «О! Сокровище в лотосе!» Согласно буддийской традиции предполагается, что эта мантра в состоянии «пронизывать» и «просвечивать» все шесть главных сфер бытия, а также обладает значимым потенциалом освобождения человека от мучительного цикла рождений и смертей.

— Ого… Но я же не буддистка.

— Не суть важно. Смотри на неё, как на произведение искусства.

— Серёж, а откуда она? — я замерла.

Конечно, я понимала, что это священный текст, но никакой священный текст, даже самый наисвященный, не может заключать ТАКОГО потенциала, такой силы, которую я сейчас наблюдала перед собой. Значит, есть что-то ещё.

— Во время коры на Кайласе, уже во время спуска, за перевалом Дорма-Ла, мы увидели огромное количество таких вот камней с нанесёнными на них мантрами и мандалами. Камни туда приносили паломники и разрисовывали их. Считается, что если делать это с мыслью о человеке, находящемся далеко от Тибета, это принесёт ему счастье. Там из них складывают целые пирамиды, как символ доброй удачи…

— Разве можно забирать их с собой?

— Не знаю, — пожал Сергей плечами, — я не собирался. Мне неожиданно дал этот камень проводник и попросил подарить его. Кому — не сказал. Но вчера, обнаружив его в рюкзаке, я вдруг подумал о тебе. И мне захотелось подарить его именно тебе.

— Это невероятно ценный подарок… — прошептала я, осторожно вынимая пластинку из коробки и кладя на ладонь, — спасибо… я даже не знаю, что сказать…

— Я рад, что тебе нравится и по душе, — просто улыбнулся Сергей.

А я едва не расплакалась.

От неожиданного чудесного сюрприза волнами расходилось тепло, ощущение прикосновения к старому другу, надёжности, блаженства…Какого-то благоговения, непонятного мне, наслаждения.

Словно во сне, я прошла в свою комнату и поставила пластинку на полку шкафа.

Так, что мне было видно её, лёжа на кровати. Села поверх одеяла и некоторое время молча смотрела, впитывала глазами. Серёжа вошёл в комнату и отдал мне статуэтку, которую я водрузила рядом. И — словно всё встало на свои места! Будто сложилась невидимая головоломка. Я не могла объяснить себе, что это означает, просто такое возникло ощущение в этот момент. Новый год — пора чудес!

— Спасибо, Серёж… Я счастлива, — только и сумела проговорить.

ГЛАВА 38

В первый раз перед сном я медитировала с открытыми глазами. Не сводя взгляда с таблички-подарка Серёжи, концентрируясь на нём. Она отчего-то волновала меня, хотя, вроде бы, всё вполне объяснимо: буддийский предмет силы. Но почему находит такой отзыв в моей душе?

Потом уже, успокоившись, я легла, долго рассеянно всматривалась в «трещинку» на потолке, пока не провалилась незаметно для себя в сон.

А наутро снова начался снегопад. Выходить из дома совсем не хотелось, я созвонилась с мамой, соврала, что сейчас иду на работу, расспросила, как дела.

Мама была слегка подавленной, но в целом мы поговорили нормально. Доверив её состояние хлопотам её нового мужа, я повесила трубку. Уже некоторое время постепенно привыкала не бросаться сразу решать все проблемы самостоятельно, а доверять некоторые почти незнакомым людям (в чьей квартире, впрочем, я живу!) Бросая взгляды за окно, хмуро приготовила завтрак, Серёжка в комнате оживлённо разговаривал по телефону.

— Иди завтракать! — позвала я. Так и подмывало добавить «милый!», даже хихикнула и настроение выровнялось.

— Лета, — сияя появился в кухне мой постоялец, — у нас с ребятами на сегодняшний вечер кое-какие планы. Составишь компанию? Все очень хотят, чтоб ты пошла с нами.

— Куда? — удивилась я.

— В один клуб…Тут недалеко, кстати.

— В клуб? — я опешила и чуть не выронила чайник.

Надо же, не ожидала… Сергей весь такой положительный-положительный, а тусуется по клубам??

— Ага, — невозмутимо ответил он, садясь за стол, — там сегодня поёт…Впрочем, пусть будет сюрприз. Пойдёшь?

— Конечно… — медленно проговорила я, — разве откажусь от сюрприза? Я же любопытная.

Хотела добавить: «особенно на твой счёт», но передумала. Пусть для него будет сюрприз…в своё время.

Серый пасмурный зимний день пролетел довольно быстро. Я созвонилась с Алисой и Виталиком, поздравила их, договорились увидеться на днях. Пришла было мысль — позвонить Жене, но передумала.

Сергей задумчиво сидел на полу за компьютером и о чём-то размышлял. Я тихонечко подсела к нему рядышком. На экран была выведена картинка — фотография Кайласа.

Теперь я могла уже различить его среди многих других изображений гор.

— Красиво… — сказала я, исподтишка наблюдая за его взглядом.

— Да. Лет, ещё прекраснее видеть его собственными глазами вживую. Потрясающее ощущение величия!..

— Представляю себе… — я аккуратно подбиралась к теме. Но Сергей замолчал, снова погрузившись в свои мысли.

— Серёж, ты говорил, что хочешь открыть свою газету? — пошла я напролом, — хотя… сейчас ты нашёл работу в редакции и, наверное, эта идея отложится…до лучших времён?

— Эх, Летка… Сегодня мне приснился сон. Я бы сказал — сон-напутствие. Я должен открыть газету.

— Ты слушаешь сны? — засмеялась я.

— Бывает, — кивнул он серьёзно, — смотря какие сны, Лета. У тебя разве не случается особенных снов?

Я вспомнила видение про белого единорога и пожала плечами. Потому что хоть сон и был особенный, но я не понимала, что могу из него извлечь. Могла бы сказать, что для меня каждый сон — чудо, поскольку я вижу их довольно редко. Последний год не видела вообще, если не считать Школу сном.

— В нём я говорил с Учителем, — задумчиво продолжал Сергей, — он подсказал мне, с чего начать. Я привлеку ребят и своего шефа, сначала буду действовать под его юридическим «крылом», потом самостоятельно.

— Серёж, думаешь из этого что-то выйдет? Эзотерической прессы сейчас хоть отбавляй… — скептически покачала головой я.

— Вот именно. Хоть отбавляй и на все лады. Но так мало по-настоящему толковых изданий, посвящённых проблеме совершенствования духа человека, его развития. Вот назови хоть одно?

Он лукаво прищурился.

— Ну… не знаю. Я вообще-то не читаю такие вещи…Книги — куда информативнее.

— А есть люди, которые не читают книги. Или не знают, с чего начать. Ведь в книгах тоже море информации, — втолковывал мне Сергей, — как в ней не утонуть?

— Читать то, к чему тянет, — пожала я плечами.

— Верно, — он ловко закруглил диалог.

Я помолчала, не зная, что дальше сказать.

— Вилка, я обязательно должен открыть эту газету! Знаешь, восемь лет назад у меня было необычное видение. Я тогда лежал в больнице, находясь грани жизни и смерти и только планировал поступать на журналиста. Грезил, как стану писать сенсации, с проворством ловкого папарацци проникать всюду и освещать чужую жизнь. В мире журналистики нет законов, хочешь подняться — умей вертеться. И вертеться быстрее своих конкурентов-коллег…

— Тем более! Думаешь, что твоя газета сможет соперничать с яркими глянцевыми эзотерическими изданиями? Представляешь, какие средства нужно вложить, чтоб создавать красивую цветную прессу? Все известные названия начинали с чёрно-белого варианта, а теперь их уже все знают и растёт спрос на них, — горячо убеждала я, — но сейчас времена другие! Если ты начнёшь с нуля, никто и не заметит чёрно-белую газетку среди океана других, более солидных.

— Заметят, Летка, — возразил Сергей, — ещё как заметят! Это будет некоммерческое издание, никакой рекламы. Газета от корки до корки будет действительно нести в себе информацию, зажигающую души! Вся работа поведётся на добровольных началах, ребята будут помогать, общими усилиями мы создадим свой луч в сумерках обыденного сознания!

— Красиво сказал, — усмехнулась я.

— Не веришь в это предприятие? — Сергей пытливо заглянул мне в глаза.

— Не знаю, — я пожала плечами, отводя взгляд.

В душе царило смятение. Он настолько уверен в себе, что не столкнуть так просто с намеченного пути. Крепкий орешек. Но у меня острые, не менее крепкие зубки.

Поборемся, Серёжка!

— Поверь, Летик! — взмолился парень, — мне очень ценна твоя поддержка.

— Почему?

— Потому что ты вошла стремительно в мою жизнь и в мысли, — он прикоснулся к моим волосам, — и мне очень важно, что скажешь именно ты.

Я отпрянула и стушевалась. А потом внутренне тут же заругала себя: ну, чего шарахаешься? Надо действовать, пока он настолько откровенен, не теряя возможность.

— Я…Серёж, я готова тебе помогать!

— Спасибо, — широко улыбнулся он, — благодарю!

— Не за что пока, — я встала, испытывая замешательство и желание спрятаться в своей комнате и обдумать всё, — пойду займусь своими делами…

Он кивнул.

— Если появятся какие-нибудь идеи — поделюсь, — закончила я и выскочила из зала.

А в тишине своей комнаты я почувствовала, как пылает тело. Вспомнила прикосновение Сергея к своим волосам и его слова. И поняла: вот оно! Он сам даёт мне ключ к решению задачи. Я стала ему дорога — этим надо непременно воспользоваться. Признаюсь, что и сама стала испытывать к нему весьма тёплые чувства, так что особо играть не придётся. Вот ещё от его компании парня нужно постепенно отлучать, с толпой мне не побороться, а вот когда Серёжа останется один — битва, идущая на всех уровнях, будет им проиграна. Познакомлю его, пожалуй, с Алисой и Виталиком, они играют на моей стороне!

Преисполнившись гордости за то, что я, Тёмный Воин, в этот самый момент исполняю такую миссию, возложенную на меня и от моих действий зависит не только будущее Школы, но и всего мира, я знала, что не имею права на поражение.

Хорошо, далее изберём тактику заботливой женщины-музы, окутаем объект лаской и вниманием, будем всячески поддерживать, усыпляя бдительность (нельзя слишком активно отговаривать!). А потом, грамотно используя нюансы мужской психологии, подвести всё к тому, чтоб он сам решил отбросить эту идею, может даже переключить его на какую-то другую, вполне безобидную.

Поблуждав по комнате взглядом, снова уставилась на подаренную табличку, и мне вдруг стало стыдно за эти стратегические измышления. Человек ко мне со всей душой, такой замечательный парень — а я вынуждена лицемерить! Однако с голосом совести я расправилась одним лишь убедительным аргументом: если бы не возложенное на меня задание, мы бы с Сергеем не встретились вообще, не стали бы такими хорошими друзьями… Так что отметаем терзания и движемся в заданном направлении!

Незаметно подкрался вечер. Вынужденная заниматься одними лишь бытовыми, домашними делами, я, бросая взгляды в зал, где тихонько и отрешённо работал Сергей, подумала, что неплохо было бы прикупить и себе ноутбук и тоже заниматься каким-нибудь делом. А может книгу начать писать? Например, про Школу.

Я усмехнулась: да кто ж поверит в это? В лучшем случае, фантастом назовут. В лучшем…

По крайней мере, лучше, чем возиться с уборкой-готовкой. Я совершенно не приспособленный к быту человек. Меня не привлекает вести хозяйство, самозабвенно надраивать квартиру и готовить больше, чем раз в день… Делать что-то по необходимости — на это Вилки ещё хватало, но страшно удручало. Ну не моё это!

Потому-то отчасти было комфортно в отношениях с Антоном — он не требовал от меня невозможного. Мы питались по ресторанам, мотались по квартирам друзей и клубам, у нас не было какого-то одного, только нашего дома, мирка, где оставались бы наедине. Пару раз мы проводили время у меня дома, запершись в комнате, но Антоша быстро начинал скучать и рваться из стен на волю. В общем, хоть я и любила тишину, покой и уют — не умела сама их создавать для других. Потому любила одиночество. Для себя одной много не требовалось, оттого я и не задумывалась даже о семье. А теперь вот попала в условия, близкие к семейной жизни. За тем лишь исключением, что Сергей мне не муж и даже не любимый человек.

Следовательно, я и не обязана заботиться о нём. Казалось бы. Но вынуждена, он — моя работа и мой сегодняшний образ жизни…

Едва начали сгущаться сумерки, Сергей оторвался от компьютера, выключил его и кинул клич собираться. Быстро оделась, всё ещё сомневаясь в целесообразности окружать флером тайны наш поход. Но, вероятно, меня ждало впереди немало сюрпризов. Потому что Сергей не хотел открывать секретов, а лишь многозначительно молчал и улыбался, правда поинтересовавшись, какую я предпочитаю музыку. Пожав плечами, ответила, что всякую, кроме, пожалуй, заунывной классики. Вот уж никогда не понимала классической музыки (за редким исключением), что можно в ней находить этакого и чем восторгаться? По большей части она весьма депрессивна и ввергает либо в уныние, либо в раздражение.

Сергей ответил, что отсутствие классики он мне гарантирует, и надеется, что я не буду разочарована проведённым с ним вечером. Обворожительно улыбнулась и ничего не ответила.

Такси подкатило к небольшому строению где-то на задворках Питера. Меня немало удивил вообще сам факт существования в таком районе клуба. А тем более, похожего на заброшенный со времён 80-90-х кинотеатр, с несуразно яркой вывеской, гласящей, что сие заведение носит гордое название «Небесный город»!

Ладно, поглядим, что тут у нас на «небесах»…

Тяжёлая дверь медленно открылась внутрь, впуская в небольшой полутёмный холл.

Музыка доносилась сюда приглушённо, видимо из самого танцзала, таящегося за дверью справа. В холле же «скучали» в карты трое охранников.

Едва мы вошли, они лениво вопросительно уставились на нас, не демонстрируя однако ни малейшей попытки встать навстречу.

— У нас столик заказан, — на ходу пояснил Сергей, мельком глядя на часы.

Один поморщась махнул рукой, мол, проходите. И троица вновь углубилась в свой занятие.

Сергей распахнул дверь и оттуда мгновено вырвалась, подобно притомившемуся джину, тугая волна громкой музыки, заводной, латиноамериканской. Замелькали танцующие силуэты.

— Иди за мной, — улыбнулся Серёжка и нырнул в веселящуюся толпу.

Я, на миг заворожённая клубящимся разноцветьем, озорно пожала плечами и бросилась следом. Он так поразительно ловко лавировал между танцующими, что я почти отстала и, притормозив, испугалась — где его потом искать? В таком освещении, в кружении пёстрых огней, невозможно было оценить истинные размеры зала. Но, откуда не возьмись, вынырнула рука и, цепко ухватив меня, ввинтила в толпу и протащила так до конца зала. Там, не небольшом пятачке было на редкость немноголюдно и открывался хороший вид на сцену. Серёжа кивнул мне на столик у стены, за которым сидели уже, приветливо улыбаясь, Вадим и Света с Анютой.

Парень махнул нам, мы быстренько разместились рядышком.

— Алиша сегодня? — громко спросил Сергей, стараясь перекричать музыку.

Вадик кивнул, довольно улыбаясь.

— Давайте, угощайтесь, — засмеялась Света и подвинула ко мне бутылку «Пепси», — вы не голодные?

Мы с Серёжкой одновременно качнув головами, расхватали газировку, шутливо чокнулись и выпили. Для меня подобное было слегка диковатым: в ночном клубе, в весёлой дружеской компании — и вдруг пить безалкогольные пузырьки! Без пива, без травки и порошка…что-то нереальное. Но зато и не возникло того опустошающего ощущения напряжения в ожидании момента, когда Антон потянется к наркотику…

Антон? Его же тут нет! Как это всё было давно…

Я тряхнула головой, и наваждение прошлого исчезло.

А музыка вдруг оборвалась.

— Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте!!! — на сцену выскочил невысокий толстенький мужичок в цветастой рубашке, выглядывающей из-под кожаной жилетки, отливающей тёмно-синим, в тон брюкам, и, тряхнув волосами, собранными в хвостик, заголосил в микрофон, — а сейчас давайте поприветствуем двух очаровательных и восхитительных девушек! Сегодня гостьи нашего «Небесного города» — Анжелика Начесова и Алиша!!!

Зал взорвался аплодисментами. Серёжа воспользовался моментом, наклонился к моему уху и пояснил:

— Я специально подгадал к самому выступлению! До этого здесь всё было как в других клубах…ничего интересного.

— А сейчас что будет? — полюбопытствовала я в его ухо.

— Ты слышала хоть раз их песни? — кивнул он в сторону сцены, откуда певицы весело общались с залом.

— Вроде… Начесовой что-то слышала… — поморщилась я неуверенно, — а вот вторую, как её, Алиша, да? С её песнями не встречалась Я же не могла сказать, что всё больше рок тяжёлый слушала…

— Много потеряла. Анжелика — королева страстных песен, горячей динамики, кавказский темперамент плюс восточная нежность! А Алиша — начинающая звезда. Её имя ещё не на слуху. Но в узких кругах рейтинг уже немаленький. Она поёт светлые и позитивные песни, не поверишь, просто возносят душу…

Сергей вдохновенно махнул рукой снизу вверх.

— На эти песни существует определённая категория слушателей, но, думаю, ты не пожалеешь.

«Да уж…» — кисло подумала я, — «видел бы сейчас Стефан, какая у меня культурная программа на вечер…Тёмный Воин слушает светлую и возносящую музыку! Ха!»

А на сцене уже запела Анжелика:

«Тихо-тихо…

Сердце так стучит…»

Я замерла, растворяясь помимо своей воли. Стук сердца, звучащий вперемешку с музыкой, просто пронзал душу, голос с бархатными нотками завораживал…

«Я задыхаюсь от любви своей

Задыхаюсь — нет любви нежней

От поцелуев я схожу с ума

Я не любила, как люблю тебя…»

Я вцепилась пальцами в край стола, не решаясь взглянуть на спутников. Мне казалось, что все эмоции написаны на моём лице.

«Нежно-нежно

Скажешь мне привет…

Нежно-нежно улыбнусь в ответ…»

Всё! Хватит мне этой нежности! Я захотела вскочить, но усилием воли подавила это желание. Что подумает Сергей? Такая реакция любому покажется ненормальной…

Скосив глаза, увидела, что остальные с блеском в глазах наслаждаются пением.

Скрипя зубами, я осталась сидеть.

Краем глаза отметила, что в зале много танцующих пар. На секунду обожгла мысль — «а если вдруг Серёжа меня пригласит сейчас?» К счастью, он не двигался с места.

Я решилась поднять голову. Славика и Светы не было, ушли танцевать. Анюта не сводила глаз со сцены и одними губами беззвучно подпевала.

Если бы на сцене выступала рок-группа, для меня это было бы привычнее, я была бы «в своей тарелке», тоже подпевала бы. А это… разве музыка? Сопли сплошные…

Однако почему-то моё сердце уже билось в ритме мелодии, а тело покачивалось в нём же туда-сюда… Я поёжилась и отпила из бутылочки, к счастью, песня подходила к концу.

А ведущий уже объявлял следующую.

— Великолепная, несравненная Алиша! «Ну, почему я не птица?» грустит девушка в песне, а два белых крыла тянутся прямо в небо…

Худенькая, миниатюрная, стройная, как тростиночка, совсем девочка, с белоснежном длинном платье с широкими рукавами, Алиша шагнула к микрофону как-то несмело, в противовес грациозной и уверенной в себе Анжелике, с какой-то детской робостью взяла его в руки… Заиграла музыка. И вдруг, с первыми её аккордами, я увидела…

НЕБО! Бесконечное, беспредельное, затягивающее… Я закрыла глаза.

«Она легко скользила

В объятиях небес

В груди её свобода,

В её душе полёт.

Она живёт дыханием ветров,

Желаньем тайным моих снов…»

Почему я никогда раньше не слышала ТАКИХ песен? ЧТО-ТО было в ней, казалось, охватившее весь зал. Жило, дышало нашим подсознательным, рвущейся наружу памятью предков, со своим извечным стремлением человека к полёту.

А голос лился, словно хрустальный родник… Невозможно подобрать слова для сравнения. Чуть подрагивал, но лился, звенел, перекатывался…

«Ну, почему я не птица,

А по ночам небо снится

И лишь слезой на ресницах

Застыла боль…

В полёте мне не проснуться

И крыльями не коснуться

О, небо, плачущей птице

Взлететь позволь!»

А я ощущала полёт… Кружилась в небесном просторе, вознесённая туда чарующим голосом Алиши. Распахнула крылья и обнимала землю, объяла леса и горы… реки и ручьи… распластавшись на ветру, парила легко и невесомо…

«Цветком с душою птицы

Была я рождена.

Мечтая о полёте,

С землёй обручена.

Тоскою рвётся песня из груди:

«Взмывая крыльями, лети…»

ЛЕТИ!!!

С последними затихающими аккордами я распахнула глаза и… увидела мокрые дорожки на лице Алиши. Слезы катились из её закрытых глаз. Девушка пела, подняв лицо вверх, туда, к небу… она тоже видела себя в облаках, птицей, парящей на свободе.

Руки, распахнутые, как крылья, казалось, обнимали весь зал, каждого из присутствующих в отдельности…

Когда взмыл вверх и затих, растворившись в безмолвном восхищении слушателей, последний звук, Алиша уронила руки и опустила голову. Нет не спела, она ПРОЖИЛА свою песню. А у меня горло перехватило спазмом, и просто не смогла бы сейчас произнести ни слова.

Алиша тихо скрылась за кулисами, и тотчас же зал взорвался запоздалыми аплодисментами. Таких бешеных оваций мне ещё не приходилось слышать.

— Это её новая песня… — проговорила Анюта, у которой в глазах стояли слёзы, но она, казалось, совсем не стеснялась этого.

— У неё все песни… такие? — наконец, совладала я со своим голосом.

— Да, — кивнул Серёжа, не сводя взгляда со сцены и крепко сжимая мою руку.

Невероятно! Девушка с дивным голосом и неземной песней в каждом из нас пробудила сильные эмоции!

— Серёж, хочу домой… — негромко попросилась я.

Просто ощутила вдруг, что это слишком для меня… Сейчас я совершенно обессилена, опустошена. И не выдержу ещё одной такой песни. Что же творит с душами человеческими эта девушка… Ей бы не в ночном клубе выступать, а в огромном концертном зале! Главном зале страны, заполненном людьми до отказа. И пусть голос у неё не идеален, не так силён и крепок, как у матёрых звёзд нашей эстрады, однако по эмоциональности исполнения и энергетике, излучаемой её песнями, с ней вряд ли кто-то сравнится…

— Ты ещё не слышала самую первую, с которой она вообще вышла на сцену!

Называется «Я так хочу согреть тебя теплом своей души» — улыбнулась Света, не слыша моей просьбы.

Меня как плетью огрели её слова. Я съёжилась.

— Что с тобой? — удивился Серёжа, — ты в порядке?

— Не совсем… — меня зазнобило, — пожалуйста, давай уйдём… Потом поговорим, а?

Я порывисто встала. Серёжка поднялся за мной. Заметив его полный сожаления взгляд, брошенный на сцену, где зажигательно пела Анжелика, я на секунду ощутила вину, но шагнула в сторону выхода, пряча глаза… Исподлобья заметила, как он махнул ребятам и решительно бросился за мной вслед. Догнал меня, приобнял. А в следующий миг остановился. Догнавшая нас Анюта тянула за рукав и показывала жестами, чтоб приблизились.

— Серёжа! — старалась перекричать музыку, — мы денька через два-три зайдём к тебе, не забыл? Поговорим о газете. Вилка, пока, увидимся!

— Ага, я после обеда буду дома. Жду.

ГЛАВА 39

Мы успешно пробирались к выходу. Толпа не так бесновалась, я бы сказала, что танцы стали намного более…организованными, добрыми что ли. А я ощущала себя словно «не в своей тарелке». Как будто оказалась в иной реальности, где всё по-другому, по незнакомым мне законам.

Да, вероятно, куда больше, чем думала, отвыкла я за эти два года, с момента смерти Антона, от клубов и баров…

Неожиданно пронзительно заболела голова, застучало в висках, захотелось домой, прилечь в тишине, наедине с собой. Я повернулась к Серёже, намереваясь попросить его остаться здесь с друзьями, но слова вдруг комком встали у меня в горле.

Откуда-то из толпы вынырнула… Алиша собственной персоной, кутаясь в шубку и пряча лицо в копне золотисто-рыжих волос. Невысокий, но крепко сбитый мужчина вёл её под локоток, оберегая от посетителей клуба, в нашу сторону. Я и узнала-то певицу только потому, что она на миг подняла лицо, а затем вновь спрятала его.

Пара приблизилась к нам раньше, чем Сергей, проследив мой взгляд, обернулся.

— Серёжа, — Алиша почти прижалась к нему, вскинув на парня глаза, — мне надо с тобой поговорить…

Серёжка заметно растерялся. И тут Алиша увидела, что я стою рядом и держу его за руку.

— Ой, извини… — стушевалась певица, голосок у неё был тоненький, вызывающий искреннюю симпатию.

— Давайте выйдем, — негромким басом, в возникшей музыкальной паузе, оглядываясь по сторонам предложил мужчина, сопровождавший Алишу, — отсюда.

Мы спешно выбрались в холл. Я не сводила глаз с девушки, поражённая фактом их с Сергеем знакомства и, несомненно, дружбы.

— Аль, познакомься, это Виолетта, — представил меня Сергей, когда мы оказались снаружи. Охранники уставились на Алишу во все глаза, она робко отворачивалась от взглядов.

— Очень приятно, — протянула мне узенькую ладошку.

Во мне росло какое-то тёплое, похожее на материнское, чувство по отношению к ней. Непонятное, тем не менее — оно захлестнуло меня с головой. Захотелось даже погладить её по пушистым волосам, щедро усеянным блёстками.

— Серёж, ты давно приехал? — вопрошала Алиша настойчиво, — как съездил?

— Отлично, — улыбнулся Сергей.

— Всё было именно так? Ты получил ЕГО? — Алиша понизила голос.

Сергей быстро глянул на меня, перевёл взгляд на мужчину, стоящего рядом с самым безучастным видом и кивнул. Лицо девушки засияло.

— Значит теперь ты на пути?! Серёж, можно я на днях зайду к тебе? — она с мольбой глядела ему прямо в глаза.

— Буду очень рад, — серьёзно ответил мой спутник, — только я сменил квартиру.

Живу вот у Леты…

— А она знает? — Алиша как-то странно произнесла это, сделав ударение на последнем слове.

— Не всё, — туманно произнёс Сергей, избегая моего взгляда.

Я стояла, как пришибленная, совершенно ничего не понимая из этого разговора, ощущая между ними незримую связь и в то же время — совершенно не объяснимую. Я не чувствовала, что между ними есть что-то…интимное, нет, скорее словно родственное, притом бесконечно нежное, как у брата с сестрой. И какая-то тайна.

— Аля, пора возвращаться… — мужчина осторожно потянул её за рукав, — у тебя ещё два выхода.

— Ты уходишь? — расстроилась Алиша, не сводя глаз с Сергея, — не дослушаешь?

— Оставайся, если хочешь, — вставила я робко.

Алиша посмотрела на меня, быстро перевела взгляд на Сергея и, уловив наше обоюдное замешательство, замахала отчаянно руками:

— Нет-нет, это не важно, идите. Я потом спою вам отдельно, ага? Сегодня тут шумно, невероятно шумно… Никакого удовольствия. Я сама устала… Серёжка, идите, я на днях к тебе зайду!

— Аля, пошли, — мужчина уже активнее потянул певицу.

— Да-да, — кивнула она, — иду. До свидания, Серёж, до свидания, Виолетта!

Она развернулась и зацокала каблучками, растворилась в распахнувшемся дверном проёме, взорвавшемся зажигательными ритмами очередной песни Анжелики Начесовой.

В полном молчании мы покинули клуб, поймали такси. Сергей не расспрашивал меня о причине моего бегства из клуба, он сейчас был погружён в свои мысли. Ехали в тишине, поднимались в подъезде по ступенькам в тишине.

— Серёж, вы, значит, знакомы с Алишей, — наигранно восторженно сказала я, разрывая гнетущую тишину, когда захлопнулась дверь в квартиру.

— Знакомы, — кивнул Сергей, продолжая размышлять.

— Она интересная девушка. Мне понравилось, как она пела, просто невероятно… И потом… мне кажется, она необычная.

— Она очень необычная, — кивнул Сергей, — ты ещё убедишься в этом.

— Только… я не поняла, о чём она говорила. Ну, что ты получил на Тибете и чего я не знаю… Нет, можешь не говорить, это не так важно, просто я удивилась и…

Серёжа прервал мой щебет.

— Лета, я тебе всё расскажу, обязательно, просто соберусь с мыслями, хорошо? Дай мне время. Я себе самому долго не решался уяснить и поверить, что происходит.

Но, видимо, так оно и должно быть. Теперь я уверен на все сто.

Он ещё больше встревожил меня и запутал.

— Хорошо, всему своё время, — только и смогла ответить я и, повесив шубу на вешалку, ушла в ванную.

Открыла кран и, рассеянно намыливая руки, долго размышляла. Что-то подсказывало мне, что эта тайна имеет самое прямое отношение к моему заданию. И произошёл какой-то новый виток, вот только чем он для меня аукнется? Странная девушка — странные слова — странные события впереди.

Мы пили чай с печеньем. Мой квартирант был погружён в себя, настолько, что я не решалась теребить его. Он даже напрочь забыл спросить о том, почему так стремительно покинули клуб. Почему я пожелала уйти? Сейчас, впрочем, и не знаю, как ответить на этот вопрос. Буря чувств, поднявшаяся в тот момент у меня в душе, под влиянием песен Алиши и Анжелики, уже улеглась, сглаженная другими, более поздними эмоциями: удивлением, потрясением и тревогой из-за недосказанности.

Я поняла, что сегодня не получится откровенного разговора, извинилась, сказала, что чувствую себя не очень хорошо и ушла к себе в комнату. Плотно прикрыв дверь, я села на кровать и достала телефон. Ого! Три непринятых входящих звонка! И все три — от Жени. Вот что значит оставить дома мобильный телефон. Перезванивать не стала, на повестке дня гораздо более важный разговор…

Я набрала номер Алисы.

— Лиса-Алиса на проводе, — хохотнула Алиска в трубку, у неё вероятно было отличное настроение, — привет, Вилка! С Новым тебя!

— Приветик, тебе того же, — улыбнулась я, — Алис, мне бы поболтать с вами, с тобой и Витом. Это очень важно.

— Да без проблем, говори!

— Не по телефону. Слушай, может вы ко мне приедете? У меня куча новостей…

— А мама твоя?..

— Ой, да! Я же сейчас одна живу, — взахлёб делилась я, радуясь, что у меня наконец-то есть подруга, с которой можно пообщаться, — в квартире своего будущего отчима. Сдала ему маму, с рук на руки, и теперь это не моя проблема.

— Понятно… — ответила Алиса, — так что ж, диктуй свой новый адрес!

Назвала.

— Ты хочешь, чтоб мы прямо сейчас приехали? — я буквально ощутила, как подруга посмотрела на часы.

— Нет, что ты, куда я вас на ночь глядя буду вытаскивать! — замотала я головой, — может завтра? Вы как, не сильно заняты?

— Так…Завтра у нас что? Воскресенье… В любое время — как штык, готовь чай, крепче ничего не пьём, ага! — хихикнула она в трубку, — кстати, как у вас с Сержем дела идут? Есть сдвиги?

— Есть… — вздохнула я, «сдвиг по фазе» у меня уже точно скоро будет от его тайн и недомолвок, — кстати, и познакомлю вас заодно. Мы же вместе живём…

— Вау! Так быстро? — Алиса поперхнулась, — ну, Вилка… молодец, девка, быстро ты его захомутала, оперативно.

— Он у меня комнату снимает! — поспешила пояснить.

— Что ж, тоже неплохо, — пыл приугас — Новый-то поди с ним встречала?

— С ним и его друзьями, у нас.

— Ага, ну умница! Слушай, горю от любопытства, так хочется познакомиться!

— Обязательно, — заверила я, — только смотри, не проговорись, что в курсе наших дел.

— Вилка, ты что обо мне такого плохого мнения? — гыркнула Алиса, — я ж самая великая актриса в мире! Ни словечком не обмолвлюсь! А Витас вообще на сутки может и язык проглотить!

— Не надо! Он ему ещё пригодится, — хихикнула.

— Твоя правда… — вздохнула подруга, — ну, значит завтра во сколько?

— Да сразу с утра, как проснётесь.

— Ооо! Подумай хорошо, прежде чем назначать это время. Забыла, что мы в пять встаём?

— В воскресенье?..

— Здоровый образ жизни требует жертв! — отчеканила Алиска, — ежедневных и неукоснительных.

— Бедненькие… — пожалела я.

— Ха! — издала клич Алиска, — посмотрим лет через 30–40, кто из нас будет бедненький! По крайней мере, Витас так говорит…

— Прожить бы столько… — закручинилась я — Проживёшь!!! — заверила подруга, — куда ты денешься?

— Если это задание выполню…

— Резонно! Не кисни, всё будет пучком, мы под боком, если что.

— Спасибо, что бы я делала без вас, — искренне призналась я.

— Трепала бы себе нервы почём зря. А они, как известно, не восстанавливаются.

— Вот расплююсь с заданием — и примкну к вашему движению за здоровье, — пообещала горячо.

— Ну-ну, — усмехнулась Алиса, — будем ждать.

На сём мы распрощались и рассоединились. И тут же мобильный ожил снова. Опять Женька… На этот раз я всё же решила снять трубку, чтоб поскорее разобраться с причиной столь ярых домогательств.

— Да, чего ты хочешь? — устало и несколько грубовато, напрямую спросила я, распластавшись на кровати — Здравствуй, Виолетта! — в голосе Женьки звучало что-то новое.

— Ты тоже не болей, — нетерпеливо отозвалась я, — ну а всё-таки?

— Может, увидимся завтра?

— И тебя, Жень, с праздником тоже, — вздохнула я, — у меня много дел, увы.

Что-то срочное?

— Да, — странно сказал Евгений, — хочу познакомить тебя со своей девушкой.

«Ух ты!» — чуть не воскликнула я. Неужели Женя взялся за ум и перестал рассчитывать на меня в интимном плане? Даже села от неожиданности.

— Евгений, что сказать — рада за тебя! — поздравила одобрительно, стараясь скрыть иронию, — но неужели моё присутствие так уж необходимо?

— Я хотел бы, чтоб ты познакомилась с Аней.

Он начинал меня раздражать.

— Обязательно познакомлюсь, только давай позже. У меня правда очень много дел!

— Виолетта, — напряжённо прервал Женя, — помнится, когда мы познакомились, ты пообещала учить, помогать постигать магию… Но с тех пор ты только и делаешь, что пинаешь меня.

— Для мага очень важно отречься от своего эго и набраться терпения, — поучительно произнесла я, — а если и вовсе вспомнить момент нашего знакомства — так не окажись я поблизости, участь твоя была бы незавидной!

— Что-то я в этом уже сомневаюсь, — нехорошо сказал парень, — ничего бы со мной не случилось, наоборот, прославился бы, как один из уцелевших…

— Ненадолго бы продлилась слава, аккурат до прибытия Светлых на место событий… — пробормотала я и оборвала его, — прекрасно, дорогой! Ещё не поздно сообщить в СМИ о себе, как об участники трагедии. Только как-нибудь сам объясни им, каким образом выбрался оттуда. И уж меня не упоминай, договорились? Я тут ни при чём, ведь с тобой и так ничего бы не случилось. И учитель из меня никакой, так что выбрось из головы магическую фигню, и сосредоточься на личной жизни.

— Виолетта… — как-то вдруг жалобно проговорил Женя, — прости, я погорячился.

Хотел поддеть тебя, поддразнить. На самом деле, я так не считаю. И даже больше — я по-прежнему готов тебя умолять, чтоб ты меня учила.

Вот те нате! Его глюки меня уже даже не забавляют…

— Ладно, хорошо. Завтра встретимся и обсудим, о’кей? — я решила закончить нудный разговор поскорее любой ценой.

Мы договорились пообедать недалеко от моего дома, в небольшой кафешке, с его пассией. И пусть она будет действительно хорошей девушкой, которая поставит мозги начинающего мага на место и, по возможности, включит их! Да уж, насыщенный завтра предстоит денёк…

ГЛАВА 40

Утром Сергей умчался в редакцию с кучей дисков, обещал до обеда вернуться.

Спросонья смогла промычать в ответ лишь что-то невразумительное, но поняла одно: нашего вчерашнего разговора как и не было, парень стал прежним: улыбчивым и лёгким.

Встав довольно поздно, я едва успела причесаться, умыться и сесть завтракать, как нагрянули Алиса с Витом.

Виталик подарил мне годовой абонемент на посещение своего тренажёрного клуба без проставленной даты — предложив самой вписать, когда возникнет желание начать новую, спортивную жизнь. Мне очень понравилась эта идея, от всего сердца поблагодарив друга, я усадила их за стол с собой.

За завтраком я по возможности подробно, пользуясь отсутствием Серёжи, рассказала им, как у меня обстоят дела. Упомянула и об Алише (Виталик нахмурился, пытаясь вспомнить, где он уже слышал это имя), и о решимости Сергея всё же открыть газету. Я только об одном умолчала — о подарке Стефана.

Ребята некоторое время раздумывали, а потом сообща посоветовали мне сделать упор всё-таки не на дружеское расположение, а попытаться сблизиться интимно, пока этого не сделал кто-то раньше меня. Хотя бы та самая Алиша, от которой он в таком восхищении и с которой у него явно связана какая-то тайна. Алиса поделилась предчувствием, что эта милая девочка — моя основная конкурентка.

Старинная народная мудрость вещает, что «Ночная кукушка дневную перекукует».

Конечно, эта поговорка относится к непростым взаимоотношениям свекрови и невестки, но вполне применима и к противостоянию: друзья-любимая, если оно возникнет, а вообще пора его отвлекать и перетягивать ненавязчиво на свою сторону.

Хорошо, сегодня я сделаю одну попытку, а ночью обязательно отправлюсь в Школу и поговорю со Стефаном. В прошлую ночь я не сделала этого, но, видимо, мой визит не был столь уж необходимым, иначе бы Учитель позвал меня.

Вот так неспешно мы вели разговор, который постороннего наблюдателя мог бы ввести в ступор и состояние крайнего недоумения: наша дружная компашка активно пользовалась терминами Школы. Алиса с Витасом впали в ностальгию и «отрывались» по полной: как более старшие и опытные выпускники Школы, они деловито давали мне советы. А я милостиво позволила им это удовольствие и всячески подыгрывала.

Потом они уловили, что я попросту развлекаюсь, и стали в свою очередь прикалываться надо мной. Всё закончилось здоровым хохотом.

А потом я рассказала им о ситуации с Женей.

— Да отпусти ты его, подруга! — покачала головой Алиса, — к чему он тебе теперь?

Не помощи, ни поддержки, только морока одна…

— Ты права, — кивнула я, — думала, что с паршивой овцы — хоть шерсти клок, но…просто отпустить — значит признаться в зомбировании. Духу у меня не хватает.

— Подожди, достанет он тебя, хватит и ещё как! — кивнул немногословный Витас, — ну, девчонки, вы заигрываетесь порой…

— Себя вспомни, — с иронией намекнула туманно Алиса, а в голосе прозвучала досада. Вероятно Вит всё же приоткрыл ей некоторые факты из своей жизни.

— Ладно, сегодня увидимся и посмотрю, что там у него за девушка, — я отхлебнула чая.

— Слуш, а может девку зазомбировать, чтоб она его взяла на короткий поводок, а? — вдохновенно наклонилась ко мне Алиса. Я мгновенно загорелась этой мыслью.

— Так, дружненько успокоились, — Виталик схватил подругу за локоток, остужая наш пыл, — никаких зомби. Не списывайте Светлых со счетов. Они-то уж наверняка держат Вилку под наблюдением. Не удивлюсь, если в ближайшее время дадут об этом знать…

— Ты блин… предсказатель! — рассердилась Алиса, — ты на чьей стороне?

— На вашей, — пожал он плечами, — потому и предупреждаю.

— Ладно, с зомбированием действительно была глупая идея, — вспомнила я Аскольда и примиряюще подняла руки, — а вот за предупреждение спасибо, Вит!

Я привыкла воспринимать сказанное учениками Школы не как пустые слова, уж что-что, а ценить и взвешивать их нас учили всерьёз. Потому что слово, вылетающее у обычного человека со скоростью сто метров в секунду, у нас — сбывается с той же скоростью…

Я привыкла доверять своей интуиции. И пожалела в этот момент, что не появилась ночью в Школе. Возможно, Стефан сказал бы больше.

Хотя, если мне что-то реально угрожает, он не будет медлить и вызовет или появится сам, для Учителей это совершенно несложно — сделать «оцепление» и проявиться здесь на некоторое время через реальность Школы.

Я вспомнила своё «испытание», которое каждый из нас, попадая в ученики, проходит, как рубеж. Достойно перешедший его становится полноценным Воином. Не осиливший — увы, погибает. Третьего не дано. Но в принципе, почти все справляются со своими страхами без особых усилий. Вот так получилось и у меня…

Я всегда очень боялась неадекватных, говоря простым языком — сумасшедших людей.

И во время испытания меня просто-напросто «зашвырнуло» в виртуальную психбольницу. Без врачей и санитаров — только я и безумцы, целые толпы. Сначала они сидели по своим палатам, но через мгновение все двери вдруг распахнулись…Я с криком бегала по этажам, пряталась, отбивалась от них, плакала, заглядывая в безумные, пустые глаза. А потом просто поняла. Они для нас безумны, а мы — для них. И им так же страшно в нашем мире, а уютно в своём. А агрессия — это лишь способ самозащиты. Я утешала их, успокаивала, разговаривала с ними на их языке: плача, смеясь, кривляясь.

Я в тот раз прошла испытание, надо сказать, это была вторая попытка. Но с того дня что-то перемкнуло у меня внутри. Был там один сумасшедший… Я не знаю, существует ли он в реальности, или это всего лишь порождение моего воображения, но маленький съёжившийся старичок сказал мне одну совершенно разумную фразу. В тот момент, когда я кричала от страха, он тихонько подкрался сзади и шепнул мне на ухо: «Мы сумасшедшие, ведь боимся всего вокруг, но ты разве нормальная, боясь самой себя?» У меня тогда вырвалось вслух непроизвольно: «Я не боюсь!» И ощутила, что вправду страх прошёл! Совсем. Тогда я поняла ещё кое-что. Когда ты находишься глубоко внутри себя, слова имеют огромную силу. Стоит хорошенько взвешивать, что собираешься сказать и правильно произнесённое может, как убить, так и подарить вечную жизнь в гармонии с собой и миром!

Стряхнув воспоминания, охватившие так живо, я ясным взглядом посмотрела на друзей.

— Поняла примерный план действий, сегодня возьмусь всерьёз.

— Тебе и карты в руки, — кивнула Алиска, — всё, как говорится, под боком и очень даже неплохо к тебе расположено. Так, и где же твой квартирант? Уже почти обед.

— Мой квартирант, — вздохнула я, — своей газетой и своей новой работой увлечён не меньше, чем я им. Непросто придётся.

— Если бы просто, Стефан послал бы на это дело кого-то попроще, — усмехнулась Алиса.

— Спасибо за комплимент. Я значит вся такая сложная?

— Да нет, ты просто…умная. Есть в тебе нечто, отличающее от других, Вилка.

Считай своеобразной изюминкой. Только вот пользоваться ею тебе придётся с мастерством сапёра на минном поле: одно движение не по траектории — и ты проиграла…

— Успокоила…

— Предупредила! У других и того нет, — улыбнулась Алиса, — Вилка, Учитель наш видит больше остальных и в тебе разглядел то, чего на первый взгляд нет — интуитивную мудрость и уместность действий.

— Постараюсь не разочаровать его.

— Прости, Виленция, но нам бежать надо, — подруга с сожалением пожала плечами, — видно так и не познакомимся сегодня с твоим таинственным мессией, из-за которого на ушах оба факультета…

Поднялась, с досадой глядя на часы. Вит встал тоже.

— Сейчас придёт первая группа и преподаватель по йоге. Решили вводить у себя в клубе эту дисциплину, — пояснил Виталик, — так что — добро пожаловать!

— Пожалую, — улыбнулась я, — обязательно пожалую!

Они быстренько собрались, поохав напоследок, что сорвалось знакомство, и ушли.

Я прибралась на кухне и решила собираться на обед с Женей. И уже полностью оделась, как вдруг раздался звонок в дверь.

Если честно, он меня насторожил. Даже не удивил, а как-то на уровне интуиции взволновал. Это был явно неприятный сюрприз.

У Сергея свой ключ. И кто же тогда? Степан Анатольевич с проверкой? Нет, по ощущениям — а я привыкла им доверять — не похоже. Внутри что-то неприятно засвербило, а сердце гулко заколотилось. Вроде без явной причины, а вот…

Я медленно сняла шубку, не заботясь о ней откинула в сторону, и шагнула к двери.

Распахнула решительно, готовая ко всему, и застыла соляным столбом.

— Привет, я твоя новая соседка! — бойко, с очаровательным кокетством и небольшим акцентом проворковала мне в лицо… Клара!

Я узнала её сразу. Воин Светлых! Ни с чьей не спутаю этой противной улыбочки, она запечатлелась у меня в памяти после одного из боёв, где мы столкнулись нос к носу, практически без особой маскировки. Ничего себе… Как же она тут очутилась?

Насколько я помню, Клара не местная и даже не русская. Кажется из Бразилии или Аргентины…Каким образом она тут?

Клара тоже осеклась на полуслове. Было ясно, что ожидала увидеть она вовсе не меня.

— Клара?..

— Виолетта? — растерялась она, — ты что здесь делаешь?

— Я здесь живу! — усмехнулась я ядовито, — а ты ожидала увидеть кого-то другого?

— Я…Сергей…

— Он ушёл на работу, будет не скоро. А ты, значит, поселилась по соседству?

— Да! — Клара собралась и вернула самообладание, — а ты значит прямо в его квартире?

— Неа, он — в моей, — ехидно отрезала я, — видишь ли, мы с Серёжкой подумали: чего терять зря время, если есть чувства и всё такое, и съехались. Да что мы… ты то здесь какими судьбами? Ошиблась страной? Или неужто по туристической путёвке?

Россия, Питер — конечно, заманчиво, только по-моему как-то не сезон. Сюда зимой туристы не спешат, тем более — из тёплых стран. Да и праздник новогодний позади уже… Ой, извини, запамятовала. Ты говорила что-то о Серёже? Значит, вы знакомы?

Ух ты, а может вы родственники, разлученные в детстве, а? Ну, как в бразильских сериалах…

Я несла полную чушь, лишь бы что-то говорить, чтоб дать себе время унять дрожь, бьющую меня. Совершенно неожиданный и неприятный сюрприз. Так вот значит каким образом Светлые включились в «игру»!

Но Клара тоже слушала всю эту тираду не просто так, а быстрыми темпами приходя в себя, что-то соображая. И в какой-то момент попросту меня оборвала.

— Не думай, что ты уже на выигрыше! Всё только начинается! — она развернулась и ушла к себе в квартиру.

— В выигрыше надо говорить! Учи русский лучше! Хотя бы на тот недолгий срок, что тебе тут осталось пребывать! — крикнула я вслед, и её дверь захлопнулась.

Я же закрыла свою и опустилась прямо на пол в прихожей. Мысли лихорадочно метались в голове. Алиша, ага, мне одной её было мало — теперь вот ещё и Клара.

Но какого… Клара?! У них что — никого ближе не нашлось? Взять ту же Снежану — сестру Аманды. Краснодар, как ни крути, ближе, доступнее и понятней, чем Италия…

Сегодня же срочно в Школу и на разговор со Стефаном! Я что-то упустила кажется и плохо соображаю…

На этой ноте, до кучи, вспомнила о Жене и сразу вскочила. Надо спешить, и так задержалась. День у меня какой-то беготной получается. И Серёжки нет ещё…

Вот теперь, ко всему прочему, у меня появилась ещё одна задача: пасти Сергея повсюду, чтоб не допускать контактов с новой соседкой наедине. Нельзя не признать, что девушка она эффектная, яркая, вроде нашей Жанны, я рядом с ней просто мышка серая. А если она ещё и начнёт с энтузиазмом убеждать в том, что его планы гениальны и надо им следовать — в чью сторону он станет смотреть охотнее: в мою или в соседскую? То-то же!

ГЛАВА 41

Я мухой влетела в кафешку, облепленная снежинками, с опозданием на пять минут и сразу обшарила помещение цепким взглядом. Женя с девушкой были уже здесь, сидели в дальнем углу. Я отправила шубку на вешалку и, нацепив приветственную улыбку, направилась к ним. Ребята сидели ко мне боком и, судя по мимике, разговор у них отнюдь не был оживлённым. Женя откровенно скучал, а девушка грустила, о чём повествовала её опущенная голова и вся в общем поникшая фигура.

— Виолетта! — Женя увидел меня и помахал, став вдруг гораздо более радостным и живым, чем за секунду до этого, — иди к нам!

Девушка подняла голову. Я шагнула к самому столику, взглянула на неё и оцепенела, вросла в пол. Да… Мал ты — великий город Питер… Передо мной сидела девушка с которой мы уже однажды виделись. Всего раз, но в обстоятельствах, которые мне хотелось забыть навсегда, выкинуть из головы. Сразу встал перед глазами тот день…

«Гоша, захлёбывающийся в пене изо рта и голос Аскольда:

— Вилка, а что с ними делать? — и кивок на оставшихся девушек. Тех, кто не был замешан ни в чём и стал такой же жертвой компании Антона, как и я.

— Отпусти, — проговорила я, — они будут молчать…»

Они и впрямь молчали. И я думала, что мы больше никогда не пересечёмся. Вплоть до этого дня, до этой самой секунды. А вот сейчас одна из этих девушек сидела здесь, у меня перед глазами, и смотрела на меня расширившимися от ужаса зрачками.

— Виолетта, познакомься это Аня. Анют, это Вилка, — как сквозь туман донеслось до меня осознание, что Женька нас представляет друг другу.

Захотелось крикнуть: «Не надо! Не знакомь!» Девушка, очевидно, ощущала себя тоже не самым лучшим образом. Она мучительно кивнула в знак приветствия, но в глазах вдруг блеснули навернувшиеся слезинки. Аня, как и я, вспомнила тот день в деталях. Надо было срочно брать себя в руки и что-то предпринимать.

— Очень приятно, Аня, — стараясь, чтоб голос не дрогнул, обошла её и села напротив. Девушка быстрым и едва уловимым движением смахнула слезы и, вероятно, справилась с эмоциями.

— И мне… Виолетта.

— Вот и познакомились, — радостно улыбнулся Женя, не сводя с меня взгляда, — надеюсь, девочки, вы подружитесь.

Я поперхнулась. И не надейся!

— Анют, Виолетта — моя наставница, она занимается со мной магией, — гордо возвестил Женька своей подружке, которая смотрела на меня и так до предела расширенными глазами. Представляю, кем я сейчас в них предстаю: ведьма-убийца.

Быстро оглядевшись по сторонам, нашлась:

— Анечка, принеси пожалуйста, меню. Официанты тут такие нерасторопные… — посетовала я, — тебе ведь не трудно?

Девушка вспорхнула испуганно. Похоже она сейчас послушно исполнит любую мою просьбу.

— Ты очумел? Что за хрень несёшь?! — набросилась я на Женьку, — маг-ученик, блин! Ты ещё на весь город объяви об этом!

— Виолетта, успокойся, пожалуйста, — притух Женя, — не удержался, ну, прости, больше не буду… Как тебе Анюта?

— Моё слово имеет значение? — усмехнулась я.

— Только оно и имеет, — посерьёзнел он, — я ведь по твоему желанию её нашёл…

— Прекрати! — зашипела я, — «нашёл»… Она тебе вещь, что ли?! Всё молчи, Аня идёт.

Девушка робко подала мне меню и присела на своё место. И если до этого у меня были какие-то опасения на её счёт и из-за того, что может выплыть правда о моей самой прямой причастности к гибели наркоманов, а следовательно — агрессия и раздражение в её адрес, то теперь я чувствовала лишь жалость. Сострадание вкупе с нежностью. Видимо судьба такая у девочки — чтоб ею пользовались. Сначала марионеткой у наркоманов, теперь вот у Жени. Неизвестно, кто был до «Гоши со-товарищи».

Я деловито заскользила глазами по строчкам меню, быстро выбрала, чем сейчас закушу. Когда подняла голову, Женька озирался в поисках официантки.

— На, — я сунула ему меню, — иди сам закажи, мне, плиз, пункт 8, 13 и 23.

Иди-иди, мне с Аней поговорить надо, да не торопись…

Женька попытался что-то возразить, наткнулся на мой острый взгляд и проглотил протест. Нехотя поднялся и, тревожно оглядываясь на нас, побрёл к стойке. Анюта вцепилась пальцами в стол и побелела.

— Послушай, не бойся меня, — понизив голос, проговорила я, — я не монстр вовсе.

Просто так вышло. Ты любила кого-то из них?

Аня покачала головой.

— Тем более не парься. Они заслужили, поверь мне.

— Никто не заслуживает, чтоб его убили… — тихонько возразила мне Аня, — каждый может исправиться. Только надо дать человеку время и шанс, поддержать, помочь и направить…

— Ах, так ты там выполняла миссию матери Терезы? — взвилась я, но потом снова приглушила тон, — старалась перевоспитать, так что ли? А тут я явилась не вовремя и все твои усилия свела на нет? Ну, отвечай!

— Убийство — не решение проблемы, — продолжала упрямо возражать девушка, однако всё ещё боялась поднять на меня глаза.

Что же она мне там, на месте преступления, не бросила это в лицо, не встала грудью на защиту отморозков? Испугалась за свою шкуру?

— Они сами себя убили! — рявкнула я шёпотом, — детка, они уже очень много лет употребляют героин, для таких не существует пути назад, даже желания не возникнет. Да, это была моя месть, но, поверь, не только личная. Я сама долгое время была в их компании и видела, что они творили. А им всё всегда с рук сходило, потому что за спинами стояли богатенькие родители. Потом они растоптали меня… И не остановились бы на этом, находили бы всё новых и новых наивных девчонок. Такие люди не принадлежат себе уже в полной мере, а их души давным-давно мертвы…

Аня сидела молча.

— Можешь называть меня убийцей сколько угодно, но про себя. Держи язычок за зубами.

— Что с тем мужчиной, который был тогда с тобой? — вдруг спросила девушка.

— С Аскольдом? — растерялась я, — он…погиб. Внезапно.

Она кивнула.

— А причём здесь это?

— Ты тоже можешь погибнуть. Ты обманула людей, но ты не обманешь души покойных.

Они тебя заберут, — вещала Аня. Попахивает безумием…

— Ты ясновидящая? — усмехнулась я, но стало не по себе.

— Нет, я просто их чувствую. Будешь жить так же, как сейчас — будешь жить недолго. Ты должна понять…лишать жизни кого бы то ни было — грех, это убийство своей души.

— Я не верю в грехи, — покачала я головой, — мы совершаем, мы несём ответственность сразу же. Но если мы воздаём — мы лишь восстанавливаем справедливость за чужие грехи. Я не убивала ради удовольствия.

Девушка пожала плечами. Она теперь уже оправилась настолько, что смело смотрела мне в глаза. Странно, но я вдруг ощутила себя крайне неуютно. Словно бы я не Воин с двухлетним стажем, опытный и закалённый, а девчонка-хулиганка, этакий трудный подросток, нуждающийся в перевоспитании. Или это у Ани манера такая — всех ставить на одну линию и назидать? Я почувствовала, что начинаю раздражаться и закипать. И в то же время мне было очень не по себе от её слов, словно каждое обжигало изнутри.

— Значит, таким, как они, можно всё, а мне в их адрес — только терпение и вера в спасение их души? Нет, девочка, оставь это для святош и церковников, я не религиозна, чтоб подставлять щёку всяким подонкам.

— Причём здесь религия? — вздохнула она, — законы жизни.

— Не надо учить меня законам жизни. Я сама творю её такой, какой хочу видеть, понятно?

— Понятно, — кивнула Аня и посветлела лицом, — не всё ещё потеряно, Виолетта!

Она вдруг задорно улыбнулась, отчего я неожиданно растерялась.

— Ты о чём?

— О людях, что тебя окружают. Они помогут тебе измениться и увидеть мир другими глазами.

— Ох ты ж боже мой… — вздохнула я, отворачиваясь. Потому что не знала, что возразить. Да и надо ли было возражать. Внутри образовалась сосущая пустота.

Вернулся Женя с явной настороженностью взирая на нашу спокойную беседу, пытаясь по виду угадать, о чём шла речь? Кажется, он ожидал, что я накинусь на девушку и съем её с потрохами. А может на это надеялся? В любом случае, Анюта — непростая штучка сама кого угодно съест…На поверку выяснилось: не тот это человек, что нуждается в помощи.

Мы дружно посмотрели на парня и в унисон ослепительно улыбнулись, обезоружив его и даже напугав. Женька едва не уронил поднос.

— Женечка, сам решил поработать официантом? — ухмыльнулась я, — я ж попросила вроде только заказ сделать.

Аня беззвучно хихикнула, моментально опустив глазки. Видимо для своего парня она разыгрывала роль тихой скромницы. Но я теперь знала, что она отнюдь не такова.

И, как ни странно, ощутила к ней самое неподдельное уважение, несмотря на расхожесть во взглядах на жизнь.

Пообедали в относительном безмолвии. Женя изредка о чём-то дежурно спрашивал меня, я — отвечала. Он присмирел, не подкалывал, не язвил, словно уловил возникшую между нами с Аней странную связь. А под конец трапезы совсем затосковал.

— Я отойду… — вдруг проговорила Анюта, вставая, — в туалет. Простите.

Ох, если бы не было того разговора нашего с ней, твёрдого пронзительного взгляда, словно видящего меня насквозь, истин, преподносимых мне уверенно и очень убедительно — я бы тоже поверила этому образу инфантильного робкого ребёнка. Женя, Женя… Ты в надёжных крепких руках. Тебе не нужен учитель в моём лице, эта хрупкая невинность прекрасно справится с твоими магическими заморочками. Вот и сейчас — ушла ведь вовсе не оттого, что возникла некая необходимость, а потому, что поняла: мне есть, что тебе сказать. Проявила деликатность и прозорливость.

— Женя, замечательную девушку ты нашёл.

Он совсем скуксился.

— Виолетта, ты же знаешь, кого я хочу…

— Сожалею, Женя, но ничего не могу для тебя сделать, — я равнодушно подцепила салфетку и промокнула губы.

— Можешь, Вилка! — упрямо сжав зубы простонал парень, — просто не хочешь.

— Ты прав, не хочу, — кивнула спокойно, — что ж мне, заставить себя? Вот Анюта, она хочет. Ты ей очень даже по душе. И по сердцу.

— Откуда ты знаешь? — взвился он.

— Блин… — я закатила глаза, — Евгений, я же ведьма! Или маг, как там тебе проще понять… Держи её крепче, не упусти, и будет вам счастье.

«Я же в дебри бурелома заведу тебя, милый, и в омуте утонешь… А она — на сияющую поляну выведет!»

— А что если Я НЕ ХОЧУ?! — он резко двинул рукой и уронил маленькую сумочку подруги со стола.

Среагировала мгновенно — успела ухватить её за ускользающий ремешок. И от прикосновения словно током прошибло.

«…рядом со мной, уцепившись в фонарь, сжалась девчушка лет пяти, немо, расширенными от смертельного ужаса глазами глядя туда, вниз, в кровавое, невероятное месиво…

— Послушай, — повернулась я к девочке, — ты меня не видела и никому обо мне не расскажешь, поняла? Это твоя мама тебя сюда закинула, поняла?

Девочка, глядя мне в глаза, послушно кивнула.

— Сиди тут, держись… Тебя как зовут?

— Морозова Ната