Book: Религия Денег



Религия Денег

Дмитрий Неведимов


Религия Денег

или лекарство от рыночной экономики


СОДЕРЖАНИЕ


От Автора

Глава 1. Предмет и методы анализа.

Глава 2. Наука и Религия.

Глава 3. Эволюция насилия.

Глава 4. Возникновение религии денег.

Глава 5. Мировоззрение в религии денег.

Глава 6. Основы функционирования рынка.

Глава 7. Кризисы религии денег.

Глава 8. Свободный и контролируемый рынок.

Глава 9. Управление сознанием.

Глава 10. Защита сознания.

Глава 11. Диалектика истории.

Глава 12. Святое и поганое общества.

Приложение А.

Приложение Б.


Все «цивилизованные» страны с развитой рыночной экономикой сталкиваются с одной и той же проблемой. Их население вымирает. Вымирает не по причине войн, болезней или недостатка еды. Люди вымирают по собственному желанию. Они отказываются заводить детей и продолжать жизнь. Будь то Европа, Америка или Япония, везде рынок приводит к одному и тому же результату [1].

Население лидера свободного мира США сталкивается с ещё одной проблемой. Восемь из десяти американцев являются психически не вполне здоровыми людьми, согласно собственным американским исследованиям [2].

Эта книга о том, что на самом деле представляет собой рыночная экономика. Если вам нравится рынок, то понимание его внутренних механизмов поможет вам действовать более эффективно. Если вам не нравится свободный рынок, вы увидите, с чем мы имеем дело в его лице.

От Автора

Моя основная профессия – прикладной анализ сложных технических, компьютерных и информационных систем. Чтобы по-настоящему понять, как работает любая сложная система, надо выйти за её рамки, взглянуть на неё со стороны. Это особенно важно для общественных систем.

На время нашего исследования забудьте о суете и сегодняшнем дне. Представьте, что вы находитесь где-то на облаках, и с интересом разглядываете то, что происходит далеко внизу на земле. Читайте эту книгу на свежую голову и на сытый желудок, поудобнее расположившись на диване.

За пятнадцать лет мне довелось побывать в нескольких совершенно разных обществах. Я видел развитой социализм, перестройку, дикий капитализм, полугосударственный рынок. Последние пять лет я живу в Канаде, в одной из самых развитых и самых демократических стран Запада. Здесь я уже застал и период сильного экономического подъёма, и затянувшуюся рецессию.

Всё это время свободный рынок был для меня как бы гипотезой, истинность которой надо было доказать или опровергнуть.

Я побывал студентом и безработным, наёмным работником в частной фирме в СНГ и её руководителем, журналистом и владельцем собственного бизнеса, сотрудником крупной транснациональной корпорации и американским инвестором. Чем бы я ни занимался, я старался не только вникнуть в детали, но и посмотреть на всё происходившее глазами стороннего наблюдателя.

Давайте представим, что в результате реформ в России рано или поздно будет построена демократия западного типа по образцу той же Канады. Я уже оказался в этом «идеально» возможном будущем.

Когда человек движется вместе с массой, ему трудно заметить изменения, которые происходят постепенно и одновременно со всеми. В иммиграции людей можно наблюдать, словно серии невольно подопытных, вбрасываемых в непривычную для них среду, пытающихся изо всех сил приспособиться к новой обстановке.

Поступают люди всех возрастов, полов и ментальностей. Вот – приехавшие год назад, вот – три года назад; вот, что происходит с теми, кто прожил десять лет. Вот как изменяются дети, подростки, молодые семьи, те, кто приехал после сорока, пенсионеры. А вот канадцы. Они уже не меняются, они уже достигли той высшей ступени развития человека, которая называется «цивилизованный потребитель».

Часть моей повседневной работы – вылавливание вирусов, разрушающих компьютерные программы. Постепенно я отследил и способы насилия над человеческим сознанием. После этого мне удалось освободиться из тисков, которые всё сильнее сжимает невидимая рука свободного рынка.

Многие выводы, которые сделаны в этой книге, могут показаться вам одновременно очевидными и невероятными. Поэтому коротко я опишу мои университеты.


I.


Музей науки


Я родился в большом советском городе N. Мои родители и родители моих родителей были врачами. Моё детство было спокойным и радостным. Зимними вечерами я любил читать, а лето – проводить на даче.

В 1987 году я окончил школу и поступил в институт, на специальность автоматизации управления. В первые годы перестройки я активно следил за демократической прессой. Но году к 1989-му мне уже совсем не нравилось то, что происходило в стране. Я перестал тратить время на газеты и телевизор, и сосредоточился на том, что было действительно интересно – на компьютерах и прикладной науке. Я считал, что главное – иметь практические знания, приносить пользу своей работой, а политикой занимаются скорее болтуны и бездельники.

Наш институтский курс широко охватывал инженерные и компьютерные предметы – физику, механику, электротехнику и микроэлектронику, высшую математику, системный анализ, информационные технологии, программирование, экономику социализма и так далее. Я закончил и военную кафедру, со специализацией в мобильной связи. Мы успели в полном объёме пройти и Историю КПСС, и марксизм-ленинизм. Марксизм казался мне не столько неправильным, сколько сильно устаревшим. Он описывал общество прошлого, которое уже давно не существовало, и общество будущего, которое было мечтой или утопией.

Мы учились на больших ЭВМ поколения 1960-х годов. Мне хотелось быть впереди прогресса, поэтому уже на втором курсе я нашёл работу в одном из только что возникших научно-технических кооперативов. Деньги меня не интересовали. Притягивали новейшие персональные компьютеры (ПК). Утром в институте мы работали с перфокартами, зелёными терминалами и допотопным языком программирования ПЛ/1. Вечером в моём распоряжении был Эппл Макинтош, машина будущего [3]. Я работал с искусственным интеллектом, лазерным принтером и цветной графикой. Превосходство технологий капитализма никогда не было столь очевидным. На занятия в институт я ходил как в музей науки и техники.

Наш кооператив создавал компьютерные программы на основе Теории Решения Изобретательских Задач. ТРИЗ анализировала мировой патентный фонд и выявляла закономерности в развитии техники. Были также разработаны принципы сильного мышления и логические и психологические алгоритмы для изобретателя. Самые интересные инструменты ТРИЗ описаны в первой главе.


Логическое программирование


Мы использовали технологии экспертных систем, которые были основой японского проекта ЭВМ пятого поколения. В те годы обычным людям было ещё довольно сложно освоить компьютер, и делалось много попыток сделать его более интеллектуальным, более удобным для человека. Со временем оказалось, что дешевле и эффектнее нарисовать на экране несколько красивых иконок и изменить людей, заставить их думать как компьютер.

Для создания экспертной системы нужен собственно эксперт, источник знаний в какой-либо узкой предметной области, и универсальный инженер знаний. Инженер знаний опрашивает эксперта, формализует его знания и создаёт модель предметной области. Модель затем вводится в компьютер, и проигрываются всевозможные варианты.

Для описания моделей использовался язык программирования Пролог. Это чисто логический язык, он совершенно не похож на обычные Бейсик или Си, основанные на числах. Пролог состоит из системы предикатов (утверждений) и встроенных механизмов логического вывода. Скажем, если на Прологе написать утверждения «Я люблю лес» и «В лесу идут дожди», то он автоматически может сделать вывод о том, что «Я люблю дожди». При программировании на Прологе приходится не столько считать, сколько прокручивать в голове множество логических операций.

Наши программы нашли хороший спрос у заводов и учебных институтов СССР, несмотря на высокую цену, 20 тысяч рублей за несколько дискет. Это равнялось цене двух автомобилей Жигули. Надо признать, что наши программы не так далеко ушли от книжки по ТРИЗ за 1 рубль 40 копеек. Но магия диалога с персональным компьютером, сама идея того, что машина помогает изобретать, и грамотный маркетинг, создавали особый эффект.

Помимо программ, наши специалисты оказывали услуги по обучению. В 1990 году в течение двух недель я изучал ТРИЗ вместе с инженерами Технического центра АвтоВАЗа. Они были непритязательны на вид, но очень смекалисты, и буквально впитывали новые знания. Инженеры относились к ВАЗу как к родному дому. Забегая вперёд, канадские инженеры по сравнению с ними – узкие, ограниченные люди с гладкой причёской. Почему же, если они не такие умные, то такие богатые?


Свободный рынок


Наступил 1992 год, я заканчивал институт. В наш кооператив на разведку приехали два исследователя из Западной Германии. Они ехидно посмеивались над исчезновением СССР. Я воспринимал эти изменения весьма негативно, но с другой стороны, альтернативы рынку не было видно.

Для защиты своего дипломного проекта я распечатал пояснительную записку к нему на принтере. К моему недоумению, заведующий кафедрой, профессор, не читая, предложил переписать всё от руки. Он установил такие правила, а то, что на соседних факультетах распечатки в порядке вещей, его не интересовало. Видимо, не случайно это был факультет Автоматизации управления. Потренировавшись напоследок в чистописании, я пришёл на работу уже не студентом, а штатным сотрудником.

В 1992 году безналичные платежи приходили с задержкой в полгода, и инфляция обесценивала их в десяток раз. Время льготных кредитов кооперативам закончилось. Предприятиям тоже стало не до изобретательства. Мой первый оклад составил 5 долларов – в месяц. Килограмм бананов стоил один доллар, так что за месяц я зарабатывал как раз на 5 кг бананов.

Но вскоре я начал носить зелёные бумажки домой мешками. Курс доллара быстро вырос до трёхзначных цифр, а зарплату мы продолжали получать в советских рублях. В бухгалтерии нам выдавали банковские пачки зелёных трёхрублёвок, даже не распаковывая их. Сто банкнот были заклеены в пачку, а десять пачек были перевязаны в один большой брикет грубой бечёвкой. Этот брикет весил килограмма полтора и не лез не то что в карман, но даже в сумку. Я складывал пару брикетов в полиэтиленовый пакет или просто в сетку, и ехал с ними домой. В пачке было 3 тысячи рублей, что составляло менее 3 долларов. В магазинах я иногда расплачивался, просто выставляя целиком брикет на прилавок.

В какой-то момент одновременно ходило три вида денег. Были советские рубли и, наравне с ними, – новые независимые рубли. Причём независимые рубли принимались вперемежку с советскими, но в десять раз выше номинала. Например, если на независимой бумажке было написано «5 рублей», то на самом деле это было эквивалентно 50-ти старым рублям. Естественно, что при приёме оплаты и выдаче сдачи и кассиры, и покупатели, регулярно обсчитывались. Купюр было так много, что даже при покупке буханки хлеба или куска колбасы их нередко считали не вручную, а на специальных аппаратах.

Но и тех, и других денег было недостаточно, чтобы купить продукты. Нужны были ещё купоны, которые выдавались в больших листах вместе с зарплатой. Покупателю отделять купоны от листа было запрещено. Кое-как справившись с банкнотами, кассиры сидели с ножницами, вырезая из купонных лисов замысловатые фигуры, пытаясь набрать нужную сумму. Зато в связи с исчезновением мелочи все телефоны-автоматы в городе стали совершенно бесплатными.

Из-за плачевного финансового положения нашего кооператива программисты стали разбегаться по банкам. Оставшиеся подрабатывали «халтурами». Специалисты по ТРИЗ пытались выжить, консультируя заводы, которые ещё были на плаву. Я объяснял ситуацию в экономике общей бездарностью чиновников и бессовестностью банкиров. Хотя в самый тяжёлый момент мы не закрылись только благодаря небольшому госзаказу, который дало одно из министерств.

Вскоре кооператив преобразовался в акционерное общество. Новое руководство АО в истинно рыночном духе подсчитало, что для максимальной прибыли им выгодно уволить всех сотрудников, кроме отдела продаж, не вести никаких новых разработок, а просто торговать уже существующими программами (плюс чистыми дискетами, холодильниками и так далее). Уволить всех сразу не получалось, так как многие сотрудники были акционерами.

К счастью, мы успели закончить англоязычную версию своей программы, и начались разовые продажи в США и Европе. Они кое-как подкармливали, но на обновление техники денег совершенно не было. Уже наступила эпоха Виндоус и мультимедиа. На наших быстро устаревших 286-х компьютерах было невозможно нормально запустить Виндоус, не то что программировать для неё.

Я оказался перед сложным выбором. По сути работа была очень интересная, но перспектив развития не было. Искать заработок в банке или торговой фирме мне не хотелось. Идти во вчерашний день на госпредприятие или в умирающий НИИ – тем более. В это время о предстоящем уходе предупредили последние два программиста, остававшиеся на фирме.


II.


Чрезвычайное положение


В последний момент акционерам всё-таки удалось объединиться и сместить руководство. Одновременно мы заключили контракт с партнёром в США на разработку Виндоус-версии нашей программы и получили под него финансирование. Меня назначили исполняющим обязанности директора. Мне предстояло управлять людьми вдвое старше меня, с научными степенями, да ещё и несколькими непризнанными гениями.

В первую очередь я проанализировал доходы и расходы фирмы, перевёл отдел продаж и маркетинга с окладов на процент от выручки. Все остальные сотрудники были сгруппированы по подпроектам и подчинены одному главному проекту. На зарплату мог рассчитывать только тот, кто участвовал в определённом подпроекте и вовремя сдавал свою работу.

В то же время, мне хотелось, чтобы все почувствовали себя в одной лодке. Я установил одинаковый и сравнительно небольшой оклад для себя, менеджеров и ведущих сотрудников. Предполагалось, что в случае успеха, и только после сдачи проекта, мы воздадим должное руководству премиями. Все остальные деньги были направлены на закупку новой техники.

Меня не особенно привлекала чисто менеджерская работа, и я продолжал участвовать в разработках. Я проектировал интерфейс, писал документацию, работал с базами данных, экспериментировал с трёхмерной графикой и звуком. Мне сильно не хватало свежей информации о рынке программ в США. Интернет в ту пору ещё не существовал. О выходе новых процессоров мы узнавали с задержкой в несколько месяцев. Я перечитывал всё, что попадало под руку, но всё равно сидел на голодном пайке. Также чувствовался сильный недостаток знаний о том, как управлять людьми и строить организацию. Вскоре мне предоставилась интересная возможность.


Свободная пресса


В наш город приехал представитель самой крупной американской корпорации по изданию журналов и книг по компьютерной тематике, чтобы найти партнёров в новых независимых государствах. Их издания выходят в полусотне стран мира, и одно перечисление публикаций занимает десяток страниц буклета.

Я подготовил бизнес-план, зарегистрировал отдельную фирму, и, отчасти неожиданно для себя, подписал лицензионный договор на издание журнала. Это был договор франчайзинга, никаких инвестиций американцы не делали, но получали небольшой процент от нашего дохода.

Журналом я убивал трёх зайцев. Мы получали: доступ к самой свежей информации (одновременно с американскими редакциями, через модем); возможность впервые изнутри посмотреть, как организована настоящая западная корпорация, особенно управление брэндами; технологию электронной подготовки и печати в цвете, которая была тогда ноу-хау.

Мне хотелось, чтобы и в нашей республике появился профессиональный журнал высокого качества. Конечно, мне льстило иметь свой бизнес, работать без начальников и ощущать себя издателем органа свободной прессы. С другой стороны, новое дело отняло всё оставшееся время. Приходилось сидеть на двух работах до темна и без выходных.

Денег на издание первого номера, естественно, не было. Банковский кредит под 20-30 процентов в месяц можно было вернуть только операцией купи-продай, но никак не изданием журнала. Я решил проверить, чего стоит брэнд, сел за лазерный принтер и разослал прямую почту местным продавцам компьютерной техники с предложением произвести предоплату рекламы в журнале в обмен на хорошую скидку. Как ни странно, деньги начали поступать, и журнал увидел свет.

Вначале мы печатались на большой государственной фабрике. К моей радости, там уже были компьютеры. К моему ужасу, они умудрились купить в Германии сильно устаревшие, бывшие в употреблении рабочие станции. Их надо было просто выкинуть, но этот хлам продали в СНГ по остаточной стоимости, раз в 20 превышающей цену лучшего ПК. Станция размером в два шкафа была менее функциональна, чем обычный ПК Пентиум с программой Фотошоп [4]. Как я понял из разговоров, личные интересы закупавшего оборудование не всегда совпадали с интересами фабрики.



После выхода первого же номера нам напомнили, что такое свобода прессы. Нет, не государственные чиновники. Представитель глубокоуважаемой фирмы Интел. В одной из редакционных статей мы, между прочим, написали, что для начинающего пользователя вполне годится компьютер на базе процессора АМД, который не хуже, но гораздо дешевле аналогичных процессоров Интел. Представитель Интел воспринял это как оскорбление и снял всю свою рекламу с будущих номеров.

Не в такой форме, но по сути, эта ситуация повторилась со многими рекламодателями. Они согласны были давать рекламу (то есть платить), только в том случае, если журнал печатал то, что им нравится. 90 процентов затрат на печать покрывает реклама, иначе журнал будет не по карману читателям, поэтому мы стали заложниками рекламодателей. Никакого профессионального интереса выпускать издание, в котором бы было 50 процентов открытой рекламы и 50 процентов скрытой рекламы, для меня не было. Равно как и не было никакого желания ублажать «крутых» директоров, ужасно «творческих» рекламистов и пиарщиков, чтобы выпросить у них рекламу.

В своё время наши партнёры-американцы подчёркивали, что они проводят независимую редакционную политику. Регулярно читая американское издание от корки до корки, я заметил, что первую тройку мест в обзорах компьютеров всегда занимали ПК фирмы Делл. По интересному стечению обстоятельств, эта же фирма давала самую объёмную рекламу и на самых дорогих местах (обложки, развороты). В другом крупном американском журнале, конкуренте нашего, Делл не давала так много рекламы, и в их обзорах она далеко не всегда была на первом месте.

Вскоре начались особенности с конвертацией местной валюты, и многие импортёры техники или исчезли, или затянули пояса. В довершение всего разорился банк, в котором был расчетный счёт журнала. Журнал выжил, но постепенно я перестал принимать в нём участие.

Узнав изнутри, как работает пресса, я никогда не воспринимаю напрямую то, что говорят в зависимых и независимых средствах массовой информации. Идёт ли речь о политике или о пылесосе.


Новая Римская Империя


Подходило время сдачи большого проекта на моей основной работе. Наш партнёр пригласил группу разработчиков в США для совместной отладки английской версии. Я впервые попал за границу и провёл целое лето в США. После СНГ это был совершенно иной мир. Впрочем, из этого мира удалось увидеть не так уж много, поскольку всем приехавшим был установлен график работы, не располагавший к осмотру достопримечательностей. С 9 утра до 9-10 вечера, включая субботу. Мне почему-то вспомнились забытые выражения вроде «потогонной системы» и «эксплуатации труда капиталом».

В СНГ свободный рынок был «неправильным», поэтому все его проблемы логично списывались на эту неправильность. В США у меня впервые возникли серьёзные сомнения в справедливости и саморегулируемости правильного свободного рынка.

Сложно объяснить, почему уборщик в американской фирме получал в пять раз больше, чем программист в СНГ. Хотя программы, которые приносили доход, который давал зарплату этому уборщику, писал тот самый программист в СНГ. Почему зарплата нашего врача, который ничем не хуже такого же нашего врача, который просто иммигрировал в США, в 200 раз ниже, чем у новоявленного американца? Было также непонятно, каким чудесным образом предполагается, что со временем зарплаты сравняются.

Говоря об экономической эффективности свободного рынка, мне было сложно принять, что расходы на маркетинг в американских компаниях составляют 30-40 процентов, а на разработку (R amp;D) – в лучшем случае 8-10 процентов. То есть на то, чтобы расхвалить продукт, тратится в 3-5 раз больше, чем на то, чтобы его сделать лучше.

Объяснение демократов заключалось в том, что мы слишком долго шли в стороне от рынка, столбовой дороги человечества; законы рынка объективны, мы в силу своей отсталости не понимаем их. Пока у меня не было своего ответа на эти вопросы.

В магазинах было удивительное отсутствие американских товаров, зато изобилие китайских. Одним из моих «открытий» было то, что мыло «Камей» – одно из самых дешёвых и непопулярных. В СНГ в то время непрерывно крутили ролик «Камей – ароматы Парижа», и это мыло воспринималось как символ французской жизни. Я подумал, хорошо ещё, что не завернули что-то более дешёвое с улицы в красивую упаковку, а то ведь тоже можно было продавать под видом ароматов Парижа.

С некоторыми американцами у нас возникли дружеские отношения. Они возили посмотреть на корабль первых переселенцев, дачу-музей Вандербильта с водопроводными кранами из золота, музей-линкор времён Второй мировой войны и торпеды-камикадзе; угощали в придорожных ресторанчиках. Во время нечастых прогулок по Бостону иногда возникало странное ощущение, что я попал в новую Римскую империю.


Бои по всем направлениям


Проект был успешно сдан. Нашу новую программу купили десятки корпораций, входящие в список «Форчун-500», список пятисот крупнейших компаний США. Среди них были Кодак, Форд, Моторола, Хьюлет-Паккард, Проктэр и Гэмбл, Даймлер-Бенц, Шелл, Боинг, НАСА и многие другие. Мы запустили три новых проекта, все с расчётом на американский рынок.

Одной из новых разработок стал оригинальный семантический анализ текстов патентов, который автоматически выявляет суть изобретения через построение цепочек Субьект-Действие-Объект. Скажем, если прогнать через анализатор предыдущее предложение, то он выделит в качестве главной мысли цепочку [семантический анализ] [выявляет] [суть изобретения].

За пару лет фирма выросла с двадцати до двухсот человек. Мы стали самым большим разработчиком компьютерных программ в своей республике. Технически мы вышли на новый уровень, установили скоростные сети, связали офисы в разных зданиях оптоволокном, поставили выделенные серверы, провели свой канал Интернет.

На хорошие зарплаты пришло много новых людей. Всё чаще мне приходилось заниматься чистым управлением. Хотелось сохранить дух небольшого коллектива, но при быстром росте конфликты возникали тоже быстро. Моя жизнь напоминала бесконечную войну, когда стреляют отовсюду. С одной стороны заказчик, с другой – коллеги и акционеры, с третьей – многорукое государство.

С точки зрения собственной безопасности, нам не хотелось привлекать какое-либо внимание к фирме. Мы использовали Жигули, оставшиеся ещё со времён дружбы с АвтоВАЗом, в то время как местные бизнесмены, разбогатев, сразу покупали иномарку (и рано или поздно получали по голове). Мы не тратили на мебель, сотовые телефоны и офисный антураж. Меня лично новые супермаркеты и импортные товары в ярких упаковках интересовали мало.

Наша деятельность была идеальна для государства – экспорт интеллектуального труда, ввоз технологий, инвестиций и твёрдой валюты. Наладить разработку программного обеспечения, конкурентоспособного на Западе, довольно сложно. От государства хотелось, чтобы оно забирало свою долю налогов и валюты, и просто не мешало работать.

По моим наблюдениям, всевозможные чиновники были совсем не против рынка. Они просто хотели всё контролировать, при этом списывая на рынок любые проблемы. Помню, как однажды мне пришлось доставать с таможни обыкновенную пачку дискет. Четыре дня я сидел в очередях, ездил из одного конца города в другой ради оплаты через сберкассу 5 долларов пошлины, а затем доплаты опять через сберкассу 3 центов из-за изменившегося курса доллара.

Я читал прессу для бизнесменов, пытаясь предсказать движения экономики, колебания курса доллара и политику властей. Налоговое законодательство менялось от одного номера газеты к другому. Иногда в статьях попадались упоминания о «кейнсианской экономике», монетаристской политике и других понятиях. Времени, чтобы разобраться в теории, не было.

Изредка мне удавалось поработать руками на компьютере. Готовя компакт-диск с демо-версией нашей программы, мы наконец-то сделали его с живым видео, трёхмерной графикой, анимацией и звуком. Для одного из фрагментов мы оцифровали видеозапись маркетинговой речи («питча»), которую нам прислали из Штатов. Говоривший на видео от волнения делал паузы и заикался. За пару часов работы на обычном ПК мы вырезали все заикания, и с экрана послышалась гладкая речь профессионального оратора. По работе в журнале я уже знал, что из фотографии на компьютере можно сделать всё, что угодно – ведьму превратить в красавицу, а серый ящик компьютера – в волшебный дворец. Сколько реальности осталось в современном телевидении, а сколько в нём виртуальности?


Вперёд на Запад


В 1997 году я окончательно склонился к выводу, что ничего хорошего в СНГ ждать не приходится. Жить в страхе, заводить семью и детей и обрекать их на постоянное выживание, мне не хотелось. Я побывал в командировках и в отпуске в Германии, Франции, Болгарии, Польше, в Крыму; сравнивал. Когда поезд идёт из Германии через Польшу в Белоруссию, то на глазах уходит техническая цивилизация. Вокзал в Бресте, где к вагонам подбегали женщины в серых пальто и платках, предлагая домашнюю стряпню, напоминал сцены из фильмов про государственную границу во время революции.

К тому времени я уже прошёл первые уроки «плавания с акулами» бизнеса. Постепенно у меня нарастали разногласия с главным акционером на фирме. Я стал замечать, что наши разработки принимают всё более фантастический характер и делаются не столько с расчётом на продажу клиентам, сколько для демонстрации потенциальным инвесторам. Я хорошо помнил проблемы предыдущих лет и сильно опасался, что такая политика рано или поздно опять приведёт к разбитому корыту. Конечно, находясь в СНГ, я не чувствовал, чем был Интернет-бум в США.

По удобному случаю реорганизации назначили нового директора, а меня перевели на развитие нового Интернет-проекта. Я начал с удовольствием изучать новую многоуровневую веб-архитектуру, системы управления знаниями, технологии Оракл и Ява.

Подумав, я подал документы на иммиграцию. В тот момент для специалистов были открыты двери в Канаду. Требовалось приемлемое знание английского или французского, инженерная специальность, опыт работы и отсутствие проблем с милицией. Я не собирался уезжать навсегда, но мне хотелось не только покупать товары по мировым ценам, но и получать зарплату по мировым меркам.

Вскоре пришёл положительный ответ из посольства, я съездил в Москву на медкомиссию, прогулялся по Красной площади и стал планировать отъезд. В 1998 году в России бурно росли акции и ГКО. Я почитывал «Коммерсантъ», смотрел на фото трескавшихся от сознания собственной крутизны «менеджеров инвестиционных портфелей» и думал, сколько это может продлиться. Не надо быть экономистом, чтобы понимать, что выплачивать 100 или 150 процентов годовых при фиксированном курсе не может никакой заемщик, даже если это Российское государство. Я ещё помнил эмоции некоторых знакомых, которые в своё время играли на акциях МММ и Олби. Я прогнозировал революционную ситуацию на осень и взял билеты в Канаду на конец августа.

Когда я упаковывал чемоданы, передачи ТВ были прерваны, экстренные выпуски новостей сообщили об отставке правительства, о панике на бирже и мировом финансовом кризисе. Под грохот канонады я отправлялся в страну, в которой никогда не был. В город среди снежных гор на берегу океана, который выбрал просто по фотографии.


III.


Узкоглазый Вавилон


Ванкувер – самый большой город провинции Британская Колумбия, и второй по величине в Канаде [5]. Он расположен где-то напротив Владивостока, на другой стороне Тихого океана. Сто лет назад здесь были густые леса с индейцами, пристань и лесопилка. Сейчас живёт два миллиона человек, из них 70-80 процентов – иммигранты первого-второго поколения.

Больше всего китайцев – из Гонконга, Тайваня и материкового Китая; а также индусов и пакистанцев. Есть японцы, корейцы и другие южные азиаты; арабы – иранцы, афганцы. Из Европы – югославы, румыны, поляки, болгары, чехи, венгры. Западные европейцы обычно во втором поколении – немцы, ирландцы, британцы, итальянцы. Из Центральной Америки – мексиканцы, гватемальцы, сальвадорцы. Есть аборигены в индейских резервациях. Собственно белых канадцев не так и много. Почти нет негров – для них слишком холодно (летом +20, зимой +5).

По улицам ходит разноязыкая масса, в офисах вывески на пяти-шести языках. Но в языке будущего сомнений не остаётся. Это – китайский. Экспансия происходит на глазах. В газете фотографии лучших выпускников местных средних школ. 49 из 50 – китайцы. Половина студентов в университетах – китайцы местные и китайцы, приехавшие на обучение. Китайцы скупают землю, входят в любой бизнес, в любую профессию. Есть улицы и районы, где китайских надписей больше, чем английских (это за пределами Чайна-тауна). Богатые, работоспособные, китайцы – хорошо организованная сила, которая готовится поглотить всё, что съедобно и полезно.

В Ванкувере редко встретишь белого человека с детьми, в лучшем случае с одним ребёнком. Китайцы ходят группами по десять человек, в семье три-четыре ребёнка. Большие семьи попадаются ещё у мусульман.

Такое впечатление, что канадцы сто лет назад согнали индейцев с этих земель только для того, чтобы передать их со временем китайцам. Генерал-губернатор, формальный глава Канады, назначаемый английской королевой – китаянка.

Наших соотечественников в Ванкувере живёт тысяч 30-40, в основном евреи (к слову, во мне еврейской крови нет). Приезжают из всех советских республик и из Израиля. Здесь всё равно все – «русские».


Несвободный рынок


Первые месяцы в Канаде у меня было ощущение, словно я попал из войны в размеренную мирную жизнь. Люди вокруг были безразлично-вежливы, спокойны и улыбались. Как будто я вернулся в Советский Союз до 1985 года.

Изначально я искренне хотел вписаться в канадскую жизнь, найти хорошую работу, купить дом, завести семью. Канада казалась мне очень большой, многонациональной и дружественной к чужеземцам. Мне казалось, что здесь нет серьёзных проблем и конфликтов. Мне хотелось узнать, что делает эту страну сильной и преуспевающей.

Первые же взгляды из Канады на СНГ позволили сделать несколько неприятных выводов. Когда каждый день смотришь ТВ, то не заметно влияние, которое оно оказывает на жизнь. Из Канады стало видно, насколько телевидение 1998 года было в России истерично-психованным. Как будто в каждый русский дом подселили агрессивного умалишённого, который раз в полчаса устраивает припадки, криками навязывает хозяевам дома свой больной чёрный взгляд на жизнь, и пытается довести их до самоубийства.

Стало очевидно, что в Канаде не снижается роль государства, вопреки заявлениям демократов в России. Государство жёстко регулирует базовые цены, например, на телефон, кабельное ТВ, транспорт, лекарства. Стоило местным фермерам написать заявление, что китайцы завозят дешёвый чеснок, и были немедленно подняты пошлины. Чеснок – далеко не стратегический товар.

Оказалось, что электроэнергетика принадлежит государству [6], и в отличие от РАО ЕЭС, её не собираются приватизировать. К монополии государства относятся почти вся торговля спиртным, автомобильное страхование. Медицинское обслуживание – государственное, почти бесплатное. Государство не предлагает гражданам выживать, чем придётся, как советует МВФ русским. Временно безработные получают пособие в течение года и бесплатное обучение, постоянно неработающие – бесплатное жильё, обучение и пособие, на которое можно купить не меньше, чем на оклад госслужащего в России.

Помимо государства сильны профсоюзы. Если зарплата учителям или врачам не повышается, они выходят на забастовку и бастуют до тех пор, пока не добьются своего. Задержек в выплате зарплаты не бывает в принципе.


Модель иглы Кощея


Осмотревшись после приезда, я начал подыскивать работу. В появившееся впервые за несколько лет свободное время я читал о том, как устроена американская экономика. Я подходил к проблеме с двух сторон.

С чисто практической, я хотел найти перспективную работу и хорошую зарплату. По предыдущему опыту я прекрасно знал, что мало разбираться в технологиях, надо понимать бизнес. С другой стороны, надо было наконец-то восполнить пробелы в образовании и почитать экономическую теорию, полностью отбросив как правую, так и левую политику и идеологию. Кроме того, я хотел понять, по каким направлениям развивается рынок, и в чём причины плачевного состояния России. Два подхода сливались – не зная макроэкономику, нельзя планировать и свою жизнь. Это полностью подтверждал шедший в тот момент, осенью 1998 года, финансовый кризис в России.

Писать диссертацию я не собирался. Мне была нужна простая, логичная модель рынка для собственного употребления. Я исходил из того, что какой бы запутанной не казалась экономика, в конечном счёте она охватывает всех людей, даже полуграмотных. Поэтому её главные принципы не должны быть сложными. Я много лет занимался анализом сложных систем, и, при доступности любых учебников, построить простейшую схему экономики, мне представлялось делом техники. Я начал читать в нескольких направлениях.



Во-первых, это были книги о возникновении, развитии и повседневной работе крупных корпораций. Я старался выбирать книги, написанные участниками событий, но не университетскими учёными. Я изучал историю ДЭК, ИБМ, Эппл, Микрософт, Go, Нетскейп, АОЛ, E-Bay, частично Крайслера и Форда. Позднее добавились материалы об Интернет-компаниях, многие из которых к моменту выхода книг о них успели разориться. Параллельно я изучил организацию японских конгломератов зайбатсу и кейретсу и корейских чиболов.

Пожалуй, главный вывод из этой части прочитанного в том, что суть существования любой компании – не производство лучшего продукта, как казалось до этого. Суть – конкурентная война. Продукт вторичен, он только оружие в конкурентной войне.

Во-вторых, это были книги о финансовых рынках. Финансы и особенно акции – ключ к любому бизнесу.

С одной стороны, я читал мемуары профессионалов. Я захватил весь цикл финансовой жизни фирмы – книги предпринимателей, директоров, венчурных капиталистов, инвестиционных банкиров, игроков на рынке акций, дэй-трейдеров, спекулянтов на бондах. Среди них были «отцы» Интернет-бума из фирмы Клейнер-Перкинс; спекулянт, разоривший старейший английский банк Бэрингс; знаменитый в Америке инвестор Уоррен Баффет и небезызвестный Джордж Сорос.

С другой стороны – книги об инвестициях для потребителей. О том, как быстро разбогатеть на акциях, на золоте, на азиатских рынках. Как покупать дома и спекулировать недвижимостью. Как вкладывать в паевые (mutual) фонды, в пенсионные счета. Как умереть богатым, как не платить налоги, как пользоваться оффшорами. Как анализировать статистику для предсказания рынка. Книги о том, как влияет расположение планет на стоимость акций, я опустил. Я регулярно читал журнал «Форчун», другие издания для инвесторов, и просто следил за новостями. Самая большая в истории спекулятивная пирамида раздувалась на моих глазах.

Из этой части прочитанного главный вывод был том, что финансовые рынки в наше время живут по своим правилам, связь с реальным производством утеряна.

В-третьих, я выбрал два стандартных университетских учебника по экономике, которые были написаны нормальным языком и не перегружены цифрами, и начал внимательно разбираться в них. Из дополнительных академических книг мне понравился американский экономист 1950-60-х годов Джон Гэлбрайт (John Galbraith). В отдельном ряду стоял претендующий на всезнайство английский журнал «Экономист», который каждой своей статьёй поучал читателей, особенно глупые страны третьего мира и Россию, что значит правильная рыночная экономика.

Если объяснения микроэкономики, на уровне фирмы, были довольно логичны, то в макроэкономике, на уровне стран, оказалось много тумана. Но один вывод был чёток и прямо противоречил тому, что рекомендуется России. В собственных западных учебниках много раз повторено, что для выхода из экономического кризиса нужно сильное вмешательство государства [7], а не предоставление рынка самому себе. Иначе кризис может идти вниз по спирали сколь угодно долго.

В-четвёртых, я взял книги, описывавшие экономические кризисы. Любую систему интереснее всего рассматривать в точках её максимального напряжения. Кроме того, я искал аналогии с ситуацией в России.

Я читал о спекулятивных пирамидах, начиная с тюльпанов в Голландии XVI века и заканчивая массовым банкротством сберегательных союзов в США в конце 1980-х годов. Про кризис и гиперинфляцию в Германии после поражения в Первой мировой войне и про экономические причины возникновения фашизма. Про Великую депрессию в США, предшествовавший ей биржевой бум и политику Рузвельта по выходу из депрессии.

Было очевидно, что учебники экономики иногда прямо противоречат тому, что происходило в истории. Что история по сути постоянно повторяется, а и у массы, и у авторов университетских учебников – поразительно выборочная и короткая память. Что Интернет-бум конца 1990-х – прямая копия бума 1920-х годов. Даже заголовки газет в 1929 и в 1999 году совпадали.

Было очевидно, что Интернет-бум закончится сильной депрессией. В довершение я пришёл к мысли, которой сам не поверил – из такой сильной депрессии можно будет выйти только через большую войну. Зимой 1999 года сама мысль о масштабной войне показалась абсурдной.

У меня появилось много новых знаний, но полная картина не складывалась. Я чувствовал, что между нашим, русским, мышлением и западным есть какая-то принципиальная разница, но по книгам её нельзя понять. Я хотел поскорее попасть на работу, чтобы бок о бок поработать с канадцами.


Серебряный экран


Читать по-английски было легко, но мой разговорный язык надо было улучшать. Решив совместить приятное с полезным, помимо книг я стал брать в библиотеке видеокассеты с кинофильмами. Во всех местных телевизорах можно включать показ субтитров (они делаются не столько для иммигрантов, сколько для глухих). Я смотрел по два-три фильма в день, и через три-четыре месяца субтитры мне стали не нужны [8].

В библиотеке были отобраны фильмы, получившие награды или ставшие известными в своё время. На девяносто процентов это было американское кино. Вначале я брал более новые фильмы, с современными кинозвёздами. Постепенно они закончились, и мне пришлось выбирать из фильмов 1950-70-х годов, зачастую чёрно-белых. К моему удивлению, эти фильмы были более интересными и человечными, чем новые. Я перешёл на фильмы тридцатых-сороковых, и многие из них понравились ещё больше.

Мне всегда было интересно посмотреть на Америку и её историю глазами самих американцев, глазами очевидцев, а не комментаторов. В чём-то это удалось. Как минимум, я увидел историю грёз Америки. За год я просмотрел порядка 300-400 лучших фильмов всех времён. Было особенно интересно сравнивать оригинальные фильмы и их «римейки», снятые через 30-40 лет.

Я стал разбираться в стилях, темах и актёрах разных лет. Мне было интересно попутешествовать по времени. Скажем, по книгам я уже представлял, что происходило во времена Великой депрессии. Я смотрел на Фреда Астера и Джинджер Фред глазами тех безработных тридцатых годов, которых кинотеатры завлекали, прилагая к билету дешёвую алюминиевую кружку. Кое-что оказалось удивительно знакомым. Например, песни из мюзикла шестидесятых «Моя прекрасная леди» пел Муслим Магомаев, а мелодия, годами сопровождавшая прогноз погоды в советской программе «Время», вышла из «Афёры Томаса Кроуна».

К сожалению, со временем грёзы Америки становились всё более злыми и жестокими. По фильмам было хорошо заметно, что в западном обществе в 1960-е произошёл переворот, смысл которого не понят до сих пор. Тот же переворот идёт сейчас в России.

Постепенно я обнаружил, что религиозные люди в Канаде, будь то христиане или индусы, человечнее и симпатичнее борцов за либерализм и эмансипацию. Надо сказать, что я неверующий, ни разу не ходил в церковь или храм – только в музеи. По привычке я относился к верующим скорее как к отсталым и «реакционным».

Чтобы понять, чем был социализм, надо было его потерять. Чтобы понять, что такое общество, основанное на пусть и неявных, но христианских ценностях, надо увидеть общество, которое не основано на христианских ценностях.


На Западном фронте без перемен


Несмотря на все проблемы в СНГ, у меня долго была надежда, что жертвы не напрасны, поскольку бедность со временем пройдёт, а экономическая конкуренция с Западом всё же лучше военного противостояния, которое могло закончиться уничтожением всех. Идея быть гражданином общего мира без искусственных границ мне импонировала гораздо больше, чем идея страны, окружённой колючей проволокой.

Но весной 1999 года НАТО нарушило негласный договор о том, что мы будем жить без физического насилия. Когда немецкие лётчики бомбили Белград, стало понятно, что Запад не воевал не потому, что стал гуманным, а только потому, что боялся ответного удара. Партнёрство Запада и России – временная ложь, на которую идут, пока у России есть ядерные ракеты.

Читая канадские газеты, я живо представил, что сегодня американцам не нравится Милошевич, а завтра им не понравится какая-нибудь из республик СНГ. Тогда налоги, которые с меня будут брать в Канаде, пойдут на изготовление бомб, которые сбросят на голову моим родителям. Возможно, Милошевич – не ангел, но бомбить обычных людей из-за недовольства правительством – всё равно, что убивать жильцов дома, в котором живёт подозреваемый полицией. Не говоря о том, что какое дело американцам до внутренних проблем Югославии.

За десять лет я постарался забыть обо всём, что говорили о США в советские времена. Чтобы двигаться в будущее, надо было отказаться от стереотипов врага. Я пытался составить новое представление о военной истории США по собственному американскому кино. Югославия очень хорошо уложилась в цепочку негры-индейцы-вьетнамцы. Достаточно посмотреть три фильма – «Little Big Man» («Маленький великан»), «Танцы с волками», «Апокалипсис сегодня». Первые два – про истребление индейцев, третий – вьетнамцев. Добавьте «Wag the Dog» («Хвост кусает собаку»), который был снят за несколько месяцев до нападения на Югославию. Он с точностью до деталей показывает, как в телестудиях фабрикуется агрессия в Албании, чтобы отвлечь внимание от сексуального скандала президента США.

В то время я уже начал скучать по нашему кино. Русских фильмов в местной библиотеке было очень мало. Что же отобрали канадцы как лучшее? Пожалуй, этот список стоит предложить Российскому министерству культуры: «Александр Невский», «Страсти по Андрею», «Иван Грозный», «Броненосец Потёмкин», «Летят журавли», «Баллада о солдате», «Иди и смотри». Я пошёл и посмотрел эти фильмы, и лучшего напоминания о нашей истории нельзя было и придумать.

Надо сказать, что во время войны один мой дед был офицером в регулярной армии, выходил из окружения, умер нестарым от ран. Другой дед был партизанским врачом. Мою бабушку и двухлетнего отца едва не убили фашисты. Неизвестный солдат-венгр предупредил их, что немцы собираются сжечь деревню вместе с жителями, и они успели убежать в лес. Во время прочёсывания леса люди спрятались в опавшей листве, и каратели прошли в двух шагах. Когда началась блокада, два самолёта вывозили детей на Большую землю. Один самолёт был сбит; к счастью, мой отец и бабушка оказались во втором самолёте. Я хотел забыть об этом. Но Натовские бомбы хорошо освежают память.

Бомбёжки Югославии вскоре прекратились, но американцы полностью уничтожили ощущение безопасной мирной жизни, которое так недолго просуществовало после конца Холодной войны. Убирать колючую проволоку было большой наивностью.


IV.


Новый Голливуд


К лету 1999 года мне удалось найти именно ту работу, которую я хотел. Помучив меня месяц и проведя пять интервью, мне предложили должность руководителя одной из групп контроля качества в самой крупной в мире корпорации [9] по производству игр для компьютеров и видеоприставок. Годовой объём продаж этой фирмы равен валовому внутреннему продукту такой страны как Молдавия. Ванкуверский филиал насчитывал 600-700 человек, остальные офисы разбросаны по всему миру, штаб-квартира – в Калифорнии.

Видеоигры – самая быстроразвивающаяся и перспективная из компьютерных технологий. Стратегической целью является вытеснение телевидения и кино и замена их виртуальной реальностью. Уже сейчас не всегда можно сразу сказать, идёт ли по телевизору репортаж о футбольном матче, или к нему подключена игровая приставка.

Для получения максимальной прибыли цикл производства очень короток. Игра обновляется не реже раза в год, иногда дважды. В магазинах она продаётся по 40-50 долларов за копию, в то время как штамповка копии стоит 1-2 доллара. После окупания фиксированной суммы на разработку начинается чистая прибыль. Моим проектом в течение двух с половиной лет была футбольная игра, которая в лучший год продавалась тиражом в 3-4 миллиона копий во всём мире и приносила до 100 миллионов долларов прибыли в год.

Позиция в отделе контроля качества была идеальна. Она давала мне возможность увидеть каждую технологическую операцию, проследить весь процесс изготовления игры. От зарождения идеи, мозгового штурма, до прототипа, затем полировки, и в конце – появления первой матрицы компакт-диска, с которой штампуются копии для продажи в магазинах. Вскоре я имел доступ ко всем разработчикам, к исходным текстам программ, базам данных для моделей искусственного интеллекта, к разнообразным графическим и звуковым файлам.

Наиболее впечатляющей была технология оцифровки движения. На всё тело какой-нибудь поп-знаменитости или футболиста (например, Лотара Маттеуса [10]), навешивается множество шариков-датчиков, которые передают инфракрасные сигналы на приёмники, размещённые по контуру студии. Футболист выполняет свои любимые удары по мячу и кувыркания. Сигналы в реальном времени поступают в компьютеры, и на дисплее движется трёхмерный каркас человека. Данные записываются, редактируются и вставляются в игру. На каркас можно натянуть любую физиономию, кожу любого цвета и униформу любого клуба; можно модифицировать и сами движения. Лица знаменитостей сканировались специальным трёхмерным сканером и тоже вводились в игру.

Я тестировал на платформах Виндоус, Playstation 2, Xbox и Nintendo Gamecube. Шёл период смены поколений приставок, и наша фирма получала прототипы Playstation 2 и Xbox за год до их официального объявления. Мне наконец-то удалось быть не в роли догоняющего, я находиться на самом острие технологий.

Компания только что построила новое модернистское пятиэтажное здание. На официальное открытие приехал сам премьер-министр Канады. Было интересно увидеть его не по телевидению, а вживую, на расстоянии вытянутой руки. Он произвёл впечатление замученного и постоянно идущего на компромисс с собой человека [11].


Электронный ангар


Внутренность здания оказалась прямой противоположностью внешнему облику. Каждый этаж был большим ангаром, разгороженным перегородками высотой в рост человека на маленькие «кубиклы» (мини-комнаты без дверей). В кубикле стоял стол с компьютером, телевизором и игровой приставкой. У обычных тестеров даже не было своего кубикла, они сидели по 12-14 человек в одной загородке. Окон было мало, свет – искусственный люминесцентный [12].

Конструкция окон не предусматривала возможности их открыть. Из-за того, что подача воздуха регулировалась на весь этаж одновременно, было то жарко, то холодно. Более-менее нормальный воздух был по выходным и по вечерам, в остальное время из-за просчётов в вентиляции кислорода не хватало. Люди постоянно выходили на улицу на пять-десять минут, чтобы подышать. Чем-то это заставляло «Вспомнить всё» [13] – у меня были свои места в здании, где была лучшая подача кислорода, и куда я ходил работать с бумагами. В довершение всего, стоял непрекращающийся гул, который создавали двести человек, одновременно тестирующих игры в одном помещении.

Здание было идеально спроектировано для компьютеров – под съёмным полом шли сети, электричество. В любой момент можно было доложить новые провода или перестроить весь этаж, просто передвинув перегородки. Экономически такая планировка была очень эффективной. Люди здесь были скорее неудобством, от которого пока не получалось избавиться.

Чтобы освоиться, у меня ушло два-три месяца. Поначалу было непривычно целый день слушать английскую речь, ходить на совещания и вникать в жаргон местных продюсеров, программистов и художников.

Я был чем-то вроде бригадира группы тестеров-канадцев, от десяти до двадцати человек. Формально за несколько проектов отвечал мой менеджер. Она была неплохим человеком, но годы жизни в корпорации особым образом влияют на склад ума. Поскольку она не умела включать игровую приставку, то её работа, как и работа других менеджеров, сводилась к бесконечным обсуждениям и писаниям отчётов. Ещё менеджеры ходили на получасовые перекуры, где много сплетничали. Я заметил, что необходимым условием продвижения по службе является посещение перекуров. Увы, табак я не переношу в принципе.

Всю реальную работу делали тестеры, над которыми стояло четыре слоя управления. Поначалу подход тестеров к работе показался мне саботажем. Они целый день ползали по Интернет, сидели в чатах, смотрели видео, кушали. Если кто-то читал книжку, неважно, какую, он считался умным и перспективным сотрудником. Иногда они отрывались от своих занятий и «работали», то есть играли и записывали замеченные в игре сбои. По пятницам писались отчёты о проделанной за неделю работе. Поскольку менеджерам можно было повесить на уши любую лапшу, тестеры быстро обучались этому несложному искусству.

Впоследствии я понял, что тестеры могут прекрасно работать. Но поскольку им платят очень маленькую зарплату, чуть выше минимальной, а за работу по выходным и по вечерам закон обязывает платить двойную зарплату [14], то тестеры специально болтаются днём, чтобы создать необходимость в сверхурочных. Пару раз в год в течение двух-трёх месяцев им удавалось проводить на работе по 60-80 часов в неделю, и таким образом повышать себе зарплату вдвое.


Лучшая в мире корпорация


Менеджеры, стремясь улучшить «productivity», производительность труда, усовершенствовали… формы отчётов. Для этого проводились длинные многолюдные совещания в течение двух месяцев. Раз в полгода-год эта процедура повторялась.

Менеджеры также заставляли всех говорить на правильном языке. Само слово «говорить» – непрофессиональное. Надо «коммуницировать». Быть треплом называется «иметь прекрасные навыки коммуникации». Надо быть «proactive», то есть выражать энтузиазм и выдумывать себе работу, но только такую, чтобы получился хороший отчёт менеджерам, а у тех – вышестоящим менеджерам. Совершенно необходимо иметь «positive attitude», то есть постоянно жизнерадостно улыбаться. Ведь у нас – «teamwork», командная работа, коллектив, а хмурых в коллективе не любят. Больше всего мне нравилось заявление «I’m championing this project». «Я чемпион этого проекта», что-то вроде «я лидер и движущая сила этого проекта».

На семинарах, которые в обязательном порядке проводил отдел кадров, призывали активно стучать всех и на всех, что канадцы и делали с превеликим удовольствием. Те, кто хотели продвижения по службе, прилюдно и нисколько не смущаясь, расхваливали гениальность своих менеджеров. Затем они шли на коллективную «сессию по ловле ведьм» в отдел кадров и поносили тех же самых менеджеров. Такое поведение воспринималось канадцами как единственно правильное.

Кроме того, в отделе кадров обучали проведению интервью и процессу увольнения. Интервью запутанны, но совершенно формальны. Заготовленный список вопросов у проводящего, заготовленный список ответов у кандидата. Совпал ответ – не совпал. Личность и реальные знания их не интересовали. Ещё интервью рассматривалось как возможность прорекламировать фирму. В правилах было записано, что ни в коем случае нельзя допустить, чтобы интервьюируемый сам отказался от вакансии. Всегда надо было отказать ему, чтобы у него осталось чувство, что его не взяли в «высшее общество».

Увольняли людей, как будто выкидывали отработавший процессор. Бумаги готовились в тайне заранее. В один прекрасный день увольняемого вызывали к менеджеру, в это время остальных сотрудников уводили на собрание. Увольняемому давалось десять минут, чтобы под присмотром взять личные вещи. Через полчаса – человек на улице с выходным пособием размером в зарплату за две-три недели.

В отделе кадров нас учили, как правильно лгать. С одной стороны надо было держать подчинённых радостными, с другой – избежать юридических последствий. Скажем, причина увольнения всегда звучала как «изменения требований бизнеса», хотя между собой менеджеры пользовались совсем другими причинами.

Президенты, вице-президенты и начальники отделов занимались бесконечным публичным самовосхвалением. Дня не проходило, чтобы сотрудникам не напоминали – вы работаете в самой лучшей в мире корпорации, и наши игры – самые лучшие в мире.

Однажды в самой лучшей в мире корпорации возникла необходимость, чтобы один из сотрудников приходил на работу на час раньше. Иначе двадцать человек с утра теряли час рабочего времени, ожидая, пока будут готовы компакт-диски для тестирования. Сотрудники лучшего в мире отдела по прожиганию компакт-дисков сказали следующее: «We don’t give a fuck». На литературный язык переводится как «Нас это не интересует». Менеджер пошёл к менеджеру, тот к своему менеджеру, провели пять или шесть внутренних совещаний, селекторное совещание с Калифорнией, во время которого было по пять человек на каждом конце провода. Недели через две этот вопрос удалось решить.

Оказалось, что в самой передовой корпорации далеко не все технологии самые передовые. База данных о найденных в программах ошибках (багах), которой на фирме ежедневно и одновременно пользовались сотни человек, была сделана лет пять назад местным программистом на Microsoft Access. В любой элементарной книжке по базам данных сказано, что Access годится для групп из трёх-пяти человек. Естественно, что база падала (сбоила), иногда по нескольку раз в день. Три или четыре года проходили бесконечные совещания о покупке новой базы, менялись менеджеры, но Access как был, так и был, как падал, так и продолжал падать.

Самым замечательным был случай, когда из-за нестыковки двух баз данных, тексты из одной БД просто распечатали на бумаге и наняли машинисток, которые месяц вручную вколачивали данные в другую базу.


Виртуальный наркотик


Несмотря на все бюрократические особенности, эта корпорация была и остаётся одной из самых успешных. Многие менеджеры были живыми миллионерами. В чём же секреты успеха?

В первые месяцы работы я искренне пытался придумать усовершенствования в процессе тестирования. Я думал и над тем, как улучшить качество игр. Что делает их более привлекательными для покупателей? Я взял литературу по психологии компьютерных игр и обнаружил, что игры сознательно используют психологические приёмы, чтобы приковать к себе человека. Например, если для выхода на очередной уровень игры надо 100 очков, то игра запрограммирована так, чтобы дать человеку набрать 98. Затем игра и резко ускоряется, чтобы сбросить счётчик на ноль. В такой ситуации создаётся впечатление, что для победы не хватило совсем чуть-чуть, и человек бросается играть снова и снова. Если же очки обнулить, скажем, на отметке 40, то человек, скорее всего, больше не будет играть, думая, что у него нет шанса выиграть.

Всё это мне не понравилось. Постепенно я стал замечать всё больше сходства между играми, сигаретами и наркотиками. Те, кто работали тестерами по три-пять лет, производили не самое лучшее впечатление. Да, они очень быстро нажимали клавиши контроллера, но весь их мир состоял из этих десяти клавиш. Если они не тестировали футбол, то играли в другую компьютерную игру или в пластмассовые игрушки-персонажи из фильмов. Атрофирование мозга – наиболее подходящий диагноз. Оказалось, что они даже не слышали, кто такие Жюль Верн, Фенимор Купер или Том Сойер.

Когда мы работали на выходных, фирма оплачивала обед из любого недорогого ресторана на выбор. Я перепробовал японские, итальянские, греческие и другие блюда. Многие тестеры-канадцы всегда заказывали одну и ту же пиццу с колой. Я спрашивал их – неужели не интересно попробовать новое. Ответ – а зачем?

Как-то я зашёл в гости к русскому знакомому, у которого сестра жила с канадцем-бойфрендом [15]. Когда я пришёл, канадец, лет 25, игрался в баскетбол с игровой приставкой. Когда я уходил через 3-4 часа, он сидел в той же позе. Я спросил русского знакомого, а не любитель ли канадец компьютерных игр. Оказалось, что игры и пиво – главные занятия в его жизни. Бывший муж сестры знакомого был высоким здоровым русским мужиком. В их семье говорили, что она променяла шкаф на табуретку.


* * *


Как штатному сотруднику корпорации, мне полагались небольшие stock options, опционы акций. С их помощью технологические компании пытаются удержать сотрудников от перехода в другие фирмы и заинтересовать в общем успехе фирмы. Когда я поступал на работу, стоимость одной акции была 25 долларов. По истечении года работы я мог продать фиксированное число акций, скажем, 100, по текущей рыночной цене, например, 35 долларов, и разницу, 10 долларов на акцию, то есть 1000 долларов, положить себе в карман. Если курс был ниже 25, то я мог не продавать и ждать повышения курса. За последующие годы работы начислялись дополнительные акции.

У меня появилась прекрасная возможность почувствовать себя американским инвестором и попрактиковаться в биржевых спекуляциях. С одной стороны, суммы были незначительные; с другой стороны, если я угадывал, то получал прибавку к зарплате.

Я начал внимательно следить за курсом акций моей корпорации, за тем, как влияют на него другие акции, индексы вроде NASDAQ, как влияют финансовые итоги квартала, просто новости. Мне было интересно сравнивать внутреннюю информацию корпорации и то, что писали в открытой прессе. Постепенно я стал замечать закономерности, отслеживать пики и спады, и неплохо продавал свои опции.

Было интересно посмотреть, как продают свои акции президенты и директора корпорации. Данные об акциях высокопоставленных менеджеров любой фирмы доступны бесплатно на Интернет [16]. Я заметил, что наш президент всегда продавал акции по максимальным курсам. Он получал от опционов 10-20 миллионов долларов в год. Если разница в зарплате между тестером и президентом была в 40-50 раз, то за счёт акций она возрастала до 1000 раз. Когда же надо было улучшить квартальную прибыль, президент сэкономил 30 центов на ужине тестеров во время сверхурочных.

Высоко котируясь на бирже, компания могла позволить себе просто скупать конкурентов, которые делали что-то новое и представляли для неё интерес. В таком случае увольняли часть своих сотрудников, дублировавших функции купленной фирмы. Покупкой других компаний и убирали конкурентов, и снижали необходимость собственных инноваций.


* * *


На третьем году работы мне удалось попасть на шестимесячную стажировку в отдел маркетинга. Я посмотрел, как анализируются продажи, составляются маркетинговые планы, запускаются новые продукты; участвовал в организации и проведении маркетинговых мероприятий.

Данные по продажам игр по всей Америке с точностью до одной коробки и до доллара поступают с задержкой всего в две-три недели. Они немедленно анализируются с составлением отчётов для высшего руководства. Меня как раз посадили на анализ этих данных и на сопоставление их с историей продаж, которая доступна с 1995 года. Мне было интересно искать корреляции и закономерности, отслеживать влияние смены поколений приставок, влияние запуска новых продуктов на объёмы продаж и прибыли. Предсказать финансовые итоги следующего квартала и направление курса акций стало очень просто. К слову, по закону на основе этого торговать своими акциями нельзя, такая информация называется «инсайдерской».

С другой стороны, анализу цифр уделялось слишком много времени, и маркетинг не обращал особого внимания на то, какие именно новые качества, функции игр принесли успех. Я также заметил, что менеджеров продукта (product manager) интересовал не столько абсолютный успех, сколько положение относительно конкурентов. Если продажи своего продукта падали, но падали и продажи конкурента, менеджеры всё списывали на состояние рынка и не сильно беспокоились.

Новые игры создаются не так часто, в основном делают обновления существующих. Из-за сжатых сроков и экономии денег, обычно от версии к версии меняется 5-15 процентов кода игры. Но потребителя надо заставлять каждый год покупать игру заново и по полной цене. Для этого в игре максимизируют внешний эффект и минимизируют внутренние изменения. Грубо говоря, игру перекрашивают, навешивают бантик и включают громкий крик рекламы.

Очень важно, чтобы реклама всунулась во все места, где бывает потенциальный покупатель – на веб-страницы, на телевидение, в компьютерные журналы, в магазины. Самые эффективные методы – проникновение в школы и на детские соревнования. Я участвовал в таких мероприятиях. Когда мозг человека с детства насилуют рекламой, неудивительно, что к двадцати годам он превращается в табуретку.


V.


Дым Отечества


Дым Отечества окутал меня совершенно неожиданно. Зима в Ванкувере дождливая, и как-то мне захотелось купить хороший радиоприёмник, чтобы слушать лёгкую музыку. Я никогда не интересовался классической музыкой и считал, что для её понимания надо иметь особый слух и образование. Оказалось, что надо просто услышать музыку, а не тот шум, который доносится из телевизора.

Желая проверить басы в понравившейся мне аудиосистеме, я вставил в проигрыватель компакт-дисков случайно взятый диск Д.Шостаковича. Я был настолько поражён, что целиком прослушал концерт для фортепиано и виолончели с оркестром. Я никогда не подозревал, что телевизор и обычный бум-бокс настолько убивают музыку. Когда звуку вернули все тонкие оттенки и убрали искажения, музыка зазвучала так, как была исполнена.

Раньше я не мог бы и представить, что буду спешить домой, чтобы поставить симфонию. Из всех композиторов ближе всего мне были русские – Римский-Корсаков, Балакирев, Стравинский. До этого я и не догадывался, какие сокровища были созданы в старомодном XIX веке. Оказалось, что композиторов в истории было мало, и что за последние лет пятьдесят великие больше не появлялись [17].

Поп-музыке чистота звука не оставила шансов. Поп тоже зазвучал так, как был исполнен. Я просто перестал это слушать. Люди так увлеклись созданием совершенной техники для воспроизведения музыки, что искусство создания самой музыки оказалось почти утерянным. Интересно, как долго смогут выжить оставшиеся исполнители классики.

В это же время мне попалась видеокассета с нашим фильмом «Цвет граната». Я посмотрел фильм дважды, а потом мне повезло увидеть его на большом экране, во время ретроспективы советского кино в киноклубе Ванкувера. Там же шли «Короткие встречи».

И почему за пятнадцать лет полной демократии не снято ни одного нормального фильма, а столь широко раскритикованное советское министерство культуры финансировало «Цвет граната»?


* * *


Однажды я случайно увидел, как переезжал и перевозил свои вещи пожилой и явно небогатый канадец. Среди его вещей было несколько ящиков с книгами. Такое количество книг – весьма редкое явление для Канады. Особенно учитывая, что это были не дешёвые «одноразовые» детективы, а полноценные книги в твёрдых переплётах. Одна такая книга стоит дороже, чем обед в хорошем ресторане.

Проходя мимо, я бросил взгляд на его библиотеку. Наверху стопки лежала «Конституция (основной закон) Союза ССР» на английском языке.


* * *


На работе мне приходилось регулярно набирать новых сотрудников. В духе «работы в команде» (teamwork) интервью проводили вдвоём-втроём, и с тремя кандидатами одновременно. Встретилось несколько русских. Они были гораздо образованнее и технически грамотнее, чем канадцы, но не проходили отбор.

Я прекрасно понимал их ответы на интервью с нашей, русской точки зрения. С другой стороны, я уже знал канадские требования, обсуждал русских кандидатов с канадцами и видел нестыковки. Главной проблемой русских было непонимание того, что от них требуется играть по канадским правилам, быть не творцом, а функционально ограниченным винтиком. Пример вопроса, на котором зарезали кандидата: «Если вы не успеваете закончить задание к концу дня, что вы сделаете?». Русский ответ – останусь после работы и доделаю. В канадском понимании это равносильно преступлению. Правильный ответ – скажу об этом менеджеру. В должностных обязанностях тестера не записано, что он думает. За него думает менеджер.

Другой вопрос: «Опишите своего идеального босса». Русский ответ – он должен быть знающим, опытным, авторитетным, уважаемым человеком. С канадской точки зрения это означает, что кандидат будет неуправляем. Правильный ответ – босс должен давать мне чёткие указания, спрашивать результаты работы и быть хорошим ментором. Требуется беспрекословное подчинение и выполнение приказов, а не оценивание вышестоящего. Фактически, корпорация – это армия.

В местной русскоязычной газете для иммигрантов мне попалось объявление о начале работы школы по подготовке тестеров программ. Я предложил свои услуги преподавателя, и вскоре начал вести вечерние группы. В основном обучались люди 35-45 лет, которые иммигрировали три-пять лет назад. Все были с высшим образованием и опытом, но подолгу не могли найти приличную работу.

Быстро стало понятно, что проблемы этих людей – психологические. Большинство из них были, кстати, евреями, многие пожили в Израиле. Но они остались советскими по своим представлениям о работе. Они считали, что им не хватает знаний, что без знаний они не смогут принести на работе пользу, и за это их уволят. Объяснив основы тестирования [18] и практику в поиске багов, я уговаривал их сосредоточиться на перестройке мышления на канадский лад, на подготовке к интервью. Но они упрямо требовали больше науки и не верили, что надо просто стать на время самоуверенными бахвальными формалистами. Канадец не способен отличить толкового человека; он выбирает того, кто нахальнее и громче себя разрекламирует. За невыполнение работы увольняют редко, обычно – за отсутствие показного усердия.

Я заметил, что людям после тридцати уже тяжело перестраиваться. Если лет после шестидесяти человек уже и не пытается измениться, то тяжелее всего сорокалетним – они хотят, но не могут. В результате они живут с чувством постоянной неполноценности, обречённости. Канадцы же только и ищут психологически слабых людей, чтобы тем или иным способом нажиться на них.

К сожалению, русские подростки перестраиваются слишком легко, и вскоре становятся весьма похожими на местное население.


Цивилизованный потребитель


Молодые канадцы наглядно подтверждают теорию о том, что труд сделал из обезьяны человека, а отсутствие осмысленного труда приводит в действие обратный процесс. У каждого второго – серьга в брови, ноздре, губе или пупе. Обувь – большие чёрные колодки, штаны болтаются на коленях, словно он не дошёл до туалета. Словарный запас – три выражения. Глаза как у барана (или овцы), интересы – пожевать и поразвлечься.

Канадское правительство для поощрения «культурного» разнообразия финансирует фильмы и передачи педерастов и лесбиянок. По обычным каналам, в «детское время», выступают педерасты, показывают однозначные сцены, и сопровождают их ласковыми внушениями о том, что каждому человеку надо в жизни всё попробовать. Может быть, каждый – педераст, но он сам этого не знает. В школах и колледжах на досках объявлений – призывы вступать в местный кружок секс-меньшинств. В журналах для обычных тинэйджеров – советы, как и где попробовать с подружкой лесбиянство. Местные «христианские» священники уже освящают браки педерастов, а правительство юридически признаёт их семьями. И если кто скажет слово против педерастов, его ждёт судебное преследование за нарушение равноправия.

По школам свободно ходят дилеры марихуаны (нелегально, но их все знают). За хранение наркотиков полиция уже не задерживает, их скоро начнут продавать как сейчас продают алкоголь. В газетах – реклама домашних гидропонных установок по выращиванию марихуаны. Оценивается, что в Ванкувере около 50 тысяч домов, внутри которых растят «траву». Я не описываю какой-то трущобный район, всё делается с улыбкой, вежливо и культурно, дома стоят по полмиллиона. Канадцы так и говорят: курить марихуану – это наша «culture», «культура».

Сюжеты популярных сериалов построены на смене сексуальных партнёров раз в неделю или чаще. В шоу надо угадать пол участника – это настоящая самка homo sapiens, или переделанный хирургами самец. Аудитории удаётся угадать только в половине случаев. Нашёлся один несчастный, который сам того не зная, долго жил с переделанным самцом. Операции по разрезанию женской груди и зашиванию туда пакета с парафином стали такими же обыденными, как протезирование зубов. Порнографические журналы продаются в магазинах на каждом углу, а в каждом видеосалоне есть порнофильмы.

Курс психологии отношений в государственном университете преподаёт транссексуал. Недавно в одной из школ Ванкувера учитель начальных классов, детей 10-11 лет, поменял пол на женский и благополучно вернулся на работу. Никто и слова не сказал, поскольку любое ущемление его прав преследовалось бы по закону.

В государственных детских садах и в школах Ванкувера учителя-педерасты используют детские книжки, которые учат, что если у ребёнка два папы или две мамы – это так же нормально, как и папа и мама. Верховный суд провинции полностью поддерживает их, поскольку представления о разнополом браке – религиозный предрассудок. В учебниках на красочных картинках, на которые смотрят дошкольники, изображены родители одного пола, лежащие в одной постели.


* * *


Несколько зарисовок с работы. Идёт совещание. Ведёт менеджер отдела из двухсот человек, женщина с высшим образованием, лет 35-ти, замужем, без детей. Зашла речь о том, что ей как-то было скучно и нечего делать (что понятно, поскольку у неё нет детей; ну и о чём же ещё говорить на совещаниях). Она повернулась, подняла майку и показала татуировку в верхней части ягодиц. Сделала от скуки. Все радуются, говорят – однако классная татуировка, начальник. Менеджер пониже, которая выпрашивала повышение, тоже хотела показать свою татуировку, да засмущалась – говорит, она у неё в совсем непотребном месте.

Иметь ягодицы с татуировкой в качестве начальника не так весело, как писать об этом. Первая её идея после вступления в должность – для улучшения работы отдела надо его… переименовать. Два месяца все занимались поиском названия [19]. Вторая идея – раз в год увольнять большинство тестеров и набирать новых. Новичка надо учить около месяца, и он начинает ловить сложные баги только через пять-шесть месяцев работы. Зачем же это делать? Потому что временным работникам не надо платить положенные по закону страховки; также можно каждый раз набирать людей на минимальную зарплату, а иначе её надо повышать аж на 3-5 процентов в год.

Зайдём на другой этаж. Продюсер, молодой человек лет 30-35, с высоким доходом, на педика не похож. Каждый месяц перекрашивает себе волосы. То он был блондином, потом бело-зелёным, а теперь – блондин с розовым оттенком. Ему отвешивают комплименты насчёт внешности. Он сияет.

К художникам и аниматорам мы заходить не будем. Там есть люди со жгуче-синими и красными волосами, они ходят босыми, в майках-мешках, с цепями и серьгами, и напоминают африканских дикарей.

Вот побежал знакомый менеджер с криками «I rock!». Можно перевести как «Я тут самый крутой!». У него есть мегафон, и иногда он кричит «I rock!» в него.

Ещё один менеджер. Он хвастается тем, что пару раз в год ездит в Таиланд, где его «обалденно» обслуживают. Уже не так весело, если учесть, что Таиланд известен массовой детской проституцией для обслуживания западных туристов.

А вот женщина-менеджер. Ей за сорок, она не может и часа без сигареты. Её ребёнку лет восемь. Она счастлива, она выходит замуж. За отца ребёнка, с которым давно живёт вместе, несколько лет назад они купили дом. Такие вот жених и невеста.

Что же интересует этих людей в жизни? Вот на стоянке для машин появилась новая дорогая модель. Событие обсуждает всё здание. С владельцем машины, которого раньше не замечали, сразу начинают здороваться и обсуждать прелести авто владельцы машин этого же ценового класса. Его признали за своего. Машины тут хозяева, а люди им служат.

А вот вчера олимпийская команда прошла в форме с надписью «Roots». Через два дня все побежали и купили майки и кепки с такой надписью. Майки чёрные, бесформенные. Но это неважно. Главное – надпись, брэнд. Брэнд переводится как «клеймо», которое ставили рабу или скотине, чтобы определить их принадлежность к определённому хозяину. Надо поставить себе на лоб клеймо, чтобы все знали – я тоже счастливый потребитель.


Ошибка Капитала


К 2001 году дела на бирже шли всё более скверно, но было невозможно представить, что дойдёт до 11 Сентября. В тот день я приехал утром на работу, и в прямом эфире смотрел на сталкивающиеся с небоскрёбами самолёты. В первые дни я был потрясён. Канадцы не были.

Ровно через день после атак мы показывали одну из полуготовых игр случайно выбранным людям. Так называемая фокус-группа, чтобы узнать, что будущий покупатель думает о продукте. В группу входила молодёжь от 18 до 25 лет. Игра заключалась в езде и беготне по улицам и зданиям в попытках перестрелять побольше врагов и набрать побольше очков. Я обрабатывал ответы молодых канадцев на вопрос, что им нравится, и что хотелось бы изменить в игре. Учитывая, что всё происходило на следующий день после 9-11, я не очень верил своим глазам. «Классно мочить всех!»; «Больше, больше крови!»; «Здорово давить прохожих на улицах!»; «Раны круто сделаны, мясо и кровь выглядят как настоящие!». Недаром наша корпорация – лидер индустрии. Она знает, что нужно потребителям.

Постепенно я стал приходить к мысли, что теракты 9-11 спланированы самими американцами и для воздействия на американцев. Это чисто голливудский сценарий. Такой план не мог родиться в голове русского или в голове араба, кочующего в пустыне верхом на верблюде. Он идеально подходит, чтобы получить согласие на военные расходы и полицейскую диктатуру тех, кто живёт в американской теле-кино-виртуальности. Про техническую возможность одновременно и успешно угнать четыре самолёта и говорить не приходится. «Война с терроризмом» и есть та самая большая война, необходимая для выхода из депрессии. Американцы в очередной раз объелись заводных апельсинов.

Мне было интересно, что пишут в России про 9-11. Гуляя по русскому Интернету, я зашёл на православный сайт с материалами по терактам. Нажав на одну из ссылок, я попал на ответы священника на вопросы о смысле жизни и мироздании. Он бесконечно ссылался на мнения пророков и христианских святых, спорил с другими источниками и цитировал разные места священных писаний. Я быстро запутался в этой богословской дискуссии.

Насущным был вопрос о том, когда закончится рецессия, и начнут открываться новые профессиональные возможности, поскольку игры мне уже немало надоели. Сколько я не читал бизнес-сайты и американские журналы, ответы больше походили на заклинания и гадания на кофейной гуще. Хотя я узнал много нового за время работы в корпорации, и уже понимал способ мышления канадцев, мои знания никак не складывались в единое целое.

Была годовщина смерти В.И.Ленина, о чём напоминали некоторые ленты новостей. В марксизм-ленинизм я не заглядывал в течение двенадцати лет. Отчаявшись найти ответы у самих американцев, я решил посмотреть, как марксизм объяснял причины кризисов капитализма. На Интернете нашлись главные работы Ленина. Но в них было не столько объяснение теории, сколько споры с товарищами, как правильно интерпретировать Маркса, и как его неправильно интерпретируют оппоненты. Я решил почитать самого Маркса, открыл том «Капитала» и углубился в рассуждения о сюртуке. Через некоторое время я вспомнил, что мой холодильник пуст, и надо успеть съездить в супермаркет.

Выбирая продукты, я размышлял о прочитанном. На обратном пути, задумавшись, я заблудился в большом подземном паркинге. Я думал о том, насколько споры Ленина похожи на богословские споры в православии. Наверное, подумал я, коммунизм так боролся с христианством, потому что оно было его конкурентом, он сам – не столько наука, сколько своего рода вера. Даже не своего рода вера, а целая религия, ведь советская символика и устройство партии очень похожи на церковные. Следующая мысль продолжала предыдущую. Поскольку религия борется с религиями, а коммунизм и капитализм – непримиримые враги, то капитализм – тоже религия, религия не в переносном, а в прямом смысле. Но это не словесная, а математическая религия. Бог капитализма – деньги, а боги выдуманы людьми. То есть денег и стоимости в физическом смысле нет, они – плод воображения.

В этот момент все знания о рынке, бизнесе и финансах автоматически сложились в единую непротиворечивую картину. Было ощущение, что невидимая сила, которая сдавливала сознание, заставлала все действия и мысли вписываться в узкие рамки денег, которая заставляла искать всему религиозно-экономическое оправдание, исчезла.

Глава 1. Предмет и методы анализа.

Предмет и подходы


Предмет анализа


Предметом нашего анализа будет религия денег. То, что мы привыкли называть капитализмом или рыночной экономикой, можно понять, только посмотрев на это явление, как на полноценную религию. Почти все мы находимся внутри этой религии, во многом мы абсолютно и искренне верим в неё, даже если не осознаём этого. Так же как искренне верующий в Бога не может представить, что Бог на самом деле не существует, что он – плод воображения, так и нам очень тяжело выйти за рамки религии денег и цифр. Эта книга подробно описывает, что представляет собой религия денег. Как относиться к ней – это личный вопрос читателя.

В отличие от ислама, христианства или буддизма, построенных на естественном языке, религия денег в качестве своего языка использует символы математики и физики. Будучи математической, своего рода мета-религией, она внешне не входит в противоречие с религиями, основанными на словах. Но на самом деле она ведёт борьбу за полное вытеснение и уничтожение любой иной веры и за полное подчинение себе сознания людей.

Суммируя религию денег, можно выделить три основные особенности:

1. Главным принципом религии денег является получение удовольствия от насилия. Она призывает бить слабого, обманывать ближнего. Этот принцип прямо противоположен христианству, это принцип Антихриста.

2. Эволюция насилия над человеком завершилась переходом к прямому насилию над сознанием, к рабству сознания. Религия денег превратила изобретение телевидения в абсолютное оружие массового поражения сознания.

3. Начиная с 1960-х годов в странах Запада, а с 1990-х годов в России, идёт стремительный процесс окончательного перехода к обществу, противоположному христианскому или святому обществу. Создаётся языческое, иными словами поганое общество[20].

С научной точки зрения религия денег представляет собой модель управления обществом. Это весьма ограниченная одномерная модель, основанная (1) на присвоении числовых значений всему, что есть в мире; (2) на использовании пяти арифметических операций [21] и (3) критерия максимизации транзакций. В эту модель жрецы религии денег заставляют вписываться всё существующее в мире. То, что не вписывается – уничтожается.

Конечная цель нашего анализа – понять внутренние механизмы религии денег и выработать способы защиты индивидуального и общественного сознания.


Подходы к анализу


Анализ сознания человека или общества по сути не может быть независимым и универсальным. Можно быть относительно объективным при анализе телесного и физического, но для анализа сознания всегда приходится выбирать какой-то субъективный угол зрения, угол отражения, субъективную точку отсчёта.

Попытки объявить отношение к истории, к обществу или к сознанию объективными, заранее заложенными, являлись бы попыткой подавить все остальные точки зрения.

Сегодня выбор правильной точки отсчёта очень непрост. При анализе религии денег мы будем изначально отталкиваться от трёх главных принципов Русского духа:

– защищай слабого,

– ищи истину,

– живи по совести.

С другой стороны, нашей отправной точкой станет преобладающее общественное сознание. Большинство из нас живут в мире, который сформирован школой, университетом и повседневностью. Мы будем исходить именно из этих представлений, из здравого смысла, а не из языка религии или из представлений уединённых философов, которые не знакомы и не очень понятны обычному человеку.


* * *


Хотим ли мы, осознаём ли мы или нет, но почти всё современное русское научное представление о человеке и об обществе основано на фундаменте марксизма.

В нашей философии, в управляющей модели сознания верхнего уровня, к 1980-м годам накопилось множество противоречий. После 1986 года произошёл сбой. Наш русский храм знания сильно разрушен и многими покинут. В результате массовое сознание либо ищет убежища в более простых, примитивных формах, либо уходит в тёмные ложи религии денег.

Марксизм-ленинизм, как и любая система знаний, чтобы оставаться адекватной действительности, нуждается в постоянном развитии. Несомненно, что мир существенно изменился со времени появления марксизма, и марксизм нуждается в серьёзном обновлении – или в замене. Но заменить марксизм сможет только теория масштаба не меньшего, чем сам марксизм.

Чтобы критиковать марксизм, чтобы победить марксизм, надо предложить новую систему знаний, новую философскую теорию, которая была бы не более примитивной и более фрагментарной, но более системной, более глубокой, более широкой, чем марксизм. Абсолютное большинство современных критиков марксизма не только не придерживаются никакой философской системы, но они даже не осознают, что такое философская система.

Рыночная экономика в своём самопонимании не двинулась дальше «невидимой руки рынка» двухсотлетней давности. Многие демократы и рыночники в РФ на самом деле не выходят за рамки марксистского истмата – исторического материализма. Они просто считают не социализм, а «развитой капитализм» высшей формацией в истории человечества.

Несмотря на многолетние старания демократов, марксизм остаётся неприступной крепостью, которая намного выше их головы. По иронии истории, чем сильнее в наши дни дегенерирует российское общество, тем адекватнее его отражает марксизм. Чувствуя своё бессилие, демократы и не пытаются создать что-то лучшее, но просто уничтожают подряд все знания и всю нашу историю.

Начало было положено разоблачениями «культа личности» во времена XX съезда. В общественном сознании попытались сделать чёрную дыру размером с 1929 по 1953 год. Во времена гласности чёрную дыру увеличили до 70 лет. Вскоре она стала расползаться и на всю четырёхсотлетнюю историю Руси со времён Ивана Грозного.

Но на этом чёрная дыра демократии не остановилась. Сегодня уже говорится, что само принятие Русью православия, а не католичества, было ошибкой. Дыра расползается до десятого века. Что будет дальше? Дальше идёт отрицание христианства как такового. Нас ждёт чёрная дыра размером в две тысячи лет. Вместе с ней наступает поганое общество.

Сомневаетесь? Россия запаздывает на каких-нибудь 20-30 лет. Запад уже почти прошёл стадию полной дехристианизации.


* * *


Мы рассматриваем сознание как своего рода сложную самосовершенствующуюся систему или программу, в которой по мере развития накапливаются перекосы и противоречия. Наша задача – разрешить их [22]. В противном случае развитие становится невозможным, и начинается саморазрушение.

В истории естественных наук не раз возникала ситуация, аналогичная нынешней ситуации в философии. По мере развития оптики, в корпускулярной теории света накапливалось множество противоречий. К счастью, физикам не приходило в голову из-за этого выкинуть корпускулярную теорию и вернуться к астрологии. Была создана более сложная и более совершенная волновая теория света.

Когда геометрия Евклида исчерпала своё развитие, была создана более масштабная неевклидова геометрия, которая включила евклидову как часть, как одну из возможных геометрий. Когда стали очевидны ограничения классической механики, была создана теория относительности. Теория относительности не уничтожила механику Ньютона. Она определила границы её применимости.

К сожалению, в общественных науках и простые люди, и учёные, руководствуются не столько здравым смыслом, сколько ведут себя как дикари, готовые немедленно съесть жрецов, которые только вчера потеряли власть, и сжечь их все святые свитки.


* * *


В исследовании религии денег, где возможно, мы будем использовать западную науку. Особенно это важно в некоторых разделах политэкономии, а также для понимания способов насилия над сознанием.

Но мы не можем взять западное знание за основу, поскольку единая картина мира в нём, в отличие от русского знания, отсутствует. Западное знание раздроблено, растаскано на части феодалами науки (и псевдонауки). Феодалы заинтересованы не в поиске истины, но в сохранении своей локальной крепости и в увеличении арендной платы с желающих побыть в ней.

Русское знание – это единый храм, и он должен оставаться единым. Так же как и русское государство должно оставаться единым.


* * *


С изобретением мгновенных способов распространения информации резко увеличилась скорость изменения общественного сознания. История начала сжиматься. Те процессы, которые в древности шли веками, сейчас происходят за одно-два поколения. Наша ситуация одновременно и очень опасна, и очень интересна. За время жизни одного человека пройдёт смена цивилизации. Сейчас достаточно просто открыть глаза, чтобы увидеть, как из слизи либерализма вылазит поганое рыло Древнего Рима. То, что мы читали в учебниках истории, вдруг становится сегодняшним днём.

Вопрос в том, чем закончится смена цивилизации. СССР дал нам уникальный шанс увидеть ожидающее нас будущее. Он создал защитный купол, который охранял нас в то время, пока Запад стремительно строил поганое общество. Советский Союз выиграл для нас 30 лет жизни без тотального насилия сознания. Но половина этого запаса уже израсходована. Мы уже видим, каким вырастает первое поколение, которое не застало нормальную жизнь. Как мы воспользуемся оставшимися годами? Времени осталось на одно поколение.

Целью автора не является переубедить вас в чём-то или ответить на все вопросы. Нам не столь важно открыть что-то новое, сколько проанализировать и систематизировать уже известное. Относитесь к этой книге как к гипотезе. Продолжайте читать те же газеты, смотреть те же телепередачи. Просто посмотрите на всё происходящее и под новым углом зрения. Проверьте, поможет вам ли эта гипотеза лучше понять и объяснить то, что происходит.


Некоторые термины


Выделим основные понятия, которые мы будем использовать. С термином религия денег мы уже определились.

Нам надо выбрать термин для обозначения того, что обычно понимается под развитыми странами Запада и Азии, или странами «золотого миллиарда». Раньше эти же страны называли колониальными, капиталистическими и империалистическими. Все они не столько государства, сколько симбиоз правительств и наднациональных корпораций. Мы будем называть их странами Орды.

Далее, нам нужно название для сторонников и проповедников религии денег в России и во всём мире. Не найдя лучшего слова, у нас стали употреблять слово «демократы», иногда «либералы». Но эти слова перевёртывают смысл демократии и либерализма. Иногда говорят «жрецы бога Мамоны», что точно, но длинно; «сатанисты», что неплохо, но имеет более узкий смысл. Есть ещё термин «жиды», который у большинства людей ассоциируется с евреями; но религию денег проповедуют не только евреи, и не все евреи проповедуют религию денег. Принадлежность к той или иной религии – это не вопрос национальности, это вопрос веры.

Всех, кто придерживается мировоззрения религии денег, мы будем называть погаными, или язычниками.

Попробуйте заменить в газетах, которые вы читаете, слово «демократ» и схожие с ним по смыслу на «поганый». Мы так блестеть заставим заново привычные нам понятия. Например, Дем Выбор России – Поганый Выбор России, или СПС – Союз Поганых Сил.

Посмотрите, какое словосочетание вернее отражает смысл:

построение демократического общества в России или построение поганого общества;

либеральная экономика или поганая экономика;

власть демократии или власть поганых;

издания демократической ориентации или издания поганой ориентации;

демократ Чубайс или…?


Методы анализа


Приступая к анализу, вспомним законы диалектики. Затем мы приведём основные понятия системного анализа и изложим основы Теории Решения Изобретательских Задач.


Законы диалектики


$ Во время чтения законов диалектики мысленно выберите в качестве объекта устройство русского общества. Подумайте о процессе разрешения противоречий в 1917 и в 1991 году. Подумайте о том, в каком направлении, согласно законам диалектики, должно пойти дальнейшее развитие.

Развитие объективного мира и познания осуществляется путём раздвоения единого на взаимоисключающие противоположные моменты, стороны, тенденции; на их взаимоотношения. «Борьба» и разрешение противоречий, с одной стороны, характеризует ту или иную систему как нечто целое, качественно определённое, а с другой – составляет внутренний импульс её изменения, развития, превращения в новое качество [23].

Выражение «борьба противоположностей» содержит следующий смысл: 1) всякая органическая система заключает в себе внутреннее противоречие; 2) это противоречие непрерывно разрешается и воспроизводится; 3) оно осложняется тем, что каждая из обладающих относительной самостоятельностью внешних противоположностей сама противоречива; 4) только через полное разрешение таких противоречий целого возможно прогрессивное преодоление его и переход к высшей форме.

Изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определённого предела. Процесс коренного изменения данного качества, «надлом» старого и рождение нового есть скачок. Переход явления из одного качественного состояния в другое есть единство уничтожения и возникновения, бытия и небытия, отрицания и утверждения. Скачок включает в себя момент снятия прежнего явления возникающим; при этом качественные и количественные изменения взаимно обусловливают друг друга.

Отрицание отрицания характеризует направление процесса развития, единство поступательности и преемственности в развитии, единство возникновения нового и относительной повторяемости некоторых моментов старого.

Развитие есть возникновение логического противоречия и снятие его в дальнейшем; в этом смысле оно есть зарождение внутреннего отрицания предыдущей стадии, а затем и отрицание этого отрицания. Поскольку отрицание предыдущего отрицания происходит путём снятия, оно всегда есть в известном смысле восстановление того, что отрицалось, возвращение к уже пройденной стадии развития. Однако это не простой возврат к исходной точке, а «…новое понятие, но более высокое, более богатое понятие, чем предыдущее, ибо оно обогатилось его отрицанием или противоположностью; оно, стало быть, содержит в себе старое понятие, но содержит в себе более, чем только это понятие, и есть единство и его и его противоположности». Отрицание отрицания оказывается, таким образом, всеобщей формой раздвоения единого и перехода противоположностей друг в друга.

Последовательность циклов, составляющую цепь развития, можно образно представить в виде спирали. При таком изображении каждый цикл выступает как виток в развитии, а сама спираль – как цепь циклов. Хотя спираль и является лишь образом, выражающим связь между двумя или более точками в процессе развития, этот образ удачно показывает общее направление развития, осуществляемого в соответствии с отрицанием отрицания: возврат к уже пройденному является не полным; развитие не повторяет проложенных путей, а отыскивает новые, сообразно с изменением внешних и внутренних условий; повторение известных черт, свойств, уже имевших место на прежних этапах, всегда является тем более относительным, чем сложнее процесс развития.

Спиралевидность характеризует не только форму процесса развития, но и темпы этого процесса: с каждым новым витком спирали преодолевается всё более значительный путь, поэтому можно говорить о том, что процесс развития связан с ускорением темпов, с непрерывным изменением внутреннего масштаба времени развивающейся системы. Эта закономерность обнаруживается как в развитии общества и природы, так и в развитии научного познания.

Диалектическое противоречие – взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций предметов и явлений, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного мира и познания.

Логическое противоречие – пара противоречащих друг другу суждений, то есть суждений, каждое из которых является отрицанием другого. Противоречием называется также сам факт появления такой пары суждений в ходе какого-либо рассуждения или в рамках какой-либо научной теории.


Основные понятия системного анализа


Анализ и Синтез


Постепенно и поэтапно разрешать противоречия позволяет наличие аналитического и синтетического образов мышления [24]. Суть анализа состоит в разделении целого на части, в представлении сложного в виде совокупности более простых компонент. Но чтобы познать целое, необходим и обратный процесс – синтез. Это относится не только к индивидуальному мышлению, но и к общечеловеческому знанию.


Модель


Модель – это идеальная конструкция, образ, отображение оригинала, объекта анализа, построенное средствами мышления, сознания. Языковые модели, то есть модели, построенные средствами естественного языка, являются своего рода конечной продукцией мышления, уже готовой или почти готовой для передачи другим носителям языка.

$ Рассмотрите свободный рынок как модель человеческого общества.

Различают два основных типа моделей по назначению – познавательную и прагматическую (управляющую).

Познавательная модель является формой организации и представления знаний, средством соединения новых знаний с имеющимися. Познание ориентировано в основном на приближение модели к реальности, которую модель отображает.

Прагматическая (управляющая) модель является средством управления, средством организации практических действий, способом представления образцово правильных действий или их результата; является рабочим представлением целей. Поэтому использование прагматических моделей состоит в том, чтобы при обнаружении расхождений между моделью и реальностью направить усилия на изменение реальности так, чтобы приблизить реальность к модели.

Различие между познавательной и прагматической моделью:

а) познавательная модель подгоняется под реальность,

б) прагматическая модель подгоняет реальность под модель.

Познавательные модели отражают существующее, а прагматические – не существующее, но желаемое и возможно осуществимое.

$ Как вы считаете, какой тип модели использует общество свободного рынка?

Чтобы осуществить то, для чего модель была создана, недостаточно только наличия модели. Модель должна быть в достаточной степени согласована со средой (культурой). Это свойство модели называется ингерентностью [25].

$ Как вы считаете, насколько модель свободного рынка согласована с русской средой?

Реальные модели служат заместителями оригинала благодаря своему подобию с ним, то есть похожести. Возможны три вида подобия:

– прямое, устанавливаемое через физическое взаимодействие,

– косвенное, устанавливаемое через аналогию, т.е. через общую абстрактную модель,

– условное, устанавливаемое через соглашение.

В каждой модели есть доля истины, то есть в чем-то любая модель правильно отражает оригинал. Степень истинности модели проявляется при практическом соотнесении модели и оригинала («практика – критерий истинности»). Кроме безусловно истинного, в модели есть и верное лишь при определенных условиях и нечто «неверное», то есть не имеющее отношения к оригиналу.

Мир, частью которого мы являемся, бесконечен, как бесконечен и любой объект, не только в пространстве и времени, но и в своих связях с другими объектами, и в том, что к любому числу отношений, в которых мы рассматривали данный объект, всегда можно добавить еще одно. Любая модель конечна, ограничена, поскольку:

1) модель отображает объект анализа лишь в конечном числе отношений с другими объектами;

2) способы описания модели ограничены, поэтому она всегда упрощенно отображает оригинал.

Модель, с помощью которой успешно достигается поставленная цель, называется адекватной этой цели. Понимание адекватности не полностью совпадает с требованиями полноты, точности и правильности (истинности): адекватность означает, что эти требования выполнены не вообще (так сказать, безмерно), а лишь в той мере, которая достаточна для достижения цели.

$ Как вы считаете, какова цель свободного рынка?


Система


Система – это совокупность взаимосвязанных элементов, обособленная от среды и взаимодействующая с ней как целое. Признаками системы являются (1) структурированность, (2) взаимосвязанность составляющих частей, (3) подчиненность организации всей системы определенной цели. Цель функционирования системы также называют главной функцией системы.

Модель системы типа «чёрный ящик» отображает только связи системы со средой, в виде перечня «входов» и «выходов». Трудность построения модели «черного ящика» состоит в том, что надо решить, какие из многочисленных реальных связей включать, а какие не включать в состав модели. Кроме того, всегда существуют и такие связи, которые нам неизвестны, но они-то и могут оказаться существенными.

Название «черный ящик» образно подчеркивает полное отсутствие сведений о внутреннем содержании «ящика». В этой модели задаются, фиксируются, перечисляются только входные и выходные связи системы со средой (даже «стенки ящика», то есть границы между системой и средой, в этой модели обычно не описываются, а лишь подразумеваются, признаются существующими).

Примеры.

Автомобиль как чёрный ящик. Главная функция – перемещать объект. Вход – скорость неподвижного человека или груза, выход – высокая скорость.

Усилитель звука в концертном зале как чёрный ящик. Главная функция – усиливать звук. Вход – тихий звук голоса человека (через микрофон), выход – громкий звук (через громкоговорители).

$ С точки зрения модели рыночной экономики любая коммерческая фирма или индивидуальный человек являются чёрным ящиком с одним входом и одним выходом. Что является этим входом [26] и выходом?

Существует два наиболее интересных для нашего анализа типа систем – с положительной и с отрицательной обратной связью.

Система с положительной обратной связью – система, внутри которой существует такая обратная связь, которая приводит к тому, что увеличение выхода системы увеличивает вход, что в свою очередь увеличивает выход и так далее. Рано или поздно такая система саморазрушается от перегрузки, либо разрушает все доступные ей источники энергии (если не срабатывает предохранитель).

Положительную обратную связь легко получить, если поднести микрофон к громкоговорителю, когда оба они подключены к одному усилителю. Начнётся самовозбуждение – чем громче звук из громкоговорителя, тем сильнее сигнал на входе микрофона, тем громче звук из громкоговорителя и так далее. Другим примером является цепная реакция на ядерном реакторе, когда освободившиеся нейтроны освобождают ещё больше свободных нейтронов, пока не происходит взрыв.

В системе с положительной обратной связью может существовать и противоположная ситуация, когда возникает уменьшение выхода, которое приводит к уменьшению входа. Например, вымирание населения – чем меньше рождается детей, тем меньше новых родителей, тем меньше детей и так далее. В таких системах идёт самоускоряющееся падение вниз. Падение можно переломить только в том случае, если есть внешние источники, способные повлиять на вход или выход. Системы с положительной обратной связью обычно крайне нестабильны.

Система с отрицательной обратной связью – система, внутри которой существует такая обратная связь, которая приводит к тому, что увеличение выхода системы уменьшает вход.

Обычно отрицательная обратная связь используется для стабилизации какого-либо параметра. Например, автопилот автомобиля автоматически снизит скорость, если будет превышен допустимый предел. Система безопасности реактора автоматически начнёт поглощать свободные нейтроны, если их число увеличится до определённого уровня. Если саранча расплодится и съест всю растительность, то саранча начнёт вымирать из-за отсутствия корма.

$ Как вы думаете, какой тип обратной связи существует в рыночной экономике?

Модель состава системы отображает, из каких частей (подсистем и элементов) состоит система. Главная трудность в построении модели состава заключается в том, что разделение целостной системы на части является относительным, условным, зависящим от целей моделирования (это относится не только к границам между частями системы, но и к границам самой системы). Кроме того, относительным является и выбор уровня дробления, определение самой малой части – элемента. Для удобства обычно применяют иерархические модели состава системы, состоящие из нескольких уровней детализации.

Пример.

Автомобиль на верхнем уровне состоит из корпуса, салона, движущей части. В зависимости от цели анализа к этому уровню также можно отнести пассажиров и груз. На уровне движущей части он состоит из двигателя, колёс, трансмиссии и т.д. На уровне колеса он состоит из ступицы, резиновой камеры, болтов крепления. Необходимость дальнейшего дробления и рассмотрения, например, из чего состоит болт в колесе, зависит от цели анализа автомобиля.

Модель структуры системы отображает связи, взаимодействия, или отношения, между компонентами модели ее состава, то есть совокупность связанных между собой моделей «черного ящика» для каждой из частей системы. Поэтому трудности построения модели структуры те же, что и для построения модели «черного ящика».

В отношении участвуют не менее двух объектов, а свойством мы называем некий атрибут одного объекта. Любое свойство, даже если его понимать как потенциальную способность обладать определенным качеством, выявляется только в процессе взаимодействия объекта (носителя свойства) с другими объектами, то есть в результате установления некоторого отношения. Например, чтобы убедиться в том, что мяч – синий, мало иметь мяч, нужны еще источник белого света и анализатор отраженного от мяча света (при этом не всякий анализатор пригоден; например, глаз дальтоника не может установить цвет мяча [27]).

Свойство – это не атрибут объекта, а лишь определенная абстракция отношения, экономящая мышление. Мы «коротко и ясно» говорим, что стекло прозрачно, вместо того чтобы каждый раз говорить об отношении между лучом света, падающим на поверхность стекла, самим листом стекла и приемником света, находящимся по другую сторону этого листа. Другими словами свойство – это свернутое отношение.

Целевое воздействие одного объекта на другой называется функцией этого объекта, которую он может осуществлять благодаря наличию определённого свойства. Свойство есть способность выполнять действие на другой объект и/или воспринимать воздействие.

Пример.

Опишем отношения между компонентами системы «усилитель звука»: звуком, микрофоном, усилителем, громкоговорителем и электротоком. Микрофон преобразует тихий звук в электроток, усилитель усиливает электроток, громкоговоритель преобразует усиленный электроток в громкий звук.


Граф – это схема, в которой обозначается только наличие элементов и связей между ними, а также (в случае необходимости) разница между элементами и между связями.

Граф состоит из обозначений элементов произвольной природы, называемых вершинами, и обозначений связей между ними, называемых ребрами (иногда дугами). Часто бывает необходимо отразить несимметричность некоторых связей; в таких случаях линию, изображающую ребро, снабжают стрелкой. Если в графе требуется отразить другие различия между элементами или связями, то либо разным ребрам приписывают различные веса (взвешенные графы), либо раскрашивают вершины или ребра (раскрашенные графы).

Религия Денег

$ Подумайте, как отношения между людьми и фирмами в рамках рыночной экономики можно представить в виде графов.

Религия Денег

Анализ и Синтез

Модель – Познавательная и Прагматическая (управляющая) – Согласование со средой – Подобие и Ограниченность – Адекватность

Система – Чёрный ящик – Положительная и Отрицательная обратная связь – Модель состава – Модель структуры – Свойство объекта – Функция – Граф


Основы ТРИЗ


Теория Решения Изобретательских Задач (ТРИЗ) была разработана в СССР, начиная с конца 1940-х годов, советским инженером Г.С.Альтшуллером и школой его последователей. ТРИЗ не была признана официальной наукой, исследования проводились в основном на общественных началах. В настоящее время несколько компаний и учебных заведений в странах Запада и Азии коммерчески используют ТРИЗ. С материалами и ссылками по ТРИЗ можно подробно ознакомиться в Интернет [28].

Основные методы исследований в ТРИЗ – (1) анализ мирового патентного фонда и развития техники и (2) анализ процесса поиска изобретательских идей.


Многоэкранная схема сильного мышления


Каждая техническая система входит в надсистему, являясь одной из ее частей и взаимодействуя с другими ее частями; но и сами системы тоже состоят из взаимодействующих частей – подсистем. Признак талантливого мышления – умение переходить от системы к надсистеме и подсистемам. Для этого должны работать три мысленных экрана:

Религия Денег

Когда речь идет о дереве (системе), надо видеть лес (надсистему) и отдельные части дерева (корни, ствол, ветки, листья – подсистемы). На каждом этапе также необходимо видеть линию развития: как изменяются подсистема, система и надсистема в прошлом, настоящем и будущем:

Религия Денег

Одновременно надо представить такую же многоэкранную схему для альтернативных и конкурирующих систем [29].

$ Подумайте, что является подсистемой, надсистемой и альтернативной системой для рыночной экономики?


Линии жизни технических систем


Жизнь технических систем (как и других систем, например, биологических) можно изобразить в виде S-образной кривой, показывающей, как меняются во времени главные характеристики системы (мощность, производительность, скорость, число выпускаемых систем и т.д.). S-кривая была получена в результате анализа истории развития множества технических систем.

Религия Денег

У разных технических систем эта кривая имеет свои индивидуальные особенности. Но на ней всегда есть характерные участки, которые можно представить схематически, с подчеркнутым огрублением:

Религия Денег

В «детстве» (участок 1) техническая система развивается медленно. Затем наступает пора «возмужания» и «зрелости» (участок 2) – техническая система быстро совершенствуется, начинается массовое ее применение. С какого-то момента темпы развития начинают спадать (участок 3) – наступает «старость». Далее (после точки g) возможны два варианта. Техническая система А либо деградирует, становясь принципиально другой системой Б (современные парусники не имеют таких высоких скоростей, на которых сто лет назад ходили прославленные чайные клиперы), либо на долгое время сохраняет (участок 4) достигнутые показатели (велосипед не претерпел существенных изменений за последние полвека и не был вытеснен мотоциклом).

$ Подумайте о линии жизни религии и цивилизации.


* * *


S-кривой можно описать и переход количественных изменений в качественные[30]. По вертикальной оси отложим полезность системы (соответствие своему назначению), по горизонтальной – увеличение параметра системы [31].

Например, система – автомобиль, полезность – перевозка пассажиров, тогда скорость автомобиля – изменяемый параметр [32].

Точка a соответствует минимальному уровню работоспособности системы. Точка b – точка насыщения, когда дальнейший рост не приводит к увеличению полезности, а наоборот, к вреду. Участок 2 – участок прямого роста, когда увеличение параметра напрямую приводит к увеличению полезности.

Для автомобиля точка a будет соответствовать скорости в 15-20 км/ч, от a до b чем выше скорость, тем приятнее езда. Точка b – 200 км/ч (или ниже, в зависимости от дороги). Увеличение скорости свыше 200 км/ч приведёт только к опасности.

Пример.

Слишком медленный процессор в компьютере, до 120 МГц, вообще не даст возможности запустить Виндоус. По мере увеличения скорости с 120 МГц до 500-600 МГц будет получен прямой выигрыш в скорости работы Виндоус. Увеличение скорости процессора свыше 600 МГц даст очень маленький выигрыш, а то и никакого, и в конечном счёте увеличит цену компьютера, принося вред.

$ Подумайте, где находятся точки минимальной достаточности и насыщения для человека и общества при потреблении еды, лекарств, одежды. Что происходит, если потребление продолжается после точки насыщения?


* * *


От чего зависит соотношение между участками? Иными словами, чем определяется положение точек перегиба (a, b, g) на «жизненной кривой» той или иной технической системы?

Изучение кривых развития параметров различных технических систем (скорости движения самолетов и кораблей, скорости бурения, роста энергии ускорителей и т. д.) заставляет обратить внимание на то, что реальные кривые заметно отличаются от ожидаемых теоретических кривых. Характер различия показан на рисунке ниже, где штриховая кривая – теоретическая, а сплошная – реальная.

Религия Денег

Казалось бы, с момента появления техническая система должна неуклонно (хотя и не очень быстро) развиваться до a', т. е. до момента перехода к массовому применению. На самом деле переход к массовому применению (a") начинается с опозданием и на более низком техническом уровне.

Период быстрого развития технической системы должен был бы завершиться в точке b', там, где исчерпываются возможности использованного в системе принципа, и обнаруживается экономическая нецелесообразность дальнейшего развития данной системы (уровень 1).

Однако этого не происходит: реальная точка b" всегда намного выше теоретической b'. Когда кривая А" доходит до уровня 1, в дальнейшем развитии системы оказываются заинтересованными многие люди. Возникает инерция интересов – финансовых, научных, карьерных и просто человеческих (боязнь оставить привычную и обжитую систему). Инерция интересов оказывается сильнее экономических факторов. Но и сами экономические факторы умеют приспосабливаться к инерции интересов. Вплоть до уровня 2 система продолжает оставаться экономически выгодной за счет разрушения и загрязнения внешней среды.

Типичным примером может служить интенсивное строительство больших танкеров. Катастрофа с танкером «Торри Каньон», когда 120 тысяч тонн нефти попали в море, привела к тяжелейшим последствиям на побережьях Англии и Франции [33]. С тех пор океан не стал спокойнее, мореплавание не стало безопаснее. Но уже построены танкеры в полмиллиона тонн и в миллион тонн. Кривая А" идет к уровню 2. Экономичность, то есть прибыль для владельцев судов, обеспечена за счет ущерба внешней среде. Число больших танкеров увеличивается, скорость тоже возрастает (хотя до сих пор нет эффективного решения проблемы торможения), неуклонно растет опасность суперкатастрофы.

«Сегодня это выгодно, остальное не имеет значения» – эта формула тянет кривую А" вверх, к уровню 2 (экономично при условии причинения вреда внешней среде). А потом все-таки достигается потолок – уровень 3, определяемый физическими пределами. Нельзя, например, втиснуть на улицу больше автомобилей, чем там может поместиться, когда автомобили стоят впритирку один к другому – от стенки до стенки.


Закон увеличения степени идеальности системы


Анализ изобретений показывает, что развитие всех систем идёт в направлении идеализации, то есть элемент или система уменьшается или исчезает, а её функция сохраняется.

Примеры.

Громоздкие и тяжёлые электронно-лучевые компьютерные мониторы заменяются лёгкими и плоскими жидкокристаллическими. Скорость процессора увеличивается в сотни раз, но его размер и потребление энергии не повышаются. Сотовые телефоны усложняются, но их размер уменьшается.

$ Подумайте об идеализации денег.


Элементы АРИЗ


Рассмотрим базовые шаги Алгоритма решения изобретательских задач (АРИЗ [34]).

1. Началом анализа является составление структурной модели ТС (как описано выше).

2. Затем выделяется главное техническое противоречие (ТП).

Техническими противоречиями (ТП) называют такие взаимодействия в системе, когда положительное действие одновременно вызывает и негативное действие; или если введение/усиление положительного действия, либо устранение/ослабление негативного действия вызывает ухудшение (в частности, недопустимое усложнение) одной из частей системы или всей системы в целом.

Пример.

Для увеличения скорости винтового самолёта надо увеличить мощность двигателя, но увеличение мощности двигателя снизит скорость.

Часто для выявления главного ТП требуется проанализировать причинно-следственную цепочку (ПСЦ) связей и противоречий.

Пример.

Продолжим ПСЦ для противоречия «увеличение мощности двигателя снизит скорость». Для увеличения мощности двигателя надо увеличить объём двигателя, для чего надо увеличить массу двигателя, что приведёт к дополнительному расходу топлива, что увеличит массу самолёта, что сведёт на нет выигрыш в мощности и снизит скорость.

3. Производится мысленное отделение функций (свойств) от объектов.

В анализе любого элемента системы нас интересует не он сам, а его функция, то есть способность выполнять или воспринимать определённые воздействия. Для функций также существует причинно-следственная цепочка.

Пример.

Главная функция двигателя – не крутить винт, а толкать самолёт. Нам нужен не сам двигатель, а только его способность толкать самолёт. Точно так же нас интересует не телевизор, а его способность воспроизводить изображение.

4. Производится усиление противоречия.

Противоречие следует мысленно усилить, довести до предела. Много – всё, мало – ничего.

Пример.

Масса двигателя вообще не увеличивается, но скорость самолёта возрастает.

5. Определяются Оперативная зона (ОЗ) и Оперативное время (ОВ).

Следует выделить тот точный момент времени и пространства, в котором возникает противоречие.

Пример.

Противоречие массы двигателя и самолёта возникает всегда и везде. Противоречие между людьми, желающими попасть на самолёт, возникает только в определённое время (на праздники) и в определённых точках пространства (некоторые рейсы).

6. Формулируется идеальное решение.

Идеальное решение (или идеальный конечный результат) звучит так: икс-элемент, абсолютно не усложняя систему и не вызывая вредных явлений, устраняет вредное воздействие в течение оперативного времени (ОВ) и в пределах оперативной зоны (ОЗ), сохраняя полезное действие.

Пример.

Икс-элемент заменяет газовую плиту. Функция плиты нагревать пищу в домашних условиях в течение нескольких минут остаётся, но опасности взрыва газа или отравления газом нет. Икс-элемент меньше газовой плиты. Икс-элемент – микроволновая печь

7. Определяются имеющиеся ресурсы.

Для разрешения противоречия нужны ресурсы, то есть способности других уже существующих элементов системы выполнить интересующую нас функцию (воздействие).

Ресурсы могут быть найдены:

а) внутри системы,

б) за пределами системы, во внешней среде,

в) в надсистеме.

Пример.

Для перевозки пассажиров в пиковые дни можно найти следующие ресурсы:

а) внутри системы – уплотнить расположение кресел в самолёте,

б) за пределами системы – поставить на рейсы дополнительные самолёты,

в) в надсистеме (для авиации – транспорт) – использовать железную дорогу.

Далее нужно определить, какие из ресурсов могут стать икс-элементом. Возможно использовать также смесь или видоизменение существующих ресурсов.

8. Применяются способы разделения противоречий.

Разделить противоречивые свойства можно следующими способами:

– в пространстве,

– во времени,

– на уровнях системы, подсистемы и надсистемы,

– объединением или делением с другими системами.

Пример.

Предотвращение столкновения машин и пешеходов. Во времени – светофор, в пространстве – подземный переход.

Структурная модель – Поиск противоречия – Отделение свойств от объектов – Усиление противоречия – Определение точки времени и пространства – Идеальное решение – Поиск ресурсов – Разделение противоречий


Метод моделирования «маленькими человечками»


Метод моделирования «маленькими человечками» (метод ММЧ) предназначен для снятия психологической инерции. Работу элементов системы, участвующих в противоречии, схематически представляют в виде рисунка. На рисунке действует большое число «маленьких человечков» (группа, несколько групп, «толпа»). Каждая из групп выполняет одно из противоречивых действий элемента.

Пример.

Если представить двигатель самолёта в виде двух групп человечков, то одна из них будет тянуть самолёт вперёд и вверх (тяга), а вторая – вниз (масса).

Если представить газовую плиту по ММЧ, то одна группа человечков будет нагревать чайник, а вторая – сжигать нужный человеку кислород.

$ Попробуйте представить деньги в системе рыночной экономики в виде маленьких человечков.


Приёмы разрешения противоречий


Давайте проведём небольшую разминку воображения. В странах капитализма XIX века существовали внутренние классовые противоречия, главное из которых – между богатством одних групп людей (классов) и нищетой других. Проблемой были и глубокие экономические кризисы, депрессии. Развитие рыночной системы в XX веке позволило преодолеть или сгладить эти противоречия в странах Запада.

В ТРИЗ обобщены сорок приёмов разрешения противоречий. Посмотрим, как некоторые из них были применены к системе «капитализм XIX века».

Отделить от объекта «мешающую» часть («мешающее» свойство) или, наоборот, выделить единственно нужную часть (нужное свойство).

Мешающее свойство – нищета, нужное свойство – богатство. Нищета вынесена за границы стран золотого миллиарда, богатство сосредоточено в их границах.

Заранее выполнить требуемое изменение объекта (полностью или хотя бы частично).

Объект – сознание нищих и эксплуатируемых. Если сознание заранее обрабатывать, то нищие не будут считать себя нищими и эксплуатируемыми.

Компенсировать относительно невысокую надежность объекта заранее подготовленными аварийными средствами.

Создание системы социального страхования и пособий по безработице, то есть аварийных средств на время кризисов.

а) Вместо недоступного, сложного, дорогостоящего, неудобного или хрупкого объекта использовать его упрощенные и дешевые копии.

б) Заменить объект или систему объектов их оптическими копиями (изображениями).

Вместо качественных товаров можно продавать по тем же ценам дешёвые китайские. Вместо физических товаров продавать телевизионные и рекламные образы.

Заменить дорогой объект набором дешевых объектов, поступившись при этом некоторыми качествами (например, долговечностью).

Согласно экономической теории, причина депрессий и падения прибыли – в падении спроса. Если сделать товары дешёвыми и недолговечными, то можно даже снизить продажную цену. При этом и прибыль сохранится, и спрос будет постоянно поддерживаться.


Герой нашего времени


Заканчивая с техникой и переходя к следующей главе, давайте порадуемся вместе с безымянным героем нашего времени, автором нижеследующего произведения, найденного на просторах Интернет. Сравните, чему посвящались оды в предыдущие века.

Ода к радости. От денег.

Я, просыпаясь, улыбаюсь,

И засыпая, улыбаюсь,

И одеваясь, улыбаюсь,

И раздеваясь, улыбаюсь.

Все в этой жизни мне по кайфу:

Печаль светла, легки натуги,

Прекрасны вина, вкусны яства,

Друзья честны, нежны подруги.

Быть может, кто-то не поверит,

Что так живут на свете белом.

Что, все желаете проверить?

Уж так и быть, скажу, в чем дело.

Открыл источник вдохновенья

Зовущий сильно, непреклонно.

Чудесное его названье – деньги,

Звучит свежо и утонченно.

Люблю я денежные знаки,

Их вид, и запах, и шуршанье,

Их получать без всякой драки,

И им оказывать вниманье.

Как глуп я был все эти годы,

Заветной цели не имея,

Терпел крушенья и невзгоды,

Пока дензнак не возлелеял!

Молюсь я честно на Мамону,

И в том греха совсем не вижу,

И всем советую резонно

Забыть совдеповскую жижу!

Все рождены для вдохновенья,

Все жить в любви имеют право,

Возлюбим братья, наши деньги.

Деньгам не нашим – тоже слава!

Как чист и ясен смысл денег,

И сам себе эквивалентен,

Он тот же будет в понедельник

И тот же будет в воскресенье.

Теперь люблю я деньги тратить

И превращать в любые блага,

А если вдруг мне их не хватит -

Не загрущу под белым флагом!

Все так же радостно и звонко

Их позову, найду их вновь

С беспечной легкостью ребенка…

У нас – взаимная любовь!

Глава 2. Наука и Религия.

Относительность материализма


Для дальнейшего анализа нам необходимо понять относительность материализма. Точнее, относительность преобладающего в нашем сознании понимания материализма в приложении к обществу и общественному сознанию.

Согласно основному закону развития, закону отрицания отрицания, рано или поздно нам предстоит сделать новый скачок, сделать шаг на новый виток спирали. Мы должны прийти к отрицанию материалистической науки в том виде как она есть, и к отрицанию отрицания идеализма и религии; к пониманию и науки, и религии на новом уровне.

Несомненно, что сегодня в русском обществе активно идёт процесс возврата к религии. Он вызван неспособностью науки ответить на вопрос, куда и как будет и должно дальше развиваться общество. Одним из главных недостатков науки является отсутствие в ней понятий Добра и Зла. От того, удастся ли разрешить противоречия между наукой и религией, зависит, получится ли у нас сделать скачок и подняться на уровень выше, или общественное сознание вернётся на более примитивный уровень.

Можно выделить два главных противоречия между наукой и религией, без разрешения которых невозможно двигаться дальше.

Первое – отношение к первичности материи и сознания и, соответственно, к объективности общественного развития.

Второе – отсутствие связи между языком науки и языком религии; отрицание наукой, нередко в насмешливой форме, религиозных знаний.


I.


Материализм и сознание


Что первично, материя или сознание? Идеализм утверждает, что сознание человека первично, а внешний мир, материя – вторичны и субъективны, зависят от того, кто их рассматривает. Материализм утверждает, что материя – это объективная реальность, данная нам в ощущениях, она не зависит от нашего сознания; материя первична и объективна, сознание – вторично. Как видим, эти два подхода принципиально противоречивы.

Из идеализма и материализма вытекают понятия Субъективного и Объективного.

Объективность понимается как независимость получаемой картины от наблюдателя. Например, не важно кто и где измерит массу одного литра чистой воды, она всегда будет одинакова. Заметим, что для получения объективных данных наука требует с исключительной точностью следовать правилам наблюдений.

Субъективность понимается как относительность результатов, их зависимость от наблюдателя. Скажем, для одного человека литр воды будет тяжёлым, для другого – лёгким.

Религия всегда придерживалась идеализма. Все естественные науки, которые мы изучаем в школе и университете, исходят из материалистического взгляда на мир. Материализм сегодня господствует почти в любой стране мира, независимо от политического строя. Наука утверждает, что научные методы и знания объективны, религиозные же – субъективны.


Материализм и общество


В применении к обществу, материализм означает наличие объективных, не зависящих от человека, законов развития общества. Развитие общества выглядит как некий предопределённый путь, единственно возможный. Люди могут быстрее или медленнее двигаться по этому пути, но они не могут свернуть с него. Считается, что любая попытка шага в сторону обречена на неудачу.

Смысл наук об обществе видится в том, чтобы познать эти объективные законы, так же как познаются законы физики или химии. Тот, кто совершит физическое открытие, сможет первым применить его. Тот, кто первым познает общественный закон, сможет первым сделать правильный шаг вперёд к прогрессу. Если закон был познан правильно, то общество последует за первооткрывателем, если же закон был познан неправильно, то рано или поздно общество убедится в ошибке и объективно будет вынуждено вернуться на правильную дорожку.

Материалистический подход к истории и обществу господствует как в марксизме, так и в западной экономике. Он восходит к первым открытиям механики и физики, к детерминизму, к представлениям о мире как о сложной машине, которая, подобно часовому механизму, была однажды заведена и продолжает свой путь. Карл Маркс писал: «Как небесные тела, однажды начавшие определенное движение, постоянно повторяют его, совершенно так же и общественное производство, раз оно вовлечено в движение попеременного расширения и сокращения, постоянно повторяет это движение».

Разница между марксизмом и западной экономикой состоит в том, что каждая из этих теорий считает, что именно она открыла единственно правильный закон – закон смены общественных формаций в марксизме, либо объективные законы свободного рынка на Западе.

Запад считает, что ошибочность марксизма окончательно доказана гибелью СССР. Как бы сама история подтвердила правильность теории свободного рынка, а за последствия ошибки, эксперимента марксизма, теперь расплачиваются низким уровнем жизни народы России.


Теория Отражения


Давайте посмотрим на первичность материи и понятие объективного с точки зрения теории отражения, части диалектического материализма.

Теория отражения говорит, что процесс познания заключается в формировании в сознании человека образа материи, её отражения. Можно сказать, что в сознании постоянно существует и развивается некоторая модель мира, или картина мира. Понятия «отражение» и «модель» в данном случае – синонимы.

У одного и того же явления или предмета может быть сколь угодно много отражений и измерений. Механика даёт один взгляд на литр воды, химия – другой, электротехника – третий. Всё зависит от угла зрения. Именно поэтому наука требует в точности воспроизвести угол зрения, требует досконально следовать всем правилам наблюдений. Если весы будут неправильно настроены, то результат определения массы не будет повторен. Под определённым углом зрения 1+1=10 [35].

Как же определяется истинность, правильность отражения или модели? Критерием истинности созданной картины мира является практика, то есть подтверждается ли эта картина ежедневными наблюдениями и историей, или нет. Есть также требование логической непротиворечивости [36], то есть модель должна быть непротиворечива в данный момент для избранной цели.

Мы можем сказать, что «горизонт» – это та грань, где хрустальный купол небес соприкасается с краем земли; или «горизонт» – большой круг небесной сферы, плоскость которого перпендикулярна к отвесной линии в месте наблюдения. Обе эти модели возможны, но вторая гораздо больше подходит для цели навигации.


Модели науки и религии


Почему же наука не признаёт религиозную точку зрения одной из возможных и истинных? Почему наука заставляет всех людей смотреть на мир под весьма детерминированным, узким углом зрения?


* * *


Во-первых, религиозный подход объявлен наукой не имеющим практического смысла. Цель религии воспринимается наукой как удержание власти над людьми через одурманивание их сознания. Наука не видит тот угол, с которого религиозные знания имеют больше смысла, чем научные. Где этот угол?

Цель науки – улучшение жизни человека.

Способ науки – преобразование природы.

Критерий успеха – чем сильнее человек приспособит под свои желания природу, увеличит материальное потребление, тем лучше. В начале своего развития наука выступала за настолько сильное изменение природы, насколько это технически возможно; постепенно она стала выступать за более разумное, ограниченное изменение.

Цель религии – тоже улучшение жизни человека.

Способ религии – преобразование сознания человека. Целью религии никогда и не являлось преобразование природы, но жизнь в гармонии с ней.

Критерий успеха – приближение сознания человека к идеалу бога («по образу и подобию божьему»).

Тогда возникает вопрос: Что лучше для улучшения жизни человека – преобразование природы или преобразование сознания человека? Или когда лучше первое, когда второе?


* * *


Во-вторых, религиозные знания не подтверждаются научной практикой. Поскольку доказательств существования бога не обнаружено, соответственно и цель религии выдумана, произвольна, субъективна, лишена смысла.

Но что есть практика, что есть критерий истины, когда говорят не о неживом камне или металле, который постоянен, а о быстро меняющемся сознании?


II.


Познание и общение


Для разрешения противоречия между наукой и религией выделим два главных и принципиально разных процесса в жизни сознания (не тела) человека – познание и общение.

В процессе познания материального мира сознание отражает материю, то есть оно создаёт отражение, мысленный образ материи. Процесс познания сознания принципиально отличается от познания неживого мира.

Мы можем смотреть на неживой предмет с разных точек зрения, испытывать разные чувства, но при этом сам предмет меняться не будет. Будет меняться только отражение этого предмета в нашем сознании. Живой же человек (и даже животное) будет менять своё поведение в зависимости от того, кто и как на него смотрит. Ещё сильнее человек изменится в зависимости от того, с кем и как он общается.

Что отражает сознание в процессе общения, в процессе познания другого человека? Естественно, оно отражает сознание другого человека, готовое отражение. Сознание познаваемого человека, в свою очередь отражает сознание познающего. Возникает отражение отражения, множественное и взаимовлияющее. При общении сознание, а не материя, становится первичным.

Практикой при общении или при познании сознания является локальное преобладающее сознание окружающих, группы, класса людей. Это сознание и есть критерий истины, и эта истина всегда относительна, субъективна. Это сознание локально, потому что человек может общаться только с ограниченным числом людей [37].

Соответственно, если человек проводит больше времени в отношениях с материальным миром и природой, для него материя первична. Если же он в основном занят общением с другими людьми, то для него сознание других людей первично. Особенно если человек получает еду и прочее необходимое для жизни от других людей, а не от природы.

Например, крестьяне или рабочие завода мало общаются в процессе труда, они в основном взаимодействуют с природой или с машинами, и так получают свой хлеб. Исследователи-учёные в лабораториях тоже малообщительны и погружены в мир молекул и формул. Жизнь же слуг, продавцов, священников или преподавателей проходит в общении, через общение они получают средства к существованию. Для них сознание – первично.

Продолжая эту мысль, если в обществе преобладают люди, которые заняты работой с природой, машинами или исследованиями материального мира, то такое общество материалистично. Если же преобладают люди, которые большую часть времени проводят в общении с другими людьми, и особенно, если в результате этого они получают свой хлеб, то это общество – идеалистическое.

Религия Денег

На рисунке слева – общество с преобладанием связей между людьми и природой.

На рисунке справа – общество с преобладанием связей людей между собой.


Изменение потребностей человека


По каким законам происходит переход от материалистического сознания к идеалистическому? Этот процесс удобно представить знакомой нам по предыдущей главе S-кривой.

Религия Денег

Давайте проследим, как изменяются потребности человека, например, в еде, в зависимости от её доступности.

На первом участке (1), на этапе минимального удовлетворения, на этапе физически необходимого, человек голоден, он думает только о том, чтобы насытиться. Если у него мало денег, то он выбирает те продукты, которые дешевле и быстрее его накормят.

На втором участке (2), когда он уже сыт, наступает этап удовольствия. Человек начинает соотносить цену и удовольствие от продуктов. Он готов заплатить дороже, но поесть вкуснее. Какое-то время, чем больше и вкуснее он ест, тем больше удовольствия он получает.

Ему кажется, что если он будет продолжать есть, удовольствие будет увеличиваться бесконечно (штриховая линия на рисунке). На самом деле происходит постепенное выравнивание кривой, и дополнительная пища уже не приносит прежнего удовольствия.

В конечном счёте, человек достигает этапа насыщения, изобилия (3), когда дальнейшая еда не только бессмысленна, но и вредна. Кривая удовольствия разворачивается и идёт вниз. Чем больше человек ест, тем хуже он себя чувствует.

К сожалению, многие люди обладают сильной инерцией и неспособностью замечать точку насыщения, не знают меры. Они полагают, что кривая идёт вверх бесконечно. Вместо еды можно рассмотреть одежду, размер автомобиля, косметику, лекарства и так далее. Потребление всегда будет подчиняться этой кривой.


* * *


Теперь обобщим всё, что потребляет человек, и рассмотрим изменение потребностей в зависимости от материального достатка в целом.

Мы опять увидим три ярко выраженных участка – этап необходимого, этап удовольствия и этап насыщения. Обычно эти три этапа соотносят с чертой бедности (или минимального прожиточного минимума), средним классом и богатством.

Точки перехода от этапа к этапу относительны и индивидуальны. Один человек не станет есть псевдо-пищу, например, из Макдональдса даже от голода (чтобы не травиться); другой будет рассматривать её как удовольствие. Для одного, пожилого, человека большая квартира будет выше точки насыщения, поскольку за ней сложно следить. Другому для полного удовольствия нужны будут пять домов в разных городах мира. Но рано или поздно наступает предел, когда дальнейшее личное материальное потребление не очень интересно даже самому богатому.

Если потребности на минимальном уровне определяются скорее физиологией человека, то чем определяется выбор удовольствий? Что делает человек на этапе насыщения, если у него хватает ума остановиться в линейном потреблении? Объективен ли выбор удовольствий и после-удовольствий, заложен ли он изначально в биологии человека?


Зависимость потребностей от общения


Особенность людей в том, что им нравится делать и думать так, как другие. Индивидуальному сознанию нравится быть похожим, копировать соседние. Люди массово идут на стадионы и смотрят одни и те же фильмы. Похожесть сознания даёт возможность общаться. Если бы сознание сильно отличалось, люди не смогли бы найти общий язык и не смогли бы общаться.

Индивидуальное сознание может какой-то короткий период времени существовать вне общественного, но оно не может воспроизводиться без общества. Индивидуальное сознание невозможно без общественного [38].

Можно утверждать, что после насыщения уровня минимальных потребностей, выбор дальнейших потребностей, то есть удовольствий, определяется возможностью человека общаться[39].

Мнение среднего поевшего человека определяется мнением его локального окружения. Он хочет быть как все, быть не хуже других. Он не хочет противоречить окружению, и он, как правило, принимает субъективную точку зрения, зависящую от окружения. Он берёт готовые отражения и «закачивает» в своё сознание. Посмотрите, по какому принципу люди выбирают рестораны, модную одежду или музыку.

Можно сказать, что белая берёза под моим окном принакрылась снегом, точно серебром. Можно сказать, что у меня во дворе есть два кубометра древесины стоимостью пятьдесят долларов, на которые можно купить серебряное кольцо. Оба эти отражения одного и того же возможны, но их истинность для человека будет определяться сознанием окружающих. Если вокруг купцы, они высмеют первое и с радостью будут приветствовать второе [40].

Итак, удовольствие зависит от общения и потому субъективно. Следовательно, удовольствие зависит от общества и от развития общества. Давайте посмотрим, как происходит это развитие.


Общество изобилия и материализм


С момента появления в обществе излишков еды происходит разделение труда, специализация и постоянный обмен товарами. Это делается с целью увеличения производительности и с целью уменьшения зависимости от необходимого. Поставленные цели достигаются. Производительность труда увеличивается, постепенно всё меньше людей занято производством необходимого, всё меньше взаимодействует с природой, всё больше – с другими людьми. Связи людей между собой преобладают над связями с природой. То есть общество всё больше идеализируется, для него изменение сознания людей становится первичным, более важным, чем преобразование природы.

Развитие общества в целом подчиняется всё той же S-кривой. Постепенно необходимым обеспечиваются все (или почти все), и все начинают искать удовольствия.

Такое общество само себя назвало обществом изобилия. В США оно было создано в 1950-х годах, в Западной Европе – на несколько лет позже, в Японии – к 1970-м годам. До этого в истории неоднократно возникали под-общества изобилия, обычно в виде классов. Это были, например, рабовладельцы, феодалы, знать, рантье [41].

Удовольствия в обществе (или в под-обществе) изобилия определяются общением, то есть самим этим обществом (и инерцией). Происходит отрыв от материальности и относительно свободный полёт общественного сознания в тех направлениях, которые приняты в этом обществе.

Отражение начинает отражаться и так далее. Конечно, этот полёт имеет границы, но он уже не определяется производством дополнительной еды, одежды или иных необходимых вещей. Сравните удовольствия разных богатых классов в истории обществ, находившихся на примерно одинаковом уровне развития производства [42] – они заметно отличаются.

У человека, находящегося на первом участке S-кривой, деньги – мера необходимого. У находящегося на втором участке, деньги – мера доступных удовольствий. Для анализа человека достатка надо понять, от чего он получает удовольствия, на что он тратит средства, оставшиеся после оплаты жилья и еды [43]. Аналогично, чтобы понять общество изобилия, надо анализировать, на какие удовольствия тратятся деньги этого общества.

Если человек тратит 90 процентов денег на необходимое, он материалистичен, если он тратит 70-80 процентов на предметы не первой необходимости, он становится идеалистом. Если в экономике сервис и развлечения составляют 70-80 процентов, как сегодня происходит на Западе, то именно они, а не 20-30 процентов экономики «необходимого» определяют развитие. Говоря в терминах марксизма, надстройка становится гораздо больше и важнее базиса. Конечно, по инерции многие удовольствия связаны с материальными предметами, но только по инерции.

Если развитие общества на первом этапе определяется уровнем развития производительных сил, то на втором этапе оно уже не определяется ими [44]. Для общества изобилия надо анализировать не развитие производства, а развитие удовольствий. Развитие удовольствий зависит от общения, то есть от самого общества, и является субъективным процессом.

Есть три основных фактора, определяющих развитие удовольствий, по мере важности [45]:

1) Внутренние формальные правила, верования самого общества.

Естественно, они инерционны. По мере развития в них возникают внутренние противоречия.

2) Конкуренция других обществ.

Исторически конкуренция часто велась в области вооружений. Вооружения материальны, поэтому кажется, что и всё развитие материально. Кроме того, люди часто связывают удовольствия с оружием. С другой стороны, конкуренция сильна не всегда, и не всегда принимает материальные формы.

3) Если удовольствия связаны с природными ресурсами, то фактором становится ограниченность этих ресурсов.

Если внутренние правила не располагают к развитию, конкуренция слаба, а природные ресурсы неограниченны, то общество изобилия вообще не развивается. Пример тому – африканские племена.

Мы пришли к относительности основного понятия материализма о том, что «Люди сами делают свою историю, однако ход общественного развития не определяется свободной волей людей, а обусловлен материальными условиями их жизни». Ни развитие социализма, ни развитие свободного рынка не являются объективными [46].

Поскольку развитие общественного сознания не является объективным, им можно управлять, и сознание можно формировать. Законы природы нельзя поменять по желанию человека, но законы общества – можно.


Общество и общественное сознание


Необходимо определиться с тем, что далее мы будем иметь в виду под понятиями общества и общественного сознания.

Марксизм оперирует терминами производительных сил, производственных отношений, базиса и надстройки.

Производительные силы определяются как система субъективных (человек) и вещественных элементов, осуществляющих «обмен веществ» между человеком и природой в процессе общественного производства.

Производственные отношения определяются как совокупность материальных экономических отношений между людьми в процессе общественного производства и движения общественного продукта от производства до потребления.

Соответственно, производственные отношения считаются основополагающими в обществе, являются его базисом. Культурные, юридические, идеологические и все прочие отношения относятся к вторичным отношениям, к надстройке.

На Западе этих терминов нет, но экономика безусловно признаётся фундаментом общества, и в признании первичности производственных отношений противоречия с марксизмом нет.


* * *


Мы чётко разделим отношения между человеком и природой и отношения людей между собой, по принципу наличия отражения отражения.

Неживая природа, даже преобразованная человеком, предметы и орудия его труда, оборудование, заводы и так далее, не обладают сознанием и не могут создавать собственные отражения [47]. Люди могут создавать собственные отражения, поэтому отношения между людьми надо изучать по принципам, отличным от принципов изучения природы.

Заметим, что машины, станки без сознания людей не имеют смысла; микроскоп для сознания человека из дикарского общества – просто тяжёлый предмет. Наоборот, имея знания, можно создать любые станки или быстро восстановить промышленность после разрушительной войны.

Обмен веществ между человеком и природой важен на первом этапе S-кривой, это уровень физики, химии, биологии, обмен калорий, витаминов и кислорода, тепла и так далее. На втором этапе важен обмен отражениями между людьми.

Под общественным сознанием мы будем понимать систему отношений людей между собой в обществе и их отношение к природе (но не природы к ним, поскольку у природы нет сознания [48]).

Общественное сознание необходимо анализировать как самостоятельную систему.

Чем же определяется развитие общества изобилия и развитие его удовольствий?


III.


Положительная обратная связь в науках об обществе


Для существования сложного общества с разделением труда совершенно необходимо наличие хороших знаний общества о самом себе. Как происходит такое самопознание?

Иными словами, модель общества должна включать саму себя, саму эту модель. Как происходит формирование такой модели?

В науках об обществе, которые являются самоанализом, познанием общественным сознанием самого себя, неизбежно возникает положительная обратная связь[49]. Изучая само себя, сознание меняется, соответственно меняется предмет познания. Возникает замкнутый круг, отражение отражения. От того, как происходит познание, зависит и изменение самого сознания.

Типичный пример – теория Фрейда. Она не столько познала человека, сколько изменила его поведение.

Отсюда все науки об обществе сугубо субъективны, и их подходы зависят от выбора точки отсчёта, угла зрения. Выбор точки отсчёта первичен, его невозможно доказать изнутри общества, изнутри модели. Его можно только постулировать или доказать извне [50].

Даже объективная физика произвольно постулирует (а не выводит) универсальное время, систему мер и весов. Плюсовая температура по Фаренгейту может быть минусом по Цельсию. Конечно, от того, каким градусником измеряется температура, сама температура не меняется. Но в зависимости от того, как измеряют сознание человека, оно меняется. Сознание человека стремится к тому, что считается максимально хорошим. Если скромность считается благом, то люди стремятся к скромности. Если максимальное потребление считается хорошим, то люди стремятся к потреблению.

То, что постулируется, есть не наука, есть вера. Выбор точки отсчёта, выбор веры – в конечном счёте это выбор между Добром и Злом. Все исследования об обществе, включая искусство и художественную литературу, не могут обойтись без осознанного или неосознанного выбора точки отсчёта. Для поддержания веры их приходится проверять на соответствие вере. Отсюда возникают понятия ереси, классового подхода, партийности литературы, цензуры, политкорректности и так далее.

Поддерживать веру и обновлять модель, находясь внутри общества, внутри модели, достаточно сложно. Имея внутренние интересы, это ещё сложнее [51].

К выбору между Добром и Злом мы вернёмся ниже.


Переход познавательной модели в управляющую


В процессе познания существует интересная закономерность. Познавательные модели стремятся перейти в управляющие. Познав законы механики, человек начинает строить машины. Познав законы роста растений, он начинает управлять ими, вносить удобрения. Человеку нравится переделывать мир под себя [52].

Общественная наука – всегда управляющая. Если же общественная наука ещё и ставит целью управление, то положительная обратная связь усиливается и процессы ускоряются [53]. Экономика и политика как раз и ставят целью управление обществом.

Другая закономерность познания – инерция мышления. Создав познавательную или управляющую модель и просчитав желаемое развитие на один-два шага вперёд, человек думает, что он может развиваться в этом направлении бесконечно. Он обычно не видит системных переходов или не хочет их видеть.

Применение по инерции моделей к природе рано или поздно ограничивает сама природа физическими пределами. Применение же моделей к общественному сознанию в принципе ограничено только предохранителями самого сознания, если они есть. Оно может продолжаться в любом направлении и даже привести к самоуничтожению людей, как это происходит в некоторых религиозных сектах.


* * *


Особенно человеку нравятся модели, уже успешно применённые в какой-либо области. Он стремится перенести их на другие. Посмотрите, как математика проникла во все области знаний.

Христианство тоже пыталось перенести свою удачную модель, модель по преобразованию общества (рабовладельческого в более справедливое и свободное феодальное), на преобразования природы. Из этого ничего не получилось. Приближая поведение людей к идеалу бога, можно улучшить отношения людей между собой. Но бесполезно упрашивать вирус или землетрясение.

Иногда природу надо было менять ради самих христианских ценностей. Наука в целом оказалась прекрасной моделью для преобразования природы. Естественно, учёным захотелось распространить науку и на управление обществом, на преобразование общественного сознания. Действительно, по достижении этапа изобилия более разумно менять организацию общества, а не продолжать дальнейшее изменение природы.


Добро, Зло и цели науки


Почему нельзя преобразовывать общество на чисто научной основе?

У науки есть один крупный недостаток. Она не различает понятия Добра и Зла, соответственно она не знает, в каком направлении осуществлять управление обществом. Она исходит – по инерции – из принципа «чем больше, тем лучше».

Поскольку Добро и Зло – понятия субъективные, то на первый взгляд наука относится к ним нейтрально, таких понятий в науке нет вообще. Но исторически наука возникла как отрицание религии, в первую очередь как отрицание религиозного отношения к происхождению и изменению природы. Это отрицание перешло и на христианское отношение к обществу.

Как мы увидим в последующих главах, за маской математической объективности, неизбежности и единственности развития удобно спряталось то самое Зло, с которым боролось христианство.

Второй причиной, по которой отношения людей не должны преобразовываться на научной основе, является язык науки.


Язык науки и общественное сознание


Схематически преобразование любой системы с помощью управляющей модели выглядит следующим образом:

 Модель системы – Преобразование модели – Модель изменённой системы

Например, для получения нового химического раствора:

1) берётся существующий раствор, т.е. система,

2) записывается химическая формула, т.е. модель, существующего раствора,

3) записывается уравнение химической реакции, т.е. преобразуется модель,

4) получается формула нового раствора, т.е. модель изменённой системы,

5) проводится собственно реакция и получается новый раствор, т.е. изменённая система.

По этой же схеме инженеры сносят изменения в конструкцию автомобиля (модель – чертёж), радиоприёмника (модель – электрическая схема) и так далее.

Что происходит при применении этой цепочки к изменению сознания? Поскольку сознание и модель сознания – это одно и то же, то они совпадают. Происходит прямое изменение сознания, оно сразу принимает форму предлагаемой модели, ещё до преобразования.

Модель=Сознание – Преобразование – Изменённая модель=Сознание

Поскольку модели описываются на определённом языке, то сознание человека напрямую принимает форму языкамодели [54]. Если наша модель – фрейдизм, то сознание сильно меняется, лишь начав мыслить на языке фрейдизма, даже не дойдя до преобразований, которые он рекомендует.

Основной язык науки – математика и абстрактные символы. Исторически математика использовалась почти во всех науках о природе, откуда она перешла в повседневную жизнь. Природа постоянно вытесняется из повседневной жизни. Поэтому наука и математика стали использоваться для анализа человека, отношений людей и управления обществом. Математика легла в основу экономики, социологии, управления предприятиями, государством и обществом. Благодаря отражению отражения всё сознание людей начало активно меняться и перестраиваться под язык математики.

Адекватен ли абстрактный и точный язык науки и язык математики для описания отношений между людьми? Для описания того, что мы называем душой человека?

Или отношения людей как раз и нужно описывать на языке Добра и Зла, на языке религии, библии, чувств, сказок и художественной литературы?


Превращение науки в религию


Взявшись управлять обществом, именно математика и материалистическая наука стали определять, как человек должен смотреть на весь мир. Математика и физика стали определять, от чего человек должен получать удовольствия. Они начали вытеснять все другие взгляды на мир, поскольку эти взгляды не вписываются в язык абстрактных символов и чисел. Они начали управлять общением людей и сводить общение к языку математики, к языку символов и материальных вещей.

Начав преобразовывать общество, изменять отношения людей, наука оторвалась от материи. Она перестала быть объективной и начала выполнять субъективную функцию религии.

Когда-то наука призвала к конкретным действиям вместо бесплодных религиозных споров в мире преданий и образов. Приведя к материальному изобилию, наука сама занялась созданием мира образов [55]. Только эти образы далеки от человеческих.

Наука стала религией. Возникло идеалистическое общество с математической религией.

Когда общественная наука ставит целью изменение человека, как это делает экономика, она превращается просто в своего рода инструкцию по перепрограммированию сознания. Люди не познают объективную реальность, а перестраивают своё сознание, начинают мыслить в формальной системе свободного рынка (или марксизма). Чем больше людей перестраивают своё сознание, тем больше теория подкрепляется практикой (то есть сознанием окружающих), тем более объективной и правильной кажется эта теория-религия.

Далее мы будем считать, что:

Религия – основная форма существования общественного сознания.

История человечества есть смена религий.

В последующих главах мы подробнее рассмотрим выбор точки отсчёта, определение Добра и Зла, и влияние языка науки на сознание людей [56]. Сейчас, чтобы понять, как устроена религия (и наука), нам необходимо глубже рассмотреть механизмы отражения.

Знания о природе могут быть объективными. Знания об обществе принципиально субъективны и полностью зависят от выбора точки отсчёта.

По мере насыщения физиологических потребностей, удовольствия человека определяются общением. Критерием истины становится локальное мнение окружающих. По мере насыщения потребностей общества, оно становится всё более субъективным и идеалистическим. Для анализа общества или под-общества изобилия надо анализировать развитие его удовольствий.

Науки об обществе не могут нейтрально познавать, они всегда меняют общество. Наука, занявшись управлением обществом, превратилась в религию, не имея понятия о Добре и Зле. Абстрактный язык чисел и символов стал основным в обществе и начал использоваться для взаимодействия и общения людей.

Религия – основная форма существования общественного сознания. История человечества есть смена религий.


Точки Привязки


I.


Мир отражений


Совершим небольшое путешествие во внутренний мир сознания, в мир отражений. Язык религии – это язык не материального мира, это язык отражений.

Конечная цель нашей книги – защита сознания. Любая модель должна соответствовать поставленной цели. Поэтому мы не будем строить сложную и всеобъемлющую картину работы сознания. Нужна простая, понятная каждому человеку модель, которую можно было бы применять ежедневно.

Чтобы умело пользоваться пистолетом или уклоняться от пуль, не надо знать глубины физики и химии. Точно так же в повседневной жизни насилие над сознанием применяют далеко не самые интеллектуально развитые люди. Но поскольку большинство людей не владеют элементарными способами самообороны, применение насилия над сознанием даёт огромный эффект.

Во время чтения этой главы не пытайтесь анализировать своё собственное сознание. Самоанализ сознанием самого себя бессмысленен и невозможен, это затухающее замкнутое отражение.

Представьте себе следующую ситуацию. На футбольном стадионе установлена телекамера. Камера передаёт изображение стадиона на телевизоры за пределами стадиона. На самом стадионе тоже установлен большой экран, чтобы болельщики могли видеть детали борьбы. Что получится, если камеру навести на этот большой экран? Возникнет затухающая положительная обратная связь и, в итоге, чёрная пустота как на камере, так и на экране.

На самом деле призывы к самоанализу – один из механизмов манипуляции сознанием человека и общества. В пустоте, возникающей при попытке «самоанализа», можно задать изменение сознания в любом направлении.

Вместо самоанализа следует говорить об анализе того, как человека воспринимают окружающие, или того, как он воспринимает окружающих. Мысленно выберите какого-нибудь хорошего знакомого, к которому вы относитесь более-менее нейтрально. Анализируйте, как вы воспринимаете этого знакомого, или то, как этот знакомый воспринимает вас.


Понятие точек привязки


Сознание не может отражать весь бесконечный непрерывный внешний мир, поскольку объём сознания ограничен. Поэтому сознание фокусируется на его наиболее важных участках. Применим к философской теории отражения современный дискретный и объектный подход.

Сознание словно привязывается к некоторым определённым точкам материи, цепляется за них. Для таких наиболее важных точек сознание создаёт и запоминает отдельные отражения, образы. Процесс мышления – это процесс «хождения» по этим отражениям и создания новых.

Мы будем называть точки, в которых сознание привязывается к материи, к внешнему миру, точками привязки.

Мы выбираем это понятие как наиболее обобщённое. Точками привязки могут быть любые образы, запечатлённые в конкретном сознании – картинки, звуки, запахи, вкусовые и иные ощущения, слова, символы, абстрактные понятия.

Схожие обобщённые понятия есть в нейролингвистическом программировании (НЛП) и сайентологии [57].


* * *


В науке обычно говорят о языке; о разговорном языке, языке символов, языке запахов, языке звуков и так далее. Существует отдельная наука, семиотика, которая анализирует языки, системы знаков, символов, отношения между ними, отношения между знаками и тем, что знаки обозначают, а также между знаками и теми, кто их воспринимает.

Для нас язык – это более узкое понятие, это своего рода система точек привязки для какой-то выделенной предметной области. Язык – более формальная система, чем точки привязки. Средний человек не думает в терминах, например, языка запахов, он просто запоминает определённый запах и связанные с ним ощущения.

Другим схожим, но более узким понятием является «система ценностей». Точки привязки – это всё, что помогает человеку ориентироваться в мире, оставляет отпечаток в памяти, не важно, осознаёт это человек, или нет. Система ценностей – часть точек привязки высокого уровня. Например, дверь квартиры с номером, запах ели, звук пожарной машины – это точки привязки, они очень важны для человека, но они не относятся к системе ценностей. С другой стороны, понятия образования, здоровья или безопасности, относятся и к системе ценностей, и к точкам привязки.

Можно сравнить точки привязки с сигналами или с опорными сигналами. Но сигнал – более узкое понятие. Например, обои в комнате – это и не сигнал [58], и не ценность, но это важная точка привязки. Будем считать сигналы частью точек привязки.

Образно можно представить себе сознание человека как маленькую вселенную, маленький звёздный мир. Каждая звезда – это точка привязки. Каждая звезда – отражение в сознании какого-то предмета или понятия в жизни. В сознании постоянно появляются новые звёзды, постоянно гаснут существующие.


Виды точек привязки


Мы будем разделять абстрактные и конкретные точки привязки. Конкретные точки привязки являются прямым отражением каких-то явлений или предметов в жизни. Абстрактные точки привязки объединяют в себе несколько конкретных точек, имеющих общие схожие свойства или связи.

Далее, мы будем различать оперативные и спящие точки привязки. Часто говорят о внимании, о концентрации внимания, о сосредоточенности, о том, «чем занята голова», «где твои мысли». В сознании существует много точек привязки, но в любой момент времени можно активно работать только с ограниченным числом точек привязки. Такие активно обрабатываемые точки мы и будем называть оперативными, а остальные – спящими [59].

Снова представим всё сознание человека в виде звёздного неба. Подобно тому, как человек ходит по земле, в его сознании невидимый дух летает среди точек привязки (звёзд), останавливаясь то в одних, то в других группах точек привязки. Дух зажигает новые точки (создаёт новые отражения) или меняет существующие. Те точки, которые дух долго не посещает, постепенно тускнеют или вообще гаснут.


Появление точек привязки


Чем больше у человека точек привязки, тем богаче его сознание, тем богаче его внутренний мир. Как появляются точки привязки?

Можно выделить три основных способа образования точек привязки:

1. Заложенные природой на уровне инстинктов.

2. Копирование готовых, созданных другими людьми, через общение.

3. Создание своих собственных через ощущения и творческое мышление.

Под общением мы понимаем как личное, так и общение посредством текстов, рисунков, звуков, движущихся картинок, и так далее.

Естественно, чем сильнее развито мышление у человека, чем сильнее его дух, тем богаче его сознание и выше его способности по отражению мира и ориентированию в нём.


II.


Заряды точек привязки


Введём понятие заряда точки привязки. Это позволит придать нашим рассуждениям привычные для математического человека точность, неизбежность, управляемость.

Будем считать, что каждая точка привязки в сознании человека имеет некий условный заряд, на подобие электрического. Этот заряд показывает важность точки, относительный приоритет этой точки над остальными. Чем выше заряд, тем важнее эта точка для человека [60].

Заряды могут быть как положительными, так и негативными. Положительные связаны с удовольствиями и радостью, негативные – с проблемами, болью, страхом и так далее. Человек обычно пытается избавиться от негативных точек и увеличить количество положительных. Большинство точек нейтральны и существуют просто как фон.

Например, цветок на окне (+5), личный автомобиль (+1000), образование (+2500); наводнение (-1000), кашель соседа (-20), муха на стенке (-5).

Соответственно, если в сознании человека преобладают положительные точки, то и сознание в целом положительно. Если негативные, то и сознание – негативно.


Изменение зарядов


В процессе жизни заряды точек привязки постоянно меняются. Они могут меняться временно или постоянно. Например, у голодного человека резко возрастает заряжённость еды, но заряд спадает сразу после утоления голода. У пережившего длинные периоды голода еда навсегда остаётся с сильным зарядом.

Первоначальный заряд точки зависит от способа её появления. Если это инстинкт, то заряд закладывается природой. Если точка появляется копированием от других людей, то она обычно копируется вместе с зарядом. Если точка возникает в результате собственного мышления, то её заряд определяется сравнением новой точки с уже существующими. В дальнейшем заряды меняются в зависимости от текущих ощущений.

Поскольку любая точка существует не сама по себе, а в связях с другими точками, то на изменение заряда точки напрямую влияют точки, связанные с ней. Например, если в определённом месте у человека произойдёт радостное событие, то и всё это место будет заряжено положительно.

Для некоторых точек заряд напрямую зависит от состояния точки привязки. Для таких точек существуют параметры, которые должны находиться в определённых рамках. Чем выше заряд точки привязки, тем важнее для человека, чтобы параметр соответствовал идеальному значению, иначе заряд будет меняться на обратный. Например, рубашка чистая (+5), грязная (-5); модное платье (+100), это же платье, вышедшее из моды (-100).


Противоречия и заряды


Фактически, любые противоречия – это противоречия желаний. Противоречия можно представить через заряды точек привязки. Противоречия могут существовать внутри сознания одного человека или между сознаниями разных людей.

Если в сознании одного человека связанные точки привязки имеют разные по знаку заряды, то и возникает противоречие. Например, скорость езды на автомобиле имеет положительный заряд, но она связана с авариями, которые имеют негативный заряд. Если скорость езды на американских горках не связана с негативной заряженной опасностью, то нет и противоречия.

Противоречия людей между собой возникают из-за несовпадения желаний, что, в свою очередь, вызвано разной заряжённостью точек привязки, или разными связями между точками привязки в сознаниях разных людей. Например, в сознании родителей позднее возвращение ребёнка домой связано с опасностью, в сознании ребёнка – с удовольствием общения.

Развитие общественного сознания идёт в направлении поиска таких индивидуальных зарядок, которые были бы непротиворечивы между собой.


III.


Хождения духа


Как мы говорили, дух человека постоянно путешествует по точкам привязки. У некоторых людей он ежедневно повторяет один и тот же путь, у других он всё время ищет новые места.

У одних новые точки зажигаются только через ощущения, поэтому для путешествия духа им обязательно нужно путешествие тела. У других дух убегает в точки привязки иных сознаний – через литературу и искусства – независимо от тела.

Подобно человеку-кочевнику, который долго не может жить на одном месте, бывают духи, которые тоже постоянно кочуют. Такой дух не успевает осесть, сам создать новые точки. Он наскоком потребляет готовые. Когда ему надоедает, он кочует дальше. Мы будем называть это кочевым сознанием.

Дух, в мире которого слишком много негативных точек привязки, стремится убежать от них, уйти в дальние уголки, где его ничто не будет беспокоить.

Взгляд на внешний мир зависит от того, из какого уголка мира отражений смотрит дух. Из одной точки космоса две планеты могут казаться очень близкими между собой, хотя в другой проекции между ними – сотни лет пути. Так и глядя с разных точек привязки, дух по-разному оценивает другие точки. Он видит разные связи, соответственно точки меняют заряды. Что раньше считалось чёрным, может стать белым, что было ужасом, станет удовольствием.


Точки привязки общества


У каждого человека существует своя иерархия точек привязки, то есть свои представления об удовольствиях, о проблемах и об их относительной важности.

Но чтобы построить общество, необходимо взаимодействие людей, необходимо наличие общих точек привязки. Необходимо наличие общих точек привязки как к материи, так и общих точек привязки сознания разных людей друг к другу.

Учитывая, что сознание человека ограничено, и ещё более ограничено возможное количество оперативных точек привязки, очень важен правильный выбор этих общих оперативных точек. Их необходимо зафиксировать, и постоянно удерживать сознание людей в этих точках, иначе сознание будет разбегаться.

С одной стороны, общие точки должны быть зафиксированы жёстко, с другой стороны – не слишком жёстко, иначе сознание окажется в своего рода клетке и не сможет развиваться.

В любом обществе существуют системообразующие точки привязки, то есть общие фиксированные точки сознания. От них, словно от ствола у дерева или от скелета у животного, отстраивается всё остальное сознание. Естественно, что для жизнеспособности общества необходима постоянная защита системообразующих точек [61], и согласованное всеми их изменение. Разрушение системообразующих точек ведёт к гибели общества, независимо от физических факторов.

Разрушение абстрактных общих точек привязки сознания имеет более сильные последствия, чем уничтожение храмов или икон, поскольку первое происходит скрытно [62].


Защита точек привязки


Узнать человека – значит узнать точки привязки его сознания, узнать удовольствия и «больные» точки.

Управлять человеком можно через материальный мир. Но можно и через отражения этого мира. Управлять человеком можно через точки привязки его сознания. Управление сознанием гораздо более скрытно и эффективно, чем материальное управление.

Сознание безгранично. От того, под каким углом человек будет смотреть на мир, с каких позиций, будет зависеть восприятие мира человеком. Человека можно уводить в разные места мира отражений, и он совершенно по-разному будет видеть, что происходит вокруг; по-разному будет видеть, где Добро и где Зло.

Если человек будет смотреть на мир с тех же точек, с которых смотрел бог, он будет видеть мир его глазами. Если человек отвергнет бога, уйдёт с этих точек, то мир, как его знали до этого, исчезнет. Человек увидит мир глазами дьявола, и это будет мир дьявола.

Подробнее об управлении точками привязки и защите сознания мы будем говорить в последующих главах.


IV.


Религия и точки привязки


Как мы отмечали, история общества есть развитие общественного сознания. Общественное сознание организовано в виде систем общих для всех членов общества отражений, общих точек привязки сознания. Без религии не может быть общества.

Нам необходимо различать веру, как систему точек привязки; и организацию людей, поддерживающих веру. Обычно такую организацию называют церковью. Вместе вера и церковь и составляют религию.

Если рассмотреть маленькое общество, например, племя, живущее на ограниченной территории, то ему достаточно простых символов религии, простых точек поклонения. Обычно это высокое дерево, камень или животное, которые постоянно на виду и напоминают о себе. Эти символы держат вместе людей племени.

Общество тем сильнее и конкурентоспособнее, чем оно больше. По мере увеличения размера племени, местных символов становится недостаточно. Когда высокие статуи уже не видны, символами становятся звёзды на небе. Затем – чисто абстрактные символы, абстрактные точки привязки. Так возникают боги [63].


Структура религии


Давайте формально сравним три религии, наиболее известные и понятные нам – христианство, религию денег (она же рыночная экономика) и советский социализм.

Можно выделить одну под-религию, существующую и в религии денег, и в социализме – религию прогресса, или религию науки и техники. Социализм – это своего рода попытка сочетать религию прогресса и христианство. То, с чем сочетает религию прогресса рыночная экономика, мы обсудим в следующей главе.

Христианство (Х): Бог

Религия Денег (Д): Деньги

Социализм (С): Производительные силы и человек

Х: Всё в мире происходит по воле божьей.

Д: На всё воля свободного рынка [64].

С: Развитие зависит от производительных сил и от усилий человека по саморазвитию.

Х: Поступай согласно божьим заповедям, стремись к идеалу бога.

Д: Копи предметы поклонения (деньги), любое действие должно быть подчинено рынку.

С: Развивай производительные силы и самосовершенствуйся.

Х: Помогать друг другу.

Д: Увеличивать ВВП (Валовой внутренний продукт).

С: Увеличивать ВВП и помогать друг другу.

Х: Грех – шаг против заповедей, доброе дело – согласно заповедям.

Д: Грех – убыток, доброе дело – прибыль.

С: Объединение христианства и религии денег.

Х: Распятие (крест)

Д: Знак доллара – $

С: Серп и Молот, Красная Звезда, Красное Знамя

Х: Нательный Крест

Д: Наличные, кредитная карточка

С: Значок с серпом и молотом или звездой, партбилет

Х: Распятие, иконы

Д: Наличные, счётная книга, чеки, пластиковые карточки

С: Портреты вождей, лозунги; рубли

Х: Молитва, исповедь, посещение церкви, пост

Д: Подсчёт прибыли (месячной, квартальной, годовой)

С: Следование линии партии (через чтение газет, просмотр ТВ, посещение собраний);

выполнение производственных планов; саморазвитие

Х: Папа или Патриарх, иногда Государь

Д: Держится в тайне

С: Генеральный секретарь и Политбюро партии

Х: Церковь

Д: Банки [65]

С: Партия

Х: Дни исторических событий, связанных с богом и святыми

Д: Любой момент получения прибыли

С: Дни исторических событий, связанных с партией и Родиной

Х: Рай после смерти, уважение окружающих при жизни

Д: «Рай» при жизни – есть деньги, делай что хочешь

С: Уважение плюс некоторые материальные блага при жизни, коммунизм как будущий

рай для всех

Х: Иисус Христос, его ученики

Д: Открыто – Адам Смит, скрыто -?

С: Маркс – Энгельс – Ленин – Сталин

Х: Защитники веры

Д: Накопившие много денег

С: Защитники веры и герои труда


Точки привязки в разных обществах


Теперь давайте посмотрим, как менялись главные точки привязки сознания человека в разных обществах.

1 – дореволюционная Россия, точки привязки крестьянина,

2 – дореволюционная Россия, точки привязки рабочего,

3 – Советская Россия, точки привязки рабочего,

4 – Советская Россия, точки привязки крестьянина,

5 – Америка, точки привязки рабочего до 1950-х годов,

6 – СССР, точки привязки среднего человека 1980-х,

7 – Россия, точки привязки жителя крупного города начала 2000-х,

8 – Америка, точки привязки современного среднего класса.

|| 1 ||Бог|Царь|Помещик/Община|Церковь|Семья|Земля|Изба|Скотина||

|| 2 ||Бог|Царь|Хозяин|Церковь|Семья|Завод|Лачуга|Станок||

|| 3 ||Коммунизм|Сталин|Директор|Партия|Семья|Завод|Квартира|Станок||

|| 4 ||Бог|?|Председатель колхоза|?|Семья|Земля|Изба|Скотина||

|| 5 ||Деньги|Деньги|Хозяин|Банк/Церковь|Семья|Завод|Квартира/Дом|Станок||

|| 6 ||Деньги/Идеалы|Страна|Начальник|Партия/Блат|Семья|Завод/Учрежд.|Квартира, Дача|Станок/Стол||

|| 7 ||Деньги|Деньги|Начальник|Банк/Наличные|Семья|Фирма|Квартира|Офис||

|| 8 ||Деньги|Деньги|Босс|Банк|Активы/Вещи|Фирма|Дом|Офис||


* * *


История во многом есть борьба религий за сознание людей. Есть ли принципиальная разница между религиями? На этот вопрос мы ответим в следующей главе.

Глава 3. Эволюция насилия.

Два представления об обществе


Как мы отмечали, любое представление об обществе субъективно и зависит от выбора точки отсчёта.

Любая система знаний, любая научная теория или религия, какой бы сложной и развитой она не была, имеет в своей основе простой и ограниченный набор базовых понятий, аксиом, постулируемых изначально без доказательств. Далее из этих аксиом выводятся и доказываются весьма сложные леммы, теории, теоремы, законы и следствия. Но ни одно из производных понятий не может противоречить базовым постулатам.

Чтобы понять ту или иную систему знаний, надо посмотреть в её корень, выделить именно этот простой базовый набор [66], а не сосредотачиваться на изучении сложных и запутанных вторичных, производных конструкций, какими бы яркими и сильными они не казались.

Из всего многообразия точек отсчёта, выбранных разными религиями, можно выделить два базовых и принципиально противоположных подхода к представлениям о природе человека и общества. Взяв один из этих подходов за основу, в дальнейшем религия строит всю сложную систему общественного сознания и систему отношений между людьми, отталкиваясь от выбранного принципа.

Чтобы преуспеть в той или иной религии, либо отвергнуть её, надо чётко представлять эти различия.


Две стороны человека


Любой человек имеет две стороны – способность к любви и солидарности, и способность к насилию. Способность к насилию – естественная защитная функция, данная природой. Качества зверя необходимы человеку для выживания в экстремальных ситуациях.

Часть религий отталкивается от способности человека любить, часть – от его способности к насилию. К первым относятся христианство, буддизм, социализм, религии многих малых народов, например, индейцев и жителей северных земель. Ко вторым – в основном языческие культы, включая верования Древнего Рима и религию денег.

Выбрав одну из сторон человека за основу, религия неизбежно стремится подавить его другую сторону.

Давайте напрямую сопоставим основные постулаты (1) христианства, (2) социализма, (3) Древнего Рима и (4) религии денег в том виде, как они проповедуются самими этими религиями.

Следует отметить, что в современных странах Запада пока присутствует смесь христианства и религии денег, поэтому в этих странах не реализованы принципы ни одной из религий в чистом виде. Но, как мы увидим в дальнейшем, религия денег активно и безусловно вытесняет христианство.


Основные постулаты религий


Христианство: Возлюби бога и ближнего своего.

Социализм: Человек человеку друг, товарищ и брат.

Древний Рим: Человек человеку зверь.

Религия денег: Выживает сильнейший.

Отсюда христианство и социализм считают, что все люди равны, хотя и неодинаковы. Тот, кто имеет лучшие способности, должен помогать нуждающемуся и защищать слабого. Помощь ближнему приносит человеку радость. Цель жизни – соединение с душами других людей или всеобщее братство.

Древний Рим и религия денег считают, что изначально все неравны, есть высшие и низшие люди. Они отталкиваются от инстинктов животного и зверя. Основа жизни – конкуренция на выживание. Более сильный не должен вмешиваться в естественный отбор, а наоборот, извлекать свою выгоду из слабостей других. Человек получает удовольствие от своей силы и использует её для явного или скрытого насилия над другими. Цель жизни – получение максимума плотских удовольствий и увеличение личной власти.

Чтобы доказать единственную правильность своего представления о звериной сути человека, представители религии денег используют разные доводы. Одни просто ссылаются на мнение своих единомышленников из Древнего Рима (например, бывший кандидат в президенты США Пат Бьюканан в книге «Смерть Запада»). Другие ищут подтверждения на уровне химических процессов в мозгу человека (популярные журналы, например, «Тайм»). Третьи базируются на теории социал-дарвинизма (чемпион – английский журнал «Экономист» [67]).


Принципы поведения человека


Давайте сравним, что считается базовым правильным поведением в каждой из религий [68].

|| Христианство | Древний Рим, Религия денег ||

|| Грех чревоугодия, объедания, пьянства. | Потребляй так много, как сможешь. ||

|| Грех полового распутства. | Больше всевозможного секса. Секс – одно из главных удовольствий в жизни. ||

|| Грех праздности, освобождения от труда. | Труд презренен, развлекайся как можно больше. ||

|| Грех корыстолюбия, то есть приобретения имущества для пользования трудами других людей. | Частная собственность – основа всего. Смысл жизни – приобрести как можно больше собственности и наёмных работников. ||

|| Грех гордости, то есть представления о превосходстве над другими людьми. | Превосходство над другими – цель жизни. ||

|| Грех неравенства, то есть деление людей на высших и низших. | Люди делятся на высших и низших по наличию у них денег и собственности. ||

|| Грех зависти и жадности. | Зависть и жадность – главные двигатели конкуренции и прогресса. ||

|| Грех нескромности. | Демонстрация своего превосходства – одно из главных удовольствий. ||

|| Грех тщеславия, то есть ложного представления о том, что руководством поступков человека могут и должны быть не разум и совесть, а людские мнения и людские законы. | Делать надо то, что может принести прибыль или то, что модно в данный момент. Закон получения прибыли превыше всего. Что такое совесть? ||

|| Недопущение лжи. | Право на ложь неприкосновенно и защищено законом (коммерческая тайна). ||

|| Самоотречение, служение ближним. | Эгоизм, сугубо личные интересы – основа поведения. ||

|| Поиск общего блага, общей пользы. | Поиск личной выгоды. ||

|| Благо – развитие души. | Благо – плотские удовольствия. ||


* * *


Давайте сравним основы христианства с Моральным кодексом строителя коммунизма, который был принят в советском обществе:

– Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

– Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.

– Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.

– Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушителям общественных интересов.

– Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.

– Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку – друг, товарищ и брат.

– Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

– Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

– Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

– Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

– Непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

– Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.


* * *


Теперь сравним основы религии денег и девять принципов, сформулированных церковью Сатаны[69]:

§ Сатана – символ потворства желаниям вместо воздержания!

§ Сатана – символ энергичного существования вместо бесплодных духовных мечтаний!

§ Сатана – символ естественной мудрости вместо лицемерного самообмана!

§ Сатана – символ любезности к тем, кто её заслуживает, вместо любви, потраченной на недоумков!

§ Сатана – символ мести вместо того, чтобы подставлять другую щеку!

§ Сатана – символ ответственности платёжеспособных вместо заботы о психических вампирах!

§ Сатана – символ того, что человек – это просто ещё одно животное, которое иногда лучше, но чаще хуже четвероногих. Его «божественное духовное и интеллектуальное развитие» сделало его самым злым животным из всех.

§ Сатана – символ всех так называемых грехов, поскольку все они ведут к физическим, ментальным или эмоциональным удовольствиям!

§ Сатана – лучший друг церкви, он помогал ей оставаться в бизнесе все эти годы!


* * *


Очевидно, что большинство положений религии денег прямо противоречит христианству. Соответственно, бесполезно и невозможно преуспеть в религии денег, сохраняя христианскую мораль.

Совесть, сострадание, честность, стыд, сомнение в правильности своих действий, самокритика, прощение обиды и греха, стремление к поиску приемлемого для всех варианта, становятся слабыми, уязвимыми местами в религии денег.

Наглость, подлость, лживость, безжалостность получают однозначное преимущество. В силу «естественного отбора» люди с такими качествами и начинают преобладать.

Как относиться к той или иной вере, это ваш выбор. Но чем чётче и быстрее вы его сделаете, тем большего успеха вы достигните [70]. Один человек не может сочетать две прямо противоречащие религии, прямо противоречащие ценности.


Потребности человека на третьем участке S-кривой


Как мы отмечали в предыдущей главе, потребности человека на последнем, третьем участке S-кривой, когда он уже получил необходимое для жизни и насытился определёнными удовольствиями, определяются общением. На уровне общества они определяются религией.

Если человек признал равенство всех, его целью становится бесконечное познание мира и поиск интересных людей, общение с ними.

Как только человек признал неравенство, он автоматически признал, что есть кто-то ниже его, но есть кто-то выше его. Если выживает сильнейший, то возникает вопрос – кто тут сильнейший? Целью существования становится попытка забраться как можно выше в воображаемой лестнице, получить большую власть. Возникает проблема сверхчеловека, желание быть на самом верху и иметь бесконечную власть над миром.

Поскольку власть нужна язычнику для самовозвышения, он постоянно ищет возможности реальной демонстрации своей власти и получения удовольствий от ощущения своей силы, получения удовольствия от насилия.


Эволюция насилия


На первый взгляд, современное западное общество, в котором доминирует религия денег, гораздо более гуманно, чем предыдущие. Свобода у людей вроде бы полная, и внешне она гораздо выше, чем была, например, при социализме. Более того, западное общество агрессивно и жёстко отстаивает формальные права всяческих меньшинств. С другой стороны, в основе Запада лежат античеловеческие принципы. В чём же здесь дело?

Ответ на этот вопрос самого Запада заключается в том, что он не пытается переделать человека, но даёт волю его инстинктам, а благополучие создаёт магическая рука рынка.

Наш ответ в том, что насилие за время развития общества тоже не стояло на месте и постоянно совершенствовало свои методы. Из открытых форм оно перешло в неявные, косвенные, скрытые. В этом разделе мы рассмотрим эту эволюцию.


Насилие и управление


Для начала определим понятие насилия. И насилие, и управление, предполагают принуждение человека действовать определённым образом. Разница в том, что управление осуществляется с желанием принести благо управляемому (хотя оно может принести и вред в силу недостатка знаний). Насилие делается с сознательным желанием принести прямой вред управляемому и/или благо управляющему. И насилие, и управление, могут быть как открытыми, так и скрытыми.

В марксизме есть близкое по смыслу понятие эксплуатации. Мы будем считать, что эксплуатация – частный случай насилия, обычно в экономике. Например, если один конкурент уничтожает другого конкурента – это насилие, но это не есть эксплуатация в привычном понимании.


Четыре вида контроля


Глядя на историю человечества, мы можем выделить четыре характерных этапа в эволюции управления [71]:

1) физический контроль,

2) товарный контроль,

3) финансовый контроль,

4) контроль сознания.

Кроме того, для каждого вида возможен прямой и косвенный контроль.

Основан на управлении человеком через физическую боль. Косвенный вариант заключается в создании у человека наркотической зависимости и в управлении им через наркотик.

Физическое насилие – самое простое, и характерно для дикарей и рабовладельцев. На первом этапе оно заключалось в убийстве и съедении своего противника. На втором этапе врага уже не убивали, но делали рабом и принуждали к труду, причиняя ему физическую боль. Время раба иногда контролировали, иногда – нет.

В наши дни физическое насилие сохранилось в основном в преступном мире и для борьбы с преступным миром.

На уровне обществ физическому насилию соответствует война, диверсии, терроризм, локальные конфликты, сепаратизм.

Недостатком является невозможность скрытого физического насилия. Управляемый осознаёт, что им управляют, и нередко сопротивляется. Существует серьёзная опасность, что он может ответить на физическое насилие физическим насилием.

Основан на управлении человеком через необходимые для его жизни продукты, вещи или товары. Прямой – контроль над самими товарами, косвенный – над средствами производства товаров. Товарный контроль возможен как в скрытом, так и в открытом виде.

Обычно прямой и косвенной товарный контроль применяются совместно. В феодальном обществе косвенным контролем была собственность на землю, прямым – оброки и натуральные подати. Это был неполный контроль, поскольку большую часть времени крестьянин был предоставлен сам себе.

В рыночной экономике товарный контроль резко усилился, поскольку хозяин контролирует и товары, и средства производства, и время наёмного работника.

На уровне обществ товарный контроль осуществляется через международную торговлю.

Недостатком является необходимость постоянно производить товары как средства контроля и иметь ресурсы для такого производства. По мере насыщения потребностей человека действенность товарного контроля сама по себе ослабевает.

Является переходным между товарным и контролем сознания (до насыщения минимальных потребностей преобладает товарный, после – сознания). Прямой вариант – контроль движения денег к человеку и от человека. Косвенный – контроль средств создания денег.

Применяется в обществах с высокой степенью разделения труда, где деньги управляют движением товаров (в отличие от натурального хозяйства или бартера). Более скрытен, чем предыдущие виды контроля, вызывает мало сопротивления. Возможен дистанционно, без непосредственного контакта с управляемым.

На уровне обществ финансовый контроль осуществляется через мировую торговлю и финансовые рынки.

Недостаток – ослабевает по мере насыщения потребностей человека, и его можно обойти путём бартера.

В прямом виде – отдание приказаний или просьба, в косвенном – управление точками привязки сознания.

В прямом виде возможен либо при согласии управляемого, либо при подкреплении другими видами контроля. В косвенном виде незаметен для управляемого и применяется с момента появления первых культов. Диктатура всегда связана с прямым контролем сознания, демократия – с косвенным [72].

Косвенное управление сознанием эффективно в любых обществах. С развитием техники стал возможен скрытый дистанционный контроль сознания с отсутствием какой-либо ответственности управляющего.

Недостатком является резкое ослабевание контроля сознания при появлении внутренних противоречий либо при внешней конкуренции.


* * *


Суммируя способы контроля:

|| Вид ||Физический|Товарный|Финансовый|Сознания||

Внутри общества

|| Прямой ||Физическая боль|Движение продуктов, вещей|Движение денег|Приказ, просьба||

|| Косвенный ||Создание наркотической [73] зависимости|Средства производства|Производство денег|Контроль точек привязки||

Между обществами

|| Прямой ||Война|Мировая торговля|Движение мировых денег|Пропаганда||

|| Косвенный ||Терроризм, сепаратизм|Средства производства|Производство мировых денег|Контроль точек привязки||


* * *


Следует понимать, что любой вид контроля может применяться и во благо управляемого. Например, при ежедневном воспитании ребёнка применяются все четыре вида.

Физическое управление – сделай уроки, иначе поставлю в угол. Товарное – сделай уроки, иначе заберу любимую игрушку. Финансовое – сделай уроки, тогда получишь деньги на развлечения. Сознания прямое – будь хорошим, сделай уроки; сознания косвенное – если ты не сделаешь уроки, над тобой будут смеяться в школе.


* * *


Любой вид контроля ведётся в условиях конкуренции. Разные виды контроля развивают разные качества человека, которые помогают выиграть борьбу.

Физический развивает владение оружием и физическую силу. Товарный – работоспособность и изобретательность, умение делать товары быстрее, качественнее и дешевле. Финансовый – умение считать, хитрость, изворотливость. Прямой контроль сознания – твёрдость, принципиальность, способность убедить. Косвенный контроль сознания – умение завуалировано лгать и способность подавить психику другого человека.


Переход от одного вида контроля к другому


По мере усложнения общества неизбежно усиливается и степень контроля над людьми. Ослабление одного вида контроля означает лишь то, что усилился другой вид. Если более сложный вид контроля не работает эффективно, немедленно применяется более жёсткий и простой вид.

Это справедливо как для отношений внутри общества, так и для отношений между обществами. Например, если человек не хочет платить налоги, его штрафуют, затем лишают имущества, затем сажают в тюрьму. Если одна страна не подчиняется политике другой страны, то её ставят в финансовую зависимость; если финансовая зависимость не работает, то вводят товарные санкции; и, наконец, ведут прямые военные действия.

Ослабление одного из простых видов контроля обычно преподносится управляемому как полная свобода. В действительности необходимо искать, где был введён новый контроль.

Не имеет смысла говорить о свободе человека или независимости государства, если это только физическая свобода и независимость, а остальные три вида контроля присутствуют.


* * *


Во времена К.Маркса самым явным был контроль посредством частной собственности на производство товаров. Соответственно, марксизм сосредоточился на анализе именно этого способа контроля и насилия. Отметим основные ограничения такого подхода.

Частная собственность на производство может и не приводить к насилию, если существует множественная конкуренция, либо если собственность невелика и используется для личных нужд. С другой стороны, можно контролировать общество, и не владея производством, например, через распределение или торговлю. Наконец, можно контролировать собственность не через право владения, а через право распоряжения (наёмный директор или управляющий на государственном или на частном предприятии). Таким образом, устранение частной собственности само по себе не ведёт к устранению насилия.

Во времена К.Маркса роль всемирных денег выполняло золото. Никто не мог контролировать процесс создания золота [74], поэтому усилия сводились к контролю его движения и к контролю его ограниченной добычи. С конца 1960-х годов роль всемирных денег выполняет бумажный и электронный доллар, производство которого происходит просто по желанию его владельцев.

Во времена К.Маркса не существовало и нынешних методов контроля точек привязки сознания. «Частная собственность на сознание» принадлежала в основном церкви. Поэтому освобождение сознания связывалось с уничтожением церкви, а не с уничтожением способов насилия над сознанием как таковых.

Товарный, финансовый и контроль сознания в современной рыночной экономике будет рассмотрен подробно в последующих главах.


Государство – защита и насилие


Поскольку существует насилие, существует и необходимость защиты от него. Для защиты общества от всех видов насилия создаётся система защиты, которую мы называем государством.

Для защиты от большего насилия приходится прибегать к меньшему; часто приходится заставлять людей объединяться помимо их текущего желания, ограничивать их свободу. Для защиты от более сложного и скрытого насилия нередко приходится прибегать к более простому и более открытому принуждению. Например, для защиты от порнографии государство наказывает тюрьмой.

К сожалению, любая власть склонна к злоупотреблению. Злоупотребление властью приводит к тому, что государство вместо защиты начинает заниматься насилием по отношению к своим гражданам. Гражданам начинает казаться, что государство вообще не нужно, и оно только вредит.

О каком человеке идёт речь в следующем описании? Почти все, кто встречался с ним в жизни, становились инвалидами. Одни лишились рук и ног, у многих остались глубокие шрамы на животе и на спине. Нескольких человек он зарезал заживо.

Кто это: палач, убийца, бандит? Это описание среднего хирурга, работающего в больнице. Примерно так же языческая пресса описывает государство, особенно Советское государство.

Важно сводить внутреннее насилие в государстве к минимуму. Но если уничтожать государство, то общество просто скатывается к более простым и диким формам насилия, к господству физической силы [75].

Государство было бы ненужным, если бы никто из людей не пытался захватить власть над другими людьми с помощью любого вида насилия. Попытки уменьшить роль государства в рыночной экономике просто открывают дорогу как более изощрённому, так и более примитивному насилию.

Государство обязано отслеживать все виды насилия и защищать от них. Чем сложнее система насилия, тем сильнее и организованнее должна быть система защиты. Насилие само по себе никуда и никогда не исчезнет. Если будет существовать возможность насилия одного человека над другим, то обязательно найдётся тот, кто займётся насилием. Поэтому государство будет существовать всегда.


Иерархия как система власти


Иерархия насилия и иерархия защиты


Два принципиально разных представления христианства и религии денег о природе человека выразились в формировании и развитии совершенно разных христианских государств и языческих государств, которые со временем превратились в рыночные.

Язычник считает, что одни люди выше других, другие ниже. Он не видит мир как многомерный и бесконечный. Он видит плоскую фотографию звёздного неба, которая повёрнута под определённым углом. На фотографии все звёзды расположены одна под другой, и образуют вертикальную пирамиду. Язычник хочет забраться на самый верх этой плоской пирамиды, или хотя бы занять «хорошее» место. Место, которого он достоин.

Чем выше пирамида, тем выше власть. Для построения большой пирамиды не обойтись без массового насилия. Для массового насилия нужна довольно сложная система насилия. Язычникам приходится объединяться.

Вначале они просто собирались в кочевые банды для налётов на другие народы. Постепенно в силу своей тяги к власти, и в силу того, что порядок эффективнее банды, они начали выстраивать иерархии власти. Каждой точке пирамиды власти они приписали соответствующего более или менее важного идола, затем – должности и звания, званиям – конкретных людей.

Движение к вершинам власти стало выражаться в движении по иерархии. Если иерархия в целом добивалась большей власти, например, завоёвывала соседний народ, то и власть каждого члена иерархии увеличивалась пропорционально его доле в добыче.

Язычник всегда видит людей над собой и под собой. Христианский человек, особенно русский человек, всегда считал себя равным со всеми и свободным. Над ним был только общий Бог. Русскому человеку близка сеть, возможность свободы общения и свободы действий. Ему противна иерархия [76].

Для защиты от зверей и от природных бедствий люди объединялись в семьи и роды; для защиты от внешних врагов роды объединялись вместе. В войне иерархическая организация бьёт собравшихся вместе хороших, но слабоорганизованных людей. Поэтому и у свободных людей возникла вынужденная необходимость в создании своей, изначально сугубо защитной, военной иерархии.

Во главе её стал монарх, как глава большой семьи, призванный защищать веру и своих подданных от внешних и внутренних врагов. Монарх возглавлял защитную феодальную иерархию. Названия феодальных титулов изначально происходили от сугубо военных понятий. Например, «герцог» – командующий территориальной армией, «маркиз» – командующий пограничным военным округом.

В России единое государство возникло как защита от татаро-монгольского ига.


Развитие и разложение иерархии


Постепенно иерархия развивалась, возникало всё большее количество уровней, званий, полномочий и привилегий. В тех странах, где была сильна центральная власть, например, в Византийской империи или в России, иерархия была меньше и проще.

В странах с высокой феодальной раздробленностью, особенно в Западной Европе, феодальная иерархия была обширной и сложной. Феодалы имели сильную, но локальную власть, и бесконечно заключали союзы друг с другом против других феодалов, стремясь расширить свои владения. Возникли системы сюзеренов и вассалов, со сложными правилами подчинения одного другому.

По мере увеличения производства еды и товаров и уменьшения угрозы войн и набегов, феодальные иерархии постепенно стали терять свои защитные функции и превращаться в праздные мини-общества изобилия.

Разложившаяся иерархия защиты всегда ищет способы избавиться от ответственности, но сохранить власть и злоупотреблять ею в своих интересах. Феодалы постепенно захотели стать рабовладельцами.


* * *


Раннее христианство не имело иерархии священнослужителей. Постепенно такая иерархия сложилась и получила сильную власть. Как только появилась развитая иерархия, она слилась с существовавшей языческой иерархией Римской империи. Христианство стало официальной религией Рима. Если вначале римляне убивали христиан, то на закате существования Древнего Рима в его армию принимали только христиан. При этом римское христианство прекрасно сочеталось с рабством и с ограблением провинций.

В России дворянство возникло из людей, совершивших ратные подвиги во имя отечества. Царю всем народом была доверена защита земли и веры. Отличившимся воинам царь выдавал во временное владение земли с крестьянами. Обязанностью дворянина было служение в армии, обязанностью крестьян – содержание дворянина, содержание своего защитника, поскольку он не мог прокормить себя, одновременно воюя. Если дворянин переставал служить, то земли у него изымались.

Постепенно дворянство стало злоупотреблять своей властью. В 1762 году обязанность дворян служить была отменена царём Петром III, но крепостная зависимость крестьян была сохранена. Дворяне получали подати с крестьян уже не за службу, а просто за звание. Постепенно это привело к тому, что бездельничающая знать стала просаживать деньги на развлечения за границей, и мало интересоваться тем, что происходит с их подданными. Даже разговаривали дворяне уже не по-русски, а по-французски.


Оцифровка иерархии


В сложной феодальной иерархии было много неудобного. Для развития власти насилия, иерархию и правила движения по ней надо было усовершенствовать и упростить.

С этими требованиями прекрасно справилась оцифровка иерархии. Вместо сложных титулов и правил каждой ячейке, каждой позиции в иерархии была просто приписана цифра, числовое значение, выраженное в деньгах [77].

Кроме того, надо было выбрать общего для всех бога, который бы не противоречил существовавшим национальным богам. Золото стало единым богом, универсальным индикатором положения человека во всемирной иерархии. Таким образом язычники договорились о том, как мгновенно выяснить, кто из них выше или ниже другого.

Вначале денежная иерархия в Европе существовала параллельно с феодальной, постепенно феодальная слилась с ней, а в итоге осталась только денежная. Этот процесс иногда называют «первоначальным накоплением капитала». В Америке денежная иерархия сразу возникла в чистом виде.

Религия Денег

От иерархии титулов к иерархии денег.


* * *


В старой иерархии надо было знать все звания и титулы, взаимоотношения и преференции, чтобы понять, в каком месте иерархии находится человек, и, соответственно, выше он или ниже другого. В новой иерархии – сравнение на уровне арифметики. У того состояние один миллион, у этого – пять, и так далее. Журналы, например, «Форчун», ежегодно публикуют текущее состояние верхушки мировой денежной иерархии.

Раньше была проблема поиска соответствия между иерархиями и властями разных стран. Например, кто был выше, граф в России или курфюрст в Германии? В старой требовались всевозможные табели о рангах. В новой иерархии этот вопрос решается просто пересчётом денежного состояния согласно курсу валюты. Иерархия или отдельный человек любой страны автоматически включаются во всемирную иерархию. Регулировать относительную власть местных иерархий можно простым изменением курса валют.

В старой иерархии были сложны законы появления новых членов и ухода старых. Правила наследования и пожалования титулов тормозили более предприимчивых и порождали конфликты. В денежной иерархии изменение состояний не зависит от происхождения и воли короля. Денежная иерархия стала непрерывной и однородной, движение вверх-вниз стало быстрым и простым.

В старой иерархии было сложно договариваться о дележе добычи в результате войны или иных операций. В новой иерархии добыча делится пропорционально вложенным деньгам.

Старая иерархия была неповоротлива и взаимозависима. Сюзерен писал письмо вассалу с указанием оказать помощь другому вассалу. Вассал мог ещё десять раз подумать и не торопиться. В новой иерархии просто выдаются деньги, которые принимаются универсально и мгновенно в любой точке мира.

Новая иерархия позволила сменить конкуренцию между иерархиями разных стран на совместное насилие над теми, кого они были призваны защищать. Если раньше верхи зависели от низов, ибо верхам хотя бы требовались солдаты, то теперь низы стали нужны постольку поскольку.


* * *


В старой иерархии конкретный человек как личность и его место были единым целым. В новой иерархии свойство власти отделилось от человека и стало независимым. Иерархия личностей была заменена иерархией владельцев собственности, а в итоге – безличной иерархией собственности.

Вместе с этим отделением исчезли и качества личности – смелость, преданность, просвещённость. Они стали не только не нужными, но и мешающими единственной цели – накоплению денег как символа и инструмента власти.

Наконец, денежная иерархия стала единой, абсолютной и универсальной. Власть генерала в армии распространяется на солдата только на время службы, в остальное время генерал и солдат полностью равны. Власть начальника на работе существует только в рамках работы. Власть денежной иерархии не ограничена, она стремится распространиться на всё существующее в мире.


Абсолютизация власти денег


I.


Частная собственность


Мы подошли к определению того, чем является частная собственность в религии денег.

Частная собственность человека – это его ячейка, универсальное место в языческой иерархии. Это выражение его власти как владения определённой частью мира. Эта власть представлена в числовом виде, в деньгах.

Естественно, денежная иерархия стремится к абсолютной власти, стремится взять всё в мире под свой контроль. Всё что есть – земля, товары, отношения между людьми – должно быть оцифровано [78], выражено в деньгах, и отдано во власть тому или иному члену иерархии. Каждый человек обязан быть членом иерархии.

Соответственно, сигналом положения в иерархии служат внешние признаки владения вещами и собственностью. Например, тип автомобиля [79], дома или квартиры, украшений или дорогой одежды.

Передвижение по денежной иерархии выражается не титулами, но переходом собственности – и денег – от одного члена иерархии к другому. Прибыль – выражение изменения места в иерархии.

В отличие от Древнего Рима, прямое владение людьми, рабство, пока запрещено, поэтому человек оцифровывается по частям. Оцифровывается, и, соответственно, подчиняется власти денег всё, что есть у человека. Оцифровываются его время, способности, его сознание, и всё, что окружает его. Вместо рабства целиком применяется контроль отдельных частей.

Частная собственность как выражение места человека в обществе, его власти – первична в сознании людей. Не неравенство возникает как следствие частной собственности, а наоборот, изначальное желание быть неравным есть первопричина возникновения частной собственности [80].


Понятие класса и вера


Соответственно, понятие марксизма об антагонистических классах, имеющих разные интересы, верно только в том случае, когда классы относятся к разной вере, к разным религиям. Люди, относящиеся к одной религии, имеют в целом одни и те же интересы.

Если правила движения снизу в верх иерархии ограничивают переход людей из одного слоя в другой, например, из крестьян в помещики, то возникают классы и классовые противоречия. Если, как в денежной иерархии, свобода движения не ограничена происхождением, то и неразрешимых внутренних противоречий не возникает.

Если рабочий хочет (но временно не может) купить автомобиль как у хозяина, чтобы произвести впечатление на других; если он хочет занять место своего хозяина, то между ними нет антагонистических противоречий. Это разные слои иерархии, но это одна иерархия, одна вера в неравенство. Они скорее найдут способ насилия над кем-нибудь третьим, чем будут конфликтовать между собой [81].

Если человек признаёт разделение на высших и низших, признаёт иерархию, то не важно, будет ли частная собственность запрещена законом или нет, иерархия всё равно возникнет. Если люди будут стремиться к неравенству, то числовая, денежная иерархия, как самая гибкая и активная, неизбежно победит нечисловую [82].

Марксизм, говоря о классах, обычно и имел в виду различия в вере (называя её идеологией, пролетарской и буржуазной). Представления о классовом характере литературы, искусства и науки, как раз и отталкиваются от понимания непримиримости веры в деньги и прибыль и веры в справедливость. Но вера – это вопрос не экономический, не материалистический и не вопрос отношения к собственности, как считал марксизм. Это вопрос духовный.

Поэтому вера и идеология – не классовые понятия. Дворянин может отвергать прибыль и быть верным служителем Отечества и общего блага. С другой стороны, рабочие могут стремиться к увеличению своих личных благ за счёт других рабочих.

«Оппортунизм» тред-юнионов или европейской социал-демократии в начале Первой мировой войны как раз и был показателем того, что рабочие в странах Европы уже перешли в денежную веру. Не столько тогдашние партии «предали интересы рабочего класса», сколько они отразили представления самого европейского рабочего.

Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. Но есть рабочий-потребитель со средним достатком, то есть мелкобуржуазный элемент. Есть и люмпен-пролетариат, иными словами, нищий с поганой верой.

Социалистические революции произошли как раз в тех странах, где большую часть населения составляли крестьяне или рабочие в первом поколении, как в России. Христианская вера в крестьянах сильна естественным образом, поскольку они, в отличие от рабочих, мало зависят от денег и, соответственно, не признают их власть.

Нет единых «классовых» ценностей. Но, с другой стороны, нет и не может быть «общечеловеческих» ценностей. Могут быть общехристианские ценности, но нельзя объединить Христа и Антихриста.

Соответственно, следует говорить не о классовой борьбе, но о религиозной борьбе. Борьба христианства и религии денег – непримирима. Из этой борьбы может выйти только один победитель.


Корпорация


Языческой власти денег было необходимо откинуть оставшиеся от христианства функции большой семьи, защиты подданных. Единственной целью владельца денег (капитала) является дальнейшее увеличение количества денег [83]. Запад нас постоянно учит, что бизнесмен или банкир никому ничего не должен; это государство должно создавать бизнесу такие условия, чтобы ему было выгодно инвестировать, и он мог получить хорошую прибыль.

Иными словами, единственной целью власти денег является её безграничное увеличение. При этом она не хочет никаким образом зависеть от воли остального населения. Для этих целей прекрасно подошла форма корпорации.

Корпорация – основной элемент в религии денег, соответствующий месту государства в христианстве.

В следующей главе мы подробно рассмотрим, как появились корпорации. Пока же отметим несколько наиболее важных моментов.

Право голоса в государстве принадлежит всем его гражданам. Право голоса в корпорации принадлежит только её собственникам пропорционально вложенным деньгам. В корпорации даже формально власть принадлежит только самой власти. Корпорация, в отличие от государства, и не обязана преследовать ничьи интересы, кроме своих.

Государство не может избавиться от своих жителей, если они стали старыми или заболели. Корпорация может избавляться от своих работников или нанимать новых по желанию и в любой момент.

Для корпорации не имеют значения границы, культуры и народы, она может перемещаться из одной страны в другую по собственному желанию в поисках большей выгоды. Соответственно, интересы людей той или иной страны её не интересуют.

Государство несло неограниченную ответственность перед своими подданными. Корпорация несёт ограниченную ответственность, не превосходящую размеров её имущества. Естественно, что ущерб, который может нанести корпорация, не ограничен.

Один человек может прямо или косвенно владеть несколькими корпорациями. Он создаёт «чёрные» фирмы для грязных нужд, которые действуют в интересах формально не связанных с ними «белых» корпораций [84]. «Чёрные» фирмы выполняют свою цель и отмирают. При этом ответственность и расходы сводятся к минимуму, прибыль – к максимуму.

Неудивительно, что корпорации накопили больше власти, чем государства. В наши дни денежный оборот крупнейших из них намного превысил размер валового внутреннего продукта (всего ВВП, не бюджета) большинства государств. По состоянию на 2000 год в списке ста самых крупных экономик мира 51 место занимали корпорации и только 49 мест – государства (сравнивая объём продаж корпораций и ВВП стран).


II.


Механизм власти денег


Как деньги подчиняют всё в мире своей власти?

Шаг 1. Всё в мире, от материальных предметов до мыслей, должно стать частной собственностью, должно быть приватизировано.

Шаг 2. Собственности должно быть присвоено числовое, денежное значение (навешена бирка с ценой).

Шаг 3. Собственник должен действовать из одного принципа – увеличить количество принадлежащих ему денег.

Шаг 4. Собственность должна свободно обмениваться на деньги, то есть находиться в рыночном обороте.

Шаг 5. Соответственно, право покупки и в дальнейшем распоряжения этой стоимостью, то есть всем миром, получают деньги (или тот человек, у которого находятся деньги; но не государство, не общество и не демократия).


Власть денег и демократия


Традиционно Запад говорит о демократии как системе четырёх властей – законодательной, исполнительной, судебной и власти прессы.

При этом Запад учит, что чем меньше государство вмешивается в свободный бизнес, тем лучше. Мы видим, что деньги стремятся к абсолютной власти над миром. Естественно, они не хотят делиться с другими властями. Деньги используют четыре ветви власти просто для прикрытия, для создания видимости демократии. Они стремятся полностью починить все остальные власти деньгам.


* * *


Давайте посмотрим, можно ли получить голос в прессе без денег? Можно ли купить орган свободной прессы? Орган прессы – такой же бизнес, рассчитанный на прибыль, как и любой другой. Купить любую редакцию можно совершенно официально. Рекламу или заказные статьи можно опубликовать за деньги (но нельзя бесплатно).

Можно ли купить место в парламенте? Можно ли попасть в парламент без денег? Успех выборов напрямую зависит от финансирования [85]. Политики в США и в России постоянно заняты пополнением своих избирательных фондов.

Кто влияет на решения парламента? В 1998 году на каждого члена конгресса США было 38 официально зарегистрированных лоббистов и 2.7 миллионов долларов на лоббирование.

Можно ли купить место в правительстве? Их раздают те, кто победил на выборах, обычно в интересах тех, кто жертвовал в избирательные фонды.

Можно ли купить место в судебной системе – легально, без коррупции? Выборным судьям тоже нужны деньги на избирательную кампанию. Тех судей, которых назначают, назначают те, кто выиграл (т.е. купил) выборы. И законы для судей пишут те, кто «выиграл» выборы.


* * *


Говоря о демократии, мы говорим: один человек – один голос. Во власти рынка и денег один доллар – один голос [86]. Запад учит нас, что всякое узурпирование власти плохо, против него надо бороться.

Если бы у всех людей было более-менее равное количество собственности и долларов, то это была бы демократия. Но если 10 процентов населения США владеет 90 процентами всей собственности, то это и есть полное узурпирование власти [87].

Власть денег – это власть вместо всякой другой власти [88].


* * *


После европейских буржуазных революций и до Первой мировой войны избирательное право в странах Запада и не было всеобщим. Существовал высокий имущественный порог. Цензы происхождения и знатности феодальной эпохи были заменёны простым денежным выражением. Реальным королём стал самый богатый из богатых.

«Великая» Французская революция 1789 года («свобода, равенство, братство»), привела к такому братству, что избирательное право получило целых 0.5 процента населения. Революция 1830 года резко увеличила число избирателей – до 1 процента населения. На критику власть отвечала просто: хочешь голосовать – стань богатым.

Постепенно вся власть в странах Европы была передана деньгам, отлажены избирательные технологии. Тогда выборы сделали всеобщими. Их результаты всё равно определяются деньгами, но создаётся видимость равноправия и бесконечное поле для поучения «диктаторов» в остальных странах. Даже сами избиратели это понимают, поэтому большинство из них просто не ходит на выборы.


* * *


И, наконец, власть денег даже формально не подчиняется государству. В большинстве стран центральные банки, управляющие денежным обращением, по закону не подчиняются правительству.

Первая конституция США, государства, основанного в чистом виде на власти денег, вообще запрещала правительству выпускать деньги или создавать государственные банки. Деньги выпускали только частные банки и только в рамках наличия у них золота.

Федеральная резервная система (ФРС) США, которая ныне осуществляет контроль над главной мировой валютой – долларом, была основана миллионерами вроде Дж. П. Моргана как частное заведение. И сегодня ФРС является частной фирмой с частными управляющими, которых назначают частные акционеры. Естественно, что управляющие любой фирмы действуют только в интересах её акционеров.

Глубинный смысл поправок о свободе слова, о свободе от религии, о ношении оружия, лежащих в основании Америки, – в освобождении людей от всех моральных обязанностей и от всех людских соображений для полного подчинения единственной власти денег [89].

Власть денег – это обычно скрытая власть. Эта скрытость жёстко охраняется законами о коммерческой, банковской и прочих тайнах.


Место государства в религии денег


В традиционном, христианском и русском представлении, государство превыше всего и управляет всем. Люди, отдельные фирмы и организации подчиняют свои интересы общим.

Поскольку власть денег стремится быть абсолютной и всемирной, в нём государству отводится второстепенная роль, роль полицейского, «оказателя услуг населению» и посредника между денежными интересами.

Религия Денег

Слева – представление о месте государства в русском сознании.

Справа – место государства в религии денег.

Изначально у государства было много рычагов управления, в том числе и производством. Власть монарха [90] была абсолютной, он разрешал или запрещал тот или иной вид бизнеса, выдавал лицензии, разрешал создание корпораций.

Постепенно все основные рычаги управления производством у государства были отняты, и оставлен только один – через сбор налогов, то есть через всё те же деньги. Государство стало иметь не больше власти, чем богатое частное лицо. Преимущество частного лица, естественно в том, что оно не несёт ни перед кем ответственности и делает, что хочет.

Если раньше предприниматели конкурировали между собой за право получить ту или иную концессию, то теперь государства конкурируют за инвесторов, снижая налоги.

Все буржуазные революции проходили под лозунгами уничтожения или резкого уменьшения государства, которое мешает развитию свободного рынка. Действительно, государство мешает экономике. Ибо чисто экономические методы – это неограниченная власть денег. А государство пытается усмирить деньги властью человека.

Интересно, что даже юридически в странах Запада государство просто приравнено к корпорации. Города и муниципалитеты зарегистрированы как особого типа фирмы. Они часто так и называются, например, город Дельта – юридически это Корпорация Дельта.

Церкви тоже зарегистрированы просто как корпорации, и могут быть ликвидированы путём банкротства. Право на вероисповедание необходимо купить.

Когда интересы корпораций противоречат интересам государства, преимущество отдаётся корпорациям [91]. Абсолютная монархия сменилась абсолютной властью денег.


Понимание свободы в религии денег


В соответствии с разным отношением к равенству, на Западе и в России принципиально отличается понимание свободы.

Для русского равноправие – всеобщее равенство, благо и польза для всех, отсутствие насилия.

Для западного язычника [92] равноправие – это не равенство людей, ибо он не признаёт его. Для него равноправие – равные возможности движения по денежной иерархии. Не отрицание насилия, но равные возможности обмана и насилия. Равные правила игры для всех, но в рамках власти денег. Это возможность залезть выше кого-то, сорвать куш. Он готов рисковать и даже проиграть.

Но если отобрать у него возможность возвыситься, он не видит смысла в жизни. Он не понимает, что такое свобода и что такое равенство, что с ними делать. Он подобен преступнику, который ворует, чтобы пошиковать, периодически попадает в тюрьму, но в принципе не хочет вести нормальную жизнь.

Запад сделал немало шагов, чтобы уравнять право негров или индейцев быть богатыми. Но все правила, все законы свободного рынка написаны только для того, чтобы сохранить и усовершенствовать власть денег и денежную иерархию как систему. Они отталкиваются от денежной иерархии, от неравенства, поэтому свободный рынок никогда и не может привести к равенству.

Религия денег со временем просто осознала, что она станет сильнее, если будет приветствовать всех своих приверженцев, независимо от расы и национальности.


* * *


Таким же образом отличается и отношение к правам человека. Русский человек изначально внутренне полностью свободен, земля и весь мир принадлежат ему. Но русский жертвует частью своих прав для защиты общего блага. Соответственно, он болезненно расстаётся со своими правами, хочет отдать их как можно меньше.

У современного западного человека, потомка варваров и римских рабов, изначально прав нет. Он рождается в мире, где всё уже является чьей-то частной собственностью, включая саму землю [93]. Единственный способ выжить – тем или иным способом отвоевать кусок собственности для себя.

Как особое снисхождение отдельные, занумерованные права жалуются западному человеку Биллем о правах или поправкой к конституции. Западный человек воспринимает это как особый дар – ему дали свободу слова! А ведь могли бы и не дать. Поэтому западный человек кричит на всех углах о своих двух с половиной правах и очень боится, что у него появится другой, более злой хозяин и отнимет часть этих прав.

Что именно означают понятия свобода – «freedom» и свободный – «free» в английском языке? Это совсем не та русская Свобода. «Free» означает бесплатный. Свобода по-английски – это то, за что не надо платить [94].

У западного человека есть две фундаментальные «свободы» – право бесплатно говорить и право бесплатно дышать [95]. У него нет прав спать, пить, есть, работать на земле. Всё остальное – и это по конституции – только за деньги.

Западный человек ужасно боится выйти за границы даже этих прав – не дай бог при всей свободе слова сказать, или даже подумать неправильно, например, о свободе бизнеса или о свободе педерастов. На него сразу настучат остальные, и накажет вышестоящий. Тех, кто посмеют, причисляют к анти-культуре и отрезают от общества.

А хозяин развлекается, гоняя человека словно шарик, которому разрешили двигаться по оси Х, но запретили по осям Y и Z. Гоняет и получает удовольствие.

Если и вы хотите преуспеть в рыночной экономике, глубоко осваивайте и широко применяйте различные формы насилия, особенно скрытые.

Глава 4. Возникновение религии денег.

Материалистические условия введения религии денег


В том или ином виде религия денег существовала везде, где люди почитали деньги и драгоценности. Но абсолютную власть над миром золотой телец и бог Мамона стали завоевывать с конца XV века.

Материалистическая сторона этого процесса много раз описана в истории как зарождение капитализма. Давайте перечитаем историю не с точки зрения смены способов производства и общественных формаций, не с точки зрения «социумов» и «модернов», а с точки зрения борьбы противоположных религий.

История бесконечна, и в этой главе мы сможем обратить внимание только на некоторые ключевые моменты. Мы посмотрим на историю Европы последних пяти веков под углом борьбы Добра и Насилия, государства и корпорации, свободы и рабства, борьбы христианских и антихристианских ценностей за общественное сознание.

Как нам справедливо повторяет Запад, Россия сильно отстала в развитии рыночных отношений. Сегодня в России происходят те же процессы, что происходили во времена буржуазных революций на Западе 200-300 лет назад. Сравнивая сегодняшний день с историей, нам становится понятным, что же на самом деле происходило тогда, и что происходит сейчас.


I.


Одномерная конкуренция в средневековой Европе


Со времён падения Западной Римской империи в V веке нашей эры Европа была местом бесконечных внутренних войн. Основу населения Европы составляли крестьяне. Большинство из них имело свой участок земли, который давал им всё необходимое для жизни. Войны велись за владение землями и за подчинение живших на них крестьян. Римское рабство было отменено, но ностальгия по нёму осталась.

Во главе Европы формально стоял святой престол, представлявший волю христианского бога. Во главе каждой нации стоял король или царь. Государство было, или хотя бы провозглашалось, большой семьёй своих подданных.

В сознании абсолютного большинства людей король был представителем бога, и подчинение королю было неразрывно связано с верой в христианского бога. Власть над людьми королю давалась богом в процессе коронации.

Существовала прямая личная зависимость между господином и подданным. Король должен был исполнять роль защитника и хозяина земель, отстаивать справедливость и закон божий на земле. Или хотя бы делать вид, что он их отстаивает.

Естественно, что при неограниченной власти королей возникало немало соблазнов злоупотребления властью. Защитные войны под разными предлогами превращались в захватнические.

Угон в рабство был запрещён, разделение труда и промышленность не были развиты. Деньги не имели большого значения. Поэтому увеличение власти было возможно только путём завоевания новых земель и живших на них новых подданных. Существовала одномерная конкуренция за власть – конкуренция за землю с помощью оружия.

Внутриевропейская конкуренция за землю была очень сильной, поскольку Европа была замкнутым пространством. На юге путь в Африку и в Азию полностью закрывали мусульмане (которые даже захватили Испанию и часть Юго-Восточной Европы). На западе и севере Европы простирался бесконечный океан.

Агрессии на восток систематически отбивало Русское государство. Издревле европейские поганые пытались превратить славян в свою рабочую скотину. Достаточно сказать, что во всех основных западноевропейских языках слово «раб» – «slave» происходит от слова «Slav» – «славянин» [96]. Европейские поганые говорят «раб», подразумевают – славянин. Европейские поганые говорят «славянин», подразумевают – раб [97].

Постепенно в Европе сложилось примерное равенство сил. Государства были одинаково организованы и обладали схожим оружием. Ни одна из враждующих сторон уже не могла добиться серьёзного успеха. Началось постепенное развитие ремёсел и кустарного производства. Между странами Европы стала возникать торговля.


Добрая старая Англия


Среди европейских государств были более мирные и более агрессивные. Там, где сильнее была центральная власть, король пресекал внутреннюю вражду. Там, где власть короля была слабой, феодалы устраивали кровавые войны между собой.

Среди остальных стран Европы выделялась Англия. Её особенностью были бесконечные завоевания местного населения чужеземной знатью. Вначале это были римляне, затем датчане, германцы (саксы) и норманны. Естественно, что знать захватчиков относилась к местному населению особенно жестоко, презрительно и высокомерно, и нисколько не заботилась о справедливости. Сильная центральная власть отсутствовала, и англичане постоянно убивали друг друга.

В Англии наиболее чётко реализовывался принцип «человек человеку волк». В силу естественного отбора в таких условиях выживали только грубые, жёсткие люди с хорошо развитыми звериными инстинктами и со способностью к безграничному насилию.

На долю англичан выпало мало удовольствий, им достались далеко не лучшие земли в Европе. Сырой климат, малоплодородные почвы и холодные туманные болота. Англии хотелось подчинить себе более тёплые и благодатные земли. Ближайшим соседом была Франция, куда они и устремились.

Более ста лет, с 1337 по 1453 год [98], англичане пытались поработить Францию. Во Франции была сильна центральная власть короля и сильна вера народа в христианского бога. Отношения между знатью и народом были более дружественными, чем в Англии. Богом была послана Жанна Д’Арк, которая переломила войну и изгнала англичан из Франции.

Интересно, что большую часть войны значительная территория Франции была оккупирована, и французский наследник престола не мог короноваться в священном для французов Реймском соборе. Только когда Реймс был освобождён, и проведена коронация согласно священным традициям, французские крестьяне признали власть короля законной. Ибо только тогда в глазах народа бог передал власть королю.

Ничего не добившись Столетней войной, не имея возможности увеличить свою власть и паразитировать на континенте, английская знать вернулась на свои болота и принялась вырезать друг друга. Всего через два года после окончательного поражения во Франции началась война Алой и Белой Розы. Она продолжалась тридцать лет, с 1455 по 1485 год, и закончилась почти полным взаимным уничтожением существовавших феодальных династий. Пожалуй, ни в одной другой стране мира не было такой кровавой и длительной внутренней резни.

В результате у наиболее сильных династий Йорков и Ланкастеров возникло недержание власти, чем немедленно воспользовались остальные. На короткий срок в Англии была установлена абсолютная монархия.


Восстановление рабства


В этот момент в истории произошло великое событие. Европейцы веками искали путь в Индию в обход мусульманских земель. В 1492 году Колумб открыл Америку. Неожиданно конкуренция за землю смогла выйти за замкнутые рамки Европы. Более того, новые земли и народы можно было просто грабить, не встречая сопротивления.

В том же 1492 году Испания окончательно освободилась от мусульманского господства. Но она освободилась только для того, чтобы самой немедленно превратиться в мирового рабовладельца. Свобода и равенство были Испании не нужны.

Тысячелетия внутриевропейских междоусобиц не прошли даром. Что европейцы научились делать хорошо, так это убивать. Миролюбивые и плохо вооружённые индейцы Южной и Центральной Америки были мгновенно превращены в рабов испанскими конкистадорами. Поскольку жизнь индейцев ничего не стоила, с ними обращались хуже, чем с животными. Индейцы массово вымирали на плантациях и в шахтах, обычно выдерживая не более нескольких лет. Целые народы и древние культуры, как майя и ацтека, были уничтожены за несколько десятилетий.

Европейцы настолько преуспели в уничтожении индейцев, что вскоре им пришлось массово завозить в Америку чернокожих рабов из Африки, поскольку на плантациях стало некому работать.


* * *


Следует отметить, что в истории России никогда не было ни рабства, ни колоний. Расширяясь, Российское православное государство брало под своё покровительство новые земли, нередко с согласия и по просьбе жителей этих земель (обычно для защиты от турок или европейцев). Народы, входившие в состав России, получали равные права с остальными её жителями.

В России не было европейской проблемы вражды в тесноте, поскольку земли хватало на всех. Люди не воевали между собой, а естественным образом объединялись для совместного выживания в суровом климате и для защиты от внешних врагов.


II.


Рабство как причина возникновения капитализма


Из новых колоний стали поступать дешёвые товары и приходить корабли, полные золота. Знать Европы сообразила, что через колонии можно получать товары и власть, не неся никакой ответственности перед местным населением [99]. Знать поняла, что ей собственно и нужны не подданные, а только производимые ими товары и удовольствия.

Для власти денег и капитализма это был звёздный час. Чуть ли не впервые со времён Рима товар удалось полностью отделить от производителя.

Европейцы убеждают нас, что капитализм и религия денег возникли, поскольку они были более прогрессивными, повышали производительность труда и улучшали жизнь людей. Что капитализм естественным образом возникает с разделением труда.

Капитализм и религия денег действительно возникли в результате разделения труда. Только это разделение труда было получено введением рабства.

Капитализм возник в начале XVI века. Научные открытия, которые действительно поднимали производительность труда, и промышленная революция произошли намного позже. Открытия Ньютона – двести лет спустя, а изобретение ткацкого станка – триста лет спустя.

Просто труд сельскохозяйственного раба в колониях действительно оказался экономически гораздо более выгодным, чем труд своего христианина. Раба брали готового и изводили за пять-десять лет. Своему же крестьянину надо было как минимум кормить детей. Со своим крестьянином надо было и обращаться по-христиански.


* * *


Разные европейские страны грабили разные колонии. Им захотелось обмениваться награбленными товарами. Так возникла развитая мировая торговля.

Сказать открыто, что мировая торговля вызвана рабством, было всё же непрактично и небезопасно. Поэтому Адам Смит к 1776 году сочинил английскую политэкономическую сказку «О свободном рынке». Он «доказал», что самой природой одни страны и их жители созданы для примитивного труда, а другие люди – для сложного труда и управления примитивными [100]. А то, что уровень жизни отличается в колонии и метрополии в сотни раз – это не следствие рабства, а некая объективная, всемирная закономерность. Невидимая рука рынка.

Надо отметить, что внутри своего парламента англичане никогда и не стеснялись собственной царствующей роли над миром. Например, при обсуждении вопроса об образовательных учреждениях в Канаде (далеко на самой колониальной из колоний), они пришли к тому, что в обучении канадцев нет необходимости, ибо всегда найдётся англичанин, который сможет управлять этой дикой страной.

Само понятие «политэкономия» происходит от policy, то есть правил, устанавливаемых человеком, а отнюдь не от познания законов мироздания.


Экономическая необходимость уничтожения христианства


Там, где появляются товары, возникает обмен товарами. При обмене товарами нужен общий эквивалент обмена, то есть деньги. Деньги начинают управлять движениями товаров. С распространением денег, ширится власть денег. Власть денег входит в противоречие с властью христианского бога.

Между феодалом и крестьянином существовала личная и духовная связь, между торговцем и производителем личной связи не было, между ними были товар и деньги.

Крестьянин – Бог – Феодал

Крестьянин – Деньги – Торговец

Феодал так или иначе обосновывал свою власть божьей волей, и для подчинения крестьян ему необходима была всеобщая вера в христианского бога. Власть торговцу давали деньги.

В христианские средние века торговля как занятие глубоко презиралась (хотя и признавалась необходимой). Церковь напрямую запрещала ростовщичество как греховное, паразитическое существование. Ростовщичество всячески каралось, вплоть до сожжения на костре.

Христианский бог и его моральные заповеди напрямую мешали торговцу, а уж жизнь потенциальных банкиров и вовсе висела на волоске. Им была необходима всеобщая вера в новую власть, в нового бога – деньги.

Феодал управлял крестьянином открыто. Ухудшение или улучшение жизни крестьянина напрямую связывалось с действиями феодала. Он, конечно, пытался всё списать на волю божью, но крестьянин видел, откуда исходят приказы, законы, налоги. Управление посредством денег гораздо более скрытно. Это позволяло и позволяет денежной власти сильно критиковать открытую феодальную или государственную власть, при этом оставаясь в тени и управляя ситуацией через товары и рынки.

Феодал был заинтересован в том, чтобы количество его подданных увеличивалось. Торговец был заинтересован только в том, чтобы у него увеличивалось количество денег. Ему было всё равно, кто производит товар – крестьянин или раб. Главное – покупать дешевле, а продавать дороже. Христианство стало объективной помехой.


Свержение христианской власти в Англии


К началу XVI века в Англии нужда господ в христианстве сильно ослабла. Старая феодальная знать была истреблена, а власть короля никогда и не была сильной. Но уже появилась внутренняя торговля. Силу набирали торговые сословия (джентри), которые получали свою власть не через владение землёй, наличие поданных и христианского бога, а через деньги.

Торгуя шерстью с Европой, англичане стали замечать, что с помощью торговли можно добиться власти тогда, когда это не удаётся сделать только военной силой.

Англия несколько запоздала на кровавый пир по захвату колоний – первые наиболее жирные куски достались испанцам и португальцам. Не имея рабов в колониях, англичане решили превратить в рабов своё собственное население [101]. Одновременно было необходимо заставить всех подчиняться власти денег.


* * *


При натуральном хозяйстве деньги имеют весьма ограниченную власть. Пока у крестьянина есть свой клочок земли, он может обойтись без денег и без торговца. Соответственно, для введения власти денег было необходимо согнать людей с земли. Здесь интересы жестокой английской знати и торговцев совпали. Первые получали новую землю, вторые – денежных рабов, которые вынуждены работать за кусок хлеба, не имея средств к пропитанию.

В XVI веке произошёл процесс Огораживаний, захвата феодалами земли (по праву силы) и изгнания с них крестьян. Одновременно были приняты Законы о бедных, которые отправляли всех нищих (пауперов) в работные дома, своего рода гибрид тюрьмы и концлагеря. За бродяжничество клеймили калёным железом.

Законы о бедных уже исходили из того, что полноценность и правильность человека определяется не следованием христианским заповедям, а его способностью иметь деньги, то есть быть в ладах с денежным богом.

У согнанного с земли крестьянина был выбор – идти в рабство на мануфактуру или напрямую в тюрьму. Так зарождалась великая английская демократия.


* * *


Ни о каких технических изобретениях, которые бы подняли производительность труда, речь не шла. Английские рабочие начали там же, где закончили римские рабы – со ступального колеса [102].

Параллельно англичане бросились захватывать остававшиеся свободными части мира – Индию и Северную Америку.

Римская пирамида Патриций-Плебей-Раб была восстановлена. Только рабы были в основном вынесены за пределы стран Европы, что было безопасно и приятно. И удобно для того, чтобы строить рожицу демократии.

Плебеи, бывшие крестьяне, дрессировались в качестве слуг, солдат, надсмотрщиков и, при необходимости, – более квалифицированных, чем рабы, ремесленников.


* * *


Власть денег сделала христианство объективно ненужным для управления народом, поэтому его начали быстро ликвидировать.

В 1517 году священник Мартин Лютер объявил католическую церковь неправильной, а в 1520 году сжёг папскую буллу, отлучавшую его от церкви. Лютер среди прочего призвал перестать заниматься поиском духовных благ, а искать счастья в материальной жизни. Заметим, что это тоже не было связано с каким-либо развитием науки. До первых открытий естествознания, до Галилея и Ньютона оставалось более ста лет. Европейцы ещё не знали даже десятичных дробей. Подробнее о Реформации мы будем говорить ниже в этой главе.

Немедленно началась конфискация земель у монастырей и церкви и отлучение (секуляризация) церкви от управления обществом и государством. Церковные земли были общенародной собственностью, которой священники временно распоряжались на общее благо и согласно христианским принципам. Секуляризация передавала эти общие земли в частную собственность феодалов, которые использовали её уже исключительно в целях личной власти, не связанной никакой моралью, и исключительно для личного обогащения.


* * *


Естественно, что денежному сословию была совершенно не нужна и власть короля над собой. Не просуществовав и 150 лет, абсолютная монархия в Англии была свергнута в результате буржуазной революции 1640-1660 годов [103]. Власть в стране получил парламент, составленный из новой денежной иерархии и старой феодальной, которая уже прошла оцифровку.

Суть любой буржуазной революции – передача власти от христианской религии к религии денег.

Власть земельных феодалов сменилась властью денежных рабовладельцев. Демократия буржуазных революций – это не попытка жить более справедливо и по совести. Это удобный механизм баланса денежных интересов, во избежание конфликта этих интересов между собой, и с целью объединить их между собой, чтобы эффективнее пограбить третьего.

Король был впоследствии возвращён на престол, но, конечно, не для управления денежной иерархией и не для принятия решений. Король полностью подчинялся власти денег и был удобен для управления той частью народа, которая по инерции верила в бога и продолжала считать короля своим защитником.

Король стал своеобразной куклой для общения с народом. Он был очень хорош и на случай войны – не всякий захочет проливать кровь за власть денег, поэтому войны лучше вести от имени короля. Такой подход и уводил в тень истинных властителей Англии и помогал им избежать ответственности в случае неудачи. Впоследствии тактика видимого сохранения короля применялась во всех странах в переходный период от христианства к религии денег [104].

Короля заодно сделали главой новонезависимой англиканской церкви, которую отсекли от единой католической. Саму англиканскую церковь сделали бесхребетной протестантской.

Нет и не может быть такого понятия как «светская власть». Любая власть держится на вере. Если это не вера в христианского бога, то надо искать, в какого.


III.


Корпорация как захватническая армия


Для порабощения колоний нужны были захватнические армии. Использование для колоний государственных войск было связано с рядом неудобств. Главное из них – вопрос дележа добычи. В оборонительной войне интересы всех совпадают. Захватнические войны ведутся только с целью грабежа, поэтому надо заранее договариваться о том, кто сколько внесёт и кто сколько получит.

Кроме того, национальная армия подчиняется королю или правительству, а в захвате колоний хотят принимать участие частные лица, при этом иметь свободу действий и не нести ответственности.

Частная инициатива в грабеже всегда гибче и эффективнее громоздкой государственной машины. Более того, частные ножи и ружья не связаны глупыми христианским клятвами.

Наконец, надо было удерживать оккупированные территории под постоянным контролем, завлекая солдат из метрополии и нанимая местных охранников.

Для этих целей и были созданы первые корпорации [105].

В 1602 году Голландская Корона учредила Объединённую Ост-Индийскую Компанию (United East India Company) для управления всем огромным пространством между мысом Доброй Надежды, южным концом Африки, проливом Магеллана и концом Южной Америки. Она получила право заключать договоры и альянсы, содержать армию, захватывать территории и строить крепости.

За два года до этого, в 1600 году, Британия учредила свою Ост-Индийскую Компанию, правда, для другой Индии – азиатской. Ост-Индийская Компания правила Индией как своим частным владением до 1784 года. А затем правила ещё до 1858 года, уже под наблюдением Британии. После чего Индия перешла под прямой контроль правительства (не индийского; английского, конечно же).

Итак, корпорации изначально создавались вовсе не для производства, и даже не для торговли, а как частные армии для захвата рабов и колоний.


* * *


Принцип действия корпорации очень прост. Внутренняя структура, как и положено захватнической армии, повторяет структуру обычной армии.

Изначально корпорации назывались акционерными обществами, joint-stock company. Само слово «company» (компания) переводится с английского языка как военное подразделение, рота. Корпорация – это рота наёмников, которая снаряжена вскладчину несколькими денежными феодалами.

До сих пор должности в корпорациях называются точно так же, как в английской или американской армии: «officer» (офицер), «executive officer» (один из высших офицеров, обычно второй по должности), «chief executive officer» (глава корпорации, командующий). «Company officer» буквально переводится как офицер в чине капитана.

У корпорации, как и у армии, есть свой устав, жёсткая система подчинения и единоначалия. Служащий корпорации эквивалентен солдату, от которого требуется чёткое исполнение приказов начальника и полная лояльность своему частному владельцу.

Так устроены лучшие корпорации. Остальные – даже не армии, а банды, которые собрались, схватили добычу, и разбежались (иногда подрав друг друга). Крупным армиям часто выгодно держать небольшие вспомогательные банды для особо грязной работы.

Принцип владения частной армией – в зависимости от вложенных средств. Пропорционально вложенным деньгам каждая корпорация выпускает акции. Награбленное делится соответственно доле каждой стороны в акциях.

Изначально корпорации учреждались королями и государствами, а владели ими совместно короли и частные лица. Чем сильнее становилась власть денег, тем меньше было нужды в королевских привилегиях.


Счётная книга


Целью корпорации является захват земель и товаров. Чем больше она захватит, и чем меньше понесёт при этом потерь, тем успешнее такая корпорация.

Для учёта своей деятельности корпорации позаимствовали у торговцев их «великое» изобретение – счётную книгу. Счётная книга имеет такое большое значение в религии денег, что мы будем возвращаться к ней ещё не раз.

Счётная книга очень проста. В один столбик пишутся все расходы торговца, в другой – доходы. Расходы идут на получение или покупку товаров, доходы – от продажи. Разница между расходами и доходами называется прибылью и остаётся у купца. Например:

купил 1 пуд шерсти за 5 монет | продал 1 пуд шерсти за 8 монет

3 монеты.

Естественно, что чем дешевле торговец купит, и чем дороже он продаст, тем выше прибыль. Чем выше прибыль, тем успешнее торговец, тем больше денежной власти он сумел накопить.

Как главный смысл и главная оценка успешности существования любой фирмы, любого банка, любого бизнеса, эта примитивная счётная (бухгалтерская) книга сохранилась почти неизменной до наших дней.

Бухгалтер стал важнейшей фигурой, без которой не может обойтись ни одна корпорация. Комиссар религии денег, капеллан захватнической армии, он стал следить за строгим поклонением денежному богу.


* * *


Любой торговец в первую очередь занимается перепродажей. На производство он идёт только в том случае, если оно может принести большую прибыль, чем покупка на стороне.

Счётная книга появилась именно для учёта перепродажи. Оплата работников заносится в счётную книгу как расходы, соответственно, чем она меньше, тем выше прибыль. Счётная книга всегда призывает к сокращению затрат на производство, а не к их увеличению.

Поскольку в основе корпорации лежит чистая максимизация прибыли, то корпорация получает неоспоримое преимущество перед государством, которое связанно многими ограничениями. Начав с захвата колоний, корпорации быстро захватили власть и в своих собственных странах. Чему власти этих стран и не особо препятствовали, поскольку они уже имели свою долю в корпорациях и прямой интерес в успехе корпораций.

Государственная власть в процессе перехода от христианской религии к религии денег просто переводит свою власть из прямой личной в опосредованную денежную форму (иначе говоря, оцифровывается). Так происходило во всех странах Европы, так дважды произошло и в России.


Многомерная конкуренция и развитие производства


Мы говорим, что целью корпорации и торговли не является производство, а лишь перепродажа и накопление власти. С другой стороны, мы стали свидетелями невиданной промышленной революции, устроенной корпорациями.

Эта промышленная революция обычно объясняется эффективностью «капиталистического способа производства», «выпущенным из бутылки джином производительных сил», «невидимой рукой рынка», «механизмом расширенного воспроизводства» и так далее. Но:

Счётная книга, основа корпорации, не предусматривает никакого «капиталистического способа производства», и никакого другого способа производства.

Ответ на этот парадокс в том, что производство является вторичным продуктом религии денег или капитализма. Оно существует только в некоторых определённых условиях.

Когда товар отделяется от производителя и от земли, конкуренция из одномерной – за землю – становится многомерной. Не только земля имеет выраженную в деньгах ценность, но и любой предмет. Конкуренция за каждый вид товара ведётся в своей плоскости. Товар становится способом конкуренции за прибыль и деньги, то есть за власть, поэтому возникает периодическая, временная конкуренция в производстве товаров.

С другой стороны, введение религии денег велось в жёсткой конкуренции с христианством. Ввести религию денег в условно-христианской Англии было легко. В остальных странах Европы, таких как Франция или Германия, христианская вера была сильна. Требовались серьёзные материальные соблазны и искушения, чтобы совратить сознание людей. Ведя борьбу с христианством (а затем с социализмом), религия денег была вынуждена работать не только кнутом, но и пряником.

Корпорации стали новыми феодалами, владеющими собственностью не в одной плоскости (земли), а в разных, многомерных плоскостях.


Оружие как двигатель промышленности


Конечно, конкуренция в производстве товаров лучше, чем резня за землю. Но что же даёт толчок конкуренции производства? Какое производство ведёт напрямую к увеличению власти? Производство оружия. Развитие и совершенствование оружия всегда было и остаётся движущей силой развития промышленности в религии денег.

Промышленность всегда была необходима в первую очередь для создания более мощных вооружений. Военных кораблей, пушек, пулемётов, затем танков, самолётов, отравляющих газов и, в конечном счёте – абсолютного оружия атомной бомбы. Физика, химия, техника – всё развивалось в направлении совершенствования оружия.

Военная промышленность стимулировала развитие остальных производств, особенно тяжёлой и топливной промышленности, с которых и началась промышленная революция. Чтобы выжить, ни одна европейская страна не могла уступить в гонке вооружений. Она была вынуждена вслед за Англией сгонять крестьян с земли, превращать их в заводских рабов, и создавать оружие, промышленную и транспортную инфраструктуру.

Как только одна из европейских стран овладевала тем или иным новым вооружением, она тут же пыталась реализовать своё преимущество на практике и атаковала своих соседей. Религия денег не привела к миру, ибо это религия войны.

По мере совершенствования оружия, войны становились всё более массовыми и кровопролитными. По звериности и жестокости, «цивилизованные» Первая и Вторая мировая война не идут ни в какое сравнение со средневековыми стычками рыцарей.

Во второй половине XX века создание ядерной бомбы и ситуация ядерного сдерживания временно отвели физическое оружие на второй план. Зато резко усилилось развитие средств поражения сознания, о которых подробно мы будем говорить в последующих главах.


Изменение сознания при введении религии денег


I.


Уничтожение целостности христианства Реформацией


Было бы невозможно ввести религию денег, не ослабив христианскую церковь, которая почти безраздельно властвовала над сознанием европейцев. Учитывая, что принципы религии денег прямо противоречат христианским, такой переход не мог быть естественным и мирным.

Кроме того, переход не мог быть открытым. Открытое проповедование Антихриста вызвало бы немедленный протест и, скорее всего, закончилось бы сожжением первых капиталистов на костре за служение сатане и ересь. Поэтому было выбрано скрытое введение религии денег.

Принцип «разделяй и властвуй» помнили ещё со времён Рима. Требовалось разбить единую веру на множество маленьких и слабых. Наиболее эффективно разбивание веры происходит изнутри, используя её внутренние противоречия (которые всегда существуют).

Поиском поводов для взрыва изнутри и занялся в начале XVI века упоминавшийся выше германский священник Мартин Лютер. Несомненно, что католическую церковь было за что критиковать, а в многочисленных религиозных сочинениях за полтора тысячелетия накопилось немало нестыковок. Протест Лютера был поддержан на «ура» массой уставших прикидываться христианами язычников.

Главная цель Реформации была достигнута – единая церковь разбита, посеяна вековая вражда и раздоры между верующими, положено начало дальнейшему дроблению церквей на маленькие тупиковые отростки, призванные навсегда разъединить верующих.

Для дробления общественного сознания были необходимы новые эффективные способы распространения еретических идей. Изобретение печатного процесса Иоганном Гуттенбергом в 1450-х годах нарушило фактическую монополию церкви на проповеди и монастырские рукописи – на средства массовой информации того времени. Первые печатные станки появились в Англии перед самой Реформацией, в 1476 году.

Пока протестанты и католики [106], евангелисты и адвентисты, лютеране и кальвинисты, всевозможные прочие ответвления одной веры сражались и спорили между собой, религия денег с единым богом – золотом – уверенно набирала силу. Чем больше дробятся христианские церкви, тем лучше религии денег.

Заметим, что фактическое единство православной церкви в России сохранилось с момента её зарождения и до сих пор.


Уничтожение виртуального мира церкви


Очень важно было уничтожить и сказку церкви, созданный ей волшебный виртуальный мир. Это был мир великих соборов и росписей, мозаик и расшитых золотом одеяний, чудесной музыки и обрядов, праздников и радости, хоров и песнопений.

Этот мир пришёл в жёсткое противоречие с грязной мануфактурой, двенадцатичасовым рабочим днём и лачугой рабочего. Пока волшебный мир существовал, сознание людей тянулось к нему; власть денег над сознанием не могла быть полной.

Протестантство запретило всякую церковную роскошь под предлогом борьбы с излишествами и привилегиями [107]. Вместо чуда остался человек в чёрной рясе, который прочитывал короткое морализированное выступление в скучной пустой церкви, на строительстве которой максимально экономили. Были запрещены полифоническая музыка и многоголосое пение.

После службы люди быстренько возвращались к своему основному богу. Роскошь и могущество теперь могли ассоциироваться только с одним богом – денежным.

Чтобы сравнить последствия этого шага, представьте себе, что в наши дни вдруг запретили всю рекламу по телевидению. Вместо цветных клипов с компьютерными эффектами, музыкой, фотомоделями и блестящих картинок вдруг просто появится диктор в сером костюме и начнёт зачитывать рекламные объявления.

Надо было также уничтожить авторитет самих священников. Как это делается в 2002 году, так это делалось и в XVI веке. Надо было связать священников с тем самым злом, против которого они выступают. Тогда это делали книжки вроде «Декамерона» Дж.Бокаччо, в 2002 году это делают через скандал с педофилией кардиналов в США.


От власти бога к власти капитала


Одним из главных пунктов программы протестантства был отказ от духовных исканий и поиск практической пользы в материальном мире. В этом была и положительная сторона, ибо молитвами не получишь кусок хлеба и не победишь болезни.

С другой стороны, сознание людей начали привязывать не к духовным понятиям, а к материальным вещам. Если человек средневековья жил в мире сказок, мифов, духов, ведьм и ангелов, то протестант стал жить в мире товаров. Если раньше он получал удовольствия от рассказов о жизни святых, о чудесах и словах божьих, то теперь он начал получать все удовольствия от новой ткани, красивой шляпы, дорогой мебели или от заморской еды.

Вместо того чтобы оспаривать власть бога над миром духов, религия денег просто заменила внутренний духовный мир человека миром материальным, и убрала из него духов. Но вместе с вещами она поселила в него дух наживы и насилия. Ведь с товарами в сознание человека не мог не прийти и властелин товаров – деньги.

Сгон крестьян с земли, рост городов и развитие промышленности естественным образом передали власть новому богу, внешне не конфликтуя со старым. Христианство утверждало, что бог создал тот мир, который окружал крестьянина – землю, леса, поля и деревья, зверей, растения и домашнюю скотину, что бог даёт хлеб человеку насущный.

Религия денег не могла это оспорить. Она просто изменила и внешний мир, окружавший человека. Уже нельзя было сказать, что бог создал город, станки и товары. Человек сам видел, что всё это создал не бог, это создали деньги, капитал, корпорация.

Религия денег быстро захватывала верхушки общества. Но переход из одной крайности в другую у европейского общества в целом продлился очень долго. До стеклянных глаз потребителей оставалось ещё более 300 лет.

Веками два представления о мире сосуществовали и боролись друг с другом. В условиях конкуренции христианские ценности даже получили серьёзное развитие.

Страны, где религия денег появилась раньше всего, выделяются до сих пор. Амстердам как стал всемирным борделем пятьсот лет назад, так и сохраняет лидерство по разврату до сих пор.

Как мы увидим в последующих главах, в наши дни полный переход к религии денег практически закончен.


Изменение точек привязки на денежные


Давайте посмотрим, как изменялись ключевые точки привязки сознания при переходе от одной религии к другой.

От цели жизни человека как стремления к духовному идеалу Христа перешли к цели жизни как к накоплению предметов поклонения денежному идолу.

Роль церкви, которая была посредником между людьми и богом, стали выполнять банки, посредники между людьми и деньгами.

За советом о том, как достичь успеха, человек стал ходить не к священнику, а к банкиру. За помощью – опять в банк за кредитом. Тайна вероисповедания между банкиром и клиентом стала святой.

Раньше человек держал в доме настенное распятие или икону, нательный крестик, как символ власти бога. Теперь он стал хранить в сундуке или носить с собой монеты, символы денежной власти.

Знаками божьей власти над природой были всякие необъяснимые (в то время) природные явления. Знаки власти денег были очень явными – цены, цены, цены в лавках торговцев.

Смертными грехами стали денежные долги и убытки – за них можно было поплатиться не на том свете, а на этом. Радостью – всякое получение прибыли, снисхождение благодати денежного бога. Состояние банковского счёта стало главным мерилом успеха [108].

Раньше человек жил от одного христианского праздника до другого, и от посева до сбора урожая. Теперь он стал жить от одной продажи до другой продажи, от квартала до квартала, от жалованья до жалованья.

Религиозные праздники были всеобщей радостью. Праздник прибыли стал сугубо индивидуальным. Более того, прибыль одного была убытком другого.

Гербы и флаги государства и церкви уступили место торговым маркам и печатям корпораций. Священными стали монеты и изображения на них. Титулы сменились должностями.

Полностью изменились и качества, приводящие к успеху. Отнять личную власть феодала можно было в личном бою. Отнять власть, выраженную в деньгах, можно опосредованно, дистанционно, скрытно, безлично.

Преданность, смелость, отвага стали не нужны. Выигрывал тот, кто был более хитрым, подлым и изворотливым. Благородство и честь стали вымирать путём естественного отбора.

Место Ричарда Львиное Сердце занял Дизраэли Грязные Делишки.

Все мысли, все желания человека от христианского бога перешли к одной мысли – к тому, как ублажить денежного бога, поступать «экономически целесообразно».

Символы £, а затем $, обрели «священную» силу, не уступающую силе распятия в христианстве.


Структура традиционных религий и переход к капитализму


Давайте посмотрим, как внутренняя структура традиционных религий влияет на переход к религии денег.

Религия денег гораздо более тоталитарна, чем она представляется в экономических сказках Запада. Просто мы находимся внутри этой религии и поэтому не осознаём, что, во-первых, это религия, а не наука, а во-вторых, что она требует абсолютного поклонения.

Иисус Христос, Магомед, Будда или Конфуций были людьми, и они создавали правила для людей. Деньги – это пустой цифровой идол, для которого люди не существуют [109]. Единственное правило религии денег – накапливай символы поклонения идолу. Если для этого надо убить человека – идолу всё равно.

Все религии регулируют отношения между людьми. Но некоторые делают больший упор на посредничество бога, а некоторые – на отношения между людьми напрямую. В первых человек как бы смотрит всё время вверх, а во вторых – на своего ближнего. Первые всегда более жёсткие и тоталитарные, но и более крепкие.

Кроме того, чем сильнее развита иерархия в той или иной религии, тем она ближе по структуре к религии денег.


* * *


Католичество представляет собой жёсткую религию, где бог в целом важнее ближнего. Католик как бы всё время смотрит вверх.

Авторитет Папы беспрекословен, священники (клир) имеют строгую иерархию и отделены от прихожан (мирян). Священникам запрещены браки. Миряне даже не имеют права самостоятельно толковать библию. До Реформации тексты библии не переводились с латинского на языки, понятные обычному человеку.

Долгие годы католическая церковь была основой государств и имела соответствующую структуру.

Ислам требует ещё более сильного, чем католичество, поклонения высшему божеству, хотя в нём нет развитой иерархии и единого главы.

Синтоизм и конфуцианство по структуре сильно напоминают католичество, являясь императорскими религиями в Японии и Китае. Индуизм прямо признаёт деление людей на высшие и низшие касты.

Протестантство наиболее демократично, священники избираются из прихожан, отдельные церкви автономны, единый глава отсутствует. Но из основы, скелета государства, которым была католическая церковь, протестантство превратилось в клуб общения по моральным интересам.

Православие – одна из самых мягких, ориентированных на человека, религий. Православный в первую очередь смотрит на ближнего своего, ибо бог в каждом из нас.

При этом православие сохраняет централизованность и государственность. В православии нет непогрешимости Папы Римского, но есть соборность, совместное принятие решений. Основа решений – не только канонические тексты библии, но и традиции, история, предания.

Заповеди православия особенно сильно противоречат религии денег. «Любящий – радуется, ненавидящий – страдает» (сравните с удовольствием от насилия). «Переодетый эгоизм» определяется в православии как любовь к другому ради поиска собственного удовлетворения и наслаждения. Сравните это с католическими индульгенциями и нынешней западной благотворительностью. В православии гордость – основа и источник эгоизма и падения.

Среди распространённых восточных религий можно отметить буддизм (Корея, Китай, Япония). Буддист не столько смотрит вверх на бога или на ближнего, сколько замыкается в самом себе.

Одной из главных религий Китая является даосизм. Он проповедует возврат к природе, отрицание культуры, самоустранение. Думая о боге, даосист смотрит вверх.


* * *


Католические страны сочетали твёрдость христианских принципов с одной стороны, и поклонение высшему с другой стороны. Интересно отметить, что в кризисные моменты развития, в моменты особого сопротивления религии денег, в этих странах одновременно были очень сильны и фашизм, и коммунистические партии.

Италия является столицей католичества, там же впервые и зародился фашизм. Очень сильна вера в бога в Испании; там фашизм правил дольше, чем в какой-либо другой стране. В Португалии тоже долго существовала фашистская диктатура. Во время войны некупированная часть католической Франции – государство Виши – активно сотрудничала с фашистами. Германия – частично протестантская страна, но её южные земли – католические. Именно в этих землях, в Баварии, и зародился немецкий фашизм.

С другой стороны, были очень сильны и французская, и итальянская, и немецкая, и испанская коммунистические партии. Во всех этих странах фашизм встретил сильное внутреннее сопротивление.

В протестантских краях – в Скандинавии, в Англии, Бенилюксе, не были сильны ни фашисты, ни коммунисты. Эти страны уже прочно приняли религию денег, и им было всё равно, каким образом они получают прибыль. Либеральные шведы прекрасно наживались на Второй мировой войне, поставляя продукцию тому, кто больше заплатит.

Нельзя не отметить и сходство представлений даосизма и китайского маоизма о необходимости истребления культуры. Едва ли то общество, которое развивается в Китае, можно считать схожим с социализмом в христианском понимании.

В анализе истории мы должны анализировать традиционные религии народов наравне с их материальными условиями.


II.


Религия прогресса и религия денег


Религия денег быстро нашла своих неистовых поклонников в голландских и иудейских ростовщиках и менялах, в венецианских купцах и в испанских рабовладельцах, в английской знати и в прочих напомаженных клопах средневековой Европы.

Но для того, чтобы охватить религией денег всё население христианского мира, требовалось кардинальная, полная перестройка сознания общества. Дорогу религии денег прокладывала её слепая сестра – религия прогресса.

Деньги – это в первую очередь числа, цифры. Чтобы перейти в религию денег, человек должен был научиться видеть весь мир через цифры.

Из всего многообразия мир должен был сузиться до одной плоской пирамиды, в которой место человека определяется соответствующей ему цифрой, значением его состояния, стоимостью его частной собственности. Всё, к чему он должен стремиться – к увеличению этой «своей» цифры.

Увеличить «свою» цифру можно двумя способами – отнятием цифр у соседа (что не всегда просто) или оцифровкой того, что пока никому не принадлежит (что гораздо легче). На каждый предмет в мире надо навесить ярлычок, ценник, и объявить его своей собственностью. Именно эти ярлычки дают язычнику возможность сравнить, выше он или ниже соседа он находится в своей поганой иерархии. Без ярлычка собственность не имеет смысла. Религия денег отчаянно нуждалась в способах оцифровки мира.

Требовалось, чтобы все люди начали мыслить по-новому. В сознании человека надо было поменять отражение всех вещей, заменить христианские отражения новыми, числовыми.

Крестьянину было не так важно, сколько именно зерна или картошки он вырастил – лишь бы хватило до следующего урожая. Торговля же без точного подсчёта, сравнения и точного определения прибыли теряет для купца смысл.

Но описания любого товара одним – денежным – значением было недостаточно. Торговля есть обмен товарами, для обмена товарами необходимо сравнение различных товаров [110]. Для сравнения товаров были необходимы универсальные средства измерения их физических свойств и характеристик.

Должна была появиться более сложная цифровая модель мира, в которой бы главному цифровому богу, золоту, этому Зевсу религии цифр и денег, подчинялась бы сложная иерархия других цифровых описателей (дескрипторов). Эту задачу и выполнило развитие естествознания.


Зарождение естествознания


Мы можем спросить, почему религия денег не достигла такого развития в предыдущем известном нам сильном рабовладельческом обществе – в Древнем Риме?

Для того чтобы видеть мир через цифры, каждый человек должен уметь считать. Римские цифры были слишком сложны для массового применения. Чтобы научиться простому делению (например, MLXIII на IV), требовалось закончить университет.

Антихристу пришлось утихомириться на тысячу лет и ждать своего шанса. Он наступил в XII-XIV веках, когда в Европу пришли привычные для нас арабские десятичные цифры. Четырём арифметическим действиям с арабскими цифрами можно было обучить даже английского лорда.

В 1494 году, всего через два года после «открытия» Колумба, вышло первое широко известное описание счётной книги, или так называемой двойной бухгалтерии, разделения учёта на дебит и кредит. Его выполнил итальянский монах Лука Пачоли [111] в трактате «О счетах и записях». Этот трактат был вскоре издан печатным способом, и он так захватил все «передовые умы» Европы, что не выпускает их до сих пор.

В первые сто лет эры новой работорговли так и обходились четырьмя арифметическими действиями. К концу XVI века, который уже стал настоящим 16 веком, появились даже правила работы с десятичными дробями.

Торговля развивалась, и профессия счетовода становилась не просто прибыльной, а очень прибыльной. Лучшее знание математики давало торговое преимущество. Среди математиков возникла конкуренция, и началось развитие науки. Новая наука стала оказывать сильное влияние на сознание.


* * *


Сам товар всегда интересовал торговца постольку поскольку. Если вначале товар отделился от производителя, то затем от товара отделились его чётко измеряемые характеристики – вес, размер, стоимость. Купца интересовали именно эти характеристики и возможность извлекать из них прибыль.

Отделение свойств от товара произвело огромное впечатление учёных того времени. В первой половине XVII века Галилео Галилей оцифровал физику – описал её с помощью математики.

Сказочное обогащение Ост-Индийских компаний и уничтожение христианской власти революцией 1640-1660 годов произвело на лучшие умы Европы ещё большее впечатление. Один из таких умов в перерыве между своими биржевыми спекуляциями ударился в философию и решил, что отделение веса от товара – это не только принцип торговли, но и закон мироздания. Он решил, что сам бог построил мир на основе цифр и математики.

Э-э-э… Пожалуй, такой мир не мог создать христианский бог, который что-то мямлил про души и подставление щеки обидчику. Такой мир мог создать только настоящий профессионал и математик, холодный расчётливый архитектор… Великий Архитектор Вселенной! Мир стал представляться как созданная Им огромная механическая машина, устройство которой просто надо попытаться познать, надо составить чертежи этой машины.

Религия Денег

Превращение Бога в Великого Архитектора Вселенной.

Впоследствии от Архитектора осталось только Всевидящее Око.

Наш лучший ум звался Исааком Ньютоном. Ньютон впервые отделил понятие физической массы от тела и заложил основы всего современного естествознания, науки и техники. Физика стала законом природы, основой мироздания. Во всём люди стали видеть числа и только числа. Дух нельзя было оцифровать, он бессмысленен с точки зрения математики. Дух стал постепенно вытесняться или просто забываться.


* * *


Заметим, что представления Ньютона были именно философские, а не практические. Его основной труд, появившийся в 1687 году, назывался «Математические принципы натуральной философии». Если раньше в основе взгляда человека на мир лежали христианские принципы, то с тех пор и до наших дней – математические.

Кем же был этот быстрый разумом Ньютон? Сыном землевладельца, и по свидетельству современников – чрезвычайно заносчивым и жадным человеком. Он занялся наукой исключительно ради того, чтобы возвыситься над одноклассниками. Как только Ньютону предоставилась возможность занять денежное место, он в расцвете сил, в возрасте 43 лет, немедленно бросил науку и ушёл в начальники… монетного двора.

Быстрый разумом Ньютон активно спекулировал на бирже, но вовремя не притормозил свою неимоверную жадность и разорился в 1720 году, когда лопнул мыльный пузырь Компании Южного Моря (South Sea Bubble). Это была одна из первых крупных биржевых спекуляций в истории.

Заметим, что спекулянта интересует даже не сама стоимость, его интересует прибыль, то есть изменение стоимости, то есть производная от стоимости. Отделив скорость от тела, и взяв производную от скорости – ускорение, Ньютон смог плавно перенести свои биржевые представления на физику и вывести законы изменения скорости, законы ускорения и всемирного тяготения.

Обратите внимание, что понятие прибыли – производной от стоимости – получило широкое распространение за сотню летдо понятия ускорения, и сам открыватель закона F=ma был профессиональным биржевым спекулянтом [112].

Если мы заглянем в биографии других основоположников научного естествознания, то увидим, что многие из них – дети торговли. Великий Коперник был сыном купца. Так стоит ли так уж осуждать церковь за инквизицию и сжигание еретиков на кострах? По крайней мере, было за что.


* * *


Как видим, религия прогресса возникла из религии денег, но в дальнейшем она была пущена вперёд, чтобы резцом цифр штамповать сознание людей и подготавливать его к подчинению власти Зевса цифрового Олимпа – Денег и Золота.

Религия Денег

Цифровой Олимп

В истории шла серьёзная борьба между системами мер и весов – английской имперской и французской метрической. Велась борьба и за географические названия и системы координат [113]. В религии денег очень важно, чьи термины оккупируют сознание человека.

Тот, кто первым начинал видеть мир безжалостными цифровыми глазами нового бога, получал преимущество перед остальными, и мог жить обманом. Голландия была одной из первых стран, где появилась религия денег. Вспомните старую голландскую сказку о дровосеке, который продал душу дьяволу в обмен на деньги и золото. Вспомните немецкую народную легенду о Фаусте, которая появилась в момент перехода Германии от христианства к религии денег [114]. Со временем вся Европа последовала их примеру.


Особенности языка цифр и физики


Но может быть, математическая модель не так уж плоха? В конце концов, математика даёт возможность управлять не только людьми, но и природой.

Как мы уже говорили, особенность человеческого сознания такова, что любая мысль, любая модель, возникающая в нашем сознании, меняет само сознание. Не важно, относится ли она к человеку или к неживой природе, цифровая модель обладает целым рядом особенностей.

Цифры – это в первую очередь система счисления. В обычной жизни мы пользуемся десятичной системой счисления (главным образом потому, что на руках десять пальцев и так проще считать). В компьютерах используется двоичная система счисления (поскольку в электронике различают только два состояния – есть электрический сигнал, или его нет). Бывают восьмеричные, шестнадцатеричные и другие системы счисления. Любая система счисления обладает одними и теми же свойствами.

Во-первых, она предназначена для работы с явлениями и предметами. Счисление всегда идёт по кругу – от одного до десяти, затем переход в следующий разряд и опять от одного до десяти.

Во-вторых, цифровая модель всегда отбрасывает, не замечает, частные и индивидуальные признаки предмета или явления, а сосредотачивается только на общих признаках – именно для нахождения повторяемости. Иными словами, она полностью предмет или явление.

В-третьих, чтобы найти общее и откинуть частное, цифровая модель обязана быть , то есть раздробить целое на части, и отобрать только повторяющиеся части, откинув части индивидуальные.

В-четвёртых, в цифровой модели необходимо . Выделение общего обычно возможно только при ограниченном количестве измерений (например, у кирпича мы обычно обращаем внимание на массу, размер, цвет, хотя ещё есть водопоглощение, теплопроводность, звукопроницаемость и множество других свойств).

Естественно, что чем проще и примитивнее сам объект, тем удобнее для него построить модель.

В-пятых, цифровая модель вынуждена быть . С одной стороны каждое число – исключительно точное понятие; с другой стороны, при создании модели требуется делать постоянные приближения и округления. Чем выше степень дробления (дискретизации), тем меньше погрешность, и наоборот.

Заметим, что почти все фундаментальные естественнонаучные постоянные – такие как ускорение свободного падения или число Пи – не только не являются целыми числами, но и имеют бесконечное число знаков после запятой.

Хотя физика и геометрия претендуют на полную объективность и отражение того, как истинно построен мир, их фундаментальные постоянные и взаимосвязь производных от них величин назначены совершенно произвольно, то есть субъективно. Либо десятичная система счисления взята неправильно.

Даже наши главные измерения времени – секунда, минута, час – выбраны произвольно. Земля совершает оборот вокруг своей оси чуть быстрее, чем за полные 24 часа, откуда и возникает необходимость високосных годов.

В-шестых, для точных моделей необходимы . В силу одновременного стремления к точности и из-за принципиальной неполноты модели, она работает только в определённых условиях. Чем примитивнее модель, тем жёстче рамки этих условий [115]. Малейшее изменение условий рушит модели.

В-седьмых, цифровые модели стремятся к или к упрощению представления времени. Отражение изменений во времени резко усложняет модель и делает её менее точной. Цифровые модели пытаются найти повторяемость и во времени, откуда возникает стремление к цикличности, к хождениям по кругу.

Для борьбы с этими особенностями в науке применяется системность мышления и подхода. Но в повседневной жизни, в сознании среднего человека системность нередко отсутствует. Зато цифры и естественнонаучная модель мира со всеми их ограничениями накрепко закладываются средней школой [116]. Цифры видятся как объективное, абсолютное, единственно возможное представление мира. Противоречащее цифре вызывает раздражение и откидывается.


* * *


Поскольку сознание людей – тонкий и гибкий инструмент, то от частого употребления цифр оно само становится повторяющимся, обезличенным, раздробленным, упрощённым, псевдо-точным и детерминированным.

У людей возникают расстройства, которые были неведомы в предыдущие эпохи. Они боятся неточности, ошибки, они боятся сложного и стремятся к упрощению. Они боятся любого отклонения от привычного хода дел.

Сознание настолько привязывается к цифре, что люди поклоняются числам как непреложной истине и хватаются за них в любой ситуации как за спасательный круг. Любимым вопросом становится: «Сколько?»

Изменение условий вызывает панику, ибо налаженная псевдо-точная модель вдруг перестаёт действовать.

Таким сознанием гораздо проще управлять, чем системным и непрерывным. Более того, проще менять именно такое сознание, а не сложную управляющую им модель. Особенно, если хозяин модели не озабочен интересами управляемого, а хочет поменьше утруждаться и побольше приумножать свою власть.

В пустое раздробленное оцифрованное сознание очень легко вкинуть единственную цель религии денег – увеличь «свою» цифру.


III.


Дробление сознания человека


По мере проникновения цифр в сознание человека, само сознание становилось всё более дискретным. Важнейшими для человека являются чувства времени и пространства. Рассмотрим дробление сознания на примере этих чувств.


* * *


Мышление крестьянина было единым и непрерывным. Он был вне времени и пространства. Его мир был бесконечной и вечной сказкой. Иногда звон церковных колоколов возвещал о начале общего праздника.

Земля был сферой, покоящейся на трёх китах или трёх слонах. Этот мир населяли добрые и злые ангелы, персонажи преданий и духи предков. Самый добрый дух – бог – давал крестьянину хлеб, землю, радость цветов и запахов природы. Крестьянин желал хорошей погоды и добрых соседей, с которыми его род жил веками.

Мир, окружавший крестьянина, был удивительно живым, разнообразным, он непрерывно менялся. Но год от года изменения были мало заметны, поэтому крестьянин был в целом консервативен.

Господин крестьянина, аристократ, черпал свою власть от бога. Он хотел походить на бога. Он дорожил вековой честью, продолжением традиций, древней культурой и образованностью.

Можно сказать, что сознание крестьянина было твёрдым, накрепко осёдлым.


* * *


Время индустриального человека стало дискретным и чётким, физически конкретным, абсолютным. Пронзительный фабричный гудок каждое утро начинал его очередной однотипный день среди грязных и шумных машин.

Пространство индустриального человека стало резко ограниченным, как в цеху, так и в городской квартире. Он очень дорожил каждым квадратным метром жилой площади.

Его окружали машины, он получал необходимое от машин. Ему хотелось получить от них как можно больше. Природа осталась в другом мире, куда он попадал раз в год во время отпуска. Соседи и сослуживцы часто менялись, он сам периодически переезжал с места на место.

Экономика стала важнее земли. Экономика представлялась большим циклическим механизмом, которым люди никак не могли научиться правильно управлять.

Ежедневный мир индустриального человека был исключительно однообразным. Одна операция, одна и та же машина. Но год от года изменения были существенными – новые технологии, новые станки. Индустриальный человек уже не просто хотел изменений, он хотел бежать впереди всех.

Источником власти его хозяина – капиталиста – были машины, и хозяин стремился к постройке новых и более совершенных машин. Чистота рода и древность культуры его уже не интересовали. Его интересовали точные науки и ресурсы для производства машин.

Сознание индустриального человека стало подвижным, кочевым, похожим на жидкость.


* * *


Время человека информационного общества стало абсолютно дискретным. Важным стало не абсолютное физическое время, а относительное время. Время действия и принятия решений стало ещё более точными, чем у индустриального человека, но уже относительно действий другого человека.

Мир стал определяться не природой, не машинами, а формальными правилами и инструментами работы с этими правилами – компьютерами и информацией. Решения информационного человека стали сводиться к оптимизации выбора из нескольких вариантов. Будь то еда, одежда, жильё, развлечения – информационный человек уже не ищет, не создаёт, а выбирает из меню готовых. Власть над человеком получил тот, кто составляет меню. Чем короче меню, тем проще для управляющего.

Сознание информационного человека научилось покидать тело и уходить в миры телевидения, виртуальных игр и ярких картинок в журналах. В поиске всё больших удовольствий сознание начало всё быстрее метаться по этим виртуальным мирам. Прыжок из одной точки дискретного пространства в другую достигается простым нажатием кнопки на телевизоре [117]. Сознание стало похожим на вечно скитающееся привидение.

В этом сознании уже нет привычных человеческих понятий. Оно редко встречает живых людей. Есть некие временные смутные представления, связанные с какими-то заданными извне звуковыми или зрительными образами.

Хозяин этого человека – информационный феодал – стремится превратить весь мир в управляемую им последовательность нулей и единичек, а для сознания своих рабов приготовить крепкие виртуальные клетки.

Сознание информационного человека стало газообразным.


* * *


Интересно проследить, и как менялся отсчёт времени. Сначала человек просыпался с восходом солнца или с криком петуха. Потом появились солнечные часы, где тень солнечного луча, как стрелка, совершала вместе с солнцем путь по кругу. Затем механики придумали часы – и сохранили в них и стрелки, и петуха или кукушку. Вскоре кукушка исчезла, и остался только циферблат со стрелками. Затем выкинули и его. Мы видим только табло с цифрами.

У крестьянина не было месяцев и чисел. События происходили в день определённого святого, или в день церковного праздника. Что-то произошло на Николин день, что-то на Пасху, и так далее. Потом появился календарь с цифрами, где святые праздники соответствовали числам месяца. Постепенно числа остались, а святые ушли [118]. Люди стали мыслить планами недели, месяца, квартала. Постепенно и сами праздники потеряли смысл, превратившись просто в повод пойти в магазин. Жизнь глазами современного человека – это просто листок с рядами цифр.

Зато стало очень легко считать возраст. Посчитали и среднюю продолжительность жизни. У каждого словно появился бегущий счётчик – тебе осталось 00 лет.


* * *


Соответственно менялся и язык человека. Сначала это была непрерывная песня-молитва. Затем появилась письменность, и молитва распалась на отдельные слова. Постепенно между словами стали ставить знаки препинания, появились предложения [119].

Для информационного человека предложения стали слишком длинными, и он начал их укорачивать. Предложения стали сводиться к паре слов. Но даже эти слова стало лень печатать на компьютере. Он сокращал – ntty, lol, btw, imho, gg [120]. Слово «fuck» стало наиболее употребляемым и удобно кратким для выражения основной мысли героев нашего времени.

Следующим этапом стали цифры вместо слов – 2u, 4u, sk8, 101, b4 [121]. Вскоре можно будет общаться просто единичками и ноликами.


Номер вместо имени


Следует отметить, что не только негативное отношение к однополым «семьям», но и идея давать людям имена – религиозный предрассудок. Поскольку государство отделено от церкви, то почему людям до сих пор дают имена древних святых?

Это и не практично. Если бы вместо имён людям сразу при рождении присваивались номера, это дало бы хороший экономический эффект. Ведь сейчас для всех людей приходится держать излишнюю буквенную информацию в базах данных. Всё равно каждый со временем получает свой уникальный номер – социального страхования в одних странах или налогоплательщика в других.

Когда-то у человека было имя, фамилия, обозначавшая принадлежность к роду, и отчество [122], подчёркивавшее связь с отцом. Часто к имени добавляли и место, откуда пришёл человек. Постепенно оставили только имя, затем оно сократилось до двух-трёх букв (Сэм, Бен, Джо, FDR, JFK, JLo [123]). В какой-то момент имя заменили универсальным номером, и наконец, просто выдали карточку с магнитным или шрих-кодом. Как у каждого товара есть свой штрих-код, так есть он и у каждого потребителя.


* * *


В человеке государство религии денег интересуют только его цифровые данные – годовой доход и состояние (для обложения налогами).

Номер 456 789 876, живущий в квартире 23 в доме 540 на 152-й улице, имеет доход за 2002 год в размере 2480 долл. История человечества сводится к последовательности цифр. Такой-то год, такой-то доход. Или такой-то год, такой-то объём производства.

Как для вас звучит утверждение: «Его зарплата – M единиц в месяц?» А утверждение: «Его зарплата – $ 1000 в месяц»?

Почувствуйте разницу, которую приносит замена простая замена римских цифр на арабские и добавление святого символа.

А теперь дорисуем нули. Представьте, что у него зарплата 1 000 000 долл. Он сразу становится интересен, этот номер. Американцы так и говорят о хороших людях: «Ты выглядишь на миллион!».

Как раньше узнавали человека? Это сложный вопрос. Как теперь? Его тело просто обмеривают цифрами – 90-60-90, 19 лет, 177 см, 55 кг. Добавьте номер телефона, и всё остальное уже не важно. Смотрите, мы даже нашли пару для миллиона.


* * *


Начиная со школы, человек приучается к оценке себя в цифрах – 2, 3, 4, 5. От этой цифры начинает зависеть отношение людей друг к другу, похвала и наказание, успех и неудача, признание и отвержение. Школьные оценки прекрасно переходят в шкалу дохода в деньгах.

Ну а душу, культуру и прочую ерунду цифрами посчитать нельзя, поэтому их нет и не существует. Короче, сколько ты делаешь в год? Сколько, сколько их у тебя? Священных предметов поклонения, сколько святых бумажек?

Хотя почему нельзя посчитать культуру? Как определяется ценность того или иного произведения искусства, книги, картины, кинофильма, музыки? Еженедельно публикуется список бестселлеров, то есть ранжирование по принесённой прибыли, по цифрам.

Как сравнить композитора с писателем? Или со спортсменом? Как их вообще можно сравнить, и какой в этом смысл? Сравнить очень просто – всё к единому знаменателю – кто из них больше делает денег.

Как узнать, какое общество лучше? Измерить в цифрах. Сколько тонн, кубометров, километров и так далее. А потом все померенные цифры опять привести к общему знаменателю – к великому доллару и посчитать ВВП. У нас ВВП такой, а у вас такой. Если у России ВВП как у Голландии, значит таково её и место. Главная цель правительства – не жизнь людей, а рост ВВП на 3 или 4 процента в год.

Спорт стал прекрасной моделью всего цифрового языческого мира. Сначала точнейшим образом измеряются метры, килограммы, секунды. На основе этих измерений производится ранжирование, какой человек выше и лучше другого. Затем люди расставляются по местам видимой пирамиды (пьедестала). И как высшая награда лучшему – кусочек великого божества – золота. Недаром Олимпийские игры придумали язычники древности.


Язык для управления и язык для гармонии


Конечно, нам не следует сжигать научные книги и возвращаться к сознанию пятисотлетней давности. Наша цель – не отрицание науки, но отрицание отрицания религии.

Под власть науки нельзя отдавать все человеческие отношения. Надо найти те рамки, где лучше действует наука, и те, где лучше действует религия.

Как мы уже отмечали во 2-й главе, одними из главных проблем являются язык науки и отсутствие в ней понятий Добра и Зла.

Язык христианской религии – это не неправильный язык, не суеверный. Это язык, служащий другой цели. Язык науки предназначен для управления, для подчинения себе, для изменения. Язык религии – для жизни в гармонии, для получения наслаждения. Для религии природа свята, достойна восхищения и любования. Для науки природа мертва, она – просто предмет преобразования, инструмент для осуществления практических целей.

Тот, кто начинает преобразовывать, теряет возможность насладиться чем-то в том виде, как оно есть. Ему хочется бесконечно менять, усовершенствовать, перебирать варианты. Возникает вечное недовольство, постоянное ощущение того, что могло быть и лучше, что где-то есть лучше. Это недовольство сводит на нет радость от улучшений.

С другой стороны, наука преобразовывает мир согласно особенностям той управляющей модели, которую она использует, согласно цифровой модели. Она пытается всё посчитать, периодизировать, упорядочить, откинуть индивидуальное, достичь мнимой точности и мнимой предсказуемости, подчинить цикличности.

Всё живое, изменяющееся, разнообразное не очень вписывается в эту модель, наука и промышленность стремятся избавиться от него, омертвить. Из леса они выделяют деревья, из деревьев – ствол, из ствола – щепки, из щепок они делают древесно-стружечную плиту. ДСП гораздо удобнее для науки, промышленности и торговли, чем живое дерево.

Посмотрите, как человек «преобразовал природу» с начала промышленной революции. Посмотрите, как мало живого осталось в современном городе.

Но зачем для гармонии и удовольствия бесконечно искать повторяющиеся явления и пытаться их разобрать на части и управлять ими? Зачем считать то, что не представляет угрозы? Почему просто не насладиться тем, что есть, и в том виде, как оно есть?


* * *


Наука защитила человека от многих опасностей – молнии, болезней, диких зверей, природных катастроф. Она облегчила тяжёлый труд и дала человеку свободу. Но человек не может получить удовольствие от этой свободы, продолжая бессмысленный бег в сторону бесконечного цифрового идеала. С помощью математики человека можно накормить, согреть, обуть, одеть, но нельзя с помощью математики сделать его счастливым.

Наука создала и множество опасностей. В автокатастрофах гибнет куда больше людей, чем гибло от попадания молний.

Наука совместно с религией денег превратила святую природу в оружие против человека. Физика стала наукой о том, как разорвать тело человека на куски. Химия – наукой о том, как отравить его и природу ядами. Математика – наукой о том, как убить душу человека и наполнить её холодными и бессмысленными осколками цифр.

Естествознание – это королева XX века. Снежная королева XX века.

«Наука» маркетинга стала высчитывать поведение человека, и подлавливать его для психологического насилия в моменты, когда он наименее защищён.

Сегодня «наука» уже пытается клонировать человека и задавать ему такие свойства, которые она – наука – считает нужными. Несомненно, что её созданием будет чудовище, полностью соответствующее особенностям цифровой модели.

Чьим целям служит такая наука?


Цели науки


Исходя из своих внутренних правил, наука не может выбирать цель, ибо назначение цели означало бы отказ от объективности. Наука по определению слепа. Единственное, что она может делать, так это (1) приближать природу к цифровой модели, и (2) по инерции двигаться в сторону «чем больше, тем лучше» [124].

Цели науке задаёт текущая религия. Если нет видимой точки отсчёта, то кто-то задаёт скрытую точку отсчёта и прикрывает её объективностью.

В прошлые века большинство первооткрывателей придерживалось христианской морали. Сегодня из науки полностью ушёл дух, ушёл её смысл, смысл служения человеку.

Первые охотники за микробами в XIX веке прививали себе болезни, чтобы найти лекарство от оспы или тифа. Нынешние медицинские корпорации запрещают производство аналогов известных лекарств, поскольку это может уменьшить их прибыль. Есть деньги – есть право на жизнь. Нет денег – нет права на жизнь.

Сегодня многие исследования, особенно в генетике и биологии вообще невозможны без полного уничтожения морали.

Наука не может быть вне религии, вне веры, вне «партийности». Да, фрейдизм – это лженаука, которая протаскивает в сознание принцип религии денег о том, что человек – это животное со звериными инстинктами.


* * *


В XVII-XIX веке изменением природы можно было улучшить жизнь людей. Сейчас дальнейшее изменение природы ведёт к полной природной катастрофе.

Сегодня для улучшения жизни надо менять отношения между людьми. Но человеческие отношения нельзя менять под числовую модель. Да, кибернетика, в той части, в которой она хочет перестроить отношения людей, изменить людей под цифры – это лженаука, это инструмент религии денег.

Кроме того, когда мы применяем язык цифр для управления природой, то этот язык так изменяет наше собственное сознание, что резко облегчает управление извне самим сознанием. За цифрами очень легко спрятать истинную суть происходящего.

Религия денег и чисел стала исключительно тоталитарной. С малых лет сознание человека заставляют мыслить цифрами. Любое развитие общества связывается только с точными науками, только с торговлей и экономикой. Все науки о человеке и обществе – социология, психология, управление – сегодня обязаны оцифровываться, обязаны применять математические методы. Без этого они даже и не признаются науками. Даже логика позабыта, она стала двоичной.

Если в средние века все обязаны были ссылаться на Библию, то сегодня право на жизнь имеет только экономическая необходимость.


* * *


Цели науки должны быть строго ограничены и сведены к функциям защиты и наблюдения, но не к целям преобразования мира ради удовлетворения научных моделей. Человек должен заново научиться получать удовольствие от мира в том виде, как он есть. И он не сможет это сделать, пытаясь мыслить цифрами и формулами.

Овладевание математикой можно сравнить с овладеванием огнём. Прекрасно, что люди научились готовить на огне еду и отапливать им жилище. Но нельзя же во всё тыкать огнём, нельзя пытаться всё обжечь и обжарить.

Тот, кто много играет с огнём, рано или поздно получает ожог. Злоупотребление цифрами выжигает сознание. Окружив себя цифрами, человек сам себе устроил огненный ад, из которого он ищет выход, разводя ещё больше костров.

Оглянитесь вокруг себя в городе – посмотрите, сколько окружает нас цифр. Посмотрите, есть ли какие-нибудь цифры в лесу.

Кто расставил эти цифры, кто каждой из них постоянно напоминает нам о великом боге денег, не даёт возможности увидеть мир без этого опиума для народа?


Жрецы религии денег


I.


Раздавите гадину


Религии не возникают и не распространяются сами по себе. Всегда необходимо ядро, «рассадник» новых идей.

Христианская церковь была очень сильной, высоко организованной властью с тысячелетними традициями, с вековым опытом управления обществом и борьбы с ересью. Даже несмотря на успехи религии денег в последние пятьсот лет, христианство до сих пор сохранило своё влияние.

Для того чтобы разрушить абсолютную власть христианства, требовалась не менее сильная организация, была необходима церковь или масштабная секта денег. Одного института банков было недостаточно. Требовался передовой отряд новой веры, талибы религии денег, который бы активно пропагандировал её идеи и загонял людей в банки.

Как мы отмечали, чтобы победить, такая организация была обязана действовать скрытно, ибо она не могла просто начать пропаганду антихристианских идей. Более того, чтобы получить поддержку массы, она должна была прикрываться идеями развития христианской справедливости и братства. Эта организация должна была объединить в первую очередь европейские власти, ибо низы не были особо заинтересованы во введении религии денег.

Была ли такая организация, можно ли найти сведения в истории о том, кто стоял за буржуазными революциями, кто боролся с христианством? Несомненно, можно. Это – масонские ложи.


* * *


Иногда масоны проявляли себя открыто. Вспомним лаконичный лозунг знаменитого масона Вольтера: «Раздавите гадину». Гадина – это христианская церковь.

Перечитаем знаменитую Декларацию прав человека и гражданина, принятую Великой Французской революцией, которую возглавляли масоны. Она провозглашает полную свободу слова, свободу вероисповеданий, свободу собраний, свободу совести. Этим она отменяет всё, что было свято для христианства. Затем, в статье 17, она провозглашает, что отныне «собственность есть право неприкосновенное и священное».

Итак, мы имеем сочетание свободы совести и святости собственности, то есть святости золота. Более антихристианскую декларацию нельзя было и придумать [125]. Вдумайтесь в этот принцип.

Интересно, что следующим шагом французской революции была… конфискация собственности. Всей церковной собственности.


* * *


В 1793 году Великая Французская революция даже попробовала напрямую ударить по богу, провозгласив политику дехристианизации. Она совершенно открыто отменила христианство и ввела революционный рациональный «культ Разума». Масоны вынесли из Собора Парижской Богоматери изображения христианских святых и усадили в нём голую проститутку, которая должна была олицетворять новое время [126]. Только из-за массовых протестов крестьян и угрозы полной потери власти, введение этого культа было решено проводить более скрытно и постепенно.

Вспомним наши рассуждения об эволюции оцифровки календаря. Изначально масоны не были согласны ни на какую эволюцию сознания. Частью культа Разума была отмена христианского летоисчисления, замена его новой эрой. Отсчёт лет стал вестись не от рождения Христа, а от первого дня новой власти – 22 сентября 1792 года, дня осеннего равноденствия, особого по смыслу оккультного дня для масонов. Год был заново разбит на 12 месяцев ровно по 30 дней в каждом (плюс 5 дней в конце года), месяцы были переименованы по функционально-природному признаку (брюмер, термидор, жерминаль и так далее).

Недели, которые имели глубокое символическое значение в христианстве (бог создал Землю за семь дней), были заменены декадами, по 10 дней в каждой. Дни декады были просто занумерованы – первый, второй, третий – primidi, duodi, tridi и так далее.

Одновременно резко уменьшилось количество выходных дней – раньше днём отдыха был каждый седьмой день, а в культе Разума стал каждый десятый.

Христианский календарь был возвращён во Франции только в 1806 году, когда видный деятель революции Наполеон Бонапарт пожелал стать императором от бога христианского [127].


* * *


Масоны делали Великую Французскую революцию, масонским было Временное правительство России, которое свергнуло царя [128], масоны основали государство США. Масонами были очень многие «просвещённые умы» Европы XVII-XIX веков, которые оцифровывали мир, включая Ньютона.

Масоном был Р.Киплинг, изведший немало бумаги, чтобы доказать превосходство британцев над всеми народами мира. В детской книжке «Маугли» Киплинг изложил принципы поведения, которые позволяют добиться успеха при новом мировом порядке.


Представления масонов о мире


Масонские ложи начинались как профессиональные союзы, цеха «вольных каменщиков». Каменщики работали в основном по заказам церкви на строительстве соборов и храмов. У масонов-каменщиков, как и у многих ремесленников того времени, была своя система организации и тайных символов, которая позволяла хранить секреты профессии и предотвращать конкуренцию посторонних.

Постепенно заказы на строительство иссякли. Самих каменщиков в ложах не осталось. Ложи стали местом встречи богатых лиц, заинтересованных в политических изменениях для увеличения своей личной власти. Покров секретности и каббалистические знаки оказались очень удобными для сохранения тайны заговоров.


* * *


Каковы представления масонов о мире? Официально масоны занимаются благотворительностью и клубным общением по интересам. Масонские ложи открыто существуют почти в любом городе США и Канады, в Британии, странах Европы, а теперь и в России.

С другой стороны, известно, что масоны – строго закрытая иерархическая организация. Существует 33 ступени масонства, и только посвящённый в очередной уровень узнаёт секреты, которые недоступны нижним.

При исследовании любой тайной организации возникает много домыслов. Давайте будем отталкиваться от фактов, которые можно легко проверить, либо которые открыто подтверждены самими масонами.

Если мы предполагаем, что масонство – церковь денег, то нам следует искать его следы на самих деньгах. Всемирной главой денег является, безусловно, доллар, а универсальной священной единицей денежной власти – купюра в один доллар.


* * *


Возьмите любую однодолларовую бумажку и посмотрите на её оборотную сторону. Там присутствуют все основные знаки масонства.

Религия Денег

Слева мы увидим пирамиду – строгую иерархию, которая олицетворяет единство и подчинение мировых валют, и, соответственно, иерархию власти денег.

Над пирамидой возвышается глаз – «всевидящее око». Это око масонского бога – Великого Архитектора Вселенной. Масоны считают, что мир – это машина, созданная гениальным архитектором, инженером, вычислителем.

Под пирамидой надпись по латыни: «Новый мировой порядок». По центру купюры надпись «Мы в бога верим» (In god we trust). Понятно, в какого бога мы верим, и какой мировой порядок мы строим. Заметим, что креста, главного символа христианского бога, на долларах нет и в помине.

Справа расположен лысый орёл с пучком стрел и оливкой ветвью. Этот орёл взят с государственной печати США, которую разработала группа масонов во главе с Бенджамином Франклином.

Великий Архитектор Вселенной очень любил шестиконечную звезду Давида и много раз встречающееся на долларе число тринадцать: 13 ступеней на пирамиде, 13 звёзд над орлом, 13 линий на щите орла, 13 листьев на оливковой ветке, 13 стрел в его руке [129].

32 пера на одном крыле орла – по числу степеней посвящённости в обычных масонских ложах, и 33 пера на другом крыле – для обозначения 33-й, высшей и особо тайной степени.

Религия Денег

Один из главных масонских знаков – циркуль и угольник, инструменты измерения мира в числах и оцифровывания.


* * *


Не правда ли, интересно увидеть на денежной купюре не символы государства, а символы какого-то частного клуба?

Дело в том, что новый мировой порядок масонов отрицает всё национальное и государственное (ибо это атавизм христианской церкви).

Масонские правила разделяют всех людей на посвящённых и профанов (буквально – стоящий перед храмом). Что же лежит на поверхности, но не заметно для профанов?


Однопартийная система религии денег


В США насчитывается около 5 миллионов членов масонских лож, в Британии – около 500 тысяч. За двести с лишним лет истории США их президентами становились демократы и республиканцы, но все они были масонами. И отцы-основатели Джордж Вашингтон и Бенджамин Франклин, и преодолевший Великую депрессию Ф.Д.Рузвельт, и сбросивший ядерную бомбу на Японию Трумэн, и оба Буша, и Клинтон [130]. Большинство английских королей, премьер-министров Канады и Великобритании, включая У.Черчилля, были масонами.

Только один президент в истории США был не масоном, а выраженным католиком – Джон Ф. Кеннеди.

Пожалуй, надо быть полным профаном, чтобы считать это случайными совпадениями. Если бы все президенты какого-либо государства были выходцами из одного клуба, скажем, рыболовов и охотников, то следовало бы заинтересоваться таким клубом. Сложно представить, что прагматичные бизнесмены и занятые государственные мужи будут регулярно терять время («время – деньги») на благотворительность, участвовать в средневековых обрядах, если это не приносит им власти и прибыли.


* * *


Как писал классик, при двухпартийной системе буржуазия отпускает власть одной рукой, только для того, чтобы подхватить её другой рукой. Истинная партия власти, партия буржуазии – это не демократы и не республиканцы, не тори и не лейбористы.

В США и Великобритании существует однопартийная система. Не могут сосуществовать партии разной веры в одной религии.

В политике скрытая партия гораздо более эффективна, чем открытая. С невидимой силой бороться гораздо тяжелее, чем с той силой, чьи планы и решения известны. Никакой критики, никакой ответственности и никаких последствий.

Конечно, власть масонских лож не записана в явном виде в конституции, но она присутствует везде. Масонские ложи и сопутствующие им бизнес-клубы – это комитеты единой церкви-партии религии денег, покрывающие сетью весь «цивилизованный» мир [131].

Зачем нужна такая партия при саморегулируемости рынка? Как мы увидим в дальнейших главах, рассказы о «саморегулируемости» рынка – это идеальное прикрытие для управления им.


Властелин президентов


Вступающие в должность президенты США принимают присягу на масонской библии 1767 года, которая специально доставляется на инаугурацию из ложи в Нью-Йорке.

Нынешний президент Буш-младший принимал присягу, глядя на 170-метровый Вашингтонский обелиск, возведённый масонами в позапрошлом веке. Этот обелиск – копия древнеегипетских статуй, имеющая ярко выраженный оккультный символизм [132].

Символы масонства могут показаться преданиями из области забытого средневековья. Но вопрос не в том, верим ли в них мы; а вопрос в том, верят ли в них те, кто им поклоняется. Знает ли сам Буш о значении этих символов, или это случайное совпадение?

Все масоны видят свою цель в уничтожении христианской церкви как альтернативной власти над сознанием людей. Среди масонских лож есть более сдержанные и более крайние. Есть последователи ордена иллюминати, средневековой баварской секты, сохранившейся до наших дней. Иллюминати (illuminate – осветить) покланяются богу света, то есть Люциферу, который является одним из названий Сатаны [133].


* * *


Почитаем интервью Буша-младшего журналу Тайм, озаглавленное «Джордж В. Буш: Моё наследие – часть меня» [134].

Буш, рассказывает, что когда он был студентом Йельского университета, то согласно фамильной традиции он был принят в члены секты «Череп и кости», относящейся к ордену иллюминати. И его отец, бывший президент Буш, и его дедушка были членами этой секты, основанной в 1856 году.

Йельский университет – элитное учебное заведение, которое готовит высших должностных лиц Америки. Лучшие из них удостаиваются чести быть принятыми в секты и быть посвящёнными в тайны управления миром. Из секты Буша вышли крупные бизнесмены, известные судьи, политики и дипломаты. Вскоре после того, как Буш-младший поселился в Белом доме, он организовал закрытый обед для членов клуба, вступивших в «Череп и кости» одновременно с ним.

Посвящения в братство «Череп и кости» происходят в «Гробнице», уединённом доме ордена. В апреле 2001 года, уже после интервью Буша, студентам Йеля удалось установить скрытую камеру и заснять часть процедуры вступления в орден [135].

Вступающие наклоняются и целуют череп у ног членов секты; в это время новичков осыпают нецензурной бранью. Затем все исполняют ритуальное причитание: «Повешенный равен смерти, Дьявол равен смерти, Смерть равна смерти». Далее вступающим символически перерезают горло, после чего они по очереди ложатся в гроб и делятся со всеми присутствующими своими самыми интимными деталями жизни, чтобы создать крепкую и секретную связь между членами секты. Из гроба они встают перерожденными – они умерли как «варвары» и стали «членами ордена».

Поселившийся вместе с Бушем в Белом доме вице-президент Дик Чейни, главный вдохновитель войны, является открытым масоном 33-й степени.

Если это не сатанизм, то что тогда сатанизм? Какое своеобразное сознание надо иметь, чтобы додуматься до таких обрядов? Насколько сумасшедшим является то общество, которым руководят безумцы?


* * *


Регулярные игры в череп и кости привязывают сознание к символам тьмы. Человек начинает получать удовольствие от смерти. Ему хочется развить это удовольствие; в его голове возникают сатанинские фантазии.

Войска СС носили на касках значок черепа и костей; они превратили в Европу в большой крематорий. Но у войск СС не было атомной бомбы. У грандмейстера масонской ложи Трумэна бомба уже была, и он, не задумываясь, испытал её на Хиросиме. Результаты Хиросимы понравились, Трумэн продолжил игры в череп и кости в Нагасаки.

Ложа имени Трумэна на своём веб-сайте [136] до сих пор особенно хвалит его за это «большое решение, позволившее сохранить миллионы жизней».

Религия Денег

Грандмейстер Трумен в набедренной повязке и в бусах своей секты незадолго до ритуального убийства в Хиросиме и Нагасаки. В жертву Великому Архитектору были принесены более 400 тысяч японцев.

Бомбы на тот момент закончились, но масон Трумэн вместе с масоном Черчиллем поняли, что с таким оружием они могут быстро диктовать свою волю всему миру. Всего через полгода после конца Второй мировой войны, в марте 1946 года, США поставили СССР ядерный ультиматум, заставив его в течение 24 часов вывести войска из Ирана. У США было 40 бомб, у СССР – 0.

В ноябре того же 1946 года Трумэн пригрозил ядерным оружием Югославии, если она не разрешит американским военным самолётам свободно летать над своей территорией. В июле 1948 года Трумэн угрожал ядерной атакой на 24 советских города (план Boiler). У США было 120 бомб, у СССР – 0. Трумэн немедленно уволил адмирала Денфилда (Denfield), который заявил, что ядерный блиц морально неприемлем. Шантаж закончился в сентябре 1949 года, когда СССР испытал свою первую атомную бомбу.

Преемник Трумэна масон Никсон заживо сжигал детей напалмом во Вьетнаме и миллионами тонн распылял там химические отравляющие вещества.


* * *


Войска СС начали с поджога Рейхстага, закончили могилами по всему миру. Люциферские фантазии Буша и Чейни привели к 9-11, что будет дальше?

История знает страны, в которых правили потомственные военные, потомственные промышленники, потомственные бюрократы. Теперь история знает страны, в которых правят династии сатанистов.

С другой стороны, если мы вспомним основные постулаты религии денег, изложенные в предыдущей главе, то занятия сатанизмом окажутся логически верным путём к успеху, прямой дорогой наверх. Они помогают освободиться от остатков христианской морали и забраться наверх человеко-звериной пирамиды.


II.


Избранный народ


Говоря о религии денег, мы не можем не рассмотреть, какую роль в ней играет иудаизм. Иудейские жрецы хотят, чтобы не было различия между евреями и иудеями. Мы чётко отличаем религию от национальности, поэтому говорим об иудеях, а не о евреях; за исключением статистических данных, которые были собраны о евреях.

Несомненным фактом является то, что власть иудеев в мире значительно выросла за последние века. Иудейские семьи контролируют значительную часть финансов, культуры и многих отраслей промышленности любой страны мира. Невооружённым глазом заметно, что в религии денег преобладают не общегражданские, а родоплеменные отношения.

Ещё перед Первой мировой войной 31 процент самых богатых семей Германии были соплеменниками барона Ротшильда, при этом евреи составляли 0.95 процента населения. Превышение пропорции – в 33 раза [137].

В Венгрии 62 процента самых крупных бизнесменов были евреями, превышение в 12 раз (евреи составляли 5.1 процента всего населения).

В России 35 процентов купцов были евреями, превышение в 9 раз (4.1 процента населения) даже при существовавшей черте осёдлости.

В Британии евреям принадлежало 8.5 процента состояний свыше полумиллиона фунтов, хотя они составляли только 0.56 процента населения – превышение в 15 раз.

В 1923 году иудейские спекулянты стали одними из главных действующих лиц в финансовом крушении Германии. В результате их действий цены по сравнению с 1914 годом поднялись в 1 261 600 000 000 раз. Для сравнения – в Советской России, где потрясения были гораздо глубже, деньги обесценились «только» в 4 146 849 раз. Эти события очень сильно повлияли на отношение немцев к евреям в последующие годы.


* * *


В России в наши дни иудеи контролируют ключевые отрасли промышленности, банки, средства массовой информации, культуру, базы данных университетов и школьные учебники [138], и многие другие области.

Подробно рассмотрим только сырьевую отрасль. Главный источник твёрдой валюты в России – нефть. В 1980-е годы СССР добывал 12 миллионов баррелей в день, в 1996-м году Россия добывала 6 миллионов, в 2002-м – 7 миллионов. За рубеж вывозится 5 миллионов баррелей в день, или более 70 процентов всей добычи.

Кто же контролирует нефть и валюту в России? Откроем американский журнал «Форчун» том 145, номер 10 (2002 год). Нефтяные компании в России – частные. Заметим, что в Норвегии, в Мексике или в Венесуэле они государственные.

По состоянию на 2002 год, компания Юкос владела 20-ю процентами всех нефтяных запасов России. Компанией Юкос на 92 процента владеет Мойша Ходорковский. Компания Юкос имела официальную прибыль 42.5 процента [139].

Компания Юкос вкладывает 100 миллионов долларов в развитие Российского государственного гуманитарного университета. Уникальной особенностью этого университета является центр иудаистики и изучения еврейской цивилизации.

Стоимость Юкоса оценивается в 27 миллиардов долларов. В середине 1990-х годов государственная компания Юкос была продана банку Менатеп Ходорковского на «залоговом аукционе» немногим более чем за 300 миллионов долларов, то есть за 1% реальной стоимости [140]. Это про такой аукцион Дж. Стиглиц, вице-президент Всемирного банка, друг гайдара, советник Клинтона, говорил как про уголовное преступление по любым законам, в том числе по американским [141].

Кто владеет остальными нефтяными запасами России? Роман Абрамович, Борис Березовский, Евгений Швиндлер, Леонид Федун, Михаил Фридман, Пётр Авен, Семён Кукеш, Вагит Алекперов [142].


Мир создан для меня


Являются ли успехи иудеев следствием их особенных природных способностей? Даёт ли иудеям преимущество то, что они рассредоточены по миру, и в международной торговле им легче налаживать бизнес-связи?

Или мировоззрение иудеев основано на принципах, которые позволяют им лучше, чем христианам и другим людям приспосабливаться к религии денег? Является ли иудейская мораль антихристианской, поощряет ли она ложь, накопительство, разврат, жадность?

Раньше, чтобы найти ответ на эти вопросы, приходилось пользоваться сомнительными источниками. Сейчас мы можем услышать иудеев напрямую. Появилось много Интернет-сайтов, аутентичность которых не вызывает сомнений. Они созданы иудеями и для самих евреев и иудеев.

Не будем выдёргивать отдельные цитаты, ссылаться на древние или малоизвестные документы. Давайте зайдём на главный русскоязычный еврейский сайт www.jewish.ru, выберем основную книгу, которую предлагают прочитать всем иудеям для ответа на, пожалуй, главный вопрос человека – в чём смысл жизни.

На языке раввина этот вопрос звучит так: «Какая польза человеку оттого, что он живет на земле?» Мы процитируем две ключевые главы почти целиком. Курсив – наш.

Мир создан для меня [143]

Арье Каплан

В чем смысл человеческой жизни?

Какая польза человеку оттого, что он живет на земле?

Арье Каплан, один из наиболее удивительных сынов нашего поколения, поколения тех, кто возвращается к Торе, чтобы жить по ее законам. На плечи р. Арье-Элиягу-Моше Каплан была возложена миссия объединения еврейских сердец всех поколений.

Вам дали остров, на котором живет несколько племен. По своей природе и культуре племена эти воинственны и стремятся эксплуатировать других. В результате жизнь островитян состоит из бедствий и страданий, причиненных войнами, бедностью, несправедливостью. Они живут так веками, и ничто не предвещает улучшения.

Ваша задача: попытаться улучшить это общество, научить людей жить в гармонии, уменьшить их страдания до минимума или вообще свести их на нет. Ваша задача – создать здоровое общество.

Ваши ресурсы: все, что может предложить высокоразвитая технология. Вы можете держать под наблюдением весь остров и знать все, что происходит в любом его месте в любой миг. В пределах разумного вы можете контролировать изменения погоды, создавать наводнения и землетрясения, заставлять облака пролиться дождем и создавать прочие «естественные» феномены.

Вы можете незаметно внушить какие-то мысли определенным людям, всем жителям острова или отдельным их вождям. Но вам следует учесть, что у такого гипнотического внушения есть свои границы – то, что противоречит природе людей, будет целиком и полностью отвергнуто, и ваши усилия внушить эти мысли окажутся напрасными. Иными словами, ваши идеи должны быть приемлемы для этих людей с их дурной натурой.

Ваши ограничения: ни при каких обстоятельствах обитатели острова не должны знать о вашем присутствии. Иначе это может вызвать культурный шок у населения и нарушить всю структуру островной культуры. В результате там только прибавится страданий, и зло может перевесить все хорошее, что было сделано ранее или будет сделано потом. Местное население будет тогда низведено до уровня растительной жизни и вряд ли уже оправится от травмы. А если и оправится, то может произойти такой взрыв насилия, который разрушит все позитивные прежние ценности. Итак, вы не должны раскрывать себе никогда, ни при каких условиях. Но, не раскрывая себя, вы можете нести добро, как бы идущее от какого-то человека или просто так, непонятно откуда. Короче говоря, вам представляется возможность сыграть роль Б-га [144]. Что бы вы сделали?

А теперь, приняв во внимание основное самоограничение Всевышнего, попытаемся представить себя на Его месте. Как мы выяснили, прежде всего нам нельзя раскрывать своего влияния на мир.

Вернемся к нашей модели и представим себе тот микрокосм, где мы пробуем играть роль Б-га. Эта проблема уже обсуждалась не раз, и большая часть того, о чем будет говориться далее, есть результат этого обсуждения.

Обсуждение большей частью сводилось к чему-то вроде шахматной игры, доской для которой служил описанный выше остров. Тут были ходы и ответные ходы, где стратеги маневрировали с тем, чтобы туземцы заняли желаемые позиции. А «победой» считается достижение желаемого результата.

Несмотря на то, что у вас достаточно ресурсов для конечной победы, сразу же возникают осложнения. И не последнее из них – тот факт, что каждый ход может потребовать десятков, а то и сотен лет. Вы можете достичь результатов, но это долгий процесс. Пусть даже у вас сколько угодно времени, но ведь каждый год приносит жителям острова новые страдания.

И еще одна серьезная проблема: наша конечная цель – формирование высших ценностей у местного населения – гораздо важнее влияния на ход событий. И пусть даже урок усвоен первым же поколением – он может быть забыт уже следующим. Сделать позитивные ценности интегральной частью островной культуры – задача огромной трудности.

Мы неизбежно приходим к выводу о необходимости постепенного и незаметного проникновения в островную жизнь. С этой задачей в силах справиться лазутчики, что не противоречит принятым правилам. Лазутчики должны выполнять две функции. Во-первых, они станут примером для островитян. Они могут создать модель общества, и если бы это образцовое общество просуществовало достаточно долго, оно могло бы заинтересовать туземцев, которые стали бы присоединяться к нему и у него учиться. Второй целью лазутчиков было бы прямое обучение местного населения, чтобы поднять его моральный уровень. А это могло бы резко ускорить приближение окончания игры.

Но наши лазутчики всегда пребывали бы в большой опасности. То, что в своих действиях они основываются на другой системе ценностей, конечно, всегда замечали бы посторонние. Чем больше их понятия отличались бы от понятий местного общества, тем большее негодование они бы вызывали. Рассеянные по всему острову для исполнения своей миссии, они повсюду бы превратились в преследуемое меньшинство. А по правилам игры мы мало, чем можем им помочь. В лучшем случае, мы можем спасти их.

Из-за опасности обнаружить свое воздействие, связь с лазутчиками мы обязаны свести к минимуму. Им пришлось бы жить на острове в течение многих поколений, рассеявшись среди местных племен, и нам пришлось бы прибегнуть ко многим уловкам, чтобы уберечь их от принятия ложных ценностей окружающей среды. Такой мерой могло бы отчасти служить положение притесняемого меньшинства. Но по сути, и им самим приходилось бы выполнять свою миссию, не осознавая нашей глобальной стратегии.

И, тем не менее, постепенно островитяне все-таки начали бы осознавать странность поведения лазутчиков. И однажды игра бы закончилась – вы открыли себя. Раскрыта была бы и роль лазутчиков. Как исполнители вашего замысла, они бы тогда взяли на себя роль вождей и учителей островитян.

Размышления над судьбой микрокосма помогли нам чуть больше понять отношение Б-га к нашему миру. Его действия направлены на то, чтобы привести мир к состоянию совершенства, которое, как учит еврейская Традиция, наступит с приходом Машиаха. Этот процесс, эта «игра» и есть по существу человеческая история. Нетрудно узнать в нашем мире и «лазутчиков». Это еврейский народ, которому дана, была Тора, а в ней изложено учение об основах совершенного общества. Общество, живущее согласно этим принципам, данным Всевышним, могло бы стать примером здорового общества, свободного от социальных болезней окружающего «туземного» населения.

Давая еврейскому народу Тору, Б-г сказал: «Будьте же Мне святы, ибо свят Я, Г-сподь, и Я отличил вас от тех народов, чтобы стать [вам] Моими» (Вайикра, 20:26). Миссия Израиля – дать миру такой пример, как говорит Тора: «Храните же и исполняйте [эти заповеди], ибо это мудрость ваша и разум ваш перед глазами народов, которые, лишь услышав обо всех этих уставах, скажут: "Как мудр и разумен народ, этот народ великий» (Дварим, 4:6).

Уникальное положение Израиля, принявшего Б-жественную Тору, будет оставаться таковым, пока не исчезнут все конкурирующие цивилизации. Но до тех пор не евреи будут испытывать ненависть к Израилю. Наши мудрецы учат нас, что маслину нужно раздавить, и только тогда она даст масло. Так и Израиль преследуем до тех пор, пока не придет его час. Всевышний так говорит Своему пророку: «Ломкой трости не преломляет и мерцающей светильни не гасит; по правде производит суд. Не ослабеет он и не сокрушится, пока не установит правосудия на земле, и острова ожидать будут его наставления» (Йешаягу, 42:3,4).

В основе мироздания лежит любовь Всевышнего к Своему Творению. Милостью Всевышнего наполнен весь мир. Но особой любовью Творец любит нас, еврейский народ. Своего первенца…


* * *


Каплан мог бы адаптировать своё произведение для журнала «Вопросы паразитологии» под названием «Размышления опухоли».

В христианской психиатрии такие рассуждения подпадали бы под диагноз маниакальной мании величия. Но поскольку христианская церковь отделена от государства, то она должна быть отделена и от психологии. В религии денег это не только не отклонение – это путь к успеху, путь в заветное царство Б-га.

К сожалению, «Мир создан для меня» – не частное мнение, но массовая программа действий, которой несколько тысяч лет. Опухоли.

Иудейские тексты делят всех людей на евреев – избранных, здоровых, умных, призванных управлять, высших; и на остальных – гоев, дурных, созданных подчиняться, низших.

Насколько замечательно это разделение, настолько оно и не оригинально. Фашисты делили мир на высшую арийскую расу и низших славян, цыган и евреев-недочеловеков. Фашисты, правда, собирались не перевоспитывать «островитян», а просто их уничтожить. Английские колониалисты делили мир на высших англичан и низших неангличан. Масоны делят мир на посвящённых и профанов.

Гои и профаны всех стран, соединяйтесь!

Глава 5. Мировоззрение в религии денег.

Исторически сутью религии денег было иступлённое поклонение идолу золота. Сегодня её сутью является поклонение особому циклическому, цифровому идолу денег и накопление максимального количества предметов поклонения. В зависимости от того, сколько таких предметов накоплено, приверженец религии денег занимает соответствующее место в воображаемой иерархии. Это место и волшебная сила накопленного полностью признаются остальными. Смысл иерархии – в возвышении одного человека над другим.

Не все люди в «развитых» странах Запада и Востока полностью принадлежат к этой вере. Многие совмещают или пытаются совместить христианские [145] и новоязыческие ценности. Но естественный отбор делает своё дело. Преимущество получают те, кто быстрее и полнее переходит в царство идола. Чтобы отличить их от остальных людей, мы называем приверженцев этой веры погаными.


Формула прибыли как ячейка общества


Семья у христиан, формула прибыли в религии денег


Главная заповедь христианства – любовь к ближнему. Любовь наиболее полно является в семье. Семья – это святая ячейка христианского общества, его главный основополагающий элемент. Добрая семья – главная цель в жизни, главное удовольствие, смысл жизни и способ продолжения жизни.

Семья начинается с мужчины и женщины, продолжается как род человека, как его народ, его страна. В конечном счёте, все люди христианского мира – одна большая семья.

В религии денег, берущей своё начало от купцов и торговцев, главной заповедью является получение максимальной прибыли, то есть накопление золота, денег, или предметов, которые могут быть обменены на деньги. Ячейкой денежного общества является счётная книга, или формула прибыли.

Прибыль = Доход – Расход.

Торговец жил со счётной книгой, спал со счётной книгой; мечтал о цифрах, которые могли бы появиться в его счётной книге. Когда деньги захватили власть над миром, торговцы решили, что всё в мире может и должно быть представлено в виде сундука и в виде счётной книги.

Будь то отдельный человек, пара людей (пол для цифр безразличен), или группа людей (фирма), для религии денег все они представляются просто как сундук или чёрный ящик, чёрный квадрат, у которого есть один вход и один выход.

Чем больше всосал чёрный ящик, и чем меньше он отдал, тем выше его заслуги перед идолом. Каждому ящику-сундуку приписана цифра накопленных им предметов поклонения. Эта цифра и представляет единственный интерес для идолопоклонника.

Основными документами любой фирмы, любого банка, любой корпорации являются бухгалтерские книги, годовые отчёты. Их формат не произволен, он обязан соблюдаться по закону. Загляните в эти отчёты – они все построены по принципу обыкновенной примитивной счётной книги.

Каждый индивидуальный человек тоже должен мыслить прибылью. Он обязан смотреть на всё с точки зрения роста своего состояния, увеличения своего имущества. Только тогда он получает доступ к необходимому для жизни и к удовольствиям.

Христианское государство интересовал сам человек, его здоровье, его мысли. Человек регулярно ходил на исповеди, посещал церковь, обсуждал со священником проблемы бытия. Праздник рождения нового члена семьи или горе смерти были важнейшими общинными событиями.

Для государства религии денег важны не сами люди, но та же формула прибыли. Любой человек обязан ежегодно в налоговой декларации отчитываться государству о своих доходах и расходах. Нарушивший это правило рискует попасть в тюрьму.

Здоровье людей или их душевные переживания это государство не интересуют. Если один из ящиков умирает, его номер просто вычёркивается из компьютера. Но деньги – это святое, государство достаёт свою долю даже из умерших «ящиков».


Удовольствие от насилия как суть прибыли


Прибыль достигается путём неравного обмена одних вещей на другие. Если бы обмен был равный, то прибыль было бы просто невозможно получить [146].

Естественно, что в основе любой прибыли лежит обман, известная только купцу разница между ценами [147]. Купцу необходимо увеличивать прибыль. Для увеличения прибыли возможны только два пути – уменьшить расходы, то есть купить дешевле, или увеличить доходы, то есть продать дороже.

Поганый осуществляет обман регулярно и совершенно сознательно. Именно этот обман, эта разница между ценами, и является смыслом его существования и мерой его удовольствия. Чем больший обман он совершает, и чем чаще он его совершает, тем выше прибыль и выше удовольствие.

Сознательный обман в интересах обманывающего есть прямое и осознанное насилие над человеком. Чтобы обмануть человека, чтобы максимально обмануть человека, надо хотеть, надо страстно желать этого, и надо получать от этого удовольствие.

Не от всякого насилия люди получают удовольствие. Бывают ситуации, когда к насилию прибегают из-за обстоятельств, в критических условиях, во время войны.

Но богатые совершают обман не ради куска хлеба. Богатые делают прибыль ради получения больших материальных наслаждений и большей власти.

Таким образом, сутью прибыли является удовольствие от насилия.

Это прямое и диаметральное противоречие с христианством. Невозможно любить ближнего и одновременно испытывать удовольствие от насилия над ним. Поэтому мы говорим, что религия денег – это религия Антихриста. Прибыль выступает как численное выражение насилия.


* * *


В конкуренции преимущество получает тот, у кого выше прибыль. Соответственно, тот, кто быстрее и полнее научится получать удовольствие от насилия, тот и выиграет естественный отбор. Сатанинские секты хорошо подходят для таких тренировок.

В подготовку профессиональных сэйлсменов (продавцов) входит такая психологическая установка: «У клиента есть деньги, которые принадлежат тебе. Ты должен пойти и быстро отнять свои деньги у этого ублюдка».

Желание быть выше кого-то в поганой иерархии, желание заставлять других выполнять свою волю имеет психологические корни во всё том же удовольствии от насилия.


* * *


Удовольствие от насилия логически ведёт к культу насилия, к поклонению грубой физической силе, культу оружия, культу мощных машин. Все эти культы процветают в современном западном обществе.

Когда не удаётся получить удовольствие от насилия обманом, поганый прибегает к прямому физическому насилию, к войне и агрессии. Будь то отдельный человек, корпорация или государство.

Далее цепочка «обман – насилие – физическое насилие» ведёт в «садизм – половые извращения – кровососание – каннибализм».

Наблюдаем ли мы половые извращения на Западе и сильнейший интерес к вампирам и каннибализму в американском кино и в американской душе?


* * *


Какова разница между уголовником и поганым? Во-первых, поганые пытаются обойтись без физического насилия, во-вторых, они стремятся действовать долгосрочным и скрытым, а не краткосрочным и явным, как мошенники, обманом.

Давайте опять вспомним формулу прибыли. Представим идеальный случай прибыли. Он наступает, когда затраты = 0. Если затраты равны нулю, это значит, что товар либо подарили, либо отняли.

Но если товар отняли, то это уже не торговля, а грабёж. Чтобы грабёж не выглядел грабежом, надо заплатить символическую цену. В таких случаях в контрактах обычно указывается платёж, например, в 10 долларов или 0.1 цента. Этим грабёж легитимизируется и становится простым актом купли-продажи.

В России такой подход был использован во время приватизации. Приватизация за ваучер – это уже не уголовное преступление, это покупка. Покупка завода за 10 долларов.


Двойственность сознания


Чтобы максимизировать прибыль, поганый должен постоянно держать в голове два отображения одного и того же предмета, товара. (1) Цену, по которой он сам купил, и (2) цену, которую он пытается заставить заплатить клиента.

Поганый должен быть очень убедителен в уговорах покупателя, он должен вжиться в эту вторую цену, должен сам верить в её единственно возможность. Он должен максимально расхваливать свой товар, набивать цену себе и товару.

С другой стороны, в момент закупки того же самого товара он должен максимально сбивать цену, занижать значение товара, унижать поставщика и давить на него.

Поганый должен держать в голове и два отражения одного и того же человека. Поганый должен, с одной стороны, всячески заискивать перед клиентом, льстить ему, ублажать его, улыбаться клиенту. С другой стороны, чтобы осуществить максимальный обман и насилие, в душе поганый должен презирать и ненавидеть клиента.

Эта необходимость удержания в сознании двух отражений одного и того же, необходимость удержания двух прямо противоположных чувств по отношению к одному и тому же человеку, порождает отличительное свойство поганого сознания – двойственность, двуличность. И эта двуличность прямо вытекает из формулы прибыли.

Хотите увидеть настоящее лицо демократического Запада? Перечитайте «Портрет Дориана Грэя».

Или просто посмотрите американские боевики и фильмы ужасов. Кино – это душа Америки. То, что нельзя говорить вслух, чтобы не сбить цену на товар «демократии», выражается в «искусстве».

Весь современный корпо-язык изобилует словами с двойным смыслом. Нельзя сказать «спад»; правильно – негативный рост (negative growth). Как политически корректно называется увольнение? Обратный наём (reverse hiring). Хотите получить обратную премию (reverse bonus)? Сам термин «политически корректный» – образец понятия двойного смысла [148].


* * *


Там, где преобладают связи людей и материи, двойственное сознание не имеет смысла. Строить имидж перед полем или перед станком можно, но это не даст никаких результатов. Более того, большего результата добьётся не тот, кто будет разделять своё сознание на две части, а тот, кто сосредоточит все свои умственные усилия на изучении материи.

В обществе, где преобладают связи между людьми, особенно, если эти связи строятся на насилии и обмане, тот, кто развил двойное сознание, тот, кто научился создавать образ и скрывать свои истинные намерения, действительно получит сильное преимущество перед остальными.

Чем выше мастерство двуличности, тем успешнее торговец; именно такие и выживают в поганом естественном отборе.


Одномерный мир


Формула прибыли требует сведения всего в мире к одному измерению, к единому общему знаменателю, к выражению всего в цифре денег.

Возникает даже не плоский, возникает одномерный мир.

Многообразие сводится к одной линии, по которой отложены цифры – значения в долларах. Человек ползёт по этой линии. Поднялся – значение увеличилось. Откатился назад – уменьшилось. Шаг влево, шаг вправо невозможен. Жизнь как труба.

События, предметы, товары, всё в этом мире сводится к тому, добавит ли это денег в сундук или изымет из него, продвинет ли вверх или вниз.

Поганые располагают всех людей на одной прямой. Top (верхний), best (лучший), first (первый). Топ-менеджер, бестселлер, первая леди [149]. Или ещё проще – #1.

Значение человека в одномерном мире сводится к точке. К точке на линии [150].


Страх и жадность


В одномерном мире у человека могут остаться только два чувства – боязнь опуститься ниже и желание залезть выше.

Соответственно, чувства поганого сводятся к одной отрицательной эмоции – страху, и к одной положительной – жадности.

Жадность – это производная от удовольствия от насилия.

Мы ещё не раз будем вспоминать о страхе и жадности, ибо управление всей рыночной экономикой строится на управлении именно этими двумя чувствами.

Помимо двух чувств, у поганого сохраняются только инстинкты – естественно, животные инстинкты.

Остальные человеческие чувства не переживаются погаными, а просто разыгрываются ими при создании имиджа, словно актёрами на сцене [151]. Поскольку поганые никогда и не испытывали настоящие чувства, то имидж сводится к кривлянию.


Материализм как любовь к вещам


В религии денег люди не могут строить отношения напрямую, строить отношения между душами. Между людьми постоянно присутствуют посредники – вещи и доллары. Люди в первую очередь смотрят вверх, на идола, а уже потом на ближнего. Ближний – это просто потенциальный источник денег и языческих удовольствий.

Соответственно, отношения между людьми сводятся к тому, кто из них получит прибыль. В них присутствует постоянное взаимное насилие, хотя и скрытое. Такие отношения между людьми только усиливают тягу к идолу, ибо деньги ассоциируются с приятным, а другие люди – с неприятным.

Если в душе насилие, то в душу никто не хочет смотреть. Когда человек человеку зверь, то не остаётся иного, как любить вещи, страстно любить вещи, делать культ из вещей. Иногда ещё любят домашних животных. Их любят, поскольку ни вещи, ни животные не могут отнять у поганого деньги, наоборот, они могут быть превращены в деньги. Отсюда и знаменитый индивидуализм Западного человека.

Люди ищут опору в вещах, ухаживают за вещами, заботятся о вещах. Из всех вещей автомобиль имеет особое значение в религии денег.


* * *


Нормальный человек в первую очередь обращает внимание на личность, на свойства характера, развитость мышления, на внутренние качества людей.

Если прислушаться к речи среднего западного язычника, то станет заметно, насколько он смотрит на мир через вещи, и замечает только вещи. Он не видит мир людей, он видит мир вещей.

Он с удовольствием, в деталях, опишет одежду, предметы, украшения, которыми владеет тот или иной человек. Воспоминания язычника – где и с какими вещами он сталкивался. Впечатления о странах – это впечатления о магазинах. Измерение прогресса – это появление новых вещей.

При общении с человеком, язычник не понимает, что такое душа. Он обращает внимание на тело. Он оценивает кожу, волосы, форму носа, фигуру и прочие измеряемые физические параметры. Это описание будет дано с точки зрения соответствия текущему телесному стандарту.

Откроем журналы. Они полны описаний вещей и восторгов о вещах. Они создают культы поклонников определённых вещей. Есть целая наука, как подбирать вещи друг к другу. Она называется «стиль». Все следят за изменениями в мире вещей – одежды, моды, новых моделей автомобилей.

Выход на экраны нового фильма посылает магазины бегущие толпы поганых женщин в за топиком стоимостью всего в 160 долларов, который сделает их всех похожими на сексуальных богинь из этого фильма. Женщины просто не могут себе позволить не купить этот топик.

Поганые очень любят обсуждать, какими вещами обладают самые богатые и знаменитые из них. Поганые часто говорят о том, что мужчину «делают» ботинки, галстук или часы, или запонки. Это вызывает восторг и алчное желание заполучить такую же вещь самому, ибо это продвинет их вверх в воображаемой линии, к которой они свели мир.

Христиане наделяют вещи душой, человеческими свойствами. Религия денег наделяет людей свойствами вещей.

Здесь вещи первичны; здесь люди вторичны, они просто прилагаются к этим вещам.


Вывернутый человек


В религии денег возникает вывернутый человек.

Во-первых, человек выступает как товар для других. В этом товаре важна внешняя оболочка, упаковка [152].

Поганые выбирают общение по тому принципу, как это отразится на их положении в иерархии. Акты общения становятся актами обмена статусом, из которых пытаются извлечь максимальную выгоду.

Отсюда не важно, нравится ли человек сам себе или нет. Важно, как его оценивают другие. Важно, дают ли ему как товару хорошую цену другие люди, или не дают. Насколько эгоистичен поганый, настолько он постоянно работает не на свои желания, а на вкусы других. Важно, какими вещами он владеет; важно, подходит ли его внешность под модные стандарты. Человек вынужден всё время следить за своей упаковкой, но его содержание никого не интересует.

Поганый постоянно набивает себе цену, и пытается сбить «цену» других людей. Если не набивать, то его посчитают дешёвкой, унизят, затопчут. С другой стороны, из-за этого поганый заранее предполагает, что все цены завышены и их надо сбивать.

Всеобщее самовосхваление доводит до того, что слово «good» (хороший), уже воспринимается как негативное. Все говорят «amazing, gorgeous, fantastic» (изумительный, великолепный, фантастический).

Они не говорят «ощущение», они говорят «сенсация». Сенсация сидения на новом стуле нашей фирмы [153].


* * *


Во-вторых, человек выступает исключительно как источник прибыли, что делает его служителем вещей.

Формула прибыли работает только с входом и выходом. То, что внутри человека, не имеет значения. Важна его способность приносить прибыль, но не содержание чёрного ящика.

Можно возразить – содержанием человека является его денежное состояние. Здесь возникает парадокс.

С одной стороны, только люди могут владеть деньгами и собственностью. Дом или нефтяная скважина не имеют своего счёта в банке. Но с другой стороны, стоимость имеется только у дома или у нефтяной скважины, у человека стоимости нет. Владелец умрёт, стоимость вещей не изменится, вещи будут просто привязаны к новому владельцу.

Каждый человек в отдельности работает не для себя, а для того, чтобы стоимость принадлежащих ему, или производимых им, вещей росла в сознании других людей.

В этом заключён замечательный механизм коллективного идиотизма, иступлённое языческое поклонение вещам. Как будто вещи подчинили себе людей и хитрым способом заставили их работать на себя. От человека остаётся только внешняя форма, оболочка. Внутри же человека – пустота.

Религия Денег

Рыбка в аквариуме стоит денег, свинья в стойле стоит денег. Человек ничего не стоит, потому что он не может быть ничьей собственностью, не может быть рабом. Даже самый богатый миллиардер ничего не стоит. Цену имеет только принадлежащая ему собственность.

Но иногда человек является чьей-то собственностью на определённое время, например, футболист, связанный контрактом с клубом. Тогда у него сразу появляется стоимость.

Но в любом случае, человек – короткоживущий товар. Любые долгосрочные и высокодоходные инвестиции по определению должны делаться в наименее изменяющиеся вещи – золото, землю, недвижимость.

Всё во имя инвестиций, всё во благо инвестиций. Всё во имя недвижимости, всё во благо недвижимости. Всё во имя доллара, всё во благо доллара.

В производстве машины имеют неоспоримое преимущество. Машине не надо платить, и её можно продать. Поэтому машины вытесняют людей.

Человек становится тем беднее, чем больше богатства он производит. Человек становится тем более дешевым товаром, чем больше товаров он создает. Чем больше полезных вещей, тем больше бесполезных людей. В прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей, растет обесценение мира человеческого [154].

В этой системе важен идол, а не человек. Не развитие людей, но сохранение и рост стоимости вещей. Не формирование личностей и характера, но сохранение в глазах будущего значения символов религии [155]. Воспитание в религии денег сводится к воспитанию почитания символов культа.


Эгоизм


К понятию вывернутого человека примыкает и исключительный эгоизм поганого. Поскольку душа поганого изолирована от других людей, то у неё остаётся два пути – либо искать удовольствия в раздумьях о денежном боге, либо заняться своими эгоистическими желаниями.

Он восклицает: «Я хочу! Мир принадлежит мне! Важны только мои желания!»

А какие у него желания, помимо животных инстинктов? Естественно, что в пустоте нет и не может быть желаний. Желания опять сводятся к обладанию теми или иными вещами.

Поэтому управлять поганым очень просто. Надо просто подсказать ему, какими вещами он хотел бы владеть. Поганый будет считать, что это его сокровенное эгоистическое желание, и начнёт топтать всё на своём пути к этим вещам.

Заметим, что поганый не собирается ничего делать своими руками, он хочет взять готовое. Остаётся направить его в нужный магазин.

После приобретения вещи поганый сам станет расхваливать её, ибо этим расхваливанием он поднимает себя в глазах других.


Потребление против создания


Формула прибыли требует сокращать расходы и увеличивать доходы. Когда это становится правилом повседневной жизни, то любая работа воспринимается как расход, а удовольствия – как доход. Возникает желание работать по-минимуму, но получать удовольствия по-максимуму.

Созидание и труд воспринимаются как унижающие поганого, а потребление – как возвышающее. Он стремится потребить как можно больше.

Потребитель полностью утрачивает и способность, и желание творить. Его жизнь превращается в уклонение от работы. У него появляется свободное время, которое надо чем-то занять, развлечься. Он занят поиском всё новых развлечений, всё более ярких, но и более примитивных.

Шопинг становится любимым времяпровождением. Но то, что достаётся без труда, не приносит удовлетворения. Потребитель бежит за всё новыми и новыми покупками, которые успокаивают его только на очень короткое время.

Есть сходство между сознанием поганого и сознанием кочевника-грабителя. Как кочевник вечно бежит за добычей, так поганый – за прибылью. Как кочевник сжигает и убивает на своём пути, так корпорация уничтожает сознание людей и природу.


Товарно-денежные отношения


В этом разделе мы рассмотрим, как основная ячейка общества в виде формулы прибыли формирует отношения между людьми. Поскольку прямые человеческие отношения запрещены, а возможны только отношения через посредничество вещей (товаров) и денег, то такие отношения и называются товарно-денежными.

Человек – Человек

Человек – Товар – Человек

Человек – Деньги – Человек


Операции купли-продажи


Религия денег заставляет любые отношения между людьми свести к двум операциям – купить и продать. В любых отношениях люди пытаются увидеть выгоду.

Отношения на работе – это продажа и покупка рабочего времени. В магазине – продажа и покупка товаров. Продажа и покупка жилья, развлечений, знаний, медицины, путешествий, впечатлений и так далее. Даже благотворительность для западного человека упакована как продажа товара, и выражается в ежемесячных отчислениях с кредитной карточки. Он просто покупает приятную эмоцию.

Интересно понаблюдать за речью американцев. Они даже простой разговор воспринимают как акт купли-продажи мыслей. Американцы говорят: «I don’t this idea. Try to me this idea» (Я не покупаю эту идею = Я не согласен. Попробуй продать мне эту идею = Убеди меня) [156].

Когда американцы хотят сказать, к чему ты ведёшь, каков результат, они скажут: «What’s the ?» (bottom line – нижняя линия, то есть графа «итого» в счётной книге). «What’s in it for me? Where is my ?» (Что перепадёт мне? Где моя доля?).

И, наконец, все вопросы сводятся к главному: «What is your ?» (Каково твоё состояние?) Отталкиваясь от этой цифры состояния, они сравнивают себя с другими товарами и с другими людьми, сравнивают в денежном выражении. Они не говорят, подойдёт ли это или не подойдёт. Они говорят: «You are not it. You are worth it.» (Ты этого не стоишь, ты этого стоишь). Заметим, что используется именно понятие денежной стоимости (worth), а не понятие человеческого достоинства (dignity).

Торговцы в отношениях между собой заводят счета (по-английски – account), в которых учитывают, какой товар был поставлен и сколько каждый из них должен друг другу. Точно также американцы говорят о личных качествах людей как о счетах – что ты скажешь о его счёте?

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему английские профсоюзы называются тред-юнионами? «Тред-» (trade) по-английски – торговля. Естественно, что это не союзы торговцев. Просто в понимании англичан профессия и торговля – одно и то же. Они так и говорят: «What’s your trade?» (Какая у тебя профессия, в смысле, какие умения ты продаёшь).


* * *


Наиболее сильно страдают от купли-продажи те профессии, где получение выгоды прямо противоположно их сути.

Помощь превращается в кредит под процент. Банк не смотрит на человека и на его нужды, но только на его формальную способность пойти и отнять у кого-то деньги, чтобы отдать долг.

Преподавание становится продажей в розницу маленьких кусочков знаний, упакованных в «кредиты». Преподаватель боится продешевить и продать слишком много знаний. Сдача экзаменов из проверки способности мыслить превращается в общение с компьютером по выбору ответа из четырёх готовых.

Лечение становится бесконечным вытягиванием денег из больного или продажей лекарств, которые ему не нужны. Если деньги заканчиваются, то лечение мгновенно прекращается.

Книги и журналы, которые появились, чтобы помочь человеку ориентироваться в мире, превращаются в способ манипулирования сознанием читателя в интересах заплатившего автору.


Конкуренция и специализация


Поскольку весь мир сведён к одномерной линии, то между людьми неизбежно возникают столкновения за право занять «лучшее» место на этой линии.

Конкуренция приводит к специализации. Более глубокое понимание определённой области даёт возможность легче обмануть незнающего в этой области (то есть получить прибыль).

С другой стороны, сознание человека не бесконечно. Чем больше человек специализируется вглубь, тем более узким становится его взгляд на мир.

В целом каждый становится специалистом в своей области, и эти специалисты взаимно обманывают друг друга. При этом обе стороны остаются довольными, ибо каждая считает, что надула вторую сторону.

Хотя эта специализация в обмане приносит поганым немалое удовольствие, в итоге она приводит к потере у них ориентации в мире в целом.


* * *


Есть и специализация другого рода. Осваивание одной простой операции повышает производительность труда. Поэтому корпорациям выгодно превращать человека в робота, выполняющего ограниченное действие. Им выгодно и искусственно ограничивать человека, чтобы без корпорации он чувствовал себя неполноценным. Человек становится винтиком.

Интересно почитать объявления о приёме на работу. Они похожи на спецификации на закупку, в которых просто перечисляют характеристики винтиков, нужных в данный момент для корпоративной машины.

Продавцов и всякого рода прислугу (customer service) обычно заставляют заучивать наизусть точную последовательность шагов по обслуживанию клиентов, и точные фразы, которые они обязаны употреблять при этом. К ним даже посылают анонимных ревизоров, которые записывают сказанные продавцами фразы и сверяют их с инструкциями [157].

Фактически, это говорящие роботы. Если вопрос покупателя выходит за рамки 10 шагов инструкции, служащий обязан позвать менеджера, ему самому думать запрещается [158].

В повседневной жизни люди начинают говорить не о своих способностях совершать определённые действия, а о себе как о функциональном элементе. «I’m a doer, I’m a go-getter, I’m an achiever, I’m an approacher, I’m a good communicator, I’m a good listener» (Я – делатель, Я – доставатель, Я – достигатель, Я – подходитель [159], Я – хороший коммуникатор, Я – хороший слушатель [160]). В первую очередь, они все, конечно, аккумуляторы.

Механизм и результаты специализации хорошо видны в замечательной модели поганого общества – в профессиональном спорте. Специализация и попытка любыми средствами достичь преимущества делают со штангистом, бодибилдером или бегуньей то же самое, что корпоративная специализация делает с сознанием человека.


Жизнь в иерархии


Когда все отношения сведены к купле-продаже, то и день человека распадается на две части – продажу своего времени или товаров корпорации, а затем покупку на вырученные деньги товаров в магазинах. На работе человек пытается обмануть своих клиентов, в магазине он становится клиентом, и здесь пытаются обмануть его.

Оставшееся время убивает телевизор, который заодно продаёт желание купить товары. Иногда человек наведывается в святой банк, чтобы уточнить свои отношения с идолами. Жизнь идёт по кругу Корпорация – Магазин (тоже корпорация) – Телевизор (ещё одна корпорация).

Единственным смыслом такой жизни становится попытка изменить своё место в иерархии и сменить магазины, которые можно посещать. Иерархия создаётся коллективным желанием как подчинять, так и подчиняться.


* * *


Попытки занять более высокое место в корпорации, а с ним и место в иерархии в целом, называются карьерой.

Карьера как лестница, как путь на воображаемый верх, выражается прежде всего в периодических увеличениях денежного дохода (прибыли). Кроме того, значение имеют звания и должности, раздаваемые корпорацией.

Часто новое звание сопровождается физическим возвышением над другими. Чем выше должность, тем выше расположен офис, который занимает её обладатель. Корпорации любят строить очень высокие здания, что даёт им возможность ощутить себя богами на небесах.

Хотя внутренне корпорация организована отнюдь не по рыночному принципу, формула прибыли незримо должна работать и в отношениях внутри неё.

Начальник становится покупателем, подчинённый – продавцом самого себя и перепродавцом стоящих ниже его в иерархии.

Отношения к вышестоящему – заискивание, унижение, нахваливание своего товара. К нижестоящим – сбивание их «цены», презрение, «опускание», самовозвеличивание. Ведь важен не произведённый продукт. Важно, какое впечатление останется у начальника.

Любое знание рассматривается как способ забраться выше. Общение тоже подчинено цели продвижения карьеры; общение заводится с нужными и важными людьми.

В английском языке в принципе отсутствует такое понятие как уважение. Вместо него используются «respect» и «esteem». «Respect» – это почтение; англичане говорят «show respect», то есть не почувствуй уважение, а покажи почтение. «Esteem», «self-esteem» происходит от понятия оценки как определения денежной стоимости. «I esteem him highly» – я высоко его ценю, то есть я считаю, что он дорого стоит.


Поклонение силе


Поскольку у поганого только два чувства – страх и жадность, то он подчиняется раболепно, полностью признавая превосходство вышестоящего.

В то же время поганый пытается работать поменьше, а получать побольше. Он пытается найти кого-то, на ком можно так или иначе паразитировать. Он живёт по принципу – не трогай интересов сильного, совместно грабь того, кто слаб и не может защитить себя [161].

Христианин не атакует, ибо это против совести. У поганого нет совести. Он постоянно ищет жертву. Он не атакует только в двух случаях: (1) если боится, или (2) если не видит слабого места. Если он почувствовал слабость или нашёл место для удара, то он стремится действовать быстрее, пока его не опередили [162].

Если у поганого складывается ощущение, что другой человек сильнее его, то поганый боится, заискивает, подчиняется, унижается. Любые сомнения, размышления (о чём размышлять, если мир одномерен), поганый принимает просто за проявление слабости, и начинает презирать, унижать, топтать.

Поэтому все поганые стремятся выглядеть как можно увереннее, держать имидж. Желательно выдавать себя за более высоко стоящего и богатого, чем ты есть на самом деле. Отсюда искусственные улыбки, постоянная бодрость, энергичность. Корпорации буквально заставляют улыбаться и излучать оптимизм своих сотрудников, ибо таким образом повышается имидж всей корпорации.

Гэмблинг (казино, азартные игры, лотереи) становится одним из любимых и массовых занятий язычников. Ведь гэмблинг может принести огромную прибыль. Поганый готов к проигрышу, и он с завистью будет смотреть на выигравшего.

В одномерном мире равенство и свобода вообще непонятны. Там понятны те, кто забрался на самую верхушку пирамиды – сверхчеловеки, сверхнароды.

Интересно, что в английском языке вообще нет такого понятия как власть. Оно переводится как мощная сила – «power». В английском языке нет понятия государства как державы. Держава – это «Great Power», то есть очень мощная сила [163], которая в состоянии насиловать другую силу.

Англичанину или американцу бесполезно объяснять, различие между властью и властью силы. Они в принципе не могут понять, что такое Советская власть. Для англичан оно звучит исключительно как Советская сила. Всё, что они понимают – чья сила больше – тот и прав.


Иерархия вещей


Для того чтобы в ежедневной жизни демонстрировать своё положение в поганой иерархии, существует система внешних признаков.

Иерархии людей ставится в соответствие иерархия вещей. На самом деле, конечно, это вещи поставили себе в соответствие людей.

Подобно перьям у дикарей, у поганых есть свои отличия в одежде. Это должен быть костюм из определённого магазина или от определённого модельера, золотые часы определённой фирмы, ручка тоже определённой стоимости. Говоря о человеке, поганые в первую очередь отметят брэнд его одежды.

По мере продвижения по карьерной лестнице поганый обязан соблюдать статус и менять вещи, которые он носит или которые принадлежат ему.

Драгоценности являются насколько древним, настолько и распространённым признаком положения. Будучи физическими материалистами, поганые стремятся взять количеством – граммами, каратами, количеством колец и цепей.

Наиважнейшим атрибутом является автомобиль. Существует строжайшая иерархия автомобилей. Поганый соответствующего положения просто не может позволить себе машину не того класса. Раньше статус определялся по числу лошадей и количеству золота на карете.

Также есть иерархия домов, отелей, ресторанов, салонов, магазинов, клубов, парикмахерских, парковочных мест, даже иерархия туалетов [164]. Естественно, что товары в этих местах не так уж сильно отличаются, но это не важно – они нужны для статуса, а не для функциональности.

$ Придумайте рассказ «Смерть потребителя» по аналогии с рассказом «Смерть чиновника».


Выдвижение наверх


Одним из главных вопросов любого общества являются принципы отбора руководителей, управляющих, вождей.

Христианство выдвигает в руководители и в наставники по личным и духовным качествам. Религия денег – по способности накопить предметы идолопоклонничества.

Христианство считает, что все люди равны, не зависимо от их служебного или имущественного положения. В религии денег все люди делятся на победителей и побеждённых, неудачников (winners и losers). Победители становятся избранными (winners circle). Победители говорят, что большая рыба проглатывает меньшую.

Постепенно отдельные акты взаимного обмана выстраиваются в цепи питания (Food chain). Товарно-денежные отношения в целом приводят к уничтожению всех человеческих отношений и образованию сообщества экономических животных [165].

Общество распадается на группы людей по их способности к успешному насилию [166]. Издревле поганые общества имеют три основных слоя. В верхнюю группу входят хищники, во вторую – потребители, экономические коровы. В самом низу находятся экономические и физические рабы.

Раньше это были Патриции – Плебеи – Рабы. Затем Рабовладельцы – Слуги в доме – Рабы в поле; Буржуазия – Средний класс – Рабочие.

Сегодня в масштабах мира это Финансовая верхушка – Золотой миллиард – Третий мир. В масштабах России: Олигархи – жители Москвы – остальная Россия.

Общество как людоедская секта. Если и вы хотите выдвинуться наверх в рыночной экономике, то для успеха вам просто необходимо следовать всем правилам игры.


Экономическое животное и его смерть


Принцип относительности как модель деградации


Целью жизни в христианском мировоззрении является приближение к идеалу бога. Эта цель абсолютна, бесконечна, она зовёт к постоянному совершенствованию человека. Это встроенный механизм развития.

Целью жизни в религии денег является занятие более высокого места в воображаемой иерархии. Эта цель относительна и конечна. Не важно, куда и как движется сама иерархия, важно просто быть наверху, быть лучше, чем следующий. Не важно, и на каком уровне будет достигнуто преимущество.

В христианской модели люди стремятся к идеалу, ищут идеал, сопоставляют свои действия с идеалом.

В религии денег они стремятся к относительному преимуществу над соседом, поэтому они смотрят только на действия соседа, а вовсе не на идеал, и стремятся обыграть соседа [167]. Они хотят сделать первый ход сами, боятся бежать медленно, не успеть, остаться позади. Им неважно, куда бежать. Побежав, они пытаются убедить остальных, что бегут в правильном направлении, что они и есть лидеры [168]. Поэтому развитие в религии денег может идти в любую сторону, и оно подвержено постоянным рывкам и колебаниям.

Для того чтобы сохранить первенство, религия денег разрешает любые шаги, в том числе уничтожение более высокоразвитых противников. Поэтому она в первую очередь развивает способности к насилию и обману. Исходя их этого, в религии денег заложено саморазвитие разного рода оружия и насилия: физического, информационного, психологического.

Остальные способности человека начинают деградировать, что также напрямую вытекает из относительности прибыли, поскольку прибыль, как и место в иерархии – это не абсолютная величина, а только относительная разница между доходами и расходами.

«Философское» обоснование дегенерации сознания было дано ещё в прошлом веке Махом и махизмом. В строгом соответствии с принципом счётной книги был выдвинут принцип «экономии мышления». Мышление – это затраты, чем больше прибыли будет получено при минимальных затратах – тем «эффективнее» мышление. Чем больше у человека денег и чем меньше мышления – тем лучше.


* * *


Максимизация прибыли толкает к снижению затрат. Соответственно, чем примитивнее будет товар или информация, тем он будет дешевле.

С другой стороны, максимизация прибыли толкает к увеличению дохода. Чем больше людей захотят купить товар, тем выше доход. В свою очередь, большой тираж ещё сильнее снизит затраты на производство (так называемая экономика масштаба, economies of scale), и ещё сильнее увеличит прибыль.

Таким образом, надо, чтобы товар понравился как можно большему числу людей. То есть надо выбирать наименьший общий знаменатель, надо делать товар не с расчётом на самых развитых членов общества, а с расчётом на самых примитивных.

Далее возникнет положительная обратная связь, и господство примитивных товаров снижает потребности людей. Последующий товар необходимо будет делать ещё более примитивным.

Что дешевле – настоящая опера или мыльная опера на три года с пятью актёрами? Что дешевле – подготовить симфонический оркестр из ста человек, или рок-группу из трёх человек? Что доступнее массе – симфония или притопывание с причитанием из трёх слов? Каким будет дальнейшее развитие без увеличения затрат? Стукнуть чаще, стукнуть громче, раздеть танцующего.

Что дешевле – разогреть замороженную котлету из субпродуктов и подать её с булкой в красивой бумажке, или готовить свежую чистую пищу? Замороженная котлетка в отличие от свежих продуктов доступна в любом месте. Следующий шаг без увеличения затрат – больше «вкуса», то есть перца или химического вкуса, и новая обёртка.

Главная и единственная цель любого телеканала – поднять свой рейтинг. Рейтинг тем выше, чем больше людей смотрят этот канал. Чем примитивнее передача, тем большему числу зрителей она доступна.


* * *


Как оценивается у поганых успех или неуспех? По попаданию в Топ-10, Топ-20, Топ-100 [169]. При этом не важно, появилось ли за неделю или за месяц 10 новых хороших дисков или фильмов, или не появилось. Появилась ли хоть одна хорошая книга, или нет. Топ-10 есть всегда, даже если в нём один мусор. Всегда есть борьба за место в десятке, бесконечное восхваление победителя и осатанелый инстинкт орды потребителей быстрее купить именно «лучшее» – относительно лучшее, но не важно что.


Хлеба и зрелищ


При встроенном механизме дегенерации рано или поздно все потребности должны свестись к биологическим минимумам.

Такое уже происходило в истории, такое происходит опять. Наиболее лаконично желания экономического животного выразили в Древнем Риме: «Хлеба и зрелищ!»

По мере очищения Запада от остатков христианства, все его потребности сводятся к роскоши, разврату и зрелищам. Поскольку в основе религии денег лежит удовольствие от насилия, то и зрелища должны быть связаны с насилием.

Развитие в стороны невозможно, поэтому оно идёт в направлениях больше (1) псевдо-еды, (2) больше разврата, (3) более дикие развлечения.


* * *


Исходя из минимума усилий, еда должна быть готовой – фаст-фуд. С 1968 по 2001 год количество кормилок Макдональдса увеличилось с 1 тысячи до 30 тысяч.

Сегодня тридцать процентов американцев ежедневно питаются фаст-фуд. Остальные зависят от полуфабрикатов. Из денег, которые американцы тратят на еду, девяносто процентов идёт на обработанные и полуприготовленные продукты – консервированные, замороженные, обезвоженные и так далее.

Подробнее суррогатную еду мы рассмотрим в 11-й главе.


* * *


Секс – это очень дёшевое и очень простое развлечение, и понятное любому.

Но когда все мысли о сексе и только сексе, то обычный секс начинает надоедать. Нужен секс с разными партнёрами. Секс начинают в раннем возрасте, чтобы успеть побольше. Секс с вышестоящими в иерархии считается особо успешным. Секс с фотомоделью равен сексу с десятью обычными людьми. Естественный секс надоел, начинаются комбинации с одним полом, с парами, с группами, с животными, с детьми. Педерасты составляют до четверти мужчин.

Размеры собственных половых органов стали главной заботой в жизни поганых. Выпускается и рекламируется огромное количество механических устройств и медицинских препаратов для увеличения этих размеров; разработаны десятки хирургических операций.

Современная американка не может отличить лук от чеснока, а приготовление салата её «травматизирует». Она любит красить ногти, волосы, вставлять пластиковые груди, прокалывать все места, которые можно проколоть, и делать татуировки на всех местах, на которые можно наколоть. Что может предложить такая самка для развития экономики?

Проститутки называются просто «работниками секса», и составляют самую быстрорастущую профессию [170]. Обычные журналы для потребителей, вместе с обзорами о том, как выбрать и где лучше купить стерео систему или автомобиль, содержат такие же обзоры о том, как лучше купить секс услуги – на улице; через агентства, широко и легально представленные в любом телефонном справочнике в разделе «Эскорт» и удобно принимающие к оплате любые кредитные карточки; в публичных домах и так далее. Заурядным образом обсуждаются достоинства и недостатки каждого способа, цены, как получить скидку.

Растут новые бизнесы – препарат «виагра» для усиления половой активности, порно-сайты, порно-видео, массажные салоны, секс по телефону, секс-туризм и так далее. В лучших залах – выставки секс-игрушки, порно-конвенции.

Реклама индустрии секса стала обыденной. Как магазин одежды или продовольствия рассовывает в каждый почтовый ящик свою рекламу, так секс-магазины массово распространяют свою. В Америке уже рассылают всем подряд бесплатные DVD-диски с фрагментами новых порнофильмов.

Растёт и экономика третьего мира. Туристов из развитых демократических стран Запада в Шри-Ланка, Таиланде, на Филиппинах постоянно обслуживают 500 000 детей-проституток обоего пола. В соответствии с законами рынка, спрос рождает предложение. Не было бы западного спроса, не было бы и проституток.

На всё в мире поганые смотрят как на объект секса. Обычные журналы меняют своё содержание на сексуальное. Спортивный журнал «Спортс Иллюстрэйтед» (Sports Illustrated) делает регулярные выпуски, посвящённые исключительно купальникам. Даже старый географический журнал «Нэйшнл Джеографик» (National Geographic) стал делать номера, целиком посвящённые фотографиям обнажённых людей в разных странах мира.

Следующим шагом должны были бы стать бизнес-журналы, показывающие президентов корпораций в нижнем белье. Скажем, Форчун-500 в трусах. Но инициативу перехватил журнал Плейбой, который начал фотографировать уже не простых проституток, а сотрудниц самых крупных корпораций, и без трусов, например, Энрона или Старбакса (Enron, Starbucks). Утром в офисе, вечером – в порно. Впрочем, по сути работа всё равно примерно одинаковая, но в порно больше платят.

В Орде есть десяток телеканалов, которые час за часом, день за днём, год за годом, показывают один и тот же сюжет – как обновить мебель и краску в доме, и как приготовить еду. Ведущие переходят из одного дома в другой дом, с кухни на кухню, и годами делают одно и то же. Новинка XXI века – ведущие готовят еду почти раздетыми. Следующий шаг – раздеть дикторов новостей. Кто первый?

Статистика по телепередачам в лучшее вечернее время (прайм-тайм). За десять лет с 1989 по 1999 год [171]: секс в целом по американскому телевидению стал упоминаться в 3 раза чаще, гениталии – в 7 раз чаще, ругательства – в 5.5 раза чаще, гомосексуалисты – в 24 раза [172].

С 1985 по 2001 год в США видеопрокат фильмов жёсткой порнографии вырос с 79 до 759 миллионов кассет в год. Учтён только легальный прокат. Это составляет около трёх раз в год на каждого жителя, включая стариков, младенцев и священников, не включая Интернет, кино, спутниковое и кабельное ТВ.

Язык секса стал повседневным. Про понравившиеся вещи, товары, события говорят «It's hot, it's sexy» («Это горячее, это сексуальное»). Стандартной фразой стало выражение «who you are in bed with» («с кем ты в постели»), заменившее «кто твой друг [173]», кто твой бизнес-партнёр, с кем ты близок.

Комментатор канадского телеканала, говоря об одностороннем освещении американцами войны в Ираке: «Я хочу увидеть репортёров не только в постели с американскими и английскими солдатами, но и в постели с иракскими семьями».


* * *


Те же процессы происходят и в развитии насилия.

К двенадцатилетнему возрасту американский ребёнок видит 100 000 актов насилия, 12 000 убийств. Это гораздо больше, чем видит солдат на войне.

Спрос рождает предложение, предложение затем формирует спрос. Телекомпании ведут борьбу за рейтинги в жестокой конкуренции, выиграет тот, кто побежит быстрее. С другой стороны, потребители тоже соревнуются, кто больше потребит, не отстанет от других в удовольствиях. Развитие насилия – больше выстрелов, больше крови, более изощрённые способы убийства.

Дальше – больше. В 1999 году ругань, секс, насилие были упомянуты 10 раз в час, в 2002 – уже 22 раза в час. На любимом телеканале подростков МТВ (MTV) – 75 раз в час, то есть чаще, чем раз в минуту.

Насилие в компьютерных играх происходит так часто, как хочет играющий, и счёт идёт на секунды. Со временем и компьютерных развлечений развлечений уже недостаточно, нужны галлюцинации, лёгкие наркотики, а затем и более сильные наркотики.

За насилием на телевидении следует насилие в жизни. В среднем 100 тысяч детей в США каждый день носят пистолеты в школу.

Посмотрев фильм «Баскетбольные дневники», школьник пристрелил на уроках своих одноклассников. Посмотрев телесериал «Сопранос», подростки отрезали голову своей матери и положили её труп в мусорный бак. Посмотрев фильмы про каннибалов, секта съедала маленьких детей.

В Техасе, на родине Буша, 17 миллионов жителей владеют 68 миллионами единиц огнестрельного оружия. 4 штуки на человека. Редкий солдат на войне имеет такой арсенал.

Количество смертей от огнестрельного оружия в США в 30-35 раз выше, чем в средней европейской стране [174]. По официальной статистике, изнасилование женщин в США происходит в 5 раз чаще, чем в России. Изнасилование мужчин в США происходит в полтора раза чаще, чем женщин в России [175].


* * *


Внешний вид и звуки, издаваемые западными потребителями, всё больше напоминают африканских дикарей. Достигнув «вершины» своего развития, мышление западного человека полезло обратно на дерево.

Но может, это относится к низам, но не к обществу в целом? В одной из книг воспоминаний про ельцина описывается эпизод, когда он прилюдно указал на свой обнажённый фаллос и заявил, что именно этой штукой он и победит компартию.

В обучение самых высокооплачиваемых американских юристов входит следующая психологическая установка. Когда ты входишь в комнату для переговоров, почувствуй, что у тебя самый большой член среди всех присутствующих. Поэтому чувствуй себя выше всех и увереннее всех.

Обращение к богу укрепляет силы верующего. Поганый тоже обращается, к своему всевышнему.


Уничтожение семьи


Поскольку всё основано на силе, то женщина стремится стать такой же сильной, как мужчина. Счётная книга не различает пол. Семья не нужна счётной книге.

Семья становится разновидностью товарно-денежных отношений. Спутник жизни воспринимается в первую очередь как источник удовольствий. Его интересы воспринимаются как ненужные ограничения, а брак – как несвобода.

Семья в христианстве – это совместный труд, отдых, горести и радости. В религии денег из семьи как целого и сложного выделяются отдельные параметры – деньги, секс, покупка вещей. Каждое из этих удовольствий должно быть максимизировано. И как промышленное производство, максимизируя производительность, разрушает природу, так же максимизация удовольствий разрушает семью.

Подобно тому, как поганый выбирает в магазине пылесос, он начинает выбирать своего сожителя. Его интересует не человек, а его денежный доход, внешность, сексуальность, способность выполнить определённые функции, принести определённые удовольствия. Даже пол партнёра не имеет значения [176].

Поганый постоянно проверяет – не прогадал ли он с выбором, может, где-то он получит больше денег и больше удовольствий. Брак навечно полностью теряет смысл. Ведь с годами «стоимость» мужа может стать меньше «стоимости» жены и наоборот, возникнет убыток. Тогда его или её надо будет поменять на более выгодный вариант.

Более того, длительные отношения имеют множество минусов, они ведут к затратам. А затраты в соответствии с формулой прибыли должны быть сведены к нулю. Поэтому надо стремиться получить секс вместо брака, рестораны вместо домашней кухни, доход вместо работы, ночные клубы вместо образования. Интересы жены и мужа могут просто разойтись. Американка скажет «I have my career» (У меня карьера), и уедет туда, где ей дадут больше денег.

Автомобиль можно купить, взять в аренду на два-три года (лизинг), или на день покататься. Точно также поступают и с женой-мужем. Их можно купить (брачный контракт), взять в лизинг без обязательства выкупа (бой-френд, гёрл-френд), или просто попользоваться («one night stand», «переспать»).


* * *


Человеческая семья создаётся ради детей. Но давайте посмотрим на детей с точки зрения счётной книги. Попробуем максимизировать прибыль от детей. Мы увидим, что дети представляют собой в основном затраты и проблемы, а прибыли они не приносят.

Когда-то дети были нужны если не для радости, то хотя бы для поддержки своих родителей в старости, когда те становились беспомощными. Но сейчас, сравнивая инвестицию в детей и инвестицию в деньги, деньги однозначно выигрывают. Ко времени выхода на пенсию валюта, акции, недвижимость преумножатся в почти гарантированное число раз. А на детей надо много тратить, но при этом не известно, выживут ли они, и захотят ли «возвращать долги» родителям, ибо дети тоже будут максимизировать свою выгоду.

Инвестиции оставляют полную свободу, мобильность, возможность в любой момент сменить вложения на более прибыльные. Дети болеют, сковывают, и несут множество проблем. И главное, если все удовольствия получаются от вещей – то зачем дети? Всемогущий идол позаботится о вас на старости. А когда захочется с кем-то пообщаться о своих проблемах, то есть платный психолог.


* * *


Но что тогда останется после поганого на земле? Ничего, а кто-то даже завладеет его Собственностью. Поэтому у всех поганых ужасный страх перед смертью, они мечтают о вечной жизни. Они оплачивают безумные эксперименты по клонированию своих кошек и собак, по продлению и пересадке жизни.

Вот мечты Жака Аттали, одного из главных жрецов религии денег, до недавнего времени президента Европейского банка реконструкции и развития. Благодаря генной инженерии человек сможет «продавать и покупать своих собственных двойников и „копии“ любимых людей,… начнет создавать себя сам так, как он создает товары». Люди будут искать необходимые материалы «на специальных складах живых органов, потреблять других людей, как и прочие предметы, и странствовать в чужих организмах и мозгах» [177].

Это мечты десятилетней давности, сегодня они становятся реальностью. Вот текущие средние розничные цены в США на человеческие органы [178]. Лёгкое – 116 400 долларов, почка – 91 400 долларов, сердце – 57 000 долларов, костный мозг – 23 000 долларов за грамм, ДНК – 1.3 миллиона долларов за грамм.

Рекламное объявление в супермаркете 2013 года:

Сегодня в продаже свежая печень. Всего $199.50, включая установку.


* * *


Мы можем гадать о происхождении семьи, но мы, несомненно, присутствуем при отмирании семьи в странах Запада. Заметим, что это самые богатые страны мира, и вымирание идёт не от голода, холода или болезней, а исключительно по религиозным соображениям.

В США по сравнению с 1962 годом разводы в 2001 году возросли в 3.5 раза [179], а процент самоубийств подростков – в 3 раза. Сегодня в Америке насчитывается 6 миллионов официальных наркоманов (только серьёзных, марихуана не считается наркотиком).

В 1960 было 2 процента внебрачных детей, в 2001 году – 25 процентов детей в США были рождены вне брака. Более половины детей живут в семье только с одним родителем. Стандартный вопрос – твои родители ещё состоят в браке?

В 1900 году 6 процентов американских детей вступали в сексуальные отношения до 19 лет, в 2001-м – 75 процентов.

Среди афро-американцев 70 процентов детей рождается вне брака. Тридцать процентов афро-американцев мужского пола попадут в тюрьму.

Либеральная Европа не только не отстаёт от Америки, но и опережает её. От США не отстают и другие развитые страны. В Великобритании с 1960 года по 2000 год доля внебрачных детей возросла с 5 до 38 процентов, во Франции – с 6 до 36 [180]. В Канаде – с 4 до 31 процента.

Естественно, что и рождаемость в целом снижается до минимумов. Она составляет на Западе и в рыночных странах Востока 1.07 – 1.4 ребёнка на женщину, в то время как для простого воспроизводства требуется 2.1 ребёнка.

В 2050 году в западных странах будет в два раза больше стариков, чем сейчас. Страны Запада в 1960 году составляли одну четвёртую часть населения мира, в 2000 году – одну шестую, в 2050 году они составят одну десятую.

Когда в семье один ребёнок, то у него нет отношений с братьями-сёстрами. Когда у ребёнка ещё и один родитель, то у него и не хватает человеческих отношений в принципе. Тем сильнее ребёнок привязывается к вещам и любит вещи, тем выше он ставит свои желания и капризы.

Чем больше человеку встречается идолопоклонников в жизни, тем меньше он верит в людей, и сам становится поклонником вещей. С каждым таким поколением вера в идолов укрепляется всё сильнее.


* * *


Из-за самовымирания религии денег необходимо постоянное втягивание в свой культ свежих людей извне.

Словно раскрашенные мертвяки, тянущиеся из своих могил, страны западной демократии остекленелыми глазами и вставными зубами впиваются в живые народы и заставляют их покланяться сатанинскому идолу. «I believe in Market!» [181]

Глава 6. Основы функционирования рынка.

Заклятие Стоимости


Сколько бы признаков идолопоклонничества не нашлось в Западном обществе, читатель не будет полностью убеждён, пока мы не предоставим ему научных доказательств существования Антихриста. Поэтому мы не сможем двигаться дальше в наших рассуждениях без снятия главного заклятия религии денег.

Кто наложил это заклятие на русскую душу? Тот самый человек, который ставил целью всей своей жизни освобождение человечества от проказы капитализма. Это заклятие – Закон Стоимости.


Понятие Стоимости


Экономика: религия или наука?


У каждого предмета, окружающего нас, есть главная и единственная характеристика, которой оперирует экономика, и на которую мы обращаем основное внимание в повседневной жизни. Это цена, или стоимость предметов, выраженная одним числом, в деньгах. Именно отталкиваясь от стоимости, экономика изучает производство товаров, образование цен, движение денег, и пытается управлять ими.

Какой величиной является стоимость – объективной или субъективной?

Напомним, что объективностью считается «независимое от воли и сознания человека существование предметов, их свойств и отношений». Субъективность – «отношение к чему-либо, определяемое личными взглядами, интересами или вкусами субъекта».

От ответа на этот вопрос зависит всё наше отношение к экономике. Если стоимость – это объективная величина, то экономика – это точная наука, подобно физике, изучающая объективные величины и управляющая ими. Если стоимость – это субъективная величина, то экономика занимается формированием личных взглядов, интересов и вкусов. Тогда это религия, пусть и математическая религия, цифровая, псевдо-точная.

Ну а если рыночная экономика – это религия, то это такая религия, которая основана на принципе удовольствия от насилия.

Отметим и то, что если один человек считает экономику объективной наукой с объективными ограничениями, которые нельзя переступать, а второй человек поклоняется деньгам как богу, как религии, и не видит для себя объективных ограничений, то этот второй получает неоспоримое преимущество.


Возникновение стоимости


Как возникает стоимость? Очень важно понимать, что стоимость любого предмета или товара возникает только в обмене.

Если я сам вырастил яблоко и сам его съел, то я могу считать, что съел на копейку или что съел на сто рублей, но это не будет иметь никакого значения. Если я подарил яблоко, то его цена тоже не имеет значения [182].

Но если я хочу обменять мои яблоки на груши соседа, то возникает вопрос – в каком соотношении должен происходить обмен? Сколько груш мне должен дать сосед за каждое яблоко? Мы можем договориться с соседом, что

стоимость одной груши = стоимости двух яблок

Таким образом, стоимость яблока будет выражена в груше, а стоимость груши – в яблоке.

Теперь давайте сравним понятие стоимости и понятие массы. На одну чашку весов мы положим всё те же два яблока, на другую – грушу. Допустим, что весы уравновесятся. Тогда мы запишем что

масса одной груши = массе двух яблок

То есть мы выразили массу яблока в груше и наоборот.

Представим, что нам надо сравнивать массу множества предметов – груш, яблок, других фруктов, овощей, зерна, и так далее. Каждый раз взвешивать попарно все эти предметы было бы очень неудобно. Поэтому люди договорились взвешивать их относительно одного и того же условно выбранного объекта – литра воды (приняв, что 1 литр воды = 1 килограмм). Вместо воды можно было бы выбрать любой другой эталон, любой другой всеобщий эквивалент.

То же самое произошло и со стоимостью. Вместо того чтобы выражать стоимость множества товаров друг в друге, их выразили по отношению к всеобщему эквиваленту – золоту. Так же как считают, что яблоки весят 10 кг (то есть 10 литров воды), стали считать, что 10 кг яблок в обмене эквивалентны, например, 1 грамму золота.

Носить с собой воду для взвешивания было бы неудобно, поэтому люди носят занумерованные гирьки. Носить с собой золото тоже неудобно, поэтому носят занумерованные бумажные деньги (которые изначально были привязаны к золоту).

Абсолютное большинство людей, включая экономистов, и воспринимают стоимость предмета как его физическую величину, такую же фундаментальную, как масса.


Относительность стоимости


Исходя из вышеизложенного, запомним первый важнейший вывод: и масса, и стоимость – понятия относительные.

Они возникают только в результате обмена или взаимодействия двух предметов, они не есть абсолютные величины. Стоимость без обмена или масса без взаимодействия [183] не имеют смысла.

Стоимость есть просто относительный коэффициент обмена одного предмета (или услуги) на другой.

Наиболее ярко эта относительность проявляется при денежной реформе, когда от цен откидываются нули. Стоимости меняются, но соотношения стоимостей – нет.

Точно также не важно, будем ли мы измерять массу в килограммах или в фунтах, пропорция сохранится.


Субъективность стоимости в пространстве и во времени


Но между стоимостью и массой есть разница, которая обычно не осознаётся. В каком бы месте земли мы не измерили массу одного и того же предмета, она всегда будет одинаковой [184].

Но стоимость одного и того же предмета совершенно различна в разных местах и странах. Она и должна быть различна, потому что в разных местах люди обмениваются предметами по-разному.

Возьмите одно и то же яблоко и взвесьте его в деревне, в городском магазине и в ресторане. Оно будет весить абсолютно одинаково. Попробуйте продать это же яблоко в деревне, в городском магазине и в ресторане. Вы сможете получить совершенно разную стоимость в пространстве.

То же самое происходит и во времени. Взвесьте яблоко в момент сбора урожая, через месяц или через полгода. Его масса изменится очень незначительно. Но стоимость яблока будет отличаться в несколько раз, поскольку люди захотят по-разному обменять его на другие предметы.

Сколько стоила нефть в средние века? Нисколько, ибо она была никому не нужна. Сколько стоит нефть сейчас? Физически нефть не изменилась, изменилось сознание.

Итак, стоимость субъективна и в пространстве, и во времени.


Субъективность стоимости в одном сознании


И, наконец, главное отличие. В любой момент времени в любом месте в сознании любого человека существует только одно значение массы яблока.

Но даже в конкретный момент времени, в конкретном месте, в сознании конкретного человека существует не одно и не два, а несколько значений стоимости одного и того же предмета.

У торговца существует как минимум два значения – стоимость покупки и стоимость продажи. Но если мы заглянем в ценники большинства фирм и магазинов, мы увидим целый набор стоимостей одного и того же предмета, в зависимости от количества закупаемого товара (розничная, мелкооптовая, крупнооптовая цена и так далее).

Таким образом, стоимость субъективна даже в сознании одного и того же человека. Но и это ещё не всё.


Субъективность всеобщего эквивалента стоимости


Никто в мире не в состоянии изменить массу воды по отношению к массе других предметов. Вода как всеобщий эквивалент массы постоянна и никому не подконтрольна.

Но как обстоит дело с всеобщим эквивалентом стоимости – деньгами и золотом? Имеется ли возможность по желанию менять этот эквивалент?

Золото было выбрано в качестве эталона стоимости именно как наиболее редкий предмет, соответственно, наиболее сложно поддающийся манипуляции. Но несомненно, что имеется возможность по желанию добыть больше или меньше золота.

Когда золото было вытеснено бумажными деньгами, то возможности манипулирования всеобщим эквивалентом, то есть измерителем стоимости, стали вообще неограниченны.


* * *


Таким образом:

i) Стоимость по определению относительна.

ii) Стоимость меняется по желанию в пространстве и во времени.

iii) Существует несколько значений стоимости одного и того же объекта в одном сознании.

iv) Средства измерения стоимости меняются по желанию.

Так наука ли экономика, или это религия, которая просто использует математику?


Теории стоимости


Поскольку стоимость – это коэффициент обмена, то как должны устанавливаться «правильные» коэффициенты обмена одних товаров на другие? От этого полностью будет зависеть справедливость общества, которое основано на разделении труда и на обмене продуктами труда.

Если экономика – это религия, то откуда в нашем сознании возникло представление о стоимости как о чём-то абсолютном, физическом, объективном? Представление о том, что стоимость устанавливается сама по себе, по воле природы, но не по желанию человека?


Теория стоимости в рыночной экономике


Существовали в мире и сейчас существуют некоторые паразитные люди, целые прослойки людей и даже страны, которые приспособились жить трудом других. Вначале они держали своих рабов в подчинении кандалами, плёткой и клеймом. Но в том было много опасного и неудобного. Тогда придумали они, как сменить физические кандалы на рабство сознания, как задурить голову и заставить подчиняться себе без сопротивления.

На вопрос бедного, почему он беден, хозяин во все века отвечал одинаково. Ты беден, потому что ты ленив и глуп, то есть ты или не умеешь или не хочешь работать.

Этот простейший принцип был облечён в университетские мантии и положен в основу высокопарной английской политэкономии. Она стала очень удобна для того, чтобы объяснять как собственным бедным, так и колониям, что они сами виноваты в своём положении, а рыночная экономика – это объективный закон природы.

Понятие стоимости как выражения затраченного труда появилось впервые в трудах английских «экономистов» Давида Риккардо и Адама Смита в конце XVIII века.

Не особо утруждаясь обоснованием своей теории, Адам Смит просто ввёл столь глубоко научное понятие как «невидимая рука рынка». Точно так же, как церковники ссылались во всём на божью волю, Адам Смит списал всё на волю нового бога – Рынка.

Конечно, это не рука рынка изымала всё, что удавалось нащупать в колониях, а сальная рука англичанина. Но этой руке очень хотелось оставаться невидимой.


* * *


Претерпев множество модификаций, в наши дни объяснение объективности стоимости в рыночной экономике сводится к следующему.

Цена [185] товара определяется на основе спроса и предложения. Спрос и предложение формируются в открытой конкурентной борьбе. Конкуренцию выигрывает тот, кто работает лучше, умнее, производительнее, качественнее. Соответственно, цена устанавливается на минимально возможном уровне, от чего выигрывают все.

Заметим, что рыночная экономика хорошо объясняет снижение цен на промышленные товары за счёт механизации и увеличения производительности труда. Но она предпочитает не обсуждать причины постоянного роста цен на землю [186], которую по определению никто производит.

Как видим, рыночная экономика хотя и признаёт и относительность, и постоянную изменчивость стоимости, но считает эту изменчивость объективной. Учитывая, что за исключением последних 30 лет, золото веками было мерилом стоимости, а масса золота – физическая и объективная величина, то хотя цены на отдельные товары относительны, но богатство в целом воспринимается как абсолютное.

Рыночная экономика рассматривает разные виды денег, но никогда не обсуждает философский смысл денег. Она априори подразумевает, что деньги – это нечто высшее, это мерило всего.


Трудовая теория стоимости


Второе наиболее известное объяснение стоимости мы находим в марксизме.

Маркс взял за основу английскую политэкономию [187] и попытался её модифицировать. Он пытался объяснить нищету и открытую эксплуатацию рабочих с одной стороны, и чудеса промышленного производства с другой стороны [188].

Приведём современное марксистское определение стоимости [189]:

Стоимость – это воплощённый в товаре и овеществленный в нём общественный труд товаропроизводителей. Величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства, и измеряется рабочим временем и определяет те пропорции, в которых один товар обменивается на другой.

Чтобы понять точку зрения Маркса на стоимость, надо вспомнить, что другой опорной частью его мировоззрения был материализм[190]. Отталкиваясь от естественнонаучных представлений того времени, Маркс просто не мог рассматривать стоимость как субъективную величину, он искал доказательства её объективности.

Маркс рассуждал как крестьянин, как рабочий или ремесленник, для которых продукт труда выражался в первую очередь в твёрдых физических величинах – мешках зерна, пудах стали, метрах полотна, штуках сюртуков.

Количество зерна может быть только объективным, и оно может только расти; затраченный труд объективен (затраченное время), и он может только расти. Точно так же и количество стоимости по Марксу должно быть объективным и должно только расти.

Маркс считал, что создаваемая трудом рабочего стоимость – это такая же абсолютная физическая величина, как и мешки крестьянина. Чтобы сравнить стоимость разных товаров, Маркс ввёл и всеобщий абсолютный эквивалент стоимости – затраченный труд.

Отсюда Маркс объяснил и механизм эксплуатации. Феодал отбирал у крестьянина часть выращенного им урожая, например, 20 мешков из каждых 100. Иногда феодал заставлял крестьянина отрабатывать на своих наделах, то есть отбирал его абсолютное рабочее время.

Маркс решил, что капиталист действует по такому же принципу. Но поскольку крестьянин кормил себя сам, а рабочий всё же получает оплату от капиталиста, то капиталист как бы оставляет рабочему часть произведённых им «мешков» на пропитание, а часть забирает себе точно так же, как забирал феодал.

Маркс перенёс на стоимость все характеристики массы – абсолютность, неизменность во времени, пространстве, независимость от сознания.

Отсюда возникла и «физическая» теория промышленного воспроизводства. Для того чтобы получить урожай, надо посеять определённое количество зерна. Для того чтобы получить сталь, надо положить в топку определённое количество руды.

Обобщив это, Маркс стал считать, что для любого воспроизводства нужно соблюдать некие объективные пропорции затрат на средства производства и на потребление. Финансовые инвестиции по Марксу – это всё равно что подвоз топлива или металла к заводским печам.


* * *


Маркс был материалистом и объективистом и по отношению к развитию общества в целом. Он считал, что изучает детерминированные законы мироздания, единственно возможный путь развития человечества.

Поскольку общественная практика – критерий истины, а золото в реальной жизни было общепризнанным эквивалентом стоимости, то золото в марксизме де-факто стало эквивалентом труда [191].

Таким своеобразным образом совместилось несовместимое – любовь к труду и уважение к идолу насилия и к инструменту эксплуатации.

Другим следствием из трудового определения стоимости стало уважение и почитание вещей – поскольку если мы почитаем труд, мы должны почитать и воплощённый труд.


* * *


Марксизм был доминирующей общественной теорией в России на протяжении долгих лет. Осознаём ли мы или нет, но на сознательном и подсознательном уровне наши представления о стоимости сформированы именно Марксом.

Маркс наложил на наше сознание «заклятие стоимости», от которого мы не можем освободиться до сих пор.


Теории стоимости как религии


Как мы уже показали, стоимость – коэффициент обмена товара на товар – является величиной относительной и субъективной. Соответственно, правила формирования стоимости можно (и единственно возможно) задавать извне, исходя из философских взглядов на жизнь. Этим, собственно, и занимаются как рыночная экономика, так и марксизм.

Можно сказать людям, что они должны обмениваться на основе затраченного труда. Можно сказать людям, что они должны обмениваться так, чтобы получить максимальную личную выгоду.

При изменении философии, мировоззрения, культуры, ценностей в обществе неизбежно будут меняться и стоимости товаров; будут меняться пропорции, в которых люди готовы обменивать один товар на другой. Понятия труда и выгоды тоже будут меняться.

О мировоззрении рыночной экономики, которое нигде не декларируется, но которое лежит в её основе, мы подробно говорили в предыдущих главах. Но даже то, что открыто постулирует типичный учебник рыночной экономики, хорошо подтверждает нашу реконструкцию. Его отправной точкой является тезис о том, что «материальные желания человека безграничны, но материальные ресурсы ограничены».

Соответственно, цель рыночной экономики – «оптимизация, получение максимального удовлетворения материальных желаний, то есть максимальное производство, исходя из имеющихся ресурсов». В последующих главах мы вернёмся к вопросу о том, безграничны ли материальные желания человека; и правда ли, что денег никогда не бывает слишком много.


Проблемы трудовой теории стоимости


Давайте рассмотрим, в чём плюсы и минусы предложения Маркса о том, что обмениваться надо на основе затраченного труда.

Первый вопрос – как сравнить затраченный труд? Если люди на виду друг у друга, например, в одной бригаде, то это сделать легко. Но если это разные бригады, если это разный вид труда, если это разные страны, то такое сравнение резко усложняется. Можно учесть рабочее время, но очень сложно сравнить интенсивность труда.

Если попытаться учитывать результаты труда, то получится замкнутый круг – труд будет оцениваться по продуктам, а продукты по вложенному труду.

Чтобы разрешить этот парадокс, в Советском Союзе учитывали трудодни и устанавливали производственные нормы. Такой подход нередко приводил к тому, что люди не были заинтересованы в повышении своей производительности, ибо это только увеличивало норму. Также он приводил к постоянному недоверию (не недорабатывает ли он), и к излишнему контролю над людьми. Затраты становились важнее, чем результаты.

Как сравнить труд, которой доставляет удовольствие, и труд, который производится из-под палки?

Один из выходов – считать, что любой труд почётен и приносит удовольствие. К сожалению, в реальной жизни не всякий труд доставляет удовольствие.

Третья проблема связана с инновациями и изобретениями. Если до изобретения деталь изготавливалась, например, за 10 часов, а после изобретения – за 1 час, то как должна измениться стоимость уже готовых деталей на складе или в магазине? Внедрение изобретений и новой технологии не всегда поощрялось такой системой.

Маркс справедливо писал, что капиталист платит рабочему не за весь труд, который рабочий вкладывает в производство, а только за ту часть, которая необходима для жизни рабочего. На самом деле, капиталист платит только за ту часть необходимого времени, которое рабочий проводит на производстве.

Пусть рабочий на фабрике работает 8 часов в день, из них 4 часа он создаёт необходимый продукт для себя, и 4 часа – прибыль для капиталиста. Пусть второй рабочий после фабрики ещё 3 часа работает на своём садовом участке. Пусть работа на садовом участке покрывает половину потребностей рабочего, тогда для жизни ему достаточно получить оплату только за 2 часа рабочего времени на фабрике, и он может принести большую прибыль капиталисту.

Более того, для рабочего с семьёй необходимое время – одно, для холостого – другое. Сам уровень жизни рабочего – понятие относительное.

Похожие проблемы возникают и в социализме – следует ли учитывать труд крестьянина на своём участке? Как компенсировать рабочему, который переехал в город, невозможность работы на своём участке? И так далее.

Как сравнить качественно выполненный труд и менее качественно (как в силу желания, так и в силу способностей)?

Если обменивать уголь на зерно, то качество труда можно измерить объективными показателями, и в соответствии с ними установить, например, различные сорта для каждого продукта.

Но если обменивать сапоги на платья, то этот обмен в принципе субъективен и посторонний человек не может устанавливать «объективные» правила обмена.

При всём желании, невозможно объективно сравнить затраты человека на интеллектуальный и на физический труд; невозможно измерить творчество.


Стоимость и S-кривая потребностей человека


Заметим, что рассуждения Маркса о том, что в основе обмена должен лежать затраченный труд, всё же достаточно верны для людей, которые находятся на первом участке S-кривой потребностей человека.


* * *


Люди, находящиеся в нужде, обменивают товары и рабочее время по принципу экономии своего времени и максимальной практической отдачи.

Крестьянин прекрасно знает, сколько займёт выращивание картошки по сравнению с выращиванием пшеницы. Он знает, скольких людей накормит пшеница, скольких картошка, а скольких – малина. Исходя из этого он определяет, нужен ли ему обмен картошки на пшеницу и специализация в одном из этих занятий.

Крестьянин знает и сколько времени ему сэкономит использование плуга по сравнению с сохой или ветряная мельница по сравнению с жерновом. Поэтому он действительно мыслит обменом труда на труд.

Так же поступает и небогатый городской человек – он взвешивает, проще ли ему самому сделать ремонт в квартире, или нанять другого; приготовить обед самому или сходить в кафе.


* * *


На втором этапе S-кривой, когда базовые потребности человека удовлетворены, на этапе удовольствий, логика человека, а вместе с ней его представления о стоимости, начинают меняться. У него уже больше свободных денег.

Выбирая между удовольствиями, человек уже не смотрит только на функциональность и затраченное или сэкономленное время. Он сравнивает эффект от удовольствий. Он меняет одно удовольствие на другое, скажем, возможность сходить в театр на возможность купить торт. Он часто готов переплатить.

Здесь выиграет не то удовольствие, которое сэкономит время (или на которое было затрачено больше труда), но то, которое даст большее удовлетворение.


* * *


На третьем этапе S-кривой, когда речь идёт о власти (в рыночной экономике), человек уже не сравнивает ни время, ни труд, ни удовольствия. Он сравнивает только то, что даст ему большее приращение статуса, власти, престижа, денег. По этому принципу он и определяет стоимость товара.

На третьем этапе уже не человек определяет стоимость товара, а товар определяет, какой человек сможет его купить.


* * *


Эти закономерности легко увидеть на примере автомобилей. Все автомобили, предлагаемые сегодня на рынке, можно разбить на три группы – экономичные, средний класс (performance) и статусные.

Когда человек выбирает экономичный автомобиль, он ищет максимум функциональности за минимальную цену. Он сравнивает двигатель, расход бензина, надёжность, долговременность, проходимость, ремонтопригодность. Автомобиль для него является средством передвижения из точки А в точку Б с минимальными затратами.

При выборе машины среднего класса он уже готов переплатить существенные деньги за удовольствия. Его начинают интересовать кожаные сиденья (которые стоят дороже двигателя), красивые фары, рассекатели воздуха, и так далее. Он начинает воспринимать саму езду на машине как приключение и приятное времяпровождение.

При выборе престижной машины человек смотрит не столько на её внутренность, сколько на статус. Он не просто не стремится сэкономить, но он хочет купить настолько дорогую машину, чтобы, глядя на нее, сказали – эта машина стоит столько-то тысяч долларов, а её хозяин занимает определённое положение в обществе.

Можно выделить целые группы товаров, соответствующие разным участкам S-кривой, и для каждой группы товаров существуют свои под-законы стоимости.

В первую войдут утилитарные – бензин, электричество, простые продукты питания, дешёвая одежда, домашний телефон, автомобиль «Жигули» и так далее. Во вторую – косметика, духи, модная одежда, сотовый телефон, автомобиль «Тойота». В третью – дорогие рестораны, одежда от модельеров, автомобиль «Мерседес».

Закон стоимости меняется в соответствии с S-кривой не только для отдельного человека, но и для классов и для обществ в целом. Невозможно правила обмена с одного этапа пытаться применить на другом этапе.


Советская теория стоимости


Таким образом, теория трудовой стоимости Маркса несла множество проблем, которые невозможно было разрешить, даже при всём желании поверить в неё.

На практике в СССР была создана третья теория стоимости, которая не описана в экономических учебниках. Выход был найден не в попытке организовать абсолютно справедливый обмен; не в попытке постоянно считать, кто кому должен.

В 1920-е годы в экономике СССР начали следовать христианскому (или коммунистическому) принципу. Не ищи максимальной прибыли, не ищи и равенства в обмене. Наоборот, не бойся отдать больше, чем получишь. Работай так много и так хорошо, как можешь, а государство распределит общие результаты труда по принципу, кто больше нуждается.

Деньги выполняли функцию универсальных талонов, на которые можно было выбрать товары, которые скорее распределялись, чем продавались. Для поощрения отдельных достижений выдавалось больше или меньше талонов.

По иронии судьбы, чем сильнее становилось Советское общество, тем больше насыщалось оно товарами. Тем больше людей получали всё необходимое и переходили на этап потребления удовольствий, и тем хуже начинал работать основной закон стоимости СССР.


Три мифа религии денег


Чтобы продолжить рассмотрение модели функционирования рынка, нам необходимо разоблачить три устойчивых мифа рыночной экономики – (1) миф о сложности и о глубине экономической теории, (2) миф о производстве, и (3) миф о том, что рост экономики автоматически приводит к улучшению жизни людей.


Арифметическая модель мира


Любой учебник по экономике изобилует сложными математическими формулами, замысловатыми кривыми и различными графиками. Экономика считается очень точной и детальной наукой.

Но обратим внимание на то, что в своей основе религия денег не идёт дальше арифметической модели мира. Помимо плюса и минуса, используются только три дополнительных действия. Умножение (количество товара на цену единицы товара), деление (например, общие расходы на единицу товара) и разновидность деления-умножения – процент (для долгов).

Каждый человек в мире описан в виде счётной книги. Все возможные отношения между людьми сведены к четырём арифметическим действиям.

Переход в рыночную экономику и является переходом к такой арифметической модели мира с полным откидыванием любых других соображений, как мешающих рынку, как антирыночных.


* * *


Сама идея описать весь мир, используя только арифметику, звучит довольно своеобразно. Попробуйте построить работающую модель, например, автомобиля, описывая каждую его деталь только одним цифровым дескриптором, а взаимодействие между любыми деталями – только арифметическими операциями.

Но в финансовых отчётах огромных корпораций вы не увидите ни интегралов, ни производных, никакой сложной математики – только четыре действия. Товары не будут описаны сложными физическими характеристиками – только ценой. Любой бухгалтер прекрасно обходится самым простым калькулятором (а успешному бизнесмену совершенно необязательно заканчивать школу).

В менеджменте даже присутствует понятие бизнес-модели, то есть того, как сложную деятельность реальной фирмы свести к этим четырём действиям. Если не удастся, то бизнес будет нежизнеспособен. Например, показ фильма по общедоступному ТВ сам по себе не ведёт к денежной транзакции. Поэтому в фильм вставляют рекламу, которая заставляет телезрителя купить товар, и часть выручки за этот товар поступает телеканалу как оплата за рекламу.

Чтобы хоть как-то приспособить эту примитивнейшую модель к реальной жизни, бухгалтерия использует приём открытия субсчетов и учёта разных параметров фирмы на отельном субсчете. Например, субсчет для оборудования, для интеллектуальной собственности, для пенсионных выплат и так далее. Затем устанавливаются правила взаимодействия счетов. Но всё равно они сводятся к арифметике из четырёх действий. Поэтому правила бухгалтерского учёта становятся очень сложными, запутанными и постоянно меняются. Что открывает большое поле для финансовых махинаций.


Торговля против производства


Очень важно понять, что главная ячейка религии денег, формула прибыли, не только не содержит ничего связанного с развитием производства, но наоборот, она относит производство к затратам, и потому стремится его сократить.

Максимальную прибыль надо получить во времени. Простейший, и в то же время самый эффективный способ извлечения прибыли, это способ посредника, способ перепродажи. Купить товар у одного человека по малой цене и продать его другому за большую цену.

Чем больше перепродаж сделает торговец, чем чаще он обернёт свой капитал, тем выше будет прибыль. Любое производство требует более долгих вложений и уменьшает прибыль. Торговец идёт на производство только в тех случаях, когда прибыль нельзя получить перепродажей готовых товаров.

Поэтому в религии денег не может быть такого понятия как «способ производства». Капиталистический способ производства – это частный случай перепродажи, перепродажи рабочего времени наёмного работника.


* * *


Производство возникает как исключение, возникает иногда и только в определённых условиях:

1) когда не получается получить прибыль простым грабежом или перепродажей,

2) когда существует сильная конкуренция за власть и страх её потерять,

3) когда от производства ожидается прибыль, которая относительно выше перепродажи или ничего неделания.

Если эти условия нарушаются, производство останавливается.

Производство толкают и искусственно установленные государством и обществом формальные (законы) или неформальные (мораль, культура) внешние ограничения. Эти ограничения, словно стенки канала, заставляют течь воду в нужном направлении. Нет внешних стенок, и вода растекается. Нет детального регулирования, нет и производства. Сама по себе формула прибыли производство не запускает.

Мы привыкли к слову «экономика» и к связанному с ним ростом производства. Понятие экономика происходит от греческого слова «oikonomike», ведение домашнего хозяйства. Интересно, что в иврите, языке евреев, знатоков рыночной экономики и финансов, слова «экономика» вообще нет. Оно переводится как «калькаля», от итальянского «калькулятио», то есть калькуляция – всё та же счётная книга.

«Экономика свободного рынка» – это бессмысленное словосочетание, что-то вроде «домашнее хозяйство торговой лавки» [192].


* * *


Прибыль не имеет отношения к хозяйству, прибыль достигается через торговлю, иными словами через коммерцию, куплю-продажу. Купля-продажа и является основой всех отношений в религии денег.

Загляните в годичные отчёты любой корпорации, организации, правительства или налоговую декларацию отдельного человека. Они все построены по принципу всё той же счётной книги средневекового купца.

Интересно, что графа расхода в отчётах корпораций имеет два раздела – «cost» (стоимость) и «expenses» (издержки). В издержки включаются текущие расходы на деятельность фирмы, включая зарплату, оборудование и так далее. Зачем же тогда раздел «cost»? «Cost» – это стоимость закупленных фирмой готовых товаров для перепродажи.

Когда компании сообщают о полученной за год или квартал прибыли (profit), то на самом деле это не есть прибыль в нашем понимании. Это полная выручка минус «cost». «Profit» правильнее перевести как «барыш», «нажива». И только потом от прибыли отнимаются издержки и вычисляется собственно чистая прибыль (earnings).

Все сотрудники корпорации относятся к её расходам, которые следует уменьшать. Далее, чем меньше денег вложил торговец, и чем большую прибыль он получил, тем лучше. Поэтому чем выше стоимость основных фондов (то есть принадлежащих фирме производственных машин, механизмов, зданий), тем хуже прибыльность и финансовые показатели фирмы.

Естественно, что финансовые показатели выше у тех фирм, которые заняты наиболее чистой куплей-продажей, а не производством.

Для домашнего хозяйства это выглядит идиотизмом. Но отчёты и не предполагают, что кто-то должен заниматься производством или хозяйством. Все счётные книги корпораций сохранили своё первоначальное значение – описать торговую лавку.

Счётные книги толкают корпорации к тому, чтобы те избавлялись от собственности, от производства, от служащих, и стремились к своему средневековому идеалу – к пустышке.


Рост экономики как рост транзакций


Поскольку главным «положительным» чувством в религии денег является жадность, а главной целью – увеличение своей цифры, то общество в целом, чтобы держать всех довольными, обязано стремиться к увеличению цифры каждого из его членов.

Обычно такое увеличение связывают с ростом экономики, с ростом производства, на уровне страны – с ростом ВВП, валового внутреннего продукта. Правительства ставят своей главной целью увеличить ВВП, добиться роста на X процентов в год. Но как мы увидели, экономика – это торговля, а производство – частный случай перепродажи.

Поэтому рост экономики приносит простое увеличение торговых транзакций.

Почему увеличение транзакций ведёт к росту экономики? Представим такой пример. Два человека растят на своих огородах огурцы и помидоры и сами же их едят. В этом году они собрали и съели урожай, вдвое больший, чем в предыдущем. Но денег от этого у них не прибавилось, в счётных книгах пусто, экономика не растёт.

Затем один сосед начинает растить только помидоры, и относит их в лавку к купцу, который даёт ему за помидоры десять долларов. Другой сосед растит только огурцы, и тоже отдаёт их купцу за десять долларов. Теперь у каждого из соседей есть деньги. Естественно, что следующим шагом они идут к тому же купцу и тратят эти деньги на отсутствующие у первого огурцы, у второго – помидоры.

На самом деле их жизнь лучше не стала. Но с точки зрения счётной книги, раньше эти люди ничего не имели, но сейчас каждый из них стал богаче на десять долларов. Выросла экономика, выросло товарное производство, купец получил прибыль, государство получило налоги, образовались новые рабочие места – продавца в магазине, бухгалтера, налогового инспектора, банкира.


* * *


В целом, чтобы увеличить торговлю, есть два способа. Первый – увеличить скорость оборота существующих товаров [193]. Но это имеет предел. Второй – увеличить число товаров, которые находятся в обороте. Новые товары можно создать производством, но дешевле просто взять существующие, которые ещё не находятся в обороте, и запустить их в оборот.

Экономика оцифровывает и вводит в оборот то, что было раньше бесплатно. Этим она заставляет людей думать, что у них стало больше денег, хотя на самом деле жизнь стала хуже. Ведь мы помним, что стоимости – это только относительный показатель.

Раньше вода была чистая из колодца, теперь её продают в бутылках, раньше медицина была бесплатная, теперь за деньги, раньше можно было парковаться бесплатно, теперь – за деньги и так далее.

Даже формально, статистически, уровень жизни не зависит от ВВП. В Саудовской Аравии грамотность ниже, чем в Шри-Ланке, хотя средний доход в 15 выше. Детская смертность в Бразилии в 4 раза выше, чем на Ямайке, хотя доход вдвое больше.


* * *


Подумайте, (1) способствуют ли росту экономики следующие события. И (2) становится ли от этого лучше жизнь человека.

§ Три женщины воспитывают своих детей дома, готовят обед, убирают. Или одна из этих женщин идёт работать официанткой, другая – поломойкой, третья – нянькой.

§ Человек готовит дома. Или человек ест в Макдональдсе, а затем покупает лекарства от изжоги.

§ Человек ест в меру. Или человек объедается до ожирения, а потом покупает средства для похудения.

§ Человек ходит пешком. Или человек покупает автомобиль, а потом покупает беговую дорожку.

§ Человек дышит чистым воздухом. Или человек курит сигареты, заболевает раком, что увеличивает производство лекарств.

§ Автомобиль попадает в аварию, что приводит к увеличению производства новых автомобилей.

§ Пожарник находится без работы, он поджигает лес, появляется работа и растёт производство средств пожаротушения [194].

§ Военная корпорация изготавливает ядерные ракеты, а затем систему противоракетной обороны (тоже реальный случай).


* * *


В древней сказке заветным желанием короля было, чтобы всё, к чему он прикасается, превращалось в золото. Всё, к чему прикасается религия денег, превращается в сознании человека в деньги. Король вскоре не смог ни есть, ни пить, и умер от своей способности.


Модель рыночной экономики


Чтобы представить, как функционирует общество в рыночной экономике, давайте рассмотрим структурную схему рынка, которая вытекает из формулы прибыли. Затем мы продолжим рассмотрение основных вопросов политэкономии.


I.


Аксиомы рыночной экономики


Каков базовый набор аксиом, минимальный набор ключевых правил, которые лежат в основе рыночной экономики? Мы можем выделить три части модели: структура, цель и операции в структуре.

Структура рыночной экономики – это иерархия людей, в которой каждому человеку соответствует цифра его состояния.

Состояние человека состоит из принадлежащей ему собственности. Собственность, обычно, это материальные вещи, но она может быть и нематериальной, например, торговая марка или информация.


2. Цель


Целью каждого человека в отдельности является прибыль, то есть всяческое приумножение стоимости своей собственности и движение вверх по иерархии.

Целью иерархии в целом является увеличение стоимостей каждого из членов иерархии. Поскольку это – единственный способ предотвратить или сгладить внутренние противоречия между членами иерархии.

В физическом мире модель рыночной экономики допускает только две операции – купля и продажа. Купля и продажа собственности одного члена иерархии другому. В модели этим операциям соответствуют два арифметических действия – плюс и минус.


* * *


Это всё. Какой бы сложной не казалась и не пыталась казаться рыночная экономика, но вся её аксиоматика заключается в приведённых выше трёх пунктах.


Полнота модели


Поскольку экономика – это модель управления всем миром, то для полноты этой модели необходимо:

1) всё, что может быть предметом физического или воображаемого обмена, должно быть оцифровано и

2) отдано в чью-либо собственность,

3) любым изменениям в физическом и воображаемом мире должны соответствовать изменения в модели; и обратно, изменения в модели должны приводить к изменениям в остальном мире.

Каждый раз, когда кто-то прикасается к какой-либо вещи, должна происходить финансовая транзакция купли-продажи, изменяться чьё-либо значение в иерархии, пусть и на очень маленькую величину.

Наиболее полно на сегодняшний день оцифрована земля, и даже такое мелкое событие как стоянка машины на пятачке земли на пять минут вызывает транзакцию в модели – оплату за парковку.

Такое маленькое изменение сознания человека, как показ ему картинки, тоже вызывает финансовую транзакцию – оплата рекламы на Интернет-сайтах ведётся за каждого посетителя. В данном случае оцифрованная собственность – мозг человека.

А если что-то нельзя посчитать, то есть включить в управляющую модель, то религия денег предпочитает это либо не замечать, либо уничтожить.


* * *


Рассмотрим полноту оцифровки на интересном примере. Как выразить в деньгах страдания человека? В США такую оцифровку регулярно проводят суды, заставляя выплачивать огромные штрафы тех, кто привёл к этим страданиям. Это может показаться не экономической проблемой, но если такую оцифровку не делать, то возникают ситуации, похожие на случай с Форд Пинто.

В 1970-е годы компания Форд выпустила автомобиль Пинто, который был спроектирован с дефектами. Если Пинто сталкивался с другим автомобилем под определённым углом, то бензин из бензобака Пинто попадал в его пассажирский салон и воспламенялся. Те, кто находился в Пинто, сгорали заживо. Когда стали поступать сообщения об авариях, инженеры Форда нашли причину дефекта и предложили вариант исправления. Для этого требовалось вернуть на заводы сотни тысяч машин и переделать конструкцию бензобака.

Экономисты Форда, используя статистику аварий, подсчитали, сколько примерно таких катастроф произойдёт за все годы эксплуатации Пинто, и сколько людей сгорит заживо. Они подсчитали, в какую сумму обойдутся выплаты по страховкам и искам пострадавших. Они также подсчитали, что затраты на переделку всех Пинто в несколько раз превысят затраты по искам. Соответственно, Форд решил, что экономически выгоднее сжечь людей, чем переделывать автомобили, и спрятал все документы.

Поскольку Пинто продолжали гореть факелами на дорогах, судам постепенно удалось восстановить истину. Они наказали Форд огромными штрафами. Теперь в аналогичных ситуациях Форд и другие компании сравнивают убытки от переделки с убытками от потенциальных штрафов. Только резко увеличив денежную стоимость человека в счётной книге Форда, до него удалось довести мысль о ценности человеческой жизни.


Понятие товара


Просто так передавать от человека к человеку цифровые значения или собственность не имеет смысла (за исключением подарка и грабежа). Поэтому для получения прибыли необходим некий посредник. Он называется товаром. Товаром может быть всё, что угодно, не обязательно физический предмет.

Товар – это носитель стоимости и посредник при получении прибыли.

Каким образом можно получить прибыль с помощью товара? Это можно сделать только в том случае, если существует разница в стоимости товара, то есть разница в воспринимаемой ценности одного и того же товара для одного человека или для разных людей [195].

Иными словами, прибыль возможна, если люди или один и тот же человек готовы поменять один и тот же товар на другие в разной пропорции. Подробнее вопрос возникновения разницы в стоимости мы рассмотрим ниже.

Забирая себе разницу между значениями стоимости товаров в сознании разных людей (или одного человека), человек увеличивает свою собственность и положение в иерархии.


Понятие денег


Какова функция денег в рыночной экономике? Говоря о богатстве, человек обычно в первую очередь думает о деньгах и фокусируется на деньгах. На самом деле,

Деньги – это в первую очередь средство транспортировки стоимости товаров между сознаниями разных людей [196].


* * *


Представим, как происходит обмен товарами без денег.

Один житель селения из рук в руки передаёт другому зерно, взамен получает шерсть. Теперь представим, что эти люди живут в разных селениях, которые расположены далеко друг от друга. Для перевозки шерсти и зерна нужен транспорт, например, ослы. В одном селении на ослов грузят зерно, они приходят в другое селение, отдают зерно, на них грузят шерсть и возвращают ослов жителям первого селения.

Представим также, что у жителей есть всего 10 ослов, и что они обмениваются шерстью на зерно в пропорции 1 мешок шерсти = 2 мешка зерна. Тогда вначале каждый осёл несёт по 2 мешка зерна, а на обратном пути он несёт 1 мешок шерсти.

Теперь представим, что шерсть не нужна немедленно жителям первого селения. Тогда жители второго селения могут использовать ослов, чтобы привезти ткани из третьего селения.

Деньги – это такие же ослы, но не для перевозки физических товаров, а для перевозки их стоимости.

1 доллар = 1 условный осёл.

Один долларо-осёл может перенести 1 единицу стоимости. Для перевозки одного пальто стоимостью 50 долларов надо иметь 50 долларо-ослов. Для перевозки мешка крупы весом 20 кг и стоимостью 50 центов за кг достаточно 10 долларо-ослов.

В чём разница между настоящими ослами и долларо-ослами?

1) Товары и долларо-ослы путешествуют одновременно, но в противоположных направлениях – осёл приходит к тому, кто отдал товар, от того, кто его получил.

2) Для перевозки стоимости люди обязаны использовать только определённых долларо-ослов (национальную валюту).

3) При появлении долларо-осла люди обязаны обменять на него свой товар по заранее объявленной ими цене (принимать деньги к оплате).

4) При прибытии товара люди обязаны отдать владельцу товара договоренное количество ослов.

5) Есть люди (банкиры), которые постоянно контролируют выпуск ослов на дороги.

Помимо аналогии с ослами, можно использовать аналогию между долларами и электронами. Как электроны переносят заряды, так доллары переносят стоимость. Для переноса одного заряда нужен один электрон, так же для переноса единицы стоимости нужен один доллар [197].


* * *


Посмотрим, как понятия долга, банка, инфляции и курса валют представляются в «ослиной» модели.

– мне нужны товары, но у меня нет в наличии ослов. Я прошу ослов взаймы у соседа, и обещаю отдать с процентами, то есть больше ослов, чем взял. Естественно, что я могу вернуть ослов, только продав кому-то свой товар.

– ослиное стойло. Люди отводят туда свободных ослов, чтобы их не угнали бандиты. Приведённых ослов банк тут же даёт взаймы тем, у кого их нет, под процент.

Кроме того, банки знают секреты, как размножать ослов (подробнее об этом – позже). Разводить ослов разрешено только банкирам. Ослы, разведённые вне банков, считаются фальшивыми и при выявлении уничтожаются.

– если люди видят, что свободных ослов становится больше, чем товаров, то они начинают грузить на каждого осла всё меньше и меньше товара. Люди боятся, что если они отдадут свой товар за малое количество ослов, то они не смогут обратно поменять ослов на нужный им другой товар.

Инфляция может возникать в двух случаях – или сократилось производство товаров, или банки и правительства выпустили на дороги слишком много ослов. Зная эту особенность правительств, люди пытаются предугадать, сколько свободных ослов ходит по дорогам. Поскольку точно никто не знает, то слухи и косвенные признаки играют большую роль.

Центральные ослиные стойла, центральные банки, постоянно держат резерв лишних ослов или отлавливают свободных, если тех становится слишком много.

– иногда ослов не хватает, тогда люди готовы нагрузить на каждого осла дополнительный товар, лишь бы получить ослов и обменять на необходимое им.

– в разных странах товары возят на ослах разного цвета. Например, в одной стране на белых, а в другой – на зелёных. Если человек хочет взять товар из соседней страны, он должен пригнать своих ослов в специальный пункт обмена ослами, называемый валютной биржей.

В зависимости от того, сколько есть желающих поменять зелёных ослов на белых, биржа устанавливает соотношение обмена. Например, 1 зелёный осёл = 30 белых ослов. Если число пребывающих белых ослов будет увеличиваться, а зелёных – нет, то за каждого зелёного осла будут давать всё больше белых, и наоборот.


Эволюция и идеализация денег


Давайте рассмотрим, как происходила эволюция денег в сторону их идеализации, в сторону выполнения их главной функции – транспортировки стоимостей между сознаниями людей, и в сторону откидывания всех второстепенных функций.

Итак, в начале развития торговли шёл обмен товара на товар. Если товары находились в разных странах, то обмен осуществлял купец. Смыслом существования купца было так провести обмен, чтобы получить личную выгоду.

Например, купец менял шерсть на зерно. В чужой стране он менял 3 мешка шерсти на 6 мешков зерна, в своей стране он менял обратно 4 мешка зерна на те же 3 мешка шерсти. В результате у купца образовывался навар в 2 мешка зерна.

Для удобства купцов в торговых городах (обычно в портах) устраивались склады. Вместо того чтобы носить товар с собой, в момент сделки купец просто писал записку начальнику склада с приказом выдать зерно человеку, купившему его у купца.

По мере развития торговли обмены становились всё сложнее и сложнее. Купец мог менять шерсть на ткани, ткани на оружие, а уже оружие на зерно. Не всегда купец обменивал товар на другой товар немедленно.

Нужен был некий всеобщий эквивалент товара, который было бы сложно подделать. Им стало золото.

Теперь купец обменивал товары на золото и обратно золото на товары. Это дало огромное удобство купцу – товары быстро портились, занимали много места. Золото было компактно и вечно. Его было очень легко накапливать и сохранять.

В целях безопасности купец старался не носить золото с собой. Он держал золото на охраняемом складе, и в момент покупки опять просто выдавал продавцу расписку – чек. Продавец, как правило, сам был купцом, и тоже держал своё золото на складе.

Вместо того чтобы таскать золото из одного места в другое, купцы просто обменивались расписками, а золото не покидало склады. На складах, которые стали называться банками («bank» по-английски – хранилище), вели учётные книги, в которых напротив фамилии каждого купца записывали, сколько ему принадлежит золота. Если появлялся чек, то против фамилии выписавшего чек ставили минус (дебит), а против фамилии предъявившего – плюс (кредит). Чем больше золота было приписано к фамилии купца, тем он больше радовался и гордился этим.

Эта система банковского учёта сохранилась неизменной и до наших дней.

Не всегда использование чеков было удобным, ибо кто-то мог выписать и фальшивый чек, а для проверки требовалось идти в банк, который мог находиться в другой стране. Поэтому выпускались золотые монеты, которыми можно было расплачиваться на месте. Но золото – тяжёлый металл, и таскать большое количество монет было неудобно.

Поэтому придумали выпускать своеобразные «чеки на предъявителя», заведомо подтверждённые банком – бумажные купюры, которые выпустивший их банк принимал безоговорочно и взамен немедленно выдавал золото.

При выпуске каждой купюры банк обязан был держать в своём сейфе соответствующий ей эквивалент золота. Но банки быстро сообразили, что можно выпустить больше бумажных купюр, чем хранится золота в банке на самом деле. Это возможно, поскольку купюры предъявляются к обмену на золото довольно редко, скажем 1 купюра из 10 в течение дня. Тогда можно держать в банке золото на покрытие только 10 процентов выпущенных купюр.

Банк как бы начал «создавать» золото из бумаги и давать его в кредит под процент, процент забирать себе, таким образом делать прибыль из воздуха. Поскольку жадность банкиров не имела границ, они так увлекались выпуском бумажных денег, что бумажки обесценивались, и многие банки разорялись.

С изобретением телефона и телеграфа стал возможен следующий шаг. Вместо того чтобы носить бумажный чек, клиент мог просто позвонить в банк или послать телеграмму с указанием переписать в счётной книге банка золото с его фамилии на фамилию продавца товара.

С изобретением компьютеров все счётные книги были введены в их память. Стало возможным не только мгновенное изменение записей внутри банка, но и быстрый обмен записями между банками. Бумажный чек из одного банка в другой посылается физической почтой, его обработка и сверка подписи занимает 7-10 дней. Электронная транзакция происходит в реальном времени.


* * *


Итак, эволюция денег происходила по следующей схеме:

Товар – Золото – Чек – Наличные – Электронные

Из физического, материального идола – золота, деньги стали просто цифрой, настоящим идеальным идолом, который живёт только в сознании.


Разделение функций накопления и обращения


Деньги, начав свой путь с физического товара и золота, которые лежали в сундуке у купца, со временем идеализировались и приняли вид своей главной функции, функции переноса стоимости. Электронные деньги идеально подходят для выполнения ослиных обязанностей – они мгновенны, не существуют физически, их сложно украсть, их легко отслеживать и ими очень легко управлять.

Заметим, что помимо функции переноса стоимости, золото выполняло вторую важнейшую функцию – оно было средством накопления.

Именно по количеству накопленного золота определялось состояние и место в иерархии – как человека, так и страны. Золото было главным предметом накопления, то есть культового поклонения.

При идеализации функция накопления пропала. Цифра в памяти компьютера уже не может быть средством накопления. Ибо золото есть само по себе товар, стоимость которого может меняться относительно других товаров. Но цифра в памяти компьютера имеет смысл как товар только как кредит (ослы, которых одалживают для перевозки).

Разделение функций обращения и накопления началось с выдачи банками первых кредитов. Окончательное признание факта разделения было сделано в 1971 году, когда доллар США, а вместе с ним почти все мировые валюты [198], были «отвязаны» от золотого стандарта. До 1971 года теоретически любому доллару должно было соответствовать физическое золото в банке, после – нет.

Это привело к новой ситуации. Раньше деньги на сберегательном счету были эквивалентны хранению в банке золота. Теперь для сохранения функции накопления деньги, которые находятся на счету в банке, должны быть немедленно вложены в какой-либо товар или в предмет поклонения.

Если любая прибыль раньше автоматически имела эквивалент в золоте, то теперь прибыль, полученную в деньгах, ещё надо вложить в какой-либо товар.

Обычно так и происходит – банк от своего имени вкладывает деньги клиента в какой-либо товар. Он даёт кредит правительству, фирме или частному лицу, которые записывают своё имущество как залог. Фактически, банк вкладывает деньги в это имущество. Например, если банк дал кредит на покупку дома, то он вложил деньги в дом. Если он дал кредит на закупку бананов, то он вложил деньги в бананы.

Особый случай – когда деньги вкладываются в долговые обязательства правительств. Мы рассмотрим этот случай в дальнейшем.


II.


Получение прибыли с помощью товара


Вернёмся к базовым понятиям рыночной экономики и посмотрим, каким образом товар даёт возможность получения прибыли.

Как мы говорили, экономику интересует не сам товар, не его физические или потребительские свойства. Её интересует только одно свойство товара – стоимость.

Прибыль приносит даже не стоимость товара как таковая, а изменениестоимости, или разница в стоимости одного и того же товара в сознании покупателя и продавца.

Математически, изменение стоимости – это первая производная от стоимости. Нас интересует максимизация этой производной.


* * *


Как возникает разница в стоимости товара и как её можно увеличить?

Разница в стоимости одного и того же товара может существовать как в сознании одного человека, так и в сознании разных людей.

Разница в стоимости одного и того же товара может существовать:

1. в пространстве,

2. во времени,

3. в результате структурных преобразований товара (т.е. его изменения).

Разница в стоимости может быть увеличена как снижением стоимости покупки, так и увеличением стоимости продажи.

Далее, для того, чтобы увеличить разницу в стоимости товара, надо ответить на вопрос, зачем люди обмениваются товарами?

Обмен (обобщённо) происходит в соответствии с участками S-кривой:

1. в силу необходимости,

2. для удовольствия,

3. для увеличения статуса и власти.

Чтобы рассмотреть все возможные комбинации, можно составить матрицу комбинаций

А х Б х В х Г. Приведём некоторые примеры.


* * *


При обмене в силу необходимости разница возникает, если один и тот же товар представляет разную необходимость.

В пространстве:

§ Снижением стоимости покупки – выплата низкой зарплаты или установление низких закупочных цен, например, крестьянам.

§ Увеличением стоимости продажи – продажа необходимого по высоким ценам, пользуясь стеснёнными обстоятельствами человека, например, продажа сахара в единственном магазине в деревне.

§ Обычно этот способ предполагает ту или иную степень монополизации торговли на определённой территории.

Во времени:

§ Снижением – установка низкой закупочной цены, пользуясь срочностью, например, ломбард.

§ Увеличением – установка высокой продажной цены, пользуясь срочностью, например, такси в аэропорту, платный туалет или продажа еды с наценкой в дороге.

§ Успех этого способа зависит от выбора времени и места торговли.

В структуре:

§ Снижением – нахождение дефектов или недостатков в товаре, который продаёт человек, сравнением с другими более дешёвыми функциональными товарами.

§ Увеличением – расхваливание функциональных свойств товара или придание в сознании покупателя товару новой более важной функции. Например, это не просто сок, а средство похудения.

§ Успех этого способа зависит от умения торговца лгать.

В пространстве:

§ Снижением – поиск мест закупки товаров, где затраты в силу природных или иных условий будут наименьшими. Например, разница между затратами на выращивание помидоров в Молдавии и в Карелии. Здесь же разница между уровнями оплаты труда в бедных и богатых странах.

§ Увеличением – поиск места продажи товаров, где необходимость в них наиболее высока. Например, необходимость нефти в Европе и на Ближнем Востоке.

§ Зависит от способности торговца работать в разных странах. Естественно, что чем больше расстояние, тем легче обмануть.

Во времени:

§ Снижением – закупка в моменты всеобщей нужды.

§ Увеличением – продажа в моменты всеобщей нужды.

§ Зависит от умения спекулировать в чистом виде.

В структуре:

§ Снижением – нахождение наиболее дешёвых способов производства, увеличение производительности труда, уменьшение упаковки.

§ Увеличением – создание средств экономии труда. Разница возникает, если новый товар даёт экономию времени. Например, если на изготовление плуга тратится 5 часов, а плуг экономит 50 часов работы, то возникает разница в 45 часов, часть которой и можно превратить в прибыль.

§ Зависит от изобретательности и умения организовать производство.


* * *


При обмене на этапе удовольствия разница возникает, если один и тот же товар представляет разную силу удовольствия.

На уровне необходимого воспринимаемое значение стоимости более-менее одинаково, потому что есть общие для людей биологические и материальные ограничения. Стоимости удовольствий могут различаться очень сильно, ибо всеобщего знаменателя нет.

В пространстве:

§ Снижением – поиск товаров, которые доставляют разное удовольствие в разных странах. Например, покупка бус в Европе и продажа в Африку.

§ Увеличением – поиск товаров, которые доставляют большое удовольствие в стране продажи. Например, удовольствие от бананов в России гораздо выше, чем в Африке.

Во времени:

§ Снижением – сбивание цены закупки на том основании, что товар не моден в данный момент. Перепродажа в момент возникновения моды.

§ Увеличением – набивание цены продажи на основании, что товар очень моден в данный момент. Поиск товара, удовольствие от которого в данный момент времени выше, чем в иные моменты (хороша ложка к обеду). Например, бутылка вина в ресторане стоит гораздо дороже, чем в магазине.

В структуре:

§ Снижением – снижение затрат, сохранение внешней формы при минимальном сохранении содержания.

§ Увеличением – яркая упаковка, реклама и паблик-рилэйшнз.

§ Зависит от искусства рекламы.


* * *


При обмене ради статуса и власти разница возникает, если один и тот же товар представляет разный престиж и даёт разную власть.

В пространстве:

§ Снижением – поиск товаров, которые дают разную власть в разных странах. Например, пулемёт в Африке даст гораздо больше власти, чем в Европе.

§ Увеличением – ввоз товаров, которые ассоциируются с престижем в одной стране, но не в другой. Например, автомобиль «Форд» даёт престиж в СНГ, но никакого престижа в Америке.

Во времени:

§ Снижением – поиск вышедших из моды товаров престижа и власти и перепродажа их в другую страну. Например, бывших в употреблении лимузинов или устаревших самолётов.

§ Увеличением – поиск товаров, которые нужны для захвата власти в данный момент в данной стране. Обычно оружие или брэнды.

В структуре:

§ Снижением – сбивание восприятия власти и престижа, которыми обладают товары.

§ Увеличением – производство товаров, дающих преимущество во власти. Например, более совершенного оружия и новых предметов роскоши.


* * *


Хорошая разница в стоимостях возникает и при обмене наперекрёст:

§ Покупка товара как необходимого, продажа как удовольствия.

§ Покупка как удовольствия, продажа как статуса.

§ Придание товарам-удовольствиям и статусным функций необходимого.

Заметим, что поганый смотрит на всё в жизни как на товар, то есть как на предмет возможного обмена. Не только на физические вещи, но и на качества людей, на отношения. При этом собственное мнение поганого не имеет значения. Имеет значение только то, какое мнение о товаре есть у других, и как можно изменить это мнение (в пространстве, в структуре, во времени).


Выбор товара максимальной прибыли


Как видим, производство, то есть изменение структуры товара – это только один из многочисленных способов получения разницы в стоимости.

Поскольку целью любого поганого является максимизация прибыли, он ищет тот вариант, который даст максимальную прибыль. Одно из самых важных понятий рыночной экономики при принятии решения заняться тем или иным бизнесом – это «opportunity cost», то есть прибыль, которая приносится в жертву, которая может быть получена от альтернативного бизнеса.

Можно привести следующую упрощённую формулу привлекательности инвестиции:

Привлекательность = (Разница стоимости) * Риск / Время

где риск выражен как субъективная вероятность получить прибыль, например,

0.8 = вероятность удачи 80 процентов. Соответственно, чем ниже риск (чем его значение ближе к 1) и короче время, тем выше привлекательность инвестиции в целом.


Накопительные и временные товары


Все типы товаров можно разбить на две группы – накопительные, постоянные, неизменные во времени, и временные.

Только постоянные товары подходят в качестве идолов вечного поклонения и, соответственно, для функции накопления, накопления собственности и накопления положения в иерархии. К ним относятся земля, недвижимость, золото, драгоценности, коллекции, предметы старины и искусства – всё, что существует в ограниченных количествах.

Временные товары разбиваются на две группы:

§ предметы ежедневного потребления (включая еду),

§ рабочая сила, производящая эти предметы.

Временные товары невозможно накопить, ибо они довольно быстро портятся или теряют свою потребительную стоимость.

Функция накопительных товаров – долгосрочное сохранение власти. Для сохранения власти стоимость накопительных товаров изначально, по определению, должна намного превышать стоимость временных товаров и особенно стоимость рабочей силы.

Мы также помним, что с момента отделения денег от золота любая прибыль в конечном итоге должна вкладываться в какой-либо накопительный товар.

Заметим, что с учётом очень длительного времени существования накопительных товаров, рабочей силой затраченной на их производство, можно в принципе пренебречь (а в случае земли затрат никогда и не было).

Иерархия собственности складывается именно из накопительных товаров. Поскольку в религии денег важны вещи, а не люди, то накопительные товары первичны, хотя они и часто совершенно бесполезны в повседневной жизни (например, то же золото и драгоценности).

Временные выступают как средства получения накопительных, посредники. Проблема в том, что для жизни людей и особенно рабочей силы нужны именно временные товары.


III.


Способы увеличения богатства


Поганое общество видит единственный смысл своего существования в увеличении собственного материального богатства. Давайте посмотрим, как может происходить это увеличение богатства. Как должен происходить не только рост экономики (транзакций), но рост накопленного состояния общества в целом.

Поскольку это богатство существует только в коллективном сознании поганого общества [199], то как можно увеличить эту коллективную веру в то, что богатство увеличилось?

Заметим, что общество в целом не хочет роста цен на временные товары, на предметы потребления (ибо это затраты), но оно желает роста своего богатства. И раз богатство выражается не в людях и их качествах, а в накопительных товарах, то теоретически есть два пути – появление новых накопительных товаров или рост стоимостей существующих.

Как может возникнуть новая стоимость накопительных товаров? В основном оцифровкой неоцифрованного – добычей нового золота, открытием новых земель и приватизацией существующих, захватом драгоценностей, как внутри своей страны, так и за границей. Но ресурсы получения такой новой стоимости достаточно ограничены.


* * *


Каковы возможности роста стоимостей без создания чего-либо нового? Есть два основных способа:

1) ухудшение одного ради увеличения другого и

2) пирамиды.

Ухудшение одного ради увеличения другого напрямую следует из относительности стоимости. Если ты не можешь улучшить стоимость своих товаров, ухудши стоимость других товаров, и пропорции обмена изменятся.

Простейшим примером будет загрязнение земли, воды, воздуха в одном месте с целью увеличения их стоимости в другом. Естественно, что ухудшение надо производить за границами поганого общества, тогда стоимость внутри него автоматически увеличится.

Другим хорошим примером является уничтожение систем образования, здравоохранения, безопасности в других странах, что резко повышает относительную привлекательность поганых стран.


Механизм пирамиды


Второй способ увеличения стоимости накопительных товаров – это пирамиды. Смысл пирамиды – в увеличении стоимости некоторого товара в сознании всё большего числа людей одновременно. Для этого достаточно создать ситуацию, когда спрос на некий товар постоянно превышает его предложение.

Создать пирамиду довольно просто, и до определённого момента все её участники будут «счастливы».

Давайте представим, что у Мойши и у Абрама есть по десять редких почтовых марок. Сколько стоит одна марка? Вне обмена её стоимость можно принять хоть в 1000 долларов, хоть в 1 цент, это не имеет значения. Давайте представим, что Мойша купил у Абрама марку за 1050 долларов, и Абрам у Мойши – тоже за 1050. Это по-прежнему не имеет большого смысла, они просто поменялись.

Но теперь представим, что нашёлся третий, внешний покупатель. Мойша предложил ему свою марку за 1100 долларов, и договорился с Абрамом, что тот подтвердит такую цену. Убедившись, что за марку «на рынке» дают 1100 долларов, третий купил её.

Каждый обмен с возрастанием цены повышает стоимость всех товаров в пирамиде. Стоимость оставшихся марок соответственно возросла; состояние и Мойши, и Абрама увеличилось до 10 марок x 1100 долларов = 11 тысяч долларов.

Затем пришёл четвёртый человек, который хочет купить марку Абрама. У него уже есть два свидетеля (Мойша и его покупатель) того, что марка стоит дорого. Более того, Абрам увеличивает цену до 1150 долларов, и покупатель соглашается, потому что он видит, что цены растут. Следующий раз марка будет продана ещё дороже. Состояния Мойши и Абрама увеличились не на полученные 50 долларов, но на 500.

К торговле марками подключается всё больше людей. Каждый из них перепродаёт марки последующему с небольшим увеличением цены. Скажем, в год цена марок растёт на 30 процентов.

Тогда приходят люди со стороны, которых уже интересуют не марки, но их интересует то, что марки растут в цене. Они начинают скупать марки только для того, чтобы получить прибыль. Спрос превышает предложение, цены растут.

Каждый из обладателей марок счастлив – он считает себя владельцем большого состояния, и это состояние признаётся другими, существует в сознании других.

Очень важным становится постоянное вовлечение в пирамиду всё нового числа людей, ибо для роста цен необходимо постоянное превышение спроса над предложением и хотя бы небольшой приток денег в пирамиду. Поиском новых «инвесторов» занимается всё большее число завлекателей.

Теперь представим, что Мойша решил, что пора избавляться от своих марок, которые уже стоят более 20 тысяч долларов. Если на рынке есть покупатели, которые приносят свежие деньги извне пирамиды, то Мойша продаст марки и спрячет деньги.

Но если входящих денег нет, то чтобы заинтересовать других участников, Мойша будет вынужден снизить цену.

Но если предложение на продажу превысит спрос, если входящие деньги начнут иссякать в целом, если кто-то внутри пирамиды запаникует, начнёт снижать цену и избавляться от своих товаров, то паника может перекинуться на остальных. Жадность прибыли сменится страхом потерять деньги, каждый будет пытаться быстрее остальных избавиться от товаров, снижать цену, что вызовет дальнейшее лавинообразное снижение цен.


* * *


В реальной жизни за ценами спроса и предложения присматривает специально выделенный «маркет-мэйкер». Он немедленно скупит товар, который будет выставлен на продажу по цене, сильно отличающейся от установившейся. Но в случае большой паники у маркет-мэйкера не хватит резервов.

Для поддержания пирамиды достаточно соблюдения одного правила – приток денег снаружи должен быть выше, чем отток денег из пирамиды.

Пирамиды – необходимый и постоянный способ жизни поганого общества. Предметами пирамид являются все накопительные товары. Фактически, само поганое общество, как и любой культ поклонения предметам – это одна огромная пирамида. В дальнейшем мы подробно рассмотрим историю финансовых пирамид и их некоторые особенности.


Перенос стоимости временными товарами


Вернёмся к временным товарам и рабочей силе. Накопительные товары интересуют поганых в силу их способности увеличивать свою стоимость во времени. Как мы помним, временные товары не могут долго храниться, и имеют смысл только как средства получения прибыли.

Для упрощения давайте представим, что мы живём двести лет назад, бумажных денег нет, все расчёты ведутся через золото. Капиталист – идолопоклонник, верит в золото и хочет больше золота. Он открывает фабрику с одной целью – выпустить товары, которые принесут ему золото.

Капиталист словно выпустит с фабрики маленьких человечков, которые побегут по миру, соберут золотые монетки и принесут их в сундуки капиталиста. Часть монеток затем придётся отдать рабочим фабрики и поставщикам сырья.

Религия Денег

Белые шары – владельцы собственности, серые шары – собственность.

Жёлтые шары – товары, переносчики собственности.

До каких пор капиталист будет выпускать товары? До тех пор, пока в мире будет золото, которое эти товары смогут подобрать. Опять-таки, сами товары, их потребительные функции капиталиста не интересуют.

Если только товары перестанут приносить предмет идолопоклонничества – золото, то капиталист немедленно остановит производство. Что будет с рабочей силой, его не интересует.

В наши дни эти человечки приносят владельцу не только золото, но и кусочки любых других накопительных товаров. Поэтому он выпускает товары, пока они приносят такие кусочки (и приносят их больше, чем капиталист отдаёт рабочим и поставщикам).


Вторичный контур в религии денег


Итак, если в накопительных товарах капиталиста интересует первая производная, изменение (рост) их стоимости, то во временных – их способность приносить прибыль, изменение изменения стоимости. То есть вторая производная от стоимости.

Поскольку это вторая производная, то капиталиста начинают интересовать не сами товары, но средства производства таких товаров (то есть средства производства прибыли).

Поскольку капиталист постоянно ищет товар, приносящий максимальную прибыль, то в борьбе за инвестиции (за вложение денег) способность средств производства приносить прибыль конкурирует со способностью накопительных товаров расти в стоимости.

Можно купить-продать золото, чтобы оно выросло в стоимости; или можно купить-продать завод, который выпускает товары, которые принесут прибыль, которая будет обменена на золото.


* * *


Средства производства могут расти в стоимости по двум причинам:

1) увеличивается приносимая ими прибыль,

2) они сами становятся предметом пирамиды.

Первая причина очевидна. Вторая приводит к весьма интересному превращению. Средства производства начинают участвовать в пирамидах через механизм биржи и акций. Важно понимать, что при торговле акциями учитывается не столько стоимость оборудования фабрики [200], сколько способность фабрики приносить прибыль. Скажем, акции фабрики, которая приносит 50 процентов прибыли и имеет оборудования на 1 миллион долларов, будут стоить выше, чем акции фабрики, которая имеет оборудования на 2 миллиона, но приносит 10 процентов прибыли.

Через механизм акций и биржи средства производства товаров-прибыли сами становятся накопительным товаром.

Теперь важным становится не только приносимая средствами производства прибыль, но и просто рост биржевой стоимости средств производства, который хотя и зависит от приносимой прибыли, но косвенно, во второй производной.

Временную, текущую конкуренцию между накопительными товарами и средствами производства выигрывают те, которые быстрее растут в стоимости. Если быстрее растут в стоимости средства производства, то расширяется производство. Если они проигрывают в росте, например, недвижимости, но производство сокращается.

Так в религии денег возникает вторичный контур. Возникает вторичная стоимость [201].

Очень важно, что без механизма биржи и акций средства производства не могут стать накопительными товарами. Заметим, что в отличие от золота или недвижимости, средства производства гораздо более сложны и капризны.


* * *


Подводя итог, в религии денег существует 4 типа товаров:

1. Первичные накопительные товары. Они образуют иерархию собственности и являются главной целью конкурентной борьбы. Простейший накопительный товар – золото.

2. Временные потребительские товары, главной функцией которых является перенос стоимости накопительных.

3. Средства производства временных товаров, которые создают временные товары, которые в свою очередь приносят накопительные. Некоторые средства производства сами становятся предметами пирамиды и превращаются в накопительные товары.

4. Рабочая сила стоит на последнем месте и имеет смысл только как обеспечение работы средств производства, которые создают временные товары, которые в свою очередь приносят накопительные.

Подробнее мы рассмотрим работу вторичного контура в следующей главе.


Идеализация товаров и людей


Религия денег захватывала сознание обществ постепенно. По мере её развития происходила эволюция товаров и людей, которые постепенно принимали ту идеальную форму, которая им нужна для успеха в одномерном денежном мире.


* * *


Проще всего было идеализировать товары удовольствия. Для них религия денег выставляет следующие условия:

§ затраты на производство равны почти нулю,

§ удовольствие (то есть воспринимаемая стоимость) – максимально.

Мы получаем брэнд – торговую марку, чистый символ. Удовольствие приносит просто созерцание этого символа, нанесённого на бумагу, картонку или ткань. Затраты на символ – только поддержание веры в символ, в имидж.


* * *


Функциональные товары невозможно превратить в символ, но затраты надо снижать, а воспринимаемую стоимость – увеличивать.

Поэтому развитие функциональных товаров пошло в сторону сужения функций и сведения свойств к минимально допустимому уровню. Для поддержания потребностей в функциональных товарах их надо делать одноразовыми, недолговечными.

За примерами можно зайти в любой магазин, торгующий китайскими товарами и в кормилки фаст-фуд типа Макдональдса. Другим примером будет американский помидор и прочие искусственно созданные растения. По функции это помидор, по форме это очень красивый помидор. Но по вкусу это не помидор.

Замороженные и обезвоженные продукты гораздо дешевле свежих. Чтобы придать им вкус, вернуть видимость функции этим псевдо-товарам, в них активно используются химические вкусовые добавки [202].


* * *


При выборе товаров власти поганым руководят две эмоции – страх и жадность. Соответственно, эти товары идеализировались в финансовые инструменты с двумя параметрами, соответствующими страху и жадности – риск и доходность.

Сегодня можно купить опции, фьючерсы, страховки и прочие ценные бумаги, которые будут отражать прибыль и риск любых событий, происходящих в мире.


* * *


Человеку рыночная экономика отвела две функции – продавца и потребителя.

Идеальный продавец максимально обманывает покупателя. Идеальный потребитель безропотно потребляет всё, что для него приготовлено. Иногда человек ещё должен быть идеальным производителем – полностью подчиняющимся командам, биологическим роботом.

Но даже сведя мир всего к двум примитивным функциям, рыночная экономика не в состоянии стабильно работать.

Глава 7. Кризисы религии денег.

Кризисы и политэкономия


Если у обычного человека есть стабильное жильё, еда, одежда, лекарства, то ему не так уж и интересно, какие именно процессы происходят внутри экономики. Но тут появляются экономические кризисы.

С момента возникновения религии денег экономические кризисы происходят регулярно. Они возникают как минимум раз в десять лет, и, как правило, не связаны с природными явлениями, а только с поведением самих людей. Последствия кризисов могут свестись как просто к временному затягиванию поясов, так и к многолетним депрессиям, которые заканчиваются мировыми войнами и миллионами трупов.

В современной политэкономии существует три основные теории возникновения кризисов и борьбы с ними – классическая, монетаристская и теория Кейнса.


Кризисы и классическая политэкономия


Классическая политэкономия, берущая начало от Адама Смита, вообще не видит проблемы в кризисах. Поскольку рынок считается саморегулирующимся, то зачем вмешиваться в его объективные законы?

Классическая политэкономия считает кризисы естественным явлением, которое помогает естественному отбору. Кризисы оставляют в бизнесе только лучшие фирмы, а живых – только лучших людей.

Более того, считается, что любое вмешательство государства или иной силы как раз и вызывает кризисы. Стандартные рекомендации классической политэкономии – уменьшить налоги, сократить государственные расходы, уменьшить регулирование рынка, а в идеале вообще свести государственное вмешательство на нет.

Этот подход замечателен для тех, у кого в момент наступления кризиса имеется круглое состояние. Но все кризисы связаны с безработицей. Для тех людей, у которых единственным источником пропитания является продажа собственного труда, кризис представляет прямую угрозу выживания. Поскольку в момент кризиса большинство населения оказывается именно в ситуации выбора между жизнью и смертью, то это приводит к понятному недовольству и конфликтам в обществе.

Последовательное и добросовестное применение классической политэкономии привело к локальным войнам и революциям на протяжении всего XIX века. Венцом этой политики стала Первая мировая война, закончившаяся революциями во многих странах Европы. Но этого было мало, и правительства продолжали следовать рекомендациям Адама Смита.

Они привели к Великой депрессии 1930-х годов, к фашизму, ко Второй мировой войне и сильнейшему разрушению Европы.


* * *


Обобщая подход классической политэкономии, можно сказать, что она переносит принципы работы микроэкономики на макроэкономику, принцип работы одной фирмы – на работу общества в целом. На уровне одной фирмы, действительно, чем меньше налоги и чем меньше вмешательство государства, тем лучше живётся этой фирме.

Но отдельная фирма – это открытая система с одним входом и выходом. Экономика в целом – это замкнутая система, в которой все входы и выходы в конечном итоге связаны. Эта связь входов и выходов может замыкаться как внутри одной страны, так и внутри экономики мира в целом.

То, что годится для открытой системы, не будет работать в замкнутом пространстве. Например, в случае одного автомобиля, сжигание кислорода на его входе и выхлопные газы на его выходе не несут больших проблем. Можно поставить на него больший двигатель и увеличить выхлопы, автомобиль станет быстрее и мощнее. Но если взять замкнутую систему города, то увеличение выхлопов каждым автомобилем приводит к весьма серьёзным проблемам.


Теория Кейнса


Английский экономист Дж. Кейнс был очевидцем всемирной Великой депрессии, во время которой на протяжении долгих десяти лет не было заметно никаких признаков самовосстановления.

Кейнс решил проанализировать экономику как замкнутую систему и посмотреть, что происходит с совокупным спросом и совокупным предложением общества. Чтобы быть услышанным, Кейнсу пришлось излагать свои мысли в общепринятой терминологии Адама Смита, терминологии рынка, спроса и предложения. Кейнс предположил, что работает следующий механизм.

Стремление производителя к увеличению прибыли ведёт к постоянным попыткам уменьшить зарплату рабочих. Уменьшение зарплаты заставляет рабочих покупать меньше товаров. Уменьшение спроса снижает производство, что ведёт к новым увольнениям, что опять снижает спрос, что ведёт к новым увольнениям. И так далее вниз по спирали до бесконечности.

Кейнс увидел выход во вмешательстве государства для поддержания «совокупного» спроса общества. Кейнс предлагал государству брать деньги в долг, увеличивать налоги и тратить полученные средства на развитие нового производства, на благоустройство – не так важно, на что, главное – тратить, создавать спрос.

Дополнительный спрос со стороны правительства вернёт рабочие места, рабочие начнут больше покупать, что увеличит спрос на товары, что создаст новое производство, новые рабочие места и так далее.

Теория Кейнса стала широко использоваться на практике всеми правительствами «развитых» стран после Второй мировой войны, поскольку это был чуть ли не единственный способ избежать глубоких кризисов, которые могли бы привести к очередным революциям.


* * *


Но в теории Кейнса есть два явных недостатка. Первый – идеологический. Увеличение роли государства прямо противоречит абсолютной власти денег и капитала и попахивает социализмом.

Второй – чисто практический. С одной стороны, для государственных трат надо увеличивать налоги. С другой стороны, это же самое увеличение налогов снижает стимулы к производству и уменьшает потребление.

Выходом из этого замкнутого круга может быть государственный долг. Но опять возникает противоречие – отдать долг можно из налогов, поэтому рано или поздно придётся увеличить налоги.

Есть два других способа отдать долг – взять взаймы новый долг или просто напечатать деньги. Но новый долг ведёт к лавинообразному увеличению выплат по долгам. Печатание денег ведёт к обесцениванию денег и к инфляции, которая негативно сказывается на производстве. На практике правительства рыночных стран используют все доступные источники для погашения долга – и налоги, и новый долг, и печатание денег.


* * *


Как мы видим, теория Кейнса хотя и помогает сгладить кризисы, но, во-первых, борется с последствиями, а не с причинами, а во-вторых, ведёт к новым проблемам в виде роста долга и инфляции.

В целом в 1940-1960-х годах кейнсианство применялось более-менее успешно. Но в 1970-е применение этого подхода привело и к инфляции, и к сильному росту долга, и к росту безработицы одновременно.


Монетаристский подход


Следующим подходом к борьбе с кризисами стала монетаристская теория. Она возвращается к классической теории саморегулирующегося рынка.

Монетаристская теория считает, что причина кризисов в том, что в экономике просто не хватает денег для обслуживания товарообмена. Словно не хватает свободных ослов для перевозки, поэтому люди перестают производить новые товары. Следовательно, если правильно регулировать выпуск ослов, то всё будет работать само собой.

Заметим, что монетаристская теория идеологически более «правильна», чем кейнсианство.

Но если исходить из чистого монетаризма, то можно возразить – раз просто не хватает денег в обороте, то цены должны просто снизиться. Что в этом плохого?

Проблема в том, что деньги – это не только средство обращения. Деньги – это ещё и средство накопления или приобретения накопительных товаров.

Естественно, что если цены на товары начнут понижаться (наступит дефляция), то денежные бумажки начнут расти в цене сами по себе, и владельцы состояний не будут заинтересованы в новом производстве. Если товар сам по себе будет стоить завтра дешевле, чем сегодня, то зачем его производить сейчас?

Монетаристский подход имеет определённый смысл, но в применении к мировой экономике в целом он имеет весьма интересные особенности, которые мы рассмотрим в дальнейшем.


* * *


В повседневной практике правительства и центральные банки применяют сочетание всех подходов – классического, кейнсианского и монетаристского.

Отметим, что все эти теории даже не пытаются взглянуть на систему свободного рынка со стороны. Они предлагают взгляд изнутри, подобно тому как разные версии молитвенников слегка по-разному смотрят на одного бога [203].

Все теории предназначены не для изменения системы, но для временной борьбы с отдельными неприятными последствиями – с безработицей, инфляцией, налогами. Они не прикасаются к святым идолам или к принципу максимизации прибыли.


Марксизм и кризисы капитализма


Кардинальный подход к борьбе с кризисами капитализма предложен в марксизме. Напомним, что основные выводы марксизма были сделаны задолго до Первой мировой войны и во времена, когда деньги были эквивалентны золоту.

Главной причиной кризисов согласно Марксу является противоречие между общественным характером труда и частным присвоением результатов труда:

«Противоречие между производством и потреблением, присущее капитализму, состоит в том, что производство растет с громадной быстротой, что конкуренция сообщает ему тенденцию безграничного расширения, тогда как потребление (личное), если и растет, то крайне слабо… Растут производительные силы общества без соответствующего роста народного потребления…» [204].

О взглядах Маркса на абсолютный и физический характер стоимости мы говорили в предыдущей главе. Это же отношение переходит и на понимание кризисов:

«Как небесные тела, однажды начавшие определенное движение, постоянно повторяют его, совершенно так же и общественное производство, раз оно вовлечено в движение попеременного расширения и сокращения, постоянно повторяет это движение. Следствия, в свою очередь, становятся причинами, и сменяющиеся фазы всего процесса, который постоянно воспроизводит свои собственные условия, принимают форму периодичности» [205].

Непосредственной причиной кризисов, по Марксу, является нарушение физическихпропорций между отраслями, производством средств производства и производством предметов потребления, между накоплением капитала и потреблением.

В экономических терминах марксизма, капиталист присваивает себе часть произведённой рабочим прибавочной стоимости, но он не использует эту стоимость для потребления производимых товаров. Для устранения кризисов Маркс предложил навсегда отнять у капиталиста возможность присваивать чужой труд – национализировать частную собственность.


* * *


Как видим, Кейнс тоже видел причину в противоречиях между производством и потреблением, но он выразил её словами о том, что совокупный спрос становится ниже, чем предложение. Переводя Кейнса на язык Маркса, для устранения кризиса государство должно временно взять взаймы у капиталиста [206] часть излишне присвоенного им труда, или забрать у него излишки через налоги.

Переводя монетаристов на язык Маркса, можно забрать у капиталиста часть излишков через инфляцию.

Кейнс и монетаристы разрешают то же самое противоречие, которое Маркс разрешил изменением системы. Но они разрешают его временно и частично, что позволяет сохраниться системе в целом.

Отметим, что марксизм считал кризисы далеко не единственной проблемой капитализма. Марксизм пытался посмотреть на капитализм со стороны, с позиций истории человечества. Для Маркса не менее важным было устранение эксплуатации как принципа общественного устройства. Позднее мы вернёмся к обсуждению марксизма.


Модель кризисов


Давайте рассмотрим возникновение кризисов в религии денег с точки зрения процессов накопления и с точки зрения процессов обращения денег.


Кризисы накопления


I.


Концентрация богатства


Для общества в целом важна стабильность и рост производства. Для их обеспечения необходимо выяснить, кто и как принимает решение о работе производства.

Для упрощения давайте пока примем, что золото – это единственный накопительный товар, единственный предмет поклонения.

В экономике вся власть принадлежит золоту. Для обмена товарами и для производства товаров, необходимо постоянное движение золота между людьми.

Прямо или косвенно, через создание спроса или через создание предложения, решения о производстве принимают только владельцы золота. Если у человека нет золота, то никто не будет производить товар для него. Соответственно, для возникновения массового производства просто необходимо, чтобы золото появилось у массы людей.

Мысленно представим себе иерархию общества. Если бы у всех людей было примерно равное количество золота, то оно бы двигалось между людьми, и решение о производстве товаров принималось бы на основе индивидуальных потребностей людей.

Но во все времена в реальной жизни существовала сильнейшая концентрация богатства вверху иерархии. В лучшем случае 20 процентов верхушки общества владеют 80 процентами всего богатства. Обычно концентрация ещё выше.

С другой стороны, если бы у людей не было золота, но при этом средства производства принадлежали бы людям более-менее поровну, то они бы могли обмениваться товарами и без золота, просто в силу того, что им необходимы эти товары для жизни.

В реальности владение средствами производства тоже сконцентрировано наверху иерархии. В 1998 году 10 процентов верхушки США владели 90 процентами стоимости бизнесов, 88.5 процента бондов (долговых обязательств), 89.3 процента публичных акций.

Одновременно 33 миллиона американцев живут ниже черты бедности, у 41 миллиона нет никакой медицинской страховки [207]. В 1998 году состояние 3 крупнейших миллиардеров мира было выше, чем ВНП всех слаборазвитых государств с населением 600 миллионов человек.

Для физического производства золото не нужно. Но зачем нужен обмен товарами владельцам производства, если эти товары нужны для потребления рабочим, но не самим владельцам? Понятно, что 3 миллиардерам совершенно не нужно производить для себя столько еды или одежды, которые необходимы 600 000 000 человек.

Более того, верхушка иерархии в принципе имеет всё, что она только может захотеть, и развернуть для её потребления какое-либо масштабное производство невозможно. Их единственный интерес – это увеличение своей власти, то есть приобретение нового золота, новых предметов поклонения.

Но всё золото уже и так сосредоточено наверху иерархии, у нижних слоёв его просто нет. Соответственно, у верхних слоёв нет интереса к нижним.

Из этой ситуации можно выйти по рецепту Маркса – передать собственность на средства производства рабочим. Но можно выходить и не меняя сути системы, постоянно частично перераспределяя капитал.

Обычно принято считать, что нормальным состоянием экономики является рост, а «болезненным» – кризис. На самом деле не кризисы происходят периодически, это рост иногда возникает.

Депрессия – основное состояние рыночной экономики, оно наступает само собой, для её возникновения не нужно особых условий. Цель экономики – накопление прибыли; во время депрессии капиталы находятся у капиталистов, они копят деньги, не спешат с ними расставаться.

Для возникновения экономического роста, наоборот, всегда необходимы неденежные факторы – возникновение внешней конкуренции, изобретение новой технологии или вмешательство государства.


Необходимость перераспределения капитала


Мысленно представим иерархию общества. Для обмена товарами необходимо непрерывное движение денег. Но из-за концентрации богатства в существующей системе, деньги движутся не между людьми, а снизу в верх иерархии.

Религия Денег

Слева – равномерный рынок, деньги движутся между более-менее равновесными участниками.

Справа – рынки с концентрацией капитала, деньги непрерывно движутся снизу в верх иерархии.

Сверху находятся очень крупные цифры, затем с каждым слоем цифры всё меньше. Внизу только нули. Чтобы производить массовые товары для этих нижних слоёв, необходимо, чтобы у них появились не нули, но хотя бы какие-то циферки. Будем называть эти цифры капиталом.

Владельцы собственности запустят массовое производство только в том случае, если внизу иерархии по какой-то причине появятся деньги. Производство для владельцев – как насос богатства. Если владелец видит источник богатства, он направляет туда свой насос и включает его. Если источника нет – насос выключается.

Цифры внизу иерархии могут появиться только в двух случаях:

1) в результате неожиданного появления у бедных новых накопительных товаров, или

2) в результате обратного перераспределения капитала с верху в низ иерархии.

Например, если бы все бедные мира нашли у себя в огороде по шкатулке с золотыми монетами (или нефть), то капиталисты бы немедленно организовали производство нужных бедным товаров, чтобы заполучить эти монетки. Но в реальной жизни такое происходит редко.


Естественное перераспределение капитала


Как же возникает перераспределение капитала, которое вызывает массовое производство? Оно может возникнуть и без участия государства, в результате действия только внутренних рыночных механизмов.

Для этого капиталист должен увидеть:

§ приманку, то есть возможность получить новые предметы поклонения и

§ конкуренцию за обладание ими.

Приманки могут быть получены только из трёх источников:

1) извне иерархии,

2) от других крупных владельцев собственности,

3) долг.

Если золото существует с другой стране, то издавна применялся военный способ заполучить это золото. Предшественник нынешнего капиталиста нанимал армию, платил ей частью имеющегося у него золота, рассчитывая возместить расходы и получить прибыль, когда он захватит добычу. Таким образом, и у массы солдат появлялось золото, которое они могли потратить на свои потребности, это золото начинало свой путь в экономике.

Точно также происходит и с производством. Капиталист, увидев свободное золото за границей, нанимает наёмников-рабочих, которые изготавливают товары, которые вывозятся за границу в обмен на золото. При этом другие капиталисты не сидят на месте, но тоже пускаются в погоню за тем же золотом. Поэтому внутреннее временное перераспределение от капиталистов к рабочим может оказаться в несколько раз выше, чем внешняя приманка.

Начинается борьба и за золото, которое попало в руки рабочих, что стимулирует новое массовое производство.

Само зарождение промышленности, первой мануфактуры, обязано появлению излишков золота. В середине XVI века Европу заполнило награбленное испанцами золото из Южной Америки. Оно вызвало «революцию цен», товары подорожали в 2.5-4 раза. Поскольку стоимость товаров относительно золота выросла, то производство товаров стало приносить много золота. В 1560-е годы и начали открываться мануфактуры в странах, которым не достались колонии и золото изначально – в Голландии и Англии. В Испании мануфактуры не возникли, ибо там источником золота были рабы-индейцы. Когда поступление золота из Южной Америки иссякло, то оказалось, что золото Испании уже утекло к владельцам заграничных мануфактур.

Та же история повторилась и в Америке. До калифорнийской золотой лихорадки 1840-х годов Америка была сельскохозяйственной страной с рабовладельческим производством. Произведённые американскими рабами продукты отлично кормили Англию и остальную Европу. Но как только в Америке появилось свободное золото, возникла возможность выменивать его на промышленные товары в хороших пропорциях. Это вызвало необходимость срочного строительства заводов. Попутно пришлось даже «освободить» рабов, чтобы появилось достаточно дешёвой рабочей силы. С 1860-х годов в США бурными темпами развивалась индустрия.

Увы, источники захвата извне быстро исчерпываются. По мере «окончания раздела» единственным способом увеличения становится передел, будь то рынок внутри страны, или международные рынки.

Для США следующим крупным источником внешнего свободного золота стали Первая и Вторая мировая война. Страны Европы были вынуждены обменивать своё веками накопленное золото на товары и оружие из США, чтобы вести войну. Производство товаров в обмен на европейское золото сделало промышленность США самой развитой в мире.

Вторым случаем, когда капиталист временно передаёт часть золота вниз иерархии, является необходимость конкурентной борьбы. Он может это делать как ради нападения, так и ради вынужденной защиты.

В случае конкурентной борьбы главным толчком к временному перераспределению денег вниз иерархии являются новые технологии. При изобретении, например, паровоза, капиталист рассчитывает захватить золото, которое обслуживает рынки транспорта. Он нанимает множество рабочих для производства паровозов, вагонов и железнодорожных путей. Рабочие получают деньги, что стимулирует производство товаров, нужных рабочим.

Прослеживая историю развития промышленности, мы увидим, что каждый раз новая технология – ткацкий станок, паровой котёл, телеграф, телефон, радио, телевидение, компьютеры или Интернет – сопровождалась бурным ростом. Каждая такая гонка приводила и к разорению большого числа проигравших её; но цель, перераспределение капитала, достигалась.

Проблемы естественных (то есть рыночных, без вмешательства государства) способов перераспределения состоят в следующем.

Рано или поздно всё золото в мире поделено. Его ежегодная добыча мала относительно уже имеющегося в мире. Новых «жирных» кусков, ради которых будет вестись борьба, практически больше нет. В этом случае остаётся только два выхода:

1) Приватизация общей собственности.

2) Война за передел.

Проблема технологического перераспределения в том, что новые технологии должны непрерывно сменять одна другую. Если наступит пауза, то не будет и конкуренции. Если капиталист не сможет рассчитывать на добычу и не будет бояться за своё золото, то он не пошевелится и останется сидеть на своём сундуке.


Долг как способ перераспределения


Последним естественным способом перераспределения капитала вниз иерархии является долг (или кредит). Рабочий берёт в долг у банка, магазина или у владельца фабрики. Страны третьего мира берут в долг у богатых стран. Правительства богатых стран берут в долг у владельцев капитала.

Но дав деньги в долг, владелец капитала немедленно забирает их назад, обменяв на необходимые бедному товары. Чтобы покрыть платежи по первому долгу, бедный вынужден брать новый долг, и так далее, пока ему вообще не перестанут давать.

Более половины всех «домашних хозяйств» [208] в США имеют постоянные долги по кредитным карточкам, которые измеряются тысячами долларов.

На короткое время долг может поддержать производство. Выдача долга одному рабочему увеличивает спрос на товары, поэтому капиталист нанимает другого рабочего, чтобы удовлетворить этот спрос, зарплата этого второго вызывает спрос на третьего и так далее. Но каждому последующему рабочему достаётся всё меньше и меньше денег и работы. Это – сходящаяся последовательность, стремящаяся к нулю. Когда новые кредиты перестают выдавать, вся цепочка останавливается, а многие должники заканчивают банкротством.

Если не вступают в силу другие естественные или принудительные способы перераспределения, то долг быстро приводит к ещё большей концентрации капитала.


II.


Принудительное перераспределение капитала


Поскольку только перераспределение капитала даёт толчок к производству, и естественного перераспределения недостаточно, то государства применяют различные способы принудительного перераспределения.

Целью перераспределения является создание нового стимула, новой свободной порции золота, за обладание которым начнётся новая конкуренция. Это новое золото может быть впрыснуто как вниз иерархии (через помощь бедным), так и может быть выставлено «с боку» (гранты на развитие или государственные заказы, особенно на вооружения).

Другим стимулом является создание условий, в которых возникает страх потерять капитал в случае ничегонеделания его владельца.

Есть два основных способа принудительно перераспределения:

1) Налоги,

2) Денежная эмиссия.


* * *


Налоги – теоретически наиболее эффективный способ перераспределения. Прогрессивный налог на доход, налог на собственность, налог на прибыль дают наибольшие результаты.

Но поскольку «конфискационные» налоги противоречат идеологии свободного рынка, то они не приветствуются. В отличие от них, идеологически более правильны налоги на продажу, на НДС, пошлины и тарифы. Но такие налоги облагают независимо от богатства и не приводят к перераспределению капитала сверху вниз иерархии.

Эффективность налогообложения резко снижается из-за уклонения от налогов. Во-первых, это оффшоры, где, например, ежегодно укрывается 30 процентов прибыли корпораций США. Во-вторых, это принуждение стран снижать налоги, создавать безналоговые зоны, в конкуренции между собой за бизнес корпораций.

Денежная эмиссия (печатание новых денег) в не очень больших количествах хороша тем, что она не особо заметна и не противоречит идеологии рынка в целом.

Недостаток эмиссии в том, что она пропорционально уменьшает состояние как богатых, так и бедных. Другой недостаток – она может привести к сильной инфляции, которая вредна для производства.


Окончательное вымывание капитала наверх


Но почему золото, даже попав вниз иерархии, всё равно рано или поздно опять скапливается наверху?

Когда заканчивается конкуренция за новые куски золота, единственным источником для верха иерархии остаётся то золото, которое было временно передано вниз иерархии. Капиталист продолжает платить зарплату наёмному рабочему, но он же забирает эту зарплату назад через товары.

Иными словами, он начинает перепродажу труда рабочего ему самому. Как и любая перепродажа, она делается с прибылью. Поэтому внизу иерархии с каждой покупкой остаётся всё меньше и меньше денег.

Маркс описал этот процесс через присвоение прибавочной стоимости. Кейнс – через нарушение «эквилибриума». На самом деле это обычная перепродажа.

Если после высасывания всех денег наверх не применять принудительных способов перераспределения, то производство сократится до уровня, необходимого для обслуживания прихотей верхушки иерархии.


Причины концентрации капитала


Теперь давайте посмотрим, почему при объявленной полной свободе предпринимательства процветают крупные, а не мелкие производители? Приведём некоторые наиболее важные причины.

В первую очередь, такова изначальная организация общества, построенного на постулатах религии денег. В сознании общества заложены неравенство и иерархия. Целью жизни и критерием успеха считается максимальное богатство.

Люди хотят видеть лидеров, хотят покупать товары только у лучших фирм, ходить на концерты звёзд; люди верят во власть лидеров.

Почему победитель соревнований получает в несколько раз больше денег, чем проигравший, хотя их разделили доли секунды на участке в сотни метров? Потому что это заложено в правила. Поганые хотят видеть сильную разницу между победителем и проигравшим.

Во-вторых, в силу естественного отбора. Власть получают те, кто лучше научится получать прибыль. Чем лучше он умеет получать прибыль, тем больше прибыли он получает. С другой стороны, раз выживает сильнейший, то значит – выживает крупнейший.

Хотя формально с монополиями ведётся борьба, в реальной жизни существует множество косвенных способов монополизации.

Монополизация рынка аналогична узурпации власти военным путём. Маленькая вооружённая группа людей может держать под контролем гораздо большую группу людей и не давать им возможности завладеть оружием. В рыночной экономике монополизация происходит через контроль спроса и предложения на определённые товары и через устранение конкуренции.

Распространённым способом монополизации является скупка мелких компаний, пока они не достигли заметного размера, поскольку антимонопольное законодательство отслеживает только крупные слияния. Фирмы, контролирующие определённый рынок, постоянно следят за всеми новичками в сопредельных областях, и немедленно скупают их, если те демонстрируют какой-либо потенциал.

Антимонопольное законодательство не запрещает и разорять конкурентов «рыночными» методами. Если новичок сопротивляется, то большая фирма начинает против него войну: ценовую на товары, переманивание ведущих сотрудников на более высокую зарплату, прямые конкурентные разработки и так далее. В такой войне можно победить, только найдя покровительство у другого большого капитала. Лучшим примером каннибализма младенцев является история компании Микрософт [209].

Другим косвенным механизмом монополизации является установление высоких стартовых барьеров. Например, чтобы развернуть новое производство автомобилей, требуются очень большие деньги. Стоимость капитала для крупной корпорации, которая уже котируется на бирже, гораздо ниже, чем для начинающей. Выход на биржу сам по себе требует очень больших вложений.

Подобно этому, чтобы стать юристом или врачом, надо изначально очень много заплатить за обучение и лицензирование. Сильным барьером служит и наследование капиталов.

Верхние слои иерархии могут позволить себе не работать вообще, если их не устраивают условия. Бедный вынужден соглашаться работать в любом случае, даже за минимум. Пользуясь этим, богатые изначально устанавливают оплату на таком уровне, чтобы он не представлял угрозы для капитала.

Особенностью рыночной системы является маргинальность, то есть относительность преимущества, которая идёт от псевдо-точности математики.

Например, если есть два примерно одинаковых товара, из которых один стоит всего на 5 процентов дороже, любой потребитель выберет более дешёвый. Вне рынка, например, если вы выращиваете яблоки в своём саду, никому и в голову не придёт взвешивать два яблока перед тем, как их съесть.

Достаточно на небольшое время сбить цены, чтобы разорить конкурента, а затем монопольно диктовать свои цены. Чем выше капитал, тем легче произвести такую операцию.

Владельцы большего капитала автоматически получают лучшие условия на рынке по сравнению с владельцами мелкого. Для них ниже закупочные оптовые цены, ниже банковские кредиты, лучше обслуживание и так далее. Кроме того, чем выше тираж, тем меньше затраты.

Налоговые законыпоощряют слияние капитала. Если корпорация покупает другую корпорацию, то она сэкономит на налогах.

Как мы уже отмечали в 3-й главе, корпорации несут только ограниченную ответственность. Учреждая группу фирм, владелец капитала имеет возможность одновременно и сосредоточить в своих руках большую власть, и уйти от неприятных последствий своих действий. Хотя формально такие фирмы независимы, реально они управляются одним и тем же лицом или одной и той же группой лиц.

В конце концов, если человек убьёт другого человека, то он сядет в тюрьму. Если человека убьёт корпорация, то она просто заплатит штраф.

И, наконец, законы дают корпорациям прямые преимущества по сравнению с людьми.

Рассмотрим такой пример. Если существующая корпорация получила доход в 1 миллион долларов, и хочет использовать их на своё расширение, то с этих денег она не заплатит налог.

Но если частное лицо захочет создать такое же производство в 1 миллион долларов, то ему придётся заработать гораздо больше, чем 1 миллион, чтобы сначала заплатить с этого дохода подоходный налог.

При этом совокупный доход корпораций налогом не облагается; налог на прибыль корпораций составляет 10-20 процентов. Минимальный подоходный налог с человека, то есть налог на все его доходы, а не на прибыль, составляет от 25 до 60 процентов.

Полная дискриминация людей видна даже в вопросах еды. Корпорации не платят налог с денег, потраченных на бизнес-обеды и бизнес-развлечения, но люди обязаны платить налог с дохода, истраченного на еду, как и с любого дохода.


* * *


Чтобы лучше понять кризисы накопления, воспользуйтесь моделью одного банка. Представьте, что в мире есть только один банк, и каждый человек держит в нём счет и ложит на этот счёт все свои деньги.

Тогда прибыль одного из вкладчиков не может получиться иначе, как снятием денег со счёта другого вкладчика. Более матёрые так или иначе постепенно переведут все деньги на свои счета, и движение как денег, так и товаров остановится.

Роль этого одного всемирного банка раньше играло золото. Как мы увидим далее, сегодня роль одного банка для доллара выполняют компьютеры Федеральной резервной системы США и компьютеры Европейского банка – для евро.


Принудительное ограничение концентрации


Поскольку концентрация капитала в религии денег возникает естественным образом, то, начиная с первой половины XX века, применяется несколько способов её принудительного ограничения через законы.

Законы о минимальной заработной плате ставят нижнюю планку, обязывающую платить зарплату чуть выше уровня бедности [210].

Объединяя рабочую силу, профсоюзы ограничивают классовую монополию и заставляют владельцев капитала платить более высокую, чем минимальная, зарплату.

Применяется ограничения рабочего дня до 35-40 часов в неделю, запрещение детского труда; требуется соблюдение техники безопасности.

Хотя эти меры могут показаться само собой разумеющимися, они появились сравнительно недавно, далеко не сами по себе, и в довольно кровавой борьбе с владельцами капитала.

Например, с 1888 по 1908 год в США от несчастных случаев на производстве погибло 700 тысяч рабочих. Это эквивалентно сотне смертей каждый день в течение 20 лет. Для сравнения, в те годы вся иммиграция в США составляла 300-400 тысяч человек в год.

Детский труд был ограничен в США только в 1910-х годах. Он даже не был запрещён в принципе. Из торговли между разными штатами были исключёны товары, произведённые детьми. Внутри штатов детский труд не отменялся, более того, до 1930-х годов применялся ночной детский и женский труд. Основные ограничения на продолжительность рабочего дня были введены только в результате Великой депрессии 1930-х годов.

Для борьбы со всеми этими ограничениями у капитала есть очень простые способы. Он выносит производство в страны, где нет законов об охране труда и профсоюзах, или туда, где законы не соблюдаются.

В наши дни этот процесс является частью глобализации. За последние десять лет тысячи нормально работающих производств были полностью закрыты в США, Канаде и других развитых странах и вынесены в Мексику, Азию, Китай.

МЗП в Мексике в 10 раз ниже, чем в США, средняя рабочая неделя в Китае – 80-90 часов, а за правами детей в Малайзии никто не смотрит.

Если труд необходимо использовать внутри страны, например, на строительстве дорог, в сельском хозяйстве или в обслуживании, то применяется труд заключённых и нелегальных иммигрантов, которые не защищены законами. Всё больше тюрем в США переходит под управление частных коммерческих фирм, которые продают труд заключённых. Количество нелегальных иммигрантов, в основном из Мексики, только в одном штате Калифорния уже превысило 2.2 миллиона человек.


Кризисы обращения


Рассмотрим возникновение экономических кризисов с точки зрения обращения денег.


Производство товаров и обращение денег


Обычно считают, что цены на товары и объёмы производства товаров определяются спросом и предложением. Давайте посмотрим, как на цены и на производство влияет количество денег, находящихся в обороте.

Опять представим деньги в виде ослов, которые перевозят стоимость товаров между сознаниями людей. Представим, что некоторое более-менее постоянное количество ослов обслуживает обмен зерном.

Что произойдёт, если выдастся урожайный год, и зерна окажется больше, чем обычно? Возможно две ситуации. Если количество ослов останется неизменным, то на каждого осла придётся грузить больше зерна, и цены снизятся. Если количество ослов увеличится, то цены можно будет сохранить неизменными.

Откуда могут взяться дополнительные ослы? Они могут прийти только из соседних рынков, например, с рынка мяса. Но тогда уменьшится количество ослов на рынке мяса, и упадут цены на рынке мяса. В этом случае производители мяса захотят удержать цены на прежнем уровне. Для этого они могут привлечь ослов с третьего рынка, но тогда начнётся падение цен на третьем рынке.

Соответственно, для удержания цен, единственным выходом из этого порочного круга станет уменьшение количества мяса, которое находится на рынке, то есть снижение производства мяса, или увеличение его экспорта в другие страны (перевозка на других ослах).

Рассмотрим обратную ситуацию. Мы хотим увеличить производство. Пусть на рынок откуда-то поступают новые ослы. В этом случае у производителей есть два выхода – (1) увеличить цены и (2) увеличить производство новых товаров.

Первым желанием производителя и торговца, естественно, будет простое увеличение цены. Производство, а не увеличение цены, возникнет только при одновременном соблюдении следующих условий:

1. несколько торговцев будут конкурировать между собой и

2. будет физическая возможность производить больше и

3. торговцы будут уверены, что новые деньги – это настоящие ослы, настоящие деньги, а не обесценивающиеся бумажки.

Обобщая эти процессы на общество, уменьшение количества денег в обращении почти всегда приведёт к падению цен, к падению производства и к безработице. Увеличение денег в обращении может привести или к росту цен (инфляции), или к увеличению производства, в зависимости от остальных условий.


* * *


Используя модель одного банка, представьте, что объём торговли между его вкладчиками всегда будет ограничен количеством денег, имеющихся в банке. В определённый момент или остановится дальнейшее производство, или будет необходимо создание новых денег.


Концентрация капитала и обращение денег


Как связаны процессы концентрации капитала и процессы денежного обращения?

Посмотрим на накопление капитала как на борьбу за ослов. Тогда смысл накопления заключается в том, чтобы завладеть как можно большим количеством ослов, загнать их в своё стойло.

Но при этом никто не стремится к тому, чтобы ослы простаивали. Хозяин всегда хочет занять ослов какой-либо работой или дать их в долг под процент. Только в крайнем случае, если нет никаких возможностей для получения прибыли, хозяин будет держать их в стойле без дела.

Если идёт перераспределение капитала с элитного верха в массовый низ иерархии, то это не значит, что деньги из одного сундука перекочевали в другой. При работающем производстве это означает, что деньги начинают обращаться на рынках, которые обслуживают массы людей, от чего увеличивается массовое производство (или растут цены).

Если же идёт обратное высасывание капитала снизу вверх, то деньги покидают рынки, обслуживающие массы людей [211].

По мере того, как с массовых рынков вымываются деньги, единственный способ сохранить и объёмы производства, и прибыль – это снизить и цену, и затраты. В этом находится ещё одна из причин упрощения и опримитивливания товаров.


Выведение денег из оборота


Что происходит с деньгами, которые выведены с массовых рынков? Они скапливаются либо в сундуках, либо на рынках, обслуживающих верхи.

Такими рынками являются накопительные товары – предметы роскоши, недвижимость, драгоценности. Естественно, что когда на таких рынках появляются новые деньги, это вызывает рост цен на эти товары и ещё более увеличивает разрыв между богатыми и бедными.

Другим распространённым применением свободных денег являются казино, скачки, азартные игры, лотереи, ставки в букмекерских конторах. На этих «рынках» ничего не создаётся, но деньги регулярно переходят из рук в руки. В конце концов, поскольку производство – это только способ получения прибыли, то почему не получать прибыль напрямую, просто играя в рулетку?

Наконец, деньги можно просто сложить в сундук. Выведение денег из оборота автоматически приводит к тому, что цены на рабочую силу, на труд низов падают. То есть даже если ничего не делать, то деньги сами по себе будут расти в цене, на них можно будет купить всё больше и больше товаров и слуг.

Очень важно, чтобы свободные деньги не занялись спекуляцией на оставшиеся производимые товары. С этой целью существует множество законов, запрещающих заниматься скупкой, например, сельскохозяйственной продукции.


Сохранение пропорций в иерархии


Для удержания иерархии власти очень важно, чтобы сохранялись пропорции между стоимостями товаров, сохранялась огромная разница между стоимостью состояния богатого и стоимостью труда бедного [212]. Не столь важны их абсолютные значения, но важна разница между ними.

Пропорции между стоимостями товаров соответствуют пропорциям между количеством денег, обращающихся на соответствующих рынках. Соответственно, управляя количеством денег на рынках, можно управлять положением классов, стран и народов во всемирной иерархии в целом.

Заметим, что стоимость временных товаров, которые живут очень ограниченный период времени и находятся в постоянном движении, очень чувствительна к наличию денег в обороте. В отличие от них, накопительным товарам совершенно не обязательно активно участвовать в обороте, чтобы сохранять и увеличивать свою стоимость.

Чтобы прокормить себя, рабочий вынужден постоянно продавать свою рабочую силу, не важно по какой цене. Крестьянин вынужден продавать свой урожай, потому что иначе он испортится. Производитель автомобилей вынужден постоянно продавать их, иначе у него переполнятся склады. Но нет никакой спешки в том, чтобы продать слиток золота, картину или недвижимость, если их владельца не устраивает текущая предлагаемая цена.


* * *


С другой стороны, важны взаимные пропорции между ценами (1) на товары необходимости, (2) на товары удовольствия и (3) на статусные товары. Если деньги с рынков статуса ринутся на рынки удовольствий, или с рынков удовольствий – на рынки необходимого, это приведёт к сильному росту цен на последние.

Так что не всегда плохо, если богатые вкладывают свои деньги в бриллианты и проводят свою жизнь в офисах, чтобы заполучить ещё больше бриллиантов. Это даёт возможность небогатым людям иногда слетать в отпуск и вкусно поесть.

Целью управления обращением денег будет, с одной стороны, сохранение доступных цен на товары первой необходимости, с другой стороны – сохранение пирамиды власти.


Идеальное золото и пустой товар


Итак, мы подошли к тому, что для преодоления экономических кризисов нам нужен постоянный источник золота, которое станет приманкой для верхов и вызовет непрерывное естественное перераспределение капитала в гонке за ним. Нелепо ставить всю экономику мира в зависимость от очередной золотой лихорадки или от ожидания открытия нового месторождения или новой технологии.

В разные годы, когда не хватало нового золота, для борьбы с кризисами предлагали ввести в оборот серебро и платину, но эти рецепты несли много минусов.

Следует придумать идеальное, полностью управляемое золото. Подобно тому, как Папа Римский может освящать мощи и иконы по своему желанию, религия денег должна иметь возможность освящать свои идолы поклонения по желанию.

Идеальное золото:

– должно быть доступно в любой момент;

– должно быть доступно в любых количествах;

– можно как мгновенно ввести в оборот, так и мгновенно вывести;

– можно вкинуть как вниз иерархии, чтобы организовать спрос, так и сбоку, чтобы создать конкуренцию за право владения им;

– должно управляться весьма ограниченным кругом лиц.

Дополнительные условия:

– вместо создания новых денег, надо возвращать в оборот существующие деньги, отдавая взамен идеальное золото [213];

– идеальное золото должно всегда расти в цене относительно денег, чтобы денежные бумажки не росли в цене, убивая стимулы к производству;

– если раньше деньги-ослы были автоматически привязаны к физическому золоту, то теперь деньги-ослы должны быть привязаны к идеальному золоту.

Без постоянного выпуска нового идеального золота невозможно обойтись, ибо когда идёт непрерывное движение денег снизу в верх иерархии, то рано или поздно всё выпущенное скапливается наверху. Следовательно, идеального золота со временем должно становится всё больше и больше.


* * *


Как мы помним, золото было всего лишь одним товаром, который стал со временем всеобщим эквивалентом товаров. Соответственно, идеальное золото тоже должно быть неким товаром.

К какому товару проще всего привязать идеальное золото? К идеальному накопительному товару. Какой товар идеален? Пустой товар; товар, не существующий в реальности; товар, который существует только в нашем воображении.

Этот товар называется государственный долг Соединённых Штатов Америки. На сегодняшний день его стоимость составляет… минус 6 800 000 000 000 долларов [214]. Это – анти-товар, но он прекрасно выполняет функции идеального золота.

С осени 2002 года долг растёт с примерной скоростью 1 700 000 000 долларов в день [215]. За то время, пока вы читаете это одно предложение, долг вырастает на 60 000 долларов.

Правительство США берёт в долг, но долги никогда не отдаёт. Взятое в долг у хищников оно бросает назад им же в качестве новой приманки. Глядя на цифру долга, подумайте, сколько богатства было перераспределено с его помощью, учитывая, что очень большую часть долга вернули, просто напечатав бумажки, точнее просто введя цифры в память компьютеров.

Если раньше вся конкуренция, все гадости и подлости в бизнес-мире велись за обладание презренным жёлтым металлом, то теперь они ведутся просто за право дать в долг США. Браво, жрецы религии денег!


Кризисы и пирамиды


I.


Пирамиды и спекулятивные эпизоды


Поскольку стоимость – это относительное понятие, то вся иерархия стоимостей, соотношение стоимостей в целом на все товары, кроме необходимых для жизни, – это одна большая пирамида религии денег.

Соотношение цены зерна и мяса более-менее отражает соотношение затрат на их производство. Но соотношение цены зерна, модного платья и квартиры в престижном районе, отражает только воспринимаемые удовольствие и статус, которые достигаются от обладания этими товарами. Так что в принципе любой рост относительной стоимости таких товаров является пирамидой.

В более узком смысле, пирамиды – это рост цен на традиционные накопительные товары – золото, недвижимость, драгоценности.

Пирамиды и собственность на средства производства – главные способы удержания власти в религии денег. Пирамиды создаются для того, чтобы рост цен на накопительные товары обгонял рост цен на временные товары, для того, чтобы стоимость труда всегда была намного ниже стоимости богатства; чтобы человек был ничтожен по сравнению с идолом – по сравнению с блестящим камешком и с куском металла.

Пирамиды существуют вечно, но в их жизни можно выделить явно выраженные этапы. Периоды резкого роста, которые обычно называют спекулятивными «пузырями», и следующие за ними периоды резкого спада. Создание простейшей пирамиды почтовых марок мы описали в предыдущей главе.

Обычно, когда говорят о пирамидах, имеют в виду именно эти отдельные спекулятивные [216] эпизоды. Некоторые пирамиды, вроде АО МММ, изначально были задуманы как короткоживущие, и они являются просто спекуляциями.

Мы будем говорить о пирамидах как о постоянном и долгосрочном явлении, и выделять спекулятивные эпизоды как временные обострения колебаний.


Пирамиды как причина роста и причина кризиса


Пирамиды могут как стимулировать производство, так и создавать кризисы.

Если, например, недвижимость растёт в цене, то эта пирамида становится как бы вновь найденным «золотом», которое будет новой приманкой, новым куском, ради обладания которым будет развиваться производство товаров.

Но та же пирамида станет тормозить производство, если деньги (ослы) вместо того, чтобы обслуживать производство, перебегут на рынок недвижимости и займутся прямой спекуляцией недвижимостью.

Какой из вариантов произойдёт, зависит от того, можно ли будет производством товаров захватить владение новой недвижимостью. Если в цене растёт недвижимость, принадлежащая нижним слоям иерархии – то можно. Если верхним слоям – то эффективнее прямая спекуляция.

И наконец, обвал пирамиды может вызвать очень сильный кризис производства. Обвал приведёт к тому, что, с одной стороны, уменьшится воспринимаемое богатство. С другой стороны, обвал посеет страх потерять деньги и резко остановит всякое движение капитала.

Чем сильнее рост пирамиды, чем больше спекуляция, тем большие прибыли можно получить; тем более она привлекательна для капиталистов, тем сильнее она может стимулировать перераспределение капитала и производство. С другой стороны, чем сильнее спекуляция, тем сильнее обвал, тем сильнее кризис после крушения пирамиды.


* * *


Следует понимать, что хотя мы говорим о том, сколько денег вложено в ту или иную пирамиду, перемещениям денег соответствует перемещение товаров, а в пирамиду нельзя вложить реальные товары. Физически нельзя вложить зерно или нефть в недвижимость или в бриллианты.

Вместо этого товары просто перераспределяются между участниками пирамиды. Значительная часть вложенных в пирамиду товаров идёт на потребление людьми, которые выключаются из реального производства и заняты обслуживанием пирамиды – банкиров, агентов по недвижимости, журналистов, ювелиров, оценщиков, аналитиков, экспертов, сэйлсменов, маркетинг, рекламистов и так далее [217].

Чем больше пирамида, тем больше в неё вовлечено людей, тем больше товаров съедает прислуга пирамиды.


Главные пирамиды религии денег


С момента зарождения религии денег самой важной пирамидой было золото. Вторичными – драгоценности, предметы искусства, роскоши.

Постепенно, по мере идеализации денег, по мере их отрыва от золота, и введения «идеального золота», на первое место вышли три пирамиды:

– недвижимости,

– долга,

– акций(средств производства).

Для устойчивости пирамиды очень важно, чтобы она имела широкую основу и сужалась к верху. То есть, чтобы цены внизу были более-менее доступны массе, а вверху – недоступны. Отчасти поэтому законами запрещена или ограничена спекуляция такими товарами, как продовольствие, энергия, базовое сырьё.

С другой стороны, должен существовать механизм принудительного вовлечения в пирамиду общества всех его членов. Для этих целей лучше всего подходит недвижимость и земля. Каждый человек нуждается в жилье, и количество земли заведомо ограничено.


* * *


Структура «горизонтальной» пирамиды недвижимости повторяет структуру воображаемой «вертикальной» пирамиды положения в обществе.

Говоря о недвижимости, следует понимать, что в Орде стоимость собственно строения (стройматериалов, коммуникаций и так далее) обычно составляет 10-30 процентов от стоимости недвижимости. 70-90 процентов составляет стоимость земли.

При этом стоимость земли в одном и том же городе может резко отличаться в разных его районах, например в Нью-Йорке в Манхэттене и в Гарлеме. Это связано не с качеством земли, но исключительно с престижностью места, с тем, какого «класса» люди селятся в том или ином районе.

Если в прошлые сельскохозяйственные века стоимость земли во многом определялась её плодородием, то по мере развития индустриального и информационного общества, в которых источником власти не является контроль продовольствия, плодородие земли вообще перестало влиять на её стоимость. Сегодня лучшие сельскохозяйственные земли стоят во много раз меньше, чем клочок земли в престижном районе.


Механизм пирамиды недвижимости


Почему земля в Нью-Йорке стоит гораздо дороже земли в Нижнем Новгороде, а земля в Нижнем Новгороде – гораздо дороже, чем точно такая же земля в 100 километрах от Нижнего Новгорода?

Как мы помним, стоимость товаров находится в прямой зависимости от (1) объёма денег, обслуживающих рынки этих товаров, и (2) от количества товаров. Поскольку количество земли в городах практически неизменно, то стоимость земли зависит только от объёма вращающихся денег.

Значит, надо замкнуть деньги, вращающиеся в Нью-Йорке и пустить их на увеличение стоимости недвижимости. В США это делается через механизм ипотеки (mortgage), в России – через простое накопление.


* * *


Чтобы купить жильё в США, в стандартном случае человек должен заплатить 25 процентов от общей стоимости дома [218], а остальные 75 процентов он получает в долг от банка в рассрочку, обычно на 25 лет. Ежемесячные выплаты за дом составляют порядка 30-40 зарплаты, а с учётом налогов на недвижимость и затрат на обслуживание дома – 50 процентов и более.

Естественно, что права на дом принадлежат банку, а не человеку, до тех пор, пока дом не будет полностью выплачен.

Таким образом, одной рукой деньги даются человеку, другой рукой деньги у него забираются. Эти деньги можно было бы вообще выкинуть из оборота. Они просто совершают путь со счёта капиталиста, когда он выплачивает зарплату, обратно на счёт капиталиста, когда он получает выплату по ипотеке (обычно выплаты по ипотеке происходят в тот же самый день, когда платится зарплата). В этом случае зарплата бы уменьшилась вдвое, но и жильё бы стало стоить 25 процентов от нынешней стоимости, то есть более-менее соответствовало затратам на строительство.

Но тогда и рабочий, и капиталист почувствовали бы себя беднее. И главное – нарушилась бы пирамида. Для любой пирамиды важно, чтобы её «правильность» подтверждалась нижестоящими, чтобы был постоянный приток новых желающих купить недвижимость в том или ином месте [219]. Пока есть такие желающие, они будут обменивать произведённые ими товары на землю просто потому, что им кажется, что земля стоит дорого.

Если бы недвижимость в Нью-Йорке, в Нижнем Новгороде и в китайском райцентре стоила примерно одинаково, то какой был бы смысл качать российскую нефть и завозить миллионы тонн китайских товаров в обмен на землю в Нью-Йорке?

Имея идеальное золото, и возможность впрыскивать деньги в определённые точки системы, можно легко регулировать соотношение цен и мировую иерархию. Текущий совокупный долг американцев по ипотеке превышает 7 триллионов долларов. Это даже больше, чем весь государственный долг США, который составляет 6.8 триллиона, как мы отмечали выше.

Небольшой трёхкомнатный дощатый дом в Ванкувере с участком земли в 3-4 сотки стоит примерно 330 лет труда китайского рабочего при 80-часовой рабочей неделе [220].

Российский бизнес скупает недвижимость в Европе.


* * *


Более того, 25-летний заем и накрепко привязывает работника к корпорации, делает его гораздо более сговорчивым, усиливает конкуренцию за право удержаться в том или ином районе или переехать в лучший район. Теперь капиталист владеет уже не только временем наёмного работника, но и его жилищем.

С другой стороны, ипотека является удобным способом регулировать трату денег во время кризисов. Изменение банковской учётной ставки, то есть процента по кредитам, приводит к уменьшению или к увеличению процента зарплаты, который уходит на выплату по ипотеке. Таким образом, банковская система получает возможность напрямую менять реальную зарплату рабочего [221].

Есть ещё и механизм обратной ипотеки. Например, если дом выплачен на 60 процентов, то можно получить от банка обратно 60 – 25 = 35 процентов от стоимости дома в наличных, которые можно потратить на что угодно (при этом счётчик выплаты опять вернётся в положение «25 лет»).

В моменты кризисов производство может продолжаться за счёт перехода в собственность верха иерархии всё большей доли жилья низа иерархии [222].

Пирамида арендной платы, производная от стоимости недвижимости, работает примерно тем же образом – деньги выдаются только для того, чтобы их забрать. Но в случае кризиса, при аренде нет подушки собственности. И капиталист несёт убытки от отсутствия арендаторов, и наёмному работнику негде жить. Поэтому продажа жилья предпочтительнее.


Пирамида долга


Вторая по значимости после пирамиды недвижимости – это пирамида долга. Долг вызывает перераспределение капитала, а необходимость отдать долг стимулирует производство.

Более того, большая пирамида долга, как и пирамида недвижимости, создаёт у её участников ощущение владения новым богатством и запускает конкурентную гонку за обладание этим новым богатством. Выпуск всё новых долговых обязательств США ведёт к воображаемому увеличению богатства их держателей и к конкуренции за обладание этими бумажками.

Отличие пирамиды долга от иных пирамид в только том, что если в остальных пирамидах значения собственности её участников имеют положительные значения, то в пирамиде долга у одной части участников пирамиды – кредиторов – положительные значения, у другой части – заёмщиков – отрицательные.

Хотя внешне кажется, что пирамида долга сильно отличается, скажем, от пирамиды недвижимости, на самом деле механизмы как создания, так и крушения всех пирамид весьма схожи. Чтобы получить из пирамиды недвижимости пирамиду долга, на графике роста стоимости недвижимости просто мысленно подвиньте ось Х вверх на несколько десятков или сотен тысяч долларов. Тогда если цена на недвижимость опустится ниже новой оси Х, то мы получим эквивалент негативной стоимости собственности.

Единственной серьёзной особенностью пирамиды долга является то, что её крах не опосредованно, но напрямую может обанкротить людей, которые не участвовали в ней. Если падает в цене недвижимость, то немедленно разоряются только владельцы недвижимости, а на остальных действует спад в экономике в целом. Если рушится пирамида долга, то мгновенно банкротятся банки, а вместе с ними и вкладчики банков, которые не участвовали в пирамиде долга.


* * *


Давайте посмотрим, как пирамиду долга может создать обычный человек, вообще не имея денег. В банках можно получить кредитные карточки, минимальная выплата по которым будет составлять 3 процента в месяц от суммы долга. Человек заводит 2 карточки, и просто перекидывает раз в месяц эти 3 процента с одной карточки на другую. Постепенно он выбирает лимиты кредита по обеим карточкам, и тогда он заводит третью карточку, с которой оплачивает две предыдущие, затем четвёртую карточку, и так далее [223].

Примерно таким же образом корпорации и банки бесконечно одалживают деньги друг у друга. При этом, пока они делают минимальные выплаты, все довольны и все богаты.

Управление пирамидой долга сводится к тому, чтобы выдавать кредиты тем, кому надо; и не давать кредиты тем, кому не надо. Через размеры кредитов можно устанавливать пропорции объёмов денег, обращающихся на соответствующих рынках, и стоимость соответствующих товаров.


* * *


Если пирамида долга создана как открытая система, то она может бесконечно работать за счёт некого третьего, внешнего источника, из которого будут черпаться золото или деньги для выплаты процентов. Например, человек, взявший долг у банка по кредитной карточке, может покрыть долг, устроившись на работу в третью фирму.

Но если мы рассмотрим всё общество, которое является замкнутой системой, в которой происходит постоянное движение капитала снизу в верх иерархии, то чтобы пирамида не рухнула, остаётся два выхода.

Первый – периодические дефолты и прощение долгов. Нижние слои вынуждены постоянно делать новые займы, чтобы покрыть выплату процентов по предыдущим. Естественно, что каждый раз займы будут даваться под всё больший и больший процент, поскольку по мере роста долга будет увеличиваться риск невыплаты. В конечной счёте, дефолт рано или поздно неизбежен.

Второй – необходимо постоянно подпечатывать деньги или иные бумажки, или создавать новое «богатство», новую собственность, которые будут идти на выплату процентов. Естественно, что проще всего создать пустой товар.


* * *


По принципу пирамиды долга построена и так называемая схема Понзи, которая хорошо известна в России по МММ, Олби и ГКО. Отличие схемы Понзи от других пирамид долга в том, что её создатели и не предполагают отдать изначальные вклады, но просто выплачивают проценты за счёт вновь приходящих вкладчиков. Рано или поздно приток вкладчиков иссякает, выплачивать проценты становится нечем, наступает банкротство.

Ниже мы рассмотрим интересные исторические примеры роста и крушения пирамид долга и недвижимости. Затем мы рассмотрим третью главную пирамиду религии денег, пирамиду акций.


II.


Теория большего дурака


Как возникают пирамиды, и в особенности спекулятивные взрывы? В основе всех пирамид лежит простая теория – Теория большего дурака (в учебниках по инвестициям она так и называется – Greatest Fool Theory).

Как мы помним, сутью счётной книги является не производство и не создание чего-либо, а простая перепродажа. Тот же принцип перепродажи лежит и в основе пирамиды. Поганый покупает товар, на котором строится пирамида, только ради того, чтобы впоследствии перепродать его с прибылью другому.

Как всегда в перепродаже, имеет значение не столько абсолютная цена покупки, сколько разница между ценами. Не важно, купит ли «инвестор» дом, на строительство которого затрачено 50 тысяч, за 1 миллион или за 2 миллиона. Важно, найдёт ли он такого дурака, который купит у него этот дом за ещё большие деньги.

Поскольку каждый поганый считает себя особым сверхчеловеком, который умнее всех остальных, то такое сборище сверхумников, считающих остальных дураками, в целом может вздуть цены на абсолютно любой товар за короткое время на бесподобные высоты. Как ни странно, в итоге в дураках оказываются все.


Фазы спекуляций


При наблюдении за спекуляциями можно чётко выделить 4 фазы их развития.

Как мы помним, в религии денег человеком управляют два чувства – страх и жадность. От соотношения этих чувств и зависит переход спекуляции из одной фазы в другую.

Мы рассмотрим эти фазы на примере последней крупной спекуляции – рынка технологических акций 1990-х годов. Предметом спекуляции могут быть любые товары и символы, а не только акции, но на примере акций закономерности видны лучше всего.

Религия Денег

График роста стоимости индекса технологических акций Nasdaq за 1991-2003 годы.

На нижней части графика показаны объёмы торгов в миллионах штук акций.

На участке зарождения спекуляции преобладает осторожность. Страх почти равен жадности. Никто не знает, будет ли спекуляция успешна. Число участников пирамиды невелико, это в основном профессионалы. Цены и объёмы торгов растут, но умеренно.

На графике этому этапу соответствует период с начала 1991 года до начала 1995 года.

На рост цен начинают обращать внимание сторонние люди. В пирамиду резко возрастает поток денег. Цены начинают расти очень стабильно, вследствие чего количество вкладчиков тоже увеличивается; цены растут ещё лучше. Растут объёмы торгов.

Жадность преобладает над страхом. Люди стремятся как можно скорее принять участие в пирамиде, обогнать остальных. Отдельные падения цен воспринимаются как краткосрочные корректировки, как шанс скупить товар по дешёвке. Тот, кто не участвует в пирамиде, выглядит идиотом.

На графике – период от начала 1995 года до конца 1998 года.

Страх падает до нуля, жадность возрастает до бесконечности. Кажется, что наступило время всеобщего и бесконечного богатства. Цены идут вверх как воздушные шары, объёмы торгов удваиваются и утраиваются.

Кажется, что цены будут расти всегда, и богатыми будут все. Даже последние скептики бегут в пирамиду.

На графике – период от конца 1998 года до марта 2000 года.

Если последние скептики включились в пирамиду, это означает, что все ресурсы по развитию пирамиды исчерпаны. Как только приток денег извне иссякает, по законам денежного обращения цены расти больше не могут.

Любая попытка выйти из пирамиды и вывести из неё деньги заканчивается снижением цен. Это снижение болезненно воспринимается остальными. Вдруг страх не получить максимальную прибыль становится выше, чем жадность. Начинается лавинообразное падение цен, и жадность полностью уступает место страху.

Идёт повальная паника, желание избавиться от товаров любой ценой. Объёмы торгов могут оставаться высокими, так как участники пирамиды мечутся, пытаясь продать свой товар, а при возможности и частично покрыть убытки [224]. Профессиональные спекулянты активно играют на понижение одних и временное повышение стоимости других товаров.

Цены падают, пока они не достигают некоего дна, когда держатели товаров уже не видят смысла продавать их по столь низкой цене.

На графике этап крушения начался в марте 2000 года и не закончился до начала 2003 года.


* * *


Рост любой пирамиды идёт волнами. За подъёмами следуют спады, за спадами – новые подъёмы.

Чтобы понять, находится ли та или иная спекуляция в стадии роста или падения, можно воспользоваться двумя простыми правилами. Надо выделить точки локальных подъёмов и точки локальных спадов.

§ Если текущий спад (точка А на графике) не достигает уровня предыдущего локального спада (точка Б), то текущий спад – временный, и идёт общий рост.

Если текущий подъём (точка В) превышает предыдущий локальный подъём (точка Г), то идёт общий рост.

§ Если текущий подъём (точка Д) не достигает уровня предыдущего подъёма (точка Е), то текущий подъём – временный, и идёт общий спад.

Если текущий спад (точка Н) ниже уровня предыдущего спада (точка М), то идёт общий спад.

Для удобства определения уровней на графике можно провести горизонтальные линии от предыдущих спадов (показаны красным цветом), и от текущих подъёмов (показаны зелёным цветом).


История спекуляций


Давайте рассмотрим некоторые спекулятивные пузыри, оставившие наиболее замечательные следы в истории [225].

Не прошло и сотни лет с момента зарождения религии денег, как возникла первая масштабная спекуляция. Естественно, что она возникла именно в той стране, которая первой стала поклоняться новому идолу.

В 1562 году груз луковиц тюльпанов прибыл в голландский порт Антверпен из Константинополя. В последующие годы тюльпаны приобрели в Голландии большую популярность. К началу XVII века владение луковицами стало считаться признаком богатства, и из-за ограниченного количества луковиц они начали быстро расти в цене. К 1636 году одну луковицу уже можно было поменять на карету с двумя лошадьми и полным набором упряжи.

Луковицы так часто переходили из рук в руки, что у их владельцев даже не было времени посадить тюльпаны в землю. Луковицами торговали на фондовой бирже, в тавернах и на специально отведённых площадках во всех крупных и мелких городах Голландии.

Люди массово закладывали свои дома и своё имущество. Все деньги вкладывались в тюльпаны в расчёте на быструю и гарантированную прибыль.

Невиданные прибыли привлекли иностранцев, и деньги из-за границы рекой полились в Голландию. Это вызвало резкий рост цен в Голландии и на остальные товары из категории удовольствий.

В 1637 году наступил конец. Неожиданно началась паника, цены мгновенно упали. Разорились тысячи спекулянтов. Имущество богатейших купцов, вложенное в тюльпаны, превратилось в прах. В Голландии наступила всеобщая многолетняя депрессия.

В 1716 году казна Франции имела огромные долги, возникшие в результате бесконечных войн недавно скончавшегося Людовика Четырнадцатого. Для оплаты долгов Регент Франции Филипп Второй прибег к услугам шотландского картёжника и финансового гения Джона Лоу (John Law).

Был основан Королевский Банк (Banque Royale), который выпустил бумажные долговые расписки для погашения долгов правительства. Расписки можно было свободно поменять на золото.

Для покрытия набегавших процентов была основана Компания Миссиссиппи, которая якобы добывала золото в Луизиане, французской колонии в Северной Америке. Акциями этой компании стали торговать в лучших отелях Парижа. Естественно, что вся выручка от продажи акций шла не на разведку золота (которого и не существовало), а на выплаты по погашению старых долгов правительства.

Но поскольку акции компании росли на глазах, то кредиторы правительства немедленно вкладывали полученные от него выплаты обратно в акции, что ещё больше увеличивало цену акций. Выпускались новые серии долговых расписок, и новые серии акций, в которые вкладывались расписки. Количество выпущенных бумажек намного превысило запас золотых монет, хранившийся в Королевском Банке.

В 1720 году держатели долговых расписок начали волноваться. Чтобы их успокоить, были срочно наняты сотни нищих, которые промаршировали по улицам Парижа с лопатами на плечах, якобы отправляясь в Луизиану на добычу золота. Через несколько дней нищих стали замечать на привычных местах.

В июле 1720 года началась паника. В один из дней 15 человек были затоптаны насмерть во время столпотворения вкладчиков перед входом в Королевский Банк. Тысячи людей были разорены, но создатель пирамиды Джон Лоу при покровительстве регента благополучно покинул Францию.

В том же 1720 году весьма похожая спекуляция достигла пика в Лондоне. Основанная в 1711 году Компания Южного Моря (South Sea Company) выпустила долговые расписки на покрытие долгов правительства британского. Взамен от правительства она получила… исключительные права на всю территорию Центральной и Южной Америки, начиная от Мексики, и заканчивая Огненной Землёй (за исключением Бразилии).

Компания начала активную продажу своих акций, чтобы привлечь средства якобы на разработку этих земель. В частности, она рассчитывала получить хорошие прибыли от залежей металлов в Мексике и Перу, и от работорговли.

Единственным неудобством было то, что Испания также считала эти территории своими. Но с Испанией удалось договориться. Она разрешила Компании Южного Моря совершать ровно один вояж в год в эти земли, при условии участия Испании в прибыли.

Компания продолжала выпускать акции, и к началу 1720 года она полностью избавила Британию от долгов. Директорами компании были видные члены Парламента. Министры правительства получали от неё щедрые подарки.

Даже английские аристократы побороли свою гордость и приняли активное участие в торговле акциями. С января по август 1720 года акции поднялись в цене со 128 фунтов до 1100 фунтов. Появилось множество новоиспечённых богачей.

Пример успеха Компании Южного Моря вызвал к жизни множество подражателей. Выпустила акции компания по разработке вечного двигателя, компания по страхованию лошадей, и даже компания «по ведению дел в области, приносящей огромную выгоду, но эта область является коммерческим секретом».

Как бы то ни было, уже к декабрю 1720 года акции упали в цене в 7 раз, и от дальнейшего краха их спасло только активное вмешательство правительства и вновь созданного Банка Англии. Среди потерпевших был и сэр Исаак Ньютон. Как и во Франции, после краха пирамиды в Англии наступила всеобщая депрессия.

По мере распространения религии денег и сведения всех чувств человека к страху и жадности перед материальными идолами, спекуляции стали не только распространённым, но и регулярным явлением.

В 1824 году в Лондоне появилась компания, которая ставила целью осушить Красное море, чтобы вернуть «сокровища, которые были покинуты египтянами после исхода евреев».

Посмотрим на историю США. Вскоре после войны 1812 года [226] банки начали возникать в церквях, тавернах и кузницах. Каждый из этих банков выпускал свои долговые обязательства. Банкноты выпустили даже цирюльники и владельцы баров. Цены на недвижимость росли, экономика процветала. К 1819 году деньги цирюльников неожиданно потеряли силу, бурный рост закончился всеобщими банкротствами и сильной депрессией.

К 1830-м годам память о прошлом пузыре выветрилась, появились новые банки, начался новый экономический подъём. Спекуляция закончилась крахом и депрессией в 1837 году. Прошло 10 лет, необходимых для очистки памяти, опять начался выпуск бумажек, и он тоже закончился крахом и депрессией, в 1857 году.

Наверное, читатель уже догадался, что последовало дальше. Взлёт, крах и депрессия 1873 года, на этот раз связанные с пирамидой долгов компаний по строительству железных дорог. Следующий подъём-крах, в 1907 году, прошёл по тому же известному сценарию. Очередная депрессия планировалась на середину 1910-х годов, но она была отсрочена Первой мировой войной.

В 1890 году объявила банкротство по долгам Аргентина, что чуть не обрушило всю банковскую систему Англии. В последующие годы Аргентина объявляла и объявляет банкротство с такой же постоянной и завидной регулярностью, с какой происходят биржевые крахи в США.


Вторичный контур и кризисы


Перейдём к рассмотрению наиболее интересной пирамиды, пирамиды акций. Как мы отмечали в 6-й главе, спекуляция на средствах производства приводит к возникновению вторичной стоимости и механизма вторичного контура.


I.


Составляющие вторичного контура


Просуммируем всё, что мы говорили выше о четырёх типах товаров и подробнее рассмотрим, как появляется вторичный контур. Допустим, что нет ни концентрации капитала, ни его накопления. Тогда экономика выглядела бы очень просто.

Религия Денег

Слева – схема идеального обмена товарами на рынке без денег.

Справа – схема обмена товарами через деньги.

В идеальной системе люди просто обмениваются товарами – результатами своего труда. Даже если одни из них потребляют больше, чем другие – заслуженно или не заслуженно – в целом товарообмен продолжает работать, так как нет накопления капитала, обращение денег не нарушается их выводом в сундуки или на рынки накопительных товаров.

При множестве производителей схему товарообмена с использованием денег можно упрощённо представить следующим образом. Жёлтые стрелки – это движение денег.

Религия Денег

* * *


В этот момент появляется перепродавец, хозяин, капиталист, корпорация, который хочет получать прибыль, то есть узурпировать власть через контроль товарообмена.

Производители превращаются в наёмных рабочих, которые подчинены корпорации. Корпорация становится владельцем средств производства, средств создания потребительских товаров (товары не обязательно материальны).

Далее на схемах мы будем обозначать денежную оплату, которую получает рабочая сила за свой труд, как «зарплату».

Религия Денег

Поскольку корпорация создаётся с целью получения прибыли, то она изымает деньги с рынка (стрелка от зарплаты к корпорации). Но эта же корпорация может инвестировать, добавлять деньги в рынок (стрелка от корпорации к зарплате), если инвестиции позволяют ей рассчитывать на ещё большую прибыль в будущем.

Если в целом в экономике Изъятие = Инвестированию, то круговорот денег и товаров не прерывается, экономика продолжает работать.


* * *


Однако проблема в том, что главная цель корпорации – не только в получении, но и в накоплении и сохранении прибыли; в накоплении и длительном сохранении своей власти. Производство интересует корпорацию только как средство достижения этой цели.

Как мы отмечали в 6-й главе, в религии денег все товары разделяются на накопительные и потребительские временные.

Для сохранения капитала недостаточно изъять с рынка и сохранить временные товары, которые производятся и потребляются ежедневно. Эти временные товары обычно недолговечны, скоропортящиеся, они занимают много места при хранении.

Соответственно, у перепродавца возникает исключительная нужда в особых накопительных товарах, которые долго сохраняют свою стоимость относительно временных товаров и относительно рабочей силы.

Религия Денег

Корпорация использует накопительные товары как вещественные идолы, хранящие её власть (капитал). Как мы отмечали в 6-й главе, в простейшем случае накопительный товар – это золото. Также широко используются недвижимость, драгоценности, предметы искусства и так далее. Накопительные товары всегда являются предметами пирамиды; нахождение в пирамиде и обеспечивает рост их стоимости. Приток денег в эту пирамиду происходит за счёт их ухода с рынков потребительских товаров.

Если условия для инвестирования неблагоприятны, то корпорация уводит свои средства в накопительные товары – складывает золото в сундуки или строит пирамиды недвижимости и драгоценностей. Естественно, что при этом наёмные рабочие выбрасываются на улицу, и нередко не имеют средств к существованию. Наступает кризис.

Когда условия для инвестирования становятся благоприятными, корпорация достаёт средства из накопительных товаров (золото из сундуков), и вкладывает капиталы назад в производство. Наёмные рабочие получают работу, увеличивается производство. Через некоторое время цикл повторяется.


* * *


Следующим шагом становится конкурентная борьба между погаными за вещественных идолов, за накопительные товары.

В этот момент происходит интересное превращение. Как мы отмечали в 6-й главе, поскольку в накопительных товарах их владельца интересует прибыль – увеличение стоимости, а средства производства также приносят прибыль, то средства производства приобретают вторичную стоимость и сами становятся накопительными товарами и предметами пирамиды (на следующей схеме Корпорация = Средство производства).

Религия Денег

Средства производства начинают конкурировать в привлекательности с традиционными накопительными товарами. Если быстрее растёт пирамида средств производства, то меньше денег уходит в сундуки и в драгоценности, больше возвращается в производство.

Если же пирамида, например, недвижимости становится более привлекательной, чем пирамида акций, то начинается откачивание денег в спекуляции и наступает кризис.

Обратим также внимание на связи между зарплатой и накопительными товарами, и на связи между зарплатой и акциями корпорации (синие стрелки на схеме).

Религия Денег

Если зарплата выше уровня жизненно необходимого, то некоторая её часть может уходить в накопительные товары (сбережения), или в покупку акций. Если часть зарплаты уходит в пирамиды накопительных товаров, то это неизменно снижает спрос на рынке временных товаров, что в принципе может вызвать снижение производства и общий кризис.

С другой стороны, если деньги, ушедшие в накопительные товары из зарплаты, будут возвращены на рынок через изъятие средств из накопительных товаров корпорациями, то приток уравновесит отток.

Таким образом, если деньги из зарплаты уходят в акции корпораций, то они как могут вернуться в зарплату, так и вытечь в накопительные товары.

Может сложиться и ситуация, когда одновременно будут расти в цене и накопительные товары, и акции, и зарплаты, а временные товары не будут изменяться в цене или даже подешевеют. Это происходит, если деньги замыкаются в суб-контуре «Зарплата – Накопительный товар – Корпорация».

Возникновение той или иной ситуации зависит от множества факторов и от поведения всех участников товарообмена и обмена идолами.


* * *


Итак, в нашей модели присутствуют четыре типа стоимости:

1) Постоянные накопительные товары (недвижимость, золото, драгоценности),

2) Временные потребительные товары (еда, товары для быта),

3) Временный товар рабочая сила (зарплата),

4) Вторичный товар средства производства временных (корпорация).

Обобщим отношения к стоимости товаров с точки зрения участников этого процесса.

Для владельца производства первичны накопительные товары. Потребительные товары нужны только для того, чтобы они приносили накопительные товары. Небольшое (по сравнению с размером капитала) количество временных товаров, в основном статуса и удовольствия, нужно для собственного потребления. Рабочая сила нужна как средство производства временных товаров.

Вторичный товар имеет ценность как приносящий прибыль, но он может становиться накопительным при условии образования пирамиды или спекуляции на средства производства.

Для рабочей силы первичны потребительные товары и наличие работы. Однако если у рабочих появляются излишние деньги, то они могут вложить их и в накопительные товары, особенно в свои жилые дома. Тогда они будут заинтересованы в росте стоимости принадлежащих им накопительных товаров.

Владельцев накопительных товаров (если у них нет средств производства), интересует рост стоимости принадлежащих им товаров и низкие цены на товары потребления. Отметим, что обычно владельцы производства и владельцы накопительных товаров – одни и те же люди.

Каждый из участников этого процесса хочет, чтобы стоимость его товара росла относительно стоимости других товаров. Просуммируем эти желания:

|| Отношение к изменению стоимости товара ||Владелец производства|Владелец накопительного товара|Рабочая сила||

|| Накопительного ||Постоянство или Рост|Рост|Постоянство или Рост||

|| Временного ||Снижение|Снижение|Снижение||

|| Рабочей силы ||Снижение|Снижение|Рост||

|| Вторичного (как оборудование) ||Снижение|Не имеет значения|Не имеет значения||

|| Вторичного (как накопительного) ||Рост|Рост|Рост||

Как видим, желания участников совпадают в следующем:

§ все хотят снижения цен на временные потребительные товары,

§ все хотят роста или постоянства стоимости накопительных товаров,

§ все хотят роста стоимости средств производства, если они рассматриваются как накопительный товар.

Желания противоречат в следующем:

§ Владельцы производства и накопительных товаров хотят снижения стоимости рабочей силы, рабочая сила хочет увеличения своей стоимости.


Условия возникновение вторичной стоимости


Для роста производства необходим рост вторичной стоимости, то есть рост стоимости средств производства. От чего же зависит размер вторичной стоимости?

Во-первых, средства производства должны приносить простую прибыль. От самого производства можно абстрагироваться, и считать, что это обычное вложение денег, приносящее столько-то процентов годовых. Как мы отмечали в предыдущей главе, простая прибыль – это первая производная от стоимости.

Тогда оценку стоимости средств производства можно выразить как

ожидаемая прибыль за предстоящие X лет +

стоимость оборудования минус амортизация оборудования за X лет

Таким образом, важно, чтобы ожидаемая прибыль от производства за определённый период была выше, чем ожидаемая прибыль от роста стоимости накопительных товаров.

Во-вторых, как только пирамида акций запущена, важным становится уже не только рост приносимой производством прибыли, но сам рост биржевой стоимости, то есть изменение производной от прибыли (вторая производная от стоимости).

Конечно, вторая производная зависит от первой производной. Но особенность заключается в том, что в расчёт берётся не прошлая, но будущая, ожидаемая, предсказываемая прибыль – вперёд на Х лет. Это и даёт хорошую почву для спекуляций и строительства пирамид.

При этом очень важно понимать, что вторичная стоимость возникает только тогда, когда работает первый контур (товары – рабочая сила). Остановится движение в первом контуре, падает стоимость вторичного.


Связи во вторичном контуре


Говорим ли мы о первой, или о второй производной от стоимости, они обе в конечном итоге зависят от наличия самой стоимости, богатства, которое можно присвоить.

Если в обществе есть внешние источники нового богатства, например, золотодобывающая шахта, то производство как погоня за этим новым богатством может быть бесконечным.

Но как мы отмечали, для общества в целом рано или поздно внешние источники богатства истощаются, и иерархия превращается в замкнутую систему; перераспределение богатства происходит внутри её.

Давайте подробнее рассмотрим связи между стоимостями в такой замкнутой системе. Добавим отдельный блок для денег, выведенных из оборота (казино).

Религия Денег

Под рынками «казино» мы понимаем не только скачки, карточные игры или рулетку, но и спекуляции на валютных рынках, на всевозможных фьючерсах и опционах.

Главное отличие рынков «казино» от пирамид накопительных товаров в том, что деньги, вращающиеся на рынках «казино» просто переходят из рук в руки, не создают новой стоимости и не меняют соотношения цен на товары [227]. Деньги, участвующие в пирамидах, создают новую стоимость и меняют соотношения цен.

Поскольку все деньги в конечном итоге выплачиваются людям (а не вещам или природе), то для массового производства необходимо, чтобы

стоимость временных товаров в целом была равна стоимости рабочей силы [228]

Но в этом случае не будет прибыли. Прибыль толкает к необходимости выведения денег из этого контура, к необходимости снижения стоимости рабочей силы. Включается насос богатства наверх иерархии.

Таким образом, имеется прямое противоречие – для работы вторичного контура надо, чтобы деньги полностью сохранялись в первичном контуре («товар – рабочая сила»). Но целью создания вторичного контура является отсос денег из первичного контура наверх.

Вся прибыль может инвестироваться назад в производство в том случае, если вторичная стоимость растёт в цене. Прибыль будет возвращаться для закупки нового оборудования, для найма новых работников, для повышения зарплаты, то есть будет временно перераспределяется назад вниз иерархии.

Но как мы помним, любая стоимость – относительная величина. Чем выше стоимость накопительных товаров, тем ниже относительная стоимость рабочей силы и переменных товаров, тем меньше они могут принести относительной накопительной стоимости. Рано или поздно инвестиции в производство с точки зрения прибыли теряют смысл.

И если вторичная стоимость падает в цене, то это вызывает сокращение затрат и уменьшение стоимости рабочей силы, что опять снижает стоимость средств производства, вызывает новое сокращение затрат и рабочей силы и так далее по спирали вниз.

Для массового производства необходимо, чтобы вторичная стоимость росла быстрее, чем накопительная, иначе все деньги перебегают в спекуляции с золотом или недвижимостью; и будет расти только производство товаров роскоши для верхушки.

Обычно рост стоимости акций сопровождается ростом стоимости накопительных товаров, так как часть денег владельцы акций вкладывают в дома, предметы искусства и так далее.

Если накопительная стоимость – это массовая стоимость, например, жилых домов, то для её роста необходим рост стоимости рабочей силы. Поэтому при общем подъёме наблюдается рост цен на недвижимость и на прочие товары. Но при спаде возможен крах и цен на недвижимость.

Как видим, в этой системе возникает огромное количество возможностей для возникновения перекосов в денежном обороте.

Поскольку в целом деньги с низа иерархии движутся вверх, то, чтобы сохранить круговорот денег, необходимо постоянно убирать деньги с верха иерархии и подкидывать их в рабочую силу.

Тогда все будут счастливы – у потребителей будут бесконечные товары и работа, у владельцев – бесконечное ощущение, что их богатство растёт.

Религия Денег

Для этой цели и появился пустой товар, идеальное золото, о котором мы говорили выше в этой главе. Перераспределяя с помощью пустого товара выведенные из оборота деньги, идеальное золото замыкает круговорот и поддерживает все контуры в работе.

При этом для сохранения пропорций стоимостей и сохранения системы власти очень важно, чтобы пустой товар забирал только свободные деньги из казино, но не из вторичного рынка и не из массовых накопительных товаров.

В противном случае начнётся выведение денег из производства в спекуляции пустым товаром, или обвал цен на важные накопительные товары, например, недвижимость, что вызовет банкротство купивших недвижимость в кредит, которое вызовет банкротство банков-держателей кредита и так далее. Если деньги будут изъяты из рынков маловажных накопительных товаров, например, из рынков картин или драгоценностей, то это никому не повредит.

Конечно, для постоянного обеспечения прибыли с каждым разом требуется перераспределять всё больше и больше денег, поскольку растут объёмы экономики. Проблемы, которые порождает такой подход, мы рассмотрим ниже.


II.


Положительные обратные связи


Раз мы говорим о двух контурах, то сразу встаёт вопрос о возникновении положительных обратных связей между контурами, о коротких замыканиях.

Как мы отмечали в 1-й главе, положительная обратная связь в технике – это такая связь, когда увеличение выхода системы увеличивает её вход. Если возникает короткое замыкание, то оно немедленно забирает на себя все ресурсы системы и, в конечном итоге, приводит к перегоранию всей системы или предохранителей. Короткие замыкания возникают в рыночной экономике постоянно.

Фактически, любая спекулятивная пирамида – это положительная обратная связь: чем выше стоимость предметов пирамиды (растёт выход), тем больше желающих вложить деньги в пирамиду (растёт вход), тем опять быстрее растёт выход.

Пирамиды в принципе ограничены только населением планеты и пропорциями пищи. Чем крупнее пирамида, тем больше людей её обслуживает, тем меньше остаётся тех, кто обслуживает прислугу пирамиды.

Монополия – это тоже положительная обратная связь. Чем крупнее корпорация (выход), тем ей легче контролировать рынок, тем она получает больше прибыли (вход), тем она становится ещё крупнее (выход) [229].


Замыкания контуров


Несомненно, что локальное короткое замыкание между первичным (Товары – Рабочая сила) и вторичным контурами дало бы огромный рост выхода вторичного контура, то есть рост стоимости акций.

Поскольку в религии денег игра идёт наперегонки с целью максимизации прибыли, то такое замыкание дало бы хорошее конкурентное преимущество.

Нам следует проверить экономику на наличие таких замыканий. Мы увидим, что в этом и скрыт секрет лидеров рынка акций.


* * *


Первое, самое распространённое замыкание – это вкладывание прибыли корпорации напрямую в скупку своих собственных акций (так называемый buy-back).

Если мы вспомним, для чего изначально якобы выпускаются акции, так это для развития производства. Но поскольку настоящей целью является получение прибыли, то экономически выгоднее сделать наоборот. Такой самоскупкой занимаются практически все крупные корпорации США [230].

Что делать, если прибыли нет? Взять деньги в долг, и на эти деньги прикупить собственных акций. Этим тоже занято огромное число фирм.


* * *


Далее, можно вкладывать зарплаты сотрудников фирмы в акции этой самой фирмы. Выполняется это двумя способами – выдачей части зарплаты в виде опционов акций (stock options), или продажей сотрудникам собственных акций со скидкой. Нередко оба способа применяются одновременно.

Здесь спрятан дополнительный плюс – если зарплата в бухгалтерской книге считается расходом (и уменьшает прибыль), то опционы акций расходами не считаются.

Далее, можно вкладывать свои пенсионные фонды в собственные акции [231]. Крупные фирмы имеют корпоративные пенсионные фонды, которые выплачивают бывшим сотрудникам дополнительную (к минимальной государственной) пенсию. В пенсионный фонд ежегодно отчисляется некоторый процент, например 5процентов, сверх оклада сотрудника. Этим фондом управляет корпорация, и он относится к её активам, к её собственности.

Рост стоимости пенсионных фондов согласно правилам бухгалтерского учёта является прибылью фирмы. Известно, что ИБМ таким совершенно легальным образом увеличивала свою прибыль на 9 процентов в год, а от этого увеличения прибыли её акции выросли ещё сильнее. Передовой опыт ИБМ переняли и многие другие крупные фирмы, с помощью бизнес-консультатнов вроде PriceWaterHouse Coopers или Артур Андерсен (Arthur Andersen).

Фактически происходит идеальное замыкание – акции владеют сами собой, и поскольку их стоимость растёт, то… их стоимость растёт ещё больше [232].


* * *


Эффективно и обратное замыкание – выплата зарплаты высшим менеджерам корпорации в виде её акций. Не только денежная зарплата у президента фирмы во много раз выше денежной зарплаты работника, но и количество выделяемых президенту опционов акций в тысячи раз превышает количество выделенного рядовому работнику.

Если в среднем соотношение дохода рабочего и президента до интернет-бума в США составляло 1: 141 (в 1995 году), то в разгар бума – уже 1: 475 (в 1999 году).


* * *


Если прибыли нет, в долг уже не дают, и сотрудников очень мало (напри