Book: Межавторский цикл 'S-T-I-K-S'-4. Компиляция. Книги 1-20



Межавторский цикл 'S-T-I-K-S'-4. Компиляция. Книги 1-20
Межавторский цикл 'S-T-I-K-S'-4. Компиляция. Книги 1-20

Герман Горшенев

S-T-I-K-S - Вешалка

Глава 1

Горшенев Герман

S-T-I-K-S - Вешалка.

Зоя стояла в ванной и рассматривала себя в зеркало. Смартфон лежал рядом, но она не собиралась фотографироваться и вообще жутко не любила это дело, просто в любой момент ей могли позвонить и будучи начальником отдела продаж, ей надо было быть постоянно на связи. Ещё раз оглядела себя. Она воплощала одновременно мечту почти всех женщин и мечту очень небольшой группы мужчин. Природа её наградила высоким ростом и странной тощей фигурой - кожа да кости. Зоя себе никогда не отказывала в еде и на зависть подругам могла за раз съесть несколько бургеров, гору картошки и разбавить всё это безумным количеством соусов, а потом зайдя в магазин около дома и купить пирожных. Ага, именно пирожных, а не пирожное, целых два или даже пять и тоже съесть вечером с чаем, при этом она не прибавляла ни грамма веса. Были и минусы. Всё остальное, чем обычно восхищается большинство мужчин, глядя на женщин, у неё тоже в не прибавляло. Разумеется, она ходила по врачам, но эскулапы только разводили руками и ничего серьёзного не находили, а затем Зое это надоело, и она решила, раз чувствуешь себя хорошо, то и нечего мозги делать себе и озадаченным медицинским работникам. В каждом моменте есть своя прелесть. Были парни, которым она нравилась такой как есть, а удовольствие от наблюдения за подругами, заказывающими салат, когда на её тарелке лежала груда жаренного мяса, тоже никто не отменял.

Она ещё раз вздохнула и осмотрела свою откровенно тощую и длинную фигуру, ещё раз бросила взгляд на экран смартфона. За эти пару минут накидало сообщений, но она посмотрит их потом, и шагнула душевую кабинку. Свет выключился, запахло кислой едкой гадостью.

Следующий день превратился в кошмар. Люди сходили с ума, хотели сожрать друг друга, а затем появились другие люди, более сильные и ещё более уродливые и безумные. Среди всего этого ужаса и попыток сбежать от потерявших разум она оказалась на другом конце города, среди частного сектора, примыкающего к городским кварталам. Сумасшедшие, жаждущие сырого мяса люди, были и здесь, но они были тупы и от них можно было легко убегать, просто перелезая через не высокие заборы или забегая в калитки, а если на пути попадались кошки или собаки, то сумасшедшие прекращали гнаться за девушкой, а бросались за улепётывающими животными.

Рука, одетая в тактическую перчатку, зажала рот Зои и прижала затылком к плечу мужчины, а другая рука лапнула девушку по груди, затем тронула спину и опустилась ниже.

- Эу, Ягель, гля, я вешалку поймал. Ты прикинь, сисек совсем нет, я даже на спине проверил, - негромко заговорил её пленитель.

- Шмат, мне насрать, главное, чтобы внутри всё было целое, а то зря пол дня тут пасём.

- Да ты прикинь, совсем без сисек. Точняк - вешалка.

- Заткнись, придурок, оттащи к машине и сюда иди.

Зоя получила удар в спину, немного ниже рёбер, а пока дыхание восстанавливалось, здоровый мужик, одетый в камуфляж и при оружии, заклеил ей рот скотчем и перетянул руки и ноги пластиковыми стяжками. Через пару минут, проведённых на плече словно ковёр, её швырнули в кузов пикапа, обустроенный из арматурных прутьев как клетка. Через пол часа Ягель и Шмат вернулись, притащив мужчину и женщину, тоже связанных и с заклеенными ртами. Пикап, совсем не заботясь о тех, кто в кузове, понёсся по пересечённой местности.

После не продолжительной, но тряской поездки, покрытые гематомами тела, с разбитыми губами и лицами, выпихали из кузова, разрезали стяжки на ногах и поставили стоять около пикапа. Шмат разорвал на Зое домашнее платье, которое она одела, выходя из дома, а потом так и бегала целый день от сумасшедших людей, пока её не поймали эти вооружённые бандиты. То, что они бандиты, девушка не сомневалась.

- Пацаны, дивитесь! Вешалка! Сам поймал. Вооще сисек нету, даже сзади проверил, внутри только не проверял. Может там спрятала? - радуясь своему необъятному остроумию, повторил жирный Шмат свою тупую шутку.

- Уважаемый недоношенный, - ласково и вкрадчиво, словно общается с ребёнком, начал говорить подошедший в строгом деловом костюме мужчина. - Если медики в ней найдут твой биологический материал, то я прикажу доукомплектовать её внутренние органы твоими внешними. Для тех, кого в люльке мамашка умной книжкой по голове била, чтобы не орал и бухать не мешал, я повторяю. Если её изнасилует любой из вас, то его яйца будут в её контейнере при приёмке, - и строгий начальник показал пальцем на жирного бандита.

Шмат, хотел было начать возмущаться, но осёкся, столкнувшись с прямым взглядом «пиджака». Как только мужчина в строгом костюме покинул зону видимости, Зоя получила сильнейший удар под дых.

- Ну вешалка! - прошипел, плюясь слюной Шмат и тут-же упал рядом, получив удар прикладом в спину. Один из мужиков поставил ему на лицо подошву берца.

- Слышь, жирный. Мы сюда за баблом и снарягой пришли. Ты понял?

Лицо Шмата, придавленное берцем и лицо Зои, которая пыталась вдохнуть воздух после удара, оказались совсем рядом. Бандит быстро закивал, выражая своё согласие товарищам по оружию и совсем тихо, одними губами прошептал:

- Вешалка.

Переведя дебаты в весёлую шутку, камуфляжные помогли подняться Шмату с земли, даже немного отряхнули от пыли и отправили вместе с Ягелем рассовывать пленников по клеткам. Зою, приодев в майку и спортивные штаны, взамен разорванного платья, швырнули в помещение, к женщине лет под сорок, которая, по-матерински, в пол голоса запричитала и помогла девушке лечь на кровать, сделанную из нескольких строительных поддонов и груды тряпок. Ягель швырнул на пол полулитровую пластиковую бутылку с мутной жидкостью. Женщина подняла, открыла крышку и поднесла к разбитым губам Зои. Жидкость пахла спиртом и отвратительной вонью.

- Пей, деточка. Лечись.

- Что это?

- Это живчик, живец. Выпей, он лечит, я расскажу. Пей.

Зоя, через силу, стараясь не замечать вкуса, сделала несколько глотков мерзкого поила. В этом месте так обращались с людьми, что, если надо, то это просто бы залили в горло, ничего не спрашивая. Женщина, напоив девушку, сама сделала пару глотков из бутылки, а затем набрав жидкость в рот, прыснула Зое на лицо, приговаривая:

- Потерпи девочка, он и сверху раны лечит.

- Что-это?

- Я же говорила девочка, живчик это. Ложись на кроватку, я тебе сейчас всё расскажу, а ты отдыхай. Вишь, как побили.

Женщина, возраст которой совсем не вязался с манерой речи, больше подходящей для бабушки, передала бутылку в соседнюю клетку мужчине, который сделав пару глотков, благодарно вернул ёмкость.

Зоя лежала и слушала про новый мир, что этих бандитов называют мурами, как тут отрастают ноги и руки, про чудесные умения и про то, как сложно тут остаться живым. Тело, которое не спало уже больше двух суток, закрыло глаза, и выключило сознание.

Сон развеял удар железяки о прутья решётки.Двое ублюдков, которых отругал пиджак, открыли камеру. Жирный подошёл к Зое, сдёрнул простынь и разорвал майку, но перехватив неодобрительный взгляд напарника, плюнул ей в лицо и нанёс короткий и быстрый удар, чуть ниже рёбер. Тычёк был не сильный, но сделанный опытной тренированной рукой, попал куда надо. Тело девушки скрутило от боли.

- Дыши, Вешалка, дыши. Давай, ну видишь. Умничка, была бы чуть потолще, было-бы не так больно. Ты мне тут не подыхай, а то свою тайну в могилу унесёшь, так и не узнаем где сиськи спрятала. - и жирный заржал.

- Шмат! Кончай Вешалку дёргать. Придурок, за неё спросят, если сдохнет! - дёрнул его напарник.

- Да не бубна с ней не будет. Одни кости, чему тут дохнуть, огрызнулся в ответ жирный, - но от Зоиной кровати отошёл.

Затем бандиты ударили сидевшую рядом женщину кулаком в голову и отволокли от кровати Зои, скрутили руки и ноги пластиковыми стяжками и потащили к выходу. Мужчина, сидевшего в соседней клетке, пытался призвать к совести двух отморозков, но был проигнорирован. Через час муры вернулись и за ним. Ловко подавив сопротивление парой тренированных ударов, скрутили руки и выволокли, оставив лежащую и стонущую от боли Зою одну, посреди просторного помещения, наполненного пустыми клетками. Ещё через несколько минут в дверях показался тот самый жирный урод, улыбнулся, приложил палец к губам и сказал: «Тсссс». Тихо закрыл дверь и свет выключили.

Сколько прошло времени непонятно, было холодно и страшно. В подземном помещении совсем не было звуков и света, а затем в темноте Зоя различила паутинки. Она протянула руку, и паутинки ответили ласковым прикосновением.

Наверное, я схожу с ума, подумала девушка. Светящаяся в темноте паутинка из лучика сета извивалась и тянулась к её ладони. Она протянула руку. Струйка света просто висела в воздухе, ни к чему не прикасаясь, ничего не желая, невесомая и незримая. Повинуясь порыву своего сумасшествия, Зоя потянулась к ней, паутинка попыталась сбежать, но была схвачена, сильно, но нежно. Чувства Зои метались от переплетения добра, ласки и тупой злобы, собранных в этом лучике света. Девушка погладила нежное эфирное сознание, а световая ниточка подросла, стала больше, и словно ласковая собака, лизала теплом ладони Зои.

Свет включился рывком, резко ударив по глазам, развеяв наваждение. В помещение, держа в руках моток тонкой верёвки, скорее похожей на толстую нитку, зашёл ухмыляющийся Шмат.

- Ой, ну извини. Нашей Вешалочке в глазёнки насветило?

Мур, отперев дверь и войдя в клетку, легко увернулся от удара девушки и ударил сам. Было больно. Очень. Зою опять скрутило и дыхание ни как е могло пробиться в лёгкие, сквозь боль, затмевающую глаза. Перед лицом возникла довольная жирная рожа.

- Что я нашёл! Верёвочка! Всего четыре миллиметра, а аж двести килограмм на разрыв. Ща мы руки и ноги свяжем, когда сильно затягиваешь, то очень больно. Это так…

Шмат продолжал говорить, а в руку девушке скользнула, еле видимая ниточка света. Зоя погладила, приласкала дрожащими от боли руками эфирное создание. Шмат замер, остолбенев и встретившись глазами с лежавшей на полу Зоей. Глаза мура были живы и двигались, выражая весь океан чувств, а тело остолбенело. Паутинка билась в руках девушки, требуя ещё ласки, тепла и со всей страстью преданной собаки лизала ладони. Слегка восстановив дыхание, девушка с трудом села на пол.

Ещё несколько секунд гляделок и Шмат смотал с бухты несколько метров верёвки и начал вязать узел. Плетение было сложным, с несколькими перегибами, а мотки ложились плотно и ровно. Получилась отличная, но не соразмерно тонкая петля. Осмотрев потолок, и не найдя ничего интересного, «жирняк» перекинул шнур через плафон лампы, зафиксировав свободный конец за решётку клетки, приволок поддон, который служил частью кровати пленников и надев на шею петлю, старательно выпихал из-под себя опору.

Всё это время он внимательно смотрел в глаза девушки, которую переполняла злоба, за себя, за разобранных на органы мужчину и женщину, которые сидели вместе с ней в клетке и за унижения, и тупые издевательства, которые были и могли бы быть. Шнур был прочен, но только очень сильно тянулся, под весом массивной туши Шмата. Тело билось в конвульсиях, глаза смотрели в глаза, а воздух не мог проникнуть сквозь сдавленное, почти перерезанное тонкой верёвкой горло.

- Мать! Шмат! Ах ты тварь! - заорали у двери.

В проёме стоял Ягель. Рука бандита пошла к пистолету на поясе, а ещё одна паутинка света отделилась от бандита, скользнула в руку Зои, отпихивая товарку и требуя заботы и ласки. Мур замер, пальцы разжались, а выхваченный пистолет выпал из расслабленных пальцев на пол. Ягель подошёл к бухте с верёвкой, деловито отмотал метров десять, отрезал кусок ножом и ловко связав петлю, стал осматривать помещение. Второго такого удобного светильника не было, но под потолком была камера, радушно принявшая гостя в объятия своего стального крепления. Со всех сторон к рукам Зои устремились паутинки света. Они лезли сквозь бетонные стены, протыкали потолок, извивались, лизали ладони и требовали внимания, девушка плакала от переполнявших её чувств и счастья, тепла и доброты, которое дарили эти милые создания, и сама отдавала свою симпатию и радость без остатка. Такого количества чувств для измотанного, избитого и усталого организма было много. Сознание отключилось.

Очнулась Зоя от холода, который пронизывал всё тело. Тяжело, пошатываясь от навалившейся слабости, поднялась на ноги с сырого бетонного пола. Шмат висел на светильнике, а в другом углу помещения, составляя компанию камере слежения, висел Ягель. Всё было словно дурной сон, но не смотря на тощую фигуру, природа наградила свою хозяйку крепкими нервами и рассудительностью. Она осторожно, стараясь не шуметь прошла по коридору, и подкравшись на цыпочках, заглянула в приоткрытую дверь просторного помещения. Несколько человек, кто где и кто на чём, висели в разных углах комнаты. Она, тихой мышкой, стараясь не шуметь, проскользнула к двери, которая оказалась заперта. Потребовалось несколько страшных минут, чтобы найти ключи, потом открыть замок, который не просто скрипел, а истерично орал в наполненном тишиной пространстве.

Она уже знала, что произошло, только в это невозможно поверить, но обязательно нужно проверить. Девушка кралась по тихим комнатам, где висели трупы. В одной просторной и богато обставленной комнате, она нашла «пиджака» в компании двух, сурового вида парней. Зоя невольно улыбнулась. Хозяин кабинета висел на галстуке строгой расцветки, завязанным ровным, изящным узлом, а его охранники на ремнях, снятых с автоматов, которые лежали на столе.

Далеко, где-то в подвале расположенном в другом конце здания она почувствовала несколько жгутиков света. Они были другие. Словно домашняя собака, они не бросались искать ласки у первого встречного, могли вильнуть хвостом и даже дать лапу, но преданно держались за своих хозяев, хотя и с радостью давали почесать за ухом соседской детворе. Там были несколько мужчин, которые, как и Зоя сидели в клетках.

Порывшись в шкафу, она отрыла объёмную спортивную сумку с крепкими ручками и засунула туда два автомата со стола, затем забрала из кобуры охранников пистолеты и ещё один автомат из небольшого стеллажа в углу комнаты. Как современная девушка, она оружием пользоваться не умела, зато точно знала, что к нему нужны пульки, которые нашлись буквально всюду. Они были просто в коробках, россыпью, так и засунутые в рожки и эти, как их, обоймы. Заполнив сумку, поднять её не смогла, отсыпала лишнее просто на пол, и взвалив неподъёмный баул на плечо, отправилась вниз, икать запертых в клетках людей.

Второе крыло здания было точно таким-же и тоже украшено висевшими всюду бандитами. Подвал нашёлся легко. Это был такой-же коридор, только повёрнутый в другую стороны. Открыв дверь, она увидела сидевших взаперти людей. Здесь было немало женщин, несколько мужчин и много детей и подростков. Зоя с облегчение плюхнула на бетонный пол сумку с оружием, и вернулась в помещение с висевшими охранниками. Набрала целую кучу связок ключей и потом несколько минут подбирала нужный, открывая решётку. Всё это время за ней наблюдал крупный мужчина.

Как только преграда открылась, несколько человек бросились к сумке с оружием, разделили арсенал, и тихо клацнув затворами заняли позицию около входа, а остальные бросились открывать оставшиеся клетки. Мужчина шагнул к Зое, по-отечески погладил по волосам, покачал головой, глядя на синяки, разорванную майку и тощую фигуру:

- Откуда ты тут девочка взялась? Как тебя зовут?

Зоя уже было хотела представиться и сказать, что она Зоя, но осеклась на полуслове, улыбнулась распухшими от гематом губами:

- Я Вешалка. Так и зовите - Вешалка.



Гришанин

Рихтовщик. Пешка в чужой игре

Пролог

Пролог

Слеза скатилась по стене, пересекла заваленный битым кирпичом пол и замерла в углу, в шаге от пролома.

Навигатор блестяще справился с непростой задачей и четко вывел девушку на цель.

Внизу, на первом этаже полуразрушенного здания, устроила логово тварь, само упоминание о которой повергало в трепет самых отвязных отморозков Континента.

Тварь называлась скреббер – и это вся информация о цели, полученная Слезой от заказчика.

О скребберах на Континенте ходили легенды. Их мало кто видел. А счастливчиков, кому хватало удачи пережить такую встречу, можно было пересчитать на пальцах.

Плавным, кошачьим движением Слеза опустилась на колючий мусор, как на мягкий ковер, уперлась руками в края пролома и решительно закинула голову вниз.

В полумраке заваленного горами пыли и мусора первого этажа, некогда бывшего заводским цехом, разглядеть цель удалось не сразу.

Скреббер без движения лежал у дальней стены, забившись под длинный ржавый верстак. Он не походил ни на одно известное Слезе существо. И пока не шевельнулся, искусно маскировался под кучу мусора. Тварь раскрыла себя, когда из темного бесформенного силуэта под верстаком выстрелила длинная, как копье, лапа и пришпилила к полу пробегающую мимо крысу.

– Твою ж, через коромысло!.. – прошептала Слеза, наблюдая, как на боку темного силуэта распахнулась двухметровая пасть, полная акульих зубов, и приняла бьющийся в агонии трофей.

Бесшумным рывком вернув голову наверх, Слеза оттолкнулась от пола, подскочила на ноги и оказалась у края пролома.

На пару секунд девушка застыла статуей, принимая из ячейки инвентаря заранее припасенное зелье Духа, до максимума задирающие шкалу Духа Стикса. И без колебаний шагнула в пролом, одновременно активируя второй уникальный дар Системы – Лакомый кусочек.

Теперь в течение минуты для всех тварей в радиусе ста метров она самая желанная добыча.

Несмотря на семиметровую высоту первого этажа, хорошо прокаченные сила и ловкость позволили Слезе приземлиться точно на относительно чистый участок между кучами битого кирпича и без труда устоять на ногах.

Скрежет рвущегося металла за спиной известил девушку, что скреббер надежно сел на крючок дара. Теперь все решали секунды.

Сорвавшись с места, Слеза активировала третий дар – Летящий Бег.

Теперь, едва касаясь кончиками пальцев пола, она с каждым шагом разгонялась, как отрабатывающий стометровку спринтер. Только ее дар не ограничивался расстоянием. Он действовал ровно минуту, с откатом в два дня. И за эту минуту девушка могла наращивать и наращивать ход без ограничений. До сего дня рекорд разгона Слезы под даром составлял сто тринадцать километров в час, а пробег за минуту – один километр и семьсот двадцать три метра.

Сегодня, с таким монстром за спиной, Слеза ожидала обновления рекорда.

Для выполнения поставленной заказчиком задачи нужно было протащить скреббера за собой всего один километр – это примерно сорок секунд бега под даром.

Скреббера нужно вывести на заминированный заказчиком отрезок дороги.

От последующего сразу за этим взрыва Слезу прикроет сфера неуязвимости, активатор которой, в виде костяного пористого шарика, хранился в ячейке инвентаря и приводился в действие мысленной командой девушки.

До широкого проема в стене, со свисающими по краям ржавыми обломками развалившихся от старости ворот, Слеза добежала за три секунды. Шум погони за спиной зловеще нарастал с каждым мгновеньем. Похоже скребберу не понадобилось время для разгона, заагренная на добычу тварь мгновенно включила форсаж. И для отчаянной загонщицы это стало неприятным сюрпризом.

Благодаря настроенному на цель Навигатору, Слезе не нужно было оборачиваться на бегу. Дар транслировал изображение настигающего монстра лучше самой навороченной камеры. Информация поступала напрямую в мозг, словно на затылке у девушки открылся невидимый третий глаз.

Теперь, в движении, девушке наконец удалось рассмотреть скреббера во всей красе от макушки до хвоста. Широкое и длинное тело твари было закатано в пластинчатую темно-серую броню со стальным отливом. Что, вкупе с десятками пар длинных угольно-черных лап по бокам, делало скреббера похожим на сколопендру, размером с автобус.

Цокот лап по бетонному полу сопровождался отвратительным скрипом и хрустом трущихся друг о дружку панцирных пластин. Будто сотни гвоздей одновременно царапали по стеклу. Брр!

Этот скрип был просто невыносим. Пробирая до зубной боли, он разрушал гипнотический ужас, от вида настигающего монстра, и заставлял Слезу рвать мышцы ног в отчаянно усилии убежать от ненавистного звука.

На улице погоня продолжилась по узкой асфальтовой дороге, петляющей между разрушенных временем заводских построек.

Начальная фора в тридцать метров всего за пятнадцать секунд погони уменьшилась до жалких четырех. Уверенный в абсолютном своем превосходстве скреббер задрал переднюю пару лап, примеряясь всадить их в спину добыче.

Но на шестнадцатой секунде разгона Слеза наконец сравнялась по скорости бега со скреббером.

Пару секунд разрыв оставался неизменным, и отчаянный бросок скреббера в попытке дотянуться до спины Слезы, к счастью для последней, закончился значительным недолетом.

А дальше продолжающий наращивать обороты дар позволил девушке пойти в отрыв. И скребберу пришлось опустить передние конечности – понадобилось усилие всех лап, чтобы не упустить лакомый кусочек.

До указанного заказчиком участка оставалось пробежать всего двести метров, когда на всем протяжении дороги из щелей в старом асфальте, как пар из котельных клапанов, выстрелили белые туманные струи.

Все окружающее пространство мгновенно затянуло молочным маревом. В нос ударил хорошо знакомый отвратительно-кислый запах.

Изображение настигающего монстра в голове пропало. Дары Системы в тумане дезактивировались сами собой.

«Этого не может быть! Кластер же старый, как дерьмо мамонта!» – успела мысленно возмутиться девушка, активируя сферу неуязвимости.

Без поддержки дара ее ноги не справились с ускорением. Девушка оступилась и покатилась по асфальту, будто слетевший на полном ходу с байка мотоциклист.

Если бы не сфера неуязвимости, ее бы раскатало по дороге в кровавый блин. А так отделалась лишь приступом рвоты в конце стремительной чехарды из ударов, подскоков, разворотов и кульбитов, сопровождавших жесткую остановку.

А когда после встряски в голове прояснилась, Слеза остро пожалела, что не превратилась в кровавый блин. Быстрая смерть от удара об асфальт давала шанс на возрождение. Теперь же все пути к спасению были отрезаны проклятым туманом. Испугавшись боли, Слеза обрекла себя на окончательную погибель в кисляке – кислом тумане перерождающегося кластера.

Отчаянное шипенье оставшегося далеко позади скреббера подтвердило мрачные мысли.

Легендарная защита, гарантировавшая тридцать секунд неуязвимости от любого механического воздействия, против проклятого тумана не продержалась и десяти секунд.

Стоило погаснуть окружающему тело зеленоватому свечению сферы неуязвимости, и Слеза задохнулась от прострелившей все нервные окончания вспышки боли.

Девушка мгновенно умерла от болевого шока.

В навалившейся черноте перед глазами засветились кроваво-красные строки посмертного лога:


!!!Внимание! Вы умерли! И были принудительно воскрешены в точке смерти! Ваш штраф за смерть по неосторожности составил:

!Снижение характеристики Знание на 26 очков!

!Снижение характеристики Меткость на 22 очка!

!Снижение характеристики Скрытность на 32 очка!

!Снижение характеристики Реакция на 15 очков!

!Снижение характеристики Броня Стикса на 19 очков!

!Потеря 10148 очков опыта!

!!!Осталось воскрешений 24! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 10 очков! Удачной игры!


Воскресшая Слеза судорожно сделала глубокий вздох. И тут же забилась в судорогах от охватившей тело волны непереносимой боли.

Снова смерть от болевого шока. И, как насмешка, очередной посмертный лог:


!!!Внимание! Вы умерли! И были принудительно воскрешены в точке смерти! Ваш штраф за смерть по неосторожности составил:

!Снижение характеристики Наблюдательность на 33 очка!

!Снижение характеристики Физическая Сила на 22 очка!

!Снижение характеристики Броня на 44 очка!

!Снижение характеристики Скорость на 26 очков!

!Снижение характеристики Дух Стикса на 14 очков!

!Потеря 10007 очков опыта!

!Потеря уровня!

!!!Осталось воскрешений 23! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 12 очков! Удачной игры!


После третей смерти все понявшая и отчаявшаяся Слеза перестала читать предсмертный лог. Тупо смаргивала тревожные сообщения Системы. И обреченно ждала новой вспышки боли, последующей за воскрешением.

Худшие опасения девушки подтвердились. Ходившие по Континенту байки про ужасный конец бедолаг, угодивших под волну кисляка на перерождающемся кластере, полностью подтвердились. Она оказалось ни в том месте, ни в то время. Случайность ли это, или злонамеренная подстава заказчика, – теперь не имеет значения. Она попалась, как мышь в мышеловку. Начался ее слив. Окончательный и бесповоротный. Из этого кошмара нет выхода. Остается только ждать неминуемого конца.

– Ну почему же сразу нет? – раздался в голове хорошо знакомый насмешливый голос.

– Че надо?! – буркнула Слеза в ответ. – Решил напоследок поиздеваться?

– Фу, как грубо.

Слеза не успела ответить. Пришла пора очередного воскрешения.

Отчаянный вздох в белом мареве кисляка. Вспышка боли. И снова перед глазами красные строки посмертного лога на фоне непроницаемой черноты.

– Помнишь наш давешний разговор, о предложениях, от которых невозможно отказаться? – как ни в чем не бывало, продолжил невидимый собеседник.

– Это ты к чему? – живо откликнулась девушка.

– К тому, что для хорошего игрока всегда отыщется спасительная лазейка. На Стиксе безвыходных ситуаций не бывает. Вопрос лишь в том, готова ли ты заплатить назначенную цену?

– Готова! – тут же кивнула девушка.

– Ты все же подумай. Немного времени в запасе у нас есть. Я тут кое-что написал. Ознакомься. И после этого дай окончательный ответ.

Девушка хотела заспорить. Но очередное воскрешение перебило ее порыв.

Снова вздох, боль и смерть.

Но вместо красных строк посмертного лога пред глазами во мраке вспыхнул короткий зеленый текст.

Слезе пришлось перечитать его трижды, прежде чем до заторможенного предсмертным ужасом мозга дошел смысл чудовищного предложения. Она с трудом подавила рвущийся из горла вопль возмущения. Но полностью скрыть эмоции девушке не удалось. Невидимка, как всегда, догадался о ее состоянии и зловредно захихикал.

– Итак? – спросил насмешливый голос. – Ты принимаешь условия новой игры?

– Есть предложения, от которых невозможно отказаться, – прошипела девушка.

И отправилась на очередное воскрешение…


Глава 1

Глава 1, в которой меня цифруют и внедряют, и я страдаю от острой пивной недостаточности

Знаете как воняет старое выдохшееся пиво. Правильно, дерьмово воняет. Мочой прокисшей. И точно такой чудный запашок исходил от тумана.

Мля! Вонючая белая гадость это была, а не туман. И затянуто ей все вокруг было так плотно, что я не мог разглядеть даже своих плеч.

Как я сюда попал? Откуда взялся вонючий туман? И вообще кто я такой? Вопросы, вопросы, вопросы… И не одного ответа.

Память словно стерли.

Нифига не помню.

Кроме пива.

Эх, сейчас бы засадить баночку нефильтрованного. Глядишь, в голове бы и прояснилось. Но в этом гнилом тумане не то что пиво найти – пальцев-то своих не разглядеть.

Мля! Куда же меня черти занесли?

– На Стикс, – раздался насмешливый голос из тумана. – Здесь у нас интересно, тебе понравиться.

– Чего?

– Привет, болезный, говорю, – охотно откликнулся насмешник. – Начинается новый период в твоей жизни. Хочешь – не хочешь, но ты попал. Отныне ты Игрок.

– Чего?

– Ты вообще другие слова-то знаешь? А то заладил, как попугай.

– Где я?

– О! Прогресс! Отвечаю. В данный момент ты находишься на стартовой локации. Проходишь процедуру оцифровки и внедрения.

– Че за чушь?! Мля, братан, у меня и так башка трещит. Хорош по ушам ездить.

– По первости у всех так. Терпи. Со временем привыкнешь.

– Да не собираюсь я не к чему привыкать.

– А придется.

– Ну хоть пива дай, будь человеком.

– Человеком? Хм, забавно… М-де, сыроват ты пока для серьезного разговора. Ладно, ты тут пока почитай, покумекай. Наберешься ума-разума еще потолкуем.

– Братан, так че там насчет пива?..

Увы, мой последний вопрос повис без ответа.

Но через секунду я уже о нем забыл, потрясенный проступившими сквозь туман сроками длинного текста. Все строки горели ровным красным огнем, а те, на которых фокусировал внимание, вспыхивали ярче остальных.

Как-то само собой я начал читать текст. Втянулся. Зачитался. И на одном дыхании поглотил всю информацию до последней строки.


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение стартовое, нейтральное, без штрафов. На кластере: 054-88-12. В регионе Континента: 15-тый Юго-Восточный!

Игрок ?????!

Статус: Нейтральный

Уровень: 0

Опыт: 0/10

Показатели:

Интеллект – 0

Атака – 1(+1)

Защита – 1

Ловкость – 0

Дух Стикса – 0

Характеристики:

Знания – 5 очков развития характеристики (очков) / бонус к Интеллекту: 0

Картография – 0 очков / бонус к Интеллекту: 0

Наблюдательность – 2 очка / бонус к Интеллекту: 0

Удача – 17 очков / бонус к Интеллекту: 0

Физическая сила – 34 очка / бонус к Атаке: 0

Рукопашный бой – 7 очков / бонус к Атаке: 0

Фехтование – 3 очка / бонус к Атаке: 0

Меткость – 1 очко / бонус к Атаке: 0

Физическая броня – 21 очко / бонус к Защите: 0

Выносливость – 18 очков / бонус к Защите: 0

Регенерация – 2 очка / бонус к Защите: 0

Скрытность – 0 очков / бонус к Защите: 0

Скорость – 5 очков / бонус к Ловкости: 0

Реакция – 14 очков / бонус к Ловкости: 0

Гибкость – 1 очко / бонус к Ловкости: 0

Интуиция – 16 очков / бонус к Ловкости: 0

Сила Стикса – 0 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Броня Стикса – 0 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Медитация – 0 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Познание скрытого – 11 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Шкалы:

Здоровья – 10/10

Удовольствия – 1/1

Спорового баланса – 1/1

Жажды и сытости – 2/2

Бодрости – 1/1

Духа Стикса – 1/1

Дары Стикса

Владеющий скрытым. Описание дара: ????. Период действия дара: ????. Откат дара: ????.

Навыки

Алкоголизм – 223 очка развития навыка (очков) / бонус к Защите: +1

Владение Шпорой – 11 очков / бонус к Атаке: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Задание на игру: Дожить до 2-го уровня развития.

!!!Осталось воскрешений 99! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 17 очков! Удачной игры!


Из прочитанного твердо уяснил лишь одно: вляпался я в большую кучу дерьма, и выбраться из нее будет ой как не просто.

– Эй, братиш? Тут непонятки по тексту нарисовались. Может, прояснишь?

Насмешник из тумана не пожелал отзываться.

Но мой призыв не остался безответным. Он спровоцировал задувший в спину сквозняк, под напором которого вонючий туман стал быстро рассеиваться.

Ряды красных строк таяли и исчезали вмести с расползающимися туманными клубами.

Из прорех в белесом мареве по глазам лупанул яркий свет. И по ушам тут же звизганул скрежет пилой сминаемого металла.

До конца добившим сюрпризом стало пришедшее через секунду понимание, что устроившая концерт пила у меня в руках.

Выходило, это я только что с какого-то перепуга взрезал зубастым диском сверкающий стальной борт новенького фургона «Газели» – название машины, возле которой оказался, само собой всплыло в пустой голове.

Перед глазами вспыхнули красные строки сообщения:


!!!Внимание! Зафиксировано воспоминание!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 4 очка!

!!!Продолжайте познавать скрытное! Удачной игры!


Едва успел дочитать до конца сообщение, как раздался хруст в левой руке.

Сморгнув красные строки, посмотрел на отломившуюся от пилы нижнюю ручку со свисающим вниз проводом. Лишенный электричества массивный агрегат, заметно провисший в удерживаемой за вторую ручку правой руке, и не подумал прекратить вращение зубастого диска.

Невольно задержав взгляд на неугомонной пиле, я чуть по новой не всадил ее в злосчастный газельный борт, когда вдруг сбоку от агрегата появились зеленые строчки убористого текста.


!Шпора – шестизубый персональный одушевленный рихтовочный аппарат.

Опыт: 0/100

Мощность – 20 оборотов в минуту

Качество стали – низкое



Заточка – кустарная

Прочность – низкая

Показатели:

Атака – 1

Защита – 0

Бонусы – нет

Улучшения – нет


От греха подальше отодвинул опасный диск за спину, подальше от машины и своих ног.

Из описания агрегата с ходу понял только «шестизубый» – у круга реально было шесть длинных и искривленных в сторону вращения зубьев, с мой средний палец высотой.

Еще в пустыне памяти проклюнулся очередной росток воспоминай на «рихтовочный аппарат», но всплывшая в голове картинка разительно отличалась от пилы-Шпоры в моей руке. Достоверность воспоминания подтвердили очередные красные строчки сообщения:


!!!Внимание! Зафиксировано воспоминание!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 3 очка!

!!!Продолжайте познавать скрытное! Удачной игры!


Уже не вчитываясь, сразу его сморгнул, и сравнил Шпору с картинкой в голове.

Оба аппарата имели по две ручки – правда, у Шпоры они было вдвое длиннее и нижняя отломилась, но изначально-то она была, и доказательство ее существования я до сих пор держу в левой руке. Еще у каждого аппарата сбоку крепится массивный толстый диск – только на картинке в голове это был безобидный шлифовальный круг, а на Шпоре – хищная зубастая пила. На этом сходство рихтовочных аппаратов заканчивалось.

Корпус аппарата с картинки был, как трехлитровая пивная банка, пузатый и компактный, а корпус Шпоры имел форму длинной узкой трубы с загибом на конце, к которому и крепился вращающийся диск. Да, я не оговорился, зубастый диск на Шпоре, игноря отсутствие электричества, продолжал вращаться, честно выдавая заявленные в описании 20 оборотов в минуту…

От дальнейшего сравнения аппаратов меня отвлек злой окрик подскочившего красномордого мужика в синей рабочей спецовке и серых штанах. Кстати, на мне была точно такая же униформа.

– Кэмел, мля! Ты че творишь, бесов сын?!

– И тебе, дядя, здрасте, – на всякий случай вежливо откликнулся я. – Только ты что-то паришь, никакой я не Кэмел.



Глава 2

Глава 2, в которой я получаю незаслуженную награду и оказываюсь на грани разоблачения

За спиной мужика я увидел огромное светлое помещение из железа и бетона, и в пустой голове тут же всплыло воспоминание о рихтовочном цехе. Красные строки перед глазами, оповестив об очередном повышении характеристики Познание скрытого, подтвердили правильность догадки.

По полу цеха с черепашьей скорость вперед ползли две параллельные линии конвейера. На одной из них сейчас стоял я, возле продырявленного кузова газели. На второй линии тоже была газель с парой копошащихся возле нее работяг. Но тот фургон уже почти добрался до конца цеха, и от работающих там парней меня отделяло расстояние в добрую сотню метров.

– Опять на работу датый пришел! – продолжил наезжать заскочивший на мою ленту скандалист. – Кэмел, у тебя уже было последнее предупреждение! Все, мое терпенье лопнуло!

– Да не Кэмел я. У меня, вообще-то, имя есть.

– Мля! Двадцать лет был Кэмелом, горя не знали, а теперь: у меня имя есть, – передразнил мужик и, заметив рваную дыру на борту фургона, аж затрясся от бешенства.

– Мать моя женщина! – оттеснив меня плечом от газели, он ощупал края вспоротого внутрь металла, открыл дверь, заглянул в салон и исследовал повреждение изнутри.

Пока осматривал, сбоку от мужика загорелись зеленые строчки, точь-в-точь, как висящие рядом со Шпорой:


Зараженный Митрич

Статус: Потенциальный пожиратель биомассы

Уровень: 0 (Пустыш)

Опыт: 0/10

Убийств – 0

Поглощено биомассы, кг – 0


– И чем же ты, чудила недоделанный, такую беду сотворил? – по новой насел на меня Митрич, закончив осмотр.

– Этим вот, – отбросив обломок второй ручки с проводом, я обеими руками приподнял Шпору за первую ручку.

И был приятно удивлен легкости, с которой удалось это проделать. Несмотря на брутальный вид, Шпора весила не больше килограмма. Словно это был не стальной аппарат, а муляж из невесомого картона.

Убрав вторую руку, смог спокойно удерживать Шпору в одной руке.

– Что за хрень ты мне под нос суешь?!

– Рихтовочный аппарат.

– Мля, Кэмел, ты сегодня до инфаркта что ли довести меня вздумал! Какой, к чертям, это аппарат?!

– Шестизубый персональный…

– Все, чудила, достал! – перебил мужик, схватив за гнутый конец Шпоры у основания вращающейся пилы и резко потянул на себя.

Признаюсь, я не был готов к такому повороту. Рывок застал меня врасплох. Но ладонь и пальцы правой руки словно приросли к ручке Шпоры, так что вырвать у меня аппарат Митричу не удалось ни с первого раза, ни со второго, ни с третьего…

– Митрич, ты чего! – возмутился я, хватаясь левой за издерганную кисть правой руки.

– Я те покажу! Ща ты у меня попляшешь! – Миртича заклинило на желании вырвать у меня Шпору. Его и без того злая красная рожа исказилась в безумной ухмылке маньяка. С уголков губ потянулись нитки слюны.

– Ну-ка, дай сюда, – он дернул Шпору так сильно, что поскользнулся. Падая, потащил за собой вращающийся диск, и воткнул его себе горло.

Все случилось так быстро, что я ничего не успел сделать.

Отдернул назад Шпору, когда из рассеченного горла уже брызнул фонтан крови.

Схватившийся за горло Митрич, лежа на полу, еще пару секунд пытался что-то говорить. Но вместо слов изо рта вырывались только кровавые брызги. Потом он забился в судорогах, расслабился и затих. А кровь продолжала точками выплескиваться из развороченного горла, разливаясь на полу возле головы в широкую лужу.

Зеленые строки рядом с Митричем заморгали и погасли.

– Да как так-то, – пробормотал я, растерянно озираясь по сторонам.

Из-за гула работающих конвейеров работяги у второй газели не слышали нашей с Митричем скандальной разборки. Не видели убийства. И до сих пор не подняли тревогу.

Но их газель уже в нескольких шагах от схода с конвейера. Рихтовка ее бортов подходит к концу. И как только парни закончат с машиной, они обернутся и увидят труп Митрича с перерубленным горлом. А рядом увидят меня, с окровавленной Шпорой в руке. Потому что ее ручка намертво приклеилась к моей ладони.

Выходит, скрыть орудие убийства нифига у меня не получится. Бежать с такой дурой в руку тоже не вариант. И, ведь, что обидно, Митрич же сам на пилу напоролся. Я, наоборот, старался ее от него убрать. А отвечать за смерть психа отмороженного теперь придется мне. Вот где, спрашивается, справедливость?

В левом ухе раздался знакомый смешок. Дернувшись от неожиданности, я чуть не отпилил себе ногу Шпорой.

– Осторожнее, – фыркнул насмешливый голос.

Я обернулся к его хозяину, но никого рядом не обнаружил.

– Братиш?

– Да, вот такой я, неуловимый, – раздался голос насмешника уже из-за спины и, не дав мне опомниться, продолжил: – Поздравляю с первой победой. Красиво сработано. Эффектно, кроваво – все, как я люблю…

Свет в цехе вдруг погас. Конвейерные линии встали. Гул от их работы стих.

– Мячик, че за дела?

– Да без понятия, братан.

Донеслись приглушенные голоса работяг с соседней конвейерной ленты.

– Принимай подарки, заслужил, – ничуть не смутившись воцарившейся темноты, подытожил голос невидимки из-за спины.

Перед глазами тут же загорелись красные строки сообщения, ослепительно-яркие в кромешной тьме:


!!!Внимание! Ликвидирован пустыш!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 3 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 12 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 17 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 15 очков!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 29 очков!

!!!Поздравляем с первой персональной победой!

Награда за первую персональную победу:

!Прибавление 5 очков опыта!

!Прибавление 50 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Понравились подарки? – выждав паузу, пока я читал, спросил насмешник.

– Братиш, мне вообще не нравится эта игра. Понимаешь, я по натуре добрый парень. Не хочу никого убивать, и получать за это награды.

– Тогда убьют тебя, – хихикнул насмешник.

– Ну и пусть.

– Это будет больно.

– Ну и пусть.

– Потом ты возродишься. И если не сделаешь правильных выводов, тебя снова убьют… Тебя так и так ни единожды убьют, пока разовьешь настолько, чтоб дать достойный отпор. Но я сильно в тебе разочаруюсь, если начнешь бездарно сливать жизни на пустом месте.

– Мля, братиш. Совсем ты меня запутал. Голова, как чумная, нифига не соображает. Пивка бы сейчас. Хоть глоточек.

– Оно тебе не поможет.

– А вдруг?

– Как же с вами, нулевками, сложно… Все, разбирайтесь дальше друг с дружкой сами, а я свою часть договора выполнил.

– Эй, братиш, ты куда? Не бросай меня здесь одного. Ау, братиш?

Вместо насмешника на мой отчаянный призыв отозвалась пара рихтовщиков со второй машины.

– Кэмел, о чем это ты там так Митрича умоляешь? Гы-гы-гы…

– Братан, пошли что ли глянем, чем они там в потемках занимаются.

В голове застучал набат нарастающей паники.

Попытался свободной левой рукой запихнуть тело Митрича в фургон газели – не хватило сил. Снова попытался отодрать от второй руки прилипшую Шпору и охнул от боли в раздираемой ладони.

Моя возня была замечена приближающейся парочкой.

– Мля, братан, там у них реально че-то интересное.

– Ща накроем голубков. Гы-гы-гы…

Голоса напарников раздались совсем близко.

Уже отчаявшись выпутаться из щекотливой ситуации, перехватил поудобней Шпору, собираясь пустить ее в ход и отчекрыжить работягам их любопытные носы.

И вдруг заметил под уже прочитанными зелеными строками информации о Шпоре появившуюся только что дополнительную красную строку:


!!!Внимание! Шпора предлагает Игроку установить голосовую связь. Принять предложение: Да/Нет!


Глава 3

Глава 3, в которой приобретаю наставницу и от радости готов повеситься

Я мысленно надавил на «Да», и через секунду горько об этом пожалел.

– Долго соображаешь, парень. На Континенте такие тормоза долго не живут, – ворвался прямо в голову раздраженный женский голос. – У нас всего двадцать секунд до того, как два придурка дотопают до третьего.

– Я не придурок.

– Очень на это надеюсь. Уже восемнадцать!.. Будем дальше лясы точить, или займемся делом?

– Делом.

Перед глазами загорелась синяя надпись:


!!!Внимание! Шпора предлагает задание: Спровадить придурков. Принять задание: Да/Нет!


Я мысленно надавил «Да». И строка тут же погасла.

– Перво-наперво нужно освободить руку, – продолжала вещать командирша в голове.

– Думаешь, я не пробовал…

– Не надо пробовать, нужно делать, – перебил голос, истеричные интонации которого я уже ненавидел. – Нужно зайти в меню… Просто скажи меню.

– Меню, – повторил я.

И перед глазами тут же высветился короткий перечень из семи подчеркнутых слов ядовито-желтого цвета:


Показатели

Характеристики

Шкалы

Дары Стикса

Навыки

Инвентарь

Задание на игру


– Отлично. Выбирай инвентарь, – судя по уверенным интонациям, прописавшаяся в голове девица прекрасно видела желтый перечень моими глазами. – Для этого нужно мысленно…

– Да знаю я, – раздраженно перебил, фокусируя взгляд на Инвентаре.

Остальные шесть слов тут же потускнели. Инвентарь, наоборот, налился ослепительно ярким светом, и под ним загорелась дополнительная строка привычного красного цвета:


Доступна персональная ячейка для Шпоры – вложить предмет в ячейку: Да/Нет


Выбрать «Да» догадался без наставницы.

И случилось чудо.

Правая ладонь опустела одновременно с изменением содержания строки под Инвентарем:


Доступно извлечение Шпоры из персональной ячейки – извлечь предмет из ячейки: Да/Нет


Сморгнув не нужное больше меню, недоверчиво поднес к лицу пустую ладонь. К тому времени глаза уже привыкли к окружающему мраку, и вполне сносно различали контуры предметов во тьме. Они подтвердили невероятный факт: огромная шпора исчезла из правой руки.

– Потом налюбуешься, – фыркнул неугомонный женский голос в голове. – Осталось девять секунд… Живо марш навстречу цифрам.

– Кому?

– Придуркам, блин!

– А как же Митрич?

– Да плюнь на него. В темноте тело не видно.

– Но…

– Делай, что говорю. Если немедленно их не перехватишь, придурки будут здесь через шесть секунд.

Растерявшись под напором аргументов энергичной девицы, я доверился ей и зашагал навстречу приближающимся темным фигурам. А добившаяся своего наставница с удвоенной энергией продолжила сверлить мозг новыми инструкциями:

– Не паникуй, жмурика никто не хватится. Цифрам теперь не до него станет. Главное этих двух с цели сбить. Это не сложно. У них сейчас мозги сильно набекрень. Соображают туго. Грузани их неожиданной проблемой, и они мигом забудут, куда и зачем шли.

– А че сказать-то? – едва слышно шепнул под нос. До рихтовщиков оставалось не больше двух метров.

– Да что угодно. К примеру…

– О, Кэмел… – первым заговорил один из подходящей парочки.

– Привет, парни, – перебил я. – Тоже со связью беда? – И пройдя мимо, решительно зашагал дальше.

– Чего? – в два голоса напряглись рихтовщики и, развернувшись, зашагали следом.

– Телефон, говорю, че-то глючит у меня. Сеть не видит. Вы свои-то проверьте, а то, может, зря я волну гоню. Может, у меня одного сбой.

Мужики дружно вытащили из карманов телефоны и забегали пальцами по загоревшимся во тьме экранам.

– Мля, братан, у меня такая же фигня! – через пару секунд выдал тот, что пониже.

– Прикинь, Мячик, и у меня сети нет! – тут же вторил его рослый напарник.

– Значит, и у вас тоже, – подытожил я и озвучил надиктованное секундой ранее предложение наставницы:

– Надо нам, парни, отсюда на волю выбираться.

– Точняк, заодно перекурим это дело! – тут же ухватился за предложение невысокий крепыш, суетливой манерой поведения и впрямь похожий на скачущий мячик.

– Поддерживаю, – подхватил его напарник. – По сиге дернуть сейчас самое оно!

Как и предсказывала наставница, о Митриче оба и вправду забыли, полностью переключившись на указанную проблему. Обогнав меня, зашагали впереди, таращась в телефоны и обмениваясь короткими пустыми фразами, типа: «Че, появилась?», «Не-а, тухлях полный, братан. А у тя?», «Такая же фигня!», «Хреново!», «Ниче, ща по сиге дернем, разберемся!», «А-то!»…

– Действительно придурки, – прошептал под нос.

– Я же говорила, – тут же откликнулся голос в голове.

Перед глазами загорелся длинный столбец синих строк:


!!!Внимание! Задание Шпоры выполнено!

Награда за выполнение задания:

!Прибавление 1 очка опыта!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 5 очков!

!Увеличение характеристики Скрытность на 5 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 10 очков!

!Разблокирован навык: Ораторское искусство!

!Увеличение навыка Ораторское искусство на 11 очков!

!!!Поздравляем с первым выполненным заданием!

Награда за первое выполненное задание:

!Прибавление 2 очков опыта!

!Прибавление 20 очков свободного распределения характеристик!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +1!

!Увеличение характеристики Удача на 71 очко!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 49 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 67 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 74 очка!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 62 очка!

!!!Выполняйте задания – это выгодно! Удачной игры!


– Вот это я понимаю, щедрый подгончик! – первой прокомментировала увиденное наставница.

– Угу, – отозвался я, ощущая неожиданный прилив сил, и тихо офигевая от захлестнувшей волны воспоминаний.

Целиком всю жизнь до тумана я, к сожалению, не вспомнил. Открывшиеся картинки из прошлого были связаны исключительно с работой в этом цеху. Но даже одной грани воспоминаний оказалось достаточно, чтобы вновь почувствовать себя цельной личностью.

Я вспомнил, что работаю на заводе рихтовщиком больше двадцати лет. Устроился сюда сразу после отчисления с первого курса института. Работаю, как все, в первую смену, с семи до четырех. В бригаде друзей у меня нет, со всеми парнями держусь ровно, и пользуюсь у них заслуженным уважением.

– Чего, накрыло? Это нормально, – продолжала меж тем, как радио, тараторить в голове неугомонная девица. – Всегда так бывает после нового уровня. А по первости вообще жестко накрывает. Ничего, сейчас отпустит. Это от того происходит, что с уровнем Система все показатели разом на единицу задирает. А они ведь пустышкой подняться не могут, должны быть заполнены характеристикой. Система это решает просто: выбирает самую раскаченную от нуля и задирает до двух нулей. Я, наверное, слишком муторно объясняю. На словах не поймешь, нужно на конкретном примере. Так-то там все просто. Короче, не парься, разберешься со временем…

И вправду я мало что сейчас понимал из спутанных объяснений наставницы.

Убежавшие уже шагов на десять вперед рихтовщики дошли до конца цеха и скрылись в боковом коридоре.

– Слышь, как там тебя, Кэмел, чего затих-то? – позвала наставница.

– Никогда не любил это собачье прозвище, – буркнул я в ответ.

Накатившая волна воспоминаний смыла завесу тайны с дурацкого прозвища.

Кэмелом меня прозвали в бригаде буквально в первый месяц работы. Будучи молодым прыщавым юнцом, я имел неосторожность выпендриться перед старожилами, мол, курю исключительно «Кэмел» – достаточно дорогие и модные по тем временам сигареты. И довыпендривался. Окрестили Кэмелом, и до сих пор приходится отзываться на ненавистное погоняло.

– И как тогда прикажешь тебя называть? – усмехнулась наставница.

– Не знаю. Настоящего своего имени не помню.

– Может, просто: Рихтовщик? А чего, звучит брутально. И вполне по делу. Ты ж по профессии рихтовщик. Как тебе такое имя?

– Всяко лучше, чем Кэмел.

– Тогда нарекаю тебя Рихтовщиком, – неожиданно торжественным голосом объявила наставница. – Согласен?

– Согласен.

Перед глазами ту же вспыхнула красная строка очередного сообщения:


!!!Внимание! Зафиксировано имя Игрока. Имя: Рихтовщик. Крестная: Шпора!


Добравшись до конца цеха, я свернул в короткий боковой коридор. И зажмурился от ослепительно-яркого дневного света резанувшего по глазам из распахнутой в конце двери.



Глава 4

Глава 4, в которой ведусь на провокацию, и все огребают по щам

– Чего с ногой? Почему хромаешь? – озаботилась наставница, пока шагал к выходу.

– А я знаю? – буркнул в ответ. – У меня память, как решето. Нифига не помню.

– Это нормально, – отозвалась Шпора. – Поначалу у всех так. Со временем все вспомнишь. И нога твоя подлечится. Вот разживемся живцом, и все болячки, как рукой снимет.

– Чем-чем разживемся?

Я задал вопрос слишком громко и, поскольку уже практически стоял на пороге, был услышан на улице.

– Кэмел, братка, я тут Грибу втолковываю, что на четвертом складе у барыги можно спиртяжкой разжиться, – опередив наставницу, ответил мне Мячик.

Опустившись возле крыльца с напарником на корты, парни уже затянули по сигаретке.

Благодаря частичному просветлению, вспомнил, почему второго рихтовщика прозвали Грибом. Он пришел к нам в бригаду зимой. И тогда носил огромную мохнатую шапку. В сочетании с узким пальто она делала его фигуру реально похожей на гриб. Кто-то из ребят в шутку назвал парня Грибом, и прижилось.

– Ты как, третьим будишь? – вторил приятелю Гриб, протягивая мне раскрытую пачку.

Наплевав на яростные протесты наставницы, которая, положа руку на сердце, достала уже понуканиями – нашла, мля, лошадь! – присел рядом с парнями, выудил из предложенной пачки сигаретку и, прикурив от протянутой Мячиком зажигалки, с наслаждением затянулся.

– Со светом, похоже, канитель надолго, – продолжил уговаривать Мячик. – И телефоны не пашут… Засадим по соточке – все повеселее будет.

– А че, можно, – кивнул я.

– Кэмел, красава, – расплылся в щербатой улыбке Гриб. – В натуре корефан. Мы с Мячиком в тебе, братка, ни минуты не сомневались…

– Ты чего удумал то?! – в параллель с Грибом забесновалась в голове командирша. – Кретин пустоголовый! Валить срочно отсюда надо! Тут сейчас такой ад начнется!..

– Заткнись! – не выдержав, шикнул под голос.

А услышали парни. Поскольку рядом больше никого не было, приняли на свой счет. И обиделись.

– Кэмел, попутал что ль? – ткнул локтем в бок Мячик. – Мы к тебе со всей душой. Сигой угостили, бухнуть по братски предложили…

– В натуре, Кэмел, обидно слышать, – подхватил Гриб.

– Да вы задрали называть меня этой собачьей кличкой, – поддавшись вдруг захлестнувшему яростному порыву, окрысился я.

Видимо сказалось длительное общение с прописавшейся в голове истеричкой. Накипело! И вдруг сорвался.

– Нормальная погремуха у тебя, – слегка опешил от моего отпора Мячик. – Звучит вполне достойно.

Но его увещевания ничуть меня не успокоили, а наоборот – еще больше разозлили.

– Кэмел, кончай бузить… – подхватил Гриб.

– Еще раз так назовешь, втащу, – прошипел я.

Углядев злой огонь в моих глазах, Мячик благоразумно прикусил язык и даже чуть отодвинулся. А вот его напарник решил проверить меня на вшивость.

Подорвавшись с кортов, Гриб коршуном навис надо мной и, многозначительно потирая мозолистый кулак, зло бросил в лицо:

– Кэмел – ты Кэмел и есть!

– Не надо! Стоять! – сиреной взвыла в голове Шпора.

Но меня уже было не удержать.

Гриб был опытным бойцом, с отличной реакцией, и, почуяв драку, занял выгодную позицию. Теперь любой мой удар снизу он запросто блокировал, а брошенные им сверху ответки шутя проходили сквозь подставленные руки и доставали до головы. Я это понимал, и он это понимал.

Рожа Гриба заранее растянулась в глумливой ухмылке победителя. Но мне удалось его удивить.

Вместо кулака, щелчком пальцев швырнул рихтовщику в рожу горящий окурок. Да так удачно, что едва не угодил Грибу в глаз.

Гриб инстинктивно схватился руками за лицо, и не успел среагировать на полетевший вслед за окурком кулак.

Ох, и смачно я ему прописал в подбородок!

От удара Гриб отшатнулся на пару шагов. Его заметно качнуло, но здоровяк устоял на ногах. И даже сумел отвести второй мой нацеленный в голову удар, когда, подорвавшись следом за ошеломленным противником, я вскочил на ноги и бросился его добивать.

Зато третий прошел идеально. Я классически пробил Грибу печень.

Здоровяк, талантливо парадируя рыбу, стал глотать ртом воздух.

Я замахнулся добить…

Но в наш честный бой подло вмешалась третья сторона.

Подкравшийся сзади Мячик пнул меня в подколенный сгиб больной ноги.

Зашипев от боли, я завалился на асфальт, едва успев выставить руки перед собой. Ободрал об асфальт ладони, но уберег лицо.

На спину тут же плюхнулся толстопузый любитель бить исподтишка, и приняв правую руку в умелый захват, стал так больно ее выкручивать, что я взвыл дурным голосом.

– Поделом тебе, морда неблагодарная, – зашипел в ухо Мячик.

Преодолевая боль, каким-то чудом удалось повернуться на бок и приложить обидчика левым локтем.

В жирный бок локоть вошел с сочным звуком. Мячик хрюкнул, матюкнулся и, избегая повторного удара локтя, полностью сполз с моей спины.

Хватка на правой руке ослабла. Я вырвался из захвата. И, заработав обоими локтями, так наподдал пузану, что Мячик со стонами и проклятьями позорно бежал с поля боя.

Упершись руками в асфальт, стал вставать на ноги. Но очухавшийся, за время моей возни с Мячиком, Гриб подскочил и сверху от души прописал в подставленную скулу.

Какой же красивый у меня перед глазами вспыхнул фейерверк!

После такого отличного удара я просто обязан был отвалиться в глубокий аут. Но видимо сказались добавленные Системой очки физической силы и выносливости, и каким-то чудом я исхитрился остаться в сознании и даже не поплыл.

Прекрасно понимая, что второго такого удара точно не перенесу, а Гриб уже размахивается, чтоб окончательно меня добить, я атаковал единственно возможным в моей коленопреклоненной ситуации способом. Нырнул на обидчика, целя лбом ему в пах.

Судя по тому, как тонко заскулил, складывающийся перочинным ножиком здоровяк, я пробил ему точно по бубенцам.

Больше никто не пытался на меня нападать. Кряхтя, поднялся на ноги и, сплюнув кровь вместе с крошевом выбитого зуба, гордым взглядом победителя окинул поле боя.

Получившие по щам напарники торопливо улепетывали. Это было довольно уморительное зрелище. Маленький помятый Мячик практически тащил на плече едва передвигающего ногами здоровяка Гриба. Но мне было не до смеха. Победа далась тяжелой ценой. Зверски болела покалеченная нога, саднили сбитые в кровь ладони, ныли оцарапанные костяшки кулаков, и на щеке наливался огромный в пол лица фингал.

Когда горячка боя схлынула, пришло запоздалое раскаянье.

Вот нафига, спрашивается, в бутылку полез. С нормальными пацанами на ровном месте из-за фигни поцапался. Ну да, назвали они меня Кэмелом. А прозвище это дурацкое во где уже у меня сидит! Так ведь не со зла же они, а по привычке. Причем, по многолетней привычке. Конечно, придуманный Шпорой Рихтовщик звучит куда как лучше, но парни-то не знали о смене прозвища. И вместо того, чтоб нормально им объяснить, закрутил канитель… Эх!

Перед глазами вспыхнули красные строчки очередного уведомления Системы. И я поймал себя на мысли, что уже ничуть не удивился. Даже ждал чего-то такого после драки. Похоже, начинаю привыкать к новым реалиям.


!!!Внимание! Поздравляем с очередной славной победой! Вы одолели в кулачном поединке двух врагов!

Награда за победу:

!Прибавление 2 очка опыта!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 6 очков!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 23 очка!

!Увеличение характеристики Меткость на 4 очка!

!Увеличение характеристики Регенерация на 13 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 11 очков!

!Увеличение характеристики Гибкость на 9 очков!

!Разблокирован навык: Кулачный бой!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 35 очков!

!Прибавление 10 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Дочитав, сплюнул под ноги кровавую слюну и, скривившись от вспышки боли в потревоженной щеке, зло прошипел под нос:

– Покурили, блин.

– А я предупреждала! Говорила! Советовала! – словно сорвавшись с цепи заверещала в голове Шпора. – Если б послушал, сейчас бы не охал, как столетний дед, а уже подходил к границе кластера. Ну чего встал, давай шевели булками! Скорее топай отсюда! Остались считанные минуты тишины и спокойствия. Цифры уже начинают звереть. И скоро здесь разразится кромешный ад!

– Мля! Да я уже в Аду?!


Глава 5

Глава 5, в которой мне сперва чертовски любопытно, а потом смертельно больно

Шпора обиделась и замолчала.

Увы, не надолго. Шагов на двадцать.

– Шире шаг! – разорвал благословенную тишину голос наставницы и тут же посыпались упреки: – Чего плетешься, как черепаха. Живее копытца переставляй.

– Мля! Да сколько же можно!..

– Помлякай еще тут у меня!.. Ну-ка, давай, попрыгай на ходу.

– Чего?

– Того. Прыгай, говорю.

– Попутала, что ли!

– Я ж не просто так тебя прошу, это для дела надо. Тебе система ценный навык разблокирует.

– Да не буду я прыгать. Вон, люди кругом. Что они обо мне подумают.

Действительно, пустая поначалу дорога, по которой я направился к проходной, быстро заполнялась людьми. Из-за отключения электричества, встала работа всех конвейеров завода, и рабочие других цехов тоже высыпали на улицу.

– Плевать на цифр.

– Прекрати их так называть. Это люди.

– А ты к ним присмотрись повнимательнее. Ничего похожего в их поведении не замечаешь?

Передо мной шагали двое двадцатилетних парней в синих рабочих спецовках, еще чуть дальше женщина лет сорока в такой же спецовке. Оглянувшись, увидел сзади целую толпу мужиков в серых комбинезонах и рукавицах. Все люди – и впереди, и сзади – растерянно озирались по сторонам и периодически очень похоже взбрыкивали головами, словно прогоняли какое-то тревожное наваждение.

– Все башками трясут, – поделился увиденным со Шпорой.

– А знаешь почему?.. Все они заражены цифровым вирусом, который прямо сейчас пожирает их мозг. Они уже сейчас не люди, а полубезумные цифры. Но пока сохраняют остатки человечности. А очень скоро вирус полностью возьмет их под свой контроль, и они превратятся в чудовищ. В твоих же интересах успеть покинуть кластер, до того, как это произойдет.

– Ладно, считай, убедила, – проворчал я, переходя с шага на бег и обгоняя двух парней и женщину.

– И не забывай прыгать!

Устав спорить, подчинился. Раз пять скакнул на ходу. Но вместо поощрительного бонуса от Системы заработал лишь острую боль в щиколотке больной ноги.

Со вспышкой боли пришло очередное озарение. Вспомнил, как по малолетке попал в аварию. Это случилось еще до устройства на завод. Ехали с другом на моцике на дискотеку. Конечно оба были в дым пьяные. Друг слишком разогнался, не вписался в поворот, и нас швырнуло в кювет. Друг отделался ссадинами и ушибами, а мне плюсом к синякам и шишкам в лепешку раздробило щиколотку.

Потом три месяца в хирургическом отделении, фигова туча операций. Раздробленные кости, как пазл, сложили из десятков осколков. Спасибо докторам, из больницы вышел, хоть и с костылями, но на своих двоих.

С тех пор много лет прошло. Костыли остались в далеком прошлом. О былом переломе напоминают лишь шрамы от операций, уродующие щиколотку десятками наползающих друг на дружку багровых стежек. В повседневной жизни нога практически не беспокоит. При обычных нагрузках, хожу нормально, без хромоты. Но после такой встряски, как сегодня, старая травма пробудилась и дала о себе знать болезненной хромотой.

Загоревшиеся перед глазами красные строки уведомления, об очередном увеличении характеристики Познание скрытого, подтвердили достоверность привета из прошлого.

– Все, допрыгался, теперь не то что бежать, идти еле могу, – пожаловался Шпоре, переходя с бега на хромающий шаг.

– Блин, как не вовремя-то, – проворчала наставница.

Причиной недовольства Шпоры стала перекрывшая подступы к проходной плотная толпа работяг. Через такую можно было бы попытаться пробиться с разбега, но в теперешнем положении ковыляющего тихохода – мои шансы на быстрый прорыв равнялись нулю.

Люди стояли спиной ко мне, широким кольцом окружая кого-то или чего-то на дороге. Приблизившись, услышал, доносящиеся из-за спин зевак хруст, скрежет и злобное шипение.

– Не может быть! – неожиданно бурно отреагировала на странные звуки Шпора. – Он же должен был исчезнуть при перезагрузке кластера!

– О чем это ты?

– Хотя, если меня он спас, мог, вытянуть и чудовище…

– Умная девочка, – как всегда неожиданно, хмыкнул за спиной голос невидимого насмешника.

– Может и мне кто-нибудь что-нибудь объяснит! – возмутился я. – Кто спас-то?

– Твой Дар Стикса, – еще больше запутала Шпора.

– Чего?

– Долго объяснять, а времени в обрез, – затараторила наставница. – Если это то, о чем я подумала, то ты, парень, просто сказочный везунчик. Только действовать надо быстро. Не тормозить. Явление такого чудовища на новорожденном кластере снимает все запреты Равновесия. Они будут здесь с минуты на минуту. Это их добыча. И никто их не остановит. Чтоб урвать свою долю, нужно спешить.

– Да блин! Чего делать-то?

Я уже практически доковылял до кольца столпившихся работяг, и своим нерасчетливо громким вопросом привлек к себе внимание. Обернулось с десяток угрюмых лиц с фанатично горящими глазами и со всех сторон посыпалось:

– Тише!..

– Мешаешь!..

– Заткнись!..

– Не останавливайся! – приказала Шпора. – Живо, продирайся сквозь толпу!

Я попытался протиснуться между двумя мужиками.

Щуплые на вид работяги неожиданно оказались настоящими силачами. Они, не глядя, так пихнули меня локтями, что, отлетев на метр, плюхнулся задницей на асфальт.

– А ну в сторону, суки! – взвыл я сатанея и, позабыв о боли в ноге, прыжком вскочил на ноги.

Перед глазами вспыхнула красная строка уведомления о разблокировке навыка «Легкая атлетика».

Несколько работяг из заднего ряда развернулось в мою сторону.

– Ты кого суками назвал? – набычился самый плечистый из них.

– Из Инвентаря меня доставай – жииивооо! – прострелил голову вопль Шпоры.

Путь из «Меню» к «Ячейке инвентаря» занял рекордную секунду. Подтвердив извлечение предмета из ячейки, я ощутил в правой ладони знакомую тяжесть грозно вращающейся Шпоры и сразу успокоился.

– Это как это у него появилось? – пробормотал один из работяг.

Вместо ответа, ткнул хищным диском в рожу самого смелого, и плечистый бычара, освобождая проход, тут же попятился в сторону. Остальные работяги тоже поспешили убраться с пути вращающейся Шпоры. Толпа раздалась в стороны, и мне открылся широкий проход внутрь кольца.

От открывшегося зрелища я оторопел.

То, что лежало на асфальте, больше всего походило на кучу искореженного, ржавого металлолома. Вот только эта куча беспрерывно ходила ходуном. Гнутые листы серого металла на глазах расправлялись и снова мялись уже в других местах. Метаморфозы металла сопровождались скрипучим хрустом и скрежетом. Рыжие разводы на сером, принятые поначалу за ржавчину, оказались жидкой субстанцией, обильно стекающей с листов и падающей на асфальт.

Еще из груды ожившего металлолома в разные стороны торчало несколько изломанных, скрученных в петли и узлы, черных чугунных прутьев. Они тоже беспрерывно хаотично дергались, в отчаянных попытках дотянуться до асфальта. Когда у какого-то из прутьев это получалось, он отталкивался от дороги, и куча металлолома перемечалась на пару сантиметров вперед.

– Смелее, Рихтовщик, этот скреббер уже практически труп, – раздался в голове нетерпеливый голос Шпоры. – Быстрее. Нам нужно успеть его выпотрошить раньше охотников.

– Выпотрошить? – шепнул под нос.

– Не заморачивайся! Просто делай, что буду говорить! Потом спасибо мне скажешь.

– Ладно, – я решительно зашагал к живой куче металлолома. – Чего делать-то?

Неуклюже дергающийся черный прут при моем приближении вдруг с проворством змеи метнулся на перехват.

Меня спасло чистое везение. Прут сам налетел на неуклюже выставленную вперед Шпору.

Стальной диск с сочным хрустом рассек черный прут, из полой середины которого на асфальт брызнула струя оранжевой дряни.

– Втыкай меня в щель между пластинами у основания отрубленной лапы, – распорядилась Шпора.

Сделал, как было велено. Но это оказалось не просто.

Плоть скреббера в щели между пластинами была цепкой и вязкой, как мокрая глина. Чтобы пробить ее и погрузить вращающийся диск на нужную глубину, пришлось навалиться всем весом на рукоять Шпоры. И давить, не обращая внимания на мелькающие перед глазами черные острия других лап-прутьев, которыми умирающее чудовище пыталось до меня дотянуться.

Вдруг куча металлолома сильно дернулась и затихла. Черные прутья-лапы дружно хлопнулись на асфальт и мелка задрожали в агонии.

– Готово! – раздался довольный голос Шпоры. – Вытягивай меня.

Перед глазами загорелись строчки длинного победного уведомления. Но ситуация сейчас не располагала к спокойному вдумчивому чтению. Пришлось сморгнуть, чтобы не отвлекали.

Стряхнул вымазанную в оранжевой жиже Шпору, и убрал в ячейку Инвентаря. Опустился на колени и, преодолев брезгливость, сунул руку в глубокий разрез.

Оранжевая кровь скреббера, к счастью, практически не пахла. Плоть его внутри была теплой и маслянистой. Твердый комок на дне глубокой раны нащупать удалось без труда.

Вытащил. И обнаружил в кулаке плотный моток оранжевых нитей.

– Режь их! – приказала Шпора. – Тебе нужно добраться до сердцевины.

– Мля! Чем резать-то?

– Да блин! Вот придурок, даже ножа нет! Ногтями рви!

– Нитки толстые!

– Не беси меня!

Я стал перетирать нитки ногтями.

Меж тем по окружающей толпе прошло оживление, увлеченные созерцанием живого невиданного монстра люди, выходили из ступора. Кольцо вокруг застывшего скреббера сжалось. Осмелевшие работяги приблизились и стали ощупывать погнутые пластины чудовища.

– Это че ты оттуда вытащил? – раздался над плечом первый неизбежный вопрос.

– Ну-ка покаж, – поддержал второй любопытный.

Отказ неминуемо провоцировал драку. Против толпы шансов у меня не было. Пришлось уступить. Но по-умному.

– Да тут нитками все замотано, – пожаловался я, из рук демонстрирую сотням жадных глаз рыжий моток. – Разрезать надо. Нож у кого-нибудь есть?

– Вот, у меня, держи, – мигом откликнулся какой-то неприметный работяга из толпы и вложил мне в руку разложенный перочинный нож, наточенный до скальпельной остроты.

С ножом я управился за считанный секунды. В сердцевине вскрытого мотка оказалось три белых перламутровых шарика.

– Ух ты! А что это? – озвучил общее восхищение находкой кто-то из толпы.

– Это белые жемчужины! Редчайший артефакт Стикса! – опережая меня ответил владелец ножа.

– А ты кто такой? – спросил его сосед справа. – Откуда знаешь?

– Я местный, – улыбнулся неприметный мужик, и ударом локтя превратил лицо любопытного соседа в кровавое месиво.

Тут же толпу охватило кровавое безумие. Все стали драться со всеми.

Словно сорвавшиеся с цепи дикие звери, люди вцепились друг в дружку. Рвали волосы, давили глаза, мутузили куда ни попадя руками и ногами, до мяса сдирали ногтями кожу, зубами впивались друг дружке в горло…

Лишь двое в беснующейся толпе не поддались влиянию массового психоза. Я и неприметный работяга рядом, владелец перочинного ножа. И что удивительно, никто из озверевшей вокруг толпы, даже не косился в нашу сторону. Вокруг брызгала кровь, озверевшие люди буквально рвали друг дружку на части, а на нас ноль внимания. Словно нас и не было внутри беснующейся толпы.

Незнакомец молча протянул мне руку, и так же молча я вложил в нее нож.

– Идиот! Что ты делаешь! – взвыла в голове Шпора, перекрывая окружающий гвалт из криков, стонов и звериного рычанья. – Не слушай его! Суй жемчуг в рот! И глотай!

– У вас весьма необычное оружие. Признаться, впечатляет, – тихо заговорил неприметный незнакомец. Но я прекрасно его услышал несмотря на шум бойни вокруг.

Я попытался сделать, как велела Шпора. Но возле рта ладонь с жемчугом напоролось на подставленную руку незнакомца.

Невероятно, еще мгновенье назад он был в метре от меня. И вдруг оказался вплотную, выставил руку и не позволил мне проглотить жемчужины.

– Увы, мой друг, но этот жемчуг принадлежит не вам, – улыбнулся опасный тип одними губами. Его пронзительные голубые глаза при этом оставались холодными, как лед.

Бойня вокруг начинала затихать. Все порвали всех. Мы стояли в середине шевелящегося ковра из агонизирующих человеческих тел.

– С кровавым крещением, новый игрок. Добро пожаловать на Стикс.

Рука незнакомца с острым, как скальпель, перочинным ножом нарочито медленно взмыла в воздух и рванула к моему горлу. Я видел удар, и знал, что не смогу его отразить.

Но до того, как лезвие незнакомца вскрыло мне сонную артерию, левую руку с все еще зажатым в ней жемчугом разорвало от вспышки боли. Звук далекого выстрела пришел одновременно с влетающими в открытый рот ошметками разорвавшейся на части руки.

Мой запоздалый болезненный крик прервал неумолимый нож палача, таки добравшийся до горла и сделавший свое черное дело.


Глава 6

Глава 6, в которой смотрю кино, долго читаю и попадаю в клетку.

Я снова очнулся в тумане. Вонючем, как прокисший от пота тельник кочегара.

В памяти еще свежи были последние мгновенья жизни безрукого инвалида с перерезанным горлом. Но вот уже чудесным образом я снова цел и невредим.

Отстреленная по самую кисть рука заново отросла. Вскрытое горло срослось и ничуть не беспокоило, а от широкого разреза не осталось даже намека на шрам. Синяк в пол лица бесследно исчез, вместе со стреляющей болью в ноге. От мелких ушибов и ссадин на теле так же не осталось и следа.

Охвативший в первые секунды восторг эйфории воскрешения быстро сошел на нет под напором забивающего глаза и ноздри вонючего тумана.

– Мля! Как же здесь воняет!

– С первым воскрешением, Игрок, – донесся сзади знакомый насмешливый голос. – Поздравляю с заслуженным достижением.

– Чего?

– Ну вот, опять зачевокал… Ладно, спишем, на шок. Про достижение и прочие бонусы прочтешь чуть позже в информационном уведомлении, а пока предлагаю насладиться героической концовкой приключения.

Хотел в очередной раз чевокнуть, но вовремя прикусил язык.

Туман впереди чуть развеялся, открыв огромное, в мой рост, зеркало.

Пару секунд из широкой рамки на меня пялился растерянный двойник. Потом изображение помутнело, и я сверху увидел затихающую окровавленную толпу возле проходной, окружающую две невредимые фигуры, застывшие напротив друг друга. В одной узнал себя, во второй – своего убийцу.

Невидимая камера сместилась ниже. Изображение приблизилось, сфокусировавшись на нас с убийцей.

Взметнулся в роковом замахе нацеленный в горло нож.

– Смотри внимательно. Сейчас будет самое интересное, – раздался комментарий невидимого насмешника.

Живая картинка в зеркале застыла неподвижной фотографией.

Фокус сместился влево, на мою раскрытую ладонь с жемчугом. И стало понятно, что картинка вовсе не застыла. Она продолжает двигаться, но с очень сильным замедлением.

Покадровое воспроизведение позволило во всех деталях рассмотреть несущееся к ладони хищное стальное жало.

Едва пробив плоть, пуля рванула подобно маленькой бомбе, разворотив ладонь в кровавый фарш.

Избавив меня от созерцания кровавых подробностей разрывающейся на части руки, камера переключилась на полет выбитого ударом пули жемчуга.

Подхваченные взрывной волной жемчужины устремились прямиком в мой распахнувшийся от изумления рот. Все случилось так быстро, что мозг еще попросту не успел адекватно отреагировать на ранение. Две жемчужины влетели точно в рот, одна ударилась о зубы и отскочила в сторону.

Продолжая преследовать удачливую пару, камера нырнула следом за жемчужинами и запечатлела, как обе, одновременно ударившись в нёбо, отрикошетили в горло и провалились в пищевод. Почти сразу же сверху им вслед хлынул поток крови, из перерезанного убийцей горла.

Кровь смыла преследующую жемчужины камеру. Картинка помутнела и погасла.

Навалившийся тут же со всех сторон туман мигом скрыл зеркало.

– Это был не выстрел врага, а хирургическая операция союзника, – донесся очередной комментарий насмешника. – Наделившая тебя бесценными Дарами Стикса. Сдается мне, теперь ты чей-то должник.

– Да нет у меня никакого союзника! – возмутился я.

– Ну-ну, – хмыкнул насмешник. – Поживем, увидим… Приятного чтения…

Сквозь белый туман проступили красные строки обещанного информационного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидирован скреббер!

Важное разъяснение: скреббер был сильно искалечен, и Игрок по факту добил смертельно раненого монстра.

Штраф за неравный бой: минимальный размер наград.

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 1 очка опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 1 очко!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 1 очко!

!Увеличение характеристики Выносливость на 1 очко!

!Увеличение характеристики Реакция на 1 очко!

!Увеличение характеристики Интуиция на 1 очко!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 1 очко!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 1 очко!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 1 очко!

!Разблокирован навык: Тяжелая атлетика!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 1 очко!

!!!Внимание! За убийство Игроком существа, уровень развития которого превышает более чем в сто раз уровень развития Игрока, получено достижение: Убийца монстров 1-го ранга!

Постоянный бонус за достижение:

!Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда!

!Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда!

!Ловкость +25% к показателю Игрока!

!!!Поздравляем с первым достижением!

Награда за первое достижение:

!Прибавление 250 очков опыта!

!Прибавление 2500 очков свободного распределения характеристик!

!!!Повышение Уровня +1!

!!!Повышение Уровня +1!

!!!Повышение Уровня +1!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +4!

!Увеличение характеристики Знания на 95 очков!

!Увеличение характеристики Картография на 100 очков!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 87 очков!

!Увеличение характеристики Удача на 99 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 99 очков!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 70 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 97 очков!

!Увеличение характеристики Меткость на 95 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 79 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 99 очков!

!Увеличение характеристики Регенерация на 85 очков!

!Увеличение характеристики Скрытность на 95 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 95 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 74 очка!

!Увеличение характеристики Гибкость на 90 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 99 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 100 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 100 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 100 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 75 очков!

!!!Внимание! Вы умерли!

Штраф за смерть:

!Снижение очков свободного распределения характеристик на 25 очков!

!Потеря 26 очков опыта!

!!!Осталось воскрешений 98! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 10 очков!

!!!Внимание! Выполнено игровое задание!

Награда за выполнение задания:

!Прибавление 10 очков опыта!

!Увеличение характеристики Знания на 21 очко!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 18 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 14 очков!

!!!Внимание! Белая жемчужина открывает у Вас Дар Стикса: Сокрушитель преград!

Постоянный бонус за открытый Дар:

!Атака +2 к показателю Игрока!

!Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз показатель Атаки!

!Период действия дара: 10 секунд!

!Откат дара: 2 часа!

!Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса!

!!!Внимание! Не достаточно параметров для активации Дара!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Сокрушитель преград, необходимо поднять характеристику Рукопашный бой до 1000 очков!

!Для активации 2-ой ступени Дара Стикса: Сокрушитель преград, необходимо поднять характеристику Рукопашный бой до 3000 очков!

!Для активации 3-ой ступени Дара Стикса: Сокрушитель преград, необходимо поднять характеристику Рукопашный бой до 6000 очков!

!Для активации 4-ой ступени Дара Стикса: Сокрушитель преград, необходимо поднять характеристику Рукопашный бой до 10000 очков!

!!!Внимание! Белая жемчужина открывает у Вас Дар Стикса: Легче пуха!

Постоянный бонус за открытый Дар:

!Дух Стикса +3 к показателю Игрока!

!Описание дара: Делает тело Игрока невесомым!

!Период действия дара: 1,5 секунды!

!Откат дара: 1 час!

!Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 8 единиц шкалы Духа Стикса!

!!!Внимание! Не достаточно параметров для активации Дара!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Легче пуха, необходимо поднять характеристику Медитация до 1000 очков!

!Для активации 2-ой ступени Дара Стикса: Легче пуха, необходимо поднять характеристику Медитация до 3000 очков!

!Для активации 3-ой ступени Дара Стикса: Легче пуха, необходимо поднять характеристику Медитация до 6000 очков!

!Для активации 4-ой ступени Дара Стикса: Легче пуха, необходимо поднять характеристику Медитация до 10000 очков!


От обилия прочитанной цифр голова шла кругом. Дойдя до последней строки длинного информационного блока, я понял, что нифига не понял. И собрался перечитывать все заново.

Но неожиданно был остановлен невидимым насмешником:

– Вижу, появились вопросы. Я здесь как раз для того, чтобы помочь Игроку разобраться. Спрашивай.

– Братиш, там вначале за уровни всем характеристикам до фигищи очков перепало. Но всем по-разному. В этом распределении есть какая-то закономерность?

– Разумеется. При повышении на единицу уровня развития, у Игрока автоматически повышаются на единицу пять его базовых показателей: Интеллект, Атака, Защита, Ловкость и Дух Стикса. Но показатели не могут вырасти просто так. Их рост базируется на растущих характеристиках Игрока. За каждым показателем закреплено по четыре игровые характеристики. И каждые сто очков увеличения характеристики прибавляет единицу к прикрепленному к нему базовому показателю. Например, как только характеристика Знание поднимается до сотни очков, тут же на единицу поднимется закрепленный за ней показатель Интеллекта. При росте показателя из-за уровня, все происходит с точностью наоборот. Рост на единицу Интеллекта провоцирует рост до сотни характеристики Знание, или любой другой из оставшихся трех характеристик. Поскольку ты разом поднял четыре уровня развития, все базовые показатели увеличились сразу на четыре единицы, и каждая из четырех закрепленных за ними характеристик была поднята до сотни или двухсот, проще говоря – разогнана до двух нулей. Поскольку у каждой характеристики до разгона имелся различный набор очков развития, все увеличились на разное количество очков.

– А почему только пятый уровень? До первого, вроде, нужно было всего десять очков опыта? Мне же разом двести пятьдесят прибавилось. Че-то маловато уровней за такую прорву опыта.

– Прорву, ха, насмешил, – фыркнул насмешник. – Не беспокойся, с уровнем твоим все четко, без обмана. Здесь система простая. Для первого уровня нужно опыт с нуля поднять до десятки. А дальше количество поднимаемого опыта до каждого нового уровня удваивается. То есть для второго уровня нужно двадцать очков опыта. А для третьего – уже сорок очков опыта. Для четвертого – восемьдесят. Для пятого – сто шестьдесят. А для перехода на следующий, в твоем случае, шестой уровень необходимо уже триста двадцать очков опыта. Пока что твой опыт не дотягивает до этой величины… Еще вопросы?

– По поводу Даров за жемчуг. На кой лад они мне сдались не активированные?

– Так активируй.

– Издеваешься.

– Ничуть.

– Там запрос по характеристикам в тысячу очков. А они у меня после четырех уровней со скрипом дотянули до жалкой сотни. Это ж сколько уровней нужно поднять, чтоб до тысячи их развить?!

– Таким способом, разумеется, тоже можно, – хмыкнул насмешник. – Но есть способ гораздо быстрее и проще развить характеристики до приемлемых величин.

– Вот ща прям заинтриговал.

– Как думаешь, для чего Игрокам начисляются очки свободного распределения характеристик?

– Ну конечно. Мля! Вот я баран. Они же так и называются.

– И у тебя, как по заказу, скопилось их даже больше, чем требуется, – хихикнул насмешник. – Использовать их по назначению очень просто. Через Меню заходишь в Характеристики. Мысленно помечаешь нужную характеристику и даешь команду: повысить ее до определенного уровня, за счет имеющихся в распоряжении очков свободного распределения характеристик.

Я все сделал в точности, как сказал насмешник. И после пары мысленных команд перед глазами всплыли ожидаемые строчки системного уведомления:


!!!Внимание! Вами использованы 1800 очков свободного распределения характеристик!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 900 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 900 очков!

!!!Внимание! Активирована 1-ая ступень Дара Стикса: Сокрушитель преград!

!Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Круши»!

!Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!!!Внимание! Активирована 1-ая ступень Дара Стикса: Легче пуха!

!Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Пухом»!

!Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!


– Поздравляю, – напомнил о себе насмешник, стоило дочитать последнюю строку уведомления. – Благодаря неведомому благодетелю-стрелку, у тебя появилось пара тузов в рукаве. Уверен, скоро представится возможность опробовать Дары в деле. И если ко мне больше нет вопросов…

– Есть вопросы, есть, – поспешил обломить, навострившегося сбежать насмешника.

– Ну и?

– У меня же, вроде, есть еще один Дар Стикса?

– Ишь ты. Наблюдательный.

– А почему его мне не предлагают активировать?

– Владеющий скрытым – это особый внутренний Дар избранному Игроку. Он завязывается не на какой-то характеристике, а в целом на Игроке. Активировать его ты сможешь только по достижении десятого уровня развития. И самостоятельно сделать это ты не сможешь. Для активации внутреннего Дара тебе понадобится помощь Игрока с Даром Знахарь.

– Мля!

– Еще вопросы?

– Спасибо, братуш. Инфой по самые гланды полон. А как на счет пивка? Может, по-братски угостишь?

– Ну ты наглец!

– Да ладно. Ты ж крутой. Че те стоит одну маленькую бутылочку сообразить?.. Эй, братуш. Ну хоть полбутылочки… Да фиг с ней с бутылкой, дай хоть глоток…

Увы, ответом мне была равнодушная тишина вонючего тумана.

Когда на нем проступили знакомые строки длинного воскресного уведомления, я окончательно убедился, что разговор с насмешником закончен.


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение второе, нейтральное, без штрафов. На кластере: ХХХ-ХХ-ХХ. В регионе Континента: ХХХХХ Юго-Восточный!

Игрок Рихтовщик

Статус: Нейтральный

Уровень: 5

Опыт:248/320

Показатели:

Интеллект – 5

Атака – 22(+8)

Защита – 9(+3)

Ловкость – 6(+25%)

Дух Стикса – 17(+3)

Характеристики:

Знания – 121 очков / бонус к Интеллекту: 1

Картография – 100 очков / бонус к Интеллекту: 1

Наблюдательность – 100 очка / бонус к Интеллекту: 1

Удача – 210 очков / бонус к Интеллекту: 2

Физическая сила – 200 очка / бонус к Атаке: 2

Рукопашный бой – 1000 очков / бонус к Атаке: 10

Фехтование – 100 очка / бонус к Атаке: 1

Меткость – 100 очко / бонус к Атаке: 1

Физическая броня – 118 очко / бонус к Защите: 1

Выносливость – 200 очков / бонус к Защите: 1

Регенерация – 100 очка / бонус к Защите: 1

Скрытность – 100 очков / бонус к Защите: 1

Скорость – 100 очков / бонус к Ловкости: 1

Реакция – 100 очков / бонус к Ловкости: 1

Гибкость – 100 очко / бонус к Ловкости: 1

Интуиция – 200 очков / бонус к Ловкости: 2

Сила Стикса – 100 очков / бонус к Духу Стикса: 1

Броня Стикса – 114 очков / бонус к Духу Стикса: 1

Медитация – 1000 очков / бонус к Духу Стикса: 10

Познание скрытого – 200 очков / бонус к Духу Стикса: 2

Свободного распределения характеристик – 755 очков

Шкалы:

Здоровья – 510/510

Удовольствия – 5/5

Спорового баланса – 22/22

Жажды и сытости – 9/9

Бодрости – 6/6

Духа Стикса – 17/17

Дары Стикса

Владеющий скрытым. Описание дара: ????. Период действия дара: ????. Откат дара: ????.

Сокрушитель преград. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Атака +2 к показателю Игрока. Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз показатель Атаки. Период действия дара: 10 секунд. Откат дара: 2 часа. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса.

Легче пуха. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Описание дара: Делает тело Игрока невесомым. Период действия дара: 1,5 секунды. Откат дара: 1 час. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 8 единиц шкалы Духа Стикса.

Достижения:

Убийца монстров 1-го ранга. Постоянный бонус: Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда. Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда. Ловкость +25% к показателю Игрока.

Навыки

Алкоголизм – 223 очка / бонус к Защите: +1

Владение Шпорой – 41 очко / бонус к Атаке: 0

Ораторское искусство – 11 очков / бонус к Интеллекту: 0

Кулачный бой – 36 очко / бонус к Атаке: 0

Легкая атлетика – 16 очко / бонус к Ловкости: 0

Тяжелая атлетика – 1 очко / бонус к Защите: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Задание на игру: Одержать победу в турнире.

!!!Осталось воскрешений 98! Удачной игры!


Все повторилось в точности, как в предыдущий раз. Стоило дочитать, резко подул сквозняк, и туман стал быстро рассеиваться.

Вместо яркого света просторного цеха реальность встретила меня на этот раз зловещим полумраком большой стальной клетки, с четырех концов подсвеченной чадящими факелами.

– Мля! Где это я? – прошептал себе под нос, растерянно озираясь.

И тут же получил ответ от пробудившейся в голове Шпоры:

– В жопе, Рихтовщик! Мы оба с тобой в глубокой жопе!


Глава 7

Глава 7, в которой меня пугают скорой смертью, но мне везет и умирают другие

Клетка представляла собой голую бетонную площадку десять на десять метров, с четырех сторон огороженную толстыми стальными прутьями, упирающимися на пятиметровой высоте в решетчатый потолок. В каждом углу имелось по двухметровой решетчатой двери. Через одну из которых, поскольку она оказалась аккурат у меня за спиной, вероятнее всего сюда попал и я.

Из-за подвешенных за факелами зеркальных щитов, весь их мерцающий свет отражался внутрь клетки. Пространство по другую сторону ограды скрывала непроницаемая тьма.

– Это Гробница – искусственный мелкий кластер, созданный высокоуровневым мастером Пространственных Искажений, – врубив свой любимый режим неумолкающего радио, мрачным голосом вещала наставница. – Гробницы создаются под реалити-шоу с мелкоуровневыми бедолагами, перехваченными с респа. Похищенных Игроков запирают в таких вот клетках и заставляют биться с зараженными тварями. Иммунные против зараженных – кто кого. Снимается серия кровавых поединков, и продается по стабам, для трансляции на местных кабельных каналах. Как ты понимаешь из названия, выход из угодившего в капкан Гробницы Игрока лишь один – вперед ногами. Но считается, что мелкоуровневые придурки, все одно, первые дни на Континенте заточены на суицид. А здесь какая-никакая прокачка в худо-бедно человеческих условиях. Так что Гробницы вполне себе процветают на просторах Континента.

– А мне задание на игру выпало: победить в турнире, – пожаловался я.

– Что и требовалось доказать, – тут же подхватила неугомонная. – Таким заданием Система фактически подтверждает свою лояльность к устроителям Гробниц. Это же форменное безобразие! Свободных Игроков, как скот на бойне, запирают…

– Стопе! – перебил я. – Достала вхолостую истерить! Давай по делу! Раз мне выпало задание: победа в турнире, значит, здесь можно выжить! И выйти отсюда не вперед ногами, а на своих двоих – победителем!

– Наивный мечтатель, – фыркнула Шпора в ответ.

– Предлагаешь: достать тебя из инвентаря и горло себе вскрыть, чтоб долго не мучиться?

– Ни в коем случае, – возмутилась наставница. – Героически сдохнуть всегда успеешь. Раз уж попал на турнир, надо биться до последнего и стараться победить. Тебе же за жемчуг плюшки дали?

– Угу.

– Значит, будет чем удивить местных упырей. Конечно, уровень у тебя маловат. Но если победишь, получишь опыт, подрастешь… Короче, будем извлекать из сложившейся ситуации максимум пользы.

Брошенный невидимой рукой из-за ограды, мне под ноги звонко хлопнулся полуметровый кусок заточенной с одного конца арматуры.

– Ну вот и оружие тебе выдали, – не замедлила с комментарием происшествия Шпора. – Похоже, сейчас все и начнется.

Я подобрал кусок арматуры. Крутанул в руке, невольно подивившись тому, как легко и ловко это у меня получилось. Видимо сказались подскочившие из-за роста уровня характеристики.

Дверь в противоположенном углу клетки беззвучно отошла в сторону, и в открывшийся проем из тьмы на свет факелов шагнуло ужасное существо.

Когда-то, судя по замызганной форме, это был солдат-срочник. Совсем молодой безусый восемнадцатилетний паренек теперь выглядел, как выкопавшийся из могилы мертвец. Короткие волосы на голове слиплись от грязи. Серо-зеленое чумазое лицо перекошено в злобном оскале. Из открытого рта с непрерывным потоком слюны раздавалось беспрерывное утробное урчание.

Сбоку от существа появился короткий столбик его параметров:


Зараженный Гнус287

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 4 (Медляк)

Опыт: 82/160

Убийств – 2

Поглощено биомассы, кг – 33

Показатели:

Атака – 7

Защита – 4

Ловкость – 1


Развернувшись в мою сторону, Гнус потянулся ко мне корявыми хваталками, как к любимой мамочке, и неуклюже закосолапил в мой угол.

Но не успел пройти и метра, как ему в спину врезалось второе существо, прыжком вылетевшее из дверного проема вдогонку за первым.

Когда-то оно было молодой женщиной. Но в наследство от старого образа у зараженного существа осталось лишь платье, сплошь заляпанное бурой коркой запекшейся крови. Из-под платья у существа еще выпирали острые холмики груди, но на фоне раздавшихся вширь плеч и по-обезьяньи удлинившихся рук, они становились практически незаметны. Вместо волос на голове клубок грязи, под которым на затылке зреет гигантский багровый фурункул. Чумазое лицо перекошено таким же, как у Гнуса, оскалом. Из раззявленной пасти течет слюна и рвется урчанье.

Сбоку от второго существа тоже появился информативный блок:


Зараженная Вонючка1587

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 5 (Прыгун)

Опыт: 166/320

Убийств – 4

Поглощено биомассы, кг – 56

Показатели:

Атака – 8

Защита – 4

Ловкость – 4


Удар в спину снес Гнуса с ног. Урод номер раз, как подкошенный, рухнул на бетонный пол. Не успев выставить руки, от души приложился мордой о бетон. Свернул нос, расквасил губы, но, наплевав на травмы, тут же оторвался от пола и на четвереньках продолжил движение в мою сторону, заливая бетон кровью с разбитого лица.

Перешагнув сбитого напарника, Вонючка тут же рванула ко мне с вытянутыми руками.

– Смелее, Рихтовщик, эта мелочевка тебе на один зуб, – напутствовала Шпора. – Постарайся разделаться с ними самостоятельно, без моей помощи. Я твое секретное оружие. Не стоит светить меня раньше времени.

Крутанув арматурой я двинулся навстречу Вонючке. Хотя противников было двое, мне совершенно не было страшно. И без слов Шпоры я знал, каким-то внутренним чутьем догадался, что даже относительно шустрая Вонючка значительно уступает мне в проворстве. Я легко увернусь от ее атаки, а вот она от моего удара – вряд ли.

В последний момент чуть все не испортил мой чуткий нос. Когда расстояние между нами сократилось до двух метров, от Вонючки ударила такая волна зловонья, что с непривычки заслезились глаза, и я чихнул. Зараженная тут же среагировала на мое замешательство. Ловко оттолкнувшись от пола ногами и руками, Вонючка вытянулась в зверином прыжке, целя грязными пальцами мне в горло.

Тело опережая разум само среагировало на угрозу, уходя с линии атаки стремительным кувырком.

Ударившая внос встречная волна зловонья раньше глаз оповестила, что, проскочив под ногами пролетевшей чуть выше Вонючки, я выкатился аккурат навстречу наползающему вторым темпом Гнусу. Выходя из кувырка, правая рука продолжая набранное ускорение выстрелила вперед, и зажатый в ней кусок арматуры ткнулся во что-то мягкое и податливое. Раздался сточный хлопок и зловонье впереди усилилось.

Сфокусировавшееся, наконец, зрение зафиксировало медленно заваливающегося на бок Гнуса, из развороченной глазницы которого выходил перепачканный кроваво-желтыми остатками развороченного мозга наконечник арматуры.

Отвратительное зрелище вызвало позыв к рвоте. К счастью, желудок мой был пуст, как кошелек бомжа, и все ограничилось сухим горловым спазмом.

– Сзади! Придурок! – стеганул по мозгам вопль шпоры.

Из сидячего положения блохой скакнул в сторону. И через мгновенье там, где только что была моя голова, с сухим щелчком столкнулись растопыренные пальцы атакующей Вонючки.

– Блин, у нее там точно пальцы, – невольно вырвалось у меня.

– Не советую проверять, – откликнулась Шпора.

Ничуть не раздосадованная неудачей Вонючка без колебаний прыгнула вдогонку за мной.

Именно этого я от нее и ждал, заранее выставив острый конец арматуры в сторону вероятной погони.

Зараженная лихо напоролась левой грудью на подставленное острие. Из-за силы прыжка арматура пробила ее насквозь.

Тварь оказалась удивительно живучей. С пробитым сердцем все же смогла дотянуться правой пятерней мне до горла и сжала так, что в глазах потемнело.

С трудом расцепив мертвую хватку, я рухнул на колени рядом с завалившейся на бетон Вонючкой и скорчился в приступе удушливого кашля.

Перед глазами замелькали красные строчки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидированы медляк и прыгун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 27 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 28 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 25 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 32 очка!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 15 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 26 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 33 очка!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 43 очка!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 22 очка!

!!!Поздравляем с первой двойной победой!

Награда за первую двойную победу:

!Прибавление 8 очков опыта!

!Прибавление 80 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Продышавшись, поднялся на ноги и заковылял в сторону отъехавшей в сторону дверной решетки в моем углу.

– А ну стоять! – стеганул по мозгам окрик Шпоры.

– Ну че еще? – жалобно проворчал, послушно замирая на месте.

– Трофеи нужно собрать.

– Ну уж фиг! В их вонючих карманах рыться не стану!

– В карманах не и надо. А вот споровый мешок прыгуна вскрыть – это дело нужное. Давай-давай, Рихтовщик, не отлынивай, привыкай к суровым будням честного Игрока.

– Какой еще нафиг споровый мешок.

– У прыгуна на затылке красную шишку видишь?

– Этот фурункул!

– Никакой это не фурункул, придурок, а споровый мешок. Его нужно быстренько вскрыть, и выгрести из него себе в карман все содержимое. Там, конечно, не бог весть какое богатство – прыгун мелкий, считай младенец почти. Но надо же с чего-то начинать.

– Мля! Да не хочу я лезть ни в какой мешок.

– А я вот сейчас как… – в следующую секунду мозг прошил истошный женский визг.

– Достаточно. Или могу повторить, – как ни в чем не бывало, продолжила шантажистка.

– Не надо больше, я все понял. И чем мне эту хрень прикажешь вскрывать?

– Арматуру вытащи из ее груди и ковырни.

– Мля! – я обреченно закатил глаза и потянул за конец арматуры.

Через пару минут, основательно извозившись в липкой и отвратительно горячей крови, мне наконец удалось расковырять на затылке мертвой Вонючки достаточно широкую дыру, чтобы просунуть внутрь палец. Внутри удалось нащупать только небольшой клок слипшихся влажных черных нитей. Лишь после того, как я убрал их в карман, командирша разрешила покинуть клетку. Перемазанную кровью арматуру велела обтереть о плате покойницы и забрать с собой.

– Поздравляю с победой, – наконец-таки разродилась скупой похвалой Шпора, когда я дошагал до выхода из клетки.

– Спасибо, – едва сдержавшись, чтоб не послать ее куда подальше, буркнул в ответ.

Впереди вспыхнул новый факел, освещая крошечную коморку с решетчатыми стенами, практически все свободное пространство которой занимали стол с приставленным стулом.

– А вот и достойная героя награда, – не скрывая издевки, хмыкнула Шпора. – Наслаждайся, победитель.


Глава 8

Глава 8, в которой попадаюсь на живца, решаю проблему, добазариваюсь и кайфую

На столе меня дожидался «роскошный банкет» в виде двух банок тушенки и литровины минералки. Для вскрытия и последующего извлечения содержимого банок заботливыми хозяевами был любезно вбит в макушку одной из них нож. Для цивильного распития воды возле бутылки оставили граненый стакан, на треть заполненный какой-то грязно-зеленой жижей.

– Да, нормальный хавчик, – пробурчал, усаживаясь за стол.

Стоило сесть и решетчатая дверь за спиной с лязгом захлопнулась. Факелы большой клетки-арены погасли. Остался единственный, чадящий под потолком маленькой клетушки, круга света которого едва хватала на стол и стул.

– Ишь ты, прям, целое представление устроили, – прокомментировала манипуляции с факелами Шпора.

– Да, пофиг, – откликнулся я, подхватывая со стола банку с торчащим ножом.

– Я такой голодный, что готов эту тушенку вместе с банкой умять.

– Сперва живца накати, – потребовала командирша.

Понимая, что спорить бесполезно, вернул почти вскрытую банку на стол, и поднял стакан с подозрительной бурдой.

Понюхал.

Запах оказался гораздо соблазнительнее внешнего вида. От грязно-зеленой жижи пахнуло забористым первачом.

– Смелее, Рихтовщик. Не помрешь точно, это я тебе гарантирую, – хмыкнула, угорающая с моей нерешительности, Шпора.

Сделал маленький глоточек. И под издевательский хохот наставницы тут же стал остервенело отплевываться.

Вы когда-нибудь пробовали кошачью мочу? До сего дня я тоже успешно избегал этой сомнительной радости. Но, вот, похоже, только что сподобился.

– Я те вылью! – пресекла мой естественный порыв Шпора. – Это же живец, придурок! Его не надо смаковать, а одним глотком, как лекарство…

– Да не стану я это пить!

– Хочешь, чтоб я снова завизжала?

– Мля! Достала своим шантажом!

– Рихтовщик, поверь, так надо. Все Игроки живец употребляют! На Континенте без него мигом загнешься.

– Но это же мерзость!

– Это жизнь, придурок. Пей, давай. Потом спасибо скажешь.

– Сильно сомневаюсь.

– Пей, кому говорят! Живо! Зажмурился, стакан опрокинул, проглотил, и все кончалось! Делов-то на одну секунду! Пей!

Опрокинул.

Сглотнул.

И тут же залил мерзкое зелье минералкой, за раз оприходовав добрую половину бутылки.

– Ну вот, а ты боялся, – пожурила наставница. И тут же переключилась на любимое занятие: перемывание моих несчастных косточек.

– Рихтовщик, я не поняла. Что там только что было? Что за цирк с конями ты в клетке устроил? Нафига отдал зараженным инициативу и позволил атаковать? Ты ж по показателям куда круче был их двоих, вместе взятых! Должен был сам вихрем налететь и вломить по первое!..

Нотации Шпоры я заедал тушенкой, по-походному цепляя ее из вскрытой банки ножом. И с каждым съеденным куском буквально физически ощущал, как проясняется в голове.

Не знаю, что тому поспособствовало – мясо ли, или проглоченный ранее живец, а может все в комплексе. Не важно. Главное, в какой-то момент в голове просветлело до степени озарения.

Я вдруг понял, что сверлящая мозг проблема, в виде говорливой наставницы, по сути не стоит и выеденного яйца. Поскольку решается на раз-два.

Зловеще ухмыльнувшись, мысленно потянулся к Меню…

– В следующий раз, прошу, больше не тупи! – продолжала меж тем вещать ни о чем не подозревающая Шпора. – Сто пудов, во второй раз на тебя выпустят тварей покруче. Не забывай об имеющихся Дарах. Тебе их не для коллекции дали, а для дела. Так, не стесняйся, используй в бою… Эй, придурок, ты чего это там задумал?

Слишком поздно спохватилась, меня уже было не остановить. Маленький красный знак вопроса возле заполненной Шпорой ячейки Инвентаря отыскался за считанные мгновенья. Мысленно на него надавил и, как лучшему другу, улыбнулся раскрывшемуся системному запросу:


!!!Внимание! Желаете разорвать голосовую связь со Шпорой? Да/Нет.


– От придурка слышу, – мстительно буркнул наставнице и выбрал «Да».

– Не на… – обиженный женский голос в голове, как отрезало.

– Так будет с каждым! – пафосно фыркнул себе под нос и, наслаждаясь тишиной, взялся за вторую банку тушенки.

Покончив с тушенкой, и запив мясо остатками воды из бутылки, я сыто откинулся на стуле и молча уставился на непроглядную черноту за решеткой.

– М-да, скучновато здесь.

И чуть не подпрыгнул, услыхав из-за решетки ответ:

– Звиняй, братуха, телевизоров зверькам не положено.

– Каким еще зверькам? – откликнулся на автомате.

– Знамо каким. Тем, что в клетках обретаются. Гы-гы-гы!..

С темной стороны к решетке прижалось лицо сорокалетнего бородача с хитрющими глазами и большой серебряной серьгой в левом ухе.

– Мля! – поморщился от дешевого прикола.

– Да ладно те, братух, я ж не со зла, – растянул рожу в щербатой лыбе незнакомец.

– Ты кто такой?

– Знамо кто – Серьга, – представился мужик и без паузы шокировал осведомленностью: – А ты – Рихтовщик. Видел твой первый бой. Быстро с уродами справился. Молодца! Так держать!

– Ты че, типа, мотиватор местный!

– Не-а, братух, ни разу не угадал. Я типа меняла местный. Могу достать, че кому надо. Не бесплатно конечно. Но сильно цену не ломлю, к людям отношусь с понятием… Тебе, ведь, Рихтовщик, по-любому, чего-то надо. Вот я рядом и нарисовался.

– Да базара нет. Прав. До фига потребностей. Увы, деньгами небогат.

– Не прибедняйся. Все видели, как споровик прыгуна вскрыл. Конечно для споранов тварюшка не доросла. Но паутинкой-то, всяко, должен был подогреться.

– Ты об этом? – вытащил из кармана уже подсохший комок черных ниток.

– Маловато, блин, – пригорюнился Серьга. – За такую щепотку могу дать только банку тушняка. Без торга. Считай, себе в убыток меняю. Только из уважения к удачливому новичку.

– Да нафиг мне еще одна банка, только что, вон, две оприходовал. Вот, ежели бы помог сигами разжиться…

– Какие предпочитаешь, – тут же оживился меняла: – крепкие, средние, легкие, с фильтром – без, с ментолом, со вкусом яблока…

– Крепкие, с фильтром, без ароматизатора.

– Блок «Честерфилда» пойдет?

– Да куда мне целый блок-то?

– Так, с запасом.

– Не, мне пачку одну. И спички.

– Без проблем. Только, братух, тогда еще чего-нибудь закажи. У тебя паутины больше чем на пачку, а наживаться на новичках не по понятиям.

– Ну, может, пивка еще на остаток накинешь? – без особой надежды закинул удочку.

– Да легко, – шокировал нечаянной радостью Серьга. – У тебя тут аккурат на две банки будет. Какое предпочитаешь: светлое, темное, нефильтрованное…

– Нефильтрованное, – выдохнул я и скорее, пока не передумал, сунул в протянутую руку менялы комочек паутины.

– Через минуту все будет, – пообещал Серьга и скрылся во тьме.

А у меня перед глазами стали выскакивать уведомления Системы:


!!!Внимание! Разблокирован навык: Торговля!

!Увеличение навыка Торговля на 19 очков!

!Увеличение навыка Ораторское искусство на 35 очков!

!Увеличение навыка Алкоголизм на 8 очков!


Серьга не обманул. Обернувшись с обещанным пивом и сигаретами даже раньше минуты.

Вскоре я с наслаждением затянулся сигаретой и со знакомым до дрожи хлопком откупорил первую банку покрытого испариной ледяного пива.

Жизнь определенно налаживалась.

Фиг знает, что за бяку приготовили мне дальше отмороженные организаторы местного подпольного кластера. Придет пора, узнаю. Пока же я наслаждался моментом и кайфовал.

Озаренный догадкой, поднял початую банку и выдал, обращаясь к решетчатому потолку:

– Благодарю за подгон, братиш! Можешь не отвечать, все равно знаю, что слышишь. Отличное пиво. Уважил. От души! Спасибо!


Глава 9

Глава 9, в которой меня благословляют на пьянство, я ловлю глюк и дорого за это расплачиваюсь

– Шпо-ра! – фиг знает какой по счету раз попытался достучаться я до обидевшейся наставницы. – Ну, правда, хватит уже дуться.

Увы, ответом по-прежнему было лишь презрительное молчание.

На «поговорить» пробило меня еще в конце первой банки пива. Забравшись в Меню, по новой наладил со Шпорой голосовую связь. Позвал… И зову до сих пор.

В начале второй банки пробудилось запоздалое раскаяние. Я искренне пожалел, что так по-хамски повел себя с девушкой, оборвав ее на полуслове. Ведь, по большому счету, этим маленьким пивным праздником я в первую очередь обязан именно наставнице. Ведь, если б Шпора не настояла на потрошения спорового мешка Вонючки, я б не разжился паутиной, без которой сейчас на столе не было б ни сигарет, ни пива. И вместо благодарности, грубо заткнул девушке говорливый рот. Ну и кто я после этого?

– Шпо-ра! Прости придурка, а!

Снова в ответ тишина.

Делаю крошечный глоток из почти пустой банки, и перед глазами вспыхивает очередное уведомление Системы:


!Увеличение навыка Алкоголизм на 2 очка!


Таких строчек перед глазами за последние пять минут вспыхивало столько, что сбился со счета. Все-таки какой полезный навык Алкоголизм. Нифига делать не надо, сиди, бухай и получай халявную прокачку. Этак скоро до трех сотен доползет, а там и показатель Защиты подскочит. Лепота!

– Ага, щас, размечтался! Придурок! – резанул по расслабленным выпивкой мозгам злорадный голос наставницы. – Для улучшения показателя, навык нужно не на сотню, а на двести очков поднять! Это тебе не Характеристика! Придурок!

– Шпора! Как я рад тебя снова слышать!

– Заткнись, придурок! Я тебя еще не простила!

– Мля! Да нафиг мне нужно такое прощение!

– Что снова меня отключишь? Ну давай, герой! Поглядим, как долго протянешь один на один со Стиксом, без моих советов!

– Признаю. Был не прав. Каюсь. И посыпаю голову… Мля! Тут же нет пепла.

– Придурок!

– Ну если я придурок, то, получается, ты, как моя советчица, тоже…

– Чего замолчал, договаривай.

– Сама же сперва провоцируешь, а потом обижаешься.

– Ладно, проехали… Прид… То есть, Рихтовщик. Про Алкоголизм ты верно подметил – навык зачетный. Алкоголя на Континенте – хоть залейся. Стоит – пустяк. Так что качать полезный навык будешь с утра до ночи. Разумеется, когда из этой долбанной клетки выберемся.

– Ишь ты, не ожидал, – хмыкнул, делая очередной глоток из банки и раскуривая сигарету. – Ждал, ругать меня начнешь. Забулдыгой обзывать. А ты, Шпора, оказывается, девушка с пониманием.

– И начну! – непредсказуемая наставница вдруг снова включила истеричку. – Ну-ка живо сигарету затушил! Эту поганую привычку буду искоренять безжалостно!

Тяжко вздохнув, подчинился.

– Зараженные табачный дым за версту чуют. Стоит закурить на открытом кластере – и на тебя тут же вся местная фауна сбежится. Глазом моргнуть не успеешь, как на перерождение отправишься.

– Здесь-то решетки кругом, – проворчал я. – Курил уже, никто на дым не сбегался…

– Вот и отвыкай от опасной привычки в безопасном месте.

– Ишь как загнула.

– Что же до забулдыги, – сменила тему Шпора. – Открою тебе маленький секрет: на Стиксе невозможно превратиться в пьяницу. У всех Игроков имеется Регенерация. Эта замечательная характеристика нейтрализует воздействие алкоголя. На низких уровнях, как в твоем случае, когда Регенерация на начальном уровне развития, еще можно испытать легкое опьянение от пива. Но к десятому уровню пиво превратится для тебя в безобидную воду. А после двадцатого перестанет забирать даже водка…

– Да ну, нафиг!

– Но навык Алкоголизм продолжит стабильно развиваться и на высоких уровнях. При употреблении любого алкоголя, вне зависимости от воздействия на организм.

– Да начерта он нужен-то без воздействия!

– Ты че пиво пьешь, чтоб напиться? И вот с этих двух жалких банок такому здоровенному лбу, как ты, чего-то будет?

– Ну, мне просто вкус нравится…

– Вот и не гунди. Пей спокойно свое пиво, наслаждайся вкусом… Кстати, живец тоже на основе алкоголя делается, я тебя потом научу, как… Это я к тому, что при употреблении живца у тебя тоже навык качаться будет. А без живца на Континенте не выжить.

Наш увлекательный диалог прервал шум отъезжающей в сторону решетки за спиной.

Над углами большой арены снова вспыхнули факелы, а горящий под потолком каморки, наоборот, погас.

– Похоже, приглашают на выход, – пробулькал, давясь остатками слитого в рот пива.

Швырнув пустую банку на стол, подхватил нож с сигаретами и рассовал по карманам спецовки.

– Не суетись, у нас есть еще пара секунд, – шикнула Шпора. – Отвлек меня на ерунду, о важном забыла упредить. Хотела про Шкалы рассказать. Их показатели важно постоянно отслеживать.

Слушая наставницу, я нащупал на полу кусок арматуры, неторопливо встал и направился к открытому проему.

– Ладно, что там к чему по ходу дела теперь сам разберешься. Сейчас просто подвесь их перед глазами.

– Чего?

– Блин, Рихтовщик, постоянно забываю, что ты у меня придурок еще.

– Мля! Достала!

– Извини! Нечаянно, сорвалось. Короче, заходишь в Меню и три раза подряд быстро жмешь на Шкалы.

Задержавшись на пороге освещенной клетки-арены, я проделал озвученные Шпорой манипуляции, и перед глазами загорелся системный запрос:


!!!Внимание! Желаете вынести Шкалы в визуальную зону? Да/Нет!


Мысленно нажал «Да», и вверху слева появился убористый столбец Шкал:


Здоровья – 510/510

Удовольствия – 5/5

Спорового баланса – 20/22

Жажды и сытости – 8/9

Бодрости – 6/6

Духа Стикса – 17/17


Перешагнул порог, и за спиной тут же послышался лязг встающей на место решетки.

– Молодец, справился, – расщедрилась на похвалу наставница и тут же затараторила по делу: – На шкалы Удовольствия, Спорового баланса и Жажды и сытости, пока что смело забей. Скоротечный бой не должен их сильно истощить. Основное внимание уделяй Здоровью и Бодрости. С первой шкалой, сам понимаешь, обнулится – ты труп. Потеря Бодрости ведет к вялости и медлительности. С твоей короткой шкалой эта неприятность, к сожалению, наиболее вероятна. Почувствуешь усталость, хорошенько себя ущипни или укуси, вспышка боли на короткой срок восстановит шкалу Бодрости. Все понял?

– Да понял, понял… О, решетка открывается.

– Блин! Не успеваю! Шкала Духа Стикса используется при активации Дара. Сокрушитель преград снимет десять очков шкалы, а Легче пуха – восемь. Поэтому одновременно их использовать не получится. Придется выбирать…

Шпора продолжала что-то еще говорить, но я ее больше не слушал, полностью сосредоточившись на появившемся, наконец, в противоположном углу противнике.

Оказавшаяся на залитой светом площадке тварь пару секунд растерянно озиралась по сторонам. И я успел как следует ее рассмотреть.


Зараженный Вонючка1013

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 8 (Бегун)

Опыт: 1302/2560

Убийств – 12

Поглощено биомассы, кг – 166

Показатели:

Атака – 12

Защита – 7

Ловкость – 9


Этот зараженный уже мало походил на человека. Серая, как асфальт, кожа его лица и тела бугрилась уродливыми шишками. Волос на голове у существа практически не осталось, зато багровый фурункул на затылке разросся до размера теннисного мяча. Из одежды остались лишь заляпанные засохшей кровью лохмотья майки. Снизу существо было голым. Ногти на руках и ногах изрядно отрасли, задубели и хищно загнулись, они еще не стали звериными когтями, но все к этому шло. Челюсти по-обезьяньи выпятились, зубы хищно заострились, нос втянулся, а налитые кровью глаза сверкали лютой злобой разумного хищника.

Когда он начал двигаться, я без подсказки наставницы понял, что этот зараженный мне не по зубам. Вонючка сорвался с места, как породистый скакун, и с каждым прыжком прибавлял прыти. Разделяющие нас две дюжины метров таяли с бешенной скоростью. Замешкайся я еще на мгновенье и…

– Пухом! – едва слышно выдохнул себе под нос, не в силах отвести взгляд от стрелой несущейся серой смерти.

И, почувствовав ошеломительную легкость, подпрыгнул.

Почему?.. Не знаю. Интуитивно почувствовал, что это единственный способ выжить.

Оттолкнувшись от пола, ракетой взмыл под потолок, и ухватился свободной левой рукой за решетку.

Потерявший меня Вонючка, рухнув на четвереньки, впился ногтями рук и ног в бетон, гася бешенное ускорение. Из-под ногтей во все стороны прыснул сноп искр.

Полуторасекундное действие Дара, чуть начавшись, тут же закончилось. Почувствовав возвращающуюся в тело тяжесть, отпустил решетку и камнем рухнул вниз.

Приземлился точно на спину доскользившей до угла твари, и от души вбил в затылок Вонючки острый конец арматуры.

Тварь сдохла мгновенно.

Перед глазами замелькали строки победного уведомления. Но внимание перво-наперво переключилось на Шкалы.

Здоровья и Удовольствия – остались без изменений. Спорового баланса и Жажды и сытости – снизились на одно деление. Шкала Бодрости просела до тройки. А Духа Стикса – до девятки.

– Красавец, Рихтовщик, – донесся до сознания довольный голос Шпоры. – Ежели так пойдет…

А дальше случилась какая-то непонятная хрень. Голос наставницы пропал, перед глазами вдруг все поплыло…


Расфокусировка продолжалась несколько секунд.

Когда в глазах прояснилось, я оказался в незнакомой комнате. Где, забившись под стол, плакала и звала на помощь маленькая девочка.

Сзади в забаррикадированную шкафом дверь кто-то яростно ломился. Из-за двери раздавалось голодное утробное рычание.

От вида зареванного ребенка у меня сердце сжалось в груди.

– Не плачь, малышка, я тебе помогу, – постарался успокоить, присаживаясь на корточки и протягивая руки к ребенку.

От резкой боли в спине, картинка перед глазами лопнула, как мыльный пузырь…


– Сзади, придурок! Не сиди! Уворачивайся! – резанул по мозгам панический вопль Шпоры. – Активируй второй Дар! Да скорее, придурок!

От разорвавший левый бок вспышки боли, завалился на труп Вонючки и перекатился к прутьям арены. Увидел сзади шестиуровневого прыгуна с куском окровавленной спецовки в лапе. Тварь поднесла трофей к морде, запихнула в широкую пасть и, с довольным урчанием, стала жевать.

– Да откуда ты выполз-то, сука? – обреченно простонал, глядя в пустые глаза своей смерти.

Шкала Здоровья сократилась до жалких шестидесяти семи пунктов. Я уже был практически труп.

– Борись! – надрывалась Шпора. – Не сдавайся!

Морщась от боли, попытался выдернуть из трупа арматуру.

Какое там. Сил не хватило даже шевельнуть ее в затылке Вонючки.

Чувствуя накатывающую волну смертельной слабости, немеющими губами прошептал:

– Круши!

И арматура поддалась следующему отчаянному рывку.


Глава 10

Глава 10, в которой я побеждаю, едва выживаю и получаю нагоняй

Активировавшийся Дар «Сокрушитель преград» превратил меня на десять секунд в супермена.

Застилающая глаза кровавая пелена сгинула без следа. Шкала бодрости подскочила до максимума. Дикая боль в спине и боку сменилась легко терпимым зудом, как при обезболивающей заморозке.

Я снова прекрасно контролировал тело. Более того, ощутил в руках такую силищу, что бросив почти вытащенный кусок арматуры, решился атаковать обидчика голыми руками.


Зараженный Свин2715

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 6 (Прыгун)

Опыт: 503/640

Убийств – 7

Поглощено биомассы, кг – 72

Показатели:

Атака – 10

Защита – 5

Ловкость – 5


Данные шкафоподобной твари сами собой зафиксировались в мозгу, когда отброшенный ударом моего кулака Свин кулем рухнул на прутья решетки. Остатки недожеванного куска спецовки вывалились у него изо рта вместе с обломками зубов.

Я бросился добивать.

Жалобно повизгивающий зараженный, забившись в угол, попытался заслониться руками от второго удара. Но куда там!

Кулак прошил ладони Свина, как бумажный лист, и с сочным хрустом врезался в челюсть, окончательно превращая зубастую пасть в кровавое месиво.

После третьего удара – точно в висок – глаза у твари закатились, из ноздрей и ушей хлынули ручьи крови.

Свин осел в углу сломанной куклой.

Схватив тварь за башку, крутанул в сторону, ломая шейные позвонки. Не рассчитал сил и реально сорвал голову с плеч.

Из шеи в лицо ударил фонтан горячей крови.

Матерясь и отплевываясь, отскочил от агонизирующего трупа. Швырнул ему под ноги оторванную голову. Стал обтирать рукавами лицо. И тут действие Дара закончилось.

Из позвоночника будто выдернули невидимый стальной стержень.

Полностью обессилев, я бесхребетным слизнем растекся по полу.

Глаза накрыла кровавя пелена.

– Рихтовщик! Не сдавайся! Борись! – бесновалась где-то бесконечно далеко Шпора.

– Не могу, – кое-как пробормотал непослушными губами. И отключился.


– …адо-надо просыпаться! Эй, вставай! Вставай! Подъем! – бодрая речевка Шпоры вытащила-таки меня из омута забвения.

– Где я? – пробормотал, не раскрывая глаз, и охнул от двойной вспышки боли в спине и боку.

– О! Кажись, очухался! – обрадовалась наставница. – Молодца, Рихтовщик! Так держать! Я в тебе не сомневалась! Знала, что так легко не сдашься и обязательно выкарабкаешься! Ты у меня парень живучий! Придурок, конечно, – но живучий!..

– Где я?

– Ну че заладил: где, где… Открой глаза, да посмотри.

– Пытаюсь, не выходит.

– Это потому что веки от крови слиплись. Нефиг бошки тварям рвать – перепачкался хуже зараженного.

– Че, сложно ответить?

– Рукой глаза-то протри, они и откроются.

– Вот зануда…

Кряхтя от боли, дотянулся руками до лица и стал осторожно разминать запирающую глаза кровавую корку.

– Там же, где и вырубился, – снизошла-таки до ответа Шпора, ровно за секунду до того, как я смог-таки разлепить глаза.

Я лежал на заляпанном кровью бетонном полу, аккурат посередине между трупами Вонючки и Свина.

– Рихтовщик, хорош валяться. Давай уже, поднимайся и топай в свой закуток. Там тебе по новой поляну накрыли. Тяпнешь живца, перекусишь…

Повернувшись в указанном Шпорой направлении, увидел распахнутый проем в шаге от безголового трупа Свина.

Уперевшись руками в пол, стал осторожно подниматься. Спину и бок ожидаемо опалило огнем, но вспышка боли оказалась вполне терпимой.

Перейдя в сидячее положение, покрутил из стороны в сторону головой, с хрустом разминая шею. Пережидая очередную вспышку боли, прошипел сквозь сжатые зубы:

– Я на долго отключился-то?

– Минут двадцать в ауте лежал, – словно чувствуя мое состояние, не стала выкобениваться Шпора. – На мои призывы – ноль реакции. Уж думала, все, хана пришла моему Рихтовщику. Сейчас рванем на перерождение. Но потом заскрежетала решетка, открывая вход в закуток, и я поняла, что мы еще повоюем… Кстати, не хочешь объяснить, чего это на тебя вдруг накатило, что среди боя присел над трупом Вонючки, стал руками водить и дичь какую-то нести про малышку?

– Мне почудилось, что я оказался в другом месте…

– Нормально те почудилось, – фыркнула шпора. – На мои призывы обернуться никак не реагировал. И словно специально подставил спину под атаку второго зараженного. Мазохист хренов!

– Видение было очень реалистично. Клетка вокруг исчезла. Я оказался в квартире. Там была маленькая девочка. Я хотел ей помочь… И тут меня атаковали в спину, и я вернулся обратно в клетку.

– Так ты и был все время в клетке.

– Там в квартире все казалось так реалистично…

– Блин, Рихтовщик, ты с ума меня сведешь своими закидонами… Хорош, рассиживаться, вставай-давай!

Подтянув ноги, переместился сперва на колени, потом на корточки…

И меня заштормило.

От позорного падения обратно на задницу спасла Вонючка. Вернее, по-прежнему торчащий у нее из затылка конец арматуры, ухватившись за который, смог сохранить равновесие и усидеть на дрожащих ногах.

– Ух ты, у меня здоровье до двухсот пятидесяти поднялось. А было всего шестьдесят семь, – похвалился, переводя дух.

– Повезло, – охотно откликнулась Шпора. – Ты, Рихтовщик, шестой уровень за две победы отхватил. Считай, за это разом сотка здоровья капнула. Плюс – окатившая тебя кровь зараженного, свернувшись, закупорила раны на спине и на боку. Ты перестал истекать кровью, заработала регенерация. За счет максимальных показателей шкал Удовольствия, Спорового баланса и Жажды и сытости, она заработала максимально продуктивно. И за двадцать минут добавила еще почти сто единиц здоровья.

По ходу долгого развернутого объяснения наставницы, я решился распрямить ноги. И дослушивал Шпору, уже стоя.

От чудовищной слабости во всем теле меня периодически покачивало и, чтоб не упасть, пришлось облокотиться плечом о прут решетки.

– Ну чего ты опять встал. Давай потихоньку перемещайся по решетке к нашему закутку. Там на стуле отдохнешь.

– Сейчас, только споровые мешки этих двоих выпотрошу…

– А сдюжишь? Может, ну их. Живец по-любому победителю выдадут. С собой отсюда трофеи все одно не унесешь. А ты сейчас не в лучшей форме, чтоб в потрошении практиковаться.

– Нет, буду потрошить.

– Но это же глупо. Бестолковая трата сил. Которых сейчас у тебя просто кот наплакал.

– Нет, буду!

– Все-все, не заводись. Раз решил, валяй. Только ежели второй раз в обморок хлопнешься, вытягивать не стану. Отправишься за свое упрямство ослиное на перерождение. Так и знай!


Глава 11

Глава 11, в которой очень стараюсь восстановиться, но не успеваю

– Значит, с меня: двести грамм живца, две банки тушняка, банка сгущенки, три банки нефильтрованного и батон, – подвел итог десяти минутам жесткого торга Серьга.

– Все правильно, – кивнул я, вкладывая в руку менялы добытые на арене трофеи.

Шпора, как всегда, оказалась права, я едва не сдох, вскрывая споровые мешки двух зараженных. Из-за вынужденных наклонов над трупами и резких, пробойных ударов куском арматуры в неудобном положении, у меня лопнули обе болячки: на спине и в боку. Раны снова закровоточили, и приподнявшаяся было шкала здоровья стала катастрофически быстро убывать.

И все же собранная добыча стоила перенесенных мук.

Из споровика Свина удалось выгрести толстый ком паутины – гораздо больше, кстати, чем из восьмиуровневого бегуна. Зато споровый мешок Вонючки порадовал первым спораном – небольшой серой виноградиной, жесткой, как засохшая вишня.

Рассовав по карманам добычу, я кое-как на четвереньках заполз в убежище. Вскарабкался на стул. И без тени брезгливости, перво-наперво, тут же оприходовал честно заработанные сто грамм живца.

Мля! Как же после этого мне стало хорошо. С плеч будто сорвался плющащий их последние полчаса стокилограммовый камень. Из рук и ног исчезла дрожь, перестало колоть в спине и боку, и скатившаяся до ста двадцати трех шкала здоровья снова медленно поползла вверх.

Увы, эйфория действия живца продлилась не долго.

Через пять минут вернулись: и придавившая плечи тяжесть смертельной усталости, и боль удручающе медленно заживающих ран. К счастью, положительную динамику заполнения шкалы здоровья удалось сохранить.

Здесь, разумеется, не обошлось без вмешательства наставницы. Под угрозой бойкота, Шпора заставила меня вскрыть банку тушенки и начать есть. Хотя аппетита у меня не было совершенно, хотелось только пить, пришлось подчиниться.

Первую банку умял через силу. На второй проснулся аппетит. Когда запил съеденное водой и закурил, чувствовал себя уже вполне сносно.

Шпора взялась было снова пропагандировать о вреде курения, но разбившись о стену абсолютного моего игнора, скисла, обиделась и замолчала.

А потом нарисовался старый знакомец меняла, и мы начали торговаться…

– Жди, через минуту все будет, – пообещал Серьга и, отступив от решетки, сгинул во тьме.

– Молодец! – неожиданно расщедрилась на похвалу Шпора. – Правильный обмен сделал! Все взял по делу! Не продешевил! И даже живец не забыл.

– А то, – довольно хмыкнул я и потянул из пачки новую сигарету.

– Вместо того, чтоб смолить, лучше бы сообщения прочитал. Их, вон, целый ворох скопилось – непрочитанных.

– Ладно, ладно, – проворчал убирая сигарету обратно. И мысленно коснулся парящего на периферии обзора красного конверта.

Перед глазами тут же выстроился длинный столбец красных строк:


!!!Внимание! Ликвидирован бегун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 36 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 42 очка!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 16 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 10 очков!

!Увеличение характеристики Меткость на 23 очка!

!Увеличение характеристики Скрытность на 27 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 20 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 28 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 18 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 1 очко!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 35 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 40 очков!

!!!Поздравляем со славной победой!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!Увеличение характеристики Картография на 35 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 66 очков!

!Увеличение навыка Ораторское искусство на 7 очков!


!!!Внимание! Ликвидирован прыгун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 22 очка опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 22 очка!

!Повышение показателя Интеллекта +1!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 22 очка!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 1 очко!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 35 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 42 очка!

!Увеличение характеристики Регенерация на 67 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 19 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 25 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 29 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 38 очков!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 62 очка!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +1!

!Увеличение характеристики Картография на 65 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 68 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 32 очка!

!Увеличение характеристики Реакция на 47 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 57 очков!

!!!Поздравляем со славной победой!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!Увеличение навыка Алкоголизм на 6 очков!

!Увеличение навыка Торговля на 22 очка!


Я настолько увлекся чтением, что пропустил момент, когда меняла вернулся с обещанной провизией. Серьга не стал меня тревожить, тихо положил все на пол у решетки, и сбежал по делам.

Переложив снедь и напитки с пола на стол, я азартно потер руки и стал вскрывать банку сгущенки.

– На сладенькое потянуло, – хихикнула Шпора.

– Ну, можно и так сказать, – буркнул в ответ. Оторвал краешек батона, макнул в сгущенку и отправил в рот.

И пока рот наполняла приторная сладость примитивного пирожного, свинтил пробку с чекушки с живцом и прям из горла сделал внушительный глоток.

– Так эта гадость гораздо приятней заходит, – пояснил, прожевав и проглотив.

– Экспериментатор, блин, – фыркнула Шпора и, наблюдая, как отравляю в рот очередной кусок булки со сгущенкой, добавила: – Только сразу весь живец не переводи. Его в таком количестве нельзя сразу. Может обратный эффект дать. Делай перерывы между глотками, хотя бы минут по пять.

– Как скажешь…

Отодвинув живец с батоном, вскрыл банку тушенки и откупорил банку пива.

– Ну, твое здоровье.

– И тебе пореже умирать…

Следующие полчаса я наслаждался неспешной трапезой.

Совершенно не сочетаемый казалось бы набор продуктов: тушенка с пивом и, сдобренная горьким живцом, банка со сгущенкой, очень замечательно уживался у меня в животе. Почуяв мой интерес к данной теме, Шпора пояснила, что измененный Стиксом организм Игрока, благодаря той же Регенерации, высокоустойчив к пищевому отравлению. Если продукты в принципе съедобные и относительно свежие, можно смело употреблять их в любом самом извращенном сочетании, хоть ешь селедку с молоком, никаких проблем с расстройством желудка не будет.

Шкала здоровья постепенно восстанавливалась.

Когда, покончив с тушенкой, сгущенкой, батоном и живцом, я занялся последней банкой пива, уровень здоровья поднялся до трехсот шестидесяти восьми.

Несмотря на недовольное ворчанье наставницы, я снова закурил. С наслаждением затянулся, сделал глоток из банки и, аж, зажмурился от удовольствия.

– Рихтовщик, я, кажется, поняла, откуда ноги растут у твоего видения, – прервала идиллию Шпора.

– Какого еще видения?

– Будто у тебя каждый день видения случаются! Ну про девочку… Помнишь, рассказывал?

– А, ну да.

– Так вот. Думаю, оно как-то связано с твоим скрытым Даром.

– Владеющий скрытым?

– Это, конечно, всего лишь моя догадка. Но… Ведь видение с тобой случилось сразу после первой активации Дара Стикса?

– Да. После применения «Легче пуха» и минуты не прошло.

– Возможно, активация доступного Дара как-то спровоцировала скрытый Дар.

– Но позже я ведь активировал и «Сокрушитель преград», а после него никаких видений не было.

– Формально это была вторая активация Дара. Да, другого Дара. Но вторая…

– Ну так-то, конечно…

Мое рассуждение прервал лязг отползающей за спиной решетки. Снова загорелись факелы в углах большой клетки.

Внимание само собой тут же сместилось к висящим на периферии обзора шкалам:


Здоровья – 378/610

Удовольствия – 7/7

Спорового баланса – 23/23

Жажды и сытости – 10/10

Бодрости – 8/8

Духа Стикса – 11/18


– Мля! Они че в конец озверели?! Я ж только наполовину восстановился! Какой, к черту, из меня сейчас боец?!

– Не бузи, не дома! – шикнула наставница.

– Да пошли они!..

– Эй, Рихтовщик, – донесся сбоку знакомый голос.

Обернулся и увидел нацеленный в голову калаш, в руках ухмыляющегося менялы.

– Без обид, братух. Но ежели сию минуту не выйдешь, велено тебя расстрелять, – предельно ясно обрисовал ситуацию Серьга.

– Мля!

Пришлось вставать и идти.

От трупов зараженных в моем углу не осталось и следа. Все было тщательно отмыто и отчищено. Я не заметил ни капли крови на полу. И как это организаторы смогли так незаметно отскоблить все во тьме?

Одновременно с моим появлением на бетонной площадке, из таких же проемов в левом и правом углах клетки на арену шагнули еще двое людей.

Судя по кускам заточенной арматуры в руках, потрепанной и заляпанной чужой кровью одежде, таких же низкоуровневых бедолаг, как и я.

Из прохода в левом углу вышел совсем еще молодой парень, а справа – женщина, примерно моих лет.


Глава 12

Глава 12, в которой победитель может быть только один

Парень был одет в джинсы и футболку, заляпанные кровью настолько, что сложно было определить их первоначальный цвет. На женщине был зеленый спортивный костюм, тоже замаранный кровью, но не полностью, – сильно запачканными выглядели лишь рукава и штанины.

Сбоку от появившихся людей привычно загорелись зеленые информационные строчки:


Игрок Шило14

Статус: Отрицательный 0/-159

Уровень: 8

Опыт: 1557/2560

Показатели:

Интеллект – 9

Атака – 13

Защита – 9

Ловкость – 11

Дух Стикса – 12


Игрок Роза257

Статус: Положительный 63/0

Уровень: 9

Опыт: 3257/5120

Показатели:

Интеллект – 11

Атака – 11

Защита – 15

Ловкость – 10

Дух Стикса – 12


– Здорово, Рихтовщик, – первым подскочил ко мне Шило и панибратски хлопнул по плечу. – Колись, бродяга: как это ты исхитрился всего на шестом уровне так показатели прокачать. У тебя ж атака, как у двадцатки. А Дух такой, что аж дух захватывает.

– Не вздумай о Дарах своих рассказывать, – запаниковала Шпора.

Но через секунду выяснилось, что молодой зубоскал на самом деле плевать хотел на мои секреты. Больше всех развеселившись своей шутке, он громко заржал и, отвернувшись от меня, склонился в шутовском поклоне перед Розой.

– Мадам, вам так идет зеленый цвет! А эти красные горошины на нем – просто писк парижской моды!

– Фигляр, – поморщилась женщина и ответила кивком на мой приветственный кивок.

– И че дальше? – спросил я собратьев по клетке.

– А дальше все, Рихтовщик, – ответил Шило. – Сейчас на нас натравят неубиваемую зубастую тварюшку. И этот гребаный зоопарк для нас троих наконец-то закончится.

– Мля! Че-то не хочется помирать. Может…

– Что и требовалось доказать! – перебил Шило, ткнув арматурой в дальний угол, где из отъезжающего в сторону проема показалась широкая вытянутая морда, полная акульих зубов.

– Вот суки! – прошипела сбоку Роза. – Тринадцатый уровень! Да это уже практически лотерейщик! И выставляют нас против такой твари со ржавыми кусками заточенного железа!

– Может, сами друг дружке горло вскроем, чтоб от когтей твари не мучиться? – предложил Шило.

– Заткнись, – шикнула на парня Роза. – Как ты вообще до восьмого уровня-то дорос? Паникер!

– Раз такая смелая, валяй, работай первым номером!

– Слабак!

– Провокаторша!

Перепалку союзников прекратило свирепое урчание, почувствовавшего добычу хищника. Решетка отъехала достаточно, чтобы зараженный смог протиснуться в образовавшийся проход, и на арену вырвалось гориллоподобное двухметровое страшилище, в полтора центнера весом.

Это был настоящий монстр, на фоне которого предыдущие мои противники казались жалкими комнатными собачками.

Мышцы твари толстыми канатами бугрились на лишенном одежды уродливом теле, с мышино-серой кожей. Бычья шея переходила в оплывшее, утратившее человеческие черты лицо, с широкой пастью, полной острых зубов. Ногти на руках и ногах, длинные и широкие, как ножи, загибались на манер звериных когтей. А вокруг багровой опухоли спорового мешка на затылке твари зловещей короной начал отрастать защитный роговой нарост.


Зараженный Пилозуб458

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 13 (Бегун)

Опыт: 22159/25920

Убийств – 35

Поглощено биомассы, кг – 419

Показатели:

Интеллект – 3

Атака – 19

Защита – 12

Ловкость – 15


Я успел дважды пробежаться по показателям твари, пока она буровила нас углями злобных глаз.

В отличие от предыдущих зараженных, Пилозуб не торопился кидаться в отчаянную атаку. Не зря в его показателях присутствовал Интеллект. Сообразив, что мы не сможем никуда сбежать из закрытой клетки, тварь сперва внимательно нас издалека осмотрела и потом двинулась к нам угол, с уверенной неторопливостью хозяина положения.

– Эх, сейчас мне бы хоть простенький наган, – посетовал Шило, и вдруг, не сходя с места, резким кистевым броском швырнул свой обрезок арматуры в подкрадывающуюся тварь.

Расстояние до зараженного было невелико, и Шило оказался мастером метания заточек, потому от ранения Пилозуба не спасла даже звериная реакция. С сочным хрустом острый конец вошел в живот твари.

Пилозуб хрипло взвыл, рухнул на подломившиеся колени и схватился руками за раненый живот. Чем мгновенно воспользовалась Роза.

Наша дама в три прыжка преодолела разделяющую дистанцию и ударила заточкой бегуну в лицо. Попади она в глаз, вероятно, все могло бы закончится совсем по-другому. Увы, Роза промахнулась.

Вместо глаза, острие угодило в зубастую пасть. Быть может что-то там при этом твари и повредило, но не фатально. Новая вспышка боли отвлекла тварь от раны в животе, заставила защищаться, и в следующую секунду уже Розе пришлось уворачиваться от лавины ударов когтистых лап.

Рывком головы Пилозуб вырвал из руки женщины застрявший в пасти кусок арматуры и отшвырнул железяку в сторону.

Стремительным кульбитом безоружная Роза ушла от удара правой когтистой пятерни Пилозуба, последующим тут же перекатом уклонилась от левой, добивающей лапы. Ловко увернулась еще от двух ударов твари. И практически вырвавшись из зоны поражения длинных рук Пилозуба, уже на пределе досягаемости схлопотала-таки по спине кончиками когтей.

Зеленая кофта сзади тут же побурела от хлынувшей крови.

Скуля, как побитая дворняжка, женщина привалилась к прутьям решетки и сломанной куклой съехала на бетонный пол.

Пилозуб вырвал из живота кусок арматуры и, упираясь в пол длинными руками, на четвереньках направился добивать раненую женщину.

– Рихтовщик, дай-ка мне свой штырек, – попросил Шило.

Я без разговоров вложил в протянутую руку товарища свой кусок арматуры.

– Эй, уродец! – крикнул Шило, привлекая внимание зараженного, и метнул заточку в разворачивающегося Пилозуба.

Увы! На этот раз не повезло. Пилозоб каким-то чудом успел дернуть лапой в направлении летящего снаряда и когтями отбил нацеленную в глаз железяку.

Позабыв о Розе и раненом животе, Пилозуб рванул в наш угол, как пришпоренный скакун.

Глядя на стремительно приближающую оскаленную пасть твари, я испытал дежа вю. Снова на меня несся бегун, способный шутя порвать с десяток таких, как я, Рихтовщиков. И заветное слово активации Дара вырвалось само собой:

– Пухом!

Почувствовав спасительную легкость, подпрыгнул. Ракетой взмыл под потолок, и ухватился обеими руками за решетку.

– Рихтовщик?.. – донесся снизу удивительный возглас Шила.

Тут же перешедший в смертельный вопль, когда добравшийся до Игрока Пилозуб ударом когтистой лапы разворотил бедолаге живот.

Склонившись над завалившимся на пол Шилом, тварь впилась зубами в плечо умирающему человеку, вырвала клок кровавого мяса и начала жрать, упиваясь агонией жертвы.

Короткое действие Дара закончилось, вес вернулся, но я не спешил отцепляться от потолка. У меня не было куска арматуры, способного побить черепушку твари, а прыгать вниз с пустыми руками – самоубийство чистой воды. Конечно в боковом кармане спецовки имелся нож, но он годился только для потрошения консервных банок…

– Вот придурок! – прервал поток лихорадочный мыслей в голове злой голос наставницы. – Зачем тебе нож, когда есть я!

– Так ты же сама просила…

– Не светить меня попусту, – перебила наставница. – Тогда ты мог справиться своими силами. И должен был справляться сам. Но теперь, без меня у тебя нет шансов. Это решающий бой. Пришло время заходить с козырей. Давай, Рихтовщик, покажем этому ублюдку, кто в клетке папочка!

Опустив правую руку, я зашел в Инвентарь, выбрал извлечение Шпоры из ячейки, дождался знакомой тяжести в ладони, разжал левую руку и полетел вниз.

Приземлился точно на спину пирующему Пилозубу. И тут же опустил вращающийся диск на открытый затылок твари. Шпора шутя вскрыла споровый мешок, роговые пластины и секунды не продержались под напором ее стальных шипов.

Сдохший бегун кулем рухнул на все еще бьющегося в агонии парня, полностью скрыв Игрока своей могучей тушей.

Перед глазами замелькали строки победного уведомления. Но я успел прочесть только самую верхнюю: «!!!Внимание! Ликвидирован бегун!». Дальше в спину вонзилось что-то острое и длинное. Шкала здоровья с пугающей неотвратимостью рванула к нулю. А в следующую секунду мне стало не до шкалы. Я почувствовал боль.

БОЛЬ!!!

И сквозь собственный оглушительный крик чудом расслышал сзади уставший женский голос:

– Прости, Рихтовщик. Но победитель может быть только один.

Я попытался повернуться, чтобы напоследок взглянуть в глаза предательнице. Но Роза дернула вбитый мне в спину кусок арматуры, расширяя и без того смертельную рану. И я умер.


Глава 13

Глава 13, в которой сперва радуюсь из-за роста, потом парюсь из-за роста, и в конце пробиваю стену

Снова меня окутывал вонючий туман. Какое все-таки правильное у него название – Кисляк, будто клопа раздавили. В нем присутствовали запахи прокисших щей и запрелых, сто лет нестиранных носков, смешанные в одном флаконе. Брр! Аж передергивает от отвращения.

Мля! А я уже начал отвыкать от здешней омерзительной вони. И вот, снова кривлюсь от «наслаждения».

Спасибо суке Розе!

Какой же все-таки двуличной дрянью оказалась на первый взгляд порядочная женщина. Мы с Шилом подставились под удар бегуна, спасая ее жизнь. И в благодарность, она отправила меня на перерождение. Получается, зараженный был не самым опасной тварью в клетке.

– Я так понимаю, от просмотра своего убийства, отказываешься? – раздался сзади знакомый насмешливый голос.

– Правильно понимаешь. Не хочу видеть торжество этой подлой суки.

– Должен заметить, что ликвидировавший тебя Игрок действовал строго в рамках Задания. Победитель турнира мог быть только один. Ты слишком рано расслабился, Рихтовщик. За что и поплатился.

– Да в жопу такие правила!

– Смешной, – хихикнул насмешник. – С таким отношениям к правилам рискуешь стать моим частым гостем. Но, похоже, тебе здесь очень нравится…

– Да щаз!

– Ну поговорили, и будя. Перейдем к делу… В целом я доволен твоими достижениями. Да, в конце ты сплоховал, и глупо слил практически выигранный турнир. Увы, правила есть правила, и выполнение задания зачесть тебе не могу. Но ты хорошо прокачался, поднял уровни, и зарекомендовал себя вполне сформировавшимся Игроком.

– Братиш, ты оговорился. Не уровни, а уровень, – рискнул поправить насмешника и тут же очень об этом пожалел.

– Ох, как же сложно с вами, новичками… Тебе уведомления-то для чего приходят? Для коллекции? Значит так, сейчас прочитываешь все скопившиеся уведомления, потом продолжим…

Насмешливый голос смолк, а перед глазами на фоне тумана высветился длинный перечень красных строчек.

– Мля! Братиш! Да тут замучаешься читать! Я ж сдохну от здешней вони раньше, чем дочитаю! У меня глаза слезятся, давай потом прочитаю, а? Ну, Братиш…

Но окружающему безмолвию плевать было на мои стенания. Пришлось заткнуться и читать:


!!!Внимание! Ликвидирован бегун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 322 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 62 очка!

!Увеличение характеристики Знания на 33 очка!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 44 очка!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение характеристики Фехтование на 25 очков!

!Увеличение характеристики Регенерация на 39 очков!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Скрытность на 43 очка!

!Увеличение характеристики Реакция на 28 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 33 очка!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 35 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 2 очка!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 113 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 56 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 17 очков!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +1!

!Увеличение характеристики Знания на 46 очков!

!Увеличение характеристики Меткость на 77 очков!

!Увеличение характеристики Скрытность на 30 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 81 очко!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 86 очков!

!!!Поздравляем со славной победой над противником вдвое превышающим Вас по уровню развития!

Награда за победу над противником вдвое превышающим по уровню развития:

!Прибавление 80 очков опыта!

!Прибавление 800 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше!

!!!Внимание! Вы умерли!

Штраф за смерть:

!Снижение очков свободного распределения характеристик на 72 очка!

!Потеря 74 очков опыта!

!!!Осталось воскрешений 97! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 10 очков!

!!!Внимание! Не выполнено игровое задание!

Штраф за провал задания:

! Потеря 10 очков опыта!

!Снижение очков свободного распределения характеристик на 100 очков!

!!!Удачной игры!


– А плакался, что не сдюжишь, – нарушил безмолвие насмешливый голос, как только я дочитал до последней строки. – Поздравляю с заслуженным седьмым уровнем.

– Спасибо.

– Однако же шустрый ты новичок, Рихтовщик. За неполные двое суток поднял семь уровней.

– И дважды при этом сдох, – добавил я ложку дегтя.

– Всего дважды, – рассмеялся насмешник. – Другие новички первые сутки чуть не каждый час летают на перерождение.

– Ну, если бы не Шпора и Дары…

– Хорошо, что напомнил, – перебил насмешник. – О твоем третьем Даре я и хотел поговорить.

– Это, который скрыт до десятого уровня?

– Именно.

– Так-то он не третий, а первый. Потому как появился еще до…

– Не цепляйся к словам, – перебил насмешник. – Вопрос серьезный. Скрытый Дар самопроизвольно начинает пробуждаться у тебя раньше времени.

– Чего?

– Ну вот, а я все ждал. когда зачевокаешь… Что в моих словах тебя так удивило? Тебе же было видение?

– Значит, его на самом деле спровоцировал этот Дар? Как Шпора и предположила?

– Она у тебя сообразительная.

– Там, в видении, была девочка. Я хотел ее спасти, но не успел. Все пропало… Братиш, что с ней?

– Понятия не имею. Это твой Дар. Твое видение…

– Ничего не понимаю. Зачем тогда, вообще, было затевать этот разговор, раз толком ничего не можешь мне разъяснить.

– Чтобы предостеречь, о большой вероятности повторов видения.

– Зашибись! Я едва не сдох после первого. А ты пророчишь новые серии…

– Дар начал самопроизвольно раскрываться раньше времени. Это процесс неконтролируемый. И он будет продолжаться до полного раскрытия Дара. Которое возможно только на десятом уровне.

– И что мне прикажешь делать?

– Это же очевидно, Рихтовщик. Как можно быстрее подниматься до десятого уровня. Считай, это своим первоочередным игровым заданием.

– Мля!

– Удачной игры, Рихтовщик.

– Погоди, Братиш, я ж не успел тебя даже толком за пиво поблагодарить…

Окончание разговора с насмешником, как всегда, наглядно обозначили проступившие сквозь вонючий туман красные строки длинного воскресного уведомления:


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение третье, нейтральное, без штрафов. На кластере: 994-18-00. В регионе Континента: 21-ый Юго-Восточный!

Игрок Рихтовщик

Статус: Положительный 51/0

Уровень: 7

Опыт: 659/1280

Показатели:

Интеллект – 8

Атака – 25(+8)

Защита – 12(+3)

Ловкость – 9(+25%)

Дух Стикса – 19(+3)

Характеристики:

Знания – 200 очков / бонус к Интеллекту: 2

Картография – 200 очков / бонус к Интеллекту: 2

Наблюдательность – 116 очков / бонус к Интеллекту: 1

Удача – 374 очка / бонус к Интеллекту: 3

Физическая сила – 301 очко / бонус к Атаке: 3

Рукопашный бой – 1001 очко / бонус к Атаке: 10

Фехтование – 225 очков / бонус к Атаке: 2

Меткость – 200 очков / бонус к Атаке: 2

Физическая броня – 200 очков / бонус к Защите: 2

Выносливость – 268 очков / бонус к Защите: 2

Регенерация – 206 очков / бонус к Защите: 2

Скрытность – 200 очков / бонус к Защите: 2

Скорость – 200 очков / бонус к Ловкости: 2

Реакция – 228 очков / бонус к Ловкости: 2

Гибкость – 100 очков / бонус к Ловкости: 1

Интуиция – 261 очко / бонус к Ловкости: 2

Сила Стикса – 235 очков / бонус к Духу Стикса: 2

Броня Стикса – 200 очков / бонус к Духу Стикса: 2

Медитация – 1003 очка / бонус к Духу Стикса: 10

Познание скрытого – 266 очков / бонус к Духу Стикса: 2

Свободного распределения характеристик – 1463 очка

Шкалы:

Здоровья – 710/710

Удовольствия – 8/8

Спорового баланса – 25/25

Жажды и сытости – 12/12

Бодрости – 9/9

Духа Стикса – 19/19

Дары Стикса

Владеющий скрытым. Описание дара: ????. Период действия дара: ????. Откат дара: ????.

Сокрушитель преград. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Атака +2 к показателю Игрока. Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз показатель Атаки. Период действия дара: 10 секунд. Откат дара: 2 часа. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса.

Легче пуха. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Описание дара: Делает тело Игрока невесомым. Период действия дара: 1,5 секунды. Откат дара: 1 час. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 8 единиц шкалы Духа Стикса.

Достижения:

Убийца монстров 1-го ранга. Постоянный бонус: Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда. Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда. Ловкость +25% к показателю Игрока.

Навыки

Алкоголизм – 387 очков / бонус к Защите: +1

Владение Шпорой – 154 очка / бонус к Атаке: 0

Ораторское искусство – 53 очка / бонус к Интеллекту: 0

Кулачный бой – 98 очков / бонус к Атаке: 0

Легкая атлетика – 179 очков / бонус к Ловкости: 0

Тяжелая атлетика – 118 очков / бонус к Защите: 0

Торговля – 41 очко / бонус к Интеллекту: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Задание на игру: Достичь 10-го уровня развития.

!!!Осталось воскрешений 97! Удачной игры!


Последняя прочитанная строчка мигнула и растворилась в тумане. И тут же спину обдало сквозняком, под напором которого туман пришел в движение и стал стремительно рассеиваться.

Сквозь образовавшиеся прорехи по глазам резанул яркий свет. И в то же мгновение раздался треск дробящегося камня.

– Упс! – пискнул в голове испуганный голос Шпоры.

Туман окончательно рассеялся и я оказался в хорошо, со вкусом, обставленной спальной комнате. В руках была Шпора. И ее шипастый круг пробил в стене напротив широкую и глубокую борозду.

– Сам виноват! – не дав мне опомниться, затараторила наставница. – Перед перерождением, нужно меня в Инвентарь убирать. А теперь, видишь, как нехорошо получилось. Ну да ничего, ты, Рихтовщик, у нас парень языкастый. Разрулишь как-нибудь с местными цифрами.

– Что там у вас творится?! – раздался возмущенный женский вопль из соседней комнаты.

– Удачи! – чирикнула Шпора напоследок и притихла.

– Мля! – пожаловался я изуродованной стене, убрал вредительницу в инвентарь и повернулся навстречу вбегающей в спальню хозяйке.


Глава 14

Глава 14, в которой обижаю друга человека, попадаю в безвыходное положение и вижу кошмар

– Имей в виду, если хоть царапину на шкафу найду, выставлю твоей шарашкиной конторе такую неустойку – без штанов останетесь! – предъявила с порога пышнотелая блондинка в розовом домашнем халате и бигудях.

– Это завсегда пожалуйста, – фыркнул я.

За что тут же был испепелен презрительным взглядом и припечатан негодующим:

– Хамло!

Да так уверенно, что я невольно попятился и начал оправдываться:

– Не царапал я никакой шкаф…

– Ты че натворил?! Мурло рукожопое! – перебил возмущенный вопль дамы.

Оттеснив меня в сторону, она коршуном нависла над куском изуродованной стены.

– Мои испанские обои!..

– Случайно вышло. Инструмент сорвался, по стене черканул…

– Этот ужас ты называешь черканул?! Тебя самого вот так бы черкануть разочек!

От устремленного на меня ненавистного взгляда можно было смело прикуривать. Нервно сглотнув, я еще отодвинулся и пробормотал в оправдание наскоро сочиненный отмаз:

– Я ж не виноват, что у вас стены такие хрупкие. Чуть надавил, и штукатурка сразу и посыпалась.

– Тебя ж просили просто шкаф собрать!

– Так вот он, собранный стоит, – от греха подальше смахнул в карман спецовки замеченную на пустой полке отвертку. – Все готово. Как говорится, принимай работу, хозяйка!

– Да ты, что ли, надо мной издеваешься?! – взвыла дама и, обернувшись, гаркнула в коридор: – Семен Семеныч, подь сюда, дорогой!

– Мля! – невольно вырвалось, когда в дверном проеме нарисовался огромный, как годовалый теленок, полутораметровый дог.

Я отскочил еще на шаг и больно приложился спиной о край подоконника. Дальше отступать было некуда.

– Семен Семеныч, вы только посмотрите, что этот гад сделал с нашей чудесной стеной, – зловеще проворковала дама, демонстрируя собаке глубокий пропил в стене.

Дог, будто разумный, неторопливо подошел и, скосив башку, пару секунд задумчиво вглядывался в изуродованный кусок стены. Потом повернулся ко мне и утробно зарычал.

– Полностью с вами согласна, Семен Семныч, этому кроворукому мастеру необходимо преподать урок, – зловеще улыбнулась дама.

– Не надо, – едва слышно выдохнул я, глядя в злые собачьи глаза.

– Надо!

– Че тупишь, придурок?! – резанул по мозгам возмущенный вопль Шпоры. – Не видишь, цифра в неадеквате! Живо меня доставай!

– Обойдемся без крови, – ухмыльнулся даме в ответ, чем сильно ее удивил. И одновременно с ее: «Фас!», выдал свое заветное слово: – Круши!

Дог атаковал молниеносно. С места взвившись в высоком и длинном прыжке, он нацелился пастью мне в горло, и будь я обычным человеком, избежать фатального знакомства с его длинными клыками мне вряд ли бы удалось.

Но я был Игроком седьмого уровня, с неплохо прокаченной реакцией и офигительно крутым ручным боем. К тому же под воздействием активированного Дара Стикса «Сокрушитель преград» на десять секунд получил десятикратное увеличение атаки, по сути превратившее меня в супермена. Поэтому успел выстрелить кулаком навстречу оскаленной собачей морде, и одним ударом превратил нижнюю челюсть дога в фарш из перемолотых мышц, зубов и костей.

Перед глазами загорелись строчки короткого уведомления:


!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 1 очко!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 5 очков!


Отброшенный моим прямым встречным дог, кубарем улетел в распахнутую дверь коридора, откуда тут же раздался его быстро удаляющийся жалобный скулеж, сопровождающийся цокотом когтей по паркету.

– Семен Семеныч, куда же вы? – растерянно пробормотала хозяйка вслед собаке.

– Семен Семеныч, видимо, решил, что я ему не по зубам, – ответил я за сбежавшего пса.

– Ну-ка, дамочка, в сторону, – подхватив шкаф за боковые стенки, легко, как невесомую пушинку, перенес громоздкую конструкцию на полтора метра правее, полностью скрыв за ним изуродованный кусок стены.

– Вот, и ничего не видно. Стоило скандал из-за пустяка затевать.

– Я буду жаловаться! – дала петуха мигом утратившая боевитость дама.

– Да ради бога, – фыркнул я, пинком отшвыривая с пути огромную двуспальную кровать, как невесомую раскладушку. – Заодно расскажи, как догом своим пыталась меня затравить.

Выходя в коридор почувствовал окончание действия Дара. Бурлившая в руках и ногах чудовищная сила исчезла, вернулась слабость нормального состояния. Матерясь сквозь зубы, привалился плечом к стене, пережидая последствия резкого ослабления.

– Эй! Как там тебя? – нагнала меня в коридоре опомнившаяся дама. – На-ка, вот, держи, – и всучила в руки бутылку армянского коньяка.

– В благодарность за работу, – пояснила в ответ на мой недоумевающий взгляд. – Не беспокойся, сейчас же позвоню в контору и скажу, что ты сделал все качественно и быстро… Только уж и ты, мил человек, пообещай, что не скажешь никому… ну, про дога моего.

– Лады, обещаю, – кивнул даме, пряча в карман неожиданный подарок.

– Вот и славно, – улыбнулась дама. – Пойдем, я тебя до лифта провожу…

На стене над дверью лифта было намалевано число девятнадцать – так я узнал свой этаж.

Лифт пришел практически сразу, после нажатия кнопки вызова.

Попрощавшись со мной, дама ушла восвояси. А я вошел в тесную кабинку, надавил на кнопку первого этажа и стал ждать.

Двери кабинки бесшумно закрылись и начался плавный спуск. Я невольно отметил, что всего на пульте расположено двадцать кнопок этажей, выходило я спускаюсь практически с самой верхотуры.

Примерно через две секунды спуска свет в кабине погас и лифт застыл где-то между этажами без движения.

– Эй! Але! Че за дела?! – крикнул я в навалившуюся темноту.

– Бесполезно, Рихтовщик, – отозвалась Шпора. – Электричество во всем городе накрылось. Так всегда бывает при перезагрузке кластера – через пять-десять минут обязательно вырубается электричество. Вспомни, когда первый раз ты возродился в цеху, было точно так же. И в клетке, по это же причине, вместо электрического освещения, использовались горящие факелы.

– Мля, Шпора, ты раньше не могла предупредить?! Нафига допустила, чтоб в лифт полез, раз знала, что будет такая подстава?!

– Да я сама запарила! Извини.

– Мля! И че теперь делать?!

– Предлагаю: расположиться поудобней на полу и поспать.

– Чего?

– Ты когда последний раз нормально спал?

– Не знаю. Давно, наверное…

– Вот! А отдыхать необходимо! Иначе накопится усталость, и шкала бодрости вдвое быстрее обнуляться начнет. Чем это чревато в бою, тебе не хуже моего известно.

– Да я, в общем-то, не против поспать, но не в кабине же лифта.

– А чем здесь плохо? Уютная закрытая коробочка, скрытая от посторонних глаз. Согласна, тесновато, особо не потянешься…

– Не то слово!

– Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Электричество в доме не работает, тебя здесь никто не потревожит. Так что, давай-ка, располагайся поудобнее и засыпай. Можешь, кстати, коньячку тяпнуть в качестве снотворного… Часика через три тебя разбужу, и будем отсюда выбираться. К тому времени, как раз, какой-нибудь способ придумаю.

– Ладно, уговорила.

Откупорив бутылку, сделал пару солидных глотков – в голове сразу приятно зашумело, а перед глазами выскочили строки уведомления:


!Увеличение навыка Алкоголизм на 13 очков!

!Повышение показателя Защита +1!


– Это я удачно приложился, – невольно озвучил приятную новость.

– Поздравляю, – хмыкнула Шпора. – А теперь спи.

И я молча подчинился.

Убрал остатки коньяка обратно в карман, опустился на пол, свернулся калачиком и, положив кулак под голову, попытался уснуть.

Думал нифига из этой затеи не выйдет. За стенкой в подъезде началась какая-то нездоровая суета, раздавались чьи-то крики, хлопки железных дверей, топот сбегающих по лестнице ног… Все смешалось у меня в голове в непонятный винегрет, и я не заметил, как задремал.


Мне приснился коридор незнакомой квартиры, заваленный одеждой из разворошенных ящиков распахнутого у самого входа гардероба.

В дальнем конце коридора, у запертой двери толкались двое. Мужчина и женщина – оба еще практически не отличимые от нормальных людей зараженные первого уровня.

Два медляка пытались выбить запертую дверь. Их зараженный мозг временно атрофировался, превратив разумных людей в тупых урчащих тварей, не способных пользоваться инструментами. Зато у тварей с избытком было сил и терпенья. Используя собственные тела, как тараны, мужчина и женщина по очереди бились о запертую дверь. Ломали ногти, набивали синяки и ссадины на лице и руках, но игнорируя травмы, снова и снова бились о дверь.

А из-за закрытой двери в коридор доносился испуганный детский плач. Отчего-то я сразу догадался, что это плачет та, забившаяся под стол, девочка. Моя девочка.

Жалкие медляки были для меня не противники.

– А ну отвали ли от нее, твари! – заорал я и атаковал зараженных.

Но мои кулаки проходили сквозь женскую и мужскую фигуры, не нанося медлякам ни малейшего урона.

Я попытался активировать Шпору, сунулся в Инвентарь и не смог достать ее из ячейки.

– Шпора! Что за дела?! – запаниковал я.

– Штурм начался, – спокойно откликнулась наставница.

– Какой, нафиг, штурм?! Тут зараженные!

– Да не волнуйся ты так. Это ненадолго. Через часик все уляжется. Тогда и начнем потихоньку выбираться.

– Мля, Шпора! Че происходит?!

– Ох, ты ж… Рихтовщик, заканчивать лунатить. Просыпайся. А то все самое интересное пропустишь.


Глава 15

Глава 15, в которой я попадаю в лютый трэш и учусь летать

Открыв глаза, обнаружил себя по-прежнему лежащим на полу лифта. Приспособившееся к окружающему мраку зрение позволило худо-бедно разглядеть стены и потолок.

– Очухался? – раздался участливый голос наставницы.

– Да, вроде… Что это?

Доносящийся снаружи грохот и лязг прорезал чей-то душераздирающий вопль.

– Штурм подъезда начался, я же тебе уже говорила, – живо откликнулась Шпора. – Не принимай близко к сердцу. Высокоуровневые зараженные сокращают количество своих потенциальных конкурентов. Обычное дело. Так всегда происходит на свежем кластере. Из окрестных кластеров набегает орда крутых тварей и устраивает кровавый пир.

– Мля! Не могу это слушать, – новый леденящий душу призыв о помощи вынудил зажать уши ладонями.

– Ну что ты, Рихтовщик, как барышня кисейная, ей богу, – фыркнула Шпора. – Твари уже больше половины подъезда зачистили. Еще от силы полчаса и все закончится.

– Скорей бы!

– А это еще что такое? – в голосе наставницы послышалась легкая паника.

– Чего там?

– Уши открой, придурок.

Убрал руки, и сразу услышал где-то буквально в метре над потолком натужный скрип.

– Что это?

– Это, Рихтовщик, смерть твоя лютая подкрадывается, – огорошила Шпора.

– Мля! Ну и шутки у тебя.

– Да какие уж тут шутки. Похоже, какая-то тварь тебя учуяла и дверь в лифтовую шахту пытается вскрыть.

Скрежет наверху прекратился и через секунду кабина лифта содрогнулась от мощного удара сверху.

– Все, Рихтовщик, отдых закончился, готовься к приему гостей! – констатировала наставница.

В подтверждения ее слов сверху донеслось голодное урчание и глухой удар по крыше кабины, сопровождающийся скрежетом вбиваемых в металл когтей.

– Да не сиди ты сиднем на полу, меня активируй скорей! – рявкнула Шпора.

Материализовав из инвентаря Шпору, я, затаив дыхание, уставился в потолок, где после первого удара твари появилось несколько крошечных дырок, прекрасно видимых из-за пробивающихся сквозь них во мрак кабины лучей внешнего света. Второй удар последовал в тоже место и еще добавил прорех в потолке…

После седьмого удара истязаемый кусок стального потолка являл собой настоящий дуршлаг – такой же прогнутой вниз чашеобразной формы и с десятками дыр на дне.

Восьмого удара потолок не выдержал. В образовавшуюся рваную дыру по локоть провалилась огромная чешуйчатая пятерня с черными двухдюймовыми когтями. Острые края прорубленной крыши впились в мясистую кисть, не позволив твари тут же выдернуть провалившуюся руку. Воспользовавшись этим подарком судьбы, я ударил по пятерне вращающимся диском Шпоры.

Способные крошить бетон шипы неожиданно забуксовали. С натужным скрежетом и снопом искр они раз за разом отскакивали от покрывающей пальца твари серой чешуи.

– Здоровый гад! Его внешнюю броню с моим нулем не пробить! – пожаловалась Шпора. – Попробуй зайти с внутренней стороны.

Я чиркнул тварь по ладони, и на ней тут же появился широкий надрез.

Как же тварь наверху забилась. Она задергала рукой так, что о края дыры в потолке стала до крови сминаться крепчайшая чешуя.

Пока тварь выдирала руку, я успел еще трижды рубануть по мягкой ладони. Последний раз самый удачный – повезло отчекрыжить толстый, как сосиска, мизинец. Брызнувший после ампутации фонтан крови окатил меня с ног до головы.

Выдернув-таки покалеченную руку, наученная горьким опытом тварь не спешила совать в узкую пробоину здоровую пятерню.

Злобно урча, тварь начала расширять пролом в крыше.

Увы, помешать ей изнутри кабины я никак не мог. Пришлось, сцепив зубы, ждать, когда урчащий хозяин положения созреет до повторной атаки.

Мучительное ожидание затянулось минут на десять, показавшихся мне целой вечностью.

Тварь основательно расширила дыру в крыше. Теперь в нее совершенно свободно проходила вся рука целиком и даже оставалось место, чтобы, прижав к плечу голову, подглядывать одним глазом и направлять атаку когтистой пятерни.

Длиннющая рука твари легко дотягивалась до середины кабины. Чтобы не угодить под жестокий замес когтей, рвущих сталь, как картон, мне пришлось в буквальном смысле сложиться на полу гармошкой и кое-как отмахиваться из неудобного положения Шпорой, пытаясь рассечь уязвимую ладонь.

Когда я случайно перехватил безумный взгляд подглядывающего в потолочную пробоину алого глаза твари, рядом с мечущейся внутри кабины рукой появились зеленые строки показателей напавшего зараженного:


Зараженный Грызл1203

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 20 (Лотерейщик)

Опыт: 327188/354294

Убийств – 89

Поглощено биомассы, кг – 1678

Показатели:

Интеллект – 9

Атака – 30

Защита – 18

Ловкость – 24


Если раньше еще имелись какие-то призрачные надежды на победу в этом бою, то, когда увидел показатели твари, сразу понял, предсказанная Шпорой лютая смерть уже вовсю ломится в мою дверь. Против лотерейщика двадцатого уровня я не сдюжил бы даже под Сокрушителем преград, а сейчас, когда мой самый эффективный боевой Дар в откате после недавнего применения…

– Придурок, ты проспал больше двух часов, твой Дар давно откатился, – огорошила приятной новостью Шпора, высекая очередной сноп искр при столкновении с подставленным под ее шипы кулаком.

– Тольку-то, все равно в этом узком гробу, активировать его бесполезно.

– Блин, ну вот кто тебя за язык тянул! – возмутилась Шпора, когда после очередного резкого движения руки лотерейщика наверху что-то бздынькнуло, кабина резко дернулась и вдруг ухнула вниз.

– А че я такого сказал-то?! – взвыл, пытаясь одновременно зацепиться за уходящий из-под ног пол кабины и увернуться от вращающейся пропеллером когтистой пятерни над головой.

– Про гроб накаркал, придурок! Лотерейщик трос порвал. Теперь всем капец! Все, Рихтовщик, до встречи после перерож…

– Ага, щаз!.. Пухом!

Дальше практически одновременно случилось сразу множество событий. Под действием мгновенно активизировавшегося Дара я стал легче перышка. Одновременно с этим наша кабина достигла дна лифтовой шахты и, с оглушительным треском, врезалась в бетонный пол. Стены погнулись и пошли трещинами, потолок выгнулся воронкой, но все же удержался наверху и не прихлопнул меня. Из-за Дара в момент удара я не испытал разрушительного воздействия усиленной падением с большой высоты силы тяжести, отделался парой ушибов, когда заметался внутри деформированной кабины, как невесомый мотылек. А вот с лотерейщиком его огромное мощное тело сыграло злую шутку. Зараженного буквально разорвало на двое при падении. И когда через секунду я снова обрел вес, то рухнул в лужу крови и дерьма, бурным потоком низвергающихся на пол кабины из раскуроченного тела Грызла.

Я был с ног до головы перемазан чужой кровью, от меня разило, как из выгребной ямы, но я был счастлив. Потому что выжил там, где выжить было практически невозможно. А перед глазами, застилая вид раскуроченной кабины, разгорались красные строки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидирован лотерейщик!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 1639 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 52 очка!

!Повышение показателя Интеллект +1!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 23 очка!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 37 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 53 очка!

!Увеличение характеристики Меткость на 18 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 16 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 37 очков!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Скорость на 12 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 23 очка!

!Увеличение характеристики Гибкость на 31 очко!

!Увеличение характеристики Интуиция на 29 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 38 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 5 очков!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 129 очков!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 28 очков!

!Повышение показателя Ловкости +1!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 22 очка!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +1!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 61 очко!

!Увеличение характеристики Фехтование на 22 очка!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 84 очка!

!Увеличение характеристики Гибкость на 69 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 22 очка!

!!!Поздравляем со славной победой над противником втрое превышающим Вас по уровню развития!

Награда за победу над противником втрое превышающим по уровню развития:

!Прибавление 100 очков опыта!

!Прибавление 1000 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Глава 16

Глава 16, в которой чищу перышки, пью полезную гадость и ненавижу падающие швабры

Больше всего порадовала прилетевшая тысяча очков свободного распределения характеристик. Учитывая, что до этого их уже было накоплено около полутора тысяч, я мог поднять любую из завязанных на Дар характеристик до трех тысяч, что открывало для активации вторую ступень Дара – а это новые дополнительные возможности. Меня аж в жар бросило от предвкушения. Осталось определиться, какой из двух Даров начинать прокачивать в первую очередь.

От размышлений отвлек радостный вопль Шпоры:

– Рихтовщик, за этот бой мне дали первый уровень! Теперь я не ноль, а полноценная боевая единица! Ты только глянь!

Рядом с по-прежнему зажатой в руке Шпорой появился информационный столбец зеленых строчек:


Шпора – шестизубый персональный одушевленный рихтовочный аппарат 1-го уровня.

Опыт: 146/1000

Мощность – 25 оборотов в минуту

Качество стали – кованная

Заточка – односторонняя механическая

Прочность – средняя

Показатели:

Атака – 2

Защита – 1

Бонусы – нет

Улучшения – нет


– Круто. Я тоже новый уровень получил.

– А че так кисло-то?

– Ничего не кисло. Просто задумался.

– Ишь ты. Вот сейчас, прямо, заинтриговал.

– Мне ж, кроме уровня, еще штуку свободных очков подкинули…

– И ты весь в сомнениях, какой из Даров следует улучшать? – как всегда с полуслова поняла меня наставница.

– Ну, типа того.

– Давай-ка, Рихтовщик, ты свои думки тяжкие на потом отложишь. Здесь не подходящее для этого место. От сдохшего лотерейщика вонь скоро по всему подъезду разойдется. Не ровен час на запах еще кто-нибудь из зараженных сунется. Убираться надо отсюда подобру-поздорову.

– Согласен.

Следующие пять минут под руководством наставницы я занимался расширением дыры над головой.

Улучшенная Шпора вгрызалась в стальной потолочный лист, как консервный нож в жестяную крышку. Только искры в стороны летели.

Когда дыра наверху расширилась настолько, что через нее смогло провалиться внутрь свешивающееся тело лотерейщика, я прекратил терзать потолок.

Огромная туша зараженного заполнила весь пол узкой кабины. Взобравшись ему на спину, я поднялся на добрый метр над уровнем пола и по плечи высунулся из верхней дыры. Полумрак лифтовой шахты поначалу даже ослепил мои привыкшие к полной темноте глаза.

Проморгавшись, разглядел далеко вверху раскуроченную дверь выхода на этаж, через который, похоже, на свою беду, лотерейщик и запрыгнул на мою кабину.

Самая нижняя двустворчатая лифтовая дверь, вероятно, выводящая на первый этаж, располагалась всего в метре над крышей покореженной кабины. Добраться до нее не составляло труда.

Но пред тем, как выбираться наружу, я еще на пару минут задержался в кабине, чтобы вскрыть споровый мешок лотерейщика.

Ракушко-подобный двойной костяной гребень у двадцатиуровневого зараженного плотно смыкался над затылочным наростом, надежно прикрывая ценный мешок практически со всех сторон. Даже улучшенной Шпоре пришлось поднапрячься вскрывая этот природный сейф. Полторы минуты металлического скрежета, сопровождающегося фонтанами искр и забористой руганью Шпоры, и между гребнями появился пропил достаточной ширины, чтобы добраться пальцами до содержимого споровика.

Поместив Шпору в ячейку инвентаря, приступил к потрошению.

Очень пригодилась обнаруженная в кармане спецовки отвертка, с ее пощью удалось дотянуться и выгрести паутину с ценными споранами из самых дальних уголков.

В полумраке шахты толком разглядеть извлеченные трофеи не получилось, поэтому, не глядя, все сунул в карман и, подтянувшись на руках, перебрался на крышу кабины.

За исполненный трюк тут же увидел перед глазами красную строку уведомления от системы:


!Увеличение навыка Легкая атлетика на 2 очка!


Для вскрытия лифтовой двери использовать Шпору было опасно, производимый ею шум и снопы искр, с большой вероятностью могли привлечь внимание зараженных. Нарываться на встречу с новой высокоуровневой тварью до дрожи не хотелось, поэтому решил попытаться отжать дверные створки отверткой.

В прежней жизни, скорее всего, у меня ничего бы не получилось. Но Игроку восьмого уровня развития, с круто прокаченными показателями атаки и защиты, отжать створки удалось с первой попытки.

Одним ударом я вбил по рукоять отвертку в плотную щель между прорезиненными краями створок и тут же рывком отжал ее в бок. Дрянная сталь инструмента не выдержала столь варварского обращения – отвертка обломилось у рукояти. Но я успел сунуть пальцы левой руки в образовавшуюся между створками сантиметровую щель. Их тут же сдавило тисками схлопнувшихся створок – больно, но терпимо. Отбросив бесполезную рукоять, подцепил ногтями правой руки не до конца сошедшуюся створку, и стал медленно, но верно, растягивать створки в разные стороны, ощущая себя Самсоном, раздирающим пасть льва.

Когда щель расширилась настолько, что удалось просунуть в нее плечо, в помощь рукам подключились спина и ноги. И через несколько секунд створки были распахнуты до границ дверного проема.

Удерживая дверь, вскарабкался на метровый приступок и оказался на площадке первого этажа. Отпущенные створки с легким щелчком сошлись за спиной, закрывая лифтовую шахту.

А перед глазами загорелось уведомление о семи бонусных очках развития навыка Тяжелая атлетика.

Где-то высоко наверху еще слышались приглушенные расстоянием крики, хлопки ударов, шум борьбы… Там еще продолжался штурм. Но здесь, внизу, царила мертвая тишина.

Первой на разгромленной площадке бросилась в глаза толстая стальная дверь, с корнем вырванная из не менее крепкого на вид косяка, и валяющаяся в метре от открытого входа в квартиру. Я заглянул внутрь и сразу же за порогом обнаружил безголовый женский труп, лежащий в луже еще не заставшей крови, на полу прихожей.

– Мля, ну и жесть!

– Привыкай, Рихтовщик, – откликнулась Шпора. – Это твоя новая суровая реальность под названием Стикс.

Я обошел площадку по кругу, проверяя двери других квартир. Все оказались со следами взлома. Лишь наличие более крепких петель уберегло остальные три двери первого этажа от плачевной участи лежащей на полу товарки. Но замки и запоры везде были одинаково выдраны с корнем, и за каждой вскрытой дверью обнаруживались следы проникновения безжалостных людоедов.

– Эта, кажись, подходит, – неожиданно выдала Шпора, когда я заглянул в последнюю дверь, и велела: – Заходи, и дверь чем-нибудь подопри.

– Че я там забыл-то?

– Ты что собираешься так на улицу выходить? Да от тебя ж за версту кровью несет. Только выйди из подъезда в таком виде и все окрестные зараженные на тебя, как мухи на…

– Да понял я. А почему именно в эту квартиру?

– Кровавых следов на полу меньше всего. А ты у меня, Рихтовщик, я заметила – брезгливый очень.

Дверь в закрытом положении зафиксировал просунутой в дверную ручку шваброй. Конечно замок вышел не ахти – пара мощных рывков снаружи, и швабра соскочит. Но произведенный ей при падении шум хотя бы предупредит о визите незваных гостей.

Квартира оказалась огромной просторной студией, с хорошим современным ремонтом. Изолированным здесь был лишь совмещенный санузел, а прихожая, гостиная, кухня и спальня являли собой единое, лишенное перегородок пространство.

Хозяев в момент захвата подъезда тварями в квартире не оказалось, поэтому вскрывшие дверь зараженные пробыли здесь не долго и практически не наследили.

Огромный зеркальный одежный шкаф твари даже пальцем не тронули. Порывшись в нем пару минут, я отыскал более-менее подходящий по росту мужской спортивный костюм. С обувью не повезло, размер ноги хозяина квартиры оказался гораздо меньше моего.

Тут же решив переодеться, я вытряхнул из кармана на стеклянный столик гостиной горсть добытых из лотерейщика трофеев, поставил рядом недопитую бутылку коньяка, полностью разделся, затолкал грязную одежду под кровать, но, когда нацелился сунуть ноги в новые штаны, был остановлен возмущенным воплем наставницы:

– Рихтовщик, ты же грязный, как черт! Ну-ка живо дуй мыться!

– Спятила?! В доме хрень такая творится! Электричества уже несколько часов нет! Думаешь, вода в душе есть?!

– Вот заодно и проверишь! А не будет в душе, мойсяостатками из сливного бачка! Короче, без разницы, где воду добудешь, но кровь с себя, пока есть возможность, будь добр смыть! И ботинки с собой прихвати, раз сменную обувку не нашел, их тоже вычистить надо.

– Мля!

Пришлось топать в ванную.

Вода в душе, к счастью, оказалась. Правда со слабеньким напором и только холодная, но хоть в бачок сливной не пришлось лезть.

В общем худо-бедно отмылся с помощью хозяйских мыла с мочалкой и своего забористого мата. Когда намыливал правую ногу, кстати, обратил внимание, что на ней заметно поубавилось старых шрамов, от мотоциклетной аварии. Как Шпора и обещала, Стикс начал излечивать мой застарелый недуг.

Помывшись, я насухо вытерся найденным здесь же полотенцем. Им же, смоченным в воде, отдраил ботинки.

Вернулся в гостиную и, наконец, переоделся в чистый костюм.

– Теперь выбери на столе споран пожирнее, научу тебя готовить живец, – снова нашла мне занятие неугомонная Шпора, стоило присесть на минуточку отдохнуть.

Из лежащих на столе клоков паутины удалось выпутать аж шесть споранов. Пять из них оказались похожими, как близнецы-братья, серыми виноградинами. Шестой споран оказался каким-то бракованным – вдвое меньше других и гораздо белее.

Озвучив свои опасения про бракованный споран, неожиданно услышал от Шпоры приступ истерического хохота.

– Ну ты придурок! – отсмеявшись, выдала свою коронку наставница. – Никакой это не споран. А горошина! Причем белая! Что у лотерейщиков встречается крайне редко. Между прочим, у менял одна белая горошина стоил от тридцати до сорока споранов.

– Че, в натуре?

– А то! Фартовый ты парень, Рихтовщик. Но мы, естественно, меняле горошину не понесем, а используем сами, для твоей прокачки. Она характеристики Духа Стикса тебе подбросит. Ну че, готов прокачать Дух Стикса?

– Всегда!

Цапнув белую горошину, направил ее в рот, но был тут же остановлен отчаянным воплем наставницы:

– А ну стоять!

Я послушно замер с горошиной возле рта.

– Блин, Рихтовщик, тебе ж не три года. Че ты всякую гадость сразу в рот тянешь.

– Так сама же сказала…

– Чего я тебе сказала?

– Что горошина Дух Стикса мне прокачает.

– А зачем ты ее в рот потащил?

– Ну дык… А как же по-другому? Жемчужины же…

– Это не жемчужина, а горошина… Короче, ступай, поройся в кухонных шкафах. Нам нужен уксус, марля, сода, две столовых ложки и какая-нибудь полулитровая банка.

В течение следующих десяти минут я собрал на стеклянном столике все заказанные вещи.

– Ну-с, приступим. Оторви кусок марли и обмотай им ложку. Возьми ложку. Да, другую, без марли, – снова закомандовала Шпора. – Аккуратно заливай туда уксус… Блин, Рихтовщик, ты че краев не видишь!

– Я не специально! Пролил-то всего пару капель. Было бы из-за чего шум поднимать.

– Так, теперь опускай в уксус горошину. Вот так, молодец… Растворилась?

– Вроде бы. Шипеть точно перестала.

– Отлично. Теперь аккуратно переливай раствор в обмотанную марлей ложку. Убирай на стол пустую ложку. Сними марлю и брось на пол. А этот очищенный раствор можешь смело глотать.

Я сунул в рот ложку. И аж скривился от омерзения, когда отдающая плесенью кислятина из нее перетекла на язык.

– Че ты его во рту полощешь! Глотай скорей! И коньком, вон, запей.

Коньяк, к счастью, смыл мерзкий привкус с языка. Настроение мое резко улучшилось. И перед глазами расцвели красные строчки уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 12 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 13 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 10 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 15 очков!


– Судя по довольной роже, бонусы уже получил, – констатировала Шпора. – Теперь знаешь, как следует употреблять горох. Кроме белого, он еще бывает желтый и золотой. Желтый – самый простой и дешевый, он у менял стоит около десяти споранов. Золотой – самый редкий и дорогой, у менял стоит от ста двадцати до ста тридцати споранов… Так что еще тебе следует про горох знать? Ага… Запомни, это важно. Принимать горох следует не чаще одного раза в двенадцать часов. Уяснил?

– Угу. Вот только, нафига, спрашивается, я еще банку полулитровую приносил?

– Она нам потребуется для производства живца, – важно объявила наставница. – У тебя там сколько конька-то в бутылке осталось?

– Да где-то с полбутылки.

– Отлично. Выливай все в банку.

– Мля! Можно хоть чуток оставлю, на запить?

– Лей все, тебе говорят!

Скрепя сердце, подчинился. Но следующий приказ меня просто вогнал в ступор.

– Чего сидим? Кого ждем? Иди, говорю, долей банку доверху водой из-под крана!

– Блин! Да как можно то! – я аж взвыл от возмущения, выйдя из столбняка.

– Делай, что говорят!

Чуть не плача долил воды, превратив шикарный сорокаградусный напиток в отстойную бурду.

– Теперь бросай туда споран. И жди когда растворится… О, видишь как запенилось! Процесс пошел.

– Долго ждать-то? – проворчал я, чувствуя, как исходящий от банки приятный запах коньяка сменяется на зловонье кошачьей мочи.

– Да все уже, похоже растворился… Теперь обмотай чистым куском марли горлышко пустой бутылки. И тоненькой струйкой переливай туда содержимое банки.

Переливать пришлось стоя над раковиной, потому как, несмотря на все мои старания, подлая струя раствора коньячной бурды со спораном постоянно норовила скакнуть мимо узкого горлышка.

Когда банка опустела, Шпора велела выбросить замаранную зеленым налетом марлю с горлышка и хорошенько, с мылом, помыть руки.

Для дегустации получившегося живца, я разжился хрустальной рюмкой из сервиза хозяев. Для заедки настрогал бутербродов, с обнаруженными в холодильнике хлебом, сыром и колбасой.

С молчаливого одобрения наставницы принял пару рюмок на грудь и уполовинил количество приготовленных бутеров.

Соблюдая традиции, потянулся налить третью. И был прервал шумом соскакивающей с дверной ручки швабры.

Мля! А так хорошо, ведь, сидел…


Глава 17

Глава 17, в которой квартира превращается в проходной двор

Игровые рефлексы сработали быстрее мысли. Еще до того, как в квартиру ввалился нежданчик, я успел призвать из инвентаря Шпору и выскочить из-за стола на свободное пространство в середину гостиной.

Нарисовавшийся на пороге зараженный повел себя странно. Вместо того, чтобы, радостно заурчав, ломануться в атаку, на приготовившегося меня, он… а вернее она, потому как это оказалась совсем молоденькая барышня, торопливо захлопнула за собой входную дверь и с явным облегчением привалилась к ней спиной.

– Сережа, слава богу, ты дома! Там такое творится!.. Такое!.. – зачастила девушка в мою сторону.

В полумраке зашторенных окон гостиной она явно приняла меня за кого-то другого.

– Этого еще не хватало! – взвыла в голове Шпора. – Мало мне было с одним придурком нянчиться! Еще эту сикуху нелегкая принесла!

– О чем ты? – растерянно пробормотал я. – И почему она нормально разговаривает?

– Блин! Рихтовщик! Учу тебя, учу и все, как об стенку горох! Ты на инфу-то ее глянь.

Я послушно пробежался глазами по загоревшимся сбоку от блондинки зеленым строчкам информационного описания:


Игрок ????

Статус: Нейтральный

Уровень: 0

Опыт: 0/10

Показатели:

Интеллект – 0

Атака – 0

Защита – 0

Ловкость – 0

Дух Стикса – 1


– Представляешь, Сережа, я сперва попала в какой-то жуткий вонючий туман, – снова затараторила незнакомка. – Это случилось прямо в офисе. А потом, когда он развеялся, пропало электричество. И Аркадий Борисович – наш директор, ну я тебе о нем говорила… так вот, он отпустил всех пораньше домой. Вышли из офиса, а на улице творится какой-то коллапс. Телефоны ни у кого не работают. Люди бродят какие-то заторможенные, словно мешком прибитые. Транспорт встал. Слава богу, удалось поймать такси. Но таксист тоже какой-то отмороженный попался. Сперва гнал как сумасшедший, а в двух кварталов от нашего дома вдруг протаранил стоящую у обочины фуру. Меня спасли раскрывшиеся подушки безопасности. Но все равно, от удара потеряла сознание. Очнулась, только через полтора часа. Рядом мертвый таксист. И вокруг ни скорой, ни полиции. Кое-как выбралась из покореженной машины. Пошла к дому. Впереди бомжик какой-то пьяный шел в изодранной одежде. А потом вдруг он погнался за собакой, и по тому, как по-звериному при этом зарычал, я поняла, что это не человек, а чудовище. Ноги сами собой свернули в ближайшие кусты. Оттуда огляделась и увидела на улице еще много таких шатающихся чудовищ. Дальше до дома добилась с оглядкой, перебегала от укрытия к укрытию. Боже, мне так страшно никогда в жизни не было. А когда, наконец, зашла в наш подъезд, вообще от ужаса чуть не описалась. Представляешь, у Смирновых входная дверь выбита. В прихожей лежит тетя Зина. В луже крови! И без головы!

На последней фразе долгая скороговорка девушки сорвалась на истерический визг и бедняжка разрыдалась.

– Рихтовщик, чего столбом встал! Иди, успокаивай, – недовольно проворчала наставница.

Убрав в инвентарь Шпору, подошел к девушке и осторожно погладил ее по голове. Она тут же крепко меня обняла, прижалась хрупким дрожащим телом и уткнулась мокрым лицом в плечо.

– Сережа… что же это… такое… вокруг происходит? – в промежутках между всхлипами пробормотала девушка.

– Жопа, – честно ответил ей.

– Ой, дурааак! – протянула в голове Шпора.

А рыданье незнакомки тут же словно ножом отрезало.

– Ты не Сережа! – оттолкнув меня, возмутилась девушка.

– Нет, – подтвердил очевидный факт и отступил на шаг, давая себя рассмотреть.

– Кто ты? Что делаешь у нас дома? Где Сережа? Почему ты в его костюме? – тут же засыпала градом вопросов испуганно прижавшаяся к двери девушка.

– Бояться меня не надо, вреда тебе не причиню, – перво-наперво постарался успокоить барышню. Но, судя по встряхнувшему ее плечи нервному ознобу, преуспел не очень.

– Зовут меня Рихтовщик. В вашу квартиру попал случайно, – стал по очереди отвечать на вопросы. – Дверь была открыта, а мне нужно было… ну, короче, привести себя в порядок. Вот и зашел. Где Сережа – не знаю. Когда вошел, никого в квартире не было. Костюм его взял, потому что своя одежда пришла в негодность. Нужно было срочно переодеться.

– Что значит: взял! – от возмущения девица даже перестала меня бояться, шагнула от двери и ткнула маленьким кулачком мне в живот. – Это же любимый спортивный костюм моего мужа!

– Боюсь, ему он теперь вряд ли понадобится, – проворчал я, на всякий случай отступая от драчуньи вглубь гостиной.

– Что ты сказал!..

Разгорающийся скандал прервал неожиданный удар в спину девушки. Резко распахнувшаяся дверь отбросила хрупкую блондинку метров на пять вглубь гостиной. И если б не моя реакция, барышня рухнула бы аккурат на заставленный снедью и живцом стеклянный столик. Аккуратным толчком удалось скорректировать ее полет и, вместо стола, отправить на безопасный диван.

Как там барышня на него приземлилась, смотреть не стал, полностью переключившись на перевалившееся через порог урчащее страшилище.

Пары секунд, пока ворвавшийся в квартиру зараженный озирался по сторонам, хватило, чтобы пробежаться по загоревшимся рядом зеленым строчкам информационного описания:


Зараженный Клыкан681

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 10 (Бегун)

Опыт: 6145/7680

Убийств – 19

Поглощено биомассы, кг – 238

Показатели:

Интеллект – 1

Атака – 14

Защита – 8

Ловкость – 11


Морда у твари не имела ни малейшего сходства с человеческим лицом, а скорее напоминала оскаленную собачью пасть, что в купе с усеянным клочьями шерсти облезлым телом, звериной стойкой, лапами, вместо рук и ног, и охаживающим бока коротким хлыстом хвоста, привело к очевидному выводу – этот бегун мутировал не из человека, а из крупной собаки. Десятиуровневое страшилище размером не уступало взрослому тигру, примерно с таким же набором когтей на лапах и, пожалуй, даже более впечатляющим оснащением широких челюстей.

Увидав тварь, девица отчаянно завизжала с дивана, чем невольно спровоцировала начало схватки.

Клыкан с места взвился в высокий прыжок, метя вцепиться зубами мне в голову. От выставленной наперехват Шпоры, попытался отмахнуться лапой, но лишившись пары начисто отчекрыженных пальцев, был вынужден прервать красивый полет. Тяжело рухнув в метре от меня, бегун получил вдогонку Шпору в бок, но и сам, изловчившись, дотянулся здоровой лапой до моей левой ноги и вспорол икру так, что, потеряв равновесие, я рухнул на колено.

Окрыленная успехом тварь, дернулась добивать. Когда мощные челюсти Клыкана сомкнулись на моей рефлекторно выставленной под бросок левой руке, от вспышки боли потемнело в глазах. Выпуская боль в яростном вопле, я как мог сильнее надавил на уже врубившуюся в бок Клыкана Шпору. И так давил еще добрую минуту, не замечая, ослабления хвата челюстей на покалеченной руке, пока перед глазами не загорелись красные строки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидирован бегун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 128 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 32 очка!

!Увеличение характеристики Знания на 16 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 27 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 32 очка!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 23 очка!

!Увеличение характеристики Регенерация на 37 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 32 очка!

!Увеличение характеристики Интуиция на 13 очков!

!Повышение показателя Ловкости +1!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 17 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 10 очков!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 59 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 16 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 29 очков!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Как потом рассказала Шпора, отчитывая меня за совершенные в бою ошибки, Клыкан сдох уже на пятой секунде моего отчаянного сверхусилия. И следующие пятьдесят пять секунд я, как мясник на бойне, кромсал уже мертвую тушу.

– И таких чудовищ я тоже на улице видела, – донесся с дивана всхлипывающий голос.

– Это не чудовища, а зараженные, – пояснил, возвращая Шпору в инвентарь.

– Здорово вы его, Рихтовщик!

– Можно на ты.

– Больно? – соскользнув с дивана на пол, девушка дотронулась до порванной зубами твари руки, и я едва сдержался, чтоб не пробить ей кулаком между глаз.

– Терпимо! – прошипел сквозь стиснутые зубы.

– Эй, ты тут из себя героя-то не строй! – тут же строго отчитала наставница. – Какое, нафиг, терпимо! Спасибо скажи, кость цела осталась! А мясо вокруг покоцано – будь здоров! Вон как рукав от крови набух! И на штанине, вот, кровавое пятно растет, как на дрожжах. Значит так, Рихтовщик, посылай подругу свою…

– Она мне не подруга, – едва слышно буркнул под нос.

– Ты что-то сказал? – живо отреагировала девушка.

– Поговори еще у меня! – припечатала Шпора. – Короче, посылай ее за иголкой с ниткой, будем раны твои штопать. И попроси, чтоб живец со стола тебе подала… И спроси уже, наконец, придурок, как ее зовут?


Глава 18

Глава 18, в которой мы устраиваем шикарную западню, но вмешивается Случай

– Белка, да лежи уже спокойно! – шикнул я на вертящуюся с боку на бок девушку.

– Да лежу я, лежу, – фыркнула непоседа.

– И на дорогу смотри.

– А я чем занимаюсь?..

Мы залегли в кустах, неподалеку от выхода из подъезда, выслеживая подходящего для легкой прокачки кандидата, из ковыляющих по дороге зараженных.

Вместо испачканного кровью спортивного костюма Белка выдала мне из запасов мужа футболку, джинсы и куртку, все неприметного серого цвета. Офигительно, что у нас с Серегой одинаковый размер.

Еще Белка подарила мне отличный рюкзак, тоже серый. Туда сложили бутылку с живцом, полбутылки какого-то фруктового ликера из бара, пару банок тушенки, полуторалитровую бутылку набранной из-под крана воды, небольшую наспех собранную аптечку, в основном состоящую из йода и бинтов, большую катушку ниток с иголкой, веревку, ну и пару теплых свитеров. Четыре оставшихся спорана и паутину я распихал по карманам.

Зашитые толстыми черными нитками, смазанные йодом и крепко забинтованные раны на руке и ноге чесались со страшной силой, но я мужественно терпел. А куда деваться. Стоило потянуться к свежим швам, и неусыпно бдящая за мной Шпора поднимала такой хай в голове, что готов был оторвать ее к чертям собачьим, лишь бы больше вопли наставницы не слышать. В общем, стиснув зубы, терпел.

Слушались раненые конечности пока не очень, но в лежачем положении это было не важно. Под воздействием принятого живца, регенерация работала на полную мощность, и по заверениям наставницы, если раны не тревожить, полностью затянуться они должны были за пару часов. Один час уже прошел, так что ждать осталось не долго.

Кстати, как вам имя моей спутницы? Белка! Правда, зачетное? Сам придумал. А че, девчонка она энергичная, бойкая, да еще и блондинка. Короче, Белка – самое то. Ей, кстати, очень понравилось. Свое-то из прежней жизни бедняжка напрочь забыла, как и я. Система официально зафиксировала имя Игрока, записав меня в крестные. Так Белка стала Белкой.

Пока собирались в квартире, я рассказал Белке, все, что знал о Стиксе. А поскольку знал я пока немного – рассказ вышел короткий. Но все равно получил за него неожиданную плюшку – мой навык Ораторское искусство подрос на двадцать семь очков.

Да, еще кое-что важное забыл упомянуть. Мы с Белкой создали совместный отряд. С подачи Шпоры, разумеется. Теперь в Меню, наряду с другими параметрами, появилась надпись Отряд, за которой у меня скрывалась маленькая зеленая аватарка Белки. Теперь, при желании, мы можем обмениваться с Белкой текстовыми сообщениями, и такая связь, по заверениям наставницы, действует в радиусе аж десяти километров!

Кроме того, полученный за бой опыт делится между членами отряда. Правда, пропорционально уровням. И нулевке Белке поначалу будут перепадать самые крохи. Но до первого уровня спутнице надо набрать всего десять очков, а меньше единицы опыта за бой, со слов Шпоры, система не начисляет. Так что прокачать ее, думаю, нам не составит труда. Нужно только выбирать одиноких тварей, уровнем поменьше моего, заманивать в укромное место и…

– Вот тот, кажись, подходит, – ткнув острым локотком меня в бок, Белка указала пальцем на вывернувшего из-за угла дома одинокого прыгуна пятого уровня.

– Годится, – кивнул я. – Помнишь, что нужно делать?

– Да, помню-помню.

– Тогда, че лежим? Кого ждем?..

Показав мне язык, девушка бесшумно вскочила на ноги и, таясь за кустами, короткими перебежками направилась навстречу выбранной цели.

Стараясь не тревожить левую, я одной рукой тяжело оторвался от земли, шипя сквозь зубы проклятья в адрес чересчур шустрой девчонки, встал и заковылял за Белкой следом, на ходу извлекая из инвентаря Шпору.

Дальше все было сработанно быстро, четко и без сбоев.

Поравнявшись с прыгуном, Белка высунулась из кустов и привлекла внимание зараженного щелчком пальцев. Как только тварь ломанулась за ней в кусты, девушка забежала мне за спину, и прыгуна встретила Шпора. Одно движение бесшумно вращающихся лезвий, и тварь обезглавленным трупом падает к нашим ногам.

– Давай, тренируйся, – указал Белке на отлетевшую в сторону голову прыгуна.

– Фу, гадость, – проворчала девушка, послушно вынимая из рукава куртки длинный разделочный нож.

– Смотри не обляпайся, – не удержавшись, добавил, наблюдая, как неуклюже, ногой, Белка пытается развернуть голову багровой шишкой спорового мешка вверх.

– Блин, Рихтовщик, помолчи а, – огрызнулась девушка и, наклонившись, аккуратно взрезала совсем еще мягкий споровый мешок.

Добыть из прыгуна ей удалось лишь крошечный комочек паутины. Зато, за отрядное убийство Белке прилетало аж два очка опыта. Плюс еще два за первое убийство. Ну и характеристики, само собой, малехо подросли.

Дальше, действуя по такой же схеме, буквально за следующие полчаса мы удачно упокоили еще двоих прыгунов и четверых медляков. Белке с этих отрядных побед перепало еще девять очков опыта. Девушка получила свой первый уровень, и начала собирать очки на второй, благо до него тоже было рукой подать.

Мне же все победы над зараженными, в совокупности, принесли сто сорок семь очков опыта и от десяти до двадцати очков на все характеристики, кроме переваливших за тысячу Рукопашного боя и Медитации. Эти две чрезмерно разогнанные характеристики росли крайне неохотно и только за победы над высокоуровневыми тварями. Но даже незначительного роста хватило сразу двум характеристикам, чтобы перевалить рубеж в три сотни очков: Реакция принесла плюс один показателю Ловкость, и Познание скрытого – плюс один показателю Дух Стикса. Немного подросли навыки Легкой и Тяжелой атлетики, и на шестьдесят восемь очков вырос навык Владение Шпорой, принеся еще плюс один к показателю Атака.

Полной неожиданностью для меня стало получение, наряду с Белкой, нового уровня. Всего нескольких побед над низкоуровневыми тварями хватило для перехода на девятку. С вытекающими единичными плюсами всех показателей, и разгоном до трехсот очков пяти характеристик: Знания, Меткость, Регенерация, Скорость и Броня Стикса.

На достигнутых успехах останавливаться мы, разумеется, не собирались, планируя за оставшиеся пару часов дневного времени, еще прокачать Белку до второго, а может и до третьего уровня. Благо, там всего надо-то двадцать и сорок очков, соответственно. Но, вмешался его величество Случай…

– Смотри, Рихтовщик, это же он! Ну точно – он! – вдруг засияла, как надраенный пятак, Белка и ткнула пальцем в появившуюся из-за угла компанию из четверых медляков.

– А ну тихо! – шикнул на спутницу. – Спятила, так орать!

– Да это же мой Сережа! – продолжила верещать обезумевшая от радости Белка. – Я знала, что обязательно его найду!

– Держи ее! – сиреной взвыла в голове Шпора.

Увы, я не успел перехватив спутницу.

Ломанувшись сквозь кусты, Белка заверещала на всю улицу:

– Сережа! Я здесь!

– Стой, дура! – бросил вдогонку и в бессильной злобе хлопнул здоровой рукой по земле.

Конечно все зараженные в округе тут же нацелились на засветившегося Игрока.

Белка, не замечая ничего вокруг, понеслась на крыльях любви к своему мужу…

Заурчавший в ответ Сережа, пуская голодные слюни, наперегонки с приятелями заковылял навстречу плывущей в руке добыче…

Увы, семейной паре не суждено было воссоединиться.

Сбив с ног группу медляков, навстречу Белке прыгнул лотерейщик, стрелой пролетевший стометровку.

Высокоуровневая тварь убила девушку одни ударом. Об этом я узнал по ее мигом посеревшей аватарке в отряде.

Вокруг шустрого лотерейщика за считанные секунды собралась плотная толпа менее удачливых зараженных.

Смотреть, как станут рвать на части тело напарницы было выше моих сил. Я выбрался из укрытия и, скрываясь в тени кустов, пошел прочь.


Глава 19

Глава 19, в которой я убегаю от погони и становлюсь должником

– Да не переживай ты так, Рихтовщик, – продолжала увещевать меня Шпора, стальное сердце которой ничуть не тронула гибель Белки. – Подумаешь, жизнь одну потеряла. Она ж Игрок, причем в самом начале длинного пути. У нее этих жизней… Слетает на перерождение, ничего страшного. Ей даже полезно будет! В следующий раз дважды подумает, прежде чем кидаться за призраком прошлого…

– Знаешь, я вот чего подумал, – перебил наставницу. – А вот если б я встретил среди зараженных близкого человека из предыдущей жизни.

– Ты ж не помнишь никого.

– Так-то оно, конечно… А вот если бы вдруг вспомнил и вдруг встретил…

– Слишком много вдруг.

Беседуя со Шпорой, я без происшествий миновал два соседних дома и шел теперь вдоль третьего.

– Ее аватарка до сих пор серая.

– Ну, перерождение дело не быстрое. Запросто может на час растянуться. А может и…

Я перебегал открытое пространство перед очередным подъездом, когда из распахнутого настежь входа на меня вылетел бегун. Все случилось так быстро, что я даже не успел рассмотреть его уровень.

Тварь оказалась чуть проворней, и в столкновении успела чиркнуть когтистой лапой по многострадальной левой руке. Удар пришелся по бицепсу, гораздо выше предыдущей раны, и швы не пострадали. Но когти вошли глубоко, и рукав куртки тут же стал набухать из-за хлынувшей ручьем крови.

Моя правая рука инстинктивно перехватила вторую когтистую руку зараженного, и призвать в нее Шпору стало невозможно.

– Круши! – выдохнул я в оскаленную рожу твари и в следующее мгновенье так сильно рванул правой рукой, что буквально выдрал из плечевого сустава сжатую лапу бегуна.

Отпущенная мной лапа повисла на коже и мышцах перекосившейся твари.

Обезумевший от боли бегун завизжал, как резаный поросенок. Схватив здоровой рукой покалеченную, попытался дотянуться до моего горла зубами, но словив хук справа, отлетел на пару метров в сторону, с вмятым внутрь затылком.

По мелькнувшему перед глазами победному уведомлению понял, что тварь сдохла. Но читать красные строки не было времени, со всех концов огромной улицы ко мне уже неслись зараженные, привлеченные воплем бегуна.

Сморгнув уведомление, рванул в подъезд, надеясь в узости лестничных пролетов подольше продержаться под напором толпы тварей и перед тем, как отправиться на неминуемое перерождение, упокоить как можно больше зараженных.

На пороге подъезда дорогу мне попытался преградить прыгун, но удар кулака с удесятеренным бонусом атаки буквально расплескал его по ближайшей стене.

Я, как на крыльях, влетел на пятый этаж и чуть не рухнул, запнувшись больной ногой на последних ступенях. Лестница уходила ввысь дальше, но бежать больше не было сил. Десятисекундное действие Дара закончилось, ноги и руки чудовищно отяжелели и стали как ватные. Начался откат. А внизу, на первом уже раздавался топот ног и азартное урчанье толпы преследователей.

– Мля! – выдохнул я, затравленно озираясь по сторонам, и вдруг увидел решительное мальчишечье лицо, выглянувшее из-за приоткрывшейся двери.

– Дяденька, быстрее, – шепнул мальчик, широко открывая дверь и отступая в сторону.

Я скользнул внутрь, прикрывая дверь, и мальчишка тут же задвинул у меня за спиной массивный запор.

– Пойдемте, – подхватив меня за руку, маленький хозяин квартиры потянул из прихожей в длинный коридор, на ходу поясняя: – У двери оставаться нельзя, вы ранены, у вас кровь, могут учуять.

Судя по грохоту многочисленных ног в подъезде, погоня благополучно проскочила мимо нашего убежища и помчалась выше. Ну и флаг им в руки! До двадцатого этажа еще не одна сотня ступенек, пока твари добегут до самого верха, глядишь, и позабудут за кем внизу погнались.

На вид моему спасителю было лет десять. Обычный русоволосый пацан в кедах, джинсах и рубашке. Необычным было по-взрослому серьезное лицо на детском лице. Хоть опасность и миновала, но он продолжал хмуриться и молча буравил меня серыми, как грозовые тучи, глазами.

– Спасибо, парень, – улыбнулся я мальчику.

– Теперь вы мой должник, – неожиданно выдал в ответ пацан.

– Разумеется, – кивнул я. – Ты здесь один?

– Не совсем.

– Как это?

– Я с дедом. Только он перестал быть собой. Превратился в такого, как эти, – мальчик кивнул в сторону подъездного топота. – И я его запер. В кабинете.

– Однако, парень. Натерпелся ты.

– Меня Олегом зовут.

– Рихтовщик, – представился в ответ, пожимая протянутую маленькую ручку.

– Дяденька Рихтовщик, так вы мне поможете?

– Хочешь, чтобы я… гм… позаботился о твоем дедушке.

– Это само собой, – отмахнулся рано повзрослевший пацан. – Главное – помогите мне остаться самим собой.

– Не понял. А что с тобой не так-то?

– Да все не так. Голова жутко болит. Есть хочется ужасно. Но не нормальной еды, а сырого мяса из морозильника. Держусь из последних сил. Понимаю, если попробую хоть кусочек, назад дороги не будет.

– Да как же… Ох твою ж!..

Я посмотрел на загоревшиеся рядом с ребенком строки информационного описания и мне резко поплохело.


Зараженный Олег

Статус: Потенциальный пожиратель биомассы

Уровень: 0 (Пустыш)

Опыт: 0/10

Убийств – 0

Поглощено биомассы, кг – 0


– Из-за того, что он ребенок, у него процесс заражения происходит медленнее, чем у взрослых, – пояснила всезнайка Шпора. – Но мальчик обречен. И мы ничем не в силах ему помочь.

– Дяденька Рихтовщик, вы же остались нормальным. Не изменились. Значит, знаете как… Научите меня, пожалуйста.

Присев на корточки, я взъерошил мальчишке лохматую шевелюру, и сердце схватила такая дикая тоска, что захотелось волком взвыть. Сперва погибает Белка, а теперь вот этот славный мальчуган обречен здесь на еще худшую, чем смерть, участь.

– Значит, не можете, – догадался по моему виду смышленый пацан. – Тогда убейте меня!

Я вздрогнул от его слов, как от удара.

– Что ты… Как можно о таком просить!

–Это не просьба. Вы мой должник!

– Исполняй, Рихтовщик, видишь, зараженный сам тебя об этом просит, – насела изнутри Шпора. – Уверена, такой интересный случай Система зачтет тебе, как выполнение задания. Исполняй, придурок, получишь халявные плюшки.

– Я не палач! – стиснув зубы, прошипел себе под нос.

Но Олег, видимо уже обладающий чутким слухом зараженного, меня услышал.

– Я не освобождаю вас от вашего долга! – выпалил мальчик и, развернувшись, стрелой метнулся вглубь квартиры.

Я побежал следом. Догнал на кухне. И почти успел его перехватить, когда мальчик чуть замешкался, взбираясь на слишком высокий для его роста подоконник. Почти дотянулся до пузырем вспучившейся на спине рубашки, когда, оттолкнувшись от карниза, мальчуган прыгнул в распахнутое настежь окно.

Полет его длился недолго.

Секунда. И снизу долетел глухой звук удара о брусчатку.

Я выглянул из окна. К месту трагедии уже сбегалась урчащая команда активных пожирателей биомассы.

– Мля! – прохрипел я, поспешно отступая от окна. – Получается, я остался его должником!

– Не заморачивайся, – откликнулась Шпора. – Это Стикс, Рихтовщик, тут психов, как грязи. Если начнешь грузиться из-за всякого спятившего зараженного…

– Я остался его должником.

– Эк тебя разобрало. Не иначе от потери крови… Ну-ка живо доставай нитки с иголкой! Срезай рукав! И будем учиться латать себя без посторонней помощи.


Глава 20

Глава 20, в которой зализываю раны, отвоевываю норку и нарываюсь на большую беду

Подтверждение тому, как плохи мои дела, нашел в удручающем состоянии своих шкал.

Шкала Здоровья сократились наполовину.

Спорового баланса – на две трети.

А шкалы: Бодрости, Удовольствия и Жажды и сытости, вовсе практически обнулились.

Относительно радовала лишь шкала Духа Стикса. Тоже просевшая из-за недавней активации Дара, она быстро восстанавливалась за счет прокаченной Медитации, и уже практически вернулась к прежнему максимуму.

Кухонным ножом я вспорол рукав и обнаружил под ним красную от крови руку. Из глубоких порезов на бицепсе кровь продолжала сочиться до сих пор.

Перед операцией помыл руку под краном в мойке. И обработал разрезы спиртовыми салфетками, оказавшимися в аптечке стараниями предусмотрительной Белки. Ими же обработал и уже основательно схватившиеся рубцы старых ран на предплечье, с которых пришлось срезать насквозь промокшие от крови бинты.

Выглядели недавно заштопанные раны отлично. Россыпь аккуратных розовых шрамов на предплечье портили лишь торчащие с боков черные нитки швов. Без них догадаться, что всего пару часов назад это были кровоточащие рваные дырки в руке, сейчас уже было крайне затруднительно. Чудеса регенерации впечатляли и внушали здоровый оптимизм, о таком же быстром заживлении новых ран.

Хорошенько приложившись к бутылке с остатками живца, продел нитку в иголку и стал зашивать раны.

Не знаю, что уж тому послужило причиной, то ли уже достаточно развитый показатель Защиты, то ли утрата чувствительности в руке из-за большой потери крови, но, втыкая иголку в края раны и соединяя их крепким стежком, боли я практически не ощущал. Было неудобно работать из-за непрерывно сочившейся из ран крови, приходилось прерываться через каждые три-четыре стежка и стирать кровавые подтеки. Но, несмотря на частые заминки, работа двигалась споро, и с четырьмя разрезами я управился в течение десяти минут. За мои старания Система расщедрилась даже на разблокировку нового навыка – Штопальщик.

В конце обработал свежие швы йодом и туго забинтовал бицепс.

Сидеть в куртке с оторванным рукавом и открытой рукой было стремно. А в здешней прихожей, еще когда забегал в открытую Олегом дверь, краем глаза приметил висящую на вешалке брезентовую штормовку. Поэтому, разобравшись с ранами, я первым делом решил переодеться. Но стоило встать из-за стола, и меня тут же хорошенько так повело в сторону, что не обопрись обеими руками о столешницу, как пить дать, завалился бы на пол.

– У-у, Рихтовщик! Совсем ты себя загнал, – вынесла неутешительный вердикт наставница. – Раскочегарившаяся регенерация выжимает из организма все соки.

– Мля! – раздраженно фыркнул в ответ.

– Ну, не так уж все и фатально, – смягчилась Шпора. – Тебе нужно всего лишь подкинуть в топку дровишек. Шкалы восстановятся, и все наладится само собой.

– Какая, нафиг, топка?! Какие, к чертям собачьим, дровишки?!

– Пожрать тебе надо, придурок! Вон, в холодильнике поройся, и подбери себе что-нибудь посытней…

Как на зло, три верхние полки холодильника оказались под завязку забиты разнокалиберной молочкой. Чего здесь только не было: и пакеты с молоком, и бутылки с кефиром, и стаканы со сметаной, и спаянные по четыре штуки разноцветные формочки с йогуртом. Короче, вся та дребедень, которую я люто ненавижу еще с детсадовского возраста, была представлена в широком ассортименте. И ни капли спиртного. Даже завалящей банки пива среди этого молочного хлама найти не удалось.

Нормальная еда обнаружилась только на нижней полке холодильника – полбанки соленых огурцов и огромная сковорода жареной картошки.

Вытащив карточку с огурцами на кухонный стол, добавил к ним из рюкзака пару банок тушенки и бутылку с остатками живца и, вооружившись вилкой, сел пировать.

Из-за отсутствия электричества, еда из холодильника была примерно комнатной температуры. Картошка от этого, пожалуй, даже выиграла – не было нужды разогревать. А вот огурцы в холодном виде, определенно, хрустели бы на зубах позвончее. Но вприкуску с тушенкой, да сдобренные глоточком живца, добытые из холодильника трофеи уходили влет.

Как не старался растянуть удовольствие, всю нехитрую снедь умял буквально минут за пять. Последний глоток живца из показавшей дно бутылки запил набранной под краном кружкой воды.

Вкусная еда и живец сделали свое дело. Все шкалы существенно подросли. Я буквально физически ощутил, как ослабевшие руки и ноги начинают снова наливаться силой.

Отдыхая после обильной трапезы, мысленно активировал мигающий красный конверт на периферии зрения, со сброшенными без просмотра системными уведомлениями. И перед глазами тут же выстроился внушительный столбец красных строк:


!!!Внимание! Ликвидированы бегун и прыгун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 142 очков опыта!

!Увеличение характеристики Удача на 41 очко!

!Повышение показателя Интеллект +1!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 19 очков!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 32 очка!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 5 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 16 очков!

!Увеличение характеристики Выносливость на 22 очка!

!Увеличение характеристики Регенерация на 39 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 19 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 22 очка!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 29 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 17 очков!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 58 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 11 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 28 очков!

!Повышение показателя Защита +1!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 43 очка!

!Увеличение навыка Штопальщик на 33 очка!

!Увеличение навыка Алкоголизм на 28 очков!


Долго сидеть за столом без дела мне не позволили. Как только закончил читать уведомления, тут же посыпались распоряжения от Шпоры. Обеспокоенная распитием последней порции стратегически важного продукта, наставница велела, в поисках спиртного, прошерстить все кухонные шкафы.

Увы, алкоголя в них я не нашел. Зато на верхней полке подвесного ящика наткнулся на почти полную пачку «Беломора» со спичками.

Игнорируя вялые протесты Шпоры, тут же затянул вонючую папиросу и, дымя на ходу, потопал с кухни продолжать поиски в комнатах.

По пути заглянул в прихожую, поменял покоцанную куртку на добротную штормовку и двинул дальше.

Всего в длинном коридоре, не считая выходов с кухни и прихожей, имелось еще пять дверей. Две дальние в торце, судя по расположению, вели в ванную и туалет. А три боковые – в комнаты, они-то меня и интересовали.

За первой слева оказалось олегова комната. Рассудив, что среди вещей десятилетнего пацана родители вряд ли стали бы прятать спиртное, не задерживаясь, прошел мимо.

Следующая справа, судя по широкой двуспальной кровати, вела в родительскую спальню. Здесь определенно стоило задержаться и пошарить по углам. Но стоило переступить порог комнаты, как тишину спальни взорвал яростный дверной стук.

Я аж подпрыгнул от неожиданности.

– Мля! Это еще откуда?!

– Про дедулю-то забыл, – тут же откликнулась Шпора и залилась злорадным смехом.

– Твою ж!.. И правда забыл.

Стук доносился из-за скрытой шторой двери в дальнем углу спальни, за которой, похоже, и располагался упомянутый Олегом кабинет.

Подойдя ближе, обнаружил, что дверь из спальни была заблокирована подсунутой под ручку спинкой стула. Сейчас она сотрясалась от мощных ударов. Невольно перед глазами всплыла картинка из сна, где двое зараженных пытались высадить дверь, тараня ее собственными телами.

– Че ж он раньше-то никак себя не проявлял?

– Да шут его знает. Может, мальчишка занятие какое деду в кабинете придумал, увлекательное? Тот был занят. А сейчас тебя учуял, и сразу занервничал.

– Не, фигня какая-то получается, – покачал я головой. – Когда мы с Белкой в кустах сидели, мимо толпы тварей проходили, и никто нас не чуял. А тут, я только через порог переступил, и дедуля сразу почуял…

– Так в засаде-то ты не курил. А сейчас надымил этой вонючей папиросой на всю квартиру. Говорил ж тебе: зараженные табачную вонь за версту чуют. И вот – яркое тому подтверждение.

– Ну извини, – проворчал я, вминая подошвой в паркет брошенный окурок.

Очередной удар по двери выбил шуруп из верхней петли дверного косяка.

– Ну че, так и будешь руки в боки стоять, дожидаясь пока он дверь с петель снесет?! – тут же отреагировала Шпора.

Тяжко вздохнув, я выдрал из под ручки стул, не глядя швырнул его на кровать и отступил в сторону, пропуская вывалившегося после очередного удара деда.

Сбоку от зараженного привычно загорелись зеленые строки информационного описания:


Зараженный Дед Василий

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 1 (Медляк)

Опыт: 11/20

Убийств – 0

Поглощено биомассы, кг – 6

Показатели:

Атака – 2


Закутанный в длинный, до пят, домашний халат, дед внешне практически ничем не отличался от нормального человека. Начавшийся процесс необратимой мутации выдавали лишь безумно вытаращенные глаза и рвущееся из глотки утробное рычание.

Справиться с низкоуровневой тварью мне не составило труда. Легко увернувшись от неуклюжей попытки деда вцепиться в ворот моей штормовки, я забежал сзади и от души приложил его кулаком по затылку. Раздался треск пробитой ударом черепушки, и забившийся в агонии дед рухнул на паркет спальной комнаты.

Появившиеся перед глазами красные строки победного уведомления подтвердили окончание молниеносного поединка:


!!!Внимание! Ликвидирован медляк!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 3 очков опыта!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 5 очков!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 19 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 9 очков!


Стоило войти в кабинет, и разгадка занятости деда обнаружилась прямо на письменном столе.

На перепачканных кровью газетах лежали пакеты с остатками сырого мяса. Видимо смекалистый Олег перетащил сюда на стол все домашние запасы из морозильника, потом как-то исхитрился заманить в кабинет деда, после чего спокойно запер зараженного наедине с горой ледяной свежатины.

Дед так увлекся пожиранием мяса, что даже поднял на этом уровень, и из пустыша превратился медляка.

Спиртное в шикарном ассортименте обнаружилось здесь в скрытом внутри шкафа мини-баре. Кроме пары поллитровок столичной, там стояли еще: бутылка французского коньяка, бутылка шотландского виски, бутылка кубинского рома и бутылка английского джина.

Посовещавшись со Шпорой, свой выбор остановил на коньяке и джине. Коньяк решил разбодяжить в живец здесь же на кухне, а джин убрать в рюкзак и оставить про запас.

Кроме бара с напитками, мое внимание в кабинете привлек еще высокий узкий ящик в углу. Показав его наставнице, неожиданно удостоился от нее похвалы за наблюдательность. Оказалось, это был оружейный сейф.

Извлеченной из инвентаря Шпоре потребовалось более двух минут на прорубание сквозь толстый слой брони к запору замка, и на последующее его распиливание.

В сейфе обнаружились старенькая двустволка и десять пачек патронов к ней.

– Так, эти выброси… Эти тоже, – стала направлять мои действия наставница, когда по ее просьбе стал перебирать пачки патронов. – Блин, да что у него там нормальных пуль вообще нет, сплошная дробь утиная – эта ерунда зараженным не страшнее щекотки. Чего завис, выбрасывай и эту. И эту следом. И эту… Тррр! Куда разогнался-то. Ну-ка верни последнюю пачку на место… О! Вот это как раз то, что нам и надо. Пули против кабана. Суй пачку в рюкзак. И эту тоже. А остальные брось, дальше снова сплошная дробь.

– Ты ружье-то заряжать умеешь? – спросила наставница, когда неловко подхваченная из сейфа двустволка едва не вывалилась у меня из рук.

– Да, соображу как-нибудь, – буркнул в ответ.

Я действительно прекрасно знал устройство этого ружья и имел точное представление о том, за какой рычажок следует потянуть и как правильно надавить на приклад и ствол, чтобы сложившаяся пополам двустволка открыла гнезда для вложения патронов. Но, из-за проблем с памятью, совершенно не помнил, где и при каких обстоятельствах был мною приобретен столь полезный навык обращения с оружием.

– Ну-ка, удиви меня, – предвкушая веселье, мурлыкнула Шпора.

И сильно обломалась, когда за считанные секунды я быстро и четко выполнил ее просьбу.

Из кабинета я вышел с заряженным ружьем и изрядно потяжелевшим рюкзаком.

Перед возвращением на кухню, прошел коридор до конца и заглянул в последнюю неисследованную дверь. Там обнаружилась гостиная, с длинным удобным диванчиком и креслами у одной стены, заставленными красивой посудой сервантами вдоль стены напротив, большим телевизором на подставке под широким окном, и огромным обеденным столом – по центру. Для изготовления живца разжился здесь широкой салатницей, в которой удобно будет разбавлять коньяк водой и смешивать со спораном, и высоким кофейником, узкое горлышко которого позволит точно слить получившуюся в салатнице бодягу в затянутое марлей горлышко бутылки.

Еще через четверть часа, превратив на кухне бутылку ароматного, но бесполезного, коньяка в две бутылки омерзительного на вкус, по полезного, живца, я уложил полученный продукт в рюкзак и с ружьем наперевес направился в прихожую.

Перед выходом в подъезд, разумеется, сперва посмотрел в дверной глазок и удостоверился, что с другой стороны меня не поджидает толпа жаждущих моей крови активных пожирателей биомассы.

Аккуратно и беззвучно отвел в сторону массивный замок, тихонечко приоткрыл дверь и, на всякий пожарный выставив в образовавшуюся щель ствол снятого с предохранителя ружья, стал ужом выползать из давшей короткую передышку норки в полный тревог и опасностей большой мир.

Когда макушка твари совершенно беззвучно вдруг показалась в лестничном пролете, я уже практически вышел из квартиры.

– Твою ж, через коромысло! – раненой волчицей взвыла Шпора. – Принесла ж нелегкая!.. Назад, Рихтовщик, если жизнь дорога! НАЗАД!!!

И тут же, отвечая на мой немой вопрос, пояснила:

– Это хват, Рихтовщик! Гребаный, мать его, кусач! Супротив него ты, как мышь против кота!

Я уже и сам это видел. Пока Шпора надрывалась в голове, неспешно бредущая по лестнице тварь беззвучно поднялась еще на несколько ступеней, продемонстрировав лишенную растительности черепушку, размером с ведро, с массивным костяным наростом на затылке, наглухо запечатавшим ценный споровой мешок. А из-за чрезмерной ширины появившихся следом за головой плеч, тварь была вынуждена передвигаться по лестнице боком, опасаясь задеть острыми костяными наростами на руках и плечах за стену и соседнюю лестницу.

Осторожно попятившись обратно, я уже почти скрылся за дверью. И вдруг в голову пришла шальная мысль: до опасной твари всего несколько метров, она меня не видит, не опасается, и не дернется если я в нее сейчас шмальну. Из-за малой дистанции выстрел будет убойный. А чтоб наверняка, можно долбануть дуплетом. Две пули прямо в сердце. Да после такой раны даже слон не выживет.

– Рихтовщик, че замер-то! Дверь скорей закрывай! – словно почувствовав неладное, поторопила Шпора.

– Ага, – кивнул я и надавил на спусковой крючок, дуплетом разрядив оба ствола в широченную спину кусача.

Идиот!

Конечно, высокоуровневая тварь и не подумала умирать…


Глава 21

Глава 21, в которой почти умираю от страха, но спасаюсь бегством, и принимаю неравный бой

Сквозь быстро рассеивающееся облако порохового дыма я увидел, как подстегнутая выстрелом тварь одним прыжком перелетала последние ступеньки до межэтажной площадки, врезалась шипастым плечом в стену, резко развернулась, прочертив глубокие борозды на побеленном участке стены, и уставилась на меня красными, как запретный сигнал светофора, глазами.

Двигалась тварь потрясающе быстро. Внушительные габариты – трехметровый рост и полутораметровый размах плеч – ничуть ей не мешали. И я не сомневался, что разделяющий нас лестничный пролет кусач мог преодолеть одним прыжком за доли секунды.

Но поломав все мои стереотипы о безумной агрессивности зараженных, кусач не бросился тут же меня убивать. Видимо каким-то шестым чувством мгновенно определив, что посмевший бросить вызов обидчик не представляет серьезной опасности, высокоуровневая тварь решила поиграть со мной, как кошка с мышкой.

Из похожей на медвежий капкан пасти твари потянулась вниз тонкая нить голодной слюны. Но гораздо больше огромных зубов и когтей страшилища меня впечатлили жуткие багровые глаза. Будто два портала из Ада, они мгновенно лишили меня способности сопротивляться, превратив в безвольную дрожащую жертву.

– Че застыл, придурок! – словно сквозь толстый слой ваты донесся злой голос Шпоры. – Скорее дверь запирай!

Но я, как загипнотизированный удавом кролик, не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Стоял и тупо пялился на начавшую медленно подниматься по лестнице смерть.

Рядом со смертью загорелся зеленый столбец информационного оповещения:


Зараженный Проглот237

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 36 (Кусач)

Опыт: 3386565/3562409

Убийств – 359

Поглощено биомассы, кг – 12718

Показатели:

Интеллект – 28

Атака – 51

Защита – 43

Ловкость – 50

Дух Стикса – 13


Тварь уже добралась до середины лестницы, когда голову прошил отчаянный визг Шпоры. Выданный наставницей ультразвук встряхнул мозг и вывел из ступора. Я снова мог двигаться.

Утратившая контроль тварь, сбросив надменный вид, рванула вверх со всех ног.

Но и я не сплоховал, захлопнув дверь и задвинув засов прямо у нее перед носом.

От могучего удара на стальном полотне двери появилась глубокая вмятина.

– Мля! – испуганно отшатнулся от двери и, развернувшись, бросился вон из прихожей.

Вдогонку раздался второй удар. Дверь жалобно застонала, но выдержала.

На бегу переломил ружье и на смену вылетевшим из стволов гильзам вставил пару новых патронов из кармана штормовки.

Пока перезаряжался «наслаждался» истерикой Шпоры:

– Рихтовщик! Ты даже не придурок! Ты – дебил конченный! Сказано же было: тихо закрой дверь! Нафига палить стал?! Кусачу твои пульки, как!..

Вопль наставницы прервал раздавшийся за спиной грохот выбитой из косяка двери.

Твари потребовалось всего пять ударов чтобы сорвать с петель четырехмиллиметровый стальной лист.

Я едва успел перескочить порог кухни. Хотел тут же развернуться и пальнуть из двух стволов в преследователя. Но вдруг на меня снизошло озарение – будто на затылке прорезался третий глаз. Перед глазами мелькнула картинка вихрем ворвавшегося в прихожую кусача. И та кошачья грация, с которой гигант проник в узкий дверной проход, мгновенно меня убедила: если сейчас остановлюсь, не то что прицелиться, даже развернуться в сторону твари не успею.

– Поздравляю, – фыркнула Шпора. – Ну, хоть что-то за выходку идиотскую получил…

Не успел спросить: о чем она вообще?

Вспыхнувшая строка уведомления объяснила это без слов, проинформировав о разблокировке навыка – Телепатия.

Кухня кончилась. Но окно в самом ее конце по-прежнему было широко распахнуто, и показанный десятилетним пацаном выход из безвыходного положения позволял оставить с носом высокоуровневую тварь.

Я с разбегу заскочил на высокий подоконник и, оттолкнувшись от карниза, прыгнул в пустоту.

За спиной раздался досадливый вой, тут же сменившийся треском ломаемой рамы.

Влекомый силой тяжести, я понесся навстречу брусчатке. А над головой треск перешел в звон разбитого стекла и шум переваливающегося через подоконник тела.

– Пухом! – выплюнул я фразу-активатор, глядя в летящие навстречу камни мостовой.

И мгновенно ощутил спасительное облегчение.

Но из-за рюкзака и ружья, вес которых остался неизменным, я все же достаточно чувствительно приложился о землю, разом потеряв четверть шкалы здоровья.

Прыгая в окно, я опасался упасть на останки Олега, но растащившие его тело зараженные не оставили внизу от мальчишки и следа. На брусчатке я даже не увидел следов крови.

Под действием Дара успел отскочить к дому и прижаться к стене. И тут же застонал от навалившейся свинцовой тяжести вернувшегося в тело веса.

А рядом, аккурат на место моего первоначального приземления, рухнул кусач. Увлекшийся погоней зараженный не смог погасить набранное ускорение и вывалился из окна следом за мной.

Падение с пятого этажа хоть и не убило высокоуровневую тварь, но сильно покалечило и потрясло. Я хотел добить кусача из ружья, но был остановлен Шпорой, велевший не тратить попусту время и патроны, а сразу использовать ее.

Пересилив тяжесть в ногах, заставил себя подскочить к шипящей от боли твари и опустить на роговые пластины ее спорового мешка извлеченную из инвентаря Шпору.

Из-под вращающихся шипов брызнул сноп искр.

Кусач обиженно взревел и замотал башкой, пытаясь сбросить с затылка опасную жужжалку. Тварь попыталась отмахнуться от обидчика когтями, но переломанные в нескольких местах конечности, на мое счастье, практически не слушались, и вместо отмашки зараженный лишь без толку разворотил брусчатку в метре от моих ног.

– Только не отпускай! Дави изо всех сил! – науськивала меня наставница. – Немного осталось! Чую броня его поддается! Рихтовщик, надо дотерпеть!..

Разумеется, наше громкое падение не осталось незамеченным. Зараженные со всех окрестностей бросились к нам наперегонки друг с другом. В подавляющем большинстве это были бегуны и прыгуны, и рев разозленного жужжащей Шпорой кусача заставил их вкопанными замереть на дальних подступах, а самых проворных даже попятиться обратно.

И пока я Шпорой терзал споровик высокоуровневой твари, его недоразвитые собратья на десятиметровой дистанции собирались во внушительную стаю, пожирали меня голодными взглядами, но, опасаясь кусача, подойти ближе и напасть не решались.

– Все! Хана кусачу! – возликовала Шпора, проваливаясь через развороченный пропил внутрь спорового мешка.

Из дыры на затылке твари вместо искр брызнули перемолотые ошметки паутины и споранов.

– Эй! Полегче там! – невольно возмутился я столь варварскому истреблению ценного ресурса и отдернул Шпору вверх.

– Да брось! – фыркнула наставница. – Все одно забрать добро тебе не позволят… Рихтовщик, сзади! Берегись!

Еще до ее подсказки, пробудившимся шестым чувством я уловил сзади движение сорвавшейся после смерти кусача с цепи толпы.

Вернул в инвентарь Шпору, вскинул ружье и практически в упор двумя выстрелами разнес черепушки парочке самых ретивых. Швырнув разряженную двустволку в морду третьему бегуну, шепнул «Круши!» и шагнул навстречу набегающей лавине…


Глава 22

Глава 22, в которой достигаю цели, но, вместо пряника, получаю дырку от бублика

Первая секунда действия Дара.

Мой правый кулак превращает в кровавое месиво морду скакнувшего наперерез прыгуна. И левый локоть тут же сворачивает на сторону челюсть вцепившегося в рукав бегуна. Берущие в клещи твари хватают со всех сторон за одежду и стараются завалить на брусчатку. Раздается треск рвущихся лямок рюкзака…

Четвертая секунда действия Дара.

Выдираю руки из захватов и замечаю, что рукава превратились в лохмотья. Из-за скученности врагов, бить прямыми становится неэффективно. Сношу впередистоящих боковыми, и локтями добавляю по бокам всех, до кого успеваю дотянуться. Концентрация тварей растет с чудовищной быстротой. Шаги становятся короче, продвижение замедляется. Ногти и зубы зараженных прорываются сквозь одежду и впиваются в тело. Я ору от боли, но продолжаю остервенело отбиваться…

Седьмая секунда действия Дара.

Руки и ноги намертво завязли в толпе. Даже десятикратного усиления не хватает, чтоб вырвать их из горы навалившихся тел. Крушу лбом чью-то оскаленную пасть, а сзади другая пасть тут же намертво впивается в загривок. Ощущаю, как колени предательски подгибаются и начинаю заваливаться на брусчатку. По изодранным рукам и ногам ручьями хлещет кровь. Из спины и боков твари рвут клоки мяса. Меня начинаю жрать заживо. Из-за боли глаза застилает кровавый туман. Ее так много, что я схожу с ума и превращаюсь в берсеркера. Совершаю предсмертный отчаянный рывок, неимоверным усилием снова распрямляю ноги, крушу затылком запрыгнувшую на закорки тварь и стряхиваю с себя разом всю придавившую к земле толпу…

Десятая секунда действия Дара.

Меня сносит с ног лотерейщик, примчавшийся на помощь низкоуровневой толпе. Огромная челюсть с акульими зубами вгрызается в горло. В предсмертном усилии вызываю из инвентаря Шпору и втыкаю шипастый диск в бок твари. Десятикратного усиления хватает, чтобы с одного удара пробить броню лотерейщика. Но действие Дара тут же заканчивается. Слышу хруст сминаемых зубами твари шейных позвонков, и мгновенно умираю…


Зеркало погасло и скрылось в клубах вонючего тумана. Увиденный со стороны бой заставил заново пережить испытанные в нем эмоции.

Я невольно подивился, какая матерая зверюга упокоила меня в конце – рост за два мера, метровая ширина плеч, ни капли жира, одни лишь чудовищно раскаченные мышцы, плюс акульи зубы и тигриные когти. В горячке боя лотерейщик не казался таким здоровым. И только, глядя со стороны, понял, какая это была на самом деле машина смерти. На фоне громилы-лотерейщика весь окровавленный и шатающийся от усталости я смотрелся жалко. Тем не менее жалкий я на последнем издыхании исхитрился так прижучить лотерейщика Шпорой в бочину, что раненый убийца, полностью обессилев, в конце боя не смог подняться и рухнул на мой труп. И голодное урчание окружающих его бегунов и прыгунов не сулило громиле ничего хорошего.

– Славный вышел бой, – хихикнул сзади насмешник.

– Славный-то он славный, но победа в нем досталась не мне, – проворчал я в ответ.

– Как знать, Игрок. Как знать.

– Загадками говоришь.

– Сам меня вынуждаешь, – фыркнул насмешник. – Сколько раз было говорено – читай уведомления, все отгадки там. И как об стенку горох.

– Да я как раз собирался перед тем, как ты со мной заговорил…

Но мои оправдания уже никто не слушал. Белизну тумана ярким цветом разбавили выстроившиеся перед глазами ряды красных строчек.

Правила я знал. Пока все не прочту, разговор с насмешником не продолжиться.

В бессильной ярости зашипел сквозь зубы проклятья, за пробирающее до костей амбре принудительной читальни, и сосредоточился на строках.


!Увеличение характеристики Меткость на 25 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 42 очка!

!Увеличение навыка Телепатия на 32 очка!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 15 очков!


!!!Внимание! В бою вами были ликвидированы: 1 кусач, 1 лотерейщик, 5 бегунов и 9 прыгунов!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 3548 очков опыта!

!Увеличение характеристики Знания на 38 очков!

!Увеличение характеристики Картография на 23 очка!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 28 очков!

!Увеличение характеристики Удача на 114 очков!

!Повышение показателя Интеллект +1!

!Увеличение характеристики Физическая сила на 96 очков!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение характеристики Рукопашный бой на 13 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 29 очков!

!Увеличение характеристики Меткость на 38 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 69 очков!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Выносливость на 72 очка!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Регенерация на 63 очка!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Скрытность на 38 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 39 очков!

!Увеличение характеристики Реакция на 84 очков!

!Повышение показателя Ловкость +1!

!Увеличение характеристики Гибкость на 27 очков!

!Увеличение характеристики Интуиция на 45 очков!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 85 очков!

!Повышение показателя Дух Стикса +1!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 18 очков!

!Увеличение характеристики Медитация на 8 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 59 очков!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 87 очков!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 93 очка!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 46 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 63 очка!

!Увеличение навыка Телепатия на 27 очков!

!!!Повышение Уровня +1!

!Повышение всех показателей +1!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 36 очка!

!Увеличение характеристики Фехтование на 20 очков!

!Увеличение характеристики Скрытность на 49 очков!

!Увеличение характеристики Гибкость на 61 очко!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 13 очков!

!!!Поздравляем со славной победой над противниками втрое и вдвое превышающими Вас по уровню развития!

Награда за победу над противником вчетверо превышающим по уровню развития:

!Прибавление 160 очков опыта!

!Прибавление 1600 очков свободного распределения характеристик!

!!!Одерживайте славные победы дальше!

!!!Внимание! Вы умерли!

Штраф за смерть:

!Снижение очков свободного распределения характеристик на 642 очка!

!Потеря 637 очков опыта!

!!!Осталось воскрешений 96! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 10 очков!

!!!Внимание! Выполнено игровое задание!

Награда за выполнение задания:

!Прибавление 55 очков опыта!

!Увеличение характеристики Картография на 56 очков!

!Увеличение характеристики Меткость на 55 очков!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение характеристики Скрытность на 53 очка!

!Увеличение характеристики Гибкость на 56 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 54 очка!

!Повышение показателя Дух Стикса +1!

!!!Удачной игры!


– Я получил новый уровень и выполнил задание, значит, поднялся до десятки, – стал рассуждать вслух, дочитав перечень уведомлений. – И где же тогда, спрашивается, сообщение, об обещанной активации скрытого Дара?

– Одного поднятия уровня до необходимого минимума недостаточно, – тут же откликнулся насмешник. – Сам собой активироваться скрытый Дар не может, необходимо вмешательство Знахаря. И я тебя об этом предупреждал.

– И где мне искать этого Знахаря?

– Я лишь подсказываю, иногда, – усмехнулся насмешник. – Но никогда не направляю.

– Мля!

– Смешной! У тебя же есть замечательная Шпора. Спроси ее. Уверен, она знает, как отыскать Знахаря.

– Добро. Спрошу.

– Вот и славно. Еще раз поздравляю со славным боем…

– А можно мне Дар еще прокачать? – поспешил перебить собирающего прощаться насмешника.

– Да ради бога, – фыркнул невидимый собеседник. – Для этого тебе не нужно ничье разрешение. Решил – делай. Ответственность целиком на тебе. Ты – Игрок.

– Я посоветоваться хотел. У меня очков свободного распределения характеристик, вроде, хватает на активацию второй ступени Дара?

– Определенно, хватает.

– А потом, для развития скрытого Дара, ну, когда Знахарь поможет его активировать, они ведь мне тоже, наверняка, понадобятся?

– Наверняка, – хмыкнул насмешник.

– Вот я и не знаю, как быть. Сейчас потратить? Или попридержать на будущее?

– Решай сам.

– Ну спасибо!..

– Всегда рад помочь.

– Издеваешься?

– Забавляюсь.

– Мля! Ну вот че ты за человек!

– Принимай решение сам.

– А! Гори оно все огнем! Хочу использовать очки свободного распределения характеристик для активации второй ступени Дара: Легче пуха.

Перед глазами тут же загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вами использовано 1974 очков свободного распределения характеристик!

!Увеличение характеристики Медитация на 1974 очка!

!!!Внимание! Активирована 2-ая ступень Дара Стикса: Легче пуха!

!Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Пухом»!

!Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Разблокирован навык: Левитация!

!Увеличение навыка Левитация на 10 очков!


– Прекрасный выбор, – поздравил насмешник.

– Не понял, а чего в Даре-то изменилось? – возмутился я. – Добавилась какая-то Левитация – и че? Почему активатор остался тем же? Где описание добавившихся плюшек?

– Было приятно с тобой пообщаться, – расхохотался в ответ насмешник. – С радостью буду ждать новой встречи.

– Да это кидалово какое-то! Эй! Але! Верните обратно мои две тысячи очков!

Но мои причитания никто уже не слушал. Сквозь вонючий кисляк проступили красные строки длинного воскресного уведомления:


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение четверное, нейтральное, без штрафов. На кластере: 994-18-00. В регионе Континента: 21-ый Юго-Восточный!

Игрок Рихтовщик

Статус: Положительный 168/0

Уровень: 10

Опыт: 5944/7680

Показатели:

Интеллект – 14

Атака – 35(+9)

Защита – 22(+4)

Ловкость – 18(+25%)

Дух Стикса – 45(+3)

Характеристики:

Знания – 338 очков / бонус к Интеллекту: 3

Картография – 293 очка / бонус к Интеллекту: 2

Наблюдательность – 300 очков / бонус к Интеллекту: 3

Удача – 641 очко / бонус к Интеллекту: 6

Физическая сила – 516 очков / бонус к Атаке: 5

Рукопашный бой – 1020 очков / бонус к Атаке: 10

Фехтование – 400 очков / бонус к Атаке: 4

Меткость – 418 очков / бонус к Атаке: 4

Физическая броня – 424 очка / бонус к Защите: 4

Выносливость – 415 очков / бонус к Защите: 4

Регенерация – 402 очка / бонус к Защите: 4

Скрытность – 353 очка / бонус к Защите: 3

Скорость – 358 очков / бонус к Ловкости: 3

Реакция – 407 очков / бонус к Ловкости: 4

Гибкость – 356 очков / бонус к Ловкости: 3

Интуиция – 368 очков / бонус к Ловкости: 3

Сила Стикса – 445 очков / бонус к Духу Стикса: 4

Броня Стикса – 414 очков / бонус к Духу Стикса: 4

Медитация – 3000 очков / бонус к Духу Стикса: 30

Познание скрытого – 400 очков / бонус к Духу Стикса: 4

Свободного распределения характеристик – 1447 очков

Шкалы:

Здоровья – 1010/1010

Удовольствия – 14/14

Спорового баланса – 35/35

Жажды и сытости – 22/22

Бодрости – 18/18

Духа Стикса – 45/45

Дары Стикса

Владеющий скрытым. Описание дара: ????. Период действия дара: ????. Откат дара: ????.

Сокрушитель преград. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Атака +2 к показателю Игрока. Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз показатель Атаки. Период действия дара: 10 секунд. Откат дара: 2 часа. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса.

Легче пуха. Дар 2-ой ступени. Постоянный бонус: Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Описание дара: Делает тело Игрока невесомым и способным перемещаться в воздушном потоке. Период действия дара: 5 секунд. Откат дара: 1 час 30 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 27 единиц шкалы Духа Стикса.

Достижения:

Убийца монстров 1-го ранга. Постоянный бонус: Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда. Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда. Ловкость +25% к показателю Игрока.

Навыки

Алкоголизм – 502 очка / бонус к Защите: +2

Владение Шпорой – 497 очков / бонус к Атаке: +2

Ораторское искусство – 80 очков / бонус к Интеллекту: 0

Кулачный бой – 268 очков / бонус к Атаке: +1

Легкая атлетика – 379 очков / бонус к Ловкости: +1

Тяжелая атлетика – 290 очков / бонус к Защите: +1

Торговля – 41 очко / бонус к Интеллекту: 0

Штопальщик – 33 очка / бонус к Защите: 0

Телепатия – 59 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Левитация – 10 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Задание на игру: Вывести Белку – Игрока вашего отряда, на безопасный стаб.

!!!Осталось воскрешений 96! Удачной игры!


Последняя прочитанная строчка сгинула в заклубившемся под напором сквозняка тумане. Ударивший в спину поток свежего воздуха принес непередаваемое облегчение и избавил, наконец, от необходимости дышать отвратительной вонью кисляка.

Сквозь прорехи в тумане по глазам резанул яркий свет. И в тут же раздался до боли знакомый треск дробящегося камня.

– Упс! – выдала откровенно угорающая вредительница.

Туман окончательно рассеялся и я оказался в знакомой спальне, с бессовестно врубившейся в стену Шпорой в руках.

– Ну ты в курсе, что это снова твой косяк, – «подбодрила» меня наставница. – Выпутываться из него тебе не привыкать. Короче, привет цифрам!

– Что там у вас творится?! – раздался до дрожи знакомый вопль из соседней комнаты.

– Почему сюда-то опять? Мест других в городе что ли нет? – спросил у изуродованной стены, отправляя Шпору в инвентарь.

– Чтоб место поменялось, надо кластер загрузившийся покинуть, – объяснила наставница.

– Поздравляю с десяткой! – добавила напоследок и притихла, бросив меня на растерзание фурии в домашнем халате и бигудях, уже несущейся в спальню со всех ног.


Глава 23

Глава 23, в которой вспоминаю любимый фильм и рву маску

– Спокойно, гражданочка! – опережая гневный вопль хозяйки квартиры, я решительно шагнул ей навстречу и заговорил первым. – Небольшая производственная накладочка вышла. Отвертка – зараза, сорвалась и стену чуток поцарапала. Но это легко поправимо…

– Че ты меня лечишь, зубоскал! – возмутилась дама. Пытаясь прорваться к стене, боднула меня плечом и, ойкнув, отвалилась обратно к дверному проему, потирая отбитое от удара плечо.

Все же десятый уровень с нехило прокаченными характеристиками – это о-го-го какой кабан. Я даже не почувствовал толчка дородной дамы, будто ребенок малолетний в бок едва заметно боднул. А ведь и суток не прошло с предыдущего возрождения, когда та же хозяйка играючи снесла меня со своего пути.

– Че дерешься-то! Думаешь, управу на тебя не найду! – обиженно зашипела дама.

– Звать Семен Семеныча не вариант, – покачал я головой, предупреждая следующий ее шаг. – Покалечу вашего песика…

– Что?! – раненой медведицей взревела дама. – Да как ты смеешь, быдло, называть моего мужа песиком!

– Мужа?! – настал мой черед удивляться.

– Да ты вконец оборзел! – фыркнула дама и, отвернувшись в коридор, крикнула: – Семен Семеныч, можно тебя на минуточку!

Воспользовавшись паузой, решил проверить свои возможности и, вернувшись к шкафу, попытался передвинуть его своими силами, без активации Дара. Пришлось изрядно попотеть, все же трехметровая махина из натурального дуба весила добрый центнер, не меньше. Но у меня получилось. Я сделал это, за считанные секунды, скрыв от отвернувшейся хозяйки следы невольной диверсии.

Перед глазами загорелась строка системного уведомления:


!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 27 очков!


– Вот, Семен Семеныч, полюбуйся на этого хама! – раздался сзади злорадный голос дамы, когда я прятал в карман найденную на шкафной полке отвертку. – Представляешь, обозвал тебя псом!

В дверном проеме рядом с хозяйкой нарисовался худой, как жердь, лысый тип лет пятидесяти, с угрюмой миной на усатом лице – ну просто вылитый Киса Воробьянинов из гайдаевских стульев. Такой же, как у жены, домашний халат смешно болтался на узких плечах «Воробьянинова», как на вешалке.

– Все нормально, Рихтовщик. Не парься. Так бывает, – прояснила недоразумение Шпора. – Кластер, перезагружаясь, не точно копирует предыдущую загрузку. Возможны такие вот нелепые накладки.

– Это возмутительно! – по-бабьи взвизгнул лысый тип.

– Это Семен Семеныч? – спросил у хозяйки, еле сдерживая смех. – А где псинка? У вас че, в семье произошла замена? Был песик – стал Киса?..

Не удержавшись, в конце фыркнул от рвущегося наружу хохота.

– Видишь! Этот хам над нами издевается! – снова заголосила дама.

– Я сейчас же позвоню твоему начальству, наглец, и у тебя будут большие проблемы! – вторил жене лысый тип.

– Офигительно похож, – угорал я.

Провоцируя «Кису» на новую хохму, сделал виноватый вид и подначил:

– Че, правда позвонишь?

– Да, так и будет! – воодушевленный моим смущением лысый тип, грозно потряс выхваченным из кармана телефоном. – Требую извинений! Немедленно! Или звоню начальству, и пеняй на себя!

– Отпад! – схватившись за живот, я согнулся в приступе хохота.

– Да что ты себе позволяешь, наглец!

– Мля!

– Я те помлякаю! Хамло! – подбоченилась хозяйка.

– Граждане, успокойтесь, я не хотел никого обидеть. Вышло недоразумение. Мне показалось, у вас есть собака…

– Семен Семеныч, он слов не понимает, звони!

– Ой, Мариша, сеть пропала, – обернувшись в жене, пожаловался лысый тип.

– Все у тебя не слава богу! – фыркнула скандалистка, выудила из кармана свой телефон и аж топнула от разочарования.

– Чего, тоже сети нет? – догадался супруг.

– Кончай с цифрами играться! У нас дел непочатый край! – отчитала меня наставница.

– Ну, мне пора, – заявил я, решительно раздвигая плечом уткнувшихся в телефоны хозяев.

– Приятно было с вами потрендеть, но у меня сегодня еще дел выше крыши, – добавил шагая по коридору к выходу.

– А ну стоять! – первой опомнилась хозяйка.

– Шкаф я сделал. Он у стены, в спальне. – спокойно откликнулся из прихожей.

Отвел в сторону запор нехитрого замка и открыл дверь.

Перед тем, как выйти в подъезд, на пороге развернулся к хозяевам и добавил:

– Как говорится, не поминайте лихом. Куда звонить-жаловаться, ежели че, вы в курсе.

И захлопнул за собой дверь.


Отключение электричества совпало с выходом на лестницу.

Спуск с девятнадцатого этажа в полумраке лестничных маршей – это, знаете ли, то еще удовольствие. Бежишь вниз, бежишь, и конца края уходящим вниз ступеням не видно.

– Поздравляю с новым уровнем, – нарушил однообразие спуска голос наставницы. – Стал десяткой, Рихтовщик. Отлично!

– Толку-то, – пропыхтел на бегу. – С обещанным Даром меня обломали. Велели Знахаря искать для его активации.

– Найдем, – заверила Шпора. – Как только выберемся отсюда, отведу тебя в один надежный стаб. Там, по любому, Знахарь есть.

– Стаб – это хорошо. У меня как раз новое задание на него заточено.

– Ну-ка, ну-ка… Ага, понятно. Чего-то подобного, признаться, и ожидала. Говорила же: никуда от тебя твоя Белка не денется.

– Она не моя.

– Не, Рихтовщик, позняк метаться. Она твоя крестница. Система это зафиксировала. Выходит, ты за нее в ответе. Хочешь – не хочешь, но лямку тянуть придется. Как там у классика: мы в ответе за тех кого приручили.

– Мля!

Через Меню зашел в Отряд, и обнаружил ожившую аватарку Белки. Попытался отправить ей сообщение, но получил системное уведомление, о невозможности связи из-за значительной удаленности девушки.

– Ну и где теперь, прикажешь, ее искать?

– Не надо никого искать. Она сама тебя найдет. Для Белки ты единственный проводник из кошмара Стикса. Увидит твою активную аватарку и прикатит сюда, как миленькая. Главное от дома ее далеко не уходи.

– А как же нашествие орды тварей?

– Часа полтора до появления орды еще точно есть.

– Ты часом не знаешь, где тут ближайший магаз?

– Это еще зачем?

– Хочу прогуляться, осмотреться… У меня в карманах вроде есть какая-то мелочь, может на банку пива хватит.

– Плохая идея.

– А че мне, у двери на лавочке тупо сидеть?

Лестница наконец кончилась. Пройдя до боли знакомую площадку первого этажа, непривычно чистую и без следов погрома, вышел из полумрака подъезда на улицу и зажмурился от яркого дневного света. Привыкая к нему, остановился у лавочки.

– Нет, сидеть здесь не надо, – по-своему истолковала мою задержку Шпора. – Предлагаю: прогуляться и навестить Олега.

– Да ну нафиг! Все равно пацану ничем помочь не могу. И так чувствую себя его должником. Не пойду!

– У меня возникла одна теория. Чтоб ее проверить, нужно увидеть Олега.

– Что за теория.

– Скажу, когда проверим.

– Мля! Вот умеешь заинтриговать.

Я зашагал мимо домов по знакомому маршруту. На оживающих на глазах дворовых тротуарах становилось непривычно многолюдно. Мимо проносились ватаги ребятишек. Выходящие их подъездов мужчины и женщины растерянно озирались по сторонам, кучковались возле подъездов и тихо друг с дружкой перешептывались. Нигде не было слышно смеха. Все, словно чуя приближение страшной беды, выглядели напуганными и подавленными.

Через четверть часа я был на месте.

Поднялся на пятый этаж и нажал кнопку дверного звонка.

Ждать пришлось не долго.

– Кто таков? – донесся из-за двери раздраженный мужской голос.

– А Олег здесь проживает? – ответил вопросом на вопрос.

– Че надо от внука? – продолжил допрос дотошный дед.

– Может, хоть дверь откроете? Я не кусаюсь.

– Не кусается он, ишь ты, – проворчал дед, но дверь открыл.

Появление на пороге деда Василия едва не спровоцировало меня на атаку. Еще слишком свежи были в памяти воспоминания о недавней схватке с этим зараженным. Сейчас дед вроде бы выглядел спокойно, но в его глазах уже появился лихорадочный блеск – предвестник грядущего кровавого безумия.

Справившись с первоначальным порывом, дружелюбно улыбнулся деду и озвучил подсказанное Шпорой обоснование визита:

– Меня из школы прислали.

– Да понял я, – отмахнулся дед. – У меня сегодня с утра что-то голова разболелась и давление скакнуло. А потом еще электричество во всем квартале пропало. Короче, признаю, моя вина. Должен был Тамаре Марковне… ну, классной Олега… позвонить, да забыл…

– А чего стряслось-то? – уточнил я, стараясь не показывать удивления неожиданным признанием.

– Олег вчера ночью к родителям уехал. На неделю. Погостить. Они ж у него оба в Москве работают. Парнишка страшно по ним скучает. Вот, решили порадовать пацана. Сын на службе взял недельный отпуск, накупил билетов в разные, там, дельфинарии, зоопарки и цирки… В общем, вернется Олег только через неделю. Так в школе и скажи.

– Обязательно скажу, – кивнул я.

– Ах ты ж, ешкин кот, чуть не забыл, – вдруг хлопнул себя по лысой макушке дед. – Погоди минутку, я сейчас… – и не позволив мне даже рта раскрыть, захлопнул дверь.

– Как тебе такой поворот? – тут же напомнила о себе Шпора.

– Да, че тут скажешь – рад за пацана. Получается, ему повезло вырваться из кластера до перезагрузки.

– Повезло? – хмыкнула наставница.

– А че, разве нет? – удивился я.

– Сперва ты жалеешь покалеченную собаку. И при следующем возрождении, оказывается, что ее теперь нет в квартире. Затем, ты обещаешь помочь мальчишке. И…

Объяснения Шпоры прервало возвращение деда.

Шумно щелкнул запор, дверь отворилась, и появившийся на пороге дед протянул мне завернутый в газету сверток.

– Отнеси это в школу, ладно. И отдай Тамаре Марковне. Олежка, сам понимаешь, не сможет теперь принять участие в вечернем спектакле. Придется подыскать какого-то другого школьника на роль Кощея Бессмертного. Понимаю, что так не делается. Мы сильно подвели Тамару Марковну. Но так уж сложились обстоятельства. Если б не голова с давлением, сам бы сходил к ней, повинился. Из-за болезни сейчас, боюсь, не дойду, упаду где-нибудь по дороге. Так что, уж будь добр, выручи, передай.

И не дожидаясь моего согласия, дед снова захлопнул дверь и задвинул засов.


Уже на улице, возвращаясь по дворовым дорожкам к дому Белки, я развернул сверток и достал маску Кощея.

– Фу, какая мерзкая перекошенная харя, – первой прокомментировала маску Шпора.

– Для сказочного злодея самое то, – проворчал я.

– А тебе этот Кощей никого не напоминает?

– Да. Есть, вроде, что-то смутно знакомое. Но, что именно… не знаю, не могу вспомнить.

– Я подскажу. Представь зараженного шестого-седьмого уровня, на грани перехода из прыгунов в бегуны, у которого еще сохранились человеческие черты лица, но зубы во рту уже начали заостряться…

– Точняк! Маска очень похожа на морду такой твари.

– А теперь прикинь. Отожраться к вечеру до шестого-седьмого уровня развития вполне по силам любому зараженному, разумеется, пережившему нашествие орды. Теоретически, такой шанс был и у Олега. Получается, эта переданная тебе маска символизирует его шанс превращения в бегуна.

– Эк загнула-то.

– Рихтовщик, здесь, на Континенте, ничего не происходит просто так. Тебе ж русским языком было сказано, что это – маска участника вечернего спектакля. Считай, теперь в твоих руках судьба мальчишки. Выпал шанс сдержать обещание и окончательно избавить Олега от плачевной участи: сталь когда-либо зараженным Стикса.

– Да ты гонишь! Это всего-то обычная картонная маска…

– Ой, дядь, а чего это у тебя? – оглянувшись на голос, обнаружил, что меня окружила ватага детворы.

– Какая прикольная маска. Дай померить? – протянула руку самая старшая из детей – девчушка лет одиннадцати.

– Не вздумай отдать! – взвизгнула наставница.

– Бред какой-то, – пробормотал я и в клочья разодрал маску на глазах у детей.

– Жадина! – обиженно фыркнула девчушка и, показав язык, рванула наутек.

– Жадина-говядина! – подхватила клич малолетняя свита и бросилась вдогонку за предводительницей.

– Правильное решение, – похвалила наставница.

Шпора продолжила еще что-то говорить, но я ее больше не слушал, шокированный загоревшимися перед глазами красными строчками уведомления:


!!!Внимание! Выполнено скрытое задание: Погашение долга!

Награда за выполнение задания:

!Прибавление 75 очков опыта!

!Увеличение характеристики Картография на 74 очка!

!Повышение показателя Интеллект +1!

!Увеличение характеристики Фехтование на 75 очков!

!Увеличение характеристики Скрытность на 74 очка!

!Повышение показателя Защита +1!

!Увеличение характеристики Гибкость на 74 очка!

!Повышение показателя Ловкость +1!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 77 очков!

!!!Поздравляем с выполнением первого скрытого задания!

Награда за первое скрытое задание:

!Прибавление 25 очков опыта!

!Прибавление 250 очков свободного распределения характеристик!

!!!Выполняйте задания – это выгодно! Удачной игры!


Глава 24

Глава 24, в которой меня балуют нефильтрованным, и я отвечаю черной неблагодарностью

– Рихтовщик, ты по-прежнему уверен в необходимости активировать твой третий Дар? – спросила Шпора, следом за мной прочтя системное уведомление.

– Думаешь, вся эта канитель из-за скрытого Дара?

– А-то! – фыркнула наставница. – Ты вообще понял, что произошло? Зачтя тебе задание, Система косвенно подтвердила спасение тобою Олега. Значит, отъезд мальчика накануне обновления кластера – не счастливое стечение обстоятельств, а прямое вмешательство твоего Дара. Загадочного, скрытого и еще даже неактивированного Дара! Я даже представить боюсь, в какие авантюры он тебя втравит после активации.

– Да и ладно. Зато, вон сколько опыта и полюшек мне сразу отсыпали. И хорошее дело сладилось – мальчугана из здешнего ада удалось вытащить.

– Но какой ценой! Чтобы все осуществилось, тебе пришлось отправиться на перерождение. А количество возрождений у Игрока ограничено!

– Да я бы там еще раньше сдох, если б не Олег!

– Тише ты! Чего на всю улицу разорался-то. Вон, цифры на тебя уже начинают оборачиваться.

– Да ну тебя, – проворчал, успокаиваясь. – Сперва выбесит, потом – чего разорался…

– Не бухти. Лучше Белке ответь.

– Так она же…

– Она уже минуту, как в радиусе доступа. Три сообщения тебе настрочила.

Зайдя через Меню в отрядный чат, увидел три коротких послания от Белки:

«Рихтовщик, привет! Где ты? Надо встретиться))»

«Ау!!! Спишь что ли? Бу-га-га) Ответь, жду!»

«Блин! Почему молчишь-то?! Я чем-то тебя обидела??»

– Белка, привет! – стал надиктовывать ответное послание. – Подхожу к твоему дому. Буду через минуту.

Отправил письмо и через считанные секунды получил ответ:

«Ура! Откликнулся наконец! Тоже еду к дому. Буду минут через пять)»

– Лады. Встретимся у подъезда.

«Ок)))»


У белкиного подъезда, как везде, толпились встревоженные жильцы.

Белка ожидаемо приехала на такси.

Позже я от нее узнал, что в этот раз, не дожидаясь команды начальника, она самовольно ушла с работы. Оказалась на относительно пустой улице до появления оглушенной перезагрузкой толпы, без проблем остановила проходящую мимо машину с адекватным водителем и без приключений доехала до дома.

Расплатившись с таксистом, Белка вышла из машины с двумя большими пакетами, набитыми снедью и выпивкой.

– Ты где столько добра набрать успела? – невольно подивился, забирая у девушки тяжелую ношу.

– Привет, Рихтовщик! – вместо ответа боевая подруга повисла у меня на шее и звонко чмокнула в щеку.

Такое ее поведение не осталось без внимания. Толпа вокруг зашушукалась, загудела…

– Да ладно, че ты… – пробормотал я, с ужасом понимая, что под посторонними взглядами краснею, как прыщавый пацан. – Белка, я тоже рад нашей встрече.

– По дороге магазин увидела, там народу почти не было, – затараторила сияющая, как начищенный самовар, девушка. – Попросила таксиста заехать на стоянку и немножко меня подождать. Тележку в руки и тариться. Ух и навела я там шороху. Аж банки дрожали, когда мимо полок пролетала. Управилась за пять минут. У кассирши реально глаза на лоб полезли, когда я примчалась вся в мыле к кассе с полной тележкой жрачки и пива…

– Че, в натуре про пиво не забыла? – перебил, заглядывая в пакеты.

– Блин, Рихтовщик, глаза-то разуй! Там целая упаковка пиваса по пакетам рассована. Двадцать банок нефильтрованного! Все, как ты любишь. Чуть грыжу не заработала, пока это богатство в машину затаскивала. А ты, гад, на записки мои не отвечаешь!

– Я ответил. Как только увидел, сразу…

– Слышь, Ромео великовозрастный, – перебил раздраженный голос Шпоры, – может объяснения с Джульеттой отложишь на потом. Я уж молчу про собравшуюся вокруг толпу – фиг с ней. Но через полчаса здесь будет орда, и вам нужно срочно искать какое-нибудь надежное укрытие, если не хотите по новой отправиться на перерождение.

– Это так, значит, ты меня ждал! – воспользовавшись моей паузой, на радость греющей уши толпе, снова затараторила Белка. – Я ему гору банок любимого пива, деликатесов всяких к пиву, а в ответ…

– Стоп! – решительно прервал белкино словоизвержение. – Нет времени на пустой треп. Нужно срочно перетереть наедине, без посторонних ушей.

– Ну пойдем, что ли, тогда в квартиру?

– Пошли.

Раздвинув толпу, поднялись по короткой лесенке на площадку первого этажа, Белка ключом открыла дверь, и мы наконец скрылись от посторонних глаз в тиши пустой квартиры.

Пройдя следом за Белкой к длинному столу-стойке, условно отделяющему кухню от гостиной, взгромоздил на него пакеты. Порывшись в ближайшем, выудил пару банок пива. Одну протянул Белке, вторую вскрыл и тут же перелил в рот добрую половину содержимого.

Пиво оказалось просто улет. В меру охлажденное, с горчинкой, точно такое, как я люблю. Бомба – а не пиво!

Перед глазами загорелись строки уведомления, о возобновлении прокачки стрессоподавительного навыка.

– Отлично, – довольно облизнулся, опускаясь на высокий табурет напротив девушки.

– О чем важном хотел перетереть? – напомнила Белка, мелкими глотками смакуя содержимое своей банки.

– Ишь ты! – удивился я, только сейчас заметив сбоку от девушки зеленые строки информационного описания, – где успела до тройки прокачаться?

– Твоими стараниями, – улыбнулась Белка. – Мне, пока на перерождении в кисляке маялась, за отрядные свершения сорок три очка опыта капнуло. Не знаю кого ты тут без меня прищучил, но видимо кого-то очень большого и толстого. Так что на кластере возродилась я уже Игроком третьего уровня.

– Ну че, круто. Я тоже до десятки поднялся. Такие достижения, по любому, нужно обмыть. Хотя бы пивом.

Мы чокнулись. Я перелил в рот остатки из банки, смял ее, бросил под стол и достал из пакета следующую.

– Блин, Рихтовщик, ты, вроде, о деле хотел поговорить. А вместо разговора пивом наливаешься.

– Поддерживаю! – напомнила о себе Шпора, от ледяного голоса которой повеяло арктической стужей.

– Одно другому не мешает, – проворчал я и перешел к делу: – Короче, примерно через полчаса на кластер хлынет волны высокоуровневых тварей. Начнется массовый штурм городских домов, со всеми вытекающими… Чтобы не попасть под замес, нам надо в темпе собираться и сваливать отсюда в какое-нибудь безопасное место. У тебя есть что-нибудь подходящее на примете?

– Да откуда… – растерянно развела руками Белка. – А давай, может, просто дверь входную укрепим. Забаррикадируемся тут, как следует. Смотри, если всю мебель к двери и окнам сдвинуть…

– Не вариант, – решительно перебил я. – Помнишь, какой разгром в подъезде был при нашей первой встрече? С выбитыми из косяков дверями?.. Так вот, это после штурма. Я собственными глазами видел, как кусач в пять ударов сложил дверь вдвое толще вашей, запертую на гаражный засов.

– Точно! Как же я о нем забыла-то?! – встрепенулась Белка. – Тут же совсем недалеко от нашего дома гаражный кооператив. И там у нас с Сережей гараж.

От воспоминания о муже по лицу девушки пробежала тень.

– Да, укрыться в гараже – хороший вариант, – одобрила идею Белки наставница. – Туда твари вряд ли сунутся.

– Как долго до гаража добираться?

– Минут десять неторопливым шагом. Но можно и за пять минут добежать.

– Решено. Пересидим в гараже, – объявил я. В два могучих глотка прикончил вторую банку и вскочил с табуретки.

– Все, хорош рассиживаться. Давай, Белка, в темпе, переодеваемся в удобную спортивку, пакуем барахло из пакетов в рюкзаки, и двинули…

Увы, свалить по тихому не удалось. Как это часто случается в плохом кино, стоило нам скинуть верхнюю одежду, щелкнул замок отпираемой двери, и на пороге квартиры нарисовался ревнивый муж.

Сбоку от коренастого широкоплечего брюнета – ровесника Белки, загорелись зеленые строки информационного описания:


Зараженный Сергей

Статус: Потенциальный пожиратель биомассы

Уровень: 0 (Пустыш)

Опыт: 0/10

Убийств – 0

Поглощено биомассы, кг – 0


Ревнивец с порога разразился гневной предъявой:

– Ах ты ж шлюха! Млять конченная! А я еще парням не поверил! Витьку нос разбил, когда стал в красках расписывать, как ты тут с уродом этим на хате нашей кувыркаешься!..

– Сережа, ты что! – попыталась урезонить мужа Белка. – Ты не так все понял! Это Рихтовщик…

– Вот и супер! Прям в тему! Ща я ему харю-то рихтану!..

Взревев раненным медведем, Сергей, как шелудивого котенка, отшвырнул с дороги жену и бросился на меня.

Вероятно, в недалеком прошлом парень был спортсменом, увлекался единоборствами, и по сей день считал себя крутым бойцом. Эта самонадеянность его и сгубила.

Даже с нехило прокаченными характеристиками скорости, реакции, гибкости и интуиции я не успел уклониться от первой серии ударов. Мастерски исполненная двойка прошла точно в печень и челюсть. Но там где сплоховала Ловкость, не подвела Защита. Парень знатно отбил об меня кулаки. В налитых кровью глазах бывалого бойца отразилось изумление, когда безотказная двойка, сваливший с ног не один десяток противников, меня даже не пошатнула. А потом настал мой черед атаковать. На доли секунды опередив истошный белкин вопль, я нанес всего один удар. Прямой правой. Точно в висок не успевшего уклониться соперника.

– Нееет! – услышал я белкин крик.

Но ничего уже нельзя было изменить.

Сергей рухнул на пол, как срубленное дерево. Из носа, рта, ушей и даже глаз его хлынула кровь.

Перед глазами загорелись строки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидирован пустыш!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 3 очков опыта!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 8 очков!

!Увеличение характеристики Физическая броня на 7 очков!

!Увеличение характеристики Скорость на 5 очков!

!Увеличение навыка Кулачный бой на 11 очков!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Глава 25

Глава 25, в которой лишний раз убеждаюсь, что все зло от баб

– Кажись, началось! – шепнул я Белке и, выбравшись из-за стола, на цыпочках подкрался к воротам.

– Ужас какой – что там творится, – поежилась подобравшаяся следом Белка.

– Да, вовремя мы успели свалить…

Начавшаяся у Белки, после смерти мужа, истерика едва не перечеркнула нам все планы.

Вопящая дурным голосом Белка каталась по полу и, абсолютно выпав из реальности, полностью игнорила мои призывы успокоиться. В ответ на ее крики, «отзывчивые» соседей стали ломиться в запертую дверь, терзать кнопку звонка и угрожать полицией.

Поднявшийся адский тарарам меня выбесил до звона в ушах. Еще б чуть-чуть и устроил бы в доме кровавое побоище, на зависть орде. Уже на подходе к двери в чувство привел ледяной голос Шпоры, приказавший отнести истеричку в ванную и как следует прополоскать ей мозги ледяной водой.

Холодный душ привел девушку в чувство. Вопить она перестала. Штурм двери тоже вскоре прекратился. Пока Белка вытиралась полотенцем, я перетащил тело мужа за диван, стер кровь спецовкой и прикрыл оставшиеся на полу разводы стеклянным столиком.

Выйдя из ванной и не обнаружив на полу тела, девушка буркнула мне: «Спасибо», скоренько натянула спортивный костюм и присоединилась к укладке провизии в приготовленные еще до появления мужа рюкзаки.

Чехарда с истерикой и душем отняли добрые четверть часа времени. Еще не меньше пяти минут мы потратили на лихорадочные сборы. И когда выбрались, наконец, из квартиры, Шпора стращала явлением волны тварей с минуты на минуту.

К счастью на выходе из подъезда никто не попытался нас остановить. От внушительной толпы, гудевшей здесь еще полчаса назад, теперь остались всего две старушки на лавочке, проводившие нас голодным взглядом обратившихся пустышей. Почуяв мой интерес к загадочному исчезновению толпы, Шпора объяснила, что ничего таинственного в произошедшем нет. Просто, заражение цифр перешло из пассивной стадии ожидания в активную стадию голода, и пустыши разбрелись в поисках доступной биомассы. Большинство вернулось в квартиры, разорять морозильники и набивать утробу сырым мясом, а кто-то побрел куда глаза глядят, в поисках какой-нибудь падали.

Мы рванули от подъезда, как нахлыстанные. За каждым кустом, мимо которых пробегали, мне чудился притаившийся медляк. Невольно хватался к карман с отверткой. Но нам везло, и из раза в раз тревога оказывалась ложной.

На второй минуте бега пришлось забрать у зашатавшейся девушки рюкзак, а еще через минуту подхватить ее на руки целиком и нести до самых гаражных ворот. Сил у хрипящей Белки оставалось лишь на невнятное мычание, поэтому направление она указывала дрожащей рукой.

Уф! Было тяжко, но мы сделали это. Добежали до белкиного гаража за рекордные четыре минуты.

Весь в мыле, пыхтя, как паровоз, я чувствовал себя загнанной лошадью, но улыбался, читая загоревшиеся перед глазами строки системного уведомления:


!Увеличение навыка Легкая атлетика на 38 очков!

!Повышение показателя Ловкость +1!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 41 очко!


Опущенная на землю Белка, не трогая запирающих воротные створки массивных навесных замков, длинным ключом отворила небольшую боковую дверцу, через которую по очереди мы и проникли внутрь.

Приятным сюрпризом для меня стало, что гараж оказался пустым, без машины. Не пришлось жаться к стенам, можно было спокойно ходить из угла в угол, не опасаясь врезаться в авто.

Зафиксировав дверь надежным внутренним запором, девушка вынула из кармана смартфон и, осветив гараж фонариком, потащила меня к старому дивану у боковой стены. На него мы дружно повались и следующую минуту бок о бок лежали без движения, восстанавливая силы.

Оклемавшись, подтащили к дивану стол. Белка положила на него смартфон, лучом фонарика вверх, из-за чего в гараже сразу стало относительно светло и уютно. Уродство неоштукатуренных кирпичных стен, декорированных грубо сколоченными деревянными стеллажами с инструментом, отошло на задний план, скрывшись в полумраке глубоких теней. А на ярко освещенном переднем осталась Белка, на правах хозяйки, засуетившейся вокруг стола.

Из рюкзаков, словно из рога изобилия, посыпались упаковками со всевозможной нарезкой, консервы со всякой всячиной и, разумеется, банки нефильтрованного.

На правах гостя, я плюхнулся обратно на диван и, откупорив банку пива, с удовольствием наблюдал за белкиной суетой.

Успел расправиться с содержимым одной банки, закусить его двумя толстыми бутерами с ветчиной, сыром, колбасой, снова сыром, только плавленым, и кружками помидоры сверху. Откупорил следующую банку, но успел сделать всего пару глотков, когда снаружи донеслись приглушенные расстоянием отчаянные вопли…

Передав Белке недопитую банку, проверил надежность фиксирующих гаражные створки штырей.

– Они, ведь, сюда не сунутся? – спросила Белка, возвращая мне пиво.

– Надеюсь.

К далеким воплям прибавилась частая канонада автоматных очередей, заухали тяжелые орудия, послышались раскаты взрывов.

– Да там настоящая война.

– Замес не хилый, – кивнул я, залпом допил остатки пива и направился обратно к столу за добавкой. – Тебе пива взять?

– Я еще эту банку не допила.

– Может бутер?

– Нет, я не хочу есть.

– Ну как знаешь, а я чутка перехвачу.

Сделал себе бутерброд с колбасой, салатом, ветчиной, сыром и соленым огурцом, подхватил новую банку нефильтрованного и, жуя на ходу, вернулся к воротам.

– Рихтовщик, а если какой-нибудь шальной снаряд сюда прилетит?

– Да с фиг… кх… кх…

Я аж поперхнулся и закашлялся от такого предположения.

– Мля! Чуть не подавился из-за тебя! Белка, че за дурацкие предположения?!

– Мне страшно.

– Так иди выпей ликеру. У меня в рюкзаке есть. Прихватил, для живца.

– Не хочу напиваться.

– Мля! – стал пить пиво и чуть не захлебнулся из-за неожиданных слов Шпоры:

– Обними ее, болван.

– Не в то горло попало, – постучала по спине Белка.

– Ну, типа того, – буркнул я, отбросил в угол остатки бутера и освободившейся рукой притянул к себе девушку.

– Ой, что ты делаешь, – хихикнула Белка, не пытаясь вырваться.

– Пытаюсь тебя успокоить, – с трудом вытолкал слова из внезапно пересохшего горла. И осторожно погладил спину прильнувшей ко мне девушки.

– А мне кажется, наоборот, задумал меня завести.

– Если тебе не нравится… – я попытался отстраниться, но обнимающие меня за спину женские руки не захотели расцепляться.

– Иди сюда, – шепнула девушка.

Обхватив руками за шею, она вынудила меня согнуться до уровня своего лица и вдруг впилась в губы страстным поцелуем.

На пол полетела недопитая банка, и вторая освободившаяся рука соединилась к первой на белкиной спине, заключая девушку в крепкие объятья…

– Ну слава Стиксу, натурал, – раздался в голове довольный голос Шпоры. – А то, Рихтовщик, я уже начинала всерьез опасаться за твою ориентацию.

– Мля! Ну вот с фига ли?! – оторвавшись от губ Белки, предъявил заваленному пивом и жрачкой столу. Невольно подивившись тому, что уже сижу полуголым, в одних штанах, на диване, и обнимаю раздетую до нижнего белья девушку.

– Что? Что случилось? Я что-то сделала не так?! – запаниковала следом за мной вынырнувшая из закрутившего нас вихря страсти Белка.

– Нет-нет, все хорошо, – стал успокаивать девушку.

И тут на наши ворота обрушился сильный удар.

От романтического настроя мигом не осталось и следа. Вскочив на ноги, мы, как до смерти перепуганные котом мыши, на цырлах зашагали к воротам, по пути подбирая разбросанную по гаражу одежду и тут же лихорадочно ее надевая.

– ААА! Нееет! – донесся отчаянный вопль из-за ворот.

– Пожалуйстааа! Не нааадо! – голос просящего стал быстро удаляться, видимо он побежал дальше по широкой дороге между рядами гаражей. – Кто-нибууудь! Спасииитеее!!!

За воротами послышалось голодное урчание, настигающего добычу хищника, сопровождающееся дробным цокотом копыт.

– Там чего, тварь верхом на коне? – озвучила мой немой вопрос Белка.

– Это топтун, – пояснила мне Шпора. – Тварь, в которую эволюционирует лотерейщик, достигнув предела развития. У него пятки окостенели и превратились в некое подобие копыт. Отсюда такой оригинальный звук у походки.

Я скоренько поделился полученной от наставницы информацией с Белкой, и мы снова прильнули к воротным щелям.

– ААА! Отвалиии СУКААА! Я не вкууус!!!

Вопль несчастного оборвался на полуслове. На переделе слышимости раздался звук рвущейся ткани и утробное урчание сменилось зловещим чавканьем.

– Ой, мамочки! – заскулила Белка.

– Тихо! – шикнул на спутницу, зажал ладонью ее рот и, подхватив, унес вглубь гаража, подальше от ставшей смертельно опасной улицы.

– Рихтовщик, он ведь нас не найдет? – шепнула Белка, стоило освободить ей рот.

– Если не будем шуметь, не должен, – так же шепотом ответил я.

В гараже повисло гробовое молчание. И мы оба вздрогнули, когда за воротами раздался ничуть не таящийся мужской голос:

– Груз, вон он, я его вижу!

– Жгут, балабол гребаный, – тут же отозвался второй голос, гораздо тише, – те нахрена рация была выдана?

– Я так обрадовался, что забыл. Прости, – повинился первый.

– Бог простит, он добрый. А Груза туфтой слезливой грузить бесполезно. Правила знаешь. Любой косяк – минус три процента при дележке хабара. У тебя это уже второй. Если так дальше пойдет, из рейда с голой жопой вернешься.

– Мля!

– Все. Хорош пыхтеть. Работаем.

Из-за ворот раздались два оглушительно громких винтовочных хлопка.

– Из АСВК лупят, серьезные ребята, – прокомментировала Шпора и, отвечая на мой немой вопрос, пояснила: – Расшифровывается, как армейская снайперская винтовка крупнокалиберная. Я голос этой малышки ни с чем не перепутаю.

Вдали раздался рев разъяренного топтуна. Рев стал быстро приближаться, сопровождаемый дробным цокотом костяных пяток.

– Готов? – спросил напарника спокойный, как удав, Груз.

– Усегда, – хмыкнул напарник.

И снова снаружи слаженно громыхнули два оглушительных винтовочных хлопка.

Рев и цокот костяных пяток стихли. И совсем рядом с воротами раздался шум падения на асфальт грузной туши.

– Жгут, зверюшку сторожи, а я за тачкой схожу, – объявил Груз. – И не вздумай без меня споровик вскрывать.

– Ладно, че ты, Груз, я не крыса.

– Очень на это надеюсь.

На несколько секунд за воротами повисла тишина.

– Надеется он, морда приблатненная, – вдруг зло прошипел Жгут и от души пнул ворота.

И без того до смерти перепуганная Белка от резкого удара непроизвольно взвизгнула.

– А это еще там кто? – удивился мигом насторожившийся Жгут.

– Эй, в гараже, живо калитку отворяй! – свое требование он подкрепил ударами кулаков, оставляющих на стальном полотне ворот внушительные вмятины.

– Крошка, не испытывай дядино терпенье, лучше сама открой, – распалялся на улице Жгут, осыпая ворота градом ударом уже с двух рук, от которых они в прямом смысле слова ходили ходуном.

– Мля! Когда вышибу, в натуре, те хуже будет!

– Рихтовщик, что делать? – заскулила трясущаяся от страха Белка, схватив меня за рукав куртки.

– Снимать штаны и петь разлуку, мля! – проворчал я, аккуратно освободил рукав от ее захвата и крикнул Жгуту: – Эй, громила, хорош имущество портить! Сейчас открою!

– Вот кто тебя за язык-то тянул! – возмутилась Шпора. – Пусть бы ломал дальше! Ворота крепкие, да они даже толком не погнулись! Стой, кому говорят! Не надо! Не открывай!..

Но не слушая наставницу, я подошел к двери, отодвинул запор, широко ее распахнул и замер в растерянности, не обнаружив перед гаражом ни души.

Жгут словно сквозь землю провалился, как черт, или воспарил, как ангел. Проверяя последнюю догадку, задрал голову к небу, но не увидел наверху даже птиц. Он точно не мог быть глюком, реальность его существования подтверждали десятки вмятин на воротах и лежащая совсем недалеко на дороге в луже крови гариллоподобная туша высокоуровневого зараженного.

Куда же он мог сгинуть за считанные мгновенья, пока я отпирал дверь?

– Ну здорово, Рихтовщик, – раздался знакомый голос из пустого места перед воротами. – Че замер, как неродной? Приглашай гостя в… гм… свое убежище.

– А ты где?

– Да вот же он я, аккурат перед тобой, – хмыкнул Жгут, чрезвычайно довольный моим ошеломленным видом.

– Ты невидимка что ли?

– Много будешь знать, плохо будешь спать…

Дальше мне в лицо прилетело невидимое пушечное ядро. И я ушел в глубокий аут, еще до удара спиной о дощатый пол гаража.


Глава 26

Глава 26, в которой тяну руки, смотрю шоу и получаю долю

От каждого удара заляпанная кровью штурмующих дверь ходила ходуном и норовила выскочить из косяка. На ней появилась сеть трещин, она скрипела и жалобно стонала. Ресурс прочности хлипкой деревянной преграды неумолимо подходил к концу. Еще десяток другой ударов, и сдерживающая напор беснующихся медляков дверь рассыплется грудой обломков.

Бросающиеся на дверь зараженные за штурм преграды расплачивались в мясо разбитыми кулаками, сорванными ногтями и превратившимися к кровавые маски лицами. Тела обоих тоже превратились в один сплошной синяк. Но терзающий нутро неумолимый голод заставлял, пересиливая боль, снова и снова подниматься после отскока и с разбега биться о деревянный щит, из-за которого доносился непрерывный скулеж ошалевшего от ужаса ребенка.

– Мама, дядя Вадим, не надо… – сквозь рыдания умоляла девочка.

Но на зараженных ее слова действовали таблеткой озверина. И залитые кровью туши снова и снова бросались на дверь с неистовой силой.

Я стоял рядом и, стиснув зубы, наблюдал за штурмующими дверь низкоуровневыми тварями, которых, попадись они мне в реале, шутя бы прихлопнул, как мух. Увы! Сейчас это был сон, в котором я не мог вмешаться в происходящее. Мог лишь смотреть.

Мля!

Дверь обреченно затрещала. Из детской комнаты раздался отчаянный вопль. И я отвернулся. Глядеть, как медляки накинутся на маленькую девочку было выше моих сил.

Увидел часть кухни в конце коридора. Взгляд зацепился за заваленный окровавленными пакетами и костями кухонный стол. Увиденное пролило свет на превращение зараженных из пустышей в медляков.

Треск сзади отчего-то застопорился. У девочки снова появилась надежда. Стал поворачиваться обратно и проснулся…


Падая с мокрых волос, по лицу стекали капли с характерным запахом хмеля. Видимо приводя в чувство, мне на голову только что вылили банку пива.

Перед глазами все плыло. Ужасно саднило разбитое лицо. Огнем горели вывернутые в плечах руки. Сводило судорогой перетянутые гибкими кандалами запястья, за которые я был подвешен на рельсе, заменяющей в гараже потолочную балку.

Я висел в позе плуга и, несмотря на все свои изрядно прокаченные параметры, в таком положении был совершенно беспомощным. Из-за тянущего к полу веса собственного тела любое мое движение отражалось вспышкой лютой боли в вывернутых плечах и запястьях.

Слизал пересохшим языком с губ несколько перемешанных с кровью пивных капель. И не сдержавшись, хмыкнул от удивления, получив за такую малость от Системы очко поощрения в Алкоголизм.

– Видишь, я не обманул, твой приятель жив, – раздался впереди голос Жгута.

Скосив голову, постарался сфокусировать взгляд на фигуре рослого крепыша в камуфляже. Рядом с мужиком загорелись зеленые строки информационного описания:


Игрок Жгут23

Статус: Отрицательный 0/-2549

Уровень: 22

Опыт: 462118/510183

Показатели:

Интеллект – 31

Атака – 52

Защита – 31

Ловкость – 41

Дух Стикса – 38


– Я тебя вижу, – прохрипел я.

– Не нарывайся, Рихтовщик, – вместо Жгута откликнулась Шпора. – Видеть ты его можешь, потому что он снял свой плащ. Вон – на диване валяется. Он у него хамелеон – достаточно редкая и дорогая вещица. Говорила же, серьезный тип этот Жгут, не лезь к нему, он тебе не по зубам. Не послушался. И вляпался по самые не балуйся. Эх…

Игнорируя мои слова, Жгут продолжил убалтывать забившуюся в дальний угол Белку.

– Не переживай, крошка, все с ним будет в порядке. Кабан вон какой здоровый, выдержит. А за растяжку, что я ему устроил, потом еще спасибо мне скажет.

– Слышь. Не тронь ее, – я старался говорить уверенно, но получилось жалко, как у нищего, просящего милостыню.

– А ну хлебало заткнул, – сказал, будто плюнул, Жгут и для острастки, не сходя с места, пижонски прописал ногой вертушку по вывернутому плечу.

Удар вышел не сильный. Зная возможности этого громилы, такое безобразие в его исполнении даже ударом-то назвать нельзя – так щекотка. Мужик, красуясь перед барышней, киношно исполнил эффектный трюк. Но моему и без того горящему огнем плечу хватило и такой малости. Как не силился сдержаться, сквозь стиснутые зубы прорвался стон.

– Не бейте его, не надо, – всхлипнула девушка. – Пожалуйста.

– Как скажешь, дорогая, – осклабился Жгут, демонстрируя белоснежные, как у голливудской звезды, зубы. – Но и ты для меня кое-что должна сделать. Всего один стриптиз, милашка, и дядя Жгут свалит по своим делам, оставив вас в покое.

– Да пошел ты… Не верь ему, Белка, – прокряхтел я.

– Это кто там еще пасть посмел открыть?.. – Жгут неспешно развернулся в мою сторону.

– Согласна! Я все сделаю! – крикнула Белка.

– Другое дело, – подмигнул мне Жгут и повернулся обратно к девушке.

– Погоди, только сейчас мы сцену сделаем и музончик подходящий подгоним, – подняв смартфон со стола, он поковырялся в настройках и динамик телефона взорвался экспрессией энергичного рок-н-ролла. – Не возражаешь, если сделаем чуть потише – нам ведь не нужны незваные гости. Вот так в самый раз будет. – Отрегулировав громкость, Жгут наклонил стол, сбросив на пол еду и напитки, и вернул телефон уже на пустую столешницу.

– Готово, малышка. Давай, я помогу тебе подняться.

Обреченно понурив голову, Белка вышла из угла. И тут же была подхвачена Жгутом и установлена на стол.

– Можешь начинать, – распорядился Жгут, усаживаясь на диван рядом пальто и по-хозяйски закидывая ногу на ногу.

Вид запуганной девушки привел меня в бешенство. Забыв о боли, я забился в путах, старясь вырваться. Увы! Урод спеленал меня качественно, все чего я добился – рассек наручниками кожу на запястьях и по рукам побежала кровь.

– Белка, плюнь ему в харю! – зашипел я в отчаянье.

– Слышь ты, хрен на жердочке, еще хоть слово вякнешь, накрою тебя одеялом, как гребаного попугая, – зло рыкнул на меня Жгут. – Вот сука, все настроение испортил… А ты че вылупилась! Давай уже жопой трясти начинай! А то я твоему Рихтовщику сейчас реально башку оторву и язык его поганый с корнем из пасти вырву!

Белка закивала и стала дергаться в такт музыки, трясущимися руками расстегивая молнию спортивной кофты.

– Отлично, крошка, продолжай! Ю-ху!! – стал пританцовывать, сидя на диване, Жгут.

Раскинув длинные руки, он подхватил диван за края и, привстав, развернул его спинкой ко мне.

– Мля! Вид этого висящего хмыря просто бесит! – пояснил он остолбеневший от неожиданности девушке. – Продолжаем. Энергичней бедрами. Вот так! Да ты просто красотка! Ю-ху!! Давай сюда свою кофту! Да, детка, да! Покажи папочке, что там у тебя под штанишками!..

Я был вынужден смотреть за стараниями Белки угодить развалившемуся на диване уроду. И в какой-то момент ее танца – а это уже был танец, а не скованные страхом движения – вдруг поймал себя на мысли, что страстные движения полуобнаженной спутницы начинают меня не на шутку заводить.

Вот в подставленные ладони Жгута упал небрежно отброшенный лифчик, и я невольно сглотнул от вида двух аппетитных грудок, призывно заколыхавшихся из стороны в сторону, в такт движением распаленного танцем тела.

– Хорош пялиться, – ушатом ледяной воды остудил голову голос Шпоры. – Девка там вовсю старается, отвлекая урода. А ты вместо того, чтоб воспользоваться моментом и попытаться вырваться из капкана, тоже пускаешь слюни на ее прелести. Эх, мужики, все вы одинаковые…

– Я пробовал, не получается, – едва слышно шепнул под нос.

– Значит, хреново пробовал, – отрезала наставница.

– Чуть кисти себе не оторвал!

– Не тупи, Рихтовщик. Эта западня использует против тебя собственный вес. Но у тебя же есть замечательный Дар, способный на раз решить такую проблему.

– Шпора, ты гений… Пухом!

Дар активировался мгновенно, и я почувствовал неописуемое облегчение. Давящая на руки тяжесть исчезла. Ухватив пальцами куски проволоки, на которых висел, крепко за них схватился и ощутил, как расходятся кольца наручников на запястьях.

Выправляя плечи, совершил в воздухе кувырок, едва не задев рельсу подброшенными вверх ногами. Выручила хорошо прокаченная гибкость. Отводимые в последний момент от балки ноги, практически оказались за ушами, зато обошлось. Кувырок я проделал абсолютно бесшумно и буквально за пару секунд.

Подтянувшись, легко воспарил до уровня рельса и, наконец, смог увидеть свои путы. Все оказалось гораздо проще, чем я себе навоображал. Никакие это оказались не наручники, а те же куски проволоки, закрученные на концах в петли. Под моим весом петли затягивались, и создавался эффект стальных кандалов.

Для окончательного освобождения потребовалось всего лишь расширить петли до размера ладони.

Я мягко спланировал на пол и едва устоял на ногах, пережидая острейшую волну боли, накрывшую руки, после окончания действия Дара и возвращения веса. В раны и ушибы на запястьях и растяжки на плечах, будто разом всадили по десятку раскаленных ножей. К счастью, первая ослепительная вспышка боли продлилась считанные секунды, дальше против нее сработала регенерация, боль заметно притупилась и стала вполне терпимой.

– Давай, детка! Долой трусы! Покажи мне свою…

Защекотавший горло шипастый диск Шпоры мгновенно убавил зрителю пыл.

– Шоу закончилось, – прорычал я из-за спины Жгута. – Пришло время потолковать об оплате за просмотренное представление… Белка, слезай со стола, одевайся и выруби уже эту дурацкую музыку.

– Да ты, я смотрю, полон сюрпризов, Рихтовщик, – стараясь не шевелить головой, прошипел Жгут и безропотно передал девушке ее одежду.

Белка отбежала в угол одеваться, а Жгут попытался повернуться на диване в мою сторону. За что тут же заработал царапину. Из-под острых лопастей Шпоры брызнула кровь.

– Без башки решил остаться? Сиди смирно, урод!

– Не боишься, что я могу обидеться на такое негостеприимное отношение?

– Угрожаешь, сука! – я снова чуть надавил Шпорой и к стекающим за ворот жгутовой майки каплям крови добавился свежий ручеек.

– Стопе, Рихтовщик! Не газуй! Шуток не понимаешь?

– Так че с оплатой? Жду предложений?

– Ну ты… Ладно, ладно, твоя взяла. Могу предложить тринадцать споранов – это все, что у меня сейчас с собой. Согласен?

– А ты не у меня, у девушки спрашивай, она для тебя, урода, на столе оголялась.

– Рихтовщик, ну чего ты?.. – вернулась к столу уже одетая Белка. – Так говоришь, будто я сама, по своей воле…

– А мне показалось, что в конце ты, прям, во вкус вошла.

– Да пошел ты!

– Сама туда же иди!

– Але, стопе! – возмутился Жгут. – Рихтовщик, башку мне не отрежь ненароком!

– Заткнись, мразь! – рявкнул я в ответ. И вдруг почувствовал приставленное к затылку ледяное дуло ствола.

– Спокойно, мужик, не делай резких движений, – раздался из-за спины спокойный голос, в котором с содроганием узнал напарника Жгута.

– Мля! Груз, тебя только за смертью посылать! – оживился Жгут. – Вели этому придурку свою дисковую пилу от моей шеи убрать!

– И не подумаю, – неожиданно возразил Груз. – Я вернулся, еще когда ты беднягу на рельс подвешивал. Выпотрошил топтуна и решил незаметно понаблюдать за твоим развлечением. Посмотреть, чем дело кончиться. И не прогадал. Ловко, он тебя сделал… Эх, Жгут, Жгут, не будь ты моим напарником, сам бы пристрели за твои поганые выкрутасы. Ведешь себя, как мур дешевый…

– Мля! Груз, давай эти гребаные предъявы ты выскажешь мне без посторонних ушей! Какой-никакой, но я твой напарник. Говори, че задумал, и прекращай балаган. А то у меня от этой хрени крутящейся уже шея затекла.

– Так упади на лезвие, не мучайся, – хмыкнул Груз.

– Очень смешно, – огрызнулся Жгут.

– В общем так, за тот беспредел, что ты тут устроил, кроме уже обещанных тринадцати споранов отдашь свою долю с подстреленного топтуна.

– Да ты с дуба рухнул, земеля! – аж побагровел от злости Жгут. – Мы эту тварь целый день пасли. И всю добычу, предлагаешь, чуханам слить за какой-то паршивый стриптиз?!

– Че ж так пялился, раз стриптиз был паршивый! – возмутилась Белка.

В мой затылок по прежнему упирался винтовочный ствол, и я счел за благо промолчать.

– То есть платить отказываешься? – спокойно уточнил Груз. – Тогда я умываю руки, и выпутывайся из этой истории своими силами.

– Мля, ну ты конечно… Ладно, я согласен.

– Уважаемые, вас устраивает предложенная нами компенсация? – спросил Груз, и я ощутил легкое нажатие ствола на затылок.

– Устраивает, – буркнул я.

– Да, да, разумеется, – в свою очередь закивала Белка.

– Вот и славно, – откликнулся Груз, и убрал ствол от моего затылка.

В свою очередь, я закинул Шпору в ячейку инвентаря.

Освободившийся Жгут потер широкой, как лопата, ладонью шею и поморщился от вида оставшейся на ладони крови.

– Ты ему своей колотушкой тоже вон как шнобель разворотил, – хмыкнул Груз. – Так что квиты.

Я обернулся на голос и никого не увидел. Видимо, Груза скрывал такой же плащ-хамелеон, как у напарника.

Порывшись в карманах лежащего рядом плаща, Жгут высыпал на стол тринадцать обещанных споранов.

– Подавитесь, крохоборы, – проворчал он напоследок. Подхватил плащ, и зашагал к выходу.

Невидимая рука добавила к россыпи споранов на столе небольшой холщевый мешочек.

– Обещанная доля Жгута, – пояснил Груз. И беззвучно сгинул следом за напарником.


Глава 27

Глава 27, в которой нарываюсь на часового и наблюдаю, как топтун манит бегуна

Как только мы остались в гараже одни, Белка тут же стала собирать рюкзаки, горя желанием немедленно бежать из этого, как выяснилось, отнюдь не безопасного убежища.

С большим трудом удалось уговорить ее задержаться в гараже еще хотя бы на полчасика, чтобы разобрать полученные трофеи и наметить маршрут дальнейшего движения.

Заперев дверь, сели рядом на диван и высыпали на стол, отдельно от сдвинутых в сторону споранов Жгута, содержимое мешочка Груза. Там оказалось шестнадцать споранов и две горошины: желтая и белая.

Рассказав девушке о ценности горошин, предложил отдать ей белую, как приз члену отряда, принуждение которого к танцу фактически и стало поводом для компенсации. Но Белка, углядев в моих объяснениях очередную предъяву из-за стриптиза, оскорбилась и не захотела никаких призов. В итоге, сошлись на честном дележе гороха посредствам старого доброго жребия.

Я достал из кармана пятирублевую монету. И мы загадали: при выпадении решки, Белка забирает белую, а мне, соответственно, достается желтая, а при орле – горошины расходились наоборот.

Подкинул монету. Выпала решка.

Тут же развели, каждый свою горошину, в уксусе. Процедили полученный раствор, погасили содой и выпили.

Не знаю, что там Система отвалила за белую Белке. Мне же, за желтую, подгончик вышел совсем скромный:


!!!Внимание! Вы употребили желтую горошину!

!Увеличение характеристики Сила Стикса на 2 очка!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 4 очка!

!Увеличение характеристики Медитация на 1 очко!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 3 очка!


К слову, гораздо больше бонусов я получил за активацию Дара и гимнастический этюд под рельсом. Там мне прилетело: 14 очков в Силу Стикса, 2 – в Медитацию, 17 – в Гибкость, и еще по 20 – в навыки Легкой атлетики и Левитации. А получасом позже, за переговоры с Грузом, мне прилетело 18 очков в навык Торговля и 24 – в навык Ораторское искусство.

Употребив горох, занялись производством живца. К процессу подошли творчески. За неимением воды – в спешке квартирных сборов банально запарили наполнить пластиковую бутылку – разбодяжили ликер пивом. В получившуюся ершистую смесь, по совету Шпоры, добавили сразу два спорана. Процедили через марлю. И получили поллитровку забористого живца. Я аж крякнул, когда снимал пробу.

При выборе маршрута пришлось полностью положиться на опыт и знания спутницы. Она местная, ей и карты в руки.

По заверениям Белки, буквально через дорогу за гаражным кооперативом начинался городской парк, из-за неухоженности и запущенности больше напоминающий обычный лес, с непролазными кустами и чащобой бурелома. Я, кстати, частично его видел, когда вместе со спутницей бежал к воротам кооператива. Густого кустарника там и впрямь тьма-тьмущая – мест, чтоб спрятаться от зараженных, найдется с избытком.

Дальше за лесопарком путь перекрывала широкая река, по которой в данном месте фактически проходила граница города. И для выхода с перезагрузившегося кластера, нам нужно было переплыть реку. Теоретически сделать это было не сложно – со слов Белки, на лесопарковом берегу имелась лодочная станция, и разжиться лодкой там – это ни разу не проблема. Но…

Будь моя воля, ни за что б с этим вариантом не связался. Пловец из меня не ахти… Пошел ко дну, как топор, – это, прям, обо мне. Поэтому стремаюсь не по детски, когда кругом вода. Даже если на лодке поплывем, случись что экстренное, фиг выплывем.

Увы, идея с рекой пришлась по душе наставнице. Шпора привела весомый аргумент: зараженные ненавидят воду, совершенно не умеют плавать, и стоит отойти от берега на глубину, преследования с их стороны можно не опасаться. Пришлось свои чаянья и сомнения задвинуть на задний план и утвердить маршрут отряда через лесопарк к реке.

Определившись с маршрутом, разделили поровну спораны – мало ли что в дороге может с каждым случиться, нужно чтобы у второго оставался стратегический запас ценных виноградин. Я сунул в рюкзак бутылку живца. Из россыпи стеллажных инструментов каждый себе подобрал колюще-рубящий арсенал. Я, в дополнение в уже имеющейся, разжился еще тремя крестовыми отвертками разной длинны и рассовал их по карманам куртки. Белка сунула в боковой карман рюкзака небольшой топорик и за высокое голенище ботинка спрятала складной нож – еще один, взятый из дома, длинный кухонный она укрыла в рукаве.

Выйдя первым, осмотрелся. Бешеная канонада на городских улицах к тому времени стихла. Еще изредка раздавались одиночные выстрелы и тишину взрывали чьи-то истошные крики, но это все было там, среди лакомых для тварей высоток, а здесь, на асфальтовых дорожках среди гаражей, было тихи и спокойно, как в склепе.

Кроме трупа топтуна с раскуроченной башкой, ничего подозрительного в округе я не заметил. Дал отмашку Белке. Дождался, когда она закроет гараж. И мы двинулись в сторону выхода.

По лабиринту асфальтовых дорожек прошли без приключений. А вот на выходе из гаражного кооператива везение закончилось – нарвались на часового.

Одинокий бегун в изодранном плаще, с багровой шишкой спорового мешка на затылке, клоунским колпаком торчащей из гривы серых от пыли косм, стоял аккурат под шлагбаумом по центру дороги. Загоревшиеся рядом зеленые строки информационного описания, раскрыли перед нами всю подноготную тварюшки:


Зараженный Вонючка715

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 9 (Бегун)

Опыт: 2778/5120

Убийств – 15

Поглощено биомассы, кг – 202

Показатели:

Атака – 14

Защита – 8

Ловкость – 10


Напоминая экзотическую матрешку, бегун монотонно раскачивался с пятки на носок, резкими птичьими поворотами головы то и дело озирался по сторонам и периодически шумно втягивал воздух, по-собачьи принюхиваясь.

Моим первоначальным порывом было ошарашить бегуна лобовой атакой и разделаться с ним Шпорой в честном бою. А че, он ведь был всего один. Жалкая девятка. По показателям я круче почти вдвое. Значит, шансов прибить очередную Вонючку у меня выше крыши.

От атаки отговорила Шпора. Наставница порадовала инфой, что характерная поза бегуна выдает в нем часового сети.

Выставленные раскачивающими истуканами на просматриваемых издалека перекрестках, бегуны видели пару-тройку маячащих на приличном отдалении собратьев, те, в свою очередь, других, и так из них формировалась гигантская сеть, позволяющая малым числом контролировать огромные территории. Такие живые сети из низкоуровневых тварей зараженные растягивали на занятой стаей территории. И если потревожить одного из часовых такой цепи, к нему на выручку тут же примчится толпа зараженных, и пустит возмутителя спокойствия на биомассу.

Бегун-часовой надежно перекрывал единственный выход. Гаражный кооператив окружала высокая стена бетонного забора с рядами колючки наверху. Бесшумно перебраться через такую, без подъемного крана, было нереально. Поэтому, как не крути, а выбраться отсюда мы могли только через ворота.

Часового надлежало нейтрализовать без шума и пыли, и обращаться с тварью при этом следовало так же аккуратно, как с взведенной на растяжке гранатой.

Успешно применяемая против зараженных нашим тандемом ранее схема ловли на Белку, сейчас не работала. Возбуждение часового, при обнаружении показавшейся ему девушки, мгновенно передастся другим членам сети. И, вместо одного зараженного, вдогонку за Белкой бросится вся стая. Чтобы этого избежать, бегуна нужно было как-то заставить покинуть пост в спокойном, не взбудораженным состоянии.

Сходу придумать решение проблемы не удалось. И Белка начала накидывать бредовые варианты:

– Знаешь, как можно сделать… Ты залезешь на крышу и спрячешься там. А я останусь внизу и, не выходя за угол, поскребу по стене топором… или, да, пожалуй так будет даже лучше, привяжу к топору веревку, выброшу его за угол и стану потихоньку подтягивать к засаде… Урод заинтересуется, пойдет следом за топором, свернет за угол… И ты на него сверху спрыгнешь!

Короче, выбесила!

– Мля, Белка! Задрала порожняк гнать! – не выдержав, отчитал спутницу. – Это не котенок, а очень голодный людоед. Он с тобой играться не будет. Мигом набросится и порвет.

И неожиданно получил в ответ дельный совет:

– Так, может, стоит его накормить.

Я тут же вспомнил об оставленной у нашего гаража туше топтуна. И план устранения бдительного часового сложился сам собой.

Реализация придумки заняла еще примерно четверть час. Львиная доля этого времени ушла на отпиливание ноги топтуна. Чешуйчатая броня, покрывающая шкуру твари, крайне неохотно поддавалась шипам Шпоры. И даже пробившись к мясу, несмотря на летящие из-под диска брызги крови, пока пилил, не отпускало ощущение, будто вместо мясной туши разделываю гранитного истукана.

Отпиленная конечность весила добрый центнер, но силы с выносливостью мне хватило с торицей, и дотащил ее к сторожащей бегуна Белке без проблем. В процессе добычи ноги неожиданно отхватил пару плюшек от Системы, сперва за распил: 12 очков к характеристике Физическая сила и 42 – к навыку Владение Шпорой, потом за доставку: 24 очка к навыку Легкая атлетика и 39 – к навыку Тяжелая атлетика.

Ногу топтуна положили у стены крайнего гаража, на повороте к выходу из кооператива – отсюда до часового оставалось шагов тридцать. Учуять приманку бегун должен был быстро.

Помог Белке первой забраться на крышу гаража. Сам, подпрыгнув, уцепился за край, подтянулся и заполз следом. Устроившись рядышком, мы затаились в ожидании.

Минут пять ничего не происходило. Часовой монотонно раскачивался на месте, вертел башкой и принюхивался. Но приманку, зараза, не чуял, чем приводил нас в тихое бешенство.

– Это из-за ветра, – почувствовав мое взвинченное состояние, стала успокаивать наставница. – Он дует от него на нас и относит запах от бегуна. Нужно еще немного подождать. Сейчас ветер переменится, и бегун почует приготовленное угощение.

Предсказание Шпоры сбылось один в один. Первый же порыв ветра в сторону бегуна вывел его из апатии.

Начав принюхиваться, тварь безошибочно развернулась в направлении приманки и несколько секунд прислушивалась к своим ощущениям. Не почуяв опасности от лежащей за углом падали, сигнала тревоги другим членам стаи бегун подавать не стал, решил схомячить бесхозную биомассу в одно жало и неспешной, крадущейся походкой засеменил в нашу сторону.

– Что и требовалось доказать, – фыркнула довольная Шпора. – Рихтовщик, только не облажайся. У тебя будет всего одна попытка. Куда бить помнишь?..

Мысленно попросив наставницу заткнуться, извлек из инвентаря Шпору и, привалившись к краю крыши, стал ждать.

На удалении, из-за плаща, фигуру твари рассмотреть было сложно. А когда бегун приблизился, стало понятно, что до заражения он был женщиной. Наверняка очень сексуальной, с идеальной модельной внешностью, состряпанной в модной клинике с помощью силиконовых имплантов. Сейчас силиконовые сиськи и ягодицы, съехав с естественных мест, безобразными наростами карикатурно выпирали из живота и бедер мутировавшего тела. А накаченные ботоксом губы нелепо выпячивались на раздавшихся вперед и вширь челюстях.

Свернув за угол, тварь увидела ногу топтуна, довольно заурчала и, позабыв от осторожности, гепардом метнулась к добыче.

Как только бегун наклонился и впился зубами в доступное на срезе мясо, я бросил вниз руку со Шпорой и точным ударом вскрыл его мягкий споровик.

Тварь сдохла мгновенно. Рухнула на надкушенную ногу и забилась в конвульсиях. А у меня перед глазами вспыхнули строки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидирован бегун!

Награда за ликвидацию:

!Прибавление 92 очка опыта!

!Увеличение характеристики Наблюдательность на 26 очков!

!Увеличение характеристики Фехтование на 28 очков!

!Повышение показателя Атака +1!

!Увеличение характеристики Скрытность на 31 очко!

!Увеличение характеристики Реакция на 25 очков!

!Увеличение характеристики Броня Стикса на 18 очков!

!Увеличение характеристики Познание скрытого на 11 очков!

!Увеличение навыка Владение Шпорой на 37 очков!

!Увеличение навыка Легкая атлетика на 10 очков!

!Увеличение навыка Тяжелая атлетика на 10 очков!

!Повышение показателя Защита +1!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Белке за отрядное убийство тоже накинули 5 очков опыта и подтянули вверх какие-то характеристики.

Спрыгнув с крыши, я быстренько выгреб содержимое спорового мешка. Добытые споран и комок паутины рассовал по карманам штанов. Подхватил свесившуюся с края спутницу, помог ей спуститься. И мы наперегонки рванули к открытому выходу.


Глава 28

Глава 28, в которой охотники превращаются в добычу и я отчаянно кричу

Не разбирая дороги, мы неслись по лесопарку, как угорелые. Ветки деревьев хлестали по лицам, прутья кустов путались в ногах, мы спотыкались и хватались за стволы, чтоб устоять на ногах, и бежали дальше. Царапины на лицах, ушибы на ногах и сбитые в кровь о кору пальцы – это сущий пустяк, по сравнению с зубами и когтями висящей на хвосте стаи. Голодное урчание самых шустрых тварей раздавалось уже совсем близко.

А ведь все так хорошо начиналось…


Двумя незаметными мышками мы прошмыгнули через дорогу и скрылись в густом орешнике лесопарка.

Поблуждав пару минут в затянутой паутиной чащобе, выбрались на достаточно широкую лесную тропинку и спокойно зашагали по ней вглубь леса.

Минут через пять тропа вывела нас на полянку, размером с волейбольную площадку. Я первым заметил движение в зарослях высокой травы, схватил за рюкзак идущую впереди Белку и потащил обратно на тропу.

– Какого?!... – начала было возмущаться девушка и тут же замолчала, тоже разглядев скачки тварей в траве.

– Следи, чтобы сзади никто не напал, – шепнул на ухо спутнице, отправляя ее за спину и с извлеченной из инвентаря Шпорой приготовился отбиваться на краю тропы.

По шевелению травы, вычислил приближение пяти тварей. Поскольку на поляне все они располагались в разных местах, выскочить на меня должны были по очереди с интервалом в одну-две секунды.

Первую тварь даже толком не успел разглядеть. Вынырнув из травы, она атаковала в высоком прыжке, ощерившись зубастой пастью. Брошенный наперехват диск Шпоры шутя срубил ей обе передние лапы и половину нижней челюсти. Обливающаяся кровью тварь рухнула в кусты слева и забилась в агонии.

Прыгнувшая следом за первой, вторая тварь почти до меня дотянулась. Шпора упокоила ее, развалив практически пополам в районе тощего живота. Эту тварь я успел рассмотреть, и даже прочел пару строк информационного описания. Зараженный пятого уровня, до перезагрузки бывший обычной собакой – не из благородных, простой двортерьер – превратился в вечно голодного прыгуна, с неумещающимся в пасти частоколом новых акульих зубов, и по-обезьяньи удлинившимися пальцами на когтистых лапах.

Третья и четвертая твари атаковали одновременно. Одна прыгнула, метя зубами в горло. Вторая метнулась в ноги. Шпорой успел снести башку верхней. Нижней же добраться до ног помешала неожиданно вступившая в схватку Белка.

Поднырнув у меня под локтем, девушка рубанула топориком тварь по носу. И тут же поплатилась за свой подвиг зверски располосованной правой рукой. Сбитая топором тварь в падении отомстила обидчице росчерком длинных когтей.

Рухнувшая сверху Шпора добила лишенного обоняния прыгуна. А скулящая от боли Белка, выронив из мигом онемевших пальцев топор, отвалилась обратно за спину и стала баюкать здоровой рукой раненую.

Последний прыгун оказался здоровым, как матерый кабан. Судя по впечатляющим размером и отличного от других уровню, он в стае был вожаком. Но его габариты не произвели на меня впечатления. В лобовом столкновении у шестерки против десятки нет шансов. Я вбил в пасть налетевшего вихрем вожака Шпору и, приподняв, заставил тварь захлебнуться собственной кровью из размочаленного в лоскуты горла.

Перед глазами загорелись строки длинного победного уведомления, но я их тут же сморгнул, отложив чтение на потом. И убрав Шпору, занялся раненой рукой спутницы.

Перво-наперво заставил Белку выпить живца. Затем, воспользовавшись ее острым кухонным ножом, срезал побуревшие от крови рукава куртки и кофты. Омыл глубокие царапины пивом из вскрытой банки, протер спиртовыми салфетками и, вооружившись иголкой с заранее вдетой ниткой, стал зашивать.

– Ай, ай! Пожалу… уй, уйя! Хва… ай, ай! – стонала болезная, каждый раз, когда иголка буравила края раны и стягивала их крепким стежком.

– Поздравляю с боевым крещением, – хмыкнул я, продолжая орудовать иглой.

– Да в жо… ой, ой! пу… уй, уй!

– А будешь ругаться, я тебе еще и рот зашью.

С пятью длинными царапинами управился всего за семь минут. Но спутница мой ударный труд не оценила. Смотрела на меня волком, на веки вечные записав в злобные палачи и садисты.

Ну, да и плевать! Главное кровотечение остановил.

Когда мазал свежие швы йодом и забинтовывал, Белка начала потихоньку отходить от шока и похвалилась:

– А мне, между прочим, за активное участие в ликвидации прыгуна уровень дали!

– Поздравляю, – кивнул, затягивая узел на повязке. – Вон, в банке пиво еще осталось. Бухни, обмой.

– Фу какой ты! – фыркнула Белка. – Сам бухай свое пиво. А я лучше еще живца глотну, как лекарство…

– Как скажешь, – поднял банку, с остатками после промывки ран пива, и залпом ее осушил.

Сославшись на ранение, Белка увильнула от обязанности потрошить споровики тварей и эту грязную работенку пришлось тоже делать самому.

Из пяти прыгунов удалось добыть только огромный комок паутины. До споранов тварюшки, увы, еще не дозрели.

Присоединив к добыче паутину бегуна, полез в рюкзак за пакетом, потому как в карман получившийся внушительный ком уже не убирался.

– Эй, але! Шакалье! – вдруг раздался из глубины тропинки незнакомый злой голос. – Я не понял! С фига это вы пасетесь у чужой кормушки?!

Хозяин голоса вышел из тени, и я увидел очень худого высокого парня лет тридцати, в камуфляже, с многодневной щетиной на загорелом лице, в бежевой бейсболке и черных очках. В руках у камуфляжника был современный охотничий арбалет с лазерным прицелом, и красный светлячок наведенного лазера нервно подрагивал у Белки во лбу.

– Спокойно, мужик, – бросив на землю рюкзак и мешок с паутиной, я поднял руки.

Побелевшая, как мел, Белка последовала моему примеру.

– Да я-то спокоен, – хмыкнул камуфляжник. – Зубы не заговаривай. Отвечай на вопрос.

– Ненене… с-с-стрел… те, пож… уйста! – заикаясь, взмолилась Белка.

– Заткнись. Бесишь! – фыркнул камуфляжник, оставляя лоб под прицелом, и добавил, покоившись на меня: – Ну? Я жду.

– Скворец, харэ девку пугать. Сейчас в обморок грохнется, оно тебе надо? – опередив меня, в разговор вмешался седобородый дедок в брезентовом плаще, выступивший из полумрака тропинки следом за молодым спутником. У деда в руке тоже был крутой арбалет, но беспечно разряженный и опущенный луком вниз.

– Хмырь, вот че ты все время под руку лезешь!.. – зашипел на старика камуфляжник, вынужденный опустить оружие, когда двинувшийся к нам дед заслонил спиной траекторию выстрела.

– Пасть захлопни, сявка! – не оборачиваясь, бросил на ходу дед, чем тут же заслужил мое уважение.

– Не видишь, новички это. Законов не знают, – продолжил объяснять притихшему сзади молодому дед. – И просто пытаются выжить.

Дойдя до нас, дед ловко перебросил арбалет из правой в левую и, протянув руку, представился:

– Хмырь – лесовик местный.

– Белка… Рихтовщик… – назвались и мы, по очереди пожимая крепкую, как дубовая коряга, руку деда.

В момент рукопожатия рядом с фигурой деда загорелись строки информационного описания:


Игрок Хмырь46

Статус: Отрицательный 0/-8113

Уровень: 31

Опыт: 2105714/2211976

Показатели:

Интеллект – 46

Атака – 55

Защита – 52

Ловкость – 56

Дух Стикса – 60


– А это недоразумение сзади – мой помощник – Скворец, – представил спутника крутой дед. – Вы уж, ребята, зла на него не держите. Не давно ко мне прибился, не опытный еще совсем… Эй, чудо в перьях, иди по-человечески с людьми поздоровайся.

В этот раз помощник подчинился безропотно.

Жилистая рука Скворца тоже поразила силой, мою ладонь словно стиснуло стальными тисками. И так же, как с дедом, в момент рукопожатия рядом с парням загорелись строки информационного описания:


Игрок Скворец115

Статус: Отрицательный 0/-1529

Уровень: 17

Опыт: 97580/131220

Показатели:

Интеллект – 30

Атака – 37

Защита – 38

Ловкость – 35

Дух Стикса – 32


– Значит, вы лесовики? – спросил я, чтоб заполнить повисшую после знакомства неловкую паузу.

– Не знаешь, кто это? – широко улыбнулся догадливый дед, демонстрируя два ряда ослепительно белых зубов. – Сейчас растолкую. Мы следим за порядком в этом небольшом лесочке, и чистим его, при необходимости, от всякой нечисти. Кластер здесь нестабильный. Перезагружается случаются довольно часто. И такого добра, – дед пнул сапогом труп ближайшей твари, – после перезагрузки набивается сюда, как пыли в пылесос, после хорошей уборки. Вот мы от заразы этой лесок и очищаем.

– Все в округе знают, что это наше место, – добавил Скворец. – Никто сюда не суется. И на наш честный заработок не покушается.

– Не пыли, – осадил молодого дед.

– А че, ты в натуре решил отпустить их с нашей паутиной?

– Пасть захлопни, кому сказано! – нахмурился дед, и сразу стало понятно откуда взялось его прозвище.

– Не нравится мне эта парочка, Рихтовщик, – неожиданно подала голос наставница. – Отрицательный статус за хорошие дела не дают.

– Послушайте, мы не хотели вмешиваться в ваш бизнес, – обратился я к деду. – Просто шли через лес и совершенно случайно нарвались на поляну с прыгунами. Они нас атаковали. Пришлось защищаться. Вот добытая из их споровиков паутина, – я поднял брошенный мешок. – Здесь все. Возьмите ее и просто позвольте нам идти дальше по своим делам.

– Рихтовщик, ну ты чего, – покачал головой дед. – Прям, обидно слышать такое. Честное слово!

– Да что не так-то? – спросила Белка.

– Считай, твой кореш нас только что мурами позорными обозначил, – прорычал Скворец, отступая на шаг и снова вскидывая арбалет.

– Ну-ну, будя, не горячись, – стал урезонивать помощника Хмырь. – Уверен, Рихтовщик, не со зла. Хотел, по легкому все разрулить, да опыта не хватило. Базар гнилой подкачал. И вместо решения пустяшной ситуации, на ровном месте косяк на себя повесил… Запомни, парень, – это уже обращаясь ко мне, – никогда никому не отдавай просто так свою добычу. Только муры забирают чужое. Нормальным людям можно предлагать лишь обмен. Отдавая так, ты, по факту, опускаешь человека до мура. За такую гниль в стабе ставят на перо без разговоров.

– Мля! Ну че вы, в натуре! – я в сердцах швырнул злосчастный пакет обратно на землю. – Никого ни в чем я не обвиняю. Просто хочу поскорее закрыть тему и разбежаться. Скажите, что для этого нам нужно сделать?

– Не горячись, Рихтовщик, – снова улыбнулся дед. – Просто предложи нам обмен.

– Ок. Меняю этот мешок паутины на…

– Спорана на три он потянет, определенно, – пришел мне на выручку дед.

– Да ты по миру нас пустишь, старый! – тут же подскочил Скворец. – Какие три?! За такую жалкую горстку паутины и одного много!

– Никакая там не жалкая горстка, а вот такенный комок, – вклинилась Белка. – Я видела!

– …На два спорана, – принял я компромиссное решение.

– По рукам, – кивнул дед и вложил мне в протянутую для рукопожатия ладонь два спорана.

А Скворец поднял с земли мешок, тщательно отряхнул от налипшей травы и убрал в притороченную к поясу сумку.

– Предлагаю обмыть сделку, – объявил дед, доставая из широких карманов плаща узкую фляжку и пару стопок.

Тут же ловко их до краев наполнил, ни пролив ни капли, и протянул нам.

– А как же вы? – удивился я.

– К сожалению, у нас только две стопки. Вам, как в некотором роде гостям, полагается выпить первыми, – охотно объяснил дед. – Ну а мы, уж, дернем по стопочке вторым заходом. Так сказать, вдогонку.

Мы с Белкой аккуратно разобрали стопки, чокнулись, выпили и практически сразу же отключились.


В себя я пришел уже бегущим по лесопарку. Рядом, выбиваясь из сил, пыхтела Белка. Пробудившееся шестое чувство подсказало, что за нами гонится целая толпа тварей.

Куда подевались лесовики стало понятно, когда почти нагнавшая нас самая шустрая тварь вдруг споткнулась и кувырком покатилась в кусты с торчащим их глаза арбалетным болтом. И без объяснений Шпоры догадался, что нас опоили какой-то дрянью и использовали приманкой, для заманивая в лес стаи зараженных.

Окончательно выдохнувшаяся Белка, споткнувшись о куст, зашаталась из стороны в сторону и стала обреченно на меня заваливаться. Пришлось подхватить на руки.

Стараюсь сохранять прежний темп, но с ношей на руках сделать это чрезвычайно тяжело.

Еще минуту наверно продержусь. От силы две. Дальше нас точно настигнут. Стая слишком большая, двум лесовикам попросту не хватит болтов, чтобы перестрелять всех. Да им и не надо. Они уже набили прилично тварей. Спасать нас в их планы явно не входило. Сейчас выждут пару минут, пока я уведу за собой стаю, м спокойно пойдут потрошить споровики подстреленных бегунов.

– СУКИ! – сбивая дыханье, рву горло в отчаянном крике.

Впереди среди деревьев вроде показались просветы. И я поднажал, выжимая из огнем горящих ног остатки сил.


Глава 29

Глава 29, в которой жалею, что не рыба, и попадаю на горячий прием

Мне повезло трижды.

Первый раз, когда выскочил из лесопарка на речной берег аккурат напротив причала лодочной станции.

Второй – когда в конце причала, как на заказ, оказалась лодка, привязанная к деревянному столбу ограждения.

И третий – когда с разбегу запрыгнув в нее, устоял на ногах и лодка не перевернулась.

Заходившая ходуном утлая посудина под действием заданного мной ускорения дернулась на пару метров от причала. Отплыть дальше ей помешала натянувшаяся веревка.

– Дальше сама! – бросил Белке, сбрасывая ее на скамейку, и с извлеченной из ячейки Шпорой развернулся к набегающей толпе зараженных.

До нападения тварей, успел перерубить Шпорой связывающую с причалом веревку. И понеслось…

На лодку практически одновременно скакнули три бегуна седьмого и восьмого уровней. Двухметровую дистанцию до лодки все трое перемахнули играючи. Их дружное приземление на корме, едва не поставило лодку на попа. Чтобы удержаться на плаву, нам с Белкой пришлось навалиться на нос. Из-за возникших качелей, двое из троих напавших, не устояв, рухнули в воду. Удержавшийся везунчик бросился на меня, но напоролся грудью на выставленную Шпору и был бесславно сброшен за борт.

Из-за заданного первой тройкой ускорения, лодка рывком ушла от причала еще на пару метров. И следующей волне преследователей пришлось демонстрировать чудеса прыгучести. Из семи скакнувших за уплывающей добычей зараженных, только двоим посчастливилось зацепиться руками за корму. Остальные не дотянулись и присоединились к уже барахтающейся в воде паре собратьев.

Самому грозному из везунчиков – бегуну десятого уровня, без пяти минут лотерейщику – я успел отпилить Шпорой вцепившиеся в борт пальцы, и лишенная опоры тварь соскользнула в реку. Второй – бегун седьмого уровня, пока занимался первым, успел перевалиться через борт. И, удивив неожиданным проворством, поднырнул под выброшенную наперехват Шпору и контратаковал.

Лишенный маневра в узком пространстве лодки, я не успел отклониться, и на правом плече сомкнулся капкан челюстей твари. В предплечье тут же впились длинные когти, мигом парализовав руку и лишив меня возможности отбиваться Шпорой.

Челюсти и когти, вспоров руку до костей, потянули в разные стороны, расширяя раны и стараясь вырвать кусок мяса. Заорав от лютой боли, в исступлении заколотил левым кулаком по башке бегуна. Видимо удачно задел и смял его споровик. Тварь забилась в конвульсиях, опустила руки, но челюсти не разжала, и, повалившись за борт, утащила меня за собой.

Я едва успел глотнуть воздуха, как оказался под водой, и камнем пошел на дно, влекомый висящим на плече мертвецом. К счастью от берега мы отплыли еще не далеко, и глубина речки в месте падения оказалось всего метра три. Я быстро ногами достиг дна, вернул в инвентарь тяжелую Шпору и, оттолкнувшись, попытался всплыть.

Не вышло.

Груз на руке сковывал движения и якорем тянул на дно. Попытался стряхнуть – не получилось. Начал отдирать голову твари левой рукой, и чуть кони не двинул от судорогой скрутившей плечо вспышки боли.

Набранный воздух заканчивался. Несмотря на ледяную воду, в легких разгорался пожар. С каждой секундой сдерживать дыханье становилось все сложнее. Мучительно захотелось вздохнуть. Всего один крохотный глоточек кислорода…

– Я те глотну! Кругом вода, придурок! – привел в чувство крик Шпоры. – У тебя выносливость за четыре сотни перевалила. Ты больше трех минут без воздуха легко можешь обходиться. А еще и минуты не прошло. Так что нефиг раньше времени паниковать!

От слов наставницы сразу прибавилось уверенности. И разгорающийся в груди огонь заметно умерил пыл и сделался вполне терпимым.

Я ухватился левой рукой за нижнюю челюсть твари и изо всех сил потянул вниз. Челюсть чуть-чуть поддалась, но развить успех не получилось, уставшие пальцы с нее соскользнули.

– Чего рукой-то? У тебя ж полные карманы отверток! – напомнила Шпора.

Я выбрал самую толстую. Кроша зубы твари, просунул между челюстями и надавил. Капкан, наконец, стал разжиматься.

Увы, подкачала дерьмовая сталь инструмента. Раздвинув челюсти на сантиметр, отвертка лопнула. Длинные зубы твари продолжали цепляться за края раны, очередная попытка отпихнуть труп закончилась лишь выбросом кровавого облака из раны и новой вспышкой боли.

Пресекая волну паники, Шпора спокойно объявила:

– Прошло две минуты. У тебя еще вагон времени. Продолжай.

На этот раз решил действовать наверняка и просунул в зазор между челюстями все три оставшиеся отвертки. Надавил…

И через секунду освободился от мертвого прилипалы.

Бросив отвертки в пасти опускающегося на дно трупа, оттолкнулся и поплавком взмыл на поверхность.

Я едва не захлебнулся в конце, распахнув рот мгновеньем раньше появления лица из воды, и первый отчаянный вздох вышел вперемешку с водой. Пришлось судорожно кашлять, отплевываться… К счастью сил левой руки хватило, чтобы удержаться на поверхности и не уйти снова под воду с головой. Растерзанная правая рука болталась сбоку мертвым грузом и помощи от нее ждать было бесполезно.

Несколько секунд я просто дышал, ничего не замечая вокруг.

Потом услышал неожиданно далекий голос Белки:

– Рихтовщик! Слава богу, жив! Держись! Я сейчас!..

И тут же, гораздо ближе, многоголосое голодное урчанье.

Тряхнув головой, очистил брови и глаза от застилающих взор капель и осмотрелся.

Оказалось, я барахтался всего метрах в десяти от причала, забитого толпой тварей. Размер стаи впечатлял. На вскидку, зараженных здесь скопилось с добрую сотню. Среди скалящихся и пускающих на меня слюни бегунов, я разглядел несколько более рослых фигур лотерейщиков, и невольно поежился, представив, что с нами сделала бы такая внушительная толпа, попади мы в их лапы.

Лодка с Белкой, пока я был под водой, отдалилась от причала на полсотни метров. Такое проворство спутницы объяснялось просто – Белка вставила в уключины найденные на дне лодки весла и, гребя ими, пусть неумело, но старательно, отвела лодку подальше от опасного причала. Заметив меня, девушка остановилась, и теперь пыталась заставить лодку развернуться.

– Мля! Это, походу, надолго, – проворчал наблюдая неумелые белкины потуги повертеть то одним веслом, то другим. – Да я тут в дугу окоченею, пока дождусь. Похоже, придется снова как-то выгребать самому.

– Смелее, Рихтовщик, – раздался в голове веселый голос наставницы. – Чапаев с одной рукой Урал переплыл.

– Не факт. Существуют разные версии. По некоторым, как раз в Урале он и потонул, не дотянув до берега с одной рукой.

– А я в тебя верю.

– Мля!

Казалось бы, чего тут плыть-то. Сорок метров всего. Фигня! Но это ежели опытный пловец. А когда плаваешь, как топор, да с парализованной рукой, да ослабленный от потери крови, да в одежде и ботинках, да с гребаным рюкзаком за плечами, который фиг сбросишь в воде с парализованной рукой, да в ледяной воде, да когда за спиной беснуется жаждущая твоей крови толпа тварей… Согласен, последний довод скорее стимулировал на отчаянный заплыв.

Короче, я поплыл. По-собачьи, кое-как, метр за метром. Разочарованный вой за спиной стал лучшей наградой за мучения.

Наверное, не дотянул бы. Уже на полпути ноги начало сводить судорогой. К счастью, Белка разобралась-таки с техникой разворота и подгребла мне навстречу.

Ухватившись здоровой рукой за борт лодки, коряво подтянулся и с помощью Белки забрался внутрь.

– Ту уж извини, но гребец из меня теперь никакой, – кое-как пропыхтел я, отдышавшись. – Придется и дальше тянуть лодку самой.

– Да без проблем, – улыбнулась Белка. – Мне кучу навыков уже за греблю разблокировали. И характеристики тоже кое-какие подросли.

– Вот и ладушки…

Девушка вернулась на весла и начала разворачивать лодку. А я без сил опрокинулся на дно между кормой и срединой, и наслаждался видом безоблачного вечернего неба.

– Рихтовщик, хорош бока отлеживать. Займись рукой, – выдернул из нирваны строгий голос наставницы.

– Мля!

Кряхтя, как столетний дед, приподнял спину и, позвав на помощь Белку, наконец вытянул левую руку из лямки рюкзака. Потом, с ее помощью, вытащил рюкзак из-за спины и выдернул лямку из-под правой руки.

Достал бутылку с живцом и одним могучим глотком разом ее уполовинил. Что характерно, при этом отвратительной фирменной горечи целебного напитка даже не почувствовал. Но все равно, по привычке, следом откупорил банку пива, и хорошенько запил горькое пойло нефильтрованным.

Эффект от живца не заставил себя ждать. Онемевшее и утратившее в холодной воде чувствительность тело согрела пробежавшая по венам огненная волна. В кожу разом впилось тысячи иголок. А покалеченную руку свело болевой судорогой.

Перебравшись на кормовую скамейку, попросил у Белки нож и срезал с правой руки рукава куртки и кофты.

Раны от зубов и когтей бегуна выглядели ужасно – глубокие порезы, с разошедшимися кроями, кожа на которых наливалась пугающей чернотой.

– Паршиво выглядит, наверняка, в речке заразу какую-то подхватил, – вынесла свой вердикт Шпора. – Теперь нескоро рука нормально заработает.

– И че делать?

– Шей, давай, штопальщик, чего смотришь.

По доброй традиции, промыв раны остатками пива из банки и протерев спиртовыми салфетками, я вооружился иголкой с ниткой и стал сам себя штопать.

Впереди Белка энергично ворочала веслами, уже вполне умело загребая, и наша лодочка уверенно подбиралась к середине реки – условной границе до смерти опостылевшего кластера.

Стянув воспаленные края ран стежками швов, от души залил их йодом и стал бинтовать. С предплечьем справился сам. А перевязать плечо, пришлось просить Белку.

Лодка к тому времени достигла середины реки. И теоретически, мы находились в самом безопасном от тварей месте. Поэтому девушка охотно согласилась. Засушив весла, разместила их вдоль борта, и подошла ко мне.

Занимаясь моим плечом, девушка развернулась лицом к покинутому берегу. И первой увидела выбежавшую из леса тварь, при появлении которой провожающая нас «делегация» зараженных, наплевав на водобоязнь, прыснула с причала во все стороны.

– Рихтовщик, глянь. Не нравится мне этот бугай, – пожаловалось спутница. – Че-то он чересчур здоровый!

Я обернулся и услышал в голове заковыристую фразу от Шпоры, целиком состоящую из забористого мата.

– Похоже у нас проблемы, – пробормотал, вглядываясь в бегемотоподобную тварь, с легкостью кенгуру запрыгнувшую на опустевший причал.

Доски причала веса твари не выдержали, жалобно затрещали и стали рассыпаться. Но монстр, игноря производимые разрушения, прыгнул дальше и вместе с таки рухнувшим под его весом концом причала с треском и мощным всплеском провалился в воду.

– Ты же говорил, зараженные не умеют плавать, – пискнула Белка, вместе со мной наблюдая, как поплавком вынырнувшая из воды тварь энергично заработала руками и ногами и, поднимая тучу брызг, на крейсерской скорости рванула в нашу сторону.

– Этот, похоже, еще как может…

– Рихтовщик, живо на весла! – взвыла Шпора.

– Да как же? У меня ж рука? – позабыв о конспирации, открытым текстом ответил наставнице.

Впрочем Белка, ошарашенная видом стремительно приближающейся твари, моего косяка даже не заметила.

– Левой греби, а рядом пуская Белка с двух рук наяривает, – распорядилась Шпора. – Да шевелитесь вы уже, придурки заторможенные! Если элитник доберется до вас, заживо сожрет!

Я бросился к левому веслу. Белка, понявшая нехитрый замысел без слов, притулилась справа. Мы дружно опустили в воду весла, и началась гонка.

Девушка рядом выбивалась из сил, стараясь поспеть за мной. Увы, Белка не справлялась. Даже одна левая Игрока десятого уровня на порядок превосходила парное усилие обеих рук Игрока четвертого. Чтобы не закольцевать наше движение, приходилось сдерживаться, работать рукой вполсилы. А тварь за спиной с каждой секундой подплывала все ближе.

Нервное напряжение и мощный выброс адреналина видимо как-то активизировали реабилитацию правой руки. Уже через пару минут отчаянной погони я понял, что снова могу ей управлять. Да раны продолжали чудовищно болеть, а свежие швы грозили разойтись при первом же усилии, но у меня просто не оставалось другого выбора.

Мы проплыли всего треть из остающегося до берега расстояния. Сзади неутомимый и быстрый, как катер, элитник уже доплыл до середины реки. Если все оставить как есть, и минуты не пройдет, как тварь нас настигнет…

К тому же непривычная к долгим нагрузкам Белка уже выбилась из сил и еле ворочала своим веслом.

– Пересядь! Дальше попробую сам! – шикнул на спутницу.

– Ладно, – и не подумав спорить, девушка бес сил нырнула вперед и кое-как забралась на носовую скамейку.

Я подхватил правой отпущенное ей весло, и заработал, что было сил.

Швы выдержали, кровь на бинтах конечно выступила, но кровотечения не открылось. Первые десять взмахов дались трудней всего. Боль в руке была адской. Я в кровь изжевал губы, гася рвущийся наружу крик. Потом мышцы разогрелись, я вошел в ритм, грести тало легче и боль заметно притупилась.

Наша лодка сильно прибавила в скорости. И все же тварь за спиной плыла куда как быстрее. Разделяющее нас расстояние таяло с пугающей быстротой.

Я заранее предупредил Белку, чтоб просигналила, когда элитник приблизится на десять метров. И это случилось в ста метрах от берега.

– Круши! – шепнул себе под нос и в следующее мгновенье едва не сломал сделавшиеся невесомыми и хрупкими, как тростинки, весла.

Мышцы взбугрились от прилива сил. Весла замелькали в руках со скоростью сливающихся в размытое пятно стрекозиных крыльев. Просто чудо, что уключины выдержали заданный фантастический темп.

Расстояние между нами и преследователем впервые с начала погони начало увеличиваться. Злобный рев сзади стал лучшим тому подтверждением.

Увы, действие моего Дара было строго ограничено по времени. Десять секунд пролетели, как один миг. Мы почти доплыли. До берега оставалось всего десять метров, когда мышцы парализовало от накатившей волны отката.

Сил хватило только засушить весла и не позволить им тормозить набранный лодкой ход.

Элитник снова стал стремительно сокращать дистанцию.

– Рихтовщик, миленький, ну что же ты остановился! Осталось совсем чуть-чуть! Ну пожалуйста! – взмолилась Белка.

– Прыгай и беги, а у меня на это уже нет сил, – признался я, изобразил кривую улыбку и добавил: – Постараюсь его задержать.

– Ладно, – кивнула Белка и, развернувшись на носу, приготовилась прыгать.

До берега оставалось всего три метра когда страшный удар по корме подбросил нас с Белкой на двухметровую высоту.

Сзади победно взревело чудовище.

А из прибрежных кустов в сторону песчаного берега рванули две струи пламени из отстрелянных гранатометов.

Стремительный полет снарядов я не разглядел. Зато хорошо услышал гром их подрыва. И очень хорошо на собственной шкуре ощутил его страшную силу.

Подхваченные взрывной волной, с натурально горящими спинами мы с Белкой улетели далеко в сторону берега.

Столкновение с землей было жестким. Кажется я набрал полный рот песка. Но точно не помню.

Я отключился…


Глава 30

Глава 30, в которой принимаю заказ и вспоминаю убийцу

Я снова находился в детской, в шаге от ревущей под столом девочки.

В середине комнатной двери появилась дыра. Одна из досок не выдержала натиска бьющихся о преграду тварей, раскололась и вылетела из дверного щита. Это ее треск я слышал в предыдущей «серии» сна, и ошибочно принял его за звук срывающейся с петель двери.

Как бы нелепо это не звучало, но девочке с этой хлипкой доской очень повезло. Как только в двери появилась дыры, твари тут же активно занялись ее расширением. Вцепились окровавленными пальцами в края пролома и стали их остервенело трясти, пытаясь выдрать соседние доски. При этом, разумеется, таранить дверь ударами тел прекратили. А ведь оставалось добить совсем чуть-чуть. Практически вырванные из косяков петли едва держали перекошенную дверь, хватило бы еще буквально двух-трех ударов, и дверь рухнула бы внутрь детской. Но тупые твари увидели в открывшуюся прореху свою маленькую жертву и, позабыв обо всем на свете, стали ломиться в комнату через узкую щель, пытаясь вырвать мешающие края.

– Мама, НЕЕЕТ! – взвыла девочка, увидев в дверном проломе окровавленное женское лицо, щерившееся людоедским оскалом на дочь и пускающее из уголков рта голодную слюну.

Не удержавшись, я подскочил и от души приложил кулаком по мерзкой твари. Вернее, попытался приложить. Потому как нифига токового из моего порыва не вышло. Не встретив сопротивления, я провалился следом за кулаком через дверь и тварей, и оказался в до отвращения знакомом коридоре.

– Мля! Как же меня все это задрало! – заорал, задрав лицо к равнодушному потолку. – Почему это происходит со мной?! Я же ничего не могу здесь изменить!

Твари на мой крик, разумеется, и ухом не повели, продолжили урчать и ломиться в пролом. Девочка в детской заходилась в отчаянном крике.

Я зажал уши руками, отвернулся и побрел в сторону выхода.

Когда свернул в прихожую, услышал тихий щелчок ключом отпираемого замка и входная дверь начала открываться мне навстречу. Разглядеть входящего не успел.

На голову обрушился, невесть откуда взявшийся в прихожей, водопад, и я проснулся…


Сразу обнаружилась причина водопада. Небрежно отброшенное скрывшимся в каюте матросом пластиковое ведро покатилось по палубе.

По волосам стекала и падала на мокрое лицо речная вода. Моя превратившаяся в грязные лохмотья одежда тоже изрядно промокла.

Я сидел за богато сервированным столом, на палубе роскошной речной яхты. Над головой синело, наливающееся сумраком, вечернее небо. На западе разгорался багровый закат, провожая уже наполовину скрывшийся за горизонтом бронзовый диск дневного светила.

Яхта стояла на якоре в полусотне метров от злосчастного причала.

– Мля!

– Извини, ты стонал во сне, пришлось принять меры, – объявил сидящий напротив брюнет, примерно моих лет, в дорогом итальянском костюме и кожаных перчатках.

Мужик столовым ножом неторопливо чистил большое зеленое яблоко. Срезанная шкурка тонкой, как шнурок, лентой спускалась на стоящую перед ним тарелку, где, свиваясь кольцами, собиралась в ажурную горку.

– Вы кто?

– Можешь называть меня Ртуть, – улыбнулся брюнет одними губами, взгляд его при этом остался холодным, пронзительным и изучающим, как у выслеживающего добычу хищника.

Руки странный тип мне не подал. Но рядом с ним загорелись зеленые строки информационного описания:


Игрок Ртуть???

Статус: ???

Уровень: ???

Опыт: ???

Показатели:

Интеллект – ???

Атака – ???

Защита – ???

Ловкость – ???

Дух Стикса – ???


– Это очень опасный человек, – раздался в голове озабоченный голос наставницы. – Будь с ним предельно осторожен. И упаси тебя Стикс его разозлить.

– А ты, я так понимаю, Рихтовщик, – не дождавшись ответного приветствия, Ртуть сам представил меня.

Я угрюмо кивнул.

– Как ты уже сам догадался, мы на моей яхте. Можешь не беспокоиться, никто нам здесь не помешает. Сегодня ты мой гость, потому чувствуй себя, как дома. Прошу, не стесняйся, угощайся, – Ртуть небрежно указал закругленным концом ножа на выставленные на столе деликатесы.

– Спасибо, я не голоден.

– Да брось, я же прекрасно вижу, что у тебя практически все шкалы на нуле. Я, понимаешь, готовился, напрягал поваров. Они наготовили столько вкусностей… Ей богу, Рихтовщик, ты сильно обидишь меня отказом… Идея. Чтобы сгладить неловкую ситуацию, предлагаю выпить. У меня есть отличный столетний виски…

– Не откажусь, – кивнул я и, осмелев, ткнул вилкой в ближнюю тарелку с истекающими жиром свиными ребрышками.

– К мясу рекомендую вот этот соус, – положив на тарелку нож и недоочищенное яблоко, Ртуть подхватил с середины стола роскошную фарфоровую соусницу и капнул мне на тарелку чуть-чуть соуса.

– Он обжигающе острый, поэтому добавлять нужно самую малость, – продолжил объяснять, возвращая соусницу на место и подхватывая стоящую рядом пузатую бутылку с незнакомой этикеткой. – Но вкус у мяса при этом становится… Уммм! Просто объедение.

Подхватив вилкой каплю соуса, размазал ее по ребрышку, попробовал, и чуть не задохнулся от вспыхнувшего во рту пожара. Но вспышка огня через секунду сама собой угасла, и я почувствовал вкус великолепно прожаренного жаркого. Это было необычно, и очень вкусно. Проглотив первый кусок практически не жуя, я тут же с удовольствием повторил.

Меж тем хозяин яхты наполнил наши стаканы янтарным напитком и, подняв свой, предложил тост:

– За знакомство!

Чокнулись. Выпили. Виски и впрямь оказался роскошным.

– А зачем вы меня сюда… гм, пригласили? – спросил я, возвращая пустой стакан на стол.

– Ты кушай, о делах успеем поговорить, – хмыкнул Ртуть, снова принимаясь за яблоко. – Мы никуда не спешим. Времени у нас достаточно.

Уже не сдерживаясь, навалил себе полную тарелку всякой всячины и стал пробовать. Больше всего мне понравились тоненькие кружочки какого-то мясного рулета, я их умял, наверное, штук десять. Жаренная стерлядь и заливное из осетрины тоже зашли на ура. Тушеный говяжий язык просто растаял во рту. Говяжьи отбивные смолотил за милу душу, аж три штуки. А вот курица показалась слегка пересушенной. Впрочем, вполне допускаю свою необъективность, при дегустации, поскольку, добрался до птицы уже сытым, как проглотивший быка питон.

Насытившись, я отвалился от стола на спинку мягкого кресла, и взял с собой только бокал с янтарным виски.

Пока ел солнце полностью скрылось за горизонтом. Еще догорали сполохи красивого заката. Но над головой уже высыпали звезды и заняла свое почетное места на небосводе полная луна, света которой хватало с избытком, чтоб разглядеть собеседника за столом.

Ртуть дочистил яблоко и теперь с задумчивым видом смотрел на догорающий закат, неспешно отрезал от белой мякоти тонкие ломтики и отправлял в рот.

– Со мной была девушка… – напомнил я о себе, смакуя виски.

– С Белкой все в порядке, не беспокойся, – откликнулся Ртуть. – Мои люди отвезли ее в безопасный стаб.

– Пойми меня правильно, она член моего отряда. И я, как старший товарищ…

– Уже нет, – перебил Ртуть, отправляя в рот очередной крохотный кусочек яблока.

– Что нет?

– Она больше не член твоего отряда. Зайди в меню, проверь…

Я проверил. У меня в меню действительно больше не было отряда, сгинувшего вместе с аватаркой Белки.

– Поверь, так будет намного проще…

Равнодушие собеседника начинало действовать на нервы.

– Да какого!..

– Заткнись, Рихтовщик! – резанула по мозгам команда Шпоры. Добившись повиновения, наставница пояснила: – Просто поверь, ты ничто против него. Если захочет, он прихлопнет тебя как муху.

– Ты прав, пора перейти к нашему делу, – объявил Ртуть.

Отложил на тарелку недоеденное яблоко с ножом и громко хлопнул в ладоши.

Из каюты тут же вышел обливший меня водой матрос.

– Познакомься, Рихтовщик, это мой помощник с очень острым именем – Скальпель, – представил матроса хозяин.

И рядом с матросом загорелись строки информационного описания:


Игрок Скальпель???

Статус: ???

Уровень: ???

Опыт: ???

Показатели:

Интеллект – ???

Атака – ???

Защита – ???

Ловкость – ???

Дух Стикса – ???


Лицо матроса показалось мне смутно знакомым, как будто я его где-то уже видел, но где именно вспомнить никак не получалось.

Подойдя к столу, матрос сдвинул в сторону мою тарелку, и на ее место положил крохотный шарик кровавого цвета.

– Это красная жемчужина, – опережая мой вопрос, пояснила Шпора.

– Это мне?

– Зависит от твоего решения, – хмыкнул Ртуть. – Я хочу предложить тебе, Рихтовщик, поработать на меня. Эта жемчужина – аванс. Согласишься принять заказ – она твоя.

– Что ж за работа такая, авансом за которую идет аж целая красная жемчужина… Это же пять штук споранов!

– На самом деле, в разных стабах жемчуг ценится по-разному, – неожиданно вклинился в разговор Скальпель, от знакомых интонаций в голосе которого я испытал повторный приступ дежавю. – Где-то чуть дороже, где-то, наоборот, дешевле. Но да, цена красной жемчужины колеблется вокруг пяти тысяч споранов.

– Тебе нужно будет спасти мою дочь, – огорошил заданием Ртуть. – Живой и здоровой вывести ее из перезагрузившегося кластера. Справишься и, в довесок к задатку, получишь еще десять тысяч споранов.

– И адресок твоей Белки до кучи шепнем, – склонившись к моему уху, добавил Скальпель. – А то ведь девушка она неопытная, на новом месте всякое может случиться…

– Рихтовщик, держи себя в руках! – отрезвляющий окрик Шпоры заставил разжать кулаки.

– Скальпель, прекрати, – поморщился хозяин яхты.

– А че не так-то? Все по чесноку. Он тебе дочь, мы ему девушку. И все довольны.

– Ты забываешься… – Ртуть сделал легкий пас рукой в направлении помощника.

И ойкнувший Скальпель схватился за лоб, словно словил невидимого тумака.

– Уж, и пошутить нельзя, – насупившись, прошептал он.

– Но как?.. – решился я первым нарушить повисшую над столом напряженную паузу.

– Тебе не придется действовать одному. Я организую тебе помощника на машине, он доставит тебя до дома дочери. И вывезет вас потом из кластера. Твоя же задача: используя Дар, уберечь девочку от заражения… Сам бы с тобой отправился, но из-за чертового Равновесия перезагрузившийся кластер первые сутки для меня не доступен, а дочь можно спасти только в первые часы после перезагрузки.

Девочка… Дар… Заражение… Уберечь…

Словно недостающие пазлы, слова сами собой заполнили пустоты головоломки сновидений. И я понял, что это задание – моя судьба.

– Я принимаю ваш заказ, – твердо заявил я.

– Стикс услышал твои слова, – кивнул Ртуть. – Забирай жемчужину, она твоя.

Я хотел убрать драгоценный задаток в карман, но был остановлен очередным требованием Шпоры.

– В рот суй ее скорее, придурок! – и почуяв мои колебания, наставница пояснила: – Просто так такие авансы не делают. Жемчужину тебе выдали, чтоб помогла в выполнении заказа. Своим невежеством ты поставишь заказчика в неудобное положение.

Я отправил жемчужину в рот, проглотил и запил остатками виски из стакана.

– Вот это, – по кивку Ртути, помощник достал из кармана и выложил передо мной небольшую, с пачку сигарет, рацию, – прямо сейчас убери в ячейку инвентаря.

– Но у меня там занято.

– В другую ячейку. Свободную. Красная жемчужина с девяносто процентной вероятностью дает Игроку новую ячейку в инвентаре. Сейчас придет уведомление… А во избежание осечки, Скальпель проконтролирует и подстрахует своим Даром.

Прочтя немой вопрос в моих глазах, Ртуть пояснил:

– Мой помощник – знахарь. И твой дар уникальный он, заодно, активирует.

Я не успел ничего ответить, как на лоб и затылок опустились ладони Скальпеля.

Никакого эффекта от активации его Дара я не почувствовал. Но когда через несколько секунд Скальпель убрал ладони и отступил от стола, энергично встряхивая руки, перед глазами вдруг загорелся длинный список красных строк системного уведомления.

– Потом прочтешь, – пресек мой порыв Ртуть, вынудив сморгнуть строки.

– Да все норм, – откликнулся на беззвучный вопрос хозяина Скальпель. – Парнишка наш просто волшебный какой-то везунчик. Прикинь, ему вместо одной, аж две доп ячейки за жемчуг отвалили. Дар я ему активировал. И снова не один. Вероятность активации четвертого за красную меньше двух процентов была, однако ж он и тут лакомый кусочек урвал. В натуре, Ртуть, я с этим кренделем вдвое против уговора сработал. Всю ману без остатка слил. Теперь чувствую себя пустым, облапошенным и очень бедным.

– Не пыли, Скальпель, ты меня знаешь, – впервые с начала разговора я увидел искреннюю улыбку на лице Ртути. – Все компенсирую. Не обижу… Наконец появился реальный шанс. Стикс свидетель – как долго я этого ждал… Рихтовщик, убирай рацию в ячейку.

Я зашел в инвентарь, и рядом с ячейкой Шпоры, обозначенной теперь номером один, увидел еще пару ячеек. Взял в руки рацию и спрятал в ячейку два.

– Как только окажешься на месте, сразу достать и включи ее. Там сбоку рычажок… короче, разберешься. По ней напарник вычислит твое местоположение. Подъедет, свяжется, ну а дальше сами уже, как говорится, по обстоятельствам… От всей души желаю удачи тебе, Рихтовщик.

– Спасибо, – кивнул я, слегка ошарашенный проявлением эмоций у казавшегося холодным, как лед, хозяина яхты.

– Ты готов?

– Че, уже?..

– А чего тянуть, – пожал плечами Ртуть. – Перед смертью не надышишься… – И кивнул помощнику.

В руках у подскочившего Скальпеля в лунном свете блеснул нож.

Я почти увернулся. Но он оказался чуть-чуть быстрее. И в момент удара я вспомнил сходные обстоятельства предыдущего свидания со Скальпелем…


Глава 31

Глава 31, в которой учусь ставить на паузу, меряю лапу и грежу наяву

Один до миллиметра отточенный росчерк, и маленький, но бритвенно острый, нож вскрывает горло от уха до уха. Кровь бьет фонтаном, заливая стол. Несколько капель попадают на сидящего напротив денди, пачкая светлый костюм, но Ртуть сидит ровно и не пытается увернуться. В его горящих глазах читается жадный интерес к совершаемому убийству. А Скальпель, скрыв нож таким же неуловимо быстрым движением, как достал, схватил меня за волосы и задрал голову, позволяя маньяку-хозяину вдосталь насладиться плюющейся кровью, широкой «улыбкой» на горле…

– Фу, мля! – я отшатнулся от зеркала, и заклубившийся белый туман тут же скрыл предсмертную картинку.

Теперь я знал имя убийцы уже дважды отправившего меня на перерождение. Гребаный Скальпель! Это он пытался отобрать у меня белые жемчужины, извлеченные из полумертвого тела легенды Стикса. И действовал тогда, наверняка, с подачи хозяина. Выходит, снайпер-виртуоз, своим хирургически выстрелом одаривший таки меня двумя жемчужинами из трех, действовал против воли Ртути. А этот маньяк в цивильном костюме хотел, чтобы у меня был развит лишь один изначальный Дар. Но почему? Ведь я ему нужен, для исполнения заказа. А дополнительные Дары Стикса делают сильнее, повышают шансы… Мля, чего-то я совсем запутался!

– Всему свое время, Игрок. Всему свое время, – раздался знакомый насмешливый голос из глубины вонючего марева за спиной.

– Рад снова тебя услышать, – невольно улыбнулся в ответ.

– Снова подрос. Поздравляю…

– На этот раз разве что по параметрам. Тварюшек прихлопнул мало, все больше ноги от них уносил. Опыта за ликвидацию – кот наплакал.

– Ты неисправим, – усмехнулся невидимый собеседник. – Что ж, не будем нарушать сложившихся традиций. Читай беглец-счастливчик о своих подвигах. Продолжим беседу позже…

В белесом мареве кисляка загорелись красные строки длиннющего списка уведомлений, накопившихся аж с резни прыгунов на поляне.

Тяжко вздохнув, погрузился в чтение.


!!!Внимание! Ликвидировано 5 прыгунов!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +102. Характеристики: +18 к Картографии, +27 к Наблюдательности, +31 к Фехтованию, +15 к Меткости, +26 к Выносливости, +16 к Скрытности, +20 к Реакции, +25 к Интуиции, +18 к Силе Стикса, +17 к Броне Стикса. Навыки: +42 к Владению Шпорой (Атака +1), +21 к Легкой атлетике, +16 к Тяжелой атлетике!

!!!Одерживайте славные победы дальше!


!Навыки: Штопальщик +27, Алкоголизм +6, Ораторское искусство +19, Торговля +11. Характеристика: Знания +18!


!!!Внимание! Ваше участие в охоте в качестве заводного зайца помогло ликвидации 17 бегунов и 2 лотерейщиков!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +342. Характеристики: +19 к Удаче, +23 к Физической силе, +38 к Выносливости, +41 к Скорости (Ловкость +1), +19 к Познанию скрытого (Дух Стикса +1). Навыки: +32 к Телепатии, +64 к Легкой атлетике, +69 к Тяжелой атлетике!

!!!Поздравляем с первым участием в охоте в качестве заводного зайца!

Награда за первое участие в охоте в качестве заводного зайца:

!Опыт: +100. Характеристики: +1000 очков свободного распределения характеристик!

!!!Участвуйте в славной охоте снова!


– Ишь ты, заводной заяц, – не удержавшись, высказал туману удивление неожиданным поощрением. – Придумают тоже. Интересно, а сколько Белке за беготню отсыпали?

Ответа ожидаемо не последовало.

Продолжил чтение, и тут же вновь прифигел, на сей раз про себя, от количества ликвидированных возле пристани бегунов. Ведь на самом деле собственноручно я пристукнул только одного, и еще парочку ранил. Но щедрая система, похожа, записала на мой счет всех утонувших вокруг лодки тварей.


!!!Внимание! Ликвидировано 7 бегунов!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +529. Характеристики: +26 к Картографии (Интеллект +1), +29 к Наблюдательности, +18 к Удаче, +45 к Физической силе, +36 к Фехтованию, +4 к Рукопашному бою, +28 к Физической броне, +42 к Выносливости (Защита +1), +52 к Регенерации, +31 к Реакции, +22 к Гибкости, +26 к Интуиции (Ловкость +1), +28 к Силе Стикса (Дух Стикса +1), +23 к Броне Стикса, +1 к Медитации. Навыки: +35 к Владению Шпорой, +43 к Кулачному бою, +28 к Легкой атлетике, +43 к Тяжелой атлетике!

!Разблокирован навык: Амфибия; +13 к Амфибии!

!!!Одерживайте славные победы дальше!


!Навыки: Штопальщик +32, Алкоголизм +29!


!!!Внимание! Ваше участие в охоте в качестве заводного зайца помогло ликвидации элитника 69-го уровня!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +827. Характеристики: +28 к Удаче (Интеллект +1), +36 к Физической силе (Атака +1), +29 к Выносливости, +25 к Реакции (Ловкость +1), +29 к Силе Стикса. Навыки: +26 к Телепатии, +28 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +35 к Тяжелой атлетике, +15 к Левитации.

!!!Внимание! При вашем участии был ликвидирован зараженный семикратно превышающий ваш уровень развития!

Награда за участие в ликвидации элитника:

!Опыт: +70. Характеристики: +700 очков свободного распределения характеристик!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели +1. Характеристики: +10 к Наблюдательности, +67 к Меткости, +27 к Скрытности, +31 к Гибкости, +24 к Броне Стикса!

!!!Участвуйте в славной охоте снова!


!Навыки: Алкоголизм +27 (Защита +1), Ораторское искусство +29. Характеристики: Знания +27, Познание скрытого +12!


!!!Внимание! Выполнено игровое задание!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +120. Характеристики: +23 к Знаниям (Интеллект +1), +21 к Наблюдательности, +20 к Фехтованию, +22 к Меткости, +21 к Физической броне, +22 к Регенерации, +23 к Скорости, +22 к Интуиции, +21 к Броне Стикса, +20 к Познанию скрытого.


!!!Внимание! Дар Стикса: Владеющий скрытым, разблокирован Игроком с Даром знахаря!

!!!Внимание! Открыто второе название скрытого Дара Стикса: Душелов!

Постоянный бонус за уникальный Дар:

!Интеллект +4 к показателю Игрока!

!Описание Дара: Позволяет Игроку излечить любого зараженного на начальной стадии болезни (в стадии пустыша) и дать излеченному 24-часовой иммунитет от повторного заражения!

!Период действия дара: 1 сутки!

!Откат дара: 2 недели!

!Расход Духа Стикса (манны) на действие Дара: 24 единицы шкалы Духа Стикса!

!!!Внимание! Не достаточно параметров для активации Дара!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Душелов, необходимо поднять характеристику Знания до 1000 очков!

!Для активации 2-ой ступени Дара Стикса: Душелов, необходимо поднять характеристику Знания до 3000 очков!

!Для активации 3-ой ступени Дара Стикса: Душелов, необходимо поднять характеристику Знания до 6000 очков!

!Для активации 4-ой ступени Дара Стикса: Душелов, необходимо поднять характеристику Знания до 10000 очков!

!!!Внимание! Красная жемчужина открывает у Вас 2 ячейки инвентаря, позволяющие хранить предметы весом до 1 килограмма!

!!!Внимание! Красная жемчужина открывает у Вас Дар Стикса: Чужая лапа!

!!!Внимание! Дар Стикса: Чужая лапа, разблокирован Игроком с Даром знахаря!

Постоянный бонус за открытый Дар:

!Защита +2 к показателю Игрока!

!Описание дара: Превращает левую руку Игрока в лапу зараженного, сходного с игроком уровня!

!Период действия дара: 10 минут!

!Откат дара: 8 часов!

!Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 13 единиц шкалы Духа Стикса!

!!!Внимание! Не достаточно параметров для активации Дара!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Чужая лапа, необходимо поднять характеристику Регенерация до 1000 очков!

!Для активации 2-ой ступени Дара Стикса: Чужая лапа, необходимо поднять характеристику Регенерация до 3000 очков!

!Для активации 3-ой ступени Дара Стикса: Чужая лапа, необходимо поднять характеристику Регенерация до 6000 очков!

!Для активации 4-ой ступени Дара Стикса: Чужая лапа, необходимо поднять характеристику Регенерация до 10000 очков!


!!!Внимание! Вы умерли!

Штраф за смерть:

!Опыт: -412. Характеристики: -422 очков свободного распределения характеристик!

!!!Осталось воскрешений 95! В качестве поощрительного бонуса к вашей характеристике Удача добавляется 10 очков!

!!!Удачной игры!


Дочитав, сразу решил довести Знания и Регенерацию до нужных для активации Дара тысячи очков.

Как учил насмешник, через Меню зашел в Характеристики. Мысленно обозначил Знание и Регенерацию и задал команду: разогнать каждую до нужного уровня очками свободного распределения характеристик.

Перед глазами тут же загорелись новые строчки системного уведомления:


!!!Внимание! Вами использованы 1118 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристики: +594 к Знаниям (Интеллект +6), +524 к Регенерации (Защита +6)!

!!!Внимание! Активирована 1-ая ступень Дара Стикса: Душелов. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «На паузу». Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!!!Внимание! Активирована 1-ая ступень Дара Стикса: Чужая лапа. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Левак». Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!


Еще дочитывая последние строки почувствовал накатившее вдруг облегчение. Как будто после долгого бега вдруг открылось второе дыханье, и сжатые невыносимым спазмом легкие разом отпустило. От нахлынувшего восторга даже не понял, что на самом деле произошло. Просто упивался моментом, дышал полной грудью и кайфовал.

А потом снизошло озарение: я перестал ощущать окружающую вонь. Совершенно! Нет, кисляк никуда не делся, я по-прежнему стоял в окружении молочно-белого непроницаемого тумана, но сопровождающая его отвратительная вонь, испаряющийся в костре мочи, сгинула без следа.

«Спасибо!» – крикнул окружающему безмолвию.

Но с губ неожиданно сорвалась совершенно другая, гораздо более длинная фраза:

– О Стикс, как же хорошо снова оказаться в живом теле!

И произнесена она была голосом Шпоры.

Я попытался возмутиться, но не смог. Язык и тело сделались чужими и игнорили мои отчаянные попытки привлечь внимание насмешника. Пришлось смириться с ролью бесправного наблюдателя.

Правая рука, вынырнув из белого марева, приблизилась к лицу и почесала нос. Вблизи я хорошо ее рассмотрел. Это была чужая рука. Женская. С длинными, покрытыми золотистым лаком ногтями.

– От одной мысли, что скоро снова придется возвращаться в эту чертову стальную болванку, хочется повеситься.

– Не поможет, – откликнулся из тумана голос насмешника.

– Знаю.

– Это был твой выбор.

– Если б я знала, что меня ждет…

– Поверь, быть помощницей Игрока куда лучше, чем стать тенью вечного сумрака… Кстати, поздравляю, твой подопечный уверенно движется в нужном направлении.

– Он придурок!

– Ты слишком к нему строга. Просто неопытный, пока… Сама когда-то такой была.

– Когда это было…

– Время относительно.

– Ну да, тебе легко говорить.

– Не забывай, твое спасение в его руках.

– Не сыпь мне соль на рану.

– Эту милость еще надо заслужить, – хмыкнул насмешник. – У стальной болванки, как ты выразилась, не может быть ран. И соль ей не страшна.

– Очень смешно.

– Наслаждайся, пока можешь…


От шибанувшего по носу зловонья закашлялся и схватился руками за лицо, подспудно осознавая, что вернулся обратно в свое тело.

Перед глазами загорелись новая строка уведомления:


!Разблокирован навык: Гипноз; +18 к Гипнозу!


– Что это было? – прохрипел, откашлявшись.

– Вероятно, слюной поперхнулся, – тут же, как ни в чем не бывало, откликнулся насмешник.

– Вот только не надо делать вид, что ты меня не понял.

– Смешной.

– Мля! У меня башка скоро взорвется от ваших гребаных секретов!

– Это Стикс…

– Мля!..

Уже отчаялся дождаться объяснений, но насмешник, как всегда, удивил:

– Характеристика Знания – полна неожиданных сюрпризов. Каждому Игроку она открывает что-то свое, очень личное. Это своего рода ящик Пандоры. В который ты только что практически влез с головой, разом задрав характеристику в два с половиной раза. Стоит ли удивляться, что у тебя появились кое-какие новые возможности?..

– Значит, ваша со Шпорой беседа, часть которой я невольно подслушал…

– Это не плод твоего воображения, – хмыкнул насмешник.

– Так Шпора, она тоже выходит…

– Она была Игроком, – перебил снова с полуслова понявший меня насмешник. – Но угодила в ловушку перезагружающегося кластера. Лишилась своего тела и стала тенью. Ей сказочно повезло, что в этот момент на кластере появился новый Игрок с уникальным Даром…

– А с ней это навсегда?

– Теперь она твоя помощница. Тебе и решать.

– Я могу помочь ей вернуть тело?

– Определенно.

– А что мне для этого нужно сделать?

– Сам поймешь, когда придет время.

– И когда оно придет?

– Понятия не имею.

– Да как так-то?..

– Итак, ты принял Заказ, – решительно сменил тему насмешник. – Пришло время исполнять взятое обязательство... Удачной игры!

В подтверждение окончания разговора, на белом тумане красным огнем запылали строки воскресного уведомления.

По опыту зная, что звать теперь насмешника бесполезно, сосредоточился на пылающих письменах и, стараясь пореже вдыхать вонючие испарения кисляка, стал быстро читать:


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение пятое, нейтральное, без штрафов. На кластере: 994-18-00. В регионе Континента: 21-ый Юго-Восточный!

Игрок Рихтовщик

Статус: Положительный 311/0

Уровень: 11

Опыт: 7816/11520

Показатели:

Интеллект – 29(+4)

Атака – 39(+9)

Защита – 35(+6)

Ловкость – 26(+25%)

Дух Стикса – 48(+3)

Характеристики:

Знания – 1000 очков / бонус к Интеллекту: 10

Картография – 411 очка / бонус к Интеллекту: 4

Наблюдательность – 421 очков / бонус к Интеллекту: 4

Удача – 716 очко / бонус к Интеллекту: 7

Физическая сила – 632 очков / бонус к Атаке: 6

Рукопашный бой – 1024 очков / бонус к Атаке: 10

Фехтование – 590 очков / бонус к Атаке: 5

Меткость – 522 очков / бонус к Атаке: 5

Физическая броня – 480 очка / бонус к Защите: 4

Выносливость – 550 очков / бонус к Защите: 5

Регенерация – 1000 очка / бонус к Защите: 10

Скрытность – 500 очка / бонус к Защите: 5

Скорость – 427 очков / бонус к Ловкости: 4

Реакция – 508 очков / бонус к Ловкости: 5

Гибкость – 500 очков / бонус к Ловкости: 5

Интуиция – 441 очков / бонус к Ловкости: 4

Сила Стикса – 536 очков / бонус к Духу Стикса: 5

Броня Стикса – 521 очков / бонус к Духу Стикса: 5

Медитация – 3004 очков / бонус к Духу Стикса: 30

Познание скрытого – 542 очков / бонус к Духу Стикса: 5

Свободного распределения характеристик – 1857 очков

Шкалы:

Здоровья – 1110/1110

Удовольствия – 29/29

Спорового баланса – 39/39

Жажды и сытости – 35/35

Бодрости – 26/26

Духа Стикса – 48/48

Дары Стикса

Душелов. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Интеллект +4 к показателю Игрока. Описание дара: Позволяет Игроку излечить любого зараженного на начальной стадии болезни (в стадии пустыша) и дать излеченному 24-часовой иммунитет от повторного заражения. Период действия дара: 1 сутки. Откат дара: 2 недели. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 24 единицы шкалы Духа Стикса.

Сокрушитель преград. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Атака +2 к показателю Игрока. Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз показатель Атаки. Период действия дара: 10 секунд. Откат дара: 2 часа. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса.

Легче пуха. Дар 2-ой ступени. Постоянный бонус: Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Описание дара: Делает тело Игрока невесомым и способным перемещаться в воздушном потоке. Период действия дара: 5 секунд. Откат дара: 1 час 30 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 27 единиц шкалы Духа Стикса.

Чужая лапа. Дар 1-ой ступени. Постоянный бонус: Защита +2 к показателю Игрока. Описание дара: Превращает левую руку Игрока в лапу зараженного, сходного с игроком уровня. Период действия дара: 10 минут. Откат дара: 8 часов. Расход Духа Стикса (манны) на действие дара: 13 единиц шкалы Духа Стикса.

Достижения:

Убийца монстров 1-го ранга. Постоянный бонус: Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда. Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда. Ловкость +25% к показателю Игрока.

Навыки

Алкоголизм – 609 очка / бонус к Защите: +3

Владение Шпорой – 667 очков / бонус к Атаке: +3

Ораторское искусство – 152 очков / бонус к Интеллекту: 0

Кулачный бой – 322 очков / бонус к Атаке: +1

Легкая атлетика – 612 очков / бонус к Ловкости: +3

Тяжелая атлетика – 570 очков / бонус к Защите: +2

Торговля – 70 очко / бонус к Интеллекту: 0

Штопальщик – 92 очка / бонус к Защите: 0

Телепатия – 117 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Левитация – 45 очков / бонус к Духу Стикса: 0

Амфибия – 13 очков / бонус к Защите: 0

Гипноз – 18 очков / бонус к Интеллекту: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Доп. ячейки – 2 шт.

Задание на игру: Исполнить принятый Заказ.

!!!Осталось воскрешений 95! Удачной игры!


Порыв сквозняка принес долгожданный глоток свежего воздуха. Я зажмурился от облегчения, давая отдых уставшим от долгого чтения глазам. И не увидел, как заклубился и прянул в стороны под яростным напором ветра белый туман.

Сосредоточился в ожидании треска осыпающейся со стены стараниями Шпоры каменной крошки. Но вместо прописанного по сценарию грохота впереди, услышал томное сопение сзади.

– Эй, долго в жмурки намылился играть? – раздался в голове лучащийся от ехидства голос наставницы.

Открыл глаза и понял, что снова угодил в переделку.




Глава 32

Глава 32, в которой проблема мнимого друга разрешается сама собой, а проблемы старого приятеля возникают на ровном месте

Сзади обнаружилась пышнотелая хозяйка квартиры. И в каком виде! Дама лежала на огромной кровати, подперев голову левой рукой, и в широком разрезе как бы случайно разошедшегося ворота ее халата мне сверху открывался чудесный вид на практически неприкрытую левую грудь. Женщина игриво водила по губам кончиком наполовину развернутого банана, томно дышала и строила мне глазки.

– Решился, наконец, красавчик, – полным страсти голосом прошептала дама. – Ну же! Иди скорей, ко мне.

– А где Семен Семеныч? – невпопад спросил я, с трудом отрываясь от открытой груди и переводя взгляд на ее лицо.

– Не бойся, глупыш. Он нам не помешает.

Приняв мою растерянность за нерешительность, дабы полностью меня успокоить, она пояснила:

– Я его в магазин отправила. Далеко. Раньше, чем через два часа точно не вернется.

– Ну мне как бы тоже очень надо… типа в магазин, – кое-как пропыхтел я и под заливистый хохот Шпоры бочком попятился к двери.

– А ну стоять! – резко села на кровати дама, из-за чего обе ее полные груди выскочили из окончательно разошедшегося халата и уставились на меня с укоризной.

– Ну я же с вашим шкафчиком закончил, – пожаловался искусительнице, сглатывая голодную слюну.

– Покажи-ка, что там у тебя спереди топорщится, – потребовала дама. Выронив банан, она фурией метнулась вперед, цапнула меня за ремень и подтянула к кровати. – Ого!.. Как тебя зовут-то хоть, красавчик?

– Рихтовщик.

– А меня – Маришей.

Официально заявляю, целоваться чертовка умела не хуже, чем скандалить. Оказавшись вдруг в объятьях аппетитной хозяйки, я на добрые полчаса позабыл обо всем на свете.

Стыдно признаться, но от позорного провала Заказа меня спасла Шпора.

– Хорош разлеживаться, Рихтовщик! – резанул по мозгам голос наставницы, когда, в обнимку с Маришей, отдыхал после очередного бурного соития. – Покувыркался и будет! Пора и честь знать! А то ишь котяра, дорвался до сладенького, и про все обеты позабыл!

На мое протестующее мычание наставница отреагировала разрывающим голову ультразвуковым воплем:

– НУУУ-КААА! ПУУУЛЕЕЕЙ!

Я сорвался с места, как ошпаренный. Цапнул в одну руку ботинки, в другую штаны со спецовкой и, как был, голышом рванул вон из спальни. В коридоре настиг полный ярости крик хозяйки, обвиняющей меня в неизлечимом психическом расстройстве и половом бессилии…

Раздосадованная моим английским уходом дама продолжала сыпать вслед ругательства, но, щелкнув дверным замком, я выскочил из квартиры и захлопнул за собой дверь.

Мое появление приветствовали двое курящих на площадке мужиков:

– Лех, глянь, от Маринки очередной е… сбежал.

– Да уж, эта п… та еще стерва. Кого хошь до смерти заездит.

– И как ее Семеныч терпит?..

– Ну корма-то у нее будь здоров!

– Да уж дойки у Маринки что надо. Не то что у моей…

– Зато от твоей Светки такие вот ходоки голозадые не выскакивают.

– Тоже верно…

Скоренько обувшись и одевшись под незамысловатый треп соглядатаев, подошел к мужикам и попросил закурить. Один тут же рыпнулся послать меня в нехорошее место грубыми словами. Пришлось легонько урезонить героя локтем под дых. И пока невежливый тип, сползая по стене, талантливо пародировал рыбу, второй, с щенячьей преданностью в глазах, протянул сигу и чиркнул зажигалкой, бонусом давая прикурить.

Шпора шипела рассерженной кошкой, обзывая меня слабовольным никотиновым наркоманом. А я с наслаждением вдыхал табачный дым и улыбался. Хороший секс, шипенье завистников и закуренная вовремя сигарета – что еще нужно человеку для счастья. Настроение было просто улетное. Ни разу еще у меня не случалось такого приятного во всех отношениях воскрешения.

Сбегая вниз по ступеням лестницы, едва не навернулся, когда, вспомнив о рации, достал ее из ячейки и на ходу стал исследовать в поисках выключателя. Из-за отсутствия в доме электричества, лампы на лестнице не горели и было темно, как в склепе. Промахнувшись мимо очередной ступеньки, споткнулся и стал заваливаться вперед… к счастью второй ногой успел поймать опору и устоял. Пальцы нащупали едва выступающий штырек у рации на боку, сместили в сторону и маленький экранчик прибора налился зеленым огнем.

Вопреки ожиданиям, мгновенного вызова от напарника не последовало. Опасаясь его пропустить, я не стал убирать включенную рацию в карман, и до конца спуска сжимал ее в левой руке.

Проходя мимо двери белкиной квартиры на первом этаже, озорства ради решил в нее постучать.

На стук неожиданно приоткрылась соседняя дверь, и из проема на меня зыркнула суровая дама лет пятидесяти, обезглавленный труп которой в луже крове я имел несчастье лицезреть в первой серии местных злоключений.

– Че колотишь-то? Нет его, – внимательно меня разглядывая, пробурчала женщина.

– Сергея?

– Ну а кого ж еще-то? Ты, вообще, кто ему будешь?

– Друг, – почему-то вдруг решил соврать.

Заметив недоверие в глазах женщины, добавил:

– Боксом вместе занимались. Спарринговались часто.

– Ты чего несешь, глаза твои бесстыжие! Сережа не из этих, он нормальный парень.

– Вы не поняли. Спарринг – это тренировочный бой. Мы боксировали в ринге друг с другом.

– А, ну ладно тогда, – успокоилась соседка.

– Когда появится-то Сергей вы, случайно, не в курсе?

– Случайно в курсе, – фыркнула соседка.

Я примирительно улыбнулся, и был вознагражден подробным докладом:

– На море уехал. Отдыхать. В Турцию. Мне ключи оставил, чтоб цветы поливала и рыбок кормила.

– Каких рыбок?

– Вестимо каких. Аквариумных.

– У них же не было аквариума…

– У кого это у них? – тут же прицепилась к слову бдительная соседка.

– Ну, у них с женой. Сергей ведь женат…

– Был! – ошарашила неожиданной новостью женщина. – Видать, давно с другом-то не виделся. Сергей уж год, как развелся.

– Фига се, новости!..

От дальнейшей беседы отвлек писк пробудившейся в руке рации.

Соседка фыркнула и захлопнула дверь.

На зеленом экране рации высветилось «Напарник» и я надавил на кнопку приема вызова. Из динамика раздался сопровождающийся треском помех задорный молодой голос:

– Привет, Рихтовщик! Я засек тебя. Буду минуты через три. Жди у подъезда. Отбой!

Треск стих. Надпись на экране пропала. Я зашагал к выходу, на ходу убирая не нужную пока рацию в карман спецовки.

У подъезда привычно толпились ошарашенные перезагрузкой жильцы. Выбравшись из толпы, встал в стороне у края тротуара и, коротая минуты ожидания, стал обдумывать полученную от соседки информацию.

– Твое вмешательство, Рихтовщик, реально меняет цифрам судьбу, – подключилась к моим размышлениям Шпора. – Сперва мальчик. Теперь белкин муж… Ты, будто гребаный сталкер, выводишь зараженных из зоны влияния Стикса. У тебя получается это само собой, без напряга. И такие чудеса раз за разом тебе сходят с рук. Но, Стикс, это не добрая мамочка! Не хочу тебя пугать, Рихтовщик, но здесь никогда ничего не происходит просто так. За все рано или поздно придется платить. И по мне, так лучше платить рано и не залезать в долги. Иначе, предъявленный однажды счет может…

Поучения наставницы перевил раздавшийся рядом скрип тормозов, сопровождающийся шумом трущихся об асфальт шин.

Возле меня остановился шикарный черный гелендваген. Тонированное стекло с водительской стороны беззвучно опустилось, и на меня глянуло улыбчивое лицо знакомца по клетке – отчаянного смельчака Шило.

– Че, не ожидал снова увидеть? Мир тесен, брат Рихтовщик. Прыгай в гелик и погнали…

Обежав машину, плюхнулся на открытое Шилом переднее сиденье и пожал протянутую руку.

– Выходит, ты мой напарник. Признаться, рад.

– Я тоже, – кивнул Шило. – О! Гляжу, догнал меня…

– В смысле?

– В коромысле. Когда в клетке я на перерождение отправился, помнится, ты на два уровня отставал. А сейчас одиннадцатый, как и я.

– Да, сравнялись…

С неприятным холодком ждал продолжения расспросов, о том злосчастном финальном бое в клетке. Отчего-то не хотелось признаваться парню, что в последний момент глупо упустил победу из-за предательства Розы. Но Шило оказался не любопытен.

– Пристегнись, – скомандовал он и сдвинул рычаг с нейтралки.

Я только потянулся за ремнем, а торопыга уже вдавил педаль в пол, с места срывая гелик в бешенный разгон.

– Че так долго на связь не выходил? – спросил Шило, когда после серии стремительных поворотов мы покинули узкую дворовую дорогу и вырвались на широкий проспект, а я смог наконец попасть пластиной ремня в фиксатор и, переводя дух, откинулся на сиденье.

– Я сразу вышел, – соврал под ехидные смешки напарницы.

– Не гони, по городу уже полчаса, как пропеллер, взад-вперед летаю. Рядом с твоей улицей дважды проезжал и глухо было, как в могиле. Только на третьем моем заходе вдруг прорезался в эфире. Спрашивается, чем таким интересным уважаемый напарник был занят предыдущие полчаса?

– Ничем не занят. Говорю же…

– Ладно, забей. Не хочешь отвечать не надо. Потеря в полчаса для нас не критична. Сейчас ходом нагоним. Машина зверь, слушай!

– Да, тачка огонь!

– Гонял когда-нибудь раньше на гелике?

– Не доводилось.

– Ну, считай тебе повезло. Ща до двухсот ласточку разгоним, покажу какие чудеса она может на дороге творить.

– Может не надо до двухсот?.. – правая рука сама собой вцепилась в дверную ручку.

– Не ссы, Рихтовщик, я с пяти лет на карте гоняю. Считай гонщик экстра-класса… Форсаж смотрел?

– Да кто ж не смотрел?

– Не скажи. На Стикс разных типов заносит, встречаются и те, что не видели… Короче. Мы с пацанами по городу гоняли еще круче, чем в Фарсаже. Так что рядом со мной ты, считай, как у Христа за пазухой.

Может Шило и привирал, но лишь самую малость. Потому как за рулем на дороге он, действительно, чувствовал себя, как рыба в реке. На бешенной скорости мы лавировали в потоке машин, как спускающейся с крутого склона ас-горнолыжник.

Гелик чутко реагировал на малейшее смещение рулевого колеса водителя, мгновенно перестраивался с полосы на полосу, цепко держал колесами дорогу и ни разу не напугал даже намеком на занос.

Внутри комфортного салона набранная машиной скорость практически не ощущалась. Минут через пять сумасшедшей гонки я худо-бедно свыкся с агрессивной манерой вождения Шила и убрал руку с дверной ручки.

– Долго еще?

– Да не очень. Минут через пятнадцать должны быть на месте.

– Может, пока время есть, расскажешь, че там – да как? Куда идти? Чего делать?

– Открой бардачок… Видишь, пакет черный. Вытаскивай, это твое.

Я тут же развернул подгончик и заглянул внутрь. Обнаружил пистолет в кобуре и дверной ключ.

– Я подвезу тебя до подъезда. Твоя цель на шестом этаже в шестьдесят восьмой квартире. Ключом откроешь дверь… А дальше тебе карты в руки, действуй по обстоятельствам… Если возникнут проблемы, связывайся по рации. Так-то я внизу буду, но мало ли… Эфир сейчас свободный, связь отличная. Я за пятнадцать километров сигнал твой поймал и тут же смог связаться.

– С ключом ясно, – кивнул я, от греха подальше пряча ключ в свободную ячейку инвентаря. – А пистолет зачем? Я и стрелять-то из него толком не умею.

– Чего там уметь-то, – фыркнул Шило. – Это «стечкин» – машинка, считай, практически безотказная. Магазин на двадцать патронов. У тебя установлен режим одиночных выстрелов. Низкоуровневых тварей валит на раз. А до появления серьезных уродов мы должны все закончить на кластере и успеть свалить…

– Вот му… рукожопый! – выругался Шило в адрес едва не чиркнувшего нам по боку серого вольво. – Права купил, а на ездить – денег не хватило.

– Так ты ж сам его подрезал.

– Короче, пистолет тебе, считай, для подстраховки, – пропустив мое замечание мимо ушей, как ни в чем не было, продолжил Шило. – Кобура подмышечная, удобная, движений не стесняет. Закрепишь ремни на плечах, прямо поверх спецовки своей, и нормуль. Считай при стволе. В случае чего, выхватишь и пальнешь в докучливого урода – это секундное дело. Только с предохранителя снимать не забывай… Да, за этот рычажок вниз. Сейчас не надо экспериментировать. А то мало ли… Да что эта сука творит?!

Последняя фраза адресовалась злосчастному вольво. В боковом зеркале я увидел, как серый внедорожник быстро сокращает разделяющую нас дистанцию. Учитывая, что Шило шел больше ста восьмидесяти, водитель вольво явно притопил за двести.

– Камикадзе х…! Тебя нам только не хватало! – взвыл напарник, тоже вбивая в пол педаль газа.

Увы, оторваться мы не успели. Разогнавшаяся вольво от души боднула наш гелик в задницу.

От страшной аварии машины спасло движение практически с равной скоростью в одном направлении. Обе тачки после столкновение завертело в неуправляемом заносе. Просто чудо, что окружающие водители успели среагировать на аварию, отвести авто к обочине и остановиться. Так что на опустевшей мигом дороге превратившиеся в карусели машины никого не задели и, исчерпав запас ускорения, благополучно остановились в десяти метрах от друг дружки.

– Вот сука! Чуть нам дело не запорол! Ну ща я ему!..

Шило отстегнул ремень и рывком распахнул дверь.

Я замешкался, пряча сверток с пистолетом обратно в бардачок, и когда наконец выбрался из машины, Шило уже вытаскивал из-за руля вольво лысого толстяка на голову его выше, и раза в три тяжелее. Но рост и вес обычного человека оказались слабым преимуществом в драке против хорошо прокаченного Игрока одиннадцатого уровня.

Прошедшая вскользь оплеуха толстяка лишь раззадорила Шило. В ответ мой напарник выдал убойную серию ударов по корпусу, превратив внутренности противника в отбивную, и последним боковым в челюсть окончательно добил уже безвольным студнем стекающего по машине толстяка.

Толком не начавшись, драка тут же закончилась безоговорочной победой Шило. Трое друзей толстяка, подобно мне, чуть замешкавшиеся с выходом из машины, повылазили из дверей, когда все уже было кончено.

– А ну на место, сявки! – рявкнул на троих, годящихся ему в отцы, бугаев щуплый двадцатилетний пацан, выхватывая из скрытой курткой подмышечной кобуры пистолет с длинным глушителем.

– Да ты о…, молокосос! – игнорируя наведенный ствол, попер на Шило ближний мужик с широкой седой бородой. – Ты на кого пасть…

Договорить бородач не успел. Щелкнул звук выстрела, и самый смелый завалился на асфальт с аккуратной дыркой во лбу.

– Еще герои есть? – спросил Шило, направляя ствол на оставшуюся пару громил.

– Базара нет, – поднял руки ближайший.

– Сами нарвались, были неправы, – поддержал его товарищ и, сдернув с пальца печатку с большим брильянтом, бросил на капот вольво. – Прими, как компенсацию за ущерб.

– Ок, в расчете, – кивнул Шило. Вернул пистолет в кобуру, сунул в карман печатку и, не оглядываясь, заспешил к нашей машине.

Я при его приближении тоже вернулся на место. И заскочивший следом за руль Шило тут же надавил на газ, срывая гелик в ревущий разгон.



Глава 33

Глава 33, в которой из подопечного превращаюсь в опекуна и ни разу не рад этому превращению

Мы снова на бешеной скорости неслись по широкому проспекту, лавируя в потоке машин.

– Не боишься, что гайцы тормознут? – спросил напарника.

– Не-а, – хмыкнул Шило. – Погонами не вышли тачку нашу тормозить… Я гелик у депутата местного умыкнул, прямо из гаража. Гайцы местные его знают и в упор не видят на дороге.

– А ежели депутат об угоне прочухает?..

– Забей, не прочухает. Он сейчас в ванной отмокает, с дыркой во лбу.

– Страшный ты человек, Шило.

– Мир суров, Рихтовщик. Приходится играть по жестоким правилам.

Мимо по встречке пронеслась вереница полицейским машин с воющей сиреной и горящими мигалками.

– Это не к нашим терпилам гости? – спросил, провожая взглядом кортеж.

– Да фиг знает, – пожал плечами Шило. – Хотя, вряд ли. Телефоны-то у терпил не работают. А без них, как полицию вызовешь?.. Если только случайно кто-то поблизости с рацией оказался… Да и пофиг. Уже сейчас город на ушах стоит, а через полчаса тут такой ад начнется… Короче, не парься, Рихтовщик, нас ловить точно никто не станет.

С визгом шин круто свернув вправо, Шило нагло подрезал автобус и через две полосы стрелой влетел в узкий проулок. На коротком прямом участке резко сбросил скорость до безопасных шестидесяти и аккуратно вырулил на узкую дворовую дорожку. Вдоль длинной десятиэтажки мы проехали совсем чуть-чуть, у третьего подъезда Шило плавно остановил гелик.

– Этот что ли? – кивнул я на подъезд.

– Угу, – подтвердил Шило и напомнил: – Пистолет нацепить не забудь.

Пока вытаскивал оружие из бардачка и разбирался в хитросплетении ремней подмышечной кобуры, напарник напутствовал последними наставлениями:

– Ждать буду здесь. О цифрах, – кивок в сторону толпящихся у подъезда жильцов, – не беспокойся. Я о них позабочусь. Сделай все как надо и спокойно спускайся. На выходе все будет чисто, зуб даю… Рацию держи под рукой. Если замечу чего подозрительное – свяжусь, предупрежу… Так, вроде ничего не забыл. Постарайся там побыстрей. Полчаса до начала жесткого трэша у нас есть. Но лучше б ты уложился в половину этого времени.

– Постараюсь, – буркнул я. Распахнул дверь и вышел из авто.

– Удачи, Рихтовщик, – донеслось в спину из опущенного вниз окошка.

Не оборачиваясь, махнул напарнику рукой и заработал локтями, продираясь к подъездной двери через толпу жильцов.

К счастью, в самом подъезде оказалось пусто, и по лестнице на шестой этаж я вбежал за считанные секунды.

Оправив неприятно сбившуюся под ремнем кобуры в складки спецовку, достал из ячейки инвентаря ключ, вставил в скважину шестьдесят восьмой двери и с одного оборота легко открыл незамысловатый замок.

Дальше я словно провалился в очередную серию сна, увидав из прихожей кусок до боли знакомого коридора. Детский плачь и треск ломаемой двери довели сходство со сном до абсолюта. Шок узнавания был так силен, что на мгновение я даже усомнился в реальности происходящего и ущипнул себя за руку, проверяя, что на сей раз это не сон.

Аккуратно прикрыв за собой дверь, на цыпочках пробрался в коридор, тихонько подкрался к трясущим края дверного пролома медлякам и двумя точными ударами кулака по едва проклюнувшимся багровым шишкам на затылках навсегда упокоил обеих тварей. О чем тут же оповестили загоревшиеся перед глазами строки победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидировано 2 медляка!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +4. Характеристика: +4 к Физической силе. Навык: +12 к Кулачному бою!

!!!Одерживайте славные победы дальше!


Услыхав из-за двери звук падения двух тел, девочка в комнате напряженно примолкла.

– Малыш, ты слышишь меня? – позвал я пленницу, пригнувшись и выставив ей на обозрение лицо в дверном проломе.

– Ддда, – стуча зубами, кое-как выдохнула девочка.

– Меня дядя Рихтовщик зовут. А тебя?

– Гггаллля.

– Приятно познакомиться, Галя. Меня за тобой папа прислал.

– Пппапппа?

– Пойдешь со мной?

– Ддда!

– Тогда сейчас зажми ручками ушки и ничего не бойся. Дядя Рихтовщик откроет дверку, возьмет тебя на ручки и заберет отсюда.

– К пппапппе?

– Да, к папе… Закрывай ушки.

Отступив от двери, со всей силы врезал по ней ногой. С жалобным скрипом из петель выскочили последние шурупы, и с оглушительным грохотом дверь завалилась внутрь комнаты.

– ААА!.. – все же закричала испугавшаяся падающей двери девочка.

Но как только, присев на корточки возле ее укрытия, я осторожно погладил ее по взлохмаченной макушке, Галя мигом успокоилась и, выскочив из-под стола, крепко-накрепко обхватила меня ручонками за шею.

– Ну что ты, малышка. Все хорошо, – стал неуклюже успокаивать прижимающееся дрожащее тельце. – Сейчас спустимся. Сядем в машинку. И поедим…

– Дядя Рихтовщик, я что это у тебя на руке? – неожиданно перебила девочка уже нормальным голосом.

– Где?

– Да вот же. Вот! – малышка указала на правую руку, костяшки которой были испачканы кровью медляков.

– Это кровь да? – с жадным любопытством спросила девочка. – Свежшая!..

От змеиного шипения вдруг прорезавшегося в голосе ребенка меня словно током шарахнуло. Я буквально выдрал руку из галиных ручонок, налившихся вдруг недетской силой, и бросил в ощерившееся звериной злобой детское личико:

– На паузу!

Никакого визуального эффекта, типа разряда молнии за окном, или порыва ураганного вера, не произошло. Об активации Дара сигнализировала лишь вдвое сократившаяся шкала Духа Стикса.

Личико девочки разгладилось, она обиженно захныкал и пропищала:

– Хочу к папе!

– Конечно, милая. Пошли скорее.

С девочкой на руках я вышел из комнаты и, прикрыв ладонью ей личико, не позволил увидеть валяющихся у порога чудовищ, совсем недавно бывших любящими родителями.

В прихожей пришлось слегка повозиться с замком. Из-за девочки пришлось открывать его одной рукой. С непривычки это оказалось не просто. Справился с хитрым запором только с третьей попытки.

Площадка шестого этажа встретила нас умиротворяющей тишиной и спокойствием. А вот на лестнице ждал сюрприз в виде рослого азиата с обнаженной катаной в левой руке, преградившего путь в конце лестничного пролета.

Как в хреновом кино, одновременно с явлением внизу мечника в кармане запиликала рация.

– Ответь, я подожду, – улыбнулся азиат.

– Малыш, дядям нужно поговорить, вернись пока, пожалуйста, обратно в квартиру, – шепнул я девочке, опуская ее на площадку.

Ожидал слез, истерики, протеста…

Но услышал в ответ спокойное:

– Хорошо, дядя Рихтовщик.

Перед глазами загорелись строки уведомления о прокачке Гипноза на 22 очка.

– Ишь ты, ловко, однако, – хмыкнул снизу азиат, вместе со мной наблюдающий за девочкой, послушно удаляющейся в сторону приоткрытой двери. – Ну ты отвечать-то собираешься?

Достал рацию, надавил на кнопку приема.

– Рихтовщик! Слышишь меня, брат?! – сквозь шипение прорезался взволнованный голос Шила.

– Да!

– Короче, у нас, походу, проблемы! Типы какие-то левые нарисовались на тойоте! И стали из узи лупить по гелику! Пришлось рвать когти! Гады плотно сели мне на хвост! Но это фигня, я их сброшу! Проблема в том, что пред тем, как за мной погнаться, они высадили одного своего у подъезда! Он может встретить тебя на выходе из квартиры!..

– Уже.

– Все, кончай базар, – фыркнул азиат и кузнечиком скакнул вверх сразу на половину лестничного пролета.

Заранее переложив рацию в левую руку, правой, при приближении противника, извлек из инвентаря Шпору.

– Плохая идея! – успела взвизгнуть наставница до того, как налетавший вторым прыжком азиат не обрушил катану на выброшенную на перехват Шпору.

От последующего взрыва нас с азиатом разметала в разные стороны. Меня отбросило к двери, а противника обратно на площадку внизу лестничного пролета.

– Рихтовщик! Че за грохот? Че там у тебя, нахрен, происходит?! – доносился откуда-то со ступеней затянутой дымом лестницы встревоженный голос Шила.

Шпора из руки таинственным образом исчезла, и возвращаться безоружным за выпавшей рацией я не рискнул. Поэтому оставил призывы напарника без ответа.

Как только смог подняться на ноги, кое-как по стеночке забрался обратно в квартиру и захлопнул за собой дверь.

– Ты поговорил с дядей, дядя Рихтовщик? – дернула за край спецовки Галя.

– Еще как поговорил, – ответил малышке, ощупывая обожженное взрывом лицо.

Попытался связаться со Шпорой и неожиданно наткнулся на глухую стену полного отчуждения. Сунулся в инвентарь и реально прихренел, обнаружив в ячейке своего супероружия, вместо Шпоры, разъяснительную надпись: «Шпора была разрублена в бою и нуждается в капитальном ремонте. До окончания капитального ремонта: 05 часов 59 минут 32 секунды».

Время в таймере постоянно менялось, посекундно сокращаясь в обратном отсчете.

– Зашибись, повоевали! – схватился я за голову, совершенно не представляя, что теперь делать.

– Дядя Рихтовщик, а что такое зашибись? – напомнила о себе девочка.

Ответить ей я не успел, потому что в нашу закрытую дверь вежливо постучали.

– Кто там? – тут же откликнулась Галя.

– Девочка, я к твоему… гм, дяде, – донесся из-за двери раздраженный голос азиата.

Я замахал руками под вопросительным взглядом крошки.

– А его нет дома, – очень честным голосом соврала Галя.

– Рихтовщик, мля! Выйди и сражайся, как мужчина! – завопил психанувший азиат.

– Да пошел ты! – фыркнул я.

– Ну, сука, сам напросился! Буду убивать тебя долго и больно!

– А что такое сука? – спросила Галя.

Вместо ответа стальное полотно двери, как бумагу, прошила катана, явно не простой клинок которой теперь окутывал ореол голубого свечения, хорошо различимый в полумраке прихожей.

Катана медленно стала опускаться, оставляя в двери широкий разрез с оплавленными краями.

Мы вместе с девочкой, как завороженные, следили за движением волшебного меча сквозь сталь.

Лишь когда клинок достиг замка, я подхватил девочку на руки и рванул с ней на кухню.

– Фу как здесь грязно, – фыркнула Галя на груду костей и мясных ошметков на столе. – И плохо пахнет.

– Это мы сейчас исправим, – заверил я, разводя в сторону створки пластикового окна и впуская в кухню прохладный уличный воздух.

В прихожей звякнул срезанный замок и дверь начала открываться.

Я выхватил из кобуры пистолет, вскинул и надавил на курок.

Осечка.

Еще раз.

Снова осечка.

Вспомнил, что забыл снять с предохранителя. Опустил рычажок. И надавил вновь.

По ушам резанул гром выстрела. Руку дернуло отдачей. Внизу, схватившись за уши, пронзительно заверещала Галя.

Но сквозь грохот выстрела и крик ребенка я уловил донесшиеся из прихожей проклятья азиата, которого по роковой случайности удалось зацепить первым же выстрелом.

С мрачной решимостью дорвавшегося до жертвы маньяка я стал монотонно расстреливать магазин, целя в прихожую.

Увы, больше вскриков от азиата не последовало. Остальные девятнадцать пуль бестолково ушли в стены прихожей, не причинив врагу вреда. И как только отстрелявший все пистолет, стал выдавать вместо выстрелов холостые щелчки ударно-спускового механизма, азиат вскочил с пола с похвальной для раненого сноровкой.

Я швырнул в выходящего из прихожей вражину бесполезный дальше пистолет, подхватил на руки все еще надрывающуюся в крике девочку и бросился с ней в окно.

Уже падая ощутил как над макушкой просвистел поток горячего воздуха, от чуть-чуть не успевшей катаны азиата.

– Пухом, – шепнул под нос и стремительный полет вниз сменился плавным скольжением на будто выросших за плечами прозрачных крыльях.

– СУКА! – раздался вдогонку с верхотуры переполненный отчаянной злобы вопль упустившего добычу азиата.

Я аккуратно опустился ногами на асфальт. И еще находясь под действием Дара, пробежал пару метров, гася набранное ускорение.

Потом дарованные Стиксом пять секунд невесомости истекли, и пришлось торопливо ставить девочку рядом, чтобы не ухнуться под гнетом дугой согнувшей спину силы тяжести.

Рядом взвизгнули тормоза и, едва не сбив с ног, широко распахнулась дверь гелика, тут же заходившая ходуном под градом невидимых ударов.

– Быстрее, мля! В тачку, мля! Ща подстрелят, мля! – резанул по ушам отчаянный крик Шила.

Не глядя пихнул первой девочку, сам запрыгнул следом, уже позже обнаружив, что на заднее сиденье, и захлопнул дверь.

Взревев мотором, гелик прыжком сорвался с места и ураганом понесся по дороге, с каждой секундой наращивая обороты.

Хорошенько приложившись плечом о жесткий задник водительского сиденья, я удержал девочку от падения во время стартового рывка и, как только движение гелика выровнялось, стал пристегивать Галю к мягкой спинке сиденья ремнями безопасности.

Сияющая, как начищенный пятак, девчонка неожиданно поцеловало меня в щеку и сказала:

– Дядя Рихтовщик, ты хороший! Возьмешь меня еще раз полетать? Мне очень понравилось.

– Если будешь себя хорошо вести, – строго ответил я.

– Я буду, буду, – закивала Галя.

Прыснувший за баранкой Шило пробормотал:

– Детский сад, вторая группа…

– Вот, Галя, познакомься, это там у нас дядя Шило, – представил девочке напарника.

– Привет, Галчонок, – подмигнул ей в зеркало Шило.

– Дядя Шило, а что такое мля? – тут же озадачила его любознательная малышка.

– Мля! – закатил глаза водила и надавил на газ.


Глава 34

Глава 34, в которой все у нас почти получилось, но «почти» не считается

Заднее стекло затряслось от града ударов. Я тут же пригнулся, заслоняя телом девочку.

– Вот неймется уродам, – проворчал впереди Шило и, заметив в зеркале мой маневр, с усмешкой добавил: – Не дрожи, Рихтовщик, наш гелик простыми пукалками не возьмешь. Бывший его хозяин очень киллеров опасался и превратил машинку в настоящий броневик.

– А что такое киллер? – тут же ухватилась за новое слова Галя.

– Рихтовщик, угомони ее, а, – простонал Шило. – Ну правда, бесит уже своими вопросами.

– А что такое?..

– Спать! – без особой надежды цыкнул на девочку.

И она тут же послушно захлопнула глазки, и засопела, не договорив даже до конца вопрос. А у меня перед глазами вспыхнула строка уведомления, информирующая о повышения навыка Гипноз еще на 12 очков.

– Фига се! – впечатлился фокусом Шпора. – Я ж так просто сказал, не думал, что ты на самом деле можешь…

– Представь себе, я тоже, пока не сделал, не знал.

– Да куда ж ты прешь-то цифра отмороженная! – выругался Шило, резким маневром едва успевая вывести машину из под катка потерявшей управление фуры.

Выскочив из-под фуры, увидели впереди быстро скапливающуюся пробку, надежно запечатанную грандиозной аварией двух автобусов, грузовика и доброй дюжины легковушек.

– Кажись, начинается, – проворчал Шило и бросил гелик через две сплошные на встречку. Мгновенно ее пролетел под отчаянные гудки хамски подрезанных водил и вклинился в узкий рукав дорожного ответвления.

Сзади раздался громкий хлопок удара.

Оглянувшись, увидел гармошкой смятую тойоту, в бочину которой на полном ходу въехал многотонный урал.

– Говорил же – отделаюсь от этих прилипал, – похвалился Шило. – Все, нет у нас больше погони.

– Мля! Ты глянь, че там творится!

– Спокойно, Рихтовщик, девчонку разбудишь. Вижу я все. Походу, малость не успели мы.

По дороге, с которой мы только что съехали, навстречу тормозящим и пытающимся развернуться машинам катилась многотысячная толпа высокоуровневых тварей. Из-за плотности чудовищ со стороны она казалась серой лавиной, сметающей все и вся со своего пути.

До того как наш гелик свернул во дворы и дома перекрыли обзор, я успел увидеть жуткие кадры потрошения тварями настигнутых машин. Они буквально выдирали визжащих от боли и ужаса людей через разбитые окна и сорванные люки. И тут же жадно рвали на части, так легко, словно это были не существа из плоти и крови, а набитые красной ватой плюшевые игрушки.

– Если они нас сейчас догонят!..

– Не ссы, не догонят! – рявкнул Шило. – Такой вариант тоже был предусмотрен планом. У нас есть безопасное место, где сможем переждать волну нашествия орды… Кстати, вот и оно. Приехали.

Свернув на неприметную из-за разросшегося кустарника по бокам грунтовку, гелик практически сразу остановился перед стальной стеной гаражных ворот.

– Пошли, Рихтовщик, поможешь открыть.

Легко совладав с нехитрым замком, мы дружно развели в стороны массивные створки. Вернувшись за руль, напарник загнал машину в гараж, а я свел за ним обратно створки ворот и зафиксировал на месте запорами.

Шило зажег фары, и в гараже стало светло, как днем. В отличие от белкиного, этот оказался совершенно необжитым. Никаких стеллажей и старой мебели здесь не было и помине. Пустые стены из сложенных шлакоблоков, бетонные пол и потолок – вот и вся нехитрая обстановка.

– И сколько нам здесь отсиживаться? – спросил я, усаживаясь на переднее сиденье рядом с водилой.

– Пока не стемнеет, – откликнулся Шпора. – Ночью твари не так агрессивны, как днем. Если чутка повезет, сможем в легкую проскочить.

– Сейчас без двенадцати два. А темнеет сейчас…

– Часов в семь. Но, чтобы уж наверняка, лучше выждем до восьми.

– Выходит, нам тут шесть часов куковать…

– Че, проблемы? – напрягся Шило. – Не сможешь девчонку так долго удерживать?

– Смогу, не парься, – отмахнулся я.

– Ну че, может тогда пожрем и накатим живца по грамульке? За встречу, так сказать.

– А есть?

– Обижаешь, брателло! Я пока в поисках тебя по городу мотался, в макдак заехал и гамбургеров с колой целый пакет нам закупил, как раз на такой вот случай. Так что в багажнике у нас два пакета жрачки. Ты как к макдональдсу относишься?

– Положительно. Бутеры, всяко, повкуснее тушняка-то будут.

– Вот и славно. А это нам для куражу, – жестом заправского фокусника Шило щелкнул пальцами и в руке появилась полулитровая пластиковая бутылка с живцом.

– В ячейке всегда с собой ношу, – ответил на мой немой вопрос напарник. – Типа НЗ.

– Это ты лихо придумал.

– Ладно, че сидеть-то. Пошли, заберем пакеты из багажника, выложим все из них на капот и попируем… Девчонку-то как, с собой возьмем, или здесь оставим? Я там ей тоже хрень какую-то детскую купил.

– Пожалуй, оставим. Вон она как сладко спит. Бедняжка сегодня такой ужас пережила, пускай отдыхает и набирается сил. А то что ей купил, потом съест.

– Как скажешь… Ну че, познали живчик пьянствовать…


Через час сытые, довольные и слегка навеселе мы вернулись обратно в машину. К тому времени город полностью погрузился в пучину ужаса и отчаянья. Пронзительные вопли снаружи слились в жуткую многоголосицу, сопровождающуюся громом взрывов и стуком автоматных очередей.

Я удивился своему отношению к творящемуся снаружи беспределу. Теперешнее укрытие располагалось гораздо ближе к домам, чем белкин гараж. Слышимость сейчас была куда как лучше. Но того сопереживания людям, тысячами погибающих в ловушках своих квартир под когтями врывающихся тварей, что испытал в белкином гараже, сейчас не было и в помине.

С ростом уровней и параметров в душе у меня словно произошел какой-то внутренний надлом. Я навсегда утратил кусок былой человечности, превратившись в черствого эгоиста. В бесстрастного Игрока, для которого все другие менее везучие соплеменники превратились в безликие цифры.

И когда Шило предложил фоном включить негромкую приятную музыку, чтоб перекрыть досаждающий наружный шум, я без колебаний согласился.

Напарник сунул диск в магнитолу. И заиграл душевный блюз.

Опустив спинку кресла, Шило широко зевнул и, отвернувшись к окну, через считанные секунды безмятежно захрапел.

Я тоже попытался уснуть. Но не смог.

Остро пожалел об отсутствии Шпоры, до восстановления которой, судя по тикающему таймеру, ждать еще почти четыре часа.

От нечего делать забрался в Меню, и приятно удивился вновь появившейся там отрядной строке с живой разноцветной аватаркой Белки внутри. Тут же попытался с ней связаться, но нарвался на равнодушное: «Игрок вне зоны действия отрядной связи», от системы. И все равно остался доволен. Ведь раз аватарка у девушке не посерела, значит она жива, а на Стиксе это самое главное.

Выйди из меню, заметил на периферии мигающий красный конверт с непрочитанными уведомлениями. Открыл и стал читать.


!!!Внимание! Активирован Дар Душелов!

!Характеристики: +3 к Знаниям, +12 к Сила Стикса. Навыки: +32 к Телепатии, +28 к Гипнозу!

!!!Внимание! Поломка Шпоры!

Штраф за поломку:

!Опыт: -12. Характеристики: -19 очков свободного распределения характеристик!

!Разблокирован навык: Стрелок; +23 к Стрелку. Характеристики: +8 к Меткости, +11 к Броне Стикса!

!!!Внимание! Активирован Дар Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +14 к Силе Стикса. Навык: +26 к Левитации, +16 к Тяжелой атлетике!


– Дядя Рихтовщик, мне страшно! – пищала прямо в ухо болтающаяся у меня на шее Галя, которую я еле удерживал залитой кровью правой рукой.

Мы висели в кромешной тьме над пропастью, удерживаемые от падения лишь моей левой рукой. Пальцы которой предательски скользили по гладкому камню. Как ни старался, не получалось нащупать ни единой трещины, за которую можно было зацепиться ногтями.

– Спокойно, малышка, все будет хорошо! – прошептал я девочке, чтобы хоть чуточку ее успокоить, хотя по спине бежали ручьи ледяного пота, потому что уже понял: удержать обоих я не смогу.

– Дядя Рихтовщик?..

В блестящих от слез глазах ребенка удивление полностью затмило страх, когда я резко отдернул придерживающую детскую спинку руку.

Стиснув зубы, чувствовал, как маленькие пальчики разъезжаются на моей шее.

– Дядя Рихтовщик?..


– Эй, братан, – очнулся от толчка в плечо.

– Ну ты здоров топить, – скалился рядом Шило.

О как! Выходит, читая уведомления, не заметил, как задремал.

Затряс чумной со сна головой, пытаясь избавиться от остатков кошмара. И вздрогнул от детского голоса за спиной.

– Дядя Рихтовщик?..

– Опять дурной сон? – бальзамом на рану пролился долгожданный голос наставницы. – На несколько часов одного оставить нельзя, уже снова во что-то вляпался…

– Малая уже минуты две тебя докричаться не может, – пожаловался напарник, вынуждая Шпору замолчать. – Меня разбудила. А тебе хоть бы фиг… Ответь ей уже, наконец.

– Галя, я здесь, – привстав, махнул девочке рукой.

– Нет ты не здесь, а там, – нахмурилась в ответ малышка. – А я хочу, чтобы ты был здесь. Со мной. Рядом.

– Проще пересесть, – покачал головой напарник.

И одновременно со мной выбрался из машины.

– А ты куда? – спросил, берясь за ручку соседней двери.

– Да говорил же, девчонке в макдаке тоже купил всякой ерунды, – отозвался Шило, обходя машину. Распахнул широкую заднюю дверь, вытащил из багажника красную коробочку, с ярким рисунком на боку, и по крыше катнул ее мне. – Давай, дядя Рихтовщик, порадей девчонку сюрпризом.

– О хеппи мил! – с восторгом приняла подарок Галя.

– Ты пока кушай, а нам с дядей Шилом нужно поговорить.

Дождавшись благосклонного кивка, захлопнул дверцу и подошел к напарнику, ковыряющему пол в углу гаража добытой из багажника лопатой.

– Чего это ты делаешь?

– Тут тайник должен быть с одной штукой, – откликнулся Шило. – Конечно, вряд ли она нам пригодится. Но мало ли… О, кажись, нащупал. Ну-ка подсоби.

Зацепив пальцами поддетый краем лопаты бетонный брусок, потянул вверх и, с помощью страхующего лопатой напарника, вытащил из бетонного пола массивный шлакоблок, под которым в углу гаража обнаружилась глубокая ниша. Подсветив себе зажигалкой, вставший на колени Шило, достал из ниши завернутый в брезент цилиндр.

– И че это?

– То, что, очень надеюсь, нам не понадобится, – решил вдруг посекретничать напарник.

Поднялся на ноги и сунул брезентовый сверток в багажник.

– Надеюсь, там не атомная бомба?

– Очень смешно, – фыркнул Шило и сменил тему: – Уже полвосьмого. Снаружи темно. В принципе, можем потихоньку выдвигаться.

– Тогда открываю ворота?

– Ага, давай.


С погашенными фарами мы невидимой тенью выехали из гаража и непривычно медленно покатили по вымершим улицам ночного города.

Фонари уличного освещения не горели. Многоэтажки, призраками былой жизни, таращились тысячами черных окон-глазниц на одинокую машинку, аккуратно объезжающую груды пластика и металла, некогда бывшие припаркованными возле домов авто.

Я сидел на заднем сиденье, рядом с Галей, снова задремавшей под неспешную езду и тихое урчанье мотора.

Еще до выезда на проспект я успел вкратце пересказать наставнице, разумеется мысленно, пропущенные ей фрагменты нашего с Галей бегства от азиата с катаной. Упоминание последней вызвало у Шпоры бурю праведного гнева:

– Это не катана, а просто какая-то читерская суперубивалка. Гребаный лазерный меч джедая и то попроще будет. Сталь такая же как у меня – здесь никакого превосходства не почувствовала. А вот улучшений на мече сразу три висело… Три небольших черных камешка на клинке возле гарды – не заметил?.. Внимательнее надо быть, Рихтовщик… Да, это они и были. Три улучшения: на лазерную резку, суперпрочность и разрывающую силу удара. Может против какого-то одного я бы еще и выстояла, но этот отморозок сразу все против меня активировал. И сам же за это поплатился. Высвободившаяся после разрушения одушевленного предмета энергия спровоцировала взрыв, благодаря которому ты смог в итоге от него удрать.

Меж тем никем не замеченный гелик аккуратно вырулил на широкий проспект и, петляя мимо раскуроченных остатков машин, покатил в направлении прихода орды тварей.

– Долго еще? – шепотом, чтоб не разбудить девочку, спросил напарника.

– Не, тут рукой подать, – откликнулся Шило. – Сейчас этот завал объедем, и считай на месте.

Объезжать грандиозную мешанину исковерканного металла из автобусов и машин пришлось по тротуару, забраться на высокий бордюр которого даже на гелике задачей было практически не выполнимой. Но Шило справился.

Буквально в сотне метрах за автомобильным завалом начинался мост, ровно посередине которого и проходила граница перезагрузившегося кластера. Нам для успешного выполнения заказа оставалось только перебраться на другую сторону моста.

Проблема заключалась в том, что на границе мост был разрушен, и между двумя половинками моста образовалась широченная дыра. Переехать на другую сторону на машине, увы, было невозможно.

Но никто не запрещал спокойно доехать до разлома, а там уж совместными усилиями придумать способ перебраться на другую сторону.

План был прост и легко выполним. Но…

Снова вмешалось и все испоганила это дурацкое «но».

Но на подъезде к мосту гелик подвергся ураганному обстрелу из АСВК. Огонь велся с крыши ближайшего дома, для снайперской винтовки расстояние было плевое и кучность стрельбы вышла отменной. Несколько пуль крупного калибра, посланных в одно место, пробили броню капота и вывели из строя двигатель. Гелик замер, превратившись и вовсе в идеальную мишень.

– Давай сверток из багажника! – потребовал Шило, бросив бесполезные попытки оживить мертвый мотор.

Сунув руку за сиденье, я лихорадочно зашарил по полу багажника.

По крыше уже вовсю стучали пули. Толстый металл гнулся под ними, как пластилин, но пока держал.

Проснувшаяся Галя тут же испуганно заревела от грохота сотрясающих кузов попаданий.

– Да быстрее! Че ты возишься?! – нагнетал напарник.

Наконец нащупав, вытащил сверток и сунул в протянутые руки.

– Аккуратней блин! – проворчал Шило, разворачивая брезент и извлекая зеленый цилиндр гранатомета.

От изумления у меня натурально отвисла челюсть.

А Шило умело разложил убойную игрушку и привел в боеготовность.

– Ну че, Рихтовщик, будем живы не помрем, – подмигнул мне напарник. И выдернув из своей кобуры пистолет с длинным глушителем с ловкостью мангуста тут же сунул его в мою подмышечную кобуру.

– Мне уже вряд ли пригодится, а тебе еще авось послужит, – ответил на мой немой вопрос и тут же добавил: – Ща я этого дятла заткну. А дальше придется тебе, братан, пробиваться без меня…

И не позволив мне ничего сказать в ответ, тут же выскочил из машины.

Одновременно с его выходом первая тяжелая пуля пробила крышу гелика и разворотила водительское кресло.

Шило вскинул гранатомет и, практически не целясь, тут же надавил на спусковой крючок. Из-за спины в землю ударила ослепительно яркая в ночи струя пламени, в свете которого я увидел: как разрывается в кровавое месиво прищуренное лицо напарника от попадания тяжелой винтовочной пули.

А через секунду, когда безголовое тело Шила уже лежало на земле, на крыше дома громыхнуло и ураганный снайперский огонь по гелику тут же, как отрезало.

Подхватив ревущую девочку на руки, я распахнул дверь и бросился к мосту. Разбуженная грохотом выстрелов, ночь вокруг ожила. Со всех сторон слышалось до мурашек знакомое утробное рычание. И быстро приближалось.

Твари вышли на охоту.

Да поможет нам Стикс!


Глава 35

Глава 35, в которой превращаюсь в загнанную лошадь и скольжу по краю

От гелика до моста было метров пятьдесят, их я пробежал на одном дыхании. Дальше свободного прохода не было, его перекрыли подоспевшие твари. Пришлось прорываться с боем.

Шестеро бегунов, заходя с разных боков, отрезали все пути к бегству. Еще целая толпа наступала на пятки сзади и не позволяла замедлять ход ни на секунду. Но больше всего потрясло лобовое столкновение с тройкой бегунов, бросившихся мне наперехват со стороны моста.

Вот скажите на милость, чего аж три твари забыли на пустом полуразрушенном мосту ночью? Такое впечатление, будто спецом по мою душу эти гаврики несли здесь вахту на сторожевом посту. Патруль из зараженных – охренеть! Даже гадать боюсь, кто их сюда поставил.

Хоровод мрачных мыслей пронесся в голове быстрее пелотона Формулы-1. Побуждая к началу активных действий, над ухом сиреной взвыла заметившая тварей Галя. Я вскинул заранее извлеченный из кобуры пистолет и надавил на курок. С первым же сухим щелчком выстрела терзающие сознание сомнения сгинули прочь. Я вступил в бой. Понеслось!..

По трем «патрульным» до столкновения успел отщелкать пять патронов. И только раз промахнулся. Но и завалить смертельным ранением в сердце смог только одного. Первый из везунчиков благополучно пережил попадание в голову – пуля чиркнула черепушку по касательной и лишь контузила тварь. Третий бегун, показав чудеса изворотливости, почти успел уклониться от двух выстрелов в упор и, вместо сердца, получил по пуле в правое плечо и в левый бок. Обе раны, к сожалению, не сильно поумерили его прыть, и именно он первым сошелся со мной в рукопашную.

– Галя, держись! – успел крикнуть я визжащему ребенку.

Почувствовал клещом вцепившиеся в шею детские пальчики и, рухнув на колени, поднырнул под выброшенной наперехват когтистой пятерней. Тут же вскочив обратно на ноги, от души приложил рукоятью пистолета по багровому споровику проскочившей мимо твари.

– Минус два, – открыла счет моим победам Шпора.

А я в высоком прыжке уже уходил от столкновения с раненым в голову. Контуженный бегун попытался достать меня броском в ноги, и у твари почти получилось. Его когти чиркнули по подошве правого ботинка, словно бритвой срезов кусок каблука и совсем чуть-чуть не дотянувшись до ступни.

Пролетая над тварью, пальнул в затылок и услышал довольный голос наставницы:

– Минус три!

Разбираясь с троицей «патрульных» невольно пришлось снизить скорость бега. И преследователи не преминули этим воспользоваться.

Спину прострелило вспышкой боли от когтей самой шустрой твари. Лотерейщик дотянулся на излете прыжка и царапины вышли неглубокими, но чертовски болезненными. Не знаю, в какой помойке копался зараженный до моей спины, но по моим ощущениям когти его были от души вымочены в скипидаре. Я просто взвыл от боли.

К счастью повторного удара в открытую спину не последовало. Лотерейщик неудачно приземлился на труп бегуна, оступился и навернулся мордой в асфальт.

Услышав сзади грохот падения, рискнул на бегу развернуться, и выпустил пару пуль в удачно подставившийся споровик твари.

Первая бестолково отскочила от защитного гребня. А вторая угодила точно в цель. Уже начавшийся снова подниматься лотерейщик, как подкошенный, рухнул обратно на асфальт и забился в агонии.

– Минус четыре! – ликующий голос Шпоры в голове зафиксировал очередную победу и неожиданно добавил: – До провала двести пятьдесят метров! Рихтовщик, я верю в тебя! Поднажми!

– Моя спина! – простонал я, при обратном развороте ощущая, как из растревоженных и горящих огнем царапин ручьями хлещет кровь.

– ААА!.. – вторила сиреной заливающаяся на шее Галя.

Дальше жаловаться наставнице на судьбу-злодейку помешали сразу двое зараженных. Забежавшие с боков бегуны практически одновременно бросились наперехват.

Спасая девочку, пальнул в левого. Угодившая в плечо пуля отбросила тварь назад, под ноги урчащей толпе.

На прыжок правого среагировать я уже не успевал, поэтому инстинктивно вбил правый локоть в раззявленную пасть.

Тварь тут же сомкнула капкан акульих зубов. Сходу порвать толстый рукав ей не удалось, но защемило руку знатно. Один из зубов надавил какую-то особо болючую точку, и пальцы разом онемевшей руки разжались сами собой. Я едва успел подхватить занятой ребенком рукой вываливающийся пистолет.

К капкану зубов на руке через мгновенье присоединились две лапы. От острых когтей твари рукав куртки, увы, защитить не смог. Затрещала шутя раздираемая ткань, брызнула кровь. Просто чудо, что бегуну в этот момент не пришло в голову завалить меня на асфальт. Ослепленный вспышкой боли, я пару секунд находился полностью во власти прилипалы. Если б он тогда меня завалил, накатившаяся следом толпа без шансов тут же порвала бы нас с девочкой на части. Но зараженный, видимо не желая делиться с собратьями добычей, предпочел бежать справа и на ходу терзать зажатую в пасти руку.

Нормально прицелиться и выстрелить в тварь мне мешали сразу два обстоятельства: своя парализованная болью рука, закусив которую, зараженный очень удачно за ней укрылся, как за щитом, и забившаяся в истерике от столь близкого соседства с бегуном девочка, от отчаянных попыток вырваться которой рука с пистолетом ходила ходуном.

Шанс пальнуть представился, когда бегуну надоело в холостую жевать рукав, и он решил переместить челюсти на прорубленную когтями прореху рядом. Стоило ему на мгновенье приподнять башку, и я тут же выстрелил. Повезло. Галя, будто почувствовав важность момента, притихла аккурат перед выстрелом. Пуля вошла точно твари в глаз.

Отброшенный выстрелом смертельно раненый бегун покатился по асфальту к перилам моста.

– Минус пять и шесть! – констатировала Шпора. – До провала полторы сотни метров.

Я продолжал играть в догонялки со смертью. Спина горела огнем. Правая рука болталась сбоку безжизненной плетью. В пистолете заканчивались патроны. А бежать еще было ой как далеко. Но азартное урчанье за спиной стимулировало лучше пастушьего кнута. И не решаясь оглянуться, я бежал. Изо всех оставшихся сил!

Хватило меня не надолго. И виной тому чертова разогнанная регенерация. Раны на спине и руке зарастали с нечеловеческой быстротой. Но для их лечения организму требовались дополнительные ресурсы, которых не было. Все сложилось бы в елочку, накати я сейчас грамм двести живца, и закуси целительный напиток килограммчиком какой-нибудь мясной жрачки. Увы, ни времени, ни возможности подкрепиться я не имел. И тело лечилось за счет внутренних резервов организма. Которых, на фоне кровопотери, и так со скрипом едва хватало на спасение от погони.

Шкалы бодрости, удовольствия, спорового баланса и жажды и сытости уже просели ниже половины и продолжали фатальное падение. Шкала здоровья сократилась на четверть. Незыблемым максимумом радовала лишь шкала Духа Стикса. Но прибегать к помощи Даров я не спешил. Памятуя о полной своей беспомощности в первые секунды отката, старался продержаться как можно дольше на своих двоих, и активировать Дар уже наверняка. Чтобы не оказаться в конце его действия в метре от спасения – беспомощным, на растерзание настигающей толпы тварей.

Ноги с каждым шагом наливались свинцовой тяжестью. Шаги делались короче, я замедлялся, а топот преследователей сзади неумолимо нарастал.

Ожившая правая рука смогла согнуться и неловко подхватить под попу дрожащее от ужаса тельце девочки. Освободившаяся левая метнулась к заходящему сбоку бегуну и от души накормила пускающую голодные слюни тварь горячим свинцом.

– Седьмой! – объявила Шпора и информировала: – До провала сто метров!

Тут же в спину впились когти невидимого преследователя. И, завопив от боли и бессильной ярости, я понял, что дальше тянуть нельзя.

– Круши! – прохрипел из последних сил. И довольно крякнул, чувствуя мгновенно разливающуюся по телу ураганную мощь.

Стометровку за десять секунд – к такому спортивному подвигу спринтеры идут всю жизнь, и удается он лишь считанным единицам – истинным королям бега, чемпионам. Вряд ли я когда-то профессионально занимался бегом. С уверенностью утверждать, разумеется, не возьмусь. Память о прошлом восстановилась лишь самую малость, и львиная ее часть до сих пор покрыта мраком. Но с моей покалеченной в аварии ногой шансы в предыдущей жизни оказаться спринтером, мягко выражаясь, призрачны.

Воздействие Дара мгновенно превратило меня в чемпиона. В спину будто ударил ветер, из ног исчезла тяжесть и усталость. Я легко оторвался от толпы преследователей и стрелой понесся дальше, увеличивая дистанцию. Волна встряхнувшей меня бодрости передалась и Гале, девочка перестала плакать и устало положила голову мне на плечо. Толпа сзади разочарованно взревела.

Я пробежал стометровку даже быстрее десяти секунд. И не останавливаясь, прыгнул в широкий провал.

Серединный разлом, на подступах к мосту казавшийся дырой в несколько метров, вблизи оказался куда как шире. Оказалось, что в реку обрушился пролет моста не меньше полусотни метров. Перебраться через такую пропасть без Дара было решительно невозможно.

– Пухом!

Активация второго подряд Дара выдоила шкалу Духа Стикса почти досуха. Но это того стоило. Нас с Галей подхватил налетевший неведомо откуда порыв ветра и, будто на невидимых крыльях, мы понеслись над пропастью, как настоящие птицы. Наградой за короткое чудо стал восторженный детский смех.

В полете я успел освободить левую руку, сунув пистолет обратно в кобуру. Одной левой проделать этот фокус было не просто, но я справился.

В самом конце полета, когда уже нацелился благополучно ступить ногами на асфальт второй половины моста, в лицо вдруг ударил резкий порыв встречного ветра.

Нас швырнуло назад. И тут же, как нарочно, закончилось действие Дара.

Вернувшийся вес потянул вниз, и я едва успел зацепиться левой рукой за пролетающий мимо обломок моста.

Пальцы до крови стерлись об асфальт, но я смог удержаться на самом краю.

– Дядя Рихтовщик, мне страшно! – запищала прямо в ухо болтающаяся у меня на шее Галя, которую еле удерживала залитая кровью правая рука.

Мы висели в кромешной тьме над пропастью на моей левой руке, окровавленные пальцы которой продолжали предательски скользить по гладкому камню. Как на зло, ни единой трещины, за которую можно было зацепиться ногтями, им не попадалось.

– Спокойно, малышка, все будет хорошо! – прошептал я девочке, чтобы хоть чуточку ее успокоить, хотя по спине бежали ручьи ледяного пота, потому что уже понял: удержать обоих я не смогу.

– Дядя Рихтовщик?..

В блестящих от слез глазах ребенка удивление полностью затмило страх, когда я резко отдернул придерживающую детскую спину руку.

Стиснув зубы, чувствовал, как маленькие пальчики разъезжаются на моей шее.

– Дядя Рихтовщик?..


Глава 36

Глава 36, в которой меня зачисляют в свиту, и паника меняет все

– Да ты просто красавец! Выжить ценой жизни ребенка – поступок достойный Игрока! – полные презрительного сарказма слова Шпоры, встряхнули мозг почище разряда тока.

Я успел перехватить уже летящую в реку девочку и прижать правой рукой к животу. От резкого движения раненую руку свело судорогой, и я зашипел, до хруста стиснул зубы, но хватку на галином плече не ослабил.

Снова поднятые вверх детские ручонки вцепились в меня. Ухватились на этот раз не за шею, до которой съехавшая вниз малышка теперь не дотягивалась, а за ворот куртки.

– Дядя Рихтовщик, я думала, ты меня сейчас сбросишь, – раздался напуганный жалостный голосок.

– Ну что ты, малышка, – запыхтел я в ответ, – просто рука у меня затекла, я ее встряхнул и обратно тебя подхватил.

Пальцы левой руки меж тем уже опасно балансировали на краю обрыва. Играть в благородство оставалось не долго. От силы минута. И сорвавшись с опоры, мы дружно рухнем в пропасть.

Не знаю что в эти роковые секунды вдруг подвигло меня посмотреть на шкалы. Наверное, заметавшийся в отчаянье взгляд направило Провидение. И я вдруг обнаружил, что почти обнулившаяся после применения подряд двух Даров шкала Духа Стикса уже восстановилась почти на две трети.

Секрет этого фокуса заключался в Медитации, прокаченной у меня в разы сильней любой другой характеристики – даже Регенерации. Маны снова было достаточно для активации Дара, и грех было отказываться от такого подарка судьбы.

– Левак! – шепнул себе под нос.

И тут же ощутил, как мгновенно удлинившиеся, будто у киношного оборотня, ногти на пальцах левой руки превращаются в звериные когти, шутя пробивают старый асфальт и глубоко в него зарываются.

Разодранные подушечки под когтями мигом заросли толстой грубой кожей, перестали болеть и кровоточить. Больше не было нужды отчаянно напрягать пальцы, я висел намертво пришпиленный к мосту когтями. Проблема неминуемого падения развеялась, как дым на ветру.

Одними когтями происходящие с рукой метаморфозы, разумеется, не ограничились. Целиком вся левая рука покрылась чешуйчатой броней, стала заметно толще, по-обезьяньи вытянулась и налилась медвежьей мощью.

Легкого усилия измененной Даром руки хватило, чтобы забросить нас с Галей наверх.

Из асфальта массивные и длинные, как ножи, когти вышли так же легко, как и вошли, стоило мне того захотеть.

Сил, сразу вскочить на ноги и идти, не было. От края разлома пришлось отползать, цепляясь измененной рукой за асфальт и подтягивая тело.

Вывернувшись из-под раненой руки, Галя первой встала на ноги.

– Ух ты! Мы уже здесь! Здорово! – заявила малышка и, затормошив меня за плечо, потребовала: – Дядя Рихтовщик, ну ты чего лежишь-то, вставай!

– Да-да, конечно, – непривычно хриплым, скрипучим голосом откликнулся я и рывком перевел тело в сидячее положение…

Из-за почти обнулившихся шкал, для меня подняться следом за девочкой стало практически подвигом. К счастью, справился.

Пошатываясь от пробирающей до озноба усталости, обернулся ко второй половине моста и показал средний палец беснующейся в бессильной ярости толпе зараженных.

– Че, суки, остановили?! Нате, выкусите!..

– Дядя Рихтовщик, а что такое суки? – тут же оседлала своего любимого конька Галя.

– А это еще че за крендель? – напрягся я, заметив над толпой зараженных массивную фигуру, на непропорционально огромных ходулях, назвать которые ногами не поворачивался язык.

Расшвыривая многометровыми ходилками бегунов и лотерейщиков, как курица цыплят, огромная тварь неслась с той стороны к разлому на крейсерской скорости.

– Так, Галчонок, дальше тебе придется немножко пройти одной, без меня, – склонившись к девочке, прохрипел я.

– Нет, я не хочу одна, там темно и страшно… – тут же заканючила Галя.

Но подпустив металла в голос, я сурово добавил:

– Без разговоров! Делай что сказано!

Сработало. Еще до того, как девочка развернулась и, понурив голову, покорно поплелась в сторону далекого выхода, я получил системное уведомление о прибавлении к гипнозу двадцати трех очков.

– Быстрее! Бегом! – неожиданно для себя самого совершенно по-звериному взрыкнул ей вслед.

И Галя побежала.

А я развернулся обратно к тварям и увидел, как буквально по головам зараженных добежавший до края разлома монстр, сперва, низко присел и, следом, вдруг взвился в мою сторону в гигантском прыжке.

– Везет тебе на элитников, Рихтовщик, прям, как покойнику, – мрачно пошутила наставница, наблюдающая полет твари моими глазами.

– Мля! Ну вот и че мне с этой блохой перекормленной делать? – прорычал пятясь назад и извлекая из инвентаря Шпору, потому как палить из висящей под мышкой пукалки по элитнику было совершенно бесполезно.

Асфальт подпрыгнул у меня под ногами при приземлении полуторатонной твари. А под широкими когтистыми ступнями пришельца он вовсе смялся до бетона, покрыв край возле разлома сетью широких трещин. Несколько внушительных кусков моста сорвалось с обрыва и улетело в реку.

Элитник шумно втянул носом воздух, глядя на удирающую по пустому мосту девочку, и довольно оскалился, демонстрируя ряды кинжалоподобных зубов.

– Эй, образина! Я тут! – захрипел и замахал лапой и шпорой, привлекая к себе его внимание.

Элитник, как кузнечик, резко сложил прыгучие конечности, мгновенно оказался внизу и тут же со змеиным проворством подался вперед. Из-за невероятной быстроты исполнения все его движения слились в невидимый глазу расплывчатый контур. Я не то что среагировать, даже глазом не успел моргнуть, а наполненная тягучей слюной пасть уже раскачивалась в считанных сантиметров от моего лица.

Донесшееся из его глотки рычание неожиданно преобразилось у меня в голове в понятную человеческую речь:

– Кого образиной назвал, корм?

– Ты меня понимаешь? – от изумления даже перестал бояться тварь, одного укуса которой было достаточно, чтобы разорвать меня напополам.

– Ишь ты! Корм не боится! – фыркнула в ответ тварь. – Впервые встречаю такой странный корм!

– Охренеть! – кивнул я.

– Принимаю тебя в ближний круг! – после небольшой паузы вдруг выдала тварь. – Отныне ты не корм, а Жрун.

Перед глазами загорелось очень странное уведомление:


!!!Внимание! Элитник 63 уровня Кровавый Попрыгун предлагает вам вступить в свою свиту и сменить имя Рихтовщик на имя Жрун129!

Принять предложение: Да / Нет


Разумеется, я тут же мысленно надавил «Нет». И Попрыгун на это очень обиделся.

– Тогда я сожру тебя, корм! – взревел элитник.

И без того едва стоящий на ногах, от оглушительного рева я банально оступился и грохнулся на асфальт. Тут же услышал, как огромные челюсти лязгнули полуметром выше, на месте, где только что я стоял.

Пытаться сбежать от быстрого, как молния, элитника было бесполезно. Разумеется, были б силы, попытался бы, но сил не осталось ни капли. Поэтому я покорился судьбе и зажмурился, в ожидании повторной уже неотвратимо-смертельной атаки.

Но вместо зубов элитника по нам обоим ударила невидимая теплая волна. На меня она, к счастью, оказала частичное воздействие – подчинив своему пагубному влиянию лишь измененную руку. Которая сделалась вдруг чужой, перестала реагировать на мысленные команды и по собственному почину потащила едва живое тело к краю моста.

Теплая волна пришла от начала моста. С того места, куда бежала отправленная мной Галя… Появившееся было беспокойство за девочку развеял радостный детский крик:

– Ура! Папа мой!..

– Ну хоть у кого-то все хорошо, – прошипел под нос и раздраженно сморгнул загоревшиеся перед глазами строки уведомления о выполнении игрового задания.

Растерянно огляделся по сторонам и увидел, как матерый элитник, трясясь осиновым листом и поскуливая побитым щенком, тоже отползает к краю обрыва. А поскольку спятил Кровавый Прыгун не частично, а целиком, добрался до края он гораздо быстрее и первым ухнулся в пропасть.

Хотя, какая там нафиг для него пропасть – всего полсотни метров до реки. Для элитника это вряд ли смертельно. А вот для меня – сто пудов!

Поняв, что меня ждет, попытался сопротивляться. Но какое там… Мощная левая лапа шутя преодолевала зацеп даже якорем втыкаемой в асфальт Шпоры и, раз за разом вбивая когти в настил моста, подтягивала меня все ближе и ближе к краю.

До края провала осталось два метра.

Рывок лапы.

Полтора.

Еще рывок…

– Извини, Рихтовщик, но я больше не могу на это смотреть! – слышу раздраженный голос наставницы.

И забытая в волочащейся по асфальту раненой правой руке Шпора вдруг берет мою руку под свой контроль.

Вращающий диск Шпоры подскакивает вверх и падает на вцепившуюся в край лапу. Толстая чешуйчатая броня пару секунд сдерживает напор острых лезвий диска, за которые лапа успевает подтянуть меня в опасному краю. Но вот броня поддается, и стальной диск Шпоры мгновенно чернеет в лунном свете от крови.

Я задыхаюсь от боли, чувствуя, как острые стальные зубья дробят мою кость. Теряю сознание и не вижу, как отчекрыженная по самое плечо лапа, сорвавшись с края, летит вниз и практически без всплеска входит в блестящую от лунных бликов речную гладь.


Глава 37

Глава 37, в которой зализываю раны и принимаю посетителей

Очень удивился, когда, открыв глаза, не обнаружил вокруг молочного марева кисляка.

Я лежал на больничной койке, в пустой просторной палате с белыми стенами, окруженный стойками капельниц.

Одна иголка, с гибкой прозрачной трубкой, торчала в сгибе правой руки. Совершенно, кстати, уже здоровой – об оставленных бегуном отметинах на ней теперь напоминали лишь белые рубцы. Раны на спине тоже больше не беспокоили, благополучно затянувшись. По трубке капельницы в вену поступала какая-то мутная буро-зеленая дрянь, цветом подозрительно похожая на живец.

Еще шесть иголок торчали из обрубка левой руки. Накачивая культю кокой-то дрянью всех цветов радуги. Не знаю, то ли от действия вводимых препаратов, то ли из-за халатности чего-то там неправильно заштопавшего хирурга, но обрубок буквально горел огнем. И к этой невыносимой боли совершенно невозможно было привыкнуть, она каждые пять-десять секунд стреляла ослепительной вспышкой, будто в и без того доведенный до кровавых волдырей ожог, с педантичностью маньяка, невидимые палачи тыкали раскаленным паяльником.

Моего далеко не ангельского терпенья хватило не на долго. Прикусив до крови губу уже на второй вспышке, решительно потянулся здоровой рукой к культе, намереваясь избавиться от болючих жал.

– Не тронь! – окрик наставницы заставил вернуть руку на место.

– Мля! – тут же застонал от очередной вспышки боли.

– Эти снадобья помогают быстрее восстанавливаться тканям, – пояснила Шпора. – С ними у тебя рука отрастет в разы быстрее, чем самотеком.

– Как это отрастет, – от удивления даже проигнорил очередную вспышку. – Я че, блин, ящерица?

– Ты Игрок с развитой регенерацией. Привыкай. У тебя сейчас, считай, заново формируются кости, ткани вокруг них, кровеносная система и нервные окончания, а это процесс достаточно… гм, неприятный.

– Ага, неприятный! Очень! Мля!..

– Зато не останешься калекой! И всего-то через каких-то пару дней у тебя появится новая рука.

– Всего-то?! Мля!.. Это мне целых два дня так страдать?!

– Ну не больше трех точно. Динамика у тебя хорошая.

– Мля! Ты издеваешься! Да в жопу эту регенерацию! Лучше б сдох, как раньше, и заново родился! Мля!..

– Вместо того, чтоб вопить без толку, учись контролировать боль.

– Да как ее – мля! – контролировать? Она наизнанку плечо выворачивает!

– У тебя ж открыт навык гипноза. Попробуй самовнушение.

– Это как?

– Сосредоточь взгляд на плече. И повторяй: я не чувствую боль в раненой руке… Вслух или про себя – неважно. Главное верить в себя и свои силы.

– Да ну, мля, хрень какая-то!

– Предпочитаешь два дня корчиться от боли.

– Ладно, считай, уговорила. Попроб… Мля!

Я уставился на багровый от притока крови обрубок и завел подсказанный наставницей речитатив…

Промучился минут пять, прежде чем дело сдвинулось с мертвой точки. Уже был готов на стенку лезть от безысходности, и всерьез подумывал иголками от капельниц вскрыть горло, но вдруг почувствовал едва заметное облегчение. Очередная вспышка боли оказалась не такой обжигающе яркой, как предыдущие. Как будто между болью в плече и сознанием появилась невидимый фильтр, оттянувший на себя часть сводящего с ума болевого шока.

Подтверждая прорыв в самовнушении, перед глазами загорелась строка системного уведомления о начислении 17 очков к навыку Гипноз.

– Отлично, Рихтовщик! – расщедрилась на похвалу довольная наставница.

Воодушевленный успехом я забормотал спасительную мантру громче и уверенней, но почти сразу же был прерван визитом целой делегации посетителей.

Первой в палату маленьким торнадо ворвалась серьезная неулыбчивая дама в белом халате медсестры, с тележкой густо уставленной разнообразными колбами, пузырьками и баночками. Дама была примерно моих лет, невысокого роста, с худощавой фигурой и симпатичным курносым лицом, усыпанным россыпью веснушек, миловидность которого не портили даже насупленные брови и сжатые в тонкую линию губы.

Проигнорировав мое: «Привет!», медсестра деловито зазвенела капельницами, проверяя уровень оставшегося лекарства. Сосуды, содержимое которых ушло меньше чем наполовину, оставила висеть без изменений, а те, что изрядно опустели, по очереди снимала и пополняла тут же изготовляемым из тележных снадобий коктейлем.

От наблюдения за манипуляциями неразговорчивой медсестры отвлек знакомый девчоночий голосок:

– Дядя Рихтовщик! Ура!

С разбегу бросившаяся мне на шею Галя едва не опрокинула капельницу с живцом.

– Ну вот, видишь, как я и обещал, все в прядке с твоим дядей Рихтовщиком, – от этого спокойного голоса по спине побежали мурашки.

Следом за Ртутью в палату вошел его верный оруженосец Скальпель, и здоровая рука сама собой потянулась защитить дважды вскрытое ловким убийцей горло. Но наткнулась на вихрастую девчоночью головку и нежно ее погладила.

– Это мой папа! – шепнула на ухо девочка, крепко прижимаясь своей нежной щечкой к моей многодневной щетине.

– Я же обещал отвести тебя к нему, – шепнул в ответ.

И заслужил в награду звонкий поцелуй в ухо.

Довольная своей проказой малышка, ловко вывернулась из-под моей руки и спрыгнула на пол. Обежав кровать, она растерянно уставилась на багровую культю и колдующую вокруг нее медсестру.

– Дядя Рихтовщик, а где твоя ручка? – в голосе девочки послышались слишком хорошо мне знакомые плаксивые нотки.

– Ну… эээ… того, значица… – растерянно забормотал я, опасаясь неловким словом спровоцировать у девочки волну рева и слез.

– Говорил же: плохая идея вести ее к нему сегодня, – шепнул на ухо боссу Скальпель.

– Дорогая, не расстраивайся, – подошел к девочке и положил ей руки на плечи Ртуть. – Обещаю, с рукой дяди Рихтовщика будет все в порядке. Она вырастет и станет лучше прежней.

– Правда? – задрав голову, доверчиво глянула в лицо отца девочка.

– Конечно правда, – опустился перед девочкой на колени Ртуть. – Я ведь тебя никогда не обманываю.

– Дядя Рихтовщик, папа обещает, что у тебя снова вырастет ручка.

– Конечно вырастет, – закивал я. – Обязательно.

Неловким движением очередной капельницы медсестра дернула сразу три торчащие рядом иголки. Последовавшая вспышка боли пробилась сквозь фильтр самовнушения и заставила меня буквально взвыть.

– Папа, ему больно, – тут же захныкала девочка.

– Да, не стой ты истуканом, – обернувшись к помощнику, раздраженно прошипел Ртуть. – Сделай уже что-нибудь!

Подскочив к изголовью, Скальпель отпихнул к двери неловкую медсестру и, заняв ее место, опустил ледяную ладонь мне на лоб.

Облегчение пришло мгновенно. Одним касанием знахарь полностью убрал боль.

– Ты его вылечил? – строго спросила Галя отступающего от кровати и встряхивающего рукой Скальпеля.

– Да, вылечил, – ответил девочке я. – Боль ушла… Скальпель, спасибо.

– Всегда пожалуйста, – фыркнул знахарь. Вновь приблизившись, наклонился к моему уху и добавил: – Особо не обольщайся, я всего лишь поставил блокаду. Она продержится примерно час.

– С тобой разберусь позже, – обернулся он к медсестре, снова отходя от кровати. – Пока, можешь продолжать.

– Я закончила с капельницами, – впервые осмелилась подать голос медсестра.

– Ну так забирай тележку и ступай к следующему пациенту…

– Скальпель! – шикнул на помощника Ртуть, когда медсестра вышла в коридор. – Не разговаривай с людьми подобным тоном в присутствии Гали. Ты ее пугаешь.

– Я ее пугаю? Да что за вздор, – всплеснул руками Скальпель и спросил девочку: – Принцесса, ты меня разве боишься?

– Не а! – широко улыбнулась ему девочка.

– Тогда давай докажем это папе. Пошли, погуляем вдвоем, без него. Помнишь, я обещал показать тебе настоящего ослика? Думаю, сейчас как раз настало время нам его навестить.

– Пап, можно я пойду с дядей Скальпелем? – обернулась на отца заинтригованная посулом девочка.

– Можно, идите, – разрешил отец и нежно погладил ее по голове.

На пороге девочка обернулась, помахала мне рукой и, вдруг нахмурившись, строго спросила отца:

– А ты почему с нами не идешь смотреть ослика?

– Мне нужно еще чуть-чуть с дядей Рихтовщиком поговорить, – улыбнулся ей Ртуть. – Вы идите, а я скоро вас догоню.

– Ладно, – важно кивнула девочка и, взявшись за протянутую Скальпелем руку, скрылась с ним в коридоре.

Выждав несколько секунд, пока не смолкли удаляющиеся шаги, Ртуть взял стоящий у стены стул, переставил к изголовью кровати, сел и сухо объявил:

– А теперь поговорим о деле.

На его лице больше не было добродушной улыбки. Он снова напялил маску равнодушного и уверенного в своей силе хищника.

– Ты выполнил заказ, Рихтовщик. Прими мою искреннюю благодарность. Десять тысяч споранов, как договаривались, получишь, по выходу из больницы. Разумеется, за вычетом расходов на лечение… О, не надо делать такие большие удивленные глаза. Да, ты получил увечье, работая на меня. Но оплата такого рода неприятностей не учитывалась в принятом тобой заказе. Поэтому восстановление потерянной руки – твоя проблема. Согласен?

Да нифига я с ним не был согласен. Мне черте через что пришлось пройти, возвращая ему дочь: пережить потерю Шпоры, увидеть смерть напарника, литрами крови оплатить прорыв по захваченному тварями мосту, привлечь внимание элитника, стать невольником собственной сбесившейся конечности и, наконец, отрезать самому себе руку! Все ради его Гали! А эта до омерзения богатая гнида отказывается оплачивать мой больничный счет.

– Даже не думай! – рявкнула Шпора, заставляя проглотить готовые сорваться с языка слова обиды.

– Согласен, – пробурчал я в ответ.

– Приятно иметь дело с разумным человеком, – кивнул Ртуть. – Внесем ясность. Каждый день нахождения в этой палате тебе будет обходиться в пять сотен споранов. Для полного восстановления руки пробыть здесь тебе придется три дня минимум. Я бы рекомендовал, чтобы уж наверняка, задержаться здесь на четыре дня. Спораны на это у тебя есть. Но решать, разумеется, тебе.

– Учту.

– Отлично, с оплатой лечения решили. Теперь, поскольку считаю себя в некотором роде тебе обязанным, готов ответить на два любых твоих вопроса. Хорошенько подумай, прежде чем их задавать.

– Почему на заводе Скальпель хотел отобрать у меня белый жемчуг? Ведь он действовал по вашему приказу?

– Это сразу два вопроса, – усмехнулся Ртуть. – Но не стану придираться, зачту за один. Отвечаю… Да, Скальпель действовал по моей просьбе. Вообще-то он заканчивал многоходовую комбинацию, включающую заманивание на нужный кластер скреббера, уничтожение там практически неуязвимой защиты чудовища…

– Вот гад! Выходит, не случайность! – неожиданно возмутилась Шпора, но расспросить ее о причине взрыва я не мог, поскольку не слыхавший ее реплики Ртуть спокойно продолжал говорить дальше:

– …и, наконец, добыча из него белого жемчуга. Те жемчужины, Рихтовщик, которые ты так вызывающе нагло решил присвоить, изначально были моими. Скальпель забирал принадлежащее нам по праву, а твое неожиданное вмешательство чуть не оставило меня без законной добычи. И я не выставляю тебе предъяв за две проглоченные жемчужины только потому, что достались они тебе благодаря вмешательству третьей стороны.

– А к…

– Стоп! – перебила меня Шпора. – Уверена, он понятия не имеет, кто стрелял тебе в руку. Но зачтет эту нелепицу за ответ на второй вопрос.

– Что ж остановился, продолжай, – ухмыльнулся Ртуть.

– Между прочим, Дары, раскрывшиеся у меня, благодаря тем двум жемчужинам, помогли сегодня уберечь вашу дочь от зубов зараженных.

– Охотно верю… С меня еще один правдивый ответ на любой твой вопрос. Давай не будем с этим затягивать.

– Там, на мосту, мне в спину ударила теплая волна. Под действием которой матерый элитник превратился в жалкого труса и сиганул со страху в реку. А у меня из-за волны возникли проблемы с изменой Даром рукой, настолько серьезные, что пришлось ее отрубить. Я хочу знать, что это была за теплая волна?

– Эту волну вызвал я, – огорошил признанием Ртуть. – Активировав Дар под названием «Проклятье Паразита». Совершенно безвредная для иммунного, волна Проклятья Паразита воздействует на паразита в теле зараженного, вызывая приступ панического ужаса. Приступ длится недолго, всего пару минут, но этого времени обычно хватает, чтобы разогнать толпу зараженных и спокойно убраться восвояси… Из-за опасения нарушить Равновесие, до появления на мосту элитника, я не мог вмешиваться в твой бой. Нападение элиты развязало мне руки, и я прогнал тварь волной Проклятья Паразита… Твоя рука, превращенная Даром в лапу лотерейщика, тоже попала под действие волны. Единственным способом остановить ее самоубийственный порыв была ампутация. Что ты и сделал… Кстати, совет на будущее: поосторожней со своим четвертым Даром. От этой твоей «Чужой лапы» за версту смердит начальной формой кваза. Начинается все безобидно: с одной руки и всего на четверть часа, а закончиться может большой бедой, когда однажды вдруг обнаружишь, что мутировал целиком и на всю жизнь… Итак, я ответил на обещанные вопросы. И, пожалуй, пойду.

– Не смею задерживать.

– Выздоравливай.

Ртуть поднялся и вернул стул обратно к стене.

– Ртуть, а что теперь с вашей дочкой? – окликнул я его уже на пороге и пояснил: – Действие моего Дара продлится ровно сутки. А уже прошло не мало часов…

– Не беспокойся, она больше никогда не заразиться. Я дал ей белую жемчужину, – улыбнулся Ртуть. – Она стала иммунным Игроком, Рихтовщик, таким же, как мы с тобой. И паразит ей больше не страшен.

Он ушел, оставив меня наслаждаться последними минутами обезболивающей блокады.

Занять себя было нечем. Строгий постельный режим оставлял лишь возможность тупо пялиться в потолок. Спасаясь от скуки, решил скоротать свободное от боли время изучением отложенных системных уведомлений, благо последних, после приключения на мосту, скопиться должно было преизрядно. И очень удивился, обнаружив всего пять уведомлений:


!!!Внимание! Ликвидировано 6 бегунов и 1 лотерейщик!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +1279. Характеристики: +32 к Картографии, +37 к Наблюдательности, +11 к Удаче, +29 к Физической силе, +48 к Меткости, +2 к Рукопашному бою, +25 к Физической броне (Защита +1), +33 к Выносливости, +2 к Регенерации, +28 к Скорости, +21 к Реакции, +24 к Гибкости, +26 к Интуиции, +18 к Силе Стикса, +23 к Броне Стикса, +1 к Медитации. Навыки: +65 к Кулачному бою, +58 к Легкой атлетике, +49 к Тяжелой атлетике (Защита +1), +15 к Гипнозу, +65 к Стрелку!

!!!Одерживайте славные победы дальше!


!!!Внимание! Активирован Дар Сокрушитель преград!

!Характеристики: +3 к Рукопашному бою, +11 к Силе Стикса. Навыки: +27 к Легкой атлетике, +28 к Тяжелой атлетике!


!!!Внимание! Активирован Дар Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +14 к Силе Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +39 к Левитации, +14 к Легкой атлетике!


!!!Внимание! Активирован Дар Чужая лапа!

!Характеристики: +3 к Регенерации, +13 к Броне Стикса. Навыки: +23 к Кулачному бою (Атака +1), +50 к Телепатии!


!!!Внимание! Выполнено игровое задание!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +1584. Характеристики: +24 к Картографии, +26 к Наблюдательности, +25 к Фехтованию (Атака +1), +27 к Меткости (Атака +1), +26 к Физической броне, +24 к Скрытности, +25 к Скорости, +24 к Интуиции, +25 к Броне Стикса, +22 к Познанию скрытого.


Быстро пробежав глазами строки уведомлений, от нечего делать решил полазить по разделам меню. Почти сразу же натолкнулся на тревожно мигающий отрядный чат, зайдя в который, обнаружил аж семь белкиных посланий:

«Рихтовщик, привет! Я слышала, ты на стабе. Отзовись! Надо встретиться)»

«Срочно!!!»

«Эй! Чего молчишь-то? Аууууу!!!»

«Рихтовщик, блин! У меня серьезная проблема! Немедленно отзовись!»

«Ой! Извини! Только что узнала, что ты в больничке. Поправляйся ладно))»

«На то, что выше писала, забей. Сама все порешаю))»

«Удачи тебе, Рихтовщик!»

От неприятного ощущения, что я проспал нечто важное и уже не в силах чего-либо изменить, закололо в груди.

– Белка, привет! – стал надиктовывать ответное послание. – Что там у тебя за дело? Если подождешь три дня, я выйду из больницы, и вместе порешаем. Ну а коли невтерпеж самой разобраться, навести меня, помогу хотя бы советом.

Отправил письмо и через считанные секунды получил ответ:

«Игрок вне зоны действия отрядной связи»

– Мля!

Вернувшаяся боль мгновенно выжгла из головы беспокойство за торопыгу Белку. Поиски подружки сами собой отложились на потом, а сейчас все внимание сосредоточилось на горящей огнем культи. И с головой окунувшись в процесс самовнушения, как заклинание, я зашептал:

– Я не чувствую боль в раненой руке. Я не чувствую боль в раненой руке. Я не чувствую боль в раненой руке…


Глава 38

Глава 38, в которой я не ведусь на крючок и перестаю быть пешкой

Из-за боли я не мог нормально спать. Каждые пять часов медсестра делала мне укол снотворного, дающий передышку утомленному мозгу. И я проваливался в непроницаемую черноту. К сожалению, ненадолго.

Первый укол отрубил меня на полчаса. А эффективность каждого последующего, из-за быстро адаптирующейся к лекарству выносливости, сокращалась на одну-две минуты. И уже через двое суток эффект от воздействия укола сократился до пятнадцати минут.

Все-таки отращивание потерянной конечности – это тот еще геморрой. Занятие долгое, нудное и до ужаса болючее. Отсутствие анестезии, еще в первый день моих мучений, всезнайка Шпора мудрено объяснила: необходимостью незамутненного отклика сознания на появление в отрастающих тканях новых нервных окончаний. Кроме того, Игроку с прокаченными выносливостью и регенерацией анестезию нужно закачивать литрами, и толку от нее будет гораздо меньше, чем от того же живца, который мне и так капают с первых минут страдания в больничной койке.

Если б не подавление боли бесконечными мантрами самовнушения, я б, наверное, не выдержал испытания и вскрыл себе горло. Навык Гипноза очень выручил. За трое суток адского роста руки я прокачал его аж на 120 единиц, и получил даже +1 к показателю Интеллекта. Но до высот Скальпеля, одним прикосновением полностью заблокировавшего боль на целый час, мне, конечно, было еще бесконечно далеко. Максимум, чего удалось добиться изнурительной практикой самовнушения, – приглушить острую боль до состояния худо-бедно терпимого зуда.

Вот так и страдал три дня к ряду, борясь с болью и наблюдая за мучительно медленным ростом руки.

Совсем тяжко пришлось в самом конце, когда из ладони стали отрастать пальцы. Боль усилилась многократно. Острые, как луч лазера, вспышки пробивалась сквозь фильтр самовнушения, и я орал, как резанный. В этот самый болезненный период лечения меня снова навестил Скальпель. Прикосновение знахаря принесло часовое облегчение в самый пик боли. И после передышки я смог дотерпеть трехдневный марафон отращивания руки до конца.

О том, что рост руки прекратился, узнал по исчезновению боли. Резкому, как удар ножом. Вот только секунду назад скрипел зубами, еле сдерживая рвущийся наружу крик, и бац – разом отпустило.

Перед глазами загорелась строка уведомления: об увеличении характеристик Выносливость и Регенерация, соответственно, на 84 и 32 очка развития, роста аж на 186 очков навыка Алкоголизм, и подскока разом на два пункта показателя Защита.

Попробовал шевелить пальцами новой руки, и был приятно ошарашен тем, как легко это получилось. Думал, придется заново учиться ей управлять, но все легко получилось само собой. Чутко реагируя на команды, рука свободно гнулась в локте, послушно поднималась вверх и поворачивалась из стороны в сторону.

Долго упражняться с восстановившейся конечностью не позволила накопившаяся за дни бессонницы усталость. Я даже не заметил, как это произошло, глаза закрылись сами собой, и я провалился в нормальный здоровый сон.


Снова мне снилась Галя. Девочка сидела на ковре в середине украшенной разноцветными шарами детской комнаты. Вокруг были разбросаны куклы и мягкие игрушки. Самую большую куклу Галя посадила перед собой и старательно заплетала в косу ее пышные волосы.

– Нет, прямо сейчас не получится, – донесся из соседней комнаты раздраженный шепот Ртути.

Я невольно прислушался.

– Дар в откате, сколько можно повторять… Нет, не сорвется. Крючок надежный, не подведет… Добро…

– Папа, ты обещал со мной поиграть, – неожиданно закапризничала Галя.

– Все, не могу больше говорить. Свяжусь, когда парень созреет. Отбой, – скороговоркой выдал Ртуть невидимому собеседнику, понизив голос до совсем уж едва различимого шепота, и появившись на пороге комнате, улыбнулся дочке.

– Во что желает поиграть моя принцесса?..


Я проснулся от толчка в плечо.

– Рихтовщик, капельницы я убрала, вставай, ты абсолютно здоров, – рядом с кроватью стояла Линда – моя неразговорчивая медсестра, из которой за три дня одностороннего общения мне удалось выудить лишь имя.

– Привет, – я вежливо улыбнулся даме.

– Че скалишься, – фыркнула в ответ медсестра. – Койку освобождай, говорю. Здесь тебе не гостиница.

– Ну вот чего ты такая колючая, – заворчал я, откидывая одеяло и поднимаясь с кровати.

Ничуть не смутившись моего голого тела, Линда указала на лежащую на стуле и под стулом одежду и обувь. Отвернулась и, подхватив тележку, направилась к выходу. На пороге обернулась и приказным тоном объявила:

– Перед уходом, загляни к Скальпелю. Налево по коридору, четвертая дверь.

Быстренько натянув джинсы, свитер и кроссовки, я безо всякого сожаления покинул опостылевшую палату и отправился по указанному адресу.


Скальпель встретил меня акульей лыбой от уха до уха.

– Как рука? – спросил, подрываясь из кресла мне навстречу.

– Отлично, – буркнул я, отвечая на крепкое рукопожатие.

Толком рассмотреть кабинет Скальпеля не получилось. С порога в глаза бросились широкий стол из стекла и металла с огромным, как трон, кожаным креслом и покрытые дубовыми панелями стены. Больше ничего увидеть не успел, потому что подхвативший под локоть хозяин кабинета потащил меня обратно в коридор, на ходу объясняя:

– Сейчас провожу тебя в банк, и откроем тебе депозит… Да, Рихтовщик, у нас здесь все серьезно. Вешалка – один из старейших стабов на Континенте, с постоянно проживающим населением в двадцать шесть тысяч иммунных и заслуженной репутацией… Как и везде, здесь в изобилии имеются бары, магазины, кабаки и бордели, так что вариантов душевно отдохнуть, стравить пар и потратить честно заработанные споранчики у тебя будет выше крыше, и с этим прекрасно справишься сам. Я же тебе сейчас покажу способ сберечь и даже чутка приумножить свое нехилое баблишко. Банк мы замутили всего пару лет как – это, типа, наше ноу-хау.

На выходе из больницы, заглянув в небольшую гардеробную, Скальпель вручил мне старый потрепанный рюкзак, безвозвратно потерянный, как я думал, после лодочного приключения.

Следом за Скальпелем я вышел из больницы, снаружи оказавшейся четырехэтажным квадратным зданием, из массивных бетонных блоков, внешним видом больше напоминающим тюрьму. Сходство с кутузкой усиливали необычно узкие, похожие на бойницы, окна, с глухими решетками на первых двух этажах, и толстая сейфовая дверь на выходе.

По обе стороны от больницы раскинулась широкая улица, застроенная трех-, четырехэтажными серыми строениями такого же угрюмого тюремно-сейфового вида. На узком тротуаре пешеходов было совсем мало, буквально считанные единицы. А вот припаркованных вдоль обочины проезжей части машин на улице было, как грязи.

Авто густо стояли практически впритык друг к дружке. В подавляющем большинстве это были массивные фургоны или внедорожники, изуродованные и превращенные в настоящие ежи-броневики огромным количеством наваренного сверху железа. Обычные машины в ряду этих монстров встречались не часто, и одна такая редкая пташка – темно-синий бентли – оказалась аккурат напротив выхода из больницы.

Я ничуть не удивился, когда Скальпель по-хозяйски распахнул водительскую дверь бентли и жестом предложил мне садиться рядом.

– Классная тачка, – невольно вырвалось у меня, когда провалился в кожаное кресло, словно в пуховую перину.

– Бесполезная только на Континенте, – хмыкнул в ответ Скальпель. – Только в стабе на такой игрушке рассекать можно. Сунешься на ней за периметр, твари мигом схарчат. Но ничего с собой не могу поделать, люблю комфорт и хоть здесь хочу ездить по-человечески.

– До банка-то далеко? – спросил, когда плавно вырулив от обочины, машина гордым лебедем заскользила по пустынной дороге.

– Не очень. Минут через пять будем на месте.

Заглянув в рюкзак, обнаружил аптечку, теплый свитер, пистолет в кобуре – тот самый, с глушителем, прощальный подарок Шила, которым отбивался от тварей на мосту – бутылку с остатками плещущегося на дне живца и пару чудом сохранившихся банок нефильтрованного.

Вытащив пиво, предложил банку Скальпелем, и тот, удивив меня, охотно принял угощение. Не отрывая левую от руля, ловко вскрыл банку одной правой и сделал большой глоток.

– Здесь у нас гайцов нет, и пить за рулем не возбраняется, – пояснил водила, заметив мое недоумение.

Я пожал плечами и, вскрыв свою банку, тоже стал пить.

Знакомый вкус нефильтрованного из банки пробудил воспоминания о недавних приключениях с напарницей.

– Скальпель, не в курсе, а Белка сейчас в стабе?

– А, та твоя подружка, – хмыкнул водитель и пожал плечами. – Понятия не имею. Знаю лишь, что Ртуть, выполняя данное тебе слово, приказал оформить ей наше гражданство. Так что должна здесь где-то крутиться. Но чем дышит, где тусуется – этого на стабе никто не отслеживает. Игроки народ вольный, слежку и контроль на дух не переносят, если наших безопасников поймают на чем-то подобном, в стабе такая буза начнется – мама не горюй.

– И че мне делать? Как ее искать-то?

– Ты, Рихтовщик, когда с делами закончим, по барам походи, народ порасспрошай. Белка твоя – девка видная, наверняка, привлекла внимание всех окрестных кобелей.

Скальпель заржал, смял пустую банку и швырнул в опущенное окно. А мне ужасно захотелось зарядить ему промеж глаз. Рука сама собой сжалась в кулак, сминая еще не допитую банку, и остатки пива пенными струями брызнули во все стороны, пачкая салон.

– Мля, Рихтовщик! Че творишь, скотина! – взорвался мигом утративший добродушие Скальпель. – Убери нахрен отсюда это дерьмо!

Я выкинул текущую банку в окно и стал стереть рукавом капли с лобового стекла.

– Оставь, не надо, – проворчал Скальпель, успокаиваясь. – Потом на мойку заеду, салон почистят.

– Извини. Нечаянно вышло.

– За нечаянно – мля! – бьют отчаянно. Слыхал такую присказку?.. Ладно, забей. Вылазь, приехали.

Машина остановилась возле трехметрового решетчатого забора, окружающего необычное даже по местным меркам круглое здание с высокими глухими стенами и плоской крышей, откуда в разных направлениях торчали, устремленные в небо и на землю, стволы зенитных установок и крупнокалиберных пулеметов.

– Гляжу, наш банк произвел на тебя впечатление, – хлопнул по плечу нагнавший возле КПП Скальпель.

– Крепостная башня какая-то это, а на банк, – проворчал я.

– Ожидал увидеть какую-то модную хрень из стекла и железа? Не, брат, здесь такое не проканает. В нашем банке хранятся спораны тысяч Игроков. Теперь, считай, и твои. Защита должна быть на уровне, чтобы ни у одного придурка и мысли не возникло: попробовать без спросу сунуть сюда нос… Ну все, хорош пялиться. Пошли.

Массивный стальной турникет перед Скальпелем беззвучно раздвинулся в стороны.

– Он со мной, – указал на меня Скальпель паре вытянувшихся в струнку камуфляжников с автоматами.

Проходя мимо автоматчиков, я увидел загоревшиеся возле каждого строки информационного описания – оба были Игроками аж двадцать пятого уровня. Если за пулеметами наверху дежурят громилы такого же уровня, за безопасность местных споранов можно было не опасаться – банк охранялся круче, чем легендарный Форт Нокс.

Вход в башню располагался с тыла – очередное неудобство в целях безопасности. Чтобы добраться до него, пришлось идти еще метров сто по огороженной высоким бордюром дорожке и, обходя круглый дом слева, ощущать себя беззащитной мишенью под прицелом крупнокалиберного пулемета.

Толстая стальная дверь, так же беззвучно, как турникет, отъехала перед нами в сторону, и, пройдя следом за Скальпелем внутрь башни, я оказался в неожиданно уютном современном офисе с двумя мягкой кожаными креслами, стоящими рядом перед столом единственного клерка в строгом деловом костюме.

– Счетовод, познакомься, это Рихтовщик. А это, соответственно, Счетовод, – представил нас друг другу Скальпель. Не дожидаясь разрешения, по-хозяйски уселся в кресло и кивнул мне на соседнее.

Счетоводу на вид было около шестидесяти лет. Абсолютно лысый сухопарый старик с седыми пышными усами и бородкой клинышком, делавшими его похожим на средневекового Дон Кихота.

Рядом с клерком загорелись строки информационного описания, из которых доступными мне оказалось лишь имя, все остальное: статус, уровень, опыт и показатели, было скрыто вопросительными знаками.

Мою протянутую было руку белый воротничок проигнорировал, пришлось убрать. Скальпель сделал вид, что не заметил возникшей из-за моей промашки неловкости, и как ни в чем не бывало, продолжил инструктировать Счетовода:

– На имя Рихтовщика Ртуть распорядился перечислить восемь с половиной тысяч споранов. Открой ему виповский депозит, на пять годовых с остатка.

– А не жирно будет, практически новичку и сразу вип? – у старика оказался удивительно молодой звонкий голос.

– Желаешь оспорить решение Ртути? – ощерился своей фирменной акульей лыбой Скальпель.

– Ну вип, так вип, – тут же дал заднюю старикан. – Че сразу психовать-то. Уж и спросить ничего нельзя.

– Вот и порешали, – кивнул Скальпель и, хлопнув меня по колену, поднялся на ноги. – Мне пора. Дел невпроворот… Счетовод, ну я на тебя рассчитываю. Рихтовщик, увидимся.

Не дождавшись моего ответа, он тут же сбежал из офиса.


Через пятнадцать минут я тоже покинул банк. В рюкзаке, вместо реальных споранов, лежала выданная Счетоводом чековая книжка, расписками из которой можно было расплачиваться в любом учреждении стаба так же, как и твердыми виноградинами из споровиков тварей. Это было очень удобно. Теперь ни вор, ни случайная смерть не могли лишить меня оставленных в банке споранов. Ну, и приятным бонусом, разумеется, стало обещанное Счетоводом ежедневное начисление процента на остаточную сумму депозита. Правда, исходя из пяти годовых, ежедневные начисления составляли какие-то жалкие сотые доли процента, но, как говорится, курочка по зернышку… К тому же, на депозите у меня лежало восемь с половиной штук – внушительная сумма, ежедневные начисления на которую, по заверениям того же Счетовода, будут составлять больше спорана.

В общем, офис Счетовода я покинул в приподнятом настроении и, выйдя из КПП, прямиком направился в ближайший бар, обмывать удачное капиталовложение.

«Синий бегун» с порога оглушил угарной волной старого доброго рок-н-ролла. И я сразу понял – это мое место.

На улыбчивое: «Привет!», стоящий за барной стойкой рыжебородый великан в косухе байкера лишь угрюмо кивнул и, ничего не спрашивая, тут же выставил передо мной литровую кружку черного, как гудрон, пива, с огромной пенной шапкой.

Я отхлебнул и остался очень доволен.

Проследив реакцию на моем лице, великан протянул через стойку руку и представился:

– Викинг.

– Рихтовщик, – назвался и я, отвечая на рукопожатие. – Отличное пиво! – И, в подтверждение слов, сделал еще один длинный глоток.

– Наше фирменное, – откликнулся по-прежнему угрюмый Викинг. – Первая кружка новичку за счет заведения. Традиция. За каждую следующую готовь четвертушку.

– Не понял?

– Четверть спорана.

– Ага. Тогда мне, для разгона, накапай еще четыре таких. И еще закуси какой-нибудь на споран организуй.

Вытащив чековую книжку, черкнул расписку на два спорана и протянул вырванный листок бармену.

– Сделаю, – откликнулся Викинг, с невозмутимым видом принимая расписку. – Здесь останешься, или за столик пересядешь?

– Пожалуй, не буду тебе глаза мозолить. Вот туда все мне принеси, – указал на дальний стол у стены.

– Сделаю… Еще что-нибудь?

Вопрос Викинга напомнил о Белке. Уже поднявшись со стула, я сел обратно.

– Скажи, Викинг, в твой бар не заходила недавно блондинка невысокого роста с короткими волосами? Звать Белка. Она, как я, новичок.

– Извини, Рихтовщик. Не припоминаю.

Подхватив кружку, я ушел за свой столик.

Через минуту подоспел Викинг с большим подносом, полным пива и разнообразного закусона. Оказалось один споран – это огромные деньжищи, за которые я получил дюжину тарелок всякой всячины: от роскошных раков с креветками до банальных чипсов с фисташками.

Я допивал третью кружку, когда стул напротив сам собой выскочил из-под стола и жалобно скрипнул под весом усевшегося невидимки.

– Привет, Рихтовщик, – поздоровалась пустота напротив знакомым голосом.

– Ты кто? Я тебя не вижу.

– Извини, не хотел тебя пугать, – на соседнем стуле появился Груз, расстегивающий ворот маскирующего плаща. – Только что вернулся в стаб, не успел переодеться.

– Да я не из пугливых, – хмыкнул я, отодвигая пустую третью и салютуя ставшему видимым невидимке четвертой кружкой. – За встречу!

Сделал большой глоток и тут же поперхнулся выпитым, от следующей фразы Груза:

– Викинг сказал, ты разыскиваешь Белку?

– Мля! Кх… Груз! Кх-кххх… Нельзя же… Кх-кх… так под ру… кху… – кое-как выдавил я сквозь кашель и, прочистив горло, добавил: – Можешь помочь с поиском?

– Я знаю где твоя девчонка.

– Ну и?.. Диктуй адрес.

– Она не в стабе.

– Мля, Груз, мне каждое слово из тебя вытягивать? Че за манера говорить загадками!

– Белка в сборном отряде охотников за споранами три дня назад отправилась потрошить тварей в недавно перезагрузившуюся Киреевку – это местная деревушка, в поста километрах от Вешалки. Киреевка перезагружается каждый месяц. Место, считай, хлебное, прикормленное. Высокоуровневые твари там редко появляются, в основном бегуны с прыгунами – идеальное место для кача новичков.

– И когда Белка вернется из этого рейда?

– Боюсь, теперь никогда.

– Мля! Опять загадки.

– Помнишь Жгута?

– Да я, как увидел тебя, первым делом козла этого вспомнил. Или, че, скажешь твой напарник не козел?

– Он мне больше не напарник.

– О как!

– Жгут кинул меня на последнем рейде. Закрысил общак и сбежал, пока я спал. Позже напал на отряд возвращающихся из рейда новичков. Всех перебил и похитил Белку. Об этом я узнал от одного из возродившихся игроков, приславшего на мой адрес письмо с предъявой за действия бывшего напарника.

– Вот сука!

– Я остановлю Жгута. Это вопрос чести. Но я привык работать в команде, с напарником. Он похитил твою девушку. И ты не менее моего заинтересован в скорейшей поимке Жгута. Поэтому у меня к тебе предложение, Рихтовщик.

– Зовешь в напарники?

– Да.

– Мне нужно подумать. Угощайся, – я подвинул собеседнику оставшуюся кружку пива.

Груз не стал кочевряжиться, сделал глоток и захрустел чипсами.

Я же, напротив, отложил свое пиво и взъерошил волосы, пытаясь сосредоточиться.

Предложение Груза выглядело заманчиво. Чертовски заманчиво. И если бы не последний вещий сон, я б, не раздумывая, согласился. Но во сне Ртуть, беседуя с кем-то, вероятно, по рации, обмолвился, что держит меня на крючке. Почему меня, да потому что мой Дар в откате так же, как у загадочного персонажа из сна. Мой крючок – Белка, это очевидно. А теперь выясняется, что один из двух далеко не чистых на руку напарников похищает девушку, второй же тут же «совершенно случайно» встречает меня в баре и предлагает совместно поохотиться на предателя. И учитывая тот факт, что Скальпель имел замечательную возможность проследить меня после выходи из банка, а потом направить в нужный бар своего подручного, вырисовывается совсем уж удручающая картина…

– Ого, Рихтовщик, вот сейчас, признаюсь, ты меня удивил, – раздался в голове довольный голос наставницы. – Похоже, из пешки ты наконец превращаешься в достойную звания Игрока фигуру… Что ж, ты вычислил примерный расклад сил. Пришло время делать первый ход. В сторонке отсидеть не получится. Начинай игру, Рихтовщик. Свою игру!

– Так что решил? – зыркнул на меня поверх кружки Груз, заметив, что я тоже потянулся к пиву.

– Что надо хорошенько накатить.

– А по делу?

– Ты не дослушал. Сегодня нам надо хорошенько накатить, потому что завтра уже не будет такой возможности… Я принимаю твое предложение, напарник.



Эпилог

Эпилог

Вернувшийся в кабинет Ртуть устало упал в кресло и кисло улыбнулся помощнику, дымящему сигарой в стоящем сбоку кресле, чуть меньшего размера.

– Уложил принцессу? – хмыкнул Скальпель, аккуратно стряхивая пепел в роскошную мраморную пепельницу на столе.

– Три сказки пришлось прочитать, – проворчал хозяин кабинета. – Думал никогда не уснет, чертовка. Все крутится с боку на бок и крутится…

– Кого с ней оставил?

– Команду Стрекозы.

– Парни надежные. Не подведут, – кивнул Скальпель.

– Против кого надежные? Против Ордена?

– Ртуть, не газуй.

– Мля, извини! Неуютно себя чувствую без нее. Зря тебя послушал, надо было взять Галину с собой. Вон, на диване бы уложил, она б нам не помешала.

– Пургу не гони. Хочешь засветить малышку перед ЭТИМИ?

– А то ОНИ не знают!..

– Мало ли. Береженого Стикс бережет…

– Это ты прям к месту сейчас…

– Нормально все будет, начальник, – ухмыльнулся Скальпель. – Сам знаешь, у меня чуйка верная.

– Ну-ну…

Помощник откинулся на спинку кресла и, задрав лицо к потолку, стал запускать идеально ровные дымные колечки.

– Хорош курить, – раздраженно шикнул Ртуть. – Свяжись лучше с наблюдателями, узнай: че там, да как?..

Скальпель положил тлеющую сигару на выемку в пепельнице, взял лежащую рядом рацию и, надавив кнопку вызова, строго гаркнул в микрофон:

– Доложить обстановку!

– Все чисто! Ни в одном из секторов появление объекта не зафиксировано! – бодро отрапортовал мужской голос сквозь фоновый белый шум.

– Смотри, Глаз! Если твои ушлепки снова ЕГО проморгают, с живого шкуру спущу!

– Скальпель, да мы беспрерывно мониторим…

– Отбой! – помощник вырубил рацию и вернул обратно на стол.

– Ну ты сам все слышал, – буркнул он приятелю-начальнику, снова откидываясь на мягкую спинку и затягиваясь любимой сигарой.

– Их высочество изволят опаздывать, – покачал головой Ртуть.

И чуть не подпрыгнул на кресле, когда из-за бесшумно открывающейся двери кабинета раздалось вкрадчивое:

– Не меня потерял?

Поперхнувшийся дымом Скальпель закашлялся. А из коридора в кабинет перекочевала закутанная, как в плащ, в белесое клубящееся марево фигура, переместилась к столу и аккуратно опустилась на краешек третьего кресла.

Быстро совладавший с секундным замешательством хозяин кабинета лучезарно улыбнулся гостю и поприветствовал состряпанной на скорую руку фразой:

– Хранитель, вы, как всегда, непредсказуемы.

– Очень… кх-кх… рады, – в свою очередь кое-как просипел сквозь кашель Скальпель, сминая в пепельнице сигару.

– Не кори своих наблюдателей, любезный, – донесся насмешливый голос из-под низко опущенного и полностью скрывающего лицо капюшона. – Изначально глупой идеей было – пытаться меня отследить. Твоей идеей.

Вместе со слова из-под капюшона вырывались белесые струйки пара, как бывает при разговоре на морозе, вот только в кабине Ртути было совсем не холодно, и от белесого пара гостя исходил хорошо знакомый каждому Игроку резкий запах кисляка.

Ртуть со Скальпелем озадаченно переглянулись.

– Я не осуждаю. Ускользать от камер ваших наблюдателей было даже забавно, – продолжил откровенно глумиться гость. – Но если в следующий раз почувствую слежку, цена контракта поднимется на четверть. Это понятно?

– Не понятно, – зло зыркнул в темный провал капюшона Скальпель.

– Совсем забыл поздравить тебя, Игрок, с достижением пятьдесят третьего уровня, – проигнорировав вызов, спокойно продолжил гость. – Еще семь таких замечательных достижений и достигнешь уровня своего покровителя. Шестидесятого, – кивок в сторону Ртути. – Разумеется, при условии, что он не остановится в развитии.

– Это че, типа, угроза?

– Скальпель, заткнись, – урезонил помощника Ртуть. – Уважаемый показал, что легко читает нас. А мы его нет. Так что не стоит разевать пасть на кусок, который не сможешь проглотить.

– Приятно иметь дело с разумным Игроком, – хмыкнул гость и резко сменил тему: – Вы получили, чего хотели?

– Да, – кивнул Ртуть. – Скальпель!

Помощник выудил из внутреннего кармана куртки небольшой кожаный мешочек и, потянувшись через стол, положил его перед гостем.

– Здесь?..

– Как уговаривались – десять черных жемчужин, пять красных и две зеленых, – пояснил Ртуть.

Скрытая длинным рукавом рука подняла мешочек и убрала в карман плаща.

– Даже не пересчитаете?

– Нет необходимости, – усмехнулся хранитель. – Пытаться обмануть Орден не в ваших интересах.

– Было приятно иметь с вами дело, – Ртуть растянул губы в вежливой улыбке. – Надеюсь, в будующем, если возникнет необходимость…

– Разумеется, обращайтесь, – кивнул хранитель и, игноря намек на завершение разговора, продолжил, как ни в чем не бывало, сидеть на краешке кресла.

На несколько секунд в кабинете повисла неловкая тишина, нарушать которую первым пришлось хозяину:

– Что-нибудь еще?

– Да, у Ордена к вам небольшая просьба. Сущий пустяк. Вас просят прекратить удерживать и контролировать Душелова… Отпустите его, он вам ничего не должен.

– Кроме двух бесценных белых жемчужин, – хмыкнул Скальпель.

– Мы не нарушаем законов Стикса, – поддержал помощника Ртуть. – И действуем строго в рамках реалий Континента. У Ордена не может быть к нам претензий.

– Своим бесценным… – кивок насупившемуся Скальпелю, – Даром он помог вам излечить девочку.

– И я щедро за это с ним расплатился.

– Щедро? – хмыкнул хранитель.

– Красная жемчужина и десять тысяч споранов, полагаю, вполне достойная плата за спасение моей дочери.

– За твою дочь – да. А вот за потенциального ксера, в которого девочка с огромной вероятностью превратится через несколько лет…

– Откуда?! – Скальпель досадливо хлопнул кулаком по подлокотнику.

– Говорил же: не у одного тебя на Стиксе прокаченный до пятерки Дар знахаря, – шикнул на помощника Ртуть.

– Успокойтесь. Орден не в чем вас не обвиняет. Пока…

– Пока?

– Ну вы же умные опытные Игроки. Просьбу Ордена я уже озвучил.

Хранитель поднялся и неслышной тенью заклубился в направлении выхода. При его приближении, дверь беззвучно распахнулась и так же бесшумно захлопнулась за спиной скользнувшего в коридор гостя.

– Ну че сидишь, – шикнул на помощника Ртуть, первым оправившийся от потрясения. – Вызывай скорей своего Глаза и давай отбой его спецам. Не хватало еще, чтоб эти придурки попытались тормознуть ЕГО на выходе.


Гришанин

Рихтовщик-2. По ту сторону жалости

Пролог

Пролог

Она думала, что это конец. Несмотря на отчаянное сопротивление, ее завалили на стол прямо в середине бара и, не расстегивая ремня, стали больно сдирать джинсы.

Вакханалию остановил усталый мужской голос.

– Оставьте девочку в покое, упыри.

– Да пошел ты членосос, – фыркнул самый жирный в компании уродов.

Остальные одобрительно заржали.

– Ну как знаете…

Вступившийся за нее в баре неприметный с виду мужик за считанные секунды лихо отметелил пятерых гориллоподобных уродов. Ни слова не говоря, схватил растерянную Белку за руку, вытащил на улицу и усадил на переднее сиденье своей роскошной тачки.

– Меня зовут Скальпель, – объявил, усевшись рядом на водительское место.

– Бе-бе-белка.

– Знаю, – кивнул мужик. Достал из кармана платок и вложил в трясущиеся от истерики руки девушки. – У тебя кровь на губах, сотри.

Пока Белка успокаивалась, приходила в себя и, морщась и охая, ощупывала платком разбитые губы, Скальпель плавно вырулил с обочины и покатил по пустынным вечерним улочкам Вешалки.

– А ты молодец, не далась уродам, – первым нарушил молчание водитель. – Всего четвертый уровень, а смогла дать отпор десятиуровневым шкафам.

– Да какой там отпор, – поморщилась девушка. – Если б не вы, эти гады б добились своего… И ведь что обидно! Там же были другие мужчины! Их было много! И никто! НИКТО! Не решился даже слова сказать наперекор этим скотам!

– Стикс суровое место, детка. Здесь каждый сам за себя.

Сталь вдруг прозвучавшая в голосе водителя напугала девушку не меньше, чем грубые приставания пятерых пьяных подонков в баре.

– С-с-скальпель, а в-в-вы кто? – спросила она предательски задрожавшим голосом.

– Твой ангел-хранитель, – хмыкнул водитель. – Не надо меня бояться. Я не причиню вреда. Наоборот, даже помогу.

– По-почему?

– Что почему?

– Почему вы хотите мне помочь?

– Об этом меня попросил твой друг.

– Рихтовщик?

– Да.

– А где он сам?.. Я знаю, что он вернулся в стаб! Пыталась связаться с ним! Позвать на помощь! А он…

– Он в больнице, восстанавливается после серьезного увечья.

– Что с ним?

– Извини, детка, но это не моя тайна, – хмыкнул водитель. – Потом спросишь его сама.

– А куда мы едем?

– Просто катаемся.

– О какой помощи вы говорили?

– Могу порекомендовать тебя в отряд охотников за прыгунами. Эта команда игроков, примерно твоего уровня развития, безо всяких обязательств одноразово собирается для легкого и быстрого кача. На пару дней вас отправят в рейд на тихий кластер, населенный толпами мелкоуровневых тварей. Оттуда ты гарантированно вернешься шестеркой, с хорошо прокаченными характеристиками и каким-нибудь полезным боевым навыком. И больше не будешь беззащитной грушей для битья… Интересует?

– Разумеется, да. Вот только…

– Об оружии и амуниции не беспокойся. Подберем тебе что-нибудь подходящее в счет добытой паутины.

– Здорово!

– Да, чуть не забыл, – жестом заправского фокусника Скальпель встряхнул рукой и на еще секунду назад пустой ладони появился крохотный черный шарик.

– Это же… – Белка задохнулась от изумления.

– Подарок тебе от друга, – хмыкнул Скальпель. – Смелее! Бери и глотай. Новичкам обычно везет. А в твоем случае риск и вовсе минимален – я знахарь!


Через два дня.

Отряд охотников за прыгунами возвращался с богатой добычей. Одна только Белка добыла из вскрытых споровиков двух десятков лично ей упокоенных тварей полтора килограмма паутины и три спорана. У троих ее компаньонов результаты были чуть скромней, но даже самый невезучий – бородатый тридцатилетний карлик со смешным именем Нос – добыл больше кило паутины и один споран.

Но гораздо важнее добычи для Белки были достигнутые успехи в прокачке. Она поднялась аж до седьмого уровня. Прилично освоила арбалет, подтянув Меткость до четырех сотен. А еще получила-таки и развила до достойных высот навык Ножевого боя.

До Вешалки идти оставалось еще буквально километра полтора.

– Эй, косорылая! – прикрикнул на нее негласный лидер отряда сорокалетний толстяк Шмель. – Че в хвосте плетешься?! Опять в мечтах о сказочном принце витаешь?

Шутку толстяка угодливым гоготом одобрили Нос и Жираф – четвертый член команды, длинный и нескладный восемнадцатилетний парень.

– Сам дурак, – беззлобно фыркнула Белка, за два дня свыкнувшаяся с постоянными шуточками на тему своей внешности.

– Не злись, девка. Это Шмель так неуклюже свои бубенцы к тебе подкатить пытается, – подлил масла в огонь Нос.

– Да ну нафиг! – возмущенно взревел Шмель.

Жираф заржал и вдруг его башка, с взъерошенными сальными патлами, с омерзительным хрустом лопнула и разлетелась на десятки ошметков, обдав товарищей кровавым фонтаном мелких брызг.

Трое уцелевших членов отряда замерли в шоке, превратившись в удобную мишень для снайпера. И еще две крупнокалиберные пули точно поразили цели, разворотив толстое брюхо Шмеля и оторвав левое плечо вместе с рукой Носу. Оба мужчины умерли мгновенно, без мучений.

С головы до ног залитая чужой кровью Белка бросилась под ближайший куст и затаилась, буквальны врывшись когтями в землю.

Потянулись томительные минуты ожидания.

Снайпер больше не стрелял. И вообще никак не обозначал своего присутствия.

Выждав довольно продолжительное время, девушка рискнула пошевелиться и услышала за спиной насмешливое:

– А я уже стал опасаться, что ты, подруга, уснула.

Голос был хорошо ей знаком.

– Жгут?

– Он самый. Ну че, покувыркаемся, красавица?

– Запросто, – фыркнула девушка, разворачиваясь и щерясь в акульей улыбке.

– Да ну нахрен! – взвыла пустота перед ее лицом голосом Жгута.

И на белкин лоб обрушился удар невидимого приклада.

Уже почти поднявшийся с земли кваз, как подкошенный, рухнул обратно. И не услышал полный отчаянья бешенный крик:

– Мля! Стикс! Ну вот нахрена теперь мне это дерьмо?!


Глава 1

Глава 1, в которой я по пьяни вляпываюсь в Незабудку, и жизнь снова бьет ключом… наотмашь, по голове

Проснулся от богатырского храпа. Рядом на широкой кровати разметалась голая дама бальзаковского возраста. Практически без сисек, но с многоярусными боками, квашней растекающимися по мятым и мокрым от пота простыням. Довольный вид ее толстощекого лица, с роскошным фиолетовым фингалом под правым глазом, причмокивающие после каждого могучего всхрапа губы и нитка стекающей на подушку слюны, вызвали у меня острый приступ суицида. Захотелось: тут же сдохнуть и никогда больше этого «счастья» не видеть.

Окончательно добила загоревшаяся перед глазами строка уведомления, где наряду с ожидаемо подскочившим на полтинник навыком Алкоголизма, изрядно прокачались и навыки Легкой и Тяжелой атлетики, выросшие за ночь на двадцать и тридцать очков, соответственно.

– Это за что же мне такой подарок? – прошептал я, с тоской глядя в облупившийся потолок.

– Жаждешь подробностей? – тут же отозвался злорадный голос наставницы. – Могу все в деталях пересказать…

– Мля! – схватился я за голову, вскакивая с кровати.

Но Шпору моя реакция не остановила, и она продолжила насиловать мозг болезненными воспоминаниями вчерашнего отрыва:

– Пока вы с Грузом глушили вискарь и запивали пивом, ты еще был в адеквате. Но когда заказали спирта и замутили ерша, в тебя, Рихтовщик, словно бес вселился. Ты подкатил к этой корове, активно ангажируя ее на медляк. И когда дама согласилась, начал прямо в баре, во время танца с ней такое вытворять!.. Что народ просто диву давался. Вокруг вашей пары собралась толпа. Зрители хлопали в ладоши, улюлюкали, подбадривали… Тебя это заводило…

– Хватит! – прошипел я, лихорадочно затягивая шнурки на кроссовках – джинсы и свитер натянул сразу же, как встал с кровати.

Наставница пожалела меня и угомонилась.

Зато некстати пробудилось раскинувшееся на кровати чудовище.

Меня бесцеремонно цапнули сзади за брючный ремень, и хриплый бас поинтересовался:

– А ты куда это собрался, касатик?

– Тетенька отпустите меня, пожалуйста, – вежливо попросил я.

– Да щаз! – фыркнула бегемотиха.

Давление на ремень усилилось, и я, как на салазках, заскользил по мокрым простыням обратно под жирный бочок. Мои попытки вцепиться в матрас и удержаться на месте были пересилены дамой с пугающей легкостью.

Я очень не хотел к ней… на нее – фу, мля! гадость! даже думать об этом противно! – и, спасаясь, зашел с козырей:

– Круши!

Удесятеренная Даром сила вырвала меня из захвата могучей десницы ценой лопнувшего ремня. Я пушечным ядром вылетел из кровати и от души приложился лбом о стену, набив шишкарь и отставив на обоях глубокую вмятину.

– Куда же ты, котеночек? – громыхнула сзади обиженная дама, с досады разрывая на две половинки оставшийся в руках кусок ремня.

Толстый, кожаный, надежный ремень, лопнул в ее руках, как гнилая веревка! Да кто же она – мля! – такая?!

Но искать ответ на этот вопрос сейчас у меня не было ни малейшего желания.

Подхватив рюкзак, я пулей метнулся к двери и, едва не вырвав с корнем ручку, рывком сломал дверной замок.

– А поцеловать на прощанье? – взвыла дама.

– В другой раз, – фыркнул, обернувшись на пороге.

– Я запомню, – ухмыльнулась толстуха.

И я понял, что отныне эта ухмылка будет сниться мне в кошмарах.


Пришлось изрядно поплутать по лабиринту узких коридорчиков второго этажа, прежде чем отыскал выход на ведущую вниз винтовую лестницу. К тому времени действие усиливающего Дара прекратилось и, перебарывая последствия отката, в зал «Синего бегуна» я спустился кряхтя, как столетний дед.

Из-за утреннего часа посетителей в заведении практически не было. Но мой напарник оказался в числе ранних пташек.

Груз отыскался у барной стойки.

– Привет, – пропыхтел я, пожимая руку напарника и усаживаясь на соседний высокий стул.

– Хреново выглядишь, – обнадежил Груз.

– Как дерьмо! – огорошил «теплой» встречей Викинг, с грохотом выставив передо мной тарелку глазуньи с беконом и кружку фирменного темного.

– Не парься, это он из-за проигрыша на тебя наговаривает, – хмыкнул Груз, заметив, как сжались мои кулаки. – Викинг только что мне пять споранов проспорил. Переживает.

– Да пошел ты! – фыркнул бармен, высыпая спораны в протянутую ладонь напарника.

– О чем спорили-то хоть?

– О тебе, – подмигнул Груз. – Викинг поставил на то, что раньше полудня ты не появишься.

– Спасибо, – кивнул Викингу, поставившему рядом с яичницей миску с румяной лепешкой.

Отломив от ее еще горячего бока кусочек, макнул в желток, сунул в рот и просто обезумел от накатившей волны блаженства. Простая еда оказалась охренительно вкусной. А я был чертовски голоден. Поэтому накинулся на яичницу, как коршун на кролика.

– Мде! Стареет Незабудка, теряет старая шлюха хватку, – пожаловался напарнику Викинг, протирая и без того сверкающую кружку и наблюдая, как я жру.

– Не наговаривай на паучиху, – хмыкнул в ответ Груз. – Просто наш Рихтовщик полон сюрпризов.

– Вы – мля! – в натуре, о чем? – профырчал я кое-как набитым ртом. – Че еще за Незабудка?

– Во дает! – ухмыльнулся Викинг. – Всю ночь телку шпилил, так что от воплей ее весь дом сотрясался, и даже имени не спросил!

– Фига се! Так она Незабудка!.. Хотя, ей конечно подходит, такую фиг забудешь.

– Фиг забудешь, – фыркнул Викинг. – Надо запомнить…

– Говорю же, веселый парень, – рассмеялся Груз, по-дружески обнял меня за плечи и, неожиданно рывком приблизив, шепнул в ухо: – За базаром следи, Рихтовщик. Паучиха хозяйка этого заведения.

– Ну че, доел? – спросил уже в полный голос. – Тогда допиваем пиво, и двинули.

Подавая пример, Груз одним могучим глотком прикончил содержимое своей кружки и поднялся со стула.

Я торопливо затолкал в рот остатки лепешки с яичницей и забулькал пивом.

– Че не сиделось-то, – проворчал Викинг. – Никто не гонит, все оплачено, сиди да радуйся…

– Не обижайся, друган. Срочные дела, – покачал головой Груз, протягивая бармену руку.

– Торопыга, блин, – хмыкнул Викинг, но руку пожал.

– Сколько с меня? – спросил я, поднимаясь. И, заметив недоумение в глазах собеседников, уточнил: – Ну за завтрак, пиво и… вчерашнее…

– Дырку от бублика, – совершенно серьезно, без тени улыбки, объявил Викинг. И достав из кармана мою расписку, тут же у нас на глазах разорвал ее на мелкие клочки.

– Забей, Рихтовщик, – хлопнул меня по плечу Груз. – Ты ж теперь новый незабудкин фаворит. И в ее заведении тебе и твоим друзьям можно гулять на халяву. Такие правила… Ну че лупишь, как баран на новые ворота, пошли, по дороге все объясню.

Пожав протянутую Викингом руку, я поспешил следом за напарником.

– Значит, план такой: ща едем к знакомому барыге, справляем тебе нормальную экипировку и выдвигаемся на поиски Жгута, – объявил Груз, остановившись на крыльце бара. – Возражения?

– Никаких возражений.

– Ок. Тогда в тачку, и погнали.

У Груза оказался мощный джип незнакомой модели, с помощью толстых стальных пластин и арматуры переделанный по местной моде в дикобразоподобный броневик.

– А почему паучиха? – усевшись на соседнее с водителем место, задал, наконец, давно терзающий меня вопрос.

– Из-за Дара, – стал отвечать Груз, параллельно заводя мотор и выруливая на дорогу. – Эта стерва может выстреливать из пальцев реальной паутиной. И силищей обладает такой, что мишки белые нервно курят у себя на Полюсе и люто ей завидуют. Короче, реальная паучиха. Повезло тебе, Рихтовщик, что сумел по-тихому свалить. Ну и мне, вместе с тобой… Между нами, у Викинга были выше шансы выиграть спор.

– Теперь понятно, как это она успела так ловко за ремень меня ухватить, когда сбежать хотел.

– Ишь ты. Выходит, цапнула она тебя?

– Ну да. Не вышло по-тихому.

– И как же вырвался?

– Ценой порванного ремня.

– Считай, легко отделался, – фыркнул Груз и предложил: – Может, музыку послушаем?

– Давай.

Напарник надавил на кончик выпирающего из магнитолы диска. Пластинка с тихим шуршанием провалилась внутрь, и через секунду из динамиков полился бодрый речитатив неизвестного мне исполнителя под приятный мотивчик.

– Свежак, только утром достал, – похвалился Груз. – Как тебе?

– Да вроде…

Договорить не успел. Заслушался куплетом. Гребаным, мать его, куплетом, ради которого, похоже весь этот цирк с музыкой и затевался.

«Незабудка твой любимый цветок…» – в очередной раз сообщил бодрый речитатив из динамиков, и, не сдержавшись, я саданул кулаком по панели магнитолы.

– Тише, Рихтовщик, – поспешил вмешаться угорающий рядом от хохота водила. – Зачем технику ломать, там же кнопка есть. – Нажал на что-то на панели и гребаный сюрприз отключился.

– А где «спасибо»? – продолжал шутковать Груз. – Я, понимаешь, готовился, старался…

– Спасибо, мля! – проворчал я. – Только забывать о паучихе начал… Напомнил, мля!

– Ха, забывать он начал. Незабудка напомнит! Она баба не простая, а с огромными тараканами в башке. Одна из сторожил Вешалки, и на стабе в большом авторитете. Срать паучиха хотела на твою забывчивость. После совместной ночи, хочешь того или нет, ты ее фаворит. И останешься в этом статусе до тех пор, пока у Незабудки не появится новый ухажер.

– И чем мне это грозит?

– Да много чем. Но самое для нас хреновое – привязкой твоего места возрождения.

– Чего?

– Того, мля! Умирать тебе, Рихтовщик, теперь противопоказано. Потому что возродишься аккурат под боком у паучихи. И второй раз, уж поверь, так легко от нее не сбежишь.

– Мля!

– Еще проблемы могут возникнуть с барыгами местными. Незабудка не любит, когда ее фаворит тарятся у конкурентов. Считает, что сама в состоянии обеспечить любимого…

– Мля, ты издеваешься!

Ухмыльнувшийся Груз, как ни в чем не бывало, продолжил:

– …всем необходимым. И если паучиха узнает, что кто-то что-то тебе продал, без ее ведома. Она очень обидится на барыгу и, пользуясь своим влиянием, вышвырнет его из Вешалки… Поэтому нам нужно успеть к моему знакомому до того, как по стабу разлетятся вести о смене незабудкиного фаворита.

– Смене. Выходит, до меня у нее кто-то был?

– Разумеется, ты не первый. Перед тобой фаворитом шесть с половиной лет был Поршень.

– Шесть лет!

– С половиной.

– Мля! Да как так-то?

– До знакомства с Незабудкой Поршень был большим любителем потрахаться. Все свободное время на стабе проводил в разных борделях. Тот еще был Казанова. Но, став фаворитом, вынужден был шпилить лишь Незабудку. Потому как остальные телки, опасаясь мести пуачихи, больше не давали ему ни за какие посулы.

– Так сбежал бы в другой стаб.

– Он так и сделал. А через час на новом месте двинул кони, в пьяной драке получив нож в сердце. Возродился в логове Незабудки, и от нее еще огреб по полной, в воспитательных целях… За первый год своего фаворитства он так сбегал еще трижды. И каждый раз за побегом следовала случайная смерть, воскрешение и внушение от благоверной. В итоге, спекся Казанова. Из подтянутого и решительного рубахи-парня Поршень превратился в жирного и безвольного толстяка. По сути, морально Незабудка его уничтожила – сожрала, как это принято в паучьем племени.

– Но теперь-то Поршень свободен.

– Толку-то, – фыркнул Груз. – От Игрока в нем осталось только название. Прикинь, ты его бабу наверх шпилить потащил, а это чмо перед Викингом на колени хлопнулось, и стало умолять оставить при кухне посудомойкой. Слизняк конченный – жалкое зрелище.

– И че взял?

– Да нахрен это дерьмо ему в баре! Как только стало понятно, что Поршень больше не фаворит, Викинг его пинками погнал на улицу.

Машина вильнула к обочине и припарковалась рядом с обшитым арматурой автобусом, напротив большого двухэтажного дома, с огромными стальными воротами вместо нормальных дверей.

– Ну и зачем ты мне все это рассказал? Типа, бойся, Рихтовщик, тебя ожидает та же тяжкая доля?

– Не гони волну, напарник, прорвемся. Поршень одиночкой был, а у тебя есть я… Вылазь, приехали.

Следом за Грузом я распахнул дверь и, выбираясь из салона на улицу, неожиданно поймал себя на мурлыканьи под нос мелодии гребаной «Незабудки».


Глава 2

Глава 2, в которой вижу тварей во сне, слышу их наяву, и готовлюсь застрелиться

Стоило шагнуть в раздвинутые напарником ворота, и сразу стал невольным свидетелем чужого разговора. Доносившийся из глубины просторного зала усиленный гулким эхом раскатистый бас вещал:

– Семечка, твою ж медь! Задрал ты уже меня, ей богу, своей нерешительностью! Определись с цветом, наконец, душевно тебя прошу!

– Все. Решил. Беру темно-серые, – пропищал в ответ совсем юный тенорок.

Оставив Груза закрывать ворота, я прокрался мимо заваленных разнообразным барахлом высоких стеллажей и выглянул в центральный коридор, где возле широкого стола маячила весьма колоритная парочка.

Пречистый двухметровый гигант в камуфляже и едва дотягивающий макушкой ему до груди толстяк в сером свитере и полинялых джинсах. На столе перед ними лежали три пары разноцветные ботинок одной модели, с толстой подошвой и высоким голенищем.

– Точно темно-серые? – спросил толстяк басом. – Потом не прибежишь ко мне с воплями: Крыс, братан, выручай, темно-серые разонравились, хочу коричневые!

– Да. Прав. Коричневые лучше. Их возьму, – тут же резко передумал громила с детским голосом.

– А глянь черные какие – ваще огонь!

– Решено. Выбираю черные!

– Твою ж медь, Семечка! Как ты меня задолбал!

– Хорош уши греть, Рихтовщик, – шепнула на ухо пустота голосом Груза, которого полностью застегнутый плащ снова сделал невидимкой. – Пошли, с Крысом тебя познакомлю.

Ступив из-за прикрытия стеллажей в коридор, я тут же привлек внимание маленького толстяка.

– Эй, мужик, тя кто сюда пустил?

– Я, – отозвался невидимка-напарник. И судя по тому, как в следующую секунду дернулся толстяк, цапнул его под мышки и чуть подбросил.

– Че за дела! – возмутился писклявый гигант в камуфляже, выхватывая из подмышечной кобуры ствол и наводя его на меня.

– Братан, я ваще не при делах, – поднял я руки, замерев на месте.

– Спокойно, Семечка, это старый друг в гости пожаловал, – разрядил напряжение бас ничуть не испугавшегося толстяка. – Груз, хорош клиентов нервировать.

Напарник расстегнул пару верхних пуговиц и стал видимым.

– Крутой у тебя плащ, – позавидовал камуфляжник, возвращая пистолет в кобуру. – Где брал?

– У него, – кивнул на Крыса напарник.

– Почем такой? – второй вопрос адресовался уже хозяину местных стеллажей.

– Сейчас в наличии таких нет, – развел руками толстяк.

– Но ты же можешь достать?

– В принципе, да. Но придется привлекать посредников. И выйдет вдвое дороже.

– Сколько?

– Двадцать пять тысяч.

– Сколько-сколько?

– А че ты хочешь? Вещь редкая, можно сказать уникальная. Край тысчонки две скинуть могу. И то только из уважения к тебе, Семечка, как к постоянному клиенту…

– Да побойся Стикса, барыга! Скинь еще хотя бы десятку!

– По миру меня пустить хочешь! Двадцать три тысячи и точка!

– Нет у меня сейчас столько.

– А я не тороплю. Появится, заходи, продолжим торг за плащ. Пока же определись уже, наконец, с ботинками. Не видишь, меня люди ждут!

– Подождут, – пропищал Семечка. – Я первый пришел.

– Послушайте, раз уж мы с товарищем стали невольными свидетелями вашего торга, – встрял в разговор продавца с покупателем Груз, – такое предложение: Семечка, ты покупаешь любые из этих ботов, а мы с товарищем покупаем остальные две пары и дарим тебе.

– Груз, че это за хрень? – озвучил я общее недоумение. – Тебе спораны девать некуда?

– И за этот наш подгончик, Семечка незаметно вывезет нас из стаба на своем замечательном монстре… Ведь тот автобус на улице – твой?

– Ну мой, – кивнул камуфляжник. – Только с чего ты взял, что я захочу вас на нем вывозить? Мне нужна одна пара ботинок, а не три. Так что идите лесом со своим подгоном. Не нравятся мне такие темные мутки. Дерьмом от них за версту несет.

– Нет так нет, я просто предложил, – пожал плечами Груз. – Крыс, почем ботинки-то?

– Двадцать споранов – пара.

– Если все три возьму, скидку за опт сделаешь.

– Стандартно – пять процентов.

– Ок! По рукам… Значит, с меня пятьдесят семь споранов… Часть горохом возьмешь?

– Да, без проблем.

– Але! Стопе! – взвизгнул амбал, когда мигом рассчитавшийся напарник стал спокойно собирать обувь со стола и складывать себе в рюкзак. – Это моя обувка!

– Извини, братан, но ты слишком долго выбирал, – развел руками Крыс. – Ботинки проданы. Приходи через недельку, прибудет новая партия…

– Да какая нифиг неделя! Мне сейчас ходить не в чем!

– Могу уступить все три пары по сходной цене, – откликнулся напарник и незаметно подмигнул толстяку. – Двадцать споранов и пустяшная услуга.

– Мля! Вывезу за десять километров от стаба – устроит?

– По рукам, – улыбнулся Груз, выкладывая ботинки из рюкзака обратно на стол. – Гони двадцать споранов.


Через полчаса мы с Грузом лежали на полу автобуса, приваленные сверху для маскировки грудой тряпья. Семечка сидел за рулем и отчаянно потел, мечтая поскорее избавиться от опасных пассажиров.

На мне был новый камуфляжный охотничий костюм, с пристегнутой под курткой подмышечной кобурой, и удобные для хождения по лесу черные ботинки. Кроме одежды и обуви у Крыса я еще разжился тремя коробками патронов к своему беззвучному стечкину, по сто штук в каждой, и, по совету Груза, приобрел простенькую винтовку – обычную трехлинейку, и полусотни патронов к ней. Еще по мелочи набрал: пять банок тушенки, кило сухарей, двухлитровую бутыль воды, литровую фляжку спирта, аптечку с йодом, бинтами и катушкой толстых ниток с иглой, и поллитровку живца – последнюю сразу спрятал в ячейку инвентаря. Все покупки встали мне в кругленькую сумму в семь сотен споранов, но я мог себе позволить такие траты, выписал Крысу чек, и тут же переоделся в обновки.

Пограничный патрульный пост на выходе из города проехали без проблем. Местные погранцы ограничились короткой беседой с водилой, а внутрь салона заглядывать поленились.

Как только опасность миновала, и мы выехали за границу Вешалки, я расслабился. И незаметно задремал.


Мне приснился кошмар.

Обе руки превратились в покрытые серой морщинистой кожей лапы зараженного. Выставив их вперед, в полуприседе, я стоял на залитой солнечным светом лесной полянке, готовясь к отчаянной сватке с тремя азартно урчащими бегунами.

Растянувшиеся в цепочку твари друг за дружкой неслись на меня.

Инстинктивно попытался извлечь из инвентаря Шпору, но ничего не вышло. Более того, руки сами собой шевельнулись, расходясь чуть в сторону, для более удобной сшибки с предводителем троицы.

Полное осознание того, что я совершенно не контролирую тело, а могу лишь наблюдать схватку чужими глазами, пришло, когда мой перс без команды скакнул навстречу бегуну и самостоятельно вступил в бой.

Увернувшись от захвата твари, перс полоснул левой когтистой пятерной по морде бегуна, превращая в кровавое месиво всю левую сторону, вместе с вытекающим кровавым сгустком слизи глазом. Окривевший бегун закрутил башкой, ища здоровым глазом выпавшего из поля зрения противника. И этой секундной растерянности персу хватило, чтобы добить подранка.

В правой лапе вдруг появился нож, которым перс ловко чиркнул по открывшемуся на мгновенье горлу твари. Фонтаном брызнувшая из-под лезвия струя крови указала на фатальное повреждение сонной артерии. О первом противнике можно было больше не беспокоиться. Бегун хоть и продолжал стоять, пытаясь неуклюжими лапами остановить фонтанирующую из горла кровь, но жить ему оставалось считанные секунды, и, как боец, он больше не представлял угрозы.

Разрыв между вторым и третьим бегунами был меньше метра, потому атаковали перса они практически одновременно.

Перс удачно встретил первую тварь тандема – бегуна номер два. Левая лапа ловко отразила нацеленный в шею удар, а нож ударил точно в глаз и намертво застрял в развороченной глазнице. Забившаяся в агонии тварь стала заваливаться в траву, выворачивая из лапы рукоять ножа. В то время как третий бегун, зайдя со спины, беспрепятственно атаковал опущенную шею.

К счастью я не чувствовал его боли. По тому, как отчаянно взвыл укушенный перс, испытываемые им в данный момент ощущения были не из приятных.

Перс попытался вырваться из захвата – но куда там. Тварь вцепилась мертвой хваткой. Проворства укушенного хватило только на перехват вынырнувших из-за спины лап бегуна. Вцепившийся зубами в загривок зараженный тянулся когтями порвать жертве горло, и по тому как отчаянно дрожали лапы перса, я догадался, что долго удерживать перед лицом когтистые пятерни твари у него вряд ли получится.

Победу бегуна, почти уже дотянувшегося до горла, украло коварное вмешательство затаившегося в лесу союзника перса. Раздался сухой щелчок затихоренного глушителем выстрела, и голову перса накрыла кровавая волна осколков лопнувшей черепушки бегуна. Лапы твари тут же бессильно провисли, и, сбросив их с плеч, перс шагнул вперед, избавляясь от тяжести скатившегося по спине мертвеца…


Из сна выдернул резкий толчок и злой окрик Груза:

– Рихтовщик! Уснул что ли, мля!

Мощным рывком за ворот куртки напарник выдернул меня из вороха тряпья. И я растерянно заозирался в полумраке задраенного салона.

– Че приехала?

– Ага, мля! Приехали, мля! Этот чудила, – кивок Груза в сторону водителя, – с какого-то хрена в лес свернул. И в сосны воткнулся.

Автобус и впрямь упирался лобовым стеклом в толстые древесные стволы. А водительское стекло уцелело лишь благодаря крепости мощной арматурной решетки, принявшей на себя всю силу лобового удара.

– А где Семечка?

– Свалил гад, – продолжил информировать напарник. – Сразу после аварии. Пока я из тряпья выбирался, этот контрацептив дверью хлопнул и деру. Сука!

– Зачем сбежал-то?

– Да ты уши то разуй, Рихтовщик! Неужели не слышишь?

Принятые мной поначалу за рев мотора звуки заметно приблизились, и стало понятно, что никакой это не мотор, а слитное урчанье десятков, а может и сотен, тварей.

– Твою ж мать! – пробормотал я, нащупывая в ворохе белья винтовку. – Да как так-то?..

– Это подстава, напарник! Похоже слил нас этот сучонок погранцам с потрохами!

– А че тогда на границе не повязали?

– Нафига? Подставить под мигрирующую орду тварей куда интересней. Считай, и кровью умоемся, и жизни лишимся. А возродимся один фиг на стабе. И здравствуй Незабудка! – Груз зло хохотнул. – Мля! Угораздило же тя вляпаться в фавориты паучихи!

– Так может, пока твари не подошли…

– Бежать поздно, – перебил напарник. – Твари уже слишком близко. По-любому заметят. А если на хвост упадет орда – беги не беги, один фиг догонят… Единственный для нас шанс пережить нашествие орды – зарыться обратно поглубже в тряпье и затаиться. Авось пройдут мимо и не почуют.

– А если найдут?

– Тогда лучше сам себе башку прострели.


Глава 3

Глава 3, в которой мне приходится много-много болтать и немножко драться

Прежде чем забраться в укрытие, Груз метнулся в начало салона и заблокировал фиксаторами водительскую и пассажирскую двери.

И вот мы снова лежали под грудой тряпья и напряженно вслушивались в озадаченно урчание собирающейся вокруг автобуса толпы.

Кто-то из тварей подергал за ручки дверей и, убедившись, что заперто, тут же утратил к ним интерес.

Еще несколько любопытных уродов попытались вскрыть стальные створки салонных окон, и тоже, к нашему безмерному облегчению, не преуспели в своем начинании.

В общем, потоптавшись вокруг автобуса пару минут и, без энтузиазма, вяло поковырявшись в его защите, орда зараженный утратила интерес к находке и продолжила движение, с двух сторон огибая наше убежище.

Слушать доносящееся снаружи хоровое урчание было невыносимо и, чтобы как-то отвлечься, решил просмотреть давно висящее на периферии зрения отложенное уведомление.

Перед глазами загорелись красные строки:


!!!Внимание! Активирован Дар Сокрушитель преград!

!Характеристики: +2 к Рукопашному бою, +5 к Физической силе, +7 к Силе Стикса. Навыки: +14 к Кулачному бою!


– Мля! Это когда было-то, – проворчал, смаргивая уведомление.

– Заткнись, мля! – шикнул рядом Груз. – Услышать могут!

И сглазил!

Замыкающая длинную колонну стая тварей, будто уловив через бронированный борт наши перешептывания, вдруг с обеих сторон накинулась на стены автобуса, и зараженные стали остервенело кромсать когтями стальные листы защиты.

– Да как так-то? – простонал я.

– Почуяли все-таки суки нюхастые! – зашипел Груз. – Все, Рихтовщик, хана нам. Теперь не отвяжутся. Жить осталось минут пять от силы. Таиться больше нет смысла, так что делай, как я…

Отбросив маскировочное тряпье, напарник вскинул свою мощную винтовку, наводя на лобовое стекло, где матерый лотерейщик по-обезьяньи зубами и всеми четырьмя конечностями вцепился в арматурную решетку и, раскачиваясь из стороны в стороны, пытался расшатать пазы креплений и сорвать с лобовухи защиту.

– Обожди, – я дернул Груза за рукав, выбираясь следом из укрытия. – У меня есть идея получше.

– Теряем время! – зло буркнул в ответ напарник. – Поднимай винтарь и присоединяйся. Когда еще появится возможность, как в тире, тварей пострелять. Меткость прокачаешь, к винтовке привыкнешь… В итоге один фиг сдохнем конечно, но и тварей с собой прихватим нормально. А это опыт! Короче, не тупи, Рихтовщик, погнали!

– Я могу попробовать с ними договориться.

– Чего?!

– У меня есть Дар, побочный эффект которого позволяет понимать урчанье зараженных и отвечать на него. Один раз получилось разговорить даже элитника.

– Рихтовщик, ты не перестаешь меня удивлять, – хмыкнул напарник и, опустив винтовку, махнул рукой: – Хрен с тобой, попытка не пытка. Действуй.

Перед глазами загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Игрок Груз предлагает вам задание: Уговорить орду зараженных пройти мимо, не причинив вашей паре вреда!

!Награда за выполнение задания: увеличение опыта и прибавление очков свободного распределения характеристик!

!Штраф за провал задания: снижение опыта и уменьшение очков свободного распределения характеристик!

!Принять задание: ДА / НЕТ!


– Только не вмешивайся, – попросил я, мысленно активируя «да».

– И не подумаю, – хмыкнул Груз. – Самому любопытно узнать, что из этой затеи выйдет. На крайняк, застрелиться всегда успею.

Сбросив на груду тряпья куртку, скоренько закатал левый рукав шерстяной кофты и шепнул:

– Левак!

Тут же почувствовал как под действием активированного Дара удлиняется, расширяется и покрывается толстой костяной чешуей левая рука. Окружающее автобус злобное урчание тут же преобразилось в понятную многоголосицу:

«Еда! Много еды! Вся моя! Я самый сильный! Я – Грыж!»

«Еда моя! Успею раньше, и моя! Хочу! Да!»

«Мое! Первый учуял! Все мне! Еда!»

«Уже шатается! Сейчас оторву! Залезу, и все съем!»

«Еда! Мне очень надо! Хоть кусочек!»

«Свита! Я Грыж – самый главный! Я все делю! Кто сожрет хоть кус до меня, сам станет кормом!»

«Грыж сказал! Да!»

«Грыж страшный! Боюсь! Не буду раньше!»

«Я после Грыжа! Да!»

– Это чужая еда! Пошли прочь! – рявкнул я, подкрепив слова ударом лапы по морде лотерейщика, пытающейся протиснуться в уже достаточно широкую щель между створками одного из окон.

«Оно там дерется!» – возмущенно зашипела ушибленная тварь.

Скрежет раздираемого когтями металла тут же, как отрезало.

«Корм, назовись! Я – Грыж! Самый сильный, и вождь! А ты кто?» – в пробитую лотерейщиком щель со скрипом втиснулась широкая пасть кусача.

– Я – Жрун! Ближник Кровавого Прыгуна! Это еда Кровавого Прыгуна! Знаешь Кровавого Прыгуна?

«Кровавого Прыгуна знаю! Но его здесь нет! Здесь есть Грыж!»

Я чуть в пляс не пустился от радости, услышав, что кусач знаком с моим элитником. Все, теперь главное успеть его дожать за оставшиеся до окончания действия Дара двенадцать минут.

– Кровавый Прыгун не далеко! Могу позвать! Он придет быстро! И будет очень злой!

Кусач задумался, разрываясь между жадность, зовущей рискнуть и забрать найденную еду самому, и осторожностью, призывающей не связываться с потенциальной добычей элитника.

– Зову Кровавого Прыгуна! – решил поторопить кусача, после минутного ожидания.

«Погоди, Жрун!» – тут же откликнулся кусач. – «Ты умный и хитрый, почти, как Грыж! Предлагаю уговор!»

– Че за уговор?

«Поделим еду поровну! Половину заберу я! Половина останется Кровавому Прыгуну!»

– Ты умный Грыж! Придумал хороший уговор! Кровавому Прыгуну понравится!

По тому, как оскалилась пасть в щели, понял, что лесть прошла, как по маслу, и поспешил нагнуть поплывшего кусача:

– Я послал Кровавому Прыгуну зов! Кровавый Прыгун скачет сюда! Совсем скоро умный Грыж получит свое!

«Зачем побеспокоил! Не нужно было!» – мигом сдулся местный царек.

– Если Грыж торопится, может оставить вместо себя ближников, – подсказал запаниковавшему кусачу достойный выход из щекотливого положения.

«Так Грыж и сделает!» – закивал кусач, до крови раздирая морду об острые кромки щели и не замечая этого.

Морда кусача исчезла из щели, и снаружи донеслись его команды:

«Ты – Острогуб! Ты – Зуболом! И еще ты – Вонючка! Останетесь здесь. Дождетесь Кровавого Прыгуна! И спросите у него часть еды!»

«Нам не даст!»

«Прибьет!»

«Не оставляй, сильный Грыж!»

Робкие попытки выбранных смертников оспорить приказ были остановлены резким окриком вожака:

«Не сделаете, превращу в корм!»

Больше возражений не последовало.

«Остальные за мной! Впереди ждет много вкусной еды!» – скомандовал кусач и повел стаю вдогонку за ушедшей далеко вперед ордой.

«Грыж ведет – я иду!»

«Грыж самый сильный!»

«Грыж обещал вкусной еды!»

«Иду за Грыжем!»

Через несколько секунд урчащая многоголосица за раскуроченными стенами автобуса стихла.

До окончания действия Дара оставалось чуть больше четырех минут.

– Ну, Рихтовщик, даешь, – восхищенно прошептал Груз. – В натуре, без единого выстрела всех тварей спровадил. А их с полсотни в стае было – не меньше.

– Не всех. Трое снаружи затаились.

– Хорош урчать, напарник! – поморщился Груз. – Твари уже ушли.

Странно, при первой активации Дара на мосту, я спокойно разговаривал с Галей и она меня прекрасно понимала, а потом свободно перешел на урчание, общаясь с элитником… Похоже с урчания на человеческий язык переходить сложнее.

Для решения возникшей проблемы, через Меню зашел в раздел Дары Стикса и рядом с активированной «Чужой лапой» увидел искомую подсказку: «Для перехода с языка зараженных на нормальную речь, проведите по лицу измененной Даром лапой!»

Совершая описанный ритуал, оцарапал длинными когтями щеку и ухо, и раздраженно выругался:

– Мля! Нах…я так сложно-то!

– Слава Стиксу, снова по-людски забазарил, – расплылся в широкой лыбе Груз и, хлопнув меня по плечу, добавил: – Ну че, твари ушли, самое время и нам выбираться отсюда, и делать ноги.

– Не так быстро, – удержал я напарника. – Там трое из стаи остались. Типа наблюдатели. Два лотерейщика с бегуном. Возле автобуса я их не чую. Затаились где-то в лесу, на отдалении. Мы с ними конечно справимся. Но они могут поднять тревогу. Лучше подождать, когда стая уйдет подальше.

– Разумное предостережение, – кивнул Груз. – Но место здесь слишком беспокойной, чтоб долго выжидать. В любую минуту новая стая зараженных нагрянуть может… Давай так, ты их вымани урчаньем. А я скоренько и без затей кончу.

– Так их трое же. Хоть один тебя заметит и…

– Не заметит, – перебил Груз.

Он застегнул пуговицы плаща и превратился в невидимку.

– Ладно, только сработать нужно быстро. До окончания действия Дара осталась минута.

– Успеем, – отозвалась пустота голосом Груза.

Покореженная тварями пассажирская дверь открылась с надсадным скрипом. Невидимый напарник бесшумно выскочил.

Я же сосредоточился на раздавшемся справа встревоженном урчании, мгновенно перевернувшемся в мозгу во внятную речь:

«Отрылась! Пошли! Там еда!»

«Странно! Опасно!»

«Надо подождать! Посмотреть!»

– Быстрее! Помогайте! Еда уходит! – крикнул в дверь.

И услышал треск ломаемых кустов под напором сорвавшейся с места троицы.

«Оууу!..»

«Айяяя!..»

Два коротких вскрика сообщили о вступившем в схватку напарнике.

Единственный уцелевший из троицы бегун невредимым добрался до двери, где с разбегу напоролся горлом на заранее выставленную мной Шпору. Веер разлетевшихся в стороны кровавых брызг, и обезглавленная тварь завалилась под колесо автобуса.

Действие Дара закончилось, лапа начала трансформироваться обратно в обычную руку, и перед глазами загорелись строки сразу трех уведомлений:


!!!Внимание! Активирован Дар Чужая лапа!

!Характеристики: +2 к Регенерации, +11 к Броне Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +51 к Ораторскому искусству (Интеллект +1), +53 к Телепатии (Дух Стикса +1)!


!!!Внимание! Выполнено дополнительное задание!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +130. Свободных очков распределения характеристик: +1300.


!!!Внимание! Ликвидирован бегун!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +147. Характеристики: +15 к Наблюдательности (Интеллект +1), +11 к Фехтованию, +12 к Скрытности, +10 к Скорости, +12 к Познанию скрытого. Навыки: +23 к Владению Шпорой!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Оторвавшись от чтения, заметил закутанную в плащ полупрозрачную фигуру напарника, склонившегося над отрубленной башкой бегуна.

– Ну че, много там наковырял? – спросил, спускаясь вниз по ступенькам.

– По три спорана с лотерейщиков, один с бегуна, ну и паутины малехо, – откликнулся Груз, разгибаясь.

– Постой, так ты что – видишь меня?

– Прикинь.

– Поздравляю, Рихтовщик. Растешь. Похоже, прокачал наконец Наблюдательность за пять сотен… Ну че, двинули?

– Двинули.

– Прям так пойдешь?

– Тьфу ты… Погоди, куртку с рюкзаком захвачу, – крикнул, срываясь обратно в автобус.

– И винтовку прихватить не забудь, – раздался вдогонку насмешливый голос Груза.


Глава 4

Глава 4, в которой знакомлюсь с поисковиком, тренируюсь в стрельбе и оказываюсь по макушку в дерьме

Отшагав километров десять по лесным тропам, мы выбрались на холмистую опушку, с которой открывался роскошный вид на раскинувшееся ниже большое село. С церковью и двухэтажным зданием сельсовета в центре, и расходящимися от них аж в трех направлениях улицами, с сотнями каменных и бревенчатых жилых домов.

Ну как жилых? Когда-то бывших жилыми. А теперь осиротевших, покинутых, унылых строений, равнодушно взирающих на мертвые улицы пыльными глазницами окон.

– Это Киреевка, – пояснил стоящий рядом Груз. – Здесь твоя подружка кач проходила до похищения. Отсюда и начнем поиски.

– Так с похищения Белки уже, поди, сутки прошли.

– Чуть больше сорока пяти часов.

– Тем более. Сто пудов, следы все затерлись давно.

– Нам не нужны следы.

– Не понял? Как искать-то без следов?

– Я поисковик на Жгута набил. Выйдем на него – найдем и твою подружку.

– Че-че ты набил?

Вместо ответа Груз закатал правый рукав куртки и показал на внутренней стороне предплечья желтую татуировку с портретом Жгута.

– У тя с бывшим напарником точно чисто деловые отношения?

– А в глаз?

– Напугал, – фыркнул я. – Бей, ежели попадешь. Но я те правду сказал. Когда у мужика на руке набит портрет другого мужика – это…

– Заткнись, придурок! – резанул по мозгам возмущенный крик Шпоры.

– Че замолчал, договаривай, – нехорошо ухмыльнулся Груз, сжимая кулаки.

– Это… странно, – смягчил предъяву, на всякий пожарный смещаясь в сторону, и вскидывая руки в боксерской стойке.

Это странно, – передразнил напарник, разжимая кулаки. – Какой же ты все-таки еще придурок, Рихтовщик. Расслабься, бить не буду.

Я хотел ответить, мол, еще не факт, что получится, но был остановлен ядовитым шипеньем наставницы:

– Даже не думай!

Груз выждал небольшую паузу, давая нам обоим остыть и успокоиться, и, как ни в чем не бывало, продолжил:

– Эта татуха – поисковик. Набивается она знахарем и стоит не дешево. А работает очень просто. Как только цель попадает в радиус поиска поисковика, который зависит от силы набившего татуху знахаря – у моего поисковика, к примеру, радиус обнаружения цели двести километров… Так вот, изначально бледно-серая татуировка наливается радужным цветом. Фиолетовым, когда цель обнаруживается на максимальной удаленности – в моем случае это интервал: двести – сто пятьдесят километров. И дальше по радужному спектру. Синий – в интервале: сто пятьдесят – сто двадцать километров. Голубой – в интервале: сто двадцать – девяносто пять километров. Зеленый: девяносто пять – семьдесят километров. Желтый: семьдесят – сорок пять километров. Оранжевый: сорок пять – двадцать километров. Красный: в радиусе двадцати километров… Как видишь, поисковик сейчас желтый, значит с этого места до Жгута сейчас расстояние от семидесяти до сорока пяти километров… Для определения направления поиска, нужно расслабить руку и сосредоточить внимание на тактильных ощущениях вокруг поисковика. Через несколько секунд поймаешь удар в область татуировки мощной воздушной струи. Поток этой струи нацелен на объект поиска, и, двигаясь в его направлении, через какое-то время обязательно выйдешь на цель.

– С поисковиком понятно. Штука крутая – базара нет. Вот только я не догоняю, нафига ты меня к этой Киреевка притащил? Раз здешние следы нам не интересны, могли сразу в нужном направлении нацелится и за Жгутом шагать. А не давать кругаля к нафиг никому не нужному селу.

– Ну, во-первых, никакого кругаля мы не давали. Движемся точно в направлении Жгута, которое проходит через это село. А, во-вторых, раз уж так все удачно совпало, сейчас мы прямо здесь на пригорке заляжем и устроим небольшое сафари на местных бегунов.

– А если Жгут за это время…

– Да никуда он от нас не денется. К тому же сейчас ты попросту не готов к дуэли с таким опытным стрелком, как он. Соваться к Жгуту с неподготовленным напарником – самоубийство чистой воды. Поэтому не суетимся, спокойно зачищаем село, для безопасного прохода, и, заодно, в стрельбе из винтовки тебя тренируем.


Перед началом охоты, Груз предложил восстановить силы и перекусить. Мы умяли по банке тушенки, вприкуску с сухарями, запили водой, глотнули живчика, и разбрелись по выбранным опытным напарникам огневым точкам.

Мне жребий выпал расположиться чуть левее центра пригорка, под раскидистым кустом орешника. Груз ушел правее и тоже затаился где-то там под своим кустом. По договоренности, бой вести в основном должен был я, напарник лишь страховал, выступая эдакой палочкой-выручалочкой, на случай непредвиденного форс-мажора.

Я вывалил рядом на большой лопух четыре обоймы запасных патронов, по пять штук в каждой. Еще одна обойма уже была вставлена в винтовку, собственно с ней оружие и продавалось. Снял винтовку с предохранителя и стал водить стволом по безлюдным улицам села, ловя на мушку прицела затаившихся тварей.

Груз специально настоял на выборе мною именно этого оружия. Сам я хотел взять простой и безотказный калаш, но напарник объяснил, что прежде чем браться за скорострелы, нужно научиться хотя бы сносно стрелять. Мое заявление: об имеющемся опыте стрельбы из пистолета, вызвало у напарника приступ гомерического хохота.

Обладая достаточно крупным калибром в 7,62 миллиметра и впечатляющей дальностью убойного поражения в 1200 метров, для тренировки навыка стрелка старая добрая трехлинейка годилась идеально. Груз уверял, что все известные ему хорошие снайперы когда-то начинали с такой же трехлинейки. И вот настал мой черед испытать себя в качестве стрелка.

До села с моего пригорка было метров четыреста – для винтовки дистанция пустяшная и сто процентов убойная. Но разглядеть затаившихся тварей без оптики, даже несмотря на погожий день, оказалось не просто. Я до рези в глазах таращился на дома через мушку прицела и не замечал совершенно ничего подозрительного.

В какой-то момент затянувшегося бестолкового слежения за вымершими улицами, я приметил возле стены одного из домов какое-то шевеление. Серокожий бегун идеально сливался с серой стеной дома, опознать тварь получилось лишь по зеленым лохмотьям на ногах, бывших когда-то брюками. Поймал башку зараженного на мушку и, как учил Груз, плавно надавил на курок.

В ушах зазвенело от оглушительного грохота выстрела, в плечо врезался отброшенный отдачей приклад, а гребаный бегун у далекого дома, как стоял, так и продолжил стоять – живой и невредимый. Лишь озадаченно завертел по сторонам башкой, пытаясь высмотреть откуда донесся шум выстрела.

– Вот сука! – пропыхтел я, передергивая затвор и посылая на место вылетевшей гильзы новый патрон из магазина.

– Прицел пониже возьми, – раздался спокойный голос Шпоры. – Твоя пуля в ладони у него над башкой прошла.

Сделал, как советовала наставница, и снова плавно надавил на курок.

На этот раз отдача и шум выстрела были ожидаемы и не произвели ошеломляющего эффекта. А тварь, выплеснув на серую стену остатки мозгов, завалилась на землю с дыркой в башке.

– Есть! Первый готов!

– Ну сейчас пойдет потеха! – откликнулась Шпора. – После второго выстрела твари, наверняка, тебя уже срисовали. Жди гостей… А вон и они. Чего застыл, Рихтовщик! Стреляй скорей! Твари ждать не станут.

Действительно вымершее село оживало на глазах. Из темных углов на задворках домов и зарослей огородной растительности вдруг повылазило с полсотни тварей – в основном бегунов – и, словно по команде, все разом бросились по пустым уличным дорогам в направлении моего укрытия.

Передернув затвор, поймал на мушку башку лидера забега и выстрелил. Повезло. Попал. Но вместо намеченной цели, пристрелил бегущего следом за ним бегуна.

– Делай поправку на движение. Стреляй в место, где он будет через пару шагов, – поделилась опытом наставница.

И я, уже на автомате передернув затвор, снова надавил на курок, снося таки с ног, благодаря сделанной поправке, первого бегуна.

– Отличный выстрел. Третий готов. Да ты, Рихтовщик, просто прирожденный снайпер! – похвалила Шпора.

И сглазила.

Пятая пуля, просвистев у твари над плечом, ушла в окно, и разлетающееся вдребезги стекло далеким звоном посмеялось над моей неудачей.

Очередное лихорадочное передергивание затвора, плавное нажатие курка, и сухой щелчок вместо выстрела.

Мля! В этой гребаной запарке совсем забыл, что в магазине трехлинейки всего пять патронов. Нужно менять обойму!

Простая операция, легко получившаяся у меня на складе Крыса с первого же раза буквально за три секунды, сейчас из-за нервов растянулась на добрые десять. Толпа бегунов успела за это время на треть сократить разделяющую нас дистанцию.

Пока я бездействовал, в бой вступил напарник. Три точных выстрела Груза выбили из толпы бегунов тройку массивных и наиболее для меня опасных лотерейщиков.

Что в более близкие цели стрелять стало намного проще, убедился после первого же произведенного практически навскидку выстрела. Отстреляв за следующие десять секунд все пять патронов, я ни разу не промахнулся и надежно упокоил пятерку самых шустрых уродов.

Снова лихорадочная смена обоймы, прикрываемая редкими хлопками бесшумной винтовки напарника.

Вскидываю заряженный ствол и с тихим ужасом понимаю, что с безопасного отдаления перестрелять всех точно не успею. До набегающей толпы осталось чуть больше ста метров. Пока стрелял – на сей раз, увы, с одним промахом – бегуны приблизились еще на полсотни метров.

Снова заработала убойная хлопушка Груза, но вновь перезарядить свой винтовку я даже не пытаюсь. Без раздумий, отбрасываю трехлинейку и поднимаюсь из укрытия навстречу толпе, выдергивая из кобуры бесшумный стечкин.

Пятнадцать патронов первой обоймы отщелкиваю за считанные секунды. Быстро тающая между нами дистанция не позволяет сделать ни единого промаха. Расстреливаю бегунов, навскидку, не целясь. Но, как не тороплюсь, последние выстрелы по остервенело урчащим тварям делаю практически в упор.

Опустевший пистолет летит следом за винтовкой в траву, а в правой руке появляется Шпора. И тут же шепчу под нос активатор всего час назад откатившегося Дара:

– Круши!

От чудовищного прилива сил хочется по-медвежьи зарычать, но не успеваю, потому что в следующее мгновенье волнорезом врезаюсь в набегающую волну уцелевших бегунов.

Тяжелая, как чугунный лом, длинная рукоять Шпоры сминает укрепленные черепа зараженных, как гнилые орехи. Вращающийся шипастый диск срубает все, что попадается ему на пути: руки, ноги, головы… Я же так по-змеиному проворен и по-слоновьи силен, что ни одна из тварей в течение десяти секунд действия Дара не может меня толком зацепить и удержать на месте.

Действие дара заканчивается, и обнаруживаю себя единственным, кто остался на ногах на залитой кровью траве. Вокруг агонизирует полтора десятка зверски изувеченных тел, не представляющих больше серьезной угрозы. Но дело нужно доделать до конца и, кряхтя от выворачивающего суставы отката, опускаю вращающийся диск Шпоры на шею пытающегося уползти в лес на обрубках рук и ног мертвяка.

Еще несколько добивающих ударов Шпорой и перед глазами загораются строчки длинного победного уведомления:


!!!Внимание! Ликвидировано 38 бегунов!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +5114. Характеристики: +38 к Картографии (Интеллект +1), +35 к Наблюдательности, +8 к Удаче, +21 к Физической силе, +33 к Фехтованию, +42 к Меткости, +30 к Физической броне, +21 к Выносливости, +28 к Скрытности, +31 к Скорости (Ловкость +1), +29 к Реакции, +33 к Гибкости, +29 к Интуиции (Ловкость +1), +22 к Силе Стикса, +23 к Броне Стикса, +29 к Познанию скрытого (Дух Стикса +1). Навыки: +45 к Владению Шпорой, +38 к Кулачному бою, +33 к Легкой атлетике, +34 к Тяжелой атлетике, +73 к Стрелку!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар Сокрушитель преград!

!Характеристики: +3 к Рукопашному бою, +10 к Физической силе (Атака +1), +12 к Силе Стикса. Навыки: +19 к Кулачному бою!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели +1. Характеристики: +64 к Наблюдательности, +41 к Фехтованию, +36 к Скрытности, +42 к Реакции, +54 к Силе Стикса!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


От повторного перечитывания отвлек голос неслышно подкравшегося Груза.

– Хреново выглядишь, Рихтовщик.

– Сколько тварей завалил? – спросил я в ответ.

– Шестнадцать.

– А я тридцать восемь!

– Поздравляю, – хмыкнул напарник и беззлобно припечатал: – Зато я выгляжу, как приличный человек. А ты и на вид, и на запах, как куча дерьма.

– Чистоплюй.

– Говномес.

Мы пару секунд угрюмо таращились друг на друга, а потом, как по команде, одновременно расхохотались.

– Пошли, исчадье ада, будем тебя мыть, стирать и штопать… Короче в божеский вид приводить, – объявил напарник, отсмеявшись.

Подавая пример, вытащил из-под куста винтовку с оставшимися обоймами и мой рюкзак и двинулся в сторону очищенной от тварей Киреевки.

Отыскав в траве пистолет, сунул его обратно в кобуру и заковылял следом.


Глава 5

Глава 5, в которой, вместо обычного душа, получаю свинцовый, и выживаю, совсем не как герои кино

Обшарив пару крайних домов, только в третьем мы нашли искомое: цинковое корыто, стиральную доску и большой кусок хозяйственного мыла. Вода для мытья и стирки обнаружилась в стоящей во дворе бочке, откуда ее очень удобно можно было черпать висящим на краю жестяным ковшиком.

Оставив меня чиститься, Груз ушел собирать трофеи из перебитых тварей… Вот ведь хозяйственный мужик! У самого бабла до черта – плащ за двадцать три косаря сам за себя говорит! – а трофейные споранчики не гнушается собирать. Хотя много ли там с бегунов-то накапает. Однако напарник не ленится, идет и своими руками каждую тварюшку потрошит. Уважаю!

Я полностью разделся и, дрожа от холода, прям во дворе дважды «принял душ» из опрокинутых на голову ковшей ледяной воды. В коротком перерыве между водными процедурами с помощью мыла худо-бедно оттер кровь бегунов с открытых участков тела и лица. Волосы спасла камуфляжная кепка. Если б не она, мое уличное купание растянулось бы вдвое, а то и втрое, дольше, потому как отмыть слипшиеся от крови патлы в ледяной воде – это тот еще геморрой.

Вместо полотенца, использовал найденную на скорую руку в шкафу белую и с виду чистую простынь. Сперва просто вытерся ей насухо, потом растерся до красноты. Не обнаружив на влажной простыни кровавых разводов, остался доволен достигнутым результатом.

Натянув трусы с носками – единственную не изгвазданную в крови одежду – и обувшись, приступил к стирке.

Найденное в доме ведро избавило от необходимости многократно бегать к бочке с ковшом, наполняя корыто. Начать решил с наименее грязной шерстяной поддевки, у нее запачкались только края рукавов и ворот. Окунул в воду, намылил, поскреб по доске, снова окунул…

Из-за прилично развитых характеристик Физической силы, Выносливости и Скорости стирка понеслась, что называется, влет. Через минуту на шкафу, распахнутые дверцы которого были на скорую руку приспособлены под перекладины для сушки одежды, висела практически досуха отжатая кофта. Еще через пару минут на соседней дверце оказались отстиранные от бурых пятен штаны. Еще минута – и на голову вернулась влажная, но без следов крови, кепка.

Дольше всего пришлось повозиться с основательно заляпанной курткой – целых пять минут. А когда размещал ее чистую и хорошенько отжатую на третьей дверце, тишину снаружи вдруг разорвал хлопок выстрела. Нормального такого выстрела. Громкого. Никак не вяжущегося с практически бесшумной «гаубицей» Груза.

Не нужно было быть гением, чтоб догадаться, что снаружи опять завертелась какая-то нездоровая канитель. А у меня, как на зло, оба ствола до сих пор были разряжены.

Проклиная досадную беспечность, подхватил винтовку, бросился к рюкзаку и лихорадочно зашарил внутри, в поисках обоймы. Нащупал, но достать не успел.

– Слышь ты, хрен в трусах, винтарь с рюкзаком на пол и руки в гору! – громыхнул от входной двери незнакомый хриплый голос. – И без глупостей! Я шутить не умею, живо жопу тебе, педик долбанный, отхреначу к хрустам свинячим!

Пришлось подчиниться.

Развернувшись с поднятыми руками, увидел мужика лет тридцати пяти со смешной бородой соломенного цвета, то ли порезанной, то ли прожженной в нескольких местах, от чего топорщащейся в стороны клоками разной длинны.

Рядом с мужиком тут же загорелся зеленый ряд строк информационного описания:


Игрок Псих1624

Статус: Отрицательный 0/-1589

Уровень: 10

Опыт: 6159/7680

Показатели:

Интеллект – 19

Атака – 28

Защита – 20

Ловкость – 18

Дух Стикса – 24


– Сука! Ты на кого любу давишь! – осерчал мужик.

– В натуре псих, – хмыкнул я в ответ, не удержавшись.

За что тут же поплатился.

– Ты че – сука! – читаешь меня что ли? Ах ты ж гнида любопытная!..

Подскочив, Псих со всей дури ткнул стволом калаша мне в живот, и угодил аккурат в солнечное сплетение.

От вспышки боли помутнело в глазах. Сгорбившись, я судорожно разевал рот, пытаясь глотнуть воздуха. И невольно схватился руками за живот, зажимая здоровенную дыру, которая просто обязана была появиться в теле поле такого удара.

Вместо дыры нащупал болючую вмятину, быстро разглаживающуюся под пальцами. От облегчения даже смог снова начать дышать.

– А ну руки поднял! – рявкнул мужик. – Не доводи до греха, сука! Ща нахрен завалю!

– За… что? – прокряхтел я, послушно исполняя приказ.

– Ненавижу обсосов заднеприводных, – ухмыльнулся бородач.

– Я натурал!

– Ага. А я, мля, балерина! – фыркнул псих с автоматом. – Сучка ты опущенная, а не натурал! Нормальный мужик никогда бы не опустился до стирки шмотья в одних труселях! Говори, гнида, куда твой дружок-педик смотался?!

Последний вопрос Псих сопроводил злобным поджопником.

Вернее, попытался сопроводить. Потому что доведенный до бешенства беспонтовыми обвинениями морального урода, я не дал себя пнуть. Наплевав на последствия, резко отскочил в сторону, призвал из инвентаря Шпору и одновременно с загрохотавшим автоматом Психа ткнул шипастым диском уроду в лицо.

Левый бок опалило огнем. Удар пули отбросил меня к стене. Из широкой раны ручьем хлынула кровь.

Но и Психу досталось знатно. Рассеченная надвое морда отморозка превратилась в кровавое месиво. Вырубленный болевым шоком бородач рухнул на пол, опрокинув корыто со стиральной доской.

Выстрелы и последовавший за ними грохот насторожили оставшихся снаружи подельников.

– Псих! Че там у тебя?! – донесся с улицы встревоженный голос подельника.

– Нормально все! – рявкнул я, стараясь хрипеть, как отмокающий в луже отморозок. – Крысу увидел!

Походу прокатило. В следующей реплике подельника тревога сменилась возмущением:

– Опять чудишь! Харэ впустую патроны переводить! Помоги лучше споровики тварям чистить! Их тут походу ваще немерено!

– Ща, помогу!

Во время разговора кое-как на заднице дополз до Психа, зажимая безоружной левой рукой кровоточащие дырки в боку – пулевая рана оказалась сквозной – и хлюпая пятой точкой по залившей весь пол кроваво-мыльной луже, и рубанул диском Шпоры ему по шее, обезглавливая и наверняка упокоевая отморозка.

Разделавшись с Психом, вернул залитую кровью Шпору обратно в инвентарь и поднял с пола выпавший из пальцев трупа автомат. Стряхнул с него воду и, наведя на дверь, крикнул «подельнику»:

– Глянь-ка, че тут!..

– Да че там у тебя опять?! – ожидаемо тут же откликнулся знакомый возмущенный голос.

– Опять Псих чудит, – неожиданно вторил ему незнакомый.

– Идите уже гляньте, че этот придурок опять натворил! – распорядился третий, ставший для меня совсем уж неприятным сюрпризом.

– Мля! Да сколько же вас там? – прошептал себе под нос, подхватывая автомат оторванной от раны левой рукой за изогнутую рукоять магазина.

Раздался грузный топот двух пар ног по крыльцу, дверь резко распахнулась, и я плавно надавил на курок.

Загрохотавший автомат задергался в руках, как живой зверь. Рану в боку от невольной встряски тут же свело судорогой боли. Я до хруста сжал зубы, давя рвущийся из горла крик, но стрельбу не прекратил, выпустив в заметавшиеся на пороге фигуры длинную очередь, выстрелов из десяти.

Не ожидавшие такой жаркой встречи визитеры, не успели отреагировать на атаку. И под свинцовым градом рухнули, как подкошенные.

В ответку сразу с четырех сторон ударили автоматы товарищей невезучей парочки. Окна дома брызнули разлетающимися под градом пуль осколками битого стекла. С задержкой на пару секунд к обстрелу присоединился пулемет, крупнокалиберные пули которого запросто прошивали бревенчатые стены дома насквозь.

Позабыв о ране в боку, я шлепнулся на живот и, по-змеиному извиваясь, рванул в угол под защиту массивной каменной печи.

Отовсюду летели щепки, осколки стекла и отбитая каменная крошка. Добираясь до укрытия, изрезал руки, грудь и живот десятками мелких ссадин и царапин, но на такую ерунду даже внимания не обращал. Свернувшись в углу в позе зародыша, укрыл голову руками и затаился, пережидая адский обстрел.

Пока ждал, невольно вспомнились фильмы про войну, где попавший в аналогичную ситуацию герой, засев возле окна, умудряется лихо палить в ответ наседающей толпе и валить врагов пачками… Да хрена лысого в реале ответишь на такое. В плотности огня над головой убедился, когда, эксперимента ради, решил приподнять подвернувшуюся под руку сковороду на длинной ручке. Ее сбило шальной пулей буквально через секунду.

Ни о каком сопротивлении в таких условиях не могло быть и речи. Можно было только ждать, надеяться, и уповать на удачу.

Первым выдохся пулемет. Потом друг за дружкой стихли автоматы.

Повисла оглушительная тишина.

Я рискнул пошевелиться и сменить позу – перекатился на живот и выставил перед собой автомат, готовясь отражать штурм.

– Эй, Рихтовщик, ты как там? Жив? – вместо штурма, донесся с улицы озабоченный голос напарника.

– Да хрен знает! – откликнулся, слизывая кровь с поцарапанных губ. – Вроде!

– Тогда хватай барахло, и валим резче отсюда!

– Резче не получится, – пропыхтел я, поднимаясь на ноги, и охнул от прострела в потревоженном боку.

Глянув в сторону шкафа, обнаружил, вместо развешанного сушиться камуфляжа, в щепу размочаленные дверцы и груду иссеченных пулями лохмотьев на полу.

– Постирался, мля!

Вбежавший в раскуроченный дом Груз окинул меня суровым взглядом и осуждающе проворчал:

– Твою ж, мать! Рихтовщик! Вот нахрена ты всю эту канитель замутил?!

Я аж поперхнулся от возмущения. А напарник, приняв молчание за раскаянье, продолжил чихвостить:

– Почему в таком виде? В баню собрался? Боюсь, потешиться с веничком в ближайшие дни шанса не представится…

– Ты! Мля! В натуре! Охренел?! – заорал я, перебивая. – Бросил меня тут на растерзание каким-то хмырям! Сбежал!..

– Я не сбежал, а тут неподалеку на крыше дома затаился. И полностью контролировал ситуацию. Решил использовать подвернувшуюся банду муров для сбора споранов. Они б все спокойно собрали, а потом я б их по-тихому зачистил…

– Охренительно придумал! – фыркнул я, от возмущения даже забыв о боли в боку. – А меня предупредить было не судьба?! Я тут, считай, безоружный, спокойно стиркой занимаюсь! Уверен, что тылы напарник прикрывает! И на! Вдруг без стука вваливается вот это чмо! – ткнул автоматом на отмокающую в черной луже одежду – остатки рассыпавшегося за минуты обстрела угольным прахом Психа. – Подначками тухлыми гнида бесить начинает! Нашел, мля, терпилу, сука!.. Ой, мля! Больно же!..

Пока я говорил, Груз сбросил со спины рюкзак, достал аптечку и, без предупреждения, щедро полил перекисью из пластикового пузырька мой изуродованный сквозным ранением бок.

– Ну-ка руки! – шикнул на меня напарник, когда, зашипев громче растворяющей грязную корку вокруг ран перекиси, я попытался прикрыть ладонью больное место.

Груз сам осторожно ощупал гематому вокруг пулевого входа-выхода и вынес вердикт:

– Фигня. Через мягкие ткани пуля прошла. Ничего внутри не задела. Считай царапина… Конечно, по-хорошему, следует дырки заштопать. Но сейчас на это времени нет. Поэтому пока ограничимся этим.

Он полил раны йодом и запечатал большими кусками широкого пластыря.

– Готово… На-ка хлебни, – передал мне фляжку с живцом.

Пока я жадно хлебал целительное снадобье, параллельно ощупывая рукой с автоматом пластырь, и поворачивал из стороны в сторону туловище, проверяя герметичность нашлепок, Груз развил бурную деятельность. Закинув обратно за спину свой рюкзак, он подхватил с пола мой, сунул туда кобуру с пистолетом и, пошвырявшись в останках Психа, бросил туда же добытый из мокрой одежды Игрока кожаный мешочек-кошель. Потом вытащил с уцелевшей нижней полки шкафа серое байковое одеяло и поменял его у меня на фляжку с остатками живца.

– Накинь пока это!

– Вообще-то, у меня джинсы с кофтой в рюкзаке есть, – попытался я возражать.

– Переодеваться нет времени, потом! – отмахнулся Груз. – И так уже из-за твоего бока уйму времени потеряли. А после пальбы, что тут была, сюда, считай, со всей округи сейчас твари сбегаются… Так что валим отсюда, Рихтовщик! Резче валим!

Подхватив свободной рукой с пола мою винтовку, Груз первым рванул к выходу.

Неуклюже придерживая одной рукой края накинутого на манер плаща одеяла, и сжимая в другой рукоять калаша, я засеменил следом за напарником.


Глава 6

Глава 6, в которой я стреляю, летаю, падаю и снова стреляю

От упокоенной мною пары муров на пороге остался только ворох перепачканной черным прахом одежды и оружие – два калаша, пройти мимо которых, несмотря на призыв напарника не отягощаться лишним барахлом, я не смог.

Задержался и, нагнувшись, сперва набросил на шею ремни бесхозных автоматов, потом, до кучи, пробежался по складкам одежды и, нащупав, извлек из потайных карманов два увесистых кожаных мешочка. Переложив кошели в удерживающую одеяло левую руку, снова подхватил автомат и, разогнувшись, вместо спины сгинувшего в неизвестном направлении Груза увидел вбегающего в распахнутую калитку двора лотерейщика.

Наработанные за время скитаний по кластерам Континента инстинкты сработали быстрее мысли. Ствол метнулся навстречу врагу, палец надавил на курок, и оживший в руке автомат изрыгнул в сторону опасной твари короткую очередь.

Нас с лотерейщиком разделяли считанные метры. На такой убойной дистанции костяные наросты на коже твари не смогли остановить пущенные практически в упор пули. Четыре точных попадания в одно место в кровавое месиво разворотили левую часть широкой груди, пробили сердце и заставили рухнуть тварь возле крыльца, не дотянувшись до меня когтями всего полметра.

А калитка уже трещала под напором толпы урчащих пожирателей биомассы. Десяток бегунов одновременно штурмовало узкий проход, и на мое счастье каждый жаждал ворваться во двор первым, и толкотней сдерживал конкурентов.

Нацеленный в толпу автомат снова загрохотал. Из-за короткой дистанции промахнуться было невозможно. Каждая пуля находила цель.

Увы, боезапаса хватило не надолго. После шестого выстрела зацокали холостые щелчки.

Швырнул в ноги первому прорвавшемуся во двор зараженному пустой автомат. Тут же подхватил подвернувшийся под руку запасной, из висящей на шее пары, и, не целясь, на вскидку, пальнул одиночным в оскаленную пасть уже почти дотянувшегося бегуна.

В падении умирающая тварь изловчилась цапнуть вытянутыми когтями за край одеяла, вырвала его из руки вместе с трофейными кошелями, и все это богатство улетело куда-то под ноги. Я снова оказался голым и, увы, лишенным возможности нагнуться и подобрать выбитые вещи. Потому что еще два бегуна вырывались из завала тел на входе во двор и наперегонки понеслись ко мне. Я успел лишь поудобней перехватить освободившейся рукой рожок автомата, и выдал каждому шустрику по пуле. Мертвые бегуны завалились на крыльце, едва не сбив с ног уже меня самого.

Из завала выбрался очередной – судя по ширине плеч и зачаткам костяного гребня на башке, лотерейщик. И тут же рухнул на землю, с напрочь отстрелянной башкой… Его смерть – это уже не моя заслуга, а вмешательство наконец-то проявившего себя во всей красе напарника.

Подлетевшей на монструозного вида внедорожнике, с ежом торчащих во всех направлениях полуметровых арматурных пик, и с закрепленной на турели над люком крупнокалиберным станковым пулеметом, Груз снес колючим бампером напирающую на калитку толпу и тут же бесшумным выстрелом в соседнее пассажирское окно обезглавил лотерейщика.

– Рихтовщик! Мля! Живо в тачку!

Еще до его команды я уже бежал к открывающейся навстречу двери.

– Пригнись! – гаркнул напарник, снова вскидывая винтовку.

Я сложился вдвое, рыбкой ныряя на сиденье, а над плечом сухо щелкнул бесшумный выстрел.

Обернувшись, увидел еще одного лотерейщика, гораздо здоровее двух предыдущих, без пяти минут топтуна, ворвавшегося во двор со стороны огорода и почти меня нагнавшего, но упокоенного точным выстрелом напарника буквально в двух шагах от машины.

– Дверь! – выводит из шока, крик Груза.

Сорвавшийся с места внедорожник сносит с ног сразу троих бегунов. Я на ходу захлопываю дверь, и в открытое окно выпускаю из автомата длинную очередь по еще двум набегающим со стороны огорода тварям. Мелкого бегуна первой же пулей валю с ног, а в матерого лотерейщика засаживаю добрую треть рожка, но лишь сбиваю тварь с ног. Живучий лотерейщик продолжает ползти, и вскоре теряется в поднятом колесами пылевом облаке.

– Откуда такая роскошь? – спросил напарника, сдергивая с шеи автоматные ремни, и переправляя на заднее сиденье, к уже лежащим там рюкзакам и винтовке, запасной автомат.

– У муров одолжил, – хмыкнул Груз, нанизывая на арматурную пику бампера очередного метнувшегося под колеса бегуна. – Этим козлам техника теперь без надобности. А нам пригодится.

Крутанувшись на небольшой площади перед церковью и сельсоветом, внедорожник свернул на улицу, с наименьшей концентрацией тварей.

Я выдал в окно короткую очередь по заходящему сбоку бегуну, сбил тварь с ног и высунул наружу ствол, в ожидании следующего смертника.

– Не, автоматом здесь много не навоюешь, – покачал головой напарник. – Давай-ка, Рихтовщик, дуй наверх, и осваивай пулемет.

– Да как же? Я ж никогда?.. – стал возмущаться я.

– Предлагаешь, остановиться и преподать тебе урок стрельбы, – зло перебил Груз.

– Не беспокойся, я подскажу, – раздался в голове голос наставницы.

– Ладно, попробую, – проворчал, нащупывая под сиденьем кнопку регулировки спинки и опуская ее горизонтально.

– Удачно пострелять, – хмыкнул Груз, когда я стал по-рачьи задом наперед перебираться назад.

– За дорогой лучше смотри, – огрызнулся я.

Оказавшись на заднем сиденье, оставил внизу автомат и, поднявшись на ноги, высунулся в люк к турели пулемета.

Вблизи крупнокалиберная оружейная установка впечатлила меня чрезвычайно. Мощный, длинный и широкий ствол. Щитки защиты. Удобные ручка наведения с курком. И без калечащего плечо приклада, роль которого выполняла турель, намертво соединяющая пулемет с кузовом машины и гасящая за счет этого соединения львиную долю отдачи от выстрела.

В подведенной к пулемету ленте, хранящейся в массивном стальном коробе слева, торчали патроны размером с небольшой огурец. Немудрено, что выстрелы такого калибра прошивали бревенчатые стены дома насквозь. Чудо, что вообще стены устояли, под градом таких «огурцов».

Справа на боковой защите располагалась непонятная вертушка с рукоятью.

– Это для поворота ствола в вертикальной плоскости: вверх-вниз, – тут же пояснила Шпора. – Попробуй крутануть колесо вперед… Видишь, ствол начал задираться вверх. Теперь крутани в обратную сторону… Он вернулся обратно вниз… Настрой удобное тебе положение и зафиксируй, чуть притопив ручку. Да, так… Видишь, как все просто. Пулемет готов к бою. Наводи на цель, снимай с предохранителя… Да, за этот рычажок вверх… Ну чего, Рихтовщик, готов! Да поможет тебе Стикс! Огонь!

Я навел ствол на преградившего в дальнем конце дорогу здоровенного кусача, окруженного свитой из двух десятков бегунов и лотерейщиков, и, плавно надавив на курок, натурально оглох от грохота ожившего под моей рукой стального чудовища. Очередь прошила мощные грудные пластины костяного доспеха высокоуровневой твари, как яичную скорлупу. Уже мертвый кусач еще летел мордой в асфальт, а под тяжелым градом сместившейся в сторону очереди уже разрывались на части заметавшиеся в панике бегуны и лотерейщики.

– Сзади! – вдруг запаниковала Шпора.

И подтверждая ее запоздавшее предупреждение, машина дернулась вперед от мощного удара.

– Рихтовщик! Мля! Не спи! – донесся снизу раздраженный крик напарника.

Сместившись в широком люке вперед, я развернул пулемет на сто восемьдесят градусов, и едва не околел от ужаса, перехватив полный лютой злобы взгляд трехметрового, похожего на оживший кошмар, чудовища, висящего у внедорожника на хвосте. Внешне тварь больше всего походила на закованную в костяной панцирь бесхвостую макаку. Быструю, как мангуст, юркую, как змея, зубастую, как крокодил, огромную, как слон, и способную мчаться на четырех лапах вровень с разогнавшейся до сотки тачкой.

Загипнотизированный лютым взглядом чудовища Стикса, я забыл о стрельбе и, как кролик перед удавом, замер перед настигающей нас тварью в оцепенении.

Ненадолго. Всего на пару секунд.

Из столбняка меня вывела сама тварь. Подпрыгнув на очередном скачке чуть выше обычного, она саданула лапой по пулеметному стволу. Рукоять вырвало из руки, и крутанувшаяся обратно конструкция от души врезала патронным коробом мне под зад, подбросив вверх на добрый метр.

Вылетая из машины, я рефлекторно шепнул фразу-активатор единственного доступного Дара:

– Пухом!

И призвал из инвентаря Шпору.

Перед глазами мелькнула оскаленная пасть твари, метнувшейся наперехват моей вывалившейся из люка тушки. Но, повернув в полете ставшее невесомым тело, я избежал захвата страшных зубов, оседлал широкий лоб твари и рубанул диском Шпоры по очень ударно открывшемуся правому глазу.

Взревевшая от боли тварь яростно замотала башкой, первым же махом срывая со лба мое невесомое тело и отправляя в очередной полет.

Используя полученное ускорение, я движением тела подкорректировал направление полета и стрелой понесся вдогонку за внедорожником. А сзади послышался треск деревянного забора, не выдержавшего столкновения с окривевшим монстром.

Не нужная больше Шпора отправилась обратно в инвентарь, и я обеими руками ухватился за край нагнанного люка. Успел подтянуться и по плечи свеситься вниз, когда действие Дара закончилось, и меня буквально расплющило под тягой вернувшегося веса.

Я безвольной квашней повис на краю люка, не в силах продвинуться дальше ни на сантиметр. Помог скачек машины на подвернувшейся под колесо кочке, рывком сместивший тело по пояс вниз. От удара и резкого перемещения свело судорогой раненый бок. Скуля от боли, я рухнул вниз, больно приложился лбом о жесткую кромку сиденья, и тут же услышал с водительского места неутешительный приговор Груза:

– Если немедленно не избавишь нас от этого рубера, нам конец! Гад с одного удара в лепешку смял нам задницу! Следующим – оставит нас без задних колес! И мы превратимся в закатанные в консервную банку шпроты!

– Да как?! Ты ж видел, я пытался. Он чуть меня не сожрал…

– Сейчас будет резкий поворот. Попытаюсь стряхнуть этот репей с хвоста. Но и ты уж не зевай. Второй попытки не будет.

– Скажи, когда начнешь маневр.

– Лады… Уже начинаю… Давааай!

Со скрипом и скрежетом внедорожник на полном ходу ушел в резкий поворот, и завилял из стороны в сторону, выравнивая движение. Меня швырнуло внутри салона и от души припечатало лицом о дверное стекло. Из разбитого носа закапала кровь, но я даже внимания не обратил на такую мелочь, во все глаза наблюдая в окно эффектное падение преследующего нас исполина.

Как и предсказывал Груз, разогнавшийся до крейсерской скорости рубер не удержался на крутом вираже и кубарем вкатился в стоящий на повороте дом, за считанные секунды по бревнышку раскатав внушительное двухэтажное строение.

Почувствовав, что откат отпускает, тело перестает зверки плющить, и я снова могу двигаться, поднялся на дрожащих ногах, снова по пояс высунулся из люка и, нащупав рукоять пулемета, навел ствол на выбирающегося из завала монстра.

Рядом с трясущей башкой тварью загорелся зеленый столбец информационного оповещения:


Зараженный Крушитель58

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 48 (Рубер)

Опыт: 7150448/7355726

Убийств – 1019

Поглощено биомассы, кг – 38952

Показатели:

Интеллект – 52

Атака – 81

Защита – 73

Ловкость – 98

Дух Стикса – 68


Почувствовав мой пристальный взгляд, рубер зыркнул в ответ единственным левым глазом и широкими размашистыми прыжками ринулся в погоню.

Образовавшийся после его неуклюжего падения между нами внушительный разрыв стал стремительно сокращаться. Но в этот раз трюк с гипнотическим взглядом у твари не прошел, я не застыл соляным столбом и, поймав преследователя на мушку прицела, стал поливать его свинцовым дождем.

Крупнокалиберные пули, запросто вскрывшие броню кусача, против рубера оказались менее эффективны. Толстая броня лишь проминалась под пулями, но не крошилась, и реальный эффект приносили лишь точные попадания в стыки сочленений костяного доспеха. Но попасть в эти практически неразличимые трещины получалось чрезвычайно редко. Мне удалось всего дважды за практически минуту непрерывной пальбы.

Одна из пуль пробила сгиб левой передней лапы твари, вторая прошила нутро рубера в районе живота.

Раненый рубер захромал и стал отставать.

Притормаживать и добивать тварь не стали по тривиальной причине – у пулемета банально исчерпался боезапас.

К счастью опасных тварей, типа второго рубера или кусача, способных в одиночку нагнать и опрокинуть наш внедорожник, в селе больше не оказалось. А низкоуровневая шантрапа, типа бегунов и лотерейщиков, не могла состязаться в скорости с внедорожником и, увязавшись следом, разочарованно сходила с дистанции, быстро оставаясь далеко позади.

Мы вырвались из обложенного тварями села на свободную лесную дорогу и, удрав от погони, спокойно покатили дальше, наслаждаясь дарованной судьбой передышкой.

Я наконец получил возможность переодеться в запасную одежду и, устроившись на заднем сиденье, стал потрошить свой рюкзак в поисках засунутых на самое дно свитера и джинсов.

Внедорожник вдруг сильно тряхануло. И я тут же испуганно заозирался по сторонам в поисках очередного коварно подкравшегося монстра.

– Спокойно, Рихтовщик, – донесся насмешливый голос напарника. – Это мы границу между кластерами проскочили. Там выбоина по всей ширине дороги была – фиг объедешь.

– Че притормозить-то не судьба?

– А нафига? Мы ж на внедорожнике!

Под беззлобный смех напарника я уставился в окно, завороженный невероятным зрелищем. Стеной возвышающиеся вечнозеленые сосны хвойного леса обрывались ровно по линии прямой, как стрела, границы кластера. И тут же упирались в такую же ровную стену из желто-алых осенних берез лиственного леса следующего кластера.

– А куда мы едем?

– В Свинарник.

– Куда??

– Приедем, увидишь. А пока отдыхай, Рихтовщик… И накинь на себя уже что-нибудь, наконец!


Глава 7

Глава 7, в которой получаю метку кровника и узнаю про тайник

– А я что делаю, – огрызнулся, вытаскивая из рюкзака джинсы и свитер. И поежился от холода.

Лошадиная доза адреналина, бушующая в крови во время боя, и согревающая тело изнутри, в спокойной обстановке быстро сошла на нет, и без одежды я стал стремительно замерзать. Еще, как назло, снаружи заморосил дождь. А поскольку надо мной был открытый люк, ледяные капли стали заливать голые плечи, грудь и спину.

Сжалившись надо мной, Груз нажатием клавиши на панели закрыл люк, и в салоне сразу стало значительно теплее.

– Пластырь на боку поменяй, – напомнил напарник, подсмотрев в салонное зеркало, что, уже разувшись, я примеряюсь к расправленным джинсам.

Не дожидаясь моей реакции, Груз бросил назад две упаковки с широким пластырем.

Спорить было глупо. Прямоугольники старого пластыря на сквозной ране из белых превратились в бурые. И буквально приросли к закупорившим пулевые отверстия болячкам. Чтобы по новой не спровоцировать кровотечение, их пришлось буквально по миллиметру отскребать ногтями, размягчая ткань пластыря водой, из добытой в рюкзаке бутылки.

Процедура замены пластырей затянулась минуты на две, и когда я, наконец, закончил и вернулся к отложенным джинсам, покрытые гусиной кожей ноги дрожали, как осиновый лист.

Чтоб как-то отвлечься от холода, одеваясь, решил просмотреть отложенные системные уведомления, которых за предыдущий, насыщенный приключениями час накопилось изрядно:


!!!Внимание! Ликвидировано 3 Игрока: 10-го, 11-го и 9-го уровней!

!Без штрафа за ликвидацию. Все ликвидированные Игроки имеют отрицательный статус!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +1528. Характеристики: +18 к Картографии, +22 к Меткости, +13 к Физической броне, +14 к Интуиции, +10 к Познанию скрытого. Навыки: +23 к Владению Шпорой, +13 к Легкой атлетике, +33 к Стрелку!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!К навыку Алкоголизм +13. К характеристике Регенерация +2!


!!!Внимание! Ликвидировано 24 бегуна, 16 лотерейщиков, 2 топтуна, 1 кусач!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +19609. Характеристики: +4 к Знаниям, +39 к Картографии, +29 к Наблюдательности, +16 к Удаче, +19 к Физической силе, +3 к Рукопашному бою, +19 к Фехтованию, +42 к Меткости (Атака +1), +30 к Физической броне (Защита +1), +25 к Выносливости (Защита +1), +4 к Регенерации, +29 к Скрытности, +37 к Скорости, +29 к Реакции, +35 к Гибкости, +36 к Интуиции, +19 к Силе Стикса, +27 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +28 к Познанию скрытого. Навыки: +22 к Владению Шпорой, +28 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +32 к Тяжелой атлетике, +159 к Стрелку!

!!!В процессе ликвидации были нанесены увечья руберу!

Награда за увечья руберу:

!Опыт: +800. Характеристики: +10 к Фехтованию, +10 к Меткости, +10 к Физической броне, +10 к Скрытности, +10 к Скорости, +10 к Гибкости. Навыки: +20 к Владению Шпорой, +20 к Легкой атлетике, +30 к Стрелку!

!!!Выживший рубер наложил на вас метку кровника!

Штраф за наложенную метку кровника:

!Опыт: -10. Очков свободного распределения характеристик: -100!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +10 к Гибкости (Ловкость +1), +16 к Силе Стикса. Навыки: +26 к Владению Шпорой (Атака +1), +18 к Легкой атлетике, +49 к Левитации!

!!!Повышение Уровня +1!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +2. Характеристики: +39 к Картографии, +71 к Наблюдательности, +71 к Фехтованию, +79 к Меткости, +86 к Физической броне, +61 к Скрытности, +32 к Скорости, +30 к Интуиции, +46 к Броне Стикса, +57 к Познанию скрытого!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Метка кровника, мля! Че за дичь?! Какой только хрени не придумают, чтоб кровно заработанное почикать! Суки, мля!

Я так разозлился из-за дурацкого штрафа на целую сотку драгоценных очков свободного распределения, что не заметил, как стал ругаться вслух. И очень удивился прилетевшей вдруг ответке от Груза:

– От рубера подарочек словил?

– Чего? –