Book: Шаманка



Шаманка

Глава 1.

- Хоя! Хойя! Йааааа! – напевала Саяра, то и дело ударяя костяной колотушкой по старинному бубну, обтянутому кожей. Кому когда-то принадлежали кости и кожа, девушка предпочитала не задумываться. Просто относилась к этим вещам, как к средству заработка.

- Долго еще? – мужчина, стоящий на коленях у костра, приоткрыл глаза.

- Спугнете духов – ответа не получите! – пригрозила ему юная шаманка и добавила, - в случае неудачи по вине клиента – аванс возврату не подлежит.

Услышав про деньги, клиент тут же послушно зажмурился. Иногда Саяре казалось, что духи действительно разговаривают с ней. Конечно, не в прямом смысле, а с помощью шорохов и других звуков, рождающихся в пещерах предков. Они шептались у нее за спиной и маячили призрачными тенями на каменных стенах. Бред! Разумеется, ничего подобного на самом деле не происходило. Дара, подобного тому, которым обладала ее бабушка Айта, у Саяры не было. Даже крупицы, даже толики! Совсем.

Шатри-7 – захудалая планетка, расположенная вдали от основных торговых трасс Коалиции, некогда являлась весьма значимым экономическим объектом. В ее недрах обнаружили небогатые, но достойные внимания залежи редчайшего минерала, прозванного «солнечным камнем» за огромную энергию, которая выделялась при его расщеплении.

И потянулись сюда искатели лучшей доли со всех уголков галактики, создали купол с искусственной атмосферой, построили шахты и поселок старателей. В основном, здесь оказались беженцы с Земли, спасающиеся от гнета тентурийцев. Поначалу жизнь колонии текла беззаботно, размеренно и спокойно. Но все хорошее когда-нибудь обязательно заканчивается. Так и вольготная жизнь иссякла с запасами «солнечного камня» в недрах Шатри-7.

Расцвета захудалой планетки Саяра не помнила. Она родилась, когда уже наступили трудные времена. Про отца своего девушка ничего не знала, а мать умерла, давая ей жизнь. Так и жила она, воспитываемая своей бабушкой Айтой Дьяконовой, которую все соседи величали не иначе, как Хитрой Лисой. Правда, последние годы жизни чаще звали – старая лиса Айта, но та не обижалась, только хрипло посмеивалась, да покуривала свою трубку.

Молодежь давно покинула Шатри-7. Остались лишь те, кто уже не мог никуда ехать – старики, да Саяра с бабушкой. Благодаря ей и выживали. Род Дьяконовых происходил из старинного якутского рода шаманов. Покидая родную Землю, предки девушки не думали, что духи заговорят с ними на чужой планете. Они и молчали, пока не подросла Айта. А вот уж с бабушкой духи разговорились. Может и не духи это были вовсе. Но факт остается фактом – в один прекрасный для поселения на Шатри-7 день, Айта Дьяконова смогла разглядеть судьбу другого человека.

Саяра часто вспоминала, как бабушка, держа в зубах неизменную трубку, словно погружалась в транс, а когда приходила в себя, то знала о сидящем перед ней человеке все, ну или почти все. Правда говорила Айта всегда загадками, но клиенты уходили довольные и платили немало. Эти деньги им были жизненно необходимы. Корпорация требовала крупную сумму, чтобы поддерживать для стариков уровень кислорода в атмосфере. Все остальное приходилось выращивать самим на крошечном огородике и на маленькой ферме, где держали пару коровок да несколько куриц. Другой жизни Саяра не знала и сейчас, после смерти бабушки, как могла старалась поддержать ее на прежнем уровне. Девушка вынужденно понизила тарифы, ведь клиенты прилетали к известной провидице, а работала с ними ее неопытная внучка. К тому же, как ни прискорбно это осознавать – шарлатанка.

Но что она могла? Айта обладала даром. Она могла погружаться в мир духов, а вот Саяра… Девушка очень старалась перенять от бабушки все умения и знания. Не хватало малости – мир духов не принимал ее.

- Раскрой сердце и Вселенная сама заговорит с тобой, - не раз повторяла ей старая лисица. – В тебе есть дар предков, Саяра. Просто он спит. Он проснется, когда ты будешь готова его принять. Это произойдет. Неизбежно.

Айта не ошибалась никогда. Но может в случае внучки все же закралась ошибка? Ведь бабушка никогда не говорила о будущем прямо, а Саяре сказала, что дар есть и он раскроется. Правда потом родственница наговорила такой околесицы, что поверить в нее было непросто. С какой стати девушка полетит на неизвестную планету? Зачем потащится в забытый богами космоса бар? И что она там будет ждать? Ответов на эти и другие вопросы, которые роились в ее голове, у девушки не было. Не следовало думать об этом сейчас. Сегодня ей и семи старикам поселка повезло, у «новой провидицы» есть клиент, значит будет, чем заплатить Корпорации за воздух.

Мужчина снова приоткрыл один глаз.

- Чу! – шикнула на него Саяра и застучала в бубен, пританцовывая вокруг костра. Она голосила самым противным голосом, на который только была способна. – Айяаааа! Айяаааа! Хаайяааааа!

- Ну что там? – благоговейным шепотом спросил мужчина, когда девушка затихла, в бессилии упав на колени.

- Духи ответили! – грудным, отрешенным от реальности голосом ответила она.

- Что? Что они сказали? – в нетерпении воскликнул клиент. – Танира будет моей?

- Шшшшш-шш! – зашипела на него Саяра. – В пещерах предков нельзя кричать, иначе духи уйдут.

- Простите, уважаемая! – едва слышно заговорил мужчина. – Поймите мое нетерпение.

- Я понимаю, - снисходительно кивнула юная шаманка. – Вы станете первым мужчиной Таниры…

- Но… Она ведь уже была замужем. Дважды! – озадачился клиент.

- Шшшшш! – снова зашипела на него Саяра, досадуя на свой промах. – Еще одно слово и мы распрощаемся! Вы станете первым мужчиной Таниры, который заставит ее сердце петь.

- Ох! Что же я должен сделать, чтобы Танира полюбила меня?

- Раскройте свое сердце и духи сами направят вас в объятья светлой дамы! – Саяра говорила о любви, хотя сама имела о ней весьма расплывчатое представление. Что по сути она о ней знала? Только то, что писали в романах, которые девушка читала со старенького комма, доставшегося в наследство от бабушки.

- Но Танира брюнетка, - запротестовал мужчина. Боги космоса! Надо быть поосторожнее со словами. Шаманка тяжело выдохнула. Все же врать у нее плохо получалось.

- Светлый образ брюнетки Таниры вы носите в своем сердце, уважаемый. И духи видят это. Их не обманешь, - девушка вплотную приблизилась к клиенту и взглянула в его глаза. – Они все видят и все знают! Запомните!

- Да, но… что конкретно я должен сделать? – не унимался клиент.

- Духи рассержены! – зловещим шепотом предупредила провидица и мужчина вздрогнул. – Вы умудрились разгневать их. Больше не скажут ни слова!

- Простите! – промямлил он и попятился.

- Простите? Да может после вас духи больше никогда не заговорят со мной?! – не унималась девушка, давя на совесть клиента.

- Я доплачу! – изрек сакральную фразу мужчина, которая тут же успокоила и воодушевила шаманку.

- Тройная такса! И больше вы ни о чем меня не спрашиваете! Иначе… Иначе… - Саяра старалась нагнать побольше страха на доверчивого влюбленного. Да, определенно, влюбленным врать гораздо легче, чем, скажем, бизнесменам или политикам.

- Что «иначе»? – переспросил дрожащим голосом клиент. Он уже посматривал в сторону выхода в намерении удрать.

- Иначе их гнев падет на весь ваш род! – отчеканила шаманка.

- Вот! Здесь все, что у меня есть с собой! – мужчина бросил ей под ноги кошелек. О кредитных чипах в такой глухомани, как Шатри-7, и не слыхивали. Оплата всегда велась наличными или бартером – товар за услугу.

- Благодарю! – улыбнулась девушка, поднимая кошель. – Впредь будьте осторожны с высшими силами, а то вместо того, чтобы получить желаемое, нарветесь на неприятности!

- Прощайте! – взвизгнул фальшивым фальцетом клиент, подпрыгивая с колен. Улепетывал мужчина не оборачиваясь и даже не подумав потребовать назад кошелек.

Глава 2.

Саяра не спеша пересчитала наличность. Здесь было больше, чем она рассчитывала получить. Значит, они со стариками смогут продержаться целый месяц и даже купить кое-какие медикаменты. Бертида совсем сдала за эту зиму, а деду Володе очень нужен новый слуховой аппарат. Только ради тех, с кем прожила всю жизнь, девушка продолжала обманывать и изворачиваться. Пожалуй, если немного ужаться, ей хватит на самый дешевый билет до Кхармы – планеты, которую так настойчиво рекомендовала посетить ей бабушка, причем в определенный день и в определенный час. Эх, времени до назначенного и неизбежного оставалось совсем не много. Какой бы странной внучка не считала старую лисицу Айту, но ослушаться ее не могла. Саяра вздохнула, затушила костер и вышла из пещеры.

Тихие улочки поселка встретили ее привычным шуршанием гравия под ногами и искусственным дневным освещением. Большинство домиков давно пустовали и время не пощадило их. Строения, покосившиеся от времени, взирали на бредущую девушку пустыми оконными проемами. У соседнего дома поджидал пожилой землянин, приветливо помахавший ей.

- Доброго денечка, Яринка! – дед Матвей, муж бабки Бертиды улыбнулся и протянул Саяре яблоко.

О, неужели настоящее яблоко? Плодовые деревья, как жители ни старались, на Шатри-7 не росли. Иногда удавалось получить урожай садовой земляники, но и это случалось не часто. Обогреваемых земель под засев было совсем немного, поэтому чаще садили пшеницу, картофель и некоторые другие овощи. Фрукты считались роскошью. Последний раз Саяра ела яблоко в день своего десятилетия. Тогда бабушка Айта торжественно вручила ей старенький комм с оплаченной инфосетью и три румяных фрукта, которые девочка разделила на дольки, решив угостить всех соседей. Старики благодарили, но от угощения отказывались. И тогда она растянула удовольствие аж на неделю, съедая понемногу каждый день. Хорошее было время. Счастливое.

- Доброго здоровья, дедусь! – отозвалась девушка, протягивая руку к сочному плоду. – Это откуда у нас такие изыски?

- Дак у тебя же гости, тебе и знать следует, откуда, - усмехнулся старик. – Несколько ящиков этого добра выгрузили. Лучше бы гречки привезли, али еще крупы какой. Не по моим зубам теперь яблочки-то.

- Гости? У меня? – удивилась Саяра, прижимая к себе бубен и колотушку. Сегодня на юной шаманке было обрядовое платье, пошитое из тонкой кожи и украшенное бусами и бубенчиками, которые нежно звенели при каждом шаге.

- У тебя, дочка! У кого же еще? Молодой такой мужчина, представительный. Никак жених? – по-доброму поддел ее дед.

- Ну какой жених? О чем вы говорите? Откуда ему взяться в нашей-то глухомани? – отмахнулась девушка, хотя сердце тревожно застучало.

- А что? Ты у нас девка видная, красивая. Может, кто из клиентов заприметил, вот слух и пошел, - продолжал беззлобно смеяться старик.

- Скажете тоже… - Саяра смутилась.

Почти все жители их маленькой колонии называли ее красавицей. А так ли это? По большому счету старики просто давно молодых лиц не видели. А в стареньком зеркале отражалась вполне заурядная девушка. В инфосети – вот там красотки! А Саяра, она обычная. Бабушка Айта говаривала, что очень уж она на земных северянок похожа, только выглядит благороднее и изящнее. Пожалуй, девушка могла бы назвать себя симпатичной. Чуть раскосые глаза цвета спелой вишни, виданной только на картинках, пухлые губы, нежный овал юного личика – все это несомненно привлекало бы мужское внимание, если бы… Ах, если бы в поселке проживали мужчины, способные оценить прелесть юной девушки. Дед Володя и муж бабы Бертиды не в счет, слишком старые, да и относились к Саяре, как к любимой внучке. Клиенты обычно не обращали на нее внимания. Они приходили за информацией и советом, а на «провидицу» как на женщину не смотрели, поглощенные атмосферой обряда, пещерой и ударами ритуального бубна.

Распрощавшись с дедом Матвеем, Саяра помчалась к своему крошечному домику, где после смерти Айты жила одна. Увиденная картина заставила ее притормозить. Да и как тут не остановиться?! Пятеро стариков – четыре женщины и дед Володя, окружили флайкар новомодной конструкции, который перегородил всю улицу. На Шатри-7 прилетали все больше списанные катерочки, привозившие новости и необходимые товары. А этот черный красавец был скорее не флайкаром, а межзвездной яхтой или даже боевым истребителем. Хотя, что делать в их глуши истребителю? Наверняка богатенькие колонисты пожаловали за предсказанием.

По сути, любой из стариков в ее отсутствие мог навешать магической «лапши» обычному клиенту, но, видимо, сейчас – не тот случай. Жители расступились и Саяра увидела своих гостей. Что-то дед Матвей не доглядел. Именно гостей, потому что их было двое – высокий солидный мужчина с длинными платиновыми волосами, заплетенными в косу, и хрупкая, красивая женщина, которая рядом с гигантом казалась совсем изящной, словно видение.

- А вот и наша Ярушка! – завидев ее, оповестила прилетевших бабушка Дарья. На голове старушки красовался новый яркий платок, а в руках она держала яблоко и счастливо улыбалась. – Гости к тебе, милая!

Ага. Значит клиенты и правда важные, раз никто из стариков не взял на себя ответственность. Значит, снова девушке придется врать и изворачиваться. Тяжело вздохнув, она сделала шаг вперед.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась и представилась, - я – Саяра Дьяконова. Вы прилетели ко мне?

- Доброго дня, юная леди, - поприветствовал ее мужчина и от его голоса на спине девушки выступили мурашки.

Было в незнакомце нечто такое, что не оставило ее равнодушной. Вдруг появилась мысль, что она стоит за плотно задернутыми шторами, которые вот-вот раздвинутся и Саяра сможет свободно вздохнуть полной грудью, насладиться дуновением ветра или ласковыми лучами светила на своей коже – настоящего, а не его искусственной замены. Девушка даже прикрыла глаза и втянула в себя воздух. Нет, все как всегда. Даже гул систем фильтрации и доставки кислорода. Никакого чуда. И все же своим предчувствиям она доверяла, поэтому сосредоточилась на визитерах.

- Меня зовут Белиготар Сорг, я легар Коалиции и представляю ее интересы, - меж тем продолжил мужчина. Он нежно взглянул на стоящую рядом женщину и бережно обнял ее за талию. – А это – моя супруга Пелагея Джоновна Сорг. Мы прибыли в вашу колонию по важному делу, не терпящему отлагательств.

- Ко мне? – выдохнула Саяра. Отчего-то сейчас юная шаманка понимала, как никогда – с незнакомцами не получится схитрить. Нужно говорить правду и только правду.

- Не уверена, что к вам, - улыбнулась женщина. Голос у нее был нежный, чистый. Она сразу располагала к себе. – Нам нужна шаманка, которая пятнадцать лет назад сделала предсказание девочке с колонии Европа – Стелле Снегиревой.

- Это моя бабушка, - выпалила Саяра прежде, чем успела подумать.

Девушка вдруг отчетливо вспомнила тот день, когда приезжал важный господин с девочкой чуть старше ее самой. На ребенке было красивое розовое платье, а в руках незнакомка держала куклу. У Саяры никогда не было ни таких нарядов, ни игрушек, да и детей до того момента она никогда не видела. Стелла… Да, тот господин назвался Вадимом Снегиревым, а его дочь действительно звали Стеллой. Девочка мечтала танцевать, грезила о балетной школе и сцене, но от бабушки Айты вышла заплаканная, села во флайкар вслед за отцом и навсегда исчезла из жизни юной шаманки, оставив яркие воспоминания.

- Зачем ты ее обидела? – спросила она тогда у бабушки.

- Вовсе нет, детка, - улыбнулась старая лисица Айта. – Просто иногда путь к нашей мечте не совпадает с дорогой к счастью. Свернуть с него трудно и лучше сделать это рано, потому что потом больнее.

Саяра не поняла тогда слов Айты, да и не придала значения, потому что привыкла полагаться на слова бабушки, как бы загадочно они ни звучали.

- Мы можем поговорить с вашей бабушкой? – прервал ее воспоминания мужской голос, опять доведя девушку до мелкой дрожи. Никогда прежде подобного с ней не случалось.

- Боюсь, что нет. Бабушка умерла несколько месяцев назад, - воспоминания об утрате все еще были свежи в памяти и на глаза навернулись слезы, которые Саяра смахнула рукавом ритуального платья.

- Соболезную, - спутница важного господина подошла к девушке и приобняла ее за плечи. – Порой, только потеряв родных, мы понимаем, как они нам были дороги.

- Спасибо, - выдавила из себя Саяра и глаза вновь увлажнились.

- Почившие родные живут в наших сердцах, пока мы о них помним. Надо смотреть в будущее и жить, - женщина выглядела очень молодо, а говорила так, словно была ровесницей бабушки.

- Я постараюсь! – искренне пообещала юная шаманка и, не сдержавшись, все-таки шмыгнула носом.

- Так вы не знаете, Саяра, кто, кроме вашей бабушки, сможет нам помочь? – голос незнакомки звучал так нежно, обволакивал и будил самые приятные воспоминания детства.

- Боюсь, что никто, - девушка судорожно вздохнула. Ей, наверное, впервые в жизни, действительно очень хотелось помочь визитерам. Но что она может без дара? – Провидицей была Айта. Бабушка считала, что во мне тоже есть дар, но до сих пор я ничего похожего в себе не чувствовала.



- Мне говорили, что «видящая шаманка» с Шатри-7 никогда не ошибалась, - возразила женщина.

- Так и есть. Все предсказания бабушки всегда сбывались, - подтвердила девушка и стоящие вокруг старики согласно закивали головами.

- Тогда не вижу повода сомневаться в ее словах, - улыбнулась Пелагея Джоновна. – Только… Разве может развиться редкий и нужный дар в таких ужасных условиях, на умирающей планетке?

Незнакомка пристально посмотрела на мужа.

- Понял, - вздохнул мужчина и углубился в изучение своего комма.

- Пока Тар решает кое-какие вопросы, расскажи мне пока о том, как вы здесь живете, сколько вас, кто вам помогает? – цепкий взгляд женщины не упускал ни единой детали вокруг. Это так не вязалось с нежностью и искренним вниманием в ее голосе.

- Может, пройдем в дом? – предложила Саяра, судорожно вспоминая, успела ли с утра прибраться. – У меня и заварки немного осталось… Кажется…

- Не беспокойся, деточка, - улыбнулась гостья. – Не возражаешь, если я иногда буду так тебя называть? У меня праправнучки где-то примерно твоего возраста, может чуть-чуть постарше…

Надо же! Праправнучки у нее постарше Саяры! Интересно, сколько же ей лет? Выглядела незнакомка немногим старше самой девушки. Так за разговорами, она успела поведать собеседнице и о проживающих в поселке, и о том, как они выживают, и о многих других вещах, о которых спрашивала Пелагея Джоновна. Женщина все же приняла чашку свежезаваренного напитка и потихоньку отхлебывала, не касаясь отбитого края посуды. Жаль сахар кончился.

Как-то постепенно, за разговором, девушка не заметила, как вошел супруг красивой леди и сел рядом с женой.

- Тар, их восемь человек, оказавшихся на свалке жизни. Из молодых одна Саяра остальные – старики, которым требуется медицинская помощь и уход. Что будем делать? – Пелагея Джоновна смотрела на красивого мужчину с такой надеждой, что он невольно улыбнулся, погладив ее по щеке подушечкой большого пальца.

- Я все уладил, птичка моя, - сказал он. И так нежно это прозвучало, что Саяре до боли в сердце захотелось, чтобы хоть кто-нибудь когда-нибудь смотрел на нее так. Пусть не каждый день, а всего раз, но она бы запомнила этот взгляд на всю жизнь и хранила бы его в своем сердце, бережно лелея воспоминание.

- И? – серьезно спросила жена, подталкивая Белиготара Сорга к дальнейшему разговору.

- И у них два выхода из сложившейся ситуации. Первый – они остаются здесь, но Совет берет на себя опеку над ними. Старикам будет назначена пенсия, раз в месяц по списку организуют доставку продуктов и всего необходимого, а так же визит медицинского персонала. И второй вариант – мы заберем их на Эленмар.

- Звучит замечательно, - нежно проворковала женщина и положила голову на широкое плечо своего мужчины. Жест вышел спонтанным, но привычным для незнакомой пары, а Саяре снова невольно стало больно. Ведь девушке не к кому приклонить голову. Даже бабушки не осталось в этом мире.

- Теперь только им решать, как они поступят, - улыбнулся легар и посмотрел на юную шаманку. – Я готов забрать всех сегодня же. В «Полкане» места всем хватит.

«Полкан» - странное название для ультрасовременного космического корабля, но у богатых свои причуды. Сейчас Саяру больше интересовало мнение дорогих ее сердцу стариков. Ей не терпелось выскочить на улицу и рассказать жителям поселка о предложении незнакомца.

- Ну так как? – спросила Пелагея Джоновна.

- А Эленмар – это что? – решила уточнить для себя незнакомое слово девушка.

- Это планета, - ответил Сорг. – Она такая же солнечная и зеленая, как Земля, но гораздо менее населенная. Там наш с Геей дом и туда мы приглашаем всех вас.

- И там есть солнце? – восхитилась Саяра.

- Есть, - последовал мягкий ответ.

- И ветер?

- Да.

- И море?

- Да, детка, - рассмеялась женщина.

- Мне срочно нужно, - подскочила юная шаманка. – Остальным сообщу, посоветуюсь и вообще…

- Не спеши, девочка, - усмехнулся легар и притянул к себе супругу. – Мы подождем.

Глава 3.

Саяра, захлебываясь эмоциями, с восторгом пересказывала свой разговор с визитерами. Особенно тщательно она описывала солнце и ветер планеты, на которой ей не приходилось бывать. Да что бывать, даже слышать об Эленмаре ей никогда не приходилось. Старички слушали внимательно, не перебивали. Каждый помалкивал и поглядывал на соседа. Дед Володя набивал трубку самосадом, который выращивал для себя и покойной Айты. Порой Саяре казалось, что ее бабушку и этого пожилого, но еще крепкого мужчину связывало нечто большее, чем дружба и добрососедские отношения.

- Да чего мы там не видывали, на Ленмаре этом? – изрек, наконец, дед Матвей.

- Сиди уж, не высовывайся! – ткнула его в бок жена, которая не смотря на болезнь суставов все же доковыляла до места, считающегося центральной площадью поселка.

Спорили долго. Покидать насиженное место людям преклонного возраста было страшновато. Оно и понятно. Дома стены помогают, а на чужбине что? Только неизвестность. Можно ли верить гостям, никто из жителей колонии не знал. Слишком трудной была их жизнь все это время. Никто не ожидал, что все проблемы могут решиться вот так запросто и поэтому сомнения были.

- Да чего спорить? Выбираем вариант с пенсией и дело с концом! – опять внес предложение дед Матвей и бабки снова закудахтали.

Еще какое-то время продолжались жаркие споры, пока не поднялся дед Володя. Он откашлялся и просто сказал:

- Лететь надо. Собирайтесь.

- А чего это ты за всех говоришь, старый? – огрызнулась бабка Наоми-Лу. От возмущения на ее морщинистом лбу даже темная, почти черная кожа, натянулась.

- Вот вы тут спорите, как лучше, да как выгоднее, - продолжил дед Володя. – А кто-нибудь из вас подумал об Ярушке? Девке двадцать третий годок пошел, а живет как одинокий лишайник на камне. Ей учиться надо да со сверстниками общаться. Любовь нужна, чтобы юная кровь по жилам бежала, а не застаивалась, на нас старых мухоморов глядючи. Лично я без Ярки жизни не мыслю и полечу с ней.

Повисла тишина.

- Да что вы все в любви-то этой паскудной находите? От нее одни страдания и боль! – вмешалась в разговор бабка Дарья. – А вот общество и учеба действительно девочке необходимы. Чему мы ее научить смогли? Чтению и счету. Разве этого достаточно современному человеку? А помрем мы все (уж недолго осталось), с кем Ярушка здесь останется? Правильно Вовка говорит, хочешь-не хочешь, а лететь надо.

И вот тогда все согласились и кинулись по домикам собирать свой нехитрый скарб. На площади остались лишь Саяра и дед Володя.

- Надо на могилку к бабушке сходить. Попрощаться, - тихо вымолвила девушка.

- Идем, милая! – старик взял ее за руку и повел за околицу, где жители поселка соорудили нехитрый погост с выложенными камнями крестами на холмиках могил.

Прощались молча – седой старик и юная девушка. Каждый находил в душе свои слова для почившего, родного человека. Оба понимали, что на Шатри-7 никто из них не вернется. Назад пути не было. Жизнь продолжалась, она менялась к лучшему и оглядываться на прошлое не стоило. Да и сама старая лиса Айта желала бы для внучки лучшей доли.

- Ну, будет! – тихо сказал дед, обняв Саяру за плечи. По щекам девушки катились горошины слез, но взгляд оставался светлым, незамутненным.

- Она бы нас поддержала, - прошептала юная шаманка.

- Знаю, - ответил старик и, взяв ее за руку, отправился обратно в поселок.

Колонисты грузили пожитки молча, вели себя слаженно и дисциплинированно. Тяжелая жизнь обязывала выполнять все действия четко и в команде. Легар Сорг пообещал позаботиться об оставшейся на ферме скотине.

Через час родная планетка Шатри-7 осталась где-то далеко внизу. Коричневый шар уменьшался и уменьшался, пока не превратился в крошечную точку, но вскоре и она исчезла из видимости.

Саяра смотрела, как в необъятном космосе исчезает из виду ее прошлое, но это не страшило девушку. В будущее она смотрела с надеждой и радостным предвкушением. Ее окружали люди, ставшие родными за долгие годы существования бок о бок. И пусть теперь не нужно ухитряться выживать, не нужно думать, будет ли завтра пища и воздух, но беженцев с почти мертвой планеты объединяли воспоминания и нечто такое, чего нет порой даже между близкими родственниками. Никто из них никогда не забудет прожитых лет и руку помощи, которую они протягивали друг другу в тяжелые времена.

Кораблик оказался если не живым, то точно чудом техники. Ни с чем подобным девушке встречаться не приходилось. Даже просматривая новости инфосети в тихие вечера, она ни разу не читала о таком. «Полкан» общался с легаром и его женой, отвечал на любые их вопросы, даже не связанные с полетом, а иногда шутил. Подумать только! Летательный аппарат обладал чувством юмора.

Старички удобно расположились в мягких креслах, располагающихся в хвостовой части кораблика, и сладко дремали. Но юная шаманка прибывала в состоянии возбуждения. Девушка впервые куда-то выбиралась с родной Шатри-7 и теперь не могла оторваться от огромного голографического экрана, транслировавшего необъятный космос.

- Скажите, - решилась она спросить у легара, - а планета Кхарма далеко от Эленмара?

- Кхарма – четвертая планета звездной системы Арато, самой крупной и яркой звезды созвездия Кассиопея. Это достаточно далеко от Эленмара. А почему ты спрашиваешь? – поинтересовался Сорг.

Девушка замялась. Стоит ли раскрывать семейные тайны незнакомцам? С другой стороны, жители Шатри-7 уже и так вверили им свои жизни. И Саяра решилась.

- Понимаете, перед смертью бабушка наказала мне в определенное время быть в определенном месте, - поведала она.

- И это место находится на планете Кхарма? – уточнил легар. Юная шаманка кивнула и супруги переглянулись.

- А в какое время тебе нужно там быть? – уточнила Пелагея Джоновна.

- Ровно в полдень, через два дня. Бар «Аута мьенкулла».

- Забавное название для бара – «Нежный поцелуйчик», - усмехнулась Пелагея Джоновна.

- Я знаю это место. Порядочным девушкам там нечего делать. Абсолютно! – строго предупредил Белиготар Сорг.

- У меня нет выбора. Я должна там быть. Это последняя воля бабушки, а она никогда бы не толкнула меня на что-то недостойное, - возразила Саяра, прямо взглянув в глаза легару.

- Но этот притон находится на задворках грузового космопорта. Там собирается отребье со всей нашей Вселенной! Хоть у нас и заключено перемирие с темными, но многие еще не бросили своих старых привычек. Я категорически возражаю! – начал злиться мужчина.

- Тар, успокойся, - жена нежно погладила его по руке. – Можно же дать девочке охрану и сопровождение.

- Ты права, птичка моя, - выдохнул легар.

- Совершенно невозможно! – вновь возразила шаманка. – Покойная Айта строго-настрого наказала, что пойти туда я должна одна.

- Нет! – вскричали в один голос супруги.

- Да, - спокойно ответила девушка. – Я исполню последнюю волю той, что воспитала меня.

Саяра вдруг почувствовала себя уставшей. Спор с новыми знакомыми и события прошедшего дня изрядно ее утомили. Она откинулась в удобном мягком кресле и прикрыла глаза.

Через какое-то время, подумав, что девушка уснула, супруги начали тихонько переговариваться и даже спорить.

- Нет и еще раз нет! – возражал Белиготар Сорг.

- Милый, подумай сам. Мы в безвыходном положении, раз решили довериться шаманам. Айта Дьяконова была достойной женщиной и действительно ни разу не ошиблась! Я наводила справки. Мне также как и тебе не хочется отпускать туда девочку, но пойми – мы должны довериться судьбе полностью, раз уже сделали первый шаг, - возразила ему шепотом жена.

- Она же еще совсем птенец! – зашипел муж. – Бьюсь об заклад, ее даже не целовал никто, а там логово порока и разврата, Гея!

- И тем не менее, Тар, мы должны поступить так, как хотела ее бабушка, - не унималась Пелагея Джоновна.

- Знаю! Знаю, милая! И я в ярости оттого, что мне придется это допустить! – проскрежетал легар.

- Полкашенька, на Эленмар полетим позднее. Держи курс на Кхарму, - попросила кораблик супруга разъяренного мужчины. – Гостей разместим в Академии или нужно забронировать гостиницу?

- Разместим, - глухо заверил ее муж, но голос сорвался и послышались странные звуки, частое дыхание и нечто похожее на всхлипы.

Любопытная шаманка приоткрыла один глаз. Лучше бы она этого не делала. Супруги с упоением целовались, жадно сминая уста друг друга. Конечно, в инфосети она видела нечто подобное и не раз, а вживую, да еще вот так близко – впервые. Кровь прилила к щекам Саяры, породив чувство стыда и еще чего-то неизвестного, что сосредоточилось внизу живота и заставило девушку поерзать в кресле. Она зажмурилась и постаралась не замечать происходящего рядом, но частые вздохи и чуть слышные стоны не давали ей покоя. Каково это, когда любимый человек касается тебя подобным образом? Пожалуй, впервые в жизни у нее возникло желание стать кому-то не полезной, а жизненно важной и необходимой. Чтобы ее тоже вот так гладили и целовали, на выдохе называя «любимой».

Глава 4.

Кхарма встретила не ласково. Серые, свинцовые тучи низко нависли над космодромом, но колонисты были счастливы. Впервые в их лица дул настоящий свежий ветер. Он шевелил волосы, ласкал кожу и заставлял улыбаться для кого-то давно утерянным ощущениям, а для кого-то и впервые испытанным. Саяру восхищало все: и ровное, словно высеченное из цельного камня, покрытие посадочной площадки, и мигающий разноцветными всполохами телепорт, даже подсобные андроиды вызывали умиление девушки. Когда-то она видела настоящего робота, но тот прибывал в плачевном, нерабочем состоянии. Его бросили в шахте, когда прекратили добычу «солнечного камня». И уж конечно, тот робот ничем не напоминал живых людей.

Разместили их в здании Высшей Звездной Академии. Оказывается, сопровождающий их легар был ее директором, а Пелагея Джоновна преподавала и заведовала одной из лабораторий. Само здание находилось на острове, который поднимали в воздух одним богам космоса известные силы! Но как же величественно и волшебно это выглядело! Город, парящий в облаках. Ах, Саяра даже мечтать не могла о посещении подобного чуда.

Каждому из колонистов выделили блок на этаже, где размещались апартаменты преподавательского состава. Жилой сектор включал в себя гостиную, санитарный блок и спальню. Номера оборудовали автоматической доставкой готовых блюд, множеством спутниковых он-лайн каналов и выходом в галактическую инфосеть. Старики не переставали благодарить судьбу и удивляться, до чего же изменилась жизнь людей с изобретением подобных нужных устройств. Да, отсталая жизнь на Шатри-7 ничем не напоминала их теперешнюю. Даже одежду и прочие необходимые мелочи можно было заказать. Доставка осуществлялась в течение часа. Тем более колонистам начислили пособие, и они смело тратили свои кровные галактические кредиты, радуясь каждой покупке, словно дети.

Саяра тоже приоделась под чутким руководством заботливой Пелагеи Джоновны. Из ее гардероба исчезли мешковатые серо-коричневые вещи, а на смену им появились яркие сарафаны, стильные комбинезоны и удобная мягкая обувь. Тратить приличную начисленную на счет сумму девушка не спешила. Все же жизнь не приучила ее к расточительству. Саяра всегда довольствовалась малым, не позволяя себе ничего лишнего. Но отчего она не могла отказаться, так это от пирожных, которые кухонное меню предлагало ежедневно.

- Боги космоса! – восклицала юная шаманка, откусывая кусочек от очередного сладкого кулинарного шедевра. – Я в раю!

Вызывая тем самым неизменные улыбки на лицах легара и его жены, которые взяли на себя опеку над девушкой. Два дня пролетели как единое мгновение. После завтрака, Саяра в сопровождении кого-нибудь из Соргов отправлялась на экскурсию по городу. Затем следовал обед и занятие в группе адаптации, где переселенцам из отсталых миров рассказывали про современные достижения цивилизации и учили ими пользоваться. После ужина все колонисты обычно собирались в гостиной блока легара и рассказывали, у кого как прошел день.

Время, определенное старой лисицей Айтой, неумолимо приближалось. Легар мрачнел, его жена пыталась успокоить мужчину, а Саяра старалась казаться веселой и беззаботной, но внутри все сжималось от страха. «Вместилище порока и разврата» - отозвался о нужном ей баре Белиготар Сорг. Пелагея Джоновна старалась предостеречь девушку, рассказывая, как не нужно поступать в подобных заведениях и что может спровоцировать мужчин на некрасивые поступки.

- Пойми, - говорила она, напутствуя юную шаманку, - не все мужчины благородны. И даже у самых достойных есть за плечами события, за которые им стыдно. Если избежать твоего похода в сие злачное место нельзя, то мы постараемся сделать тебя как можно неприметнее. Хотя это и трудно, очень уж ты симпатичная и яркая девушка.

- Вы правда так считаете? – оживилась Саяра. Комплимент от этой удивительной красавицы был ей приятен, а мнение Пелагеи Джоновны – ценным и важным.



- Я пока еще верю своим глазам! – рассмеялась звонким смехом жена легара. – Вот покончим с твоими делами, вернемся на Эленмар, и у тебя не будет отбоя от кавалеров. Такую редкую красоту пропустить невозможно!

Девушка смутилась, но слова новой знакомой порождали в душе надежду на будущее, а, быть может, и на любовь.

Сборы проходили под наблюдением Пелагеи Джоновны. От косметики, которой Саяра научилась пользоваться в Академии, решили категорически отказаться, но и без нее черты лица девушки были яркими и выразительными. Длинные черные ресницы подчеркивали красоту чуть раскосых глаз, алые пухлые губы притягивали взгляд, а крошечный аккуратный носик выгодно дополнял общую восхитительную картину. Даже волосы, собранные в простой высокий хвост, делали девушку привлекательнее.

С одеждой тоже возились долго.

- Снимай! – устало выдохнула Пелагея Джоновна, когда обычный серый комбинезон обтянул хрупкую фигурку девушки в нужных местах, подчеркивая изящные женские формы. – Первый раз жалею, что мы избавились от твоего ужасного гардероба с Шатри-7.

- Может подойдет темно-синий комбинезон? – невинно спросила девушка, рассматривая ряды с приобретенной одеждой.

- Одевай, - сдалась жена легара без всякой надежды на успех.

Синий цвет девушку не портил, но, по крайней мере, она не выглядела лакомым пирожным со спелой вишенкой наверху, хотя прелесть и свежесть юности им все равно скрыть не удалось.

- Не смотри им в глаза. Отвечай односложно и только когда спросят. На все предложения говоришь твердое «нет». Это ясно? – напутствовал ее легар.

- Ясно, кивала юная шаманка, потирая на руке новехонький комм.

- Если что-то пойдет не так, сразу нажимай кнопку экстренного вызова, как я тебя учил, - не унимался Белиготар Сорг. – И будь осторожна, девочка.

- Буду, - искренне пообещала Саяра, улыбаясь обоим супругам.

- Мы довезем тебя до грузовой площадки космопорта, - сказала Пелагея Джоновна. – И не спорь! Дальше не пойдем! Тебе итак непросто искать то, о чем ты даже не знаешь, поэтому самое меньшее, чем мы можем помочь – это доставить до места.

- Спасибо, - поблагодарила шаманка.

- Ну, по старой земной традиции – присядем на дорожку?

Да, бабушка тоже всегда так говорила и делала, даже если все ее путешествие ограничивалось пещерой духов или центральной площадью поселка, куда прибывал катер торговцев. Саяра присела на краешек дивана. Сердце в груди стучало ровно – это был верный знак, что ничего плохого с ней не случится. По крайней мере, сегодня.

Глава 5

«Аута мъенкулла», а в простонародье бар «Поцелуйчик» оправдывал свое название. Еще на широкой лестнице Саяра столкнулась с обжимающейся парочкой. Женщина хрипло хохотала и цеплялась за толстого как бочонок мужчину, который, судя по раскачиванию из стороны в сторону, пребывал в изрядном алкогольном опьянении. Парочка смачно целовалась, издавая при этом чавкающие звуки. Выглядело это отвратительно настолько, что девушку передернуло от отвращения. Вот, казалось бы, одно и то же действие – поцелуй, но каким он может быть разным, и насколько разные эмоции пробуждать в душе невольного зрителя.

Обходя «бочонка» с его прилипалой по широкой дуге, шаманка протискивалась к входу. Призывно горящая неоновая реклама над дверью обещала всем посетителям свежую выпивку и бездну удовольствий на любой вкус. Саяра поежилась, представив, что это могли быть за удовольствия. За последние два дня, под чутким руководством легара, она прочла множество информации о подобных заведениях и особенностях подобного бизнеса, а так же изучила все основные расы Коалиции и Темного Круга, членам которого теперь не нужна была виза для прилета на Кхарму.

«Бочонок», тискающий свою озабоченную даму, очень походил на опустившегося тентурийца, а вот женщина… она явно относилась к темным, судя по вызывающим жестам и хищному оскалу. Видимо, Саяра слишком пристально их рассматривала, потому что мужчина обернулся и спросил заплетающимся басом:

- Хочешь быть третьей, малышка? – а его пассия вновь противно загоготала.

Шаманка испуганно ретировалась и, быстро миновав ступеньки, вошла в бар, погружаясь в запахи дешевой выпивки, курительных смесей и еще чего-то кислого и перебродившего. За столом сидели группы мужчин. Женщины в зале были. Они ходили от столика к столику и выглядели вызывающе. Накрашенные яркой помадой губы, подведенные глаза, слишком обтягивающая одежда, которая оставляла мало простора для воображения обывателя, явно указывали на то, что профессия этих женщин, как сказал Саяре легар, очень древняя. Правда девушка не поняла почему? Она изучала историю возникновения различных рас с бабушкой Айтой и та ни о чем таком не упоминала, а наоборот, говорила, что самые древние профессии – это скотоводы и собиратели.

- Именно этим те женщины и занимаются, - подтвердил Белиготар Сорг. – Водят скотов и собирают на себя все венерические заболевания Вселенной.

- Тар! – укорила его жена и мужчина замолчал, так и не объяснив Саяре, кто кого куда водит и что собирает.

Девушка осмотрела помещение и решила, что безопаснее всего будет занять местечко сбоку от стойки бара на высоком, крутящемся стуле, который парил в воздухе над напольной антигравитационной подставкой. Она бочком протиснулась мимо занятых столиков и вскарабкалась на высокий стул.

- Какая цыпа в нашем захолустье! – бармен окинул оценивающим взглядом фигурку Саяры. – Что будешь пить, детка?

- Можно мне воды, - выдохнула девушка, а потом, спохватившись, тихо добавила, - пожалуйста.

- Фло! Ты слышала? – неприятно расхохотался бармен, причмокивая толстыми губами и показывая подошедшей официантке на Саяру.

Идеально лысый череп мужчины блестел под тусклым, мерцающим освещением. Черная кожа, испещренная зелеными татуировками, выдавала в нем принадлежность к расе влаппи. Значит, бояться не стоило. Уж кем-кем, но насильниками черные гиганты определенно не были, хотя и за ними водились темные делишки. В любом случае, расслабляться не стоило.

- О чем ты, Танни-ко? – спросила визжащим голоском девица, которую бармен назвал Фло. Корсет, сжимающий тисками ее туловище, был явно маловат официантке, потому что сверху вываливалась почти вся грудь выдающегося размера.

- Ты слышала? – повторил бармен-влаппи. – Малышка заказала воды!!! Воды в «Поцелуйчике»!

Неприятная Фло заржала в унисон с черным Танни-ко, привлекая к себе, да и заодно к Саяре, совершенно ненужное внимание. Девушка сжалась и постаралась казаться незаметнее, делая вид, что все происходящее ее не касается. Ну почему ее не предупредили, что в подобных заведениях не заказывают безалкогольные напитки? Эх!

- Что за веселье без старины Бьярни? – сипло прошелестел пробирающий до мурашек голос и на соседний стул опустился здоровый мужчина, чье лицо и руки покрывали следы от ожогов.

Старые шрамы делали кожу неровной и бугристой. Саяра читала про расу темных, которая украшала себя подобным уродством – ташторы. Вместе со «стариной Бьярни» в бар ввалились еще два представителя этой расы и расположились за спиной своего предводителя.

- Я, кажется, ясно спросил о царившем здесь веселье, - напомнил главный таштор, а в зале вдруг воцарилась тишина.

Когда у проходящей мимо официантки на подносе звякнули два пустых бокала, то звук отчетливо разнесся по всему заведению.

- Ну? – рыкнул старина Бьярни так, что даже черная кожа бармена посерела от страха.

- Новенькая заказала в баре воду, - пискнула Фло, не выдержав напряжения.

Да, не повезло! Потому что после слов официантки взгляды всех присутствующих устремились к юной шаманке. В этот момент влаппи все же подал ей стакан воды и девушка вцепилась в него, как в спасательный круг.

- Что это тут у нас? – вкрадчиво просипел таштор, причем спрашивал он скорее все ту же неприятно-визгливую Фло. – Свежее мясцо?

- Она не наша, - ответила официантка и захихикала так, что ее объемная грудь над корсетом заколыхалась, как переспевшее тесто. – Пришлая, видать на вольных хлебах девочка. У нас никогда таких чистеньких не было.

- Чистеньких, говоришь? – Бьярни уже потерял интерес к Фло, переключая все свое внимание на Саяру, которая в этот момент мечтала провалиться сквозь землю, лишь бы очутиться отсюда как можно дальше. – Так кто у нас тут такой свеженький?

Мозолистая ручища, перетянутая белесыми рубцами шрамов, опустилась на запястье девушки, отчего она вздрогнула. Саяра и глазом моргнуть не успела, как ее новенький комм перекочевал к одному из друзей старины Бьярни.

- Мы же обойдемся без этой игрушки, малышка, правда? Не будем звать на помощь твоих сутенеров. Дядя Бьярни просто с тобой поиграет, - таштор придвигался все ближе и вкрадчиво шептал, заставляя все внутри Саяры сжиматься от ужаса. – Ну что же ты отодвигаешься? Не хочешь, чтобы я был один? Так мы можем позвать Кардела и Муфта. Они парни хоть и недалекие, но выносливые в этом деле!

И ташторы заржали, вызывая у девушки приступ паники. Отсутствие комма тоже напрягало. Мерзкий мужчина вертел его в руках, а Бьярни ухмылялся, отчего его обезображенное ожогами лицо, становилось еще страшнее. Саяра начала потихоньку сползать со стула.

- Что, малышка? Удрать хочешь от дяди Бьярни? – рыкнул таштор и вцепился в плечо Саяры.

- Отпустите меня, пожалуйста, - жалобно пискнула она, скривившись от боли.

- Э, нееет! – выдохнул перегаром страшный мужчина и перехватил ее за запястье, с которого совсем недавно снял комм.

- Не надо! – простонала девушка, тщетно пытаясь выдернуть руку, но таштор не обратил на это никакого внимания.

- Бармен! – сипло выкрикнул он. – Ключ от лучшего номера для меня и моей сегодняшней королевы!

Старина Бьярни тянул Саяру за руку, и девушка уже приготовилась кричать без особой надежды на помощь, когда со второго этажа заведения раздался душераздирающий вопль.

- Мерзавец! Ты обещал заплатить четыреста галактических кредитов, а здесь не наберется и трети! – женщина истошно кричала, сопровождая свои тирады всхлипами. – Мы договаривались, Сион!

- Ничего себе расценочки у милашки, - хмыкнул пожилой солор, отхлебнув из кружки мутного пенного напитка. – Да за четыреста галакредитов я бы сам ему не прочь отдаться!

Компания, сидящая с ним за одним столом, дружно заржала. А по лестнице в зал уже спускался молодой тентуриец, вполне привлекательный, если бы не кривая усмешка, искажающая излишне тонкие губы. Вслед за ним бежала рыдающая женщина.

- Сион! – кричала она. – Если я не внесу плату, мои братья окажутся на улице. Мы договаривались и ты обещал!

- Донна, - тентуриец обернулся и окинул женщину пристальным взглядом, - я хозяин своего слова. Могу дать, а могу и обратно взять. Поверь, твоя девственность не стоит таких денег, да к тому же в постели ты полный ноль.

На щеках молодой женщины вспыхнул румянец, и она закрыла лицо руками, словно это помогло бы укрыться от всего мира. У Саяры впервые в жизни возникло желание ударить человека. Тентуриец вызывал в ней отвращение еще большее, чем таштор, держащий ее за руку.

- Пойдем, моя королева! – потянул ее на себя старина Бьярни. – Подобные сцены не редкость в «Поцелуйчике», но у нас будет все по честному, не так ли, детка? Бармен! Клюююч!

Саяра поняла, что попала в переделку и помощи ждать неоткуда. Она судорожно искала выход из сложившейся ситуации. Мозг работал как никогда четко, быстро и продуктивно, потому что сейчас девушка боялась не за себя, ей безумно хотелось помочь отчаявшейся женщине, которая в это время упала к ногам молодого тентурийца, моля о выполнении договоренностей.

Свободная рука цеплялась за стойку бара, тогда как за другую таштор пытался тащить ее к лестнице. Силы были не равны и ногти уже скользили по столешнице, оставляя на ней царапины. Вдруг, рука зацепилась за странный предмет. Саяра бросила беглый взгляд. Так и есть, под ее ладонью находилась самая обыкновенная солонка доверху наполненная солью.

- Дядя Бьярни! – позвала она. От страха голос дрожал и окрик получился довольно томным.

- Ох, малышка! Лед начинает таять? Надеюсь, мне не придется брать тебя силой первые три-четыре раза? – и таштор расхохотался, покашливая в перерывах между спазмами смеха.

- Посмотри на меня! – крикнула Саяра.

- Ты такая аппетитная малышка, что я готов смотреть на тебя всю сегодняшнюю ночь, а быть может и завтрашнюю! – старина Бьярни обернулся и это была его большая ошибка, потому что в его лицо уже летела солонка.

Соль попала в глаза таштора и он взвыл, пытаясь проморгаться. Оба его друга напряглись, но в схватку не вступали. Это сыграло на руку юной шаманке.

- Воды! – прохрипел Бьярни, пытаясь тереть глаза. – Воды! Бармен!

- Что же вы не смеетесь? – выпалила черному влаппи Саяра. – В «Поцелуйчике» же никто не заказывает воду!

- Сукаааа! – прорычал таштор и бросился на голос девушки.

Запястье Саяры он выпустил еще в момент, когда соль попала ему в глаза. Шаманка заметалась, пытаясь воспользоваться тем, что ее противник не видит, но старина Бьярни чувствовал все ее передвижения. Он шел прямо на нее, хищно раздувая ноздри на покрытом шрамами лице и утробно рычал, то и дело выкрикивая разные ругательства. Мелкими шажками девушка пятилась назад, пока не уперлась спиной в стену. Никто из мужчин в зале не пришел ей на помощь. Наоборот, мерзкими шуточками и окриками фривольного содержания они подбадривали нападающего на нее мужчину. Похоже, что подобные сцены здесь тоже проходили регулярно, никого не удивляли и являлись частью какого-то чудовищного шоу. Саяра взвизгнула и попыталась проскользнуть под растопыренными руками на время ослепшего таштора. Не тут-то было! Как только она поравнялась с нападавшим, он втянул воздух и резко изменил направление движения, схватив ее поперек талии и высоко подняв над головой, как добычу, как трофей, под громкие и одобрительные крики подвыпившей толпы.

- Добегалась!

- Эта девчонка резвая! Я бы ей вдул!

- Бьярни, оставь и нам кусочек!

Покрытый ожогами мучитель снова, как тюк с соломой, поднял ее вверх и зарычал. Страшно. Протяжно. С вибрирующими переливами. Саяра зажмурилась, а в следующий момент услышала такой визг, что от него просто заложило уши. Секунду спустя, девушка поняла, что подобный ультразвук издает именно она. Ее звуковая атака не дала никаких преимуществ. Старина Бьярни опустил ее на пол и наотмашь ударил, попав по щеке. Сила удара была такая, что девушку отбросило на полтора метра. Она упала, больно приложившись спиной об угол барной стойки. В ушах зазвенело, а рот наполнился солоноватой жидкостью с металлическим привкусом. Кровь выступала из ранок на тыльной стороне щеки. Ее становилось так много, что она струйкой стекала с уголка губ. Саяра смахнула ее ладонью, размазывая по подбородку. Глаза защипало, но слезы так и не пролились.

- Вставай, тварь! – рыкнул все еще ослепший таштор, намереваясь поднять девушку пинком.

От носка огромного ботинка старины Бьярни она увернулась, отползая чуть в сторону. Каждое движение давалось ей с трудом, отдаваясь вспышками боли во всем теле.

- А она уже не такая резвая! – кричал кто-то из зала. – Припечатай ее!

- Возьми ее здесь!

Кто-то из ретивых посетителей «Поцелуйчика» уже начал сдвигать вместе тяжелые столы из стилизованного под дерево пластика. Саяра не понимала, о чем кричат все эти люди и что происходит вокруг. Голова трещала, словно в ней пульсировало раскаленное ядро, щеку саднило и жутко болела спина. Опираясь на антигравитационный стул, девушка тяжело поднялась. Не успела она распрямиться, как ее схватили и поволокли, разложив на гладкой поверхности.

- Руки вяжи!

- И ноги! Чтобы не брыкалась!

- Кляп ей в рот!

- Не! Пусть орет! Меня заводят вопли свеженьких крошек!

Саяра с ужасом, словно со стороны наблюдала за происходящим. Смотрела, как ее руки перетягивают тканевыми жгутами и привязывают к толстым ножкам стола. Еще мгновение и она не смогла двигать ногами, их тоже зафиксировали.

Над ней нависло уродливое лицо Бьярни. От попавшей в них соли, глаза таштора стали красными, отчего выглядел он еще чудовищнее. Склоняясь над девушкой и обдавая ее перегаром, мучитель зарычал:

- Не хотела по-хорошему, тихо, уединенно, значит, будет по-плохому, королева! Готовься!

Старина Бьярни с силой рванул ворот комбинезона. Магнитные застежки не выдержали. Саяра почувствовала прикосновение воздуха к своей обнаженной груди и застонала от ужаса и унижения. Как только таштор приподнялся, открывая вид на распластанную девушку, толпа одобрительно взвыла, выплевывая новую порцию пошлых комментариев.

- Бьярни, я следующий!

- Черную дыру мне в печень, таких сисек я вовек не видывал! Пиши меня!

- И меня! Я тоже участвую!

- Воооооон! – рыкнул таштор, заставляя наиболее шустрых и уже протягивающих похотливые, потные руки к девушке, отскочить от стола. – Если я согласился поиметь свою девку у вас на виду, это еще не значит, что я намерен ею делиться! Правда, малышка? Ты же будешь покладистой и порадуешь дядюшку Бьярни?

Шрамированный снова навис над шаманкой, обдавая противным запахом перегара и давно не чищеных зубов, отчего Саяру замутило. Кровь еще сочилась из ранок на щеке. Девушка посмотрела на таштора. Мужчина взгляд не выдержал и переместил его на обнаженную грудь сегодняшней жертвы. Поддаваясь внезапному порыву, шаманка скопила во рту слюну, смешанную с кровью, и выплюнула все прямо в лицо своего мучителя.

- Ах, ты ж, сукаааа! – сипло завопил таштор, утираясь рукавом. Последовал удар, от которого голова девушки дернулась, а другую щеку опалило болью.

Глава 6

Разъяренный таштор замахнулся снова, но тут раздался женский крик:

- Мрази! Какие же вы все тут мрази! – это вопила незнакомка, про которую все забыли. Тентуриец, коварно обманувший ее, сейчас стоял рядом со столом и алчно смотрел на Саяру.

Женщина вскочила на ноги, подхватила с соседнего стола огромный нож, которым разделывали внушительный шмат запеченного мяса, а потом неожиданно, по самую рукоять вогнала его в шею ничего не подозревающего старины Бьярни. Словно через пелену кровавого тумана, Саяра наблюдала за происходящим. Таштор удивленно посмотрел на свою убийцу, ощупал торчащую из шеи рукоять и кулем рухнул на пол, не подавая больше признаков жизни. Под его уродливой головой расплывалась кровавая лужа.

- Бьярни! Тварь, ты убила Бьярни! – вопил один из друзей убитого таштора, пробираясь к женщине, которая, казалось, в роковой удар вложила все свою решимость, и сейчас стояла безвольно опустив руки. Она покорно ожидала своей участи и точно знала, что наказание последует неизбежно.

- Поплатишься! – прошипел второй, бросаясь вперед.

- Не так быстро, парни! – остановила их озверевшая толпа. – Ваш друг не смог удержать свою добычу и теперь она наша! Да! Да! Уберите ташторскую падаль и дайте зрелищ! Вяжи вторую!

Друзей Бьярни куда-то оттеснили, тело убитого за ноги отволокли подальше, а затем подсобные рабочие смыли кровь несколькими ведрами воды, которая утекла сквозь предусмотрительно сделанные в полу сливы. На соседний стол бросили женщину, убившую мучителя Саяры. Она даже не сопротивлялась, когда ее привязывали, словно смирилась со своей участью.

Случайно рука незнакомки дернулась, задев обнаженную грудь юной шаманки. Как только между женщинами возник тактильный контакт, сознание Саяры заволокло хлопьями сияющего тумана. Девушка оказалась не в жутком баре, а совсем в другом месте. Светлое помещение скорее напоминало больницу. В огромном просторном зале бродили странные существа. Они ни на что не обращали внимания, брели то и дело натыкаясь на стены и друг на друга. Изредка, кто-то из них подходил к накрытому столу, брал с него пищу и медленно начинал есть. Внешне, существа напоминали животных, но ходили прямо и агрессии не проявляли, не смотря на наличие когтей и внушительных клыков. Их огромные тела, поросшие густой длинной шерстью впечатляли, но почему-то совсем не пугали. Саяра была уверена – ни одно из этих созданий не причинит ей вреда.

Вдруг распахнулись двери и в зал вошла ее спасительница. На этот раз незнакомка не выглядела жалко. Она прошла, не замечая присутствия шаманки. Существа никак не среагировали на присутствие этой женщины. Все. Почти все. Кроме… Спокойно сидевший в углу монстр встрепенулся, словно очнувшись от долгой спячки. Он потянулся, расправляя затекшие плечи, и с жадностью втянул в себя воздух. Дама из бара остановилась, внимательно разглядывая окружавших ее особей. Саяра была уверена, что все монстры мужского пола и самок среди них нет.

Очнувшийся монстр медленно направился к женщине. Он подошел и ткнулся носом в основание ее шеи, снова глубоко вдохнул и удовлетворенно заурчал. Незнакомка протянула руку и погладила зверя по заросшей шерстью морде, потом зарылась пальчиками в густой мех и почесала существо за ухом.

- Ты мой? – робко спросила женщина, вглядываясь в морду зверя, ответом ей послужило утробное рычание, но не злое, а какое-то уютное.

Монстр еще раз обнюхал ее и вдруг лизнул щеку девушки, высунув большой розовый язык.

- Ох, чем провидение не шутит! – устало выдохнула незнакомка. – Может ты и правда моя судьба?

Она привстала на цыпочки и дотронулась губами до рта существа. А вот дальше, дальше перед глазами удивленной Саяры все вспыхнуло. Фигура огромного монстра стала расплываться и трансформироваться на глазах, все больше и больше напоминая человеческую. Не прошло и минуты, как на месте зверя стоял симпатичный светловолосый мужчина, закутанный, как в плащ, в свои собственные волосы. Он огляделся и улыбнулся потрясенной незнакомке.

Монстры, почуяв перемены в своем недавнем собрате по несчастью, оживились. Со всех сторон доносились грозные рыки. Двери в зал снова распахнулись и вбежали андроиды.

- Фаэра, фаэр, вам надлежит срочно покинуть зал проклятых. Это - не место для излечившихся мужчин, - наперебой говорили они, выводя пару из зала.

Как только люди вышли, существа вновь потеряли интерес к происходящему вокруг, снова уйдя в себя. Все замерцало и картинка начала расплываться, возвращая Саяру в страшную реальность.

Снова пластиковый стол и пошлые выкрики пьяной толпы, а рядом почти без сознания лежит та, что недавно во сне обрела счастье. Или это был вовсе не сон? Неужели судьба подшутила над девушкой и подарила дар в такую минуту? Несомненно, Саяра видела будущее, счастливое будущее незнакомки – значит, там в зале проклятых была вероятно возможная реальность и значит есть шанс на спасение. Но что она может? Руки и ноги крепко привязаны к ножкам стола, да! Но ведь свободен рот! И девушка закричала так громко, как только могла. Она вкладывала в крик все оставшиеся в ней силы.

- Помогите-е-а! На по-мо-о-о-ощь! – вопила она, что есть мочи.

- Заткни ей пасть! – прошипел кто-то сбоку.

Саяра поняла, что проиграла и вот-вот случится нечто ужасное, потому что молодой тентуриец уже стоял между ее ног и, глядя в глаза девушке, медленно расстегивал ремень брюк. Это конец! Конец!

- Помогите-е-е-е! – вновь закричала она, но вышло как-то тихо и хрипло, и стоящий над ней мужчина рассмеялся.

- Потеряла голос, пташка? – издевательски поинтересовался он. – Ничего, меня устроят и стоны.

Юная шаманка молила всех богов, чтобы лишили ее сознания в тяжелую минуту. Она не хотела видеть того, что неизбежно должно произойти с ней сейчас. Нет! Она просто не вынесет этого кошмара.

- Патруль Звездной Академии! Что здесь происходит? – вдруг раздался окрик, заставивший всех собравшихся напрячься.

- Эленмарцы! Сматываемся! Эти разбираться не станут! Валим! – доносилось со всех сторон.

Образовалась давка. Чей-то голос вдалеке вызывал подмогу. Слышались звуки ударов и резкие окрики. Саяра с трудом повернула голову к незнакомке. Губы потрескались и саднили.

- Тебя как зовут? – прилагая усилия, прошептала шаманка.

- Нита, - нейтрально отозвалась женщина.

- Нас спасут, Нита, - выдохнула девушка.

- Какая теперь разница, - горько усмехнулась ее спасительница. – Жизнь кончилась. Ничего хорошего впереди не ждет.

- Ждет! – Саяре было очень трудно говорить, но позволить новой знакомой отчаяться она не могла. – Я видела твое будущее. Ты просто выбрала не тот путь к своему счастью.

- А какой нужно? – оживилась Нита.

- Пока не знаю, - не стала лукавить девушка. – Но мы вместе очень скоро это выясним.

- Обещаешь? – с надеждой спросила подруга по несчастью.

- Обещаю, - из последних сил выдохнула Саяра и сознание отключилось.

Глава 7

Просыпаться не хотелось. Чрезвычайно приятные ощущения, словно щеки касается что-то нежное и невесомое. Телу тепло и нет неприятного ощущения обдуваемой кожи. Юная шаманка давно очнулась, но открывать глаза не спешила. Ее окутывал невероятно приятный аромат. Так, наверное, пахнет лес и прокаленная настоящим светилом почва, полевые цветы и медовые травы. Удобная лежанка пошевелилась и девушка различила гулкие удары сердца. Оказывается, кто-то держал ее на руках, бережно прижимая к себе и поглаживая по щеке.

- Аргол, отпусти малышку! Что ты прижал ее, как свою? – раздался совсем рядом чей-то веселый голос.

- И главное выбрал самую красивую, - вторил ему второй. – Я таких и не видел никогда. Интересно, какой расы эта крошка?

- Земляночка, - раздался самый чарующий в мире голос, от звука которого сердце Саяны пустилось вскачь.

- Уверен? Что-то она не похожа ни на одну их знакомых нам землянок, - скептически заметил первый собеседник.

- Земляночка, - нежно, словно лаская каждую клеточку на теле Саяры прозвучал голос и теплые пальцы бережно коснулись щеки девушки.

- Да с чего ты так решил? – не выдержал второй.

- Так сладко пахнут только земляночки, - и, закутав поплотнее, шаманку крепче прижали к надежной груди.

Прижавшись щекой, Саяра не могла надышаться. Она наслаждалась той защищенностью и уютом, что дарили объятья незнакомца. Его пальцы чуть поглаживали распущенные волосы девушки. Заколка, державшая высокий хвост, осталась где-то в страшном баре. По мерному покачиванию и ровному гулу двигателей понимала - они куда-то летят, но ей было все равно, лишь бы с ним, лишь бы никогда не заканчивалось это мгновение.

Ужас и паника отступили и в одиночку шаманка ни за что бы не справилась с собственными эмоциями. Саяра никому бы не пожелала пережить подобный кошмар. Зачем старая лисица Айта направила ее в этот богами забытый бар? Бабушка знала, что с внучкой все будет в порядке. Она видела, как раскроется дар девушки. Но неужели боль и унижение, через которые ей пришлось пройти, стоили этого? На данный вопрос не было однозначного ответа.

Ради обретения дара юная шаманка не согласилась бы пройти подобное испытание, но почему-то обиды на пожилую родственницу не было. Более того, Саяра отдала бы все сокровища мира, чтобы еще хоть раз испытать то блаженство, в которое погружали ее крепкие объятья незнакомца. И имя у него такое певучее. Аргол – так рокочет водопад, так поют свою песню птицы, встречая новый день, так шепчет любящее сердце. Девушку даже не волновала внешность мужчины. Будь он самым уродливым из людей, для нее он все равно будет самым прекрасным.

- И все равно я не пойму, зачем ты ее держишь? Во флайкаре достаточно удобные кресла, ведь разместили же мы других освобожденных женщин, - не унимался первый голос.

- А тебе и не понять, Туррин. Тебя в блоке ждут любимая связанная и дитя, рожденное от вашей любви, - изрек Аргол тихим, печальным голосом.

- Только не говори мне, что готов остепениться! – воскликнул второй. – Только не ты, Аргол! Теперь, когда двери Храма Равновесия снова открыты и проклятье нам не грозит, не стоит спешить связывать себя постоянными узами. Уж тебе-то тем более. Мужчине из рода Элвэ стоит подмигнуть и любая будет у его ног. Даже эленмарки одаривают тебя своей благосклонностью, пытаясь поймать в свои сети.

- Любая, да не любая, - мужчина вновь погладил Саяру по щеке. – Когда-то я страстно желал одну женщину, но она выбрала моего брата.

Девушка могла поклясться, что в этот момент ее спаситель грустно улыбнулся. Как же завидовала она той незнакомой женщине. Что ж, если сердце спасителя занято и взаимности ждать не стоит, Саяра просто уйдет с его жизненного пути, оставив сладкие воспоминания об этом полете в своем сердце. Она была уверена, что если мужчина по имени Аргол не полюбит ее, то никто иной никогда не займет его место в душе девушки.

- Нашел о чем грустить! Да, Алевтина Верник просто кошмар в комбинезоне! Хлебнул твой брат с ней неприятностей.

- Зато и счастья хлебнул, - возразил Аргол. – Алевтина Элвэ – удивительная женщина, просто не моя.

- Тангиру повезло с женой, - вклинился в беседу Туррин. – И понимающая, и со связями, да еще и из могущественного рода Сорг.

«Сорг… Сорг…» - вертелось в голове девушки. Белиготар Сорг – легар Звездной Академии и его красавица жена! Они, наверное, потеряли ее и волнуются, звонят на комм… Боги! Что же делать? Признаться, что давно не спит сейчас или еще минуточку счастья урвать у судьбы?

- Аргол, отнеси девушку к освобожденным пленницам! – неожиданно возник третий, достаточно грубый голос.

- Нет, - спокойно возразил ее спаситель.

- Фин, это пустая затея! Элвэ запах малышки почувствовал еще у южных доков космодрома, а потом, как собака, шел по следу, - попытался отшутиться Туррин.

- Вы видели, что творили с женщинами эти уроды? – обладатель грубого голоса явно злился. – Да, на каждой из них пробы ставить некуда. Аргол, подумай, сколько мужчин ее имели до тебя. Неужели тебе не противно?

- Неужели ты свою Фархунду нетронутой взял, Беллим? – вспылил спаситель, крепче прижимая девушку.

- Моя Фархунда из тех редких женщин, которые сами берут то, что хотят, никого не спрашивая. И я чертовски горд, что она моя пара!

- Тише! Фин, чего ты к нему прицепился? Разве ты когда-нибудь видел Аргола таким? Вцепился в девчонку, рычит на всех! Да он полбара положил, пока ее от стола отвязывал и в куртку свою заворачивал, - усмехнулся второй голос. Имя этого собеседника Саяра не знала. – А грудки у малышки высший сорт! Совсем не выглядят потасканными.

Девушка, крепко прижатая к груди Аргола, услышала угрожающий рык. И собеседники на какое-то время затихли.

Саяра боялась пошевелиться, чтобы любым жестом не выдать себя. Это что же получается? Они приняли ее за одну из тех развратных женщин из бара? Они думают, что она и те мужчины… Боги космоса! Девушка даже не хотела представлять тех кошмаров, о которых говорили мужчины. Хотя, если бы эленмарцы не подоспели вовремя, скорее всего ее попросту бы не было в живых. Интересно, так гадко о ней думает только Фин или все остальные тоже? Кому она врет. Шаманке наплевать на мнение остальных, ей важно только, что обо все этом думает Аргол. Больше всего на свете она боялась посмотреть ему в глаза и увидеть неприязнь. Пусть он ее не примет, и никогда не полюбит, но жить с его презрением и ненавистью Саяра не сможет.

Предательские слезы вытекали из под ресниц, оставляя на ткани, в которую уткнулась девушка, мокрые пятна. Она кусала потрескавшиеся губы, чтобы невольным всхлипом не привлечь к себе внимания, ведь тогда придется взглянуть в лицо Арголу. А что если он думает так же, как этот Фин Беллим? Нет! Нет! Саяра, как могла, оттягивала момент истины, но все же не удержалась и шмыгнула носом.

- Малышка? – обеспокоенно окликнул ее Аргол и приподнял ее лицо за подбородок. – Ты что? Ревешь?

Саяра смотрела в самые прекрасные в мире глаза цвета чистой, ничем не замутненной бирюзы и слезы крупным градом катились по ее щекам. Она все пыталась рассмотреть отвращение и ненависть, но там в чистом сиянии была лишь нежность.

- Кто тебя расстроил? Ты слышала наш разговор? Это Фин, да? – Аргол с трудом оторвал взгляд от зареванного личика девушки и зло посмотрел на Беллима.

- Я не хотел тебя обидеть, - поспешно сказал тот. – Приношу извинения.

- Ты уже ее обидел! – рыкнул Аргол. – Или ты считаешь, что те несчастные женщины находились в подобном месте по доброй воле?

Саяра заворочалась в своем импровизированном коконе, вытягивая прижатую к телу руку. Она смахнула слезы и тяжело вздохнула. Сказка закончилась, ее волшебный мир снова стал обычным, а существование одиноким. Успокаивало лишь то, что спаситель с бирюзовыми глазами по-прежнему относился к ней тепло и по-доброму. Что ж, пусть так. Остальное она сама придумает, рассказывая себе на ночь волшебную историю.

- Мне очень нужно связаться с легаром Звездной Академии Белиготаром Соргом или его женой Пелагеей Джоновной, - хрипло выдохнула девушка, почти взяв себя в руки.

- Ого, - прокомментировал Фин, криво ухмыльнувшись Арголу. – А у малышки неплохие связи.

- Заткнись, Беллим! – прошипел Элвэ и внимательно посмотрел на Саяру. – Только не говори, что Сорги твои родственники!

- А я и не говорю! Мне просто очень нужно с ними связаться.

- Слышал? Малышке срочно понадобился легар! – весело хмыкнул тот, чье имя Саяра пока не знала.

- Все равно о происшествии в баре уже известно, - махнул рукой Фин и что-то набрал в комме.

- Легар Сорг, - тут же раздался знакомый голос.

- Докладывает курсант Беллим… - он еще порывался что-то сказать, но ответивший мужчина прервал его.

- Ваш патруль инспектировал космопорт?

- Да.

- В баре «Поцелуйчик» тоже были ваши люди?

- Да.

- Доложите обстановку! – последовал приказ.

- В помещение бара попали, услышав призыв о помощи. Оказалось, что под вывеской питейного заведения скрывался притон работорговцев. Все виновные задержаны и переданы правоохранительным соединениям Коалиции.

- А женщины? Там были женщины? – взволнованно спросил легар.

- Да, все жертвы произвола в количестве десяти человек находятся сейчас на борту флайкара. Мы решили доставить их в медицинский корпус сами.

- Прекрасно, к вашему прибытию медицинский корпус будет готов их принять.

- Это все? – уточнил Фин.

- Еще вопрос, курсант, - легар явно нервничал. – Нет ли среди пассажиров женщины, землянки, с длинными темными волосами и карими глазами?

- Такая женщина есть, - подтвердил Беллим.

- Она здорова? – осторожно уточнил Белиготар Сорг.

- Более того, она жаждет пообщаться с вами, - Фин отстегнул с руки комм и передал его девушке.

- Простите, - тут же выдохнула девушка, - я никак не могла с вами связаться, они отобрали мой комм.

- Саяра! – воскликнул легар. – Как я рад, что ты жива! С тобой ничего не случилось? Ты в порядке?

- Да, сейчас уже все хорошо, только испугалась сильно. Если бы не ваши курсанты… - непрошеные слезы опять навернулись ей на глаза.

- Все закончилось, девочка, - успокаивающе говорил Сорг – Теперь все будет хорошо.

- Там в баре кое-что произошло, - выпалила шаманка. – Мне очень нужно поговорить об этом с вами и Пелагеей Джоновной.

- Мы ждем тебя, птенчик, - ответил ей мужчина. – Все обсудим дома. Береги себя.

Связь прервалась и четыре пары глаз вопросительно уставились на девушку.

- Что? – попятилась от них шаманка, кутаясь в куртку Аргола.

- Значит, Саяра? – улыбнулся Фингорм.

- Саяра Дьяконова с планеты Шатри-7, - подтвердила девушка и потупила взор, изрядно смущаясь пристального внимания четырех мужчин.

- И в баре ты была по заданию легара? – уточнил Аргол.

- Нет, там я была по заданию моей покойной бабушки, - не стала лукавить она.

- И кто у нас бабушка? – влез в разговор парень без имени.

- Провидица…

- Уж не та ли это шаманка, которая предсказала Снегиревой полет на Эленмар? – удивился Беллим.

- Точно сказать не могу. Бабушка Айта много чего предсказывала и все ее пророчества сбылись.

- А ты значит тоже, как бабушка? – уточнил молчавший до этого Туррин.

- Дара у меня нет… - призналась Саяра и осеклась, а вдруг он теперь у нее есть? Странное видение с монстрообразными существами не давало покоя. Проверить бы, да где же искать то место?

- Тогда почему легар за тебя так беспокоится? – Беллим, как всегда, задавал крайне неприятные вопросы с двойным смыслом.

- Может быть потому, что чувствует ответственность за людей, которых вывез с умирающей планеты? – глядя прямо в наглые глаза Фина выпалила девушка.

Больше ни о чем разговаривать не хотелось. Мужчины подходили еще что-то спрашивали, но она только куталась в куртку, которая хранила успокаивающий запах Аргола, и ничего им не отвечала. Воспоминания, как сошедшая лавина, нахлынули внезапно. Все смешалось: и жизнь на Шатри-7, и смерть бабушки, и стол, на котором она была привязана, и нож, торчащий из шеи старины Бьярни. Сейчас, потеряв источник своего персонального тепла, Саяра чувствовала себя одинокой, несчастной и абсолютно никому не нужной.

- Может быть, ты кушать хочешь, малышка? – Аргол присел перед ее креслом на корточки и пытливо всматривался в лицо девушки. Она лишь отрицательно покачала головой и промолчала. О чем говорить, скоро их пути разойдутся навсегда. Не стоит привыкать к прекрасному эленмарцу.

Глава 8

Флайкар совершил посадку вовсе не на космодроме. Поднявшись в облака к зданию Академии, летательный аппарат нырнул в открытый шлюз и плавно опустился в ангаре. Большой голографический экран показывал, что происходило снаружи. К кораблю спешили люди, одетые в белые комбинезоны.

- Медики прибыли, - произнес Фин, сосредоточенно набирая что-то на панели своего комма. – Эх, мне еще отчет составлять! Саяра, ты в порядке? Помощь медиков нужна?

Девушка вздрогнула и отрицательно покачала головой.

- Хорошо, - согласился Беллим. – Сама дорогу к блоку легара найдешь или дать тебе сопровождающего?

Саяра прожила в Академии три дня, ходила на курсы реабилитации и научилась пользоваться лифтами и указателями, значит, вполне сможет найти дорогу самостоятельно. А вот разговор с Соргами предстоит нешуточный. Даже она сама не уверена, что привидевшееся ей в баре – проявление дара, а не просто видение, вызванное переизбытком эмоций, которое вызвало воспаленное воображение. Ладно, главное она все запомнила и сможет описать ситуацию в деталях. Вопрос лишь в том, стоит ли вмешивать сюда Ниту? С другой стороны, незнакомка находилась в отчаянном положении и была крайне истощена психически. Наверное, стоит все же за ней приглядеть. Вдруг Нита действительно сможет ей помочь обрести дар.

- Ну так как? Дать сопровождающего? – повторил свой вопрос Фин.

- Я найду дорогу, - ответила девушка. – Скажите, есть ли среди женщин брюнетка по имени Нита?

- Это лупоглазая тентурийка, что ли? – поинтересовался Туррин. – Как не быть, есть.

- А можно мне с ней поговорить? – попросила Саяра.

- Боюсь, это невозможно, - ответил ей Беллим. – Девчонка оказалась намного слабее тебя психологически. Она до сих пор не пришла в себя и ей потребуется помощь медиков и психолога.

- Но с ней все будет в порядке?

- Не переживай, - подмигнул ей эленмарец без имени и тут же натолкнулся на хмурый взгляд Аргола. – А что я? Я просто хотел сказать, что современная медицина творит чудеса и все с ее подружкой будет хорошо и чуть позже они смогут увидеться.

- Она мне не подружка, - тихо произнесла девушка, а подумала совсем иное. Как бы ей хотелось хоть с кем-нибудь дружить, чтобы иметь возможность поделиться своими мыслями, вместе порадоваться или попереживать, но, увы – друзей у нее нет. Только старики, но ведь они, как родные.

- Тогда можешь идти, - отпустил ее Фин, открывая входной люк.

- Спасибо! Спасибо вам за то, что спасли меня! – запоздало поблагодарила Саяра и поспешила покинуть флайкар, прикрывая накинутой сверху курткой спасителя свой разорванный комбинезон.

Когда она почти дошла до конца ангара, ее нагнал Аргол и просто пошел рядом. Мужчина успел переодеться в форменный комбинезон. Шаманка удивленно на него посмотрела, ожидая объяснений.

- Провожу тебя, - упрямо произнес он.

Пожав плечами, Саяра направилась к лифтам, по дороге рассматривая указатели. Эленмарец то и дело поглядывал на девушку. Коридор закончился широкой площадкой для ожидающих перемещения.

Здесь было многолюдно. Курсанты и преподаватели спешили по своим делам, некоторые заходили в лифты. У высокого окна, за которым виднелось вечернее небо и окрашенные последними лучами светила в пурпурный цвет облака, расположилась группа девушек, одетых в форму Академии. По внешнему виду они очень напоминали землянок. Саяра часто смотрела в инфосети фильмы, рассказывающие о планете ее предков. Она понимала, насколько жизнь на развитых планетах отличается от жизни на Шатри-7.

- Здесь учатся земляне? – тихо спросила юная шаманка своего провожатого.

- Раньше не учились, - ответил Аргол. – Но уже почти два года, как земляне здесь такие же курсанты, как и представители других рас.

Саяра кивнула и снова посмотрела в сторону землянок. Курсантки смеялись и что-то живо обсуждали. Все девушки были очень симпатичные, ухоженные, чисто одетые и так естественно себя вели. Разумеется, они привыкли жить на подобных планетах, это их дом, много знают, учились не по старенькому комму и, разумеется, их никто не пытался изнасиловать в баре «Поцелуйчик». С ними, наверняка, приятно поговорить и на них очень приятно смотреть. Не то, что на нее. Выглядит Саяра, по сравнению с ними, совсем не выигрышно. Комбинезон порван, сверху накинута куртка огромного размера, губа разбита, волосы растрепаны. Не девушка – мечта.

В голову лезли дурные мысли. Вот если Арголу придется выбирать между Саярой и любой из этих землянок, кого он предпочтет? Эх, ответ очевиден. И зачем она об этом думает? Только рвет себе душу на кусочки. Такие, как она, совсем не подходят таким, как он. Ему нужна похожая на этих девушек-курсанток, красивая и умная.

Как на зло, лифта все не было. Шаманка стояла посреди холла, кутаясь в огромную куртку. Длинные, темные волосы спутанными прядями рассыпались по плечам. Она нервничала и чувствовала себя крайне неудобно. А от того, что рядом стоял восхитительно красивый мужчина, которому, казалось, было наплевать, что подумают окружающие, комплексовала еще больше.

На них и правда стали обращать внимание. И первыми эленмарца заметили девушки-землянки. От группы отделилась красивая блондинка с удивительно голубыми глазами и, покачивая бедрами, пошла в их сторону. Точнее, она шла целенаправленно – к Элвэ, а вот Саяру землянка предпочла не замечать. Форменная юбка едва прикрывала попу, открывая взорам окружающих красивые, стройные ноги, затянутые в чулочки.

- Аргольчик, здравствуй! - подойдя, промурлыкала она. - Я уже два дня тебя не видела и успела соскучиться.

Блондинка положила свои маленькие ладошки на грудь эленмарца, нежно заглядывая ему в глаза. Кожа на руках была тонкая, гладкая, а ногти выглядели очень опрятно. Саяра тайком взглянула на свои руки. За три дня в Академии она так и не смогла привести их в порядок, не смотря на все косметические процедуры. Мозоли, натертые тяпкой и граблями, так и не сошли с ладоней. Правда перед походом в бар ее ногти тоже смотрелись неплохо, но сейчас обломались, а под их остатки забилась грязь. Сжав руки в кулаки, она незаметно спрятала их в длинных рукавах куртки.

- Здравствуй, Рая, - поприветствовал землянку Аргол и аккуратно убрал ее руки. Блондинка досадливо поморщилась, но сделала вид, что ничего страшного не произошло, соблазнительно улыбнувшись Арголу.

- Надеюсь, ты придешь сегодня в клуб, - очаровательно улыбнулась она эленмарцу, продолжая игнорировать Саяру. – Там соберутся все наши.

- Не уверен, - отстраненно ответил ей спаситель. – Мне нужно проводить Саяру.

А вот теперь на юную шаманку обратила внимание не только блондинка, но и ее подруги тоже. Ее смерили скептическими взглядами и все же решили, что никакой угрозы, как соперница, девушка из себя не представляет.

- Не думаю, что проводы затянутся, - пропела Рая, расправив плечи, отчего ткань форменной куртки натянулась и рельефно обтянула объемную грудь.

- А тебе, вообще, не стоит за меня думать. Я пока справляюсь с этим сам, - отчеканил Аргол.

Слава богам космоса, в этот момент распахнулись двери лифта. Саяра, все больше и больше чувствовавшая себя как под обстрелом, ринулась в его спасительную глубину. Аргол последовал за ней, блондинка осталась в холле. Вот только шаманка заметила, как злоба перекосила красивые черты лица землянки.

- Я бы нашла дорогу сама, - выпалила Саяра. Щеки ее предательски полыхали. – Тебе следовало остаться с той девушкой.

- Сам знаю, где и с кем я хочу остаться! – рыкнул Аргол.

Девушка замолчала. Резкие слова эленмарца испугали ее, все же Саяра не привыкла к тому, чтобы на нее повышали голос. Она опустила голову и стала изучать пол лифта.

- Прости, - услышала над собой, но смотреть на мужчину не стала.

За что он просит извинить его? За то, что ему не понравился ее совет? Так за свои мысли, если они искренние и честные, не стоит извиняться. А может быть, он извиняется за то, что не сможет ее проводить и решил вернуться к тем красивым девушкам? Почему-то от такой мысли ей стало неприятно.

- Малышка, ты слышишь? – Аргол бережно приподнял ладонями ее лицо и она взглянула в его чистые бирюзовые глаза. – Я сказал – прости меня.

- За что? – прошептала девушка. – Ты ни в чем передо мной не виноват.

- Я повысил на тебя голос, хотя очень этого не хотел.

- А чего хотел? – вырвалось у Саяры. Непроизвольно. Случайно. Неизбежно.

- Вот этого, - прошептал эленмарец, склоняясь к ее лицу.

Теплые губы Аргола бережно дотронулись до ее рта. Неужели он целует ее? Ее – простую девчонку с захудалой планетки. Треснувшую кожу губ щипало, но девушка, поглощенная ощущениями, даже не замечала этой боли. Самый первый в жизни поцелуй с самым великолепным мужчиной. Гулко стучало сердце, дрожь волнами прокатывалась по телу и ноги отказывались держать, а поцелуй все длился и длился. Боги! Теперь ей действительно будет, что вспомнить долгими одинокими вечерами.

Застонав, она все же отстранилась. Подзажившая ранка снова открылась и Саяра почувствовала, как капля крови стекает вниз по подбородку.

- Прости, - прошептал эленмарец, дотрагиваясь до треснувшей губы большим пальцем.

Он бережно вытер кровь, нежно погладив губы девушки. Ей хотелось одновременно и сбежать, и продлить эти чудесные мгновения. Чем дольше находилась Саяра в обществе Аргола, тем больше к нему привязывалась. Расставание разобьет ее маленькое сердечко.

- Зачем ты это сделал? – прошептала девушка.

- Поцеловал? Мне хотелось это сделать с того самого момента, как я впервые увидел тебя, - он нежно погладил ее по щеке. – Я предполагал, что ты сладкая, но реальность оказалась еще лучше.

Боги! Боги! Боги! Как же юной шаманке хотелось верить его словам! Отчаянно, наперекор здравому смыслу. Она тяжело вздохнула и отвернулась от него. Он принадлежит совсем другому миру, в котором для Саяры места нет.

- Отвернулась? Не смотришь? Молчишь? – тихо стал говорить Аргол. – А я ни капли не жалею о том, что решился тебя поцеловать! Слышишь! Даже если ты никогда в жизни больше не захочешь посмотреть в мою сторону, этот поцелуй останется со мной навсегда, Саяра!

Ах, если бы только это было правдой! Да она смотрела бы на него часами, не отрываясь. Зачем он так? Зачем говорит так горячо и пылко, пробуждая в ее душе сомнения? Здравый смысл подсказывает, что его слова не могут быть правдой. Он слишком идеален для нее, слишком красив. Арголу нужно иную девушку, похожую на него, такую же совершенную. А она улетит с Кхармы очень скоро. И больше никогда его не увидит, но будет помнить каждое мгновение их встречи.

Двери лифта раскрылись и Саяра попала в объятья деда Володи. Все ее старики, все семеро стояли рядом, окружив девушку плотным кольцом и отчаянно радовались, что она с ними, живая и здоровая.

- Ярушка, - выдохнул ей в макушку старик. – Заставила ты нас поволноваться!

- Места себе не находили! – подтвердила бабка Дарья.

А Наоми-Лу просто обняла ее и разрыдалась. Крупные слезы текли по темно-коричневым, морщинистым щекам негритянки.

- Я должна была туда пойти. Таково последнее желание бабушки, ее последнее пророчество, - всхлипнула Саяра, не сдержав слезы радости. Нет, она не одинока, пока у нее есть эти замечательные старики.

Обступив девушку и беспрерывно рассказывая о своих переживаниях, они повели ее к блоку легара. Об Арголе Саяра вспомнила, когда почти дошла до коридора, а оглянувшись, не увидела никого. Вот и исчез из ее жизни спаситель. Грустно. Больно. Но не смертельно, ведь с ней остались самые чудесные воспоминания их встречи и самый сладкий в мире поцелуй.

Глава 9

- Детка! – Пелагея Джоновна бросилась к девушке, как только она вошла в блок легара. – Как же ты нас напугала!

Женщина порывисто обняла шаманку по смущенное кряхтение стариков, стоящих, как верные стражи, позади Саяры. Когда первый эмоциональный взрыв немного спал, жена легара внимательно ее осмотрела.

- Боже! – выдохнула она. – Саяра, ты… у тебя кровь! О чем только думают эти мужчины! Нам срочно нужен доктор! И ванна! И одежда! И ужин!

Все вокруг пришло в движение. Старики засуетились. Кто-то пошел в комнату к девушке, чтобы принести одежду, кто-то в санблок, чтобы активировать ванну и набрать туда воду. Две бабушки бойко спорили у стойки пищевой доставки. Одна полагала, что девушке необходима обильная, сытная пища, другая решительно с ней спорила, отдавая предпочтение бульону с сухариками. Все же Пелагея Джоновна сильная женщина, одно ее слово, а вокруг уже хаос.

И вот посреди этого процесса дверь отъехала в сторону, пропуская Белиготара Сорга. Он минуту молча взирал на происходящее, обратив внимание и на суетящихся стариков и на жену, не выпускающую из объятий юную шаманку, а потом произнес вроде и тихо, но в один момент, прекращая все движения и споры вокруг:

- Птичка моя, что происходит?

- Тар! Девочке нужен доктор! – заявила супруга.

- Доктор нужен вам обеим, дорогая! – он что-то набрал в комме и произнес, - попросите Навира Тавиласа подняться в блок легара Сорга. Да. Да. Очень. Срочно. Критическая.

- Что ты этим хочешь сказать? – возмутилась Пелагея Джоновна.

- У тебя приступ невостребованной материнской заботы, Гея. Давно пора вернуться на Эленмар, разгрузить энфину и самим взяться за воспитание нашей дочери, а Саяра уже взрослая девушка и за свои поступки и состояние отвечает сама.

К чести жены легара, она не стала спорить, а лишь кивнула в ответ, соглашаясь с доводами мужа.

- Но прежде, чем ты расспросишь девушку, ей нужно помыться, переодеться и поесть, - подытожила Пелагея Джоновна и на этот раз ей никто не возразил.

- Что случилось, Тар? Меня оторвали от пациентов и сказали, что здесь критическая ситуация! – в блок влетел симпатичный эленмарец, одетый в белоснежный комбинезон. Такие носили медицинские работники.

- Навир, осмотри пожалуйста девочку и успокой мою жену, - устало попросил легар, опускаясь в стоящее рядом кресло.

Через полчаса вымытая, переодетая в ярко-красный с блестящими чеными вставками комбинезон, который очень шел девушке, Саяра сидела за большим, накрытым к чаю, столом. Она все еще никак не могла привыкнуть к изобилию продуктов. Глаза разбегались, хотелось если не съесть все, то как минимум попробовать каждой сладости по кусочку.

- Итак, Саяра, - легар посмотрел на шаманку и отодвинул от себя чашку, намекая, что время разговора наступило и больше тянуть с этим он не намерен, - может быть вы расскажите, что произошло в баре?

Как могла, она рассказала о баре, посетителях, упуская лишь совсем тяжелые для себя психологические моменты. И вот, когда девушка дошла до момента спасения, двери блока легара снова отъехали в сторону, пропуская на этот раз молодую женщину.

Незнакомка была красива и… беременна. Темные волосы, заплетенные в обычные две косы, небрежно спускались по плечам к полной груди и обтянутому легким платьем животику. В желтых по-кошачьи глазах плясали смешинки. Весь ее вид просто кричал о наивности, но почему-то Саяра была твердо уверена, что это не так. Саяра никак не могла определить расу девушки. Если бы не пронзительно желтый цвет глаз, то шаманка бы сказала, что перед ней обычная землянка. Скорее так и есть, просто в родословной незнакомки отметился кто-то из инопланетчиков.

- Хунечка, - тепло улыбнулась гостье Пелагея Джоновна. – Ты давно прилетела?

- Час назад, - ответила вошедшая, наливая себе чай в красивую белую чашку. – Многочисленные тентурийские родичи такие шумные, но я не смогла отказать деду. Как вы тут?

- Потихоньку, - ответила жена легара. - Вот, познакомься, это Саяра Дьяконова, с планеты Шатри-7. Правда теперь она будет жить на Эленмаре…

- Та самая шаманка? – воскликнула Хуня. – Неужто та самая, что нагадала зазнайке Снегиревой Глероса? Я представляла ее старше.

- Боюсь, вы ошибаетесь, - смутилась Саяра. – Предсказательницей была моя бабушка, но она умерла, а мой дар так и не раскрылся. Правда такая вероятность все же существует, поэтому уважаемые Белиготар Сорг и его жена предложили мне переехать на Эленмар. Не знаю зачем они прилетали на Шатри-7, но в любом случае я пока ничем не смогла бы им помочь.

- Мы предложили тебе и твоим соседям переехать на Эленмар, потому что жить на Шатри-7 невозможно! – перебила девушку Пелагея Джоновна. – Никто не должен находиться в подобных условиях. А что касается твоего дара… Не скрою, он бы очень нам помог, но даже если он не раскроется, поверь, никто и никогда тебя не осудит.

- Извините, - прошептала шаманка. Ей было неловко.

- Перестань, тебе не за что извиняться. Это мы упустили из виду, что о цели своего прилета так и не удосужились рассказать до сих пор. Представляю, что ты там понадумала! Можешь себе представить, - жена легара обернулась к Хуне, - ее бабушка перед смертью наказала Саяре быть в определенном месте в определенное время. И она действительно туда отправилась!

- Что за место? – уточнила полутентурийка.

- Бар «Поцелуйчик»! – недовольно сморщился легар.

- Неужели даже вам не удалось ее отговорить? – спросила Хуня, поглядывая попеременно, то на Пелагею Джоновну, то на Белиготара.

- Как видишь! Саяра как раз рассказывала о том, что там произошло.

- Что произошло! – отмахнулась полутентурийка. – Понятно, что в том баре ничего хорошего произойти не могло и вряд ли Саяре приятно об этом вспоминать. Но раз она живая, здоровая, не истирит, а сидит здесь, тихо пьет чай да еще и пытается рассказывать – делаю вывод что все обошлось. Я угадала?

- Угадали, - невольно улыбнулась шаманка. Хуня ей очень нравилась.

- Давай без церемоний. Я – Фархунда или Хуня, ты – Саяра, или как тебя ласково близкие называют?

- Бабушка звала Яра, - призналась девушка.

- Значит будешь Яра! – подытожила замечательная полутентурийка. – Мне другое интересно, раз бабушка отправила тебя в бар, значит знала, что твоей жизни там ничего не угрожает. Но провидица такого уровня не могла не преследовать определенную цель.

- Почему ты так думаешь? – спросил легар.

- Потому что я была со Снегиревой в подземелье, когда мы нашли Глероса! А потом читала в инфосети, собирая информацию о лисице Айте! И я уверена – Саяра отправилась туда не зря, поэтому спрашиваю – что странного с тобой там произошло? Не рассказывай о неприятном, только о необычном.

И Саяра продолжила рассказ. Она подробно описала момент, когда увидела Ниту впервые, эмоциональное состояние девушки, а уж потом свои ощущения во время тактильного контакта с ней. Шаманка рассказывала о видении тщательно, боясь упустить хоть какую-то деталь. И вот, когда девушка дошла до описания помещения с длинными узкими окнами, все присутствующие подозрительно переглянулись. А она… она остановилась.

- Продолжай! Умоляю, продолжай! Это очень важно, - попросила ее Пелагея Джоновна.

И Саяра стала говорить о странных монстрах, которые только выглядели устрашающе, а на самом деле для нее были совсем не опасны, потому что она это чувствовала. А когда рассказала, что увидев Ниту один из зверей словно очнулся и превратился в обычного мужчину только с очень длинными волосами, все трое ее собеседников потрясенно на нее уставились. Только сейчас, когда она все пересказала, она вдруг вспомнила, что человек, в которого превратился монстр был очень сильно похож на эленмарца. Сомневаться не приходилось, ведь слишком часто в последнее время судьба сталкивала ее с представителями этой расы.

- Ты понимаешь, что там произошло? – выдохнула Фархунда.

- Чудо? – предположила Саяра.

- Да не в видении, а в баре! – усмехнулась полутентурийка.

- Что? – никак не могла ее понять шаманка.

- У тебя открылся дар! Дар, понимаешь? Твоя бабушка знала это и потому отправила тебя в этот богами проклятый бар!

- Но… - Снова Саяра испытывала крайне противоречивые чувства. С одной стороны, была рада, что дар есть и теперь она сможет помочь этим милым людям, чего бы от нее не потребовали. А с другой – стало как-то грустно. Значит бабушкина цель не встреча с Арголом Элвэ. Это не было предрешено, а вышло случайно.

- Я понимаю, детка, - Пелагея Джоновна похлопала девушку по руке, - тебе сложно в это поверить, но, дело в том, что ты очень подробно и правильно описала знакомое каждому эленмарцу место.

- Что это ха место? – спросила шаманка.

- Сейчас это просторный зал, а раньше проклятые бродили по подземелью, - ответил ей легар.

- Проклятые?

- Ох, ну конечно девочка ничего не знает! Это же не та информация, которая свободно отражается в средствах массовой информации, - вздохнула Пелагея Джоновна.

- В общем так, - не выдержала Хунька. – До недавнего времени Равновесие вселенной было нарушено. Это коснулось многих рас, но в большей степени отразилось на эленмарцах, как на самой древней из ныне живущих. Средняя продолжительность жизни у эленмарца составляет примерно около семисот лет. Определенных циклов жизни у эленмарок нет, а вот у мужчин до недавнего времени были. Воин достигший столетнего возраста, который не обрел пару, превращался в монстра. Такого же, как в твоем видении.

- Так почему они не выбирали себе пару, а предпочитали превращаться? – выдохнула Саяра.

- Дело в том, что нарушенное равновесие очень повлияло на рождаемость. Женщин рождалось намного меньше, чем мужчин.

- Это ужасно! – расстроилась шаманка.

- Не настолько, - криво ухмыльнулась Хуня. – Предприимчивые эленмарки придумали брать себе несколько мужей, фактически превращая их в рабов.

- Чудовищно! – еще больше расстроилась Саяра.

- Вот и я говорю, не известно кто большее чудовище «проклятый» или похотливая самка, дорвавшаяся до власти! – припечатала Хуня, а Белиготар Сорг скривился. – Нет, ну были и у эленмарцев женщины порядочные с наличием совести, но таких оказалось немного. Чаще всего, мужчины шли на то, чтобы связать судьбу с нелюбимой, став ей одним из многочисленных мужей. Но были и те, кто не хотел мириться с подобным.

- И они превращались.

- Да, они превращались, - подтвердила тентурийка. – Когда утерянную реликвию, из-за которой и нарушилось равновесие, вернули на место, необходимость в браках отпала. Даже если воин не находит свою половинку до критического рубежа, он больше не превращается в монстра навсегда. Просто приходит в храм и проводит обряд посвящения, не связывая себя обязательствами с женщиной. Хотя и с этим стало проще. Раньше для эленмарца подходили женщины только их расы, пока не узнали о землянках. А уж когда реликвия снова начала действовать, появилось очень много смешанных браков. Есть даже экзотические пары, например эленмарец и ксури. На мой взгляд не самое лучшее сочетание, учитывая разницу культур. Не все поймут, когда жена в общую с мужем постель еще и свою подружку берет. Но, думаю, супруг там не в накладе.

- То есть сейчас мужчины эленмара если и превращаются в монстра, то на время? – сейчас Саяре был понятен разговор курсантов, подслушанный во флайкаре.

- Понимаешь, птенчик, - вмешался в их диалог легар, - обличье зверя – это необходимая, боевая трансформация воина. В идеале, любой мужчина, прошедший посвящение, может в любой момент перейти из одной формы в другую. Это сейчас, а в период, когда равновесие было нарушено, происходил сбой и мужчина трансформировавшись в боевую форму, не мог вернуться в обычное состояние без женщины, причем особенной.

- Особенной? – переспросила Саяра.

- Тогда особенной были жены, с которыми мужчины проходили обряд связывания, - влезла бесцеремонная Хуня. – Ты только представь, у их мужей после обряда даже ошейник на горле появлялся, в виде надписи с именем хозяйки. У нас на Земле говорят тоже домашним питомцам ошейники с именем хозяйки вешали, пока чипы не придумали.

- Хуня, - упрекнула ее Пелагея Джоновна.

- Что Хуня? Я же права. Как вспомню тот обряд – аж мурашки по всему телу. В общем, Саяра, сейчас подобного уже конечно нет и обряд посвящения происходит благополучно для мужчины.

- Тогда зачем же вам я? – растерялась шаманка.

- Ты нам очень нужна, - Белиготар Сорг окинул девушку внимательным взглядом. – Фархунда права, средняя продолжительность жизни эленмарца около семисот лет, но у проклятых совершенно непостижимым образом меняется обмен веществ и они способны жить вечно. Восстановленное равновесие избавило мужчин от проклятья, но те, кто был уже проклят так и не превратились обратно. Из подземелья мы их конечно с помощью андроидов перевели в более комфортные условия, но что делать дальше не знаем? Единственный случай, когда проклятый вновь стал человеком, произошел с братом моей бабушки Глеросом, которого поцеловала девушка, когда он находился в боевой трансформации. Стелла Снегирева, оказавшаяся идеальной парой Глероса, точно знала, что делает и нисколько не боялась, потому что это событие ее жизни было предсказано твоей бабушкой.

- И вы решили, что я тоже смогу предсказать нечто подобное? – почти шепотом спросила Саяра, осознавая какая на нее ляжет ответственность.

- Мы предположили, что снять проклятье с узников сможет лишь женщина, предназначенная им судьбой, потому что никакая иная этого сделать не сможет. А вот найти подобных женщин для каждого проклятого действительно проблема. Единственный плюс в данной ситуации – у застрявших в боевой трансформации есть все время мира, так как они не старею и не умирают, - объяснил шаманке легар.

- Но я даже не знаю, есть ли у меня этот дар! – воскликнула девушка.

- Стоп! – вид у Хуни был очень довольный, наверняка что-то придумала. – У тебя было видение?

- Да… - неуверенно протянула Саярв.

- Там ты увидела зал проклятых, так?

- Так.

- В зал вошла определенная девушка, так?

- Да, Нита, с которой мы познакомились в баре, - согласилась шаманка.

- А где сейчас Нита? – не унималась Хуня.

- Нас привезли на одном флайкаре, прямо в Академию. Я отправилась прямо сюда, а девушек осматривали врачи.

- То есть ничто не мешает нам взять Ниту, слетать на Эленмар и проверить твой дар. Если все произойдет так, как в твоем видении, то, ты уж извини, но это будет означать, что дар у тебя появился и тогда ты точно от помощи не отвертишься. А я понаблюдаю, как работает самая настоящая провидица! Здорово же?

И как такая простая мысль не пришла никому в голову? Легар довольно улыбался и уже отдавал распоряжения в комме.

Глава 10

Ниту Саяра увидела лишь утром, когда отправилась в сопровождении легара в медицинское крыло. Еще на подходе к блоку, который им указал любезный эленмарец с белом комбинезоне, они услышали истерические женские вопли и спокойный мужской голос. Его шаманка уже слышала, вчера, когда доктор Навир Тавилас ее осматривал.

- Успокойтесь, фаэра. Вам рекомендован постельный режим и полное спокойствие. Слышите? Полное!

- В черную дыру такое спокойствие! – визжала женщина. – Отпустите меня немедленно! Вы не имеете права меня здесь удерживать! Нем… едленно!

- Прекратите сопротивляться и вернитесь в кровать, Нита! В противном случае, я буду вынужден ввести вам успокоительное! – предупредил мужчина.

- В бездну такое спокойствие! – снова заголосила спасительница Саяры. – Мои братья! Они окажутся на улице, если я не приду…

Тут женщина осеклась, замолчала и тихонько добавила:

- Впрочем, если приду, они тоже окажутся на улице…

Легар первым достиг нужного блока, приложил ладонь к панели привратника и пропустил вперед Саяру, когда двери тихо разъехались.

- Доброе утро, Навир, - поздоровался он с доктором.

- Видали добрее, - задумчиво ответил Тавилас, наблюдая за прибором, который он приложил к голове Ниты.

Она сидела на кровати, такая хрупкая и несчастная. На ней была белая больничная рубашка, которую девушка пыталась натянуть на колени. Казалось, пальцы на ее руках жили собственной жизнью и все время находились в движении, в то время, как глаза Ниты оставались неподвижными. Она смотрела в одну точку и даже не смахивала катившихся по щекам слез.

- Нита! – шаманка бросилась вперед и присела перед спасительницей на корточки, пытаясь заглянуть ей в глаза.

- Это ты! – выдохнула девушка. – Я так рада, что ты пришла!

- Саяра! Меня зовут Саяра! –прошептала шаманка, погладив Ниту по руке, все еще судорожно сжимающей край рубашки.

- Они не отпускают меня! Попроси их… - шептала она. – Саяра, я умоляю тебя! Там мои братья! Братья! Мне надо… Очень…

Саяра поднялась, присела на кровать рядом с Нитой и обняла девушку за плечи. Конечно, когда утром шаманка только собиралась встретиться со своей спасительницей, у нее были опасения, а вдруг дар снова сработает, когда она прикоснется к Ните. Но ничего подобного не произошло. Просто сейчас не было времени для сомнений, Саяра всей душой чувствовала, что необходима этой девушке, так же, как и Нита тогда в баре не задумываясь вонзила нож в шею таштора. Почему? Да потому что не могла иначе.

Шаманка подняла глаза и с мольбой посмотрела на легара. Белиготар все понял и кивнул.

- Как пациентка? – тихо спросил он у доктора Тавиласа.

- Угрозы для жизни нет, но психическое состояние оставляет желать лучшего, - ответил ему Навир. – А еще, она все время куда-то рвется, толком не объясняя куда и зачем. Даже расцарапала меня, проявляя агрессию.

- Саяре можно с ней поговорить? – задал следующий вопрос легар. – Наедине.

- Думаю, хуже не будет, - устало махнул рукой док.

- Пошли, друг мой, угощу тебя чашечкой земного кофе, пока девушки общаются, - Белиготар Сорг пропустил доктора вперед, а затем обернулся и подмигнул Саяре.

Шаманка кивнула. Они еще в блоке легара договорились, что с Нитой девушка поговорит сама, наедине, и лишь потом обо всем расскажет Соргу.

Как только двери за мужчинами закрылись, Нита всхлипнула и разрыдалась, закрыв лицо руками. Саяра растерялась лишь на секунду, потом громко, но отчетливо сказала:

- Хватит!

Вышло довольно резко. Девушка вздрогнула и растерянно посмотрела на шаманку. Саяре очень хотелось сказать ей что-то успокаивающее и ласковое, но она отчетливо осознавала, что в данной ситуации любая ласка будет фатальной ошибкой.

- Ч-ч-что-о-о? – дрожащим голосом спросила Нита.

- Хватит причитать и лить слезы! – строго сказала шаманка. – Я пришла к той бесконечно отважной, сильной духом девушке, что спасла меня, не побоявшись убить ради этого здоровенного мужика! И кого я вместо нее вижу? Скулящую размазню! Соберись! И расскажи, что у тебя случилось. Ты же не из-за случая в баре слезы льешь, так ведь?

- Нет, - судорожно вздохнула, почти всхлипнула Нита. – У меня безвыходное положение. Просто безвыходное.

- Безвыходных ситуаций не бывает, - припомнила Саяра слова бабушки. – Бывает трудно найти выход, но он всегда есть.

- Ты так думаешь? – с надеждой спросила спасительница.

- Я уверена, но если ты мне ничего не расскажешь, мы не сможем этот выход найти, - шаманка посмотрела прямо в глаза собеседнице и взяла ее за руки. – Вместе.

- Ох… - вздохнула девушка, но в ее взгляде отрешенность сменилась решимостью. – Мы жили всегда достаточно неплохо. Папа, мама, я и два моих брата-близнеца. Я училась на дизайнера одежды, Тамир и Вальд – в закрытой школе. Денег всегда хватало, и никому никогда не приходило в голову, что они… В общем, мы считали, что наш папа обычный клерк. Пока мама была жива, все шло достаточно гладко. По крайней мере никто из нас – из детей, не знал, чем зарабатывает наш отец…

- И чем он зарабатывает? – поинтересовалась Саяра, не выпуская рук Ниты из своих.

- Зарабатывал, - тяжело вздохнула девушка.

- Прости… - прошептала Саяра, она-то знала, как тяжело терять родных.

Но девушка даже не посмотрела на нее, а продолжила свой рассказ:

- Сначала умерла мама. Никто так и не понял, что с ней случилось. Просто пришла домой, сказала, что устала, легла, а утром не проснулась. Отца как подменили. Он стал задерживаться допоздна, почти всегда приходил в изрядном подпитии. Я плакала, просила его образумиться, но он игнорировал меня. Однажды, не пришел совсем. Потом уже блюстители порядка сказали мне, что его тело нашли в реке, - Нита всхлипнула, но Саяра успокаивающе погладила ее по руке.

- Что было дальше?

- А дальше пришел тентуриец, я видела его однажды с отцом. Он сказал, что папа был игроком и все поиграл. Он все проиграл! И дом, и все сбережения! Все! И еще остался должен четыреста галактических кредитов. Фаэр Каст, так он представился, действительно показал мне все закладные и векселя отца. Тогда меня не страшило, что я осталась фактически на улице, без средств к существованию. Меня радовало то, что школа братьев оплачена на два года вперед. Но тентуриец пообещал, что если я не верну ему деньги к полудню 9 числа, моих братьев выставят из школы, а деньги, которые родители за нее заплатили, он возьмет в уплату долга. И я…

- И ты пошла в бар «Поцелуйчик», - закончила за Ниту Саяра.

- Не сразу. Сначала в космопорте я познакомилась с Бо. Сидела и плакала, а он подошел, стал расспрашивать, ну я и… А он… А я… - глаза заблестели от навернувшихся слез, которые Нита упрямо смахнула рукой.

- Если не хочешь, то не рассказывай. – Саяра понимала, как неприятно девушке говорить о таких интимных вещах с практически постороннем человеком.

- Нет, я расскажу. Он предложил переспать с ним за деньги, но я отказалась, сказав, что еще ни разу с мужчиной не была. И тогда он предложил мне четыреста галакредитов за мою девственность…

- И обманул, - почти прошептала Саяра.

- И обманул… - повторила за ней Нита.

В блоке повисла тишина. Девушки сидели обнявшись, и каждая думала о своем. Саяра гадала, действительно ли тогда, в баре у нее случилось первое видение? А что если она ошиблась? Хотя, Белиготар Сорг и его прелестная жена подтвердили, что на Эленмаре есть подобное место, и шаманка описала его детально, даже не зная историю их «проклятых».

Странное дело, чем больше у людей возможностей, тем больше у них потребностей. Жила же Саяра на захудалой планете, с родными стариками, радовалась каждому росточку, каждой ягодке. Яблоки, подаренные в детстве, на всю жизнь запомнила. Стоит закрыть глаза, и она их не только видит – даже чувствует аромат. А здесь, на Кхарме столько пирожных, одно вкуснее и красивее другого, а в ее памяти они останутся лишь мгновением.

Все же ценит человек только то малое, что яркой искрой озаряет темноту вокруг. А если стоишь в светлой комнате, ты просто не заметишь эту искорку, потому что вокруг миллион таких же. В жизни самое главное – не пропустить то важное, что сделает вас счастливым. Только вот важное это, как правило, очень неприметное, заметить сложно, а оценить, поверить и принять еще сложнее.

Бабушка Айта умела разглядеть искры в чужой судьбе. Дар старой лисицы помогал людям найти себя. Конечно, ее предсказания не всегда устраивали заказчика, но на то и проведение, чтобы играть человеческими душами, эмоциями и страстями. В конце концов, верным всегда оказывался именно тот путь, который указывала шаманка. Бабушка… Как же девушке не хватало ее!

- Саяра! – тихонько позвала Нита. – А то, что ты сказала мне в баре правда?

- Я сама не знаю, - улыбнулась она своей спасительнице. – Понимаешь, у моей бабушки был дар – подсказывать правильный жизненный путь. Она видела души и судьбы. А со мной до недавнего времени ничего подобного не слушалось. А потом этот бар, дядюшка Бьярни, кровь… Я до чих пор помню, как по полу разливается кровавая лужа. Если бы не ты…

- Не будем об этом, - прервала ее Нита. – Я верю в судьбу, верю, что твоя бабушка была хорошей предсказательницей, а еще я верю в то, что раз я жива, то судьба просто обязана дать мне еще один шанс на счастье. Мне бы только братьев спасти…

- Послушай, Нита, - Саяра немного нервничала и не знала с чего начать. – Ты в детстве любила читать сказки?

- Да-а… - выдохнула девушка. – Но при чем тут сказки?

- При том! Что твоя судьба – заколдованный принц!

- Принц? – Нита растерянно захлопала ресницами.

- Ну, может не принц, хотя все эленмарцы очень похожи на принцев. В общем, помнишь сказку про красавицу и чудовище?

- Помню… - еще больше растерялась девушка.

- Так вот там красавица поцеловала чудовище, и оно тут же превратилось в прекрасного, любящего ее принца.

- Я что, должна целовать какое-то чудище? – воскликнула девушка, подскакивая с кровати. – Я думала ты серьезно, Саяра! А ты… Так по дурному со мною пошутила. Ладно, мне пора идти забирать братьев. Денег у меня все равно нет, так хоть вместе будем. Пусть фаэр Каст подавится их учебными деньгами! Ничего, брошу учебу, пойду работать… Проживем!

Новенький комм, выданный легаром взамен утерянного, тихонько завибрировал на руке Саяры. Она сама выставила беззвучный режим оповещения, чтобы не напугать Ниту.

- Они у вас? – спросила девушка, ответив на входящий звонок. – Хорошо. Сейчас.

Саяра сбросила вызов, подошла к двери и нажала на панель. Как только сворки разошлись, в блок тут же ворвались два темноволосых урагана.

- Нита! Нита! – перекрикивая друг друга, тараторили мальчишки-близнецы, обнимая сестру за шею.

Если судить по картинкам, которые шаманка любила рассматривать в галасети, детям на вид было не больше 6-7 земных лет. Нита обнимала братьев, не веря своим глазам, шептала им что-то успокаивающее и очень нежное. У Саяры никогда не было ни сестры, ни брата, ни подруги. Да, что там говорить, у нее не было даже куклы, с которой бы она могла поговорить по душам. А сейчас она стояла и смотрела на обычное семейное счастье. Нет, девушка не грустила. Наоборот, на душе стало светло и тепло, словно той позволили погреться у чужого костра.

Почему-то в этот момент Саяра вспомнила эленмарца, с изумительными бирюзовыми глазами и его сладкий поцелуй. Она непроизвольно подняла руку и дотронулась до губ, словно прикосновение могло повторить те ощущения неги, что Саяра испытала в объятьях самого прекрасного на свете мужчины. Да, Аргол ее тайна, о ней она не расскажет никому. Кажется, в жизни шаманки появилось еще одно яблоко, которое она поселит в своем сердце и будет вспоминать в самые грустные дни своей жизни.

- Но как ты узнала? – растерянно спросила Саяру Нита, когда братья немного успокоились и сели рядом с сестрой.

- На самом деле, этот вовсе не я, - скромно ответила девушка. – Тебе помог Белиготар Сорг, легар и начальник Звездной Академии. Мне пришлось рассказать ему всю нашу историю, и он все о тебе разузнал. Ты ведь не Нита, а Наурита Ниенси, да?

- Да, - тихо ответила девушка. – Нитой меня называли дома, мама… А теперь только братья.

- В общем так…

Дальше Саяра ей рассказала все, что знала сама, а также то, что увидела в видении. Еще вчера Белиготар Сорг предложил семье Ниенси гражданство Эленмара, а соответственно - все социальные и государственные гарантии на защиту прав.

- То есть мне обещают пособие, на которое я смогу продолжить заочное обучение и смогу сама воспитывать братьев? – уточнила девушка.

- Именно так, - подтвердила Саяра.

- И за все это я должна всего лишь поцеловать чудовище? – воскликнула собеседница.

-Тсс! – приложила палец к губам шаманка.- Это не чудовища, просто заколдованные мужчины, как в сказках.

Близнецы сидели тихо и внимательно ловили каждое слово, а уж услышав слово «заколдованные», оживились.

- Нита, соглашайся! – перебивая друг друга, загомонили они. Их глаза просто сияли от предвкушения. – Мы же полетим на настоящем космолете! На другую планету! Там же сказка и заколдованное чудовище!

- А выбора у меня все равно нет, - снисходительно улыбнулась Наурита. – Только мне все же хотелось бы уточнить один момент. Что будет, если я поцелую чудовище, а оно не превратится в человека?

- Я бы больше беспокоилась в том случае, если оно превратится, - рассмеялась Саяра, но потом серьезно добавила: - Ты подпишешь договор, основным условием которого станет твое гражданство на Эленмаре, при любом раскладе эксперимента. Могу сказать лишь одно, для тебя этот эксперимент полностью безопасен. Эти чудовища агрессивно реагируют только на мужчин, на женщин не реагируют совсем, кроме тех случаев, когда кто-то из них не почувствует свою, особенную женщину. Именно такого, небезразличного, очнувшегося от оцепенения ты и должна будешь поцеловать.

- Ох! – тяжело вздохнула Нита. – Что же, я готова попробовать.

- Йу-у-у-у-у-ху! – завопили мальчишки. – Мы летим на Эленмар!

Глава 11.

Вылет запланировали на утро. После больничного блока Саяра вернулась в свой. Стариков уже известили, что снова пора собираться в дорогу, на этот раз – на постоянное место жительства.

Правительство Эленмара, в котором не последнюю должность занимал родственник легара – тангир Дарин Элвэ, уже подготовило два коттеджа для новых переселенцев. Один из них станет домом для шаманки и семерых ее сопровождающих, а во втором поселится Нита Ниенси со своими братьями. Саяре не терпелось посетить свой новый дом, ощутить дыхание ветра, услышать, как поют настоящие птицы, и шумит трава.

Упаковывая вещи, она никак не могла сосредоточиться. Мыслями, девушка давно была на загадочной планете древней расы. Ей хотелось своими глазами увидеть Дворец «проклятых». Конечно, Саяра очень боялась, что всплеск ее дара окажется единичным случаем, но надеялась на лучшее. В любом случае, на Шатри-7 она не вернется. Быть может, немного подучится и, вообще, поступит в Звездную Академию. Здесь же можно освоить не только военную специальность, а вполне мирную. Саяре, например, очень приглянулся курс по этике и психологии рас Коалиции. Профессия показалась девушке нужной и важной. А если окажется, что дар у нее все же есть, то психология станет очень хорошим дополнением.

Пелагея Джоновна заверила, что магазины на Эленмаре не хуже, чем на Кхарме, и если чего-то не хватает, все можно будет докупить на месте. Поэтому, покидав нехитрые пожитки в сумку, Саяра оказалась предоставлена сама себе, потому что старики подошли к переезду основательно. Они тщательно разбирали привезенное с Шатри-7, сортировали приобретенное на Кхарме и делали это медленно, припираясь друг с другом по каждому вопросу.

Девушке очень быстро надоело смотреть на это. Разумеется, она вполне могла бы включить новенький комм и погрузиться в галосеть, но отчего-то душа просила о ином. Не то, чтобы Саяра надеялась встретить Аргола Элвэ в стенах Академии, нет – шансы на это были мизерны, слишком уж огромную территорию занимала ВЗА, но и сидеть в блоке она не могла. Стены душили ее, не давая вздохнуть полной грудью. Да и просто, ей хотелось побродить, возможно, посидеть в столовой, среди молодежи, а не заказывать ужин через доставку. А может быть, она посидит за чашечкой какого-нибудь напитка в небольшом кафе, которые имелись на каждом ярусе.

Собиралась Саяра дольше обычного. Отчего-то хотелось выглядеть хорошо. От платьев и сарафанов она отказалась, решив надеть любимый черно-красный комбинезон, красиво обтягивающий стройную фигурку. Современная косметика творила чудеса, но девушке не требовалось волшебство. Все же в юности есть свое очарование. Саяра всего лишь подвела глаза и немного удлинила ресницы. Полных губ коснулся вишневый блеск, и, в целом, результатом она осталась довольна.

Следующий час девушка бесцельно бродила по коридорам, перемещалась на лифтах, наугад отдавая команды, разглядывала окружающих и получала от этого настоящее удовольствие. Оказывается, невероятно здорово, когда вокруг тебя кипит жизнь. И пусть ты еще не ощущаешь себя полноценной частичкой этой жизни, но всем сердцем этого хочешь и надеешься. Саяра улыбнулась своим мыслям и тут почувствовала манящий запах свежеиспеченных булочек. В животе заурчало, и она поняла, что сильно проголодалась.

Посмотрев на комме время и карту, она направилась к ближайшей столовой. Именно туда спешили все студенты – приближалось время ужина. Привлекательный аромат усиливался с каждым шагом.

Столовая оказалась огромным залом, где стояли ряды пищевых автоматов. По всему помещению были расставлены уютные столики и диванчики, там сидели студенты и преподаватели, группами и поодиночке, смеялись и грустили. В общем, здесь мир вокруг Саяры вертелся еще стремительнее, вовлекая ее в свой круговорот.

Она взяла поднос и стала с любопытством разглядывать меню. Многих блюд, которые готовили автоматы, служба доставки не предлагала. На некоторые продукты вводились ограничения, их могли употреблять в пищу без риска для здоровья лишь некоторые расы. Рисковать Саяра не стала рисковать, заказав себе фруктовый салат, две румяные булочки с корицей и большую чашку сладкого чая с лимоном. Это цитрусовое она успела полюбить здесь.

Оглядывая зал, девушка выбирала местечко, где она смогла бы присесть. Вокруг сновали студенты всех рас Коалиции и Нового Союза, на огромном галографическом экране транслировали музыкальные клипы, а за высокими окнами плыли пушистые облака, раскрашенные последними лучами в нежные розовые оттенки.

- Саяра! Саяра! – донеслось до шаманки, и она развернулась на голос.

Неподалеку, за одним из столиков около череды окон, сидела глубоко беременная Фархунда и энергично махала ей рукой, приглашая присоединиться. Все бы ничего, но рядом с очаровательной желтоглазой землянкой сидел тот самый эленмарец, который… В общем который считал ее падшей женщиной из злачного места. Что ж, раз она все же летит на Эленмар и собирается поддерживать отношения с Хуней, то нет смысла скрываться от ее друзей, что бы они не думали о девушке. И гордо задрав подбородок, Саяра направилась за их столик.

- Позволь тебе представить моего мужа, Фингорма Беллима, - представила своего спутника землянка. – Зови его просто Финн.

Шаманка на несколько секунд забыла, как дышать. Что? Неужели Хуня сказала, что Финн ее муж? Хорошо, что девушка успела поставить поднос и плюхнуться на мягкое сиденье, потому что от такой новости колени у нее ослабли, а ладошки вспотели. Теперь этот Финн обязательно расскажет своей очаровательной жене про Саяру кучу небылиц, и та будет думать о ней плохо. Лучше уж все рассказать самой.

- Мы знакомы, - сказала шаманка, в упор взглянув на Фингорма. Эленмарец встретил взгляд настороженно и насупился.

- Да? – удивилась Хуня. – Эй, красавчик, ты не говорил мне, что знаешь знаменитую шаманку с Шатри-7, да еще такую красавицу!

- Милая, - Финн тут же посмотрел на супругу и с нежностью заговорил с ней. – Ты же знаешь, что для меня нет женщины прекрасней. А Саяру я действительно знаю. Так уж вышло, что наш патруль прибыл в бар «Поцелуйчик», услышав призыв о помощи.

- Оу! – воскликнула желтоглазая, откинув за спину косы. – Так ты и есть спаситель надежды Эленмара? Я горжусь тобой, любимый!

Она прильнула к мужу и страстно поцеловала в губы. Ее муж не сопротивлялся, а со всем пылом накрыл губы любимой своими. Третий, увиденный Саярой поцелуй, отличался от двух предыдущих. В этой семейной паре бушевало пламя страсти, заставляя гореть всех, кто становился его невольным свидетелем. Шаманка отвела взгляд и, придвинув к себе тарелку с салатом, уделила все внимание еде.

- Милая, мы не одни! – практически простонал Финн, с сожалением отрываясь от жены. – И объясни мне, почему ты назвала Саяру «надеждой Эленмара»?

- Потому что она надежда и есть, - непринужденно защебетала землянка и подцепила из тарелки супруга кусок мяса. – Саяра летит на Эленмар, чтобы с помощью своего дара помочь вашим… Ой, прости, милый, нашим «проклятым».

Фингорм Беллим вновь посмотрел на шаманку, теперь уже заново оценивая девушку. Несколько секунд они смотрели друг на друга, а потом фзгляд эленмарца потеплел.

- Ты ведь была в «Поцелуйчике» не случайно и первый раз? – спросил он.

- Да, так велела перед смертью моя бабушка, - смысла скрывать факты от мужа Фархунды не было, ведь она об этом знала.

- Представляешь, девочка там столько пережила, что у нее открылся дар предвидения! – размахивая вилкой с нанизанным на нее куском мяса, снова вклинилась Фархунда.

- Понятно, - улыбнулся жене Финн, а Саяре сказал: - Прости меня, я был не прав и сделал неверные выводы, когда увидел тебя там.

- Да, ладно, - пожала плечами шаманка. – С кем не бывает.

- Милый… - тихо и очень серьезно позвала мужа Хуня, отчего он весь напрягся. – А какие выводы ты сделал?

Финн возвел очи к потолку и глубоко вздохнул.

- Хуня, была ночь, мы освободили из бара несколько женщин, и все они не были невинными. Вот я и предположил, что Саяра одна из них… - попытался оправдаться муж.

- Что-о-о-о? – возмутилась Фархунда. – Фингорм Беллим, как ты посмел подумать такое об этой юной, чистой девушке? Да у нее же на лице написано, что она и в метре рядом с мужчиной не стояла, ее еще и не целовал никто!

«Уже целовал» - с тоской подумала Саяра.

- Прости, любимая, - тут же пошел на попятный Финн. – Клянусь, больше такого не повториться. Больше ни об одной чистой, юной девушке я никогда не подумаю дурно!

Он преданно смотрел на жену, но стоило той на секунду отвернуться, эленмарец тут же хитро подмигнул Саяре, вызвав ее улыбку.

- То-то же! – грозно произнесла Хуня, но все же сменила гнев на милость.

- Я прощен? – с надеждой спросил Финн.

- Пока да, но вечер только начался, учти! – и теперь уже Хуня подмигнула шаманке.

Девушка улыбалась, гладя на этих двоих. Даже ругаясь, они оставались одним целым, двумя половинками предназначенными судьбой друг другу. Их пути сошлись, чтобы уже не разойтись никогда. Только сейчас Саяра отчетливо поняла это, даже не дотрагиваясь. Неужели снова бабушкин дар? Второе проявление! Если первый случай мог быть случайностью, то второй развеивал почти все сомнения. На душе стало так легко и спокойно. Возможно, ей все же удастся помочь людям, застрявшим в боевой трансформации, хотя бы нескольким из них.

Взрыв смеха, оживление, женские голоса привлекли всеобщее внимание. Финн, Хуня и Саяра тоже оглянулись. В столовую вошел Аргол Элвэ и тот второй член экипажа патруля, имени которого Саяра не знала. Их тут же окружили студентки. Одни что-то спрашивали, другие смеялись, привлекая внимание, а третьи просто стояли рядом, поедая обоих мужчин глазами.

- Ох уж эти Элвэ! – вздохнула Хуня. – Где бы не появились, чем бы не занялись, всегда привлекут женское внимание!

Фингорм тихо рассмеялся, обнимая жену, а Саяре стало грустно и захотелось сбежать подальше от этой столовой, чтобы не встречаться с предметом своих девичьих грез. Становиться одной из тех многих женщин, которые с обожанием ловили каждое слово или улыбку Аргола, ей категорически не хотелось. В конце концов, с ней всегда останутся воспоминания о его близости, и о первом поцелуе, который красавец эленмарец ей подарил. Только для нее поцелуй был первым, а для него… один из бесчисленного множества.

Глава 12.

Саяра смотрела на женщин, льнущих к двум эленмарцам, и понимала, что ее мгновения наедине с бирюзовоглазым богом уже прошли и, скорее всего, безвозвратно. То и дело одна из девушек что-то спрашивала у Архола, а он улыбался и что-то отвечал, вызывая смех окружающих.

В столовую вошла группа землян. Впереди шли уже знакомые курсантки. Те самые, что встретились Саяре у лифтов. Раиса выглядела еще красивее, чем в тот день. Светлые локоны свободно падали на плечи, а голубые глаза сияли. Увидев Аргола, девушка призывно улыбнулась, что-то сказала своим подругам и направилась прямо к нему, решительно оттесняя конкуренток. Да, Саяра бы никогда так не стала делать. Зачем? Симпатия и желание поговорить должно быть обоюдным, а так… одно расстройство.

- Грустишь? – спросила ее проницательная Хуня.

- Нет, - поспешно ответила девушка. – Просто завтра очень ранний вылет на Эленмар и я задумалась. Наверное, нужно идти в блок отдыхать.

- Глупости! – перебила ее землянка. – Пусть твои старички ложатся спать в такую рань, а ты молодая девушка, да еще попала в Звездую Академиюунакануне выходных. Успеешь выспаться в полете, а сейчас развлекайся. Я бы и сама не против, но… - Фархунда вздохнула, с нежностью погладила свой животик и добавила: - нам пока нельзя, у нас режим.

- Неужели кто-то вспомнил о семье и режиме? – скептически хмыкнул Фингорм.

- Не вспомнил, а никогда не забывал! – заявила его беременная жена. – Финн, ты вот что, пригласи-ка сюда пару друзей понадежнее и поскромнее. Саяре нужно показать, как здесь молодежь развлекается. Нечего ей сидеть в четырех стенах с легаром и стариками!

Фингорм покачал головой, но все же встал из-за стола и отошел. Хуня придвинулась к шаманке вплотную и стала колдовать над комом девушки.

- Если что-то случится, нажми вот эту кнопку, и я пришлю тебе Финна.

- А как он меня найдет? – робко уточнила Саяра.

- Я в свой комм ввела режим отслеживания на сутки. Так что, куда бы ты в Академии не пошла, мы тебя отыщем. Да, на нижние ярусы ходить не советую. Там лабиринт пещер и кинсли-фанаты. В общем, ничего интересного. А вот на танцы сходи, нужно же тебе с молодыми людьми знакомиться! Вон ты какая хорошенькая!

- Я танцевать не умею, - испугалась девушка.

- Там и уметь нечего. Все от партнера зависит. Просто положи руки на плечи партнеру и двигайся с ним в такт, - отмахнулась Хуня.

Саяра иногда пыталась изобразить нечто похожее на танец, наблюдая за парами на экране старенького планшета. Даже просмотрела несколько уроков для начинающих в галасети, но одно дело танцевать, когда тебя никто не видит, и совсем другое – при свидетелях. Конечно, ей приходилось кружиться вокруг костра, в старой пещере на Шатри-7, хотя тот танец был необходимостью, продиктованной самой жизнью. Клиент никогда не оценивал ее движения с точки зрения искусства, люди приходили лишь за определенной информацией и ничто иное их не волновало.

Столик, за которым они сидели, прятался от входа и автоматов за массивной колонной, в которой был проложен вентиляционный канал. Шаманка отлично видела Аргола и его компанию, а сама при этом оставалась незамеченной. Два эленмарца, набрав полные подносы еды, устроились за длинным столом в самом центре помещения. Некоторые девушки с сожалением покинули их общество, но не землянки. Раиса и две ее подруги устроились рядом с мужчинами и непринужденно о чем-то щебетали. Интересно, отправятся ли они танцевать, как планировала Саяра? Или же просто проведут вечер за приятной беседой? А, быть может, Архол предпочтет встретиться с Раисой наедине и тогда… Шаманка запретила себе думать о том, что будет тогда. В конце концов, он взрослый мужчина и может делать все, что захочет. А ей нужно перестать обращать на него внимания.

Вернулся Финн в сопровождении соотечественника.

- Глефнир, мою жену ты знаешь, а эта прекрасная девушка – Саяра, - представил он. – Она землянка, но никогда не жила на родине, а скоро станет гражданской Эленмара.

- Чудесная фаэра выходит замуж? – удивленно подняв светлые брови, спросил новый знакомый.

Эленмарец Саяре понравился. Высокий, подтянутый, длинные золотые волосы собраны в сложную косу. Та темном комбинезоне медицинская эмблема, а светлые, серые глаза смотрят серьезно и внимательно.

- Нет, - улыбнулась ему девушка. – Замуж я не выхожу. Просто переезжаю туда жить.

- Она скромничает, - перебила ее Хуня. – У Саяры наследственный дар. Иногда она видит будущее, поэтому согласилась помочь правительству Эленмара. Будет работать с «проклятыми». Вдруг получится кому-нибудь из них помочь.

- Великолепно! Красивая женщина с уникальным загадочным даром, что может быть привлекательнее?!! – Глефнир протянул руку Саяре, и девушка была вынуждена покинуть свое безопасное убежище. – И что хотела бы посмотреть фаэра Саяра?

- Можно просто Яра, - ответила шаманка.

- Тогда, я просто Глеф! – попросил ее обаятельный друг Фингорма.

- Саяра никогда не была на танцах, - подсказала Хуня.

- Тогда решено, идем на танцы! – приобняв девушку за талию, Глефнир повел шаманку к выходу из столовой.

Саяра обернулась и посмотрела на чету Беллимов. Фархунда улыбнулась и подбадривающее подмигнула ей. Что ж, танцы так танцы.

Чтобы дойти до выхода, нужно было пройти мимо столика, за которым сидел Аргол. Саяра глубоко вздохнула и попыталась успокоиться, хотя сердце отчаянно норовило выпрыгнуть из груди. «Я спокойна! Я совершенно спокойна!» - как мантру повторяла про себя девушка, но поравнявшись компанией спасителя, она не смогла не посмотреть на него. В этот момент Аргол поднял голову, намереваясь что-то ответить Раисе, но так и застыл, ничего не сказав. Бирюзовые глаза встретились с темно-вишневыми, почти черными, и время остановилось.

- Яра, все в порядке? – обеспокоенно спросил Глеф, когда девушка застыла посреди столовой.

- Да-а, все хорошо, - поспешила ответить она и постаралась как можно непринужденнее улыбнуться Арголу. – Привет!

Эленмарец отмер, медленно поднялся из-за стола и подошел к ним.

- Здравствуй, Саяра, - тихо, словно во всем зале больше никого кроме них не было, сказал он. – С тобой все хорошо?

Щеки опалило, а дыхание вмиг сбилось. Он заговорил! Боги, он ответил ей и даже задал вопрос! Но что ответить, чтобы не показаться влюбленной глупышкой? Мысли роились в голове, мешая друг другу и путаясь.

- Спасибо, - почти прошептала она, стараясь не поднимать на него глаз, - все хорошо. Это Глефнир.

Запоздало представила своего спутника Саяра.

- Мы знакомы, - улыбнулся Глеф. – Проходим совместное обучение, а вот о вашем знакомстве не знал. Фингорм сказал, что ты на Кхарме совсем недавно.

Девушка отчаянно отказывалась вспоминать момент их первой встречи с Арголом, а уж о времени, проведенном в объятьях эленмарца, не хотелось ни с кем откровенничать. Это были очень личные воспоминания, самые тайные и сокровенные.

- Случайно увиделись в Академии, - ее спаситель снова пришел на помощь. – Как поживают ваши уважаемые пожилые фаэры?

- Готовятся к переезду на Эленмар. Мы улетаем завтра, а сегодня вот… Глеф пригласил меня потанцевать, - ответила Саяра, выдохнув с облегчением.

Ей уже не терпелось сбежать отсюда. Близость Аргола тревожила и приводила чувства в смятение, а Раиса смотрела на Саяру, не скрывая откровенной злости. Девушка поежилась под ее пристальным неприязненным взглядом. Все же она не привыкла к такому, ведя довольно затворнический образ жизни. Ее всегда окружали небезразличные люди, готовые в любую минуту прийти на помощь.

- Идем? – тихо спросил ее Глеф, когда пауза затянулась. Саяра кивнула и прошла вперед.

- Давно не танцевал. Подождите, я с вами, - Аргол в два шага нагнал ее и просто пошел рядом.

***

Саяра шла по широкому, светлому коридору, с любопытством осматриваясь. Ей было интересно абсолютно все. В этой части Академии она еще не была, хотя зона отдыха курсантов ее манила, правда, и пугала тоже. Заниматься делами, проходить реабилитацию и учиться – это одно, а просто общаться и танцевать – совсем другое. Особенно, если тебя сопровождают двое красивых мужчин.

Эленмарцы шли рядом с девушкой, внимательно посматривая друг на друга. Чем ближе они подходили к зоне отдыха, тем оживленнее вокруг становилось. То и дело кто-то здоровался с Арголом или приветствовал Глефа, на Саяру смотрели с интересом и любопытством.

Место, где развлекались курсанты, представляло собой несколько залов, соединенных между собой. На сравнительно небольшой территории примостились несколько кафе, протянулись ряды голографических симуляторов, игровые столы и прочая ерунда, способная привлечь внимание и на время заинтересовать. В самом большом зале гремела музыка, разноцветными вспышками мигал свет, и царило такое оживление, какого Саяре еще не приходилось видеть, даже на роликах галасети.

Стоило девушке пройти в зал, как две мужские ладони легли ей на талию, встретившись друг с другом. Это произошло настолько синхронно, сто Глеф и Аргол с вызовом и неприязнью взглянули друг на друга. Саяра смутилась, ей не хотелось никого обижать, и ссор ей тоже не хотелось. Она молча пошла вдоль стены, медленно обходя зал по кругу.

Танцевали в основном в центре зала. Хотя, танцы ли это были? Скорее там двигались под музыку, кто как умел, как мог и как хотел. На высоких тумбах, в свете софитов, выделывали немыслимые па биороботы, одетые так, что щекам девушки тут же стало горячо. Впрочем, и курсанты, танцующие внизу, от них мало отставали. Время от времени, кто-то из них отходил отдохнуть. Для этой цели в зале стояли автоматы с напитками и столики с уютными, мягкими диванчиками. Все здоровались, улыбались друг другу, хлопали по спинам и разговаривали, перекрикивая музыку, лишь Саяру никто не знал, никто ей не радовался и не ждал. Словно на этом празднике жизни она была всего лишь сторонним наблюдателем. Впрочем, именно так все и было. Сюда ее привело любопытство, она всего лишь посмотрит, а завтра улетит и больше никогда никого из этих людей не увидит.

Ей так хотелось войти в гущу народа, расправить плечи и унестись на крыльях музыки. Двигаться, расслабиться и танцевать… танцевать… Почти как дома, там в пещере у костра, только для себя, а не для клиента, ну и чтобы бирюзовые глаза с восхищением наблюдали за ней, только за ней, ни на кого не обращая внимания.

- Аргол! Аргол пришел! – группа красивых девушек курсантов, как стайка редких бабочек, выпорхнула из-за столиков и устремилась мимо Саяры.

А она-то размечталась… Только на нее он будет смотреть! Как же. Да тут таких желающих половина зала.

- Кто? Аргол Элвэ? Где? Неужели пришел? – еще две пташки пробежали мимо, разговаривая между собой.

Быстрые ритмы сменились плавной, медленной композицией. Ленивой волной танцующие отхлынули из центра зала, оставляя там, лишь прижавшиеся друг к другу пары. Теперь Саяра воочию видела, что означали слова Фархунды. В каждой паре вел действительно партнер, а девушка, подчиняясь его воле, просто шла за ним. И чем сильнее было доверие в паре, тем изящнее казался их танец.

Шаманка так засмотрелась, что не заметила мужчину, подошедшего к ней. Она плохо разбиралась в нашивках и знаках отличия, но ей показалось, что незнакомец не рядовой курсант. Темные волосы, лукавая улыбка и глаза, цвета расплавленного золота, почти как у Хуни. Да, определенно, он производил впечатление.

- Позвольте вас пригласить! – легко кивнул мужчина.

Саяра растерялась. Пригласить? Ее? И прежде, чем она нашлась с ответом, два широких мужских плеча оттеснили ее от незнакомца.

- Девушка не танцует! – почти хором ответили за нее оба сопровождающих, тем самым изрядно разозлив Саяру.

Аргол и Глеф согласились ей все показать, но она не давала им никаких прав вмешиваться в ее личную жизнь. Тем более, никто их них не пригласил ее на танец. Конечно, ведь им было не до этого. Бездна знакомых, тысяча заинтересованных взглядов, да и вечер не первый и не последний в их жизни. А у Саяры он первый, а быть может и последний тоже. Завтра она улетит, и кто знает куда судьба забросит ее.

Спокойно обойдя эленмарцев по кругу, девушка подошла к брюнету и протянула ему руку.

- Я с радостью потанцую с вами, - улыбнулась она. – Только не обижайтесь, если отдавлю вам ноги, потому что танцую я впервые.

- Я просто счастливчик! - со смехом воскликнул незнакомец. – Самая красивая девушка в этом зале подарит свой первый в жизни танец МНЕ!

При этом он победно посмотрел сначала на одного эленмарца, потом на другого. И если бы не громкая музыка, Саяра обязательно бы услышала скрип зубов своих сопровождающих.

Как только девушка ушла танцевать с молодым тентурийским офицером, за ее спиной схлестнулись два взгляда, напряженных, внимательных, заинтересованных. Бирюзовые глаза и серые… Для них остановилось время, осталась лишь цель.

- Глеф, не путайся у меня под ногами! – зло процедил Аргол, и бирюза потемнела.

- Девочка итак слишком много пережила разочарований, Аргол, - ответил ему собеседник. – Не стоит становиться ее следующим разочарованием. У меня слишком серьезные намеренья, и я не уступлю.

- Саяра моя, понял?

- Постоянство и Элвэ? Тут пожалуй лишь твой родственник счастливое исключение, - скептически хмыкнул Глефнир.

- Элвэ любят лишь раз, и только тогда, когда встретят свою женщину. Запомни это, Глефнир, и держись от моей девочки подальше!

- Только в том случае, если Саяра подтвердит, что она – твоя девочка! – рассержено выпалил медик и отошел в сторону.

Глава 13

Прекрасная музыка, красивый мужчина кружит в танце, вокруг все мерцает, сияет и блестит… Это первый танец Саяры, самый первый, с самым настоящим, а не выдуманным партнером. Она должна радоваться и получать удовольствие, глядя в желтые глаза симпатичного брюнета, старающегося предугадать любое ее движение. Отчего же тогда не поет душа, не ноет сладко сердце, как тогда в салоне флайкара? Почему она глазами выискивает высокого эленмарца, с невозможными бирюзовыми глазами? Почему вздрагивает, стоит мелькнуть светлой макушке?

Отогнав от себя подобные мысли, Саяра постаралась сосредоточиться на партнере. Мужчина уверенно вел ее в танце, изредка о чем-то спрашивая. Отвечала девушка на автомате, даже не вдумываясь в слова. Ей все же очень хотелось, чтобы на месте брюнета вдруг оказался Аргол. Она понимала, что вряд ли выдержит конкуренцию, слишком много прекрасных девушек вьется рядом с эленмарцем. А у нее осталось воспоминание о его близости, умопомрачительном запахе и о самом первом поцелуе в ее жизни.

-Так как зовут прелестную незнакомку? – поинтересовался мужчина.

- Саяра. Саяра Дьяконова.

- Максим Бережной, вам можно просто Макс, - сверкнул желтыми глазами новый знакомец.

- Землянин? – удивилась шаманка. – А я думала у вас тентурийские корни.

- Все верно, - рассмеялся брюнет. – Много нас таких с тентурийскими корнями по родной Земле после колонизации ходит.

- А я вот никогда не видела планету предков. Да и вообще, кроме Кхармы, пока больше никакой планеты не видела.

- У вас еще все впереди. Если, конечно, будете вести себя благоразумно - улыбнулся ее партнер и вдруг притянул девушку у себе, что-то быстро пшикнув ей под нос.

Резкий запах ударил в нос, ноги ослабели, а голова закружилась. Саяра пошатнулась, но крепкие руки Макса подхватили девушку. Все реплики, разговоры и даже музыку она слышала словно сквозь толстый слой ваты. Бережной практически нес ее на руках, распихивая танцующих.

- Пропустите! Девушке нужен воздух! Пропустите! – едва доносился до Саяры голос брюнета, становясь все тише и невнятнее, пока сознание совсем не покинуло ее.

Поговорив с Глефниром, Аргол отошел в сторону, и его тут же окружили девушки. Еще пару дней назад он улыбался им, ему даже временами нравилось столь повышенное внимание, хотя чаще просто забавляло, но не сейчас. Сейчас он отчаянно желал остаться в одиночестве, хотя в переполненном зале это было совсем непросто. Поверх голов, он высматривал ту единственную, что жила в его мыслях с тех пор, как он почувствовал ее. Да, Архол только сейчас осознал, что, еще не видя Саяру, он уже чувствовал ее и понимал, что девушке нужна его помощь. Внутри все дрожало, а интуиция вопила об опасности, когда он пробирался по закоулкам товарного космодрома. Примерно, как сейчас.

Аргол извинился и попытался покинуть навязчивых поклонниц, следовавших за ним по пятам. Эленмарец подобрался ближе к площадке, но ни тантурийца, ни Саяры среди танцующих не увидел. Активизировав комм, Аргол набрал Беллима. На экране появилось зевающее лицо Фархунды – любимой жена командира их четверки.

- Чего тебе, Элвэ? – спросила она.

- Мне нужен Финн, срочно!

- Он в санблоке, вот уже 3 минуты и… 26 секунд, - ответила ему Хуня и добавила громче: - А если он немедленно оттуда не вылезет, то будет спать в гостиной на диване!

Через секунду на экране появился Фингорм Беллим. Мокрые волосы зачесаны назад и по плечам струйками стекает вода.

- Элвэ? – удивился он.

- Я потерял Саяру, и у меня даже нет ее контакта, - произнес Аргол.

- Что? – завопил Финн. – А где Глеф? Я доверил девочку ему!

- Сейчас не время выяснять, где Глеф. Лучше скажи, ты можешь помочь найти Саяру? – видимо в глазах Аргола Беллим увидел что-то такое, что продолжать спорить не стал. – Подожди несколько секунд.

Экран погас, потом на нем появилась схема этажа, по которой двигалась сиреневая точка.

- Она у лифтов, в женском санблоке, - сказал Финн.

- Встретимся там, - отчеканил Аргол, выбегая из зала.

Комм он отключал уже на ходу, слушая перебранку супругов.

- Я с вами! – кричала Фархунда.

- Нет! – отрезал муж. – Беременным маленьким землянкам нечего там делать!

- Сатрап! Разведусь! – бушевала маленькая беременная землянка, пока связь не отключилась.

Не смотря на всю трагичность момента, эленмарец улыбнулся. Хотел бы он, чтобы Саяра перебрасывалась с ним колкими фразочками или ругала его за что-то незначительное, хотел бы он видеть ее сонную, грустную и веселую. Любую. Всегда. И почему такая простая мысль не приходила ему в голову? Он чуть с ума не сошел от ревности, увидев ее в столовой с этим чопорным медиком. Саяра его и он будет добиваться от нее взаимности любыми способами, а начнет с того, что просто будет всегда рядом, станет незаменимым и необходимым ей. Лишь бы с ней все было в порядке, лишь бы найти ее.

Когда Аргол добежал до лифтов, из одного как раз выходили Хуня и Финн. Все же землянка одержала победу и отправилась вместе с мужем. Оттолкнул Элвэ плечом, она направилась к санблоку, заявив при этом:

- Вам сюда нельзя! Здесь только для девочек!

- Хуня! – зарычал Беллим.

- Что бы ты без меня делал, красавчик! – словно не слыша угрожающего рева супруга, прощебетала землянка и скрылась за автоматическими дверями.

- Жил бы спокойно, - пробухтел «красавчик», но глаз от дверей не отводил.

Ожидание было не долгим. Фархунда выпорхнула в холл, держа в руках комм.

- Там ее нет! Там только это, - она передала прибор мужу. – Не везет девчонке на коммы! Один в «Поцелуйчике» посеяла, второй в Академии. Похоже, ей коммуникации вживлять надо. Будет биоробот Саяра.

- И где нам ее искать? – не на шутку встревожился Финн. – Неужели нужно звонить легару и объявлять тревогу по всей академии?

Аргол прикрыл глаза и попробовал почувствовать Саяру, как тогда, на космодроме. Отчего-то его тянуло к ангарам.

- Не надо звонить! – вдруг заявила Фархунда. – Там в санблоке надпись, которую ни кинсли, ни роботы еще не успели стереть. Значит, она появилась там недавно. Так как писали помадой, а туалет женский…

- Значит, писала женщина! – перебил ее муж. – Хунечка не томи, времени нет.

- Ладно-ладно, но завтра же мы с тобой берем отпуск и летим домой на Эленмар!

- Хорошо, золотая! Как скажешь, - поспешно согласился Финн, все же жена из него и до беременности веревки вила, а теперь… Но несчастным Беллим не выглядел.

- Там написано Р+А= Л! – гордо произнесла Хуня.

- И? Что это значит? – не уловил смысла Аргол.

- Какие же вы, мужчины! – фыркнула землянка. – Аргол, кто тебе прохода год уже не дает? Раиса Бережная! А буквы в надписи – кириллица, их теперь только на Земле учат. Вот и написала она формулу, о которой мечтает – Рая плюс Аргол равно любовь. Да вам такую формулу любой земной школьник расшифрует.

- Дежурный! – уже связался с постом Финн. – Уточните местонахождение курсанта Раисы Бережной, по просьбе легара Сорга.

- В ангарах, - выдохнул Аргол. Его словно вспышка осенила.

- Третий ангар. Оттуда скоро земной звездолет «Странник» стартует, - отозвался дежурный.

- Остановить вылет! – закричала Хунька. – Приказ легара! Арт-легара! Да хоть самого канцлера!

- Для исполнения подобного приказа, должен быть введен код голосового соответствия, - возразил дежурный.

- Че-е-е-ерт! – простонала Хуня. – Все-таки придется звонить Соргам.

Белиготар Сорг отреагировал мгновенно. Когда Финн и Аргол, придерживая за локти запыхавшуюся Хуньку, добрались до третьего ангара, звездолет «Странник» уже осматривал дежурный патруль Звездной Академии. Не смотря на то, что офицеры прошерстили весь корабль, следов Саяры не нашли. Раю Бережную обнаружили в одной из кают, и теперь она рыдала на весь ангар, уверяя, что просто провожала знакомых на родину.

Капитан корабля – маленький, плотный коротышка с залысинами размахивал руками и причитал, что он этого так не оставит и обязательно станет жаловаться кому положено из высшего руководства. Его почти никто не слушал, все были заняты своими делами: экипаж мирно топтался по ангару, Раиса ревела, а патруль проводил досмотр.

- Ну, вот! Из-за вас не успели задержание звездолета посмотреть! Плететесь, как черепахи! – заявила Фархунда, едва ее дыхание пришло в норму.

Ее супруг закатил глаза, а Аргол лишь снисходительно улыбнулся, ведь почти всю дорогу до ангара мужчина попеременно несли фаэру Беллим на руках. Но кто, находясь в здравом уме, станет возражать беременной. Особенно, если она гражданка Эленмара.

Спустя несколько минут, в помещение вошел Белиготар Сорг в сопровождении встревоженной супруги. Он о чем-то тихо заговорил с дежурным, а потом громко объявил:

- Досмотр прекратить!

Тут же к нему подлетел капитан «Странника» и затараторил на общегалактическом о произволе, который творится во вверенном Соргу учебном заведении. Легар слушал крепыша внимательно, кивал, почти со всеми его доводами соглашался, а потом вдруг спросил:

- Капитан Пехов, как вы объясните нахождение на вашем корабле курсанта вверенного мне учебного заведения за три минуты до назначенного вылета?

Землянин побледнел и попытался найти вразумительный ответ, но отчего-то выходило лишь неубедительное мычание.

- Не понимаю вас! – отчеканил легар. – Согласно инструкции, все посторонние должны были покинуть борт не менее, чем за 15 минут до взлета. И вы, Дмитрий Алексеевич, должны были это проконтролировать. Лично.

- Виноват! – крепыш вытянулся по стойке «смирно».

В ВЗА это было не принято, но Белиготару Соргу нравились некоторые армейские приемы землян, хотя именно в этот момент он был не просто сердит, а взбешен. Под угрозой оказалась операция, которую они разрабатывали с тангиром Элвэ на протяжении последнего года. Кроме того, если что-то случится с Саярой, он себе этого не простит, да и Гея не даст спуску.

- Узнаете этого человека? – легар передал землянину голографический снимок с камер наблюдения, которые запечатлели, как высокий брюнет покидал «Странник», совершивший посадку в ВЗА.

- Никак нет! – отрапортовал Пехов.

- Капитан, этот человек попал в вверенное мне здание на вашем корабле. Он носит точно такую же форму, что и ваши офицеры. Объясните, как могло случиться, что вы его не знаете?

- Не могу знать! – снова заорал землянин. Его щеки от волнения пошли пунцовыми пятнами.

- Возможно, если не знает капитан, что творится на его корабле, то знает кто-нибудь из офицеров? У вас 10 минут, чтобы опросить команду.

Коротышка выхватил изображение и попытался ретироваться, но легар его задержал:

- Да, и еще один момент, Пехов. Если вы не дадите мне информацию о проникшем на вашем корабле диверсанте, то пойдете под межгалактический коалиционный трибунал. И никакие связи, повторяю – никакие, вам не помогут!

Капитан судорожно сглотнул и резво засеменил к своим коллегам. Белиготар, приобняв жену, направился к Фингорму.

- Беллим, к какой бездне вас понесло по злачным местам Академии? – зарычал легар на Финна. – У тебя жена в положении, а ты ведешь себя так, словно на тебе нет никакой ответственности! Да еще и тащишь туда ценного, практически уникального, сотрудника.

Фингорм расправил плечи и приготовился отвечать, но тут вперед выдезла Фархунда, практически закрыв мужа своей сильно раздавшейся в талии фигурой.

- Уважаемый легар, к этому инциденту муж не имеет никакого отношения. Если уж обязательно нужно найти виновного, то наказывайте меня. Я виновата в случившемся, но о своем поступке не жалею! – заявила она.

- О чем ты говоришь, деточка? – ахнула Пелагея Джоновна.

- Саяра – молодая женщина, которая была вынуждена жить среди возрастного контингента. Но это не значит, что она потеряла свойственное юности любопытство. А вы заперли ее в четырех стенах! Ей общаться хочется со сверстниками, а не со старыми грибами! – выпалила Хуня.

- Я, по-твоему, старый гриб? – почти обиделся легар.

- Я этого о вас не говорила! Возможно, вообще, погорячилась с эпитетами, но я не ожидала, что Саяру в первый же вечер выкрадут из-за банальной ревности!

- Из-за ревности? – переспросила Пелагея Джоновна. – Ну-ка, молодые люди выкладывайте все, что знаете!

Ее строгий, в отличие от обычного, тон, заставил курсантов подобраться и последовательно, подробно рассказать обо всех событиях текущего вечера.

- Значит, ты чувствуешь девушку? – еще раз уточнил легар у Аргола. Элвэ кивнул. – Гея, поговори с Раисой Бережной сама, пожалуйста. Мне кажется, мягкая беседа сейчас даст больше результата, чем официальный допрос.

- Да, я выпороть мерзавку готова! – фыркнула жена Белиготара Сорга.

- И, тем не менее, Гея, я тебя очень прошу, - повторил муж.

- Хорошо, я попробую.

Легар набрал в комме номер и произнес:

- Группе досмотра покинуть звездолет «Странник». Передайте капитану, что на борту не должно быть ни единой души. На подготовку даю пять минут.

- Исполняю! – ответил ему дежурный и отключился.

Белиготар Сорг приобнял Аргола за плечи и отвел в сторонку.

- Думаешь, в отношении Саяры у тебя именно то, о чем я подумал? – тихо спросил он.

- Уверен! – ответил молодой человек. – И даже если это не так, я никогда от нее не откажусь.

- Верю. Но я сейчас не об этом. Пойдешь на корабль и обследуешь его вдоль и поперек. План скину тебе на коммуникатор. Задание понятно?

- Да, легар, - кивнул Аргол.

- Финн Беллим идет с тобой на случай непредвиденных ситуаций.

- Финн? У него же хвост!

- Фархунду я возьму на себя, а вы главное, найдите девочку. Странные с ней истории случаются, словно судьба ведет ее через тернии.

Белиготар Сорг отошел к чете Беллим, а Аргол стоял и размышлял над его словами. Первый раз Саяра попала в беду еще в баре. Это была их первая встреча. Именно там он заметил ее. А сейчас, похищение позволило ему понять, насколько девушка важна для него, определиться с мыслями, чувствами, желаниями. Да, он любил Саяру, теперь Аргол мог сказать это точно. Вот и не верь после этого в судьбу. Ради Саяры он выпотрошит «Странник», вывернет его наизнанку!

Глава 14.

Капитан земного звездолета Дмитрий Пехов оказался в подобной ситуации впервые в жизни. Разумеется, ни один «заяц» без его ведома, и его на то согласия попасть на борт «Странника» не мог. И о присутствии Максима Бережного Пехову было прекрасно известно. Более того, он сам провел мужчину под покровом ночи, сам отвлекал вахтенного, когда тот покидал корабль по прибытии на Кхарму. К сожалению, именно такую цену запросил с него Ансель Бережной, родственник тайного пассажира и по совместительству председатель правления крупного горнодобывающего концерна «Земляфейлонпром». По крайней мере, таковым считалось официальное место работы этого страшного человека, но капитан полагал, что у Бережного старшего были и иные сферы влияния, иные источники дохода и не совсем законные методы их получения.

К своему стыду, Пехова сжигала роковая страсть. Нет, совсем не к женщинам. Хотя и их он любил, но много меньше, чем азартные игры. Дмитрий предпочитал старый как мир покер и мог просидеть за карточным столом сутки напролет. Разумеется, если ему было на что сидеть. Играл Пехов давно, иногда рисковал, но не критично, и всегда отдавал себе отчет в своих поступках, стараясь не допускать фатальных ситуаций. Иногда ему везло, иногда нет, но серьезных долгов за Дмитрием никогда не водилось. Тем более, что на Земле азартные игры давно запретили, и любителям приходилось летать в специально отведенные для этого места. То есть, позволить себе расслабиться за любимым хобби капитан мог не чаще, чем дважды в год, в свой законный отпуск.

В тот роковой вечер, он прилетел на Вегу-7 и, едва дождавшись вечера, отправился в ближайшее казино. Войдя в зал, Дмитрий удобно расположился в уютном кресле за коротким игровым столом, рассчитанным на шестерых человек. За длинные столы Пехов давно не садился, считая себя далеко не новичком, но и за дуэльные столы, где игра ведется на двоих, тоже садиться не спешил.

Зал ему нравился, дилер показался опытным и приятным молодым человеком, а партнеры по игре опасений не вызывали. За один стол с ним сели две скучающие дамочки. Их возраст определись было сложно. Пехов склонялся к тому, что приятельницам хорошо за шестьдесят, но омолаживающие процедуры и пластика позволяли им выглядеть значительно моложе. Они что-то щебетали и иногда кидали на Дмитрия кокетливые взгляды. Капитан тактично улыбался дамам, но никаких авансов на дальнейшее развитие отношений не давал. Третьим и четвертым игроками сели два юноши. С первого взгляда Пехов определил в них прожигателей жизни и родительского состояния, таких называли «золотая молодежь». У таких, как правило, амбиций и гонора бывало много, а вот интуиции и знания игры наоборот. И последним за стол сел пожилой, грузный мужчина. Он кряхтел и пытался устроиться в кресле, промакивал большим платком потеющую лысину и, наконец, чтобы быть поближе к кондиционеру, попросил Дмитрия поменяться с ним местами. Никакого подвоха Пехов не заметил и возражать не стал.

Игра началась и первые пару часов капитану везло. Исправно подходил официант, ставил перед каждым игроком напитки. Обычно, Дмитрий не позволял себе лишнего, но двухчасовой фарт его расслабил, а виски в казино был действительно хорош. По прошествии очередного часа, горка фишек перед Пеховым начала стремительно таять. Он пытался отыграться, часто пасовал, хитрил, даже пару раз сыграл сплит, но удача отвернулась от него. Резко и бесповоротно. Дмитрий старался держать лицо, которое к тому моменту уже совсем не держалось, а стремительно клонилось к зеленому сукну стола, и сам не понял, как влез в кредитную систему казино и проиграл достаточно внушительную сумму.

В номер его доставили служащие игорного заведения. Как ложился спать, Дмитрий помнил слабо, а вот пробуждение заставило его корчиться от боли не только в висках, но и во всем теле. Смутно знакомые голоса требовали вернуть долги, били, а потом снова требовали. Героем, не смотря на свою вполне героическую специальность, он не был. Поэтому, получив очередной ощутимый удар в бок, Пехов застонал и попытался подняться. Удалось только из лежачего положения перейти в сидячее, на что-то опершись спиной. Глава все же открылись, хоть и с большим трудом.

- Очнулся! – констатировал факт вчерашний грузный старикан и промокнул лысину уже изрядно несвежим платком.

- Пи-и-ить! – прохрипел пока ничего не понимающий Дмитрий, ошалело обводя взглядом гостиничный номер.

Кроме толстяка, в комнате присутствовали еще два вчерашних знакомых. Мнимые «прожигатели жизни» смотрели на Пехова брезгливо и зло. Именно они помогли ему проснуться несильными, но ощутимыми ударами. В них чувствовался навык и опыт.

- Пить! – повторно попросил Дмитрий. В горле пересохло, и больше он не мог сказать ничего.

- Дай ему воды! – распорядился лысый.

Один из юношей криво ухмыльнулся, достал из мини-бара бутылку воды и бросил ее в Пехова. Поймать вожделенную жидкость капитан не смог, и емкость с грохотом упала, прокатившись по полу. Не обращая внимания на гнусные смешки, он встал на карачки и пополз за бутылкой. А когда достал ее, надолго припал к горлышку, делая большие жадные глотки. В голове постепенно прояснялось, но вчерашний вечер он помнил весьма избирательно. Едва отдышавшись, Дмитрий спросил:

- Что вам угодно, господа? – решив, что в случае чего, просто вызовет охрану отеля, чтобы хулиганов наказали и выдворили из номера честного отдыхающего.

- Нам угодно получить свои деньги! – рыкнул толстый, задохнулся и снова вытер краснеющую лысину.

- Деньги? – опешил Пехов. В памяти всплыла стремительно уменьшающаяся горка фишек и… И все. Больше он не помнил ничего.

- Вот эти деньги! – старикан передал юноше пластиковый документ, а тот любезно показал его Пехову.

Руки у капитана дрожали, и юнцу пришлось держать лист, пока Дмитрий фокусировал взгляд на строчках. Перед ним был настоящий вексель, заверенный по всем правилам, а внизу стояла его личная подпись. В подлинности документа сомнений не было, тем более заверяла его весьма солидная юридическая контора. А потом Пехов поднял взгляд и увидел сумму заема. Дар речи пропал. Жадно хватая воздух, он схватился за сердце.

- Не время умирать. Мы вам сами поможем, если не вернете долг, - вежливо сказал лысый. – Подумайте о старушке-матери, о разведенной сестре и двух ваших племянницах. Ведь они ни в чем не виноваты, правда?

Семью Пехов любил, да и умирать не хотелось, но суммы указанной в документе у него не было. Он бы не набрал столько, даже если бы распродал все имущество, а заодно и все свои органы на черных рынках Темного Круга.

- У меня нет столько! – в ужасе прошептал он, запоздало понимая, что все игроки за его столом были подсадными. Его просто подставили. Только вот зачем? Что с него можно взять?

- Придется подумать, где вы сможете их взять! – усмехнулся старикан и зашелся в лающем кашле.

Он кивнул молодчикам, и Пехов получил удар в челюсть. Раздался неприятный хруст, и рот наполнился кровью. Выплюнув выбитый зуб, Дмитрий взмолился:

- Послушайте, я же понимаю, что вы меня подставили не из-за денег. Вы прекрасно знаете, что я не располагаю подобной суммой! – на него обрушились новые удары, заставившие капитана рухнуть на пол и скорчиться в позе эмбриона.

- Конечно, вы все это знаем, Дмитрий Алексеевич. Но договариваться с вами, не в нашей компетенции. Мы лишь должны подготовить вас, чтобы вы при встрече с нашим заказчиком вели себя мудро и были весьма сговорчивы. Мы друг друга понимаем? – почти ласково спросил лысый, когда один из юнцов поднял голову Дмитрия.

- Да! – закричал Пехов.

- Вот и чудно, - улыбнулся толстяк. – Закрепим материал.

И его снова били, спрашивали, улыбались и вновь били, а потом старикан достал небольшой станок для обрезания сигар. Пехов видел такие в музее. Станки давно считались антиквариатом, как, впрочем, и сами сигары.

- Вы курите? – тут же последовал вопрос, а Дмитрий отчаянно замотал головой. – Правильно делаете, Дмитрий Алексеевич. Курение очень вредит здоровью, я и сам не курю, а вот к подобным штучкам испытываю страсть, почти такую же, как вы к покеру. Вот сюда, смотрите, закладывается сигара. Хорошая гаванская толщиной больше сантиметра будет, как раз с ваш мизинчик. А вот тут рычажок, видите? Его нажимают и чик! Кончик сигары отсекается, потому что лезвие наточено весьма достойно. Ох, что же вы так побледнели? Прошу вас, дайте мне вашу руку!

- Не-е-е-ет! – заорал Пехов, тщетно пытаясь вырваться из рук «прожигателей жизни». – Не-е-ет! Не надо! Я все сделаю! Все!

Он орал, но его рука неумолимо приближалась к адской машинке. Вот уже кожа коснулась холодного металла, сердце пропустило удар, а волосы встали дыбом от ужаса. И тут Дмитрий почувствовал, как внутри вдруг резко что-то расслабилось, и по ногам потекла позорная, унизительная в такой ситуации жидкость. Белье и брюки намокли сразу, а на светлом полу под ним образовалась внушительная желтая лужа.

- Ну что же вы, уважаемый Дмитрий Алексеевич! Описались? – наигранно сочувственно покачал головой толстяк. – А мне говорили, что в межзвездный космический флот Земли с недержанием не берут! Врали, значит.

«Золотая молодежь» заржала, продолжая удерживать капитана. Старикан убрал машинку для сиган во внутренний карман, снова извлек платок, утер лоб и сказал:

- Ладно, будет с него, мальчики! Отпускайте.

И его отпустили. На ногах Пехов не удержался и уселся прямиком в наделанную им же самим лужу. Подняться не было сил. Душу терзали страх и жгучий стыд. Лысый достал галлоаппарат, сделал пару снимков Дмитрия с разных ракурсов и довольно улыбнулся.

- Что ж, Дмитрий Алексеевич, не скажу, что с вами приятно иметь дело, но зато довольно просто и быстро. Надеюсь, вы понимаете, что при любой неосторожности или опрометчивом поступке с вашей стороны, эти снимки попадут не только в прессу, но и будут разосланы по галлосети всем вашим знакомым. В случае неконструктивного диалога с нашим клиентом, у нас с вами случится новая встреча, и она станет более содержательной, чем первая. Вы меня поняли?

- Понял! – не поднимая глаз, буркнул Пехов. Мокрые штаны источали неприятный запах и противно липли к телу.

- Мальчики, сворачиваемся! – приказал толстяк, и юноши покинули номер. Старикан последовал за ними, но в дверях обернулся. – Всего вам доброго, капитан Пехов! Надеюсь, прощайте!

Двери закрылись, а Дмитрий так и не смог подняться. Он рыдал, упиваясь своим горем, оплакивая свой позор и глупость. А через минуту в номер вошел Ансель Бережной. Жгучий брюнет с седеющими висками и пронзительно желтыми глазами, выдающих в нем тентурийские корни, внимательно осмотрелся и занял кресло, на котором немногим раньше сидел толстяк. В руках он держал знакомый вексель, смотрел на Пехова и молчал.

Дмитрий сразу понял, что перед ним вовсе не стая гиен, что пытала его накануне, перед ним настоящий хищник. Он бы сам мог размазать его по стенке, но предпочел не пачкаться о мелкую сошку вроде него. От осознания данного факта стало вдвойне противнее. Пехов узнал мужчину, уж слишком часто мелькал в прессе председатель правления «Земляфейлонпром», особенно после того, как открыли новые свойства крайне редкого минерала фейлон, разработками которого и занимался процветающий концерн.

- Что вы от меня хотите? – в отчаянии выкрикнул он в лицо Бережному.

- Вам предстоит рейс на Кхарму с швартовкой в одном из ангаров Звездной академии. Я хочу, чтобы на борту «Странника» вы провезли одного моего родственника. Разумеется, инкогнито. Кроме того, помогли ему попасть на территорию академии, а потом вернуться обратно. Да, и еще, в обратный путь мой родственник отправится не один. С ним будет девушка, скорее всего в бессознательном состоянии, - Ансель излагал требования ясно, четко и коротко.

- Что я за это получу? – Пехов судорожно сглотнул.

- Получите? – удивился Бережной, а потом хмыкнул и помахал перед лицом Дмитрия векселем. – Вы получите отпущение грехов и еще один милый пустячок – вашу никчемную жизнь, капитан!

- Черт возьми! Но как я провезу человека, минуя таможенный контроль Коалиции с их радарами? – взревел Пехов, потирая ноющие виски.

- Успокойтесь! – приказал Ансель. – Возьмите себя в руки и не ведите себя как кисейная барышня! Вам нужно всего лишь предоставить крошечное помещение с проведенной в него вентиляцией, а уж сделать так, чтобы таможня не заметила там человека, это моя проблема!

- Но ка-а-ак? – почти прошептал капитан. Честно признаться, Дмитрий не знал способа обмануть мощные радары Коалиции.

- Мы обошьем помещение тонкими листами фейлона, - произнес его собеседник, а Пехов больше не смог вымолвить ни слова. Дело в том, что уникальный фейлон стоил настолько дорого, что на то количество, которое пойдет на обшивку крошечной кладовки даже самым микроскопическим слоем, можно купить вполне обжитой, процветающий астероид со всем населением и природными ресурсами.

Выбора у Дмитрия не было. Ему пришлось согласиться на все условия Бережного, причем, не задавая лишних вопросов, хотя любопытство просто душило Пехова. Единственное, что удалось понять из коротких, малоинформативных разговоров Акселя, которые тот позволял себе вести при капитане, - Бережные были крайне заинтересованы в девчонке, за которой отправлялся родственник и в неком загадочном эленмарце, которого планировали принять в семью в качестве зятя. Полученная информация только все еще больше запутывала, но копать глубже Дмитрий не посмел.

И вот сейчас он стоял в ангаре Звездной академии и вновь основательно трусил. Пехов не представлял, как ему выпутаться из щекотливой ситуации. Его жизнь напоминала весы на одной чаше которых находилась жизнь Дмитрия, а на другой карьера, трибунал, тюрьма, ссылка и та же жизнь. Легар Сорг оказался еще более грозным хищником, чем Ансель. Слабую надежду на успех давало лишь покрытие из фейлона.

Таможня Коалиции действительно не обнаружила Максима Бережного, спрятанного за импровизированным щитом. Служба безопасности академии укрытия тоже не нашла. Оставалось и дальше надеяться на успех. Еще немного волнений, тщетных поисков и их отпустят. Обязательно отпустят, потому что не имеют право задерживать корабли членов Коалиции. А там он получит назад свой вексель и заживет по-прежнему. Хотя нет, покера в его жизни больше не будет. Слишком уж неприятные воспоминания оставила последняя игра.

Глава 15.

Пелагея Джоновна очень тихо разговаривала с постоянно плачущей девушкой. Со стороны казалось, что заботливая тетушка утешает попавшую в беду родственницу. Но тем, кто хорошо знал жену легара Сорга, открывалась совершенно иная картина. Хуня достаточно хорошо знала бабушку своей подруги и прекрасно видела, как гневно блестят глаза, как сжимается в узкую полоску рот и хмурится лоб этой непостижимой женщины, когда ее собеседница не видит. И как она сдерживается? Сама бы Фархунда сразу навешала оплеух Раисе Бережной! Надо догадаться, похитить человека. И из-за чего? Банальная ревность! Вот дурочка! Еще и братца своего подговорила. И, вообще, было бы кого ревновать. Эленмарцы, конечно, все красивые, но на ее собственный, изысканный вкус - Финн Беллим гораздо привлекательнее Архола Элвэ. И это она рассуждает не как жена, а как женщина! Фархунда критически осмотрела с ног до головы двух курсантов, о чем-то разговаривающих сейчас с легаром, и поняла, что она права. Да! Других мнений тут и быть не может.

- Устала? – прерывая ее мысли, спросил Белиготар Сорг.

И когда он успел подойти? Он же только что стоял с мужем и Архолом и вдруг очутился здесь. Хунька ошарашено посмотрела туда, где совсем недавно общались трое мужчин, но место пустовало.

- А где Фингорм? – захлопала глазами она.

- Поможет Архолу обследовать корабль, - не стал лукавить легар.

- Я иду с ними! – решительно заявила Хунька и, поддерживая свой огромный живот, по-пингвиньи вразвалочку направилась к «Страннику».

- Хуня! – окликнул ее Белиготар. Ноль эмоций, девушка продолжила движения, словно и не слышала окрик.

- Фархунда! – тот же эффект.

- Курсантка Беллим! – признаться честно, сражаться с женщинами, особенно беременными, было совсем не в правилах эленмарцев. Женщина, носящая ребенка священна, она богиня, ну, или как минимум где-то очень близко к этому…

Сорг растерялся. Он не мог позволить упрямой землянке подняться на корабль и влипнуть в неприятности. Тем более, ее присутствие задержит курсантов и будет отвлекать их от выполнения важного задания. И тут ему в голову пришла гениальная мысль!

- Прямая трансляция переговоров с кораблем и большой, молочный, шоколадный коктейль! – выпалил он, про себя молясь всем известным и неизвестным богам космоса.

Хунька остановилась. Прислушалась. Обрадованный легар продолжил свое искушение.

- Сочная дыня, прибывшая с Земли только сегодня утром! – никогда Белиготар Сорг не был так коварен.

Хунька развернулась и, глядя на легара, хитро прищурилась, но в кошачьих глазах уже прыгали чертики. Сорг понял, что партия осталась за ним. Он выиграл, но это пока. С землянками никогда не знаешь, что случится в следующую минуту. И точно. Губы Фархунды скривились в подобии улыбки, и это очень не понравилось мужчине.

- Добавьте к этому еще соленую селедочку, с лучком, подсолнечным маслом, и я пойду с вами, куда скажите! – выкрикнула Хунька, сглатывая слюну.

- Дыня с соленой рыбой? – поморщился легар. Представлять воочию подобное сочетание он побоялся.

- Не рыба! А обыкновенная селедочка! Можно атлантическую, можно иваси, но чтобы посол пряный! – гнула свою линию жена Беллима.

- Будет тебе селедка, - сдался Сорг.

Значит, то было не поражение, а всего лишь временное отступление Фархунды, перед мощной атакой. Хотя попроси она его об этом сама, легар никогда и ни в чем не отказал бы, но никто из землянок не искал легких путей и от этого, результат порой получался самый непредсказуемый. Взяв Хуню под локоток, начальник Звездной академии ретировался в ближайшее кафе, предварительно заказав по связи все обещанное.


***

Получив у дежурного офицера планы корабля, Архол и Фингорм двинулись к «Страннику». Члены команды земного звездолета, получив разрешение, давно покинули ангар. Рядом крутился лишь невысокий, плотненький капитан, и он очень не нравился эленмарцам.

- Финн, подождите! – их догонял знакомый тентуриец. Именно его взводу сегодня выпало обследовать корабль. – Вот, возьмите, но вряд ли они вам там пригодятся. Мы с этими штуками прошерстили все палубы и трюмы. Мужик с девчонкой как испарились.

Он протянул эленмацам два плоских приборчика, очень напоминающих не наручные коммы. Такими иногда пользовались туристы.

- Что это? – спросил Архол, вертя черную коробочку в руках.

- Радары. Радиус действия 50 метров. Таможня уверяет, что надежнее этих пока не придумали, - пожал плечами тентуриец. – Но, говорю вам, землянки там нет! Мы прошли все. Лучше бы приказали обыскать академию. Наверняка где-то прячутся.

- Легар Сорг лучше знает, где и кого следует искать. Наверное, и академию уже обыскивают. Нам приказали, мы идем, - пожал плечами Финн, всем своим видом показывая, что разговор исчерпан.

- Тогда, удачи! – напоследок пожелал тентуриец и побрел в сторону командного пункта.

Эленмарцы легко поднялись по трапу, а уже в пустом коридоре активировали визуальную связь с легаром. Перед ними возникло два голографических экрана. На одном высветился план «Странника» с двумя красными точками у входа. Стоило Арголу сделать пару шагов, как одна из точек тоже сдвинулась.

На втором экране они увидели обреченного Белиготара Сорга, любезно отодвигающего стул для неповоротливой, но крайне довольной Фархунды. Судя по тому, что на голограмме тянулся ряд пустых столиков, они сейчас находились в ближайшем к ангару кафе. Обычно, подобные заведения в этот час уже закрыты, но не для начальника академии. Легар тяжело вздохнул, закатил глаза, пока не видела его спутница, и поспешил занять место напротив нее.

- Привет, любимый! – Хунька помахала мужу ручкой.

Беллим улыбнулся и уже хотел ответить супруге, но к столику подошел робот-официант с большим подносом.

- Ваш заказ! – торжественно объявил он и стал выставлять посуду, перечисляя ее содержимое: - Молочный коктейль, земная дыня, охлажденная и нарезанная тонкими ломтиками, сельдь атлантическая пряного посола с репчатым луком и подсолнечным маслом – для дамы!

Фингорм поперхнулся и с беспокойством взглянул на жену. Фархунда на стол даже не смотрела, а внимательно изучала на голограмме обшивку коридора звездолета. Робот, не дождавшись реакции клиентов, продолжил:

- Шеф-повар позволил себе добавить к вашему заказу ржаной хлеб. В энциклопедии указано, что на земле принято подавать его к рыбе.

- Спасибо, - буркнула Хунька и улыбнулась побледневшему мужу. Легар тоже выглядел встревоженным. Он, в отличии от Беллима, еще и чувствовал ароматы поданных блюд.

- Ваш черный кофе, легар! – произнес официант, поставив перед Соргом дымящуюся чашку, и с достоинством удалился.

- Зачем вы ей все это заказали? – в шоке спросил Фингорм.

- Потому что иначе, твоя половина наотрез отказывалась покидать ангар, - ответил Сорг.

- А-а-а! – протянул Беллим. – Тогда ей проще дать, чем объяснить, что нельзя.

Об этой непреложной истине легар был прекрасно осведомлен. Выдвинутая Финном догма идеально подходила всем землянкам, но, положа руку на сердце, Хуне – больше всех.

- Так, и что тут у нас? – потирая руки, рассматривала стол Фархунда. – Дынька! Как же давно я ее не пробовала! А это что? Рыба… Пахнет…

Славный носик землянки скривился. Она брезгливо отодвинула от себя тарелку с красиво уложенной селедкой и передернула пречами.

- Фуууу! Я не стану есть эту гадость! И кто только додумался подать рыбу с фруктами? – Фингорм хохотнул и сочувствующе посмотрел на легара. К чести последнего, на его лице не дрогнул ни единый мускул. Хуня, переместив коктейль и селедку на дальний конец стола, продолжила, как ни в чем не бывало: - А вот от кофе я бы сейчас не отказалась!

Белиготар Сорг вздохнул и поставил перед девушкой свою чашку. Фархунда благодарно улыбнулась, отпила глоток обжигающего напитка и уставилась на голограмму.

- А вы чего стоите? Вас зачем туда послали? – спросила она у Архола и мужа, размахивая спелым куском дыни. – Саяра сама не найдется!

Теперь пришла очередь легара тщательно прятать свою улыбку, глядя на ошарашенные лица курсантов. Впрочем, Беллим уже должен был привыкнуть к выходкам своей супруги.

- Хуня! – застонал Финн. – Ты же сама нас отвлекаешь, и не пей, ради всего святого, кофе. В твоем положении вредно.

- Вы что-то хотели спросить? – Сорг вмиг стал серьезным и сосредоточенным.

- Да, легар, - ответил ему Архол, пока чета Беллимов обменивалась грозными взглядами. – В какой каюте обнаружили Раису Бережную? Мы бы хотели начать поиски оттуда.

- Палуба «Икс», каюта 14. Ее, разумеется, осмотрели, но ничего не обнаружили. Возможно, вам повезет. Я очень на это надеюсь. Иначе завтра я буду вынужден отпустить «Странник» и принести извинения капитану.

- Мы постараемся, - ответил Элвэ и отключил связь.

- Ну, и зачем весь этот спектакль с кофе? – спросил Сорг, глядя в хитрющие глаза Фархунды.

- Всего лишь дополнительный стимул для мужа, побыстрее ко мне вернуться, - девушка подвинула к легару чашку, перегнулась через стол, насколько ей позволял живот и заговорщески прошептала: - Вы даже не представляете! За мной глаз да глаз нужен!

- Представляю. Очень хорошо представляю, - вздохнул он и поднял чашку со стремительно остывающим кофе.

- Хорошо, что у Фингорма нет вашего опыта, - не осталась в долгу Хуня. Она оглядела стол еще раз и подытожила: - С селедкой я, конечно, погорячилась, а вот молочный коктейль, пожалуй, выпью.

Глава 16.

В коридорах звездолета было пусто и тихо. Аргол и Финн продвигались медленно, удерживая на изготовке портативные парализаторы. Аргол держал перед собой радар, любезно предоставленный им дежурной сменой. Они приняли решение боевое оружие не брать, но от лазерного резака не отказались.

Палуба «Икс» располагалась в самом центре корабля, на последнем ярусе. Широкие коридоры, зимние сады, даже мини фонтанчики в виде различных фигурок, все указывало на то, что клиенты «Странника» весьма и весьма обеспеченные, влиятельные граждане Коалиции. На потолке и стенах в широких холлах то и дело попадались огромные видовые иллюминаторы, сейчас надежно скрытые створками. В космосе, когда эти проемы раскрывали, пассажиры могли видеть потрясающие картины космоса. Да, прокатиться в подобной роскоши доводилось не каждому, слишком высоко оценивали такое удовольствие туроператоры и перевозчики.

Совершенно очевидно, что и каюты на этом ярусе респектабельные. Вряд ли простая курсантка академии могла себе позволить оплатить перелет в таком элитном лайнере. Родители Раисы Бережной, хоть и занимали достаточно высокие посты в Земном Содружестве, но вряд ли настолько баловали свою дочь. Правда, о других родственниках девушки Аргол почти ничего не знал. Напрасно он пропускал мимо ушей ее бесконечное щебетание.

Определенно, только появившись в академии, Рая привлекла его внимание, но лишь своим отдаленным сходством с той, другой девушкой, что стала любимой парой его брата. Вспоминал ли он Алевтину Верник? Конечно. Всегда с улыбкой и теплотой в сердце, но, только встретив Саяру, он понял разницу между любовью и обычной симпатией. Его чувства к кареглазой, раскосой девушке напоминали лесной пожар, сметающий все на своем пути. Они сжигали изнутри и полыхали так сильно, что было почти больно. И в то же время, Аргол ни за что не отказался бы от них. Если бы странная землянка потребовала принести на ладони его душу и сердце, он, не задумываясь, сделал бы это. Да пусть даже не просит, Элвэ сам отдаст их ей. Лишь бы Саяра была жива! Хотя, в этом он не сомневался. Девочка жива и находится на «Страннике» - об этом кричала каждая клеточка его тела.

С тех пор, как они поговорили с легаром, ни Финн, ни Аргол не сказали друг другу ни слова, обмениваясь лишь взглядами и жестами. Тишина давила и нервировала еще больше. Каждый скрип обшивки заставлял вздрагивать.

Жилые каюты попадались нечасто, находясь на значительном расстоянии. Последние двадцать располагались в самом конце коридора, который расширялся и образовывал круглый холл с уютными диванчиками, раскидистыми небольшими деревцами и поющими, роботизированными птицами на них.

- Четырнадцать - это там!- нарушил молчание Беллим, спотыкаясь об угол очередного дивана. – Никогда не понимал, зачем в космосе вся эта мишура? Неужели, недостаточно загадочного сияния звезд, волшебства туманностей и необъятного свободного космоса?

- Да, - криво улыбнулся Аргол, - тебе дай волю, так ты бы до старости на Эленмар не возвращался.

- Мой Эленмар там, где Фархунда, - пожал плечами Финн. – Она – мое сердце. А разве может воин жить без сердца?

- Тогда надо поторопиться. Чем быстрее найдем Саяру, тем быстрее ты упадешь в объятия жены, - ответил ему Элве и направился к каюте Бережной.

- Было бы неплохо, нетто она сведет с ума легара и Пелагея Джоновна мне этого никогда не простит, - ни к кому конкретно не обращаясь, выдохнул Фингорм.

Электронный замок мерцал зеленым светом. Как только курсанты подошли к дверям вплотную, панели тихо разъехались, пропуская их внутрь. Даже привыкшие к роскоши эленмарцы, присвистнули от такого ее изобилия. Оформленная под старину зала изобиловала декоративными элементами, очень схожими с настоящей лепниной, и позолотой. Белая резная мебель, обитая лучшими таосскими шелками, зеркала в изящных серебряных рамах, светильники в виде старинных подсвечников впечатляли.

- Мда, в подобном интерьере сам канцлер не побрезговал бы полетать, - прокомментировал увиденное Финн.

Гостиная не была единственным помещением. Они последовательно обошли шикарную спальню с поистине царским ложем, прикрытым бесценным покрывалом из натурального меха, кабинет с кожаными креслами, отличной эмитацией камина и массивным деревянным столом. Санблок не уступал другим помещениям. Кроме душей, умывальников и других приспособлений для личной гигиены, в самом его центре находилась круглая купель, до краев заполненная водой аквамаринового оттенка. Синие блики красиво играли на серебристой, почти зеркальной плитке, которая покрывала пол и стены.

- Пусто! – констатировал факт Беллим. В каюте действительно никого не было.

Аргол подошел к крану и активизировал подачу воды. Несколько секунд он что-то рассматривал, глядя на прозрачные струи. Точно такую же процедуру он проделал с элементами на импровизированном бассейне. Вода хлынула через край, намочив носы ботинок.

- Что ты делаешь? – Финн отпрыгнул в сторону и уставился на Элвэ. Совсем Аргол сбрендил с тех пор, как увидел эту землянку!

- Тебе ничего не кажется здесь странным? – спросил напарник, слово не на него только что кричали.

- Боги! – закатил глаза Беллим. – Мне все здесь кажется странным! Подобная мебель и на планетах считалась бы сокровищем, а ею обставили звездолет! Обычный звездолет!

- Мне нужно кое-что проверить, - произнес Элвэ и пошел на выход из каюты. Финну ничего не оставалось, как поплестись за ним.

В холле Аргол направился прямиком к соседней каюте, на двери которой красовалась цифра 15. Помещение практически ничем не отличалось от соседнего блока. Размерами. Такие же гостиная, кабинет, спальня, санблок. Просторные, ничего не скажешь, но безликие, как множества типовых корабельных помещений для обеспеченных пассажиров. Добротная мебель, классом чуть получше той, что стояла в общих коллах, максимум света и ненавязчивый дизайн. В санблоке зияла пустотой купель. Да и покрытия стен и полов здесь были пластиковым. Вот, собственно, и все. Никакой позолоты и прочих изысков.

- Что теперь скажешь? – взглянул на удивленного Беллима Аргол.

- Что у Бережной отличная каюта.

- И все?

- Хватит говорить загадками! – разозлился Финн. – Если есть что сказать – говори!

Элвэ активизировал радар. На голографическом экране отобразился санблок каюты, обшивка звездолета, часть ангара и кусок нижнего яруса.

- А теперь вернемся в каюту 14.

В санблоке злосчастной каюты радар послушно показал все тоже самое, за исключением куска нижнего яруса. Картинка просто заканчивалась полом. Лучам что-то мешало.

- Ничего себе! – Беллиму ничего подобного видеть не приходилось. До сих пор таможенные радары работали исправно. Он не поверил бы, если бы не увидел все собственными глазами. – Хорошо, допустим, что лучи в каюте что-то глушит, но зачем такая дорогая мебель и интерьер?

- Я не уверен, - ответил Элвэ, - но, думаю, что перестраховка. Основная масса вещества, которое глушит радар, находится в санблоке, но и другие помещения им нашпигованы. Полагаю, разгадка в мебели и прочих дорогостоящих декоративных элементах. Ну, кто, находясь в своем уме, станет крушить такую роскошь?

Аргол забрал у удивленного Беллима лазерный резак и вернулся в кабинет. Выставив на шкале максимальное значение, он полоснул лучом по деревянной столешнице. Фингорм от неожиданности ахнул, когда массивный стол развалился на две половинки. На деревянном срезе была отчетливо видна тонкая металлическая вставка. Странный металл имел насыщенный синий цвет и больше напоминал фольгу.

- Что это? – спросил Финн, исследуя пальцем шероховатую поверхность столешницы.

- Это фейлон, редкий, весьма ценный минерал. У него много очень важных и полезных свойств, а способность обманывать таможенные радары – скорее побочный эффект, - пояснил Аргол.

- Откуда ты про него знаешь?

- Нашей семье принадлежит несколько необитаемых планеток на границе с темным кругом. Вот там и обнаружили весьма внушительные запасы данного минерала. Я когда увидел синюю воду в купели, словно в голове что-то щелкнуло. Дело в том, что фейлон, соприкасаясь с нейтральными жидкостями, окрашивает их в синий цвет. Сначала думал, что воду здесь подкрашивают, специально для богатых пассажиров. Но вода оказалась самой обычной. Да и наполненный бассейн перед стартом – прямое нарушение инструкции. Бережная, конечно, глупышка, но все же курсант академии и правила знает. Купель набрали специально, чтобы что-то скрыть. Синий цвет вряд ли у кого-нибудь вызвал бы подозрение. Фейлон слишком дорог, чтобы использовать его для похищения. А в этой каюте его количество поражает.

- Ты хочешь сказать, что об этом минерале известно?

- Разумеется, с момента его открытия. Но встречается он редко. И до настоящего момента использовался лишь в лабораторных разработках, - подтвердил Аргол.

- Получается, Саяра кому-то настолько нужна, что похититель не поскупился даже на столь ценный фейлон? – уточнил Беллим.

- Я сам удивлен этим фактом. Более того, никогда не слышал, ни о каких других месторождениях, кроме тех, что принадлежат нам.

- Похоже, другие месторождения все же есть, - Фингорм активировал слив, и уровень воды стал постепенно снижаться. - Скажи, а ты Саяру сейчас совсем не чувствуешь?

Элвэ отрицательно покачал головой.

- Я отчетливо чувствую, что девушка жива. И это все. Ничего похожего на тот зов, что вел меня к ней на космодроме, нет. Свидетили видели, как Бережной уносил Саяру, и она была без сознания. Вероятно, до сих пор не пришла в себя. Я перестал ее чувствовать еще в зале. Именно тогда я испугался.

Вода с тихим шипением ушла, обнажив дно небольшого бассейна. Ничего подозрительного ни на стенах, ни на дне эленмарцы не обнаружили.

- Что будем делать? – спросил Беллим. – Доложим легару, и вызовем подкрепление?

- Тот, кто стоит за этим похищением, влиятелен и богат. Бережной всего лишь пешка и уже понял, что корабль не взлетел. Он загнан в угол и, скорее всего, винит в этом Саяру. Зверь, которому нечего терять, способен на самые неожиданные поступки. У него девушка, и я не собираюсь терять драгоценное время! – ответил ему Аргол, сжав кулаки.

- Что предлагаешь?

- Совпадений не бывает. Я по-прежнему считаю что вода скрывала секреты этой каюты. Надо спуститься и тщательно обследовать все поверхности.

- Ты прав, - согласился с ним Фингорм. Разговаривали эленмарцы тихо, едва ли не шепотом. Не было никакой гарантии в том, что Бережной их не слышит.

Аккуратно спустившись на дно, они принялись исследовать каждую плиточку, каждый шов или трещинку, начиная с самого верха и спускаясь все ближе ко дну. Наконец, один из блестящих квадратиков дрогнул под пальцами Аргола и ушел в глубину. Как по команде, эленмарцы выбрались из купели. Плитка, на которую нажал Элвэ, активировала механизм. И теперь плиты пола медленно разъезжались в сторону, открывая их взглядам потайное помещение. Крошечное, больше напоминающее тесную кладовку. Там помещалась всего лишь одна кровать, на которой и лежала Саяра. На самом краю примостился Максим Бережной. В его руке был зажат бластер, который он прижимал к виску девушки.

- Одно движение, и она – труп!- прошипел он.

- Брось оружие, землянин! – хрипло выдохнул Аргол.

Фингорм посмотрел на Элвэ и не узнал его. Бирюзовые глаза светились словно изнутри, черты лица заострились, а форма курсанта вмиг стала мала.

- Сейчас не время! – горячо прошептал Беллим, увидев первые признаки боевой трансформации. – Возьми себя в руки! Иначе, без посвящения в храме, ты можешь не вернуться обратно, как проклятые!

Но Аргол ничего не слышал. Все его внимание было приковано к руке, держащей бластер у головы девушки. Ноздри Элвэ яростно раздувались, а одежда трещала по швам, не выдерживая массы нарастающих мышц.

Финн никогда не слышал, чтобы критический порог наступал так быстро. Конечно, теперь обряд посвящения в воины проходили в храмах, не дожидаясь жизненной отметки в сто циклов, а гораздо раньше. Но Аргол его не проходил. Если бы нечто подобное случилось с Беллимом, он сумел бы вернуться обратно. Его позвали бы желтые глаза любимой женщины. Фархунда стала тем якорем, что удерживал его разум, она стала для него всем. Фингорм прикрыл глаза и тяжело вздохнул, судорожно соображая, чем помочь приятелю и как не допустить гибели землянки.

- Послушай, Бережной, - хрипло начал он. Откашлялся и продолжил: - Смерть Саяры не выгодна никому из нас.

Фингорм попытался сделать шаг к краю бассейна, но землянин, сверкнув желтыми глазами, выдающими в нем тентурийские корни, шевельнул рукой с бластером и прорычал:

- Стой, где стоишь, остроухий! Еще один шаг и мозги девчонки будете соскребать с этой кровати! Ты прав, она мне нужна живой! И главное слово здесь «нужна». В любом случае, я попал. Ликвидирует ли меня заказчик илиприговорит к каторжным работам суд Каолиции, все одно – смерть. Так лучше я поторгуюсь подольше!

Бережной хрипло рассмеялся.

- Надо полагать, заказчик тебе известен? – спросил Беллим.

- Мы общались анонимно. Мне известно лишь, что это очень влиятельный человек. И это еще один повод мне его опасаться.3ec623

- Он лшшшшшо-о-от! – полу-рык, полу-шипение раздалось рядлм.

Финн, стараясь не сводить взгляда с землянина, краем глаза отметил, что Элвэ изо всех сил борется с трансформацией. Что не говори, но возрастные изменения еще не должны были коснуться его организма. Вены на мощной шее вздулись, со лба стекали ручейки пота, а большие ладони сжаты так, что побелели костяшки пальцев. И все же Аргол не только боролся со спонтанной трансформацией, он наблюдал за каждым движением Бережного. Как же не вовремя! Вдвоем они бы справились с ситуацией, а теперь…

- Э-э-э! – заорал Бережной, показывая пальцем свободной руки на Элвэ. В его голосе явственно слышалась паника. – Похоже, твой дружок из тех, кто воет на луну и периодически обрастает шерстью! Не знал, что чертовы эленмарцы прототипы земных вервольфов. И… кажется, он собой не владеет!

Не отводя от похитителя парализатора, Фингорм все же обернулся. Аргол боролся, но, похоже, проигрывал эту битву. Законы вселенной сильнее одной единственной души живого существа. Боги! Еще несколько секунд, и Элвэ потеряет над собой контроль. А вот тогда… Тогда его боевая трансформация станет считать всех мужчин, находящихся поблизости, угрозой и конкурентами, а у Беллима окажется одной проблемой больше

- Держись! Держись! – крикнул Финн Арголу, а специально для землянина добавил: - Если жить хочешь, то нам стоит поспешить и быстро убраться отсюда!

- А она? – растерялся Бережной. Бластер он держал по инерции, и сейчас, задумчиво на него смотрел, словно вспоминал для чего ему эта штука.

- Оставь девушку и выбирайся оттуда! – заорал Фингорм. – Ее он не тронет, а вот нас…

- Да что он сделает против бластера? – ухмыльнулся похититель и перевел оружие на Элвэ.

Эленмарец корчился в конвульсиях, извивался, но продолжал прилагать все усилия, чтобы не потерять разум, не впустить в себя древнее проклятье Эленмара. Финн с тоской посмотрел на Аргола. К своему огромному сожалению, он ничем не мог помочь другу. В Бережного хотелось просто спустить весь заряд парализатора. Как жаль, что это желание неосуществимо! Обездвиженного и без сознания он его не успеет вынести в безопасное место. А если землянина оставить здесь, то, находясь в боевой форме, Элвэ просто разорвет этого напыщенного идиота. Ни одна медслужба галактики не залатает!

- Послушай, - Финн говорил спокойно, но внутри уже все клокотало. По крайней мере сегодня, он умирать не планировал. Ему необходимо вернуться живым ради Хуни и их пока еще не рожденной малышки, хоть жена и утверждала, что родится малыш. – Послушай, нажми уже на пуск, убедись, что оружие сейчас бесполезно и уходим. Я не шучу! Счет идет на секунды.

- Думаешь, не выстрелю? – усмехнулся Бережной.

- Стреляй! – крикнул Беллим.

Его крик совпал сразу с двумя событиями. Раздался треск, и остатки бывшего форменного комбинезона Элвэ упали к его ногам. Впрочем, это был уже не Аргол. Это было чудовище, огромное, мощное, сплошь поросшее шерстью, и крайне сердитое. При виде монстра, палец землянина дрогнул, и он активизировал бластер. Оружие противно запищало, извергая из себя плотный зеленый луч, который устремился к Арголу. Но достигнув его, луч словно встретил препятствие и расплющился о невидимый щит, а потом и вовсе впитался им, не причинив никакого вреда зверю.

- Что за чертовщина! – выругался Бережной и повторил попытку.

Он нажимал и нажимал кнопку, луч послушно уносился к Элвэ и пропадал, так и не достигнул цели. Опешившее в первый момент чудище грозно зарычало и оскалило внушительные клыки.

- Бездна тебя побери! Ты идешь? – закричал Фингорм. Он понимал, что медлить нельзя. Еще несколько секунд и за их жизнь никто не поручится.

Землянин уже отбросил бесполезный бластер и, обламывая ногти, пытался выбраться из своего тайного укрытия. Пальцы соскальзывали, а воспользоваться лестницей он не мог. Именно там сейчас стоял разъяренный монстр, и настроение его стремительно портилось.

- Руку давай! – прошипел Беллим и рванул на себя поданную конечность с такой силой, что они вместе с Бережным прокатились по полу до самого выхода из санблока. – Шевели ногами, землянин! Бежим!

Но похититель уже и сам опомнился, проявив чудеса прыти. Что бы он не говорил немногим временем ранее, но жизнь свою Бережной ценил и умирать не хотел. Два мужчины, мешая друг другу, пытались пересечь заставленное антикварной мебелью пространство кают, а сзади неслось душераздирающее рычание. Чудище показалось в дверях, и убегающие рванули к выходу.

- Блокируй дверь! Перегородки он пробьет не сразу. Существует вероятность, что он о нас забудет, если перестанет видеть, - проорал Беллим, едва они выскочили в холл корабля.

Бережной трясущимися руками набирал код экстренной блокировки помещений звездолета, а с той стороны доносились сильные удары. Металлическая обшивка стен деформировалась на глазах, дополняя какофонию рыков зловещим скрежетом.

Фингорм дышал глубоко, пытаясь выровнять дыхание. Его сердце отчаянно билось где-то в груди, норовя выпрыгнуть наружу. Давно его так никто не пугал! Он позволил себе еще пару глубоких вздохов и набрал на комме тревожный код.

- Курсант Беллим, докладывайте! – тут же откликнулся Сорг. Голосвязь устанавливать Финн не стал, не хотел пугать супругу. Он испытывал дикую потребность прижать ее к себе и вдохнуть аромат черных волос, такой родной и домашний, не смотря на всю Хунину непоседливость.

- Возникли проблемы, легар. Ко входу в «Странник» требуется группа захвата, - доложил Фингорм.

- Понял, - отчеканил Сорг.

- Финечка… - услышал он любимый голос прежде, чем связь прервалась.

Удары со стороны каюты прекратились, и землянин облегченно выдохнул. Но, повернув бледное лицо в сторону Беллима, Бережной замер – прямо на него смотрело излучающее отверстие портативного парализатора, и желтый огонек скользил по груди, не оставляя пути к отступлению.

- Сам пойдешь или тебя усыпить и донести? – хмуро спросил Финн.

- Сам пойду, - буркнул Бережной и зашагал по коридору в сторону выхода.

Глава 17.

Очень хотелось пить. Голова болела, и любое движение отдавалось болезненным импульсом прямо в мозг. Разлепить веки казалось выше ее сил, и Саяра продолжала лежать, прислушиваясь к окружающим звукам. Их было не так уж много. Что-то поскрипывало неподалеку, и еще слышались чьи-то шаги. Странные шаги. Будто кто-то очень тяжелый в мягких тапочках ходил совсем рядом. Девушка попыталась вспомнить, что произошло ранее, но адские молоточки, стучащие у нее в висках, просто не давали сосредоточиться. А еще отчего-то отчаянно стучало сердце. Саяра ощущала, как оно бьется об ребра, и каждая пульсация отдается болезненным всплеском в голове.

Шаги приблизились, и девушка затаила дыхание. Как же страшно очнуться в незнакомом месте, в котором, кроме тебя, находится еще кто-то! Раздались странные звуки, очень напоминающие шумное обнюхивание. Духи-заступники! Они никогда не откликались на зов ранее, но сейчас Саяра молила их всей душой защитить и оградить от всех бед. Слишком много трудностей выпало на ее долю за последнее время.

Звуки сместились, и теперь девушка слышала тихое дыхание. Неведомый гигант склонился над ней и, кажется, снова обнюхивал. Что-то невесомое, мягкое коснулось ее щеки. На Шатри-7 никогда не водились звери. Даже крыс там не было. Но у старой лисы Айты была накидка отороченная мехом животного. Кажется, его называли песец. Саяра в детстве очень любила проводить пушистыми ворсинками по своим щекам и громко смеялась, получая истинное удовольствие от этого. Мимолетное прикосновение пробудило далекие воспоминания детства. Мех! Духи-заступники! Неужели над ней склонился зверь?

Страх сковал тело. Она еще больше зажмурилась, а пальцы судорожно сжались в кулаки. Саяра понимала, что слишком мала для сопротивления тому, кто сейчас исследовал ее, изучал. Вдруг что-то шершавое и мокрое прошлось по лбу, носу, губам, закончив свой путь на подбородке девушки. Это было так щекотно, что она фыркнула и открыла глаза.

- Аргол… - хрипло выдохнула Саяра, утонув в знакомом бирюзовом сиянии.

- Гр-р-р-р-р! – раздалось в ответ, заставив девушку опомниться и вынырнуть из омута глаз.

Перед ней был вовсе не Аргол, а одно из тех чудовищ, которых она видела в своем видении. Огромный косматый зверь раскрыл пасть, полную острых треугольных зубов, и рыкнул. Прозвучало это вовсе не зло, и Саяра рассмеялась, тут же скривившись от прострелившей виски боли. Она протянула ладонь и провела по густой шерсти, на ощупь оказавшейся мягкой.

- Хорошая зверушка, - прошептала девушка и попыталась подняться, чтобы оглядеться вокруг, но новый, более грозный рык буквально пригвоздил ее к поверхности. – Поняла. Ты не хочешь, чтобы я вставала. Не сердись.

- Гр-р-р-р-р! – вполне доброжелательно ответило чудище, и его розовый язык вновь проделал путь от лба до подбородка Саяры, заставив ее улыбнуться.

- А ты вовсе не злой, правда? – она погладила большую голову зверя, слегка задев заостренное ухо.

Монстр блаженно вздохнул и поднырнул под маленькую ладошку, побуждая девушку не прекращать ласки. Тонкие пальцы коснулись острой вершины уха, и прикрытые бирюзовые глаза животного вновь распахнулись, вызвав у Саяры стойкое чувство дежавю.

- Ох, милый, откуда же я тебя знаю? – пробормотала она.

Шершавый язык дотронулся до виска, облизал лоб и перешел ко второму виску, унося боль. А на место все поглощающей боли вернулась способность мыслить ясно. Монстры, очень похожие на ее невольного соседа, были «проклятыми» воинами Эленамара, о которых ей рассказали если не все, то очень многое. В ее видении эти существа бродили, натыкаясь друг на друга, и не проявляли ни к чему интереса. Кроме женщины, в которой почувствуют свою пару. Они как заколдованные чудовища из древней детской сказки, и лишь волшебный поцелуй способен их расколдовать.

Все так, но ее пушистый гигант не похож на сомнамбулу. Он вполне живой и адекватно на нее реагирует. Какой-то неправильный «проклятый». И что, скажите на милость, чудовище делает так далеко от родной планеты? Белиготар Сорг не упоминал, что они держат кого-то из них в Звездной академии. Ведь она здесь?

Саяра вдруг вспомнила мерзкий запах, исходящий от тряпицы, прижатой к ее носу. Ехидная ухмылка на лице Максима Бережного, и мгла, пытающаяся поглотить ее разум. Она боролась с липкими, подступающими к ней черными щупальцами. Раз за разом сгустки тьмы оказывались все ближе, и сознание окутывало туманом. Ее куда-то несли. Иногда туман рассеивался, и девушка видела светящиеся стены коридоров, но мгла возвращалась, и борьба начиналась снова.

Ей казалось, что похититель разговаривал с девушкой. Ее имя еще долго звенело у Саяры в голове, пока она окончательно не потеряла сознание. Как же ее звали? «Если все откроется, ты не останешься чистенькой, сестренка!» - говорил Макс Бережной, а потом назвал имя… «Рая»!!! Он назвал ее «Рая»! Даже находясь в состоянии между явью и миром грез, Саяра вспомнила девушку – красивую землянку, пожиравшую Аргола взглядом. В совпадения девушка не верила. Рая - слишком земное имя, а землян, обучающихся в академии не так много. Получается, Раиса сестра Максима, а ее похищение – спланированная акция. Они просто устранили конкурентку, чтобы расчистить путь к Арголу. Только зря старались. Такие, как Саяра, не могут составить конкуренцию холеной и ухоженной Раисе Бережной. Красивый эленмарец всего лишь проявил гостеприимство, а возможно просто пожалел ее, уделив чуточку своего внимания. Она же видела, как на него смотрит большая половина женского состава академии. Как на ею любимый кремовый торт с вишенкой на самом верху.

И все же что-то не стыковалось в ее догадках. Если Саяра очнулась наедине с монстром, то где же ее похитители? Бросили ее в логово зверя, в надежде, что тот растерзает девушку? Глупые, это, конечно, секрет, но заколдованные воины не трогают женщин, и агрессивно реагирую лишь на мужчин.

- Вы очень добрые и милые чудища! – улыбнулась она, нависшему над ней соседу по заточению. – Правда?

- Гр-р-р-р-р! – подтвердил монстр.

- И глаза у тебя такие же красивые, как у Аргола. Вот я тебя сейчас ка-а-ак поцелую, и будет у меня свой собственный эленмарский принц. Персональный! - горячо прошептала девушка прямо в оскаленную морду. – А Аргола, пусть себе Раиса забирает или любая другая красотка.

От одной подобной мысли ее бедное сердечко тоскливо сжималось, ведь она помнила вкус его поцелуя, от которого трепещет каждая клеточка, а по телу разливается жар. Она смотрела в его глаза и тонула в них, безвозвратно, навсегда. Разве сможет она быть счастлива с другим? Сможет, обязательно сможет. Она вытравит его из своего сердца, и станет счастливой, не смотря ни на что!

Саяра сделала глубокий вздох и посмотрела прямо в бирюзовые глаза чудища. До чего же знакомый цвет! Может и не сложно будет привыкнуть к мужчине с такими глазами. Ухватившись за острые уши зверя, она притянула к себе большую голову зверя и впилась в его губы поцелуем. «Прощай, Аргол!» - плакала ее душа, уже смирившись с решением Саяры, и не надеясь на ответные чувства прекрасного эленмарца.

Перед глазами на миг все померкло, а когда зрение восстановилось, на девушку сверху смотрело вовсе не чудище. На его месте был Аргол…

- Саяра… - выдохнул эленмарец и накрыл губы девушки своими, впитывая в себя ее удивленный вскрик.

Шаманка зажмурилась, испугавшись, что глаза ее обманывают. Он снова здесь и снова так близко. Голова кружилась от упоительно сладких прикосновений. И когда мужчина чуть отстранился, прервав поцелуй, Саяра едва не застонала от отчаянья и всепоглощающего чувства потери.

Как же отчаянно ей хотелось, чтобы время замерло, и поцелуй никогда не заканчивался, чтобы там, за стенами помещения не существовало идеальной Раисы Бережной и других поклонниц восхитительного эленмарца. Но увы, жизнь состоит из огромного космоса простых и зачастую тяжелых будней с крошечными вкраплениями праздников. Этот сладкий поцелуй Саяра тоже положит в скромную копилочку своих счастливых воспоминаний.

На самом деле, все складывается не самым худшим образом. Она летит на планету, где требуется ее помощь. Главное, она способна помочь! Теперь шаманка была уверена в этом. Девушка не понимала почему, а просто знала, что дар проснулся. В тяжелой, после перенесенной, вызванной отравлением боли, голове роились бессвязные обрывки воспоминаний. Словно сон разрезали на кусочки и тщательно их перемешали. Опять странный зал, где уныло бродят «проклятые». Тут же светлые коридоры и Белиготар Сорг что-то эмоционально рассказывает. Эленмарец, очень похожий на Аргола улыбается земляке с толстой пшеничного цвета косой. И Раиса Бережная то плачущая, то удивленная, то робко улыбающаяся, нежно прижимается щекой к мощной, обнаженной груди мужчины… Мужчины эленмарца! С такими же, как у Аргола, светлыми, почти платиновыми волосами. Аргол…

Как жаль, что он чужая судьба. «Воровать чье-то счастье – навлекать на себя проклятье» - говаривала старая лиса Айта, и Саяра тоже так считала. Насильно мил не будешь. Нужно оттолкнуть Аргола, забыть, уйти! Но отчего же все внутри нее так отчаянно сопротивляется этому? Почему собственное тело предает, отказываясь повиноваться? Почему она, как губка, впитывает любую его ласку, даже самую мимолетную?

Теплые пальцы бережно гладили кожу, очерчивая овал ее лица. Она млела от каждого касания, готовая распасться на миллионы крошечных счастливых кусочков. И когда почувствовала его дыхание, девушка потянулась за поцелуем сама. Их губы слились, а языки сплетались в вечном танце, даря невообразимые, волшебные ощущения. Наверное, именно так и выглядит любовь, врываясь и не оставляя места для тягостных мыслей.

- Яра… Ярочка… - поцелуи обжигали губы, щеки, веки девушки, а горячий шепот Аргола рождал потоки лавы, которыми опаляло все внутри. – Я нашел тебя… Искал…

Эленамарец все говорил и говорил, чередуя слова с прикосновениями губ, рождая в душе Саяры вихрь эмоций. Ее бедное сердце, словно пойманная в силки птица, билось в груди, а в голове царил хаос. Ни одной связной мысли, ни одной.

Так не хотелось открывать глаза! Как же не хотелось! Еще минутку счастья… Еще секундочку… Мгновение… Миг… Шаманка застонала, и мужчина отпрянул, прекратив поцелуи. Вот и кончилось счастье. Веки словно окаменели. Чтобы открыть глаза, приходилось прилагать неимоверные усилия. «Не смотри на него, Саяра! Не смотри!» - приказывала себе девушка. Но когда ее глаза, цвета спелой вишни, встретили бирюзовый взгляд, все веские доводы просто улетучились. Нужные слова разом вылетели из головы, а горло пересохло.

Сколько длилось немое противостояние взглядов, она не смогла бы ответить ни за что. В какой-то момент просто ожил комм курсанта Элвэ, и девушка вздрогнула, услышав голос легара.

- Саяра! Саяра, ответь! Элвэ! Аргол, ты слышишь меня? – требовательно спрашивал Белиготар Сорг.

- Слышу вас, легар! – хрипло ответил эленмарец, поднимаясь с колен и давая Саяре возможность подняться с узкой кровати.

Вот и все. Пора возвращаться в реальный мир. Девушка тяжело вздохнула и села на неуютном жестком ложе. И только спустив ноги вниз, она вдруг заметила… О, нет! Кровь прилила к щекам, и она поспешно отвела взгляд. Элвэ прикрывали лишь длинные, сейчас растрепанные волосы. Курсанта вовсе не смущала нагота, он спокойно продолжал отвечать легару.

- Да, Саяра со мной! Живая! Чувствует себя… Не знаю как, но держится очень мужественно, - говорил Аргол.

Шаманка чувствовала, что мужчина смотрит на нее, словно лаская глазами каждый изгиб ее тела. Захотелось невольно поправить волосы, наверняка растрепанные после случившегося, но девушка продолжала сидеть, отвернувшись от эленмарца.

- Да, уже выходим. Все обошлось.

Элвэ нажал сигнал отбоя. Выходим? В таком виде? На голового Аргола будут таращиться все! Наверняка набегут поклонницы и среди них она – Раиса Барежная! Если она крутилась рядом с братом во время похищения, то и сейчас просто обязана присутствовать там, куда они выйдут!

Кстати, где они? Саяра осмотрела небольшую каморку, с узкой лестницей, ведущей к просторному люку в потолке. Стены обшиты пластиком, окон нет. Духи предков, эта комнатенка может находиться где угодно! Возможно, в подвале. И тогда, Арголу придется идти обнаженным через несколько ярусов академии. Нет, такого Саяра допустить не могла. Жаль, конечно, что не вышло получить персонального эленмарского принца. Образ курсанта Элвэ не ассоциировался у нее с кем-то для индивидуального пользования. Такая красота должна принадлежать всем, но, все же не должна быть легкодоступной.

- Нам нужно идти, - хрипло выдохнул Аргол, делая шаг в ее направлении.

Девушка вскочила и в один миг схватила небольшое серое покрывало, которым была застелена лежанка. По-прежнему, не поворачивая головы к эленмарцу, она протянула его Элвэ.

- Тебя смущает моя нагота? – тихо спросил мужчина, но протянул руку за покрывалом.

Когда пальцы соприкоснулись, Саяру словно ударило током. Как будто между ней и Элвэ пропустили электрический ток, который вырабатывал старенький генератор на Шатри-7. Он так же искрил и до боли колол кожу, если к нему прикасались. Девушка поспешила одернуть руку, и плотная ткань упала. Смущает ли ее нагота эленмарца? Духи! Нет, она бы хотела смотреть на него вечно, но там, в коридорах полно других женщин, и Саяре очень не хочется, чтобы те глазели на Аргола.

Послышался треск, и шаманка обернулась. Элвэ деловито обматывал вокруг мускулистых бедер обрывок покрывала. Он пошевелил босыми ступнями и, пока девушка искала подходящие слова для ответа, обескураживающе улыбнулся.

- Так лучше?

- Да… - почти прошептала она.

- Тогда, идем? – Аргол весело ей подмигнул и, схватив за руку, от чего на коже выступили предательские мурашки, потащил девушку к лестнице.

Оказалось, Максим прятал ее вовсе не в подвале, а во вполне комфортабельной каюте. Чуть менее роскошные показывали в рекламных роликах, которые в изобилии транслировались в голосети. Аргол не отпустил ее руку даже тогда, когда помог выбраться из тайной комнатенки. Они прошли шикарный санблок, широкий коридор и направились к закрытой и изрядно помятой двери каюты.

Мельком заглянув в соседнюю комнату, Саяра резко затормозила. Помещение, судя по антикварным шкафам, кожаным диванам и остаткам массивного стола, являлось кабинетом. Девушка подошла к обломкам и провела пальцами по срезу, дотрагиваясь до вкрапления голубоватого металла.

- Фейлон, - ахнула она.

- Что? – сказать, что Элвэ был удивлен – это ничего не сказать. – Откуда ты про него знаешь?

- Этот металл открыла моя дальняя родственница. Она нашла его на нескольких астероидах, обследовав всю солнечную систему. Это случилось еще до тентурийской войны и нашего побега на Шатри-7. Бабушка рассказывала, что во многом из-за этого открытия нашей семье и пришлось спешно покинуть Землю.

- Но откуда ты знаешь его название и то, как он выглядит? – еще больше озадачился Элвэ.

Саяра рассмеялась.

- Как же мне не знать его название, если металл носит имя моей далекой прабабки? Его открыла Фейлон Дьяконова. А что до внешнего вида, то у меня есть крошечный шарик из фейлона, а еще карта, патент на добычу и свидетельство о собственности на три астероида. Бабушка всегда говорила, что сложись все иначе, я могла бы стать очень богатой наследницей. Да, что об этом говорить! – девушка робко улыбнулась и попыталась протиснуться мимо Аргола, но он преградил ей путь.

Обняв Саяру за талию, эленмарец привлек ее к себе. На щеках шаманки вспыхнул нежный румянец, и она многозначительно опустила взгляд на разделяющую их набедренную повязку.

- Прости. – Элвэ чуть отстранился, но из тисков своих рук девушку не выпустил. – Так почему ты считаешь, что не являешься наследницей, имея на руках все подтверждающие твои права документы?

- Айта всегда говорила, что большие деньги не только большая ответственность, но и огромный соблазн для лихих людей. Богатство нужно суметь защитить. А что мы с бабушкой могли? Лучше жить скромно и тихо, но жить, пусть и на окраине галактики.

В голосе шаманки звучала печаль. Она так просто рассказывала о перспективах, которые у нее были и от которых она совершенно спокойно, без сожалений отказалась. Все же, Саяра удивительная женщина, самая непостижимая, загадочная и родная. Ради такой можно облететь всю вселенную, но найти покой удастся только в том месте, где будет биться сердце любимой. Аргол протянул руку и нежно, едва касаясь, погладил девушку по щеке.

- Теперь тебя есть, кому защитить.

Вышло как-то приглушенно и хрипло. Саяра отстранилась, посмотрела прямо в бирюзовые глаза Аргола и сказала:

- Пойдем, я не хочу никого и ничем обременять.

Она отвернулась, зашагала к выходу и уже не видела, какая боль затаилась в бирюзовой глубине. Элвэ нахмурился. Похоже, девушка совсем не поняла, что произошло на земном звездолете, что для Аргола больше не существует других женщин. Есть лишь одна… Что ж, впереди полет на Эленмар, Храм Равновесия и длинная эленмарская жизнь. У него будет время заставить Саяру поверить в искренность своих чувств, а для этого нужно находиться всегда рядом. Что-что, а вот выпускать из виду хрупкую фигурку любимой Элвэ не собирался. Он поспешил за шаманкой и, прежде чем она дошла до выхода, открыл покореженную дверь.

Глава 18.

Сколько прошло времени с момента его превращения, Элвэ не знал. Но когда, придерживая Саяру за талию, спустился по трапу, в ангаре творилось нечто невообразимое. Казалось, сотрудников службы безопасности нагнали не только со всей академии, но и со всей Кхармы в придачу. Кругом мелькали черно-серебряные комбинезоны с эмблемой Коалиции.

Рядом с легаром стоял более крупный эленмарец, со знаками отличия дипломатического корпуса. Аргол помнил его. Жена этого мужчины, кажется, была подругой матери и по совместительству фаэрой рода Сорг. Две крупных фигуры соотечественников подавляли своей мощью невысокого, плотного землянина – капитана «Странника». Он что-то быстро говорил, размахивая руками и указывая на звездолет, и фактически трясся от страха. Определенно, после вскрытых обстоятельств, ему было чего опасаться.

Недалеко от трапа в энергетическом коконе находился Максим Бережной. Силовое поле едва мерцало синими всполохами вокруг землянина. Магнитные наручники сковывали руки за спиной, а транспортная платформа, на которой он находился, не давала сделать ни шага. Четыре офицера охраны не сводили с него глаз, наблюдая за каждым движением.

Аргол напрягся. Им с Саярой предстояло пройти совсем близко, и это не нравилось эленмарцу. Ему хотелось оградить девушку от любых эмоциональных потрясений. Но едва поравнявшись с охранным коконом, девушка сама взглянула на Барежного, а он неприятно осклабился в ответ. Саяра вздрогнула, но взгляда не отвела, лишь прищурила глаза и упрямо вздернула подбородок. Элвэ сильнее прижал ее к себе, давая возможность почувствовать свою поддержу и готовность помочь в любой момент. Очень тихо, одними губами он прошептал:

- Не бойся!

И в тот же миг скорее почувствовал, чем увидел, как девушка сбилась с шага, а ее дыхание участилось. Она повернула голову и явно собиралась что-то ему сказать, но совсем рядом прозвучал знакомый и совсем не тот голос, что эленмарец жаждал сейчас услышать.

- Аргол! Аргол! – расталкивая офицеров безопасности, к нему на всех парах неслась Раиса Бережная. Всегда аккуратно уложенные волосы блондинки сейчас были растрепаны. Глаза припухли от слез, но не потеряли своего хищного блеска.

Элвэ мысленно застонал, почувствовав, как Саяра отстраняется, убирает его руку с талии. Вся ее хрупкая фигурка словно окаменела, стала неподвижной на какое-то мгновенье. Она медленно развернулась, смерила его и подбегающую землянку ледяным взглядом и четко, проговаривая каждую букву, произнесла:

- Я не боюсь. Я справлюсь.

Но прежде чем она опустила глаза, Аргол успел увидеть в них все: и щемящую тоску, и боль, и сожаление. Девушка явно приняла непростое решение и не собиралась его менять. Мужчина чувствовал, что это напрямую касается его. Точнее, уже не касается. Саяра повернулась к нему спиной в тот момент, когда руки Раисы Бережной обвили его шею, и девушка практически повисла на нем. Межу ним и хрупкой, желанной женщиной, что сейчас стремительно удалялась, выросла стена, о которую разбивались мысли, чувства, душевные порывы. Саяра вычеркнула его из своей жизни. Но почему? Он ведь видел ее отклик и сам тянулся к ней.

Тщетно пытаясь отцепить от себя приставучую, рыдающую землянку, Аргол попытался позвать ее.

- Саяра! – закричал он, но девушка даже не обернулась. Звук его голоса потонул в какофонии голосов, снующих здесь людей.

И только сейчас, с силой отрывая от себя Бережную, он осознал, как они смотрелись со стороны. Землянка плакала, размазывая по его груди свои слезы, всхлипывала и жалась к нему. Сквозь рыдания, она пыталась что-то рассказать дрожащим, визгливым голосом. Как он раньше не замечал, насколько Раиса неприятная особа? Боги, что о нем подумала Саяра? Аргол совсем запутался. Ни один эленмарец не оттолкнет женщину, нуждающуюся в его защите и помощи. Этот закон он впитал с молоком матери, поэтому и не придал особого значения присутствию Бережной, ведь в его душе, сердце и мыслях царила лишь Саяра, поэтому не оттолкнул блондинку.

Элвэ наблюдал, как шаманка подходит к Соргам и что-то тихо говорит. Ее слушают, обнимают, ей улыбаются, и она отвечает взаимностью. Но вот Саяра сталкивается с его взглядом, и улыбка меркнет. Кажется, Аргол только что совершил ужасную ошибку.

- Что! Тебе! От меня! Надо? – схватив Бережную за руки, чтобы ее конечности не лезли, куда не надо, прорычал он. И так уже натворила дел, не отмоешься.

- Аргол… - всхлипнула Раиса, и ее губы скривились, а на лицо превратилось в гримасу. – Здесь все против меня! Мне не верят, что я увиделась с братом только перед отлетом корабля! И то случайно!

Щеки раскраснелись, нос опух, а потом слез не прекращался. Раиса тщетно пыталась вырвать руки из захвата, и в то же время, льнула к Элвэ всем телом. Максим Бережной, наблюдающий за этой сценой из охранного кокона, расхохотался.

- Ты всегда была чертовски отвратительной актрисой, сестренка, - с кривой ухмылкой произнес он и сплюнул себе под ноги. – Вряд ли твои слезы кого-то разжалобят. Слишком халтурно выглядит.

- Заткнись! – зашипела Раиса. – Все из-за тебя! Из-за тебя!!!

- Рая! - Элвэ хотелось убраться от Бережных подальше, но для этого предстояло поговорить с землянкой. – Послушай! Если ты ни в чем не виновата, то руководство академии это выяснит. А сейчас просто дай мне пройти!

- Но, Аргол! – девушка упиралась, не желая уступать ему дорогу.

- Я не одет, Рая! – Элвэ вновь предпринял попытку избавиться от блондинки.

- Ты не можешь отставить меня одну! – такая настойчивость, лихорадочный блеск глаз, нездоровый румянец – Раиса явно себя не контролировала.

Аргол кивнул высоченному влаппи – одному из офицеров охраны, привлекая к себе внимание, и попросил:

- Пригласите медиков. Девушке требуется помощь.

Черный гигант тут же передал приказ по экстренной линии.

- Ты меня бросаешь?.. – растерянно ахнула Раиса. – Но… Я же… Я же люблю тебя! Мы же… Мы…

- Рая, прошу тебя, успокойся! – вновь заговорил Аргол. Девушка перестала вырываться и как-то обмякла вся. Больше не имело смысла удерживать, и эленмарец отпустил ее руки. Он видел, что от входа в ангар к ним уже направляются люди в белых комбинезонах. – Нет никаких «мы». Я люблю другую женщину.

- Эту шаманку? – шипение блондинки перешло в визг.

Она побледнела, глаза закатились, и Раиса захрипела, едва не упав на колени от потери равновесия. Аргол хотел поддержать, но ладони землянки уперлись ему в грудь.

- Не подходи ко мне! – ревела она, переходя с крика на зловещий хохот. – Как ты мог предать меня! О-о-о! Ты не мог! Это все она! Она!

Раиса резко оттолкнула его и, минуя опешивших офицеров охран, побежала прямо в руки медиков. Но потом резко свернула в ту сторону, где Сорги общались с Саярой. Аргол бросился за ней, но наперерез блондинке уже спешили медики.

- Змея! Разлучница! Ведьма проклятая! – истерично завизжала Бережная.

Совсем чуть-чуть она не успела добежать да шаманки. Сильные руки Алгола сомкнулись на ее талии и оттащили назад. Лишь вскользь пальцами Раиса задела ладонь девушки, и Саяра побледнела.

Секунда и она уже не стоит в шумном ангаре. Вокруг тихо, стерильно чисто, и ветер колышет легкие занавеси на высоких узких окнах. Она помнит это зал, она была здесь в своих видениях. Вон за теми резными дверями находятся «проклятые» воины Элинмара. Ничто не тревожит их спокойствия. Теперь Саяра знала, что вся планета пытается им помочь, вернуть к нормальной размеренной жизни тех, кто воспротивился воле богов и не смирился с рабской участью.

Мимо нее бегаю симпатичные женщины с светлых сарафанах, человекоподобные андроиды убирают территорию. Небольшая группа женщин остановилась у небольшой витрины. Что находится за силовым полем Саяре не видно, но дамы ведут себя как туристки – активно обмениваются впечатлениями и с упоением делают голографические снимки. Наконец, экскурсовод открывает перед ними большие, резные двери, и они оказываются в царстве чудовищ, которые не обращают никакого внимания на вошедших. Делать снимки здесь не положено, и женщины восхищенно и одновременно настороженно таращатся на шерстяных, грозных исполинов.

Ничего не происходит, абсолютно ничего. Значит, среди них нет пары ни одного из «проклятых». В том, другом видении в зал вошла Нита, и свершилось чудо – один из воинов очнулся от вечного сна, а сейчас тишину нарушали лишь тихие реплики туристок. Чудовища вели себя как обычно.

Странно, зачем провидение забросило сюда Саяру? Девушка уже подумывала ущипнуть себя за руку, чтобы, наконец, очнуться от этого видения, как вдруг двери распахнулись и… и никто не вошел. Холл за пределами зала оставался пустым, и притихшие было женщины вновь стали переговариваться.

- Не хочу! Я не хочу туда! – канючил до боли знакомый голос.

- Бережная, у тебя выбора нет! – ответила ей Хуня, первая появляясь в дверях и, как всегда, поглаживая свой большой живот.

Рядом с супругой Беллима стояла красивая землянка в таком же легком сарафане, какие носили работницы Дворца «проклятых». Толстая коса простого плетения перекинута через плечо, а в серых глазах затаились смешинки. Ее Саяре видеть не приходилось, но незнакомка сразу вызвала у шаманки симпатию. Да и Фархунда улыбалась ей очень искренне, как близкой подруге.

- Не хочу-у-у! – снова раздался визг Раисы.

Два андроида тащили ее на буксире, и ноги девушки, обутые в мягкие тапочки, скользили по гладкому, отполированному камню.

- Плздно. Выбор у тебя, Рая, не велик был. Либо замуж за эленмарца, любо со своим братцем на каторгу в отдаленные сектора Темного круга, - припечатала Хуня.

- Я боюсь! – снова дернулась в руках андроидов зазноба Аргола.

- Как тебе не стыдно! – пожурила ее незнакомая женщина. – Я Ванечку с Серафимой Дормидонтовной оставила, дела все бросила, чтобы для тебя время освободить, а ты ведешь себя хуже маленького ребенка.

- Верник, бесполезно взывать к совести человека, у которого ее нет, и никогда не было! – Хуня, кажется, разозлилась. – Сама пойдешь или все-таки сдать тебя службе безопасности, как врага Коалиции?

- Пойду! – Бережная дернула плечами, освобождаясь от цепких рук роботов, и вошла в зал.

Она двигалась медленно, словно каждый шаг давался ей с трудом. Плечи опустились, и в каждом ее движении сквозила обреченность. Наверное, приговоренные на казнь идут веселее. Раиса посмотрела на туристок и прошла мимо.

- Уводите группу, - тихо сказала подруга Фархунды экскурсоводу, и та стала что-то объяснять своей группе.

- Алька, ты сама-то держись рядом с входом. Если с тобой что-то случится, тангир Элвэ мне никогда не простит, меня не спасет даже десять беременностей во славу демографии Эленмара! – прошипела Хуня, потянув женщину с косой за подол сарафана.

Туристки неохотно, постоянно оборачиваясь, под натиском экскурсовода двинулись к выходу. Но раздавшийся на весь зал громоподобный рык заставил всех присутствующих замереть. Огромное чудище, расталкивая своих собратьев, мчалось прямо на Раису.

- Мамочки! – заголосила она и попыталась развернуться, чтобы задать деру, но мягкие тапки предательски разъехались на скользких полах, и девушка растянулась, бросив на входные двери жалобный, испуганный взгляд.

Группа во главе с экскурсоводом отмерла и ринулась на выход, толкаясь и мешая друг другу.

- Женщины, милые! – пыталась успокоить их необъятная Хуня. – Что же вы ведете себя как старые девственницы, попавшие по ошибке в мужскую баню? Сохраняйте спокойствие и не создавайте паники!

Тем временем, огромное чудище добралось до, дрожащей от ужаса, Бережной. Раиса сжалась в комочек и старалась даже не дышать. «Проклятый» обошел ее по кругу, понюхал с каждого бока и боднул в спину, вынуждая улитку развернуться. Саяра видела, как девушке страшно. Она зажмурилась и тихонько поскуливала, еще сильнее обхватив себя руками. «Жениху» такое поведение «невесты» явно пришлось не по вкусу. Чудовище зарычало и хлопнуло Раису по филейной части, аппетитно выставленной на обозрение.

Игривый почти брачный посыл достиг цели – жертва подскочила, но вовсе не для того, чтобы уделить своей истиной паре внимание. Она ошарашено огляделась, страшно выпучила глаза и хриплым голосом прокаркала:

- Помогите!

- Целуй его! – крикнула Раисе Алька.

- Целуй его, дура! Взасос! – вторила подруге Фархунда, выглядывая из-за плеча.

- Что? – скривилась Бережная, посмотрев на «проклятого», вполне мирно в сторонке сосущего палец. – Я не целуюсь с неразумными!

- Грх-х-гр! – возразило чудище, достав недососанный палец, и многозначительно почесав что-то спрятавшееся в густой шерсти в районе паха.

- Целуй его! – строго, тоном учительницы произнесла Верник.

- Или вали на каторгу! Там большой выбор разумных заключенных! – подзадорила ее Хунька.

Взгляд Бережной заметался от двери к чудищу. Видимо, «проклятого» она посчитала меньшим злом, потому что шагнула к нему.

- Не смей чесать гениталии перед дамой! – приказала она.

- Гр-х-х! – обиделось чудище, но лапу из длинной шерсти вытащило.

Еще раз скривившись, Раиса сделала глубокий вдох и припала ко рту совершенно обалдевшего «проклятого».

Никто не замечал Саяру. Она словно смотрела голографическое кино в отменном качестве, где роли исполняли люди, знакомые ей. Причем, шаманка осознавала, что все происходящее обязательно исполнится в скором будущем, если герои событий окажутся в нужное время в нужном месте. А дар Саяры для того и существует, чтобы направить каждого по линии судьбы, ему предназначенной. Разве это плохо – делать людей счастливыми? От такой мысли стало теплее и радостнее.

Целующуюся парочку окутало привычное сияние, и контуры тела чудовища смазались, заискрились. Но потом… Потом ничего не произошло. Лохматый громила так и остался лохматым громилой. Точнее, светло рыжие патлы так окутывали огромное, просто гигантское, тело мужчины, что о его реальном, человеческом облике приходилось только догадываться. У жениха Раисы волосы были куда длиннее, чем у того «проклятого», который выбрал Ниту. «Возможно, он провел в боевой трансформации более длительное время» - подумала Саяра.

- Фу-у-у! Ну, фу-у же! – Бережная попыталась отпихнуть от себя новоявленного милого, усердно вытирая рот ладошкой. – Обслюнявил меня всю!

Кажется, ее акт протеста вызвал у бывшего чудища лишь смех, раскаты которого эхом прокатились по залу. Из лохматого плаща, скрывающего эленмарца полностью, вытянулась огромная ручища, перевитая мощными мускулами, и властно притянула Раису обратно. Затем, вытянулась вторая и по-хозяйски смяла ягодицу девушки.

Бережная пискнула и попыталась стукнуть по загребущим рукам. Но попытка хрупкой землянки отстоять свою честь не увенчалась успехом. Оттолкнуть от себя эленмарского колосса было все равно, что отодвинуть гору. Глупо и бесполезно. «Раискин проклятый» неистово хохотал и лапал блондинку.

- Убери свои лапы! – вопила она. – Не твое – не трогай!

- Мое-е-е! – отвечал ей приглушенный копной волос бас. Саяра никак не могла рассмотреть лица мужчины.

- Я тебя расколдовала и теперь хочу домой! – хныкала Раиса, стуча кулачками по широким плечам, укутанным волосами.

- Нет, малышка! – возразило ей волосатое чудище. – Теперь твой дом там, где я!

Бережная нашла бы слова для возражений, если бы не активизировались «проклятые». «Что-то они в этот раз долго» - подумала Саяра. Гневное сопение, хриплые гортанные звуки доносились со всех сторон, приближаясь к паре все ближе. Чудовища скалились, обнажая клыки, и постепенно шаг за шагом сужали круг, отрезая Раису с ее женихом от двери.

- Помогите! Андроидов в общий зал! – заорала Хунька, когда, пропустив всех туристок, они с Верник тоже выскочили в холл.

Подобное развитие ситуации предполагали, поэтому под дверями уже дежурил отряд роботов. Они ворвались в зал, как только раздались первые призывы о помощи. За их спинами маячили любопытные и одновременно обеспокоенные лица Али и Фархунды.

- Осторожно, спасайте сначала женщину, - почти пошептала фаэра Верник, но ее советы никому не потребовались.

Раиса Барежная, рассмотрев количество рассвирепевших и агрессивно настроенных «проклятых», издала испуганный «ох» и тут же подпрыгнула, обвив шею новоиспеченного благоверного руками, а его ориентировочную талию – ногами. При этом, кроме «охов» и «ахов» различных тональностей и вариаций с ее губ слетело испуганное:

- Мамочки… Делай что хочешь, но не подпусках их близко!

- Как скажешь, малышка! – пробасил спасенный эленмарец.

Саяре не приходилось видеть среди представителей этой расы таких великанов. И Бережная действительно смотрелась совсем крохотной на фоне гиганта. Ох! Как же он выглядит? Словно услышав немой вопрос шаманки, и одновременно отвечая на призыв своей пары, бывшее чудовище одной рукой подхватило под попку невесту, притянув ее к себе поближе, а второй – отодвинуло с лица длинные волосы, явив миру лик эленмарского воина.

Надо признать, вполне симпатичный лик с грубоватыми, мужественными чертами. Массивный подбородок, ровный крупный нос, высокие скулы и выбивающиеся из общей картины брутальности небесно голубые глаза с застывшими в них смешинками. Определенно, жених Бережной Саяре понравился. Его даже не портил шрам, который тянулся от подбородка через всю щеку и заканчивался у уголка глаза.

- Ах! – многозначительно простонала Раиса, не отрывая взгляда от бывшего чудища.

- Ты тоже ничего, - пробасил жених и подмигнул опешившей блондинке.

Аргол Элвэ был самым красивым мужчиной этой галактики. Бесспорно. Но спасенный проклятый не уступал ему практически ни в чем. Они просто отличались друг от друга, как отличаются гибкий клен от могучего дуба, как отличается грациозный гепард от могучего льва, каждый поражая своей красотой и мощью. Саяра готова была поклясться, что мужчина, так рьяно притягивающий к себе землянку, не даст ей спуска, не позволит ее семье использовать девушку или втягивать в сомнительные авантюры. Таким не поруководишь, такому можно лишь беспрекословно подчиняться, по крайней мере в ключевых жизненных моментах. Интуиция говорила, что Бережная в надежных руках, если конечно…

«Проклятые» двигались медленно, но неуклонно приближались. Их рычание отдавалось мощной вибрацией даже в теле Саяры. Зная, что ей нечего опасаться, она все равно побаивалась. Раиса же зажмурилась и для надежности спрятала лицо в рыжую шевелюру своего мужчины.

- Спасайте же их! – негодовала Хунька, выглядывая из-за дверей.

Андроиды тоже продвигались к паре, но еще медленнее, чем чудовища, чтобы не спровоцировать тех на стремительную атаку. Пока «проклятые» только рычали и скалились. С длинных клыков капала слюна, а глаза мерцали.

Мужчина удерживал на руках испуганную женщину, покачивал ее словно ребенка, что-то тихо шептал и (Саяра могла поклясться) улыбался. Он вовсе не боялся нападавших монстров, он словно знал, что нужно делать и просто выжидал удобный момент.

И момент настал, когда до пары оставалось меньше трех метров. Один рывок «проклятых» и… Саяра зажмурилась. Андроиды запаздывали, а чудовища уже так близко. Неужели она ошиблась? Но как только самое смелое из чудищ разинуло розовую пасть и зарычало, эленмарец, по прежнему очень бережно прижимая Раису к себе, зарычал в ответ. Нет, это был не рык! Это был рев, от которого стены ходили ходуном, а кровь стыла в жилах.

«Проклятые», которых опасались даже самые умелые современные воины, прижали к головами длинные уши и тихонько заскулили. Второй рык, уже не такой громкий, но очень впечатляющий, заставил чудищ броситься врассыпную. Они позорно ретировались, так и не вступив в бой. Похоже, этот странный эленмарец знал то, что не знали современные представители этой расы.

Крупная ладонь опустилась на светлую макушку девушки и неумело погладила спутанные волосы.

- Испугалась? – спросил гигант.

- Ты меня спас?.. – одновременно и вопросительно, и удивленно воскликнула Раиса.

- Похоже на то, - уголки рта у мужчины приподнялись, но улыбка вышла до крайности скупой. Его пальцы коснулись ушей землянки и, не найдя привычных острых вершинок, остановились. – Ты не эленмарка?

- Вот еще! – фыркнула Бережная и попыталась отстраниться, но гигант пресек все ее попытки спрыгнуть.

- Дикие трансформированные, инопланетная связанная… - задумчиво пробормотал он, а потом вдруг спросил? – Какой сейчас год?

- С утра был 2431… - на автомате ответила Бережная.

Колосс тут же спустил ее на пол и, взяв за руку, направился к дверям.

- Как тебя зовут? – деловито спросил он, совершенно не обращая внимания на то, что его длинные волосы шлейфом волочатся вслед за ним.

- Раиса… Раиса Бережная! – девушка почти летела за ним следом.

- Велитос Ран, - представился бывший «проклятый», не сбавляя шага. – Я был первым, кто отказался пройти рабский обряд, и, похоже, не единственный. Раиса, ты можешь идти быстрее? Мне нужен меч и одежда, я хочу взглянуть на то, каким стал Эленмар!

В дверях странная парочка столкнулась с ошарашенными Хуней и Алей. Две девушки, хлопая глазами, таращились на лохматого мужчину, который вел себя очень естественно. Чего нельзя было сказать о Бережной, летящей за ним, словно воздушный шарик на веревочке.

- Фаэры! – поприветствовал женщин Велитос и почтительно склонился.

- Здравствуйте… - прошептала вежливая Аля, а Хуня… Хуня, придерживая живот, не сказала ничего. Она смотрела на лужу стремительно увеличивающуюся между ее чуть расставленными ногами.

- Она рожает! – завопила вовремя отмершая Верник. – Медика сюда! Боги, Беллим меня убьет!

Про пару на какое-то время все забыли. Сразу все забегали, засуетились, подоспевшие андроиды бережно укладывали Фархунду на транспортную платформу. Эленмарка в белоснежном комбинезоне держала девушку за руку и отсчитывала пульс, а Хуня… Хуня не была бы Хуней, не возьми она все руководство своей транспортировки в свои цепкие руки.

- Док, я рожаю? – вопрошала она и тут же, не дожидаясь ответов, задавала еще миллион вопросов. – С ребенком все нормально? Ощущение тяжести внизу живота я должна чувствовать?

- Несите аккуратнее! Доктору неудобно! – это андроидам.

- Алька, звони Финну! Пусть мухой дует сюда! Стоп! Мухой медленно! Пусть дует пулей! Слышишь, Верник, пулей! Иначе… Иначе… Ему лучше не знать, что будет иначе!

- Рая! Ты слышишь меня? Ты будешь круглой дуррой, Рая, если упустишь такого мужика! Поняла меня?

Бережная быстро закивала в ответ и инстинктивно прижалась к массивному боку жениха. Велитос Ран тут же обнял девушку за талию. Они так и смотрели вслед удаляющейся процессии, из центра которой все еще раздавались Хунькины команды.

- Жизнь кипит, женщины рожают – значит, Эленмар по-прежнему существует, - философски заметил гигант и склонился, чтобы поцеловать подозрительно притихшую Раису. На этот раз она его не отталкивала, а сама потянулась навстречу его губам.

Вновь все завертелось вокруг Саяры. Видение закончилось, оставив девушке твердую уверенность в том, что с Бережной будет все хорошо, если рядом окажется Велитос Ран – первый «проклятый» воин Эленмара.

- Яра! Ярушка! – знакомый, самый дорогой сердцу голос звал ее, и шаманка открыла глаза.

Аргол все также был в имитации набедренной повязки, а ее голова покоилась на его коленях. Эленмарец нежно гладил ее по щеке, а в бирюзовых глазах затаилась тревога. Отчего-то сейчас Саяру вовсе не смущала его нагота. Какая разница в чем он одет, главное – Аргол рядом и беспокоится за нее. А Бережная… У Бережной свой жених есть. В конце концов, Элвэ расколдовала она, а не Раиса.

- Ты… как? – хрипло спросил эленмарец.

- Хорошо. Теперь хорошо! – ответила шаманка и улыбнулась.

- Когда девушку осмотрят медики, передайте ее службе безопасности! – голос, отдавший приказ, принадлежал артлегару – родственнику Бериготара Сорга.

Раиса тихо всхлипывала рядом. Ее завернули в странную одежду, фактически спеленав по рукам и ногам. Она лежала на медицинских носилках и смотрела в потолок ангара, а из уголков ее глаз катились слезы.

- Нельзя ее передавать службе безопасности! – Саяра с надеждой посмотрела на легара, и его родственник подал знак медикам не спешить с исполнением приказа.

- Почему нельзя, Саяра? – спросил девушку Белиготар Сорг.

- Она невеста «проклятого»… - ответила она. – Самого первого.

- Велитос Ран – пара Раисы Бережной? – удивленно хмыкнул артлегар. – Однако!

- Вы его знаете? – удивилась шаманка.

- Это героическая личность, умелый воин и первый советник императора Сорга. О нем на Эленмаре знают все, - просветили девушку. – Даже не верится, что он достанется такой, как Раиса.

- Это не он достанется, а она! – рассмеялась Саяра. – Поверьте, они поладят.

- Я верю тебе, девочка, - улыбнулся ей Белиготар Сорг. – А сейчас ты идешь отдыхать, а иначе Гея с меня живого десять слоев стружки снимет. Похоже, после ночных событий полет на Эленмар придется отложить.

- Нет, легар! – воскликнула девушка. – Я успею отдохнуть по дороге. И еще, не говорите ничего моим старикам. Они старенькие и будут волноваться, а ведь все уже позади.

Директор академии подал шаманке руку, поднимая ее на ноги.

- Не скажу! – пообещал он. – А теперь иди отдыхать. Здесь мы сами разберемся.

- Я провожу! – подскочил следом Аргол.

- Курсант Элвэ! – легар смерил его скептическим взглядом. – Для начала оденьтесь. Даю вам на это пять минут, а потом доставьте девушку к ее блоку!

- Слушаюсь! – коротко кивнул он и отошел в сторону дежурной службы.

Саяра осталась его ждать в обществе легара и его родственника. Она смотрела на Бережную, над которой колдовали медики, и жалела ее. После видения не осталось ни ревности, ни обиды.

- Легар! – к ним подошел, судя по эмблеме, один из докторов академии.

- Слушаю тебя, Эвилас, - ответил ему Сорг.

- Поведение девушки изначально показалось мне странным. Курсанты ежегодно проходят медицинский осмотр, и никаких психических отклонений у Раисы Бережной не было обнаружено.

- К чему ты клонишь?

- Как я уже сказал, сегодня Рая вела себя неадекватно, даже учитывая пережитый стресс и состояние глубокой депрессии. Этот лихорадочный блеск в глазах, повышенное слюно и потоотделение, чудовищная агрессия и легкая возбудимость – все симптомы натолкнули меня на определенные мысли, которые я проверил. Правда, требуются дополнительные тесты, но и сейчас, я с уверенностью могу сказать, что курсант Бережная принимала психотроптые препараты достаточно сильного действия, а также афродизиаки. Как вы понимаете, Белиготар, вряд ли она принимала их по собственной воле.

- Что? – напрягся легар. – Вы полагаете, что в стенах академии курсанту насильно вводили запрещенные препараты?

- Что вы, - доктор смутился. – Я хотел лишь сказать, что она могла принимать эти средства с пищей или под видом витаминов или, скажем, косметических средств.

- Спасибо, Эвилас. Девушка сможет перенести перелет с Кхармы до Эленмара?

- Думаю, да, легар. Я присмотрю за ней до утра, как раз закончу все тесты.

Эленмарский медик поспешил откланяться. Белиготар Сорг тут же подозвал одного из офицеров и приказал обыскать блог, где проживала Раиса Бережная. Все странные капсулы, пилюли, драже, жидкости и косметические средства, которыми пользовалась землянка, надлежало передать на экспертизу. Если окажется, что Эвилас прав, будет очень сложно замять дело, о нападении на курсанта в стенах ВЗА. 7bcf23

Словно услышав его мысли, к Белиготару подошел артлегар и похлопал по плечу.

- Не переживай, если дело выйдет за стены академии, я сумею замять его даже в совете Коалиции. Но расследование придется провести.

- Спасибо, Аргенант. Максим Бережной сегодня же будет допрошен. Ты же понимаешь, как важна для Эленмара каждая «невеста».

- Понимаю, поэтому помогу.

Саяра пребывала в шоке от услышанного. Значит, Раиса совсем себя не контролировала, когда бросалась на нее и вешалась Арголу на шею. Это многое объясняло – землянкой просто умело управляли, заставляя совершать то, что было выгодно хозяину. Только зачем ей давали возбуждающее средство? Неужели таким образом подогревали ее страсть к Элвэ? Саяра никак не могла понять, как связаны между собой все произошедшие события, но знала наверняка, что она и Аргол – звенья одной цепи, в которой кто-то очень сильно заинтересован.

Теплые руки обвили ее талию, а горячее дыхание опалило шею.

- Идем? – спросил Элвэ, и девушка кивнула в ответ.

Говорить не хотелось. Саяра едва держалась на ногах от усталости.

Глава 19.

Утро началось с противного сигнала комма. Вот почему, какую бы мелодию не поставили на будильник, рано или поздно человек начинает ее тихо ненавидеть? Саяра специально перевела время на более ранний срок, чтобы иметь возможность перед отлетом еще раз все обсудить с Белиготаром Соргом.

Вчера она настолько вымоталась, что еле добрела до своего блока. Даже близость Аргола не придала сил. В пятничный вечер и ночью в коридорах академии было достаточно народа от прогуливающихся курсантов до преподавателей и научных работников, спешащих по делам. Поэтому опереться на руку эленмарца девушка себе не позволила. Так и плелась рядом, не проронив за всю дорогу ни слова. Только у дверей она сумела выдавить из себя короткое «спасибо» и скрылась в спасительной тишине гостиной.

«Спасибо»! Как глупо. Словно ей нечего сказать Арголу. У нее так много слов для него, так много! Разных, красивых, эмоциональных, очень нужных, но отчего-то все они совершенно вылетают из головы, стоит лишь ей взглянуть в бирюзовые глаза мужчины. Она прочла так много книг о любви, но ни одна из них не давала и толики представлений о том, как сильно стучит при этом сердце, как кружится голова и как мучительна ревность, словно острыми зубами кусающая изнутри.

За последнее время на шаманку столько всего свалилось, что некогда было проанализировать или просто подумать о некоторых событиях и кажущихся случайными совпадениях. Например, пристальное внимание Максима Бережного. Девушка искренне полагала, что ее внешность вполне заурядная. Это для стариков с Шатри-7, которые годами не видели молодых лиц, она казалась красавицей. В академии она почти не выделялась с тех пор, как Пелагея Джоновна помогла ей обновить гардероб. Эленмарцы посматривали на Саяру с любопытством. Но это и понятно – вся их планета, затаив дыхание, надеялась на ее дар. И тут вдруг тотальный интерес с первого взгляда. Не то чтобы этого не могла произойти, но такая стремительность должна была ее насторожить.

Кстати, о даре. Ее посетили уже два весьма ярких видения. Если события, которые она увидела, и о которых рассказала легару, сбудутся, тогда можно со всей ответственностью считать, что дар Саяра обрела. Хотя, по правде сказать, сама девушка уже не сомневалась в своих способностях.

Куда больше ее волновали «проклятые», точнее один конкретный «проклятый». Белиготар Сорг рассказал о том, что вывести воина из состояния боевой трансформации могла лишь его истинная пара - женщина, предназначенная ему богами. Исходя из этого, получается, что Аргол ее суженый, ведь именно ее поцелуй изменил его. Эх, а изменил ли? Легар говорил, что с момента восстановления равновесия, никто из эленмарцев больше не превращался в монстра. По крайней мере, безвозвратно.

А что если Элвэ просто над ней посмеялся? Трансформировал боевую форму, сорвал поцелуй, а потом на глазах у изумленной девушки вновь стал красивым мужчиной. Наверняка он давно заметил, как Саяра смущается в его присутствии, не может отвести от него глаз и вспыхивает, стоит лишь ему обласкать девушку взглядом. Решил подшутить над простушкой с провинциальной планеты, проявляющей к нему такой ничем не прикрытый интерес. Тем более, что чудовище, в которое он обратился, вело себя совсем не так, как остальные «проклятые» из видений шаманки. Находясь в состоянии трансформации, монстр проявлял интерес к жизни, да и к Саяре тоже проявлял. Слишком много несовпадений. Хотя, девушке отчаянно не хотелось верить в это, даже думать об этом было тяжело и больно.

Все же придется поговорить с Арголом обо всем, что произошло на звездолете. Разумеется, если останется на это время перед отлетом. Да, сегодня Саяра покинет гостеприимную Академию, где с ней произошло так много хорошего. О плохом она предпочитала не вспоминать. Совсем скоро шаманка, наконец, увидит загадочный Эленмар, вдохнет полной грудью его воздух, обязательно доберется до океана, подставит лицо ветру и пробежится босыми ногами по песку прямо у самой кромки воды. Оставляя следы, которые почти сразу слижут волны. Да, она улетит, а Элвэ останется в академии. Сегодня их пути разойдутся, и только боги знают, пересекутся ли они когда-нибудь вновь.

Об этом и о многих других вещах думала Саяра, пока принимала душ, чистила зубы, облачалась в единственный еще не упакованный комбинезон и завтракала, с наслаждением откусывая маленькие кусочки от полюбившегося здесь вишневого пирожного, запивая его горячим какао. Она просматривала новости академии и наблюдала за временем. Через несколько минут можно будет позвонить легару. Сорг сдержал свое слово и ничего не рассказал старикам о событиях прошедшего вечера, потому что никто из них не нес почетный караул у ее кровати, не бежал с чашкой горячего бульона и не охал в изголовье кровати. Хотя девушка не сомневалась, что легару пришлось нелегко. Каждый из вынужденных престарелых переселенцев, считал себя обязанным присматривать за Саярой, заботиться, переживать и, разумеется, советовать ей, как сделать лучше с их точки зрения. Порой такое поведение раздражало, но шаманка искренне любила соседей по захудалой планетке. Ведь, по сути, они были единственной семьей, которая у нее осталась после смерти Айты.

Входная дверь с тихим шипением отъехала в сторону, и в блок вошел дед Володя. Не часто за последние дни им удавалось поговорить. Обычно, все сводилось к банальным приветствиям и дежурным вопросам «как дела» и «как самочувствие». Старик молча сел рядом и накрыл ладонь девушки своей. Саяра посмотрела в родное, испещренное густой сеткой морщинок лицо и улыбнулась. Именно сейчас поддержка деда Володи была ей очень нужна, даже необходима, и он это понял, почувствовал и пришел.

- Волнуешься?

- Немного, - почти не соврала шаманка. – Скорее, боюсь не оправдать ожиданий.

Старик хрипло рассмеялся, полез за чем-то в карман, потом вынул руку и огорченно ею махнул.

- Все время забываю, что курение запрещено в стенах академии. Пришлось мой самосад упаковать на самое дно чемодана, - с горечью посетовал дед Володя. – Как думаешь, на их планете табак выращивают?

- Не знаю, - пожала плечами девушка. – Думаю, если там табак посадить, то он непременно вырастет.

- И то дело, - усмехнулся старик и заказал себе чашку крепкого кофе. Шатри-7 не баловала своих жителей изобилием, и в ВЗА он с удовольствием вспоминал давно забытый вкус некогда любимых продуктов. – А что до ожиданий. Бояться того, что ты их не оправдаешь должны те, кто ожидает. Ведь это важно для них.

- Ты же тоже хочешь, чтобы я им помогла, - хитро прищурившись, Сайта смотрела на деда.

- Отчего не помочь хорошим людям? – не стал отпираться тот. – Айта гордилась бы тобой, девочка. Ее дар всегда служил людям и почти никогда ей самой.

Да, если бы бабушка была жива, она бы обязательно все сделала для того, чтобы помочь «проклятым» Эленмара. И Саяра должна это сделать хотя бы в память о ней. Айта, как же ее не хватает! На глаза девушке навернулись слезы, и она часто-часто заморгала, не позволяя себе расплакаться. Комм завибрировал, оповещая о том, что гражданку Эленмара Дьяконову Саяру ожидают в кабинете легара Сорга.

- Мне пора, - словно извиняясь, улыбнулась девушка.

- Удачи тебе, малышка… - тихо сказал дед Володя, когда за шаманкой уже закрылась дверь.

Он отхлебнул горький напиток и снова полез в карман своей старой, видавшей виды кофты. На этот раз старик извлек оттуда крошечный букетик небольших сиреневых цветочков. Нежные стебли обвивала тонкая алая лента, а лепестки дрожали от любого колебания воздуха.

Этот чей-то скромный дар он нашел на пороге, прямо перед дверью. Дед смотрел на соцветия и недоумевал, отчего не отдал букет Ярушке. Жизнь итак не баловала девчонку, а он лишил ее такой радости. Боги знают, что на него нашло! Старик вдохнул тонкий аромат и прикрыл глаза.

Да, он помнил его. Пусть не знал, как эти цветы называют здесь, а вот на Земле их называли фиалки. Будучи совсем юным, ради любопытства молодой студент изучил язык цветов, откопав в университетской библиотеке старинный фолиант. Никому не нужное знание, но отчего-то врезалось в память. Столько лет прошло, а он мог рассказать, о чем говорит любой букет. Тот, кто подарил этот, хотел сказать Саяре об искренности своих чувств. И не только… «Я верен тебе» - кричал даритель, пытаясь достучаться до сердца девушки, не зря он выбрал именно красную ленту, чтобы перевязать букет.

Зря он не отдал цветы. Зря. Владимир был уверен, что букет от симпатичного эленмарского юноши, пожалуй, даже мужчины, с которым он не раз уже видел Саяру. Не скрылось от его внимания и то, как девочка смотрела на него – почти влюбленными глазами. Рядом с ним шаманка ничего не замечала, весь мир сжимался и фокусировался лишь на нем. Сегодня они улетят, а симпатичный курсант останется проходить дальнейшее обучение. Старик видел, как на эленмарца смотрят женщины. Разобьет Ярушке сердечко. Минутная радость может обернуться целой трагедией, ведь для нее это чувство первое – нежное и хрупкое, как лепестки фиалок. Пусть лучше думает о том, как помочь «проклятым» и не забивает себе голову несбыточными мечтами. Вот прилетят на планету, там, на месте и разберется кто ей мил. Еще раз взглянув на букет, дед тяжело вздохнул, и выкинул цветы в утилизатор.

Саяра никак не ожидала в столь ранний час застать здесь так много людей. В кресле, напротив мужа сидела Пелагея Джоновна. Она обернулась и тепло улыбнулась вошедшей девушке. На небольшом диванчике зевающая Фархунда уютно привалилась к обнимающему ее мужу. А вот рядом с ними… Рядом с ними практически в одной позе (чуть расставив ноги и сложив руки на груди) стояли все три эленмарца из того патруля, который обнаружил шаманку в баре «Поцелуйчик».

Духи предков! Она не рассчитывала на столь скорую встречу с Арголом. Разумеется, она хотела попрощаться и даже поговорить, но чем больше девушка об этом думала, тем стремительнее таяла ее решительность. Саяра отчаянно трусила, боялась даже поднять глаза и встретиться с бирюзовым взглядом. Вдруг все ее страшные мысли окажутся правдой? Будет больно. Очень. Ей итак не хватает воздуха, когда находится в одном помещении с Элвэ. Нет. Нет. Она не станет смотреть на него и разговаривать тоже не станет. У нее здесь дело – значит, и разговаривать Саяра будет исключительно по делу.

- Доброе утро. Я не опоздала? – спросила девушка, глядя на Белмготара Сорга. Взгляд Аргола она чувствовала всей кожей, он обжигал, от него на теле выступали предательские мурашки.

- Нет, Саяра. Ты, как раз, вовремя. – Легор указал ей на второе кресло рядом со своим массивным столом. – Присаживайся.

Несколько шагов, которые пришлось сделать, чтобы пересечь кабинет директора академии, были едва ли не самыми трудными в жизни шаманки. Ноги предательски подрагивали, а уши и щеки горели так, словно вся кровь разом прилила к этим местам.

- Получилось хоть немного отдохнуть? – участливо спросила жена Сорга.

- Спасибо, я в порядке, - ответила девушка и приготовилась слушать. Ведь ее вызвали для последнего инструктажа перед отлетом. Значит, обязательно скажут что-то важное.

Белиготар Сорг прокашлялся. Он выглядел немного смущенным.

- Что-то случилось? – забеспокоилась шаманка. Она итак чувствовала себя не в своей тарелке.

- Саяра, позволь принести тебе официальные извинения от имени руководства ВЗА, как пострадавшей во вчерашнем инциденте стороне. На твой счет уже зачислена стандартная сумма компенсации. Если она покажется тебе недостаточной, ты вправе обратиться с дополнительными требованиями. Дело будет рассмотрено в самые кратчайшие сроки.

- Что? – Саяра опешила. Ничего подобного она, разумеется, не ждала. Сорги итак сделали очень много для нее и для всех стариков с Шатри-7. Так много, что ей за всю жизнь не отблагодарить легара.

- Курсант Беллим, которому было поручено охранять вас, допустил ряд серьезных ошибок и будет наказан, - при этом легар бросил строгий взгляд в сторону Финна и Хуни. Супруги предпочли виновато склонить головы, хотя Саяра успела заменить, что в их глазах раскаянье отсутствовало абсолютно.

- Не наказывайте их, пожалуйста! – взмолилась она. – И компенсации мне никакой не нужно. Во всем произошедшем виновата только я. Меня и наказывайте.

- И в чем же ты виновата, Саяра? – девушка могла бы поспорить, что в голосе легара слышались ехидные нотки.

Понятно, воспитательный процесс в действии. Старая Айта тоже никогда не наказывала ее, но всегда выворачивала ситуацию таким образом, что, по ее разумению, обязательно следовало наказать кого-то другого. А внучка всегда вступалась, прекрасно осознавая, что бабушка это делает, чтобы научить ответственности за свои поступки.

- Во всем, - с тяжелым вздохом призналась Саяра. Говорить об истинных мотивах своего поступка в присутствии Элвэ было нелегко, но и допустить, чтобы из-за нее наказали Беллимов, она не могла. – Понимаете, мне очень хотелось побыть среди молодежи. Посмотреть, чем люди занимаются в свободное время. И потанцевать… Я виновата и компенсацию академии верну.

- Ничего возвращать не нужно. Руководство академии поступило в соответствии с регламентом. – Легар встал и, заложив руки за спину, медленно прошелся от стола к книжному шкафу и обратно. – Пойми, Саяра, ты уникальна, а для Эленмара – бесценна. Кроме того, и я, и Гея… мы успели полюбить тебя, и нам глубоко небезразлично твоя судьба. Ты взрослый человек и сама вправе решать, что и когда делать, я лишь очень прошу, чтобы ты была осторожна. Пообещай мне это!

- Обещаю, - почти прошептала ошарашенная девушка. Если бы она только знала, сколько людей за нее переживает, ни за что не пошла бы на танцы. Пошла бы… Ведь тогда не было бы еще одного поцелуя с Арголом.

- На этом разбор ситуации считаю оконченным, - позволил себе улыбнуться легар. – Перейдем к делу.

- И вы не накажите Фархунду и Фингорма? – шаманке хотелось получить конкретный ответ на этот вопрос.

- Не в традициях Эленмара наказывать беременную женщину. - В глазах Белиготара Сорга плясали смешинки.- Даже если она себе слишком много позволяет и сует свой носик в дела, которые ее совершенно не касаются.

Фархунда многозначительно хмыкнула, обиженно поджав губы.

- А Фингорм? – не унималась Саяра.

- Эленмарский муж собственность жены, особенно в период ее беременности. Это обусловлено многими факторами. – Сорг наигранно тяжело вздохнул. – Поэтому, как бы я не хотел наказать курсанта Беллима, то до того момента, когда он станет счастливым отцом семейства, я попросту не смогу этого сделать.

Ну, так и есть. Легар развел ее точно так же, как лисица Айта. В лучшем виде. Конечно, похищение станет уроком для Саяры. И теперь, осознав свою значимость, она очень постарается быть осторожнее.

- Так о чем это я? – Белиготар Сорг что-то полистал на голографическом экране комма и продолжил: - Дело все в том, что с твоим похищением не все улажено. Максим Бережной признался, что заказчиком являлся его родственник – Ансель Бережной. Задержать его не удалось, он словно растворился. И мне лично, это совсем не нравится.

Саяра побледнела, и Пелагея Джоновна нежно сжала руку девушки. Этот простой жест поддержки, такой естественный и такой необходимый ей в данную минуту, тронул почти до слез. Страх отступил так же внезапно, как и появился. Шаманка вдруг почувствовала себя частью какого-то целого, мощного механизма. Где она всего лишь небольшой болтик, но если этот болтик убрать, то и агрегат работать не будет. Девушка чувствовала себя нужной, важной и не одинокой.

- Учитывая важность эксперимента, в котором ты дала согласие участвовать, нужно позаботиться о твоей охране. Я решил, что Фингорму стоит учиться на своих ошибках. Поэтому, его четверке я доверяю твою защиту. Кто-то из этих четверых эленмарцев всегда будет с тобой до тех пор, пока Анселя Бережного не обезвредят. Считай их своими персональными телохранителями, ассистентами, коллегами. Так же в состав группы войдет моя супруга, как автор идеи и начальник эксперимента, а также две ее помощницы – Фархунда Беллим и Алевтина Элвэ. Координировать все ваши действия будет тангир Дарен Элвэ. С ним ты познакомишься по прибытии на Эленмар. Возражения есть?

По правде сказать, Саяра немного растерялась, когда легар дважды произнес фамилию Элвэ. Неужели родственники? И кем Арголу приходится эта Алевтина? Сестра? Тетя? Мать? В любом случае, какие у нее могут быть возражения? Шаманка полностью доверяла Белиготару Соргу, но один вопрос ее все же интересовал.

- А вы? – спросила она, взглянув в сосредоточенное лицо легара.

- Мое присутствие сейчас необходимо в Совете Коалиции, но как только будет принято окончательное решение по вопросу, связанному с твоим похищением, я присоединюсь к вашей группе.

- Тогда у меня возражений нет, - тихо ответила девушка. – Вдруг мне действительно удастся помочь «проклятым» воинам.

- Удастся. Твой дар работает! – со всей серьезностью рассеял ее сомнения Сорг.

- Понимаешь, деточка… - Пелагея Джоновна вновь слегка сжала ладонь девушки. – Твоя подруга по несчастью, Нита уже прибыла на Эленмар и сегодня посетила дворец «проклятых».

- И? – Саяра даже дыхание затаила.

- И все произошло именно так, как ты рассказывала. До мельчайших подробностей.

- Значит, Нита нашла своего принца? – шаманка улыбалась. От этой новости на душе было тепло и светло.

- Нашла, - кивнула ей жена легара. – Теперь она с нетерпением ждет тебя. Хочет, чтобы ты присутствовала на ее брачной церемонии в Храме Равновесия.

- Я очень за нее рада, - искренне ответила девушка.

- Завтра доберемся домой, и проверим твое второе видение, с Раисой Бережной. Но у меня нет сомнений в успехе.

Сомнений не было и у Саяры. Только один вопрос не давал ей покоя. Стоит ли говорить Фархунде о том, что ее роды начнутся прямо в разгар эксперимента? Ох, не зря лисица Айта говорила загадками. Чем меньше люди знают о будущем, тем вероятнее, что оно произойдет, как задумано мирозданием. Зачем тревожить и нервировать саму Фархунду? Да и супруг ее будет беспокоиться. Чего доброго вообще ее не отпустит. А зная фаэру Беллим… Разразится грандиозный скандал. В конце концов, все ведь закончилось хорошо. И шаманка решила не говорить о предстоящих родах. По крайней мере, пока.

- Ну, если всем все ясно, то… - Белиготар Сорг посмотрел на Фингорма. – Курсант Беллим, принимаете командование кораблем «Полкан».

- Как «Полкан»? – растерялся Финн. – Мы же летаем на…

- Я сказал «Полкан». Он самый надежный и мощный из кораблей апаньяр, а в руках вашей группы судьба многих.

- Я понял, легар.

- Вылет через три часа. Все, кроме Саяры и Аргола, могут быть свободны, - подытожил Сорг.

Дел перед отлетом у каждого было много, поэтому никто возражать не стал. Попрощавшись, все быстро разошлись. Сердце шаманки готово было выпрыгнуть из груди от беспокойства. Она по-прежнему не смотрела на Аргола, сосредоточившись на хозяине кабинета. Духи предков! Девушка только сейчас осознала, что она не прощается с Элвэ. Наоборот, он, как три его друга, теперь привязан к ней на длительное и неопределенное время. Значит, поговорить с ним все же придется и не раз. Хорошо бы оттянуть этот момент. Да, она отчаянно струсила и ничего не могла с этим поделать.

- Саяра, курсант Элвэ рассказал о твоем наследстве. – По мере того, как Сорг говорил, девушка все больше расслаблялась. Тема фейлона ее не пугала. Значит, о том, что Аргол может оказаться ее парой пока речь не идет.

- Да, я рассказывала ему об этом, - подтвердила шаманка.

- Мы склоняемся к выводу, что Ансель Бережной охотится за тобой из-за тех документов, которыми ты располагаешь. Не знаю, какие у него планы на твой счет, но он весьма опасен. – Легар вздохнул. - Кроме того, я практически ничего не знаю о фейлоне, но такие сведения есть у рода Элвэ. Именно им принадлежат фейлоновые шахты, расположенные почти у границы с бывшим Темным Кругом. В твоих интересах рассказать обо всем, что знаешь тангиру Элвэ.

- Тангиру? – переспросила Саяра.

- Это ближайший родственник Аргола. Как ты понимаешь, фейлон слишком редкий и ценный минерал, поэтому об этом разговоре никто, кроме нас троих, не знает.

- Тангир Элвэ – мой брат, - впервые за все утро заговорил Аргол, и девушка вынуждена была на него посмотреть.

Зря она это сделала, зря! Потому что девушка поняла – она пропала. Совсем. Бесповоротно. Стоящий перед ней мужчина – ее персональный наркотик. Жаль только, что она для него ничего не значит. Саяра поспешно отвела взгляд и сказала легару:

- Я поговорю с тангиром и расскажу все, что знаю.

- Спасибо. Ну, идите, готовьтесь к отлету. И да помогут нам всем боги космоса.

Глава 20.

Пожалуй, никогда Саяру не перестанет восхищать величественная картина космоса, раскинувшаяся за панорамным иллюминатором, которое «Полкан» активировал по просьбе Пелагеи Джоновны. Со скоростью кораблей древних расстояния между планетами практически стирались. Надо же, перелет от Кассиопеи до Эленмара займет не больше времени, чем потребовалось бы шаманке, чтобы обойти по кругу всю станцию на Шатри-7. Осознание этого вызывало в девушке восторг и благоговейный трепет, как при соприкосновении с чем-то загадочным и почти волшебным.

Жена легара удобно расположилась на мягком диванчике в хвосте звездолета и с удовольствием отвечала на многочисленные вопросы стариков об устройстве жизни на планете, на которой им предстоит доживать свой век. Небывалый ажиотаж вызвало упоминание о богине, живущей рядом с простыми эленмарцами и бывшими землянами. Во все времена упоминание древних существ, некогда создавших ныне существующие миры, пробуждало в душах благоговейный трепет. Может быть, поэтому старики не могли поверить, что богиня запросто заходит выпить чайку и обсудить последние сплетни с появившимися у нее друзьями.

В самом углу примостилась хмурая Раиса Бережная. Если бы взглядом можно было убить, то сейчас в живых на кораблике не осталось бы никого. Движения землянки решили не ограничивать, разумно рассудив, что никуда она в открытом космосе не денется. Бывшая курсантка не разделяла радости эленмарцев, что у какого-то там «проклятого» нашлась пара. Тем более, всячески отрицала свою причастность к данному событию и выходить замуж не собиралась. Летела потому, что выбора ей не оставили. Если легар в данном вопросе проявлял заметную лояльность, то его жена считала иначе.

- Тар, женщину делает взрослой вовсе не замужество, а ответственность, которую оно автоматически налагает на нее. И я считаю, что Раисе брак пойдет на пользу, - настаивала Пелагея Джоновна, вызывая у Бережной приступ ярости, который девушка пыталась гасить, отчаянно скрипя зубами.

- Птичка моя, но ведь брак это таинство между двумя любящими сердцами. А курсантка, мягко говоря, еще не готова к подобным чувствам, ибо ее любовь дальше себя не распространяется, - мягко возражал муж. И Раиса, конечно, понимала, что в его словах больше оскорбления в ее адрес, чем поддержки, но благоразумно молчала.

И неизвестно кто бы из них кого переспорил, если бы не вмешался посол Сорг – артлегар и по совместительству родственник спорящих сторон.

- Не вижу ничего плохого в том, что девочка слетает посмотреть красивейшую из планет нашей галактики. Эленмар чудесен, а Дворец «проклятых» утопает в цвету в это время года. Вам не приходилось бывать у Храма Равновесия? – откровенно издевался над Раей, в ее понимании, Аргинад Сорг. – Зря! Настоятельно рекомендую! Свежий воздух, великолепная пища, гостеприимное население и памятники архитектуры настолько древние, что застали еще эпоху апаньяр. Не пожалеете! А посещение Дворца станет обязательной частью программы. А вот дальше… Дальше станем решать проблемы по мере их поступления. Если Яра права, то Раиса и сама примет свою судьбу, а если нет – просто вернем девушку на Землю и поблагодарим за сотрудничество.

Не зря этого хитрого эленмарца дипломаты и политики разных планет считали одним из самых непредсказуемых и опасных членов Совета Коалиции. Сейчас Бережная поняла почему. Вот вроде мужчина ничего неприятного ей не сказал, ни к чему не принуждал, а выбора не оставил. Не может же она с багажом родственников, подобных Максиму, просто так отказать в помощи правительству Эленмара. Бережная летела, хотя и не испытывала от этого особой радости.

Саяра заняла отдельно стоящее кресло и прикрыла глаза, сделав вид, что спит. Но в небольшую щелочку, которую плотно заслоняли пушистые ресницы, она смотрела на звезды, туманности, проплывающие скопления астероидов и практически полностью игнорировала четырех эленмарцев, расположившихся неподалеку. Их компанию разбавляли Хуня и еще одна землянка с чудесной, крошечной девочкой на руках. Они вели увлекательный разговор, в который то и дело вклинивался кораблик. Полкан высказывал свое мнение и даже шутил, вызывая взрывы смеха и поток новых шуток.

- Тише вы! – шикнула на компанию Пелагея Джоновна. – Дайте девочке хоть сейчас отдохнуть. Ни днем, ни ночью ей покоя нет!

Она накрыла Саяру пушистым пледом и вернулась к благодарным слушателям в лице пожилых переселенцев. Разговоры не смолкли, но теперь велись приглушенно, почти шепотом, хотя смешки долетали до шаманки все равно.

Сама девушка не присоединилась бы к общающимся ни за какие сокровища вселенной. Ведь там был ОН! Саяра чувствовала на себе его частые взгляды и смущалась от этого. Ее смелость и желание поговорить с ним испарились, стоило лишь выйти от легара. Так и брела она рядом с Элвэ по коридорам академии. Его бесконечно окликали, ему улыбались девушки, порой останавливая и о чем-то спрашивая – и от этого, становилось еще неуютнее. Осознание того, что она лишняя в его наполненной жизни, вызывало грусть и порождало неуверенность в себе. Поэтому, как только Аргол подвел ее к дверям блока, Саяра позорно сбежала, пробормотав что-то о необходимых сборах перед отлетом. В ангар девушка пришла уже в сопровождении стариков и старалась одна не оставаться. А теперь вот упорно делала вид, что спит. Трусиха и рохля! Терзаясь подобными мыслями, она все же задремала и вздрогнула, когда на нее налетел ураган по имени «Хуня».

- Смотри! Смотри! – вопила она, практически навалившись на Саяру своим большим животом. – Все проспишь! Когда еще увидишь!

Шаманка открыла глаза и увидела, что кораблик уже вошел в атмосферу планеты и стремительно спускается, преодолевая преграду из пушистых, как ванильная пена, облаков. Уже через пару секунд пелена стала редеть, и девушка различила далеко внизу очертания островов, плавающих в обширном синем океане. Неровную береговую линию покрывали песчаные полосы, дальше, вглубь материка шли леса. Кое-где высились горные хребты, виднелись блюдца озер и извилистые ленты рек. От вида этой девственной красоты у Саяры даже дух перехватило.

- То-то же! – довольно проворчала Хунька, плюхаясь в соседнее кресло. – Это ты еще в Руси изначальной не была. Там вообще красота необыкновенная. Бабка Серафима там такого шороху навела – закачаешься!

- Еще бы! – хмыкнул Фингорм Беллим. – Имея в подругах богиню, еще и не то натворишь.

- Да, ладно тебе! Баб Сима и сама молодец! – вступилась за старушку Фархунда. – Полкаша, а мы где садиться-то будем? Саяру куда определили?

- В Русь и будем, - сообщил ей разумный кораблик. – Легар посчитал, что пока не стоит обнадеживать широкую эленмарскую общественность. Вот будет больше результатов эксперимента, тогда уже и сообщат. Кроме того, фаэре Дьяконовой и лицам ее сопровождающим уже отстроены дома на территории, вверенной уважаемой Серафиме Дормидонтовне.

- Правильное решение! – горячо поддержала Хунька. – Значит, соседями будем!

Саяра выдохнула с облегчением. По правде говоря, девушка нервничала и побаивалась знакомства с новыми людьми. Но в компании Фархунды она будет чувствовать себя увереннее.

- Подлетаем! – сообщил кораблик. – Просьба занять удобную и устойчивую позу, особенно беременным фаэрам.

Посадка была мягкой. Полкан приэленмарился прямо посреди круглой поляны, поросшей шелковой, изумрудной травой. Вокруг шумела березовая роща, а из крон деревьев раздавались птичьи трели.

Саяра ступила на трап и глубоко вдохнула. Воздух здесь был такой вкусный, насыщенный ароматом трав и еще чего-то дивного, что его можно было есть ложками. Пробившись сквозь густую листву, солнечные лучи скользнули по лицу девушки, заставив еще зажмуриться и чихнуть.

- Будьтя здоровы! – произнесла сухонькая старушка с цепким и лукавым взглядом мудрых светлых глаз, стоящая рядом с двумя огромными мужиками. – Прявецтвую, значицца, вас на Руси значальной.

- Здравствуйте, - пролепетала Саяра.

- Руку давай! – голос Аргола, раздавшийся совсем рядом, заставил девушку вздрогнуть.

- Ч-что? – не поняла она и от этого смутилась.

- Руку давай, спуститься помогу. Здесь земля неровная. – Эленмарец улыбался и протягивал ей руку.

Словно под гипнозом, Саяра вложила свою ладошку. Ощущать его прикосновение было приятно, оно дарило девушке спокойствие и помогало освоиться в незнакомой обстановке. Жаль, что эленмарец выпустил ее руку, сразу, как она ступила на землю, но не отошел, а встал у Саяры за спиной.

Из кораблика уже потянулись старики. Их принимали уже бородатые мужчины, пришедшие со старушкой. За ними практически спрыгнул Беллим и, подхватив на руки свою грузную супругу, бережно поставил ее на травку.

- Хунька, ты ля эта? – всплеснула руками встречающая.

- Я, баб Сима, я! – рассмеялась Фархунда.

- Да ты девка навродя как на сносях! Родить-то скоро ли?

- Есть еще времечко, - усмехнулась Хуня и погладила свой животик.

- Времячко… - проворчала старушка. – В тувалет ходить, да родить няльзя погодить! Когда припечоть тогда стала быть и срок.

Из кораблика вышли Раиса и Пелагея Джоновна, за ними землянка со спящей малышкой на руках, а последними сошли два эленмарца из четверки Беллима.

- Все штоля? – крикнула старушка, внимательно осмотрев прибывших.

- Все! – подтвердил Фингорм, обнимая жену.

- Ага! Значицца, кличуть мяне баб Сима и я, стала быть, здеся заместа главной буду. Избы-то ваши Фолушка с Мяфодиям вам апосля покажуть, а пока – миластя просим! Откушать, стала быть, чем Кора послала. Одна у нас тутачки богиня, на няе и уповаям.

Старушка развернулась и бодро двинулась по едва различимой в траве тропинке. Не смотря на то, что в ее руках была палка, пожилая женщина ею совсем не пользовалась, а просто держала, изредка отгибая с дороги ветки кустиков. Что сказать, Эленмар Саяру очаровал, как и Серафима Дормидонтовна, староста Руси изначальной – 2.

Извилистая тропинка внезапно закончилась просторной вполне современной террасой, за которой виднелись уютные домики с круглыми балконами и черепичными крышами. Все вокруг утопало в зелени, цвело и благоухало. У небольшого пруда, заросшего камышом, примостилась просторная беседка, увитая цветущим хмелем и виноградом. Около нее суетилась люди в домотканой расшитой одежде. Все что-то говорили, смеялись, рассказывали друг другу. Бегали животные, в которых Саяра признала кошек, собак и овечек, судя по размерам – совсем юных. Тут же играли дети. Легкий ветерок трепал их легкие рубашки и сарафанчики. Царящая здесь суета создавала атмосферу праздника.

В тени беседки, накрытые вышитыми скатертями, столы ломились от нехитрых блюд. На Шатри-7 тоже в основном жили своим хозяйством, но подобного изобилия Саяра не видела никогда. Конечно, были там и знакомые продукты: огурцы, зелень, яйца, дымящаяся в горшочках каша, сдобренная таким ценным сливочным маслом. Но были и такие блюда, которые, даже побывав на Кхарме, девушка видела только на картинке. Например, мед, янтарный, тягучий, до самого ободка налитый в грубую керамическую крынку, и хлеб, аромат которого шаманка почувствовала еще на подходе к террасе. Автоматы такой не пекли, тут пахло не только выпечкой, тут было все с душой, с любовью и от того в сотни раз вкуснее. Рот сразу наполнился слюной.

- Пожалуйтя, гостя дорогия! – указала на столы староста.

- Ой, баб Сима, ну вы как знали! – воскликнула Хунька и первая направилась к столам. – Я же по вашим огурчикам страсть как соскучилась!

Фаэра Беллим тут же захрустела соленым овощем, попутно щедро намазывая мед на огромный ломоть пшеничного каравая. Сверху на липкий слой примостилась зелень, а поверх салатных листьев легла малосольная рыбка, порезанная тонкими пластиками. Хунька внимательно оглядела получившийся шедевр и впилась зубами, откусывая огромный кусок получившегося бутерброда. Закрыв глаза, она медленно пережевывала и стонала от удовольствия. Саяра скривилась, представив букет вкуса. Фингорм тоже явно в красках себе навоображал нечто подобное, потому что с тревогой смотрел на жену.

- Бяремянныя, оне аки телок на привязи. Куды повядут, туды и тащытся. Ей дитя подсказываить, что яму сейчас надобно. – Баба Сима похлопала встревоженного будущего отца по руке и первая пошла к столу. – Чаво толчемся? А ну-ка, за стол все! Клюквяночка-то нонича знатная получилась.

Прежде, чем пройти в беседку Саяру остановил Фингорм.

- Пелагея Джоновна должна скорректировать твое расписание, Яра, - сказал он. – Пока ты будешь находиться на территории Руси, мы решили, что для охраны будет достаточно одного из нас. Тебе и каждому из твоих подопечных отстроили здесь дома. Небольшие по меркам Эленмара, но достаточно вместительные и оборудованные всем необходимым. Дежурства начнем с сегодняшнего дня. Первым заступает Аргол. Возражения есть?

Возражения были. Например, страх. Страх остаться наедине с тем, к кому тянулась и в присутствии кого испытывала трепет. Глупо, по-детски, но все же непреодолимо страшно. Будто она совершила что-то постыдное и теперь боится, что правда выльется наружу. Но разве могла Саяра в этом кому-нибудь признаться? Ни за что! Чувство стыда зачастую сильнее чувства страха. Правда, оно и коварнее в сто крат.

- Возражений нет, - поспешила она заверить Финна, но эленмарец уже смотрел не на нее.

Проследив за его взглядом, Саяра увидела молодую женщину. Ту самую, из своего видения. Она шла, держа за руки двух прелестных малышей, и улыбалась идущему рядом мужчине. Духи предков! Рядом с ней шел Аргол Элвэ, только возмужавший, заматеревший, словно повзрослевший на пару десятков лет.

- Верник, ты ли это? – закричала Хунька и стала протискиваться к выходу из беседки.

- Аккуратнее, милая! – попытался поддержать ее, вовремя подоспевший муж, но разве тайфун остановишь? Стихия разбушевалась, вырвалась и теперь неслась, сметая все на своем пути.

- Алька! – ревел ураган.

- Хунечка! – охнула красивая женщина с толстой пшеничкой косой, перекинутой через плечо.

- Мама! Мама! – закричала белокурая девчушка с хорошенькими остроконечными, как у всех эленмарцев, ушками, и высвободила пухлую ладошку из руки женщины.

Смешно перебирая ногами, она неуклюже побежала к Пелагее Джоновне, и та подхватила ее на руки.

- Ксюшенька моя! – выдохнула жена легара и закружила хохочущую малышку. – Как же ты выросла за эту неделю! Совсем взрослая стала!

- Ба! – крикнула ей красавица с косой, тщетно барахтаясь в объятьях своей беременной и при этом неугомонной подруги.

Пелагея Джоновна мгновенно оценила ситуацию и поспешила на помощь, держа на руках дочь. Улыбаясь, она передала девочку красивому мужчине.

- Дарин, ну-ка подержи родственницу, пока я обнимаю свою внучку!

Пелагея Джоновна не без усилий перетянула к себе красавицу, практически вырывая ее из рук Фархунды, и крепко ее обняла. Хуня насупилась, но быстро утешилась, увидев в руках мужа тарелку с пирожками.

- Надеюсь с яблоками? – спросила она, подозрительно посмотрев на Фингорма.

Саяре стало его немного жаль, хотя эленмарец не выглядел несчастным. Он что-то тихо говорил сосредоточенно жующей жене, пока та не улыбнулась.

- Ну, как вела себя твоя прабабка? – весело спросила внучку жена легара.

Алевтина весело рассмеялась и посмотрела на детей: сначала на девочку, которую держал ее супруг, а потом на мальчика, мнущегося с ней рядом.

- Она золото! Правда, совсем забывает об этом, когда находится рядом с Ванечкой.

- Замучалась ты с ними? – посочувствовала Пелагея Джоновна.

- Ничего, - улыбнулась женщина, погладив по светлым кудряшкам сына, который вцепился ручонками в юбку ее голубого сарафана. – Мне Дарин помогает. А когда у мужа дела, я всегда могу положиться на Сумрака.

Саяра уже хотела отойти в сторонку, чтобы не мешать идиллии воссоединившегося семейства, как ее окликнули.

- Кстати, хотела вам представить замечательную девушку, которая согласилась перебраться на Эленмар и попробовать помочь нам решить проблему «проклятых», - произнесла Пелагея Джоновна, и шаманке не осталось ничего другого, как присоединиться к семье легара. – Прошу любить и жаловать – Саяра Дьяконова!

- Очень приятно, - улыбнулась ей красавица. – Я Алевтина Элвэ. Для друзей просто Аля. А это, - она указала на красивого мужчину с малышкой на руках, - мой муж – Дарин.

Эленмарец кивнул. Шаманка отметила, что и цветом глаз он походил на Аргола, только здесь в спокойной бирюзовой глубине сияли золотистые искорки.

- Тангир Элвэ будет курировать наш эксперимент, - пояснила Пелагея Джоновна. – По крайней мере, до того момента, пока не вернется Тар.

- Зовите меня Дарин, - произнес мужчина весьма знакомым Саяре голосом.

Кем же приходится Арголу муж очаровательной внучки легара? Наверняка родственник, причем близкий. Но вопрос разрешился сам собой.

- Еще не хочется прибить моего братца, курсант Верник? – спросил Алевтину предмет Саяриных мыслей. При этом смотрел он на женщину с такой нежностью, что шаманка вмиг почувствовала себя здесь лишней. На Раису Бережную Элвэ так не смотрел никогда.

- Аргол! – отмахнулась от него Аля. – Опять ты со своими шутками. Возьми лучше племянника, и пойдем за стол. (1bd23)

Значит, брат. И, похоже, братьев когда-то связывала любовь к одной женщине – Алевтине Верник. Аргол безропотно подхватил на руки мальчика и направился к беседке вслед за братом.

- Пойдем, Саяра, - Аля взяла ее под локоток, с другой стороны шла Хуня. – Сейчас сядем, и вы мне все-все расскажете. А то закисла я здесь совсем на планете. Из мужа ни одной лишней подробности не вытянешь.

Не смотря ни на что, шаманке очень нравилась эта женщина. А интуиции она привыкла доверять. Народ уже расселся на широкие лавки, командный голос Серафимы Дормидонтовны призывал всех к порядку, да и есть хотелось нестерпимо.

Глава 21.

Новых поселенцев Эленмара задержали ненадолго. Из-за широкого, хлебосольного стола все выходили веселые, раскрасневшиеся. Пробовать алкоголь Саяре приходилось нечасто. В основном вкус подобных напитков вызывал стойкое желание скривиться и передернуться, но не в этот раз. Клюквяночка бабы Симы пилась легко, оставляя во рту ни с чем несравнимое послевкусие и сладость.

- Давненько я не пивал такого нектара! – потирая руки, сказал дед Володя, сидящий по правую руку от шаманки.

- Молчи уж, старай! – отмахнулась от него староста. – Коля ба пробовал, так вовек ба ня забыл такой вкуснотишшы!

При этом Серафима Дормидонтовна так лукаво подмигнула удивленному старику, что Саяра невольно улыбнулась. Обычно, над дедом Володей никто не подтрунивал, кроме ее бабушки. Но это осталось далеко в прошлом. В накладе тот не остался. Он поднялся со своего места, выпрямил спину, расправил плечи. Девушка невольно залюбовалась таким преобразившимся дедом. Не зря его выделяла лисица Айта – он еще огого! Для своего, конечно возраста.

Дед Володя поднял стакан, наполовину заполненный рубиновой жидкостью, и откашлялся. Когда-то, еще при бабушке, на Шатри-7 было принято отмечать праздники и памятные даты всем вместе. И тогда тоже кто-то вставал и говорил что-то очень хорошее. Это могла быть поучительная история, смешная шутка или просто пожелание. Саяра помнила, что такая речь называлась вкусным хлебным словом «тост». И сейчас дед Володя намеревался его произнести.

- После умирающей планеты так приятно окунуться в жизнь снова! – хрипло произнес он, и девушка заметила, как в уголках его благ сверкнула влага. – Спасибо за кров, за пищу, за теплоту ваших сердец. Я хочу выпить за вас, милая леди староста!

- Охо-хо-хо-хо-хо! – закудахтала раскрасневшаяся старушка и стала обмахиваться вышитым полотенцем. Похвала была ей приятна, как и высокий незнакомый пока еще старик, сумевший вот так просто смутить подругу богини. – Ты ба сел, милай! В ногах правды-то нету.

Да, дед Володя себе не изменил. Он уважительно кивнул бабе Симе и произнес:

- За прекрасную даму пью стоя! – и, собственно, опрокинул в себя клюквяночку, а потом тихо попросил Саяру: - А ну-ка, Ярушка, передвинься на мое место! Да не подслушивай! Тут взрослым поговорить надо!

Старушка зарделась еще больше, спрятав за ладошкой улыбку. Если шаманка и удивилась такому поведению своего соседа, то виду не подала, а молча пересела куда просили. Есть больше не хотелось, пить тоже. А все вокруг были заняты разговорами. Как-то так получилось, что лишь она одна выпала из общего веселья. На дальнем конце стола вовсю веселилась Хуня, сидящая рядом с мужем и семьей подруги. Аргол был с ними. Он что-то рассказывал Алевтине, улыбался и при этом смотрел на нее с нежностью. Настроение испортилось. Захотелось вдруг остаться одной, в тишине.

- Извините, - попросила она старосту свея Руси, - вы не могли бы попросить, чтобы показали место, где меня поселили.

- Избу-то? – оживилась старушка. – Мяфодий!

Огромный мужик с окладистой бородой поцеловал женщину в красном сарафане и головном уборе, напоминающем корону, и направился к ним.

- Ну, чаво ишшо, мам? – пробасил он.

- Отвяди-тка деваньку в избу для шаманки рублянную. Да скоренька,у мяне! – баб Сима погрозила сыну пальцем и тот согласно кивнул, пробормотав что-то себе в бороду.

- Ступай за ним, милая, ступай! – сказала она уже Саяре. Девушка поблагодарила и направилась за мужчиной.

Не успели они миновать террасу, как чья-то рука обвила талию шаманки, заставив ее вздрогнуть от неожиданности. Она обернулась и увидела Аргола.

- Напугал! – выдохнула Саяра.

- Далеко собралась? – бирюзовые глаза прищурились, и девушке пришлось опустить взгляд.

- Тут недалече! – ответил за нее Мефодий. – Ихний дом аккурат последний по улочке! И вещички дамочкины уже доставлены.

- Последний, говоришь? – уточнил эленмарец, и мужчина кивнул. – Ты иди, я Яру сам провожу.

Провожатый не стал спорить и быстро ретировался, кивнув им на прощанье. Как ни пыталась Саяра избежать с Арголом встречи наедине, она все равно произошла даже раньше, чем девушка предполагала. Значит, поговорить все же придется. Хотя, о чем? Подумаешь, поцеловал несколько раз. Уже давно никто не обращает никакого внимание на такие мелочи. Она видела в академии, что молодые люди ведут себя достаточно раскованно.

- Почему ты ушла с праздника, никого не предупредив? – сердито спросил эленмарец.

Он схватил ее за руку и теперь тащил за собой по улице. Саяра не ожидала такой вспышки злости.

- Я не хотела никому мешать! – выпалила она, едва поспевая за Арголом.

- Нельзя быть такой безответственной! – продолжал ее отчитывать Элвэ. – Максиму Бережному удалось скрыться от службы безопасности, а Эленмар больше не закрытая планета. На тебя возложена такая ответственная миссия! О чем ты думала, Яра? – Аргол резко затормозил и она по инерции впечаталась ему в спину. Он развернулся и грозно на нее посмотрел. – Думаешь, легар просто так приставил к тебе охрану?

- Прости! – пискнула она и попыталась отойти на безопасное расстояние, но Аргол не позволил ей этого сделать, продолжая удерживать руку.

Все же Саяра не привыкла, чтобы ее отчитывали. Девушка всегда была достаточно послушна и благоразумна. Объяснили бы толком! К горлу подкатил ком, а губы предательски задрожали. Вот только слез ей сейчас не хватало, чтобы еще больше опозориться.

- Ты понимаешь, что чуть меня не подставила? Я лишь на минуту отвлекся, а тебя и след простыл! – еще более громким тоном произнес Аргол.

- Я же сказала – «прости»! Этого не достаточно? – почти взвизгнула шаманка.

Глаза все же наполнились влагой, и когда она моргнула, то почувствовала, как две капли потекли по ее щекам. Черт! Черт! Черт! Только не это! Только не сейчас! Лучше она вволю поревет потом, когда останется одна, и не будет видеть этот сердитый взгляд.

- Да я чуть с ума не сошел, пока не отыскал тебя! Чего я только не передумал! – практически заорал он, а потом вдруг осекся и … - Ты, что, ревешь?

- Реву! – не стала отпираться она. Бесполезно, все равно ведь видит.

Она ожидала всего чего угодно: упреков, грозных взглядов или еще хуже – снисходительных. Но Аргол переменился в лице, словно не ей сейчас было горько. Он притянул девушку к себе, и бережно погладил по темным локонам.

- Не хочу, чтобы ты плакала. Никогда. Слышишь? – и голос стал совсем не сердитый, а хриплый и очень печальный.

Саяра слышала. Она стояла, уткнувшись в широкую грудь эленмарца, и чувствовала себя странно. Девушка с детства не любила, когда ее жалели, а тут… Ни за какие сокровища мира она не отстранилась бы сейчас от Элвэ. Ей было так уютно в коконе его рук, так хорошо и комфортно. И пахло от Аргола замечательно. Шаманка не знала, как пахнет море, нагретый солнцем песок, но всегда представляла как именно. И сейчас реальность соединилась с девичьими мечтами.

- Посмотри на меня. – Эленмарец приподнял подбородок девушки, заставляя взглянуть ему в глаза. В бирюзовых озерах плескалось раскаянье, или это только показалось Саяре. Так легко поверить в то, во что очень хочется верить. – Прости меня.

- За что? – шепотом спросила она, думая лишь о том, что наверняка у нее сейчас красные глаза и опухший нос, а он смотрит на все это безобразие. Хотя, после «Поцелуйчика» Саяра выглядела не лучше, но и Аргол тогда не извинялся перед ней.

- За то, что накричал. За то, что обидел. За то, что испугал. Прости, я сам очень испугался, но это не оправдание моему поступку.

И пока говорил, он склонялся все ниже и ниже. А последними словами практически опалил губы девушки, припадая к ним. Он целовал ее прямо посреди улицы, не таясь, не опасаясь, что их увидят. И Саяра даже подумать не могла о том, чтобы оттолкнуть его. Она упивалась поцелуем, который дарил столько нежности, что на глаза снова головы были навернуться слезы. Но на это раз – слезы радости.

- Яра… - выдохнул мужчина, прервав поцелуй.

Шаманка растерянно улыбнулась. Кажется, разговор об их взаимоотношениях откладывался. Вместо слов все сказали глаза и губы. Аргол снова взял ее за руку и повел к симпатичному желтому домику, утопающему в буйной растительности.

- Нам сюда. – Элвэ обернулся и подарил улыбку Саяре.

- А кто здесь еще живет? – робко поинтересовалась девушка. Она не спешила подниматься по пологой лесенке на симпатичное крыльцо.

Вблизи домик оказался еще красивее. В палисаднике пестрели цветами клумбы, вдоль дорожки, как стражи, выстроились благоухающие розовые кусты, а в небольшом садике росли яблони, сливы и груши, склоняя ветви под тяжестью богатого урожая. Саяра просто не могла владеть таким сокровищем одна, поэтому решила сразу расспросить про соседей. Но ее вопрос очень удивил Аргола.

- Здесь живешь ты, Яра, - ответил мужчина.

- Я, - не стала спорить она. – А еще кто?

- Это твой дом, и ты живешь здесь одна, - терпеливо объяснил ей Элвэ. – По крайней мере, до тех пор, пока не захочешь, чтобы тебе составили компанию.

- Не может быть? – не поверила девушка.

Это издали домик казался игрушечным. А на самом деле его размер впечатлял. Кроме первого этажа, имелся еще и второй. Под самой пологой, чуть скошенной крышей, на которой тоже был разбит небольшой садик, примостился хорошенький балкончик. Хорошо бы на нем поставить кресла и столик, чтобы по вечерам пить чай и наблюдать закат. От восторга у Саяры закончились все слова. Ее дом! Только ее дом, в таком волшебном месте!

- Зайдем? – кивнул на дверь Аргол.

- Ты иди, а я немного еще здесь постою, - откликнулась все еще ошарашенная девушка. – Подышу немного и приду.

- Во-первых, я от тебя и на пять метров не отойду, а во-вторых, замок запрограммирован на рисунок твоих папиллярных линий, - просветил ее эленмарец.

Упоминание Максима Бережного было еще свежо в ее памяти, да и Аргола расстраивать не хотелось. Саяра поднялась по ступеням и приложила ладонь к окну привратника. Что-то щелкнуло, и дверь с тихим шипением отъехала в сторону, приглашая хозяйку войти внутрь. Девушка прошла в коридор, потом обернулась и еще раз уточнила:

- Это что, правда, все мое?

- Правда. – Подтвердил Аргол. – Не понимаю, чему ты удивляешься? Ты очень ценный кадр и дом – это меньшее, что Эленмар может тебе дать.

- Но мне ничего не нужно! – поспешила заверить его девушка. – Хотя домик мне очень нравится.

- Значит, решено – он твой. Пользуйся!

Из прихожей Саяра прошла в уютную гостиную. Элвэ не отставал, наблюдая за каждым ее шагом. Девушке было приятно находиться с ним рядом. Она даже прикрыла глаза и на минутку представила, что они пара и сейчас осматривают свой дом. Да, пожалуй, с Арголом она готова была поделиться всем, чем угодно. Как то постепенно из глупых девичьих грез этот мужчина вошел в ее жизнь и уходить пока не собирался. Может зря она от него отгораживается, придумывая разные предлоги? Нет, не зря. Разбитое сердце – не разбитая чашка, его так просто не склеишь.

Следующим помещением была просторная кухня. Саяра вошла и вздрогнула от неожиданности. У стола стояла высокая, пожилая эленмарка.

- Фаэра Дьяконова? – спросила женщина.

- Д-да-а… - растерялась девушка и облокотилась спиной, на подошедшего сзади Аргола. Его близость дарила уверенность. К неожиданным гостям она пока не была готова. – А вы, простите, кто?

- Вам продиктовать весь мой серийный номер или только общее, базовое название серии? – уточнила незнакомка.

Серии? До Саяры только дошло, что перед ней не живой человек, а андроид.

- Можно просто серию, - поспешно согласилась она.

- Серия называется Танолин, фаэра Дьяконова, - отрапортовал робот.

- Зовите меня Саяра, - попросила шаманка.

- Тогда и вы, госпожа, придумайте мне имя для удобства общения. Я воспринимаю как голосовые команды, так и введенные в домашний терминал. С вашего позволения, я стану присматривать за домом, готовить и убирать. Если по какой-то причине моя модель вам не подходит, вы можете заменить на любую другую. – Последние слова робот сказала с какой-то затаенной грустью, а может быть, Саяре опять показалось.

- Меня все устраивает, - заверила она андроида. – Я буду называть вас Лин, если вы не против.

- Не против. – Женщина улыбнулась и что-то в ее челюсти скрипнуло. Улыбка зависла, так как ее помощница по хозяйству не смогла расслабить мышцы лица. – Минуточку…

Все так же широко улыбаясь, она дошла до комода, стоящего у дальней стены кухни. Открыв верхний ящик, достала коробку, вынула из нее инструмент, очень похожий на отвертку, и тут же засунула его себе в рот. Что-то зашипело, щелкнуло, и рот Лин захлопнулся.

- На последнем ТО масла пожалели. Теперь заедает. – печально сказала она, пряча все обратно. – Хотите кофе? На Эленмаре этот напиток сейчас в моде.

- Кофе? – тихо спросила Саяра у Аргола, но тот лишь отрицательно покачал головой. – Нет, спасибо. В следующий раз. А пока не подскажите, где мои вещи? Мне бы переодеться.

- Сначала я осмотрю твою комнату. – Эленмарец сказал это таким тоном, что спорить с ним было совершенно бесполезно.

- Ваши вещи наверху, но я позволила себе добавить несколько нарядов, которые предпочитают носить местные женщины. – Лин все же соблаговолила ответить на вопросы девушки, когда Элвэ поднялся на второй этаж. При этом она окинула комбинезон Саяры неодобрительным и весьма красноречивым взглядом.

- А что носят местные женщины? – растерялась шаманка.

Ее никто не предупредил, что на планете существует дресс-код. Более того, и Хуня, и Пелагея Джоновна носили почти такие же комбинезоны, что был сейчас надет на ней. Возможно, они так ходили на территории академии, а по прилету на Эленмар сменили гардероб, но ей отчего-то сказать забыли.

- Ох! - всплеснула руками роботесса. – Благородные фаэры уважаемых домов должны носить юбку, прикрывающую лодыжки. Выставлять обтянутые штанами ноги напоказ – верх неприличия!

Саяра оглядела свои бедра. Комбинезон сидел как влитой, идеально повторяя контуры ее тела. На Кхарме так носили большинство курсанток, и никому до этого не было никакого дела.

- Настоящая фаэра должна выбирать одежду светлых тонов, - продолжала наставлять ее Лин, и девушка покосилась на черную ткань с ярко алыми вставками. Ее наряд явно не соответствовал критериям эленмарского приличия. – Ну и в идеале, желательны перчатки и шляпка.

Тут шаманка выдохнула. Желательно – это ведь не обязательно. Ибо аксессуары она бы уже не пережила. Но спорить с машиной, в программу которой наверняка вложена информация о приличиях и моде, не стала. Тем более, Лин очень напоминала добрую бабушку, искренне заботящуюся о своей внучке.

- Что-то случилось? – увидев ее, спросил Аргол.

- Нет, все в порядке, - Саяра попыталась непринужденно улыбнуться, но вышло скверно. – Я могу пойти переодеться?

- Да. – Эленмарец перевел подозрительный взгляд с девушки на андроида. Если у него и возникли какие-то догадки, то о них он промолчал, но сказал нечто другое, что заставило Саяру замереть на середине лестницы. – Сегодня свободный вечер. К «проклятым» отправимся лишь завтра. Ты устала или хочешь увидеть Нагару?

Сердце забилось часто-часто. Девушка прибывала в таком смятенье, что даже дышала через раз. С одной стоны, самым безопасным для нее казалось остаться в домике и просто лечь спать. Но с другой… Вовсе не достопримечательности загадочного Эленмара ее манили (хотя и это тоже). Ее прельщала возможность побыть наедине с Арголом. Объясняться и расставлять все точки над «i» желания, конечно, не было, а вот побродить по вечерним улочкам, держа его под руку и вдыхая мужской, только ему присущий аромат… Она об этом не смела и мечтать, а Элвэ предложил сам.

- Нагару? – переспросила Саяра, отчаянно молясь, чтобы Аргол не расслышал дрожи в ее голосе.

- Нагара – самый большой город Эленмара. С тех пор, как сюда стали прилетать туристы, там вечерами сказочно красиво. Многих развлечений не встретишь ни в одном уголке галактики. Соглашайся! – и мужчина так искренне, искушающе улыбнулся, что отказать ему не представлялось возможным.

- Я только переоденусь!

Нет, отказаться она не смогла и опрометью бросилась наверх. В небольшом коридорчике Саяра остановилась и растерянно посмотрела на три одинаковых двери, но тут же направилась в приоткрытую и не ошиблась. На кровати лежало несколько платьев, действительно длинных и светлых, а ее сумка сиротливо стояла в уголке. Видимо, пока девушка обедала, Лин успела разложить вещи.

Скрытый шкаф она нашла быстро. Технологии дома были чем-то схожи с теми, с которыми Саяре уже приходилось сталкиваться. За скрытой перегородкой дверью располагалась достаточно просторная ванная. Даже в академии был самый обыкновенный душ, а уж о Шатри-7 и говорить не приходилось. А здесь огромная ванна лишь для нее одной.

Чтобы не заставлять Аргола ждать, девушка быстро умылась и критически осмотрела себя в зеркале. Что ж, выглядела она неплохо. Пришлось лишь расчесаться и собрать волосы в высокий хвост. Саяра с тоской посмотрела на красивые платья, купленные на Кхарме, но решила не нарушать местных традиций и направилась к кровати.

То, что настоятельно рекомендовала надеть ей Лин, девушке совсем не нравилось. Скорее, в чем-то подобном удобно было бы спать в прохладные ночи, но она послушно облачилась в кремовую рубашку, доходящую ей до щиколоток с жуткими оборками по низу, и подпоясалась. Выглядело не очень и совсем ей не шло. Более того, наряд не походил на новый. От кремового цвета ее смуглая кожа стала выглядеть желтой, но другие платья оказались еще ужаснее. Настроение портилось. Конечно, на родной планете ей выбирать не приходилось, но ведь здесь она могла себе позволить и иное. Туфли, которые предстояло надеть девушке, и вовсе походили на что-то доисторическое – сабо, на деревянной подошве. Тяжело вздохнув, Саяра сунула в них ноги.

Обувь оказалась настолько тяжелая, что каждый шаг давался с трудом, а процесс спуска по лестнице вообще превратился в экстремальный аттракцион. На последней ступеньке отвага чуть не изменила ей, шаманке захотелось развернуться и сбежать в комнату, чтобы запереться там до утра. Но прогулка с Арголом была тем самым стимулом, ради которого девушка переживет и такой непрезентабельный вид. Эх, а так хотелось выглядеть если не сногсшибательно, то хотя бы привлекательно.

Услышав грохот, Аргол обернулся и застыл. Саяра стояла у лестницы и напоминала приведение. Причем древнее приведение, музейное.

- Что это на тебе? – спросил он, когда вновь смог говорить.

- Эленмарское платье… - прошептала девушка, потупив взгляд, ее щеки и даже кончики ушей полыхнули алым.

- Ну, разве не прекрасно она выглядит? – Лин глядела на Саяру с нежностью и одобрением, как любящая бабушка. – Прямо как на сла…

И тут, видимо, роботесса вновь слишком широко раскрыла рот, потому что его заклинило, и ей снова пришлось воспользоваться отверткой. Шаманка готова была расплакаться. Судя по реакции Элвэ, она все же что-то сделала не так. Но ведь старалась! И так хотела угодить!

Аргол не выглядел довольным. Он покосился на руку, где находился комм, хмыкнул, подошел к андроиду и бесстыдно задрал пожилой женщине юбку. Лин охала, забавно махала руками, сыпала словами «охальник» и «шалун», но, как истинный робот, сопротивления не оказывала. Саяра же ошарашено моргала, наблюдая всю эту картину.

- Что ты делаешь? – воскликнула девушка, когда дар речи вернулся к ней. Что не говори, а относиться к роботам, столь похожим на людей, как к машинам, она еще не привыкла. Для нее Лин была почтенной пожилой женщиной, к которой сейчас беспардонно приставал молодой мужчина.

- У меня нет программы эротических игр и некомплект деталей! – повизгивала Лин, щедро приправляя каждую свою реплику изрядной порцией кокетливых смешков.

- Что-о-о? – Элвэ спросил андроида таким тоном, что Саярина помощница захлопнула рот.

Аргол обернулся к девушке, и ее вид эленмарца озадачил. Пару секунд он соображал, что могло вызвать такое удивление у шаманки, а потом… Потом он побагровел.

- Как ты могла! – прорычал Элвэ. – Как ты могла!

- Я? – от подобной наглости у Саяры даже приличных слов не нашлось. Это не она минуту назад лапала эленмарскую старушку, неприлично задирая ей юбку!

- А кто? Я? – искренне удивился Аргол. – Как ты могла, Яра?

Девушка разозлилась. Еще одно обвинение в ее адрес, и она снимет оружие пыток, которое порядочные эленмарки по какой-то нелепой случайности считают обувью, и стукнет обманщика!

- Как ты могла обо мне такое подумать! – почти кричал на нее он.

- А что я еще могла подумать? – выпалила Саяра, когда поняла, что имел в виду Элвэ. – Что ты искал под юбкой Лин?

- Номер! Я искал под юбкой Лин номер! – Аргол покраснел и не говорил, а почти шипел от злости. – У старых моделей роботов серийный номер не отображается на комме, он находится под коленом.

- Лин – старая модель? – Саяра даже не пыталась постичь логику, но в ситуации ей разобраться хотелось.

- Не старая - древняя. Ей не меньше двух сотен лет, просветил ее Аргол.

- Но… Как же… - девушка совсем растерялась.

- Вот и я бы хотел узнать, как она сюда попала! – он гневно посмотрел на андроида.

- Нет ничего проще! – Лин снова широко улыбнулась, зависла и воспользовалась отверткой, которую так и держала в руках. – Музей модернизировали и бывшие смотрители стали не нужны. Чтобы не переплавлять серию, нас согласилась принять любезнейшая Серафима Дормидонтовна.

- А Саяру ты для чего так вырядила? И где ты взяла этот антикварный хлам? – Элвэ обвинительно указал рукой на девушку, отчего та еще сильнее покраснела. От такого позора слезы снова навернулись ей на глаза. Да она за всю жизнь столько не ревела!

Лин выпрямилась и возмутилась:

- Хлам? Именно так выглядели благородные фаэры на древних слайдах! А сейчас одна распущенность! Это где же видано, чтобы женщины, продолжательницы рода, уподоблялись мужчинам и надевали на себя штаны?

Духи предков! Ее первое настоящее свидание испортил древний андроид, помешанный на истории! Кому рассказать – не поверят. Саяра тяжело вздохнула, но получился горький всхлип. На Аргола она просто не могла поднять глаза.

- Извини, у нас не получится погулять сегодня, - практически выдавила она из себя и спешно, насколько позволяли древние туфли, стала подниматься наверх. Побыстрее бы спрятаться!

Спорить и что-то доказывать списанному андроиду было бесполезно. Аргол весь день пытался поговорить с Саярой, но девушка старательно избегала его. Он мог бы подумать, что шаманку испугала боевая трансформация, но она вполне адекватно общалась с ним после превращения до момента… Боги! До того момента, когда Бережная бросилась к нему с объятьями! Какой же он дурак! И сейчас, когда ему практически удалось уговорить Саяру на прогулку, случился этот нелепый форс-мажор. Нет, он не может позволить ей закрыться от него. Он должен ей все объяснить, а она должна его понять, ведь настоящие чувства всегда находят путь от одного сердца к другому.

- У тебя десять минут! Переодевайся и идем! – почти приказал он.

Саяра вздрогнула, но не ответила. Через несколько секунд наверху хлопнула дверь. Если в ближайшее время девушка не спустится, он пойдет за ней сам.

- Режим сбережения энергии! – скомандовал он роботу.

- Но я ничего не сделала! – огрызнулась Лин.

- Все, что ты могла, ты сделала.

Андроид отошел к стене и замер неподвижно. Элвэ устало опустился в кресло. С тех пор, как в его жизнь вошла Саяра, проблемы нарастали, как снежный ком, но и скучать было некогда.

Глава 22

Даже закрыв на замок дверь, Саяра не чувствовала себя спокойно. Разве от себя убежишь? Она никак не могла объяснить, почему так реагирует на Аргола, словно в его присутствии разум отключался, а чувства наоборот обострялись и кололи мелкими иголочками под кожей.

Девушка бросилась на кровать и зарылась в подушку. Вот, дурочка! Ведь не произошло совершенно ничего страшного. Зачем только она так глупо среагировала на поступок андроида? Легче всего было перевести все в шутку и забыть, как страшный сон. А теперь что? Вечерняя прогулка по-прежнему манила, но после истерики Саяры спускаться вниз стало неудобно. Более того, стыдно. Десять минут! Да ни за что она не спустится!

Шаманка тяжело вздохнула и села. Оглядев себя, ужаснулась – она все еще была в антикварном платье. Плевать, что носят эленмарки! Отныне Саяра будет одеваться только так, как сама того захочет. Уверенность человека начинается с одежды, а она ей необходима. Девушка прошла в санблок, умылась, а потом воспользовалась косметикой, как учила ее Пелагея Джоновна.

Основную часть багажа еще не доставили, но кое-что, самое любимое, у нее все же имелось в чемодане. Саяра разложила на кровати два самых красивых своих наряда. Комбинезон с яркими вставками был скорее уместен на Кхарме, а здесь, насколько она успела заметить, девушки предпочитали платья. И, учитывая погодные условия, легкие. Значит, решено – Саяра потянулась к сарафану. Ох, выглядел наряд великолепно. Ярко-синяя ткань словно светилась, широкая юбка с несколькими серебристыми подъюбниками пышными складками доходила до середины голени. А лиф, красиво очерчивающий грудь, был расшит серебряными звездами. К сарафану прилагались босоножки в тон, серебряный ободок для волос и небольшая сумочка. Только, что ей туда класть?

Через минуту Саяра была готова. Очень хотелось посмотреть на себя в полный рост и оценить со стороны. Изучив панель умного дома, девушка набрала нужную комбинацию и рядом возникла вторая Саяра – ее голографический двойник. Девушка побаловалась с пультом, заставив проекцию кокетничать, вилять бедрами и кружиться. Что сказать, увиденное привело ее в восторг и значительно улучшило настроение. Она никогда еще не выглядела лучше. В конце концов, Аргол ее охрана, вот пусть и охраняет, а не смеется над произошедшим. Хотя, может быть, лучше посмеяться с ним вместе? Тогда инцидент точно будет исчерпан.

В дверь постучали, и Саяра вздрогнула.

- Яра, ты готова?

Духи предков! Ну почему от звука его голоса у нее подгибаются коленки, а кожа покрывается предательскими мурашками, как от холодного ветра? Она закрыла глаза и сделала три глубоких, медленных вздоха, как учила ее старая лисица Айта. Помогло. Наверное. По крайней мере, сердце грохотало только в груди, а не отдавалось гулкими ударами по всему телу. И руки стали дрожать намного меньше.

- Ты в порядке? Я могу войти? Яра?

- Да-а, все хорошо! - сдавленно пискнула шаманка. – Я сейчас спущусь. Подожди меня внизу.

Раздались шаги, тихонько скрипнули ступеньки. Саяра быстро скользнула к пульту и выключила голограмму. Она тоскливо посмотрела на дверь и гулко сглотнула. Спускаться было страшновато. Кроме Аргола, ей ведь придется еще посмотреть в глаза Лин. Хоть убейте, но девушка никак не воспринимала женщину, как умную машину. Роботы железные, они издают скрипящие или лязгающие звуки, когда совершают действия, а Лин разговаривала, улыбалась и выглядела, как добрая бабушка. Возможно, дело в возрастной категории, которая подходила к внешности андроида? Весь домработница должна выполнять все ее приказы, а вовсе не наоборот. Какая же Саяра глупая! Но она обязательно научится вести себя естественно в этом мире, где ей предстоит жить. Эленмар теперь ее новый дом.

Услышав шаги, Аргол обернулся к лестнице и застыл. Для него Саяра была красива в любом наряде, но сейчас к нему спускалась богиня. Неужели он сам предложил вывести девушку на прогулку? Да, паломничество потенциальных невест на Эленмар набирало обороты, но холостых мужчин все еще оставалось очень много. Возможно, основная проблема состояла в том, чтобы найти свою единственную. Раньше мужчина как-то не задумывался над этим, посмеивался над братом, который надышаться не мог на свою Алевтину. Нет, конечно, кадет Верник привлекала и его когда-то, но совсем не так, чтоб потерять от нее голову. То ли дело Саяра. Когда она смотрела на него, в ее глазах он видел космос. Да что там космос, весь мир для него сужался до одной единственной хрупкой брюнетки. Теперь он хорошо понимал, почему рычал брат, когда рядом с его женой оказывался не связанный с парой мужчина. При этом Дарин имеет все права на свою женщину, а он? Боги, выдержит ли он те знаки внимания, которые его Саяре несомненно станут оказывать мужчины Эленмара? В бездну все условности, он не готов ее потерять! И никогда не будет готов!

- Э-э-м… - девушка явно хотела что-то сказать, но замялась. Ее голос вывел Аргола из ступора.

Саяра стояла совсем рядом с ним. Такая близкая и такая далекая одновременно, самая желанная женщина вселенной. Он пожирал ее глазами и не мог произнести ни слова.

- Со мной что-то не так? – все же робко поинтересовалась девушка, смущенно опустив взгляд.

- Кроме того, что ты самая красивая женщина? – машинально переспросил Аргол.

- Ч-ч-что? – пушистые темные ресницы взметнулись вверх, а в глазах цвета спелой вишни он увидел удивление.

Испугал? Сказанного не воротишь. Она не могла его не расслышать.

- Яра… - Аргол осекся и тяжело вздохнул. – Для меня ты самая красивая женщина!

- Значит, мне идет этот сарафан? – кажется, девушка неправильно истолковала его слова. Отчего же, говоря на одном языке, им так сложно понять друг друга?

- Сарафан тебе к лицу, но я говорил не об этом.

- А о чем? – ресницы затрепетали, а на смуглых щеках выступил легкий румянец.

Аргол сделал шаг вперед и встал вплотную к девушке. Обхватив ладонями узкую талию, он притянул Саяру к себе. Ее полные губки удивленно приоткрылись, обнажая ряд белых мелких зубов, по которым тут же скользнул шаловливый язычок. Выдержать подобное зрелище было выше сил Аргола, и мужчина застонал. Он склонился к сладкому рту и поцеловал, упиваясь каждым прикосновением. Девушка не отстранилась, не оттолкнула, а прижалась еще сильнее, неумело отвечая на его поцелуй.

Аргол целовал ее долго, нежно, зарываясь пальцами в распущенные темные пряди. А тихий стон чуть не свел его с ума, заставив собрать всю силу воли и отстраниться от девушки. Его Яра еще не была готова пойти дальше. Или была? Она тяжело дышала, губы припухли, но испуганной не казалась точно. Скорее удивленной.

- Я сказал, что для меня ты самая красивая женщина, - хрипло повторил он.

- Ты тоже очень красивый, - тихо сказала она.

- Бездна! Яра, я говорю, что люблю тебя, а ты…

- Ты мне такого не говорил, - замотала головой девушка, попытавшись отступить на шаг.

- Не отдаляйся, не убегай. Возможно, я подбираю не те слова, но только лишь потому, что говорю их впервые. Ты мое сокровище, моя вселенная, мои звезды! Ты не просто самая красивая женщина – ты моя единственная. Так будет всегда, Яра. Даже если ты не сможешь полюбить меня в ответ.

Звонкий, как переливы колокольчика смех, заставил Аргола выпустить девушку из рук.

- У меня нет шансов? – тихо спросил он.

- Какая же я дурочка, - всхлипнула Саяра. – Я же все это время ревновала тебя к другим, не замечая ничего. А когда Рая обняла тебя там, в ангаре, а ты не оттолкнул ее, у меня чуть сердце не остановилось.

- Ярушка! – Аргол подошел и, обняв ладонями лицо девушки, заставил ее посмотреть себе в глаза. – Я идиот! Я только потом понял, как тебе было больно в тот момент. Прости меня. Это все эленмарские традиции. У нас давно женщин меньше, чем мужчин, отсюда и трепетное отношение к ним. Я просто не осознавал. Думал, Рае нужна помощь, а ты после корабля знаешь о моих чувствах к тебе.

- Знаю?

- Знаешь, ведь там, на «Стремительном», когда я превратился в «проклятого» ты сама меня спасла. Ты моя половинка, Яра!

- Но… Как же… Мне сам легар рассказывал, что эленмарцы больше не превращаются в чудовищ безвозвратно, - растерялась девушка.

- Это, если пройти обряд в храме равновесия. Но дело в том, что критический возраст перехода в боевую форму – сто лет, поэтому принято проводить подобный обряд не раньше восьмидесяти, а я еще слишком молод для этого. – Аргол улыбнулся.

- Но почему тогда превратился ты? – Саяра по-прежнему ничего не понимала.

- Прости, бесценная, но меня можно понять. У меня похитили любимую женщину. Я нашел ее без сознания в компании с похитителем, который угрожал убить ее!

- Меня? Максим Бережной? – девушка вгляделась в любимые бирюзовые глаза и поняла, что, несмотря на шутливый тон, Аргол сейчас не шутит. – Прости, но я этого не знала. Когда мы вышли из звездолета, сначала тебя обнимала Раиса, а потом до самого отлета не было времени поговорить.

- Так ли уж не было? Может быть, кто-то целенаправленно меня избегал, а? – мужчина хитро прищурился.

- Нет! Конечно, нет! – возмутилась Саяра. – С чего это мне избегать тебя? Пусть тебя твоя армия поклонниц избегает во главе с Раисой!

- Ревнивица, - покачал головой Элвэ. - Раиса, между прочим, сюда за женихом прилетела, и завтра его обретет. Ты же сама нашаманила!

- А мне, между прочим, кто-то прогулку по Эленмару обещал! – попыталась сменить щекотливую тему Саяра.

- Может, ну ее? Останемся дома, завтра рано вставать, в любой момент позвонит Фингорм и Пелагея Джоновна.

- Ничего не ну! – возмутилась девушка. – И никто нам завтра не позвонит, тем более рано.

- По плану мы должны ехать во дворец «проклятых» сразу после того, как Бережная отыщет своего жениха. Так что Пелагея нам обязательно позвонит. Поэтому предлагаю прогулку перенести! – настаивал на своем Аргол.

- Нет и нет! – включилась в спор Саяра. – Прогулку отменять не стоит, потому что раньше обеда про нас и не вспомнят!

- Да с чего ты взяла?

- Сначала жених Раи будет долго в человека превращаться, а потом Хуня будет рожать, так что…

- Что-о-о-о? – завопил Аргол. – Рожать? Завтра? Там?

- Упс… - почти прошептала шаманка. – Проговорилась. А где, кстати, Лин?

- О чем ты? – Элвэ побледнел, от напряжения на его висках выступили бусинки пота. Мужчина так трогательно волновался, что Саяра невольно улыбнулась. – Какая Лин? Нужно срочно предупредить Фингорма! Яра, нужно что-то делать! Врача, медбокс!

- Нет! – Одно слово, но сказано так, что Аргол тут же замолчал, ибо сейчас говорила не Яра, а шаманка, обладающая редким, бесценным даром. – Не следует путать линии судьбы. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. А женщина должна сама выбирать, где рожать, как и главное от кого. Это понято?

- Да, но… - мужчина явно растерялся.

- Никаких «но». Если ты помешаешь Фахунде спасать «проклятых», о последствиях я даже боюсь подумать! – Саяра озвучила аргумент, который просто не мог не подействовать.

- Хорошо, - смирился Элвэ. Он решил промолчать и не травмировать Фингорма, хоть решение далось ему и нелегко. О мстительности жены Беллима ходили легенды. Но медицинскую службу Аргол планировал предупредить, и усилить дежурную группу. – Так о чем мы говорили до этого? О том, что нам необходимо остаться сегодня дома?

И так уверенно и обыденно из его уст прозвучало это, приятное слуху Саяры, «нам», что девушка невольно улыбнулась, но нашла в себе силы отрицательно качнуть головой:

- Ты обещал мне прогулку!

Сигнал входной двери прозвучал так неожиданно, что они оба вздрогнули.

- Ты ждешь гостей? – на всякий случай уточнил Аргол.

- Нет. Возможно, Хуня или Пелагея Джоновна решили проверить, как я здесь устроилась? – предположила девушка.

- Возможно, - Элвэ на миг задумался. – Все равно, не подходи к двери близко.

Мужчина сам направился к выходу и активировал наружную камеру, выведя голографическое изображение на панель. На крыльце домика стояли мужчина и женщина. Причем, дама показалась Арголу знакомой, но он никак не мог вспомнить, где мог ее видеть. Он вопросительно взглянул на шаманку.

- Нита! – обрадовалась девушка и поспешила к дверям.

- Я сам! – попробовал достучаться до нее Аргол, но шаманка его не слушала, она уже повисла на шее вошедшей девушки.

В этой разодетой красавице он едва признал перепуганную особу, которую они спасали из «Поцелуйчика».

- Саяра! – выдохнула подруга. – Как хорошо, что мы тебя застали.

- Я так тебе рада! – воскликнула шаманка. – Рассказывай, как ты?

Последний раз, когда она видела Ниту, та пребывала не в самом лучшем состоянии тела и духа. А сейчас перед ней стояла молодая, цветущая женщина и, судя по блеску в глазах, еще и без памяти влюбленная в своего избранника. Значит, и с Нитой получилось! Дар не подвел. Он действительно работает.

- Для начала, позвольте вам представить моего жениха – Вильдон Зертис. – Нита снова порывисто обняла девушку, но тут же отстранилась. – Все случилось точно так, как ты и предсказала.

Мужчины обменялись рукопожатиями и серьезными, предупреждающими взглядами. Саяра осторожно кивнула жениху подруги. Определенно, Вильдон был великолепным мужчиной, но затмить Аргола в ее сердце не смог бы никто.

- Может, вы пройдете? – пригласила Саяра. – Сама я еще не освоила местную кухню, но у меня есть андроид-помощница. Она с удовольствием…

- Она вышла из строя! – перебил ее Аргол.

- Да? - и девушка с удивлением на него посмотрела. Элвэ лишь легонько кивнул. Не смотря на то, что Лин подвела ее, Саяра нуждалась в услугах робота, поэтому его поломка девушку расстроила, но при гостях она не стала поднимать эту тему. О случившемся не хотелось даже вспоминать, а уж говорить – тем более.

- На самом деле, - Нита улыбнулась, посмотрев на шаманку, - мы пришли кое-что обсудить и, конечно же, обо всем рассказать. Не хочешь прогуляться и посмотреть планету, которая стала тебе новым домом?

- Хочу! – выдохнула Саяра, бросив победный взгляд в сторону Аргола. Мужчина лишь немного поморщился. А вот шаманка ликовала. Не каждый день побеждаешь в споре с эленмарцем. Честно признаться, ей и спорить-то не приходилось. А жаль. Спор с любимым человеком оказался весьма увлекательным занятием. – Я готова.

- Тогда идем? А по дороге я тебе обо всем расскажу.

Нита подхватила Саяру под руку, не дав ей возможности прийти в себя, и потащила на улицу, где над раскинувшимися вдалеке горами стремительно сгущались сумерки. Первые звезды уже зажглись на небосклоне, посылая на поверхность свои лучи. Здесь они были намного ярче, чем на Шатри-7, а, быть может, девушке это просто показалось.

Девушки, оживленно беседуя, двинулись по широкой дорожке туда, где неподалеку виднелись ворота. Нита взахлеб рассказывала подруге, как сильно испугалась, очутившись в помещении со страшными чудищами.

- А потом одно из них подошло ко мне. Тогда я еще не знала, что это мой Вильдон! Ты даже представить себе не можешь, насколько они ужасные! – воскликнула девушка.

- Отчего же, могу, - улыбнулась ей Саяра. – Если ты не забыла, я чудовищ вижу регулярно в видениях. И поверь, иллюзия присутствия в зале «проклятых» очень реалистичная. Кроме того, одно конкретное чудовище я видела так близко, вот как тебя сейчас.

- Это какое? – потрясенно выдохнула Нита, а шаманка многозначительно посмотрела на Аргола. Огромные глаза приятельницы, кажется, стали еще больше. Она переводила удивленный взгляд с девушки на мужчину. – Вы… вместе?

- Да! – рыкнул Аргол, Саяра же пожала плечами и смущенно улыбнулась.

- Вильдон, - обратилась Нита к своему мужчине, - Аргол Элвэ – наш спаситель! Я тебе рассказывала, это он услышал крик Саяры и поспешил к нам на помощь. Без него мы бы обе были мертвы…

- Скажите, Аргол, а Дарин Элвэ вам кто? – спросил жених Ниты.

- Дарин – мой брат. А почему вы об этом спросили?

- Когда-то очень давно, я присутствовал на одной из церемоний объединения. Рядом со мной сидел юноша, совсем молодой. Когда на шее очередного мужа эленмарской фаэры появился ошейник, руки юноши сжались в кулаки. Я очень хорошо запомнил его слова – лучше смерть, чем добровольное рабство. Мне тогда до критического возраста оставался год, и слова фактически мальчишки так на меня повлияли, что заключать брачный контракт я не стал. Как вы сами понимаете, этим юношей был ваш брат – Дарин Элвэ. – Вильдон улыбнулся и с нежностью посмотрел на невесту. – А вы спасли мою Ниту. Видимо, героизм течет вместе с кровью по венам вашего рода. Без вас я бы не обрел свое счастье. Благодарю!

- Окажись вы на моем месте, уверен, сделали бы то же самое, - тихо сказал Аргол. В этот момент Саяра поняла, что она не просто любит Элвэ, а гордится своим мужчиной.

Глава 23

За познавательной беседой Саяра и не заметила, как извилистая дорожка привела их на стоянку флайкаров. Ничего подобного девушке видеть не приходилось. Эленмарские летательные аппараты, используемые в пределах планеты, были похожи на серебристых птиц с большой прозрачной головой-куполом, под которым находился сам пассажирский салон. Шаманка обошла по кругу один из катеров, восхищенно рассматривая его со всех сторон.

- Нравится? – тихо спросил подошедший сзади Элвэ.

- Спрашиваешь… - ответила девушка. – Но «Полкан» все же красивее.

- Сравнила! «Полкан» - это корабль, построенный древней расой, которая жила в те времена, когда ни Земли, ни Эленмара, ни твоей Шатри-7 еще и в помине не было. Кроме того, «Полкан» друг, он наделен разумом и мыслит не хуже тебя или меня, а во многих ситуациях – даже лучше.

- А я догадывалась. Не зря он мне таким родным показался, - призналась Саяра.

Во флайкаре шаманка села на заднее сидение рядом с подругой, а мужчины сидели впереди и о чем-то тихо переговаривались. Как только летательный аппарат поднялся в небо, у Саяры дух захватило от открывшейся красоты. Она уже видела, что Эленмар прекрасен, но «Полкан» спускался стремительно, и фактически ничего разглядеть девушка не успела. Сейчас же флайкар летел небыстро и сравнительно низко. Прозрачный купол не ограничивал обзора, и шаманка вертела головой то в одну сторону, то в другую.

- Смотри-смотри, какой серьезный, - усмехнулась Нита, указывая на своего жениха. – Если бы вы отказались пойти снами на прогулку, мне ни за что не удалось бы вытащить Вильдона в город. Он не любит суеты и предпочитает тишину нашего дома и свою мастерскую. Хотя, тихим наш дом назвать трудно. Мои братцы способны весь мир перевернуть за две секунды, но Вильдона они приняли и полюбили.

- Я так рада за тебя, - тихо сказала Саяра и чуть пожала руку подруги.

- И я за себя рада, и за тебя тоже! Аргол просто красавец. Мне, конечно, не до того было после бара, но все же я запомнила, как он смотрел на тебя. Подхватил тебя на руки и рычал на всех, кто подходил ближе, чем на метр. Даже медики осматривали тебя у нее на руках.

- Ох, стыд-то какой, - покачала головой шаманка.

- О чем ты? Они все себя так ведут, как только встретят женщину, с которой готовы прожить жизнь. На Эленмаре же нет разводов и, говорят, брачная церемония какая-то особенная. Не знаю, что там происходит, но по описанию очень похоже на настоящее волшебство. И после свадьбы души супругов так привязаны друг к другу, что они в буквальном смысле жить друг без друга не могут. Надеюсь, после храма равновесия Вильдон успокоится и позволит мне вести более оживленный образ жизни. Надоело жить затворницей.

- Он, что же, тебя никуда не выпускает? – нахмурившись, спросила Саяра. Жених Ниты произвел на нее благоприятное впечатление, и девушке не хотелось в нем ошибиться. Она от всей души желала этой замечательной паре счастья.

- Я пока и сама не рвусь, - смущенно улыбнулась подруга. – Слишком мало времени прошло, чтобы мы успели надоесть друг другу. Фактически, сегодня наш первый совместный выход. Я тебе уже говорила, что у них свадебный пунктик. Традиции Эленмара значительно отличаются от традиций других рас.

- Да, я знаю, - кивнула ей Саяра. – Это связано с тем, что долгое время женщин здесь рождалось гораздо меньше, чем мужчин, а соединиться с дамами других рас эленмарцы не могли. Плюс не стоит сбрасывать со счетов критический возраст, когда перед тобой стоял нелегкий выбор превратиться в монстра или соединиться с нелюбимой… Грустно…

- Ох, Саяра! У них тут негласное правило. Если женщина не прошла обряд в Храме равновесия с конкретным мужчиной, она считается свободной, и любой эленмарский мужчина может за ней ухаживать! Поэтому Аргол и Вильдон такие серьезные. Зарание планируют, как будут отгонять от нас поклонников и потенциальных кандидатов в женихи, - тихо рассмеялась Нита.

- А как эленмарские женихи узнают, что мы еще не прошли обряд? – Шаманка не помнила, чтобы Сорги рассказывали ей о каких-то отличиях свободной женщины от несвободной. Хотя, на тот момент ей ведь это было не важно.

- Видимых признаков у женщин нет. Только у мужчины на коже над сердцем появляется имя любимой.

- Это так… романтично, - улыбнулась Саяра и бросила нежный взгляд на Аргола.

- Но учитывая ажиотаж на невест, который захлестнул планету, в последние годы, прошедшим церемонию женщинам выдают специальный браслет. Подделать его невозможно, как и снять.

Кажется, на запястье у Хуни и Пелагеи Джоновны шаманка видела красивые тонкие телесного света ободки с вкраплением каких-то кристаллов. И у Алевтины Верник был похожий… Тут же услужливое воображение нарисовала картинки, как толпы эленмарских поклонников бесцеремонно атакуют ее и Ниту, оттесняя Аргола и Вильдона. Духи предков!

- Нита, может нам не стоит сегодня никуда идти? – испуганно спросила Саяра.

- Глупости! Я уверена, наши мужчины смогут нас защитить, не зря же мой Вильдон отказался от всех женщин и дождался меня, - в голосе Ниты было столько нежности, что шаманка невольно улыбнулась, еще раз убедившись, насколько нужным и важным является дар семьи Дьяконовых.

Он не просто помогает «проклятым» вернуться к жизни – он соединяет сердца. И это только одна, незначительная часть того, что можно с его помощью сделать. Саяре только предстоит изучить все его грани. Как жаль, что про себя девушка ничего увидеть не сможет. Еще старая лисица Айта говорила о том, что дар бесполезен для своего носителя. А ей и не нужно ничего знать, когда рядом Аргол самый восхитительный мужчина вселенной!

- Мы ведь к тебе по делу летели, - прервала ее размышления Нита.

- Да? – удивилась шаманка. – А я думала, ты просто хочешь меня увидеть.

- И это тоже! Но не только. У нас с Вильдоном через несколько дней обряд в Храме. И ты понимаешь, здесь принято приглашать семью, разделить радость, поприветствовать нового родственника, да и вообще просто поддержать. А у меня кроме братьев и тебя, Саяра, больше и нет никого. Вот я и подумала… - Нита нервно мяла красивую юбку расшитого сарафана. Она явно нервничала. – Может быть, ты согласишься побыть моей гостьей в этот день.

- Что? Свадьба? Конечно, я приду! – шаманка рассмеялась и обняла Ниту. – Никогда не была на настоящей свадьбе. На Шатре-7 сочетаться браком было некому. Но я читала об этом в книгах. Ах, Нита, так прекрасно, когда двое любящих людей объединяют две жизни в одну, общую, чтобы все радости и горести делить на двоих, помогать, заботиться, любить, продолжиться в детях, внуках…

- Да… - мечтательно протянула подруга. – Знаешь, попав на Эленмар, я словно в другом мире очутилась. Только здесь научилась по-настоящему ценить чувства. Спасибо тебе, Саяра.

- Мне-то за что? – ласково улыбнулась ей девушка. – Ты просто выбрала правильную дорогу их тех, что предложила тебе судьба.

- Хорошо, уговорила! Я молодец, а ты просто мне немножечко помогла. А теперь, вперед – смотреть поющие водопады Эленмара!

- Что смотреть? – переспросила шаманка.

- Сама все увидишь. Мне тоже не терпится, с тех пор, как я прочитала об этом в туристическом альманахе. Здесь много удивительных мест, но самые любопытные – это Храм равновесия и поющие водопады.

- Ты забыла упомянуть Дворец «проклятых», - напомнила Саяра.

- Эту достопримечательность я, к своему счастью, уже посетила. Скажи, ты же видела, как страшное чудовище превратилось в моего Вильдона?

- Да, Нита. Я вижу все, что происходит в том зале, когда приходит видение.

- Значит, ты видела и других «проклятых»? Они такие… Вроде и есть, но их как бы нет… Жутко и очень их жаль.

- Я здесь для того, чтобы с помощью моего дара, попробовать им помочь, - только это пока информация не для всех. Вдруг у меня ничего не выйдет?

- Саяра! У тебя обязательно выйдет, слышишь? Даже не смей думать иначе! Хотела бы я хоть чем-нибудь помочь! Дома на Кхарме я чувствовала себя нужной, а здесь даже домашнюю работу всю андроиды делают. – Нита тяжело вздохнула.

- Нужно спросить Пелагею Джоновну. Возможно, ты очень даже сможешь помочь. И, вообще, искренняя помощь лишней не бывает, - убежденно произнесла Саяра.

- Ты, правда, так думаешь?

- Да.

Больше ни о чем подруги поговорить не успели, потому что флайкар завис над обрывом, с которого в озеро у подножья спускались семь водопадов. Сумерки уже сгустились. Там, внизу на берегу раскинулся парк с ухоженными дорожками и газонами. Большего с высоты рассмотреть не удалось, как Саяра ни старалась.

- Надо спешить. Скоро все начнется, - сказал Аргол, и катер стал правно снижаться над площадкой, где уже стояло большое количество разных летательных аппаратов.

- Сегодня оживленно, - осмотревшись вокруг, хмуро буркнул Вильдон и обнял Ниту.

- От меня ни на шаг! – предупредил Аргол, и Саяра послушно кивнула.

Элвэ взял девушку за руку, а для надежности переплел их пальцы, и они пошли по дорожке вслед за обнимающейся парочкой.

Шаманке еще никогда не приходилось видеть такого скопления народа. На берегу озера яблоку негде было упасть. Площадка, отгороженная красивыми бортиками от газонов, располагалась таким образом, что с любого ее места зрители видели все семь водопадов. Невидимый полог делал звук падающей воды менее громким. Внимание Саяры привлекли светильники, похожие на шары, до половины вкопанные в землю. Они испускали голубоватый, таинственный свет, делая загадочным и волшебным все вокруг.

Девушке очень хотелось посмотреть на коренных эленмарок. Ее не покидали мысли о недавнем конфузе с одеждой, она надеялась увидеть сама, какую одежду предпочитают носить местные женщины. Но сколько бы Саяра не таращилась вокруг, так ни одной их них и не заметила.

- Кого-то ищешь? – тихо спросил Аргол. С тех пор, как они вошли на площадку, его настроение резко ухудшилось, а взгляд стал серьезным и хмурым.

- Хотела посмотреть, как одеваются эленмарки, - честно призналась Саяра и почувствовала, как заполыхали щеки. Хорошо, что при таком освещении предательского румянца никто не заметит.

Аргол обнял ее за талию и привлек к себе, тем самым избегая столкновения с шумной группой ярко одетых туристок, которые пытались сквозь толпу пробраться поближе к берегу. Элвэ молчал, и девушке пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на него, а он… Он улыбался, первый раз с того момента как они покинули территорию Руси.

- Я сказала что-то смешное?

- Нет, - ответил Аргол, и его улыбка стала еще шире. – Меня веселит, что ты до сих пор держишь в голове дурную шутку андроида. А по поводу элинмарских женщин… Тут все просто, они редко ходят к водопадам, предпочитают домашний уют, семью и тишину. Не забывай, ведь до недавнего времени Эленмар был закрытой планетой. А, учитывая нашу численность, можно сказать, что планета была практически необитаема.

- И чем им водопады не угодили? – пожала плечами Саяра.

- Водопады – туристический объект. Значит, не угодили, прежде всего, большим скоплением народа. – Аргол вновь улыбнулся. Ему нравилось держать девушку в объятьях, заявляя на нее свои права. – Ты же на Шатри-7 не каждый день ходила в свою пещеру! Чего же эленмарки здесь не видели?

- Откуда ты про пещеру знаешь? – идеальная темная бровка удивленно изогнулась.

- Сорг сказал, еще в академии.

- В пещеру я ходила каждый день, - тихо произнесла шаманка.

- Потому что там ходить больше некуда!

- Нет, я там вспоминала маму и бабушку, надеялась, что они заговорят со мной, как духи предков разговаривали с Айтой…

Голос был грустным. Девушка не отстранилась, но и на него больше не смотрела. И зачем он вспомнил про ее тяжелое прошлое?

- Прости… Я не хотел огорчать тебя.

- А ты и не обидел. Это же нормально вспоминать любимых людей и грустить оттого, что их больше нет с тобой, - просто ответила Саяра и вдруг прижалась щекой к его груди. У Аргола чуть не выпрыгнуло сердце от счастья. Подобный жест доверия дорогого стоил. Печаль, тоску по почившим близким она сейчас молча делила с ним. И Элвэ очень надеялся, что девушке от этого становилось легче.

Они стояли среди толпы, снующих туристов, андроидов, разносящих напитки, но не замечали ничего вокруг, словно во всем свете остались только они вдвоем. Иногда так важно просто отрешиться от проблем и почувствовать рядом любимого человека. Жаль, что такие моменты быстро заканчиваются.

- Сейчас начнется! – крикнула Нита. Да, в такой толчее, ее запросто могли бы не услышать. – Ну и народищу здесь! Не протолкнуться.

Хмурый Вильдон стоял рядом со своей половинкой и испепелял взглядом каждого мимо проходящего эленмарца. Кстати…

- А почему здесь нет эленмарских женщин, но зато так много эленмарских мужчин? Они что же, не любят тишину, а? – подозрительно прищурилась Саяра, а Аргол расхохотался.

- Здесь так много эленмарских мужчин по той же причине, по которой здесь практически нет эленмарских женщин – слишком много туристов. Точнее, туристок, - произнес Аргол, когда успокоился и вытер выступившие на глазах слезы. – Большинство дам приезжают сюда в надежде встретить надежного, верного спутника.

Саяре стало любопытно. Вот ходят мужчины – красивые, высокие, потенциально верные и любящие. Приезжают женщины, уставшие от одиночества на своих планетах и решившие поискать свою половину здесь. Какова же вероятность, подходящим друг другу людям встретиться? Сумеют ли они узнать друг друга в этом круговороте лиц? А ведь ее дар именно для того и нужен, чтобы помогать таким нуждающимся.

- И находят? – тихо спросила она.

- Некоторым везет, - склонившись к ней, еще тише ответил Аргол, но девушка его услышала.

До дрожи в теле захотелось прижаться к нему еще теснее, обнять за шею, притянуть к себе и поцеловать. Пусть неумело, зато горячо и искренне, вкладывая в прикосновение губ все чувства, что расплавляют ее изнутри, всю нерастраченную нежность, что копилась в ее сердце годами. Но Саяра не посмела, она лишь кончиками пальцев дотронулась до его щеки и улыбнулась.

А в следующее мгновенье вокруг загомонили, все присутствующие обернулись в сторону озера. Саяре тоже очень хотелось посмотреть, но из-за столпившихся зрителей ничего, кроме верхушек водопадов, рассмотреть не удавалось. Элвэ увидел ее жалкие попытки, взял за руку и повел, скомандовал Ните и ее жениху:

- За мной! Не отставайте!

Они осторожно лавировали между туристами и группами эленмарских воинов. Саяра не понимала, почему приходится удаляться от озера, если основное зрелище будет происходить именно там, но послушно шла за Арголом. Вильдон не отставал, бережно придерживая Ниту. Свернув на совершенно неприметную тропинку, оказались в кромешной темноте. Здесь не было шарообразных смешных светильников, лишь узкая дорожка петляла в траве. Буквально через пару десятков метров перед ними выросла отвесная каменная стена, и Арогол, подсвечивая себе коммом, стал что-то на ней искать.

- А ведь точно, - хмыкнул Вильдон. – именно здесь была старая смотровая площадка. Совсем я отстал от жизни, пока бродил по подземелью.

- Не ты один, - успокоил его Элвэ. – Думаю, про нее давно все забыли за ненадобностью. Я бы тоже не вспомнил, если бы мы в детстве не играли здесь с братом. Наткнулись на нее случайно и пока не исследовали, не успокоились. Нашел!

Что-то щелкнуло, и рядом со стеной возник столб света, такого же тусклого, как в светильниках на площадке у озера. Но свет не рассеивался в пространстве, а стоял на месте, образуя большой цилиндр.

- Что это? – выдохнула изумленная Нита.

- Лифт, - улыбнулся Вильдон. – Он рассчитан на двоих. Мы первые?

Аргол кивнул и Нита с женихом шагнули с столб света, тут же растворившись в нем.

- А… Где?.. – захлопала глазами Саяра.

- Они уже там, - тихо произнес Элвэ. – А мы здесь. Одни. И у меня появилась возможность тебя поцеловать без свидетелей.

Поцелуй вышел сладким, нежным, но очень быстрым. И все потому, что шаманке не терпелось узнать о лифте, поющих фантах и прочих чудесах, которые ей сегодня довелось увидеть. Она счастливо улыбнулась и потянула Аргола в световой лифт. Мягкий свет взорвался миллионами разноцветных искр. Саяра даже моргнуть не успела, как увидела Вильдона и Ниту. Подруга помахала ей рукой.

- Идите сюда! – крикнула она. – Здесь изумительно прекрасный вид.

Саяра осмотрелась. Смотровая площадка оказалась совсем небольшой, размером примерно в десять средних шагов. Идеально круглая, с идеально ровной поверхностью, словно выточенной из единого куска белоснежного камня. По периметру возвышались резные бортики, за которые было удобно держаться. А вид отсюда и правда открывался дивный.

Семь водопадов, падая в круглое озеро, просматривались как на ладони. Над отвесной скалой давно взошли луны, и их сияние заставляло капли искриться. Кроме обычного шума водяных потоков, Саяра больше ничего не слышала. Ни музыки, ни песен. Но, несмотря на это, картина завораживала. Было в ней что-то величественное, почти волшебное.

- Вы сказали, что это старая площадка, а выглядит она, как новая. – Нита осмотрелась вокруг. Цилиндр света по-прежнему стоял в центре круга. – И лифт здесь такой странный. Мне не приходилось нигде такие видеть.

- Дело в том, что площадка действительно очень старая, - ответил ей жених. - Ее построили не эленмарцы, а более древняя раса, о которой вы наверняка слышали. Их называют апаньяр. И лифт – это их изобретение, и поющие водопады – тоже. Никто из ученых Эленмара так и не смог разгадать их тайну. Никто не знает, зачем они были созданы, но все с удовольствием слушают их песни.

- А почему их называют поющими? Я кроме шума воды больше ничего не слышу, - Саяре почему-то очень хотелось поскорее узнать ответ именно на этот вопрос, словно в нем скрывалась разгадка.

- Еще минуту, Яра. – Аргол подошел сзади и обнял ее. Девушка прижалась к нему спиной, не сводя взгляда с водопадов. – Как только обе луны сольются в одну и встанут прямо над центральным водопадом, все и начнется.

А луны действительно сходились. Сейчас маленькая вставала впереди то, что была покрупнее. Саяра, словно маленький ребенок в ожидании праздника, даже затаила дыхание. Сейчас, на ее глазах произойдет настоящее чудо! Она прониклось духом планеты, магией этого места, атмосферой парка. Близость Аргола будоражила и заставляла ее глупое сердечко то замирать, то биться с удвоенной скоростью.

И вот маленькая серебристая луна встала ровно по центру большого диска другой. В этот момент из озера поднялись и зависли над поверхностью диски, мерцающие уже знакомым тусклым светом. Их было так много, что сосчитать не представлялось возможным.

- Что это? – восхищенно прошептала шаманка.

- Сейчас сама все увидишь, Яра…

Горячее дыхание Аргола опалило шею, отчего кожа покрылась мурашками. Саяра едва не замурлыкала, когда сладкая волна прокатилась по всему телу, сосредотачиваясь где-то внизу живота.

Меж тем, странные диски приступили к неспешному движению: поднимались то выше, то ниже, изменяли скорость, выстраивались друг за другом. И, казалось, будто они танцуют, создавая в воздухе прекрасные никому неизвестные фигуры. Это было феерично, прекрасно. Ничего подобного девушке не то что видеть, даже читать о таком не приходилось.

Вдруг, как по команде, все диски замерли. Из боковых отверстий появились плоские световые лопасти, напоминающие цветочные лепестки. А потом, словно стайка испуганных птичек, волшебные цветы полетели к водопадам, вновь возобновляя свой танец.

Только теперь все происходило совсем иначе, потому что на диски, и на лопасти-лепестки попадали брызги воды. Сначала просто стало больше шума, больше звуков. Потом звуки стали складываться в мелодию: одну, вторую, третью… И каждая была прекрасней предыдущей. Саяра не поняла, в какой момент сквозь звуки волшебной музыки она услышала голоса. Девушка не могла разобрать их шепот. Но чем дольше вслушивалась, тем больше понимала смысл.

- Ты его, а он твой! – словно переливы колокольчиков звучали в голове. – Он любит тебя. Вы нашли друг друга! Аргол! Аргол! Аргол! – тоненький голос уже не шептал, а пел, очень мелодично и душевно, повторяя слова. – Ты его, а он твой!..

Саяра развернулась к Элвэ и взглянула в сияющие бирюзовые глаза.

- Ты слышишь? – тихо спросила девушка, боясь нарушить гармонию этого места.

- Слышу, - одними губами ответил мужчина, а потом наклонился и прошептал так, чтобы услышала только она: - Ты ее, а она твоя! Она любит тебя. Вы нашли друг друга! Яра! Яра! Яра!

И вот после этого Саяра перестала сдерживаться и сама потянулась к губам Аргола, потому что поцелуй любимого был сейчас самым важным на свете, самым желанным, как глоток воздуха. Рядом целовались Нита и Вильдон, а водопады продолжали петь всем любящим сердцам Эленмара.

Глава 24

Вечер на берегу сказочного озера был чудесным, и никто не спешил расходиться. Как только диски скрылись в воде, а на небе вновь появились две луны, зрители разбрелись по аллеям парка. Светильники вспыхнули, разгоняя сгустившуюся темноту. Временами слышался смех, разговоры на знакомом общегалактическом и на вовсе незнакомых Саяре языках. Играла тихая музыка, сновали андроиды, разносившие напитки и нехитрые закуски.

Покинув гостеприимную площадку древних, обе пары не спеша двинулись к стоянке флайкаров. Саяра прижалась к Арголу и молчала, она до сих пор в мыслях находилась там, где голоса ей шептали о самых потаенных желаниях ее души. Нита, наоборот, пребывала в приподнятом состоянии духа.

- Так не хочется уходить отсюда, - проворковала она, жалобно посмотрев на Вильдона. – Может быть, мы где-нибудь присядем и выпьем чего-нибудь эленмарского?

Мужчины переглянулись. Энтузиазма в их взглядах Саяра не заметила, но жених Ниты не смог ей отказать.

- В бар? – спросил он.

- Ох… баров мне на Кхарме хватило, - скривилась Саяра.

- Брось! – рассмеялась Нита. – С такими мужчинами нам совершенно нечего бояться, кроме того мы ведь пойдем в приличное место?

- В приличное, - со вздохом согласился Вильдон и посмотрел на Аргола. – Ты знаешь такое поблизости?

- Я так понимаю, что придется найти? – растерянно спросил Элвэ. Он словно витал в облаках и находился где-то далеко от этого места.

Ответа его вопрос не требовал. Вильдон еще не привык к современному Эленмару, девушки, вообще, ничего еще здесь не знали, оставалось надеяться на знания Аргол. Пройдя еще немного по широкой аллее, они свернули на узкую дорожку, хорошо освещенную фонарями. Она и привела их к самой настоящей пещере, правда облагороженной цивилизацией. Она ничем не напоминала Саяре пещеру духов на Шатри-7. Широкий проход подпирали две статуи, искусно вырезанные из камня. Аккуратную каменную площадку перед входом огораживали подстриженные кусты и небольшие деревья с распустившимися на них желтыми цветами. Стояли столики с мягкими диванчиками, и почти все они были заняты… эленмарцами.

- Ты куда нас привел? – процедил Вильдон и зло взглянул на Аргола.

- В самое приличное место, - не моргнув глазом, ответил Элвэ. – Здесь почти не бывает туристов.

- Именно! – прорычал жених Ниты.

Аргол, окинул взглядом столики и едва не застонал. Он любил бывать здесь, когда прилетал на Эленмар, ведь здесь можно было пообщаться с друзьями, обсудить последние новости и… женщины здесь бывали редко.

- Мы сейчас же отсюда уходим, - ответил Элве, обнимая Саяру и разворачивая ее спиной к бару.

- А мне здесь нравится. Тишина и пахнет замечательно, - возразила Нита, но Вильдон ее не слушал.

Он взял девушку за руку, шагнул назад к дорожке и повел невесту обратно. Элвэ хотел последовать его примеру, но…

- Аргол! Прилетел на Эленмар и затаился? – окрик заставил Элвэ развернуться.

К ним направлялись двое его друзей по храмовой школе. Когда-то все трое они были не разлей вода, но потом жизнь пораскидала их. Аргол много путешествовал, а потом решил по примеру старшего брата закончить Звездную Академию. Келиор и Даст остались на Эленмаре и сейчас уже занимали немалые должности при службы безопасности планеты. В былые времена Элвэ очень обрадовала бы такая встреча, но не сейчас, когда рядом стояла Саяра. Глупец! Он так размечтался, так задумался о произошедшем на смотровой площадке, что по привычке привел девушек в свое любимое место, совсем не подумав, что кроме уюта и тишины, здесь частенько собираются эленмарские воины.

- Разумеется, где ему вспомнить про старинных друзей, когда у него такие знакомые барышни!

Саяре пришлось обернуться. Эленмарские мужчины почти все были привлекательными, и друзья Аргола не стали исключением. Оба очень высокие, стройные, широкоплечие. Девушка хорошо понимала, почему со всей галактики сюда едут женщины в тайной надежде связать свою жизнь с одним из таких вот экземпляров.

- Декст, Валеб, - Аргол кивнул подошедшим к ним эленмарцам.

Саяре представилась возможность поближе рассмотреть их собеседников. Не смотря на бесспорную привлекательность, тот, что пониже явно проигрывал второму, который сейчас просто сверлил девушку взглядом своих синих, как летнее небо, глаз.

- Со спутницей познакомишь? – спросил он.

- Нет! – отрезал Аргол. – Я увижусь с вами позже, сейчас мы торопимся.

- А я думал мы посидим, по старой дружбе выпьем чего-нибудь горячительного, - ухмыльнулся синеокий, продолжая откровенно рассматривать шаманку. Саяра смутилась от столь пристального внимания и спряталась за спину Аргола.

- Декст, я сказал «нет», что в этом слове тебе не понятно?

- Похоже, мужчинам Элвэ везет не меньше, чем Соргам, - усмехнулся второй. – Сначала старший братец отыскал сокровище, а теперь и младшему перепало. Только я не видел в списке прибывающих групп с Земли, а девушка явно земляночка.

- И заметь, Валеб, без браслета. Значит, прекрасная фаэра свободна и еще не сделала свой выбор. Позвольте представиться… - и синеглазый эленмарец вдруг схватил Саяру за руку.

А дальше… Дальше девушка уже не слышала как зарычат Аргол, отрывая ее от своего друга. Она не видела, как трое мужчин сначала ошарашено смотрели на нее, а потом Элвэ подхватил ее на руки. Ничего этого шаманка не видела и не слышала, перед ней развернулась картина очередного видения.

Саяра шла по полю, с удовольствием вдыхая аромат трав. Она смеялась и смотркла на мужа, в любимые бирюзовые глаза. Аргол что-то встревожено говорил, а она лишь мотала головой и улыбалась. Легкий ветерок трепал ее волосы, а синий сарафан обтянул… внушительный живот…

Картинка изменилась, и девушка оказалась в просторной кухне, где кроме нее находились Серафима Дормидонтовна и молодая симпатичная женщина с яркими синими волосами. Она раскатывала тесто, а Саяра помогала старосте лепить странные пирожки, напоминающие полумесяц. Вдруг распахнулась дверь, и в помещение ворвалась ватага ребятишек. Со смехом и криками они носились по кухне, и лишь маленькая девочка со светлыми косами и до боли в сердце знакомыми бирюзовыми глазами подошла к ней, вцепившись в подол.

- Ты чего, дочка? – спросила ее Саяра, заправляя за маленькое ушко выбившуюся прядь.

- Можно я с тобой посижу, мамочка? – ответил ребенок.

И вновь все закружилось. Теперь она находилась в большом знакомом зале. Саяра видела его, когда находилась в Звездной Академии. Шаманка сидит рядом с Арголом. На муже форма с тангирскими нашивками, а взгляд прикован к сцене, где бессменный легар Сорг поздравляет лучших выпускников академии. А среди них девушка, красивая. Саяра знает, что улыбается она ей, а знакомые бирюзовые глаза незнакомки сияют радостью.

Очередная смена декораций. Она сидит на каменной скамье в каком-то очень древнем месте. Вокруг так много людей, все улыбаются и радуются. Лишь Саяра отчего-то грустит, по ее щекам текут слезы, а Аргол прижимает ее к себе и шепчет что-то успокаивающее и приятное. Шаманка и сама знает, что все будет хорошо, но успокоиться не может. Она смахивает ладошкой набегающую на глаза влагу.

Вдруг все озаряется прекрасным розовым сиянием. Саяра смотрит в центр зала. Там установлена совсем простая, с виду неприметная деревянная арка, но сияние исходит от нее. Словно из ниоткуда с двух сторон от арки появляются странные звери: черный лев с массивными сложенными крыльями и белоснежная коза с золотыми копытами и рогами. Все встают и хлопают в ладоши, а у шаманки отчаянно бьется сердце, напряжен каждый нерв и, кажется, трясутся руки. Но это пустяки, потому что она видит, кто выходит из арки – знакомая незнакомка с бирюзовыми глазами. Дочка. Доченька. А рядом с ней стоит статный военный. Его длинные, почти платиновые волосы собраны в высокий хвост, а синие глаза сияют, словно сапфиры. Свадьба… Свадьба их дочери.

Молодые подходят к ним, и синеглазый улыбается и хлопает Аргола по плечу, говоря:

- Ну, что? С сегодняшнего дня я стану называть тебя папа, Аргол!

Все вокруг смеются удачной шутке. И даже Саяра улыбается, а вот муж остается серьезен.

- Обидишь Айту – убью! – цедит он, а бирюзовые глаза мечут молнии. Надо же, Айта – в честь старой лисицы.

- Раньше я сам себя убью, - тихо произносит Декст.

Очнулась Саяра оттого, что ее бережно хлопают по щекам. Открыв глаза, увидела обеспокоенное лицо Аргола.

- Ты как? – тихо спросил он.

- Хорошо, - ответила она и улыбнулась. – Все хорошо.

Оказалось, что девушку, пока она была без сознания, перенесли и бережно уложили на один из мягких диванчиков. И теперь Элвэ стоит на коленях, прямо на каменном полу, а рядом топчутся два его не менее взволнованных друга. Аргол помог ей сесть и вручил стакан с водой, из которого она тут же сделала большой жадный глоток.

- Что это с ней? – шепотом спросил Валеб и сразу замолчал, наткнувшись на злой взгляд Элвэ.

Аргол медленно поднялся и вплотную подошел к Дексту.

- Не забыл еще, как проводятся поединки между эленмарскими воинами? – поинтересовался он, едва сдерживаясь.

- Простите меня, фаэра, - учтиво поклонился Саяре Декст. – Я не желал причинить вам неудобство.

- Но причинил! До следующего вечера я занят, а вот на закате – жду тебя на площадке перед Храмом равновесия. – руки Аргола сжались в кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев.

- Что ж, за такую женщину я готов побороться! – синий решительный взгляд перекрещивается с бирюзовым, и со стороны кажется, что между мужчинами проскакивают электрические разряды.

- Саяра моя! – рычит Элвэ.

- А вот это мы еще посмотрим! – вторит ему Декст.

Опустошив стакан, шаманка перевела дыхание и, наконец-то, окончательно пришла в себя. Голова больше не кружилась и звон в ушах прошел. Услышав разговор эленмарцев, девушка подскочила и встала между ними.

- Стойте! – закричала она, но остановить двух разъяренныъ мужчин оказалась не так просто.

- Значит, до смерти! – прошипел Элвэ.

- Идет! – согласился Декст.

- Арго-о-ол! – Саяра встала перед ним, уперев руки в бока. – Прекрати немедленно! Или я… Или я… Или я никогда в жизни больше с тобой не заговорю!

- Вот! Мудрое решение, фаэра! – тут же нашелся Декст. – Поверьте, я буду вашим лучшим выбором, чем Элвэ.

- А на вашем месте, я бы вообще помолчала! – остудила его пыл шаманка и снова развернулась к Арголу. – Если ты станешь кидаться в драку всякий раз, когда у меня будет видения, мы никогда не спасем «проклятых» Эленмара!

- Что? – опешил Аргол. – У тебя было видение? Яра, ради всех богов, присядь! Как ты себя чувствуешь, малышка?

- Шаманка! – отмер Валеб. – Я же читал про эксперимент Пелагеи Сорг и о прибытии научной группы. Извините нас, что так вышло…

- А вот я не собираюсь извиняться за то, чего не совершал, и готов к честному поединку! – упрямо повторил Декст.

- Поединка не будет, - тихо сказала ему Саяра. – Аргол – моя пара и моя судьба.

Она виновато улыбнулась, глядя в прекрасные синие глаза эленмарца.

- Яра, я тоже считаю, что Дексту нужно вломить, чтобы не хватал чужих незнакомых девушек за руки!

А шаманка рассмеялась. На нее накатило такое безудержное веселье, что она просто не могла остановиться, пока на глазах не выступили слеза. Только тогда девушка смогла отдышаться и посмотреть на ошарашенных мужчин.

- Аргол, Дексту еще долго придется хватать за руки чужих девушек, потому что его собственная еще не родилась, - и Саяра прикрыла рот ладошкой, подавив смешок. – А тебе, Декст, я бы не советовала так откровенно ссориться с отцом твоей будущей жены!

Тишина повисла ненадолго, секунд на тридцать. А вот потом в унисон раздалось удивленное:

- Что?

- Да-а, Аргол. Декст наш будущий зять и муж нашей дочери, - подтвердила девушка.

- Ты это увидела в видении? – тихо спросил Элвэ, и она ему кивнула.

- Вот дела! – присвистнул Валеб. – А можно и мне подержать вас за руку, фаэра? Очень хочется узнать свою судьбу!

- Не вздумай!

- Только посмей!

Снова раздалось почти хором. Саяра улыбалась. Похоже, на Эленмаре у нее теперь есть два защитника и оба чертовски верных.

- Валеб, видения отнимают много сил, - ответила она. – Я обязательно предскажу вам судьбу, но попозже, когда мы поможем проклятым.

Усталость и правда давала о себе знать. Клонило в сон, и глаза просто закрывались. Быстро распрощавшись, Аргол и Саяра отправились к стоянке флайкаров. Хотя, направился туда Аргол, потому что весь обратный путь он нес девушку на руках, прижимая свое сокровище к самому сердцу.

Пока шли до флайкара Саяра еще храбрилась и пыталась держать глаза открытыми, но когда Аргол уютно устроился в салоне, усадив ее к себе на колени, сон все же сморил девушку. Последнее, что она услышала, были встревоженные слова Ниты:

- Что с Саярой?

- Просто устала, - ответил ей Элвэ, а шаманка все дальше погружалась в сон, окутанная родным теплом предназначенного ей самой судьбой человека.

Несколько раз она выныривала в реальность. Смотрела, как сквозь позрачный купол катера ей подмигивают звезды. Слушала, как тихо переговариваются между собой Аргол и жених Ниты. А потом снова ныряла туда, где ее отчаянно ждали. И девушка это чувствовала, но никак не могла пробиться.

Она почти погрузилась до самого нужного места, когда ее сон снова растревожили. На этот раз Саяра почувствовала, как ее раздевает Аргол.

- Ладно уж, спи, предсказательница моя, - беззлобно ворчал он, укладывая девушку спиной на прохладные простыни и тут уже укутывая в одеяло. – Декст потерпит. А невесту ему мы в следующий раз сделаем.

А потом большое тело продавило кровать рядом. Кажется, ее любимый эленмарец с кем-то тихо разговаривал, но она так и не поняла с кем. До Саяры доносились фразы «я не позволю», «глупая, рискованная затея», «не говорите Фингорму», «мы должны быть готовы». А дальше… Дальше Саяра уже нашла нужную тропинку.

Она шла вдоль скалы к знакомой пещере. Здесь прошло ее детство, сюда она прибегала совсем малышкой и слушала, как тихо поет старая лисица Айта песни на древнем языке ее предков. Саяра любила наблюдать за отблесками костра на каменных стенах, ей нравилось, как мечутся неясные тени на границе света и мрака. Она мечтала, что когда-нибудь сама услышит духов, которые расскажут ей невероятные, сказочные истории о будущем. Да, будущее ее не страшило. Потому что всегда хорошо, когда оно есть у человека, гораздо хуже, когда его просто нет.

Еще один поворот и девушка увидела неясный свет, словно где-то вдали полыхал костер. Но вместо уютного, оранжевого сияния, он мерцал холодным сине-голубым светом, но все же не пугал ее. Скорее, будил любопытство. И Саяра, как бабочка, летела на этот свет.

- Дед Володя помнит тебя, бабушка.

- Помнит, конечно, - не стала возражать тень. – Беда в том, что я видела его настоящую судьбу. Отношения со мной подрезали ему крылья.

- О чем ты говоришь?

- Да-да, малышка. Его судьба в вашем новом доме, и он уже встретил ее, - голос тени больше не был печален. Айта словно вздохнула с облегчением.

- Серафима Дормидонтовна? – догадалась Саяра.

- Она. Если бы я не мешала Владимиру, он давно улетел бы на Землю. И их встреча произошла бы намного раньше. Но все случилось так, как случилось. Запомни, Яра, во вселенной каждый человек имеет свою линию судьбы. Скоро ты научишься их видеть. А это очень большая ответственность, потому что, изменив толщину и направление одной нити, ты неизбежно меняешь и другие.

- Как это? – спросила девушка, но перед ее глазами уже протянулись невидимые никому кроме нее нити судеб.

- Например, Нита. Твоя подруга должна была умереть в том баре, но тогда погибли бы и ее братья, остался «проклятым» жених. И, вообще, посмотри ее путь, она сделает немало хорошего. Твоя идея приобщить ее к эксперименту очень толковая.

- Бабушка…

- Что, малышка?

- Помнишь, ты говорила мне, что шаманка не может видеть свою судьбу?

- Помню, Яра. Я так сказала, чтобы ты не пыталась этого делать. Никто не должен знать, что ждет его в будущем. Наша задача не рассказывать, а направлять. Так я считала… Но на Эленмаре все по-другому.

- Я видела себя в будущем, и Аргола, и дочь… Мы назовем ее твоим именем.

- Спасибо, малышка. Спасибо. Память живых – единственная ценность для ушедших. Ты видела свое будущее и не испытала боли. Значит, твой путь правильный, а цель достойна.

- Нам пора, дитя… - прошелестела тень матери. – Мы больше не сможем прийти к тебе, Ярушка, но всегда будем рядом. Мы любим тебя…

- Прощай… - голос Айты раздавался, словно издалека, а фигуры стали размытыми и нечеткими. – Передай Арголу, чтобы задержал дыхание сразу, как только вы выйдете из дворца «проклятых»…

Последние слова бабушки показались Саяре полным бредом. Мистический синий костер потух, и пещера погрузилась в темноту.

Девушка открыла глаза и обнаружила, что она находится в той самой спальне, где совсем недавно снимала ненавистное антикварное платье. Наряд так и валялся на полу. За окнами все еще царила ночь, и лунный свет пробивался в окна, освещая светлую материю на темном покрытии пола.

Рядом спал Аргол. Широкая грудная клетка мерно вздымалась от размеренного дыхания. И Саяра вдруг подумала, насколько ей спокойно, когда он так близко. Айта сказала, что она не испытала боли, когда увидела свое будущее с этим мужчиной. Да, все верно. Боли не было, было лишь ощущение безграничного счастья, правильности, единства. Словно у нее с Арголом была одна душа на двоих. И если не станет одного, то другой на всю оставшуюся жизнь останется калекой.

Судьба… Каждый человек рождается для счастья, главное не свернуть с правильного пути. Ее переплетенная ниточка лежала совсем рядом и мирно спала. Шаманка смотрела на красивый профиль своего мужчины и улыбалась. Судьба… Вместе им предстоит пережить немало радостных и тревожных моментов. Да, она готова к любым испытаниям, лишь бы Аргол был рядом. Она готова принять свою судьбу каждой клеточкой.

Ей до боли в кончиках пальцев захотелось прикоснуться к нему, вот такому близкому, домашнему, родному. И она потянулась, чтобы обнять и прижаться щекой к его груди, услышать, как мерно бьется его сердце.

- Яра? – хриплый ото сна голос, отозвался горячей волной в ее теле. – Что-то случилось?

- Все хорошо, Аргол, - она подняла голову и посмотрела в его глаза. В темноте не видно их цвета, но огонь желания любящая женщина сможет различить даже в кромешной тьме. – Все хорошо…

Твердые мужские губы нашли мягкие, податливые, женские, чтобы соединиться в древнем как мир танце прикосновений и чувств. Две души сливались в одну, освещаемые лунами Эленмара. Два любящих сердца стучали в унисон. Когда звучит голос любви, все иные голоса замолкают.

Глава 25

Приятно, когда утро начинается с поцелуев. Хотя, судя по тому, как ярко заливал комнату свет, за окном давно уже начался день. Скромность и застенчивость отступили под покровом темноты, а сейчас Саяре хотелось поглубже зарыться в подушки и еще сверху накрыться одеялом, чтобы Аргол не увидел, насколько она смущена.

Их действительно никто не беспокоил. Наверное, все были заняты Фархундой и пополнением в семействе Беллим. У девушки даже не было отговорки для того, чтобы быстро соскочить и начать деловито собираться. А так… Очень страшно взглянуть в глаза мужчине, с которым ты провела слишком откровенную ночь, которая не оставила вам тайн друг от друга. Слишком быстро, слишком внезапно и слишком сладко.

- Яра, вылезай! Я знаю, что ты уже несколько минут, как проснулась! – ее бесцеремонно вытянули из импровизированного кокона.

Дневной свет на секунду ослепил, и шаманка чихнула. Громко, отфыркиваясь как кот. Она прикрыла ладонями лицо, цепляясь за малейший повод не смотреть в глаза Арголу. И услышала тихий смех.

- Незнакомая женщина, куда вы дели мою смелую Яру, которая не побоялась пойти одна в пиратский бар? – шутливо произнес мужчина, упорно выкапывая ее из одеяла. – Посмотри на меня!

- Нет.

- Посмотри на меня! – и ее принялись щекотать.

Она рассмеялась и убрала от лица руки. Поцелуй, еще нежнее, еще слаще, чем тот, что разбудил ее, заставил забыть про все на свете. Разве можно о чем-то думать, когда рядом с тобой Элвэ – мечта, воплощенная в реальность. Врут люди, говоря, что любви нет. Они просто не умеют любить.

Спустя час, выйдя из ванной, Саяра спросила Аргола:

- Как думаешь, с Хуней все в порядке? Может…

- С ней все хорошо, Яра. Прости, но я предупредил Пелагею Джоновну, - ответил Элвэ. – Просто новая жизнь… Что может быть важнее прихода в мир новой жизни? Это же чудо, которое дано сотворить простым смертным. И рядом с ним меркнут любые предсказания. Прости…

Шаманка задумалась. А ведь бабушка говорила, что эленмарцы не похожи ни на одну другую расу. Значит, и обычные правила с ними не действуют. Ведь смогла же она увидеть свое будущее, а лисица Айта сказала, что шаманкам этого не дано. Не пригрезилась же ей дочь. Пусть катализатором видения был эленмарец, но ведь события связаны с ее судьбой. Если бы речь шла о рождении ее дочери, стала бы она думать о каких-то грезах? Нет, разумеется. Саяра сделала бы все, чтобы привести в мир новую жизнь, частичку их с Арголом любви.

- Не сердишься? – мужчина заглянул ей в глаза, и девушка улыбнулась.

- Нет, я согласна с тобой. Нет ничего важнее новой жизни.

- Яра, это не все. Я должен тебе еще кое-что сказать.

Аргол был настолько серьезен, что девушка невольно напряглась, предчувствуя неприятности.

- Говори, - выдохнула она.

Как же быстро заканчиваются счастливые моменты в жизни. Возможно, так и должно быть. Они даются нам, как вознаграждение за познание, за принятые решения, за страдания, выпавшие на нашу долю. И пролетают как единый миг. Хочется задержать хотя бы секундочку. Но время, как песок, утекает сквозь пальцы. А нам остается лишь ждать и надеяться на новые счастливые моменты. И это тоже прекрасно. Потому что надежда – одно из самых светлейших чувств человека. Оно не дает черным щупальцам отчаянья сдавливать светлые крылья души. Вот и Саяре ужасно не хотелось, чтобы ее только начавшееся счастье вдруг закончилось. Только теперь она его так просто не отдаст! Она будет бороться за счастье, за любимого мужчину, за еще не рожденную дочь. Что бы не сказал сейчас Аргол, у нее будет надежда.

- Я разговаривал с легаром Соргом. Он на пути сюда, но… - Элвэ замялся и отвел глаза.

- Но? – ну почему же так медленно? Ожидание хуже самих слов. Всегда!

- Но существует большая вероятность, что Ансель Бережной находится на Эленмаре. Я не знаю, какими ресурсами он располагает, но вся коалиционная служба безопасности не смогла его поймать. Последний раз он был замечен в нашем секторе. Ты же понимаешь, что ему нужна ты?

- Понимаю, - тихо сказала девушка. – Что ты предлагаешь?

- Я бы с превеликим удовольствием запер тебя в доме, пока его не поймают, но Сорг настаивает, чтобы эксперимент продолжался в штатном режиме. Если Ансель здесь и наблюдает за тобой, то он ничего не заподозрит, в то время как тебя будут охранять все лучшие воины Эленмара, - выдохнул Элвэ, а потом вздохнул и жалобно посмотрел на Саяру. – Может, ты заболеешь, и мы сегодня не пойдем во Дворец «проклятых»?

В его взгляде было столько надежды, что шаманка невольно рассмеялась. Да, она и сама с удовольствием осталась бы с ним наедине, но бежать от своих страхов не выход. Девушка предпочла довериться словам Белиготара Сорга, но при этом ей хотелось успокоить любимого мужчину.

- Аргол, - излишне бодро произнесла она. От ее тона бровь эленмарца скептически выгнулась, но он промолчал. – Если со мной рядом будешь ты, то мне никакой Бережной не страшен.

Шаманка понимала, что давит на самое важное в мужчине – чувство собственного достоинства и гордость, но поступила так целенаправленно. Бабушка ей рассказывала, что нужно говорить, если клиент мужчина, а что – если женщина, и девушка хорошо усвоила урок. Не имея дара за душой, без психологии на одной наглости не проживешь. И ладно бы она была одна, но за ней стояла целая планета и любимые старики.

Аргол уже не выглядел таким воинственным, как в самом начале их разговора. Складка между бровей разгладилась, а глаза перестали метать молнии.

- Я буду рядом везде, где это возможно, Яра. Не сомневайся, но в сам дворец никого из мужчин не пускают, чтобы не тревожить «проклятых». Там тебя смогут защищать лишь андроиды.

- Но ведь Ансель Бережной тоже мужчина, - возразила шаманка. – И потом, после моего похищения прошло слишком мало времени, он не успел подготовиться.

- Я за тебя очень волнуюсь, Яра…

Договорить Элвэ не смог. Девушка сама его поцеловала. Иногда, лучше слов говорят поступки. И что характерно – намного приятнее.


***

Во Дворец «проклятых» они направились далеко за полдень. От старосты приходил бородатый мужичок, принес с собой массивный, туго завязанный узелок.

- Велено передать, девица! – пробасил он.

- Кем велено? – растерялась Саяра, выглядывая из-за плеча Аргола.

- Самой! – подтвердил мужичок и посмотрел куда-то в небо, словно узел передала вовсе не баба Сима, а великая богиня этого мира. Хотя, на Эленмаре все возможно и ничего не стоит сбрасывать со счетов.

- А больше «сама» ничего не передавала? – хмуро спросил Аргол.

- Как же не передать, передавала, конечно! – спохватился посыльный. – У дружка вашего супруга от бремени разрешилась. Стало быть, двойня у них. Мальчонка и еще… одна девочка. Да.

Мужичок почесал кудлатую бороду, словно припоминая, не позабыл ли чего и утвердительно крякнул, сообщая, что разговор окончен.

- Большое спасибо Серафиме Дормидонтовне от нас передавайте, - ответила ему Саяра и обернулась к, подозрительно притихшему, Арголу. Когда мужичок, спустившись по крыльцу, растворился на тенистой улочки Руси.

Элвэ был бледен и тих. Шаманка сама закрыла дверь, развернула гостинец и расставила обильное угощение. Эленмарец не отмер даже тогда, когда каша, обильно посыпанная ягодами, орехами, политая медом, уже дымилась на тарелках. А свежие пироги на деревянном блюде источали немыслимый аромат. Аргол по-прежнему стоял в прихожей и мечтательно смотрел в окно.

- Что-то случилось? – тихонько подошла к нему девушка.

Ее тут же сграбастали в охапку и прижали к груди так крепко, что шаманке пришлось предупреждающе крякнуть. И только тогда хватка чуть ослабла, но Саяра слышала глухие, тревожные удары эленмарского сердца.

- Так что все-таки случилось? – решилась повторить вопрос.

- С ума сойти… - Аргол взъерошил пятерней волосы. – Двое детей! Так не бывает! Ведь не бывает, Яр?

Девушка улыбнулась. Сама она, конечно, не видела, как рождается ребенок, но много читала об истории Земли и знала, что появление двух, трех и четерых детей вовсе не редкость. Особенно, участились такие случаи после конфликта с тентурийцами.

- Бывает! – рассмеялась она. – С землянками еще и не то бывает!

- Знаешь, когда мой брат женился на Верник, я стал подозревать об этом, но сейчас… - Элвэ подошел к Саяре вплотную и обнял девушку. – Сейчас я убедился в этом.

- Вот только не жди от меня чудес, - предупредила Саяра.

- От тебя? Чудес? – переспросил Аргол. – Да ты сама настоящее чудо! Вся! От ноготков на пальчиках ног до макушки. И это я еще умолчал о твоем даре. Чувствую, принесет он еще много всего неожиданного…

- Но я теперь не отделима от дара, - сказала девушка. – Если ты принял меня, должен принять и его.

- Уже принял, - заверил ее Элвэ и сладко поцеловал.

У дворца проклятых их флайкар приземлился, когда солнце уже стало клониться к горизонту. На ступенях их встретила целая делегация во главе с Пелагеей Джоновной. Тангир Элвэ обнимал свою очаровательную жену и улыбался. «Как же они похожи с Арголом! И в то же время, такие разные!» - отметила про себя шаманка. Ей было очень приятно и радостно идти радом с ним. Надежная рука сжимала ладошку, и от этого внутри растекалась уверенность в себе и вера в счастливое будущее.

- Ярушка! Как же я рада тебя видеть! – воскликнула жена легара, обнимая девушку. – Спасибо тебе за Хунечку, что вовремя предупредила. Здесь, конечно, всегда дежурят медики, но к приему двойни они вряд ли были готовы. Хуня мне, как Алечка, такая же внучка. Ох, давненько я младенчиков на руках не держала. А тут целых два!

Саяра строго посмотрела на Аргола, но промолчала. Ведь его решение действительно принесло пользу, поэтому она сдержанно улыбнулась жене легара.

Кроме четы Элвэ и Пелагеи Джоновны, на ступенях находилось не меньше дюжины эленмарцев, облаченных в военную форму.

- Это охрана. Твоя! – тихо сказал Аргол. – Жаль, что внутрь дворца могут войти только дамы, но я буду ждать тебя здесь. Слышишь, Яра? И постарайся быстрее. Я очень волнуюсь, когда тебя нет рядом.

- Постараюсь, - шепнула ему девушка, а потом вспомнила слова бабушка и добавила: - Когда я выйду, задержи дыхание на столько, насколько сможешь.

- Опять предсказание? – насторожился мужчина.

- Не мое, но все же не стоит его игнорировать.

- Ох, Яра! – Элвэ тяжело выдохнул и привлек девушку к себе. Обнял так крепко, что у нее захрустели косточки. – Будь осторожна! И пусть все боги космоса нам помогут.

Твердые, сухие губы нежно коснулись щеки шаманки, и объятья ослабли, выпуская ее из сладкого плена. Она еще раз взглянула в родные бирюзовые глаза и тихо-тихо произнесла:

- Все будет хорошо, потому что плохо уже было много раз.

Саяра поднималась по ступеням Дворца «проклятых» вслед за Пелагеей Джоновной. Рядом шла невозмутимая Аля. Назад шаманка не оборачивалась. Только впереди ее цель. Цель, ради которой девушка и прибыла на Эленмар, благодаря которой нашла свою любовь, и теперь должна отплатить мирозданью тем, что в ее силах. Огромные двери распахнулись и закрылись за ее спиной, отрезая от Аргола и охраны во главе с его братом тангиром Элвэ.

Глава 26

Именно такими Саяра и представляла себе широкие переходы дворца, высокие узкие и частые окна со вставленными мозаичными витражами. Солнечный свет, проникая сквозь них, оседал прекрасными узорами на натертых до блеска полах. Это место было бы поистине прекрасным, если бы не его трагическое предназначение. Но шаманка здесь для того и находилась, чтобы исправить это.

Коридор привел их в большой зал со знакомыми из видения дверями. Девушка знала, какие чудища родят там – совсем неопасные для женщин, но смертельные для любого мужчины. В душе она очень уважала их выбор. Саяра тоже предпочла бы свободу, пусть и в облике страшилища.

У самых дверей их ждала прекрасная эленмарка. Судя по морщинкам, собравшимся вокруг глаз незнакомки, дама пребыла уже в почтительном возрасте. Серые глаза лучились мудростью, которую можно приобрести лишь с жизненным опытом. На столе рядом с эленмаркой разместилась какая-то хитрая аппаратура, мигали огоньки, а на голографическом экране то и дело вспыхивали какие-то маячки.

- Знакомься, Саяра, это фаэра Анабель Туоли. В Звездной Академии она возглавляет лабораторию исследования мозга и сейчас является директором одного очень любопытного и полезного для нас проекта, - представила ей незнакомку Пелагея Джоновна.

- Очень приятно, - ответила девушка, и эленмарка тепло ей улыбнулась.

- И я рада нашей встречи, фаэра Дьяконова.

- Зовите меня просто Саяра, - попросила шаманка.

- Ну, тогда уж и вы называете меня Анабель. Так будет всем проще.

Девушка согласно кивнула и вопросительно посмотрела на Пелагею Джоновну. Вряд ли фаэра Туоли была посторонней. Наверняка и ее как-то задействовали в эксперименте.

- Дело в том, - поспешила объясниться сама Анабель прежде, чем жена легара раскрыла рот, - что моя экспериментальная группа разработала прибор, который может преобразовать мысли в изображение. Проще говоря, мы попробуем увидеть картинки, вспыхивающие у вас в мозгу во время видений. Для этого вам, Саяра, нужно лишь надеть вот этот обруч.

Женщина потянулась к столу и взяла тонкий обруч, выполненный из странного материала, очень похожего на металл. По крайней мере блестел он именно так, но в несколько раз сильнее, словно что-то его подсвечивало изнутри. Шаманка невольно залюбовалась.

- Это живые кристаллы, способные считывать информацию импульсов, являющихся следствием нейронных связей, - пояснила Анабель.

- Мы хотим, чтобы ты одела этот обруч, когда войдешь к «проклятым», Саяра. Тогда картинки, которые ты увидишь, отразятся вот на этом экране, и мы сможем их записать. Если тебе удастся увидеть кого-то из истинных, нам будет потом проще найти эту женщину, - пояснила Пелагея Джоновна.

Духи предков! Такого поворота событий девушка не ожидала. Надо же, кто-то увидит ее мысли! А если…

- А если я подумаю о чем-то очень личном? – тихо спросила она, чувствуя, как к щекам приливает кровь, а уши начинают просто нестерпимо гореть. Именно в этот момент Саяра почему-то вспомнила особенно горячие постельные сцены, обнаженного Аргола и пикантные слова, которые он шептал ей на ушко во время близости.

- Ох, - смутилась Пелагея Джоновна. – Об этой вероятности я как-то не подумала.

- Ничего страшного не произойдет, если вдруг ты пару раз подумаешь о своем Арголе, - вмешалась, молчавшая до этого Алевтина Верник. – Я тоже все время думаю о Дарине, а бабушка, я уверена, постоянно думает о деде.

- Об Арголе Элвэ? – улыбнулась Анабель. – Есть в мужчинах этого рода нечто такое, что заставляет женские сердца плавиться, но и суженных они выбирают исключительно сердцем. Думаю, немало представителей этого рода там, в зале, за дверьми.

Отчего-то эта информация заставила отбросить все сомнения. Нужно просто держать свои мысли под контролем и старательно думать о деле, не отвлекаясь ни на что личное. Девушка глубоко вздохнула и ответила:

- Я готова.

- Обещаю тебе, что если вдруг отобразятся твои личные мысли, мы их сотрем и никто, кроме нас троих этого не увидит, - заверила ее жена легара. Слову Пелагеи Джоновны Саяра верила. – Аля будет тебя сопровождать. Если что-нибудь выйдет из под контроля, то она быстро выведет тебя из зала. Разумеется, андроиды тоже запрограммированы на все форс-мажоры. Начнем, пожалуй?

Анабель кивнула и аккуратно закрепила обруч на голове шаманки. Тут же экран замерцал и на нем проступило улыбающееся, счастливое лицо Пелагеи Джоновны, которое тут же сменилось звездным небом.

- Вот видишь, - подмигнула ей Алька, - у тебя здорово получается контролировать зрительные образы. У меня так не вышло, все время на экране Ванечка то плакал, то смеялся.

- Ну, что, девочки, готовы? – спросила Анабель, усаживаясь в кресло. Ее руки уже порхали по сенсорным знакам на экране.

- Ты как? – Алька внимательно посмотрела на Саяру.

- Нормально, - ответила та, а на голографическом экране уже во всю бродили «проклятые» Эленмара.


***

Если шаманка и боялась, что ее мысли могут предать хозяйку, то, оказавшись за дверями, успокоилась. Потому что одно дело посмотреть на чудовищ в видении, витая по залу бесплотным духом, и совсем другое – увидеть воочию. Когда тебя окружают сотни огромных чудищ, сердце невольно начинает биться быстрее.

Саяра медленно шла к окнам, а Алевтина Верник не отставала от нее ни на шаг. Обе девушки для удобства были облачены в легкие комбинезоны, чтобы в случае опасности ничто не сковывало их движений. Только на голове шаманке, словно сказочная корона, поблескивал экспериментальный обруч. «Проклятые» не обращали на вошедших никакого внимания. Их глаза были неподвижны и пусты. Совсем не так вел себя превратившийся Аргол. Его боевая трансформация казалась Саяре родной и близкой. Даже не смотря на то, что поначалу она немного напугалась, но ведь любимые глаза не спутаешь.

- С чего начнем? – почему-то шепотом спросила Аля.

- Тише… Я слушаю пространство… - тихо ответила ей шаманка.

И то, что сейчас происходило с девушкой, действительно чем-то напоминало работу старого передатчика на Шатри-7. Когда его запускали, раздавались разные странные звуки, они оглашали небольшую комнатку до тех пор, пока аппарат не настраивался на нужную волну. Вот и сейчас, Саяра слышала голоса, смех, какой-то скрежет, лязг и еще миллион различных звуков, но все они не ощущались важными. И вдруг в голове что-то щелкнуло, на мгновение девушка почувствовала болевой импульс, который заставил ее обернуться. У высокого, зарешеченного окна стояло чудище, абсолютно такое же, как сотни других в этом зале, но все же… Это было нужное чудище. Вселенная хотела рассказать именно о нем.

- Сейчас… - прошептала Саяра. Она окинула взглядом шеренгу андроидов и, стараясь не совершать лишних движений, направилась к «проклятому»

Трехметровому зверю, видимо, надоело стоять, и он опустился прямо на пол, привалившись спиной к стене. Шаманка подошла сбоку, но чудище даже не пошевелилось. Не смотря на это, девушке было страшновато.

- Хороший… Хороший… - повторяла она, делая еще один несмелый шаг вперед.

Ее ладони уже коснулись серебристо-серой шкуры, но ничего не произошло. Совсем ничего. Перед ней просто сидел уставший зверь и смотрел в одну точку где-то за ее спиной. Саяра попыталась настроиться, растерянно поглаживая на удивление мягкую шерсть, но дар молчал. Никаких видений.

- Помоги же мне! Это ведь для твоего блага! – в отчаянье произнесла девушка и зарылась тонкими пальчиками в густой мех, а дальше…

Дальше она уже была не здесь, а где-то далеко, в совсем незнакомом месте.

Грязная улица, высокие дома из темного матового стекла, мигающая, чуть потрескивающая голографическая реклама, растянутая между энерговышками. Порывы ветра срывают с немногочисленных деревьев синюю в бурую крапинку листву, а с лилового неба моросит дождь. Надписей вокруг достаточно, но этого языка Саяра не знает. Прохожих почти нет, только изредка пролетают непривычные взгляду флайкары, а где-то вдалеке, над домами проскальзывает скоростной монорельс.

Вот мимо нее прошли двое мужчин, полностью закутанные в серые плащи. Лиц шаманка не разглядела из-за глубоко надвинутых капюшонов, а вот разговор услышала. Но, к сожалению, ничего не поняла. Ее знания ограничивались лишь всеобщим и зачатками земного русского. Холода она не чувствовала, но промозглая погода не радовала все равно, навевая хандру и уныние. Ей еще не приходилось погружаться в видение, где ничего не происходит, а вокруг именно – ничего не происходило. Но Саяра ощущала всей кожей, что вот-вот что-то обязательно должно произойти. Она брела вдоль улицы, не замечая луж под ногами, и внимательно осматривалась.

На одном из зданий девушка увидела часы, под которыми бежала голографическая строка со странными цифрами и символами. Небо из лилового превратилось в темно фиолетовое. А вслед за раскатом грома сгустившиеся тучи прошила череда рыжих молний. Саяра поежилась. Чем дольше здесь пребывала девушка, тем неуютнее ей становилось.

Вдруг одна из дверей здания, мимо которого она проходила, внезапно открылась, и ей под ноги, прямо на мокрую грязную мостовую выпала девушка. Серый, видавший лучшие времена комбинезон, тут же намок. Незнакомка вытерла рукавом смешанные с дождем слезы и тяжело поднялась. В дверях, гнусно ухмыляясь, сложив на груди волосатые руки, стоял бородатый мужчина. Саяра взглянула на него и ахнула. Какой бы расе он не принадлежал, но чертей писали точно с нее. На его широком лбу выделялись два довольно крупных кожистых нароста, очень напоминающих рога. А вместо обуви на ногах он носил два кожаных, круглых чехла. Такой формы ступней шаманка еще не видела. Скорее всего, у мужчины были самые настоящие копыта.

- Ты падонок, Грук! Мерзавец и поддонок! – выплюнула девушка.

- Иди-иди, давай! Проваливай, нищебродка! И не попрошайничай больше, не то заявлю на тебя куда следует! – мужик осклабился, показав нешуточные клыки.

Разговор велся на всеобщем и поэтому был понятен шаманке. Девушка, попавшая в сложную ситуацию, очень напоминала землянку. По крайней мере, Саяра не приметила в ней отличительных признаков других, изученных ею, рас.

- Ты же сам заставил отца вписаться в это дело! – прищурилась незнакомка. – Ты толкнул его на верную смерть, заставил вложить все деньги, а потом, когда он погиб, все присвоил себе, зная, что мне даже не на что добраться до дома!

- А ты докажи, Селена! А не докажешь, отправишься за клевету вслед за папашей! Здесь с лжецами не церемонятся! – и рогатый сипло загоготал.

- Будто я не знаю, что у тебя тут все законники повязаны. Будь ты проклят, Грук! – незнакомка с чувством сплюнула в лужу прямо под копыта и медленно побрела по улице.

Пространство вновь завертелось, в ушах зашумели голоса, звуки слились в странную какофонию. Открыв глаза, Саяра словно вынырнула из бурной реки. Она пошатнулась, но Алевтина тут же ее поддержала.

- Ну, ты как, Яра? Болит что-нибудь? Сама дойти до дверей сможешь? – девушка что-то спрашивала, потихоньку продвигаясь к выходу, но цепко придерживая шаманку.

Да Саяры все ее слова доходили, как через несколько слоев ваты. Голова и правда кружилась, но идти она могла. А на душе было светло.

Как только девушки оказались в коридоре, шаманку тут же усадили на мягкий диванчик, а Пелагея Джоновна поставила перед ней чашку чая, в котором плавал пластик лимона.

- Пей! Правда я сахара положила побольше, но тебе сейчас надо, - захлопотала она, снимая с головы Яры обруч.

- У нас получилось или мне нужно все рассказать? – спросила девушка.

- Получилось-получилось, - улыбнулась жена легара. – Там подсказок много и ссылок на даты. Так что очень продуктивное видение у тебя было, малышка. Сегодня обещал приехать Белиготар. Он будет очень доволен.

- А девушка? Как же та девушка? Она же мокнет под дождем и ей абсолютно не на чем выбраться с той странной планеты… - забеспокоилась шаманка.

- Все будет хорошо с твоей девушкой, - заверила ее Пелагея Джоновна. – Если выпьешь всю чашку чая, я все тебе расскажу.

Саяра стала маленькими глотками прихлебывать чай, жалобно поглядывая на женщин.

- Садно уж! – сжалилась Анабель. – С твоим видением ситуация ткая: дело происходит на Артуне – это планета бывшего Темного Круга. Конечно, сейчас эти территории якобы объединились с Коалицией и признали свод наших законов, но по факту, там совершается еще много противозаконного. Так вот. То, что тебе удалось увидеть, еще не произошло. Судя по дате на рекламных плакатах, это событие свершится через четыре дня. Если послать туда один из кораблей апаньяр, то мы как раз успеем к сроку. А место, имея такую подробную исходную картинку, вычислить не сложно. Завтра этим займутся специалисты.

- Замечательно! – Саяра поставила на столик пустую чашку и поднялась с диванчика. – Я готова к следующему заходу!

- Что-о-о-о? – хором спросили все три женщины.

- Ярушка, послушай, ты сегодня итак сделала очень много. Я считаю, что тебе необходим отдых, - попыталась убедить девушку Пелагея Джоновна.

- Нет, - покачала головой шаманка. – Я чувствую, что на сегодня раскрыты еще не все тайны.

- Ох, ну, что же… - растерянно произнесла фаэра Туоли, одевая вновь на голову девушке обруч. – Сейчас я вставлю новый записывающий кристалл и продолжим.

- Дарин, предупреди маму, что я задержусь! – громким шепотом говорила Алевтина мужу. – Пусть не дает Ванечке много сладкого! Да. Да. Получилось. Ой, да успокой ты его! Жива его Яра и здорова. Все! Я сказала, все! Мне идти нужно! Целую, дорогой!

- Ну, что ж… Продолжим. – Пелагея Джоновна заняла кресло рядом с Анабель и уставилась на экран, транслирующий спящего Аргола, который тут же сменился на горные пейзажи Эленмара с высоты птичьего полета.

Вечер выдался бесконечным. Череда событий, видений, блеск обруча, серые туши чудищ слились в один кокон. Саяра уже ничего не понимала, а действовала на одних инстинктах, как требовал от нее дар.

Наконец, выйдя из зала «проклятых» в очередной раз, она устало опустилась на диванчик и стянула с себя энцедалограф.

- Все… - выдохнула она. – Больше на сегодня видений не будет, я чувствую.

Где-то под сводчатым высоким потолком искрились кристаллы освещения, а за витражными окнами сгустилась тьма.

- Ох, уже за полночь! Если предсказаний не будет, я тогда побегу? А то мама Ванечку никак уложить не может. Никак без мамы спать не ложится! – посетовала Аля и, получив утвердительный кивок от Пелагеи Джоновны, тут же растворилась в сумрачном коридоре.

- Десять предсказаний! И все точные! – восхитилась Анабель. – Гея, мы ведь и не надеялись на подобный результат!

- Ярушка, ты просто умница! – похвалила ее жена легара. – Очень устала?

- В голове словно каша из событий, - призналась девушка. – Я сейчас мало отличаю реальность от увиденного в грезах, а так в целом ничего.

Она попыталась улыбнуться, но даже губам разъезжаться было лень. Пелагея Джоновна ласково обняла ее и бережно заправила за ухо, упавшую на глаза, прядку волос.

- Сама дойдешь до выхода? Я предупрежу Аргола и Дарина, чтобы тебя встретили, а андроиды проводят.

- Дойду, - ответила ей Яра и направилась за роботом.

Даже ноги переставлялись с трудом, словно она пробиралась через густой кисель. Но она упорно, шаг за шагом, шла к цели, ведь в конце пути ее будет ждать Аргол. Как же хочется уткнуть в широкую грудь, прижаться и забыть все эпизоды чужих судеб! Где-то на задворках сознания всплывала какая-то размытая, несформировавшаяся мысль. От этого возникало ощущение, что Саяра о чем-то забыла. О чем-то очень важном и серьезном, но думать, а тем более вспоминать не хотелось. Совсем. Нисколечко. Завтра. Все завтра! А сегодня – надежные объятья, любимый запах и сон!

Коридор закончился внезапно. Андроид открыл перед ней двери, и девушка шагнула в непроглядную тьму, вдыхая полной грудью чуть сладковатый ночной воздух. Не успели за ее спиной замкнуться створки, как голова шаманки закружилась. Она оступилась и обо что-то запнулась. Уже падая и теряя сознание, Саяра увидела, что прямо на крыльце лежит один из эленмарцев, входящих в ее охрану. «Аргол! Где же ты, Аргол!» - посетила почти бессвязная мысль, и чьи-то руки подхватили ее и куда-то понесли. Шаманке было все равно, сознание отключилось, и больше девушка ничего не чувствовала.


***

- Ну, что, невеста пришла в себя? – услышала она чей-то незнакомый голос.

- Почти, шеф! – пробасил второй голос. – Еще пару минут.

- Шевели плавниками, Квин. Мы вырубили не всех, двое успели нас заприметить. Не забывай: я вне закона! Повяжут меня, ты пойдешь как соучастник. Единственный выход это брак с девчонкой, оформленный по всем правилам Коалиции. Верят они в какую-то сверхъестественную чушь! Шевелись! Надо ей еще вколоть вот это!

- Что это? – спросил басистый.

- С этим коктейлем она совсем согласится, и не один бог этого не заметит! – хохотнул первый голос.

- С богами шутить нельзя… - прошептал его собеседник.

- А кто сейчас шутит? Я серьезен как никогда!

- Кажется, девочка приходит в себя, Ансель!

- Вот и чудесно! Коли ее и тащи за мной к арке! Чувствую, за нами хвост.

- Шеф, может не надо? Мы еще успеем сделать ноги… - робко попытался возразить бас.

- Хочешь, чтобы мои ребята вернули твою сестру по частям? Коли! – приказал первый голос, и Саяра почувствовала укол в шею.

Сознание не померкло вновь, но ей вдруг стало абсолютно все равно, что происходит вокруг. Девушка открыла глаза и встретилась с пристальным взглядом серебристых глаз высокого, элегантно одетого мужчины. Его, пожалуй, можно было бы зазвать даже красивым, если бы не неприятная, кривая ухмылка.

- Нравлюсь? – спросил незнакомец. Саяра промолчала. – Впрочем, мне все равно, какие чувства ты ко мне испытываешь. Сейчас мы пройдем обряд единения в Храме Равновесия и никто в Коалиции не сможет его оспорить! А вот потто-о-ом… Все начнется потом, девочка моя! Справедливость восторжествует. Сначала я хотел лишь твое наследство, собираясь пустить тебя в расход, но теперь нет. Ты слишком ценная малышка. Твой дар поможет мне обогатиться еще больше. Ты ведь поможешь любимому супругу, не так ли, дорогая?

- Да-а… - хрипло выдохнула Саяра. Отчего-то ей казалось правильным связать свою жизнь с этим в целом неприятным мужчиной. Пусть делает, что хочет, но только потом оставит ее в покое.

- Поставь ее! – приказал жених. – Я сам провожу свою невесту к арке!

Саяру тут же поставили на каменный пол, и элегантный тип тут же поддержал ее, ощутимо болезненно вцепившись в ее локоть. Девушка поморщилась и огляделась. Она узнала этот зал древнего храма, шаманка видела его в одном из своих видений. Только в каком? В каком же? В очень радостном, нужном и важном. Теплом таком… Ну почему в голове творится такой бедлам?

Новоиспеченный жених уже тащил ее по каменным ступеням вниз, где стояла ничем неприметная деревянная арка. Кажется, в видении ее украшали цветы, а еще она сияла, заливая все вокруг волшебным розовым светом. Саяра шагала по инерции, силясь вспомнить то, что неизбежно ускользало от нее, но было чрезвычайно важным.

- Постойте! – попыталась она достучаться до тащившего ее типа. – Да постойте же! Мне нужно вспомнить…

- Потом вспомнишь, бесценная моя женушка! – пресек ее просьбы жених и потащил ее вдвое быстрее, бормоча под нос: - А я, дурак, гонялся за одной шахтой фейлона. Ты мне нагадаешь тысячу таких залежей, и я стану таким могущественным, что вся Коалиция прогнется под меня! Настоящее сокровище не фейлон, нет! Настоящее сокровище – это ты! Ты – моя курица, несущая золотые яйца, дорогая!

Неприятный хриплый смех жениха отразился эхом от каменного потолка храма, заставив Саяру поежиться. Почему она идет за ним, если мужчина ей абсолютно неприятен? И что она вообще здесь делает? Вопросы девушка себе задавала, но ответов на них почему-то не находила. Поэтому приходилось послушно переставлять ноги.

Достигнув круглой площадки, на которой стояла арка, мужчина вдруг остановился и посмотрел на Саяру.

- Знаешь, я даже уже не злюсь на твою шуструю родственницу, которая увела из под носа у моего предка патент на использование фейлона. Я ей благодарен! Ведь если бы не было ее, то не было бы и тебя в моей жизни. А это весьма прискорбное упущение! Идем!

До арки оставалось три ступени и несколько шагов. Смысл слов жениха никак не мог дойти до девушки. О чем он говорит? Какой фейлон? Какие предки и шахты?

Шаг. Еще шаг. Вот сейчас… Сейчас должно разлиться розовое сияние. С какой-то детской восторженностью Саяра ждала чуда, а оно все не наступало и не наступало.

Вдруг Храм Равновесия озарили тысячи свечей, вспыхнувших прямо в воздухе вокруг площадки. По бокам от арки материализовались огромный черный кот с мощными крыльями, сложенными за спиной, и белоснежная коза с золотыми рогами и копытами. Их шаманка уже видела в том важном видении, которое пыталась тщетно вспомнить.

- Приветствую в Храме Равновесия два любящих сердца, две судьбы, готовые слиться в одну и продолжить путь вместе! – раздался высокий женский голос, нежный, как переливы колокольчика. Казалось, он звучал отовсюду, торжественно и величественно. – Честны ли ваши намеренья?

Неприятный тип толкнул Саяру в бок.

- Да-а… - почти прошептала девушка.

Жених заозирался, но ничего существенного вокруг не произошло, и тогда он гордо выпалил:

- Да!

Одно короткое слово, произнесенное Анселем, и в зал ворвался ветер. Он подхватил и закружил, висевшие в воздухе свечи, образуя огненный смерч.

- Лжеш-ш-ш-ш-ш-шь! – зло зашипел голос, вмиг изменившись до неузнаваемости.

- Я собираюсь взять эту девушку в жены! – прищурился тип, больно сдавив локоть Саяры. – В этом нет лжи!

- В этом нет, - согласился голос. – Но твое черствое сердце не способно любить. Все, к чему ты прикасаешься, гибнет. Ты затуманил разум невинному созданию! Ты преследуешь лишь корыстные цели! Ты осмелился лгать мне – Великой Богине Мироздания!

- Докажи! – нагло заявил жених.

Саяра нахмурилась. Где-то она уже слышала такое слово, с точно такой же интонацией, и, причем, совершенно недавно.

- Ты, жалкая ошибка природы, просишь МЕНЯ предъявить тебе доказательства? – звонкий смех, отражаясь от стен, заполнил зал. Огромный кот зашипел, а коза ударила копытом о каменный пол, высекая искры. – Насмешил…

Посреди площадки возникла прекрасная женщина. Она улыбалась трогательно и нежно, но от ее взгляда, кровь застывала в венах.

- Что ж, будь по-твоему, человек! Попробуй пройти арку Истины и достигни символа Равновесия! Я не стану тебе мешать! – изрекла богиня.

- Вот это другой разговор! – обрадовался жених и потянул покорную невесту к арке.

- Стойте! – на верхних ярусах появились два высоких эленмарца и стали быстро спускаться к площадке.

«Какие же они оба красивые. Совершенные. Родные. Особенно тот, что моложе.» - подумала девушка и поморщилась, потому что пальцы Анселя вновь сдавили ее руку.5d4aa3

- О, Великая Богиня, не допусти несправедливости! – обратился к женщине старший из мужчин.

А младший… Он… Он… Шаманка его знала! Знала, потому что в нем было все, что являлось для нее самым важным: судьба, любовь, жизнь!

- Яра! – крикнул он.

- Аргол… - прошептала девушка. – АРГОЛ! – закричала она, отпихивая жениха в самый центр арки. Шаманка все вспомнила. Все!

Оказавшись на свободе, она бросилась в надежные, крепкие объятья любимого. Эленмарец подхватил ее на руки и прижал к самому сердцу.

- Только отвернулся, а ты уже замуж за другого собралась, - укоризненно прошептал он, лаская девушку бирюзовым взглядом. – Я тебя никому не отдам!

- Не отдавай… - успела прошептать Саяра прежде, чем их губы слились.

Но поцелуй не продлился долго. Его прервал душераздирающий крик, заставивший влюбленных обернуться.

- Духи предков! – ошеломленно выдохнула Саяра.

- Не самый приятный конец, - сказал подошедший к ним Дарин.

Прямо в арке горел Ансель Бережной. Неестественно кислотно-зеленое пламя не сжигало, а расщепляло его тело на молекулы, растворяя в воздухе. Несколько мгновений и пространство арки опустело. На площадке осталась лишь одна задумчивая богиня в окружении своих верных стражей.

- Он сам хотел, чтобы я доказала его ложь, - философски заметила она, пожав плечами. – Когда Саяра его оттолкнула, он потерял равновесие. Я же лишь немного скорректировала направление его падения, а дальше правда сама выплыла наружу. Ну, да ладно! Хорошо то, что хорошо кончается. А вы двое, чтобы непременно ко мне пришли! И чем раньше, тем лучше. Ясно вам?

- Да, Великая Богиня! – почтительно склонил голову Аргол. – Придем в самое ближайшее время.

- То-то же! – улыбнулась женщина. – Ну, идите уже. Вас Белиготар по всему Эленмару разыскивает. А ты, - обратилась она к Дарину, - марш домой! Тебя беременная жена дома ждет, волнуется! А ей в ее состоянии, сам понимаешь…

- Как беременная? – ахнул Дарин. – Моя Алька? Опять?

Ответа он не ждал, а, развернувшись, побежал к выходу.

- У Бережного сообщник был, - сказала Саяра, медленно поднимаясь по ступеням. Аргол крепко держал ее за руку.

- Был, - не стал спорить он. – Видимо, хотел удрать под шумок, но не успел. Лежит связанный во флайкаре Дарина.

- Знаешь, Ансель мне что-то вколол, и я почти ничего не помнила, хотя пыталась, а тебя увидела и… - девушка замолчала и остановилась. Они как раз дошли до самой верхней площадки Храма.

- И? Вспомнила? – спросил Аргол, вставая напротив нее.

- Вспомнила, потому что забыть то, что важнее всего на свете невозможно, а для меня это ты! – и Саяра улыбнулась, робко и открыто.

- А для меня – ты, - серьезно ответил мужчина. – Пойдем, кормить тебя буду, мой ходячий магнит для неприятностей.

Они вышли на площадь перед храмом и тут же послышался сигнал комма.

- Сорг, - сообщил ей Аргол и улыбнулся. – Слушаю вас, легар. Да, Саяра со мной. Да, с ней все в порядке. Мы у Храма Равновесия. Да, транспорт не помешает…

Дальше Саяра не вслушивалась. Она подставила лицо ночному ветру и вдохнула полной грудью. Девушка была уверена, что все неприятности остались позади, а впереди ее ждет простое житейское счастье. Где-то высоко-высоко раскинулось огромное звездное небо. Казалось, сама Вселенная лукаво подмигивает ей бесконечным количеством своих глаз и радуется за простую шаманку с захудалой планетки Шатри-7. Она зябко поежилась, Аргол подошел со спины и обнял ее, согревая своим теплом. Эленмар принял ее, признал и подарил любовь.

- Я дома! – прошептала Саяра.

- Пока нет, родная, но через десять минут обязательно будешь! – ответил ей самый дорогой для нее человек, и она, конечно же, поверила.

ЭПИЛОГ

Не часто случалось так, чтобы в огромном зале Храма Равновесия яблоку негде было упасть. Казалось, сегодня здесь собралась вся планета. И не только. Даже высокие чины Коалиции почтили церемонию своим присутствием. Сам канцлер восседал в первых рядах в окружении Соргов. Не зря же считали, что Сорги – потомки императоров древности. Они и по сей день занимали ключевые позиции в экономике и политике не только Эленмара, но и всей Коалиции. По крайней мере, сам канцлер не мог обходиться без помощи и поддержки этого рода.

- Ох, ну чаво уш тянуть та? – всплеснула руками староста всея Руси. Она повернулась к сидящей рядом красивой женщине с косой, в которой вряд ли кто-то бы узнал грозную богиню. – Кора, голуба мая нинаглядныя, не пора ля цир… монию… тваю завадить?

- Пора, Дормидонтовна, пора! – улыбнулась ей богиня.

Вообще, к бабе Симе властительница Эленмара питала особую привязанность, уважала и почитала ее как равную и, собственно, никогда не отказывала. Рядом со старостой сидел бравый дед Володя и трогательно и нежно держал старушку за руку. На свадьбу пришли все бывшее население Шатри-7. Они уже не кряхтели, не волочили ноги, а вполне достойно доживали свой век, радуясь за общую внучку.

- Что-то душновато здесь сегодня, - тихо сказала Алька, наклонившись к мужу.

- Хочешь, выйдем на воздух? – обеспокоенно предложил Дарин, покосившись на еще совсем плоский живот супруги.

- Не-ет! – замотала головой она. – Я эту церемонию ни за что не пропущу!

Рядом укачивала свои два конверта чета Беллим.

- Финн, тише, кажется, начинается! – прервала мужа Фархунда.

Даже дети притихли, когда зазвучала прекрасная торжественная музыка. Богиня, совсем недавно восседавшая рядом с бабой Симой, возникла в центре площадки с украшенной пышными цветами аркой.

- Приветствую два любящих сердца, две судьбы, решившие слиться воедино! – торжественно произнесла Кора, встречая прекрасную пару.

Саяра в изумительном бледно-розовом платье смотрелась восхитительно, а Аргол в белом костюме напоминал принца, сошедшего со страниц старинных земных сказок. Они, держась за руки, шагнули к богине, и весь зал затопил ослепительный, яркий розовый свет. Он не померк даже тогда, когда пара растворилась в арке. А когда молодые вновь появились, все гости вскочили со своих мест, приветствуя новую эленмарскую семью. Шаманка счастливо улыбалась и махала рукой всем многочисленным друзьям и знакомым, многим из которых уже успела помочь. У девушки давно не осталось сомнений, что очень скоро на Эленмаре не останется «проклятых». Эксперимент Соргов увенчался успехом и шел к завершению семимильными шагами. Даже в этом зале собралось немало истинных пар, соединенных шаманским даром.

- Если ты думаешь, что я и этих няньчить буду, то глубоко заблуждаешься! – промурлыкал Сумрак, стоя рядом с богиней. – Это не Сорги, а Элвэ!

- Совсем не важно, какую фамилию носит Саяра. В ней моя искра, а значит, помочь молодой матери с малышами, твой долг, - возразила кошаку величественная женщина.

- У нее в животе трое – целый выводок! – обиженно зашипел Сумрак.

- Тебе не привыкать. Сейчас весь Эленмар плодится и размножается, - ответила Кора, не удостоив его даже взглядом.

- Эта малышня все усы выдергала! – предпринял кот последнюю отчаянную попытку надавить на жалость, но богиня больше ему не ответила, наблюдая за страстным поцелуем молодых.

- Бе-е-е-едненький! – проблеяла коза Машка. – Не-е-е грусти! Помогу, между теологическими симпозиумами. У ме-е-е-еня мно-о-ого свободного време-е-ени!

- Маха, ты – человек! – ответил ей Сумрак и улыбнулся, оскалив внушительные клыки так, что на первых рядах особо нежные дамы ахнули.

***

Два бестелесных духа притаились где-то под потолком Храма Равновесия и тихо радовались за свою родственницу.

- Трое? – ахнула матушка Саяры. – Ты же показала ей только одну – Айту!

- Эх, как жаль, что на небесах нельзя выкурить трубочку! Мне бы разок затянуться! – вздохнула тень старой лисицы Айты. – Шаманке не дано знать своего будущего. Будет у нее Айта, дочка, будет! Но никто не обещал, что она родится в числе первых!

И тень хрипло рассмеялась.

Конец.


home | my bookshelf | | Шаманка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу