Book: Враг не пройдет!



Враг не пройдет!

Попов Игорь Михайлович

«ВРАГ НЕ ПРОЙДЕТ!»

Радио Кубы, Никарагуа, Сальвадора в борьбе против контрреволюции и империализма

(Империализм: события, факты, документы)

От автора

«Эта проклятая радиостанция находится где-то здесь. — Офицер нервно ткнул пальцем в точку на карте. — Заткните им глотки! Бомбите, пока эфир не будет чистым. Приказ самого Батисты. Выполнять немедленно!»

Тяжелые, надсадно ревущие бомбардировщики утюжили огненной бомбовой лавиной горы Сьерра- Маэстра. Вздрагивала от взрывов многострадальная земля острова в Карибском море. Сквозь грохот разрывающихся бомб в шлемофоны летчиков врывался взволнованный, но уверенный голос: «Говорит «Радио ребелде». Мы продолжаем свои передачи…» Им, летчикам, обученным американскими инструкторами, никак не удавалось «очистить» эфир, заглушить голос правды, свободы и справедливости. Опять они возвращались на базу ни с чем.

«Не слушайте их, они врут. Передачи ведутся с советской подводной лодки. Все повстанцы давно уничтожены, а Фидель Кастро убит», — надрывалась реакционная пресса. Ей вторило продажное правительственное радиовещание. Бросить все на борьбу с ненавистной радиостанцией «барбудос»1 — таков был приказ диктатора.

Точно так же бесновались много лет спустя подручные другого диктатора, столь же ненавистного своему народу. Этого звали Анастасио Сомоса. Сейчас он тоже на свалке истории. А тогда еще был полон сил и садистской энергии в борьбе с революционерами, в борьбе со своим народом и его голосом — радиостанцией «Радио Сандино».

Третий, при рождении названный словно в насмешку Наполеоном, — сальвадорский правитель Дуарте — еще держится у власти при помощи своих покровителей из ЦРУ и их шефов из Белого дома. Они любят помогать: дернул за ниточку — и фигурка исполнит любую твою прихоть. Только вот эти нитки стали часто обрываться, а марионетки — слишком быстро ломать себе шеи.

Трагические события в Чили, где с 1973 года держался у власти главарь фашистской хунты А. Пиночет, — результат помощи и поддержки, оказываемых империализмом силам контрреволюции. Стремясь любой ценой задержать развитие революционных процессов в странах Латинской Америки, заставить народ отказаться от борьбы за радикальные социальные преобразования, внушить чувство фатальной обреченности такой борьбы, силы агрессии не останавливаются перед военными провокациями и расправой над патриотами.

В Никарагуа засылаются наемники, банды контрас, империалистическая пропаганда открыто призывает к выступлению правых против законного правительства страны, не прекращаются провокационные вылазки в приграничных районах, разведывательные полеты самолетов-шпионов.

Географическая близость к Соединенным Штатам, но еще более — экономическая кабала открыли дорогу монополиям, создали условия для превращения латиноамериканских стран в полигон, а затем и театр военных действий. Здесь отрабатывались формы и методы идеологических диверсий, операции «психологической войны», проводились эксперименты с приемами подавления освободительного движения.

Но ни на один день не утихает борьба на континенте, непрерывно ширится за счет включения в нее новых социальных и политических сил. Прогрессивная общественность — от коммунистов до патриотически настроенных военных и католиков — принимает участие в движении, направленном против господства империализма, буржуазно-помещичьей олигархии, политической реакции.

Не желая потерять политический и экономический контроль в регионе, Соединенные Штаты не оставляют попыток внести раскол в ряды освободительного движения, воспрепятствовать сближению различных политических сил и течений, стоящих на антиимпериалистических позициях. Для этого они используют, порой небезуспешно, просчеты и ошибки в политике левых сил, деятельность ультралевых с их лозунгами мелкобуржузной революционности. Разжигая самую разнузданную антикоммунистическую кампанию, силы реакции стремятся дискредитировать идеи социализма, доказать невозможность их применения в условиях Латинской Америки. Зато все более отчетливо на первый план выступают утверждения о «неокапиталистических» путях развития, способных якобы обеспечить условия для интеграции трудящихся масс в существующую систему. Крупная монополистическая буржуазия, сращиваясь с государственным аппаратом, использует государство, чтобы сбить накал освободительного движения, предотвратить революционный выход из кризиса, ищет поддержку политики «неокапитализма» со стороны ведущих империалистических держав.

Проблема выбора путей дальнейшего развития латиноамериканских стран становится все более острой, а конфронтация различных альтернатив общественного развития выдвигается в центр борьбы. И это закономерно.

Победа Кубинской революции стала одним из крупнейших завоеваний социализма на современном этапе и оказала огромное влияние на политическую обстановку в Латинской Америке. Не власть монополий США, которые вместе с ЦРУ ведут борьбу против суверенных государств, не фашистский путч в Чили, а революции на Кубе и в Никарагуа, ставшие переломным моментом в истории Латинской Америки, определяют сегодня тенденции развития континента.

Народ революционной социалистической Кубы одерживает все более впечатляющие победы в построении нового, свободного от всех форм эксплуатации общества. Глубокие социальные изменения произошли в Никарагуа, развиваются демократические процессы в Аргентине, Панаме, Эквадоре, Бразилии, других странах.

Латиноамериканский пролетариат (в его рядах насчитывается ныне свыше сорока миллионов человек, что составляет примерно десятую часть всего пролетариата капиталистических стран) становится все более весомой силой в освободительных процессах, сплачивая в борьбе другие слои населения.

Политизация средних слоев населения при всей двойственности этого процесса, безусловно, расширяет фронт борьбы за социальный прогресс. Однако консолидации демократических сил мешают сектантские, ультралевые настроения, характерные для мелкой буржуазии. Нетерпение радикально настроенных левых нередко провоцирует фашистские методы подавления патриотических сил. Подобная противоречивая ситуация требует особой тактики, гибкой политики в отношении средних слоев, поскольку спекуляция на ошибках и просчетах революционеров является основой пропагандистского арсенала реакции, направленного против стран Центральной Америки — Кубы, Никарагуа, Сальвадора.

Мыслящие реалистически государственные и политические деятели, прогрессивно настроенные социальные группы, порой принадлежащие к различным политическим течениям, все более осознают, что для успешного решения социально-экономических проблем, ослабления зависимости от империализма необходимы совместные действия всех латиноамериканских стран, укрепление сотрудничества с социалистическими странами, с развивающимися государствами Азии и Африки. Совместные действия, усиление интеграции между странами континента нашли выражение в создании латиноамериканской экономической системы (общерегиональной организации с участием Кубы) и ряда других региональных объединений. Координация действий в самых различных областях оказывает значительное влияние на межамериканские отношения, на рост авторитета латиноамериканских стран в движении неприсоединения, на их роль в международной жизни.

Объединяющим началом является и усиление антиимпериалистической борьбы за возвращение национальных богатств, утверждение суверенных прав государств Латинской Америки над природными ресурсами. Совместными действиями сопровождается и борьба против кабальных выплат процентов по займу, в ряде стран региона проводится национализация иностранных фирм и предприятий или законодательное ограничение деятельности иностранных монополий в ведущих отраслях экономики.

Противоречия между латиноамериканскими странами и североамериканскими монополиями в экономической области усиливают конфронтацию в политических отношениях. Так, по требованию большинства латиноамериканских стран — членов Организации американских государств (ОАГ) были отменены санкции против социалистической Кубы, являющейся ныне участницей ряда региональных объединений.

Для многих стран континента характерно стремление проводить самостоятельный внешнеполитический курс, строить внешнюю политику на основе принципов мирного сосуществования, невмешательства во внутренние дела. Эти принципы являются основополагающими для большинства стран Латинской Америки в их отношениях с СССР и другими странами социалистического содружества. Борьба за разрядку международной напряженности, нераспространение ядерного оружия, за всеобщее и полное разоружение нашла выражение в установлении режима безъядерной зоны на континенте. По инициативе Мексики латиноамериканскими странами был подписан Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке. По вопросам поддержания международного мира и безопасности, борьбы против неоколониализма и расизма позиция многих латиноамериканских стран близка или совпадает с позицией стран социалистического содружества.

Проблемы и надежды народов, населяющих Латиноамериканский континент, их богатое событиями прошлое, настоящее и будущее в концентрированном виде нашли отражение в странах Центральной Америки, в их истории и современности. Находясь на переднем крае революционной борьбы, эти страны первыми стали объектом притязаний далеких и близких соседей и первыми в Западном полушарии решились противостоять экспансии империализма.

И дело не в том, что Христофор Колумб впервые ступил на землю Нового Света, высадившись на крохотный центральноамериканский островок Кайо Саман, а в том, что именно здесь полная драматизма борьба за свободу, за подлинную независимость достигла кульминации. Завоевав независимость от испанской короны в первой четверти XIX века, народы Центральной Америки вновь оказались под иностранным господством. На сей раз в роли вершителя судеб небольших государств выступил империализм США, опутавший их неравноправными, кабальными соглашениями и договорами, насадивший здесь послушных реакционных правителей. Центральная Америка превратилась в район практически безраздельного господства США.

Но вместе с победой Кубинской революции, победой Сандинистской народной революции в Никарагуа, революционной борьбой в Сальвадоре, активизацией борьбы гватемальского народа были подорваны вековые основы угнетения и эксплуатации. Ветер перемен коснулся всех сторон жизни, и прежде всего демократизации общества. Речь идет не о восстановлении ликвидированных диктаторскими режимами демократических свобод или же их защите от посягательств реакции. Борьба за демократию неразрывно связана с борьбой за глубокие социально-политические преобразования, за обновление демократических институтов, за создание нового общества, в котором народные массы были бы полными и подлинными хозяевами жизни.

В условиях происшедших в мире огромных изменений, вызванных стремлением к социальному прогрессу стран социалистического содружества, развитием международного рабочего движения, национально-освободительного движения, антиимпериалистическая борьба и борьба за демократизацию общественной системы в Латинской Америке активизируется и находит всестороннюю поддержку.

Подлинная демократия, существующая в настоящее время на Кубе, в Никарагуа, ничего общего не имеет с той «социальной демократией всеобщего участия», о которой разглагольствуют империалистические средства массовой информации. «Голос Америки», «Радио Марти» и радиопауки помельче, опутавшие ядовитой сетью страны и континенты, толкуют об отсутствии «представительной демократии» на Кубе и в Никарагуа, называют политический строй этих стран «тоталитарным», «диктаторским». Они пекутся о нарушении прав человека в свободных странах, сбросивших ярмо капитализма. Но истина в том, что сами кубинцы и никарагуанцы полны энтузиазма, строя новое общество, горят желанием принести как можно больше пользы своей родине. Они заражают верой в справедливость революции, убежденностью в победе, в достижении высоких целей борьбы. Они с жадностью впитывают революционный опыт социалистических стран, опыт борьбы за подлинно демократические преобразования. Они знают, что противник готов использовать любой, пусть даже случайный промах. Но революционеры не боятся собственных ошибок. Они знают, что первыми прокладывают путь, ведущий к свободе, и здесь случается ошибаться.

Министр культуры Кубы Армандо Харт Давалос в одном из интервью на вопрос: «Исключаете ли вы возможность того, что совершались ошибки в ходе осуществления революционной политики?» — ответил: «Как я могу это исключить? Нет ни одного государственного деятеля, который не допускал бы ошибок, нет ни одного человека вообще, который не ошибался бы. Однако следует видеть различия между… идеалами человека и ошибками, которые в ходе реализации идей совершают люди. Полагаю, это один из основных вопросов, над которым революционное движение должно поразмыслить. Значимость идей невозможно оценивать, исходя из ошибок, допущенных при претворении этих идей в жизнь. Социализм как система еще очень молод. Он насчитывает всего лишь несколько десятилетий. И в этот период нужно было экспериментировать, нащупывать, искать пути…

В первые же годы после революции была окончательно ликвидирована неграмотность. Если хорошо подумать, не сенсация ли это? Или транснациональные информационные агентства и их подголоски, любители сенсаций, предпочитают не замечать такие сенсационные факты?.. Разве не является «возмутителем спокойствия» сама наша революция?»2

Буржуазная пропаганда, обвиняя кубинцев в «попрании прав человека», никарагуанцев — в «терроризме против собственного народа», сальвадорских революционеров — в жестокости, действует по принципу: если хочешь как следует насолить и навредить противнику, обвиняй его в том пороке, который чувствуешь за собой. А за собой они не могут не чувствовать пороков — зла, насилия, жестокости. Они — это американский империализм и его приспешники…

«Обычно все происходит по сценарию, разработанному «советниками» из США: каратели окружают несколько поселков в тех районах Сальвадора, где активно действуют партизаны из отрядов Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти. Затем появляются военные самолеты американского производства, ветхие домики превращаются в боевые цели, и на головы крестьян обрушиваются бомбы и ракеты. Людей, которые пытаются вырваться из горящей деревни, встречают пулеметные очереди с самолетов…». Так радиостанция сальвадорских патриотов «Венсеремос» со слов очевидцев описывает кровавые операции, проводимые марионетками американских фарисеев, радеющих за права человека.

«…Однако самое страшное начинается после высадки десанта. В окна уцелевших домов летят осколочные гранаты. Всех заподозренных в связях с партизанами озверевшие каратели увозят в «неизвестном направлении», как это случилось, например, с двенадцатью жителями поселка Санта-Крус, в восточной части Сальвадора, в департаменте Чалатенанго. Солдатня из батальона «Кайагуанка» для устрашения местных жителей в течение недели запрещала хоронить тела убитых». Это сообщение революционной радиостанции датировано 12 февраля 1987 года.

Фабрикуя одну фальшивку за другой, политиканы всех мастей продолжают запугивать обывателей коммунистической угрозой. Так, средства массовой информации США объявили, что якобы в рядах сальвадорских повстанцев находятся военнослужащие из социалистических и ряда развивающихся стран. В ответ на это повстанческая радиостанция сальвадорских революционеров «Венсеремос» передала следующее сообщение: «В лагерях бойцов ФНО (Фронта национального освобождения. — И. П.) побывали журналисты французской газеты «Монд». Они заявили, что за пятнадцать дней, которые они провели, совершенно свободно перебираясь из одного лагеря в другой, не видели ни одного кубинца, ни одного никарагуанца, палестинца, русского или ангольца, не слышали ни малейшего упоминания о каком-либо присутствии иностранцев».

8 января 1987 года банды контрас, руками которых Вашингтон ведет необъявленную войну против Никарагуа, обзавелись новым «радиоголосом». Как сообщала газета «Вашингтон тайме», первый пробный выход в эфир радиостанции уже состоялся, а в недалеком будущем планируется организовать ежедневные двенадцатичасовые передачи. Уже разработан и рецепт их изготовления: грязная клевета на политику сандинистского правительства будет время от времени перемежаться «развлекательными» программами. Составляться они будут по образу и подобию уже действующей антикубинской радиостанции «Радио Марти», с помощью которой ведется разнузданная пропагандистская война против Кубы.



Точное расположение подрывного центра, снабженного пятидесятикиловаттным передатчиком, держится в секрете, хотя, как указывает та же «Вашингтон тайме», «ходят слухи о том, что он расположен где-то на территории Коста-Рики». Показательно, что контрреволюционная станция появилась в эфире вскоре после того, как конгресс США под усиленным нажимом администрации Рейгана одобрил запрос о выделении контрас военной и иной помощи в размере 100 миллионов долларов.

«Радиоголос» никарагуанских контрас сольется с целым хором других руководимых Вашингтоном «голосов», которые действуют в эфире на протяжении многих лет и во все более широких масштабах. В проекте федерального бюджета США на 1988 финансовый год говорится о том, что США «должны и в дальнейшем укреплять свои информационные программы». За этой обтекаемой формулировкой стоят новые ассигнования на деятельность «Голоса Америки», а также радиостанций, пригретых под крылом ЦРУ. На «модернизацию» этих центров «психологической войны» денег не жалеют. Если по бюджету на 1987 год расходы администрации США на «деятельность в области международной информации» составили 1,032 миллиарда долларов, то на 1988 финансовый год уже 1,114 миллиарда. Иными словами, пропагандистская агрессия США в эфире постоянно расширяется.

Революционное радиовещание ведет сражение в эфире, начав свою деятельность в глубоком подполье в период, когда власть диктаторов — ставленников США была, казалось, незыблемой и когда оно было призвано сыграть роль общенациональной политической газеты. В свое время В. И. Ленин писал в статье «С чего начать?»: «По нашему мнению, исходным пунктом деятельности, первым практическим шагом… должна быть постановка… политической газеты. Нам нужна прежде всего газета, — без нее невозможно то систематическое ведение принципиально выдержанной и всесторонней пропаганды и агитации, которое составляет постоянную и главную задачу социал-демократии вообще…»3.

Основываясь на традициях ленинской печати, революционное радиовещание творчески использует их с учетом исторического момента, новых задач, специфики радио. Особенности периода и своеобразие политических задач определяют характер деятельности радиовещания стран, встающих на борьбу за свободу и независимость, за прогрессивное преобразование общества.

А началось радиовещание Латинской Америки, как и везде в капиталистическом мире, с коммерческих радиостанций. В 1920 году в столице Аргентины Буэнос-Айресе появились первые передачи, но развитие радио на континенте было замедленным: в некоторые страны оно пришло только в конце 30-х годов. Массовое распространение радиовещания началось в годы второй мировой войны и достигло максимального пика в 50—60-е годы. Основная причина этого состояла в появлении новой аппаратуры (сравнительно дешевых транзисторных приемников и более мощных передатчиков) и резком росте числа радиостанций.

Хотя телевидение довольно широко распространилось в отдельных странах континента, оно не получило еще такой массовости, как радио. До сих пор большинство латиноамериканских стран не охвачено полностью телевизионным сигналом. Строительство ретрансляционных станций стоит дорого, а прямой прием изображения часто невозможен из-за гористого рельефа местности.

Главное средство массовой информации и пропаганды в Латинской Америке, радиовещание почти полностью находится в частных руках. Радиостанции группируются в крупные объединения — кадены (сети), состоящие из одного крупного передающего центра и нескольких различных по мощности и значению станций, расположенных по всей территории одной страны или нескольких государств. При этом единственная статья дохода этих компаний — коммерческая реклама. Большая часть эфирного времени таких станций куплена фирмами-спонсорами. Они комплектуют программы передач, анонсируя их от имени соответствующих компаний: бюллетень новостей по заказу фирмы «Кока-кола», литературная передача по заявке компании «Эссо», репортаж футбольного матча по заказу фирмы «Дженерал моторе».

Благодаря высокому уровню насыщенности радиоприемниками (на тысячу человек 200 приемников) радио в Латинской Америке стало главным источником информации, доступным самым широким слоям населения. В большинстве случаев оно и единственный источник развлечения и образования.

Деятельность революционных радиостанций резко отличается от вещания коммерческих, в том числе и от подпольных, «черных», ведущих подрывное вещание против других стран. Революционные радиостанции, начиная свою деятельность в нелегальных условиях, были прежде всего голосом народа, сражающегося за справедливое общественное устройство4. И если «черные» радиостанции, выполнив свою задачу, обычно ликвидировались, то революционные после победы прогрессивных сил становились голосом свободного государства, вели передачи от имени победившего народа. Официальное государственное вещание ведут некогда действовавшие в подполье радиостанции «Радио ребелде» (Куба) и «Радио Сандино» (Никарагуа). В нелегальных условиях работают революционные радиостанции Чили и Сальвадора.

Радио Кубы, Никарагуа и Сальвадора сыграло выдающуюся роль в революционной борьбе, в контрпропагандистской деятельности и продолжает противостоять идеологическим нападкам противника. Радио Сальвадора до сих пор на передних рубежах вооруженной революционной борьбы с диктатурой. А началось все в конце 50-х годов нашего столетия на Кубе…

Глава I

В условиях кровавого режима

Для 50-х годов характерно изменение ироничного определения «банановые республики» по отношению к Латинской Америке на грозное — «пылающий континент».

В 1952 году в результате государственного переворота к власти на Кубе пришел диктатор Фульхенсио Батиста. Диктатура восстановила политическую власть крупных землевладельцев, сахарных магнатов, компрадорской буржуазии, сняв ограничения, действовавшие после свержения режима Херардо Мачадо в 1933 году.

С приходом к власти Батисты идеологическое проникновение на остров американского империализма приняло беспрецедентные масштабы. Кубинское радио и телевидение практически полностью контролировались американскими радиотелевизионными компаниями. Крупнейшие газеты страны «Диарио де ла марина», «Информасьон», «Эль мундо», «Эксельсиор» были неприкрытым рупором США на Кубе. По выражению Фиделя Кастро Рус, страна стала «колонией американского империализма не только с точки зрения экономики, но и в области идеологии»1. Была ликвидирована демократическая пресса. Орган Народно-социалистической партии газета «Нотисьяс де ой» и другие прогрессивные печатные органы подверглись полицейскому разгрому.

Народно-социалистическая партия в условиях, когда все средства массовой информации — от радио и телевидения, газет и журналов до литературы и кино — оказались в руках диктатуры, что исключало легальные формы борьбы, вынуждена была уйти в подполье.

Контроль за деятельностью средств массовой информации и пропаганды был возложен Батистой на министерство информации, созданное чуть ли не в первый день переворота. Вновь испеченное министерство рьяно взялось за работу: оппозиционные диктатуре издания были закрыты, было совершено несколько покушений на жизнь прогрессивно настроенных журналистов. Налеты на редакции и типографии, аресты, избиения и применение других методов устрашения стали систематическими. Диктаторский режим «развязал самый жестокий и кровавый террор, какого не было еще в истории Кубы»2.

После переворота 1952 года в условиях кровавой диктатуры и ярого антикоммунизма мобилизация масс оказалась делом почти нереальным. Коммунисты были лишены объективной возможности возглавить массовые действия против режима. Буржуазные политические партии вместе с правительственным аппаратом создали вокруг прогрессивной Народно-социалистической партии обстановку политической изоляции.

Трудность влияния на широкие народные массы для НСП коренилась и в том, что накануне и в период второй мировой войны, когда Батиста с готовностью рядился в демократические одежды, НСП на определенных условиях сотрудничала с ним, добившись ряда завоеваний. Это обстоятельство использовалось буржуазными оппозиционными партиями для дискредитации Народно-социалистической партии.

Не имея практически поддержки, группа молодых революционеров-демократов предприняла попытку выступить против режима Батисты. 26 июля 1953 года отряд революционных демократов во главе с Фиделем Кастро и Абелем Сантамария пытался штурмом захватить военную казарму Монкада в Сантьяго-де-Куба и казарму в городе Баямо. Штурм окончился неудачей, многие повстанцы были убиты. Фидель Кастро и другие руководители выступления были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Однако вооруженные действия участников штурма не пропали даром. Они показали, что в стране имеются силы, готовые начать решительную борьбу с антинародным правительством. Проведенная акция способствовала назреванию революционной ситуации. В революционной теории не исключен случай, когда «революция может быть начата и весьма малой партией и доведена до победного конца»3.

Во время суда над восставшими Фидель Кастро Рус выступил с речью, которую ему удалось нелегально передать на свободу в виде записей, сделанных в тюремной камере. Эта речь, получившая название «История меня оправдает», стала программой действий для революционной организации «Движение 26 июля», возникшей на политической арене Кубы в 1955 году.

Яркое, пламенное выступление Фиделя Кастро сыграло большую роль в деле мобилизации народных масс на борьбу против диктатуры, приобрело значение лозунга народно-демократической, антиимпериалистической революции. Бросая вызов реакционному суду, руководитель повстанцев-патриотов заявил, что право на восстание против тирании было признано людьми различных верований и политических течений, начиная с глубокой древности и до настоящего времени.

В кампании за освобождение политических заключенных, развернувшейся в стране, активную роль играли НСП, рассматривавшая борьбу за освобождение патриотов как важную составную часть борьбы за демократию, и Федерация университетских студентов. Напуганное размахом движения, диктаторское правительство решило пойти на некоторые уступки, с тем чтобы как-то разрядить обстановку. 12 мая 1955 года был издан декрет о всеобщей амнистии. 15 мая Фидель Кастро и его сподвижники были освобождены из тюрьмы на острове Пинос.

Тюрьма не сломила духа молодых революционеров. Время, проведенное в застенке, лишь еще больше укрепило их решимость избавить страну от марионеточной проамериканской клики.

Революционное «Движение 26 июля» вобрало помимо участников штурма Монкады представителей радикальных оппозиционных организаций: членов Партии кубинского народа («ортодоксы»), Революционного националистического движения, Освободительного действия, Национального революционного движения. «Движение 26 июля», указывалось в заявлениях руководителей организации, «не является политической партией, его ряды открыты для всех кубинцев, которые искренне желают восстановить на Кубе политическую демократию и ввести социальную справедливость»4.

Повстанческий отряд, сформированный в Мексике, готовился к новому выступлению. В нем заметной фигурой был аргентинец Эрнесто Гевара де ла Серна, известный в международном революционном движении под именем Эрнесто Че Гевара.

Высадка со шхуны «Гранма» восьмидесяти двух революционеров во главе с Фиделем Кастро 2 декабря 1956 года на побережье Кубы положила начало партизанской революционной борьбе на острове. К этому времени в стране налицо были явные признаки революционного подъема. Характеризуя этот период, Рауль Кастро отмечал: «Теперь условия

более созрели, чем при штурме Монкады».

Фидель Кастро и его сподвижники учли сложившуюся обстановку, увлекли за собой народные массы. «Говорить о борьбе — значит говорить о народе»6,— в этих словах Ф. Кастро ключ к пониманию подлинно массового характера революционного движения на Кубе и тех целей, которые оно ставило перед собой. О народной поддержке революции свидетельствует тот факт, что разгромленные в результате предательства при высадке с «Гранмы» повстанцы, прорвавшись сквозь заслоны батистовских войск в горы Сьерра-Маэстра, вновь объединились и повели новое наступление на диктатуру.

Повстанцев всячески поддерживали местные жители. Они делились с ними пищей, укрывали их, оказывали посильную медицинскую помощь раненым, предупреждали о наличии батистовских войск в том или ином селении.

«Теперь мы победим!» — вот первые слова, которые сказал Фидель Кастро, добравшись с группой измученных и израненных людей до хребтов Сьерра-Маэстра. «В Сьерра-Маэстра я могу бороться десять лет, — говорил Фидель, — но я уверен, что кубинский народ не будет десять лет терпеть тиранию». Слова эти оказались пророческими.

Уже через полтора месяца после высадки небольшой тогда отряд освободителей дал первое сражение. 17 января 1956 года партизаны атаковали казарму в Ла-Плате. Во время операции было взято пятнадцать пленных, много оружия, снаряжения и продовольствия. Отряд начал уверенно набирать силы. «Это нападение привлекло всеобщее внимание и показало, что Повстанческая армия существует и готова бороться. В нас укрепилась вера в возможность окончательной победы»7,— вспоминал затем Э. Че Гевара. Отряд установил связь с местными крестьянами и рабочими, наладил прерванные контакты с участниками «Движения 26 июля».

Батистовское правительство продолжало утверждать, что «мятежники» уничтожены и в горах Сьерра-Маэстра положение «нормальное». В этой ситуации было крайне важно правдиво и точно сообщать о том, что действительно происходит в рядах Повстанческой армии и на территории, контролируемой ею. «В июле 1957 года мы поняли необходимость иметь радиостанцию для Сьерра»8,— писал один из руководителей революционеров Педро Гельмес.

Неутомимый Эрнесто Че Гевара непосредственно занялся организацией дела информации, агитации и пропаганды в отрядах Повстанческой армии. «Пропаганда революционной идеи, — считал Че, — должна вестись с наиболее возможной глубиной. Это требует наличия необходимого оборудования и организации, которая его обслуживает»9.

Че Гевара выступал за немедленное создание радиостанции, которая помогла бы сделать более эффективной вооруженную революционную борьбу. Фидель Кастро вспоминает: «…справедливо отдать должное проницательности Че, который в те моменты, еще очень сложные, когда мы только-только утвердились на стабильной территории, начал работу по созданию этой станции»10.

В этот период революционное движение на Кубе было достаточно зрелым, организованным, чтобы обеспечить деятельность радиостанции, которая вела бы работу в общенациональном масштабе. Эрнесто Че Гевара писал: «Пропаганда, которая

являлась бы наиболее эффективной, которая, несмотря ни на что, чувствовала бы себя наиболее свободной в масштабах всей страны и обращалась непосредственно к разуму и чувствам народа, — это пропаганда посредством устного выступления по радио. Радио — это инструмент экстраординарной важности… Звучащее слово вдохновляет, воспламеняет и усиливает стремление к борьбе»11.

К моменту создания «Радио ребелде» (именно такое название, в переводе означающее «Радио восставших», получила революционная радиостанция) кубинскому радиовещанию шел тридцать шестой год. Первая радиостанция начала работать на Кубе 10 октября 1922 года. Попытки вести передачи предпринимались еще раньше, однако они носили неофициальный, частный характер.

Кубинское радиовещание возникло в период широкого проникновения в экономику страны североамериканского капитала, превратившего радио в мощное коммерческое предприятие. Статистические данные, опубликованные в газете «Диарио де ла марина» 1 января 1933 года, свидетельствуют о том, что Куба по количеству радиостанций в этот период занимала первое место в Латинской Америке и одно из первых мест в мире. (Согласно данным Международного телеграфного бюро в Берне у Кубы было 62 радиостанции, у Канады — 77, СССР — 68, Германии — 29, Франции — 28, Великобритании — 22, Японии — 17, Италии — 11)12.

Бурное развитие кубинского радиовещания во многом вызвано влиянием Соединенных Штатов, которые в то время намного опережали все остальные страны по числу радиостанций (625) 13 и считали остров «сферой своих жизненных интересов». Американизация кубинской культуры, насаждение нравов и образа жизни, характерных для США, демонстрация могущества северного соседа и преклонения перед ним развернулись широким фронтом именно через радиовещание, кинофильмы, музыку.



Программы, как правило, начинались в 6 часов утра и заканчивались в полночь14.

Решающим в развитии кубинского радиовещания стали 40-е годы. С 1940 по 1943 год в страну из США, Голландии, Великобритании, Японии и Германии было ввезено свыше ста тысяч радиоприемников15. Парадоксально, но факт: занимая одно из ведущих мест в мире по развитию радиовещания, Куба не имела ни одного предприятия, изготавливающего радиооборудование.

Крупные монополии, контролировавшие большую часть кубинских средств массовой информации, использовали их для рекламы производимых товаров. На радио наибольшее распространение получили романы и мелодрамы любовного содержания. Популярностью пользовались многосерийные передачи, такие, как «Леонардо Монкада», «Три Вильялобос», «Тамакун», шоу «Перри Комо», построенные по принципу североамериканских боевиков. Эти передачи (так же как и радиорассказы, героями которых были или детектив Чан Ли По, или Тарзан, или супермен) представляли собой типичные образчики буржуазной массовой культуры. Эфир был наполнен тенденциозными сообщениями, выгодными правящему режиму, детективными выпусками, новостями буржуазных информационных агентств, выпусками так называемой красной (уголовной) хроники. Под звуки популярной песни «Гуантанамера» передавались сообщения о кровавых преступлениях, грабежах, самоубийствах и т. п. Подробности преступлений в «красной хронике» смаковались, изображались как обыденные и в то же время интересные факты, утверждая культ грубой силы.

Таков был фон, на котором появился голос революционного радиовещания.


В эфире «Радио восставших»


Создание подпольной радиостанции столкнулось с проблемой обеспечения оборудованием. Эта миссия в Повстанческой армии была возложена на радиотехника Эдуардо Фернандеса. Идея изготовления самодельного передатчика была отброшена: ее осуществление требовало времени и профессионализма. Фернандесу и инженеру из Гаваны удалось приобрести все необходимое оборудование по частям. Техническое оснащение радиостанции состояло из коротковолнового передатчика марки «Коллинс» (средняя мощность 120–130 ватт), электрогенератора фирмы «Онан» в один киловатт и проигрывателя.

Для радиостанции предлагалось несколько названий, например такие, как «Голос Сьерра-Маэстры», «Голос 26 июля», «Голос Повстанческой армии». Как вспоминает один из создателей радиостанции, ее диктор Орестес Валера, во время обсуждения названий Э. Че Гевара сидел молча, затем обвел взглядом бойцов и выкрикнул: «Радио ребелде»! («Радио восставших»)16.

24 февраля 1958 года в эфире впервые прозвучали слова: «Говорит «Радио ребелде», голос Сьерра-Маэстра, обращенный ко всей Кубе, который вы можете слушать ежедневно в 17 и 21 час на волне 20 метров. Передачи ведутся из повстанческого лагеря на Восточных склонах Сьерры. Директор — капитан Луис Орландо Родригес».

Директор объявил о задачах и целях новой радиостанции: она должна была донести до слушателей голос правды и свободы, стать трибуной для тех, кто верит в светлое будущее кубинского народа и готов за него бороться.

Создатель радиостанции Эрнесто Гевара де ла Серна отмечал: «Когда стала работать наша радиостанция, о существовании Повстанческой армии и ее боевой решимости стало известно по всей стране. Наши связи с населением стали обширными и многосторонними; они простирались от Гаваны и Камагуэя на западе до Сантьяго-де-Куба на востоке. Мы располагали надежной сетью оповещения. Местные крестьяне предупреждали нас не только о приближении солдат противника, но и о появлении в горах любого постороннего человека, с тем чтобы повстанцы могли быстро выяснить, чем он занимается. Таким образом были обезврежены многие вражеские агенты и шпионы, проникавшие в расположение нашей армии для ведения разведки»17.

Радиостанция с первого же выхода в эфир заняла активную контрпропагандистскую позицию, разоблачая антинародную политику, правительства Батисты. Рассказывая о ходе восстания, радиостанция разъясняла широким слоям населения, дезинформированным властями, цели и задачи революционного «Движения 26 июля». Миссия «Радио ребелде» состояла в политическом просвещении народа, агитации масс, организации сопротивления режиму. Революционное радиовещание играло большую роль как средство идейного и организационного сплочения всех антидиктаторских группировок и партий, таких, как Партия кубинского народа, Федерация университетских студентов, Революционный директорат, Народно-социалистическая партия, Революционная кубинская партия и ряд других революционно-демократических партий. Борьба за единство всех революционных сил, особенно на первом этапе Кубинской революции, велась «Радио ребелде» последовательно и систематически.

Че Геварой была намечена программа деятельности радиостанции, характер ее передач: «Радио, естественно, должно руководствоваться основным принципом пропаганды для народа. Этим принципом является правда. Лучше сказать маленькую правду, лишенную внешних эффектов, чем большую ложь, прикрытую фальшивым блеском. Радио должно передавать в первую очередь последние новости о боях, любых стычках, убийствах, совершенных репрессивным режимом, ориентирующие указания и практические рекомендации гражданскому населению. Необходимо также организовывать выступления перед микрофоном руководителей революции»18.

Вот когда сыграла свою роль большая насыщенность страны радиоприемниками! Издание и, главное, распространение подпольных газет были связаны с опасностью. В то же время любой житель страны, имевший радиоприемник (а их имело 85,7 процента семей), мог слушать программы радиостанции «Радио ребелде». К тому же передачи радиостанции могли слушать неграмотные (до победы революции 900 тысяч кубинцев не умели читать и писать). Люди, обманутые батистовской пропагандой, получили возможность делать выбор, активно помогать партизанам, узнавая правду о целях и задачах революционной борьбы. «Радио ребелде» превращалась в мощное идеологическое оружие повстанцев. Выступая на митинге, посвященном годовщине создания «Радио ребелде», второй секретарь Компартии Кубы Рауль Кастро Рус сказал 24 февраля 1973 года: «Сначала маленькая и слабая, «7RR» («Радио ребелде». — И. П.) стала затем основным проводником революционных идей в стране… Она превратилась в могущественный инструмент генерального командования Повстанческой армии как в плане политико-идеологическом, так и в плане непосредственного участия в военных операциях».

«7RR» (закодированное название радиостанции) была на нелегальном положении, ее не раз пытались уничтожить. И все же именно она противостояла мощной сети радиостанций правительства Батисты. От нее исходили призывы к рабочим, студентам, крестьянам, служащим страны, приказы и распоряжения командования бойцам Повстанческой армии. В наиболее ответственные моменты радиостанция работала круглые сутки. Так было, например, во время всеобщей стачки 9 апреля 1958 года. Диктор Ольга Гевара вспоминает: «В день стачки «Радио ребелде» работала в течение суток. Мы втроем, расположившись на маленькой скамеечке перед одним микрофоном, говорили и говорили, сменяя друг друга. Это было очень трудно. Мы остались без голоса. Но передачи не прекращались…»19.

Базовым, основным принципом деятельности радиостанции было то, что «радиостанция никогда не передавала ложь, никогда не приукрашивала новости по своему желанию. Результаты каждой военной операции отражались с абсолютной достоверностью: точное число вражеских потерь, точное число наших потерь, захваченное оружие — калибр, марка, тип, количество захваченных боеприпасов и снаряжения»

Революционное «Движение 26 июля» считало своим долгом предавать гласности все преступления буржуазного режима. И «Радио ребелде» рассказывала о злодеяниях батистовских приспешников, разоблачала факты откровенной лжи буржуазных олигархических газет и журналов, а также официальных правительственных радиосообщений.

Радиопередачи революционного радио слушали, несмотря на то, что власти жестоко преследовали за это, военнослужащие и солдаты армии противника. Командование повстанцев придавало этому факту особое значение. Разоблачая заявления батистовской пропаганды о «непобедимости преторианской армии», измышления и клевету о вандализме партизан в обращении с военнопленными, «Радио ребелде» устами руководителей Повстанческой армии опровергала любые попытки навета на партизан. Подробнейшим образом рассказывалось о сражениях с войсками противника, по радио выступали сами солдаты.

«С момента высадки с «Гранмы» мы утвердили неизменную линию поведения в общении с противником, — говорил перед микрофоном «Радио ребелде» Фидель Кастро, — и линии этой следовали, как никогда в истории… С законной гордостью мы можем сказать, что ни единым бойцом Повстанческой армии не был нарушен закон обращения с пленными. Ни разу какой-либо пленный не был лишен жизни. Ни разу и ни один раненый не был оставлен без медицинской помощи. Более того, ни один пленный не был избит. Мы можем сказать даже больше — ни разу никто из пленных не был унижен или оскорблен»21.

Значение пропагандистской работы в войсках противника руководитель повстанцев оценивал очень высоко: «Я абсолютно уверен, что, если бы однажды вместо того, чтобы воевать, все революционеры и все солдаты собрались бы, чтобы поговорить друг с другом, тирания мгновенно бы пала»22.

О том, какой пропагандистской силой обладала деятельность «7RR», говорит такой факт: Батиста включил радиостанцию в список особо опасных для правительства «объектов мятежников», которые необходимо уничтожить в первую очередь.

К концу 1958 года свою станцию имела каждая колонна революционеров, вся территория Кубы была охвачена передачами революционного радиовещания. Ведущая роль в «кадене свободы» (так называли сеть революционных радиостанций) принадлежала «Радио ребелде», в нее помимо станций на территории Кубы входили и зарубежные радиостанции.

Передачи «Радио ребелде» были слышны в странах Латинской Америки. В Венесуэле, например, были две радиостанции, которые установили контакт со Сьеррой: «Индио асу ль» и «Дос индиос вердес». У сотрудников радиостанции «Индио асуль» впервые зародилась идея записывать на пленку передачи «Радио ребелде» и ретранслировать их для своей страны, других стран Латинской Америки. «Мы считали, что ретрансляция передач «7RR» была нашей прямой задачей, как, впрочем, и других прогрессивных радиостанций…» — вспоминает венесуэльский журналист Франсиско Пивидаль.

Программы «Радио ребелде» ретранслировали также многие коммерческие радиостанции континента: «Радио континенте» в Венесуэле, «Радио караколь» в Колумбии, «Радио ель мундо» в Аргентине и принадлежащие корпорации LPI радиостанции в Уругвае, Бразилии, Перу, Чили и Парагвае, радиостанция WKVM в Пуэрто-Рико, «Радио Америка» в Гондурасе.

Коммерческие радиостанции занимались ретрансляцией передач кубинских повстанцев, конечно, не из глубоких симпатий к освободительному движению в этой стране или с целью противодействия лживой пропаганде диктаторов. Дело в другом — события на Кубе были в центре всеобщего внимания, и коммерческим радиостанциям было выгодно ретранслировать передачи «Радио ребелде» потому, что это увеличивало число их слушателей.

Да, «Радио ребелде» передавала самую оперативную информацию, вела передачи непосредственно с места событий и говорила правду о диктатуре. В большинстве своем сотрудники «Радио ребелде» не были профессиональными журналистами, дикторами, артистами, хотя в передачах радиостанции принимали участие известная актриса радио и телевидения Виолетта Касаль и профессиональный диктор Гильермо Перес. Это были люди, о которых впоследствии Фидель Кастро говорил: «Мы часто с большим уважением вспоминаем о той роли, которую играла «Радио ребелде» и товарищи, работавшие на этой станции со дня ее основания и не покидавшие ее в самые тяжелые дни войны; они участвовали в сражениях, находились в рядах повстанцев в самые трудные дни вражеского наступления, чтобы иметь возможность информировать обо всем народ; они выходили в эфир под бешеным огнем вражеских орудий и выполняли свой долг патриотов и революционеров»23.

В первой передаче радиостанции, которая продолжалась всего 20 минут, было рассказано о боевых операциях, проведенных повстанцами, о засаде, умело организованной колонной под командованием Че Гевары, о героях сражения в Пино дель Агуа.

Вот некоторые фрагменты из этой передачи, явившейся во многом программной для радиостанции.

«Диктор: «Говорит «Радио ребелде». Голос Сьерра-Маэстра звучит сегодня в эфире, чтобы помочь правильной ориентации народа в этот решительный час, который переживает наша родина…

Каждое слово «Радио ребелде» является приглашением любому кубинцу, которому небезразличны прогресс и благосостояние своей родины, к открытой и беспощадной борьбе против тирании Батисты и ее защитников, против политиканов, которые своей миротворческой позицией проповедуют полумеры, против тех, наконец, кому выгодна эта преступная диктатура и кто сегодня бесстыдно пятнает чистые демократические принципы, всегда служившие развернутым знаменем, гражданской гордостью нашего мира.

Народ Кубы, объединяйся!

Мы в Сьерра-Маэстра противостоим главным силам наемной армии, располагающим всеми видами оружия и, несмотря на это, одерживаем одну победу за другой.

Народ! Ты, что стоишь за банковской конторкой или идешь за плугом, находишься за прилавком магазина или у заводского станка! Ты обладаешь такой силой, что мог бы парализовать всю страну… Твое главное оружие — всеобщая революционная забастовка. Помогай ее организации, участвуй в ней и поддерживай ее.

Объединившись, мы одержим победу и выполним и тем самым наш долг перед родиной…».

Радиостанция ясно и четко формулировала задачи революционной борьбы. «За что мы боремся»? — название передачи, вышедшей в эфир в конце первого года работы «Радио ребелде». Вот некоторые ее фрагменты:

«Борьба за свободу является целью, наиболее благородной из всех. Мы боремся за то, чтобы крестьяне имели землю и все необходимое для ее обработки. Мы боремся за то, чтобы каждый молодой человек, достигший возраста, когда может работать, имел место на фабрике или в мастерской, чтобы осуществить высшую человеческую миссию — трудиться. Мы боремся за то, чтобы каждый рабочий принимал участие в распределении тех богатств, которые он производит. Мы боремся за то, чтобы каждый человек с высшим образованием, вышедший из стен университета, имел место в обществе, и государство предоставило бы ему все необходимое, с тем чтобы его знания еще более расширялись в интересах служения своему народу. Мы боремся за то, чтобы каждая женщина пробуждалась к новой жизни, чтобы у ее детей было другое будущее, нежели быть убитыми прислужниками тирана, когда они достигнут совершеннолетия. Мы боремся за то, чтобы родина Марти и Масео не была страной дискриминации по расовому или социальному признакам. Мы считаем, что есть только одна высшая каста: те, кто трудится, чтобы оставить этот мир после себя лучше, чем когда он пришел в него.

Мы боремся за страну, которая была бы свободна не только политически, но и экономически…»25.

Подобные передачи показывают, какие ценности проповедовали «Движение 26 июля», Повстанческая армия, те силы, которые поднялись на борьбу с буржуазной диктатурой. В состав антидиктаторских сил входили представители практически всех слоев населения острова. И в передачах радиостанция патриотов призывала к сплочению как единственному условию, при котором возможна полная победа.

В информационных выпусках передавались последние новости о жизни в повстанческих лагерях, шедшие под рубрикой «Ультима ора» («В последний час»). Сотрудникам радиостанции удавалось в большинстве случаев отбирать информацию о наиболее значительных и важных для аудитории событиях, способных оказать пропагандистское воздействие. С оружием в руках бойцы революции вставали к микрофону, чтобы сказать несколько слов, и снова шли в сражение.

В тяжелейший период революции «Радио ребелде» обращалась к народу, призывая все силы, все свои помыслы отдать делу борьбы с тиранией, не тратить времени на развлечения, позабыть, что есть кино, танцы, рестораны, магазины. «Нет кино! — призывал диктор. — Нет покупкам! Нет кабаре!» Эти передачи, напоминающие знаменитые «Окна РОСТА» В. В. Маяковского, оперировали понятиями, хорошо знакомыми кубинскому слушателю, были конкретны, эмоциональны, убедительны.

Текст передачи «Что такое «Нет — трём — С» написан белым стихом, насыщен каламбурами, иронией. Вот некоторые фрагменты этой передачи:

«Диктор:

Нет кино!

Когда один с позорным равнодушьем

Твердит лишь, что испытывает скуку,

Другой кубинец жизнь кладет под пули,

Долг совести исполнив,

Постигнув революции науку…

Когда тиран беспечно убивает,

В какое ты кино пойдешь, чтоб там искать забвенья?

Нет покупкам!

…Ты дашь тирану песо свой

И тем его поможешь злодеяньям.

Прислушайся-ка к голосу народа:

Если можешь, для Кубы ты купи

Одно лишь — долгожданную свободу!

Нет кабаре!

…Вставайте друзья, ваша помощь нужна,

Будьте преданы родной земле.

И если на Кубе идет война —

Не посещайте кабаре!»26

Экспрессивность, свойственная передачам «Радио ребелде», была традиционно присуща кубинскому радиовещанию. В частности, Эдуардо Чибас, основатель Партии кубинского народа («ортодоксы»), из рядов которой вышли многие участники штурма Монкады, в 40-е годы вел каждое воскресенье часовую радиопрограмму критического характера, обличающую буржуазные правительства за мошенничество и коррупцию. Чрезвычайно экспрессивные программы Чибаса сделали его популярным и привлекли к нему внимание кубинцев.

«Радио ребелде» не отказалась от удачных форм кубинского радиовещания, наполнив их новым содержанием, не избегала она и присущей латиноамериканцам эмоциональности. Ведь у радиостанции было много слушателей из рабочих, крестьян, простых солдат. Разносторонние интересы аудитории, среди которой были представители и буржуазии и духовенства, радиостанция стремилась учитывать, сохраняя традиционно сложившиеся контакты.

Радиостанция в Сьерра-Маэстра узнавала о том, кто ее слушает, из опроса военнопленных и тех, кто добровольно приходил в лагерь революции. Писем от слушателей сотрудники радиостанции почти не получали, так как местонахождение станции было законспирировано, да и боялись слушатели писать. Батистовская охранка вела жестокое преследование тех, кто хоть как-то проявлял сочувствие революционной борьбе. Замеченных в связях с повстанцами бросали за тюремную решетку, подвергали пыткам, расстреливали. Те немногие письма, которые каким-то образом попадали на «Радио ребелде», были анонимны.

Не называя места расположения радиостанции, сотрудники все же старались осведомлять слушателей о переменах в своей работе, в частности, об очередной передислокации. Одно из таких сообщений вышло в эфир 19 ноября 1958 года. В сообщении указывалось: «Для того чтобы кубинский народ и вся Америка могли слышать нас еще лучше, мы перебазируемся в тот пункт Свободной территории Кубы, где будут для этого соответствующие условия. Поэтому мы не выйдем в эфир завтра и послезавтра. О том месте, которое мы покидаем, у нас остаются неизгладимые впечатления. Под взрывами бомб и пулеметными очередями, под ветрами циклонов «Радио ребелде» держалась стойко и боеспособно, вселяя надежду в кубинский народ, укрепляя в нем веру в триумф справедливости и разрушая ненавистную цензуру диктатуры…»27.

В последние годы сражений с диктатурой, когда существенное значение имели темпы передвижения повстанческих войск, «Радио ребелде» указывала точное местонахождение станции. Передача, прозвучавшая в эфире 1 января 1959 года, начиналась словами: «В эфире «Радио ребелде», мы у ворот Сантьяго-де-Куба»28.

С обращениями к солдатам противника, к командованию батистовской армии выступали и сами сотрудники «Радио ребелде» и военнопленные — солдаты и офицеры, перешедшие на сторону революционеров. 3 декабря 1958 года было передано, например, «Обращение военнослужащих, которые покинули ряды тирании». Передача имела большой пропагандистский эффект: солдаты батистовской армии стали переходить в ряды повстанцев. Этому способствовали и переданные радиостанцией факты

о жестоком обращении высшего командования правительственной армии с рядовым составом. Передача «Диктатура бросила своих собственных раненых!» разоблачала очередное преступление правящего режима. Этот факт, доведенный благодаря «Радио ребелде» до сведения военнослужащих правительства Батисты, вызвал негодование в их рядах, дальнейшее падение морального духа в армии.

Радиостанция практически не передавала зарубежных новостей, хотя у «Радио ребелде» была возможность получать иностранную информацию. Главной была задача информировать население страны о внутренних событиях, разоблачать злодеяния и ложь диктатора, клевету и измышления правительственных органов массовой информации, по определению революционеров, «органов массовой дезинформации».

Ярко выраженный контрпропагандистский характер передач «Радио ребелде», разоблачения, реплики в адрес приспешников Батисты и оппортунистов оказывали влияние на формирование общественного мнения не только в стране, но и за пределами Кубы. Так, реплика «Риверо Агуэро говорит о крайней необходимости поиска мира для Кубы» разоблачала циничную демагогию, исходящую из уст человека, который «был одним из главных актеров той трагедии, в условиях которой республика живет уже более шести лет»29. Призывы к миру с диктатурой расценивались в лагере повстанцев как предательство интересов народа, революции: «Почему вы не призывали к миру, сеньор Риверо Агуэро, в то предательское утро 10 марта 1952 года..? — спрашивало радио. — Нет, сеньор Риверо Агуэро, уже слишком поздно, преступления и зверства агентов диктатора и твои слишком велики, чтобы рассчитывать на безнаказанность…

Твои руки запятнаны кровью…»30.

Сотрудники радиостанции были хорошо информированы о том, как и какие издания, информационные агентства, радиовещательные и телевизионные станции сообщают о событиях в горах Сьерра-Маэстра. Члены организации «Движение 26 июля», работавшие в странах Северной и Латинской Америки, регулярно сообщали об этом в Повстанческую армию.

В одном из своих сообщений информационное агентство США ЮПИ, поддерживавшее тесные контакты с диктатурой Батисты, сообщило, что в Лас-Колорадас неким журналистом Фрэнсисом Маккарти был убит Фидель Кастро Рус. «Радио ребелде» тут же выступила с разоблачением этой лжи. В другой раз то же самое информационное агентство поспешило сообщить о сражении, происшедшем в Гоикурии и О’Фаррил. И, конечно, как всегда «новости» агентства были не в пользу повстанцев. Скажем, ЮПИ сообщало, что во время перестрелки революционеров с полицией было убито пять повстанцев, хотя погибли трое. Искажены были и другие факты.

Освещение событий на Кубе средствами массовой информации зарубежных стран довольно часто было неточным, отличалось предвзятым отношением к действиям революционеров. И это относилось не только к враждебно настроенным органам. Исключением из общего правила были материалы журналистов, честно старавшихся понять, что же происходит на Кубе. Одним из таких журналистов оказался корреспондент американской газеты «Нью-Йорк таймс» Герберт Мэтьюз.

Еще до создания «Радио ребелде» Фидель Кастро предложил пригласить в повстанческий лагерь кого-нибудь из известных журналистов. Такой журналист нашелся. 17 февраля 1957 года состоялась встреча Мэтьюза с Фиделем Кастро, после которой американский журналист опубликовал в «Нью-Йорк тайме» серию сенсационных репортажей о кубинских повстанцах. «Получить полное представление о том, что происходит на Кубе, можно только, если поехать туда… — писал Мэтьюз. — Совершив такую поездку, начинаешь понимать, почему президент Батиста так непопулярен и почему возникает такое грозное движение против него… Одним из доказательств этого, причем самым ярким, является то обстоятельство, что группа молодых повстанцев во главе с Фиделем Кастро господствует в восточном районе острова и успешно сопротивляется отборным частям генерала Батисты» 31. Характеризуя руководителя революционеров, Мэтьюз отмечал: «Перед нами был человек образованный, фанатично преданный идеалам, храбрый и с явными качествами вождя». И далее: «Судя по всему, у генерала Батисты нет оснований надеяться подавить восстание Кастро».

Правительство Батисты несколько раз выступало с опровержениями репортажей корреспондента «Нью-Йорк таймс». Военный министр диктаторского режима Вердеха Нейра заявлял, что эти репортажи не что иное, как «сплошная мистификация». «Это вымышленное интервью (с Ф. Кастро. — И. П.) может лишь помочь действиям Кастро»33,— сетовал министр. Тогда Мэтьюз опубликовал в «Нью-Йорк тайме» фотографию, на которой он снят вместе с Фиделем Кастро в Сьерра-Маэстра. Впоследствии журналист написал книгу «Рассказ о Кубе» — редкий случай в буржуазной печати непредвзятого, правдивого освещения революции на Кубе.


У микрофона — команданте


Совершенно особое место в программах «Радио ребелде» занимали выступления у микрофона руководителей Повстанческой армии и «Движения 26 июля» — Фиделя Кастро, Эрнесто Че Гевары, Рауля Кастро, Камило Сьенфуэгоса.

Фидель Кастро впервые выступил по «Радио ребелде» 14 апреля 1958 года. В этот день миллионы кубинцев услышали голос руководителя Кубинской революции, командующего Повстанческой армией.

Наделенный блестящим ораторским даром, Фидель в пламенной речи призывал кубинцев к борьбе против диктатуры. Он подверг резкой критике продажные средства массовой информации и пропаганды, говорил о невозможности для прогрессивных журналистов писать правду из-за жестокой цензуры. Вождь Кубинской революции рассказал о тех сражениях, которые ведут повстанцы с войсками Батисты, о тяжелейших условиях, в которых приходится воевать партизанам. Закончил он свою речь словами, ставшими лозунгом повстанцев, а затем и кубинского народа: «Родина будет свободной или мы погибнем все до последнего бойца!»34

Выступление Фиделя Кастро Рус имело тем большее значение, что пятью днями раньше, 9 апреля 1958 года, потерпела поражение генеральная революционная забастовка, в подготовке которой принимали участие организации, с оружием в руках боровшиеся против диктатуры Батисты. «Молодые храбрецы, скудно вооруженные, отважно вступили в сражение в Гаване, Гуанабакоа, Сагуа ла Гранде, Санта-Клара, Сиего-де-Авила, Камагуэе и других населенных пунктах провинции Орьенте и различных районов страны. Более ста бойцов революции пали в бою, другие были варварски убиты в период жесточайших репрессий, который наступил после поражения революционной вооруженной забастовки»35.

Диктатура Батисты «после 9 апреля бросила десятитысячную армию против бойцов Сьерра-Маэстры, число которых в то время едва ли достигало трехсот, и считала, что находится у врат победы и может разгромить революцию»36.

Первое выступление Фиделя Кастро перед микрофонами «Радио ребелде», имевшее экстраординарное политическое значение, демонстрировало, что, несмотря на поражение забастовки, революция не уничтожена, что Повстанческая армия продолжает сражаться и ее руководители сохраняют твердую решимость вести борьбу до победы. Радиостанция же, завоевавшая признание слушателей после первого выхода в эфир, по-настоящему стала популярной и массовой после апрельской забастовки.

Вдохновленный призывом лидера повстанцев, народ Кубы перешел к активным действиям против режима Батисты. Ведь по радио звучал голос человека, который делал, казалось бы, невозможное — с небольшим отрядом отважных бойцов воевал и одерживал победы над профессионально обученной и вооруженной современным оружием правительственной армией.

В самые решающие моменты руководители Движения и Повстанческой армии вставали к микрофонам радиостанции: «Радио ребелде» играло роль политического штаба революции.

Выступления Фиделя Кастро 18 и 19 августа 1958 года подводили итог яростным атакам тирании, закончившимся сокрушительным поражением батистовских войск. «Заключительный этап борьбы, — говорил Фидель Кастро в выступлении по «Радио ребелде» 18 августа, — характеризовался отчаянным стремлением тирании вывести из Сьерра-Маэстра остатки войск, участвовавших в наступлении, чтобы избежать их полного окружения и уничтожения нашей армией… Это было позорное бегство с поля боя, которое в любом уголке земного шара было бы достаточным основанием для армии, заботящейся о своей чести и престиже, чтобы потребовать полной отставки генерального штаба — за потери в живой силе и брошенное оружие, за беспомощность и жестокость»37.

Другим важным выступлением Фиделя Кастро по «Радио ребелде» была речь накануне так называемых свободных президентских выборов, к которым по подсказке Вашингтона решил прибегнуть режим Батисты.

Соединенные Штаты Америки рассчитывали на «смену караула» в президентском дворце Гаваны, надеясь нейтрализовать недовольство масс режимом Батисты, организовать помощь «законному» правительству Риверо Агуэро, включая поставки оружия. Именно такой вариант неоднократно предлагал госдепартаменту посол США на Кубе Э. Смит38. Военный атташе Кубы в США полковник Хосе Феррер послал секретную шифровку начальнику Объединенного генерального штаба Ф. Табернилье, где со ссылкой на одного из высокопоставленных генералов Пентагона сообщалось, что если кандидат Батисты получит 50 процентов голосов, то эмбарго на поставки режиму американского оружия будет отменено39.

В 20-х числах октября были задержаны двое граждан США, служащих одной из американских компаний, решивших проехать по дороге, контролируемой патриотами. Задержанных вскоре отпустили, но этот факт дал повод одному из деятелей госдепартамента США Линкольну Уайту выступить с угрозами в адрес кубинских патриотов.

Фидель Кастро выступил по «7RR» 25 октября 1958 года с предупреждением о готовности кубинских революционеров дать отпор провокациям США. «Необходимо предупредить, что Куба является независимым и суверенным государством. Мы стремимся поддерживать с Соединенными Штатами хорошие, дружественные отношения и не хотим, чтобы между нашими странами возник конфликт, который нельзя было бы разумно разрешить… Но если американский госдепартамент будет идти на поводу интриг мистера Смита и Батисты и совершит непоправимую ошибку, толкнув свою страну на путь агрессии против нашего суверенитета, то мы сможем его достойно защитить. Есть долг перед родиной, который необходимо выполнять любой ценой. Такой большой и могучей державе, как Соединенные Штаты, не делают чести выпады и угрозы, содержащиеся в последних заявлениях. Угрозы действуют только на трусливых и покорных, но они никогда не испугают людей, готовых пожертвовать собой, защищая свой народ»40.

Это заявление Фиделя Кастро имело огромный резонанс в стране. Достаточно сказать, что оппозиция режиму Батисты была столь велика, что в Гаване, например, в «свободных» выборах приняло участие лишь 25 процентов избирателей, а в Сантьяго-де-Куба всего два процента. Факты сами по себе поразительные: ведь в Сантьяго отказались голосовать практически все жители города.

Кульминацией нелегального периода деятельности «Радио ребелде» было выступление Фиделя Кастро 1 января 1959 года, в день победы Кубинской революции. К этому времени в стране фактически установилось двоевластие. Большая часть территории Кубы находилась в руках Повстанческой армии, а в Гаване орудовала правительственная хунта, назначившая временным президентом страны старейшего члена Верховного суда Карлоса Пьерда.

Фидель Кастро дважды выходил к микрофонам радиостанции в этот день. Первое его выступление — обращение к военному гарнизону и населению города Сантьяго-де-Куба. Радиостанция в это время находилась у въезда в город. Фидель говорил о том, что гарнизон осажден силами повстанцев. Он выдвинул ультиматум: если к указанному повстанцами времени не будет сложено оружие, революционеры начнут наступление на город и штурмом возьмут вражеские позиции. Закончил он свое выступление словами: «Сантьяго-де-Куба, ты еще не свободен.

Еще разгуливают по твоим улицам те, кто угнетал тебя эти долгие семь лет, — убийцы сотен твоих лучших сыновей. Война не окончена, потому что убийцы продолжают держать в своих руках оружие!»

Второе выступление — это одновременно анализ текущего момента и инструкции командирам повстанческих колонн. Это выступление известно под названием «Революция — да, военный переворот — нет». В нем была поставлена задача всем повстанческим войскам продолжать боевые действия, несмотря на любые сообщения, исходящие из Гаваны. «Как видно, в столице произошел государственный переворот, — говорил Кастро. — Условия, в которых он произошел, нам известны. Народ должен сохранять бдительность и принимать во внимание только инструкции Генерального командования. Диктатура пала вследствие многочисленных поражений, нанесенных ей за последние недели, но это еще не позволяет говорить, что наступил триумф революции. Военные действия будут продолжаться до тех пор, пока не будет дан приказ об их прекращении нашим командованием. Этот приказ возможен только в том случае, если военные элементы, восставшие в столице, будут безоговорочно выполнять приказы революционного руководства.

Революция — да! Военный переворот — нет!

Военный переворот за спиной народа и революции — нет, потому что он будет служить лишь предлогом для продолжения войны.

Военный переворот, совершенный для того, чтобы скрылись Батиста и наиболее злостные преступники, — нет, потому что он будет служить лишь предлогом для продолжения войны… После семи лет борьбы демократическая победа народа должна быть абсолютной, чтобы никогда больше в нашей стране не могло повториться 10 марта. Никто не должен стать жертвой заблуждения или обмана. Бдительность — вот лозунг момента»41.

В дальнейших словах Фидель Кастро призывает слушать сообщения «Радио ребелде» — этого основного, единственного источника правдивой информации для революционного народа.

Выступая в программе кубинского телевидения «Сьемпре 26», посвященной 15-й годовщине «7RR», первый секретарь Коммунистической партии Кубы Фидель Кастро Рус сказал: «…передачи «Радио ребелде» стали хлебом для населения… «Радио ребелде» превратилось в наше оперативное и по-настоящему действенное средство массовой пропаганды, с помощью которого мы осуществляли связь с народом.

…На заключительном этапе войны, особенно 1 января, «Радио ребелде» показала всю свою силу, продемонстрировала весь свой престиж, которым она пользовалась у народа, — она передала инструкции с целью воспрепятствовать военному перевороту…

В этот момент «Радио ребелде» сыграла свою последнюю, главную роль в период войны»42.

Так окончился нелегальный период деятельности революционной радиостанции Кубы и начался новый этап: «Радио ребелде» стала голосом победившего народа, голосом Острова Свободы, вынужденным отстаивать завоевания революции от беспрерывных нападок и атак «психологической войны», совершаемых империализмом.


Говорит «Радио Сандино»!


«Никарагуа была первой страной, которая последовала примеру героической Кубы». Эти слова, сказанные Карлосом Фонсекой, одним из основателей Сандинистского фронта национального освобождения, с оружием в руках погибшего в сражении 8 ноября 1976 года, отражают не только временную последовательность революционного движения в двух латиноамериканских государствах, но и преемственность идей, общую политическую антиимпериалистическую направленность национально-демократических революций.

К началу революции политическая обстановка в Никарагуа, положение в области экономики во многом напоминали ситуацию на Кубе в аналогичный период. Страна жила в условиях жесточайшей цензуры — печать, радио и телевидение, учреждения культуры находились под контролем буржуазного правительства Анастасио Сомосы.

Во главе антидиктаторского движения никарагуанских патриотов встал Сандинистский фронт национального освобождения, — наиболее прогрессивная, революционно настроенная организация повстанцев. Томас Борхе, ныне министр внутренних дел Никарагуа, один из основателей Фронта, писал: «Сандинистский фронт национального освобождения возник как результат накопленного прежде опыта вооруженной борьбы нашего народа и всех усилий партизанского движения»43. Лозунгом Фронта с первого дня его существования стали знаменитые слова Сандино: «Свободная родина или смерть!»

Уже первые воззвания СФНО, первая программа сандинистов, принятая в 1969 году, многоплановый характер деятельности Фронта показали, что родилась общенациональная организация с четкой военно-политической структурой. СФНО определил исторические задачи возрождения Никарагуа: свержение сомосовской диктатуры, построение нового общества, основанного на экономическом и социальном равенстве, принципах независимости внешней политики.

В 1974 году сандинисты перешли к широкомасштабным военно-политическим операциям и, опираясь на поддержку населения, превратились в мощную антисомосовскую силу. Реальную опасность Фронта для диктатуры почувствовал и сам диктатор и его сатрапы.

Так же как и в период революционной борьбы на Кубе, для консолидации патриотических сил страны никарагуанским революционерам был необходим свой центр, неподвластный контролю правительственной цензуры орган. Издание подпольной газеты не могло быть эффективным, поскольку 50 процентов населения Никарагуа было неграмотным. Кроме того, так же как и при Батисте на Кубе, газету было трудно распространять в условиях репрессивных действий правящего режима. Радио — наиболее доступный, безопасный и дешевый способ организации и агитации масс, к тому же оно более оперативно, чем газета. Это было особенно важно в период революционных действий, когда ситуация менялась каждый момент.

Один из лидеров никарагуанской революции, команданте Умберто Ортега Сааведра (в настоящее время министр обороны Никарагуа) в статье «Стратегия победы», опубликованной специальным изданием в марте 1980 года, писал, что уже в октябре 1977 года Фронт волновал вопрос создания собственного радио44. Но в то время решение не было осуществлено.

Сандинисты, впрочем, располагали одной радиостанцией, которая еще в 60-е годы использовалась противниками правящего режима. Но устаревшее оборудование радиостанции было технически непригодно для организации вещания. Однако вскоре передатчик удалось отремонтировать и несколько модернизировать с помощью радиотехников, находившихся среди сандинистов. Радиостанции присвоили имя Аугусто Сесара Сандино45 — легендарного борца за свободу Никарагуа. «…Я патриот, который не позволит оскорблять наш суверенитет»46,— не раз повторял Сандино. Горячая любовь к униженной родине была главной чертой его личности и стала мощной побудительной силой, поднявшей трудящихся на борьбу с кровавой диктатурой. Выдающийся представитель новой плеяды революционеров Карлос Фонсека писал, что Сандино «стал символом вековой борьбы народов Латинской Америки против империализма янки»47.

«Радио Сандино» начала свою деятельность в нелегальных условиях в 1978 году, когда революционное движение стало достаточно массовым, зрелым и бойцы-сандинисты перешли к решительным действиям против диктатуры. По словам Умберто Ортеги, «радио было в этот момент первой необходимостью как средство связи с массами с целью подготовки их к восстанию»48.

Как и «Радио ребелде», радиостанция никарагуанских революционеров сыграла важную роль в победе над диктаторским режимом, в застенках которого погибли тысячи лучших сыновей и дочерей страны, была основным проводником революционных идей в стране.

В обстановке борьбы с внутренней контрреволюцией и наемным отребьем ЦРУ, совершающим военные провокации с территорий Гондураса и Коста-Рики, «Радио Сандино» тоже работала на два фронта. Радиостанция вела контрпропагандистские передачи на внешнего противника и служила средством военной связи между повстанческими колоннами, передавала приказы командования, координировала действия отдельных революционных отрядов. Станция выступала с воззваниями к населению страны оказывать сопротивление режиму Сомосы, призывала к проведению забастовок, манифестаций. И в то же время разоблачала клевету, возводимую буржуазными средствами пропаганды на сандинистскую революцию.

Район в горах Никарагуа, где по расчетам сомосовцев находилась радиостанция, подвергался постоянным бомбардировкам. Но и в этих условиях «Радио Сандино» ни на день не прекращала своих трансляций.

Каждая передача начиналась с музыки боевого сандинистского марша, после чего диктор «Радио Сандино» Майра Сантос (Луиса)49 объявляла: «Говорит «Радио Сандино», голос Сандинистского фронта национального освобождения. Начинаем передачи с территории Никарагуа на международной волне 41 метр…» Передачи шли в записи, но нередко последние известия, новости прямо передавались в эфир. Выпуски новостей, небольшие по объему, но чрезвычайно насыщенные, читались в ускоренном темпе. Репортажи из партизанских лагерей в горах или с улиц того или иного города, где в этот момент развертывались боевые действия, собирали у радиоприемников множество людей. Несмотря на репрессии, слушатели партизанской радиостанции знали, что наиболее достоверную информацию они получат по «Радио Сандино».

Журналисты радиостанции старались дать точную и всеобъемлющую картину событий. Они не боялись рассказывать о тех военных неудачах, которые терпели революционные войска, давали слово военнопленным, передавали в эфир допросы захваченных в плен наемников, так называемых американских инструкторов.

Правительство не ограничивалось тем, что всеми военными средствами боролось с существованием радиостанции, а всеми полицейскими методами — с теми, кто слушал ее передачи. Не прекращались бомбежки мест расположения радиостанции, в печати, на телевидении и радио регулярно появлялись материалы, дискредитирующие повстанческую радиостанцию. Клеветнические нападки приспешников агонизирующего режима «Радио Сандино» опровергала документально и точно, на конкретных фактах доказывая фальсификацию просомосовских газет и журналов, теле- и радиостанций.

Передачи «Радио Сандино» принимались в ряде стран Латинской Америки, в частности на Кубе, а также в США. Факт существования подпольной радиостанции никарагуанских патриотов, применявшей, учитывая специфику местных условий, опыт «Радио ребелде», получил широкий резонанс в мире. Материалы «Радио Сандино», ссылки на передачи радиостанции по тем или иным вопросам появлялись на страницах печати ряда стран, в том числе в газетах и журналах Советского Союза.

Объединение в марте 1979 года трех течений СФНО ускорило свержение диктатуры Сомосы. В совместном заявлении о воссоединении Фронта говорилось: «Наши разногласия сводились к вопросам о политических союзах, формах ведения войны, решающем моменте для проведения той или иной военной акции. Но начиная с сентябрьского восстания 1978 года, различные группы СФНО, несмотря на существование течений, координируют свою работу. Без сомнения, сама действительность показала, что необходимо объединяться, стать единым целым под единым руководством»50.

Сандинистский фронт ориентировал все антидиктаторские силы в стране на разгром основ сомосовской государственной машины, репрессивного аппарата, средств пропаганды диктатора.

«Радио Сандино» обратилась к народу Никарагуа с воззванием: «Трудящимся сельских районов и городов! Студентам, интеллигенции, женщинам-патриоткам, ремесленникам, служащим государственного и частного секторов, священникам, христианским общинам, демократически настроенным торговцам и промышленникам, честным солдатам Национальной гвардии, всем народам мира! Объединение сандинистов явится последним ударом по сомосовской тирании и первым шагом, чтобы вернуть солнце, землю для строительства светлого будущего для народа Никарагуа, который завоевал право быть хозяином и архитектором своей новой истории.

Государственный переворот — нет! Сандинистское восстание — да!»51

9 марта 1979 года, через день после объединения СФНО, по поручению руководства Фронта Карлос Нуньес Тельес, член Национального руководства, Хоакин Куадра и Маурисио Валенсуэла, известные сандинистские военачальники, выступили по «Радио Сандино» с разоблачениями правительства США, готовившего государственный переворот в Никарагуа, намеревавшегося поставить у власти очередного марионеточного правителя. Представители СФНО заявили, что цель готовящейся преступной акции американского империализма — установить власть буржуазно-либерального правительства при сохранении прежней структуры государственного управления, — другими словами, «сомосизма без Сомосы».

Разоблачение маневров США и внутренней реакции было сделано своевременно. Сандинисты готовились к решающим наступательным операциям. Поэтому усиление борьбы против диктатора, против попыток буржуазных группировок, не связанных с Сомосой, оттеснить СФНО, вырвать у него антидиктаторскую инициативу являлось важным условием для успешной военно-политической работы революционеров. Разоблачение, переданное революционной радиостанцией, было задумано как широкая кампания по изоляции открыто контрреволюционных и оппортунистических сил.

1 июня «Радио Сандино» передала призыв СФНО к началу общенациональной забастовки с целью поддержания действий своих фронтов. Начиналось генеральное наступление против диктатуры. «Радио Сандино» подробно информировала население о ходе операций против сомосовских войск, которые были уже не в силах сдержать победное движение патриотов.

После победы революции радиостанция разместилась в столице Никарагуа — Манагуа, в здании, принадлежащем столичному телевидению, в районе Монсеньор Лескано. Нелегальная революционная «Радио Сандино» стала официальным органом пропаганды СНА, голосом свободной и независимой Никарагуа. Но об этом этапе деятельности радиостанции мы расскажем позднее.


Радиостанции сражающегося Сальвадора


Сальвадор — самая маленькая страна Центральной Америки, занимающая, однако, первое место на континенте по плотности населения. Проамериканская диктатура, торгующая с молотка национальными богатствами страны, обрекла народные массы на ужасающую нищету. Патриотические силы страны, объединенные во Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти52 и Революционно-демократический фронт (РДФ)53, вступили в вооруженную борьбу с правящей хунтой.

США и ряд западных стран пытаются выдать Фронт сопротивления за организацию террористов. В действительности же режим, который представляют наиболее реакционные круги сальвадорской буржуазии, держится у власти лишь благодаря американскому оружию, то есть обязан своим существованием международному терроризму. Не допустить победы сальвадорской революции, раздавить ее стало делом «личной чести» Рейгана после того, как 20 января 1981 года он занял президентское кресло. С тех пор хозяину Белого дома несколько раз приходилось ставить на карту свой престиж, чтобы добиться у конгресса утверждения растущих военных и экономических ресурсов для сальвадорской диктатуры, осуществляющей политику геноцида в отношении своего народа. Вашингтон преследует далеко идущие цели: разгромив сальвадорскую революцию, деморализовать и поставить под удар национально-освободительное движение в масштабах всей Латинской Америки, получить аргументы для раздувания имперских амбиций и шовинизма в США.

Однако народ Сальвадора все более решительно выступает в поддержку Национального фронта. Выступая на XXVII съезде КПСС в числе иностранных гостей, Генеральный секретарь Коммунистической партии Сальвадора Шафик Хорхе Хандаль отмечал: «…народ Сальвадора ведет трудную борьбу, шаг за шагом продвигаясь к победе. Противник обладает большим преимуществом в средствах: фактически мы боремся не только против антинародного режима Дуарте, но и против американского империализма, который снабжает этот режим оружием, деньгами, военными советниками. С 1979 года и по настоящее время (март 1986. — И.П.) сальвадорская военщина истребила более 60 тысяч человек. С 1980 года в стране сохраняется осадное положение. Противников режима похищают, пытают, мирное население в районах боевых действий подвергают обстрелу и бомбардировкам. И все эти действия Вашингтон цинично изображает как образец демократии и уважения прав человека! Но это попытки с негодными средствами! Патриоты Сальвадора никогда не смирятся с реакционными, бесчеловечными порядками в своей стране»54.

Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти взял на себя руководство движением патриотических сил Сальвадора за свободу. В их консолидации свою роль сыграла подпольная радиостанция «Фарабундо Марти». Она начала передачи 3 января 1981 года, а 7 января по каналам подпольной радиостанции выступил председатель Революционно-демократического фронта Сальвадора Гильермо Унго. В его заявлении было отмечено, что против господства олигархии поднимается весь народ. В обращении к радиослушателям, переданном радиостанцией, говорилось о готовности военных и политических организаций ФНО55 начать всеобщее наступление против хунты56.

В тот же день (7 января) в одном из освобожденных районов Сальвадора (месторасположение революционных нелегальных радиостанций строго законспирировано) начала свою деятельность другая радиостанция сальвадорских революционеров — «Либерасьон» («Освобождение»). В первой передаче «Либерасьон» в форме информационного выпуска сообщила, что партизаны ведут упорные бои с войсками реакционной хунты за стратегически важную северную дорогу, что бойцами ФНО занят город Сесори в 153 километрах к северо-востоку от столицы, что другой отряд Фронта после ожесточенных боев вошел в город Осикола. В оперативной сводке сообщалось также, что в ходе боев между отрядами ФНО и вооруженными силами хунты убиты шесть американских военных советников, четверо из которых были в форме американских «зеленых беретов» (войск специального назначения США) и были убиты близ границы с Гондурасом.

Таким образом, уже в первом выпуске новостей радиостанция сальвадорских патриотов, как и «Радио ребелде» и «Радио Сандино», подробно рассказала о происходящих в стране событиях. Обе радиостанции сальвадорских революционеров стали трибуной, с которой руководители Фронта обращались к народу, вели агитационную и пропагандистскую работу. Ежедневно в течение всего периода активных действий радиостанция выходила в эфир то с призывом ФНО к населению освобожденных районов создавать Комитеты защиты восстания для поддержания революционного порядка и оказания помощи повстанцам и новым органам самоуправления, то с обращением ко всему населению начать всеобщую политическую забастовку, организованную РДФ в поддержку наступления, начатого Фронтом национального освобождения. Обращение поддержали более двухсот тысяч трудящихся. Это выступление стало важным вкладом рабочего класса, всех трудящихся страны в дело свержения антинародной хунты. 14 января радиостанция «Либерасьон» сообщила о том, что в Сальвадор вторглись подразделения гватемальской армии численностью около тысячи человек, а также формирования наемников, в число которых входили бывшие гвардейцы Сомосы и контрреволюционеры из различных латиноамериканских стран.

В течение 1981 года радиостанция передавала в эфир сводки сообщений о боевых действиях, в которых кратко рассказывалось о положении на фронтах, о тех операциях, которые проводили патриоты, о международном резонансе, вызванном событиями в Сальвадоре. В сводке командования ФНО от 16 января, например, говорилось об ожесточенных боях вблизи городов Чалатенанго, Теколука и Ла-Унион, где каратели хунты предпринимали попытки вырваться из окружения. Указывались точные цифры потерь, численность участвовавших в боях солдат и наемников, темпы продвижения отрядов и другие данные. Передавая сообщения о случаях перехода солдат и офицеров войск правящего режима на сторону патриотов, радиостанция давала им возможность выступить в программе. Перешедшие на сторону повстанческой армии военнослужащие рассказывали о мотивах, побудивших их присоединиться к патриотам, призывали всех честных людей страны, находящихся на службе в сальвадорской армии, переходить на сторону революционеров.

Одна из наиболее мощных радиостанций сальвадорских патриотов — «Венсеремос» («Мы победим») — создана также в январе 1981 года. Принимая решение о создании радиостанции, руководство Фронта связывало с ее деятельностью целый ряд масштабных задач и понимало, что с обширным кругом обязанностей сможет справиться только мощная радиостанция. Через специальных людей было закуплено оборудование, создан штат сотрудников, в число которых вошли и профессиональные журналисты. Разместили радиостанцию на освобожденной территории в одном из горных районов департамента Морасан.

Вещание и охрану станции обеспечивают более ста человек. Ни один чужак не может проникнуть туда незаметно. Его остановят на дальних подступах внимательные патрульные.

Под тенистыми ветвями манговых деревьев вдоль улицы расположились скромные крестьянские хижины. В одной из них — портативные магнитофоны, две пишущие машинки, транзисторные приемники и прочее оборудование, необходимое для подготовки передач. В другой хижине установлено радиооборудование, которое обеспечивает вещание. Отсюда же можно быстро связаться с любым партизанским лагерем для получения необходимой информации. Электроэнергией снабжает дизельный движок. Персонал и охрана размещаются неподалеку. Сначала станция насчитывала всего пять сотрудников, имена их известны, но фамилии законспирированы. Это были Сантьяго, диктор и журналист, который вел все передачи в эфир, молодые сотрудницы — репортеры Марипоса и Маравилья, хроникер Рафаэль. Технической частью ведал Аполо. Теперь штат радиостанции значительно увеличился.

В течение дня журналисты «Венсеремос» собирают информацию, пишут комментарии для вечерней программы. Утреннюю программу готовят ночью. В том, насколько действенна их работа, радиожурналисты могли убедиться не раз. Руководство ФНО, например, решило провести среди крестьян кампанию по оказанию помощи повстанцам. Об этом было объявлено по радиостанции «Венсеремос». И уже вскоре в расположение боевых отрядов стали прибывать навьюченные продуктами мулы.

Или еще пример. Во время наступления правительственных войск в департаменте Морасан руководство ФНО применило новую тактику. Оно бросило часть своих бойцов на города, отвлекая основные силы противника, с тем чтобы обеспечить организованный отход главных революционных формирований. Уже в первых стычках подвижных отрядов ФНО на городских окраинах было видно, что пропаганда радиостанции не пропала даром. Население развернуло здесь пункты первой медицинской помощи, снабжало бойцов водой и продуктами. Молодежь, вооруженная мачете и самодельными ножами, присоединялась к повстанцам. По признанию революционного командования, невозможно было бы выдержать двадцатичасовой бой в Усулутане без помощи местного населения.

«Венсеремос» ведет свои передачи два раза в день — в шесть часов утра и в шесть часов вечера. Их слушают не только сальвадорцы, но и жители других стран Центральной Америки, а также Мексики. После передачи бойцы повстанческой армии нередко совместно обсуждают услышанное, если, разумеется, не мешает враг. А перед микрофоном выступают бойцы с рассказом о только что прошедшем бое, проведенной операции. Когда в расположении радиостанции побывали корреспонденты французской газеты «Юманите», они сняли один только момент из повседневных будней радиостанции. На снимке диктор — ведущий передачи беседует с одним из руководителей повстанческой армии, в руках у которого автомат. Позади ведущего стоит боец ФНО, также вооруженный. Этот снимок поместили затем многие газеты мира. Он свидетельствует о напряженных условиях, в которых приходится вести передачи: ежесекундно может возникнуть необходимость вступить в бой с противником, оказаться под бомбежкой.

Несмотря на трудности различного порядка, революционные радиостанции Сальвадора имеют и своих зарубежных корреспондентов. Главная их задача — обеспечить широкое распространение новостей, которые ежедневно идут по радио с линии борьбы в Сальвадоре. Кроме того, они собирают информацию о движении международной солидарности с борющимся народом Сальвадора, о симпатиях, испытываемых народами мира к его освободительной борьбе.

В районах, контролируемых правительственными войсками, запрещено слушать передачи повстанческого радиовещания под страхом смерти. Поэтому патриотам приходится принимать все меры предосторожности, прежде чем настроить свои радиоприемники на волну той или иной радиостанции партизан. Подпольщики записывают наиболее важные сообщения и распространяют их затем в виде листовок среди городского и сельского населения.

В период ужесточения террора подпольное революционное радиовещание остается единственным источником связи революционеров с массами. Но чем более изощренными методами подавления революции оперирует правящий режим, тем более важной оказывается эффективная работа станции. Радио давало возможность показать, что революция жива, что борьба продолжается вопреки клеветническим утверждениям буржуазной прессы. Именно передачи нелегальной радиостанции противостояли всевозможным измышлениям о том, что повстанцы полностью разгромлены и что «опасности революции не существует».

«Венсеремос» продолжает выходить в эфир. Ее сообщения регулярно появляются на страницах зарубежной печати, передаются по каналам радио и телевидения. Голос «Венсеремос» вдохновляет народ Сальвадора, обвиняет правящую хунту, называет имена жертв и их палачей, развязавших в стране геноцид, разоблачает дезинформацию, искажающую действия ФНО и РДФ.

Дезинформация и клевета, направленные против революционного движения в странах Центральной Америки, особенно усилились в период временного успеха правительственных войск в Сальвадоре. На гондурасской территории в районе Эль Пикачо обосновалась радиостанция «15 сентября», финансируемая ЦРУ и сальвадорской диктатурой. Она одновременно отравляет эфир и Сальвадора и Никарагуа.

Как и при наступательных операциях, сообщения подпольных революционных радиостанций Сальвадора — источник правдивой информации для мировых информационных агентств, ибо хунта и ее подголоски тщательно скрывают невыгодную для себя информацию. Так, например, 1 апреля 1981 года агентство Ассошиэйтед Пресс передало со ссылкой на радиостанцию «Венсеремос», что военщина Сальвадора начала применять химическое оружие в операциях против партизан и безоружного населения. Ряд департаментов подвергся варварским бомбардировкам с воздуха и артиллерийским обстрелам. Применяя тактику «выжженной земли», каратели использовали напалм и фосфорные бомбы американского производства57.

Используя радиовещательные станции, Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти и РДФ решительно опровергли измышления администрации США о так называемом советско-кубинском вмешательстве во внутренние дела Сальвадора. В официальном документе, переданном радиостанцией «Венсеремос», говорилось, что сальвадорские повстанцы не получали никакого оружия от Советского Союза, Кубы, Вьетнама, Эфиопии или какой-либо другой страны. Оружие, используемое революционерами в борьбе, захвачено в боях с войсками антинародного режима. Измышления американской администрации, как подчеркивалось в переданном радиостанцией заявлении, преследуют цель превратить сальвадорскую революцию в доказательство «советского экспансионизма». Однако единственным и неоспоримым фактом является то, что не Советский Союз и другие социалистические страны, а именно правительство Соединенных Штатов Америки вмешивается во внутренние дела Сальвадора, наращивая поставки оружия и экономическую помощь реакционной хунте.

Одно время у революционных радиостанций не хватало полной информации о событиях, происходящих в отдаленных районах страны. Был выдвинут лозунг: все бойцы партизанских отрядов и народной милиции, все революционеры и патриоты, работающие на фабриках, на полях, в школах, должны стать репортерами радиостанции «Венсеремос» и других повстанческих подпольных радиостанций. Теперь у сальвадорского революционного радиовещания большая сеть внештатных корреспондентов, достаточно разветвленная и законспирированная. Активисты из числа слушателей записывают передаваемые сообщения на магнитофон и знакомят с ними ту часть населения, которая не имеет возможности слушать подпольные радиопередачи.

Неоднократно правительственные силы пытались уничтожить повстанческие радиостанции. Так, например, в марте 1981 года армия диктатуры предприняла крупное наступление в департаменте Морасан. Ожесточенные бои длились несколько дней. Радиожурналисты вели передачи непосредственно из районов боев. И вдруг радиостанция «Венсеремос» замолчала. Враги революционного движения ликовали, они надеялись, что им наконец-то удалось уничтожить один из голосов ФНО. Правительственная печать поспешила заявить, что радиостанция партизан «Венсеремос» разгромлена. Но это была очередная «утка». Просто кончились запасы горючего для генератора радиостанции. Через два дня в эфире снова зазвучали слова: «Говорит радиостанция «Венсеремос»!»

В октябре 1982 года повстанцы перешли в наступление на всех фронтах. Засады на важных в стратегическом отношении дорогах, боевые операции, проведенные в двенадцати из четырнадцати департаментов страны, пропагандистское наступление на позиции хунты со стороны революционных радиостанций — все это вызвало панику в стане диктатора. «Надо признать, что их наступление было успешным», — заявил корреспонденту газеты «Вашингтон пост» один из американских советников в Сальвадоре.

Поддержка реакционных империалистических кругов США развязала руки диктатуре. Палачи сальвадорского народа решили отыграться на мирном населении. «Массовая резня», «Кровавая бойня», «Чудовищные преступления» — так революционные радиостанции Сальвадора называли сообщения о зверствах карателей. «Власти убивают каждый день и каждый час. Убивают тех, кто лишь подозревается в связях с левыми силами», — говорилось в одной из передач радиостанции «Либерасьон».

Сочетая политические и вооруженные формы борьбы, патриоты Сальвадора продолжают оказывать сопротивление антинародному режиму, в движение за свободу и независимость вливаются новые силы. Член руководства ФНОФМ Ферман Сьенфуэгос так сказал об этом с трибуны XXVII сьезда КПСС: «Наши успехи стали возможными благодаря тесной связи с широкими массами, которые под руководством Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти овладевают военным искусством и накапливают опыт наступательных действий, чтобы лучше противостоять империалистическим, контрреволюционным действиям»58. Радиовещание в арсенале средств борьбы с внутренней и международной реакцией занимает ведущее место.

Основатель народных сил освобождения, координатор Объединенного революционного руководства Сальвадор Кайэтано Карпио, «команданте Марсиаль», неоднократно подчеркивал большое значение радио в борьбе сальвадорских революционеров.

В борьбе против реакции используются не только революционные подпольные радиостанции, но нередко и станции, захваченные у противника. Например, 11 января 1981 года действовавшие в столице Сальвадора Сан-Сальвадоре партизаны захватили радиостанции «Сентроамерика», «Мундо» и «Радио романтика» и передали через них военные сводки, распоряжения ФНО.

Революционные силы создают свои службы радиоперехватов. При штурме гарнизонов Сан-Мигель Мерседес, Лас-Вуэльтас, Сан-Антонио-ла-Крус были перехвачены радиосообщения, в которых осажденные солдаты хунты обращались за помощью к центральному командованию.

Хунта пускает в ход против революционного радио не только военные средства, но и средства психологического давления. С первых дней создания радиостанции «Венсеремос» палач сальвадорского народа генерал Гильермо Гарсия, тогдашний глава государства, взял станцию «на мушку». По его приказу была сфабрикована версия о том, что радиостанция повстанцев ведет свои передачи с территории Никарагуа. Но тон и характер информации, интервью с бойцами ФНО, с взятыми в плен солдатами и офицерами хунты свидетельствовали о другом.

Даже неискушенный слушатель понимал, что станция находится в гуще событий, что ее репортеры принимают непосредственное участие в боевых действиях.

В 1982 году в эфире Сальвадора появилась «черная» радиостанция, имитирующая в своих программах передачи станции «Венсеремос». В расчете на доверчивость слушателей новая радиостанция наводнила эфир ложными сообщениями, пытаясь дискредитировать ФНО, вызвать недоверие к целям освободительной борьбы, к защитникам народных интересов. Иными словами, фальшивая радиостанция делала все, чтобы у народа многострадального Сальвадора сложилось впечатление, что ему сообщают правду о происходящем. Однако манипуляции сознанием сальвадорского населения не удались: своевременное и эффективное разоблачение лживых сообщений фальшивой радиостанции привело к тому, что новоявленных самозванцев, действовавших на деньги ЦРУ, прозвали «Радио ментиремос» («Радио — мы лжем»).

Фальшивки подрывной радиостанции быстро разоблачались революционным радио. Так, например, сообщалось: «Похищен врач в Сан-Сальвадоре. Предполагается, что это сделали повстанцы, которым необходим хирург для ампутации ноги Леонсио Пичинте, серьезно раненному в одной из стычек в столице».

В ответ революционеры — репортеры партизанского вещания решили взять интервью у повстанческого руководителя. Они нашли его в деревушке, где расположился главный госпиталь зоны, на собрании санитарных бригад. В репортаже об услових жизни партизан журналисты сообщали: «Нам нет необходимости похищать врача, потому что мы имеем своих. Есть у нас и санитарные бригады, куда входят сотни крестьян. Это позволяет организовать такое медицинское обслуживание, которого никогда не было в этом районе».

Кстати, при подготовке интервью с команданте Леонсио родилась мысль подробно рассказать слушателям о системе здравоохранения в освобожденных районах. По отзывам слушателей, эта программа вызвала у них большой интерес.

Американская пропаганда и правые органы местной печати упорно твердят о присутствии иностранных советников среди повстанцев. В одной из передач у микрофона радиостанции «Венсеремос» выступил бывший заместитель министра обороны правящего режима полковник Адольфо Кастильо, захваченный в плен патриотами. Он признал: «За время моего пребывания в плену у партизан я не видел ни одного кубинца, никарагуанца или русского…» (Позже, как мы уже говорили, то же самое подтвердили и французские журналисты.)

Слушатели к таким сообщениям относятся с доверием. Они знают, что подобные признания сделаны не под нажимом или пытками. Партизаны, в отличие от своих противников, гуманно относятся к пленным. Когда представляется возможность, командование ФНО передает военнопленных в организации Международного Красного Креста.

Однако не все пленные стремятся покинуть партизанские лагеря. Подсчитано, что из каждых ста захваченных в плен десять-двенадцать человек добровольно остаются с повстанцами, чтобы включиться в борьбу на стороне народа. Многие из них выступают по радио, рассказывая своим бывшим сослуживцам, как к ним относятся в партизанском лагере, за что сражаются бойцы ФНО и кого защищают.

В начале 1983 года сальвадорский режим вновь предпринял попытку покончить с повстанцами. Карательные операции в районе вулкана Гуасапа проводились в широком масштабе, с применением авиации. О тяжелых боях патриотов с войсками хунты сообщала еще одна повстанческая радиостанция — «Радио Гуасапа», пополнившая сеть революционного радиовещания. Из передач этой станции страна узнала о том, что 13 марта 1983 года в районе вулкана была злодейски убита Марианела Гарсия Вильяс, председатель сальвадорской Комиссии по правам человека. Военное командование хунты заявило, что она погибла с оружием в руках на стороне повстанцев. Представители Комиссии на пресс-конференции решительно отвергли эти измышления. Они обвинили в этой провокационной акции диктатуру Дуарте: Марианела Гарсия, скрывавшаяся от преследований режима, прибыла в Сальвадор для сбора доказательств о нарушениях прав человека: ее гибель не что иное, как акт мести со стороны диктатуры.

Гуманизм, благородная инициатива повстанцев и агитационно-организаторская роль революционного радиовещания ярко проявились и во время землетрясения в октябре 1986 года. 10 октября отряды ФНО прекратили все боевые действия и обратились с предложением о перемирии, чтобы бросить все силы помощи населению, пострадавшему в результате разрушительного землетрясения, унесшего тысячи человеческих жизней. Революционные радиостанции координировали действия повстанческих колонн, с тем чтобы они обеспечивали беспрепятственную эвакуацию раненых и подвоз медикаментов. По радио патриоты предложили правительственным организациям свою помощь в ликвидации последствий общенационального бедствия.

Как и следовало ожидать, невзирая на обстоятельства, диктатура лишь усилила непрекращающиеся карательные операции против повстанцев. Воспользовавшись тем, что революционеры в одностороннем порядке взяли обязательства прекратить огонь, войска хунты вероломно атаковали их позиции. Как сообщила радиостанция «Венсеремос», проамериканский режим не только категорически отказался присоединиться к объявленному патриотами перемирию, но развернул широкомасштабные карательные операции против партизанских формирований; более девяти тысяч солдат правящего режима было брошено в районы, занятые повстанцами. Фронт национального освобождения вынужден был прекратить выполнение взятого на себя обязательства о прекращении огня. Тем не менее, заявила «Венсеремос», патриоты оставили в силе свое предложение о взаимном прекращении боевых действий.

Для оправдания нового наступления на революцию правящий режим использует пропагандистские тезисы, разработанные ЦРУ и американскими масс-медиа: восстановление порядка, подразумевающего всевластие марионеточного правителя, засилье иностранных монополий, забитость и нищету народных масс, необходимость спасения «законного правительства» и защиту от «коммунистической угрозы», исходящей от соседних государств — Кубы и Никарагуа.

Этими же тезисами, как известно, прикрывалась и гитлеровская клика, осуществляя разбойничье нападение на страны Европы. И тогда одной из форм сопротивления силам реакции и фашизма было подпольное радиовещание: радиостанции Коммунистической партии Германии — «Радиостанция немецкого народа», Коммунистической партии Австрии — «Свободная Австрия», Болгарской коммунистической партии — «Христо Ботев» и «Народный голос». Роль радио в революционной борьбе, как свидетельствуют примеры Кубы, Никарагуа, Сальвадора, не исчерпывается только консолидацией сил Сопротивления. Оно вступает в отчаянную борьбу с внутренней контрреволюцией, с мощными средствами империалистической пропаганды, потоками лжи и дезинформации, обливающими грязью революцию, настраивающими общественное мнение против ее завоеваний.

Деятельность средств массовой информации и пропаганды в революционном движении, в повстанческой борьбе против диктаторского проимпериалистического режима высоко оценил один из руководителей Повстанческой армии и Коммунистической партии Кубы Рауль Кастро: «В условиях прошлых лет, когда все средства массовой информации являлись составной частью господствовавшего неоколониального аппарата, навязанного нашему народу американским империализмом, в условиях, когда тирания Батисты подавляла малейшие проявления псевдосвобод, которые при определенных условиях допускает буржуазия, в подобных условиях сама возможность вести ежедневные массовые передачи от имени революции характеризует первые передачи «Радио ребелде» как передачи, имеющие непреходящую историческую ценность»59.

В январе 1987 года повстанческие радиостанции объявили о новом наступлении революционеров на всей территории Сальвадора. Как сообщалось в радиопередачах, новая военная кампания сальвадорских патриотов под девизом «Героический январь. Да здравствует Фарабундо Марти!» началась в ночь с 4 на 5 января 1987 года атакой на армейский гарнизон марионеточного режима Дуарте в городе Осикола (департамент Морасан). Далее в сообщении говорилось: «В результате этой смелой операции уничтожено более двадцати карателей. Отряды ФНО овладели городом. Среди повстанцев потерь нет. Мирное население оказывает им поддержку. Режим Дуарте бросил в район Осиколы вымуштрованные американскими военными советниками отборные карательные части, которые также были разгромлены войсками ФНО. Патриоты уничтожили бронетранспортеры противника, захватили значительное количество оружия и боеприпасов американского производства. Нынешнее наступление свидетельствует о силе повстанцев и ширящейся социальной базе революционной борьбы в Сальвадоре».

Не помогает режиму Дуарте и военная помощь Белого дома, составившая только в 1986 году 800 миллионов долларов. Как известно, администрация Рейгана делала ставку на военное решение конфликта в Сальвадоре, что являлось составной частью курса США на нагнетание напряженности в Центральной Америке. Поэтому вооруженную борьбу сальвадорских революционеров с внутренней реакцией следует рассматривать и как борьбу против агрессивных устремлений американского империализма в центральноамериканском регионе.

Надо сказать, что патриоты неоднократно предлагали урегулировать конфликт внутри страны мирным путем.

7 января 1987 года радиостанция «Венсеремос» передала очередное предложение патриотов о создании «нового правительства с участием в нем представителей всех кругов ввиду нынешнего политического кризиса, разразившегося в стране». Командование ФНО через радиостанцию передало анализ ситуации. В сообщении из двенадцати пунктов, подготовленном совместно с РДФ, говорилось, в частности, следующее: «Необходимо создать новое правительство с самым широким представительством… В настоящее время будущее Дуарте, который выступает в качестве рекламы противоповстанческой борьбы, обсуждается и решается в ходе частных бесед с участием представителей американского посольства, вооруженных сил, местной олигархии и крупных предпринимателей… Нельзя допустить, чтобы судьба страны была решена за спиной народа!

Дуарте вверг страну в самый глубокий за всю ее историю экономический, политический и социальный кризис.

Христианские демократы, военные, предприниматели и американцы пытаются достичь согласия относительно новой экономической и политической модели, изготовленной по старому рецепту борьбы с повстанцами».

Вопреки мирным предложениям партизан диктатура не упускает ни единого шанса, чтобы дискредитировать патриотические силы Сальвадора в глазах мировой общественности. 1987 год начался клеветнической кампанией против ФНО; проамериканская клика пыталась возложить на бойцов Фронта ответственность за убийство семерых крестьян, происшедшее 22 января в районе вулкана Сан-Висенте.

В связи с этим ФНО передал по радиостанции «Венсеремос» заявление, в котором опроверг эту гнусную ложь. В заявлении приводятся неопровержимые доказательства того, что каратели учиняют расправу над мирными жителями, переодевшись в одежду повстанцев. По данным ФНО каждый день от рук карателей в Сальвадоре погибают в среднем пять человек, многие из мирных жителей считаются пропавшими без вести. Авиация режима еженедельно бомбит населенные пункты. Тем не менее, чтобы приостановить кровопролитие, заявляла «Венсеремос», патриоты оставляют в силе свое предложение о взаимном прекращении боевых действий.

Четкое и быстрое взаимодействие революционных сил, координация действий во многом зависят от деятельности радиовещания. О том, какое большое значение придается радиовещанию в революционной борьбе, свидетельствует хотя бы такой факт, что наличие собственной радиостанции является одной из первоочередных задач революционных сил. Так было на Кубе, в Никарагуа и в Сальвадоре.

Мы рассказали о том, как революционное радиовещание работает в нелегальных условиях, покажем теперь его деятельность как государственного органа, его значение в отстаивании революционных завоеваний, его антиимпериалистическую направленность и борьбу с враждебными «голосами», которые пытаются дискредитировать общественное устройство, новые законы жизни и правительства стран, совершивших революционный переворот.

Глава II

Борьба на два фронта

Новый этап в деятельности «Радио ребелде» начинается со дня вступления сил Повстанческой армии под командованием Фиделя Кастро Рус в Гавану. Радиостанция с первых же дней включилась в выполнение задач, стоящих перед кубинскими революционерами: построение нового общества, экономическое возрождение страны, ликвидация нищеты и хаоса, которые существовали в стране во время диктатуры. Одна из самых яростных схваток после свержения Батисты началась с буржуазными средствами массовой информации и пропаганды. Буржуазно-латифундистский блок был отстранен от политической власти, но вел активную идеологическую войну. Владельцы газет и радиокомпаний объединились в своем стремлении задушить начавшуюся революцию.

После победы революции на Кубе насчитывалось более ста частных радиостанций1. Как отмечал еженедельник «Кайман барбудо», в течение тридцати семи лет существования радио до победы революции оно являлось главным образом средством распространения коммерческой рекламы и использовалось в махинациях таких политиканов, как Фульхенсио Батиста и Карлос Прио, при посредничестве Союза радиостанций Кубы, объединившего крупнейшие буржуазные радиостанции страны2. Согласно оценке «Кайман барбудо», «развитие коммерческого радиовещания на Кубе к этому времени достигло самого высокого уровня в Латинской Америке»3.

В частных клубах Гаваны уже после победы революции руководители реакционного Союза радиостанций Кубы проводили многочисленные собрания, координируя планы будущей пропагандистской кампании. Президент Союза Абель Местре секретно выезжал в Мехико, где разрабатывалась тактика контрреволюционных акций, главная цель которых состояла в том, чтобы, используя самым широким образом радиовещание «для дезориентации народных масс, тогда еще слабых в политическом отношении, расколоть народ, его революционные организации и саму Повстанческую армию, лишить правительство поддержки и поощрять реакционные течения»4.

После победы революции в стране существовало пять общенациональных радиовещательных объединений («Радио СМК», «Сиркуито насиональ кубано», «Радио прогресо», «Унион радио» и «Кадена насиональ де радио»), расположенных в Гаване, где было сосредоточено более половины всех радиостанций страны5.

В совокупности функционировало 156 радиоцентров, включая ретрансляционные. Они были рассредоточены по всей территории страны. Их общая мощность составляла 348,1 киловатт6. В состав СМК — акционерного общества, принадлежавшего братьям Местре, входили «Радио СМК», «Радио релох» (передававшее информационные сообщения), «СМБФ-мусикаль», а также 6-й и 7-й телевизионные каналы.

Реакционные радиостанции, принадлежавшие Луису Конте Агуэро, Артуро Арталехо, Маноло Фернандесу, братьям Местре и другим владельцам, открыто выступали против революции, против проводимых в стране антиимпериалистических преобразований.

В качестве ответной меры революционное государство приступило к планомерной национализации тех радиостанций, владельцы которых использовали их в контрреволюционных целях. С другой стороны, народно-революционная администрация и руководители «Движения 26 июля» прилагали все усилия к тому, чтобы повысить эффективность агитационной и пропагандистской деятельности радиостанций, которыми они уже располагали, и прежде всего «Радио ребелде». Очень важно было привлечь также на сторону революции владельцев мелких частных радиостанций.

Весной 1960 года в Гаване был проведен Национальный конгресс владельцев радиостанций. Конгресс имел существенное значение для развития кубинского радиовещания. Решением подавляющего большинства участников конгресса прекратил существование Союз радиостанций Кубы — основная сила внутренней контрреволюции. Согласно резолюции министерства финансов № 907, 5 октября 1960 года было конфисковано имущество Абеля и Гоара Местре7.

Национализированные радиостанции и радиостанции, находившиеся в частном владении лиц, поддерживавших революцию, по инициативе Фиделя и Рауля Кастро образовали 20 марта 1962 года Независимый фронт свободных радиостанций (ФИЕЛ)8. Это был первый этап на пути централизации радиовещания на Кубе. ФИЕЛ вместе с радиостанциями Повстанческой армии во главе с «Радио ребелде» стал предшественником созданного в 1962 году Кубинского института радиовещания (затем переименован в Кубинский институт радио и телевидения).

Процесс очищения радиостанций от контрреволюционных элементов происходил под контролем государственных интервенторов, назначенных правительством, они же проверяли административно-финансовые дела радиостанций и — главное — политическую направленность радиопрограмм. Владелец при этом оставался лишь номинальным хозяином, в значительной степени ограниченным контролем интервентора в своей деятельности.

Созданием Бюро по направлению и координации национального радиовещания — следующим этапом после образования ФИЕЛ — завершился процесс национализации, реорганизации и централизации всего аппарата радиовещания и телевидения. Часть радиостанций, находившихся в подчинении различных государственных организаций и готовивших программы самостоятельно, независимо от государственного вещания, была передана под контроль Комиссии революционной пропаганды из Национального руководства ОРО (Объединенные революционные организации).

Бюро было переходным органом и просуществовало всего несколько месяцев, проведя за это время ряд прогрессивных мероприятий. Но пришло время, когда Бюро не могло уже решать новые, более сложные задачи, возникшие в связи с переходом к новому этапу революции, с реорганизацией кубинского радиовещания и телевидения. В результате был издан закон революционного правительства о создании Кубинского института радиовещания (КИР).

Институт был создан 6 мая 1962 года на базе бывшего Бюро, в его полномочия входило общее руководство телевидением и радиовещанием в стране. Институт объединил обширную сеть радиовещательных станций по всей стране и подчинил их единому централизованному правлению. Число радиостанций уменьшилось, а их суммарная мощность возросла, достигнув 897,55 киловатт9. Изменилось и расположение станций.

Однако до середины 60-х годов общенациональное радио и телевизионные каналы работали независимо друг от друга. Объединение некоторых служб сетей было продиктовано стремлением к более эффективному использованию кадров специалистов и технических средств, в которых республика испытывала большой недостаток. До революции Куба покупала все основное техническое оборудование у Соединенных Штатов. Разрыв отношений между Кубой и США привел к нехватке импортного оборудования и деталей.

Положение изменилось в середине 60-х годов, когда после подписания соглашения с СССР на Кубу стали прибывать первые партии советского радиооборудования. Кроме того, непосредственно для «Радио ребелде» у Чехословакии были приобретены два 150-киловаттных передатчика, в результате чего общая мощность одиннадцати передатчиков, бывших в те годы у «Радио ребелде», составила почти полтысячи киловатт.

Империалистические круги США и других западных стран делали все возможное, чтобы изолировать Кубу, поставить ее вновь в экономически зависимое положение. США предоставили убежище многим буржуазным специалистам в области телевидения и радиовещания, специалистам других областей. Не прекращались идеологические диверсии против Кубы, замышлялись акции политического характера, ЦРУ разработало план убийства Фиделя Кастро.

Антикоммунистическая кампания, развязанная империализмом и поддержанная внутренними средствами массовой информации, которые находились в руках контрреволюции, служила, как заявил в докладе на VIII Национальном съезде Народно-социалистической партии Кубы генеральный секретарь НСП Блас Рока, «врагам революции главным образом как средство раскола революционных сил»10.

«Психологическая война» как составная часть антикоммунистической кампании велась с расчетом на срыв проведения глубоких социальных преобразований после победы народно-демократической революции на Кубе. Контрреволюционные силы при поддержке американского империализма использовали все средства дезорганизации и террора, направленные на подрыв революционного правительства и его политики. Проимпериалистическая пресса и органы печати внутренней реакции, прежде всего газеты «Диарио де ла марина», «Пренса либре», «Авансе», рассказывали небылицы о расстрелах и пытках, о варварстве «бородатых повстанцев», о «зверствах кубинского режима», о подавлении гражданских свобод и прав личности. Всю эту ложь буржуазные информационные агентства разносили по всему миру. Подрывную пропагандистскую деятельность развернули и представители католической церкви. Пытаясь вызвать страх и замешательство в народе, средства массовой информации и пропаганды готовили почву для контрреволюционного переворота.

«На нас клевещут потому, — говорил Фидель Кастро, — что мы хотим быть свободными. На нас клевещут потому, что, совершив революцию, мы стали примером для всей Латинской Америки. На нас клевещут потому, что мы хотим национализировать иностранные концессии»11.

Среди конкретных мер, принятых революционным правительством для разгрома идеологических диверсий, было провозглашение кампании «битва за правду». Четыреста зарубежных журналистов из разных стран были приглашены на Кубу, чтобы убедиться в том, что на самом деле происходит в стране. Кампания «битвы за правду» являлась чрезвычайной мерой, призванной разрушить монополию клеветнических домыслов, распространяемых буржуазными информационными агентствами, главным образом АП и ЮПИ.

Революционное радиовещание стояло на страже социалистического мировоззрения. Ежедневно в течение нескольких месяцев после революции выступал у микрофона «Радио ребелде» Фидель Кастро Рус. Его беседы с кубинским народом, пламенные речи в защиту революционных преобразований продолжались иногда по пять — семь часов. В этих выступлениях вставал образ будущего общества, намечались перспективы развития революции. По национальному телевидению и радиовещанию выступали также Эрнесто Че Гевара, Рауль Кастро, Блас Рока, Освальдо Дортикос, другие руководители правительства.

Рамиро Пуэрта, первый директор Кубинского института радиовещания, писал в то время: «На Кубе везде можно увидеть микрофоны радио и камеры телевидения. Когда наступает ответственный момент, члены революционного правительства и сам Ф. Кастро обращаются к микрофону, чтобы обсудить с народом назревшие вопросы экономического строительства, политические и культурные проблемы, средства защиты от агрессора. Все это происходит оперативно и охватывает буквально все слои населения»12. В то время говорили, что Куба — первая страна, где законы издаются по радио и телевидению.

В стране развивался процесс идеологической интеграции антиимпериалистических сил. Развитие революции и обострение классовой борьбы ставило перед революционными силами задачу дальнейшего сплочения рядов, достижения организационного единства. Фактический блок, сложившийся на последнем этапе борьбы с диктатурой, в который входили «Движение 26 июля», Народно-социалистическая партия и «Революционный директорат 13 марта», продолжал крепнуть. Постепенное освобождение «Движения 26 июля» и «Революционного директората 13 марта» от правых элементов способствовало этому процессу. Между революционными силами страны налаживалось все более тесное сотрудничество по конкретным вопросам развития революции и ее защиты от посягательств внутренней и внешней контрреволюции. Закономерным стало объединение революционных групп и организаций в Единую партию социалистической революции Кубы (ЕПСРК), провозгласившую основой деятельности марксизм-ленинизм. 26 июля 1961 года «Радио ребелде» передала репортаж с массового митинга в честь восьмой годовщины штурма Монкады, на котором Фидель Кастро официально объявил о намерении создать ЕПСРК13.

Не дождавшись провала Кубинской революции, возврата к неоколониальным порядкам, реакция, поддерживаемая и направляемая американским империализмом, развернула ожесточенную пропагандистскую кампанию против Кубы, доведя ее до прямых угроз.

В мае 1960 года начала передачи на Кубу радиостанция «Радио Лебедь», что было одним из пунктов обширной программы, созданной по инициативе администрации Эйзенхауэра. Непосредственным основателем станции был агент ЦРУ Дэвид Атли Филлипс. Директор этой якобы коммерческой радиостанции утверждал, что она будет передавать музыку, «мыльные оперы», новости. Вскоре, однако, всем стала ясна ее подрывная сущность, и «Радио ребелде» квалифицировало «Радио Лебедь» как североамериканский контрреволюционный подрывной центр, ведущий антикубинскую пропаганду. Радиостанция, не зарегистрированная ни в одном международном документе, разместилась на острове Суон — на территории между Гондурасом и США — и начала вещание на средних волнах, незаконно используя частоты вещания радиостанции в Солт-Лейк-Сити (штат Юта, США).

«Радио Лебедь», действуя по типу «черных» радиостанций, открыто призывала к войне, постоянно вела подстрекательские передачи, призывая к диверсиям и саботажу. Одновременно Пентагон и ЦРУ готовили кубинских наемников для интервенции на Остров Свободы.

В Соединенных Штатах и в странах Латинской Америки распространялись фальсифицированные сообщения о Кубе с целью оправдать вмешательство в кубинские дела, оправдать экономические репрессии, попытки контрреволюционного переворота.

В этих условиях главная задача радиовещания страны и других средств массовой информации и пропаганды состояла в том, чтобы опровергать ложь и клевету, завоевывать сознание масс, поднимать дух народа. Для этого необходимо было «расширять пропаганду… увеличивать агитацию, больше говорить с массами»14.


На волне «Радио Гавана Куба»


В целях противодействия клеветническим пропагандистским кампаниям революционное правительство основало в феврале 1961 года специальную радиостанцию «Радио Гавана Куба», которая 1 мая того же года официально начала свои передачи на испанском языке. В последующие годы вещание стало осуществляться на португальском, кечуа, креольском, арабском, гуарани, французском и английском языках.

Так началось регулярное вещание революционной Кубы на зарубежную аудиторию. Главная задача, поставленная с первых же дней деятельности «Радио Гавана Куба», — нести народам мира правду о Кубинской революции, разоблачать измышления империалистической пропаганды.

Начиная вещание на зарубежные страны, Куба исходила из общего направления своей внешней политики, стремясь к установлению деловых и взаимовыгодных связей со всеми странами и народами мира, признающими ее суверенитет и независимость. Так, она постоянно укрепляет связи со странами Латинской Америки, к которой принадлежит в силу своего географического положения, общности исторического развития, культуры, традиций, языка (культурно-этнические традиции связывают ее и с Африкой — родиной предков многих современных кубинцев).

Политика Кубы в Латинской Америке направлена на поддержку антиимпериалистической борьбы народов, на укрепление подлинной независимости государств, достижения экономического и социального прогресса. Входя в группу неприсоединившихся стран, Куба идет в авангарде развивающихся государств, вступивших или вступающих в борьбу с тяжелыми последствиями колониальной и неоколониальной зависимости и эксплуатации.

Еще до создания радиостанции «Радио Гавана Куба» кубинское вещание с 1959 года передавало определенное количество программ, предназначенных для зарубежной аудитории. Но, конечно, такие передачи были недостаточно эффективны, они не могли противостоять вражеским «голосам» и средствам распространения информации. «Именно поэтому, — подчеркивал Ф. Кастро, — мы не должны забывать об этой сфере деятельности. Революция должна начинать такую борьбу также и за рубежом, дабы народы были хорошо информированы»15. В феврале 1961 года начались экспериментальные передачи «Радио Гавана Куба».

Выступая на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1960 года, Фидель Кастро с возмущением говорил: «Почему правительство Соединенных Штатов считает себя вправе вести подрывную деятельность против нашей страны? Я хотел бы в таком случае заявить, что и революционное правительство Кубы также вправе осуществлять подрывную деятельность против Соединенных Штатов, нарушать при помощи наших радиопередатчиков их воздушное пространство, нанося этим большой вред. Я хочу сказать, что правительство Кубы считает себя вправе нарушать радиопространство»16.

Уже в экспериментальных передачах в феврале, марте и апреле 1961 года «Радио Гавана Куба» выступила против клеветы и угроз, которые империалистические средства массовой информации обрушили на Кубу, разоблачила подготовку правительства США к прямому вооруженному вторжению на остров.

Создание «Радио Гавана Куба» тесно связано с героической борьбой кубинского народа против вторжения банд наемников на Плайя-Хирон и Плайя-Ларга в середине апреля 1961 года.

Ранним утром 15 апреля 1961 года самолеты «Б-26» производства США подвергли бомбардировке Гавану, Сан-Антонио-де-лос-Баньос и Сантьяго-де-Куба. Неизбежность интервенции стала очевидной. 16 апреля премьер-министр Кубы Фидель Кастро выступил на похоронах жертв бомбардировки. В своем выступлении, переданном по «Радио ребелде» и другим каналам массовой информации, Кастро впервые сказал о социалистическом характере Кубинской революции: «Товарищи рабочие и крестьяне, наша революция — это социалистическая, демократическая революция обездоленных, совершенная обездоленными для обездоленных. За нее мы готовы отдать жизнь»17.

Лидер Кубинской революции выразил уверенность в том, что народ Острова Свободы готов и будет отстаивать завоевания революции с оружием в руках.

Далее Ф. Кастро сказал об ответных мерах на бомбардировку американскими самолетами кубинских городов: «Может, они (американцы. — И.П.) рассчитывают, что им удастся скрыть от народов правду? Нет. Куба имеет теперь свою радиостанцию, которая сегодня же передаст разоблачительные материалы для всей Латинской Америки. Их услышит бесчисленное множество наших братьев в Латинской Америке и во всем мире…»18.

17 апреля «Радио Гавана Куба» сообщила о вторжении наемников, на кубинскую территорию и решении кубинского народа сопротивляться до последней капли крови и разгромить интервентов. По всему миру прокатилась волна боевой солидарности с революционной Кубой. «Куба — да, янки — нет!» — звучало над всеми континентами.

Активную поддержку интервентам в это время оказали подрывные радиостанции США, ставшие подлинными орудиями «психологической войны».

Радиостанция «Лебедь», располагавшая одним 50-киловаттным передатчиком на острове Суон в Карибском море, к апрелю, когда началось контрреволюционное вторжение в заливе Кочинос, работала круглосуточно. Быстро перерядившись в радиостанцию под именем «Операция «Плутон», она призывала к «освобождению Кубы от коммунистической тирании», передавала шифрованные сообщения, предназначенные для кубинского контрреволюционного подполья, а также сфабрикованные ЦРУ бюллетени об «успешной высадке освободительных сил». И даже когда интервенция провалилась, «Радио Лебедь» еще какое-то время продолжала передавать приказы уже несуществующим боевым частям и призывала их к стойкости, обещая американскую поддержку с воздуха.

Документы, ставшие известными широкой общественности в 1980 году, подтвердили, что деятельность «Радио Лебедь» обходилась ЦРУ в 400–500 тысяч долларов ежемесячно при обеспечении передач продолжительностью минимум восемь часов в сутки20. Радиостанция использовалась для передачи приказов ЦРУ американским агентам, действовавшим на Кубе. Американский разведчик Говард Хант, координировавший акции ЦРУ и контрреволюционных эмигрантов против свободной Кубы, впоследствии признал, что задачей «Радио Лебедь» было поддерживать связь с саботажниками и агентами ЦРУ на Кубе, создавать в США и странах Латинской Америки впечатление растущей оппозиции внутри страны революционному правительству.

После поражения интервентов диверсионный передатчик больше не мог прикрываться маской «коммерческого» радио.

С сентября 1961 года штаб-квартира радиостанции переместилась из Нью-Йорка в Майами, центр кубинской контрреволюции. Радиостанция возобновила подрывную деятельность уже под названием «Радио Америкас», но не изменила своего курса на активное участие в идеологических диверсиях против Кубы. Она преследует те же цели, что и полностью дискредитировавшая себя «Радио Лебедь».

«Радио Америкас» ведет передачи на испанском языке в ночные часы, ханжески именуя себя «голосом правды всего континента». Вещание станции контролируется правительством Соединенных Штатов, что гарантирует ей возможность вмешиваться во внутренние дела стран Центральной Америки, науськивая «гусанос» на кубинское правительство, на революционные процессы в целом. В руководстве радиостанции определенную роль играют кубинские эмигранты, которые питают злобную ненависть к социализму и прогрессу, пытаются всеми силами воспрепятствовать революционному обновлению в государствах Центральной Америки.

Разумеется, подрывную пропаганду против революционных преобразований на континенте ведет не единственная радиостанция, финансируемая разведкой США. Шесть передатчиков «Свободной Кубы» во Флориде и «WRUL» («Всемирная радиовещательная система») с пятью коротковолновыми передатчиками (штаб-квартира в Бостоне, штат Массачусетс) также оснащены для диверсионных операций и находятся под контролем ЦРУ. В частности, радиостанция ЦРУ «Ла вое де ла Виктор» (ныне уже несуществующая), формально зарегистрированная в качестве собственности гражданина Коста-Рики в 1964 году, предназначалась для крупномасштабных подрывных операций против Кубы и других стран Латинской Америки, а также для ведения радиовойны против радиовещания социалистических стран.

Все это радиовооружение в соединении с «черными» радиостанциями, ведущими пропаганду, которая выдается за исходящую из иного источника, чем подлинный21, направлено на выполнение основной цели: с помощью обмана, дезинформации и организации провокаций заставить людей послушно действовать в соответствии с указаниями ЦРУ. «Основная цель психологических кампаний — повлиять на общественное мнение, запутать сознание слушателя. Это достигается с помощью таких обычных и специальных средств воздействия, как слухи, иллюзии, внушение, тревога, намеренная ложь, а также с помощью использования суеверий, национальной ненависти и предрассудков»22. В частности, пиратские «черные» радиостанции уверяли кубинских слушателей, что ведут вещание от имени оппозиции правительству Кастро (на самом деле они располагались на островах Карибского моря) и призывали население к террору и саботажу, грубо и нагло искажали подлинную позицию правительства Кубы по тому или иному вопросу, фабриковали фальшивки, обостряя отношения Кубы с США и странами Латинской Америки.

Соединенные Штаты действуют и методом перекупки тех немногочисленных легальных радиостанций, которые используются прогрессивными организациями Центральной Америки. В Коста-Рике, например, марксистско-ленинская партия «Народный авангард» длительное время транслировала завоевавшую в стране популярность радиогазету «Коста-Рика сегодня» через местную радиостанцию «Ла вое дель тропико». В период «карибского кризиса», в октябре 1962 года, в атмосфере антикоммунистического психоза местные власти в нарушение конституции запретили радиопередачу партии «Народный авангард», а ЮСИА, воспользовавшись моментом, через местную профашистскую организацию «Движение «Свободная Коста-Рика» приобрело радиостанцию «Ла вое дель тропико»23.

Сразу после революции резко изменил содержание и тон своего вещания на Кубу официальный рупор Вашингтона — «Голос Америки». Специальная часовая программа «Свидание с Кубой», которая выходила в эфир вплоть до 1974 года, созданная кубинскими эмигрантами, звучала открытым призывом к свержению революционного правительства и уничтожению социалистического строя. Другая программа «Голоса Америки», предназначенная для кубинской молодежи, — «Шоу нового направления» — стремилась очернить революционные идеалы, под какофонию джазового аккомпанемента пропагандируя американский образ жизни.

«Голос Америки» во многом дополнял передачи подрывных радиостанций во время спровоцированного империализмом «карибского кризиса» в октябре 1962 года, когда антикубинская пропаганда достигла своей наивысшей точки. До «карибского кризиса» объем вещания «Голоса Америки» на Кубу в среднем составлял 8 часов 45 минут в сутки. Во время кризиса «Голос» значительно усилил пропагандистскую деятельность: объем вещания на Кубу увеличился в три раза и составил 26 часов 15 минут ежедневно.

Начиная с 23 октября 17 передатчиков «Голоса Америки» круглосуточно вели передачи на Кубу. Более 150 радиостанций на территории Латинской Америки передавали антикубинские комментарии «Голоса Америки», в которых утверждалось, что Куба угрожает «континентальной безопасности», стремится к насильственному свержению существующих в ряде стран режимов.

В ноябре 1962 года «Голос Америки» ввел в действие два передвижных 50-киловаттных передатчика в штате Флорида, которые круглосуточно вещали на Кубу. Кроме того, десять коммерческих радиостанций США (восемь средневолновых и две коротковолновых) прекратили выпуск обычных передач и открыли дорогу для программ «Голоса Америки» на испанском языке. Факт их использования в качестве подрывных подтверждается тем, что после урегулирования «карибского кризиса» они вернулись к своим обычным передачам.

«Радио Гавана Куба» выстояла в схватке с империалистической пропагандой, успешно противостояла «Голосу Америки» и его подголоскам. В 1963 году, то есть через два года после открытия, радиостанция увеличила число языков вещания и ежедневный объем передач: 16 часов на Латинскую Америку, 6 часов на Европу и Африку, 3 часа на Северную Америку24. Радиостанция располагала к этому времени шестью коротко- и средневолновыми передатчиками мощностью от 10 до 100 кило-ватт.

Источником информации для «Радио Гавана Куба» являются Пренса Латина и другие агентства, кубинская печать, зарубежные газеты и журналы.

Позывными радиостанции стали звуки вдохновенного марша «Движения 26 июля».

Радиостанция широко использует в своих программах выступления простых кубинцев о социализме, новых условиях жизни, о революции. В передачах участвуют крестьяне, студенты, руководители Кубинской революции. Радиостанция рассказывает о преобразованиях в культурной жизни Кубы, о народных традициях и праздниках, в музыкальных программах звучат кубинские народные песни и ритмы, произведения латиноамериканских композиторов. Выпуски новостей передаются через каждые 15 минут.

Передачи радиостанции завоевали признание зарубежных слушателей. Так, уже в первый год существования «Радио Гавана Куба» получала ежемесячно 1200–1300 писем из стран Латинской Америки, Европы и Африки. Из США радиостанция получала от 300 до 500 писем каждый месяц25.

Для ответа на послания аудитории была создана специальная передача «Латиноамериканская почта». Из нее слушатели могли узнать о причинах возникновения национально-освободительного движения на Кубе, целях и дальнейшем развитии революционных преобразований, об аграрной реформе и ее влиянии на положение кубинских крестьян, о положении рабочего класса на Кубе до и после революции, заботе о детях и семье на Кубе, социалистическом строительстве и планах партии. Серии передач, с большим успехом прошедшие в эфире, посвящались деятельности отдельных органов власти, различных политических и общественных организаций.

Для многих стран Латинской Америки «Радио Гавана Куба» была единственным голосом, который нес им правду о событиях на Кубе и в мире, выражал поддержку в их борьбе против угнетателей.

Буржуазные информационные агентства и органы печати тоже не преминули высказать свое мнение о деятельности «Радио Гавана Куба».

Ассошиэйтед Пресс 26 апреля 1962 года сообщило: «Радио Гавана» в своих передачах постоянно выступает с революционными воззваниями против Гватемалы». ЮПИ, 28 сентября 1962 года: «В официальных кругах правительства Соединенных Штатов дали понять, что ищут возможность оказать сопротивление пропаганде, которую ведет «Радио Гавана» в передачах на страны Латинской Америки, в которых оно призывает сбросить ярмо американского империализма».

Во время поездки в Каракас в 1963 году бывший диктатор Никарагуа Анастасио Сомоса возмущался кубинским радио: «Я слушаю у себя в стране «Радио Гавана», как будто оно находится в Манагуа». Позже он вновь с видом оскорбленного достоинства заявил в интервью мексиканской газеты «Сьемпре»: «Я слушал «Радио Гавана» и слышал Фиделя».

Руководители реакционных правительств ряда латиноамериканских стран называли передачи «Радио Гавана Куба» «кубинской интервенцией» в их страны, обвиняли ее в том, что она выступает «против режима», расценивали деятельность радиостанции как вмешательство во внутренние дела своих стран.

В октябре 1964 года в американской газете «Майами геральд» появились комментарии о передачах «Радио Гавана Куба» на креольском языке. В них с редкой откровенностью говорилось: «Единственная радиостанция, которая несомненно выступает против диктатуры, находится в Гаване. Каждый вечер она собирает вокруг себя слушателей. В передачах выражаются симпатии и сочувствие к страдающему народу Гаити. Передачи глушат, но их все равно слушают. Эти передачи коммунистического радио из Гаваны эффективны и оказывают большое влияние на население, которое слушает их с тревогой и надеждой».

Солидарность радиостанции с борьбой братских народов латиноамериканских стран способствовала росту ее популярности в Латинской Америке и в мире, привлекала к ней новых слушателей. «Мы открыто заявляем, — говорил Рауль Кастро, выступая в Доме Америк, — что отвергаем тирании Санто-Доминго, Никарагуа и Парагвая, что мы выражаем симпатии и поддержку народам стран, которые борются против диктатуры.

…Мы не вмешиваемся в вопросы, находящиеся в компетенции национального суверенитета других стран. Однако не вмешиваться не значит быть безучастным к борьбе этих народов… Это не значит, что мы не будем выражать солидарность с народами Никарагуа, Санто-Доминго и Парагвая»27.

В течение почти полутора месяцев «Радио Гавана Куба» держала в поле зрения события в Доминиканской республике, сообщая в страны Латинской Америки и другие государства об империалистической агрессии против республики, осуществленной США в апреле 1965 года, и о героической борьбе народа с захватчиками.

«Радио Гавана Куба» впервые в Латинской Америке стала вести передачи на языках кечуа, гуарани и креольском. (Кечуа — родной язык индейских племен, населяющих Перу, Эквадор, Боливию, северные районы Чили; гуарани широко распространен в Парагвае; креольский — на Гаити.)

В мае 1966 года корреспондент Ассошиэйтед Пресс Исаак Флорес писал: «Если судить по письмам, которые я получаю из разных стран мира, пропаганда «Радио Гавана Куба» имеет большой успех. Я не преувеличу, если скажу, что многие латиноамериканцы слушают передачи кубинской радиостанции, которая пропагандирует среди населения кубинский пример и идеи своего режима. В передачах большое место занимают речи Ф. Кастро, которые он произносил во время восстания на Кубе».

В самих Соединенных Штатах студенты Колумбийского университета записывали на магнитофон передачи «Радио Гавана Куба» и обсуждали их на семинарах. Популярностью радиостанции не замедлили воспользоваться некоторые американские фирмы для рекламы радиоприемников. Так, еще в мае 1963 года журнал «Лайф» в рекламе радиоприемника называл радиостанции, которые он может принимать на коротких волнах. Среди станций были Карачи, Рейкьявик и… Гавана28. Реклама — двигатель торговли!

8 января 1968 года на волнах «Радио Гавана Куба» начала вести свои передачи радиостанция «Голос Вьетнама». Передачи велись на английском языке и были направлены на Северную и Южную Америку и Европу. «До того времени, — писала 15 января 1968 года газета «Интернэйшнл геральд трибюн», — ханойские передачи на английском языке были хорошо слышны только на Дальнем Востоке. Теперь же, по данным «Голоса Америки», они хорошо принимаются в Вашингтоне».

В первой передаче радиостанция передавала: «Многие из вас, дорогие радиослушатели, участвуют в движении протеста против американской агрессии во Вьетнаме, поэтому мы и предлагаем координировать усилия вьетнамского и американского народов»29. 20 марта 1971 года ЮПИ выразило недовольство передачами «Радио Гавана Куба», в которых сообщалось об агрессивной политике США в отношении Вьетнама. В комментарии ЮПИ, в частности, указывалось: «Сообщения, которые ежедневно передаются на длинных и коротких волнах через три мощных передатчика радиостанцией «Радио Гавана Куба», обвиняют американское правительство в агрессивной войне против Вьетнама».

Радиовещание Кубы для зарубежной аудитории за первые десять лет своего существования стало настолько мощным и эффективным, что американские должностные лица пытались оправдать организацию идеологических диверсий против Кубы признанием влияния деятельности «Радио Гавана Куба». Во время поездки губернатора штата Нью-Йорк Нельсона Рокфеллера по странам Латинской Америки в качестве личного представителя президента газета «Майами геральд» 9 июня 1969 года писала: «В течение визита Н. Рокфеллера в Латинскую Америку передачи кубинского радио в основные часы подавляли передачи «Голоса Америки» во всей Центральной Америке и в странах Карибского бассейна». Возвратившись в США, губернатор призвал «повысить качество работы «Голоса Америки», дабы он мог по крайней мере конкурировать с радио Гаваны»30.

Влиятельнейшая североамериканская газета «Нью-Йорк тайме» 24 августа 1969 года назвала передачи радио Гаваны мощнейшей пропагандой, которая ведется на восьми языках на четыре континента. «Скромно начав передачи на Латинскую Америку, — писала далее «Нью-Йорк тайме», — «Радио Гавана Куба» увеличила их объем приблизительно до 150 часов в неделю. Большая часть передач идет на испанском языке, а также на португальском, гуарани и кечуа — двух диалектах индейцев, креольском — для радиослушателей Гаити».

«Кубинское радио можно свободно слушать в странах Центральной Америки и Карибского бассейна с середины ночи до утра», — писала уже упоминавшаяся «Майами геральд».

Подобная пропагандистская ситуация вызвала откровенную ярость реакционных правительств стран Латинской Америки, доказывая, что голос правды и свободы может быть сильнее, чем ракетные базы, как заявлял еще в 1960 году один из лидеров демократической партии США Эдлай Стивенсон31.

«Правительство Сальвадора озабочено передачами Кубинского радио. Оно дополнительно ассигнует двести тысяч колонов для увеличения мощностей своих радиостанций, так как «Радио Гавана Куба» ежедневно вещает на Сальвадор», — заявил журналистам секретарь по вопросам информации правительства Сальвадора.

В январе 1975 года информационное агентство Парагвая сообщило: «Передачи радио Гаваны слушает парагвайский народ. Большинство слушают передачи на языке гуарани… Это крестьяне, которые составляют 64 процента всего населения страны». Агентство утверждало, что «передачи как на испанском языке, так и на языке гуарани, которые слушают в этих странах, производят эффект действия орудийного выстрела».

Министр иностранных дел Парагвая Рауль Сапена Пастор публично выразил свое возмущение передачами, которые ведет против режима «Радио Гавана Куба», и предложил потребовать у правительства Кубы «отменить радиопередачи, направленные на Парагвай».

В октябре 1967 года агентство Канадиен Пресс сообщило, что после проверки, проводившейся в течение нескольких дней, должностные лица не обнаружили никаких фактов, подтверждающих, что Куба ведет «подрывные» радиопередачи, направленные на Канаду. С таким обвинением выступил в палате общин депутат парламента Канады Роберт Томпсон, утверждая, что «гаванское радио ежедневно передает получасовую программу на французском языке, адресованную непосредственно радиослушателям в Квебеке и излагающую указания по организации подрывной деятельности».

Начальник отдела информации «Радио Гавана Куба» Армандо Лопес Мартин назвал «абсолютно неправдоподобными и вымышленными» утверждения о том, что Куба передает «подрывные» программы на Канаду. Лопес Мартин сказал: «Наши программы передаются с целью дальнейшего улучшения хороших отношений с Канадой. У нас нет ни одной программы, которая касалась бы канадских проблем как таковых, ни на английском, ни на французском языках, хотя, конечно, мы затрагиваем вопросы расизма и другие проблемы, касающиеся в большей степени Соединенных Штатов».

Далее он с иронией заметил: «Единственное, чего нам не хватает сейчас, — это оказаться обвиненными в организации подрывной деятельности среди эскимосов».

И вот уже канадская газета «Виндзор стар» (провинция Онтарио) осторожно признавала в передовой статье от 8 февраля 1971 года: «Если сравнивать сообщения «Радио Гавана Куба» с теми, которые печатаются в американских газетах, то можно согласиться, что передачи радио Гаваны не только выдержаны, но и правдивы».

Особую страницу в истории «Радио Гавана Куба» составляет вещание на Чили в сентябрьские дни 1973 года, когда фашистская хунта расправилась с законным правительством Сальвадора Альенде. Радиостанция круглосуточно вела передачи на Чили, повторяла выпуски сообщений по нескольку раз.

Передачи, принимаемые в других странах Латинской Америки, вызвали волну солидарности с народом Чили. Член Политкомиссии ЦК Коммунистической партии Чили, бывший министр правительства народного единства Орландо Мильяс в интервью еженедельнику «Юманите диманш» заявил, что в Чили слушают передачи братских радиостанций, в том числе и «Радио Гавана Куба». «Это большая поддержка для чилийских патриотов, — сказал Орландо Мильяс, — ежедневно ощущать солидарность всего мира».

Все эти факты — свидетельство большого влияния и авторитета, завоеванного в мировом эфире радиостанцией «Радио Гавана Куба», ее воздействия на общественное мнение за рубежом. Фидель Кастро отмечал, что такое положение достигнуто в нелегкой борьбе: «В этой борьбе нам противостоят могущественные телеграфные агентства (ЮПИ, АП, Рейтер, Франс Пресс), которые уже в течение многих лет публикуют свою информацию в большей части газет, создавая общественное мнение. Это целая система, значение которой мы не можем недооценивать. Народ Кубы является жертвой этой системы, жертвой монополии на распространение информации во всем мире, информации, отвечающей интересам монополистических кругов»33.

Как показали данные социологических исследований, «Радио Гавана Куба» уже в конце 70-х годов слушали в Латинской Америке больше, чем многочисленные радиостанции капиталистических стран. Крупнейшая радиостанция в капиталистическом мире «Голос Америки» имела в Латинской Америке, по данным ЮСИА, около 1,4 миллиона регулярных радиослушателей, а гаванское радио — 1,1 миллиона34. И это несмотря на ту огромную разницу в техническом потенциале, в масштабах финансирования и т. д., существующую между кубинской радиостанцией и главным спрутом американской внешнеполитической пропаганды. Таким образом, можно говорить о том, что в формировании общественного мнения народов латиноамериканских стран была ликвидирована монополия США. Народы Латинской Америки и всего мира смогли наконец узнавать из первых рук правду о событиях на Острове Свободы.


Остров Свободы на «пылающем континенте»


Куба — первое социалистическое государство на Латиноамериканском континенте, поэтому не может не вызывать острого интереса одних, ненависти и постоянного раздражения других. И, естественно, кубинское радиовещание основную деятельность связывает с удовлетворением интереса к разным аспектам жизни и строительства нового общества. В общем объеме вещания главное внимание уделяется передачам для населения стран Центральной и Южной Америки, бассейна Карибского моря, радиопрограммам на языках гуарани, кечуа и креольском.

В материалах, предназначенных для населения той или иной страны, учитываются такие факторы, как специфика национальной аудитории, условия местной жизни, политическая ситуация и пропагандистская обстановка.

Солидарность с борьбой латиноамериканских народов за свободу и независимость стала главным направлением в вещательной политике. Куба с первых дней рождения социалистического государства выражает свою самую решительную поддержку всем народам, борющимся против империалистического гнета, против диктаторских антинародных режимов, находящихся на содержании у североамериканских монополий.

Особое место в передачах для зарубежных слушателей занимает информация. Телетайпы связывают «Радио Гавана Куба» с восемью информационными агентствами: Пренса Латина, ТАСС, Рейтер, Франс Пресс, ЭФЭ, Ассошиэйтед Пресс, западногерманским ДПА и Кубинским агентством национальной информации. Ежедневно в эфир выходит шесть больших информационных выпусков, а также различные комментарии, касающиеся национальных и международных проблем, — от политической системы до цен на продукты и транспорт в стране. Самая давняя рубрика радиостанции, которая ведется с первого дня открытия радиовещания на зарубежные страны, — «Голоса революции». В нее включаются речи и выступления государственных и политических деятелей страны, рассказывается о наиболее важных правительственных и партийных постановлениях, приводятся фрагменты из тех или иных документов.

После победы революции Фидель Кастро говорил: «Можно обмануть человека, живущего далеко от Кубы и прислушивающегося к клеветнической пропаганде, читающего лживые сообщения реакционной прессы и агентств. Но против этих лживых сообщений мы имеем оружие — нашу действительность, которая не имеет тайн: мы можем показать всему миру то, что мы сумели сделать».

И «Радио Гавана Куба» несет правду о Кубинской революции и ее достижениях, о тех победах, которые одерживает кубинский народ в строительстве социализма, о путях преодоления трудностей, многие из которых вызваны враждебной политикой Соединенных Штатов Америки.

Одной из центральных программ радиостанции, посвященных социалистическому образу жизни, является «Сосиалисмо, мундо нуэво» («Социализм — новый мир»). Передача ведется в форме диалога двух ведущих, затрагивающих любые интересующие слушателей за рубежом проблемы. Вот, например, фрагмент передачи о системах здравоохранения в странах с различным политическим строем.

Для сравнения берется такой показатель, как число врачей на определенное количество населения. (Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, медицинское обслуживание считается удовлетворительным, если на каждые 10 тысяч жителей приходится 28 врачей). В диалоге подчеркивается контраст в обеспеченности медицинским обслуживанием жителей социалистических и капиталистических стран.

«Ведущий—1. Видишь ли, я недавно просматривал некоторые материалы, и мне встретились действительно интересные данные. Представь себе, ни одно высокоразвитое капиталистическое государство, согласно данным Всемирной организации здравоохранения, не имеет необходимого количества врачей для удовлетворительного обслуживания своего населения.

Ведущий—2. Как, даже богатейшие капиталистические страны не достигли этого?

Ведущий—1. Нет! Вот показатели: на каждые 10 тысяч населения Соединенных Штатов Америки приходится 22 врача, в Италии — 20, в Японии — 16, а во Франции и того меньше — 15. В СССР на каждые 10 тысяч человек приходится 37 врачей, что намного выше показателя Всемирной организации здравоохранения. Но это еще не все. Если взять количество больничных коек, например, то и их число в СССР почти вдвое больше, чем в США…»

По многим показателям социальной сферы социалистическое общество превосходит капиталистические страны, говорится в комментарии. Взять, к примеру, заботу о детях, их отдыхе и здоровье — показатель справедливости общественного устройства, гуманности и благородства его целей. Или взять такой, казалось бы, частный аспект, как использование медицины в целях обогащения и наживы. Фармакологические фирмы, производящие лекарственные препараты, рекламируют свой товар, выжимая из него побольше дохода. Трагические последствия для людей, воспользовавшихся лекарствами частных фирм, хорошо известны. В социалистических странах, подчеркивают авторы передачи, такого произойти не может, поскольку все лекарства тщательнейшим образом проверяются.

В программе «Социализм — новый мир» большое место занимают материалы по проблемам экономики, культуры и спорта, вопросам охраны окружающей среды. Рубрика отражает жизнь практически каждой из стран социализма, показывая их общие черты и характерные особенности, связанные со спецификой исторического развития.

«В течение дня меня повсюду преследует капиталистическая пропаганда, — пишет, адресуясь к «Радио Гавана Куба», радиослушатель из аргентинского города Кордова, — еду ли я на автобусе, иду ли я по улице, читаю ли журналы, смотрю ли телевидение или слушаю радио, но по вечерам я отвожу душу, слушая «Радио Гавана Куба». Вы выполняете подлинно революционную задачу, рассказывая всем правду о Кубинской революции». Автор другого письма из эквадорского города Гуайякиль пишет: «Несколько дней назад я слушал прекрасную речь Фиделя Кастро по случаю нового выпуска стоматологов, в которой кубинский премьер-министр говорил о значении образования на Кубе. Я поздравляю вас и прошу продолжать выпуск подобных передач, которые заставляют всех, кто слушает их, понять необходимость подлинных преобразований в своих странах».

«Радио Гавана Куба» — это голос надежды на лучшее будущее для всего угнетенного сальвадорского народа. Я с волнением наблюдал, как в самых заброшенных уголках нашей страны крестьяне, собравшись у маленьких радиоприемников, ждут утренних передач «Радио Гавана Куба»… В течение всех мрачных, тяжелых лет диктатуры эта радиостанция вдохновляла нас и помогала в нашей работе, приобщая нас к общей борьбе в Латинской Америке».

Эти оценки зарубежных слушателей относятся не только к передаче «Социализм — новый мир», но и к другим рубрикам радиостанции, где рассказывается о созидательном труде кубинского народа, о деятельности Коммунистической партии Кубы, об исторических событиях в жизни страны, о развитии экономики, проблемах образования и т. д.

Политическим вопросам, пропаганде марксистско-ленинских идей радиостанция посвящает специальную программу комментариев — «Вокруг марксизма». Авторы передачи широко пользуются трудами Маркса, Энгельса, Ленина, а также работами современных руководителей международного коммунистического и рабочего движения. Эта рубрика также вызывает интерес у зарубежной аудитории, о чем свидетельствуют письма.

«Радио Гавана Куба» проводит ежегодные конкурсы, в которых принимает участие большое число слушателей. Победители конкурса награждаются памятными призами, бесплатными путевками в туристическую поездку на Кубу. Только за последнее время 105 победителей из 30 стран побывали на Кубе по бесплатным путевкам.

Пропаганда «Радио Гавана Куба» носит наступательный характер. Объект клеветы и нападок со стороны империалистических и марионеточных режимов, идеологических противников, радиостанция уверенно проводит свою линию на пропаганду социалистического образа жизни, распространение правды о Кубинской революции, поддержку национально-освободительных движений в мире и в Центральной Америке.

В Соединенных Штатах неоднократно раздавались голоса о том, что пропаганда кубинского радио оказывается более действенной и эффективной, чем передачи «Голоса Америки» в Центральной Америке и странах Карибского бассейна. Глава республиканского большинства в палате представителей США Джеймс Райт 28 мая 1980 года заявил: «Соединенные Штаты не могут рисковать своим влиянием, терпя поражение в идеологической борьбе во всех странах мира, прежде всего в Латинской Америке. На этом континенте мы должны выступать против влияния Кубы…»36.

В передачах радиостанция дает отпор антикоммунистическим и антисоветским выступлениям буржуазной прессы и радио, для нее характерна позиция солидарности с борющимися народами Сальвадора, Чили, Гватемалы. Противопоставляя народные идеалы свободного и справедливого общества буржуазной демократии, «Радио Гавана Куба» разоблачает на конкретных примерах эксплуатацию и социальное неравенство, царящие в мире капитала.

В настоящее время еженедельный объем вещания Кубы на зарубежные страны превышает 430 часов (то есть более 60 часов в сутки). Кроме того, радиостанции внутреннего вещания «Радио ребелде» и «Радио либерасьон», объединенные в одну радиостанцию, ведут передачи на западноевропейские и арабские страны. Эти специальные программы носят название «Голос Кубы».

Остановимся на некоторых аспектах внутреннего вещания, чтобы показать единство позиций по важнейшим политико-идеологическим направлениям пропаганды и контрпропаганды социалистической Кубы.

Провозгласив своей идеологией марксизм-ленинизм, Кубинская революция, — писал в журнале «Куба сосиалиста» Освальдо Дортикос, — смогла выиграть замечательное сражение, и тот, кто помнит, насколько глубоким было идеологическое проникновение империализма в наш народ до победы революции, может только удивляться нашим огромным успехам на фронте идеологической борьбы. Сегодня мы смеем утверждать, что весь кубинский рабочий класс, а не только его авангард, пришел на позиции социализма»37.

Государственные функции радиовещания коренным образом изменили характер передач, освободив его от роли коммерческого средства, от рекламы и погони за сенсационностью. Радиовещание стало подлинно массовым, открытым для участия в его программах трудящихся, людей, представляющих интересы трудового народа. Радио стало «митингом миллионов», как когда-то в послереволюционной России. Радио организовало массовую кампанию в области здравоохранения, приняло самое активное участие в ликвидации неграмотности в стране. Радио стало проводником культурной революции.

1961 год был объявлен на Кубе годом просвещения, основной задачей которого стала ликвидация неграмотности. Накануне революции на Кубе было около миллиона неграмотных. За пределами буржуазной школы оставалось более половины всех детей школьного возраста, хотя в то же время десять тысяч учителей не могли найти работу. Радиоликбезы помогли освоить грамоту сотням тысяч кубинцев. Достаточно сказать, что к концу 1961 года 707 тысяч кубинцев научились читать и писать. Куба стала первой в Латинской Америке страной с самым высоким уровнем грамотности. И это была не просто просветительская миссия социалистического государства. Благодаря ликвидации неграмотности общественное мнение страны вскоре после революции было на стороне социализма и марксизма. И вождь Кубинской революции Фидель Кастро мог с полным основанием сказать, что «на Кубе от антикоммунизма не осталось и следа»39. «Суть дела в том, — объяснял Кастро, — что антикоммунизм существовал лишь на поверхности. Он основывался на невежестве людей. А социалистические политические убеждения опираются на знания, на политическую грамотность… Социализм имеет глубокие корни, он заложен в сознании и культуре людей»40.

Антикубинская кампания, развязанная в США в 1962 году, не застала кубинский народ врасплох. Поражение на Плайя-Хирон и разгром регулярной армии США, начавшей вооруженную интервенцию на Кубу, были закономерной победой народа, поверившего в идеалы социализма.

Несмотря на прямые угрозы в адрес кубинского государства, содержавшиеся в заявлении президента США Дж. Кеннеди, несмотря на экономическую блокаду, Куба выстояла.

22 октября 1962 года правительство США под предлогом того, что на Кубе размещено «советское наступательное оружие», объявило об установлении военно-морской блокады острова. В боевую готовность были приведены американские войска в Западной Европе и на Дальнем Востоке. К военному конфликту готовились союзники США по НАТО. Мир был поставлен под угрозу войны с применением ядерного оружия.

«Голос Америки» вел подстрекательские передачи, ежедневно наращивая истерию угроз, нагнетая страх сообщениями о том, что в воздухе находятся самолеты американской стратегической авиации, несущие на борту атомные и водородные бомбы, что подводные лодки, начиненные ядерным вооружением, заняли оперативные позиции и готовы в любой момент начать обстрел Кубы и других социалистических стран.

В создавшихся условиях правительства Кубы и Советского Союза в соответствии с нормами международного права договорились о мерах по укреплению обороноспособности Кубы.

23 октября 1962 года «Радио ребелде» передало текст заявления Советского правительства в поддержку Кубы, в котором говорилось: «Советское

правительство подтверждает еще раз, что все оружие, которым располагает Советский Союз, служит и будет служить целям обороны от агрессоров… Если агрессоры развяжут войну, то Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар»41. Одновременно по радиостанции было сообщено, что Советское правительство поставило вопрос о немедленном созыве Совета Безопасности Организации Объединенных Наций для рассмотрения вопроса «О нарушении устава ООН и угрозе миру со стороны Соединенных Штатов».

В результате упорной дипломатической борьбы — обмена посланиями между правительствами СССР и США, а также между Генеральным секретарем ООН У Таном и Советским правительством, в результате переговоров в ООН и визитов У Тана и А. И. Микояна на Кубу была достигнута договоренность, согласно которой президент Кеннеди отменил «карантин» и дал заверение, что США не будет совершать вооруженную интервенцию на Кубу. Советский Союз в свою очередь вывез с территории Кубы ракеты среднего радиуса действия и бомбардировщики «Ил-28». 28 октября 1962 года «Радио ребелде» передала программу кубинского правительства, выполнение которой обеспечило бы действительно мирную обстановку в районе Карибского моря и оградило бы суверенитет и независимость Кубы от посягательств со стороны США. В сообщении «Радио ребелде» говорилось, что программа восстановления мира в районе содержит пять пунктов:

«Прекращение экономической блокады и всех мер экономического и торгового давления, которое осуществляют Соединенные Штаты во всем мире против Республики Куба.

Прекращение всякой подрывной деятельности, отправки и выгрузки оружия и взрывчатых веществ по воздуху и морю, организации вторжений наемников, проникновения шпионов и саботажников — то есть всех тех действий, которые осуществляются с территории Соединенных Штатов и некоторых стран-сообщников.

Прекращение пиратских нападений с баз, расположенных в Соединенных Штатах и в Пуэрто-Рико.

Прекращение любых вторжений в воздушное пространство и территориальные воды Республики Куба военными самолетами и кораблями США.

Эвакуация военно-морской базы Гуантанамо и возвращение Кубе этой территории, оккупированной Соединенными Штатами».

Кубинское правительство и весь кубинский народ высоко оценили братскую бескорыстную помощь Советского Союза в дни «карибского кризиса». Говоря об этом времени, Фидель Кастро отметил: «История не знает подобных примеров солидарности. Это и есть интернационализм! Это и есть коммунизм!»43

«Радио ребелде» освещало дружеский визит в СССР Фиделя Кастро в апреле — мае 1962 года, внесший вклад в дальнейшее развитие и укрепление советско-кубинских отношений. Совместное советско-кубинское заявление, подписанное в мае 1963 года, стало свидетельством роста международного авторитета Республики Куба, укрепления позиций социализма в Западном полушарии.

1 октября 1965 года «Радио ребелде» передало сообщение о пленуме ЦК, принявшем решение о переименовании ЕПСРК в Коммунистическую партию Кубы. Первым секретарем ЦК стал Фидель Кастро. Пленум утвердил также решение о создании официального печатного органа партии — газеты «Гранма»44.

В едином строю «Гранма» и «Радио ребелде» стали проводниками внешнеполитического курса республики, направленного на обеспечение мирных условий для осуществления задач революции, мирное сосуществование с соседними государствами, внесли свой вклад в укрепление мира на земле. Задачи внутренней политики, сформулированные Ф. Кастро в его обращении к представителям средств массовой пропаганды, состояли прежде всего в воспитании революционной сознательности народа, разъяснении правоты и справедливости революции, в ответных мерах на антикубинские выступления батистовских недобитков и контрреволюции. Враги Кубинской революции, говорил Кастро, должны знать, что «мы не пойдем ни на какие идеологические уступки, и наша позиция будет непреклонной марксистско-ленинской позицией»45.


Этапы антикубинской истерии


Историю «психологической войны» империализма США и его марионеток против Кубинской революции можно разделить на несколько этапов.

Первый этап охватывает период с 1 января 1959 года — дня победного вступления соединений Повстанческой армии под командованием Фиделя Кастро в Гавану — до апреля 1961 года — времени провозглашения социалистического характера Кубинской революции и провала вооруженной интервенции на Остров Свободы. Цель организаторов «психологической войны» в этот период заключалась в том, чтобы сорвать проведение в жизнь социальных преобразований в стране, направить ее развитие по капиталистическому пути, сохранить традиционную зависимость Кубы от Соединенных Штатов.

«Фатальность» зависимости Кубы от США была сформулирована в качестве доктрины еще в 1823 году тогдашним государственным секретарем правительства Штатов Д.-К. Адамсом: «Закон земного притяжения распространяется как на физику, так и на политику. Как яблоко, сорванное с дерева бурей, может упасть только на землю, точно так же Куба, насильственно отторгнутая от своей связи с Испанией и неспособная к самостоятельному существованию, может принадлежать лишь к Североамериканскому союзу». Идея, высказанная в 1823 году, стала догмой. Кубе была отведена роль придатка могущественного и грозного соседа, острова-курорта с великолепными пляжами, стилизованными «индейскими деревнями», гостиницами-небоскребами и народом-слугой.

Ряд буржуазных историков, исследующих отношения между Кубой и США конца 50-х годов нашего столетия, делает вывод, что, мол, Соединенные Штаты показали пример «государственной гуманности», не раздавив еще в колыбели Кубинскую революцию, хотя средств для этого у них было достаточно. Действительно, США проявили определенную сдержанность в отношении начавшейся революции. По всей видимости, Белый дом был введен в заблуждение происхождением Фиделя Кастро — выходца из семьи крупного землевладельца. В США на первых порах были уверены, что «дворцовый переворот» ничего не изменит в политической обстановке на Кубе, что смена власти, изгнание ненавидимого кубинским народом диктатора Батисты «выпустит пары» из закипающего революционного котла, не потревожив устои «великой дружбы» двух американских народов.

Но поняв истинный смысл Кубинской революции, империалистические силы США начали настоящий крестовый поход против нее и молодого государства. Под покровительством американских должностных лиц в 1960 году был создан «Кубинский комитет свободы», главным пропагандистским средством которого стала радиостанция «Свободная Куба». Связанные с ЦРУ террористические эмигрантские организации засылали на Кубу тайных агентов, проводивших диверсионные саботажи, создавали агентурную сеть, связывающую внутреннюю контрреволюцию и эмигрантов с Центральным разведывательным управлением.

В американской «филантропической» организации «Рефухио» возникло некое подразделение «Сентрал рекорд», специально занимавшееся распространением измышлений об «ужасах режима Кастро». Для засылки листовок и других пропагандистских изданий использовалась, в частности, переписка между выехавшими с Кубы лицами и их близкими, оставшимися на родине.

Действовавшие в Карибском море пиратские подрывные радиостанции призывали к открытому террору и саботажу, уверяя при этом, что передачи редут борющиеся против «режима Кастро» «повстанцы» с территории Кубы. Диверсионные акции должны были служить доказательством необходимости вооруженной интервенции и насильственного свержения революционной власти.

Второй этап «психологической войны» характеризуется полным перемещением борьбы против революционной Кубы за границу, апогеем антикубинской политики Вашингтона, его попыткой превратить происходящие в Латинской Америке социальные процессы в «фитиль на пороховой бочке» всемирной ядерной войны. Именно в это время (1961–1964) под давлением американского империализма вокруг Кубы создается враждебное кольцо реакционных латиноамериканских режимов.

Еще в начале 1960 года, как позже стало известно, ЦРУ и Пентагон под предлогом борьбы против «международного коммунизма» разрабатывали схему вооруженной агрессии против Кубы, которую планировалось осуществить руками наемников. Американские радиостанции и пресса во всю пропагандировали миф о «неминуемом крахе коммунистического режима Кастро» и «безусловной поддержке» интервентов кубинским народом. Так, 17 апреля агентство ЮПИ сообщило о «бегстве» Фиделя Кастро и «пленении» его брата Рауля; агентство Ассошиэйтед Пресс распространяло «новости» об «уличных боях» в Сантьяго-де-Куба. И лишь 19 апреля, когда участь интервентов была решена, ЮПИ признало, что «вторжение на Кубу потерпело поражение»47.

Пропаганда Соединенных Штатов навязывает Кубе ответственность за любую авантюру из предпринятых в любой точке земного шара. Первой версией в связи с убийством президента Соединенных Штатов Джона Кеннеди, конечно же, оказалось предположение ряда американских газет, что вероятный убийца — Ли Харви Освальд — агент Гаваны. Эта провокационная фальшивка была вскоре разоблачена кубинским радиовещанием, однако, будучи первой версией, поданной в момент массового шока потрясенной убийством Америки, она отравила атмосферу, дезориентировала общественное мнение и вновь всплыла на поверхность в буржуазной прессе США в ноябре 1976 года с целью спровоцировать только что пришедшую к власти администрацию Д. Картера на антикубинские действия. Этим, кстати, объясняется и град упреков в адрес администрации за мягкость антикубинской политики и недопустимый с точки зрения авантюристов от политики либерализм.

«Голос Америки», как и внутренние средства пропаганды США, взял на вооружение тезис о «превращении Кубы в советскую военную базу у берегов свободной Америки», а опаснейшая для всего мира авантюра, именуемая «карибским кризисом», изображалась как попытка оградить латиноамериканские страны от коммунистического террора, исходящего опять-таки от революционной Кубы. На волне антикубинского психоза состоявшееся еще в январе 1962 года в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) VIII консультативное совещание министров иностранных дел стран — членов Организации американских государств приняло резолюцию об исключении Кубы из ОАГ. Антикубинские «коллективные санкции» окончательно оформились в июле 1964 года IX консультативным совещанием в Вашингтоне. Министры иностранных дел стран — членов ОАГ приняли резолюцию, которая обязывала эти страны прервать с Кубой любые формы отношений. После этого совещания лишь одна Мексика (из 20 членов ОАГ) не подчинилась империалистическому диктату и сохранила дипломатические отношения с Кубой.

Империалистическая пропаганда утверждала, что в результате «суверенной воли» стран — членов ОАГ достигнута цель полной экономической, политической, дипломатической и моральной изоляции Кубы, что является необходимой предпосылкой для ликвидации «порождающего опасную нестабильность в регионе» социалистического государства.

Третий, наиболее продолжительный этап, охватывающий период с середины 1964 года до середины 1975 года, отмечен дальнейшим усилением «психологической войны» против Кубы. Открытые формы вмешательства во внутренние дела Кубы передвинулись на второй план. На повестке дня появилась задача организации «тихих» антикубинских провокаций, эрозии социализма в стране. Империалистическая пропаганда, пытаясь вызвать недоверие к правительству Кубы, всячески раздувала ею же состряпанные бредни о противоречиях в кубинском руководстве, спекулировала, на уходе с политической арены Кубы Эрнесто Че Гевары и его гибели в Боливии48.

По свидетельству бывшего сотрудника ЦРУ Филипа Эйджа, американской разведкой делались попытки через средства массовой информации «обострить и возродить давно преодоленные расхождения во мнениях», представить некоторые меры кубинского правительства как «репрессии коммунистического тоталитарного режима».

Агрессивный антикубинский курс Вашингтона не мог, однако, повернуть события вспять. Кубинская революция, последовательно проводя в жизнь ленинские принципы мирного сосуществования государств с различным политическим строем, невмешательства в их дела, добиваясь уважения суверенной воли народов на пути к социальному прогрессу, завоевывала все больший авторитет в мире. Соседние с Кубой страны все более убеждались, что антикубинская политика империализма — на деле политика антилатино-американская, что не республика на Большом Антильском острове является виновником всех бед, а северный большой сосед, который заинтересован в конфронтации стран Латиноамериканского континента. Даже буржуазная печать США была вынуждена признать, что результатом антикубинской политики Вашингтона стала растущая морально-политическая изоляция США от своих латиноамериканских соседей.

В конце 1974 года в Кито состоялось XV консультативное совещание министров иностранных дел стран — членов ОАГ. И уже не одна Мексика, а представители двенадцати государств выступили за отмену антикубинских санкций. По существу это означало признание морального банкротства ОАГ как послушного инструмента империалистической политики США на континенте. Нормализация отношений с Кубой охватила большинство государств Латинской Америки. К началу 1975 года девять из двадцати латиноамериканских стран перестали соблюдать «коллективные санкции» ОАГ и поддерживали дипломатические отношения с Кубой. В дальнейшем к Мексике, Ямайке, Гайане, Венесуэле, Тринидаду и Тобаго, Перу, Барбадосу, Аргентине, Панаме присоединились Колумбия и Коста-Рика. Решение об отмене «коллективных санкций», принятое состоявшимся в середине 1975 года в Сан-Хосе XVI консультативным совещанием министров иностранных дел стран — членов ОАГ, явилось лишь запоздалым подтверждением провалившейся политики изоляции Кубы.

Отмену антикубинских «коллективных санкций» можно считать началом четвертого этапа «психологической войны» против Кубы. Относительное улучшение отношений между США и Кубой, достигнутое при правительстве Д. Форда, оказалось кратковременным, поскольку разрешение американским фирмам заключать деловые договоры с кубинским правительством, исчезновение с газетных страниц призывов к свержению «диктатуры Кастро» сопровождались условием разрыва отношений с СССР. «Объективная необходимость сближения» с Соединенными Штатами и «неоспоримое преимущество западного образа жизни» для Кубы щедро оснащались посулами «роскошной жизни». Плата же за все это, как предлагал госсекретарь Белого дома при Форде, Г. Киссинджер, всего лишь «разрыв связи с Москвой» и «прекращение экспорта революции». В новых условиях «психологической войны» I съезд Коммунистической партии Кубы указал на необходимость «сохранять бдительность в отношении всех видов дезинформации и психологических диверсии».

Это предупреждение было сделано не зря. Поводом для развязывания новой клеветнической кампании против Кубы послужил факт оказания Кубой интернациональной помощи законному правительству Народной республики Анголы, подвергавшейся постоянным нападениям контрреволюционных банд и регулярных войск расистской ЮАР. Используя средства массовой информации как в США, так и в некоторых латиноамериканских странах, империализм спровоцировал очередной взрыв антикубинской истерии, пытаясь скомпрометировать Кубу в глазах неприсоединившихся стран. Все это отразилось на резком ухудшении отношений между Кубой и США.

По свидетельству бывшего сотрудника ЦРУ США Джона Стокуэла, на протяжении нескольких месяцев шпионским ведомством в Лэнгли была сфабрикована и затем распространена целая серия пропагандистских фальшивок, в которых контингент кубинских воинов-интернационалистов обвинялся в осуществлении актов насилия и грабежа в Анголе51.

В 1977 году, с началом президентской деятельности Дж. Картера, обстановка на фронте «психологической войны» против Кубы опять изменилась. Президент признавал необходимость улучшения отношений с латиноамериканскими странами, расширения сотрудничества в культурной и научно-технической областях. В годы президентства Д. Картера впервые с 1959 года стала возможной выдача виз гражданам США для въезда на территорию Кубы, были подписаны договоры по мореходству и рыбной ловле, открыты представительства США в Гаване и Кубы в Вашингтоне, прекращены шпионские полеты самолетов США над Кубой.

Твердая позиция кубинского руководства, не пошедшего ради сближения с США на нарушение своего обязательства перед правительствами Эфиопии и Анголы не выводить кубинские воинские контингенты с территорий этих стран до прекращения вооруженных вылазок внешней контрреволюции, вызвала новую волну клеветнических нападок на республику.

Серия провокаций 1980 года связана с инцидентом в посольствах Перу и Венесуэлы в Гаване. Убийство кубинского охранника посольства Перу заставило кубинскую сторону отозвать сотрудников сил безопасности Кубы, обеспечивавших охрану этого иностранного представительства. Антисоциалистические элементы, воспользовавшись отсутствием охраны, проникли на территорию посольства, требуя немедленного выезда из страны. Впрочем, никто не собирался удерживать этих отщепенцев. Однако предоставленная возможность выезда за границу новоиспеченных «гусанос» сопровождалась громкой шумихой, поднятой в передачах западных средств массовой информации, потоком лжи и клеветы.

На гребне новой антикубинской волны были возобновлены шпионские полеты самолетов-разведчиков над Кубой, проведены провокационные военные маневры в непосредственной близости от кубинских берегов, осуществлены диверсионные акты в экваториальных водах Кубы.

Выступая в Гаване 1 мая 1980 года перед трудящимися, Фидель Кастро сказал: «И все-таки мы выигрываем и это сражение… поскольку уверенно противостоим не только военным угрозам империализма янки, но и его информационным монополиям, шантажу и клевете.

Если мы не будем в состоянии бросить вызов угрозе любого типа — угрозе вооруженной агрессии или угрозе пропаганды, — мы не сможем дать твердый отпор врагу. Робеть перед лицом пропаганды все равно что робеть перед жерлами вражеских пушек»52.

Крестовый поход против социализма и революции, начатый в 1981 году с приходом к власти в США новой администрации, открывает новый этап «психологической войны» против Кубы. Остановимся подробнее на характерных особенностях и современных методах «психологической войны» более подробно.


«Радио Марти» и другие «голоса» «гусанос»


Пропаганда Соединенных Штатов в Латинской Америке не ограничивается пределами отдельных государств, а имеет общеконтинентальный масштаб. Террористические акты и военные действия против социалистической Кубы являются выражением антикоммунизма вообще — главной и постоянной тенденции политики империализма. Обращенное к правительствам и общественному мнению латиноамериканских стран требование расправы с Кубинской революцией во имя «защиты континентальной безопасности» — постоянный мотив антикоммунистической пропаганды США в этом районе мира; солидарность с Кубой — предлог для агрессии против неугодных правительств суверенных государств. Твердя об угрозе «кубанизации» латиноамериканских стран, США добивались изоляции Кубы от остальных стран континента. Под предлогом борьбы с «коммунистической заразой» вершились расправы над патриотами, наемники громили прогрессивные организации, контрреволюционные банды объявлялись защитниками народа, а национально-освободительное, антиимпериалистическое движение — террористической борьбой за власть.

В информационно-пропагандистской интервенции против прогрессивных сил континента используются все средства вмешательства во внутренние дела государства и проведения подрывных акций.

Решающим ударом в подрывной деятельности должно было стать, по замыслу американских спецслужб, создание специальной мощной радиостанции, которая денно и нощно, не смыкая глаз, будет вещать на Кубу. Эта радиостанция, заявил тогдашний помощник президента США по национальной безопасности Ричард Аллен, «будет рассказывать кубинскому народу правду о дефектах в управлении страной» и о том, как кубинское правительство способствует «развитию подрывной деятельности и международного терроризма в Западном полушарии и во всех других районах…». В этом заявлении — присущая пропагандистским средствам Запада терминология, а если еще добавить, что содержание деятельности новой радиостанции аналогично «Свободе» и «Свободной Европе», то станет ясно, что представляет собой «Радио Марти», как кощунственно был назван подрывной пропагандистский центр. Антикубинские высказывания президента Рейгана и других высокопоставленных лиц администрации США, доходящие до прямых угроз об объявлении блокады Кубы или вооруженного вторжения на остров, дополнились новой серией враждебных акций, направленных на подрыв Кубинской революции.

«Радио Марти» — детище Центрального разведывательного управления США и окопавшейся на североамериканской территории кубинской эмиграции, из которой и укомплектован в основном штат нового диверсионного радиоцентра. Идея создания радиостанции была сформулирована в «Документе Санта-Фэ», подготовленном так называемым Национальным кубино-американским фондом. Первоначальный вариант проекта «Радио Марти», почти полностью идентичный подрывным «радиоголосам» «Свободы» и «Свободной Европы», не был утвержден в конгрессе США. И тогда «Радио Марти» стало частью системы государственной внешнеполитической пропаганды США, наподобие «Голоса Америки».

Задолго до открытия радиостанции американские спецслужбы принялись готовить кубинскую аудиторию к восприятию передач подрывной радиостанции. Так, в 1983 году девять процентов передач «Голоса Америки», обращенных к Кубе, было отведено теме новой радиостанции, которую Вашингтон иезуитски назвал именем Хосе Марти — национального героя Кубы, преследуя цель привлечь к ней максимальное число слушателей.

На Кубе свято чтят память Хосе Марти. В 1988 году латиноамериканцы торжественно отметили 135-ю годовщину со дня рождения Марти, одного из организаторов освободительной борьбы кубинского народа против колониального гнета, создателя революционной партии, философа, поэта, публициста. Поколение нынешних революционеров, говорил Фидель Кастро, находится под большим воздействием этой выдающейся личности, идеолога антиколониального движения и борьбы за независимость народов Латинской Америки.

Буржуазная пропаганда, в первую очередь североамериканская, фальсифицируя идеи Хосе Марти, пытается передернуть, представить в ложном свете жизнь апостола кубинского революционного движения, по-своему препарируя и толкуя его высказывания.

В 1984 году, в 131-ю годовщину со дня рождения Марти, в эфир вышла специальная передача «Голоса Америки», в которой делалась попытка идентифицировать радиостанцию «Радио Марти» с «идеями Хосе Марти»: «Идеи Марти как нельзя более чужды марксизму, такому, каков он на Кубе… — вещал всезнающий «Голос». — Как и в предыдущие эпохи, США служат прибежищем для кубинских патриотов. Пятнадцать лет Марти жил в стране подлинной демократии и свободы, осуществления которой ждут миллионы кубинцев». Вот так, ни больше ни меньше, «Голос Америки» поставил знак равенства между предателями родины и национальным героем кубинского народа.

В стремлении «перетянуть» наследие Хосе Марти на свою сторону «Голос Америки», видимо, упустил из виду то, что в 1889 году в статье «Иностранная политика дяди Сэма» Марти разоблачал хищнический характер американского империализма. Он писал: «…Соединенные Штаты требуют для себя таких преимуществ в отношениях с другими государствами, какие не только не вытекают из оказанных этому государству услуг, но и несовместимы с тем уважением, которое всякая свободная нация должна питать к суверенным правам других народов при любых обстоятельствах, и в особенности тогда, когда ее авторитет и могущество в значительной мере зиждятся на восхищении благодарного человечества, привыкшего, по неосведомленности и неведению, видеть в ней несокрушимую цитадель, оплот и защиту политической справедливости и естественных прав человека».

В 1895 году Марти возглавил восстание кубинского народа против испанской монархии. За несколько часов до гибели Хосе писал своему другу Мануэлю Меркадо: «Каждую минуту я могу погибнуть за Родину, пасть, выполняя свой долг… Мы должны добиться независимости Кубы, иначе Соединенные Штаты захватят Антильские острова и отсюда обрушатся на земли нашей Америки. Все, что я сделал до сих пор, и все, что мне еще предстоит совершить, — все для этой цели…»54.

«В конце прошлого века не было другого революционного деятеля, который был бы так предан латиноамериканскому народу и служил бы ему так горячо словом, пером и шпагой»55,— писал о Хосе Марти один из основателей Коммунистической партии Кубы Хулио Антонио Мелья. Хосе Марти одним из первых выступил против экспансионистских устремлений североамериканского империализма. «Я жил в недрах чудовища, — писал Хосе Марти о Соединенных Штатах Америки, — и знаю его нутро, в моих руках праща Давида…»56.

Тем не менее пропагандистские службы США приняли решение назвать радиостанцию именем Марти.

В конгрессе США был утвержден срок открытия нового «голоса» — октябрь 1983 года. Однако отсрочки с пуском радиостанции следовали одна за другой. 20 мая 1985 года, когда радиостанция вышла в эфир, на ней работало сто двадцать семь человек, лично утвержденных Рональдом Рейганом, при штатном расписании в сто восемьдесят семь человек. Недостаток в персонале, долго служивший аргументом отсрочки, не удалось восполнить даже к осени 1985 года, когда штат «Радио Марти» включал сто пятьдесят сотрудников57. Подлинные же причины состояли в том, что правительство США попросту не решалось какое-то время вступить в новый виток гонки идеологических вооружений. Однако «ястребы» взяли все-таки верх над трезвомыслящими политиками. В «Обращении к народу» кубинского руководства, опубликованном в газете «Гранма», в частности, говорилось: «Создание

«Радио Марти» не имеет иного возможного объяснения, кроме очевидного намерения дать ответ на серьезные и обоснованные разоблачения кубинским руководством критической экономической ситуации, сложившейся в Латинской Америке… аморального неоплатного внешнего долга, а также беспощадного экономического грабежа, навязанного этим странам несправедливой системой международных отношений»58.

Нынешний вариант проекта «Радио Марти» является компромиссом между Конгрессом США и кубинской контрреволюционной общиной, наиболее влиятельная лоббистская организация которой, связанная с приходом в Белый дом Рональда Рейгана, организовала осенью 1981 года Национальный кубино-американский фонд. Национальный кубино-американский фонд (НКАФ) и явился повивальной бабкой проекта «Радио Марти».

По словам исполнительного директора НКАФ Франка Калмона, «Национальный кубино-американский фонд — это организация особого типа»; силы и средства ее предназначены для органов печати и правительства. «Мы не участвуем в традиционном смысле в политической эмиграции, — уверяет директор НКАФ, — мы стараемся стать «мозговым центром» в Вашингтоне»59. Фонд непосредственно взял в свои руки разработку проекта и проталкивание его через конгресс США. Да и первым директором «Радио Марти» до осени 1985 года был президент НКАФ Хорхе Мае Каноса. Руководящие посты в структуре новой радиостанции и сейчас занимают видные представители Фонда.

И все-таки как удалось верхушке кубинской эмиграции убедить американский конгресс в необходимости создания «Радио Марти» и выделения в бюджет радиостанции огромной суммы — 11,5 миллиона долларов в год?

Дело прояснится, если разобраться в том, кто заправляет НКАФ.

Прежде всего организаторами Фонда были владельцы преуспевающих американских фирм, занимающие солидные места в деловых кругах США. Так, директор Каноса — один из наиболее влиятельных бизнесменов Майами, президент инженерной фирмы «Church and Tower», советник сенатора Республиканской партии от штата Флорида (Патриции Хокинс), сенатора Р. Стоуна и члена палаты представителей от Демократической партии того же штата Д. Фассела. Кубинский эмигрант, Хорхе Мае Каноса в 1961 году принимал участие в интервенции на Плайя-Хирон, а затем служил в ЦРУ на подрывной радиостанции. По указанию Рейгана представлял проект «Радио Марти» президентской комиссии60.

Вице-президент Фонда — Хосе Луис Родригес, президент фирмы «М. R. Farms Inc.», — тесно связан с крупным агропромышленным комплексом, США61.

Финансовый директор — Филисиано Фойо, вице-президент строительной компании «Banner Beef de Coral Cables»62.

Исполнительный директор, Франк Калссон, участвовал в операциях контрреволюционной группы «Абдала», в настоящее время руководит Вашингтонским отделением НКАФ. На него возложены оперативное руководство и координация всей поступающей информации63.

В руководящее звено Фонда входят также: Карлос Бенитес — директор частной школы в Майами, президент дочерней НКАФ «Национальной коалиции за свободную Кубу» — «комитета политического действия, легально финансирующего тех американских политиков, которые демонстрируют свою готовность поддерживать Фонд»64.

Армандо Кодина — «юное чудо группы», один из наиболее влиятельных членов торговой палаты Большого Майами, президент дирекции «Inter American Investment Inc.», вице-президентом которой является сын Джорджа Буша — Джеб Буш65.

В управленческий аппарат НКАФ входит так называемый Доверенный совет, состоящий из десяти человек. Двое из них являются постоянными членами символической «великолепной десятки Майами» — Луис Ботиффол, президент «Республиканского национального банка» (капитал которого, составляющий 500 миллионов долларов, делает его главным «испанским» банком в Соединенных Штатах), и Рауль П. Масвидал (в прошлом сотрудник ЦРУ, принимавший участие в подготовке вторжения 1961 года на Плайя-Хирон), президент «Biscanye Bank», «Совета по искусству и науке» и Испано-американской лиги по борьбе с дискриминацией (SALAD)66.

Из приведенных подробностей следует, что руководство Фонда по линии бизнеса связано с теми лицами, от которых в большой степени зависит реализация того или иного государственного решения. А финансируя видных конгрессменов, Фонд может влиять на их благосклонность в проталкивании через законодательные органы США нужных проектов. Результатом такого «взаимопонимания» с законодателями США явился проект «Радио Марти». Вот почему совсем не кажутся странными заявления, подобные тому, что было сделано сенатором штата Флорида от Демократической партии Лаутоном Чайлзом на страницах газеты «Диарио лас Америкас»: «Я готов сделать все необходимое, чтобы остановить авантюризм Кастро. Я чрезвычайно заинтересован в открытой поддержке связи между моим офисом и НКАФ в этом деле, да и в любом другом, важном для кубинской общины»67.

В 1983 году Рейган посетил Майами по случаю отмечавшейся правыми кубинскими эмигрантскими организациями 81-й годовщины «провозглашения независимости Кубы». В своей речи он отметил деятельность Фонда и лично его президента — Хорхе Мае Каносу. Высокопарно приветствуя Рейгана, президент НКАФ заявил: «Этот народ, который пришел сюда, чтобы поприветствовать вас и выразить вам свои симпатии, хочет обратиться к вам с просьбой: мы хотим «Радио Марти». Создание «Радио Марти» позволило бы вернуть кубинскому народу впервые за 24 года право человека на свободную информацию»68. Обмен любезностями дал практический итог: Каносе и его организации была обещана всесторонняя поддержка президента США.

Реализация проекта «Радио Марти» началась с развязывания новой антикубинской кампании, в которую активно включился Фонд. Новой кампания была только по времени, но не по империалистической сущности и скрытым своекорыстным интересам. «Гавана несет ответственность за свою политику против братских американских стран, — говорилось в «Документе Санта-Фэ». — Одной из мер противодействия явится создание «Радио Свободная Куба» (из первоначального варианта названия видна аналогия «Радио Марти» со «Свободой» и «Свободной Европой». — И. П.) под открытой опекой Соединенных Штатов, которое донесет объективную информацию до кубинского народа и детально расскажет ему о том, во что обходится союз Гаваны с Москвой»69.

В ходе бурного обсуждения проекта, судьба которого во многом уже была решена и лишь требовала конкретизации, некоторыми политическими деятелями высказывались суждения о том, что администрации Рейгана вовсе не принадлежит «авторское право» на создание радиостанции. Так, например, бывший член Совета национальной безопасности Пол Б. Хенз, отвечавший в правительстве Картера за внешнеполитическую пропаганду и информационную деятельность США, писал в «Вашингтон пост»: «Команда Рейгана унаследовала готовый проект организации радиостанции для Кубы. Но проект оказался связанным с ультраконсервативными кубинскими эмигрантами и другими^ фанатиками, которые расширят это предприятие»70.

Не только кубинские отщепенцы ратовали за создание подрывного центра. В процессе обсуждения проекта «Радио Марти» американским политикам стала ясна перспектива выгодного использования радиостанции. В Белом доме надеялись, «во-первых, использовать «Радио Марти» в качестве козырной карты на переговорах с Гаваной, если радиостанция действительно будет ее «беспокоить» (то есть пойдет на открытое вмешательство во внутриполитические дела Республики. — И. П.); во-вторых, по истечении некоторого времени превратить «Радио Марти» «в центр исследования кубинской действительности», то есть в то, чем являются по отношению к европейским социалистическим странам и Советскому Союзу «Радио Свободная Европа» и «Радио Свобода»; в-третьих, ожидать от «Радио Марти» завоевания большой аудитории, что позволит «плавно, постепенно влиять на кубинское руководство без драматизации ситуации, которая сложится после исчезновения Кастро»

При разработке программ будущей радиостанции американские специалисты в области «психологической войны» часто обращались к опыту подрывной пропаганды РСЕ и PC, заимствуя методы «психологических атак» на различные социальные группы аудитории. В президентской комиссии, обсуждавшей проект «Радио Марти», по этому поводу было сказано так: «Программы будут предназначены для аудитории, разделенной на две группы: молодежь и люди старшего возраста. Первым «Радио Марти» будет рассказывать о спорте и музыке, которые так им нравятся; что касается другой группы, то с ними речь пойдет о кубинской и испано-американской преемственности, которой они так восторгаются»72. Иначе говоря, ставилась задача отвлекать молодежь от острых политических дискуссий, от участия в разрешении социальных проблем своей страны и реанимировать ностальгические воспоминания капиталистического прошлого, в условиях которого до революции воспитывались представители нынешнего старшего поколения. Председатель президентской комиссии Клифтон Уайт в выступлении 1 июля 1982 года перед членами комиссии Сената по иностранным делам к этому добавил, что в программах радиостанции планируется давать «анализы сообщений международной прессы о событиях в мире», то есть метод, напоминающий психологическую обработку индивида (ознакомление слушателя с группой суждений, несоответствующих действительности, но принадлежащих большому количеству людей)73.

Казалось бы, все было учтено организаторами новой провокационной радиостанции — от структуры руководящих органов до способов влияния на слушателей. (Для этого социологическая фирма провела специальный опрос кубинских граждан, эмигрировавших в Соединенные Штаты Америки начиная с 1980 года.) И тем не менее до сих пор руководство «Радио Марти» выслушивает от своих американских хозяев обвинения в незнании современных кубинских реалий, в неэффективности эфирных диверсий.

Осенью 1985 года Каноса заявил о своем нежелании совмещать несколько должностей, и на место директора радиостанции, заменяя этого «политического многостаночника», пришел Эрнесто Франсиско Бетанкур, возглавлявший ранее отдел политических исследований «Радио Марти». По словам исполнительного директора НКАФ Франка Калссона, «Бетанкур знает, о чем говорит, он не просто коммуникатор. Он знает Вашингтон и все существующие оговорки. Он политически умен и понимает возможности и лимиты станции»74. Сам Эрнесто Бетанкур так характеризует «возможности и лимиты станции»: «Радио Марти» — это не «голос изгнанных», вот почему в его лексиконе нет оскорбительных для Кастро выражений, которые так часто можно встретить в комментариях некоторых испаноговорящих радиостанций, расположенных в Майами. Программы построены на информации о событиях в мире, на том, что кубинцы не могут получить от своего правительства. Например, программа «Фокус», представляющая информацию о боевых действиях кубинских войск в Анголе… Другая программа под названием «Свидетельство», выходящая в эфир два раза в неделю, предоставляет микрофон кубинским беженцам (отщепенцам, «гусанос». — И. П.), выражающим свое мнение о негативных сторонах жизни на Кубе»75.

Клевета в расчете на невежество аудитории никогда не может приносить здоровые плоды. Эти откровения нынешнего руководителя радиостанции позволяют судить о том, чем на самом деле занимается «Радио Марти», пытающаяся представить себя слушателям в качестве борца за свободу мысли и поборника истины.

«Радио ребелде» достаточно оперативно и подробно дает информацию, основанную на конкретных документальных фактах, о кубинских солдатах-интернационалистах, помогающих Анголе отстаивать свою независимость от посягательств ЮАР. Не раз она характеризовала и «беженцев», готовых из-за шкурнических интересов предать родину. Однако появление «Радио Марти» вызвало необходимость усиления пропагандистских и контрпропагандистских мероприятий, поиска новых средств и методов внутренней и внешней пропаганды.

Еще задолго до выхода в эфир «Радио Марти», в декабре 1980 года, на II съезде Коммунистической партии Кубы говорилось о необходимости «повысить уровень оперативности и более эффективно использовать в выпусках новостей и в информационных программах в целом возможности устной речи и другие специфические средства радио и телевидения» Заведующий сектором международной информации Отдела революционной ориентации ЦК Компартии Кубы Энрике Роман в беседе с журналистами как-то сказал: «Радио Марти» вряд ли оправдало ожидания своих создателей. Мы, кстати говоря, готовились к худшему. Однако первые же передачи показали низкий профессиональный уровень, слабое знание современной кубинской действительности и психологии современного кубинца. Нам, при всей сложности подобных исследований, не удалось выявить сколько-нибудь значительные группы населения, которые бы регулярно слушали «Радио Марти». Интерес вызывают музыкальные программы, которые обычно передаются по вечерам, и радиоспектакли, популярность которых традиционна на Кубе начиная с 40-х годов. В первую очередь их слушают представители старшего возраста — пенсионеры и домашние хозяйки. Но материал, из которого черпаются сюжеты таких радиопостановок, дореволюционный. Среди передач, потенциально способных собрать более или менее крупную аудиторию, необходимо отметить юмористические — главным образом это записи комиков прошлого. Но опять же — прошлого…»

Однако это не значит, что программы «Радио Марти» — безобидная развлекательная, аполитичная эфирная чепуха. Отнюдь нет. И это хорошо видно из слов редактора международного отдела радиостанции «Радио релох» Андреса Родригеса: «Радио Марти» — опасный зверь, его укусы со временем могут быть намного больнее». Действительно, число жертв кубинских интернационалистов в Анголе можно узнать лишь по каналам этой радиостанции. Кроме того, определенный интерес для аудитории представляют беседы и интервью с известными на Кубе деятелями культуры и науки, недавно бежавшими в Соединенные Штаты. Способ построения информационных выпусков, заимствованный хозяевами «Радио Марти» у своих коллег из «Радио Свобода» и «Радио Свободная Европа», создает иллюзию разнообразия новостей. Дело в том, что сообщения в выпусках постоянно меняются местами, что позволяет, по мнению западных пропагандистов, более эффективно «вдалбливать» нужные идеи в голову слушателя».

«Радио Марти», как одна из программ «Голоса Америки», ведет передачи на тех же частотах, на которых раньше вел свои передачи на Кубу официальный рупор Белого дома. Для обслуживания радиостанции на острове Маратон в штате Флорида построен новый передатчик мощностью 50 киловатт.

Кубинское правительство не раз заявляло, что передачи новой радиостанции будут полностью или частично заглушаться с помощью интерференции. Кроме того, кубинская сторона готовила и ответную меру — была создана радиостанция «Голос Кубы», пробная передача которой состоялась через некоторое время после выхода в эфир «Радио Марти». Позывные «Голоса Кубы» «прошили» всю территорию США и были слышны даже в северных штатах, вызвав переполох в Белом доме. Но дальше пробы «голоса» кубинская сторона не пошла. Больше того — кубинское руководство воздержалось и от глушения передач «Радио Марти». Правительство Кубы использует любую возможность, чтобы продемонстрировать свою миролюбивую политику, демократические принципы государственного устройства. На III съезде Коммунистической партии Кубы Фидель Кастро говорил: «Наша партия вновь заявляет, что Куба, как уже было официально указано, не отказывается сесть за стол переговоров с тем, чтобы обсудить затянувшийся конфликт с США, достичь мира и улучшения отношений между двумя странами. Мы считаем, что это способствовало бы улучшению политического климата в регионе, в определенной степени повлияло бы также и на политическую обстановку в мире. Но эти переговоры должны проходить на основе полного уважения к нашей стране без малейшего посягательства на ее независимость. Это станет возможным лишь тогда, когда США придут к решению вести с нами серьезные переговоры и будут готовы проводить их в духе равенства, взаимной выгоды и полного взаимоуважения»77.

Радиоагрессия против Кубы, как уже говорилось, вызвала необходимость усилить внимание к деятельности внутренних средств информации. В докладе «Пропаганда и контрпропаганда в деле формирования журналистов в условиях острой классовой борьбы в современную эпоху», подготовленном сотрудниками отделения радио и тележурналистики факультета журналистики Гаванского университета, в частности, говорилось: «Что предприняла Куба перед лицом яростного наступления пропаганды империализма янки?.. Наша стратегия заключается в открытии перед кубинскими слушателями широкого спектра различных мнений. Сегодня мы имеем шесть радиостанций национального назначения — «Радио ребелде», «Радио релох», «Радио прогресо», «СМБФ», «Радио энциклопедия» и недавно созданную «Радио тайно», а также радиостанцию международного вещания «Радио Гавана Куба». Кроме того, действует 18 провинциальных станций и 30 муниципальных, три из которых предназначены специально для юных слушателей. Провинциальные и национальные радиостанции вещают 24 часа в сутки, за исключением «Радио тайно» с объемом вещания одиннадцать часов в сутки. Таким образом, мы отвечаем на ведущуюся против нас радиовойну быстрой и доступной подачей правдивой информации»78.

В приведенном списке радиостанций значится «Радио тайно». Появление этой радиостанции обусловлено усилением антикубинских тенденций в американской пропаганде и косвенно — деятельностью «Радио Марти». Недовольные недостаточно резким, по их мнению, тоном передач «Радио Марти» контрреволюционеры в Майами создали собственную радиостанцию. 21 октября 1985 года некое якобы частное лицо приобрело за 7 миллионов долларов пришедшую в упадок частную радиостанцию «WCBS», а через двое суток она уже вышла в эфир с позывными «Радио мамби». По различным данным, мощность передатчиков вещающего 24 часа в сутки «Радио мамби» составляет 50 киловатт.

Уже в первых передачах была заявлена цель новой радиостанции: «Не информировать, а ориентировать и направлять граждан Кубы». Не оставлял сомнений и общий явно подрывной характер «Радио мамби». Чего же, впрочем, можно ожидать от радиостанции, в передачах которой принимают участие оголтелые бандиты из эмигрантской террористической организации «Альфа-66», призывающие к сбору пяти миллионов долларов для организации покушения на Фиделя Кастро Рус.

Открыто антикубинский провокационный характер деятельности неофициальной радиостанции заставил кубинское руководство принять решение глушить передачи «Радио мамби». Обладающее мощной технической базой «Радио ребелде» сместило частоты своего вещания и полностью поглотило передачи «Радио мамби». А уже 25 октября 1985 года в качестве ответной меры в эфир вышла «Радио тайно», ведущая вещание на испанском и английском языках. Радиостанция имеет мощность 50 киловатт и способна достигать берегов Флориды и южных штатов США.


Все аспекты жизни общества


Шесть общенациональных радиостанций Кубы стали мощным бастионом на пути империалистической пропаганды, подлинной радиовойны, развязанной империализмом. Выступая на проходившем в конце октября 1986 года V съезде Союза журналистов Кубы, Фидель Кастро назвал кубинское радиовещание одной из опор Кубинской революции. Кубинский руководитель подчеркнул важную роль средств массовой информации прежде всего в воспитании революционной сознательности, в противодействии проникновению буржуазной идеологии и «массовой культуры». «Социализм, а тем более коммунизм, — сказал Кастро, — могут быть построены только свободными людьми, свободным обществом путем роста сознания и воспитания членов этого общества»79.

В обеспечении общенациональных радиостанций Кубы информацией главная роль принадлежит телеграфному агентству республики Пренса Латина, созданному в 1959 году в Гаване. Насколько важно для страны иметь свое информационное агентство, показывает хотя бы тот факт, что лишь 30 стран в мире пользуются информацией зарубежных агентств, не поставляя собственной. Все остальные агентства, а их более двухсот, за исключением агентств социалистических и некоторых развивающихся стран, готовят информацию, выражающую политические интересы Запада, препарированную соответствующим образом. Для Кубы создание своего агентства (Пренса Латина) имело особое значение. В конце 60-х годов более восьмисот информационных служб и организаций в мире было подчинено Центральному разведывательному управлению80, среди них информационное агентство Агенсиа орбе латиноамерикано, финансировавшееся и контролировавшееся ЦРУ из Сантьяго (Чили).

Пренса Латина обеспечивает информацией не только кубинские газеты, радио и телевидение, но и средства массовой информации многих латиноамериканских стран. Пренса Латина противостоит таким реакционным агентствам, как, например, Глобал пресс интернейшнл, созданное в 1978 году в Иоганнесбурге для распространения новостей из Южно-Африканской Республики, Чили, Гватемалы и некоторых других стран.

Кубинское агентство имеет свои отделения в Мексике, Колумбии, Никарагуа, Бразилии, Эквадоре, Панаме, Коста-Рике, Гондурасе и некоторых других государствах. Кроме того, периодическую печать, радиовещание и телевидение Кубы обслуживает Национальное информационное агентство (АИН), передающее новости о внутренней жизни в стране, в различных провинциях Кубы. Информацией этого агентства пользуются все общенациональные радиостанции и иновещание.

В системе современного радиовещания Кубы ведущее место занимает «Радио ребелде». Радиостанция, имеющая также общенациональный масштаб деятельности, — «Радио прогресо». Она ведет передачи универсальной тематики, рассчитанные на самые широкие слои населения. Главным образом это танцевальная и народная музыка, постановки литературно-драматических произведений кубинских и зарубежных авторов, передачи для сельского населения и т. д. Попыткам искажения истории, предпринимаемым «Радио Марти», радиостанция противопоставила серию передач, объединенных общим названием «Великие приключения человечества». Это увлекательные рассказы об истории латиноамериканских стран, о событиях, повлиявших на развитие этих государств: например, о Великой французской революции и откликах на нее в странах Латинской Америки, о влиянии Великой Октябрьской социалистической революции на судьбы народов, о борьбе народов стран Латинской Америки за свою национальную независимость против испанских колонизаторов в начале XIX века и т. д.

Когда «Голос Америки» и другие западные средства массовой информации оплакивали судьбу Анастасио Сомосы, якобы убитого бандитами-террористами по неизвестным причинам, радиостанция «Радио прогресо» разоблачила эту пропагандистскую уловку, рассчитанную на легковерных. Никарагуанские патриоты не имели возможности посадить Сомосу на скамью подсудимых, поскольку этот палач бежал за границу. Его судили заочно и приговорили за совершенные злодеяния к смертной казни. Приговор диктатору, на совести которого тысячи жизней, был приведен патриотами в исполнение там, где Сомоса пытался укрыться, — в Парагвае. Когда весть о казни экс-диктатора пронеслась над Латинской Америкой, даже в кафедральном соборе сальвадорской столицы радостным перезвоном зазвонили колокола.

До революции по кубинскому радио звучало много американских развлекательных передач, напоминающих «мыльные оперы». Люди постарше помнят эти пошловатые, примитивные, но умело сработанные программы. Этим, кстати, пытается воспользоваться американская пропаганда, включая в передачи «Голоса Америки» профессионально сделанные развлекательные сценки, скетчи, клоунаду нередко с явным антисоциалистическим содержанием, проповедующим жажду наживы, частное предпринимательство, культ денег и вещей, утверждающим приоритет грубой силы и цинизма над интеллектом и духовной культурой.

«Радио прогресо» создало свою юмористическую развлекательную передачу— «Веселый вечер», успешно конкурирующую с подобными передачами «Голоса Америки». Во всяком случае, почта радиослушателей свидетельствует, что «Радио прогресо» удается отвлечь аудиторию от американских передач.

Радиостанция «СМБФ-мусикаль» — одна из специализированных радиостанций. Она передает только музыку — фольклорную, камерную, классическую и современную, стремясь удовлетворить все вкусы. Передачи начинаются с полудня и продолжаются всю ночь. Позывными радиостанции являются звуки мелодии популярного кубинского танца «Три удара».

«Радио Марти», «Радио мамби», не говоря уже о «Голосе Америки», используют музыкальные передачи в качестве пропагандистского приема. Это подтверждается и особым выбором исполнителей, ансамблей (предпочитаются те, в составе которых есть кубинские эмигранты) и содержанием исполняемых произведений с их культом силы, военной доблести, вседозволенности.

Министр культуры Кубы А.-Х. Давалос совершенно справедливо охарактеризовал культурную политику буржуазных радиостанций диверсией в эфире: «Правила игры, которые нам хотят навязать, состоят в том, чтобы случаи предательства делу социализма изобразить как основной итог идеологической борьбы на ниве культуры. Вокруг этого они плетут мелкие интриги и раздувают пропаганду, представляющую по сути своей диверсию. Они хотели бы вовлечь нас в нескончаемые дебаты, в бесполезную полемику, с тем чтобы, разглагольствуя и запутывая, лить воду на свою мельницу»81.

Идеологические противники Кубинской революции «голосами» реакционных радиостанций постоянно твердят о том, что кубинская культура, в том числе и музыкальная, вышла из культуры Запада. В одном из выступлений Рейган призывал кубинцев «вернуться на Запад». Разумеется, президент имел в виду отнюдь не географическое положение Кубы, которая всегда находилась в Западном полушарии и никуда с места не сдвигалась. Подразумевалась западная культура, причем с явной политической подоплекой: «вернуться на Запад» — значит безоговорочно принять культурные ценности и образ жизни капиталистического общества, отречься от собственных традиций — традиций африканских предков, народов стран Латинской Америки и Испании, ценностей социалистической культуры.

Радиостанция «СМБФ», учитывая музыкальную экспансию буржуазных «голосов», предлагает свои самые разнообразные музыкальные программы для молодежи, отдавая предпочтение современной кубинской и латиноамериканской, испанской музыке, близкой кубинцам по характеру, по музыкальным ритмам, лучшим рок-группам и исполнителям.

«СМБФ» активно пропагандирует музыку социалистических стран. Начиная с 1974 года, когда проводился первый фестиваль современной музыки социалистических стран, организованный на Кубе Союзом писателей и деятелей искусств республики, лучшие произведения, получившие признание на подобных фестивалях, звучат в эфире на волнах радиостанции «СМБФ-мусикаль».

В настоящее время дискотека радиостанции «СМБФ» включает более семи тысяч дисков с записями музыки всех форм и жанров. «СМБФ» транслирует концерты Национального симфонического оркестра. Диск-жокеи радиостанции выступают с лекциями о музыке, комментируют музыкальные новинки. Радиостанция активно сотрудничает с музыкальными коллективами страны, отдельными исполнителями и композиторами, организует музыкальные фестивали в честь политических и культурных событий в жизни социалистических стран.

Радиостанция «Радио релох» ведет передачу новостей в течение 24 часов в сутки. До революции деятельность радиостанции, расположенной в Гаване, носила местный характер. Сейчас мощные передатчики доносят оперативные сводки новостей до самых отдаленных районов страны. На фоне слабого тиканья часов («релох» — по-испански «часы») два диктора читают краткие, как военные рапорты, сообщения.

Радиостанции провинций координируют свою работу с национальными радиосетями (точно так же региональные радиостанции координируют свою деятельность с радиосетями провинциального и национального значения), выделяя для них специальное время в своих программах — около половины объема вещания отдается «Радио ребелде», примерно 4 часа — программам других радиостанций. В вещании провинциальных радиостанций учитываются особенности каждой провинции и состав ее населения. Так, в сельскохозяйственной провинции Камагуэй передачи радиостанции «Радио кадена агрумонте» насыщены информацией на сельскохозяйственные темы. Во время сафры она ведет специальные передачи «Наступление в сафре». Радиостанция «Сьюдад-дель-Мар», находящаяся в провинции Лас-Вильяс, по профилю вещания — научно-популярная и учебно-образовательная. В работе радиостанции «Радио революсьон», расположенной в провинции Орьенте, преобладают передачи экономико-производственного характера, и т. д.

В Гаване (провинция Гавана) находится десять радиостанций. Наиболее популярными из них являются «Радио кадена Гавана» (основное место в ее передачах занимают народная музыка и новости) и «Радио энциклопедия насьональ», передающая краткие (буквально в одно предложение), тематически организованные информационные сообщения по вопросам науки, культуры, спорта и музыку.

Радиостанция «Радио Карибе», расположенная на острове Молодежи (до 1978 года остров назывался Пинос), адресует передачи молодежной аудитории. Это общественно-политическая и художественная программа. Она включает фрагменты из выступлений партийных и государственных деятелей, комментарии на международные темы, рассказы об историческом прошлом страны. В течение дня передаются выпуски новостей, а также уроки по ветеринарии, селекции, ведению сельского хозяйства. В программах радиостанции много музыки, концертов по заявкам. Существуют передачи для различных профессиональных категорий молодых слушателей — рыбаков, строителей, скотоводов и т. д. Многие передачи готовятся студентами Гаванского университета. Вся территория острова радиофицирована. 39 региональных радиостанций дополняют мощную сеть общенационального радиовещания, практически выполняя функцию заслона против вражеского нашествия «голосов».

Революция обусловила коренное изменение содержания и форм радиовещания, ставшего центром политического и культурного воспитания трудящихся, источником правдивой информации. В оперативности, с которой работают радиостанции Кубы, заключен большой пропагандистский эффект. Постоянные идеологические диверсии расположенных в США радиостанций рассчитаны на опережающее воздействие подрывной информации. Воспрепятствовать проникновению этих передач техническими способами не всегда возможно, поэтому одним из средств противодействия является работа, связанная с широким информированием населения страны о всех важнейших событиях, с разработкой прочных контрпропагандистских мер.

С 26 марта 1984 года начался новый этап в деятельности радиостанции «Радио ребелде». Перед радиостанцией была поставлена цель — противодействовать и противостоять радиопропаганде противника. Был разработан так называемый новый стиль «Радио ребелде», получивший название «Аль ритмо де ла вида» («Ритм жизни»).

«Кубинский слушатель не должен чувствовать себя обманутым, будто от него что-то скрывают, недоговаривают, а поэтому тянуться к ручке радиоприемника и настраиваться на волну враждебной Кубе радиостанции, с радостью смакующей имеющиеся недостатки или выдающей желаемое за действительное. Нет, кубинский слушатель должен полностью доверять нам, слушать нас и ориентироваться в жизни с нашей помощью. У него не должно быть потребности искать дополнительный источник информации — информировать его о происходящих на Кубе и во всем мире событиях должны мы».

Так заместитель директора «Радио ребелде» Педро Перес охарактеризовал новые задачи радиостанции, усилившей свою мощность объединением с общенациональной радиостанцией «Радио либерасьон».

До слияния с «Радио ребелде» отличительной чертой радиостанции «Радио либерасьон» было большое количество литературно-художественных передач. Половину объема вещания станции занимала народная и эстрадная музыка. После объединения новая «Радио ребелде» ведет передачи с помощью 19 передатчиков, расположенных по всей территории Кубы. Общая максимальная мощность радиостанции — 550 киловатт. Радиостанция выходит в эфир в трех диапазонах волн: на средних волнах (основной диапазон вещания), в УКВ-диапазоне (стереовещание) и на коротких волнах. В работе используется спутниковая связь: космическая международная система «Интерсалт» и система стран социалистического содружества «Интерспутник» осуществляют радио- и телевизионную связь через радиотелецентр в Харуко, в пригороде Гаваны, построенный с помощью Советского Союза в 1978 году.

Технические возможности радиостанции обеспечивают уверенный прием на всей территории страны, а введение коротковолнового диапазона позволило расширить аудиторию и за пределами Кубы.

Штат радиостанции превышает четыреста человек, более тридцати процентов сотрудников — люди с высшим и средним техническим образованием, сорок процентов — женщины. Более ста человек — члены Коммунистической партии Кубы и Союза молодых коммунистов. Среди сотрудников с профессиональным журналистским образованием преобладают специалисты в области пропаганды и контрпропаганды, досконально изучившие своего идеологического противника и его методы «психологической войны». В составе радиостанции есть журналисты-ветераны, работавшие здесь еще в годы нелегальной деятельности «Радио ребелде».

За год радиостанция передает в эфир свыше 165 тысяч информационных сообщений (это очень большое количество для радиостанции, не являющейся специализированно информационной, как «Радио релох» или советский «Маяк»).

Утренний радиожурнал «Асьендо радио кон ребелде», позывные которого звучат в эфире ежедневно в 5 часов 30 минут утра, — динамичная, мобильная передача. (Следует заметить, что «Голос Америки» начинает свои программы на испанском языке в 6 часов утра.) Если попробовать перевести название передачи с испанского, то это будет звучать так: «Делая передачу вместе с «Радио ребелде». Своим названием программа приглашает радиослушателей к участию в ее создании каждого, у кого в этот утренний час работает радиоприемник, настроенный на волну «Радио ребелде». В радиожурнал включается информация, полученная по спутниковой связи, и прямо по ходу передачи переводится на испанский язык.

Связь с провинциями осуществляется по телефону или используются телефонные записи сообщений корреспондентов со всех концов страны. По телефонной связи поступает международная информация от собственных корреспондентов в Анголе, Мозамбике, Никарагуа или от корреспондентов, сотрудничающих с радиостанцией. Например, корреспонденты агентства Пренса Латина готовят специальные «эфирные» материалы, которые передаются по телефону и затем используются в передачах. Некоторые журналисты стран Латинской Америки работают по контрактам. Сообщения, полученные по спутниковой связи, передаются только в программе «Асьендо радио».

«Радио ребелде» передает в эфир постоянно меняющийся, дополняющийся новыми фактами поток информации. От момента получения сообщения до выхода его в эфир проходит минимальное количество времени. Приблизительно каждые десять минут передается свежая новость.

Из всей поступающей информации отбирается самая актуальная, событийно интересная, политически важная, соответствующая целям пропаганды и контрпропаганды.

«Время — враг информации, информация со временем стареет»82. Но время может стать и союзником: сообщающий первым информацию становится и первым толкователем новости, события, а следовательно, захватывает пропагандистскую инициативу. Убеждать значительно легче, чем переубеждать. Эта истина стала своего рода критерием работы радиостанции «Радио ребелде». Стать первым и достоверным источником информации — такова цель радиостанции.

Значительная часть сообщений «Радио ребелде» касается государств Латинской Америки, поскольку кубинские радиослушатели проявляют к событиям в этом регионе повышенный интерес. Особый акцент делается на событиях в странах Центральной Америки — Никарагуа, Сальвадоре, Гондурасе и т. д. «Радио ребелде» как государственный орган социалистической Кубы одобряет и поддерживает процессы демократизации в таких странах, как Бразилия, Аргентина, Уругвай, препятствиями на пути которых встают экономический кризис, неоплатный внешний долг и выплаты по процентам. Финансовое закабаление со стороны США, засилье иностранных монополий оказывают огромное давление на экономику этих стран, вынуждая и в вопросах идеологии и политики идти на уступки богатому кредитору. В интервью мексиканской газете «Эксельсиор» Фидель Кастро заявил: «Экономический кризис и внешний долг — вот что сплотит страны Латинской Америки, причем сплотит значительно больше, чем их объединила война за Мальвинские острова. Тогда латиноамериканские народы сплотились на основе, можно сказать, родственных связей, на эмоциональной, нравственной и политической основе, ибо речь шла о войне, развязанной против братского народа из-за колониальных притязаний, из-за стремления сохранить захваченное в результате несправедливых действий, уходящих в историю, в те времена, когда Англия была самой могущественной империей мира. Они видели в войне за Мальвины войну европейского государства против латиноамериканской страны, однако это не было чем-то, что затрагивало бы жизненные интересы стран Латинской Америки… Что же касается переживаемого Латинской Америкой экономического кризиса и внешнего долга, то решение этой проблемы для латиноамериканских стран является вопросом самого их существования»83.

Особой критике «Радио ребелде» подвергает политику Соединенных Штатов Америки, их поддержку антинародных режимов в странах Латинской Америки, рост гонки вооружений и программу СОИ, связанную с милитаризацией космоса, усиление военного и шовинистического психоза в стране.

Радиостанция стремится постоянно быть в курсе интересов своей аудитории, знать, как оценивают слушатели передачи по содержанию, по форме, какую пользу они получили, принимая передачи «Радио ребелде».

Ежедневная передача «В нашем доме» представляет собой критическое обозрение всех радио- и телепередач данного дня. В студии собираются четыре обозревателя и высказывают свои мнения, дискутируют, размышляют о программах и отдельных передачах. Это делается с целью обучить слушателя и зрителя критически, избирательно относиться к тому, что он слышит по радио и телевидению (в том числе и при приеме зарубежных станций), позволяет воспитать в людях культуру активного восприятия.

Контрпропагандистский характер имеет и такая передача «Радио ребелде», как «Дебаты на расстоянии», в которой освещаются трудности социалистического строительства, говорится о недостатках и теневых сторонах жизни. Гласность критики отбирает козыри у буржуазной пропаганды, оказывает реальную помощь социалистическому строительству, имеет практическое значение, помогая бороться с волокитой, местничеством и другими негативными явлениями.

В «Дебатах на расстоянии» принимают участие руководители партии, директора крупных предприятий, учреждений и т. д., их выступления отличаются искренностью, заинтересованностью в предмете обсуждения и всегда очень эмоциональны.

Одна из программ «Радио ребелде» называется «О…». Название (предлог «о») подразумевает рассказ обо всем, что представляет интерес для слушателей. Эта часовая передача посвящена общественной, научной и культурной жизни Кубы, других стран, в ней рецензируются фильмы, спектакли и книги, дается обзор писем радиослушателей.

Передача для детей дошкольного возраста, которую долгие годы ведет Хана Кабрера, во многом выполняет превентивную контрпропагандистскую функцию, вырабатывая у детей иммунитет к стереотипам буржуазной пропаганды. Передача выходит в эфир в 8 часов утра. Зная детскую психологию, Хана Кабрера может дать полезный совет, помочь подготовиться к будущим занятиям в школе. Передача пользуется у детей большой популярностью. С интересом слушают ее не только дошкольники, но и ученики начальных классов. Бывало даже так, что дети, увлеченные программой, опаздывали в школу. Теперь в программе предусмотрительно делается получасовой перерыв, чтобы школьники успели уйти на занятия, а затем передача возобновляется.

На радиостанции работают талантливые журналисты, специализирующиеся в спортивной тематике, многие из которых сами были известными спортсменами. До революции спорт занимал в жизни страны очень незначительное место. Родившись вместе с революцией, спорт рассматривается на Кубе как яркий пример ее достижений. Успехи кубинских спортсменов по многим видам спорта, гармоничное развитие человеческой личности показывают соседним странам, какие возможности открывает народная власть перед человеком. Спортивные передачи носят политический характер, поскольку на конкретных примерах демонстрируют преимущества социалистического строя.

Большое внимание уделила «Радио ребелде» XXII Олимпийским играм в Москве, первым в истории «Играм Доброй воли», объединившим спортсменов планеты в борьбе за мир и разоружение.

Еще до начала международных спортивных форумов «Радио ребелде» в серии специальных передач познакомила слушателей с развитием спорта в Советском Союзе, со спортивной историей нашей страны, провела конкурс, посвященный истории Олимпийского движения. Пятьдесят победителей этого радиоконкурса стали гостями московской Олимпиады, а около десяти тысяч человек были награждены специальными премиями и сувенирами. Во время Олимпиады «Радио ребелде» вела прямые трансляции игр, как затем транслировала и «Игры Доброй воли», давая информацию о соревнованиях не только внутри страны, но и для некоторых стран Латинской Америки. Причем передачи велись круглосуточно.

Слушателям, изъявившим желание заниматься на шахматных радиоконкурсах, «Радио ребелде» высылает карманные шахматы (бесплатно) и печатный курс шахматных уроков, которые ведут международный мастер Элеасар Хименес и другие известные кубинские шахматисты. Трижды в месяц «Радио ребелде» издает «Шахматный бюллетень», в котором помимо теоретической шахматной информации много внимания уделяется истории шахмат, выдающимся шахматистам прошлого и настоящего, чемпионатам мира и крупным международным турнирам. В частности, «Шахматный бюллетень» посвятил часть своих материалов творчеству ведущих шахматистов мира (Гарри Каспарова, Анатолия Карпова, Андрея Соколова), процессу обучения шахматной игре в Советском Союзе.

На Кубе хорошо знают популярных советских артистов, певцов, музыкантов. Пропаганду музыкальной культуры, народных и эстрадных песен разных стран ведет «Студия-2». Именно в этой программе звучат песни Аллы Пугачевой, Валерия Леонтьева, Яака Йолы, Юрия Антонова, музыка в исполнении ансамблей «Песняры», «Ариэль», «Автограф», «Машина времени».

Курс обучения русскому языку по радио — одна из популярных передач «Радио ребелде». Инициатором создания этого курса был в свое время директор радиостанции Луис Мае Мартин, обеспокоенный тем, что нехватка специалистов, знающих русский язык, не позволяет кубинцам в полной мере освоить то, что имеют в распоряжении и предлагают своим кубинским друзьям советская культура, наука, техника. Мае Мартин еще в юности, когда он жил в небольшом провинциальном городе, вступил в один из подпольных кружков, организованных коммунистами, и вскоре после переезда в Гавану возглавил небольшую ячейку Коммунистического союза молодежи, а затем стал и руководителем комсомола Кубы. В течение десяти лет Луис Мае Мартин находился на нелегальном положении. Его преследовали органы СИМ (батистовской контрразведки). Он неоднократно подвергался арестам. С отрядами Повстанческой армии Мае Мартин ушел в горы Сьерра-Маэстра и окончил революционную войну в звании капитана. Заручившись поддержкой руководства министерства образования Кубы, Мае Мартин прослушал на Московском радио для зарубежной аудитории языковые программы, которые ведутся для слушателей испаноговорящих стран, нашел единомышленников в Институте русского языка имени А. С. Пушкина. «По правде сказать, мы не ожидали такого широкого интереса к нашей программе, — говорит Луис Мае Мартин. — Хотя предугадать его было, наверное, легко. Влияет развитие наших отношений, тот факт, что ваша жизнь — образец для многих. Были и другие причины. У нас в стране очень много советской техники, станков, оборудования. Но к машине не подойдешь без инструкции, разъяснения. А они часто бывают на русском языке. И когда мы спрашивали слушателей, зачем им нужен русский язык, они отвечали: «Для работы». Мы преодолели психологический барьер. Во-первых, твердо сказали, что русский язык по радио можно выучить очень легко. И в это поверили. Во-вторых, учли популярность радиоинформации на Кубе. Прежде газеты запаздывали на несколько суток. О политических новостях, скандалах, новом мыле и зубной пасте — обо всем этом люди узнавали через радио. Сегодня содержание передач изменилось, так же как и ситуация с оперативностью газет, но привычка к радио осталась. С самого начала мы получили более 50 тысяч заявлений, просьб о зачислении на эти курсы…»84.

По радиостанции было передано объявление о том, что желающие изучать русский язык могут подписаться на «куадернильос» — специальные пособия-буклеты. Число желающих изучать язык было огромным для такой небольшой страны, какой является Куба, — более двухсот тысяч человек.

Автором большинства программ стала научный сотрудник Института русского языка имени А. С. Пушкина С. Горшкова, которая до этого в 1964 году в составе ста молодых преподавателей русского языка приезжала на Кубу по просьбе кубинского правительства и проработала там три года.

«Главный итог первого года обучения (передачи ведутся с августа 1974 года) состоит в том, — говорил Луис Мае Мартин, — что сейчас по всей стране мы имеем тысячи людей, которые уже умеют читать и писать по-русски» 85. С 1975 года программы стали ретранслироваться более чем двадцатью провинциальными и региональными радиостанциями страны.

Организация курсов русского языка на «Радио ребелде» — один из примеров сотрудничества кубинского и советского радиовещения. Московское радио поддерживает тесные контакты с «Радио ребелде» как при посредстве прямых радиомостов через Интерспутник, так и традиционными способами — обмен программами, специалистами, создание совместных передач.

«Радио ребелде» успешно сотрудничает с радиостанциями других социалистических стран, в частности с радио ГДР, Чехословакии. Так, совместно с радио ГДР кубинское радиовещание подготовило передачу, посвященную памяти Дина Рида. В передаче говорилось о том, что трагическая гибель американского певца-трибуна болью отозвалась в сердцах тех жителей Американского континента, кому дороги мир, свобода, равенство и чужды расовая дискриминация и милитаризм. Голос певца звучал в самых горячих точках планеты призывом к борьбе за мир, свободу, независимость, предотвращение ядерной угрозы. Ему аплодировали в Чили, Никарагуа, Сальвадоре, Вьетнаме. Его ненавидели представители монополий и буржуазных правительств, диктаторских режимов. Так было и в США, где Дина Рида преследовали, не раз бросали в тюрьму, подвергали пыткам, неоднократно изгоняли за пределы страны и наконец вообще не разрешили въезд в США. Певец жил в ГДР. У него были большие творческие планы. Он собирался принять участие в культурной программе «Игр Доброй воли» в Москве. Однако задуманному не суждено было осуществиться: 17 июня 1986 года Дин Рид утонул в озере Шварцмюндзее близ Берлина.

«Радио ребелде» стремится превратить каждого слушателя в единомышленника, используя для этого самые современные методы вещания. «До революции, — говорит диктор «Радио ребелде» Эктор Фрага, — работа у микрофона на Кубе сводилась часто к развлекательному конферансу и рекламе, в чтении дикторов преобладали кокетливые нотки — ведь передачи были рассчитаны на буржуазную аудиторию. Теперь все иначе — народ сам слушает и сам участвует в нашем вещании. О нем, его жизни и труде мы рассказываем у микрофона…»86.

Кроме кубинской аудитории передачи «Радио ребелде» имеют постоянных слушателей за рубежом — в странах Латинской Америки и США (и это несмотря на то, что в настоящее время у «Радио ребелде» нет ни одной программы, рассчитанной специально на зарубежную аудиторию). Наибольшим интересом у слушателей за рубежом пользуются информационные программы, «Уроки русского языка», спортивные передачи. В письмах слушатели отмечают, что многие программы радиостанции помогают им узнать правду о кубинской действительности. Слушатель из США Ричард Мэрдок написал, например: «Я каждый день слушаю программы

«Радио ребелде». В этом мне помогает знание испанского языка. Вначале слушал просто из любопытства. Информация, передаваемая вашей радиостанцией, в корне не совпадает с тем, что можно прочитать в буржуазной прессе США. Позже я пришел к выводу — американская пропаганда лжет, говоря об агрессивности Кубы, о терроре, царящем в стране. Правда в том, что Куба — миролюбивая, демократическая страна. Ваши передачи убеждают в этом…»

Как известно, эффективность пропаганды зависит от степени знания потенциальной аудитории, умения адаптировать информацию к специфике аудитории и от организации возможных способов обратной связи, то есть изучения реакции аудитории.

На радиостанции создан «Клуб слушателей «Радио ребелде», имеющий 59 филиалов и более 30 подфилиалов и объединяющий более двенадцати тысяч кубинцев. Это одна из самых активных форм связи радиостанции со своей аудиторией. Можно сказать, что члены «Клуба» являются частью самой редакции радиостанции, ее внештатными сотрудниками. С помощью членов «Клуба» регулярно проводятся «радиодебаты» — выступления в эфире радиослушателей, проводящих анализ прослушанных программ, их достоинств и недостатков. Проводит радиостанция, как, впрочем, и другие национальные кубинские радиостанции, и анкетные опросы слушателей.


В борьбу включается телевидение


Идеологи информационного империализма самым эффективным способом идеологического воздействия на население латиноамериканских стран считают телевидение, которое по темпам развития сейчас почти сравнялось с радиовещанием. Развитие телевидения в Латинской Америке относится к концу 50-х — началу 60-х годов. В этом отношении Куба среди латиноамериканских стран занимала особое положение — появление и бурное развитие телевидения в стране связано с началом 50-х годов, когда «очарованные голубым спрутом» владельцы крупнейших кубинских радиокомпаний Гоар Местре и Гаспар Пумерехо («CMBF Union Radio») «вступили на линию прогресса». К 1959 году Куба имела уже шесть телевизионных каналов, созданных и функционировавших по образу и подобию американского телевидения.

Телевидение, как ни одно другое средство массовой информации латиноамериканских стран, испытывает зависимость от США. Эта зависимость определяется следующими причинами.

Соединенные Штаты господствуют в материально-технической сфере телевидения со времени его возникновения: в создании передающих станций, производстве и продаже телевизоров, аппаратуры и технических материалов, подготовке специалистов.

Коммерческая реклама США воздействует на повседневную деятельность телевизионных компаний, прежде всего в плане формирования содержания программ.

До восьмидесяти процентов программ латиноамериканских стран, исключая Кубу и Никарагуа, формируется в США87. Господствующие в США три крупнейшие телекорпорации — Эй-Би-Си, Эн-Би-Си и Си-Би-Эс — ежегодно заполняют телеэкраны стран латиноамериканского региона тысячами своих программ, фильмов, информационными материалами.

Географическая близость Кубы к Соединенным Штатам дает возможность прямого приема телевидения США на кубинские экраны: осенью и весной при определенных погодных условиях передачи сразу нескольких каналов телевидения США можно принимать даже при отсутствии специальной телевизионной антенны, а при ее наличии — тем более. Хотя эти передачи не направлены на кубинских телезрителей, их опасность, особенно для молодежи, очевидна. Для понимания мордобоя, убийств и других зверств, присущих большинству американских «боевиков», не требуется знания английского языка, вообще не требуется работы мысли.

Американскими социологами подсчитано, что до достижения четырнадцатилетнего возраста средний американец успевает увидеть на телеэкранах 11 тысяч убийств и не поддающееся точному подсчету количество сцен насилия и кровопролития. По данным «Национальной коалиции против пропаганды жестокости на телевизионном экране», созданной в США, первенство в области показа сцен насилия удерживает телекомпания Эн-Би-Си. В одной из ее постоянных программ — «Бак Роджерс» — показывается 26 актов насилия в час. В среднем же в передачах Эн-Би-Си каждый час совершается около восьми убийств, грабежей, зверских избиений. В свою очередь компания Си-Би-Эс обошла все другие телекомпании по демонстрации актов жестокости в детских передачах.

Буржуазные социологи, психологи, педагоги, обслуживающие интересы монополий, стремятся доказать, что доминирующие в телепродукции США темы насилия, жестокости «правомерны» и даже «целительны». С наибольшей полнотой и ясностью аргументы в пользу показа боевиков изложены в книге У.-Л. Кваала (президента «Континентальной радиовещательной компании») и Л. А. Мартина (руководителя отдела телевидения и радио Мичиганского университета) «Руководство радио- и телевизионными станциями», которую авторы предлагают читателю в качестве синтеза практического опыта и теоретической мысли. Авторы книги заявляют, что акты насилия, вообще сцены жестокости на телеэкранах, «заземляют» потенциальные антисоциальные инстинкты аудитории, являются своеобразной «отдушиной». Присущая природе человека агрессивность находит выход в созерцании сцен насилия — в этом буржуазные исследователи видят «целительный» характер агрессивности телеэкранной продукции.

В нейтрализации психологического влияния и противодействии проникновению американской «целительной продукции» большую роль играет кубинское телевидение, в частности информационно-развлекательный канал «ТВ-ребелде». За счет частоты выхода информационных выпусков в эфир кубинское телевидение лишает «Радио Марти» и другие диверсионные центры такого важного козыря в борьбе новостей, как оперативность. Зачастую кубинское телевидение и радиовещание превосходят по этому показателю средства массовой информации Соединенных Штатов Америки.

Дополнительные меры для повышения конкурентоспособности и эффективности кубинских телепередач включали как технические, так и содержательные аспекты. В сфере техники это было расширение корреспондентской сети за рубежом, насыщение информацией, преобладание «живых» передач, видеоряда над текстом, улучшение профессиональной подготовки сотрудников ТВ. Была также приобретена современная телевизионная аппаратура (только в 1986 году на эти цели выделено более четырех миллионов долларов). Расширена продажа цветных телевизоров (в настоящее время лишь один процент кубинских семей имеет цветные телевизоры). Осуществлен переход на цветное телевещание (сейчас 70–75 процентов телепрограмм выпускается в цветном изображении).

Кроме того, на экранах кубинского телевидения демонстрируются фильмы, закупленные в США, которые отбираются «на основании жестких критериев идеологической и эстетической оценки американской телепродукции»88. Таким образом делается все, чтобы отвлечь зрителей от сомнительной продукции американского телевидения. Однако дело это не очень простое, если учесть более высокий уровень телевидения США. Определенные проблемы возникают и при отборе фильмов США для демонстрации на кубинских экранах.

Официальная анкета, выпущенная Кубинским институтом радиовещания и телевидения, свидетельствует о том, что по кубинскому телевидению демонстрируется примерно одинаковое количество фильмов из социалистических и капиталистических стран (причем с некоторым преобладанием фильмов производства капиталистических стран). Согласно данным анкеты, на Кубе демонстрируется по телевидению свыше восьмисот фильмов ежегодно (то есть примерно по три фильма в день), что является очень высоким показателем. Однако из 134 фильмов США, показанных в 1985 году, примерно треть содержала сцены насилия и кровопролития. Участники анкетирования смогли вспомнить всего три советских фильма последних лет, которые, по их мнению, заслуживают высшей оценки. Это такие кинокартины, как «Солярис», «Частная жизнь», «Служебный роман». Из других работ советских кинематографистов, которые, по мнению зрителей, смотрелись с интересом, упомянуты «Пираты XX века», «Экипаж», «Случай в квадрате 36–80», то есть приключенческие ленты. Основные претензии, высказанные зрителями в адрес советского кино и кинематографа социалистических стран, сводятся к краткой формулировке: «Слишком много производственных проблем, скучных нравоучений. Дайте нам фильмы про шпионов и контрразведку, и мы будем смотреть»89. В этих высказываниях, с одной стороны, заметно, какое влияние на кубинского телезрителя оказывают телебоевики американского производства, приучающие к бездумной калейдоскопичности действия. С другой стороны, результаты анкетирования показывают, что недостаточно продумана политика отбора советских фильмов для кубинского телезрителя, незнакомого в своем большинстве с лучшими произведениями, созданными в нашей стране на протяжении истории советского кино.

Впрочем, не следует думать, что кубинские телезрители не разбираются в достоинствах и недостатках американского и иного западного кинематографа. С гневным возмущением восприняли они, например, киностряпню под названием «Че». В этом пасквиле, показанном американским телевидением, выдающийся революционер Латинской Америки Че Гевара (в роли которого снялся известный актер Омар Шериф) изображен как проамерикански настроенный террорист-антисоветчик, а лидер Кубинской революции Фидель Кастро — беспробудным пьяницей! Нет таких сторон в жизни Кубы, нет таких имен в истории человечества, которых не коснулась бы черная грязь пропаганды империализма, нет таких светлых идеалов, над которыми цинично не насмехались бы продавцы лжи.

В феврале 1987 года кубинцам «довелось» познакомиться с другим провокационным опусом — четырнадцатичасовым сериалом «Америка», снятым американской телекомпанией Эй-Би-Си. Средства массовой информации Кубы, в том числе радиовещание и телевидение, в комментариях по поводу выхода в свет этого «фантастически лживого фильма», изображающего Соединенные Штаты под игом оккупации войсками СССР и ООН, охарактеризовали его как злостную попытку поднять новую волну ненависти к Советскому Союзу и другим социалистическим странам. Даже набор прекрасных актеров, среди которых Крис Кристофферсон, не помог фильму найти на Кубе заинтересованных зрителей.

Несмотря на отдельные промахи, кубинское телевидение в делом довольно успешно борется с «электронной интервенцией» США. Вместе с тем кубинские журналисты с тревогой говорят о новой опасности, связанной с возможностью создания в ближайшее время в США предназначенного для Кубы пропагандистского телевизионного канала. Уже известно его будущее название: его создатели решили окрестить свое детище «ТВ-Марти».

Главный редактор редакции международной информации «ТВ-ребелде» Анна Элизабет Кориега Мендоса в одной из бесед отметила: «Нам известно, что еще в декабре 1985 года руководство Национального кубино-американского фонда представило конгрессу США документ, содержащий программу политического и идеологического давления на Кубу. Первым пунктом этого документа значилось требование скорейшего открытия «TB-Марти». Поэтому нами уже сейчас предусмотрен ряд мер противодействия, в частности, включающий переход на круглосуточное вещание, создание «Вечернего» и «Ночного журнала» по образу и подобию уже выходящего ежедневно на телеэкран < Утреннего журнала» по каналу «ТВ-ребелде» (четырехчасовой программы, включающей новости, спортивные передачи, музыку, шоу). Кроме того, мы планируем шире подключить специалистов по международным проблемам для комментирования событий на нашем телевидении».

Для создания канала «TB-Марти» в настоящее время на острове Уэсо ведется строительство мощного телепередатчика.

Будет ли введен в действие новый ударный кулак «психологической войны» против Кубы? Окончательный вывод делать сейчас преждевременно. Дело в том, что телевизионная пропаганда на зарубежные страны до сих пор не велась ни одной страной в мире. И, таким образом, появление «TB-Марти» нарушит международное правило, которое пока соблюдается странами с различными политическими системами. Введение в действие подрывного телеканала может послужить толчком к новому обострению конфронтации в эфире. Заправилы американской пропаганды это отлично понимают, как понимают они и то, что подобные действия непременно вызовут мощное противодействие социалистических стран, а не только Кубы. Однако здравый смысл нередко изменял апологетам «психологической войны».

Пока же сражение в эфире ведется средствами радиовещания, выполняющего основную функцию противодействия идеологической пропаганде внутренней реакции и внешних империалистических сил. Это показал опыт Кубы, об этом же свидетельствует пример революционной Никарагуа.


Против «тайных операций» ЦРУ


Победа революции в Никарагуа принесла свержение самой старой диктатуры на континенте, подарила многострадальному народу этой страны чистый воздух свободы. СФНО в союзе с широкими социальными силами страны, придя к политической власти, встал перед решением новых задач, которые были сформулированы в демократической, антиимпериалистической программе — «Программе Руководящего совета правительства национального освобождения». В этом документе, переданном «Радио Сандино», подчеркивалось: «После 45 лет постоянной борьбы никарагуанского народа против геноцида и тирании пробил час национального освобождения. Настало время для решения общей для всех задачи — строительства новой Никарагуа»90.

Восстановление страны, преодоление отсталости и неграмотности, концентрация всех сил на уничтожение остатков сомосизма в Никарагуа, создание законодательных исполнительных органов, правосудия, армии, других учреждений — все это должно было гарантировать необратимость революционного процесса.

Одним из первых декретов нового правительства Никарагуа явилось подписание закона о роспуске Национальной гвардии Сомосы. Декрет был подписан 21 июля 1979 года91. Революционное правительство ликвидировало и другие органы бывшей сомосовской диктатуры: службы государственной безопасности и военной разведки, Верховный суд и конгресс, сомосовскую либеральную националистическую партию. Экспроприировалась собственность Анастасио Сомосы и других деятелей бывшего правящего режима. Среди конфискованных владений Сомосы была и телевизионная компания, откуда в настоящее время ведет передачи «Радио Сандино». Руководство радиостанцией, официальным органом пропаганды СФНО и революционного правительства, осуществляет специальный Совет Фронта, занимающийся вопросами пропаганды и агитации.

Так же, как в свое время кубинским революционным радиостанциям, «Радио Сандино» с первых дней пришлось решать совершенно новые задачи, которые не могли быть осуществлены в период нелегальной деятельности станции. Идеологическое укрепление новой власти, консолидация всех демократических сил страны, создание нового народного государства, сложный процесс послереволюционного строительства проходили в непрерывном сопротивлении внутренней контрреволюции и силам империализма, развязавшим необъявленную войну против Никарагуа.

После победы революции в течение нескольких месяцев функции коллегиального президента выполнял законодательный орган Никарагуа. Совет на правах высшего органа республики приступил к упорядочению звеньев новой революционной власти, которые возникли в ходе генерального наступления на диктатуру. Определяя программу государственного строительства, Даниэль Ортега, ныне президент Никарагуа, подчеркнул демократический характер новой власти: «Государственные органы, которые мы сейчас создаем, перестанут быть послушным инструментом привилегированного класса и превратятся в правительственный аппарат на службе народа, в защитника трудящихся»92.

Государственный совет и местные органы управления — основа народовластия в Никарагуа — начали свою работу 4 мая 1980 года. Этот день вошел в историю страны как. день Национального достоинства. Не случайно создание Государственного совета и начало его работы было приурочено к этой дате. В этом же месяце более пятидесяти лет назад никарагуанский народ во главе с Аугусто Сесаром Сандино выступил против американских оккупантов и их прислужников.

В мае 1927 года по указке и под прямым давлением тогдашнего президента США Кулиджа в Никарагуа был подписан унизительный мир между консерваторами и либералами. Если бы не присутствие американских войск (которые в спешном порядке были введены в Никарагуа), утверждала печать Соединенных Штатов, то даже кратковременная гражданская война в Никарагуа принесла бы огромные человеческие жертвы и разрушения. Разоружение армии либералов сопровождалось демагогическими рассуждениями о «гуманном посредничестве» США: каждому, кто сдал оружие, в награду за сговорчивость и «доброе отношение» к оккупантам выдавалось 10 долларов. Сдавались генералы и солдаты армии либералов. Сдавались целыми воинскими частями. И только один человек из командного состава бросил вызов неповиновения — Аугусто Сесар Сандино. 4 мая 1927 года, когда был подписан сговор «о мире», он заявил, что интервенты должны убираться из Никарагуа. Таким образом, день 4 мая стал не только «черным днем» предательства интересов народа, но и Днем национального достоинства: именно с этого дня началась решительная борьба под руководством Сандино за освобождение страны от американских оккупантов и их прислужников. На базе небольшого отряда Сандино сформировал повстанческую освободительную армию, собравшую под свои знамена истинных патриотов, давших клятву на верность: «Генерал Сандино, клянусь… верно и энергично защищать национальное достоинство Никарагуа до тех пор, пока мы не изгоним из страны оккупантов… и всех тех, кто сотрудничает с ними».

В обращении Государственного совета к народу Никарагуа, переданном по радио и телевидению, говорилось: «4 мая — это национальный праздник, так как в этот день Никарагуа доказала перед всем миром, что ее достоинство не должно быть унижено. Что у нее есть еще сыновья, которые своей кровью смоют не заслуженный ею позор»94.

Новой власти пришлось выдержать натиск яростных атак проимпериалистически настроенной буржуазии, оставшейся в стране, а также левацких, троцкистских и маоистских группировок, многие из которых имели связи с ЦРУ и вели подрывную деятельность еще во время революции. В стране продолжали издаваться буржуазные газеты, действовать частные коммерческие радиостанции, среди которых были и откровенно реакционные, такие, как «Радио мундиаль», «Радио корпорасьон де Манагуа», «Ми преферида». Их программы, отражавшие взгляды консервативно настроенной креольской буржуазии, были насыщены антиреволюционными выпадами.

В середине марта 1981 года внутриполитическое положение в Никарагуа обострилось: на полную мощность был запущен хорошо отлаженный за долгую историю империалистической эксплуатации и ограбления механизм экономического удушения народов, отказывающихся подчиниться диктату Вашингтона95. Американская администрация для начала прекратила предоставление Никарагуа средств по утвержденному ранее конгрессом США займу. А позже, когда в Никарагуа оставался буквально лишь месячный запас зерна, новому народному правительству было отказано в кредите на закупку пшеницы.

Стремясь сорвать процесс национального возрождения Никарагуа, администрация Рейгана усилила давление на международные финансовые организации, банки. «В период с 1980 года по середину 1983 года Белый дом воспрепятствовал предоставлению Никарагуа средств на общую сумму в 112,5 миллиона долларов»96.

Новый этап экономической войны Вашингтона против революционной Никарагуа начался в мае 1983 года. Нарушив общепринятые нормы международной торговли, администрация Белого дома сократила на девяносто процентов установленную ранее ежегодную квоту на закупки никарагуанского сахара.

Одновременно Вашингтон продолжал и продолжает увеличивать объем ассигнований на расширение подрывных «тайных операций» ЦРУ против Никарагуа, на вооружение банд контрас, не пренебрегая никакими средствами в попытках задушить Сандинистскую народную революцию. Только в начальный период правления администрации Рейгана на финансирование диверсий, вооруженных провокаций, развязывание террора против населения страны было выделено сто миллионов долларов97.

Вашингтонская администрация развязала кампанию дезинформации и клеветы против Никарагуа, пытаясь исказить смысл происходящих в стране прогрессивных преобразований, создать атмосферу недоверия к мероприятиям народного правительства. На страницах «Пренсы» (выходящей в Манагуа крупнейшей буржуазной газеты страны, превратившейся в самую реакционную после революции) — рупора внутренней оппозиции, а также в органах печати Гондураса, Парагвая, Чили, появляются всевозможные измышления, слухи и другая «информация», которую в избытке поставляют американские информационные агентства. «Пренса» подвергает нападкам политику преобразований и деятельность СФНО, призывает к военному сотрудничеству с Соединенными Штатами Америки, «предостерегает» от выбора социалистического пути развития.

Для повышения степени пропагандистского воздействия на сознание аудитории оппозиционных средств массовой информации и пропаганды, деятельность которых практически не ограничивалась в первые послереволюционные годы, ЦРУ направило в Никарагуа своего сотрудника У. Хайнеса, руководившего работой главного рупора чилийской реакции в период правления президента С. Альенде — газеты «Меркурио». Вступив в непосредственный контакт с издателями никарагуанской газеты «Пренса», У. Хайнес активно использовал ее для публикуемых ЦРУ фальшивок98.

Основанная полвека назад газета «Пренса» до свержения диктатуры Анастасио Сомосы пользовалась огромной популярностью среди грамотного населения (насколько возможно, конечно, в стране повальной неграмотности). Газета выражала интересы мелкой и средней буржуазии, экономически бесправной при режиме Сомосы, ибо не только экономика страны, но, как уже говорилось, и политика, и общественная жизнь, и культура были подчинены интересам монополистического капитала США. «В борьбе… за политическое освобождение у нас много союзников, безучастно относиться к которым непозволительно»99, — писал В. И. Ленин в 1902 году. В сомосовской Никарагуа «Пренса» и была тем самым союзником сандинистов, который выступал за обновление страны, за демократию и социальный прогресс. Впоследствии многие из сотрудников «Пренсы» встали на сторону СФНО, принимали активное участие в идеологической работе Фронта.

Особенно повысился авторитет «Пренсы» как газеты, оппозиционной режиму Сомосы, когда агенты сомосовской охранки средь бела дня на одной из улиц Манагуа в упор застрелили директора газеты Педро Хоакина Чаморру. Трагическая гибель журналиста создала героический ореол его газете. Но после революции газета резко поправела и практически предала те идеалы, за которые погиб ее директор. С тяжелой руки спецслужб США, под бдительным надзором и не менее бдительным руководством американского посольства в Манагуа, она постепенно приобрела антисандинистское направление. Газета обвиняет правительство новой Никарагуа в том, что оно примкнуло к «советскому блоку» и намерено «экспортировать революцию», что страна отдана «на откуп кубинцам и русским». «Пренса» фактически копирует методы обработки общественного мнения, используемые империалистической пропагандой. Под руководством наставников из Вашингтона «Пренса» публикует на своих страницах высказывания и официальные сообщения правительства США и при этом практически замалчивает преступления контрас, несущих смерть и разрушения. Испытывая дефицит собственных журналистских кадров, газета предоставляет свои полосы лицам, не скрывающим ненависти к сандинистской революции, а также акулам транснационального информационного бизнеса — АП, ЮПИ, АФП, ДПА, ЭФЭ, — неизменно следуя установкам «мозговых центров» госдепартамента США, ЦРУ или Пентагона.

В условиях откровенного сползания руководства «Пренсы» на позиции махрового антикоммунизма и антисоветизма целая плеяда ее талантливых журналистов подала в отставку. Они основали газету либерального направления «Нуэво диарио»; возглавил ее брат покойного редактора «Пренсы» Хавьер Чаморро.

По злободневным вопросам мировой экономики, международных отношений «Нуэво диарио» ведет с «Пренсой» полемику. Обогнав по тиражу «Пренсу», скатившуюся по этому показателю на последнее место среди трех ежедневных газет Никарагуа, «Нуэво диарио» сумела в значительной степени нейтрализовать антисоветскую пропаганду.

Саму же «Пренсу» большинство никарагуанцев теперь все чаще презрительно и язвительно именуют «ПренСИА», подчеркивая тем самым теснейшую связь газеты с ЦРУ (СИА — испанское название ЦРУ).

Девиз газеты, правда, остался прежним — «Без свободы печати нет свободы», однако выглядит он теперь кощунственно: нынешних хозяев газеты нисколько не беспокоит открытый переход на позиции предательства народных интересов. Вспомним определение свободной печати, данное Карлом Марксом. «Свободная печать, — отмечал К. Маркс, — несет народную нужду в ее непосредственной форме, не преломленной через какую бы то ни было бюрократическую среду, доносит ее до государственной власти, перед которой исчезает различие между правителями и управляемыми и остаются только равно далекие и равно близкие граждане государства100. Идеи же, распространяемые «Пренсой», возникли в вашингтонских коридорах власти. Так, в начале 1985 года на страницах «Пренсы» стали появляться материалы, критикующие «советскую модель развития» применительно к разным странам. Из номера в номер муссировались тезисы из известной обоймы пропагандистских установок американской пропаганды. Финальным материалом этой серии явилась «проблемная» статья о неприемлемости социалистического пути для развивающихся стран.

С каждым днем, с каждым новым номером деятельность газеты носила все более откровенно антинародный, подстрекательский характер. Представители революционного правительства несколько раз делали руководству редакции замечания по этому поводу. Однако это приводило лишь к еще более оголтелым антисандинистским выпадам, поэтому в середине 1986 года «Пренса» была в очередной раз закрыта как контрреволюционная.

Постоянная угроза военного вторжения в Никарагуа американских наемников и сотни миллионов долларов, субсидируемых США бандам контрас, активизировали деятельность реакционной буржуазной группировки, именующей себя Никарагуанское демократическое движение (НДД). Используя радиостанции «Радио мундиаль», «Радио корпорасьон де Манагуа», «Ми преферида», реакция развернула широкую клеветническую кампанию против никарагуанского правительства. «Психологическая война» против Сандинистской народной революции имеет своей целью свержение законного правительства Никарагуа. Об этом заявил на одной из пресс-конференций в начале июня 1984 года бывший агент ЦРУ Джон Стокуэл101.

Проект диверсии против Никарагуа, получивший пропагандистское название «Истина» (то же, как мы помним, было с названием подрывной радиостанции «Радио Марти»), был детищем директора ЮСИА, калифорнийского миллионера Чарлза Уика. Проект предусматривал развертывание широкого пропагандистского наступления на Никарагуа, Сальвадор и другие страны региона. С этой целью был значительно увеличен объем передач «Голоса Америки» на страны Карибского бассейна, особенно так называемых специальных репортажей. Как правило, под именами несуществующих корреспондентов, авторов этих «репортажей», скрываются сотрудники ЦРУ и ЮСИА, а также кубинские «гусанос», никарагуанские контрас и другие «борцы за истину». Выросли тиражи издаваемых ЮСИКА (центральноамериканское отделение ЮСИА) в странах региона журналов «Фасетас», «Перспектива экономики». Все эти издания рассылаются адресатам, среди которых известные политические деятели, профсоюзные лидеры, руководители различных массовых организаций, вещающих на Никарагуа и другие страны Карибского бассейна. Взрывоопасная ситуация в Центральной Америке постоянно грозит превратиться в вооруженный конфликт, и вину за его возникновение администрация США перекладывает на Никарагуа, на «агрессию» сандинистов.

Среди тех, кто организует и направляет работу этой гигантской фабрики лжи, одно из первых мест принадлежит ЦРУ, которое является учредителем свыше пятидесяти крупных организаций, связанных со средствами массовой информации, издает сотни книг (главным образом таких, как клеветническая серия «Белые книги» о якобы имевшем место вмешательстве Никарагуа во внутренние дела Сальвадора)102.

С территорий Гондураса и Коста-Рики ежедневно на длинных, средних и коротких волнах ведут подрывную работу около двадцати мощных радиопередатчиков. В непосредственной близости от никарагуанской границы с территории Гондураса мощный радиокомплекс ведет вещание на никарагуанские департаменты Чинантега, Эстели, Мадрис, Хинотега, Нуэва Сеговия и Северная Селая. Это как раз те зоны, где не прекращаются попытки контрас захватить плацдарм на никарагуанской территории и обосноваться там. По рекомендации ЦРУ и по непосредственным указаниям посла США в Коста-Рике К. Уиноора увеличили объем передач на Никарагуа такие радиостанции, как «Радио релох» (не следует путать с одноименной кубинской радиостанцией), «Радио монументаль». Эти радиостанции, как и другие средства массовой информации ряда государств региона, предоставляют значительное время в эфире для выступления главарей никарагуанских контрреволюционных банд, предателей никарагуанского народа, таких как Эден Пастора, например.

Один из ведущих в свое время руководителей СФНО, имевший революционную кличку «команданте Зеро», участник повстанческой войны, человек смелый и решительный, Пастора после победы революции не понял многих ее преобразований, не нашел своего места в процессе создания новой Никарагуа и, поддавшись на уловки американских спецслужб, возглавил борьбу против своего народа, против бывших боевых друзей, по существу предав революцию и те светлые идеалы, за которые он сам еще недавно боролся с оружием в руках. «Я человек центра, а это самое трудное, что можно себе вообразить. Тот, кто балансирует на острие ножа, должен быть дьявольски осторожным, чтобы не оказаться разрезанным надвое» — таково жизненное кредо Эдена Пасторы.

В свое время Эден Пастора прославился тем, что незадолго до победы революции вместе с «команданте Уно» — Дорой Марией Тельес — возглавил рискованную и удачно завершившуюся операцию по захвату национального дворца в Манагуа. Взяв в плен заседавших во дворце депутатов парламента, повстанцы потребовали от Сомосы освободить из застенков пятьдесят девять человек — членов СФНО. В результате этой смелой акции томившиеся в диктаторских тюрьмах революционеры, среди которых был нынешний министр внутренних дел Томас Борхе, получили свободу. А два года спустя банда Пасторы приняла в качестве руководства к действию разработанную ЦРУ инструкцию, которая содержала план саботажа и террора против населения Никарагуа и в том числе физической расправы с руководителями революции, среди которых были и Дора Мария Тельес, и Томас Борхе, и другие люди, спасенные когда-то в ходе операции по захвату национального дворца…

Когда Эдену было всего семь лет, его отец погиб от рук национальных гвардейцев Сомосы. Впоследствии он скажет: «Если когда-нибудь мне встретится гвардеец Сомосы, я отдам только один приказ — расстрелять!» А сорок лет спустя, превратившись в лидера контрас, он взял себе в личные телохранители бывших национальных гвардейцев.

Наотрез отказавшись присоединиться к банде контрас, именуемой «Никарагуанскими демократическими силами», под предлогом того, что она состоит из бывших сомосовцев и финансируется ЦРУ, Эден Пастора во главе мятежников («Демократический революционный альянс») участвовал в минировании никарагуанских портов и бомбардировках аэропорта в Манагуа. «Для него не существует идеологии… Он — как свежий цемент, на котором любой может оставить свой след» — так охарактеризовал Пастору видный руководитель никарагуанской революции Серхио Рамирес.

Отряды контрас под предводительством Э. Пасторы были самыми многочисленными. Поняв, однако, бесполезность и преступность борьбы против собственного народа, Пастора в мае 1986 года принял решение о прекращении контрреволюционной борьбы и его вооруженные отряды сдались. «Нет никакого смысла вести братоубийственную войну», — заявил Пастора на пресс-конференции.

Необъявленная война против Никарагуа продолжается, ее частью являются психологические диверсии в эфире. В Сан-Хосе (Коста-Рика) развернула свою деятельность подрывная радиостанция «Импакто», управляемая ЦРУ. Ее сотрудники — никарагуанские эмигранты, журналисты «Пренсы».

Для усиления «информационного терроризма» в эфире против Сандинистской народной революции в непосредственной близости от северных и южных границ Никарагуа по указанию из Белого дома была создана цепь мощных радиопередатчиков и телевизионных ретрансляторов. Такие же установки сооружены в малонаселенных районах пограничной коста-риканской провинции Гуанакасте. В январе 1984 года директор ЮСИА Уик получил согласие президента Гондураса на монтаж близ порта Сан-Лоренсо мощной установки для ретрансляции передач «Голоса Америки». Противозаконность этой сделки103 была оправдана необходимостью усиления противодействия растущему в регионе влиянию Сандинистской народной революции104.

«Когда идейное влияние буржуазии на рабочих падает, подрывается, слабеет, буржуазия везде и всегда прибегала и будет прибегать к самой отчаянной лжи и клевете»105 — так еще несколько десятилетий назад определил В. И. Ленин причины, побуждающие врагов революции прибегать к излюбленному приему буржуазной пропаганды — подмене идеологической борьбы распространением клеветы.

Для разжигания военной истерии и вражды к никарагуанскому народу по гондурасскому телевидению была показана состряпанная по заказу ЦРУ фальшивка под названием «Манагуа — подрывной эпицентр». Подобные фальшивки в виде «документальных» фильмов, «новостей» и другой продукции широко распространяются специалистами ЦРУ и ЮСИКА в странах региона, регулярно появляются на страницах ультраправых реакционных газет. Сфабрикованные кино- и фоторепортажи, сопровождаемые комментариями, направлены на то, чтобы ввести в заблуждение население самой Никарагуа и других стран региона, исказить подлинный смысл Сандинистской народной революции, представить ее в качестве рассадника хаоса и насилия в Центральной, да и вообще всей Латинской Америке.

В феврале 1986 года профессиональные дезинформаторы из ЦРУ выпустили в свет очередную фальшивку, в которой утверждали, будто в Никарагуа насилие и террор творят не вооружаемые США террористические банды контрас, а… сандинистская власть. Причиной подготовки опуса ЦРУ послужила публикация доклада известного американского юриста Р. Броуди, вызвавшая раздражение Белого дома. В докладе на основе свидетельств ста сорока пяти никарагуанских и американских граждан дается страшная картина зверств, изуверских пыток и убийств мирных никарагуанских жителей, совершаемых обученными инструкторами ЦРУ сомосовцами.

В Лэнгли тут же поступило задание подготовить доклад, опровергающий все приведенные Броуди факты. Материала для этого не нашлось, поэтому шпионско-подрывное ведомство США прибегло к беспардонной лжи и подтасовкам. Так, если верить составителям фальшивки, то антиникарагуанские террористы якобы не похищают представителей местных органов власти, учителей и крестьян, о чем неоднократно сообщалось по никарагуанскому радио и даже в американской печати. Между тем не кто иной, как бывший главарь одной из крупнейших террористических банд контрас Э. Чаморро откровенно заявил, что его группировка «практиковала насильственное рекрутирование новых бойцов, а также убийства и пытки пленных».

«Доклад» ЦРУ был настолько грубо состряпан, что вызвал возмущение даже у некоторых членов конгресса США. «В лучшем случае грубо сработанным, а в худшем — намеренно лживым», — назвал его конгрессмен С. Гейденсон.

Обращает на себя внимание и тот факт, что дешевая антиникарагуанская поделка появилась именно в тот момент, когда вашингтонская администрация стала добиваться резкого увеличения помощи контрас.

Опасная для стабилизации мира в регионе кампания клеветы на законное правительство Никарагуа не теряет напряженности. Например, в конце июля 1984 года в выступлении на традиционной пресс-конференции президент США, ссылаясь, как обычно, на сфабрикованную американскими спецслужбами фальшивку, громко именуемую «докладом государственного департамента», заявил о том, что на территории Никарагуа якобы находится «советская военная база». Новая волна пропагандистской шумихи, вызванная этим выступлением главы североамериканского государства, вызвала возмущение широких кругов международной общественности. Отвергая измышления Вашингтона, газета «Правда» писала в те дни: «Нет и не было советских баз в Никарагуа, на которые ссылается президент. Если он говорит об этом, то изыскивает лишь повод для новых провокаций против независимого суверенного государства, эскалации агрессии против Никарагуа»106.

Здесь уместно вспомнить, что и предлогом для нападения на Гренаду в 1983 году послужил вымысел о наличии на острове советских и кубинских военных баз. Регулярные войска США учинили расправу над неугодным им правительством Гренады, вставшим на путь демократических преобразований в своей стране. Агрессия на Гренаде должна была послужить и устрашающим актом в антиреволюционной истерии США. Так, после вторжения на остров в программах «Голоса Америки» значительно увеличилась доза всякого рода угроз в адрес национально-освободительного движения и социалистических стран. Казалось, время повернулось вспять — настолько это напоминало пропаганду времен «холодной войны».

Скандальное разоблачение махинаций Белого дома с поставками оружия Ирану и переводом денег за него на счета бандитов, сражающихся с народом своей страны, показало, что военно-промышленные монополии, торгуя оружием, не брезгуют ввязываться в самые грязные операции.

«Полный провал» — охарактеризовал политику администрации Белого дома, направленную на поддержку банд контрас американец-конгрессмен Сэм Гейденсон. В феврале 1987 года в палату представителей конгресса США был представлен законопроект, предусматривающий прекращение американской поддержки контрас.

Громкий скандал вокруг поставок вооружений Ирану и передачи вырученных средств бандам контрреволюции, едва не переросший в новый «уотергейт», не остановил, однако, обсуждения проекта бюджета на 1988 финансовый год, где опять на финансирование контрас Белый дом запросил 105 миллионов долларов.

Как сообщило «Радио Сандино», между террористическими формированиями то и дело вспыхивают разногласия из-за военно-финансовой помощи администрации США, дележка денег превращается в повод для грызни в рядах контрас.

Сообщение радиостанции, вышедшее в эфир 2 февраля 1987 года, было приурочено к вояжу по странам Центральной Америки Фрэнка Карлуччи, сменившего на посту министра обороны США Д. Уайнбергера. Цель эмиссара из Вашингтона состояла в том, чтобы примирить различные группировки никарагуанских контрреволюционеров. «Поездка Ф. Карлуччи, — говорилось в сообщении радиостанции, — продемонстрировала приверженность Вашингтона курсу, направленному на срыв контадорского процесса».

Секретные переговоры Ф. Карлуччи с главарями контрас касались и улаживания дел со «справедливым распределением» средств, направляемых США на борьбу с революцией.

Перед лицом непрекращающейся агрессии со стороны Соединенных Штатов президент Никарагуа Даниэль Ортега, выступая по «Радио Сандино», призвал трудящихся республики к большей твердости, дисциплинированности и сознательности.

Сандинистское правительство, газета Сандинистского фронта национального освобождения «Баррикада», «Радио Сандино», орган наиболее последовательной революционной силы страны — СФНО, а также «Голос Никарагуа», официальный правительственный орган, дали достойный отпор проискам империализма и местной реакции. «Радио Сандино», снискавшее огромное уважение трудящихся в период революционной войны как подпольная радиостанция, и в нынешних условиях является выразителем взглядов авангарда никарагуанского народа.

Первый номер «Баррикады» вышел 26 июля 1979 года, то есть через неделю после победы революции. Однако долгое время газета не могла конкурировать с «Пренсой», несмотря на квалифицированные журналистские кадры, прошедшие суровую школу подполья, партизанской повстанческой войны, обладающие огромным опытом организаторской работы в массах, имеющие, как правило, филологическое или журналистское образование. Кадровые преимущества стали сказываться, когда из СССР стала регулярно поступать газетная бумага, а специалисты ГДР смонтировали для «Баррикады» современное полиграфическое оборудование.

Тираж «Баррикады» быстро превысил сто тысяч экземпляров, этому способствовало и издание двухнедельного резюме «Баррикада интернасьональ» отдельно на испанском и английском языках. Газета действительно представляет интересы трудящихся масс. Критика «Баррикады», в отличие от «Пренсы», направлена на искоренение имеющихся недостатков, а не на смакование трудностей и проблем развития. «Баррикаду» читают в обеденный перерыв на стройках, фабриках, в ремесленных мастерских, крестьянских кооперативах. Читают нередко вслух — для тех, кто еще не овладел грамотой.

Феномен Никарагуа продолжает удивлять мир демократизмом внутриполитической жизни, массовым революционным порывом, не ослабевающим, а крепнущим в условиях прямой агрессии направляемых ЦРУ контрас, при отсутствии каких бы то ни было ограничений свободы печати. Несколько раз, правда, специальные декреты революционного правительства прекращали выпуск газеты «Пренса». (Делалось это лишь в тех случаях, когда газета публиковала сведения, представляющие военную или государственную тайну.) Газета продолжает выходить, как и некоторые другие, являющиеся рупором скрытых или явных врагов революции. Существуют и такие органы мелкобуржуазных сил, как газета «Нуэво диарио», в чем-то поддерживающая революционное правительство, а в отдельных вопросах выступающая с позиций либеральной буржуазии, недовольной какими-то частностями, занятой вопросами, уводящими в сторону от решения животрепещущих проблем.

В этих условиях особое значение приобретает деятельность такого проверенного в боях идеологического органа, как радиостанция «Радио Сандино». Станция ведет широкую пропагандистскую деятельность. Достаточно сказать, что на территории Никарагуа расположено свыше тридцати передающих ретрансляционных центров «Радио Сандино». Передачи радиостанции можно принимать в соседних центральноамериканских государствах и в более отдаленных странах континента, в том числе в Соединенных Штатах Америки. Учитывая это обстоятельство, руководство станции строит некоторые передачи с учетом специфики зарубежной аудитории. Это позволяет слушателям в близлежащих странах получать правдивую информацию из первых рук.

Трудно переоценить роль, которую играет «Радио Сандино» в воспитании революционной сознательности масс, в политическом воспитании. В период правления Анастасио Сомосы сообщения из социалистических государств нередко искажались, носили клеветнический характер, практически в Никарагуа не было известно ни о достижениях социализма, ни о миролюбивой политике стран социалистического содружества.

В пропаганде марксизма «Радио Сандино» сделало шаг вперед по сравнению с деятельностью в аналогичный период кубинской радиостанции «Радио ребелде». Это и осмысление основ марксизма-ленинизма и непосредственное ознакомление слушателей с произведениями основоположников научного коммунизма. Учитывая опыт строительства социалистического общества на Кубе, опыт других стран, Никарагуа приступила к восстановлению экономики, пришедшей в упадок в период кровавой диктатуры. Внешний долг составлял почти два миллиарда долларов — колоссальная сумма для такой страны. «Радио Сандино» приняла боевое участие в мобилизации населения на скорейшее преодоление всех трудностей, на борьбу с голодом и разрухой. Пришли и первые успехи, причем за весьма короткий срок. Только за один год безработица сократилась с 40 до 17 процентов, были установлены твердые цены на товары первой необходимости, остановлена достигшая гигантских размеров инфляция.

Другая важнейшая задача, без решения которой невозможно было поступательное движение вперед, — ликвидация неграмотности и коренное изменение системы образования, из-за которой до революции получить необходимые знания могли лишь дети обеспеченных родителей.

1980 год был объявлен в Никарагуа годом ликвидации неграмотности. Радиовещание активно включилось в эту кампанию (здесь во многом был использован опыт, накопленный сотрудниками «Радио ребелде» во время борьбы с неграмотностью на Кубе). Были организованы специальные общеобразовательные передачи, которые принесли эффективные результаты, — неграмотность в стране сократилась более чем втрое.

Радиовещание продолжало искать новые, более действенные формы общения со слушателями. Одной из наиболее интересных пропагандистских передач стала «Линия директа». (Название можно перевести как «Прямая линия», подразумевающее непосредственный контакт со слушательской аудиторией.) В ней участвовали видные представители революционного движения и никарагуанского правительства, среди которых президент страны Даниэль Ортега, министр обороны Умберто Ортега, министр внутренних дел Томас Борхе, легендарная партизанка, одна из руководителей штурма дворца Сомосы, член Государственного совета Дора Мария Тельес и другие. Ценность передачи в том, что любой радиослушатель может по телефону задать участникам программы любой интересующий его вопрос о внутренней и внешней политике страны, развитии экономики и проблемах в этой области, вопросах борьбы с контрреволюцией, развитии культуры и т. д. и получить правдивый, исчерпывающий ответ.

Такого же типа передачи ведут филиалы «Радио Сандино», осуществляющие региональное вещание в провинциях, — «Радио декорте», «590», «Радио футура».

В передачах выступают представители политических организаций и групп, поддерживающих процесс обновления страны: социалисты, члены

Независимой либеральной партии, сандинисты и т. д. К микрофонам радиостанций «Голос Никарагуа» и «Радио Сандино» приглашаются и представители контрас, попавшие в плен при попытках нападения на революционное государство, а также и те, кто осознал, что в контрреволюционные формирования попал под нажимом реакционной пропаганды. Допуская к микрофонам представителей различных политических группировок, «Радио Сандино» последовательно выполняет главную задачу — консолидацию всех революционных сил и привлечение к процессу демократического возрождения всех никарагуанцев, придерживающихся антидиктаторских, антиимпериалистических взглядов.

После победы революции журналистика Никарагуа, естественно, существенно изменилась. По сути дела, ее пришлось создавать заново. В одном из интервью министр культуры Никарагуа Эрнесто Карденаль отметил: «В области культуры нам предстоит совершить такую же революцию, как и в области экономической, социальной и политической»107.

В течение долгого времени буржуазные, проимпериалистически настроенные журналисты занимали ведущие посты в системе средств массовой информации и пропаганды страны. Их сменили молодые журналисты, многие из которых сражались против войск диктатора с оружием в руках. Новое поколение журналистов пришло на смену тем, кто в спешном порядке эмигрировал в Соединенные Штаты Америки, переметнувшись на сторону врагов революции.

Журналисты, которые и в годы диктатуры не боялись говорить правду, хотя за это им грозили пытки и смерть, остались верны идеям, за которые отдали жизнь более пятидесяти тысяч никарагуанцев. Многим из них, в том числе и работникам радиовещания, местные и зарубежные частные радиокомпании предлагали большие деньги за измену родине и революции, спекулировали на том, что многие журналисты потеряли в ходе революции своих родных и близких, оказавшихся в районах сражений или павших в боях. Но подлинные патриоты не покинули свою страну.

Представители средств массовой информации новой Никарагуа понимают, что сейчас задачей первостепенной важности является сохранение единства всех демократических сил. Трудности переживаемого страной периода, когда строительство нового общества идет в условиях непрерывных подрывных акций империализма и банд контрас, требуют четкости и последовательности в работе всех звеньев государства, в том числе и пропагандистских.

С трибуны XXVII съезда КПСС вице-координатор Исполнительной комиссии Национального руководства Сандинистского фронта национального освобождения Никарагуа Байардо Арсе Кастаньо сказал: «Подобно тому, как в первые годы после Великого Октября народ Ленина боролся против белогвардейщины, сегодня народ Сандино, ставший жертвой политики империализма США, отражает вылазки контрас, находящихся на содержании вашингтонской администрации и действующих по ее указке. Империализм США стремится задушить молодые революции в Африке, Азии и Латинской Америке.

Вот уже в течение пяти лет (а теперь больше. — И. П.) народ Сандино противостоит агрессивной политике империализма. Он сражается против наемников, для которых президент Рейган запрашивает дополнительно сто миллионов долларов. Наш народ не страшится торгово-экономической блокады. Он не поддается запугиванию непрерывными военными маневрами, отражает провокации, в которых применяются самолеты-шпионы. Он борется против саботажа, нацеленного на разрушение производственной инфраструктуры, против минирования портов, против шантажа, проводимого в отношении международных финансовых институтов с целью лишить Никарагуа кредитов. Он преодолевает социально-экономические трудности, возникшие в результате агрессии, которая нанесла нашей стране огромный ущерб, поставила ее в тяжелое экономическое положение и привела к большим человеческим жертвам… ^

Вкратце можно сказать, что нашими первейшими задачами были и остаются: защита власти от наемников, подготовка к отражению возможной прямой интервенции США; выживание нашей экономики в условиях кризиса; укрепление авангардной роли Сандинистского фронта; развитие широких международных связей нашего правительства; достижение мира в Центральной Америке на основе взаимного уважения и политических решений, не ущемляющих достоинства народов, прежде всего Никарагуа и Сальвадора.

Мы никогда не пойдем на такие переговоры с правительством США, которые означали бы признание нами законности его вмешательства и гегемонистских поползновений. Мы отчетливо понимаем, что сандинистская революция защищает право народов «третьего мира» на самоопределение, на самостоятельный выбор пути развития…»108.

Авантюристические попытки США вмешаться во внутренние дела Никарагуа встречают решительное сопротивление. В октябре 1986 года над Никарагуа был сбит американский транспортный самолет, груженный оружием для банд контрас. Единственным оставшимся в живых оказался прыгнувший с парашютом американский гражданин Юджин Хазенфус — кадровый сотрудник ЦРУ, в последнее время служивший военным советником США на базе ВВС Сальвадора.

В тот же день корреспонденты «Радио Сандино» и никарагуанское телевидение сообщили о том, что бойцы сандинистской народной армии захватили «здоровенного детину в летном комбинезоне». В комментарии радиостанции говорилось, что ЦРУ руками таких агентов, как бывший морской пехотинец Хазенфус, стремится усмирить народ Никарагуа, «вина» которого состоит в том, что он не желает жить по указке из Белого дома». На суде в Манагуа Хазенфус назвал имена организаторов необъявленной войны против Никарагуа, конкретные базы, с которых она ведется. Радиостанция давала подробные репортажи с судебных заседаний, разоблачая агрессивные действия американской военщины.

«Свои завоевания, — подчеркивал президент Никарагуа Д. Ортега, выступая на митинге в честь шестой годовщины революции 19 июля 1985 года, — никарагуанцы готовы защищать с оружием в руках от бандитских вылазок террористов ЦРУ и американских интервентов, если они осмелятся вторгнуться на нашу землю. Наш народ будет сражаться за каждую пядь своей земли». Мужественный никарагуанский народ не одинок в своей борьбе. Все прогрессивные силы планеты на стороне революционной Никарагуа. В заявлении Советского правительства от 16 ноября 1986 года, переданном «Радио Сандино» и другими средствами массовой информации страны, говорится:

«Президентом США подписан закон о финансировании наемных контрреволюционных банд, предоставлении им различных видов вооружений. Официальная американская пропаганда ведет интенсивную обработку своего и международного общественного мнения с целью создать подходящую атмосферу для реализации планов прямых вооруженных акций против Никарагуа.

Подобная линия США представляет собой открытый вызов международному правопорядку…»109.

За годы необъявленной войны США против Никарагуа, говорил Д. Ортега в новогоднем обращении к народу, ее жертвами стали более пятидесяти тысяч граждан страны, прямой экономический ущерб оценивается в 376,7 миллиона долларов.

В конце 1987 года правительство Никарагуа предложило руководству контрас начать переговоры о прекращении огня. В течение полугода представители оппозиции несколько раз срывали мирные переговоры. Однако благодаря активным и энергичным действиям сандинистов 23 марта 1988 года в городе Сапоа, как передала «Радио Сандино», было подписано соглашение о прекращении наступательных действий сроком на полугодие.

Раздор и междоусобные стычки в стане контрас, по свидетельству американского журнала «Ньюсуик», вызваны не столько соглашением о перемирии, сколько личными амбициями главарей банд, отказывающихся придерживаться договоренностей из-за боязни потерять финансовый допинг из США. Кампания террора против мирного населения не прекращается.

В первых рядах борцов за сохранение завоеванной свободы продолжает сражаться революционное радиовещание. Раньше революционные журналисты вели передачи, порой не выпуская из рук винтовок. Теперь они мирные люди и не допустят, чтобы кто-то посягнул на их кровью завоеванную свободу, на свободу земли Сандино, на свободу Никарагуа.

Радио на службе революции

Национально-освободительная, антидиктаторская, антиимпериалистическая борьба, пропагандистская революционная деятельность нуждаются в средствах консолидации прогрессивных сил общества, в средствах распространения идей среди трудящихся масс. История революционных движений показывает, что такими средствами в первую очередь являются печать и радиовещание.

В зависимости от конкретных условий, социально-политических задач и национальных особенностей в организации пропагандистской деятельности могут быть специфические черты, присущие только данной стране, данному региону. Мы отмечали это, анализируя опыт революционных радиостанций «Радио ребелде», «Радио Сандино», радиовещания Сальвадора в период их нелегальной деятельности — в борьбе с диктаторскими режимами внутри страны — и после победы революции. Однако отличия пропагандистских установок в конкретной ситуации, распространении идей, агитации и организации революционного радиовещания подчиняются общей основной задаче. В условиях реакционного режима — это объединение прогрессивных сил и развертывание всенародной антиколониальной, антиимпериалистической борьбы; в условиях послереволюционного преобразования общества (когда после победы революции радиостанции превращаются в орган ведущей политической силы общества) — строительство новой жизни, борьба с наследием прошлого и сопротивление империалистическим силам. Кроме того, одна из главных задач революционного радиовещания на первом этапе — разъяснение тактической линии революционной организации.

В условиях политического бесправия в странах, где у власти находятся диктаторские антинародные режимы или расистские правительства, борьба за политические свободы, против тирании и произвола правительственной бюрократии не может быть эффективной без широкой разъяснительной работы, координации действий всех повстанческих отрядов и групп на основе марксистской революционной теории.

В. И. Ленин всегда ставил пропагандистскую работу в прямую связь с теми задачами, которые решаются на данном этапе развития революции. Особое значение он придавал распространению среди трудящихся масс революционной теории, без которой нельзя добиться победы. «Знаменем классового движения рабочих может быть только теория революционного марксизма»1.

Являясь трибуной революционной организации, партии, радиостанция ведет передачи, рассчитанные прежде всего на массовую аудиторию. Дифференцированных программ, как правило, немного, особенно если радиостанция является органом революционно-демократического движения, объединяющего широкие слои населения вне зависимости от классовой и социальной принадлежности. Основным содержанием деятельности нашей партийной организации, писал В. И. Ленин в статье «Политическая агитация и классовая точка зрения», фокусом этой деятельности должна быть такая работа, которая и возможна и нужна как в период самого сильного взрыва, так и в период полнейшего затишья, именно: работа политической агитации, освещающей все стороны жизни и направленной в самые широкие массы2.

В период подпольной деятельности, когда все легальные средства массовой информации находятся в руках буржуазии, серьезное значение приобретает не только пропагандистская, но и контрпропагандистская деятельность революционного радиовещания. Правительственные газеты, радиовещание и телевидение, пытаясь дезориентировать трудящихся страны и мировое общественное мнение, прибегают к дезинформации и клевете, а подчас к открытому террору, покрывая и оправдывая диверсии, которые проводит реакционный режим. Подпольное революционное радиовещание является единственным источником правдивой информации внутри страны и одновременно средством, противостоящим измышлениям зарубежной империалистической пропаганды. Любая, самая незначительная на первый взгляд информация может иметь важное значение в условиях революционной борьбы, так как она несет сведения о том, что тщательно скрывается и искажается средствами массовой информации и пропаганды правящего режима. Большинство сведений, передаваемых революционными радиостанциями, как показывает опыт «Радио ребелде», «Радио Сандино» и других радиостанций, добывается самими работниками радиостанции, бойцами-повстанцами, нередко выступающими в специфических условиях в роли собственных корреспондентов. Тем самым подобная информация является уникальной.

Средства массовой информации внутри страны и иностранных государств волей-неволей вынуждены использовать информационные сообщения подпольных революционных радиостанций, поскольку не в состоянии получать сведения иначе, как из программ, которые ведут с места событий журналисты — бойцы данной радиостанции.

Сообщения, передаваемые революционной подпольной радиостанцией, как правило, не включают международной информации, если она не связана каким-то образом с событиями, происходящими в стране. Это имеет свои причины. Во-первых, международная информация — не главная часть программы подпольного радио, она так или иначе проникает в страну. Во-вторых, революционное радиовещание может уступать в оперативности средствам массовой информации, находящимся на легальном положении, имеющим прямую связь с информационными агентствами и широкую сеть собственных корреспондентов во многих странах мира. Главная задача — передавать именно ту информацию, которую повстанческое радио дает оперативнее всех, являясь ее первоисточником. В отдельных случаях даже переданное через несколько дней сообщение может быть актуальным и, как это ни парадоксально, новым. Это касается прежде всего крупных стратегических действий в условиях полной неинформированности населения правительственной прессой, радиовещанием и телевидением.

Основной, базовый принцип работы революционной радиостанции заключается в том (как неоднократно подчеркивал Фидель Кастро), что радиостанция никогда, ни при каких условиях не должна передавать ни слова лжи или приукрашивать новости по своему усмотрению. Самый незначительный отход от этого принципа подрывает доверие аудитории к станции (нужно учитывать, что правительственные средства массовой информации ведут усиленную идеологическую борьбу с революционной радиостанцией, пытаются всячески дискредитировать ее) и тогда ни о какой эффективности вещания не может быть и речи.

Идеи революционной партии (или организации, объединяющей в себе несколько политических партий на основе общих целей антидиктаторской освободительной борьбы), задачи, которые она решает в ходе революционной борьбы, наполняют агитацию конкретным содержанием, делают ее действенной, эффективной, что подтверждает деятельность «Радио ребелде» и ее последователей.

Агитация, которую ведет революционная радиостанция в период активной политической и вооруженной борьбы, подразумевает обличение социальных пороков, конкретных носителей зла, диктатора и его приспешников, обличение защитников политического и экономического рабства. Такие обличения, давая обширный материал для политического протеста, материал огромной взрывной силы, служили и служат в конечном счете целям повышения революционной активности масс. Вот почему В. И. Ленин высоко ценил обличительную направленность революционной агитации, призывал углублять, расширять и усиливать ее, справедливо полагая, что обличающие факты (то есть, другими словами, наступательная контрпропаганда, которую широко использовали в своей деятельности «Радио ребелде» и другие революционные радиостанции) — это часть классовой борьбы.

Пропагандистская и агитационная функции революционного радиовещания неразрывно связаны с его организаторской деятельностью. Значение последней с исчерпывающей полнотой определяется ленинскими словами: «Массы беспомощны, если они разрознены; они сильны, если сплочены»3. Это подтверждает пример кубинской и никарагуанской революций, события в Сальвадоре. Скажем, на Кубе небольшой группе повстанцев-революционеров во главе с Фиделем Кастро Рус не удалось бы добиться победы, если бы она не нашла поддержку у широких народных масс, сплотившихся вокруг руководства Повстанческой армии.

В. И. Ленин неоднократно указывал на необходимость объединения и организации трудящихся для совместной борьбы и высказывал твердое убеждение, что только собственный революционный орган массовой информации и пропаганды может привести все революционные силы к объединению, развить у них «способность и умение соединяться политически».

Именно революционное радиовещание, пропагандируя идеи социального переустройства общества на основе равенства и свободы от эксплуатации всех классов и слоев, идеи независимого демократического развития, экономической самостоятельности, может поставить трудящихся страны под знамена революционной организации как политических единомышленников, объединенных общностью убеждений и целей.

Примером использования радио как коллективного организатора могут служить проникнутые искренней убежденностью в правые цели революции речи, призывы к конкретным действиям, с которыми выступал у микрофона «Радио ребелде» Фидель Кастро и о которых можно сказать, что они были побудительной силой, вовлекшей народные. массы в решительную борьбу против Батисты. Для Кубы именно революционное радиовещание явилось организатором партии.

Социальные функции радиовещания усиливаются в период, когда радиостанция (или сеть радиостанций) становится официальной, правительственной или принадлежащей ведущей политической силе общества. И это естественно, так как до победы содержание основных функций революционного радиовещания сводится главным образом к тому, чтобы содействовать разрушению существующего строя, свержению диктаторского империалистического режима, противодействию клеветнической пропаганде. После победы центр тяжести усилий средств массовой пропаганды, в том числе радиовещания, перемещается в область практических мер по организации экономической и общественной жизни государства.

С первых дней революции наряду с борьбой против голода, разрухи, дезорганизации экономики все решительнее, настойчивее выдвигается на первый план задача строительства нового общества. Этот процесс проходит, как правило, в тяжелейшей борьбе с пережитками прошлого, с остатками внутренней реакции и контрреволюции, с внешней империалистической пропагандой, возглавляемой США.

Борьба за социальное переустройство на новой общественной основе, борьба за построение основ социализма требует консолидации всех революционных сил, отражения любых происков внутренней и внешней контрреволюции. Радиовещание становится важнейшим участком идеологической работы. После революции оно начинает играть решающую роль в воспитании трудящихся, просвещении масс, в развитии культуры, возрастает его роль как активнейшего средства контрпропаганды.

На нынешнем этапе мирового развития все большую силу набирает новое мышление, ставящее общечеловеческие интересы выше классовых и национальных. Политика национального примирения, проводимая народами Афганистана, Никарагуа, Анголы, прекращение войны между Ираном и Ираком, ослабление конфронтации в отношениях между СССР и США — все это дает надежды на сдерживание агрессивных устремлений империализма.

Советский Союз решительно противостоит попыткам насильственно остановить и повернуть вспять ход истории. «Любые формы «экспорта» контрреволюции, — записано в Программе КПСС, принятой XXVII съездом КПСС, — являются грубейшим посягательством на свободное волеизъявление народов, на их право самостоятельного выбора пути своего развития». Эти принципы отношений между странами взяты на вооружение социалистической Кубой и революционной Никарагуа, за них сражается народ Сальвадора, ведут борьбу народы Чили и других государств Латинской Америки.

Крупнейшие империалистические монополии средств массовой информации и пропаганды устанавливают свой порядок в сфере распространения информации, используя разветвленную сеть информационных агентств, спутники связи, новейшие электронные и видеосредства. Молодые развивающиеся государства попадают в зависимость от монополий, в зависимость, требующую жертв в виде отказа от собственных национальных ценностей, культуры, социального прогресса. Дискредитируя идеи социализма, профессиональные идеологические диверсанты пытаются поймать в ловушку тех, кто еще колеблется, и не теряют надежды разуверить тех, кто предан делу мира, прогресса и коммунизма.

Но не только развивающиеся государства превращаются в объект информационной экспансии. Развитые капиталистические страны оказываются в путах международных монополий средств массовой информации и пропаганды. Подавляющую часть кино-, теле- и радиопродукции составляют фильмы, видеокассеты, производимые в США.

Борьбу с идеологическим и культурным наступлением развивающиеся страны и государства социалистической ориентации ведут совместными усилиями.

На Кубе, например, 24 февраля (день, когда впервые вышла в эфир радиостанция «Радио ребелде») объявлено Днем национального радио. Это свидетельство того огромного значения, которое придавалось и придается деятельности радиостанции, созданной под руководством и по инициативе Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевары. Из инструмента, служащего национальной и американской буржуазии, радиовещание, так же как и в Никарагуа, превратилось в мощное и действенное оружие революции. Оно играло и продолжает играть важнейшую роль в деле построения нового общества.

Конкретные формы деятельности революционного радиовещания на разных этапах изменялись и совершенствовались. Однако оно всегда решало и решает те задачи, которые определяли главное направление борьбы всего народа.

Качественная перестройка массовой информации, вызванная социальными потребностями развития нового общества, характеризуется ориентацией на независимое существование, на взаимодействие с телевидением и печатью социалистических стран, совместное использование новейших средств связи, в том числе и космических спутников.

Империализм не оставляет попыток задушить Кубу, Никарагуа, повстанческое движение Сальвадора и других стран. Задушить и военным путем, как это было на маленькой Гренаде, и идеологически. На это направлены все силы мощнейшего, разветвленного аппарата пропаганды, аппарата «промывания мозгов». Но сражение в эфире продолжается, и революционное радио всегда будет готово решительно противостоять нападкам империализма. Это показал опыт Кубы и Никарагуа, опыт революционеров Сальвадора. Так будет всегда, и здесь лучше всего подходит девиз кубинских революционеров: «Свободная Родина или смерть!»

Примечания

ОТ АВТОРА

1 «Барбудос» — бородачи. Так называли кубинских революционеров, многие из которых, в том числе Фидель Кастро, Камил о Сьенфуэгос, Эрнесто Че Гевара, носили бороды.

2 Давалос А.-Х. Изменить правила игры. М., 1984, с. 21–28.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 5, с. 9.

4 См.: Ярошенко В. Н. «Черный» эфир. Подрывная пропаганда в системе буржуазного внешнеполитического радиовещания. М., 1986, с. 40.


ГЛАВА I. В УСЛОВИЯХ КРОВАВОГО РЕЖИМА

1 I съезд Коммунистической партии Кубы. Материалы и документы. М., 1976, с. 39.

2 I съезд Коммунистической партии Кубы. Материалы и документы, с. 292–293.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 32.

4 Manifiesto N 1 del 26 de julio al pueblo de Cuba. La Habana, 1955, 8 agos., p. 3.

5 «Латинская Америка», 1973, № 4, с. 14.

6 Castro F. La historia me absolvera. La Habana, 1961, p. 64.

7 Гевара Э. Эпизоды революционной войны. М., 1974, с. 30.

Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde. La Habana, 1978, p. 111.

Guevara E. Obras 1957–1967. La Habana, 1970, p. 118.

10 Fidel en Radio Rebelde. — «Granma», 1973, 8 mar.

11 Guevara E. Obras 1957–1967, p. 119.

12 Lоpez O.-L. La radio en Cuba. La Habana, 1981, p. 90–91.

13 Ibid.

14 Ibid.

15 Ibid., p. 94–95.

16 Martinez V. R. 7RR.

17 La historia de Radio Rebelde, p. 143.

18 Guevara E. La guerra de guerillas. La Habana, 1961, p. 163–164.

19 Guevara E. Obras 1957–1967, p. 120.

20 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 182. Ibid., p. 335.

21 Fidel en Radio Rebelde. — «Granina», 1973, 8 mar.

22 Ibid., p. 17.

23 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 401–402.

24 Radio Rebelde. — «Boletin para los oyentes», 1975, N 5.

25 Цит. no: «Granma», 1978, 18 nov.

26 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 363.

27 «Granma», 1978, 19 nov.

28 «Granma», 1978, 31 die.

29 «Granma», 1978, 25 nov.

30 Ibid.

31 «New York Times», 1957, 25 Feb.

32 Ibid.

33 «Куба», 1968, № 2, с. 20.

34 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 439.

35 «Granma», 1978, 9 abr.

36 «Granma», 1981, 9 abr.

37 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 447.

38 Smith E. T. The Fouth Floor. N. Y., 1962, p. 165.

39 Cm.: Ray B. Castro, Cuba and Justice. N. Y., 1959, p. 198.

40 Martinez V. R. 7RR. La historia de Radio Rebelde, p. 470.

41 «Granma», 1978, 31 die.

42 Fidel en Radio Rebelde. — «Granma», 1973, 8 mar.

43 Un pueblo alumbra su historia. Managua, 1981, p. 14.

44 Cm.: La Estrategia de la victoria. — «Casa de Gobierno», Managua, 1980, marzo, p. 19.

45 Аугусто Сесар Сандино (1895–1934) — руководитель освободительной борьбы никарагуанского народа против американского империализма и внутренней реакции. Он родился в крестьянской семье, в 1923–1926 годах работал на рудниках в Гондурасе, Гватемале, на нефтепромыслах в Мексике. В июне 1926 года он возвратился в Никарагуа и включился в национально-освободительную борьбу. Со своим отрядом, созданным 19 октября 1926 года, присоединился к армии либералов. В том же году стал генералом. В середине 1927 года, после того как либералы сложили оружие, возглавил национально-освободительную борьбу против оккупировавших страну войск США, закончившуюся в январе 1933 года освобождением Никарагуа. 21 февраля 1934 года в Манагуа во время официальных переговоров с никарагуанским правительством Сандино и его соратники были вероломно схвачены и расстреляны при прямом пособничестве посольства Соединенных Штатов Америки.

46 El pensamiento vivo de Sandino. San Jose, 1979, p. 89.

47 Fonseca C. Bajo la bandera del Sandinismo. Managua, 1981, p. 263.

48 La Estrategia de la victoria, p. 19.

49 Майра Сантос, взявшая революционный псевдоним Луиса, — студентка Чилийского университета. Но закончить образование ей не удалось. Мужественная никарагуанка испытала муки и пытки, которым подвергались узники в фашистских застенках Сантьяго. Ей, иностранке, удалось вырваться из рук чилийской охранки. С партизанами-сандинистами Майра ушла в горы Никарагуа и с первых дней существования радиостанции включилась в ее работу.

50 «Bohemia», 1979, N 13, p. 61.

51 Ibid.

52 Фарабундо Марти — один из создателей и руководителей Коммунистической партии Сальвадора. Выходец из крестьянской семьи, он в 1928–1929 годах участвовал в вооруженной борьбе никарагуанского народа под руководством А. Сандино против американских оккупантов. По возвращении в Сальвадор за революционную деятельность неоднократно подвергался арестам. 1 февраля 1932 года, когда ему не было и сорока лет, во время народного восстания был арестован и расстрелян. ФНОФМ, возникший в 1980 году, — военно-политический союз пяти левых повстанческих организаций, в том числе боевых формирований Коммунистической партии Сальвадора.

53 РДФ — объединение, включающее ряд массовых, оппозиционных правящей хунте организаций Сальвадора. В 1981 году Фронт национального освобождения и РДФ создали совместную политическую комиссию, представители которой отстаивают право народа Сальвадора на самоопределение.

54 «Правда», 1986, 5 мар.

55 Часто вместо полной аббревиатуры ФНОФМ употребляется сокращение ФНО.

56 «Правда», 1981, 8 янв.

57 «Правда», 1981, 2 апр.

58 «Правда», 1986, 4 мар.

59 «Журналист», 1974, № 8, с. 69.


ГЛАВА II. БОРЬБА НА ДВА ФРОНТА

1 «Caiman barbudo», 1975, noviembre — diciembre, p. 60.

2 Ibid.

3 Ibid.

4 I съезд Коммунистической партии Кубы. Документы и материалы, с. 40.

5 См.: Культура Кубы. М., 1979, с. 285.

6 Там же.

7 См.: Lopez O.-L. La Radio en Cuba. La Habana, 1981, p. 451.

8 Cm.: «Caiman barbudo», 1975, noviembre — diciembre, p. 60.

9 Культура Кубы, с. 287.

10 VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы. М., 1961, с. 158.

11 Чинков В. М. Заря над Кубой. М., 1961, с. 25.

12 «Сов. культура», 1962, 3 нояб.

13 «Obra revolucionaria», 1961, 27 junio, p. 26.

14 VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы, с. 192.

15 Кастро Ф. Речи и выступления. М., 1960, с. 413.

16 Народы СССР и Кубы навеки вместе. М., 1963, с. 102.

17 Кастро Ф. Речи и выступления, 1961–1963 гг. М., 1963, с. 38.

18 Там же, с. 36.

19 Хиль М. Куба — да! Янки — нет! М., 1961, с. 211–212.

20 Идеологические диверсии империализма и средства массовой информации. Документы. М., 1985, с. 105.

21 См.: Psychological Warefare Operations. Washington, 1955, p. 8.

22 Farago L. German Psychological Warefare. N. Y., 1942, p. 145.

23 Cm.: Mora E. Los manipuladores de la opinion. — «La Informacion al desnudo». San Jose, 1968, p. 3.

24 См.: «Радио», 1963, № 2, с. 15.

25 См.: World Radio and TV Handbook, 1963, p. 172.

26 «Сов. печать», 1963, № 12, с. 52.

27 Героическая эпопея. От Монкады до Плайя-Хирон. М., 1978, с. 299.

28 См.: «Сов. печать», 1963, № 12, с. 51–52.

29 «International Herald Tribune», 1968, 15 Janv.

30 Хачатуров К. А. Идеологическая экспансия США в Латинской Америке. М., 1978, с. 175.

31 См.: «За рубежом», 1960, № 25, с. 12.

32 «За рубежом», 1975, № 5, с. 7.

33 Кастро Ф. Речи и выступления, с. 412.

34 Хачатуров К. А. Идеологическая экспансия США в Латинской Америке, с. 175.

35 Кастро Ф. Речи и выступления, с. 413–414.

36 Идеологические диверсии империализма и средства массовой информации. Документы, с. 96.

37 Цит. по: Григулевич И. Р. Культурная революция на Кубе. М., 1965, с. 217.

38 «Granma», 1978, 27 die.

39 Героическая эпопея. От Монкады до Плайя-Хирон, с. 412.

40 Там же, с. 409–410.

41 Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. М., 1963, с. 399–405.

42 «Правда», 1962, 3 сент.

43 «Правда», 1963, 24 мая.

44 «Cuba socialista», 1965, N 51, p. 12.

45 «Noticias de Hoy», 1964, 2 janv.

46 Fitzgibbon R. H. Cuba and United States. 1900–1935. Wisconsin, 1935, p. 2.

47 Cm.: Documentos politicos. Politica internacional de la revolucion Cubana. T. 2. La Habana, 1966, p. 78–84.

48 Эрнесто Че Гевара после революции занимал пост президента Национального банка Республики Куба, был министром промышленности. Как революционер-интернационалист, он считал своим долгом лично участвовать в борьбе народов Латинской Америки против гнета империализма и диктаторских режимов. В 1965 году он отправился в Боливию, где в то время назревало повстанческое движение. В 1967 году был схвачен во время карательной операции и 8 октября 1967 года убит в плену.

49 Agee Ph. Inside the Company. Cia Diary. Washington, 1975, p. 369–370.

50 I съезд Коммунистической партии Кубы. Материалы и документы, с. 510.

51 См.: Stockwell J. En busca de enemigos. La Habana, 1980, p. 210.

52 «Granma», 1980, 3 mayo.

53 Кубинская публицистика. М., 1981, с. 19–20.

54 «Куба», 1983, № 3, с. 32.

55 Кубинская публицистика, с. 92.

56 «Куба», 1983, Ms 3, с. 32.

57 «New York Times», 1985, 20 Oct.

58 «Granma», 1985, 20 mayo.

59 «Miami News», 1983, 20 May.

60 Там же.

61 «The Miami Herald», 1983, 21 May.

62 Ibid.

63 The Cuban-American National Foundation. Folleto de promosion. Washington, 1983, p. 15.

64 «The Miami Herald», 1983, 21 May.

65 «The Miami Herald», 1983, 21 May.

66 Ibid.

67 «Diario Las Americas», 1983, 27 mar.

68 «The Miami Herald», 1983, 21 May.

69 Informe de Santa Fe, en EE. UU: perspectiva Latinoamericana. Mexico, 1981, N 9, p. 203.

70 «Washington Post», 1982, 25 Aug.

71 Estudio del servicio de investigaciones del Congreso. La Habana, 1981–1982, p. 45.

72 Cavanas J. P. — «Cuadernos de Nuestra America», 1984, N 1, p. 185.

73 Cavanas J. P. — «Cuadernos de Nuestra America», 1984, N 1, p. 186.

74 «New York Times», 1985, 23 Oct.

75 Там же.

76 II съезд Коммунистической партии Кубы. М., 1982, с. 316.

77 «Правда», 1986, 6 февр.

78 Informe del departamento de periodismo radial у televisio. La Habana, 1985, noviembre, p. 3–4.

79 «Правда», 1986, 28 окт.

8 °Cм.: Идеологические диверсии империализма и средства массовой информации, с. 96.

81 Давалос А.-Х. Изменить правила игры, с. 24.

82 Афанасьев Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975, с. 142.

83 Кастро Ф. Неоплатный долг Латинской Америки и третьего мира. Как он может и должен быть отменен. Неотложная необходимость в новом международном экономическом порядке. Изд. Посольства Республики Куба. М., 1985, с. 1–2.

84 «Комc. правда», 1980, 20 мая.

85 «Комc. правда», 1975, 26 дек.

86 «Телевидение и радиовещание», 1978, № 4, с. 46.

87 См.: Frappier J. U. S. Media Empire/Latin America. NACLA Newsletter, vol. 11. N. Y., 1969, N 9, p. 2.

88 Estudio comparativo de las preferencias por la programacion televisiva cinematografica. La Habana, 1985.

89 См.: Estudio comparativo de las preferencias рог la programacion televisiva cinema to grafica.

90 «Estudios», 1979, N 73, p. 85.

91 См.: Горнов М. Ф., Смирнова H. Ю. Никарагуа: возрожденная земля Сандино. М., 1986, с. 87.

92 «Barricada», 1980, 25 jun.

93 Sandino А. С. Escritos literarios у documentos desconocidos. Managua, 1980, p. 3.

94 «Boletin de Prensa», 1980, N 1, p. 1.

95 См.: Булычев И. М. Заговор против народов Центральной Америки. М., 1984, с. 30.

96 Там же, с. 31.

97 См.: «Barricada», 1984, 20 mar.

98 См.: «Nueva sociedad», 1982, N 63, p. 11.

99 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 270.

100 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. I, с. 207.

101 См.: «Barricada international», 1984, 18 jun.

102 См.: Булычев И. М. Заговор против народов Центральной Америки, с. 67.

103 В соответствии с конституцией Гондураса иностранным лицам не разрешается иметь в стране собственность, удаленную от побережья менее чем на 40 километров.

104 См.: Булычев И. М. Заговор против народов Центральной Америки, с. 68.

105 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 352.

106 «Правда», 1984, 27 июля.

107 «Иностр. лит.», 1980, № 3, с. 264.

108 «Правда», 1986, 4 марта.

109 «Правда», 1985, 21 июля.

110 «Правда», 1986, 17 нояб.


РАДИО НА СЛУЖБЕ РЕВОЛЮЦИИ

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 175.

2 Там же, т. 6, с. 268.

3 Там же, т. 35, с. 113.

* * *

Рецензенты:

политический обозреватель ЦТ |Л. А. Новиков|

доктор исторических наук А. И. Сизоненко


Редактор Л. П. Орлова

Художник Э. Е. Шоломова

Художественный редактор В. К. Завидовская

Технический редактор Н. Б. Маслова

Корректоры О. Г. Завьялова, Т. И. Иванова


Сдано в набор 08.02.88 Подписано к печати 19.10.88 А06808 Формат издания 84Х108/32 Бумага типографская № 1. Гарнитура школьная. Печать высокая. Усл. печ. л. 9,24 Усл. кр. — отт. 9, 49 Уч. — изд. л. 8,666 Над. № 6410. Тираж 30000 Зак.1.1 2352. Цепа 50 коп.

Издательство «Искусство» 103009, Москва, Собиновский пер., 3.

Ордена Октябрьской Революции и ордена Трудового Красного Знамени МПО «Первая Образцовая типография» имени А. А. Жданова Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 113054, Москва, Валовая, 28

* * *

ГОТОВЯТСЯ К ПЕЧАТИ В 1989 ГОДУ

КАМИОНКО В. Ф. Роботы и самураи: Традиции и современность телерадиокоммуникации Японии. (Сер. «Империализм: события факты, документы»)

Автор книги, хорошо знакомый с работой Эн-Эйч-Кей — главной телерадиокорпорации Японии, с ее историей, много внимания уделяет периоду войны, когда коммуникационная дипломатия откровенно смыкалась с захватническими устремлениями правящей верхушки.

В послевоенной Японии, как отмечает автор, телевидение и радио, оснащенные новейшими электронными системами, активно включились в процессы возрождения в стране милитаристских самурайских традиций и национализма. Экран и эфир заполнили так называемые «драмы на мечах», герои которых олицетворяют самурайский кодекс чести, прославляют подвиги камикадзе и современных якудза — организованных банд преступников. Глубоко проникая во все сферы жизни, ТВ и радио формируют стандарты социального поведения, особенно влияя на подрастающее поколение.

В книге освещаются также подрывные пропагандистские установки, которые, в альянсе с другими империалистическими «голосами», распространяет Япония. 


Телевидение вчера, сегодня, завтра — 89: Сборник.

В шести разделах сборника — «Теория. Критика», «Творческая лаборатория», «Телевидение и зритель», «Телевидение за рубежом», «Теледраматургия», «Телевидение в иллюстрациях» — отражены жизнь и актуальные проблемы телевидения, его традиции и перспективы.

Большое внимание уделяется критике негативных явлений в телевизионном вещании застойного периода (статьи Б. Фирсова, Ю. Кагарлицкого, А. Аронова и других авторов).

Теледокументалистика сегодня приковывает к себе внимание самой широкой аудитории. О ее делах и заботах пишут в сборнике известные режиссеры-теледокументалисты Д. Луньков и В. Викторов.

Участию ТВ в процессах демократизации нашей жизни посвящены статьи И. Фомичевой и В. Цвика.

В мемуарах телережиссера Н. Сокол воссоздаются малоизвестные страницы работы в детском телевидении народной артистки СССР Валентины Сперантовой. Пути развития телевизионного театра — тема помещенной в сборнике статьи Ж. Печюлиса.

Участники «круглого стола» на тему «Телевидение и международная политика» журналисты-международники А. Бовин, С. Кондрашов, В. Познер размышляют о значении телемостов и других телевизионных форм для повышения культуры политического диалога.

Портрет итальянского «телемагната» Сильвио Берлускони дает на страницах сборника Н. Урина.

Парадоксы развития индийского ТВ рассматривает Е. Круглов.

В разделе «Драматургия» помещены сценарии телепередач Н. Крымовой «Владимир Высоцкий» и А. Кривоноса «На круги своя, или Сентиментальное путешествие с Андреем Битовым». 


home | my bookshelf | | Враг не пройдет! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу