Book: США: поход против подлинных прав человека



США: поход против подлинных прав человека

Савин Михаил Степанович

«США: поход против подлинных прав человека»

(Империализм: события, факты, документы)

Введение


США: поход против подлинных прав человека

Современный исторический период, как подчеркивал на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов, «отмечен небывалым за весь послевоенный период по своей интенсивности и остроте противоборством двух полярно противоположных мировоззрений, двух политических курсов — социализма и империализма»1. Укрепление позиций и международного авторитета реального социализма, влияние идей марксизма-ленинизма, подъем международного рабочего и коммунистического движения, успехи национально-освободительной борьбы народов, с одной стороны, а также сужение сферы империалистического господства в мире, обострение кризисных явлений, антагонистических противоречий в системе монополистического капитализма — с другой, свидетельствуют о поступательном развитии социализма в мире и об утрате капитализмом исторической перспективы.

Сталкиваясь с ослаблением своих позиций, империализм мобилизует все находящиеся в его распоряжении средства в экономической, политической, военной и идейной областях, надеясь переломить эту историческую тенденцию. Наиболее агрессивные круги империализма задались целью достичь невозможного — поставить барьер на пути прогрессивных изменений в мире, вернуть себе роль вершителей судеб народов.

Монополистическая буржуазия ведет себя, по словам В. И. Ленина, «как обнаглевший и потерявший голову хищник, она делает глупость за глупостью, обостряя положение»2. Наиболее ярко это проявилось в политике американского империализма, особенно с приходом к власти администрации Р. Рейгана.

В области идеологической борьбы империализм возвращается к тем формам, которые были характерны для периода «холодной войны» и получили название «психологической войны». В борьбе против реального социализма, против всех революционных и прогрессивных сил современности антикоммунизм приобретает все более воинствующий характер. Он пускает в ход целую систему средств, рассчитанных на подрыв социалистического мира, его разрыхление. «Империалисты и их пособники систематически проводят враждебные кампании против социалистических стран. Они чернят и извращают все, что происходит в этих странах. Для них самое главное — отвратить людей от социализма»3. Именно духом «психологической войны» проникнут призыв Рейгана начать новый «крестовый поход» против коммунизма.

Американский империализм выступил зачинщиком и такой антикоммунистической, антисоветской кампании, как «защита прав человека», представляющей одно из наиболее изощренных и воинственных проявлений антикоммунизма и антисоветизма. Она призвана, по замыслу ее организаторов, приостановить дальнейший рост влияния реального социализма, бросить тень на успехи социалистических стран, исказить цели и принципы их внутренней и внешней политики, оттолкнуть народы от социалистической идеологии. «Классовый враг открыто заявляет о намерении ликвидировать социалистический строй. Президент Рейган призвал к новому «крестовому походу» против коммунизма. И одно из главных средств достижения своей цели империализм видит в «психологической войне»4, — говорилось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС.

Главное назначение «защиты прав человека», как свидетельствует практика ее реализации, — разложение социализма изнутри.

Кампания «защиты прав человека» — не кратковременная акция конъюнктурного характера. Она является концентрированным выражением политико-идеологической активности реакционных кругов империалистической буржуазии на международной арене. Она отражает долговременную стратегическую линию борьбы империализма против Советского Союза, других стран социалистического содружества.

Проведение подобной кампании стало делом государственной политики империалистических стран. Наряду с кампаниями о «советской военной угрозе», борьбы с «международным терроризмом» — это тот идеологический стержень, на котором держится провозглашенный президентом США Рейганом «крестовый поход» против сил мира, прогресса, социализма.

Кампания «защиты прав человека» имеет четко выраженную классовую направленность. Выдвигая насквозь лживый лозунг «защиты прав человека», буржуазия вкладывает в него свой классовый интерес, выдает, по словам К. Маркса, «свои особые интересы за всеобщие интересы»5. И это не случайно. В правах человека находит концентрированное выражение совокупность общественных отношений того или иного общественного строя. Права человека все больше становятся решающим критерием сопоставления двух противоположных общественных систем. Это крупный вопрос, вокруг которого концентрируется сегодня идеологическая борьба.

Капитализм по своей природе не может обеспечить подлинные права и свободы человека. «Прибыль — вот движущая сила капитализма, — отмечал Генеральный секретарь Коммунистической партии США Г. Холл. — Это и есть его сущность. Сам человек, его благосостояние — таких понятий даже нет в шкале ценностей при капитализме». Современное буржуазное общество с его хищническими законами все больше проявляет свою антинародную, антигуманную сущность.

Ответ на то, как обеспечить права и свободы человека, дает опыт реального социализма. Само возникновение нового общественного строя связано со стремлением сделать реальным основное право человека — право на достойное существование без эксплуатации, всестороннее развитие личности.

В области прав человека социализм раскрывает исторически новые возможности, сообщает действиям человека оптимистическую направленность, придает им гуманистический смысл. Более чем шестидесятилетний опыт Страны Советов убедительно свидетельствует: социализм и права человека неразделимы. «Как социализм немыслим без прав и свобод человека, так и подлинные права и свободы человека немыслимы вне социализма»6.

В современных условиях долговременная стратегия КПСС, подчеркивал на ноябрьском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов, «нацелена на то, чтобы советские люди год от года жили лучше и чтобы труд их приносил все более весомые результаты, чтобы наш социалистический строй все полнее раскрывал свою гуманную сущность, свои созидательные возможности»7.

Главный объект кампании «защиты прав человека» — страны реального социализма. Вмешательство во внутренние дела, грубые нарушения международно-правовых соглашений, в том числе в области прав и свобод человека, стремление отвратить людей от социализма, осуществить реставрацию капитализма — вот что характерно сегодня для политики США

Начав поход в «защиту прав человека» в других странах, монополистический капитал США провел беспрецедентное массированное наступление на жизненные права американских трудящихся. Общее ухудшение социального положения, дискриминация национальных меньшинств, рост безработицы, подавление профсоюзов, ущемление личных прав — все это убедительно разоблачает антигуманный характер американского образа жизни.

Политика Соединенных Штатов в отношении национально-освободительных движений характеризуется нарушением прав целых народов. Американский империализм ни перед чем не останавливается в защите своих классовых интересов. Под предлогом защиты «жизненных интересов» США всячески поддерживают реакционные, антинародные режимы в Южной Корее, ЮАР, Сальвадоре, ведут необъявленные войны против Афганистана, Никарагуа, являются фактическим соучастником израильской агрессии в Ливане.

Наибольшую опасность представляет сегодня курс Вашингтона на безудержную гонку вооружений, достижение военного превосходства, ядерный шантаж. Этот курс реально угрожает главному праву человека — праву на жизнь.

Так кампания в «защиту прав человека» практически превращается в поход против прав человека. Она заранее обречена на провал, ибо основана на лжи, фальсификации действительности.

Все завоеванные трудящимися капиталистических стран права человека — результат упорной классовой борьбы. Эта борьба нарастает, и никакие ухищрения не помогут скрыть настоящее лицо империализма, подлинный облик лицемерных защитников «прав» и «свобод». Только на путях социалистического преобразования общества может быть обеспечен дальнейший прогресс человечества.

Глава I

Истоки кампании «защиты прав человека»

Кампания «защиты прав человека», ее основные установки представляют собой реакцию буржуазии на происходящие в мире события, попытки ее приспособления к изменяющимся историческим условиям.

Прежде чем эта кампания стала неотъемлемой частью политики Вашингтона, на Западе в течение длительного времени шел интенсивный поиск «новой политической философии», нового пропагандистского приема, лозунга, с помощью которого можно было бы более эффективно защищать капитализм, затушевывать пороки буржуазного общества и одновременно нейтрализовать влияние реального социализма, коммунистической идеологии. Буржуазными идеологами были предприняты определенные шаги для активизации идейной борьбы против реального социализма.

Известный американский советолог Данхэм, например, призывал к «перехвату инициативы пропаганды в свои руки»1. «Если не будет самоубийственной войны, — писал в 1966 году У. Дизард, — соотношение между нами и коммунистами будет определяться главным образом в области борьбы за мировое общественное мнение»2. Подобные мысли высказывал и бывший президент США Р. Никсон в книге «Шесть кризисов». «Военная мощь исключительно важна, но, если она не дополняется экономическими, политическими и пропагандистскими программами, одной этой мощи совершенно недостаточно»3.

Американские исследователи стали поднимать вопрос об упрочении идеологической основы американской внешней политики и прежде всего о большом значении ее «морально-идеологической составной части». В частности, американские социологи, авторы книги «Война идей. Кризис международного облика Америки», пишут: «Подлинная война идей только начинается. Готовы ли мы к ней?»4.

Поиски цельной идеологической программы, которая могла бы послужить буржуазии духовной опорой в борьбе против народов, были ускорены в середине 70-х годов в связи с обострением кризисных ситуаций внутри капиталистической системы, которые в наибольшей степени затронули США.

Мировой экономический кризис 1974–1975 годов нанес еще один удар теориям «бескризисного», «управляемого капитализма». Жизнь, в который раз подтвердила ленинский тезис о том, что крупный капитал ведет к усилению кризисов. «Резкое сокращение производства и рост безработицы в большинстве капиталистических стран переплелись с такими серьезными потрясениями мирового капиталистического хозяйства, как валютный, энергетический, сырьевой кризисы. Особую остроту кризисным процессам придала инфляция»5.

Кризис в экономике привел к обострению социальных противоречий капитализма: к росту безработицы, повышению стоимости жизни, к углублению социального неравенства. Особенность развернувшегося в середине 70-х годов кризиса капитализма заключалась в том, что это был «отнюдь не только экономический, но также политический и моральный кризис»6.

Усилились кризисные процессы в идейно-политической надстройке капиталистического общества, приобрел необычайную остроту не раз отмечавшийся В. И. Лениным «антагонизм между отрицающим демократию империализмом и стремящимися к демократии массами»7. Обострились противоречия капитализма и в духовной области, что нашло свое выражение в «кризисе духа», кризисе моральных ценностей.

Глубокий пессимизм охватил буржуазную общественную мысль. «Кризис идеалов», «Неопределенность будущего», «Распад традиционных связей», «Человек, одинокий в массе», «Тотальный нигилизм» — эти и подобные темы стали типичными для многих философских и социологических исследований в США.

В 1976 году отмечалось 200-летие образования Соединенных Штатов Америки. Буржуазная пропаганда не жалела ни сил, ни средств для того, чтобы представить эту страну в качестве витрины капиталистической системы, утвердить миф о превосходстве так называемого «американского образа жизни». Лозунг «США — путь свободы» был предназначен для обоснования «уникального» характера развития этой страны8.

Однако празднование 200-летия США еще раз подчеркнуло, что американское общество поражено рядом серьезных недугов. Даже орган деловых кругов США журнал «Форчун» в номере, специально посвященном 200-летию страны, вынужден был констатировать, что американцев не покидает чувство неуверенности. «Американцы, — с озабоченностью отмечал журнал, — ныне задаются вопросом, не предначертан ли их стране самой судьбой трагический упадок… Наихудший в истории США политический скандал привел к уходу американского президента со своего поста (речь идет об уходе Р. Никсона из Белого дома после уотергейтского скандала. — М С.). Политическую структуру поколебало и потрясло давление… со стороны се граждан… Экономика погрязла в трясине самого тяжелого спада за последние 40 лет. Целый сонм социальных зол… захлестнул нацию»9.

Один из известных деятелей демократической партии США сенатор Ю. Маккарти в книге, названной им «Трудные годы» и приуроченной к юбилею американского государства, не скрывал своей тревоги: «Мы хвалились тем, что наша экономика самая продуктивная… Мы говорили, что наш военный истэблишмент самый мощный и эффективный, что наша демократия лучшая в мире… На протяжении последних десяти лет эта история успеха начала разваливаться на части. Американцы теперь подвергают сомнению не только деятельность (политических и экономических институтов. — М С.), но также сами идеи и институты»10.

Это проявилось в политическом абсентеизме, резко возросшем в США в 70-е годы: если в 1960 году в ходе президентских выборов на избирательные участки пришли 62,8 % избирателей, в 1968 — 60,9, то в 1972 — 55,4, а в 1976 году — 53,4 %11.

В условиях развивавшегося кризиса усиливалась классовая борьба в капиталистических странах, выражавшаяся в подъеме забастовочного движения, в укреплении рядов коммунистических и рабочих партий в западноевропейских странах. «Коммунисты в 70-е годы уже с полной определенностью сформулировали тезис о том, что социализм должен быть для них не отдаленной перспективой, не целью, которая находится где-то за горизонтом истории, но практическим ориентиром всей их деятельности, ориентиром, которым надо руководствоваться уже сегодня, в ходе нынешних битв, нынешних сражений», — было заявлено на Брюссельском совещании коммунистических и рабочих партий Западной Европы (1974 г.). Эта мысль была подтверждена и берлинской конференцией коммунистов всех европейских стран (1976 г.)12.

В Итоговом документе Конференции коммунистических и рабочих партий Европы 1976 года говорилось: «…Все сильнее развивается борьба рабочего класса — главной силы общественного развития, выражающей интересы всех трудящихся масс, интересы социального прогресса и общенациональные интересы, — а также борьба других демократических и антимонополистических сил. Эта борьба направлена против основ господства монополистического капитала. Все более широким слоям общественности становится очевидной историческая необходимость смены капиталистического общества социалистическим обществом, создаваемым в соответствии с волей каждого народа»13.

Первая половина 70-х годов стала завершающим этапом крушения колониальной системы империализма, что еще более расшатало ее тылы. Жизнь опрокинула расчеты империалистических кругов на то, что им удастся свести политическую независимость освободившихся стран к формальности, к внешним атрибутам суверенитета. Страны, вырвавшиеся из колониальной зависимости, повели борьбу за достойное, равноправное положение в системе международных отношений. Отмечая эту тенденцию, XXV съезд КПСС подчеркнул, что большинство развивающихся стран «с нарастающей энергией отстаивают в противоборстве с империализмом свои политические и экономические права, стремясь закрепить свою независимость, поднять уровень социального, экономического и культурного развития своих народов14.

В условиях серьезных потрясений шли поиски идеологами империализма более эффективных средств защиты своих классовых интересов, более широких и энергичных мер по борьбе с социализмом, со всеми прогрессивными силами в мире.

Многие теоретики и практики внешнеполитической пропаганды Запада и прежде всего США были заняты созданием новых пропагандистских лозунгов, поисками некоей магической формулы, которая помогла бы приукрасить империализм и одновременно дискредитировать теорию и практику реального социализма.



Как писал профессор Гарвардского университета Дж. Лодж, успешно противостоять коммунизму можно только опираясь на «сильную и привлекательную идеологию», которая способна дать ответ на актуальные проблемы современности15.

Идеолог неоконсерваторов, укрепивших свои позиции в конце 70 — начале 80-х годов, С. Падовер, специалист в области «психологической войны», отмечает, что многие политические неудачи США проистекали именно из-за негативного характера их политики: «против коммунизма, против социализма, против диктатуры». США, сетует — они не дали миру «вдохновляющего идеала или позитивной социальной программы». Далее он заявляет: «В результате наша психологическая война, как и наша внешняя политика, которую она отражает, страдает от интеллектуальной и духовной пустоты. Такой она и будет оставаться, если США не сформулируют позитивной программы действий, идеала, вокруг которого можно сплотить людей»16.

В таких условиях и был выдвинут лозунг «защиты прав человека». Он отражал фарисейство идеологов империализма. Будучи обращенным во внешнеполитическую сферу, этот лозунг свидетельствовал о претензиях американского правительства на роль защитника гуманности, опоры народов в их борьбе за независимость. Как писал президент Филадельфийского института по исследованию внешней политики У. Кинтнер, «мы должны вновь заявить о свободе и справедливости как об основных принципах нашей внешней политики»17. 3. Бжезинский до избрания Картера президентом США заявлял, что «права человека» должны заменить традиционный антикоммунизм в качестве «основы, на которой зиждется наша (т. е. американская. — М. С.) внешняя политика»18.

Став позднее помощником президента США по вопросам национальной безопасности, Бжезинский, объясняя причину выбора концепции «защиты прав человека» в качестве одного из главных лозунгов американской внешней политики, признал, что «страх перед коммунизмом больше не служит цементом, скрепляющим нашу (т. е. американскую. — М. С.) внешнюю политику. Такой темой может стать тема прав человека, которая пробуждает живой отклик у людей во всем мире»19.

Лозунг «защиты прав человека» возник еще в эпоху становления буржуазии и ее борьбы с феодализмом. Буржуазия тогда выдвигала идею «естественных и неотъемлемых прав человека». В тог период этот лозунг носил прогрессивный характер. Классики марксизма-ленинизма отмечают, что и тогда он имел классовый, буржуазно ограниченный смысл, хотя его выдавали за общечеловеческий. Они подчеркивали, что права человека, провозглашенные буржуазией в период борьбы с феодализмом, не были «не чем иным, как идеализированным царством буржуазии»20.

Соизмеряя буржуазные декларации о свободе, равенстве, правах человека со своим действительным социальным положением, пролетариат начал критически оценивать «вечные и неизменные» права человека». Отвергая общие и лицемерные фразы о свободе, рабочий класс поставил вопрос о реальном осуществлении прав человека.

С выходом социализма на историческую арену открылась новая страница в борьбе прогрессивных сил за утверждение подлинной демократии, подлинных прав человека. И в этих условиях, предупреждал В. И. Ленин, капитализм «против нас выдвинет знамя свободы»21. Злобные измышления о «красной угрозе», «красном империализме», об «аморальном и неестественном» большевизме, о «недемократичности» нового общества были пущены в ход буржуазной пропагандой сразу же после рождения Страны Советов. «Каждый день мое сердце обливается кровью, — патетически восклицал президент В. Вильсон в 1919 году, — когда я думаю о том, что делается в России; такая же опасность грозит и всему миру. Мы должны позаботиться о том, чтобы форма «народного правления» не привилась у нас или где-либо в другом месте»22. И такая «забота» была проявлена. Соединенные Штаты были одним из участников империалистической интервенции против Советской России.

После провала империалистической интервенции характерным для буржуазной пропаганды стал тезис о «случайности» Октябрьской революции. Ее победа связывалась с деятельностью «группы революционеров», «террористов», а потому возникший строй мог быть только «тоталитарным», основанным на всеобщем насилии. Ложно изображалась социально-классовая структура, общественное и государственное устройство советского общества. Наши враги всячески старались высмеять идею пятилетних планов, насаждали миф о том, что Советы долго не продержатся. Недаром гитлеровская пропаганда считала СССР «колоссом на глиняных ногах» и т. д.

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне нанесла сокрушительный удар по всем этим домыслам. Она продемонстрировала великую жизненную силу социализма, породила кардинальные изменения на политической карте мира.

Ориентация империалистических кругов на военное решение исторического спора между капитализмом и социализмом привела к тому, что вскоре мир был скован льдами «холодной войны». Правящие круги США встали на путь разрыва американо-советского сотрудничества периода военных лет и занялись подготовкой «крестового похода» против Советского Союза. «Сама идея сотрудничества с коммунистическим Советским Союзом объявлялась еретической, а Ф. Рузвельт и другие руководители Соединенных Штатов периода второй мировой войны — чуть ли не изменниками»23.

Был взят курс на гонку вооружений, создание военных агрессивных блоков. Уже через четыре года после окончания второй мировой войны в США был разработан план под кодовым названием «Дропшот». Он предусматривал превентивное нападение на Советский Союз с использованием 300 атомных и 20 тыс. обычных бомб. «Отбрасывание коммунизма к границам 1939 года» официально провозглашается политикой США.

В США антисоветизм и антикоммунизм поднимаются до уровня государственной политики, становясь главным ориентиром внешней и внутренней политики империализма, непосредственным орудием борьбы против социализма, против всех прогрессивных сил. Основное острие антисоветизма и антикоммунизма направляется против Советского Союза, его внутренней и внешней политики.

Большой размах приобретает пропаганда антисоветизма и шовинизма для оправдания гонки вооружений. Именно в те годы известный сенатор-республиканец А. Вандерберг, тесно сотрудничавший с президентом Трумэном, советовал хозяину Белого дома «до смерти запугать страну» для того, чтобы оправдать в глазах народа форсированную гонку вооружений в мирное время. Этот прием был взят на вооружение официальным Вашингтоном.

В практику вошли такие акции «психологической войны», как составление тенденциозных докладов о «советской военной угрозе», «военном ослаблении мощи Америки». Они стали широко использоваться буржуазными средствами массовой информации с целью опорочить миролюбивую внешнюю политику Советского Союза. Именно по такой схеме в США в 50-е годы был раздут массовый психоз в связи с авиационным, а затем и ракетным «отставанием» США.

Особый размах приобретают политизация и идеологизация буржуазной науки. Она все более открыто и цинично начинает использоваться в антикоммунистической стратегии. Многие тысячи высокооплачиваемых специалистов занимаются исключительно изготовлением и распространением лжи и клеветы. Пропагандистские и разведывательные службы буржуазного государственного аппарата интегрируются с теми отраслями буржуазной политической науки, которые помогают выработать антикоммунистические идеологические мифы.

В период «холодной войны» в США активно идет процесс формирования государственных органов, которые непосредственно занимаются идеологически-пропагандистской деятельностью за рубежом. Главное внимание уделяемся пропаганде на социалистические страны, идеологической обработке граждан социалистических государств в духе, отвечающем целям международного империализма, прежде всего американского. Одним из первых мероприятий такого рода явилось создание в 1950 году двух радиостанций: «Свобода» и «Свободная Европа», которые повели ожесточенную «психологическую атаку» на СССР и другие социалистические страны. Пытаясь подорвать социализм изнутри, они призывали к прямой ликвидации завоеваний реального социализма. Подобная тактика отчетливо проявилась, в частности, в ходе контрреволюционных выступлений в Венгрии в 1956 году, когда подрывные радиоцентры «Свобода» и «Свободная Европа» от общих антикоммунистических, антисоветских призывов перешли к прямой координации действий контрреволюционных сил и их инструктажу.

Политика «сдерживания», «отбрасывания» коммунизма сопровождалась лозунгами «спасения демократии, свободы, равенства, прав народа».

В марте 1946 года, выступая в Фултоне, У. Черчилль заявил: «Мы никогда не должны прекращать бесстрашно провозглашать великие принципы свободы и прав человека, которые составляют общее наследие англоязычных стран».

Спустя год президент Трумэн в своем выступлении в Техасе подтвердил претензии США на мировое господство, которые прикрывались призывами к свободе совести, свободе слова и свободе частного предпринимательства. В 1950 году Соединенные Штаты начали за рубежом «кампанию правды» под лозунгом — «объединение народов мира с США на основе свободы»24.

И в последующие годы тема «прав и свобод человека» всячески использовалась политиками США для решения задач как внутриполитического, так и внешнеполитического характера. Так, американский дипломат Р. Гарднер в 1964 году предложил предпринять инициативы с целью «сместить фокус внимания» мировой общественности с нарушения прав человека в США на социалистические страны25.

В начале 70-х годов в конгрессе США были приняты десятки специальных резолюций, толкований и поправок, в которых так или иначе затрагивалась тема «прав человека». К их числу относится и печально знаменитая поправка Джексона — Вэника 1974 года, в которой предоставление Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования в торговле сопровождалось недопустимым требованием прямого вмешательства во внутренние дела СССР.

В развертывании кампании в «защиту прав человека» активную роль сыграла созданная в 1976 году комиссия конгресса США по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Осенью 1976 года исследовательская группа данной комиссии побывала в Западной Европе. По возвращении члены этой миссии заявили, что они обнаружили «высокую активность и интерес, проявляемый в Европе» к теме совещания в Хельсинки. То обстоятельство, что «американского голоса почти не слышно» в Европе по проблемам, поднятым на общеевропейском совещании по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки, конгрессмены расценили как «упущение американской политики».

В докладе миссии, который широко разошелся в политических кругах Вашингтона, содержались и прямые указания, как должно исправляться положение. Отмечая, что «одним из самых значительных достижений Заключительного акта было то, что вопрос о правах человека был включен в международную повестку дня», конгрессмены рекомендовали безотлагательно использовать это положение и превратить его в стержень пропагандистской кампании Запада.

В период пребывания у власти в США президента Дж. Картера в известной степени традиционная для американской политики тема «прав и свобод человека» была поднята до уровня политико-идеологической кампании «защиты прав человека».

Кампания была использована наиболее агрессивными кругами империалистических государств для срыва политики разрядки международной напряженности, для подрыва доверия между странами. Поскольку заметное ослабление позиций империализма в 70-е годы совпало по времени с процессом разрядки напряженности, широкое распространение в США получили воинственные антиразрядочные настроения и концепции.

По признанию бывшего директора Института внешнеполитических исследований Пенсильванского университета Р. Пфальцграфа, выдвинутая на авансцену внешней политики США при администрации Картера кампания «борьбы за права человека» абсолютно несовместима с концепцией разрядки и должна была неизбежно привести к обострению американо-советских отношений26. Так в действительности и произошло. Более того, увидев в кампании «защиты прав человека» удобный предлог для срыва разрядки, сторонники «холодной войны» решили взвалить ответственность за него на социалистические страны.

Кроме того, кампания «защиты прав человека» была призвана способствовать конкретной реализации стратегического курса американского империализма на глобальное господство в мире. «Сложность положения, в котором оказался американский империализм, вынуждает его придавать поистине глобальный размах идеологически-экспансионистской деятельности»27.

По мнению американских политологов Ч. Кегли и Ю. Уиткопфа, кампания «защиты прав человека» является просто «новой вариацией старого глобализма», попыткой «исправить политическое поведение большей части мира пропагандистским антикоммунистическим блицем»28.

Претензии Соединенных Штатов Америки на моральное руководство миром, на роль знаменосца «свободного мира» стали обосновываться тем, что США имеют якобы «историческое право первенства отстаивать дело политической свободы на всем земном шаре»29. Картер утверждал, что «лидерство в этой области вернет нам тот материальный престиж, который мы когда-то имели».

Кампания «защиты прав человека» направлена на то, чтобы поставить идеологический заслон на пути реального социализма, и, более того, на «уничтожение идеологической приверженности принципам марксизма-ленинизма»30.

Развязанная администрацией Картера кампания «защиты прав человека» в своем развитии претерпела определенную эволюцию. Главным образом это было связано с тем, что в США все больше и больше брали верх сторонники политики «холодной войны», которые стали подвергать критике картеровскую кампанию «защиты прав человека» за ее недостаточную эффективность.

Так, по мнению Б. Холлоуэя, «еще не настало время для агрессивного проведения в жизнь лозунга «прав человека». Этот лозунг в условиях современного международного положения не дает нам надежной основы для торга»31.

На рубеже 70—80-х годов правящие круги США взяли курс на дальнейшее обострение международной напряженности, ухудшение советско-американских отношений.

Особую активность администрация Картера проявила в проведении политики, направленной на обеспечение военного превосходства. Вашингтон отложил ратификацию Договора ОСВ-2, заблокировал путь к конструктивному завершению переговоров по сбалансированному сокращению вооружений и вооруженных сил в Центральной Европе, приступил к реализации намеченных ранее на долгосрочную перспективу программ модернизации и наращивания стратегических вооружений (системы MX, «Трайдент», крылатые ракеты), принял решение о размещении в Европе ядерных ракет средней дальности (крылатые ракеты, ракеты «Першинг-2») и т. д.

Принятая Картером в июле 1980 года директива 59 превратила возможность ведения «ограниченной» ядерной войны в основу военной стратегии США, ориентирующей стратегические силы страны на подготовку к «упреждающему» удару по военным объектам Советского Союза.

Уже первые шаги новой администрации Вашингтона во главе с Р. Рейганом показали, что кампания «защиты прав человека» будет продолжаться. В заявлениях ее представителей звучала мысль о том, что права человека — это «традиционная» забота американцев, а не просто «изобретение» Дж. Картера.

О своей приверженности «правам человека» заявил и сам президент Рейган: «Я — сторонник прав человека». Выступая на своей первой пресс-конференции, он подчеркнул, что политика США в отношении «прав человека» не изменится, но изменятся ее средства.

Подробно подход администрации Рейгана к «правам человека» был изложен в выступлении государственного секретаря США А. Хейга на тему «Права человека и интересы Америки» на заседании трехсторонней комиссии в Вашингтоне. Основные положения его выступления сводились к тому, что забота о соблюдении «прав человека» совместима с обеспечением американских национальных интересов и фактически является неотъемлемой их частью, что соблюдение «прав человека» остается одним из центральных моментов внешней политики США32.

Для политического мышления администрации Рейгана в большей степени, чем для администрации Картера, стало характерным всяческое выпячивание якобы всемирных интересов и «ответственности» Соединенных Штатов, призванное закамуфлировать гегемонистские устремления американского империализма в отношении остального мира. Сам президент Рейган в публичных выступлениях позволяет себе цитировать старое хвастливое изречение американских шовинистов: «Бог вручил Америке исстрадавшееся человечество»33. Старые мотивы о мессианской роли Америки в мире.



На деле новая администрация США разворачивает политику экономического давления на Советский Союз, другие социалистические страны, молодые развивающиеся государства. Она «делает все от нее зависящее, чтобы превратить политику «силового давления» на страны социализма, на рабочий класс, трудящихся социалистических стран, на все освободительные движения в постоянный фактор, рассчитывая добиться изменений как в отдельных странах и районах, так и в мире в целом в пользу империализма США»34.

Концентрированное воплощение замысел нового американского руководства нашел в объявленном Рейганом «крестовом походе» против коммунизма, против сил социального прогресса. Поставленная цель — «расправиться с марксизмом-ленинизмом» — отчетливо высвечивает классовую сущность империализма, подлинные цели поборников «прав человека».

Глава II

Атаки вашингтонских «правозащитников» на реальный социализм

Ставка на разложение социализма изнутри


Народы социалистических стран под руководством коммунистических и рабочих партий добились больших успехов в строительстве социализма. «Вместе с тем совершенствование нового строя, — говорится в Постановлении ЦК КПСС «О 80-летии II съезда РСДРП», — процесс сложный, и протекает он в нелегкой международной обстановке. Империализм оказывает постоянное давление на социалистические страны, усиливает против них подрывную работу, организует массированные кампании лжи и клеветы»1.

Кампания «защиты прав человека», как и вся политико-идеологическая стратегия империализма, направлена против социализма, против СССР. И это не случайно. «Все события мировой политики, — писал В. И. Ленин, — сосредоточиваются неизбежно вокруг одного центрального пункта, именно: борьбы всемирной буржуазии против Советской Российской республики»2. Эти слова великого Ленина и сегодня сохраняют свою актуальность.

Выступая на состоявшейся в 1978 году международной теоретической конференции в Софии «Строительство социализма и коммунизма и мировое развитие», Генеральный секретарь ЦК БКП Т. Живков заявил: «Империализм ведет тотальную идеологическую войну против мирового социализма, то есть не только против стран реального социализма, но и против стран социалистической ориентации, против коммунистических и рабочих партий других стран… Но главный удар направлен против Советского Союза. И это естественно. Во-первых, потому, что Советский Союз, вокруг которого сплочены страны социалистического содружества, является главной экономической, политической, идеологической и военной силой, противодействующей планам империализма. Во-вторых, потому, что Советский Союз — олицетворение реального социализма в сознании сотен миллионов трудящихся всего мира… В-третьих, потому, что дискредитировать социалистический строй в Советском Союзе — значит автоматически дискредитировать как реальный социализм вообще, так и коммунистическое движение в несоциалистических странах»3.

Стремление разложить социализм изнутри является на современном этапе одним из важнейших направлений классовой стратегии идеологического противника. «В качестве главной установки в наших долгосрочных взаимоотношениях с коммунистическими державами, — говорилось в одном из докладов трехсторонней комиссии, — Запад не должен удовлетворяться защитой своих фундаментальных ценностей и стремлением воплотить их в явь на собственной территории: он должен поставить себе цель оказать влияние на естественные процессы изменений в «третьем мире» и даже в коммунистическом мире в направлении скорее благоприятном, чем неблагоприятном для этих ценностей»4.

Как отмечает американский исследователь советско-американских отношений Р. Барнет, «постоянный мотив, присутствующий в американской стратегии в отношении Советского Союза, заключается в том, что идеологическое противоборство должно приводить к внутренним переменам в СССР»5.

Кампания «защиты прав человека» призвана навязать народам социалистических стран буржуазные стандарты и представления о правах и свободах человека в надежде добиться выгодных империализму политических и социальных изменений в социалистическом обществе.

Упор на «защиту прав человека» позволяет, по расчетам классового противника, осуществить «функциональное проникновение» в социалистические страны. Организаторы кампании прямо заявляют о том, что их цель — спровоцировать «брожение умов» в странах социализма, возникновение «внутренних проблем для Советского Союза» и т. п. Американский «советолог» Р. Конквест, поясняя, что скрывается за требованиями «соблюдать права человека в странах социализма», подчеркивает, что имеется в виду «глубокая перестройка советской политической культуры» и даже «психологическое разоружение СССР»6.

Понимая, как значительны экономические и социальные достижения реального социализма, буржуазная пропаганда вынуждена юродствовать по поводу «нарушений» и «ограничений» демократических прав и свобод в социалистических странах, используя при этом самые различные приемы. Среди них — «старый прием реакционеров: сначала извратить социализм, приписав ему нелепость, а потом победоносно опровергать нелепицы!»7.

Одна из основных тенденций империалистической идеологии и пропаганды заключается в том, чтобы доказать, будто социализм — это строй, которому «чужда подлинная демократия», который якобы «не реализует должным образом права человека». Новоявленные «правозащитники» отказывают социализму в признании прав и свобод человека, дают искаженную картину реального социализма, который они пытаются мерить на свой аршин.

Стремясь подорвать идейно-политическое единство советского общества, буржуазные идеологи и пропаганда предпринимают усиленные попытки исказить существующее в социалистическом обществе единство прав и обязанностей. При этом не обходится без лицемерных и демагогических рассуждений о нарушении демократии, подавлении «органически присущего каждому человеку стремления к ничем не ограниченной свободе в поступках и суждениях». Раздувается вопрос о так называемых «диссидентах».

Расчет врагов социализма на «диссидентов» имеет свою историю. Как отмечает Н. Н. Яковлев в книге «ЦРУ против СССР», разработанный в США в 1949 году план ведения войны под кодовым названием «Дропшот» был переломным в американском военном планировании в том отношении, что, в отличие от прежних планов, имевших в виду агрессию чисто военными средствами, в этой войне против СССР обращалось внимание на использование классовых союзников по ту сторону фронта, то есть «диссидентов». В стратегической концепции плана «Дропшот» «психологическая война» определялась как чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа, которые подорвут его мораль, будут сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране8.

С конца 60-х годов антикоммунистическая стратегия подрыва революционных завоеваний трудящихся стран социализма во все большей степени увязывается с использованием сил, находящихся внутри социалистических стран.

Так, в США директор фонда по изучению внешней политики и издатель журнала «Модерн эйдж» Д. Кольер прямо указал на необходимость усиления идеологического давления на население восточноевропейских стран9.

Цели буржуазной «советологии» в этой области откровенно сформулировал в 1971 году член Совета по иностранным связям США 3. Нагорски в статье, посвященной планированию пропаганды против СССР. По его мнению, «советологи» должны убедить молодое поколение на Западе, сомневающееся в основных ценностях буржуазного общества, в том, что в СССР якобы преследуют уже за самый факт сомнений в ценностях советского общества.

Еще более определенно высказался откровенный апологет капитализма В. П. Аспатуриан. По его мнению, «все основные необходимые элементы социального взрыва, медленные или быстродействующие, управляемые или неуправляемые, должны быть найдены в советском обществе»10.

Своего рода программа действий по использованию неких «внутренних сил», якобы способных видоизменить Советский Союз в желательном для Запада направлении, была изложена директором Русского института при Колумбийском университете М. Шульманом в опубликованной им в начале 1977 года статье «Научиться жить с авторитарными режимами». «Мы должны начать диалог с разнообразными голосами внутри этих обществ»11, — писал он.

В ходе проведения кампании «защиты прав человека» тема так называемых «диссидентов» — лиц, вступивших на путь нарушения социалистической законности, на путь сотрудничества с зарубежными подрывными службами, на путь предательства своей Родины, стала усиленно эксплуатироваться. Так, в газете «Нью-Йорк таймс» в течение первых трех месяцев 1977 года в 143 материалах из 161, где так или иначе затрагивался Советский Союз, фигурировала тема «диссидентов». За этот же короткий период газета «Вашингтон пост» опубликовала 87 статей на эту же тему, «Лос-Анджелес таймс» — 54.

Беспрецедентная шумиха была развернута на страницах газет и журналов, на радио и телевидении многих стран Запада и прежде всего США вокруг антисоциалистического пасквиля — так называемой «хартии-77». Она была сфабрикована группой правых контрреволюционных деятелей Чехословакии, обнаруживших свое истинное антисоциалистическое лицо еще в событиях 1968 года. В этом «документе» делалась попытка обвинить правительство ЧССР в нарушении Заключительного акта Хельсинки, других международных пактов о правах человека.

Одна из первых акций пришедшей к власти администрации Картера была направлена на защиту политических авантюристов, отвергнутых чехословацким народом. 26 января 1977 г. госдепартамент США выступил с клеветническим заявлением, в котором правительство ЧССР обвинялось в преследовании «активистов» «хартии-77», а тем самым и в нарушении Заключительного акта Хельсинки. Это был факт открытого вмешательства во внутренние дела социалистической страны под надуманным предлогом «защиты прав человека».

Далеко не случайно, что в период обсуждения проекта новой Конституции СССР яростным нападкам подверглись со стороны буржуазных ученых, средств массовой информации именно положения Конституции о правах, свободах и обязанностях советских граждан. Социалистическая концепция прав человека рассматривает их в неразрывной связи с обязанностями, видя в их единстве выражение социальной справедливости. Чем шире становятся права человека, тем выше его ответственность перед обществом. Вот почему расширение прав и свобод граждан в Основном Законе естественно повлекло за собой и расширение их обязанностей. В обязанностях, закрепленных в Конституции, заложен глубокий позитивный смысл. Они вытекают из объективных потребностей развития и совершенствования общества, отдельной личности. Поэтому ответственный подход каждого гражданина к своим обязанностям создает надежную базу для наиболее полного воплощения принципов советской демократии, подлинной свободы личности.

В центре внимания буржуазной пропаганды оказался пункт, гласящий, что «использование гражданами прав и свобод не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам других граждан». По мнению профессора Исследовательского института международных изменений при Колумбийском университете в Нью-Йорке Р. Шарлета, данное положение Конституции якобы практически сводит на нет главу 7 «Основные права, свободы и обязанности граждан СССР». Группа буржуазных ученых в журнале международной комиссии юристов выразила «сожаление», что в Конституции СССР «интересы общества и государева… являются высшими», не оставляя места для Деятельности различного рода «диссидентов», отвергнутых обществом12. Со всей определенностью, отбрасывая туманные формулировки, высказался на этот счет московский корреспондент «Нью-Йорк таймс» Д. Шиплер: «Конституция делает недопустимой деятельность диссидентов»13.

С точки зрения классового противника, гражданам социалистических стран следовало бы предоставить одно-единственное «право» — бороться против социалистического строя. Отсюда — попытки оказать разлагающее воздействие на трудящихся социалистического содружества, поощрение тех элементов в этих странах, которые готовы в силу той или иной причины бороться против государственного и общественного строя.

Сообщения о так называемых «диссидентах» по-прежнему не сходят со страниц буржуазных газет, постоянно включаются в передачи западных радио- и телекомпаний. Общественность Запада получает совершенно ложную информацию о жизни в странах социализма.

К неблаговидным акциям по поддержке так называемых «диссидентов» активно подключаются высшие эшелоны американской правительственной администрации. Об этом, в частности, свидетельствуют имевшие место демонстративные контакты Картера и Рейгана с лицами, ранее привлекавшимися к уголовной ответственности за совершенные преступления, а затем выдворенными из СССР. В оценке американских президентов они выступали как «защитники справедливости, пострадавшие без вины».

Несмотря на усилия врагов социализма, их ставка на «диссидентов» обречена на провал. Рушится миф, создаваемый на Западе, о том, что в Советском Союзе возбраняется «мыслить иначе», чем большинство, критически оценивать те или иные стороны общественной жизни.

«Надо сказать, что сам термин «диссидент» является ловкой пропагандистской выдумкой, призванной ввести в заблуждение общественность, — указывал Ю. В. Андропов. — В переводе это слово, как известно, означает «инакомыслящий». Пустив его в ход, буржуазная пропаганда рассчитывает изобразить дело так, будто советский строй не терпит самостоятельной мысли своих граждан, преследует любого, кто «думает иначе», то есть не так, как это, мол, предписывает официальная линия. Такая картина не имеет ничего общего с действительностью»14.

Откровенная и принципиальная критика и самокритика, отражающая суть советской демократии, демократии работающей, действующей, является органической чертой социалистического образа жизни.

Убедительное выражение это находит в деятельности Совета народных депутатов. «Выполнение Советами своей главной миссии, — отмечает известный советский юрист

А. И. Лукьянов, — не отрицает, а, наоборот, с необходимостью предполагает сопоставление, а нередко и столкновение мнений, острую критику недостатков, тщательный учет самых разнообразных интересов различных социальных, национальных, профессиональных и других групп населения. Ведь без этого просто невозможно было бы вырабатывать решения, отвечающие интересам трудящихся»15.

Социалистическая демократия находит свое выражение в таких формах, как всенародное обсуждение важнейших законодательных актов. Например, в нашей стране широко проходило обсуждение проекта Закона о трудовых коллективах. В его окончательном тексте были учтены многочисленные предложения, высказанные в ходе собраний трудящихся. Важным доказательством развития советской демократии служит внимание, уделяемое КПСС и Советским правительством письмам и заявлениям трудящихся.

Яркой формой проявления демократизма стала массовая оперативная и доступная печать, превратившаяся действительно в трибуну общественности. Гражданам СССР гарантируется свобода слова. В любой советской газете можно найти свободное обсуждение больших и малых проблем, волнующих советских людей. Специалистами подсчитано, что каждая пятая публикация на внутренние темы в ведущих газетах страны носит критический характер. В печати немало ответов на критику, сообщений о мерах, принятых в связи с ней.

Таким образом, «не абстрактное "инакомыслие", соответствующее привычным представлениям и меркам буржуазной демократии, а деловое, заинтересованное, остро критическое отношение к негативным фактам и явлениям нашей жизни ради их скорейшего преодоления во имя интересов трудящихся, во имя успешного решения задач коммунистического строительства — таково отношение партии и государства к проблеме «свободы мнений» при социализме. Такой подход встречает поддержку и одобрение всех людей»16.

Факты реальной жизни опровергают вымыслы антикоммунистической пропаганды о юридической необоснованности государственного принуждения по отношению к «диссидентам», «инакомыслящим», которым за совершенные государственные преступления пытаются придать ореол «мучеников», «правдолюбцев», «поборников прав человека».

По советским законам человек не несет ни уголовной, ни административной ответственности за свои убеждения. Наказанию подлежит не инакомыслие, а конкретное действие. И если к ответу привлекаются лица, которые активно выступают против социалистического строя, становятся на путь антисоветской деятельности, нарушают законы и, не имея опоры внутри страны, обращаются за поддержкой за границу, к подрывным центрам — пропагандистским и разведывательным, то к ним в полной мере применяется советский закон.

Как известно, в законодательстве каждой страны есть немало актов, предусматривающих, различные ограничения, несоблюдение которых влечет за собой уголовную ответственность. Так, в § 253 раздела 18 Свода законов США говорится: «Всякий гражданин США, где бы он ни находился, который без санкции Соединенных Штатов прямо или косвенно начинает или поддерживает переписку или сношения с любым иностранным правительством, его должностным лицом либо представителем с намерением повлиять на меры или действия такого иностранного правительства, его должностного лица либо представителя, касающиеся споров или противоречий с Соединенными Штатами, либо с намерением сорвать меры, предпринимаемые Соединенными Штатами, должен подвергаться штрафу до 5000 долларов, тюремному заключению сроком до трех лет либо тому и другому вместе». Такому же наказанию подлежат те, кто «дает рекомендации, советы или помогает в отношении такой переписки, осуществляемой с таким намерением»17.

Следует иметь в виду и то обстоятельство, что в Международных пактах о гражданских и политических правах, провозглашающих право каждого человека свободно выражать свое мнение, вместе с тем указывается, что пользование этим правом налагает особые обязанности и ответственность и может быть сопряжено с определенными ограничениями.

А потому, делая ставку на так называемых «диссидентов», организаторы кампании «защиты прав человека» оказываются в противоречии с собственными законодательными актами. Не оправдались их расчеты на создание в социалистических странах «массовой внутренней политической оппозиции», «широкого правозащитного движения».

Советские люди гневно осуждают и отвергают отщепенцев, поддерживаемых, оплачиваемых и превозносимых реакционными силами империализма. «Морально-политическое единство советского общества является основной преградой для подрывных действий противника. И конечно, «оппозиция», о которой шумят на Западе, — воинство убогое, не имеющее никакой опоры в нашем обществе. Лица, совершившие политически вредные действия и попавшие таким образом в поле зрения классового врага, как правило, уже до этого встали на путь нравственного разложения, отступления от норм социалистической морали»18.

Даже такой закоренелый антисоветчик, как профессор политических наук Ф. Баргхорн, один из ведущих сотрудников Совета по исследованию России и Восточной Европы Йельского университета, вынужден констатировать, что, «к сожалению, подавляющее большинство советской интеллигенции поддерживает социализм», не внимает призывам Запада идти за «диссидентами», которых выдают там за некое «демократическое движение», и это большинство готово работать в рамках коммунистической политической системы, соблюдать все правила и уважать ее ограничения». «Еще меньше шансов на то, — сетует Баргхорн, — что советские рабочие и колхозное крестьянство когда-нибудь в обозримом будущем проявят желание или способность двигаться в сторону демократической трансформации (читай: буржуазного перерождения. — М. С.) общества»10.

Западные идеологи могут рассчитывать только на горстку «диссидентов», — писал и 3. Бжезинский в книге «Между двумя веками»: диссиденты были и останутся «относительно маленькой, изолированной группой, неспособной увлечь за собой широкие массы».

Несмотря на это классовой противник не отказывается от поиска «единомышленников» в социалистических странах, пытается использовать их как инструмент свой враждебной политики. Выступления США в защиту «диссидентов» диктуются сегодня целями глобальной стратегии империализма. О конкретных расчетах, которыми руководствуется при этом Вашингтон, откровенно сказал один из американских «советологов»: «Эволюция системы в направлении более открытого и терпимого общества (открытого для проникновения буржуазной идеологии, терпимого в отношении антисоциалистической деятельности. — М. С.)… могла бы сделать поведете Советского Союза на международной арене более предсказуемым… Открытость советского общества могла бы привести к переоценке его экономических и социальных ценностей с уменьшающимся акцентом на оборону»20. В инструкции одного из антисоветских центров прямо указывается: «В 80-е годы мы вступаем с новыми тактико-стратегическими задачами. Основные организационные проблемы в настоящее время связаны с созданием, снабжением и расширением сети единомышленников в СССР»21.

В деятельности нынешней американской администрации во главе с Рейганом эти установки получают свое реальное воплощение. В «крестовом походе» империализма против мирового социализма, — пишет «Руде право», — определенное место отводится деятельности политических отщепенцев и авантюристов, проживающих в отдельных социалистических странах. В определенных обстоятельствах они могут служить постоянным источником самой свежей информации о всех сферах жизни общества. Они могут быть также инициаторами враждебной деятельности против социалистического государства, к чему их подталкивают сценарии стратегов психологической войны»22.

В октябре 1982 года в Вашингтоне под эгидой госдепартамента состоялась так называемая «конференция по проблемам демократизации в коммунистических странах», на которую была специально вызвана целая свора всякого рода отщепенцев-перебежчиков, эмигрантского отребья, кормящихся антисоветчиной уголовных преступников. «Мы ждем от вас руководящих указаний и творческих идей, — с такими демагогическими жестами обратился к ним госсекретарь СЩА. — Президент и я сам жаждем выслушать ваши рекомендации». На деле организаторы «конференции», грубо вмешиваясь в дела социалистических стран, ратовали, в частности, за широкое использование «диссидентов», названных шефом госдепартамента Дж. Шульцем, «апостолами свободы».

Этих «апостолов свободы» администрация Рейгана предполагает использовать в политических, а возможно, и военных целях. Нынешняя американская администрация ориентирует Пентагон на «оживление и активизацию» специальных сил для действий внутри стран Варшавского Договора в случае войны. Костяк этих сил будут составлять армейские подразделения, проходящие особую подготовку и отрабатывающие приемы саботажа по взрыву железных дорог и командных пунктов23.

Это безответственное решение Вашингтона нельзя расценивать иначе, как открытую провокацию против социалистических стран и грубое попрание договоренностей, зафиксированных в Заключительном акте хельсинкского совещания.

Политическая система социалистического общества, руководящая роль партии, ее взаимодействие с профсоюзами и другими общественными организациями, характер и формы социалистической демократии — вот основные мишени идеологических атак нашего противника. Одним из главных тезисов буржуазной пропаганды, поднимаемых в ходе кампании «защиты прав человека», является «политический плюрализм»

Как справедливо отмечает П. Н. Федосеев, «именно идея плюрализма во всех ее многообразных проявлениях и аспектах представляет своего рода ядро, центр притяжения всей современной буржуазной философской и социально-политической мысли»24.

Буржуазные идеологи в соответствии со всеми правилами буржуазной рекламы наделяют «политический плюрализм» наиболее привлекательными чертами. Подчеркивается, в частности, что «политический плюрализм» означает предоставление равных возможностей всем течениям, выражающим различные классовые интересы. «Плюралистическая» концепция демократии пытается выдать возможность выражения противоположных взглядов и интересов в условиях буржуазного общества за безграничную свободу.

Как пишет американский специалист в области государственного права К. Левенштейн, суть так называемой «плюралистической демократии» состоит в том, что «расчлененные самым различным образом плюралистические группы принимают неограниченное участие в политических процессах. Всем существующим социальным силам обеспечивается возможность свободно рекламировать представляемые ими ценности»25. Наиболее полное изложение эта концепция получила в пространном труде американского политолога Р. Даля «Плюралистическая демократия е Соединенных Штатах: конфликт и согласие».

Центральное положение теоретиков «плюрализма» заключается в том, что множественность «центров политических сил» является якобы единственной гарантией свободы. Утверждается, что принятие политических решений в государстве должно быть результатом «свободной игры» разнородных политических сил. Столкновение противостоящих друг другу интересов представители концепции «политического плюрализма» выдвигают в качестве идеальной модели подлинно демократического общества. «Политический плюрализм» выдается сегодня как главное средство, призванное устранить «нарушение прав человека» в странах социализма.

Но отнюдь не заботой об интересах трудящихся социалистических стран руководствуются сторонники «политического плюрализма». «Среди многочисленных концепций борьбы с коммунистическим движением и социалистическими государствами, — писала «Трибуна люду», — «политический плюрализм» — одна из самых модных ныне, охотно предлагаемых антикоммунистическими центрами на Западе руководству антисоциалистических группировок, действующих в странах социалистического содружества. Они считают, что это наиболее эффективная тактика подрыва и ослабления стран социализма, а потому стремятся создать политические партии или альтернативные организации, исполняющие роль таких партий»26.

Налицо попытка внедрить в политическую систему социализма чуждые ей элементы, привести социалистическое общество к политическим структурам буржуазного строя. «Плюрализму, — пишет советский журналист В. В. Большаков, — отведена роль идеологического «взрывного устройства» для уничтожения коммунистической убежденности, а в конечном счете для осуществления «тихой контрреволюции», реставрации капитализма»27.

Нынешняя администрация Вашингтона в рамках «крестового похода» усиливает вмешательство во внутренние дела социалистических стран под предлогом их «демократизации». Выступая на «конференции по проблемам демократизации в коммунистических странах», государственный секретарь США Шульц заявил, что стремление содействовать демократизации зарубежных государств — одно из основных направлений деятельности администрации Рейгана, что Запад намерен активизировать «распространение идей демократии в идеологический войне». Он также отметил, что важным фактором в процессе «демократизации» социалистических государств должны являться внутренние силы этих стран.

Проведение такой конференции понадобилось ее инициаторам прежде всего для расширения масштабов борьбы против социалистических стран, для изыскания новых способов вмешательства во внутренние дела государств. Именно этой цели и должно служить создание «нелегальной оппозиции» правящим коммунистическим и рабочим партиям.

Подобную же приверженность «демократии» продемонстрировали и участники состоявшейся в ноябре 1982 года в Вашингтоне «международной конференции по свободным выборам». Обращает на себя внимание одна из целей, поставленных этой «конференцией», — попытаться «взрастить легальную оппозицию» в странах социалистического содружества.

Острие атак врагов социализма направлено в первую очередь против коммунистических и рабочих партий социалистических стран, поскольку именно они представляют собой основное препятствие на пути осуществления политического подрыва реального социализма изнутри. Наиболее злопыхательские обвинения раздаются в адрес тех социалистических стран, где исторически сложилась однопартийная система. Обвиняются в «ограниченности демократии» и те социалистические государства, в которых наряду с коммунистическими партиями действуют и другие, то есть существует многопартийность, но нет якобы политической оппозиции. Намеренно игнорируется тот факт, что для существования такой оппозиции в социалистических странах нет социальной базы, нет социальных классов и слоев, которые она бы представляла.

Выступая на торжественном заседании в Москве, посвященном 112-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина, Ю. В. Андропов подчеркнул: «Поскольку в социалистическом обществе нет частной собственности на средства производства, нет эксплуататорских классов, несовпадение интересов различных социальных групп не доходит до антагонизма. В новом обществе нет почвы для формирования враждебных социализму политических партий. Что же касается учета, сопоставления, сочетания различных интересов, то тут — в зависимости от исторических традиций, конкретных обстоятельств — могут действовать разные механизмы.

В нашей стране и в других странах, где существуют однопартийные политические системы, учет интересов той или иной социальной группы и согласование их с общими интересами всего народа осуществляется в рамках одной партии, через всенародно избранные органы власти, через профсоюзы и всю разветвленную систему общественных организаций. В тех же социалистических странах, где существуют несколько партий, каждая из них имеет свою социальную опору со своими специфическими интересами. Принципиально важно, однако, что все они стоят на позициях социализма.

Но вот именно это и не устраивает западных проповедников «плюрализма». Оки пытаются добиться того, чтобы в Советском Союзе и других социалистических странах была, пусть даже искусственно, создана организованная оппозиция социализму. Понятно, что этого хотят противники нашего строя. Но советские люди ни за что не согласятся с этим. И они сумеют оградить себя как от всякого рода отщепенцев, так и от их зарубежных покровителей. Словом, мы, коммунисты, за развитие демократии в интересах социализма, а не в ущерб ему»28.

Действительно, «в условиях социализма действует рожденный историческим творчеством масс хорошо отлаженный, четкий механизм, в полной мере обеспечивающий выражение интересов и политическое представительство всех классов, слоев, социальных и профессиональных групп общества, наций и народностей»29. Функционирование же целой системы организаций в рамках политической системы социалистического общества открывает возможность удовлетворять общественные интересы — общие и специфические — путем сотрудничества, а не соперничества различных политических сил30.

Что касается буржуазной демократии, то она была и остается формой диктатуры буржуазии. «Плюралистическая демократия», предполагающая существование как минимум двух буржуазных партий, попеременно сменяющих друг друга у кормила власти, также остается диктатурой буржуазии. «Олигархия увековечивает себя не при помощи постоянного сохранения власти в одних и тех же руках, но тем, что ока попеременно выпускает власть из одной руки, чтобы подхватить ее тут же другой»31, — так характеризовал К. Маркс механизм буржуазной демократии.

Предвыборные баталии представителей буржуазных партий, их взаимная критика призваны создавать видимость свободы выбора, видимость демократии. Наиболее характерно это для США.

Народ обманывают, отвлекая его от борьбы за свои насущные интересы с помощью эффектных, но бессодержательных дуэлей двух буржуазных партий. Так, в США демократическая и республиканская партии неизменно остаются единомышленниками в основном вопросе о необходимости отстаивания и претворения в жизнь классовых интересов монополистической буржуазии. Профессор Калифорнийского университета Г. Домхоф справедливо отмечал, что «в США функционирует одна партия — партия собственности — с двумя подразделениями — республиканским и демократическим».

Современный этап развития капитализма характеризуется прогрессирующим кризисом системы политического господства буржуазии, деградацией буржуазной демократии. Реальная власть сосредоточивается в руках все более узких монополистических кругов.

В последние годы все чаще стали появляться исследования буржуазных политологов, которые подвергают резкой критике «плюралистическую» концепцию буржуазной демократии. Так, один из американских политологов, Т. Дай, признает, что на деле «бастионы плюралистической демократии» являются частью большого бизнеса, с одной стороны, и «пропагандистской ценностью» капитализма — с другой32.

Американский ученый Т. Дай в книге «Кто правит Америкой в годы Картера?» подвергает сомнению основные постулаты «плюрализма», согласно которым влияние в буржуазном обществе распределяется между различными социальными группами. Он говорит о «демократической элите», о том, что реальная власть в капиталистических странах принадлежит единой элите («люди наверху»). «В Америке, — писал Т. Дай, — огромная власть концентрируется в руках узкой группы людей. Несколько тысяч человек решают за 215 млн. американцев вопросы войны и мира, заработной платы и цен, налогов и прибылей, образования и воспитания, здравоохранения и благосостояния»33. В США все чаще появляются работы, авторы которых говорят о «плюралистической стагнации» как о новом явлении в политической жизни капитализма.

В этих условиях навязывание социалистическим странам концепции «политического плюрализма» еще больше обнажает цинизм и истинные расчеты американских стратегов «психологической войны».


Против международного сотрудничества в области прав человека


Вмешательство американского империализма во внутренние дела социалистических стран под фальшивым лозунгом «защиты прав человека» свидетельствует о грубом нарушении норм международного права. Оно находится в разительном противоречии с одним из основополагающих принципов Устава ООН, который исключает всяческое вмешательство во внутренние дела государств. Оно идет вразрез с Заключительным актом общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки, в котором зафиксировано право народов самостоятельно, без всякого вмешательства извне «выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные правила», и специально подчеркнуто, что в области прав человека и основных свобод государства будут действовать в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Тем более циничными выглядят сегодня попытки вашингтонских «борцов за права человека» прикрыть вмешательство во внутренние дела стран социализма так называемой «защитой хельсинкских договоренностей в области прав и свобод человека» от мифических нарушений их со стороны Советского Союза и других социалистических стран.

Как известно, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе нанесло серьезное поражение приверженцам «холодной войны», положило началу новому этапу разрядки международной напряженности, приняв Программу действий государств по превращению Европы в континент прочного мира и плодотворного сотрудничества. Кодексом мирного сосуществования по праву называют Заключительный акт. В современных условиях, когда политика Вашингтона обострила международную обстановку до крайне опасных пределов, хельсинкские договоренности становятся все более важными и необходимыми.

Социалистические страны — участники Варшавского Договора, выступившие в 60-х годах с исторической инициативой созыва общеевропейского совещания, последовательно и добросовестно осуществляют весь комплекс хельсинкских договоренностей и выступают за продолжение многостороннего процесса, начатого в Хельсинки. Советский Союз первым из участников общеевропейского совещания сделал законом сформулированные в Заключительном акте принципы взаимоотношений между государствами, включив их в Конституцию СССР.

США и некоторые их партнеры по НАТО, грубо нарушая дух и букву Заключительного акта, всемерно нагнетают международную напряженность, форсируют гонку вооружений, пытаются возродить дух «холодной войны». Вашингтон воздвигает искусственные преграды, препятствующие развитию нормальных экономических и других связей капиталистических государств Западной Европы со странами социалистического содружества. Пентагоновские планы размещения на европейском континенте новых американских ядерных ракет явно нацелены на подрыв военного равновесия между НАТО и Варшавским Договором, чреваты огромной опасностью как для этого региона, так и для всего мира.

Одновременно США и их союзники, искусственно выпячивая и искажая положения Заключительного акта в области прав и свобод человека, ведут политику, направленную на вмешательство во внутренние дела социалистических стран.

Массированная попытка легализовать вмешательство во внутренние дела социалистических стран под прикрытием тезиса «защиты прав человека» была предпринята американской делегацией на встреч» в Белграде представителей государств — участников общеевропейского совещания[1].

Что касается социалистических стран, то они пришли на белградскую встречу с конкретными предложениями, видя свою цель в продвижении дела разрядки как магистрального направления в развитии Европы, выработке договоренностей о дальнейших практических шагах по обеспечению безопасности и расширению всестороннего взаимовыгодного сотрудничества

Ими был выдвинут целый ряд конкретных реалистических инициатив по вопросам, касающимся прав человека. Среди них — советско-польское предложение о законодательном закреплении государствами — участниками общеевропейского совещания десяти принципов, регулирующих их взаимоотношения, в том числе и принципа уважения прав человека и его основных свобод. Советский Союз внес также предложение о дополнительных мерах по обеспечению безопасности представителям или гражданам одной страны на территории другой, а также безопасности при проведении культурных, спортивных и иных мероприятий, организуемых с целью укрепления дружественных отношений между народами. ПНР выдвинула предложение о развитии всех форм культурного сотрудничества, охватываемых Заключительным актом, а также предложение о воспитании молодого поколения и всего общества в духе мира. ВНР внесла для обсуждения предложение об обеспечении государствами права на труд, НРБ, ГДР — о предоставлении женщинам равенства прав с мужчинами и ратификации всеми государствами — участниками общеевропейского совещания Международных пактов о правах человека.

Одновременно социалистические страны решительно выступили против стремления США и некоторых других стран НАТО увести встречу от ее повестки дня, недвусмысленно указали на тщетность их попыток бросить тень на практику реализации прав человека в странах социализма, где трудящийся человек стоит в центре внимания и забот государства и общества.

5 августа 1977 г. опубликовала свой доклад к белградской встрече и комиссия конгресса США по безопасности и сотрудничеству в Европе. В нем социалистические страны обвинялись в «систематическом нарушении гражданских и политических прав». А затем и на белградской встрече США и некоторые другие страны НАТО предприняли попытку обвинить СССР и другие социалистические государства в нарушении «прав человека».

Вместо серьезного подхода к соблюдению принципа уважения прав человека делегация США стремилась защитить отдельных предавших свой народ отщепенцев, используя их неблаговидные дела для того, чтобы попытаться присвоить себе «право» диктовать свою волю другим государствам, указывая, какие они должны иметь законы и порядки, то есть легализовать вмешательство во внутренние дела социалистических стран, подрывную деятельность извне, запрещенную как международным правом, так, кстати, и законодательством самих США.

В результате американская делегация вынуждена была отказаться от включения в итоговый документ «вопроса о правах человека», что должно было дать право Западу беспрепятственно вмешиваться во внутренние дела социалистических стран. Участники встречи приняли Итоговый документ, договорились о проведении следующей подобной встречи в 1980 году в Мадриде.

И на мадридской встрече, которая открылась 9 октября 1980 г., США и некоторые их союзники по Североатлантическому блоку вновь предприняли попытку в нарушение хельсинкских договоренностей сместить центр дискуссии с проблем мира, безопасности, разрядки, сотрудничества, имеющих жизненно важное значение для человечества, на вопросы, выходящие за рамки Заключительного акта.

Соответствующий тон был задан Соединенными Штатами. Так, выступая по случаю 5-й годовщины подписания хельсинкских соглашений, Картер заявил: «Встреча в Мадриде будет трезвой, разговор будет вестись откровенный и прямой… Мы хотим способствовать прогрессу в деле соблюдения Советским Союзом и его союзниками прав человека…» В соответствии с этим он дал наказ делегации США поставить в Мадриде вопрос о «нарушении прав человека в социалистических странах», о «поведении СССР в Афганистане».

В связи с крахом контрреволюционных замыслов в Польше и установлением там военного положения, в Мадриде по инициативе США была предпринята беспрецедентная попытка разыграть недостойный антипольский и антисоветский спектакль.

Именно по вине американской стороны мадридская встреча государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству затянулась на неопределенное время. Делегация США официально и откровенно бойкотировала работу над текстом итогового документа, внесенного в декабре 1981 года делегациями нейтральных и неприсоединившихся стран, который составлял основу для позитивного завершения работы совещания. США добивались включения в итоговый документ таких положений, которые давали бы возможность легально осуществлять подрывную работу в странах социализма. По этим же причинам Соединенные Штаты Америки отвергают обновленный проект итогового документа встречи, вынесенный на рассмотрение делегациями нейтральных и неприсоединившихся стран 15 марта 1983 г.

В мае 1983 года в Обращении к государствам — участникам мадридской встречи Советский Союз согласился с выдвинутым проектом документа, хотя он не полностью соответствовал его пожеланиям, предприняв тем самым шаг исключительной важности, направленный на успешное завершение этой встречи, продолжавшейся уже около трех лет.

Что касается США, то их делегация всячески изыскивала надуманные предлоги, чтобы осложнить обсуждение этого документа. Только после того, как США и другие натовские страны отказались от своих заведомо неприемлемых поправок, наметился позитивный сдвиг в работе мадридской встречи.

В отношении правящих кругов США к Заключительному акту Хельсинки рельефно проявился общий негативный подход США к подлинному международному сотрудничеству в области прав и свобод человека.

Известно, что США и некоторые другие империалистические страны активно противодействовали включению во Всеобщую декларацию прав человека социально-экономических прав, имеющих жизненно важное значение для широких слоев населения всех стран. Из-за категорических возражений со стороны США и их сторонников против права народов и наций на самоопределение Всеобщая декларация была принята без какого-либо упоминания об этом важнейшем праве. США воспрепятствовали также включению во Всеобщую декларацию предлагаемых советской делегацией статей о недопустимости распространения фашистской идеологии, вражды между народами, пропаганды войны.

Еще более показательно отношение США к Международному пакту о гражданских и политических правах и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах. Дело в том, что, в отличие от Всеобщей декларации, Пакты о правах человека содержат не только провозглашение прав и свобод, но и возлагают на государства обязательства по их реальному осуществлению.

А этого-то капиталистические государства как раз не хотят и не могут сделать.

США еще в процессе разработки указанных пактов официально уведомили Комиссию ООН по правам человека, что не станут участниками этих международных соглашений, не ратифицируют Пакты о правах человека. Такой позиции Соединенные Штаты придерживаются и по сей день.

В октябре 1977 года администрация Картера, затеявшая кампанию в «защиту прав человека», в расчете на пропагандистский эффект подписала Международные пакты о правах человека. Но сам факт подписания пактов ни к чему США не обязывает. Дело в том, что с момента вступления в 1976 году пактов в силу для присоединения к ним акт подписания не является достаточным. Необходима их ратификация, и только при этом условии США были бы обязаны претворять в жизнь положения этих пактов. Но, по мнению помощника государственного секретаря США по правам человека и гуманитарным вопросам Э. Абрамса, США не следует спешить с ратификацией Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

До сих пор Соединенные Штаты не ратифицировали подавляющее большинство международных соглашений по правам человека. Из 19 договорных актов в области прав человека, принятых в рамках ООН, они ратифицировали лишь 5.

США все еще не ратифицировали такое важное международное соглашение, как Конвенция ООН 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, к которой присоединилось свыше 80 государств, бойкотируют Международную конвенцию 1965 года о ликвидации всех форм расовой дискриминации и все мероприятия ООН во исполнение этой конвенции. США отказались поддержать провозглашенную Организацией Объединенных Наций программу Десятилетия действий по борьбе против расизма и расовой дискриминации (1973–1983 гг.). США не ратифицировали такие соглашения, как Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него и другие акты, касающиеся прав человека. Даже бывший постоянный представитель США при ООН Э. Янг вынужден был признать, что отношение США к международным соглашениям о правах и свободах человека «далеко не примерное» и позиция США в этом вопросе «остается неудовлетворительной».

США делают все возможное, чтобы воспрепятствовать в органах ООН принятию решений, направленных на пресечение и прекращение массовых и грубых нарушений прав человека в странах и районах, где действуют диктаторские режимы, поддерживаемые США, где саботируются принятые Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН решения в поддержку национально-освободительных движений, выступающих против сохранения или Восстановления колониальных порядков. Так, XXXIV сессия Комиссии ООН по правам человека в 1978 году приняла резолюцию, в которой призвала все государства выполнять решения ООН о предоставлении народам, находящимся под колониальным господством или иностранной оккупацией, права на самоопределение. Против этой резолюции голосовали лишь Соединенные Штаты, Англия и Франция. США и Канада голосовали против другой резолюции, которая осудила политику Израиля и выразила глубокую озабоченность в связи с дальнейшим ухудшением положения на оккупированных Израилем арабских территориях.

На XXXVII сессии Комиссии ООН по правам человека в 1981 году делегация США была единственной, которая голосовала против принятой комиссией резолюции о нарушении прав человека в Сальвадоре, в которой было подчеркнуто «право сальвадорского народа самому решать вопрос о своем политическом, экономическом и социальном будущем, без вмешательства извне». США были единственной страной, которая не поддержала ни одной из пяти принятых комиссией резолюций, осуждавших колониальный террор и позорную систему апартеида на Юге Африки.

США были в числе четырех стран, голосовавших против предложенной Мексикой, Алжиром и Югославией и принятой комиссией резолюции по Чили, в которой осуждалась политика фашистской хунты Пиночета и разоблачались его маневры с навязанной чилийскому народу лжеконституцией.

На XXXVIII сессии Комиссии ООН по правам человека в 1982 году со стороны делегации США было сделано все для того, чтобы развернуть кампанию не во имя защиты прав поляков, а ради политических интересов американской администрации, открыто стремящейся обострить международную обстановку. Под прямым нажимом и угрозами Белого дома, использовавшего авторитет этой международной организации для достижения своих внешнеполитических целей, была принята антипольская резолюция.

«Принятие под сильным нажимом США антипольской резолюции на XXXVIII сессии Комиссии ООН по правам человека следует расценивать как продолжение политики «санкций» США и их некоторых западных союзников по НАТО в отношении Польши, — писала «Трибуна люду». — Этот документ не имеет ничего общего с защитой прав человека, и его следует понимать как очередное вмешательство во внутренние дела суверенного польского государства»34.

Цинизм американской политики в области драв человека еще резче проявился, когда делегация США на той же сессии голосовала против резолюции по Сальвадору, в которой осуждалась практика массовых и грубых нарушений прав человека в этой стране.

Стремясь превратить проблему прав человека в ширму для оправдания вмешательства во внутренние дела других государств, западные державы и прежде всего США выдвигают старые идеи превращения Организации Объединенных Наций и ее органов, в том числе и Комиссии по правам человека, в некие наднациональные административные органы ООН, учреждения, в частности, специального поста «верховного комиссара по правам человека», настаивают на рассмотрении органами ООН жалоб отдельных лиц на нарушение их прав и свобод.

Советский Союз, другие социалистические страны считают, что для успешного решения задач в области обеспечения прав человека нужно повысить эффективность уже созданных в этих целях органов, неукоснительно соблюдать существующие международно-правовые нормы и соглашения. Они также считают, что сотрудничество государств по вопросам, касающимся прав человека, может быть успешным лишь в том случае, если оно будет осуществляться в духе разрядки международной напряженности, способствовать росту доверия между государствами и народами.


Крупномасштабная диверсия врагов социализма


Международный империализм постоянно стремится ослабить единство социалистического содружества и путем вмешательства во внутренние дела вырвать ту или иную страну из братской семьи.

Крупномасштабная диверсия врагов социализма против народной Польши вновь подтверждает ленинское предвидение, сделанное им еще в 1918 году: «Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации»35.

Известно, что активная деятельность антикоммунистических центров и служб, направленная на подрыв основ социализма в Польше, на ликвидацию всех его завоеваний, не прекращалась с момента провозглашения ПНР. Многочисленные факты свидетельствуют также, что основные нити подрывной деятельности против Полыни ведут в США. Вашингтон выступает как покровитель польской контрреволюции, организатор планов низвержения социалистического строя, направляет и координирует действия антисоциалистических группировок в Польше, обеспечивая их материальное, политическое и пропагандистское прикрытие.

По инициативе американского империализма еще в конце 40-х годов была разработана секретная антипольская операция под кодовым названием «фактор разложения». Как свидетельствует американский журнал «Нью уорлд ревью», в 50-х годах Центральное разведывательное управление США начало осуществлять против ряда социалистических государств, в том числе против Польши, операцию «Редсокс — Редкэп», цель которой заключалась в том, чтобы спровоцировать внутри этих государств выступления против социалистического строя. Дж. Ф. Даллес заявил — в 1949 году: «Польша скоро вновь вернется в лоно Запада». Как известно, эти надежды не оправдались.

В начале 70-х годов правящие круги США посчитали, что Польша превратилась в слабое звено социалистического содружества и стала весьма уязвимой для всякого рода подрывной деятельности. ЦРУ разработал© долгосрочный план «подрыва социализма изнутри», получивший название «операция Полония», в соответствии с которым вели подрывную работу спецслужбы и антикоммунистические центры США и других стран НАТО.

Выступая в мае 1983 года на I конгрессе Патриотического движения национального возрождения (ПДНВ), Первый секретарь ЦК ПОРП,Председатель Совета Министров ПНР В. Ярузельский заявил, что Польша стала для нынешней администрации США одним из важнейших, если не самым важным полигоном «холодной войны». «Дело тут не в «правах человека», — подчеркнул он. — Речь идет о попытках установить империалистическое господство над миром, о вмешательстве во внутренние дела суверенных народов»36.

Вмешательство правящих кругов США в дела Польши под фальшивым предлогом «защиты прав человека» с самого начала имело четкую классовую направленность. «Поддержка этими лицемерами польских рабочих, — говорил Г. Холл, — это не больше чем кампания за то, чтобы повернуть в Польше стрелки часов назад, назад к капитализму с его эксплуататорской нищетой и голодом»37.

Но в какие бы демагогические одежды ни рядилась контрреволюция, она рано или поздно разоблачает себя. Эта историческая истина нашла наглядное подтверждение на земле Польши, где действия контрреволюции, прикрытые ширмой «прав человека», «свобод профсоюзов», шли вразрез с коренными интересами польского народа.

В мае 1975 года ЦРУ собрало в Женеве группу эмигрантов, «диссидентов» из социалистических стран. Среди решений, принятых этим сборищем, центральное место занимал план, предусматривавший создание в социалистических странах нелегальных подрывных организаций, финансируемых Западом.

Вашингтон приступил к формированию в Польше организаций диверсионного характера с претенциозными названиями: «Комитет защиты рабочих» (КОР), «Движение в защиту прав человека и гражданских прав», «Конференция независимой Польши» (КНП), «Комитет общественной самозащиты» (КОС) и др.

Главная роль своеобразного форпоста диверсионных центров была отведена «Комитету защиты рабочих». Он возник в сентябре 1976 года. Формально его организаторами были польские «диссиденты», не имеющие никакого отношения к рабочему классу. Фактическими организаторами выступили США в лице ЦРУ и радиостанции «Свободная Европа». С самого начала КОР стал получать от них денежные средства, полиграфическое оборудование. По признанию активного польского контрреволюционера А. Дравича, «Комитет защиты рабочих» уже в 1976 году, то есть сразу же после создания, мог позволить себе осуществление «акций помощи рабочим» на общую сумму в 3 251 300 злотых38.

Показательно также, что США и их союзники по НАТО в качестве условий для новых займов Польше стали требовать предоставления полной свободы деятельности для организаций, существующих в стране на американские деньги.

Несколько позднее, после слияния КОР с организацией «Комитет общественной самозащиты», новое объединение получило название КОС — КОР. Во главе него встали опытные политические авантюристы, ярые враги народной Польши Куронь и Михник.

Свою деятельность члены КОС — КОР начали с фабрикации антисоциалистических пасквилей, которые распространялись в Польше и по соответствующим каналам ЦРУ попадали на страницы буржуазной печати. В свою очередь, пропагандистская литература, полученная из антикоммунистических центров Запада, по рекомендации ЦРУ распространялась среди польского населения, в первую очередь среди рабочих.

Деятели КОС — КОР использовали недовольство рабочих, возникшее в 70-е годы в результате ошибок, допущенных в хозяйственной и социальной сферах, для борьбы с социализмом.

Спекулируя на существующих в стране экономических трудностях, разглагольствуя о «правах человека и гражданина», КОС — КОР всячески стремилась разжигать недовольство населения, подстрекала рабочих к забастовкам, выдвигала от их имени провокационные требования, адресованные польским властям.

Экстремистами КОС — КОР был состряпан документ о нарушениях прав человека в Польше. Используя эту фальшивку, США предприняли ка мадридской встрече антипольские действия с целью бросить тень не только на Польшу, но и на другие социалистические страны.

Но, пожалуй, главную опасность представляла деятельность KОC — КОР по подготовке кадров для ведения подрывной работы, которая осуществлялась в рамках созданных КОС — КОР так называемых «летучих университетов».

Так были взращены значительные по численности антисоциалистические элементы. Это они в период событий 1980 года, когда в стране резко обострились социально-экономические проблемы, стали придавать справедливым требованиям трудящихся антисоциалистическое содержание, антисоциалистическую направленность.

Именно лидеры КОС — КОР, а не рабочий класс, как утверждает буржуазная пропаганда, выступали непосредственными инициаторами создания в Польше так называемых «свободных профсоюзов». Уже в феврале 1978 года был создан «комитет свободных профсоюзов» в Катовице, а несколько позже была сформирована «комиссия свободных профсоюзов Побережья». Комитеты, комиссии «свободных профсоюзов» составили в 1980 году организационную основу так называемого профобъединения «Солидарность».

Идея создания в Польше «свободных профсоюзов» была разработана в западных антикоммунистических центрах. На их организацию и деятельность были выделены значительные материальные и денежные средства. В ее адрес из западных стран поступило 104 множительных аппарата, 22 фотокопировальные установки, 12 офсетных машин, 17 ксерографов, всевозможные печатные и фотографические материалы подрывного характерам Особенно щедрым оказалось американское профобъединение АФТ — КПП. Всего за время существования «Солидарности» ей было переправлено по каналам АФТ — КПП около 300 тыс. долл., а «фонд помощи» вырос до 3 млн. долл.

Создание в Польше так называемых «свободных профсоюзов» сопровождалось демагогическими заявлениями буржуазной пропаганды о преимуществах «плюралистической концепции демократии», о «защите профсоюзных прав» и т. д.

В действительности же «свободные профсоюзы» в Польше явились тем орудием, с помощью которого антисоциалистические силы приступили к разрушению социалистической экономики и государственности. Так, демагогические заявления руководства «Солидарности» о защите прав и интересов трудящихся как о единственной задаче профсоюзов, игнорирование других функций профсоюзов социалистического общества неизбежно привели ее на путь конфронтации с государственными органами. Время убедительно показало, что обещание польскому народу «райской жизни», достигаемой посредством забастовок, стало тщательно продуманным обманом, с помощью которого антинародные силы новели атаки на социализм. В жертву контрреволюционным целям они, не колеблясь, стали приносить социалистические завоевания трудящихся ПНР.

Одновременно экстремистские силы из «Солидарности» и их идейные покровители из КОС — КОР стали все более открыто выступать с политическими требованиями уничтожения социалистического строя, взяли курс на реставрацию буржуазных порядков в Польше.

Все это в полной мере проявилось на съезде «Солидарности» в Гданьске, проходившем в два этапа в сентябре — октябре 1981 года, где открыто прозвучали политические требования захватить власть в свои руки. Именно там самими экстремистами в лице Рулевского было признано, что «Солидарность» не столько профсоюзное, сколько оппозиционное общественно-политическое движение, поддерживаемое извне.

Затем начались открытые атаки на партийные организации. Представители «Солидарности» официально заявили о необходимости установить виселицы для коммунистов39. На 17 декабря 1981 г. намечался вывод «боевиков» на улицы Варшавы и захват комитета по делам радио и телевидения. По замыслам экспертов «Солидарности», должно было быть объявлено о создании «общественного совета народного хозяйства», который позднее планировалось преобразовать во «временное национальное правительство». На роль «вождей» контрреволюционеры выдвигали таких деятелей, как Буяк, Рулевский, Юрчик, Гвязда…

Со своей стороны, ПОРП и сейм неоднократно призывали к спокойствию, к соглашению. Но это не дало результатов. Над страной нависла реальная угроза братоубийственной войны.

Государственный совет ПНР ввел 13 декабря 1981 г. военное положение, которое в соответствии с конституцией страны было утверждено высшим законодательным органом — сеймам Польской Народной Республики.

Введение военного положения в Польше было продиктовано суровой необходимостью не допустить национальной трагедии, защитить жизненные интересы польских граждан, отстоять социалистические завоевания перед быстро растущей контрреволюционной угрозой и анархией, обеспечить охрану законности и общественного порядка, восстановить экономику страны, нормальную деятельность государства и его органов.

Следует отметить, что до ввода военного положения немало официальных представителей Запада, в том числе США, постоянно твердили, что события в Польше — внутреннее дело самих поляков, что поляки должны сами решать свои трудности. Так, выступая в сентябре 1980 года в Чикаго перед так называемым «польским национальным альянсом», президент Картер заявил, что «США не будут вмешиваться во внутренние дела Польши и что они также продемонстрируют уважение права Польши самой решать свои проблемы40. В свою очередь, и Рейган был одним из государственных деятелей Запада, который во всеуслышание заявлял о невмешательстве во внутренние дела Польши.

Однако введение военного положения вызвало истерическую реакцию Вашингтона. Создавшуюся ситуацию в Польше Вашингтон решил использовать для раздувания беспримерной антипольской кампании и грубого вмешательства во внутренние дела этой страны. «Мы не можем согласиться с мыслью, что все безвозвратно потеряно в Польше», — заявил тогдашний госсекретарь США А. Хейг. «Тот процесс, который начался в Польше восемнадцать месяцев назад, должен продолжаться», — вторил ему шеф Пентагона К. Уайнбергер, имея в виду развитие контрреволюции.

Словно по взмаху дирижерской палочки, «заиграл» многострунный «оркестр» американских средств массовой информации. Прежде всего польские контрреволюционеры получили, как признала газета «Нью-Йорк таймс», своего рода уведомление о том, что они не одиноки, о них не забыли, их помнят, им готовы помочь. Но для этого надо и самим «не складывать оружия и продолжать борьбу.

С необычайной быстротой Вашингтоном было принято решение о применении против Польши различных санкций. В своем рождественском выступлении, которое одновременно передавалось на польском языке «Голосом Америки», глава Белого дома объявил о дискриминационных мерах, включая эмбарго на торговлю и продовольственную помощь.

Итак, США, с одной стороны, прямо призывали польскую контрреволюцию «не складывать оружие», что вело страну к экономической разрухе, а с другой, они способствовали такому развитию событий, прекратив экономические отношения с Польшей, отказав ей в кредитах.

Угрозы и требования американской администрации — вопиющее вмешательство во внутренние дела ПНР, грубое нарушение как норм международного права, так и положений Заключительного акта Хельсинки.


США: поход против подлинных прав человека

Двуликий Янус — дядя Сэм. Слева надпись: «Массовые убийства в Сальвадоре» справа — «Процесс нормализации в Польше»


Высшие руководители США сами приняли непосредственное участие в осуществлении подрывных пропагандистских акций против этой страны. Ярким доказательством тому служит устроенное Белым домом 31 января 1982 г. на телевидении антипольское политическое шоу с участием президента Рейгана. В качестве главного организатора выступил бывший государственный секретарь Хейг. Этот подрывной клеветнический спектакль прошел под демагогическим лозунгом «Пусть Польша останется Польшей».

Что касается содержания этого спектакля, то правительство ПНР заявило: «Никогда еще правительство какой-либо страны не занималось непосредственно устройством такого рода пропагандистского мероприятия, направленного против другой страны. Такое событие тем более не имеет прецедента, что оно носит характер пропагандистской агрессии против Польши».

Было отброшено прочь всякое, даже внешнее, уважение к нормам международного права и элементарным требованиям морали. Вот почему, несмотря на все усилия разрекламировать товар как «крупнейшее шоу в мировой истории», ревнители «прав» и «свобод» оказались в незавидном положении. Даже «Вашингтон пост» назвала этот телевизионный фарс «американской вульгарностью».

Пропагандистская шумиха, поднятая вокруг Польши, отнюдь не была нацелена на защиту интересов польского народа. «Провокационная диверсия администрации Рейгана лишь наглядно продемонстрировала фальшь того «гуманизма», которым столь кичится Вашингтон, двуличие его политики защиты прав человека, у которой понятия о совести и морали всегда были слабой стороной. В американской внешней политике всегда преобладал и преобладает антикоммунизм»41, — писала «Трибуна люду».

По мере того как обстановка в Польше после введения военного положения все больше нормализовывалась, все активнее действовал официальный Вашингтон. Поражает ханжество американской администрации и официальных кругов некоторых других капиталистических держав в польском вопросе. Они выдают себя на словах за «защитников» польского народа, а на деле всеми силами стремятся помешать нормализации обстановки в этой стране, любой ценой создать там социальную напряженность.

Приступ истерии вызвало у американского правительства принятие сеймом ПНР в октябре 1982 года закона о профсоюзах. Этот демократический шаг польского правительства по оздоровлению обстановки в стране глава администрации США пытался изобразить как некое «нарушение прав свободных профсоюзов» за которыми стоят контрреволюционные силы.

Признав, что новый закон о профсоюзах не отвечает его замыслам, президент США Рейган отдал распоряжение об отмене для Польши статуса наибольшего благоприятствования в торговле. Президент мотивировал это клеветническими утверждениями о якобы имевшем место «усилении репрессий против польского народа». В то же время он лицемерно заявил, что принятые им меры направлены не против интересов поляков, а против польского правительства.

В действительности же отмена американской администрацией статуса наибольшего благоприятствования для Польши, так же как и разрыв соглашения ПНР с США о воздушном сообщении, отмена квот на рыбную ловлю и др. были прямо направлены на ухудшение жизненных условий польского народа.

Белый дом еще раз продемонстрировал открытое и грубое вмешательство во внутренние дела независимой страны. Эти действия не оставляют и тени сомнения в подлинных намерениях Вашингтона. Они направлены на обострение обстановки в Польше. Со всей очевидностью было доказано, что для американской администрации «Солидарность» представляет всего лишь орудие анархии и разрушения польского государства, орудие борьбы за свержение социализма.

И сегодня правящие круги США продолжают плести нити заговора против народной Польши, ставя на карту судьбу польского народа. На берегах Потомака, видимо, тоскуют по тем временам, когда западные державы вскармливали, вооружали и науськивали на Страну Советов антинародные, милитаристские силы в буржуазно-панской Польше. В 1919–1920 годах США поставляли польской реакционной военщине оружие, боеприпасы, амуницию, поощряя ее к нападению на Советское государство. Когда в 1926 году маршал Пилсудский совершил военный переворот, во время которого погибли сотни поляков, и установил милитаристскую диктатуру, Белый дом не публиковал прокламаций протеста. С его благословения антинародный диктаторский режим вскоре получил крупный заем от американских банков.

Противники социализма предают забвению тот факт, что на пути буржуазного развития Польша потерпела полное политическое и социально-экономическое банкротство. Ее буржуазные правители накануне второй мировой войны превратили страну в «задворки» Западной Европы. Это была страна с нищей, голодающей деревней, едва сводившая концы с концами за счет экспорта рабочей силы за океан.

Только в народной Польше под руководством партии рабочего класса стало возможным подлинное возрождение страны из руин и пепла. Именно такое развитие Польши и не устраивало реакционные силы Запада и прежде всего США. Они надеялись, что Польша явит пример начала конца мирового социализма. Но врагам социализма не удался задуманный план. «История мирового социализма, — отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии, — знает всякие испытания. Были в ней и сложные, и кризисные моменты. Но коммунисты всегда смело встречали атаки противника и побеждали. Так было и так будет. И пусть никто не сомневается в нашей общей решимости обеспечить свои интересы, защитить социалистические завоевания народов»42.

Однако администрация Рейгана продолжает кампанию массированных подрывных действий против Польши, осуществляемую в рамках глобального «крестового похода» против социалистических стран. Главная цель курса Вашингтона — дестабилизировать положение в стране, навязать ей путь развития, противоречащий интересам социализма, польского народа. Сам президент США обратился с посланием к участникам реакционного сборища в Вашингтоне, которое проводилось в поддержку антигосударственных выступлений в Польше в первомайские дни 1983 года.

На Пленуме ЦК ПОРП 31 мая 1983 г. В. Ярузельский справедливо отметил: «В политике реакционных течений Запада по отношению к Польше, к польским событиям преобладают очевидные классовые, мотивы. Интересам особенно американского империализма отвечает затягивание польского кризиса, разжигание в нашей стране конфликтов, используемых в качестве материала в антисоциалистическом крестовом походе в духе «холодной войны». Следовательно, это — грязная экономическая и политикопсихологическая война против жизненных интересов Польши»43.

Глава III

Массированное наступление на права и свободы своего народа

Процветание по-американски


Кампания «защиты прав человека» за рубежом имела вполне определенные внутриполитические цели. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что внутренняя функция внешней политики буржуазного государства состоит в том, чтобы «парализовать демократическую энергию, отвлечь от себя внимание, отвести в сторону поток революционной лавы, выковать оружие для внутреннего угнетения»1.

Выдвигая на первый план вопрос о правах человека вообще, правящие круги Соединенных Штатов тем самым стремились отвлечь внимание американского народа от серьезных внутренних проблем, парализовать его демократическую энергию. «В 60-х годах, — отмечает американский ученый леволиберального толка Н. Чомски, — в капиталистических странах, прежде всего в США, сильно ослаб контроль над населением: вначале возникли политические движения масс, которые идеологически порвали с государством и отказались повиноваться ему. Подобное еще совсем недавно нельзя было себе даже представить. Возник очень серьезный кризис. Чтобы иметь возможность продолжать энергичный и агрессивный курс капиталистического развития, правительства вынуждены были как-то побудить население своих стран вернуться к прежнему состоянию пассивности и послушания… Чтобы сделать общественность послушной и пассивной, нет лучшего средства, как вновь убедить ее, что Соединенные Штаты — поборники прав человека»2.

Используя в своей внешней политике лозунг «защиты прав человека», правительство США одновременно развернуло массированное наступление на жизненные права американского народа. Такое наступление представляет собой своего рода классовый реванш за те социальные завоевания, которых удалось добиться прогрессивным силам Америки. «За счет трудящихся, — пишет советский экономист В. Кудров, — путем снижения их реального жизненного уровня, средством для которого избрана попытка возвращения к методам, характерным для времен ничем не ограничиваемого своеволия монополий в деле эксплуатации рабочей силы, правящие круги США рассчитывают сохранить силы капитализма для продолжения борьбы за выживание своей социально-политической системы»3.

В ведущей стране капиталистического мира — США в качестве подлинного хозяина выступает не народ, а несколько десятков финансово-промышленных группировок. Продукция 200 крупнейших корпораций США, составлявшая в 1950 году 48 % совокупного национального продукта, спустя 30 лет составила уже более 60 %. В эти подсчеты не входят данные по межнациональным компаниям США, роль которых в современной американской экономике чрезвычайно велика.

Все это предопределяет глубокое неравенство в потреблении общественного богатства, которое явилось реальной базой дальнейшего возобновления и углубления неравенства во всех сферах жизни общества. Так, в США 1 % высших собственников владеет приблизительно 40 % общественного богатства страны, причем примерно 2/3 этой части богатства приходится на олигархическую группу, включающую только 0,2 % американских семей. В то же время 50 % населения владеют в 8—10 раз меньшей долей общественного богатства4.

Обладая огромной экономической властью, монополистический капитал США имеет серьезные возможности оказывать через своих ставленников в государственном аппарате непосредственное влияние на формирование внутренней политики страны. Наглядное тому свидетельство — политика двух последних американских правительственных администраций.

Так, за время президентства Картера, несмотря на широковещательные обещания и демагогию, несмотря на развернутое знамя «защиты прав человека», насущные социально-экономические проблемы страны не только не были решены, но и еще больше обострились. Антинародный курс Белого дома весьма ярко проявился в целом ряде правительственных мероприятий, в частности, в провозглашенной президентом з марте 1980 года программе борьбы с инфляцией.

Объявленные президентом меры означали, что правительство США решило переложить издержки борьбы с инфляцией на плечи трудящихся масс. Предложенное им сокращение расходов по государственному бюджету на 1981 финансовый год в размере 13–14 млрд. долл. имело явно дискриминационный характер, поскольку затронуло исключительно расходы на социальные нужды.

Картер предложил урезать на 1,6 млрд. долл. средства на программы борьбы с безработицей среди молодежи, на 859 млн. долл. сократить ассигнования на реформу системы социального вспомоществования, на 400 млн. долл. медицинскую помощь американцам с низкими доходами и т. д. Города и штаты, переживавшие острый финансовый кризис, лишались обещанной правительством помощи в размере 3 млрд. долл., что, естественно, ухудшило их положение.

Беспрецедентным наступлением на права и свободы американцев ознаменовался приход к власти республиканцев во главе с Рейганом. Новая администрация стремится сузить рамки вмешательства государства в социально-экономическую сферу. Такой курс скрывает далеко идущие политические цели — снять с государства ответственность за бессилие в решении социальных проблем5. Полномочия правительства, как заявил Рейган 19 февраля 1981 г., «не должны использоваться для урегулирования экономики или проведения социальных преобразований». Руководитель административно-бюджетного управления Д. Стокмэн откровенно отвергал права простых американцев на какую-либо социальную помощь. «Я не верю в существование каких-то основных прав граждан на услуги со стороны государства. Мы бросаем вызов этому. Мы отвергаем это!» — говорил он.

Большой популярностью среди членов рейгановской администрации пользуется книга консерватора Дж. Гильдера «Богатство и бедность». «Бедным, — философствует Гильдер, — государство не должно ничего дарить бесплатно, ибо это ведет к лености и лишает их заинтересованности собственным трудом пробиться в разряд богатых».

Вся экономическая политика Рейгана, получившая название «рейганомика», направлена исключительно на защиту интересов монополий. Рейган выдвинул самую промонополистическую со времен президента Гувера программу урегулирования экономических проблем. Эта программа стала воплощением антигуманной концепции современного американского консерватизма, отвергающей право американского народа на социальную помощь.


США: поход против подлинных прав человека

Массовый митинг протеста против социально-экономической политики Рейгана


В 1982 финансовом году расходы на социальные нужды были урезаны более чем на 40 млрд. долл. Эти сокращения затронули в общей сложности около 250 различных социальных программ. Под «бюджетный топор» администрации попали средства, предназначенные прежде всего на финансирование медицинского обслуживания и образования, пенсионного обеспечения, оказание помощи многодетным семьям и т. д. Такие сокращения тяжело отразились на положении американцев из беднейших слоев. Только за два года пребывания у власти республиканцев ассигнования на социальные программы были сокращены более чем на «млрд. долл.

Миллионы американцев убедились в том, что ими правит администрация «благоденствия для богачей». Даже близкий к правящим кругам журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» определил экономическую программу Белого дома как капкан нищеты», из которого нет никакого выхода6.

Подводя некоторые экономические итоги «рейганомики», Г. Холл говорил: «Подсчитайте все эти новые сокращения пособий по социальному обеспечению, сокращения покупательной способности, сокращения заработной платы и другие посягательства на материальный уровень жизни трудящихся и, наконец, добавьте сюда результаты инфляции, снижающей покупательную способность трудящихся, и в итоге получается головокружительная сумма в 300 млрд. долл.» На 1984 финансовый год рейгановской администрацией запланировано дальнейшее сокращение расходов на социальные нужды в размере 55 млрд. долл.

Зато в правлениях американских монополий акции нового хозяина Белого дома поднялись на беспрецедентно высокий уровень. Их орган газета «Уолл-стрит джорнэл» с гордостью сообщила: «Большой бизнес нашел в Рональде Рейгане самого настоящего и верного друга».

Американские монополии усилили давление на рабочий класс. В качестве предварительного условия увеличения числа рабочих мест на предприятиях представители корпораций стали требовать от профсоюзов уступок, прежде всего в вопросах заработной платы. В результате стали подписываться неслыханные ранее соглашения профсоюзов с предпринимателями. Так, выступая от имени 460 тыс. рабочих компании «Дженерал моторз», из которых 141 тыс. не имела работы, профсоюз был вынужден согласиться при подписании соглашения в марте 1982 года на экономию заработной платы, отмену двухнедельного оплачиваемого отпуска, ежедневных перерывов, причем взамен этого профсоюз не добился даже обязательства не увольнять рабочих. Уступки, которые вынуждены делать американские рабочие под давлением монополий, оценивались президентом Рейганом как «проявление государственной мудрости».

Президент Рейган объявил государственное регулирование в сфере трудовых отношений «нерентабельным». Был взят курс на то, чтобы отменить решения, обязывающие монополии соблюдать элементарные условия по технике безопасности, а деятельность созданного под давлением трудящихся в 1970 году Управления по технике безопасности и охране труда ориентировать на «поощрение добровольных соглашений с руководителями предприятий»7.

Не случайно в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе и других крупных городах Америки вновь появились так называемые «потогонные мастерские», где рабочие трудятся в крайне тяжелых условиях, которые скорее похожи на условия труда на фабриках прошлого века, и получают за свой, по существу, каторжный труд мизерную заработную плату.

С восторгом была встречена в кругах военно-промышленного комплекса США милитаристская программа Белого Дома. Американская печать сообщала, например, что решение Рейгана о производстве самолета «В-1» «прозвучало подобно музыке» для корпорации «Рокуэлл интернэшнл», которая строит этот бомбардировщик.

В результате курса, проводимого администрацией Рейгана, стали сводиться на нет все успехи, достигнутые американскими трудящимися в результате многолетней борьбы. Миллионы из них теряют то, что у них было, другие живут в постоянном страхе потерять все, а третьи теряют любую надежду вообще что-то иметь в будущем. «Уже довольно давно, — писал Г. Холл, — некоторые монополистические круги настаивают на политике отказа от всяких уступок трудящимся при одновременных уступках монополиям. Но в прошлые годы это были только цветочки. Сейчас монополии проводят политику величайшего и безудержного грабежа»8.

Директор Американского союза защиты гражданских свобод Дж. Шаттак заявил, что «рейгановская администрация хочет отодвинуть назад стрелки истории и переписать Билль о правах». По мнению сенатора Э. Кеннеди, «в современной истории США не было ни одной администрации, которая так мало заботилась бы о правах человека, как администрация Рейгана».

В богатейшей стране капиталистического мира постоянно растет число людей, имеющих доходы ниже официальной черты бедности.

В 1976 году число таких американцев составляло рекордную по тому времени цифру— 25,8 млн., то есть 12,3 % населения9. В период пребывания в Белом доме администрации Картера число таких людей в Америке возросло и достигло в 1980 году 29,3 млн., или 13 % всего населения.

В результате рейгановских мероприятий в сфере экономики только в 1981 году «черту бедности» перешагнули еще свыше 2 млн. американцев. Ныне более 34 млн. американцев прозябает в бедности. Доля тех, кто относится к категории бедняков в ведущей капиталистической стране, увеличилась до 15 %. Именно эта категория людей больше всего страдает от «рейганомики».

Экономическая политика администрации Рейгана затрагивает фактически всех американцев в той или иной степени, а защищает интересы только самых богатых.

Никогда раньше перспективы американских фермеров не были так мрачны. Наблюдается снижение фермерских доходов по всей стране. В 1982 году их доходы опустились до самого низкого показателя со времени «великой депрессии» 30-х годов. Следует отметить, что 2/3 прибылей достались всего лишь 1 % фермеров — тем, кто составляет огромные конгломераты американского «агробизнеса». Больше всего пострадали фермеры, придерживающиеся традиционного, семейного способа ведения хозяйства, а их сейчас около 75 %.

В результате эмбарго, наложенного администрацией Картера на продажу Советскому Союзу пшеницы, американские фермеры потеряли, по подсчетам журнала «Тайм», 22 млрд. долл. Несмотря на неоднократные обещания, убытки фермеров так и не были возмещены.

В 1982 году в сфере сельского хозяйства было зафиксировано 7 тыс. банкротств. Долги фермеров федеральному правительству превысили 200 млрд. долл. По данным опроса общественного мнения, который служба Харриса провела в начале 1983 года, 66 % фермеров заявили о том, что больше всего опасаются потерять свои дома и фермы из-за неспособности платить по закладным.

По признанию американской печати, «самая высокая со времени великой депрессии волна конфискаций» захлестнула сельское хозяйство США. Одна из таких фермерских трагедий получила в начале 1983 года широкую огласку в стране. В городе Спрингфилд, штат Колорадо, пошло q молотка хозяйство Дж. Райта, одного из основателей движения американских фермеров. Несколько сот фермеров из различных штатов пытались помешать проведению аукциона. Но продажа все же состоялась. Аукционеров взяла под защиту полиция, разогнав дубинками и слезоточивым? газом демонстрацию, организованную фермерами в знак солидарности с Райтом.

Президент Рейган подписал в апреле 1983 года законопроект о внесении изменений в систему социального обеспечения. В результате этой меры еще тяжелее станет участь престарелых, еще труднее будет американцам заработать себе право на получение пенсионного пособия по старости. В соответствии с законопроектом, пенсионный возраст будет повышен с нынешних 65 до 67 лет, увеличиваются отчисления из заработной платы трудящихся в пенсионные фонды.

По сообщению американской газеты «Ньюсдей», в результате намечаемых администрацией сокращений расходов на социальное обеспечение, в том числе пенсионных фондов, только в одном штате Нью-Йорк более 700 тыс. пожилых американцев потеряют возможность пользоваться услугами больниц и домов для престарелых. Для подавляющего большинства пенсионеров, отмечает «Ньюсдей», длительное лечение просто невозможно. Накопленных за долгие годы сбережений хватает, как правило, лишь на 1–2 недели пребывания в самой дешевой больнице.

Будучи кандидатом в президенты Рейган во время избирательной кампании бросил такую фразу: «Спросите себя, — сказал он, обращаясь к американцам, — лучше ли вы сейчас живете, чем четыре года назад?». Однако сегодня президент вряд ли захочет вновь задать этот вопрос. Неуверенность в будущем царит среди американцев.

Накануне промежуточных выборов 2 ноября 1982 г. американской телекомпанией Эй-би-си и газетой «Вашингтон пост» был проведен совместный опрос общественного мнения. На вопрос «живется ли вам сейчас лучше, чем до прихода Рейгана к власти?» почти 2/3 опрошенных (61 %) ответили «нет».


Против основного права человека


Безработица была и остается постоянным спутником капиталистического способа производства, поскольку она является результатом действия всеобщего закона капиталистического накопления, открытого и обоснованного К. Марксом. «Чем больше общественное богатство, функционирующий капитал, размеры и энергия его возрастания, а, следовательно, чем больше абсолютная величина пролетариата и производительная сила его труда, — гласит этот закон, — тем больше промышленная резервная армия… Но чем больше эта резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого прямо пропорциональна мукам труда активной рабочей армии. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм»10.

Проблема занятости, проблема получения и сохранения рабочего места для трудового населения в капиталистическом мире обостряется из года в год. Выдающийся американский писатель Т. Драйзер называл труд стержнем жизни человека. Однако тщетно искать это важнейшее право в конституции и Билле о правах США. Эта страна все глубже погружается в трясину безработицы.

Один из известных экономистов США Дж. Гэлбрейт признает, что растущая безработица является «мерой несостоятельности экономической системы». В ходе президентской избирательной кампании 1976 года Картер заявлял: «Я твердо намерен предпринять необходимые меры, чтобы добиться полной занятости в нашей стране», имея в виду снижение уровня безработицы.

Безответственные авансы, на которые не скупился Картер в адрес «лишних людей», способствовали его победе на выборах. В речи по случаю приведения к присяге и вступления в должность он выразил надежду, что к концу его президентства обретут возможность заняться «производительным трудом все, способные к нему». Но когда президентом был подписан в конце 1978 года закон Хэмфри — Хоукинса, направленный якобы на достижение «полной занятости», оказалось, что под «полной занятостью» подразумевалось снижение безработицы до 4 % к 1983 году. Но эта программа фактически повисла в воздухе: закон всего лишь призывал бороться с безработицей, но не было выделено ни одного цента из федерального бюджета на создание дополнительных рабочих мест.

Этот «чисто символический», по выражению агентства ЮПИ, закон при обсуждении в конгрессе встретил ожесточенное сопротивление прислужников крупного бизнеса. По мнению адвокатов монополий, наиболее реалистично считать «полной занятостью» такое положение, когда на рынке труда существует 5—7-процентный уровень безработицы. Расходы монополий на заработную плату, считают они, «невыносимы, если безработица составляет менее 5 %».

Проблема безработицы еще острее встала с приходом в Белый дом республиканской администрации. При выдвижении своей экономической программы Рейган демагогически заявлял: «Почти восемь миллионов американцев без работы. Это люди, которые хотят заниматься производительным трудом. Но идут месяцы, и они впадают в отчаяние. Угроза временного увольнения и безработицы нависла над миллионами других американцев». Администрация в своей экономической программе исходила из того, что в 1982 году безработица сократится до 7,2 %, а в 1983 году составит 6,6 %. Президент утверждал, что его программа поможет Америке создать 13 млн. новых рабочих мест.


США: поход против подлинных прав человека

Рекордный уровень безработицы, рекордное число нищих и обездоленных — таков итог двухлетнего пребывания Рейгана у власти. Демонстрация безработных и обездоленных в американской столице


Время же показало, что для многих американцев угроза, с которой обещал бороться президент, стала реальной действительностью. Как отмечала американская печать, Рейган стал своеобразным рекордсменом: на протяжении всего лишь одного года почти 2 млн. человек пополнили армию безработных. За год правления республиканцев около б тыс. человек ежедневно лишались работы. Такого не было ни при одном из его предшественников, за исключением времени «великой депрессии».

В итоге безработица в США достигла новых, рекордных масштабов. В марте 1983 года безработные насчитывали 10,3 %. Среди 12-миллионной армии отвергнутых более 2 млн. юношей и девушек в возрасте 16–19 лет, которые, едва вступив в жизнь, уже заражены страхом перед будущим. 2 млн. человек, потеряв надежду найти место, перестали регистрироваться на бирже труда, 6 млн. рабочих и служащих заняты неполный день.

Что касается пособия по безработице, то его получение обусловлено всевозможными оговорками. Оно выплачивается в течение ограниченного времени и не сразу после увольнения, В мае 1983 года пособие получали только около 40 % официально зарегистрированных безработных.

«Вероятно, величайшим экономическим парадоксом нашего времени, — говорил сенатор Э. Кеннеди, — является то, что президент, который пришел к власти с торжественным обещанием обеспечить занятость, войдет в историю как президент, при котором безработица достигла самого высокого уровня со времени "великой депрессии"».

Это не только экономический парадокс. За огромными цифрами безработицы — человеческая трагедия миллионов американцев. Это — очереди на биржах труда, квартирные выселения, резкое понижение жизненного уровня, лишение медицинской помощи, банкротства, продажа имущества, купленного в кредит, голод, унизительные очереди за бесплатной похлебкой, нищета, распад семей, болезни, преступность…

Американские специалисты подсчитали, что 4 млн. человек, которые влились в армию безработных при Рейгане, — это 125 416 дополнительных смертей, 2203 убийства, 3128 самоубийств, еще 68 816 случаев тяжелейших сердечно-сосудистых заболеваний, 14 372 пациента в психиатрических клиниках, а также 11 356 заключенных в тюрьмах.

В числе побочных трагических последствий безработицы в современной Америке — появление так называемых «новых бедных». Это люди, потерявшие работу, лишившиеся жилья и не имеющие никаких средств к существованию. Отверженные, оказавшиеся на самом дне. В каждом большом городе таких людей тысячи. А всего в Соединенных Штатах их насчитывается около двух миллионов.


США: поход против подлинных прав человека

Гигантская американская корпорация «Юнайтед Стейтс стил» взрывает домны на своем заводе в г. Янгстауне (штат Огайо). Так магнаты сталелитейной отрасли сокращают производство, ликвидируют рабочие места, попирая право человека на труд


Однако страдания безработных не тревожат правящую элиту США. Президент Рейган неизменно подчеркивал, что «искусственное» создание рабочих мест противоречит его принципам. Государство не должно вмешиваться в дела бизнеса, повторял он, полагаться же надо на «магическую силу свободного рынка».

Администрация Белого дома идет на различного рода ухищрения, чтобы представить положение с безработицей в более выгодном свете. Так, в январе 1983 года по инициативе Рейгана был введен «новый метод» статистического подсчета безработных, по которому в число занятых были включены… военнослужащие американской армии. В результате процент «лишних людей» в статистических сводках искусственно уменьшился.

Очевидный крах «рейганомики», оставшиеся невыполненными предвыборные обещания, падение популярности Рейгана вынудили Белый дом пойти на некоторое изменение своих позиций в вопросе о безработице. В конгресс был внесен законопроект об общественных работах, который в пропагандистских целях обозначили как «программу гуманитарной помощи». Конгресс утвердил ассигнования на увеличение занятости в сумме 4,9 млрд. долл. Считается, что этих денег будет достаточно, чтобы обеспечить постоянной и временной работой 300 тыс. человек. Ясно, что даже при успешном исходе это решение конгресса не устранит проблемы безработицы. «Называть этот законопроект программой увеличения занятости, — заявил конгрессмен Дж. Коньерс, — значит вводить в заблуждение миллионы людей, уже потерявших работу, и миллионы тех, кто лишится ее в будущем».

В этих условиях в стране возникло и развивается движение безработных, борьба «лишних» американцев за право на труд. 2–3 июля в Чикаго состоялся национальный съезд безработных. Его участники потребовали от американских властей принять неотложные меры по обеспечению работой миллионов отверженных капиталистического общества.


Усиление дискриминации в обществе «равных прав»


Массированное наступление, развернутое правящими кругами США против прав и свобод своего народа, сопровождается усилением расовой дискриминации, дискриминации женщин. Расовая дискриминация в первую очередь затрагивает 26-миллионное негритянское население страны.

Негритянская проблема не нова для Соединенных Штатов. О ней немало написано и в самих США, и в других странах. Каковы же были особенности этой проблемы в момент выдвижения правительством лозунга «защиты прав человека» и во время проведения политики под этим девизом?

Негритянское население Соединенных Штатов продолжало и продолжает оставаться на положении «второсортных» граждан в обществе «равных прав и возможностей». На выборах 1976 года 94 % чернокожих американцев проголосовали за Картера. В некоторых штатах именно они сыграли решающую роль в одержанной им победе. Их убедили тогда, что стоит Картеру попасть в Белый дом, как «рука, которая собирает хлопок и выбирает президента» (так демагогически обращались к черным средства массовой информации страны), получит поддержку. Так уверял их тогда и Э. Янг, уволенный впоследствии президентом с поста постоянного представителя США при ООН за несогласие с официальной позицией Белого дома.

Победив, Картер начал призывать негров к «осмотрительности» в требованиях, стал советовать им «быть терпеливыми». Положение негров за время пребывания Картера в Белом доме отнюдь не улучшилось. Вырос уровень безработицы среди негров. Еще больше увеличился разрыв между средними доходами белых и черных американцев. После выборов в конгресс США в ноябре 1978 года из сената выбыл единственный представитель негритянского населения.

В годы правления президента Картера а стране продолжались расовые волнения. Кровавая расправа, учиненная полицией и национальной гвардией штата Флорида над негритянским населением города Майами в мае 1980 года, в очередной раз показала вопиющее унижение и бесправие людей с черной кожей в стране, которая претендует на роль эталона по соблюдению прав человека.

Трое суток в Майами бушевал ураган ожесточенных расовых столкновений. Были ранены 370 жителей, убиты 20, арестованы 1200. Материальный ущерб городу составил 60 млн. долл. На усмирение восставшего негритянского населения были брошены все местные полицейские силы и 3600 национальных гвардейцев. Со времени убийства негритянского лидера Мартина Лютера Кинга в 1968 году Америка не испытывала столь бурного взрыва недовольства чернокожих американцев, сопровождавшегося жестокими расовыми столкновениями.

Жестокая расправа с неграми произошла в районе Майами, как бы в насмешку названном «городом свободы» — «Либерти сити». Расизм и нищета — вот то, что привело к извержению вулкана гнева и отчаяния в черном гетто Майами. 38 % черных граждан этого города получают доходы ниже официального уровня нищеты. Уровень безработицы среди цветного населения города составляет 17 %. Катализатором негритянских волнений стала полицейская жестокость, которая приняла масштабы эпидемии.

Посетивший Майами президент Картер призывал черных граждан к терпению, советовал им «не терять веры» в стремление правительства позаботиться об их интересах. Пламя пожаров в Майами отчетливо высветило цинизм вашингтонских «ревнителей прав человека».


США: поход против подлинных прав человека

Подавление протеста негритянского населения в Майами


Приход в Белый дом республиканской администрации Рейгана (отметим, что на президентских выборах он получил всего 7 % голосов черных жителей Америки) привел к дальнейшему ухудшению положения негритянского населения страны.

Сразу после выборов руководители ведущих негритянских организаций выступили с заявлениями, по которым можно судить о реакции негритянской общины на победу республиканцев. Так, президент организации ПУШ («Объединенный народ за спасение человечества») Дж. Джексон заявил, что подавляющее большинство чернокожих американцев «ошеломлено, парализовано и напугано» победой республиканцев. «Страхом, граничащим с отчаянием», назвал настроения, царящие в негритянской общине США, Б. Хукс — глава наиболее массовой и влиятельной негритянской общественной организации — Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения. Еще один видный негритянский деятель, президент национальной городской лиги В. Джордан также указал на «небывалую обеспокоенность, характеризующую обстановку в негритянской общине США».

Такие настроения объяснялись прежде всего опасениями американских негров в связи с угрозой широкого консервативного наступления на их политические, экономические и гражданские права. «Черные американцы, — отмечал еженедельник «Ньюсуик», — серьезно обеспокоены тем, что консервативная волна, порожденная выборами, сметет многие из их важных социальных завоеваний».

Опасения полностью подтвердились. Курс администрации Рейгана на свертывание социальных программ коснулся в первую очередь негритянской части населения США. Следует отметить, что в США среди негров в процентном соотношении в 3 раза больше лиц, живущих в бедности, нежели среди белых.

Не могла не вызвать страха в сердцах негров попытка республиканской администрации передать в ведение штатов программы по социальному вспомоществованию, поскольку штаты не в состоянии финансировать их в полном объеме. Белый дом отменил квоты, предусматривающие наем на работу на предприятия и фирмы, получающие заказы от федеральных властей, определенного процента представителей национальных меньшинств. В сфере просвещения республиканцами был взят курс на сокращение ассигнований общественным школам, где обучается основная масса негритянских детей, при одновременном увеличении помощи привилегированным частным учебным заведениям.

Под удар поставлен закон об избирательных правах, принятый в 1965 году под натиском мощных негритянских выступлений. Закон преследовал цель ограничить произвол расистов на американском юге, которые препятствуют участию черных граждан в выборах. Под давлением расистских группировок конгресс США отложил обсуждение вопроса о продлении срока действия этого закона.

В 1970 году американское правительство лишило права на освобождение от налогов несколько десятков университетов и колледжей из-за того, что они стали центрами расистских выступлений против чернокожих студентов. Расисты чувствовали себя экономически «стесненными» лишь каких-то десять лет. Под предлогом пресечения любого покушения на «права человека» правительство Рейгана отменило это решение. «В Соединенных Штатах, таким образом, — писала в этой связи французская газета «Монд либр», — президент США добавляет еще одну статью к американской декларации о правах человека: право быть расистом…»

Выступая в июне 1982 года на ежегодной конференции национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения, сенатор Э. Кеннеди обрушился с резкой критикой на администрацию Рейгана, обвинив ее в том, что она — самый ярый противник мер по обеспечению гражданских прав негров за всю историю США.

Естественно, что черные американцы в своем подавляющем большинстве стали отвергать Рейгана и его программы. Так, во время опроса, проведенного в сентябре 1981 года «Нью-Йорк таймс» и компанией «Си-би-эс ньюс», всего лишь 2 % негров ответили, что Рейган «хорошо заботится о нуждах и о проблемах бедных людей»11.

Администрация Рейгана несет прямую ответственность за резкую активизацию деятельности военизированной расистской организации «ку-клукс-клан».

Активизация фашиствующих группировок в условиях социально-экономического кризиса является достаточно точным барометром политического климата страны. Руководители клана искусно играют на экономических трудностях, переживаемых Соединенными Штатами. Они утверждают, что все зло — в социальных программах, которые были приняты в 60-е годы, а стало быть, и в тех, кому эти программы должны помогать. Социальная демагогия, беззастенчивая фальсификация фактов используются для вовлечения в клан новых членов, среди которых немало представителей обеспеченных слоев населения, для разжигания расовых предрассудков. Как обычно, клан спекулирует на чувствах патриотизма, на религиозных взглядах населения.

Только в 1979 году число членов в клане выросло на 20 % и составило около 10 тыс. человек. Однако национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения считает, что их не менее 100 тыс., а отделения этой фашистской террористической организации имеются, как минимум, в 24 штатах. Все больше стало случаев нападений членов клана на активистов борьбы за гражданские права и на участников демонстраций против расовой дискриминации. Даже по данным министерства юстиции, куклуксклановцы в 1979 году совершили почти в 6 раз больше акций, чем за 1978 год.

В августе 1979 года состоялся ку-клукс-клановский шабаш в штате Алабама. Сотни расистов приняли участие в шествии по маршруту, по которому в 1965 году 4000 борцов за равноправие во главе с Мартином Лютером Кингом совершили ставший историческим марш в защиту избирательного права для цветных.

Это было наглое оскорбление памяти выдающегося негритянского деятеля США. Оно также наглядно показало, как ненадежны уступки, вырванные негритянским населением у официальной Америки, сколь лицемерны лозунги «защиты прав человека», провозглашаемые в Вашингтоне. К этому добавим, что в жестокой расправе с неграми в Майами самое активное участие приняло флоридское отделение «ку-клукс-клан».

Особенно бесцеремонно и нагло стал вести себя «ку-клукс-клан» после прихода к власти в США администрации Рейгана. Пользуясь попустительством властей, «ку-клукс-клан» развернул настоящий террор против чернокожего населения страны. «Взгляды президента более чем созвучны нашим идеям», — откровенно заявил в этой связи главарь расистов Уилкинсон. Как известно, в ходе президентской кампании 1980 года «ку-клукс-клан» поддержал кандидатуру Рейгана.

Серьезную озабоченность широкие круги демократической общественности США выражают и в связи с созданием в штате Алабама военизированных лагерей, в которых расисты готовятся к расправам над неграми. В родном штате бывшего американского президента Картера — штате Джорджия осенью 1982 года с одобрения и при поддержке властей была создана «конфедерация ку-клукс-клана» — фактически генеральный штаб всех расистских группировок Северной Америки. Основная цель ее создания — желание реакционеров объединить всех фашистов и реакционеров. По их мнению, до сих пор куклуксклановцы «работали» не очень эффективно — бессистемно и неорганизованно. Теперь расисты смогут устраивать погромы, убивать, терроризировать людей, действуя «по плану», под руководством некоего Дона Блэка, возглавившего «конфедерацию». По случаю объединения в Джорджии был зажжен огромный крест «ку-клукс-клана». Администрация Белого дома отнеслась к этому вполне терпимо.

В октябре 1982 года американский город Бостон стал ареной ожесточенных столкновений демонстрантов, выступивших против шествия куклуксклановцев, и полиции, взявшей под защиту этот зловещий орден американской реакции. В результате десятки жителей города получили ранения, а многие были арестованы. Кровавая расправа над борцами за равноправие происходила не на «дремучем» юге, а в крупном культурном центре северо-востока страны, слывущем колыбелью американской революции. Ныне эта колыбель, с горечью замечает «Бостон глоб», стала цитаделью расизма. В Бостоне негры все чаще становятся жертвами избиений и убийств, творимых расистами. В 1981 году было зарегистрировано более 200 случаев насилий над неграми, а за первое полугодие 1982 года — 135.

Расправы в Бостоне — наглядная иллюстрация к тому, что расистское линчевание остается неотъемлемой чертой американского образа жизни. По-прежнему актуально звучит определение, данное стране Марком Твеном: Соединенные Линчующие Штаты.

В начале 1983 года Национальная коалиция против ку-клукс-клана, объединяющая более 60 негритянских общественных организаций, выступила с заявлением, в котором возложила на администрацию США всю ответственность за активизацию в стране расистских группировок, жертвами которых становятся американцы с темным цветом кожи. Но благосклонное отношение властей к расистам не меняется.

Открытая поддержка воинствующих расистов со стороны американских властей получила убедительное подтверждение в марте 1983 года, когда в Вашингтоне состоялся марш куклуксклановцев. В Лайфайет-парке, рядом с Белым домом, собрались 40 фашиствующих молодчиков. Руководитель «конфедерации ку-клукс-клана» Дон Блэк объявил на одном из сборищ ультра до выступления в Вашингтоне, что наступил момент пойти к Белому дому и там открыто «поставить на место черномазых». На помощь расистам были брошены усиленные отряды полиции. Они набросились на участников антирасистской демонстрации, прибывших в Вашингтон со всех концов страны. В ход были пущены дубинки, слезоточивые газы. Десятки людей получили увечья.

Трагична судьба в США и коренного населения — индейцев. Каждый год в один из четвергов ноября миллионы американских семей отмечают День благодарения. Он посвящен памяти первых «пилигримов» — поселенцев, прибывших из Европы в дикие места Нового света. И мало кто в этот день вспоминает, что задолго до европейцев здесь жили коренные жители Америки — индейцы.

Среди всех расовых групп США, страдающих от неравноправия, нет, наверное, людей, живущих в большей нищете и лишениях, чем коренные жители Америки, те, кто населял эти богатейшие земли еще задолго до появления у их берегов каравелл Колумба. До массового переселения европейцев в Новый свет на территории современных Соединенных Штатов Америки насчитывалось 15 млн. аборигенов. Сейчас их остался только 1 млн.

Положение коренных жителей США — национальный позор страны, правительство которой претендует на роль «защитника прав человека» во всем мире. Старейшее национальное меньшинство Америки подвергается жестокой расовой, социальной, политической и экономической дискриминации, лишено возможности сохранять свою древнюю культуру и традиции.

Опубликованные международным советом по индейским договорам статистические данные, которые не осмеливаются оспаривать даже официальные власти, показывают, что уровень жизни 60 % индейцев почти в 3 раза ниже официально принятой в США «черты бедности». Безработицей охвачено от 75 до 90 % краснокожих американцев. Положение имеющих работу лишь номинально отличается от положения тех, кто ее лишен. Заработная плата индейцев в 3–5 раз ниже, чем у белых. Более 75 % их страдает от постоянного недоедания. В итоге продолжительность жизни индейского населения чуть более 40 лет.

В своей предвыборной платформе 1976 года демократическая партия торжественно обещала индейцам соблюдать заключенные с ними договоры по защите их земель, вод и гражданских свобод. Не было недостатка и в лицемерных сетованиях по поводу тяжелой доли коренного населения Америки.

Но вскоре эти обещания были забыты. Как писал журнал «Нью-Йорк таймс мэгэзин», президент Картер ни разу со дня своего избрания не делал заявления о политике в отношении индейцев. Видимо, он был слишком занят, «защищая права человека» за тридевять земель от Соединенных Штатов.

Около пяти месяцев продолжался в 1978 году поход в Вашингтон представителей более 100 племен коренных жителей страны в знак протеста против политики притеснения индейцев и грабежа принадлежащих им природных ресурсов. Начав свой поход на Западном побережье, пройдя 3 тыс. миль и 11 штатов, они завершили его в Вашингтоне, расположившись лагерем напротив Белого дома. Но характерно, что ни президент США, ни лидеры конгресса не пожелали встретиться с представителями индейских племен и выслушать их требования, изложенные в воззвании к американскому народу и к народам всего мира.

Этот марш протеста тысяч обездоленных индейцев еще раз показал всему миру, насколько лицемерна проводимая правительством США кампания «защиты прав человека» и насколько упорно его нежелание соблюдать элементарные права человека в самой Америке.

Приход в Белый дом республиканской администрации Рейгана ознаменовался дальнейшим ухудшением доли коренного населения Америки. По сути дела, Белый дом объявил войну индейцам, для которых его внутренняя политика означает «нет» — жилью для индейцев, «нет» — школам для индейцев, «нет» — больницам для индейцев.

Власти США приняли решение закрыть единственный в стране университет американских индейцев в городе Дэвис (штат Калифорния). Созданный в 1970 году благодаря огромным усилиям группы индейских просветителей университет превратился в центр изучения культуры, истории и языка коренного населения Америки.

В целях «экономии» средств Белый дом принял решение закрыть среднюю школу в г. Кончто (штат Оклахома), созданную еще в 1871 году специально для индейских детей. В ней обучались школьники из 20 штатов. Кроме того, как сообщило бюро по делам индейцев, оно рассчитывает «сэкономить» примерно 20 млн. долл., ликвидировав индейские школы еще в восьми городах страны. Полностью упразднена система обучения взрослых индейцев, которые не имели возможности закончить школу в юности.

В области охраны здоровья, кроме общих сокращений и закрытия больниц в системе-службы общественного здравоохранения, которая охватывает и индейцев, предполагается ликвидировать пост «местного представителя службы здравоохранения». В отдаленных сельских районах, особенно в резервациях, эти представители служили ключевым звеном в системе здравоохранения, а нередко единственным источником оказания медицинской помощи.

Вашингтон решил положить конец движению коренных американцев за возврат земель своих предков. Администрация объявила о поддержке законопроекта, запрещающего индейцам обращаться в суды с требованием возврата своих земель. Инициаторами законопроекта стали такие «борцы за гражданские права», как сенаторы Г. Джексон, С. Тэрмонд, А. Д’Амато и др.

Проходившая в мае 1981 года в Вашингтоне конференция 150 лидеров индейских племен обвинила администрацию в злостном нарушении данных индейцам обещаний, в частности в значительном сокращении ассигнований на нужды индейцев. В июне 1981 года в штате Миннесота состоялся съезд представителей индейских племен, призванный выработать программу борьбы с дискриминацией. Индейские лидеры единодушно заявили о необходимости апелляции к мировому общественному мнению и к международным организациям по поводу политического геноцида в отношении индейского населения США.

Политика геноцида, осуществляемая американскими властями в отношении индейцев, стала темой первого международного трибунала, организованного американскими индейцами и проходившего осенью 1982 года в калифорнийском городе Дэвис. Свидетельские показания трибуналу давали представители около 300 племен, живущих на территории США, а также в Центральной и Южной Америке. Выводы трибунала, зафиксированные в целом ряде принятых постановлений, звучат как обвинительный приговор американским расистам, окопавшимся в высших эшелонах власти: правительство США и большой бизнес виновны в проведении политики геноцида, направленной на прямое физическое истребление индейцев.

Один из самых уродливых видов дискриминации в США — узаконенная дискриминация женщин. Вот уже почти 200 лет женщины этой страны ведут самоотверженную борьбу, чтобы наполнить каким-то содержанием и придать смысл слову «демократия» и понятию «права человека». В свое время «отцы американской демократии» не включили в текст конституции США какое бы то ни было упоминание о правах женщин.

С 1923 года в американском конгрессе велись дебаты по поправке к конституции о равенстве прав мужчин и женщин. Только в марте 1972 года конгресс принял 27-ю поправку к конституции страны, в которой сказано, что «равенство прав по закону не должно быть ограничено Соединенными Штатами или каким-либо штатом по причине пола». Но для включения поправки в конституцию она должна быть ратифицирована по меньшей мере 38 штатами. К январю 1977 года поправка была уже одобрена в 35 штатах.

Будучи кандидатом в президенты, Картер считал весьма несложным добиться вступления в силу этой поправки. Но и здесь он обманул доверие тех, кто положился на его слова.

Для американских женщин принятие конституционной поправки — вопрос отнюдь не праздный. Женщины США, составляющие 51,4 % населения страны, сталкиваются с дискриминацией на каждом шагу. И сегодня в США сохраняется не просто фактическая, а официальная дискриминация женщин. Действующие в стране законы содержат свыше 1100 разделов и положений, узаконивающих неравноправное положение американок.

Из каждый трех беднейших граждан США двое — женщины. Уровень безработицы среди женщин в полтора раза превышает средний по стране. Как и негров, женщин последними принимают на работу и первыми увольняют. Комиссия по вопросам равных возможностей при трудоустройстве однажды вознамерилась отметить ту американскую компанию, которая предоставляет женщинам равные возможности при приеме на работу, но пришла к выводу: «Мы не обнаружили ни единой компании, которую могли бы наградить. Ни единой». Что касается выбора профессии, то она осуществляется своеобразно: на 100 врачей в Америке приходится всего 7 женщин, а на 100 инженеров— 1. Примерно 80 % американок занято на самых низкооплачиваемых работах. При равном труде и квалификации заработок американской женщины составляет в среднем лишь 59 % зарплаты мужчины. Отметим, что в середине 60-х годов женщина в США получала в среднем 65 % от заработка мужчин.

По свидетельству журнала «Ньюсуик», никто в США не живет в более тяжелых условиях, чем 5,5 млн. работающих матерей, имеющих детей дошкольного возраста. С учетом государственных, частных и коммерческих детских учреждений, сейчас в США меньше мест в официально признанных центрах дневного ухода за детьми, чем в 1945 году: всего 1,6 млн.12 «Мы — одна из немногих развитых стран мира, в которых нет серьезной системы помощи матерям по уходу за детьми», — говорит активистка движения за равноправие женщин Б. Фриден.


США: поход против подлинных прав человека

Участницы марша молодежи против безработицы в Вашингтоне


Не лучше положение женщин и в социально-политической сфере. В американском конгрессе из почти 11 тыс. членов, избиравшихся за всю историю страны, женщин было немногим более 100. В настоящее время они составляют 52,2 % избирателей, но занимают только 5 % выборных должностей, главным образом в местных органах самоуправления. Из 435 членов палаты представителей лишь 19 женщин. Только 17 % женщин-работниц входят в профсоюзы. Это значит, что десятки миллионов американских тружениц не пользуются даже той ограниченной защитой, какую предоставляет коллективный договор.

С приходом к власти в США администрации Рейгана ухудшилось и без того нелегкое положение американских женщин. Орган национальной организации женщин «Нэшнл ноу таймс» предсказывает, что в результате социально-экономической политики Рейгана «достигнутый за 20 лет прогресс в положении женщин будет сведен на нет»13.

В течение первых двух лет нахождения у власти Рейгана неуклонно сокращалось число женщин в общем количестве назначаемых на судейские посты в федеральной юридической системе. Из 72 судей, назначенных в августе 1982 года, только 3 женщины. Назначение на пост члена Верховного суда США женщины из семьи, владеющей миллионным капиталом, судьи из штата Оризона Сандры О’Коннор, которым так гордится президент Рейган, остается лишь символическим жестом.

Атаки на женское движение ведутся и на правительственном уровне. Рейган стал первым американским президентом, который публично высказался против ратификации поправки о равных правах женщин. Он считает, что она «не является лучшим способом для борьбы с дискриминацией». Стоит ли говорить, что в его лице консервативные круги законодательных собраний штатов получили солидную поддержку?

Ультраконсервативные силы развернули кампанию против ратификации поправки, лицемерно заявляя, что ее принятие, мол, приведет к нарушению «социальной структуры общества». Реакционеры опираются на солидную поддержку большого бизнеса. Ведь монополии, эксплуатирующие женщин в качестве дешевой рабочей силы, не хотят расставаться со своими барышами.

После того как минул отведенный для ратификации поправки 7-летний срок и дополнительные 3 года, согласия % штатов, необходимого для внесения ее в конституцию США, не оказалось, и 30 июля 1982 г. она была официально снята с повестки дня. Мечта американских женщин о равноправии, хотя бы формально закрепленном в конституции, и на этот раз оказалась неосуществленной.

Надо обладать завидным лицемерием, чтобы в этих условиях говорить о «равенстве» женщин в США. Тем не менее такое лицемерие было продемонстрировано Белым домом, когда президент Рейган торжественно объявил день 26 августа — Днем равенства женщин.

В прокламации, выпущенной Белым домом, превозносилось значение принятой в августе 1920 года 19-й поправки к конституции страны, которая предоставляла женщинам право голоса на выборах. Понятно, что эта поправка в конституции США отнюдь не устранила широкой дискриминации американских женщин в политической, социальной и экономической сферах.

Борьба демократической Америки за предоставление женщинам равных прав с мужчинами продолжается. После того, как 27-я конституционная поправка о равноправии женщин была провалена, Национальная организация женщин США (НОЖ) обратилась в Верховный суд с апелляцией. Дело в том, что американки вновь оказались как бы на первоначальной стадии борьбы за конституционную поправку. Теперь, чтобы добиться равноправия, нужно повторно представить поправку на рассмотрение конгресса либо в очередной раз перенести срок ратификации поправки, утвержденной конгрессом еще в 1972 году.

Но в октябре 1982 года Верховный суд США вынес решение об исключении из своей практики прецедента перенесения сроков ратификации поправок и аннулировании результатов голосования по ним. Так что сторонникам женского равноправия в сегодняшней Америке приходится начинать свою борьбу сначала. В стране неуклонно растет недовольство администрацией, и прежде всего президентом, со стороны американок. По данным опроса, проведенного службой Геллапа, летом 1982 года впервые в истории США женщины выразили значительно меньшую поддержку хозяину Белого дома, чем мужчины 14.

Участники состоявшегося в октябре 1982 года XVI ежегодного съезда Национальной организации женщин констатировали, что американская реакция при поддержке администрации Рейгана развернула широкое наступление на жизненные интересы женщин.


Свобода профсоюзов по-американски


Реальная действительность капиталистического общества решительно опровергает утверждения буржуазных идеологов о том, что с политическими правами и свободами человека в буржуазном мире дело обстоит нормально, что демократия и свобода лучше всего проявляются именно в «свободном мире». Буржуазные идеологи и оппортунисты, по словам В. И. Ленина, «прославляют буржуазную демократию, называя ее «демократией» вообще или — что еще глупее и еще грубее — "чистой демократией"»15.

Но лозунги демократии, свободы, имеющие значительную ценность в глазах народных масс, используются империалистической буржуазией и ее прислужниками как раз для того, чтобы не допустить реального осуществления трудящимися своих политических прав и свобод. «Демократия для ничтожного меньшинства, демократия для богатых, — вот каков демократизм капиталистического общества, — писал В. И. Ленин. — Если присмотреться поближе к механизму капиталистической демократии, то мы увидим везде и повсюду… ограничения да ограничения демократизма… В сумме взятые эти ограничения исключают, выталкивают бедноту из политики, из активного участия в демократии»16.

Одним из мифов, который в последнее время особенно раздувает буржуазная пропаганда, является миф о «профсоюзных свободах», якобы существующих на Западе. Не проходит дня, чтобы официальный Вашингтон, а вслед за ним и гигантская машина американской пропаганды, спекулируя на событиях в Польше, не кричали бы на все лады о своей приверженности принципу «свободы профсоюзов».

Лицемерно распинаясь в своих «дружеских чувствах» к польским рабочим, вашингтонская администрация вместе с монополиями обрушивают репрессии на американских трудящихся, на американские профсоюзы. Причины этого очевидны. Рабочий класс, организованные трудящиеся США были и остаются главной силой противостоящей крупному капиталу.

Следует подчеркнуть, что в США только в 1935 году был принят закон Вагнера о трудовых отношениях, который впервые предоставил рабочим право создавать профсоюзы.

В результате «холодной войны» и раскола внутри профсоюзных рядов антипрофсоюзным силам удалось провести в 1947 году закон Тафта — Хартли. Хотя формально он был лишь дополнением к закону Вагнера, на деле он до неузнаваемости изменил его, превратив в оружие предпринимателей для ограничения права рабочих создавать профсоюзы и заключать коллективные договоры. А принятый в 1959 году закон Лэндрама — Гриффина поставил внутреннюю жизнь профсоюзов под жесткий контроль целого ряда правительственных учреждений. Это звучит иронически, но в соответствии с законом на правительство возлагалась «ответственность за защиту прав предпринимателей».

В Соединенных Штатах действует тенденция к снижению числа организованных рабочих. Так, число членов профсоюзов среди рабочих в стране сократилось в 1980 году до 20 % по сравнению с 35 % в середине 50-х годов17. Только 1/5 рабочей силы США в какой-то степени защищена профсоюзами от произвола монополий. Отношения предпринимателей с остальными 80 % строятся по принципу «либо принимай мои условия, либо убирайся».

Наступление вашингтонской администрации и монополий на американское рабочее движение ярко проявилось в период президентства Картера. Только в 1979 году прекратили существование 1100 профсоюзных организаций.

Решение президента Соединенных Штатов применить закон Тафта — Хартли против участников забастовки американских шахтеров 1977 года — один из вопиющих примеров попрания прав человека в США.

Предприниматели решили навязать профсоюзу горняков, одному из наиболее боевых отрядов профсоюзного движения в стране, новые жесткие условия коллективного договора, ограничивающие забастовки в угледобывающей промышленности, ликвидирующие ряд важнейших социальных завоеваний, которых шахтеры добились с помощью тяжелой забастовочной борьбы. В ответ 160 тыс. горняков начали в декабре 1977 года связанную с огромными трудностями и лишениями борьбу.

Для того чтобы заставить профсоюз согласиться с условиями угольных магнатов, президент Картер на основе закона Тафта — Хартли добился принятия федеральным судом постановления о прекращении забастовки.

Закон Тафта — Хартли обязывал забастовщиков, угрожая им штрафом и тюремным заключением, прервать забастовку на 80-дневный «охладительный» период, что позволяло шахтовладельцам пополнить истощившиеся запасы угля. Федеральный суд не замедлил вынести требуемое предписание о возвращении шахтеров на работу, причем в нем было названо 1450 активистов. Среди них все члены центрального и местного руководства профсоюза. Тем не менее горняки единодушно отказались возобновить работу. Благодаря выдержке шахтеров и широкой солидарности всего американского рабочего класса заговор монополий и правительства был сорван. Первый крупный трудовой конфликт, с которым пришлось столкнуться правительству Картера, убедительно раскрыл цинизм заявлений президента.

Потерпев поражение, Белый дом не утратил надежд на успех в политике наступления за жизненные права и интересы широких масс. Был взят курс на то, чтобы привлечь профсоюзы, и прежде всего крупнейшее реакционное профобъединение АФТ — КПП, к «добровольному сотрудничеству» с администрацией в осуществлении так называемой антиинфляционной программы, предусматривающей ограничение роста заработной платы трудящихся. В 1979 году АФТ — КПП подписало с президентом Картером «национальное соглашение», предусматривавшее отказ от борьбы за повышение заработной платы.

В период борьбы за президентское кресло Рейган не раз использовал стандартную демагогию, говоря, как близки и понятны ему заботы профсоюзов, как дороги их принципы, поскольку он сам в прошлом тоже был профсоюзным работником. Напомним, что после второй мировой войны Рейган некоторое время возглавлял гильдию актеров кино в Голливуде. Выступая в августе 1980 года перед представителями профсоюзов шоферов грузовых машин и складских рабочих, он сказал: «Я обещаю, что, если меня изберут президентом, я всегда буду держать связь с вашими организациями, рабочими, советоваться с представителями вашего профсоюза по любому вопросу, в решении которого заинтересованы рабочие нашей страны».

Однако вскоре при назначении нового министра труда Р. Доновена, миллионера, главы крупной строительной фирмы, Рейган не счел нужным проконсультироваться даже с председателем АФТ — КПП Керклэндом.

Рейган назначил председателем Национального совета по трудовым отношениям адвоката Джона Ван де Уотера, видного деятеля в борьбе против профсоюзов, который в своей книге подчеркивал, что ни разу не проиграл в суде дело, направленное против профсоюзов. Только в течение года он находился на этом посту. Даже сенатская комиссия по труду и людским ресурсам расценила его действия как слишком грубые и отказалась дать необходимое согласие на его дальнейшее пребывание на правительственном посту. Тогда руководителем этого ведомства стал Д. Дотсон — бывший юрисконсульт монополий «Вестингауз», «Вестерн электрик» и «Уиллинг — Питсбург стил корпорейшн».

При первом же серьезном трудовом конфликте республиканская администрация проявила неукротимую ярость. Так, был «раздавлен и уничтожен», как подчеркнуло агентство ЮПИ, профсоюз диспетчеров воздушного транспорта.

Словно в насмешку, за четыре дня до начала забастовки диспетчеров американских авиалиний палата представителей конгресса США приняла резолюцию, в которой со ссылкой на гражданские права отмечалось, в частности, большое беспокойство США по поводу «применения внутренними силами официально санкционированных репрессий» в Польше.

Профсоюз авиадиспетчеров был одним из немногих американских профсоюзов, поддержавших кандидатуру Рейгана на президентских выборах. Ведь не кто иной, как Рейган, в письме руководителям профсоюза авиадиспетчеров 20 октября 1980 г. торжественно обещал, что в случае избрания его президентом, он «предпримет все необходимые меры» для улучшения условий работы диспетчеров. В ходе забастовки ее участники вспоминали об этом с горькой иронией.

Забастовка началась в понедельник, 3 августа 1981 г. На работу не вышло более 11 тыс. авиадиспетчеров. Они решились на забастовку лишь после категорического отказа властей продолжить переговоры о заключении нового трудового контракта, рассмотреть справедливые требования улучшения условий труда, увеличения заработной платы, повышения безопасности полетов.

В дальнейшем, когда против бастующих была брошена вся мощь буржуазной пропаганды реакционные средства массовой информации на разные лады твердили, что диспетчеры «заелись», решили парализовать воздушные линии Америки из эгоистических соображений, что требования повышения зарплаты и улучшения условий труда, которых добивался профсоюз авиадиспетчеров, «переходят всякие границы», и т. п.

В действительности речь шла о небольшом повышении заработной платы и прежде всего о сокращении степени интенсификации труда, достигшей крайних пределов. Так, если в, 1974 году 8374 диспетчеров, занятых в промежуточных центрах управления полетами, выполнили 22,9 млн. операций, то в 1980 году при сократившемся на 7 % числе диспетчеров на их долю приходилось уже 30,1 млн. операций, то есть на 41 % больше. Нагрузка на диспетчеров, работающих в основных аэропортах, возросла еще значительнее. По данным профсоюзной печати, почти 90 % авиадиспетчеров, страдающих от гипертонии и других профессиональных заболеваний, вынуждены покидать работу задолго до наступления пенсионного возраста.

В этой связи сошлемся только на одного свидетеля, которому нет нужды лгать и которого хорошо знают тысячи наших читателей, — на известного американского писателя А. Хейли. Приведем выдержку из его романа «Аэропорт»:

«Хотя на этой работе человек к сорока пяти — пятидесяти годам полностью изнашивается и чувствует себя стариком, до выхода на пенсию остается еще десять — пятнадцать лет. Многим воздушным диспетчерам это оказывается не под силу, и они не дотягивают до конца… В числе болезней, являющихся прямым следствием профессии диспетчера, фигурировали: нервное истощение, стенокардия, язва кишечника, тахикардия, психические расстройства и множество других, менее тяжелых заболеваний».

Правительство Рейгана категорически воспротивилось справедливым требованиям профсоюза авиадиспетчеров. В Белом доме, видимо, решили, что небольшой профсоюз удастся быстро сломить и на его примере дать урок всему организованному рабочему классу. Официальный Вашингтон, претендующий на роль лидера так называемого «свободного мира», преподнес очередной пример попрания демократических и гражданских прав и свобод у себя дома.

На головы участников забастовки был обрушен весь арсенал репрессивных мер государственной машины подавления. Спустя пять дней после начала забастовки 11 тыс. служащих получили по почте уведомления об увольнении. Одним росчерком сановного пера 11 тыс. высококвалифицированных специалистов были превращены в изгоев общества, без средств к существованию, с «волчьим билетом» в кармане, лишающим права найма на государственную службу. Начались аресты забастовщиков, на них накладывались огромные штрафы. Десятки профактивистов были отданы под суд, на финансовые средства профсоюза и его забастовочный фонд был наложен арест.

Но поистине нет предела фарисейству. Выступая 3 сентября 1981 г., Рейган заявил, что профсоюзы — один из самых свободных институтов в США, что трудно найти где бы то ни было лучший пример демократического участия широких слоев населения в общественных делах. Накануне нового года Белый дом милостиво разрешил «провинившимся» авиадиспетчерам обращаться с просьбой принять их на работу в федеральные учреждения. Однако эта «амнистия», заявляет сегодня руководство профсоюза авиадиспетчеров, оказалась лицемерным обманом. Дело в том, что существует негласный циркуляр, запрещающий брать на работу уволенных за участие в забастовках государственных служащих.

Вся эта фашистская, по словам председателя профсоюза Р. Полая, тактика наглядно показала, каким «запасом» классовой агрессивности располагают нынешние правящие круги США. Жестокие репрессии федеральных властей против авиадиспетчеров воочию показали, что красивые слова правителей Соединенных Штатов об их «приверженности идеалам свободы и демократии, о «правах человека» на деле не стоят и ломаного гроша. На глазах всего мира республиканская администрация Рейгана учинила расправу над профсоюзом, добившись через судебную инстанцию его фактического роспуска только за то, что его члены посмели настаивать на улучшении условий труда.

В сентябре 1982 года Белый дом осуществил очередную расправу над рабочими, надругательство над их профсоюзными правами. По личному указанию президента Рейгана была подавлена забастовка американских машинистов. «Правительство должно действовать решительно, чтобы покончить с забастовкой железнодорожников», — заявил президент США Рейган чуть ли не на следующий день после начала забастовки.

Президент потребовал от конгресса принятия соответствующего закона для запрета забастовки. Такой документ был протащен через конгресс с невиданной быстротой. Как подчеркнула телекомпания Эй-би-си, от начала слушаний в комиссиях до итогового голосования прошло всего 28 часов. В палате представителей из 435 членов против законопроекта проголосовало всего 17 конгрессменов, что является наглядной иллюстрацией того, чьи интересы на деле защищают в Капитолии.

Руководство профсоюза было вынуждено подчиниться решению официального Вашингтона. Поскольку по требованию Белого дома забастовка была объявлена вне закона, в случае продолжения все ее участники были бы уволены, как год назад уволили авиадиспетчеров.

Полицейской расправой над рабочими в американском городе Форт-Лодердейле (штат Флорида) в октябре 1982 года был дан еще один наглядный пример того, как американские власти в союзе с большим бизнесом ведут жестокое наступление на права американских трудящихся.

Вооруженные до зубов полицейские обрушились на группу из нескольких сот рабочих, пикетировавших вход на одну из строительных площадок этого города. Специально натасканные для борьбы с «мятежниками» дюжие «блюстители порядка» врезались в толпу пикетчиков, раздавая направо и налево удары резиновыми дубинками, а то и просто кулаками. Рабочих бросали в крытые грузовики и увозили в тюрьмы. Арестованным было предъявлено стандартное в таких случаях обвинение в «нарушении границ частной собственности и общественного порядка». Участникам пикетирования грозило длительное тюремное заключение и крупный денежный штраф. Вот так «железной рукой» подавляет администрация Рейгана профсоюзное движение в собственной стране.

В сегодняшней Америке наряду с традиционными формами борьбы с рабочим движением используются и новые, более изощренные методы подавления профсоюзного движения.

Как отмечает американский публицист коммунист Дж. Моррис, в последнее время в США пустила корни новая отрасль «науки»: обучение предпринимателей тому, как избежать возникновения профсоюза на их предприятии, как избавиться от рабочей организации, как нейтрализовать профсоюз при заключении трудового контракта и др. специалисты в этой области предоставляют в распоряжение дирекции «экспертов», которые провоцируют забастовки, когда это выгодно хозяевам, или отыскивают положения в трудовом законодательстве, которые используются в интересах капиталистов и против профсоюзов. Этим прибыльным антирабочим бизнесом промышляют так называемые «консультативные» юридические фирмы (среди которых немало известных), переключившиеся теперь и на разработку рекомендаций по борьбе против профсоюзов. По всей стране, от Атлантического до Тихого океана, возникли сотни таких контор.

Широкую популярность среди предпринимателей приобрела книга некоего Ч. Хьюза под названием «Как сделать профсоюзы ненужными». Консультативная организация «Мэнэджмент рилэйшнс» издала руководство «Профсоюзы: как избежать их создания, бороться с ними, побеждать их на переговорах, сосуществовать с ними и избавляться от них». В курсы лекций по деловому администрированию для студентов колледжей и университетов включаются выступления консультантов по борьбе с профсоюзами. Многочисленные ассоциации торговцев и промышленников предлагают специальные пособия по антипрофсоюзной тактике. Государственные организации, муниципальные службы, федеральные агентства, администрация школ также прибегают к услугам подобных «экспертов». Короче говоря, антипрофсоюзные действия в стране хваленой буржуазной демократии стали обычной практикой.


Тотальная слежка


Когда буржуазная пропаганда пытается представить дело так, будто в капиталистическом обществе личным правам уделяется большое внимание, то за всем этим кроется желание показать «особую ценность» индивидуальной свободы человека, представить, что она охватывает все основные стороны его жизнедеятельности, внедрить в сознание людей мысль, что капитализм проявляет якобы повышенную заботу в первую очередь о свободе личности.

Повседневная действительность капиталистических стран убедительно опровергает громогласные заявления буржуазной пропаганды о «незыблемости» на Западе личных прав и свобод. Так, тотальная слежка, бесцеремонное вторжение в личную жизнь американцев, грубое попрание их прав и свобод превратились в неотъемлемый атрибут современной реальности Соединенных Штатов.

В середине 70-х годов разоблачения, начавшиеся с уотергейтского скандала, вскрыли многочисленные факты беспрецедентного вмешательства ЦРУ, ФБР, частных сыскных служб в личную жизнь граждан США в нарушение конституции.

Под давлением общественности конгресс США опубликовал в 1976 году заключительный доклад о деятельности спецслужб.

Даже консервативная буржуазная печать была поражена размахом операций, объектом которых стал столь значительный процент взрослого населения страны, что слово «тотальный» в данном случае не было преувеличением. «Разведывательные ведомства, — указывалось в докладе, — собирали огромную информацию об интимных подробностях жизни граждан, об их участии в законной и ненасильственной политической деятельности… Расследования нацеливались на активных участников движений против расовой дискриминации и за права женщин, сторонников ненасильственных действий и расовой гармонии, на лояльных политических деятелей, на религиозные организации, на сторонников новых жизненных норм»18.

Власти вынуждены были принять некоторые решения, ограничивающие вмешательство спецслужб США в личную жизнь граждан. В тот период многие американцы верили, что следствием уотергейтского скандала станут «самоочищение» Америки и «торжество демократии».

Но уже в период президентства Картера последовала реабилитация методов ставшей уже традиционной тотальной слежки и преследований американских граждан.

По данным опроса, проведенного в США в 1979 году службой Харриса, каждый третий опрошенный американец был обеспокоен тем, что правительственные учреждения и частные компании нарушают его личные права. Один из пяти опрошенных разделял мнение, что американцы являются жертвами «преступного вторжения в их частную жизнь». Каждый третий заявил, что США уже достигли или весьма близки к состоянию, когда правительство «знает почти все, что делает каждый». Половина опрошенных считала, что через десять лет американцы «почти полностью лишатся возможности сохранить в тайне от правительства важные стороны своей частной жизни».

Красноречиво, что одним из последних документов администрации Картера в области «прав человека» стал циркуляр «Основные принципы использования информаторов и тайных источников федерального бюро расследований», подписанный министром юстиции. Он фактически снимал последние ограничения на деятельность американских спецслужб, введенные несколько лет назад в связи с разоблачением злоупотреблений ЦРУ.

С приходом к власти администрации Рейгана стало происходить самое откровенное возрождение маккартизма или, как писал американский прогрессивный журналист Т. Кэннон, значительный «сдвиг вправо». И это не случайно. «Продолжающаяся повсеместно эрозия капиталистической экономики и социальной структуры толкают правящие круги на поиски таких методов защиты статус-кво, которые учитывали бы важность сохранения политического порядка, — пишет известный американский публицист, юрист и общественный деятель Ф. Доннер в книге «Век слежки». — В эти моменты почти всегда выбор падает на разведывательные ведомства: секретность позволяет им функционировать без огласки и контроля, предусмотренного конституционными стандартами, препятствующими вмешательству в политические процессы». Этому, по мнению автора, в большой степени способствует заметная активизация правых антикоммунистических сил в Соединенных Штатах19.

Сталкиваясь с растущей в стране оппозицией антинародной, милитаристской политике, рейгановская администрация решила бросить на подавление инакомыслия в стране все силы американских спецслужб.

В декабре 1981 года исполнительным распоряжением Рейгана были значительно расширены полномочия ФБР и ЦРУ в этой области. Тем самым был расчищен путь для усиления полицейских репрессий, для преследования участников растущего движения против милитаристского курса администрации, против ее антинародной социально-экономической политики. Директор ФБР У. Уэбстер во исполнение президентского указа уведомил конгресс, что масштабы деятельности охранки по «внутреннему шпионажу» резко возрастают.

О возросшей роли ЦРУ, в частности, свидетельствует тот факт, что его нынешний шеф У. Кейси, руководивший в 1980 году избирательной кампанией Рейгана, впервые в истории этого ведомства получил статус полного члена кабинета (им не обладал даже А. Даллес). ЦРУ вновь получило право слежки за американскими гражданами внутри страны и за ее пределами. Оно имеет право засылать агентуру в американские общественные и иные организации, проводить «особую» деятельность по «оказанию влияния» на международные организации, базирующиеся в США или имеющие там своих представителей. Ему разрешено также наблюдение за американскими гражданами за границей.

В декабре 1982 года министр юстиции США одобрил план, по которому ЦРУ получает право пользоваться огромной компьютеризованной системой Федерального бюро расследований для слежки за людьми, которые, по его мнению, могут представлять угрозу для официальных лиц, находящихся под охраной секретной службы20. В связи с этим планом председателем подкомиссии палаты представителей по гражданским и конституционным правам Д. Эдвардсом и членом подкомиссии Дж. Сенсецбреннером были высказаны опасения, что в отсутствие четких критериев, по которым будут составляться списки для секретной службы, ЦРУ получит такие возможности, какими располагало в 60 — начале 70-х годов, когда понятия «опасность» и «угроза» распространялись на политическое инакомыслие, когда в списках секретной службы значилось 50 тыс. человек, в том числе такие известные общественные деятели, как Дж. Фонда, Р. Абернети, Б. Спок.

С приходом к власти рейгановской администрации была восстановлена упраздненная в 1977 году сенатская комиссия по вопросам внутренней безопасности, которую некогда возглавлял сенатор-мракобес Маккарти. Правда, ныне избран другой девиз для ее деятельности — борьба с «международным терроризмом». Новое название получила подкомиссия по безопасности и терроризму при сенатской юридической комиссии. Во главе ее встал махровый реакционер — южанин Д. Дентон. Цель подкомиссии — расследовать «террористические акты», «обращать особое внимание на попытки некоторых иностранных держав подстрекать к актам террора, направленным против граждан и имущества США», а также на «другие факты угрозы национальной безопасности, к которым относится и дезинформация».

Экономический кризис в Соединенных Штатах не затронул производство электронных приборов для подслушивания и слежки за инакомыслящими. Последнее изобретение в этой области — крошечный микрофон, который мимоходом можно подсунуть куда угодно.

«США: кто за вами следит?». Под таким заголовком была опубликована статья в американском журнале «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» в июле 1982 года. Журнал подчеркивал, что в последние годы американцев подстерегает возрастающая опасность, связанная с усилением тайного наблюдения за ними21.

Федеральные власти держат сегодня 3,5 млрд. досье на граждан США, в среднем по 15 (!) на каждого американца. Министерства финансов, труда, обороны, юстиции, образования, здравоохранения и социальных служб, внутренних дел и другие располагают собственный информацией о доходах, послужном списке, привычках, политических симпатиях, подробностях семейной жизни, родственниках и здоровье американцев и охотно ею обмениваются. Задачи сбора и хранения информации с каждым годом облегчаются. На помощь приходит техника — компьютеры, подслушивающие устройства, скрытые камеры — и… законы. Так, еще в 1974 году конгресс одобрил закон об охране тайны личной жизни, однако закон, ограничивающий доступ к личным делам, был дополнен 800 исключениями, которых добились государственные чиновники.

Все большие масштабы принимает в США проверка благонадежности рабочих и служащих различных компаний. По данным профсоюзного журнала «Америкэн федерейшионист», подобные проверки практикует каждая пятая крупная корпорация США, а в сфере торговли — каждая вторая. Специалистов по детекторам лжи им поставляет фирма «Америкэн полиграф ассошиэйшн».

По словам начальника службы изучения персонала корпорации «Экссон» П. Спаркса, «в США нет ни одной более или менее значительной компании, которая не пользовалась бы той или иной формой психологических оценок людей». В 1978 году проверке на «детекторе лжи» были подвергнуты 400 тыс. рабочих и служащих, примерно такое же число людей проверялось с помощью других «психологических средств». Причем этой процедуре подвергаются не только вновь поступившие на работу, но и давно работающий персонал.

Профсоюзы стараются оградить своих членов от подобных «испытаний», добиваясь включения запрета на них в трудовые соглашения. Но добиваются успеха далеко не все. В частности, запреты на проверки предусмотрены только в 32 коллективных договорах из 154, охватывающих 90 тыс. членов профсоюза служащих торговли.

Большую озабоченность в США вызывает стремление администрации Вашингтона создать национальную компьютеризованную систему. Группа конгрессменов, ознакомившаяся с образцами материалов ФБР, направленных полиции, государственным учреждениям, банкам и другим организациям США, обнаружила, что эти материалы все чаще используются предпринимателями и государственными организациями при найме на работу специалистов, квалифицированных рабочих, при решении вопроса о приеме в колледжи, школы профессионального обучения. Конгресс рекомендовал учесть возможность использования компьютеризованной системы для проверки «законности отдельных лиц или организаций».

Вот уже более 10 лет американские профсоюзы ведут борьбу за введение запрета на «психологические проверки» в законодательном порядке. Результаты этой борьбы пока весьма скромные. Только в 16 штатах введено соответствующее законодательство. Более чем в 30 штатах страны действуют законы, позволяющие предпринимателям не брать на работу или увольнять тех, кто отказывается отвечать на вопросы, касающиеся личной жизни, политических взглядов, состояния здоровья.

Администрация Рейгана, сталкиваясь с растущей в стране оппозицией ее антинародной, милитаристской политике, наращивает репрессивный аппарат, ужесточает преследования инакомыслящих американцев. Это приняло настолько большой размах, что газета «Чикаго сан-таймс» предложила отредактировать четвертую поправку американской конституции следующим образом: «Право граждан на личную безопасность и на неприкосновенность их жилища, бумаг и личных вещей, их свобода от необоснованных обысков и задержаний не должны нарушаться — за исключением действий со стороны ФБР, ЦРУ, «водопроводчиков» (взломщиков в отеле «Уотергейт». — М С.) или кого-либо еще…»

Глава IV

«Защитники прав человека» против права народов на прогрессивное развитие

Неуклонное нарастание освободительной борьбы народов — одна из отличительных черт нашей эпохи. Миллионы людей в Азии, Африке и Латинской Америке стремятся положить конец национальному гнету и произволу империалистических держав, добиться подлинной свободы и независимости. Подтверждается гениальное ленинское предвидение, что «в грядущих решающих сражениях мировой революции движение большинства населения земного шара, первоначально направленное на национальное освобождение, обратится против капитализма и империализма»1.

Важной вехой в истории революционной борьбы народов, национально-освободительных движений стало последнее десятилетие. «Новыми победами ознаменовалась революционная борьба народов, — отмечалось на XXVI съезде КПСС. — Свидетельства тому — революции в Эфиопии, Афганистане, Никарагуа, свержение антинародного, монархического режима в Иране. В 70-е годы фактически завершилась ликвидация колониальных империй»2.

Большинство государств, образовавшихся в результате распада колониальных империй, с нарастающей энергией отстаивают в противоборстве с империализмом свои политические и экономические права. Многие освободившиеся страны отказываются от капиталистического пути развития, ставя перед собой цель — построить общество, свободное от эксплуатации, ориентируются на социализм. С каждым годом возрастает роль молодых развивающихся государств в деле международного сотрудничества. Ими созданы такие авторитетные международные объединения, как движение неприсоединения, Организация африканского единства и ряд других, выступающих в первых рядах борцов против империализма и неоколониализма, против агрессии и захватнических войн.

Однако империализм не желает мириться с объективными, с точки зрения исторического развития, успехами национально-освободительного движения; империалистов не устраивает неуклонное упрочение независимости освободившихся стран.

Главным противником освободительного движения народов Азии, Африки и Латинской Америки является американский империализм. Поступательное развитие революционных процессов охватило ныне и те регионы, которые занимали важное место в экономических, политических и геостратегических расчетах Вашингтона.

Развивающиеся страны по-прежнему остаются основным источником дешевого сырья для США. Речь в первую очередь идет о тех так называемых стратегических минералах, импорт которых необходим для США. Страна импортирует 98 % потребляемого тантала, 97 % марганцевой руды, 95 % кобальта, 93 % бокситов, 96 % хрома. Только в 1980 году Соединенными Штатами было закуплено стратегических минералов на 55 млрд. долл. Понятна большая роль молодых государств и в американской внешней торговле. Приблизительно 2/5 американского экспорта идет в развивающиеся страны. Это больше, чем в Восточную и Западную Европу, СССР, Китай, вместе взятые3.

Прямые инвестиции американских монополий в развивающихся странах в целом растут быстрее, чем капиталовложения в развитых странах капитализма. К началу 1979 года они составляли 47,8 млрд. долл. Норма прибыли на эти инвестиции была 26,5 %, в то время как норма прибыли на американские инвестиции в развитых капиталистических странах составляла 17,7 %.

За всеми этими цифрами стоит нещадная эксплуатация дешевой рабочей силы. Безработица достигает в развивающихся странах очень высоких цифр, что значительно снижает цену на труд. На иностранных предприятиях отмечена более высокая степень эксплуатации, более продолжительный рабочий день. Развивающиеся страны все чаще рассматриваются монополиями США как сфера расположения трудоемких, экологически «грязных» производств.

Борьба освободившихся стран за экономическую и политическую независимость воспринимается правящими кругами США как прямая угроза их «жизненным интересам». И империализм тысячами путей и способов «пытается привязать к себе эти страны, чтобы свободнее распоряжаться их природными богатствами, использовать их территории в своих стратегических замыслах»4.

Империализм активизирует свою антинародную подрывную деятельность против национально-освободительного движения и в области идеологии. «Усилия его центров весьма многогранны и разноплановы, квинтэссенцией же идеологического контрнаступления является антисоветизм. Это ключевая нота всех идеологических происков империализма — от елейно-фарисейских декламаций о «защите прав человека» до реальной защиты организаторов геноцида, палачей и убийц»5. Пропаганда антикоммунизма и антисоветизма в освободившихся странах ведется широким фронтом, по самым различным направлениям.

Таким образом, объявленный Вашингтоном поход в «защиту прав человека» ставит своей целью не только нейтрализацию благотворного влияния идей и практики реального социализма на народы молодых развивающихся государств, но и служит орудием империалистической экспансии.

Цель эта на первых порах пребывания у власти Картера всячески скрывалась. Так, в одном из своих интервью вскоре после вступления на пост президента Картер заявил: «Если и существует у меня наиболее важная идея, то это идея о необходимости в долгосрочной перспективе — в течение 10, 15, 20 лет — тесной дружбы, взаимного доверия, политического и социального союза с развивающимися странами»6. Однако демагогия по поводу прав человека не принесла, да и не могла принести Вашингтону ожидаемых дивидендов. Жизненные интересы народов и стран, вставших на путь независимости, несовместимы с циничной демагогией американских государственных деятелей.

Не желая мириться с объективным процессом национально-освободительного движения, официальный Вашингтон изыскивал наиболее эффективные пути для вмешательства во внутренние дела молодых развивающихся государств. США стали навязывать народам Азии, Африки и Латинской Америки угодные американскому империализму порядки под предлогом защиты «жизненно важных интересов». 3. Бжезинский, выступая в декабре 1978 года в американской ассоциации внешней политики, без обиняков заявил, что «США намерены определять, где и что составляет их «жизненный интерес», какие события и когда будут рассматриваться в качестве угрозы» этим интересам7. И американский империализм стал объявлять сферой своих «жизненных интересов» целые районы, находящиеся за многие тысячи километров от Соединенных Штатов. В эту сферу попадали преимущественно страны, богатые природными ресурсами или лежащие на основных торговых путях империалистических держав.

Была сформулирована внешнеполитическая концепция, которую стали именовать «политикой защиты основных источников сырья и путей снабжения им Запада». Выступая перед советом предпринимателей 12 декабря 1979 г., Картер включил такой компонент, как «надежность энергоснабжения» в концепцию «национальной безопасности». Подобный подход был отмечен и в послании президента США конгрессу 21 января 1980 г. «Впервые в официальной внешнеполитической программе США энергетические и военные проблемы были непосредственно связаны между собой, прямо ставился вопрос о необходимости «защиты» энергоснабжения Запада с использованием военной силы»8.

Это отразилось и на проведении кампании «защиты прав человека». В опубликованном в начале 1980 года традиционном докладе госдепартамента США о положении в области прав человека в различных странах мира акценты были расставлены не в соответствии с реальным положением вещей, а в зависимости от того, как к тем или иным государствам относится Вашингтон, точнее, в какой степени политика этих государств отвечает американским интересам. «Вопрос о правах человека отходит на второй план по сравнению с другими соображениями», — подчеркивала «Чикаго трибюн», комментируя доклад госдепартамента.

Какие же это «соображения», ради которых американские идеологи и политики решили пожертвовать своей столь трогательной заботой о правах человека? Ответом на этот вопрос может служить откровенное высказывание сенатора Дж. Макговерна. «Необходимо сказать со всей ясностью, — заявил он, — что мы не намерены жертвовать очевидными интересами США только ради того, чтобы считаться борцами за мир и права человека». И отнюдь не заботой о правах человека, а собственной выгодой руководствовались авторы доклада, приукрашивая положение в странах с диктаторскими режимами.

В докладе госдепартамента о положении в области прав человека в различных странах мира отчетливо прослеживались две мерки, два подхода Вашингтона. Один подход использован для «друзей», вне зависимости от того, как обстоит дело в этих странах с правами человека. Другой — для государств социалистического содружества и развивающихся стран, вставших на социалистический путь, для стран, борющихся за национальное освобождение. В отношении этой группы государств США позволяют себе делать клеветнические выпады, поощряют попытки грубого вмешательства во внутренние дела. Такой двойной подход — веское доказательство лицемерия вашингтонской администрации в вопросе о соблюдении прав человека.

Политика администрации Картера в отношении развивающихся стран не могла не привести к ухудшению их отношений с США. В канун 1980 года 3. Бжезинский с плохо скрываемым раздражением говорил: «Соединенные Штаты сталкиваются с двумя принципиально важными проблемами: первая из них — вызов нашему геостратегическому положению в мире, а вторая — вызов нашим отношениям с теми 2/3 мира, которые за последние два десятилетия внезапно пробудились в политическом отношении»9.

В США стали раздаваться голоса правых, консервативных идеологов, требующие еще более ужесточить политику в отношении развивающихся стран, поскольку, мол, именно эти страны могут причинить американскому империализму наибольшее «беспокойство» в будущем. «Завтрашнее поле битвы, — утверждал американский профессор Дж. Киффер, — весь мир. Сегодня задача состоит в том, чтобы обеспечить себе на земном шаре как можно больше стратегически важных пунктов и готовить наши войска к тому, чтобы они удерживали эти территории»10.

В исследовании Брукингского института «Установление национальных приоритетов. Повестка дня на 80-е годы» была выражена озабоченность американских теоретиков вероятностью «нарастания политических перемен в 80-х годах, которые могут пойти вразрез с интересами и устремлениями Соединенных Штатов, подорвать их позиции, и прежде всего в развивающихся странах, значение которых для США возрастает»11.

Страх перед возможными новыми поражениями привел к активизации попыток империалистических кругов противостоять историческим переменам. «Демонстрируя полное пренебрежение к правам и чаяниям народов, они пытаются изобразить освободительную борьбу народных масс как проявление «терроризма». Они поистине задались целью достичь недостижимого — поставить барьер на пути прогрессивных изменений в мире, вернуть себе роль вершителей судеб народов»12. Вдохновитель этой политики — воинствующий империализм Соединенных Штатов Америки.

Еще в ходе предвыборной кампании Рейган критически относился к кампании правительства Картера в области прав человека применительно к развивающимся странам. Заявляя, что США должны «принимать мир таким, каков он есть», он утверждал, что на практике политика правительства Картера в вопросах прав человека привела к ослаблению прозападных правительств в «третьем мире»13. После прихода к власти администрации Рейгана тогдашний государственный секретарь Хейг заявил в интервью французскому еженедельнику «Экспресс», что вопрос о «правах человека», «который рассматривался помимо основных направлений американской внешней политики в том или ином регионе, затемнил перспективу, перечеркнул саму цель этой политики и нанес значительный вред другим связям США»14.

США начали проводить в отношении развивающихся стран политику, упор в которой был сделан на традиционный антикоммунизм, и основные аспекты кампании «защиты прав человека» подверглись существенной модификации.

При проведении этой политики стало подчеркиваться различие между дружественными «авторитарными» режимами и враждебными «тоталитарными» правительствами15. Впервые такое разграничение было введено представителем США при ООН Дж. Киркпатрик. Ей принадлежит высказывание, что в том случае, «если Соединенные Штаты будут вынуждены выбирать между «умеренно репрессивным» правительством и восстанием, которое может привести к присоединению страны к «кубино-советскому блоку», США следует оказать поддержку первому»16.

Свое обоснование эта концепция получила и в выступлении бывшего государственного секретаря США Хейга на заседании ”трехсторонней комиссии’’ в Вашингтоне 31 марта 1981 г. «Рассматривая нарушения прав человека, — заявил он, — мы должны учитывать… внутренние условия — тоталитарные или авторитарные, а также позицию не только тех, кто стоит у власти, но и позицию и программу тех, кто находится в оппозиции»17. Называя диктаторские, проимпериалистические режимы «авторитарными», Хейг дал понять, что США будут оказывать им всяческую поддержку в плане противостояния «международной агрессии», борьбы против «тоталитарных» правительств. Что касается критики «авторитарных» режимов за «нарушения прав человека», то представители вашингтонской администрации разъяснили, что она будет носить неофициальный характер18.

Такой подход получил название «тихой дипломатии». Газета «Вашингтон пост», говоря о визите Дж. Киркпатрик в Чили и высылке из этой страны ряда видных деятелей оппозиции, последовавшей вскоре после ее отъезда, писала, что «данный эпизод показывает существо так называемой «тихой дипломатии», которую нынешняя администрация проводит в области прав человека»19.

«Тихая дипломатия» в области защиты прав человека не только идейно поощряет угнетателей в их борьбе с угнетенными, но и сопровождается прямым применением военной силы в поддержку и защиту национальных марионеточных режимов в странах так называемого «третьего мира». Кроме того, в зоны мира, объявленные «сферой жизненных интересов» США «активно прорывается военная машина Соединенных Штатов и собирается расположиться там надолго»20..

Соединенные Штаты или вооруженные ими государства, исполняющие роль подручных империализма, все чаще прибегают к методам террора, вооруженных провокаций, прямых агрессивных действий. Наиболее сильному давлению со стороны внутренней и внешней реакции подвергаются сегодня страны и народы, провозгласившие социалистические идеалы, проводящие прогрессивные преобразования.

Защита и поддержка антинародных диктатур были возведены Белым домом в ранг внешней политики США. Все, кто в этих странах борется с деспотическими режимами или критикует их, стали рассматриваться как угроза интересам безопасности США, как «подрывные силы», которые должны понести соответствующее наказание.

На самом же деле существующие с официального согласия Вашингтона и при его поддержке антинародные режимы в Южной Корее, Южно-Африканской Республике, Сальвадоре и др. призваны служить заслоном против давно назревших социально-экономических перемен в этих странах, защищать империалистические интересы США, быть базой для их геополитических притязаний. Такая политика США как нельзя лучше показывает, в защиту каких «прав человека» выступают государственные деятели этой страны в конце 70-х — в 80-е годы.

Приведем примеры американской политики в странах Азии и Ближнего и Среднего Востока, чтобы читатель имел возможность более четко и во всей полноте представить себе США в роли «борца за права человека».


Трагедия в Кванджу


Три года длилась на корейской земле война, развязанная в 1950 году Пентагоном. Летом 1983 г. отмечалось 30-летие прекращения военных действий в Корее. Однако в Корее нет прочного мира. Важное стратегическое положение Южной Кореи используется Вашингтоном для постоянного раздувания в этом районе очага напряженности. Южная Корея превращена США в плацдарм для их неоколониалистской экономической экспансии против развивающихся азиатских государств, в передовую военную базу Пентагона.

В Южной Корее американский империализм сделал ставку на «сильные личности». Так в «свободном мире» именуют правителей, устанавливающих откровенно диктаторские режимы. Сначала марионеточный сеульский режим возглавлял Ли Сын Ман. После того, как в апреле 1960 года волна народного гнева сбросила его с президентского кресла, у власти был поставлен другой тиран — Пак Чжон Хи. С его именем связан один из самых мрачных периодов в истории Южной Кореи, когда в стране были уничтожены практически все демократические институты, а главарь режима методично и жестоко расправлялся со своими политическими противниками, безжалостно подавляя оппозицию. Трудно перечислить все преступления, совершенные по указке Пак Чжон Хи и его ближайшего окружения агентами южнокорейской охранки и полицией.

В октябре 1979 года в результате крупных антиправительственных выступлений сеульский диктатор Пак Чжон Хи был убит. Южнокорейцы надеялись на быстрый переход к демократическому правлению, улучшение условий жизни. В стране даже было создано гражданское правительство и назначен временный гражданский президент. Но США уже готовили нового диктатора для Южной Кореи.

Выбор пал на верного друга и подопечного Пак Чжон Хи — генерала Чон Ду Хвана, командующего войсками общественной безопасности. Отстранив других рвавшихся к власти генералов, он учредил, сформировал и, разумеется, возглавил «специальный совет национальной безопасности», ввел по всей Южной Корее военное положение. Расчищая себе путь, Чон Ду Хван приступил к расправе с оппозицией и всем демократическим движением.

В стране еще больше обострились нараставшие в течение длительного времени социально-экономические проблемы. Резко возросли цены. Темпы инфляции за первые три месяца 1980 года составили 48 %. Безработица возросла до 750 тыс. человек.

Тысячи людей, исстрадавшихся под пятой диктаторов, поднялись на борьбу за элементарные человеческие права. Чаша народного терпения переполнилась, страну охватило народное восстание, достигшее своего апогея в мае 1980 года в городе Кванджу. Население взяло под свой контроль этот третий по величине город Южной Кореи — 800-тысячную столицу провинции Чолла-Намдо и потребовало изгнания марионеток, проведения в стране свободных выборов.


США: поход против подлинных прав человека

Южнокорейский город Кванджу: каратели, оснащенные американской военной техникой, блокируют улицы


Каратели учинили в Кванджу зверскую расправу. Улицы города были залиты кровью. От рук палачей, обученных американскими инструкторами, погибли тогда около 3 тыс. жителей города. Диктатор Чон Ду Хван в полной мере продемонстрировал опыт, который он приобрел во Вьетнаме, находясь там в составе армии США.

Трагедия в Кванджу — это позорное пятно на совести вашингтонских «поборников демократии», «защитников прав человека». В жителей Кванджу не только стреляли американскими пулями из автоматов американского производства солдаты, которых натаскивали американские «советники по борьбе с беспорядками», но вся эта кровавая расправа проходила под американским руководством и при прямом, непосредственном американском участии. Опасаясь за судьбу своих сеульских марионеток, правительство Соединенных Штатов официально разрешило использовать в Кванджу подразделения вооруженных сил, находящихся под контролем объединенного американо-южнокорейского командования. Одновременно в район Корейского полуострова Вашингтон направил оперативную группу ВМС США во главе с авианосцем «Коралей».

Оправдывая действия своей администрации в Южной Корее, тогдашний президент США Картер опять прибег к демагогическому приему и объявил, что США «не могут разрывать отношений с союзниками и друзьями только из-за того, что они не соответствуют нашим стандартам прав человека». А в своем выступлении по радио он заявил еще определеннее: «Контрмеры против коммунистической (?) угрозы в Южной Корее были важнее восстановления демократии». Такова подлинная цена разглагольствованиям американских деятелей о «правах человека». Народы еще раз увидели на деле «защиту прав человека» по-вашингтонски.

С приходом в Белый дом Рейгана Соединенные Штаты вновь продемонстрировали свою солидарность с южно-корейским режимом. Официальная поездка в Вашингтон военного диктатора Чон Ду Хвана стала одним из проявлений сути провозглашенной администрацией Рейгана «эры национального обновления» во внешней политике США. Южнокорейскому диктатору был оказан, как отмечала американская пресса, «сердечный прием». Ради него решили пренебречь традицией, требовавшей, чтобы первым гостем новой администрации был английский премьер.

Зоны «жизненных интересов» США и права человека

Состоявшиеся в начале февраля 1981 года переговоры показали, что США намерены открыть в истории американо-южнокорейских отношений новую главу. Рейган, в отличие от своего предшественника, отверг всякую возможность вывода американских войск из Южной Кореи и заявил о твердой поддержке нового южнокорейского лидера, не затрагивая вообще проблему «защиты прав человека». На весь мир было заявлено, что Южная Корея — это важный форпост американской политики в Азии.

Заокеанских «благодетелей» отнюдь не беспокоит, что репрессии и террор являются, по существу, единственной формой внутренней политики, которую власти Южной Кореи могут предложить своему народу. Избиения, пытки, смертные приговоры стали нормой в этой стране. Перед южнокорейской полицией и охранкой поставлена задача беспощадно пресекать любые протесты и недовольство антинародной политикой военного режима, расправляться с оппозицией и участниками демократических движений. В ходе широко разрекламированной в Южной Корее кампании по «социальной чистке» в первую очередь преследуют так называемых «инакомыслящих» политических деятелей. Свыше 16 тыс. рядовых южнокорейцев уже побывали в лагерях по «перевоспитанию». По данным сеульской газеты «Кориа геральд», в военных лагерях в настоящее время проходят «перевоспитание» около 40 тыс. человек. Примерно 600 представителям оппозиции строго запрещено заниматься политической деятельностью. Огромный размах приняло санкционированное властями преследование деятелей профсоюзного и студенческого движения, молодежных активистов.

Тем не менее в стране растет сопротивление режиму Чон Ду Хвана. Проходившие в апреле — мае 1983 года массовые митинги и демонстрации учащейся молодежи отчетливо показали решимость населения Южной Кореи бороться за удовлетворение своих насущных интересов и прав, за проведение в стране демократических преобразований, против террора и репрессий властей.

Обеспокоенный размахом волнений, режим Чон Ду Хвана вновь усиливает репрессии. В Сеуле ряд высших учебных заведений оказались в кольце полицейских кордонов. Только применив слезоточивый газ и бронемашины, «силам безопасности», специально обученным методам расправы с демонстрантами, удалось взять штурмом студенческий городок университета «Енсей». Были арестованы и брошены в тюрьмы сотни студентов.

Несмотря на это из официального Вашингтона не раздалось даже робких сетований по поводу осуществления прав человека в «дружественной» Южной Корее. Более того, Соединенные Штаты поставляют южнокорейскому карательному аппарату разнообразное вооружение, боеприпасы, средства для подавления народных выступлений. Так, в 1982 году министерство торговли США разрешило продать Сеулу 500 специальных электрошоковых дубинок для разгона демонстраций.

Вашингтонских «правозащитников» не волнует и глубокий экономический кризис, охвативший Южную Корею. Дефицит торгового баланса, и прежде носивший хронический характер, достиг 5 млрд. долл. Безработица вплотную приблизилась к миллиону человек, что составляет около 8 % всего трудоспособного населения. Инфляция уже долгое время исчисляется двузначными цифрами, превысив в 1981 году 20 %. Внешний долг составил 33 млрд. долл., превысив половину валового национального продукта страны.

Программа либерализации иностранных капиталовложений, активно проводимая сеульским режимом, привела к тому, что сегодня Южная Корея фактически отдана на откуп зарубежному капиталу. Полными хозяевами чувствуют себя здесь американские и японские бизнесмены. На их долю приходится 9/10 всех иностранных предприятий и свыше 2/3 иностранных капиталовложений. Монополии беззастенчиво эксплуатируют трудящихся: согласно данным Международной организации труда, рабочие в Южной Корее имеют самый длинный рабочий день в мире.

Тяжелое экономическое положение трудящихся Южной Кореи усугубляется непомерными военными расходами. Сеул, поощряемый американскими милитаристскими кругами, расходует почти 40 % государственного бюджета на вооружение. Армия, насчитывающая свыше 600 тыс. человек, оснащается самым современным оружием. Стоимость пятилетней программы форсированной модернизации вооруженных сил, которую в настоящее время осуществляет Южная Корея, обойдется, по свидетельству агентства АП, в 10,3 млрд. долл. Вашингтон намерен предоставить Южной Корее в 1984 финансовом году военную помощь в размере 230 млн. долл., что на 20 млн. больше, чем было запрошено на 1983 финансовый год.

Одержимые глобальными гегемонистскими амбициями, вашингтонские стратеги наращивают свое присутствие в Южной Корее. В настоящее время здесь дислоцируется 42 тыс. американских солдат. На территории Южной Кореи размещено ядерное оружие США: по различным данным, от 700 до 1000 единиц. Известно также о планах Вашингтона оснастить корабли 7-го флота США, имеющего базы на юге Корейского полуострова, крылатыми ракетами с ядерными зарядами и разместить в Южной Корее нейтронное оружие. Все это фактически означает увековечение американской оккупации, превращение Южной Кореи в ядерного заложника США. Солдаты Пентагона навязывают народу чужой страны «американский образ жизни» с присущим ему культом насилия, моральным разложением и продажностью.

Администрация Рейгана, объявив Корейский полуостров районом «жизненно важных интересов США», все крепче привязывает к вынашиваемым ею планам захвата стратегических рубежей на Дальнем Востоке режим Южной Кореи, отвергая при этом мирные инициативы Советского Союза, стран социалистического содружества, направленные на укрепление мер доверия между государствами.

В то же время защита и охрана подлинных прав человека означала бы пресечение гегемонистских устремлений американского империализма, прекращение провокаций против Корейской Народно-Демократической Республики, осуществление полного и безоговорочного вывода вооруженных сил США с юга Корейского полуострова, как это предусмотрено решением Генеральной Ассамблеи ООН, что создало бы реальные возможности для объединения страны на мирной демократической основе.


Соучастники геноцида


Не первый год на Ближнем Востоке существует напряженная обстановка. Напряженность там нагнетают те, кто не желает смириться с крахом колониальной системы, кто не хочет признать тот факт, что на политической карте этого региона произошли важные перемены.

Империализм, и прежде всего империализм США, ведет борьбу против арабских народов, используя Израиль в качестве ударной силы для осуществления своих преступных целей в ближневосточном регионе. Отношения США с Израилем носят особый характер стратегического альянса: ни одна страна в мире не находится в такой зависимости от другого государства, как Израиль от США. Поддерживая Израиль, США практически «дают добро» на все акции военного разбоя, осуществляемые Тель-Авивом на Ближнем Востоке.

Кровавые события в Ливане в 1982 году — следствие проводимого США курса на превращение Ближнего Востока в свой важный военно-политический плацдарм, их стремления распоряжаться имеющимися там природными богатствами, особенно нефтью. Видный израильский журналист Ури Авнери в одном из первых комментариев после начала израильского вторжения в Ливан в 1982 году писал: «Война таких размеров невозможна без американской помощи на всех уровнях: политической, военной, пропагандистской… Ни одно израильское правительство не может пойти на такой риск, да еще в условиях осуждения международным общественным мнением, не будучи заранее уверенным, что американцы наложат вето на любую нежелательную резолюцию, представленную в ООН, и будут это делать так долго, как необходимо для продолжения операции. Ни одно израильское правительство не могло бы послать свою армию с ее дорогостоящим оснащением в такое огромное по своим масштабам сражение, не будучи уверенным в том, что будет восстановлено все потерянное вооружение, обеспечены массированные поставки запасных частей…»


США: поход против подлинных прав человека

Кассетные бомбы вашингтонских «правозащитников» и их жертва — палестинская девушка


США позаботились о должном военном оснащении агрессора. Военные поставки Вашингтона, значительно возросшие со времени подписания кэмп-дэвидских соглашений в 1978 году, достигли в 1982 году примерно 1,8–1,9 млрд. долл.21 Из 567 боевых самолетов, которые находились на вооружении израильской армии перед вторжением в Ливан, 457 были американскими, приобретенными на займы или безвозмездные субсидии Соединенных Штатов, а 80 самолетов «Кфир» израильского производства были оснащены американскими двигателями.

Именно США предоставили Тель-Азиву самое современное оружие для агрессии против Ливана, в том числе даже то, которого нет еще на вооружении ВВС США. Как писала газета «Нью-Йорк таймс», в ходе вторжения в эту страну израильская военщина использовала более 100 разработанных США систем оружия, которые до этого никогда не применялись в «полномасштабных боевых операциях».

Пентагон решил использовать многострадальную землю Ливана в качестве полигона для испытания самых варварских видов оружия — кассетных, шариковых и фосфорных бомб, оружия, которое справедливо именуется «оружием геноцида». И верно сказал американский сенатор Пелл: «Гибель каждого ребенка в Ливане, разрушение каждого здания, превращенного в кучу щебня, — результат применения американского оружия». За один день 9 августа 1982 г. на Бейрут было сброшено 185 тыс. бомб и снарядов, в основном американского производства или изготовленных на американские деньги. Именно США дали зеленый свет израильскому вторжению. «В Вашингтоне, — признается в статье, опубликованной в американском журнале «Форин полиси», — знали о весьма значительной концентрации вооруженных сил на границах Ливана и о том, что Израиль намеревается вторгнуться в эту страну, бросив на ливанскую территорию большую армию…»

По мнению многих зарубежных обозревателей, бывший министр обороны Израиля Шарон, посетивший Вашингтон в мае 1982 года, согласовал план предстоящих военных действий со своими коллегами из Пентагона. Израилю была открыта зеленая улица для вторжения в Ливан, как заявил в августе 1982 года в интервью редакторам газет города Атланты бывший президент Соединенных Штатов Картер. При этом он подчеркнул, что такая информация поступила к нему от «хорошо осведомленных людей в Израиле».

США имели все возможности остановить израильскую агрессию сразу же после ее начала в июне 1982 года. Вместо этого администрация Рейгана раскрыла дипломатический зонтик над агрессором в дополнение к непрекращающейся военной и финансовой помощи. Только поддержка Соединенных Штатов позволила Израилю уклониться от выполнения принятых Советом Безопасности ООН резолюций 508 и 509, в которых не только решительно осуждались действия правящих кругов Израиля, но и содержалось требование немедленно положить конец преступной войне и безоговорочно вывести оккупационные войска Тель-Авива из Ливана. Вето Вашингтона в Совете Безопасности дало возможность Израилю продолжать агрессию.

Когда во время агрессии в Ливане в Вашингтон прибыл премьер-министр Израиля Бегин, ответственный за смерть тысяч палестинских и ливанских граждан, он был самым радушным образом принят хозяином Белого дома. «Борец за права человека Р. Рейган, — подчеркнула в те дни газета «Юманите», — ни единым словом не осудил израильскую политику»22.

Прямым поощрением агрессии была и позиция, занятая США на 7-й чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по палестинскому вопросу. В поддержку требования Совета Безопасности о прекращении огня и выводе израильских войск из Ливана проголосовали 127 государств. Против голосовали только США и Израиль. Никогда еще в стенах ООН не отмечалось такой политической изоляции Вашингтона.

Кульминацией преступлений израильского агрессора стала чудовищная резня в лагерях палестинских беженцев в Западном Бейруте — Сабра и Шатила. Здесь свыше 1800 человек — беззащитные женщины, старики, дети — стали жертвами геноцида. Хладнокровное убийство невинных безоружных людей было заранее спланировано и осуществлено под контролем израильского командования. Мир содрогнулся от ужасов кровавой бойни, которая стоит в одном ряду со злодеяниями фашистов во время второй мировой войны.

Если у кого-то и была надежда, что Вашингтон окажет поддержку арабам, не допустит расправы над палестинцами после ухода палестинских военных формирований из Бейрута, то после случившегося эти иллюзии растворились в потоках крови, пролитых в палестинских лагерях. Лицемерное отношение Белого дома к ливанской трагедии войдет в анналы истории. Имея возможность предотвратить кровавую трагедию и не предотвратив ее, США «забыли» о своих претензиях на роль «защитника прав человека».

При принятии в Организации Объединенных Наций резолюции, гневно осуждающей зверскую расправу израильских оккупантов и их приспешников над жителями Западного Бейрута, практически все международное сообщество наций высказалось в ее поддержку. 147 государств проголосовали за эту резолюцию и лишь 2 — США и Израиль — против.

По данным 7-го конгресса Организации арабских городов, в результате кровавой авантюры, совершенной в Ливане Израилем и его пособником Соединенными Штатами, было убито и ранено 100 тыс. человек, а 600 тыс. осталось без крова. Хладнокровно и расчетливо были разрушены лагеря палестинских беженцев, города на юге Ливана, многие деревни. Восстановление только Западного Бейрута обойдется в несколько миллиардов долларов.

Таковы результаты американской поддержки агрессии Израиля. По откровенному признанию обозревателя «Вашингтон пост» Дж. Крафта, вторжение Израиля в Ливан «открывает перед США широкие перспективы по усилению своего влияния на Ближнем Востоке».

Ливанские события высветили перед всем миром грубую фальш претензий США на роль истинного друга народов развивающихся стран.

Выступая по телевидению 1 сентября 1982 г., президент Рейган изложил свой план урегулирования ближневосточного кризиса. План Рейгана исключает создание независимого палестинского государства, отказывает Организации освобождения Палестины в праве на участие в мирном урегулировании и требует, чтобы палестинцы удовольствовались «внутренней автономией» Западного берега Иордана и Газы, которая осуществлялась бы послушными Израилю марионетками под неусыпным контролем израильской армии. К старой идее о «внутренней автономии» Рейган добавил лишь туманное обещание, учредить через пять лет некую «ассоциацию» Западного берега Иордана и Газы с Иорданией.

На одной из пресс-конференций госсекретарю США Шульцу был задан прямой вопрос о том, что он подразумевает под «законными правами» палестинцев и включают ли они права на самоопределение и независимость. В ответ Шульц пустился в туманные рассуждения насчет того, что точное определение этих прав явится результатом переговоров и что само понятие «самоопределение» воспринимается, мол, «как нечто условное». Такая позиция — вызов мировому сообществу, которое со всей определенностью и решительностью требует осуществить законное право арабского народа Палестины на создание своего независимого государства.

Продолжая политику Кэмп-Дэвида, Вашингтон предпринял давление на Бейрут, с тем чтобы навязать ему так называемое «соглашение о мире» с Израилем. Суверенитет Ливана, по сути дела, оказался попран. Это соглашение противоречит решениям ООН, требующим полного и безоговорочного ухода Израиля из Ливана. «Не много найдется примеров в истории, — говорится в заявлении ТАСС, — когда с таким цинизмом, откровенным пренебрежением к общепринятым нормам морали и права вознаграждали бы агрессора, запятнавшего себя кровавыми злодеяниями в Ливане».


Необъявленная война Вашингтона


В апреле 1978 года народ Афганистана совершил антифеодальную, национально-демократическую, антиимпериалистическую революцию. Апрельская революция была закономерным результатом и объективной потребностью развития афганского общества. Народ стремился вырваться из мрака средневековья, освободиться от пут феодализма. До революции Афганистан был одной из самых бедных и слаборазвитых стран мира и находился в состоянии глубочайшего социально-экономического и политического кризиса. Национальный доход страны в пересчете на душу населения равнялся в 1977 году 162 долл., что ставило Афганистан, по данным статистики ООН, на 108-е место среди 129 развивающихся стран.

С Апрельской революцией афганский народ связывает решительный поворот от угнетения, нищеты и отсталости к достойной жизни, свободному труду, благосостоянию и высокой культуре. Революция провозгласила принципы равенства и социальной справедливости, заложила основы для претворения в жизнь вековых чаяний афганского народа.

Народному правительству досталось очень тяжелое наследство. За пять лет, прошедшие после победы Апрельской революции, афганские трудящиеся добились немалых результатов. Государство проводит коренные социально-экономические преобразования в интересах трудового народа Афганистана.

После революции 300 тыс. безземельных семей получили наделы земли, причем аграрная реформа еще далеко не завершена. Осуществляя новый этап этой реформы, государство стремится обеспечить крестьян не только землей, но и водой, предоставляет им семена, удобрения, технику, а также кредиты.

Коренным образом меняется жизнь рабочих Афганистана. Они создали свои профессиональные союзы, обрели права, которых были лишены раньше. Рабочий человек принимает все большее участие в управлении производством.

Бесспорны достижения и в социальной, и культурной области. Афганистан был страной почти полной неграмотности: только один из десяти афганцев умел читать. После революции в стране развернулось широкое школьное строительство. Было открыто более 30 тыс. курсов по ликвидации неграмотности для взрослых, на которых занимаются более полумиллиона человек. Уже 900 тыс. граждан получили свидетельства об окончании таких курсов.

Раньше по уровню здравоохранения страна занимала лишь 119-е место в мире. Средняя продолжительность жизни афганцев составляла 40 лет. Апрельская революция стала также отправным пунктом в проведении энергичной работы по улучшению медицинского обслуживания населения.

Словом, все, что сделала народная власть за пять лет, без сомнения, является огромным шагом вперед в развитии прав и свобод человека. Однако успехи здесь могли бы быть неизмеримо большими, если бы не преступная необъявленная война против Демократической Республики Афганистан развязанная силами мировой реакции, и прежде всего правящими кругами Соединенных Штатов Америки. Новоявленные «защитники прав человека» из Вашингтона стали главными организаторами и координаторами необъявленной войны против Афганистана.

Следует подчеркнуть, что эта война против правительства и народа ДРА началась практически сразу же после победы Апрельской революции.

После Апрельской революции ЦРУ забросило в Афганистан специальную группу, в задачу которой входила организация контрреволюционного фронта. 18 января

1979 г. члены группы организовали секретную встречу главарей пяти крупнейших контрреволюционных банд, на которой был создан так называемый «комитет борьбы», составлен план вооруженных операций, снабжения оружием, взрывчатыми веществами.

В мае того же года «делегация» контрреволюционных банд посетила США. Во время этого визита в Нью-Йорке был организован «союз помощи афганским беженцам» во главе с бывшим послом США в Кабуле Т. Элиотом и агентом ЦРУ Б. Закрия, принявшим американское гражданство.

В июне 1978 года, как свидетельствовала газета «Нью-Йорк таймс», в американском городе Аннаполисе по инициативе Вашингтона состоялся «симпозиум командования НАТО», посвященный обсуждению ситуации в Афганистане. Тогда же ЦРУ начало устанавливать тесные контакты с афганскими контрреволюционерами, окопавшимися за границей. Агенты ЦРУ были направлены в Пакистан для того, чтобы наладить работу среди афганцев, бежавших из страны, сформировать из них контрреволюционные банды, оснастить оружием и обеспечить инструкторами.

Затем эти контрреволюционные банды засылали с территории Пакистана в Афганистан. К концу 1979 года такие вооруженные контрреволюционные отряды действовали уже в 18 из 26 провинций ДРА.

Нагло попирая общепризнанные международные нормы и принципы Устава ООН, Соединенные Штаты встали фактически на путь агрессии, вмешательства во внутриафганские дела, отказываясь признать неотъемлемое право афганского народа строить жизнь по своему усмотрению.

Вмешательство Соединенных Штатов во внутренние дела Афганистана еще больше усилилось после декабрьских событий 1979 года, когда по просьбе правительства ДРА в Афганистан был введен ограниченный контингент советских войск. «Если бы Советский Союз не предоставил нам помощь, — говорится в изданной в Кабуле книге «Истинное лицо афганской контрреволюции», — наша страна превратилась бы во второе Чили, революцию потопили бы в крови».

Рядясь в тогу «защитников прав человека», Вашингтон продолжал вести необъявленную войну против Афганистана. В 1980 году США израсходовали 100 млн. долл. на помощь так называемым «афганским беженцам».

Правящие круги США использовали так называемый афганский вопрос для резкого осложнения международной обстановки, для подрыва разрядки. Американская администрация, обвиняя Советский Союз в агрессивных намерениях, пошла на резкое ухудшение американо-советских отношений.

Администрация Рейгана предприняла новые шаги в направлении усиления вмешательства США во внутренние дела ДРА. Если во времена президентства Картера официальные круги США отрицали свою причастность к афганской контрреволюции, то новые хозяева Белого дома устами президента в марте 1981 года публично признались в этом.

Администрация Рейгана решила выделить дополнительно 21 млн. долл. на оказание помощи «афганским беженцам». Практически вся американская помощь идет на содержание террористических формирований, окопавшихся в Пакистане. В августе 1981 года в ЦРУ была разработана специальная программа по обеспечению «афганских беженцев» различным оружием.

Всего за пять лет на территории Пакистана было создано более 100 лагерей для подготовки террористических банд афганских контрреволюционеров. На их содержание США израсходовали 218 млн. долл. В 1983 году на эти цели было выделено 105 млн. долл. Кроме того, США оказывают и косвенную помощь афганской контрреволюции, предоставляя кредиты и оружие пакистанскому режиму Зия-уль-Хака.

Лицемеры из Вашингтона прилагают немало усилий, чтобы показать мировой общественности, как они «озабочены судьбой афганского народа». На деле же эта «забота» оборачивается нарушением международного права, поощрением бандитизма и терроризма, вмешательством во внутренние дела Афганистана. По данным Национального отечественного фронта (НОФ) Афганистана, на 1 января 1983 г. контрреволюционные банды уничтожили 1814 школ, 31 больницу, 111 центров здоровья, 800 грузовиков, 906 крестьянских кооперативов, десятки промышленных объектов, разрушили 41 тыс. км линий связи. Общий ущерб, нанесенный таким образом стране, составляет 35 млрд. афгани.

Одновременно США прекратили всякую экономическую помощь Афганистану, прервав строительство уже начатых объектов. Под нажимом Белого дома и другие капиталистические страны свернули всю экономическую помощь Афганистану. ДРА стала первым развивающимся государством, к которому ЕЭС применило продовольственные санкции. Прекратили оказание помощи Афганистану Международный банк реконструкции и развития и Международный валютный фонд.

Президент Рейган открыто подстрекает главарей афганской контрреволюции к продолжению борьбы против ДРА, причисляя их к «борцам за свободу». Так, в феврале 1983 года состоялась встреча хозяина Белого дома с группой руководителей антиафганских банд. На встрече шла речь о дальнейшем усилении помощи США афганской контрреволюции. В марте 1983 года по случаю так называемого «дня Афганистана» Рейган обратился с «приветственным посланием» к группе главарей басмаческого отребья, собравшейся у Белого дома по инициативе администрации и конгресса США. Бандитов, руки которых обагрены кровью ни в чем не повинных людей, Рейган лицемерно назвал «мужественными борцами за свободу». А помощник государственного секретаря по правам человека и гуманитарным вопросам Э. Абрамс назвал бандитскую деятельность басмачей «и нашей борьбой», открыто признавая тем самым причастность США к кровавым преступлениям врагов Апрельской революции.

В июне 1983 года госсекретарь США Шульц посетил расположенный на пакистанской территории басмаческий лагерь Назир Багх у Хайберского перевала. Выступая перед контрреволюционным отребьем, Шульц назвал басмачей «собратьями — борцами за свободу», пообещав им оказывать неизменную помощь и поддержку. Визит Шульца — еще одно свидетельство того, что Вашингтон намерен и впредь идти по пути дестабилизации положения в ДРА

Вмешиваясь во внутренние дела ДРА, вашингтонские политики ханжески заявляют о «защите ислама». В феврале 1980 года президент обратился с посланием к американским студентам, изучающим ислам: «Мы питаем глубочайшее уважение и почтение к исламу и ко всем людям, которые его исповедуют», — говорилось в послании, и американская пропаганда превращала афганских контрреволюционеров в «борцов за веру», «защитников ислама». А в действительности эти «борцы за веру», обученные и вооруженные ЦРУ, разрушают мечети и убивают патриотически настроенных мулл.

Таков истинный смысл американской политики в отношении ДРА, весьма далекий от провозглашенных Вашингтоном целей «защиты прав человека».


Ставка на убийц


Вот уже более четырех лет империалистические круги США пытаются помешать прогрессивным преобразованиям на кампучийской земле. И здесь не обходится без лицемерных заявлений о том, что они якобы «озабочены» страданиями кампучийского народа. На самом деле Вашингтон преследует лишь свои корыстные цели на пути к достижению господства в этом районе мира. Ему нет дела до судеб народа Кампучии.

В январе 1979 года кампучийский народ сверг кровавый режим полпотовских палачей. И сразу западная пропаганда, в первую очередь американская, преднамеренно замалчивая и искажая истинный смысл событий, происшедших в этой стране, развернула клеветническую кампанию против Народной Республики Кампучии.

Особое раздражение Вашингтона вызвала помощь, оказанная Кампучии Вьетнамом. Враги кампучийского народа стали нагромождать горы лжи вокруг кампучийско-вьетнамского сотрудничества, обвиняя Социалистическую Республику Вьетнам в «агрессии против НРК». На деле находящийся в Кампучии вьетнамский воинский контингент в соответствии с заключенным между Кампучией и Вьетнамом в феврале 1979 года договором о мире, дружбе и сотрудничестве стал гарантом поступательного и необратимого процесса нормализации жизни в стране.

Со стороны США были предприняты неоднократные попытки организовать вокруг НРК экономическую блокаду, дабы удушить ее «костлявой рукой голода». США прекратили и ту ничтожно малую по своим размерам продовольственную помощь, которую оказывали Кампучии через международные организации, в основном по каналу Мировой продовольственной программы ООН (ФАО).

На открытии XXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН представитель Вашингтона проголосовал за то, чтобы Кампучию представлял в ООН пол-потовский режим. Накануне голосования газета «Вашингтон пост» поместила статью, в которой говорилось, что Картеру наконец придется показать себя в истинном свете: «Предстанет ли он как защитник прав человека во всем мире? В этом случае Соединенные Штаты должны проголосовать против режима Пол Пота»23.

Рейган во время предвыборной кампании упрекал администрацию Картера в том, что она «поддерживала в ООН пол-потовское правительство, повинное в зверском убийстве миллионов своих сограждан». Тогда Рейгану было выгодно поиграть в человеколюбие и справедливость. Однако после прихода в Белый дом его позиция изменилась. Правительство Рейгана уже дважды голосовало в ООН за свергнутый кампучийским народом режим палачей Пол Пота — Йенг Сари. Более того, путем давления США принуждают к этому и другие страны.

В послании министра иностранных дел НРК Хун Сена XXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН справедливо указывалось, что присутствие пол-потовских палачей и их сообщников в ООН является аморальным и незаконным. Оно противоречит духу Устава этой организации, интересам кампучийского народа, занятого процессом возрождения страны. Присутствие в ООН полпотовцев оскорбляет память миллионов кампучийцев, которые были зверски убиты.

Вашингтон занял позицию поддержки не имеющего никакого отношения к кампучийскому народу, никого не представляющего «коалиционного правительства демократической Кампучии». В составе «коалиционного правительства», сколоченного из представителей разномастных группировок кхмерской реакции, можно найти такого деятеля, как Сон Санна, бывшего королевского премьера. А ставленник ушедшего в тень Пол Пота Кхиеу Самфан определяет внешнеполитический курс «коалиционного правительства», он — «вице-президент» и «министр иностранных дел». В октябре 1982 года состоялась встреча вице-президента и государственного секретаря США с членами «коалиционного правительства». В официальном заявлении госдепартамента об этой встрече говорилось, что и вице-президент и госсекретарь дали «высокую оценку» и выразили «политическую поддержку» этому «правительству». В документе были и щедрые обещания, адресованные самым отъявленным врагам кампучийского народа.

Поддержка Вашингтоном предателей Кампучии — это оскорбление кампучийского народа, глумление над памятью миллионов жертв кровавой пол-потовской клики.

Несмотря на массированное давление Вашингтона и других реакционных сил на развивающиеся страны, несмотря на широкую рекламу самозваному «коалиционному правительству» в ходе подготовки VII конференции глав государств и правительств неприсоединившихся стран мифическому «кабинету» было отказано в представительстве на форуме. Провалом закончилась и попытка раздуть на конференции в Дели так называемый «кампучийский вопрос».

Не оставляя попыток поднять международный «авторитет» «коалиционного правительства», враги народной Кампучии делают ставку на активизацию подрывных действий против этой страны. Под предлогом шумной пропагандистской кампании о будто бы существующей «угрозе безопасности Таиланда» США превратили эту страну в плацдарм для вооруженных провокаций против народной Кампучии. Вашингтон в спешном порядке наращивает поставки вооружений Таиланду. В этой стране окопались пол-потовские контрреволюционные банды, устраивающие разбойничьи набеги на территорию НРК, в результате которых гибнут ни в чем не повинные люди.

Однако американских «защитников прав человека» не волнует их гибель. Они озабочены лишь так называемой «кампучийской проблемой». Под прикрытием демагогических лозунгов «отстоять демократические свободы» кхмерского народа Белый дом делает ставку на решение «кампучийской проблемы» военным путем.

Кампучийцы хорошо помнят «временную экспедицию» пентагоновских войск в их страну в конце 60 — начале 70-х годов, когда на кампучийской земле было применено самое современное оружие, в том числе и химическое. Американские солдаты оставили после себя сожженные села и города. На Кампучию было сброшено более 500 тыс. т бомб, в районах бомбардировки погибло 600 тыс. человек.

Кампучийский народ, избравший самостоятельный путь развития, полон решимости и дальше строить новую жизнь, отстаивать свою независимость, отвергая шантаж и угрозы новоявленных «правозащитников» из Вашингтона.


США: поход против подлинных прав человека

Результаты применения американского химического вещества «Эйджент орандж» во Вьетнаме


Права по-расистски и «правозащитники» из Вашингтона


«Защитники прав человека» из Вашингтона, не стесняясь, поддерживают и поощряют расистский режим ЮАР — главный очаг международной напряженности на африканском континенте. Южно-Африканская Республика нужна США прежде всего как оплот военных, экономических и политических интересов Запада в Африке.

В период пребывания Картера у власти американское правительство, провозгласив кампанию «защиты прав человека», не жалело слов, заверяя мировую общественность, что оно добивается избавления африканского континента «от горечи расовой несправедливости». Однако никакими реальными политическими шагами эти демагогические заявления подкреплены не были.

Администрация Рейгана практически отказалась от подобных заявлений и открыто высказалась о полной поддержке ЮАР. Президент Рейган провозгласил «новую эру» в отношениях США и ЮАР. Расистов Претории он назвал своими «верными друзьями». Соединенные Штаты взяли курс на «конструктивное сближение» с режимом апартеида, значительно расширив двусторонние экономические, политические и военные связи24.

Для посредничества между американскими властями и правительством ЮАР создана даже особая фирма. Возглавил ее С. Спенсер, который в прежние годы был советником Рейгана. Как пишет журнал «Ньюсуик», Спенсер должен помогать официальным тицам из ЮАР «устанавливать тесные контакты» с членами конгресса США и другими «нужными людьми»25.

Правящие круги США рассматривают ЮАР как сферу американских капиталовложений и источник высоких прибылей, богатейшую кладовую полезных ископаемых, рынок сбыта промышленной, в том числе и военной, продукции. Более 300 американских компаний активно сотрудничают с режимом Претории. Таким образом, США стали ведущим торговым партнером ЮАР. Товарооборот между обеими странами достиг 5 млрд. долл. За счет американских фирм ЮАР имеет возможность покрыть 13 % своих импортных потребностей в обход торгово-экономических санкций, установленных ООН.

За счет эксплуатации природных богатств Южной Африки США покрывают свои потребности в хроме — на 48 %, в платине — на 82, в марганце — на 87, в золоте — на 67, в ванадии — на 73 %.

Непрерывно растет объем американских капиталовложений в экономику ЮАР. В 1983 году, по данным «Вашингтон пост», он достиг 14,6 млрд. долл. Американские предприниматели участвуют в эксплуатации и дискриминации коренного населения ЮАР. На южноафриканских заводах и рудниках, принадлежащих США, трудятся более 150 тыс. черных граждан ЮАР. Рабами «золотой каторги» зовутся те рабочие-африканцы, которые трудятся в адских условиях глубоко под землей, добывая золото. Отсутствие элементарной техники безопасности и примитивная оснастка шахт ведет к многочисленным авариям с человеческими жертвами. В 1982 году, по данным английского журнала «Экономист», на «золотой каторге» в ЮАР были искалечены 15 250 рабочих, 596 — погибли. Список шахт с наибольшим числом случаев производственного травматизма возглавляет шахта «Уэстерн дип левелс», принадлежащая «Англо-америкен корпорейшн». Только в 1982 году здесь произошло 789 аварий.

Во время президентской кампании 1980 года корреспондент американского журнала «Африка рипорт» спросил организаторов предвыборной кампании Картера: «В чем заключаются наиболее важные американские интересы в Африке?» Последовал весьма откровенный ответ: «Континент обладает очевидным стратегическим значением, в его недрах есть нефть, уран, медь, бокситы, кобальт, золото и алмазы». В сентябре 1980 года будущий государственный секретарь Хейг заявил в американском конгрессе, что США вступают в «эру войны за ресурсы». Юг Африки объявлялся главным театром такой войны26. В США заговорили о своих правах на африканские недра. Юг Африки стал зоной «жизненных интересов США», ЮАР и Намибию назвали «Персидским заливом минералов». Как не прожить Западу без ближневосточной нефти, так и не обойтись ему в «войне ресурсов» без южноафриканского стратегического сырья.

США отводят сегодня ЮАР роль ударной силы империализма на континенте, роль регионального жандарма, орудия вмешательства во внутренние дела молодых африканских государств. Поэтому они заинтересованы в военном укреплении режима Претории.

Наращивание военной мощи и ее использование против освободительных движений и независимых стран всегда были краеугольным камнем политического курса расистского режима ЮАР. В последние годы милитаризация ЮАР достигла невиданного размаха. В 1981 году на содержание вооруженных сил было израсходовано в 10 раз больше средств, чем в 1974 году. Общая численность вооруженных сил ЮАР к 1987 году должна составить 1 млн. человек, что почти вдвое больше нынешней. Но и сейчас вооруженные силы апартеида значительно превосходят совокупные силы всех соседних стран27.

На полную мощность работает южноафриканская военная промышленность, созданная при содействии империалистических держав. Она производит, пользуясь в основном западными лицензиями, современную боевую технику. В ЮАР существует огромный концерн по производству вооружений — «Армскор», который располагает 15 заводами и 800 филиалами. Одновременно ЮАР в широких масштабах продолжает делать закупки военной техники за границей. Попытка в ноябре 1977 года ввести эмбарго на продажу оружия ЮАР ни к чему не привела. Экспорт оружия американскими монополиями в ЮАР продолжается.

С приходом в Белый дом республиканской администрации военное сотрудничество между Вашингтоном и Преторией стало все больше приобретать черты военного сговора против национально-освободительных движений в странах Африки. Правители ЮАР и американские генералы планируют создание прямого военного альянса.

После того как нынешняя администрация США открыто взяла курс на всестороннюю поддержку режима апартеида, резко возросла агрессивность ЮАР. «Пока Рональд Рейган будет находиться в Белом доме, то есть по меньшей мере до ноября 1984 года, — писал в январе 1983 года выходящий в Париже журнал «Жен Африк», — премьер-министр Питер Бота может, как он полагает, совершенно безнаказанно разрабатывать собственную «доктрину Монро». Для него вся Южная Африка представляет собой «зону безопасности» (каковой была в 1823 г. Латинская Америка для американского президента Джеймса Монро), где, по его мнению, он имеет полное право на прямое вмешательство».

В отношении «прифронтовых» государств расисты ЮАР с согласия США развертывают настоящую войну. Первоочередными объектами диверсий стали страны, избравшие путь социалистической ориентации, — Ангола и Мозамбик.

В августе 1981 года 11-тысячная группировка регулярной армии ЮАР без объявления войны напала на Народную Республику Ангола. Оккупанты из ЮАР превратили захваченные ими районы НРА в обширный плацдарм для ведения подрывной работы на юге республики. Отсюда они совершают бандитские рейды в различные населенные пункты провинции Кунене. Захваченный южноафриканскими солдатами плацдарм используется международным империализмом для оказания постоянного военного давления на правительство НРА. Десятью миллиардами долларов исчисляется материальный ущерб, нанесенный Анголе действиями юаровской военщины.

А как измерить степень человеческих страданий?

Расисты ЮАР оказывают давление на Анголу при постоянной помощи США. Так, Соединенные Штаты наложили вето на резолюцию ООН, осуждающую ЮАР за вооруженную агрессию против Анголы.

Неоднократно жертвой разбоя со стороны южноафриканской военщины становился Мозамбик. Агрессивный акт, предпринятый 23 мая 1983 г. расистским режимом ЮАР, авиация которой совершила налет на пригород столицы Народной Республики Мозамбик Мапуту, пополнил длинный список вопиющих преступлений против независимых африканских государств. 7 убитых и 40 раненых, искалеченных людей, в их числе женщины и дети — таков итог этого варварского налета.

И эта преступная акция не была бы совершена, если бы режим ЮАР не опирался на поддержку империалистических сил, и прежде всего Соединенных Штатов. Политика «конструктивного сотрудничества» Вашингтона по отношению к бесчеловечному режиму апартеида развязала руки Претории для кровавых злодеяний

Наиболее полно сотрудничество США с одиозным режимом апартеида выражается в маневрах вокруг намибийского вопроса. Намибия — последняя крупная колония Африки, незаконно оккупируемая ЮАР. В 1966 году Генеральная Ассамблея ООН официально лишила ЮАР мандата на управление Намибией, которая тогда называлась Юго-Западной Африкой. Однако и по сей день расисты Претории при прямом попустительстве Запада и его всесторонней поддержке отказывают народу Намибии в праве на независимость, незаконно оккупируя ее и фактически превратив в свою колонию. Огнем и мечом пытается сохранить режим ЮАР привилегии мультинациональных монополий в разграблении природных ресурсов Намибии. Южноафриканские оккупанты подвергают население страны жестоким репрессиям. Спасаясь от преследований, старики, женщины, дети ищут убежища на территории соседних государств. Но расистские убийцы проникают и туда.


США: поход против подлинных прав человека

Солдаты расистского режима Претории, который при поддержке Вашингтона ведет войну против парода Намибии


При Картере США «заигрывали» с новой Африкой и даже демагогически объявили себя сторонниками независимой Намибии. С приходом к власти администрации Рейгана США отказались даже от этих демагогических заявлений и открыто перешли к защите своих позиций в Намибии. (Если каждый американский доллар, вложенный в экономику развивающихся стран, дает США прибыль в 4,5 долл., то в Намибии она в 2–3 раза выше.)

Соединенные Штаты пытаются вынести решение намибийской проблемы за рамки и из-под контроля ООН, реализовать совместный с ЮАР план, предусматривающий отстранение от процесса урегулирования национально-патриотических сил Намибии во главе со СВАПО, признанной единственным и подлинным представителем намибийского народа. (Такое признание осуществлено ООН, Организацией африканского единства и движением неприсоединения.)

Стремясь воспрепятствовать справедливому решению намибийской проблемы, Вашингтон и ЮАР пытаются незаконно увязать этот вопрос с присутствием в Анголе кубинских интернационалистов, осуществляя таким образом вмешательство во внутренние дела других государств.

Всемерная поддержка Соединенными Штатами расистского режима ЮАР свидетельствует о фарисействе Вашингтона, одновременно выдвигающего лозунг «защиты прав человека». В ЮАР 22 млн. небелых жителей лишены элементарных политических и гражданских прав. Стремительный рост цен тяжелым бременем ложится прежде всего на плечи африканского большинства. Рабочий-африканец зарабатывает в 6–7 раз меньше, чем белый житель. Стремительно растет и безработица. Число «лишних людей» в ЮАР к началу 1983 года превысило 4 млн. человек.

В стране действует около 200 законодательных актов, на основе которых прогрессивные и патриотические организации объявляются «преступными». Только по официальным данным, ежегодно в ЮАР за решеткой оказываются более 250 тыс. человек, подавляющее большинство которых — африканцы. Трагично и положение коренного африканского населения в бантустанах, искусственно созданных поселениях, где они обречены на безработицу и полуголодное существование. Африканские женщины в ЮАР лишены даже права на семейную жизнь. Их мужья, сыновья и братья вынуждены покидать родной дом и уходить в поисках работы. И ни одна африканка не имеет права свободно приезжать туда, где нашел работу ее муж. Свобода передвижения и право выбора работы строго ограничены целым рядом законов. Одним словом, бантустаны превратились в казармы.

В феврале 1983 года в Женеве Комиссия ООН по правам человека приняла ряд резолюций, в которых заклеймила политику апартеида в ЮАР, грубые и массовые нарушения южноафриканскими расистами прав человека, колониальное угнетение Намибии и агрессивные действия Претории против соседних африканских государств. В одной из резолюций отмечается ухудшение положения в Намибии, являющееся следствием незаконной оккупации ЮАР этой территории, проводимой там политики апартеида и репрессий. Комиссия требует, чтобы власти ЮАР прекратили пытки и жестокое обращение с политическими заключенными, освободили всех борцов за свободу намибийского народа, томящихся в застенках расистского режима.

За эту резолюцию голосовали все члены комиссии, кроме пяти западных государств — США, Англии, ФРГ, Франции и Канады.

Одновременно достигнута договоренность о поставке Вашингтоном в ЮАР современных наручников, снабженных сверхчувствительной электронной пружиной и шипами с фотоэлементами, а также 2500 наисовременнейших электрошоковых дубинок. Вооруженному ею полицейскому нет нужды тратить много сил, чтобы избить до полусмерти свою жертву — даже легкий удар вызывает у человека шок.

В последнее время все чаще пропагандистские средства США и других капиталистических государств стали писать о «позитивных переменах» во внутренней политике ЮАР.

9 июня 1983 г. власти ЮАР казнили трех мужественных борцов за национальное освобождение, членов Африканского национального конгресса — Т. Могоеране, Дж. Мосололи и М. Мотаунга, невзирая на протесты со стороны Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, международных демократических организаций, национальных организаций и движений солидарности, видных государственных и политических деятелей многих стран. Это еще раз показало, что разговоры о «позитивных переменах» прикрывают продолжение политики расизма и апартеида в ЮАР, и свидетельствовало о поддержке и одобрении такой политики со стороны США.


Американская политика в Латинской Америке и «защита прав человека»


В период президентства Картера администрация Вашингтона предприняла попытку использовать лозунг «защиты прав человека» в своей политике в отношении стран Латинской Америки. По признанию представителей Вашингтона, Латинская Америка стала даже главной ареной применения этой доктрины Картера28.

Однако народы латиноамериканских стран иначе оценили политику США. Так, на состоявшейся в начале

1980 года в костариканской столице конференции «в защиту прав человека в Центральной Америке» с участием политических и общественных деятелей всех центральноамериканских стран, а также Панамы, Ямайки, Кубы, Колумбии и Венесуэлы подчеркивалось, что соблюдение прав человека и империалистические интересы находятся в непримиримом противоречии. Резолюция напоминала, что Соединенные Штаты эксплуатируют природные и людские ресурсы большинства стран Латинской Америки, лишают их народы права на самоопределение и независимость, поддерживают антинародные репрессивные режимы, предоставляя им военную и экономическую помощь. По вине империализма США, указывалось в документе, миллионы латиноамериканцев лишены права на труд, образование, медицинское обслуживание. Американские монополии нещадно эксплуатируют трудящихся этих стран, используют и детский труд.

Проводимая президентом Картером кампания в «защиту прав человека» была подвергнута острой критике и на проходившей в ноябре 1980 года в Нью-Йорке X сессии генеральной ассамблеи Организации американских государств29. В принятой резолюции указывалось, что на континенте «имеют место серьезные и неоднократные нарушения прав человека и основных свобод».

В ходе президентской избирательной кампании 1980 года «правозащитная» деятельность Картера подверглась атакам и со стороны его окружения. По их мнению, демагогические высказывания Картера о «защите прав человека» осложняли проведение «твердого курса» на подавление демократических и национально-демократических сил, мешая США противодействовать социальным преобразованиям в странах Латинской Америки30.

Уже став президентом, Рейган, не отменяя политику «защиты прав человека», в одном из выступлений назвал Сальвадор и весь центральноамериканский регион «лужайкой перед Белым домом», «стабильное положение на которой жизненно необходимо для американских национальных интересов».

Каковы же те методы, которыми США здесь обеспечивают стабильность? Против 10 стран латиноамериканского континента США совершили 81 интервенцию. Они, в частности, 14 раз применяли силу против Мексики, 13 раз — против Кубы, 11 раз — против Панамы, 10 раз — против Никарагуа.

Свою главную ставку Вашингтон делает на реакционные диктаторские режимы, утвердившиеся с его помощью у власти в Сальвадоре, Гватемале, Гондурасе.


Сальвадор

Сальвадор стал первым полигоном для испытания стратегических установок Рейгана в Центральной Америке. Военно-политический и социально-экономический кризис в этой стране перерос в гражданскую войну, в которой на стороне реакционной правящей верхушки открыто выступают Соединенные Штаты.

В Сальвадоре бесцеремонное попрание самых элементарных прав человека давно уже является нормой. На протяжении почти 50 лет сменяющие друг друга правительства осуществляют геноцид по отношению к своему народу.

Сфальсифицировав в феврале 1977 года результаты выборов, генерал Ромеро ознаменовал свой приход к власти расстрелом массовой демонстрации протеста. Террор был возведен в ранг государственной политики.

Правительство Картера располагало всеми сведениями о массовых и непрекращающихся нарушениях гражданских и политических прав, но ни разу не выступило с осуждением злодеяний диктатуры.

Что касается демагогических выступлений Картера в «защиту прав человека», то они мало волновали сальвадорского диктатора. Более того, в 1978 году он даже «разрешил» посетить страну «комиссии по правам человека». В результате работы комиссии был подготовлен специальный доклад, представленный на рассмотрение генеральной ассамблеи Организации американских государств. В этом документе констатируется, что в Сальвадоре наблюдаются «исчезновения людей», что существующий режим имеет «тайные места заключения, где людей, арест которых правительство отрицает, содержат в исключительно варварских и бесчеловечных условиях».

Опасаясь роста народного гнева, развития революционного процесса и влияния положительного примера победоносной народной революции в Никарагуа, Вашингтон содействовал отставке в октябре 1979 года генерала Ромеро. В Сальвадоре был совершен государственный переворот, в результате к власти пришла хунта из трех человек, но характер режима не изменился.

В это же время правительство Картера добивалось от конгресса одобрения законопроекта о военной помощи Сальвадору на сумму 5,7 млн. долл. Против этого законопроекта решительно выступил ряд конгрессменов, считавших, что опасно оказывать такую помощь «злостным нарушителям прав человека». Лично к президенту США Картеру обратился с письмом архиепископ Сан-Сальвадора О. Ромеро, призывая его прекратить поддержку сальвадорской хунты, усиливающей репрессии против народа. На это письмо ответил тогдашний государственный секретарь С. Вэнс, утверждавший, будто американская военная помощь хунте осуществляется в интересах «защиты прав человека».

В марте 1980 года архиепископ Ромеро, резко осудив вмешательство США во внутренние дела его страны, положительно отозвался о программе, разработанной координационным органом революционных массовых организаций. 23 марта того же года архиепископ в очередной проповеди призвал сальвадорских военных не стрелять в народ, а 25 марта во время мессы в столичном соборе в присутствии многочисленной паствы он был застрелен снайперами.

В 1980 году в Сальвадоре было убито более 9 тыс. человек. Представитель сальвадорского католического университета, говоря о соотношении числа убитых с общим населением, сказал: «Если бы это происходило в США, то в год погибло бы 770 тыс. человек»31. Убийства совершались правительственной армией и военными отрядами национальной безопасности (национальной гвардией, полицией и жандармерией). В смерти тысяч людей повинны были также «эскадроны смерти», «секретная антикоммунистическая армия» и полувоенная организация "Орден". Эти организации действовали под защитой военных отрядов национальной безопасности и армии.

Посол США в Сальвадоре Р. Уайт в январе 1981 года на заседании конгресса сказал: «Главные убийцы сальвадорцев — правительственные силы безопасности. Это они ответственны за смерть тысяч и тысяч молодых людей, которые были убиты по одному только подозрению в принадлежности к «левым»32. За такое заявление Уайт вынужден был уйти в отставку. В статье, опубликованной газетой «Ньюсдей», бывший Посол откровенно писал, что в Сальвадоре США встали на сторону самой жестокой и отвратительной на земле военщины, уничтожающей даже умеренных демократических лидеров, профсоюзных и церковных деятелей. По мнению Уайта, США предпочитают поддерживать военные диктатуры и реакционные правительства, а не помогать народам Латинской Америки добиваться демократических преобразований.

С приходом к власти администрации Рейгана Соединенные Штаты решили сделать все возможное, чтобы, как писал журнал «Форин афферс», «заразительный пример Кубы и Никарагуа не распространился на другие страны Латинской Америки». Они пошли на открытое вмешательство в дела Сальвадора.

США резко увеличили объем военных поставок антинародному сальвадорскому режиму. В страну нескончаемым потоком пошло американское оружие. Американские военные специалисты практически руководят боевыми операциями против повстанцев. Тем самым американский империализм стал соучастником кровавых преступлений сальвадорской хунты. Только в 1981 году военная хунта уничтожила 12,5 тыс. мужчин, женщин, стариков, детей.

По данным сальвадорской «комиссии по правам человека», созданной в апреле 1978 года для борьбы за права человека в Центральной Америке, с 15 октября 1979 г. (когда Вашингтон спровоцировал государственный переворот) по декабрь 1982 года в стране было убито 43 337 мирных жителей. Солдаты правительственных вооруженных сил убили и председателя «комиссии по правам человека» Марианеллу Гарсиа Вильяс, продолжавшую дело своих погибших соратников, в том числе архиепископа Сан-Сальвадора О. Ромеро.

Более 3200 человек были задержаны и пропали без вести. Более миллиона сальвадорцев, или почти 1/5 всего населения, вынуждены были покинуть страну.

Чтобы оправдать помощь антинародному режиму, администрация Рейгана постоянно твердит о некоем «прогрессе» с правами человека в этой стране. Дело в том, что в качестве основного условия оказания помощи Сальвадору американский конгресс потребовал от президента Рейгана дважды в год официально заверять законодателей в том, что правительство Сальвадора предпринимает «согласованные и серьезные действия по обеспечению международно признанных прав человека» и что оно осуществляет достаточный контроль над вооруженными силами страны, стремясь «положить конец массовым пыткам и убийствам граждан Сальвадора представителями вооруженных сил», и таким образом там наблюдается «прогресс в области прав человека». В начале 1983 года Белый дом направил в конгресс доклад, в котором утверждалось, что в Сальвадоре «начали выкристаллизовываться демократические структуры и принципы», а «прогресс» с правами человека подтверждается «сокращением числа убийств». «Официальный Вашингтон, — писал американский еженедельник «Тайм», — с удовлетворением отмечает, что в Сальвадоре среднемесячное число убийств по политическим мотивам сейчас снизилось и составляет менее 200 по сравнению с 500 в 1981 году»33.


США: поход против подлинных прав человека

Рейган — Шульцу: «Ну, их совсем не так много! Это говорит о явном улучшении в области прав человека, господин госсекретарь»

(карикатура из газеты «Интернэшнл геральд трибюн»)


Доклад содержал утверждение о том, будто «80 % личного состава сил безопасности этой страны прошли специальный инструктаж Международного Красного Креста по соблюдению прав человека». Но, как заявил помощник госсекретаря США по межамериканским делам Т. Эндерс, эта информация основана на сообщениях… сальвадорских газет.

Перед поездкой Рейгана в конце 1982 года в Сальвадор там было объявлено, что в стране создана специальная «комиссия по правам человека» во главе с… начальником полиции. Администрация США поспешно расценила это сообщение как «шаг вперед» в деле «улучшения в области прав человека в Сальвадоре».

28 марта 1982 г. в Сальвадоре состоялись «всеобщие выборы». Хотя Вашингтон поспешил назвать эти выборы «торжеством демократии», на деле они проходили в обстановке террора. Сальвадорцев загоняли на избирательные участки под страхом смерти. ЦРУ приняло своеобразное участие в выборах в Сальвадоре. Оно снабдило власти бесцветными чернилами, чтобы ставить штампы на руке избирателя и затем при голосовании специальными приборами, чувствительными к этим чернилам, выявлять незримую отметку34. «Чернильный фокус» ЦРУ привел к тому, что 438 избирателей, оказавшихся без клейма ЦРУ, были убиты. Их приняли за партизан.

На этом фоне особенно цинично прозвучали слова Рейгана в его выступлении 22 июня 1982 г. в английском парламенте о том, что «в этом году в Сальвадоре были проведены справедливые и свободные выборы».

В результате выборов конституционную ассамблею возглавил махровый реакционер майор д’Обюссон. Этот ультрареакционер и фашист основал в Сальвадоре «союз белых воинов — эскадроны смерти». «Кампания за так называемое соблюдение прав человека до выборов, — говорил д’Обюссон, — замедлила борьбу армии против подрывных элементов. Необходимо, чтобы эта борьба вновь набрала силу. Достаточно уничтожить 200 тыс. коммунистов, и через три месяца страна вновь обретет мир. Если американцы от нас отступятся, тем хуже. Нам нужны не они сами, а их напалм»35. Придя к власти, он пообещал, что новое правительство Сальвадора справится с партизанами «не более чем за шесть месяцев»36. Бывший американский посол в Сальвадоре Уайт назвал д’Обюссона «патологическим убийцей»37.

После фарса с выборами кровавый террор в Сальвадоре еще больше усилился. Новые правители Сальвадора стали совместно с США разрабатывать новые планы разгрома национально-патриотических сил, ведущих борьбу против тирании. Завершение в мае 1982 года срока обучения находящихся в США 1500 военнослужащих сальвадорской армии могло, по их расчетам, оказать существенное влияние на обстановку в стране38.

Заслуживает внимания подход нынешнего временного президента Сальвадора С. Маганьи к проблеме прав человека. Слывущий за «умеренного», Маганья на самом деле является членом руководства правоэкстремистской террористической организации "Орден". Президент тесно связан с военными кругами чисто деловыми отношениями: будучи банкиром, он давал ссуды высшему армейскому руководству. Этот штатский деятель — удобная фигура, маскирующая фактически диктатуру военных, связанных с Вашингтоном. «В тот день, когда мы преуспеем в умиротворении, на которое я надеюсь, — сказал он, — проблема прав человека просто исчезнет»39.

Вашингтонские «правозащитники» оказались в одной лодке с самыми отъявленными нарушителями элементарных демократических прав человека.


Никарагуа

Политика США в отношении этой центральноамериканской республики до победы народной революции определялась военной и политической поддержкой диктатуры Сомосы. А диктатура, в свою очередь, жестоко расправлялась с народами. Только в 1978–1979 годах в стране погибло почти 40 тыс. человек.

Столица Никарагуа Манагуа и другие города были разрушены варварскими бомбардировками сомосовской авиации. 350 тыс. никарагуанцев, спасаясь от зверств карателей Сомосы, покинули родные места. В общей сложности 850 тыс. человек — 1/3 жителей Никарагуа — остались без крова, работы, куска хлеба.

За спиной палача стояли генералы из Пентагона, банкиры с Уолл-стрита, политические деятели США. Солдаты Сомосы проходили подготовку в американских военных лагерях и были вооружены американским оружием. Ими руководили американские инструкторы. Десятки миллионов долларов поступали Сомосе из Вашингтона в дни восстания 1979 года. А когда президента США Картера на одной из пресс-конференций спросили, как он в свете пропагандистской кампании в «защиту прав человека» относится к событиям в Никарагуа, он ответил: «Мы не хотим вмешиваться в дела суверенного государства».

В соответствии с волей народа Никарагуа после победы сандинистской революции приступила к переустройству общественных отношений на началах демократии и социального прогресса. Страна проводит политику неприсоединения в международных делах, внося посильный вклад в оздоровление международной обстановки. С 1 января 1983 г. она входит в состав пяти непостоянных членов Совета Безопасности ООН, избранных на два года. Родина народного героя Аугусто Сесара Сандино, вероломно убитого в 1934 году, провозгласила 1983 год годом борьбы за мир и суверенитет.

Вашингтон, несмотря на свое упорно отстаиваемое амплуа «защитника прав человека», проводит политику ликвидации в центральноамериканском регионе «недружественных режимов», и в первую очередь сандинистского правительства. Республика Никарагуа стала объектом вмешательства номер один, объектом многоплановой подрывной деятельности со стороны США.

Белый дом резко ужесточил экономические санкции против Никарагуа. В январе 1981 года администрация Рейгана прекратила всякую экономическую помощь стране по ложному обвинению руководства сандинистского фронта в поставках оружия в Сальвадор. Американские монополии аннулировали торговые контракты с Никарагуа, отказавшись закупать там сахар. Администрация США усилила нажим на международные финансовые организации, вынуждая их блокировать займы и кредиты для Никарагуа. Но этим дело не ограничивается, США прибегают и к прямым диверсионным актам. Так, в ноябре 1982 года в столице и ряде других городов Никарагуа появились фальшивые доллары. Президент Центрального банка Никарагуа Э. Фигероа заявил, что они распространены в Никарагуа по плану ЦРУ с целью дестабилизации экономики страны.

Вашингтон активизирует тайную войну против народа Никарагуа, делая ставку на бежавшее из страны контрреволюционное отребье сомосовцев. Подрывные операции осуществляются в соответствии с директивой № 17, подписанной президентом Рейганом еще 2 декабря 1981 г., в которой была провозглашена цель — свержение сандинистского правительства. В директиве прямо говорилось о том, что «поддержка и проведение политических и полувоенных операций» против Никарагуа отвечают национальным (!) интересам США.

Во исполнение этой директивы ЦРУ получило 19 млн. долл. на подготовку интервенции против Никарагуа. В десятках учебных лагерей во Флориде и зоне Панамского канала, в Гондурасе и Коста-Рике на деньги ЦРУ и под руководством американских советников стали обучаться и вооружаться полувоенные формирования бывших сомосовцев. В соответствии с разработанными ЦРУ и Пентагоном планами эти контрреволюционные банды забрасываются с территории Гондураса в Никарагуа, где бесчинствуют, зверски расправляясь с местным населением.

Если в 1981 году было зарегистрировано 137 нападений сомосовцев на революционную Никарагуа, то в 1982 году их было уже 172. Одновременно США начали готовить «армию вторжения». В южных провинциях Гондураса было сконцентрировано более 6 тыс. бывших сомосовцев. В конце марта 1983 года отряды сомосовских головорезов вторглись на территорию Никарагуа, совершая кровавые преступления против никарагуанского народа. Они терроризировали мирное население, сжигали школы, имущество госхозов и кооперативов, взрывали мосты. Действиями контрреволюционеров руководили американские военные советники. Эта бандитская вылазка сомосовцев при непосредственной поддержке ЦРУ явилась частью преступного плана администрации Рейгана, направленного на «дестабилизацию» и уничтожение сандинистской народной революции, провоцирование вооруженного конфликта между Никарагуа и Гондурасом, на обострение политической обстановки в Центральной Америке.


США: поход против подлинных прав человека

Американское военное вмешательство в дела других стран принесло огромные страдания их народам, в том числе и детям. «Довольно одного Вьетнама!», «Остановить интервенцию США в Центральной Америке!» — гласит плакат, выпущенный одной из антивоенных организаций США


Даже многие американские конгрессмены возражают против такой авантюристической политики Рейгана в Центральной Америке. Как известно, по настоянию оппозиции была одобрена, в частности, имеющая силу закона так называемая «поправка Боулэнда», принятая в декабре

1982 года, которая запрещает администрации использовать какие-либо средства для свержения законного правительства Никарагуа или провоцирования военных действий между Никарагуа и Гондурасом. Автор поправки, председатель специальной комиссии палаты представителей по разведке Э. Боулэнд, обвинил администрацию Рейгана в нарушении закона40. Но посол США в Гондурасе Дж. Негропонте, выразив мнение наиболее воинственно настроенных американских политических деятелей, назвал поправку Боулэнда «юридической мелочью», которая не должна мешать США добиваться поставленных целей.

При помощи ЦРУ различные группировки никарагуанских контрреволюционных эмигрантов, базирующихся в Гондурасе, объединились в рамках так называемых «никарагуанских демократических сил». Буржуазные средства массовой информации пытаются представить их «борцами за свободу», «повстанцами».

Правительство Рейгана активно содействует образованию союза между контрреволюционной группировкой «никарагуанские демократические силы» и так называемым «демократическим революционным альянсом», который базируется в Коста-Рике. По мнению официальных представителей госдепартамента и ЦРУ, отмечал журнал «Ньюсуик», создание такой коалиции могло бы помочь представить эту попытку восстановления власти бывших сторонников диктатора Сомосы как «народное восстание».

Одновременно Вашингтон разворачивает пропагандистскую кампанию против суверенного государства Никарагуа и, не стесняясь, использует лозунг «прав человека». В подкомиссии по делам западного полушария при сенатской комиссии по иностранным делам американского конгресса в апреле 1983 года были устроены слушания о «положении в области прав человека в Никарагуа». Выступивший в подкомиссии помощник государственного секретаря США по правам человека и гуманитарным вопросам А. Абрамс обрушился на революционное правительство Никарагуа с клеветническими выпадами, приписывая ему «грубые нарушения» прав человека, «репрессии» против индейцев, религиозных деятелей, политических группировок и т. п. Он даже заявил, что США намерены предпринять шаги для привлечения внимания мировой общественности к «поведению сандинистского правительства». Не случайно и то, что высокая трибуна американского конгресса была предоставлена на слушаниях одному из главарей никарагуанского контрреволюционного отребья С. Фаготе.

Лживый характер обвинений Вашингтона в адрес Никарагуа был вскрыт в заявлении, распространенном в конгрессе членами делегации американской общественности во главе с бывшим министром юстиции Р. Кларком, незадолго до того посетившей эту страну. «Никарагуа, — говорится в заявлении, — все чаще подвергается усиливающимся нападкам со стороны правительства США. Однако мы видели страну, которая совершенно отличается от той, какой ее пытается изобразить администрация Рейгана. Правительство Никарагуа проявляет глубокую заботу о благосостоянии индейского племени мискито, охраняет его культуру, прилагает усилия к обеспечению благосостояния трудящихся».

Расширяя интервенцию против Никарагуа, Белый дом игнорирует принятую в мае 1983 года Советом Безопасности ООН резолюцию, которая подтверждает право народа этой страны жить в мире и безопасности, без вмешательства извне и настоятельно призывает к незамедлительному урегулированию кризисной ситуации в центральноамериканском регионе, прекращению вмешательства извне в дела Никарагуа.

В августе 1983 года на территории Гондураса начались крупнейшие за всю историю Центральной Америки американо-гондурасские военные маневры «Биг пайн-2», носящие характер крупномасштабной провокации против сандинистского правительства Никарагуа, против мира и безопасности в регионе. К никарагуанским берегам стянута самая большая из когда-либо собиравшихся в этой зоне морская армада во главе с авианосцем «Рейнджер», предполагается установление морской блокады Никарагуа. Параллельно с этим ЦРУ разработало план, предусматривающий увеличение численности сомосовских наемников на гондурасской земле до 12–15 тыс. человек.

Ведение США необъявленной войны против Никарагуа показывает, насколько лицемерны разглагольствования Вашингтона о «миролюбии», «благородном» отношении к Никарагуа, защите «демократии», «прав человека» в этой стране.

Предлагаемая Вашингтоном демократия для Никарагуа, как и вариант «прав человека», категорически отвергаются никарагуанским народом. «Нам не нужна демократическая свобода по-американски, во имя которой убивают сальвадорских патриотов и вооружают кровавых преступников из числа национальной гвардии Сомосы, — заявил член Национального руководства Сандинистского фронта национального освобождения, министр внутренних дел Т. Борхе, выступая в апреле 1983 года на торжественной церемонии закрытия совещания исполкома латиноамериканского единства, объединяющего представителей прогрессивных общественных организаций региона. — Наша свобода — это власть рабочих и крестьян, которые готовы защищать свои завоевания до последней капли крови».

Заключение

Еще Ф. Энгельс писал, что «лицемерие не может быть долговечным, скрытое в нем противоречие неизбежно выступит наружу»1. Так случилось и с кампанией «в защиту прав человека». Реальные действия правящих кругов США за границей — а лозунг «защиты прав человека» обращен в первую очередь во внешнеполитическую сферу — убедительно свидетельствуют, что Вашингтон выступает на стороне реакции.

В понимании Вашингтона «права человека» означают «право» диктата и угроз извне, «право» политического шантажа и экономического давления, «право» отщепенцев бороться против народной власти, например в Польше и Афганистане, «право» поддерживать расистские и диктаторские режимы, жесточайшими мерами расправляющиеся со своим и соседними народами в странах Азии, Африки и Латинской Америки.

Что касается самих Соединенных Штатов, то и здесь вашингтонские власти дают собственное толкование «прав человека», отнюдь не считая их нарушением то, что миллионам американцев отказано в праве на труд в условиях, когда государственные расходы на социальное обеспечение неуклонно сокращаются, игнорируя дискриминацию населения США по расовым и национальным признакам, дискриминацию женщин. Вашингтон не усматривает никакого противоречия между развитием и укреплением сложной системы тайного надзора за инакомыслящими и провозглашением Соединенных Штатов эталоном «демократии и соблюдения прав человека». При этом в Вашингтоне пытаются «не замечать» и замалчивать огромные завоевания реального социализма в области прав человека.

Выдвигая лозунг «защиты прав человека», американские правящие круги полагали, что мировая общественность расценит его как величайшее проявление «добродетели» США, а это, в свою очередь, принесет дивиденды американскому империализму в его идеологической борьбе против сил социализма, сил социального и национального освобождения. Однако на деле «добродетель» обернулась, говоря словами Ларошфуко, «искусно переряженным пороком». И мировая общественность оказалась не столь наивной, чтобы поверить словам, не сопоставив, не соотнеся их с делами. Одежды, маскирующие порок, не помешали увидеть истинный смысл империалистической пропагандистской кампании «защиты прав человека».

Прикрываясь этим лозунгом, американский империализм в действительности проводит антинародную, антигуманную политику как у себя в стране, так и за рубежом. Именно так может и должен быть оценен курс США, направленный на подготовку к ядерной войне, на раскручивание ранее невиданного витка гонки вооружений. «Высокие моральные ценности не может защищать государство, которое занято подготовкой войны, прежде всего ядерной войны, — подчеркнул первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко на пресс-конференции 2 апреля 1983 г. — Если поставить такой вопрос: можно ли защищать высокие моральные ценности и в то же время заниматься подготовкой ядерной войны, в огне которой сгорели бы сотни и сотни миллионов людей, каждый честный человек ответит — нет. Не имеет права говорить о защите высоких моральных ценностей в связи со своей внешнеполитической деятельностью правительство, занятое подготовкой ядерной войны, которая, как это правильно говорят многие политики, почти все ученые, была бы катастрофой для земной цивилизации»2.

Опасному внешнеполитическому курсу США, под какой бы вывеской он ни осуществлялся, противостоит миролюбивая политика СССР, всего социалистического содружества. Советское руководство исходит из того, что попытка решить исторический спор между двумя мировыми системами путем военного столкновения была бы гибельной для человечества. Важнейшей целью СССР, других социалистических стран является действительная защита прав человека, ограждение его от эксплуатации, обеспечение условий для всестороннего развития личности. Прекращение гонки вооружений и устранение угрозы войны из жизни общества становятся в современных условиях непременным фактором реализации прав человека и его первейшего права — права на жизнь.

Примечания

Введение

1 Андропов Ю. В. Избранные статьи и речи. 2-е изд. М., 1983, с. 285.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 228.

3 Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 9.

4 Правда, 1983, 15 июня.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 167.

6 Черненко К. У. КПСС и права человека. М., 1982, с. 294.

7 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС. 22 ноября 1982 года. М., 1982, с. 21–22.


Глава I

1 Dunham D. Kremlin Target — USA. N. Y., 1961, p. 198.

2 Disard F. The Strategy of Truth. Wash., 1966, p. 186.

3 Nixon R. Six Crises. N. Y., 1968. p. 59.

4 Gordon G., Falk A. The War of Ideas. America’s International Identity Crisis. N. Y., 1974, p. 307.

5 Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 28.

6 Конференция коммунистических и рабочих партий Европы. Берлин, 29–30 июня 1976 года. М., 1977, с. 69.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 71.

8 См. Власов А. И. Политические манипуляции. История и практика средств массовой информации США. М., 1982, с. 236–247; Петров Д. Б. «Американизм»: идеологический ракурс. М., 1980, с. 82–90.

9 Цит. по: Петров Д. Б. «Американизм»: идеологический ракурс, с. 87.

10 Цит. по: Зорин В. С. Большая ложь о правах человека. — Коммунист, 1978, № 15, с. 111.

11 The New York Times, 1976, Nov. 17.

12 Загладин В. В. Историческая миссия социалистического общества. М., 1981, с. 10–11.

13 Конференция коммунистических и рабочих партий Европы. Берлин, 29–30 июня 1976 года, с. 15–16.

14 Материалы XXV съезда КПСС, с. 13.

15 См. Lodge G. Ideology. Interest and Foreign Policy in the 1970’s. — Vital Speaches of the Day, 1971, № 1, p. 182–185.

16 Propaganda and International Relation. San Francisco, 1962, p. 143.

17 The Crisis of Democracy. Trilateral Task Force of the Governability of Democracies. M. Y. 1975.

18 Washington Post, 1978, Jan. 27.

19 U. S. News and World Report, 1978, Febr. 13.

20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 17.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 347.

22 Цит. по: Мир о стране Октября. М., 1967, с. 44.

23. Фалин В. М. Причины и следствия. — Знамя, 1982, № 4, с. 193.

24 См. Власов А. И. Политические манипуляции. История и практика средств массовой информации США, с. 127.

25 Gardner R. Human Rights and Foreign Policy. — Suterday Review, 1964, Sept. 19.

26 Atlantic Community in Crisis, 1979, № 4.

27 Петров Д. Б. «Американизм»: идеологический ракурс, с. 68.

28 Kegley Ch., Wittkopf Е. American Foreign Policy. Pattern and Process. N. Y., 1979, p. 430–443.

29 Foreign Affairs, Fall, 1978, p. 8.

30 Orbis, 1977, Spring.

31 Grand Strategy for 1980’s. Wash., 1978, p. 89–90.

32 The New York Times, 1981, March 31.

33 Newsweek, 1981, Jan. 5.

34 Пономарев Б. H. Реальный социализм и его международное значение. М., 1982, с. 23.


Глава II

1 Правда, 1983, 5 апр.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 163.

3 Строительство социализма и коммунизма и мировое развитие. София, 1979, с. 16–17.

4 Azrael L., Lowenthal R., Nakagawa T. An Overview of East — West Relations. Report of the Trilateral Task Force on East — West Relations to the Trilateral Commission. N. Y. — Tokyo — P., 1978, p. 46.

5 Barnet P. The Jiants: Russia and America. N. Y., 1977, p. 79.

6 Defending America. Toward a New Role in the Postdetante World. N. Y., 1977, p. 212.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24. с. 361.

8 См. Яковлев Н. Н. ЦРУ против СССР. 2-е изд. М., 1981, с. 49.

9 The Conditions for Peace in Europe. Problems of Detente and Security. Wash., 1969, p. 99.

10 Aspaturian V. D. The USSR, the USA and China in the Seventies. — Survey, 1973, № 2. p. 107.

11 Цит. по: На фронтах идеологической борьбы. Проблемы идеологической борьбы на современном этапе. М., 1979, с. 100.

12 International Commission of Jurists — Review, 1977, June, p. 30.

13 The New York Times, 1977, June 5.

14 Андропов Ю. В. Избранные речи и статьи. М., 1979, с. 267–268.

15 Лукьянов А. И. Советское народовластие и кризис антисоветизма. — В кн. Развитой социализм и кризис «советологии». М., 1982, с. 206.

16 Лукьянов А. И., Денисов Г. И., Кузьмин Э. Л., Разумович Н. Н. Советская Конституция и мифы советологов. М., 1981, с. 152.

17 Белая книга: свидетельства, факты, документы. М., 1979, с. 17.

18 Обострение идеологической борьбы на мировой арене и политическое воспитание трудящихся. По материалам Всесоюзной научно-практической конференции в Таллине (12–14 октября 1982 г.). М., 1983, с. 120.

19 Barghoorn F. Detente and the Democratic Movement in the USSR. N. Y., 1979, p. 166–167.

20 The Soviet Treat: Myths and Realities. N. Y., 1978, p. 145.

21 См. Обострение идеологической борьбы на мировой арене и политическое воспитание трудящихся. По материалам Всесоюзной научно-практической конференции в Таллине (12–14 октября 1982 г.); с. 120.

22 Rude pravo, 1981, 17. VII.

23 Washington Post, 1982, Oct. 20.

24 Федосеев П. H. Философия, мировоззрение, наука. — Проблемы мира и социализма, 1978, № 12, с. 41.

25 Lewenstein К. Political and the Governmental Process. Phoenix Books. Chi., 1965, p. 346.

26 Tribuna Ludu, 1981, 12.1.

27 Большаков В. В. Над пропастью во лжи. Очерки с идеологического фронта. М., 1981, с. 157.

28 Правда, 1982, 23 апр.

29 См. Кузьмин Э. Л. Вымыслы антикоммунистов и правда жизни. — Мировая экономика и международные отношения, 1981, № 4,с. 43–44.

3 °Cм. Косолапов Р. И. Социализм. К вопросам теории. М., 1979, с. 382–423.

31 Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 11, с. 372.

32 Parenty М. Power and Powerless. N. Y., 1978, p. 34, 96.

33 Dye T. Who’s Ruling America? The Carter Years. N. Y., 1979, p. 11.

34 Tribuna Ludu, 1982, 13.111.

35 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 264.

36 Цит. по: Правда, 1983, 9 мая.

37 Daily World, 1980, Sept. 15.

38 Polen: Kirshe, KOR, Kommunismus? Bonn, 1981.

39 См. Литературная газета, 1981, 18 нояб.

40 The New York Times, 1980, Sept. 16.

41 Tribuna Ludu, 1982, 22.1.

42 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 10.

43 Правда, 1983, 4 июня.


Глава III

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 5, с. 212.

2 Цит. по: Kade G. Bedrohungslude. Zur Jegende von der “Gefahr aus dem Osten”. Koln, 1979, S. 28.

3 Кудров В. М. Кому служит «рейганомика». — Коммунист, 1982, № 16, с. 108.

4 См. Социалистический труд, 1982, № 11, с. 109.

5 См. Геевский И. А. Республиканцы у власти: контуры социальной политики: — США: экономика, политика, идеология, 1981, № 9.

6 U. S. News and World Report, 1982, Aug. 16.

7 См. Геевский И. А. Республиканцы у власти: контуры социальной политики. — США: экономика, политика, идеология, 1981, № 9.

8 Цит. по: Советская Россия, 1982, 23 апр.

9 Time, 1976, Oct. 18.

10 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 49, с. 226.

11 The New York Times, 1981. Oct. 5.

12 Newsweek, 1980, May 19.

13 National Now Times, 1981, Sept

14 U. S. News and World Report, 1982, July 31.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 307.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 88.

17 Business Week, 1982, June 28.

18 Intelligence activities and the rights of America. Final Report of the Select Committee to study governmental operations with respect to intelligence activities. U. S. Senate, 1976, p. 5.

19 Dormer F. The Age of Surveilance. 1980, № 4.

20 The New York Times, 1982, Dec. 25.

21 U. S. News and World Report, 1982, July 12.


Глава V

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 38.

2 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 4.

3 Setting National Priorities. Agenda for the 1980‘s Wash., 1980, p. 450.

4 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 14.

5 Пономарев Б. Н. Совместная борьба рабочего и национально-освободительного движения против империализма, за социальный прогресс. — Коммунист, 1980, № 16, с. 36.

6 U. S. News and World Report, 1977, June 6.

7 Цит. по: Стратегия мира против стратегии конфронтации. М., 1982, с. 240.

8 Там же, с. 78.

9 U. S. News and World Report, 1979, № 52.

10 Цит. по: Коммунист, 1980, № 10, с. 25.

11 Setting National Priorities. Agenda for the 1980’s, p. 450.

12 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 20–21.

13 New York Times, 1980, Oct. 20.

14 L’Express, 1981, nov. 3.

15 New York Times, 1981, Yuly 16.

16 Le Monde, 1982, jan. 21.

17 Daily World, 1981, Apr. 23.

18 Washington Post, 1981, March 13.

19 Washington Post, 1981, Sept. 23.

20 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 21.

21 Christian Science Monitor, 1977, Aug. 26.

22 L’Humanite, 1982, june 26.

23 Washington Post, 1979, Sept. 17

24 The New York Times, 1981, Aug. 18.

25 Newsweek, 1983. March 28.

26 Africa now, 1983, Febr.

27 The New York Times, 1981, Sept. 5.

28 Le Monde, 1979, febr. 14.

29 The New York Times, 1980, Nov. 25.

30 Le Monde, 1980, jan. 15.

31 Chicago Tribun, 1980, Dec. 18.

32 Progressive 1981, Febr.

33 Time, 1983, Jan. 24.

34 The New York Times, 1982, July 29.

35 The New York Times, 1982, Apr. 2.

36 Washington Post, 1982, Apr. 5.

37 The New York Times, 1982, Apr. 26.

38 Washington Post, 1982, Apr. 28.

39 The New York. Times, 1982, June 7.

40 Washington Post, 1983, Apr. 14.


Заключение

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. I, с. 526.

2 Правда, 1983, 3 апр.

* * *

Редактор Т. М. Апестина

Художественный редактор В. В. Сурков

Технический редактор Т. С. Орешкова

Корректор К. С. Чигринова


* * *

Сдано в набор 12.07.83. Подписано в печать 09.09.83. A-13640. Формат 84x1081/32. Бумага кн. журн. Гарнитура «таймс». Печать высокая Усл. печ. л. 7,56. Усл кр. — отт 7,89. Уч. — изд. л. 8,39 Тираж 50 000 экз Зак. № 508. Цена 25 коп. Изд. № ЗЗ-И/82.

Издательство «Международные отношения», 107053. Москва, Садовая-Спасская, 20

Ярославский полиграфкомбинат Союзполиграфпрома при Государственном комитете по делам издательств, полиграфии и книжной торговли 150014 Ярославль, ул Свободы 97 

Примечания

1

Белградская встреча представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе проходила с 4 октября по 22 декабря 1977 г. и с 17 января по 9 марта 1978 г


home | my bookshelf | | США: поход против подлинных прав человека |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу