Book: ЖнецЪ. Огнем и маневром



ЖнецЪ. Огнем и маневром

Антон Федотов

ЖнецЪ. Огнем и маневром

Глава 1


* * *


Легкий шаг, какой бывает лишь, у невинного дитя, профессиональной балерины и опытного диверсанта, и вот гвардеец на втором этаже огромного имения уже совершенно точно не сможет засечь короткие перебежки двух «злоумышленников».

Пара быстрых жестов срываются, споткнувшись о непонимание в глазах Демидовой, притаившейся за его спиной. Не страшно. Сейчас Матвей вполне может позволить себе потратить еще несколько секунд на объяснения. Даже вслух. Сегодня их не будут убивать даже в случае обнаружения. Тем более, Воронцов давно уже сдал план дерзкого налета всем заинтересованным лицам. Прости, девочка, но так надо! Ты хотела отомстить, но есть границы, которые нельзя пересекать даже ради удовлетворения самой жуткой обиды.

Однако и «заряд», облеченный в пластиковую транспортную «упаковку» парень исправно тащил в сторону их общей цели. Сможет юная леди подобраться незамеченной у опасному и опытному бойцу — честь ей и хвала! А если попадется… Такова ей выпадет карта и кара будет страшной!

Цель совершенно не страдала недостатком фантазии в вопросах мести.

Впрочем, уже через секунду молодой маг, рывком преодолевая условно-открытое пространство, выкинул все мысли из головы, сосредоточившись на том, чтобы выполнить поставленную задачу. Становиться жертвой провала он не собирался от слова совсем. Это Демидова сделала свой осознанный выбор. Что ж, будем надеяться, ответный удар она переживет!

— Стоп, — еле слышно прошептал Матвей попытавшейся повторить его маневр девушке, подняв руку в дублирующем команду жесте. — Ты спалилась.

И столько-то возмущения написано на чумазой мордашке (где только успела замараться-то?).

— Что? Но…

Палец к губам. Расстроенное молчание.

— Боец на втором этаже заметил тебя во время рывка от гаража к стене, а дальше тебя уже «вели»…

Спокойно пояснил Воронцов, деликатно умолчав, что если бы не его письмо «доброго самаритянина», то спалившегося бойца давно бы попытались, как минимум, скрутить для обстоятельного допроса на тему «Кто таков?». А вообще, скорее, дали бы очередь по конечностям. Все-таки в девушке за километр виден дилетант, так что риск минимален. Однако вот владельцам именно этого имения девчонка нужна была живой. Исключительно.

— А ты?…

Матвей, легонько усмехнулся.

— А меня до сих пор не обнаружили. — усмехнулся он, буквально «растворяясь» в легкой тени, отбрасываемой какими-то кустарниками.

«Однако догадываются, что я где-то здесь!», — мысленно добавил он, проверяя маскировку. Годы тренировок не подвели, послушно легким волевым усилием внутренней энергетики маг «размыл» силуэт, что в паре с отводом глаз работало просто великолепно. Еще бы лучше сработал Дар Огня, но… Какое-то время придется жить без него. Остается лишь надеяться, что не очень долгое. И лишь слегка смириться с потерей магического Аспекта помогал тот факт, что молодой Жнец все-таки чувствовал Вкус Крови. Своей и чужой. А это уже не мало!

— Все еще хочешь продолжать? — вкрадчиво поинтересовался парень, заглядывая в глаза напарнице.

Та лишь крепко сжала кулаки, а ответный взгляд был полон жажды мести.

— Ну смотри, — усмехнулся Воронцов. — Месть хороша, пока ты ее не совершил.

Однако великое изречение Леона Монтаны, которого великолепно сыграл Жан Рено, не нашла пути к сердцу девчонки. А, может, она просто не смотрела фильм «Леон»? Все-таки снят он был еще до ее рождения[1].

— В этом весь Деймон, — ответила очередной цитатой[2] егоза. — Он не злится, он… просто мстит! И я мстю. И мстя моя страшна!

— Давай еще мемасиками перебросимся… А потом я тебе котика на стене в социалке нарисую. Черного.

— А зачем? — непосредственно удивилась напарница.

— А чтоб никто не догадался. — пробормотал парень, слегка поморщившись.

Неожиданной вспышкой боли дали о себе знать полученные совсем недавно в огне разрывов боевых частей артефактных мин травмы. Чертовы иезуиты! Привычным волевым усилием парень задавил вспышку гнева, а после уже чуть громче уточнил:

— Ты уверена, что хочешь сделать это? Я, если все пойдет не по плану, уйти смогу. А вот тебя вытащить отсюда… Не дадут.

Воронцов показал глазами на очередной патруль, «отрабатывавший» дневной маршрут.

— Вот эти не дадут. Еще раз спрошу — уверена?

Демидова перевела взгляд на «заряд» и задумалась. Возможно, впервые с момента когда гнев и ярость толкнули ее на эту «мстю». К чести юной диверсантки, лишь на краткий миг в ее глазах мелькнула тень неуверенности, которая тут же сменилась решимостью дойти до конца не взирая ни на какие последствия.

Уверенный кивок.

— Ну что ж, — легонько склонил голову молодой маг, растирая запястье, едва не оторванное осколком во время «привета» от Ордена. — Объект у бассейна. Двигаешься за мной след в след и стараешься не шуметь. Особое внимание на участках около арки и вон того куста…

— Львиного зева?.. — невинно уточнила ехидна, видя затруднение напарника.

— Если твой львиный зев располагается вон на той клумбе, то да, — пожал плечами Воронцов, но тут же слегка насмехаясь добавил. — Там придется ползти! Готова?

Девушка поморщилась. Операция Великой Мсти началась спонтанно, а потому она даже не успела сменить короткие шортики и белую маечку на что-то более подходящее для лихих дел.

Матвей лишь усмехнулся. Думать надо, прежде чем во «мстю» ввязываться. Причем желательно до, а не после, и уж тем более не во время того как.

С другой стороны — молодец, девчонка, не ноет! Видимо, семейные черты Демидовым не позволяют отступиться от своей цели несмотря на любые преграды.

Выход слаженной боевой пары на атакующую позицию сродни прекрасному танцу, где последним па становится молниеносный удар. И столь же мгновенный отход. А то вдруг пережившие это зрелища захотят танцоров разыскать и непременно поблагодарить за прекрасное выступление?…

Но то слаженная пара, а не Матвей с Демидовой. Парень так и вообще был уверен, что с их целью, которая в сей самый миг раскинулась на бортике бассейна, подставив очаровательную попку ласковым лучикам солнца, он справился бы с задачей гораздо лучше. Сейчас же приходилось не только выходить на атакующий вектор самому, но и следить в оба глаза, чтобы напарница не сотворила какой-нибудь дури.

И вообще, один мудрый человек как-то сказал, что тот, кто мстит готовит сразу две могилы. «Для старшей и для младшей», — дополнил его как-то Талахаси [3]. А вот упоминания о парне, который пошел «на дело» исключительно из любви к искусству, речи-то и не шло! Самое главное, успеть овладеть навыком художественного с**ба до того момента, как у «кровников» закончатся претензии друг к другу, и все дружно вспомнят о тихом, маленьком и незаметном Воронцове!

Еще один жест.

Напарница замерла. Кое-что из специфического языка жестов лихого люда она уже выучила. И на том спасибо.

— Последний рывок, — едва слышно прокомментировал Матвей, дождавшись пока девушка приблизится на достаточное расстояние. — После быстро исполняем и сваливаем по маршрутам. Возможно, кому-то из нас и повезет дожить до вечера. Готова?

Легкая предвкушающая улыбка подсказала парню, что их эскапада будет доведена до конца. Ну и ладно. Тем интереснее!

Еще раз окинув сцену предстоящего престу… представления, Матвей постарался исключить любые случайности. Охрана не помешает. Далеко. Стрелять не будут, да и момент, когда именно этот сектор останется без внимания, подгадать можно. Смущает десять метров открытого пространства, но это расстояние оба преодолеют мгновенно. Даром что чисто военная подготовочка у его нынешней напарницы откровенно хреновая, но физуху в рамках родового воспитания ей подтягивали будь здоров. В том числе и навыки работы со внутренней энергией. Сама цель расслаблена, лежит в неудобной для мгновенного действия позе, легкомысленно подставив аккуратные пяточки ласковому солнышку. На секунду мысли сбились на «прекрасное» — она действительно была хороша. Кроме того, фантазию восемнадцатилетнего юноши мало сдерживали пара едва заметных лоскутков ткани, которые кто-то гордо может назвать купальником, тем более распаляли воображение развязанные тесемки «верха», свисавшие с бортика.

— Пора, — прикинул Матвей, вполне осознавая, что еще чуть-чуть, и думать он будет о чем угодно, но только не о деле. — Готова?

Хитрющий взгляд был ему ответом. Блин, а ведь девчушка намного младше его (ну, в их возрасте 4 года и впрямь могут считаться большим «разрывом»), но смутится, кажется, сейчас именно он. На каких-то курсах учат их что ли этому?

— Соберись! — скорее себе, чем напарнице приказал он.

Юная мордашка тут же посерьезнела. Вроде бы.

Рывок получился красивым. Две тени молнией метнулись вперед, стремясь как можно быстрее доставить «заряд» принимающей солнечные ванны цели… Сейчас…

— Стоять, — вверх взметнулся изящный, но как Матвей неоднократно успел убедиться, крепкий кулачок с артефактом типа «Бастион» в руке. — Что задумали?

«Ну, хотя бы не активирован!», — пытаясь унять сердцебиение после резкого выброса адреналина в кровь, подумал Матвей.

— Хах, — весело усмехнулась нынешняя его напарница. — Так не чеееестно…

Еще бы она представляла, что держит в руках их наглухо отмороженная цель. Их «заряд» в ярком пластике, рядом с этой «игрушкой» не котировался попросту никак! Да будь у них хоть МОНка сотой серии… Все равно смотрелись бы Моськой пред слоном!

— Мне кто-нибудь объяснит, что вы задумали? — строго спросила Ольга, впечатление от суровости которой портил лишь все норовивший сбежать верх от купальника, который девушка старательно придерживала не занятой боевым артефактом рукой.

Тишина была ей ответом, хотя, при взгляде на подельников и их «заряд», лично у Воронцова никаких бы вопросов не возникло!

— Матвей? — тем временем перевела рассерженный взгляд на главного диверсанта Демидова-старшая, но тут же обернулась к сестренке. — Настя?!

— Чего сразу Настя-то? — только и отозвалась нынешняя напарница молодого мага, картинно потупив взор.

Ольга, впрочем, актерскую игру своей младшенькой не оценила.

— Что за просторечье, — ехидно протянула она, слегка растягивая слова. — Это так должна отвечать на прямой вопрос наследница Рода Демидовых!

— Здравствуйте, сестра, — тут же гордо вскинула голову Анастасия, явно копируя чей-то надменный тон. — Позвольте в этот прекрасный день испортить вам настроение моей детской и безответственной выходкой!

Судя по расширившимся глазам старшей из сестер к неизвестному Матвею оригиналу получилось весьма и весьма близко.

— Так-то лучше, Анастасия Григорьевна, — с похожими нотками в голосе согласилась она. — Теперь же не лишним будет сообщить о цели вашего… столь экстравагантного появления!

«Уж кто бы говорил об экстравагантности», — хмыкнул парень, покосившись на все еще сжатый изящной ладошкой артефакт, мощи которого вполне хватило бы, чтобы сжечь несколько танков. Хотя… В свете последних событий обвинять девушку в излишней паранойе он бы тоже не стал. Да и вообще, как говорится, даже если у вас эта болячка отсутствует, то это вовсе не значит, что за вами не следят!

Пр-хорошему же Жнецу бы сейчас о своих гипотетических «болячках» позаботиться. Тех самых, что милая Олюшка обеспечить может, едва вспомнит о его доле участия в эскападе сестры.

Последние успехи напарницы в области рукопашного боя заставили его сильно призадуматься над будущей (возможной!) семейной жизнью, где скалка — не средство воспитания слегка «накатившего» мужа, а оружие массового поражения. Как жить, если каждый шлепок по попке благоверной — результат тщательно спланированной операции, где задействовать придется не менее двух рот пехоты. Желательно при поддержке танков!

— Матвей мне мороженное из города привез! — вдруг заявила егоза, мигом помножив на ноль попытки Воронцова остаться незамеченным на этом празднике жизни.

Либо, хотя бы, уйти с него без «подарков»! Желательно на своих двоих…

— Разберемся, — спокойно отреагировала «цель», на заявление юной диверсантки. — Это причина твоего поведения? Или наш общий друг…

Очень «ласковый» взгляд сразу определил, кого именно имеет ввиду очень злая девушка с очень серьезным артефактом в руке.

Эх, если бы еще вторая не придерживала лоскуток яркой ткани, лишь по ошибке названный верхом купальника.

— … Тебя подбил на… Вот это вот все?!

— А кто сдал меня Инге, — вдруг воскликнула с нешуточной обидой Настя. — Что я ночью к холодильнику бегала?

Видел Воронцов эту монументальную женщину, воспитывавшую уже третье поколение юных Демидовых. У такой не забалуешь…

— А кто у меня в покоях чипсы на кровати ел?! — неожиданно вспыхнула Ольга. — Тебе своих покоев мало?

— А у меня чипсов нет!..

У старшей из сестренок на миг заледенел взгляд.

— Так ты еще и заначку мою сожрала, проглотка?! — тут же забыв о приличествующей молодой леди манере поведения прошипела она.

— А Матвей хороший да, он истории интересные рассказывает! — неожиданно созналась Анастасия, поставив упомянутого ею юношу в совершенно уязвимое положение. — Особенно про из приколы в Классах…

Возможная будущая невеста парня ТАК глянула на своего суженого, что тот буквально пятой точкой прочувствовал все желание полуголой красотки стать вдовой. Вполне возможно, прямо сейчас!

— Так вот значит кому я обязана расширившемуся арсеналу шуток от любимой сестренки? Лаааааадно…

«Упс, язык мой — враг мой», — обреченно подумал Воронцов, вполне ясно понимая, что его, скорее всего, простят, но отомстить не забудут совершенно точно! Вот ведь шпионка малолетняя… Ведь и правда в последние дни нередко подкатывала к парню с расспросами о жизни на казарменном положении и, как выясняется, делала из его слов вполне себе практические выводы.

Ох, и забавная же семейка…

— Ня! — кротко, доходчиво и очень громко закончила свою «оправдательную» речь егоза.

— Чего?..

— Чееееегооо! — передразнила младшая свою даже слегка растерявшуюся сестру.

— Ты чего несешь?! — уже зло переспросила Ольга.

— Возмездие!

Старшая из присутствующих Демидовых на миг замолчала.

— Хороший ты парень, Матвей! — выкрикнула мелкая, выхватывая из рук парня ведро с ледяной водой. — Во имя Луны!!!

С устрашающим визгом, Настька окатила «цель» с ног до головы и умчалась под двумя ошарашенными взглядами, оглашая внутренний дворик Южного Поместья донельзя счастливым визгом.

Слова же про подарок Воронцов понял уже через несколько мгновений, едва вновь развернулся к своей постоянной напарнице. Этих секунд девушке вполне хватило, чтобы прийти в себя. Юная красотка чуть покрасовалась в откровенной позе, словно демонстрируя себя единственному и ОЧЕНЬ заинтересованному зрителю. Однако едва Матвей смог сфокусировать взгляд на самом интересном, как девушка изящным пируэтом, что с равной долей сделал бы честь как опытной стриптизерше, так и балерине имперского театра, повернулась к нему словно вышедшей из под рук гениального скульптора попкой. Миг, и в стремительном прыжке Ольга практически без брызг пронзила толщу воды вслед за ярким лоскутком, смытым ледяным потоком!

Матвею лишь и оставалось, что стоять и задумчиво размышлять над одним очень интересным вопросом: его мало волновало, что его окружают сплошные психи, но вот почему в их среде так комфортно — уже очень серьезный вопрос!

— Матвей Александрович! — вывел из раздумий парня невозмутимый голос как всегда будто из воздуха соткавшегося дворецкого. — Глава Рода желает переговорить с вами.

Воронцову только и оставалось, что кивнуть. В конце концов, он здесь в гостях.

— Я провожу. — слегка склонился хранитель Очага Демидовых, и с уверенность прорубающегося сквозь льды Арктики ледокола первым отправился к дому.

«Казнь» диверсанта временно откладывалась.





Глава 2


Тук-тук — тук-тук — тук-тук…

Вдоооооооох…

Тук-тук — тук-тук — тук-тук…

Выыыыыыдох…

Успокаивающий перестук несущегося куда-то к ханьской границе поезда как ничто другое настраивал организм на медитацию.

Руки и ноги тяжелые и теплые…

Матвей почувствовал легкое покалывание в кончиках пальцев. Казалось бы — вот оно! Еще миг, и Огонь послушно откликнется на зов молодого мага. Однако шла минута, вторая, двадцатая, сороковая, а преданный с детства друг и помощник все так же молчал, запертый где-то внутри тела пережженными мощнейшей перегрузкой энергетическими каналами. Чертов Орден.

Легкая тень пробежала по безмятежному лицу юноши словно рябь по воде, но уже через миг мышцы вновь расслабились.

Пульс спокойный и равномерный…

Однако как ни старался Воронцов привести внутреннее состояние в соответствие с внешней безмятежностью, перед глазами вновь и вновь прокручивались события трехнедельной давности. В тот самый миг, как он почувствовал «взрыв» Огня в своей груди, вызванной программой Анны Христафоровны, он буквально потерял голову на несколько минут, спалив за это время квартиру почти дотла. Вот что такое настоящий профессионал! Ментальная стойкость Жнецов — притча во языцех, но даже ему пришлось очень постараться, чтобы терзающая душу и тело ярость подчинилась воле и, частично разуму. И ни один оргазм не способен сравниться с тем экстазом, что он испытал, отпустив всю эту мощь наружу прямо в логове Братьев.

И ведь все не зря было! Успели таки Михалковский с Ефимовским людей на позиции вывести, да еще и личных слуг государевых на пирушку пригласить не забыли, пока все внимание противника на разрушительном метеоре по имени Матвей сосредоточено было. Собственно, ради этого все и затевалось. Орденцы полагали, что силы Тройки и имперских спецслужб выдвинуты на перехват слетевшего с нарезки Воронцова, и попросту не успели привести в действие все те механизмы самоуничтожения, что с носом бы оставили любых атакующих при иных условиях. Ныне же удалось и «товар» захватить, что иным «противникам режима» причитался, и кое-кого из верхушки в гости «пригласить» для беседы долгой и вдумчивой. А уж инфы-то с уцелевших-таки серверов логистического центра извлекли столько, что вся управа неделю именинниками ходила.

В общем, скинуться на передачку в больницу пострадавшему во время штурма Воронцову нашлось столько желающих, что взявший на себя обязанности казначея Калашников просто завалил палату апельсинчиками-шоколадками и прочей снедью. Остаток же средств составил очень неплохую премию «симулянту», и был попросту переведен на банковский счет… Который вместе с премией официальной можно было назвать уже весьма внушительным!

Дыхание легко и свободно…

— Мины!!!

Вновь словно наяву набатом ударил в ушах чей-то крик в общем канале. Хорошо, что думать не стал, а лишь упал, накрывшись Огненной стеной. От обычных минометных снарядов спасло бы без проблем. Однако Братья, в излюбленной своей манере, боевые части мин доработали знатно. Взрывы буквально вбили в бетон всех, кто успел «прикрыться» артефактными, либо личными щитами. Таких было немного. Большинство же попавших в эпицентр разрывов, просто испарило, не оставив от тел буквально ничего. Куда меньше повезло тем, кто находился чуть в центре от рукотворного ада. Взрывная волна чудовищной силы с легкостью столь разрывала хрупкие в иных обстоятельствах тела людей.

Как позже узнал Матвей, не всегда своих носителей спасали даже артефакты типа «последний шанс», коими обязательно снабжался командный состав, начиная от майора и выше. Меж тем, теоретически, подобный амулет должен был выдержать прямое попадание артснаряда в 155 миллиметров! Один раз, правда, но все же…

Маг Огня выжил. Аспект надежно прикрыл от ударной волны и жара, и даже продержался до прихода групп эвакуации, но затем…

Проснувшись в госпитале, Воронцов впервые почувствовал, что его будто лишили чего-то родного, что всю жизнь было с ним рядом. Он даже не сразу понял, чего именно ему не хватает. Такого родного и нужного. Привычного, словно воздух, который мы даже не замечаем и не задумываемся о том, насколько он дорог, пока есть возможность беспрепятственно им пользоваться. Однако стоит попасть в удушающий захват на тренировке, как его необходимость ощущается необыкновенно остро. Что уж говорить о тех, кому не повезло стать гостем палачей, предпочитающих в качестве пытки использовать противогаз, шланг которого можно так легко пережать умелыми руками…

Приятное тепло разливается по диафрагме…

— Матвей Александрович, поймите, вам и так сказочно повезло, что вы почти не пострадали телесно, — заламывал руки доктор с лицо Айболита и фигурой тяжелоатлета, едва удалось угомонить действительно сорвавшегося с нарезки в глубокую истерику пациента. — Удар по энергетическим каналам был столь сильным, что их буквально выжгло, сузив проходимость до значений неодаренного. Поверьте, вам еще повезло, что вы можете ощущать Ки и пользоваться всеми возможностями «внутренней работы», иначе ваше восприятие сузилось бы до стандартных пяти чувств, а это…

А это смерть одаренного и рождение обычного человека. Редко полноценного, ведь Аспект дает возможность почувствовать мир намного полнее. Случаев безвозвратной потери Дара было не так много, но гораздо меньше было тех, кто после смог приспособиться к обычной жизни. А вот самоубийц и иных асоциальных типов среди «погорельцев» было предостаточно!

По счастью, в случае Матвея шанс на полное восстановление Дара и Аспекта был. И не плохой! Вот только где и когда произойдет это событие не смог бы предсказать и Нострадамус… Который, если верить архивам Тройки, был действительно сильным пророком.

Лоб приятно прохладный…

Покинуть гостеприимный лечебный покой парень смог только через полторы недели. На выходе из госпиталя Воронцова тут же приняли под белы рученьки гвардейцы Демидовых, и в результате короткой, но яркой перепалки, усадили в один из трех припарковавшихся прямо у входа в корпус внедорожников. Естественно, только после того, как продемонстрировали все полагающиеся «аусвайсы» от главы Рода (а вот сразу бы «грамотки» показали, и конфликта бы никакого не было!). Еще через три часа, оценив собственной задницей удобство кресел частного самолета и шикарного немецкого микроавтобуса, он стал гостем южного имения своей напарницы. Отправили, называется, подальше от места его зажигательного выступления.

Затылок и шея теплые и мягкие…

За последующую неделю, полную неги, загара и вкусной еды (а так же сна не менее восьми часов в сутки!), молодой маг не раз связывался с главой своего Рода, Калашниковым, и даже был удостоен дистанционной аудиенции с Его Светлостью Никитой Владимировичем. Его старались особо не нервировать, придерживаясь рекомендаций врачей, посоветовавших обеспечить «погорельцу» максимальный душевный покой, но по некоторым моментам картинку удавалось складывать. Судя по всему, ныне в Питере агентура Ордена кишела словно тараканы на грязной кухне, испугавшиеся вспыхнувшей лампочки. То есть разбегались во все стороны, стараясь забиться в труднодоступные щели, прихватив с собой все что можно спасти и уничтожив остальное.

Однако Матвей не сомневался, что как только ситуация слегка стабилизируется, Братья обязательно вспомнят, кто послужил причиной столь завидного шухера. Эта же мысль, как оказалось, посетила не только его светлую голову, а потому он вот уже сутки наслаждается вынужденным ничегонеделанием в купе поезда, что должен доставить его к месту новой службы, вблизи с ханьской границей. Некто умный и дальновидный решил, что нечего бойцу прохлаждаться, когда в отсутствие связи с Аспектом вполне можно совершенствоваться в иных военных навыках. Уже через четыре часа спустя после визита мысли в голову начальствующую, Воронцову в зубы сунули погоны мамлея[4], что по нынешней новомодной системе, лишь в прошлом году введенной в войсках, соответствовало более привычному прапорщику, который по новой системе из младшего офицерского состава «выбыл».

Хорошо хоть это нововведение пока коснулось только вооруженных сил империи, пока не задев остальные службы. Непривычно как-то…

Покой…

Матвей в очередной раз мягко уплыл в бездны медитации.

То что доктор прописал…

* * *

Вагонные споры — последнее дело, когда больше нечего пить… Так, если память не изменяла Матвею, пел подзабытый ныне кумир ушедшей эпохи. В купе споров не было, так как на маленьком столике его соседи умудрились разместить не только снеди на целый батальон, но и литровую запотевшую бутыль яблочного самогона, не забыв пригласить случайных соседей разделить с ними трапезу. Попутчики не замедлили согласиться!

Первые минут двадцать все разговоры сводились к невнятным молитвам богу чревоугодия:

— Эх, хорошо пошла!

— Курей попробуй, отлично вышли!..

— А грибочки мамка по осени сама катала… Закуси!

К алкоголю Матвей подходил осторожно. Ему ли не знать, насколько коварен может быть с душой «прогнанный» первач. Да не тот, что на продажу, а хозяйский! А ведь ему уже завтра командиру представляться. Не стоит сразу же светить мятой физиономией. Соленья же и копчения были действительно хороши! Конечно, Воронцов не знал, кто акая Марфа Витальевна, но человек она, должно быть, замечательный. Так готовить может лишь прирожденный талант!

То даже «маааасковская штучкаааа» в первом поколении признала, что брезгливо морщила носик в сторону СашкА, едва он ввалился в купе, благоухая ядреным табаком и легким «свежачком». Похоже, в путь дальний родня провожала его достойно. Парень же на ее гримасы внимания не обратил никакого, чем заставил удивленно вскинуть брови.

Вот так втроем и ехали. Истории лились из их попутчика рекой. Белобрысый здоровяк буквально сыпал их местными анекдотами про Ивашку-придурковатого, да Светку-шалаву. При этом у Матвея сложилось четкое впечатление, что «шалавой» неведомая Светлана в устах рассказчика стала вовсе не потому, что «этому дала, да этому дала», а потому, что «этому НЕ дала». Впрочем, это был единственный минус историй, так как парень рассказывал действительно интересно.

— Понимаешь, положительный настрой, заряженность на успех, аффирмации[5]…, - как раз попыталась объяснить «неотесанному мужлану» тоненькая словно спичка согласно последней московской моде «штучка» Аня основы «достигаторства».

Матвей в них верил не особо. Что-то подсказывало ему, что про круг общения девушки среди кадровиков и прочих, прости господи, HR, ходит грустная шутка:

«— Я молодой, перспективный, нацеленный на развитие, успех и самосовершенствование, а так же постоянное повышение скилла…

— Стоп, а делать-то ты что умеешь?!»

Как оказалось, громадный добродушный попутчик его мнение разделял вполне:

— Да хрень все эти ваши аффирмации, — на удивление четко и привычно произнес он слово мудреное, чем заставил Матвея слегка усмехнуться. — Вот у нас…

Впрочем, каждый из нас играет свою роль. Если СашкУ хочется притворяться увальнем, читавшим лишь «первую, синюю и букварь»… Да будет так!

— Да как хрень-то?! Да сама Ронда Берн[6]…, - возопила оскорбленная в лучших чувствах худышка!

— Да мне как то ровно, что за Берни…

— Берн!

— Да хоть Керн! — не меняя интонации продолжил здоровяк, заставив Матвея тихонько хрюкнуть.

Выходит из образа блондинчик, раз такими параллелями сыплет. А вот Аня, похоже, не поняла, что Сашок на ее знаменитую тезку намекнул. Ту самую, которой Пушкин строки посвятил: «Я помню чудное мгновенье…». Тот, кстати, гримасу попутчика разглядел влет, но лишь подмигнул. Не мешай развлекаться, мол.

А Матвей и не собирался!

— А все одно, все эти аффирмации — хрень полнейшая, да и опасная к тому же. Вздрогнем!

Мужчины чуток пригубили первача. Единственная среди них дама с горя жахнула чуть не пол стакана, заставив попутчиков удивленно вскинут брови. По подсчетом Воронцова, их спутница должна была уже давно упасть с такой дозы. В пересчете на ее вес, конечно. Однако она пока держалась вполне себе молодцом.

— Вот у нас был случай, — тем временем продолжил аргументировать свою точку зрения спонсор их сегодняшнего отличного настроения. — К Светке городской какой-то приехал. Весь из себя крутой и важный. На «Мерседесе» блестящем, да с кентами аж тремя! Подъехали они все такие важные к магазу, да и остановились. Вылезли эти франты из тачки, да давай на нас смотреть так, что я едва не пошел уточнить: «А чему это мы так мерзко улыбаемся?». Да не до того было. Устал. Покос-надои, сам понимаешь. Ра-бо-та!..

Последнее слово он произнес с чувством и расстановкой, словно невзначай кинув лукавый взгляд на ехидную попутчицу.

— Так вот не стали мы его расстраивать, что десятилетнем «Мерсом» у нас никого не удивишь. Ты б видел, на чем у нас к ДКшке подъезжают во время дискотек. Пареньки, кстати, через пару деньков и увидели. Загрустили так, что аж пожалеть хотелось. У нас ж, кто работать хочет, тот и зарабатывать может! Но это ладно! Московиты поначалу-то как-то скукожились. Наслушались, видать, в городе своем, как у нас после танцулек развлекаются. Да вот только не интересны они никому были. Не покажешь на них удаль молодецкую. Да и зашибешь ненароком, так Светка вовек больше не даст!

А глазки-то у Ани загорелись. Она даже сняла свою кофточку оставшись в мало что скрывающем топике. В смысле, скрывать ему было нечего настолько, что Матвей даже подумал крамольное: «кажись, в Москве, в кругах „культурно-интеллигентных“, как она сама их называла, веяния европейские, гетеросексуальность попирающие, сильны весьма и весьма!»[7]. Иначе от чего бы из девочкам так стремиться быть похожими на анарексичных мальчиков? Впрочем, возможно, он и преувеличил. И выпил. Да, определенно выпил.

— В общем, помыкались эти бедолаги, почуяли, что их бить прямо сейчас никто не будет, так осмелели — прям сил нет, — тем временем рассказывал Сашок. — Даже до меня докопаться попытались. А я чего, не интересно мне! Щелбан их заводиле отвесил, да отдыхать продолжил. Смотрю, а они то к одной компании подходят, то к другой… И везде-то их по маршруту шлют.

— Какому? — тут же непосредственным котенком влезла в монолог Аня, в чьей светлой головушке алкоголь пробудил любопытство рьяное.

— Эротическому, — добродушно объяснил любопытной попутчице рассказчик, отчего та слегка порозовела. — А тут Мага как назло им попался. Он ведь небольшой у нас. Городской заводила его плечом как н-н-нааа! Тот же просто слегка подвинулся, давая противнику пролететь мимо. Удивленно посмотрел на растянувшееся посреди танцпола тело. Хмыкнул, да дальше пошел! Вот сообразил бы умный человек, что все, хватит, так нет, упырь непуганый вскочил, да за дагом нашим погнался. Ой зря… На свою беду — догнал! «Я вынь чудь знаю!», — говорит.

Матвей сложился пополам от такого «обозвания» борьбы винь-чун.

— Во-во, — по-своему истолковал его смех Сашок. — Вот и Мага охренел. «Че ты там вынуть собрался, чудик?!!» — пока еще вежливо спросил он. А городской все свое гнет: «Пойдем, выйдем! Я тебе покажу!». Ну, тут уже и наш даг сорвался: «Ты, пилять такая, кому тут что показывать собрался!»!

Воронцов ржал уже в голос.

— Городской вышел. Один. В окно. Хорошо, хоть первый этаж был…

— А при чем тут аффирмации-то? — спросил сквозь хохот парень.

— Так Светка потом рассказала, что тот с нашим Малышом «побазарить» хотел, — пожал плечами блондин. — Весь вечер себя убеждал: «Я сильный, я опасный! Все решится в мою пользу!». Вот только ловил он его по первому правилу охоты на медведя.

— Это какому? — вновь влезла в разговор любопытная мордашка, чуть ближе подвинувшись к рассказчику.

— Какое первое правило охоты на медведя? — риторически спросил Матвей, и тут же сам ответил. — Главное ни в коем случае его не встретить!

На секунду в купе повисла тишина. Сашок разливал очередную, чуть недолив попутчице. Еще не хватало позже с пьяной «стаааалиной шучкаааай» возиться. Анечка теребила свой топик, маслянисто поблескивая уже нетрезвыми глазками. Хотя Матвей готов был рубь за сто о почестной заклад биться, что она еще более чем в адеквате. Тяжело им там в Москве живется, раз такие дозы без проблем выдержать могут…

— Так а дальше-то что? — попыталась вернуть к теме аффирмаций рассказчика Аня.

— А! — «вспомнил», к чему вообще вся история шла Сашок. — Так перебрал в тот вечер Мага. Мы когда возвращались, так он столб плечом задел фонарный, да как заорет «Да что ж тебе, сука надо-то!», и давай его кулаками месить! Руку сломал! Подумали мы, да и решили, что сам он так слететь с нарезки не мог, а значит, все вот эти самые аффирмации виноваты! Хотели мы навестить городского, так он и сам задерживаться не стал… Умотал обратно!



Аня крепко задумалась.

— Так твой друг просто нажрался…

— Ну да! — легко согласился тамада нынешнего вечера.

— А при чем тут опасность?

Здоровяк лишь криво усмехнулся:

— А, представь, поймали бы… Пришибли ж на хер бы!

На какое-то время купе погрузилось в тишину. Матвей отполз поваляться с книжкой, а Сашок с удивительной для его комплекции грацией взлетел на верхнюю полку. Лишь Анечка осталась сидеть внизу и грустно думать о чем- то своем.

— Мальчики, а я вам совсем не интересна? — девушки хватило всего минут на сорок молчания.

Два быстрых взгляда. Воронцову так точно не очень, а СашкУ, похоже, так и вовсе уже все равно кого мочить, кого е… Кхм, любить.

— Час! — коротко обрубил Матвей, поднимаясь с полки в сторону коридора.

Не успела дверь закрыться, как из купе раздалось азартное шуршание.

«И правда, иногда лучше полчаса помолчать, чем весь вечер уламывать!», — в очередной раз подивился народной мудрости парень, направляя стопы свои в сторону вагона-ресторана.

Ему срочно необходим был кофе. Следующие шестьдесят минут придется бодрствовать!

* * *

Аня выпорхнула из купе спустя полтора часа. Свежая и счастливая настолько, что даже забыла попрощаться с Матвеем, уделив все внимание СашкУ. Второй попутчик исчез посреди ночи. Причем сделал это настолько бесшумно, что даже не потревожил Воронцова, который в свете последних событий спал ну очень чутко! Ну а к его станции поезд подошел в 5.45 утра, оставив сонного парня с баулом в руках «дозевывать» на перроне в одиночку.

— Ну здравствуй, Заебкалье! — только и пробормотал он.

Забайкалье обиделось на подобную фамильярность, и ответило хаму сильным ударом в спину, сбивая с ног, и надежно фиксируя руки.

— Лежать! Не двигаться. Мордой в пол, сука!!

В общем, взяли красиво и жестко, сунув под нос такую бумагу, что «держала» покруче любых кандалов. Как выразился Булгаков: «Окончательная бумажка. Фактическая! Настоящая!! Броня!!!».

Похоже, служба Матвея Александровича начиналась с экскурсии в местные «застенки».

При-коль-но…



Глава 3


— Хреновый день у тебя выдался, мистер Хряк, — задорно ухмыльнулся Матвей своему воображаемому собеседнику.

А чем еще прикажете заниматься на четвертый день протирания штанов в небольшой тусклой и душной одиночке, где из всех достопримечательностей и развлечений лишь шконка. Если первый день Воронцов еще пытался ломать голову над своим положением, то уже на третий он начал развлекать себя и гипотетических тюремщиков различными непотребствами, выраженными в устной форме (А почему бы и нет?). А потом появился Он — Хряк.

История самого молодого мага была скучна — приняли его на перроне и спустя часика четыре путешествия на полу армейского грузовика, изредка охаживаемый в пределах разумного солдатскими берцами, он уже обживал сии покои. Вполне вероятно, что некий мастер пера и виртуоз слова смог бы описать их во всем великолепии скрытой красоты сего помещения. Молодой же парень только и отметил полку-шконку, умывальник, да дырку в полу в качестве параши. Вариации надписи «Здесь был я» на любой вкус и цвет прилагались: матерные, слезливые, и даже чуждый нашим осинкам и березкам АСАВ[8]. Однако и интеллигенции здесь место нашлось. Мелким почерком на одной из стен камеры каллиграфическим почерком были выведены бессмертные слова Вийона[9]:

Я — Франсуа — чему не рад!

Увы, ждет смерть злодея.

И сколько весит этот зад,

Узнает скоро шея!

Силой духа Вийона Воронцов, конечно, восхищался, но становиться его последователем не собирался от слова совсем. Очень уж ему не хотелось на заре жизни свести знакомство с «Конопляной Тетушкой», как в свое время прозвали пираты веревку с петлей на конце.

Вместе с громко хлопнувшей дверцей в узилище пришел мрак, изредка слабо разгоняемый редкими лучиками солнышка, робко прокрадывающимися сквозь мизерное окошко. Зарешеченное, естественно. Хотя сквозь него вряд ли протиснулся бы и котенок. Хотя, судя по иным шедеврам «наскальной живописи» сделано это могло быть и с целью спасения котиков от участи еды. Пытки голодом здесь, похоже, практиковали.

Для пущего «ужасу» на одну из стен были художественно нанесены кровавые разводы. Красиво так, талантливо, чтобы попавший сюда «квартирант» сразу оценил всю доступную ему в ближайшее время экскурсионную программу от неведомых палачей. Вот только не учли, дурашки, иных способностей Жнеца. Вернее, не знали о них. Ну вот не делится Тройка столь интимными подробностями своих сотрудников. Даже с армией. Парень прекрасно знал, чья кровь разбрызгана на стене. Человеку она не принадлежала от слова совсем.

Так в фантазиях Матвея и родился персонаж по имени Хряк, похожий на закабаневшегося Пятачка, героя западной мультипликации. Черная шляпа, дымящаяся сигара и томми-ган в руках вполне удачно дополнили образ. Уж его-то точно не скучно приняли профессиональные волкодавы. Жнец почти наяву видел как Хряк, мужчина настоящий, дал жару двум отделениям спецназа, сделав около пяти тысяч выстрелов из стандартного «барабана» любимой игрушки чикагских гангстеров, сбил прилетевшую подлодку и по примеру олимпийских метателей дисков запустил обратно прибывшую на помощь штурмовикам летающую тарелку. А затем его напарник-хомячок подал ему второй магазин, и началось…

Хряк и дальше мог бы отбиваться от орд штурмовиков, коль не споткнулся бы о хомячка, вот тут-то его и скрутили бесчестные и бессчетные враги. Нет бы подождать, пока благородный сэр подымется и продолжить извечный диспут о добре и зле…

Израненных «героев» со всеми мерами предосторожности доставили в эту самую камеру. Первым, очнулся, естественно, мощный Хряк. Убедившись, что в этот раз выпало ему оказаться по ту сторону решетки, он грустно поплелся будить своего напарника. Тот плох был настолько, что трогать его без специальных медицинских знаний было небезопасно. А кто бы был «хорош», пережив падение свиной задницы при такой-то разнице в размерах. Тогда сэр вытащил заныканную на (в?!!) теле перед самым падением последнюю сигару и задумчиво уставился в маленькое окошко.

— Дай затянуться, — раздался со шконки едва слышный голос, что принято называть умирающим. — Совсем плохо!..

Не смог отказать верному соратнику Хряк, протянув к ослабевшим губам товарища дымящуюся сигару… Взрыв аннигилировавшего, как ему от капли никотина и полагается, хомяка уничтожил маленькое тельце, а свиную тушу напарника буквально размазал по стене! Да так качественно, что закрасить ее ныне было куда легче чем отодрать…

А вот не стоит калечить собственным филеем верных соратников!

Короткая медитативная визуализация привычно сняла тревогу и подняла настроение. Все-таки 18-летний парень, пусть и успевший слегка повидать, вовсе не машина для убийства, чтобы с глубоким фатализмом воспринимать все происходящее. Пожить, собственно говоря, хотелось еще очень и очень. Причем желательно на свободе, долго, счастливо и с тем же количеством здоровья, что имелось до заселения. А в плену огромное количество жертв приходится вовсе не на тяготы и лишения, а на стресс и другие психологические факторы. Это еще амеры в свое время установили, во время заварушки с одной маленькой, но гордой страной (а других противников у этих ковбоев я что-то не припомню! Ну не считать же полноценным участием бравых парней в добивании фашисткой гадины, когда их компании практически до конца войны продавали «страшному врагу» столь необходимую им нефть). Поэтому ментальная разрядка стала насущной необходимостью.

«В следующий раз можно представить будет, откуда Хряк спички в камере достал», — разогнала бодрая мыль остатки трансового тумана.

Сладко потянувшись, Матвей легко взмыл на середину камеры из позы лотоса, в которой провел последние два часа, и, улыбнувшись своим мыслям, привычно проорал в сторону двери:

— Эй, хозяева, вы хоть про вилкой раз или пики точены спросите!!!

Прислушался. Привычная тишина была ему ответом. Что тоже на психику давило знатно!

— Сво-бо-ду! Сво-бо-ду!!! — дурным голосом спародировал парень одного известного персонажа Кешу.

Про попугаев, правда, упоминать не стал. А то, говорят, что в тюрьме всякая птица — петух. Так ли оно на самом деле, проверять на собственной заднице не хотелось совершенно! Ведь вовсе не так, факт, что его блаженное, по сравнению с альтернативами, пребывание в одиночке сегодня-завтра не закончится.

— Ах так? Ах вот ты как? Ах вот ты, значит какой, да?! — продолжал юродствовать Матвей, пока кто-то, не выдержав попирания правил внутреннего распорядка (с которым, кстати, Воронцова ознакомить не изволили!), не долбанул чем-то тяжелым в дверь. — На самом интересном месте! Ой, а я-то думал…

Невидимый «собеседник» не ответил. Однако ощущение того, что где-то поблизости есть живые люди, пусть и находящиеся с тобой по воле случая по иную сторону Игры, грело и вселяло хоть какую-то надежду.

— Ну, прилетаю я как-то на Таити, — разочарованно выдохнул себе под нос узник. — По области — туман, ветер северный, порывистый…[10]

«Ну и фиг со всеми вами, может, вы мультфильмов не любите, твари бессердечные?!», — решил парень, приступая к выполнению небольшого динамического комплекса из арсенала цигун. Сорокаминутную тренировку он закончил парой асан из йоги, прекрасно отдохнув мозгом и телом в Шавасане — позе трупа.

В ней он пролежал до темноты, как прописал доктор, пытаясь «нащупать» внутренний Огонь.

Привычный лязг не заставил Матвея даже повернуть головы. Он прекрасно запомнил, с каким звуком дверь открывалась во время его заселения, а с каким распахивается небольшое окошечко, через которое доставляется еда. Не слишком много, не слишком вкусно, но вполне хватает, чтобы прилично существовать в режиме «энергосбережения».

Приятный запах защекотал ноздри через несколько секунд после второго хлопка окошечка. Парень удивленно обернулся, и хорошее настроение растаяло словно утренняя дымка — на полу стояла порция раза в три превышающая стандартную, а запах упрямо свидетельствовал о том, что в этот раз трапеза имеет все шансы стать действительно приятной и вкусной.

Воронцов грустно посмотрел на предложенное изобилие, сглотнув невольную слюну, после чего бросил печальный взгляд в сторону окна. Натюрморт из вроде бы обычной на вид картофельной пюрешки, нехилого куска мяса (даже по его меркам!) и свежайшего на вид салата из помидоров и огурцов деморализовал не хуже сокамерника-пи***а. Активного и здоровенного. Местный шеф-повар даже расщедрился на пару маслянистых даже на вид пирожных!

«Нынче будут бить!», — вздохнул про себя парень, и принялся думать, как бы заныкать еду на после того как, так как момент до того как лучше встретить натощак. Лично на его вкус. Тогда во время того как, возможно, не будет слишком сильно рвать.

И где бы здесь сделать нычку? На месте тюремщиков он бы обязательно проверил камеру, пока коллеги развлекают «постояльца» иными изысками интенсивного допроса. Да и от тараканов бы сохранить все это великолепие было бы не плохо! Да, «статсиков», что давно стали в больших городах чем-то вроде легенды и страшилок для детей, здесь водились. Парочка на глаза молодому недомагу уже попадались! И если бы в обычной жизни парень не задумываясь бы познакомил такого соседа с тапочком, то здесь… Ну, какое-никакое, а все ж таки соседство! Живая душа, блин.

За ним пришли через час после «ужина». К еде за это время Матвей так и не притронулся. В конце концов, пищи лично его пока не лишали, а это значит, что упадок сил из-за недостатка калорий ему временно не грозил. Лязгнуло небольшое смотровое окошечко, за которым мелькнули свинячьи глазки местного вертухая, и через миг его здоровенная (судя по морде лица!) утроба исторгла из себя грубым прокуренным голосом классическое:

— Синицын, на выход!

Услышав свою «нынешнюю» фамилию, Воронцов чуть облегченно выдохнул: «Все-таки не Тройка!». А значит шансы побарахтаться еще оставались вполне и вполне!



Глава 4


Предчувствие Матвея не подвело — вертухай оказался действительно жирным и медлительным, как и двое его подчиненных. «Интересно, они форму по спецзаказу шьют?», — парень сильно сомневался, что у стандартного камуфляжа пуговицы могут застегиваться на таких трудовых мозолях даже теоретически! Ох, и интересную же комбинацию можно было бы крутануть, будь его целью побег… Однако план «На волю любой ценой или побег из курятника» он все-таки решил отложить до прояснения ситуации. Ну а там, глядишь, уже и не придется быть главным солистом мелодии «То не досочки, то косточки хрустят»!

Да и по косвенным данным, узилище все-таки было не гражданское. Скорее всего, находился он на военном объекте, а по стандартам, системы контроля доступа, которые, естественно, не дадут просто так покинуть объект молодому магу. Не смотря на все его желание. Особенно это касалось частей боевой готовности, которых в этом регионе было большинство.

— Шагай, тля! — обладатель хриплого голоса придал ускорение узнику тычком в спину. — Обед, б**, скоро, а он плетется!

Больно, блин! Однако на этот раз Воронцов-Синицын ограничился мысленным переломом руки наглого охранника, пообещав себе в случае рецидива обязательно вернуться для обстоятельного разговора. Особенно после восстановления его в правах уже не внештатного, а полноценного канцеляриста. С мандатом Тройки тут вообще разговоры можно не вести, а… Приятные мысли о сокращении персонала среди вертухаев самыми кардинальными способами на время отвлекли сознание мага. И пусть он прекрасно знал, что мстить сюда не вернется никогда просто потому, что это станет серьезным пятном на его личным деле, но помечтать было приятно. Да и нервы чуть подуспокоились, а потому вышел из не такого уж и большого безликого здания во вполне рабочем состоянии.

Рассмотреть и запомнить здание местной комендатуры времени ему не дали. Уже у входа парня буквально перехватили в стальные захваты два дюжих хлопчика, тут же проводившие его до «клетки» в задней части поджидавшего буквально у входа «козлика». Да и любоваться архитектурой парня совсем не тянуло.

Гораздо интереснее было поймать взгляд свиноподобного вертухая и плотоядно ему ухмыльнуться. Плюс секретный ингредиент — капелька внутренней энергии. Тот взгляд своего пленника оценил. По-своему. Все, что нужно, он в глазах молодого, но достаточно крепкого парня, который именно в этот момент представлял себе дальнейшую судьбу конвоира в таких красках, что и финал мистера Хряка для него мог показаться за легкий исход, прочитал! Впрочем, при его весе вполне могло оказаться, что взбледнул он с лица и за пару минут ожидания неоднократно стирал пот со лба вовсе не от открывшихся перспектив, а по причине проблем с давлением, например. Кто его знает? Температура-то уже +10. Может, и вправду жарко?

Впрочем, стоило видавшему виды и подвиды внедорожнику тронуться с места, как зверское выражение и уверенность в печальном жизненном итоге конвоира словно по волшебству исчезли с лица Матвея. Их место заняло умиротворение. Все-таки сделал гадость — сердцу радость!

Надо уметь получать удовольствие от мелких пакостей. Так его учил дед на занятиях по самоконтролю. А Старый Коршун херни не посоветует!

Спереди раздался негромкий, но жизнерадостный смех.

Воронцов обернулся на своих новых конвоиров. Один вроде и улыбался, радуясь шутке над охранником, а вот глаза его были нифига не веселые. Цепким был его взгляд, и расчетливым. Молодой унтер даже расщедрился на поднятый вверх палец. Второй же держал обстановку вокруг транспорта, и на такие мелочи, как издевательство над армейскими комендачами внимания своего не обратил. Профи. Оба. Плюс водила ну вот совершенно на лопуха не тянет. Отдельный корпус жандармов… Ну надо же! Уж не к смертям ли везут?

— Слышь, мужики, а кормить как, будут? — поинтересовался парень, ответа, понятно, не ожидая.

— А фиг его знает, — к удивление подконвойного ответил все тот же не сводивший с него взгляда крепыш. — Запираться не будешь, так и покормят, а будешь, так тебе вроде и некогда будет. Программа у палачей, знаешь ли, плотная!

Упоминание палачей парень пропустил мимо ушей. Нужно попробовать максимально долго сохранить душевное спокойствие, прежде чем все оно начнется.

— А ты чего же? — поинтересовался у него парень. — Разве сейчас ты не должен меня обрабатывать страшилками, чтобы смертям работать проще было?

Парень при упоминании сотрудников контрразведки особого корпуса, получивших свое прозвище за сокращение их лозунга «Смерть шпионам!», лишь усмехнулся.

— На хрена? — расслабленно бросил он. — Там такие зубры сидят, что моя помощь им как слону дробина! Вот ежели ты побег задумал на марше…

Выражение лица молодца мгновенно стало жестким и оценивающим.

— … То доехать-то ты доедешь, да вот целым ли? — продолжил делиться своими взглядами на жизнь унтер (жандармы в отличие от вояк до сих пор пользовались старой системой званий). — Парнишка ты, вижу, понятливый. Поэтому спрошу прямо. Будут от тебя неприятности?

И ведь ни разу не шутка! Читал Матвей как-то должностные инструкции этих бравых парней. Интереса ради. Что-то там было про вежливое обращение, сохранение здоровья подконвойного и даже корректность действий. Однако читал он и полевые отчеты, прекрасно понимая, что если отдельных указаний на его счет нет, то их основная задача — довезти его живым. И способным на коммуникацию. То есть, оставив способность либо говорить, либо писать. А доехать до пункта назначения с переломанными пальцами или отрезанным языком ему вовсе не улыбалось. Целитель, конечно, многое может исправить, вот только когда он к нему еще попадет?!

— Не, приятель, жизнь понимаем, — насколько возможно беззаботно бросил Матвей. — Ведь у тебя жена есть, дети. Всем кушать хочется. Так что премии за побег тебе лишаться никак нельзя. Мужик ты вроде нормальный, так что подставить тебя мне совесть не позволит!

Лицо унтера на миг закаменело при упоминании семьи, но тут же слегка расслабилось, стоило парню договорить до конца. Понял, что угроз адрес родных не будет. «Вот не поняли бы тебя сейчас, и до места можно было бы и вообще не доехать!», — отвесил себе мысленного подзатыльника Воронцов. Таких случаев из отчетов он тоже вынес не мало. И все как один при попытке к бегству, либо нападения на конвой.

Все же длинный язык — зло. После реплики про семью в машине установилась тишина. Интерес к диалогу не сводящий взгляда с парня здоровяк потерял начисто. А тот и не настаивал, углубившись в свои мысли и наблюдения за пейзажем. Вопреки только что данному обещанию, парень запоминал маршрут и примерный план объектов, которые удавалось разглядеть. Автоматически. Как учили. Впрочем, он еще надеялся, что нарушать данное унтеру обещание ему не придется.

* * *

Здание, где квартировали жандармы, один в один напоминало казематы, где Воронцову уже пришлось погостить несколько дней. Те же два этажа над землей и несколько под. По крайней мере, по темному времени особых отличий он в значимых деталях найти не сумел. Значимых — в смысле важных для его планов по несанкционированному выходу из здания. А так все один в один — короткое фойе с сонным караулом. Ага, знаем мы эти фокусы — вроде и почти спят бойцы, а как нужда припрет, так палец уже у переводчика огня, а второй у спускового — оба «засони» готовы вмиг залить узкое пространство свинцовым дождем. И попробуй тут не замочись!

В остальном же все произошло просто и быстро. Короткая регистрация в журнале, два пролета до второго этажа и вот уже Матвей под внимательным присмотром того самого весельчака из джипа устраивается на неудобном стуле за одним из рабочих столов в ожидании смершевцев в крошечном кабинете. Боец же безэмоциональной статуей застывает у порога. Больше не улыбается. Не положено.

Следователи жандармов изволили явиться лишь через полчаса в количестве двух штук. Невыразительные лица, отсутствие каких-либо регалий на камуфляже и одинаковые короткие стрижки. Разве что один был достаточно плотным и подвижным с погонами капитана и флегматичный медлительный полуполковник, которого в детстве наверняка дразнили обидными кричалками вроде: «Эй, Череп! Чего худой как палка?!».

— Врут, суки! — констатировал Матвей, едва парочка пересекла порог кабинета.

Круглое лицо невысоклика налилось нехорошим румянцем. Не привык, видать, чтобы его «клиент» сам разговор начинал, да еще и по матери.

— В чем же, молодой человек? — с ледяной вежливостью уточнил дылда.

— Все! — убежденно констатировала Воронцов.

— И что же они врут?! — закипая, но еще вполне держа себя в руках, уточнил колобок.

— Говорят, двум смертям не бывать!

Смершевцы переглянулись. Ситуация была неправильной. Они ж не какая-нибудь армейская контрразведка, что хоть и пользует своих «подопечных» в качестве презерватива, но все же не имеет такой жуткой славы как политическая полиция империи.

Колобок сделал стремительное движение вперед, впечатывая кулак в диафрагм парня.

«Техничный, сволочь!», — оценил Матвей, пытаясь поймать дыхание на полу. Корчиться и жадно хватать ртом воздух ему не мешали минуты две. Наконец, его вновь вдернули вместе со стулом в вертикальное положение. Жаль зафиксированные весельчаком за спиной руки не позволяли потереть ушибленное место. Он бы этой привилегией воспользовался бы с превеликим удовольствием…

Бил точно, больно… Но без желания покалечить. Воронцов не раз читал медицинские отчеты по состоянию «жертв кровавого режима», как вовсю воет иностранная пресса, так что о характере травм после подобных допросов имел самое полное.

— Пообщаемся? — мягко спросил дылда, едва парень смог сфокусировать взгляд на его лице.

— Вы достаточно убедительны, господин полуполковник, — только и ответил Матвей. — Спрашивайте!

«Шапку» допроса с уточнением персональных данных, стандартными «не был», «не привлекался», «не состоял», прогнали быстро и тут же перешли к сути вопроса.

— Восемнадцатого апреля вы имели контакт с резидентом израильской разведки. Нам необходимо узнать о характере встречи и суть вашего сотрудничества с иудейскими спецслужбами. Для начала.

Парень задумался. В этот момент он находился в поезде, и кто из его попутчиков мог бы быть «контактом» — не понятно.

— Ааа… Почему иудейскими?! — насмешливо фыркнул он, тут же поплатившись за непочтительный тон вторым падением на пол.

А колобок хорошшшш…

— Повторяю вопрос, с кем и с какой…

— Я!!! — возопил Матвей, едва снова смог вогнать в свой организм очередной порцией живительного воздуха.

— Что ты? — хмуро спросил невысоклик.

— Эрцгерцога Фердинанда грохнул, Дантеса на дуэль подбил и дочку генерала трахнул!!!

— Какого? — даже слегка опешил толстяк.

— Да любого! — возопил в ответ маг. — Все подпишу, во всем сознаюсь, только не бейте больше!!

Некоторое время оба смершевца с интересом рассматривали очередного клиента. Только вот глаза оставались холодными и безразличными. Эти стены видали еще и не такое.

— Издевается? — светским тоном обратился он к своему коллеге.

— А то, — гнусно усмехнулся тот. — Добрый материал попался. Поработаем…

— Интересно, кто-нибудь из них в курсе, что допросы в ночное время запрещены? — спросил Матвей в пустоту.

Естественно, ответа на свой вопрос он не получил.

— Молодой человек, — со вздохом сожаления закрыл папку, что расположил перед собой в самом начале Череп. — Сегодня разговора не получится. Сейчас мы отправимся по домам, где нас ждет вкусный ужин, теплые кровати и жены под боком. Если вы еще раз хотите испытать эти удовольствия хоть когда-нибудь, то рекомендую вам скорректировать свою линию поведения и завтра продолжить беседу в более позитивном ключе. Сегодня же мы передадим вас специалистам по… силовому дознанию, чтобы завтра к утру у вас было больше стимулов к инстинктивному диалогу. У вас есть вопросы.

— Есть один? — голосом примерного ученика, что вечно занимает место за первой партой, прямо перед носом у учителя, ответил парень.

— Где здесь туалет, а то ссать хочется…

— Вам — везде, — с намеком на улыбку, которая жутковато смотрелась на его лице, ответил Череп. — Только помните, что испачканные предметы, вероятно, будут оттирать вашим же лицом. А поход в… санузел вы попросту не заслужили своим нежеланием сотрудничать.

— Еще вопросы? — зло рыкнул толстяк, взмывая с табурета, на который уселся минут за пять до того.

— Сколько чисел после запятой числа Пи вам известны?!

Смерти вновь переглянулись и покинули кабинет.

— До****лся? — просто спросил его конвоир, всю беседу изображавший статую при двери.

— Д*******я, — согласился Матвей с грустным вздохом, на самом деле прекрасно понимавший что он делает и с какой целью. — В туалет-то заведешь?

— Не положено. — только и был ответ.

— Изверги, — задумчиво согласился парень, уже «предвкушавший» встречу с палачом. — Пошли?

— Пошли… — вроде бы как с сочувствием ответил конвойный, поудобнее перехватывая руку Матвея, заставляя парня скрючится в три погибели.

И злости к нему узник не чувствовал ни капли.

Работа у мужика такая. Чего уж тут.


Глава 5


Местная «зеленая миля» оказалась до обидного короткой. Всего-то девять шагов до лестничной клетки, плюс еще двадцать шесть до заветной дверцы, и шесть пролетов вниз между «пешеходными» отрезками. Подвал, кстати, был куда более древним, чем безликая коробка сверху. Холод, мрак, каменные стены и… Обычные офисные двери из ломкого пластика, среди которых танком на парковке американских «Фокусов» выделялась обитая тяжелыми железными лентами потемневшая от времени деревянная «привратница». Монументальная и прочная, словно вековая скала.

Впечатление производило.

— К стене! — скомандовал конвоир, и, убедившись что его напарник контролирует узника, оттарабанил известный любому ребенку в империи перестук.

Тууук-тууук-тук-тук-тук…«…Выходи со мной на связь», — автоматически про себя закончил Матвей в такт ударам кулака по темному дереву. Хреновенько у ребят с фантазией. Аль местных палачей очень уж не уважают.

Ничего не произошло, а, может быть, и Воронцов, расположившийся зубами к стенке, просто не услышал. Однако уже через миг его дернули, а дверь, несмотря на внешнюю громоздкость, на удивление легко открылась внутрь.

Жалобно звякнули наручники, украшавшие сведенные за спиной руки Матвея, и вот он попадает в святая святых местного гестапо — камеру пыток. Нет, не так! Камеру Пыток. С большой буквы оба слова и придыханием при произношении.

Старые верстаки были сплошь и рядом завалены грязными (фу такими быть!) инструментами для разделки несговорчивых тел, по стенам были развешаны анатомические плакаты, что можно увидеть в любой больнице или классе биологии, а посреди стоял древний устрашающего вида «трон» с опцией фиксации головы и конечностей металлическими лентами. Похоже, именно там планировалось разместить главного гостя сегодняшнего вечера. Однако главной фишкой этого бардака стал открытый горн, где уже раскалились до красноты устрашающего вида щипцы.

Как… Несовременно! У Матвея был в свое время курс полевого допроса, где его неоднократно тошнило от некоторых… упражнений. И он прекрасно знал, что нужного эффекта можно добиться чище и проще, а тут средневековье какое-то. Р-ретрограды!

— Подконвойный номер…, - попытался доложить унтер, но тут же был прерван ленивым взмахом руки одного из палачей.

— Оставь, — произнес звероподобный служитель дыбы и топора, лицом напоминавший терминатора (того самого, с мордой ободранной). — Сами разберемся.

Унтеру такое отношение и обращение не понравилось от слова совсем. Ага, похоже, корпоративная конкуренция здесь на высоте!

— Где зафиксировать? — вида его конвоир не подал, но Воронцов-то очень хорошо почувствовал, как на миг дрогнули его пальцы.

Рубль за сто, ох как бы он хотел сейчас начистить одну рожу, на которой жизнь итак успела оставить несколько отметин. Часть из них, насколько успел отметить парень, явно клинком вострым. Редкий случай, когда биография на лице написана крупными мазками!

— Оставь, он же в наручниках! — второго палача с напарником роднила только фигура борца тяжелоатлета, а вот лицо наводило на мысль о том, что продавщицы до сих пор у него паспорт при покупке пива спрашивают.

И это не смотря на внушительные габариты. Мало ли сейчас молодежь вымахивает. Поколение акселератов…

Дверь за спиной парня закрылась с ужасным скрипом. Наверное, это должно было произвести впечатление, и парень не смог бы удержаться от усмешки, если бы поток концентрируемой энергии не выветрил из его головы все лишние мысли. Воронцов «сжал в точку свою Ки, объединив в себе оба начала, чтобы в момент движения мысль и тело работали синхронно, превращая любое намерение в тотально-эффективное действие», как бы сформулировал один из его инструкторов внутренней работы старый ханец Ляо Тонг.

— Садись пожалуйста, — предложил пупс, как его про себя окрестил Матвей, взмахом руки указывая на единственный стул в помещении.

— Ну на фиг, — заявил Воронцов не двигаясь с места. — Я лучше пешком постою!

Палач вроде как изумленно взмахнул густыми ресницами, пристально разглядывая объект своей будущей работы. «Интересно, а в человека живого острой тыкая он так же невинно глазками хлопает: „Мол, интересно, а если еще и это яйцо отрезать, то как оно будет? А потом еще наверняка искренне расстраивается, что третьего нет, чтобы контрольный замер произвести!“», — только и подумал Матвей, прикидывая количество смертников в помещении.

Вместе с ним выходило пятеро. Пупс, терминатор и двое габаритных ребятушек, ныне возящиеся с какими-то устрашающего вида железяками.

Четырем смертникам не повезло. Не рассчитана стандартная армейская машина на противодействие практикам внутренней работы. Равно как и на работу с элитой боевых искусств или магами. Во-первых, всех вышеозначенных действительно мало, ну а во-вторых, существуют специальные подразделения для работы с одаренными в общем смысле этого слова. Войсковой же устав предписывает уничтожение подобных объектов на месте любыми доступными способами.

— Вопрос есть! — прорычал Матвей, которому уже действительно тяжело было сдерживать рвущиеся наружу силы.

Вот ведь недоучка… Нормальный практик должен контролировать поток внутренних энергий, а не расплескивать их словно брызги из кипящей кастрюли.

— Задавай, — удивленно вскинул брови пупс. — С удовольствием ответим.

— Кто придумал поставить шкаф прямо перед дверью, открывающейся вовнутрь? — спросил он, окидывая взглядом воистину монументальное сооружение, часть полок которого была заставлена какими-то папками.

— Учет и контроль, молодой человек, учет и контроль, — безэмоционально выдал терминатор, раскладывая колюще-пиляще-режущие инструменты в одном ему понятном порядке. — Без этого никак. Да и кровь и иные физиологические жидкости во время бесед до туда не долетают. Я удовлетворил твое любопытство? Тогда сади… Что за?!

А это жалобно звякнули разрываемые наручники. С диким ревом Матвей вцепился в полку шкафа и резко дернул на себя, по инерции делая пару шагов назад… Со здоровенной доской в руках.

С секунду он удивленно глядел на нее, затем выдал сакраментальное «вот, б**!».

Акселерат хихикнул.

— Ща, подождите, — вздохнул Воронцов, отставляя вырванную с корнем полку в сторону. — Все сделаем!

Ему не мешали, явно предвкушая отличное шоу перед работой. В конце концов, до конца смены было еще далеко, и им иногда бывало действительно скучно!

С громким треском монументальное сооружение завалилось на стену, надежно блокируя дверь. Что заставило палачей немного призадуматься. Возможно, причиной стали несколько штырей диаметром в большой палец, надежно крепившие мебель к камню?

Матвей же рванул вперед, краем глаза наблюдая, насколько медленны в его восприятии стали движения противников. Довольно легко он ушел о брошенных ему в голову плоскогубцев, которыми игрался терминатор, нырнул под руку первому противнику, отбрасывая «гостя из будущего» к стене ударом в плечо. Кости целители срастят, а вот удар в корпус уже может быть смертельным запросто!

Бабах!

Неведомая сила буквально снесла парня к той же стене, а он лишь через мгновение смог понять, что пупс успел швырнуть в него верстак. Вот это силища и скорость!

Благо про «железную рубашку» парень не забыл!

Новый рывок вперед, нырком под удар уйти от летящего в голов кулака и ударом ноги слегка помочь движению акселерата.

Два — ноль!

Третий попытался свалить Воронцова на землю проходом в ноги, но нарвался на удар коленом в голову и притих посреди камеры. Надеюсь, целитель появится быстро, повреждения шеи должны быть не слишком серьезными, но все же! А вообще сам виноват — должен же понимать, что здесь ему не татами!

Четвертый же был, похоже, ну совсем не рукопашник, а потому спокойно отошел в счастливое беспамятство после аккуратного, но точного удара кулаком лоб, не оказав практически никакого сопротивления.

Ему бы потом тоже доктору показаться…

Матвей стоял посреди разгромленной пыточной камеры и восстанавливал дыхание и пульс, пытаясь обуздать потоки энергии, что подбивали продолжить веселье, вырвавшись на оперативный простор. Тем более, по всем правилам, совсем скоро ожидается прибытие группы захвата…

— Так, уважаемый, идем-ка со мной! — буквально выдернул с пола одной рукой здоровую тушу единственного оставшегося в сознании палача.

Им не повезло оказаться пупсу.

Буквально в миг его рука была заломана под очень неприятным углом, а еще через миг «пытошник» уткнулся носом в обломки шкафа.

— Ори! — приказал Матвей, без труда фиксируя здоровенного мужика.

Силы сейчас нем бурлило просто море.

— Что орать? Ладно, аааа!.. — начал тот, но тут же завопил уже по-настоящему, простимулированный крепкой рукой мага. — ААААА!!!!

Еще бы… Даже просто сломанный палец заставляет шипеть стиснув зубы, а перелом выполненный по особой методе — боль причиняет невыносимую.

— АААААА!!! — продолжал орать бывший палач под хруст второго пальца. — Больно!!!!

С громким треском сломался «американский указатель», без которого нельзя изобразить столь любимый западниками жест «Фак ю!». Ожидаемый результат все никак не наступал. Парень задумался.

— Не слышат нас что ли? — задумчиво протянул он, захватывая следующий палец.

— Нет!!! — полным боли голосом возопил пупс.

— Почему? — задумчиво поинтересовался маг.

— Дверь… Не слышно… Звуконе…цаемая! — объяснил пленник.

Все логично. Дальше по коридору работают люди.

— А чего молчал?! — возмутился Воронцов, ломая четвертый палец.

— ЗАЧЕМ?!!! — взревел палач. — Не слышат ведь!!!

— О, прости, задумался…, - слегка смущенно пожал плечами Матвей, протягивая руку к смотровому окошечку. — Тебе ж все равно потом к целителю…

Настала очередь пятого пальца.

* * *

«Веселый парнишка этот подконвойный», — хмыкнул боец особого отдела ОЖК Сережка Смирнов. Вот с детства к худому и нескладному пареньку прилипло это прозвище. Поначалу он дюже обижался, даже записался на рукопашку и в качалку, дабы кулаком отстоять свое право на гордое «Сергей». Шли годы, росли веса, а полка с наградами за победы на ринге и татами пополнялась с завидной регулярностью. И вот что удивительно, именно эта форма имени стала для него самой комфортной. Бывает же!

Впрочем, мысли о подконвойном моментально выветрились из его головы, как только в нее вновь прокрались мечты о секретчице Ленке. Шансов ноль, но два месяца без отпуска — это уже почти анекдот, в котором бойцу предлагают переспать с топмоделью, либо два раза со старым толстым каптерщиком. Изголодавшийся «герой» ситуацию решает просто: «Модель, конечно, круто, но два раза — это два раза!».

До таких «подвигов» дело еще не дошло, но два месяца — это два месяца!

Щелкнуло смотровое окошко, заставив унтера рывком оторваться от стены. «Что-то сегодня быстро. Парень, вроде крепким выглядел, должны были хоть для приличия повозиться», — только и успел отметить он.

— АааААААААРРР, бл……. АААААААААААААААААААА!!!

Дикий ор, в котором от боли не осталось уже почти ничего человеческого, заставил привыкшего ко многому бойца буквально подпрыгнуть на месте, после чего отправился гулять дальше по коридорам, отражаясь эхом от древних стен.

— Что там у вас? — резко обернулся Сережа к смотровому окну, мгновенно выхватывая пистолет из набедренной кобуры.

Ствол он опустил тут же, узнав в окошке красную от боли рожу Лехи-Дитятко. Глаза его почти вылезли из орбит, а лицо окрасилось кровью из прокушенной губы.

— Что там у вас?!

— Начальство вызывай, — раздался голос его подконвойного из-за спины палача. — А я пока с мальчиками поразвлекаюсь!

— АААААААА!

Сережу передернуло. Хрусть пальца он услышал даже в коридоре, а раздавшийся затем вой не оставлял простора трактовок происходящего!

— Тревога на «-2»! — рявкнул унтер в рацию. — Попытка побега!

Четверо автоматчиков взяли под контроль коридор уже через 40 секунд. Еще через минуту прибыла поднятая по тревоге группы захвата.

В общем, к тому моменту, как под сводами каменного каземата громом прозвучал начальственный рык «Какого хрена?!!» при деле были все.

— Хочу сто мульенов рублей, «Руссо-Балт» ко входу и самую крутую телку в этом бардаке званием не ниже генерала! — дурниной орал Матвей, уже не раз озвучивавший свой список требования с дополнениями и уточнениями.

— Да ты чо, совсем мудак? — высказывал подчиненному старший сапер, сопровождая свою речь подзатыльниками. — Полкило там всех разорвет! А там наши…

— Палачи…

— А, ну тогда…

— ОООУУУУУУУУУУ! — добавлял огоньку в ситуацию вой палача, у которого пальцы на руках уже кончились, но активные точки на теле парень тоже знал прекрасно!

Бойцы группы захвата спорили оторвет ли взбесившийся «клиент» палачу яйца. Причем большинство надеялось на положительное решение данного вопроса. Мясников не любили.

На установление тишины понадобилось около секунды — ровно столько, чтобы даже до самого тугого дошло КТО и ЧТО спросил.

— Там это…, - начал сапер, но тут же был прерван более сведущим в хитросплетениях службы унтером.

— Товарищ полковник, разрешите доложить! — молодцевато рявкнул он, но был остановлен небрежным взмахом руки.

— Знаешь, кто я? — громко спросил он, обращаясь явно к Матвею.

— Неа, господин полковник, — только и выкрикнул он. — Не имею чести!

— Киров Ярослав Владимирович, полковник российской империи. — просто представился он.

«Ох ты ж, сам Ярый! Достойная личность…», — только и подумал Матвей. Особенно с учетом того, что именно Яру, как его называли за глаза (обязательно с уважением и почитанием!) он и должен был представиться.

«Блииииииииин», — лампочкой вспыхнула догадка в голове Воронцова. Теперь мозайка сложилась полностью.

— Господин полковник, в моем личном деле написано слишком мало или слишком много, но не достоверно?!

— А вот ты, Синицын, открой, и поговорим! И музей громить прекращай!

«Музей, зараза!», — только и проскрипел зубами парень.

На растаскивание завала ушло минут десять — наступал откат, да и давала о себе знать боль в ребрах. Как минимум трещина. Чертов колобок!

К тому моменту как генерал с сопровождающим вошли в камеру, Матвей заканчивал наводить порядок, аккуратненько выкладывая бесчувственные тела в линию.

— Господин полковник…, - начал Матвей, делая два уставных шага вперед, но тут же был оборван взмахом руки.

— Расслабься, — посоветовал ему сопровождающий, который…

Сука!

Вот и встретились, СашОк!

Воронцов перевел слегка ошалевший взгляд на легендарного в иных кругах Яра. Нет, он прекрасно понимал, что и зачем произошло. Скорее всего, полковник получил предписание включить нового бойца в одну из своих групп. Вот только личное дело что-то подозрение вызывает, да и как отправить в рейд вместе со слаженной командой абсолютно неизвестного человека…

«Прописка». Это была всего лишь «прописка»!

А если точнее, то его будущий командир решил составить собственное мнение о навязанном ему из столицы бойце. Вполне логичное и понятное желание. Вот только что-то пошло не так.

«Ну что ж, с почином тебя», — только и поздравил сам себя юный маг.

Служба начиналась весело. Жаль без Огонька.


Глава 6


«Нет, ну я же предупреждал? Предупреждал! Чего же боле? Да и вообще, Череп же предложил „Вам везде“, а, значит, и проблемы не мои!», — размышлял Матвей, придерживая самое дорогое, и старательно не замечающий хохочущего СашкА, которому лишь стена не позволяла осесть на пол от лошадиного ржача. Те же, кого не «вымело» начальственным рыком из сразу же ставшего тесным помещения, старательно держали «похер фейсы», боясь лишний раз вдохнуть, дабы не обратить на себя внимание раздраженного Ярого. Сам же Ярослав Киров, кривой ухмылки не сдержал. Даже не смотря на свою богатую событиями память такого представления бойца отцам-командирам он не припомнил. Конечно, они и сами творчески подошли к приветственной программе, но и повод, надо сказать, имелся железный.

Любая группа специального назначения — продукт тщательного отбора, практически селекция. Точный и сложный механизм, подобный швейцарскому хронографу, если хотите, а потому взять и заменить детальку, а тем более приделать новую — по силам лишь настоящим «часовщикам»: опытным командирам, военным психологам, медикам и… имя им легион! Тем более странно прозвучал громом среди ясного неба приказ, суть которого можно свести к двум словам: «Принимай стажера!». Да еще и с указанием конкретной группы!

Спич, выданный по этому поводу майором Гатауллиным, стал причиной битого лица крадущегося в расположение с литровой емкостью жидкости для протирки контактов сержанта Васнецова. Сей нескладный человек, услышав громогласные откровения спецназовца, аж присел, выронив драгоценную ношу из не вовремя дрогнувших рук, за что и был бит сослуживцами по причине срыва празднования дня рождения лейтенанта Игорева. В глас небесный, словами страшными нутро пробирающий, вынужденные блюсти сухой закон товарищи поверить не смогли! Стыд им и позор!

В большинстве подразделений ответ опытного бойца с позывным Хан своему командиру на подобные новости вполне потянул бы на дисбат. Однако в спецназе испокон веков особые отношения с чинопочитанием, а потому строптивый майор не только остался при своих звездочках, но и не понес никакого формального наказания. А вот неформальным, но оттого не менее тяжелым и твердым кулаком, Ярослав быстро доказал, что прозвище Ярый полковник носит не менее заслужено, чем многочисленные боевые награды.

— Успокоился, Ренат? — мягко спросил он, придержав с трудом устоявшего на ногах майора. — Эй ты, стакан воды сообрази. Пулей!

Какой-то штабной капитан, на свою беду вышедший в коридор узла связи, где обменивались своими впечатлениями от новостей страшный Хан и попросту ужасный Ярый, буквально растворился в воздухе, заставив собеседников удивленно хмыкнуть. Впрочем, через несколько секунд слегка бледноватый штабной, наслышанный немало хорошего и разного о двух местных легендах, появился вновь, протягивая пострадавшему слегка подрагивающими руками целый графин, явно стянутый с чьего-то стола.

— Стаканов не было. — удивительно ровно для человека, лично видевшего, как один из присутствующих среди бела дня повесил вороватого интенданта на бельевой веревке прямо перед входом на склад, доложил офицер.

Последствий для полковника, кстати, не было никаких. Никто из полусотни свидетелей прибывшим военным следователям ничего кроме «Не знаю, может, сам повесился? Нет, ничего странного не замечал!» не сказал.

Показатель, однако.

— Капустин, ты совсем ох…л?! — раздался грозный рык, тут же сменившийся гораздо более спокойным тоном. — Вы, как напьетесь, графинчик на столике здесь оставьте. Заберу потом!

Майор радиослужбы служил гораздо дольше молодого капитана, а потому и насмотреться успел… всякого! Не первый раз спецы «гостили» на их опорном пункте.

— Так, пошли-ка отсюда, — хмуро заявил на удивление быстро пришедший в себя Хан. — Не хер народ развлекать!

— Пошли, — согласился Ярый, — только Черепа прихватим! Есть у меня одна идея…

Полуполковник Черепанов, командир местных смертей, отказываться не стал. Во-первых, потому что наглой парочке, ввалившейся к нему в кабинет, попробуй откажи, а, во-вторых, гости во время крайнего рейда разжились неплохой партией змеевки [11]. Отказ же от дегустации сего напитка в личной системе ценностей Главсмертя стоял где-то между педерастией и изменой Родине.

В казарме, где квартировала группа, царила деловая суета. Новоселье, чтоб его. Командование нигде не задерживало бойцов больше месяца, стараясь каждый раз находить им новое «жилье» в районе ответственности. Уж больно они отметились на поприще перехвата караванов с контрабандой… Не все из которых, как подозревали особисты и жандармы, вышли на маршрут без ведома властей их Великого Соседа. А со скорым наступлением лета, как парни очень крепко подозревали, всех их выселят с палатками на свежий воздух. Поэтому и радовались бойцы сну в теплом помещении и на мягких матрасах.

Кстати, о матрасах!

— Михей, а ну стоять! — взметнулся под потолок казармы грозный начальственный рык.

Да-да, пусть и небольшого, но все же отдельного здания на шесть человек. Одного единственного инцидента с участием взвода вновь прибывших «контрабасов» и еще не переключившихся с режима «война» на режим «мир» после рейда разведчиков командованию ППД вполне хватило, чтобы сделать правильные выводы… И отселить подальше бойцов хоть и крайне эффективной, но и столь же проблемной «в быту» группы. От греха подальше. Впрочем, греха в жизни разведчиков с тех пор только прибавилось! Зарезервированное за ними строение находилось в аккурат напротив пункта приема пищи, что прямо таки провоцировало бойцов на чревоугодие в любое время дня и ночи. Для всех, кроме СашкА. Тот к своему списку грехов добавил еще и прелюбодеяние, организовав себе небольшой гаремчик из местных служительниц скалки и половника. Что интересно, ни одной из них и в голову не пришло применить эти воистину убийственные предметы, чтобы выяснить отношения со своими товарками или самим героем-любовником. И таких «цветников» у белокурого красавца было по местным базам, селам и весям было немало!

Старший лейтенант Михей Яковенко гнева начальственного не испугался совсем. Лишь кивнул своему напарнику-корректировщику с позывным Тунгус, вместе с которым они тащили стандартный армейский цинк. Ноша тут же была поставлена на не слишком чистый дощатый пол. Очень аккуратно поставлена.

— Ну шо опять Михей, а, господин полковник?!

Глаза Главсмертя удивленно расширились. Любой бы из его жандармов за такое бы поплатился мигом! Однако славный своим взрывным характером Ярый лишь на нарушение субординации внимание не обратил. Разведка… Специфика…

— Слышь, Хохол, — только тут же перешел на один диалект со старшим лейтенантом подпол, положив руку на плечо подчиненного. — Ты мне тут не крути! Вот это что такое?

— Не могу знать, гос…

— Мишаааа…

— Разрешите доложить, матрас! — вытянувшись во фрунт гаркнул едва дотянувший до 167 сантиметров боец, проследивший взглядом за начальственным перстом.

Где-то рядом хрюкнул Тунгус, стараясь не слишком привлекать внимание гостя, а Хан так и вовсе давил лыбу, ничуть не стесняясь Главсмертя. Такие сцены повторялись регулярно. Хохол (произносится с уважением, нередко граничащим с восхищением!) добровольно взял на себя обязанности по снабжению отряда. Какие уж он проворачивал махинации, выбивая из интендантов не только нужное и необходимое, но так же комфортное и редкое… В общем, командира не слишком волновало, какими именно способами организованно снабжение группы по разряду «Да, б***ь, откуда ж ты достал ТАКОЕ?!!». Условие было лишь два: никаких махинаций с оружием и прямой уголовщины, а в остальном… В общем, Хан в свое время лишь пожал плечами, когда на свой вопрос «на хрена тебе граната в руках?!» получил исчерпывающий ответ «иду на склад, договариваться о выдаче зимнего комплекта формы!».

Договорился таки. На двести комплектов.

Еще через несколько дней у каждого из парней было по паре потрясающе удобных комплектов для дел лихих явно ненашенского изготовления, но без всякой маркировки. Нет, в империи тоже производство подобной амуниции было налажено отлично, но вод для бойцов на отдаленных заставах она доходила не всегда. Да и специфике их работы куда больше подходили обезличенные камки, никак не демонстрирующие из принадлежность империи.

Командование на это, особенно после грозного рыка Ярого, просто закрыло глаза.

Вопросов о том, откуда взялось сие добро, в голову не пришло никому.

— Вижу, Мишенька, что матрас, — ласково пробормотал подполковник, дооооообрыми глазами, удивленно, словно первый раз видел, рассматривая подчиненного. — Ты мне, Мишка, скажи вот что: какого хера вы жируете на отличных, мать из того, матрасах, а начальство твое любимое, на старом уссатом полосатом по полночи ворочается[12]??!!!

Хохол с обычным для себя спокойствием почесал пальцем в ухе, и тут же, едва поняв, в ЧЕМ его обвиняют, возмущенно возопил:

— Да вы что! Да мы… Да мы Хану лучший оставили! С супинацией и…!

Остаток оправдательной речи потонул в хохоте Гатауллина, который все это время с интересом размышлял о том, где находиться физиологический предел расширения глаз человека. По его мнению, полуполковник Черепанов переплюнул даже стандарты японской анимации!

— Вот ты как значит… — на полковника было страшно смотреть — вот-вот и вылезет легендарный характер!

Череп даже придвинулся поближе к окну. Было-было, однажды: на заре знакомства с Кировым ему уже пришлось использовать именно этот путь отхода.

— Да не волнуйтесь вы, господин полковник! Сделаем и вам…

— То-то! — только и погрозил пальцем тот.

— Там и доплатить-то всего ничего придется, только за постельное белье!..

Полковник схватился за сердце. Полуполковник тоже. По разным причинам!

— Мишааа…! — в голосе Ярого послышались глухие раскаты грома.

Хан давно подозревал, что одаренность в легкой форме его командира не обошла!

— Господин полковник! Вы вообще знаете, сколько всего надо, чтобы этих обормотов накормить? Да один Игорек сколько жрет — ужас!

Даже и не подумавший встать с одного из обсуждаемых матрасов горообразный пулеметчик по прозвищу Вал (признанный мастер оставаться незамеченным на любой местности!) едва не поперхнулся палкой сырокопченой колбасы.

— А командир! Да если бы не беготня и нервы, то давно бы уж раскабанел как…

— Эк! — поперхнулся хохотом Хан, недобро посмотрев на подчиненного.

А полковник тем временем моментально успокоился. Взгляд его приобрел известное умиротворение, а вот старший лейтенант напротив заметно занервничал. Слишком уж хорошо знал он характер Кирова. Теперь жди какой подлянки!

— Мишенька, — проникновенно начал Ярый, указав пальцем на цинк. — А в ящичке у нас что?

— А ничего!

Лицо начальствующее моментально покраснело. Видимо в противовес побледневшему за двоих Черепу, буквально кожей ощутившему волну ауры силы, буквально плеснувшую от полковника. За двоих — с учетом Гатауллина, фейс (по терминологии вероятного противника) которого по колеру (по той же терминологии!) был вполне сравним с начальственным. Однако уже от смеха.

Киров приобнял бойца за плечи и, развернув к обсуждаемому объекту лицом, ласково-ласково попросил:

— Открой, пожалуйста!

— Да там и правда ничего интересного, — заюлил понявший, что слегка перегнул палку, но присутствия духа все же не лишившийся боец. — Обычный скромный солдатский скарб.

Однако глядя в глаза Ярому, который продолжал все так же наблюдать за подчиненным чистым и невинным взглядом, Михей четко понимал — не верит, зараза!

— Господин полковник, разрешите вопрос? — только и вздохнул он.

— Разрешаю! — буквально мурлыкнул тот.

— Вы на чем спать предпочитаете? Койра, латекс, меморикс[13]?

Полковник секунд тридцать смотрел в глаза обнаглевшего бойца, прежде чем подвести итог «беседе»:

— На твой выбор, Миш! Но если будет неудобно…

— Само собой! — вздохнул старлей, у которого все уже давно было приготовлено, но, черт возьми, должен же он хоть раз срубить денег с еще более ушлого полкана, чем он сам?!

Это был вызов!

— Хорошо, — кивнул Киров, обводя взглядом казарму. — Хан, Сашок, за мной! Будем пополнение обсуждать.

Уже на выходе из помещения, он вновь обернулся к Хохлу.

— Чтоб через тридцать секунд это «ничего», — Ярый ткнул пальцем в цинк, чтобы ни у кого не возникло сомнений. — Стояло у меня на столе и это… на закуску не жмись! С утра не ел!

Биг Босс не сказал слово «весь», так что Михей, только что «ограбленный» на примерно на два процента «заныканного» алкоголя, довольно потирал руки в душе! Он рассчитывал на потерю пяти процентов пойла. Всегда приятно остаться в выигрыше! А оставшиеся три процента надо будет занести позже.

Просто из уважения!

Итогом попой… мозгового штурма и стал план «прописки» Матвея. Очень уж мало информации предоставили полковнику о новом бойце группы, а все попытки пробить кандидата по своим каналам натолкнулись на глухую стену…

Ныне же этот кандидат с выражением крайнего блаженства на лице «орошал» фикус, стоявший в одном из углов пыточной камеры, сохранившейся со времен еще, наверное, царя Гороха и сохраненной местными под музей.

— Пусть уж лучше лопнет совесть, чем мочевой пузырь, — не прерывая дурного дела заявил Матвей, поймав взгляд местного полкана. — А я просил!

Жить проще не стало.

— Анализ реакций мне на стол через час! — задумчиво бросил Киров, и потопал прочь, размышляя о том, как будет компенсировать Черепу временный выход из строя его бойцов.

Да и на лечение пострадавшим чего-то выделить надо.

Сашок, занимавший должность зама Хана, лишь кивнул. Ответить более связно он в данный момент не мог.

Выйдя на улицу, он с удовольствием вдохнул свежий прохладный воздух, и достал телефон и связался с матером переговоров по части компенсаций.

— Михеееееей…

Вот теперь есть немалый шанс, что Череп еще и должен останется!


* * *

*«представление» начальству + 2 часа*

(~Олька 08:24)

И где мы шлялись пять дней? *злой смайлик и энергетический заряд, прямо-таки гарантирующий кару неминучую*

(~Матвей 08:17)

Да, дорогая *молитвенно сложенные лладони*

(~Олька 08:24)

ЧЕ

(~Матвей 08:17)

Мы еще не женаты, а выносишь, как после золотой свадьбы *подмигивающий смайлик*

*спустя час*

(~Олька 08:24)

Ладно, неправа, Матвей! Переволновалась. Связи нет, Глава молчит, запросы не проходят

(~Матвей 08:17)

Все норм)

(~Олька 08:24)

Как ты там?

(~Матвей 08:17)

Прикольно. Часть показали, экскурсию провели! У них даже музей свой есть, представляешь? Тоже побывал…

(~Олька 08:24)

Насыщенно. Как начальство местное. Как сослуживцы

(~Матвей 08:17)

Представился. На первой встрече ссал немного

(~Олька 08:24)

Фу таким быть!

(~Матвей 08:17)

Сослуживцы пока с меня ржут. Новичок, чо…

(~Матвей 08:17)

Ага, а какими словами ты выражалась, когда я твоей шоколадкой на дне первокурсника закусил?

(~Олька 08:24)

ЭЭЭЭЭЙ!!!! Так это ты? *смайлик-демон*

(~Матвей 08:17)

И вообще из песни слов не выкинешь

(~Олька 08:24)

Пересланное сообщение (~Кир Бобр 08:17)

Даже не проставился засранец

(~Олька 08:24)

Тебя здесь ждут))))

(~Матвей 08:17)

Хех, проставлюсь дважды как вернусь. Ты как лучше расскажи?

(~Олька 08:24)

Нормально! В твою степь закидывают!

(~Матвей 08:17)

Че, прям в часть?

(~Олька 08:24)

Неа, в Благовещенск. Медсестрой. Типа навыки повышать…

(~Олька 08:24)

Прячут по ходу. Ты чего там натворил такого?

(~Матвей 08:17)

КРуто!

(~Олька 08:24)

Я еще и крестиком вышивать умею

(~Олька 08:24)

Курс полевой хирургии не хочешь?!

(~Матвей 08:17)

Нормально тебя натаскивали. Меня по медицине галопом по европам протащили.

(~Олька 08:24)

Я в аэропорт через 5 мин. Собраться надо. Спи крепко *смайлик-поцелуйчик*

(~Матвей 08:17)

И ты, Оль, добрых снов *подмигивающий смайлик*


Глава 7


Маневренная група бодро шла по таежной чаще, стремясь выйти к одному командиру ведомой точке, дабы перехватить их сегодняшних клиентов. Люди двигались легко и слаженно уже много часов, со всех сторон опекая своего единственного новичка. Впрочем, он и сам особых проблем не доставлял, с каждой минутой все больше вливаясь в общий ритм. Да, опыта у парня пока было маловато — при общем темпе то здесь с негромким шорохом поставит ногу, то там веточку заденет… Однако за тем их и забросили километров за тридцать до нужной точки — присмотреться друг к другу в боевой обстановке, отладить неизбежно возникающие трения. Возмущения и злости на вынужденный марш-бросок ни у кого не было. Конечно, вертушка могла бы «подкинуть» их и поближе, так чтобы до точки осталось не больше пары часов. Да вот только как иначе оценить новое пополнение? К слову сказать, и люди здесь подобрались все как один опытные, сами прошедшие в жизни еще и не такую дрессуру, так что им ночка на свежем воздухе?

А уж если еще и штатный маг группы даст разрешение на разведение огня и готовку еды, то и вообще красота! Всяческого гнуса и насекомых можно не опасаться — соответствующими артефактами Михей снабдил коллег уже давно. Большинство же помнили времена, когда сутками приходилось терпеть и куда более неприятное соседство.

Короткая вязь жестов, и группа остановилась на очередной привал.

Маг «принюхался»…

Жест «Чисто!».

Однако к дневки выходили по всем правилам. Учиться, так учиться! Группа залегла метрах в двухстах от чем-то приглянувшегося Хану местечка, и, как предписывает Пехотный Устав, «приготовилась к отражению противника с любой из сторон». Командир с Сашком едва заметными тенями выдвинулись на доразведку, чтобы через двадцать минут вернуться с объявлением «Оно!». Не в слух, естественно, как-никак учимся, верно?

Бойцы не мешкая выдвинулись вперед, занимая места согласно командам старших по званию. Сашок с Матвеем тут же были отправлены по маршруту с заданием пройтись дозором организованной треугольником дневки. На вершинах воображаемой геометрической фигуры расположились пулеметчик Вал и «разбитая» ныне по разным углам ныне снайперская пара Хохол-Тунгус. Маг и медик группы Кар-Карло, вместе с сапером Бумом принялись решать с командиром группы какие-то свои вопросы.

Наверняка, подрывнику сейчас придется слегка повозиться со всякими врывающимися штуковинами, щедро раскидывая их в местах появления вероятного противника. А так как появление здесь хоть кого-то возможно настолько же, насколько вызвать, например, такси, чтобы прокатиться до их цели с ветерком, то мины будут «разбросаны» со всех сторон. Тем более, Бум в своих «игрушках» души не чаял, и был готов наделить взрывными свойствами почти любой объект, что попадался ему на глаза. Впрочем, урона от его фетиша не было никакого, а польза несомненна, так что никто человеку тешить свои маленькие слабости не запрещал. Ту тонкую грань, что отделяет невинное увлечение от непотребства, мешающего боевой работе, он чувствовал прекрасно!

«Аккуратнее надо в туалет ходить, а то присядешь так возле не того кустика и…», — только и подумал Матвей. Конечно, есть распространенное выражение, что территория считается захваченной только когда над ней висят яйца твоего пехотинца. Вот только Воронцов совершенно не хотел, чтобы его текстикулы прибыли к точке назначения раньше него. Ну вот совсем!

Едва дозорные вернулись обратно, как Хан приложил палец к уху, дважды выбросив растопыренную пятерню. Матвей моментально, но тихо рухнул на землю и обратился в слух.

Тишина… Десять минут разведчики слушали тайгу. Не выдаст ли где птица передвижение противника, не подскажет ли землица дрожью расположение бронетехники? Хотя откуда бы взяться танку в таежной чаще, где и конник не всякий проедет, и не везде!

— Ари, к командиру! — раздалась негромкая команда.

А вот и про Матвея снова вспомнили. Ар, Ари, Аристо — любые производные от слово Аристократ. Причем вариант Ари для того, чтобы не путать с командиром в бою. Яр бы не понял. А вообще забавно получилось, да… На следующий же день после «представления» Хан выгнал всех на учебный марш-бросок в «целях слаживания и понимания кто из нас есть ху!». Сам марш парню особенно не запомнился. Сколько их таких было в полной выкладке во время учебы в Классах. А вот во время первого же привала парень умудрился отличиться. С удовольствием вытянув уставшие ноги, молодой маг начал дербанить свой рацион.

— Многоуважаемый сэр Тунгус, — тут же раздался голос Хохла, как выяснилось, внимательно следившего за новичком. — Помните ли вы, наш нерешенный спор?

— Какой из них, любезнейший Хохол? — тем же «великосветским» тоном ответствовал.

Понимавшая друг друга с полуслова в боевой обстановке парочка в часы досуга любила пособачиться, причем на виду у всех, веселя окружающих веселыми матерками и неизбитыми сравнениями. Так что споры между ними делом были отнюдь не редким!

— Должен ли джентльмен держать у левой руке вилку?.. — якобы задумчиво «припомнил» старший снайпер.

— Если в правой руке он сжимает котлету? — завершил вопрос его напарник. — К чему вы вспомнили о том давнем споре, друг мой?

— Мне кажется, что новичок вполне может помочь нам его решить!

Тунгус преувеличенно внимательно окинул взглядом застывшего с пластиковой вилочкой в руках Воронцова.

— Почему вы подозреваете нашего юного друга в таких способностях, сэр Хохол?

Старший лейтенант выдержал драматическую паузу и, убедившись, что завладел вниманием всего их маленького, но сплоченного коллектива, начал делиться своими заключениями:

— Как часто, многоуважаемый сыр…

— Сэр, вы хотели сказать?..

— Ну, кто на что учился!

Тунгус шутливо нахмурился, но прерывать напарника не стал.

— Так вот, как часто вы видите процесс употребления тушенки обыкновенной при помощи ножа и вилки?!..

Матвей растеряно посмотрел на два упомянутых предмета из пластикового набора в своих руках, мысленно чертыхнувшись. Привычка, чтоб ее!

— … Так же важно обратить внимание на осанку, — продолжил делиться наблюдениями старлей. — И это после марша!

— А еще, сэр Хохол, вы забыли сказать о салфетке…

— Благодарю вас, сэр Тунгус, — воодушевился снайпер. — Естественно, каждый из нас привычным движением сворачивает салфетку таким образом, чтобы уголок оказался точно под указательным пальцем!

Для пущего эффекта Михей парой движений вытер руки и, скомкав такую же салфетку в ладони, швырнул ее в сторону… Корректировщика. Тот ловко поймал «снаряд» и спрятал вместе с остальным мусором. Разведчики не оставляли следов даже во время учебного выхода.

— И где же нас научили таким аристократическим манерам? — поинтересовался Хохол в конце своей речи.

На поляне воцарилась тишина. Ответ на вопрос заинтересовал все. Вообще-то, Матвей имел полное право промолчать. Формально в группе не приветствовались расспросы о прошлом. Однако…

— Еще спроси не из императорской ли я семьи, — усмехнулся Матвей, но через секунду, поняв, что отшутиться не удалось, добавил. — Мама служанкой работала при Роде. Вот и наблатыкался!

Раздались глухие смешки, а Воронцов сделал вид, что не заметил быстрого взгляда командира на медика, и его ответный кивок: «Правда!».

— Что, прям от скуки этикет учил? — добродушно прогудел Бал.

Парень усмехнулся:

— Что ж я, совсем ума лишился? — улыбка вылезла сама собой. — Была там одна девочка… Тоже из прислуги… Так вот она была помешана на всех этих заморочках…

— Ииииии?.. — заинтересовались Тунгус с Сашком.

Парень выдержал паузу, после чего выдал:

— «И все-таки лучше всего учиться хорошим манерам, если спишь с благовоспитанной женщиной», — процитировал Воронцов. — Старина Арчи[14] фигни не посоветует!

Кстати говоря, он крепко подозревал, что Верка была ловкой «подводкой» от деда… Половому воспитанию в семьях аристократических внимание уделяли вовсе не формально — выпустить в свет закомплексованного подростка, чьими решениями руководит исключительно Его Величество Гормон, было вещью совершенно невозможной.

Сашок задумчиво кивнул:

— Аргумент!

Ну еще б герой любовник, которому ничто венерическое не чуждо, был против такой аргументации. У него ж в каждой точке, где есть хотя бы намек на женщин, организуется Любовь! Да и Маши с Дашами нередко подтягиваются…

— Интересно, чем же отличается русский родовитый от английского аристократа? — себе под нос пробормотал Вал и, увидев, что чуткое ухо Матвея уловило вопрос, добавил. — Вот всегда интересно было!

Парень лишь пожал плечами:

— Английский джентльмен всегда пропустит даму вперед. Русский сделает тоже самое, чтобы посмотреть какая она сзади… Но перед этим обязательно пропустит рюмочку!

Народ рассмеялся немудреной шутке, разряжая атмосферу на небольшой полянке. Так исчез Матвей Воронцов (Синицын по местной терминологии), и появился боец с позывным Ари или Ар. Остальные варианты казались всем слишком длинными.

А парень и рад был. А то после представления сталось бы и позывной Утенок получить. Туалетный, ага.

Так что все к лучшему в этом лучшем из миров…

— Ари, к командиру! — раздалась негромкая команда.

Пропустить команду среди ЭТИХ людей, да еще и в боевой обстановке — не самая лучшая затея, а потому Матвей встал и направился к Хану, что-то втолковывавшему задумчивому Сашку.

Начиналась учеба.

— Боец, садись, — предложил командир. — У тебя как с рефлексией по поводу лишения жизни живого существа?

Воронцов задумался. С одной стороны, доводилось, а вот с другой…

— Холоднокровия в этом вопросе не наработал, — честно признался парень.

Гатауллин кивнул. Иного от восемнадцатилетнего парня ожидать и не следовало. А вот то, что его новый подопечный не стал уверять в своей нереальной крутости и стойкости — уже хорошо! А то имел шанс парень, не смотря на все приказы из Петербурга, с первого же похода вернуться с переломанными ногами по банальнейшей причине: «шел, упал, очнулся — гипс». С такими травмами одна дорога: госпиталь… и перевод в другое подразделение. Все всё прекрасно понимали. Пару новичков, выпускников корпуса жандармерии, как раз такая участь и постигла. Вот ни разу командиру не хотелось, чтобы из-за чьей-то самоуверенности пострадали ЕГО люди. И никакие столичные бумажки ему в этом не указ!

Жест, и рядом с Ханом словно из воздуха материализовалась «мохнатая» благодаря спецкостюму и ленточкам на стволе фигура Михея.

— Твоя очередь. — только и прокомментировал командир.

Снайпер молча кивнул. Чего тут непонятного? До этого мига новичок находился под «опекой» Вала, теперь же проводниками настала очередь быть им!


Глава 8


ТА группа была похожа на их собственную насколько только могут быть неотличимы братья-близнецы. Вот только пестовали и вскармливали их на разных концах земного шарика, да и цели вот, правда, у них тоже были немножко разные. И пусть диванного эксперта не смущают чуть отличающиеся повадки, другой цвет кожи и несколько иной походный ордер — все они в сути своей цепные псы Великих Держав, случайно встретившиеся на сопредельной территории нескольких государств. Там, где никого из них быть не должно было в принципе.

Даже костюмчики похожи — все та же «спецовочка» без какой-либо маркировки. «Калаши» в руках коллег тоже никого в заблуждение не вводили. Ухваточки, шаг, моторика — все кричало об одном: ЧУЖИЕ! А что до имперского оружия, так и дед Матвею не раз рассказывал, как во времена беспокойной юности еще до Великой Войны приходилось ему работать западным Томпсоном. И ведь не задавал никто вопросов «А откуда вы взяли при закрытых границах новейший пистолет-пулемет?». Не дети, чай, все прекрасно понимали, что он вооооон в том леске прямо в заводской смазке и лежал. Тогда мнооооого чего таким макаром находили! Поговаривают, что даже гаубицы.

Пара жестов заставили Воронцова залечь, наводя точку коллиматора чуть выше «думалки» третьего слева бойца. А то попадется сенсор, что в таких компаниях ну совсем не редкость, и не только обнаружит засаду, но определит направление и дистанцию до опасного участка. А оно нам надо?!

Сместить же ствол немного ниже — дело мгновения. Того самого, за которое палец успеет выбрать свободный ход спускового крючка.

Замерли.

Тишина.

Ждем.

* * *

Утро подобной встречи не предвещало. Несмотря на ночную вахту, которую Матвей честно отстоял, прекрасно понимая, что сектор новичка наверняка дублирует кто-нибудь из старожилов, выспался парень прекрасно. Стоило лишь его «опекуну» слегка подергать его за ногу, как глаза распахнулись сами собой. Еще до того момента, как Михей дотянулся до берца своего напарника. Оно, кстати, очень правильно — будить оставаясь вне зоны поражения. А то получишь еще от непроснувшегося толком бойца. Кто знает, что снилось заряженному на боевую работу организму?! И хорошо если кулаком, а ну как в руках пистолет или нож окажется? И ведь все правильно — подобные привычки на выходах не раз спасали разведчикам-диверсантам жизнь. Вот только требовали соблюдения некой техники безопасности…

— Доброе. — едва слышно кивнул снайперам Матвей.

Те ограничились кивками. И пусть шум в лагере свидетельствовал, что разрешение жечь костры и готовить еду от командира получено, иные привычки требовали соблюдать тишину.

Пора привыкать.

Чередующийся бег-шаг, позволяющий людям подготовленным быстро покрывать значительную территорию, затянул парня в свой уже почти привычный ритм уже через пятнадцать минут. Людям на гражданке («На какой-нибудь гражданке», — автоматически пропел про себя слова известной песни Матвей) сложно понять, сколько всего можно сделать за четверть часа после подъема, если отказать себе в удовольствии вылеживать на мягкой перине: оправиться, умыться, перекусить, подогнать и проверить снаряжение…

ОНИ появились на горизонте через несколько часов после подъема. Не смотря на то, что имперский МИД не раз заявлял, что Русь с кем хочет, с тем и граничит, официальная «черта», отделяющая их родное государство от «серой» буферной зоны все-таки была. И осталась она за спинами бойцов уже довольно давно. Первым ИХ почуял Сашок (уж не сенсор ли он, кстати?!), а уже через миг группа буквально растворилась в таежной зелени. Лишь снайпер на миг задержался, чтобы парой жестов указать позицию подопечному, но едва Воронцов успел «прочитать» последний жест, как второй Господин «В-одно-ухо-влетело-в-другое-вылетело» удивительно проворно в своем лохматом костюме скрылся вслед за напарником-корректировщиком.

Матвей же позволили внутренней энергии усилить восприятие до максимума, с удивлением обнаружив, что:

а) Он почти не чувствует своих коллег, которые пусть и не владеют даже основами внутренней работы, но на подсознательном уровне скрывают даже энергетические следы своего присутствия.

б) Группа уже «рассосалась» по довольно большой территории, организуя классический огневой мешок. Лишь Сэр «Одна-нога-здесь-другая-там» возился на предполагаемой траектории конкурентов, оставляя свои взрывоопасные сюрпризы.

в) Врагов он не чует вообще. Прячутся гады.

* * *

Матвей удивленно моргнул. Казалось бы, он только «держал» свою цель, как миг спустя в его секторе стало… Пусто! Боец с чем-то очень напоминающим его собственный автомат, буквально исчез, и даже раскинутая сенсорная сеть смогла подсказать лишь примерное направление в сторону вероятного противника. А сам он, вполне возможно, уже взят на прицел. Неприятное ощущение, в самом деле.

И вывод один.

Конкуренты обнаружили засаду.

Потянулись долгие минуты ожидания. И пусть только кто скажет, что пятнадцать отрезков по шестьдесят секунд — совсем немного! Не приходилось, видать, умнику, до рези в глазах оглядывать «зеленку» с надеждой рассмотреть врага в коллиматор раньше, чем тот сделает это сам.

Неожиданно краем глаза Воронцов отметил несколько бликов со стороны противника. Суть сигнала он не рассмотрел, так как в этот миг «ловил» своего «беглеца», но смысл был понятен и так: хотят пообщаться. Уж не тайминг ли гонит ребят к определенной точке? Тот самый срок, на исходе которого эвакуационный транспорт покидает зону подбора, а ты остаешься на вражеской территории сам по себе. С этого момента государство про тебя ничего не знает и слышать не желает. И ладно если тебе хватит ловкости и сил вернуться самостоятельно. А каково, например, боевым пловцам, наблюдающим за уходящей на глубину подлодкой-носителем в сотнях километрах от берега. А над головой лишь флот противника и мины под днищем чужого флагмана…

Впрочем, мальчики, а порой и девчонки, здесь все взрослые и прекрасно представляют в какие игры их зовут играть…

Тем временем, краем глаза удалось заметить движение с их стороны. Некто, кого Матвей чувствовал «своим», направился к небольшой полянке, расположившейся почти идеально между группами, вышел на импровизированные переговоры. Рассмотреть лучше, кто там такой смелый, не получилось — сектор требовал внимания, чтоб его! Представитель от ТЕХ буквально из воздуха соткался спустя миг.

Первое наблюдение оказалось почти верным. ИХ и ТОТ бойцы оказались почти близнецами благодаря идентичной снаряге. И кто кому судья, если мысли профессионалов по поводу подготовки в делах лихих частенько следовали если не одними и теми же, то очень похожими путями! Беседовали они несколько минут, после чего ТОТ неожиданно снял с лица шарф арафатку. Грима на нем не было, но и рассмотреть толком не получалось. Воронцов только и успел отметить, собеседник от ЭТИХ вполне себе европейской наружности обладатель неплохой такой бороды. Слегка помедлив, ИХ зеркально повторил действия оппонента.

«Сашок», — тут же опознал парень, не отрывая взгляда от листвы.

Узнать заместителя Хана было сложно — тактический грим нанесли все бойцы группы. Однако бородатый кивнул (вроде бы, все ж таки сложно краем глаза рассмотреть!), и уже через миг отправился к своим.

— Лежим не двигаемся, — раздался хриплый голос Сашка в гарнитуре. — Ари, понял меня?!

Воронцов понял.

— Ари-Сашку, — не унималась рация. — Как понял? Подтверди!

— Чисто и ясно. — кротко бросил Матвей в эфир.

Откуда-то с их стороны пару раз отправило в путь зайчиков небольшое зеркальце. Неподготовленный человек мог бы и не заметить несколько теней, поспешивших покинуть опасный участок. Однако юный маг пару неестественных шевелений листвы заприметил… Одно из них едва ли не перед своим собственным носом. Ну что такое семь метров по меркам таежного леса? Вполне достаточное расстояние, чтобы попытаться достать противника даже ножом. А если учесть, что у Воронцова в зоне легкого доступа бесшумный и компактный ПСС «Вул» припрятан, то логично предположить, что и ТОТ чем-то подобным не обделен!

Теперь ясно предупреждение СашкА. Мог бы попытаться и пальнуть от неожиданности. А с учетом позиции ТОГО… Хм, похоже, что первая же проверка его навыков едва не оказалось последней…

А они, кстати, еще даже не добрались до места. Весело…

* * *

— А ты что-то против такого исхода имеешь? — лениво поинтересовался Михей, с улыбкой поглядывая на подопечного.

С момента «встречи» с коллегами минули уже 5 часов, пора было делать очередной привал. Едва Матвей оправился и выполнил иные обязательные процедуры, то сразу же пристал к нынешнему наставнику с вопросом «А почему?».

— Нет, конечно, — парень даже помотал головой, будто это могло как-то отогнать от него подозрения в подобных мыслях. — Меня бы первым и закопали!

Снайпер со все той же ленивой улыбкой кивнул. В его практике подобные инциденты уже давно не считались чем-то из ряда вон. Однако парню надо было поболтать — нечего стресс копить!

— У людей подобных нам на выходе всегда есть задача, — начал объяснять стрелок. — У нас нет цели охотиться на другие группы, отлавливать контрабандистов и даже защищать местной «мирняк», ежели его кто чего нехорошего… Приказ — вот все что имеет значение. У них тоже. Вот и получается, что если выгоднее в данный миг разойтись миром, то так и стоит сделать. В следующий раз их, возможно, уже нам отправят глотки резать. И они пойдут. И сделают со всем тщанием… Ну, попытаются.

Матвей вытянул ноги — дать отдых уставшему телу не менее важно, чем слегка сбросить напряжение разговором.

— Я тебе больше скажу, — потянулся словно пригревшийся на солнышке кот Хохол. — Даже во время Великой Бойни не раз наши и их разведчики расходились бортами, выполняя задачу… Вот как мы сейчас.

Матвей недоверчиво поднял взгляд.

— А ты думал? — усмехнулся снайпер. — Был у нас актер знаменитый… Вот не вспомню сейчас по фамилии, так он рассказывал, как они немца, который со страху к ним в окоп угодил, обратно выкидывали. К своим. Живым, что характерно! [15]

Матвей кивнул. Умом он вышесказанное понимал прекрасно, да и вопрос задал скорее от стресса. Вот ощущение того, что сжавшимся от ужаса анусом он мог бы перекусить и лом в момент появления из «зеленки» противника прямо перед своим носом, оставлять в покое не желало совершенно!

— А чего они «маски» сбросили-то? — сменил тему парень, молчать некоторое время которому было явно невмоготу.

Со стороны Хохла раздался длинный вздох, но и неучем снайпер своего подопечного решил не оставлять.

— Это был Элли, — только и ответил он. — Штатовский спецназ. Представились друг другу вроде как. Оценили во что обойдется противостояние и… Приняли решение!

— Далеко они забрались от родных полосок и звездочек! — буркнул парень.

Кажется, пожатие плечами становилось любимым жестом снайпера.

— В этом регионе сходятся потоки многих контрабандных маршрутов. Да и вообще раздолье тут для всякой нечисти. Интересы здесь есть практически у любой Державы. Вернее у любой достаточно крупной, чтобы ей нельзя было погрозить пальчиком и отправить куда подальше с миром. Большие Парни не любят делиться сферами своего влияния.

— Понял, — только пробормотал Матвей. — Что мне нужно знать про этого Элли?

Снайпер задумчиво почесал затылок.

— Сейчас — ничего! Вернемся на базу — заставлю изучить портреты и биографию всех более менее известных хищников данной территории.

— Прям папка личного дела есть? — слегка поерничал парень. — С фотографией и отпечатками пальцев?!

— Насколько помню, по поводу Элли я встречал только словесный портрет с предположениями о месте службы и предполагаемым уровнем умения, — припомнил снайпер, поднимаясь.

Матвей встал на ноги следом.

— Вот так вот, — ухмыляясь протянул он. — Значит, встречу я в здешних подворотнях вашего бородача и даже не узнаю!

— На тот свет ты отправишься все равно раньше чем успеешь его рассмотреть, — хмыкнул Михей. — Однако при случае…

Представь себе норвежского дровосека, который не рубит лес, а только и работает над тем, чтобы понравится другим дровосекам. Модно у них там так сейчас. В общем, теперь не ошибешься!

— Эт-точно!

— Пшли! — негромко оповестил снайпер, вместе со всеми уничтожая следы их присутствия на живописной таежной полянке.

Последний («Крайний!», — тут же прервал сам себя Воронцов) привал перед их целью завершился.

Снова пора в путь.


Глава 9


«Да что б вас всех, лесовики-затейники хреновы», — кипятился про себя Матвей, стараясь чтобы внутренняя буря никак не отразилась на его лице. Тем более бесило, что судя по смешинкам в глазах проводника, которые не смогли скрыть даже свисавшие на лицо ленточки маскировочного костюма, мысли парня для Чжао секретом не были. Просто в силу возраста. И огромного опыта. Сколько он к своему полувеку таких молодых и борзых перевидал. И скольких из них, по моторике судючи и на ухваточки глядючи, той «свиданки» не пережили…

Да, точкой их назначения оказалось место встречи с проводником. Командир, как ему и положено, молчавший до последнего момента рыбой об лед, — чтоб его! — просто в какой-то миг сломав ритм шага-бега, дав сигнал к остановке. Сверившись с одному ему понятными приметами он жестом «растворил» группу в зеленке. Никто не переспрашивал и не уточнял. Всяк здесь по заветам Суворова свой маневр знал. Даже Воронцов не слишком выбился из общей массы, залегая в указанной его «опекуном» точке.

Ожидание надолго не затянулось. Просто в какой-то миг нескладная фигура возникла посреди очерченного бойцами периметра. Сразу. Внутри. Не потревожив никого из тех, кому полагалось смотреть в оба глаза за тем, чтобы такого ни в коем случае не произошло.

Матвей дернулся автоматически, но ствол уже не нового, но все также безупречно надежного АК, так и не смог «поймать» новую цель. Так как мишень оказалась банально быстрее. И во сто крат опытнее. Стальная хватка мгновенно зафиксировала оружие, а парень задницей… Вернее яремной веной почувствовал острие бритвенно-острого клинка. То еще ощущение, прямо скажем!

А взбесило Воронцова больше всего даже не вот уже вторая попытка за прошедшие сутки, — удачная! — проникнуть в его личное пространство с чем-то убийственным в руках, а насмешливый взгляд волкодава, с отеческой ухмылкой наблюдающего за неуклюжими попытками щенка взять свою первую жертву. Такие нюансы выкупаются моментально, даже не смотря на то, что море снисходительности плескалось в глазах с чужим разрезом, а русский язык для их обладателя был явно не родной. Впрочем, как вскоре убедился уже дважды за сегодня посаженный на дно ямы со зловониями маг, весьма неплохо изученный.

— Молодой иш-шо, — с доброй и понимающей усмешкой подлил масла в огонь Хан. — Отпусти его, Чжао.

Вот и все. Просто Чжао. Впрочем, и сам Матвей полным ФИО представляться не собирался. И обратный адрес для новогодних открыток тоже запишет на память новому знакомому тоже очень вряд ли!

Ханец тем временем лишь добродушно улыбнулся, продемонстрировав сеточку морщин, и плавно перетек в стоячее положение.

Матвей позволил себе встать на ноги, так как и остальные бойцы начали покидать свои позиции, собираясь вокруг нового в их компании персонажа. Для парня нового. Для остальных личность их будущего проводника секретом явно не была. Хотя и отношение к нему было такое себе. Неоднозначное. Создавалось ощущение, что и не за их команду обычно играл улыбчивый ханец с глазами профессионального убийцы. Во всяком случае маг ни разу не смог застать момента, когда хотя бы один из членов их маленького, но сплоченного коллектива не провожал каждое движение «гостя» взглядом и стволом.

Проводник был не высок. Примерно на голову не поспевал за Воронцовым. Вот и все что о нем можно было сказать. Остальную фигуру скрывал с умом сделанный маскировочный костюм, похожий на те, что были приторочены к рюкзакам снайперов (а вы рискните на долгий переход в «гилли» в темпе шаг-бег по лесу!). Вот только если в «одежке» того же Михея явно угадывалась фабричность со следами собственных доработок, то маскировка ханьца явно была выполнена по заветам азиатского народного рукоделия.

Интересный персонаж. Точнее его отношение к собственному здоровью. Оно уже явно начинало сдавать, а это говорит о многом. Хоть у Великого Азиатского Соседа Руси и были проблемы с перенаселением, но сложностей с доступом к целителям не имелось даже у обычных граждан. Исключение составляли всего две категории: преступники и сектанты. Первых попросту отсекали от магических средств восстановления здоровья и функциональности тела, а вторых… не переубеждали. Моторика их сегодняшнего гостя явно великолепно развита для состояния тела Чжао, но и влияние возраста уже ощущалось. А это значит, что услугами магов он не пользовался, продлевая свой профессиональный век тренировками и иными классическими средствами. Уж не контрабандист ли он? Разведка и спецы по доставке серых или откровенно грязных товаров всегда работали рука об руку, как бы не хотелось порой их представителям совершенно иного. Кстати, обещание предоставить доступ к целительским услугам — порой отличный «крючок» для всякого рода темных личностей…

— Рассказывай! — предусмотрительно не расслабляясь потребовал Хан.

Остальные члены команды подтянулись ближе, свои сектора, понятно, без внимания не оставляя. Начинался инструктаж в части их касающейся. Снайпера, кстати, не забыли поделить зону ответственности Матвея, что, судя по задорно блеснувшим глазкам и мимолетной улыбке, от Чжао не укрылось.

— Они пришли с нашей территории, — даже немного напевно начал он. — Сначала появились несколько групп. В основном европейцы, комуфляж без знаков различий. Подбор оружия — индивидуальный…

Хреново. Ханец не сказал разномастный, что свидетельствовало бы о классификации «бойцов» на уровне «сброд». Индивидуальность — это чаще либо идиот, либо профессионал. Но откуда в тайге идиоты?! Кстати, подобный подбор снаряжения в группе с высокой долей вероятности свидетельствует о специальной подготовке. Государством, между прочим, даденой.

— При встрече с челноками и караванами наши люди уничтожались без попытки начать переговоры. Я был на месте такой… Встречи. Никто из двух дюжин бойцов охраны не успел даже потянуться к оружию. Раненых чужаки добивают. Своих тоже. Несколько подобных тел попали к нам по чистой случайности. Все при жизни были европейцами в великолепной физической форме, но с разными фенотипами. Возраст от двадцати до тридцати лет. Снаряжение серьезное, но без маркировки. Татуировок и других отличительных признаков нет ни у кого. Интересно, что ни у кого нет следов нездорового образа жизни. То есть, они аномально здоровы.

— Что это значит? — уточнил Хан.

Проводник окинул его нечитаемым взглядом, но все же ответил, демонстрируя неплохое знакомство с культурой Руси:

— Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет, — одними губами улыбнулся он. — Легкие чистые. Их владельцы никогда не травили себя табаком. Состояние органов такое, будто они никогда не жили в городах. Следы алкоголя и наркотических средств не обнаружены. Убитые питались явно здоровой пищей, так как нет следов употребления продуктов современной индустрии питания: остатков красителей, иных химических соединений. Если бы не следы антибиотиков в крови одного из них, то можно было бы подумать, что они их специально выращивали где-то в глуши.

Хан думал. А чем еще можно заниматься, неподвижно застыв, словно статуя самому себе?

— Что-нибудь еще?

Чжао пожал плечами.

— Не зная важно ли, но на половом члене одного из них обнаружены биоматериалы, которые идентифицированы как содержимое толстой кишки другого мужчины.

Матвей уважительно, хотя и не заметно для собеседника, кивнул. Вот это уровень работы с телами! Они (эх, кабы знать еще кого представляет Чжао!) фактически разобрали их на части. Едва ли не облизали каждого. Однако и интересного узнали не мало. Впрочем, парень был уверен, что проводник рассказал им далеко не все. Но уж в этом-то его винить было явно глупо!

— Молодые, аномально здоровые боевые п*****сы, значит…, - привычно сократил до понятного и ясного образа слова ханьца Хан.

— Как минимум один из них имел секс с мужчиной в течение предшествующих смерти суток, — тоном патологоанатома подтвердил проводник. — Кстати, помимо здоровья наши специалисты отмечают, что с точки зрения европейца, все они довольно красивы.

— Ясно, — задумчиво протянул Хан, с легкой усмешкой глядя на собеседника. — И сейчас эти самые красавцы европейские валят ваших людей, перерезая пути вашим же караванам.

Чжао спокойно выслушал спич, именуемый ученым словом «резюме», после чего согласно кивнул.

— Почему ваша организация решила выйти на прямой контакт с моим руководством?

— Вы для нас зло привычное и понятное, — пожал плечами проводник. — Мы для вас источник информации и ресурс в иных деликатных вопросах. Всем удобно. Эти… Молодчики непонятны ни вам, ни нам. Тем более, на месте одного из боев мы нашли следы… Сокрытия неудачной работы группы специального назначения. По своей… Стилистике они вполне похожи на действия ваших коллег.

Вот и вернулась ответкой усмешка командира.

Этот момент понял даже Матвей. Разведка и контрабандисты нередко ходят одними и теми же тропками, так что, похоже, с боевыми п***расами пришлось столкнуться не только контрабандистам. А сокрытие следов неудачной работы вполне можно считать эквивалентом фразы «следы избавления от тел тех, кому не повезло». Да, убитого товарища не всегда можно унести с поля боя, а значит все, что можно сделать в память о нем — уничтожить тело, чтобы оно не досталось противнику. Как только что убедительно доказал Чжао, даже мертвые могут многое «рассказать» внимательному «слушателю».

Не смотря на необходимость такого отношения к павшим на поле брани, вспоминать об этом не любят.

— Где и когда? — отвлек Матвея от мыслей голос командира.

— Они встали на маршрут тринадцать часов назад. Двигаются без отдыха и перерывов. Перехват возможен через два часа.

Хан молча достал из кармана разгрузки наладонник и открыл карту местности.

Пальцы проводника одним движением увеличили масштаб, а уже через секунду уже доросший до определения «неаккуратный» ноготь с траурной каемкой грязи, уткнулся в экран чуда имперской техники.

Гатауллин вновь кивнул.

— Пошли!

И вновь уже набивший оскомину за последние сутки шаг-бег.

Ну вот нельзя что ли было назначить рандеву поближе к точке перехвата?!


* * *

Выдержка из протокола младшего лейтенанта Синицына М.А. (он же Воронцов для тех, у кого есть допуск уровня АА). Черновик.

… Согласно прикажу старшего группы майора Г-на мы выдвинулись следом за проводником Ч., ханьцем по национальности. Этот гад едва не загнал нас до смерти. Все-таки те неизвестные — геи. А п***рас — то как раз — этот… Семь километров до места организации засады преодолели за 1 час 43 мин. По данным проводника появление группы неустановленной принадлежности не ожидалось еще около 20 мин., что подтверждалось нашими бойцами Я-ко и П-ым, занявшими наблюдательные позиции в километре от места подготовки засады.

Данного времени хватило на подготовку «огненного мешка» с перекрестным поражением секторов (схема засады прилагается. Лист 13Б). Примерно за 2 мин. до визуального контакта с противником мною была отмечена тишина, производящая впечатление необычной. Да просто до усрачки странной, но как это в официальном протоколе оформить?!! Характер указанной странности описать не могу. Однако тишина вызывала физически ощущаемое беспокойство и позывы оправиться. А как написать «чуть не обосрался со страху», чтобы в глазах начальства не заслужить метку «сыкло»?!!> Имея основание предполагать неизвестные характер и степень опасности, я приготовил личное оружие к немедленному применению и расширил наблюдаемый сектор.

Первый визуальный контакт с группой противника состоялся в 14.43. Неустановленное подразделение соблюдая правила маскировки на марше, передвигалось по одной из троп, используемых местным населением для своих нужд. И контрабандистами, чего уж тут. Как мне стало известно позже, появление головного дозора я пропустил, т. к. они двигались вне зоны моего сектора наблюдения. Бойцы помимо открыто держащегося оружия специальных моделей (в т. ч. снабженными ПБС, прицелами разных модификацией и дополнительным оборудованием в виде гранатомётов и в некоторых случаях ЛЦУ), несли за плечами рюкзаки, производившие впечатление очень тяжелых. Да их вообще к земле прибивало весом, что твоих вьючных осликов!

По первому выстрелу майора Г-на мной был отрыт огонь по заранее выбранной цели, бойцы Я-о, П-ов и К-н так же вели перекрестный огонь с трех направлений (по количеству их). Противник понес значительные потери, стараясь аккуратно опустить рюкзаки на землю и укрыть их от случайного попадания, и только потом предпринимая контрзасадные действия. Попадание в один из рюкзаков вызвало вспышку яркого света. Чуть глаза не выжгло, блин, да еще и это долбанное ощущение сраной странности! После этого со стороны противника изменился порядок стрельбы на хаотичный и послышались крики с его стороны. Причиной тому стало появление нескольких теней, отдаленно напоминающих человеческие силуэты (высотой около двух метров). Эта хрень… Неустановленные объекты начали хаотичное движение среди рядов противника, нанося травмы и увечья путем отрывания частей тела и физическим воздействием при помощи иных предметов. Я реально ох**л, когда эта п***ень разорвала чувака напополам в воздухе, а второго просто пришибла вырванным из земли валуном!!!

И потом эта по***нь рванула к нам!!! Как только неустановленные объекты отмудохали… От****ли… уничтожили все подразделение противника, они направились в нашу сторону со скоростью превышающую скорость бегущего человека, но уступающей скорости велосипедиста. Скорость, скорость, скорость — поправить бы надо, а то как-то не по-русски. Учитывая неизвестный характер угрозы, майором Г-ым было принято решение отступить, чтобы вернуться позже с целью изучения останков бойцов группы противника. Да мы просто все разом с****лись оттуда в ужасе. Не сговариваясь. Решение командира считая единственно верным. Именно оно спасло нам жизни. Стоит отметить, что при появлении объектов ощущение странности и ужаса усилилось до значений, которые оцениваю как несовместимые с продолжением выполнения задания. Это на таком уютном прикрученному к полу стуле писать спокойно можно, а там животный ужас едва не лишил рассудка!

Проводник Ч. вскоре после того, как мы убедились в отсутствии опасности, повел себя странно, путая русские и ханьские слова говорил об опасности встречи с объектами. Дословно: «Мы все умрем. Встретить *название не расслышал* — к смерти. Еще никто не выживал». В реальности это звучало как: «Мы все сдохнем, слышишь, майор! Ты и твои щенки! Встретить *название не расслышал* — это п*****ц! Сдохнем все!». Состояние проводника становилось хуже. К вечеру он оказался обездвижен. А не хер за автомат хвататься! А строительные стяжки для фиксации… всяких там у каждого и бойцов группы завсегда имеются. К ночи Ч. скончался с симптомами сердечного приступа. Тут он реально сам, честно! Никто не помогал! Утром мы убедились в наступлении трупного окоченения. Тело, так как проводник не являлся членом группы (т. е., труп не подлежал обязательному уничтожению с целью невозможности идентификации), было решено предать земле.

Состояние Ч. и его последующую смерть связываю с глубокой степенью самовнушения на базе суеверий. А так же совсем нелегкой степенью е*******ти и явному пристрастию к галлюциногенным мухоморам. И вовсе я не злой. А не хрен обещать меня расстрелять как пособника дьявольских сил, размахивая автоматом как хреном на нудистком пляже!

К месту проведения засады мы вернулись спустя двое суток. Никаких следов теней обнаружено не было. Манипуляций с телами за время нашего отсутствия не производилось. Собрав все что может представлять интерес с точки зрения получения разведданных, командир отдал приказ уничтожить остальное.

Спустя двое суток в условленной точке нас подобрал вертолет…


Глава 10


*Возвращение в казарму + 12 часов*

(~Матвей 15:37)

ЧЕГООО?!?!?! *смайлик с удивленно выпученными глазами*

(~Олька 15:39)

Нууууу… Буковка «Д», пятая в алфавите! Вот ее-то тебе точно не хватает) *подмигивающий смайлик, демонстрирующий собеседнику язык*

Матвей перечитал предыдущее свое сообщение, заканчивающееся словами«…чего-то в моем серце здесь не хватает!». Что ж, правоту Ольги сложно не признать — еще одна буква «Д» в сообщении будет явно не лишней. Очепяточка, однако! Хотя он-то рассчитывал на несколько иную реакцию, слегка поддразнивая девушку.

А с другой стороны, решение по поводу из брака все равно пока не получено, а до того лезть к Демидовой — боже упаси! Последствия, чтоб их о ближайший пень!

С этой точки зрения его прогулки по салонам — не самое худшее решение (когда она там была-то последняя?!). В конце концов, венерологию можно и подлечить, а вот последствия войны Родов… Можно, конечно, хранить целибат, дожидаясь случая «а вдруг?!». Однако тут иной момент — наступит ли он вообще пока не ясно, а долгое воздержание приводит не только к ухудшению состояния кожи и снижению жизненного тонуса, но и хорошенько так выбивает человека из рамок оптимальных психо-физических кондиций. Матвей же уже прекрасно убедился, что не самый крутой парнишка в этой песочнице, и снижать свои шансы на выживание, игнорируя потребности тела, вовсе не собирался.

Ольга, кстати, эти моменты понимала прекрасно. По крайней мере, должна была. Такое уж воспитание в обществе, где брак — прежде всего форма партнерства и укрепления Родов. Скажут — и на медведице женишься… Тон же бесед в их чате сложился еще в самом начале знакомства. Обычно девушка и сама была не прочь (не?)слегка «укусить» собеседника за причинное место, дав пару советов по поводу походов «в рукопашную» али борьбы с одноглазыми рептилиями, но сегодня, похоже, была слегка не в настроении. Тоже бывает, чего уж тут…

(~Матвей 15:41)

Уела, согласен. Забывать стал родной язык с этими дикарями.

Воронцов обвел взглядом казарму, где вот уже двенадцать часов он вместе с «дикарями» (это самоназвание после недельки-то в лесу, а Матвей с ним лишь только согласился!) писал отчеты и иные бумажки, прерываясь лишь на поплевывание в потолок. «Карантин», да! И нет, никто из них не подхватил страшный какой вирус, м даже простудная хворь никого не одолела… Просто на двое суток после боевого выхода бойцы группы всегда уходили на «самоизоляцию», переключая мозги с режима «Война» на режим «Условный мир». А то бывали прецеденты… И пострадавшие!


*Спустя полчаса препирательств по поводу и без*

(~Олька 16:11)

На чужом несчастье счастья не построишь!

Вот ведь… А казалось, что все понимает!

(~Матвей 16:11)

Оль, ну пьяный был. День первокурсника же, вот я и… Дурак. Прости;)

По какому кругу объясняемся?

(~Олька 16:11)

Я на тебя не держу зла.

(~Олька 16:12)

Поди с миром.

(~Олька 16:12)

Но в задницу!

Матвей негромко рассмеялся. Его напарница всегда была жестока на формулировки! Однако это придавало ее образу легкий флер раздолбайства. Кому как, а Воронцову нравилось!

(~Матвей 16:17)

Так, хорош! Вот ведь ты стервозина!)

(~Олька 16:17)

Что ты тут хорошего увидел?

«Стервозину» девушка комментировать не стала. Не выкинешь слов из песни!

(~Матвей 16:18)

Верну я тебе эту чертову шоколадку. Нет, коробку! Идет?!

(~Олька 16:24)

Вот сразу бы так) Как там твое служение империи?

(~Матвей 16:25)

Да ничего. Только чет от каждой тени пока шарахаюсь)))

(~Олька 16:26)

Ого, ну тяжело в учении легко в бою!

(~Матвей 16:26)

Да уж… Учат тут интересно. Знаешь, у меня вопрос возник… Уже столько знакомы, а я все еще не знаю, какой твой любимый цвет!

(~Олька 16:30)

Воронцов, будь серьезнее! Вот каждый раз, когда мне кажется, что повзрослел, ты откалываешь что-то такое!

Ок, че.

(~Олька 16:31)

На крайний случай мог бы поинтересоваться цветом моего белья. В армии все же!;)

К его большому сожалению парня, его палец ударил по кнопке «Отправить» одновременно с приходом сообщения девушки.

(~Матвей 16:31)

Не напомнишь формулу половинного угла котангенса?

(~Олька 16:32)

….

Да, кажется, тема нижнего белья напарницы, похоже, исчерпана. А жаль…

(~Олька 16:33)

Розовый. Мой любимый цвет розовый. Доволен?

Вот точно исчерпана!

(~Матвей 16:35)

оО! Удивлен. Ты же почти никогда не носишь розовые вещи?!

Ладно, попробуем в следующий раз!

(~Олька 16:37)

Любимый цвет — он в душе;)

Матвей на секунду подвис, размышляя где лучше смотрелось бы ударение «в душЕ» или «в дУше»… Второй вариант отдавал какой-то пошлостью и, возможно, именно поэтому нравился парню гораздо больше.

Мда, как меняются приоритеты… А ведь он в армии всего третью неделю!

(~Олька 16:37)

И под юбкой;)

Тааак, а какой вариант имела ввиду сама напарница?!

(~Олька 16:40)

Убежала. Полевая хирургия((((

(~Матвей 16:40)

Кого резать будешь?!))

(~Олька 16:42)

Кого тут резать… Так, на кошках тренируемся)

(~Матвей 16:42)

Бедные мурлыки…

(~Олька 16:42)

МУРЛЫКА не пострадала ни одна! Все, пока!

Матвей небрежно откинул телефон, уже не в первый раз откровенно признавшись, что совсем был бы не против положительного решения их дедов.

Демидова отложила телефон куда аккуратнее, чем ее напарник, и задумчиво уставилась в одной ей видимую точку на стене учебной комнаты. Разговор не задался. Скомкано все как-то получилось. Да еще и легкое волнение не добавляло душевного равновесия. Зная парня, вполне возможно предположить, что ему там куда «веселее», чем он рассказывает. Сама она как-то привыкла к… единомышленнику рядом, и сейчас чувствовала себя не совсем уютно.

Ладно, им еще как-то вместе долги по сессии сдавать в ПИУ. Несмотря на нынешние сложности от учебы их никто не освобождал! А вопрос выживание — вовсе не повод бросать учебное заведение. Не поймут их ни родственники, ни общество. Увы. Да и деды… С отсрочкой сдачи помогут, но и только. Что правильно, в общем-то. В жизни аристократа такие «мелочи» как угроза для жизни, война Родов, али еще какая напасть, временами случается. Вот только это не повод пренебрегать своими обязательствами. А мнение о наследниках Родов составляют с самого детства. И горе тем, кто умудрился «по малолетке» получить клеймо «ненадежен». Исправить репутацию в их мире стоит не просто дорого, а дорого баснословно! И речь чаще всего идет вовсе не о деньгах!

— Ольга Григорьевна, вы отдохнули? — спросил «местное светило» полевой хирургии — Пирогов Игорь Семенович.

Не такой уж старый еще «спец», улыбчивым лицом и «добрыми» морщинками похожий на Айболита, как обычно вырядился в белый медицинский халат, но Ольга не сомневалась ни на секунду, что будь он хоть сто раз в цивильной одежде, на плечах его все равно органичнее смотрелся бы френч с погонами. С немалыми, кстати, звездами.

— Вполне, Игорь Семенович, — вздохнула девушка, бросив взгляд на очередного пациента. — Готова продолжать!

— Отлично. Тогда действуйте.

Демидова, убирая телефон под халат, привычно окинула взглядом набор хирургических инструментов, остановив выбор на обыкновенном скальпеле.

— Оленька, ну куда же вы?

— А что такое? — на миг остановилась девушка.

— А маска? А перчатки? Неужели вы хотите занести нашему клиенту какую-нибудь заразу?

Ольга лишь пожала плечами. Сама она не видела необходимости в таких предосторожностях, с учетом поставленного мужчине «диагноза», но и спорить с инструктором по мелочам — не самая умная затея.

К «пациенту» она вернулась через несколько минут, небрежно помахивая скальпелем.

— Ну что… Котик, поиграем? — откровенно похотливо-предвкушающе мурлыкнула она, буквально облизывая взглядом надежно зафиксированного мужчину.

«Айболит» лишь довольно кивнул, глядя как ученица походкой профессиональной стриптизерши сокращает расстояние до объекта. Психоломка начинается еще до начала форсированного допроса! А эндорфин, который при виде откровенно б*****ого поведения ученицы должен был значительно повысится в крови их «пособия», конечно, снимет часть боли, но вот фантазию «пациента» подстегнет очень здорово!

Убедившись, что у его подопечной все под контролем, Игорь Семенович вздохнул. Ему не слишком нравилась идея обучать девочек таким методам ведения допроса. Однако что поделаешь, если нередко честь разговорить «языка» выпадает именно медику группы? Одним движением заслуженный преподаватель Имперской Военной Медицинской Академии выбросил неприятные мысли из головы и приступил к мысленной проработке плана лекции об отравлениях в полевых условиях. Яростное мычание объекта, если бы не кляп, взметнувшееся к потолку бешеным ревом, полным страха и боли, ему совершенно не мешало. Пирогов лишь мысленно заметил: «Молодец, девочка, а ведь еще даже резать не начала!», и вновь погрузился в свои размышления.


Глава 11


Конфликт — катализатор человеческой жизни, заставляющий бурлить кровь и дыбом вставать шерсть на загривке. Острая пряность, придающая пресному рису бытия неповторимый вкус и аромат. Не даром кто-то из мудрых сказал, что «кошка села на подушку» — это не начало романа, а вот «кошка села на подушку собаки» — да [16]. Если рассудить с этой точки зрения, то можно заметить, что Матвей в данный миг вовсе не желал вбить слова оппонента ему же в глотку вместе с зубами, а просто планировал добавить в серый мир чуток перчинки, разбавив скучное течение событий капелькой адреналина и тестостерона. Ей ведь всегда найдется место во время аккуратного такого погрома, верно? А в том, что разрушений не избежать были уверены почти все участники и свидетели потасовки. Драки не хотел никто. Драка была неизбежна. Ибо тот кто из войны и бесчестья выбирает последнее, получает и то и другое! [17]

В небольшой бар, на небольшой улочке в небольшом по имперским меркам городе Артём они забрели совершенно случайно, двигаясь без цели, но с огромным желанием чего-нибудь съесть и подлечить по меткому замечанию Вала «уставшие нервишки» стопкой-другой. Это вообще было в стиле их начальства — на увольнительные отправлять группу вместе («длинные» отпуска домой — не в счет!) и каждый раз в новый населенный пункт. Дабы не устроили доблестные воины проблем новых, а старые дабы их не нашли.

По мнению Ярого, такая схема себя оправдывала.

А вот с точки зрения Вселенной (которая, как известно, стремится к равновесию, а вовсе не к обеспечению рабочими местами полицейских, медиков и уборщиц со строителями!) куда логичнее было бы познакомить всех ублюдков какого-либо питейного заведения с новыми сослуживцами Матвея единожды, тем самым раз и навсегда обезопасив от конфликтов не только сам приют последователей Бахуса, но и обычных посетителей, что вечерком собрались пропустить по кружечке пива, от не самых приятных сцен.

Впрочем, начальству виднее!

Тем более, что оно решило вполне справедливо, дав после такой операции неделю отпуска. И вот спустя пару дней после вынужденного «карантина», ребятки были заброшены за триста километров от места нынешней дислокации с винтокрылой оказией.

Небольшой бар под странным названием «Ковальски, варианты!» не был украшен яркой вывеской, а потому едва не избежал счастливого финала десятка других заведений, мимо которых равнодушно прошагали бойцы Ярого, сегодня, по яркому замечанию Тунгуса, «выряженные по гражданке»… Именно второй снайпер разглядел повышенную симпатичность обитательниц сего заведений, о чем и просигналил серией едва заметных жестов.

Курс был сменен на перпендикулярный мгновенно!

Внутри оказалось… интересно! Матвею даже пришло в голову, что вряд ли сам владелец именует свое заведение иначе чем «салун». Очень уж в интерьере просматривались нотки Дикого Запада. Воронцов оглянулся, с восторгом обнаружив бронзовую плевательницу. И пусть любителей жевательного табачка сегодня днем с огнем не сыщешь, но как элемент интерьера!.. Уау!

Кроме того, парень сразу же убедился, что девушки здесь и впрямь имеются. И пресимпатичнейшие! А установленные в центре зала тракт… то есть, бара шесты дарили надежду, что и вечерняя программа окажется интересной!

Впрочем, буквально через двадцать минут парень буквально выпал из мира, полностью отдавшись прекрасному чувству насыщения приличной порцией утопающей под горкой мелко рубленой зелени хрустящей жареной картошечкой. Тем более подогревало чувство довольства жизнью молодого человека ожидание хорошего куска приготовленной на открытом огне говядины. Вот ведь… Вроде и кормили их в расположении на убой, а от казенного привкуса избавить столовские блюда не получалось никак. А здесь же… Просто… МММ!!!

В реальный мир Матвей вернулся только спустя четверть часа с того мига, как первая картофелина отправилась с вилки в путешествие по его пищеводу. Тут же он осознал две вещи: во-первых, даже самого вкусного мяса под лучшее пиво бывает много, а, во-вторых, сослуживцы уже довольно долго прислушиваются к диспуту между снайперами.

— Нет, нет и нет, уважаемый, — втолковывал в который уже раз после «по первой пива» Хохол своему напарнику. — С точки зрения Платона вещи отображаются как видимость, всего лишь некоторое отношение, — искаженное! — истинного сущего…

— Но если бы ты, уважаемый, был подробнее знаком с трудами Аристотеля, то наверняка бы счел разумным факт, единства формы и материи, а это значит, что чувственно воспринимаемый предмет именно таков, каким кажется. Теория синтеза материи и формы стала…

— И чо, — привел убойный аргумент Михей, потягивая пиво. — Не доказано. Может, в реальном мире — они отличные ребята!

Возмущению буквально читавшего мысли первого снайпера в боевой обстановке, но столь же категорически не согласного с ним же по любой «мирной» теме Тунгуса, не было предела!

— То есть, уважаемый, ты хочешь сказать, что все эти современные красящиеся парни в «Имптюбе» — просто признак времени?!! Все эти пи***сы, что из каждой дырки…

Очередная кружка пива совершила опасный кульбит над заставленным снедью столом, но мастерство не пропьешь — ни одна капля пенного не пала на заказанный ужин!

— Потребитель — вот что определяет содержание контента и его ценностную базу!

Хохол был все так же невозмутим.

— Михейчик, а чой-та русский офицер словами англицкими разбрасываться стал? — прищурившись поинтересовался Тунгус.

Но его оппонент и бровью не повел, все так же невозмутимо закусив хмельное хладнокровно разделанной креветкой.

— А здесь я не офицер, а гражданин отдыхающий, — с наглой мордой ответствовал Хохол в единожды и навсегда избранной для спора с напарником манере речи. — А теперь не могли бы вы завалить хлебало, дабы я мог насладиться ужином?!

Тунгус же просто так оставлять последнее слово за напарником:

— Знаешь что, уважаемый…, - многообещающе начал он.

Однако Матвей дослушивать не стал. Имел уже возможность насладиться подобными спорами. Собачились напарники с удовольствием и по любому поводу, помогая расслабиться сослуживцам очередной серией сериала «Чо там у Хохлов и Тунгусов?».

— Чего спорят? — поинтересовался он у уже почти потерянного для их компании Сашка.

— О современных тенденциях на «Имптюбе». Конкретно об обозревателях мужской косметики, воинствующих феминистках, эскортниках [18], - рассеяно отметил тот, уже сканируя окружающее пространства, выделяя самое для себя главное — самых симпатичных особей противоположного пола.

— О как… Каковы же позиции?

— Михей — прилюдная порка, Тунгус — расстрелы!

— Так, закончили барагозить, — решил сказать свое веское слово Хан, негромко стукнув ладонью по столу. — А то будут вам игрища сексуальные по возвращении… Натр****тесь вряд ли, а вот за***тесь однозначно! И помните, ничто не дается просто так, так что вазелин еще придется заслужить!

Спорщики умолкли мгновенно, словно и не костерили уже друг друга на чем свет стоит еще секунду назад. Пусть и старательно придерживались парламентских выражений. Ну, почти!

— Ого, наш-то — фанат дисциплины, оказывается…, - завел новую пластинку Тунгус.

— … Даже во внеслужебное время!.. — поддержал своего корректировщика напарник.

— Одержимость, попирающая логику…, - задумчиво протянул Олег.

— Теперь ты поешь по-нашему, командир! — хором закончили под дружный смех снайпера.

— Что-то мне это напоминает… — еле слышно пробормотал Матвей, в голове которого ясно сформировался образ… пингвина!

— Прости, Рядовой, но некоторые дела слишком засекречены для рядовых! [19]

Ну вот, даже Сашок отвлекся от созерцания дам. Это уже серьезно!

— Так, народ, — отсмеявшись хлопнул себя по колену майор. — У нас важный вопрос.

— Задавай.

— Заведение всех устраивает?

Кивок СашкА причудливо соединился с быстрым взглядом в противоположный конец бара, где только рассаживалась стайка достойных «мишеней» для любого охотника за женскими сердцами. В планах зама Хана сегодня обязательно значилось поднять к небу знак виктории… Женскими ножками.

Пожатие плечами снайперов — их все устраивало. Кормят вкусно. Музыка классная. Коллеги рядом. Чего же боле?

Суровое «Угу» Вала стало точкой в вопросе выбора заведения.

— Ну что ж, — поставил точку в вопросе Хан. — Тогда, молодой, твой выход!

Первый ящик коньяку появился рядом с компанией буквально через несколько минут. Жаться в вопросах проставы явно не стило, а оставшееся… Что ж, его всегда можно взять и с собой! Пусть даже бутылочку-другую и придется оставить вертолетчикам, что должны будут подкинуть их к месту нынешней дислокации.

* * *

Неожиданные конфликты в укромных местах возникают не только у агентов с двумя нулями и известных деятелей, обещающих мочить кого надо «в сортире». Эта история начала закручиваться по мере приближения Матвея к стратегическому объекту под кодовым названием «писуар». Не успел он приступить к процессу, как вспомнилась ему бородатая шутка: «Не льсти себе! Подойди ближе!». Парень ухмыльнулся.

— Э…

Он что, сказал это вслух?!!

— Че, б**?! — раздался голос слева, обладатель которого не только не выпустил самого дорогого из рук, но и не прервал дурного дела…

Начав поворачиваться к Воронцову!!!

Парень успел отпрыгнуть в сторону, на рефлексах схватив рулон чуть влажного полотенца для рук (уровень бара оказался действительно неплохими вполне мог претендовать на написание через дефис слова «ресторан»). «Щелчок» разворачивающейся материи вышел… Звонким! И точным!

— Уй, б**!!! — завопил сосед.

Судя по тому, что голос не сорвался на фальцет ничего катастрофичного не случилось! Однако, излишне мнительному соседу стало не на шутку обидно. Особенно за забрызганные штаны!

— На улицу, с**а! — взревел он раненным (в «рог», хе-хе) носорогом. Я тебя на *** проверну, п***р сраный!

Матвей, слегка покачиваясь, пожал плечами, и бросив лишь короткое «Пшли!», первым отправился на выход.

Все могло бы закончиться тихо и быстро, но, увы, сегодня «льстец себе» решил отдохнуть явно не один. Уже к середине зала парень обнаружил, что к ним присоединилось уже с дюжину дружков подмочившего репутацию и брюки типа, а потому ждать больше не имело смысла. Резкая остановка с легким смещением и резкий удар в лицо отправили типа в долгий отдых.

— Упс, тут человеку плохо! — достаточно громко произнес Матвей в возникшей тишине, а через секунду бар «взорвался» очагами стычек сразу в нескольких местах.

Группа не осталась в стороне. Но и зрелища не получилось. Опытные бойцы работали быстро, жестко и… Абсолютно не зрелищно. Словно дрова рубили, право слово.

А потом настало время уходить, ибо по славной традиции за «веселье» всегда платит проигравший. Во всяком случае шестеро мордоворотов, составлявших охрану заведения, мигом оценили выучку посетителей, и оспаривать мудрость предков не стали.

Особенно после короткого разговора с Воронцовым, не пожелавшим оставлять за спиной незакрытых счетов.

* * *

*Спустя семь дней после погрома в баре «Ковальски, варианты!»*

Хан задумчиво смотрел на парня, привычно надевающего накладки на крепкие руки. Заговорил он лишь убедившись, что его подчиненный водрузил капу на штатное место:

— Мы — разведка, — отрывисто начал он. — Разведка живет пока не обнаружена. Такое геройство нам нахер не нужно. Сейчас я буду тебя п****ть. Защищайся!

* * *

*спустя два часа после «урока»*

— Как прошло?

— Понятливый оказался, — невозмутимо пожал плечами Хан. — С первого раза дошло.

Полковник Киров на это лишь усмехнулся, выразительно посмотрев на разбитую скулу подчиненного. Не подвиг для юнца, конечно, но нечто геройское в этом имелось. Надо же, достал ушлого татарина.

— Рассказывай.

— Все прошло по плану. Провокация в туалете, приглашение на «разговор». После мы «замяли» конфликт. Тут уж чистая постановка.

— С кем работали?

— Ломовой бойцов выделил.

— Не покалечили крылатую пехоту?

Заминку Хана не заметили бы 99,99 процентов населения земли. Ярый, правда, относился к тому самому «меньшинству».

— Таааааак….

Гатауллин вздохнул.

— Один из «провокаторов» пострадал. Челюсть ему молодой наш знатно снес. Не меньше часа у целителя…

Ярослав Владимирович неожиданно усмехнулся.

— Расслабились «ломовские». не институтку же какую прессовали… Ладно, к черту лирику. Твои выводы.

Хан на миг задумался, даже не столько восстанавливая в памяти произошедшее, сколько выбирая формулировки:

— Синицын показал высокий класс владенияем ситуации и, выбрав удачный момент, атаковал. Быстро и жестко. Садистских наклонностей, а так же потери контроля не демонстрировал. Отработал и тут же начал «качать» обстановку. Чувствуется школа…

Ярослав Владимирович нахмурился.

— Хан, колись!

Гатауллин не в первый раз уже за разговор пожал плечами.

— Его учили как одаренного. Удар, и тут же смена положения с фиксацией руки таким образом, чтобы можно было…

— Понял. Так вот зачем ты устроил ему прокачку уже здесь?

Полковник за свою карьеру видел не одного одаренного бойца, а потому дальнейшие объяснения ему не требовались. Техника боя магов чем-то схожа с навыками стрелка из пистолета. Резкий контакт и максимально быстрый разрыв дистанции с одновременным приведением оружия к бою.

— Все записи, анализ первичных реакций и отчет мне на стол к завтрашнему утру.

Хан молча кивнул.

— Еще что-то?

— Он явно не беден.

Полковник молча ожидал продолжения.

— Простава должна быть явно не дешевой. Не то заведение. А уж когда владельцы заведения получили «откупные» в купе с пожеланием не вызывать полицию, то разве что хвостиками не виляли. Стало быть, заплачено немало.

Ярый кивнул, принимая очередную информацию к сведению.

— Хоть бы коньячку бутылочку притаранил командиру, что ли… — улыбнулся он спустя несколько секунд задумчивости.

— Так заходи, — в очередной раз пожал плечами майор. — Говорю ж, Матвей не поскупился. Официанты несколько ящиков нам прямо к базе доставили. Причем лично!

Ярослав Владимирович удивленно поднял взгляд на подчиненного.

— Да-да, вот такие вот шуточки «за триста»… Кэмэ…, - заметил Хан, покидая обитель начальника. — И знаешь, с 90-процентной вероятностью он нас раскусил… Претензий не имеет. Так-то!



Глава 12


— Неплохо.

Матвей с удивлением обернулся к плюхнувшемуся под аккомпанемент жалобно скрипнувших пружин на соседнюю койку Хохлу. Поворот шеи дался нелегко — явно трещина в ребре. А, может, и не в одном! Да и муть в голове что-то очень уж на сотрясение намекает…

— Понял, что произошло? — поинтересовался снайпер.

Парню только и оставалось молча пожать плечами. Завтрак был давно, но соскучиться по нему настолько, чтобы желать увидеть его перед собой на полу, Воронцов не успел. А потому рот держал на замке. Почему-то ему казалось, что сдержать подкатывающий к горлу рвотный ком таким образом гораздо легче.

— Слышь, Папаша, а ну двигай сюда! — неожиданно громко крикнул снайпер, заставив парня недовольно поморщиться.

Какие яркие звуки, какой яркий свет…

Каждый шаг приближающегося штатного мага группы отдавался очередным ударом невидимых молоточков по вискам Матвея.

— Еще раз папой назови, и…, - недовольно буркнул единственный бородач команды Карло, но угрозу заканчивать не стал, переключив внимание на парня. — Так-с, молодой человек, на что жалуемся?

Матвей почувствовал (почувствовал?! Пусть и на пределе, но ПОЧУВСТВОВАЛ!!!) как над ним раскинулась диагностическая сеть.

— С утра ступней не вижу! — на радостях выдал он. — Минут через 20 отпускает…

— То есть, проблемы со зрением, молодой человек, вас волнуют куда больше чем трещины в ребрах, сотрясение и легкая контузия? Точно твой кадр в будущем! — кивнул целитель Хохлу.

В груди мягко распустился огненный цветок, чье приятное тепло смыло боль словно прилив оставленный кем-то в зоне прибоя песчаный замок.

— Ребра у вас, господин задира, в норме, — морщинистое лицо Карло, почти полностью скрытое черными жесткими волосам, выражало удовлетворение от хорошо сделанной работой, но вот густые брови вновь строго сошлись на переносице. — Так что нам мешает рассмотреть собственные ноги?

Матвей секунду помолчал, подобно индийскому вождю из анекдотов, для которого «кааааайф!» — облегчиться после двух ящиков пива. Как здорово, когда у тебя ничего не болит.

— Утренний вигвам, — признался парень. — А по салонам опять прошвырнуться не успел!

На некоторое время казарма погрузилась в тишину — Карло и Хохол на миг опешили, а после заржали в две глотки.

— Вот не задирался бы, и успел напряжение сбросить!..

Сашок подобрался как всегда незаметно и неслышно. Хотя судя по тому, что слегка вздрогнул от неожиданности один Воронцов, остальные появление заместителя командира заметили и к сведению приняли.

… А то, ишь, бордели его не устраивают! Салоны ему подавай! — с напускной строгостью пригрозил пальцем он, устраиваясь рядом со снайпером.

Вот, значит, как… Ну мы тоже подкалывать умеем!

— Да, жаль что так получилось, — вздохнул Матвей, стараясь придать своему лицо максимально невинное выражение, чему мало помогали следы недавней экзекуции и брызги крови на одежде, которую сменить он так и не успел. — Хотел проставиться сослуживцем, сняв заведение поприличней на сутки, да вот видишь как оно вышло-то!..

Сашок изменился в лице моментально. Богатая фантазия белобрысого здоровяка моментально накидала варианты использования столь щедрого предложения, а вместо этого…

— Б**-а-а-а-а-а-а-а-а-а…, - протянули одновременно Хохол и любитель подкалывать маленьких.

Целитель лишь усмехнулся. У него вполне хватало контроля над собственным телом, чтобы не испытывать неприятных последствия долгого отсутствия прекрасного пола в его жизни. Зато в момент, когда ему удавалось дорваться до «сладенького», организм отрабатывал свое в полной мере. Конечно, базу владения собственной тушкой и психикой неплохо знал и Матвей, вот только до уровня Карло ему было как до ханьской столицы в позе покорности.

Вдоволь выразив свои эмоции, а так же отдав должное матерным руладам Сашка, Михей вернулся к началу беседы:

— Хочу услышать твое мнение по поводу произошедшего.

Воронцов задумался. Этот процесс шел гораздо легче, когда муть в голове и боль в ребрах перестали мешать анализировать прошедший «отпуск».

— Итак, надо начать с начала, — наконец заговорил парень. — Вы все такие крутые волкодавы, прошедшие вместе огонь и воду, а тут вам на шею вешают щенка, от которого непонятно чего ждать! Нет, не шпиона даже! Все прекрасно понимают, какой пресс менталистов подкидышу пришлось выдержать, чтобы получить на это добро. Да и на «сынка» не тяну — те в других подразделениях служат. Итак, складывается невозможная в обычных ситуациях картинка: к вам в спешке засовывают насквозь непонятного новичка, от которого не ясно чего ждать. Вот и приходится устраивать «прописку». Да еще и не одну! Ведь важно не только оценить степень умения и что я из себя представляю, но и прогнать меня через ряд мясорубок, чтобы понять, куда именно меня «вписывать».

Сашок кивнул. Лицо его против обыкновения стало серьезным.

— До сегодняшнего дня в эту картину вписывалось все. Однако провокация в баре…

Карло с Хохлом переглянулись, после чего снайпер молча передал целителю мятую десятку.

— … Да и «урок» Хана, — вторая десятка сменила хозяина. — Явно выбиваются из общего ряда. Прояснишь?

Заговорил Сашок, как старший по званию, да и именно в него уперся вопрошающий взгляд Матвея:

— Крайний выход, — серьезно ответил он. — Что-то мне подсказывает, что как только наверху примут разберут всю информацию по всей той п****ни, что случилась в последний выход, кончится наша спокойная жизнь. Никакого «скучного» патрулирования и привычного уже отлова грузов. Начнется серьезная работа. И нам срочно было необходимо было оценить тебя не просто как новичка, а как полноценного бойца (да, молодого, да, неопытного, но полноценного!).

Воронцов помолчал. Обиды на недоверие не было. Не маленький же, в самом деле!

— И как впечатления?

Хохол криво ухмыльнулся, слегка пожав плечами.

— Решать-то все одно Хану с Ярым. Ну а что до меня, так лично я проблем не вижу!

С этими словами снайпер встал и протянул руку. С показным кряхтением Матвей ухватился за протянутую конечность и с помощью Михея принял вертикальное положение. Чувствовал он себя гораздо лучше.

Пара кивков от Сашка и Кара подтвердили, что и их в целом все устраивает.

— Хорошо, выдохнул парень, — по-новому, и уже куда осмысленнее окидывая взглядом казарму. — Ну раз ВЫ не имеете по поводу меня никаких предубеждений, то надо бы того… Проставу-то закончить.

Лица сослуживцев расслабились.

— Вот выберемся в город и закончим.

— А чего ждать? — делано удивился Матвей, кивая на груду цинков в дальнем конце помещения. — Первый и второй сверху-слева!

Бойцы с любопытством отправились проверять указанные емкости, от которых уже через миг раздались радостные возгласы.

— Как ты сюда это протащил?! — удивленно восторженно взревел Хохол, потрясая парой бутылок, небрежно выхваченных из ящика.

Одного из шести, кстати.

— С личного разрешения Хана, — честно ответил он, наслаждаясь мгновено наступившей тишиной. — Он, кстати, мне их и дотащить помог, прежде чем пойти п****ть!

— Таааааааак, — протянул едва зашедший, но все-таки успевший стать свидетелем последнего заявления Тунгус. — Смотрю в компании торгашей-спекулянтов пополнение?

Михей и сам удивленно уставился на своего подопечного.

— Ик… И как ты убедил Хана?..

— Аргументация проста: «А то бойцы спирт не ныкают?! А тут употребим хороший напиток аккуратно и в плепорцию!», — насладившись удивлением бойцов начал «колоться» Воронцов. — Не дети жеж!

Снайпера с одинаковыми ухмылочками переглянулись.

— Ну да, ну да, — выразил общее мнение Тунгус. — Вот так прям и представляю эту картину: «Господин майор, а помогите пару ящичков…

— Шесть. — уточнил дотошный напарник оратора.

— … Коньячку до казармы донести! А то так по грамулечке принять хочется, что прикупил с запасом!». Так, что ли?

Матвей засмеялся. Вот не был бы Олег талантливым стрелком, вполне мог бы себя найти в театре или в кино! Уж больно здорово удалось ему сыграть жену из рекламы про бег и футболку, которая «совсем не пахнет»!

— Во-первых, не шесть, а один! Остальные кажутся всем кроме Хохла, который наверняка найдет на что их махнуть полезное для группы! — заявил он, справившись с хохотом.

Михей с уважением посмотрел на подопечного. Элитный алкоголь в сих краях действительно мог служить средством решения ооооочень многих вопросов.

— Будет толк…, - резюмировал снайпер.

— Спас… Уй, блин! — взвыл Матвей, неудачно задев локтем невовремя подвернувшийся локоть.

— … Но не скоро! — ухмыляясь закончил за товарища его напарник.

Сашок же, прикинув, может ли уже группа расслабиться после длинного дня, ловко приступил к распечатыванию бутылки, намереваясь разлить всем присутствующим «по чутка».

— Так давайте же за то, чтоб поскорее!

Никто против такого тоста не возразил.

* * *

Спустя час Матвей удобно устроился на лавочке возле входа в их обитель. Удобное место. Практически не просматривается со стороны. Усевшись в позу лотоса, он принялся погружаться все глубже в себя, стремясь нащупать внутренний Огонь.

Тело легко и свободно… Оно парит в воздухе… Токи жизни свободно бегут по мередианам…

— Оп-па!

Матвей дернулся, выпадая из транса. Хан, как всегда, не только подкрался незаметно, но даже не светился в энергетическом плане.

— Прикурю? — вежливо спросил он.

Матвей неуверено протянул ладонь, с пляшущим на ней Огоньком своему командиру. Тот действительно достал сигарету и раскурил ее от небольшого язычка.

Едва Хан сделал первую затяжку, Воронцов сжал ладонь, гася вернувшееся Пламя, стараясь не показывать дрожи. Тем более дольше он бы его все равно не удержал. Итак покрытое потом тело трясло от напряжение. Нелегко дается восстановление энергетических каналов!

Командир тем временем докурил, но начинать разговор не спешил, наслаждаясь уже теплой весенней ночью.

Минута.

Пятая.

Двадцатая.

— Дай еще. — попросил, наконец, Хан, опустошая еще одно место в портсигаре.

Однако как не тужился Матвей, Огонь явно решил, что сегодня больше не вернется.

— Понятно… — выдохнул очередное дымное облако таки воспользовавшийся зажигалкой Гатауллин.

— Эй вы двое! — окрикнул их молодой голос. — А ну-ка подошли сюда!

Патруль.

— Как твоя фамилия, боец?! — грозно прорычал старший тройки бойцов со знаками различия военной полиции.

— Замудихватулин! — спокойно ответил Хан, делая шаг к патрулю.

— … Гос. п….ин майор!

И дело даже не в хамском обращении к офицеру, а в довольно жуткой славе именно этого майора!

— Доброй ночи, бойцы! — кивком отпустил он стушевавшийся патруль.

Те предпочли без задержки покинуть место встречи.

Сам командир группы еще несколько секунд посмотрел на своего проблемного подопечного, после чего вздохнул и направился к казарме с явным намерением притопить на массу.

— Господин майор…, - догнал его голос Матвея уже у самой двери. — А как же…

— Хан, — прервал он новичка. — Можно командир, либо Ренат, если наедине.

Матвей кивнул. Так все «старички» отряда к нему обращались. Приняли, стало быть. Смирились.

— Доброй ночи, Матвей.

Легкий кивок, и вот он уже скрылся за дверью.

— Доброй. — только и успел пробормотать парень задумчиво.

А подумать действительно было о чем.


Глава 13


«Чертова говорильня!», — ругнулся про себя Повилас досадуя, что вместо серьезной работы он вынужден «развлекать» толпу клоунов.

Нужно сказать, что для досады старый воин имел все причины. В то время, когда надо действовать, представители Генерала Ордена занимались совершенно далекими от реального дела вещами: оценивали ущерб, вырабатывали политику, занимались «внутренним расследованием» и вырабатывали версию для Папы. Римского. И все это вместо хотя бы отправки группу к месту уничтожения каравана. Чтобы профи руками пощупали песок, пропитанный кровью товарищей. Убийц вычислили. А лучше отправили к праотцам, очистив маршрут от конкурентов.

Только и остается, что смотреть на улицу, где уже стали появляться первые туристы, а модницы стали отказываться от брюк в пользу юбочек и платьиц. Весна в этом году в небольшом, но вполне себе стольном литовском городке наступила в этом году раньше обычного. Долгожданное солнышко будто решило не обращать внимания на зачем-то выдуманные людьми календари и прочие глупости вроде прогнозов погоды, «отрабатывая» уже июньскую программу. В общем, на улице было просто хорошо. Нет, не так! Произнесенное с придыханием и радостью: «Хорошоооо!». Однако в конференц-зале особняка на улице Пилес никто и не подумал открыть хотя бы одно окно, не смотря на все уловки солнышка, решившего порадовать жителей маленькой, но гордой страны долгожданным теплом. Ну к чему, скажите, провоцировать снайпера или нарушать контуры защиты от различных подслушивающе-подглядывающих средств? При тех вопросах и темах, что поднимались в этом помещении, дурных, как говорится, нема! Тем более, когда противник, надо отдать ему должное, силен и могуч. Собравшиеся в небольшом трехэтажном доме на очередную встречу джентльмены избрали нелегкий, но почитаемый иными спонсорами путь противодействия Петербургу в его имперских амбициях. Еще лет тридцать назад казалось, что русский медведь уже не оправится от полученных ран. Однако империя устояла, потихоньку возвращая утраченное влияние на мировой арене… Что совсем не устраивало собравшихся за круглым столом довольно уютного офиса.

Вот только некоторые из них готовы были воевать пока дышат, а большинство лишь до момента пока платят. Увы.

Сегодня внимание всех этих уважаемых (или «уважаемых» — если судить с точки зрения Повиласа) джентльменов занимала тема русской тайги. Не всей, конечно, а небольшого, но очень важного участка русско-ханьской границы, который в силу своей географии стал серьезным логистическим узлом для установления неформальных отношений между спецами по доставке того или иного товара. В обход декларации груза и пошлин, естественно.

За уютным столом двенадцать мужчин расположили свои филеи в удобнейших креслах, в ожидании вступительного слова. Председателю же, которого многие из присутствующих за глаза называли Шрамом за следы многих ранений от Огня (сам глава рода Воронцовых несколько десятков лет назад отметить соизволил) и клинка, большинство собравшихся были не нужны совершенно. Однако освященные годами и лично Магистром правила и инструкции не оставляли свободы для маневра.

«Торгаши! И когда Орден Псов Господних превратился вот в это?» — внутренне кипел Шрам, рассматривая мужчин в дорогих костюмах, в которых от Настоящего Товарищества только и остались значки I.H.S. на лацканах пижонских пиджаков. Однако пока открыто высказывать свою позицию было рано. Приходилось терпеть, в пол уха прислушиваясь к травоядному щебетанию.

— Брат Повилас, — мягко произнес на английском полноватый джентльмен, поблескивающий круглыми черными глазами из-за золотой оправы очков. — Каковы ваши предложения по решению данной ситуации? Стоит ли нам на время отказаться от маршрута в пользу резервных вариантов?

Ну вот и договорились, словоблуды! Братья погибли, товар «теней», которых с нетерпением ждали в одном… Ждали, в общем, очень серьезные люди, а они о выгоде! С другой стороны, как раз-таки тенях им известно и не было. По предоставленной «гостям» от Генерала Ордена версии, «мулы» несли в рюкзаках лишь один экзотический порошок. За него в империи, правда, тоже можно было схлопотать до 20 лет рудников или свидание с Конопляной Тетушкой, но все же настоящий груз был куда серьезнее.

— Прошу простить, братья, но сейчас я могу лишь смиренно ожидать решения Генерала… — поклонился Шрам, всеми силами демонстрируя покорность и смирение прирученного хищника.

Нравится травоядным такое поведение. Позволяет приятно пощекотать чувство собственной доминантности.

— Мы верим в вас, — слегка покровительственно заявил эмиссар, которому подобная демонстрация пришлась по душе. — Все-таки вы изначально курировали проект, так что ваше мнение очень важно для нас!

Не ошибся в характере посланца генеральского старый вояка. Ишь как хвост распушил павлином поняв, что единственный среди них лев не только не выпустит когти, но и демонстрирует покорность. Покорность ему!

— Я бы предложил все-таки отправить группу для оценки ситуации на месте, — слегка «заискивающе» начал Повилас. — Так же необходимо…

Старый воин говорил минут пять, но с каждым словом все больше понимал, что голос разума тонет в океане цифр, теряется в бухгалтерской таблице доходов и расходов, в которую эти люди с легкостью вписывали жизни братьев.

— Интересно-интересно, — наконец покачал головой прилизанный посланец, поблескивая золотом оправы. — Прощу вас предоставить свои соображения в письменном виде. Мы обязательно изучим. Повторюсь, ваше мнение очень важно для нас!

Ну да, ровно так же, как и сотруднику колл-центра сотового оператора, с которым буквально на днях пришлось общаться старому воину. Естественно, никто его «соображения» изучать не будет. Да ими даже не подотрутся — бумага жесткая, да и тонер принтера не очень хорошо при подобном использовании на задницу влияет!

Однако старик и в этот раз скрыл свои истинные чувства за легким поклоном и вышел прочь.

Его ждали в другом месте.

* * *

Толстые стены и многочисленные контура защиты, о которых большинство обитателей и посетителей особняка даже не догадывались, надежно скрыли Повиласа от всего мира уже пару минут спустя.

Привычно делая ровно семь шагов до гостевого кресла, старик в очередной раз окинул взглядом «захоронку» Магистра. На первый взгляд ничего не поменялось. Все тот же отделанный под старину кабинет с настоящим камином, до сих пор напоминая антуражи времен Ост-Индийской компании — массивная мебель, огромный стол, обитый зеленым сукном и книжные шкафы вдоль каждой из стен. Два удобных кожаных кресла, между которыми расположился большой глобус-бар, позволяли Магистру и его гостю с комфортом расположиться в пол оборота к весело потрескивающему огню.

— Чаю, брат? — привычно поинтересовался хозяин кабинета.

Боевик смиренно склонил голову в согласии. В этот раз в жесте было куда больше искренности. Не то, чтобы Повилас был рад такому распределению ролей. Однако после того, как они замахнулись на будущего имперского Абсолюта, он уже был трупом. И лишь влияние и защита Магистра мешали осуществиться переходу из царства живых в обитель мертвых. Конечно, всегда имелся вариант уйти «в леса». Выживать он умел великолепно. Однако в его возрасте мечтается все-таки об уютном кресле рядом с камином, а не об укромной землянке. Да и кровиночка его, опять же…

Хорошо хоть не было нужды докладывать о встрече с эмиссарами! В мире было не так много мест, которые могли укрыться от внимания Магистра. Что уж говорить о собственной вотчине… Поэтому Шрам и имел возможность наслаждаться ароматным напитком, пока хозяин кабинета, сведя в любимом жесте пальцы рук, анализировал ситуацию.

— Твое мнение, брат. — мягко произнес он, едва гость сделал последний глоток.

Повилас подобрался, но дисциплинированно ответил:

— Генерал нам не помощник.

Одобрительный кивок стал ему ответом.

— Политика- отвратительная вещь, — задумчиво протянул хозяин кабинета, не отрывая взгляда от огня. — С одной стороны, всем нам в той или иной степени приходится лавировать между интересами… Других игроков. Однако когда место в иерархии, которую зачастую люди придумывают себе сами, превращается из инструмента в самоцель… Это ломает даже лучших из нас.

Повилас молчал. Молчал согласно.

— Они забыли дух заветов Игнатия Лойолы.

И вновь молчание стало ответом на столь пространную сентенцию.

— Конкретику.

Магистр перешел на лаконично деловой тон словно останавливающийся танк. Резко и неожиданно. Однако его сегодняшнего гостя такой поворот смутить не мог абсолютно.

— «Мулы» продолжают движение по маршруту под прикрытием 16-ой оперативно-тактической группы. 24-я — в резерве. Люди готовы к оперативной заброске в квадрат по первому сигналу.

В этот раз Повилас говорил уверенно и четко:

— Наземную проверку маршрута обеспечат «ноль-пятые», отправленные «туристами» полюбоваться местными красотами. Естественно, все они снабжены расширенным набором для выживания.

Магистр лишь кивнул.

— Мне нужна информация. Кто. Зачем. Почему.

Сухой голос, казалось, еле слышно шелестел, словно прошлогодняя листва, высохшая под весенним солнышком. Однако Повиласа понимание истинного содержания слов хозяина кабинета заставило еле заметно скинуть брови. Фактически он получил право использовать приданные ему силы ЛЮБЫМ образом не считаясь законами ни с человеческими, ибо Магистр прикроет, ни с божьими, ибо все грехи ему отпустили только что. Полной мерой. Заранее.

— Не подведу.

Старый упрямый вояка, вопреки желаниям многих, все никак не желающий сдохнуть, в своих словах был уверен.

Ответом ему стал лишь повелительны жест.

Свободен.

Пока.


Глава 14


«Ничто не может сравниться с охотой на человека. Кто познал охоту на вооруженных людей, и полюбил её, больше не захочет познать ничего другого». Неплохой завет оставил своим потомкам старик Хемингуэй. Будто знал, черт старый, что даже в век GPS, спутников и других электронных прибамбасов, способных с орбиты прочитать выброшенную мимо урны газету, всегда найдется место азарту и борьбе погони, скрадыванию следов стремящегося уйти от тебя противника. Хотя бы потому, что не везде современные игрушки возможно пользовать. Пойди вычисли в тайге небольшую группу, да еще и идущую со всеми предосторожностями опытной двуногой дичи. А ведь у «дичи» той наверняка и своих электронных приблуд имеется немало… Вот и продиралась сквозь таежный лес последние 20 часов снабженная всеми мыслимыми прибамбасами команда в режиме полного радиомолчания, словно подражая предкам, чьими помощниками были лишь «нюх, ноги и наган». Слишком много здесь могло оказаться тех, кого быть тут не должно в принципе. Да еще и с аппаратурой, которую людям выдает исключительно государство со строгим наказом: «в случае возможности захвата противником — уничтожить».

… Они не сбились с пути и не потеряли след. Просто в данный момент следопыты не могли точно сказать, в какую сторону рванул противник. А это совершенно иной коленкор. Да и случилось уже раз в третий за последние сутки. Не похоже, чтобы «дичь» действительно обеспокоилась, петляя, причем не слишком-то и усердно, скорее по въевшейся в кровь привычке, а вовсе не потому, что действительно подозревал наличие лесными духами скользящей сквозь «зеленку» погони.

Сашок в очередной раз поднял ладонь с вытянутыми пальцами — «след потерян». Люди здесь собрались опытные, а потому реакция последовала незамедлительно. Отряд, мгновенно получив подтверждение от Хана, замер, разобрав сектора наблюдения. Сам же майор слегка отступил назад, обозначив последний подверженный след. Именно он станет точкой, от которой будет водить хороводы следопыт. Зам командира ждать себя не заставил, моментально начав нарезать круги вокруг своих сослуживцев, проверяя самые вероятные пути отхода. Не так их и много, кстати. Спрятать следы пяти груженных по самую маковку боевиков очень сложно. Особенно если их еще и сопровождает «легкая» пятерка, чьей основной задачей является охрана каравана. Впрочем, судя по местам отдыха, на которые удалось наткнуться следопытам, чувство товарищества нынешним противникам не изменяет, так что сменяют «грузчики» и «охранители» друг друга регулярно… И примерно через одинаковые промежутки времени. Справедливо, конечно, но крайне глупо. Теперь погоня примерно знает скорость движения противника, а потому и не особо торопится, помаленьку сокращая отставание от «дичи».

На жест зама «След не найден» командир отвечает распальцовкой «Три-шестьдесят». Ок, снайпера, ныне устроившиеся на левом и правом фланге походного ордера, начали нарезать круги в зоне своей ответственности, постепенно все больше удаляясь от последнего найденного следа, над которым вершком возвышался командир. Сашок тоже не стал оригинальничать, повторив действия товарищей в своем секторе, ну а Матвей пристроился в кильватер сегодняшнему своему учителю. Его задачей было «учиться, учиться и еще раз учиться» (а еще не затоптать случайно следы, конечно!), как говаривал один адвокатишка из мелких дворян по фамилии Ульянов, что лет сто назад попытался «сковырнуть» с трона тогдашнего царя. Лично для него сия попытка закончилась грустно, а вот фразочка как-то прижилась в народе. Вот Воронцов прилежно и впитывал в себя незнакомую доселе науку…

А ведь еще сутки назад он и не подозревал, что уподобится борзой с дедовких псарен. А началось все с… наведения глянца на их казарму!

Не то чтобы здесь собрались фанаты уборки, но вот командир их, как и многие обладатели приличных звезд на погонах, искренне считал, что безделье в армии — мать всех пороков, а потому свято чтил вековую мудрость «Чем бы солдат не занимался, лишь бы за**лся!». В этот раз, на горе желающему таки праздности личному составу, Ярому на глаза попался журнал из страны восходящего солнца, с примером системы 5С [20], а потому уже через пятнадцать минут бойцы в едином порыве драили казарму и переписывали имущество, избавляясь от «хлама» в виде полутонны старых радиаторов, что какой-то мудила разместил во времена царя Гороха на первом этаже их нынешней обители. Ну а потом на каждую тумбочку, кровать и прочую утварь клеились таблички, сообщавшие, что здесь находится именно «тумбочка», «кровать» и «прочая утварь»… Попытавшийся заметить, что данное занятие затрудняет дезориентацию вероятного диверсанта Матвей был обложен безлобными, но емкими командирскими матами и отправлен «пятьэсить» старый шкаф, где пыли было не меньше чем в Сахаре!

В общем, к вечеру заявленная цель была выполнена: все за***лись. Бойцы попадали кто где стоял, предвкушая спокойный вечерок. А снайпера достали карты.

— Ты охренел?! — первая чайка будущего скандала пролетела минут через пятнадцать после начала игры.

Оставшиеся бойцы с интересом стали подтягиваться к столу, занимая удобные места, чтобы не пропустить очередное шоу. Матвею, впрочем, и с кровати все отлично было видно и слышно.

— Пятый раз выигрываешь, — продолжал бушевать Тунгус, кидая грозные взгляды на блаженно жмурящегося Хохла. — Подряд! Жулик ты!

Возмущение снайпера понять было можно — он проиграл уже пятую ириску. И пусть целый мешок этой дряни, что невозможно отскрести от зубов, без дела валялся в углу (именно туда и будут ссыпаны «выигранные» и «проигранные» конфеты после конца игры, ведь грызть их — дурных нема). Все равно обидно!

— Ну шо, чубатый, — решил плеснуть маслица на угольки разгорающегося конфликта уже вполне освоившийся в новой компании Воронцов. — У нас в клубе джентльменам принято верить на слово?..

— … И ту мне как стало везти! Везет и везет, — невозмутимо продолжил цитату из известного фильма тот. — Как ни прикуплю, так именно двадцать одно! Ни девятнадцать, ни двадцать… Двадцать одно!

Улыбка снайпера стала еще шире, а рожа столь довольной, что даже Матвею захотелось предложить ему лимончика!

Тунгус же багровел на глазах!

— Обманщик, — лениво поддержал Бум. — Ведь всякий знает, что если противнику четыре раза выпало двадцать одно, то в пятый раз ни в коем случае он выиграть не должен был! Статистика учит, что шансы в долгосрочной перспективе должны уравняться!

Тунгус задумался, улыбка его напарника стала еще шире.

— Да что за фигню вы несете?! — возмутился Сашок. — Всякому известно, что прежние независимые события никак не влияют на будущее. Шансы чубатого на очередное «очко» остаются теми же!

Теперь уже другой снайпер, почувствовав поддержку, кинул торжествующий взгляд на напарника, а карты на стол, всем видом покатывая, что проигрывать более не намерен.

— Че как дети-то?! — возмутился Матвей. — Статистика учит, что если уж сопернику пять раз выпало «очко», то перед тобой шулер и гад. Валить надо! Либо от стола, либо его!

Хорошая вещь — внутренняя энергия. Вот не успей Воронцов заранее войти в боевой транс — быть ему снесенным с кровати пушечным ядром прилетевшей подушки. А так не только успел уйти в с линии «снаряда», но еще и слегка подправить его траекторию. Не до конца, правда, треснувшая наволочка «прицел сбила». А потому вместо возвращения к «владельцу», мягкая торпеда снесла его откинувшегося на спинку стула напарника! Удар был фееричен! Тунгус был сброшен на пол в обрамлении разлетевшихся по всем углам перьев, сопровождаемый аккомпанементом из дикого хохота и насквозь нецензурных, зато искренних и эмоциональных оценок коллег.

— С-с-с-тьфу-ки, — пробормотал отплевывающийся от перьев Олег. — Убью. Обоих!

— А я поддержу! — прозвучал голос Вала, которому выпало сегодня драить пол едва ли не до блеска морской палубы, из-за спины Матвея.

Через миг некая сила оторвала парня за шиворот от старого дощатого пола казармы. В следующую секунду Воронцов успел сделать очень много вещей — ужом выскользнуть из стального захвата сильных пальцев и оттолкнуться от живота гиганта ногами, отправившись в подкат под кровать, чтобы уже через миг оказаться с другой ее стороны. Не так много движений по вашему? А попробуйте сделать больше за один «шаг» самой маленькой стрелки часов! Для опешившего Вала самый юный сослуживец вообще показался едва заметной тенью, уже через миг вновь вернувшей телу плотность… с той стороны разделяющей их теперь кровати!

— Оп-па… — озадаченно почесал он пятерней в затылке. — А у нас тут, похоже, практик!..

— Да оба они жулики! — ответил уже давно подозревающий нечто подобное Тунгус. — Ну не мог Хохол 5 раз подряд получить не те карты, что я ему подсовывал!

Попробуй тут не заподозри в пополнении спеца по внутренней работе, когда на боевых выходах фигура «подопечного» в особо напряженных моментах чуть ли не размазывается в воздухе. Ненадолго и не слишком далеко, но все же. И что с таким делать? Сашку-то и Хану он, конечно, доложил, да вот только толку-то?! Приказ тот же: «Следи, наблюдай, учи!». И вовсе не потому, что парень под подозрением, а чтоб не лишиться «подмастерья» раньше срока! На всякий случай, Олег сделал зарубку в памяти, что надо отработать с юнцом скорость передвижения. А то попадет еще под дружественный-то огонь… Снайпер вообще подозревал, что опека над новичком легла на их с Михеем плечи только потому, что лишь они точно успеют за не в меру шустрым «малышом». А вот тот же Вал, ведя огонь на подавление, палец со спускового крючка убрать может и не успеть, повысив содержание железа в тушке Матвея до критических значений.

— Ах вы, неверные!!! — медведем взревел тем временем Вал.

— Неверные чему?! — тут же откликнулся вошедший в раж парень.

— Чему?.. — на миг задумался горообразный пулеметчик. — Да ничему неверные! Ошииииибочные! Праааативные!

Следом за ревом, со стороны здоровяка стартовала очередная подушка… Ловко перенаправленная Хохлом в сторону Матвея. Тот тоже не сплоховал: достойно приняв пас, со скоростью торпеды запустил ее в отправителя!

Вал же, не пожелавший разделить судьбу Тунгуса, от пухового болида просто уклонился, пропустив его мимо себя.

ШШШШУУУУУХХХХХ!

Ледяной порыв опрокинул всех участников баталии на пол, заставив промороженные перья хрупкими сосульками разлететься по полу.

— Таааааааак…

Голос Ярого звучал спокойно. «Все обойдется!», — шепнула надежда. «Нам пи***ц!», — мудро хмыкнул здравый смысл. Полковник тем временем изучал результаты действия, которое личный состав уже крестил «5С п*****сить», и неопределенно хмыкнул:

— Обсудим. — народ приуныл, но уже через миг выбросил глупости из головы, ибо командир заговорил серьезно. — Двадцатиминутная готовность. Амеры схлестнулись с «мулами». Элли вызвал нас по координатам. Пойдем по следу. Разойтись!

Через миг в разгромленной казарме завертелся вихрь вполне осмысленной суеты, ибо всякий здесь свой маневр знал.

Вертолет поднялся в воздух через 19 минут после получения приказа.


Глава 15


Поле-поле, кто ж тебя усеял мертвыми костями? Ну, ладно… Не совсем уж и поле, а скорее небольшая полянка чуть в стороне от едва заметной неискушенному гражданскому взгляду тропки. Одной из сотен тех, что чуть ли не испокон веков использовалась для доставки на территорию Руси всякого разного, с властями официальными не согласованного. Да и тел было не так чтобы очень много. Три «окончательных» и еще четыре с признаками жизнедеятельности разной степени выраженности.

Карло занялся выжившим-таки в тихой и быстрой, насколько она бывает у людей подготовленных, бойне Элли. Бум, как имеющий помимо химического образования еще и фельдшерские курсы за спиной, отправился осматривать еще троих «счастливчиков», которым-таки повезло сохранить не только свои жизни в скоротечном бою, но и большую часть здоровья. Остальных же членов группы майор, волевым решением согнал к соседней полянке, чтобы во тьме ночной, никто следы не затоптал. Даже секреты разводил лично Сашок, зорко следя за тем, чтобы дозорные ступали исключительно по отпечаткам его ботинок 44-го размера. До рассвета оставалось еще 6 часов.

— Спрашивай, — предложил Хохол, едва бойцы с относительным комфортом устроились на ночлег. — У тебя пять минут.

Матвей на миг задумался. Что именно сейчас ему интереснее всего? По ситуации — все понятно. Спецы попытались перехватить, аль сразу «списать» очередной караван, но «охрана», в профессионализме охотникам, судя по всему, не уступавшая ни разу, умудрилась выйти загонщикам в тыл. Результат очевиден. По нынешнему приказу — тоже вопросов нет. Ну какая погоня во тьме ночной по «зеленке»? Даже если предположить, что следы какие разглядишь, то ноги поломаешь — очень легко! Воронцов же своего командира слишком любил и ценил, а потому вот совершенно не желал ему задумываться над вопросом «добить или бросить?». Нет, возможно, оступившемуся повезет, и все закончится прекращением погони, а так же долгим и неприятным путем домой. Однако и ситуации, в которых вопрос может встать во всей его остроте у людей их профессии, увы, возникает гораздо чаще чем хотелось бы. Тем более, противник сейчас тоже, наверняка, сопит в обе дырочки. По тем же причинам.

В общем, исходные данные были вполне неплохими. Цель: Группа профессионалов до 15 человек. Скорость движения снижена за счет транспортирования груза и возможного наличия раненых (скажи-ка, Элли, ведь не даром, тропа, спаленная пожаром, засранцам отдана?!). Отставание: около шести часов. Очень сомнительно, что «несуны» смогут задействовать вертолет для эвакуации, либо поддержки. Так с чего ж тут унывать?! А уж тем более недоумевать?…

Что ж, тогда, возможно, стоит зайти с другой стороны.

— Когда это Элли в лучшие кореша нам записался?

Михей негромко хмыкнул, прекрасно поняв, что именно имеет ввиду его подопечный.

— У амеров здесь возможности довольно сильно ограничены. Подмога прибыла бы лишь часов через 25. Тут бы живых уже не осталось. А так как никакого особого приоритета и секретности в их нынешнем нахождении здесь, похоже, нет, так почему бы и не спасти людей. Тем более, сейчас особо… острых вопросов между нашими странами нет.

Воронцов едва слышно хмыкнул.

— Так то политики, — протянул прекрасно понявший своего собеседника снайпер. — У них вечно их Бидон что-то такое про санкции говорит, права человека и всю прочую херотень…

— Как можно, Хохол, главу другой державы, да по прозвищу-то?! — поддел напарника Тунгус. — Хам и быдло ты, милостивый господин!

— А вот командование их спецсил — люди куда более рациональные, да к реалиям жизни притертые, — не обратив на ремарку никакого внимания, продолжил рассказчик. — Так что обратиться за помощью даже к нам для них дело не то чтобы совсем обычное, но не из разряда невозможного. Если конечно, уровень информированности, в принципе позволяет их людям попадать в руки вероятного противника… Или как там сейчас корректно? «Партнеров», мда… Будь уверен, сейчас Хан всеми силами демонстрирует заботу о раненых и полное безразличие к их противникам. А вот утром, помяни мое слово, окажется, что вертолет в первый заход забрать сможет только раненых, а всем остальным предложат подождать «второго захода». А все почему?…

Матвей кивнул, пусть собеседник этот жест в кромешной тьме никак оценить не смог бы.

— … А все потому что уж больно похожи эти товарищи на таинственных «тененосцев», — закончил он мысль снайпера. — А после последней нашей встречи вопросы к этим таинственным господам, а так же содержимому их котомок, есть не только у нас, но и у нашего командования, рапорта прочитавшего со всем вниманием… Вот так то!

Воронцов на миг задумался: «Интересно, а их командование, ну… Если и их так же?»…

— Не в нашем случае, — негромко произнес Тунгус, совершенно верно истолковавший паузу. — Нас не вообще не существует и здесь быть не может. В приказе о недопустимости попадания живым в руки врага расписывался? Вот то-то. А вообще бывает… Для других!

— Принял.

— Ну вот и ладно, Ари, спи давай. Завтра день будет доооолгий…

— Добрых! — коротко отреагировал Матвей, уже начиная свое путешествие в царство Морфея.

Уж что-что, а засыпать быстро и при первой возможности жизнь научила его давным-давно!

* * *

Утро началось у Матвея далеко не с кофе, а с отнюдь неласкового рывка за ногу чуть до рассвета. К моменту, когда светило соизволило одарить обитателей этой части планеты теплом и солнцем и теплом, все были уже готовы словно гусары хоть на войну, хоть в бордель. К сожалению, сегодня им выпала отнюдь не увеселительная прогулка. 25 минут вполне хватило на короткий моцион, завтрак и короткую, но вполне себе эффективную гимнастику, а затем… У Матвея появилось еще немало минут, пока Хан, и Сашок со снайперами водили хороводы вокруг места встречи амерских спецов и неизвестных до поры караванщиков.

— Подтянулись, — бросил Сашок, судя по часам Воронцова, уже через 45 минут после рассвета. — Итак, в караване — восемь человек. У них пять уже знакомых нам баулов. Соответственно, противник движется со скоростью груженных бойцов. Один был легко ранен в перестрелке с ковбоями, второй скоро серьезно затормозит команду. Судя по всему, он легко повредил ногу, но пока еще способен держать общий темп. На долго ли его хватит — вот вопрос! След четкий и ясный. Идем Y-образным порядком[21]. Я за основного следопыта, Хан — за контролера, как сказал бы Элли, «трэкинг тим»[22], Хан и Тунгус на левом и правом фланге соответственно. Матвей, у тебя повод поучиться, поэтому идешь за мной ВДОЛЬ — ни в коем случае не по ней! — цепочки следов и учишься их высматривать. По возможности, буду давать небольшие пояснения. Остальные — за нами!

Дождавшись кивка парня, зам Гатауллина отошел произнес свое любимое «Пшли!» и направился в сторону сидящего на корточках командира, осматривающего листья небольшого кустарника.

Погоня началась!



Глава 16


Матвея отправили к остальным «непричастным» к погоне примерно к полудню второго дня. И то верно! Чего ему рисковать затоптать след, если угол падения солнечных лучей с трудом позволял разглядеть даже относительно глубокий протектор «Вибрама» [23] груженого по самую маковку бойца. Что уж говорить о менее заметных уликах? А ведь разнообразные следы профессионал видит далеко не только на земле. Это он еще вчера убедился! Даже небольшая ниточка, или просто повернутые неправильной стороной к солнцу листья небольшого кустарника становились подсказкой для СашкА, и погоня двигалась дальше, все быстрее сокращая расстояние до каравана.

Несколько раз группа останавливалась, теряя след. Все-таки примитивным методам котрследопытства противник был учен. Вот только применял их ну абсолютно без огонька. Будто не ожидал погони, а отрабатывал скучную и обязательную программу. Следуя вместе с Бумом и Карло за «ищейками» даже Матвей стал отмечать более короткие следы «караванщиков», и более прямой маршрут… Иногда в ущерб хотя бы минимальной скрытности передвижения. Устают ребята. Сильно устают. А раненому становится все хуже. Его следы в общей группе уже без труда можно отличить по неуверенной походке, а пару раз и по каплям крови. «Оступившийся» чувствовал себя относительно неплохо. Да, шаг на одну сторону был чуть короче, но динамики он не терял, и группу не тормозил. А вот то, что у противника остался всего один сменный «мул» уже радовало. Быстрее устанут бойцы. Больше будет привалов. Тем более, отставание уже к 11 часам второго дня Хан оценил всего лишь в 4 часа, а это значит, что совсем скоро будет…

— Привал! — объявил командир, по привычке секундой раньше обозначив приказ жестом.

Матвей с удовольствием вытянул ноги. Не сказать, что он совсем уж умотался, но и отдых воспринял с видимым облегчением. Обычно, если следопыты работают с подразделениями поддержки, то оборудования и оружия несут на себе по-минимуму. Все в жертву скорости и мобильности!

Как лев, сражаюсь в драке,

Тружусь я как пчела,

А нюх как у собаки,

А глаз, как у орла!

— Падай, уж, мутант, — предложил Матвей, протягивая распевшемуся, и как будто совсем не уставшему СашкУ батончик концетрата. — Специалист по поиску прыщей на туше слона…ааААЙ! Вот, блин…

Словивший хоть и шутливый, но все же чувствительный подзатыльник, Воронцов, ожесточенно почесал пострадавший затылок (Проревизировал, Демидова, про-ре-ви-зи-ро-вал!). А Сашок, тем временем, не на миг не прервавшись, допел:

Руки моей железной,

Боятся ка огня,

И, в общем, бесполезно,

Скрываться от меня!

Ойесссссс!!! [24]

— Ешь, давай, певец ртом, — все еще почесывая затылок (а тяжела рука диверсанта!), предложил самый младший боец группы. — А то застынет!

Замкомандира с ехидным сомнением осмотрел батончик в своих руках, а затем довольно буркнул:

— Не капай на мозги, Ари, а лучше послушай-ка дельного совета! Война — спорт контактный, а потому всякое случается! Освой-ка ты еще и мирную профессию. Я вот, ежели чего, вполне в метро петь смогу! А чего?.. Вид вот весь из себя героический, а с местной шушерой, если кто возражать будет, ребята по старой памяти подмогнут. Надежно!

Матвей усмехнулся. Он очень сомневался, что когда-либо услышит хотя бы один хит, исполненный Сашком в питерской, али любой иной подземке! По его личным ощущениям, таких со службы выносят лишь вперед ногами. А ряд оговорок незабвенного князя Михалкова позволял предположить… Да много чего позволяла предположить речь Главноуправляющего Третьего отделения Собственной Е.И.В. канцелярии. А вот для выводов пока было мало данных!

— Ау!

Воронцову пришлось вновь сравнивать состояние затылка между «до того как» и «после того как». Под страшным шифром «того как» скрывался еще один подзатыльник. Пусть и куда менее увесистый!

— О чем задумался, Ари? — протянул Сашок. — Не забыл. что мы тут на войне, вроде как!

И улыбается, зараза!

— Не забыл, — еще раз *проревизировал, Демидова, про-ре-ви-зи-ро-вал* пострадавшую часть головы парень. — А еще раз так сделаешь — сам леща отхватишь!

Снайпера переглянулись, и, обменявшись ехидными ухмылочками, кивнули друг другу.

Эта сцена от внимания Матвея не укрылась. Его восприятие, взбодренное боевым трансом, вообще много чего отмечало чисто автоматически!

— Ну, попробу… Бл@!

Любитель раздавать оплеухи удивленно рассматривал свою правую ладонь. Левая же повторяла недавние упражнения Ари с собственным затылком. Однако правая рука интересовала СашкА все-таки больше. Она была пустой! А ведь миг назад, когда на месте Ари взметнулся вихрь, а лоб отправился в короткое путешествие к коленям, ладонь приятно грела плитка концентрата… Сейчас с удовольствием пережевываемая сидящим с ДРУГОЙ стороны от заместителя командира пацана.

— Так мы договорились? — невнятно буркнул тот набитым ртом.

Следопыт перевел взгляд на свидетелей его «позора». Тунгус, не прерывая трапезы, протягивал Хохлу мятую купюру. Видимо, ее он выиграл у напарника до того. Сам Олег к деньгам относился куда аккуратнее. Для произошедшее — не сюрприз. Значит, и для Хана тоже.

«Лааадно, сам виноват», — мысленно усмехнулся Сашок, наблюдая за тем как вполне себе явственно лыбящийся Ари уничтожает остатки батончика.

— Договорились! — вынуждено согласился он, доставая из разгрузки такой же.

Перекусить-то все-таки надо. Тем более, первый контакт с неприятелем ожидался именно сегодня.

* * *

Первое знакомство с неприятелем состоялось через три часа после привала. Правда, караванщики, в количестве двух штук на аккуратное приветствие не ответили никак. По банальнейшей причине: они были мертвы.

«Хоть бы сразу сказали, сволочи!», — зло сплюнул вынужденный минут 30 проваляться без движения, наблюдая за неподвижной человеческой ногой, Матвей. Нога была едва заметна из-под нависающей над небольшой речушкой листвы какого-то кустарника (стыдно, канцелярист, пора бы уже начать разбираться в местной растительности, коль скоро тебе еще предстоит здесь работать). Тунгус, тем временем, страховал самого Воронцова, дабы не подхватил он чего неприятного, валяясь на траве. От насморка Олег, возможно, подопечного и не спасет, а вот от пули притаившегося в засаде противника — вполне и вполне. Остальные же прочесывали местность на наличие засады.

… И лишь спустя 30 минут после обнаружения глазастым Сашком злосчастной ноги Хан окончательно решил, что можно обследовать находку основательно.

— Наемники. — вынес вердикт следопыт, изучив притопленные, но еще даже не успевшие остыть тела.

Матвей с интересом уставился на СашкА.

— Рожи у них, что ли, жадные?

Больше на взгляд парня они ничем от тел прошлых караванщиков не отличались. Все тот же обезличенный камуфляж, вполне себе удобные разгрузки, на которых были ясно видны следы поспешного обыска. Похоже, что коллеги несчастных решили, что оружие, боезапас этим мертвым не особо-то и нужны. Спорное решение, в самом деле. Лишний вес качественнее бы утопил тела, а в ситуации, когда ради скорости караванщики вполне пренебрегают и человеческой жизнью, взваливать на оставшихся в строю дополнительную нагрузку — ну, такое себе действо-то…

— Пошли, — кивнул следопыт. — Буду учить интерпретации следов.

Матвей послушно двинулся следом за своим «гидом». Благо пройти пришлось метров сто от силы.

— Обходи аккуратно, не натопчи, — дождавшись понимающего кивка, Сашок продолжи лекцию. — Километра три назад вот эта расстояние между шагами этой пары «Вибрамов» стало резко сокращаться, а их владелец стал резко припадать на правую ногу. Видишь, протектор отпечатался четче?

Матвей внимательно присмотрелся к земле, заметив еще пару капель крови.

— Раненый почувствовал себя хуже.

Вполне логичный вывод в данной ситуации.

— Отлично, — задумчиво кивнул следопыт. — Теперь посмотри, кто идет рядом…

«Травмированный», — решил про себя решил Воронцов. Вон как ногу неровно ставит. Понятно, стало быть, командир определил два слабых звена, и…

— Пошли, — еще раз махнул рукой Сашок, убедившись, что парень пришел к нужным выводам самостоятельно. — Вот здесь их главарь отдал приказ остановиться.

Матвей и сам заметил, где именно следы потеряли, ритмичность, наработанную в долгом переходе и стали «расползаться» в сторону затемненных участков. Однако две пары следов, сделав небольшой полукруг вернулись к своим бывшим коллегам и… О дальнейшем вполне ясно свидетельствовали два слегка размазанных пятна, которую вполне могла оставить пролитая безвинно кровь неудачливых ходоков, да следы волочения в сторону реки. Ну, хорошо, по поводу «безвинно» — есть вопросы. Уж больно специфические здесь люди собрались.

— Просто и крепко работает скрепка. — пробормотал себе под нос парень название статьи в каком-то старом журнале типа «Техника молодежи».

Воронцову, если честно, в этот миг хотелось подумать о чем-то мирном, так что разворот с различными силуэтами скрепок, неожиданно словно вживую проявившийся перед внутренним взором, был весьма кстати!

— Вот не факт, — возразил все прекрасно услышавший «гид». — Вот взгляни. Судя по расположению следов, трое «груженых», едва расположившись на отдых, повскакивали с земли. Расположение ног при этом ничего не напоминает?

— Изготовка к стрельбе?

— Верно!

— Интересно, что эта троица хоть и старалась действовать согласованно, но до настоящей слаженности им далеко. Переходим к главарю с «ножевиками». Тут все интереснее. Главный стоял чуть за спинами. Похоже, вполне расслабленно, но повернувшись таким образом, чтобы максимально быстро выхватить… Ну, например, пистолет, если он закреплен на правом бедре. Его свита стояла тоже не принимала каких либо угрожающих поз. Судя по всему, они расположились как-то вот так…

Следопыт, похоже, обладал неплохим актерским талантом, а потому, при помощи этакого своеобразного крокодила (или как там называется та самая детская игра?!) свою мысль до слушателя донес сполна. Матвею и правда были знакомы такие шутки. Стоит вот вроде боец, засыпает почти, а через миг уже палец левой руки, что якобы небрежно лежит на крышке ствольной коробки, аккуратно, но быстро сбрасывает флажок переводчика в положение АВ, ствол в тот же миг подбрасывается вверх, а палец зажимает спусковой крючок уже на уровне пояса (тут самое важное, не перенервничать и рассчитать усилие, а то встанет переводчик на одиночный огонь и все сразу станет очень плохо!). В скоротечном бою не так важно, куда попадет первая «строчка», главное сбить противнику прицел, а после можно уже спокойненько закончить начатое. Тем более, уже стало окончательно ясно, что никаких эмоций по поводу «контроля» противник не испытывал.

— Понято, — кивнул парень. — Судя по глубине следов, разговаривали они долго. Интересно было бы услышать аргументы!

Сашок лишь усмехнулся, и в третий раз заявил:

— Пошли!

Сделав несколько шагов, следопыт молча указал рукой на землю в метре перед командирскими следами.

— Можешь не аккуратничать! Тут я уже узнал, что хотел!

Не смотря на предложение, Матвей осторожно подошел к месту, куда указывал палец белобрысого. И правда, сюда упало что-то вроде проволочки в небольшим колечком, а затем это нечто было поднято.

— Вот так вот, Ари, противник не стесняется использовать при переговорах гранаты, даже, так сказать, в узком кругу. Есть, еще вопросы?

— Ммм, мне не совсем понятна мотивация конфликта и разность уровня подготовки, хотя…

— Все верно, парень, все верно. Несколько профессионалов договорились с наемниками для транспортировки груза…

Короткий свист заставил их обернуться.

— Идите сюда! — бросил им Хан, вновь возвращаясь к реке.

— Ну вот моя версия и подтверждается, — кивнул Сашок через несколько минут, глядя на пять вытащенных из-под тел автоматов и по количеству их пистолетов. — Только теперь наемники действительно стали ПРОСТО «мулами». Невооруженными.

Воронцов лишь пожал плечами и улыбнулся. Любой конфликт в стане неприятеля им на руку. Ну а если в результате него еще и количество вооруженных комбатантов снизилось вдвое, так это просто сказка!



Глава 17


Все-таки хороший следопыт в группе — великое дело! Сашок очень точно предсказал поведение «дичи», а Хан, как координатор, смог не только вывести погоню вперед, но и выбрать великолепное место для засады, превратив небольшую тропку между довольно крутыми холмами в классический огненный мешок. «Слаженную» тройку приговорить решили сразу. Вот еще не хватало, чтобы эта дымчатая хрень страхолюдная опять наружу вырвалась. А эти засранцы, как уже успели убедиться не только Матвей со товарищи, но и местные «торговцы без границ» с американским спецназом, отморозками были еще теми, довольно ловко умудряющимися уничтожать как себя, так и груз без каких-либо колебаний. Безоружных «мулов», которые, похоже, и сами были уже не слишком рады участию в сей увлекательной истории, неплохо было бы попробовать и разговорить.

По возможности.

Рисковать жизнью ради призрачных перспектив никто не желал!

Снайпера мгновенно «нарисовали» себе по основной позиции, а так же по паре резервных для отхода, а Вал, что третьим холмом мгновение назад украшал чарующий пейзаж (Воронцов в принципе находил дикую природу очень красивой, а уж в закатных лучах уже совсем по-летнему теплого солнышка…), просто растворился в пространстве. Казалось, что вот секунду назад человек-гора невозмутимо стоял на месте, а вот он уже просто исчез, растворившись в невысокой травке словно кусок рафинада в кружке с чаем — быстро и без следа. И все это без малейшего отвода глаз, либо еще каких кунштюков из арсенала одаренных, либо практиков! Матвей дал себе слово, что обязательно попробует изучить сие непростое искусство, коль у него обнаружатся хоть малейшие к тому способности.

Сам парень вместе с Ханом и Бумом должны были с началом огневого контакта закрыть все пути возращения, дабы их дичь не смогла рвануть обратно. Воронцов заранее проверил свою «семисятчетверку» с подствольным гранатометом, и удобнее улегся на позиции лицом вниз. Все-таки пока он, как практик, не очень умел экранировать «направленное внимание», а потому любой хотя бы относительно чувствительный к подобным вещам вполне мог его взгляд просто почувствовать. А нынешние противники уже не раз доказывали, что кто-то, когда-то и где-то натаскивал их вполне неплохо! И всем его коллегам было очень уж интересно было получить убрать приставку «-то» от этих местоимений!

Ожидание надолго не затянулось. Визуальный контакт с противником произошел примерно через 15 минут после того, как Матвей надежно заховался в своей лежке. О появлении каравана он узнал по короткому тоновому сигналу рации, неприятно резанувшему слух через наушник. Голову ему все равно поднимать запрещено ровно до того момента, пока не придет время посмотреть на затылок противника сквозь «Нить-А» [25].

Двойной тоновый сигнал.

Удивительно сие ощущение, знать что где-то рядом с тобой проходит враг, но не шевелиться, «доверчиво» подставив шею под возможный удар. Этот страх, конечно, иррационален. Вряд ли коллеги, гораздо лучше маскирующие свое возмущение от сенсов, захотят лишиться новобранца. Однако кто знает, какие высшие соображения сыграют в голове командира в случае обнаружения Матвея. Не сочтет ли он захват груза более приоритетной задачей, чем захват сохранение жизни всех бойцов?

«Да не, бред, конечно! Ведь в случае, если его обнаружат, то вражеский ордер моментально рассыпется на отдельные точки обороны. Попробуй там вычисли „слабое звено“. Да и что помешает „твердым“ просто уничтожить груз вместе с собой?!» — думал Воронцов, уткнувшись носом в землю, и тщательно стараясь не обращать внимания на парочку попытавшихся превратить его щеку в плацдарм муравьев. А вообще, мысли мыслями, а нервишки пошаливают. Все-таки не самое приятное дело — полностью не иметь контроля над ситуацией в ТАКОЙ момент!

Три тоновых сигнала.

Матвей аккуратно приподнял голову, разворачивая заранее подготовленное оружие так, чтобы прекрасно видеть сквозь коллиматор затылок замыкающего «несуна» из наемников. Патрон он загнал в ствол заранее, дабы не делать лишних движений до момента, когда скрываться уже и вовсе не обязательно! «Спецов» же поделили между собой Тунгус, Хохол и Сашок, вооружившийся командирским «Винторезом». А, может, и своим собственным. Координатор погони вполне мог забрать себе часть амуниции следопыта на время выслеживания «дичи».

Скучна и совершенно не зрелищна хорошо подготовленная засада. Три негромких хлопка, почти слившиеся воедино, заставляют три человеческие фигурки, сквозь прицел выглядящие куклами, сломанными силуэтам упасть в траву. Остальные среагировали пусть и не мгновенно, но все же довольно споро залегли по краям тропки. Может, меткой троице и стало сложнее прицеливаться, но вот Матвей прекрасно мог разглядеть каждого из них… Равно как и всадить пулю в любую часть тела. На выбор.

— Не дергаемся, — прозвучал в наушнике спокойный голос командира. — Все под контролем.

Естественно, ствол парень не опустил, лишь сместив перекрестие таким образом, чтобы было удобно быстро навести оружие на любого из пока еще живой троицы.

Тягуче потянулись минуты. никто не предпринимал никаких действий.

— Ху…а…ю?! Вт… вонт?! — донес ветер крик одного из наемников.

Ага, интересуются, кто же на них такой красивый напал, и что ему, красивому, от них нужно.

Граната, упавшая перед залегшими бойцами, была более чем красноречивым ответом. Тут же вокруг нее взлетела земля, как бывает от попадания в нее автоматных патронов калибра 7,62.

«Вполне понятный намек! Следующая будет без чеки, а до этой не дотянитесь — пристрелим!», — оценил Воронцов дипломатические таланты своих коллег.

И зря женщины считают, что мужчины не понимают тонких намеков! Наемники вот, опровергая расхожие стереотипы, свое положение оценили сразу, а потому синхронно, но аккуратно, подняли лапки вверх.

— Ари, Бум, Карло — вперед!

Бесшумными тенями три человека метнулись к месту удавшейся засады. Не перекрывая коллегам сектора стрельбы, они метнулись к мертвым телам, откидывая ненужное им уже оружие подальше и… Попутно убеждаясь, что никто их «спецов» уже точно не оживет.

Сигналы «Чисто!» все трое подали почти одновременно, что стало сигналом коллегам приблизиться. Впрочем, позицию покинули только Хан и Сашок. Снайпера же просто перераспределили сектора наблюдения, чтобы никто не смог повторить подобный фокус уже с ними самими.

Еще живая троица была споро поставлена на ноги и зафиксирована промышленными стяжками.

Война кончилась, начиналась психология…

«Ари, ко мне!» выкинул распальцовку командир.

… И, похоже, в этот раз «играть» будут не только с пленниками, но и со своими.

* * *

— Выбирай. — командир коротко кивнул на стоявших в неком подобие строя пленных.

Матвей обвел взглядом троих мужчин в похожем, но не однородном камуфляже. Всех троих роднили серые от усталости и пыли лица и мешки под глазами. Хм, не спалось ночью парням, что ли?

«Ладно, не о том! Выбирай!», — оборвал сам себя Воронцов.

Так, первый оказался блондинистым крепышом, примерно комплекции Сашка. Слегка неровная светлая щетина была слегка бурой от спекшейся на щеке крови. На ветку напоролся, что ли? Взгляд прямой и злой. Сильный противник. Вторым оказался молодой парень, лет лишь на пару старше самого Матвея. Чернявый и смуглый. На миг показалось, что родом он должен быть откуда-то с Аппенинского полуострова. А глазки-то бегают, сам будто нервный какой-то. Третьего же Матвей под слоем грязи на лице рассмотрел плохо, а вот опущенные плечи и упертый в землю взгляд отметил. Хорошие признаки.

Молодой маг вновь перевел взгляд на белобрысого крепыша, вгоняя себя в боевой транс и пытаясь «прочувствовать» каждого из них. А тот перед внутренним взором практика предстал в виде визуальных образов. Хор-р-рош! Сильный человек. Внутренний стержень буквально светиться от уверенности в собственных силах. В другой момент воронцов с удовольствием бы познакомился с таким человеком, распив чарку-другую, да под хорошую закусочку. Однако сейчас…

Матвей незаметно показал командиру два пальца. Тот одобрительно кивнул из-за спин пленников, подтверждая выбор своего бойца. Следом под прицел ощущений попал чернявый парень. Этот был… Нервным. Хаотичным. Эмоции словно качели скакали от «мы все умрем», что справедливо было для всех присутствующих (раньше или позже, правда!), до «дайте только добраться до ваших глоток». Третий… Был ровным… уравновешенным… осознающим положение во всей его красе, но все еще лелеющий надежду сохранить свою жизнь!

— Этот!

Матвей невежливо ткнул пальцем в чернявого. Тот мгновенно скорчился от удара СашкА, после чего в четыре руки отконвоирован метров на двадцать от остальных. Но так чтобы зрители могли наблюдать за ними без особого труда.

— Сдохнуть хочешь? — первым делом спросил Сашок у пленного на языке Вилли Шекспира, небрежно поигрывая ножичком прямо перед его носом.

Тот истово замотал головой, всеми силами показывая, что на тот свет торопиться не слишком сильно. Да и на этом еще не все повидал-испытал!

— Ясно, — довольно усмехнулся «свой» белобрысый. — Тогда от тебя я сейчас хочу услышать всего одно слово. И слово это «Нет!». Понял меня? Услышу что-то другое, и ты покойник. Понял?

— Нет! — громко выкрикнул тот, кивнув головой.

— Ах ты ж умница моя, — аж умилился Сашок. — Громче!

— Нет!!

— Недостаточно убедительно… Ари!

Быстрый, но сильный удар в колено, заставил несчастного всю глотку заорать «Неееееет!!!!». И Матвей бы заорал, если бы у него так же торчали из ноги сломанные кости!

— Ну нет, так нет, — пробормотал Сашок, спокойно перерезая пленному горло. — Пошли за следующим.

Матвей, так и не отведший взгляда от лица чернявого наемника, лишь кивнул. Он прекрасно понимал, что сейчас коллеги не только ломают будущее сопротивление, но и очень внимательно прокачивают его самого!

— Крепкий оказался… — равнодушно сообщил Матвей командиру.

Вряд ли пленные поняли слова, но небрежный тон распознали уж совершенно точно. Хан же лишь кивнул, оставив за Воронцовым право дальнейшей работы. Тот себя ждать не заставил:

— Нам нужен только один РАЗГОВОРЧИВЫЙ пленный.

Грязнуля лишь глубже опустил голову. Плечи его слегка подрагивали. А вот белобрысый наоборот, словно бы распрямился, с усмешкой посмотрев парню в глаза. А затем попросту плюнул в лицо Воронцову.

Жаль, очень жаль…

Однако разогнанное боевым трансом разум и напитанное внутренней энергией тело мало приспособлены к рефлексии и сопереживанию. Одним слитным движением, столь быстрым, что человеческий взгляд не способен был разглядеть метнувшуюся к пленнику тень, он оказался за спиной белобрысого… Чтобы уже через секунду вытирать окровавленный клинок об упавшее тело.

Смелый человек… Был… Достойный. Вести такого, с учетом веса баулов, до точки эвакуации — словно тащить гранату со сгнившим взрывателем в кармане. В любой момент выкинет что-нибудь смертельно-неожиданное. Чернявый же тоже к транспортировке подходил мало — слишком уж нервный и непредсказуемый. Зато последний «собеседник» сломан вполне надежно, так что есть шанс доставить его к особистам живым и здоровым для долгой и вдумчивой беседы.

Лишь сейчас Матвей вспомнил о том, что нужно стереть с лица слюну только что убитого им человека. Он вздохнул, отыскивая в кармане разгрузки влажную салфетку.

«Приеду — напьюсь!», — откровенно решил он, нарушая собственный план отдать все коньячные «излишки» Михею в обменный фонд группы.

Хохол поймет, и за одну бутылочку не обидится.

Парень был в этом абсолютно уверен.


Глава 18


Матвей пил. Сосредоточенно и целеустремленно, не размениваясь на всякие там мысли и рефлексии, он уничтожал жидкость с высоким содержанием спирта. И пусть алкоголь, что сейчас утилизировался с приличной скоростью прямо сквозь горлышко стеклянной бутылки, и был «благородного» происхождения, но от обычного забулдыги, глушащего сивуху в одиночку, парень отличался мало. Разве что лимитом, который он сам себе установил. Две бутылки. В целом — литр. Половина пути уже пройдена, о чем свидетельствовали закатившаяся под стол первая емкость из-под дорогого пойла, и пока еще сопротивляющаяся напору уставшего аристократа не початая вторая. Впрочем, долго подобное противостояние продлится не могло, и вот уже через пятнадцать секунд пробка покинула свое штатное место, открывая прямой путь пойлу к утробе Воронцова.

Что делает молодой парень, которому едва исполнилось 19, если чертоги его разума покрывает пелена алкогольного тумана? Кто-то звонит своим бывшим или красоткам из класса «хороша Маша, да не наша». Экстрасенсы звонят будущим, пугая своих потенциальных невест. Вот как раз недавно как отгремел скандал, когда 26-летний любитель всяких там европейских ценностей, звонил своей будущей. Ох как не обрадовались родители, когда какой-то алкаш стал по телефону расписывать их девятилетней дочке что именно и в каких вариациях он мечтает с ней сотворить. Судя по поднятому хаю, с девчушкой той они не хило когда-то там поразвлекаться должны были, и явно не в рамках приемлемого для добропорядочной семьи. Почему должны были? Так будущее жеж поливариантно, а после того шока, что испытала малышка, да реакции ее родителей, ой как мало шансов, что они когда-либо сойдутся. А так экстрасенсы — народ достаточно безобидный и… бесполезный. Даже Военному министерству особо не интересный. Вот выдаст подобный умник свой гениальный прогноз, а кто оценить сможет вероятность его исполнения? 1/10 или 1/000000000000000?

Поэтому и положиться на их видения никак нельзя. Все толковые аналитики исходят из установки «возможно все». А уж насколько это все возможно оценивают исходя из собственного разумения, опыта и умения моделировать ситуацию. А экстрасенсы?… А что экстрасенсы… Народ тоже веселить надо, вот они и шляются по всяким «Битвам», где выполняют всякие дурацкие задания ведущих, а потом с нетерпением ждут пока тот вскроет конверт с решением жюри! Серьезно???!! Матвей лишь однажды стал свидетелем подобного зрелища, пока сращивал ногу после сложного перелома в госпитале, а смотреть было больше не на что. Но и тогда ему ясно почудилось, что будь там хоть один достойный «ясновидящий», то ведущему бы конверт вскрывать не пришлось, выдерживая драматическую паузу! Просто проигравшие бы покидали «Битву», а победители бы радовались, едва завидев заветный ЗАПЕЧАТАННЫЙ конверт. Увы, единожды увиденное позорище раз и навсегда лишило Воронцова желания повторять опыт знакомства с подобным развитием идеи «хлеба и зрелищ».

Ну что ж, бывшим звонить некому — те либо «однодневки», либо на ум приходила лишь Леночка Вострецова, по которой Матвей «сох» еще в Классах. Впрочем, уже буквально через декаду душевных метаний, он увидел ее в «объятиях», насколько они вообще могут быть серьезными у тинейджеров, самого тупого и амбалистого однокашника. Гормоны гормонами, но это была самая короткая влюбленность. После этого зрелища Матвей принял четкое решение сосредоточиться на учебе и лет до 16 крепко его держался, став одним из лучших на курсе. Чуть позже начались и короткие ни к чему не обязывающие интрижки и походы «по салонам», но звонить «одноразовой» знакомой или подопечной очередной «мадам» в такой ситуации — то еще удовольствие. Даже если бы память сохранила хоть какие-либо контакты. Экстрасенсорными способностями парень тоже не обладал, а потому о будущих своих не знал вообще ничего. Оставалось лишь неопределенное настоящее, а здесь дама, которую «властительницей сердца» язык назвать пока не поворачивался, была только одна.

Да еще и на кнопке быстрого вызова.

Ольга сбросила вызов на четвертом звонке. Однако почти сразу от нее пришло сообщение.

(~Олька 00:11)

Отбой. Спим. Чего хотел?

Матвей с сомнением посмотрел на бутылку в своей руке. Возможно, если бы она была не едва початой, а уже вполне себе приговоренной, он решился бы высказать вслух, чего именно сейчас бы хотел и сколько раз. не хуже чем у того экстрасенса получилось бы! Пусть и более традиционно.

(~Олька 00:13)

Ясно все с тобой, страдалец! Да я, в общем, и не против;) Но сам все понимаешь, нам с тобой только после свадьбы *смайлик «невеста с фатой»*

Чертовка! Ведь почти мысли читает!

(~Олька 00:14)

Чего, все так хреново?

Матвей вздохнул, сделал очередной глоток, и принялся быстро набивать ответное сообщение:



(~Матвей 00:16)

Д не оль. Забгался просто. Соскучился.



(~Олька 00:17)

В течение 6 часов мы будем прививать вам любовь к строевой подготовке?;)

Сделав еще глоток, Воронцов почувствовал себя в силах не только написать сообщения, но даже отдать должное Ее Величеству Грамматике.

(~Матвей 00:17)

А майору местному приходиться за два дня уведомление «Шучу!» присылать, а потом уж анекдоты рассказывать!))))



(~Олька 00:19)

А то придется тебе по команде «Шагом-марш!» сгибать ноги в коленях дня три!

Парень почти наяву услышал колокольчик ее смеха. На душе стало почти так же тепло. как и в желудке.

(~Матвей 00:21)

Да нормальный мужик, местный майор!)) Прсто подустал что-то)



(~Олька 00:22)

А то я не знаю, как ты о ненормальных отзываешься)

(~Олька 00:23)

Ладно, болтуном ты всегда был тем еще, так что давай я расскажу, как тут у нас! Предметов много: психофизика, полевая хирургия, психология и психотерапия, нормально гоняют! Подружки завелись. Вместе на «лабораторных» работаем! Вот только выбраться куда — проблема та еще… Режим покруче чему вас, похоже…

Ага, таки что-то она о нынешнем местоположении Матвея все-таки знает… Демидова, чего уж тут. Впрочем, он тоже о ее спецкурсе кое-что разузнать успел, а от того догадывался, что девушка мнооого чего не договаривает!

А с другой стороны — ее право! Каждый должен иметь свои маленькие секреты.

(~Матвей 00:21)

Так какие там функции у musculus crimster?;)

(~Олька 00:17)

Musculus cremaster! Не позорился бы, неуч! Помимо функции поднятия яичка она в случае зажатия оного между дверью и косяком выпучивает глаза, высовывает язык и заставляет голосовые связки делать так: «А-а-а-а-а-а-а!!!». Фальцетом!

Ну что ж, девушка там явно времени зря не теряет, знакомится с местным специфическим юмором!

(~Олька 00:17)

Мы тут на днях латынь сдавали как раз… До сих пор не понимаю, как дьявол не призвался. Там такие перлы выдавались!.. Ну а шуточки из серии «Где у женщины аппендицит?» — «Как войдешь — налево!»… Это ж классика! У нас тут один умудрился заявить, при исследовании скелета, что в районе тазовой области у него при жизни там находился член.

(~Матвей 00:21)

Мммм… А он не там находится?

(~Олька 00:17)

Не на женском скелете!

(~Матвей 00:21)

Оу!

(~Олька 00:17)

Вот-вот. Препод же только покивал, но возразил, что член здесь не был, а бывал. И только потом добавил, что скелет женский!

Матвей впервые за несколько дней искренне расхохотался. негромко, но от всей души. Он бы с удовольствием уподобился и коняшке, в громогласным ржанием проводив не вовремя навалившуюся хандру, но уж больно не хотелось будить сослуживцев, многие из которых искренне радовались возможности поспать на настоящей кровати в тепле, сухости и безопасности!

Воронцов и сам быстро оценил всю прелесть подобных моментов. Особенно после того, как Михей и ему достал удобнейший матрас, как и у всех остальных бойцов группы. Да и Ольге надо дать поспать.

В объятия Морфея парень отправился минут через пятнадцать ни к чему не обязывающего трепа, но перед этим отбил короткое сообщение еще одному адресату.

Кажется, он принял для себя какое-то решение!

* * *

В длинных и скучных коридорах, которые стали свидетелями не одного судьбоносного решения у большого окна встретились два давно уже немолодых, но все еще хватких мужчины. Каждый из них сосредоточил в своих руках столько власти, что иные вроде бы Древние рода только и могли завистливо вздыхать, глядя им вслед.

Война и Торговля

Седой мощный старик, даже через гражданский пиджак которого «просвечивали» звезды, намекавшие на такие посты, где «бывших» не бывает, показал экран смартфона своему собеседнику. Грузный собеседник, уже слегка заплывший, но все еще сохранивший следы былой могучей формы, лишь коротко усмехнулся, мгновенно прочитав короткий текст.

Легкое движение руки, и предусмотрительный помощник вкладывает в ладонь «торговца» похожее творение имперского гения. Несколько секунд поиска, и вот уже «вояка» возвращает похожую ухмылку.

— Ну что, сговоримся, старый?

Еще одна ухмылка могла значить только одно.

Сговорятся.


Глава 19


В кабинете Главноуправляющего окутанной мрачным флером предрассудков и реальных заслуг легендарной Тройки за полгода с момента последнего появления здесь Матвея ничего не изменилось. Рабочий кабинет князя все так же был довольно небольшим, но… интересным. Иконы на стенах в рабочем углу соседствовали с рядом уже устаревших кнопочных телефонных аппаратов, которые в свою очередь контрастировали с мощным современным комплексом связи на столе главы канцелярии. На подоконнике у окна рядом с монструозным рабочим столом были выстроены небольшие скульптуры наиболее известных представителей рода хозяина кабинета. Стены же, что не были прикрыты массивными книжными шкафами, были облагорожены подарочной шашкой, кремниевыми дуэльными пистолетами века так 18 и даже охотничьими трофеями. Свое почетное место в кабинете традиционно занимал портрет нынешнего самодержца Александра V. Хозяин кабинета, как он привык за много лет, в это время изволил кофием баловаться, прихлебывая черный напиток из небольшой фарфоровой чашечки. А вот на привычный «Вестник Империи» времени уже не оставалось. В гостевых креслах уже «били копытом» вахмистр Калашников и полковник Ефимовскй.

Впрочем, привыкший держать руку на пульсе яремной вены империи князь прекрасно знал обо всем важном, что могло попасть в утренний выпуск, но сам ритуал… Эх…

Сделав последний глоток, Его Сиятельство обратил свое внимание на традиционно отказавшихся от угощения посетителей.

— Что-то помимо сводки? — поинтересовался он после приветствия, оглядывая участников импровизированного утреннего брифинга.

— Заеб… Забайкалье, — слегка сбился на внутреннюю терминологию слегка замотанный Калашников, которому посреди ночи пришлось «рожать» самолет с командой военных ликвидаторов заклятий и артефакторов. — Взяли один из караванов «тенями». Пять комплектов. Два отправляются в Благовещенск, один изучат силами прибывшей на место сегодня около 7:00 утра комиссии, а еще два будут доставлены в Петербург в течение 4 часов.

— Подробности будут?

— Только в общих чертах, — пожал плечами Ефимовский. — Группа наших уважаемых партнеров столкнулась с караваном в квадрате Д4-15-2. В результате боя американцы потеряли половину группы, а караван прошел дальше. Так как «несуны» не были профильной работой Объединенных сил быстрого реагирования, с нами связался адмирал Кирби, запросив помощь в эвакуации остатков группы. По прибытии на место, помощь была оказана, а затем по следу каравана пошла команда следопытов, в состав которой, кстати, входил наш уже штатный канцелярист Воронцов Матвей Александрович…

Никита Владимирович лишь коротко улыбнулся, но Андрей Иванович еще со времен ожидания брака с дочерью старого пройдохи, зарекся гадать о планах начальника… Который даже под свадьбу собственной «кровиночки» такую интригу закрутил, что Ефимовскому только и оставалось, что завистливо вздыхать! И самое интересное, что несмотря на некоторые, чуть ли не тектонические сдвиги в империи, о своей роли в их организации его нынешняя жена так и не узнала.

Профессионал.

— … В результате организованного преследования майору Гатауллину Р.Р. удалось настичь караван и организовать засаду. В итоге, без повреждений был изъят груз, а так же захвачен «язык», с которыми уже работают наши люди.

Князь поднял взгляд на заместителя, ожидая продолжения, но тот лишь поморщился:

— К сожалению, взять удалось не самый… качественный материал. «Актив» контрабандистов был подавлен сразу во избежание уничтожения груза и личности «мулов». Дополнительные данные, а так же отчеты по проведенной операции будут доставлены в Петербург вместе с грузом и «языком».

— Загоняй все что будет к тому моменту аналитикам — доклад по готовности.

Ефимовский лишь кивнул. Смысла в этом напутствии не было никакого, но начальник «включился» в определенную программу, а это значит, что любое ЦУ тесть надо ловить со всем вниманием и тщанием.

— Что по психологической адаптации «младшего лейтенанта Синицына М.А.» в коллективе?

Тут уж пришла пора отчитываться вахмистру. Это дело на контроле держал именно он.

— На 83 % — в соответствии с ожиданиями Анны Христафоровны, — четко доложил он. — Первоначальное крещение он прошел. Конечно, полным доверием еще не пользуется просто в силу сложности характера… контингента, да и огромный разрыв в подготовке дает о себе знать… Однако и задачи у парня не было «примазаться». Пусть срабатываются, принюхиваются. Пока все в пределах…

— Стоп, — прервал князь вахмистра. — Егор Степанович, вы мне вот что скажите: подходит ли данная группа для наших целей и успеет ли Воронцов освоиться в коллективе к тому моменту, когда надо будет переориентировать ее на наши цели?

Калашников на миг задумался.

— Вы хотите сказать, не стоит ли произвести замену кандидатов?

— Да. Ответ именно на этот вопрос я от вас и хочу услышать.

Хм, это обсуждалось, конечно, вот только сейчас именно от слова вахмистра будет зависеть дальнейший ход операции, исход которой может как и подтолкнуть в гору карьеру Калашникова, так и на несколько лет притормозить его рост в организации, к служению которой он готовился с самого детства. Еще раз прогнав в голове последние события, он все же решился:

— Думаю, в замене людей нет необходимости. Инфильтрация проходит штатно, а уровень взаимодействия будет гораздо выше, если эти люди успеют притереться друг к другу…. До того как.

Князь с минуту посмотрел на своего подчиненного. «Орел, не стал сбрасывать с себя ответственность! Так глядишь можно и впрямь…», — начал было князь, но тут же оборвал свою мысль, дабы довольное выражение лица не лишило вахмистра стимула к действию.

— Хорошо, — кивнул он с непроницаемым лицом. — Отныне этот проект под вашим личным контролем, Егор Степанович! Свободны!

Еще не совсем уверенный в том, что ему действительно стоит начинать радоваться, вахмистр кивнул, и стремительно покинул начальственный кабинет.

— А вас, Андрей Иванович, я попрошу остаться!

* * *

— Так, Андрей Иванович, а с тобой мы обсудим немножко другой вопрос…

Ефимовский мгновенно подобрался. Что-то в голосе шефа и тестя подсказало ему, что в этот раз задача будет не спасти мир, конечно, и не из разряда боевых операций, но… будет, как минимум, интересно!

— Давай уж, Никита Владимирович, добавляй седых волос на моей многострадальной голове! — наедине полковник при общении с родственником позволял себе чуть больше вольностей, чем в присутствии подчиненных.

Но и то — в меру и плепорцию.

Князь Михалков с сомнением глянул на собеседника, в висках которого лишь начала пробиваться едва заметная седина. Неплохой результат для 45 лет на его-то должности! Иные на его месте до такого возраста и головы сносить не могут, заигрываясь либо в военные игрушки, либо мня себя великими комбинаторами заговоров. Иные же и вовсе навсегда заблудились в бескрайних коридорах власти, где каждое не вовремя сказанное словцо может стать билетом в лучший и более счастливый мир.

Если смотреть с этой точки зрения, то полковник удивительно неплохо выдержал все ниспосланные испытания, легко преодолев даже медные трубы. А ведь сколько на них в свое время народу погорело… Князь давно уже не был юным романтиком, а потому давно для себя вычислил, что больше всего народу ломается на сексе (первый уровень — не серьезно), деньгах (второй уровень — но тое некритично) и власти! Тех самых медных трубах, что так сладко поют в уши простой мотив «Ты можешь все!». А отсюда недалеко и до мысли «Никто мне не указ!», которая с определенного положения в нашем лучшем из миров сдержек и противовесов становится фатальной.

— Это ж когда тебя я, Андрюша, до седых волос доводил-то?!

— А когда дочку свою за меня отдавал, — не остался в долгу полковник, невежливо показывая на совершенно седую шевелюру начальника. — Тебя вон как помотало, решил, что у меня жизнь сахарная, да?!

— Эк! — не сразу сообразил, что ответить старый князь, но тут же заметил смешинки в глазах родственника. — Еще скажи, что совсем не романтична была прогулка около Петропавловской крепости…

— … Под прикрытием эсминца, двух взводов морской пехоты и гарнизона той самой крепости. У меня такое чувство, что дочка твоя, даже при таком воспитании ко всему привыкшая, но и она до сих пор с дрожью вспоминает тот день!..

— Так вот дождались бы родительского благословения, глядишь и не пришлось бы пару боярских родов старшим родичам в лоскуты крошить… Сколько вам, неслухам, говорил, чтобы не спешили, так нет же…

— Думали, благословения не получим, — сознался полковник. — Думали…

— Знаю, чем вы думали, — буркнул в ответ Михалковкий. — Я и сам об этом думал в свое вемя, хоть и меньше чем хотелось бы, а все ж таки изрядно!

Андрей Иванович только развел руками. Дураки, мол, были, чего уж тут теперь!

Князь лишь кивнул, доставая откуда-то из недр своего монументального стола пижонский смартфон. Парой уверенных кликов он открыл сообщение от пользователя с ником imp0000001ri. Не успел полковник, моментально пробежавший глазами по всей последней переписке, улыбнуться похвальбе «вооот таким окунем», а вот обсуждения про «полкарасика» и балерин предпочел пропустить мимо своего сознания. Не надо это ему. Ой, как не надо! Через миг взгляд его натолкнулся на знакомые фамилии. Вернее, Фамилии!

— Твою же душу мать…, - только и прокомментировал он, осмысливая новые вводные. — Это ж что сейчас в Думе начнется, а Военное министерство так вообще на уши встанет. Зато Пожарские порадуются. Да и Бекендорфы в стороне не останутся. А вот англичанка будет гадить… И не только она…

— Проблему ты понял… — заметил князь. — Теперь садись, будем думать, как не устроить гражданскую войну!

Через две минуты референт подал в кабинет душистый чай. Вот только двое мужчин даже не заметили его появления, и очень удивились, обнаружив небольшой поднос с явствами… Часа через полтора!

Зато черновой план под кодом «Не раскачать лодку!» был готов.

Пора было начинать действовать!


Глава 20


Повилас с удовольствием втянул носом ставший прохладным и свежим к вечеру таежный воздух. Сейчас он ничуть не напоминал того овеянного боевой славой, но все же уже отошедшего от дел воина, что всего пару дней назад «докладывался» эмиссарам Генерала Общества. Вольный ветер и простор бескрайних лесов словно на время вернули ему былые силы, позволив вновь ощутить горячку боя, радость крови врагов и сладость победы. И пусть основная «практика» Шрама проходила в других широтах и условиях, но он не без оснований полагал, что говорящего о многом людям знающим курса «Джунгли», пяти отборных ягдкоманд, заточенных под данные условия и помощничка с глазами профессионального убийцы, что «присоветовал» ему Магистр, вполне достаточно для решения любой задачи.

Все-таки приятно работать с профессионалами! Люди по максимуму используют световой день, разворачивая лагерь лишь в аккурат к наступлению темноты.

Разве что слегка беспокоил тот самый «помощник», что бесшумно следовал за ним по пятам неотрывной тенью, изредка то исчезая по своим делам, то появляясь вновь. Ощущение того, что каждое такое «появление», отдай Магистр соответствующий приказ, может стать последним, горячило кровь не хуже подзабытого уже азарта погони!

— Прошу!

Как всегда коротко и не одного лишнего звука. «Помощник» вновь «возник» совершенно беззвучно. Однако и Повиласа сложно было сравнить с впечатлительной институткой, а потому развернулся он степенно и не торопясь. Как и подобает командиру. Пусть и номинальному! Короткий кивок, и вот грубые ладони сжимают простую армейскую кружку с каким-то варом, что гонят местные егеря.

Хорошая штука, усталость снимает вмиг.

А потоптать землицы в последние дни пришлось немало. Вот уже вторые сутки они метались по местам «боевой славы». И пусть им удалось слегка «сократить расстояния», используя небольшой вертолет, позаимствованный у местных контрабандистов. Не просто так, конечно, но золотой песочек у посетителей этих лесов с ханьской стороны ценится довольно высоко.

Однако даже «прыжки лягушки» при помощи древнего «Хьюи», через боковой люк которого, наверняка, еще какой-нибудь бортсрелок со звездно-полосатым флагом на шевроне поглядывал свысока на пылающие джунгли Вьетнама, не могли решить всех логистических проблем. Да и привлекать к себе внимание в таком месте и с такими задачами не хотелось от слова совсем.

В общем, побегать пришлось. Равно как и порыть носом землю. Вот только в этот раз им противостояли вовсе не молодые выпускники всяких там «Вест-Пойнтов» [26], а имперские волкодавы, которые не без оснований считали эту местность зоной своих интересов. Ну а границы… О каких таких границах может идти речь, если ставится вопрос об обеспечении безопасности родного государства? Спросите у израильского «Моссада», там такие моменты объяснят на раз!

Информативных следов на месте столкновения с имперскими волкодавами не осталось совсем. Единственные данные — это русские. Да и то косвенные. Агентуру в войсках противника Орден пока «тряхнуть» не успел. А вот «свой человек», окончивший очень правильное заведение под эгидой Игнатия Лойолы, а ныне дослужившийся до неплохих звезд в штабе адмирала Кирби, командующим местными силами быстрого реагирования, «следок» сбросил. Вроде как сцепились братья с амерским спецназом по глупости наемников (вот и экономия при помощи «местных кадров», да, Генерал?!). Не смогли эти «привлеченные» специалисты мимо звездно-полосатых «беретов» незамеченными просочиться. Завязался бой, в котором амеры потеряли половину группы, а братья, как им инструкция предписывает, двинулись дальше, сохраняя полное радиомолчание. А вот «береты» помощь запросили. Результатом стало обращение к имперцам. Те, вроде как, помощь оказали, и собрались было домой вторым рейсом эвакуационного борта, вот только улетели ли… Или пошли по следам с упорством их мифических леших?

Вопрос на миллион, что называется!

Итак, если играться предположениями, то картина оказывается следующая. Русская команда не стала эвакуироваться, а решила проверить, кто такой интересный шляется по их территории с грузом непонятным, но потенциально опасным очень и очень. Могли ли они настичь груженый караван с отставанием в 12 часов? Да запросто!

— Хм, — едва слышно пожевал губами Повилас. — Так работать нельзя…

Впрочем, он тут же осекся, напоровшись на взгляд своего «помощничка», которому, судя по едва заметной ухмылке, уже сгустившиеся сумерки совершенно не мешали читать по губам.

— Рико…

Молодой человек почтительно склонил голову. Или по крайней мере почтительность умело изобразил.

— Свяжись с нашим братом. Мне нужны свидетели.

Легкое поднятие брови — неплохой запрос на уточнение задачи.

— Мне нужен кто-то из выживших «беретов». Нужно время и маршрут. Егеря справятся?

Кривая ухмылка явно говорила о том, что Рико в силах своих людей не сомневается ни на миг! Возможно, за исключением номинального командира.

Ну и пусть его! Главное сейчас добыть информацию.

— Выполняю.

С этими словами «помощничек» буквально растаял в воздухе. Вот вроде миг назад стоял рядом, а уже раздает команды командирам ягкоманд метрах в десяти от Шрама.

— К вящей славе Божией… — только и пробормотал Повилас.

Почему-то в этот раз на русском языке.

* * *

Вновь в кабинете на набережной Мойки горел свет, хотя на улице уже гасли первые звезды, а небо над Финским заливом окрашивалось в светлые тона. Однако больно уж важная информация пришла из Забайкалья. Причем в графе «от кого» значился ни много ни мало сам адмирал Сессил Кирби-Джонсон-III, глава Объединенных сил быстрого реагирования, самостоятельно, то есть не согласовав ни с одним из граничивших там государств, назначивших себя ответственными за тот район. Можно было и возразить, конечно, вот только так очень нередко совпадало, что после таких возражений сильно вырастали требования иностранных банков к имперским компаниям и международные расчеты становилось вести сильно сложнее. Так что пока в том регионе особого беспокойства и разрушений не было, на «уважаемых партнеров» просто предпочитали не обращать внимания. У ханьцев тоже наверняка были причины не обращать внимания на шалости основного торгового контрагента. Например, статус основного держателя госдолга амеров… По которому могли и не заплатить. Игроков разрядом поменьше «ковбои» просто игнорировали.

А вот теперь буквально за несколько дней они потеряли целых две группы в том районе… Причем во второй, — вот совершенно случайно так случилось! — как раз и оказались недобитые бойцы первой команды.

Короткий сигнал селектора оповестил, что секретарь не спит.

— Ефимовский и Калашников прибыли.

А голос-то совершенно бодрый! И это в пятом часу утра!

— Пусть заходят.

— Так, господа, не будем терять времени, у нас шифровка от известного вам адмирала Кирби. Прошу ознакомиться с сопроводительным письмом, пока наши спецы расшифровывают радиопереговоры. Прошу, у вас есть примерно полчаса. Кофе, чай?

Ефимовский, уже взявший первый лист, лишь поднял вверх указательный палец — «кофе». Калашников согласно кивнул. Работать придется долго.

«Эх, успеть бы еще поспать», — с тоской подумал он, но уже через миг забыл обо всяких глупостях — ему в руки ткнулся первый лист.

К тому моменту, как лист был прочитан и даже обдуман, поступила информация о проведении операции.

День 1.

5:49. Получен сигнал тревоги от внештатного представителя Объединенных сил быстрого реагирования в квадрате ******. На место была сориентирована находящаяся в том районе группа Танго-1 (Т1).

6:12. Организован Центр управления операцией.

10:43 Прибытие Т1 в район проведения операции.

Михалков поднял взгляд на Ефимовского. Тот лишь пожал плечами:

— Топливо вертушка выработала, далеко были, да мало ли… Сил-то у них там немного.

Калашников в разговор не вмешивался, но мнение начальника разделял целиком и полностью.

11.32 Сообщение Т1 — ЦУО:

ALPHA — *******

BRAVO — 5

CHARLIE — На север по предполагаемому маршруту протвника.

DELTA — 8 часов

ECHO — 5 однотипных подошв «Вибрам»

FOXTROT — Обнаружены армейские гильзы имперского производства калибра 5,45Х39. Имеются явно видные следы волочения тела и крови. Буду переброшен вертолетом на пять километров по предполагаемому направлению движения противника для изучения следов. О результатах доложу.

Калашников кивнул. С «ковбойской» системой донесения он еще не сталкивался, но и проблем не возникло. А — местоположение группы, В — количество преследуемых лиц, С — направление движения, D — возраст следов, F — Дополнительная информация[27].

11:56 Сообщение Т1 — ЦУО:

ALPHA — *******

BRAVO — 5

CHARLIE — На северо-восток вдоль следов.

DELTA — 6 часов

ECHO — 5 однотипных подошв «Вибрам»

FOXTROT — Проведен круговой поиск «три-шестьдесят». Обнаружены 5 цепочек следов. Скорость движения преследуемых увеличилась. Следы волочения отсутствуют. Дальнейшее преследование на вертолете считаю нецелесообразным. Жду указаний.

12:03 Сообщение ЦУО — Т1:

Продолжайте преследование. Вам на помощь выслана группа Sierra-Foxtrot-1 (SF-1)

18:39 Сообщение Т1 — ЦУО:

ALPHA — *******

BRAVO — 5

CHARLIE — На север вдоль следов.

DELTA — 4 часа

ECHO — 5 однотипных подошв «Вибрам»

FOXTROT — Обнаружено два сгоревших джипа. Вокруг машин обнаружены 8 тел и значительное число гильз от оружия. Первый автомобиль был уничтожен выстрелом из гранатомета в капот. Экипаж второго успел покинуть транспорт, но был уничтожен организованной засадой вдоль пути следования. На месте «лежек» обнаружены армейские гильзы имперского производства калибра 5,45Х39 в значительном количестве.

18:43 Сообщение ЦУО — Т1:

Продолжайте преследование. Группа Sierra-Foxtrot-1 (SF-1) находится в квадрате ******. Выйдет на связь непосредственно с вами.

20:25 Сообщение Т1 — ЦУО:

В 3 милях к северу от себя услышали одиночный выстрел.

День 2.

07:45. Сообщение Т1 — ЦУО:

ALPHA — *******

BRAVO — 5

CHARLIE — На север вдоль следов.

DELTA — 2 часа

ECHO — 5 однотипных подошв «Вибрам»

FOXTROT — Идем по следу.

08:20. Сообщение Т1 — ЦУО:

Под огнем. Веду бой.

— Вот так вот, судари мои! — заметил князь, едва убедился, что оба его подчиненных успели ознакомиться с расшифровкой и, судя по лицам, о чем-то крепко задуматься.

Впрочем, его тоже одолевали кое-какие… «крепкие» мысли.

— Егор Степаныч, — предложил глава кабинета, поймав взгляд вахмистра. — С вас и начнем. Вам слово!

Калашников потратил лишь несколько секунд на то, чтобы потереть покрасневшие от недосыпа глаза и собрать в кучку разбегающиеся испуганными таракашками мысли.

— Начну со странностей. На место потери связи этим «внештатным представителем» сориентирована явно не самая ближайшая группа. Хотя объяснение этому можно и найти: нехватка сил, подходящая подготовка группы, отсутствие топлива. Много вариантов… Непонятен мотив руководства о продолжении преследования группы после потери следов «представителя». Искали явно не его. Следопытов отправили за уходящим и готовым к преследованию противником. А это однозначно…

Вахмистр не договорил, предоставив слушателям самим сделать соответствующие выводы.

— Егор Степанович, почему вы уверены, что «беглецы» были готовы к преследованию?

— Шум вертушки в тайге не услышать невозможно на таком расстоянии. А уж если вертолет садится примерно в месте, где группа… Набедокурила, а затем сразу же делает прыжок в сторону вероятного отхода примерно до того места, где выслеживание с воздуха уже невозможно, то вывод может быть только один. По следу организованно преследование!

Ефимовский кивнул. Сам князь мысленно слегка поморщился. Давно он не бывал в поле. О таких вещах уже и забывать стал. А с другой стороны, его полем деятельности была война умов, вот уж где равного противника найти действительно сложно! А с автоматом и без него найдется кому побегать…

Смена вон какая шебутная подрастает.

— Андрей Иванович, вам слово.

— Смущает поведение Центра и второй группы, которая так и не вышла на соединение с Танго-1. Вообще по всей записи есть вопросы по действию командования.

Князь ругнулся… Редкий случай, чтобы его любимая ручка выпала из по-прежнему ловких пальцев!

— Общее мнение, — хмуро он посмотрел он на вахмистра. — И, Егор Степанович, не стесняйтесь высказывать полное мнение. Я и так знаю, что ваш начальник соображает отлично, и мы не в студенческой аудитории, где экзаменатору нужно показать, что он тоже не дурак. Вы меня поняли? А теперь я хочу выслушать ваше мнение. Полностью.

Калашникова уже давно нельзя было смутить такими ремарками, а потому он, по привычке взяв несколько секунд на обдумывание, начал формулировать свой ответ:

— Начнем со странности самого обращения адмирала Кирби к нашей стороне. Учитывая странные и не всегда логичные команды Центра, а так же отсутствие какого-либо пояснения о судьбе второй группы быстрого реагирования, разрешу себе предположить предательство. Причем в кругах к адмиралу однозначно близких. Отдельно хочу отметить присутствие в Танго-1 бойцов, уже сталкивавшихся с «караванщиками». Интересно, что судя по расшифровке, преследуемые делали все что возможно, чтобы ни в коем случае не оторваться от преследования. Как еще объяснить явные следы, отсутствие мер противодействия до определенного момента и несколько явно ненужных выстрелов? Есть предположение, что после уничтожения груза и людей, заказчик «доставки» решил выяснить, кто же его так «обидел». А для этого начал работу со свидетелями. Люди Кирби уже наверняка мертвы. Остается понять, что значит его просьба к нам.

Князь и полковник одновременно подняли брови в очень похожих жестах. Семейное, блин.

— Я имею ввиду, что не совсем понимаю мотивацию адмирала. Хочет ли он отомстить за своих людей, либо «крутануть» какие-то свои планы.

Ефимовский лишь кивнул, полностью соглашаясь с подчиненным.

— Это все? — на всякий случай уточнил князь.

— Не совсем, — спокойно ответил вахмистр, отнимая от губ чашку с остывшим кофе, к которой он впервые приложился. — Если мы предполагаем предателя в окружении адмирала, то… Вы уверены, что это сообщение именно от его?!

Теперь потер уставшие глаза уже Михалковский:

— Итак, давайте думать, господа!



Глава 21


В любом высшем учебном заведении империи есть свое место силы. И не совершенно неважно, учат ли в местных аудиториях студиузы иностранные языки и диковинные названия редких бабочек, либо зубодробительные системы шифрования и современные методы защиты государства. Такое место обязательно присутствует. Оно как бы притягивает к себе души, не деля своих юных паломников даже по сословному признаку. Ну где еще сама Демидова может «поймать» презрительный взгляд со вполне конкретным вопросом «Ну и куда ты прешь?!» от растрепанной и замотанной девчушки. А где еще та самая девчушка без всякого урона для себя сможет провернуть нечто подобное?

А вот в очереди за шаурмой (пивом/пирожками/кофе/блинчиками — в зависимости от места силы!) все равны. Да, через несколько минут попка наследницы Древнего Рода ощутит приятную прохладу кожи охлажденного дорогой климатической установкой салона авто, на который не без раздражения посмотрит прилипающая к жуткому дерматину трамвайной лавки гостья из небольшой деревушки. Но это будет все-таки чуть позже, а вот сейчас, в сей волшебный миг…

— Ну, извини, — только буркнула не менее растрепанная Ольга, не желая вступать в спор по столь незначительному поводу. — Только давай быстрее, Пирогов сожрет, если опоздаю…

— Ууууу…, - только и протянула миниатюрная вертлявая девчушка, чьи рыжие косички напоминали о школьной форме и бантиках. — Тогда покупай быстрее. Не успеешь — и правда сожрет!

Ольга не стала медлить. Все-таки к вопросам обучения наследников любой серьезный Род подходил очень… ответственно. А внутрисемейные экзамены приходилось сдавать вовсе не на оценку, а по принципу «умеешь-не умеешь». Что уж говорить о подключении «семейного ресурса» в вопросах учебных, в использовании которого СМИ частенько обвиняют родовитую молодежь? Это было попросту не при-ня-то! И этим все сказано. Особенно если речь идет о светиле военной хирургии, к которому на краткосрочные, но ОЧЕНЬ емкие и дорогие курсы, выстраивается очередь из родовитых отпрысков. А бездельников Пирогов Игорь Семенович не терпел в принципе. И надавить на него было нечем. Во-первых, потеря репутации и шепотки по углам из серии «Этот-то не смог, пришлось родичам…», а, во-вторых, и светлые князья, родичи императорские, к нему молодежь отправляют. Надавишь на такого, как же…

— Сильно гоняет? — даже с некоторым сочувствием поинтересовалась новая знакомая.

Демидова окинула взглядом ладную фигурку, привычно-профессионально отмечая что при всей миниатюрности рыжая «кнопка» физически довольно развита. Да и тот фрагмент черной застиранной футболки, видневшийся под небрежно распахнутым белым халатиком, позволял предположить, что на совершенно недетской груди красуется что-то вроде «Федерация боевого самбо Забайкальского округа».

— Особая программа… — неожиданно даже для себя выпалила Ольга, которую последние пара месяцев значительно измотали как физически, так и эмоционально.

— Ох… — сочувственно протянула девушка, действительно понимавшая, что под этим словосочетанием кроется в первую очередь не безумно ДОРОГОЙ, а невероятно СЛОЖНЫЙ курс. — Сочувствую…

В ответ представительница богатейшего Рода империи лишь покивала головой, но в следующий миг застыла на месте. Вбитые кровь и плоть рефлексы анализировали окружающее даже когда сама девушка хотела побыть просто студенткой, совершенно далекой от иных игр… И игроков. И вот сейчас все ее чуть буквально кричало, что ее случайная знакомая действительно ПОНИМАЛА о чем говорила.

— Извини, — медленно протянула она. — А ты…

— Дарья, — абсолютно не напрягаясь ответила она. — Предпочитаю «Даша». Любомирова.

— А я Ольга, — задумчиво ответила девушка, аккуратно подбирая слова. — А ты…

— Да не напрягайся ты, — рассмеялась неожиданная собеседница блеснув изумрудным светом зеленых глаз. — Я по программе вспомоществования «Дар-1». Говорит о чем-то?!

— Бл@, - совершенно некультурно ответила воспитанная девушка из высшего общества, расслабляясь. — Да что ж ты за уникум-то такой?!

Попасть к Пирогову бесплатно на «интенсив» было не просто сложно, а практически невозможно даже очень одаренным студентам. Единственный способ оказаться в списке счастливчиков — понравиться «спецу». А сделать это можно было всего лишь одним способом — продемонстрировать невероятную работоспособность и упорство. Перед этими качествами не мог устоять даже все на свете повидавший Игорь Семенович.

Так что к девчонке явно стоило присмотреться и, возможно, поговорить с самим «спецом». Вот еще не хватало нарушить его личные планы!

— Бабка ведуньей была, — не стала скрывать свои таланты та. — Вот и вижу внутренние меридианы… А что толку?! Дара-то все равно нет, а вот в медицине, глядишь, и сгожусь! Я ведь с детства понимала, что на гражданке выше республиканской клиники мне ничего не светит, а вот по военной хирургии…

— Эк, — издала хоть и непонятный, но совершенно точно неприличный для благовоспитанной девушки звук Демидова. — Ты… это…

— Дэржи, красавыца! — волосатая рука гостя из южных регионов империи протянула ей готовый сверток.

— Спсиб! — только и буркнула Ольга, впиваясь зубами в сочную шаурму.

И дело было даже не в том, что она была действительно голодна. Просто ей требовалось время на осмысление ситуации. Отыскать спеца по лечению одаренных… Да еще и полевика… Это… Куда той иголке в стоге, в общем!

— Это что тут происходит? — взгляд зеленых глаз приобрел остроту заточенного клинка.

Хороша, «кнопка»!

Демидова окинула взглядом небольшую площадку, на которой уютно расположился ларек с самой вкусной в округе «шавухой». По местной терминологии. Она еще минуты две назад начала замечать появление людей с очень знакомыми и повадками на машинах с не менее знакомыми номерами.

Однако ответить не успела. Пара каробкообразных «Геликов» со спецсигналами неожиданно отделились от потока и рванули к стоявшим у ларька девушкам. Правила дорожного движения, естественно, были проигнорированы напрочь!

— Дебилы. — только и пробормотала Даша, наблюдая как броневики нагло рассекают пешеходную улицу, заставляя расступаться спешащих по своим делам студиузов.

— Дебилы, — только и вздохнула Ольга, наблюдая как одну из машин покидает красивая блондинка в умопомрачительном брючном костюме. — Хотя, знаешь, может, повзрослеет еще?

Не успела Дарья удивленно уставиться на свою новую знакомую, как юная красотка преодолела разделявшую их дистанцию, а сами они оказались в плотном кольце охранников, некоторые из которых и не скрывали короткоствольные автоматы. Причем девушка, а было ей на вид лет 16, явно чувствовала себя не в своей тарелке.

— Оля…, - неуверенно начала блондинка, явно уловив неудовольствие Демидовой. — нам надо поговорить. Сейчас.

Девушка лишь кинула взгляд в сторону учебных корпусов, намекая, что прямо сейчас это может быть затруднительно. Дело — прежде всего. Верно, деда?..

— Согласовано. — коротко ответила гостья, подняв палец в жесте «на самом верху!».

… Но проблемы семьи все равно важнее! Вот такая вот редко произносимая вслух при посторонних вторая часть главного постулата Рода.

— Тогда…, - Ольга на секунду задумалась, и показала на свою шаурму слегка обалдевшему повару. — Уважаемый, можно еще одну?

На поднятую в немом вопросе бровь она лишь махнула рукой:

— Тебе понравится! — и, не обращая внимания на неуверенный кивок, обратилась к своей новой знакомой. — Даша, ты пока не очень верно оцениваешь свои перспективы. Я очень хочу о них поговорить. Можешь подождать меня в машине…

Взгляд на гостью.

— У меня есть пятнадцать минут.

Немой вопрос.

— Я подожду.

А глазки-то заблестели. Ох, бедовая девка! Если согласится, то намучается с ней Род…

— Ты, — тут же палец Ольги указал на одного из телохранителей. — Проводи.

Тот безмолвно кивнул, одним движением оказавшись рядом со своей новой подопечной, коротким взмахом предложив ей отправиться к машине.

— Дэржи, красавыца! — волосатая рука протянула Демидовой еще один сверток.

Та лишь кивнула, тут же передав его собеседнице.

— Кушай, Настюш, тебе понравится! — только и сказала она, а после не удержалась, и таки растрепала до того идеальную прическу сестры.

* * *

— Вкуммммооо! — промычала Настюшка, наслаждаясь неожиданно упавшим ей в руки счастьем.

Ольга лишь кивнула. Сестренка была по-настоящему голодна. При всей своей внешней мишуре действительно серьезная система воспитания наследников была иногда не просто суровой, а откровенно жесткой [28]. Вот и мотался Матвей сейчас где-то по войскам, а сама она проводила дни в моргах и камерах дознавателей. А уж о таких мелочах, как жесткий контроль физического совершенствования и питания в частности, даже и упоминать не стоило. Попробуй позволь себе лишнюю крошку! Нет, никто и слово плохого не скажет. Просто программа тренировочная будет «слегка скорректирована». Одна две таких коррекции, и уже сам понимаешь, что не стоит лишний пончик того. И такое положение дел сохраняется довольно долго. По крайней мере до совершеннолетия, либо признания самостоятельности кандидата Родом.

Настя к тому была очень близка… Вот только пока еще не уже!

Да и старые привычки особо не забываются. Видела она как тот же Воронцов по-настоящему живет, а не играет раздолбая-мажора. Аскетизм и тренировки. Когда есть время — сон.

И это не скучно! В мире, где каждому хоть чуть заметному человеку приходиться играть свою роль, внутренняя опора на устоявшиеся годами ритуалы и правила не только великая поддержка, но еще и способ не разорваться между образом и собой самим. Тонкое искусство, однако!

С курицей, овощами и лавашом Настюшка справилась в рекордные сроки, урча словно дорвавшийся до миски котенок. Разве что аккуратные пальчики не облизала, а аккуратно протерла платочком. Ну это она от неопытности! Ведь всякий адепт строгого распорядка знает, сколь чудесно редкое его нарушение!

— Я тебя слушаю, — мягко напомнила о себе Демидова-старшая, едва убедилась, что собеседница сыта. — Ты говорила, что у тебя совсем немного времени.

Та лишь кивнула, кидая печальный взгляд на ларек с южанином.

— Куплю тебе еще одну в дорогу, — пообещала девушка, проследив за взглядом младшенькой. — К делу.

Вместо ответа Анастасия Григорьевна Демидова, чьим прозвищем среди прислуги стала «Снежная Королева», за умение быть строгой и неприступной даже в столь юные года, бросилась на шею сестре.

— Спасибо тебе, Оль! Большое-большое спасибо!

Девушка таких проявлений сестринских чувств не ожидала от слова совсем.

— За что, Нют? — только и смогла спросить она.

— За детство, — ответила сестра, не разжимая объятий. — За мое детство…

Ольга поняла. Той взбалмошной, но все же устоявшейся жизни, к которой она привыкла за последние лет 10, больше не будет. Причина ей на ум приходила только одна, и… Она была счастлива, верно? Ну ведь, правда, счастлива?!

Тут стоит немного пояснить, что довольно редко Главы Родов отдавали свои промышленные и финансовые империи в руки своим детям. Гораздо чаще следующими капитанами семейных кораблей становились внуки или даже правнуки. Все благодаря чистой математике — больше выбор кандидатов = больше шансов отобрать и воспитать следующего сильного лидера. В Роду Демидовых подобный тест произошел около 10 лет назад. Из пятнадцати кандидатов были отобраны лишь двое: великолепный потенциальный управленец… Анастасия и прекрасная заготовка по модели «безопасник» Ольга. Плодовитым на таланты оказался средний сын нынешнего Главы Григорий Константинович Демидов.

Позже сама Ольга не раз задумывалась, что если бы в Родах не рождались раз в 10 больше одаренных, чем в обычных семьях, а так же не было закрепленной веками системы воспитания своих и чужих магов, то такое положение вещей существовать не могло бы в принципе. Снесли бы к чертям монархию. Вернее, она сама бы трансформировалась в нечто новое. Ну какой толк в строе, при котором вся будущая элита, что получит в руки рычаги управления империй еще только через десятилетия, видна как на ладони? Какой простор для аналитиков и махинаторов как иностранных держав, так и своих «великих комбинаторов»!

Так и родилась «будущая глава Рода Ольга». И совсем немногие замечали, что ее знания в профильных областях не столь глубоки. Списывали все промашки на возраст и подростковый бунт. Да и какие претензии можно предъявить к девчушке, которая лет через тридцать станет САМОЙ Демидовой?! А вот «подводки», попытки «игр» и постоянные заходы «агентов влияния» стали отличной тренировочной площадкой для нее самой. Безопасник — есть безопасник. Ей предстояло стать одной из тех, на чьи плечи ляжет тяжкая ноша по защите сна и покоя родичей!

Над образом «еб@нутой Демидовой» работал целый отдел. СМИ, тщательно выверенные скандалы и конфузы. Все ради того, чтобы «засланцам» было сложнее найти к ней подход и… разглядеть за ее спиной фигуру сестры. Таким образом она подарила Насте целых 10 лет, которые Род использовал на все сто процентов, готовя следующего управленца. Теперь ей пора было заняться СВОЕЙ жизнью и работой над СВОИМ местом в этом мире.

Сестры еще с минуту постояли вместе.

— Так, значит, я…

— Да… Ты представляешь себе, ЧТО это будет для империи?

— У меня волосы встают дыбом.

— Дед подключил Тройку, армейцев и кое-кого из союзников. Пресс обещает быть жестким. Ты к этому готова?

— Тогда смотри!

Парой быстрых движений Настя отправила на смарт сестре небольшую картинку, которая должна была стать макетом завтрашней полосы «Имперского вестника».

— Как тебе?

— Мдааа… — только и протянула Ольга.

— То ли еще будет, — сестренка ласково погладила девушку по руке. — Держись, Ольчик!

Да та и сама понимала, что в мире, где постоянно меняющиеся интересы и цели Родов находятся в столь хрупком равновесии, что порой и снежинки достаточно, чтобы вызвать лавину разрушений, переделов, и семейных конфликтов. Что уж говорить, когда речь идет об объединении столь видных кланов. Даже на внутреимперской арене схватки за право разрушить саму возможность настолько усилиться двум видным кланам будут нешуточными! Что уж говорить о той же Англичанке, что не имеет друзей, зато располагает кучей интересов по всему миру. А ведь это далеко не единственный игрок…

Весело будет всем!

— Держись, Ольчик! — еще раз обняла сестру Настюшка, после чего вихрем направилась к одной из машин.

— Ммм… Кто это был? — лишь через несколько секунд голос рыжеволосой знакомой выдернул Демидову из омута мыслей.

— Сестренка… — только и ответила она.

Что делать с новой степенью свободы, что ей так неожиданно досталась в дар, она пока не поняла.

— Нормально так, — только и хмыкнула рыжая, и тут же ткнула пальцем во все так же лежавший на ладони будущего безопасника рода смарт (какой прокол, кстати!). — А это кто?

Ольга перевела уже более осмысленный взгляд на собеседницу:

— Жених.

Дарья лишь мысленно пожала плечами. Ей такой типаж накачанной гориллы с лицом тупым, но мужественным до «сериальской герочности» не нравился от слова совсем. Вот только кто она такая, чтобы рассуждать о чужих вкусах?

— А вот что там о моих перспективах было?!

«Егоза, вот точно егоза!» — уже действительно усмехнулась Ольга. Вот точно намучается с ней Род. Однако свою команду все равно придется формировать, так почему бы не начать присматриваться к одному из них прямо сейчас?!

— Ну пошли, поговорим о твоих перспективах.

Южный гость же с сожалением смотрел на покидающих его «едальню» девушках. Он бы был совсем не против приготовить для каждой из них по еще одной шаурме!


Глава 22


Небольшой дворик богом забытой казармочки на краю света вряд ли видал такие сцены. И таких гостей.

— Да как ты, щенок, смеешь!.. — отразился от старых стен звонкий фальцет не в меру ретивого адъютанта, который борзым щенком бросился на защиту своего патрона.

Рефлекс, однако. Остальные вон молчат. Кто с каменными лицами, а кто и ржет втихомолку. Со стороны одной из вновь прибывшей фигур без погон, так и вовсе доносится очень уж характерное хрюканье. Знакомое такое!

А чего все так на парня смотрят? Матвей же только и заметил, что логика — девка капризная. Не каждому дается. И не его, мол, проблемы, что некий генерал не способен отвечать за слова своих подчиненных.

— К ноге, Лелик, — раздалось очень уж знакомое кое-кому хмыкание одного из присутствующих. — А то зубки вырвут, тявкать не сможешь!

Хан с Ярым, что тоже присутствовали при сей сцене, лишь обменялись короткими взглядами. О «Коляшке» каждый из них слышал немало. Вот только майор даже и не предполагал, что человек это реальный, и в едином лице существующий. До этого он искренне был уверен, что под его именем скрывается довольно жесткий и профессиональный коллектив, что успел заслужить очень страшную славу среди людей знающих и понимающих.

О, чудо! Фальцет мигом прервался, будто с пластинки патефонной соскочила игла.

— Ты, Коляшка, чего моих людей строишь?

— Не строю я Фима, а спасаю! — возразил он, выходя на свет.

Если бы не рост и мощное сложение, то и не подумаешь, что этот тип, с большими усами (не очень, на самом деле, но для красного словца!..), способен вытворить… Все ему приписываемое. Лицо-то типичного жителя глубинки, да зуб металлический. Вот разве что взгляд остер до кромки лезвия, да хитер по-лисьему. В общем, персонаж, скрывающий свое истинное лицо за клубами дыма из «пожамканой» пальцами папироски был колоритным. Как и стоявшие за его спиной близнецы-мальчишечки, масочек своих так и не снявшие.

Представительная компания, в общем, подобралась.

И это не считая сослуживцев Воронцова, каждый из которых и сам по себе личностью был презанятной.

— Так что ты предлагаешь?

— Выслушать! — нравоучительно поднял палец ОН.

Генерал лишь пожал плечами, переложив ответственность за дальнейший разговор на плечи усатого.

— Ну, давай, рассказывай, про свою самую логичную логику в мире! — ухмыльнулся «Коляшка».

— Долго или доходчиво? — только и поинтересовался Матвей.

Тишина стала ему ответом, похоже представители всех сторон доверили переговоры им.

— Давай побыстрее, что ли… — с неким сомнением протянул усатый дядька.

Мопсовидная морда генерала, какую так легко можно представить на парадном портрете, но практически невозможно среди солдатских окопов, удивленно вытянулась. Сомнение — совсем не то, что он привык слышать в голосе «Коляшки».

— Надеюсь, никто не умрет! — только и пожал тот плечами в ответ на удивленный взгляд. — Давай, шкет, начинай!

— ЧТООО?!!..

— Это — осколочная граната! — начал пояснение своей мысли Воронцов, продемонстрировав всем заинтересованным лицам обозначенный предмет.

Надо сказать, что заинтересованными выглядели все.

— Если выдернуть из нее кольцо, — то она становится опасна, так как предохранительная чека уже не фиксируется, верно?

Кто-то зачаровано кивнул, глядя на то, как Матвей держит два этих предмета… В разных руках!

— Если я разожму руку, то произойдет взрыв, верно?

Щенок-адъютант аж зажмурился от такой перспективы. Лицо же генерала напротив выразило некий интерес. Может, не так уж и прав был Матвей насчет окопов!

— Отсюда мы делаем простой вывод, что логика — это последовательность выводов, проистекающих один из другого, которые приводят к определенным результатам. Все согласны?

— Допустим, продолжай! — усатый не сводил заинтересованного взгляда с парня… С гранатой, да!

Кстати, он успел оценить, что его сослуживцы вроде бы и не шевелились почти, а вот как-то уже получалось, что прибывших «держат». Не то чтобы враждебно, но такие ситуации опытный глаз считывает на раз. Свой есть свой.

— Наше знакомство с господином… Ээээ… — короткий кивок в сторону расфуфыренного франта.

— Алехиным, — охотно подсказал усатый, насмешливо глядя на указанное лицо. — Адъютантом его превосходительства, на минуточку.

— Ну, рад знакомству, — усмехнулся Матвей, вежливо протягивая руку.

Франт в ужасе шарахнулся назад, вызвав ухмылки не только у «чужих», но даже и у своих. Ну да, ну да. Гранатку-то из рук куда денешь? Лишь ЕГО бойцы сопровождения, масок так и не снявшие, да Хан с Ярым, сохраняли каменные выражения лиц.

Им, вроде как, по статусу положено.

— Сегодня, будучи в добродушном настроении после сытного обеда, мы с сослуживцами возвращались в расположении с целью продолжить занятия по боевой подготовке…

— Ай, люли-люли, нарвались на п***юли! — ехидно прокомментировал заявленную цель маршрута усатый.

Ну и хрен бы с ним!

— По пути к расположению нами была встречена группа военнослужащих, под командованием господина Алехина разгружающих великой красоты мангал!..

— Вот этот, что ли? — ехидно уточнил усатый, указывая на установленное посреди внутреннего дворика великолепие… Где уже начинало шкворчать поджаривающееся на шампурах мясо!

— Да твою ж, Сашок! — возопил Матвей, проследив взглядом за указательным пальцем «Коляшки». — Сгорит жеж на хер!

Сашок глянул на командира. Тот кивнул, уловив небрежное движение генерала, кажется, тоже поддавшегося ощущению общей шизы происходящего!

— Ну как там? — обеспокоенно уточнил обернулся Воронцов.

— Жить будет!

— Итак, продолжаю. Мы в корректной форме выразили свое восхищение сей монументальной конструкцией. Однако нарвались на гневную отповедь гов… Господина Алехина, который в нецензурной форме объявил о своем неудовольствии нашим присутствием, усомнился в нашей общей ориентации и умением пользоваться Господом нам данным Даром Разуменья. На что мной были приведены контраргументы, сводящиеся к тому, что такая реакция может привести к пре**у… В смысле к полной потере вверенного данному господину имущества путем частичного, либо полного ее помещения внутрь толстой кишки ректальным методом.

Генерал с легкой ухмылкой тряхнул головой:

— Мудрено… Но справедливо. Чего нарываешься, Алехин?! Не видишь — смертники. Этим же вообще все до… Марковкиного заговенья! Так, об этом после. Теперь вернемся к тому, как МОЙ мангал вдруг перестал им быть. Сможете объясниться, молодой человек?

Воронцов усмехнулся.

— Естественно, господин генерал. Логика, повторюсь, дама такая!.. После окончания речи господина Алехина, где тот сообщил о невозможности исполнения моих обещаний ввиду того, что личный генеральский мангал охраняется лучшими вашими войнами, круглые сутки, а потому ни ему, ни филейной части господина Алехина ничего не грозит! Тем более, что сейчас в свите генерала присутствуют некие супер-воины, которые вообще…

Матвей не договорил, увидев, как резко взбледнул генеральский подлизышь. Взгляд усатого моментально стал кинжальным, а сам Его Превосходительство лишь негромко выдавил сквозь зубы:

— С-с-сука-а-а, сгною!

Удовлетворенный результатам он просто закончил.

— Исходя из слов вашего же адъютанта, господин генерал, забрать ВАШ мангал, преодолев все преграды из «лучших людей» и «супер-воинов» мы не могли, а стало быть это какой-то другой! Логично же?

Для убедительности парень потряс зажатой в руке гранатой.

Генерал несколько секунд молчал, а после обернулся к ехидно ухмылявшемуся «Коляшке».

Тот же просто расхохотался:

— А чего, с точки зрения логики вполне себе ничего! Формальной…

Брови высокого начальника удивленно поднялись, хотя парень готов был поставить рубль за сто, что тот за выходку ни черта уже не злится, но вот легкой жизни теперь его адъютанту не предвещало абсолютно точно. Ну надо же, сдать наличие боевой группы в простой перепалке с солдатиками…

— Фима, ты не переживай, я этого шкета не первый день знаю! Вообще безбашенный! И этот тут еще его девки нет! Вот бы где побоище случилось. Он после таких дел выжил, где другим вообще край!

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересовано обернулся к НЕМУ генерал. — Что же такого благородного и невыполнимого сумел совершить сей достойный отрок?

— Он гвоздем выцарапал букву «Х» на моей машине!

— Ээээ…

— Не, если бы я там не того, так он бы и весь «Х*Й» дописал! А так только успел…

— Стоп, — генерал на секунду поднял руки, останавливая словоблудие приятеля. — Это на какой такой машине?

— Той самой, Фима, той самой, — сверкнул железным зубом усатый. — На ласточке моей…

Да, шок это по-нашему. Генерал и правда с большим удивлением окинул взглядом не такого уж и богатырского, но однозначно ЧЕРТОВКИ везучего парня. Матвею стало даже немножко обидно.

— Вот гад ты, Степаныч, — сообщил он о своих чувствах окружающим. — Значит, про отличную минную ловушку ты забыл, великолепную организацию засады, которую ты, кстати, проворонил, тоже! А этот гвоздь мне до конца дней припоминать будешь?!

Купюра достоинством в сто имперских рублей плавно и привычно сменила хозяина. Тунгус вздохнул. Хохол повеселел.

— Мяса-то много у тебя, шкет?

— Да кило три вроде оставалось, — прикинул Матвей, и тут же с подозрением уставился на усатого. — А тебе-то что до того, Степаныч?

— СМИИИРНО!!! — командирский рык заставил Воронцова, чуть замешкавшегося с возвращением чеки на штатное место, буквально прыгнуть на место в строю.

Надо сказать, что на месте остались лишь Ярый и генерал. Даже Хан рефлекторно дернулся, но все же успел взять себя в руки. Остальные выстроились в некое подобие строя

— Кто последний занял место в строю?

— Младший лейтенант Синицын Матвей Александрович! — безбашенно отрапортовал парень своему инструктору, которого рад был видеть очень и очень.

Но вслух бы в этом не сознался!

Ни за что!

— Тогда… Младший лейтенант, объявляю вам наряд вне очереди!

— Нелогично, — попробовал возразить тот. — Ведь кто-нибудь все равно должен был занять место последним!

— Логично, шкет, логично! Ведь кто-то все равно должен помочь мне донести мясо и насадить на шампуры! Кругом, шагом марш!

Хан с Ярым лишь переглянулись. Чего они еще не знают о младшем члене их группы?


Глава 23


— Вот хорошо выступил. Блестящая речь! Правда, местами с «матовым покрытием», но то ничего… С годами, глядишь, научишься и базар фильтровать!

Короткий смешок стал ответом на почти праведное возмущение.

— Ну здравствуй, Степаныч!

Матвей не отказал себе в желании обнять наставника, к талантам которого испытывал искреннее уважение. Да и тренировки его, если подумать, хоть и были приближены к боевым, а все ж таки были частью той, относительно спокойной и мирной (в рамках разумного для аристократа!) жизни.

Вроде как еще не уже не Игра, но еще и не полноценная Работа!

— Матереешь понемногу? — только и спросил тот, оглядывая ученика с прицелом на «корректировку программы» по возвращению в Петербург.

Воронцов неопределенно хмыкнул:

— Куда там, — легкое пожатие плечами. — Они профи и…

— Серьезно засветились, — припечатал сурово наставник. — Очень уж во многих папочках уже имеется словесный портрет с описанием каждого из них, а кое-какие наши «партнеры» даже назначили за их головы немалый куш! Еще чуть-чуть, и самым ценным призом на местных тропках станут они сами. Вот и думай…

Парень ситуацию понимал прекрасно. Да, он знал, что на их участке еще действуют «специальные секретные» группы «Карат» и «Восток». Вот только… Они уже имеют имена. А значит, на них готовятся папочки, а их влияние на местную обстановку просчитывается дяденьками с большими звездами в очень многих штабах. О какой ТАЙНОЙ работе может идти речь? Действительно серьезные операции, когда государство Российское хочет скрыть свое присутствие, проворачивают неброские мужчины и, нередко, женщины, в чьих личных делах и намека нет на связь с силами специальных операций. А в графе «служба» стоит номер какой-нибудь заштатной военной части. Получившая же хоть какое-то личное имя команда — уже не спецы тихих операций. Да, это все еще отлично подготовленные имперские волкодавы, но никак не спецы ТАЙНОЙ работы. Место им далее в ССО, имперской охране, Особых корпусах Жандармов, но никак не на поле боя войны подавляющему большинству даже кадровых военных абсолютно неизвестной.

— Спишут или перепишут? — напряженно спросил Матвей, которому эти люди были действительно симпатичны.

— Перепишут, — успокоил Степаныч, похлопав воспитанника по плечу. — Зря что ли тебя отправили именно сюда?

— Поддержка или?…

— Во… Синицын, блин! — вскинул бровь усатый. — Тебе чего, про секретность напомнить?! Не говоря уже о том, что я ни за что не возьмусь гадать, что именно задумал Его Светлость!

— А чего бы и нет? В рамках разминки ума исключительно… — пожал плечами парень.

Степаныч остановился и очень серьезно посмотрел на временно выпущенного из-под крыла подопечного. Пристальным таким взглядом, в котором явно читалось сомнение из разряда «А не залепить ли ему леща по старой памяти?».

— Потому что я действительно боюсь, что начну угадывать.

Воронцов задумался. В словах наставника смысл имелся. Если Главноуправляющий Тройки станет настолько предсказуемым, что его смогут просчитать пусть даже и такие серьезные БОЕВИКИ, то у государства Российского и правда проблемы!

— Я понял.

Матвей очень серьезно кивнул, словно пытаясь через этот жест передать всю уверенность в своих словах. «Не лезь куда не стоит» — отличная основа для долгой жизни. «Умей определить куда лезть стоит» — уже фундамент к существованию не только долгому, но и счастливому! Зачатками умения отвечать на оба вызова парень уже успел научиться.

— Вот и ладушки, — вновь перешел на легкий тон своей излюбленной «маски» Степаныч. — Теперь о делах наших бл****их. Это я о ваших хреноносцах.

И вот уже не Воронцов, а боец с позывным Ари кивнул головой.

— По нашим данным, речь идет о бойцах радикального крыла I.H.S., которых их Генерал и Римский Престол не очень-то и контролирует. Их груз — артефактные заряды для легких минометов. Боевая часть мины снабжена не только взрывчатым веществом с поражающими элементами, но и весьма тонким плетением. Пакостная штука, на самом деле. В месте срабатывания артначинки организуется призыв от одного до трех теневых големов…

Парень только и присвистнул. Серьезно, дорого и очень опасно… Один такой снаряд в сторону императорского кортежа и… Нет, Абсолют, скорее всего, спасется, но жертвы, шумиха, СМИ… Перед глазами так и всплыли заголовки вроде «Е.И.В Александр V трусливо спрятался от смерти за спинами подданных» в каком-нибудь «Дэйли Миррор». Англичанка гадит, да… Уж какое столетие. О «теневых» големах Матвей знал совершенно точно только одно — все он имели очень большие сложности с точным целеуказанием. То есть, призванные твари начинали крушить все подряд ровно до того мига, пока из не отправляли обратно за кромку либо отряд демонологов, либо иссякший импульс призыва. Чаще — второе. Ибо сколько тех демонологов на всю империю?

Итак, мы имеем: невозможность наведения и контроля, массовые жертвы. Как может использоваться подобное оружие? Вывод напрашивается сам собой: акции устрашения, теракты с большим количеством жертв. А так же политический и финансовый торг, конечно…

— Что-нибудь еще я должен знать?

— От десяти до пятнадцати жертв. Человеческих. Вот цена одной тени.

— Хм… Жертвы. Кажется, начинаю понимать…

— Не совсем, — пожал плечами Степаныч. — Сюда ты отправлялся действительно для закрепления «домашних» тренировок. Однако коль скоро у нас имеется Жнец, то почему бы и не поработать со Смертью?

Воронцов лишь тонко усмехнулся. Хотя по спине его пробежал явственный холодок!

— Слушай, а я тебя не слишком перед этим «астрономом» подставил? — поинтересовался парень обладателем больших звезд.

В основном, чтобы сменить не слишком-то приятную тему.

— Фимкой-то? — задумчиво протянул наставник. — Да нет. Тут еще очень большой вопрос, я при нем состою, аль все ж таки наоборот. Вот представь, собрался генерал проверить состояние границ на вверенном, кстати, ему участке! Вот засвербело у него… через пять лет после назначения. Приперся, значит, с кучей свиты и прочих лакеев он на границу. У него же только камердинеров четыре человека, да душ десять егерей-охотников. Чтоб, значит, всем уж ясно стало — человек от жены подальше сорвался водку пьянствовать, охотиться и банщиц, которых, согласно списку, аж семь штук числится, со всем прилежанием трахать…

— Ага, — перебил почтительный воспитаник своего гуру. — А то что сред всех этих алехиных, да банщиц крутобедрых, случайно пара дельных людишек затесалась, так то случайность вообще совершеннейшая, отдельного упоминания не достойная, так, да?

Степаныч усмехнулся, продемонстрировав свой знаменитый металлический зуб. Улыбка его намекала на три класса за плечами. Коррекционной школы. Умеет же.

— Понял тебя, — склонил голову Воронцов. — Еще новости?

— Только хорошие, — улыбнулся наставник, доставая из разгрузки пачку тонких писем. — Читай при мне. Конверты и содержимое вернуть. Понял?

— А то! Секретность, чтоб ее…

— Ага, теперь все по взрослому. Перед прочтением — съесть!

Вот только веселья в голосе наставника было не очень-то и много.

Хм, устал, что ли?


Глава 24


«Ох-хо-хо, зато теперь я точно видел все», — грустно размышлял Матвей, глядя на напиться изволившего «астронома». И хрен бы Его Превосходительство, если бы не блеск генеральской мишуры и благообразные бакенбарды, отличался от обычного алкаша с теплотрассы. А по части поглощения спиртосодержащих жидкостей, так и вообще… Хоть сейчас профессию на модную нынче инфоцыганщину сменить может. Тем более, насколько парень был осведомлен, некоторые «учителя всего через Сеть» зарабатывали ну никак не меньше даже боевых генералов! Правда, тут зачастую в стороне следовало оставить вопрос репутации, но как много людей относятся у деньгам как к цели, а не как лишь к инструменту на пути к оной?

— Ты, Матвей это… Я там остановился…, - продемонстрировал «Фима» не очень твердый жест рукой в сторону, весьма далекую от действительной временной ставки генерала (Вот молодец какой! Даже в таком состоянии стремится запутать вероятного противника!). — Заходишь… Да как дома! Видишь, что чай пью — тоже садись чай пей! Водку пью… Тоже садись… Ээээ… Чай пей!

Ну что-то новенькое хоть. Хотя Воронцову до чертиков надоели вариации вопрос-ответа «Ты меня уважаешь? Тогда пей!» уже после четвертой. Зато внутри росло и грозило вырваться на оперативный простор желание подарить что-нибудь собеседнику на память. Например, ту самую «логичную» гранату. И желательно без чеки вовсе…

Парень, может быть, давно бы и свалил, согласно мудрости солдатской, поближе к мясу, подальше от чинов. Да вот только Степаныч, сво…. Инструктор такой, очень уж внимательно следил за его поведением. И пусть он использовал подвернувшуюся оказию для тренировки ДЕЙСТВИТЕЬНО важного навыка (в сословном обществе умение выслушивать такие словоизлияния с вежливой заинтересованностью на лице — жизненно необходимо!), желание проломить кому-нибудь голову молодого мага не покидало уже больше часа!

— Хррррр!.. — наконец выдал Его Превосходительство.

Парень еле слышно вздохнул, боясь спугнуть свою удачу, а после сделал аккуратный жест тому самому Алехину, переживавшему сегодняшние душевные терзания с бутылочкой уголке двора. Понимал, небось, что за столом его не очень-то и ждут ни свои, ни чужие, а патрон забывчивостью не славится. Так что завтрашнее утро для него лично обещало быть очень грустным. Вряд ли ему хотелось покидать насиженное место, но еще более усугублять свое положение адъютант не желал еще больше. Так что буквально в мгновение ока была организована доставка генеральской тушки до временного расположения. Воронцов не сомневался, что будет сегодня у «Фимы» и теплая постелька, и мягкая «банщица» под боком, а к утру на прикроватном столике, — Матвей не очень представлял генеральский столик, но в его существование верил безоговорочно, — будет дожидаться рассол и прочие «похмельные» радости.

«Вот ведь у людей служба!.. Знай только пьяных „астрономов“ таскай!», — только и покачал головой парень, наблюдая вполне себе осмысленным и отработанным хороводом вокруг бесчувственного тела.

— … Да дура она неблагодарная! — тем временем донесся от мангала невнятный голос Степаныча, которому рассказ ничуть не мешал впиваться зубами в сочное мясо. — Я ей шашлык такой приготовил, а она только и твердит: «Не поедем! Устала!». Бабье!..

Матвей лишь усмехнулся про себя. В голове сама собой сложилась картинка:

— Женщина закупает мясо, овощи, фрукты и другие мелочи на следующий день.

— Женщина режет овощи и готовит маринад.

— Женщина напоминает о том, что надо замочить мясо в маринаде.

— Степаныч закладывает мясо в маринад.

— Женщина встает на час раньше, чтобы проверить все ли готово к поездке.

— Женщина будит Степаныча.

— Степаныч отпинывается.

— Женщина отправляется за ковшиком воды.

— Степаныч, глухо ругаясь и кряхтя, поднимается.

— Женщина распаковывает вещи, готовит угли и режет овощи и прочие закуски сразу после прибытия. Она счастлива. Степаныч доверил нанизывать ей мясо на шампуры.

— Степаныч кладет шампуры на огонь.

— Женщина напоминает, чтобы он не спалил мясо. Четырежды.

— Степаныч произносит первый тост и собственной волей объявляет шашлыки готовыми с формулировкой «Горячо сыро не бывает!». Ведь всякий на Руси знает, что даже неготовое мясо, когда очень хочется, в еду пригодно! Следующая партия доверяется Женщине.

— Степаныч расстраивается, что вторая партия — лучше.

— Женщина собирает лагерь, моет посуду, упаковывает вещи, следит за тем, чтобы мусорный пакет был сложен в багажник, а не «случайно» оставлен на месте стоянки.

— Степаныч после вопроса «Как тебе поездка?» приходит к выводу, что все бабы одинаковы, и нет смысла ждать от них хоть малейшей благодарности!

Воронцов, усмехнувшись, покачал головой, отгоняя от себя яркие образы. Нелегко живется на свете с развитой фантазией, однако…

— Так на вопрос «Как тебе поездка?» она мне знаешь что заявила?!! — продолжал бушевать инструктор, но парень уже не слушал.

Едва он приблизился к мангалу, как ему в руки сунули тарелку с настолько аппетитным содержимым, что рванувшаяся ко рту слюна не оставила времени на пространные рассуждения о судьбах мира! Ничто не могло отвлечь его от сочного, истекающего жиром мяса..

— Боооойцы!..

Кроме…

— Благодарю за службу, — рявкнул почти самостоятельно стоящий на ногах «Фима». — Мангал — ваш!

С этими словами генерал обмяк на руках подчиненных, а внутренний дворик погрузился в тишину.

— Не забудет? — Через пару минут уточнил Матвей, борясь с желанием облизать пальцы.

— Не думаю! — пожал плечами Степаныч, наливая себе «на сантиметр» в пластиковый стаканчик. — Если что — напомню!

— Вот и славннннкммм… Угум, — только и прокомментировал Воронцов, приступая к сражению со следующим кусочком.

«Эх, жаль, что не единорог. Интересно бы попробовать мясо сразу с шампуром!», — только и мелькнула странная мысль.

«Хм, кажется, кому-то стоит отдохнуть», — пролетела сразу вслед за ней вторая.

* * *

Уже которое утро начинается не в кофе, а с аккуратного подергивания за ногу. Вот только здесь вам не там, а потому Матвей вовсе не стремился подпрыгнуть оловянным солдатикам, а промычал что-то вроде:

— На фиг пошел…

— Вставай, Ари! — сквозь сонную муть донесся до него голос СашкА. — Будильник давно звонит!

— Так скажи ему, что я перезвоню! — предпринял еще одну попытку вернуться в царство снов Воронцов.

Безуспешную.

— Ар, блин! Разговор есть!

«Ну вот и поговорили, прошу прощения за каламбур!», — зло подумал расслабившийся парень. Волевым усилием он распахнул глаза и рывком сел на кровати.

— Вот сука ты, Сашок, а не матрос! — искренне выдал он «С добрым утром!» непривычно серьезному здоровяку. — Такой сон снился…. Вот я тебя когда-нибудь познакомлю с той, что по твоей милости я сейчас не трахнул. Вот посмотрим как ты запоешь тогда! Сколько?…

Белобрысый посмотрел на часы, что-то мгновенно прикинув, после чего обозначил:

— Минут десять умыться-собраться есть. Перекусить сообразим на месте. Ждем!

В срок Воронцов, не смотря на ворчание, что никак не утихало до того самого момента, как ему в руки не сунули тарелку с уже холодным, но все еще очень вкусным шашлыком, все-таки поспел.

Собрание открыл Сашок.

— Так, через час у нас инструктаж. Проводит Берс…

Матвей удивленно поднял бровь, предусмотрительно не выпуская из зубов солидный кус мяса.

— … Приятель твой…

Бровь опустилась на место. В конце концов, Воронцов действительно не удосужился поинтересоваться позывным своего инструктора. Ни разу. А тот и не упоминал.

— Как понимаю, нам предстоит совместная работа, — продолжил заместитель Хана, который, кстати, вместе с Ярым на импровизированной «летучке» отсутствовали. — Скорее всего, по поводу наших караванщиков. Я правильно понимаю?

Взгляд на Матвея.

— А я-то откуда могу знать, — почти искренне удивился тот. — Об инструктаже только что узнал. Вот там и посмотрим. Ты меня для этого на час раньше с постели поднял?

— Да нет, на сам-то деле, — ухмыльнулся тот. — Это я так. На удачу. Дай, думаю, попробую. А то вдруг приятель твой по старой памяти чем делился!

— Инструктор. — негромко ответил Матвей.

— Что?

— Инструктор он мне, говорю, а не приятель!

Сашок несколько секунд помолчал.

— Ари, вот мне правда интересно стало, где ж таких отращивают… В смысле, где ТАКИЕ кадры преподают? А то Хан с Ярым мне вчера чуть шепнули…

— А нам?! — надоело отсиживаться в стороне Хохлу. — Мне вот лично тоже интересно, что это за кадр! Больно уж мужчина серьезный.

Тунгус молчаливым, но твердым кивком поддержал напарника.

— Все помнят про стычку при 36-й заставе?

Все присутствующие покивали. Даже Воронцов. Одна из жутких показательных акций государства российского. Лет тридцать назад, стоило только отгреметь Богу Войны над полями основных сражений, как соседи и «уважаемые партнеры» стали активно «щупать» границы друг друга, стараясь понять рамки дозволенного. Гарнизон 36-й заставы пал жертвой подобных провокаций. Все пятнадцать человек были тихо взяты в ножи «неизвестными бандитами», которые потом с легкостью растворились в лесах, уйдя на ханьскую территорию. Император предложил тогда своему коллеге с более узким разрезом глаз принять меры, на что получил нескончаемый поток дипломатического словоблудия и заверения в вечной любви и дружбе… А вот действия все не было и не было!

Так продолжалось тридцать дней. Цветастые фразы ханьцев становились все более водянистыми, а заинтересованные лица все более нервными. Империя молчала.

Ровно на тридцатый день предшественник нынешнего монарха еще раз вежливо поинтересовался результатами работы. Та сторона выразила удивления из серии «Вы что нас не слушали, мы уже месяц как вам тут объясняем, что…»…

В этот раз пауза была значительно короче. Всего три дня.

На четвертый день прямо в прекрасно охраняемой резиденции ханьского императора были найдены семнадцать тел. Со следами насильственной смерти. Очень насильственной. Да не где-то, а в главном обеденном зале! Все они, — и владыка сей земли об этом знал! — были теми самыми «бандитами», в глупости своей попытавшимися пощекотать уязвимое, как они считали, брюшко соседа-медведя. Интересно, что четверо из «счастливчиков» (а побывать во дворце владыки дано далеко не каждому!) были обряжены в парадные мундиры ханьской армии со всеми полагающимися регалиями и наградами. Единственное, что портило картину из разряда «как живые», торчащие из ртов тестикулы. Яйца, если по-народному. Хоть ханьцы и мастера кулинарного применения практически всего на свете, но тут проняло даже их. Судьба сия не минула даже обладателей генеральских знаков отличия, которых в том зале «полегло» аж целых двое. Что уж говорить про остальных!

Видео с реакцией императора просочилось в сеть еще через 45 минут. И посмотреть было на что! Монарх впал в натуральную ярость. Досталось всем. По данному делу короткую фигуру в сопровождении расстрельной команды совершили пятьдесят три человека, в число которых попала даже служанка, которая подняла крик, привлекая внимание охраны к… инциденту.

Однако люди посвященные по обе стороны границы прекрасно знали, что среди той полусотни не было ни одного действительно причастного к операции человека.

Лет 10 после того, не смотря на постоянное напряжение и даже стыки на границе ханьской и российской империй, никто не рисковал нарываться на пограничные заставы. Доходило до смешного. Дважды ханьские погранцы сами сдавали любителей пощекотать себе нервы стрельбой по «этим русским» с заверениями, что уж они-то к подобной дури точно отношения не имеют!

Народ сидел задумчивый. Сосчитать «дважды два» тут был способен каждый. Даже самые «болтуны» никак не комментировали услышанное.

— Интересное дельце вырисовывается! — наконец нарушил тишину главный молчун Вал.

Карло с Бумом тоже покивали, но как-то равнодушно: вроде как, все это, конечно, интересно и распрекрасно, вот только собрались-то мы тут по другому поводу.

— Так я так понимаю, мы здесь не для того чтобы Берса обсуждать собрались? — на всякий случай уточнил он.

Сашок помотал головой:

— Нет, просто к слову пришлось.

Воронцов глубоко вздохнул, призывая все силы вселенной даровать ему терпенья.

— Саш, так, может, тогда к сути?

— Как скажешь, мой юный подаван, — только и усмехнулся тот. — Бойцы, через три недели у нашего благодетеля День рождения. Вопрос: чего Ярому дарить будем, господа?!

Матвей лишь крепче сжал зубы: «Не, ну вот серьезно, правда?!».

До того момента, когда парень с досадой вынужден будет признать, что глубину проблемы недооценил, оставалось еще минут десять.


Глава 25


Вот умеют амеры создать легенду. Требуется банально развести часовых по постам? Нет ничего проще! Займем самый крутой зал базы с мониторами цифровыми картами во все стены. Самое главное, чтобы на них отображалась оперативная обстановка на границах с Россией, Турцией и Ираном. Кто сказал, что часовому на Аляске до сих дел мирских интереса нет? Несознательный элемент! Лишить его колы в обед и трехслойную туалетную бумагу забрать! Выдать ему двухслойную и (О май Год…) не дезодорированную.

Следующим шагом становиться донесение до часового, которому (Дабл «О май Год!») предстоит несколько часов прослоняться… В смысле, нести бремя гражданина Самой Великой Страны на Свете возле никому не нужного шлагбаума… То есть, возле стратегического поста, которому суждено стать последней преградой на страже Толерантности и всех сорока ее Полов… А, еще и Демократии, да! Или по нынешним временам она уже не в моде?

Задачу до осознавшего важность своей Миссии солдатика обязательно доводит здоровенный негр в явно несерьезном на Аляске кожаном плаще с пиратской повязкой на глазу [29]. Мотивационная речь сего почти достойного мужа (он, вроде бы, натурал, а это по нынешним временам в звездно-полосатой армии за косяк идет), способна была бы растрогать и Вилли Шекспира, если бы он имел счастье услышать ее.

Завершает психологическую обработку обязательное возложение длани Самого Главного на плечо солдата и проникновенный взгляд, от которого в сердце война рассветает радужный флаг, а в ушах звучит гимн!

То ли дело, у нас, сиволапых. Степаныч, так вон вообще уже на двадцать минут опаздывает. Да и центра вокруг оперативного не наблюдается. Бойцы расселись как кому удобно по кроватям, да табуреткам, и ждут очередного приказа. Все как один готовые хоть черта лысого из под земли достать, если тот понадобится их императору. Впрочем, все они надеялись, что родное командование задачу им все-таки облегчит, и то самое ископаемое можно будет побрить, а не искать сразу «готового!».

— Так в чем проблема с подарком? — поинтересовался Матвей, едва убедился, что прямо сейчас никто не желает отправить его со вполне конкретной целью «пойди туда — не знаю куда».

Бойцы переглянулись.

— Традиция, Ари! — взял на себя роль рассказчика Вал. — Есть у нас такое правило: ежегодно удивлять командира. То трубку террориста «№ 3» ему подарили, которого амеры уже лет 10 ищут, то салют устроили, накрыв ханьский центр связи, что их спецами считалось невозможно в принципе. Мы даже видео поздравительное в главном зале записали! А вот в этом году пока что-то ничего не придумали. Есть идеи?

— Нормально ты спросил, — пробормотал парень. — Я вообще только что о ваших… традициях услышал. Будем думать, а вот…

— Так, столы сдвигаем, — Степаныч ворвался в казарму словно вихрь. — Быстрее!

Казарму охватило осмысленное шевеление. Снайпера превратили два стола в один большой, Матвей поставил воду, а Сашок, расставив кружки по количеству присутствующих, вызвался побыть гонцом на кухню за «чем-нибудь к чаю». Ехидно улыбнулся даже Берс. Похоже, даже для него совершенно секретом не было, где не спит по ночам заместитель Хана.

Сам же майор, зашедший на секунду позже Степаныча, вытащил из набедренного кармана небольшой сверток, тут же его и развернув.

— Мммм, — только и потянул носом усатый. картинно нахмурившись. — Поднимаем экономику вероятного противника?

Но Гатаулина такими мелкими наездами было не смутить.

— Трофейный! — только и заметил Хан, засыпая сбор в пузатый заварочный чайник.

— Тогда лаааадно! А то смотри мне!..

— И какие же варианты? — неожиданно заинтересовался майор.

— Заставлю сдать по чеку обратно в магазин!

— Продукты питания, да еще и вскрытые, при условии надлежащего качества, возврату и обмену не подлежат! — легко парировал тот.

Неожиданно в помещении стало тяжело дышать. От Степаныча буквально долбануло такой мощью, что даже Матвею, к подобным кунштюкам уже привыкший, пришлось сделать пару вдохов, чтобы начать нормально дышать. А ведь он практик внутренней работы!

— Мне не отказывают, — заверил усатый, откидывая со лба седеющие волосы. — Если что — вместе сходим! Будет вам пожизненная скидка на водку…

Хан, к его чести, пресс выдержал… Получше многих. Претензий не было. Берс просто легко и непринужденно приоткрыл свои возможности. Чтобы все представляли, с КЕМ именно им придется работать. Хотя, конечно, всегда найдутся моралисты, считающие, что о таком можно было бы и просто сказать… Но…

— Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, — заметил Карло. — Какой у вас ранг, коллега?

Степаныч слегка удивленно покосился на штатного медика и мага группы. Нет, конечно и стройбатовец может к краповику обратиться как к коллеге. Вроде как оба даже военнослужащие. Вот только на практике, как говаривал один герой старых анекдотов, есть один нюанс. Сомневаетесь? Тогда попробуйте заставить элитного спеца понтонный мост возвести! Вот тот-то… не хватает знаний!

— Воевода, — улыбка усатого стала ехидной. — Коллега…

Карло, едва-едва подбирающийся к уровню воя, только вздохнул. Да уж. С точки зрения его собеседника вообще нет разницы, есть ли у военного мага способности или нет. Сметет и не заметит.

Наконец чай был приготовлен и разлит, а Степаныч, шурша честно стыренной со стола плиткой шоколада, начал вводить собравшихся в курс дела.

— Ну что, коллеги, — на этом обращении он еще раз кинул даже почти не обидный взгляд на Карло. — Задача у нас проста как перпендикуляр. Вот в этом квадрате…

Палец безошибочно ткнул в разложенную на столе карту.

— … С высокой долей вероятности располагается временная база наших друзей-караванщиков. Вернее тех, кого отправили сюда для поиска очень злых и нехороших вас, что тех самых караванщиков обидели. На «точке» могут находиться до тридцати бойцов высокой степени выучки. Уровень подготовки большей части — выпускники курса «Джунгли». Все имеют боевой опыт. Возможно наличие команды не более пяти человек профессионалов уровня «САС-1». При них совершенно точно будет, как минимум, один командир непосредственного управления боевыми группами, и один старший офицер. По нашим данным, ранее оба командира друг с другом не взаимодействовали. Есть основания полагать, что в случае конфликта приказов бойцы будут выполнять команды своего непосредственного руководства. Задача у вас будет очень проста: прийти, пошуметь, кого-нибудь поубивать и что-нибудь стырить таким образом, чтобы, как минимум часть из них организовали за вами преследование, но ни в коем случае не поймали в течение часов восьми. Потом можете и помирать геройски, либо, если мозги и силы есть, отрываться и возвращаться на базу!

Вот тебе и пресловутое «Пойди туда — не знаю куда. Принеси то — не знаю что!».

— Вот знаешь, Степаныч, что в тебе самое лучшее? — выждав минуту, и, убедившись, что никаких дополнений не последует, спросил Матвей.

Тот лишь пожал плечами, откусывая очередной кусок от плитки:

— Поделись!

— Моя шоколадка, — отрезал Воронцов. — Вернее то, что от нее осталось! Все остальное как-то не очень.

Усатый инструктор с неким удивлением осмотрел себя, но тут же успокоился:

— Мда, а мне казалось, что и вовсе ничего. Вот сын у меня, дебилдер…

— Блин, да что ты п***шь, нет у тебя никакого сына!

— А вот если бы был, то точно был бы дебилдером! Молодежь…

— Берс, — чуть добавил серьезности в голос Матвей. — Ты сам понимаешь, что в нынешнем виде твоя… Даже не задача… А так… Идея — это нечто из разряда бреда «Типа вы постреляйте там, а потом придумаем вообще нафига!».

Степаныч поднял бровь. Воронцов уже достаточно знал старого пройдоху, чтобы верно интерпретировать его мимику. Сейчас на его лице крупными буквами было написано «Спрашивай!».

Матвей молчал.

— А это и есть идея, Ари, — спокойно объяснил инструктор, с сожалением откладывая остатки плитки — чай еще слишком горячий, а без возможности промочить горло шоколадная сладость становилась уже попросту неприятной. — Я обрисовал контуры того, что именно я хочу видеть. Теперь предлагаю подумать как все это реализовать. Кстати, я тоже, как наши партнеры говорят, за хэппи энды, так что в моих интересах после дела еще и всех вернуть в сохранности…

Степаныч секунду помолчал, а после закончил:

— … И наших, и ваших!

— Ага, а забросят нас, как водится, — негромко пробурчал себе под нос Хохол. — Налегке и с голой жопой, без поддержки и связи…

— Не так, — коротко отрезал Степаныч, переходя на серьезный тон. — Оборудование и оружие — любые. Вплоть до списка 3 А. В зоне работы и по направлению отхода будут работать команды прикрытия…

Хохол с сожалением протянул напарнику аж три купюры. Что-то новенькое…

— … На поддержку можете рассчитывать только после истечения контрольного срока, либо для отрыва от преследования после того как задача будет выполнена. И да… Связь прочие электронные приблуды в этот раз — по желанию и без ограничений сверх стандартных.

— Черт, — не смог удержаться Сашок. — Судя по плюшкам, раскатывать будут нехило!

Степаныч обратил на белобрысого свой совсем уж посерьезневший взгляд.

— Так вот именно за этим, судари мои, мы здесь и собрались. Давайте думать, как сделать, чтобы не раскатали! Прошу, задавайте ваши вопросы!


Глава 26


— Нет, дядька, я все меньше понимаю, современный мир и все такое прочее, — пожаловалась Ольга своему собеседнику. — Вот только… Раньше мелкие во что играли? В прятки там, салки… Ну и все в таком роде!..

Правда, она не уточнила, что ЕЕ игры проходили под присмотром инструкторов, которые зорко следили, чтобы она не только утилизировала клокочущую в детском теле энергию, но и обязательно постоянно чему-то училась.

— …Дети, — только и усмехнулся собеседник девушки, с которым ее разделяли несколько сотен километров. — Сама-то давно памперсы носила?

— Ну, с твоей точки зрения, так и впрямь недавно, — легко парировала Демидова. — Но не всем же помнить динозавров? И вообще, молодость — недостаток проходящий. А там глядишь, и возраст с мудростью подтянутся. Хотя… Насколько я вижу, иногда возраст приходит и один!

— Ладно, ладно, — поднял руки с «той стороны» монитора человек, которого Матвей иначе как Степанычем не называл. — Не дуйся, девочка. Что там с твоими детьми?

— Представь себе, детишки прямо перед окном нашей общаги нарисовали огромную пентаграмму. Положили в центр очень толстого мальчика, а сами вокруг носились, призывали Владыку Ада, послать им Дерьмодемона, чтобы тот пожрал их Светлану Николаевну. Я как услышала, так чуть шаурмой не подавилась… Ой!

Ольга прикусила язычок, понимая, что сболтнула лишнего. Дядька — он ведь хороший! С самого детства рядом с ней. Вот только строгий. И на плохой слух не жалующийся ни разу!

— Знаешь, меня бы больше беспокоило не то, что дети демонов вызывают, — задумчиво протянул собеседник. — А то что в этот момент рядом появилась ты!

— Ага, так они… Стоп, что?!

— А по поводу шаурмы и прочих отклонений режима мы обязательно с тобой побеседуем как только закончишь курс.

Ольга тоскливо обвела взглядом свое нынешнее жилище. И кто сказал, что все девочки чистюли?! Явно не доводилось, счастливому человеку бывать в девичьих «светелках» во время учебных загрузов! «Завтра же вызову уборщицу!», — пообещала она себе… Вот уже третий день подряд.

— Дядька!..

— Чего, дядька? — проворчал собеседник. — Я уже вот двадцать лет как тебе дядька, а все стоит от тебя глаз отвести, как сразу же расслабиться норовишь! Брала бы пример со своего напарничка, что ли!

— Кстати, как он? — тот самый случай, когда тему сменить ОЧЕНЬ выгодно, а вопрос и впрямь интересует весьма и весьма.

— Нормально он, — отрезал дядька, которого такими детскими приемчиками сбить с толку было невозможно в принципе… если, конечно, он сам того не позволял. — Я бы даже сказал, что в своем репертуаре.

— Сломал, взорвал, разрушил, а после еще и навел суету?

— Не настолько, — усмехнулся в усы Степаныч. — Он даже время на философские диспуты находит. Довелось мне в одном поучаствовать. И, знаешь, что я тебе скажу — у Матвея реально убойные аргументы. И с логикой парень дружит!

Ольга и сама не смогла бы объяснить, что именно натолкнуло ее на одну очень интересную мысль:

«Чего-то я в этой жизни пропускаю!».

А еще ей очень захотелось посмотреть, как выглядел тот диспут «в оригинале»!

Несколько секунд каждый думал о своем, после чего Ольга протянула:

— Дяяяядька… Ты ведь не просто так потрепаться позвонил?

Степаныч вздохнул. Все-таки есть свои минусы в том, когда знаешь свою ученицу всю ее жизнь. Скрывать от нее даже при большом желании получалось гораздо хуже, чем ему, привыкшему за свою непростую жизнь наводить тень на плетень просто на автомате, хотелось бы!

— Настя тебе передала об изменении твоего статуса в рамках Рода?

Ольга только кивнула:

— Так есть!

Степаныч, склонил в голову к уху, словно пытаясь сквозь камеру высокого разрешения заглянуть в душу своей ученицы.

— Как себя… ощущаешь?

Ольга поняла, что хочет знать ее наставник, но как облечешь слова ту истерику, что бушевала вчера в небольшой квартире, разнося все, что попадалось под руке. С каждой секундой девушка буквально чувствовала, как ее тело покидают раскаленные иглы напряжения. Десятилетие притворства, игры на публику, обмана… Все это осталось в прошлом. Нет, естественно, специалист по безопасности Рода без этого не обойдется, но это будет уже ее Путь. Ее Жизнь!

Вот только как облечь всю эту отгремевшую накануне бурю эмоций в сухие одежды слов?

— Нормально, дядька, — негромко ответила она. — Свыклась.

Степаныч покивал. Многое ему было вполне понятно. Еще о большем он только догадывался. Однако и он рад, что теперь сможет заняться своей воспитанницей всерьез. По основной специальности. так сказать! Тем более, что поле для практики у нее будет. Первую задачу он собирался «нарезать» прямо сейчас.

* * *

Ночь уже вплотную подошла к тому моменту, когда ее стоило бы уже называть утром, а Ольга все сидела над присланными воспитателем файлами. Карты, описания, маршруты — все это складывалось в причудливую вязь логистической задачи, которую ей непременно предстояло решить. И вроде первые контуры она уже накидала, вот только гладко было на бумаге, да забыли про овраги. И это не говоря уже о том, что большая часть уравнения вообще состояла из неизвестных! Это действия обычной пехотной части просчитать с некой степенью вероятности, а вот с нынешним контингентом ситуация совершенно иная. Хрен поймешь, что выкинут в следующий момент. «Пока в штабах чертили карты спецназ давно менял рельеф», — пропела про себя девушка слова старой песни, которая всю суть дилемы описывала более чем. Тем и живут, вообще-то. Ведь как только бойцы СпН становятся предсказуемыми, можно совершенно точно начинать готовить похоронки! Так что пусть и дальше с выдумкой воюют. Вот только как быть лично ей? Как рассчитать вмешательство в операцию, чтобы «вступить в игру» в нужный момент: после того как бойцы выполнят свою задачу, но до того как до них доберутся благодарные свидетели их подвигов? Да и с определением их точного местоположения всегда проблемы. Как говорил дядька, даже сами инструктора по маскировке не всегда точно могут сказать — либо никто на из занятия не явился, либо все реально молодцы!

А группа живет пока ее никто не видит и не слышит… Проблема в том, что в этот раз придется бойцам придется «открыться» противнику, вполне четко обозначая свое местоположение. Задача…

Ольга неосознанно потянулась к затылку. «Проревизировала, Воронцов, про-ре-ви-зи-ро-ва-ла!», — мелькнула в голове мысль. Задача…

Взгляд девушки соскользнул в правый нижний угол рабочего стола ноутбука. «Половина четвертого утра. Да, уже утра». - чисто автоматически отметила она, вновь углубляясь в массив данных, что прислал ей, будь он трижды здоров и четырежды счастлив, перед сном воспитатель.

А предварительный план должен быть готов к утру. И подвести спецов никак нельзя. А, как минимум, одного из них, так и просто, по личной шкале убеждений Демидовой, было невозможно!

Вот ведь, даже странно думать, что всего лишь каких то пару месяцев назад редкий день проходил для Матвея и Ольги без совместных тренировок. Отдельной статьей шел «тренинг» на доверие. И это мало походило на новомодный тимбилдинг, где самым экстремальным моментом обучения становится «прыжок доверия». Это когда человек падает спиной назад в надежде, что крепкие руки команды не позволят ему свернуть шею! Демидова до сих пор помнила, как ее впервые поставили около ростовой мишени, надев на глаза очки. Она, конечно, всегда девочкой сообразительной была, но мозг попросту оказывался воспринимать, что сейчас ее напарник будет расстреливать мишень, которая находится всего лишь в нескольких сантиметрах от ее родного и горячо любимого уха! А ведь, дядька, человек разэтакий, парня об изменениях в районе мишени даже не предупредил! Разворот без подготовки, мгновенный захват цели и… Выстрел!

Много позже Демидова уже так не дергалась, сидя, например, в остове машины в окружении манекенов, признанных изображать «злодеев», покусившихся на честь красавицы. А стрелять парню приходилось не просто много, а ОЧЕНЬ много, так как инструктора были совершенно уверены, что ошибки в тактике вполне можно исправить быстрой и точной стрельбой. А вот ошибки в стрельбе исправить нельзя уже ничем. Причем огонь вели всегда на результат, так как, по меткому выражению Степаныча, курс стрельб к крышке гроба не прибьешь! Самой ей, кстати, пальнуть «в ответ» инструктора так и не доверили.

Объяснил дядька сию дискриминацию просто, процитировав одну их стрелковых аксиом лучшего подразделения империи:

— Есть замечательный тест: Ночь, дистанция — пятнадцать метров. Цель: голова террориста. Заложник — ваш ребенок. Ответ: Да — спецназ; Нет — стрелок-разрядник. [30]

Девушка тогда только вздохнула.

— Не волнуйся, Оль, — только и заметил тогда Матвей, не прекращающий набивать очередные магазины. — Анекдот на тему есть. Присылают для выполнения особо секретного задания трех типов. Два здоровенных лося и небольшой такой мужичок. Первый: «Я мастер спорта по боксу, всех порву». Второй: «Я мастер спорта по дзюдо, всех порву». Щупленький мужичок вдыхает и выдает: «А я мастер спорта по шахматам, командую двумя этими д*****ми»!

Конечно, немного обидно, что тонкое искусство стрельбы на таком уровне ей недоступно. Она может быть неплохим солдатом, но настоящим «спецом» Ольге не стать никогда. Характер не тот. А с другой стороны, кому-то нужно заниматься и иными вещами. Например, оперативным и логистическим сопровождением операций.

Тем более, похоже, шанс «пальнуть в ответ» у нее появился. Сейчас. Судьба напарника зависела от того, насколько хорошо ей удастся решить нынешнюю задачу.

«А ты мне веришь, Матвей?», — только и подумала она, снова погружаясь в присланные дядькой файлы.

План начинал обретать общие черты.


Глава 27


— Что, Колян, думаешь, взлетит твой «сарай» [31]? — с легкой подколкой спросил привалившегося к разогретому борту беспощадно устаревшего, но все еще рабочего МИ-6, пилота Матвей.

А машина и впрямь выглядела не очень! Все ж таки годы… Однако и выбора особого не было. Нет, можно, конечно, и «двадцать восьмого» на вылет зарядить, чтоб уж точно никто не усомнился, что имперский спецназ что-то такое в районе готовит. А старый «бегемот» или амерский «Хьюи» времен Вьетнамской войны… Да кто только такие машины в тех краях не пользует.

— Полетим, — солидно почесал пилот хорошо так выпирающее брюшко. — Вот щас скотину загрузим, и вперед!

Вокруг раздались негромкие смешки сослуживцев, ждущих команду «на старт!» прямо на вертолетной площадке. В этот раз им предстоит выполнять роль гончих, так что снаряжения много с собой не брали. А все необходимое было уже сто раз проверено и перепроверено.

Вот и мандражировал парень слегка перед вылетом, не очень представляя куда бы приложить руки. Когда ему было обзавестись тем сплавом цинизма и опыта, что позволял не жечь нервы перед операцией? Колян, который по возрасту Матвею вполне в отцы годился, такие нюансы понимал прекрасно, а потому всегда был готов потрепаться, «скрашивая» минуты, а иногда и часы перед вылетом.

Что же касается вертолета, то ветхой и неуклюжей на вид машиной пилот управлялся с грацией дирижера, под чьим руководством оркестр не просто играет музыку, а исполняет шедевр. Вот недавно проверка была. Очередные «генералы Фимы» решили посмотреть, чем солдатики на границе занимаются. Вопреки обычаям, гостям накрыли не на улице, а внутри кабины этого самого «сарая», что скромненько примостился на краю полигона. Не получалось иначе. Дождь и ветер — те еще спутники для пикника. Местные, кстати, на столичных гостях не экономили, а потому «скромный обед» вполне был достоин иного даже питерского ресторана. Откуда-то сыскалась посуда тончайшей работы, явства местные и заморские, коньяк старый и редкий. Сервировка — чуть ли не как в императорском дворце! В общем, подготовились. Осталось только прибытия комиссии дождаться. А те, как назло, на другом конце полигона застряли. Тогда Колян принял «единственно верное решение». Поднял вертолет и подал «летучий ресторан» аккурат к злым и недовольным гостям.

Когда Матвей впервые услышал эту историю, он не сразу сообразил, в чем соль. Однако уже через миг до него дошло: поднять в воздух и доставить до точки винтокрылую машину с СЕРВИРОВАННЫМ ПО ВСЕМ ПРАВИЛАМ СТОЛОМ в кабине мог только настоящий ас! Вопреки сомнениям всяких там паникеров, очень похожих на всяких там адъютантов Алехиных, даже «икру с бортов слизывать» не пришлось! [32]

Кстати, на «скотину» никто обижаться и не подумал. Все в группе знали: пилот не со зла, а потрепаться ради. Да и это же Колян! Именно его «сарай» забрасывали их туда, где зенитную ракету в борт получить было очень даже реально, и возвращал оттуда, где и чертям от обилия огня и разогретой стали тошно могло стать. Свой человек, в общем. А на своих не обижаются.

— Ну чего, орлы, готовы помахать крылами?!

О, а вот и Степаныч прибыл. Напутствовать, так сказать. Хорошо хоть Фиму не захватил. Впрочем, почему-то Воронцов был уверен, что даже если бы генерал и захотел проводить в путь уходящий отряд, то встать бы все равно не смог. Очень уж допоздна он накануне проверял физическую подготовку вверенных ему банщиц. Судя по всему, интересовала его больше всего гибкость и растяжка. А мужчина ж уже не молод. После подобных проверок отдых требуется. Особенно если уснул около трех. Врачи рекомендуют около двух максимум, а в возрасте Фимы так и вообще лучше ограничиться одной!

— Ты давай, напутствуй, — слегка нервно бросил Матвей, подняв прищуренные от утреннего солнца глаза на своего инструктора. — А то как же мы полетим-то без волшебного пенделя на удачу?

Вопреки ожиданиям, Степаныч не полез на броневик красноречия, взмахом руки указывая присутствующим верный путь к светлому будущему. Во славу императора, естественно. Он просто положил руку на плечо воспитанника и спокойно сказал, чтобы услышал только Воронцов:

— Гордыыыый птыц! Пока не пнешь — не полетит, да? Не нервничай, Матвей. Спокойно работай и возвращайся обратно. Не вернешься — расстреляю к херам за дезертирство, понял?

— Вполне. — усмехнулся парень.

Он и сам не смог бы четко ответить, почему именно в этот раз струной натянутые нервы издали противный и протяжный «Брямс!». Однако знал точно: дойдет до дела — все как рукой снимет. А пока… В вертолете еще будет возможность помандражировать всласть. Как раз к высадке занятие надоесть успеет до зеленых сопель.

— Удачи, братцы! — коротко и ясно оформил напутственную речь Степаныч, обращаясь уже ко всем собравшимся. — Ни пуха!

— К черту! — вразнобой ответили ему шесть голосов.

Прощание между инструктором и его подопечным вышло скомканным. Просто ударились друг о друга две крепкие ладони. Короткое пожатие, и вот Воронцов уже шагает в сторону уже начинающего разгон лопастей вертолета.

Начиналась работа.

* * *

Не любила Ольга военно-транспортные самолеты. Комфорта никакого, стюардессы глаз не радуют (ничего плохого не подумайте — эстетика!), а уж получить нормальный обед…

— Кушать подано. — прокомментировал Олег Никитин, командир отряда силовой поддержки Рода.

«Садитесь жрать, пожалуйста», — откуда именно взялся промелькнувший в голове ответ, Ольга и сама бы сказать не смогла.

На неудобную откидную лавку возле девушки лег стандартный армейский рацион. Демидова благодарно улыбнулась. Конечно, не роскошь бизнес-чартеров, но и из ИРП [33], если поковыряться, можно было выбрать чего-нибудь вкусненькое. Не зря же они, в свое время, с Настькой, постоянно третировали дядьку, выпрашивая рационы. Тот частенько им в просьбах отказывал.

— Вот еще, продукт переводить! — ворчал недовольно Степаныч, намекая на то, что половина коробки девочками ожидаемо не съедалась.

Однако иногда, под хорошее настроение…

— Новые данные, — вырвал ее из воспоминаний голос Костика, местного гуру по связи и всяческим электронным приблудам. — Первая группа уже в пути.

Девушка только кивнула и протянула руку, куда щуплый на вид паренек (как же обманчива бывает внешность!) тут же сунул тактический планшет. Быстренько пробежавшись глазами по короткому сообщению от дядьки, Демидова под личным кодом отправила несколько депеш.

Пока все шло по плану.

Вот если бы еще спина не затекала, было вообще замечательно! Все-таки, тот комфорт, что могла предложить ей военно-транспортная авиация, уровня был того еще… Девушка обвела раздраженным взглядом грузовой отсек самолета. Нет, умом она вполне понимала, насколько хорошая машинка, этот АН-26. Сколько лет бороздит воздушные просторы, а все так же надежен и безотказен. Вот только задницей чувствовала ну совершенно иное. Да и старый анекдот про полный салон Буратин и «Не дрова везешь!» на жесткой откидной лавке воспринимался скорее с грустной иронией. Сочувствие появлялось к тем самым Буратинам…

Тем больше подпитывал раздражение девушки тот факт, что буквально в паре метров от нее находились удобнейшие кресла из толстой и качественной кожи, а часть из них даже была снабжена функцией массажа. Только и надо, что отстегнуться, да прогуляться до любого из четырех автомобилей, загнанных в грузовой отсек вместе с людьми. Вот только по какой-то дурацкой инструкции, которой вот уж сто лет в обед, находиться внутри техники во время перелета запрещалось! Можно было бы, конечно, и в позу встать, громогласно вопросив «Где ключи от танка?». А что, нынешний транспорт по уровню брони и артефактной защищенности от стальных монстров мало чем отличается! Ключики ей, скорее всего, даже предоставили бы. Вот только жизнь взбалмошной балованной девчонки закончилась. Ну, почти! Нарушать же правила на боевой операции… Да еще и по мелочам… И это в тот миг, когда не одна пара глаз внимательно наблюдает за тем, как девушка справится на новом для себя поприще, где до сих пор весь ее опыт укладывался в рамки теоретических программ и, хоть и приближенными к боевым, а все ж учебно-полевых выходов… Увольте. Дурных нема!

Это еще хорошо, что одной из целей ее похода станет своеобразная демонстрация флага. Имперского. Можно будет перемещаться с комфортом, а не пользоваться достижениями местной технонекромантии. С одной стороны, мало ли кто на шикарных машинах по спорным территориям рассекает в стиле «А че ты мне сделаешь?!» (по факту — мало, вернее — совсем нет!). Гербов-то на дверцах нет. Вот только на практике, все прекрасно понимают, что на заборе тоже много чего написано быть может, а по факту — дрова лежат. А уж если прибыл имперский Род, значит, и император в курсе. А там, куда падает благосклонное внимание Александра V, правила игры меняются сразу же.

Хлопок по плечу вновь вернул девушку, решившую еще раз мысленно «пробежаться» по всем пунктам плана, обратно в салон. Самолет тем временем, здорово снизился, идя если и не над самыми верхушками деревьев, то явно ниже штатной высоты. Серией быстрых жестов Олег сообщил, что до прибытия на место осталось тридцать минут. Оставалось только пережить посадку на полевую полосу, «позаимствованную» по договоренности с местными «торговцами без границ»… Оставалось только надеяться, что они сделали ее на совесть. Причем не ту, которая им позволила стать мировой мастерской подделок…

Насколько девушка была в курсе, местная полоса была предназначена доля более легких машинок. «Хозяева», конечно, пообещали укрепить ее в соответствии с пожеланиями гостей, но чего они там по факту наворотили… Нет, все находящиеся в самолете такими артефактами обвешаны, что можно не сомневаться — выживут. Насколько — это уже другой вопрос! Вот только те, что как раз в этот миг должны покидать утробы вертушки, останутся со своими проблемами один на один.

«Так, ну-ка, кончай нервничать!», — мысленно прикрикнула сама на себя девушка, потянувшись к забытому на время ИРП.

Работы после высадки предстоит много. Когда еще выдастся минутка перекусить никуда не торопясь!



Глава 28


По лицу Шрама, как всегда в минуты сильного душевного смятения, пробежала судорога. Отчего его исполосованная жизнью, огнем и металлом физиономия приобрела совсем уж отталкивающий вид. А поволноваться отчего было: перебрасывать выполняющую задание группу «заодно» проследить за тем, чтобы на перевалочной базе ночь смогли пробыть два разных каравана с грузами первой категории это… Попрание всяческого здравого смысла и основ оперативной работы!

Однако и поделать было ничего нельзя. Генерал — это ведь всего лишь название главы Ордена, а вовсе не принадлежность к славной военной касте. А когда он — человек гражданский, да еще и постоянно находящийся в атмосфере абсолютного подчинения своему слову…

И пусть приказ суров (или туп!), но это приказ, если можно так перефразировать крылатое латинское выражение. По получении сначала исполняется, а уж после, если сомневаешься в его адекватности, можешь подать рапорт наверх. Говорят, у кого-то даже получалось добиться правды. Хотя нет, сынок, это фантастика. А вот отправившихся под трибунал за невыполнение поставленной задачи — пруд пруди.

Генерал рассудил просто: есть два каравана и логистическая база в районе их предполагаемой ночевки. Так почему бы не разместить людей с комфортом? Логично же? А раз уж там несколько боевых групп болтается, то почему бы их заодно и покоем «мулов», да сохранностью грузов не озадачить?

А что, все логично и вполне в духе современного менеджмента… Наверняка придумал план очередной советник-оптимизатор, изучавший сию науку в заведении с громким названием и славной историей. И откуда ему знать, что война — вовсе не таблица с доходами и расходами, а каждая «графа» — чья-то человеческая жизнь. Стивен Кови [34] как-то точно заметил, что быстрее всего учишься в трех случаях — до семи лет, на тренингах, и когда жизнь загоняет тебя в угол. Повилас, исходя из качества принимаемых решений, был уверен, что советники Генерала пр***ли все три этих аспекта!

— Рико, — рявкнул Повилас, находясь в том милейшем расположении духа, когда больше всего на свете хочется кого-нибудь прибить. — Ваши действия?

Командир ягдкоманд, и сам сейчас больше похожий на здоровенного такого кота, что в раздражении подергивает хвостом и топорщит усы. Ох и хреновая ж идея лезть к «барсику» в таком состоянии. Полоснет ноготками вострыми — не уследишь! Не зря ж на поясе здоровенная дура «Ка-Бар» [35] висит!

А отказаться от выполнения откровенно тупого приказа — нельзя. Лично от Генерала исходит задача. И пусть сам Рико находится в прямом подчинении Магистру, но ведь и тот не всесилен. По крайней мере пока…

— Организованы посты, секреты и маршруты для патрулей вокруг лагеря, — голос командира, не смотря на все раздражение, оставался ровным и деловитым. — По возвращении разведки начнем минировать периметр. По наиболее вероятным направлениям подхода пройдемся чуть дальше — сигналки расставим. Разворачиваем всю артефакторную машинерию для перекрытия контура. К прибытию первого каравана постараемся закончить большую часть работ. К ночи закончим полностью.

Повилас помолчал. Да, он прекрасно видел, что вызывает у командира егерей лишь легкое раздражение, но все же был рад, что работает с профессионалами. А личные отношения… Так ему же, как говорят эти русские варвары, с ним не детей крестить, а дело ладить.

— Есть ли информация о грузе?

Шрам внимательно посмотрел на Рико. С одной стороны, интерес к категорийному грузу — штука такая, порой опасная. А с другой стороны, если тебе поручено обеспечивать его защиту, то хотя бы верно расставить приоритеты ты просто обязан. Война — спорт контактный. Всех «игроков» в ней не спасти, а любой толковый командир всегда взвешивает на невидимых, а оттого не менее страшных весах, жизни своих людей и необходимость, продиктованную приказом. И ох как часто вторая чаша перевешивает…

Внимания на том, что номинальный подчиненный вообще-то лезет не туда, куда следует, Повилас акцентировать не стал.

— Нет данных, — равнодушно пожал он плечами, чем заслужил легкую благодарность во взгляде Рико. — Исходим из того, что в нашей ответственности два груза первой категории.

— Какая-то информация по караванам? — уроженец Аппенин выдохнул — пора была работать. — Состав, численность, возможная скорость передвижения и защита, габариты?

— Нет данных, — очередное пожатие плечами. — Считается, что данной базы вполне хватит для того, чтобы разместить всех. Предполагаю, что не больше двадцати человек. — Гарнизон?

— Постоянный — десять бойцов. Уровень подготовки — неизвестен. Однако точка резервная. Скорее всего, речь о наблюдателях.

Рико кивнул. Похоже, на «местных» рассчитывать в лучшем случае не придется… А ведь, возможно, придется ночку при них еще и нянькой побыть! А то подорвутся несмышленыши на какой растяжке… Отписывайся потом за нецелевой расход боезапаса.

— Вас понял, — резко кивнул главные егерь. — Проверю людей!

Повилас кивнул. Он очень сильно сомневался, что люди Рико требуют контроля, но и чувства главспеца понимал более чем. Ему и самому было муторно до неприличия. Нет, в силах ЭТИХ людей обеспечить охрану он не сомневался. Просто нервов сгорит раз в 10 больше, чем полагается в таких ситуациях.

Так что он мог ответить кроме простого:

— Идите!

Он бы и сам был не настроен на лишний треп с кем-либо, если бы кто-нибудь так подставил его людей.

Караваны прибыли вовремя. Через три и пять часов соответственно.

* * *

Часы на запястье Шрама показывали 03:58. Не спалось старому вояке. На сердце было не спокойно. А потому даже пытаться отправиться на встречу с Морфеем он не стал. Хоть и возраст, а все-таки денек «отбегать» с полной выкладкой даже после бессонной ночи он был вполне способен.

— Не спится?

Задумавшийся Повилас сначала «дернулся», мгновенно развернувшись на звук, а потом осознал вопрос.

— Уоу, уоу, — показушно-демонстративно поднял руки вверх Рико. — Полегче. Свои.

— Свои дома сидят, — буркнул Шрам, таки отведя ствол. — Телевизор смотрят…

… Или, зная увлечения его порой несносной девчонки, скорее сидят в Сети. Но это уже частности.

Собеседник лишь хмыкнул, вполне оценив, что досылать патрон в ствол старик не стал. А это означало только одно — он УЖЕ там. Вопреки всякой технике безопасности и армейским уставам почти всех стран мира. С другой стороны, не сосчитать тех, кому такое «нарушение» спасло жизнь, а лучший предохранитель для оружия все-таки находится в голове воина. А на лицо ужасный, и фиг знает какой внутри старик, как бы не относился к нему сам Рико, воином был однозначно. И в откровенный маразм пока, по наблюдением старшего егеря, впадать не собирался. В отличие от иных… Занимавших посты с громкими названиями.

Да и ему ли осуждать кого за нарушение техники безопасности, когда и в его стволе точно так же покоился патрон в ожидании своего часа.

— Жмет, что ли? — поинтересовался егерь.

Повилас ответил долгим взглядом. С одной стороны, вопрос почти на грани, а с другой люди определенных профессий отмахиваться от ощущений и предчувствий не привыкли.

— Да. — просто ответил Повилас, потирая грудь в районе сердца.

А то чего бы он выбрался из палатки, рискуя быть съеденным заживо местным гнусом? Но нет, предпочел же неприятное соседство и неудобную походную табуретку вполне себе комфортному спальнику.

Рико только кивнул, буркнув что-то вроде «Вот и мне тоже.», окинув взглядом импровизированную позицию. Старик место с умом выбрал. Попробуй его тут обнаружь. до «зеленки» рукой подать…

А дурные ощущения все быстрее заставляли бежать кровь по венам.

Да и время такое… Любимое, можно сказать, для всяческого рода лихоманов. Организм часовых на минимуме активности, внимание рассеяно, смена заступила «на фишку» час назад… Идеальный момент для атаки. Однако шли секунды, и ничего не происходило.

Обсуждать было больше нечего. Не давние же приятели, право слово. Так что Рико просто уселся бревно метрах в трех от Повиласа и, удобно устроив автомат на коленях, стал прислушиваться к ночной тьме.

«Грамотно устроился», — взаимно оценил позицию «коллеги» Шрам, приступив к аналогичному занятию. Больше до рассвета не было произнесено ни слова.

Подъем «сыграли» как только солнце позволило готовиться к выдвижению. Задерживаться не было желания ни у кого.

Собрались быстро.

Первый караван, состоящий из пяти человек, в один прекрасный просто и незаметно «растаял» среди деревьев. На прощания и великосветские расшаркивания, понятно, никто силы тратить не стал. Вот просто стояли навьюченные люди и вдруг в лагере просто стало значительно свободнее.

— Первый пошел, — только и хмыкнул Рико, оценив умение «мулов» передвигаться в «зеленке». — Второй — готовится.

Повилас лишь кивнул. Он тоже… оценил.

Второй отряд — восемь «мулов» при четырех бойцах «стартовал» минут через пятнадцать, заставив облегченно вздохнуть Рико с Повиласом. Вздыхали оба, кстати, уже на ходу, стремясь уйти как можно дальше от «свечки» где они на виду, что твой мотылек.

Первые взрывы прозвучали, стоило им удалиться километров на пять. Уже на слух можно было сказать, что минные ловушек было несколько, но сработали они одновременно… А, значит, спешить, рискуя нарваться на очередь из-под любого куста, точно не стоит.

Командиры, номинальный и действительный, лишь переглянулись.

— Б***дь. — только и выразил общее мнение старик, доставая из разгрузки очень хитрый телефон, который при малейшей возможности попадания в чужие руки обязан был уничтожить. Равно как и еще некоторую часть своего оборудования.

Даже ценой собственной жизни!

Через минуту у него был приказ, который он совершенно не хотел получить… Даже больше чем команду на охранение «мулов».

Рико все понял сразу, и, едва получив подтверждающий кивок от Шрама, парой жестов обозначил направление, сопроводив его единственным напутствием:

— Вперед!

Отряд, подчиняясь командиру, бесплотными лесными духами растворился в лесу.



Глава 29


Прекраснейшее место для засады. Вот, чесслово, Матвей и представить себе не мог локации удобнее этой, чтобы перехватить «их» караван. И тропка-то одна среди местных топей, и никак ее не обойдешь! Разве что по холмам рискнуть прогуляться, где уж совершенно точно будешь открыт всем и всяческим нескромным взглядам. В том числе и владельцев оптических прицелов… К которым, как правило, еще и винтовка крепится. Поэтому любой, у кого диагностирована аллергия на свинец в острой стадии, на это не пойдет. Про такие мелочи как возможность поскользнуться со всеми соответствующими последствиями и упоминать-то как-то неудобно. А вот охотникам на двуногую дичь здесь как раз раздолье. Заминировать отход, да и дать из всех стволов, скрывшись в густой «зеленке». Все как в наставлениях. Короче, место и-де-аль-но-е…

… Потому-то и обошли его стороной джентльмены под предводительством лидера своего, Ханом прозванного. Так как у людей понимающих именно такие места и вызывают наибольшее подозрение! А уж на какие чудеса предчувствия способен битый жизнью волк — это почти фантастика!

— И направили добры молодцы стопы свои искать место новое…

Едва слышные смешки прервали раздумья Воронцова.

— Я это вслух сказал, да? — так же едва слышно буркнул себе под нос парень, слегка покачав головой.

Смотри-ка, всего сутки в лесу, а уже успел одичать настолько, что пора скоро свою (Своего? Нет, «свою» — все таки физиологически правильнее!) Пятницу искать будет.

Решение командира, которое, хоть и не обсуждается, Матвей одобрил целиком и полностью. Мысленно. Он и сам бы и сам такое место проходил в готовности к любым жизненным пакостям, готовый открыть огонь по любому листику, шелохнувшемуся от случайного ветерка. Да еще бы и дистанцию между членами отряда увеличил, чтобы хоть кто-нибудь спасся, ежели чего. Вот уж не надо группе такого счастья — по лесам беглецов ловить. У них-то задача простая, хоть и ужасная в своей лаконичности — зачистить всех.

«Все ко мне» — подал знак Хан.

Дождавшись, пока все соберутся и распределят сектора, майор прикинул:

— Работаем здесь.

Матвей кивнул. Мысленно. Боевая операция не место для дискуссии и выражения своего несомненно важного и нужного мнения.

— Засада по «плавающему» типу.

Тоже понятно. Воронцов насчитал до трех возможных траекторий прохождения данного участка, а это значит, что загонщики должны будут быстро занять именно те позиции, что позволит быстро и качественно накрыть «дичь».

— Одна нога здесь… — Хан сделал несколько жестов рукой.

— … Другая там. — только и успел донестись негромкий ответ до Воронцова, а за отрядным сапером уже сомкнулась листва.

Что ж, очевидно кому-то придется познакомиться с целым фейерверком искрометных шуток в исполнении Бума. Зря что ли едва не треть объема рюкзаков каждого из них в этот раз занимали приблуды их личного Прометея. Печень его ни орлом, ни зеленым змием «склевана» не была, но огонь он людям дарил безвозмездно. От души. С выдумкой. Смертельный номер, как говорится. Ни в коем случае не повторяйте дома!

— В одно ухо влетело…

— … В другое вылетело. — негромко, но твердо закончили стандартную перекличку снайпера, так же растворяясь среди зелени, что твой кусок рафинада в жгучем кофе.

Этим тоже не надо было ничего объяснять. Сейчас парочка обойдет дозором территорию. Прикинут наиболее удачные позиции для каждого члена группы и пути отхода. Матвей не сомневался, сегодня ему придется «обжиться» на двух-трех позициях, а так же не один десяток раз пройтись по путям отхода, запоминая до автоматизма буквально каждый камешек на своем маршруте. Более того, он даже был уверен, что и ночевать ему придется на одной из «лежек». Ибо караван будет уже завтра утром, а по темному делу выходить на позицию… Нет, ну можно, конечно, однако всегда есть риск веточку не ту задеть. Камешек толкнуть неудачно. Испортить, одним словом, пейзаж, выдав себя и коллег лицам крайне в том заинтересованном.

— Автоматчики, — тем временем продолжил командир. — Бьем короткими. Прицельно, но быстро. После первого магазина — по ВОГу по векторам отхода. Потом достреливаете еще по два и отход на перегруппировку.

Вопросов не было. Это человек далекий от всех этих игрщ думает о том, что засада стоит до конца. На деле же почти всегда есть вполне определенный тайминг или ограничения, после которых загонщики снимаются с места вне зависимости от того, достигли ли они своих целей или нет. А то ведь «та» команда тоже стоять столбом не будет. Ее-то задача — выжить любой ценой, а по возможности еще и повесить за яйца неудачливых охотников на двуногую дичь украшением ближайшего сука. Вот и вбиваются в плоть и кровь всех тех, кто почитает своим делом войну, набор навыков и рефлексов, которые срабатывают без участия мозга. Тот же механик-водитель, стоит лишь увидев взрыв под головным БТРом, без раздумья нажмет на газ, автоматически стараясь покинуть зону возможной засады, спасая машину и экипаж. А коль начнешь размышлять, так можно сразу гроб заказывать.

Если прикинуть, то… Да, весь огневой контакт займет секунд 40–45, после чего начнется плутание по извилистому коридору, где лишь один маршрут приведет к следующей безопасной точке, а любое отступление от оного — к знакомству с сюрпризами от дяди Бума…

… Который в этот раз не сильно-то и старается, делая вид, что растяжки поставлены наспех перепуганными возможной погоней сопляками. А то еще испугаются после пары потерь те, кому полагается разозленными гончими упасть на след отходящей группы, а это не есть хорошо.

Отдельная надежда на то, что Степаныч прав, и караван действительно несет груз такой важности, что у «той» стороны возможности НЕ преследовать беглецов просто не останется.

Убедившись, что Карло, Сашок и Матвей задачу поняли, командир сделал рукой знак «Отдыхаем!».

А почему бы, собственно, и нет?

* * *

Вопреки ожиданиям, ночь Матвей провел с относительным комфортом в небольшом лагере, что бойцы разбили примерно в километре от будущего места засады. Парню повезло. В двух из трех случаев, ему даже и позицию менять не придется для торжественной встречи «дичи». Смести чуть прицел, да и работай. Ну, а если противник все-таки попробует проскользнуть с другой стороны (есть у него такой вариант с выбором маршрута), то да, нужно будет метров 10 проползти до следующей оборудованной точки. Так что ужом он под здоровенную корягу винтился даже с некоторым удовольствием. А что? Еще с вечера Воронцов себе «норку» оборудовал по всем правилам. Магазины «к отстрелу» расположились в небольших нишах — и перезарядить удобно, и в подсумок хапнуть все сразу, ежели убираться придется. Ствол штатного АК-74 он аккуратно подвесил за петлю, сварганенную из обычного жгута. Он же не Джон Рэмбо, чтобы ствол на весу несколько часов продержать, и вот совсем ни капельки не устать, верно?

А перед лицом буквально в метре очень удачно расположился редкий кустик, что никак наблюдению за сектором не мешает, а вспышечку дульного пламени, глядишь, и схоронит от пытливого взгляда противника. Тем более, что от использования ПБС в нынешнем выходе автоматчики все как один отказались (снайпера — там своя специфика). Уж больно штучка специфическая в плане практического использования. А раз уж все равно сюрпризы Бума «шумнут» так, что и в Питере слышно будет, то и чего таиться? Активная фаза — всего чуть больше 40 секунд. Поди определи откуда бьет (да еще и не один!) стрелок.

Бииип. Бииип.

Два тоновых.

Позицию менять не надо. Противник идет так, как надо!

Матвей проверил оружие, и слегка пошевелился, с удовольствием обнаружив, что мятные леденцы в который раз спасли его от встречи очередных жизненных сложностей с переполненным мочевым пузырем. Аккуратно парень извлек из кармашка сухую и чистую тряпочку, насухо протирая канал ствола насколько это возможно. А то дождик легкий с утра накрапывал. А по сухому, глядишь и не выдаст позицию облачко дыма. Да и выстрел первый будет точнее.

Бииип. Биип. Бииип.

Готовность. Еще есть время навинтить насадку ДТК на ствол и защелкнуть фиксатор…

Бииип. Бииип.

Чуть удобнее устроить автомат на небольшой подушечке из дерна. Проверить как двигается уже слегка затекшее без движение тело, которому уже даже не очень помогала одна интересная ханьская гимнастика, к которой Матвей прибегал не реже, чем раз в час.

Чужие люди появились в секторе еще через несколько секунд. Шли они не скрываясь. Да и попробуй с такими вьюками часок пригнувшись прогуляться. Нет, если очень надо, то можно и попробовать, но на этом дневной переход можно смело и заканчивать.

Матвей медленно повел зеленую точку коллиматорного прицела за том, кого командир назначил его «дичью». А как же, в таком нелегком деле как засада, очередность отправки противника на Страшный суд — вопрос крайне важный. Легкомысленного отношения не прощающий.

Патрон уже в стволе. Переводчик в положение «АВ».

Полувыдох…

БИП!

Автомат в руке привычно содрогнулся, выпуская в сторону противника сноп смертоносных ос. А тот и подготовленным оказался! Цель исчезла из виду сразу. Попал? Вот хрен его знает! А вот в ответ… Ох, не поленился кто-то трассеров в магазины, да ленточки пулеметные набить! Никак каждый второй? Красиво пошли яркие линии, причудливым фейерверком рикошетя от деревьев и камней. Патронов не жалел никто. Все по науке. По магазину и полленты высадили в белый свет, что в твою копеечку, а дальше перезарядились, да попробовали «огненный еж» замутить.

«Грамотно. Вот только маловато вас, чтобы все возможные места нахождения стрелков хотя бы парой патронов прощупать», — равнодушно оценил Воронцов, механически добивая первый магазин примерно в сторону, куда должна была залечь его «дичь», буде последняя еще имела волю и здоровье к сопротивлению.

Щелк. Курок ударил вхолостую.

Бум!

Подствольный гранатомет отправил ВОГ в сторону, что указал Хохол. Несколько взрывов подсказали ему, что «своего первого» отстрелял не только он.

Ага, вот и трассеров стало меньше! Похоже, что та команда тоже отстреляла по магазину, а следующие были заряжены менее заметным боезапасом. Лишь пулеметчик продолжал долбить «подсвеченными», но уже более осмысленно. По несколько штук в места предполагаемых позиций.

Логичное решение. Ученые ребята. Сначала попытались «шугануть» неизвестных, а затем уже с меньшей демаскировкой решили прочесать «зеленку».

Вот только мало вас, ребятки, катастрофически мало!

А с другой стороны, что делать остается? А этот алгоритм уже вбит на уровень рефлексов и дает хоть какой-то шанс выжить!

Бам!

«Оп-па, похоже на один из сюрпризов Бума! Кто-то попытался покинуть вечеринку?» — так же механически прокомментировал внутренний голос Матвея.

Откуда-то из далека донеслась серия приглушенных взрывов. Уж не господин ли Степаныч веселиться изволит?

Все так же механически Матвей вытащил пустой магазин, заменив его снаряженным. Руки автоматически дослали патрон в ствол. Куда делся вчерашний мандраж, что заставлял пальцы дрожать даже в ситуации насквозь мирной? Видимо с ним нужно было переспать. Его нужно было… задавить, да. Воронцов снова вложился в оружие. Теперь по вспышкам, где видишь, огонь!

Два магазина, 60 патронов, 40 секунд наполненного грохотом сердца и взрывов пороха в ствольной коробке боя, и вот уже пора отступать. Аккуратно выскользнув из-под коряги, он аккуратно переместился в сторону следующей позиции.

Однако добраться до нее он не успел.

Бииип. Бип. Биииип.

Нет движения. Прекратить огонь.

Похоже, свое слово таки сказали подобравшиеся поближе под прикрытием стрелков снайпера.

Все как и задумывалось.

Матвей чуть опустил ствол «семьдесят четверки», но на предохранитель автомат ставить пока не спешил. А уж тем более вставать в полный рост.

— Отчет.

— Сашок — норма. Движения не наблюдаю.

— Вал — норма. Движения не наблюдаю.

— Карло — норма. Движения не наблюдаю.

— Тунгус — норма. Наблюдаю движение. Вижу раненого.

— Хохол — норма. Вижу двух раненых. Слева от ориентира плешь — 2 метра. Второй — перед ориентиром Камень. Работаю?

— Отмена. Держите цели.

— Принял.

— Принял.

— Ари?

— Ари — норма. Движения не наблюдаю.

Теперь же им предстояло обыскать караван. Поправка: обыскать караван, часть защитников которого еще живы! И как знать, не подкладывает ли сейчас кто из них под себя гранату с извлеченной чекой?

В общем, именно эта часть плана парню не нравилась абсолютно. Он хоть и не кровожадный по натуре человек, но предпочел бы сначала всех поубивать (хорошо, а формулировка «привести в однозначно неактивное состояние» лучше?!), а потом, если уж необходимо, заняться обыском. Ведь только от трупов не бывает неожиданностей!

Однако приказ есть приказ.

Вперед, канцелярист, и с песней!


Глава 30


— Косой косой косил косой. — негромко прокомментировал Сашок в эфире.

Вот уж действительно, точнее и не скажешь! Будто невидимой косой, что принадлежит одной забавной костлявой Старушке в балахоне, прошлись по каравану.

— Велик и могуч русский язык. Попробуй перевести и, главное, объяснить эту жуть иностранцам… — предложил Тунгус.

— … И начать можешь прямо сейчас, — тут же подхватил Хохол мысль напарника. — Живые там еще остались. По прежнему наблюдаю шевеление!

Матвею только и оставалось, что негромко прокомментировать:

— Неучи.

Ну а что? Воронцов тоже считал родной язык осин и березок самым ярким и образным, но и чужие наречия хоть чуток знать — ну вот совершенно не смертный грех! Парень вот, например, парочку из них подучил в свое время очень неплохо, а потому на ответные реплики типа «Обоснуй!» и «Сам дурак!» без заминки выдал классическое:

— Will, Will will Will Will's will?

Секундная тишина была ему ответом, после чего Хохол прокомментировал:

— Есть желание объявить все это ересью, набором звуков и вообще плодом воображения Ари, но зная нашего мальчика…

— …Эй, — недовольно перебил Матвей. — Вообще-то я еще здесь!

— … Наверняка все это что-то значит!..

— … И вовсе неприлично говорить о другом человеке в третьем лице в его присутствии!

— Я тебя не вижу, — раздался в эфире насмешливый голос Михея. — Я вообще-то тут полянку пасу. Там еще шевелится кто-то. А если верить иным философам, то того, что человек не видит и не существует вовсе!..

Тоже верно. Легкий треп, чтобы пережечь остатки адреналина, никак не сказывался на внимании бойцов. Каждый из них свою жизнь ценил и очень надеялся еще не один раз воспользоваться мангалом, что был подарен «генералом Фимой». А потому снайпера все так же внимательно «держали» пространство. Автоматчики же и единственный пулеметчик группы тоже хлебалом не щелкали, будучи готовыми к любым неожиданностям.

— Так, стоп базар! — командир тоже решил, что его люди уже чуть нервы «подсбросили».

Однако спустя секунд пятнадцать тишины, и Хана обуяло любопытство (английский-то он знал, но только в объеме военной необходимости, а это вовсе не равно знанию идиоматики):

— Так как это переводится? — уточнил он в эфире.

Прикалываться по поводу «эфир не резиновый» и напоминать о правилах радиообмена родному командиру не стал даже неугомонный Хохол. У Хана тоже чувство юмора имелось. Армейско-своеобразное! Оно, может, и не отличалось особыми изысками и разнообразием, но полностью укладывалось в смысл поговорки «Что не отдых — то активный, что не праздник — то спортивный!». А снайпер, как и большинство людей, на чью долю и так выпадает немало сложностей, дополнительных проблем на свою голову не искал однозначно!

— Оставит ли Уилл Уиллу завещание, — перевел поговорку Матвей. — Что-то вроде того…

— Оптимистичненько. — слегка со скепсисом в голосе заметил пулеметчик.

— Вполне, — оценил командир. — Наша задача лишь сообразить, где мы всех этих Уиллов закапывать будем!

— Оптимистичненько…, - очень неуверенно прокомментировал Хохол.

А ну как отец-командир по каким-то своим высшим соображениям реально заставит могилу копать. Малая саперная лопатка — инструмент, конечно, шансовый, вот только реально вырыть им большую яму (а как вы хотели на пятерых-то противников) та еще задача. Нетривиальная…

— Не боись, — прекрасно понял Хан сомнения подчиненного. — Не так уж много времени у нас!

— Оптимистичненько! — припечатал Тунгус, ставя точку в абсурдном диалоге.

«И это они еще с ханьскими скороговорками не сталкивались! Вот уж где зубодробежка натуральная!», — про себя заметил Матвей. Но вслух со всеми своими мыслями делиться не стал. Чуйка подсказывала, что ВОТ СЕЙЧАС все посторонние разговоры лучше отложить.

Командир вскинул руку в жесте «Внимание!», подтверждая догадки Матвея. Парой взмахов он распределил пары, указав им направление подхода.

«Вперед!».

И пошли они дружными рядами, повинуясь приказу. Ибо куда бы они нафиг делись?!

* * *

К уничтоженному каравану подходили медленно и печально, благо, по всем расчетам, время позволяло. Шажок за шажком, готовые укрыться в случае малейшей угрозы, бойцы выходили на едва заметную тропку, попутно убеждаясь, что те, кому досталось больше всего, совершенно точно не оживут. Всем присутствующим нужны были только те, кто смог бы помочь скоротать время до подхода противника увлекательной беседой. А увлекательность, в данном случае, будет измеряться ее содержательностью. И крайне мал шанс, что к таковому разговору готов «мул», чью ногу буквально изрешетило осколками ВОГа. Потому Матвей даже и не вздрогнул, когда рядом с ним гулко ударил грохот одиночного выстрела. Морально был готов, что Сашок обязательно убедится в безопасности несостоявшегося «переговорщика».

Им повезло. Целых два из пяти противников были способны относительно связно мыслить и поддержать беседу. Теоретически. Реально их собеседников такая перспектива, надо сказать, устраивала вряд ли. Однако кому их мнение интересно?

Хан только оглядел пленников, но тут же махнул рукой. С этими не договоришься. Больно уж нехорошие взгляды у обоих. Профессионалы. Оба. А для форсированного допроса не так много времени, да и шкурки у обоих «попаданцев» уже изрядно подпорчены, а потому не было никаких гарантий, что они успеют рассказать что-нибудь интересное до того мига, когда их тела решат, что в этом мире они продержались сколько могли. Кроме того, спец ведь еще и сокрыть может чего попытаться, а потому…

— Карло. — командир сделал жест, словно готовит шприц к применению, и кивнул в сторону надежно зафиксированных «мулов».

Конечно, штатный маг и медик группы не использовал обычные шприцы. А вот одноразовых инъекторов со всяческой химией в его запасах было предостаточно.

Первым делом обоим счастливчикам Карло ввел один хитрый препарат, что и мертвого способен поднять. Правда, всего лишь на некоторое время, но и того должно было хватить. Сразу после обоим досталось по дозе препарата, который, если бы не подгон от Степаныча, большинству здесь присутствующих за всю свою жизнь увидеть бы и не пришлось.

Однако сейчас… Имеем то, что имеем.

— Ари, напомни!

— По два кубика каждому, — без запинки выдал парень. — Вопросы через две минуты. Готовность определяется по расширенным зрачкам, легкой заторможенности в движениях и речи, дезориентации «пациента».

Слева над ухом раздался смешок Хана.

— Да вот все интересно, где ж такие элексирчики изучают-то? — только и усмехнулся он в ответ на вопросительный взгляд Матвея.

Воронцов лишь пожал плечами:

— Преимущества домашнего образования!

Теперь усмехнулся и Карло. Если бы остальные не «разбрелись» наблюдать за своими секторами, то и они бы сделали соответствующие и очень однозначные выводы из подобного заявления.

Тем временем оба пленника обмякли в путах, словно бы уснув.

Медик поднял вопросительный взгляд на самого младшего члена группы.

— Норма, — только и прокомментировал тот. — Ждем.

— Хан, мы тут чего интересного нашли, — выдал в эфир Сашок, командующий обыском тел и сортировкой найденного, ибо взять с собой предстояло только самое ценное. — Нужно твое присутствие.

Майор кивнул Карло, и, махнув Матвею «Следуй за мной!», отправился на зов своего заместителя.

— Вот посмотри, что это мы нашли! — протянул Вал Гатауллину небольшой наладонник и какой-то прибор, очень похожий по габаритам на старую добрую радиостанцию Р-159.

Именно с такой дед отправлял Матвея на марш-броски (откуда вообще она взялась в имении и работала ли — не помнил никто!). И дело вовсе не в том, что парню нужно было во что бы то ни стало обеспечивать связь уровня рота-взвод, а в ее весе. Говорят, что кое где в «горячих точках» связистам с такой машинкой разрешали даже не надевать бронежилет. Парень в это вполне верил. «Бронещиток», как эту адскую машинку прозвали в войсках, весил полтора десятка килограмм. Эх, с чем только не приходилось бегать по полям и весям бодрым сайгаком в босоногом детстве юному магу. У Старого Коршуна был очень своеобразный с точки зрения обывателя, но привычный для родовитого взгляд на воспитание юного поколения.

— Нормально… — только и прокомментировал Хан.

Похоже, он знал об устройстве данной машинерии гораздо больше Матвея.

— Похоже, наши «друзья» собираются обустроиться в этих краях всерьез и надолго. — объяснил командир в ответ на вопросительный взгляд Воронцова. — Это мощнейший комплекс связи, а так же шифрования и… Эй?

А Матвею стало резко не до того.

— Олежа, — неожиданно севшим голосом позвал он. — Медленно и очень аккуратно положи на землю эту штуковину.

Тунгус замер на месте. Не время и место для шуток! Так что он очень аккуратно, словно мину, опустил на землю нечто, больше всего напоминающее большую доску для игры в нарды. Разве что толще раза в два. Выполнив просьбу парня, снайпер аккуратно сделал пару шагов в сторону от непонятного предмета.

— Что это? — резко спросил Хан, едва убедился, что просьба парня выполнена.

— Не знаю, — ответил парень, чувствуя, будто невидимая рука как будто пережала ему горло. — Сейчас разберусь.

От странного деревянного футляра пахло. Нет, даже несло. Запах Крови был настолько силен, что парень едва-едва сдерживал Жнеца внутри себя, готового впитать в себя весь запас энергии непонятного артефакта, который просто неприлично фонил мощью… Даже на фоне нескольких трупов рядом. Сколько же душ вобрали в себя эти «нарды»?!

Аккуратно приблизившись, Матвей поднес руки к темной деревянной поверхности. Ладони буквально обожгло от Силы, таящейся внутри. Даже остаточные эманации были настолько сильны, что парень не сомневался: над этой коробочкой оборвалась не одна сотня жизней. И часть этой страшной, но столь желанной для Жнеца энергии все еще находилась внутри! Только потянись и возьми… Здесь… Сейчас…

Воронцов буквально отдернул руки. Глубокий вдох разогнал сладкую дымку ощущения столь близкой Силы и Власти в голове.

— У этого… Хм… Должен быть какой-нибудь… Чехол. Футляр.

— Лови. — Сашок не раздумывая кинул Матвею нечто напоминающее большую кожаную папку.

— Ты эту штуку руками доставал? — спросил парень Тунгуса, поймав «папку».

— Да, а что, не стоило? — напряженно спросил тот.

— Ты что-то почувствовал, когда прикасался к ней? — проигнорировал вопрос самый младший член группы.

Снайпер на секунду задумался, но через миг лишь покачал головой.

— Тогда аккуратно возьми ее и сложи в футляр, — попросил парень. — Только будь аккуратнее. МНЕ этого касаться точно не стоит.

— А мне, значит, можно?! — вроде как возмущенно спросил Олег, что никак не помешало ему выполнить просьбу младшего коллеги.

— Фуххххх, — выдохнул Матвей, едва застегнул молнию. — Тебе все равно. Это для меня… Не надо мне, в общем.

Едва он застегнул обычную молнию, как сводящее с ума своей близостью Сила… Просто исчезла.

Воронцов аккуратно опустился на колени, переводя дыхание.

— Ты в порядке? — аккуратно спросил командир.

Ответ удалось дать не сразу. Некоторое время юный маг прислушивался к своим ощущениям, после чего постарался облечь их в слова.

— Это артефакт рунного типа, — начал докладывать парень. — Я бы предположил, что кто-то умудрился вместить в эту штуку полноценную печать. Причем, не маленькую… Этот Мастер…

— Стой, Ари, — прервал его командир. — Артефакторика — не мое. Проще. Но сначала вопрос: ты в порядке?

— Я — да!

— Двигаемся дальше.

— Это преобразователь. Энергия Крови и Смерти с его помощью переходит в некое новое состояние… Не смог разобрать.

Хотя предположение, что это могло бы быть, у него, конечно, было. Вот только если ЭТО оказалось здесь, а информация о том, где встретить «мулов» у Степаныча, то… Кто тут и за кем охотится?

— И…

— Мы должны доставить это на базу.

— Как будем транспортировать?

Вместо ответа Воронцов снял рюкзак и, выполнив небольшую перетасовку содержимого, упаковал «нарды». Благо Бум уже освободил его от своих приблуд, что сейчас были рассыпаны в качестве сюрпризов по лесу.

Командир лишь кивнул.

— Ари, с этой штуковиной было еще и вот это.

Жнец аккуратно принял из рук снайпера две обычные офисные папки с молнией «зиплок»[36]. Пробежавшись руками по застежке, парень тут же почувствовал покалывание в кончиках пальцев. Кто-то очень хорошо позаботился, чтобы до содержимого не добрался чужой. Вот только… Зря он поставил ключом кровь.

— Нож. — тихо попросил Матвей, не глядя протягивая руку.

Тянуться за своим в этот миг было неудобно. Пальцы ощутили прикосновение рукояти уже через миг. Воронцов не долго думая аккуратно полоснул себя по руке. Теперь пару капель на «бегунок»… Парень почти наяву видел, как сигнальный контр наложенного на папку заклятия, послал «запрос» капнувшей крови и тут же отключился, получив положительный ответ. Кровь Жнеца, уловив эталон в коде посланного заклятием запроса, чуть изменила свой состав, став «своей» для защитного контура. Аккуратно открыв папку, парень передал содержимое командиру. Даже мельком брошенного взгляда хватило, чтобы понять: его догадки по поводу «нард» были верны. Что ж, тогда его командир, сейчас перебирает в руках своеобразный «техпроцесс», полное описание к…

— Бл@дь. — четко и ясно охарактеризовал увиденное Хан.

Матвей молча протянул руку, куда майор тут же и вложил полученные листы. Еще миг, и папка занимает свое место рядом с артефактом. Это нужно доставить домой. В Питер. Желательно в руки князя Михалкова лично!

— Хан, — послышался голос Бума. — Клиент готов.

— Тебе снова плохо не станет? — с участием посмотрел Сашок на парня.

Матвей же лишь криво ухмыльнулся:

— Хорошо, Сань, эта штука мне может сделать только очень-очень хорошо… Но не приведи Господь тебе это увидеть…

С этими словами он отправился вслед за командиром, оставив его заместителя в очень большой задумчивости.

Едва парень подошел к пленникам, как вновь нарвался на вопрошающий взор. Вздохнув, он опустился на колени, и аккуратно приоткрыл глаза одному из них.

Палец в верх.

Проделав те же манипуляции со вторым «счастливчиком», он четко и ясно спросил на английском языке:

— Ты меня слышишь?

Пленник тут же открыл глаза и, сфокусировав взгляд на Воронцове, ответил:

— Слышу.

— Вот эту вещь нашли у тебя, — убедившись, что второго пленника оттащили в сторону, и уже работают, Хан аккуратно подвинул Воронцова. — Как разблокировать?

Пленник аккуратно взял наладонник в руки и приложил палец к небольшому выступу. Экран тут же приветственно моргнул. Усмехнувшись, Хан несколько секунд потратил на изучение приборчика, после чего взял пленника за указательный палец и кивнул Воронцову.

Парень все понял правильно. Короткий, но точный взмах ножом, и вот палец уж покоится в заранее заботливо приготовленном пакетике. Все равно владельцу он понадобится еще когда-либо очень и очень вряд ли!

— Кстати, — равнодушно прокомментировал Матвей, аккуратно растирая между пальцев кровь пленника, чтобы запомнить структуру (просто на всякий случай!). — Я мог бы разблокировать его и так.

Али он не Жнец, в конце концов? А принцип контроля доступа был тот же, что и у папки в его рюкзаке.

Хан лишь пожал плечами, поднимая отрубленный палец на уровень лица. Мол, мало ли, а возможность вскрыть это чудо западной мысли должна быть обязательно, ведь даже беглый взгляд открывал для взора пытливого много чего интересного!

И все это интересное должно было обязательно доставлено на базу.

— Хохол, ко мне.

Казалось, майор только бросил приказ в эфир, а фигура снайпера появилась около него чуть ли не мгновенно.

— Это тебе.

Михей принял окровавленный груз без всяких эмоций. И не такое случалось. Вдогонку за «ключом» отправился и наладонник.

— Возьми бандуру.

Хохол метнулся за комплексом связи, взвалив себе на плечи дополнительные 15 кило веса.

— Ваша задача… — только начал формулировать приказ Хан, а Матвей уже четко понял, что их пути с основной частью группы на этом расходятся.

На месте командира он бы поступил точно так же.


Глава 31


Нет победителя в извечном противостоянии щита и меча. Есть только временный лидер. Зачастую именно он становится тем, кому суждено уцелеть в самом азартном состязании — игре на выживание. И если говорить о тонком искусстве погони, то каких только способов и трюков для сокрытия следов не было описано в художественной литературе, а позже и продемонстрировано в кино… Какая жалость, что почти все они были и остаются полной фигней. Равно как и многие другие представления о преследователях и «дичи».

Наверное, самый странный миф: движение быстрее преследователей — гарантия успеха. Матвей не раз в кино наблюдал за тем, как куча потных, изодранных мужиков лосями ломятся через чащу чащу/болота/степь, стремясь сбежать от наступающей погони. Вот вы серьезно? И ведь свято верят режиссеры и писатели буржуйские да наши, что двигаясь быстро беглецы легко ускользнут от погони. Одна маааааленькая беда: в жизни все немножко иначе. Многие помнят, что в тройке «быстро», «качественно» и «дешево» всегда можно выбрать только два параметра. Так и здесь. Увеличение скорости автоматически означает более четкий след и накапливающуюся усталость группы. А все преимущество в отставании преследователей, достигнутое героическими усилиями каждого из беглецов, в момент разрушается одним «прыжком лягушки». Вызовут преследователи вертолет и чего имеем? А получаем мы группу загнанных людей, которым предстоит столкнуться со свежими силами успевшими уже подготовить неплохой такой «огненный мешок». А еще попробуй заметь засаду или иную пакость, когда сердце стучит барабаном от напряжения, а пот градом катится по лицу, заливая покрасневшие от напряжения глаза.

Так себе картинка, верно?

Потому-то и двигались Матвей с Михеем в ритме неторопливого бега с коротким шагом, дабы не слишком нагружать мышцы таза. Такой ритм вполне позволял следить за тем, чтобы не оставлять слишком явных следов, но и не дать потеряться своим. Ведь какое-то время коллеги будут имитировать одновременный уход группы. О чужих же позаботятся те, кому придется идти по их стопам.

Нафига вообще такие сложности?

Да просто потому, что большинство методов контрследопытства, широко распиаренные в сказках про похождения бравых воином, на практике работают откровенно херово. Взять хотя бы классическое заметание следов. Пучком веток, например. Вроде бы все прекрасно, вот только никто не учитывает, что следы от самих веток попробуй сокрой. А качественное уничтожение следов требует времени и имеет относительный смысл лишь на коротких участках. Проблема в том, что опытная погоня пусть и потратит время на поиск, но, скорее всего, все же «поднимет» след. А вот кто потратит больше времени, — дичь на заметание или погоня на поиск следов, — вопрос очень и очень спорный.

Твердая и каменистая почва — тоже не панацея против спеца. Тут «загонщик» чуть подумал, здесь «дичь» чуть задела лишайник, да с места сдвинула годами лежащий камешек — и вот охота возобновляется!

Вода и реки? Способ классный, ага. Многие им пользовались. Герои киношные. Вот только в жизни беглеца запросто выдаст изменение цвета воды, примятые растения, и, самое главное, точка выхода на твердую землю. Да и нет поблизости водных артерий… Тот же Степаныч, кстати, не раз рассказывал случай о том, как «где-то в жарких странах» они накрыли достаточно большой отряд местных партизан просто увидев маслянистые следы мыла на глади реки. Так что вода может быть «стукачом» не хуже чем земля.

Закрывание, обмотка, смена обуви — тоже не помогает. Вот беда, опытный следопыт на такие фишки просто не реагирует! Ну, вызовет подобный прием минутку раздражения или даже легкий всплеск азарта у охотника и на этом его эффект закончится.

Очень неплох выход на оживленные дороги и тропы, где любые следы моментально смешиваются сотней других в нечитаемую труху. Да вот только где ж сыскать в тайге такое оживление! Нет, тропы тут есть, вот только даже по самым «популярным» транспортным артериям здесь ходят в лучшем случае раз несколько дней.

А вот рассеивание группы — способ тоже не стопроцентный, но эффективность свою доказавший на практике. Суть очень проста — от команды постоянно с некоторой периодичностью отделяются по одному-два человека, чтобы потом встретиться в каком-либо оговоренном месте. И пусть егерей должно быть как минимум несколько команд, а сколько среди них профессиональных ищеек? Вот то-то же! Поэтому и пойдут Хан с товарищами по их следам, чтобы в какой-то момент — уйти с маршрута, уводя погоню за собой. Опыт показывает, что следопыты предпочитают продолжить преследование по наиболее четкому и ясному следу. Конечно, тут все зависит от командования и качества управления. Нередко в подобных ситуациях не слишком компетентное начальство настаивает на разделении охотников для отработки ВСЕХ следов, но на практике подобное есть глупость и наплевательское отношение к жизням людей. Неразумно разрушать спаянную команду следопытов, а отправлять пусть и лесных спецов, но все-таки не «ищеек» в погоню одних — вполне неплохой способ занять вечерок написанием похоронок родным и близким бойцов. Кстати, поэтому далеко не всегда любимое начальство оперативно узнает о том, что преследуемая группа начала рассеиваться на маршруте. Ведь опытные люди знают, что гораздо эффективнее сосредоточить все силы на одном следе, чем, прошу прощения за тавтологию, рассеивать свои. Конечно, если речь не идет о ситуациях, когда потери вообще не берутся в расчет, а все беглецы должны быть перехвачены любой ценой!

Короче, Хан сказал, что будем «рассасываться». Значит, будем! А если и это не поможет, то есть еще один способ. Прибегать к нему не хотелось бы от слова совсем, но… В общем, как говаривал один иностранный дядечка, знавший толк в охоте на двуногую дичь, никогда не вздумайте недооценивать наступательные свойства пожара!

* * *

— Здесь.

— Согласен…

Место было и впрямь отличное для короткого отдыха. А что? Ноги то не казенные! К тому же и преследователи, по всем расчетам, еще только должны были выйти на разбитые группы. Далеко же отрываться тоже нельзя. По возрасту отпечатка следов опытная ищейка вполне может определить, что группа ушла не одновременно, и те, кто ушел позже, просто прикрывают отход «лидеров». Тогда и выбор, когда придет время решать за какой частью разделившейся команды продолжать погоню может быть не в пользу большинства. Матвею и Михею такая перспектива совсем не устраивала. Их задача была проста и понятна: доставить изъятый груз на базу. Точка. С погонями придется «бодаться» всем остальным.

— Пожрать бы, — подал голос Воронцов. — А то…

— Съешь батончик, — отрезал Хохол. — Больше не надо.

И то верно, а то бег с полным желудком, да еще и с грузом за плечами — то еще удовольствие! И все же:

— Маловато будет!

— Не боись, молодой! — усмехнулся напарник. — Щас такую штуку сварганим, пальчики оближешь, а уж зарядит, так и вообще по полной. Иди пока, понаблюдай, чтобы гости не сунулись, а я покашеварю.

— Точно, всегда наблюдая за возможным противником, за тем как он ходит, дышит, держит оружие…

— Будет о чем рассказать на шашлыках за пивом, — флегматично согласился снайпер, разбирая компактный примус. — А еще помни, что у внимательного бойца шансов дожить до этого пикника гораздо больше! Все, пошел. Не мешайся.

Удобное место. Все подходы как на ладони. Матвей отошел недалеко, оборудовав себе нычку на склоне холма. Фиг его заметишь, пока действовать не начнет, а все подходы (уточним, адекватные подходы!) к импровизированному лагерю как на ладони.

Лежать пришлось недолго. Уже через двадцать минут снайпер «возник» рядом, протягивая парню жестяную кружку западного образца. Ну да, нуда, попробуй у них хоть какое-нибудь снаряжение найти имперского образца. Разве что автоматы… Но кто тут только с «семьдесятчетверками» не шастает!

— Пей.

Матвей с благодарностью принял кружку, сделав глоток…

— БФФФЛИНФФФ! — только и смог прошипеть он.

— Осторожно, горячо! — тут же флегматично прокомментировал снайпер, внимательно осматривая местность.

Кажется, он тоже хотел во что бы то ни стало попасть на ранее упомянутый им же пикник.

— Шпашибо, што предупредил, — прошипел Матвей делая глоток из фляги. — Што это?

— Пей давай!

Матвей поднял бровь и уставился в затылок своему коллеге. Взгляд он должен был почуять обязательно. Молчание продлилось секунд тридцать, после чего сэр «Высоко сижу — далеко гляжу» все-таки изволил расколоться:

— Сто грамм коньяка, столько же черного шоколада и один выжатый лимон. Альпинисты используют. Для бодрости. Доволен?

Нахрена на боевую операцию Хохол потащил с собой лимон Воронцов даже не спрашивал.

— Бодрит, зараза! — только и прокомментировал он.

— Ну еще бы, — буркнул смелый кулинар. — В ста граммах продукта примерно две… Три… До хрена калорий, а общем!.. Да и желудок не перегружает.

— Запомню, — кивнул парень, допивая остатки. — Спасибо!

— Запомни, — только и кивнул Михей. — Да и вообще, учись, студент…

«Пока я жив» добавлять не стал. Не на выходе. Тут, конечно, суеверных совсем уж днем с огнем не сыщешь, но и полных атеистов там где свистят пули нужно еще поискать.

— Так, щас прикинуть нужно, как дальше идем.

— Карта есть?

— Может, тебе еще путеводитель? — буркнул снайпер, доставая из кармана многократно сложенную «склейку».

— Разве что Данте, — не остался в долгу парень. — Вот уж кто знал толк в злачных местах!

То ли напарник его не читал «Божественную комедию», то ли попросту решил оставить без внимания реплику, но зубоскалить он перестал, молча протянув карту.

— Итак, — быстро сориентировался Воронцов, — Нам нужно выйти сюда.

— Да ну.

Действительно, если бы все шло по первоначальному плану, то предложение Воронцова было бы глупостью чистой воды. Однако с учетом содержимого их рюкзаков…

— Отсюда…

Не слишком чистый палец ткнул в еще одну точку километров за пять до первой.

— Я смогу вызвать группу поддержки.

Снайпер ответил дооооолгим и очень красноречивым взглядом.

— Миха, послушай меня, — начал объяснять Матвей. — Мы обязаны доставить груз на базу. Это приоритет…

— У нас другой приказ.

Сказал, как отрезал.

«Ладно, когда-нибудь это должно было случиться», — вздохнул про себя юный маг.

— Вскрыть конверт «Красный — 3».

— Твою ж… — негромко ругнулся Михей, вынимая небольшой наладонник из кармашка.

Он был отключен ото всех внешних сетей и начисто лишен возможности передавать какие-либо сигналы, так что выдать местоположение владельца всяким электронно-техническим «подслушивающим» устройствам местоположение приятелей не мог даже теоретически.

— Код.

— Три, один, три, три, семь, сто пятьдесят два — браво, — четко отбарабанил Воронцов. — Дополнительно введи «0–2».

— Код принят, — буркнул Хохол, вчитываясь в строки приказа, после чего тоскливо протянул. — Вот б***ль… Так, покажи еще раз, где твоя точка.

Палец вновь уперся в карту.

— Как идем?

Тем же «инструментом» Матвей примерно обозначил маршрут. До примерной точки разделения они должны были добраться согласно ранее полученному приказу, а затем резко изменить направление в сторону мест хоть и более обитаемых, но совершенно не ИХ.

— Что-то еще я должен знать?

Парень лишь покачал головой.

— К утру, глядишь, и доберемся… Пошли.

— Эх, побыстрее бы!

— Ну, тогда побежали!

* * *

Их накрыли незадолго до заката, когда они уже планировали поиск места для ночевки. Неизвестно, что «взорвалось» раньше — Огонь внутри Матвея или чуйка Хохла, но они успели упасть за миг до того момента, как над их головой полоснули очереди пары ручников при поддержке всякой мелочи типа 5,45. Впрочем, их бы и это не спасло, ибо грамотными товарищи егеря оказались, да и стрелками отменными. Выручил легкий щит. Да, кривой, выполненный через пень колоду, за какой его инструктор магического боя заставил бы повторять базовые формы «отсюда и до заката, а завтра начнем снова». Но это был щит! И он выдержал! Правда, Матвей чуть не потерял сознание от боли, которой в ответ наградили его поврежденные энергетические меридианы… Хорошо, что снайпер вовремя заметил состояние парня и буквально протащил на себе несколько десятков метров, а там и сам маг слегка очухался от шока и смог худо-бедно перебирать ногами.

Второй раз Воронцов чуть не лишился сознания, бросив куда-то примерно по направлению нападавших рубиновую россыпь капель собственной крови. При контакте, конечно, как нормальная граната не рванет, но вполне сравнима с ловушкой из патрона по вьетнамскому типу. Ногу повредит запросто, заставив погоню задуматься и, возможно, задержав ранеными.

— Ты как? — прокряхтел Хохол, глядя на мокрого словно мышь напарника. — Идти можешь?

— Сначала идем сколько можем, а потом сколько надо, верно? — выдавив из себя усмешку ответил парень известной мыслью.

Правда, если бы он сам увидел свою усмешку, то сильно пожалел бы о своем поступке. Назвать ее обнадеживающей не смог бы и самый отъявленный оптимист.

До темноты они еще пару раз принимали бой, аккуратно отстреливая по несколько патронов в сторону противника (Матвей руководствовался «советами» сенсорики, а Михей больше полагался на свой богатый жизненный опыт). Однако, похоже, ни в кого не попали, да и отогнать прочно севшего на хвост неприятеля не получилось. А ночью случилось ЭТО… Именно та вещь, которую маг оценивал однозначно как п****ц. Полный и капитальный.

Время приближалось к трем, и парень, передав почетную обязанность сторожить их покой снайперу, попытался хоть чуток подремать, как дитя плюшевого медведя прижав к груди автомат. Однако стоило только ему слегка зарыть глаза, как по нервам ударил знакомы клекот.

— Да твою ж…! — привычно выругался Хохол, услышавший далекий рокот почти одновременно с Воронцовым.

— Сколько? — только и спросил парень, едва шум рассекаемого винтами воздуха стал удаляться от товарищей.

— Километр-полтора, — угрюмо подтвердил его собственные догадки напарник.

— Хреново. Когда? — вновь спросил маг, прикинув, какое подкрепление мог доставить древний «Хьюи».

Он не помнил точные ТТХ именно этой вертушки, но, по-любому, на двоих слишком много.

— Я бы начал перед самым расцветом. — еще раз «прочитал» мысли парня Михей.

Матвей поступил бы точно так же.

— Ветер?

Снайпер взмахом руки указал направление куда-то в сторону места приземления вертолета, добавив лишь:

— Примерно шесть — восемь метров в секунду.

Воронцов задумался. Крепко. По всему выходило, что есть у них минут двадцать, после чего их начнут серьезно давить.

— Значит так, Миш, я собираюсь сделать одну очень-очень большую глупость. Чисто теоретически она нас должна спасти. Вот только после этого я свалюсь. В лучшем случае, буду способен передвигать ноги… С трудом.

Снайпер помолчал миг, но тут же криво усмехнулся:

— У меня вообще идей нет, так что давай, излагай.

Пять минут ушло у парня на изложение плана. Еще две — на уточняющие вопросы.

— Ты — е*****ый, — сухо прокомментировал собеседник, едва маг закончил свои объяснения. — План — говно.

— Отказываешься в нем участвовать? — кривая усмешка была похожа на волчий оскал.

— Нет, — ответил Хохол. — Я тоже… Е*****ый.

— Ну и отлично!

Тридцать секунд ушло на извлечение страшных «нард». Еще минута на то, чтобы решиться… И вот ладонь Жнеца касается резной поверхности дерева. Агония, катарсис, оргазм, сила — все слилось воедино, чтобы через миг взорваться стеной сметающего все вокруг Огня…

…А затем пришла БОЛЬ…


Глава 32


Михей Константинович Коваленко, по мнению Всемирной организации здоровья, был еще достаточно юн. Ну что там стоили его тридцать два при верхней планке значения «молодежь» в сорок четыре года? Однако повидать ему пришлось всякое — разное в количестве немалом. Отчего, если бы он решил написать свою автобиографию прямо сейчас, то мог бы получиться достаточно динамичный такой боевичок.

С одаренными ему за свою карьеру в вооруженных силах империи тоже приходилось работать неоднократно. Потому-то он и был согласен с братьями Стругацкими, уверявшими, что маг — не объект опасливого восхищения и преклонения, но и не раздражающий кинодурак, личность не от мира сего, которая постоянно теряет очки, не способна дать по морде хулигану и читает возлюбленной девушке избранные места из «Курса дифференциального и интегрального исчисления»[37]. Однажды он даже видел, как Карло подбил огневиком бронированный джип «бородачей» в одной жаркой стране, где официально их вроде как и не было вовсе.

Вот только к этому мигу жизнь его не готовила. Когда Матвей сказал, что устроит «небольшой пожарчик», дабы слегка сбить преследователей со следа, Михей хоть и насторожился (лесной пожар — штука страшная и непредсказуемая сама по себе, можно и собственную «пятую точку» слегка подпалить!), но и иного выхода не видел. Патронов к вечеру осталось — чуть больше чем по магазину на брата, плюс чего-то там еще к не слишком эффективному в тайге пистолету, да по гранатке… Остальное так, по мелочи: пара ВОГов у Матвея, ножи… В общем ситуация экстренных мер уже попросту требовала, а потому на предложение младшего товарища снайпер лишь рукой махнул:

— Жги, малой!

Однако Ари не стал тут же кидаться огневиками, а сначала помедитировал с минуту над каким-то маго-техническим устройством, после чего вмиг спалил его в собственных разогретых до немыслимых температур ладонях.

— Получится или и нет уйти — хер его знает, но это не должно попасть в чужие руки! — «оптимистично» прокомментировал парень свои действия.

А то Хохол не понимал! Чай хоть в небольшом городке родился, а разуменье имел и о подобных штуках слышал. Хоть и очень надеялся никогда не увидеть. Он искренне (и совершенно справедливо!) считал, что от владельцев таких игрушек держаться нужно как можно дальше! Ибо там где такие «гаджеты», там и интересы империи, которые отдельно взятой человеческой жизни завсегда превыше.

Дальше парень извлек из своего рюкзака странный артефакт. Положив его перед собой, он с минуту пялился на него с отвращением и неким даже ужасом, после чего сделал несколько глубоких вдохов явно по системе какой-то медитативной практики.

— Готов?

Михей только кивнул.

— Помни, от меня ни на шаг! Дальше двух метров не отходи. Прикрыть не смогу.

Еще один кивок и…

Маг опустил ладонь на эти чертовы «нарды».

Несколько мгновений ничего не происходило. Лишь краски и жизнь словно бы вернулись на посеревшее от усталости и многочасового кросса лицо мага. Однако затем эта самая «жизнь» словно бы стала рвать изнутри тело Ари. Губы, только что сложенные в расслабленную улыбку, превратились в узкую линию. На лбу выступили крупные капли пота, а брови сошлись над переносицей в болезненной складке. Вот только руку он все никак не убирал с темного дерева, впитывая в себя все новые и новые порции странной энергии… А потом пришла боль. Каждый, кто сделал своим ремеслом войну, ни раз видел сжатые до хруста зубы, кровавые следы от ногтей на ладонях, вздувшиеся от напряжения вены…

И если бы снайпер хоть чуток представлял механику происходящего, то давно был сорвал ладонь молодого напарника со страшного артефакта. Однако поможет ли это? Не отправит ли он мага тем самым в края вечной охоты?!

— Ссссейчассссшш, — с трудом прошипел сквозь сведенные от напряжение челюсти Матвей. — Блишшшшшжеее…

Хохол, понадеявшись, что хотя бы Тунгусу сейчас попроще, послушно подсел к магу.

Тот сомнамбулой поднялся со своего места, несмотря на боль. Трясущимися руками Ари упаковал артефакт в чехол и спрятал его в рюкзак. Пара коротких и неуверенных шагов, и вот он приобнимает снайпера за плечи, словно собираясь сфотографироваться на память на фоне девственной природы сих прекрасных лесов.

— Ссссейчассссшш.

Снайпер даже несмотря на разделявшие их тела пару бронежилетов, транспортных систем и комплектов камуфляжа почувствовал, как парень набрал полные легкие воздуха, чтобы уже тут же освободить их диким первобытным ором, полным нескончаемой боли, что буквально разрывала сейчас его изнутри! Вместе с криком наружу вырвался Огонь, буквально плеснув в разные стороны жаркой волной, поглощая все на своем пути. Впервые Хохол вживую и так близко видел как оплавляется камень! Что уж говорить о деревьях и сухой траве, что становились пищей Адского Пламени в доли секунды. В лицо снайпера буквально дыхнуло жаром, однако… Чего стоят слегка оплавившиеся волосы да ресницы в эпицентре бушующей пламенной стихии?

— Ешшшщееее немногооо….- гул и треск вокруг с трудом позволили Михею расслышать едва ворочающего языком напарника.

Волосы на голове снайпера буквально встали дымом, чтобы через миг опасть оплавленной бесформенной массой. Ощущение Силы пронзало тело даже неодаренного (так вот как ОНИ чувствую ЭТО!..), а расплескавшееся на сотни метров вокруг Пламя вдруг стало сворачиваться в гигантский огненный смерч!

— Вот б@я… — тоскливо «проскулил» снайпер прекрасно понимая, ЧТО будет, если парень не удержит стихию.

Ему было действительно страшно, а от простого осознания разгулявшихся на небольшой таежной полянке сил, очень хотелось оказаться от эпицентра сего светопредставления как можно дальше. И это без учета иных неприятных факторов.

Стоит молодому магу дрогнуть хотя бы на миг и… А самое противное, что опытный вояка вообще никак не мог повлиять на ситуацию.

— Пшшшшшшли!

— Куда?!

Парень лишь махнул рукой, указывая примерное направление. Что ж, главное выбраться из огня, а куда доставить это тело снайпер знал. Тем более, что свою часть работы маг выполнил на отлично! Осталось лишь доволочь его к точке встречи.

Кстати, в данный миг Михей совершенно не был уверен, что хочет знакомиться с «друзьями» Ари. Простой взгляд вокруг его опасения подтверждал более чем полностью.

Самое сложное было сделать первый шаг прямо в огонь. Однако пламя послушно расступилось перед ними.

Ну что ж. Говорят, что перед одним героем старой, но самой известной в этом мире книги, когда он спасал свой народ, однажды расступилась вода.

— Ну и чем я не Моисей? — буркнул себе под нос Михей для вящей бодрости, уже смелее делая еще один шаг вперед.

Прямо на стену огня.

* * *

— Привет, ты Хохол, а? — звонкий девичий голос заставил вздрогнуть.

Снайпер медленно и печально отвел руку от набедренной кобуры, где покоилась ставшая уже привычной «Беретта». Причиной такой покладистости стал ствол, упершийся в основание затылка. Однако не он волновал Михея в первую очередь, а возникший прямо перед глазами глюк в виде невысокой, но фигуристой девахи, чье лицо было скрыто «Пеленой» — простеньким артефактом, попросту размывающим черты лица. Нет, конечно, он мог допустить, что перед тем как отправиться в тайгу красотка сделала явно профессиональную укладку, забыла сменить на камуфляж довольно просто выглядящий, но явно очень дорогой (настолько, что это становилось понятно даже далекому от моды вояке!) брючный костюм, и, естественно, не забыла посетить маникюрный салон. Про такие детальки как браслетик стоимостью в боевой самолет и часики, продажа которых смогла бы с легкостью исполнить мечту Хохла о собственном большом доме неподалеку от Питера, можно было даже не упоминать. Ну и в качестве вишенки в торте осталось отметить несколько бойцов экстра-класса, что сейчас спокойно и уверенно обеспечивали охраняемому лицу периметр безопасности. А ведь он совершенно не мальчик для битья, но их появление просто не почуял. Они просто возникли. Из ниоткуда.

«Короче, глюки, не иначе. Нас таки нагнали и того… Сейчас эта девочка проводит нас к своему начальничку — Святому Петру, а уж тот определит на какой плацдарм отправить нас для перегруппировки — верхний или нижний!», — решил замученный снайпер.

А устать от чего было. С десяток километров попробуйте протащить фактически на себе бесчувственное и с большим трудом передвигающее ногами тело напарника, одной экипировки на котором килограмм под тридцать. И ведь бросить ничего нельзя! Нужное все осталось. Счастье еще, что погоня то ли не самоорганизовалась, то ли дезорганизовалась под шквальными ударами огненного шторма. Не было ее в общем, так что до точки добрались без особых проблем.

А глюки… Возможно, мозг не выдержал жара «огненного туннеля», по которому пришлось «прогуляться» метров триста. Парень держал защиту сколько мог, но его силы стремительно иссякали, а потому последние метры они преодолели почти без той пленки, что до того надежно защищала беглецов от голодных языков пламени.

— Эй, приятель, я не глюк! — легко догадалась о мыслях снайпера девчушка, для наглядности помахав изящной ладошкой перед его лицом.

«Еще лучше! Если это все взаправду, то ситуация превращается из хреновой в непонятную, а это далеко не факт, что намного лучше!», — решил Михей, прикидывая, что можно сделать.

По сему выходило, что ничего. Каждый из сопровождающих девушки был спецом просто запредельного уровня. «Рыбак рыбака», что называется. Моторика, хват оружия, поведении — все просто кричало об опасности. Вот только взаимное расположение бойцов было довольно странно… Хотя если допустить, что КАЖДЫЙ из них — одаренный, то…

Твою ж…!

— Блин, — совсем не аристократично выругалась девушка. — Хохол, открой приказ и сверь пароль-отзыв.

— Помню. — впервые разлепил потрескавшиеся от жара губы Михей.

К огромному его облегчению связка пароль-отзыв совпали с текстом отданного Матвеем приказа.

— Вот и чудненько, милый! — раздался звонкий голос… ИЗ-ЗА его спины

А ведь только что собеседница стояла ПЕРЕД ним! Кажется, кто-то очень не плохо владеет регуляцией внутренней энергией. Связка «отвод глаз — рывок» была выполнена безупречно…

— А вот это я пока заберу, ладно? — невинно проинформировала девчушка, подкидывая на ладошке последнюю гранату из разгрузке Михея… На которую тот возлагал большие надежды в ситуации «ежели чего».

Так что в ответ он только и мог, что с трудом прохрипеть:

— Будь любезна!

— Не обижайся, красавчик, — пожала плечами та. — Просто есть такая неприятная особенность у друзей нашего Матвея — всякие кунштюки откалывать в самый неподходящий момент. А уж гранатой себя подорвать, так вообще святое дело! Короче, ты ж не хочешь, чтоб пришел в себя Ари, а ты к тому времени себя на пол леса рас*****ил?! Он ж мне этого не простит! Да и глупо это… Нам все равно не повредит, а ты же помнишь, что гранатку надо использовать так, чтобы убило еще хоть кого-то кроме тебя?

Секунды две понадобилось снайперу, чтобы осознать слова аристократки (да-да, теперь он был уверен в этом почти на сто процентов!). Ответить ему удалось лишь приглушенным хриплым смешком.

— Воды? — невинно поинтересовалась собеседница, из чьих холеных рук уже исчезла «эфка».

Зато теперь аккуратные ладошки сжимали флягу с благословенной жидкостью!

Как он вырвал «угощение», снайпер позже так вспомнить и не смог. Зато божественный вкус чистой и прохладной воды явно с легким исцеляющим наговором, что смочила пересохшее горло, он запомнил до конца дней своих.

А ведь она нервничала. Пыталась не показать вида, но все же…

— Не шатайся, пожалуйста! — раздался ЕЩЕ ОДИН женский голос.

Ну хоть еще рыжую красотку срисовал на подходе. На что-то он еще в этой компании суперов еще годен. Кстати, ЭТА девчушка лицо свое не скрывала. Настоящая ведьмочка. Этакий симпатичный зеленоглазый чертенок. Милый, спасу нет…

Тем временем, девчушка развела вокруг его напарника вполне осмысленную суету, ловко работая с какими-то медицинскими причиндалами. Причем она явно комбинировала методы как классической, так и энергетической медицины. Хрена себе у «переговорщицы» кадры!

Минуты через две (Хохол как раз успел «добить» литровую флягу), рыжуля уверенно подняла вверх большой палец!

Плечи скрытой под «Пеленой» аристократки мгновенно расслабились.

— Этого — в машине! — ткнула пальцем рыжая в офигевшего бойца, уже неторопливо смакующего вторую флягу, потопала куда-то в сторону леса.

Михей же тем временем задумался, что больше его удивляет — аристократка при параде или сексуальная медичка в обтягивающих джинсиках и топике ПОСРЕДИ, МАТЬ ЕЕ, ТАЙГИ! Там где группы вооруженных людей увлеченно режут глотки себе подобным. ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?!

Миг, как тяжесть тела напарника спала с его плеч, снайпер не заметил. Зато ясно видел, как Матвея аккуратно оттаскивают в сторону леса двое сопровождающих странной девчонки.

Еще через секунду Михей почувствовал, как аккуратная, но сильная девичья ручка почти нежно взяла его под руку.

— Ну, что пойдем? — спросила лесная дева.

Офигевший от таких поворотов судьбы снайпер, никак не ожидавший «романтической прогулки» (!) с аристократкой (!!) по фактически зоне боевых действий (!!!). Каждый из этих пунктов был нереален по определению. А уж все вместе…

Так что ему только и оставалось вздохнуть:

— Пошли.

И отправиться… куда отправили.

В этом танце «вела» именно девушка.

* * *

«Ну да, ну да! А чего я еще ожидал-то после таких сюрпризов?», — только и подумал снайпер, рассматривая ну вот оооочень «обычную» для сих широт колонну.

И правда, чье внимание способны привлечь три броневика Т-98 и один Урал-63095, известный люду служивому как «Тайфун — У»? И вот уж совершенно не удивляет ощущение, что на дверцах «Комбатов» наскоро закрашены гербы. С другой стороны — красивая игра! Формально ханьцы, на территории которых, строго говоря, все действующие лица сейчас и находились, повода к началу войны не имели. Номеров-то нет, да и гербы закрашены! А ощущения к делу, как говорится, не пришьешь. С другой стороны, империя демонстрирует свой интерес к району, словно бы говоря: «Не обуздаете своих и чужих контрабандистов — пеняйте на себя. И если не можете контролировать „лисьи тропки“ от хищников чужестранных, то это сделаем мы… Не взирая на государственные границы». Утрутся ребяты, никуда не денутся. Все-таки Великий сосед, как его иногда называли СМИ, по результатам прошлой заварушки стороной оказался насквозь проигравшей, а потому прав возникать не имеющей. Нет, если будут ЖЕЛЕЗНОБЕТОННЫЕ доказательства проказ империи на их территории ханьцы вой, конечно, поднять могут. Вот только что тогда останется от их репутации? Да и нужно для этого всего-ничего: напасть на малочисленный, но исключительно подготовленный отряд одаренных под предводительством имперского аристократа. Надо помнить, что атаку на «заплутавшего представителя Великого Рода» империя не простит. И вновь найдется работа для кого-то вроде Берса. А, может быть, он и сам скатается, дабы косточки старые поразмять, да стариной тряхнуть!

— Так, — ладошка его «проводницы» легонько хлопнула куда-то в район плеча Хохла. — Сейчас на осмотр. После — есть и отдыхать.

Похоже, несмотря на все желание храбриться, девушка все-таки нервничала.

Люди, которым по роду деятельности больше подошли бы белые халаты, а не разгрузки-автоматы, осмотрели его быстро, но тщательно. К счастью, больших расхождений между «комплектацией» двухдневной давности и состоянием организма в нынешний момент, не было, а, значит…

— Держи. — вновь вынырнула откуда-то из салона одного из «Комбатов» девчушка с Пеленой.

Пальцы снайпера рефлекторно сжали небольшой цилиндрик и… Как хорошо! Словно заново родился, после чего месяцок отдохнул на курорте и принял свежий душ! Кра-со-та! Усталость как рукой сняло.

— Легче?

Михей был уверен, что под «Пеленой» девушка улыбается во все тридцать два.

— Целительский амулет, — мечтательно протянул боец. — Какая красота…

— Где-то ползаряда осталось, — пожала плечами аристократка, небрежно крутанув артефакт в руках, и… Протянула его обратно. — Держи. Может пригодиться.

Снайпер аккуратно принял подарок. Штука, что может раз или два остановить серьезное кровотечение или вернуть силы, когда измученный организм уже просто отказывается выполнять команды мозга… Конечно, при его профессии, «может пригодиться»!

Где вот только его заряжать…

— Питание стандартное, — тут же ответила на невысказанные вслух мыли девушка. — Даже слабенький маг за сутки-другие подзарядит. Или Матвея попросишь, как оклемается…

Раздражение в голосе щедрой аристократки усилилось кратно.

«Вот оно что! Переживает», — мысленно отметил Михей, поглядывая на парня, который хоть и с видимым трудом, но все-таки уже самостоятельно сидел на раскладном стуле. Симпатичная же рыжуля суетилась вокруг, втыкая все новые и новые длинные иглы в тело о парня.

— Пойдем, поешь!

К своему стыду, Хохол только сейчас уловил самый прекрасный запах на земле — аромат жарящегося на углях мяса. Желудок же громким урчанием подтвердил, что подкрепиться ну вот ни разу не простив… Заставив своего хозяина не слегка так смутиться. Все ж таки наличие аристократки в пределах прямой видимости означало… Да хрен его знает, что оно означало, но приличия стоило блюсти!

— Не волнуйся! — усмехнулась упомянутая аристократка, одарив смущенного бойца еще одним неслабым таким тычком в плечо. — Сама готова после «выходов» слона сожрать! Так что не стесняйся!

Дважды просить не пришлось. Тем более, что импровизированная «столовая» из нескольких туристических стульев, одного стола и навороченной барбекюшницы (черт его знает, как она на деле называется, но с комфортом воюют товарищи!), находилась сразу за «Тайфуном». «Даже зонтик от солнца не забыли!», — автоматически оценил Михей в тот миг, когда его зубы буквально впились в сочный кусок мяса.

Каааайф!

Первую порцию голодный снайпер приговорил буквально за пару минут. Со второй «возиться» изволил уже почти четверть часа. Какое счастье отобедать никуда не торопясь, когда…

— И-ди-от!!!

С каждым слогом едва поднявшемуся Матвею прилетало по увесистой такой пощечине. И лишь после этого «ритуального» действия девушка… Повисла на шее Ари, уткнувшись младшему члену группы в плечо… Тот аккуратно приобнял девушку в ответ левой рукой. Правая же больше напоминала спину ежа от количества воткнутых в нее игл.

Стояли они так с минуту, после чего аристократка аккуратно привела к столу шатающегося осиновым листом на ветру парня, и моментально куда-то смылась.

— Мда…, - только и протянул Ари, удивленно глядя ей вслед. — Прихорашиваться, что ли?

— Так под «Пеленой» же не видно?

Мужчины на секунду задумались, после чего переглянулись и добродушно заключили в один голос:

— Женщины…

— Так, больной, чего это мы не едим?!

О, а вот и рыжуля нарисовалась. Лично Михей был совершенно тому не противник!

— Хорошо-хорошо, красавица! — поднял Матвей «функциональную» руку в защитном жесте.

— Так, блин!.. Это ты только «отошел» и уже на сторону глядишь?!

Голос аристократки таки кипел возмущением и праведным гневом.

— Да как ты могла подумать?! — с возмущением заявил парень- Все мои мысли лишь о тебе, о несравненная…

Парень довольно ловко плел словесные кружева, а в искренности его бы не усомнился и самый придирчивый следователь! В такой ситуации только так… В конце концов, цель была достигнута: Девушка расслабилась и «простила» мага.

— Ладно, я вообще само совершенство, — мурлыкнула она, махнув рукой. — Ты запомни на чем остановился, потом продолжишь! А пока…

На стол перед парнем легла газета, которую он тут же и сграбастал. Секунда понадобилась ему на изучение первой полосы, после чего он чуть натянуто произнес:

— Ну что ж, я тебя поздравляю!

— Спасибо, Матвей! Не забывай — ты главный гость на празднике!.. А пока ешь!

Парень с облегчением вернулся к куску мяса, который вынужден был оставить дабы спеть дифирамбы девчушке.

Тоновый сигнал заставил рации заставил его челюсти сбиться с ритма.

Выслушав сообщение (а удобные нынче гарнитуры — почти и не видно!), она лишь констатировала:

— Ваши оторвались без потерь. Степаныч тоже свою задачу выполнил. Ешьте спокойно!

С этими словами обе девчушки оставили мужчин наедине с едой.

— А дальше что?

— На базу вернемся…

— А?.. — снайпер вопросительно посмотрел на газету, которую парень предусмотрительно положил передовицей вниз.

— Михей, блин, дай поесть! — возмущенно возопил Ари, проявив невиданный интерес к огурцу.

Что ж, потом так потом. Сейчас эта тема была явно… Неуместна.


Глава 33


Депутаты Государственной Думы Российской Империи большинством голосов провалили законопроект об опережающем развитии технических мощностей в области микроэлектроники, отправив его на доработку…

Щелк.

Большой экран, на котором велась прямая трансляция из Таврического дворца, послушно погас, оставив Главноуправляющего политическим сыском страны в глубокой задумчивости бороться с желанием подогнать к тому самому дворцу танки и решить вопрос с этой говорильней радикально. За сухими словами «провалили законопроект» крылся один простой факт — поручение надежи-государя в который раз не выполнено. Да, подготовлено огромное количество красивых бумажек, проектов и планов. «Освоено» больше половины бюджета, но вот ни одного колышка, чья совокупность обозначает, что здесь будет находиться новое высокотехнологичное производство, увы, в землицу русскую не вбито.

— Что скажешь, Андрей Иванович?

Ефимовский поморщился, но все же ответил:

— И вновь «Нормальные герои всегда идут в обход»…

Михалков на это лишь хмыкнул. У любого государства ВСЕГДА есть люди, которым МОЖНО выдать деньги и быть уверенным, что НЕОБХОДИМОЕ империи построено БУДЕТ! У тех же амеров имеется один миллиардер, что курит травку в прямом эфире, спит с актрисами мировой величины (и не по одной за раз!) и уже давно стал героем мемов «Как тебе такое…?!». К нему обращается государство, когда какой-то вопрос в сфере космических технологий решен должен быть однозначно. Недаром этот самый мемасиков герой свободно пользуется всеми наработками НАСА и других технологических контор. Таких людей ненавидят и поливают грязью в СМИ. А как же? Финансирование идет не через политиков, «честные и открытые» рыночные процедуры и всякие прочие легализованные схемы хищения бюджета страны. И это не говоря уж о том, что соседям, как правило, совершенно завершение подобных проектов не выгодно, а подразделения «цепных троллей» для борьбы в СМИ и Интернете с диванными войсками противника сегодня есть даже у Гондураса. В российской империи эту роль традиционно брал на себя Род Демидовых. Сколько их поливали грязью, обвиняли в гигантских «распилах» и нарушении правил проведения всяких тендеров-шмендеров… Однако потомки обычного мастерового Никиты Афнутьева, чей путь наверх начался с изготовления шести ружей для Петра I, справлялись всегда. В те далекие времена, в награду за искусную работу, отправил император будущего основателя Рода на Урал «во умножение всякого железы, крупного и мелкого оружия, чтоб всегда в довольстве было». Справился Основатель. С 1702 по 1706 год более чем сотней пушек государство обеспечил… По цене вдвое меньше конкурентов! И вот уже три с лишним столетия, когда что-то должно быть СДЕЛАНО, государство обращается к Династии уральских промышленников… За что ее жутко не любят участники всяческих «говорилен» и «попилов»!

Историю страны и Великого Рода вахмистр Калашников знал. А вот саму ситуацию понимал не очень ясно. Однако крепко подозревал, что раз уж он оказался на этом совещании, то суть до него донесут в любом случае.

— Егор Степанович, специально для вас, — не обманул его ожиданий Михалков. — Микроэлектроника — едва ли не краеугольный камень нашей цивилизации. Не буду утомлять вас подробностями, вы и сами прекрасно знаете, что сегодня она применяется фактически везде. Для нас главный момент — инфраструктура городов. Если сегодня прервется поступлением комплектующих, то она «встанет» очень быстро. Привыкли мы в случае выхода из строя менять модуль, не слишком рассуждая о принципах его действия. Теперь представьте, что поступление запасных частей просто остановится. Если в небольших населенных пунктах еще есть кое-где осталась аналоговая инфраструктура, да и кадры раннишние сохранить хоть как-то удалось, то крупные города просто захлестнет коммунальный коллапс. Постарались эффективно-деффективные менеджеры новой формации: инженеров, что способны заменить отсутствующие блоки каким-нибудь аналогам не хватает просто катастрофически…

— Доп***елись болтуны наши думские… — не выдержал Ефимовский.

Беззлобно так сказал. Сделать с этим гадюшником пока ничего не мог и император. Нет, если будет приказ, то… Вот только не будет его. Это людям от управления весьма далеким кажется, что заменить человека на высоком (а даже и не на очень!) посту решением главы государства — дело плевое. Увы, это совершенно не так! На подобного персонажа, как правило, завязано куча других процессов, решений, схем, да и просто личных договоренностей, которые ДОЛЖНЫ работать[38]

— Та же ситуация и во многих других сферах, — спокойно закончил Михалков, не обратив на ремарку подчиненного ни малейшего внимания. — Только по военке закрываемся полностью, а по другим направлениям — швах!

— А почему бы микроэлектроника должна исчезнуть?

— Доигрались наши сторонники глобального мира, — грустно покачал головой князь. — Слишком сильно разделили производственные цепочки. Вот и образовались несколько узких мест в технологическом цикле. А теперь, например, если вдруг ханьцы сцепятся с амерами, а пара-тройка ракет случайно упадет на Тайвань, да еще и в аккурат по нескольким всего лишь заводикам, то… На три-четыре года не только нас, но и весь мир ждет довольно серьезный кризис и технологический провал. А кое-кто из представителей… Мммм… Международных финансовых институтов в такой схеме заинтересован очень и очень, рассчитывая сыграть «на понижение»[39].

Калашников задумался. Только на днях он решил обновить свой автомобиль, прикупив современную «Ладу-Турбину»… И был очень удивлен, когда дилер предложил ему комплектацию «Лайт». То есть, «всего хватает, кроме мульти-руля и аудиосистемы». Уж не следствие ли этого перебоев с поставками микроэлектроники уже сейчас? У амеров, как он слышал, ожидание нового авто может растянуться на долгие месяцы… По тем же причинам.

Вахмистр задумался еще глубже.

— Решение этой задачи — не мой уровень, — уточнил он. — Почему вы предпочли ввести меня в курс дела?

— Ольга Григорьевна Демидова переходит под ваше начало, — устало потер глаза князь. — Поздравляю с новым сотрудником.

В повисшей в кабинете тишине было отчетливо слышно, как скрипнули зубы Калашникова. Нет, девушка была вполне себе ничего в общем плане, но еще одна родовитая под крылом это… Смущает.

— Но…

— Вопрос решен, — объявил князь. — Что там по изменению ее семейного статуса?

— Информационная подготовка мероприятия проведена. Силы и средства для обеспечения безопасности события приведены в готовность. Ждем.

— Что по Забайкалью?

— Операция успешно завершена. Наш контакт в Ордене организовал передачу нам артефакта и полного технического процесса изготовления 82-мм «некро-мин», по их терминологии, к миномету типа 2Б9 «Василек» и комплекса связи и управление «Посейдон». На тушение пожара в квадрате *** был отправлен специальный борт МЧС империи…

Князь слегка улыбнулся. Даже вахмистр не знал, что помимо многих тонн воды в тайгу со спецборта были сброшены несколько групп простыми и ясными задачами — зачистить несколько опорных пунктов Ордена. Личный Е.И.В спецназ со своей задачей справился великолепно. Как всегда.

— … В ходе боестолкновений уничтожены пять егерских групп противника. Объекту Шрам удалось уйти. Наш контакт настаивает на личной встрече для согласования позиций. Доклад закончил.

— Ясно… Благодарю за службу, Егор Степанович! Сидите, сидите! — махнул рукой попытавшемуся вытянуться по струнке вахмистру князь.

Калашников, к его чести, успел даже сделать вид, что и вовсе он по стойке «Смирно!» тянуться не собирался, а всего лишь потянулся за стаканом водички, что «ожидал» внимания к себе с самого начала совещания.

— Итак, суть вашей задачи: обеспечить в режиме секретности доставку партии золота Роду Демидовых в количестве…

Услышав цифру, вахмистр поперхнулся глотком воды. Ладно — золото понятно. Электронные переводы нынче не безопасны в плане конфиденциальности, а в наличных это было бы заняло слишком большой объем. Но даже в металле это было… Много! И если кто думает, что несколько тонн (да-да!) можно вот так незаметно взять и перевезти, чтобы никто не узнал…

— И тут мы вспоминаем старинный горский обычай!..

Калашников понял, что именно имеет ввиду главсатрап империи, по версии либеральных СМИ, но как это реализовать на практике?..

* * *

— И давно это с ним?

— Часа три как…

Сашок перевел слегка обеспокоенный взгляд на валяющегося «при полном параде» на койке Матвея. Даже берцы парень снять не изволил. Хорошо хоть обувь расположил на металлической дужке койки, а не залез в ней под одеяло, например. И то хлеб… Рядом со спальным местом парня валялась газета, которую их коллега изредка брал в руки, рассматривая первую полосу, после чего она снова занимала место прикроватного коврика, а маг, как уже стало известно наверняка, неглядя тянулся к немаленькой такой кучке гвоздей. Откуда он их взял и нафига складировал на собственной тумбочке оставалось загадкой очень недолго. Короткий свист рассекаемого воздуха, и вот деревянная обшивка стены украшается еще одной воткнувшейся «соткой». А то и добрым десятком. После выполнения этого «цикла» Ари вновь погружался в свои мысли, бездумно уставившись в потолок, после чего снова поднимал газету с пола…

Судя по похожей на ежика стене, повторялось подобное действо уже не первый десяток раз.

— А кучно заходит… — только и прокомментировал Хохол.

— Да, талант! — только и согласился Сашок, с подозрением покосившись на снайпера.

Того поведение «подопечного» не беспокоило того, похоже, абсолютно. А вот заместитель командира группы по должности должен был задаться вопросом «А не лишить ли временно самого младшего члена команды доступа к оружию?». Хотя такого попробуй лиши…

«А смысл? Он же и сам оружие! И еще неизвестно как оно хуже будет: пулемет в руках свихнувшегося подростка, либо если он обратиться к своему Дару. Тут и сбежать не успеешь — накроет всех!», — только и прикинул Михей, для которого секретом мысли собеседника не были совершенно. Хотя он действительно не слишком волновался — верил в здравомыслие парня. Пока еще.

Подозрение во взгляде СашкА теперь не было бы заметно лишь человеку… Ну совершенно невнимательному. Из тех самых, что все на свете способны утерять военно-морским способом. Просношать, проще говоря! Ох, если бы не прямой приказ командира… Вот бы он вытряс из кое-кого душу!

Однако тот самый приказ отдан был. Накануне. Сразу же после того, как вертушка высадила их, грязных, голодных и ободранных, на небольшом пятачке всего в трехстах метрах от ставшей почти родной казармы. Еще на подходе все они услышали своим обострившимся до звериного за время выхода обонянием, бесподобный аромат жарящегося на мангале мяса.

Коротко переглянувшись, бойцы прибавили шаг.

Если там свои (хотя вернуться они должны были первыми!), то едой, наверняка, поделятся, а если чужие, то кто-то очень скоро случайно покалечится… Неоднократно! В общем, на задний дворик казармы они буквально влетели… Чтобы тут же получить по запотевшей бутылке пива от Ари, в то время, как Хохол лишь махнул рукой в сторону здания. Идите, мол, переоденьтесь! Сам снайпер даже поздороваться не подошел. Однако его тут же дружно и простили. Все-таки за мясом человек следит. Для них же и приготовленным!

Лишь оружие было аккуратно размещено в пирамиде. Остальная же одежда и амуниция попросту была сброшена возле коек. На всю помывку у каждого не шло не больше нескольких минут, так что спустя четверть часа все дружно пугали сверчков треском за ушами, запивая божественную трапезу пивом и коньяком на выбор.

Первый голод был утолен быстро.

— Ну, а теперь рассказывайте! — потребовал Сашок, едва смог выделить от шашлыка хоть чуток внимания на то, чтобы выслушать одну офигительную историю.

— Запрещаю, — Ярый как всегда возник словно из ниоткуда. — Весь обмен информации по операции исключить. Гриф — две «анечки — красный».

Негромкий голос тут же отбил любое желание продолжать разговор на эту тему.

— Нормальная такая сказочка… — только и отметил Тунгус.

— Да то шо, — пожал плечами его напарник. — Вот я как-то в военкомате такую сказку видел — закачаешься! «Как мужик двух генералов прокормил», называется…

— Читал, — кивнул Олег. — Правда, не очень помню чем закончилось.

— Чем-чем, — проворчал Михей. — Сын его в армию не пошел, вот чем!

Посмеялись.

— Да чего ты их натираешь? — удивленно спросил Хан у своего заместителя, гора использованных салфеток перед которым достигла уже попросту неприличных размеров.

— Чище руки — тверже кал! — важно ответил Сашок.

— Ну-ка, откуда ты сию мудрость взял? — заинтересованно уточнил Ярый у бойца.

— Так в столовой, господин полковник, плакат того… Информирует!

— Мда?.. — задумался офицер. — И впрямь информативно. А главное — доходчиво!

Сашок промолчал, но Матвей не на секунду не сомневался, что к завтрашнему утру «гарем» Сашка украсит комнату приема пищи как надо. Мало ли полковник захочет посетить сей объект в образовательных целях? Парень уже даже придумал слоган: «Язык дан солдату для того, чтобы отвечать: „Есть!“, но не в смысле „жрать“, а в смысле „Слушаюсь!“». Вот только на «переговорах» сегодня кто-то не выспится… Однозначно!

Похоже, та же мысль посетила и Хана.

— Я все время спускал вам сквозь пальцы, — негромко пригрозил он заместителю. — Но если я кого-то за что-то поймаю, то это будет конец!

За столом хрюкнули уже все. В том числе и Ярый. Пародия на прапорщика Кличко, что веселил всех вокруг перлами своего собственного, но отнюдь непреднамерянного, сочинения, удался на славу.

— Вот обладает же наш командир несомненными талантами, — тут же добродушно прогудел Вал. — Как жаль, что он это тщательно скрывает!

— А вдруг враги раз и спросят: «А кто тут у вас самый талантливый?», — начал отповедь майор, насмешливо покосившись на пулеметчика- А я им, значит…

Что ж… Вечер обещал быть отличным, но недолгим. Устали все зверски!

А наутро младший член группы неожиданно «подвис».

Вжуууух. Бам!

Еще один гвоздь стал украшением стены.

Брррр! Брррр! Брррр!

Матвей буквально схватил завибрировавший телефон и с любопытством уставился на сообщение.

— Господа! — громко воскликнул он через секунду, одарив присутствующих слегка сумасшедшей улыбкой. — Меня ожидают на празднике. Имею честь пригласить всех вас!

— Тот самый праздник? — слегка насмешливо уточнил Хохол, словив еще несколько подозрительных взглядов.

— Ага!

— Полковой прокат смокингов уже закрыт! — попытался отшутиться снайпер.

— А и не надо! — тут же отбрил Ари. — Форма одежды — штурмовая! «Подарки» — под стать!

Народ слегка опешил.

— Нуууу, — протянул Тунгус в попытке разрядить обстановку. — Если только сейчас сюда войдет Хан и скажет…

— Бойцы, — раздался от порога голос любимого командира. — Прибыть в 15:00 на инструктаж. Штурмовая операция. Метод доставки — десантирование со сверхмалой высоты.

С этими словами командир покинул задумавшихся о превратностях судьбы бойцов, а Матвей торпедой сорвался со своей койки в сторону оружейных пирамид.

— Так, какого хрена сейчас произошло? — взглянул на напарника Олег.

Хохол молча подошел к койке Ари и поднял с пола газету. На первой полосе были изображены юная девица, очень похожая по сложению на их недавнюю «знакомую», и накачанная горилла с лицом тупым, но мужественным до «сериальной геройности». «Свадьба самой завидной невесты Петербурга! Ольга Демидова выходит замуж за старшего сына купца Ипатьева», — гласил заголовок «Имперского вестника».

От мыслей разных о том, с КЕМ он прогуливался под ручку по симпатичному таежному лесочку, у бойца неожиданно вспотела шея. Он ошибся. Девушка не была аристократкой… Всего-навсего наследницей Великого Рода, который нужды во всей этой мишуре попросту не испытывает, гордясь тем, что у истоков их Семьи был обычный мастеровой…

Вот только влияния и власти у них было столько… Нет, не так… СТОЛЬКО!..

— Ох ты ж бл@@@@… - только и протянул Михей, покосившись на Матвея, любующегося коллекцией всякого разного, но очень смертоносного в руках умелых, разложенной на обеденном столе.

— Не поделишься?!

— Весь обмен информации по операции исключить, — талантливо спародировал снайпер Ярого. — Гриф — две «анечки — красный»

— Да уж, так и не узнаем, чего Ари так возбудился.

— Узнаете, — ответил Хохол, взглянув еще раз на газету. — Его на праздник пригласили.

— И?…

— И нас тоже. А его там так вообще очень ждут.

— И кто же интересно?!

— Это не важно, — вздохнул снайпер, направляясь к оружейной. — Важно то, что Матвей там будет самым главным гостем!





Конец


* * *


Примечания

1

Почему бы не предположить, что в этом мире снимают хорошее кино с похожим сюжетом.

2

И не очень хорошее кино. Здесь речь о сериале «Дневники вампира». Мне не очень понравился. Но тут личная вкусовщина автора;)

3

Раз уж по фильмам пошли, то нельзя и вспомнить замечательную картину «Добро пожаловать в Зомбилэнд».

4

Младшего лейтенанта.

5

Утвердительное суждение, призванное создать правильный психологический настрой. «Я самая обаятельная и привлекательная», — пример аффирмации из классики советского кино.

6

Автор идеи фильма «Секрет».

7

Автор ни в коем случае не имеет ввиду всех москвичей, но проблема среди «культурно-интеллигентных» кругов такая вполне имеется. А вы как считаете?

8

Аббревиатура. Не редко используется заключенными Британии, США и других англоязычных (от себя добавлю, что и англофильских) в качестве татуировки. Дословный перевод: «Все копы — ублюдки». Нередко наносится на пальцы.

9

Прикольный такой дяденька, живший в 15 веке. Сам себя характеризовал как: плут, сутенер, бродяга, гений. Добавлю, что грабитель и убийца. Однако влияние на мировую культуру он оказал немалое. Этот катрен, он, кстати, написал в ночь перед своей казнью. На следующий день он был повешен.

О том, что будет после повешения Вийон написал в своей «Эпитафии», обращаясь у неизвестному прохожему:

Господь простит — мы знали много бед.

А ты запомни — слишком много судей.

Ты можешь жить — перед тобою свет,

Взглянул и помолись, а Бог рассудит.

10

В «диалогах» используются цитаты из прекрасного мультфильма «Возвращение блудного попугая».

11

Водка со змеиным ядом. Нередко еще и с самой змеей внутри. Пользуется популярностью в Китае и Вьетнаме.

12

Две «с» — не спроста. Вспоминаем детскую загадку)

13

Виды наполнения матрасов.

14

Арчибальд Кронин — шотландский писатель, врач.

15

В РИ: Юрий Никулин — актер и режиссер советского кино. Описываемый случай не совсем о приказе, но про то, что ситуации бывают разные. Однако для разведки и иных специальных частей зачастую гораздо важнее вернуться и доложить, либо напротив выполнить задачу в ином месте, чем уничтожить случайно подвернувшегося противника, тем самы либо «засветив» группу, либо понеся потери, сорвав выполнение приказа.

Вот что знаменитый актер писал в своих воспоминаниях о войне:

…Прошли передовую, идут тихо по старой запорошенной дороге в лесу. Идут бесшумно, и вдруг из-за угла неожиданно появляется отряд немцев. Минутное замешательство. Наши вправо, в кювет. А немцы влево. Тишина, все залегли. А один немец, толстый такой, видимо, заметался и — к нашим.

И вдруг из кювета, где прятались немцы, слышится: «Ганс, Ганс, Ганс!» Его ищут. И наши взяли этого Ганса и перекинули через дорогу. И когда Ганс туда полетел, видимо, от страха в этой тишине громко пукнул.

И когда он, как жаба, упал, и немцы грохнули, и наши. И нервно смеялись в течение минуты. Хохотали, лежали и плакали. И потом начали постепенно замолкать. Стало возвращаться понимание, что война.

И, не сговариваясь, наши тихонечко проползли и пошли своей дорогой. А немцы, ни слова не говоря, выстроились и пошли тоже дальше…


16

Джон Ле Карре- английский писатель, автор шпионских романов.

17

Слегка перефразированная цитата Уинстона Черчилля

18

Автор, кстати, ни к чему не призывает и не разжигает. Всем мира и… Читайте книги! Правильные. С детства;)

19

В главе использованы цитаты из мультика «Пингвины Мадагаскара». Улыбаемся и машем;)

20

5С — разработанная в послевоенной Японии система бережливого производства. Состоит из пяти пунктов:

1С — Сортировка — отделение нужных вещей от ненужных.

2С — Соблюдение порядка — расположение нужных вещей как можно ближе и избавление от ненужных.

3С — Содержание в чистоте. Или, по-простому, уборка постоянная.

4С — Стандартизация — установка норм и правил. Таблички расположение предметов, стандарты рабочего места и т. д.

5С — Совершенствование — оптимизация рабочего места.

Неплохую изначально идею, наши родные начальники, как правило, спускают в унитаз.

Пример:

На одном предприятии идет поток изделий А. Все остальные примочки, калибры, да и просто самостоятельно изготовленные инструменты, в лучшем случае сдаются в бюро инструментального хранения, а в худшем просто выбрасываются как не подлежащие идентификации. Все согласно пунктам 1 и 2.

Итог закономерен: запускается изделие Б, для которого все это и готовилось, а половина утеряна БИХом. Выброшенный же инструмент вообще не полежит скорому восстановлению, так как изготавливался еще при Горохе Васьком за магарыч. Самое интересное, что в срыве сдачи изделий затем виновато было вовсе не многомудрое начальство, а «ленивые и косорукие слесаря». Это из личного опыта автора…

Вывод: при нынешней реализации — толку от системы нет (во всех виденных автором случаях), но как повод к дисциплинарному наказанию и освоению бюджета — вовсе неплохая штука, да!


21

Y-образный боевой порядок. Вид построения команды следопытов.

Состоит из:

— Контролера, который руководит процессом выслеживания, а так же руководит тактическим движением команды. Обеспечивает связь с вышестоящим командованием и группами поддержки. Не обязательно самый старший по званию член группы или лучший следопыт, но он должен лучше всего разбираться в динамике преследования.

— Следопыт имеет единственную цель — поиск следов и их интерпретация, оценка вероятных действий противника.

— Левофланговый/правофланговый следопыт отвечает за охранение основного следопыта со стороны фланга боевого порядка в его зоне ответственности.

22

Tracking team — американский слэнг, обозначающий дословно команду следопытов.

23

Тип подошвы с глубоким протектором. Выпускается с 1937 года.

24

Обыгрывается песня Юрия Энтина «Я-гениальный сыщик». Создана для мультфильма «Бременские музыканты».

25

Однократный коллиматорный прицел российского производства с боковым креплением по типу «Ласточкин хвост».

26

Военная академия США. Высшее федеральное военное учебное заведение. Является одним из старейших академий Америки.

27

Здесь приведено донесение об обстановке SITREP, содержащие информацию об обнаружении и типе следов. Такое сообщение известно как LNDAT (Location — местоположение. текущая позиция, Number — количество индивидуальных наборов следов, Direction — направление движение по сторонам света, Age — возраст следов ориентировочный (стандартно округление до 2 часов), Type — тип отпечатков и их описание).

Подробнее о методах организации и управления группами следопытов можно почитать у замечательного автора Дэвида Скотта-Донелана «Тактические операции по выслеживанию». Как пишет сам автор, это «основное руководство для боевых и полицейских следопытов» очень мне помогло при работе над главой. Тем более, он и сам почти 30 лет отдал службе в Родезии, Южной Африке, Мозамбике и Юго-восточной Африке. Короче, дядька знает, о чем говорит.

28

Воспитание аристократов — штука жесткая. Всем, сомневающимся очень рекомендую ознакомиться с историей княжны Китти Мещерской и ее описания воспитательной среды будущего империи. Именно эти жесткие уроки позволили ей не только пережить революцию, но и Великую Отечественную Войну в войсках ПВО. Бомбы зажигательные тушила! Да еще и по фронтам с концертами ездить успевала. При всех тяготах она прожила 91 год.

29

Ну да, классический образ Ника Фьюри из вселенной «Марвел». Хотел бы я увидеть его встречу с Фаиной Раневской. Интересно, чтобы он сказал на ее изречение: «Даже под самым пафосным хвостом павлина всегда скрывается обыкновенная куриная жопа. Так что меньше пафоса, господа!».

30

В этой главе использованы стрелковые аксиомы «Альфы». Точнее формулировок не встречал.

31

«Сарай», «Бегемот» прозвища сего заслуженного ветерана военно-транспортной и гражданской авиации.

32

Реальный случай. Произошел в 1968 году на учениях 340-го ОВП на Яворивский полигоне Прикарпатского военного округа.

33

ИРП — индивидуальный рацион питания.

34

Американский консультант по вопросам управления.

35

Боевой нож. Состоит на воружении американских морских пехотинцев и ВМС США с 1942 года.

36

Вид гибкой молнии на пакетиках и папках для бумаг.

37

Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу». Черт, вот читаю и понимаю, что великие братья точно владели машиной времени. Персонаж вечно теряющий очки и тупящий с девушками книжки до шестой никого не напоминает?

38

Яркий пример — глава ЦБ России, что в 2014 году, когда рубль стал самой волантильной валютой в мире получила орден от МВФ, как самый лучший руководитель цетробанка в том же самом мире. А убрать ее возможности нет, так как автору кажется не лишенным логики следующее предположение: многие наши «партнеры» настаивают на том, чтобы контрагентом от российской стороны был «их» человек. В противном случае множество договоренностей попросту отменяются, ведь современная мировая торговля уже давно не про деньги и прибыль, а про политику и власть. Создается очень простая ситуация: убрать даже откровенного вредителя во власти можно всегда, вот только цена решения (а она есть всегда!) зачастую превышает весь профит!

39

Подробнее о создавшейся проблеме с микроэлектроникой в мире реальном можно послушать на лекциях геостратега Андрея Юрьевича Школьникова.



home | my bookshelf | | ЖнецЪ. Огнем и маневром |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу