Book: Пришельцы из прошлого. Миссис убийца.



Пришельцы из прошлого. Миссис убийца.
Пришельцы из прошлого. Миссис убийца.

Дональд Гамильтон

Пришельцы из прошлого


Пришельцы из прошлого. Миссис убийца.

I

Я пересекал гостиную с бокалом мартини в руке для своей жены, — оживленно беседовавшей с хозяином дома Амосом Дарреллом, физиком, когда открылась дверь и вошел этот человек. Я не знал его, и он ровно ничего для меня не значил, но с ним была женщина, которую во время войны мы звали Тина.

Я не видел ее пятнадцать лет и не думал о ней, наверное, лет десять, не считая тех редких моментов, когда меня, словно неистовые, хотя и смутные сновидения, охватывали воспоминания. Тогда я задавал себе вопрос: кому из тех, с кем я вместе воевал, удалось выжить и что с ними произошло? Иногда мне даже приходило в голову, что я, возможно, и не узнаю эту женщину, если случайно встречу.

Ведь та операция длилась всего неделю. Задание мы выполнили точно в срок, чем заслужили похвалу Мака, который не имел привычки раздавать благодарности направо и налево, словно визитные карточки, но дело было трудное, и Мак это знал. Он позволил нам отдохнуть недельку в Лондоне, и все семь дней мы провели вдвоем. Иными словами, наше состоявшееся пятнадцать лет назад знакомство длилось всего две недели. До этого я не знал ее, а потом больше ни разу не видел. Спроси меня кто-нибудь, где она сейчас, я совершенно искренне ответил бы, что, по всей видимости, по-прежнему в Европе. Или в любой другой точке земного шара, только не в Санта-Фе, Нью-Мексико.

Тем не менее, я ни секунды не сомневался, что это Тина. Она стала выше, старше, привлекательнее и была несравненно лучше одета, чем та неистовая, кровожадная, убогая бродяжка, которая осталась у меня в памяти. На ее лице не было следов хронического недоедания, а глаза не горели ненавистью, и, по всей вероятности, она уже не прятала в нижнем белье нож парашютиста-десантника. Она выглядела так, будто начисто забыла, как обращаться с. автоматом, а покажи ей гранату, вряд ли поняла бы, что эта металлическая штуковина несет смерть и разрушение. И конечно же, под копной волос на затылке она уже не прятала капсулу с ядом. В последнем я не сомневался, потому что у нее была очень короткая стрижка.

Да, в гостиную вошла Тина — в дорогой меховой накидке и стильном платье, совершенно не гармонировавшем с мальчишеской стрижкой. На миг она задержала на мне ничего не выражающий взгляд, и я не понял, узнала она меня или нет. В конце концов, я тоже изменился. На костях у меня наросло мясо, а волосы заметно поредели за пятнадцать лет. Были и другие заметные перемены — жена и трое детей, наполовину выкупленный дом с четырьмя спальнями, счет в банке, при мысли о котором я ощущал умиротворение, и разумная, хотя и не чрезмерная страховка. На подъездной дорожке близ дома стоял «стейшн-вэгон» Бет, а в гараже — мой изрядно помятый пикап. На стене в гостиной висели охотничья винтовка и дробовик, которыми я не пользовался со времен войны.

Хотя я давно превратился в заядлого рыболова — рыба, погибая, не истекает кровью, — в ящике письменного стола, запертого от детей на ключ, хранился мой револьвер. Думаю, эта женщина хорошо его помнила — маленький видавший виды кольт с коротким стволом и заполненной патронами обоймой. Кроме того, в кармане моих брюк всегда лежал складной нож фирмы «Золинген», который она тоже узнала бы, — я вытащил его из руки покойника в ее присутствии.

Этот нож заменил мой, который я сломал о медаль на его груди. Я по-прежнему носил его с собой, а иногда даже брал в руку, — естественно, не вынимая ее из кармана, — когда, возвращаясь с женой из кино, проходил мимо сбившейся в кучки на тротуаре уличной шпаны, которая расступалась, позволяя нам пройти.

— Не смотри на них угрожающе, дорогой, — говорила Бет. — Можно подумать, ты собираешься затевать драку с этими испано-американскими мальчиками.

При этом она смеялась и крепко сжимала мою руку, прекрасно зная, что ее супруг, тихоня-литератор, не обидит и мухи, хотя и пишет рассказы, сочащиеся кровью и бьющим через край насилием.

— Как ты ухитряешься придумывать такие кошмарные сцены? — широко раскрыв глаза, спрашивала она, прочитав какое-нибудь образное описание резни, устроенной команчами, или невероятно жестоких пыток, которым подвергали свои жертвы апачи. Я черпал необходимые сведения из исторических источников, слегка приукрасив их фактами, с которыми мне пришлось столкнуться в годы войны.

— Дорогой, иногда ты пугаешь меня, — любила повторять моя жена, весело смеясь и не обнаруживая ни малейших признаков страха.

— Мэтт абсолютно безобиден, хотя и пишет о страшных вещах, — уверяла она наших друзей. — Я полагаю, у него болезненное воображение. До войны — тогда мы еще не были знакомы — он любил охотиться, а теперь отказался даже от этого развлечения. Ему невыносимо сознавать, что он может кого-то убить, он занимается этим только на бумаге…

Я остановился посреди комнаты, на мгновение отрешившись от всего происходящего вокруг. Я смотрел на Тину, словно на всей земле не существовало никого, кроме нас двоих. Я снова вернулся в прошлое, когда мир был молодым и жестоким, а не старым, цивилизованным и изнеженным, как сегодня.

Казалось, все минувшие пятнадцать лет я был мертв, и только сейчас крышка гроба приподнялась, открыв доступ свету и воздуху…

Потом я перевел дыхание, и видение исчезло. Я снова был респектабельным человеком. Только что перед моими глазами мелькнули картины холостяцкой жизни, способные поставить меня в весьма затруднительное положение, если я не сумею выбрать правильной линии поведения. Следовало вести себя естественно, подойти и приветствовать Тину, как друга, которого я не видел долгое-долгое время, и как боевого товарища давних военных лет, и представить ее Бет, пока ситуация не сделалась неловкой для всех троих.

Я осмотрелся, отыскивая, куда бы поставить бокал. Мужчина, с которым пришла Тина, снял свою широкополую шляпу. Он был крупный, в замшевом спортивном пиджаке и клетчатой хлопчатобумажной рубашке с плетеным кожаным шнурком, которые в западных штатах предпочитают галстукам.

Он потянулся за накидкой на плечах Тины, и она, повернув голову, свободной рукой небрежно и грациозно откинула прядь коротко стриженных волос со своего ушка. Она не смотрела на меня, ее лицо было обращено в другую сторону. Движение ее руки казалось вполне естественным, но во мне еще жили воспоминания о мрачных месяцах суровой тренировки, через которую я прошел, прежде чем меня направили на первое задание. Я знал, что означал ее жест; «Я свяжусь с тобой чуть позднее. Жди!»

Внезапно меня охватил озноб. Я едва не преступил главное правило, которое вдалбливали нам в головы, — никогда и нигде не узнавать людей, вместе с которыми выполнял спецзадания.

У меня не укладывалось в голове, что мы еще можем играть по старым правилам и что появление Тины после долгих лет мира и покоя может означать что-либо, кроме совершенно случайного совпадения. Однако поданный ею сигнал требовал: спрячь в карман идиотское выражение лица, пока не наломал дров. Мы с тобой незнакомы, придурок.

Выходит, она снова работала. Возможно, в отличие от меня она и не прекращала работать. Это означало, что через пятнадцать лет ей потребовалась моя помощь.

II

Когда я наконец добрался до Амоса Даррелла, он вежливо разговаривал с молодой смуглянкой, на чьи роскошные длинные черные волосы нельзя было не обратить внимания.

— Твоя жена покинула меня, чтобы проконсультироваться о чем-то с активисткой из Ассоциации родителей и преподавателей, — сказал Амос. — Мартини ей больше не требуется, но, я полагаю, что мисс Херрера с удовольствием выпьет содержимое бокала, который ты принес. — После этих слов он представил нас; — Мисс Барбара Херрера — мистер Мэтью Хелм. — Он глянул на меня: — Кто эти люди, которые только что вошли?

В этот момент я протягивал девушке бокал. Моя рука не дрогнула.

— Понятия не имею, — ответил я.

— А мне показалось, ты их узнал, — вздохнул Амос. — Наверное, нью-йоркские друзья Фрэн. Не желаешь сыграть партию в шахматы у меня в кабинете?

Я рассмеялся;

— Фрэн не простила бы мне этого. А кроме того, тебе пришлось бы объяснять, как выглядит ферзь и чем он отличается от ладьи.

— Не прибедняйся, ты не так уж плохо играешь, — галантно возразил он.

Амос — пухлый лысеющий человечек небольшого роста. Взгляд из-под очков в стальной оправе — рассеянный и отсутствующий — иногда придает его лицу глуповатое выражение. В своей сфере деятельности Амос самый знающий человек в Соединенных Штатах, а возможно, и во всем мире. Это мне было известно. Правда, в чем конкретно заключалась его деятельность, я не знал, а если бы знал, мне было бы строжайше запрещено говорить на эту тему. Но повторяю, я ничего не знал и не имел ни малейшего желания узнать. У меня было слишком много своих секретов, чтобы еще совать нос в дела Амоса Даррелла и Комиссии по атомной энергии.

Я знал только, что Дарреллы жили в Санта-Фе потому, что Фрэн Даррелл нравилось здесь больше, чем в Лос-Аламосе, где общество было представлено исключительно наводящими дикую скуку учеными. Ей всегда импонировали колоритные личности вроде меня, подвизавшиеся в близких к искусству кругах, а таких в Санта-Фе пруд пруди. Амос был обладателем скоростного «порше-каррера», на котором ездил на работу зимой и летом, покрывая ежедневно тридцать с лишним миль в одну сторону и столько же в обратную. Маленькая сверхмощная спортивная машина как-то не очень вязалась с его внешностью, но я никогда не был хорошим психологом и судить о характере гения, тем более ученого гения, не берусь.

Но его поведение в обыденной жизни не являлось для меня загадкой, и отсутствующий взгляд был не признаком глупости, а показателем элементарной скуки. Видимо, ему давно приелись разговоры с тупицами вроде нас, неспособными отличить изотоп от интеграла.

Он зевнул, не пытаясь приличия ради прикрыть рот рукой, и сказал тоном смирившегося с судьбой человека:

— Извините. Пойду поприветствую вновь прибывших.

Мы проводили его взглядом. Стоявшая рядом со мной девушка грустно рассмеялась:

— Мое общество не слишком привлекает доктора Даррелла.

— Здесь нет вашей вины, — сказал я. — Просто вы не в меру велики.

Она посмотрела на меня с удивленной улыбкой:

— Как понимать ваши слова?

— Ничего обидного для вас в них нет, — заверил ее я. — Для Амоса интерес представляет лишь то, что не больше молекулы.

Тина и ее эскорт в замшевом пиджаке обходили гостиную вместе с Фрэн Даррелл, которая представляла их другим гостям. Хозяйка дома была сухопарой невысокой дамой, чей главный интерес к жизни заключался в коллекционировании необычных людей. Жаль, подумал я, что Фрэн никогда не узнает, какой кладезь необыкновенного представляет собой Тина…

Я внимательно посмотрел на стоящую рядом со мной девушку. В национальном индейском платье со множеством серебряных украшений она была удивительно хороша. Просторное белое платье с широкой плиссированной верхней юбкой и жесткой нижней создавало серьезное препятствие для передвижения в переполненной гостиной Даррелла.

— Вы живете здесь, в Санта-Фе, мисс Херрера?

— Нет, я приехала навестить знакомых. — Она подняла на меня глаза. Темно-карие глаза, блестящие, мягкие, они очень гармонировали с ее испанским именем. — Доктор Даррелл сказал, что вы писатель. Каким именем вы подписываете свои произведения, мистер Хелм?

Мне уже пора бы привыкнуть к этому вопросу, и все-таки я до сих пор не могу понять его глубинную суть. Видимо, здесь имеет место обходной маневр, с помощью которого мои собеседники стыдливо скрывают тот неприглядный факт, что никогда не слышали об авторе по фамилии Хелм и тем более не читали ни одного из его творений. Правда же состоит в том, что я никогда в жизни не пользовался литературным псевдонимом. Было время, когда я отзывался на кличку Эрик, но это уже другая история.

— Я пишу под собственным именем, — несколько чопорно ответил я. — Большинство писателей пользуются своим именем, мисс Херрера, если они не чересчур плодовиты и не конфликтуют с издателями.

— Ах, извините, — сказала она.

Я подумал, что веду себя как напыщенный кретин, и усмехнулся:

— Лучше всего мне удаются вестерны. И между прочим, завтра утром я уезжаю из города, чтобы собрать материал для очередного опуса. — Я глянул на бокал мартини в своей руке. — Если, конечно, буду в состоянии сесть за руль.

— Куда вы направляетесь?

— Сначала в долину реки Пекос, а затем через Техас в Сан-Антонио. Оттуда сверну на север и буду придерживаться маршрута, по которому в старину перегоняли скот в Канзас. По пути буду фотографировать.

— Так вы еще и фотограф? — Она была симпатичной девчушкой, но чуточку переусердствовала с выражением восторга от беседы со знаменитостью. В конце концов, я ведь не Эрнст Хемингуэй.

— Раньше я работал в маленькой газете. А там надо уметь делать все. Правда, было это давно, еще до войны. Беллетристикой я занялся позднее.

— Вы так интересно рассказываете, — сказала девушка. — Очень жаль, что вы уезжаете. Я надеялась, что вы уделите мне немного времени, и рассчитывала на вашу помощь. Когда доктор Даррелл сказал, что вы писатель, я… — Она умолкла в нерешительности, потом смущенно рассмеялась, но я уже знал, что последует дальше. — Я сама пробовала писать, и мне хотелось поговорить с кем-нибудь, кто…

Подошла Фрэн Даррелл с Тиной и ее спутником, и мы оба повернулись к ним. Фрэн была одета в том же стиле, что и моя собеседница, только ее платье было еще сильнее перегружено серебряными индейскими украшениями. Она могла позволить себе шиковать. Кроме жалования, которое Амос получал от правительства, у нее были и собственные источники дохода. Она представила вновь прибывших мисс Херрере, после чего подошла моя очередь.

— …а вот человек, которого я представляю вам с особым удовольствием, дорогая, — с восторгом в голосе сказала Фрэн Тине. — Это один из наших знаменитых сограждан, Мэтт Хелм. Мэтт, это Мадлен Лорис из Нью-Йорка и ее супруг… Черт возьми, у меня выскочило из головы ваше имя.

— Фрэнк, — сказал блондин.

Тина протянула мне руку. Стройная и загорелая, она выглядела удивительно привлекательно в черном платье без рукавов, в маленькой черной шляпке с вуалью и длинных черных перчатках. Конечно, национальная одежда интересна и очень оригинальна, но если женщина выглядит очаровательной в привычном платье, какой смысл стремиться походить на индеанок-навахо?

Она протянула руку настолько грациозно, что мне захотелось щелкнуть каблуками, низко поклониться и поднести ее пальчики к губам, — я вспомнил, как мне пришлось некоторое время изображать прусского дворянина. Вообще, на меня нахлынули самые разные воспоминания, в том числе и одно, казавшееся абсолютно неправдоподобным: с этой изящной, одетой с удивительным вкусом леди я занимался любовью в канаве под проливным дождем, а вокруг нас люди в военной форме прочесывали густые заросли намокшего под дождем кустарника. Я вспомнил также неделю, проведенную в Лондоне…

Глядя на нее, я понял, что перед ее глазами вставали, вероятно, похожие картины. Ее мизинец несколько раз шевельнулся в моей ладони. Это был сигнал. Он требовал признания и повиновения.

Я ожидал его. Глядя ей прямо в глаза, я не ответил на сигнал, хотя прекрасно помнил, как его следовало подавать. Ее глаза сузились, и она осторожно освободила руку. Я пожал руку Фрэнку Лорису, если его так звали, — я не сомневался, что у него совсем другое имя.

Фрэнк был здоровенным амбалом, чуть ниже меня — такие высокие люди, как я, встречаются не часто, — зато намного шире в плечах и тяжелее. Он выглядел как профессиональный борец. Его нос был сломан, и случилось это, скорей всего, не во время футбольного матча между двумя колледжами.

Пообщавшись с людьми вроде него и Тины подольше, приобретаешь способность узнавать их, выделяя из массы других индивидуумов. Есть что-то характерное в их глазах, поджатых губах, настороженных движениях, в присущей им особой презрительной снисходительности, благодаря чему их легко узнают собратья по профессии. Даже в отмытой, благоухающей дорогими духами Тине проступали эти предательские черточки. Когда-то они были и у меня самого, но я полагал, что сумел избавиться от них. Теперь я не был так уверен в этом.

Мы с Фрэнком Лорисом сразу ощутили взаимную неприязнь. Тем не менее, пожимая друг другу руки, мы обменялись ничего не значащими любезностями. Он надеялся, вероятно, услышать хруст моих костей и неистово шевелил мизинцем, подавая мне сигнал, отвечать на который я не собирался. Пошел он к дьяволу! А с ним и она вместе с Маком, который через столько лет молчания прислал сюда этих ублюдков, чтобы разбудить воспоминания далекого прошлого. Если, конечно, Мак по-прежнему осуществлял режиссуру, а иначе, на мой взгляд, и быть не могло.



Представить, что кто-то другой руководит организацией, было попросту невозможно, да и кто бы взялся за такую грязную работу?

III

Когда я видел Мака последний раз, он сидел за столом в своем убогом кабинете в Вашингтоне.

— Твой послужной список за годы войны. — Он пододвинул ко мне стопку бумаг. — Прочти внимательно. Я дополнил его своими соображениями о людях и фактах, которые тебе надо знать. Запомни и уничтожь. А здесь знаки отличия, которые ты имеешь право носить, если тебе придется снова надеть военную форму.

Я глянул на бумаги и усмехнулся:

— А где же «Пурпурное сердце»? Я три месяца провалялся в госпиталях.

Он не ответил на мою улыбку:

— Не воспринимай эти документы слишком серьезно, Эрик. Из армии ты уволен, и советую не вспоминать о ней.

— Не понял, сэр?

— Эрик, миллионы парней станут рассказывать своим подругам о героических подвигах, совершенных ими в годы войны. Могу поручиться, что появятся сотни, если не тысячи мемуаров, при чтении которых у наших благодушных обывателей волосы встанут дыбом. Для, авторов и издателей такие воспоминания станут чрезвычайно доходным делом. — Мак глянул на меня. Из-за заливавшего кабинет яркого солнечного света я не мог как следует рассмотреть его лицо, хотя отчетливо видел глаза — холодные, серо-стальные. — Я говорю об этом потому, что в досье упоминается о твоих литературных способностях, проявившихся еще до войны. Из нашей конторы не должно просочиться ни строчки воспоминаний. Мы не существовали, нас не было.

Того, что мы делали, никогда не было. Заруби это себе на носу, капитан Хелм.

Он назвал мое настоящее имя в сочетании с моим воинским званием — это означало окончание целого периода моей жизни. Теперь я был предоставлен самому себе.

— Я не намерен писать о своих подвигах, сэр, — сказал я.

— Возможно. Но ты собираешься жениться, и мне известно, что твоя невеста весьма привлекательная юная особа. Поздравляю! Но не забывай, чему тебя учили, капитан Хелм. Ты не имеешь права рассказывать о своем прошлом никому — даже самому близкому человеку. Не имеешь права даже дать понять, что мог бы поделиться интереснейшей информацией о своих приключениях в годы войны. Мне совершенно безразлично, капитан Хелм, что в определенных обстоятельствах подобное молчание может нанести урон твоей репутации или репутации твоей семьи. Ты не имеешь права раскрыть ни единого факта своей биографии. — Он показал на лежащие на столе бумаги: — Мы позаботились о твоем прикрытии, но стопроцентной гарантии не бывает. Тебя могут поймать на какой-нибудь фразе, противоречащей сказанному накануне. Ты можешь встретить человека, с которым, по твоим словам, был тесно связан во время войны. Возможно, он назовет тебя лжецом или еще хуже… Мы сделали все, чтобы исключить подобную возможность, и тем не менее шанс остается. В любом случае ты должен стоять на своем, какой бы затруднительной или даже нелепой ни была ситуация. У тебя нет выбора, только продолжать лгать. Лгать даже своей жене. И не говори, что объяснишь все, как только сможешь. Не проси ее верить тебе, если что-то показалось ей странным. Честно смотри ей в глаза и продолжай лгать.

— Понятно, — сказал я. — Могу я спросить?

— Спрашивай.

— Не сочтите, сэр, что я отношусь к вам без должного уважения, но каким образом вы рассчитываете контролировать выполнение своих распоряжений?

Мне показалось, что на его лице промелькнуло подобие улыбки, хотя это было маловероятно. Этот человек не умел улыбаться.

— Вы уволены из армии, капитан Хелм. Но вы не уволены от нас. Разве можно расстаться с теми, кто не существует?

Я уже направлялся к двери, когда он окликнул меня. Я быстро обернулся:

— Да, сэр?

— Твоя работа достойна всяческих похвал, Эрик. Ты — один из моих лучших людей. Желаю счастья!

Похвала Мака — вещь нешуточная. Она приятно пощекотала мое самолюбие. Пройдя пешком пару кварталов, прежде чем взять такси, я подумал, что он мог не опасаться за меня. Делиться секретами прошлой жизни со своей будущей женой я не собирался. Моя невеста была нежной, чувствительной девушкой из Новой Англии, и я ни при каких обстоятельствах не рассказал бы ей, чем занимался в военные годы один из лучших людей Мака.

IV

Сейчас в гостиной Дарреллов в моих ушах снова звучал голос Мака: «Разве можно расстаться с теми, кто не существует?» Голос из прошлого нес в себе издевательскую нотку, и такая же легкая насмешка читалась в глазах Тины, когда она отошла от меня, сопровождаемая Фрэн и девицей Херрера. Я забыл, какого цвета у нее глаза — не голубые и не черные, и только сейчас вспомнил, что фиолетовые, как небо перед наступлением сумерек.

Амбал по имени Фрэнк Лорис двинулся вслед за тремя женщинами. Он бросил на меня косой взгляд, в котором я без труда прочел предупреждение и угрозу.

Сунув руку в карман, я сжал рукоятку трофейного немецкого ножа. Потом изобразил на лице ухмылку, давая понять, что готов в любое время обсудить с ним все проблемы. В любое время и в любом месте. Возможно, я превратился в миролюбивого домоседа, мужа и отца: моя талия стала шире, а шевелюра заметно поредела. Возможно даже, что некоторые физические нагрузки мне теперь не под силу, но это отнюдь не значит, что у меня подогнутся коленки при виде чьих-то накачанных бицепсов или хмурого взгляда.

Я вдруг с удивлением заметил, что воспринимаю происходящее, как в добрые старые времена. Мы всегда были волками-одиночками. Дух братства и солидарности нам не прививался. Однажды Мак объяснил мне, что старается держать нас по возможности врозь, не допускать частых контактов, чтобы мы не вцепились друг другу в глотку. «Берегите энергию для борьбы с наци, — не уставал повторять он. — Не тратьте ее на свои симпатии и антипатии». Я подумал, что возврат к прошлому произошел в моей душе удивительно быстро, словно все это время я стоял в нем одной ногой.

— Что случилось, дорогой? — послышался за моей спиной голос Бет. — Ты мрачнее тучи. Тебе здесь не нравится?

Я посмотрел на нее, и в который раз она показалась мне неправдоподобно красивой. Бет высокая и стройная. Выносив и родив троих, она безусловно обрела право называться женщиной, хотя по-прежнему выглядит молоденькой девушкой. У нее светло-каштановые волосы, ясные голубые глаза и улыбка, заставляющая мужчин — по крайней мере меня — казаться умнее и значительнее. На ней было синее шелковое платье со скромным вырезом на спине, которое мы купили в Нью-Йорке во время нашей последней поездки на восток год назад. Оно смотрелось на ней великолепно, хотя она и начала уже говорить, что донашивает давно вышедшее из моды старье — гамбит, хорошо известный всем мужьям.

Даже после долгих лет жизни в стране голубых джинсов, платьев в индейском национальном стиле и плетеных сандалий моя жена придерживалась принятых на востоке стандартов, против чего я не возражал. Мне нравится, когда женщина производит впечатление хрупкого, отрешенного от прозы жизни создания и когда на ней юбка, чулки и туфли на высоком каблуке. Я не вижу особой нужды женщине носить брюки, разве что для верховой езды. Больше того, дамское седло и юбка наездницы кажутся мне очень удачным и интересным сочетанием, и мне жаль, что их время безвозвратно кануло в прошлое.

Нет, я не ханжа, считающий смертным грехом для женщины появиться на людях в брюках. Наоборот. Именно потому, что я не ханжа, женщины в брюках и наводят на меня скуку. Люди по-разному реагируют на внешние стимулы, что касается меня, я абсолютно безразличен к женщине в мужском одеянии, как бы очаровательна она ни была и как бы плотно к телу ни прилегали брюки. Окажись Бет любительницей пижамных или просто широких женских брюк, мы, вероятно, никогда не смогли бы заполнить все четыре спальни нашего дома.

— В чем дело, Мэтт? — повторила она.

Глянув вслед удаляющейся Тине и ее гориллообразному спутнику, я пошевелил пальцами и криво усмехнулся:

— Тупицы с мускулатурой быка всегда действовали мне на нервы. А этот недоумок чуть не сломал мне руку. Не знаю, что он хотел доказать.

— Девушка поразительно красива. Кто она?

— Мисс Херрера, — не задумываясь, ответил я. — Она пишет великий американский роман и намерена проконсультироваться у меня.

— Нет, — сказала Бет, — другая. Постарше. Изящная, в черных перчатках. Ты вел себя как истинный европеец, пожимая ей руку. Я даже подумала, что еще немного, и ты поцелуешь ей кончики пальцев. Вы встречались раньше?

Я быстро поднял глаза. Я снова был там, где мне не хотелось быть. Там, где каждую секунду приходится следить, хорошо ли играешь свою роль. Где одно неосторожное слово могло означать смертный приговор. Мышцы моего лица больше не сокращались, как им положено природой. Мой мозг подал сигнал, и лицо изобразило улыбку. Думаю, она была достаточно естественной. Еще юношей я неплохо играл в покер, а в последующие годы мои артистические способности получили углубленное развитие, потому что от них зависела моя жизнь.

Я небрежно положил руку на плечо Бет:

— Ревнуешь? Разве я не могу быть галантным с красивой женщиной?… Нет, миссис Лорис я прежде не встречал, о чем, признаться, немного сожалею.

«Лги, — говорил Мак, — смотри ей прямо в глаза и лги». Почему я должен подчиняться его приказам после долгих лет, прошедших без крови и насилия? Впрочем, ложь далась мне легко, слова казались убедительными. Я нежно прижал Бет к себе, и моя рука ласково, любовно похлопала ее чуть пониже спины. Хотя моего жеста никто не видел, Бет судорожно напряглась.

— Мэтт, немедленно прекрати! — прошептала она, пугливо озираясь.

Бет — забавное создание. Согласитесь, что после стольких лет супружеской жизни мое невинное прикосновение к деликатной части ее тела отнюдь не представляло собой вопиющего нарушения приличий. Но такова Бет, таковы заложенные в ней с детства предрассудки, с которыми приходится мириться. Сейчас, однако, у меня не было времени размышлять о завихрениях ее психики. Собственные проблемы требовали моего внимания без остатка.

— Простите, Герцогиня, — чопорно проговорил я, убирая руку. — Я не имел намерения оскорбить вас…

А сейчас я желал бы вновь наполнить свой бокал. Ваш не требует добавки?

Она покачала головой:

— Нет, я пока не справилась даже с этим. — Она посмотрела мне в глаза: — Не злоупотребляй, дорогой. Помни, завтра утром тебе вести машину.

Из другого конца комнаты за нами наблюдала Тина. Не знаю почему, но мне вспомнился промытый холодными многодневными дождями лес в Кронхайме и немецкий офицер, нож которого я носил в кармане. В предсмертной конвульсии он внезапно отпрянул в сторону, и мой нож сломался, ударившись в металлическую бляху на его груди. Из открытого рта немца вырвался душераздирающий вопль, и Тина, воплощение ярости в одеянии французской шлюхи, выхватила его «шмайсер» и ударила офицера по голове, раскроив череп.

V

Невысокий смуглый мужчина в безукоризненно белом кителе с достоинством и спокойной уверенностью хозяина священнодействовал за столом с напитками. Я хорошо знал этого человека — его нанимали для семейных торжеств во многих домах Санта-Фе.

— Водка? — переспросил он. — Нет, сеньорита, я не могу удовлетворить вашу просьбу. Вы гость в этом доме, и я предлагаю вам мартини. Друзьям Дарреллов не пристало пить перебродившие картофельные очистки и прочие отбросы.

Смеясь, Барбара Херрера по-испански согласилась выпить бокал добропорядочного капиталистического коктейля, отказавшись от ублюдочного напитка, изобретенного в стране коммунистов.

Когда он наполнил ее бокал, я протянул ему свой. Девушка обернулась ко мне, шурша нижними юбками и позвякивая браслетами. Движением головы я указал на ее костюм:

— Санта-Фе должна выразить вам благодарность, мисс Херрера, за поддержку местной промышленности.

Она рассмеялась:

— Наверное, я напоминаю ходячую выставку кустарных изделий? Сегодня у меня не было особых дел, я прошлась по торговым рядам и была очарована. Похоже, я просто потеряла голову.

Благодаря смуглой коже и широким скулам она смотрелась в платье индеанки более естественно, чем остальные дамы. Придав голосу дружелюбную интонацию, я произнес:

— Вы говорите, мисс Херрера, что тоже в определенной мере занимаетесь литературным ремеслом?

Ее лицо осветилось радостной улыбкой:

— О да, и мне хотелось с кем-нибудь это обсудить. Моя рукопись в мотеле, мистер Хелм. Там поблизости очень приятный бар. Утром вы уедете, но если бы сегодня по пути домой задержались ненадолго в этом баре, я сбегала бы к себе в номер за рукописью… Это коротенький рассказ, чтение не займет больше нескольких минут. Я буду счастлива, если вы просто пробежите глазами и поделитесь вашими впечатлениями.

Нью-Йорк кишит редакторами, которые получают зарплату за чтение рассказов. Чтобы узнать их мнение, достаточно заплатить за почтовую пересылку. Однако зеленая молодежь предпочитает плоды своей мозговой деятельности и обильного потовыделения совать под нос друзьям, родственникам, знакомым — любому, кому удалось тиснуть в журнале пару строчек никудышных стихов. Возможно, я закоренелый циник, однако, пробиваясь в литературные сферы, я не тратил сил и времени на то, чтобы показать свои работы людям, у которых не было ни денег купить их, ни типографских машин, чтобы их напечатать. Я не показывал их даже жене. Над авторами, которых не печатают, обычно посмеиваются.

Зачем же выставлять себя на посмешище?

Я попробовал объяснить это стоявшей рядом девушке. Сказал, что, даже если рассказ мне понравится, я все равно ничем не смогу помочь ей. Покупать его я не собираюсь. Но она оказалась на редкость настырной, и я опорожнил еще два бокала мартини, прежде чем мне удалось избавиться от нее. В конце концов я обещал, если выдастся несколько свободных минут, заглянуть к ней утром, чтобы познакомиться с ее творением. По правде говоря, я не думал, что у меня найдется для нее время, и она это, похоже, поняла.

Она отошла от меня и направилась в другой конец гостиной попрощаться с хозяином и хозяйкой. Я отыскал глазами свою жену, разговаривавшую с Тиной.

Остановившись в дверях, я смотрел на них. Две привлекательные, хорошо воспитанные, со вкусом одетые женщины впервые встретились в гостях у общего знакомого и сейчас вели оживленную беседу, испытывая легкую взаимную неприязнь.

— Да, во время войны он работал в Управлении по связям с общественностью, — услышал я, приблизившись, слова Бет. — Во время очередного задания, — кажется, это было где-то близ Парижа — джип, на котором он ехал, перевернулся, и он получил серьезную травму. Его привезли в Вашингтон для лечения, я как раз работала в службе организации досуга военнослужащих. Там мы и встретились… Дорогой, мы как раз говорим о тебе!

Она выглядела очень мило — молодая и невинная. О нашей легкой размолвке она уже забыла. Глядя на нее, я в очередной раз подумал, что, женившись на ней, проявил хороший вкус. Обернувшись, Тина улыбнулась мне:

— Во время войны вы служили в Управлении по связям с общественностью? Наверное, это было очень интересно, но иногда опасно?

Я понимал, что в душе она потешается надо мной.

— В нашем управлении в автокатастрофах погибло больше народу, чем от вражеских бомб, мисс Лорис. Я до сих пор вздрагиваю, когда мимо проезжает джип. Сказывалась, наверное, усталость водителей, потому машины так часто опрокидывались.

— А после войны начали писать?

Она продолжала издеваться надо мной. Я не сомневался, что перед тем, как явиться сюда, она детально ознакомилась с моим досье. Возможно, она даже знала обо мне больше, чем я сам. Эта игра в присутствии моей супруги забавляла ее.

Я сказал:

— Видите ли, до службы в армии я некоторое время работал в газете. Меня уже тогда заинтересовала история юго-западных штатов… А то, что я увидел во время войны, хотя непосредственно в боевых действиях и не участвовал, привело меня к мысли об отсутствии коренных различий между борьбой С нацистами в непролазной грязи под проливным дождем и кровавыми стычками с апачами в безводных пустынях. Вернувшись в газету, я в свободное время пробовал себя в беллетристике. Бет тогда тоже работала, через пару лет меня стали печатать. Так все и получилось.

Тина сказала:

— Вам повезло, мистер Хелм, у вас чуткая супруга. — Обернувшись, она улыбнулась Бет: — Не у каждого начинающего писателя есть такая помощница.

Ответив какими-то приличествующими случаю скромными словами, Бет незаметно подмигнула мне, но в данной ситуации это не показалось мне забавным. В голосе Тины звучало знакомое мне покровительственное высокомерие — она была коршуном среди цыплят, волком среди овец.

Потом я ощутил позади движение, и появился Лорис. В одной руке он держал свою широкополую шляпу, в другой — меховую накидку Тины.



— Извините, но я вынужден нарушить вашу оживленную беседу. Нас ждут на ужин в другом конце города. Ты готова, дорогая?

— Да, — ответила Тина. — Только попрощаюсь с Дарреллами.

— Хорошо, но поторопись. Мы и так опаздываем.

Он определенно давал ей понять, что нечто весьма важное срочно требует ее внимания. И хотя она безусловно понимала значение его слов, тем не менее неторопливо расправляла свою накидку, продолжая безмятежно улыбаться, как это делают женщины, демонстрируя нежелание идти на поводу у нетерпеливых мужей. Когда они удалились, Бет взяла меня за руку:

— Эта женщина мне не понравилась. Ты заметил какая у нее роскошная норка?

— Я хотел подарить тебе норку, когда мы последний раз были при деньгах, — сказал я, — но ты предпочла вложить их в новую машину.

— И он мне не нравится, — продолжала Бет. — Наверное, он ненавидит маленьких детей и отрывает крылышки мухам.

Вопреки своей внешности наивной девушки, временами моя супруга бывает проницательнее многих. Когда мы шли к выходу, я думал о том, что заставило Тину и ее спутника столь стремительно удалиться. А впрочем, это не моя проблема. Я надеялся, что так оно и останется.

VI

Фрэн Даррелл поцеловала меня на прощание. В порядке взаимности Амос поцеловал Бет.

Надо отдать должное Амосу — его поцелуи вызывали наименьшее возражение со стороны супругов, поскольку представляли собой лишь символическое прикосновение губ к щеке. Наверняка он пошел на подобную уступку местному обычаю, уступив настойчивым просьбам Фрэн, которая сумела убедить его, что, отказавшись от лобзаний, он кровно обидит ее друзей.

Во всем, что касается этикета, Амос беспрекословно подчиняется супруге — для него самого это темный лес.

Выполнив свой долг, он продолжал со скучающим видом стоять у двери в то время, как женщины обменивались прощальными словами. Я стоял рядом и внезапно ощутил непреодолимое желание сказать ему, чтобы он поскорее возвращался в дом. Ученый его калибра не должен торчать без нужды в ярко освещенном дверном проеме, представляя собой превосходную цель для снайперов, целый полк которых мог укрыться за стволами кедров. Возможно, мои опасения были беспочвенными, но появление Тины и Лориса заставило мой мозг работать в этом направлении. Конечно, люди Мака не представляли угрозы Амосу, однако само их присутствие означало надвигающуюся опасность.

— Я очень рада, что вы пришли, — сказала Фрэн, — но покидаете вы нас слишком рано. Желаю удачной поездки, Мэтт.

— И тебе того же, Фрэн, — сказала моя супруга.

— Спасибо, мы еще увидимся до нашего отъезда.

— Надеюсь. Я сама не своя от зависти, — сказала Бет. — Спокойной ночи.

Дарреллы возвратились в дом, с ними ничего не произошло, а мы с Бет не спеша двинулись к ее огромному темно-бордовому «стейшн-вэгону», блестевшему в темноте на все четыре тысячи долларов, которые мы за него уплатили.

— Куда они собрались? — спросил я.

— В Вашингтон на следующей неделе, — ответила Бет. — Я думала, ты знаешь.

— Амос был в Вашингтоне всего два месяца назад.

— Да, но ему удалось сделать какое-то важное открытие, и он едет для специального доклада. Фрэн отправляется с ним, они навестят ее родителей в Виргинии и заедут в Нью-Йорк, чтобы немного развлечься.

В ее голосе звучала легкая грусть. Настоящая цивилизация для нее по-прежнему заканчивалась где-то далеко к востоку от Миссисипи. Попадая в Нью-Йорк, она неизменно испытывала огромное наслаждение, хотя у меня этот город не вызывал ничего, кроме ярко выраженной клаустрофобии.

— Если все пойдет нормально, — сказал я, — зимой мы тоже прогуляемся по Нью-Йорку. А сейчас давай немного покатаемся. Миссис Гарсия уже уложит детей к тому времени, как мы вернемся.

Я не хотел возвращаться домой. Перед глазами у меня стояла Тина, подававшая мне сигнал готовности. От меня требовали, чтобы я был дома. И один — в своем кабинете или другом месте, где со мной можно будет войти в контакт. Но я не желал контакта с прошлым.

Выехав из города, я погнал хромированного монстра в горы, где рассчитывал расслабиться, забыть о Тине, о ее внезапном появлении. Но прошлое не желало ослаблять хватки. Из глубин памяти перед моим мысленным взором возник большой черный «мерседес», который я украл на окраине Левенштадта, — это задание я получил уже после того, как распрощался с Тиной и потерял ее след. Я мчался на «мерсе» с бешеной скоростью, — наверное, поэтому и возникла сейчас эта ассоциация — и, когда взглянул на спидометр, стрелка стояла на отметке 180 километров, что в переводе на мили составляет больше ста. Машина шла изумительно плавно, передачи переключались бесшумно и мягко, словно шестерни покрывал бархат, и мне казалось, что я не еду, а плыву в облаках.

И хотя я пришел в ужас от сумасшедшей скорости на грунтовой дороге, впредь меня величали не иначе, как адским водителем, и при последующих операциях за баранку сажали только меня. После войны я никогда не встречал своих пассажиров и не горел желанием увидеть их вновь. Думаю, большинство из них тоже не испытывало ко мне нежных чувств, но пока мы работали одной командой, дело спорилось.

Мы никогда не сбивались с графика и расставляли снайперов в оговоренных местах точно по времени. Мак не позволял нам работать вместе подолгу. Одно-два задания — и он перетасовывал группы или посылал людей на одиночные задания. У людей — даже таких, какими были мы, — могут проявляться со временем не только ненависть, но и взаимные симпатии. Кто мог гарантировать, что вопреки строжайшему приказу какой-нибудь сентиментальный недоумок не пожелает бросить на верную смерть в тылу врага своего товарища, позволившего всадить в себя пулю или сломать ногу. Мак не мог подвергать опасности всю операцию из-за подобных пустяков.

Я вспомнил, как однажды мне пришлось решать похожую проблему в маленьком отряде, которым я командовал. Я решил ее так, как предписывала инструкция, ведь не станешь на вражеской территории рыдать над тяжелораненым, как бы дорог тебе он ни был. Правда, весь обратный путь я непрерывно оглядывался, не уверенный в одобрении других членов группы. Впрочем, я всегда оглядываюсь…

— Мэтт, — негромко спросила меня жена, — Мэтт, что с тобой?

Я тряхнул головой и, повернув руль, повел машину по грунтовой дороге, которая на вершине холма соединялась с шоссе. «Стейшн-вэгон» по всем параметрам уступал «мерседесу». Длинная машина неистово вихляла, я практически потерял контроль над рулем и тормозами. Из-под колес веером вылетала галька. Наконец машину развернуло, и она встала среди сосен.

Бет вздохнула и, приподняв руку, поправила прическу.

— Извини, — сказал я, — наверное, на меня действует мартини. Машина вроде не пострадала.

Под нами сверкали огни Санта-Фе, а дальше, за долиной Рио-Гранде, светился на фоне ночного неба Лос-Аламос, который, в отличие от Амоса Даррелла, меня совершенно не интересовал.

Бет негромко произнесла:

— Дорогой, может, поделишься со мной?

Что я мог ей сказать? Ничего. Сейчас у меня не было желания даже обнять ее.

VII

Миссис Гарсия — невысокая миловидная женщина — жила в нескольких кварталах от нас, так что не было необходимости отвозить ее домой, разве что в особо ненастный день или слишком поздним вечером. Я рассчитался с ней, поблагодарил и проводил до двери. Некоторое время наблюдал, как она идет по бетонной дорожке к калитке. Как и многие другие дома в Санта-Фе, наш особняк окружен каменной стеной десятидюймовой толщины и высотой в шесть футов. Миссис Гарсия вышла за калитку, притворив ее за собой.

В доме царила тишина, если не считать царапанья о дверь нашего кота Тома, пытавшегося проскользнуть внутрь, Я запер дверь перед его носом и протянул руку, чтобы выключить свет во дворе. Наружным освещением можно манипулировать из кухни, из рабочего кабинета, гаража и от входной двери. Установка подобной системы влетела в копеечку, и Бет полагала, что мы напрасно потратились.

Зато ночью я мог практически из любой точки дома простым поворотом выключателя убедиться, что злоумышленник не проник в наши владения.

Я опустил руку, так и не нажав на выключатель. Чего ради облегчать жизнь Тине и ее дружку? Когда, повернувшись, я отошел в сторону, Бет наблюдала за мной, стоя под сводчатым входом в детские спальни.

Словно не обратив внимания на продолжавший гореть свет, она спросила:

— А кот где? Если Тома не выгнать на улицу, он спрячется под мебелью, а ночью заберется в постель к одному из малышей.

Конечно, они не имеют ничего против, но спать с животными негигиенично.

— Кота дома нет, — заверил ее я.

Она молча, без улыбки наблюдала, как я пересек холл и направился к ней. Мягкий свет неясными тенями ложился на ее лицо. Есть что-то очень привлекательное в хорошеньких женщинах, вернувшихся из гостей. В них заметна какая-то расслабленность. Они уже не выглядят как новый автомобиль, только что выруливший из магазина. Нос у Бет слегка блестел, волосы чуточку сбились, а помада на губах уже не лежала идеально ровно, как прежде. И я полагал, что она вновь чувствовала себя женщиной, а не неким неуверенным в себе, смущающимся людей произведением искусства.

Я притянул ее к себе и впился в нее губами, стараясь забыть Тину, не думать о том, что нужно от меня Маку. Что бы это ни было, ничего хорошего я не ждал. Задания Мака относились к другой категории. От моих слоновьих объятий у Бет перехватило дыхание. Потом она рассмеялась, обвила руки вокруг моей шеи и поцеловала меня так же крепко, как я ее. Эту игру мы временами практиковали, притворяясь вконец испорченными людьми, не признающими сдержанности в проявлении чувств.

Я поднял ее на руки и, положив на диван, опустился на нее. Ее губы были полуоткрыты, но глаза смотрели на меня чуть опасливо.

— Мэтт, дорогой, — прошептала она, — пожалуйста, осторожно. Ты помнешь мне платье.

Женщину, которую любишь, нельзя брать против ее желания. Медленно поднявшись на ноги, я обтер лицо носовым платком. Потом подошел к двери и стал смотреть на освещенный двор. Бет поднялась и быстро покинула комнату.

Пройдя в спальню, я начал было снимать галстук, но передумал. Мой чемодан стоял в ногах постели. Часть вещей я уже отнес в свой пикап, на котором завтра намеревался тронуться в путь.

К утру я мог бы быть в Техасе.

Я поставил чемодан у двери в кухню и прошел в детскую. Мэтт, — наш старший, одиннадцати лет, крепко спал, на соседней кровати, тоже деревянной, сладко посапывал девятилетний Уоррен. Младшенькая, Бетси, еще не достигшая и двух лет, улыбалась во сне. Ее головка была еще слишком велика для хрупкого тельца, а ножки малы. Я смотрел на нее, тоже улыбаясь, потом услышал осторожные шаги, обернулся и увидел Бет.

— Знаешь, — сказал я, — лучше я заберу свое барахло и отправлюсь в путь прямо сейчас. К утру буду уже на полпути к Сан-Антонио.

— Стоит ли? — В ее голосе звучало сомнение. — Ведь ты не так уж мало выпил.

Мне показалось, она хотела что-то добавить, но передумала.

— Не беспокойся. Если я почувствую сонливость, то всегда смогу съехать на обочину и прикорнуть на заднем сиденье. — Это было не совсем то, что я предпочел бы сказать, но мы, видимо, на время утратили способность к искренности.

Несколько секунд мы молча смотрели друг другу в глаза. Я легонько коснулся губами ее губ:

— До свидания. Позвоню завтра, при первой же возможности. Но не беспокойся, если звонка не будет. Считай, что я устроил где-то привал.

— Мэтт… — начала она, потом быстро сказала: — Неважно, главное, не гони. И присылай открытки мальчикам. Им так нравится получать от тебя письма.

На заднем дворике в ярком свете двух фонарей я распахнул широкие чугунные ворота. Они выходили в узкий проезд, тянувшийся вдоль нашей усадьбы. В Санта-Фе повсюду натыкаешься на проезды. Я вынес чемодан и бросил его в багажник пикапа. В багажнике были небольшие оконца по бокам, а сзади брезентовая дверца.

Отогнав машину в проезд, я вернулся и закрыл гараж. Потом, оставив мотор включенным, чтобы как следует прогрелся, прошел в свой кабинет.

Там я переоделся в джинсы и шерстяную рубашку. На ноги я натянул сапожки с вывернутым наружу необработанной стороной голенищем — вид обуви, которую, по поверью аборигенов, носят только те мужчины, чья потенция сомнительна. Не знаю, верно ли это в общем и целом, однако в отношении некоторых моих знакомых инженеров и по крайней мере одного писателя, а по совместительству фотографа это безусловно несправедливо.

Я огляделся, чтобы убедиться, что не забыл что-либо из необходимых вещей. И, обойдя вокруг рабочего стола, достал ключ от ящика, где хранил свой кольт «вудсмен» — короткоствольный пистолет двадцать второго калибра. Я мирный гражданин, но в поездках меня всегда сопровождает эта маленькая стальная штучка. Вставляя ключ в замок, я заметил, что ящик уже выдвинут примерно на четверть дюйма.

Я смотрел на него минуту, если не дольше. Потом вынул ключ и вытащил ящик из стола. Пистолета не было.

Не сходя с места, я медленно повернул голову и осмотрел кабинет. С той минуты, как я покинул его сегодня пополудни, в нем ничего не изменилось. Ружья, висевшие на стене в запертой на замок стеклянной витрине и составлявшие мою коллекцию, были на месте. Я отошел на шаг в сторону, чтобы лучше видеть ту часть комнаты, где обычно читал, сидя в кресле. Там тоже все выглядело как обычно. На стульях и на полу были разбросаны листы копировальной бумаги. На подлокотнике кресла лежал большой конверт. Это было инородное тело. Я взял конверт в руки. На нем не было ни надписи, ни каких-либо пометок. Его содержимое оказалось машинописным текстом объемом около двадцати пяти страниц. В верхней части первой, особенно аккуратно отпечатанной страницы значилась фамилия автора и название — Барбара Херрера, «Горный цветок».

Отложив рукопись в сторону, я прошел в темную комнату, служившую мне фотолабораторией. И зажег свет. Херреры там не было. Я нашел ее, открыв другую дверь. Она сидела в ванной, заполненной не водой, а ее пышной юбкой в национальном индейском стиле и многочисленными нижними юбками. Ее широко раскрытые карие глаза, не мигая, смотрели на хромированные водопроводные краны на облицованной кафелем стене.

VIII

Признаюсь, я даже почувствовал облегчение. Не хочу показаться черствым, но с того момента, как Тина подала мне у Дарреллов сигнал, я не переставал ждать неприятностей. Сейчас игра пошла в открытую, и я мог взглянуть на карты. Мне было жаль девушку — надеюсь, что я прочту ее проклятую рукопись, она, вероятно, незаметно проскользнула в мой кабинет и стала свидетельницей того, что ей не следовало видеть. Впрочем, на моей памяти много погибших, которых я знал дольше и которые нравились мне несравненно сильнее. Если она хотела жить долго и счастливо, ей следовало больше сидеть дома.

Во мне уже произошла перемена — удивительно быстрая и всеобъемлющая. Три часа назад я был мирным обывателем, нашедшим счастье в браке и время от времени нежно похлопывавшим жену по деликатному месту, показывая, что находит ее привлекательной и весьма желанной. В те казавшиеся уже бесконечно далекими минуты смерть миловидной девушки, с которой я только что разговаривал, вызвала бы у меня оцепенение и ужас. Сейчас она представлялась мне не более чем небольшим неудобством. Девушка — лишь ничтожная пешка в игре, которая никогда не прекращается. Сейчас она стала трупом, а возиться с покойниками мне было недосуг.

Вокруг активно действовали живые люди, внушавшие значительно больше опасений.

У Мака, подумал я, высокие ставки, если он получил право ликвидировать невинных людей, случайно оказавшихся свидетелями. В Европе мы тоже при необходимости занимались подобными делами, тогда это были гражданские лица вражеской стороны, и в то время шла война.

Я задержал хмурый взгляд на мертвой девушке дольше, чем было необходимо, вопреки здравому смыслу ощутив даже легкое чувство утраты. Она казалась мне милой девчушкой, а их не так уж много, чтобы ими разбрасываться.

Вздохнув, я повернулся и, выйдя из ванной, приблизился к застекленной витрине. Отперев ее ключом, я достал пневматическое ружье, на котором лежал многолетний слой пыли. Я сдул ее, проверил ствол, выдвинул ящик стола, где хранились боеприпасы, и достал три патрона с крупной дробью.

У меня давно не было контактов с Маком, но его люди, судя по всему, по-прежнему играли наверняка. Меня они, должно быть, считали теперь чужаком, хотя и подали мне сигнал доверия. С другой стороны, трудно рассматривать как проявление дружелюбия с их стороны труп Херреры, оставленный у меня в ванной. Если они собирались нанести мне визит — а это казалось более чем вероятным, — я предпочитал встретить их во всеоружии, как в добрые старые времена, то есть с чем-нибудь осязаемым в руках.

Вернувшись в ванную, я прислонил ружье к двери, закатал рукава рубашки и склонился над Барбарой Херрерой. Пришло время распрощаться с ненужной сентиментальностью, развившейся во мне в послевоенные годы. Я хотел точно знать, что послужило причиной смерти. При беглом взгляде не было заметно признаков насилия. Я не сразу разглядел вздутие в левой части ее черепа и пулевое отверстие в спине. Длинные волосы и белое платье были вымазаны в крови. Не требовалось большого ума, чтобы догадаться, как все произошло.

Ее застигли врасплох, удар по голове явился для нее полной неожиданностью. Затем ее перетащили в ванную и застрелили из малокалиберного пистолета. В нашем доме толстые стены, они легко поглотили негромкий звук выстрела.

Я заподозрил, что убийца воспользовался моим пистолетом. И действительно, под унитазом валялась стреляная гильза двадцать второго калибра. Я подумал, что так и должно было произойти. Тина увлекалась европейскими миниатюрными пистолетами, калибр которых измерялся в миллиметрах, а Фрэнк Лорис не произвел на меня впечатления искусного стрелка. Если он и носил при себе оружие, то явно что-нибудь бронебойное, — например, «Магнум-44». Несомненно, они сознательно подставили меня, чтобы принудить к сотрудничеству. Я осторожно приподнял мертвую девушку и ощутил что-то твердое между ее лопатками под окровавленным платьем.

Я изумленно ощупал свою находку. Форма не оставляла сомнения в том, чем является этот предмет, хотя в прошлом я лишь раз встречал подобное приспособление. Я даже не стал задирать платье, чтобы как следует разглядеть находку. Я и так знал, что Барбара Херрера прятала на спине плоские ножны с маленьким обоюдоострым ножом. У таких ножей затачивают кончик и обе кромки лезвия, однако не слишком сильно, потому что в противном случае эти предназначенные для метания орудия могут сломаться при контакте с целью.

Метательный нож штука не очень надежная. Человек с хорошей реакцией сумеет уклониться от него, а одежда из плотной, тяжелой ткани для него непробиваемая, как броня. Но если на вас навели револьвер, винтовку или ружье и приказали поднять руки, а еще лучше сцепить пальцы на затылке — можно при определенной тренировке без особого труда просунуть руку за ворот платья, особенно если шея прикрыта длинными, черными, густыми волосами.

Тогда пять дюймов не слишком остро заточенной стали могут коренным образом изменить ситуацию.

Что ж, на этот раз уловка не сработала. Я выпрямился и начал мыть руки. Мне пришлось пересмотреть свое мнение о Барбаре Херрера.

— Извини, детка, — негромко произнес я, — ты оказалась не такой наивной простушкой.

Вытирая руки полотенцем, я задумчиво поглядывал на нее. Потом тщательно обыскал труп. Чуть выше колена я обнаружил маленькую кобуру, прикрепленную к ноге тугим эластичным зажимом. Именно поэтому она носила широкую юбку индеанки. Кобура была пуста. Я посмотрел на сохранившее привлекательность мертвое лицо:

— Я объяснил бы, чем закончится твое предприятие. Тебе стоило лишь спросить у меня. Ты вступила в борьбу не с теми людьми. Ты очаровательна, умна и ловка, но в этой схватке тебе не хватало главного — при виде врага твоя кровь не вскипела от ярости, как у тигра. Но ты сумела провести меня, и я отдаю тебе должное.

Раздался чуть слышный стук. Взяв ружье, я направился к двери.

IX

Ее стройный силуэт в дверном проеме напомнил мне трубу духового оркестра. На ней было то же прямое черное платье, слегка расклешенное книзу. Она быстро вошла в комнату и рукой в перчатке бесшумно прикрыла за собой дверь. Я отступил на шаг, оставив между собой и ею оперативное пространство.

Тина перевела взгляд с моего лица на ружье, которое я не выпускал из руки. Оно не было направлено на нее — если я прицеливаюсь заряженным огнестрельным оружием, оно, как правило, очень скоро выстреливает. Не спеша сняв с плеч меховую накидку, она сложила ее и перебросила через руку, в которой держала маленькую черную сумочку на золотой цепочке.

— Почему ты не выключил этот идиотский свет во дворе?

— Рассчитывал, что он причинит тебе неудобство.

Она усмехнулась:

— Странный способ приветствовать старых друзей. Ведь мы друзья, милый?

Как и у Дарреллов, она говорила без акцента. Настоящей француженкой она не была, в этом я не сомневался, хотя кто она по национальности, так и не узнал. В те дни мы не задавали друг другу таких вопросов.

— Не уверен. Когда-то очень давно и очень недолго мы много значили друг для друга, но друзьями не были никогда.

Она снова улыбнулась, изящно подернула плечиками и, глянув на ружье в моей руке, застыла в ожидании моих действий. Я понимал, что стоять с оружием, не собираясь стрелять, могу лишь определенное время, после чего ситуация начнет выглядеть нелепой, и ей это тоже было понятно. Нелепо выглядел и я сам.

Подобную роскошь я позволить себе не мог. Не мог допустить, чтобы на меня смотрели, как на старого ожиревшего скакуна, давно отпущенного на пастбище щипать травку, которого неожиданно призвали — почти оказали милость — совершить последний прощальный пробег рысью, перед тем как отправить на корм рыбам. Я еще кое на что годился. Во всяком случае, верил, что гожусь. Во время войны я всегда сам был постановщиком своих спектаклей. Даже того, в ходе которого встретил Тину, потому что приказы отдавал я.

Мак Маком, но если судьба уготовила мне участие и в этой пьесе — а мертвая девушка в ванной не оставляла мне выбора, — режиссером мог быть только я. Сейчас, глядя на Тину, я понимал, что достигнуть этой цели будет непросто. Она прошла долгий путь с тех пор, как в тот дождливый день я впервые увидел ее в баре, пивной, бистро — называйте, как принято среди ваших соплеменников, — в маленьком Кронхайме, вопреки тевтонскому названию вполне французском городке.

Тогда ее внешность не вызывала симпатий, она походила на тысячи других беспринципных приспособленок — любовниц немецких офицеров, живших в свое удовольствие в то время, как их соотечественники голодали. Помню, я обратил внимание на стройное гибкое тело в узком сатиновом платье, тонкие длинные ноги в черных шелковых чулках и до абсурда высокие каблуки. Я помню большой ярко-красный рот и тонкие скулы. Но сильнее всего запечатлелись в моей памяти огромные фиолетовые глаза, показавшиеся мне сначала безжизненными и тусклыми — как глаза Барбары Херрера, уставившиеся сейчас на облицованную кафелем стену ванной. Я представил, как казавшиеся мертвыми глаза Тины яростно и возбужденно вспыхнули, заметив сигнал, который я послал через полутемное прокуренное помещение, где звучала немецкая речь и слышался громкий, уверенный смех победителей…

Это было пятнадцать лет назад. Тогда мы были парочкой ловких, коварных, жестоких юнцов. Я был чуть старше ее. Сейчас ее фигура стала мягче и женственней. Она выглядела привлекательней и намного опытней и опасней.

Взглянув на ружье, она спросила:

— Что будем делать, Эрик?

Обозначив покорность судьбе, я прислонил ружье к стене. Первые слова были произнесены.

Она улыбнулась:

— Эрик, я так рада видеть тебя снова! — Свои нежные чувства она выражала заимствованиями из немецкого.

— Жаль, что не могу ответить тебе взаимностью.

Весело рассмеявшись, она шагнула вперед, обхватила мое лицо своими затянутыми в перчатки руками и крепко поцеловала.

От нее пахло намного приятней, чем тогда в Кронхайме или даже в Лондоне, когда мыло и горячая вода были если не роскошью, то во всяком случае редкостью. Я так и не узнал, какой пункт стоял следующим в программе ее действий, потому что, когда она отступила на шаг, я перехватил ее кисть и через мгновение завел руку за спину на уровень лопаток старым добрым борцовским приемом, не делая скидки на то, что мой противник женщина.

— А теперь, — сказал я, — бросай все на пол! Выкладывай свой арсенал.

Она попыталась достать меня острым, как шило, каблуком, но я был готов к такому ходу, а узкая юбка — последний крик парижской моды для вечерних приемов — препятствовала движению ног. Я слегка потянул кверху ее перехваченные за спиной руки и услышал негромкий стон. Стараясь облегчить боль, она слегка наклонилась вперед, и тогда, резко повернув ее спиной к себе, я с силой, так что у нее позвоночник завибрировал, ударил коленом между ее тугими ягодицами.

— Сначала я сломаю тебе руку, дорогая, — негромко пообещал я, — а потом вышибу мозги. Ты имеешь дело с Эриком, моя несравненная, а он не любит находить у себя в ванной мертвых красоток. А теперь брось оружие!

Она не ответила, но ее меховая накидка упала на пол, и звук падения был не мягким, чуть слышным, а тяжелым и тупым. В этом шедевре скорняжного искусства имелся потайной карман, и он не был пуст. Это не явилось для меня неожиданностью.

— А теперь сумочку, детка. Только спокойно, спокойно, иначе твои хрупкие косточки переломятся, а гипсовая повязка не украшает женщину.

Черная сумочка упала поверх накидки, но даже этот меховой амортизатор не заглушил удара тяжелого металлического предмета.

— Итак, мы имеем уже парочку пистолетов, — резюмировал я. — Скажем так, мой и Херреры. Не желаешь ли предъявить старому другу свой?

Она быстро повела головой из стороны в сторону.

— Ну не надо, не надо, ведь что-то у тебя есть? Маленький бельгийский браунинг или крошечная, как детская игрушка, «беретта», которые сейчас так усиленно рекламируют?

Она снова замотала головой; тогда я сунул руку ей за ворот, крепко захватил пальцами платье и сжал. У нее перехватило дыхание. Я услышал, как лопнула натянутая ткань, — сначала в одном, потом еще в нескольких местах.

— Я всегда не прочь взглянуть на обнаженную женщину. Не заставляй меня содрать с тебя все оперение, моя птичка.

— Будь ты проклят! — прохрипела она. — Ты чуть не задушил меня.

Я отпустил ее платье, но не руку. На платье имелся небольшой хитроумный разрез, сквозь который при ходьбе заманчиво проглядывало тело. Сунув в него свободную руку, она достала крошечный пистолет и бросила его поверх уже лежащего на полу арсенала. Я оттащил Тину подальше от этого оружейного склада и отпустил. Резко повернувшись на каблуках, она злобно глянула на меня и начала растирать руку. Потом приступила к массажу своих травмированных ягодиц. Неожиданно она рассмеялась.

— Ах, Эрик, Эрик! — переводя дыхание, сказала она. — Я так испугалась, увидев тебя…

— Что же внушило тебе такой страх?

— Ты так изменился! Брюки, твидовый пиджак, красивая жена. И брюшко… Тебе надо следить за собой, иначе при твоем росте станешь человеком-горой. Горой жира. А глазки у тебя будут как у кастрированного быка в загоне в ожидании забоя. Я даже подумала: этот человек меня не узнает. Но ты меня не забыл.

Разговаривая, она поправляла на голове шляпку с вуалью, приглаживала волосы, проводила рукой по платью, убирая складки. Потом, отвернувшись, слегка наклонилась, как делают женщины, когда чулки требуют их внимания, и вдруг стремительно выпрямилась.

В ее руке сверкнул нож. Я выхватил из кармана свой «золинген» и резким движением кисти раскрыл его. Когда свободны обе руки, вооружиться ножом можно и не так картинно. Но мои резкие, отточенные, выверенные движения выглядели весьма впечатляюще.

Мы смотрели друг на друга, не выпуская из рук ножей. Она держала нож неумело, словно собираясь колоть лед для коктейлей. Насколько я помню, к ножу она прибегала лишь в крайних случаях, когда не оставалось ничего другого. Я же, напротив, с детских лет проявлял интерес ко всем видам оружия, особенно колющего и режущего. Думаю, во мне докипала кровь моих далеких предков-викингов. Ружье и револьвер хороши, но в душе я оставался рыцарем плаща и кинжала. Сейчас я мог искромсать Тину, как индейку на Рождество. У нее не было против меня ни малейшего шанса.

— Да, Тина, я тебя вспомнил, — сказал я.

Она засмеялась:

— Я проверяла тебя, мой сладкий. Мне важно знать, что я могу по-прежнему полагаться на тебя.

— В результате проверки у тебя могло оказаться перерезанным горло. А теперь спрячь свой ножик и давай перестанем изображать идиотов. — Я проследил, как она затолкнула в рукоятку лезвие парашютного ножа и сунула его в чулок. — И расскажи мне о красотке, что покоится в моей ванной. С ножом на спине и кобурой над коленом.

Некоторое время Тина стояла молча, сверля меня взглядом. Экзамен я выдержал, но она явно не была убеждена, что многолетняя безмятежная жизнь не превратила меня в изнеженного сибарита.

На меня и раньше смотрели оценивающе. Я отчетливо помню свою первую беседу с Маком — подобные интервью проходил каждый из нас, новичков. С кандидатами беседовали по отдельности, не раскрывая перед ними всех карт, чтобы в случае непригодности неудачник мог вернуться на прежнее место службы, не обремененный лишней информацией.

Не могу поручиться, как обстояло дело с другими, но мне вспоминается маленький убогий кабинет — все кабинеты, в которых мне в дальнейшем доводилось получать приказы, тоже были маленькие и убогие; за столом сидел плотно сбитый седовласый человек с холодными серыми глазами. Я стоял перед ним по стойке смирно и внимательно слушал. Он был в штатском, я не знал его звания, но вел себя предельно осторожно.

Я уже почуял, что работа у него устроит меня, если, конечно, я устрою его. И я не считал унизительным для себя стоять перед ним на вытяжку и, как попугай, повторять «сэр». Я прослужил в армии достаточно долго, чтобы разобраться в тайном значении его конторы, способной решить судьбу любого, кто умеет стрелять и говорить «сэр». В устах человека, чей рост шесть футов четыре дюйма, слово «сэр» звучит не раболепно, а лишь вежливо и почтительно.

— Да, сэр, — сказал я. — Конечно, мне интересно узнать, почему я приглашен к вам, если вы считаете, что для этого подошло время.

— У тебя хороший послужной список, Хелм. Ты любишь оружие и умеешь обращаться с ним. Ты с запада?

— Да, сэр.

— Охотник?

— Да, сэр.

— В горах охотился?

— Да, сэр.

— За водоплавающей птицей?

— Да, сэр.

— За крупным зверем?

— Да, сэр.

— Олень?

— Да, сэр.

— Лось?

— Да, сэр.

— Медведь?

— Да, сэр.

— Сам разделываешь туши?

— Да, сэр. Если поблизости нет никого, чтобы помочь.

— Это хорошо, — сказал он. — Для нашей работы требуется человек, который не боится запачкать руки кровью.

В течение всего разговора он сверлил меня оценивающим взглядом. Суть беседы сводилась к тому, что на войне разница для солдата лишь в степени того, что он делает. Если, к примеру, мое, Хелма, подразделение внезапно атакует враг, я буду стрелять. Разве не так? А если поступит приказ атаковать, я ринусь вперед и буду делать все от меня зависящее, чтобы убить врага. Я буду совершать эти действия совместно с моими товарищами, в одной упряжке с ними. Но я известен как отличный стрелок, поэтому нельзя исключить, что однажды начальство предложит мне устроиться в каком-нибудь потайном месте с телескопической винтовкой и терпеливо ждать, когда кто-нибудь во вражеском окопе подставит голову или иную жизненно важную часть тела под мою пулю. В этом случае я не выбираю свою жертву, ею становится первый подвернувшийся неудачник. А если мне предложат служить своей стране более упорядоченным образом?

Здесь Мак замолчал, давая понять, что теперь слово за мной. Я сказал:

— Вы имеете в виду, сэр, уничтожать их в собственном логове?

X

Как Маку удалось добиться одобрения своего проекта в высших эшелонах власти, осталось для меня загадкой. Наверное, ему пришлось приложить немало усилий для достижения этой цели, поскольку Америку в основном населяют достаточно сентиментальные и высоконравственные люди, остающиеся таковыми даже в военное время, а в любой армии, в том числе и в нашей, существует определенный моральный кодекс.

Однако то, что делали мы, выходило за рамки всех правил.

Я так и не выяснил, от кого он получал приказы, Я не мог представить, чтобы какой-нибудь выпускник Уэст-Пойнта отдавал их на нормальном английском языке. Не сомневаюсь, что в письменном виде их не существовало вовсе; и в архивах Министерства обороны не найдется ни малейшего намека на них.

Одну из возможных ситуаций я представлял следующим образом: где-то в небольшом кабинете со звуконепроницаемыми стенами и охранником возле двери на сверхсекретном совещании присутствуют несколько высокопоставленных генералов. Среди них и Мак в своем неизменном сером костюме. Он не участвует в разговоре, а молча слушает.

— Там у них есть некий фон Шмидт, — говорит генерал номер один.

— О да, фон Шмидт, командир крупного подразделения истребительной авиации, — соглашается генерал номер два. — Базируется близ Сен-Мари.

— Толковый вояка, — высказывает свое мнение генерал номер три. Совещание, скорей всего, проходит в Лондоне или его ближайших окрестностях, и беседа, соответственно, ведется в лаконичном и по-британски коварном стиле — с подтекстом. — Говорят, фон Шмидт легко мог занять кресло Геринга, научись он в свое время сгибать свою прямую спину. И конечно, если бы его привычки были не столь омерзительны, хотя у Геринга они не лучше. Мне докладывали, что генерал фон Шмидт не обошел вниманием ни одну смазливую мордашку в радиусе ста миль от Сен-Мари.

При этих словах Мак начинает ерзать на своем стуле. Рассказы о преступлениях и подлостях, совершаемых противником, всегда навевали на него скуку. Мы убиваем людей, любил говорить он, не потому, что они сукины дети и последние мерзавцы, в этом случае было бы трудно провести разграничительную линию, а по той причине, что мы солдаты и ведем войну с наци особым способом.

Но мы не ангелы мщения.

— Наплевать на его сексуальные наклонности, — вновь вступает в разговор генерал номер один, исповедующий, видимо, те же убеждения, что и Мак. — По мне так пусть перепробует хоть всех французских девок. И мальчиков тоже. Объясните лучше, как моим бомбардировщикам спастись от его истребителей. Мы несем умопомрачительные потери каждый раз, когда оказываемся в пределах досягаемости его асов, хотя не летаем без сопровождения своих истребителей. Стоит нам разгадать его тактику перехвата летающих крепостей, как он ее меняет. С профессиональной точки зрения у этого выродка задатки гения. Если нам по-прежнему будут давать цели за его линией ПВО, я рекомендовал бы в первую очередь нанести сокрушительный удар по его базам, а его самого сделать недееспособным хотя бы на время. Однако предупреждаю, нам это обойдется недешево.

— Да, было бы очень кстати, — мечтательно произносит генерал номер два после того, как план действий уже частично обсужден, — если бы с генералом фон Шмидтом произошла какая-нибудь неприятность во время нашего налета или незадолго до него. Окажись он не в состоянии непосредственно руководить действиями своего подразделения, наших парней погибнет намного меньше.

Ни одна голова не поворачивается в сторону Мака. Генерал номер один шевелит усами, словно желая избавиться от дурного вкуса во рту.

— Может, устроим перерыв, джентльмены?

Не ручаюсь за точность терминологии. Как я уже сказал, мне осталось неизвестно, как все происходило в действительности. Кроме того, я не генерал и не выпускник Уэст-Пойнта. Что касается авиации, то единственное, на что я был способен во время войны, это отличить «спитфайтер» от «мессершмидта». Самолеты были для меня просто транспортом, в который я забирался, летел некоторое время, потом вылезал, когда мы приземлялись в темноте на каком-нибудь кочковатом аэродроме, или прыгал с парашютом, что не переставало внушать мне отчаянный страх. Будь у меня выбор, я предпочел бы начинать операцию, двигаясь к месту назначения по воде — на корабле или даже лодке. Наверное, это еще одно очко в пользу моих предков-викингов. Для человека, рожденного в сердце Великой Американской Пустыни, я весьма недурной мореход. К сожалению, отнюдь не во все точки Европы можно проникнуть водным путем.

В действительности немецкого генерала звали Лауше, а не фон Шмидт, базировался он близ Крон-хайма, а не Сен-Мари, если городок с таким названием вообще существовал; этот Лауше и правда был военным гением и выродком высшей пробы. Его штаб-квартира — ее можно было узнать по выставленной перед входом вооруженной охране — была расположена буквально в полусотне шагов от таверны, которую я уже упоминал. Установив контакт, я стал вести за этим домом наблюдение. Делать это мне никто не приказывал. Скорее наоборот, я не должен был до поры до времени проявлять никакого интереса к штаб-квартире. При этом я точно не знал, что пытаюсь выяснить, так как уже получил от Тины исчерпывающий отчет о привычках фон Лауше и графике дежурства охраны. Но я впервые работал с женщиной, тем более молодой и привлекательной, которая добровольно согласилась играть отведенную ей роль. В общем, у меня было чувство, что нельзя сидеть сложа руки.

И это чувство меня не подвело, в чем я убедился неделю спустя. В Кронхайме был серый, унылый вечер, с неба крупными хлопьями валил мокрый снег. В приборе ночного видения я внезапно различил неясные движения и крохотную женскую фигуру. Это была Тина, полураздетая. Спотыкаясь, она пробежала мимо часового и двинулась вперед по жидкой кашице из снега и грязи. В руках она держала какие-то вещи — это могли быть только черная юбка и жакет. Час назад именно в этой одежде она вошла в дом.

Я покинул свой наблюдательный пост и, убедившись, что за ней не следят, поспешил ей навстречу. Я не знал, куда она держит путь, думаю, она и сама этого не знала. Встречаться с. ней в открытую, как поступил я, тем более в непосредственной близости от цели операции, было строжайше запрещено. А то, что я отвел ее к себе, граничило с преступлением — это могло свести на нет все наши усилия и было смертельно опасно для приютившей меня французской семьи. Однако я понимал, что столкнулся с чрезвычайной ситуацией, которую не предусматривали никакие инструкции.

Везение было на нашей стороне — везение и отвратительная погода. Мне удалось незаметно провести Тину в мезонин, где я сразу задвинул дверную щеколду, опустил шторы и зажег свечку. Тина все еще прижимала к груди узелок с одеждой. Не произнеся ни слова, она резко повернулась и показала мне спину. Плеть исхлестала в лохмотья ее дешевую блузку и сорочку, оставив на коже черно-синие кровоточащие полосы.

— Я убью эту свинью! — прошептала она. — Убью!

— Конечно, — сказал я. — Утром семнадцатого. То есть через два дня в четыре утра.

Именно для этого я и находился здесь — чтобы уберечь ее от опрометчивых поступков. Она впервые участвовала в работе нашей группы, я должен был контролировать ее, а по завершении операции принять меры — если представится возможность — чтобы она осталась жива. В мои обязанности входило убийство часовых. У меня уже накопился богатый опыт по их бесшумной ликвидации. Что касается Тины, она мне нравилась, но я ни разу не прикоснулся к ней, ни словом, ни взглядом не проявил своих чувств. Я отвечал за операцию, а личные отношения мешали дисциплине.

— Ты хочешь сказать, — прошептала она, — что мне надо вернуться? — Ее темно-фиолетовые глаза казались бездонными. — Вернуться к этой свинье?

Я перевел дыхание:

— Детка, ты должна делать вид, что плеть доставляет тебе наслаждение.

Вздохнув, она провела кончиком языка по пересохшим губам. Когда она снова заговорила, ее голос был глухим и равнодушным:

— Да, конечно, дорогой. Ты прав, как всегда. А я просто дура — ведь это такое удовольствие, когда тебя лупят плетью. А теперь помоги мне одеться, только осторожно…

Сейчас, когда от тех событий в Кронхайме нас отделяли пятнадцать лет и пять тысяч миль, она стояла посреди моего кабинета; я, не спуская с нее глаз, поднял с пола меховую накидку. В ней, в потайном кармане за сатиновой подкладкой, был спрятан мой кольт. Я сунул его себе за пояс. Потом извлек из ее сумочки револьвер, принадлежавший — в этом не было сомнений — Барбаре Херрера. Под многочисленными нижними юбками красотка скрывала оружие, которое обычно делают по специальному заказу. Это смертоносное оружие из алюминиевого сплава было известно как тридцать восьмой особый. Я читал о нем в одном из спортивных журналов, куда время от времени направлял заметки о рыболовстве. Видом он напоминал детский пугач. Наверное, при стрельбе такой пистолет отскакивал от руки, словно баба для забивки свай, — при ничтожном весе он не мог поглотить силу отдачи. Я сунул его в задний карман джинсов.

Тина продолжала стоять, задумчиво глядя на открытую дверь ванной комнаты, словно решая, как поступить с той, что там, за дверью. Я передал ей сумочку и пистолет, а меховую накидку набросил на ее плечи. Потом коснулся чуть заметного шрама на ее руке. Она вопросительно посмотрела на меня:

— Еще виден?

— Только тому, кто о нем знает, — ответил я.

В ее взгляде я прочел воспоминание о том далеком эпизоде.

— Ведь мы убили свинью, правда? — глухо пробормотала она. — Мы прикончили его. И того, другого, который едва не настиг нас, когда мы убегали, тоже. А когда мы прятались в кустах, выжидали и совокуплялись, как животные, чтобы из моей памяти изгладился образ нацистского зверя, они не переставали охотиться за нами в темноте, под проливным дождем. А потом прилетели самолеты, самолеты-красавцы, американские красавцы, прилетели вовремя, минута в минуту, на рассвете, наполнив небо адским грохотом и залив огнем землю… А сегодня у тебя жена, трое детей, и ты пишешь рассказы о ковбоях и краснокожих!

— Да, а ты, похоже, выбиваешься из сил, чтобы разрушить мою семью. Было так необходимо застрелить девчонку?

— Конечно, — сказала она. — Или ты считаешь, что Мак послал нас сюда с другой целью?

XI

Это меняло дело. Даже убедившись, что Барбара Херрера появилась в моем доме вооруженной до зубов, я почему-то продолжал думать, что она была лишь мелкой сошкой, случайно, если так можно выразиться, оказавшейся на линии огня. Но если ради нее Мак направил сюда спецгруппу…

Прежде чем я сумел сформулировать для себя вопрос, раздался стук в дверь. Мы с Тиной переглянулись. Я обвел взглядом кабинет. Видимо, заметив, что мой пикап стоит во дворе с включенными фарами, Бет решила помочь мне уложить вещи и заодно выпить чашечку кофе. Ее внимание могли привлечь прислоненное к стене ружье и пистолет у меня за поясом.

И главное Тина.

— Быстро в ванную! — шепотом приказал я. — И спусти там воду. Сосчитай до десяти, потом закрой дверь на задвижку. — Кивнув, она заспешила прочь на цыпочках, чтобы стук каблуков по паркету не выдал ее. Я повернулся к двери: — Минутку!

Она спустила воду в туалете — момент был выбран удачно, — а я сунул пистолет под свою шерстяную рубашку. Потом, убедившись, что тридцать восьмой особый не слишком выделяется в заднем кармане брюк, поставил ружье за стекло витрины. Именно в это время с негромким, но характерным стуком закрылась дверь в ванную. Мне стало не по себе при мысли, что объектом этого рассчитанного по секундам обмана является моя жена, причем некрасивый поступок я совершаю при содействии любовницы. Вряд ли я сумел бы объяснить присутствие в кабинете Тины, не вдаваясь в детали, которые не имел права раскрывать. Тем более я не мог провести Бет в ванную, показать ей труп, а потом предложить сбегать в гараж за лопатой и помочь выкопать могилу… Примерно таким был ход моих мыслей, когда, открыв дверь, я увидел за ней грузную фигуру Фрэнка Лориса.

При всей неприязни к нему я почувствовал облегчение. Отступив в сторону, я впустил его в кабинет.

— Где она? — спросил он.

Я кивком указал на дверь ванной. Он шагнул к ней, но тут, услышав знакомый голос, Тина вышла.

— Что тебе нужно? — раздраженно спросила она.

— Выясняю, чем ты здесь занимаешься, — ответил он. Потом бросил на меня быстрый взгляд: — Упирается? — Повернувшись, он окинул Тину взглядом, проверяя состояние ее одежды, прически и губной помады. — Или вы решили возобновить дружеские отношения? Как ты думаешь, долго я буду сидеть в машине мертвой девки, дожидаясь тебя?

— Ты получил приказ, — сказала Тина.

— Приказ мне не по душе.

— Где сейчас машина Херреры?

— В проезде. А ее барахло в фургоне этого писаки. Я побросал все в багажник — чемодан, сумки, шляпную коробку, плащ, целый ворох платьев. Ее машина чиста, я могу отогнать ее в Альбукерке и там поступить, как мы договорились.

Конечно, если вашему величеству не взбредет в голову что-нибудь поумней. — Он шутовски поклонился, затем повернулся и, глянув через плечо, сказал: — Этот парень тебе досаждает?

Тина быстро проговорила:

— Фрэнк, если ты все забрал из машины, отгони ее из проезда, пока ее никто не увидел.

Фрэнк Лорис не обратил внимания на ее слова. Он смотрел на меня, я тоже не отрывал от него взгляда. Мне подумалось, что его квадратная челюсть, вьющиеся светлые волосы и атлетическое сложение не могут не казаться привлекательными для женщин. Его глаза — золотисто-карие, с темными искорками, очень широко расставленные — производили странное впечатление. Считается почему-то, что это признак ума и надежности, но я не имел возможности убедиться в справедливости этих слов.

— Писака, — негромко произнес Лорис, — не доказывай нам, какой ты смелый и независимый. Она говорит, когда-то ты был крутым парнем, но война давно в прошлом. Делай, что тебе велят, писака, и все будет в порядке.

И он ударил меня.

Выражение его глаз ничуть не изменилось, что и ввело меня в заблуждение. Свое дело он знал. Конечно, мне не следовало концентрировать внимание на его глазах, но я все еще оставался прекраснодушным мирным гражданином.

— Вот так, писака. Делай, что тебе велят, и все будет в порядке.

Его голос долетал до меня еле слышно, а смысл его слов меня не интересовал. Я старался вести себя предельно естественно. Удар под грудину обычна частично парализует, но в то же время руки инстинктивно тянутся к травмированному месту. Так я и поступил, лежа на полу и весьма правдоподобно корчась от боли. Одной рукой я ухитрился расстегнуть сорочку, а другой крепко ухватился за рукоятку револьвера. Я видел, как Лорис направился к двери.

Начал поворачивать дверную ручку. Я сел и тщательно прицелился в ту точку на его спине, где спинной корд соединяется с черепом. Он не обернулся. В этой точке человека способна убить игла, а не то что пуля двадцать второго калибра.

Вздохнув, я опустил револьвер и молча наблюдал, как за Лорисом закрывается дверь. Ладно. Пока хватит и одного трупа в кабинете. Я медленно поднялся и глянул на Тину. Она скинула с плеч норковую накидку и держала ее обеими руками, как тореадор красную тряпку. Думаю, она готовилась бросить ее мне на голову, чтобы сбить прицел, если решила бы, что я и впрямь собираюсь стрелять. Накидка явно служила такому многообразию целей, которое не вмещало даже самое богатое воображение скорняка.

Тина энергично замотала головой:

— Нет, дорогой, он нам еще пригодится.

— Мне не пригодится, — убежденно ответил я. — Постараюсь обойтись без него. Вернее, сделаю так, чтобы он был не в состоянии когда-либо оказаться в моем поле зрения. И ты мне тоже не нужна, прощай!

Несколько секунд она молча смотрела на меня. Потом пожала плечами:

— Что ж, если хочешь… Если ты уверен, что хочешь именно этого. Но на твоем месте я бы дважды подумала, амиго. Ревность какого-то идиота не должна отражаться на твоей способности трезво мыслить. — Она сделала небрежный жест в сторону ванной. — И о ней тоже стоит подумать.

Я медленно сунул свой кольт обратно за пояс.

— Не пора ли тебе поделиться со мной своими секретами? Кто такая Барбара Херрера? Чем она занималась в Санта-Фе и почему Мак приказал ее ликвидировать? И как ему удается безнаказанно убивать людей в мирное время? — На моем лице появилось раздражение. — Когда ответишь на эти два вопроса, потрудись объяснить, почему возникла необходимость убить ее именно в моем кабинете и из моего оружия. Я… — Весело рассмеявшись, Тина помешала мне закончить фразу. — Что здесь смешного? — спросил я.

— Смешной ты. — Протянув руку, она нежно похлопала меня по щеке. — Трепыхаешься, как рыба на крючке. Это так забавно!

— Продолжай! — сказал я, когда она умолкла.

Она радостно улыбнулась:

— Помни, дорогой, это твой кабинет и твой револьвер. А кроме того, ты слышал, конечно, Лориса — он перенес ее вещи в твой фургончик. Если сейчас я уйду, ты останешься один на один с достаточно сложной проблемой.

— Продолжай! — повторил я.

— Боюсь, ты не ценишь меня, — сказала она. — Ведь я вернулась, чтобы помочь тебе. Ни для кого другого я не пошла бы на такой рискованный шаг. Лорис понимает это и бесится от ревности… Конечно, ты облегчишь нам работу, если согласишься сотрудничать. — Она снова негромко рассмеялась. — Подумай, Эрик, писатель, естественно, человек с неустойчивой психикой, рассказывает полицейским об одной очаровательной девушке, которую он встретил в гостях у знакомых и с которой договорился увидеться еще раз в тот вечер… И вдруг — о ужас! — он обнаруживает ее в своих сугубо личных апартаментах с пулей в спине. Кто поверит в неожиданность и ужас? Ведь она убита из твоего револьвера. «Послушайте, мистер Хелм, — в голосе Тины внезапно зазвучали жесткие прокурорские нотки, — все мы люди, никто не безгрешен. Почему бы вам не признаться, что вы незаметно передали мисс Херрера ключи от вашего кабинета и попросили ее подождать вас. Вы обещали прочесть ее рукопись, как только ваша супруга уснет». Именно в таком русле пойдет разговор, — продолжала улыбаться Тина, — если вызовешь полицию. И конечно, меня очень интересует, что ты им ответишь.

Наступило молчание. Тина достала сигарету. Я поднес ей зажигалку. Она снова посмотрела на меня, уже без улыбки.

— Ну, что ты решил, Эрик? — Ее голос был негромким и напряженным. — Война давно кончилась. Сколько нужно лет, чтобы все забылось? Тридцать, двадцать или, может, пятнадцать или двенадцать? Мы ведь никогда не давали обет молчания, правда? Мак всегда говорил, что человек, настаивающий на принесении клятвы молчания, первый ее и нарушит. Мы вместе сражались в Кронхайме, любили друг друга. Неужели ты выдашь меня полиции?

Она умолкла, ожидая ответа, я тоже молчал — это ее шоу. Она затянулась и выпустила изо рта дым с гордым видом, как иногда делают женщины, словно поздравляют самих себя, что остались живы, а не задохнулись от запаха горящего табака.

Глянув на меня, она сказала:

— Беру обратно свои угрозы, дорогой, и приношу извинения. Тебе ничто не угрожает. Ты просил меня рассказать обо всем, так слушай. Я убила эту девку, я, Мадлен Лорис, Тина, убила ее, выполняя приказ, потому что она заслужила смерть. Ее смерть была необходима, чтобы не дать умереть другому человеку, может, даже не одному, а многим. После ее разговора с тобой мы, я и Лорис, подумали, что, возможно, она явится к тебе домой и будет ждать тебя. Мы опередили ее. Лорис ждал за дверью — единственное, на что он способен, но это немногое он делает здорово. Она была еще жива, когда он приволок ее к тебе в кабинет. Я нашла пистолет в единственном запертом ящике твоего стола, дорогой, какой жалкий замок! И именно я застрелила ее так же, как она убивала других. Думаешь, нож и револьвер она носила для украшения? Или считаешь, что мы одни знаем, как убивать? — Тина выпрямилась. — Можешь вызвать полицию, я во всем признаюсь, ты окажешься чист. Меня посадят на электрический стул, но я не произнесу ни слова, хотя и не давала обета молчания. И до последней минуты я буду помнить, что человека, пославшего меня на смерть, я когда-то любила… Во мне не будет ненависти к тебе… я буду помнить лишь ту чудесную неделю в Лондоне, которую мы провели вдвоем. Это было так давно… — Она умолкла. Затянувшись сигаретой, она нежно улыбнулась мне: — Ты находишь, что я стала еще красивей, чем прежде? Прямо кинозвезда.

Я перевел дыхание:

— Задание ты могла выполнить в любом другом месте, но не в моем кабинете. Дай мне платочек, ты так разжалобила меня, что я должен утереть слезы. И скажи, какие дальнейшие действия предусмотрены твоей программой?

Ей было незачем выказывать нежные чувства, потому что она абсолютно права — я не могу передать ее полиции и, тем более, ничего объяснить. Выбора у меня нет.

XII

Спустя десять минут мой пикап был готов к путешествию. На первый взгляд в нем не было ничего, кроме видеокамеры, багажа и палатки. О том, что не весь багаж принадлежит мне, мог знать только посвященный.

Присев на корточки, я заглянул под брезент, чтобы убедиться, что с походной кровати не капает кровь, а из-под чемодана и сумок не выглядывает мертвая рука или длинная прядь темных волос. Годы мирной жизни наложили отпечаток на мой характер, и моя нервная система реагировала на труп в машине не так хладнокровно, как прежде. Думаю, в мирное время отношение к трупам вообще серьезнее. Черт побери, попадись я в войну на вражеской территории с мертвым телом, я имел бы шанс пробиться к своим, отстреливаясь от преследователей. Но я с трудом представлял свои действия в отношении местных стражей порядка, задержи меня с трупом Херреры какой-нибудь Мартинес или О’Брайен.

Я помог Тине забраться в багажное отделение пикапа. Она негромко выругалась на незнакомом мне языке.

— В чем дело? — шепотом спросил я.

— Пустяки. Порвала чулок.

— Черт с ним, с твоим проклятым чулком! — в сердцах выругался я.

Я опустил брезентовую дверцу и закрепил ее цепью.

— Устраивайся на матрасе и не слезай с него, — посоветовал я. — А если у тебя вставная челюсть, спрячь ее в карман, не то рискуешь ее проглотить. Амортизаторы в пикапе не предусмотрены, трясти будет отчаянно.

Я собрался залезать в кабину, но внезапно послышался звук отворившейся двери, и из кухни вышла Бет. В ярком свете фонарей она направилась через дворик. Более неподходящего момента моя жена выбрать не могла. Я двинулся ей навстречу.

— Я принесла кофе, — сказала она.

Я взял чашку из ее рук и отхлебнул. Кофе был горячим, крепким и черным, как смола. Она хотела, чтобы он меня взбодрил и я не уснул за рулем. Небрежно наброшенное на плечи пальто и грубые мокасины на босых ногах не сочетались с изящной ночной сорочкой. Некоторые считают, что женщины в неглиже за порогом дома, на открытом воздухе выглядят очень сексуальными, журналы для мужчин изобилуют изображениями этих сказочных фей, но у Бет был, мягко говоря, нелепый вид. И сонный.

— Я задержался, потому что заряжал фотоаппарат, — без особой необходимости солгал я, словно застигнутый врасплох не слишком сообразительный преступник. — Проще зарядить здесь, чем по дороге. А почему ты не спишь?

— Я услышала звук мотора. — Она протянула руку в сторону пикапа. — Думала, ты уже уехал, и не могла понять, что это за звук. Кроме того, кто-то поставил в проезде другую машину, наверное, какая-нибудь влюбленная парочка. Я всегда нервничаю, когда остаюсь дома одна. К тому времени, как машина уехала, я уже проснулась. Решила проверить, хорошо ли ты запер ворота.

— Правильно, — сказал я. — Спасибо за кофе. Постараюсь позвонить тебе из Сан-Антонио.

Мы продолжали стоять, глядя друг на друга.

— Будь осторожен, — сказала она. — Не гони.

— Эту развалюху? — презрительно сказал я. — Возвращайся домой пока не простудилась.

Она ждала, что я ее поцелую, но я был не в состоянии совершить это простое действие. Маскарад кончился. Я уже не был мистером Хелмом, писателем, фотографом, мужем, отцом. Я был неким субъектом по имени Эрик, с ножом и двумя пистолетами, чьи намерения были сомнительны, а место назначения неизвестно. Я не имел права даже прикасаться к ней — это было бы равносильно приставанию к чужой жене.

Повернувшись, она медленно зашагала к дому. Я забрался в кабину пикапа и выехал в проезд. Потом остановился, вылез из машины, закрыл ворота и повесил на цепь замок. Когда я возвращался к машине, свет во дворике погас. Бет не терпит, чтобы фонари горели без надобности.

Мой пикап пятьдесят первого года выпуска — простенькая, без излишеств машина, изготовленная в те счастливые послевоенные годы, когда производителям не приходилось ломать голову, как продать автомобиль, надо было просто вызвать следующего заказчика. Тогда обходились без стальных надбровий над фарами, рыбьих плавников над задними фонарями и не мудрили с окраской — все машины типа моего пикапа были одинакового зеленого цвета, который, на мой взгляд, не хуже любого другого и уж всяко много лучше приторно-слащавых тонов, столь полюбившихся детройтским снобам.

Мой автомобиль был трудягой, служившим мне верой и правдой. Я мог прицепить к нему передвижной домик, преодолеть в пургу перевал Волчьего Ручья или вытащить из кювета «кадиллак» какого-нибудь бедолаги. Иными словами, мог сделать все, если у меня имелось желание и достаточно времени.

Так я рассуждал в течение многих лет, и таковы были мои чувства в отношении моего старичка пикапа, и лишь сегодня вечером, неторопливо удаляясь в темноте от Санта-Фе, я внезапно понял, что прочное, надежное транспортное средство, которым я в данную минуту управлял, перестало меня удовлетворять. На современной автостраде меня способен обогнать любой семейный автомобиль, не говоря уже о полицейской машине с форсированным двигателем.

По существу, мы представляли собой подвижную мишень, которую, выражаясь фигурально, каждый мог при желании расстрелять. Я чувствовал себя раздетым догола беззащитным человеком — то же самое я испытывал, сидя в крошечных самолетиках, перебрасывающих нас через Ла-Манш. Если на пути попадалась стая летящих к югу гусей, наши машины должны были не мешкая отворачивать в сторону.

Я ехал медленно, постоянно поглядывая в зеркало заднего вида. Когда Тина громко постучала в мутноватую плексигласовую перегородку, отделявшую кабину от багажного отделения, я включил верхний свет и повернул голову. Лицо Тины показалось мне мертвенно-бледным, как у привидения. В руке она держала крохотный пистолетик. Его рукояткой она колотила по перегородке.

Я съехал к обочине, выпрыгнул и, обежав машину, открыл брезентовую дверцу багажника.

— В чем дело?

— Убери отсюда эту тварь! — Раздавшийся из темноты голос был хриплым. — Выброси вон, или я буду стрелять!

В моей голове мелькнула дикая мысль, что она говорит о девушке, которую сама же и убила. Я представил, как Барбара Херрера поднимается на ноги с закрытыми глазами и запекшейся в волосах кровью… Под брезентом что-то зашевелилось, и передо мной появился наш серый котище. В тусклом свете, проникавшем из кабины, его зеленые глаза сузились, как щелки, шерсть стояла дыбом.

Ему тоже не нравилось общество Тины и мертвой Херреры. Он мяукнул и вытянул ко мне мордашку. Я подхватил его и сунул себе под мышку.

— Черт побери! Что за психоз, Тина? Это всего-навсего кот. Забрался в машину, когда мы грузились. Он тоже любит кататься. Верно, Том?

Из темноты послышался приглушенный голос Тины:

— Тебе понравилось бы сидеть взаперти с покойником и котом?… Я этих тварей не переношу. При виде их у меня по спине мурашки бегают. Омерзительные твари.

Я сказал:

— Он не собирается доводить тебя до мурашек. Не правда ли, Томми? Пойдем, мой мальчик, я отвезу тебя домой.

Я почесал кота за ушком. Не скажу, что коты относятся к числу моих любимцев — Тома мы держим только ради детей, им полезно общаться с домашними животными, а собака слишком шумное существо для дома писателя. Тем не менее из всей семьи Том отдает мне явное предпочтение. Возможно, у нас родственные души. Сейчас он удовлетворенно и мелодично мурлыкал.

Тина с немалыми трудностями переместилась к дверце. Высоты брезентовой крыши было недостаточно, чтобы выпрямиться во весь рост, а передвигаться на локтях и коленях в вечернем платье непросто.

— Что ты собираешься с ним делать? — раздраженно спросила Тина.

— Отвезу домой, — ответил я, — раз уж тебе не нравится его общество.

— Домой!? Ты спятил! Разве нельзя просто…

— Бросить его в пяти милях от дома? Бедное животное не способно отыскать даже блюдце с молоком, если поставить его в другом конце комнаты. Его задавят на дороге, а дети будут переживать.

Она крикнула:

— Ты превратился в сентиментального кретина! Я категорически запрещаю…

Я ухмыльнулся:

— Запрещать, детка, твое право. — Опустив дверцу, я зафиксировал ее цепью, сел в кабину и поехал обратно в город.

Внезапно на душе у меня стало легко и спокойно. Я преодолел психологический барьер. Я возвращался домой с трупом в кузове с единственной целью доставить обратно никчемного кота. Но именно такой бессмысленный, опасный и сумасбродный поступок и был необходим, чтобы вывести меня из почти невменяемого состояния. Протянув руку, я чесал Тому брюшко, и в знак признательности это нелепое существо перевернулось на спинку, подняв кверху все четыре лапки. Вряд ли ему было известно, что в отличие от собак представители гордой кошачьей породы весьма сдержанны в проявлении чувств.

В одном квартале от дома я приоткрыл дверцу и осторожно опустил кота на землю. Бессмысленная на первый взгляд езда туда и обратно не была пустой тратой времени. Возникшие передо мной проблемы стали теперь куда отчетливее. Я снова тронулся в путь, но уже в другом направлении и больше не плелся, а ехал на большой скорости, не заглядывая все время в зеркальце заднего вида. Нас могли остановить, но я перестал беспокоиться о том, чего нельзя избежать.

XIII

На последнем, самом крутом отрезке дороги, ведущей к штольне, я перешел на первую передачу, но даже тогда мог двигаться вверх лишь с черепашьей скоростью.

Я затормозил перед входом в подземную галерею, остановив машину на небольшой ровной площадке. Все существовавшие здесь ранее строения были снесены, когда работы под землей прекратились.

Фары освещали лишенный растительности холм и зияющую в его склоне дыру, обрамленную черными полусгнившими бревнами крепления.

Это было самое подходящее место для того, что мы намеревались там оставить.

Выключив фары, я достал карманный фонарик и подошел к задней дверце. Я услышал шорох, потом брезентовая дверца приподнялась, и Тина перебросила ноги через бортик кузова. Зацепившись острым каблуком за подол, она никак не могла освободиться, пока я не помог ей. Встав обеими ногами на землю, она откинулась назад и затянутой в перчатку рукой ударила меня по скуле. Хотя она стала старше на пятнадцать лет, жаловаться на недостаток физических сил ей, судя по всему, не приходилось.

— Думаешь, это шутки! — задыхаясь от ярости, крикнула она. — Сидишь на мягком сиденье и гонишь по кочкам, не думая обо мне. И радостно гогочешь, как последний дебил. Я научу тебя… — Она снова занесла руку для удара.

Я отступил на шаг и поспешно произнес:

— Извини, Тина. Мне следовало пересадить тебя в кабину, как только мы выбрались из города. Но голова у меня была занята другим.

Несколько секунд она злобно смотрела на меня. Потом сняла шляпку с вуалью, которая от тряски съехала на затылок, и бросила ее в кузов.

— Наглый лжец! Я знаю, о чем ты думал. Мол, Тина слишком возомнила о себе. Я поставлю ее на место, укажу этой шлюхе в мехах, корчащей светскую даму, кто здесь хозяин! Проучу ее, чтобы ее любовники больше не смели поднимать на меня руку и сама она надолго запомнила, как подставлять невинных людей! Пусть потрясется, как коктейль в шейкере, превратится в яичницу-болтунью! — Тина глубоко вздохнула, сняла меховую накидку и положила ее под брезент. Потом, как обычно поступают женщины в подобных ситуациях, поправила юбку. Наконец, рассмеявшись, она сменила гнев на милость: — Ладно, я больше не сержусь. Где мы?

Я потер скулу. Неправда, будто я сознательно пытался сделать ее поездку невыносимой, однако, признаюсь, мысль о том, что на каждой рытвине, на каждом ухабе ее заднице изрядно достается, не огорчала меня.

— Если ты узнаешь, что мы в горах Ортиц или в Серрилос-хиллз, это тебе что-нибудь скажет? Раньше ты о них слышала? Мы в двадцати пяти милях к юго-востоку от Санта-Фе, — сказал я.

— Что это за место?

— Заброшенная шахта, — ответил я. — Штольня уходит в глубь горы, не знаю, правда, на какое расстояние. Я натолкнулся на нее, когда пару лет назад собирал материал для статьи. Первая золотая лихорадка в Северной Америке началась именно в этой части штата Нью-Мексико. С тех пор тысячи людей копались в этих горах. Я сделал снимки почти всех заброшенных шахт. Их здесь сотни, но до этого рудника добраться, пожалуй, труднее, чем до остальных. Раньше чем через пять лет здесь никто не появится. Я опасался, что сюда можно проехать только на джипе, но последние недели было сухо, и я решил попробовать.

— Понятно. — Глянув на горы, силуэт которых на фоне звездного неба напоминал зубья пилы, Тина вздрогнула. Натянув длинные перчатки, она прижала руки к груди, защищаясь от холода. — Приступим к делу.

— У войны есть и свои плюсы, — сказал я, — трупы можно не прятать…

На обратном пути первые несколько миль мы ехали молча. Повернув к себе зеркало заднего вида, Тина в тусклом свете приборного щитка удаляла расческой пыль и паутину с волос. Вскоре я услышал ее негромкий смех.

— Что тебя так позабавило? — поинтересовался я.

— Мак так и сказал: он сообразит, что делать. Мне ее слова не показались забавными.

— Я тронут его доверием. Когда это было сказано?

— Мы не ожидали, что так быстро установим с тобой контакт и легко договоримся. Я запрашивала у него инструкции по междугородному телефону. Потому-то меня и не было в твоем кабинете, когда ты вошел. А кроме того, мне пришлось надеть куртку Херреры и взять ее машину, чтобы съездить в мотель за ее вещами.

— Что еще сказал Мак?

Она улыбнулась:

— Еще он сказал, что ты давно живешь в этих местах и наверняка знаешь, где лучше выкопать могилу.

Я сказал:

— Пусть он сам попробует рыть могилы в наших краях. Копать глину здесь труднее, чем дробить камень. Только поэтому я выбрал готовую дыру. Между прочим, как вам удается объяснять убийства в мирное время?

Она засмеялась:

— Ты называешь это мирным временем? Какую красивую и безмятежную жизнь вы ведете здесь на западе! Заткнули уши ватой, а глаза зашорили! — Она взяла с колен сумочку и, сунув туда руку, достала маленькую карточку: — Мы нашли ее в вещах Херреры. Она лишь подтверждает то, что нам было известно, и я сохранила ее с единственной целью показать тебе. Останови машину, дорогой. Пора поговорить.

XIV

Карточка, выданная женщине по кличке Долорес, представляла собой удостоверение личности с кратким описанием внешности владелицы и отпечатками пальцев. В ней содержалось требование оказывать ей всемерную поддержку, в которой она может нуждаться при выполнении специальных заданий. Характер заданий карточка не раскрывала. Я вернул ее Тине:

— Ну?

Тина удивленно глянула на меня:

— Ах, да! Я забыла, что с этим противником ты не сражался. В те годы они были нашими благородными друзьями и союзниками. А видел ты обычный членский билет участника боевой группы. Это группы настоящих, практических действий, а не какие-то теоретические кружки, в которых заседают интеллектуалы, попивая чаек, рассуждая о Марксе и чувствуя себя при этом ужасно р-р-революционными!.. Нет, это не обычный билет, беру свои слова обратно. Это билет участника весьма особой группы. Членов в подобной группе немного, не больше, чем таких, как мы. И квалификация у них та же. — Она бросила на меня быстрый взгляд: — Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Эта девочка? — недоверчиво спросил я. — По виду она не способна была обидеть муху. Я полагал, что сумею разглядеть человека нашей профессии темной ночью, даже если он целится в меня с противоположной стороны бульвара.

— Для девочки, не способной обидеть муху, у нее было слишком много мухобоек. Тебе не кажется? Ты стал дряблым и мягкотелым, — проворчала Тина, — куда делась твоя бдительность? У них она была одной из лучших, мы с Лорисом не ожидали, что все окажется так просто. А что касается возраста, милый, вспомни, сколько лет было мне, когда мы познакомились.

В ее словах был смысл. Мне следовало понимать, что Мак никогда не санкционировал бы убийство, не будь это продиктовано высшими стратегическими соображениями. Правда, в чем они состояли в мирное время, я представлял с трудом.

— Мы не ангелы мщения, — заявил он мне как-то в Лондоне, — и не делим людей на плохих и хороших. Я, к примеру, с величайшим наслаждением подписал бы смертный приговор всем без исключения надзирателям концлагерей Третьего рейха, однако это ни на час не приблизит окончание войны.

Мы не ставим себе целью карать людей за совершенные ими преступления ради торжества справедливости. Помни это, Эрик!

Из этого правила имелось, пожалуй, единственное исключение. Не знаю, во имя торжества справедливости или ради чего иного мы предпринимали попытки ликвидировать самого Гитлера. Всего их было три, и все неудачные, никто из наших людей не вернулся с задания. Я в них не участвовал. Акции эти были сугубо добровольными, и после ознакомления с планами операции я пришел к выводу, что они нереальны. Я не желал бессмысленно погибнуть в бездарно спланированной акции, в которую к тому же сунулся по собственной воле. Конечно, соответствующий приказ я выполнил бы без малейших колебаний.

Тина между тем продолжала:

— Ты думаешь, Мак — единственный человек, создавший такую организацию, Эрик? У них есть свои спецы по убийствам, и Херрера была одной из них. Причем, пожалуй, самой активной. Но теперь она исчезла. Она выписалась из гостиницы. Исчезли ее одежда и личные вещи. Ее машину никто не опознает — она получит новый номер, будет перекрашена и отогнана на стоянку в Альбукерке, где продают подержанные автомобили. Рано или поздно ее приобретет какой-нибудь добропорядочный гражданин. Я тоже исчезну. Но я исчезну, оставив и автомобиль, и вещи. С собой я возьму лишь одежду, которая в тот день будет на мне. Муж станет искать меня в мотеле. Не найдет и расстроится, возможно, до такой степени, что даже известит полицию. Не исключаю, что вскоре в газетах появится сообщение о моей смерти — меня обнаружат в глухом месте, застреленной из тридцать восьмого особого или зарезанной каким-нибудь необычным ножом. Что тогда подумают люди Херреры? Что бы подумал на их месте ты, Эрик?

— Что ты вступила в единоборство с этой малолеткой и потерпела неудачу. Конечно, если предположить, что они тебя плохо знают.

Она засмеялась:

— Редкий комплимент с твоей стороны. Будем надеяться, что ты прав. Но им уже известно, кто такая я и кто такой Лорис. Они решат, что, выполняя задание, Херрера встретила меня и сумела ликвидировать. Потом сочла за лучшее на время выйти из игры, уйти в подполье. Какое-то время они будут ждать информации, что даст нам определенную фору. А через неделю Амос Даррелл уже закончит отчет и переправит его в Вашингтон. Там ему будет обеспечена надежная защита.

— Амос? — Я был удивлен, но меньше, чем можно было предполагать, поскольку инстинкт, я это хорошо помнил, предупреждал меня, что Амосу может угрожать опасность.

— Кто же еще? Думаешь, они считают тебя настолько важной персоной, что решили ликвидировать? Может, и правду говорят, что перо сильнее меча, но склонности к литературе у этих людей не замечено. Они не станут рисковать хорошим агентом ради того, чтобы помешать тебе написать еще одну книгу вроде… Как назывался твой последний опус? Ах да, «Шериф из Ущелья Палачей».

— Я никогда не писал…

Она кокетливо пожала плечиками:

— Ведь ты не рассчитываешь, что я запомню название, дорогой?

Я усмехнулся:

— Ладно, ладно. Но я не представлял, что Амос такая важная фигура.

— Достаточно важная. Кто сегодня генералы и на чьих полях ведутся сражения, Эрик? Конечно, между такими мелкими сошками, как Лорис, я и Херрера происходят мелкие стычки, но настоящая линия фронта проходит через лаборатории. Или ты не согласен? А если какая-нибудь ключевая фигура неожиданно встретит свою смерть, разве не явится это простейшим способом торпедировать программу научных исследований? Недавно на Западном побережье пьяный рабочий застрелил специалиста по ракетной технике.

За то, что тот его оскорбил. А вместе с ракетчиком в могилу ушла ценнейшая информация. В своей лаборатории доктор Даррелл — выдающаяся личность, его смерть явилась бы серьезным ударом для науки. Вот почему в Вашингтоне вспомнили о работе Мака в годы войны и дали ему право действовать так, как он сочтет необходимым, вплоть до применения самых беспощадных методов. — Тина сморщила свой хорошенький носик. — Им потребовалось много времени, чтобы прийти к подобному решению. Вашингтон — город, где живут люди с размягченными мозгами и сердцами трусливых зайцев.

— А Амос? — спросил я.

— Он был бы уже покойником, не вмешайся мы. Херрера явилась с рекомендательным письмом, выдавала себя за журналистку. Разве наивный ученый может отказать хорошенькой девушке, молодой честолюбивой журналистке в пятиминутной беседе? Они прошли бы в его кабинет. Вскоре там прозвучал бы выстрел. Она могла скрыться через окно или продолжать стоять над мертвым телом с растерянным видом и пистолетом в руке. С растрепанными волосами и в разорванном платье. — Тина пожала плечами. — В подобных ситуациях существует много вариантов. Или ты забыл о генерале фон Лауше? Впрочем, агентом, даже такой симпатичной мордашкой, можно пожертвовать. Но в доме Амоса оказались мы, и девушка нас узнала. И поняла, что жить ей осталось самую малость, если она не найдет надежное место, где можно переждать опасность. — Тина улыбнулась. — Войди ты внезапно в свой кабинет, она объяснила бы, что зашла к тебе с рукописью. Но мы лишили тебя возможности выслушать ее объяснения. Жаль, сцена могла оказаться интересной.

— Не сомневаюсь, — сказал я. — Итак, Мак взял на себя функции государственного телохранителя?

— Не совсем так, — возразила Тина. — Есть два способа осуществления охраны. Ты можешь не спускать глаз со своего подопечного день и ночь и надеяться, что твоя бдительность поставит заслон на пути ножа или пули.

Или ты постараешься установить личность предполагаемого убийцы и заблаговременно ликвидировать его. У полиции и ФБР на втором пути имеются серьезные трудности. Они не могут приговорить человека к смерти и привести приговор в исполнение до совершения преступления. Для нас подобной проблемы не существует. Мы охотимся за охотниками. Мы ликвидируем убийц еще до того, как они уничтожают свою жертву.

— Еще один вопрос, — проговорил я, поворачивая ключ в замке зажигания. — Ты сказала, что некоторое время тебе придется скрываться. Ты или Мак имели в виду какое-то определенное место?

Негромко рассмеявшись, она положила руку мне на колено:

— Ну конечно, милый. Мы рассчитывали, что я могу скрываться у тебя.

XV

На рассвете я свернул с шоссе на грунтовую дорогу, пересекавшую чье-то ранчо. Я ехал по ней около двух миль, пока в свете фар не заметил впереди небольшую низинку, где растительность была обильнее, чем в других местах. Там мы и остановились.

С трудом переставляя онемевшие ноги, я вылез из машины и осторожно прикрыл дверцу, чтобы не разбудить Тину, которая, свернувшись калачиком, спала на другом сиденье. Затем, поднявшись на невысокий пригорок, я некоторое время любовался полоской неба ни востоке, наливавшейся желто-розовым цветом. День обещал быть ясным, хотя в наших краях почти все дни ясные.

Меня охватило чувство нереальности, отрешенности от происходящего, которое иногда посещает человека после бессонной ночи. Не верилось, что в ста с лишним милях к северу в заброшенной шахте лежит красивая девушка с пулей в спине.

Барбару Херреру вместе с ее сложенными в кучку вещами мы засыпали землей и забросали камнями. Тина назвала наши действия бессмысленной тратой времени в угоду глупой сентиментальности, но я почувствовал себя спокойней, когда это подобие погребения было завершено. Мне становилось не по себе при мысли о крысах и койотах.

Дома я не успел зарядить газовый баллон и сейчас, чтобы приготовить завтрак, мне пришлось развести костер. Под кофейником и сковородой весело потрескивали сухие сучья, когда я услышал, как отворилась дверца машины. Подняв голову, я увидел Тину. Она приглаживала рукой волосы, потягивалась и зевала, как пробудившаяся ото сна кошка. Глядя на нее, я не мог удержаться от смеха. Она быстро закрыла рот:

— Что здесь смешного, Эрик?

Я сказал:

— Детка, взгляни на себя.

Она окинула себя взглядом, потом сделала жест, словно собиралась пригладить платье, но через мгновение ее руки беспомощно опустились. Ситуация требовала кардинальных мер, а не простого латания дырок. В этом наряде она не смогла бы блистать в обществе. Перчатки и шляпка бесследно исчезли, роскошное вечернее платье вымазано в грязи, а его подол изорван в клочья. Туфли порезаны острыми камнями, чулки порваны. Казалось, лишь норковая накидка не подвержена воздействию внешних факторов. Однако ее великолепие лишь подчеркивало плачевное состояние остальных предметов туалета.

Она рассмеялась и повела плечами:

— Ах, черт побери! Ты купишь мне новую одежду, когда мы окажемся в городе?

— Да, да, — ответил я. — Ты можешь привести себя в порядок за тем кедром. И поторопись — яичница почти готова.

Она ушла, а я тем временем расстелил армейское одеяло, расставив на нем походную посуду, и разлил по чашкам кофе. Вернувшись, Тина расчесала волосы, поправила чулки и накрасила губы, хотя до превращения в светскую даму, блиставшую на приеме у Дарреллов, ей было далеко. В журналах для женщин, которые выписывает Бет, ее привели бы в качестве примера, достойного глубокого сожаления. Она не была ни элегантна, ни по-юношески свежа. В нынешнем состоянии у нее было ничтожно мало шансов привлечь внимание мужчин.

Она села рядом со мной. Я протянул ей тарелку и чашку и, прочистив горло, сказал:

— Мы оставили следы колес на холмах, когда ехали к шахте. Впрочем, сомнительно, чтобы кто-нибудь взял на себя труд проследить, куда они ведут. Налить тебе в кофе немного виски?

Она бросила на меня удивленный взгляд;

— Зачем?

Я пожал плечами:

— Говорят, виски — хорошая профилактика от простуды. Кроме того, после виски представительницы слабого пола легче идут на уступки. Я имею в виду, на уступки мужчинам, преследующим аморальные цели.

— А твои цели аморальны, дорогой?

— Естественно, — ответил я. — Мне вряд ли удастся избежать измены супруге, прежде чем мы с тобой расстанемся. Это стало ясно, как только я увидел тебя вчера вечером. Сейчас мы сидим в уютном, спокойном месте. Если мы согрешим, я успокоюсь и перестану бороться со своей совестью.

Она улыбнулась:

— Не похоже, чтобы ты энергично с ней боролся.

Я развел руками:

— Она слишком слаба, и борьба с ней не требует больших усилий.

Она рассмеялась:

— Твой подход чересчур прямолинеен, а я слишком голодна. Прежде чем ты меня изнасилуешь, дай закончить завтрак.

Но немного виски в кофе все же не помешает. — Она наблюдала, как я наливаю виски в чашки. Через некоторое время она сказала: — У тебя очень красивая жена.

— И очень хорошая, — сказал я. — И я люблю ее больше всех на свете. А теперь давай заткнемся о моей жене. Посмотри, внизу долина реки Пекос. Река отсюда не видна, но она там, можешь мне поверить.

— Неужели?

— Эта река вошла в историю. Было время, когда выражение «к западу от Пекоса» означало что-то дикое, первобытное и чудесное. Чарльз Гуднайт и Оливер Лавинг попали здесь в засаду, устроенную индейцами, насколько я помню, это были команчи. Они отгоняли скот на север Техаса. Лавинг был ранен в руку, а Гуднайту удалось ускользнуть и вернуться с подмогой. Но у Лавинга началось заражение крови, и вскоре он умер. Команчи были замечательными наездниками и отличными стрелками из лука. Я пишу о них очень редко.

— Почему же, дорогой?

— Они были нацией великих воинов, и я не хочу изображать их негодяями. С другой стороны, меня тошнит от книг, в которых краснокожие представлены благородными рыцарями. Для литературных целей куда более подходят апачи. Они тоже были неплохими вояками, во всяком случае армии США они долго причиняли головную боль, но в их характере я не обнаружил ни одной черточки, которой можно было бы восхищаться. Самый отъявленный вор и лгун был у апачей в наибольшем почете. Мужество, по их понятиям, совершенно бессмысленное слово. Конечно, апач мог с честью умереть, если не оставалось ничего другого, но это было пятно на его биографии — он должен выкручиваться из любых ситуаций. А от их чувства юмора у нормального человека стынет кровь в жилах. Для них не было ничего веселее, чем совершить набег на одинокую ферму, сожрать мулов — мясо мулов у них считается деликатесом, — а обитателей фермы оставить в самом смешном, самом забавном, по их понятиям, виде.

Они сдирали с человека скальп, отрубали уши, нос и язык, срезали веки. У женщин отрезали груди, а у мужчин половые органы. Всем без исключения ударом ножа перерезали сухожилия на ногах. Потом апачи старой закалки — сегодня, естественно, они все цивилизованные и респектабельные — становились полукругом и, глядя на эти окровавленные, хрипящие обрубки, беспомощно ползающие в грязи, держались за животы, заливаясь громким, радостным смехом. Насладившись зрелищем, они садились на коней и скакали прочь, оставляя свои жертвы еще живыми с тем, чтобы первый пришедший на ферму белый взял грех на душу и выстрелом прекратил страдания этих несчастных. Это не было ритуалом, торжественным испытанием на мужество и силу характера, как практикуется у некоторых племен. Это было просто развлечение для шайки зеленых юнцов. Да, в свое время у апачей не было предрассудков, недаром Нью-Мексико и Аризона долгие годы оставались безлюдной пустыней. Не будь этих злодеев, не знаю, чем я зарабатывал бы на жизнь. — Я протянул руку за пустой тарелкой Тины: — Еще?

Она отрицательно покачала головой:

— Беседа с тобой, Эрик, не способствует возбуждению аппетита. Странная у тебя манера создавать настроение для любовных утех, рассказывая о глазах без век и отрезанных грудях.

— Я просто демонстрировал тебе глубину знания предмета. Мужчина должен о чем-то говорить, пока женщина приводит себя в порядок. Уж лучше я буду говорить об апачах, чем о своей жене и детях.

— Ты первый упомянул о ней.

— Да, — согласился я, — и ясно дал тебе понять, что больше в разговорах между нами ее имя не должно упоминаться.

— Ты всегда любил меня, Эрик?

— Дорогая, об этом я не размышлял уже лет десять.

Она улыбнулась:

— Когда любишь, не размышляешь.

Она сняла норковую накидку и аккуратно положила ее на край одеяла. Потом в мятом и рваном платье без рукавов повернулась ко мне лицом. Из-за обнаженных рук она казалась хрупкой и уязвимой. Мне хотелось прижать ее к себе хотя бы для того, чтобы согреть. Ее губы разомкнулись, а фиолетовые глаза блестели. Смысл ее действий был ясен. Она отложила в сторону единственную вещь, которая была ей дорога, а что случится с остальными, ее мало заботило. Меня же это не заботило вовсе.

XVI

Я купил ей джинсы, рубашку из хлопчатобумажной ткани, белые спортивные носки и пару кроссовок размера семь с половиной. Ножка у Тины великовата, и роль Золушки ей не сыграть. Еще я купил две коробки патронов для скорострельной винтовки двадцать второго калибра и бутылку виски. Мы двигались в сторону Техаса, а в этом великом штате смелых мужчин — трудно поверить — практически царил сухой закон. Баров там не было, а в ресторанах подавали лишь легкое вино и пиво. Конечно, имелись различные способы обходить подобные странные правила, однако это было сопряжено с немалым риском.

Городок, в котором мы остановились, чтобы купить перечисленное выше, был небольшим, и все необходимое имелось в одном пыльном магазинчике, который местные жители именовали почему-то торговым постом. Лишь за виски мне пришлось зайти в винную лавку на противоположной стороне улицы. Возвращаясь к своему пикапу, я едва не угодил под проезжавший мимо джип. Это был сравнительно новый автомобиль, окрашенный в зеленый и белый цвета. Почему некоторые хотят иметь двухцветные джипы, остается для меня загадкой. На мой взгляд, это так же бессмысленно, как розовая ленточка на хвосте рабочего мула.

В джипе сидели двое. Один постарше, с усами, вел машину. Другой был молодым парнем в большой шляпе с широкими, загнутыми полями. Я обратил внимание на его холодное, равнодушное лицо.

Когда джип проехал, я пересек улицу и сел за руль своего пикапа. Время приближалось к полудню. Мы никуда не торопились, и поскольку новый маршрут мне предложен не был, я придерживался своего прежнего намерения посетить долину реки Пекос.

Стоял приятный солнечный день. Автострада не была забита транспортом, как это бывает в туристский сезон, когда по дорогам движутся стада автомобилей с техасскими или калифорнийскими номерными знаками. Техасцы гоняют с таким видом, будто являются единственными и полноправными хозяевами страны, а глядя на бешено мчащиеся калифорнийские автомобили, никак не избавиться от ощущения, что их водители страстно стремятся лечь в эту землю, предпочтительно вместе с несколькими аборигенами. Сейчас все они впали в зимнюю спячку, и я без риска для себя и других вел машину на крейсерской скорости шестьдесят миль в час. Я улыбнулся, догнав машину английской марки, к заднему стеклу которой была прикреплена надпись: «Не сигнальте, я и так еду на предельной скорости».

Я обогнал эту маленькую черепашку, прибавил скорости и через несколько минут доехал до русла высохшего ручья. Вверх от него вела автомобильная колея. Я свернул через проход для скота в ограде и несколько сотен ярдов трясся по каменистой поверхности. Доехав до излучины, поросшей кустарником и невысокими тополями, я остановил машину. С этого места я хорошо видел дорогу, но и мой пикап просматривался с дороги.

Кроме нескольких быков, мирно щипавших траву, ничего живого вблизи не было.

Я вылез из машины и, встав за кустом, стал наблюдать за дорогой. Мимо прокатила маленькая иномарка. Вскоре показался бело-зеленый джип, в котором сидел теперь только пожилой усач. Я заметил даже, как он, проезжая мимо, собрался повернуть голову в нашу сторону, но отказался от своего намерения. Тем не менее он нас заметил, именно это мне и требовалось. Он не должен думать, что мы от него прячемся.

Вернувшись к машине, я достал маленький револьвер Херреры из заднего кармана брюк и сунул его за чехол переднего сиденья. Я собирался купить запасную коробку патронов для него, но потом решил не афишировать тот факт, что он у меня имеется. Иногда оружие, о наличии которого противник не подозревает, оказывается весьма кстати.

Я обошел автомобиль и открыл заднюю дверцу. Тина свила себе уютное гнездышко из спальных мешков. Она лежала в моей старой сорочке цвета хаки и черных штанишках-поясе, претерпевших лишь незначительные повреждения в результате нашего недавнего взрыва чувств.

Тина улыбнулась;

— Вот каков твой любимый штат, дорогой! Только что я тряслась от холода, а сейчас уселась на раскаленную печь. Ты купил мне что-нибудь из одежды?

Я бросил ей пакет в оберточной бумаге.

— Пройдусь вверх по ручью и немного постреляю, — сказал я. — Хочу размяться. Догони меня, когда будешь готова. Но не торопись, веди себя спокойно. Нас заметили и сейчас, думаю, наблюдают с одного из холмов.

Ее глаза расширились. Она посмотрела на дымящуюся сигарету в своей руке, потом щелчком выбросила ее в раскрытую дверцу:

— Ты уверен?

Я повернулся, чтобы растоптать носком ботинка тлеющий окурок. В пустыне, особенно в сухой сезон, вырабатывается такая привычка. Она сохраняется и в других местах, где и гореть-то нечему.

— Последние пятьдесят миль от нас не отставал сверкающий хромом «плимут» с хвостовыми плавниками, как у акулы, и крупногабаритным ублюдком за рулем. В черной шляпе и с баками. В городе он прокатился мимо нас в джипе, правда, водитель был другой. Сейчас «плимут» исчез, но на хвост нам сел джип. Могу поручиться, в ближайшее время джип пропадет из вида, и появится кто-нибудь третий. Может, для разнообразия это будет пикап, а его, в свою очередь, снова сменит джентльмен в черной шляпе за рулем «плимута». — Протянув руку, я нежно похлопал Тину по голой лодыжке, которая, будучи весьма стройной, вполне заслужила небольшой ласки. — Веди себя спокойно, детка, даже небрежно. Причешись, подкрась губы так, чтобы они могли это видеть, а потом присоединяйся ко мне.

— Но, Эрик…

— Одевайся, дорогая, поговорим позднее. Если они наблюдают за нами, у них не должно создаться впечатления, что мы держим военный совет. В городе я чуть не сунулся под колеса их машины, и, возможно, сейчас они ломают голову, было это случайно или они чем-то себя выдали.

Я протянул руку, чтобы опустить брезентовую дверцу. Тина сказала:

— Не закрывай. Когда машина стоит, внутри можно задохнуться.

Я достал из кабины револьвер и двинулся вверх по ручью. Вскоре я нашел обрывистый участок берега, здесь пуля не сможет рикошетом угодить в пасущихся неподалеку быков. В то же время берег был недостаточно высок, и наблюдатели, устроившиеся на окружающих холмах, могли видеть, чем я занимаюсь. Я поставил у подножия обрыва металлическую канистру, отошел ярдов на двадцать и, достав свой кольт, расстрелял всю обойму. Из девяти выстрелов семь оказались точными. Десятая пуля из этой обоймы застряла в теле Барбары Херреры. Я снова зарядил пистолет. На этот раз из десяти выстрелов лишь один был промахом. Когда я в очередной раз заряжал пистолет, подошла Тина со свертком в руке.

Я глянул на нее. Она не была создана для голубых джинсов. Ее ягодицы не угрожали разорвать ткань, что, по стандартам старшеклассниц, делало ее безнадежно отсталой, чтобы не сказать замшелой.

— Все подошло? — спросил я.

— Рубашка великовата. А что делать с этим? — Она кивнула на узелок со своей разорванной одеждой.

— Брось в кусты, — посоветовал я, — пусть они поломают голову, что все это значит. — Потом я протянул ей револьвер: — Возьми. Стреляй с интервалами и старайся не смотреть на меня.

Сев на валун, я стал наблюдать за ней. Она внимательно осмотрела пистолет, сняла его с предохранителя и выстрелила.

— Бери двумя дюймами выше. Этой пушкой надо целиться по центру… Понимаю, тебе требуется передать информацию, что мы удостоились эскорта, но часом раньше или позже это будет сделано, роли не играет. Если мы бросимся к телефону-автомату, они сразу сообразят, что их вычислили. Лучше притвориться беззаботными. Пусть думают, что они могут не спешить с осуществлением своих планов — здесь или в Санта-Фе.

Она выстрелила снова и на этот раз попала в канистру.

— Ты не думаешь, что это полиция?

— Не похоже, — сказал я. — С чего бы им наблюдать за нами: фараоны быстренько препроводили бы нас в тюрьму. Наверное, это люди из шайки Херреры. Дамочка договорилась с кем-нибудь о встрече. Когда она не явилась на свидание, они начали действовать.

— Возможно, ты прав. Но как они напали на наш след?

Подождав, когда она сделает следующий выстрел, я ответил:

— Узнали от меня. — Она бросила на меня удивленный взгляд. Я продолжал: — Я сказал Херрере, что утром отправляюсь в долину реки Пекос. Наверное, она успела передать эту информацию своим сообщникам до того, как появилась в моем кабинете. Не встретив ее, они решили перехватить нас, полагая, что я буду придерживаться первоначального плана. Они сумели опередить нас, потому что мы потеряли много времени, занимаясь транспортировкой трупа в шахту. Кроме того, пикап — не гоночная машина. Достаточно было организовать наблюдение за дорогой и при нашем появлении пристроиться к нам в хвост. Теперь им известно, что ты жива. Поэтому, даже не найдя Херреру, они уверены, что ее нет в живых. Теперь к Амосу Дарреллу они вышлют другого агента.

— И тем не менее ты считаешь, что мы должны вести себя так, будто ничего не произошло? — сказала Тина.

— Да. Они ведь не знают, что нам уже известно о слежке. Мы беззаботны, полагая, что оставили их в дураках, думают они. Ты следишь за моей мыслью? Мы, по их мнению, уверены, что Амос на время в полной безопасности. А значит, они не станут принимать скоропалительных решений и дадут возможность агенту как следует подготовиться к заданию. Это дает шанс Маку — или кто сейчас там на его месте — вычислить его и вывести из игры. Вот почему этим подонкам полезно понаблюдать за нашим безмятежным поведением — стрельбой по канистре и любовными играми.

Тина сделала очередной выстрел. Промах. Она глянула на меня:

— Думаешь, они наблюдали за нами, когда мы…

— Вполне вероятно.

Она разразилась смехом, но ее лицо слегка порозовело.

— Нахалы! — Через некоторое время она добавила: — Но мне в любом случае надо передать информацию. Я должна переговорить с Маком.

— Именно этого они от тебя и ждут, — сказал я. — Скоро мы остановимся, чтобы перекусить, и тогда пусть они видят, что ты звонишь по телефону. В этом нет ничего страшного, только надо вести себя спокойно и не выказывать подозрительности.

Она кивнула и, прицелившись, сделала один за другим несколько выстрелов по канистре. Две или три пули попали в цель, остальные пролетели мимо. Как и мне, ей было далеко до Вильгельма Телля. Ни она, ни я не заслужили бы лавров, вышибая пулей сигареты изо рта смельчаков на расстоянии десяти шагов. Погасить выстрелом горящую свечу с того же расстояния нам тоже не удалось бы. Я взял пистолет из рук Тины, перезарядил его, потом, повернув за плечи, прижал женщину к себе и поцеловал.

— Пусть наблюдатель окончательно убедится, что мы в отличном расположении духа, — сказал я.

— Он грязный старый козел, — согласилась она, — но давай немного развлечем его.

Она сделала резкое движение, и я неожиданно приземлился на задницу с такой силой, что испугался за сохранность тазовых костей.

— Какого дьявола…

— Это тебе за вчерашнее, супермен! — смеясь, воскликнула она. — Помнишь, как ты набросился на меня, слабую женщину, застиг врасплох, когда я была в вечернем платье и не могла оказать сопротивления? Или ты забыл, как двинул меня коленом сзади, так что у меня затрещало в ушах?

Она взмахнула ногой. Я попытался перехватить ее, но Тина ловко ушла в сторону и, когда я приподнялся на четвереньки, намереваясь встать, она толкнула меня сзади, и я вновь растянулся плашмя на животе.

Заливаясь смехом, она побежала вверх по высохшему руслу. Я устремился за ней. Она уже успела оторваться на значительное расстояние, но ноги у меня длиннее, и я привык к высокогорью. Расстояние между нами быстро сокращалось. Она, как заяц, петляла из стороны в сторону, но берега ручья были крутыми, и, когда она попыталась вскарабкаться наверх, я сумел ухватить ее за лодыжку и стянул вниз под шумный аккомпанемент скатывающейся гальки.

Ей удалось вырваться из моих рук, и в следующее мгновение она попыталась нанести мне предательский рубящий удар по шее, который мог бы на короткое время парализовать меня, не вспомни я способ защиты. Тина приплясывала на месте вне досягаемости моих рук.

— Быстрее! — тяжело дыша, повторяла она. — Ты ведешь себя как дряхлый старик. Могу поспорить, ты позабыл половину борцовских приемов.

Потом мы схватились врукопашную, наполовину играючи, наполовину всерьез, стараясь не нанести сопернику увечий. Она была быстра и сильна и продемонстрировала несколько незнакомых мне ранее приемов. Под конец она ухитрилась ребром ладони нанести мне сильный удар по переносице так, что из глаз у меня брызнули слезы, но отскочить в сторону не успела. Я поймал ее, бросил на землю и прижал коленом. В разреженном воздухе пустыни мы оба дышали, как выброшенные на берег рыбы. Я не отпускал ее, пока она не перестала дергаться. Потом я ее поцеловал. Когда я от нее оторвался, она засмеялась:

— А как же наш наблюдатель? Где убедительные доказательства нашей беззаботности и хорошего настроения?

— Иди к дьяволу, ненасытная нимфа! — ухмыльнулся я.

— Старик! — насмешливо сказала она, продолжая лежать. — Ожиревший, неповоротливый старик! Где твои животные инстинкты? Хорошо, помоги мне подняться!

Я подал ей руку и слегка отклонился назад, упершись ногами в землю, потому что она попыталась стянуть меня вниз. Мне удалось рывком поднять ее.

— Веди себя пристойно, воплощение похоти! — Я с силой шлепнул ее по мягкому месту в запылившихся джинсах.

Приведя в порядок одежду, мы спустились вниз по ручью. Я испытывал странное чувство — радость, к которой примешивалось ощущение вины, как у прогулявшего урок школьника. Я был пай-мальчиком многие годы, гордился отличными оценками, примерным поведением, но сейчас разом перечеркнул свое прошлое. И сделал это без малейшего сожаления. Я сбросил личину образцового гражданина и вновь стал самим собой.

XVII

Я поставил наш грузовичок перед входом в ресторан, рядом с маленьким синим автомобильчиком, который узнал по надписи, приклеенной к заднему стеклу. Именно его мы обогнали на дороге. Это был «моррис». Я где-то читал, что изготовители этих каракатиц увеличили мощность двигателя с двадцати семи лошадиных сил аж до сумасшедших тридцати восьми. Но даже такого количества лошадей было недостаточно, чтобы «моррис» стал любимцем гонщиков.

— Это «моррис», — сказал я Тине, открывая для нее дверцу пикапа. — Помнишь, точно такую же штуковину мы сперли в Лондоне? Машина не заводилась, и мне пришлось своим бойскаутским ножом разобрать бензонасос, который они позаимствовали, наверное, из детского конструктора.

— Помню, — сказала она. — Твои технические способности произвели на меня неизгладимое впечатление.

— Так и было задумано. — Показав рукой на телефонную будку, стоявшую на углу, я сказал: — А теперь иди и сделай так, чтобы тебя заметили. Я буду ждать в ресторане. Десять центов у тебя найдется?

— Найдется.

— Отлично. Выходит, Мак не ограничивает тебя в накладных расходах. — Я усмехнулся. В мирное время подобные задания выполнять намного проще. В Германии я даже не мечтал о возможности позвонить Маку и спросить: «А что делать дальше?» — Как ты поддерживаешь с ним связь? Он по-прежнему сидит в своей конуре на Двенадцатой улице в Вашингтоне?

Этот светский разговор я вел с единственной целью поддерживать видимость полнейшей безмятежности, совершенно не задумываясь над тем, что говорю. Тина, однако, бросила на меня быстрый взгляд. Выдержав паузу, она сказала:

— Извини, дорогой, я не имею права просвещать тебя на этот счет. Ведь ты фактически… Короче, ты слишком долго не был с нами.

Другой бы, возможно, расценил ее ответ как легкий щелчок по носу, но в действительности для обиды не было оснований.

— Нет вопросов, детка, — спокойно сказал я.

Коснувшись рукой моего плеча, она быстро проговорила:

— Я узнаю у него о твоем статусе, дорогой.

Я пожал плечами:

— Не беспокойся. Я могу ограничиться неквалифицированным трудом. Ты продолжай убивать их, а я буду заниматься похоронами.

— Не говори глупостей. Закажи мне гамбургер и кока-колу.

— Так точно. Есть. Конец приема.

— Эрик!

— Да?

В ее глазах застыло виноватое выражение.

— Честное слово, мне очень жаль. Но, поменяйся мы местами, ты ведь тоже ничего не сказал бы мне, если бы у тебя не было соответствующих инструкций.

Я усмехнулся:

— Иди звони и перестань тревожить свое сердечко проблемами служебного долга и воинской дисциплины.

В дверях мне пришлось уступить дорогу выходившей из ресторана молодой паре — худощавому юноше в спортивной куртке и клетчатой кепке — такие когда-то носили только игроки в гольф — и высоченной девице в туфлях без каблуков, твидовой юбке и шерстяном свитере. Тот факт, что она обходилась без каблуков, свидетельствовал о ее недюжинном уме, потому что в противном случае она, как и я, рисковала постоянно биться головой о притолоку.

За свою галантность я был вознагражден улыбкой этой «дюймовочки», обнажившей два ряда больших, белых и очень ровных зубов. Приглядевшись к ней, я подумал, что она по-своему даже привлекательна — длинные, стройные ноги, пышущее здоровьем лицо. Кого-то она мне напоминала, и я, задержавшись у входа, некоторое время наблюдал, как она грациозно усаживалась в крохотный синий автомобильчик. Молодой человек устроился рядом с ней, и они с гордым видом не спеша отбыли.

Только войдя в зал, я сообразил, что высокая девушка напомнила мне мою жену. В недалеком прошлом Бет была такой же симпатичной, молодой и хорошо воспитанной, как эта техасская каланча. Возможно, Бет и сейчас мало изменилась. Трудно судить о внешности женщины, прожив с ней больше десятка лет. Впрочем, в данной ситуации мне меньше всего хотелось думать о том, как выглядит сейчас моя жена.

Взяв со стоявшего возле дверей столика газету, я прошел в зал. Он вызвал у меня ощущение тепла и уюта. Официантки в пышных псевдоиспанских юбках пробудили во мне воспоминания о Барбаре Херрере. Сегодня на меня почему-то напала легкая сентиментальность.

Я сел и, раскрыв газету, обнаружил, что она вчерашняя. Я сложил ее пополам и обвел взглядом помещение.

Сзади бесшумно подошла официантка и, положив на столик меню, так же незаметно удалилась. Музыкальный автомат бил по барабанным перепонкам.

Посетители ресторана — законопослушные, мирные граждане — казались мне странными. Естественно, все они были нормальными людьми, а странным был я — человек с ножом в кармане, пистолетом за поясом и с пылью от тайной могилы на ботинках. Вошла Тина, огляделась и, заметив меня, направилась в мою сторону. В джинсах она выглядела стройной и деловитой. Она была еще одним свирепым плотоядным созданием среди безобидных травоядных. Эту ее особенность нельзя было не заметить — она отражалась в ее глазах и походке, и я немало удивился, что посетители ресторана не воззрились на нее с ужасом.

Она не из тех, кому можно довериться. Впрочем, любому другому члену нашей банды отчаянных головорезов тоже нельзя доверяться. Мне подумалось, что было бы очень полезно лично поговорить с Маком. Тогда бы я точно знал, каков мой статус. Сейчас Тина вряд ли обманывала меня, но я знал: в случае необходимости она солжет, не моргнув глазом, и без малейших угрызений совести бросит меня на полпути. На ее месте я поступил бы точно так же. В годы войны, когда требовала обстановка, я совершал аналогичные поступки. Совесть никогда не мучила меня.

Она села напротив меня и, скорчив гримаску, заткнула пальцами уши.

— Надо запретить подобное издевательство над невинными людьми, — сказала она, имея в виду пронзительные вопли, издаваемые музыкальным автоматом.

Я ухмыльнулся:

— Что ты знаешь о невинных людях? — На ее лице появилось отсутствующее выражение, и я спросил: — Удалось связаться с Маком?

— Да, — ответила она. — Он крайне недоволен тем, что за нами следят. А выбор маршрута, о котором ты успел наболтать, назвал редким кретинизмом.

— Кретинизмом? — переспросил я. — В следующий раз пусть заранее пришлет мне маршрут, который наметил сам.

Она пожала плечами:

— Что сделано, то сделано. В Санта-Фе примут дополнительные меры безопасности. Амоса Даррелла будут охранять день и ночь, пока не вычислят замену Херреры. Вернее, пока не вычислят и не ликвидируют. А в данной ситуации, Мак согласен, твой план оптимальный. Нам следует продолжать путешествие и вести себя беззаботно. И стараться установить, кто за нами следит. Наступит момент, и их арестуют.

— Выходит, нам отведена роль приманки.

— Вот именно, любовь моя. Что же касается тебя, он интересуется, не намерен ли ты вернуться к нам на постоянной основе. Если да, он полностью введет тебя в курс того, что тебе необходимо знать. И произойдет это весьма скоро. Если такого желания у тебя нет, тогда чем меньше тебе известно, тем лучше.

— Понятно.

Она наблюдала за мной.

— Сначала ты должен решить для себя сам. Его требование вполне законно, ты ведь не станешь отрицать. Мак говорит, для тебя у него всегда найдется место. Понятно, тебе придется освежить многое из того, что ты несомненно успел забыть. Поэтому первое время ты не сможешь претендовать на главную роль, руководящую должность, как было в конце войны. Многие из нас работали без перерыва все годы существования организации. Поэтому не считай себя обиженным, если я раскрою не все аспекты теперешней операции. Зачем вводить тебя в курс дела, если завтра ты решишь вернуться к жизни безвредной букашки?

Я сказал:

— Конечно, но в определенной степени это зависит и от того, пожелает ли принять меня обратно моя прежняя жизнь.

Тина улыбнулась:

— Пожелает, милый, если ты вернешься смиренным и раскаявшимся. В конце концов, ситуация отнюдь не уникальная — любовь военного лихолетья, внезапно вспыхнувшая вновь спустя многие годы. Твоя жена поймет и втайне будет еще больше ценить тебя, зная, что ты понравился и другой женщине. Конечно, вслух она этого никогда не признает. В общем, тебя не выгонят, если, вернувшись, ты будешь униженно молить о прощении. Так что решение за тобой.

Я отрицательно мотнул головой;

— Не только за мной.

— Что ты имеешь в виду?

— Кое-кто настроен к нам не слишком дружелюбно. Ты о них забыла? За смерть надо платить, и, если мне не изменяет память, расчет с долгами был одним из наших главных принципов. Они играют по тем же правилам. Помни, Тина, сейчас мы просто приманка, и, если что-нибудь случится, найти нам замену не составит труда. Поэтому не переживай за мое будущее. Я не уверен, что оно у меня есть.

XVIII

Сан-Антонио оказался для меня приятным сюрпризом. Хорошо представляя пропитанное смогом, расползшееся по земле чудовище под названием Лос-Анджелес, которое сотворили на красивом океанском берегу цивилизованные жители Калифорнии, я не ожидал, что неотесанные техасцы смогут создать что-то достойное в засушливом, пустынном уголке своего родного штата.

Но вот мы в Сан-Антонио и медленно едем по очаровательным старинным кривым улочкам, по обеим сторонам которых стоят живописные средневековые дома.

Через город, включая и его оживленный деловой центр, протекает симпатичная речушка. Мы катаемся по городу — мне необходимо вжиться в новую обстановку, я выступаю в роли писателя, собирающего материал для очередного произведения. Через некоторое время мы находим отель, в котором забронировали номер.

Швейцар в форме с золотыми эполетами и галунами и глазом не моргнул при виде моего допотопного грузовичка с брезентовым верхом и громоздкими канистрами воды и бензина. Это одно из преимуществ путешествия к западу от Миссисипи — вы можете ехать на чем угодно, вам никогда не предложат войти в гостиницу через служебный вход.

Устроившись в номере и приведя себя в порядок, мы отправились прогуляться по городу. Я повесил на шею фотоаппарат, намереваясь сделать несколько снимков, однако потратил все время, помогая Тине выбрать дорожный костюм — брюки и блузку, а также вечернее платье, которое бросило бы к ее ногам все мужское население Сан-Антонио. Считается, что ходить с женщиной по магазинам для мужчин хуже каторги, но я не вижу оснований для подобных категорических утверждений. Когда привлекательная женщина, с которой вы спали и намерены спать дальше, интересуется вашим мнением относительно соответствия ее фигуры различным выставленным на продажу предметам туалета, у вас возникает приятная гордость. И действительно, почему ваше мнение не должно учитываться при выборе ее нарядов?

Возвращаясь в отель на такси, мы долго не произносили ни слова. Закутавшись в норковую накидку, Тина придвинулась ко мне:

— Эрик…

— Да?

— После войны я ждала тебя. Почему ты не пришел?

Я ответил не сразу:

— Я мог бы сказать, что был ранен и лежал в госпитале, но это была бы неправда.

— Да, — сказала она, — ты встретил девушку. Она была красива, нежна и невинна. И она никогда не видела трупа, разве что на стерильно чистой больничной койке.

— Встретил, — согласился я, — и сказал Маку, что ухожу. Я женился на ней и вычеркнул прошлое из своей жизни. Включая тебя.

— Именно так ты и должен был поступить, — сказала она. — А теперь я все испортила.

— Возможно, — сказал я. — Но я рад, что сумел тебе помочь.

Некоторое время она молчала, потом открыв сумочку, достала расческу и привела в порядок волосы. Подкрашивая губы и глядя в зеркальце, она держала сумочку раскрытой дольше, чем было необходимо.

— Интересно, — сказала она, — как все сложилось бы, приди ты тогда ко мне… А впрочем, что толку рассуждать о несбывшемся, правда?

— Сущая правда, — согласился я.

— Ты знаешь, конечно, что за нами пристроился хвост?

— Конечно. Я давно наблюдаю за ним в боковое зеркало. — Я обернулся и посмотрел на ярко горевшие фары следовавшей за нами машины. — До сих пор они держали нас на длинном поводке, рассчитывая усыпить нашу бдительность. Теперь собираются его укоротить.

XIX

Когда мы свернули на ведущую к отелю подъездную дорожку, следовавшая за нами машина проехала мимо. Это был джип, который мы уже встречали, или его брат-близнец.

— Нас преследуют сообразительные парни, — сказал я, помогая Тине выбраться из такси. — Только их увидишь, как они исчезают, а через минуту появляются вновь.

— Да, в голове у них не солома, дорогой, — сказала она, приглаживая платье. — Какая жалость, что мне больше всего идут узкие юбки. Они так неудобны, когда надо бежать или драться!.. Эрик!..

— Да?

— Если что-нибудь произойдет и мы в силу обстоятельств окажемся вдали друг от друга…

— Не впадай в сентиментальность, — сказал я.

— Нет, позволь мне закончить. Может наступить время, когда ты возненавидишь меня за то, что я сделала. Прошу тебя, дорогой, помни, у меня не было выбора. Ни у кого из нас не было выбора. Это правда.

Ее фиолетовые глаза стали темными и серьезными. Впрочем, для подобных мыслей время было самым неподходящим.

— Об этом можешь не беспокоиться, — сказал я. Потом я вспомнил о шофере и, обернувшись к нему, рассчитался. Когда такси отъехало, я сказал Тине: — Все хорошо, но мы не можем стоять всю ночь на тротуаре. Пойдем.

Держа Тину под руку, я повел ее к входу в отель. Внезапно я рассмеялся:

— Знаешь, мне пришло в голову, что сейчас тот редчайший случай, когда мы можем рассчитывать на защиту законных властей. Раньше мне никогда не доводилось оказываться в ситуациях, когда можно было обратиться за помощью в полицию.

Улыбнувшись, Тина покачала головой:

— Мак определенно отвергнет твою мысль. Он не любит делиться своими секретами с фараонами, которые никогда не одобряют его поступков.

Я сказал:

— Что поделаешь. Если события закрутятся сильнее, Маку придется раскрыть карты — нравится ему это или нет. Я не собираюсь спокойно ждать, когда меня застрелят или забьют насмерть, ради того, чтобы не нарушить его душевный покой…

А теперь, — прошептал я, — смейся и делай вид, что тебе необыкновенно весело.

Мы вошли в вестибюль. Это был обычный просторный, устланный коврами холл, в разных концах которого стояли диваны и кресла, выдержанные в одном стиле. Одна стена была стеклянной, за ней располагался залитый электрическим светом маленький дворик с густой тропической растительностью. На диванах сидели постояльцы отеля. Подобных любителей посидеть на людях можно найти в любой гостинице, в любое время суток. Почему они предпочитают просматривать газеты, листать журналы в продуваемых сквозняками вестибюлях, остается для меня загадкой.

Я обвел помещение взглядом. За исключением одной особы женского пола, все были пожилыми людьми за пятьдесят. Громко рассмеявшись, я обнял Тину за талию, и мы направились к противоположной стороне холла. Ее ответный смех был слегка натянутым. Нежно прижавшись ко мне, она негромко спросила:

— Где?

Я расхохотался снова, будто она сказала что-то необыкновенно смешное:

— Второй диван слева, если смотреть на дворик. Женщина, молодая, рост около шести футов. Светлая шляпка, коричневый твидовый костюм.

— Откуда ты знаешь, дорогой, какой у нее рост, если видишь только ее затылок?

— Мы уже встречались чуть раньше. С ней был щенок — интеллектуал в шапочке для игры в гольф. Он сидел за рулем крошечного «морриса» с забавной надписью на заднем стекле. Они были в ресторане, откуда ты звонила Маку. Вернее, выходили из него, когда я вошел. Ты не заметила их потому, что в это время разговаривала по телефону.

Она захихикала, как бывает с подвыпившими женщинами. Смех Тины странно контрастировал с ее голосом:

— Да, не заметила, но верю тебе на слово.

— Она здесь, чтобы наблюдать за нами, — продолжал я. — Стоит нам войти в лифт и скрыться из виду, как она сразу бросится к телефону. Доложит, что мы на пути в номер.

— Ты полагаешь, они поджидают нас там?

— В высшей степени вероятно.

Она нерешительно спросила:

— Значит?…

Не останавливаясь, я чмокнул ее в ушко:

— Значит, с играми в постели придется повременить.

Она негромко рассмеялась:

— Лучше думай о серьезных вещах.

— Как я могу о них думать, когда ты сунула руку мне карман и все время ею шевелишь? — Я перевел дыхание, решив, что с шутками действительно пора кончать. — Надо захватить их врасплох. Мы уже давно играем в кошки-мышки, и роль последней мне изрядно приелась.

— Эрик, нам надо избегать ненужного шума, не афишировать себя.

— Что значит ненужного? Они что-то затевают, а играть в чужие игры не в моих правилах.

Мы шли по пушистому ковру. Она с сонным видом положила голову мне на плечо:

— Ты уверен, что это та девка?

— Та самая.

— Если она пойдет звонить, твои подозрения подтвердятся.

— Она не будет звонить, — сказал я. — И даже близко не подойдет к телефону. Теперь инициатива переходит к нам.

Мы встали за спинкой дивана, на котором сидела молодая женщина. Протянув левую руку, я мог при желании погладить ее волосы. Она была увлечена журналом «Харпер». Она читала, не поднимая головы и не следя за нашим отражением в зеркале, которое висело на стене перед ней. Но как бы хорошо она ни была выдрессирована, я мог поручиться, что в тот момент, когда мы проходили в непосредственной близости от нее, по ее спине пробежали мурашки.

Обойдя диван, я остановился перед ней.

— Какая неожиданная встреча! — радостно воскликнул я.

Из нее получилась бы великолепная актриса. Неторопливо приподняв голову, она бросила на меня беглый взгляд. Сделав вид, что видит меня впервые и поэтому мое восклицание, должно быть, адресовано кому-то другому, она продолжила чтение. Поскольку я не сдвинулся с места, она вновь подняла глаза и недоуменно сдвинула брови:

— Прошу прощения?

Она действительно была интересной — высокая, по-юношески свежая, — и, хотя ростом намного превосходила Бет, все же чем-то ее напоминала. Как и при нашей первой встрече, ее туфли были без каблуков, ноги у нее были длинными и стройными. Из нее получилась бы отличная фотомодель. Читала она в очках в темной толстой оправе, но сейчас, глядя на меня, сняла их:

— Извините, что вам угодно?

Тина уже устроилась на диване рядом с ней. Ее рука скользнула в потайной карман норковой накидки. Намерения Тины пришлись мне не по вкусу. Вестибюль отеля — неподходящее место для стрельбы.

— Дорогая, вы не обмолвились ни словом, что собираетесь в Сан-Антонио, — сказала Тина.

— Надо обязательно отметить нашу встречу. В Техасе это трудно сделать за стойкой бара, но в номере у меня припасено немного виски, — сказал я.

— Замечательно! — подхватила Тина. — Ведь вы составите нам компанию? Не откажетесь посидеть с нами?

Лицо девушки оставалось непроницаемым.

— Извините, здесь какая-то ошибка.

Я сел на диван слева от нее и вынул руку из кармана. Лезвие ножа вышло наружу с легким щелчком. Девица быстро посмотрела вниз. Я легонько ткнул ей в бок ножом, проделав отверстие в ее платье.

Глаза у нее расширились, рот приоткрылся, и она с громким свистящим звуком втянула в себя воздух.

— Выпьем самую малость, — сказал я. — На посошок.

— Кто вы? — прошептала она, застыв на диване и пересиливая боль, которую причиняло ей острие моего ножа. — Что вам нужно?

Я сказал:

— Мы простые люди, желаем выпить с вами немного виски у себя в номере.

— Но мне не понятно… — Ее глаза выражали боль, недоумение и страх. Свою роль она играла отменно. — Я совершенно уверена, что произошла какая-то ужасная ошибка.

— Пока еще нет, — возразил я, — но в любой момент может произойти. Я могу даже подумать, что вы не желаете выпить с нами, хотя пока гоню от себя эту мысль. С вашей стороны подобный поступок был бы крайне невежливым. Ну, идем?

Все прошло гладко, без осложнений. Мы вошли в кабину лифта, и лифтер даже не удостоил нас взглядом.

— Порядок, — сказал я, обращаясь к девице, когда мы вышли из лифта и кабина поплыла вверх по очередному вызову. — Порядок, — повторил я, — ножей можешь больше не опасаться, малышка. Но позади тебя два револьвера. Поверни голову и убедись, если желаешь.

После некоторого колебания она обернулась. Ее взгляд переместился с маленького браунинга Тины на мой кольт двадцать второго калибра.

— Что… — Она облизала пересохшие губы. — Что вам от меня нужно?

— Все зависит от тебя. Сейчас мы идем в триста пятнадцатый номер, это дальше, через холл и налево. Ты откроешь дверь и войдешь. Если им требуется условный стук, у нас нет возражений. Если ты желаешь сначала что-то сказать им, действуй. Однако в любом случае ты пойдешь впереди нас и первая пуля, если там засада, твоя.

— Почему вы решили, что там засада? И почему — о Боже! — вы думаете, что я…

— Если я ошибся, буду на коленях вымаливать прощение.

— Но, клянусь, в Сан-Антонио я не знаю никого, кроме своего мужа. Я ждала его, когда появились вы. — Слезинки, катившиеся из ее глаз, были чисты и невинны, как бриллианты. — Вы совершаете ужасную ошибку!

Я сказал:

— Хорошо, я совершаю ужасную ошибку, в номере никого нет, а значит, никто не пострадает. Так пойдем и выясним, как в действительности обстоят дела.

Она хотела что-то сказать, но только поджала губы и перевела дыхание. Мы завернули за угол и двинулись через холл. Тина не отставала. «Дюймовочка» шла впереди. У дверей она остановилась:

— Вы сказали… триста пятнадцатый?

— Да, — ответил я. — Дай ей ключ, Тина.

Тина положила ключ ей на ладонь.

— Эрик, ты уверен…

— В чем? — сказал я. — Я не уверен даже в том, что завтра солнце взойдет на востоке.

Девушка спросила:

— Вы хотите, чтобы дверь отворила я?

— Ты совершенно права, — сказал я. — Но если тебе нужно подать условный сигнал…

— Ах, прекратите! — вскричала она. — Вы ведете себя так, словно насмотрелись дешевых фильмов. Я не знаю никаких условных сигналов, уверяю вас! Так открывать дверь?

— Действуй! — сказал я. — Открывай! Но не пытайся броситься в сторону. Моя пуля тебя догонит.

Она сказала пресекающимся голосом:

— У меня нет ни малейшего желания бросаться ни в одну, ни в другую сторону. Поэтому, пожалуйста, обращайтесь с оружием аккуратно. Если вы готовы, я открываю.

Я промолчал. В ее взгляде читалась нерешительность. Я не сомневался — она стремилась оттянуть роковой момент. Потом, вздохнув, вставила ключ в скважину. Когда она повернула его, я стремительно подался вперед и ударом ноги распахнул дверь. Ухватив девушку за ворот твидового жакета, я толкнул ее вперед.

Номер был пуст.

Я оттолкнул девчонку от себя с такой силой, что она, едва устояв на ногах, ухватилась обеими руками за изголовье кровати. Потом я резко обернулся, чтобы меня не могли достать из ванной. Но через открытую дверь было видно, что там тоже пусто. Я слышал, как рядом со мной двигалась Тина.

— Захлопни дверь! — сказал я не оборачиваясь. Послышался звук закрывшейся двери. — Теперь запри ее.

Щелчка ключа в замочной скважине я не услышал. Девчонка стояла, опираясь одним коленом о край кровати, и наблюдала за мной. На ее лице застыло непонятное выражение. Она как будто была до смерти напугана, но в то же время словно с трудом удерживалась от смеха.

— Тина, — позвал я.

Мне никто не ответил. Я отошел на несколько шагов от «Дюймовочки», чтобы она не могла настичь меня в прыжке, и огляделся. Тина исчезла.

XX

Не отрывая взгляда от шестифутовой красотки, я подошел к двери и повернул ручку. Мне показалось, что я слышу звук быстрых, легких, стремительно удаляющихся шагов. В эту минуту моя пленница в твидовом костюме начала подниматься на ноги, и я переключил внимание на нее. Немало достойных мужчин безвременно завершили свой жизненный путь только потому, что не принимали всерьез противников женского пола, обладавших привлекательной внешностью. Я не собирался пополнять их ряды.

— Стой, где стоишь, — приказал я. — Дернешься — станешь трупом.

Она застыла на месте, не сводя глаз с моего двадцать второго, который смотрел ей прямо в сердце. Я рискнул и левой рукой рывком распахнул дверь. Коридор был пуст, если не считать двух предметов, валявшихся на полу за дверью, — коричневой кожаной сумочки «Дюймовочки» и ее журнала «Харпер». Минуту назад обе эти вещи были в руках у Тины.

В какой-то степени они помогли мне сделать определенные выводы. Если кто-то напал на Тину, похитил ее, причем провел эту операцию абсолютно бесшумно, тогда на полу лежали бы и ее собственная сумка, и ее револьвер. Такой вариант представлялся мне абсолютно нереальным. Нет, для самообмана время было неподходящим. Тина скрылась по своей воле, бросив за ненадобностью, как лишний груз, сумочку и журнал. Я нагнулся и поднял их. Затем закрыл дверь и запер ее на ключ.

— Она сбежала от вас, — злобно глядя на меня, сказала «Дюймовочка». Она по-прежнему стояла, опершись коленом о край кровати. — Я видела ее лицо. Она сыта вами по горло и решила спасти свою шкуру. Я не виню ее. Теперь, когда она исчезла, я хочу сказать…

— Не желаю ничего слышать, — сказал я. — Держи язык за зубами, пока тебя не попросят отвечать. Можешь встать.

Она выпрямилась и сказала:

— Вы должны выслушать меня. Я не…

— Говорю последний раз: заткнись или получишь по зубам рукояткой револьвера. — Она попыталась возразить, но я слегка приподнял свой кольт, и она осеклась. — Так лучше. — Я протянул руку за ее сумочкой. Оружия в ней не было. — Мэри Фрэнсис Чатем, — прочитал я на ее удостоверении личности.

Мне показалось, что она снова попыталась что-то сказать, но одумалась и, поджав губы, презрительно посмотрела на меня. Бросив сумочку на кресло, я некоторое время задумчиво разглядывал девицу. Одновременно я пытался восстановить в памяти все, что произошло со мной после того, как мы вошли в номер. Она не могла избавиться от находившихся при ней нежелательных вещей, потому что мои глаза практически не отрывались от нее. Все же подвергать себя лишнему риску не было смысла.

— Сделай шаг вперед и остановись, — приказал я.

Она не сдвинулась с места, с ее губ сорвалось несколько оскорбительных замечаний. Будь на ее месте мужчина, я не задумываясь исполнил бы свою угрозу и выбил ему зубы рукояткой револьвера. Но передо мной стояла женщина, к тому же напоминавшая мою жену. Поэтому я просто ударил ее. На ее лице застыла гримаса боли. Я причинил ей страдания, но и мне это не доставило удовольствия.

— Четыре нелегких года я занимался этим ремеслом. Мне хорошо знакомы женские уловки, попытки пустой болтовней отвлечь внимание. В любом случае я не поверю ни единому твоему слову. Поэтому не трать попусту время. В следующий раз, когда ты без разрешения откроешь рот, недосчитаешься нескольких зубов. Ясно? — Она не ответила, и я повторил: — Ясно?

— Да, — прошептала она, продолжая глядеть на меня с ненавистью. — Ясно.

— Отлично. Тогда шаг вперед и никаких комментариев.

Она шагнула вперед. Теперь расстояние между ней и кроватью было достаточно велико, и я мог спокойно обыскать ее, не опасаясь, что она выкинет какой-нибудь фокус. При ее сложении и соответствующей подготовке она могла на равных схватиться. врукопашную с представителем сильного пола.

Я выпрямился и хмуро посмотрел на нее. Передо мной стояли две проблемы.

Одна из них — внезапное дезертирство Тины. Теперь, размышляя об этом странном эпизоде, я подумал, что она, в сущности, предупреждала меня, обратившись ко мне со словами: «Если нам придется расстаться, не проклинай меня! Выбора у меня не было». Она сказала что-то в этом роде. За всем этим могло скрываться нечто более серьезное, но в данный момент я предпочитал не вникать, в чем оно заключалось. Важнее было решить, что делать сейчас, как действовать дальше без Тины.

Второй была проблема стоявшей передо мной девицы. За ней — я был уверен — таился ловкий, опасный человек, способный рассчитывать свои действия. Сегодня я недооценил его, предположив, что он заманивает меня в примитивную ловушку. Его план был намного сложнее, коварнее, но в чем конкретно он состоял, я не знал. Размышлять над этим сейчас тоже не было времени. Я сказал:

— Раздевайся.

— Что?

— Снимай одежду.

— Но…

Я переложил револьвер в левую руку, а правой вынул из кармана нож. Потом резким взмахом кисти раскрыл его.

— Нет, — сказал я, увидев ее расширившиеся от ужаса глаза. — Я не собираюсь сдирать с тебя шкуру. Такой необходимости пока нет, хотя у меня богатый опыт; я свежевал животных от кролика до лося и медведя. И если понадобится, я без проблем сдеру с тебя одежду. Только тогда ты больше не сможешь ее надеть. Лучше разденься сама.

Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга. Потом она опустила глаза и начала расстегивать пуговицы не кофточке. Немного поколебавшись, она сняла ее и положила на ковер возле своих ног. Еще нерешительнее она расстегнула крючки и молнию на юбке. Отложив в сторону нож, я переложил револьвер в правую руку. Я прилично стреляю и левой — нас натаскали на стрельбе во всех возможных положениях и вариантах, — но было это много лет назад.

— Опусти юбку, — сказал я, видя, что она продолжает цепляться за эту существенную деталь своего наряда. — И пошевеливайся! Я не покушусь на твое белое тело, но если ты продолжишь свой стриптиз, во мне могут пробудиться низменные инстинкты.

Покраснев, она стала раздеваться быстрее. Как я и предполагал, ее белье было практичным, но простым и непривлекательным: ни вышивки, ни кружев, ни нейлоновых манжет, способных подогреть воображение мистера Чатема, если таковой вообще существовал и если у него было воображение.

Тем не менее фигура у нее была безукоризненной, хотя, если так можно выразиться, она больше подходила манекенщице, чем любовнице. При виде ее у меня зачесались руки. Но только по фотокамере.

— Ладно, — велел я, — а теперь отойди в сторону. Сюда!

Не глядя мне в лицо, она отступила на два шага в сторону. Что ж, приятно иногда встретить скромную женщину, стеснявшуюся обнажать свое тело… Впрочем, я старался не думать о подобных вещах.

— Руки за спину. Нагнись.

Она наклонилась, и я провел пальцами по ее волосам. Я обнаружил лишь небольшую шишку, виновником которой был сам. Под мышками и в иных тайничках ее тела я тоже ничего не обнаружил. Не знаю, где они ее откопали, но мне она представлялась чуть ли не патологическим случаем. Ей следовало серьезно поработать над собой, прежде чем браться за ответственные задания. Во всех других отношениях она вела себя безупречно, но разве позволительно использовать агента — мужчину или женщину, — который почти умирает от застенчивости, когда его обыскивают?

Я приказал ей повернуться лицом к стене, опереться о нее обеими руками и наклониться вперед. В таком положении она и стояла, пока я тщательно обыскивал ее одежду.

Меня интересовала капсула цианистого калия, с которым не расстаются многие агенты секретной службы. Я тщательно проверил все швы, но не нашел ничего, даже лезвия бритвы.

— Отлично, — резюмировал я, — можешь одеться. — Она не сразу поняла смысл сказанного. Я повторил более мягким тоном: — Все в порядке. Кошмар позади, можешь напялить свое барахлишко.

Она не произнесла ни слова, пока не надела нижнюю юбку. Частично прикрыв наготу, она вновь обрела способность говорить.

— Надеюсь, найдется человек, который вас пристрелит, — переведя дыхание, произнесла она. — Надеюсь, что вы будете умирать медленно. А теперь можете бить меня.

— Все в порядке, малютка. Выпустила пары, и отлично. Во всех отношениях ты безупречна, кроме одного: нельзя краснеть и смущаться, когда старичок вроде меня, которому на тебя ровным счетом наплевать, видит тебя голой… Считай это бесплатным советом, который профессионал дает профессионалу.

— Почему вы считаете, что я…

— Ты допустила две ошибки, Чатем, вернее, дважды совершила одну и ту же.

— Мне непонятно, о чем вы говорите.

— Думаешь, я садист? Нет! Я не режу на кусочки молодых особ ради удовольствия.

Она заморгала. Практически каждый может выдать себя какой-нибудь мелочью, пустяком, но особенно характерно это для молодых агентов, нуждающихся в дополнительном натаскивании. Моя малютка тоже не лишена этих недостатков. Потерев рукой травмированный бок, она спросила:

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, — ответил я, — что экзамен ты не выдержала. Ты должна была закричать. Милая, невинная беззащитная девушка, которой неожиданно воткнули перо в бок, подпрыгнула бы до потолка и завопила, что ее убивают прямо в вестибюле отеля.

И второе: когда я ударил тебя по голове рукояткой револьвера, ты не схватилась рукой за ушибленное место, как поступил бы любой нормальный человек. Да, конечно, ты уже подняла руку, но в последний момент вспомнила, что на тебя наведен револьвер и резкое движение может спровоцировать выстрел. Испугалась, что меня подведут нервы… Ну как, нравится тебе моя проницательность?

Я наблюдал за ней. Ее веки слегка подрагивали — здесь ей тоже не мешало поработать над собой. Она облизнула пересохшие губы:

— Не знаю, о чем вы говорите. Если бы вы выслушали меня…

Зазвонил телефон. Она не сразу повернула голову в сторону аппарата — еще один серьезный прокол. Не ожидая звонка, она подпрыгнула бы при первом же звуке.

Мы стояли друг против друга, а телефон на тумбочке между двумя кроватями продолжал трезвонить. Когда звонки прекратились, я сказал:

— Все продумано до мельчайших деталей, детка. Сначала нам показали преследовавший нас автомобиль, который мы должны были узнать, встретив вторично. Это, как и было задумано, насторожило нас. Затем здесь, в вестибюле отеля, нам подсунули тебя. Поскольку наша первая встреча состоялась только вчера, я не мог тебя не заметить. Конечно, я мог запаниковать и пуститься в бега — думаю, такую возможность они допускали. Но я человек смелый и не всегда предсказуемый, я мог совершить нестандартный поступок, скажем, захватить тебя в качестве заложницы или источника информации. Поступи я так, и их план сработал бы. А где бы я тебя укрыл? Естественно, у себя в номере.

Она молчала. И вообще в отеле царила мертвая тишина, но я чувствовал, как сужается круг. Времени для принятия решений оставалось все меньше.

— Не знаю, почему они начали действовать в центре города, когда вокруг толпа людей, в том числе и полицейских. Они могли легко расправиться с нами еще по пути сюда.

Но можно не сомневаться, что на это имелись веские основания. Ты получила четкие инструкции: как можно дольше разыгрывать из себя невинную овечку. Мы убедимся, что ты не вооружена, и вообще, разве может представлять опасность девушка, способная так краснеть? Затем раздастся телефонный звонок. Если я сниму трубку, мне ответят, что ошиблись номером, однако для тебя телефонный звонок означает сигнал готовности. Потом постучат в дверь, прозвучат угрожающие голоса, или в замочной скважине заскрипит ключ. И когда все наше внимание сконцентрируется на двери, когда мы забудем о тебе, ты выхватишь неведомо куда запрятанный револьвер и ткнешь его мне в спину. Так где же он, Чатем? — Я обвел взглядом комнату. — Где? Куда его спрятали, пока мы ездили по магазинам? И прятали ли вообще? Ведь в комнате уже есть один револьвер. Не сомневаюсь, они его нашли, устроив обыск в номере. Им нужно было лишь сообщить тебе, где он находится.

Не спуская с нее глаз, я боком подошел к стоявшему возле окна креслу. Дрогнувшие веки снова подвели ее, когда моя рука скользнула под мягкое сиденье. Я вытащил тупорылый револьвер, который сунул туда перед поездкой в магазин, револьвер, принадлежавший некогда Барбаре Херрере.

Только теперь выражение лица девушки изменилось. Когда она заговорила, другим был и ее голос — твердым, решительным. Она уже не казалась испуганной юной невестой, попавшей в кошмарную ситуацию.

— Мистер Хелм…

Я ухмыльнулся:

— Итак, тебе известно, как меня величают.

— Конечно известно, — быстро проговорила она. — Я знаю даже вашу кличку — Эрик. Я все время пытаюсь сказать вам… Да-да, вы не ошиблись насчет меня, но вы должны меня выслушать, вы не можете…

Это была старая как мир отчаянная попытка заговорить противника, затуманить болтовней его мозги перед наступлением последней, решительной минуты. Так отвлекают внимание соперника при стрельбе по мишеням, при игре в гольф и даже в шахматы. Но в нашем деле такие номера не проходят. Конечно, и среди нас попадаются доверчивые идиоты, но у меня не было ни времени, ни желания разбираться, говорит она чистую правду или бесстыдно лжет.

Я сказал:

— Если ты отойдешь от двери и ляжешь на пол, я постараюсь не задеть тебя пулей, когда в номер вломятся твои друзья.

Она яростно выкрикнула:

— Вы не понимаете! Вы совершаете ужасную ошибку, отказавшись выслушать меня! Дело обстоит совсем не так, как вы думаете, вы ни в коем случае не должны стрелять…

— А кто собирается стрелять? — спросил я. — Если никто в эту дверь не войдет, никто и не пострадает. Хочешь, чтобы твои друзья остались в живых? Так предупреди их, чтобы они отказались от своих планов.

— Я не могу! — с отчаянием крикнула она. — Они. уже…

Кто-то вставил ключ в скважину. Я сделал глубокий вдох, задержал дыхание и убедился, что оба револьвера неподвижно замерли — один в правой, другой в левой руке. Я чувствовал, как во мне растет напряжение, предвкушение чего-то необычайно важного, близкого, опасного и вместе с тем манящего и желанного. Я не испытывал подобного чувства с момента окончания военных действий в Европе, в нем было даже что-то сексуальное, хотя оно имело прямое отношение к смерти, а не к продолжению жизни. Девчонка оцепенело уставилась на меня, словно я внезапно превратился в великана двенадцати футов ростом, хотя мужчина действительно будто чуточку подрастает, готовясь убить себе подобного.

— Давайте, ребятки, входите, не стесняйтесь! — пробормотал я, наблюдая за дверью. — Папочка ждет вас! Приходите и получите свое.

Мэри Фрэнсис Чатем метнула отчаянный взгляд в сторону открывавшейся двери, издала душераздирающий крик и ринулась на меня. Я ждал этого. Ее поступок не явился для меня неожиданностью. Я был готов встретить ее…

Сейчас все будет кончено. С пулей в голове она рухнет на пол. Главное для меня — как поступить с первым, кто сунется в дверь, чтобы он надежно заблокировал дорогу идущим следом… Внезапно я понял, что не в состоянии застрелить ее. Я стоял, глядя на нее как последний дебил. Я не ощущал ни малейшей дрожи в руках, но мой палец отказывался нажать на проклятый спусковой крючок. Долгие годы безоблачной мирной жизни и сходство девушки с Бет подвели меня.

Она с неистовством самоубийцы налетела на меня, как таран, отбросив к стене. Теперь вопрос стоял уже не о том, пристрелить ее или нет, а о том, как избежать в этой отчаянной схватке случайного выстрела одного из двух пистолетов, которые я не выпускал из рук, чтобы меня самого не поразила пуля.

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался Мак.

XXI

Разумеется, я сразу узнал его. Такие люди, как он, навсегда остаются в памяти. Какой-то миг я не мог понять, что ему здесь нужно. Самые нелепые, самые фантастические мысли промелькнули у меня в голове. Потом ко мне вернулась способность мыслить логически. Тина исчезла, появился Мак. В итоге получалось то, чего и следовало ожидать.

Ко мне вернулось хорошее настроение. Я не предавался размышлениям о причине исчезновения Тины, но теперь мне было приятно сознавать, что она не бросила меня, а отправилась за подкреплением.

— Мак, ради Бога, заберите от меня эту фурию, пока нечаянно не выстрелил один из револьверов, — сказал я.

Закрыв дверь, он шагнул вперед, ловко ухватил девицу Чатем сзади и оторвал ее от меня. Мне было интересно убедиться, что он знаком с техникой рукопашного боя. В годы войны многие считали Мака неспособным скрутить даже тщедушного подростка, несмотря на его гениальность в подборе кадров и планировании операций.

— Все в порядке, мисс, — сказал он. — Ведите себя пристойно.

Мэри Фрэнсис Чатем перестала дергаться в объятиях Мака и стояла молча, опустив голову и тяжело дыша. Вид у нее был непрезентабельный — взлохмаченные волосы падали на лицо, между кофточкой и юбкой сквозь порванное белье светилось тело. Однако для женщин-воительниц внешность не самое главное. Жанна д’Арк, в конце концов, тоже взошла на костер растрепанная и с грязными ногтями.

Мне было ровным счетом наплевать, как выглядит эта девчонка. Она помешала мне совершить то, что я намеревался, хотя, как показали события, ее вмешательство принесло определенную пользу. У меня привычка стрелять лишь тогда, когда я вижу цель, поэтому я вряд ли нажал бы на спусковой крючок при появлении Мака. Тем не менее женщина, которая отдает себе отчет в степени риска и все же бросается на человека, угрожающего ей двумя заряженными пистолетами, заслуживает уважения независимо от прически или политических взглядов.

Когда Мак отпустил ее, я внимательно посмотрел на него. Забавно, но он не изменился ни на йоту — тот же худощавый, седовласый мужчина, с которым я попрощался в Вашингтоне, после чего срочно отбыл, чтобы жениться на Бет.

Возможно, он даже носил свой прежний серый костюм. Нет, пожалуй, коротко стриженные волосы белее, а морщины на лице не то юноши, не то старца — резче. Вглядевшись, я отметил, что его серые невыразительные глаза еще дальше отступили внутрь глазниц, хотя они всегда были глубоко посаженными. Абсолютно не изменились только брови — удивительно черные, не подверженные процессу старения. Возможно, правда, он их красил. Во время войны. Мы, его подчиненные, даже спорили на эту тему, хотя в искусственную черноту его бровей я никогда не верил.

— Давненько не встречались, сэр, — сказал я.

Он покосился на револьвер, который я не выпускал из руки:

— Ждешь неприятностей, Эрик?

— Все указывает на них, — откликнулся я. — Я чуть не принял вас за представителя противной стороны, сэр. Тина не сообщила мне, что вы где-то вблизи.

Секунды две поколебавшись, Мак сухо произнес:

— Она и не должна была ничего сообщать.

— Какая глубокая мудрость заключена в ваших словах, сэр! — съязвил я. — Ничто так не повышает настроения ваших помощников, как полная неосведомленность, что они делают и какого черта им это нужно. Может быть, теперь, когда благодаря ей вы вышли из своего тайного убежища, вы снизойдете до объяснения, что же все-таки происходит?

На его лице появилось подобие улыбки:

— Она ничего не сказала тебе?

— Тина? О ней можете не беспокоиться, сэр. Даже в постели она не скажет ни слова, если оно относится к категории запретных. Ее можно безоговорочно рекомендовать на представление к высокому званию «Великой молчальницы». Мне удалось узнать от нее лишь, что кто-то пытается убить Даррелла в Санта-Фе и что здесь, в Сан-Антонио, мы играем роль подсадных уток с целью ввести в заблуждение агентов мирового коммунизма…

Я замолчал на полуслове, Мэри Фрэнсис Чатем подняла голову, а Мак бросил на меня пытливый взгляд:

— Амос Даррелл? Доктор Амос Даррелл? Говоришь, в Санта-Фе именно он является целью преступников?

— Конечно, а разве не так?

Мак не ответил. После недолгого молчания он коротко сказал:

— Мне не было известно, что тебе об этом сообщили. — Он глянул на девушку. — А если сообщили, какое ты имеешь право разглашать секретную информацию в присутствии посторонних?

Я заморгал:

— Какой прокол с моей стороны. Сэр! Похоже, я начинаю забывать требования вашей организации, которые в меня так усердно вдалбливали.

— Придется позаботиться, чтобы она не смогла поделиться этой информацией со своими друзьями. — Он посмотрел на девушку тяжелым взглядом. Та опустила глаза и, убрав волосы с лица, принялась приводить в порядок одежду.

— В общем, у меня уйма вопросов, но они подождут. Визитеры могут явиться в любой момент. Где Тина? — спросил я.

— Неподалеку, — ответил Мак. — Забудь о ней, она действует согласно инструкции.

— Нисколько не сомневаюсь. Буду счастлив тоже получить инструкции.

— Тина не успела ничего сообщить, не было времени. Чего конкретно ты в данный момент опасаешься? — поинтересовался он.

— Не скажу точно, — ответил я. — Кто знает, как они собираются отомстить нам с Тиной? Но у них коварный план, а руководитель операции не новичок в подобных делах.

— Сколько их агентов, по-твоему, участвует в операции?

— Я видел троих мужчин и одну женщину. Молодой парень ковбойского вида с бакенбардами, в черной шляпе. За рулем «плимута». Мужчина постарше, с усами.

В джипе. Бело-зеленая машина. И еще один ублюдок, похожий на выпускника Гарварда, Йеля или Принстона в шапочке для игры в гольф. Он вел голубой «моррис-купе», а эта «малютка» играла при нем роль застенчивой невесты. Возможно, их больше, но на поверхность выплыли только эти.

Хмурое лицо Мака сделалось задумчивым.

— В данный момент на их стороне некоторое численное преимущество. Меры уже принимаются, но мне неплохо бы обзавестись оружием. Ты не поделишься со мной? У тебя два пистолета. — Он изобразил на своем лице едва заметную улыбку. — Я давно не принимал активного участия в подобных делах, Эрик. Интересно проверить, на что я еще гожусь.

Я протянул ему тридцать восьмой.

— Держитесь за деревянную деталь, сэр, — почтительно проговорил я. — А чтобы выстрелить, надо потянуть на себя эту маленькую железку.

Он фыркнул и заметил:

— Насколько я помню, ты предпочитал пушки калибром поменьше.

— Это не моя пушка, — ответил я. — Военный трофей, сэр. Она досталась Тине от одного из их агентов — которого ей пришлось ликвидировать.

— О да, — сказал Мак, — агента, который проходил под кличкой Херрера.

— Так точно, сэр.

Он глянул на меня из-под черных бровей:

— Значит, ее убила Тина? Это, пожалуй, все, что нам требовалось знать.

Он поднял тупорылый револьвер и прицелился мне в грудь.

XXII

Я смотрел на него, не веря своим глазам.

— Брось револьвер, Эрик. Сегодня он больше тебе не понадобится… Сара, будь любезна, возьми оружие.

Я мог и не спрашивать, кого он называет Сарой. Это была та высокая девушка, которая сейчас находилась вместе с нами в номере и была известна мне как Мэри Фрэнсис. Черт возьми, я предполагал, конечно, что чей-то изощренный ум направляет ход событий, но что за этим Мак… Нет, только не он!

Все же подсознательно я, вероятно, что-то подозревал, потому что подобный поворот событий до конца парализовал мою способность мыслить. Полагаю, частично это заслуга Мака — благодаря безжалостной муштре, через которую мы прошли в военные годы под его руководством. Нас, в принципе, невозможно захватить врасплох. Через десяток-другой секунд мой мозг и нервная система вновь функционировали нормально. Я глянул на маленький револьвер со смотрящим на меня неприятным черным отверстием, потом перевел взгляд на Мака и усмехнулся:

— Чисто сработано, сэр, но вы, конечно, понимаете, что заряженный револьвер я никогда бы вам не отдал. — Фраза вырвалась у меня почти автоматически. Я был по-прежнему далек от понимания происходящего. Однако факт налицо — на меня направили оружие, а в мое сознание прочно внедрили мысль, что подобный недружественный акт требует немедленных ответных мер во всех возможных случаях. Человек, который в вас целится, может и убить; таких людей не следует оставлять без внимания. Неважно, что этому человеку я еще полминуты назад безоглядно верил. Угроза есть угроза; в подобных ситуациях нас учили сначала действовать, а размышлять о содеянном позднее. Именно этот принцип помог многим из нас выжить.

Он сработал и сейчас. На мгновение Мак опустил глаза и посмотрел на оружие. Это была непростительная ошибка. Ситуация напоминала детскую игру, когда кто-то говорит: «Нет, ты только глянь, кто у тебя за спиной!» Если в нее играют взрослые, кто-то может нажать на спусковой крючок и дело закончится трупом.

Следует позаботиться лишь о том, чтобы на полу лежал не ваш труп.

Мак сказал, что давно лично не участвовал в операциях. Полагаю, многие винтики его машины заржавели. Итак, он опустил глаза. Кольт был по-прежнему у меня в руке, его дуло смотрело вниз. Конечно, я мог застрелить Мака. Я не сделал этого не из-за сантиментов — мне было не до них, — а по чисто практическим соображениям. Кольт двадцать второго калибра не гарантирует, что ваш противник непременно станет покойником, для этого у пушки не хватает убойной силы. Оружие Мака намного мощнее. Он мог изловчиться и выстрелить. Поэтому ударом своего револьвера я просто выбил тридцать восьмой из его руки.

Его реакция была стремительной. Приемом «на ключ» он захватил кисть моей руки, державшей кольт. Не скажу, что захват был мастерским, но он побудил «Дюймовочку» к незамедлительным действиям. Она метнулась ко мне, схватила револьвер за ствол и резко повернула. Выстрела не последовало лишь потому, что оружие стояло на предохранителе. Мне пришлось выпустить револьвер, иначе мой палец переломился бы. Однако Маку недоставало ни массы, ни энергии молодости, чтобы удержать меня. Я легко оторвался от него и что было сил толкнул в грудь повисшую на мне Мэри Фрэнсис, оказавшуюся Сарой. Она грохнулась спиной на пол, а мой двадцать второй закатился под кровать.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвались люди, но Мак был ближе, и прежде всего я должен был позаботиться о нем. Он пытался что-то сказать. Не знаю, что было у него на уме и зачем он собирался тратить время на разговоры. Я разочаровался в нем. Ему следовало придерживаться той системы, которую он сам разработал. Я сделал ложный выпад, отбил руку Мака и рубящим ударом свалил его, словно дерево. Девица на полу что-то кричала. Я никогда не встречал такой шумной банды заговорщиков.

Можно было подумать, что идет соревнование между радио и телекомментаторами — кто кого перекричит.

Мак лежал у моих ног, затылком ко мне. Ударом ноги я мог без труда прикончить его, хотя в носке моего ботинка и не было свинчатки, которую во время войны мы помещали в обувь. Девица отчаянно взывала о помощи, вломившиеся в дверь неизвестные личности устремились ко мне, и времени разделаться с Маком у меня не хватило.

Они навалились на меня прежде, чем я успел вытащить из кармана нож. Я слишком много времени затратил на Мака и не сумел должным образом подготовиться к схватке с ними. Их было много, слишком много, я знал, что мне с ними не справиться. Мне ничего не оставалось, как схватить за горло первого бросившегося на меня подонка. Я держал этого недоумка, прикрываясь им, как щитом, и выдавливая из него жизнь. На меня сыпались яростные удары — по голове и по спине, но я не обращал на них внимания. Я презирал избивавших меня мерзавцев. Если я не в состоянии разделаться со всеми, а в этом я был почти уверен, мне вполне по силам прикончить хотя бы одного. Мы вместе рухнули на поя. Внезапно я почувствовал, что он ускользает из моих рук. Ясно, что его пытаются спасти сообщники, потому что у самого этого выродка сил уже не оставалось… Ладно, пусть. В церковном хоре в следующее воскресенье ему уже не петь. Впрочем, как и мне…

Очнулся я на одной из стоявших в номере кроватей. На другой кто-то хрипя хватал воздух. Не скажу, что состояние его здоровья не беспокоило меня. Оно было вопросом моей профессиональной гордости. Сегодня я проявил себя не слишком сообразительным. Я был жалостлив и доверчив, меня обвели вокруг пальца и положили на лопатки. Но утверждать, что не понесли потерь, они не могут. Приоткрыв глаза, я увидел склонившегося надо мной Мака. Похоже, мои руки не оставили следов на его физиономии. Что ж, это не так уж плохо, я не испытывал к нему ненависти.

Этому он тоже нас научил. Он говорил, что ненавидеть врагов значит впустую тратить энергию и время. Врагов надо убивать.

— Чертов псих! — негромко проговорил он. В его голосе звучали знакомые собственнические нотки. Мне даже показалось, что он произнес эти слова с гордостью. Хотя, скорей всего, мне это просто померещилось. — Память часто подводит, — продолжал он, — мне следовало помнить, что я имею дело с человеком военного призыва, а не со сворой этих изнеженных дебилов. Я совершил ошибку, когда начал угрожать тебе револьвером… Как ты себя чувствуешь?

Думаю, время не подходило для описания нестерпимой боли во всем теле. Я прошептал:

— Буду жить. Не знаю правда, как долго.

Он улыбнулся:

— Ты стал добреньким, Эрик. Повалив на пол, ты должен был меня прикончить.

— Не успел.

Он удовлетворенно фыркнул:

— Зато ты чуть не свернул шею молодому Чатему.

— Приношу извинения, что не довел дело до конца. В следующий раз постараюсь сделать лучше.

— Мне следовало обрушить на тебя поток ругательств. Мы работали вместе четыре тяжелых военных года, Эрик. Неужели ты мог подумать, что я… — Он замолчал. — Беру обратно свой вопрос. Повторяю, я признаю ошибку, револьвер был ни к чему. В конце концов тебя учили хватать за горло того, кто тебе угрожает. Как это делают свирепые псы.

Я прошептал:

— Что вы пытаетесь объяснить мне, сэр?

— Пошевели мозгами, Эрик. Сейчас ты в собственном номере, в одной из лучших гостиниц Техаса. Ты слышал истошные крики, оглушительную ругань. Но где же служба безопасности отеля? Где полиция? — Я наблюдал за ним, не говоря ни слова. Он продолжал: — Разве похоже, что я работаю на тех, о ком ты думаешь?

Ведь мне во всем помогает не только администрация отеля, но и городские власти. Мы договорились, что номера по обе стороны от твоего будут свободны, чтобы избежать несчастных случаев с постояльцами. То же с помещениями под твоим номером и над ним. Именно поэтому мы решили взять вас здесь, только в отеле мы могли полностью контролировать ситуацию. На улице вы могли попытаться бежать, мы начали бы преследовать, и от стрельбы пострадали бы невинные люди. Вначале мы хотели войти в контакт с тобой и заручиться твоей поддержкой, но кто знал, как ты себя поведешь. А кроме того, ты все время был не один. Поэтому мы и решили брать вас вдвоем. Я рад, что все получилось удачно. Я опасался, что тебя придется убить.

Я облизнул губы, продолжая внимательно наблюдать:

— Извините, что заставил вас волноваться.

Он усмехнулся:

— В ФБР считают, что твое поведение в этом эпизоде не было безупречным. Именно поэтому я счел необходимым записать на пленку некоторые твои высказывания… Да, мы установили микрофон в твоем номере. — Он покачал головой, будто осуждая самого себя. — Нет, не подумай, что я всеведущ. Если честно, я был не вполне уверен, с кем ты, на чьей стороне. В конце концов, она очень красивая женщина. Ей удавалось склонить к предательству и других мужчин.

— Тина? — прошептал я.

Он глянул на меня сверху вниз:

— Эрик, если привлекательная женщина подает тебе сигнал пятнадцатилетней давности и рассказывает правдоподобную историю… Тина покинула нас через три недели после твоего ухода, то есть сразу по окончании войны. Мы расстались с ней в Париже. С тех пор у нас не было контактов с ней. Скорее наоборот, имеются все основания подозревать, что контакты у нее установлены с другими…

В следующий раз, когда кто-нибудь попытается вовлечь тебя в преступные действия от моего имени, прежде чем принимать решение, установи связь со мной.

— Я так и поступлю, — сухо сказал я, — только не забудьте оставить мне визитную карточку с адресом и телефоном.

Он вздохнул:

— Что ж, критика справедлива. — Он немного помолчал. — Ты веришь мне?

— Конечно, верю. Полагаю, что верю.

Я устал и не желал об этом говорить. Сегодня вечером я не хотел больше думать о Тине. О ней я подумаю завтра.

XXIII

Утром я проснулся в своем номере один. В окно светило солнце. Комнату привели в порядок, и она выглядела уютной и аккуратной, словно накануне здесь не бушевала баталия.

Вторая прибранная постель была свободна. Мне, словно сквозь туман, вспомнилось прибытие санитаров, которые отвезли лежавшего на ней человека в больницу для капитального ремонта гортани и горла. Подобный казус должен был вызвать у меня горькие переживания. Еще бы — способному и патриотически настроенному молодому человеку оказывают из-за меня срочную медицинскую помощь. Однако, как я уже упоминал, мы никогда не отличались высоким командным духом. Этому недоумку следовало хорошенько пошевелить мозгами, а потом уже подставлять шею малознакомому человеку. Кроме того, владей он хотя бы элементарными навыками борьбы, он знал бы как освободиться от захвата либо молниеносным движением сцепленных рук, либо просто растопыренными пальцами. Не моя вина, что он запаниковал и забыл азбучные истины.

В ретроспективе все дело выглядело нелепым до абсурда, причем моя роль была не менее идиотской, чем роли других.

Что ж, нельзя всю жизнь совершать гениальные поступки, хотя я признавал, что у некоторых людей голова работает лучше, чем у других.

В дверь постучали, и, прежде чем я успел ответить, в номер вошел Мак. За ним проследовал еще один тип. Он прикрыл за собой дверь и повернул ключ. Незнакомец произвел на меня впечатление человека, который приступает к обсуждению дел, лишь убедившись, что его никто не подслушивает. Поскольку Мак упомянул о микрофоне в моем номере — а предполагать, что его убрали, у меня не было оснований, — его внимание к замкам и дверям не произвело на меня особого впечатления.

Спутнику Мака, на мой взгляд, было под пятьдесят, хотя он прекрасно сохранился — мощный, широкоплечий, фигура университетской футбольной звезды, к которой прожитые годы добавили лишние фунты. Его угловатая физиономия слегка напоминала лицо Линкольна, о чем ему, несомненно, не раз говорили.

Я с интересом отметил про себя, что у него в руках меховая накидка Тины, аккуратно сложенная пополам. Наверно, это был ключ к какой-то тайне, но к какой именно, я гадать не собирался. Возможно, ее сняли с тела Тины — живого или мертвого, — или она сама бросила ее, убегая от преследователей. Зачем накидку принесли в мой номер и положили на постель так, чтобы я не мог ее не заметить, выяснится, вероятно, позже. Я не стал тратить умственную энергию, решив дождаться, когда мне сообщат дополнительные факты.

Я глянул на Мака:

— Входить без приглашения невежливо. Мой номер — не общественный сортир.

Мак проигнорировал мое справедливое замечание:

— Со мной мистер Денисон, он выразил желание повидать тебя, Эрик. Покажи ему свое удостоверение, Денисон, пусть все будет официально.

Джентльмен, похожий на Линкольна, предъявил документы, оформленные весьма впечатляющим образом, хотя в принципе при наличии соответствующих приспособлений их можно легко изготовить в домашних условиях.

Я сказал:

— Чудесно. Мы познакомились. Что дальше?

— Он хочет задать тебе пару вопросов, — пояснил Мак. — Говори все, буквально все, что знаешь. Между организацией мистера Денисона и нашей секретов не существует.

Мне понравилось слово «нашей». Оно означало, вероятно, что я снова в их рядах, по крайней мере на данный момент.

— Буквально все? — переспросил я.

— Буквально.

— Понятно. Что вас интересует, мистер Денисон?

Как и следовало ожидать, его интересовало все случившееся со мной с момента появления Тины в доме Даррелла. Я рассказал ему о своих приключениях со всеми подробностями. Он не поверил ни единому слову. Нет, он не считал, что я лгу. Но был уверен, что я не говорю правды. Короче, он предпочел не выносить окончательный вердикт. Пока он лишь собирал информацию — так доктор берет пробы крови и мочи для анализа.

— Отлично, — изрек он после продолжительного молчания. — Основное нам известно. Вы утверждаете, — он сверился с записями, которые делал в моем присутствии, — что эта женщина показала вам членский билет некой подрывной организации?

— Да, по ее словам, она обнаружила его в вещах убитой девушки.

— Возможно, это был ее собственный билет. Вы случайно не помните его номер?

— Нет, но на нем стояло имя Долорес.

— Наверное, у вас не было возможности внимательно разглядеть фото, иначе вы поняли бы, что это не мисс Херрера.

— Возможно, — согласился я. — Они обе брюнетки и примерно одного роста. Конечно, глаза у них непохожие. — Я подумал, что описать глаза Тины — не простая задача.

— Вы говорите, ее труп спрятан в шахте Сантандер?

— Да. Вы можете связаться с Карлосом Хуанесом из Серрилоса, он подскажет, как туда добраться. Советую ехать на джипе или иной машине с двумя ведущими мостами.

— Мне кажется… — начал Денисон и замолчал в нерешительности.

— Да?

— Мне кажется, вы впутались в это дело, не подумав. Трудно представить, что респектабельный женатый человек с тремя малолетними детьми позволил уговорить себя…

Мак отрывисто бросил:

— Теперь с ним буду беседовать я, Денисон. Спасибо, что пришел.

— Да, — сказал Денисон, — конечно, конечно.

Он удалился с довольно чопорным видом. Мак проводил его до двери и запер ее за ним на ключ. Потом он подошел к висевшей на стене картине, приподнял ее и сорвал микрофон. Бросив его в мусорную корзину, он обернулся ко мне:

— Ты везучий, Эрик. Даже не представляешь, до какой степени.

Я бросил взгляд на дверь, в которую вышел Денисон:

— Нетрудно догадаться. Он предпочел бы видеть меня в тюрьме.

Мак покачал головой:

— Я имел в виду не его, хотя о Денисоне тоже не следовало забывать. — Он сел в ногах постели и погладил нежный норковый мех. — Ей удалось покинуть отель, но на улице ее сразу опознали.

У нее забрали пистолет и велели положить руки за голову. Там, по всей видимости, и был спрятан миниатюрный нож…

— Я не знал, что он у нее имеется. Наверное, она сняла его с трупа, когда я отвернулся. — Мое лицо исказила гримаса боли. — Но метание ножей — не ее стихия. Могу поспорить, она никого не прикончила.

— Да, но одному из оперативников Денисона накладывают сейчас швы на лицо, хотя ранение не из разряда серьезных. Другому она ухитрилась набросить на голову меховую накидку. Когда он вновь обрел способность видеть, ее уже не было поблизости. Можно сказать, что на этот раз мы сыграли вничью. Ей удалось скрыться, но ты остался жив и способен нам обо всем рассказать.

Некоторое время я смотрел на него. Он молчал. Затем я задал вопрос, которого он ждал:

— Что вы имеете в виду под словами «на этот раз»?

— О, подобными приемами она пользовалась и раньше, делая вид, будто выполняет мой приказ. Но другие поверившие ей кретины ничего не смогли нам рассказать: когда она с ними расставалась, все они были уже трупами. — Он коротко глянул на меня: — Она обошла всех наших агентов, Эрик, с которыми работала во время войны. Поразительно, как легко они соглашались на новую авантюру, хотя многие были обременены семьями. Когда мне стали ясны правила игры, я послал людей предупредить всех, кто имел с ней контакты в военные годы. Херрера, к сожалению, опоздала. — Он сделал паузу. — Тину надо найти, Эрик. Она причинила достаточно вреда. Я хочу, чтобы ты отыскал ее и остановил. Навсегда.

XXIV

Когда я оплачивал гостиничный счет, служащая в окошке кассы приветливо улыбнулась:

— Будем рады видеть вас снова, мистер Хелм.

Не знаю, почему после вчерашнего погрома она желала увидеть меня снова. Вероятно, этого не знала и она сама — подобная фраза стала чем-то вроде заклинания для всего обслуживающего персонала не юго-западе.

Я ехал на север от Сан-Антонио. Дорога не была загружена, и я мог предаться размышлениям, не опасаясь оказаться виновником дорожного происшествия. Перед моим мысленным взором то и дело возникала физиономия Мака — ее ни с чем не сравнимое выражение, когда я послал его к дьяволу. В его поведении мгновенно произошла разительная перемена — он сразу перестал быть благодушным, улыбающимся Маком мирного времени.

Но что он мог сделать? Обратиться к Денисону, чтобы тот послал людей арестовать меня? Нет, подобный вариант его явно не устраивал. Объяснив, как с ним связаться на случай, если я передумаю, он удалился из номера, не произнеся больше ни слова. Злополучную норковую накидку он оставил на моей кровати. Сейчас она находилась в багажнике моего пикапа, который поглощал милю за милей великолепного шоссе с четырьмя полосами движения в каждую сторону. Благодаря накидке, Тина словно оставалась со мной. Вероятно, это входило в планы Мака — оставить ее по забывчивости он попросту не мог. Вещь была ценной, и Мак, по всей видимости, был уверен, что я не продам ее, не сожгу и не выброшу. Оптимальным вариантом, хотя чрезвычайно маловероятным, для него было, чтобы я разыскал Тину и лично вручил ей накидку. Я знал: если подобное произойдет, он сам или его подручные окажутся неподалеку.

Бог с ним, это его проблема, скорее, даже проблема Тины. Если она желает вернуть свои меха, пусть найдет меня. А если Маку нужна Тина, пусть не упустит этот момент. Я не желаю быть охотничьим псом, натасканным на дичь, или мальчиком, доставляющим товары на дом. Я провел эксперимент с возвращением в свое героическое прошлое, и успехом он не увенчался.

Я предпочитал оставаться мирным писателем, занятым сбором материала для очередного опуса, заботливым отцом и верным мужем, хотя последнее после того, что случилось, вызывало некоторые сомнения.

Я съехал с автострады на узкую грунтовую дорогу, с которой мне было удобней знакомиться с окружающей местностью. Ночь я провел в машине. Весь следующий день лил проливной дождь. Если кто-то преследовал меня не в джипе, а в легковом автомобиле, я мог ему лишь посочувствовать. Местами мой грузовичок с двумя ведущими мостами и цепями на колесах с великим трудом продирался сквозь глинистую жижу. Тем не менее я чувствовал себя уверенно. Огромное преимущество подобных машин в том, что не надо беспокоиться о колесах — они не отвалятся, если дорога окажется не идеально ровной и сухой.

Я проезжал одну реку за другой, и в моих ушах сладкой музыкой звучали имена и названия, от которых неотделима наша история — Тринити, Колорадо, Бразос. Небо прояснилось. И я сумел сделать несколько снимков. Я продолжал продвигаться на север и, миновав Оклахому, вскоре достиг юго-восточной границы Канзаса. На рубеже веков там обнаружили свинец и цинк, после чего десятки тысяч фанатиков перелопатили всю территорию, воздвигнув несчетные холмы серой земли возле заброшенных шахт. Фантастический жутковатый пейзаж; представить, как выглядела здесь поверхность земли в прошлом веке, др нашествия старателей, было практически невозможно.

Выполнив главную задачу — ознакомиться с местностью, я двинулся на запад, хотя мог бы уже возвращаться домой. Однако писателю непростительно, находясь близ таких замечательных городов, как Абилин, Элсуорт, Хейс и Додж-Сити, не поинтересоваться, на что они похожи в действительности.

Абилин оказался пустой тратой времени. Его жителям было глубоко безразлично великое историческое прошлое города, они больше гордились президентом Эйзенхауэром, чем неистовым Биллом Хикоком.

Я, как автор многочисленных вестернов, с трудом понимал их. Элсуорт был маленьким, сонным городком, расположенным в самом сердце прерий. В Хейс я не попал, потому что уже смеркалось, кроме того, для этого пришлось бы сделать большой крюк к северу. Я продолжал двигаться на юго-запад и вскоре после того, как стемнело, оказался в Додж-Сити. Решив, что пора принять ванну и поспать в нормальной постели, я свернул в первый показавшийся мне приличным мотель, привел себя в порядок и отправился в центр города поужинать. Жители Додж-Сити впали в другую крайность — город, по существу, превратился в мемориальный музей добрых старых ковбойских дней. Некоторое время я курсировал взад и вперед по полутемным улицам, мысленно отбирая достопримечательности, с которыми намеревался подробнее ознакомиться утром.

Когда я вернулся в мотель, в номере звонил телефон. Я никого не знал в этом городе, никому не сообщал, что собираюсь сюда приехать, однако кому-то не терпелось со мной поговорить. Прикрыв дверь, я подошел к аппарату и снял трубку.

— Мистер Хелм? — Голос принадлежал управляющему мотелем. — Я видел, что вы только что вернулись. Вас вызывают по междугородному из Санта-Фе, Нью-Мексико. Одну минуту…

Я присел на кровать. Я слышал, как управляющий крикнул что-то телефонистке, потом в пятистах милях от меня тоже зазвонил телефон, и Бет сняла трубку. При звуке ее голоса меня охватило жгучее чувство стыда и вины. Я мог бы, по крайней мере, позвонить ей из Сан-Антонио, как обещал. Правда, пару красивых открыток своим мальчикам я все же послал. На красивых открытках можно ничего не писать.

— Мэтт?

— Да, — ответил я.

— Мэтт, — задыхаясь от волнения, проговорила она, — Бетси пропала! Она играла в нашем садике. Я готовила ужин. Случилось это час назад… Прежде чем я успела поставить в известность полицию, тот мужчина, который был на приеме у Дарреллов, громадный. С неприятным взглядом. Лорис позвонил и сказал, что с ней будет все в порядке, если ты… — Бет замолчала.

— Если я…

— Если ты согласишься сотрудничать с ними. Он велел сказать тебе… сказать тебе, что один человек ждет тебя с вполне конкретными предложениями. Он добавил, что этого человека ты хорошо знаешь… Мэтт, что происходит?

XXV

Положив трубку, я некоторое время сидел молча, глядя на аппарат. Наверное, я размышлял, но если вдуматься, то размышлять, собственно, было не о чем. Ход дальнейших событий был ясен. Лорис все подробно объяснил Бет — не только, что сказать мне, но и как со мной связаться. Значит, все последние дни кто-то следовал за мной по пятам. Этот человек и сейчас находился рядом — ему было важно знать, как я поведу себя после разговора с женой.

Мне приказали возвращаться домой, где по прибытии я получу дополнительные указания. Выбора мне не оставили. Они будут ждать донесения своего агента. Я не смогу даже связаться по телефону ни с одним из нужных мне людей. Вполне возможно, что линия прослушивается. От меня требуют, чтобы я сел за руль пикапа и поехал в указанном направлении. Тогда агент позвонит по телефону и сообщит, что первый этап операции закончился благополучно.

Поднявшись, я быстро упаковал свои вещи и погрузил их в машину. Когда я ехал через город, нервы у меня были напряжены до крайности.

Я долго не мог установить, преследует меня кто-нибудь или горизонт позади чист. Я увидел его в зеркале заднего вида, лишь выехав за черту города. Его было трудно не заметить. Он вел новую машину с четырьмя фарами, которые, как я считаю, следует категорически запретить. Свет от них идет на двух уровнях. С одного он временно ослепляет водителя идущей впереди машины, а с другого способен спалить ему сетчатку глаза или вывести из строя глазной нерв.

Поэтому я не столько наблюдал за преследователем, сколько делал все от меня зависящее, чтобы не съехать с дороги в кювет. Он же и не пытался скрываться. Включив свои четыре прожектора, он эскортировал меня в стиле худших голливудских киноподелок.

В такой связке мы ехали до первого маленького городка к западу от Додж-Сити, потом он внезапно пропал из вида. Я понимал: ему необходимо передать последнюю информацию, что давало мне крохотный шанс оторваться от него. Прошло долгих пятнадцать минут, потом откуда-то на бешеной скорости вынырнул автомобиль и промчался мимо меня. Это был «шевроле» последней модели.

Я не был уверен, что это мой новый хвост, но он ждал меня на обочине и сразу пристроился за мной. Мы ехали так около шести миль, потом, заглянув в зеркальце, я заметил, как он съехал с автострады и остановился возле придорожного кафе. Немного выждав, я развернул пикап и направился туда же. Машину я поставил на некотором удалении от входа в кафе, а остаток пути прошел пешком. Белый «шевроле» с непогашенными фарами стоял рядом с полудюжиной других автомобилей. В зале было пусто, мой преследователь находился во внутреннем помещении.

Ждать пришлось долго. Не иначе как после доклада по телефону об обстановке он решил выпить чашечку кофе и закусить яблочным пирогом. Когда он вышел из кафе и, остановившись перед дверцей машины, достал из кармана ключи, я встал за его спиной.

Он был профессионалом. Он не шелохнулся, когда дуло моего кольта уперлось ему в позвоночник.

— Хелм? — спросил он секундой позднее.

— Он самый.

— Ты кретин. Я только что разговаривал с людьми из Санта-Фе. Выкинешь какой-нибудь фокус, и твоя дочка…

Я снял пистолет с предохранителя, и негромкий щелчок заставил его мгновенно умолкнуть. Я тихо сказал:

— Не напоминай мне о Санта-Фе, недомерок, меня могут подвести нервы. Экипаж ждет тебя. Идем!

Мы сели в пикап. Он повел машину, а я, устроившись на месте пассажира, не отрывал пистолет от его ребер. Часы показывали всего девять тридцать, когда машина остановилась возле мотеля в Додж-Сити, из которого я только что выехал. Мне не хотелось возвращаться сюда, но это было единственное место, где я мог появиться, не привлекая внимания, поскольку я не предупреждал администрацию о своем выезде. Мне срочно требовалось помещение с телефоном.

— Приподними сиденье, — приказал я ему, когда мы оба вылезли из машины. — Под ним моток проволоки и плоскогубцы.

Я недаром назвал его недомерком. Он был маленького роста, невзрачный, тщедушный. Его тусклые, безжизненные карие глаза походили на дешевые мутные стеклянные шарики, которыми играют дети. Я предупредил, что без малейших колебаний пристрелю его, если он предпримет попытку бежать, после чего вместе с ним прошел к себе в номер. Там я связал его руки за спиной проволокой и ею же обмотал ему лодыжки. Огнестрельного оружия при нем не было.

Сев около телефона, я набрал номер. Трубку на другом конце сняли сразу же, будто Мак знал, что я позвоню именно в эту минуту.

Я сказал:

— Эрик. Около девяти из кафе «Парадайз», что в десяти милях к западу от Додж-Сити, звонили по междугороднему в Санта-Фе, Нью-Мексико. Узнайте номер абонента, возьмите его под наблюдение и сообщите мне.

Я назвал номер своего телефона и положил трубку. Недомерок наблюдал за мной своими невыразительными глазами.

Я сказал:

— Моли Бога, чтобы они установили номер. Иначе я выбью его из тебя.

Он презрительно рассмеялся:

— Рассчитываешь, что я расколюсь?

Достав из кармана нож золингеновской стали, я начал кончиком лезвия чистить ногти. Они были и без того чистыми и в дополнительном уходе не нуждались, но опыт прошлых лет показывал, что на некоторых подонков нож производит неизгладимое впечатление.

— Расколешься, — уверенно сказал я, не поднимая головы.

Больше он не смеялся. Мы продолжали ждать в полном молчании. Спустя некоторое время я взял журнал и, улегшись на кровать, начал листать его. Мне показалось, что прошла вечность, прежде чем раздался телефонный звонок. Я снял трубку:

— Эрик слушает.

Голос Мака сказал:

— Звонили в отель «Де Кастро» мистеру Фрэду Лорингу.

— Или Фрэнку Лорису?

— Описание совпадает.

— Мистер Лоринг один или с ним жена и маленькая дочь? Или только дочь?

Мак молчал. После минутной паузы он сказал:

— Ты согласен помочь?

— Да, — ответил я.

— Помнишь, о чем я тебя просил?

— Да, — повторил я. Выбора у меня не было. Без его помощи мне не обойтись. — Вашей проблемой я займусь.

— Когда?

Я сказал.

— Не торопите меня. Я все помню. Так Лорис сейчас один?

— Да, — сказал Мак, — один.

Я с облегчением перевел дыхание. Я и не предполагал, что все окажется так просто.

— Он не уйдет? Важно, чтобы он был на месте, когда я там появлюсь — днем или ночью.

— Он не уйдет, — сказал Мак. — Свидание с ним у тебя состоится. Но помни, меня интересует не Лорис.

Эти слова Мака я проигнорировал.

— А еще я советую вам направить ко мне в мотель полицейского — присмотреть за управляющим. Если тот подслушивает через коммутатор, у него может разыграться воображение. Перед входом в кафе, о котором я говорил, стоит белый «шевроле». Если вам не нужны лишние вопросы, прикажите отогнать его. И наконец, о водителе «шевроле». Он здесь, со мной. Пришлите человека, чтобы побыл с ним и не подпускал к телефону. Он уже звонил своему хозяину, докладывал обо мне. Его новые звонки вызовут неразбериху.

Мак сказал:

— Когда мы убедились, что к тебе приставлен хвост, я поручил понаблюдать за тобой, ненавязчиво, на расстоянии. Сейчас мой человек в Додж-Сити. Через десять минут он прибудет к тебе.

— И последнее, — сказал я. — Мне нужна скоростная машина. У вас под рукой нет старенького «ягуара» или на худой конец «корвета»?

Мак рассмеялся;

— Ни того, ни другого, но человек, которого я к тебе направляю, прибудет на «плимуте».

Мне говорили, из него выжимают сто тридцать. Такая цифра тебя устраивает?

Я издал притворный стон:

— Это страшилище с плавниками акулы, которое я видел в Техасе? Сойдет, конечно, если нет ничего другого.

Мак сказал:

— Не угробь себя на дороге, Эрик… Мы не ожидали, что у них хватит наглости вернуться в Санта-Фе. Искали в других местах. Лорис не сообщил, что им от тебя нужно?

— С ним разговаривала жена, — ответил я. — Ничего определенного он не сказал, только, что моя дочь в их руках, а для меня у них есть какое-то конкретное предложение.

— Понятно. — Мак умолк. Должно быть, собирался сказать, что бесконечно мне доверяет и как будет ужасно, если я подведу его. — Ладно, — бросил он наконец твердым голосом, — когда доберешься до Санта-Фе, позвони по этому телефону.

Я записал номер и положил трубку. Затем взглянул на своего пленника, сидевшего на полу в углу комнаты. Он сказал с вызовом в голосе:

— Лорис раздавит тебя, как вошь.

— Лорис? — переспросил я. На моем лице появилась садистская ухмылка. — Не будем о покойниках, коротыш.

Он задержал на мне взгляд, хотел что-то ответить, но счел за лучшее промолчать. Вскоре в дверь постучали. Я достал пистолет и открыл. Предосторожность оказалась излишней. За дверью стоял парень в черной шляпе и с бакенбардами, которого я последний раз видел за рулем «плимута». Теперь, правда, он несколько изменил внешность и работал под студента колледжа.

— Пригляди за ним, — сказал я. — Он только выглядит безобидным, а на деле опасней гремучей змеи. — Я кивком указал на связанного бандита. — Не подпускай его к телефону. А если пожелаешь прокатиться на моем грузовичке, вот ключи.

И не жми слишком сильно на газ. Пикап не гоночная машина.

— Ты тоже не развлекайся с педалью газа, когда сядешь в «плимут». Тормоза не всегда справляются с этим зверем. Осторожнее на горных дорогах, — откликнулся он.

Кивнув, я вышел из номера. Доброго здоровья на прощание мы друг другу не пожелали.

XXVI

Пока работник на бензоколонке заполнял бак «плимута», я подкачал колеса. Потом дважды обошел вокруг машины, разминая затекшие ноги и с удивлением оглядывая одно из самых безобразных творений автомобильной индустрии, с которыми сталкивался в жизни. «Плимут» выглядел еще более отталкивающе, чем хромированный «стэйшн-вэгон» моей супруги.

— С вас три сорок, мистер. Масла и воды достаточно. Ну и машина у вас, просто чудо! Не понимаю людей, которые покупают ублюдочные иномарки, когда у нас в Америке делают такие шикарные лимузины.

«Да, автомобиль — дело вкуса», — подумал я. Рассчитавшись, я сел в машину и некоторое время изучал приборную доску. Спустя минуту выехал на автостраду, а еще через двадцать секунд стрелка спидометра переползла за отметку «100».

Это действительно был зверь, а не машина! Меня поразила не столько мощность двигателя — в Америке сейчас практически не выпускают слабосильных автомобилей, — сколько устойчивость. Если внешним оформлением машины занимались люди дешевого вкуса, то над конструкцией трудились талантливые парни, понимавшие толк в технике. Я решил, что попытаюсь уговорить Бет сменить ее «стэйшн-вэгон» на это чудо технического прогресса.

Я вел машину, а мои мысли перескакивали с одного предмета на другой. Думать о главном я не желал. Я уже достаточно размышлял о главном. Я не знал, что делать. Когда наступит нужный момент, мысли у меня в голове путаться не будут.

Я шел с опережением графика, поэтому, увидев открытую придорожную таверну, заглянул в нее выпить чашечку кофе и слегка подкрепиться. Перекусив, я свернул на юго-запад в сторону Тринидада и Ратона. Жаль, что я проезжал эти чудесные места в темное время суток. В прошлые поездки я непременно останавливался на несколько минут на какой-нибудь площадке на заснеженных вершинах Скалистых гор и наслаждался зрелищем расстилавшихся внизу прерий. При этом я пытался представить, что чувствовали наши предки-первопроходцы, стоя здесь в середине прошлого века и глядя на конечную и теперь уже близкую цель своего двухмесячного путешествия.

Я гнал прочь мысль о Бетси так же, как старался не думать о Бет, Лорисе, Тине и Маке. Я просто вел машину вперед, прислушиваясь к гудению мотора, завыванию ветра и шуршанию шин об асфальт. Там, где позволяла дорога, я держал скорость не ниже ста миль в час. За Тринидадом дорога устремилась в горы, в сторону Ратонского перевала и моего родного штата Нью-Мексико. Подъем при таком мощном двигателе не вызвал проблем, но спуск представлял определенные сложности, поскольку все время приходилось жать на тормоза. Когда горы наконец остались позади, нагревшиеся тормозные колодки с трудом замедляли ход машины.

На пересечении дорог к югу от Ратона я свернул в сторону Лас-Вегаса. Да, я не оговорился, именно Лас-Вегаса, потому что у нас тоже есть городок с таким названием. Там я выпил очередную чашечку кофе, закусил яичницей с беконом, а затем снова тронулся в путь. Вскоре начало светать. В пикапе я добрался бы до Санта-Фе не раньше десяти утра, то есть к тому времени, когда и обещал Бет быть дома.

На «плимуте» я оказался там уже в шесть, что оставляло в моем распоряжении достаточно времени для некоторых необходимых мер.

В город я въехал по пустынной грейдерной дороге, подстраховываясь на тот случай, если на автостраде меня кто-нибудь подстерегал. Первая попавшаяся на пути бензоколонка была закрыта, но возле нее стояла стеклянная телефонная будка. Я затормозил, выбрался из машины и набрал номер, который дал мне Мак.

Когда на другом конце провода взяли трубку, я сказал:

— Экспресс из Додж-Сити прибывает на платформу номер три.

— Что? — озадаченно спросил мужской голос. У некоторых начисто отсутствует чувство юмора. — Мистер Хелм?

— Да, Хелм.

— Объект по-прежнему у себя в номере в отеле «Де Кастро», — сказал мой телефонный собеседник. У него был четкий, отрывистый голос делового человека из восточных штатов. — Он не один, с ним женщина.

— Кто?

— Не та, которая могла бы нас заинтересовать. Он подцепил ее в баре. Каковы ваши планы?

— Когда он спустится, я буду сидеть в вестибюле.

— Это разумно?

— Зависит от того, как будут развиваться события. Пусть ваш агент продолжает вести наблюдение. Объект может воспользоваться запасным выходом.

— Я буду там лично, — сказал голос. — А у телефона, по которому сейчас говорю, останется дежурный. Если вам потребуется связаться с нами, он передаст ваше сообщение.

— Отлично, большое спасибо.

Положив трубку, я достал еще один десятицентовик и набрал следующий номер. Бет ответила почти сразу.

— Доброе утро! — сказал я.

— Мэтт, где ты?

— В Ратоне, — ответил я. Вполне возможно, что наш разговор подслушивали. — В горах у моего пикапа сломался карданный вал, наверное, я его где-то стукнул. Но я договорился с одним человеком, и он одолжил мне свою машину. Я выезжаю, как только положу трубку. — Таким образом я объяснил наличие «плимута» на тот случай, если кто-нибудь наблюдал за мной и видел, что я выехал из Додж-Сити в чужой машине. Есть новости? Дополнительные инструкции для меня?

— Нет.

— Спала?

— Очень мало, — ответила она. — Разве я могу уснуть?

— Я чувствую себя так же. Ладно. Если позвонят, скажи ей, что из-за поломки машины я подъеду чуть позже.

— Ей? — переспросила Бет.

— Да, на этот раз позвонит женщина, — сказал я, надеясь, что окажусь прав.

XXVII

Она была испано-американкой, смуглой, темноволосой, с манящим взглядом, но пик ее юности уже миновал, у людей ее племени он быстротечен. На ней был короткий жакет из искусственного меха, надетый поверх желтого свитера и узкой серой юбки с оборкой из множества мелких складок внизу. Когда девушки ее профессии наряжаются в узкую юбку, а случается это нечасто, юбка всегда оказывается на несколько дюймов длиннее, чем надо. При этом чем заманчивей взгляд девицы, тем длиннее юбка, хотя, казалось бы, все должно быть наоборот.

Эта красотка в юбке с перехватом ниже колен напоминала стреноженную лошадь. Неторопливо прошествовав через вестибюль, она скрылась за входной дверью. Вскоре появился мужчина.

Подойдя к киоску, он спросил газету. У него был четкий, отрывистый голос делового человека из восточных штатов, который я только что слышал по телефону. Мужчина был хорошо сложен, выше среднего роста, в сером костюме, слишком молод, слишком красив и, на мой взгляд, слишком коротко пострижен. Он олицетворял современного блюстителя порядка, неплохо разбирающегося в законах и бухгалтерской отчетности, а также в приемах дзюдо и стрельбе. Я чувствовал, что мы с ним не сойдемся во взглядах. Я ощущал это шкурой.

Проходя мимо меня, он, не повернув головы, изобразил что-то вроде легкого наклона, означавшего, вероятно, что именно об этой девице он говорил и что в самое ближайшее время возможна бурная вспышка событий. Да, момент, которого я ожидал, стремительно приближался. Я сидел здесь уже полтора часа.

Едва молодой человек скрылся из вида, как на лестнице, ведущей в служебные помещения, появился Лорис. Он зевал. Ему давно следовало побриться, однако с отросшей на собственном лице щетиной я вряд ли имел право его критиковать. Его габариты уже успели изгладиться из моей памяти. Теперь, стоя не лестничной площадке, он выглядел устрашающе огромным и красивым, как породистый бык. Черт возьми, в этом отеле красавцев не меньше, чем тараканов на кухне у неряшливой хозяйки! Я почувствовал себя древним, как вершины гор Сангрэ-де-Кристо, вздымавшихся на горизонте, безобразным, как необожженный кирпич, и злобным, как гремучая змея. Со вчерашнего утра я проехал в своем пикапе четыреста миль и еще пятьсот преодолел в «плимуте». Усталость подавила мою совесть, в наличии которой я порой сомневался. Мак в свое время приложил немало усилий для ее полного умерщвления. Он любил повторять, что в нашем деле она только помеха.

Глянув с площадки вниз, Лорис увидел меня. Его последующие действия не были отмечены большим интеллектом.

Он мгновенно узнал меня, и его глаза расширились от неожиданности. Потом он глянул в сторону телефонной будки. Его первой реакцией явно было желание доложить о моем присутствии и получить указания.

Я слегка покачал головой и сделал чуть заметный жест в сторону улицы. Потом снова взял в руки журнал, который якобы с интересом читал последние полтора часа. Прошло еще несколько секунд, прежде чем Лорис сдвинулся с места. Природа не наградила его выдающимися умственными способностями, на что я и рассчитывал.

Спустившись по лестнице, он прошел мимо меня и, поколебавшись долю секунды, вышел. Поднявшись, я лениво последовал за ним. Он переминался с ноги на ногу за дверью, а при виде меня немного отодвинулся. Ему не хотелось терять меня из вида, хотя, как поступить, он не знал. Я появился слишком рано, у него еще не было инструкций.

Он двинулся к реке Санта-Фе, то и дело оглядываясь. Зимой река почти полностью пересыхает, и сейчас лишь жалкая струйка пробивалась сквозь песок и камни. Обрывистые берега кое-где укрепила каменная кладка. В прошлом я не раз наблюдал, как вода выходит из берегов, вызывая не панику, а радостное оживление горожан. Вдоль реки узкой полоской тянулся парк — красивые зеленые газоны, высокие деревья, столики для пикников. По низким арочным мостам реку пересекали городские улицы. Дойдя до парка, Лорис двинулся вверх по течению, явно в поисках места, где мы могли бы побеседовать вдали от посторонних глаз. Наверное, уединение ему требовалось не только для беседы, но и для того, чтобы в случае необходимости как следует проучить меня. Думаю, последнее и занимало его больше всего.

Я шел за ним, не отрывая глаз от его широкой спины и чувствуя, как во мне все кипит от ненависти. Сейчас я мог позволить себе ненавидеть. Я дольше не нуждался в душевном спокойствии, необходимом для ясности мысли.

Я выманил Лориса из тайного убежища, и теперь он был передо мной как на ладони; я думал о Бетси и о потерявшей сон Бет, Я мог бы вспомнить — но не хотел мелочиться — и о подлом ударе сомкнутыми пальцами в солнечное сплетение, и о рубящем ударе краем ладони по шее, и о зверском пинке в ребра носком ботинка. Я мог бы составить такой длинный перечень его омерзительных деяний, что возник бы вопрос, стоит ли оставлять в живых подобного негодяя.

Он выбрал место, на котором остановился бы и я, учитывая, что наступил день, город пробудился и законопослушные обыватели спешили на службу. Он перепрыгивал с камня на камень и вскоре исчез под аркой моста. Я проскользнул вслед за ним.

Там царил полумрак. Тусклый свет проникал сверху сквозь серповидные отверстия в середине моста. Струйка воды, протекавшая по пересохшему руслу, жалобно журчала. Лорис остановился, поджидая меня. Он что-то негромко бормотал. Вид у него был нетерпеливый и угрожающий. Думаю, он спрашивал, какого черта я явился сюда, и объяснял, что случится со мной или с Бетси, если я откажусь выполнять его приказы.

Я не разбирал слов — то ли из-за шума воды, то ли просто потому, что не хотел их слышать. Лорис не мог сообщить мне ничего интересного. По мосту над нами проезжали машины. Меня это устраивало. Я вытащил револьвер и пять раз выстрелил Лорису в грудь.

XXVIII

Наверное, хватило бы и меньшего количества выстрелов, но пули были мелкого калибра, а Лорис крупный мужчина. Мне требовалось точно знать, что он покойник. Он казался удивленным, настолько удивленным, что не шелохнулся в течение всего времени, которое потребовалось мне, чтобы наполовину опорожнить обойму.

Под мышкой у него тоже было кое-что припрятано, я видел, как оттопыривался его пиджак. Но до револьвера он дотянуться не успел. Наверное, больше полагался на свои кулаки, на борцовские приемы, чем на оружие. Наклонив голову, он метнулся вперед, пытаясь ухватить меня. Я отступил в сторону, подставив ему ногу.

Он рухнул на землю и уже не поднялся. Воздух со свистом вырывался из его продырявленных легких, этот звук действовал мне на нервы. Будь он оленем, я перерезал бы ему горло. Однако он был человеком, и я не желал, чтобы у него на теле зияла ножевая рана. Маку тогда будет труднее объяснить обстоятельства его смерти газетчикам.

Лорис вздрогнул в предсмертной конвульсии и, скрючившись, застыл. Нагнувшись, я извлек оружие из его пиджака. Это был гигантский револьвер — именно такая пушка подходила человеку подобного склада. Он настолько привык таскать его с собой, что в нужную минуту просто забыл им воспользоваться. Револьвер был липким от крови. Я вышел из-под моста, но тут же нырнул обратно, услышав шаги бегущего человека.

К мосту торопился тот самый цивилизованный фараон в сером костюме, с которым мы обменялись сигналами в отеле. С короткоствольным револьвером в руке он ринулся под арку моста. Такой поступок требует немалого мужества, хотя, с другой стороны, если у человека за лацканом пиджака бэйдж полицейского и он полагает, что чья-то жизнь в опасности, подобные действия являются его прямым долгом.

— Брось оружие! — спрятавшись в тени, приказал я.

— Хелм?

— Брось оружие! — коротко повторил я. Вид трупа, нашпигованного пулями, мог нежелательным образом подействовать на его нервную систему.

— Но…

— Брось револьвер! Больше я повторять не стану. — Непонятно почему, но я ощутил легкую дрожь в теле.

Возможно, не слишком твердым был мой голос. Револьвер упал на песок. — Теперь отойди на три шага. — Он сделал, как было приказано. — Обернись.

Он обернулся и посмотрел на меня:

— Черт побери, что вам взбрело в голову? Мне показалось, что здесь стреляли…

Послышался хрип, и он повернулся на звук. Лорис был еще жив. Мужчина в сером костюме оцепенел и через мгновение в ужасе воскликнул:

— Проклятый идиот!..

Я не дал ему договорить:

— Какие тебе даны указания?

— Во всем помогать вам.

— Оскорбления — не помощь.

— Мы помогли вам отыскать этого человека не для того, чтобы вы его хладнокровно застрелили! — возразил он.

— По-твоему, я должен был расцеловать его в обе щеки?

Он упрямо сказал:

— Я понимаю, что вы чувствуете, мистер Хелм. Похищена ваша дочь, но брать правосудие в свои руки… Останься он в живых, он мог привести нас…

— Он бы нас никуда не привел, — перебил я. — Он был туп, но не настолько. У людей вроде него отсутствуют воображение и нервная система. Случись что-то не так, как ему хотелось, он выместил бы злобу на Бетси. Мы не смогли бы своевременно остановить его. А ты, я в этом уверен, стал бы настаивать, что ему надо дать шанс, вдруг он расколется и скажет, где она. Самое верное — убрать его с пути, чтоб не мешал. — Я бросил взгляд в сторону лежавшего на земле Лориса. — Если хочешь, можешь вызвать скорую, он еще дышит. Только скажи врачу, что живой он нам не нужен.

Человек в сером костюме не мог понять моей бесчувственности.

— Мистер Хелм, вы не можете брать закон в свои руки.

Я остановил на нем взгляд, и он умолк.

— Как тебя зовут?

— Боб Кэлхаун.

— Так вот, мистер Кэлхаун, слушай меня внимательно. Я пытаюсь быть разумным и действовать по справедливости. Скажу больше, я стараюсь изо всех сил. Но моя дочь в опасности, и да поможет тебе Бог, если ты встанешь на моем пути со своими сомнениями и призывами к законности. Я прихлопну тебя, как муху… А теперь слушай, что мне от тебя надо. Сейчас ты вернешься к себе в офис и сядешь у телефона. Позаботься о том, чтобы линия была свободна. Неважно, кто тебе позвонит, ты немедленно прекращаешь разговор. Если тебе понадобится в сортир, не ходи, вели принести горшок. В ближайшие час или два мне будет необходимо связаться с тобой — без всякой задержки. Я не смогу ждать, пока тебя разыскивают с собаками. Я понятно объяснил, мистер Кэлхаун?

Он раздраженно начал:

— Послушайте, мистер Хелм…

Я перебил его:

— У тебя приказ — помогать мне. Не напрягай извилины, просто делай, что тебе говорят. Могу заверить, когда все закончится, твое начальство будет вне себя от восторга. — Я перевел дыхание. — Не занимай телефон, линия должна быть свободной, Кэлхаун. А пока ждешь, подбери крепких парней и держи их наготове. Договорись с местными властями, чтобы в ту же минуту, когда я назову адрес, все выходы из города были перекрыты. Я рассчитываю на тебя и на твоих людей, надеюсь, они профессионалы. Когда я скажу, где моя дочь, она должна вернуться ко мне целой и невредимой.

— Хорошо. Мы сделаем все от нас зависящее. — Его голос, как и прежде, звучал холодно и натянуто, хотя откровенной враждебности в нем больше не ощущалось. Немного поколебавшись, он спросил: — Мистер, Хелм?

— Да?

— Вы можете не отвечать, если не хотите, — сказал он. — Какова ваша профессия?

Я бросил взгляд на Лориса, который еще подавал признаки жизни. Парню надо отдать должное — он был крепок, как буйвол. Все же я не думал, что он продержится долго.

— Моя профессия? — переспросил я. — Моя профессия — убийство, мистер Кэлхаун.

Я вышел из-под моста, оставив Кэлхауна наедине с умирающим.

Подъезжая к дому, я испытывал странное чувство — словно бизнесмен, вернувшийся из деловой поездки. Я поставил машину на подъездной дорожке, и сразу же из распахнувшейся двери выбежала Бет. Споткнувшись и едва не упав, она бросилась мне в объятия. Если вы испытываете к женщине нежные чувства, а работаете мусорщиком или на бойне, вам, прежде чем коснуться ее, надо как следует вымыться. Меня не покидало ощущение, что от меня еще исходит запах крови и пороха, не говоря уже об аромате другой женщины.

— Что нового? — оторвав ее от себя, спросил я.

— Звонила женщина, — прошептала она. — И…

Я перевел дыхание:

— Говори!

Вместе с Бет я прошел на веранду.

— Она… посоветовала мне заглянуть сюда. Не знаю, сколько времени он здесь находится, я не слышала, чтобы кто-нибудь входил… Она сказала, чтобы я показала его тебе на случай, если ты считаешь себя умнее других.

Она указала на коробку для обуви, задвинутую под плетеный стул. Я подцепил коробку ногой и бросил взгляд на жену. Ее лицо было смертельно бледным. Разорвав бечевку, я открыл коробку. Там лежал наш котик Том — мертвый и расчлененный.

Странно, но при виде его я ощутил прилив бешенства. Я вспомнил, с каким удовольствием дети забавлялись с этим дурацким существом, как он мяукал, выпрашивая молоко, когда я утром выходил на веранду…

Еще я вспомнил, как кот напугал Тину, забравшись в мой грузовичок. Она была из тех, кто не забывал даже мелкие обиды. Что ж, я тоже их не забывал.

— Пожалуйста, закрой скорей! — умоляюще проговорила Бет. — Бедный Том! Мэтт, что это за люди, которые способны на такое?

Я закрыл коробку и выпрямился. Мне хотелось сказать: люди вроде меня самого. Я понял смысл этого послания Тины: с играми кончено, теперь все будет строго на деловой основе. С этого момента я не мог ждать от нее поблажек из-за каких-то дурацких сантиментов. Что ж, я тоже приготовил для нее послание. И хотя я по-своему привязан к животным и даже способен расстроиться из-за смерти семейного любимца, при необходимости я абсолютно спокойно вынесу зрелище тысячи дохлых котов.

— Так какие указания мне передали?

Бет сказала:

— Вынесем его из дома… Я схожу за лопатой. Сегодня миссис Гарсия убирает дом. Я расскажу обо всем, когда мы выйдем.

Кивнув, я поднял коробку и отнес на задний дворик. Там я поставил ее возле клумбы. Мне пришло в голову, что я становлюсь похоронных дел мастером — и для людей, и для животных. Подошла Бет. Я взял лопату и начал копать.

Она сказала:

— Сразу по возвращении домой ты должен выехать на дорогу в Серрилос. За городской чертой есть мотель, справа от дороги. Обычно там останавливаются водители грузовиков — залить баки бензином и подкрепиться в ресторане. Ты должен помнить его, мы проезжали там десятки раз. Позади главного здания стоят невзрачные кабинки на одну семью — красные и белые. Хозяина зовут Тони. Тебя будут ждать в самой дальней кабинке, но машину ты должен оставить на общей стоянке, близко подъезжать нельзя. Если что-либо вызовет у них подозрение, Бетси…

— Ладно, ладно, можешь не продолжать. — Я сунул коробку в яму, которую вырыл, и засыпал ее сверху каменистым грунтом. — Давай сверим часы. — сказал я. — На моих без четверти десять.

— На моих без десяти, — сказала она, — но они спешат. Мэтт?

— Да?

— Один раз она по ошибке назвала тебя Эриком. Почему? И вообще у меня создалось впечатление, что она тебя очень хорошо знает. На приеме у Дарреллов ты сказал, что впервые ее видишь.

— Правильно, так я и сказал. Но это неправда. Бет…

Я выровнял землю над могилой Тома, выпрямился и облокотился о рукоятку лопаты. Потом взглянул на Бет. Ее светло-каштановые волосы растрепались, в это утро она уделила им меньше внимания, чем обычно. В свободном зеленом свитере и зеленой плиссированной юбке она выглядела очень молодой, словно студентка колледжа, на которой я женился, — хотя не имел права жениться ни на ком, — но в то же время усталой, напуганной и невинной.

Сейчас было самое время вспомнить о бессрочном приказе Мака — смотри ей в глаза и лги. Так он сказал в тот последний день в Вашингтоне. Лги и продолжай лгать. Нет необходимости подробно рассказывать, что я ей наплел. Как у писателя, излагающего на бумаге сюжеты и продающего их, у меня достаточно хорошо развито воображение. Я объяснил ей в общих чертах, что, как и многие американцы, сражавшиеся в годы войны в других странах, в Лондоне я был тесно связан с черным рынком. Теперь некоторые из тех людей внезапно снова возникли в моей жизни. Они обратились ко мне с предложением, от которого я с негодованием отказался. Но, видимо, нужда во мне у них столь велика, что они прибегли к крайним мерам…

Когда я закончил, Бет некоторое время молчала. Я видел, что она глубоко потрясена моим фиктивным преступным прошлым. Она никогда не думала, что ее муж — человек подобного сорта.

— Да, конечно, — медленно произнесла она. — Мне всегда казалось, что ты что-то скрываешь… Ты никогда не был искренним до конца… Правда, я думала, ты не хочешь рассказывать о кошмарах, свидетелем которых стал в Европе.

Возможно, она выглядела наивной простушкой, но в проницательности ей не откажешь. Мне трудно лгать под ее пытливым взглядом. Я заставил себя сделать неуклюжий смущенный жест, как человек, избавившийся наконец от невыносимого груза лжи, давившего на него многие годы:

— Вот так. Такова моя история, Бет.

— А эта женщина? Женщина, назвавшая тебя Эриком?…

— У всех нас были тогда кодовые имена, вернее клички. Но это не то, что тебя интересует. На твой вопрос я отвечу «да».

Немного помолчав, она спросила:

— Что ты собираешься делать?

— Вернуть Бетси, — ответил я. — Не спрашивай как, подробности тебе не понравятся.

XXIX

Территория мотеля представляла собой унылое, негостеприимное место. Большая ее часть была отведена под стоянку для огромных грузовиков — цистерн, трейлеров, рефрижераторов. Гигантские буквы на прикрепленном к стене листе фанеры гласили: «Водителям грузовиков скидка!» Ресторан — так в наших краях обычно называют заурядное кафе — оказался не так плох, как можно было ожидать, а возле него, к моему удивлению, стояло несколько новеньких сверкающих хромом автомобилей.

Позади ресторана, словно бедные родственники, выстроились ряды убогих красно-белых дощатых домиков — пережитков тех дней, когда кабина для туриста была действительно кабиной, а не отдельно стоящим гостиничным номером с телевизором, кондиционером и коврами, устилающими пол от стены до стены.

Я поставил «плимут» между «крайслером» с номерным знаком Аризоны и «фольксвагеном», более известным под названием «лягушка»; к его заднему стеклу была прикреплена надпись: «Не раздавите меня, я поедаю вредных насекомых!» Она напомнила мне о маленьком голубом «моррисе», который я встретил в Техасе; у него тоже была забавная надпись на заднем стекле. Мне вспомнилась «Дюймовочка». Хотелось надеяться, что ничем чрезмерно трудным она в эти дни не обременена и отдыхает после бурного рандеву со мной.

Но сейчас следовало думать лишь об одной женщине, и я, взяв лежавший рядом со мной на сиденье бумажный пакет, вышел из машины. Пройдя вдоль ряда кабин, я остановился возле последней.

Дверь открыла Тина. Несколько мгновений мы смотрели друг на друга. На ней было необычное одеяние, напоминавшее костюм тореадора, переделанный с учетом особенностей женской фигуры, — пышная белая блузка и расшитые шелком обтягивающие брюки, тоже белые, доходившие до середины икр. Как я уже упоминал, на женщин в брюках я не реагирую. Данное обстоятельство упрощало мою задачу.

— Заходи, дорогой, — сказала она. — Ты прибыл точно в срок, хотя жена сказала, что ты, возможно, задержишься.

Я прошел в полумрак кабинки.

— Я спешил. Неуютно, — добавил я, обводя глазами помещение.

Она пожала плечами:

— Я останавливалась в местах и похуже. — Она подняла на меня глаза и улыбнулась: — Никаких упреков? Даже не скажешь, что я воплощение зла?

— Ты сука, но это мне было известно еще пятнадцать лет назад. Сейчас я корю себя за провал в памяти.

— Я чувствовала отвращение к себе самой за то, что пришлось тебя обмануть. Поверь, дорогой, это действительно так.

— Прекрати. Ты наслаждаешься своей ролью. Была в восторге держать меня на крючке. Ты превратила меня в своего сообщника, я помог тебе похоронить убитую тобой женщину и скрыться от властей. Ты делала вид, что звонишь Маку и убеждала меня хранить все в строжайшем секрете, когда я становился не в меру любопытен. В душе ты потешалась надо мной… Спектакль ты разыграла классический, он доставил тебе ни с чем не сравнимое удовольствие. И особенно тебя радовало то, что в свое шоу ты впутала мою семью. Ведь ты ее ненавидишь, Тина? Тебе было интересно, как я объясню все жене.

Она улыбнулась:

— Ты заставляешь меня чувствовать себя чудовищем, хотя все, что ты сказал, — сущая правда. Я ненавижу ее. Она отобрала тебя у меня. Не будь ее, после войны ты отыскал бы меня и вернулся. Мы были бы вместе и… тогда, возможно, я никогда не стала бы тем, чем являюсь сейчас.

Я сказал:

— Человек, допрашивавший меня в Сан-Антонио, полагает, что карточка, которую ты мне показала, — твоя собственная.

— Он прав, — сказала она. — Это моя карточка, и я горжусь ею. Среди наших людей мало кто обладает таким документом.

— Почему ты перешла на другую сторону, Тина?

— Тебе интересно? Ты не можешь представить, что кто-то способен выступить против Америки и всего, что с ней связано? — Она рассмеялась. — Нет, дружок, я не какая-нибудь фанатичная патриотка. Я обладаю определенными способностями, даже талантами, и, когда кончилась война, мне надо было найти им применение. Я поступила, как многие из моих товарищей военных лет, — продалась тому, кто платил больше.

В своем деле я мастер высочайшего класса, Эрик. Мне платят по максимуму.

— Именно такое впечатление у меня и сложилось. — Я похлопал по бумажному пакету, который держал под мышкой. — А это, наверное, премия за отличное выполнение задания?

— Что там у тебя?

— Вещь, оставленная тобой в Сан-Антонио. Никто не предъявил на нее прав, поэтому я взял ее с собой.

— Норка? — спросила она довольным тоном. — Как любезно с твоей стороны. Мне ее очень недоставало. Но мы теряем время. Ты готов сотрудничать с нами?

— Каким образом?

Она удивленно подняла брови:

— Это так важно? Разве Маку ты задавал подобные вопросы?

— Обстоятельства были иными.

— Конечно, — согласилась она. — Тогда ты рисковал только своей жизнью.

Я задержал на ней взгляд:

— Теперь ты выразилась достаточно ясно. Что тебе надо?

Она сказала:

— Ты согласился подозрительно быстро, Эрик. Или рассчитываешь переиграть меня? — Она умолкла, ожидая ответа. Я не произнес ни слова. Она продолжила: — За тобой следили с того момента, как ты вышел из дома. За нами следят и сейчас, незаметно, с расстояния. Если что-нибудь пойдет не так или я подам условный сигнал, наблюдающий за нами человек сразу же отправится туда, где мы спрятали твою девчонку. Ему даны четкие инструкции, а любовью к детям он не страдает. Это понятно?

— Вполне. Кого я должен ликвидировать?

Она бросила на меня быстрый взгляд:

— Надеюсь, ты говоришь серьезно. Подумай сам, разве ты понадобился бы для чего-либо иного? — Помолчав с полминуты, она продолжала: — Ты знаешь кого, я назвала его имя несколько дней назад.

Все, что я тогда сказала, — правда, хотя роли главных действующих лиц прямо противоположны. В Санта-Фе я с самого начала намеревалась использовать тебя под предлогом, что мы якобы работаем на Мака. Мне следовало держаться очень осторожно, чтобы ты понял, кто мы в действительности, лишь в последний момент, когда будет уже поздно. Но неожиданно вмешалась эта девка, и выполнение нашего плана пришлось перенести на более поздний срок. Но все к лучшему. Амос Даррелл должен умереть. Его убьешь ты.

В кабинке стояла тишина, если не считать мерного гудения компрессоров, установленных на грузовиках-рефрижераторах. Я задумчиво смотрел на Тину, размышляя над ее словами. Мы отлично знали друг друга. Я не сомневался, что она не проявит ни капли жалости к Бетси и сделает с ней все, что сочтет необходимым. И она была уверена, что ради спасения Бетси я не остановлюсь ни перед чем. Даже если потребуется уничтожить Амоса. В конце концов, Амос не принадлежал к числу моих ближайших друзей.

— Но почему я, Тина? В твоей команде есть специалисты в подобных делах. Насколько я помню, ты и сама неплохо с ними справлялась. Зачем все усложнять, впутывая человека с улицы для грязной работы?

Она улыбнулась:

— Никто не должен знать, что моя команда вообще существует. Любая информация о ней может вызвать нежелательные политические последствия. Именно поэтому мы предпочитаем делать грязную работу, твое выражение, дорогой, чужими руками, если имеются подходящие кандидаты. Они, помимо всего прочего, лучше ориентируются в окружающей обстановке. В отношении тебя это особенно справедливо, потому что ты близко знаком с доктором Дарреллом.

Я прикинулся наивным:

— Но здесь мой дом! Ты не можешь потребовать от меня, чтобы я пошел и убил человека!

На этот раз она громко рассмеялась:

— Дорогой, не будь ребенком. Что значит для меня твой дом? Ничего, абсолютно ничего! Это твоя проблема. Если ты сделаешь все, не вызвав подозрений, нас это вполне устроит. Если ты попадешься, тебя отправят за решетку. Ты объяснишь, что тобой руководила слепая ревность, ненависть или еще какое-нибудь не поддающееся контролю чувство. Помни, твоя жена и дети весьма уязвимы, и, если ты произнесешь хоть слово правды, я гарантирую, что их настигнет случайная пуля, если они не попадут под колеса автомобиля. Тебе не следовало жениться, Эрик. Ты сам отдал себя в руки беспощадных людей вроде меня.

— Ты хочешь отомстить мне? Рассчитаться со мной за все эти годы? Сначала ты вынудила меня оставить жену, демонстрируя свою власть надо мной. Потом совершаешь очередной кульбит и пытаешься погубить меня с помощью моих детей. Уверен, тебе безразлично, умрет Амос Даррелл или нет. После провала вашей попытки люди, на которых ты работаешь, наверняка предпочли бы оставить на время все, как есть. Но тебе неймется, ты не в состоянии остановиться, тебе невыносима мысль, что я вернусь к семье и выброшу тебя из памяти — на этот раз навсегда.

Некоторое время она молчала.

— В твоих словах немало правды, — наконец произнесла она, — но все же ты не совсем справедлив.

— Возможно, но разве это меняет суть дела?

— Нет, — согласилась она, — теперь не меняет. Конечно, ты хорошо знаешь доктора Даррелла, но все же я хочу поделиться с тобой некоторыми сведениями, которые могут оказаться полезны. Он каждое утро ездит в Лос-Аламос на своем автомобиле и каждый вечер возвращается. Мы можем дать тебе тяжелую скоростную машину.

Дорога там извилистая и крутая.

Я засмеялся:

— Дорогая, подумай сама, смогу ли я перехватить Амоса на горной дороге, если у него «порше» с астрономическим количеством лошадиных сил, а у меня тяжелый автомобиль? Он оставит далеко позади любого преследователя, даже если тот гонится за ним на «ягуаре». Нет такой вариант отпадает.

Она сказала:

— Теперь понимаешь, почему я выбрала тебя? Не только из-за желания отомстить, а потому, что ты знаешь толк в этих делах. Эрик?

— Да?

— Неужели ты не понимаешь? Мы все делаем то, что предназначено судьбой. Выбора нет.

— Да, выбора нет, — сказал я и ударил ее.

XXX

Одним из наставлений Мака, когда он наводил последний глянец на своих выпускников, было оставшееся в моей памяти глубокомысленное поучение:

«Чувство собственного достоинства — главное препятствие на пути того, кто хочет сломить сопротивление человека, будь то мужчина или женщина. До тех пор, пока ему разрешено ощущать себя свободным гражданином с соответствующими правами и уважением к самому себе, он в состоянии держаться столько, сколько сам пожелает. Возьмите, к примеру, солдата в чистой, аккуратной военной форме, вежливо подведите его к столу, предложите присесть и вытянуть перед собой руки. А потом загоните ему под ногти заостренные спички и подожгите их. Поразительно, но многие из этих юношей станут спокойно наблюдать, как скрываются под огнем их ногти, обгорают пальцы, и, мало того, некоторые при этом рассмеются вам в лицо.

Но если вы возьмете того же молодого солдата, как следует над ним поработаете, не жалея костяшек пальцев, в общем, продемонстрируете ему, что считаете не человеком, а слизняком, грязью под ногами, вы увидите, что его очень быстро покинет чувство собственного достоинства, он расстанется с образом благородного упорствующего романтического героя».

Я застиг ее врасплох. Она отлетела к стене с такой силой, что кабинка закачалась. Потом она сползла на пол, некрасиво раскинув ноги и уставясь перед собой невидящим взглядом. Медленно подняв голову, она ошеломленно посмотрела на меня и коснулась ладонью разбитого рта. Потом поднесла руку к глазам и посмотрела на кровь. Компрессоры грузовиков-рефрижераторов продолжали свое неумолчное гудение.

Минуту или две Тина энергично трясла головой, пытаясь вернуть себе ясность мысли. Когда она провела рукой по бедру, на белых брюках осталась кровавая полоса. Заметив, что она пытается подняться, я ухватил ее за расшитую шелком блузку, почувствовав, как затрещала ткань. Удерживая левой рукой, свободной правой я начал методично хлестать ее по щекам, пока из носа не хлынула кровь. Затем оттолкнул. Она попятилась, обернулась, попыталась устоять на ногах, но не сумела и тяжело упала на колени и локти. Я поднял ногу и что было силы пнул ее в зад. Ее бросило вперед, несколько футов она проскользила на животе по пыльному деревянному полу.

Я дождался, чтобы она пришла в себя.

— Дорогая, если я увижу в твоих руках оружие, ты станешь женщиной без лица — я превращу его в лепешку.

Та Тина, которая с трудом поднялась и обернулась ко мне, была другим человеком — грязная, окровавленная, в рваной одежде. Слава Всевышнему, она почти не напоминала женщину.

Она походила на загнанное раненое животное, не спускавшее глаз с охотника.

— Мерзавец! Идиот! — прерывисто дыша, сказала она. — Ты что собираешься доказать? — Она шагнула в сторону и внезапно метнулась к окну. Жалюзи с характерным потрескиванием поползли вверх. Тина обернулась ко мне. Ее лицо исказила ярость. — Сейчас туда отправится Лорис. Я предупреждала тебя! Теперь поздно, его уже не остановить!

Ухмыльнувшись, я поднял с кровати бумажный пакет и бросил ей. От неожиданности она едва не уронила его.

— Открой! — приказал я.

В ее фиолетовых глазах я прочитал недоумение и страх. Положив пакет на стул, она разорвала бумагу — под ней был мех на блестящей сатиновой подкладке. Она вновь взглянула на меня и осторожно развернула накидку. У нее перехватило дыхание, ее рука замерла в воздухе, когда она увидела револьвер Лориса в сгустках запекшейся крови.

Протянув руку, она осторожно коснулась оружия;

— Он мертв?

— Несомненно. Чтобы остаться в живых, ему требовались новые легкие и сердце. Это конец, Тина.

Она круто обернулась ко мне. Наверное, она не слышала моих слов, продолжая думать о Лорисе. Нет, она не любила этого человека, и он не считал нужным сохранять ей верность. Но она ощущала потребность в нем, как испытывают необходимость в органе, без которого не обойтись. Они были хорошей парой, лучше, чем она и я. В последнем составе было слишком много мозгов и избыток честолюбия.

Она негромко произнесла:

— Как мужчина он был лучше тебя.

— Не собираюсь спорить, — сказал я. — Я не соревновался с ним в сексуальной мощи.

Он был сильнее меня как мужчина, но несравненно слабее как убийца.

— Если бы он дотянулся до тебя руками…

— Если бы у бабушки были колеса, она была бы дилижансом. Я никогда не встречал громилу, который доставил бы мне много хлопот. Где уж твоему недоумку.

Она стояла передо мной в рваной блузке и нелепых белых брюках — грязных, окровавленных и разорванных на коленях. Она смахивала на подростка, ввязавшегося в драку и вышедшего из нее с разбитым носом. Я отогнал эти мысли. Сейчас не время для сантиментов. Я имел дело с опасной преступницей, на совести которой многочисленные убийства и по крайней мере одно похищение.

— Тина, тебе конец, Мак передает тебе привет.

В ее расширенных глазах появилось недоверчивое выражение:

— Это он послал тебя?

— Твой конец может стать быстрым и безболезненным или мучительным и долгим. Не обманывай себя, Тина. Посмотри в зеркало. Я показал, что не боюсь испачкать руки. Нам обоим будет легче, если ты поймешь, что я не остановлюсь ни перед чем.

— Твой ребенок. Твоя девочка. Если к оговоренному времени от меня не получат сигнала… Нет, ты не посмеешь… — быстро проговорила она.

— О чем ты говоришь, Тина? — перебил я ее. — Будь Лорис жив, я не пошел бы на риск. Вот почему его пришлось убрать. И не говори: «Не посмеешь!» Не знаю, что ты приказала людям, у которых сейчас Бетси — младенец, еще не научившийся говорить, не способный свидетельствовать против тебя, но чтобы убить двухлетнего ребенка, нужно иметь крепкие нервы, вернее, не иметь ни нервов, ни сердца. Может, они способны на подобное, может, нет, но уверен, они ее и пальцем не тронут, пока не получат четких указаний.

А кто эти указания даст? Не Лорис. И не ты, Тина.

— Ты не сделаешь этого! — прошептала она.

Я от души рассмеялся:

— Не забудь, я — Эрик, твой старинный друг, моя драгоценная. Ты совершила ошибку. Мак просил отыскать и ликвидировать тебя. Тебе это известно? В Сан-Антонио мы с ним долго беседовали. Я послал его к черту. Сказал, что выбываю из игры, что в моем сердце нет ненависти ни к кому. Я был мирным гражданином, жил в собственном доме, имел семью. У меня начисто отсутствовало желание возвращаться к его головорезам, снова пачкать руки чужой кровью. Я старательно смывал ее последние полтора десятка лет. Я сказал ему, что запах крови мне отвратителен. Вот какой у нас был разговор! И вот каким было мое решение! А затем ты приказала Лорису похитить моего ребенка. — Я перевел дыхание. — У тебя ведь никогда не было детей, Тина? Роди ты хотя бы одного, ты не смогла бы и пальцем коснуться моей Бетси. А теперь скажи мне, где она.

Она облизнула губы:

— Люди получше тебя пытались заставить меня говорить, Эрик.

— Любовь моя, здесь нужны люди не лучше, а хуже. А сейчас, когда мой ребенок в опасности, я для тебя хуже всех.

Я шагнул вперед. Она внезапно бросилась к постели и схватила револьвер Лориса. Вряд ли она верила, что оружие заряжено. Но для нее это был последний шанс. Ни секунды не колеблясь, она прицелилась мне в грудь и нажала на спусковой крючок. Я рассмеялся ей в лицо.

Она швырнула револьвер мне в голову, но я легко уклонился в сторону. Тогда она сунула руку за ворот блузки, и я услышал щелчок — выдвинулось из рукоятки лезвие ножа. Но она всегда была беспомощна в обращении с холодным оружием. Уже через десять секунд нож был в моих руках. Теперь это не была игра, которой мы забавлялись несколько дней назад в пустыне, и вскоре послышался хруст костей. Она вскрикнула и уперлась спиной в стену, прижимая к груди сломанную кисть.

В ее глазах горела ненависть.

— Ты никогда не найдешь ее! — прошипела она. — Я скорее умру, чем назову тебе адрес!

Глянув на нож, я коснулся пальцем его острого, как игла, кончика.

— Назовешь! — заверил я.

XXXI

Я вытер руки и вышел из ванной. Едва слышный звук заставил меня резко обернуться к окну.

На подоконнике, свесив одну ногу внутрь, сидела Бет. Наверное, она сумела открыть раму, пока я находился в ванной и из-за шума воды ничего не слышал. Думаю, что, увидев на полу неподвижное тело Тины, она резко остановилась на полпути. Ее лицо покрывала смертельная бледность, зрачки глаз казались огромными.

Я подошел к ней и помог забраться в комнату. Затем закрыл окно и опустил жалюзи. Оставив Бет возле окна, я пересек комнату и поднял с пола свой кольт, из которого застрелил Тину. Вынул обойму и тщательно обтер. Потом вставил ее на место и несколько раз провел носовым платком по револьверу.

Вложив его в руку Тине, я постарался придать телу позу, естественную для самоубийцы. Потом я обвел комнату взглядом. Кроме револьвера, в ней не было ничего принадлежащего мне, если не считать мою жену.

Я подошел к Бет и хотел взять под локоть, но она в ужасе отшатнулась. Я вышел, не прикасаясь к ней. Она молча последовала за мной. Ее «стейшн-вэгон» стоял перед входом. Я надеялся, что никто не обратит на него внимания. Поручение Мака я выполнил, и теперь он постарается, чтобы не возникло осложнений. Нет смысла доставлять ему лишние хлопоты. Полиция проверит револьвер и убедится, что из него прикончили не только Тину и Лориса, но и Барбару Херреру.

Все можно будет списать на классический любовный треугольник — обезумевшая от ревности жена убивает молодую соперницу; узнав о совершенном преступлении, муж зверски избивает ее; ей удается вырваться, и она пять раз стреляет ему в грудь, после чего кончает с собой. В этом треугольнике много несуразностей, но я не сомневался: Мак позаботится, чтобы они не очень бросались в глаза.

Я сел на место водителя, выехал с территории мотеля и примерно через милю остановился возле торгового центра.

— Какого черта ты приехала? — спросил я.

— Я не могла, просто не могла оставаться дома… — прошептала она.

— Я ведь сказал, тебе лучше не видеть, чем я буду заниматься.

Бросив на меня взгляд, она облизала губы, но не произнесла ни слова. Достав из перчаточного отделения карандаш и листок бумаги, я написал номер телефона и адрес.

— Не хочу пугать людей своим видом. Лучше, если позвонишь ты. Есть у тебя монетка? Набери этот номер и попроси мистера Кэлхауна. Скажи, что Бетси прячут по этому адресу — двухэтажный дом в небольшом проулке. Посоветуй ему подключить к операции людей, говорящих по-испански. Тех, кто хорошо знает район.

Бет нерешительно спросила:

— А разве мы… мы сами туда не поедем?

— Нет, это работа полиции, пусть они ею и займутся. Я уверен, что все закончится благополучно.

— Мэтт, я… — Она подалась ко мне и хотела коснуться меня, но в последний момент отдернула руку. Наверное, у нее перед глазами еще стояли убогая комнатушка и изуродованный труп Тины на полу возле стены. Теперь при взгляде на меня ей всегда будет мерещиться эта девка.

Открыв дверцу, она вышла.

Я наблюдал, как она быстро шла к телефонной будке, держа в руке листок бумаги. Я думал о том, сколько времени потребуется Маку, чтобы установить связь со мной. Наверняка он не станет тянуть. Не так-то просто найти в наши дни человека, на которого можно положиться. Скоро, очень скоро он сделает новое, важное и интересное предложение одному из своих лучших людей.

Сидя в машине, я размышлял о своем ответе ему. И самым ужасным было то, что я не знал, каким он будет.


Пришельцы из прошлого. Миссис убийца.

home | my bookshelf | | Пришельцы из прошлого. Миссис убийца. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу