Book: Игра на выбывание



Игра на выбывание

Игра на выбывание

Часть 1 Глава 1

Ветка согнулась под моим весом, угрожающе затрещав, но выдержала, позволив подтянуться и оседлать её сверху.

Уф! Успел!

Со свистом вдыхая морозный воздух, я крепко обнял ствол приютившей меня яблоньки и посмотрел вниз.

Монстры уже были под деревом, азартно нарезая вокруг него круги.

- Что съели, долбожуи хвостатые?! – злорадно оскалился я и презрительно сплюнул: – Снег вон жуйте, дятлы! Лапы у вас коротки, до меня добраться!

Впрочем, эйфория быстро сошла на нет. Звери, поняв, что достать меня пока не могут, никуда уходить не спешили. Под деревом и расположились. Одна из тварей даже разлеглась прямо на снегу, сладко при этом зевнув. Ничего, мол, парень, не переживай! Спешить нам некуда. Покуда подождём!

- Игрок номер тринадцать. Администрация проекта “Игра на выбывание” поздравляет вас с началом игрового процесса, - приятный женский голос, раздавшийся у меня в голове, прозвучал нарочито-приподнято. - Первый этап первого блока. Основная задача: выжить. Приятного погружения!

- И как прикажите мне тут выживать? – заорал я, вкладывая в свой вопль всю злость и накопившееся раздражение. – Где безопасная зона? Я на этом деревце и часа не протяну!

Я замер, напряжённо ожидая ответа, но никто мне ответить так и не удосужился. Только мобы внизу одобрительно зарычали, да ветер швырнул в лицо комья рыхлого снега. Мда. Видимо, обратной связи с администрацией в этом балагане не предусмотрено.

Я смачно выругался и, скорчившись, обхватил себя руками. Похоже, у кого-то большие проблемы. Ещё и минуты не прошло, как я в игре, а уже коченеть начал! Проклятый реализм! Уши и нос прихватило, пальцы пощипывает, да и общее переохлаждение уже не за горами. Так что до утра я на дереве не протяну. Тут уж без вариантов. Нужно что-то делать. Ну, хотя бы осмотреться для начала.

Открывшаяся картина бодрости не прибавила: дом-развалюха, рядом покосившийся без крыши сарай, колодезный сруб, приткнувшийся к ветхому, зияющему многочисленными прорехами забору, да несколько жалких, машущих голыми ветками на ветру деревьев, на одном из которых я и расположился. Похоже на двор заброшенного дома, в общем. До дома метров десять, до сарая ещё дальше. Никак не успеть. Меня эти зверюги уже на полпути жевать начнут. Да и не факт, что дверь в дом открыта. Вон окна досками заколочены, значит и дверь запросто запереть могли.

Дома по соседству, черневшие за забором тёмными пятнами тоже оптимизма не внушали. Больно не ухоженные на вид. По всему видать, собратья по несчастью стоящей передо мной развалюхи. Лишь в доме, напротив, через дорогу, явно кто-то жил. Во всяком случае, пробивающийся сквозь закрытые ставни отблеск света на это намекал. Вот только до него добраться в данный момент совсем не реально. Летать я пока не научился. Печалька.

А всё клоун! И угораздило же меня с ним поцапаться! Рупь против бакса ставлю, что остальные игроки сейчас по домам сидят, греются, а в сугроб только меня закинули!


***


В памяти промелькнула картина получасовой давности; небольшой круглый зал с сотней дверей расположенных равномерно по периметру. И толпа людей беспорядочно мечущихся во все стороны. Крик, ор, суета, плач, маты. Все друг другу чего-то доказывают, объясняют, ругаются. Кое-кто уже и подраться успел. И я в эпицентре этого бардака.

Не люблю я этого. Чего спрашивается суетиться, если всё равно ничего сделать не можешь? Двери своим видом банковские сейфы напоминают, их даже со специальным инструментом открывать умаешься, а окон или люков каких-нибудь здесь вообще нет. Правда, несколько убогих до сих пор пытаются одну из дверей высадить. Ну и Кащенко им в помощь! Что с юродивых взять?

Вот и сидел я спокойно в сторонке, расположившись прямо на полу и периодически поглядывая на электронные часы-таймеры, висевшие над каждой дверью. И вот когда они, задорно мелькая зелёненькими циферками в своём безудержном стремлении дойти до нуля, начали отчитывать последние двадцать минут, ко мне Вика и подошла.

- Сидишь?

Я покосился на невысокую темноволосую девушку в деловом костюме, вынырнувшую на меня из толпы.

- Сижу, - со вздохом признался я.

- А чего сидишь? – не отставала брюнетка, заглядывая мне в глаза.

- А чего шебуршиться? – в свою очередь поинтересовался я. – Ясно же, что сами мы отсюда выйти не сможем. Не для того меня прямо на трассе из машины выдернули, чтобы так просто сбежать дать.

- И что теперь сидеть и спокойно ждать, когда инопланетяне нас на опыты пускать будут? – пробегавшая мимо нервная дамочка в изящной меховой шубке, резко остановилась и уставилась на меня суровым взглядом прокурора. – Или ещё чего похуже придумают!

- А какие у нас варианты? - демонстративно ответил я не ей, а брюнетке. – Спокойно или истеря до потери сознания, а ждать всё равно придётся.

- Имбицил!

Обладательница меховой шубки, презрительно фыркнув, скрылась из вида.

- Не без того, - самокритично признался я, лениво почесав подбородок. – Мы люди простые. В гении не рвёмся.

- Я присяду?

Я более внимательно посмотрел на свою собеседницу и подвинулся, освобождая край куртки, на которой, собственно говоря, и устроился.

Помолчали. Девушка не спешила начинать разговор, задумавшись о чём-то своём, а я её не торопил. Чего тормошить? Надумает – сама скажет, зачем подсела. Хотя чего тут говорить? И так всё ясно. Народ постепенно кучковаться начал, сбиваясь в группы. Брюнетка, почему-то решила прибиться ко мне.

- Народ! Мы, похоже, в будущее попали, - протолкнувшийся к нам полноватый парень лет двадцати, в джинсовой куртке и с крупной серьгой в левом ухе, приплясывая от возбуждения. Было заметно, что всё случившееся с нами, он рассматривает как невероятнее приключение. - Мы тут пообщались с мужиками, перетёрли, кто, откуда взялся и выяснили, что все сюда из разного времени попали. Разбежка, правда, небольшая: с начала века по двадцатый год. Вот я теперь народ и обхожу – данные собираю, - новоиспечённый статистик требовательно уставился на нас, вытащив на божий свет серебристый смартфон монстрообразных размеров. – Вы из какого года будете?

- 17 мая 2011 года. Меня прямо из офиса сюда перекинуло, - сообщила брюнетка и чуть подумав, добавила: – Меня Вика зовут.

- Я из пятнадцатого, 2 октября, Серёга, - кивнул ей в ответ парень и повернулся ко мне.

- Я из двадцатого, - нехотя признался я. – 11 декабря. Антон.

- А бацильный! – оживился Сергей. – Слухи уже дошли! Ты случаем не заразный?

- Сейчас в лоб дам и без всякого вируса копыта откинешь, - разозлился я. Сергей порядком действовал на нервы. Хоть я и не показывал виду, но положение, в которое попал, изрядно напрягало. Полная неопределённость и невозможность повлиять на ситуацию. Что может быть хуже? А тут ещё этот придурок с его дурацкими шуточками. Вон и Вика, хоть и не отодвинулась, но порядком напряглась!

Сергей, набычившись, двинулся на меня. Вот тут то и появился клоун…


***


Я резко мотнул головой, прогоняя молнией промелькнувшие воспоминания. Не до того сейчас. Выбираться надо как-то, пока совсем не окоченел. Хоть небо за околицей слегка побагровело, намекая на грядущий рассвет, я столько не продержусь! Да и не факт, что с наступлением рассвета что-то изменится. Эти твари под деревом и до конца этапа просидеть могут. С них станется!

И тут я замер, внезапно осознав, что буквально до секунды знаю, сколько времени осталось до окончания этого самого этапа. Нет. Никаких циферок я внутренним взором не вижу. Просто знаю и всё! Словно внутренний хронометр к мозгу подключили. Не обманул, значит, клоун, когда нам об этой способности рассказывал. А ещё я точно знаю, что из сотни игроков кто-то один уже выбыл.

Мда. Видимо, не одного меня в сугроб закинули. Я-то хоть на дерево залезть успел, а Селезнёв так и вообще, похоже, отлетался. Вот только, если в самое ближайшее время ничего не предпринять, единичка вскоре на двойку сменится! Я с тоской посмотрел вниз, на вольготно расположившихся под деревом хищников.

И угораздило же меня сразу на этих монстров нарваться! Сами по себе твари может быть и не очень крупные (иные дворняги в холке повыше будут), но мощные, быстрые и зубастые до невозможности. Немного саблезубого тигра напоминают, только морды как у ополоумевшей ящерицы, да ноги явно не кошачьи.

- Шли бы вы отсюда, а? Тут и так по самую макушку в дерьме, так ещё и вы до кучи! Козлы лохматые!

Не ушли. Головы на голос повернули и скалятся – клыки показывают. Хорошие такие клыки. Внушительные.

“Ладно”, - разозлился я. – “Сами напросились! Раз на помощь извне рассчитывать не приходится, посмотрим, что мы имеем под рукой из подручных средств”.

Под рукой было только дерево. От мысли отломить себе в качестве дубины ветку, я, подумав, отказался. Тонким прутиком я местных зверюг только рассмешу. А сломать что-то потолще голыми руками не получится. Да и не отмахаешься от этих монстров дубиной! Тут автомат нужен! Или пьяный лесник, на худой конец.

Переключился на свою одежду. Тут тоже всё печально. Штаны и рубаха серого цвета из материала, напоминавшего мешковину, были тонки и плохо грели. Пародия на валенки, надетая на ноги, тоже не впечатляла. Шапки не было совсем.

Тяжело вздохнув, я начал обшаривать одежду. Провёл рукой сначала по рубахе, затем штанам и замер, наткнувшись на карман. Карман, в котором что-то определённо лежало! Судорожно сунул туда почти негнущиеся пальцы и вытянул глиняный пузырёк. Пузырёк был совсем маленький, с запечатанным чёрным сургучом горлышком и скрученной в тугую трубочку бумагой, прикреплённой к сургучу тоненькой ниточкой.

- Поздравляем! За вход в игру, вы получаете эликсир умения! Выберите одно из трёх умений, описание которых вы обнаружите в свитке, произнесите название вслух и выпейте содержимое сосуда. Внимание. Вы можете выбрать только одно умение! В случае если вы назовёте два и более умений, ни одно умение получено не будет! Внимание! На прочтение свитка и выбор умения отводится одна минута! Если вы не выпьете эликсир в течение отведённого срока, умение получено не будет! Приятного погружения!

- А как я прочту? – резонно поинтересовался я. Сумерки пока ещё никуда не делись, а буквы на такой мелкой писульке крупными быть не могли.

И вновь нет ответа. Мда. Связь тут точно односторонняя. Ладно. Нечего тянуть. И так пальцы уже почти ничего не чувствуют. Ещё немного и я вообще этот свиток развернуть не смогу.

Дёрнул за ниточку, отрывая листок от пузырька. С громким хлопком отлетела в сторону пробка, лишь по счастливой случайности разминувшись с левым глазом. Свиток тут же развернулся, став прямым и твёрдым как линейка. На белом фоне вспыхнули красные буквы, обагрив пальцы багровым сиянием. И я буквально собственным нутром почувствовал, как замелькали секунды, проглатывая тот микроскопический запас времени, что был отведён мне на выбор игрой. Чёрт! Нужно выбирать скорее! Что тут у нас?

Меткий плевок: Ранг - обычное. Кто не знал деревенского дурачка Микулу? Видный был парень, почтительный. Подмогнуть чего, по-соседски, помочь чем, никто от него отказу не слышал! Вот только разумом его боги наделить забыли! И двух слов связать не мог. Лишь улыбался всем, да плевался так ловко, что в муху на лету попасть мог.

Может использоваться неограниченное число раз. Время отката - пять секунд.

Внимание! Данное умение может быть улучшенно умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Затухающая искорка: Ранг - обычное. Старого Януша искоркой прозвали неспроста. Старики сказывают, что в молодости в него молнией ударило. Насилу выходили. С тех пор и повелось. Где праздник, там и Януш. Выйдет к пляшущим, топнет ногой, да пальцами щёлкнет. А промеж пальцев-то искорки и проскакивают!

Может использоваться неограниченное число раз. Время отката - пять секунд.

Внимание! Данное умение может быть улучшенно умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Двойной удой: Ранг - обычное. Трудолюбива была Дуняша. Про то всякий на деревне знал. И всё у неё по хозяйству ладилось: в хате прибрано, во дворе ухожено. Любая работа в руках спорилась! И скотина к ней ластилась. Любая корова молока вдвое больше давала!

Может использоваться неограниченное число раз. Время отката - пять секунд.

Внимание! Данное умение может быть улучшенно умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

- Это чё? – я ошалело уставился на свиток. – Они что там, надо мной издеваются, что ли? Какая корова?! Какое молоко?!! Где нормальные умения?!!! Меня тут скоро сожрут нахрен, а они метко плеваться научить предлагают?!

Встроенный таймер между тем начал отчёт последних десяти секунд.

У! Нужно хоть что-то выбирать! Потом разбираться буду! Двойной удой мне точно не нужен! Плеваться я тоже не хочу!

- Затухающая искра! – гаркнул я, распугав своим воплем ворон на соседнем дереве, и торопливо опрокинул в себя содержимое пузырька.

Прислушался к себе, поморщившись от горьковатого привкуса, оставшегося на губах. Ничего вроде не изменилось. Голос тоже молчит. С сомнением посмотрел на негнущиеся пальцы и, сплюнув в сердцах, запустил посудиной вниз. Затем смачно выругался, клацая зубами.

Ну, высеку я эту жалкую искорку? Дальше что? Тут не балаган, чтобы фокусы показывать! Ладно. Позже с этим умением разбираться буду, если выживу, конечно. Задубел совсем.

Плюнув на гордость, заорал во всё горло, зовя на помощь. Может из дома напротив кто отзовётся. Прислушался. Немного подождал. И вздохнув, начал отламывать соседнюю ветку.

- Эй! Ты что там делаешь?

Я замер, вздрогнув от неожиданности и, оставив в покое многострадальное дерево, обернулся на голос.

В приоткрытую дверь развалюхи высовывалась девушка.

“Игрок, тридцать седьмой номер”, - мгновенно появилась информация в моей голове. А вот имени сообщить система мне не соизволила.

- На дереве сижу. Не видишь, что ли?

Есть всё же у некоторых привычка задавать вопросы ни о чём. Поднимаешься утром с кровати, а тебе твоя благоверная:

- Ты не спишь, дорогой?

- Нет, сплю! Это на меня приступ лунатизма накатил!

Или по компу вопрос: - Что сейчас делаешь?

- Дрова рублю, блин!

Эти вопросы, на самом деле вопросами и не являются. Они не подразумевают ответа. Потому что ответ и так очевиден.

- А на дерево, зачем залез? – похоже решила окончательно добить меня собеседница.

- Грибы собираю! Их в этом году много по веткам наросло! – не выдержав, взорвался я. – Не видишь, что ли! От мобов спасаюсь!

- А!

Дверь начала закрываться.

- Постой, тридцать седьмая! – взревел я во весь голос. – Мне помощь твоя нужна! Я тут скоро околею от холода!

- А чем я тебе помогу?

- Ну не знаю, – мысли лихорадочно метались в поисках выхода. – По дому пошарься. Может оружие, какое найдёшь. Или ещё чего, чем этих хищников отогнать можно. Выручи! За мной не заржавеет!

- Я попробую, – голос прозвучал неуверенно. – Тут пусто вообще-то. Да и довольно темно, к тому же.

Дверь захлопнулась. Я скорчился, стараясь хоть капельку согреться. Надежды на помощь девушки почти не было, но и другого выхода я не видел. Оставалось только ждать.

- Эй! - вновь приоткрылась дверь. – Я не нашла ничего!

И почему я не удивлён?

- Ладно, забей! – я со вздохом принялся доламывать ветку. Оружие, конечно, никакое, но может хоть в глаз одной их образин ткнуть удастся? Безропотно подставлять горло под клыки я точно не собирался.

- Слушай, - девушка пока уходить в дом не спешила, - у меня план есть.

- Какой? – поинтересовался я, натужно пыхтя. В то, что она придумала что-то дельное – верилось с трудом. Но вдруг? В то, что я голыми руками с двумя монстрами справлюсь, верилось ещё меньше.

- Здесь с другой стороны дома ещё выход есть! Я могу выйти через него и показаться из-за угла. Чудища ко мне кинутся. Ну, я обратно и забегу. А ты, пока они за домом будут, в эту дверь забежишь.

- Хорошая идея! – одобрил я. А что? Может сработать! До двери от места моей дислокации всего с десяток метров будет. Если тигроящеры хотя бы на пару секунд за домом задержатся, могу успеть проскочить. В любом случае шансов гораздо больше, чем веточкой в мобьи морды тыкать. – Только ты не тяни. Я тут окоченел совсем! Скоро и разогнуться не смогу!

- Тогда будь готов. Я пошла.

Хлопнула дверь. Я напрягся. Пошевелил заледеневшими ногами, нащупал точку опоры, крепче сжал в руке прутик. До земли всего пара метров, лучше сразу спрыгнуть в сторону дома. Глядишь лишнюю секунду да сэкономлю! Лишь бы сработало и мобы на приманку клюнули.

Долго ждать не пришлось. Тридцать седьмая, появившись из-за угла дома, задорно замахала руками.

- Эй! Лохматые! Я здесь!

Хищники, развернувшись в сторону голоса, на секунды застыли, оценивая возможность добраться до новой жертвы и, не выдержав соблазна, рванули к дому. Девушка, испуганно пискнув, скрылась за углом.



Дождавшись, когда звери скроются вслед за ней, я решительно прыгнул. Зарылся в неглубокий сугроб, не удержавшись на ногах, вскочил, лихорадочно раскидывая во все стороны снег, и бешено рванулся вперёд в сторону спасительной двери. Подбегая, на мгновение испугался, что дверь может оказаться закрытой. Всё-таки я троечке с семёркой прямой конкурент. Люди разные бывают. Вдруг подперла, чем изнутри? Рванул ручку на себя и, устыдившись собственных мыслей, буквально ввалился в дом. Хлопнул дверью, закрывая её прямо перед оскаленной мордой и, привалившись к ней спиной, перевёл дух. Уф! Моя смерть откладывалась на неопределённый срок. Реальная смерть, а не виртуальная, между прочим!


***


Клоун мне сразу не понравился. Слишком ласково улыбался этот одетый в поношенный серый костюм маленький кругленький человечек, материализовавшийся прямо в воздухе над головами ошарашенных людей. Неуютно от этой улыбки было, неспокойно. И то, что выглядел незнакомец несерьёзно, несолидно как-то, это беспокойство только усиливало.

- Это чё за клоун? – прервал чей-то голос возникшую тишину.

- Для кого-то может быть и клоун, - не согласился с репликой толстяк и уселся в возникшее неоткуда кресло, - а для тебя Селезнёв – куратор. Ну и для остальных впрочем, тоже, - небрежно махнул он рукой. - Так и зовите. Имя моё вам знать ни к чему. Всё равно наше сотрудничество для подавляющего большинства надолго не затянется.

- Иллюзия, блин! – худощавый парень в белой ветровке, подпрыгнув, провёл рукой по воздуху. – Вот ведь! А выглядит как настоящий!

- И что же ты здесь курировать собираешься, дядя? – Презрительно сплюнул плотный мужчина с наметившейся залысиной на голове, справа от меня.

Я страдальчески скривился, покосившись в его сторону. Лысый сразу после нашего появления здесь развил кипучую деятельность, успев принять участие практически во всех спорах, конфликтах и мелких стычках. И даже обрасти несколькими сторонниками, которым успешно проехался по ушам. Даже дверь взломать пытались под его непосредственным руководством. В общем, судя по сленгу и замашкам, мелкий бандюган, стремящийся и тут подмять под себя окружающих и вылезти в “вожди”. Вот и сейчас, похоже, в главные переговорщики лезет!

- А вот я вам сейчас и объясню, – лукаво подмигнул куратор и, приосанившись, нарочито бодрым голосом затараторил: – От имени администрации далее кратко именуемой ”хозяева”, я уполномочен вас поздравить с попаданием на проект “ Игра на выбывание”! Участие добровольное, но вместе с тем обязательное! Сердечно желаю каждому из вас победить! Уф! – толстяк картинно выдохнул и, достав мятый, замызганный платок из бокового кармана, вытер со лба несуществующий пот.

- Точно клоун, - согласился я с неведомым Селезнёвым. Происходящее мне нравилось всё меньше и меньше.

- Если я и клоун, то клоун очень грустный, – скривился куратор. - Для вас грустный.

Его слова потонул в поднявшемся рёве пришедших в себя людей. На неведомого куратора обрушился шквал претензий, требований, угроз. Какая-то закатившая истерику женщина даже подпрыгивать начала, пытаясь дотянуться до ненавистного толстяка.

Я, горестно вздохнув, вновь облокотился спиной о стену и приготовился терпеливо ждать.

- Думаешь, бестолку горло дерут? – покосилась в мою сторону Вика.

- А какой смысл в ничем не подкрепленных угрозах? – повернулся я к ней. – Когда у тебя не только козырей, а даже жалкой шестёрки на руках нет? Лучше бы узнали, что эти неведомые хозяева от нас хотят, - я бросил взгляд на таймер, начавший отсчёт последних десяти минут и добавил: – Не правятся мне эти ходики. Думаю, что как только они до нуля дойдут, время вопросов закончится.

- Так чего же ты молчишь? – удивилась Вика. – Скажи им!

- Да не будут они меня слушать, - отмахнулся я. – К тому же, как мне кажется, клоун их сам сейчас быстро успокоит.

Куратор моих ожиданий не обманул. Горестно покачав головой, он жестом фокусника достал из неоткуда огромный планшет и близоруко сощурившись, ткнул в него толстым пальцем. Противный скрежет стеганул по нервам, заставив непроизвольно содрогнуться.

- Ну что же, – в наступившей гробовой тишине слова клоуна прозвучали грозно и внушительно. – Вижу всерьёз здесь меня воспринимать, не хотят! Вот для этого и предназначен отборочный тур, - наставительно заявил куратор.- Чтобы все здесь присутствующие прочувствовали так сказать всю серьёзность положения, в которое попали. Вы обратили внимание на двери? Так вот. Их ровно сто. Соответственно и принять участие в игре сможет такое же количество игроков. А вас тут на одного больше, – толстяк сокрушённо развёл руками и поник головой. – Одного придётся вычеркнуть, - уныло заявил он. – Ну, чтобы в отчётности расхождения не было.

Я непроизвольно напрягся, поняв, что сейчас произойдёт что-то очень нехорошее.

Куратор вновь склонился над планшетом, сосредоточенно потыкал пальцем, немного подождал, вглядываясь в экран, и сокрушённо покачал головой.

- Кто из вас Голикова Виктория Семёновна? – требовательно уставился он на нас.

- Ну, я, - Вика, поднимаясь, неуверенно оглянулась на меня. – А что?

- Да ничего! – окончательно расстроился куратор. – Я вас из ведомости вычёркиваю! Вот чего!

- Из какой вед…

Я, почувствовав недоброе, как раз успел вскочить, чтобы успеть подхватить безвольно рухнувшую девушку. И сразу понял, бережно опуская на пол, что она уже мертва. Без шансов мертва! Словно из неё одним тычком пальца всю жизненную энергию выбили! Походя, выбили, между делом!

- А ты и вправду не клоун!– с чувством заявил я, распрямляясь над девушкой. – Сволочь ты поганая!

- Вот что тебе неймётся, Смирнов? – неклоун укоризненно покачал головой и демонстративно снова потянулся к планшету. – Следом за ней захотел?

- Ничего ты мне не сделаешь! – я постарался придать своим словам как можно больше уверенности. Неприятное это чувство, когда какай-то подонок может тебя убить одним прикосновением пальца к планшету, а ты, кроме как обматерить его, ничего и сделать не можешь!

- Это почему же? – удивился куратор.

- Так всё! Лимит у тебя исчерпан! Вряд ли твои хозяева перерасход материала одобрят!

- Умный, да? – неприятно скривил губы толстяк. – Ты прав. Убить я тебя сейчас не смогу. Но это не значит, что в будущем я не смогу тебе или тому же Селезнёву жизнь осложнить. Значит так, – в голосе куратора зазвучал металл. Шутовство с него как ветром сдуло. – Объясняю правила. Хотите, слушайте, хотите, нет, вам же хуже будет! Сдохните вслед за Голиковой!

Правила были просты. Игра состояла из десяти этапов, делясь на три блока по три этапа в каждом и финальный. Подробнее куратор остановился лишь на первом блоке, ибо: “До второго, а тем более третьего многие не доживут, а перед покойниками он распинаться, не намерен”!

В первом блоке каждый этап длится ровно двенадцать часов. Основная задача проста – не попасть в число первых десяти погибших. И это принципиально. Ибо проигравшие в игре, будут незамедлительно вычеркнуты из ведомости здесь, в реале. Тут нужно учесть, что в первом блоке в десятку проигравших можно попасть, лишь погибнув от руки НПС или мобов. Другой игрок лишь отправит тебя на возрождение, попутно прихватив твои вещички. Оставшиеся игроки, после вылета неудачников, могут уже смело продолжать игру, зарабатывая экипировку и умения, не боясь погибнуть. В случае гибели, ты всего лишь вылетишь из игры, до следующего этапа.

- Собственно говоря, пройти первый блок совсем не трудно, - задорно подмигнул нам куратор, - Вы в начале игры в безопасную зону попадёте. Так вот. Можно вообще из неё все двенадцать часов не вылазить! Вот только просидев все три этапа на жопе, вы только с этой голой жопой во второй блок и попадёте. А там всё намного жёстче будет и безопаски нет. О третьем блоке я вообще молчу!

И всё. Больше ничего куратор объяснять не пожелал: “Если мозгов хоть с чайную ложку в голове наберётся, то сами разберётесь, а нет.… Ну и ладно”.

Единственное о чём клоун соизволил упомянуть под конец – это механика игры.

- Вы в будущем, детки! – оскалился он жизнерадостно. – Это реалигра, с полным погружением, а не тупое шлёпанье по клавиатуре! У нас, игровой мир от действительности не отличишь! И в игру попадает не созданный вами перс, а вы сами! Соответственно никакой уравниловки, вроде базовых характеристик не будет! Кто с чем в игру пришёл, тот тем и пользоваться будет. Ну а дальше от вас зависит! Добывайте эликсиры умений, амулеты, тотемы. В этих мирах можно развиваться бесконечно, если выживешь, конечно. Ну и привычного для вас интерфейса тоже не будет, - заключил он в конце. – Нечего время терять на чтение всякой ерунды. Вся доступная информация будет передаваться прямо в мозг. Вы просто будете её знать.

На этом краткий инструктаж и закончился.

- А какой смысл нам в эту вашу лабуду вообще играть? – жёстко поинтересовался лысый, поигрывая брелком на ключах. – Вот возьмём и все дружно из безопаски и не выйдем!

- Смысл в том, - улыбнулся ему толстяк, - что победитель получит главный приз нашего шоу – жизнь. Мы либо вернём его обратно, либо оставим здесь. Это как он уже сам захочет. А проигравшие умрут, как Голикова. И кстати, - куратор внушительно обвёл взглядом притихших людей. – После каждого этапа в любом случае будет десять проигравших. Это как минимум. Если к концу этапа в игре никто не погибнет, будем определять неудачников жребием. – Клоун ухмыльнулся и неожиданно подмигнул лысому: - Пассивная тактика – это дорога в никуда, Витёк!

Народ загудел, осмысливая услышанное.

- Меньше пяти минут осталось, - озаботился между тем куратор, посмотрев на таймер и, отмахнувшись от посыпавшихся на него вопросов, веско добавил: - Быстро расходимся по комнатам, всё с себя снимаем и ложимся в капсулы. И советую поторопиться. Как только таймеры обнулятся, капсулы закроются. Опоздавших они не пустят! А тот, кто опоздал, тот проиграл.

Люди засуетились, начав разбегаться в разные стороны. Двери синхронно ушли в сторону, открыв обзору стандартные комнатки с квадратными гробами посередине.

- А с ней что? – я не торопясь бежать вслед за остальными, склонился над телом Вики.

- Не твоя забота, Антон, – то, что куратор назвал по имени, показалось мне плохим знаком. – Иди в свою комнату. А тело мы без тебя утилизируем.

Я с ненавистью посмотрел в расплывшиеся в насмешливой улыбке губы. Оглянулся на стремительно опустевший зал. Сейчас, обезлюдев, он уже не казался таким маленьким как раньше и нашёл глазами последнюю незакрывшуюся дверь. Мрачно усмехнулся,посмотрев на номер. Вздохнул. Скользнул взглядом за начавшими отчёт последних двух минут часам. Зачем-то положил под голову девушки свою куртку и побрёл в сторону комнаты, так ничего и, не ответив клоуну.

Ничего. Месть это блюдо, которое едят холодным. Лишь бы случай подвернулся. А пока я должен просто выжить.

Глава 2

- Ты там как, живой?

Я иронично усмехнулся, наблюдая за приближающейся девушкой. А говорили, всё как в реале будет! Ну ладно на улице. Может эта деревушка где-нибудь в заполярном круге располагается? Поэтому и ночи такие светлые. Как на Земле, в Мурманске, например. В это я ещё могу поверить. И на довод, что там белые ночи только летом бывают, а не зимой, тоже возражение найдётся. А с чего я взял, что здесь сейчас зима? Из-за снега и холода? Ну, вот такое х… холодное лето! Что я вообще о здешнем климате знаю? Но в доме при закрытых дверях и заколоченных ставнях полный мрак стоять должен! А между тем контуры внутреннего интерьера удаётся рассмотреть довольно чётко. Особенности игровой механики, блин. Хотя мне ли жаловаться? Не буду, как слепой крот по углам тыкаться и ладно!

- Сам до конца не уверен, - признался я, всматриваясь в тёмный силуэт. – Спасибо тебе, добрая тридцать семёрочка! Выручила!

- Меня Инга зовут.

- Антон, - представился я в свою очередь. – Слушай. А что тут так холодно? Почти как на улице? Или я просто ещё не согрелся?

- Так щелей много и не топлено. Вот и холодно!

- Нет! – решительно поднялся я. – Так дело не пойдёт! Мы к утру, таким макаром, тут совсем околеем! Огонь бы разжечь, - я покосился в сторону видневшейся в противоположном углу печки.

- Чем ты его разожжёшь? – спросила Инга и обиженно добавила: – У меня в сумочке зажигалка была. Да где она теперь, эта сумка?! О мешках, что на мне вместо одежды я вообще молчу. Хорошо хоть, что темно. Я наверно сейчас выгляжу хуже чучела огородного!

Я, мысленно усмехнувшись, начал обследовать дом. Всё-таки мужчины и женщины – это два разных вида homo sapiens! Они живут каждый в своём мире и приоритеты у них совсем не совпадают. Вот и сейчас. Тут думаешь, как не околеть от холода до утра, свет добыть и пожрать чего-нибудь надыбать, а у Инги голова о том, как она выглядит, болит.

Поиски ничем хорошим, ожидаемо, не порадовали. Несколько побитых горшков, куча рваного тряпья, да обломки неказистой мебели. Ну, щепки ладно; хоть на дрова пойдут. Лишь бы огонь добыть. Может и не таким уж и бесполезным умение окажется. Лишь бы сработало! Подтащил деревяшки к печке, оторвал кусок тряпки.

Следующие несколько минут прошли под лозунгом выразительных матов, проклятий и бесчисленных притоптываний ногой и щелчков пальцами. ( Да-да. Топать ногой было обязательно! Запомним кстати на будущее, что тексты умений нужно буквально понимать. А то возьмешь, к примеру, умение молниями кидаться, а затем выяснится, что оно только после туалета срабатывает. И что потом перед каждым боем срать садиться? Та ещё перспективка!) Проклятая искра проскакивала через раз и тут же исчезала. Она же “затухающая”, чтоб ей пусто было!

То, что в итоге тряпку удалось зажечь, было просто чудом. Вместе с огнём в дом повалил дым. Не знаю, цела ли труба на крыше этой развалюхи. Не разглядел. Как-то не до того было. Но дымоход тут точно не функционирует. Но лучше так, чем никак. Щелей в доме хватает, да и рассвет не за горами. Не должны угореть.

Рядом закашлялась Инга.

- Ничего. До утра дотянем, - приободрил я её.

- А потом?

- А что потом, - пожал плечами я. – Тут пока посидим. Место хоть и паршивое, но зато безопасное. Дождёмся, пока десять человек из игры вылетят, и попробуем для начала в дом напротив проскочить. Там, как я заметил, люди живут. Окна светятся.

- А как же чудища?

- А что чудища? Хищники дневного света бояться, - постарался я добавить уверенности своим словам. – К утру в лес уйти должны.

Так и прождали до рассвета, прижавшись, друг к другу. Вот только выжидательная тактика себя не оправдала. Идиотов, среди ночи переться куда-то в поисках неприятностей, среди игроков не оказалось. И в виртуальном списке выбывших по-прежнему фигурировала сиротливая единичка. Мысленно чертыхаясь, я выглянул наружу, приоткрыв дверь.

- Что там? – Подошла сзади Инга. Всклокоченные волосы, испачканное сажей лицо, круги под глазами. Мда. Наверное, и я не лучше выгляжу.

- Ушли вроде.

- Что думаешь дальше делать?

Сложный вопрос. С одной стороны, неплохо бы всё же дождаться, когда число погибших достигнет десятка. Днём игроки из своих убежищ повылезают. По крайней мере, часть из них. Вот только сколько ждать? Чем больше я тут просижу, тем больше вероятность, что так и останусь с голой задницей и одним беспонтовым умением. Нужно рисковать. Тут клоун прав; пассивная тактика сейчас, самым фатальным образом скажется потом, в будущем.

- Хочу в сарай для начала заглянуть. Вдруг чего полезного там найду. Ты со мной?

- Нет, – Девушка испуганно замотала головой. – Я тут останусь! Мне что не дай, всё равно я с этими чудовищами не справлюсь.

- Твоё дело, - пожал я плечами.

Тут каждый сам выбирает тактику и каждый сам за себя. Инга мне, конечно, помогла. Случай представится, и я её тоже выручу. Но тащить на себе по игре не буду. Тут и так шансы выжить, не велики. А с этим довеском они упадут до нуля.

Сарай оказался пустым. Голые стены и пол, местами припорошенный снегом. Даже пучка сена не нашлось. Оно и понятно. Зачем добру пропадать? Что можно растащить, рачительные соседи уже растащили. Печалька. Я уже развернулся к выходу, когда заметил железную полоску, воткнутую в щель над дверью. Коса. Ржавая, без рукояти, тупая настолько, что даже при желании не обрежешься! Примерил в руке. Вздохнул. Ладно. На безрыбье и морская капуста, за чёрную икру проканает. Вернулся в дом.

- Инга. Я ухожу. Может, передумаешь? Нам бы только до дома напротив добраться! Там тепло! – попытался я соблазнить её. – Там ябл… люди!

- Я остаюсь.

- Ну, смотри, – я всё-таки чувствовал себя немного не в своей тарелке. – Ладно. Я посмотрю, что там, да как. Если в деревне безопасно – вернусь.

- Хорошо. Удачи тебе.

Вышел из дома. Огляделся. На дороге вроде никого, только звериных следов много. Может и вправду в лес ушли? Вгляделся в дом напротив. Света в окне больше не видно, но дым из трубы исправно валит. Осторожно подошёл к калитке, до боли, в пальцах сжимая косу. Огляделся ещё раз. Утоптанная, довольно широкая дорога, цепочка домов по обе стороны. Пустынно. Ни мобов, ни людей. Вышел за калитку и замер, мысленно матюгнувшись. Неподалёку, шагах в пятидесяти от меня, из незамеченного ранее проулочка, выбежал хищник.



- Да что же тебе в лесу то не сидится, тварь меховая!

С досадой сплюнув на талый снег, я уже нёсся к изгороди соседнего дома. Я ещё раньше там дырку в заборе приметил. Монстр резво кинулся наперерез. С трудом протискиваюсь сквозь узкую щель, немилосердно раздирая рубаху об не вовремя подвернувшийся гвоздь. Следом сунулся зверь, оскалив капающую слюной пасть.

- На, гад! – почти не глядя, бью, косой по морде и, развернувшись, несусь к дому. Обиженный визг за спиной мазнул бальзамом по сердцу. Что сволочь, добычу во мне увидел?! Добыча она такая. С копыт… с зубами! И огрызнуться может!

- Ты гляди, живой! – гостеприимно распахнул передо мной дверь крепкий мужик, расплываясь в добродушной улыбке. – А я уже думал всё. Съели тебя отродья!

- Подавятся! – заявил я, протискиваясь мимо него в сени. – Я дюже костлявый!

- Эти и костлявого за милую душу схарчат. Ещё и добавки попросят! – высунулся из-за спины мужика серый как лунь дед. – И какого тебя нелегкая, на ночь глядя, на улицу понесла? Говорил же, что нужду можно и в чулане справить. На то там и горшок стоит! Как раз для такой надобности припасённый!

Так, похоже, меня здесь знают. Значит, у моего появления в этом мире существует предыстория. Что же. Больше помолчим, да послушаем. По логике игры, они сами меня в курс дела ввести должны.

- Вон одежду свою забери, да скарб, - продолжил между тем дед, кивнув в сторону стоящей в сенях лавки. – Я чай не тать. Постояльцев не граблю!

А жизнь то налаживается! Я с удовольствием осмотрел неказистый тулуп и потрёпанные меховые штаны, помял в руках видавшие виды шапку. Оно может и непрезентабельно всё выглядит, зато не замёрзну. Сидение на дереве и ночёвка в полуобледенелой избе у кого хочешь, переоценку приоритетов устроят! Сунулся в тощий мешок: грубая толстая игла, замотанная нитками, два странных камешка, завёрнутых в тряпочку и кусок твёрдого как камень мыла. Мда. Не очень-то расщедрились разработчики. Хоть бы нож, да пару монет положили!

- Ладно. Вы тут погуторьте промеж себя, а я пойду, - заявил мужик, вытаскивая из-за пояса топор. – Мне ещё к дому старосты пробраться нужно.

Оглянувшись, я более внимательно осмотрел своего собеседника. Крепкий, высокий, широкоплечий, как говорится, косая сажень в плечах. И вроде молодой ещё совсем, навскидку больше двух десятков лет и не дашь, а взгляд, как у хищника, так и рыскает по тебе, каждую мелочь подмечая. И добродушная улыбка из под короткой, аккуратно подстриженной бороды, в заблуждение ввести не могла. Ему бы воином быть, но добротный овчинный тулуп, небрежно накинутый на плечи, на воинский доспех не походил.

- Так там же отродья ещё не ушли, - решил напомнить я, покосившись в сторону двери.

- Так они и не уйдут, - вздохнул старик, опираясь на клюку. – Твари прорыва – они такие. Коль живого человека учуют, нипочём из деревни не уйдут, пока всех не сожрут. Управы на них не стало!

- Вот потому и пойду, что отродья, - хмыкнул между тем мужик. – К дому старосты все сбираться будут. Там и ста́ршина обозный, и вои. Вот и я, было, туда собрался, да смотрю – ты к дому бежишь.

Ну, вот и опять развилка. Можно в доме старика остаться. Переждать в тепле, да безопасности, пока сиротливая единичка в десятку неудачников не превратиться. Наверняка и покормят чем-нибудь. А можно рискнуть. Тоже к старосте пойти. Если и есть возможность на этом этапе чем-то существенным разжиться, то наверняка только там!

В этот момент, в голове щёлкнул невидимый тумблер, преобразуя единичку в списке выбывших на двойку. А процесс то пошёл! Эх! Выждать бы! Я досадливо крякнул, борясь с соблазном.

- Постой, - решившись, окликнул я уже схватившегося за дверную ручку мужика.- Я с тобой пойду.

- То дело, - не стал меня отговаривать он. – Вот только оружие бы тебе какое-нито. Этой железякой, - кивнул он на лежащую возле двери косу, - и цыплёнка не зашибёшь.

- Ничё, Горёха, - дед крутанулся и начал шарить по полкам. – Коль он помочь решил, найдем, чем молодца вооружить! На, держи, – сунул он мне в руки здоровенный, в многочисленных зазубринах топор. - Для такого дела не жалко!

Я ухватил топор. Повертел в руке. Тяжеловатый, но ухватистый. Живём! Вот и первым оружием разжился! Как говорится, правильной дорогой идём, товарищи! Теперь главное, на этой дороге шею себе раньше времени не свернуть!

До дома старосты добрались с трудом. Это только в кино по снегу бегают, будто по твёрдой земле. В жизни по сугробам особо не разгонишься. А Горёха меня как раз по самым сугробам и повёл. В обход значит, задами. Но грех жаловаться. На отродий не напоролись и, слава богу! Хотя самих следов и тут хватало.

Дом старосты окружал высокий добротный забор. Доски подогнаны плотно, даже щёлочки не видать. Зато калитка сзади дома имелась. В неё и вошли.

Во дворе толпилось полтора десятка мужиков. В руках мечи, топоры, рогатины, у одного в руке даже копьецо есть. Горюху узнали, подошли здороваться. На меня лишь покосились, едва кивнув. Оно и понятно. Кто я для них? Один из десятка прибившихся вчера к обозу иномерян, случайно попавших в этот мир в результате прорыва. Так мне, по крайней мере, Горёха, по дороге сюда объяснил.

Мир этот был довольно самодостаточным. Местные жили довольно скромно, но не бедствовали. На чужое не зарились, своего не отдавали. В общем, жили со всеми в мире и были вполне довольны своей судьбой.

И всё бы хорошо, если бы не прорывы, периодически случающиеся во внешних мирах. Через эти прорывы и попадали сюда разные твари, на вроде так полюбившихся мне отродий. Ну и иномиряне в довесок. Куда же без нас?

Вот десяток голых, растерянных игроков на паломников, бредущих к местному храму, и вынесло. Местные боги зазря пришлых обижать не разрешают. Вот и сжалился над нами обозный ста́ршина. Накормил, одежонку дал, да позволил вместе с обозом до храма идти, чтобы через порталы, там установленные обратно в свой мир попытаться вернуться.

Я огляделся. Других игроков нет. Значит, я самый обезбашеный из нашего десятка оказался и остальные до сих пор по домам сидят. То-то число выбывших едва с единички сдвинулось!

- Пришлый, - ко мне подошёл здоровенный, кряжистый мужик с огромном секирой в руке, - тебя как хоть кличут?

- Антоном, - я с уважением покосился на грозное оружие, небрежно сжимаемое бородачом. – Вот. Помочь вам хочу.

- То дело, - кивнул тот, поигрывая своим оружием словно пушинкой. – Стая большая. Каждый вой на счету будет.

- Ну что, Тимофей Никитич, - из дома показался дородный мужчина средних лет, в дорогой шубе. – Больше ждать нечего. Кто хотел прийти – уже пришёл. Выводи мужиков.

- Ты староста. Тебе виднее, - вздохнул гигант. – А только сдюжим ли? Отродий почитай с три десятка голов будет. Коли всем скопом навалятся – можем и не одолеть!

- Одолеем, - насупился тот в ответ. – Коль дружно встанем, то должны одолеть. Всё рано выхода другого у нас нет.

- А если их по одному сюда заманить, - перед моими глазами встала Инга, зазывно махающая руками. Чёрт! Я о ней забыл совсем, за этой кутерьмой! Нехорошо. Жизнь, как не крути, она мне спасла. – Сюда во двор. Да и прикончить тут.

- Это как? – озадачился староста, похоже только сейчас обративший на меня внимание.

- У вас верёвка длинная есть?

- У меня в хозяйстве чего только нету, - насмешливо оскалился в ответ тот. – Уж верёвку как-нибудь найду – расстараюсь!

- Так вот, - меня буквально распирало о возбуждения. Репу с местными надо повышать. Тогда и плюшки реальные посыплются. А если моя задумка сработает, то отношение ко мне со стороны мужиков однозначно изменится. – Привязываем верёвку к створке ворот. Открываем её, и я выхожу на дорогу. А мужики за домом прячутся. Как только отродье во двор вслед за мной забежит, все дружно тянут за верёвку и закрывают ворота. А дальше всё просто. Такой ватагой мы зверя на куски покромсаем! И следующего подманивать можно!

- Ишь ты! – закрутил головой староста, уже более внимательно рассматривая меня. – А не боишься, что тварюка тебя порвать успеет?

- Боюсь, - честно признался я. – Но если мужики зевать не будут, отобьют.

Горёха одобрительно крякнув, хлопнул меня по плечу, чуть не вбив при этом в землю.

- Тебя как кличут? – староста задумчиво уставился на меня.

- Антон.

Растёт репутация, растёт! Вот и староста моё имя узнать удосужился!

- Вот что, Антон, - неожиданно улыбнулся мне тот. – Пошли в дом. Коль уж ты за приманку будешь, оденем тебя как положено. Твою одежёнку даже молодняк зараз порвёт. Тимофей Никитич, - развернулся он к ста́ршине. – Верёвку у меня в сарае пошукай покуда. И снег за воротами почистите. Застрянут, не дай боги.

Обратно из дома я вышел полностью довольный собой, пожёвывая сунутый женой старосты кусок пирога с чем-то невообразимо вкусным. И дело было не только в добротном полушубке и толстых меховых штанах одетых на мне. В руке я сжимал копьё! Как объяснил староста, им мне сподручнее отродье на расстоянии держать будет.

Во дворе уже было всё готово. Привязанная к одной из створок ворот верёвка уходила за угол дома, где уже засели мужики. Дождавшийся меня, Горёха хлопнул ещё раз, отбивая другое плечо и вместе со старостой скрылся там же.

Я, тяжело вздохнув, поплёлся к воротам. Затея с изображением из себя приманки уже не казалась такой удачной, как по началу. Игра игрой, а грызть, если что меня будут по-настоящему!

Ворота открылись неожиданно легко. Я, держа копьё наизготовку, осторожно выглянул на дорогу. Никого. Может, ушли? Вряд ли. В настоящей жизни, наверное, ушли бы. А тут эти твари запрограммированы. Пока не обнулишь, хрен восвояси уберутся!

- Эй! – заорал я во всё горло. – Я здесь! Вкусный!!!

Из соседнего двора выглянул здоровенный моб и не раздумывая кинулся в мою сторону. Не став изображать из себя героя, рванул обратно во двор. Краем глаза заметил в конце улицы ещё одного хищника. Ну и фик с ним. Далеко. Не успеет. Добежал до середины двора, развернулся, направив копьё в сторону ворот.

Монстр не заставил себя долго ждать. Заскочив, замер на мгновение возле ворот и, не заметив ничего для себя опасного, уже не спеша двинулся в мою сторону. Я тихонько попятился, чувствуя как бешено заколотилось сердце в груди и беспорядочно тыкая копьём. Оскалив клыки и зарычав для порядку, тот начал забирать чуть вбок, обходя по кругу. Я закрутился волчком, с ужасом понимая, что долго в таком темпе не выдержу.

К счастью, долго и не понадобилось. Надсадно вскрикнули мужики, одним рывком захлопывая створку, и зверю сразу стало не до меня. Поджав хвост, он дёрнулся было к воротам, заметался, не обнаружив выхода, клацнул зубами навстречу набегающей толпе и тут же издох, погребённый под градом ударов обрушившихся со всех сторон.

- Ловко получилось! – одобрительно крякнул ста́ршина, помахивая окровавленной секирой. – Коль и дальше так пойдёт от отродий только клочки полетят.

- Вестимо, полетят! – загалдели мужики. – В одиночку против толпы даже вожак не сдюжит!

Я, вытирая с лица липкий пот, подошёл поближе. Интересно, а тут лут какой-нибудь с мобов падает? Про это клоун нам ничего не рассказывал. И если падает, то мне с этого хоть что-нибудь причитается? Я ведь эту тварину так ни разу копьём и не зацепил!

Я поёжился, чувствуя, как неприятно прилипла к телу ставшая влажной рубаха. Не будь рядом мужиков, укатал бы меня этот вражина. К гадалке не ходи – укатал бы! Слишком проворный, гад!

С лутом вышел облом. Похоже, ничем подобным разработчики заморачиваться не стали, сделав ставку на реализм. Я внимательно осмотрел окровавленный снег вокруг изрубленной туши и печально вздохнул.

- Чего грустишь, Антон? – вынырнул из толпы Горёха и дружески ткнул меня кулаком в бок. – Здорово ты придумал! - довольно оскалился он. - Похоже дело то на лад пошло!

Дела и впрямь пошли веселей. Тушу быстро утащили за дом, закидали снегом кровь и я продолжил изображать из себя живца. Ещё четверых хищников истребили без проблем, по отработанной схеме. Тут уже и я поучаствовать умудрился. Окропил, как говорится, копьецо красненьким. А потом появился Виктор.

Он пришёл ближе к полудню, когда истребление стаи уже было в самом разгаре. Собственно говоря, я его появление уже ожидал. Нет. Не конкретно именно его, конечно, а вообще игроков. Счётчик погибших в моей голове, выйдя из статичного положения, последние несколько часов исправно пополнял список выбывших и, к этому моменту, завершил свой отчёт. А значит, появление хитрованов решивших переждать в безопасном месте пока закончится отсев, было не за горами. Вот Виктор и появился!

Я как раз вышел в очередной раз за ворота, надеясь подманить к дому ещё одну жертву. Отродья, судя по всему, что-то почувствовали и на приманку в моём лице реагировали всё неохотнее. Сторожились. Тут-то два игрока из соседнего переулка и выскочили. Впереди нёсся Виктор, помахивая в такт бега здоровенным колуном, следом высокий белобрысый парень с оглоблей в руках. Огляделись по сторонам и припустили ко мне со всех ног.

Почувствовав неладное, я попятился обратно во двор. Так и есть! На дорогу, разбрасывая мощными лапами в разные стороны снег, вынеслась четвёрка отродий, целеустремлённо догоняя беглецов.

- Помоги, земляк! – проорал, задыхаясь белобрысый и бросив оглоблю в снег, из последних сил попытался ускориться. Виктор тоже прибавил, только молча, явно стараясь сберечь силы.

- Сюда давайте!

Я обречённо проскрипел зубами, смиряясь с неизбежным. Отродий, во избежание осложнений мы били по одному. Куда спешить? День впереди длинный, а лишний риск ни мне, ни местным не нужен. Потому, даже при появлении сразу пары хищников я просто забегал во двор и мужики закрывали ворота. Теперь же в мою сторону ломилось сразу четыре зверя во главе со огромным, значительно превосходящим других размерами монстром – наверняка вожаком.

Вот только закрыть ворота перед самым носом у беглецов я не мог. Не готов я, по-видимому, эту черту, за которой начинается подлость, переступить. Морально не готов. Да и с практической точки зрения это не очень рационально. Счётчик проигравших уже час как до критической десятки дошёл. Так что ребята эти всё равно в игре останутся. И зло на меня за эту подставу наверняка затаят. Зачем мне враги? Нет понятно, что в итоге нас хозяева лбами друг с другом столкнут, но не на начальных же этапах! Тут развиваться нужно, а не конфликтовать!

- Ахр!

Белобрысый всё же не добежал и, споткнувшись, неловко ткнулся в снег. Тут же попытался вскочить и надрывно закричал подмятый навалившейся тушей зверя. Впрочем, остальные три хищника и не подумали притормозить, целенаправленно несясь за другим.

Я забежал во двор и, остановившись посередине, половчей перехватил в руках копьё. Ну, сейчас начнётся! Следом влетел Виктор и нужно отдать ему должное, не понёсся в сторону дома, а встал рядом, выставив перед собой топор. Отродья ворвались скопом, моментально разорвав дистанцию. Если бы насели сразу, то не знаю. Могли и до подхода помощи насмерть порвать. На наше с Виктором счастье, вожак что-то почувствовал и изготовившись было к броску, внезапно развернулся и рванул к воротам. Не успел. Совсем немного не успел, буквально ткнувшись носом в закрывшуюся створку.

Яростно зарычав, он развернулся и вновь решительно пошёл на меня. Встретившись с ним взглядом, я невольно попятился. В глазах хищника явственно читалось понимание неминуемого конца и светилась мрачная решимость напоследок посчитаться со мной. До самой моей смерти посчитаться!

Два других моба, замешкавшихся было при ретираде своего вожака, развернулись в сторону Виктора. Тот, занеся топор над головой, начал отступать куда-то в сторону.

Прыжок и извернувшись неуловимым движением прямо в воздухе, вожак умудряется разминуться с направленным на него копьём. Оскаленная морда перед глазами и я, выронив оружие, кубарем лечу прямо в сугроб. Сверху навалилась тяжёлая туша, буквально вминая в мокрый снег. Машинально закрываю лицо и горло рукой и тут же рукав полушубка начинают, остервенело рвать, с треком разрывая неподатливую ткань. Руку резанула острая боль, заставив поперхнуться забившим рот снегом.

- У, гад! Убью!

Зверея, в свою очередь, я начал бешено сопротивляться, изо всех сил стараясь сбросить с себя неподъёмную тяжесть. Тщетно. Зверь лишь напирал ещё сильней, норовя добраться до беззащитного горла. Ожгло острой болью плечо.

- На! – ухнуло над головой, и тяжесть моментально пропала, давая мне возможность выбраться из сугроба. Я вскочил, судорожно протирая глаза от налипшего снега и чувствуя, как заливает горячей кровью плечо и руку. Огляделся. С двумя мобами на противоположном конце двора было почти покончено. Мужики, к которым присоединился и Виктор уверенно их добивали. А вот рядом со мной было не всё так радужно. Пришедший мне на помощь Горёха как раз кувыркался в снегу в обнимку с раненым, но ещё полным сил хищником. К нам уже бежали мужики, но долго это. Могут не успеть. Скрипя зубами от боли, я нашёл глазами зарывшееся в снег копьё и, стиснув его липкими от крови ладонями, бросился вперёд. Копьё вошло в незащищённый бок зверя неожиданно легко, очевидно проскользнув между рёбрами. Хищник взвыл и, оставив Горёху в покое, развернулся в мою сторону. И тут же осел под ударом подбежавшего обозного с хеканьем опустившего на спину вожака свою секиру. Через пару мгновений всё было кончено.

- Ты как? Цел? – подошёл я к Горёхе.

- Вроде цел,- неуверенно улыбнулся тот, поднимаясь с земли. – А ты? Да у тебя кровь хлещет!

- Ничего. Жить буду, - ответил я и тут же почувствовал, как всё поплыло перед глазами. Вытоптанная до пожухлой травы земля стремительно понеслась мне навстречу.

Глава 3

- Игрок номер 13. Администрация игры поздравляет вас с победой на первом этапе первого блока. У вас есть полчаса, чтобы привести себя в порядок. Убедительная просьба, по истечении данного срока выйти в общий зал для получения дальнейших инструкций.

Я открыл глаза. Вылез из проклятого саркофага. Замер на мгновение, прислушиваясь к собственным ощущениям. Вроде ничего не болит. Осторожно помассировал шею, сделал несколько глубоких вздохов, осмотрел руку. Красота! Почти как новенький! Хотя чего я собственно хотел? Чтобы в реале остались следы от ран, полученных в вирте? До такого бреда даже пресловутые “хозяева” клоуна не додумались! А вот как я себя на втором этапе буду чувствовать – большой вопрос. Куратор про это ничего не говорил. С него станется и какой-нибудь посмертный дебаф впендюрить. Или ещё чего похуже. Ладно. На досуге обмозгую.

Осматриваю более внимательно помещение, в котором нахожусь. Когда в капсулу ложился, спешил, не до того было. Впрочем, не много и потерял!

Невзрачная квадратная коробка пять на пять метров, в центре которой и расположилась моя капсула, низкий, давящий на голову потолок, отсутствие окон. Три двери; одна входная, с неизменным таймером поверх её, две, напротив, с характерными наклейками душевой лейки и унитаза. Из мебели лишь пластиковые столик и стул, придвинутые к одной из стен. На столике какой-то зелёный брикет и пластмассовый стаканчик. И всё.

Мда. Не балуют нас “хозяева”. Хоть бы обои на стены наклеили для антуража. Ладно. Сначала в туалет, потом в душевую и поесть. Полчаса – это не шибко великий срок. А когда я сюда обратно смогу вернуться, только один клоун знает.

Принял контрастный душ, вдумчиво прожевал безвкусное, странно пахнущее желе, вздохнув, запил соком. Покосился на часы над дверью. Те задорно начали отчёт последних пяти минут. Ну ладно. Надо выходить.

Общий зал встретил меня ещё большим гвалтом и воплями, чем в прошлый раз. Люди вокруг кричали, ругались, спорили, плакали. Особо выделялась растрёпанная пожилая женщина в другом конце зала. Рассевшись прямо на полу, она покачивалась из стороны в сторону и беспрестанно выкрикивала, перемежая свои вопли слезами:

- Они заживо меня жрали. Заживо! Понимаете?! Куски вырывали заживо!

Неподалёку несколько человек окружили здорового гариллоподобного мужика в цветастой рубахе с засучёнными рукавами и что-то ему горячо доказывали. Слева две девушки орали во всю глотку, сжав кулаки и забрызгивая друг друга слюной. Сумасшедший дом, короче. Я вздохнул и облокотился о стену рядом с собственной дверью. Ну, его. Дождусь клоуна, выслушаю его трёп и обратно. Всё лучше, чем в этом балагане участвовать.

- Привет! – ко мне подошла Инга. Здесь в своём коротком топике и мини-юбочке, она выглядела значительно лучше, чем в деревне. Голубые, с танцующими в них бесенятами глаза, лукавая улыбка, короткая причёска в стиле эмо. Молодая ещё совсем. И двадцати лет не дашь. – Рада, что ты выжил, - жизнерадостно сообщила она. – А то, как только ты ушёл, единица почти сразу на двоечку сменилась. Думала всё. Съели тебя эти чудища!

- Отродья.

- Что отродья?

- Их отродьями называют.

- Да какая разница? – беззаботно отмахнулась девушка, продемонстрировав мне разноцветные ноготки, изящно заострённые на концах. – Главное что не съели!

- А может, и съели? – усмехнулся я, глядя на неё. – С чего ты взяла, что я не из проигравших?

- Не, - мотнула головой Инга. – Те, кто проиграл, вон, в центре зала сидят. Они там сразу после выхода из игры появились. И выйти, за пределы круга не могут. Как думаешь, - заглянула она мне в глаза, - их и вправду убьют?

- Не знаю, - я хмуро пожал плечами, вглядываясь в замерших в центре людей. Какой-то круг, начерченный красным на полу, там и правду виднелся. – С клоуна станется и убить, - добавил я со вздохом: – Та ещё тварь! А это что за буча? – кивнул я на обступивших гиганта людей.

- А там вообще прикол получился, - беззаботно махнула рукой Инга. - Ты же знаешь, что нас в первом туре по разным деревням десятками раскидали? – требовательно спросила она у меня и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила: - Так вот. Этот отморозок в своей деревне никому из игроков высунуться не давал. Кого встретит, сразу на перерождение пускал. А учитывая, что смерть в игре – штука болезненная, вскоре высовываться желающих и не осталось!

-А сейчас они ему значит, претензии выскакивают? – кивнул я, наблюдая, как наскакивает на здоровяка, что-то выговаривая, маленькая блондинка, размахивая кулачками. Рядом возбуждённо тряс головой субтильный юноша, то и дело, поправляя сползающие на нос очки. – А они не боятся, что он им и тут шеи посворачивает?

- Неа. Не боятся. Тут до тебя двое попробовали сцепиться. Так оба на пол, корчась, и рухнули! – злорадно хмыкнула Инга. – Походу здесь друг на друга нападать нельзя. Я тут давно нахожусь. Сразу как победителем стала, из игры вышла.

- Я бы за тобой вернулся, - решил я уточнить. – Вот только не выжил чутка. Порвали.

В этот момент с тихим мелодичным звоном таймер обнулился и в центре зала, как раз над головами десятки проигравших, появился куратор.

- Ну, вот и закончился первый этап, - вместо приветствия жизнерадостно объявил он нам. – Как видите, ничего сложного нет! – толстяк слащаво улыбнулся и с нажимом добавил: - По крайней мере, пока! – он привычно вытерся всё тем же грязным платком и извлёк свой планшет. – Но прежде чем двигаться дальше, - продолжил он, - давайте сначала избавимся от хвоста, что мешает нашему поступательному движению, – куратор послюнявил палец и начал им усердно тыкать в экран. – Итак. Из дальнейшей борьбы выбывают следующие номера! – торжественно провозгласил он: - Пятый, двадцать седьмой, сорок третий, пятьдесят третий, пятидесятый четвёртый, семидесятый, семьдесят третий, восемьдесят второй, восемьдесят девятый, девяносто пятый.

- Слышь, куратор, - вперёд выступил один из десяти проигравших, бледный высокий юноша, в шикарной кожаной куртке. – Может, договоримся? Деньги – всегда деньги. А мой папа чел не бедный.

- Да я бы всей душой, голуба моя! – скорчил сочувственную рожу клоун. – Да надо мной хозяева стоят. А им твои деньги – ничто, пыль. По сравнению с ними твой папаша даже не нищий. Это как-то по-другому называется!

- Отпустите меня, пожалуйста! – зарыдала женщина лет тридцати, размазывая тушь по щекам. – Я не хочу умирать!

- Об этом надо было раньше думать, - насупился куратор. – Когда в капсулу ложиться не стала. Вошла бы в игру, отсиделась в безопасном месте и сейчас рядом с ними бы стояла, - кивнул он в нашу сторону, - а не тут.

- Я просто не успела! – женщина, упав на колени, обхватила руками голову и зарыдала ещё безутешнее. – Я не хочу умирать!

- “Изгаляется, сволочь”!

Я почувствовал, как во мне закипает бешеная злость к ‘этому уроду, превратившему наши жизни в игрушки для себя. Нет. Понятно, что за ним стоят настоящие хозяева и он тут просто холуй на побегушках. Но выбирать эту работу его никто не заставлял. Наверняка сам нанялся. По зову души так сказать. Ещё и удовольствие от этого получает!

- Какой же ты всё-таки ублюдок, клоун! – высунулся из толпы в противоположном конце зала широкоплечий мужик в светлой футболке. – Если решил убить – убивай, не тяни! Издеваться то над людьми зачем?

- Как скажешь, Селезнёв, - приторно-ласково улыбнулся толстяк. – Вот прямо сейчас с этим и покончим, раз ТЫ так хочешь! - куратор, сделав ударение на слове “ты”, демонстративно вновь потянулся к планшету.

Живой! Видать не один я шустро по деревьям лажу!

Я покосился в сторону Селезнёва и мысленно усмехнулся. Это вообще-то он должен удивляться, что я живой, а не наоборот. Сразу понятно, что этот сорокалетний мужчина с волевым лицом человек бывалый и как ближнего своего на тот свет спровадить, не понаслышке знает. Настоящего бойца невооружённым глазом видно.

- Гад! Вот куда ты лезешь?! – захлёбываясь от ненависти, сквозившей в её словах, к Селезнёву между тем бросилась только что рыдавшая женщина и, если бы не невидимый барьер, наверное, порвала бы мужика, столько злобы было в её взгляде. – Как ты смеешь расп…

Куратор видимо всё же что-то там нажал, так как весь десяток обречённых уроненными мешками рухнул на пол. По залу прокатился тяжёлый вздох. Кто-то из женщин тихо заплакал: безутешно, навзрыд. Если у кого из игроков и тлела надежда, что хозяева не будут убивать людей вот так пачками, то теперь она дотлела до конца, превратившись в пепел.

- И что тебе неймётся, Селезнёв? – с деланным укором обратился к здоровяку куратор. – Вон сколько людей из-за тебя раньше времени из списка вычеркнуть пришлось!

- А ты на меня чужие смерти не вешай! – и не подумал смутиться тот. – Мне своих в жизни хватило!

- Ладно, - вздохнул куратор. – С твоей позицией мы определись. А что нам второй бунтарь скажет? – нашёл он глазами меня. – А то что-то не слышно его.

- Придёт время, скажу, - пожал плечами я.

Смысла вступать в бессмысленную полемику с толстяком, я не видел. Как и в неосуществимых пока угрозах. Это как туземцу пообещать сбить из лука самолёт, скидывающий на его племя бомбы.

- Ну-ну, - скорчил понимающую рожу куратор. – Хоть один поумнел! Не то, что ты, Селезнёв! Так и сдохнешь из-за своего характера.

Стравить сволочь хочет! Чтобы мы для антуражу с большим рвением глотки в игре друг другу рвали! Я покосился в сторону Селезнёва, встретился с ним взглядом и тот, неожиданно, мне подмигнул. Я улыбнулся в ответ. Нормальный мужик! Жаль будет, если придётся его убивать!

- Ладно, - поскучнел толстяк, очевидно поняв, что его провокация не удалась. – Перейдём к делам нашим насущным. На втором этапе вам нужно будет добраться до храма. Переход однодневный, так что проблем это составить не должно. – Куратор обвёл взглядом притихшую аудиторию и продолжил: – Обоз и есть то безопасное место, что предоставит вам игра на этот раз. Всего лишь и нужно не отходить от него ни на шаг. Но при этом соответственно и плюшек никаких вы не получите, - развёл он руками. – Ну, кроме базового умения, что за каждый вход в игру даётся.

При поминании об умениях, я заскрипел зубами. Вот ради чего я собственно рисковал? Отродьям в пасть лез, приманку из себя изображал, сражался, да ещё и загнулся под конец. А что в сухом остатке? Одно беспонтовое умение, которое я так и так бы получил! Разве что оружием и одеждой разжился. И то. Полушубок мне изрядно подрать успели!

- Кстати, что за издевательство с этими умениями! – возмутился кто-то из толпы. – Зачем мне, например, умение разбираться в сортах сыра? Чем это поможет в выживании?

Народ солидарно загудел, заставив меня криво улыбнуться. Не одному мне значит, дерьмо на выбор подсовывали. А то была у меня опаска, что это шутки клоуна. И пока я пальцами искры буду выщёлкивать, кто-то в ответ молнией по башке приголубит!

- А что вы хотели на первых этапах? – иронически изогнув брови, спросил куратор. – Какие задания, такие за них и умения! Ну ладно, - снисходительно махнул он рукой. - Время есть – объясню. Умения в игре делятся на пять видов. По аналогии с вашими жалкими РПГшками: на обычные, редкие, эпические, легендарные и божественные. Их можно отличить по цвету сургуча, которым залито горлышко. У простых умений он чёрный, у редких – синий, у эпических – зелёный, у легендарных – красный, а у божественных, соответственно – белый. За вход в игру в первом блоке, вы получите простые свитки; три никудышных умения, на выбор. Но, - куратор поднял вверх палец-сосиську. – За выполнение заданий и помощь местным вы можете даже в первом блоке получить редкие, и даже эпические умения! И там будет всё гораздо серьёзнее! Но чтобы их получить, шевелиться надо, а не булки в безопасном месте до упора протирать! – толстяк задорно хохотнул и подмигнул, как бы приглашая присутствующих разделить с ним веселье.

- А как нам эти умения получить, если этот громила стоит только из безопасного места выйти, сразу убивает? – возмутился очкарик, кивая в сторону гиганта. – Носа высунуть не даёт!

- Ничего личного, бро, - заржал тот в ответ. – Просто здоровая конкуренция. Зачем мне своим будущим соперникам давать развиваться? Лучше сразу на корню вырвать, чем потом возиться! И запомни! – внезапно вызверился он. – Меня Никита зовут, а не громила!

- Какая конкуренция? – возмутился юноша. – Мы изначально в неравных условиях! С тобой разве справишься?!

- Правильно! – влезла маленькая женщина, вновь образовывая с ним спаянный дуэт. – Нужно запретить ему на нас нападать! Вы же можете! – повернулась она к куратору. – Прекратите это безобразие!

- Увы. Не могу, к моему большому сожалению, - поник головой куратор. – Как я уже говорил, кто с каким багажом в игру попал, тот с тем и играет. Повторю ещё раз. Добывайте умения, амулеты, тотемы и в следующий раз уже Никита от вас убегать будет!

- Съел, очкарик? – весело заржал гигант. – Нужно было спортом заниматься, а не смычком по скрипке водить. Ну как весело тебе в деревне было? В обозе ещё веселей будет – обещаю! И не только тебе. Никто от обоза и шага не сделает! Кого поймаю, уже не просто так убивать буду, а медленно. С чувством, с толком, с расстановкой! Впрочем, есть вариант, - хмыкнул он. – В начале игры отдаёте мне умения, что за вход полагаются, и гуляйте куда хотите. И пальцем не трону. Это всех из моего десятка касается, - обвёл он глазами толпу, - ну кроме тебя очкарик и дуры этой! – кивнул он на маленькую женщину. – Вас я по любому мочить буду!

- Экий мочила! – высунулся из толпы какой-то мужик.

- Я вижу, ты весь из себя такой храбрый?- развернулся в его сторону здоровяк. Тот невольно попятился. – Думаешь, если ты не в моём десятке, так я тебя не достану? Ошибаешься! Наверняка, во втором блоке нас всех объединят в одну кучу. Так вот,- ткнул он в сторону мужика пальцем. – Лучше бы тебе до этого не дожить!

Я внимательно присматривался к Никите. Да не повезло этой десятке. Житья он им не даст. Хорошо, что меня с ним в одну деревеньку не определили. Считай, весь первый блок псу под хвост полетел бы. С голыми руками против этого бугая шансов нет. Нет. Нужно и дальше рисковать. В одном эта страхолюдина права. Во втором блоке все вместе скорей всего будем. А значит, есть шанс на него нарваться. И желательно к моменту этой встречи пару козырей в рукаве иметь. Прогибаться под эту скотину я точно не собираюсь.

Взглянул в сторону Селезнёва. Он тоже не сводил взгляда с Никиты. Задумчивого такого взгляда, многообещающего. Интересно, а у него шансы есть? Чисто визуально нет. Но что-то мне говорит, что не так прост этот Селезнёв. Если до драки дело дойдёт, найдет, чем громилу удивить.

- Ну, это ваши дрязги, - прервал затянувшуюся перестрелку глазами куратор. – В довершении хочу добавить, что правила те же, что и в первом этапе. На этом всё, - он взглянул на таймер. – До начала игры осталось чуть больше часа. Ждите здесь или идите в свои комнаты, мне всё равно. Удачи!

Клоун исчез. Зал сразу наполнился гулом, движением, сутолокой.

- Ты куда сейчас? – спросила у меня Инга.

- К себе пойду, - захрустел я задумчиво пальцами. – Посижу, подумаю.

- А, - как мне показалось, с каким-то разочарованием протянула Инга. – Ну, удачи.

Вот этот момент, кстати, тоже нужно обдумать. У Инги, по-моему, на мой счёт есть определённые планы. Вернее планы насчёт прохождения этой игры. Прохождения за моей спиной. Девочка она не глупая и прекрасно понимает, что её шансы пройти дальше первого блока стремительно летят к нулю. И дело даже не в том, что она значительно слабее. Я вон тоже намного слабее этого кинг-конга, что игроков в своём десятке почём зря глушит, а всё же рассчитываю, если встретиться доведётся, эту скотину приговорить. Дело в натуре. Вот не представляю я, как она сможет, например, орудуя копьём кишки ближнему своему на древко намотать. Тут же достоверно всё. Вплоть до горячих брызг крови тебе в лицо и хруста костей от удара топора. Не каждый такое вынесет. Меня вот когда отродья убивали и то поначалу изрядно покоробило. А если местных придётся убивать? Или своего брата – игрока? Про собственные болевые ощущения я вообще молчу. Букет впечатлений тот ещё. Так и умом можно тронуться, после того, как тебя съели заживо!

Так к чему я всё это. Инга решила сделать ставку на меня. Благодарность за помощь, рыцарские чувства, капелька симпатии и вот я, разбивая лбом преграды, тащу её на себе через всю игру. Упорно тащу! И недолго…

Это не книжный роман. Это реальность, пусть и виртуальная. У меня и в одиночку шансов не так много. Но они есть. С довеском в виде Инги, шансов не будет вообще.

- Эй …. Постой! – у самой двери меня перехватил смуглый немолодой уже мужик со стрижкой как у боксёра. – Тебя Виктор зовёт. Пошли.

- Какой Виктор? – не понял я, выдёргивая руку.

- Наш кланлидер, - нетерпеливо пояснил стриженный. – Перетереть кое-что перед игрой надо.

Я оглянулся в ту сторону, куда показывал мужик и встретился глазами с лысым. Мда. Похоже, я его слегка недооценил. Нет. То, что он мужик ухватистый и к своей цели будет нахрапом переть, я сразу понял. Доводилось в своё время с такими типами общаться; представление имею. Но то, что он додумается наш десяток под себя подгрести попытаться; не ожидал.

Первым моим порывом было послать Виктора вместе с этим стриженным куда подальше. Ни в какой клан я вступать не собирался. А в клан возглавляемый таким лидером тем более. И дело тут было не в том, что я по своей натуре одиночка. Просто сама игра, по своей сути, индивидуальная. Мы все здесь прямые конкуренты. И ставка в этой игре не цифровые бонусы и плюшки, а вполне реальная жизнь. Это и есть главный приз, по словам куратора, победителю.

О каком клане тут вообще речь идти может? Он скорей всего уже в начале второго блока распадётся. Если и создавать сейчас клан, то только с одной целью; на плечах сокланов подготовить себе площадку на первых этапах для лучшего старта. За счёт своих “сокланов” подготовить! Чем Виктор, по ходу дела и решил заняться. Но только не за мой счёт! Если есть идиоты, готовые для нашего мининаполеона таскать каштаны из огня, флаг им в руки. Меня только к этому движению подтягивать не надо!

И всё же я решил подойти, поговорить. Во-первых, информация лишней никогда не бывает. Чем лучше ты осведомлён, тем больше у тебя возможностей влиять на ситуацию, во-вторых, зачем обострять конфликт раньше времени? Этот клан конечно структура недолговечная и быстро распадётся, но на последних двух этапах первого блока, кучка объединившихся идиотов, возглавляемых решительным придурком, может стать неприятной проблемой. Устроят на меня коллективную охоту, и от обоза не отойдёшь. И что с того, что потом, во втором блоке, когда псевдоклан распадётся, я по возможности этих утырков накажу? В развитии от лидеров я всё равно отстану, и тот же Виктор уйдёт далеко вперёд. Так что не будем пока обострять. Договоримся о нейтралитете и разбежимся в разные стороны. До поры.

- Ну что, тринадцатый? Как настроение? Надеюсь боевое? – преувеличенно бодрым голосом встретил меня Виктор, изобразив на лице полуулыбку-полуоскал.

- Меня Антон зовут, Витёк, – веско заметил я, пристально глядя ему прямо в глаза. – И ты об этом знаешь.

Я сразу решил обозначить свою позицию. Прогибаться тут нельзя. Чуть дашь слабину, смотришь, а такой вот Витёк тебе уже и на плечи залез, да ножки свесил. И так до конца игры ездить и будет.

- Да ладно, не шебуршись! – небрежно отмахнулся тот рукой. – Тут, в общем, такое дело, Антон, - хмыкнул он, всё же назвав меня по имени. – Клан мы решили создать. Вместе держаться, оно вернее будет. Верно, я говорю? – повернулся он новоиспечённым сокланам.

Раздался невнятный хор полуодобрительных восклицаний. Ну, понятно. Активистов тут только двое: стриженный и белобрысый, которого у меня на глазам отродья загрызли. Не зря оба за спиной у своего лидера трутся. Видать на объедки с барского стола надеются! Вот их вместе с Виктором и нужно во внимание принимать. Остальные так, массовка. И если двух испуганных, молоденьких девчонок я ещё мог хоть как-то понять, то плотного мужика лет тридцати в кожаной косоворотке, кивавшего каждому слову Витька как китайский болванчик, понять не мог. Вроде здоровый мужик, а амёба амёбой. Так и будет кивать до самой смерти. Разве что в самом конце испуганно блеять начнёт.

- Что-то вас мало, - заметил я. – Или остальные из десятка не выжили.

- Да не, все выжили, - влез в разговор белобрысый и презрительно сплюнул. – Только этот придурок, Колян совсем с головой не дружит. Выдумал себе, что если в деревне завтра остаться, то ничего тебе не будет и ни в какую. Говорю же – утырок! А Настя…

- В общем, так, - жестом прервав белобрысого, решительно перешёл к делу Витёк. – Раз мы работаем в одной команде, я должен знать возможности каждого. Так что ты с этой, - небрежно кивнул он на стоящую около меня Ингу, - рассказываете мне, что за умения получили. И кстати, - внушительно поднял он указательный палец вверх. – Новые полученные умения сразу сдаём в клановую казну. Я их буду каждому по его способностям распределять. Ну, по мере надобности.

- И как же ты рассчитываешь, за одну минуту не только свиток прочитать, но ещё и по способностям выбранное умение распределить? – не скрывая насмешки, спросил я.

Ну, Витёк! Я, конечно, ожидал, что он трофеи под себя грести начнёт. Но чтобы ещё и к чужим умениям свои лапы протянуть! Это уже сверх наглости! И ведь додумался же! Видимо, пример Никиты вдохновил.

- Не волнуйся, я сумею! – насупился Витёк недобро и не допускающим возражения тоном, припечатал: - И копьё тоже придётся отдать! Посмотрел я, как ты им владеешь! Убожество одно! А я в ролевых немало поучаствовал. Навык имею! И нечего на меня так смотреть!- вызверился он на мой скептический взгляд. – Интересы клана, прежде всего!

- А с чего ты взял, что я вообще в твой клан вступать собираюсь? – искренне удивился я. – Видишь ли, приятель, - я подошёл и задушевно приобнял Витька за плечи. – Я всегда играю соло!

Глава 4

- Бяда! – Тимофей Никитич, задвинув шапку на макушку, почесал лоб и, немного подумав, витиевато выругался. – Вишь что сотворили, окаянные!

- Знали супостаты, как нас с пути прямоезжего свернуть! – Возмущённо потряс лопатообразной бородой пожилой возчик, встав сбоку от ста́ршины. – Нам теперь либо обратно до деревни вертаться, либо в обход идти, аккурат через Солхову падь.

Я выглянул из-за плеча Горёхи. Да! Не поленился кто-то! Передо мной, насколько хватало глаз, тянулось болото. Плотный у края снег, постепенно утрачивал свою монолитность, становясь рыхлым, пупырчатым, потемневшим. Дальше снежное покрывало всё чаще разрывали тёмные пятна проталин, сливающихся вдалеке в мутное пятно вечно незамерзающих топей. Раньше через топи была гать. Её начало и сейчас лежало у нас под ногами; ряд плотно уложенных поперёк дороги, двухметровых брёвен, поверх земляного настила.

Вот только тянулось это благообразие недалеко, уходя в болото всего на десяток метров. А дальше по гати, словно кто-то гигантским плугом прошёл. Вздыбленные вывороченные в разные стороны брёвна, почерневшие от воды пучки соломы, торчащий в разные стороны хворост. Мда. Тут нам не пройти. Учитывая потрясающий реализм окружающего мира, соваться зимой в болото я точно не хочу. Хоть и быстрая, но не очень приятная смерть!

- Возвращаться нельзя, хоть и недалече - вздохнул обозный ста́ршина тоскливо. – Весна на пороге. Мужики зазря горбатиться за ради нас не будут! Коль сейчас новую гать наводить, поплывёт она с оттепелью. А в деревне останемся – надолго застрянем! Когда ещё половодье сойдёт!

- Через Солхову падь нам идти тоже не с руки! – насупился лопатообразный. – Ждут там нас ватажники! Наверняка ждут! Для того гать и порушили!

- Самим вдарить нужно! – Горёха хищно сжал кулак. – Собрать ватагу, да пойти впереди обоза. Обойти татей лесом, да в топоры их и взять! Неужто не осилим?

Я навострил уши. Ну вот. Похоже, новый квест и вырисовывается! Наверняка среди игроков добровольцев в этот поход кликать будут.

Оглянулся на топтавшихся возле телег восьмёрку игроков. Почему восьмёрку? Так Колян всё же решил чудить до конца. Упёрся со своей теорией, что если в деревне остаться, то ему ничего не будет, да так с обозом и не пошёл. Хотя, если честно, его особо никто и не уговаривал. Взрослый мужик сам должен принимать решения, и сам же потом за эти решения отвечать. Учитывая, что сразу после того как деревенька скрылась из вида, в моём виртуальном счётчике вспыхнула единичка, отвечать он будет уже сегодня вечером.

Интересно, кто из оставшихся пойдёт? Пожалуй, только Витёк со своими подручными: Геннадием и белобрысым. Блин, я даже имени этого Педигри для отродий не узнал. Хотя мне оно и без надобности. Пускай Витёк с ним политесы разводит!

Насчёт остальных я не был уверен. Разве что Настя ещё может вызваться.

Я ещё утром перед выездом из деревни обратил внимание на эту невысокую молчаливую девушку. Держится особняком, языком зазря не мелет, а взгляд цепкий, словно рентгеном просвечивает. И что характерно, в процессе уничтожении отродий на подворье у старосты замечена не была, а экипировочку где-то надыбать успела. Вот иди и гадай теперь, где она умудрилась окромя стандартного топора, ещё нож да лук с пятёркой стрел найти? Про чернеющий кругляш амулета наподобие моего, что у неё с шеи свисал, я вообще молчу. И что особенно интересно, Витёк к ней даже близко не подходит, не говоря уже о том, чтобы как со мной сцепиться попробовать. То ли раньше где потолковать успели, то ли ещё чего. Поди, узнай.

Сегодня утром, когда мы появились возле обоза на краю деревни, наш вождь вновь попытался на меня надавить. Такую речь поначалу толкнул о братстве и взаимовыручке, что даже мужики, собравшиеся возле телег впечатлились! Затем уговоры закономерно переросли в угрозы и попытку раскулачивания зажравшегося жлоба и жмота. То бишь меня. Очень уж видать его раззадорил амулет, что староста мне на глазах у всех подарил. Да и нож, что мне Горёха за своё спасение дал – шикарный. Копьецо, которое как выяснилось, ещё в игре, после моей гибели Витёк отжать пытался, опять же вернули. В общем, поводов для попытки наехать и отнять, хватало!

До драки дело конечно не дошло. Клоун не зря про безопасную зону в обозе толковал и Тимофей Никитич, поигрывая секирой, ясно дал понять, что смертоубийства в ввеленом ему подразделении не допустит. А Горёха так и вообще за моей спиной, положив руку на топор, встал. Всё же хорошо я репу с ним вчера прокачал.

Зато несостоявшаяся схватка окончательно прояснила наметившуюся расстановку сил. Реальных врагов у меня только трое: Витёк и его дружки. Насте до наших дрязг, судя по всему, дела нет, а остальные так, массовка. Сжались у телег, глазами испуганно хлопают. Девчёнки... Какие из них бойцы?! Ну и Степан от них не сильно отличается. Впрочем, мне на Ингу рассчитывать особенно тоже не приходится. Завизжать завизжала, руками замахала, а в намечающуюся драку не сунулась. Вот всё-таки интересно, о чём думали хозяева, когда и женщин в игру взяли? Неспортивно как-то получается. При всей их эмансипации, когда дело упирается в грубую силу, у большинства из них шансов нет.

Я покосился в сторону Инги. Вот ведь проблему на свою голову нашёл! Это надо такой неприспособленной быть? Мало того, что после гибели первого десятка она из игры сразу вышла и как следствие даже одежонкой подходящей у местных не разжилась, так она ещё умудрилась вчерашнее умение просрать. Пока размышляла, какое выбрать; время и истекло! Одежда ладно. Я ей свою, что от старика получил – отдал. Благо староста мне взамен порванного полушубка новый выдал, а вот умения жаль! Может там они все никчёмные были, а всё равно жаль!

Я вот сегодня не совсем уж бесполезным разжился! И опробовать уже успел пару раз! “Сладкий голос” и ”Тень кота ” я сразу отбросил как ненужный хлам. Кому мне тут петь? Отродьям, что ли? А вот ”Недобрый взгляд” взял.

- Недобрый взгляд: Ранг – обычное. Не любили Ермолая в деревне! Жил один, бирюк бирюком. С соседями не знался, сбитня хмельного не пил, с парнями на кулаках удаль свою не показывал. Лишь ворчал вечно себе что-то сквозь зубы. А как посмотрит вслед кому, недобро сощурив глаза, так тот и споткнётся на ровном месте. Хорошо коли, совсем не упадёт!

Может использоваться неограниченное число раз. Время отката – тридцать минут. Внимание! Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Хорошее умение. В бою может полезным оказаться. Тем более и опробовать успел. Витёк и компания, во всяком случае, исправно спотыкались, стоило мне в их сторону сощуриться. Идут, злятся ничего не понимая, ругаются промеж себя. В общем, и весело, и для дела полезно. Ведь любое умение, как мне Горёха объяснил, прокачать можно; чем чаще ты им пользуешься, тем лучше получается. Жаль только откат у него целых полчаса, а то бы Витёк у меня вообще всю дорогу на карачках полз. Он, правда, глядя, как я Ингу в телегу к Горёхе усадил, тоже настрополился было примоститься, да только мужики его быстро шуганули. Всё же в этой игре репа тоже значение имеет!

Как я и ожидал, Виктор со своими двумя подручными от наметившегося квеста не отказались. Геннадий даже что-то прокричал, задорно помахивая топором, когда ста́ршина охочих людей скликать начал. Вслед за ними подошла и Настя, молча встав сбоку от меня. Кроме нашей пятёрки обозный набрал ещё с десяток мужиков.

Шли медленно, увязая по колено в сугробах и насилу продираясьсквозь цепляющийся за одежду голыми ветками кустарник. Ещё и снег, падая с нависших над тобой деревьев, за шиворот набиться норовит. И даже выматериться от души нельзя. Не имею так сказать, практической возможности.

- В лесу не шуметь, – сразу заявил Тимофей Никитич на коротком импровизированном инструктаже устроенным для нашей пятёрки. – Нужно постараться как можно ближе к татям подойти, а там уже дружно навалиться. И сразу хочу предупредить, - сурово добавил он: – Коль с нами увязались, то труса не праздновать. Ежели что, сам крикуна аль беглеца порешу. Раз неуверен в себе, лучше в обозе оставайся! Из вас у меня только на троих надёжа есть, - кивнул он на меня, Виктора и Настю и, немного помолчав, добавил: – У двоих даже голова неплохо соображает.

Подбоченившийся было Витёк побагровел. У обоза прыснули девчонки.

- Недалече осталось, - тихо прошептал, повернувшись ко мне, Горёха. – Здесь где-то неподалёку эти супостаты таиться должны.

Я, молча, кивнул, с завистью смотря вслед мужику. Вроде вместе снег месим, а ему хоть бы хны. Ломится вперед, словно лось и похоже ещё долго так пройти сможет! Поплёлся дальше и я, стараясь попасть в натоптанные передо мной следы и тяжело опираясь на копьё.

Всё-таки хорошо, что я его в обозе, как Горёха советовал, не оставил. Зачем, мол, оно тебе в лесу? Там топором орудовать сподручнее. А эта палка только мешать будет. А вышло, по-моему. До разбойников ещё добраться нужно, а как посох оно мне уже сгодилось!

Подвернувшийся под ногу незаметный в снегу сучок, бросил меня вперёд, лицом на затвердевший, начавший утрачивать свою белизну наст. Забарахтался, мысленно матерясь, опёршись на древко копья, приподнялся, с раздражением стряхивая с одежды колючие льдинки. Тихо захихикавший Виктор, обернувшийся на звук моего падения, настроения тоже не прибавил.

Проклятый реализм. В нормальной РПГешке фик ты, об какую кочку запнёшься. Так их просто нету!

Хотел было вежливо послать Витька далеко и надолго, но тот вдруг осёкся и, нервно сглотнув, попятился, выпучив по-рачьи глаза.

Почувствовав неладное, я начал разворачиваться, собираясь проследить за взглядом своего недруга. Треск веток над головой, отшатываюсь, машинально выставив перед собой копьё, и упавшая сверху туша вновь вминает меня в сугроб. Яростное рычание и кто-то начал исступлённо рвать на мне полушубок, попутно сдирая кожу.

Да что же это такое! Что же тут все повадились меня в сугробах купать, да одежду почём зря портить!

- Ах, ты ж, тварь! – почему то именно осознание того, что уже второй полушубок вновь будет безнадёжно изодран, привело меня в ярость. – Убъю!!!

Привычно закрывая левой рукой, горло и голову, нащупываю правой сунутый за пояс нож и не глядя, бью. Визг и брызги горячей крови на руке. Туша отвалилась в сторону, напоследок расцарапав мне бок.

Рывком поднимаюсь, яростно отплёвываясь и шипя от нарастающей в боку боли.

- Живой? – сунулся ко мне Горёха и потянулся к моему поясу. – Снимай полушубок. Посмотреть нужно. А то, как бы как с отродьем намедни не вышло!

Я ошарашено кивнул, тупо разглядывая вытянувшееся на снегу животное. Горёха ловко помог мне раздеться, задрал разодранную, набухшую от крови рубаху.

- Везучий ты, Антоха, - хмыкнул он. - Одними царапинами отделался. Зверь издыхал уже, - пояснил Горёха, шустро доставая из своего мешка какие-то тряпки. – Ни силы, ни времени как следует тебя порвать, у него не было. Да и полушубок тебе староста знатный подарил. Такой за раз не порвёшь!

Я кивнул и, морщась, подошёл к зверю чуть не ставшему причиной моей окончательной гибели.

Рысь! Довольно крупная, с оскаленной мордой и клочками моего полушубка на острых когтях. Из-под лопатки торчит обломок копья, в животе нож, в голове топор оставленный Горёхой.

Мда. Прав местный. Повезло мне. Легко отделался.

Мёртвого хищника обступили мужики, кто-то, наклонившись, поднял из втоптанного снега маленькую чёрную статуэтку. Протянул Горёхе.

- Ему отдай, - кивнул тот на меня, потянув к себе топор. – Его добыча.

- Это почему же его? – возмутился Витёк. – Это ты же зверя убил!

- Не, – отмахнулся от него Горёха. – Зверь издыхал уже, когда я его добил. Кто зверю больший урон нанёс, того и добыча, - и недобро сощурив глаза, процедил: - А ты пошто на помощь к нему не пришёл? Коль я бы не сподмагнул, так и стоял бы, наблюдая, как сотоварища твоего убивают?

- Растерялся я слегка, - стушевался Виктор под его взглядом. – Больно быстро всё произошло. Я как раз на помощь кинуться хотел, когда ты опередил.

- Ну, смотри, - недобро скривил губы Горёха и со значением добавил: - Ещё раз так растеряешься – беда будет.

Я не обращая больше внимания на ретировавшегося недруга, сжал в ладони статуэтку. Фигурка зверя была тёплой, словно живая. Рысь стояла в угрожающей позе, оскалив пасть и подняв одну лапу с выпущенными когтями перед собой.

- Внимание. Вами получен тотем – молодая Рысь. Уровень обычный. Можноиспользовать один раз. Время действие одна минута. Для активации сорвите тотем с шеи, бросьте на землю и укажите объект нападения. Приятного погружения.

Я залюбовался изящной фигуркой. Ну вот. И я своим петом обзавёлся. Одно плохо – одноразовый.

- Что тут у вас? – сквозь мужиков протиснулся ста́ршина.

- Рысь,- коротко ответил Горёха. – На дереве затаилась. Хорошо, что Антон копьё с собой взял, меня не послушал. На это копьё он её и принял.

- Цел? – пытливо посмотрел на меня обозный и, сделав для себя вывод, уже утвердительно ответил сам себе: – Ну, хоть этот цел. Другому пришлому так не повезло, – и добавил, встретив мой вопросительный взгляд. – Две рыси было.

Я нашёл глазами мрачного Виктора, рядом с ним приметил Геннадия. Это кому же не повезло? Насте или белобрысому?

Я задумался. На данный момент, конечно, было бы лучше, если из игры выбыл белобрысый. С Витьком и компанией у меня сразу отношения не заладились и столкновение если не сейчас, то во втором блоке очень даже вероятны. Так что ослабление боевой мощи его группы на треть мне очень даже выгодно. Тем более что с Настей у меня никаких трений нет. Но вот если мыслить стратегически, на перспективу, то что-то мне говорит, что на завершающих этапах Настя может оказаться гораздо большей проблемой, чем Витёк.

Не повезло белобрысому. Изодранные в клочья ошмётки одежды, ещё пузырящаяся из вырванного горла кровь, кровавая борозда когтей на левой половине лица. Я буквально застыл на месте не в силах отвести взгляда от жуткого зрелища. И наверно только сейчас, таращась на залитый кровью труп, я окончательно осознал; всё это всерьёз. Нет. В серьёзности намерений наших хозяев я давно не сомневался. Сразу после того как Вика у меня на руках умерла. Но всё же была при этом в душе какая-то странная уверенность, что вот именно со мной ничего плохого не случится. Даже когда на дереве замерзал, эта уверенность никуда не делась. И только теперь в упор, рассматривая не истаявший в воздухе труп игрока, я вдруг ясно осознал. А ведь я мог вот так же тут неподалёку валяться. Свою рысь я чудом завалил. На везении. А везение - товар редкий. Его на прилавок не часто выкладывают.

- Идти надо, – тяжело вздохнул Тимофей Никитич, надевая шапку обратно на голову. – Обоз хоть и медленно, но едет. Не будем поспешать, раньше нас с татями повстречается.

Я, поймав взгляд Горёхи, выразительно кивнул на труп.

- Времени нет хоронить, – правильно понял тот мой вопрос. – Зверьё похоронит. У нас такая смерть привычная.

Я посмотрел ему вслед и бросился догонять мужиков. Оно, конечно, не по-людски тело на съедение зверям без погребения бросать, но я сделал что мог. Мне ещё не хватало от местных в лесу отстать. Я парень городской. Что-что, а лесное ориентирование точно не мой конёк.

Между тем ветер начал усиливаться, так и норовя хлестнуть по глазам ветками и запорошить хлопьями снега.

Шли примерно ещё полчаса. Затем все встали. Я медленно вышел вслед за остальными на небольшую поляну и присоединился к сгрудившимся мужикам.

- Сколько их там? – пытливо спросил вполголоса ста́ршина, нависнув над Савелием, кряжистым с начавшей седеть бородой местным следопытом, ушедшим вначале нашей вылазки вперёд отряда.

- Десятка два, - вздохнул тот и, разведя руками, добавил: - А может и поболе будет. Я близко не подходил, мог всех не разглядеть.

- Значит так, - обвёл обозный суровым взглядом мужиков. - Подходим как можно поближе и в топоры татей.

Я вытащил из-за пояса топор и крепко его сжал, чувствуя, как отчаянно забилось сердце. Убивать людей мне ещё не приходилось. Смогу ли? Вот так, запросто, топором по голове? И не надо скидку делать на то, что они цифровые. Выглядеть то всё реально будет. Вплоть до вываливающихся кишок и липкой крови на руках.

Ста́ршина сунул руку за пояс, вынул завёрнутый в цветастый платок свёрток и, бережно развернув его, сжал в руке синий кругляш амулета.

- Чего это он? – дёрнул я за рукав Горёху.

- “Вуаль безмолвия” активировать собирается! – дохнул мне в ухо тот. – Без этого нам к татям незаметно не в жисть не подойти. А так хоть во всё горло ори; не услышат. Только действует заклятье недолго. Поспешать нужно будет!

- Давай, мужики! – взревел Тимофей Никитич, с силой бросив амулет перед собой. Тот, полыхнув синим пламенем, пеплом осыпался в утоптанный снег. – Поспешай! Время дорого!

Все дружно ринулись вперёд, с треском сминая попавшийся по дороге кустарник. Я кинулся следом, стараясь не потерять из вида мелькающие впереди тулупы. Рядом пыхтел Геннадий, матерился вполголоса Витёк, молчаливой тенью где-то сбоку скользила Настя. И, так же как и я, безнадёжно отставали. Что не говори, а в забеге по пересечённой местности мы местным не соперники.

Впереди раздался дикий рёв, затрещали ветки, раздался звон железа.

- Погнали наши городских! – взревел Витёк и, из последних сил ускорился, хищно сжав топор в руке. Следом понёсся Геннадий. Я принял чуть вбок, не желая оказаться в бою рядом с этими двумя. Ну, их. С Витька станется и в спину ударить!

В самый эпицентр схватки, я вкатился неожиданно. Вроде только что продирался меж деревьев, проклиная надоевшие сугробы, как вдруг вывалился на довольно утоптанную поляну, на которой, яростно матерясь, рубились мужики. Мат, крики боли, плач, безумный хохот – весь этот кавардак, царивший вокруг, разом обрушился на голову, заставив впасть в ступор.

Я остановился и, машинально помахивая топором, огляделся, не решив в какую сторону кинуться. И кому, собственно говоря, помогать. Все сбились в кучу и отличить в этом свалке сцепившихся и похожих друг на друга бородачей кто из них союзник, а кто бандит, не представлялось возможности. Эх. Где вы красные ники над головой, подсвечивающие в игре врагов?!

Справа, побросав оружие, два бородача увлечённо душили друг друга, катаясь по снегу, левее сразу с десяток мужиков увлечённо махали топорами, причём создавалось впечатление, что рубка шла под знаком все против всех, во всяком случае, никакой логики в выборе соперников я не заметил. Ещё левее, на самом краю поляны Витёк с Генкой увлечённо наседали на невысокого разбойника, отмахивающегося о них косой насаженной на палку. Уверенно так наседали. Похоже, Витёк и вправду что-то умеет и в его попытке у меня копьё отжать, всё-таки какая-то логика была.

Вдруг я заметил, чуть в стороне от общей свалки ещё одну кучку. Там на крупного седого бородача с мечом в руке, наседали обозный и Горёха.

Ну, хоть там понятно, на чью сторону встать. Приняв решение, я бросился было в ту сторону, как внезапно из общей кучи вывалился кряжистый бородач и, размахивая здоровенным окровавленным топором, больше похожим на секиру, с яростным рёвом бросился на меня.

Я резко остановился и, уклоняясь от опускающего лезвия, скакнул в сторону. Топор под надрывное хеканье бородача, со свистом пролетел рядом с головой, едва не сбив с головы шапку. Похолодев, от запоздалого ужаса, я, тем не менее, махнул своим топором в ответ; наискось, снизу вверх, целясь в незащищённую шею. Не попал! Тать, несмотря на свою комплекцию, оказался на редкость резвым и ловко отшатнулся, пропуская мой удар мимо себя. И тут же скакнулвперёд, занося свой топор для повторного удара.

Да он что – дрова тут рубит?! Замах был столь мощным и затяжным, что я вновь успел отскочить в сторону. Разбойник, промахнувшись, сделал по инерции шаг вперёд. Я быстро ломанулся к нему за спину. Уловив мой манёвр, мужик попытался развернуться, вновь поднимая топор. “Недобрый взгляд”, брошенный практически на автомате и он, запнувшись, не завершил разворот.

И тут я ударил. Со всей силы. Вложив в этот удар весь свой страх, ненависть, злость. Бородач обиженно вскрикнул и повалился набок, выдёргивая из моей руки застрявший в боку топор.

Я ошарашено уставился на него, осознавая, что только что фактически убил человека.

Вот только порефлексировать мне долго не дали. Сбоку на меня навалился ещё один разбойник, поигрывая шипастой дубинкой в руке. Я отчаянно дёрнулся в сторону, понимая, что не успеваю уклониться от начавшего движение в сторону моей головы страшного оружия и запинаюсь о труп только что убитого мною татя. Падаю, отчаянно матерясь, быстро нащупываю руками рыхлый снег, торопясь подняться и развернувшись, вижу вновь поднятую с широком замахе дубинку. Я замер, не сводя напряжённого взгляда с этой начавшей своё стремительное падение вниз дубинки, отчётливо осознавая, что не успеваю. Ничего уже теперь не успеваю!

Вот только опуститься ей на мою голову, было не суждено. Радостно скалившийся бородач неожиданно охнул, как-то странно дёрнувшись и ухватившись за перерезанное горло начал медленно заваливаться вперёд. Я выйдя из ступора, быстро катнулся вбок, избежав в последний момент столкновения с падающим телом.

- Живой? – Настя вытерев лезвие ножа об драный тулупчик разбойника, деловито обшарила трупы, не забыв и моего покойника, досадливо поморщилась, ничего не найдя и быстро стала уходить, бросив мне через плечо: - Не залёживайся тут долго. А то простудишься, не дай боже, или отморозишь чего.

Я быстро поднялся и бросил ей вслед взгляд, вытирая холодный пот с лица трясущейся от возбуждения рукой. Вот гадство! Реально сейчас по краю прошёл. Даже когда рысь мне полушубок драла, так близко к смерти не был.

“Реальной смерти”! – мысленно уточнил я, отметив, что из игры пока выбыло только пять человек. - “Без шансов продолжить игру как накануне”!

Я огляделся вокруг. Спасение от неминуемой смерти ещё не повод расслабляться. Удача не любит тех, кто не ценит её дары и порой жестоко карает, тут же отбирая полученный подарок.

Бой, судя по всему, пока я играл в салки с дубинкой ныне покойного татя, подошёл к концу: громко стонали раненые, яростно матерился ста́ршина, потряхивая окровавленной секирой, увлечённо сновали между трупов Витёк с Геннадием.

- Чего это он? – подошёл я к Горёхе, опасливо косясь в сторону обозного. – Вроде нормально всё. Наша взяла.

- Атаман ушёл с ещё одним татем, - хмуро буркнул тот в ответ. – Шустрый шельмец. Как понял за кем победа, нож в Тимофея Никитича метнул и ходу. Не догнали.

- И что? – пожал я плечами. – Что они вдвоём нам сделают теперь? Дорога свободна и ладно.

- Это да, - мрачно согласился Горёха. – Вам-то всё едино. А он в будущем году новую ватагу наберёт и ратись с ним сызнова! Да и лук у татя за спиной был. Как бы стрелу не метнул в кого в отместку из засады.

И мрачно сплюнув, мужик зашагал в сторону припорошенной неподалеку дороги.

- “В обоз не метнут”, - мысленно не согласился я с ним. – “Безопаску пока никто не отменял. Вот только где он, тот обоз”?

Я горестно посмотрел на свой изодранный, изгвазданный кровью полушубок и кое-как запахнув его, поплёлся вслед за Горёхой.

Глава 5

- Людишек покликать надо, - Тимофей Никитич был сумрачен и зол. - Иначе они сюда до вечера идти будут.

Горёха опустил в снег обрубок елового ствола, который только что на пару со мной убрал с дороги и развернулся к ста́ршине. Я навострил уши.

Оно и понятно. Не задался у меня этот поход. Копьё сломал, одежду подрали, и в бою с разбойниками ничем путным разжиться не смог. Да ещё и репа, похоже, падать стала. Вон обозный в мою сторону даже не глядит, словно пустое место перед ним, а не Антон Николаевич Смирнов. Собственной персоной, между прочим!

А Витьку и Насте между тем по амулету выдал. Я сам видел!

И хоть они тоже обычные, чёрного цвета, как и у меня, но с умениями, что нам в начале каждого этапа выдают, не сравнить. Мне ли не знать? Я своим ещё перед выходом из деревни полюбоваться успел.

Тёмное прикосновение: Ранг простое. Магический амулет с заключённым в нём заклинанием магии мрака. Ослепляет одного противника сроком на две секунды. Для активации сорвать амулет с шеи и бросить в сторону намеченного объекта.

Оно, конечно, тоже не уберплюшка, но по сравнению с той же “Затухающей искрой” гораздо симпатичнее выглядит. Ослепить врага в ближнем бою на две секунды – дорогого стоит. Тут главное изловчиться и амулет с шеи успеть сорвать, на чужой топор при этом не напоровшись. В предыдущем бою мне времени на это не дали.

Так что, если у местных ещё какое-то мероприятие намечается, неплохо бы мне в нём поучаствовать. И прибарахлиться хоть немного, и репу, заодно, у местных обратно вернуть. Всё лучше, чем деревья с дороги тягать. Тут-то уж точно окромя грыжи ничего не заработаешь!

- О чём разговор, Тимофей Никитич, - Горёха согласно кивнув, запахнул расстегнутый тулуп и подпоясался. – Дойду. Коли надобно.

- Одному нельзя, - поморщился обозный – Двое татей где-то рядом шастают. А тут как на грех, дорогу расчищать надо, - мрачно изрёк он. – И не поленились же столько стволов повалить, вражьи дети! Знали, что за поворотом не углядим. – Он тяжело вздохнул и добавил: - А мужики через одного пораненные! И послать то с тобой некого!

- Так пускай со мной Антон пойдёт, - хмыкнул Горёха, хлопнув меня по плечу. - Чай на пару отобьёмся, коль нужда придёт.

- Антон, - серые сердитые глаза взглянули на меня без особой приязни.- Видел я, как он перед татем в снегу кувыркался. Коль не девка пришлая, так бы и пришибли! Может, её возьмёшь?

- Меня с собой возьми, дружище! - за спиной обозного злорадно оскалился подошедший Витёк. – Видел, небось, как я сегодня двух бандюганов укатал! Не подведу!

Ста́ршина оглянувшись, смерил моего соперника суровым взглядом, задумчиво пригладив бороду.

- Ну не пришибли же, - хмуро возразил между тем я. Уступать наметившийся квест не хотелось. – Наоборот. Я одного из татей убил.

- Видел, - повернулся к Витьку и Горёха. – А ещё я видел, как ты сотоварищу своему не помог, когда его рысь рвала, а в сторону бежать навострился. А он, когда меня отродье подмяло, помог! Сам кровью истёк, а помог! Потому и теперь я ему свою спину доверю, а не тебе!

Теперь пришла моя очередь злорадно усмехнуться.

Что Витёк, не проканало? Если с обозным ста́ршиной моя репа и упала, то с Горёхой она ещё долго высокой будет! Сам виноват! Нечего было в безопаске до победного конца отсиживаться!

- И то, - вздохнул Тимофей Никитич. – Ладно. Раз Горёха за тебя горой, ты с ним и пойдёшь. – Он критически осмотрел меня и нехотя добавил: – Ну и снарядим тебя в дорогу как следует. Одежонку выдадим не хуже, да копьё новое сладим. Только ты новый полушубок то побереги. Опять порвут, больше не выдам.

- Одежду то ладно. Бог с ней! – вклинился в разговор, так и не ушедший Виктор. – Как бы самого не загрызли! Из нашего десятка местная живность, почему то только двоих себе на закуску облюбовала. Антона и Виталика. Виталика уже догрызли. Смотри Антоха, как бы твой черёд не настал! Вакантные места в списке неудачников ещё есть!

- Не дождёшься, - хмыкнул я в ответ и, повернувшись спиной к незадачливому конкуренту, зашагал вслед за обозным.


***


Тракт бы прилично запорошен снегом. Чувствовалось, что этой дорогой пользовались, не так часто, предпочитая ездить через болото. И путь короче и безопаснее, и засаду посреди топи не сделаешь!

Шли не спеша, внимательно поглядывая по сторонам. Я крепко сжимал в руке новоприобретённое копьё, Горёха не спешил убирать за пояс свой топор.

Погода после того как день минул далеко за полдень, начала улучшаться, ветер стих, да и снегопад почти прекратился. Вот только моего настроения это не подняло.

На душе было муторно. И основания для этого имелись железобетонные. Внутренние часы отсчитали уже чуть менее шести часов. Почти половина срока, отведённого на второй этап позади. А значит что и половина всего первого блока сыграна. Блока отведённого на развитие персонажа, то есть себя любимого!

И чего я достиг? Пара никчёмных умений, слабенький одноразовый амулет и далеко не элитный пет с жизнью в одну минуту. Мда. С таким арсеналом я во втором блоке много не навоюю! Хотя нет! Чего это я прибедняюсь! У меня ещё копьё есть, которым я пользоваться добром не умею. Но вдруг очередной вражина в который раз сам на него напорется?! А потом вырвет у меня из-за пояса нож и им себе нечаянно брюхо вспорет. И так восемь раз подряд.

Идиллия! И ведь что обидно, в безопаске вместе с девчонками и Степаном не отсиживаюсь. И к старосте на подворье один из всего десятка рискнул прийти, и приманкой для отродий быть вызвался, и в рейде против разбойников поучаствовать не отказался. И где нормальный хабар? И что важнее, где нормальные умения? Тем же копьём владеть люди годами обучались. Я не настолько самонадеян, чтобы сделать это за оставшиеся полтора этапа. Тем более самостоятельно!

Понять бы, что я не так делаю? Неужто у всей сотни игроков такие же проблемы? Тогда какой в этом смысл? Все во втором блоке и сольёмся! Или там будет не так жёстко, как клоун намекал?

Одни догадки, в общем. Догадки, на которые у меня пока нет ответа.

И что мне остаётся? Пожалуй, только одно. И дальше лезть во все квесты, несмотря на возможные риски. Чем я, собственно говоря, сейчас и занимаюсь. Бреду на пару с Горёхой посреди неприветливого леса и гадаю, не ждёт ли нас очередной сюрприз за следующим поворотом. И это притом, что список смертников на сегодня ещё не закрыт. Два вакантных места в нём ещё осталось!

Хотя нет! Одно осталось, последнее! Только что кому то из игроков не повезло!

И тут прямо на нас неожиданно выскочила Инга. Вроде только что никого не было и вдруг выбегает из-за поворота: запыхавшаяся, испуганная, глаза, вытаращенные в пол-лица. Выскочила и плюхнулась, тяжело дыша, на дорогу прямо перед нами.

- Ты откуда здесь? – я ощутимо напрягся, крепко стиснув копьё. Раз Инга убегает, значит, за ней кто-то гонится. И кто бы это не был, мне он тоже вряд ли будет другом.

- Там… Они… Они Ольгу убили! – слова давались девушке с трудом. Она всё никак не могла отдышаться. – И меня… хотят.

- Кто они?! – наклонившись, Горёха рывком поднял девушку на ноги. – Тати?!

Ответить Инга не успела. Хищно пропела в воздухе стрела и, ткнувшись в грудь, заставила моего спутника громко вскрикнуть. На землю Горёха не упал, продолжая упорно стоять, ухватившись за оперённое древко и сжимая сразу побелевшими пальцами рукоять топора, но чувствовалось, что на это у него уходят все силы. Не боец.

Это видимо поняли и разбойники. Не спеша вышли из-за поворота. Ну да. Те самые: атаман и один из его подручных. Атаман был слегка ранен, но шёл твёрдо, покачивая в руке коротким мечом с пятнами крови на лезвии. Другой разбойник, с сожалением убрав за спину лук, вытянул из-за пояса нож. Подходили, молча, беря нашу группу в клещи.

Я заскрипел от досады зубами. Девятка! Немного же до лимита не дотянул! И что делать? Бежать? Даже если и догонят, Ингу наверняка по пути раньше порешат. И всё! Список заполнен. Другие кандидатуры не принимаются! И пусть мне потом будет стыдно за свой поступок. Главное выживу!

А можно и по-другому поступить. Отступать потихоньку, с боем, время выгадывая. Одним выпадом меня вожак по-любому не убьёт, и Ингу всё равно раньше прирежут. А потом, как уже говорилось, и смерть не так страшна будет. Вот и получится, что и своих не бросил, и в игре дальше останусь. Мысль была настолько соблазнительная, что аж мурашки по коже побежали.

Повернувшись, встретился глазами с Горёхой. Тот грустно улыбнулся, явно прочитав мои мысли. Его-то тати тоже не пощадят!

- Они нас убьют? – спросила Инга на удивление спокойным голосом, встав рядом со мной. – Да?

- Тебя нет, - обречённо вздохнул я, приняв решение.

- Почему? – всё тот же спокойный голос, в котором не было даже тени каких-либо чувств.

- Потому что тебя убью я, - выдохнул я и, сделав шаг назад, с силой ударил девушку копьём, метясь в горло. Удивлённый вскрик, перешедший в невнятное бульканье, и девушка падает на дорогу, заливая снег собственной кровью.

- Ты что, сдурел? – прохрипел Горёха, покачнувшись. Было видно, что он продолжает оставаться на ногах лишь на одном упрямстве, желая встретить смерть лицом.

- Потом поймёшь, - отмахнулся я. На какие-то объяснения уже не осталось времени. Нас взяли в клещи. Краем глаза успеваю заметить, как тело девушки начинает растворяться в воздухе.

Всё правильно. Неудачников на сегодня по-прежнему девять. Пока. А Инга сейчас в обозе очнётся. Убил то её игрок, а не местный! Если он, конечно, цел этот обоз. А вот мне теперь деваться некуда. Рубикон пройден, мосты сожжены. Здесь всё и решится! Бежать поздно, наверняка в этом случае мне тать свой нож промеж лопаток вгонит. Больно умело держит, наверняка бросать наловчился. Да и Горёху бросить тоже не смогу. Понимаю, что не правильно это, а не смогу.

Тело Инги между тем окуталось неярким сиянием и наконец, исчезло окончательно. Словно и не было его тут. Даже кровь на снегу стёрлась, будто тряпкой по снегу провели. Злое недоумение в глазах Горёхи сменилось пониманием.

Ну что же. Раз отступать некогда, будем воевать. Подставлять горло под нож как баран я точно не собираюсь.

Решившись, я начал первым. Против двоих мне точно не сдюжить. Срываю с шеи тотем и бросаю его, в сторону рванувшегося было ко мне лучника.

- Взять!

И не глядя больше в сторону татя, ( пускай повоюет с одним ножом против рыси! Минута, по крайней мере, у меня есть!) устремился к атаману. То, что этому кряжистому бородачу как воин я не соперник, было предельно понятно. Но меч он покороче копья будет, а сугробы, наметённые на дорогу, подвижность татя существенно ограничивали.

И всё же держался я с трудом. Атаман уверенно скакал вокруг меня, отбивая мои отчаянные тычки мечом или просто уходя в сторону и при этом, периодически делая попытки сократить дистанцию. Нет. Так мне бой не выиграть! Я уже начал уставать, не выдерживая темпа и всё чаще допуская промахи. А мой противник такое ощущение, что и не запыхался даже!

Да и время. Время неумолимо уходит! В то, что мой пет лучника одолеет, я не верил. Успел краем глаза его разглядеть. Молодая ещё совсем зверушка. Не чета той, что со мной не так давно в обнимашки сыграть решила. В силу не вошла. И хоть наседает на татя отчаянно, тот держится уверенно. Ему и нужно-то всего минуту продержаться. Что там осталось от той минуты? И тогда всё! Амба! Конечная остановка для неудачников!

Нужно решаться! Из последних сил наращиваю темп, бешено орудуя копьём и рывком сорвав висевший на шее амулет, бросаю его в атамана. Пальцы ожгло жидким огнём, будто кровь внутри вен вскипела, и по глазам разбойника мазнуло тёмными искорками. Уже замахнувшийся для удара атаман отшатнулся, бешено заморгав и машинально попятившись назад. “Недобрый взгляд” и запнувшись, он падает навзничь на спину. Сработало! Я бросаюсь к ошеломлённому разбойнику и, что есть силы, бью его копьём.

Нет. Всё же лесной тать был неплохим воином. По местным меркам, конечно. Даже ошеломлённый, не пришедший в себя до конца, он попытался уйти из-под удара, ужом крутанувшись в сторону. И всё же чуть-чуть не успел. Копьё с хрустом вошло в незащищённый бок, заставив атамана хрипло закричать. В горячке боя я даже не отреагировал на этот полный животной боли крик и, бросив застрявшее копьё, выдернул из-за пояса топор и развернулся в сторону другого бандита.

Нет. Всё-таки я своего пета недооценил! Лучник уже умирал, держась руками за перегрызенное горло. Рядом поскуливая, лежала рысь. Это что же? Бой и минуты не продлился? Да для меня он почти до размеров вечности растянулся!

Быстро подбегаю к хрипящему бандиту, подхватываю торчащий в снегу нож, разворачиваюсь. Нет. С атаманом тоже, похоже, всё кончено. Вон как ногами засучил, и из горла кровь хлынула. Тёмно-бурая, почти чёрная. Однозначно, не жилец. Это что же, я победил, получается?!

Я застыл на месте, чувствуя, как гигантской волной накатывает эйфория. Я вышел один против двух матёрых убийц и победил! И плевать, что потратил на это все свои магические побрякушки! Пета немного жалко, а амулет откровенно дерьмовым был, если честно! Главное, что выжил!

В чувство меня привёл Горёха. Вернее, его падение. Я бросился к нему.

Увиденное оптимизма не внушало. Бледное без единой кровинки лицо, пузырящаяся на губах кровь, прерывистое с хриплым свистом дыхание. Очень уж всё это на агонию смахивает!

Я заметался вокруг Горёхи, не зная, что предпринять. Сорвав пояс, распахнул тулуп, аккуратно надрезав его от торчащей стрелы до края, разорвал холщовую рубаху, оголяя грудь и замер, изучая рану.

И дальше что? Я не медик, проникающие ранения лечить не обучен. Непроникающие впрочем, тоже. Нерешительно покосился на торчащую стрелу. Может выдернуть? Нет. Пожалуй, не стоит. Её поврежу внутри что-нибудь. Да и кровью истечь может. Сейчас еле сочится, стрела роль пробки выполняет, а выдернув, дорогу крови и освобожу.

Какие у меня ещё варианты? Очень уж не хочется, чтобы Горёха умер! Да что там говорить, не выгодно мне это, просто! Он бы ста́ршине и о моём бое рассказал, и о том, что его не бросил, не удрал, когда такая возможность была. Да что там говорить. Я бы свою репутацию с местными по полной программе прокачал. Глядишь и они бы мне с добычей так жизненно необходимых умений и амулетов помогли.

А в случае смерти моего напарника возможны варианты. В том, что именно я татей уложил, свидетелей не будет. Поверит ли мне на слово Тимофей Никитич? Не факт.

Нужно на помощь звать. Сам я Горёхе помочь всё равно не смогу. Обоз неподалёку должен быть. Далеко Инге просто сил пробежать не хватило бы. Из неё стайер ещё похлеще меня будет!

Бежать и вправду далеко не пришлось. Сначала, почти сразу за поворотом я наткнулся на убитую девушку. Ольга лежала сломанной куклой, зарывшись в снег в нескольких метрах от дороги. Видимо девушка, в отчаянной попытке спастись, в последний момент бросилась в лес, в надежде, что преследователи не попрутся вслед по сугробам. Попёрлись, догнали, мечом по спине рубанули. Сволочи!

Эх, девчонки, девчонки! И чего вам в обозе не сиделось? Там безопасно. Там в вас никто железом тыкать не стал бы! Ладно. Ингу увижу – спрошу. Если, конечно, она мне раньше глаза не выцарапает.

Пробегаю мимо. Ольге я всё равно помочь уже ничем не смогу, а Горёха там умирает. И тут же натыкаюсь на троих бородачей, спешащих мне на встречу.

- Стой! Топор на землю брось! Забалуешь, враз в капусту порубим!

- Вы чего, мужики? – топор, упав к ногам, зарылся глубоко в снег. Против троих сразу мне точно не сдюжить. Да и узнал я одного из бородачей. На его подводе Инга и ехала. – Не признали разве?

- Может и признали. А только раз ты девку свою ухайдакал, значит с татями заодно! Вот мы с тобой сейчас за Горёху и посчитаемся!

- Да жив, Горёха, - я даже ногами начал притопывать от нетерпения. – Пораненный вон там, за поворотом лежит. И бандиты там же – порубленные. Поспешить бы, мужики! Плох он. Как бы ни умер. Вы ему сначала помогите, а потом и меня рубите, коль охота придёт!

Ну, насчёт точечной вырубки себя любимого, я конечно, слукавил. Мне бы их к Горёхе привести, а там всё разъяснится.

- А кто же татей порубил? Уж не ты ли? – мужики всё же вняв моим словам, махание топорами до поры отложили и поспешили следом. – Горёхе, если верить той пигалице стрелу в грудь метнули.

- Я.

- А затем тогда девку убил?

- Да кто её убивал? – нетерпеливо отмахнулся я, подбегая к повороту. – Сидит сейчас живёхонько в обозе и вместо того, чтобы спасибо сказать, ещё и кляузничает!

- Живая. Это да, - согласился Ингин извозчик. – Вас иномерян убить тяжело. Зачастую опосля оживаете! Одно слово – колдуны! – сплюнул он презрительно.

Горёха был ещё жив. Даже в сознание успел прийти и на бок перевернутся силы найти.

- Ты как? Живой? – сунулся, было, я к нему, но наткнулся на одного из бородачей, вновь вынувшего из-за пояса топор. Сзади в затылок задышал другой. Третий, сдёрнув с шеи амулет, склонился над раненым.

- Теперь буду живой, - нашёл в себе силы улыбнуться Горёха. – Благодарствую, друже!

Бородачи отступили, и я буквально кожей почувствовав, как спадает витавшее в воздухе напряжение, выдохнул.

А ведь они меня чуть не порубили. До смерти, учитывая, что список “десяти” так до сих пор полностью и не заполнился. Умри Горёха к нашему приходу, так бы и было. Интересно. Что же такое им Инга про меня наплести успела?

Бородач сжал в кулаке амулет, превращая его в крошево, и приложил засветившуюся руку к груди Горёхи, рядом с раной. И без видимых усилий вынул стрелу из груди. Будто она в кусок масла воткнута была, а не в живое тело. Из раны хлынула кровь, но тут же запузырившись, начала сворачиваться, обрастать коркой, стягивая воспалённые края. Горёха охнул, заскрипев от боли зубами и тут же потерял сознание, но задышал ровно, без всхлипов.

- Жить, будя, - удовлетворённо распрямился “лекарь” и, обернувшись ко мне, добавил: - А ты молодец! Татей порубил, товарища нашего спас. Будет тебе от ста́ршины награда.

- А девку ту шебутную поучить бы надо, - вышел из-за спины мужик, что недавно дышал мне в затылок. – Чутка безвинного не порубили!

- Сам поучу, - ответил я мужикам и развернулся к показавшемуся из-за поворота обозу.

Глава 6

- Добрая ковка, - одобрил Тимофей Никитич, возвращая мне меч. – Владей. Твоя добыча, - и, чуть помедлив, добавил, добродушно ухмыляясь через бороду: – Ловко ты, однако атамана ухайдакал. Не зря за тебя Горёха поруку держал.

Я, молча забрал, меч и неловко копаясь, всунул его в прикреплённые к поясу ножны.

- Меч то может и хороший, да только руки кривые, - не упустил возможности подначить Витёк, ковыряя ногой утоптанный снег. – Ты смотри Антоха, не зарежься им случайно.

- Завидуй, молча, - отмахнулся я небрежно.

Жаба Витька душит конкретная. У меня уже и копьё, и меч с ножом, и лук, пусть и без стрел есть. А ещё за убийство атамана пузырёк с умением получил. Неплохое такое умение. “Тихий шаг” называется!

Тихий шаг: Ранг – редкое. Славным охотником был Никифор, добычливым! Не было случая, чтобы он с пустыми руками домой вернулся. Любого зверя в лесу выследить мог! Но особенно славился Никифор своим умением незаметно к добыче подкрасться. И снег под ногой не захрустит, и сучок не треснет.

Время действия умения – десять минут. Время отката – двадцать четыре часа.

Внимание! Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Что за умение мне досталось, Витёк, конечно, не знал, но синий сургуч на горлышке пузырька заметил! Да и фигурку бабочки, что у меня на шее висела, проглядеть не мог. Оно, конечно, пет, что мне Горёха подарил никудышный, но у Витька и такого нет! Только парой топоров, да простеньким амулетиком и разжился. Вот желчью и исходит!

А мне ещё и за третий этап неплохое умение досталось! “Отскок” называется. Вроде и делов то, на метр взад мгновенно отскочить, но в бою пригодиться может. И откат всего полчаса. На фоне потешной “Затухающей искры” очень даже неплохо смотрится!

Правда, был у меня соблазн “Отчаянный прыжок” взять. Там в аннотации мужик убегая от захватчиков, через городской ров перепрыгнуть сумел. Это насколько же метров он прыгнул? Рвы вокруг городов узкими не бывали. Не для того их рыли, чтобы всякий вражина перепрыгнуть смог. Такое умение лишним бы точно не стало.

Вот только град в это время шёл. Уже по горькому опыту зная, что всё написанное в свитке нужно воспринимать буквально, нисколько не удивлюсь, что это умение будет действовать только во время падения града. А это даже не дождь! Сколько раз он в году выпадает? Эх! Где ты мой родной смарт с гуглой! Ну да ладно. И без гугла каждый скажет, что крайне редко. А значит, какие шансы на то, что этот злосчастный град пойдёт именно тогда, когда мне этот прыжок до зарезу понадобится? Правильно! Почти нулевые. Уж лучше “Отскок”. Там никаких дополнительных условий не было.

- Ну не знаю как себя, а других он резать научился, - развеселилась между тем Оксана, полненькая женщина тридцати лет с задорным взглядом. Вчера она в отличие от Инги с Ольгой осталась с обозом, чему до сих пор не переставала радоваться. - Правда, подруга? – повернулась она к Инге.

Та ничего не ответила, лишь сердито поджав губы. Всё ещё дуется на меня. И ведь прекрасно понимает, что убив её, я тем самым ей жизнь спас, как это не парадоксально звучит. А всё равно дуется. Ну, хоть драться уже не лезет! Когда обоз до нас дошёл, с кулаками на меня кинулась. Да и в реале потом целую истерику закатила. Мда. Сейчас отошла немного, осознала, остыв, что не права была, но дуться не перестала. Ну и ладно. Оно может и к лучшему. Долг за тот случай с отродьями я ей вернул. Сполна вернул, на кон свою жизнь поставив! А дальше нянчиться? Нет уж. Увольте!

- Ну, это дело поправимое, - внушительно заметил обозный и, тяжело вздохнув, внимательно посмотрел на нас. – Промешкали мы вчера из-за татей поганых. Не успели вовремя до храма дойти. А теперь беда. Прилив идёт. А у меня половина мужиков поранена!

- Что за прилив такой? – вылез вперёд Геннадий. – Откуда бы ему тут взяться? У вас что, здесь море неподалёку есть?

- Оттуда же откуда и ты взялся! – зло отрезал ста́ршина. – С внешних миров принесло! С каждым прорывом эту погань приносит, - добавил он сумрачно. – И ведь не отцепятся теперь! Одну волну отобьём, другая накатит! Погань – она такая!

Погань. Я мысленно улыбнулся очередному названию. Сразу видно, народ здесь простой, деревенский. У нас бы этакого урода как-нибудь эпически обозвали. Рыцарь смерти там или монстр запределья. А тут всё по-простому: отродье, погань.

Вот только что дальше делать? Ста́ршина явно с этими монстрами схлестнуться собирается. И нас к этому делу подтянуть хочет. Очередной квест, в общем. И тут вопрос. Чем мне этот квест грозит?

Вчера, если честно, я на волосок от смерти был. Причём трижды. Сначала рысь чуть не порвала, потом тать на поляне чудом своей дубиной полголовы не снёс, да и в схватке с атаманом откровенно повезло. Доведись сейчас по новой эту сечу переиграть, я бы на себя не поставил. А сегодня наверняка что-то пожёсче будет. Этап-то в блоке заключительный. А значит, по логике и мобы и неписи значительно круче будут. Ладно. Послушаем, что ста́ршина о квесте расскажет. Там по ходу и решим.

- Так что за погань, Тимофей Никитич? – взял я быка за рога. – И какая помощь от нас требуется?

- Погань то? – усмехнулся тот и покосился в сторону побледневшей Инги. – Да та же самая, что намедни на обоз напасть пыталась, да девок ваших в бега податься заставила. Мало их было, с десяток всего, потому вои их к обозу и не пустили. Враз посекли, - тут же помрачнел гигант. – Да только во второй волне уже не десяток будет, а сотня, а в третьей, коль отобьёмся, так и вообще тысяча. Зов они как-то друг от дружки получают, где добыча есть. Туда и бегут скопом. – Тимофей Никитич вздохнул и резюмировал: - Не сдюжить нам.

- И что делать? – спокойно спросила Настя.

Я покосился в её сторону. Надо бы поблагодарить за спасение. А то закрутился вчера. Сначала с раненым Горёхой возился, да Ингой ругался, потом обратно зачем-то деревья на дорогу вытаскивали. Нет. Теперь-то понятно зачем. Да и в реале не до того было. То истерившую Ингу успокаивал, то за очередной казнью десятерых смертников наблюдал.

- Обоз вперёд пошлём, – веско заявил обозный. – А мы с воями тут останемся. Постараемся вторую волну сдержать. Коли сдюжим, то сразу напрямки через жгумову плешь подадимся. Твари из третьей волны за нами погонятся, про обоз забыв.

- А если догонят? – поинтересовался я.

- Наверняка догонят, - мрачно отчеканил ста́ршина, отметая всякие сомнения в его словах. – Нам бы только до плеши жгумовой добраться. Туда эта погань нипочём не сунется. Очень уж тамошняя нечисть их не любит.

- А нас, значит, с распростёртыми объятиями встретит? – перехватила мой вопрос Настя.

Прислушивающиеся к нашей беседе мужики одобрительно заржали.

- Нас они любят жрать, - не принял шутки Тимофей Никитич. – Но там хоть надежда есть проскочить. Плешь – она такая. Иной раз спокойно пройдёшь, ни одного болотника не встретив, а в другой такая орава навалится, что и армии магистратовской нипочём не одолеть.

Я задумчиво закусил губу. Как и ожидалось, квест попахивал самоубийством. Сам я этой погани не видел, но наслушаться вчера от других игроков успел. Твари на вид жуткие, быстрые и целеустремлённые. Не зря при одном их виде, две девчонки в бега с обоза сорвались. Дуры. Сказано же было, что обоз место безопасное. По любому бы вои этих тварей к нему не пустили. Ольге этот испуг стоил жизни…

Ладно. Не о том речь. На этот раз их намного больше будет. А потом ещё прибегут. Шансы выжить почти нулевые. А если даже каким-то чудом и доберёшься до этой богом забытой плеши, то что-то мне подсказывает, что хрен через неё мы просто так пройдём. Нашим хозяевам такое развитие сюжета неинтересно. Значит если не здесь, то там концы отдадим.

С другой стороны, мне и необязательно сегодня выжить. Здесь побеждает не лидирующий – побеждает не отстающий. Главное некоторое время продержаться, не сдохнув сразу. Нас в игре ещё восемьдесят человек осталось. Не меньше половины рискнёт, если награда хороша будет. А она должна быть хорошей. Не с этими же умениями нам в следующий блок выходить? Значит, окончательно погибнет каждый четвёртый. Вот такая блин арифметика. Ладно. Надо сначала с наградой определиться. Может игра и свеч не стоит.

- А нам что за помощь будет? – снял с моего языка вопрос Витёк. – За спасибо подыхать, я не согласен.

- Так я с этого и начал, - демонстративно повернулся ко мне Тимофей Никитич. – Мечом владеть долго, учиться нужно, если, конечно, соответствующий эликсир не выпить. У меня как раз есть! И не только на меч, но и на копьё, секиру или скажем лук. И дам я их прямо сейчас. Мне в бою умелые воины нужны будут, а не готовые окорока для поганей.

А вот и наживка. Причём такая, что хрен с крючка соскочишь. Первый блок заканчивается, а я ещё и не умею ни черта. И вряд ли оставшись в обозе, хоть чему-нибудь путному научусь. Так что альтернативы для меня нет.

Вопрос в другом, что взять? Ну, секира мне и даром не нужна. Тут всё понятно. Лук тоже сразу отпадает. Во-первых, стрел у меня к нему нет, а во-вторых, даже если и выклянчу у ста́ршины несколько штук, то выжить мне сегодня это ни капельки не поможет. Ну, расстреляю я их в этих поганей и что? Судя по всему, их много будет и ближнего боя не избежать. Вот я с моим владением холодным оружием готовым блюдом для погани и предстану.

Остаётся копьё и меч. Тут выбор сложнее. И всё же я постепенно склонялся в пользу меча. Нет. На открытом пространстве в схватке один на один, копьё может и получше будет. Оно просто длиннее. Но и только. Всё же это оружие коллективное. Оно хорошо, когда ты в строю стоишь, плечом к плечу с такими же копейщикам. Пока строй не порушен, стена копий – это сила! Но вот стоит строй разрушить и начаться мясорубки по принципу бей кого придется, и копьё сразу не пляшет. Это римские легионеры македонской фаланге наглядно в своё время доказали. А тут изначально именно мясорубка и предвидится.

- Мне бы на меч умение, Тимофей Никитич, - подошёл я к обозному.

- Решился, - одобрительно хмыкнул тот и, скинув с плеч мешок, начал в нём копаться. – В то, что ты с нами останешься, я и не сомневался, - добавил он, протягивая мне сосуд запечатанный зелёным сургучом.

Эпик! Я обрадовано схватил пузырёк с эликсиром. Тут по любому получше, чем меткий плевок умение будет! Срываю сургуч и вчитываюсь в развернувшийся свиток.

- Начинающий мечник: Ранг - эпичное. Вы получаете базовые навыки владения мечом на уровне простого ратника и рандомно один из приёмов опытного мечника.

Па ссивное умение, действующее на постоянной основе. Внимание! Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Внимание! Вы можете выпить данный эликсир, либо запечатать его обратно.

Ну, хоть что-то! Конечно базовые навыки – это не то, о чём я мечтал, но хоть как палкой мечом теперь махать не буду.

Пока я любовался свитком, рядом разгорелся спор.

- Пошёл ты, кланлидер хренов! Никуда я не пойду – понял?! – Геннадия аж трясло от злости, замешанной на страхе. – Тебе надо – ты и оставайся на погибель! Забыл, как вчера Виталий подыхал?! Сегодня вслед за ним пойдёшь!

- Да ты пойми, идиот! Дальше ещё хуже будет! Без умений тут долго не протянешь!

- Отстань Виктор! Сказано не останусь – значит, не останусь!

Я отвернулся, мысленно усмехнувшись. Всё. Спёкся Витьков клан. Виталия задрали, Геннадий морально сломался. Остальная массовка сама отвалится. Да и что там этой массовки осталось? Оксана, да Степан. Быстро! Я думал, они хотя бы до второго блока протянут!

Хмыкнув, я потянул горлышко бутылочки к губам. Чего время тянуть?

- Постой! – ко мне подскочила Инга. – Не нужно, Антон! Это смерть! Ты просто не видел этих тварей! Тебе не выжить!

- Ему так и так не выжить, - небрежно бросила через плечо, проходящая мимо Настя, опрокидывая в себя содержимое пузырька.

Я повернулся к Инге. В глазах испуг, отчаяние, мольба. Ишь ты! Неужто и вправду беспокоится или просто вид делает? Даже губы дуть перестала.

- Ты не права, - вздохнул я, - вот если я не выпью, тогда да. Наверняка не выжить, а так, – я задумчиво повертел в руках пузырёк, – имеются варианты.

- Ну, тогда хотя бы будь осторожен.

- Буду, куда я денусь, - хмыкнул я в ответ, опрокидывая содержимое посудины в себя. И тут же скорчился у ног Инги, царапая скрюченными пальцами пожухшую траву.


***


Дзынг. Я принял удар сабли на нож и, резко сместившись влево, привычно ударил наискось снизу вверх прямо под выпуклый подбородок очередной погани. И тут же, крутанувшись, уже на меч принимаю очередной удар. Да сколько же вас тут! Конечно, после трансформации тело существенно изменилось в лучшую сторону. Стало более мускулистым, поджарым, физически выносливым и всё же я начал уставать.

Правильно сказал ста́ршина про этих переростков-кузнечиков с саблями вместо рук. Мозгов у них нет, зато желания тебя прикончить хоть отбавляй. Вот и прут со всех сторон, не взирая на гибель своих сородичей, подгоняемые лишь одной мыслью, намертво засевшей в этих обделённых интеллектов кочанах: убить, зарезать, разорвать! И их было много.

Спасало лишь то, что несмотря свой устрашающий вид, погани были, не очень сильны и довольно прямолинейны и вовремя полученный навык мечника позволял одновременно противостоять сразу нескольким тварям подряд. Да уж. Хорош бы я был, если бы всё-таки копьё для изучения выбрал. В этой сутолоке я бы им много не навоевал. Уже лежал бы сейчас с разрубленной башкой и вспоротым брюхом где-нибудь в кустах. Про лук я вообще молчу!

И всё же поганей было много. Я работал на пределе, крутясь заведённым волчком во все стороны, энергично махая мечом и прикрываясь ножом, но завод постепенно кончался. И судя по всему не только у меня. Всё чаще вокруг меня слышались, перемешанные отборным матом вскрики раненых и протяжные стоны умирающих, заглушаемые торжествующим свистом поганей.

Я отскочил, не успевая отбить очередной удар и, сбившись с привычного ритма, рубанул мечом кое-как, просто отмахиваясь. Перед лицом с противным свистом пронеслась отточенная полоска железа. Пронеслась так близко, что резанувшим воздухом чуть губы не порезало. Проклятье! Не успеваю! Долго мне в таком темпе не продержаться! И так на пределе работаю!

Встроенный счётчик только подчёркивал неотвратимость надвигающейся гибели. Трое. Погибло только трое! Да что там в других десятках только Рембо одни или тварей поменьше, чем на нас навалилось?!

Очередной выпад проходит вскользь, даже не оцарапав бок. Я грязно выругался и вновь попятился, не в силах сдержать напор массы тел. Да что же они все на меня-то навалились? Неужто всех остальных перебили?

- Держись!

Протяжный свист рассекающей воздух секиры и враги подались назад, дав мне так необходимую передышку.

- Подналяг мужики! – взревел обозный, занося своё страшное оружие для нового замаха. – Мало их осталось! Чуток поднажмём и побегут!

Я, наконец, то, смог оглядеться. Нет. Не полегли мужики! Всё-таки как бойцы эти твари ниже плинтуса. Только числом и берут.

Быстро смахнул с лица заливающий глаза пот, передёрнул плечами, сбрасывая накопившееся напряжение, и ринулся вслед за ста́ршиной. Рядом начал задорно матерится Витёк, активно работая топором. Настю я как обычно не видел. Вот умеет девка прямо на глазах исчезать! Чую хлебну я с ней горя, если оба выживем, и в будущем схлестнуться придётся.

Погани всё-таки не выдержали, дружно бросившись бежать, шустро перелезая через завал из деревьев, который они только что с такими жертвами преодолели. Вот только далеко убегать не стали. Отбежали на полсотни метров, встали и не уходят. Стоят, снег ногами топчут, да руками-саблями помахивают. Хорошо мы их проредили. Пара десятков всего и осталась.

- Может, вдарим? – азартно сунулся к Тимофею Никитичу Витёк.

Я покосился на него. На левой руке пятно крови набухает, нос отчего-то разбит, а в бой рвётся. Эйфория от победы сказывается.

- Совсем ополоумел? – зло зыркнул из-под бровей ста́ршина. – Третья волна на подходе. Здесь сотня была, а там тыща! Враз сомнут!

Сотня? Я покачал головой. Мне когда они в нашу сторону толпой повалили, показалось, что значительно больше. Хотя у страха глаза, конечно, велики. Но против тысячи мы и впрямь не выстоим. Они нас просто числом задавят! Со всеми вытекающими последствиями.

Пришло осознание о гибели пятого игрока. Плохо. Интересно всё же, сколько человек согласилось участвовать в этой авантюре. Вдруг намного меньше, чем я рассчитывал. Мда. Гадай теперь.

- Уходить надо, Тимофей Никитич, - подошёл, прихрамывая к обозному, один из мужиков.

- А пораненные? – обозный с горечью мотнул головой в сторону нескольких бородачей скорчившихся на снегу. Мда. Мало нас на ногах осталось. Четверо мужиков и нас, игроков, трое. Всемером против тысячи шансов нет.

- Все здесь поляжем, - отвернулся от него бородач.

Тимофей Никитич, скрежетнув зубами, потянул из-за голенища нож. Я, тяжело вздохнув, отошёл в сторону и присев прямо на снег, начал тщательно стирать с меча кровь, стараясь не вслушиваться в предсмертные хрипы. Всё равно тут я поделать ничего не смогу. Да и прав ста́ршина. С собой раненых не возьмёшь, а погани на растерзание оставлять… Лучше уж так.

- Ты чего на снегу расселся? Застудишься. – Рядом со мной, по своей привычке незаметно, возникла Настя.

- Не успею, - улыбнулся я саркастически. – Либо коньки раньше отброшу, либо в следующий блок выйду. Там от этой хвори и следа не останется.

- А ты надеешься выжить? – поинтересовалась девушка.

- А ты нет?

- Я не только сегодня выживу. Я до самого финишного этапа дойду, - усмехнулись мне в ответ. – Но ты давай. Старайся.

Я проводил её взглядом и, пожав плечами, вновь занялся мечом. И чего подходила? Тот ещё вопрос.

Вдалеке послышался нарастающий гул. Погани околачивающие неподалёку заметно оживились и начали придвигаться в нашу сторону.

- А теперь бегом! – взревел ста́ршина, проносясь мимо меня. – Не отставать! Кто отстанет, тот покойник!


Бегать ранней весной по лесу, занятие ещё то. Ноги вязнут в глубоком снегу, с хрустом проваливаясь сквозь затвердевший наст и каждый раз нужно прилагать усилия, чтобы выдернуть их обратно. Густой кустарник стоит стеной, не желая пропускать и держит изо всех сил, цепляясь за одежду. Ветки деревьев наотмашь бьют по голове, одновременно бросая в лицо комья сочащегося водой снега. Дыхание сбылось уже через пару минут, и я передвигал ноги уже на чистом упрямстве, изо всех сил стараясь не потерять из виду мелькавшую впереди спину Савелия.

Как только мы дружно ломанулись в лес, я сразу за нашим проводником пристроился. Уж он-то точно тут не заплутает и к этой проклятой пади проведёт. Да и там думается, рядом с ним шансов проскочить побольше будет.

Спина Савелия впереди внезапно пропала. Выматерившись в полголоса, я изо всех сил ускорился и неожиданно ухнул вниз, сминая затрещавший кустарник, по склону глубокого оврага. Тут же вскочил, разразившись потоком брани и встретился глазами с усмехающимся Савелием.

- Вот тут мы их и встретим, - оскалил он рот в нехорошей гримасе, потянув из-за пояса топор. – Всё равно эта погань нас почти догнала. А тут их половчей бить будет, пока с обрыва кувыркаются. И другим подмогнём. Теперь наверняка до плеши добегут.

Я аж губы от досады закусил. Это надо было так наколоться? Выбрал, называется себе попутчика! Жертвовать своей жизнью ради спасения Витька, у меня точно никакого желания нет! Мысленный взгляд на счётчик. Шестёрка. Млять! Похоже, у меня все шансы стать седьмым!

Мелькнула мысль сбежать, бросив Савелия геройствовать в одиночку. Сама мысль, собственно говоря, никакого отторжения не вызвала. Подло своих бросать? Каких своих?! Он же цифра, пусть и очень натурально сделанная. У него в программе собой здесь пожертвовать заложено. А вот я с ним за компанию сейчас реально сдохну! И героического в этом ничего не будет. Глупость одна!

Вот только куда бежать? Теперь понятно, почему остальные из виду пропали. Савелий специально сюда бежал, в сторону от беглецов погоню уводя. А я, петляя за ним по лесу, изрядно закрутиться успел. И в какой стороне сейчас эта плешь, будь она не ладна, точно не скажу. А бежать наугад – это только в руки погани попасть. Вон, весь лес от ихнего свиста стонет.

Конец моим колебаниям положил как раз один из таких свистунов. Затрещали кусты и нам под ноги, протяжно вереща, скатилась погань, попутно вспарывая своими саблями снег. Никифор хекнул, опуская топор на голову не успевшему подняться врагу.

- Одним меньше! – выдохнул проводник, переведя дух, и повернулся ко мне. – Не журись, пришлый! Этих мы легко перебьём. Только успевай железом махать. Может и поживём ещё, если успеем от третьей волны удрать!

Ответить я не успел. Вниз уже посыплись другие твари. И сразу стало не до раздумий. Я остервенело, метался вдоль оврага, отчаянно молотя по макушкам бестолково барахтавшихся в снегу поганей, успевая при этом ещё и от души сквернословить. И всё же несколько тварей успели подняться. Завязалась схватка. На меня навалилось сразу три монстра, активно работая своими металлическими конечностями. Стало жарко. Я ужом вертелся, парируя удары, ссыпающиеся сразу с трёх сторон при этом, не рискуя отступать назад. В ложбине усыпанной телами и торчащими обломками кустарника можно было запросто споткнуться.

Нужно рисковать! В таком темпе я долго не продержусь! Да и свист всё слышней становится. Третью волну я тут точно не переживу. Решившись, я, пригнувшись, скакнул влево и, пропустив над головой свистящую смерть, сблизившись, вогнал нож по самую рукоять под подбородок одной из тварей и тут же приобняв агонизирующего врага развернул его за себя под сабли подскочивших соплеменников. Один готов! С двоими биться было намного легче. Стиснув зубы, я увеличил напор, бешено орудуя ножом и мечом и воспользовавшись коротким замешательством противника с хрустом, опустил последний на голову очередной твари. Второй! Один на один, мне последняя погань соперником уже не была. Шаг в сторону, обманный финт и тварь упускается на землю с пропоротым брюхом. Резко разорвав дистанцию, как бы ни рубанула саблей напоследок, я развернулся в сторону Савелия.

Там всё было плохо. На проводника поначалу навалилось сразу четыре твари. И три уже лежали неподалёку, орошая рыхлый снег брызгами крови. Но эта победа далась ему дорогой ценой. Савелий полулежал на утоптанном снегу и, зажимая рукой кровоточащую грудь, из последних сил отбивал удары наседавшего сверху монстра.

-Савелий! – понимая, что не успеваю, я в отчаянии бросил нож.

Не скажу, что в этом я был большой мастер. Кто из нас в детстве не баловался, кидая ножи в импровизируемую мишень? Сначала ради интереса, а после соревнуясь с друзьями? Но это всё не то. Так баловство, даже не закрепившееся на уровне навыка. А в пехтуре, где мне в своё время аж целый год оттрубить довелось, ножевому бою нас обучить не удосужились. Зачем бы? Чай не десантура. Из автомата стрелять умеешь, да гранаты кидать и ладно.

И всё же я попал! Кривенко, но попал! В плечо как раз между панцирными соединениями. Убить это конечно тварь не смогло, но сменить приоритеты заставило. Забыв о недобитом проводнике, монстр шустро направился ко мне. Прикончить ранению противника, мне труда уже не составило.

Выдернув свой нож, я кинулся к проводнику.

- Савелий? Как Ты?!

- Зацепили, погани, - заскрипел тот зубами, с трудом поднимаясь. – Плохо, – мрачно резюмировал он. – Я теперь тебе не попутчик. Один беги. До плеши всего полверсты осталось. Может и успеешь.

- С ума сошёл?! – сорвался я на крик. – Куда я успею? Я в городе всю жизнь жил. Мы в лес только на шашлыки выезжали. Да я тут через десяток метров с пути собьюсь и заплутаю. Нет! – я помог проводнику подняться. – Вместе начали – вместе и заканчивать будем.

- Не хочешь бросать, значит? – расценил мой поступок по-своему Савелий. – Тебя как кличут то парень?

- Антон я. Антон, – Свист надвигающихся монстров казалось, был уже вокруг, изрядно действуя мне на нервы. – Побежали скорей, пока погани не нагрянули.

- Лады, - поморщился мой спутник. – Продержусь сколько смогу, а там видно будет.

Дальнейшее бегство было больше похоже на пытку. Савелий, поначалу взяв бодрый старт, слабел на глазах. Он всё чаще спотыкался, замедляя шаг и со свистом хватая воздух. Бордовое пятно на груди стремительно разрасталось.

Перевязать бы его. Да когда? Как раз к окончанию перевязки погани и наскочат. И всё же проводник бежал. Тяжко, с натугой, но бежал, преодолевая метр за метров в сторону известной только ему цели.

Лес поредел, постепенно сменяясь мелколесьем. Деревья раздвинулись в сторону, съёжились, перестав тянуться к небу. Да и снег почти сошёл на нет, сверкая местами бурыми сочащимися водой проплешинами.

- Недалече уже, - прохрипел Савелий, уловив мой вопросительный взгляд. - Видишь, впереди густой туман висит? Так это плешь и есть. И земля там голая. Как только на неё ступишь – всё. Погани за тобой не пойдут. Бояться они этого места. Шибко бояться.

До тумана по моим прикидкам оставалось не больше пары сотен шагов. Я приободрился. Таким манером, может и выкручусь? Да и число погибших уже до восьмёрки дошло.

Но дойти до плеши без приключений, нам было не суждено. Из-за стоящих прямо перед туманом деревьев, навстречу нам вывалилась пятёрка монстров.

Я чуть не взвыл от досады. Надо же! Чуть-чуть не дошли! Много для нас пятеро противников! Вот если бы Савелий ранен не был, тогда да. А так, много!

- Ну, вот и всё, - проводник был на редкость спокоен. – Отбегались, – Он, пошатываясь, похромал к ближайшему дереву и, вытащив топор, встал к нему спиной – Похоже, тут я и останусь, – скупо кивнул он мне. – А ты, если появится возможность – прорывайся к плеши. Запомни, – добавил он, внимательно рассматривая приближающихся врагов. – Плешь – это узкий перешеек меж двух болот. Хоть в тумане и не видно ничего, ты главное иди вперёд. Упрёшься в болото, сворачивай чуть в сторону от воды. Кружить не будешь – не заблудишься. И главное, - отрывисто добавил он, изготовившись к схватке к подбегающими тварями. – На одном месте не стой. Всё время двигайся. Земля там хоть на вид и твёрдая, но чуть встанешь, засасывать начинает. Чуть засосёт и всё – не выберешься.

Я приготовился, вынув меч из ножен. В мою сторону двинулось сразу три монстра. Тупые они там или нет, но видимо поняли, что главным противником на этот раз я являюсь, а чтобы с проводником справиться и пары хватит.

Я заскрипел зубами, жалея о брошенном копье. Хоть одну тварь да принял бы на него. Всё проще бы было. Да и лук, когда в овраг падал, сломал. Не квест, а одни убытки!

Воспользовавшись тем, что одна из тварей вырвалась чуть вперёд, бросаюсь навстречу. Скрежет сабли об меч, и увернувшись от второй конечности монстра по самую рукоять, вбиваю нож в шею.

Возмущённый свист и нож вырывается у меня из рук. Уже лучше! С двумя тварями я уже пободаюсь! Лишь бы Савелий подольше продержался.

Успеваю бросить мимолётный взгляд в сторону проводника. Пока держится, с надрывным хрипом отмахиваясь топором от наседавших тварей. И сам вступаю в схватку.

Этот бой мне дался очень тяжело. Просто сил почти не осталось. Весь день только и делаю что сражаюсь, да по пересечённой местности бегаю. Наверно норматив уже давно бы сдал по двоеборью.

Понимая, что проводник долго не продержится, я старался изо всех сил расправиться со своими противниками побыстрей. Во только не получалось ничего! Погани дружно теснили меня, наскакивая с двух сторон и попытка ускориться ни к чему не приводила. Не получалось уже у меня так резво как по утру мечом махать. Да и меч стал почти неподъёмным, требуя неимоверных усилий для каждого взмаха.

Буквально каждой клеточкой понимая, что время безвозвратно утекает, я понял, что нужно опять рисковать. Иначе тут и лягу, не дойдя буквально пару десятков шагов до намеченной цели.

Выждав момент, я резко бросаюсь вперёд, приседая на колено. Свист сабель над головой, но я уже с силой вгоняю клинок меж ног своего противника и сразу активирую “Шаг назад”.

Острая боль горячим огнём обжигает правый бок. Достал-таки, скотина! Стиснув зубы ( не время свои раны баюкать! Нужно терпеть!), рывком разворачиваюсь в сторону последней твари, успеваю принять удар на лезвие меча и падаю, под напором противника. Катимся вместе с поганью по земле. Рывком поднимаюсь, заскрипев от острой боли в боку и бью по голове замешкавшегося монстра.

И из последних сил плетусь в сторону Савелия. Некогда отдыхать. Оставшаяся в живых погань, похоже, его на ремешки порезать целью задалась.

Вот только справлюсь ли я с ней? Меч неподъёмный, так и клонится к земле, в глазах коричневые пятнышки пляшут, ноги за каждую кочку зацепиться норовят. Видать хорошо меня зацепили. Решившись, активирую “Тихий шаг”. Вся надежда на то, что увлёкшаяся тварь в мою сторону не обернётся.

Повезло. Ударил наверняка, вложив в удар все оставшиеся силы, понимая, что второго шанса не будет. Передохнул, прислонившись к дереву рядом с порубленным проводником. Трясущимися руками кое-как засунул меч в ножны, даже не потрудившись очистить лезвие от пятен крови. Постоял, зажимая рукой горячий липкий бок.

Торжествующие нотки, появившиеся в уже ставшем привычном свисте, заставили обернуться. Я оглянулся и матерно выругался. От леса в мою сторону надвигалась лавина тел, закрывавших собой всё свободное пространство. Третья волна!

- Да что же такое то! – простонал я и, буквально заставив себя, поплёлся вперёд, к плеши.

Я должен успеть. Вот же она, совсем рядом, снежком добросить можно!

Глава 7

Туман был не таким уж и плотным, как мне поначалу показалось. Я когда к нему брёл, от погани удирая, думал в этом густом киселе и руки вытянутой перед собой не увижу. Ан нет. Оно, конечно, круговой обзор оставляет желать лучшего: расплывчато всё как-то в этом тёмно-сером мареве, нечётко. Но на десяток метров вперёд заглянуть всё же можно.

Хотя на что тут смотреть? Бурый, сплошь покрытый странной зеленоватой слизью песок без малейшего намёка на растительность. И всё. Никого вокруг. Ни Витька с Настей, ни Тимофея Никитича с мужиками, ни даже болотников этих неведомых, встречи с которыми так опасался ста́ршина.

Нет. На обязательной явке последних я как раз не настаиваю! Ну, их. И так глазам своим не поверил, когда увидел, что погань вслед за мной в туман не полезла.

Я уже было развернулся, услышав их свист прямо за спиной. Очень уж не хотелось, чтобы меня в спину как труса добили, вот и остановился, надеясь напоследок хотя бы ещё одну тварь поприветствовать. А они стоят в двух метрах от меня; руками-саблями махают, верещат возмущённо, и хоть бы один в мою сторону шаг сделал.

Вот она – игровая механика в действии! Происходи всё в реале, обязательно среди этой толпы пару десятков горячих голов бы нашлось, что, несмотря на свой страх перед неведомыми болотниками, ко мне бы подскочила и, порубив на скорую руку, быстренько ретировалась обратно.

А тут ни-ни. Заложено в программе, убивать всё живое только на строго отведённой территории? От сих, до сих. И всё. На сантиметр дальше очерченной границы не переступят. Думается, что подойди я к ним сейчас чуть ближе, на расстояние удара меча и тогда мне ничего не грозит. Будут так же пищать и ни один даже кончика своей конечности дальше, чем положено не просунет.

Проверят, правда, свою догадку я не стал. Не настолько любопытен, чтобы такие эксперименты, рискуя жизнью, ставить. Да и рана о себе забывать не давала. Идти мне надо, а не гляделки с поганью устраивать.

Хотел шагнуть назад и грохнулся навзничь на спину, да так, что зубы лязгнули. Поднимался я с трудом. Сначала ноги, успевшие по щиколотку в песок, еле выдрал, затем кисти рук на которые опереться вздумал, словно в кисель в землю провалились.

Но всё же поднялся. И медленно побрёл прочь, окончательно развернувшись к погани спиной.

Вот так и бреду уже больше часа сам не зная куда. Пусть медленно из последних сил переставляя ноги, но бреду. Останавливаться нельзя. Второй раз нипочём не подняться. И так, чуть шаг замедлишь, ногу, будто из тины вязкой выдёргивать приходится.

Да. Долго я так не протяну! Рану на ходу кое-как перетянул, но кровь всё равно сочится. Вон весь бок мокрый! И с каждой потерянной каплей крови всё больше накатывает слабость: туманит рассудок, давит на плечи, виснет на ногах. А тут ещё и счётчик буквально залип на восьмёрке, не желая двигаться с места. Видать когда я окочурюсь, скотина такая дожидается!

Не дождётся! Уткнувшись в очередной раз в болото, я начал забирать вправо, подальше от мутной воды и живущих в ней монстров.

Интересно как далеко тянется эта плешь? Скорей бы на нормальную землю выйти. Там хотя бы дух на твёрдом бережке перевести можно было бы. А может и мужиков, что в этой бойне уцелели, встретить. Эх! У Тимофея Никитича в своё время спросить не догадался. За этот час я никак не больше двух километров прошёл. Скоростная черепаха, блин! Но хоть знал бы сейчас примерно, сколько ещё осталось.

Одно хорошо. Сбиться с дороги нереально. Болото, что перешеек в своих тисках зажало, петлю заложить не даст. В нужную сторону своим краем всегда подкорректирует.

Огонь на берегу возле самого болота я заметил случайно. Когда в первый раз в тумане его отблеск мелькнул, сначала не поверил. Шёл уже на автомате, почти ничего не соображая и машинально переставляя ноги. До отблесков ли тут? По счастью плёлся я как раз в сторону костра, в очередной раз незаметно для себя свернув к болоту. Искорка пропала, появилась вновь, начав набухать, нерешительно раздвигая в стороны шторки из тумана. Ещё пара шагов и я вышел к костру.

Я замер какое-то время, тупо пялясь на пламя. Апатия, мягкой ватой окутавшая мозг, отступала неохотно и всё же передо мной всё более чётко вырисовывалась открывшаяся картина; огонь горящий прямо из голой земли, небольшой котелок с чем-то аппетитно булькающим над ним, тёмная фигура, расположившаяся возле огня на одном из толстых необструганных брёвен и небольшой хрустальный шар ярко полыхающий кровавыми сполохами и висящий прямо в воздухе в метре над землёй.

Но меня больше даже не этот шар впечатлил, а незнакомец. Зыбкий он какой-то, смазанный. Ну, словно не до конца проявившаяся фотоплёнка. И просвечивается слегка, будто стекло мутное. И вместе с тем сомнения в том, что передо мной реальный человек, а не призрак какой-нибудь, почему то не возникало. Сидит, смотрит на огонь и не вязнет, что характерно!

Я решительно мотнул головой, окончательно разгоняя липкую хмарь, мешающую ясно мыслить. После отдохну, если будет такая возможность. А сейчас всю волю в кулак собрать нужно. Если и остался у меня шанс выжить, то он вон передо мной на брёвнышке сидит!

Пока доплёлся до костра, успел разглядеть местного кашевара.

Впрочем, разглядывать там было особо нечего. Подбитый мехом длинный чёрный плащ, да толстые застёгнутые на золотые пряжки, ботинки. Лица, из-под накинутого на голову капюшона, было совсем не видно.

- Приветствую тебя, уважаемый, - прохрипел я, не узнавая собственного голоса. – Дозволишь у огня погреться?

- Игрок? Дошёл всё же, - прошелестел тихим свистящим голосом тот, даже не повернув в мою сторону головы. – Я уж думал так и сгинешь в зыби этой проклятой. Упорный. Это хорошо.

- Чего же хорошего? – не согласился я с ним, переминаясь в хватающей за ноги грязи.- Насилу дошёл. Мне передохнуть бы, чутка.

На этот раз незнакомец не ответил, лишь плотнее завернувшись в плащ.

Я, передёрнув плечами, решительно направился в сторону свободного бревна. Оно, конечно, не очень вежливо к чужому костру без приглашения пристраиваться, но очень уж пренебрежительный тон, которым меня встретили, покоробил. Да и нужен я этому кашевару, зачем то. По всему видать, не просто так он тут на пикничок устроился. Меня ждал. Ну а раз ему от меня что-то нужно, пускай гонор свой поубавит. Прогибаться я тут ни перед кем не собираюсь и такие поползновения на корню пресекать нужно!

Я буквально плюхнулся на импровизированное кресло и, застонав, ухватился за бок. Рана на резкое движение отозвалась острой болью, буквально выворачивая кишки наизнанку. Я мысленно чертыхнулся, чувствуя, как пальцы пропитываются сочащейся кровью. Мда. Плохи мои дела.

- Я часто сюда прихожу, - неожиданно заговорил незнакомец. - Каждый прорыв. Вот только зачастую понапрасну. – Он вздохнул и, склонившись над котелком, помешал бурлящую смесь большой деревянной ложкой. – Во внутренние миры тяжело попасть. Они как сжатая до предела пружина, так и норовят вытолкнуть за свои пределы всё чужеродное. Столько сил уходит, чтобы сюда добраться, - кашевар сокрушённо покачал головой. – И ещё больше, чтобы удержаться здесь на какое-то время хотя бы одной ногой! И зачастую всё напрасно. Кто гибнет по дороге, кто мимо проходит. Ты всего лишь шестой, покамест. И скорей всего не последний.

- И что стало с теми пятью, что пришли сюда до меня? – вяло поинтересовался я, кусая губы, чтобы не заорать от боли. Предстояли торги, и показывать свою слабость потенциальному покупателю не следовало.

- Они умерли, - проинформировал меня тот, наконец-топоворачиваясь ко мне. – Иначе, зачем бы мне ждать тебя?

Суровый взгляд серых глаз, ястребиный слегка искривлённый нос, недовольно поджатые губы, торчащие из-под полностью седой густой бороды. Старик. Но, по всему видать, старик не простой.

- А зачем было меня ждать?

- Умерли окончательной смертью, без возрождения, как это у вас иногда бывает, - продолжил тот, не ответив на мой вопрос. – Впрочем, - он неприятно усмехнулся. - Ты и сейчас находишься на пороге истинной смерти. Я вижу!

Я отвернулся, с трудом удержав на языке колкий ответ.

Видит он! Я и без него знаю, что счётчик погибших игроков сломался, застряв навечно на восьмёрке. И чинить его, похоже, именно за мой счёт собираются! Он-то мне какую альтернативу предложить может? Стать шестым покойником в его мутной игре? Особой разницы пока не вижу!

- В общем, так, - старик, махнув рукой, внимательно уставился на меня. – Долго ходить вокруг да около я не буду. Время дорого. Предлагаю сделку. Я тебя лечу, тем самым спасая от окончательной смерти. Затем открываю портал в один магический отнорок. Ты приносишь оттуда нужную мне вещь, и мы в расчёте.

- А если поподробней? – не торопился соглашаться я. Нет. Выхода у меня, конечно, нет, кроме как в эту авантюру ввязаться. Тут я по любому кровью истеку, причём в самое ближайшее время, а там какой-никакой, а шанс. Не стала бы этот серьёзный товарищ тут штаны каждый прорыв протирать, если бы всё совсем безнадёжно было. Но это не повод сразу соглашаться и очертя голову бросаться навстречу неизвестности. – Что за отнорок такой? Что меня там ждёт? От чего погибли пятеро игроков?

- Не пятеро, а четверо, - поправил меня старик. – Один отказался и ушёл. А отчего они погибли и что за отнорок, так кто же его знает? – он раздражённо махнул рукой. – Таких отнорков много по мирам раскидано. И все разные. Сам ещё насмотришься, коли выживешь, конечно. Но этот особенный, - колючие глаза буквально заглянули мне в душу. – В него попасть трудно, да и не всякому дано. Зато и награда велика! Что за награда? – хмыкнул он, заметив мой вопросительный взгляд. – Всего лишь эликсир. Принесёшь мне пузырёк и будешь жить дальше. Соглашайся. Ведь выбора у тебя нет!

- Э нет! – я поудобнее уселся на бревне, всем видом показывая, что никуда не спешу. – Выбор всегда есть! И если уж мне придётся соваться невесть куда рискуя жизнью, ради того что бы достать так необходимую вам вещь, то самое время поговорить о моей награде! Сомневаюсь, что та четвёрка за спасибо своей жизнью рисковала.

- О какой награде речь, червяк! – разозлился колдун. – Я даю тебе шанс остаться в живых! Иначе и часу не пройдёт, как ты сдохнешь! А тем четвёрым окончательная смерть не грозила! Потому и плата им была соответствующая!

- Вот и я такую же хочу! – “червяка ” я решил пока пропустить мимо ушей. Когда большие ставки на кону не до мелких обид. – И либо вы платите, либо я пойду.

- Куда же ты пойдёшь? - иронично изогнул брови старик. – В месиве этом подыхать?

- А хоть бы и так! – мне пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы подняться. – Коль суждено мне сдохнуть, значит сдохну! А ты хоть до посинения сюда таскайся! Вдруг ещё кто-нибудь придёт!

Шаги давались с трудом. Тело сотрясала мелкая дрожь как у паралитика, на ноги, будто гири, повесили, а перед глазами красные круги плавают. Видать совсем я ослаб. Сколько же из меня кровушки вытечь успело?

К счастью далеко уйти мне не дали. Я и пары шагов сделать не успел, как меня догнал колдун.

- Ладно! Будет тебе плата, - выплюнул он мне прямо в ухо, бесцеремонно разворачивая за плечи в сторону костра. – Та же, что и тем четверым обещана была.

Внутренне ликуя, я позволил ему усадить себя обратно на бревно. Не просчитался я! Видать, сильно его припёрло, если даже с полумёртвым игроком нянчится. Теперь бы с наградой не продешевить, а там посмотрим. Побарахтаюсь ещё!

- Принесёшь мне один эликсир, взамен получишь другой.

- А что за эликсир? – облизав пересохшие губы, спросил я. – Ну должен же я знать, за что головой рисковать буду! А то может опять “меткий плевок” подсунете!

- “Меткий плевок”? Забавно! – старик затрясся в хриплом смехе. – Такие потешные умения только здесь, во внутренних мирах найти можно, - усмехнулся он в бороду. - Я в молодости их даже собирал для забавы! Целая коллекция до сих пор в чуланчике пылится.

- Смешно, - даже и, не подумав улыбнуться, согласился я.

Колдун порылся в многочисленных кармашках своего плаща и, вытащив глиняный пузырёк закупоренный зелёным сургучом, протянул мне.

Эпик! Я протянул к пузырьку дрожащие толи от слабости, толи от возбуждения руки, развернул свиток и разочаровано вернул эликсир старику.

- “Начинающий мечник” у меня есть, – хмыкнул я, криво улыбнувшись. – Дважды одну майку на себя не напялишь. Может ещё что-то другое найдётся?

- Ты плохо разбираешься в эликсирах, игрок, - распрямился на своём бревне колдун. – Это как раз тот случай, когда можно напялить на себя хоть десять маек. Умения имеют свойства накладываться друг на друга, тем самым повышая твой уровень мастерства. Выпив этот эликсир, ты станешь значительно искуснее во владении мечом.

- Ну, допустим, - покосился я на эликсир в руке старика с большим интересом. – Тогда у меня встречное условие. Я выпью эликсир сейчас. Неизвестно с кем я столкнусь в этом вашем отнорке. Это умение повысит шансы пережить эту встречу.

- Нет, - колдун отрицательно покачал головой. – Я не знаю, с чем тебе придётся там столкнуться. Но умение владеть мечом точно не пригодится. А раздавать дорогие эликсиры каждому неудачнику, - он сделал паузу, презрительно скривившись, - слуга покорный. Так что ты либо добудешь мне эликсир и получишь награду по возвращении, либо не получишь ничего. – Он скрестил руки на груди и уставился на меня. – Решай!

- Ладно. Согласен, - я вздохнул, осознавая, что из этой жадины мне больше ничего не выбить. – Что хоть там за пузырёк такой, узнать можно?

- А тебе не всё равно? – скривился колдун. – Или сам удумал выпить? – подозрительно он уставился на меня. – Так это ты зря. Не выйдет у тебя ничего!

Я тактично промолчал, хотя на языке так и вертелся вопрос: “Почему?”. Но спросить об этом, значит напрямую признаться, что и вправду думал об этом.

- А теперь выпей это, - колдун зачерпнул ложкой варево в котелке и протянул мне.- А то сдохнешь сейчас не приведи боги и получится, что я сюда опять зазря тащился!

Я с сомнением покосился на исходящую паром жидкость.

- Не бойся, не обожжёшься! – засмеялся старик, верно истолковав мои сомнения. – Оно хоть и кипит, но холодное.

Вздохнув, я забрал у него ложку и осторожно коснулся жидкости губами. Проклятье! Да она почти ледяная!

- Пей! – в голосе старика зазвучали властные нотки. – Это зелье излечит твою рану!

Решившись, я опрокинул содержимое варева в себя. Все внутренности обдало жутким холодом, заставив меня буквально заледенеть. Но в следующий миг ледяное оцепенение смыла волна жара, напрочь смывая боль и усталость.

Внимание. Вы выпилизелье неполного исцеления! Ваши раны исцелены сроком на три часа. По истечении срока, действие зелья прекратится, и реципиент возвращается в исходное состояние.

- Это что за лажа?! – возмутился я, повертев в руке ложку. – Ты меня излечить обещал, а тут лишь отсрочка небольшая. Это что же получается? Я тебе эликсир добываю, а потом подыхаю?!

- Не вижу здесь обмана, - не согласился со мной колдун. – Для тебя три часа долгий срок, не так ли? К тому времени наверняка кто-то, из твоих соплеменников сюда попавших, умрёт и тебе перестанет грозить истинная смерть в этом мире. К тому же ничего более мощного, чем это зелье я сварить не могу, - злорадно добавил он. – Я уже говорил, что мои возможности здесь ограничены! Все силы уходят на то, что бы удержаться в этом мире. Я даже от костра больше чем на десяток шагов отойти не могу!

- Хрен с тобой, - тяжело вздохнув, я вернул ложку магу. В принципе, старик был прав. За три часа по любому пара игроков погибнуть успеет. – Как хоть попасть в этот твой отнорок. Ты вроде портал открыть обещал.

- Так вот он, - колдун кивнул на висящий передо мной шар, - перед тобой. Это кристалл духа. Возьми его в руки. Он тебя в отнорок и перебросит!

Я подошёл к шару, полюбовался игрой красных сполохов внутри кристалла и осторожно коснулся.

- Кристалл духа. Продать, потерять, отнять невозможно. Выберите действие: переместиться в магический отнорок или положить кристалл в заплечный мешок. В случае отказа от немедленной активации перехода в магический отнорок, кристалл духа будет необходимо активировать в течение последующих семи часов. После истечения указанного срока кристалл духа утратит свои магические свойства.

- Переместиться, - отдаю я мысленный приказ и тьма, закрутив меня в своих объятиях, погасила сознание.


***


Сил почти не осталось. Они покидали меня как вода, струящаяся сквозь решето, быстро и неумолимо лишая моё тело последних крох энергии. После следующего шага я рухнул на четвереньки, но превозмогая навалившуюся слабость, продолжил путь уже на них, упорно преодолевая бесконечные метры.

Ещё немного. До воды уже рукой подать! Я уверен, что возле неё дебаф спадёт!

Последний метр я уже полз, извиваясь на земле подобно червю и выгрызая зубами оставшиеся сантиметры. И потом долго лежал без движения, не будучи в силах даже отряхнуть налипший песок с лица.

Да уж. Теперь понятно, почему из четвёрки игроков, сунувшихся в этот богами проклятый отнорок, никто обратно не вернулся. Вон они родненькие, все тут неподалёку лежат. А теперь и я чуть было, рядом не лёг! Хотя радоваться этому обстоятельству особо не приходится. Ибо, похоже, в самом ближайшем будущем, и я им компанию составлю. То, что сейчас спастись удалось – это так, отсрочка!

Отдышавшись, я, наконец, нашёл в себе силы приподняться, неуклюже сел, всё же стряхнул с лица песок и раздражённо сплюнул его остатки, набившиеся в рот.

Попить бы. Да где же тут воды раздобудешь?

Мда. Звучит почти бредово, учитывая, что я нахожусь на небольшом круглом островке всего в полусотню метров в поперечнике, посреди широкой полноводной реки.

Я покосился на реку. Вода в ней буквально кипела от мелькавших на поверхности чешуйчатых тел, извивающихся щупалец, оскаленных острыми зубами ртов. Шум от тысячи ворочающихся в реке тел был такой, что казалось, будто рядом водопад грохочет.

Попробовать напиться из этой клоаки?! Нет. Спасибо. Я уж как-нибудь перетерплю. Тем более что и терпеть то не особо долго. Тут, собственно говоря, имеется три варианта: два реальных и один иллюзорный. И оба реальных ничего хорошего мне не обещают: либо я на песочек навсегда прилягу при очередной попытке добраться до вожделенного сосуда, либо кровью изойду, когда отмеренные мне зельем исцеления три часа истекут, и рана по новой вскроется. В третий вариант, что мне всё же удастся добраться до эликсира и благополучно смыться отсюда, не верилось совершенно.

Ну, в общем, обо всём по порядку. Появился я на этом островке, примерно полчаса назад. Почему примерно? А не работает в этом загадочном месте встроенный в мою голову интерфейс. Впрочем, как и счётчик погибших. Хотя он мне пока и без надобности. Просто в голове взамен утерянных возможностей появилась твёрдая уверенность, что если я здесь погибну, то погибну окончательно. И совершенно не важно, сколько на этот момент из игры игроков вылетит. Я по любому этим неудачникам компанию составлю.

В общем, пакостное место, нехорошее. Все мои умения, кстати, тоже исчезли. Я хоть это сразу и понял на бессознательном уровне, но на всякий случай проверил, попытавшись искру высечь.

Ну, закавыка не в этом. Толку от моих умений тут всё равно бы не было. Проблема была в самом месте, куда я попал.

А попал я, как уже говорил на остров, идеально круглый и ровный остров, в самом центре которого на небольшом круглом постаменте стоял маленький пузырек, запечатанный коричневым сургучом. Странно. О таких эликсирах клоун нам не рассказывал. Но штука явно не ординарная. И это в первом блоке! Есть от чего разволноваться!

Вот только добраться до этого пузырька было совсем не просто. Трупы игроков об этом наглядно свидетельствовали.

Двое из них лежали рядом, прямо передо мной, буквально в пяти метрах. Молодые парни не более двадцати лет одетые в характерные для этого этапа игры тулупы. Явно вместе сюда пришли, вместе и погибли. Рядом валялись топор и меч, на шее у обоих было по чёрному амулету. На это добро я и польстился.

Нет. Мародерка, конечно, есть зло. Вот только добренькие и чистенькие тут долго не протянут.

Правее и на пару метров ближе лежал пожилой мужчина. Оружия и амулетов я при нём не увидел. Но мало ли. Может в мешке, что есть или в карманах?

Дальше всех из этой компании к заветному эликсиру подобралась девушка. Она лежала буквально в метре от постамента, вытянув в его сторону руку. По всему видать, до последнего пыталась до пузырька дотянуться. Упорная! Как интересно она умудрилась так далеко забраться? Может с разбегу?

Я замер, напряжённо размышляя.

Экспериментировать совсем не хотелось. Один раз я уже сунулся вглубь круга и чуть рядом с теми двоими не лёг.

И ведь поначалу вроде всё нормально было. Я после каждого крохотного шажка сделанного в их сторону останавливался. Всё какой-нибудь подляны ожидал. Не от старости же эти добры-молодцы померли? Но до поры, как я уже говорил, никаких негативных последствий не было.

Очередной шаг изменил всё. Нет. Никакой боли я не почувствовал, как и других негативных ощущений. Просто у меня внезапно задрожали ноги, сгибаясь под тяжестью собственного тела, и тут же накатила непомерная слабость, опустошая душу и выдавливая даже мысль о каком-то сопротивлении.

Вот тогда я и начал этот долгий-долгий путь назад длинной в несколько нескончаемых метров.

Ну, это я ещё далеко в центр островка углубиться не успел. Если заберусь так же далеко как девушка, обратно уже точно не выползу. Так что забег в сторону центра оставим на крайний случай. Да и не думаю я, что она аналогичным образом поступила. Тут что-то другое. Она явно другой алгоритм прохождения нашла. Понять бы только в чём его суть.

Обойдя остров по краю, я встал как раз напротив неё. Задумчиво взъерошил волосы.

Может, я зря ломаю голову и всё гораздо проще? В этом месте проход есть, и девушка просто в конце немного сбилась с пути?

Делаю осторожный шаг в её направлении и вновь мучительно ползу к воде. Уф. Благо хоть совсем недалеко было.

Отошёл чуть в сторону и процедура обучения навыку пластуна продолжилась.

Не. Нужно что-то другое придумать. Я так долго не протяну. Очень уж выматывает этот курс молодого бойца!

Какое-то время я просто походил по берегу, посматривая на такой близкий и вместе с тем такой недоступный эликсир.

Идей как к нему попасть не было. От слова совсем. Я с тоской ткнул ногой влажный песок и внезапно заметил небольшой камешек, покатившийся у меня из-под ног. Поднял, стряхнул налипшие песчинки и охнул, осенённый неожиданной догадкой.

Я держал в руке тотем в виде миниатюрного, искусно вырезанного насекомого, немного похожего на муравья. Камень после использования потрескался, посерел, потеряв своё очарование, превратившись в мёртвый кусок породы.

Уж не он ли почти довёл девушку до цели? Может, петы как-то видят эти ловушки, что на пути к цели находятся и обходят их.

Рука сама потянулась к бабочке подаренной Горёхой. Положив тотем на ладонь, поднёс к глазам. Если моя догадка верна, то этот казавшийся бесполезным пет, может спасти мне жизнь.

Ну что же. Не попробуешь – не узнаешь. Тут главное не мешкать. Не нужно забывать, что пет всего минуту живёт. Возможно тот муравьишка, что девушку сквозь этот невидимый лабиринт вёл, просто издох, не успев доползти до цели, и дальше ей пришлось идти наугад. А вдруг и мой не успеет? Брр. Даже и думать об этом не хочу.

Решившись, дёргаю тотем с шеи, бросаю на землю и отдаю мысленный приказ лететь к постаменту. Малюсенький пёстрый мотылёк задорно закружился, выписывая замысловатые зигзаги. Я двинулся следом, молясь всем богам, о том, чтобы моя догадка оказалась верной и мой пет, не завёл меня прямо в ловушку. Но за одним шагом следовал другой, потом ещё и ещё и вскоре одно беспокойство сменилось другим. Теперь я просто боялся не успеть. Слишком неторопливым был полёт бабочки и в тоже время слишком замысловатыми были зигзаги, которые она выписывала по пути к цели.

Не дошёл я совсем немного. До постамента осталось буквально пара метра, когда мой проводник, взмахнув в последний раз своими крылышками схлопнулся в воздухе.

- А кто обещал, что будет легко? – вздохнул я огорчённо, потирая подбородок.

И что дальше делать? Обратно уже не вернёшься. Нет у меня уверенности, что смогу точно повторить пройденный путь. Да и смысл? У бережка смерти своей дожидаться? Дальше чем сейчас, всё равно потом забраться не смогу. Нужно идти до конца.

Очень соблазнительно было рвануть напрямик. Преодолеть одним скачком, оставшуюся пару метров и дотянуться до сосуда. Насколько я понял, этого достаточно будет, чтобы убраться отсюда. Вот только о судьбе девушки забывать не стоит. Вон она. Неподалёку лежит. Тоже по всему видать на последний рывок понадеялась.

А бабочка, между прочим, перед тем как исчезнуть в сторону летела. Значит между мной и эликсиром по-любому ловушка. Пройти дальше ещё немного. А сколько? Когда мой сгинувший пет свернуть собирался?

Осторожно, затаив дыхание я сделал ещё два шага. Замер, сосредоточившись на внутренних ощущениях. Вроде всё нормально. Упадка сил не наблюдается. Ну а теперь нужно рисковать.

Развернувшись лицом к постаменту, постоял минутку, собираясь с духом. И бросился вперёд, вложив в отчаянный рывок все силы.

Я почти проскочил. Невероятная слабость навалилась, на последнем шаге, буквально впечатав в землю. Я рухнул сильно отбив локти о постамент. Чуть не свернув позвонки от напряжения, поднял голову, уставился на сосуд стоящий прямо перед глазами и начал спор с вечностью, потянув к нему руку.


***


- Вернулся-таки! – Колдун привстал с бревна и ошарашенно уставился на меня. – Не ожидал! – расплылся он в улыбке.

- Я и сам не ожидал, - буркнул я, не понимая причины поднимающегося беспокойства.

Вроде радоваться должен. Вернулся живой и здоровый. Ну, разве только вымотавшийся до предела. И эликсир достал. Так что у мага ко мне претензий быть не может. Теперь только гибели двух игроков дождаться.

И тут я похолодел, наконец, поняв, что меня смущало. Время! Оно и на секунду не сдвинулось с того момента, как я в отнорок отправился! И как оставалось до конца этапа чуть больше семи часов, так с этого момента теперь отчёт и начало. И соответственно восьмёрка в списке выбывших никуда не делась.

- Это что же, - удивлённо выдохнул я. – Моё пребывание в отнорке здесь в один мин уложилось!

- А ты как хотел! – радостно захихикал маг, решительно поднимаясь с бревна. - Отнорки – они такие! В них время по-особому идёт. Где то медленно, словно смола по дереву сочится, а где и быстро. И глазом моргнуть не успеешь, как жизнь прожил!

- Ты что задумал, старик? – я, заметив блеснувший в руке колдуна нож. – Я эликсир тебе достал. Всё по-честному! А ты?!

Я попятился. Вернее попытался попятиться, внезапно поняв, что как будто в липкой паутине залип и даже пошевелиться толком не могу, не то что бы сбежать.

- Вот я его теперь и заберу! – решительно направился ко мне колдун. – А договор? Кто ты такой, чтобы со мной договоры на равных заключать? Плесень, не стоящая даже плевка.

Я отчаянно задёргался, понимая, что меня сейчас убьют. И только что выбывший из игры девятый игрок мне уже ничем не поможет.

- Да не суетись ты так, - старик криво улыбнулся, подойдя вплотную. – Сил у меня в этом мире с напёрсток. То верно. Но на одно самое плохонькое заклинание я энергии всё же собрал. Пусть и слабенькое, но нипочём с места стронуться не даст.

Короткий взмах, я в отчаянии активирую “Шаг назад” и нож вспаривает пустой воздух.

- Как? – колдун неверяще уставился на меня. – Стой! Отдай эликсир! - хлестанул его крик меня уже по спине.

Но я уже нёсся, со всех ног улепётывая прочь от негостеприимного костра.

- Я найду тебя, тварь! – крик мага звучал всё тише, заглушаемый туманом. – Не здесь, так во внешних мирах найду. И твоя смерть будет жуткой!

- В очередь запишись, - сплюнул я себе под ноги и, сунув заветный пузырёк в карман, бодро зашагал по чавкающей под ногами земле дальше. Навстречу своей судьбе.

Часть 2 Глава 8

- Игрок номер тринадцать. Администрация проекта “Игра на выбывание” поздравляет вас с выходом во второй блок игры. Первый этап второго блока. Основная задача: добыть кристалл переноса и, активировав его, перенестись в следующую локацию.

Внимание! Вы находитесь в безопасной зоне. Время действия безопасной зоны – тридцать минут. Приятного погружения!

Отмахнувшись от стандартного сообщения, я ужом крутанулся вокруг своей оси, уже привычно выдернув меч из ножен.

Впрочем, тут же его и опустил, облегчённо переведя дух. Если честно, была у меня опаска, что куратор по старой привычке мне в начале блока какую-нибудь гадость устроит. Но судя по всему – обошлось. Во всяком случае, сразу на меня набрасываться и глотку рвать никто не собирался. Не было таковых рядом со мной в обозримом пространстве. Да тут вообще никого рядом со мной не было!

Я стоял на горной тропинке, крутой спиралью уходящей резко вверх и теряющейся метрах в тридцати за поворотом. За спиной каменная стена. Под ногами обрыв. В принципе невысокий такой обрыв – с десяток метров всего, но мне, если что – хватит. Дальше местность резко выравнивалась и переходила в густую тропическую сельву, бескрайним океаном тянувшуюся насколько хватало глаз.

Да уж. И где здесь эти проклятые кристаллы искать? В этих джунглях сам себя не найдёшь!

Я задумался, машинально потирая подбородок. Настроение в свете наметившихся перспектив было отвратительным. И для этого имелось несколько веских причин.

И самой главной из них было то, что шансы добраться до финальной игры, не говоря уже о том, чтобы её выиграть, упали практически до нуля. Этой радостной новостью с игроками поделился, разумеется, куратор. А чего я хотел? На то он и клоун, чтобы нас периодически веселить!

В общем, всё дело в том, что мы в этой игре не одни такие. В неё “набор” проводился широко, с размахом я бы сказал. Из двадцати стран одновременно. Ну и соответственно “добровольцев” из каждой страны набиралось по сотне. Любят наши потомки круглые цифры. Вот только арифметика при этом печальная получается.

Для меня печальная. Если из сотни поначалу заявленных игроков я ещё надеялся попасть в число финалистов, то сделать это, преодолев двухтысячное сито, выглядело сильно сомнительным предприятием. Да что там сомнительным! Нереально это! Тут уж как не отсеивай, а несколько десятков очень сильных игроков к третьему блоку наберётся. И каковы в этом случае шансы обычного паренька никакими единоборствами в той, прежней жизни не увлекавшегося?

Я тяжело вздохнул и огляделся ещё раз. Вокруг по-прежнему было пустынно. И в этом, как ни странно крылась вторая причина моего плохого настроения. Похоже, сразу трёх умений я сегодня не досчитаюсь.

Инга, собственно говоря, сама ко мне вчера подошла, когда я из своей комнатушки в общий зал вылез. И предложила взаимовыгодную сделку. Я помогаю ей, как можно дольше продержаться в игре, а взамен она в начале каждого этапа отдаёт мне полученный эликсир на умение. Плюс два эликсира, что девушка с первого блока сохранила. Третий, вернее самый первый Инга в начале игры бездарно профукала, не уложившись при выборе умения во временные рамки. Ну, хоть остальные не тратить ума хватило!

Хороший договор. Учитывая, что в приоритете оставалось моё собственное выживание, то очень даже хороший. Вот только непонятно на чём основанная надежда на то, что мы окажемся на старте второго блока в одном месте не оправдалась.

Печально! Видимо теперь я увижу девушку только в зале в числе смертников. Оно, конечно, моей вины тут нет. Где я её в этих зарослях найду? Но на душе как-то паскудно. Видать и сам не заметил, как привязаться к девчонке успел.

Я решительно мотнул головой. Хватит ныть! Пожалуй, всё как надо и вышло. Лучше сейчас расстаться. Потом ещё больнее бы было! Когда мне её бросить пришлось бы. А потерю умений переживу. Всё равно там, в основном, бесполезный шлак был. Самому надо больше крутиться, на халяву не рассчитывая.

Сверился с таймером. Так. Пару минут прорефлексовал и будет. Пора за дело браться. Тем более что безопасная зона здесь не вечная. К гадалке не ходи – потом какая-нибудь зверушка в гости припрётся!

Быстренько провожу инвентаризацию имущества. Вроде всё на месте: меч в ножнах, нож и топор за поясом, полушубок на плечах, мешок за спиной. Не густо. Но как говорится, всё своё ношу с собой. Кстати с одеждой нужно что-то делать. Рассвет только приближается, покосился я на слегка заалевшее над джунглями небо, а я уже упрел. А что будет, когда солнце поднимется?

Ну что же. Пожалуй, самое время бонус, что нам игра за выход во второй блок подарила, опробовать. Заодно и проверю сейчас; соврал нам куратор или нет.

Сняв полушубок, сжимаю его в руках и отдаю мысленный приказ упрятать его в кладовку.

Внимание! Активация пространственного кармана. Игрок! Обращаем ваше внимание на то, что вы можете положить в карман любой неодушевлённый предмет, который в состоянии оторвать от земли. В наличии десять свободных ячеек. Напоминаем, о том, что в каждую ячейку можно положить только один предмет независимо от его объёма и веса, и о том, что каждый предмет можно положить в пространственный карман только один раз в течение стандартных суток. Желаете убрать данный предмет в свободную ячейку?

- Да, желаю, - рявкнул я вслух и охнул, неверяще уставившись на пустые руки, вытянутые перед собой.

Вот блин, фокусники!

Ладно. Забросим туда же топор и займёмся мешком. Про лежащие там эликсиры я ни на минуту не забывал. Тем более что и здесь нас куратор ожидаемо огорчил. Теперь после гибели от своего собрата-игрока я потеряю не только оружие, но и все амулеты, тотемы и не использованные эликсиры. И в кладовку при этом их положить нельзя, что характерно. В общем, шутка в стиле клоуна.

Так что эликсиры сразу нужно выпить, пока я в безопаске нахожусь. Особенно тот, что коричневым сургучом запечатан! Наверняка вещь неординарная и очень ценная! Да и не стал бы колдун из-за дерьма какого-нибудь огород городить!

Дёрнул мешок к себе, сунул руку. Есть! Любовно осмотрел пузырьки, вертя перед глазами. Один синим сургучом запечатанный, другой коричневым. Значит, во втором блоке за вход в игру редкое умение дают. Тоже неплохо! Может, наконец, то, хоть что-то путное на выбор выпадет?

Ладно. Сначала с более простым разберёмся. Тяну свиток на себя.

- Поздравляем! За вход в игру, вы получаете эликсир умения! Выберите одно из двух умений, описание которых вы обнаружите в свитке, произнесите название вслух и выпейте содержимое сосуда. Внимание. Вы можете выбрать только одно умение! В случае если вы назовёте два умения сразу, ни одно умение получено не будет! Внимание! На прочтение свитка и выбор умения отводится три минуты! Если вы не выпьете эликсир в течение отведённого срока, умение получено не будет! Приятного погружения!

Я криво усмехнулся. Три минуты это по сравнению с прошлым целая куча времени. Да и выбор предстоит из двух вариантов, а не трёх как раньше!

Присел прямо на камни под ногами, хмыкнул и решительно потянул пробку на себя. Чего тянуть? Время идёт. Пока я тут сижу, Витёк кристаллы переноса ищет!

Собственно говоря, выбирать особенно и не пришлось. Вот зачем мне умение плести лозу? Я в ближайшее время на местном рынке корзинами торговать не собираюсь! Хорошо, что второй вариант из списка оказался гораздо интереснее и полезнее. Если не сейчас, то в перспективе точно!

Магический предвестник: Ранг – редкое. Игнасий, волшебник с совиного острова был магом слабым. Да что там говорить. Магом он был совсем никудышным! Ни одного толкового боевого заклинания сотворить не мог, чтобы врага сокрушить. Зато любое заклинание, что супротив него сплели, за мгновение до удара почувствовать мог. Тем и спасался!

Пассивное умение действующее на постоянной основе. Внимание! Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Конечно тоже способность не бог весть что, но если, почувствовав грядущий магический удар сразу “Шаг назад” задействовать – шанс спастись есть. Тут главное не раздумывая, сразу его активировать.

Я вздохнул, покосился на таймер, начавший отсчитывать последнюю минуту и громко произнеся название, выпил.

Посидел с минуту, прислушиваясь к ощущениям, и потянулся к следующему пузырьку.

Длань разума: Ранг масштабирующее. Комбинируемое умение.

Пассивная составляющая. Наделяет способностью мгновенно активировать любой амулет или тотем. Для активации достаточно отдать мысленный приказ.

Активная составляющая. Наделяет способностью мгновенно активировать одно подготовленное заранее заклинание. Может использоваться неограниченное число раз. Время отката – двадцать четыре часа.

Внимание! Умение может трансформироваться с ростом магической ауры персонажа, подстраиваясь под уровень его развития.

Я разочаровано почесал голову. Умение, в общем, то неплохое. Можно вспомнить тот же бой с атаманом, когда я, рискуя жизнью, выгадывал доли секунды на активацию амулета. Да что там говорить, очень даже хорошее умение на фоне того, что мне до этого попадалось. Но от эликсира, за которым охотился колдун, я ожидал намного большего. Хотя кто знает, как там дальше будет? Очень интригует возможность одно заклинание заранее подготовить и мгновенно активировать. Если тут на подготовку мощных заклинаний уходит много времени, то умение просто классным станет!

Решительно опрокидываю в себя содержимое пузырька и поднимаюсь на ноги.

Итак, главная задача на сегодня найти кристалл переноса. Если верить куратору, эти кристаллы тут на каждом шагу под ногами валяться должны. Да уж. Блаженны, кто верит! Что-то я сильно сомневаюсь, что всё будет так просто.

Но найти один из таких кристаллов просто необходимо. Ибо, как скаламбурил клоун, рассказывая о втором блоке: “Просто выжившие уже не выживут”. Ты можешь до самого конца этапа протянуть, но если этот проклятый кристалл переноса не найдёшь и с его помощью портал в следующий мир не откроешь, то в итоге всё равно за чертой круга смертников окажешься.

Задумываюсь над дальнейшим планом действий. Выбор был невелик. Лезть в гору или ломиться в джунгли. Пожалуй, лучше в гору. В джунглях я не зная дороги, могу до конца этапа проплутать. Залезу на скалу, раз тропинка есть. В крайнем случае, хоть осмотрюсь с высоты. Какие-то ориентиры намечу.

Встал, закинул мешок за спину, сжал покрепче в руке меч и двинул вперёд.

Упарился я довольно быстро. Всё же крутовата тропиночка будет. Не столько идёшь, сколько карабкаешься. На небольшой ровной площадке решил передохнуть. Вытер, тяжело дыша со лба липкий пот, припал к балкашке. Огляделся.

Блин. Недалеко же я залез. Дай бог с полсотни метров будет! Вгляделся в море деревьев под ногами. Солнце уже почти взошло. А это что за шпиль как раз в направлении восхода торчит? Поселение? Чуть подумав, решил перекусить. Скинул мешок, потянулся к узелку. И замер, обливаясь холодным потом.

Мгновенно вспыхнуло осознание, о предстоящем магическом воздействии. По телу ледяной волной прокатились мурашки. И в следующий миг меня дёрнуло. Резко, словно катер, рванувший на всех парах в сторону моря, за канат потянул. Вернее в сторону пропасти.

Я охнул, заболтав в воздухе ногами, и даже успел ухватиться рукой за ветку чахлого деревца, умудрившегося пустить корни в камне. Тщетно! Хруст и меня к тому же закрутило в воздухе, будто пушечное ядро.

- Твою мать! - заорал я, лихорадочно наблюдая как в круговерти камня, неба и леса стремительно приближаюсь к верхушкам последнего. Сейчас вдребезги расплескаюсь!

Вот только игра думала по-другому. У самых верхушек деревьев стремительно падение прекратилось и меня потащило в сторону. Впрочем, не везде над деревьями. Самые высокие из них я ещё умудрялся слегка задевать: треск, матюги, клекот порхнувших врассыпную птиц. Внизу промелькнула небольшая полянка, с тремя игроками, чинно рассевшимися возле костра.

Заметили, заценили, напутственное слово в дорогу крикнули.

- Я тебе дам к дождю! – успел я проорать в сторону удаляющегося свиста. – Ты у меня значительно выше полетишь, скотина!

По счастью долго мой непилотируемый полёт не затянулся. И вовсе эти джунгли не сплошные, как мне сверху показалась. Во всяком случае, болото тут есть!

В местную трясину я вписался красиво! Сходу, по касательной, смачно разбрызгивая во все стороны ядовито-бурую жижу. Охнул было, но тут же поперхнулся, захлёбываясь застоявшейся, замешанной на тине, водой. Отчаянно барахтаясь, вынырнул, но тут же получив по голове чем-то увесистым, вновь пошёл ко дну, в объятья гостеприимного ила. На этот раз хлебнул я хорошо, от души. С трудом приподнялся, оскальзываясь в липкой тине, и зашёлся в безудержном кашле: болезненном, выворачивающим кишки, замешанном на рвоте.

- Антон? Ты как там, цел?

Продолжая кашлять и материться, поворачиваюсь на голос. Инга. Стоит на бережку у самого края болота: ладошкой рот раскрытый прикрыла, глаза, что твои пятирублёвые монеты – ну, в общем, переживает, типа.

- Ты откуда здесь? – с трудом выдавил я три слова, сквозь непрекращающийся кашель.

- Так я здесь с самого начала появилась, – удивилась моему вопросу девушка и с упрёком добавила: - Это ты куда-то пропал!

-Да куда же я от тебя денусь, - прохрипел я, с трудом продираясь к берегу. Надо же! Всего пяток метров до суши не дотянул! – Видишь – прилетел!

- По-моему так не летают! Так падают! – прыснула в ответ Инга и опасливо отошла чуть в сторону, освобождая мне дорогу. – Ты сейчас на водяного похож! Такой же мокрый, грязный и в водорослях весь!

- Ну, насчёт мокрый – дело поправимое, - проворчал я, выходя на берег я. – Обсушусь. А вот мешка жаль. На горе остался. Хорошо хоть эликсиры выпить успел!

- А вот и нет! – несказанно обрадовалась моя спутница. – Твой мешок за тобой следом прилетел. Он там в болоте!

- Вон оно значит, чем меня, - я машинально почесал ушибленную голову. – Вот чёрт! Опять в эту жижу лезть!

Мешок нашёлся довольно быстро. Инвентаризация немудрёного скарба и он занял место рядом с одеждой. Пускай сушится!

Я же протерев от влаги меч, покосился на Ингу:

- Ну, рассказывай.

- О чём рассказывать?

- Да о том, как мы с тобой до жизни такой докатились, – язвительно хмыкнул я, – что я к тебе кувырком лечу, всю местную живность по дороге распугивая!

- Ну, умение у меня, - потупилась Инга.

- Да оно понятно, что умение, - влил я в свои слова как можно больше яда. – Хотелось бы поподробнее!

- Ну, когда тебя рядом не оказалось, я поняла, что придётся рассчитывать только на себя. – Инга искоса посмотрела на меня и виновато потупилась. – Стала умения открывать. Ты не думай! – вскинулась она. - Там ничего путного не было! Только вот последнее.

- Что последнее? – мрачно поинтересовался я.

Мда. День определённо не задался. Мало того что поиздевались и в болоте мордой хорошенько повазюкали, так теперь ещё и умения, которые я уже своими считал, ручкой помахали!

- Оно “Любящие сердца” называется, - девушка слегка покраснела. – Там, в общем, история про любовь принцессы и простого пастуха. Когда король узнал об этом, он велел придворной ведьме забросить юношу за тридевять земель. Но принцесса не смирилась, представляешь? – воодушевилась Инга. – И теперь дважды в день, на рассвете и во время заката, она призывала своего возлюбленного к себе. Ненадолго, правда. Как только солнце окончательно поднималось над горизонтом или наоборот скрывалось за ним, её возлюбленного уносило прочь. Обратно, в общем. Правда, здорово?

- Да просто охренеть как! – я ошарашено посмотрел на солнце, едва касавшееся своим диском верхушки деревьев и как ошпаренный бросившись к одежде, начал натягивать её на себя.

- Антон. Ты что? Она же не высохла совсем!

- Дура! Ты чем думала, когда умение активировала?! – взревел я, не прекращая напяливать на себя мокрые вещи. - Меня же сейчас обратно утащит!

Я почти успел. Вновь уже знакомые мурашки по всему телу и через мгновение я, сжимая в одной руке неодетую рубаху, а в другой меч, отправляюсь в обратный путь. Следом привычно пристроился злополучный мешок.

Игроки костерок уже затушили, но встретили моё появление не менее приветливо. Даже платочком вслед помахали! Сволочи!

И вот уже до боли знакомая скала, в которую меня со всего размаху и припечатало. Аж кости захрустели, да меч по камушкам загремел.

Я смачно выматерился, схватившись за разодранный локоть, получил в очередной раз мешком по голове и на время затих, поскуливая от боли.

Придя в себя, долго ощупывал собственное тело, в поисках поломанных костей, заглянул в мешок, гадая, что же в нём может быть таким увесистым, натянул сочащуюся водой рубаху. И в итоге констатировал, подводя окончательную черту:

- Всё! Хватит с меня договоров с женщинами. Встречу – лично убью, - и немного подумав, добавил: - Два раза.

Выплеснув, таким образом, накопившееся раздражение, задумался над тем, что делать дальше. Вариантов было по-прежнему два: спуститься вниз и попробовать отыскать эту горе-призывательницу или продолжить восхождение вверх, как я и собирался до обзора местных достопримечательностей с высоты птичьего полёта.

В итоге остановился на втором. Болота отсюда я не видел и хоть примерное направление, где оно находится, знал, переться туда напролом через местное подобие джунглей никакого желания не было: и заблудиться запросто могу, и проблемы на свою задницу найти. Наверняка там и хищников хватает, и змей со скорпионами, и растений ядовитых. И ради чего такой риск?

Инге я на данный момент ничего не должен. За помощь в начале игры я сполна рассчитался, а договор наш с ней можно сказать силу потерял; умения в обмен на которые я ей помощь обещал, велели долго кланяться.

Подъём занял довольно много времени. Вроде и невысоко пик над головой торчит, а вот попробуй, доберись до него. Тропинка, словно издеваясь, закладывала вдоль горы невообразимые петли, то круто забирая вверх, то, словно передумав, убегая уклоном вниз.

Внутри росло беспокойство. Этак я могу здесь целый день проваландаться! А вдруг там, на вершине ничего путного нет? И что тогда? Обратно ещё столько же топать? И это притом, что конкуренты не дремлют. Если в первом блоке виртуальный счетчик, засевший у меня в голове, количество выбывших из игры игроков отсчитывал, то теперь оставшимся кристаллам учёт вёл. И на данный момент, из первоначальных семи сотен чуть больше половина не найденными осталось! Судя по всему, многие из них находились рядом с местом появления игроков. Может и мне нужно было всего пару шагов вниз по тропинке пройтись и я бы тоже наткнулся? А меня в горы потянуло!

И всё же я постепенно поднимался. Лес внизу съёжился, превратившись в единый пестрый ковёр чуть заметно колыхающийся на ветру. Наконец-то обозначилось болото, большой серой проплешиной расположившейся вдалеке, а за ним ещё дальше, на самом краю горизонта, виднелись тянущиеся к небу постройки неизвестного города. Более подробно разглядеть его не удавалось. Да я и не пытался. Всё равно я туда не пойду. Туда даже по прямой топать и топать. А учитывая, что между мной и этом объектом с десяток километров непроходимых джунглей… В общем, ну его.

На пещеру я наткнулся неожиданно. Тропинка сделала свой очередной умопомрачительный поворот, заставляя меня буквально карабкаться, цепляясь руками за шершавые камни, и вот я вылез на небольшую относительно ровную площадку, вдающуюся вглубь скалы на несколько метров. И там, в сгущающемся сумраке пещеры что-то еле заметно поблёскивало.

Неужели данж?

Я от волнения облизал пересохшие губы, покосился на убегающую дальше вверх тропу и, вынув меч из ножен, осторожно двинулся к входу в пещеру.

Стоило сделать пару шагов, как последние сомнения исчезли. Точно данж! А чем ещё может быть эта переливающаяся всеми цветами радуги плотная завеса прямо напротив меня?

Нахлынуло радостное возбуждение. Не соврал куратор, когда говорил, что эту минилокацию мы сразу узнаем. Надеюсь и про то, что там неплохо прибарахлится можно тоже не обманул. Ну вот! Похоже, не зря я в эту гору пёрся! Теперь бы только внутри не лохануться!

В пещеру я вошёл осторожно, держа меч перед собой и готовый в любой момент отскочить в сторону и вступить в бой.

Внутри было светло. Казалось, сам воздух в своём составе содержит световые частицы: яркие, жгучие, до рези в глазах.

Я непроизвольно прищурился, с тоской вспоминая оставшиеся в машине солнечные очки и, смахивая набежавшие слёзы, быстро огляделся.

Ничего интересного я не увидел. Всё те же камни покрытые пылью и каменной крошкой. Ни мобов, ни мёртвых с косами. И тишина. Осторожно двинулся вперёд. А никто и не говорил, что здесь на каждом шагу с боем пробиваться нужно. Данж то одиночный. Скорее всего, враг ожидает меня где-то там, в глубине пещеры, рядом с вожделенным хабаром. И хорошо ещё, если в единственном числе!

Подумав, активировал “Тихий шаг”. Плевать что у него откат - сутки. На данном этапе это сейчас самая важная часть игры. Смогу кристалл достать и всё, я почти его прошёл. А тут внезапность может быть решающей. Сомневаюсь, что местный страж будет сидеть в центре зала, давая себя как следует разглядеть и, не дёргаясь, пока ты в сферу его агро не зайдёшь. Тут всё как в жизни. Поэтому он, услышав тебя, может сам запросто навстречу двинуться и засаду устроить. Уж лучше я неслышно подкрадусь и нападу, а повезёт, так и в спину не постесняюсь ударить. С проворотом!

Неожиданный крик наполненной дикой животной болью заставил меня споткнуться на полушаге. Крик ударил по нервам, словно раскалённой иглой и тут же смолк, будто захлебнувшись собственной болью.

Я нервно сглотнул, чувствуя, как по спине диким галопом побежали мурашки. А вот и страж! Интересно, кого это он там потрошит сейчас? Судя по голосу, человека. Игрока или местного?

Идти дальше резко расхотелось. От мысли, что через несколько минут вот точно так же могу завопить и я, стало не по себе.

Я немного потоптался на месте, пересиливая себя и зло буркнув: - Порву, гниду, - двинулся дальше.

Нет у меня права на отступление. Дорога назад – это дорога к смерти. Шанс победить есть только впереди. И победить можно лишь встречая опасность лицом к лицу, а, не показывая спину.

Пещера начала резко расширяться, превращаясь в огромный зал. “Всё по канонам жанра”, - криво усмехнулся я, осторожно продвигаясь среди камней к входу в него.

Зал и вправду был немаленький. Этакий неправильный цилиндр в три десятка метров в поперечнике окаймлённый грудой наваленных камней вдоль стен. Словно эти камни сначала равномерно лежали по всей площади, а потом кто-то гигантский и могущественный одним взмахом руки сгрёб их в стороны, освобождая пространство посередине. И не только сгрёб, но и камни на полу пригладил, выравнивая их до качества бетонного покрытия.

Пользуясь нагромождением камней, я отполз за их прикрытием чуть в сторону от коридора. Не люблю когда у меня за спиной открытое пространство. Затем осторожно выглянул.

Кристалл духа! Ещё один!

В центре пещеры висел ещё один хрустальный шар. Правда был он не такой большой, как его собрат из жгумовой плеши и полыхал зелёным светом, а не красным. Но сути дела это не меняло. Передо мной висел ещё один артефакт открывающий дорогу в магический отнорок.

Вокруг кристалла как раз и развивались основные действия. Шагах в трёх от него лежал, истекая кровью, широкоплечий мужчина в странной, наброшенной на плечи, ядовито-жёлтой хламиде.

Местный. Умирает. Вот только жаль, что он тут не один такой! Трое его собратьев в этот момент как раз увлечённо обмазывали кровью пол вокруг кристалла, что-то при этом торжественно бормоча. Рядом лежал погибший игрок. Смуглая кожа и курчавые волосы, набедренная повязка на поясе, меч, похожий на серп на полу.

Негр, что ли? Не похож. Не настолько уж он и чёрен. Да и черты лица немного иного типа. Скорее уж полинезиец какой-нибудь. Интересно, он откуда? Система по этому поводу молчит. Игрок и всё тут. Ни тебе страны, откуда этот неудачник появился, ни номера, ни даже континента. У нас ведь теперь по цвету, кожи национальность фик определишь. Этот туземец запросто может коренным французом оказаться!

И что делать дальше? Я задумался. Судя по тому, что неизвестный игрок сумел убить только одного из четверых стражей, бойцы из этих идолопоклонников не совсем уж отстойные. И какие шансы у меня против троих?! И ведь потом не переиграешь! Смерть от руки местных, будет смертью окончательной.

“И что?” - Грубо оборвал я мысленно сам себя. - “Уйти, поджав хвост”?

И я, вдруг, понял, хрен я уйду! Либо добуду здесь этот треклятый кристалл, либо сдохну как предыдущий игрок. Тем более, спасибо ему, он мне хоть и на четверть, а задачу облегчил. К тому же в нише напротив, я успел заметить ещё один небольшой кристалл, переливающийся голубым сиянием. Кристалл переноса! Мой пропуск на следующий этап!

Ну что ж раз боя не избежать, нечего тянуть. Нападать нужно сейчас, пока они с кровью на полу ковыряются. Глядишь, и успею добежать и хотя бы одного из строя вывести, пока остальные опомнятся. А там посмотрим.

Я покрепче стиснул в руке меч, вытащил из-за пояса нож и приготовился к рывку.

- Да. Не повезло египтянину, – тихий голос прямо над ухом заставил меня резко обернуться, выставив оружие перед собой.

Сзади меня, на корточках, примостился азиат. Игрок: невысокий, крепко сложенный, темноволосый. Номера тоже нет. Сидит за спиной, понимаешь и двумя длинными палками, связанными между собой поигрывает. На средневековый цеп похоже, только более короткая палочка прикреплена к другой не цепью, а верёвкой свитой из жил. Сам игрок одет неказисто: в замызганные однотонные серого цвета рубаху и штаны, зато на шее синий амулет болтается.

- Да не дёргайся ты, - шёпотом дыхнул он мне в лицо. – Я тебе не враг. Хотел бы убить, убил бы, – в уголках серых глазах промелькнула тень насмешки. – Да только враги у нас общие, - кивнул он в сторону местных. – Ни тебе, ни мне в одиночку не справится! Наш общий друг в этом уже убедился.

- Ты видел, как его убивали?

- Да. К самому концу боя тут появился. Своими железяками эти жрецы владеть умеют.

- И что ты предлагаешь? – словам азиата я не поверил ни на грамм. Раньше он тут был, значительно раньше. И с арабом этим несчастным пообщаться успел. Иначе откуда такая информация? Почему именно египтянин, а не скажем, к примеру, полинезиец, как я поначалу думал? Вот вы сможете, увидев араба, определить из какой он страны? Вот и я не смогу. Потому как все они для нас на одно лицо. Впрочем, как и мы для них, чего уж там. Вот о своём собеседнике я тоже ничего сказать не могу. Кто он: китаец, японец или может кореец какой-нибудь?

- Вместе напасть, - ожидаемо предложил мой временный союзник. – Внезапно, с двух сторон. Тогда наверняка победим.

-Идёт, - не раздумывая, согласился я. Шансы одолеть местных вдвоём были значительно выше. – И как будем действовать?

- Я сейчас отползу на противоположную сторону. Подготовлюсь и крикну, - проинформировал меня мой временный союзник. – Только ты сразу бросайся вперёд, как я крикну, - посмотрел он внимательно мне в лицо. - Не мешкай. Бойцы они неплохие. Если врасплох не застанем, можем, не справится.

- Понял.

Кивнув мне напоследок, мой будущий конкурент развернулся и тенью заскользил вдоль камней.

- Вот как он это делает? – подумал я, чувствуя, как сердце кольнула чёрная зависть. – Да ещё и в сандалиях своих деревянных? Мой “Тихий шаг” тут и рядом не валялся. Немудрено, что он так запросто мне за спину прокрался. Опасный противник! Очень опасный! И коварный, к тому же!

“Как крикну, сразу беги”. Щас! Только шнурки на ногах покрепче завяжу! Не удивлюсь, если передо мной он точно так же с египтянином договаривался. Крикнул из-за камней, а тот сдуру сразу в драку и кинулся. Ну, тут его и приняли. А этот наблюдал со стороны. Справится африканец – хорошо, он его уставшего и израненного потом спокойно добьёт, не справится, так может, кого из противников из строя выведет. Кристалл то один и делить его японо-китаец ни с кем не собирается. Впрочем, я тоже. Так же как и служить для него смазкой для мечей. Пускай тоже повоюет!

Резкий выкрик азиата. Я, глядя сквозь щель меж камней, злорадно усмехнулся. Так и есть. Мой восточный друг и не подумал лезть в бой, затаившись среди камней. Вот только номер этот у него во второй раз не прошёл. Если до этого, не видя крикуна, жрецы решили что вопил африканец и начали его увлечённо резать, то, теперь не увидев противника, они ожидаемо направились в сторону голоса.

- Русский! Скотина! Хватит прятаться! – поняв, что отсидеться, не удастся, азиат вскочил на камни, помахивая своим оружием. – В одиночку тебе всё равно не справится!

- Ну вот, - я расстроено вздохнул. – Мало того, что этот кореец по-русски как на родном шпарит, так ещё и мою национальность как-то выяснил. И где спрашивается в этом мире справедливость?

Ну, насчёт знания языка - это я пошутил. Куратор сразу предупредил, о конкурентах из других стран сообщая, что языковых проблем у нас не будет. А вот то, что мой недруг мою национальность как-то узнал, напрягало. У меня такой способности не было.

Поняв, что боя со жрецами не избежать азиат выскочил в центр зала, ухватившись за палку каким-то странным особым захватом. И началась пляска смерти.

Местные действительно оказались неплохими бойцами: опытными, целеустремлёнными, умеющими работать в группе. Быстро образовав вокруг своего противника своеобразный треугольник, они атаковали синхронно. Вернее попытались атаковать.

Я озадаченно покачал головой, поражённо наблюдая за схваткой. Всё-таки цеп в умелых руках – страшное оружие! Азиат, подняв шест над головой, начал быстро им вращать, работая одними кистями. И воздух вокруг него буквально запел: пронзительно, грозно, устрашающе. Молниеносный выпад и один из противников со стоном падает, ударившись о камни. А игрок быстро уходит в сторону, переступив через поверженного врага. Жрецы бросились следом, активно орудуя мечами. Вот только добраться до шустрого противника никак не могли. Азиат двигался, словно танцевал, периодически заставляя отскакивать жрецов своим цепом.

Поняв, что местные со своим противником не справятся, я начал вдоль скал пробираться к месту сражения, благо они в горячке боя сместились далеко от центра. В голове лихорадочно прокручивались варианты предстоящей схватки. Неутешительные для меня варианты, откровенно говоря. Очень уж здорово сражался азиат. Тут базовыми умениями как у меня явно не обошлось. Совсем другой уровень! Интересно, где он такой эликсир достал?

Бой между тем перешёл в заключительную фазу. Охнув, на землю повалился второй жрец. Последний оставшийся в живых попятился, не сводя глаз со страшного оружия.

- Русский! Подожди немного! Не уходи никуда! Сейчас эту непись добью и тобой займусь!

- Не боись. Не уйду, - хмуро ответил я, вылезая из-за скал. – Не хватало мне ещё от какого-то китаёзы удирать!

- Я японец! – заскрипел зубами мой враг.

- А какая разница? – насмешливо хмыкнул я, поигрывая мечом. – Хрен редьки не слаще!

Разницы для меня действительно не было, но своей цели – вывести японца из себя я добился. Цеп закрутился в воздухе ещё яростней, превратившись в свистящий круг, и следом раздался громкий хруст и наполненный болью крик. Жрец отшатнулся, выронив меч и схватившись здоровой рукой за раздробленное плечо. Торжествующий смех и японец, сделав шаг назад, широко замахнулся, явно вознамерившись вбить незадачливого непися в камень по самые уши.

Этот шаг японца и сгубил. Когда жрец успел достать нож, я не заметил. Но он успел его не только достать, но и метнуть за мгновение до того, как страшное оружие опустилось ему на голову. Японец пошатнулся, схватившись за живот.

- Ну вот, - я укоризненно покачал головой. – Гордыня ещё никого до добра не доводила. Нужно было просто довести бой до конца, а не выпендриваться!

Я не спеша двинулся к кристаллам, заложив изрядную дугу вокруг японца и не спуская с него глаз. Повторять ошибку азиата, расслабившегося раньше времени, я не собирался.

Японец, заметив мой манёвр, начал смещаться мне наперерез. Я удивлённо покачал головой. Наверняка ему сейчас очень больно, да и силы стремительно утекают, а не сдаётся. Уважаю!

- Я не хочу тебя убивать, - посмотрел я в наполненные мукой глаза. – Просто уйди с дороги.

Боль в глазах японца сменилась неистовой, почти материальной ненавистью. Грохот цепа упавшего на камень и рука японца тянется к шее.

Амулет! В отчаянии бросаю нож и как бешеный бросаюсь вперёд. Мимо! Нож со свистом улетает куда-то за спину моему врагу, едва не попав в лицо. Японец рефлекторно отшатнулся, рука на краткий миг замедлила своё поступательное движение. Миг, которого ему не хватило.

Глава 9

Два часа. Нужно продержаться два часа. Эта мысль засела в голове намертво, словно пробка в бутылке вина. Даже меньше уже! Менее чем через два часа осуществится привязка кристалла, и отобрать его уже будет невозможно! Лишь бы за это время на меня никто не напал!

Сомнения в правильности своего поступка не отпускали. В этом то и была одна из дьявольских задумок “хозяев”! Заставлять игроков каждый раз делать нелёгкий выбор.

Вот и в этот раз. Стоило мне прикоснуться к кристаллу переноса, как всё тот же голос предложил выбрать один из двух вариантов взаимодействия с ним, дав на обдумывание всего лишь минуту. Я должен был либо активировать кристалл и через пять минут перенестись в уже опротивевший зал, перейдя тем самым на следующий этап, либо попытаться осуществить его привязку к себе, чтобы остаться в игре и уже в дальнейшем, когда захочу, запустить пятиминутный отчёт. Вот только процесс привязки займёт целых два часа. И в это время любой игрок, убивший меня, сможет забрать артефакт себе. Неприятная возможность, особенно если учесть, что, как сообщил нам клоун, каждый увидевший меня игрок моментально получит информацию о наличии у меня незакреплённого кристалла и времени оставшемся до его привязки.

Вот и приходится теперь, спускаясь обратно вниз по горе, мучительно следить за ходом неторопливого времени и озираться по сторонам, мечтая, чтобы весь мир на эту пару часов вымер.

Сначала я хотел переждать в пещере. Но, после недолгого раздумья, отбросил эту мысль как неподходящую. Тут, конечно, основная масса игроков не по горам лазает, а где-то в джунглях бродит. Но кто-то может полезть и в гору. И мимо данжа этот кто-то наверняка не пройдёт. Как результат; поединок с невыгодными ставками. В случае победы я ничего не приобретаю, оставаясь при своих, а мой противник в случае поражения ничего не теряет, лишь улетая на перерождение. А вот если я проиграю, меня моя жаба голыми лапами на куски порвёт! Такой шанс просрать!

Но решающим фактором, заставившим меня покинуть пещеру, было не появление случайного игрока. Больше всего я опасался возвращения японца.

Сколько я до этой пещеры добирался? Часа три? А он тут уже был. И не факт, что он эту пещеру быстро нашёл. Мог вообще не сразу в гору полезть, да и привалы и передышки тоже никто не отменял. Теперь же зная о кристалле и сроке в два часа, мой враг спешит сюда полным ходом! Вот к гадалке не ходи и часу не пройдёт, как в пещере объявится! А против него у меня шансов маловато, даже если у него умения на то оружие, что он сейчас в руке сжимает, нет! Если японец опять так неслышно подкрадётся, то любым острым предметом мне горло перережет, а я даже испугаться не успею.

Вот и решил я обратно по тропинке спускаться. Наверняка же мой недруг с другой стороны пришёл. Пока до пещеры доберётся, я уже далеко уйду. Не должен догнать успеть!

А если японец по той же тропинке, что и я поднимался? Мог же он мимо проскочить, пока я в болоте Ингином купался? Такой вариант тоже исключать нельзя! Но и в этом случае расклад будет значительно лучше, чем в пещере. Во-первых, подкрасться ему ко мне будет нереально; тропинка узкая, укрыться негде, а во-вторых, крутых уступов на ней много. Сражаться с врагом, который внизу у твоих ног копошится, значительно проще будет. То же самое, кстати, и других игроков, что мне встретиться могут, касается. Нападать, одновременно карабкаясь в гору проблематично! Но лучше бы вообще не встретились!

На том и порешил. Забрал кристалл духа, отложив активацию портала в отнорок на будущее, забросил в кладовку цеп японца, серповидный меч египтянина и четыре сабли жрецов, повесил на шею трофейный амулет. Неплохой кстати амулет. Зелье, которым меня колдун угощал, напоминает, только действие у амулета значительно короче.

Мгновения бессмертия: Ранг редкое. Магический амулет с заключённой в нём силой света. Мгновенно исцеляет раны и даёт неуязвимость сроком на три секунды. По истечению срока действие заклинания прекращается, и реципиент возвращается в исходное состояние.

Оно, конечно, не бог весть, какой срок. Но иной раз и эти три секунды решающими могут оказаться. Успей японец амулет активировать, вполне возможно победа бы осталась за ним.

Игрока я встретил, когда до привязки кристалла осталось чуть больше десяти минут. К этому моменту, я уже существенно приободрился, надеясь, что всё обойдётся. Не обошлось!

Выглядел Никита внушительно. Гигант, затянутый в лёгкие кожаные доспехи, в круглом поцарапанном шлеме, с забралом скрывающем половину лица до губ и нескольким амулетами и тотемом, свисающими с шеи. Он стоял, опираясь руками на огромный широкий меч, и насмешливо улыбнулся.

- Игрок номер один, - тут же выдала мне информацию система.

- Знакомые всё лица! Закадычный друг куратора, если не ошибаюсь? Ну, вот и встретились! Смотрю, день у тебя задался! – Никита приподнял забрало и восхищённо цокнул. – Уже и кристалл где-то достал и мне принёс! Молодчина, бро!- он сделал шаг вперёд, мгновенно преобразившись в хищного зверя. – Давай так! Ты отдаёшь мне кристалл, и мы остаёмся друзьями. Обещаю до самого третьего блока, тебя больше не трогать.

Я, молча, встал в оборонительную позу, проклиная в душе, на чём свет стоит своё фатальное невезение. Уступать нельзя. И дело даже не в том, что если сейчас прогнусь, то в дальнейшем он меня при каждой встрече доить будет. Про своё обещание даже и не вспомнит! Просто поддавшись сейчас, я почти наверняка сломаюсь в дальнейшем. Страх нужно давить в самом зародыше. Иначе он сломает тебя. С треском сломает, словно щепку сухую.

- Не хочешь, значит по-хорошему, дурашка, - с наигранным сожалением пробасил мой противник. – Я же тебя сейчас порву, чудак! – продолжил он давить на психику. – Того десятка минут, что осталось мне с лихвой хватит. Только на этом наша дружба не закончится. Я тебя при каждой встрече рвать буду! Причём так, чтобы ты помучился подольше!

- А ты не обманешь? – я сделал вид, что заколебался. Если есть возможность потянуть время, надо этим пользоваться. Часики то тикают.

- Не тяни время! – разгадал мой замысел верзила и демонстративно опустив забрало на лицо, сделал шаг в мою сторону. – Решай сейчас! Мир или война?!

Поняв, что тянуть больше нет смысла, я снова поднял меч, приготовившись к обороне.

- Ну и дурак! – презрительно сплюнул на землю мой враг.

В следующее мгновение, он бросился вперёд и хлёстко махнул мечом, нацелившись подрубить мне ноги. Каким-то чудом, буквально на одних рефлексах, я успел отскочить, обливаясь холодным потом. Вот сука! А верзила, воспользовавшись моим замешательством, уже сделал широкий шаг, сразу преодолев почти половину подъёма и, не давая мне опомниться, вновь ударил, целясь в живот. Я отскакиваю, не надеясь отбить и этот выпад. И ещё шаг вперёд. На лице гигант заиграла презрительная улыбка. Ещё чуть-чуть и он полностью подымиться. А на ровном месте шансов у меня нет!

И я рискнул. Следующий выпад по замыслу Никиты должен был снести мне голову. Машинально присев, я сам рванулся навстречу, целя мечом в незащищённый нагрудником бок. Длинным мечом в ближнем бою особо не помашешь! И уже гигант, с трудом отбив несколько моих ударов, отскакивает назад, разрывая дистанцию. Мы замерли, тяжело дыша, оставшись на прежних позициях.

- Неплохо для такого слабосилка, - Никита оскалил рот в подобии улыбки. – Но долго тебе не продержаться.

Я промолчал, мысленно заскрипев зубами. За время стычки и минуты не прошло. Мой противник, между тем, принялся за дело всерьёз, уже не стремясь закончить бой наскоком. Его меч свистел описывая широкие смертельные круги, а сам он, не спеша потихонечку вновь поднимался в гору. Я вертелся как уж, уклоняясь от страшного оружия и изредка безуспешно контратакуя. Господи, где он так научился им владеть? И где он вообще такой здоровый меч достал? Мне в первом блоке ничего похожего на глаза не попадалось!

Но видимо силы у верзилы тоже были не беспредельны. Такой дурой в одном темпе долго не помашешь. Он начал уставать. Движения стали более размашистыми, менее резкими и точными. Это мой шанс! Если этот боров окончательно заберётся в гору, то сил меня дожать он найдёт. Сейчас! Я до предела взвинтил темп, напрягаясь из последних сил, сделал несколько яростных выпадов и когда, отшатнувшись, гигант сделал шаг назад, привычно нахмурил брови. Запнувшись, мой противник засеменил вниз, часто перебирая ногами, но удержался, устоял, грубо при этом выругавшись.

Я досадливо поморщился. Не добить! Пока соскользну вниз, меня там уже встретят. И вновь мы смотрим друг на друга, находясь на исходной позиции. Я, тяжело дыша, Никита, матерясь и оскорбляя. Три минуты! Господи, каких-то три минуты ещё продержаться!

И тут он меня поймал! Гигант молниеносным движением сорвал с шеи один из амулетом и со злостью кинул в меня. Взвыла мурашками по спине антимагическая сигнализация. Лихорадочно задействую “Шаг назад”. Вот только с траектории удара использованное умение мне убраться не помогло.

Тонюсенькая, толщиной с иголку синяя искорка с громким треском ударила в бок. Тело мгновенно налилось свинцом. На плечи, словно пудовый мешок навалили, руки бессильно опустились, ноги медленно начали подгибаться, не выдерживая собственного веса.

Но упасть самостоятельно мне не дали. Никита одним прыжком преодолел разделявшее нас расстояние. Сильный удар по лицу и я падаю навзничь на спину, резко приложившись о камни. В голове, будто огненный шар взорвался, в позвоночнике что-то хрустнуло, рот наполнился кровью.

- Вот же ты отродье смрадное! – наклонился надо мной мой враг. – Всё-таки заставил, погань такая амулет использовать! Ну, ничего! У меня ещё больше двух минут осталось! – мощный удар в живот заставил меня задохнуться, выбив из лёгких весь воздух. – Что не сладко тебе? – Мой враг поднял забрало и всмотрелся мне в глаза. – Так сегодня только начало! Я тебя теперь при каждой встрече потрошить буду. И не так как сейчас! – Что-то острое и невыносимо жгучее вонзилось мне в живот, наполняя тело нестерпимой болью. Никита наклонился ко мне ещё ниже, жарко зашептав в самое лицо. – Просто сейчас у меня времени нет. А представь что будет, когда мы в следующий раз встретимся. Ты у меня пару часов подыхать будешь. Кто знает, может быть уже сегодня?

Обезумев от ярости, я почти бессознательно активизирую “Мгновения бессмертия”. По телу пронеслась волна тепла, смывая боль и возвращая силу мышцам. Левая рука привычно сжалась на так и не выпущенном ноже, и я ударил. Яростно, со всей силы, на которую был способен, вогнав узкую сталь прямо в глазницу.

Никита как-то обиженно хрюкнул, вскинув руку, ухватился за нож и, на мгновение, замерев, повалился на меня, придавливая своим весом.

А следом вернулась боль, вгоняя меня в полуобморочное состояние. Я ещё попытался что-то предпринять, продираясь сквозь багровую дымку затопившую сознание, но оно поплыло, всё больше растворяясь в багрянце, и я ухнул в пучину беспамятства.

- Внимание. Вы возрождены в безопасной зоне. Время действия безопасной зоны – десять минут. В связи с тем, что ваш противник умер раньше вас, ваше оружие и магические предметы не были потеряны. Приятного погружения!

Внимание! Закончено слияние с кристаллом переноса. Потерять, продать, передать кристалл невозможно. Для активации необходим мысленный приказ. Время активации пять минут. Напоминаем, что до конца срока активации, вы по-прежнему уязвимы. Приятного погружения.

Я вздохнул полной грудью, с облегчением поняв, что у меня ничего не болит и всё прекрасно функционирует.

Проклятый урод! Поизгаляться он решил! Как там говорил один известный киногерой:

- Хочешь убить – убивай, а не разговоры разговаривай!

Обломался Никита! А теперь что? И сам сдох и кристалл у меня отнять не получилось! Видимо не сразу я там умер, потеряв сознание. По крайней мере, последние секунды до истечения таймера прожить всё-таки смог!

Крутанулся, увидел лежащие рядом меч и нож. Уже хорошо. Сунул меч в ножны, нож за пояс, с сожалением провёл рукой по груди.

Блин. Из-за этой сволочи последний амулет потратить пришлось! Опять с голой грудью на врага кидаться придётся!

Я огорчённо вздохнул и замер осененный неожиданной догадкой. Амулеты Никиты! Раз он раньше меня умер, то получается они там, на горе остались! Я чуть от досады не взвыл. Надо же. Нужно было всего лишь руку протянуть! И они мои бы были. Сразу несколько штук! Берёг сволочь такая. Даже на меня лишь в последний момент использовал, когда понял, что без этого справиться не успевает! И надо же мне было так не вовремя сознание потерять!

Некоторое время я безуспешно боролся со своей жабой. Разум твердил, что нужно валить отсюда куда подальше. Наверняка ведь Никита уже несётся сюда со всех ног. Да и появления азиата по моим следам вполне ожидаемо. Но амулеты! Где я столько ещё за раз достану? Тем более я их честно в бою заслужил. Выстрадал, можно сказать!

Решившись, я со всего духу вновь помчался вверх по тропе. Никита намного позже появился. Вряд ли успеет. Да и японец за мной погоню вполне мог прекратить. Время то отнять кристалл вышло.

Он сидел на корточках на месте нашей схватки. Оглянулся на меня, повертел в руке поднятые амулеты.

- Твоя работа? – потряс ими японец. – Шустрый ты!

- Моя, - со вздохом признался я, вынимая меч. – А куда деваться? Шагу нельзя сделать, что бы на игрока не наткнуться. И каждый обидеть норовит!

- Тебя обидишь, - фыркнул псевдокитаец, доставая из-за спины палку на цепи, точную копию реквизированного мной у него оружия. – В спину ты бить ловко научился.

- Так учителя хорошие были, - помрачнев, ответил я, и не подумав оправдываться. Надежда на то, что у моего врага не найдётся второго цепа и он будет биться чем-нибудь другим, менее в его руках смертоносным, велела долго жить. – Да и кровь безвинно убие́нного араба к отмщению взывала. За что ты так с ним? Он же смуглый, а не рыжий!

- Рыжий? – мой враг на мгновение замер, не поняв моей аллегории. – О чём ты русский? Обезумел от страха?

- Слушай китаец, а откуда ты знаешь, что я русский? – решил поинтересоваться я. Нет. Ну, правда, интересно! Ведь как-то он это узнал!

- Я японец!

- Да мне по барабану! Хоть уйгур! Давай так, - я, приняв решение, решил немного подразнить азиата. Вдруг и вправду какую-нибудь ценную инфу выболтает. Всё равно у нас с ним взаимоотношения не сложились. – Отдаёшь мне мои амулеты, сдаёшь того, кто тебе о моей национальности насвистел, и я тебя отпускаю. Даже палку твою уродливую во второй раз отнимать не буду!

- Я убью тебя, русский, - сузив глаза, прошипел японец и, размахивая цепом, двинулся в мою сторону. – Вот только умирать ты будешь очень долго!

Ну, насчёт очень долго он, конечно, погорячился. Активируй я кристалл и на всё про всё у него только пять минут останется. А я бы ещё и повоевал.

Вот только планы у меня другие. Всё равно я кристаллом духа воспользоваться собирался. Страшно до дрожи в коленках, но надо! Решил ведь для себя, что без риска тут никак.

А ввиду вновь открывшихся обстоятельств, этот риск просто необходим. Я ведь грешным делом на первых этапах себя одним из лидеров наметившейся гонки посчитал. Ну да. На фоне нашей десятки со мной только Настя да Витёк могли конкурировать. Встреча с японцем и Никитой вдребезги развеяла мои иллюзии. На их фоне я почти статист. А сколько ещё таких Джеки Чанов с Илья Муромцами по джунглям бегают? Таких, что на голову выше меня будут? Учитывая общий объём играющих, боюсь, что не меньше сотни. И не рискуя сократить этот разрыв в отставании нереально. Либо так, либо никак.

Весело подмигиваю японцу и активирую кристалл. Благо “Длань разума” позволяет это сделать мгновенно. Вспышка. И в моих глазах снова меркнет свет.


Темно. Тихо. Мрачно. И пропавшее чувство времени в придачу.

В душе всё больше поднималось сомнение в правильности своего поступка. Ладно, в прошлый раз. Там выбора просто не было. Да и не знал я тогда толком, что меня впереди ожидает. Но сейчас-то сюда добровольно сунулся! Не подыхая как в плеши, а имея в кармане пропуск на следующий этап!

Подавив на корню упаднические мысли (после рефлексовать буду, когда отсюда выберусь), быстро оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, куда же меня занесло.

Я находился в длинном полутёмной коридоре. Массивные стены, выложенные из крупного грубо отёсанного камня, такое же перекрытие, низко нависшее над головой и чуть скошенное на одну сторону, земляной, плотно утрамбованный пол под ногами.

Подземелье какое-то. И чёрт знает насколько вытянутое, так как дальний конец сооружения терялся во мраке.

Я покосился на факел, задорно пылающий на стене слева от меня. Странно. По виду обычная палка с намотанным на конце слоем тряпок, а горит так, будто её керосином облили.

Подошёл поближе. Мда. Странный факел. И огонь странный. Вроде и вокруг палки языки пламени, а такое ощущение, что самой палки и не касаются. Явно. И тут без магического воздействия не обошлось!

Вот интересно. А сколько он может так гореть? Или вечный? А если его потушить, то он от обычного огня опять загорится?

Вопросы, на которые у меня не было ответа. Ну и ладно. Потом разберусь. Факел всё равно с собой брать надо. А то его двойник лишь крохотной искоркой вдалеке светится. В потёмках я тут далеко не уйду. Выскочит кто-нибудь из тёмного угла и схарчит за милую душу или ловушку какую не замечу. Хотя, если предыдущий отнорок вспоминать – не факт, что я западню и при ярком свете разгляжу. А ещё одной бабочки у меня нет. Печалька!

Ухватившись за древко, потянул факел на себя. Тот, поначалу поддавшись, неожиданно застрял. Зацепился? Да вроде не за что. Палка круглая, гладкая, ссужающаяся с другого края. Должна как по маслу вылезать! Потянул посильней. Тот же результат. Больше чем до половины вытащил, а дальше ни в какую! Чертыхнувшись, обследовал крепление, подёргал его, пытаясь выдернуть из стены, и мрачно сплюнул.

Понятно. Пулемёта мне тут не дадут. Рожей не вышел. И что делать? Я же не крот в темноте по подземельям шарахаться. Наступишь ещё на что-нибудь склизкое и противное.

Ладно. Хочешь, не хочешь, а идти нужно. Не вечно же тут топтаться! Пока до цели не доберёшься, всё равно не выпустят. Держа наготове оружие, я осторожно двинулся вперёд в сторону мрака.

Путешествие вышло довольно монотонным. Я уже больше часа топал по прямому как струна подземному коридору, а конца дороги и видно не было. Всё те же почерневшие от времени стены, всё тот же утрамбованный словно катком, коричневый песок под ногами. И лишь факелы, равномерно понатыканные по стене через каждую сотню шагов. Как вехи в пути. Поначалу я, было, взялся их считать, но быстро на это дело плюнул.

А смысл? Всё равно вне зависимости от того, добьюсь я успеха или сложу где-то в сумраке свою буйную голову – обратно не вернусь.

Дверь в стене я чуть было не проскочил. Впрочем, немудрено. Она находилась как раз на участке равноудалённом от факелов и почти сливалась на фоне тёмной стены. Да и монотонность путешествия бдительность немного притупила.

Я уже и мимо можно сказать прошёл, когда неожиданно понял, что что-то странное зацепил боковым зрением. Развернулся. Шагнул обратно. Точно, дверь! Массивная, сделанная из плотно подогнанных друг к другу досок, обитых железными полосами. Даже ручка похожая на набалдашник от посоха есть!

Осторожно потянул дверь на себя. Она легко поддалась, даже не скрипнув при этом. Передо мой открылась всё та же стена. Неверяще хмыкнув, ощупал. Точно стена! А зачем тогда сюда дверь присобачили? Зацепился взглядом за неровно выступающий камень. Коснулся.

И тут стена развалилась, осыпавшись серой пылью и резкий толчок в спину вытолкнул меня наружу, навстречу ударившему по глазам свету.

Глава 10

Холодный пронизывающий ветер, зачерпнув невидимой ладонью пригоршню дождя, с широким размахом швырнул мне её в лицо. Я отшатнулся, на миг ослеплённый, рефлекторно прикрывшись рукой.

- Какое мерзкое место, правда?!

Я развернулся на хриплый, слегка ироничный голос и встретился с насмешливым взглядом серых глаз. – Надеюсь, ты с собой одежонку прихватил? – продолжил допрос крепыш в меховой накидке, помахивая массивной шипастой булавой, и добавил, усмехнувшись: - А то простудишься. У Ингрид забот прибавится, ухаживать за тобой!

- Заткнись уже, Дамиан! – резко оборвала его худенькая девушка, завёрнутая в некое подобие кожаного плаща. – И без твоих дурацких шуточек тошно!

- Где мы?

Я, достав из кладовки свой полушубок, поспешно начал надевать его, попутно осматриваясь.

Ну что сказать? Место и впрямь было не очень весёлое. Я стоял в небольшой каменной нише уродливым выступом выпиравшей на несколько метров из отвесной скалы. Напротив, в тщетной попытке дотянуться до нас через пропасть, расположился точно такой же выступ, с чернеющим за ним провалом пещеры.

- Оскалившийся рот с вытянутым языком напоминает, - вновь хмыкнул Дамиан, заметив мой взгляд. – Словно насмехается.

- Почему нет? – пожал я плечами, нахлобучивая на голову шапку. – На что хочешь, могу поспорить, что нам на ту сторону попасть нужно.

- С чего ты взял? Нам такого задания никто не выдавал.

Я оглянулся и, только всмотревшись в упор, сумел разглядеть ещё одного участника предстоящего шоу.

- Здорово, земляк! – отлепившись от скалы, игрок сразу перестал быть частью её интерьера, обретя нормальные очертания. – Тоже на суперквест позарился?

- И тебе не кашлять, - Появившееся сообщение о том, что это игрок под номером пятнадцать не оставляло сомнения, что передо мной и вправду один из подопечных клоуна. Этого средних лет мужчину с слегка одутловатым лицом я в зале не заметил, но это ничего не значило. Не больно-то я там к народу присматривался. – А ты чего у меня за спиной притаился?

Я сместился чуть в сторону, чтобы держать в поле зрения и Дамиана с Ингред, и там хорошо умеющего маскироваться земляка.

Нет. Ну, правда. Аж зло берёт! Где они все такие умения понахватать успели? Я вроде тоже не чаи весь первый блок распивал, а ничего подобного раздобыть не смог. Ну, почти ничего.

- Так люди разные бывают, - и не подумал смущаться тот. – Вдруг, какого неадеквата сюда занесёт? Навроде нашего Никиты. Ткнёт какой-нибудь железякой в живот вместо здрасти и поминай, как звали. Без шансов возродиться, между прочим! Вот мы с Дамианом и решили этот процесс проконтролировать. – Мужчина сделал шаг назад и вновь почти слился со стеной.

- Ну, давай знакомиться, раз мы в одном ялике, – смахнул с лица капли дождя Дамиан. – Я, как ты уже понял, Дамиан - Испания, это, - кивнул он в сторону девушки – Ингред. Она из Норвегии. Своего земляка ты, наверное, и сам знаешь. Если что, его Геннадий зовут.

- Антон, - вздохнув, представился я и покосился на нависшие над головой облака. – Интересно, тут когда-нибудь солнечно бывает?

- Проклятая погода, - подала голос Ингред, плотнее закутываясь в свой плащ. – Скорей бы уж местная непись объявилась и задание выдала. Сил нет, тут торчать!

- Не факт что здесь кто-то появится, - возразил я и, осторожно подойдя к краю обрыва, заглянул вниз. Высоко-то как! Дна совсем не видно! Долгое падение будет приятным бонусов к ожидаемой смерти. – Возможно, пока сами не переберёмся на ту сторону, так и будем стоять тут до посинения.

- Ты что-то знаешь об этом месте? – встрепенулась девушка.

- Ну не конкретно об этом, - я на мгновение задумался, решая, стоит ли делиться с моими новыми знакомыми информацией. И если стоит, то в какой пропорции им эту информацию выдавать.

- Ты меня так не пугай, Антон, - вновь отлепился от стены Геннадий. – Тут метров пять навскидку будет. А я далеко не чемпион мира по прыжкам в длину. Да и ты я думаю тоже. Ну, если только у тебя умение для этого подходящее есть! – со значением покосился он в мою сторону. - Они здесь действуют! А вот амулеты, нет!

- Я заметил, - покосился я в его сторону. – Вот только умения прыгать как кузнечик, у меня нет.

- Значит, будем ждать, - пожал плечами Дамиан.

- Ждать больше не придётся.

Я резко обернулся на голос.

На самом краю пропасти стоял мальчик. Самый обычный мальчик лет десяти с рыжими волосами и голубыми как бескрайнее море глазами. Разве что одет необычно; в широкую хламиду ядовито-салатового цвета, да в сандалии обутые на босую ногу.

- Ты как суда попал, пацан? - выдохнул у меня за спиной Геннадий.

- Он же замёрзнет! Нужно на него одеть что-нибудь! – вскинулась сбоку Ингред.

- Скоро закат, а больше так никто и не пришёл. Время вышло, - заметил малец, не обращая внимания на эти возгласы. – Двое погибло, не сумев дойти до врат, ещё семеро прошли мимо и теперь блуждают в поисках выхода. Но найдут они, - мальчишка пренебрежительно фыркнул, - только окончательную смерть! Остальные не решились пройти испытание. Сюда дошли лишь вы четверо, – он обвёл нас мрачным взглядом. – И только один из вас сможет получить достойную награду, сделав первый шаг по ступеням могущества.

- Нам нужно перебраться на ту сторону? – утвердительно спросил я.

- Не только, - покачал головой в ответ мальчик. – Но и это будет сделать не так просто, как ты думаешь, иномирец. Смотри.

Взмах рукой и над пропастью появилась каменная балка. Мальчишка неспешно сделал шаг на импровизированный мост и сопровождаемый четырьмя парами глаз спокойно дошёл до середины. Затем развернулся к нам.

- Вы четверо, кто в поисках могущества дерзнули решиться пройти великое испытание, знайте! Оно начинается! – мальчик умолк на несколько секунд и в наступившей тишине стало отчётливо слышно, как хлопают полы его одеяния, разрываемые порывами ветра. – Сначала вам нужно пройти этот мост, - он топнул по балке ногой. – Он поделит вас на тех, кто поплатится за свою дерзость и тех, кто будет жить дальше! Выжившие войдут в пещеру. – Сделав выразительную паузу, продолжил малец. – Там состоится поединок воли. Проигравшие останутся ни с чем, но смогут вернуться в место, в котором появились в нашем мире и продолжить странствия. Всё остальное достанется победителю!

Мальчик замолчал, давая нам возможность осмыслить услышанное.

Я крепко задумался. Заманчиво. Можно не сомневаться, что победитель точно неплохо усилится. А мне усиливаться позарез надо! Вот только брёвнышко это!

Никогда себя альпинистом-скалолазом не считал. Даже в душе. Ну не моё это, видимо. А тут по скользкой балке около пяти метров одолеть придётся. И ветер как назло не на шутку разошёлся. Как ещё одежду на мальчишке не разорвал! И то, что сам пацан стоит на мосту подобно монументу, на взбесившуюся стихию вообще внимания не обращая – не аргумент. Он персонаж игровой. Ему общие законы физики не писаны.

Ладно. Я тяжело вздохнул. Хочешь – не хочешь, а рисковать нужно. Потому что только так, на каждом этапе ставя на кон свою жизнь и можно рассчитывать побороться за победу. Остальные – заведомо проигравшие. Тот, кто надеется наверстать упущенное позже – дурак. С каждым разом условия будут жёстче. Это как в обычной игре. Бессмысленно соваться в высокоуровневые локации с начальными характеристиками. Сразу вынесут.

- Ладно, - встряхнул головой Дамиан. – Задание понятно. Можно начинать?

- Можно, - согласился с ним мальчик, утвердительно кивнув. – Только я забыл упомянуть одну важную деталь, – неприятно улыбнулся он. – Мост этот непростой. И держит только “идущего” по нему.

- В смысле? – не понял испанец.

- Смотри, - мальчик присел на корточки и попробовал опереться на балку ладонью. Рука свободно провалилась сквозь неё, показавшись снизу. – На мосту можно только стоять, - внушительно добавил он, болтая рукой. – Для остального тела его просто не существует. Так что проползти по нему не удастся. Даже не надейтесь!

- Вот чёрт!

По ошарашенному виду Дамиана стало понятно, что именно так он и хотел поступить. Да и я, если честно тоже. Переходить через мост сразу резко расхотелось. Проползти, я бы прополз. Может и с трудом, но прополз бы. Тут главное вниз не смотреть. А вот пройти по узкой влажной балке, не имея возможности ни за что ухватиться руками, да ещё под порывами ветра; аттракцион ещё тот! Учитывая отсутствие опыта таких прохождений, шансов откровенно мало. Во всяком случае, в букмекерской конторе я бы на себя не поставил.

- Я отказываюсь от испытания! – истерично выкрикнул Геннадий, встав рядом со мной.

- Это твоё право, - пожал плечами мальчишка.

Я уставился на него, не веря своим ушам. А что, разве так можно?

- Тогда отпусти меня отсюда! Тут даже кристалл переноса не активируется!

- Ты можешь уйти хоть сейчас, - усмехнулся маленький непись. – Я тебя не держу. Но здесь не действует магия перемещения. Дорога только одна, через мост.

-Но я не пройду там! – почти взмолился мой земляк.

- Тогда оставайся здесь! – цинично пожал плечами его визави. – Но не надейся, что кристалл заработает. Когда истечёт время вашего пребывания здесь, ты умрёшь!

- Эй! Чё за дела?! Действительно не действует! – побагровев от злости, Дамиан подошёл к самому обрыву. - Мы эти кристаллы честно заслужили!

“Ну, ну. Ты ещё на него в суд подай “, – злорадно усмехнулся я про себя. – “Тут тебе не Испания. Тут права качать бесполезно”!

А всё же странно, что об условиях прохождения отнорка игроков не предупредили. Меня о том, что отыграть “обратку” не получится, колдун в своё время честно рассказал. Знал, чем рискую. А вот остальные, судя по реакции, “ни ухом, ни рылом”.

- Никто их у вас не отнимет, – хмыкнул между тем малец и, развернувшись, спокойно промаршировал на другую сторону. – Но здесь они не заработают, – добавил он. – Так или иначе, вы пройдете, этот мост или умрёте. Решать вам.

И тут же ожил таймер. Только не тот – основной, а “местный”, проинформировавший, что до конца испытания осталось десять минут. Вернее, уже меньше.

- У всех обратный отчёт запустился? – завертел головой Дамиан.

- Запустился, тварь такая, - простонал Геннадий, начав заметно паниковать.

- И что теперь делать? – Истерично вопросила норвежка.

- Что делать? – со злостью переспросил я. – Мост переходить, пока время не истекло! Другой альтернативы просто нет! Если не пройдём, то лучше смерть в реале в тепле ожидать, чем под этим дождём, а если проскочим, то мегаплюшку срубить шанс появится.

- Какая мегоплюшка?! – сорвался на крик Геннадий, развернувшись ко мне и сжав кулаки. – Ты что не понимаешь? Мы умрём теперь! Как тут ещё о чём-то думать можно?!

Я не стал отвечать, просто пожав плечами. Может, я чего то и не понимаю, но зато прекрасно знаю, что истерикой тут не поможешь. Истери, не истери, а идти всё равно придётся. Отвернувшись от земляка, я двинулся к мосту. Минута уже прошла. Время как вода сквозь пальцы убегает, а мне ещё с духом собраться нужно.

- Стой, - мне на плечо легла рука. – Я первый.

- Для тебя это важно? – оглянулся я на испанца.

- Ага, - Дамиан был собран и по-хорошему зол. – Лучше сейчас пойду, пока запал не пропал. А то ты сорвёшься, и что от моей решимости останется?

- И тебе удачи, - хмыкнул я в ответ, отступая в сторону. Ничего против инициативы испанца я не имел. Посмотрю, как дело у него пойдёт. Может, что-то и на вооружение возьму.

- К тому же может первому прошедшему какой-то бонус полагается, - заметил Клайв, встав у края пропасти.

- Вроде ничего такого не обещали, - хмыкнул я в ответ.

- Так они и кристаллы нам вырубить тоже не обещали, - немного нервно ответил испанец и сделал шаг на мост.

Не знаю. То ли он чем-то таким в той, своей прошлой жизни занимался, то ли у него природный талант был, но шёл он довольно уверенно. Чёткие размеренные шаги с пятки на носок, разведённые в сторону, как крылья у самолёта руки, и движение: пусть не быстрое, но ритмичное какое то, не на миг не прекращающееся. Лишь в самом конце Дамиана слегка покачнуло порывом ветра в сторону, но он справился и, чуть ускорившись, выскочил на противоположную площадку.

- Ничего сложного! – задорно замахал он нам руками. – Давайте следом!

Я завистливо вздохнул. Не. Я так не смогу. И до середины не дойдя, вниз рухну. У меня тут только один вариант, с разбегу проскочить. Мост длинной всего метров пять. В несколько касаний можно преодолеть. На скорости глядишь и проскочу. Главное вдоль бревна смотреть, а не вниз, в пропасть.

- Постой!

Я оглянулся в сторону Ингред. Перекошенное от страха лицо, дрожащие губы, наливающиеся слезами глаза.

Вот блин. Мне сейчас рёва в жилетку не хватало. И так себя не в своей тарелке чувствую. И ведь помочь всё равно тут ничем не смогу. Не на руках же её через этот проклятый мост нести!

- Можно я тоже вперёд тебя пройду? – заглянула мне девушка в глаза. – Если я с ним тут одна останусь, - кивнула она на трясущегося Геннадия, - то точно не решусь пройти.

- Хорошо, - кивнул я и, сверившись с таймером, щедро добавил: – у тебя три минуты на подготовку. Постарайся сосредоточиться и быстро проскочить. И вниз ни в коем случае не смотри.

- Ага, - шмыгнула носом девушка и, нерешительно подойдя к балке, замерла.

Я, молча, ждал, мысленно желая ей удачи. Пройдёт? Честно говоря, шансов немного. А у кого их много? У меня что ли?

Время текло, а Ингред всё стояла, не решаясь рискнуть. Я начал беспокоиться. Дав норвежке три минуты, я и так оставил себе и Геннадию только пять на двоих. А тут ещё мой земляк. Знаю я таких людей. До последнего тянуть будет, а потом, решившись, начнёт вперёд рваться, локтями отталкивая. В принципе, мне и минуты хватит. Полминуты на сосредоточиться, а мост я пробегу в пять секунд. Если, конечно, пробегу. Но что делать, если она так и не решится? Отталкивать её в сторону? Оттолкну, конечно. Куда деваться? Будет несусветной глупостью слить в унитаз свои шансы, чтобы сдохнуть за компанию с совершенно незнакомым тебе человеком. Тем более просто так слить. Из вежливости можно сказать! И всё же на душе препогано будет. Будь прокляты эти хозяева, заставляющие нас делать такой выбор. Твари. Ненавижу! Реально ненавижу!

И всё же Ингред решилась. Я уже начал медленно подходить к ней, подбирая слова, когда она сделала первый шаг. Затем ещё и ещё. Мне уже стало казаться, что у норвежки всё получится, так уверенно она дошла до середины моста, но тут её качнуло, всплеск руками, отчаянный крик и девушка летит в пропасть.

Я непечатно выругался, на том конце задорно засвистел Дамиан.

- Ну что, русский! Теперь твоя очередь падать! Давай, не разочаруй меня.

Я зло стиснул зубы. Надеется один остаться. И куш в отсутствии конкурентов без проблем урвать. Не дождёшься!

Так. Почти пять минут у меня ещё есть! Два шага назад для лучшего разгона. Несколько глубоких вздохов и выдохов, в попытке хоть немного сбыть зарождающийся мандраж. И я несусь к мосту.

На третьем касании я почувствовал, что меня повело в сторону. Сердце сжалось от ужаса. Отчаянно попытался изменить траекторию движения, уже понимая, что у меня ничего не получится. Четвёртым касанием я наступил уже на самый край балки, безнадёжно при этом заваливаясь вправо. Перед глазами мелькнуло бесстрастное лицо мальчишки, довольная ухмылка Дамиана, начавшая уходит куда-то в бок скала. И тут мне откровенно повезло. Резкий порыв ветра, ударив в бок, на мгновение выправил безнадёжную траекторию, поддержав моё тело в вертикальном положении. Пятый шаг вновь пришёлся на самый край балки, почти соскальзывая с неё. Но всё же я успел, оттолкнувшись, бросить своё тело вперёд.

Приземление назвать мягким было нельзя. Клацнули зубы, хрустнуло в боку, что-то отчётливо треснуло, и следом накатила боль. Боль настолько сильная, что я даже как следует выматериться не смог, лишь рыча и бессвязно чертыхаясь.

И вдруг боль ушла. Внезапно, разом, будто вода из канистры с выбитым дном. Я охнул, облегчённо вздохнув и приподнявшись, встретился глазами с мальчиком.

- Второй, - безликим голосом констатировал тот, отстранившись, и отошёл в сторону.

- Всё равно, спасибо, - бросил я ему вслед, ошарашено мотая головой.

- Ну, ты и акробат, - надвинулся на меня с другой стороны Дамиан. – Я уже думал всё. Вслед за Ингред улетишь, - в голосе испанца просквозила плохо скрытая досада. – Похоже, придётся нам вдвоём местный джек-пот разыгрывать.

- А может и не вдвоём, - прохрипел я в ответ и оглянулся на Геннадия. Тот, замерев соляным столбом, затравленным взглядом смотрел на балку, размазывая по лицу то ли слёзы вперемешку с соплями, то ли капли дождя.

- Гена! Хорош комплексовать! – заорал я, размахивая руками. – Времени ещё есть! Давай наскоком, без раздумий! Вдруг пройдёшь. Всё равно ты ничего не теряешь. У нас же с Дамианом получилось!

Геннадий лишь затряс головой в ответ, так и не сдвинувшись ни на сантиметр.

Таймер пропал, обнулившись. Я тяжело вздохнул. Ну что же, Гена. Это твой выбор.

- Идите за мной, - мальчик даже не посмотрел в нашу сторону, зашагал в сторону пещеры.

Оглянувшись в последний раз в сторону Геннадия, я поплёлся следом.

Пещера меня не впечатлила. Ну, вот совсем. Сыро. Темно. Тесно. Могли бы и поантуражнее что-нибудь придумать. Повеличественнее, что ли. Впрочем, нашего проводника это ничуть не смутило. Встав в центре, он взмахнул рукой и напротив нас с Дамианов прямо из свода пещеры ударили два потока света,выхватив из потёмок каменный пол.

- Испытание воли, - мальчик сурово посмотрел на нас. – Кто первый выйдет за пределы круга, то и проиграл.

- А что там с нами будет? - не спешил я входить в колонну света, выросшую передо мной.

- Не тяни, русский, - Дамиан уже стоял внутри светового столба и насмешливо кривил губы. – Давай посмотрим, на какой стороне жуёт игуана!

- Пока не войдёшь в круг; испытание не начнётся, - не ответил на мой вопрос мальчишка. – Но ты можешь отказаться и уйти.

- Ага, сейчас, - хмыкнул я, входя в круг. – А над пропастью значит, я просто так кульбиты наворачивал. Для поднятия тонуса, так сказать!

И тут же почувствовал, как в жилах закипает кровь. Словно её кто-то кислотой потихоньку разбавлять начал. Я охнул, внутренне съёжившись, встретился с ошеломлённым взглядом Дамиана, зацепился глазами за бесстрастное лицо мелкого непися, усевшегося на пол сбоку от нас и через мгновение забыл об окружающих, раздираемый пароксизмом боли. Попытался закричать и не смог. Сдавленное мучительными спазмами горло, с трудом пропустило лишь еле слышный всхлип, а скулы свело судорогой.

Наивная надежда перетерпеть была сразу забыта. Боль ширилась, нарастала, пронизывая собой каждую клетку, не давая вздохнуть, лишая рассудка, сминая мягким пластилином остатки воли. Неведомая сила буквально толкала к краю светового конуса, нашептывая, что там спасение, что там не будет страданий.

“Нет! Я не выйду!! Я не сдамся”!!!

Сам того не осознавая я рухнул на колени и, подвывая, заскрёб скрюченными пальцами по груди, пытаясь вырвать из неё сжигающее внутренности пламя.

“Я не сдамся”!!!

И вдруг всё закончилось. Судорожно всхлипнув, я окончательно повалился на камни, переводя дух от облегчения. Полежал, приходя в себя и прислушиваясь к собственным ощущениям.

Боже! Как же здорово, когда у тебя ничего не болит! Только перетерпев такую муку, и начинаешь понимать, какое это счастье -просто быть здоровым!

Поднимаюсь с камней, всё ещё трясясь всем телом, стираю окровавленными пальцами слёзы и сопли, поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с коленопреклонённым испанцем. Искривлённое судорогой лицо, прокушенная губа, ненависть в глазах.

- Я тебе сердце вырву, тварь! – успел выкрикнуть мой новый враг, растворяясь в воздухе.

Это что же? Я всё-таки победил?

- Ты победил, - ответил на мой невысказанный вопрос мальчик, поднимаясь с камней. – Забирай!

Взмах руки и передо мной возникают три предмета висящие прямо в воздухе: длинный вытянутый футляр, сделанный из красного покрытого орнаментом дерева и два пузырька запечатанных зелёным и кранным сургучом. Красным! Легендарка!!!

Дрожащими от возбуждения руками хватаю драгоценный сосуд.

- Двурукий мастер: Ранг - легендарное. Вы получаете навыки владения двумя мечами на уровне опытного мастера.

Пассивное умение, действующее на постоянной основе. Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Вы можете выпить данный эликсир, либо запечатать его обратно.

Чёрт. Я смотрел на свиток и не знал; радоваться мне или огорчатся. Всё-таки я надеялся на мага что-нибудь получить, а из меня упорно воина делают. С другой стороны – умение классное. Мастер – он и в Африке мастер. Теперь и с некитайцем при возвращении из отнорка можно будет нормально пообщаться. Посмотрим, так ли он хорошо своей палкой владеет, как мне до этого показалось?

- Я могу выпить эликсир здесь? – спросил я мальчика.

- Да. Ты покинешь отнорок, когда возьмёшь все три предмета. Не раньше.

- Отлично!

Выпиваю, эликсир и около минуты корчусь на полу, пока тело трансформируется под новое умение. Зато встаю с пола новым человеком. Ну что же мой дальневосточный друг! Не уходи только никуда! Эх. Найти бы пару моему мечу; совсем хорошо бы было!

Тяну руки к другому пузырьку. Может хоть тут что-нибудь магическое найдётся? Глядишь в бою с японцем и пригодится. Не нужно забывать, что он несколько амулетов у Никиты прихватил. Нужно хоть что-то из магии в противовес иметь!

Отрицание магии: Ранг - эпическое. Позволяет сроком на одну секунду отменить действие направленного против вас заклинания, независимо от его ранга, кроме божественного. В случае если действие заклинания имеет кратковременный характер, отменяет его полностью.

Время отката – двадцать четыре часа.

Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Вы можете выпить данный эликсир, либо запечатать его обратно.

Задумываюсь на несколько секунд, вертя в руках виток. На первый взгляд умение классное. Отменить направленное на тебя заклинание; дорогого стоит! Только ведь нужно за доли секунды это умение применить успеть. Какой смысл отменять, к примеру, огненный пульсар, если он тебя уже поджарил?

Вон в бою с Никитой, я “Мгновения бессмертия” активировать не успел. “Шаг назад” зачем-то задействовал, за что в результате огрёб по полной программе.

А с другой стороны отличный комбо может получиться в будущем. Поняв благодаря “Магическому предвестнику”, что меня атакуют, сразу активирую “Отрицание магии” и “Шаг назад”. Благо “Длань разума” позволяет их мгновенно задействовать. Если заклинание, направленное на меня носит кратковременный характер, ну вроде той ледышки, что я от Никитоса словил, то хорошо, а если это что-то более длительное, то пары секунд на то, чтобы выбраться из зоны поражения, а то и до растерявшегося врага добраться у меня будет.

Заманчиво. Прямо антимаг какой-то из меня выходит. Тут главное потренироваться, до автоматизма всё довести. Чтобы сразу на одних рефлексах умения задействовать. Ну и что-то атакующее всё же в будущем надыбать и с помощью той же “Длани” заранее наготове держать.

Выпиваю пузырёк, решительно открываю футляр и замираю в восхищении.

Я даже дышать перестал, разглядывая лежащие передо мной мечи: изящные, с покрытыми замысловатой вязью и драгоценными камнями эфесами и изогнутыми наподобие арабских саифов клинками. Рядом лежали также покрытые драгоценным орнаментом ножны. То, что доктор прописал! Как раз под только что полученное умение! Осторожно беру в руки один из клинков. Рукоять удобно ложится в ладонь, моментально сроднившись с рукой. Взмах и стальная молния с характерным свистом рассекает воздух. Сердце буквально поёт от восторга.

Это моё оружие! Моя прелесть! Никому его не отдам!

Убираю в кладовку свой ставший ненужным меч, пристёгиваю к поясу ножны и помахав на прощание замершему у стены мальчику, хватаю второй клинок, став на изготовку.

Японец, я иду! И вновь у меня перед глазами всё меркнет.

Глава 11

Японца на тропинке не было. Не дождался. А кто бы дождался? Вот вы бы стали околачиваться на одном месте несколько часов, ожидая непонятно чего? Вот и он не стал!

Я немного постоял, свыкаясь с полученными от вновь сроднившегося со мной таймера, данными. Пять часов. Я отсутствовал в основной игре целых пять часов! А ведь в прошлый раз через мгновение вернулся! Видимо прав колдун. Отнорки, они такие; разные бывают!

Хотя с другой стороны вроде всё логично. Я когда кристалл духа взял, мне семь часов на раздумье дали. Видимо, именно через этот срок испытание начаться должно было. А до той поры, все кандидаты, что раньше времени решили кристаллом воспользоваться, где-то в серверах игры зависли, команды на активацию дожидаясь! Неприятно о себе, конечно, как о заводной кукле думать, но из песни слов не выкинешь!

Тут другое обидно. Пять часов активной игры псу под хвост. А ведь я хотел поначалу кристалл в последний момент активировать. Проклятый японец!

Ну, ничего. В следующий раз буду знать. Я хмыкнул, удивившись возникшей мысли. Это что же, выходит я внутренне для себя уже всё решил и готов, если появится возможность, в очередной отнорок полезть? И это после того, что только что пережил? Ну, я силён. Даже и не знаю теперь: гордиться собой или у виска пальцем крутить.

Ладно. Это потом, на досуге обмозгую. Сейчас надо с дальнейшими действиями определиться. Впереди почти три часа игры. Если не лениться, можно ещё много полезного сделать!

Привычно скользнул взглядом по лежащим у ног джунглям, зацепился глазами за почти коснувшийся горизонта диск местного светила и начал быстро спускаться вниз, по затейливо петляющей тропинке.

Нужно спешить пока, темнеть не начало. Кстати что-то рано закат начался. Ещё только девять часов с рассвета прошло, а уже вечер. Видно сутки тут покороче земных будут.

Далеко спуститься я не успел. Я как раз остановился передохнуть, матеря в душе проклятый полушубок. Взопрел весь. И ведь не выбросишь! Вот к гадалке не ходи, что на одном из этапов нас клоун в какую-нибудь морозилку закинет. И в кладовку во второй раз засунуть нельзя. Сутки то ещё не прошли. Вот ведь чемодан без ручки!

Потянулся снять, и в этот момент, меня обдало холодом уже знакомых до боли мурашек. Чертыхаясь, рванул на себя полуснятый рукав и вновь падаю в пропасть.

В этот раз вынужденный полёт я пережил спокойнее. Философски можно сказать. Лишь словарный запас в уме перебирал, в поисках выражений, которыми Ингу при встрече поприветствовать собирался. И огорчался от души, что набор ярких идиом в моём лексиконе довольно скуден.

Очередной перелёт неожиданно оказался довольно продолжительным. Видимо моя несостоявшаяся напарница времени даром не теряла и успела уйти от болота на приличное расстояние.

Сначала я летелвдоль скалы, ловко огибая её по кругу. Не самый приятный полёт в моей жизни, должен сказать. Заклятье, следуя принципу наименьшей траектории, так и норовило приложить об скальные выступы. А тут ещё и с довольно крупного орла, чуть было лоб в лоб не протаранил. Птица, негодующе клекоча, лишь в последний момент успела свернуть в сторону и долго, потом летела следом, целеустремлённо махая крыльями.

По счастью гора вскоре осталась позади, и потянулся уже знакомый океан джунглей, пёстрым одеялом раскинувшийся до самого горизонта. И вновь уже осточертевшее мне до чёртиков пикирование над самой кромкой деревьев и распугивание местной пернатой живности! Господи! Как я это люблю! Мысль о том, что мне ещё потом обратно этой же дорогой возвращаться, настроения тоже не добавляла.

Наконец, меня резко повело вниз и я начал падать подобно сбитому бомбардировщику, ломясь сквозь кроны деревьев: с треском, воплями испуганных животных и живописными матюками. Под конец хорошо приложился обо что-то твёрдое, с хрустом проломил его и рухнул на землю. Рядом испуганно взвизгнули.

Некоторое время я лежал, не двигаясь, приходя в себя и одновременно пытаясь определить степень нанесённого моей тушке ущерба. Болело буквально всё: руки, ноги, тело, голова, даже жопа. Но как-то не резко, не фатально.

- Антон, ты как? Цел? – испуганный, до боли знакомый голос.

- Я то, цел! – я открыл глаза и, решившись, кряхтя, зашевелился. От раздиравшей меня злости даже все приготовление слова из головы вылетели. – А вот кто-то, похоже, сейчас парочки запчастей недосчитается!

- Ты чего?! – что-то в моём голосе убедило Ингу в том, что я не шучу. – Я же не нарочно!

- Ага, - кривясь от жжения многочисленных царапин, я с трудом уселся и начал стряхивать с себя прицепившийся ворох из листвы, обрывков лиан, паутины и мелких насекомых. – Оно само получилось! – поперхнувшись, я выплюнул, сунувшуюся было в рот букашку и, смахнув с лица какую-то липкую гадость, смог, наконец-то, посмотреть на девушку. – Ты зачем меня опять вызвала, ущербная? Развлечение себе решила устроить, наблюдая, как я с неба к твоим ногам падаю?

- Не ори на меня! – Ингины глаза начали наливаться слезами. – А что мне делать оставалось? Меня тут скоро в жертву приносить будут, а потом жарить! Как Марику! У меня только надежда и осталась, что ты появишься и из клетки выбраться поможешь.

- Из клетки? - озадачился я, чувствуя, как утекает злость, словно песок между пальцами. Огляделся.

Мы и вправду находись в клетке. Толстые, трёхметровые палки,вкопанные одним концом в землю и соединённые между собой через каждые полметра поперечными жердинами, были натыканы так плотно, что между ними даже руку просунуть было нереально. Точно из такого же материла, был сделан и потолок. Только в нём приличных размеров дыра зияла. Задумчиво посмотрев на неё, я машинально помассировал сильно ушибленную задницу. Это что? Это я выходит, проломил своей… то есть своим телом?

- Ты в следующий раз, когда меня дёргать к себе надумаешь, хоть на открытое пространство выходи, что ли, – обречённо вздохнув, оторвался я от обзора дыры. – А то засядешь где-нибудь в подземелье. И что? Мне через камень себе дорогу башкой пробивать, что ли?

- Да как я на открытое пространство выйду, – сорвалась на крик теперь уже девушка, - если я тут заперта?!

- А как ты сюда попала?

- Сашка продал!

- Поясни?

- Да чего уж тут пояснять.

В общем, пока приходил в себя, девушка успела поведать мне о своих злоключениях. После моего внезапного отлёта она ещё немного прождала, на что-то безумно надеясь. А потом решила выбираться с островка самостоятельно.

Как Инга перебиралась через болото, и как блуждала по джунглям – это отдельная песня. Дуракам везёт; и в трясину её не утянули, и в лесу на клык не попробовали. Но везение – штука непостоянная. Вечным оно не бывает. Вот, исчерпав свой лимит на сегодняшний день, Инга Сашку и встретила.

Мда. Шакалы – они везде шакалы. Этой разновидности Homo sapiens во все времена хватало, да и сейчас не меньше. Просто современная цивилизация слегка заретушировала их. Навела лоск, так сказать. Но стоит только измениться обстановке, разрушив привычный образ жизни и поставив людей на грань выживания, как эти твари, сбросив с себя напускной налёт цивилизации, вновь сбиваются в стаи, высматривая себе жертву побеспомощней.

С одной из таких стай девушка и встретилась. Как эта четвёрка представителей разных стран, социальных слоёв и вероисповеданий сумела так быстро договориться между собой и сбиться в банду остаётся только гадать. Хотя может позже и спрошу, если встречу. Игра не сегодня заканчивается. Но они за столь короткий период успели не только объединиться, но и с местными дикарями, что в джунглях обитают, сумели контакт наладить и даже сделку заключить. Они туземцам игроков для принесения в жертву поставляют, а те им взамен кристаллы переноса отдают. По одному за голову. Такой вот своеобразный бартер!

Вот они Ингу на один из таких камешков и обменяли. И то, что один из этой отважной четвёрки русским оказался ей ни капельки не помогло. Скорее наоборот. Сама к нему кинулась на радостях, что земляка встретила. Урод под номером двадцать восемь! Ну что же. Запомним!

- Ладно, - тяжело вздохнул я и потянул из кладовки топор. – Нужно выбираться отсюда, пока меня обратно на гору не утянуло. А где кстати дикари?

- Не знаю, - всхлипнула девушка. – Он приходят только когда забрать кого-то нужно. Нас тут трое поначалу было, - пояснила она. – Токаши и Марика. Сначала японца утащили, потом за Марикой пришли. Как она кричала потом, где-то там, в джунглях, - Ингины глаза наполнились слезами. – Так жутко было!

- Жалко, - признался я и, почесав подмышку, пояснил: – Девушку жалко. А японцу туда и дорога. Не люблю я их! – Я на мгновение задумался и тяжело вздохнув, предложил: - Давай я тебя убью? – я покрутил в руке топором и, заметив полный ужаса взгляд, поспешно уточнил: – Да нет! Не топором! У меня мечи есть. Аккуратно всё сделаю. Ты даже почувствовать ничего не успеешь! Поверь, я теперь умею. Очнёшься опять в болоте. Всё лучше, чем тут с дикарями в прятки играть.

- Нет. Не надо!

- Ну, не надо, так не надо, - не стал спорить я, врубаясь в лианы. – Только учти. Меня скоро обратно унесёт, а тебя дикари опять поймают. Они этот лес как свои пять пальцев знают, и следопыты у них наверняка хорошие есть.

Дыру я прорубил довольно быстро. Помог девушке выбраться, огляделся по сторонам. Только что там глядеть? Сплошные заросли вокруг. Дальше десятка метров и не разглядишь ничего.

Вот кстати опять всё тоже несоответствие игры с реальностью. Тут по идее даже днём сумерки быть должны. Кроны деревьев над головой так сплелись, что даже намёка на небо нет. А сейчас ещё и солнце почти с небосвода скрылось. И, тем не менее, видимость вполне сносная. Вот и гадай теперь. Толи ночи тут такие светлые, толи со зрением, что не так.

- Ну, теперь тебе бежать отсюда надо, - тяжело вздохнул я, поворачиваясь к Инге. Девушку было откровенно жаль. Вот только поделать я тут ничего не мог. – Тебе топор оставить? Или у меня меч есть.

- Не нужно. Всё равно, если догонят, он мне не поможет, - Инга обречённо взмахнула рукой и подошла ко мне. – Я хочу поблагодарить за тот случай с разбойниками, - заглянула она мне в глаза. – Прости. Я просто дура была. Прощай!

Прощальный поцелуй с солоноватым привкусом на губах, и девушка скрывается в зарослях. Я, крепко сжав кулаки, смотрел ей вслед.

Проклятье! Что может быть хуже чувства собственного бессилия? Пока с горы спущусь, пока сюда добреду (это при условии, что каким-то чудом по пути в этой сельве не заблудиться умудрюсь), Ингу либо местные хищники схарчат, либо аборигены в жертву принесут. А если даже и не схарчат, где я тут её найду? Тем более что и времени в обрез останется.

И вновь знакомое осознание предстоящего магического воздействия и меня рывком тащит вверх, в сплетение веток, лиан и насекомых.

Уже взлетая, я вспомнил о только что приобретенном умении. А если попробовать?! Активирую “Отрицание магии” и почти физически чувствую, как лопнула невидимая нить, что тянула меня к скале. И я камнем ухнул вниз, с треском впечатавшись в землю.

- Ой! – пронзительный визг над ухом. - Антон! Ты мне чуть на голову не упал!

- Вот что за жизнь у меня пошла, а? – пожаловался я, потрясённо тряся головой. – То взлёт, то посадка. А я ведь в детстве лётчиком мечтал стать! – повернулся я к присевшей рядом Инге. – Сбылась мечта идиота!

- Так ты теперь не улетишь?

- Похоже, нет, - потёр я ушибленный бок. – На сегодня я вроде лимит по полётам выполнил. Буду теперь как все нормальные люди – ножками по земле топать.

И тут Инга заплакала. По-настоящему, безутешно, навзрыд. Я приподнялся, немилосердно хрустя костями и присев рядом, приобнял девушку.

- Ну, хватит реветь. Не время сейчас. Уходит по быстрому надо, а то местные за тобой вернутся, шибко ругаться за сломанную клетку будут.

- Я сейчас, - шмыгая носом, девушка начала подниматься, вытирая с лица слёзы. – Куда побежим? – повернулась она ко мне.

- В любую сторону, - вздохнул я, поднимаясь следом и косясь в её сторону. Быстро в себя пришла. Похоже, характер у девушки есть. Не совсем размазня! – Всё равно в этом буреломе нихрена не разберёшь. Кристалла переноса у тебя, конечно, нет?

- Нет.

Я мысленно выругался. Плохо. Очень плохо! И где мы будет теперь его в этих джунглях искать? Особенно если учесть, что их всего шестьдесят семь штук не найдено и с завидной регулярностью это число сокращается. Да и времени чуть больше двух часов до конца этапа осталось.

- Ничего. Придумаем что-нибудь, - подбодрил я девушку. – Вот только из зарослей этих выберемся.

Выбраться из сельвы оказалось совсем не просто. Битый час я махал топором, проклиная, на чём свет стоит разработчиков, дикарей, затащивших Ингу в такие дебри, неведомого Сашку, эту самую Ингу дикарям всучившего и саму сельву, не желающую никак заканчиваться. Спас нас попавшийся на пути ручеёк.

С наслаждением пью тёплую с неприятным привкусом воду.

- Может не нужно, Антон, - мнётся рядом Инга, сжимая в руках отданный ей на хранение полушубок. – Там наверно микробов полно.

- Плевать, - хмыкнул я, споласкивая лицо. – До конца этапа чуть больше часа осталось. Что за это время мне твой микроб сделает?

- Ну, значит и мне можно, - деланно засмеявшись, Инга бросила полушубок и присела рядом. – Идущему на казнь, инфекции можно не боятся.

Я сжал губы, скрывая растущую тревогу. Всё-таки добилась девушка своего. Привязался я к ней. Сильно привязался, раз сейчас так переживаю. Нужно добыть этот богом проклятый кристалл, обязательно добыть! И плевать, что их всего восемнадцать штук осталось! Один просто обязан быть где-то рядом!

- Хватит рассиживаться, - рывком поднимаю я с земли Ингу. – Вдоль ручья пойдём. Прямо по воде. И дорогу прорубать легче будет, и выведет обязательно куда-нибудь!

Ручеёк моих надежд не обманул. И десяти минут не прошло, как сельва внезапно раздвинулась в стороны, перестав хлестать ветками по голове, и мы с Ингой вывалились на открытое пространство.

- Смотри! Развалины какого-то храма, - вскрикнула у меня за спиной девушка, потрясая полушубком.

- Вижу, - я потянул из ножен мечи. – Вот мы сейчас и проверим, что это за развалины такие. И кто там среди них обитает.

Храм был очень старым и давно заброшенным. Стены некогда величественного сооружения потрескались, фрески частью осыпались пылью вместе со штукатуркой, частью покрылись тёмно-синей плесенью, клочьями свисающей отовсюду. Двери в храм кто-то снял, заботливо положив их рядом с входом, и они, за прошедшие века буквально срослись с землёй, почти полностью утонув всё в той же плесени.

Я осторожно всмотрелся вглубь здания сквозь дверной проём, не спеша входить вовнутрь.

“ Да ну”! - Я энергично проморгался, не веря своей удаче. - “Не может вот так просто кристалл в пустых развалинах валяться. Да ещё и без охраны. Не бывает такой удачи”!

- Это кристалл, да? – рванула было к сияющему шару Инга и негодующе повернулась ко мне. – Ты чего? Пусти!

- Погоди, - и не подумал я отпускать руку девушки. – Слишком просто всё. Не нравится мне такой хоккей. Как бы подставы, какой не было! Держись сзади.

Мы медленно пересекли зал.

- Ничего не понимаю, - ошарашеннно завертел я головой. – А где враги? Я что никого убивать не должен?

- А разве обязательно кого-то убивать? - Инга прижала сферу к груди и счастливо улыбнулась. – Почему нельзя хоть иногда получить что-то просто так? Без крови?

- Можно и без крови, - не стал спорить с ней я. - Например, задушить. Да и вариант с отравлением особого отторжения тоже не вызывает! Активировала?

Спросил я просто так, для проформы. И без того в моей голове кроме информации о номере девушки появилось знание о том, что она обладает активированным, но не привязанным кристаллом и начался отсчёт до конца его активации.

Вот также и Никита сегодня о моём кристалле узнал. Интересно, нашёл ли он себе другой? Да чего там себя надеждами тешить? Наверняка нашёл! Или отнял у кого. Так что рано или поздно, а столкнутся нам с ним придётся!

- Ага, - девушка неуверенно улыбнулась мне и чуть смущённо добавила: - Похоже, я всё же переживу этот день!

- Не думаю.

Я развернулся, вскидывая перед собой мечи.

Игрок, смуглый, не русский. Одет неброско, но эффективно: лёгкий, кожаный доспех, стёганая шапка на голове, высокие сапоги с заправленными за голенище шароварами. В руке короткое копьё.

- Заранее прошу меня простить, - в хрипловатом голосе копьеносца проскользнули оттенки лёгкой иронии. - Понимаю, что поступаю не галантно, но обстоятельства, - незнакомец, деланно вздохнув, начал медленно приближаться. – День сегодня неудачный, - пожаловался он, оглянувшись на меня. – Не поверишь. Все ноги истоптал, а кристалла так и не добыл. Всё время опаздываю немного.

- Так ты и сейчас опоздал, - заметил я, тоже начав движение, и веско добавил: - У кристалла уже есть владелец.

- Вот оно тебе надо, а? – поморщился копейщик, смерив меня взглядом. – Её ты всё равно не спасёшь, - кивок в сторону побледневшей Инги. – Не сейчас так на следующем этапе сгинет. А вот врага себе на будущее нажить можешь.

- Не пойдёт, - покачал головой я, заняв позицию между ним и девушкой. – Как видишь, она пока жива. Уходи. У тебя ещё есть почти час времени. Может, найдёшь себе другой.

- Нет, - не согласился мой противник. – Она уже мертва.

Резкий взмах руки и в меня со свистом летит узкая полоска металла. Уворачиваюсь, чуть отклонившись в сторону, и делаю шаг в сторону копейщика. Всхлип за спиной.

- Ну, вот и всё, - мой враг удовлетворённо улыбнулся. – Спокойно, дружище! – поднял он вверх левую руку. – Нам больше нечего делить. Препятствие я устранил.

А ведь он не в меня нож бросил!

Я оглянулся, похолодев. Нашёл глазами Ингу. Девушка лежала на полу, сжимая обеими руками рукоять кинжала, торчащего из живота. Кровь на полу, на руках, кровь течёт изо рта. И ужас. Ужас в огромных голубых глазах, смотрящих на меня.

- Надо было в горло метить, - буквально выплюнул я, разворачиваясь к ублюдку.

- Чего?

- В горло нужно было бросать нож, а не в живот! – я почувствовал, как во мне тёмной волной поднимается ярость. – Дурак ты, клоун.

- А какая разница? – не понял мой враг. – Она же умрёт сейчас.

- А я так думаю, что немного она ещё протянет, - зло усмехнулся я, надвигаясь на него и оскалившись, добавил: - А ей много и не надо. Меньше трёх минут до активации осталось!

Незнакомец заскрипел зубами, осознав свою ошибку, и бросился вперёд. Звонко звякнул металла об металл. Всё-таки на открытом пространстве с мечами трудно копью противостоять. Тем более что мой противник им явно на уровне мастера владел. Вот только и я сегодня не зря над пропастью без страховки гулял! Стальные лезвия буквально прилипли к древку копья, контролируя его выпады. Не секунды не оставаясь на месте, я кружил вокруг противника, не давая ему ни на мгновение возможности расслабиться и выискивая слабину в его обороне. Копейщик эти поползновения пресекал, оставаясь начеку, но и до меня добраться, тоже не мог. Соперники оказались примерно равными по силам. Вот только наметившийся статус-кво был на руку мне, а не противнику.

- Две минуты осталось, бро! - Злорадно засмеялся я, отбывая очередной выпад и вновь пытаясь сократить дистанцию. – И времени всё меньше и меньше!

Как я и ожидал, мой враг занервничал. Громкий мат и копьё, ещё быстрее замелькало у меня перед глазами. Его владелец явно ускорился до предела, сделав ставку на победу в ближайшие секунды. Неуловимым движением один из моих мечей резко отбрасывается в сторону и, пропустив другой над головой, копейщик что есть силы вгоняет копьё мне в грудь. Вернее, пытается вогнать.

Активирую тщательно скрываемый до этого “Шаг назад” и хмурю брови. Противник валится к моим ногам, прочертив копьём по мраморному полу. И охает, ухватившись за перерубленную жилу на шее.

- Инга ты как? – больше не обращая внимания на подыхающую тварь, я бросаюсь к девушке.

- Антон. Я умираю! – прохрипела она, ухватившись липкой от крови рукой за мой рукав. – Мне страшно!

- Подожди умирать, - сжал я её пальцы в своей руке. – Всего минутку подожди. Где я потом буду твоё болото искать?

- А опять прилететь не получится? – нашла в себе силы улыбнуться девушка.

- Завтра прилечу, - ответил я, поглаживая её пальцы. – В начале следующего этапа.

Последние несколько секунд мы просидели, молча заглядывая друг другу в глаза.

Ну, вот и всё. Я проводил глазами истаявший на полу силуэт и, пнув ногой окровавленный нож, подобрал полушубок, вернулся на место схватки. Повертел в руке копьё и, хмыкнув, отправил его в кладовку. Оно, в принципе, мне особо и не нужно, но не бросать же? С паршивой овцы хоть шерсти клок! Тем более что ни амулетов, ни тотемов мне копейщик в наследство не оставил. Хотя может оно и к лучшему. Будь у него амулет при себе и наш бой мой закончится совсем по-другому.

А так. Надеюсь, я эту сволочь больше не увижу. Таймер последние пятьдесят минут отчитывать начал, да и свободных кристаллов всего три штуки где-то валяются. Вряд ли успеет найти. А если успеет – ему же хуже. Встречу – убью!

Ну ладно. Дальше тянуть, смысла нет. Тут мне уже вряд ли что-нибудь ещё обломится, да и Инга там ждёт, наверное. Пора.

И я активирую свой кристалл.

Глава 12

Вспышка света. И бурный поток сшибает меня с ног, опрокидывая в ледяную воду.

Я охнул, больно ударившись о камни, поперхнулся, мгновенно наглотавшись воды и судорожно задёргавшись, рывком вырвался на поверхность. Долго отфыркивался, давясь кашлем и мотая головой. Наконец, заставил себя подняться, с трудом удерживая равновесие под напором воды.

- Второй этап второго блока. Основная задача добыть кристалл переноса и, активировав его, перенестись в следующую локацию.

Вы находитесь в безопасной зоне. Время действия безопасной зоны – тридцать минут. Приятного погружения!


- Вот сейчас не понял,- я зябко передёрнул плечами, чувствуя, как с меня ручьями стекает вода. – А как же возвращение в реал и душеспасительные беседы с клоуном? Почему меня сразу на второй этап перекинуло?

Ответа я, разумеется, не дождался. Выбрел на берег, благо до него было всего пара шагов, и уныло огляделся по сторонам.

Я стоял на каменистом берегу небольшой речки. Вода в ней буквально бурлила, размазываясь белёсой пеной возле ног и усердно шлифуя гладкие булыги. Вдоль обоих берегов реки простиралась степь с однотонной светло-жёлтой пожухлой травой, чуть заметно колышущейся на ветру. Дальше, вверх по течению, степь заканчивалась, постепенно сменяясь лесополосой, упирающейся у горизонта в каменную стену горы с грохочущим водопадом. Столп воды казался отсюда узкой, еле различимой лентой, струящейся по камню.

Я вздохнул, отвернулся от водопада, перевёл взгляд на покрывшийся кровавым багрянцем горизонт и, поёжившись, начал раздеваться. Высушиться, конечно, не получится, но хоть одежду выжать. Немного времени до начала восхода местного светила у меня есть.

Подержал в руках полушубок, раздумывая; сразу положить в кладовку или после встречи с Ингой. Подумав, отложил в сторону. Лучше всё же просушу. Не факт, что в пространственном кармане сушилка работает. Вот забросит меня в следующем этапе на местный полюс, потянусь за тёплым бельишком, а оно сырое насквозь. Не! Ну, их к лешему такие эксперименты!

Кое-как отжал рубаху и штаны, вылил воду из сапог, помял в руках шапку и, вновь покосившись на кровавые всполохи, начал одеваться обратно. Не думаю, что Инга с активацией своего коронного заклинания медлить будет. Так что нужно поспешить. Оно, конечно, одежда не денется никуда; следом полетит, но летать тут голышом что-то мне совсем не хочется. И народ рассмешу, и сам окончательно замёрзну.

Мокрая одежда неприятно липла к телу, вызывая озноб. В сапогах противно чавкало, из-под шапки за шиворот потянулся холодный ручеёк. Блин! Скорей бы уж!

Я зябко передёрнул плечами. Вообще-то нужно для таких случаев запасной комплект иметь. Да и еды раздобыть не помешало бы. Запасы что мне в обозе перед боем с поганью выдали, я подъел, а вчера как-то не до того было. Каждый встречный обидеть норовил. Ели отмахался. Когда тут о припасах думать?

К магическому полёту я уже был морально готов. Даже умудрился не чертыхнуться, когда меня рывком, будто репку с огорода в воздух выдернуло. Только зубами клацнул!

Невидимая сила потянула над самой рекой вверх по течению.

“Ну, хоть что-то хорошего”, - мысленно одобрил я выбор направления. – “Я как раз к водопаду после встречи с Ингой идти собирался, выбрав его как наиболее перспективное направление. Так что правильной дорогой летим, товарищи! Потом ножками меньше топать придётся”.

Впрочем, много я в этом полёте не выгадал. Инга, оказывается, всего в километре выше по реке разместилась. Как раз посередине речки, на маленьком голом островке, едва торчащем из воды. Я резко спикировал вниз, почему-то набирая скорость вместо того, чтобы затормозить. Стремительно приближающаяся девушка, с округлёнными от ужаса глазами. Я же снесу эту малахольную, ко всем чертям!

- Уйди в сторону, дура! – проорал я, отчаянно пытаясь изменить траекторию посадки. – Сейчас врежусь, вобью в камни по самую шляпку.

Свернуть мне не удалось. Как результат, я лишь опять закрутился в воздухе, подобно пушечному ядру. И всё же с Ингой мы разминулись. Не знаю, мой ли отчаянный вопль возымел эффект или она сама сумела выйти из ступора, но в последний момент девушка резко пригнулась, буквально припав к земле. Я просвистел мимо, совсем немного разминувшись с её головой, и вновь смачно плюхнулся в воду.

Очередное купание настроения мне не прибавило. Вылез я из воды мокрый, злой, ободранный. Зло покосился на притихшую Ингу, отряхнулся, разбрызгивая капли во все стороны словно шелудивый пёс, и выбрел обратно на островок (благо приземлился я выше по течению, промахнувшись мимо цели всего на пару метров).

- Ты как, Антон? Не ушибся? – посчитала своим долгом проявить беспокойство девушка.

- И зачем я одежду выжимал? – не ответив ей, мрачно поинтересовался я сам у себя. – Опять весь мокрый. Да уж. Рождённый плавать – летать не должен, - я всё же удостоил девушку своим вниманием, мрачно пожаловавшись: - И к моржеванию я тоже не приучен! Вода ледяная, как на Байкале!

- У меня тоже ноги мокрые! – немедленно пожаловалась Инга. – Да и одежда вся влажная. К телу липнет!

- Доберёмся до берега; костёр разведу, - мрачно отмахнулся я от её жалоб.

- А как мы до него доберёмся?

- Вброд, - я перехватил недоверчивый взгляд и счёл нужным успокоить. – Тут не должно глубоко быть. Реки с таким бурным течением обычно мелкие бывают. Да и до берега всего с десяток метров.

- А вдруг это необычная река? – не согласилась с моим доводом Инга и жалобно добавила: – Я плавать не умею.

- Значит, пришло время научиться, - мрачно пошутил я. – И сразу хочу предупредить. На руках я тебя не потащу. Так что на чужом горбу через все локации у тебя проехать не получится!

- Не больно то и хотелось! – в демонстративном фырканье Инги мне послышались нотки сожаления. – Тогда пошли, - девушка, решительно тряхнув волосами, шагнула в сторону воды, но тут же остановившись, оглянулась. – Только ты первый иди, - и ехидно добавила: - Всё равно мокрый!

- Подожди, - выбраться на берег, развести костёр и погреться мне хотелось не меньше девушки, но и об осторожности забывать не стоило. – Сначала эликсиры выпить нужно. Неизвестно ещё, что нас на берегу ждёт.

Я сунул руку в карман и вынул пузырёк с синим сургучом. Привычно выслушал объявление и раскрыл свиток. Долго раздумывал, под недовольное сопение Инги над ухом, какое умение выбрать. Рука так и тянулась взять “Огненную кару”. Почитай тот же фаерболл, которым великий маг Эдгар кидался в игроков. Очень он, почему-то нашего брата не любил. Соблазнительно-то как! Встречу к примеру того же некитайца, и файерболом ему в морду без лишних разговоров. Красота!

Да вот беда. Умение это хорошее, мощное, но однобокое. Зная механику здешних умений, можно не сомневаться, что оно только против игроков работать и будет.

Поэтому задавив на корню беснующуюся жабу, я взял себе другое.

“Внезапный рывок”: Ранг – редкое. Гейнрих был воином непростым. Все о том знали. В схватке с ним мало кто мог выстоять. А если и встречался ему в бою равный по силе воин или скопом в сече теснить начинали, то и тут бывалый рубака зачастую выходил победителем. Только выкрикнет вражине в лицо яростно: - Умри! – и тут же кинется на врага вдвое быстрее супротив обычного.

Может использоваться неограниченное число раз. Время отката – 24 часа.

Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Тоже совсем не плохо! Как раз вписывается в задуманное мною комбо антимага.

А что? Получив сигнал от “Магического предвестника” о магической атаке сразу же активирую “Отрицание магии“ и тут же следом “Шаг назад“. Против быстродействующего заклинания, ну молнии или ледяной стрелы даже первого умения может оказаться достаточно! С более длительными, но узконаправленными, поможет справиться второе. Вот только научиться бы подальше, чем на метр перемещаться и не взад, а в сторону, уйдя с линии огня. И если выживу, сразу активирую “Внезапный рывок” и стремительно сблизившись с врагом, решаю исход схватки с помощью стали. В любом случае для уже торжествующего врага то, что я смог выжить и ускориться окажется неприятным и главное неожиданным сюрпризом. Тут уж главное самому не зевать.

Одно плохо. Опять откат на сутки. Собственно говоря, всех умений, которыми я обладаю, хватит только на один скоротечный бой. В остальном приходится рассчитывать только на себя. Мда. Хреновенький из меня пока маг получается. Прямо скажем никакой. А ведь ещё и “Отрицание магии” сейчас использовать придётся, что бы заклятье Ингинино отменить! Ладно. Может у неё что-то стоящее найдётся, чтобы этот недостаток хоть немного компенсировать.

- Эликсир свой давай, - поворачиваюсь к девушке. – Надеюсь, в этот раз он у тебя не использован?

Инга засопела недовольно, но спорить не стала, пузырёк отдала. Открываю список и досадливо морщусь, вчитываясь в текст. Собственно говоря, мне на выбор предлагалось либо научиться разбираться в травах, распознавая в них целебные, либо овладеть магией малого исцеления ближнего своего. Слабенькой такой магией, позволяющей лишь слегка затянуть полученные раны реципиента. И только ему. На себя любимого это умение направить не удастся.

Мысленно чертыхнувшись, я вернул девушке пузырёк.

- На, держи. Мне всё равно от этих умений никакого толку. Бери “Длань Эгоры”. Будем из тебя хилера делать.

Инга послушно выпивает, выкрикнув нужное название, и вновь дёргается в сторону реки.

- Погоди, - вновь останавливаю я девушку, покосившись на почти оторвавшееся от горизонта светило. – Давай ещё одно дело закончим и можно переправляться.

В этот раз я отреагировал почти идеально. По всему видать навык вырабатываться начал! Меня даже в воздух поднять не успело. Просто ткнуло мордой в камни и тут же отпустило.

- Кто бы знал, как я всё это люблю, - прошипел я, потирая ушибленную коленку.

Инга виновато промолчала.

Река и впрямь оказалась неглубокой. Выше колен вода так и не поднялась. Вот только Инге это не помогло! Всё равно умудрилась аккурат на половине пути оступиться и рухнуть в воду. Пришлось спасать, вытаскивая отчаянно брыкающуюся девушку на поверхность. В общем, на берег мы вылезли оба мокрые, злые и замёрзшие.

- У тебя есть запасная одежда в кладовке? – повернулся я к дрожащей девушке.

- В какой кладовке? – не поняла она.

- Ну, в пространственном кармане. Это я так его называю.

- А! – обрадовалась неизвестно чему Инга и тут же отрицательно замотала головой: – Нет.

- Тогда снимай одежду. Для начала нужно её хорошенько выжать, а потом над костром посушить.

- Хорошо, - девушка замялась и, чуть поколебавшись, добавила: - Только я за кустики отойду.

- Валяй, - хмыкнул я, вспомнив, что и на мне нет трусов. Не удалось у местного населения разжиться. Не изобрели их тут покамест!

Проводив девушку взглядом, быстро отжал одежду и нехотя натянул штаны обратно. Мда. С запасным бельишком нужно что-то делать. Вздохнув, вытащил из кладовки топор. Примерился к ближайшему невысокому деревцу.

- Антон!

Отчаянный крик Инги и гогот мужских голосов остановил меня на первом замахе. Чертыхнувшись, я буквально впрыгнул в обувку и, подхватив мечи, бросился по следу девушки.

Инга обнаружилась на небольшой поляне, буквально через пару десятков метров, от нашего импровизированного бивака. Визжитдуриком, катаясь голой по траве, а сверху два мужика наваливаются, хватая её за руки. Третий уже успел вцепиться в ногу, попутно уворачиваясь от другой. Четвёртый, совсем молодой ещё юноша, с иссиня-чёрным пучков волос спереди и выбритым затылком, посмеиваясь, как раз начал стягивать с себя штаны. И лишь пятый, прислонившийся плечом к деревцу бородач, не участвовал в увлекательном действе. Только лузгал чем-то похожим на семечки, да посмеивался в густую бороду. На шее амулет, у ног в землю сабля воткнута.

Игроки. Без номеров. Не наши.

Не раздумывая, я бросился вперёд, не давая негодяям опомниться. Насильники только начали поворачивать в мою сторону головы, когда я уже был рядом. Взмах одним мечом и черноволосый мужчина, державший Ингу за ногу, оседает на землю рядом с ней, выпад влево другим и юноша отпустив сразу упавшие штаны, хватается за горло.

Развить успех мне не дал любитель семечек. Брошенный мешочек ещё не успел коснуться земли, как он уже был возле меня. Ледяные мурашки по спине, и я начинаю вязнуть во внезапно сгустившемся воздухе. Отбиваю удар сабли и с трудом уворачиваюсь от брошенного в упор ножа. Проклятье! Опять запоздал! Да и “Отрицание магии” у меня уже использовано! А через пару секунд недобитые дружки к этому гаду на помощь подоспеют. В отчаянии активирую “Шаг назад”, вырываясь из вязкой субстанции. И быстро смещаюсь вбок, стремясь очутиться лицом к двум насильникам. Те, бросив Ингу, уже подбегали ко мне, сжимая в руках мечи.

Успеваю бросить взгляд на Ингу. Жива. Не стали её эти гопники убивать. Видимо рассчитывают попозже “культурную программу” продолжить. А то улетит на респ, ищи её потом!

А что? Все шансы на успех у них есть! В клещи они меня берут грамотно, да и оружием, судя по всему, владеть умеют. Я попятился, угрожающе потрясая мечами.

- Сейчас мы тебе кишки выпустим, сын шакала, - хмыкнул любитель семечек. – Быстрой смерти не жди.

- А он и не торопится!

Сбоку затрещали кусты, и на поляну вывалился Селезнёв. Смотрелся мой земляк солидно. Кожаные доспехи и шлем с забралом, (точь в точь такие же, как у Никиты!), короткий меч с широкой гардой, небольшой круглый щит. И где интересно такую экипировку выдают? Я бы тоже не отказался! Впрочем, как и от двух амулетов, что у него на шее висят. Мда. Похоже, только я один ими направо и налево разбрасываюсь. Остальные берегут.

Между тем, оценив боевой потенциал моего земляка, в его сторону бросились оба неудавшихся насильника, вновь оставив меня с любителя семечек один на один. Сразу стало веселее. Обмен ударами и становится ясно, что в одиночку чернобородый мне не соперник. Он попятился, с трудом парируя посыпавшиеся со всех сторон удары. Впрочем, не все. Болезненный вскрик и по левому плечу начинает расползаться бурое пятно. Смачное ругательство и второе пятно расплывается на левом боку.

- Давай договоримся, - прохрипел мой противник, тяжело дыша.

- Давай, - легко согласился я, очередным выпадом задев его ещё раз, на этот раз уже всерьёз. – Бросай оружие и сдохни по-быстрому. Мне на твои кишки любоваться неинтересно.

- Я тебя достану.

- Все так говорят!

Рука моего противника метнулась к амулету, но дотянуться до него, ей было не суждено. Я отвернулся, не желая смотреть на заливающую лицо кровь. Оглянулся по сторонам. Селезнев, похоже, уже давно расправившись со своими противниками, утешал Ингу. Та рыдала, сидя на земле и закрываясь скомканным грязным бельём. Четвёрка насильников исчезла, успев, отправится на точку возрождения.

- Как бы ни вернулись, - задумчиво почесал я голову. – Они по любому сейчас недалеко.

- Не. Не вернутся, - покачал головой Селезнёв. – Их главарь не дурак. Бойцы у него аховые. Должен понимать, что против нас двоих ему ничего не светит.

- А ты как тут оказался?

- Стреляли.

Я хмыкнул, оценив незатейливую шутку, и вернулся к месту схватки. Повертел в руке саблю, подобрал амулет.

Тёмное прикосновение: Ранг простое. Магический амулет с заключённым в нём заклинанием магии хаоса. Дизоринтирует одного противника сроком на две секунды. Для активации сорвать амулет с шеи и бросить в сторону намеченного объекта.

“Неплохой амулет”, – подумал я, одевая его на шею, – “жаль только что опять одноразовый”.

- А ты всегда полуголым сражаешься или как, - поинтересовался Селезнёв, скорчив рожу кирпичом. – Или вы с Ингой…

- В реке мы с Ингой искупались, - прервал я Селезнёва на полуслове. – Высушиться хотели, а тут эти, - и перевёл разговор в другую плоскость. – Слушай Селезнёв, тебе оружие этих бойцов нужно? А то бери.

- И одежда в грязи теперь вся, - сквозь рыдания между тем выдавила Инга.

- Так постирай, - хмыкнул Селезнёв и, повернувшись ко мне, покачал головой: - Не. Мне эти железки ни к чему. Нужно – забирай, нет – в реку забрось, чтобы эти уроды не подобрали, - И критически посмотрев меня, заявил: - Ладно. Пойду, костёр разожгу. А то смотреть на вас без слёз нельзя – И уже повернувшись в сторону леса, бросил через плечо. – Меня кстати Владимиром зовут.

- А меня Антоном.

- Я знаю.

Через десять минут мы уже сидели у весело потрескивающего огня, треская выложенную Владимиром еду.

- Ты пойми, - убеждал он, помешивая варево в котелке. – Я тебе не просто так объединиться предлагаю. Второй блок ладно. Тут все этапы проходные. Дальше только ленивый не пройдёт. Про первый вообще молчу – детский сад. Самая жесть в третьем начнётся. Там уже всё серьёзно будет. И мобы мощные, и НПС умелые, и смерть независимо от того, кто тебя убьёт – окончательная. Одиночке выжить будет нереально.

- Проходные? – недоверчиво хмыкнул я, вспомнив сколько раз, оказывался на волосок от гибели.

- Проходные, - твёрдо подтвердил Владимир.

- А ты откуда об этом знаешь? – озадачился я. – Клоун ничего такого не рассказывал.

- Клоун много чего не рассказывал, - поморщился мой собеседник. – Я так понял, что кураторы дозировано информацию выдают. И каждый что-то своё сообщает. Так вот. Похоже, нам со своим не повезло. У других кураторы поразговорчивей будут. А народ тут промеж себя общается, инфой делится. Не все же такие уроды, как этот любитель семечек.

- Не все, - согласился я. – А что ещё известно про третий блок?

- Там не будет ограничений по времени, - жёстко припечатал Селезнёв. – Ты будешь жить в этом мире, пока не выполнишь основное задание или не сдохнешь. Хоть год. И ещё. – Он неприятно оскалился. – Убив другого игрока, ты сможешь получить не только его оружие и амулеты, но и все умения, что он накопил к тому времени. И смерть о руки игрока теперь тоже будет окончательной.

- Беда, - протянул я, чувствуя, как внутри всё холодеет.

- Да. Мясорубка будет жёсткая, - согласился с моим выводом Владимир. – Игроки будут резать друг друга почём зря. И слабых бойцов к тому времени не останется. Поэтому я и хочу объединиться. Вместе наши шансы возрастут.

- Именно со мной?

- Ну не только с тобой. В идеале группу из пяти-шести человек собрать нужно. Что бы бойцы были неплохие и умениями обладали полезными, - Селезнёв мазнул взглядом по Инге. – Но главный критерий не этот, - повернулся он ко мне. - Главное, чтобы надёжные были. Чтобы уверенность была в том, что тебе спину прикроют, а не ударят в неё!

- Инга со мной, - веско заявил я, сразу пресекая дальнейшие споры.

- Не вопрос, но сверхлимита. Нам по-прежнему нужно ещё три-четыре бойца.

- И есть кандидатуры?

- Пока только две. Я не только к тебе внимательно присматривался, - хмыкнул мой собеседник. – Ещё Костю хочу позвать. Не знаю, что у него с прокачкой на данный момент, но мужик он правильный. И не трус. А ещё Степана возьмём. Он кстати из твоего десятка будет.

- Степана? – удивился я, думая, что ослышался. – Степан то нам зачем? Он как раз трус, да ещё и бесхребетный!

- Зато он добрый! – заступилась за своего бывшего попутчика Инга, увлечённо вгрызаясь в жареную куриную ножку. – И в спину точно не ударит.

- Но её и не прикроет, - фыркнул я в ответ и добавил: - Да и у Витька он под сапогом сидит. Не отдаст тот нам его.

- Уже не сидит, - отмахнулся Владимир. – Виктор вчера Степана пару раз на возрождение пустил, а потом из клана выгнал.

- А ты откуда знаешь?

- Пересеклись со Стёпой вчера, - пожал плечами Селезнёв. – Парой слов перекинулись!

- И что же они с Витьком не поделили?

- Умение, что Степан за вход во второй блок получил, да на себя использовал.

- Что? Настолько хорошее умение? – удивился я.

- Перспективное, я бы сказал, - хмыкнул Владимир. – Он энергию теперь может прямо из воздуха черпать и организм ею наполнять. Ну, в общем, ты становишься сильнее, быстрее, выносливее на какое-то время. Причём он может её не только на себя тратить, но и на других. Соображаешь?

- И намного сильней становишься?

- Пока нет, - махнул рукой Селезнёв. – Но если это умение как следует прокачать! - мой собеседник задумался на мгновение, видимо, решая для себя, стоит ли делиться ценной информацией и продолжил:

- Ты в курсе, что в первом блоке произошло фактическое разделение игроков по классификации? – наклонился он ко мне. – Те, кто в бой шли – воинами и магами стали. Им и теперь чаще всего соответствующие умения падать будут. А тем, кто при обозе остался, тем теперь чаще более мирные умения выпадать начнут. Так что в перспективе Степан очень сильным бафером может стать.

- А ты откуда знаешь про специализацию.

- Так говорю же! Общаться надо с народом, а не возле саркофага своего сидеть! Да и в городе я вчера полдня пробродил, с неписями потолковал.

- До города я вчера не добрался, - потёр я подбородок. – Только издалека видел.

- Ой! А мне умение на исцеление сегодня досталось, - высунулась Инга, азартно сверкая глазами. – Я что теперь великим целителем буду?

- На исцеление?! – охнул Владимир.

- Ну, да, - решил я подтвердить слова Инги. – Правда, слабенькое пока, и только на других использовать можно.

- Так это меняет всё дело! – заулыбался Селезнёв, по-новому взглянув на девушку. - Ты понимаешь, как будут цениться хилеры в третьем блоке, где смерть конечна? – повернулся он ко мне. - Да на вес золота! Инга, - поклон в её сторону. – Ты теперь не довесок, а основной член команды!

- И до какого момента эта команда просуществует? – решил уточнить я главный вопрос.

- Минимум до финала, - посмотрел мне прямо в глаза Владимир. – А там видно будет. Просто о финальном этапе ничего не известно. Но даже если и станем врагами, сразимся в открытую. В спину я не ударю.

- Тогда последний вопрос. А как мы будем держаться вместе, если система нас всех в начале каждого этапа в разные стороны раскидывает?

- Всех, да не всех, - хмыкнул Селезнёв. – Если игроки, формальный союз между собой заключили, система их вместе в игру забрасывает!

- Точно?

- Проверено! Витёк со Степаном именно поэтому в начале первого этапа в одном месте появились. Да и меня через полчаса после появления в игре десяток китайцев по джунглям гонять начал. Не успеть бы им, так быстро объединиться, - Владимир деланно вздохнул и задумчиво добавил: - Я, правда, их маленько проредил.

- Это что же, значит, я в довесок за союз с тобой войну с десятком озлобленных китайцев получаю? И они меня сразу при встрече гасить начнут?

- А они так и так тебя при встрече гасить начнут. Они вчера только этим и занимались. Ну, если что, я тебя о моих проблемах предупредил. Всё по-честному.

- Ну, раз по честному, - пожал плечами я, - то связавшись со мной, ты получишь проблемы с Никитой.

- Ты сцепился в игре с Никитосом?!

- Я его вообще-то на возрождение отправил. Правда, и сам вслед за ним улетел. Так что он меня теперь не любит.

- Так это лучшая рекомендация, дружище, - положил руку мне на плечо Владимир. – Нет. Всё-таки я в своём выборе не ошибся!

Глава 13

- Доброго денёчка, братья-игроки. Далеко идём?

Я оглянулся на голос, положив руки на эфесы мечей. На вершине тропы, выйдя из-за скалы, стояли два близнеца Селезнёва.

Нет. Сами по себе они на нашего предводителя были совсем не похожи; один был уже довольно пожилым мужчиной с суровыми чертами лица и глубоким шрамом на левой щеке, другой вообще рыжим, да ещё и с веснушками во все щёки. Близнецами нашего лидера они были по вооружению. Те же добротные кожаные доспехи, точно такие же щит с мечом. Вот ведь! Словно в одном магазине закупались!

- К водопаду идём, - не стал скрывать Владимир. – Здорово Мишель. Привет Матис. Я так понимаю Жан с Валери тоже где-то тут неподалёку?

- Тут, - широко заулыбался веснушчатый. Я, видя, что обе договаривающиеся стороны настроены мирно и явно знают друг друга, облегчённо убрал руки с оружия. – Жан план предстоящего сражения разрабатывает, а Валери всё тренируется. Ты же её знаешь – упёртая!

- А это кто с тобой? – соизволил обратить на нас внимание меченый. Он в отличие от своего товарища радоваться нашему появлению не спешил.

- А это мои сокланы, - веско произнёс наш лидер. – Антон и Инга.

- Брось, Мишель, - рыжий вложив меч в ножны начал спускаться к нам. – Влад - нормальный парень.

- Колумбийцы тоже поначалу нормальные были, - проворчал Мишель, но оружие всё же убрал.

- Привет, Инга, - рыжий широко улыбнулся. – Меня Матис зовут. Для тебя просто Мат. Какие планы на сегодняшний вечер?

- Дожить до него, - хмыкнула в ответ девушка.

- Так может помочь?

- Да мы как-то сами до сих пор справляемся, - я решительно вклинился в наметившийся диалог, - Но ты не переживай Мат. Помощь понадобится, свиснем. Ты главное не опоздай!

Знаем мы этих рыжих! Сначала “привет”, потом “планами на вечер ” поинтересуется, не успеешь оглянуться, а ценный хилер уже к французам в клан ушёл.

- Пошли, - обернулся уже успевший о чём-то поболтать с Мишелем Владимир. – И найдя меня глазами, пояснил: - Надо с Жаном перетереть.

Сразу за поворотом находилась небольшое каменистое плато, немного не дотягивающиеся другим краем до скалы с водопадом. Здесь то и расположилось с десяток игроков, наполняя всё вокруг своеобразным гомоном.

Я огляделся, стараясь ничего не упустить. С кучей иностранных игроков мне ещё сталкиваться не приходилось, а встречи с отдельными представителями зарубежья ни к чему хорошему не привели. Так что знаком Селезнёв с местным вождём или нет – не важно. Бдительности терять не стоит!

Слева у скалы трое смуглых игроков в характерных тюрбанах и шароварах, с ятаганами за поясами, как раз обедали, оживлённо о чём-то споря. Рядом, шагах в десяти молчаливой статуей восседал очередной азиат (надеюсь, что не японец). Правее ближе к центру ожесточённо рубились здоровенная мускулистая женщина в уже знакомых мне доспехах и ещё более здоровый мужик в кольчужной рубахе и огромной секирой в руках. За нешуточной схваткой одобрительно наблюдал жилистый чернобородый мужик в синей суконной куртке с торчащими металлическими заклёпками, опирающийся руками на двуручный меч, двое молодых парней с топорами за поясом и Витёк, азартно подбадривающий обоих противников. Тут же неподалёку стояла уже немолодая женщина в неброском цветастом платье. Справа находилось ещё трое: два смуглых игрока-араба; один почти голый в одной набедренной повязке на поясе, вооружённый мечом в форме серпа, только изогнутого в другую сторону, не скрывая интереса, посматривал на нас; другой, одетый в серый хитон с выпущенными рукавами, как будто дремал, положив у ног короткий меч-акинак и круглый, с прорезью для копья щит-пельту; третьим был Степан: наш земляк, сиротливо притулившийся на камушке и смотрящий в нашу сторону глазами побитой собаки.

- Давно не виделись, Жан! – замахал Владимир рукой чернобородому. – Я смотрю, ты тут целую армию собрал! На кого в поход собрался?

- Да есть тут один истукан каменный, - хмыкнул француз, махнув рукой за спину. – Под водопадом сидит. Малыми силами боюсь, не одолеем. Больно уж зверушка большая.

- Каменный? – недоверчиво хмыкнул Владимир. – Зачем с ним сражаться, если каменный?

- Так это он сейчас каменный, - зло сплюнул себе под ноги Жан. – Под водопадом вход в “Город под скалой” находится, а эта тварь – страж, - обвёл он нас взглядом. – Можете не сомневаться; стоит к водопаду подойти, враз оживёт!

- Это точно?

- Точнее некуда! – высунулся, Виктор гаденько улыбнувшись. – Стоит поближе подойти, сообщение от системы появляется! И про город, и про стража этого. Он походу тут вход в данж охраняет.

- Так что ждём ещё пятнадцать минут и выдвигаемся, - веско заявил Жан. – Как раз четыре часа игрового времени пройдёт. Может еще, кто успеет подойти. Вы с нами? Тогда пока отдыхайте, - кивнул француз, даже не успев получить ответ, и внушительно добавил: - Только не с кем тут не цепляйтесь. Того, кто свару затеет, мы сразу на перерождение вынесем!

- С кем тут цепляться, - хмыкнул Селезнёв, отходя. – Китайцев, слава богу, нет!

- Зато турки есть, - вздохнул я, заметив направляющуюся нам наперерез троицу с ятаганами.

- А что у тебя с турками? – сразу напрягся Владимир.

- Кристалл переноса с одним из них не поделил, - вздохнул я, не сводя глаз с подходящей троицы и заметив вопрос в глазах лидера, пояснил: - Он у Инги его отобрать хотел. Ещё и нож ей в живот бросил, сволочь!

- А почему ты решил, что он турок был? – удивилась Инга. – Он даже имени своего не назвал!

- Приходилось в своё время довольно тесно общаться, - не стал вдаваться в подробности я. – Я эту нацию ни с кем не спутаю. Чай не китайцы.

- Ничё. Мы этих турок, где только не били. Нужно будет, и тут побьём.

Я оглянулся и встретился глазами с Виктором. О как! Неожиданно!

- Доброго дня, уважаемые, - поприветствовал нас старший из турок, смуглый крепыш с острым как у ястреба носом. – У нас есть вопрос вот к нему, - кивнул он в мою сторону.

- Спрашивай, - остановил я жестом, дёрнувшего было Владимира.

Появившийся гнойник нужно сразу вскрывать. А не оставлять на потом.

- Нашего друга Салиха вчера подло убили в самом конце этапа, отняв кристалл. Просто чудо, что он всё же выжил, найдя ещё одну сферу буквально на последних минутах игры.

- Да уж. Повезло ему.

- Ему повезло, - согласился турок и посмотрел мне в глаза. – А тебе? Он сказал, что его убил воин с двумя мечами. Да и описание девки совпадает.

- Она не девка! – сразу завёлся я. – А Салиху своему передайте; встречу – опять убью! Мы кристалл первые нашли, а он ей ножом в живот, тварь!

Со скрежетом звякнуло железо, скрестились подобно клинкам несколько пар глаз.

- Вы все умрёте! – буквально выплюнул турок. Его рука потянулась к амулету.– И вы русские и этот неверный, что пришёл вам на помощь!

- Здесь умрёт тот, кто нападёт первым, Фатих, - надвинулся на нас сбоку Жан, потрясая своим огромным мечом. – Мы их сразу перебьём.

За спиной Жана стояли трое французов, громила с секирой, двое парней с топорами.

- Не судьба, - Фатих, оценив наметившуюся расстановку сил, отступил, по-моему, ничуть не расстроившись. – Ничего, русский. Игра длинная. Мы ещё встретимся!

- Не успели, вы тут появится, и уже начались проблемы! – зло высказал нам Жан, провожая взглядом отходящих турок. – Так дела не делаются, Владимир.

- От этих русских всегда проблемы! – зло блеснула глазами женщина-воин. – Даже от самых адекватных! - мазнула она глазами по Владимиру. - Поганая нация!

- Я тоже тебя люблю, Валери, - не остался в долгу тот и повернулся к Жану. – Не мы это начали, Жан. Ты же сам видел – это они к нам подошли. Мне что им горло под нож подставить, лишь бы всё тихо, да мирно было?!

- Ладно, - махнул француз рукой, отходя. Следом потянулись остальные вместе с Виктором. – Скоро выдвигаемся. В бою вам не до резни промеж себя будет, а когда в город войдём, хоть поубивайте друг друга. Мне всё равно.

- В городе, так в городе, - хмыкнул Селезнёв, убирая в ножны меч. – Нужно будет с этими турками вопрос решать, - и повернулся ко мне. – Надеюсь, больше у тебя тут врагов нет?

- Ну не знаю, - неуверенно почесал я голову и скосил глаза на продолжавшего невозмутимо восседать азиата. – Если вот тот только не японец.

- А японцы то чем тебе не угодили?

- Скорее уж я им. Был намедни инцидент.

- Ну, ты гигант! – расплылся в улыбке Владимир.- Чувствую, вчера неплохо повеселился. Сразу видно – наш человек!

- Уф! Ну и напугался я! Думал, порубят вас французы! – нарисовался сбоку радостно улыбающийся Степан.

- Думаешь, могли? – живо заинтересовалась Инга.

- Запросто! – отозвался тот. – Тут пара колумбийцев до вас была. Так они решили к Алишии пристать, - кивнув он на женщину в цветастом платье. - Так их враз порубили!

- Жан – мужик серьёзный, - согласился со Стёпой наш лидер. – Да ещё и Витёк к французам прибился! И эти трое. Кто такие, не знаешь часом?

- Я тут всех знаю! – обрадовался вниманию Стёпа. – Почитай первым на эту поляну попал. Те двое с топорами – австрийцы: Феликс и Дамиан, а громила с секирой из Италии. Его Ренато зовут. Представляете, он раньше обычным клерком работал! Турки, с которыми вы чуть не сцепились: Фатих, Яшар и Кадир. Фатих у них за старшего будет. Японец – Иоши. Больше о нём ничего не знаю. Как пришёл – сидит на одном месте и молчит. Алишия – мексиканка. Тот, что с серпом в руке – египтянин. Ахомом кличут. Ну и Тахир. Это тот иранец, что на вашу сторону встал.

- В смысле? – не понял я, покосившись на дремлющего азиата.

- А разве не видели? – удивился Степан. – Когда турки к вам подошли, он тоже свою железяку вынул и пальцем по шее провёл, на Фатиха глядя.

- Ну, это он не за нас встал. А против турок пошёл, - потёр подбородок Владимир. – Иранцы и турки друг друга ненавидят. Испокон веком промеж себя резались. Да и вера у них разная.

- Почему разная? – удивилась Инга. – Они же все мусульмане. Ну, в этого, в аллаха верят.

- Мы тоже вместе с католиками в Иисуса верим, - хмыкнул я. – Однако это не мешало им объявлять нас еретиками и крестовые походы устраивать, - мы присели, выжидая пока придёт время действовать.

- Вот что, Степан, - повернулся Селезнёв к нему. – Мы тут клан свой создали. Не хочешь вступить?

- Опять умения отдавать? – насупился тот.

- Ничего ты отдавать не будешь, - отрезал Владимир. – Из тебя баффер неплохой может получиться. В этом качестве можешь в нашу группу и войти. Если согласишься, будем твой талант развивать.

- А Виктор? – Степан опасливо покосился в сторону своего бывшего кланлидера.

- А что, Виктор? Он же сам от тебя отказался. Теперь какие претензии? Тем более ты ему не раб какой-нибудь, - припечатал Владимир ладонью по колену. – Короче. Своего соклана мы в обиду никому не дадим!

- Тогда, да. Я согласен! – расплылся в улыбке Степан.

Помолчали. Я посмотрел на готовящихся к бою французов и, не выдержав, повернулся к Селезнёву.

- Слушай, Владимир. Понимаю, что выпытывать о том, как и где свою экипировку достал не очень корректно, но уж больно любопытно. Доспех твой с оружием как под копирку с французов сделан. Да и у Никиты я такой же видел. Это случайность или как? Если секрет, можешь не рассказывать. Я пойму.

- Да какой там секрет, - хмыкнул тот в ответ. – Наверняка ещё не один десяток игроков с такой экипировки наберётся. У местных в городе вчера купил.

- А где деньги взял?

- Так я рассказывал уже, что вчера полдня по городу бегал. Умаялся заказы местных выполнять, пока деньгу насобирал. И эти тоже бегали, - кивнул он в сторону французов. – Там и познакомились.

- А что же тогда этот Жан там плохо одет? – удивилась Инга. – Не захотел вместе с вами бегать?

- У Жана доспех получше нашего будет, - хмыкнул в ответ наш лидер. – Куртка на нём непростая одета. Бригантина называется. Под ней с тыльной стороны железные пластины нашиты. Просто так не пробьёшь!

- Серьёзный дядечка, - впечатлилась Инга. – И бойцов хороших вокруг себя собрал.

- Потому и нужно своих вокруг себя собирать, - вздохнул Селезнёв. – Похожи все нации что в игре объединяться будут. Одиночек в третьем блоке просто вынесут!

- А из каких стран народ в игре участвует? – заинтересовалась девушка.

- Клоун о двадцати странах говорил, - напомнил я.

- Ну, вот и считай, - Владимир начал загибать пальцы. – Мы, русские – раз, французы – два, турки – три, японцы – четыре, итальянцы – пять, австрийцы – шесть, иранцы – семь, египтяне – восемь, мексиканцы – девять, и ещё тут колумбийцы были, как я понимаю, - покосился он в сторону Степана.

- Были.

- Десять, - констатировал Владимир. – Это тех, кто тут появился. Плюс я ещё китайцев встретил, англичан и греков – тринадцать значит.

- Я испанца ещё видел и норвежку, - добавил я и нехотя уточнил: – Кстати испанец мне, скорее всего тоже не друг.

- Пятнадцать, - рассмеялся Владимир, укоризненно покачав головой. – Умеешь ты друзей заводить, Антон! Чего не отнять, того не отнять!

- Я ещё немца видела, - призналась со вздохом Инга и, посмотрев на меня, добавила: - Он один из тех был, кто меня туземцам продал.

- Шестнадцать.

- Я ещё индуса видел. Вчера. В самом конце игры, - внёс свою лепту в сбор информации Степан.

- Семнадцать, - подвёл итог Владимир. – Три страны остаются неизвестными.

- Наверняка американцы участвуют, - высказал я догадку. – Чтобы без них да такое мероприятие прошло.

- Американцев я не видела, - вздохнула Инга.

- А их никто не видел, - усмехнулся я. – Это как сурок в поле. Его не видно, но он есть!

- Время! – гаркнул во всю глотку Жан.

- Ну, вот и всё, - вздохнул Владимир, поднимаясь. – Понеслась душа по кочкам.

- Держись возле меня, - шепнул я побледневшей Инге.

- Больше ждать, смысла нет, - обвёл француз взглядом собравшихся игроков. – Итак: либо мы сейчас этого моба сольём, либо сами сольёмся. Напоминаю, что смерть от моба конечная. Без возрождения. Так что если кто-то боится или не уверен в себе, лучше сразу тут оставайтесь. Но хочу предупредить, - Жан добавил в голос металла. - В город пройдут только те, кто в схватке участвовать будет. Если кто надеется за нашими спинами отсидеться, а потом следом пойти, то зря. Лично пришибу или мои друзья, если я погибну.

- Жёстко, но справедливо, - одобрил его слова Владимир. – Если что, то я буду участвовать.

Жан выдержал паузу и, не увидев ни одного отказавшегося, удовлетворённо кивнул:

- Ну, все, так все. С богом!


***


Остановись, безумец! Дальше только смерть!

Страшись пробудить древнего стража “Города под горой”, ибо не знает границ ярость его и не ведает жалости сердце его!

- Внушительно, - хмыкнул я, рассматривая надпись, небрежно выведенную кроваво-красной краской прямо на каменной плите под ногами. – Прямо хоть обратно вертайся!

- Так зачем дело встало, Антоха! – несказанно обрадовался моим словам Виктор. – Вертайся! Ещё не поздно!

- Ты прав, русский. Сейчас ещё не поздно, - Тахир, иранец, что занял нашу сторону в несостоявшейся совсем недавно схватке с турками, сосредоточенно смотрел вниз, на небольшую овальную площадку, примыкающую к водопаду. – Как только мы спустимся туда – обратной дороги не будет. Либо мы убьём демона, либо он убьёт нас.

- Думаешь, обратно подняться не получится? – заинтересовался Степан, рассматривая вырубленные в скале ступени служившие спуском к месту боя.

- Наверняка, - безапелляционно заявил иранец.

Я подошёл к самому краю плато и заглянул вниз.

- Внушительная тварюка, - поделился впечатлениями Селезнёв, встав рядом. – Не факт что вынесем. Пати у нас совсем не сыгранное. Кто в лес, кто по дрова.

Я мысленно согласился с ним, рассматривая предстоящее место боя.

Итак, что мы имеем в наличии? Небольшая каменная площадка перед водопадом: неровная, изобилующая беспорядочно разбросанными валунами и каменными выступами и к тому же примерно пополам рассекаемая бурным пенным потоком, бешено рвущимся дальше, вниз по склону. При этаком ландшафте вокруг стража особо не побегаешь, все ноги до локтей пообломаешь. Хорошо ещё, что сам страж не особо здоровый. Метра четыре в холке будет, не больше.

- Это что, грифон? – Восхищённо ахнула Инга, рассматривая стоящую под водопадом статую. – Какой красивый! А эти двери, что за ним, они, что в этот самый “Город под горой” ведут, да?

- Какой к демонам, грифон? – не согласился с ней-то ли Домиан, то ли Феликс. Ну, в общем один из австрийцев. Не запомнил я кто из них кто, пока. – У грифона тело льва, а у этого драконье.

- Ну и что, - хмыкнула в ответ девушка, упрямо поджав губы. – Значит это драконий грифон!

- Это демон, в обличье зверя – мрачно изрёк Ахом, ткнув в сторону статуи своим неправильным серпом. - Не нужно нам туда идти. Там смерть!

- Те, кто хочет остаться, пусть остаются, - пресёк начавшуюся дискуссию Жан. – Я спускаюсь.

Его отряд двинулся следом.

- Я с вами, - поспешил вслед за ними Виктор и, задрав голову, презрительно фыркнул: – Тоже мне демон. На вид чуть больше коровы. Враз затопчем.

- Я бы в этом так уверен не был, - задумчиво посмотрел ему вслед Селезнёв и, повернувшись, нашёл глазами меня. – Ну что, пошли?

- Пошли, - тяжело вздохнул я.


- Ухрг!

Увернувшись от огромного хвоста, я отскакиваю в сторону, даже не попытавшись полоснуть чудовище мечами. А смысл? Я это монстра ими даже поцарапать, как следует не смогу. А о том чтобы хотя бы слегка ранить стража даже и мечтать не приходится. Он, по-моему, этих ударов даже не замечает, увлечённо гоняя незадачливых игроков по всей площадке.

Да недооценили мы своего соперника. Конкретно недооценили!

Всё началось после того как последний игрок спустился вниз. Земля вздрогнула, уходя из-под ног, как во время сильного землетрясения. С громким гулом осыпалась лестница, за спиной отсекая путь к бегству. Каменная статуя покрылась многочисленными трещинами. Эти трещины множились, росли, сливались друг с другом, покрывая монумент целой сетью глубоких борозд. Вниз смешиваясь с пенным потоком, полетели отвалившиеся от неё камни, с характерным звуком всплескиваясь в выдолбленную водопадом яму у подножия скалы. Неожиданно статуя громко взревела, встряхнулась, раскидывая вокруг себя целый дождь из каменной крошки и освободившись из многовекового плена, склонила голову.

- Ой! Она на меня смотрит! - испуганно пропищала возле самого уха Инга. – Прямо в глаза.

- Уверен то же самое, кажется любому из нас, - попытался я успокоить девушку, чувствуя, как покрылась ознобом спина от забурлившего в крови адреналина. Взгляд птицедракона действительно впечатлял. – Вперёд не лезь. Держись возле стены, - в который раз предупредил я её. – Твоё дело за схваткой следить и подлечить, если что.

- Да что я там подлечу? Царапинами вы тут не отделаетесь, а на большее меня не хватит!

- Вот царапины лечить и будешь, - я, прищурившись, вгляделся в крошащие камень когти чудовища и уточнил: – Только очень глубокие.

Дракогрифон между тем, встрепенулся и грозно закрекотав, расправил крылья. Бойцы попятились, прижимаясь к каменным стенам. Резкий взмах крыльями и чудовище мгновенно вырвалось в центр площадки. Схватка началась.

Поначалу мы ещё держались. Монстр толком ещё приземлится, не успел, как его со всех сторон атаковали игроки: хаотично, разрозненно, но дружно; кто, чем может. Заскрежетали по чешуе мечи и копья, обрушились топоры и секиры, с шипением в бок врезался жиденький пульсар. Вот только зверя эта атака ничуть не впечатлила. На блестящей чешуе даже царапинок не появилось! А затем псевдогрифон атаковал уже сам. Резкий взмах хвоста и пара игроков со стоном отлетают в сторону, ещё один взмах и с криком отшатывается египтянин, держась за перебитую руку.

Я, попятился, со скрежетом скользнул мечами по чешуе.

- Он что, бронированный?!

- За хвостом следите!

- По лапам бейте! По лапам!

Начавшееся и без того сумбурно сражение быстро переросло, в бестолковую сутолоку вокруг монстра, замешанную на всё возрастающей панике. Крики, стоны, маты, лязг металла и постепенно возрастающее количество раненых. От полного разгрома нас спасала лишь неповоротливость чудовища. Привыкший летать, дракогрифон ходьбу по камням откровенно не уважал и сейчас предпочитал просто поворачиваться вокруг своей оси, награждая особо нерасторопных очередным ударом хвоста.

И как эту тварь завалить, если ей наше оружие нипочём? Пулемёта тут ни у кого в заначке нет! Не может же страж полностью неуязвимым быть. Это противоречит игровой логике! Голова! На ней же перья, а не чешуя. Потому дракогрифон и держит её так высоко, даже клюв свой мощный в ход не пускает. Голову бережёт!

- В голову надо бить! – словно прочитав мои мысли, закричал с другой стороны Селезнёв.- В голову!

Нет, конечно, правильно он кричит, верно. Вот только как по ней бить? Разве что Ренато своей секирой достанет!

Видимо к такому же выводу пришёл и сам итальянец. Бросив молотить своим страшным оружием по лапам, гигант удивительно проворно для его комплекции, сместился вдоль чудовища, по пути увернувшись от хвоста, и со всей силы замахнулся секирой, метя в хищно раскрытый клюв.

Псевдогрифон негодующе застрекотал, глаза с вертикальными зрачками блеснули красным. С шумом рассекающее воздух лезвие застыло на полпути и тут же последовал мощный удар клювом. Обливаясь кровью, Ренато со стоном падает на камни.

- Вот сука! – простонал я и резво заработал мечами, отвлекая монстра от поверженного итальянца.

- Все на лапы! – взревел где-то сбоку Жан. – Нужно хоть одну подрубить, иначе поляжем все!

Но лапы рубится, по-прежнему не хотели, а птицедракон вновь задрав голову вверх, ещё активнее заработал хвостом.

И вот уже с хрустом впечатывается в стену кто-то из турок, согнувшись, опускается на камни Валери, охнув, хватается за грудь Домиан.

Да он так нас всех сейчас порвёт! Нужно что-то делать! Отскакиваю в сторону, пытаясь оценить обстановку: жалкая кучка измождённых игроков ещё пытающихся атаковать стража, Инга склонившаяся над стонущей француженкой, Степан, вжавшийся между двумя небольшими валунами.

Валуны! Некоторые из них метра два высотой будут. С них можно попробовать достать до головы монстра!

- Жан, Владимир, отвлеките эту тварь, я попробую до её головы достать! – Проорал я, уже карабкаясь на один из камней. – Степан! Бафни меня!

Влезаю на валун. Примериваюсь. Нет. Далеко. Не допрыгну. Да и псевдогрифон стоит ко мне боком. Пусть развернётся. И голова ближе станет и ударить можно по глазам. Оно так понадёжнее будет. Попытка у меня только одна и пробовать на прочность перья птицы как-то не хочется. Вдруг они такими же прочными как чешуя окажутся?

- Разверните эту тварь ко мне! – почти срывая голос, проорал я, пригнувшись для прыжка. – Степан, сука! Ты бафнешь меня или нет?!

Внизу бойцы активировались, отступая в мою сторону. Монстр начал поворачиваться вслед за ними. Сейчас! Активирую “Внезапный рывок” и, что есть силы, прыгаю в сторону стража. Тот, успев заметить опасность, негодующе застрекотал. Глаза зверя вновь вспыхнули красным и мою спину окутывают давно ставшие привычными мурашки. Ну уж нет! “Отрицание магии” я может сегодня и потратил, но трофейный амулет никуда не делся! Активирую "Тёмное прикосновение". Дракогрифон ошарашенно трясёт головой, глаза монстра тускнеют, теряя кровавый окрас и, уже начав падать вниз, я вгоняю клинок ему в глазницу.

Глава 14

- Как тут красиво!

Я покосился на Ингу, заворожено крутящую во все стороны головой и даже позавидовал слегка. Умеет человек каждой минутой жизни наслаждаться, ничего не скажешь! Тут стоишь весь на нервах, по сторонам после перехода в данж оглядываешься, а она местными достопримечательностями любуется!

Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что посмотреть было на что. Внутри скалы разместился целый город; Огромный, окутанный паутиной широких, утопающих в многоцветье диковинных деревьев, улочек. Добротные, покрытые зелёной черепицей дома причудливо переплетались с многочисленными арками, башенками, куполами, ближе к центру перерастая в настоящие дворцы.

- Как тихо.

Я опять усмехнулся только на этот раз саркастически. У кого, у кого, а у Степана с чувством самосохранения в отличие от Инги всё в полном порядке. Вмиг неладное почувствовал. И позицию соответственно с этим за нашими спинами занял.

Нет. С одной стороны оно, конечно, правильно. Где ещё бафферу находиться, если не в тылу за спинами прикрывающих его бойцов? Вот только отправил Степана в задние ряды не трезвый расчет, а банальный страх. А страх – союзник ненадёжный. И хотя Владимир со Степаном перед входом в данж воспитательную беседу провёл, я в потуги нашего лидера не верю. Из труса увещеваниями, героя не сделаешь. И то, что Стёпа, опять как во время схватки со стражем не подведёт, гарантии никакой.

Но странность этого города Стёпа уловил правильно. Слишком тут тихо. Неестественно тихо, я бы сказал!

Полное безмолвие на планете породившей жизнь – штука редкая. Здесь звуки повсюду. Ветер шумит, птички щебечут, ну там кузнечики пощёлкивают. Да мало ли звуков вокруг нас? Большинство из них мы даже не замечаем. Они просто привычный фон, отсеиваемый сознанием на второй план. Но не замечает мы этот фон лишь до тех пор,пока он существует.

Здесь же стояла мертвая тишина, будто на кладбище. Хотя нет! Что это я на кладбище клевещу.

Ну ладно птицы. Что я знаю об этом подземном мире? Может, им доступа сюда нет? Тоже и мелких букашек касаться может. Да и ветра здесь вполне может никогда не бывать. Скала же вокруг.

Но люди то где? Ну, или нелюди, какая разница? Кто бы ни жил в этом городе, они просто обязаны издавать хоть какой-то шум. Тем более, что в этой чаше наверняка далеко слышно!

- И не видно никого. Будто вымерли все, - подвёл итог под немногочисленными репликами Жан.

- Что-то мне подсказывает – что не все, - вздохнул я, нервно поглаживая рукояти мечей. – К гадалке не ходи; какая-нибудь подлянка нас там наверняка ожидает.

- И хорошо если одна, - со вздохом согласился со мной Селезнёв.

- Нам и одной за глаза хватить может – пожал я плечами. – Вот с птицедраконом еле управились.

- Ну да. Там всё на грани было, - согласился Жан, ещё больше мрачнея. – И так троих потеряли.

- Если бы система на входе в город раненых не подлечила, потери бы были гораздо больше, - резюмировал Виктор и дружески ткнул локтем в бок итальянца. – Правда, Ренато? Я тебя уже и отпевать было начал!

Ну да, щедрый подарок от системы. Я окинул взглядом игроков, сгрудившихся на холме. Честно говоря, сразу после победы над монстром, я Валери и Ренато тоже со счетов списал. Француженке чудовище, судя по всему, ударом хвоста позвоночник перебило; во всяком случае, девушка даже пошевелиться не могла, разве что моргать, да стонать, кровавую пену изо рта пуская. Итальянцу повезло чуть больше. Гигант лежал в обнимку со щербатым валуном, орошая его кровью из проломленной головы, но хоть не мучился, потеряв сознание. Да и другим тоже порядком досталось. Я, например, умудрился при падении правую руку сломать, да и в боку при дыхании что-то болезненно похрустывало.

Поэтому последующее вслед за гибелью стража сообщение о бонусе на мгновенное исцеление за победу над ним оказалось как нельзя кстати.

- Мишелю с Домианом повезло меньше! - отрезала Валери, зло сверкнув глазами в сторону моего земляка.

- А я причёт тут? – ощерился Виктор в ответ. – Я за их спинами не прятался и к стенке не жался! Не то, что эти! – Злой кивок в сторону Инги со Степаном.

- Девчонку не тронь, - неожиданно заступилась за Ингу Валери, - Я бы собственной кровью захлебнулась, если бы она не помогла. А вот этому прилизанному, - француженка развернулась в сторону окончательно сбледнувшего с лица Степана. – Я сейчас кишки на меч намотаю!

- Это с какой стати? – холод в голосе Селезнёва мог поспорить с ледяной стужей.

- Так уговор был, что тем, кто в бою со стражем не будет участвовать, за ворота лучше не соваться. Разве не так? – встал рядом с Валери Матис.

- Не передёргивай, - и не подумал согласиться с рыжим наш кланлидер. – Договор был о тех, кто к водопаду не спустится.

- Но в бою то он не участвовал? За нашими спинами прятался!

- Как и Алишия, - вздохнув, присоединился я к Владимиру. Честно говоря, защищать Степана у меня никакого желания не было. На что бы там наш кланлидер не рассчитывал, а пользы от этого слизняка и в дальнейшем не будет. Вот только, на данный момент, он мой соклан. Если сегодня Валери позволить решить судьбу Степана, то завтра кто-то другой почувствует себя вправе распоряжаться жизнью Инги. А потом и мой черёд настанет. – Что-то я её в бою не видел.

- Алишия не воин! – отмахнувшись от меня Валери, сделала шаг в сторону Степана. - В нашем клане у неё другая функция!

- Ну а в нашем клане другая функция у Степана и Инги, - сделав удаление на слове “нашем”, заступил я ей дорогу.

- Уйди с дороги! – не справившись с голосом, зашипела Валери. Во взгляде француженки было столько ненависти, что руки сами потянулись к оружию. За её спиной встали Матис, Феликс, оба выживших турка и что характерно, Виктор. Ну что же. Во всяком случае, с нашим земляком теперь всё окончательно ясно.

Чёрт! Уже пятеро! Да они нас с Владимиром просто вынесут сейчас! Тем более что если до схватки дойдёт, то и Ренато с Жаном в стороне не останутся! Даром что пока в сторонке стоят. Итальянец, судя по виду в схватке участвовать желанием, не горит, но коли судьба заставит – впишется. А Жан просто растерялся, не ожидая такого поворота. Всё бороду свою теребит, решая как поступить.

- Не дело женщине указывать, что делать мужчине.

Скосив глаза, вижу вставшего рядом Тахира. Опять иранец нашу сторону принял! Видимо опять из-за турок. Трое против семерых! Всё равно не выстоять.

- Ты-то куда лезешь? – зло рявкнул Владимир, оглядываясь.

- Куда надо, туда и лезу! – засопела сбоку Инга, шмыгая носом. – Не хочу я смотреть, как вас резать будут!

- У тебя даже оружия нет.

- И пусть! Пусть им стыдно будет! Особенно этой!

Все замерли, сверля глазами друг друга. Напряжённые позы, руки на рукоятях ещё не выхваченного оружия. Для начала резни не хватало одного незначительного толчка.

- Успокойся Валери, - отмер, наконец, Жан. - Это действительно их соклан.

- Но, Жан! Из-за них погиб Мишель!

- Мишеля страж убил, - протянул Ренато и тут же умолк, виновато опустив голову под яростным взглядом француженки.

- Значит так, - решительно махнул рукой Жан, пресекая её возражения. - Мы уходим к центру. Наверняка все основные призы да кристаллы там. Вы как понимаю, с нами не пойдёте? – уточнил он у Владимира.

- Не пойдём, - согласился тот с ним. – Я думаю оглядеться вначале. По городу побродить, обстановку разведать. До вечера ещё далеко. Ломиться сразу неизвестно к кому в гости не хотелось бы. Можно и не отбиться.

- Верно, - неожиданно встрял молчаливый Тахир. – Я с вами.

- Ну, значит, тут мы и разделимся, - констатировал обмен мнениями Жан. – Кто со мной к центру – милости прошу.

К его группе чуть помедлив, присоединился Ахом.

- А ты с кем, Иоши, - отвернулся от нас Жан к держащемуся особняком японцу.

- Я сам по себе, - невозмутимо пожал плечами тот. – Мы заключили союз для входа в город. Мы в городе, - заключил он и начал неторопливо спускаться вниз, к прилегающим к склону аркам.

Жан проводил японца долгим взглядом и никак не прокомментировав, повернулся к своей команде:

- Пойдём и мы. А то, как бы этот япошка нас опередив, весь лут себе не захапал.

-Удачи, - махнул я им вслед рукой. Даже с врагами надо быть вежливыми. Не знаю, враги ли нам уходящие прочь игроки, но после сегодняшней стычки уж точно не друзья.

- Удача всем нам пригодится, парень, - отозвался лишь Ренато, забросив на плечо свою секиру.


Дав французам скрыться, спуститься в город и мы. Для начал решили зайти с самый первый дом. И представление хоть какое-то о местном населении получить, и отступить, если что проще будет.

Массивная, обитая толстым железом, дверь оказалась распахнута настежь. Тахир выставив перед собой щит-пельту и, вставив в выемку в нём небольшое тонкое копьё, осторожно заглянул внутрь сквозь дверной проём.

- Разгромлено всё, - бросил он нам через плечо. – Словно демоны промеж себя дрались.

- И почему я не удивлён? – Владимир тяжело вздохнул и признался. – Чего-то такого я и ожидал.

- А чего ты ожидал? – тут же заинтересовалась Инга.

Селезнёв внимательно посмотрел на девушку и, видимо уяснив для себя, что рассказать дешевле выйдет, нехотя ответил:

-Того, что в городе неспокойно будет. И какая-нибудь враждебная гадость тут нам обязательно встретится.

- И судя по логике игры, - продолжил я его мысль, входя в дом вслед за иранцем. - Эта гадость, что город затеррорезировала сейчас нас в центре ожидает. На чай с печенюшками.

Внутри, как и сказал иранец, царил погром и хаос: разломанная мебель, осколки стекла и керамики под ногами, порванная одежда и постель. Создавалось впечатление будто кто-то задался целью ни одной целой вещи в доме не оставить и последовательно уничтожал всё, что встречал на своём пути. Даже поживиться нечем, как заметил, сильно огорчённый этим обстоятельством Стёпа.

- Ну и дальше что? – посмотрел я на Владимира, когда бы обыскали весь дом и ожидаемо никого не нашли. Ни мёртвых, ни живых, ни промежуточных. То есть никто на моих руках тут умирать не собирался. И квест, отомстить злыдням поганым за город поруганный и честь порушенную, давать не думал.

- Думаешь во всём городе так? – повернулся ко мне тот, раскладывая прямо на полу импровизируемую скатерть из большого толстого платка.

Начатое совещание на тему “Что делать дальше”, мы решили совместить с небольшим перекусом.

- А то. Ну, кроме центра, конечно. Ставлю самокат против джипа, что и местные, и их обидчики, где то там расположились.

- Значит, зря мы вслед за Жаном туда не пошли? – встрепенулась Инга.

- И ничего не зря! – вскинулся Степан, потрясая зажатым в руке куском хлеба. – Оглядеться надо для начала. Обстановку разведать. Кто же, не глядя, в омут с головой сигает? А вдруг там засада? Потом назад не отыграешь! Может, Жан с Виктором уже мертвы давно.

- Да тебя послушать, можно весь день тут сидеть, да оглядываться, - вызверилась на него Инга. – Трус!

- Ну, весь или не весь, но в кое в чём Стёпа всё же прав, - не согласился я с ней и почувствовал, как на мне скрестились сразу четыре пары глаз: негодующий Инги, вопросительный Тахира, слегка удивлённый Владимира и обрадованный Стёпы. – Из ценностей мы в городе вряд ли что найдём. Такой лафы я от “хозяев” не жду. Для того всё в домах так тщательно и поломано, чтобы нам поживиться нечем было. А вот кристаллы переноса, наверняка найти можно. Слишком много их, чтобы все в центр напихать. Да и на первом этапе они повсюду были разбросаны. Вот я и предлагаю. Пошерстить по городу, обзавестись кристаллами и дождаться окончания привязки. А уже потом, подстраховавшись, можно и в центр сунуться.

- Дельно, - хмыкнул Селезнёв и на миг замер, сверившись с встроенным таймером. – А что. Времени ещё куча. Должны успеть.

- Во-во! Антон дело говорит! – оживился Степан. – Так и риск намного меньше будет! Если что, активируем кристаллы и всё! Пять минут уж как-нибудь продержимся!

Судя по энтузиазму нашего новоприобретённого баффера, продержаться эти пять минут он рассчитывал за нашей спиной.

Собственно говоря, в этом крылась ещё одна причина того, что я не горел желанием сразу соваться в центр. Ненадёжность нашего свежеобразовавшегося отряда. Всех тонкостей игры я пока не знал. И как отреагирует управляющий искин или что там у них игрой рулит на появление в центре не одиночки, а заключившей союз группы я не знал. Вдруг и задание усложниться в соответствии с численностью группы.

И что тогда? Из нашей пятёрки я более-менее доверяю лишь двоим: Инге и Селезнёву. И это притом, что Инга не боец, а значит и не помощник. Когда ещё она свои способности нормально прокачает? Степан в случае серьёзной опасности наверняка запаникует, а то и просто бросит. Тахир? Этот боец. Вот только доверия к иранцу нет. Он к нам прибился не потому, что за друзей считает. Просто мы враги его врагов. Но вот какие чувства он при этом к нам испытывает – большой вопрос! Мы ведь для него тоже неверные. А терпимость к иноверцам в Иране оставляет желать лучшего. Так что он, скорее всего попутчик, до первого поворота. Просто наши интересы пока совпадают.

Моя идея оказалась верной. Если поначалу наши поиски не приносили никакого результата, то затем, когда мы сместились ближе к центру, фортуна повернулась лицом.

Первый кристалл мы чуть было не пропустили. Он лежал, зарывшись в кучу мусора в обычном, ничем не примечательном доме. Мы уже направлялись к выходу, когда Степан небрежно ковырнув кучу, внезапно заплясал от радости. Впрочем, плясал он не долго. Кристалл аккуратно изъяли и передали во владение Инге.

А затем буквально прорвало. В соседнем здании, похожем на местную церковь удалось обнаружить ещё два кристалла. Их владельцами стали с молчаливого согласия Владимира вновь расцветший Стёпа и Тахир. Да и у меня на душе просветлело. Чего уж там скрывать. Жизнь налаживается!

Вот тут-то меня чуть и не слили.

Я как раз выходил из храма, когда внутри взревело знакомое чувство опасности с обязательными мурашками по спине, и я машинально на автомате активировал “Отскок”. Лицо опалило жаром едва не мазнувшего по нему сгустка огня, и я опрокидываюсь на выходившего следом Степана.

- Какого чёрта! Ты что Антон, ошалел?! Я, кажется, сломал что-то!

Не слушая возмущённых воплей баффера, быстро вскакиваю и, пробежав через всю комнату, вываливаюсь через окно у противоположной стены. Вслушиваюсь в азартные выкрики Инги, задорные матюки Селезнёва, внушительное молчание Тахира. Кажись, все живы. Иначе бы голоса по-другому звучали. Получается, именно в меня метили, а не просто так под руку попался! Осторожно крадусь вдоль стены, внимательно оглядываясь по сторонам.

- Цел? – мазнул по мне взглядом Владимир.

- Вроде цел, - я, поморщившись, осторожно коснулся кончиками пальцев опалённой щеки. – И даже в меру прожарен. А вражина куды делся?

- Убёг, - огорчённо вздохнул Селезнёв. – Лупанул в тебя пульсаром и обратно за угол скакнул. Только его и видали. Я хотел было догнать, - он недовольно покосился в сторону застывшего статуей иранца, - да Тахир не дал.

- Там засада может быть, - невозмутимо пожал плечами тот.

- Ну да, - согласился я с ним. – Запросто. Сам знаешь. В одиночку сюда попасть трудно. Страж, он и в Африке страж.

- Да не, - отмахнулся от меня Селезнёв, не соглашаясь. - Один он был. Хоть он всего на мгновение и высунутся, я рожу срисовать успел. Это наш общий друг Иоши.

- Иоши, - я вновь машинально коснулся пальцами щеки. – Значит точно именно в меня метил.


- Не любят тебя японцы! – хохотнул Владимир, - Нехороший ты!

- Ой, как тебе лицо опалило! – охнула, подскочив Инга. – Даже брови выгорели. Сейчас помогу.

Лицо окутало чем-то тёплым, приятным, убирая нарастающее жжение.

- А Степан где? – почувствовав облегчение, вспомнил я осоклане. - Я в доме сшиб его слегка.

-Степан! – развернувшись к дому, заорала девушка, - Ты где? Иди сюда скорей!

-Ты чего орёшь? – прошипел я, скривившись. Боль вернулась, не пожелав уйти насовсем. Всё-таки как хилер Инга пока оставляет желать лучшего. – Хочешь, чтобы сюда вражина какая-нибудь на твои вопли припёрлась или наш огнеметатель вернулся?

- Хотел бы вернуться – уже вернулся бы, - отмахнулась от моей отповеди девушка. – Да и Тахир с Владимиром следят. Степан! Ну, ты где там?!

Степан нехотя выглянул, появившись откуда то из глубин дома.

- Вот что, Стёпа, - от голоса Селезнёва повеяло стужей. – Баффер нам конечно нужен. Вот только баффер активный. В бою помочь могущий, а не появляющийся лишь тогда, когда схватка давно закончилась. Так что дальше сам. Вечно прикрывать собой твою задницу, тут желающих нет. Кристалл у тебя есть. До следующего этапа дотянешь. А там пусть кто-то другой с тобой нянчится: хоть Жан, хоть Витёк, хоть Валери. Мне без разницы.

- Так Антон тоже в дом побе… – наткнувшись, на мой взгляд, Степан заткнулся.

- Антон в обход побежал. Чтобы с другой стороны напавших обойти, - веско возразил Владимир. – Хотя мог бы, чуть в морду пульсар не схлопотав, в доме остаться, тяжелораненого из себя изображая.

- Трус! – обличительно фыркнула Инга.

- Я больше не подведу, - на лице Степана отобразилась такая безнадёга, что даже мне стало его жалко. – Не гоните, мужики.

- Может и вправду не надо, а? – тут же сменила гнев на милость Инга. – Володь. Дай ему ещё один шанс. Последний!

- Да ради бога, - неожиданно легко согласился Селезнёв. – Пусть топает с нами. До первого боя. Окажется полезным, вернём в клан, а струсит, так мы на него и так уже не рассчитываем. Так что ничего и не теряем.

- Ну, раз организационные вопросы решили, потопали дальше, - решительно закинул я мешок за плечи. – А то время идёт, а всё без кристалла. Неаккуратненько как-то!


Местных мы встретили неожиданно. К тому времени кристаллы были у всех. Причём у Степана, Инги и Тахира они уже получили привязку к владельцам. Да и у меня отчёт к концу подходил. Лишь Селезнев, взявший себе кристалл в последнюю очередь, отчего стал ещё более собран и сосредоточен.

Мы, к тому времени, были уже довольно близко к центру, постепенно сужая кольцо поиска. Стало окончательно ясно; в самом городе, кроме кристаллов, поживится нечем. Если и были в городе какие-нибудь ништяки, то их следовало искать именно там, в возвышающемся над крышами домов, дворце. Оставалось дождаться обнуления таймера Владимира, и можно было двигаться навстречу приключениям.

Вот тут-то Тахир и остановился, резко вскинув руку вверх. Мы замерли, скрежетнув сталью.

- Что? – выдохнул Селезнёв в спину иранцу.

- Впереди, в доме слева, в окно кто-то выглянул, - Тахир был на редкость спокоен.

- Кто?

- Не разглядел.

- Думаешь, засада?

-Из-за двух кристаллов? Не уверен.

- Через полминуты из-за одного будет, - поддержал я сомнения иранца.

- Всё равно лучше обойти, – не согласился со мной Степан. – Друзья прятаться не будут. Будет обидно, не дойдя до дворца слиться. А Владимир ещё и кристалл потерять может!

- Заботливый какой, - хмыкнул Селезнёв. – Только когда есть шанс что-то стоящее ухватить, не грех и рискнуть. Если это игроки, то они уже поняли, что мы их заметили, - пояснил он свою мысль.- Ввязываться в бой из-за одного кристалла. Только идиот на такое подпишется. А если нет, то это уже заманчиво. Любой местный – это информация, квесты или лут на крайний случай. Грех не рискнуть!

- Ну, то же рискнём, - согласился я и, хмыкнув, добавил: - Тем более реально только ты и рискуешь. У меня кристалл уже не отнять.

О том, что бывают случаи, когда и адаптированный кристалл задействовать может не получиться, я решил не упоминать.

В дом входили осторожно. Впереди Тахир, прикрывшийся своим щитом, следом чуть сзади мы с Владимиром, затем Инга, вертящая изо всех сил шеей в стремлении хоть что-нибудь разглядеть и позади всех Степан, с побледневшим от волнения лицом.

Вошли. Огляделись. Повсюду царила уже привычная разруха и беспорядочный погром.

Тахир, молча, пожал плечами и двинулся было к одной из многочисленных дверей, когда раздался отчётливый хруст откуда-то сверху. Все синхронно вскинули головы в сторону изящной довольно крутой лесенки с резными перилами из коричневого дерева.

- Там, - одними губами прошептал Селезнёв очевидную для всех истину.

Иранец, еле заметно кивнув, двинулся к лестнице, немилосердно хрустя покрывающим пол мусором.

- Эй! Есть там кто? Выходи! Мы тебя не тронем!

- Ты с ума сошла! – буквально зашипел на Ингу Степан.

- А что? – пожала плечами та. – Всё равно он нас слышит. Глупо надеяться подкрасться незаметно, в этом бедламе. А так, может миром договоримся!

- Вообще-то она права, - со вздохом признал Селезнёв. – Кто бы там не был, нас он прекрасно слышит. Эй! – задрав голову, повысил он голос. – Выходи. Мы не враги тебе. Просто поговорим!

Постояли, дожидаясь ответа. Тишина. Только Степан над ухом сопит, да Инга от возбуждения ножкой притоптывает.

- Ну и дурак! – разочаровано заключила она. – Если драться надумал, так тебе же хуже и будет!

Я лишь вздохнул. Вот ведь ей неймётся. А то, что может хуже оказаться нам – она что, такую возможность вообще не принимает в расчёт? Вот мне, например, идти наверх жутко не хотелось. Хрен его знает, кто там затаился? Может чудо-юдина какая? Выскочит внезапно из-за угла, ткнёт какой-нибудь ложноножкой и всё. Не то, что пять минут продержаться; и таймер на перенос запустить не успеешь. Вот только идти нужно. Прав Селезнёв. Тысячу раз прав. Выжить можно только раз, за разом ставя свою жизнь на кон. Главное только с этим риском не переборщить.

Наверх поднимались в том же порядке. Всё-таки щит вещь неплохая. Хоть как-то себя защитить можно. Эх. Мне бы такой. Вот только куда девать? В зубы если только? Руки то мечами заняты!

На втором этаже царил точно такой же хаос: разбитая в щепы мебель, в клочья изодранная материя, в труху перемолотая посуда.

Мы осторожно двинулись вдоль коридора, заглядывая в дверные проёмы.

- Вот он! – возбуждённо выкрикнул Степан, взмахнув рукой в мелькнувшую тень в конце коридора.

Я крутанулся, успев заметить краем глаза мелькнувший силуэт. Осторожно подошли, не сводя глаз с дверного проёма, заглянули.

Такая же на первый взгляд пустая комната, ничем не отличающаяся от других.

- Точно сюда забежал? – почему-то шёпотом спросил Селезнёв у Степана.

- Сюда, - облизнул тот в ответ губы.

- Я тоже видел, - признался я.

- Так, где же он? Может в окно выскочил?

-Может и в окно, - согласился я, заметив шевеление за небольшой кучей мусора в углу, и быстро скакнул в её сторону, занося сабли для удара.

Куча разлетается во все стороны, и я заглянул в огромные залитые слезами глаза и потонул в них.

Глава 15

- Не бойся маленькая. Мы обязательно их спасём, – нежно прижимая к себе ребёнка, Инга бросила в мою сторону испепеляющий взгляд. – Нужно совсем немного подождать. Совсем чуть-чуть!

Я благоразумно отвернулся. С кулаками не кидается, и слава богу. Всё-таки в каждой женщине дремлет материнский инстинкт. И если он просыпается…. Да ну его! Я лучше ещё раз с дракогрифоном сражусь. Оно мне дешевле обойдётся!

- И маму с папой?

- И их тоже, - погладила Инга девочку по золотистым волосам. – И всех остальных.

Владимир незаметно для девушки поморщился. Похоже ему сложившаяся ситуация тоже сильно не нравилась. Что-что, а чутьё на намечающиеся подляны у нашего лидера хорошее. Это я сразу заметил.

Ну, в общем, по порядку. Нашли мы местного НПС. Только это оказался не суровый гном с нахмуренными бровями и огромным топором, крепко сжатым с мускулистой руке, а маленький ангелочек с голубыми, опухшими от слёз глазками, заглядывающими тебе прямо в душу. На вид девчушке было лет пять, не больше. Золотистые волосы, туго заплетённые в косички, носик-пуговка, пухлые слегка бледноватые щёчки, подрагивающие от плача губы, глаза…. Не. Про глаза я уже говорил. Лучше в них не смотреть!

В общем, прелестный и очаровательный ребёнок, попавший в беду и ищущий у тебя защиты. У любого, даже самого чёрствого эгоиста от такого зрелища сердце бы дрогнуло. А об Инге и говорить нечего! Сразу обо всём забыла и к сжавшемуся в угле комочку бросилась, прижала к груди и зашептала что-то успокоительное в голос зарыдавшему ребёнку.

Вот ведь! Даже проверить времени не дала! А если ребёнок – приманка? Может она на вид только девочка, а внутри неё монстр скрывается? Ну, или где поблизости затаился? Это же игра. Тут любой поворот событий возможен.

Мы с Владимиром только переглянулись, а Тахир неодобрительно головой покачал. Ну что с ущербной взять?

По счастью, девочка щупальцами обрастать не собиралась и к Ингиной шее внезапно появившимися клыками тоже тянуться не стала. Да и комнатушка при беглом осмотре оказалось пустой.

Обошлось, в этот раз. Но с девушкой в будущем серьёзно потолковать я себе на заметку взял. Нельзя так. И сама запросто пропасть может, и нас в серьёзные неприятности втянуть.

Зато общая обстановка, хоть немного, но прояснилась. На город действительно напали. Причём напали внезапно. Во всяком случае, ни о какой длительной войне Элия не помнит. Просто гулко ударил колокол, и её отец, схватив оружие, куда-то убежал. Затем крики, вопли, бегущие по улицам люди, перекошенное лицо матери, толкающей её с братиком в “потайное место” (небольшую нишу искусно замаскированную в стене).

- А где же твой братик? – поинтересовалась в тот момент Инга.

- Мы долго тихо сидели. А потом он разведать пошёл. Сказал, быстро вернётся, а сам пропал, - Элия захлюпала носом, собираясь вновь разразиться рыданиями. – Его тоже ОНИ во дворец увели.

И вот с этого момента мне рассказ девочки переставал нравиться. Просто нестыковки появились. Откуда пятилетний ребёнок может знать, что захватчики увели местных именно во дворец, а, например, не за город куда-нибудь? Сама она это, сидя в “потайном месте”, видеть, не могла. И откуда такая уверенность, что их, вообще, куда-то увели, а не поубивали на месте? Я попробовал было эти моменты прояснить, но толку не добился. Во дворце они запертые сидят и всё тут! Ещё и с Ингой поцапался.

-Пошли, покурим, - решительно хлопнул меня по плечу Селезнёв.

- А ты что, табачком разжился? – хмыкнул я иронично в ответ. – Я вообще-то некурящий.

- Разживёшься тут. Как же! – раздражённо бросил он мне через плечо и оглянулся на Тахира. – Ты-то хоть курящий? Кальян там, травка.

- Что ты понимаешь в кальяне, русский? – снисходительно покачал головой иранец, направившись к выходу.

Невесело усмехнувшись, я вышел следом.

- Ребёнок тут неспроста, - сразу в лоб поприветствовал меня наш предводитель.

- Само собой, - не стал я отрицать очевидные вещи.

- И что по этому поводу думаешь? - навис надо мной Владимир. Сбоку вопросительно поднял брови Тахир.

- Не нравится мне это – откровенно признался я. – На западню похоже.

- Поясни.

- Как бы тебе объяснить, - я сморщился, пытаясь собраться с мыслями. – Понимаешь. Этой игре, несмотря на всю её паскудность, в логичности не откажешь. Здесь всё, включая и неписей, прописано до мельчайших деталей. Они как живые. И ведут себя как живые: говорят как люди, думают как люди, действуют как люди. А тут, - я потёр пальцем подбородок, подбирая слова.- Откуда у насмерть испуганного пятилетнего ребёнка информация, что все местные жители уведены захватчиками во дворец? Не может она этого знать! Вот если бы всё это в обычной РПГешке происходило, я бы поверил. Заложено в неё программой нас во дворец посылать, она и посылает. Но тут-то, всё на логику заточено!

- Думаешь, специально во дворец заманивает? – нахмурился Селезнёв. – А какой смысл? Мы и сами туда идём.

- Не знаю я! – я раздражённо пнул ногой ни в чём неповинный кусок штукатурки. – Может, слишком медленно идём и у неё задача нас подтолкнуть, чтобы сразу, без подготовки во дворец кинулись. Кто знает, может с отрядом Жана так и вышло? Бросились сгоряча местных спасать, да в западню и угодили. И назад не отыграешь, и кристаллов собрать не успели.

- Вариант, - согласился со мной скрестивший руки на груди иранец.

- Вариант, - не стал спорить Владимир. – Но в этом случае мы в дамках. Выждем немного, пока привязка моего кристалла завершится и сходим, посмотрим, что там за ОНИ такие страшные. На крайняк кристаллы на перенос активируем. Даже если это ловушка, пять минут продержимся. Не могут эти вражины нас на голову превосходить. Тогда бы всех игроков на этом этапе из игры вынесли!

Я промолчал, мысленно поморщившись. Возразить было нечего. Ловушка это или нет, а идти надо. Как раз из-за этой самой игровой логики и надо. Если и можно чем-то полезным для развития себя любимого поживиться, то только там, во дворце. А то, что душа к этому походу не лежит, так она у меня ко всей игре не лежит! И что же теперь? Лечь и сдохнуть?! То-то клоун обрадуется.

До дворца дошли довольно быстро. Больше прождали, пока у Селезнёва привязка завершится. Нет. Инга, конечно, сразу в поход рвалась. Даже меня к… ну, в общем, не подумавши, она сказала. Вот только мой намёк, на то, что она решила жизнью Владимира рискнуть, предварительно свою по максимуму обезопасив, её конкретно срезал. Демонстративно уселась на пол и молча оставшееся время, прождала, при этом периодически бросая влюблённые взгляды в мою сторону.

Так что к дворцу я подошёл не в самом лучшем расположении духа. Открывшаяся картина испортила его окончательно.

- Внушительно, - хмыкнул Владимир, встав на краю разлома широким кольцом опоясывающего дворцовые стены. – Дна не видно, - проинформировав он остальных, сковырнув вниз пару мелких камушков.

- И как мы во дворец попадём? – растерялась Инга.

- Может в обход? - Степан задумчиво скользнул взглядом вдоль пропасти.

- Не думаю, – не согласился я с ним. – Наверняка этот провал кольцом вокруг дворца смыкается.

- А как тогда? – озадачилась Инга не спеша подходить к краю пропасти. От идеи попасть во дворец она отказываться явно не собиралась.

- Должен быть какой-то способ на ту сторону перебраться.

- Смотрите! Что это?!

Я обернулся на полный неподдельного изумления голос Степана. Воздух слева от дороги, заискрился и, подёрнувшись сизой туманной дымкой, быстро сгустился, став на несколько секунд полностью непроницаемым. В лицо пахнуло липким холодом, замешанным на едком резком запахе, шибанувшим в нос. Мы дружно отшатнулись, отступив на пару шагов. Дымка, между тем, ещё больше уплотнилась, сжавшись в плотный взлохмаченный комок, и с громким хлопком лопнула, будто шарик проткнутый иглой. Вспышка и потрясённый вздох Инги.

- Что это? – сделал шаг вперёд Владимир, не спуская глаз с появившихся перед нами пяти хрустальных шаров с зелёными сполохами внутри.

- Судя по всему, дорога через пропасть, - выдохнул я, кусая губы.

- Что ты имеешь в виду?

- Это кристаллы духа. Ну, что-то вроде кристаллов переноса, только если те переносят между мирами, то эти в закрытые локации этого мира. Отнорками называются.

- А ты откуда знаешь?

- Знаю, - криво улыбнулся я, - Приходилось как-то в руках держать.

- Понятно, - не стал заострять внимание на этой теме Селезнёв. – Значит, использовав кристаллы, мы попадём во дворец?

- Скорее всего. Видимо, сам дворец тоже своего рода магическое место.

- А оно того стоит?

- Ну, как сказать, - замялся я, решая, о чём можно рассказать, а о чём и умолчать до времени. – Если повезёт, то там можно хорошо навариться

- Но? – сделал выразительную паузу Владимир, не спуская с меня внимательного взгляда.

- Знаешь, Володь. Если раньше я только предполагал, то теперь точно знаю, что ничего хорошего нас там не ждёт. Любой отнорок – место гиблое, с большими шансами там и остаться. Нельзя нам туда всем вместе соваться!

- А! Так оказывается, ты раньше только сомневался, когда над испуганным ребёнком поиздеваться лез! – не упустила возможности съязвить Инга. – А если бы был уверен как сейчас, то что? Убил бы?

- Не настолько уж Элия и напугана, если с нами идти отказалась.

- Она этих тварей во дворце боится!

- Любой ребёнок, прежде всего, боится остаться один, - вздохнул я в ответ. - Да она клещами в тебя вцепиться должна была! А эта остаться в доме решила. Мама ей, видите ли, велела тут ждать! Ещё и нас подгонять пыталась, скорее во дворец идти, - я, окончательно разозлившись, развернулся к девушке. – Неужели ты не видишь, что это нелогично?

- Ты много видишь! – вспыхнула та. – Да ты…

- Погоди, Инга, - отодвинул её в сторону Владимир. – Антон. В чём дело? Мы ведь уже решили, что всё равно пойдём во дворец. И что это ловушка может быть, ещё раньше понимали. В крайнем случае, кристаллы активируем.

- Да ничего мы там не активируем! – окончательно взорвался я.

- В смысле?

- Да не работают там кристаллы!

- То есть, как не работают?! – выдохнул из-за спины Степан.

- А вот так, - я даже удовольствие получил, наблюдая как сбледнул с лица наш баффер. – Неактивной эта функция становится до тех пор, пока либо испытание не пройдёшь, либо не сдохнешь. И сразу говорю. Вариантов как-то это условие обойти нет! Правда и награда, если пройдёшь соответствующая!

- Ну, так же не честно, - жалобно посмотрела на меня Инга. – Мы же грифона убили, чтобы эти кристаллы получить. Так неправильно.

- Скажи это клоуну, - отрезал я и, отворачиваясь, добавил: - Кстати умения, амулеты и тотемы тоже могут уйти в off. По отдельности или все вместе; тут уж как повезёт.

- Проклятое место, - высказал своё мнение Тахир, разглядывая кристаллы.

- Я туда не пойду, - категорично заявил Степан, демонстративно повернувшись к артефактам спиной. - Ну, его!

- А что за испытание? – Владимир, сам того не замечая, задумчиво покусывал губу. – Хотелось хотя бы примерно знать. А то, может, и вправду. Ну, его.

- Что за испытание говоришь? – задорно оскалился я. – Ну мне, например, пришлось пройти несколько метров над пропастью по узенькой балке толщиной не больше рельсы.

- Ни за что, не держась?! – ужаснулась Инга.

- Ну, почему, - деланно возмутился я. – Там довольно сильный ветер был. За него и хватался!

- Я так не смогу. Уж лучше так сдохнуть.

- Тоже вариант, - не стал спорить я. – Один наш земляк так и умер. А ещё девушка-норвежка в пропасть сорвалась.

- Я во дворец не пойду!

- Я тоже! – обрадовался поддержке Степан. – Зазря подыхать дураков нет!

- А как же родители Элии? – не смог я удержаться от маленькой мести Инге. – Она так на нас надеется!

И тут Инга неожиданно разревелась, закрыв лицо ладонями.

- Ладно. Извини, - вздохнул я, поняв, что слегка перегнул палку. На душе стало пакостно. И что я к ней прицепился?

- Ладно. С этим всё понятно, - Владимиру, судя по всему, на моральные страдания Инги было глубоко плевать – А в активе что? Ну, если пройдёшь испытание? Что-то конкретное можешь сказать?

- Тебе мечи мои понравились? – спросил я в ответ, жвыкнув в воздухе двумя полосками стали. – Оттуда взял. Плюс умение - легендарка.

- Тогда я в игре, - тут же принял решение Селезнёв. – Тахир?

Тот согласно кивнул, задумчиво рассматривая мои мечи.

- А ты?

- Куда же я денусь с подводной лодки, - нехотя процедил я. – Сидя на жопе, тут далеко не уедешь.

- Я тоже пойду! – с вызовом заявила Инга.

- Нет, - решительно мотнул головой Владимир. – Судя по тому, что Антон рассказал, у вас там шансов не будет. Только сольётесь со Степаном зазря! А нам хилер с баффером ещё в будущем пригодятся. Так что активируйте ваши кристаллы.

- Володя прав, - подошёл я к колеблющейся девушке. – Скорей всего там индивидуальное задание для каждого будет. Мы даже помочь тебе не сможем.

- А как же Элия?

- А что Элия? - пожал плечами я. – Если её рассказ – правда, я постараюсь освободить её родителей. Обещаю. А если нет….

- А если нет, то ты обязательно выберешься из этой ловушки, хорошо? – девушка заглянула мне в глаза и неожиданно поцеловала. – Обещай, что выберешься.

- Я обязательно выберусь.


***


- Вот сейчас не понял, – выдохнул я, не веря сам себе. – Активация кристалла по-прежнему активна. И умения, - я щелчком пальцев высек небольшую искорку, - работают.

- Зато амулеты сдохли, - проинформировал меня Владимир.

- Странный какой-то отнорок, - пожал я плечами и, махнув рукой, философски заявил: – Ну и ладно. Всё равно назад пути теперь нет.

- Значит, пойдём вперёд, - пробасил Тахир, поигрывая своим мечом.

Мы двинулись в сторону дворца по выложенной красным камнем широкой дороге, рассекающей надвое огромный цветущий парк. И вновь никаких признаков жизни. Вроде и настоящее всё вокруг: деревья ветками на ветру качают, листиками шелестят, под ногами трава колышется вперемешку с цветочками, а живности никакой нет. Даже мелкая букашочка над ухом не прожужжит.

- Впереди, - Тахир смахнув со спины щит, плавным движением перекинул его вперёд, выставив перед собой.

- Вижу, - Владимир потянул из ножен меч. В другой руке появился длинный кинжал.

Я свои мечи и не убирал, поэтому лишь поудобнее перехватил рукояти, разминая пальцы и, прищурившись, стал рассматривать комитет по встрече.

Навстречу нам от дворца неспешно спускались трое бойцов.

Огромный мускулистый ящер, с тяжёлым приплюснутым молотом в когтистых лапах, изящный эльф в невообразимом по своей вычурности одеянии с длинным клинком в руке и сутуловатый гоблин, поигрывающий длинной алебардой, довольно курьёзно смотрящейся в худющих руках.

- По крайней мере, пока всё честно, - хмыкнул Селезнёв, рассматривая вставших напротив нас противников. – Трое на трое. Чур, мой ушастый. Сабелька у него хорошая. Себе такую хочу.

- Тогда ящер мой, - прогудел Тахир. – Не люблю тех, кто больше меня.

- Ну, значит, я этим уродом займусь, - кивнул я в сторону гоблина, старательно скрывая облегчённый вздох. Драться с когтистым мне совсем не улыбалось, да и эльф явно не прост. На их фоне гоблин смотрелся противником послабее. – Сейчас по-быстрому с ним разделаюсь и вам подмогну.

Вот только игра на этот счёт думала по-другому. Неожиданно пришёл в движение сам воздух, разводя в разные стороны, и вот уже между нами переливается на свету полупрозрачный барьер. Я вытянул руку и уткнулся во что-то мягкое, пружинистое, отталкивающее.

- Насчёт помощи ты погорячился, Антон, – махнул мне рукой Тахир. – Каждый сам должен выиграть свой бой.

- Хорошо тех двоих из игры отправили, - хмыкнул Владимир. – Тут бы они и остались.

- Мирно разойтись у нас, конечно, не получится? - поинтересовался я, осторожно приближаясь к своему противнику. Тот лишь грозно прорычал в ответ, поудобнее перехватив обеими руками алебарду. – Почему-то я так и думал.

Первым атаку начал ящер. Рванув в сторону Тахира с неожиданной для такой туши скоростью, он со свистом обрушил своё страшное оружие на голову иранца. Гулкий треск и каменное крошево из разбитой мостовой, брызнувшее во все стороны. Тахир, сумев разминуться с молотом буквально в считанных сантиметрах, бросился вперёд, норовя вспороть противнику живот. Вот только драконид оказался тоже не так уж и прост. Не пытаясь уклониться, он просто принял лезвие меча на металлический наруч охватывающий запястье, со скрежетом отвёл его в сторону и, сделав шаг назад, вновь взмахнул молотом, уже снизу вверх, норовя превратить подбородок Тахира в кровавое месиво. Иранец отшатнувшись, потрясённо выругался, непроизвольно мотнув головой.

С другой стороны на Владимира кинулся эльф, со свистом пластая воздух своим непростым клинком.

Гоблин, перейдя в атаку, досмотреть поединки моих сокланов не дал. Их фигуры замерцав, покрылись водянистой рябью и исчезли, звон оружия стих. В голове закрутился трёхминутный отсчёт, отведённый игрой на поединок. А что будет, если я в срок не уложусь? Да уж. Ещё та загадка! И что-то мне говорит, что ответ на неё моей шкурке может совсем не понравиться.

Значит, нужно закончит бой в отведённый срок. Вот только как? Купившись на неказистый видок гоблина, я недооценил ни самого соперника, ни оружия, сжимаемого им в руках. На открытом пространстве длинная алебарда сильна против меча и вдвойне сильна, если бой происходит на своеобразной “фехтовальной дорожке” шириной в три метра. Ведь воздушный барьер никуда не делся, продолжая резко ограничивать мою манёвренность. В бою против опытного воина – это был практически приговор.

Гоблин опытным воином был. Скупыми, расчётливыми взмахами он уверенно контролировал пространство перед собой, не забывая периодически наносить резкие тычки копейным наконечником. Я попятился, высматривая брешь в обороне противника. Нужно как-то перевести схватку в ближний бой. Тогда грозное оружие мгновенно превратится в бесполезную двухметровую палку. Вот только как с ним сблизиться? Алебарда раз за разом мелькала перед глазами, то стремясь, обрушится на голову, то метя острием в грудь, то норовя ударить по ногам, в своём стремлении их отрубить.

Нет, так мне бой не выиграть! Да и время, словно пар на солнцепёке испаряется. Последнюю минутку моя смертушка у жизни разменяла!

- Ну, урод, кранты тебе! – взревел я, нарочито сделав шаг вперёд. Гоблин реагирует молниеносно и вместо очередного тычка, последовал рубленый удар; хлёсткий, почти без замаха, наискось. Активирую “Отскок”, не надеясь отбыть страшный выпад, и бросаю в противника меч, целясь в лицо. Шаг в сторону и стальная полоска пролетает мимо, за спину гоблина. Но я и не надеялся. Рассчитывать сразить противника броском меча – это ещё тем идиотом надо быть! А вот отвлечь, пусть и на мгновение, получилось.

Бросаюсь изо всех сил вперёд, ныряю под алебарду и, сблизившись, рублю по пальцам, сжимающим древко. Гоблин хрипло заверещал, обливаясь кровью. Алебарда ткнулась в траву у его ног.

- Конец тебе, - прохрипел я, рубанув клинком, метя в незащищённое горло. И разрубил воздух! Замер на мгновение, с недоумением взирая на пустое место перед собой, и матерно выругался, обнаружив врага в десятке метров от себя.

-Ах, тыж сволочь прыткая! Всё равно сдохнешь! И никакое умение не спасёт!

Несусь к нему, наперегонки с проглатывающим оставшиеся секунды временем. Гоблин распрямляется, прижимая к груди искалеченную руку. В другой появляется топор.

- Ты это серьёзно? – хмыкнул я, подбегая. – Кто же с топором на мечника кидается? Я тебе не дерево. Дожидаться пока срубишь, не буду.

То, что топор мечу не соперник, я доказал гоблину довольно быстро. И пары секунд не прошло, как мой противник весь покрылся кровью. Он ещё пытался сопротивляться, что-то отчаянно хрипя, но очередной выпад рассекает грудь. Враг падает, захлёбываясь кровавыми пузырями.

Неужто, ещё живой?! Время вышло! В отчаянии замахиваюсь, стремясь опередить практически уже обнулившийся таймер. И тут вдруг по глазам, словно влажной тряпкой провели.

- Да стой же, идиот!

Останавливаю удар у самого горла и, не веря своим глазам, всматриваюсь в лежащего у ног Виктора.

- Вот сейчас не понял.

- А что тут не понимать? – захрипел тот, брызгая красной слюной. – Тебя просто в детстве головой об люльку приложили. И походу не один раз! Ты же меня зарезал, свиньи кусок!

- Твою мать!

Оглядываюсь на возглас и вижу лежащего рядом с Владимиром Жана, перевожу взгляд дальше и упираюсь взором сразу в два тела: Тахира и лежащего рядом с ним чуть ли не в обнимку незнакомого крепыша.

- Похоже, вечеринка удалась на славу, - ошарашено констатировал я, вновь переводя взгляд на агонизирующего Виктора. – Повеселили мы сегодня клоуна. От души повеселили.

И тут воздушные перегородки между нами шумно лопаются, а перед дворцом, будто невидимую занавеску отдергивают, и парк заполняется гулом бросившихся к нам игроков.

- Ну и месиво!

- Ты гляди, Янсон живой ещё! И этот, что с ним сцепился, вроде дышит!

- Жана убили!

- Ну что, чуваки! С прибытием! Вы ещё не поняли, в какое дерьмо попали?!

- Зелье тащите! Скорей! Пока живые!

- Жан! Влад, скотина! Ты его убил!

- Виктор тоже живой! Третий поединок продержался. Молоток!

Над Виктором склонилась тёмноволосая девушка и поднесла к губам чашу с прозрачной сильно пахнущей жидкостью. Меня оттеснили в сторону, зажав в кольцо из игроков. Кто-то сзади похлопал по плечу.

- Хороший бой!

- Чего же хорошего? – не согласился с высказыванием крепкий мужчина средних лет, опираясь на длинное копьё. - Виктор бой контролировал. А бросок мечом, чистейшей воды авантюра.

- Ну да. Почти без шансов.

- Бросок отчаяния.

- Со мной такой номер не проканает! - дружно загалдели вокруг, соглашаясь с ним.

- Народ, может кто-нибудь объяснить мне, что здесь происходит? – я ошарашено оглядел суетящихся вокруг раненых игроков, наткнулся взглядом на извивающуюся в объятиях Ренато Валери, бешено рвущуюся к побледневшему Владимиру, покосился на оживающего на глазах Виктора и, приметив египтянина, окликнул. – Ахом!

- Что ты хочешь знать, русский? – нехотя подошёл ко мне тот. – Это морок. Демоны, захватившие город, лишают разума, заставляя видеть то, что нужно им и посылают игроков сюда, сражаться друг с другом.

- Вы тоже встретили девочку? – догадался я.

- Все мы кого-то встретили, в этом проклятом Аллахом городе. И все словно бараны бросились в лапы демонам.

- Но выход то отсюда должен быть?

- Выход отсюда только один, братишка, - приобнял меня за плечи подошедший Виктор. Я оглянулся на своего недруга. Как новенький! Ни царапинки, ни пылинки, даже отрубленные пальцы отросли. – Только он тебе не понравится!

В общем, в рассказе девочки правдой было далеко не всё. Город действительно был захвачен. Весь, кроме дворца, на территорию которого пришлым путь был почему-то заказан. В чём тут дело, никто из моих собеседников не знал. По слухам во дворце хранился могущественный артефакт, который уничтожал любого из племени захватчиков ещё на подступе к нему. Но настроившись на ауру завоевателей, повредить другим, артефакт уже не мог. Вот и взяли захватчики в привычку посылать во дворец всех случайных посетителей города, предварительно запудрив им мозги и исказив восприятие. А чтобы защитники не давили нападавших числом, уже пришлые с помощью своего артефакта перевели сражения в ранг поединков; стали возможны схватки лишь один на один.Положение осаждённых стало отчаянным. Игроки приходили небольшими группами, но регулярно. Их появлению у стен дворца не было видно конца. Ряды защитников таяли как весенний снег под солнечными лучами. И тогда осаждённые заключили с выжившими игроками договор; те бьются за них и, в награду, после трёх поединков получают кристалл переноса.

- И другой возможности уйти отсюда, нет, - Виктор злорадно улыбнулся мне в лицо и, с издёвкой, добавил: - Ну, у меня этот карнавал уже позади. Свой срок по полной отмотал. А у тебя всё впереди.

- А разве нельзя уйти, погибнув? Улететь на перерождение? – сдержался я от резкого ответа. Пусть пока хамит сколько влезет. Информация важнее.

- А это ты у Валери спроси. И чего это она так по Жану убивается?

- Нельзя! – покачал головой Ахом. – Не важно, от чьей руки ты погиб. Тут смерть окончательная! Проклятое место!

- А кроме кристалла что-нибудь дают? – подошёл к нам Селезнёв. Я покосился в его сторону. Командир был бледен, хмур, но собран. Только ходящие на скулах желваки выдавали; смерть Жана, и объяснения с Валери дались ему нелегко.

- Ага, дают, - неприятно оскалился Виктор. – Потом догоняют и ещё дают. Разве что пойла этого, что раны исцеляет, не жалеют. Мы им здоровыми для последующих поединков нужны.

- Не до хабара тут. Лишь бы ноги унести, - к нам подошёл плотно сложенный мужчина средних лет. Начищенные до блеска кольчуга и остроконечный шлем, внушительный шестопёр, небрежно сжимаемый латной рукавицей, суровый взгляд из-под густых, чёрных как смоль бровей; всё это придавало ему образ былинного богатыря, вышедшего со страниц исторического романа. Хлопнул по плечу Селезнёва, развернулся ко мне, протянул руку: - Геннадий.

- Антон, - представился я, ответив на рукопожатие.

- Ну что, Гена, уговор помнишь? – Владимир ковырнул пальцев одно из звеньев Гениной кольчуги. – Клан я создал, - и, повернувшись ко мне, пояснил: - Это я о нём сегодня у костра говорил.

- Амнезией не страдаю, - хмыкнул в ответ богатырь. – Доктор сказал в клан, значит в клан.

- Так что насчёт хабара? – прервал я реверансы сокланов, вернув к волновавшей меня теме. – Как ничего не дают? Это же отнорок, - начал заводится я. – Это что же получается. Сначала стража завали, потом тут выживи и всё за паршивый кристалл? Уверен, что многие эти кристаллы просто так нашли, ещё у реки. Без всякого риска.

- Ну, так жалобу на куратора подай! – хохотнул Виктор и, подмигнув мне, добавил: - Ладно. Заболтался я тут с вами. Пойду, кристалл получу и ходу отсюда. Удачи вам в поединках, земляки! И это, - Его губы искривила презрительная улыбка. – Тыкалки свои на копьё смени. Наверняка у тебя в кармашке есть. Защитникам в отличие от нападающих здесь пространственные карманы доступны. Глядишь и не загнёшься как Жан!

- Спасибо за совет, Витя? – бросил я вслед уже удаляющемуся игроку. – Вот только жаль, что он впустую пропадёт. Нам слава тебе Господи подачек от местных не нужно. Привязка к кристаллам у каждого есть. Мы же не такие умные, как ты, чтобы куда ни попадя без подстраховки соваться?

Выражение лица моего недруга почти примирила меня с мыслью о не дополученном луте.

Глава 16

- Третий этап второго блока. Основная задача: добраться до Врат и перенестись в один из внешних миров (вариативно).

Вы находитесь в безопасной зоне. Время действия безопасной зоны – тридцать минут. Приятного погружения!

- Только не это! – я уныло уставился себе под ноги, разглядывая сухой коричневый песок, в который провалился по самые щиколотки. – Ненавижу пустыни!

- Почему? – высунулась рядом со мной Инга.

- Слишком жарко в них, - покосился я в её сторону, затем оглядевшись, нашёл глазами остальных сокланов.

Не соврал, значит, наш лидер о том, что заключив союз, мы все в одном месте окажемся. Даже Костя здесь. Хорошо. Выходит, отлетался я, слава тебе господи! Да и умение теперь сэкономлю. Глядишь, где и пригодится.

- Лучше жарко, чем холодно, - не согласился со мной Степан. – Я ещё в первом блоке намёрзнуться успел! Да и не жарко здесь совсем. Холодно даже, - баффер зябко повёл плечами. – Хоть тёплую одежду доставай!

- Прохладно, а не холодно, - хмыкнув, поправил я его. – Температура явно выше нуля. Да и где ты в первом блоке замёрзнуть успел? В обозе?

- Это сейчас прохладно, - вздохнул Владимир, тщательно поправляя свою амуницию. – Солнце взойдёт, мозги сразу закипать начнут.

- В иных пустынях ночью замёрзнуть можно, - внёс свою лепту в обсуждения места, куда мы попали, Костя. – Перепады температуры могут резкими быть.

- А ты откуда знаешь? – развернулась к нему Инга и неожиданно рассмеялась: - “Как он погиб?” - ”Замёрз в пустыне”. - Прикольный некролог получается!

- Читал где-то.

Я, вполуха слушая завязавшиёся трёп Инги с Костей, всмотрелся в раскинувшиеся над барханами тёмно-бордовые сполохи и мысленно согласился с Селезнёвым. Скоро мы об этой прохладе как о манне небесной вспоминать будем.

- Воду надо беречь, - мрачно изрёк Тахир. Он как раз достал из своего мешка небольшой меховой бурдюк и критически его осматривал. – Воды у нас почти нет. А без неё плохо будет. Я знаю.

- От жажды умрём, да? – сделала круглые глаза Инга и с каким-то непонятным восторгом объявила: – А у меня воды совсем нет!

- Умереть, не умрём, - успокоил её Владимир. – За 12 часов полное обезвоживание не наступит. Хотя приятного будет мало. Как у тебя с водой, Антон? – повернулся он ко мне.

- Полбаклажки будет, - почесав подбородок, признался я. – У водопада в последний раз наполнял.

- Аналогично, - кивнул в ответ Селезнёв. – А у тебя, что с водой, Степан?

Тот потеряно вздохнул в ответ, виновато потупив глаза.

- Понятно, - отвернулся от него наш лидер. – Константин?

- Пусто, Володь, - вздохнул наш новый соклан и с сожалением добавил: - У нас на входе в город реки не было. Страж в наличии был, а вот водичкой разжиться не дали!

– Значит так? – жёстко заявил Владимир. - Воду бережём, и пьём только тогда, когда я разрешу. Неизвестно ещё насколько жгуче местное светило. Вдруг похлеще нашего будет? А пока разбираемся с полученными умениями и в путь. Нас ещё среди песков эти непонятные Врата отыскать где-то надо.

- Насчёт Врат – это что-то новое. Второй блок ещё не закончился, а основное задание изменилось, - Костя задумчиво закусил нижнюю губу. - Нелогично как-то всё это.

- Есть какие-то мысли по этому поводу? – покосился в его сторону Селезнёв.

- Думаю, переход теперь будет один для всех.

- Почему? Вдруг таких Врат много? Ровно двести штук предположим?

- А смысл огород городить? С функцией индивидуального переноса кристаллы вполне справлялись. Зачем шило на мыло менять, что-то новое выдумывая?

- Согласен, - присоединился я к дискуссии. - И для нас, как для группы – это очень хорошо.

- Поясни, - потребовал наш лидер.

- А что тут пояснять. Не придётся шесть кристаллов по всей пустыне искать. Врата найдём и все вместе портанёмся. К тому же эти Врата не маленькие должны быть. Их издалека заметить можно будет.

Я потянул из кармана очередной пузырёк залитый синим сургучом, вскрыл, задумался.

“Лёгкий груз”: Ранг – редкое. Ульвара на пристани все знали. Недаром там каждый день подрабатывал, корабли купеческие разгружая. Хороший был работник, неутомимый. Самый тяжёлый тюк в одиночку унести мог. Рыбаки промеж себя поговаривали, что слово он заветное знает, как любую поклажу вдвое легче сделать.

Время действия умения – двенадцать часов. Откат – двадцать четыре часа.

Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Хорошее умение. Кладовка у меня не сильно вместительная. Много в неё не положишь. А игра впереди длинная. И чувствую, много барахла придётся на своём горбу таскать. Вот только и второе умение, записанное в свитке, выглядело довольно соблазнительно.

“Каменная кожа”: Ранг – редкое. Серафим не был человеком. Вернее, он был не совсем человеком. В народе поговаривали, что его мать в “смутные годы” с горным троллем прижила. Вот своим видом он на тех самых троллей и походил. Зато и польза от поганой крови иногда была. Сказывают, что мог он при нужде на время свою кожу в камень превратить. И тогда ни меч его не брал, ни копьё, ни стрела вражеска.

Время действия умения – пять секунд. Откат – двадцать четыре часа.

Данное умение может быть улучшено умением более высокого ранга, повторным изучением аналогичного умения или практическими тренировками.

Это конечно не полная неуязвимость, (явно против магии не спасёт; на физический урон заточена) но вещь всё равно убойная. Жаль только откат как обычно подкачал.

Немного поколебавшись, всё же выбрал “Каменную кожу”. Главная задача правильного выживанца – это сохранность собственной тушки. Ну а поклажу мы как-нибудь и на своём горбу дотащим. Своя ноша, она того; не тянет!

Выпиваю эликсир и оглядываюсь на своих спутников. Народ со своими умениями уже разобрался, тактично ожидая меня. Так, Степану, похоже, что-то стоящее выпало. Вон, как китайский болванчик сияет. Инга тоже довольно улыбается, а вот Селезнёв что-то хмур. Хотя это не показатель. Он всегда такой. Костя просто доволен. А что выпало Тахиру вообще не понять. Здоровенный иранец продолжал излучать олимпийское спокойствие.

- Ну, значит пора в дорогу, - Селезнёв решительно забросил рюкзак на плечи и веско добавил: - Инга, Степан, я отлично знаю, что здесь не принято делиться тем, какие умения вы получили, но если они касаются улучшения вас как баффера и хилера, я хотел бы знать, в чём это выражается. Должны же мы быть в курсе, на какую помощь от вас в бою рассчитывать?

- В бою моё умение вряд ли пригодится, – вздохнула девушка. – Но вот болезни особенно не очень серьёзные я теперь лечить смогу!

- И то хлеб, - кивнул Владимир и развернулся к Степану: – А ты что скажешь?

- У меня для других умение бесполезное, - забегал глазками тот.

- Темнишь ты что-то, Стёпа, - окрысилась Инга на баффера. – Почему прямо не сказать, что получил? Всё равно мы остальным не конкуренты.

- Может и не конкуренты, - обозлился в ответ Степан. – Только тебя Антон до самого финала паровозить будет, а мне как-то самому выживать нужно, приспосабливаться.

Инга зашипела рассерженной кошкой.

- Куда пойдём, командир? – подошёл я Селезнёву. Пора чем-то заняться, пока эти двое окончательно не перессорились. Разлад в группе в дальнейшем ни к чему хорошему не приведёт.

- А что есть какие-нибудь мысли на этот счёт? – оглянулся он на меня.

- Да особых нет, - пожал я плечами, оглядывая окружающие нас барханы. – Разве что на одну из этих горок забраться и попробовать оглядеться. Сомневаюсь, что мы хоть что-нибудь интересное разглядим, но вдруг?

Поднялись. Огляделись. Не разглядели.

- Я раньше пустыню себе по-другому представляла, - заявила Инга, вертя головой во все стороны. – Ну, она ровная должна быть. А тут, куда не глянь эти холмы здоровенные из песка.

- Пустыня разная бывает, - не согласился с ней Тахир. – В Деште-Кевире даже песка нет. Одна глина, от жары потрескавшаяся.

- Ты хорошо знаешь пустыню, Тахир? – с надеждой обернулся я к иранцу. Человек, имеющий навык выживания в пустыне, нам сейчас бы очень пригодился.

- Нет, - покачал тот головой. – Был один раз у самого края. Недолго.

- Так куда пойдём? – вновь поинтересовался Селезнёв.

- Да в любую сторону, - почесал я голову. – Тут не угадаешь. Предлагаю на Запад двинуть.

- А чем там лучше, чем предположим на Востоке? – тут же заинтересовалась Инга.

- Солнце сразу в глаза быть начнёт, – покосился я в сторону поднимающегося над горизонтом светила. - А так в спину.

- Думаешь, поможет?

- Вряд ли, - честно признался я. – Но хуже точно не будет.

Вы когда-нибудь пробовали ходить в пустыне? Если нет, то немного и потеряли. Сомнительное, между нами говоря, удовольствие. Даже в самом начале, по холодку, да со свежими силами подниматься на бархан не очень легко. Песок буквально разъезжается под ногами, лишая их надёжной опоры. Каждый шаг даётся с трудом. Но стоит тебе подняться на вершину, как тут же начинается спуск. Не думайте, что спускаться с бархана намного проще. Каждый шаг приходится фиксировать, следя, чтобы не поехала нога, а потом, вырвав её из “сухой трясины”, делать новый шаг, стараясь не утратить равновесия. А затем начинается очередной подъём. Такой же нудный, изматывающий, отупляющий.

С восходом солнца всё стало совсем плохо. Местное солнце взялось за дело сразу, без раскачки, наполнив воздух обжигающим зноем и превратив в пышущие жаром угольки песок. Темп передвижения, и без того невеликий, окончательно упал.

- Попить бы, - первой не выдержала Инга, когда мы с трудом взобрались на очередную вершину. – Во рту даже слюна пересохла.

- Можно, - согласился Селезнёв. – Но только по глотку! – строго уточнил он: – День впереди длинный, а местное светило только над горизонтом показалось. Дальше хуже будет.

- Куда уж хуже? – вздохнул Степан, растерявший свой первоначальный энтузиазм.

- Песчаная буря, например, - вздохнул я и, глотнув тёплой воды, с сожалением передал баклажку Инге. – Тогда совсем кисло будет.

- Бури мы не переживём, - согласился со мной Костя. – Интересно, о чём разрабы думали, когда нас в пустыню закидывали?

- Бури не будет, - категорическим тоном возразил Селезнёв. – Тогда вся игра медным тазом накроется. Дальше играть просто некому будет.

- А ты думаешь, всех игроков в пустыню забросили? – поинтересовался я.

- Если Врата одни, то да. Разброс совсем небольшой получается. По пустыне за половину суток много не протопаешь.

- Ну, тогда, на таком клочке пространства три с половиной сотни игроков локтями толкаться должны! – усмехнулся Костя – Странно, что мы ещё ни на кого не наткнулись!

- По-моему наткнулись, - дрогнувшим голосом проинформировал нас Степан.

Мы дружно обернулись. Вдалеке на вершине одного из барханов восседал на коне замотанный в белые одежды всадник. Несколько секунд игры в гляделки и местный, развернув коня, скрылся из вида.

- Оружие готовим, - потянулся к мечу Селезнёв.

- Думаешь, могут напасть? – погладил Костя рукой свой шестопёр.

- А кто их знает? – кланлидер внимательно всматривался в бархан, с которого спустился всадник. – Местные разные бывают.

- Эх, договориться бы с ними, - заметил я, тем не менее, вынимая мечи. – Раз местные, значит, все окрестности знают. Вот дорогу к Вратам и расспросили бы.

- Мечты сбываются, - хмыкнула в ответ Инга. – Похоже, расспросим.

Вновь появившийся на бархане всадник призывно махал рукой.

-


***


- Ну вот. О поиске дороги к Вратам теперь можно не беспокоиться, – невесело усмехнулся Селезнёв. – Легче тебе стало?

- Не поверишь, я счастлив, – в тон ему ответил я, наблюдая за суетой местных бедуинов.

Короче говоря, с неписями мы смогли договориться. И дорогу к Вратам они нам не только показать согласились, но и проводить. Благо и сами туда направлялись. Но на этом наше везение и закончилось. Потому что местные не просто направлялись к Вратам. Они туда бежали.

По словам Ганиба, древнего старика, сжимавшего в морщинистой руке короткое копьё, возглавлявшего эту измождённую толпу, состоящую из осунувшихся женщин, зарёванных малышей и таких же, как он стариков, нас угораздило очутиться на пути миграции ратшасов; тварей быстрых, сильных и жутко ядовитых. И противопоставить им можно было только одно; поспешное бегство. Вот неписи и бежали, в отчаянной надежде успеть добраться до оазиса, пока почти все мужчины, оставшись где-то там позади, пытались хоть ненадолго задержать злобных тварей. Бежали спешно, успев прихватить с собой лишь несколько телег, в которые накидали подвернувшее под руку барахло и усадили часть малышей. При этом Ганиб не скрывал, что дойти до оазиса без проблем вряд ли получится; основные силы клина может и задержатся ненадолго у укреплённого лагеря, подъедая защитников, но всегда найдутся отдельные особи, что рванут вперёд, надеясь на более весомую добычу. Поэтому старый вождь будет только рад, если мы присоединимся к его отряду. Вместе наши шансы возрастут.

- Что за твари-то хоть? - вздохнув, поинтересовался Константин. – Как выглядят?

Выглядели чудовища, судя по образному описанию Ганиба, как гигантские сколопендры. Эти твари умели быстро и незаметно передвигаться под песком и, неожиданно выскочив перед ничего не подозревающей жертвой, тут же пускали в ход свои страшные клыки наполненные смертельным ядом.

- Ну что будем делать? – собрал нас на совещание кланлидер.

- А что тут поделаешь? – пожал плечами Костя. – С ними пойдём. Скорость конечно упадёт. Старикам и детям наш темп не выдержать. Но если разделимся, вряд ли раньше беженцев до оазиса дойдём. Даже зная направление, заплутать можем. С этими ратшасами, к гадалке не ходи, всё равно столкнуться придётся. Так вместе с туземцами у нас отбиться шансов побольше будет.

- Тем более что добраться до оазиса ещё полбеды, – согласился я с ним. – Если верить Ганибу, Врата в центре лабиринта находятся. В оазисе лишь вход в этот лабиринт. Можно не сомневаться, что там всё тоже непросто будет. А местные, судя по всему, дорогу в лабиринте знают.

- Согласен, - кивнул Селезнёв и нехотя признался: – Да и бросать женщин и детей, для того чтобы шкуру свою спасти не придётся. Не по душе мне такое. Понимаю, что они все цифры, а всё равно – не по душе.

Дальше двинулись вместе. И сразу выяснилось, что это не местные будут нас задерживать, а мы их. Даже малыши двигались по пескам так шустро, как-то по-особенному обтекая барханы, что нам пришлось поднапрячься, чтобы хотя бы сразу не отстать.

- А мы ещё решали; бросать или не бросать, - отдуваясь, пошутил Костя, вытирая рукавом струящийся по щекам пот. – Тут как бы они нас не бросили!

Ганиб, заметив, что мы прочно обосновались в хвосте колонны, сбавил шаг, дождавшись нас.

- Положите по одному корешку под язык, - бросил он мне небольшой кисет. – Поможет. Но только по одному. Иначе только хуже будет.

Я задумчиво подержал в руке шевелящийся мешочек, развязал тесёмку, с сомнением заглянул внутрь, не решаясь сунуть руку в бугрящуюся массу.

- Что там? – склонила голову шедшая рядом Инга. – Фу! Черви какие-то!

- Точно, черви, - согласился с ней Степан. – И что нам с ними делать? Надеюсь, не есть?

- Не слышал разве? – покачал я головой. – Под язык ЭТО нужно класть, а не жрать, - и, чуть подумав, хмыкнул: - Но если хочешь – жуй. Тебе можно!

Бррр! – судорожно передёрнула плечами девушка, очевидно представив жующего червей Степана. – Я это ни есть, ни под язык класть не буду!

- Дядя, дай живицы, а то моя совсем сухая стала.

- Тебя как зовут, малец? – присел я на корточки перед пятилетним мальчуганом в рваной накидке.

- Я ещё не получил своё имя, - сердито наморщил брови мальчуган и деловито уточнил: - Так что, дашь?

Я протянул мешочек. Привычно сунув в рот извивающее “нечто” маленький непись слился с толпой беженцев.

- Вот как-то так и надо, - озадаченно посмотрел я вслед, всё ещё не решаясь последовать его примеру.

- Дай, - Тахир, забрав у меня кисет, вынул небольшую бурую палочку, жирным червяком извивающуюся у него промеж пальцев. Внимательно осмотрел, повертев перед глазами, и сунул себе в рот.

- Гадость, какая! – брезгливо передёрнула плечами Инга. – Как ты можешь это в рот совать, Тахир? Я нипочём не возьму!

- Значит, отстанешь и умрёшь, - невозмутимо ответил тот, возвращая мне кисет. – Старик плохого не посоветует. Мы ему сейчас нужны. А как выживать в пустыне, местные хорошо знают.

- Боюсь, он прав, - вздохнул я, доставая ещё одного “червяка” и поднося ко рту. Тот даже на ощупь был склизким и противным. -Брезгливые здесь не выживают.

Впрочем, попав под язык живой корень, тут же перестал шевелиться, и замер, наполняя рот тягучей солоноватой слюной.

- Бодрит, - со знанием дела сообщил, последовавший моему примеру, Костя. – И слюна появилась, что характерно!

Следом засунули себе червяков в рот Владимир и Степан. Инга заколебалась, но довод Селезнёва, что она не только сама погибнет, но и мы из-за неё тоже, заставил девушку пересилить себя.

С корешками идти оказалось действительно легче, и мы довольно бодро и что особенно радует без приключений дошли почти до самого оазиса. Почти.

И всё-таки пустыни – это зло! А как ещё прикажите к ним относиться, когда от палящего в самой зените солнца плавится даже съёжившаяся тень у тебя под ногами? И тебе от этого пекла уже ничего не спасает: ни белые балахоны, что заставил напялить на головы Ганиб в самом начале знакомства, ни остатки воды, стремительно приближающиеся к точке кипения и скорее обжигающие рот, чем утоляющие жажду, ни даже эти проклятые корешки, сухими веточками лежащие под начавшим набухать языком. Последний чася шёл уже практически на автомате, механически переставляя ноги и сосредоточившись лишь на одной задаче; не упасть. Не думаю, что мои спутники чувствовали себя лучше, поэтому начало тревоги поднявшейся среди жителей пустыни мы прозевали.

Ну вынырнул из-за бархана Джанил, (единственный мужчина среди беженцев выполнявший при Ганибе функции разведки), направив коня к идущему впереди колонны старику. И что с того? Он и раньше периодически о чём-то Ганибу докладывал. А то, что спешился, обратно в дозор не ускакав, так может отдохнуть решил? Не себе, так коню передышку дать? Я и так сильно удивлялся, откуда у бедного животного столько сил взялось; несколько часов подряд по такому солнцепёку туда-сюда скакать? Как-никак не верблюд!

А вот на то, что беженцы начали в плотную кучу сбиваться, заталкивая детей в её центр, внимание обратить мы были должны. Мы и обратили, но как-то вяло, апатично, без огонька, я бы сказал.

- Чего это они? – с трудом прохрипел сквозь потрескавшиеся губы Константин. – Кучковаться зачем-то начали.

- А бес их знает, - попытался сфокусировать я взгляд на местных. – Может опасность, какая впереди? Сейчас до Ганиба дойдём, узнаем. Вон он уже кричит нам что-то, да руками машет.

- Допиваем всю воду, какая осталась, - распорядился Селезнёв. – Похоже, скоро нам все силы понадобятся.

Я поболтал баклажкой, оценивая сколько живительной влаги осталось в посудине, выпил примерно половину, даже не почувствовав вкуса и вздохнув передал Инге. Жажда не уменьшилась ни на йоту, но вязкая хмарь в голове чуть-чуть отступила, позволив более адекватно реагировать на окружающую обстановку.

- Мы пришли, - устав ждать, когда мы нагоним колонну Ганиб сам пошёл нам навстречу. – За тем барханом оазис, - махнул он рукой вдаль.

- Так это же хорошо, - и не подумал обрадоваться Владимир. – Или не очень хорошо?

- Это не очень хорошо, - согласился с ним вождь. – Между оазисом и барханами ровный песок. Немного, - мотнул головой Ганиб. – Сто шагов взрослого мужчины. Но там нас ждут ратшасы.

- Это точно? – напрягся Селезнёв.

- Джанил видел.

- Как он мог видеть, если эти твари под землёй всё время прячутся? – вскинулся Степан, размахивая пустой баклажкой.

- А обойти никак? – спросил я, не дожидаясь ответа на Стёпин вопрос. Увидел и увидел; нам какая разница как? Наметившейся проблемы это знание не отменяет.

- Нет.

- И что думаешь делать? – заиграл желваками Владимир.

- Будем прорываться, - Ганиб чуть не плакал от отчаяния. – Может хоть кто-то из детей выживет.

- Будем прорываться, - со вздохом согласился я со старейшиной и, повернувшись к Инге, подмигнул, пытаясь ободрить: - Там вода! Там тень! Там песка этого опостылевшего нет!


Не знаю, что тут смог разглядеть Джанил? Лежащий перед нами кусок открытого пространства был пуст и безжизненен. Всего лишь неровная полоска тёмно-бурого песка, упирающаяся другим краем в рай. Ну а как ещё можно назвать этот утопающий в зелени островок после нескольких часов путешествия по раскалённой пустыне? Меньше чем на “рай” я не согласен!

- Стометровка, - выдохнул над ухом Костя, озвучивая мои мысли. – Если рвануть изо всех сил, быстро пробежим. Эти твари и среагировать не успеют.

- Ага, - азартно согласилась с ним Инга. – особенно если Стёпа бафнет.

- Вы и пары шагов сделать не успеете, как ратшасы рядом будут, - остудил их пыл расположившийся рядом Ганиб. – Но если бежать толпой, то кто-нибудь, да спасётся. Мало их тут.

- А они точно здесь есть? – вновь усомнился Селезнёв.

- Есть.

Нам лидер тихо выругался, сжимая кулаки. Я отвернулся, отлично понимая друга. Предстоящая лотерея и мне особой радости не доставляла.

- Люди готовы, мудрейший, - рядом с Ганибом появился Джанил. – Ждут лишь сигнала.

- Значит пора, - старейшина прямо у меня на глазах ещё больше постарел. – Ждать нельзя. Позади клин.

- Я сяду на коня.

- Это верная смерть.

- Зато часть этих тварей в сторону уведу, - пожал плечами Джанил, начав спускаться в бархана. – Прощай мудрейший. Пусть боги сегодня улыбнутся хоть кому-то из нас.

- Прощай, - прошептал ему вслед Ганиб, втащив из складок одежды небольшой рог. – И вы прощайте, иномиряне, - старик посмотрел в глаза каждому из нас. – Как только подам сигнал – бегите. Изо всех сил бегите, и кто знает, может боги смилостивятся хоть над кем-то из вас.

Старейшина поднял рог к губам. Я напрягся, сжимая в руке Ингину ладонь.

- Смотрите! – Крик Степана остановил Ганиба в последний момент. - Там люди с бархана спускаются!

- Игроки, - продублировал сообщение системы Костя. – Трое всего.

- Смело спускаются, - прокомментировал Владимир, щурясь чтобы лучше разглядеть три крохотных фигурки вдалеке. – Явно о тварях не знают ничего.

- Кто бы им сообщил, - выдохнул я, не сводя глаз с обреченных на смерть игроков. – Они сами дошли. Без помощи местных.

- Так их нужно предупредить! – вскинулась Инга, выдернув руку.

- Стой! – взревел я, бросаясь вслед. – Кого предупреждать?! Поздно уже!

Взметнувшиеся фонтаны песка и вопли игроков, подтвердили правоту моих слов.

- Но как же… - выдавила Инга сквозь набежавшие на глаза слёзы. – Они ведь там.

- Они там мертвы! – проорал я ей в лицо. – И мы сейчас тоже будем мертвы, если ты скулить не перестанешь!

Рёв рога и на нас с бархана хлынула толпа.

- Быстрее! – донёсся до меня крик Ганиба. – Нужно успеть, пока ратшасы не вернулись!

Это была самая длинная стометровка в моей жизни. Брызги песка, раскалённой золой летящие в лицо, вопли людей, замешанные на ужасе и страданиях, грубые тычки, летящие со всех сторон и спасительная полоска зелени, такая близкая и вместе с тем такая недосягаемая.

Но я упорно бежал, хватая ртом обжигающий лёгкие воздух. Бежал, волоча за собой постоянно спотыкающуюся Ингу.

Брызги песка слева, и какой-то старик забился в клыках вынырнувшей из-под земли многоножки. Быстрее! Дико заржала вдалеке лошадь, сплетясь с воплем Джаниля. Быстрее!! Рухнул со стоном кто-то позади меня, прочертив пальцами по спине, в отчаянной надежде ухватится за одежду. Быстрее!!! Застонал в отчаянии Владимир, держась за разорванное плечо, отступая перед напирающим чудовищем. Быстр…

Куда уж быстрее?

- Володю подлечи! – крикнул я Инге и выхватил мечи. “Внезапный рывок” и меч скользит по костяному панцирю чудовища не в силах его пробить. Выпад другим и одна из лап обвисает безвольной плетью вдоль бронированного туловища.

Вот только на скорости ратшаса эта потеря ничуть не сказалась. Резкий разворот и только “Отскок” спасает меня от клыков чудовища. Тварь рванула следом щёлкая огромными жвалами. Надавила, игнорируя посыпавшиеся на неё удары, продавила, заставив всё быстрее пятиться, и внезапно остановилась, впервые громко заверещав.

Тахир лишь одобрительно хмыкнул, выдёргивая окровавленное копьё из мягкого подбрюшья. И тут же закричал, обливаясь кровью. В его сторону ратшас развернулся ещё стремительней, чем в мою. Матерясь, отсекаю ещё пару лап, вот только тварь и не подумала опять отвлекаться, сосредоточившись на обидевшем её иранце. Тот уже не кричал, а хрипел, корчась под склонившимся над ним чудовищем.

- Ах, ты ж, сука! – я почувствовал закипающую в крови ярость. – Игнорировать меня вздумала, тварь! Ну, я тебе сейчас проигнорирую!

Приседаю, почти коснувшись коленями песка и от души вгоняю в подбрюшье оба меча; один за другим, по самые рукояти. Громкий стрекот и чудовище разворачивается уже ко мне, опрокидывая на спину.

В отчаянии выхватываю из чуланчика меч атамана и бью прямо в пасть. Стрекот сменяется диким рёвом. Взмах головы и меч улетает в сторону вырванный из рук. Вот и конец! Ни на что, уже не надеясь, я активирую “Каменную кожу” и чудовище смыкает свои клыки.

Глава 17

- Ты думаешь о том же, о чём и я, брат?

Я отвлёкся от созерцания пары ворот-близнецов, вмонтированных в стену гигантской пирамиды, и оглянулся на Владимира.

- Мне-то об этом можно думать, - покосился я на перевязанное плечо Селезнёва и безвольной плетью обвисшую руку, - а вот тебе туда соваться - безумие. Ты же сам понимаешь, что с такой раной теперь не боец? Лучше с местными иди. Заодно за Тахиром присмотришь.

- За Тахиром Степан с Ингой присмотрят, - не согласился со мной наш лидер. – Да и что там присматривать? Чтобы он с телеги не вывалился? А уж через Врата как-нибудь вдвоём протащат.

- А насчёт меня ты, значит, уверен, командир? – хмыкнул подошедший к нам Костя. – Ну, что я тоже другим путём к Вратам двину.

- Так я вас по этому принципу в команду себе и подбирал, - грустно улыбнулся Селезнёв. – Мне с амебами, плывущими по течению не по пути. Вместе пойдём.

- А не получится как во дворце? – засомневался я. – Вдруг, как и там, это простая замануха? - кивнул я на правые ворота. – Опасностей куча, а на выходе дырка от бублика и больше никакого выхлопа.

- Обидно будет, - согласился со мной Константин. – Вы то из дворца в лёгкую соскочили, а мне биться пришлось. Чуть было не слился как Жан.

Богатырь запнулся и виновато покосился на резко помрачневшего Владимира.

- Ганиб сказал, что если через правые ворота пойти – можно хорошо поживиться, если выживешь, конечно, – сумрачно заявил тот, оставив реплику Кости без ответа. – Ганибу верить можно.

- Вот именно; если выживешь, - с нажимом заметил я и вновь напомнил кланлидеру. – А ты серьёзно ранен. Инга скажи!

- Ранен! Ранен! – зачастила та и, отлипнув от лежащего в телеге Тахира, подошла к нам. – Я лишь кровь кое-как остановила. Плечо плохое совсем. Володь, ты этой рукой даже подтереться, как следует, не сможешь, не то, что за оружие взяться!

- У меня в наличии ещё одна осталась. Подотрусь как-нибудь, - попробовал отшутиться Владимир, но заметив, что остроту не оценили, резко посерьёзнел: - Я иду через правые ворота, и это не обсуждается. С вами или в одиночку – это вам решать! – он с вызовом посмотрел на нас и, вздохнув, признался: - А насчёт руки есть у меня кое-какие варианты.

- Конечно с нами, Володь, - хлопнул его по здоровому плечу Константин. – Не лезь в бутылку. Мы своих не бросаем.

Вот это точно! Я уважительно посмотрел на богатыря. То, что у него слова с делом не расходятся, он совсем недавно подтвердил. Ведь это именно ему я жизнью обязан. Ему и как это не странно звучит, Степану.

Эти двое к тому моменту, когда ратшас об мою каменную шкурку зубы обламывать начал до оазиса добежать уже успели. А что тут удивительного? Им же Ингу за собой тянуть не надо было, а в скоростных качествах Степана я вообще не сомневался. И в том, что Костя вернулся, заметив, что сокланы в беде, для меня тоже ничего странного нет. От богатыря с первых минут нашего знакомства этакой монументальностью и надёжностью веяло. Такие друзей и вправду не бросают! Но то, что с ним на пару обратно вернулся и Степан – это для меня; шок и провокация! Ну как говорится, если собственным глазам не веришь - зажмурься и поверь на ощупь.

У меня как раз “Каменная кожа” последнее мгновение доживала, когда богатырь с разбегу вогнал копьё в глас обезумившей твари. Убить не убил, но интерес к увлекательной охоте потерять заставил. Монстр пронзительно завизжал и, выплюнув меня на песок, попятился прочь, оставляя за собой широкую кровавую полосу.

А затем пришёл черёд Степана. Мы, было, только тронулись в сторону оазиса, подхватив окровавленного, но всё ещё дышащего Тахира, как перед нами взметнулось ещё два песочных фонтана. Без шансов; учитывая силу и живучесть преградивших дорогу тварей. Вот тут-то Стёпа и удивил. Взмах руки и всё пространство между нами и оазисом покрывается тонкой ледяной коркой. Оглушительный визг и ратшасы ныряют обратно в сыпучую толщу песка.

- Что, гады? Холод вам не нравится? – со злым задором проорал им вслед Владимир. Нашего лидера заметно пошатывало, но шёл он сам, лишь слегка опираясь на плечо Инги.

- Быстрей! – взревел Степан, подхватывая на пару с богатырём Тахира. – Заклинание десять секунд всего действует!


- И так спешу, как могу, - прохрипел я, поднимаясь и прежде чем бежать, всё же сделал пару шагов, в сторону замершего рядом монстра. Сил нырнуть под песок у тяжелораненого ратшаса не осталось, и он застыл на кромке льда, чуть заметно дрожа.

- Извини, друг. В следующий раз что-нибудь другое подарю, – заявил я, вырывая из брюха мечи. – Не поверишь! Самому очень надо!

И побежал, догоняя “уползающих” со всех ног сокланов.

Так что Степан у нас теперь герой! А где он кстати?

Я оглянулся по сторонам, выглядывая, в толпе снующих туда–сюда игроков и местных, нашего баффера.

- А где Стёпа?

- Он с каким игроком ушёл, - беспечно пожала плечами Инга. – Сказал, что скоро вернётся. Может, всё-таки останешься, Антон? – заглянула она мне в глаза.

- Не могу, - качнул я головой. В голове мелькнула кое-какие мысли насчёт странного поведения Степана, но обдумать я их не успел, решив оставить на потом. – Береги себя, - поцеловал я девушку. - Увидимся в третьем блоке.


***


- Мрачновато тут, - заявил я, оглядываясь по сторонам.

Мы стояли на вымощенной камнями площадке. Позади с треском захлопнувшиеся двери, впереди веером расходящиеся проходы, выдолбленные в каменном монолите, над головой низко нависающий каменный свод, светящийся тусклым безжизненным светом. Тьму этот свет кое-как разгонял, но придавал обстановке привкус чего-то неестественного, нереального, потустороннего.

- А что ты хотел? – хмыкнул в ответ Костя. – Какая игра – такой и антураж. Уж лучше тут, чем в пустыне.

- Так может, объяснишь в какую сторону топать, если тебе тут так нравится? – я выразительно кивнул на веер проходов.

- Да по любой и пойдём, - пожал плечами тот. – Если верить Ганибу, все они ведут к спуску к Вратам.

- Ага. Типа все дороги ведут в Рим, - хмыкнул я в ответ. – Вести то они может и ведут, но только если верить всё тому же Ганибу, не по всем дойти реально.

- А мы по всем не пойдём, - прервал нашу пикировку Селезнёв. – Мы по одной пойдём. И убедим всех кто встретиться, что как раз нас остановить – это и есть “нереально”!

- Ну, коли так, то веди нас Сусанин. Только сначала давай всё же проясним один вопрос, – я потёр переносицу, подбирая слова. – Без обид, Володь, но что насчёт твоей руки? Ты на что-то туманно намекал перед входом. Теперь хотелось бы узнать точно. Должны же мы с Костей понимать, на что рассчитывать в бою?

- Всё правильно, Кость, - остановил, вскинувшегося было богатыря, Селезнёв. – Я бы сам аналогичный вопрос задал. В общем, так, - командир ухватил здоровой рукой единственный медальон, висевший у него на шее. – Это амулет “Истинного исцеления”. Как только возникнет необходимость, я его активирую. Как итог, он полностью исцелит меня сроком на три часа. По словам Ганиба, их путешествие по лабиринту займёт примерно те же три часа. Не думаю, что наша экскурсия продлится намного дольше. Так что в принципе должно хватить.

- Вещь, - проникся я, прикипев взглядом к амулету. – Три часа – нереально много. Мне как-то такая фишка лишь на час обломилась.

- Тогда идём, - заметно повеселел богатырь.

-Идём, - со вздохом согласился я и кивнул на второй с правого края проход. – Как насчёт этого? Как-то он у меня больше доверия вызывает, чем другие.

- Доверимся твоей интуиции, - улыбнулся в ответ Владимир. – Не нам, Сусаниным спорить. Осторожнее только. И оружие под рукой держать не забывайте. Мало ли что из-за угла выскочить может!

- Веди, давай! – согласился с ним Константин и заржал: – Если там что не так, хоть будет на ком душу отвести. Не себе же морду бить!

- Морду бить не надо! – категорически воспротивился я предстоящей экзекуции, направляясь к облюбованному туннелю, – Потом тащи тебя на себе до самых Врат!

Впрочем долго прошагать по нему мне было не суждено. Правую кисть, положенную на эфес меча, словно током обожгло. Вскрикнул, отдёргивая руку, резко остановился, удивлённо уставившись на вспыхнувшие разноцветной радугой камни, и отшатнулся, уклоняясь от каменной крошки, под оглушительный грохот, хлёстко ударившей по лицу.

- Мать твою! - зашипел я, зажимая лицо руками, чувствуя, как сквозь пальцы сочится кровь.

- Как ты. Антон?! Глаза целы?!

- Не знаю.

- Руки убери!

Усилием воли заставляю себя разжать пальцы, осторожно открываю глаза, вижу склонившихся надо мной друзей.

- Почти и не покоцаный, - облегчённо выдохнул Константин. – Только лоб рассекло мальца, да губы разбиты в хлам.

- Ещё зуб шатается! – пожаловался я, осторожно потрогав его языком. - А что это было?

- Плита это была, прямо перед тобой с потолка упавшая. Просто чудо, что ты остановиться успел. Словно почувствовал что-то. Она по идее тебя в блин раскатать должна была.

- И где она, - с недоумением уставился я на свободный проход.

- Обратно вверх убралась, - нервно хохотнул богатырь. – Ну, чисто – аттракцион! Так что если желание есть - можешь дальше топать. Я даже платочком помашу.

- Шутник, - хмыкнул Селезнёв и протянул мне кусок ткани. – На, утрись. Порезы вроде не глубокие. Бинтовать не будем, – он помолчал, хмуря брови, и резюмировал: - Начали хорошо. Один проход можно из списков вычеркнуть. Кстати, - вновь повернулся он ко мне. – А что у тебя в руке полыхнуло? Да и остановился ты как-то очень вовремя. Умение?

- Нет, - помотал я головой, вытирая кровь. – Камни полыхнули на рукояти меча, да ещё и будто током по пальцам долбануло. Вот и остановился.

- Думаешь, на ловушку среагировали? – с интересом уставился на рукояти мечей Костя. – Интересные у тебя камушки? А почему тогда только на одном мече полыхнули? Они же у тебя одинаковые!

- Может потому, что он только на одном эфесе руку держал, - высказал догадку Владимир.

- Проверить нужно, - нехотя выдавил я, уговаривая сам себя.

А кому охота добровольно под плиту соваться, даже зная примерно, где она упасть должна? Но выхода просто нет. Неожиданные свойства моего оружия, открывали в дальнейшем огромные перспективы. Особенно в свете предстоящего прохождения лабиринта, наполненного ловушками. Не использовать такой козырь, было бы верхом легкомыслия.

Я осторожно подошёл к незримой черте, держа руки сразу на обеих рукоятях мечей, получил двойной разряд “тока”, отпрянул от вновь упавшей махины, в этот раз вовремя отвернувшись.

- Красиво сияют, - прокомментировал Константин.

- По нервам энергией бьют тоже ничего так, – передёрнул я плечами.

- Зато живой, - не согласился со мной Селезнёв. – Так что теперь ты всё время впереди топаешь, - принял он решение. – Давай через соседний тоннель попробуем.

В следующем проходе ловушек тоже хватало. Только встретились они на пути не сразу, а гораздо позже только после часа однообразной нудной ходьбы.

Сначала я чуть было не провалился в пропасть. Уже и ногу занёс для следующего шага, когда многострадальную кисть в очередной раз свело судорогой, а прямо передо мной дорога раскололась надвое и обе половинки быстро втянулись в стену.

- Куда, - ухватил меня за шиворот Костя, оттянув от края образовавшегося провала. – Ишь разогнался!

- А ты что предлагаешь, каждый шаг перед собой прощупывать? - огрызнулся я, судорожно взглотнув. – Этак мы и полпути до окончания срока не пройдём.

- Время ещё есть, - примирительно заметил Владимир. – Но ты прав. Слишком медлить тоже нельзя.

- И что дальше? – кивнул богатырь на вновь сомкнувшиеся камни перед нами. – Обратно пойдём?

- Не, - не согласился с ним Селезнёв. – Туда - обратно; два часа потеряем. И не факт, что следующий проход лучше будет. Расщелина вроде не широкая. Думаю – перепрыгнуть можно. Проверишь, Антон?

Проверил. Провал и впрямь был неширокий. Метра полтора от силы. Перепрыгнули. Тронулись дальше. В течение следующего часа преодолели ещё две ловушки. Сначала камни под ногами закипели раскалённой лавой, потом посреди дороги выскочил ряд стальных шипов. В первом случае вновь перепрыгнули, во втором, аккуратно обошли, вжимаясь в стены.

А затем мы попали в тупик. Стены ушли в сторону, разжимая каменные тиски, камень под ногами сменился глянцевой плиткой, потолок рванул вверх, словно испугавшись хлынувшего яркого света.

Мы замерли у входа. Огляделись. Нигде прячущихся врагов не обнаружили. Да и довольно затруднительно спрятаться в совершенно пустом зале. Разве что у какого-нибудь игрока навык есть на невидимость или маскировку заточенный.

- Что-то я прохода дальше не вижу, - поделился своими сомнениями с нами Константин.

- Может замаскировано? – нахмурился Селезнёв, настороженно крутя головой по сторонам. – Не хотелось бы обратно возвращаться. Столько времени потеряем.

- Проверить нужно, - пальцы привычно сжали рукоять меча. – Я первый по залу пройдусь, ловушки поищу, а вы в оба смотрите. Прикроете, если что.

Медленно обхожу зал, по периметру, постепенно сужая круги к центру. Ни ловушек, ни прохода замаскированного. Остановился, растерянно оглядываясь по сторонам. Неужто и вправду обратно возвращаться придётся? Вот ведь засада!

- И что дальше? – подошли ко мне сокланы.

- Стены нужно как следует осмотреть, - ответил вместо меня на вопрос Владимир. – Тут, судя по логике игры, потайная дверь должна быть.

- Что мы знаем о логике этой игры, Володь? – не смог сдержать я своего раздражения. – Судя по той же логике в “городе под горой”, особенно во дворце, игроки не хило навариться должны были. А что в итоге? – я сделал паузу и с горечью резюмировал: – Ничего мы об этой игре не знаем; ни целей, ни правил, ни того кто за всем этим стоит. Опираемся лишь на байки, что нам кураторы скормить соизволили. А я даже в том, что мы в игре, порой сомневаться начинаю.

- Выговорился? – Селезнёв сделал паузу и нехотя признался: – Ты думаешь, мне здесь нравится, Антон? Знаешь, я немало повоевал в своё время. Всякого повидал. Смерть друзей у тебя на руках, подставы руководства, предательство союзников. Крови и дерьма нахлебался вдосталь, уж поверь! Война на этих двух субстанциях в основном и замешана. Это уже потом её в летописях облагораживают, – мой друг безнадёжно махнул здоровой рукой и продолжил: - Но там у меня хотя бы выбор был. Я знал, за что я сражаюсь, понимал цели этой войны. И я в любой момент мог уйти, что в итоге и сделал. А здесь? – Владимир начал заводится. – Да меня не меньше тебя бесит то, что нас используют втёмную. Ни выбора, ни воли, ни возможности добраться до кукловодов, что увлечённо дёргают за ниточки! Хотя нет, выбор всё же есть! – не согласился сам с собой командир. – Сдаться и подставить горло под нож, наматывая сопли на кулак или бороться. Бороться до конца, надеясь, что со временем обстановка изменится и у тебя появится хотя бы шанс заглянуть кукольникам в глаза. Заглянуть и спросить за всех друзей, что не дошли вместе с тобой!

- Да ты прям оратор, командир! – восхищённо покачал головой Костя. – Тебе бы с трибуны выступать!

- Рылом не вышел, - засмеялся Селезнёв, остывая на глазах. – Давай уже эту дверь искать, будь она не ладна!

- Пошли искать, - согласился я нехотя, мысленно ругая себя последними словами. И вправду, чего сопли распустил? Оно, конечно, глубина жопы в которую я попал, почти не оставляет шансов из неё выбраться, но в одном кланлидер прав; бороться нужно до конца. Сдаться и сдохнуть, я всегда успею!

Осмотр стен долгое время ничего не давал. На гладком как зеркало камне не было даже намёка на скрытые кнопки, рычаги или что там могли разработчики замаскировать для запуска механизма открывающего выход отсюда. Вот и проходилось буквально каждый дюйм ощупывать, надеясь, наткнутся на что-то невидимое для простого глаза.

А затем Селезнёв исчез. Вот только что шарил по стене неподалёку от меня! Оглядываюсь, а командира нет. Будто в воздухе в мгновенье ока растворился.

-Вот сейчас не понял! – выразил в словах моё изумление Константин. – Куда он делся?!

- А я знаю?! – я бросился к месту, где мгновение назад топтался Владимир.

Такая же стена, как и у меня. И намёка на сработавший механизм нет! Начинаю её лихорадочно ощупывать. Рядом запыхтел богатырь, яростно заработав руками.

- Как же так, - я матерно выругался, чувствуя, как угасает надежда хоть что-нибудь обнаружить. – Должно же что-то быть!

- Да нет тут ничего, - со злостью прохрипел в ответ Константин. – Одна стена гл…

Я резко повернулся, успев краем глаза заметить исчезновение богатыря. Секунду поглазел на пустое место рядом с собой и решительно передвинулся на место Кости.

“Нет! Один я тут не останусь”!


***


- А тут весело! – выдохнул я, ошарашено разворачиваясь на звон оружия и яростные крики. – Похоже, повстречал-таки Володька своих друзей из Китая. Вон как встрече радуются.

Ну, тут я слукавил слегка. Весёлого в открывшейся передо мной картине было мало. На первый взгляд я находился всё том же зале и на том же самом месте. Даже руку от стены убрать не успел. Только декорации слегка изменились. Причём нашлись не только пропавшие Константин с Владимиром, но к ним ещё и с десяток китайцев добавилось.

И всё же, тот зал, да не тот. В этом кроме туннеля, что для нашей компании входом послужил, существовал ещё один, в другом конце зала, как раз напротив первого. Именно к нему Селезнёв и отступил, пытаясь за счёт узкого прохода хоть спину себе обезопасить.

Китайцы наседали дружно, умело, слаженно, резво махая одинаковыми мечами с широкими искривлёнными на конце лезвиями, что впрочем, не помешало Владимиру одного из них уже уработать. Через его труп как раз и перескакивал Константин, спеша на помощь другу.

А в помощи Селезнёв нуждался. Руку наш лидер залечить успел, да очень уж врагов много было. Не заскочи он сразу в тоннель, уже сейчас, наверное, на куски порубленный лежал бы. Но и так бешено наседавшие азиаты, зацепить его успели. И судя по окровавленной одежде не один раз. Наше с Костей появление внесло в сражение если не перелом, то существенно изменило рисунок боя.

Добравшись до ближайшего китайца, Костя джентльмена из себя разыгрывать, не стал. Молча, обрушил шестопёр на голову, не ожидавшего такой подляны противника и, не снижая хода, вогнал другому в бок, появившийся в левой руке кинжал. Тот обиженно замычал, оседая на скользкий от крови пол.

Но на этом успехи богатыря закончились. Китайцы не запаниковали, довольно оперативно среагировав на новую угрозу и в сторону Кости, развернулось с полдесятка мечей. Тут бы ему и конец пришёл. Сложно увернутся сразу от нескольких ударов летящих в тебя со всех сторон. Но в этот момент с одной стороны на врагов обрушился я, а с другой, нашедший в себе силы для атаки Селезнёв.

Крики, мат, стоны, брызги крови на ставших скользкими рукоятях мечей. И враги дрогнули, рассыпавшись в разные стороны и освобождая проход.

Мы заскочили в тоннель, подхватив сразу обмякшего командира.

- Ты что, Володь?

- Достали таки, гады. Конкретно достали.

- Ничего, прорвёмся! Кость, - я разворачиваюсь к богатырю и запинаюсь на полуслове. – И ты?...

- Зацепили мальца, – признался тот, зажимая рукой, расплывающееся бурым пятно на боку. – Ну, ничё. Мы ещё посмотрим, чьи шишки в лесу толще.

- Да что там смотреть? – проорал я, оглядываясь на начавших приходить в себя китайцев. – Хватай командира и тащи отсюда. Врата уже недалеко должны быть. Торопись, давай, пока он кровью не истёк!

- А ты?

- А я ещё тут пообщаюсь немного. Они мне гады ещё за псевдокитайца не ответили!

- Какого псевдокитайца? Ты что бредишь?

- Иди, давай, - отмахнулся я, наблюдая за приближающимися врагами. Шестеро. Много. – Некогда мне тебе лекции по энтографии читать!

В последовавшие за этим минуты мне было точно не до лекций. Китайцы атаковали отчаянно, стремясь не только прикончить меня, но и добраться до скрывшихся в туннеле друзей. Спасала лишь узость коридора. Враги могли атаковать только по двое, да и то с оглядкой, чтобы ненароком друг друга не задеть. Я же такими проблемами не заморачивался; махал мечами во все стороны, ещё и по матушке своих врагов склонять не забывая.

В конце концов, их предводитель не выдержал. Я как раз одного бойца довольно серьёзно задел, хлёстко рубанув по плечу. Ещё и утешить своего оппонента успел, намекнув, что чтобы в жопе ковыряться тому и одной руки достаточно.

- Всё! Сейчас ты сдохнешь, волосатик! – проорал мне их лидер, бешено вращая глазницами, и потянулся к амулету. К слову сказать, что амулеты были только у него. Зато много! Навскидку и не сосчитаешь, только расчётливый азиат тратить их до этого не стремился, предпочитая решать текущие задачи мечами своих соплеменников. Ну, а тут, видать, допёк я его. До того разозлился, что одним кругляшом пожертвовать решил.

- Почему волосатик то?! – я даже опешил на мгновение, возмущенный несправедливостью обвинения. Нормальный у меня волосяной покров. Не хуже чем у других. Вот только развивать дискуссию на эту тему китаец не стал.

Вновь сработал “Магический предвестник”, заставив зябко повести плечами, и я без раздумий активирую “Отрицание магии”. По глазам полыхнуло огнём, но я уже бросаюсь вперёд, использовав “Внезапный рывок” и, через мгновение, вгоняю клинок в грудь не ожидающему от меня такой прыти вожаку.

Стон, преобразовавшийся в невнятный всхлип, и я уже несусь обратно, в одно мгновение, проскочив жиденькое пламя всё ещё бушующее на месте полыхнувшего заклинания.

Нужно удирать! Немного времени у меня есть, пока китайцы амулеты погибшего лидера делить будут, да выяснять между собой, кто новым боссом станет. Не смогут они без главного. Это у них на генном уровне заложено. Зато потом всё сразу станет плохо. Амулеты они теперь вряд ли будут жалеть, а “Отрицание магии” надолго в откате. Так что теперь только бежать!

Но далеко убежать, мне было не суждено. Я и запыхаться толком не успел, как наткнулся на Селезнёва.

- Володь, ты как здесь? – я повертел головой, мазнув по стенам туннеля, и с недоумением спросил: - А где Костя?

- Нет больше Кости, - замотал головой тот, с трудом разлепив потрескавшиеся губы и, прочитав в моих глазах понимание, подтвердил: - Ловушка. Прямо передо мной. Шагнёшь, и над головой дыра появляется. Вот Костю в эту дыру и втянуло, - Селезнёв, сделав усилие, приподнялся на локте и неожиданно рассмеялся, хрипло, зло, страшно. – Со свистом втянуло. Будто пылинку, какую в гигантский пылесос. Он даже вскрикнуть не успел.

- Значит, дальше ходу нет, - резюмировал я, только теперь обратив внимание на болезненное покалывание в руках сжимавших оружие. Видать не хило меня адреналином накачало, если даже предупреждение о ловушки сразу не заметил. – Приплыли. Сейчас китайцы подгребут, и тонуть начнём.

- Ещё побарахтаешься, Антоха, - не согласился со мной Селезнёв. – Ловушка не весь проход перекрывает. Я успел заметить. Слева небольшой проход есть. Если к стенке прижмёшься – пройдёшь.

- Пройдём, - уточнил я, вкладывая мечи в ножны и наклоняясь к командиру.

- Нет, Антон, - покачал головой Владимир. – Я всё. -

Кланлидер вцепился мне в запястье и продолжил: - Похоже, кончился наш клан, дружище. Костя погиб, я тоже одной ногой уже в могиле. Тебя за собой тянуть не хочу, – Селезнёв судорожно сглотнул и ещё крепче сжал мою руку. – Не уйдёшь ты вместе со мной от китайцев. Только погибнешь без пользы. Лучше отомсти потом, если сможешь. И китайцам, и хозяевам этим неведомым.

- Не командир, - мотнул я отрицательно головой. – Я конечно не Костя, но своих тоже не бросаю. Нам бы только за ловушку зайти, а там я хоть тысячу китайцев удержу. Сжимаясь в одно рыло в стену, много не навоюешь! – Про то, что враги наверняка используют амулеты. Я решил не упоминать.

Китайцы не появились. Не знаю, что послужило причиной; может, передрались между собой, не поделив оставшиеся амулеты, или просто решили махнуть рукой, подсчитав свои потери. Не знаю. Прождав у ловушки ещё полчаса, я решил уходить. По-хорошему, конечно, нужно было ещё немного выждать. Вдруг враги затаились? Другого настолько удачного места для обороны мне уже не найти.

Вот только командир. Раны я ему как смог перевязал, да толку от этого мало. По всему видать, совсем плох. Ещё немного прождать и точно, до Врат живым не дотащу!

- Ладно. Считайте, что легко отделались, - погрозил я кулаком в сторону вероятного противник и, кряхтя, взвалил Селезнёва на плечи. Эх, надо было всё-таки “Лёгкий груз” выбирать. Тяжёлый, зараза!

По счастью долго надрываться мне не пришлось. Ну, надо же! Ведь немного совсем не дошли! Тоннель только пару раз и успел вильнуть, а затем вывел на небольшой прямоугольный уступ, нависавший над Вратами.

Я вгляделся вниз, всматриваясь в бушевавшее в огромной чаше белое пламя и, поправив начавшего сползать со спины Селезнёва, поплёлся к виднеющейся на краю выступа лестнице.

- Добрались почти, дружище, - пробурчал я скорее для себя, чем для находящегося без сознания друга. – Тут всего с полсотни ступенек. Сейчас спустимся быстренько и всё. Здравствуй, третий блок.

- Боюсь, спуститься вы сможете не раньше, чем мы уладим кое-какие формальности.

Из ниоткуда вышел пожилой мужик в светлом клетчатом костюме-тройке и чёрных до блеска начищенных ботинках. На толстом мясистом носу солидные очки с зелёными душками, на шее чёрный галстук-бабочка, в руках толстая потрёпанная книга и остро наточенный карандаш с резинкой на конце.

- Простите, а вы кто? – слегка растерялся я при виде клетчатого.

- Привратник я, - сухо сообщил мне тот и, жестом фокусника выудив из воздуха стул с витыми ножками, уселся на него, положив книгу на колени. – Итак, что мы имеем в наличии, - зашелестел он страницами. – Два претендента; игроки номер 13 и номер 28, оба из России. Кого вносим в список? – строго уставился клетчатый на меня сквозь толстые линзы очков. – Надеюсь, вы сможете договориться между собой полюбовно, - постучал он карандашом по раскрытой книге, - без мордобоя и поножовщины? Не люблю я этого! – неожиданно признался он мне, снизив голос до доверительного шёпота.

- А зачем нам что-то выбирать? – мягко поинтересовался я, осторожно опустив друга на землю. - Вон Врата, вон лестница к ним. Мы просто спустимся и всё. И не нужно меня в никакие списки вносить.

- Просто спуститься не получится, - снисходительно улыбнулся местный “клерк”. – Неправильно это – по таким лестницам без учёту спускаться! Непорядочек получается! – клетчатый недовольно поджал губы и категорично заявил: - Поэтому по этой лестнице спуститься будет можно только после соответствующей регистрации в моей ведомости, - мужик внушительно потряс книгой. – И сделать это сможет только один из вас. Двоих она просто не пропустит!

- И как мы должны, по-твоему, договариваться? – я оглянулся на Владимира и встретился с ним глазами. То ли он сам пришёл в сознание, то ли ему помогли, но завязавшуюся беседу с привратником он слушал очень внимательно.

- А тут всего два варианта, - склонил голову набок “клерк”. – Либо добровольный отказ одного из претендентов, либо претендент должен остаться один.

- А что делать отказавшемуся?

- Добраться до другой лестницы, - развёл руками привратник. – Всего и делов то!

- Сможешь доползти? – развернулся я от клетчатого к Селезнёву, - и, не дожидаясь ответа от вскинувшегося друга, твёрдо заявил: - Сможешь!

- Антон!

- Я уже больше четверти века, Антон! – резко пресёк я поползновения Селезнёва. – Ты не думай Володь, я дойду. Ещё почти четыре часа осталось! Вагон времени! – я склонился над другом и попросил: - Ты главное доберись. Тут недалеко. Врата рядом совсем.

- Доберусь. Вот теперь точно доберусь!

- Его записывай, - повернулся я к привратнику. – У меня самоотвод.

Тот, молча, заскрипел карандашом, выводя в книге номер командира.

Селезнёв дополз. С трудом, поминутно отдыхая, отметив весь все ступеньки широким кровавым следом, но дополз. Ещё и ящичек, материализовавшийся в самом конце пути, захватить не забыл.

Я шумно перевёл дух, проводя взглядом растворившуюся в чаше фигуру, с трудом разжал зубы, чувствуя, как отпускает охватившее меня напряжение и, повернувшись спиной к лестнице, зашагал было обратно, в чёрный зев туннеля.

- Постой.

- Чего ещё? – оглянулся я на привратника.

- Игроку, добровольно отказавшегося от спуска к Вратам, по правилам полагается награда, - торжественно объявил мне “клерк” и ехидно улыбнувшись, вытянул перед собой руку.

- Только не это! – только и смог выдавить я, со стоном делая шаг назад.

В руке привратника зелёным огнём полыхал кристалл духа.

Глава 18

- Я тебе в последний раз предлагаю, обезьяна ты узкоглазая! Заметь, по-хорошему предлагаю! Верни мою броньку с мечом и амулеты. И пета своего в качестве моральной компенсации отдай и, глядишь, мы с тобой краями и разойдёмся! Я даже палку твою тебе в задницу засовывать не буду! Ты и так, урод уродом!

Ну, вот. Знакомые всё лица. Хотя нет. Пока что только голоса знакомые, но за мордой лица думается, дело не станет. Сейчас нарисуется. Так нарисуется, что стирать умаюсь!

Я со вздохом потянулся за мечами. Прохождение очередного отнорка, в свете открывшихся обстоятельств, стало ещё более проблематичным. И так всё далеко не айс, а тут ещё Никита до кучи появился.

Ладно. Будем решать проблемы по мере их поступления. Для начала нужно определиться с особенностями отнорка в который я попал.

Так-то на вид обычный сад. Даже деревья все вокруг до боли знакомые. Я вот, например, под вишней стоял. Обычной такой вишней с распустившимися белыми цветочками промеж листьев и гроздьями красных, ещё не налившихся соком ягод. Рядом неширокая посыпанная мелким гравием дорожка, заворачивающая в нескольких метрах от меня круто вправо. Вот там за поворотом Никита и разорялся, настойчиво выбивая из молчаливого собеседника утерянную когда-то им собственность.

Ну да бог с ним с садом. В конце концов, это только игровые декорации. Сейчас меня больше волновали системные особенности “приютившего” меня отнорка. Нужно же понять, на что я могу рассчитывать в предстоящей схватке со своим врагом?

Итак, что мы имеем на балансе? Таймер работает, продолжая исправно отматывать время назад к роковому нулю. Действуют ли амулеты или тотемы, не скажу. У меня их как обычно нет, а значит, нет и понимания, можно ли ими воспользоваться. Умения? Щёлкаю пальцами, топнув при этом ногой, и промеж них проскакивает искра. Работают, значит! Вот только половина из них в откате! Из активных, я могу только на “Шаг назад”, “Внезапный рывок”, “Недобрый взгляд” и “Тихий шаг” рассчитывать. Ну? и умение мечами махать, соответственно никуда не делось.

Мда. В ближнем бою я ещё смогу за себя постоять, а вот против магии…. Вдруг у Никитоса ещё одна ледышка в запасе есть? Или ещё чего, посерьёзнее? Пульнёт и: - “От игрока Антошки, остались только ножки”!

Я всё же вынул мечи из ножен, крутанул, убеждаясь, что не разучился ими пользоваться, и покосился в сторону поворота.

Вот интересно, перед кем он там так разоряется? Оппонент верзилы даже своего присутствия голосом не обозначил. Хотя кое-какая версия по поводу его личности у меня есть. Правдоподобная такая версия, и скорее всего правильная, но от этого не менее неприятная. Похоже, у меня сегодня день неприятных встреч.

Усмехнувшись собственным мыслям, я решительно вышел на дорожку и зашагал к повороту. Хочешь, не хочешь, а придётся пообщаться. Есть у меня уверенность, что пока все претенденты на виртуальный джек-пот вместе не соберутся, испытание не начнётся. А часики между тем тикают. Так что, чем скорей, тем лучше. Потерянного времени назад не отмотаешь!

Тропинка вывела меня на небольшую лужайку, раскинувшуюся вокруг фонтана. Ухоженные клумбы, покрытые многоцветием явно декоративных цветов, зелёная аккуратно постриженная трава, огороженные беседки с резными лавочками вокруг фонтана. Идиллия!

И в самом центре этой мирной пасторали Никита гранитной скалой нависающий над псевдокитайцем.

Я поморщился. Не скажу, что неожиданно, но он этого не менее неприятно. Что же так не везёт-то, а? Я и с одним врагом не знаю, как справиться, а тут сразу двух получи! Одно радует. Друг к другу эти двое тёплых чувств тоже не питают. Вон Никитос до сих пор никак успокоиться не может, а японец хоть и молчит, демонстративно улыбаясь в лицо гиганту, но глазами при этом недобро так сверкает. Что-что, а в его злопамятности я убедиться уже успел.

Впрочем, наличием этой сладкой парочки народонаселение лужайки не ограничивалось. За разгоревшейся возле фонтана ссорой, наблюдали ещё двое игроков; одетый в полный боевой доспех древнегреческих готлипов слегка коренастый мужчина средних лет - с нескрываемым интересом, ну, а Варели, похлопывая по коленке латной перчаткой - с лёгким налётом презрения.

- Привет, народ! Надеюсь, не успели без меня заскучать?! Спешил, как мог! – помахал я рукой оглянувшимся в мою сторону игрокам. – А это что за два петушка? – кивок в сторону японца с земляком. – Сцепиться решили? Подождите, не начинайте пока! Я за попкорном сбегаю! - я решительно прошествовал к одной из свободных лавочек и, вальяжно расположившись на ней, лениво махнул рукой: – Хотя нет. Начинайте. Не люблю я попкорн, между нами говоря.

Ну, как-то так. Наглость и агрессия - наше всё! Иначе сразу эти двое схарчат и не подавятся. Тут я наткнулся на наполненный чистой, ничем не замутнённой ненавистью взгляд Валери и, мысленно заскрипев зубами, сделал поправку. Трое, а не двоя. Мда. Похоже, вечер перестаёт быть томным.

- Да они было и хотели! Да только тут безопасная зона. Нападать друг на друга нельзя, – помахал мне в ответ потенциальный грек. - А жаль. Я тоже было, посмотреть настроился. Это же аттракцион бесплатный!

- Антоха! – искренне обрадовался мне Никита, оставив в покое японца. – А день то задался! Не поверишь, друг, так рад тебе, будто в лотерею самолёт выиграл! Походу, мне сегодня сразу двух терпил нагнуть получится! Вернее троих, - подмигнул он мужику. – Повезло тебе, бро. Не только посмотреть, но и поучаствовать в этом аттракционе сможешь!

Тот лишь искривил в улыбке губы в ответ, по виду совсем не испугавшись.

- Ну, судя по нашей последней встрече – терпила-то как раз ты, - не согласился я с “другом”. – Броньку посеял, меч просрал, пригоршню амулетов козе бодливой под хвост засунуть умудрился. Глазик я тебе опять же в тот раз подрихтовал слегка, - я покачал с сожалением головой и участливо спросил: - Не болит случаем? А до кучи, как я понял, ещё от нашего общего друга опосля огрёбся. То есть что же это получается, Никит? Выходит ты за один день два раза слился? - продолжил я препарировать гиганта. – Разочаровал ты меня совсем, Никитос, - признался я ему. – Я-то думал, что ты хотя бы с китайцем справишься.

Японец дёрнулся, по-видимому, не пропустив мой очередной выпад мимо ушей. Ну, что тут поделаешь, если у меня талант такой; его выбешивать? Да и сам он виноват, если честно. Представился бы в прошлый раз, как положено, глядишь и имя себе бы заслужил. А теперь так псевдокитайцем по жизни и останется! Карма, как у них там говорится. А может и не у них. Шут его знает. Не силён я в китайских традициях!

- Да я с голой грудью тогда вернулся! – начал оправдываться гигант. - А он, сука, моими же амулетами по мне и шарахнул, тварь такая! Ну, теперь всё по-другому будет! И бронька при мне и цацки на шею ни хуже достал!

Я закусил губу, признавая его правоту. Нет. Всё же как-то не так я играю! Вот те же амулеты, например. Где они? Пару случаем за всё время ухватил, да и то сразу в дело пустить пришлось. Так, где же другие по столько штук собирают?

Вон у Никиты опять с пяток кругляшей на шее висит, у Валери навскидку даже чуть больше, а мой восточный кунак так вообще ими как ёлка новогодняя обвешан! Разве что у готлипа на шее нет ничего. И о какой справедливости тут можно говорить?

- Я смотрю, ты и вправду прибарахлиться неплохо сумел, - решил я пока не заострять внимания на амулетах врага. – Кольчуга, шлем, булава опять же немаленькая! Где так отовариться, Никит? Мне ничего подобного как-то не попадалось.

- Где взял, там уже нет, - жёстко пресёк моё любопытство Никита. – Главное что амулеты я на тебя больше жалеть не буду. Вот покинем безопаску, и прожарю до корочки!

- Ну, это вряд ли! – к нам из-за деревьев вышел ещё один игрок. – Амулеты тут не действуют, бро, - подмигнул он мне. – Сам в печали, - потряс новоприбывший парой кругляшов.

- А языком об этом трепать обязательно было? - вскинулся на него Никита.

- Извини, приятель, – пожал в ответ плечами новоприбывший. – Но я уже сам решать буду, о чём мне говорить, а о чём нет.

Я более внимательно присмотрелся к нему. Пожилой полноватый мужчина с мясистым лицом, обвисшими щеками и хорошо заметной проседью посеребрившей виски. Одет в классическую римскую тогу с ярко красной каймой, сандалии на ноге, в руке небольшой посох, даже скорее скипетр, увенчанный распахнувшим крылья орлом.

Несерьёзно, в общем, экипирован товарищ. И как он в таком виде испытание проходить собрался? Или он в своей кладовке какую-то заначку держит, до поры не показывая? Уж очень взгляд у ”сенатора ” хитрый. На нуба совсем не похож.

Ответить Никита не успел.

- Наконец-то все собрались, - сбоку от нас материализовалась женщина в бордовой накидке поверх кольчуги свитой из тончайших колец серебристого цвета. Светлые волосы, вьющимися локонами падающие на плечи, пальцы сверкающие разноцветными перстнями, торчащая из-под накидки рукоять меча. Наверняка именно такими наши предки валькирий и представляли. Ну, или амазонок. Тут уж кому, какие предки на раздаче достались! – Хорошо. Сейчас гости сделают ставки и можно начинать.

- Ставки, как я понимаю, будут делать на нас? – потёр подбородок сенатор. – Простите, не знаю вашего имени, синьорина. Меня зовут Пьетро. Пьетро Джентиле.

- Это не важно, - высокомерно повела плечами девушка. – Сейчас я перенесу вас на поляну в лесу. Ваша задача добраться до башни и, войдя в огненный портал, покинуть этот мир.

- А награда добравшимся будет или нам опять за голую идею корячиться придётся? – решил прояснить я беспокоивший меня момент.

- Рядом с порталом будет лежать шкатулка с эликсиром на легендарное умение. Один из вас сможет её забрать, - наш инструктор сделала паузу и, неприятно усмехнувшись, добавила: – Но так же у нас будут подарки для всех погибших и самого нерасторопного из выживших.

- А этим-то что дарить? – удивился грек.

- Подожди, - отодвинул я его в сторону. – Я так понял, что погибшие в этом отнорке, останутся в игре?

- Совершенно верно, - холодно кивнула мне девушка. – Но зато мы их по заслугам и вознаградим! Последний из тех, кто пройдёт сквозь портал, потеряет лучший из имеющихся у него амулетов. Те же, что не смогут до портала дойти, лишатся сразу двух.

- Забавно, - засмеялся я, впервые радуясь отсутствию в заначке амулетов. – Вот так копишь амулеты, копишь, - подмигнул я Никите. – А потом – раз, и нету!

- А те игроки, у которых амулеты отсутствуют, будут расплачиваться своими умениями.

Теперь уже весело заржал Никитос, тыкая в мою сторону пальцем. Да что там Никитос, даже у японца сквозь прорехи треснувшей невозмутимости лучики радости просматриваться стали.

Ладно. Пусть радуются. Я же пока для себя однозначный вывод сделаю. Подыхать категорически отказываюсь и копытами пошустрее передвигаю, чтобы если и получить подарок, то со знаком плюс, а не минус!

- А башня, в какой стороне? – высунулась, между тем, со своим вопросом Валери, наконец-то прекратив меня гипнотизировать.

- Её хорошо будет видно, - пожала плечами наш инструктор. – Она рядом совсем, так что не заблудитесь, - и щёлкнула пальцами: – Время.

У меня в глазах ожидаемо потемнело.


***


Лес мне сразу не понравился. Низкие уродливые деревья буквально льнули к земле, тесно сплетаясь друг с другом своими ветками-щупальцами, качались в разные стороны, словно живые, противно скрипели. Лезть в эти дебри совершенно не хотелось. Ничего хорошо путника в таком лесу точно не ждёт!

Только и на полянке, куда забросила нас хозяйка местных крысиных бегов, я себя уютнее совсем не чувствовал. Оно и понятно. Когда с одной стороны Никита стоит, шипастой булавой поигрывая, с другой псевдокитаец свои палки на цепочке сжимает, а с третьей француженка недобро косится; особо не до веселья. Одно только и радует; друг друга эти трое тоже, мягко говоря, не любят. Скопом напасть не получится, а глотки друг другу рвать по принципу “все против всех” – удовольствие сомнительное, и что самое главное, для любого из участников чреватое.

- Вот сейчас я от попкорна точно бы не отказался! – гоготнул грек.

- Заткнись! – рявкнули на него с двух сторон Валери с Никитой. Синхронно так рявкнули, слажено, словно полгода вместе тренировались!

- Слышь народ, может ну их эти разборки, а? – решил я взять инициативу в свои руки. – Ведь в итоге все проиграем, кто бы ни победил. Не факт, что выживший непокоцанным из схватки выйдет, а до башни ещё добраться нужно. Уж больно лес непростой. Да и время потеряем. Пока мы рубиться будем, кое-кто более шустрый умение отжать успеет!

- Ты куда? Стой! – взревел, оглянувшись на Пьетро, Никита.

- Вот ещё, - итальянец шустро семенил в сторону возвышающейся над лесом башни, уже успев преодолеть половину расстояния до конца поляны. – Меня ваши разборки не касаются! Да и не люблю я гладиаторские бои, хоть сам родом и из Рима, - добавил он, на ходу обернувшись. – Вы уж сами как-нибудь.

- Эй! Постой! – сразу потерял интерес к предстоящему зрелищу грек. – Я с тобой!

- Ну что? – решил я продолжить переговоры по заключению временного перемирия. – Так и будем как дураки друг на друга глазами зыркать, пока эти двое главный приз разыгрывают, или следом пойдём? Да и смысла особого в драке я не вижу, - добавил я на весы ещё одну гирьку. – По-настоящему убить, всё равно не получится.

Троица врагов задумалась, посматривая то на меня, то друг на друга.

- Да ну вас, - первой решилась Валери. – К этим двоим, у меня претензий нет, - мотнула француженка головой в сторону Никиты с японцем, а тебе, - серые глаза прожгли меня до самого копчика, - я всё равно при случае полбашки оторву. Как и всему вашему грёбанному клану. Так и передай!

- Передам, конечно, - озадаченно поскрёб я голову, провожая взглядом девушку. – Чего так орать-то?

- Шальная баба, - согласился со мной Никита. – Чую намаешься ты с ней ещё, Антоха. Хлебнёшь горюшка, если, конечно, я раньше не пришибу.

Но закончить обсуждения достоинств Валери нам не дали. Звучно протрубил охотничий рог и следом до нас донёсся лай. Азартный лай собачьей своры, взявшей след давно разыскиваемого зверя. Ну, а в том, кто здесь играет роль дичи, сомнения ни у кого из нашей троицы не было.

- Ну, дай боже ноги, - не раздумывая, рванул вслед за француженкой Никита, разом потеряв всякий интерес, что ко мне, что к японцу. Азиат бросился следом, успев кинуть многообещающий взгляд в мою сторону.

Побежал и я, забирая чуть в сторону от этих двоих. Лес, конечно, стрёмный, но в одиночку у меня там шансов выжить больше будет, чем в связке с этими двумя.


***


Как в таких случаях говорится: “Предчувствия его не обманули”. Лес ставил подножки, хватал за одежду, бил по лицу. С десяток минут я буквально продирался сквозь вставший стеной бурелом, матеря куратора, хозяев и разработчиков на чём свет стоит. Затем деревья чуть сдвинулись в сторону. Нет. Ветками хлестать они меня не перестали, но я хоть реально смог немного ускорится, а не ползти подобно неуклюжей черепахе.

Вновь протрубил рог; протяжно, торжествующе, близко. Мои преследователи, похоже, схожих проблем по прохождению местности не испытывали. То ли тропки какие знают, то ли умения соответствующие имеют.

- А ты не спешил, - сбоку с треском вывалилась коренастая фигура, преграждая дорогу. – Заждалась.

- Не лучшее время для разборок, Валери, - я тяжело вздохнул, мысленно проклиная её упёртость. – Загонщики почти рядом!

- Ничего. Это много времени не займёт.

- Да чего ты кто мне прицепилась-то, дура?! – приняв на клинок выпад француженки, я хотел было сместиться в бок, но запнувшись за очередной корень, едва не упал.

Нет. Тут особо вокруг противника не поскачешь. Лицом к лицу биться придётся. А это для меня, не есть хорошо. Техника боя двумя клинками заточена на движение. В сущности - это своеобразный танец вокруг врага. При стоянии на одном месте, да ещё в противостоянии с тяжеловооружённым противником её эффективность значительно снижается.

- А ты думал, что убийство Жана тебе с рук сойдёт?

Новый замах и меч француженки врубается в толстенный сук, низко свисающий над землёй. Тот треснул, разрубленный почти на три четверти, но выдержал, не пропустив удар дальше. Я тут же быстро сблизился, хлёстко полоснув сразу двумя клинками. И охнул, попятившись назад. Валери, приняв, казалось бы, смертельные удары на наруч, не стала уклоняться. Ещё и по ноге меня пнуть умудрилась. Хорошо хоть вскользь и не по коленной чашечке!

- Да я-то тут причём?! Его Володька убил! Да и то случайно! По незнанию!

Новый замах и меч, ярко сверкнув, беспрепятственно миновал выставленный мной блок, словно и не было на его пути прочнейшей полоски стали. Как я успел активировать “Шаг назад” я и сам не понял. Слишком неожиданным оказалось умение использованное француженкой. Тут даже на рефлексы особой надежды нет! Но умение сработало, и меня с треском отбрасывает назад, в самый центр находящегося за спиной кустарника. Меч ухнул следом, срубив перед самым носом очередную ветку.

- Да мне плевать! Я весь ваш клан за Жана на ноль помножу!

– Ну, раз ты по-хорошему не понимаешь, придётся по-плохому, - начал заводиться я. –Сама напросилась!

Вот только дальше спокойно пообщаться с Валери мне не дали. В наше душевное тет-а-тет вмешались загонщики.

Деревья расступились, шагнув в стороны, словно живые, и за спиной француженки показались три здоровенных пса чёрной масти. Оскаленные в радостном приветствии клыки, налитые кровью глаза, слюна брызгами разлетающаяся во все стороны из пасти. Не тратя время на приветствие, милые зверюшки целеустремлённо рванули в нашу сторону.

- Валери! Сзади!

Не знаю, то ли француженка сама что-то за спиной услышала, то ли ничего не знала про этот дешёвый трюк, которым ловят соперников, но мне она поверила.

Разворот, взмах меча, и один из псов падает на землю с раскроенным черепом. Второй оказался умней, отказавшись в последний момент от прыжка и заняв выжидательную позицию. Третий начал огибать противника по кругу, заходя за спину.

Меня эти твари, почему-то пока проигнорировали. То ли Валери вкуснее показалась, то ли они за что-то именно французов не любят. В общем, не приняли меня на первых порах в расчёт. А зря!

“Внезапный рывок” и изготовившийся к прыжку пёс валится на землю с пропоротым боком.

Валери, успев справиться со вторым противником, обернулась ко мне. – Ладно, уходим, - мотнула она головой. – В следующий раз договорим.

Лес кончился внезапно, как-то сразу, будто обрубили. Вот только что я, матерясь, продирался сквозь очередную стену колючего кустарника, и вот уже стою по колено в густой траве. Прямо над головой нависает башня, перед ней неширокий ров. Рядом совсем, навскидку до чернеющего края и полторы сотни шагов не наберётся. Вот только не факт, что до него добраться удастся!

Судя по всему, основные действующие лица добрались сюда значительно раньше и теперь вовсю веселились. Пьетро и Никита уже одолели примерно половину дистанции, увлечённо отбиваясь от наседавших собак. Никита размашисто сметал их булавой со своего пути, буквально круша черепа и кости. Пьетро действовал не так шумно, но не менее эффективно. Короткий меч в правой руке залит кровью, из левой, сжимавшей скипетр, периодически бьют молнии.

За этих можно не волноваться, пробьются к башне. Тем более что хотя собак было и много, но вели себя они как-то бестолково, бесцельно скалясь на врагов, издали и, нападая лишь по трое. Навались они скопом, и всё для моих “друзей” закончилось бы плачевно.

А вот у грека дела шли неважно. И дело тут было вовсе не в собаках. Они готлипа и не трогали совсем, убравшись в сторону.

У собак был хозяин. Один, но зато какой! Огромный рыцарь, закованный в блестящие латы, восседавший на таком же здоровенном, под стать хозяину коне. Он как раз набирал разгон в сторону грека, подняв над головой широкий меч.

Тот ждал врага, прикрывшись щитом и выставив перед собой длинное трёхметровое копьё, уперев его тупым концом в землю. Ну, да. Классическая стойка греческого готлипа встречающего вражескую конницу. Вот только грек тут был один, а не в составе македонской фаланги.

Рыцарь, не доскакав до противника с десяток метров, начал забирать вправо, стремительно обходя копейщика по дуге и быстро сужая вокруг него круг. Тот завертелся, было, следом, но поняв, что не успевает, уронил копьё на землю. В руке блеснул короткий меч.

- Чего уставился? – зашипела на меня Валери. – Бегом к башне, пока этот гад грека препарирует. Долго тому не продержаться!

И мы побежали; быстро, что есть сил, во весь дух. Вот только часть собак, кружащих вокруг вырвавшихся вперёд Пьетро и Никиты, с радостью бросились в нашу сторону. Сразу стало не до наблюдений по сторонам. По счастью собаки и тут предпочитали нападать по трое, да и действовали довольно примитивно, так что мы на пару с Валери довольно успешно с ними справлялись. Вот только скорость передвижения фатально замедлилась. Что, по-видимому, и являлось основной задачей своры. Убивать нас рыцарь собирался сам.

Мы ещё и половины лужайки не успели преодолеть, когда он проскакал мимо, направляясь к почти уже добравшемуся до рва Джентиле.

Итальянец, не став дожидаться, пока рыцарь с ним сблизится, задействовал скипетр. С треском хлестанула по латам молния, заставив всадника покачнуться. Но и только. Рыцарь хрипло засмеялся и, разорвав дистанцию, рубанул. Как-то по-особому рубанул, сумев разминуться со вскинутым мечом итальянца.

Полный боли крик, и Пьетро падает на колени, зажимая окровавленный обрубок. Кисть вместе со скипетром отлетела в траву.

Рыцарь на секунду задержался, гарцуя над зашедшимся в крике итальянцем и, взмахнув мечом ещё раз, бросил коня в сторону Никиты.

- Хрен возьмёшь, сука, - проревел тот, бешено рванув к краю обрыва, снёс прямо на лету одного из псов, умудрился увернуться от другого, и прыгнул, разминувшись со вспоровшим воздух мечом.

- Ну, теперь наш черёд, - со свистом выдавил я, вспарывая брюхо очередному монстру. – Сейчас обоих положит.

- Подавится! – не согласилась со мной Валери и выкрикнула какую то тарабарщину, изогнув левую кисть в странную загогулину.

Струя пламени с громким хлопком ударила в сторону рва.

Треск вспыхнувшей словно порох травы, визг рванувших в стороны псов и Валери уже мчится вперёд прямо по полосе бушующего пламени.

Я без колебаний бросаюсь следом. Плевать на ожоги. Если и успею ко рву пробиться, то только так. Рыцарь через пару секунд уже рядом будет!

- Только не это!

Я врезаюсь в спину девушки, застывшей у самого края.

- Что встала?! Прыгай, дав…. – заорал, было, я и поперхнулся, с трудом подавляя тошноту. Ров не был широким. От силы метра три, не более. Вот только эти метры могут стать непреодолимым препятствием, если перед тобой трёхметровая клоака наполненная скоплением различных червей, тараканов, опарышей, гусениц. Всё это ползало друг по другу, извивалось, копошилось, заполняя жуткой массой ров почти доверху. Довольно глубоко заполняя. Во всяком случае, Никите, почти добравшемуся до противоположного края, жуткая масса доходила почти до плеч. Этак я туда с головой нырну!

Вот только времени порефлексовать у меня не было. Рыцарь уже напирал, вскинув над головой свой страшный меч.

- Вперёд! – крикнул я не столько даже попятившейся француженке, сколько себе. – Никита же смог, значит, и мы сможем!

В ответ лишь звякнула сталь за спиной. Валери предпочла принять бой.

Ну, что же. Это её выбор! Вперёд! Я этот ров за пару секунд проскочу, одним рывком!

Этих секунд я не забуду никогда, хотя вначале мне немного повезло. В месте, где я решил переправиться, ров был чуть мельче, чем в случае с Никитой, и я не провалился в жуткую кашу с головой. Верхний слой шевелящейся массы достиг лишь подбородка. Но мне и этого хватило! Мелкие твари тут же облепили голову, норовя залезть в рот, глаза, уши. Они были повсюду, заставляя каждую клеточку содрогаться от отвращения. Я отчаянно рванулся вперёд, мгновенно потеряв самообладание и буквально сходя от ужаса, замолотил по лицу руками, с хрустом размазывая по лицу клейкую массу, замычал, отплёвываясь сквозь плотно сжатые губы. А ров всё не кончался, расширившись до пределов вселенной.

К тому моменту, когда я достиг края, я уже сдался. Падая, грудью рухнул на стену рва и уже инстинктивно, на одном упрямстве, подтянулся, выбрасывая тело за его край.

Твари, облепившие тело мгновенно исчезли, но я ещё долго лежал неподвижно, содрогаясь всем телом.

Вот ведь! Не раз же зарекался больше в отнорки не лезть! Так нет же. Неймётся! Чтобы я ещё раз! Да ни в жизнь!

Ладно. Надо вставать. Главный приз я, конечно, уже просрал, но хоть до портала добраться. Тогда лишь одним потерянным умением отделаюсь, а не двумя, как Валери.

Я заставил себя подняться, с трудом удерживая тело на трясущихся ногах, оглянулся назад и встретился глазами с рыцарем. Тот засмеялся, помахал мне рукой с зажатыми в ней окровавленными амулетами и, развернув коня, отправился восвояси. Ждать очередных безумцев рискнувших сунуться в этот отнорок. Вздохнув, я развернулся и вошёл в распахнутую дверь.

Внутри башня оказалась полой. Я уже настроился было на долгий подъём по крутым лестницам, а попал в зал с теряющимся в вышине потолком. Огромный пустой зал с пылающей чашей перехода посередине и небольшим столиком возле него, и парой увлечённо старающихся убить друг друга игроков.

- И снова до боли родные морды, - оскалился я, изображая радость, и выдавил из глаз скупую слезу. - Дождались. Не бросили!

Враги разошлись в сторону, неласково осматривая ещё одного конкурента. Я удовлетворённо хмыкнул. Правильно говорят, что когда двое дерутся, кто-то третий радуется. Оба моих врага были явно не в идеальном состоянии. У Никиты левая рука плетью висит, да из горла кровь тонкой струйкой на грудь стекает. Явно японец, по своей привычке, к нему незаметно подобрался и попытался горло вскрыть. Он это умеет! Вот только Никита, видимо, как-то, в последнее мгновение наметившийся трындец прочувствовал и умудрился локтем новоявленному ниндзя по морде засветить. Хорошо так заехал. Похоже, у псевдокитайца челюсть сломана. Да и с зубами, наверное, теперь проблема. Вон как его перекосило, бедолагу. Ещё и ногу слегка подволакивает!

“Может я рановато появился”? – подумал я, не спеша, пересекая зал. – “Переждал бы чутка, и победителя добил. Хотя нет. Пока бы я через весь зал добежал, победитель и шкатулку со стола бы забрал и в портал сигануть успел. Ещё и ручкой бы помахал напоследок! Не успеть бы мне. Нипочём не успеть. А вот теперь и я в игре!

- Ты вовремя появился, Антоха! – первым сориентировался гигант. – Ну что, давай этого упыря сольём, а потом между собой награду по-честному поделим. Мы же земляки как не как. Неужто, не договоримся?

- Должны, - согласился я, не упуская из виду японца начавшего медленно смещаться в сторону. - Ты знаешь, Никит, - решил я, пользуясь, случаем, прояснить один вопрос. – Меня вот один вопрос интересует. Чтобы попасть сюда, мне сначала пришлось место у спуска к Вратам другому уступить. Ну, китаец ясно. В их взаимоотношениях сам чёрт ногу сломает. Может, ему положено другому китайцу помочь было или ещё чего. А вот ты. Вот ума не приложу, как ты сюда попасть умудрился?

- Он же вроде японец? – не спешил меня просвещать на свой счёт земляк.

-Да какая разница? – привычно отмахнулся я. – Ну так как? Только не свисти про внезапно прорезавшееся чувство любви к ближнему своему. Даже не смешно!

- Так я сразу на три амулета подогрелся! – заржал в ответ гигант. - Когда к лестнице подошёл, там один чудик покоцанный как раз спускаться собирался. Да на свою беду не успел. Ну, тут этот чертила с листком и нарисовался. Либо сражайтесь, говорит, либо кто-то должен уступить и дальше к другой лестнице валить. Ну, этот хлюпик и захныкал. Пропусти, не дойдёт он, мол. Я с него амулеты в качестве отступного и встребовал. Что было, то и забрал.

- А со мной как делиться думаешь? – решил я уточнить. – Шкатулка-то одна.

- Шкатулка моя, - насупился гигант. – Тут без базару. Но тебе в качестве отступного я два амулета отдам. На твой выбор.

- Лады.

Никите я ни капли не поверил. Будет возможность, и делиться не станет, и ещё и пришибёт заодно. Вот только мы ещё посмотрим кто кого. Я тоже не пальцем деланный, а гигант с одной рукой остался. Да и кровотечение ему сил не добавляет.

- Мы ещё встретимся, русские, - японец рванул к порталу. – Клянусь, вы долго умирать будите!

Я дернулся, было, следом, но поймав заинтересованный взгляд Никиты, остановился. Вот так спину и подставляют. Хрен с ним с японцем. Всё равно окончательно убить его не получилось бы.

- Ну, так что насчёт амулетов, Никита, - развернулся я к земляку. Шкатулку без боя я отдавать не собирался, но проверить его реакцию, было интересно. – Показывай. Заценим!

- Извини, земляк. Обстоятельства слегка изменились, – ожидаемо покачал головой Никита. – Давай так. Отдаёшь мне шкатулку без боя и всё. У нас с тобой всё ровно будет. Я тебе даже тот случай на горе прощу.

- Не, Никит, - покачал я головой, доставая оружие. – С тобой у меня ровно не будет никогда.

Глава 19

- Никит, ну ты же не дурак, - я осторожно кружил вокруг замершего в боевой стойке верзилы, не спеша приближаться. – Я тебя сейчас солью и всё. И ты вместо одного амулета два потеряешь. Вот оно тебе надо?

- Злее буду, - и не подумал отступать тот, поигрывая булавой в здоровой руке. – На тебя злее, - уточнил он выразительно. – А впереди третий блок, без надежды вернуться в игру после слива. Вот и делай выводы, дружище. Оно ТЕБЕ надо?! Шанс разойтись со мной по-хорошему у тебя ещё есть.

- А знаешь, пожалуй ты прав, - неожиданно для Никиты, согласился я с ним. – Это всё во мне комплексы, замешанные на остатках гуманизма, говорят, – продолжил я доверительно. - Всё миром дело решить пытаюсь. А зачем спрашивается? – строго вопросил я у своего недруга. – Ты мне враг и дальше врагом останешься. Это и тебе, и мне понятно. И то, что при следующей встрече одному из нас не жить, тоже не бог весть какая истина. А значит, раз появилась возможность своего врага ослабить, этим надо пользоваться, а не розовые сопли пускать. Так что извини, Никит, - подвёл я итог под своими словами, - никуда ты отсюда без боя уже не уйдёшь. С парой амулетов можешь заранее попрощаться.

- Ещё посмотрим, кто кого, - выдохнул тот и резко, без замаха, метнул в меня булаву. Я качнулся вправо, стремясь разминуться с летящей в живот смертью, изогнулся всем телом, понимая, что больше уже ничего не успеваю, и охнул, схватившись за полыхнувший огнём бок.

Никита кинулся вслед за брошенным оружием и, выхватив из воздуха топор, с громким хеканьем обрушил мне на голову. Звон металла о металл, и топорище пролетает мимо, со свистом вспоров воздух. Никита сделал ещё шаг движимый инерцией, попытался развернуться вслед за мной и, застонав, начал оседать на пол.

- Хорошая попытка, - одобрил я, на всякий случай вновь разрывая дистанцию. – Если бы я чего-то подобного от тебя не ожидал, ни за что не увернулся бы.

- Ты и так не увернулся, - прохрипел тот, заливая пол кровью.

- Ты об этом, - решил уточнить я, отнимая руку от кровоточащего бока. – Так это царапина, Никит. Краешком шипа черкануло. А вот с тобой, похоже, всё. Конечная!

- Я тебя ещё достану.

- А стоит ли, Никит? Я тебя дважды уже слил. Третьего раза ты можешь совсем не пережить. До самой смерти!

Рывком сокращаю дистанцию и добиваю поверженного врага. Шумно перевожу дух, наблюдая, как растворяется в воздухе его тело.

- Ну, вот и всё. В конце должен остаться только один. То есть я!

Разворачиваюсь, довольно потирая руки, делаю шаг к столу, и замираю на ходу, не веря своим глазам.

- А разве так можно?!

Стол был пуст. Он одиноко стоял передо мной, вздыбив в немом укоре в разные стороны иглы-щепки, торчащие из глубокой вмятины посреди столешницы.

Но стол меня уже не интересовал. Наотрез отказываясь верить своим глазам, я не сводил взора с мелких глиняных черепков, вперемежку с лакированной щепой, веером раскиданных вокруг небольшого влажного пятна.

Охнув, одним рывком огибаю стол, разгребаю мусор в стороны, попутно порезав пальцы об острые черепки, и сжимаю в руке залепленное красным сургучом горлышко с намокшим свитком. Дёргаю за нитку в безумной надежде: “А вдруг получится?”, долго бездумно пялюсь на превратившуюся в склизкий комок бумагу, со злостью впечатываю её в пол.

Не, ну так ни в одной игре не делается! Приз, есть приз! И если я победил, то будьте добры вручить!

- Так не делается, слышите вы?! – проорал я, распрямляясь, во всё горло. – Что за беспредел такой?!

Отвечать мне никто не собирался. Выматерившись от души, задумался о том, что делать дальше. По всему выходит, уходить нужно. Тут хоть стой, хоть прыгай, судя по всему, уже ничего не обломится. А часики между тем тикают!

Огляделся напоследок, наткнулся глазами на булаву. Ещё раз чертыхнулся от души, но уже с оттенком уважения.

Вот всё-таки, какая же скотина, этот Никита! Даже сливаясь, нагадить умудрился! Вот интересно; он случайно в шкатулку попал или специально метил? Встречу, перед тем как прикончить, обязательно поинтересуюсь!

Нехотя, не пропадать же добру, подобрал булаву. Взвесил в руке; тяжеловата! И куда прикажите её девать? Кладовка забита, да и умения у меня на булаву нет. Разве что цеп самурайский выбросить? Вот уж что точно мне в бою не пригодится!

Вздохнув, совершаю рокировку и, швырнув палки под стол, не в лучшем расположении духа направляюсь к порталу.

Кто не спрятался, я не виноват!


***


Яркий свет, стеганув по глазам, заставил резко зажмуриться. Я отшатнулся, сделав непроизвольно шаг назад, и затряс головой, отчаянно пытаясь разлепить судорожно сжавшиеся веки.

- Вот только оружием тут размахивать не нужно, молодой человек. Это солидное учреждение. У нас так не принято.

- Чего? – ошарашено выдавил я, стараясь хоть что-то разглядеть сквозь набежавшие на глаза слёзы.

- Я вроде бы и в первый раз достаточно ясно сказал, - голос собеседника был сух и скрипуч, словно песок в недавно пройденной мной пустыне. – Сабли свои в ножны уберите!

- Это мечи.

- Да хоть аркебузы, - категорически не приняли мою поправку. – Это не повод вести себя как дикарь! Хотя чего ещё от игроков ожидать? Дикари и есть!

Я, наконец, немного проморгался и расплывчатое пятно перед глазами постепенно трансформировалось в щупленького старичка в форменной одежде вахтёра, несокрушимой скалой загораживающего мне проход. За спиной местного стража порядка находился небольшой холл, ярко освещённый двумя низко нависающими над головами люстрами; жёлтая квадратная плитка под ногами, выкрашенные в синее стены с паутиной трещин покрывших штукатурку, белый навесной потолок с упомянутыми уже люстрами.

Холл не пустовал. С десяток человек толпится как раз напротив меня у противоположной стены, хлопает дверь, ведущая к лестнице, что-то бурчит техничка, возя мокрой шваброй по выцветшей плитке.

- Вы совсем меня не слушаете, молодой человек, - продолжил между тем мне выговаривать вахтёр. – Я настоятельно требую убрать оружие и объяснить цель вашего появления в нашем учреждении.

- Этнографическая экспедиция, - вздохнул я, убирая мечи в ножны. Внезапно на меня навалилась такая тоска, что хоть в петлю лезь. А вместе с чёрной меланхолией пришла и её верная подруга, апатия. Напрочь пропало желание куда-то бежать, что-то доказывать, с кем-то сражаться. И уж точно сейчас не хотелось что-то объяснять этому неписю, грозно зыркающему на меня из-под седых бровей. – Собираю обычаи, обряды, тосты.

- Тосты? – опешил старик. - У нас тут не пьют!

- А жаль. Я бы выпил, - честно признался я. – Не поверишь, так погано на душе. Хоть волком вой! Ладно, - махнул я рукой, останавливая побагровевшего от возмущения непися. – Забудь. Часики тикают, а мне нужно ещё разобраться, куда это меня занесло, да до Врат как-то добраться. Я, собственно говоря, где, дедушка?

- Коррекционный отдел это. Вот где! – насупился вахтёр, по-моему, обидевшись на “дедушку”. – Здесь серьёзные люди работают, и кто попало не шляется. – Судя по брошенному на меня взгляду, меня как раз причислили к категории “кто попало”. – Когда, значит, сбой, какой в каком-нибудь из подведомственный миров произойдёт, всё как надо, значит, и исправляют.

- Так у меня как раз сбой и произошёл, - слегка оживился я. – Мало того, что с эликсиром кинули по полной, так ещё вместо того, чтобы из отнорка обратно в лабиринт отправить, сюда перекинули.

- Так ты не сам сюда явился? – несказанно обрадовался дед. – Забросило?

- Ну, да.

- Ну, тогда тебе к корректору и надо идти!

- А где мне его найти?

- Там в регистратуру обратись, - вахтёр отступил в сторону и кивнул на кучковавшихся людей. – Там скажут, в какой кабинет обратиться.

Кучка людей, при более близком знакомстве оказалось очередью. Народ толпился возле небольшого стеклянного окошечка, вмонтированного в стену. Рядом печатными буквами чернела табличка: “Регистратура. Часы приёма с 9.00 – до 18.00. Обед с 13.00 – до 14.00. Без выходных”.

Покосившись на пару сердитых бабулек, занял очередь. Ничего! Оно мне дешевле выйдет. Очередь двигается быстро, а в схватке с бабушками я точно проиграю. Это тебе не Никиту на ноль множить!

-Слушаю вас, - мазнула по мне равнодушным взглядом женщина средних лет.

- Сбой в игре. Меня к вам сюда прямо из отнорка перекинуло.

- Навозите страну и свой игровой номер.

- Россия. Тринадцать.

Женщина быстро пробежалась накрашенными пальчиками по клавиатуре, бросила взгляд на монитор и через мгновение сообщила:

- Кабинет номер тринадцать, - и, чуть помедлив, уточнила. – Третий этаж.

- Третий, значит.

- Ну, да. Раз тройка в конце, значит, третий.

Отошёл в сторону, оставив при себе вопрос о странной логике при выборе этажа по нумерации. На третьем, так на третьем. Мне без разницы. Лишь бы выбраться отсюда помогли.

Вот только попасть на третий этаж оказалось не так просто. Нет. Мешать мне никто не собирался!

Я пересёк вестибюль, попал на лестницу, быстро миновал второй этаж, мазнув взглядом по выведенной жирной краской цифре 2 на двери, ведущей в коридор, поднялся ещё на один этаж и… упёрся взглядом в цифру 4.

Впрочем, поначалу меня это не очень то и смутило. Мало ли, что тут у них на стенах намалёвано. Я, в отличие от некоторых, до трёх считать, пока не разучился. Решительно вошёл в коридор, огляделся.

Ну что тут скажешь? Обычный интерьер стандартного госучреждения. Длинный коридор, со стенами, покрашенными в блёкло-синий цвет, вереница обитых кожей дверей, ряд пластиковых стульев напротив. Вокруг толпится народ, очевидно, в ожидании приёма. От накатившей ностальгии даже что-то в груди защемило.

Делаю шаг к первой двери и натыкаюсь взглядом на выбитые две четвёрки на косяке поверх двери. Поворачиваю голову вдоль коридора, и глаза выхватывают последовательно цепочку номеров оканчивающихся на четвёрку, от 14 до 94.

- Бред какой-то.

На всякий случай спустился на пролёт ниже, убедился, что там второй этаж, вернулся.

Потоптавшись, подошёл к двери с номером 14. Заглянул.

- Вы ко мне? – поднял голову от заваленного бумагами стола лысоватый мужичок в сером костюме.

- А вы корректор?

- Ну, да.

- Тогда к вам, - я решительно захлопнул за собой дверь и подошёл к столу.

- Страна?

- Россия.

Кивнув мне на стул, клерк ловко выдернул из кипы довольно объёмистую папку, шустро пролистал, беззвучно шевеля губами, всмотрелся в текст, чуть прищурив глаза, и развернулся ко мне.

- Что же вы меня в заблуждение вводите, позвольте поинтересоваться?

- Это, каким же образом? У меня в игре и вправду произошёл сбо…

- То, что вы игрок, я и сам вижу, - довольно резко прервал меня на полуслове клерк. – Вот только под номером четырнадцать у меня в документации другой человек числится, а не вы. И насколько я вижу, у него в игре всё нормально. Он из неё уже вылететь успел!

- Да какая разница, какой номер? – начал я закипать.

- Огромная, - вновь прервал меня собеседник. – Во всём порядок должен быть. И за каждым коллектором закреплены игроки с соответствующими номерами. Вот у вас какой номер?

- Тринадцатый, - выдавил я сквозь зубы.

- Вот вам в тринадцатый кабинет и нужно, - внушительно заявили мне. – На третий этаж, значит.

- А третий этаж где?

- Между четвёртым и вторым, - и, не подумав удивляться моему вопросу, терпеливо объяснил клерк. – Учитывая, что вы сейчас находитесь на четвёртом, вам всего лишь нужно спуститься на этаж ниже.

- Там сразу второй начинается, - ответил я, чувствуя себя полным идиотом.

- Где? – не понял меня собеседник.

- Ниже. Сразу за четвёртым.

- Не смешно.

Клерк что-то нажимает на столе и меня выносит в коридор, за дверь. Развернулся было обратно, дёрнул. Дверь даже не шелохнулась, впаявшись в дверной проём как влитая. Закипая, прошёлся по коридору, с тем же успехом проверяя остальные двери. Народ шарахнулся в стороны, уступая дорогу.

- Пьяный, - бросил кто-то в спину.

- Может, больной, - не согласились с ним.

- Вот дурдом, а? - Я немного постоял, и так и не дождавшись отклика, решительно двинулся к лестнице. Вначале поднялся наверх, решил проследить закономерность в нумерации этажей здания. Дальше ничего странного не было. За четвёртым шёл пятый, затем шестой и так далее, вплоть до девятого. Спускаясь обратно, заглянул в коридор седьмого этажа, проверил пару дверей в кабинеты, и ничего не добившись, продолжил, чертыхаясь, спуск.

Пока спускался, в голове появилась абсурдная уверенность, что теперь-то я непременно попаду на третий. Непонятная такая уверенность, ни на чём не основанная, но гвоздём засевшая в сознании. И больно хлестанувшая по нервам, когда четвёртый этаж остался позади. Затем я долго пялился на цифру 2, приходя в себя, зашёл в коридор, подёргал для очистки совести дверь в двенадцатый кабинет, пнул в неё, вымещая накопившуюся злость.

- Что вы творите? Не видите разве, что закрыто?

Пожилой полноватый мужчина осёкся, встретившись со мной глазами, и рефлекторно отшатнулся назад. Я заскрипел зубами, с трудом сдерживаясь, чтобы не бросится вслед.

Мне тут ещё непися избить для полного счастья не хватало! Ладно. Вернусь в регистратуру. Если меня на этот проклятый третий этаж за ручку не проводят, всё тут к чертям собачьим разнесу!

Пнув для порядка ещё раз многострадальную дверь, несусь вниз по лестнице, в два прыжка проскакиваю лестничный пролёт и лишь каким–то чудом не влетаю в тёмный зев подвального помещения, с трудом сумев затормозить на гране смешения света с тьмой.

- А вот, кажется и шутники объявились.

Я рывком дёргаю мечи из ножен и наклоняюсь чуть вперёд, пытаясь хоть что-то рассмотреть в царящем в подвале мраке. Страха не было. Нерастраченная ярость плескалась через край, заставляя радоваться предстоящей схватке. Она толкала вперёд, обещая в клочья порвать неведомых врагов.

И всё же я продолжал стоять у порога, гигантским усилием воли обуздывая своё нетерпение. Только безумец бросается во тьму с оружием наперевес, даже не попытавшись выяснить, что его ждёт впереди. И даже не видя своего противника. Огня бы.

- Эй. Ты долго там, у входа топтаться будешь? Заходи, давай скорее! Времени почти не осталось!

- Я бы может и зашёл, да темноты с детства боюсь. Уж больно она тёмная!

- Извини, забыл, - воздух в подвале заискрился тусклым светом, вырвав из тьмы многочисленные стеллажи с ящиками. – Заходи, давай. Времени и вправду очень мало. Я думал, что ты сразу в вестибюль спустишься, третий этаж не обнаружив, а тебя зачем-то на верхние этажи понесло.

- Так это выходит ты мне напакостил? – я всё же вошёл на склад и начал высматривать шутника, настороженно лавируя между стеллажами.

- Почему сразу напакостил? – возмутился мой собеседник. – Ты хоть представляешь, чего мне стоило изменить траекторию полёта той штуковины, что в тебя твой приятель запустил. Да ещё так, чтобы она точно в шкатулку попала? Там такая защита стоит, что сотня хакеров ничего сделать не смогут. И ты хочешь сказать, что я всё это затеял только для того, чтобы на твою рожу полюбоваться, когда ты с ума от пропавшего этажа сходить начнёшь?

- Ты где? – не стал я отвечать на провокационный вопрос, нарезая петли между стеллажами. – Лучше сам покажись. По-хорошему!

- Да угомонись ты уже. Нет меня тут. Считай, что я с тобой по телефону разговариваю. Анахронизм, конечно, но тебе так понятнее будет.

- И зачем я тебе сдался? – броуновское движение по складу я не прекратил. Тот, кто в наше время всем на слово верит, живёт очень плохо и очень бедно.

- Я хочу предложить тебе в этой игре сыграть в свою игру, - хохотнул, скаламбурив невидимка.

- Это как?

- Ну, скажем так. Придя в некий город, ты найдёшь там одного из местных жителей, и он даст тебе один совет и один предмет. И если у тебя хватит ума правильно воспользоваться и тем, и другим, то глядишь и сам из этой передряги выпутаешься, и Хозяевам знатно насолить сможешь.

- Звучит заманчиво, - хмыкнул я в ответ. – Вот только почему я должен тебе верить?

- Не хочешь, не верь, - невозмутимо парировал голос. – Я тебе город и имя назову, а идти к нему или мимо пройти – дело твоё. Я если хочешь знать, кроме тебя ещё с троими счастливчиками, победившими в отнорках, информацией поделился. И не один не отказался! Так что если передумаешь, тебе ещё и поспешать придётся!

- Нашёл счастливчиков, - воспоминание о потерянном эликсире обожгло сердце горечью. – Я из-за тебя легендарку на умение потерял!

- Да ничего ты не терял! – возмутился в ответ мой собеседник. – В игре я с тобой поговорить не мог. Там всё контролируется. Вот и пришлось устроить небольшой сбой. В результате тебя перебросило сюда, в коррекционный сектор, как раз для того, чтобы устранить последствия этого сбоя. И эликсир тебе, соответственно, вернут. Ещё и извиняться будут.

- Эти извинятся, как же, - я скептически улыбнулся, вспомнив куратора.

- Извинятся, будь уверен, - сварливо парировал невидимка. – Слишком большие ставки были сделаны на каждого игрока. И те, кто ставил на тебя, этим срывом будут крайне недовольны. Мой тебе совет, - продолжил он вещать. – Ты в качестве компенсации потребуй, чтобы тебя сразу к Вратам переместили.

- Зачем?

- Затем, что ты теперь в чёрном списке у администрации, - захихикали в ответ. – Не любят они, когда хоть что-то у них из-под контроля выходит. Выход из портала в лабиринт осуществляется рандомно. Но если очень хочется, всегда можно подправить этот рандом в нужную тебе сторону. Так подправить, - веско заключил мой собеседник, - что и целым отрядом до Врат ни за что не дойдёшь.

- И за эту подставу я должен благодарить тебя, - резюмировал я с горечью.

- Можешь не благодарить, - в ответ раздался смех. – Всё время почти вышло. Слушай название города и имя.

В этот раз пресловутый тринадцатый кабинет, я нашёл без труда. Голос не обманул; точно такой же клерк-близнец, тут же выложил на стол заветный сосуд с красным сургучом, долго извинялся, ещё дольше не соглашался перекинуть напрямую к Вратам, ссылаясь на какие-то протоколы. Но в итоге сдался, заставив, правда, расписаться в какой-то ведомости.

Ставшая привычной вспышка резанула по глазам и вот я уже всматриваюсь в белое пламя, с рёвом рвущееся вверх. Устало скидываю с плеч мешок, сажусь на него, достаю из кармана эликсир.

Спешить мне некуда. Таймеру ещё почти два часа отмерить нужно, а до проходного лимита ещё тридцать два игрока не хватает. Так что посижу, дух переведу, умение опять же в спокойной обстановке изучу.

Устал я что-то за эти дни. Не физически, морально устал. Устал постоянно выживать, вместо того, чтобы просто жить. Жить, не оглядываясь постоянно по сторонам, жить, не высматривая затаившуюся смерть под каждым кустом, жить, не боясь каждую секунду потерять близкого тебе человека.

А ведь это по своей сути была только репетиция. Настоящая игра будет там, в третьем блоке. Смогу ли я там выжить? Не знаю. И если всё же выживу, то смогу ли остаться самим собой? Ведь очень трудно остаться человеком, когда людей вокруг тебя превращают в зверей, рвущих друг другу глотки. И снова не знаю.

Но я хотя бы попытаюсь.

Не сводя глаз с холодного пламени, я потянул к себе свиток. Бумага оторвавшись, резко распрямляемся в руке, окутав ладонь багровым сиянием.

Я перевожу взгляд на свиток, вчитываюсь и, наверное, впервые за всю игру улыбаюсь.

Всё-таки я стану магом!

*****

https://t.me/LitRPG_kinozal или @LitRPG_kinozal канал жанра LitRPG в телеграмме. Подписывайтесь и следите за новинками, будьте одни из первых.

https://t.me/LitRPG_discussion или @LitRPG_discussion обсуждение книг. Любителей обсуждать книги жанра LitRPG приятно будет увидеть в чате.



home | my bookshelf | | Игра на выбывание |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу