Book: Я буду помнить этот мир



Я буду помнить этот мир

Я буду помнить этот мир

Глава 1, 2


Я лежу на кровати, шею ломит, как обычно, от не самой удобной подушки. Утро начинается с чашечки кофе и утренней гимнастики. Я не спортсмен, явно не красавчик, девушки у меня не задерживаются, и характер у меня не сахар.

Мне 34, холост. В семье я один. Нет, я не в смысле единственного сына, а вообще! Родителей нет, они погибли лет 9 назад. Тогда по всем каналам передавали о теракте. Это было 12 марта 2055 года. Я как раз заканчивал институт, был последний год обучения, и я готовился к ГОСам.Диплом уже был написан и проверен.

Учился я тогда хорошо, не то чтобы был отличником, но я не стыдился своих оценок. Моими основными предметами были: химия и физика.И как будущий ученый, вдохновленный лучшими умами человечества, я считал своим долгом … послать всех на*уй! Я хоть и хорошо учился, и любил свои предметы, но не мечтал всю жизнь провести в лабораториях и исследовательских институтах. Я просто изучал то, что было интересно.

После смерти родителей я просто сдал диплом декану и ушел домой. Мне засчитали экзамены, на которые я не пришел, диплом, который я не защищал, и даже привезли его мне лично в руки. Спасибо декану. Но смысл жизни и искру я утерял.

Прошло 9 лет, я специалист среднего звена в промышленной компании, занимаюсь наладкой производства, программированием на основе физико-химических данных материй и объектов производства. Раньше это называлось генной инженерией, но потом оказалось, что из медиков инженеры и механики, как из говна пули. Мне нравится всё это, даже несмотря на то, что без исследовательской составляющей. Платили много, для меня много. Ведь кредитов не было, квартиру получил от организации, когда узнали что сирота, а квартира в другом городе.

В общем, мне квартиру дали рядом с производством. И мне удобно, и квартиру не пришлось продавать. Вот только квартира на территории фабрики, а это значит, что по утрам меня будят не птички-синички, а выхлопы, крик рабочих и тяжелая техника, просыпающаяся в 5 утра.

Шею отпустило, но не приятный осадок, от этой ежедневной боли, в шее останется до обеда.

-Доброе утро…. Сраный день и сраная страна… бл-ля - сказал я в окно, «наслаждаясь» серым пейзажем индустриального города.

Нет, вы не думайте, что я не патриот или какой-то экстремист, меня просто распирает от патриотизма, но, как и любому патриоту своей Родины (прошу заметить Родины, а не страны), мне не хватает закона о свободной продаже огнестрельного оружия и патронов… Сейчас клепают столько законов, для защиты прав сексуальных меньшинств, что, им жалко один нормальный закон для гетеросексуалов? Вот совсем недавно издали новый указ «О равенстве прав и полномочий при принятии и трудоустройстве», гласящий, что если ты не натурал, и таких в организации меньшинство, то тебя обязаны взять для уравнения общего количества и исключении факта принижения меньшинств. Теперь на нашем предприятии начальство подделывает половину документов персонала, делая их не традиционной сексуальной ориентацией. И ладно если бы эти законы писали не натуралы, так нет, натуральнее не будет. Они теперь хотят запретить разделять нас по половому признаку и сексуальной ориентации. Сволочи! Благо в нашей организации всё нормально, документы подделали, чтобы всякие не натуралы не прикапывались, и дальше работать!

Не смотря на утро и не самую приятную прогулку от дома до работы, приветственную оперативку с «раздачей ананасов», именно так Игорь Михайлович Болко называет свои претензии к нам. Не то чтобы он был плохим и не справедливым, он просто делает то, что от него требует его начальник. ИМБ (так мы его называли за его отроческую доброту) отличный мужик, что не раз подтверждалось тем, что он и выручал нас перед начальством, и давал отгулы, причем за счет компании, помогал в бытовых вопросах и даже по пятницам оставался на «подбивку хвостов», успешно подбивая их немецким «Тигром» на своем Т-34, в команде своих подчиненных, на не менее грозных танках.

Сегодня, после обеда я уже предвкушал очередную «Подбивку хвостов», но ИМБ меня вызвал к себе. В его кабинете было, как всегда чисто, но что-то было не так. Что именно я понял, когда закрылась за моей спиной дверь, а ИМБ мрачно нахмурился и даже немного покраснел.

За спиной стоял наш заместитель Директора по развитию, а по факту он занимался шпионажем и его предотвращению. Павел Савватеевич Рог был человеком опасным и очень странным, говорящим или улыбающимся мы его не видели. Обычно он в офисе не задерживался дольше чем на час. Он ездил по всему миру.

- Антоша, садись пожалуйста. У нас будет для вас серьезное поручение – подозрительно ласково и очень мелодичным голосом напел в сторону моей спины Рог. По спине пошел холодный пот, я даже ощущал взгляд Павла Савватеевича на моём затылке, ноги подкашивались, а сердце билось в диком ритме.

- Анатолий Михайлович, вы присаживайтесь – пригласительным жестом Игорь Михайлович вежливо указал мне на очень удобное кресло напротив него –вы не переживайте.

- Антоша! А ты был на острове Басилан, а на островеНегрос? Нет? И зря! Это Филиппины, мальчик мой, и именно туда мы тебя отправляем на 3 года. – На этих словах у меня ёкнуло сердце. Меня не увольняли, не отправляли в какой-то мухосранск или Сибирь, меня отправляли на 3 года на теплые филиппинские острова, в наш филиал, скорее всего на ревизию или что-то иное. Но не думаю, что там будет как-то хуже, чем в душном городе…

-Ан-то-ша! – продолжил Рог – ты вылетаешь туда завтра. Самолёт в 12:48, пересадка во Вьетнаме. Твоя основная задача – это ревизия оборудования и контроль поставок! Все по твоей специализации! Естественно, с учетом того, что там другой климат, у тебя будет не 8 часовой рабочий день, а 5, не 5 дней в неделю, а 4. Да и командировочные, плюс проживание и питание за наш счет.

Я уже сидел в кресле и не мог пошевелиться. Я не то, чтобы не верил в ситуацию, я просто не представлял за что такая щедрость и внимание именно ко мне? Да и спина и задница от волнения вспотели. И если я сейчас встану, то Рог увидит то, как сильно я волнуюсь.

Рог уже давно попрощался и не слышно удалился из кабинета. Игорь Михайлович громко выдохнул, и ослабил удавку на шее (я про галстук).

- Антон, вопросы не задавай, молчи в тряпочку, ничего не нужного не делай и не косяч. Черт! Я даже сам не могу понять, что случилось. На моей памяти — это второй раз. В первый раз - это два года назад было. Тогда отправили из снабжения парня. Говорят, проявил себя, отлично отработал, и ему дали такую не хилую премию, что там и остался. В итоге уволился дистанционно, документы мы выслали.

-Игорь Михайлович… я это … ну … бля-я-я-я… - я толком не мог даже сформулировать то, что хотел сказать. Мой взгляд панически искал перед собой точку, на которой мог задержаться, но паника была сильнее.

- Ты это, не мандражируй! Все нормально! Только вот, немного не понятная ситуёвина. Понимаешь… там, на Филиппинах, у нас склады и малый сборочный цех, полностью роботизированный, да и из персонала всего два человека по штату, плюс с России есть кому проверять, туда обычно из Новосибирска летают… В общем пока мало что понятно. Но ты там не расслабляйся. Как друг говорю: Антоха! Бойся и берегись! Не в курсе, что тут не так, и за три года много чего может случиться.

Весь день я провёл в прострации. Работал на автомате, что-то делал и даже вроде результат был. Так я очнулся уже дома и даже в тапках, и «на белом коне». Я с трудом начал приходить в себя, я понимал, что завтра… ЗАВТРА-А-А-А… Завтра меня унесет мой самолет, у меня даже в кармане билеты уже лежали и мой загранпаспорт.

Черт, надо собрать вещи! А если я возьму плавательные шорты и ласты… меня ведь не поимеют ими?! Да и, черт возьми, это ведь Я как начальство еду, и проверять буду именно Я… Майки, рубашки, трусы, шорты, плавки, ласты… Не, это уже наглеж. Ну а что, я ведь не 24 часа в сутки буду работать, мне уже сказали, что буду 5 часов в день работать и всего 4 дня в неделю!


Уснул я только в первом часу ночи. Волнение, блин. Спустя час, после утренних сборов, я уже пошел за провиантом, именно сигарет мне не хватало в поездке, поменял деньги на баксы и купил разговорник, не думаю, что будут проблемы в общении или понимании, думаю, что даже будет переводчик, но решилперебдеть.

За час до посадки я был уже в аэропорту, в полном комплекте, даже документы по фабрике взял и маленький мануал к сборщику. Я решил, что со мной может кто-то совместно полетит, и принял решение одеться по-деловому.

После многочасового перелета до Вьетнама, где я обнаружил, что меня никто не сопровождает, я понял, что сейчас небыло никакой нужды в этом деловом стиле. В аэропорту столицы Вьетнама, в аэропорту города Ханой, где меня ждала пересадка на другой самолет, меня встречал некий Малик. Как сообщил ранее, Игорь Михайлович: - этот засранец пару раз был в России, Русский знает, но подцепил плохую привычку, а именно водкой баловался. Ты его там не спаивай и не води по клубам. Ханой— это город греха, где можно все, но менты там любят подставлять «белых» людей, причем наказания жестокие.

Малик меня встречал не совсем трезвый и с перевернутой табличкой логотипа компании.

-Антон Михайлович, я вы ждать, я вас лететь и селить.

Бля, что-же он такой корявый в русском, может не было практики?!

-Не надо меня «туда-сюда лететь и селить» ты просто скажи, сколько еще лететь и сколько до вылета?

-Антон Михайлович, да ладно вам, не ссыте! Через час уже посадка, а через 3 часа будем на месте, я ведь так… по прикалываться. И кстати… - он сделал театральную паузу и нахмурил брови – Вы водку пить будите?

- Это что за нах? Ты тут вообще просыхаешь? У тебя и так глаза в кучу!

Я даже немного офигел от его наглости, но мне стало намного легче, ведь мне не придется напрягать голову, чтобы понять тот бред, который он с самого начала начал на меня намазывать, будто слова были выдавлены из тюбика…

-Да не кипятитесь так, сегодня не работаем, можно и накатить. Самолет прилетел с опережением, на 4 часа, что-то они там напутали и посадка уже через час, а лететь всего 2 часа 50 минут, и то, самолет этот хилый двух пропеллерный кусок… в общем медленный и рассчитан на 10 человек без багажа. Багаж полетит отдельно на грузовом и доставят завтра, потому рекомендую забрать все то, что срочно нужно.

- э-м. М-малик, ты это серьезно? – немного опешив от изменения плана и таких подробностей авиалиний, я впал в ступор.

-Ну да, тут так всегда, это вроде называется… Рейс от Балды. Я правда так и не понял, кто такой этот знаменитый Балда, но чувствую, что ничего вменяемого нет в этом.

-Ну с багажом проблем нет, у меня ручная кладь, и да, водку я взял, но только одну бутылку.

Если честно, то я офигивал от качества знания Маликом русского языка и вообще от всего, что здесь происходит. Малик оказался вполне сносным мужиком, по началу даже думал, что он младше меня, а оказалось, что этот поджарый, смуглый парень с крепкими руками и юношеским лицом старшеменя, и даже в отцы мне годится. У Малика оказалось 6 детей, две девочки и четыре мальчика, по местным меркам очень даже счастливый семьянин. Жена, на показанном мне фото, также смутила своим внешним видом, она казалась моложе меня.

Мы час провели в разговорах, пилот самолета зашел на трап, со всеми поздоровался и улыбнулся мне. Как Малик мне объяснил, у пилотов так принято на этих маршрутах, тут просто суеверие есть такое, что если не поздороваться и не пожелать странникам счастливого пути, а кто-то из них обидится, то погода может испортится. А на самом деле - это просто суеверие, по факту тут каждый час погода меняется, и рейсы могут прилететь, как на 3-4 часа раньше, так и на 3-4 часа позже, и все из-за этой сраной погоды, которая изменчива в настроении, как и все мои бывшие.

В самолете Малик нахрюкался водки и уснул, я решил выспаться и не отбиваясь от коллектива, дал храпака. Мне снилось, что я попал в авиакатастрофу. Самолет резко начал терять высоту, части самолета отрывались, вырванный пропеллер лопастями разрезал самолет почти полностью, застряв в каких-то 10 сантиметрах от меня. Отрубленные части тел, голова пилота, перекошенная от удивления, с явными признаками алкогольного и наркотического опьянения. Спина и задница вспотела, меня мутило, в глазах все плыло и кружилось, казалось, что многократно выключался свет. Удар по голове. Сильный звон в ушах. Во рту привкус железа, густая слюна все никак не хотела глотаться. Теперь вода. Я захлебываюсь, плыть не пытаюсь, тело не слушается…


***

/Из отчета службы безопасности АО «*****»:

В связи с отсутствием возможности и в связи с форс мажорной ситуацией, докладываю:

-Фабрика «ДЖ-879/БП2» осталась без специалиста, также отсутствует возможность оперативной замены специалиста и пополнения кадров.

-Поставка зарядов «ОЗРГ-2/9» в количестве 800 шт. отклонилась от графика на 20 дней, из чего следует, что издержки на компенсацию заказчику, в лице Генерал-майора Фетисова А.А., начальнику снабжения Российской армии, необходимо выполнить в кротчайшие сроки со склада резервов «РСП-2278/А».

-В компенсации среди сотрудников нуждается только DelisMallik, ориентировочная сумма компенсации 2 560 МРОТ по средним показателям на территории проживания его семьи. У второго сотрудника нет необходимости в компенсации, по причине отсутствия родственных связей.


/Из личного доклада Метеорологической службы Филиппин:

Аномальное давление в близи с о. Басилан. Внешних признаков - нет, изменений в потоке воздуха – кратковременное (0.82 м.с.), изменения в спектрах света – нет, изменение в радиоактивном спектре – в пределах нормы (1+/-5).

Причина доклада: потеря борта AN-F5633-12 с радаров Филиппинских авиалиний и спутниковой сети квадрата 34/22/9.

Оценка: Вероятность исчезновения борта AN-F5633-12 по причине террористических действий минимальна, из чего следует, что высока вероятность исчезновения борта по причине аварии.


/Из новостной ленты:

…В филиппинских водах пропал самолет AN-F5633-12. На борту был один гражданин России, два гражданина Соединенных Штатов Америки и четыре гражданина Филиппин…

…поиски ведутся … … министр иностранных дел государства Филиппин приносит соболезнования семьям пропавших безвести… … военные отрицают возможность подбития энерго/плазмо/лазерным оружием, введу отсутствия радиационного следа.



Я лежу на теплом песочке, мои ноги омывает приятные волны прилива. Солнце пробивается сквозь закрытые глаза. В голове проносится слово «похмелье». Я пил? Голова гудит и во рту горечь. Вставать не хочется. Из 8 лет беспрерывной работы у меня была всего одна командировка, в не менее кривой город Киров, и два отпуска - общей продолжительностью 15 дней. И вот я лежу на песчаном пляже, до слуха доносится смех чаек, шум волн прибоя и шелест теплого ветерка, сквозь густую листву пальм и папоротника, или может чего-то другого. О местной флоре и фауне знаний никаких. Видимо я своим присутствием побеспокоил местную ракообразную живность, ибо мои волосы кто-то пытался выщипать.

- Ма-а-али-и-ик… скотина пьяная! Ты нахера меня споил? Да и когда успел? О-о-ох. Ничего не помню.

Вставая, а точнее пытаясь поднять своё бренное тельце, я со скрипом песка в зубах, с болью в спине и шее, пытался подняться с песка.Мои пальцы утопали и проваливались в песок.

- Да чтоб тебя! Малик!!!!!- уже громче и злее прорычал я.

-Да тут я. Тут. Сам ничего не помню. Не кричите… Я думаю завязывать с алкоголем….

Голос Малика звучал чуть в стороне и немного позади. Он был хриплый и явно после алкоголя. М-да… придется писать отчет от Балды… причем не факт, что мне поверят, что я пол дня тупо смотрел на сборочный цех. Судя по тому, что сквозь слипшиеся веки, я смог рассмотреть солнце, которое было уже в зените, до 13 часов я должен был чем-то заниматься. А так как сборочный цех собирал малые электронные схемы с органическими связями… в общем цех не большой, с минимальными схемами и мануалом. Даже школьник поймет принцип работы и по схемам может определить, что не так, в случае не исправности, а для меня и специалистов моего уровня, ремонт даже капитальный займет 2-3 часа. Хоть отладка занимает неделю, а точная настройка от года до двух, я все равно могу восстановить работу цеха за пол дня и отчитаться о повреждениях… а тут… в общем я просераю драгоценное время.

Малик видима уже встал и его руки крепко, но аккуратно подняли меня с песка.

-Твою ма-а-ать! – чисто по-русски и явно с перепоя сказал Малик.

-Давайте не будем прибегать к насильственным действиям на мои слуховые рецепторы и, хотя бы опохмелимся!

-Нее-ет… тут опохмел не поможет.

-А что? Нет тут в продаже пива или минералки? –немного обиженным и с долей умаления в голосе спросил я.

Не то чтобы я часто напивался, но считал, что лучше не опохмеляться вообще. Но сейчас стоял такой звон в ушах, причем пульсирующий, казалось, что в голове сработал будильник не убиваемой Нокии с включенным вибро, поверх которой стояла кастрюля или алюминиевое ведро



-Анатоли… ан… Антон, мля! Ты посмотри…

Голос Малика был возмущенный и сильно удивленный. Казалось, что он увидел НЛО или Кингконга. А я только приоткрывал глаза, опираясь на подставленную, а точнее держащую меня руку Малика.

-…мля-я-я-я-я… - только и смог выговорить я, зато похмелье прошло, боль в шее и спине ушла, а остатки песка я проглотил.

Нет, там Кингконга не было. НЛО также. Но вот то, что мы увидели, было совсем не похоже на то, что это был нужный нам остров. Да хрен с ним с островом! Даже если мы бухали неделю до этого, и даже если переплыли на другой остров по больше, даже если мы все еще под «мухой» …Но замок вдалеке, над пропастью, с явными готическими стилями в архитектуре, гигантскими деревьями-исполинами, достающими до небес, культивированные поля со злаковыми, и ДРАКОНЫ!!!!

-Это… это всё твоя водка!!! Нет. Это, наверное, марихуана. Бля, Антон, что за ху*ня? Где б*я мы? Я знаю все местные острова, даже материки, у меня докторская по биологии!!!! Антон!!!!

И тут Малик упал, или сел, моё сознание не смогло определить, что случилось.

Эту эпическую по масштабам галлюцинацию я точно не смогу описать в отчете. По инерции я взял мобильник. Он был выключен, скорее всего я его промочил. Найдя в кармане пачку сигарет Live 7, я упал задницей на песок и закурил от встроенной в пачку зажигалки.

Я пускал аккуратные кольца табачного дыма, рассматривал далёкие пейзажи и думал, как описать весь этот пизд*ц одним словом… не, все-таки уже описал. Пизд*ц!!!!

Из моей пачки Малик вытащил сигарету и закурил. Мы так сидели бесконечно долгие 3, а может и все 10 минут. Время остановилось.

Читая Александра Дюма, или более современных фантастов, я всегда представлял себя в чужом, сказочном мире и считал, что там лучше, и даже представлял все то, чем я там буду заниматься. Но сейчас у меня был шок.

-Ты это… прости меня если что… Вдруг это рай… ну и это… у тебя в голове тоже звенит и жужжит?

Не отрываясь от дотлевшей сигареты и доставая из пачки новую, я так и не смог отвести взгляд от пейзажа.

-Я … Да. Жужжит… я думал это похмелье – и искренне думал сейчас только о том, что я вижу. Думать было лень.

Малик подергал меня за рукав, потом еще и ещё. Я повернул голову, не отрывая глаз от замка.

-Это твоя?

Отвлекшись от замка, в руках Малика я увидел пол бутылки водки «Льдяна Русь», именно эту бутылку, из горла которой малик в самолете начинал напиваться, он мне и протягивал. В бутылке недоставало 300 грамм, может больше. Но в ней алкоголь есть, а значит и напиться мы не могли с такого. Зато сейчас нам это точно нужно сделать.

Мы сидели так несколько часов. Сидели, курили и выпивали. Сейчас в голове что-то жужжит, но не болит, алкоголь расслабляет. Сознание проясняется, и даже не произвольно появившаяся на лицах улыбка, не смущает.

Ну вот скажите мне, чтобы вы делали, если бы очутились в такой ситуации? Не выпить было нельзя!

Где-то вдалеке щебетали птицы диких расцветок,разных форм и размеров. Возвышаясь над обрывом, где-то в километрах 50, стоял замок, на краю которого возвышался серый дракон, склонивший голову. Вокруг пахло сладким морским бризом и только что выкуренными сигаретами.

Мир вокруг поражал своими красками, но на душе было как-то не спокойно.

-Думаю мы попали в самую жо-о-о-опу. – первым прокомментировал данную ситуацию Малик. И это ведь не удивительно. Я именно это и хотел сказать. А ведь и в правду. Я, а точнее МЫ, находимся не весть где, перед нами фантазия 14 летнего мальчишки, начитавшегося фэнтези. Мне 34 полных года, верить в Дедушку Мороза перестал в 13, а в 20 перестал читать фэнтези и другие развлекательные романы. Малику 55, думаю, он еще читает сказки своим детям, точнее читал. Но факт того, что осознать красоту мира вокруг уже тяжело с точки зрения состоявшихся и взрослых мужчин. Ведь сейчас мы смотрим не как дети, а как мужики, которые понимают, что это место не вписывается в привычные рамки мироздания, в наши привычные рамки обыденности. Ведь по мимо изучения нового мира, нам и выживать придется, и как-то не верится, что это будет как-то легко.

Первым инициативу взял на себя опять не я. Возможно из-за относительной слабости характера, а может ещё и глупости. Малик резко встал и окликнул меня, предлагая собрать хворост и подготовится к приближающейся ночи. Не думаю, что можно что-то ещё придумать, но я собрал большое количество камней и сделал костер с углублением в земле, для быстроты его тушения и малой заметности со стороны. Курсы выживания я проходил в школе, да и с папой часто ходил в поход и на охоту. Развести огонь оказалось легко с зажигалкой, а вот если бы не курил или кончилась зажигалка, то тут пришлось бы очень долго извращаться с палочками.

Разжечь огонь смогли, а вот поймать хоть что-то, увы нет. Так и сидели перед костром, животы уже сводило от голода. Малик издавал урчащие звуки своим животом, и я вспомнил что ел часов 19 назад. Нет, в принципе, можно было сделать лук и стрелы или тупо дубинку,ну или копье, но охотится с таким вооружением на тех зайцев, которые тут были, мы точно не смогли бы. Во-первых – при попытке приблизится, они словно наевшись энергетика, ломаными линиями убегали, оставляя за собой всполохи голубого цвета, во-вторых- я на такой скорости получил задними лапами в живот и осознал, что это скорее я стану их ужином. Ведь как-то этот хренов кролик даже умудрился отбросить меня на полтора метра. В-третьих – если тут ТАКИЕ кролики, то какие тут утки и другая живность проверять резко расхотелось.

Так, не соло нахлебавшись, мы легли спать.


Сны – это не видение бедующего, это тщательно обработанная информация мозга о том, что было накануне, с учетом видения человека и его мыслями.Следовательно, то, что я увидел во сне, было не бедующим, а тем что уже случилось.

Я видел пляж, на пляже я. Вдалеке я видел приближающуюся фигуру. Мне было любопытно, ведь фигура не шла, она парила над песком в мою сторону. Силуэт был женским. Правильные черты лица,высокомерный, но очень добрый взгляд, волнистые длинные волосы спускались ниже плеч. Красивая фигурка, не стройная, скорее пышная, но очень соблазнительная, прикрытая полупрозрачной тканью, на манер греческой богини. Она остановилась на против меня. Пристально посмотрев в мои глаза, она задала всего один вопрос: - Что ты сделаешь в этом мире, если я скажу, что ты можешь сделать ВСЁ, и ты ограничен только своей фантазией и способностями своего мозга?

Её голос звучал в моей голове, он был нежным и даже сексуальным. Я не в силах был думать, и ответить так и не смог, у меня от этого вопроса пропал голос. Я стоял напротив неё и хлопал глазами.

Когда я уже хотел что-то сделать, мне в голову будто вонзили раскаленный лом, в глазах поплыло, и в голове раздался стальной голос: - Добро пожаловать, странник!

Вот и наступило утро, в голове все также жужжит, от этого правда нет не дискомфорта, не раздражения. Я встал первый. Напротив, потухшего костра лежал Малик. Вроде утро, но как-то не привычно. Почему-то даже не прохладно. Что сказать, это, мать его, фэнтезийный мир!

Встав на ноги, я попытался понять, откуда раздается это «вж-ж вж-ж», которое в голове не умолкает со вчерашнего пробуждения. Напряг голову и потупил взгляд.

- Ой бля… - только и изрек я, когда перед глазами появилась торжественная надпись о том, что меня приветствуют в этом мире. Надпись была на какой-то грубой бумаге, на подобии папируса, слова были выведены не понятным шрифтом, близкого к готическому, но текст воспринимался нормально.

Свиток даже получилось потрогать и взять в руки. После того, как я его взял, в голове прекратилось жужжание и наступила тишина.

Я еще в детстве любил видео игры и помнил о таком жанре, как ММОРПГ, немного подумав решил, раз этот мир так похож на него, то пусть для моего сознания все именно так и будет. В туже минуту у меня, перед глазами появилось нечто, напоминающее меню выше сказанной игрушки.


/Скажите ваше имя _________

Вашу фамилию __________

Ваше второе имя (то, как к вам будут обращаться все в этом мире) ____________________

*ваше имя и фамилия будут известны только вашим друзьям и другим жителям мира, только если вы им его скажете, а также Великим.


-Ну сказать, так сказать. Меня зовут Анатолий Рохов. Моё второе имя Рохан. Блин, в последний раз я так представлялся в очередной ММОРПГ, и это было 12 лет назад…


/Приветствуем Вас, Рохан!

Ваша раса человек, она может измениться по ходу вашей жизни в этом мире, она будет завесить от ваших действий/бездействий, и даже от мало значительных поступков, что скажется и на ваших внешних данных.


/Выберете ваш класс. Вы можете создать или взять класс, который ограничен вашей фантазией и аналогиями этого мира.

-Хорошо, я могу быть властелином этого мира?

-Хотите подобрать класс, по ключевым словам, «Властелин» и «Мир»?

-Да.

- Есть следующие совпадения: Властелин Бездны, Властелин Моря, Властелин Света, Властелин Тьмы, Властелин Огня, Влас… - я её перебил.

-Стоп! А можно подобрать класс, по-моему, психотипу и сортировать с отклонением не более 90%?

-Да, вам близкие классы: Маг материи, Воин стихий, Демиург.

-Расскажи о Демиургах.

- Создатель вещей чувственно воспринимающий космос. В христианском богословии — одно из именований Бога, как создателя и строителя всего существующего. Желаете выбрать класс Демиург?

-Да. – черт, да тут без стакана ни как…

-Вами выбран класс Демиург.

Демиург:Вы создатель и творец, но вы не Бог! Вам подвластны секреты этого мира, вы сами можете творить, но вы не все сильны! Бойтесь зависти, вы в глазах светлых будете порождением зла, а в глазах темных, вы олицетворение плана Бога. Вас боятся и от того не любят.

сила – 5, ловкость – 5, интеллект – 12, выносливость – 8,харизма – 8, величие – 5.

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания, как материального, ментального, интеллектуального, так и магического. +10 к основным характеристикам класса.


/С учетом событий, произошедших с начала вашего появления в этом мире, вам присуждается титул «Первый»: +5 к интеллекту, +5 к величию, +10% к удачному шансу создания великого, получено 5000 опыта.

Вами получен уровень!

Текущий уровень: 10. Не распределенных очков основных характеристик – 27.

Не распределенных очков класса -10.

Вам доступно пассивное умение: «Творец» - умение творить сущее (заклинания, предметы, иные материальные и не материальные блага).


«Вот это привалило» - Подумал я. Нет, не то чтобы я был против всяких там бонусов и привилегий, но как я понимаю, теперь со всех сторон недоверие и ненависть. Остается только сделать так, чтобы страх ко мне был подкреплен ещё и моей силой, а для этого надо быть сильнее и как можно опытнее.

Подумаем логически: у меня опыт создания и программирования сущего, а именно материй. Относительно физики - это идеальная алхимия, относительно химии – это травничество, относительно механики – это инженерия и кузнечное дело и даже ювелирное. Теперь самое интересное – если тут сказано, что все ограниченно фантазией и постулатами этого мироздания, то я могу представить что угодно, и имея химические элементы того, что я представил, я могу это создать, но надо ещё и логику подключать.

У меня 27 очков характеристик, которые куда-то нужно распределить, и 10 очков класса. Как и куда именно я должен их вкладывать, пока не ясно. Решив провести аналогию с играми, постарался представить меню персонажа и меню навыков. Как не странно, но получилось.

Перед лицом появилось два окошка, стилистически оформленных, как два полупрозрачных свитка, на которых были указаны мои характеристики, экипировка и умения.

-Экипировка пуста, только нынешняя одежда, которая по характеристикам и названию определялась, как «Лохмотья». А если…

Тут у меня возникла мысль: «Если я творец, то значит и изменить свойства предметов могу».

Попробовал сконцентрироваться на рубашке и изменить её определение как, «рубашка». Получилось, теперь свойства, естественно её логические свойства, а значит броню больше, чем единица не сделать, ловкость аналогично, а вот с учетом того, что она сделана для сотрудников интеллектуальной профессии, можно поднять интеллект и харизму. Напрягаю воображение и пытаюсь мысленно написать на характеристиках предмета «+1 к ловкости, +1 к силе, +10 к харизме, +10 к интеллекту». Получилось не очень, но хоть что-то. Теперь она чуть лучше и даже плюшками не обидели.

«Рубашка»:

Редкий предмет. Личный, зачарованный. При смерти не выпадает.

+ 1 к сопротивлению;

+ 8 к харизме;

+ 10 к интеллекту.

/Получено достижение «Зачарователь». Зачарованный вами предмет изменил свои значения. + 5 к вероятности успешного зачарования. Получен опыт 800.

М-да. Теперь я такой весь в плюшках и в рубахе… Буду теперь изменять свойства остального барахла.

Пока я пыжился со своими вещами, проснулся Малик. Он тяжело приходил в себя, хотя солнце встало примерно 2 часа назад, его выражение лица было чем-то вроде удивления и восхищения.

-Антон? Это ты? – немного ошарашено спросил меня Малик.

-Да, я, а что? Разве не видно?

-Не очень. У тебя над головой надпись зелёная. Там написано «Рохан». Ты это ещё и немного бледный, что ли. А ещё у тебя как-то лицо стало жестче. Это как?

-Я тебе расскажу конечно, но для начала ответь мне. У тебя ещё жужжит в голове?

Малик немного выпрямился, огляделся. Нахмурив брови он на мгновение задумался.

-Да что за фигня?! Это блин как? – Малик явно получил уведомление с предложением, как у меня.

-Да, Малик, этот мир является чем-то вроде игры. Играл в ММОРПГ? Та вот, в данном случае мы создаем себе персонажей, и нам предстоит выжить здесь. Я не думаю, что этот мир будет к нам столь любезен, чтобы принять нас. Скорее он нас отмудохает при первом удобном моменте. И именно поэтому, я взял себе класс Демиург. А тебе, с твоим огромным торсом, рекомендую мечника какого-нибудь.

Малик бледнеет, потом зеленеет, потом с глазами-блюдцами посмотрел на песок, подняв глаза, он не смело произнес: - Знаешь, теперь я осознал, что мы встряли глубже, чем могли подумать. Мы в ЖОПЕ!

Малик еще долго рассматривал пустоту, его тело медленно, но верно стало увеличиваться, приобретать серый цвет, белки глаз чернели, волосы сидели, а нижняя челюсть становилась шире. Мне даже показалось, что теперь он как-то больше походил на орка.

- Антоха, я теперь «Рыцарь Серых пределов». И мне еще 10 уровень дали.

-А ты по-своему психотипу делал?

- А мне это и предложили с самого начала, и попросили указать слова для аналогий.

Мы сидели у потухшего костра. Смотрели друг на друга. Не знаю, чем подбодрить его, но я решил взять лидерство на себя.

- Малик, ты ведь понимаешь, что нам теперь надо найти оружие, броню, еду и кров. А ещё по пути стать сильнее. Как-то не хочется встречать даже мелкие проблемы на минимальных уровнях и быть избитыми мальчишкой с обычной палкой.

Малик был согласен. Он встал, отряхнулся, и подойдя к соседнему дереву, внешне похожему на молодой дуб, схватился за соседнюю ветку и с хрустом оторвал ее от дерева. После того как Малик оборвал мелкие веточки с листьями и сломал пополам ветку, в его массивных руках осталась дубина. Диаметр в самой узкой части, за которую Малик её держал, примерно 15 сантиметров, а в самой широкой примерно 45.

- Знаешь, Антоха… Точнее Рохан, я не думаю, что мы не сможем дать отпор и солдату.

Мой уровень хоть и десятый, но вот если посчитать количество силы и провести аналогию с реальным миром, то я точно не смог бы оторвать такую ветку голыми руками, а я ведь даже очки ещё не распределил. А теперь, подумаем: если на 1 уровне раса человек с характеристиками по пять на каждую, а у меня не человек и характеристика силы на 1 уровне 10, то даже с войнами в 10 – 15 уровнем мы точно справимся.


В принципе, Малик прав, но пока только в теории. Осталось подтвердить его слова на практике. И если опять же провести логическую аналогию, то замок – это форт, вокруг которого должен быть город или много деревень. Значит нам именно в ту сторону. Но дракон как-то напрягает.


Поработав со своими вещами, я принялся за вещи Малика. На удивление проще оказалось изменять характеристики, нежели структуру объекта, но изменять физические свойства и внешний вид, как и саму структуру, намного интереснее. В итоге из легкой ветровки получилась плотная безрукавка с интересными характеристиками на +50% к сопротивлению физической атаке и +20% к сопротивлению магических воздействий. А вот ботинки у нас стали очень даже простенькие на +2% к скорости передвижения.

Перед отправкой в сторону замка, мы решили попытать удачу с поимкой злосчастного кролика, который в первый день нам указал на нашу несостоятельность, как охотников. После минут двадцати поисков, мы наткнулись на полянку с этими зайцами.Если представить то, что пока мы не приняли приглашение в этот мир за точку, то сейчас мы на 10 уровне. А зайцы, как оказались уровня 3-4. Мне хватило одного броска камня в зайца, чтобы его убить, а Малик просто прыгнул в их сторону. Мне с момента появления в этом мире мучил вопрос: «Почему не хочется в туалет», оказалось, что я просто был с пустым желудком. По тому, как кролики удивились, округлив свои красные глазки, и тому, с какой скоростью обосрались при виде летящего на них, с высоты 2-х метров, серого верзилы, могу предположить, что они были сытыми, а некоторые и недавно много пили. В общем, когда Малик встал, 8 коричнево-красных пятнышка с белыми шкурками лежали неподвижно. Малик резко выругался, при виде того, что он испачкался, проклиная сытых тварей, грозя им выворачиванием на изнанку через анальное отверстие, с дальнейшими насильственными действиями в виде применения их в качестве домашних тапочек. Чуть позже мы плотно пообедали. Кролики оказались весьма неплохи, сильно испытали нехватку соли и перца.



На сытый желудок приняли решение, распределить все свободные очки характеристик, только после консультации в ближайшей деревне или после хотя бы того, как научимся основным навыкам в этом мире. А ещё малику пришло сообщение о том, что он получил титул «страшнейший», но пока только 1 уровня, которое давало ему +10% к шансу устрашить противника. Для повышения, которого ему нужно было «заставить испражнится от страха, разом более 5 врагов» ещё 3 раза.



Утро второго дня было великолепным! По всюду бабочки, птички, зайки. Теплый ветерок колышет кроны деревьев и траву. Примерно так описывается рай многими людьми. Завтракать решили зайками. Возможно охота не моё… Даже с учетом того, что в прошлый раз нам улыбнулась удача, сегодня она была явно сильно занята где-то в другом месте. Поймали только 2-х зайцев, но завтрак все-таки удался.

На сытый желудок думать куда легче и даже комфортнее. После охоты на зайчиков, мне хотелось упростить этот процесс. Но как не странно, я не мог сделать не только лук и стрелы, а даже копье! Взял один из рогов кролика, присобачил к палке, обмотал веревкой, сделанной из зачищенной, связанной в веревку лианы, но после первого же укола,копья в тушку зайца, палка сломалась, а рог выпал. С луком беда в том, что ветка не выдерживала натяжения. Не думаю, что тут нельзя сделать оружие самому, просто я явно неправильно что-то делаю. Как итог – я взял рог кролика и сломанный осколок камня, с зазубренным концом, для того, чтобы попытаться его заточить, ну или проверить возможности в этом мире.

Со стороны всё это выглядело, как два австралопитека изучают первое орудие труда. Дарвина сюда не хватает. Почти час я пытал рог съеденного зайца камнем, порезал руку, сломал камень.

/Вы получили ранение.

- 5 единиц жизни.

Всего

/Вы получили профессию «Ремесленник 1 уровня»

Вы можете самостоятельно создавать простые ремесленные предметы и простейшие орудия труда.

/Вы получили достижение «Руки - крюки»

Вы пытались что-то создать, но только навредили себе!

+1 к ловкости


Пытаясь встать, я ощутил, что ноги затекли и перед глазами всплыла иконка желтого цвета:

/Вы получили временный дебаф «отек 5 степени»

Все ваши движения будут сопровождаться слабой колющей болью в местах, которые долгое время не двигались.


М-да. Теперь ясно. Любое моё действе/бездействие, любой процесс моей жизни, даже любые действия окружающего мира, могут повлиять на меня.

Сидели мы уже долго. Теперь нужно двигаться в сторону замка. Надеюсь, что где-то тут будет хотя бы тропинка.

За час блужданий по лесу мы встретили две стаи волков, несколько групп зайцев и даже оленя. На сегодня вроде хватит. Но вот олень меня порадовал. Я в первые видел такого. Нет, я оленей видел не только на картинах, но, чтобы с хрустальными рогами, это в первые.

Дорогу, а точнее широкую тропинку, мы нашли спустя час после начала пути, но по ней идти не решились. Она так сильно петляла, сложилось ощущение что нас водят кругами.

-Малик! Малик!!!! Ты что думаешь? Я про наш маршрут?

-Не то чтобы совсем тьма тараканья, но ощущение что нас за нос водят, да и дорожка какая-то странная. Тут нет следов от повозки или копыт. Такое ощущение, что пьяный водитель катка решил прокатится.

Да, это странно. Немного пугает эта дорога, да и нет ощущения что она для повозок или ведет напрямую к замку, скорее за кем-то ездил, пытаясь задавить… ну или запутать тех, кто в город хочет попасть… мля…

Почему-то я совсем не хотел идти по ней, собственно, как и Малик, но не успел я что-то сказать, как мы с Маликом оцепенели от ужаса. В нашу сторону шла… даже нет, тащилась, вальяжно и оооооочень медленно огромного вида улитка. Глаза на длинных палочках, красные с черной роговицей. Складывалось впечатление, что она бежала в нашу сторону в режиме «слоу-мо», но на самом деле она приближалась со скоростью чуть большей, чем 3 см в минуту.

Мы стояли минуты 3-4, после чего переглянулись.

-Малик, если мы её не ушатаем, то хотя бы убежать сможем…

-Р..Ро...Рохан… я в принципе не против, но есть одно НО. ЧЕМ? Она ведь размера с 2-х этажный дом!!! А из оружия у нас кулаки и ноги… нам её щекотать???

Ну да, в принципе нечем валить. Но пытаться можно, и без всяких там опасностей. Только, думаю, мы скорее устанем от избиения этой улитки.



/Слизень Вар Храск 42 уровень

Странствующий босс локации Мергалл Окхе

Жизнь 15000 из 15000

Она впечатляло, точнее то, что это был бос, и то что её назвали слизнем, хотя она напоминала улитку с прозрачным панцирем, думаю это так надо, но вот для чего, это пока не понятно.

-Тогда так… Ты бери веткуи побольше, а я камней с берега полные карманы… - предложил я.

Теперь осталось попытаться, от слова ПЫТКА… ибо это будет именно пытка для нас.


Спустя три часа

-Нет, ну ты посмотри, она ещё и выкобенивается! Ты видел, нет ну ты ВИДЕЛ?!

-Да видел, как ты быстро улепётывал… Теперь ей до нас ещё пол дня пути, а нам часа четыре пытаться её убить.

-Ну чего ты такой смурной? Попытались – не получилось. Будем пытаться в другом месте.

- Задолбало, нет ну реально, меня всё это достало! Мы четыре часа её мутузили чем пришлось, даже словом пытались обидеть, а она…

Нет, мы конечно могли ещё столько же мучить бедную улитку, но ей было плевать, она не только не умерла, она даже не замедлилась… хотя куда медленнее…

Мы сидели на ветке одного из высоких деревьев, опытным путём узнав, что именно эти деревья улитка обходила. Это исчадие слизкого ада ползало вокруг нашего дерева и явно ждало, когда мы сами спустимся. От нечего делать я начал ковырять пальцами дерево, цепляя ногтями кору и сбрасывая её вниз. Я услышал какой-то странный звук, напоминающий шипение масла на сковородке, когда посмотрел вниз, к направлению звука, то увидел, как слизень получал урон, причем кора дерева разъедала его, она упала с краю от центра и проходя сквозь него шипела и дымилась, а слизень извивался и хаотически двигался в разные стороны.

-Эврика, мать его за ногу!!!! Ты посмотри, что у нас под задницей! Целая панацея от слизня!

-Понял, ща мы его помножим на ноль! – и с этими словами Малик начал бесцеремонно обрывать ветки и кору у дерева, стараясь завалить ими слизня, что получалось весьма удачно, но только по началу.

Оказалось, что не само дерево причиняло ему вред, а его смола, которая обильно выходила из него самого и текла по каре. Додумавшись обмазать выдранную из него же ветку смолой, мы спустились и добили слизня за какие-то десять минут молотилова по желе…

-Вот теперь мы настоящие герои… только штаны сменить надо, а то я так испугался…

Я посмотрел оценивающе на Малика с ног до головы, решая про себя вопрос его испуга, но так и не увидел искомого «результата».

-А как именно проявился твой испуг? – спросил я, непонимающе.

- Ая, когда на дерево лез не рассчитал, что на мне льняные джинсы, вот и при упорном шевелении ногами я и порвал их ровно по шву… на заднице… а ты там чего себе на придумывал?

Не думаю, что нас кто-то видел, но если кто и увидел, то со стороны мы были очень довольны, смеялись от души до самых слез.


Стояли мы на обрыве, впереди бескрайний океан. В лучах заката гладь воды была великолепна, переливалась от ярко оранжевого до пурпурного. Лёгкий морской бриз обдувал наши лица, и если бы не тот факт, что сейчас мы справляли малую нужду с этого обрыва, сверкая своими голыми задницами, то тут можно было бы сделать вступительный ролик к очередному творению Голливуда.

Ветер внезапно поменял своё направление, сместив струю Малика на его-же ботинки.

Пока Малик извергал потоки мата, на не в чем не повинную природу этого мира, я не удержался и сказал – Ну вот, программа «минимум» выполнена: в дерьме измазался, ноги обоссал…

-Ну что… Пошли дальше, в сторону замка? – не довольно проворчал Малик.

На вопрос Малика я только кивнул, сдерживая смешок и заправляя хозяйство обратно в штаны. Начнем проводить итоги дня, а именно:

Теперь появился вопрос: где именно у этих существ хранится это золото? Ведь не карманов, не каких-то отверстий в нем не было, мы видели его в буквальном смысле насквозь. Ну это лирика. Главное теперь разобраться со своими новыми уровнями и способностями.


Вами получен уровень!

Текущий уровень: 25. Не распределенных очков основных характеристик – 57.

Не распределенных очков класса -25.

Теперь понятно. 1 уровень равен двум характеристикам и одному очку класса. Не считая 7 очков характеристик, что давались с самого начала. В отличие от Малика у меня совсем все плохо с силой, но вот с интеллектом у меня лучше. Что в итоге мы имеем:


Рохан, Демиург, уровень 25

сила – 5;

ловкость – 5;

интеллект – 12 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 8;

харизма – 8,

величие – 5 +5 за титул «Первый».

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического. +10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 57

Свободных очков класса -25


Мдааа… Теперь я умный, красивый, величественный… червяк. Забавно все это, но нет пока конкретики в этом мире. Она точнее есть, но вот до меня пока не доходит что и как тут.

Мои мысли захлестнули меня с головой. Мы шли по тропе, стараясь высмотреть возможные опасности или вообще хоть что-то, что могло отличаться от общего пейзажа. На протяжении нашего пути меня не покидало ощущение того, что на меня кто-то смотрит. Малик активно раздвигал ширму из листьев, махал дубиной и ощупывал деревья и кустарники… - Зоолог хренов!

-Малик! Что-то не так?

- Нет. Точнее не могу сказать, у меня не то образование. Мне кажется, что большую часть растений я даже не видел никогда. Даже в книгах… - насупившись он сорвал лист одного из кустов из обрубка которого тянулся сок, напоминающий мед по консистенции.

- Может это и другой мир, но вот основы мироздания и логики тут явно нарушены. Это ведь бред! – после этих слов он протянул мне оторванный лист.

Лист после того, как был сорван с куста начал святится и нагреваться. Его прожилки оставались прежними, в отличие от остальной части, которая по нарастающей начинала светиться и нагреваться все сильнее.


/Лист огненного плюща Ноглю

Свойства:После отделения от основного стебля медленно нагревается и светится. Может воспламенится. Высушиванию не подлежит, не ядовит, имеет съедобные плоды.


- Чем дальше в лес, тем толще партизаны… Это и в правду не реально. Это не должно быть ТАК!

- Не, Антоха, это не самое странное. Самое странное – это то, что мы сейчас в ЭТОЙ ЖО…

Глаза Малика округлялись и становились все больше и больше. Лицо бледнело, а рука медленно поднималась, и указательным пальцем Малик указывал мне за спину. Не, я не трус конечно, но вот чую, что если бы не пустой желудок, то кирпичи давно порвали бы мои штаны…

- Вот … это… мля-я-я-я… - по такому «многословному» описанию того, что явно за моей спиной, можно было подумать, как и о нахождении там мешка с золотом, сексуальной девушке, так и о гигантском огре с булавой.

Медленно и не уверенно повернув голову, я выдохнул. За моей спиной, на ветке дерева сидела ЛИСА! Мать её за ногу, ЛИСА! В этот момент хотелось сломать палец Малику, однако он был прав. Данный представитель пушистой твари, был белый, с черным носом, огромными, черными, любопытными глазами. Эта тварь не сводила с меня своих бездонных глаз. У меня что-то совсем не входило в голову, почему я так удивлен, но по описанию этой пушистой красавицы я понял…


/Белая Куфа. 12 уровень. Отношение нейтральное.

Плотоядное животное. Имеет свойства «Покров ночи», «Белая тень», «Полет». Обитает в лесах.


Теперь ясно! Я был удивлен тому, что она на ветке дерева сидела и периодически, крутя своими ушками, дергала крылышками.

- Писец, Малик, это такой зверь. А вот это лиса! И она ЛЕТАЮЩАЯ! Малик, это ведь охренеть как… как не обычно.

Я выдавил всё, но не было слов описать эту красоту словами. Её черные лапки, кончики длинных ушек, глубокие, огромные черные глаза, мокрый черный носик и пушистый мех. Это все в сочетании с крыльями приводило в такой восторг, что хотелось схватить, прижать и тискать, но мужское «Я мужик!» не давало и шанса на сопливые проявления чувств восторга от этого милого и очень красивого животного.

- Антоха, слушай. А если он нас не боится, он может быть чей-то. Ну или он просто не пуганный. Ты это… Попробуй его погладить.

- Не. Пусть лучше будет для нас красивым и милым. А то если он меня цапнет за палец и нападет, нам придется его убить. А этого не хочет все моё нутро. Так сказать, не хочется мне разочароваться в этом милом зверьке.

- Тогда пошли. Надеюсь, что он нас в спину не укусит.

- Я прочитал описание. Он не агрессивный. Вроде… Но лучше идти медленно.

Мы медленно развернулись и продолжили путь по прежнему направлению. Восторг от увиденного не покидал. Сердце колотилось быстро и волнительно. Мы шли по лесу, стараясь не шуметь, периодически оглядываясь, я замечал, что этот лис следит за нами. Возможно это было любопытство, а может наш запах ему интересен. Так сказать «индустриальный запах на просторах деревенской глуши».

Спустя час мы были на поляне, примерно в часе ходьбы от злополучного замка, в чью сторону мы шли. Милый зверек от нас не отставал, но постепенно увеличивал расстояние, на котором держался нас. Скорее всего, ему не нравилось то место, куда мы шли.

-Смотри-ка, лисенок на том дереве, за нами следит.

- Ага, Малик, я вот подумал, а что если тот замок – это была плохая идея. Ну в смысле идти к замку. Вдруг там что-то плохое. Там ведь дракон на стене сидел. Может какой злой колдун там.

- Ага – хмыкнул Малик.

- И принцесса в башне. Не думаю, но вот поселков или полей пока не видно. Давай так: если не встретим некого поблизости с замком, или по пути, то в сам замок не пойдем. Ок?

Я был не против плана, ведь он был мой. Но вот в его правильности я сомневался. Пока мы еще на безопасном расстоянии, мы могли вернуться или пойти в другую сторону, но до следующего селения могли просто не дойти или дойти, но очень долго пришлось бы ковылять.

- Ладно, Малик. Останемся отдохнуть здесь. Примерно часа два нам хватит. Потом пойдем дальше.

- Лады! А я пока на охоту и разведку, а ты хворост и листья на растопку найди и костер сделай. Жрать охота, начальникама.




***

/Из личной переписки Графа «М» и Императора «МергаллОкхе»:

/Император! Сие письмо пишу Вам не для забавы или гнева вашего, а для информирования и скорого рассуждения о судьбе брата моего, ранее арестованного вашими гвардейцами, Берта Балгенс.

Не позже сегодняшнего полудня, ранее известный «Вар Храск», был убит, ранее не известными путниками, за которыми я конечно установил наблюдение, но те, кто одолел его небыли не Мелгаллами, не Схартами, не даже Орисами, чьи границы близ тех земель. Прошу Вас миловать брата моего, ибо Вы просили убить слизня, коего ныне нет среди топчущих сей мир.


/Стоя в тени деревьев Лерты, двое шепотом обсуждали события последних дней:

- После последнего призыва наш магистр истощен, можете пытаться провернуть свою оферту.

- Увы, пока не могу, мои магические кристаллы были истощены. В ту ночь, наш некромант тоже что-то призывал, в итоге все магические кристаллы иссякли и даже те, что освещали комнаты были истощены.

- Ха! Да я смотрю и у вас экспериментируют с призывом?! Хотя помню Император четко дал понять, что на дыбу пойдут те, кто даже будет заподозрен в этом.

- Ну так не наш некромант призвал 30 лет назад демона, которого более года пытались как изгнать, так и убить.

- Ну так мы ведь справились. Теперь это огромная куча мяса заморожена …

- Тихо! Кто-то идет…

- Завтра в условленном месте.

Глава 3


Лес прекрасен как своим станом, так и чувствующейся силой. На поляне, что в часе ходьбы от замка Графства Мартирр, в лучах вечернего солнца, было не спокойно. Для людей сторонних, кто не ведал, что там ранее случилось, могло показаться, что два демона преисподней, в диком ритме страшного танца извергали ритуальные слова, кои знает только просвещенный, вызывают высшее зло на эту землю. А чуть дальше от них, в тени густых деревьев, на ветках затаились 8 черных обезьян, которых застали за процессом облегчения кишечника, ведь только так можно описать их выпученные глаза, на происходящее на поляне. А если разобраться во всем конкретнее, то вы поймете все!

Малик, ходивший в лес за будущим ужином, немного заплутал, но всё же добыл четырех кроликов и одну птицу, размером с фазана. Когда он уже возвращался, к будущему костру, он услышал крик. Бросив все, он рванул в сторону костра, где был Антон.

Антон собирал листья и хворост для костра, сложив листья и мелкую щепу в центре, он обложил место будущего костра камнями. В центр поставил палочки «шалашиком». Решив, что не стоит дожидаться Малика, а необходимо как можно скорее разжечь костер, а уже потом сходить ещё за хворостом. Так, я знаю, что это просто высокая температура, и чем больше она, тем лучше для костра. Я выставил руки перед собой и сконцентрировался на щепках в центре будущего костра. Представляю себе щепки, они нагреваются, уже темнеют, на них появляются тлеющие угольки, а теперь усилим это, приводя температуру до ... до ... ладно, представим огонь костра с последних моих шашлыков... Я ведь демиург, или где? Это ведь мир меча и магии, так значит, и магия должна мне быть подвластна. Нечего. Блин, надо сильнее, сильнее, еще сильнее и... ура! Пошел дымок, от моего кост...

Восемь силуэтов, в тени крон деревьев, наблюдали за нашими друзьями, сначала порознь, в радиусе 100 метров от них, а как поняли, что те собрались остановиться для трапезы, решили собраться на одном из деревьев для обмена информации и общего анализа, да и отчет составить и отправить нужно было уже час назад, а они все не могли остановиться. Вместе, не отрывая глаз, и наблюдая, они переговаривались и почти слышно спорили о том, кто побежит в замок на доклад. Докладывать было нечего, они лишь раз заметили, что «объекты наблюдения» на что-то ошарашено уставились. Скорее всего, они могут видеть «зверей тени», которые не видны большинству из их народа. Подтверждения существования таковых зверей нет, только слабый силуэт. На опознание и подтверждение которого, могут уйти годы.

-Объект «А» ушел в лес за едой, я прослежу - сообщила одна тень.

-Объект «Б» собирает хворост для костра – сообщила другая.

-Шеф, а что он выкладывает из камней, вокруг костра? Это что-то оккультное? – задала вопрос молодая тень.

-Гро их знает, а что? Напоминает пентаграмму? – по басу было понятно, что он старший.

-Ну не совсем, тут не шесть камней, их тут двенадцать. Не, я ошибся, он их в круг ставит, но опять вопрос – зачем?

-Вот позже, если получится, мы и спросим лично, а пока... Какого Гро? Что за ерунда? Он вызвал адское пламя?

Как только Малик выбрался из леса, он стал свидетелем столба огня, достающего до неба и выше, под этим столбом бегал Антон, крича и матерясь. Антон размахивал светящимися руками в разные стороны. С дикими глазами бегая по поляне, он представлял собой истеричку при месячных, с намазанными горчицей руками и диким зудом пяток, что заставляло бегать, орать и махать руками.

Если не брать в расчет тот факт, что эти двое стали итогом стечения обстоятельств, то представьте то, что творилось в голове самого Антона, который не мог потушить огонь из рук, дико испугался столба пламени и уже не думал об этом мире как о чем-то прекрасном, а скорее крайне опасном и не понятным. Малик в свою очередь начал сомневаться во вменяемости своего друга, видя, как этот псих устроил пожар и с матом бегал по поляне. Силуэты, спрятавшиеся в тени дерева были не только испуганны могуществом магии, но и зверским крикам этого сатаниста, пытающегося спалить небо.

А теперь причины: среди листьев были листья с усилением жара, ветки были как раз того кустарника со светящимися листами, а камни были осколками плиты призыва, на которой осталась кровь демонов и частички магии высших. И когда это все соединилось, оно стало опаснее, чем ядерная боеголовка, а попытка Антона создать огонь стала его кнопкой активации. Небо они, конечно, не сожгли, но были последствия локального характера:

1- Психологическая травма Малика и Антона, причем у кого больше ещё спорный вопрос.

2- Обморок у двух теней, с последующими ушибами плеча, спины и бедра.

3- Проявления заикания у молодой тени.

4- А главное это то, что некромант посидел и принял единобожие!


Спустя час.


- Ты это, Малик, прости. Я ведь не знал, что у меня ТАК получится. Я просто хотел попробовать магичить.

- Да я что? Я ведь думал, что на тебя кто напал, а там ты... а ты с матом и криками бегал вокруг огненного столба. Я поначалу подумал, что свихнулся или что еще. Короче! Давай пока без магии. Как-то страшновато если честно.

- Договорились. Сам не ожидал. А ты не заметил? Чуть вдали попахивало навозом.

- Может лось там какой обосрался. Голову не забивай. Обидно только, что лисичка испугалась и убежала в лес...

- Жаль. Миленькая была...

-А тебе достижения дали?

- Да. «Свидетель». Я типа «...лицезрел нечто великое и неповторимое», теперь моя наблюдательность повысилась на +5. Странная тут система прокачки. Вот если я "фак" покажу королю, то мне звание «Оскорбитель королей» должны дать?

- Ты прав. Как-то не нормально, если честно. Такое ощущение, что все тут люди, а мы как игроки, причем они не знают об этом. А вот мне дали сразу несколько достижений. «Маг-анархист» - дается при сотворении магического заклинания, получившегося сильнее предполагаемого более чем в сто раз, «Устрашитель» - за то, что испугал десятерых разумных и «Праведный страх» - за то, что, испугав кого-то, заставил уверовать в Бога.

- Бред, если честно. И что, какие привилегии дают эти звания?

- За мага-анархиста я получаю 5% шанс, при удачном использовании магии, эффект от заклинания будет увеличен на 100%, за устрошителя я получил -5 к обаянию в бою, а за праведный страх я навсегда получаю прибавку к получаемому опыту за праведные деяния. Что это за «праведные деяния» - пока неизвестно, но чем не плюшка?


В полном молчании мы шли к замку, переваривая все, что произошло.

Выйдя на протоптанную дорогу, с явной колеёй от колёс повозок и следами от копыт, шагать, стало легче. Вдали были видны поля, стога, дым из доменных печей или костров. Цивилизация!

Мы радовались всему, хотя было волнительно, главное сейчас не влипнуть в ... Ну мы уже пару раз влипли в него, но тут лошади и коровы гадят как слоны, тут уже нечего не попишешь, а в неприятности нам влипнуть, точно не хотелось. Говно хоть смыть можно.

Заметили нас не сразу, да и вообще могли не заметить, если бы не опалины на камзолах, грязные от сажи лица и густой, черный дым из леса, который намекал о том, что виновниками его являемся именно мы.


Перед нашим взором открывался величественный вид замка и его территорий. Огромные поля, со стогами по центру, низенькие деревянные дома крестьян, с соломенными и черепичными крышами. Сам замок состоял из нескольких колец, видимо город расширялся, и приходилось достраивать оборонительные части постепенно с возрастанием населения. На текущий момент мы находились в 4-5 километрах от самого замка, а буквально перед нами, в 80 метрах был виден частокол с вышками. Ворота были гостеприимно открыты, через них постоянным потоком шли как солдаты, так и крестьяне. После частокола шла каменная стена, высоту которого оценить сейчас трудно, ведь видно только бойницы и каменные вышки по углам стен. Сразу за частоколом стоял город, каменные дома, красная черепица. Трудно было сказать, насколько большой город, но вот укреплен он точно отлично. Подходя к частоколу, я заметил, что стража не очень-то и напрягается по поводу входящих и выходящих. Видимо военного положения нет, и давно не было, а может, они так уверенны, что на них не нападут из-за своей силы. Стражники были в коже, поверх которой были стальные доспехи. Сделанные из множества мелких металлических пластин, длина доспеха могла доходить до колена. На голове полукруглый шлем, скорее всего, из меди. В руках копьё, а на поясе короткий топорик.

Проходя под аркой ворот, мы небыли награждены и мелкого взгляда стражи. Эти горе - охранники либо говорили с кем-то, либо щупали девок, кто-то кому-то бил морду, а некоторые лучники, особенно те, что на стене, вообще спали.


Добро пожаловать! Вы прибыли в замок Графства Мартирр, Империи «Мергалл Окхе».


Ну, вот и системка. Теперь надо найти карту области, трактир и библиотеку.

-Малик, давай держаться вместе. Нам нужно в библиотеку. Потом найти койка-место и попытаться заговорить с местными.

-Согласен. И судя по всему, мы их понимаем. А значит, и они нас будут понимать. Надо еще купить что-то из одежды. Но неизвестно что тут скажут на наши 12 золотых и 40 серебренных. Может, тут такие не принимают. Надо их придержать и сравнить с местными.

-Тогда надо заработать.

-Опять прав. А что мы умеем, чего они не умеют?

-Не высыпаться по 5-6 месяцев, зарабатывая копейки, а потом за один день их просрать?

-Вот именно! Будем халтурить! С тебя три не прозрачных стакана и один шарик. Сможешь сотворить? Ты ведь демиург.

-Жулик! Малик, я не сомневался, что ты все можешь и умеешь, но зачем дурить народ? Сделаю. Не сомневайся. Я ведь недавно чуть небо не спалил...


Войдя в город, мы уже могли смешаться с толпой. Нужно было торопиться, скоро закат, и остаться спать на улице совсем не хотелось. Зайдя в переулок, где точно никого не было, я из песка под ногами попытался создать три одинаковых стаканчика, удалось с попытки пятой, но получилось неплохо, а вот на металлический шарик пришлось пожертвовать пару гнутых гвоздей, найденных мною на дороге.


/Создание предмета. Вами созданы 2 чашка каменная, путем соединения более мелких компонентов, металлический шарик 1, путем деформации структуры предмета.

Получено 400 опыта «Демиург». Класс повышен на 2 уровень. Вероятность создания простых предметов 100% +50% вероятность получения дополнительных характеристик создаваемых предметов. Вероятность создания хороших вещей 100%. Вероятность создания отличных вещей 75%. Вероятность создания превосходных вещей 45%. Вероятность создания уникальных предметов 10%. Вероятность создания вещей божественного класса 1%.

*Продолжайте совершенствоваться! Каждый раз, когда вы создаете своими силами, увеличивается шанс создать что-то уникальное.


Для ускорения процесса мы разделились. Я пошел искать библиотеку, а Малик пошел дурить народ на площади.

Нашел библиотеку я сразу, там прямо у дверей топтались десятки мужиков, бурно что-то обсуждая и тряся свитками и пергаментами. Вывеска над дверью изображала перо и книгу. Логично и лаконично. Зайдя внутрь, я обнаружил с десяток книжных полок за длинной стойкой, и одного, как я понял, библиотекаря. Поджарый мужик, с черными волосами и выступающей сединой на висках осмотрел меня снизу-вверх, своим цепким взглядом и сразу подошел ко мне со свитком, на котором быстро что-то написал.

/Я Эрс, хранитель книг. В библиотеке молчать! Напишите, чего вам надобно, и я постараюсь это найти.

Ясно, немой, или и в правду такие жесткие правила здешних библиотеках. Быстро на калякав необходимые мне книги по истории империи, точную карту империи и этого города, с обозначениями всех важных мест, я отдал лист Эрсу и присел на ближайшую скамейку.

С начала Эрс видимо думал, что я покупать их буду, но после того, как я посмотрел на карты, они скопировались мне в интерфейс, о чем я получил уведомление. Собственно, я надеялся, что так и будет, ведь свободных денег не было, точнее были, но еще неизвестно, будут ли они тут котироваться, а вот книгу про истории империи почитал, прочел буквально 5 страниц текста, из которого 4 страницы была сплошная вода, с местным фольклором. Оставив книгу, я написал о том, что позже зайду, точнее завтра и попрошу её ещё раз.

Я вышел на площадь, совсем скоро солнце сядет и видимо народу это не нравится, либо это комендантский час. Народ спешно покидал улицы, лавочки закрывались. Дойдя до места где, я оставил Малика, я увидел столпотворение. Малик явно разогнался. Вокруг него крутилось человек пятнадцать, все что-то живо объясняли и выкрикивали. Малик был весел, он крутил стаканчики и приговаривал всем известную считалочку: «кручу-верчу, запутать хочу...».

Я приблизился на расстояние 5 шагов, делая вид, что и сам зевака, четко, но не громко сказал: «Ша! Мусора!» На эту фразу малик правильно отреагировал и начал закругляться.

-Все мужики, хватит. Завтра попробуете ещё! Вы меня чуть не раздели тут!

Малик быстрым шагом шел в сторону проулка, прямо напротив которого мы были. Поравнявшись с ним, мы скрылись в сторону харчевни. По пути я скопировал карты Малику.

-И как успехи? Много обобрал?

-Иди ты, я хоть что-то заработал, а ты? Во-о-т... а я, целых 40 медных и 3 серебряных. Правда я еще не разобрался, что сколько стоит, но вроде как нормально.

-Сейчас есть и спать. Надеюсь, что этот день кончился и больше не будет неприятностей.

Нашли по карте харчевню сразу. Благо карта очень точна и буквально создавала маршрут прямо во время движения. В харчевне был приглушен свет. Настенные свечи озаряли мягким светом все помещение, создавая некий интим. Столики были все заняты. Между столиками крутились и порхали юные девушки с подносами, то и дело, забирая пустую посуду или выставляя яства на столы. У барной стойки стоял грозного вида владелец, а может и бармен, не знаю. У этого мужика было огромное тело, широкие плечи, огромные руки и грубое лицо, видимо раньше был солдатом. За столиками все вели себя не очень шумно, буквально вполголоса и ругались, и смеялись, что-то выкрикивали. На нас не обращали внимания. Мы юрко добрались до бара. Бармен, видимо уже на автомате, не обращая внимания на нас, выдал всю подноготную.

- Сутки – 3 сйе, неделя 10 сйе, завтрак включен, он в 5 утра. Пить в номере нельзя, жрать заказывать можно, но плюс 1 сйе официантке. Официанток не щупать, а то я вам ваши "щупала" оторву и скажу, что так и было. Деньги вперед.

От такого обилия информации, да и от её полноты я чуть не онемел.

- Обижаете, уважаемый, нам мысли только о поспать приходят в голову, да и кушать, а пощупать - можно и в публичный дом сходить...

Осмотрев нас с ног до головы, Владелец, видимо удовлетворенный моим ответом, благодушно хмыкнул.

- Ну, коли так, то добро пожаловать в «Довольный Горт». Горт это я. Вон так красавица в желтом фартуке, что разносит еду – это моя дочь Алия, а та сочная дама, что у меня за спиной у жаровни – это моя жена, Олла. На неё смотреть, как и на дочь нельзя похабно, только с умилением и восхищением! Ладно, хватит праздных речей. Чего изволите... Путники?

- Во-первых – что это за «сей», мы не местные, но в банке нам дали медные и серебреные монеты. Во-вторых, – мы хотим остаться на неделю, кушать будем у себя. Нам один двухместный номер с двумя раздельными койками. В-третьих, – где у вас помыться можно и как тут с безопасностью наших бренных тел?

-Так. Вижу, что не местные, но вот национальность я вашу опознать не могу. А я все национальности знаю, со всеми воевал и всем морды лица бил. А таких, как у вас не видел и не бил. Теперь по порядку: сйе – это одна медная монета, 20 сйе – это 1 серебреная монета, она же ту, 50 ту равны одной гло, это одна золотая монета. На неделю можно, завтрак только на первом этаже включен в стоимость, а про безопасность скажу так – безопаснее этого города вы не найдете. Везде стоят магические купола, даже в моём доме, над каждым столиком купол тишины, над каждой дверью купол тишины и сигнал опасности. А вот про дом публичный вы забудьте. У нашей герцогини очень жесткий нрав. Она такое запретила на территории города. Зато тут девки есть, они на каждом углу по улице Вишневой стоят, и стоят не дорого, всего 10 сйе, и чисты и некоторые, даже не прочь с иностранцем, но вот среди них много из гильдии убийц и шпионов, поэтому могут и убить.

-Спасибо вам, Горт. А куда нам сейчас присесть? Вижу заняты все столы.

-Да ты не тушуйся, прямо здесь, ща стулья принесут и садитесь. Рекомендую рагу из гуся и суп овощной, остатки правда, но так от того остатки, что моя Олла так вкусно приготовила.

-По рукам, подавай, Горт, будем кушать, а подле спать пойдем.

-А вина? Иль эля? А может сразу гномьей особой?

-Согласны, тогда эля два и по маленькой гномьей, попробовать.

-Олла-а-а! Свои фирменные! Две порции каждого и батеного особенного по два стопоря, о перёд блюд, а подле - эля!

К нам подошла юная девушка в желтом переднике на сизом платьице. Её лицо было все в веснушках, Маленький, вздернутый носик и большие карие глазки были очень милые, прямо налюбоваться было невозможно. В своих маленьких ладошках она сжимала огромный поднос. Переведя на нас недоверчивый взгляд, и сразу повернувшись к Горту, она сделала жест рукой, приглашая его подставить ухо, чтобы что-то прошептать. Горт наклонился, та ему что-то прошептала. На лице Горта сразу выпало удивление и озадаченность.

-Скажи нормально, Алия, ты что в туалет хочешь?

На лице Алии выступил румянец, а ушки так забавно покраснели от смущения, что поначалу я подумал, что их облили вишневым вареньем.

-Па! Ну ты чо? Леди не ходят туда. Мы это... ромашки... сажаем!

-Так ты... это... клумбу пошла сажать? Или пыльцу развеивать?

Алия еще больше покраснев буркнула что-то не понятное и быстрым шагом удалилась в темноте проема, ведущего на кухню.

-ха-ха-ха... Вы братцы не обращайте внимание. – Олла, подойдя к чесавшему затылок Горту, продолжила – Муженек мой в таких делах скуб на такт. Он, когда меня на свидание приглашал, в трактире заказал свинью на вертеле и два кувшина орчего эля. Не может он быть нежным и тактичным, зато честный, сильный и очень добрый.

-Олла, прости, я правда, не сообразил чего-то. А вы ребята – обратился к нам Горт – не обращайте внимания, бабы, они такие бабы! Цветочки там всякие... Не поймешь нечего, о чем они. А вот с кабаном и орчим элем я тогда и в правду дурнул. Ну, думал о том, что самое дорогое и вкусное, а орчий эль самый забористый.

-Ладно, уж. Не будем вдаваться в подробности. Вы, видимо, очень терпеливая и хорошая пара. А можно вопрос? – спросил Малик.

-Ну, таить не станем, если не совсем плохой на голову.

-А почему «батин особый»? Это вы ведь об отце Оллы?

Олла расплылась в улыбке, подмигнув Горту, на что тот сразу среагировал, ответила громко и гордо. – Я гном!

Перед нами, за барной стойкой, оказывается, СИДЕЛ хозяин. Встав, он стал выше нас ровно вдвое, на его руке, словно белочка, сидела Олла и широко улыбалась во все 32 белоснежных зуба.

-Здесь пол поднят, чтобы в глаза можно было смотреть, когда сидишь, у меня ведь после последней войны части ноги нет. И нет, я человек, я просто высокий, жена и в правду гном, но какой ГНОМ! Она ведь такая... такая...сла-а-адкая.

За этими разговорами я и не заметил, как часть столиков уже опустело. Официантки сидели в дальнем углу, рассматривая нас, шушукались и смеялись, строя глазки. Малик, вертя головой, подмигивал девчонкам. Мы ели и пили. Гномья и в правду была очень хороша, напоминала самогон, градусов 55 и отдавала орехами. Эль был бархатным. Вся еда была очень вкусная, соли не было, но вкус был великолепный, даже жалко было добавлять соль.

После еды мы попрощались с Оллой и Гортом, а вот Алия была сильно смущена и видимо стыдилась свидетелей откровения, лишь буркнула нам в спины - спокойной ночи, гости.

Наша комната была большой, две дубовые кровати, две тумбы, на которых стояли свечи, шкаф. Уютно, блин. Зато сухо и тихо. Мы разделись и легли спать. Лёжа в кровати, я думал только о том, что очень милая и приятная пара. Олла очень добрая, очаровательная и веселая гномиха... гном... не знаю, как правильно. Горт... он типичный мужик. Так сказать – бывалый вояка. У него явно есть, что интересного рассказать. Свою семью любит и может защитить. А вот его зятю я точно не завидую. Горт ему лицо в фарш превратит, если что. Я таких уважаю, хотя себя мог описать как «офисный хомячок». Правда, с момента попадания в этот мир, моё тело тоже подверглось изменению. Как и у Малика, у меня пропал живот, проявилась мускулатура, я примерно также выглядел в свои лет 20, когда еще бегал и ходил в парк на турники и брусья.


Замок графа. Верхние этажи. 23:35


Из темной арки бойницы, что у северных ворот замка цитадели основного кольца, где жил сам граф с графиней, вышло сразу восемь теней. Они шли бесшумно, словно тени по коридору замка. Остановившись у узорчатой двери, коих бесконечное множество в замке, один из них постучался.

-Войдите! – прозвучал напыщенный и немного писклявый мужской голос.

Все восемь теней проскользнули в дверь. В комнате было светло. Магические светильники не давали ни шанса на то, чтобы остаться в тени. Все восемь фигур упали на колено.

-Снимите капюшоны! Я вас и так всех знаю.

Сняв свои капюшоны, все восемь теней остались на коленях. В комнате стояла высокая девушка, с густыми рыжими волосами – это была глава их отряда разведчиков при правом крыле графства и одним из лидеров тайных осведомителей империи, Кэттерин. В кресле, возле окна, сидел щуплый, смазливый мужчина, одетый в обтягивающий синий камзол, на ногах были черные как смоль ботинки с красными вставками на носке. Его зализанные черные волосы и подведенные глаза немного не сочетались с его титулом графа, больше походил на столичного модника, но все же это был граф. Графиня, стояла рядом, опираясь одной рукой на кресло, в другой сжимала навершие меча, кончик которого доставал до каблуков её сапог. Меч был в ножнах, но даже так он внушал опасность. Графиня была полной противоположностью графа. Она была величественна, красива от природы, но одета как пацанка или скорее, как кавалерист знатных кровей. Её черные волосы отливали сапфировым блеском, цвет скорее был очень темной крови. На ней был крепкий красный камзол, из-под которого была видна белоснежная рубашка, туго сходившаяся в груди, на ногах были свободного покроя кожаные штаны с металлическими вставками. На ногах высокие лакированные сапоги с металлическими вставками на носке и пятке. Она не показывала превосходства, в отличие от графа, она скорее источала уверенность и благодушие, которые были подкреплены мудростью и силой, коей граф явно не обладал.

-Доклад! – жестко вставила Кэттерин.

-Оба объекта вошли в город без препятствий. Сейчас остались с ночёвкой в «Довольный Горт» - это харчевня почти у самых ворот, владелец бывший сотник - алебардист. В харчевне есть наш человек – это Дила, одна из официанток.

Граф, с ярко выраженной неприязнью на лице отвел свой нос и писклявым голосом обратился к Кэттерин.

-Нам стоит опасаться их? Может не дожидаться неприятностей и сразу убить? Это могут быть чьи-то шпионы, а может это подосланные убийцы из соседних империй... - графу не дали договорить. У восьмерки шпионов сложилось мнение, что граф тут вообще отсутствовал, ведь графиня, не обращая внимания на слова графа начала, как ни в чем не бывало, в своей мягкой и четкой манере дочери императорского военачальника, вещать.

-Сегодня все! Всем отдыхать, спасибо за службу. Закрепить за ними четырех следящих, контролировать перемещения и докладывать Кэттерин, проверять, что спрашивают и что покупают. В конфликты не ввязываться, на контакт не идти. Только слежка. Они могут быть и обычными путниками, скорее это маг и его телохранитель. В случае опасных действий с их стороны - докладывать только факты и их предшествующие события, чтобы не получилось так, что мы их казним за то, что они само защищались. Письменный, точный отчет от каждого в трех экземплярах мне на стол к полудню завтрашнего дня, анализ в двух экземплярах мне на стол к вечеру того же дня от Кэттерин. На этом все!

Графиня повернулась, и медленно, с задумчивым выражением лица пошла в сторону балкона. Кэттерин жестом дала понять шпионам, что они могут быть свободны, а сама последовала к графине.

Граф в свою очередь встал, магическим образом достал из неоткуда трость из красного дерева с золотым навершием в виде головы какого-то животного и пошел на балкон.

-Милая, хватит меня унижать перед подданными, я в первую очередь граф, а после твой муж!

Графиня с нисхождением посмотрела на графа, а в голосе тоненькая ниточка издевки.

-Что вы, ГРАФ, я и не смела ВАС унижать. Я только решила, что вы, быть может, устали и спешить должны в опочивальню. Вы так бледны, а прошлой ночью вы так вымотались, что сейчас осунулись и измождены.

А сама подумала: «Гро тебя возьми! Чертов мужеложец! Да мне блевать в пакетик хочется при твоем виде! А унижать тебя одна отрада!»

Графиня никак не показывала своей неприязни и отвращения к самому графу и его существованию. Она была воспитана своим отцом, а по совместительству императорским военачальником, как отличный фехтовальщик, мастер рукопашного боя и великолепный наездник, её стойкости и хладнокровию мог позавидовать и сам император, о чем он и сам не раз акцентировал своё внимание, встречаясь с графиней.

В это время, пока граф извергался слюнями, требуя от неё извинений, словно блоха перед огром, графиня была в своих мыслях.

Хоть это и был приказ её отца и просьба императора, но все же свадьба с этим... с этой... в общем, это было не приемлемо. Мало того, что он спал с мужчинами, так он еще и требовал к себе относиться, как к графу... Он был не достоин отношения даже как к прокаженному. Ну что за не справедливость?! Я ведь думала, что будет муж у меня как у всех: сильный, грозный военачальник, любящий муж, даже той гномихе повезло, сам Горт попался на её чары, а ведь он знаменит во всех империях, в некоторых его имя стало нарицательным. Им даже пугают детей перед сном... А мне не полноценный урод, с жалкими физическими и магическими данными, да ещё и трус, коих свет не видывал. Ну ладно, отвлеклась. Надо думать, о тех двоих. Я не думала, что ситуация так изменится. Они спутали все мои карты, гро тебя бери! Они одолели слизня, а ведь мы его усиливали целый год, чтобы этот неудачник не смог вызволить своего братца из тюрьмы. Надо написать весточку отцу и императору.


Когда граф накричался и вышел, гордо задрав свой нос, графиня обратилась к Кэттерин.

-Кэттерин, к тебе отдельное задание. Надо именно тебе сблизиться с тем магом. Попробуй войти в доверие. Нужно узнать ... да что я рассказываю лучшей шпионке из всех в империи?! Сама все знаешь.

-Да, Леди Майли. Будет исполнено! Разрешите вопрос?

-Слушаю?

-Граф нам не помешает? План не меняется?

Обдав Кэттерин вопросительным взглядом, словно хлыстом, графиня поникла.

-Надеюсь, нет. Гро его знает, что у этого «самца» в голове. Но за ним усиль прослушку и слежку. Только теперь в отчетах НЕ НАДО мне писать, что и в каких позах он вытворяет с сыном купеческой гильдии, это уже проблемы гильдии купцов.

-Есть, Леди Майли! Разрешите идти?

-Ступай. И вот еще... - Леди Майли протянула свитки – это письмо моему отцу, и письмо императору. Пусть твой отец доставит. Ему я доверяю как тебе.

Выйдя из помещения, Кэттерин ушла по своим делам, исполнять прямые и не прямые поручения графини. Графиня устало упала в кресло. Её озабоченное лицо было уставшим. Она расстегнула две верхние пуговицы камзола и одну на рубашке. Такой уставшей она давно не была. В последний раз только после похода против графа МеккиЁр, из соседней империи, который разорял пограничные селения и намеревался их захватить. Это продолжалось около года, а тут каких-то два дня. Два долгих дня и три долгих ночи без сна и отдыха.

Вызвав по волшебному колокольчику личную служанку, Майли попросила принести вина, фруктов и точильный камень. Старая привычка – думать о чем-то, пока шлифует и точит меч.

Заказ принесли, как всегда, быстро, как собственно, и сама Майли, её служанка будто чувствовала волнение хозяйки, она не ложилась спать, пока хозяйка не спит, всегда начеку, всегда рядом и угадывает желания.

-Таси! Ты ведь вдова советника бывшего князя эльфийских пустошь ХекеСакх?

-Да, Леди Майли! Вы верно сказали.

-Тогда скажи мне, что ты думаешь? Что говорят во дворце и в городе?

-Леди! Я не хочу быть зажигательницей слухов и тем более не хочу доносить, для этого есть бесхребетные людишки... Простите... Я не хотела... - осунулась, почти втянула голову в плечи Таси.

-Не беспокойся, просто скажи, что говорят, а не кто. Ты ведь мои глаза и уши замка и всего графства.

-Да, Леди! Говорят, плохо в основном о графе, ходят неприемлемые слухи, но подтверждения, как и источников их – нет. О Вас, Леди, говорят в основном хорошо, даже восхищаются, плохо говорят пьяницы и невежды, и сторонники графа, коих мало, буквально не более двадцати, а слухи распространяют как сам граф, так и сын купеческой гильдии, хотя в самой гильдии только хорошо о вас говорят, а слухи пресекают на корню. О происшествии двухдневной давности говорят мало, да и особо нечего говорить. Кто в магии понимает, говорят, что "что-то очень сильное произошло, и все магические источники энергии опустошило", а для остальных это был сбой в магических кристаллах, не более. А вот про сегодняшний инцидент, с огненным столбом до неба, а после с черным дымом и двух путниках, вышедших из леса, вот тут слухов много. Свидетелей нет, а вот, думают разное, даже кто-то видел, как некромант, стоявший на балконе своего дома, что на окраине столицы, святой ромб очертил на себе, словно глубоко верующий. Представляете? Чтобы некромант, да и верил?! Бред, но опровержения некто не сделал.

-Хорошо. Спасибо. Тогда постели пока, а я еще посижу и спать.

Поклонившись, Таси вышла, тихо прикрыв дверь и накинув купол тишины на дверь. Его набросить могла и графиня, но за своими думами могла и забыть.


Комната графа.


-Чертовка! Тварь! Эм... блудница!

Граф был взбешен, ходил по комнате, выкрикивая оскорбления в адрес графини, раздеваясь перед сном.

-Да кем она себя возомнила? Я ведь граф! У меня вся власть! Я одним пальчиком поведу, и её убьют! Дрянь! Ну я тебе...

Снимая камзол, граф не церемонясь, бросил его в угол комнаты, где стоял в поклоне слуга. Раздевшись до шелкового нательного белья, состоящего из свободной сорочки с пышными оборочками на манжетах, приталенных и узких по всему крою панталон с такими же оборочками и писком всего комплекта были гольфы. Розовые гольфы с инициалами сына главы купеческой гильдии, подаренные лично графу в интимной обстановке.

-Возомнила о себе! Тварь! Состроила «дом помощи», а по сути, притон для черни, где кормят, поят и оставляют всяких прокаженных и не имущих... Отвела под нужды образования целое здание, ранее закрытого ей же, публичного дома, а по факту, там неучи всякие из не знатных пытаются выучиться грамоте. Да это чистой воды показуха, а император и народ внимают... бараны!

-Сэр Мартирр... Балгенс Мартирр – чуть слышно перебил его слуга – разрешите идти?

-Иди уже, чернь! – зло и с неприязнью в своем писклявом голосе сказал граф.

Сегодня граф был особенно зол ведь по сути, он нечего не мог, все борозды правления забрала графиня, народ его не слушал, он стал номинальным графом. Он это понимал, но признавать поражения не хотел. Совсем недавно, буквально три года назад он был сосватан и женился на якобы кроткой девушке, которая должна была обеспечить его связями и привилегиями, но не прошло и дня, как он привез её во дворец, а она переменилась. Сразу поставив его в самое не приятное положение, указав на его место, обвинила в мужеложстве с сыном главы торговой гильдии.

В графстве появились гильдии мастеров, советы дворов и округов. Начали расширяться границы дворцовых владений, распустили публичный дом, открывались школы, больницы и приюты, стражу частично сократили, убрав всех, кто был номинально, повысили за их счет оклады и увеличили выучку. Огромная работа была сделана за три месяца, пройдясь по княжеству как огромный смерч. Хотя мало кто знал, но подготовительная работа была проведена за один год до того, как графа женили на графине. Большую часть работы провела лично Леди Майли, под контролем самого императора и её отца. Сам план был разработан для пресечения локальной войны графства и поднятия мятежа по всей империи.


Комната совещаний. Дворец Императора Империи «Мергалл Окхе»

Императорский трон пустовал. Император сидел на балконе, любуясь видом дворцовой площади, в руках был раскрытый свиток от Леди Майли, графини графства Мартирр.

-Император? Что изволите делать? Какие будут указания?

В голосе придворного была настороженность, ведь император так стоял на балконе редко в хорошем расположении духа. Скорее всего, что-то должно было случиться, что приведет к ярким и возможно не приятным последствиям.

-Кто принес письмо?

-Сэр Кристоф Лэйн.

-Ты свободен, только пусть придет Сэр Аннс Арто... сейчас же! – голос императора был жесток, но сдержан, видимо что-то и в правду было не так.

-Слушаюсь – придворный низко поклонился и вышел.

В туже минуту в дверях стоял отец Леди Майли. Высокий, крепкий мужчина за сорок. С абсолютно седыми волосами, спускающимися до плеч, с двумя косичками у правого уха. Лицо гладко выбритое, шрамы на лице говорили о его тяжелом боевом прошлом, а глубокие морщины в уголках рта о том, что он был очень веселым и добрым, но сейчас лицо было сосредоточенное и жесткое, будто скоро ему снова брать в руки свой двуручный боевой топор и идти на сечь.

-Заходи, друг мой. Как всегда, не выпить тебя зову... увы, а по делу – император перевел взгляд на Аннса и хмыкну - Ну-у-у... я вижу. И тебе письмо написали? Тогда ближе к делу. Что делать будем? Мы этого не просчитывали. Отчеты по тем двоим мы получим послезавтра. А вот с графом и его братом надо что-то делать. Его письмо пришло мне вчера, скорее всего он метку на монстра поставил. А как тот подох, так сразу письмецо и написал. Видимо этот заговорщик ищет любые возможности вытащить своего братца.

-Не думаю, что что-то изменилось. Ведь, по сути, не он убил его, да и можно придумать что-то ещё. Нет слизня, можно дракона, нет дракона – то тут, и кролик какой найдется.

-Арто, прав ты конечно, но вот что ему за наказание такое? А-а-а-а-а-а!!!! Как меня бесят эти условности!!!! Вот почему нельзя просто их обоих казнить? Всё ведь так просто. Но я император, а значит надо быть и к гадам милосердным – император ходил из стороны в сторону, рукоплескал, ругаясь и притоптывая.

-Да не злись ты так. Они того не стоят. Я слышал напасть на северные леса пришла. Там огры с гоблинами в союз объединились и всей ордой теперь грабят поселки северной части империи. Так может нам временный союз создать, не гласный конечно. Мы им магические кристаллы и провизию в течение 2-х лет, а они должны убить этого графа? Мы графа пошлем их убивать, а они его грохнут, не без нашей помощи, мы ведь кристаллы магические авансом дадим и оружие дадим. Может так?

-Нет, дружище, туда конечно пошлем, но вот карму, не буду портить, наши священники везде, даже в пыли ног, они прознают про союз и опять мне выговор вляпают. Может этих двоих попросить, тех, кто в его графство пришел, пусть думают люди, что убийцы из соседних империй, а мы им заплатим. Их мы не знаем, они нас. А потом замнем.

-Тоже не вариант. Даже если они и убийцы, они, чтобы подлить масла в огонь всю правду и расскажут, а если и не убийцы и не шпионы, то могут случайно проговорится. А нам такое не на руку.


В молчании, сидя за маленьким столиком, на котором было уже три пустых графина сладкого вина и пустая корзина из-под фруктов, они сидели и думали. Не было ни здравых идей, ни хотя бы нужного направления. Было ясно только то, что нужно избавиться от графа и его брата. Тишину кабинета прервал громкий стук в дверь и последующее её открытие.

-Император! Срочно! Вашей аудиенции требует Епископ Гестро третий – испуганный и еще не проснувшийся слуга, явно не ожидал увидеть Императора вместе с Сэром Аннс Арто.

-Пусть заходит, да и вина с фруктами пусть принесут – ответил, не отвлекаясь от своих дум Император, буравя взглядом этикетку на уже пустой бутылке вина.

В кабинет, величественно и медленно зашел Епископ, одетый в нежно-молочную церковную рясу с расписным поясом и в маленьком чепчике, видимо только встал с кровати, но решая не подавать виду, что это он так торопился, он решил, что и так сойдет. С не покрытой головой - религия не позволяла, но тут выбора особо не было.

-Приветствую вас, Император, и вас, сэр Аннс Арто – как только слуги принесли ещё вина, фруктов и дополнительный бокал, дверь в кабинет закрылась, Епископ продолжил – да чтоб демоны их всех растерзали! Треклятые заговорщицкие маги!

На этих словах Епископ быстрым шагом подошел к столику, небрежно вырвав из бутылки пробку, дрожащей рукой разлил вино по трем бокалам, и залпом выпил остатки из бутылки. Прикончив остатки вина, он как у себя дома рыгнул, задрал подол рясы и с силой упал в кресло, где ранее сидел Император.

-Я, друзья мои, сейчас не в духе почести империи воздавать, и этот этикет будет после того, когда мы с вами решим проблему магов империи, а точнее «Белого мага» и «Некроманта». Нет, я помню договор о невмешательстве в их распри, но они меня достали! Утром того дня, буквально пол часа как встал я с кровати, в мою обитель, в ХРАМ ворвался некромант, со свитой нежити и обозом с ядами, частями тел и артефактами темного пантеона, вменяя мне что это в дар, для искупления грехов его, а нежить в полное покровительство и на службу храма и церкви в целом. И это адское отродье, бегало за мной по залу храма, требовал принять его в пантеон веры. Я, поначалу убегал, но в силу моего скудного физического здоровья я начал уставать, и он вцепился своими руками мне в ногу, и так тащился по полу, моля и плача. Говорил о каких-то нелепицах, что было ему видение, будто ад пытался прорваться в небеса, и столб огня плавил небо, и плакали ангелы, и ржали демоны... Короче! В дом скорби его, срочно! Он свихнулся. Но вот что странно, его пропустил реликт храма, видимо он и в правду уверовал и искренне хотел принять эту веру. Так я ему шесть томов пантеона дал для прочтения и принятия веры, но их ненадолго не хватит, я буквально только из храма. Мои послушницы вообще боятся в зал войти, чтоб убраться. Нежить там наследила, кровь из мешков льется и зеленая, и красная и даже всполохи нечистой магии от них идут. Да мне обряд очищения проводить там месяц после этого придется! И посмотрите на это! – Епископ задрал подол до самого бедра, на белоснежной, волосатой ноге виднелись синяки – Этот треклятый Некромант в меня с такой силой впился, что нога теперь болит и ноет!

С минуту стояло молчание, на лицах Императора и его военачальника медленно поднимались уголки рта, на глазах начали накатываться слезы от смеха. Не стесняясь, они смеялись так громко и с такой силой, что глаза обиженного Епископа поначалу округлялись, но потом, и он сам начал смеяться. Теперь понятно стало даже Епископу, как это все было смешно и даже положительно. Ведь для империи все как раз сходилось только в положительную сторону. Теперь можно было ненадолго забыть о проблемах с Некромантом. Он полностью отдан под нужды церкви и готов служить ей всецело и без остатка.

Глава 4


Солнечные лучики ясного дня пробивались через полупрозрачные стекла окна комнаты харчевни. Птицы за окном щебетали очень мелодично, да как-то близко к музыке. Казалось, что у них там даже свой дирижёр имеется. Я встал как всегда рано. Глаза еще толком не разобрали всего что было вокруг, но обстановка в комнате была узнаваема. Я был в комнате. На соседней койке лежал Малик, храпя так, будто он не человек, а какой-то Огр. Серый такой и очень мощный. Его храп не перебивал песни птиц, но производил диссонанс в звучании утренней песни. Поднявшись на ноги, глазами начал искать дверь в уборную, в туалет хотелось сильно, но терпеть я еще мог. Не найдя уборной, я обнаружил, что под каждой из кроватей стоит горшок. Посмотрев внимательнее, обнаружил ссылку информации предмета «Нужник» Пустой. Имеется полог обеззараживания и устранения запахов» а про себя добавил – Он предмет простой. Он не куда не денется, а от того предмет простой, а от того предмет пустой, что мной еще не во-стре-бо-вал-ся… - Давненько я на горшок не ходил. Хотя сейчас нечему удивляться. Нужно приспосабливаться. Надеюсь, что не Алия будет его убирать, а то как-то после её «цветочной темы» не очень удобно.

Сделав свои дела, я естественно не нашел туалетной бумаги, что не могло меня не расстроить, но теперь хотелось помыться. Причем тщательно, и желательно в бане. Спустившись на первый этаж, я нашел взглядом Горта и Оллу, они занимались своими делами, видимо тут так рано не вставали.

-Горт! Доброе утро! Как спалось? Доброе утро и вам, Олла!

На мое приветствие они оба повернулись в мою сторону и удивленно посмотрели, будто и не знали меня вовсе.

-И тебе доброе утро, Рохан… а чего так рано? Завтрак только готовится… - недоуменно, с долей восхищения обратился ко мне Горт.

-Так я всегда так встаю. У меня на Родине говорят так - «Кто рано встает, тому бог подает» правда есть и другая интерпретация – «Кто рано встает, тот всех достает». Но мне нравится первая.

Обменявшись любезностями, я узнал, что как таковой бани тут не существовало, есть лохани, они по одной сйе, а вот помыться как в бане можно было в бочке, но их в наличие пока нет. Последняя бочка сломалась три дня назад, а также можно было в купальне. Она была напротив посольства и была в третьем кольце замка. Мы, оказалось, были в четвертом, а до третьего надо было пройти примерно 3 квартала вглубь города. Там было чище, и там жили более знатные люди, хотя тут ходила поговорка, что «чем ближе к трону, тем чище, но только не помыслами». Оставив записку Малику, что пошел в купальню, сбросив их координаты ему личным сообщением, продублировал карту на записке, еще неизвестно, как тут работает меседж.

Долго идти не пришлось. Неожиданно легко мне далась прогулка. Идя по городу, я осматривал открывающиеся лавочки и разных людей. Улицы были широкие, но вот точного разграничения для пешеходов и повозок не было. Как я понял, здесь нечистоты убирались индивидуально каждым жителем. Все в выгребные ямы на своих участках земли. Через каждые 15 метров стояли пузатые керамические сосуды для мусора. Их видимо не часто использовали, но в городе было чисто. Несмотря на размеры этого круга, дороги как таковой не было, просто вытоптанная земля. Подойдя к лавочке с одеждой, что ближе к воротам третьего кольца, решил прикупить местной одежды как для себя, так и для Малика. Нам не стоило выделяться, ведь на мне были черные брюки, коих тут ещё шить не умели, рубашка и пиджак, которые явно выделялись из общих стандартов моды.

-Доброе утро, странник! В столь ранний час и на ногах? Куда же держите вы путь? – обратившийся ко мне владелец лавочки, старик, которых тут было не много, с приятным басом и густой седой бородой до груди, показал рукой на свой товар и продолжил – желаете, чего? У меня, увы, не из последних моделей, и не самые изыски, но и не тряпье обычное. Моя внучка шьет хорошо и крепко, все сама да сама. Но и цены ниже, чем в соседних лавочках.

Старик был явно почтенного возраста, его выдавала не только седина и морщины, его глаза, медленные движения и голос. Немного осунувшийся старик, в крепких кожаных штанах, кожаных ботинках, рубаха серого цвета и безрукавка из грубой ткани, опускавшаяся ему почти до щиколоток, казалось, что это плащ без рукавов. Лицо его было в морщинах, верхние веки были опухшими и почти прикрывали мутного цвета глаза. Хоть глаза были и мутные, но видимо в очках он не нуждался и на зрение не жаловался, глаза его цеплялись на моей одежде, разглядывая каждый карманчик, каждый шов, что выдавало в нем отличного портного.

-Спасибо Вам! А что вы мне порекомендуете? Я ведь не из знатных. Я маг, но так, не самый знатный и даже не известный, я скромнее пыли под ногами. И друг мой, что в харчевне остался, воин, сильный и большой, но тоже скромный. В общем, нам что по надежней и как можно скромнее.

-А я вижу. Ваше лицо не из этих земель, и говорите вы красиво, но скромно. А вещи я вам дам. Вы к коже или ткани ближе?

-К ткани я и мой друг, но ему сверху чего из кожи лучше. И ботинки если есть чуть ниже колена.

-Чуть ниже… - чего-то бормоча, старик углубился за прилавок и начал рыскать по мешкам.

Мешки были магические, он доставал из мешка, размером чуть больше футбольного мяча, большие сапоги, маленькие полусапожки, сланцы из кожи, опять сапоги, все разного размера и фасона, но все добротное, однако количество доставаемых вещей, поражало, ведь даже теоретически всё это не могло туда поместиться.

-А еще можно два вот таких мешка как эти? – мои глаза чуть не выдали меня с потрохами, и свое удивление.

-Да, милок, и два мешка с контуром кармана пространства… Всего… С тебя… Дай посчитаю. Что-то плохо в голове совсем.

Дедушка явно сильно напрягал голову. Решив помочь ему, благо с математикой у меня было хорошо, я попросил выдать информацию о ценах за каждую вещь.

-И так. За куртку 8 сйе, за кожаный жилет 12 сйе, за штаны 5 сйе, за ботинки 8 сйе, за мешок 20 сйе, за пояса 3 сйе. Ну что, осилишь?

-Конечно, всего… всего 92 сйе или 4 ту и 12 сйе. Верно?

Старик взялся было считать на пальцах, как его резко перебил тоненький, почти писклявый голосок маленького мальчика. Вбежавший к дедушке сзади мальчик весело кричал и звонко кричал, радуясь дедушке, видимо давно не виделись – «Де-да!!! Я писёл! Я помосьник!» - резво подбежав к старику, малыш повис на бороде у хозяина лавки, хохоча и весело теребя бороду своего деда.

После этого веселого мальчугана зашла юная девушка и с доброй, мягкой улыбкой присела рядом с дедушкой.

-Да, странник прав. У вас видимо с грамотой хорошо. А я тоже учила, только дальше третьего класса не пошла, зато сынишку заставлю школу пройти. Причем всю. Нынче не в части быть глупым. Могут обмануть. Меня звать Эли я внучка Керриота – хозяина лавки.

-Здравствуйте, я рад знакомству. У вас такой озорной мальчуган – я положил 4 серебряных монеты и 12 медных на стол и забрал вещи, сложив их в один из тех безразмерных мешков. Подумав ещё, положил два медных – А это вашему сынишке, на вкусности.

-Что вы, господин, не нужно так много. Но все же возьму. Мы не гордые люди, нам и крохам радоваться надо, а эти я отложу на новые одежды сына. Они растут так быстро.

-А может расскажите, про местные школы? Они тут есть? И чему обучают?

Эли рассказала, что графиня, закрыв публичный дом, открыла несколько школ и домов для обездоленных и нищих, чему так рады все местные. В школах обучают арифметике, письму, чтению и азам прикладной магии для повседневных нужд. Чтобы и костер развести и одежду постирать и много чего ещё. Вообще мне понравилось, что тут такая графиня. Не знаю её лично, но вот уже вызывает наилучшие впечатление как очень мудрая и добрая женщина, причем явно помогает бескорыстно. Нравятся мне такие люди, без пафоса, без показухи. Ведь я здесь чего-то ни разу не видел транспарантов о том, что «Все благодаря графине такой-то». И народ явно никто не агитирует.

После не долгого разговора я продолжил идти к купальням. Тут стража была куда более собранная, они стояли по стойке смирно, провожая суровым взглядом, каждого кто входил и выходил. Их амуниция была куда внушительнее и блестела на солнце.

Войдя в арку ворот, я будто попал совсем в другой город. Здесь были каменные дома уже двух и трех этажные, в отличие от четвертого кольца, где деревянные и каменные дома были не больше двух этажей. Красные черепицы домов были яркими, будто бы все было вот только что построено. Чистые улочки, вымощенные камнем, дорога была отделена от тротуара не высокими каменными заграждениями, вдоль дороги и тротуара была система слива, на подобии канализации. Через каждые 5-8 метров из высоких клумб росли цветы и кустарники, магазинчики и лавочки были яркими, манили своими пестрыми вывесками и пацанятами-зазывалами. По тротуару вышагивали видимо очень знатные и не очень, дамы и господа, в более ярких нарядах, нежели в четвертом круге. Все ходили медленно и чинно, мне тут было дискомфортно и как-то не уютно. Закрадывалась мысль, что я тут зря вообще появился. Пройдя строго по карте, я наткнулся на купальню. Вывеска купальни гласила: «Купальня третьего круга, графства Мартирр» - Что ж, мне сюда - ступив на первую ступень купальни, мне на плече упала рука. Тяжелая рука, не сулившего мне нечего хорошего, и так неприятно сдавила мне плечевой сустав, что я машинально дернулся и в пол оборота повернулся к владельцу этой бесцеремонной лапы.

-Чего вам надо от меня? – спросил я, уже начиная принимать стойку, готовясь к бою.

-Это тебе, чернь, чего надо в купальне? Ты что возомнил о себе? Или скопил один ту и решил, что ты теперь можешь здесь ошиваться?

Передо мной стоял моего роста, крепкий мужик, с тонкими усиками, на манер гусарских. Крепкие руки со сбитыми костяшками говорили о его опыте в подобных вопросах. Спорить резко расхотелось. Надо было спасаться. Я не совсем еще разобрался тут во всех нюансах, но видимо по моему внешнему виду я походил на оборванца. Надо привлечь внимание стражи…

-Как? Ты уверяешь меня что ГРАФИНЯ – я специально громче произнес этот титул, чтобы привлечь как можно больше народу – приказала тебе бить всех, кто хоть как-то хуже одет, чем ты? Или ты просто ищешь слабых, чтобы удовлетворить своё эго?

Глаза его забегали, он испугался, и это было видно, я видимо в чем-то прав, но точно не в том, что ему графиня ТАКОЕ приказала. Буквально через несколько секунд вокруг нас образовалась толпа, вышел даже привратник купальни, его выдал красивый сюртук и вышитый знак купальни, что-то вроде схематично изображенной воды, льющейся в кувшин, или из кувшина. Сквозь толпу уже пробивались стражники, видимо из патруля города.

-Так! Всем спокойно, лишним – разойтись. Остаются свидетели и участники! – громкий, властный голос стражника буквально пригвоздил мои ноги к тому месту, где я стоял.

/На вас наложено заклинание «Оковы стражи» 5 уровня, вы не можете покинуть место без разрешения стражника. Вы можете развеять магию или дождаться вердикта стражника.

Ну что, в принципе я именно этого и хотел.

-Так, Декель, опять ты! Я тебя всего час назад отпустил, опять за старое?

-Да я что?! Это все он! – видимо этот Декель, будучи заядлым драчуном, не раз оказывался в тюряге, и сейчас, пытаясь отъехать, доказывал, что я тут самый злой и ужасный, а он тут вообще жертва произвола.

-Добрый день, страж! – поздоровался я как можно вежливее и даже поклонился – я, увы, не в курсе ваших распрей с этим типом со сбитыми костяшками и тараканьими усами, но видимо он был против того, чтобы я был клиентом этого заведения.

Страж осмотрел меня. Его суровый взгляд теплел с каждым мгновением, пока шел по мне.

/На вас было применено заклинание «Истина разума» и «Зрение сущности».

-Видимо вы знатный человек, но вы, будучи хорошим магом, не обременены такими чертами как высокомерие или гордость. Вы простодушны и умны. Вижу и то, что очень сильны. Извините меня, но все же, для протокола, мне необходимо узнать вашу точку зрения на текущее событие, а точнее на то, что произошло.

-Хорошо. Если в вкратце, то я, по рекомендации владельца харчевни «Довольный Горт» - на названии харчевни, у таракана лицо стало бледным и пошло красными пятнами – я направился в купальни, чтобы смыть усталость своего бренного тела и пыль дорог. Да и чего таить, мне было любопытно. Однако – продолжил я – этот усач, резко остановил мой путь в обитель чистоты, положим мне свою отбитую в драках руку, на мое плечо, и сжав сустав. Естественно, не видя иного выхода, как привлечь людей и стражу, я выкрикнул слово «графиня», но никак не для того, чтобы оскорбить её, а, чтобы привлечь, ещё раз повторяю, внимание стражи и народа, ведь в этом конфликте я участвовать не собирался.

-Так, тут все ясно. А что ты скажешь, таракан, со сбитыми костяшками? Теперь у тебя прозвище такое будет, а то не знал, как тебя по обиднее назвать, а тут вот умный человек подсказал – хмыкнув, страж обвел его пронзительным взглядом, и явно увидев то, что хотел, продолжил – ты ведь сейчас явно на драку нарывался! Сам ведь агрессию проявил, и думается мне, что за сегодня ты уже дважды кому-то лицо попортил.

Этот таракан, с именем Декель, явно приуныл и уже не станет пререкаться. На вопрос стража он только выставил перед собой руки для кандалов и как-то опасливо, мельком посмотрел мне в лицо. Заклинание я попытался снять сам, получилось сразу, я просто напряг зрение на своих ногах и увидел прозрачные оковы на ногах. Силой мысли я представил, как они открываются и вуаля! Я свободен. Стражник почесал лоб через шлем. Видимо он не понимал, как я так сделал, ведь смотрел он именно мне в ноги.

-Да… видел, как наш некромант их развеивает, как белый маг их разрушает, но, чтобы так… искусно … просто открыть… Ты, то есть Вы, какой школы магии и какого круга знаний? Я вот оковы пятого круга только знаю, маги наши восьмого – видимо он был ошарашен именно способом освобождения, нежели самим процессом, поэтому я решил не усугублять его терзания.

-Ох, простите. Я просто эстет, и мне не нравится путь разрушения, мне интереснее и привычнее изменять магию других, нежели разрушать ее. Ведь вы старались, создавали оковы… Разрушать каждый мастер, а вот ценить созданное – это не каждый может.

Видимо я его ещё больше запутал. Он как-то вяло кивнул, развеял свою магию, сделав рукой в воздухе жест, снимая стражу, ушел к воротам.

Теперь на моём пути был только привратник. Стоп. А где привратник? Он ведь был тут минуту назад!

Войдя в двери купальни, я застал привратника, шепчущего что-то высокой и тучной леди, одетой в длинный сарафан, повязанный множеством тоненьких ремешков, на каждом из которых висело по несколько маленьких мешочков. Черные как смоль волосы, были связаны в косу, которая уходила по правому плечу. Увидев меня, привратник подскочил ко мне, и с улыбкой и в полупоклоне спросил – Чего желаете, знатный маг?

-Не знатный я и можете просто – путник. Я ведь путь держу, а не магичить собираюсь. Ладно. Мне помыться хочется. Сколько стоит удовольствие?

Привратник косо посмотрел на тучную леди, которая очень проворно присоединилась к нашему разговору.

-Хотите – общую, хотите – одиночную ванную, можно и… - тут видимо паузу взяли, чтобы переглянуться и что-то незаконное предложить, но мне не хотелось опять вляпываться в неприятности, и я перебил их на полуслове.

-Хочу одиночную, по жарче, и только один. Я мыться хочу. И думать.

-Тогда от 1 до 7 ту. Все от времени пребывания зависит.

Меня проводили в купальню. Просторное помещение примерно десять на восемь метров, в центре огромный бассейн с горячей водой, тут же тумбы с полотенцами, разные пузырьки, вдоль бассейна и львиная голова. Фонтан, стилизованный под львиную голову, из пасти которой лилась водопад в бассейн. Пафосная какая-то купальня. А может это так только в одиночной.

Вот я и один. Что мы имеем? Деньги из монстра нечем не отличаются от тех, что Малик смог «заработать» на площади. Тут власть за графом и графиней. Правда, про графа я что-то маловато слышал. Но сила и титул тут явно идут в ногу. Графиня баба правильная, умная и её любит народ. Надо быть осторожнее и не вызвать её гнева. Надеюсь что и красивая, а то с такими данными обычно горгульи… Ладно, что дальше. Как таковые школы магии имеются, чисто логически их много. Читают тут не все, точнее не все умеют. К магам особое отношение, их скорее не боятся, а не доверяют. Есть тут один «Белый маг» и «Некромант» о которых я нечего не знаю. Надо поднять этот вопрос в библиотеке.

Также мне известно, что тут много разных направлений мастеров. Тут и разного покроя одежда и оружие с доспехами, разных качеств, а значит век это не 10 и не 13. В десятом вроде, как только медное все было, а в тринадцатом все металлическое. Но только в 16 появилась система водопровода. За чистотой города, как и самих жителей следят. Одним словом – культура!

Что мы имеем из своих прямых возможностей?


Рохан, Демиург, уровень 25

сила – 5;

ловкость – 5;

интеллект – 12 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 8;

харизма – 8,

величие – 5 +5 за титул «Первый».

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 57

Свободных очков класса -25


Нечего не добавлял, нечего не менял. Что из магии имеем? Ах да. Тут умения нет. Я сам познаю… Или нет – пред глазами появилась книга - Сразу открывшись, я нашел искомое.

/Книга заклинаний. Ограничений нет. Опытным путем изучено: одно заклинание.

Открываем это единственное заклинание…

/ «Огненный всполох» - вы создаете перед руками, огненный всполох, способный мгновенно повысить температуру объекта, на который направленно заклинание до нужной вам температуры.

Так, а я ведь что-то создавал. А книга знаний Демиурга? …

/Демиург как класс способен на все, но только своими силами. В качестве постоянной единицы потребления материи использует энергию своего тела. (Выносливость) Зная структуру объекта и имея четкое представление того, что он хочет создать, в рамках постулатов этого мироздания, может творить все, на что способна его фантазия.

Какая-то долгая была заминка перед реакцией «Системы». Ладно. Понятно, что нечего не понятно. Значит только опытным путем. А вот то, что тратится моя выносливость, вот это хорошая подсказка. Значит, если сейчас моя выносливость равна 8 единицам, а уровень 25, то логично, что мне нужно догнать до 25. А вот магию тратит манна, которая у меня на 17 (12 + 5), значит тут тоже можно докрутить до 25. По остальным характеристикам можно и остальное бросить.

Мысленно, в открытом ранее окне персонажа, добавил 17 единиц в выносливости и 8 к интеллекту. Получилось, цифры изменились. Теперь по 8 к каждой из остальных характеристик. Опять получилось.


Рохан, Демиург, уровень 25

сила – 12;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 12 +5 за титул «Первый».

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 0

Свободных очков класса -25


Так, выдать справку по очкам класса.

/Очки класса: у каждого класса есть особые умения. В зависимости от того как много очков класса добавлено в конкретное умение, на столько легко будет им пользоваться и на столько будет меньше неудачных попыток использования. *Пример: умение «парирование» - на первом уровне дает 10% вероятность автоматического срабатывания, на 5 уровне дает 50% вероятность. Максимальный уровень умения 5.

Ясно. Теперь … Вывести окно умений класса Демиург! Опять мысленная команда сработала с запинкой. Теперь это небольшой сверток, во главе его всего три квадратика с разными символами. От каждого идет ниточка вниз, где смазанные силуэты других фигур, но они никак не опознаются. Видимо откроются, но новых уровнях. И так. Мы имеем три способности: «Создание», «Уничтожение» и «Модернизация». Так. У каждого умения порог не 5, а целых 10 очков. Значит, читаем мануал…

/ «Создание» - процесс, благодаря которому Демиург способен творить физическое/ментальное/магическое/нематериальное. 1 уровень – 10%. «Уничтожение» - процесс уничтожения всего физическое/ментальное/магическое/нематериальное. 1 уровень – 10%. «Модернизация» - уникальная способность Демиурга, при которой всё физическое/ментальное/магическое/нематериальное созданное им или другими, может быть изменено, не нарушая основных функций/изменяя основные функции.


Тогда тут все ясно. Я не любитель уничтожать. Значит по 10 в «Создание» и «Модернизацию». Оставшиеся, пока прибережем.


Рохан, Демиург, уровень 25

сила – 12;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 12 +5 за титул «Первый».

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Закрепить «Умения класса» в основных характеристиках?

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 0

Свободных очков класса –5


-Да, закрепить.


Спустя час блаженства в ванной, я вышел. Старую одежду я свернул и бросил пустой ящик, видимо под мусор. Сам же, надел простую одежду, которую купил в лавке, перед воротами. Она и в правду оказалась очень прочной и сделанной добротно. Решив, что она слишком простая, решил украсить вязью ворот, рукава и подол рубахи, чем-то средним между древнерусскими узорами и кельтскими татуировками. На вороте сделал двух ягуаров, ярко алыми, с открытыми пастями.

С характеристиками не мудрил, все как в прошлый раз, +10 к интеллекту и по +5 к харизме и величию. Только решил наложить ауру, которую запомнил из прошлого, точнее из моей юности, когда играл в виртуальные игры. Аура называлась «Отвод глаз». Она нужна была, чтобы тот, кого я не знаю, а точнее никто в городе не останавливал на мне взгляд, вот вроде видели, но не запомнили. И описать не смогут, и заговорят не сами, а только если я обращусь. Правда она не действовала на всяких там убийц и шпионов. Ведь они если и должны были следить, то там была уже метка, и метке пофиг, хоть ты ветошью прикинулся.

/Вы наложили заклинание «Отвод глаз», вы больше не привлекаете внимания.

/Вы создали новое, уникальное заклинание, как по своим свойствам, так и по своим функциям.

/Заклинание «Отвод глаз» записано в вашу книгу заклинаний.


Что ж нам таким прекрасным, плюшки супятся прямо ежечасно.

Выйдя из бани, я подошел к привратнику и поблагодарил за купальню. Видимо на него подействовал «отвод глаз», он вздрогнул, оглянулся на мой голос и удивленно осмотрел меня.

-Вам понравилось?

-Да, спасибо, сколько с меня? – я старался как можно скорее покинуть купальню и уже заняться своими делами, не попадая в не приятности в третьем круге.

-За индивидуальную купальню на 1 час… так, с вас 5 ту.

-Дорого… ну да ладно, держите.

Я повернулся к привратнику спиной и направился в сторону выхода.

-До свидания, ждем вас ещё!

На улице было свежо. Совсем недавно прошел дождь. Меня и в правду никто не замечал. Все будто уводили взгляд. Вот и славно. Так спокойнее будет. А на четвертом круге отключу. Ну его нафиг, эти высокомерные районы. Я шел по улице, напрямик, по главной. В мою сторону ехали повозки, шли люди, не один не остановился, все проходили мимо. Как только я переступил границу с четвертым кругом города, я отключил ауру. Даже дышать легче стало.

-О-о-о! Господин маг! А вы уже вернулись?

Меня окликнул дед из лавки. Как мило! На его крепкой старой бороде висел всё тот же мальчик, как я понял – это был его внук.

-Да, милейший! Я вернулся.

-И как там? В третьем-то круге? – старик сделал пас рукой, приглашая меня подойти к себе.

Медленно повернувшись к старику, я пошел к его лавке, стараясь не сбить шаг. Тут народ намного быстрее ходил, относительно третьего круга города. И меня как-то смущало такое внимание со стороны продавца.

-Да никак. Все там вычурные и какие-то напыщенные. Не моё!

-Ох ты. Да вы, я вижу, украсить мой товар уже успели? Красиво!

-Только украсить, милейший. Такие хорошие и добротные вещи можно только украшать. Они от того не хуже. Или зря я так? -Да нет, что вы, вам идет… Может это не мое дело… - старик заговорщицки шептал мне в ухо – но во-о-он та барышня в черном балахоне, видимо за вами следит. Уж больно вы резко появились. А она до вашего появления стояла в воротах и растерянно озиралась по сторонам.

Обернувшись, я не нашёл взглядом некого похожего по описанию.

-Да вот она, скрылась в тени того прилавка. Ваша бывшая? Преследует? Или вы обесчестить успели какую фрейлейн графини?

-Нет, что вы. Может я просто приглянулся. А она очень воспитана и стеснительна. Но спасибо вам. Я буду осторожен.

Мельком взглянул в сторону соседнего прилавка, куда указал старик. В тени стояла фигура, черные полусапожки, обтягивающие черные штаны, прикрытые длинным плащом, капюшон не давал увидеть лицо, но как-то старик определил пол. Я поставил мысленно на неё метку, которая сразу отобразилась у меня в сознании, будто на локаторе.


/Вы наложили заклинание «Метка». Отмеченный меткой будет всегда виден и ощущаться вами на любом расстоянии. Вы не потеряете его из виду даже при нулевой видимости.

/Вы создали новое уникальное заклинание «Метка».

/Заклинание записано в вашу магическую книгу.


Идя дальше, я решил походить по кольцу, изучая местность и заодно можно подумать над тем, кто тут такая вся из себя незаметная и любопытная.

Мысленно представил карту города, вогнал в рамки и отодвинул на границу периферийного зрения, где отображалась моя позиция – зеленой точкой, относительно центра карты и её текущая позиция - красной меткой.

Ходить и разглядывать достопримечательности, было интересно и даже весело, особенно когда в толпе народа я включал отвод газ и выключал позади той, кто следила за мной. Видя, как она меня теряет из виду, а после находит, я получал неописуемое удовольствие.

Гуляя по городу, я заметил, что в основном местные были не только люди, как раса, изредка попадались гномы, эльфы, темные эльфы, Дроу и орки с гоблинами. Гоблины были очень озорными, веселыми, чем-то походили на цыган. Подойдя к маленькой лавочке гоблина, с надписью «Метч и ножь», я присмотрелся к содержимому. На столе из грубо обтесанного дерева лежали маленькие кинжалы скрытого ношения, длинные шпаги, рапиры, большие и маленькие топоры. Изредка попадались острые виды оружия, не известного предназначения и формы.

-Чавой? Не наица? Иля ты тупой? Ты тупой? Эй, тупой, брать бушь? – гоблин очень хитро и с прищуром смотрел на меня, делая жест пальцами, указывая на деньги.

-А что, веселый друг, у тебя есть интересного для меня? Я магичу понемногу.

Гоблин юрко вылетел из прилавка, и уже через мгновение передо мной стояло уже два гоблина, второй был в сером колпаке, и одним глазом больше другого.

-Ана мой брат! Ана маг земля! Ей говори!

-Доброе утро, Подруга, чего у вас есть для мага?

-Я не ОНА! Я ОН! Имя мой - Ана!!!! – громко и немного зло ответил мне гоблин – Ты маг земли? Воды? Ветер?

-Простите, не знал. Я … особенный маг. Я изменяю магию.

Гоблин, что был в колпаке, уставился на моё невозмутимое лицо, его второй глаз буквально выравнивался по объему с первым, а рот открывался. Видя, что дела плохи, я щелкнул пальцами перед глазами маленького гоблина. Моментально придя в себя, Ана схватил меня за руку и с силой потащил за собой.

-Ты глупый! Ты совсем глупый! У тебя мозг с мой гнилой мизинец! Да в мой мизинец больше мозг чем у тебя в голова! – ругая меня, гоблин тащил меня улочками и проходами, выводя на площадку, буквально за забором которой была харчевня Горда.

-Ты не должан говорить такое! Ты должан молчать! Таких убивать! Но не от страха, а от того, что зависть! Тебя желать использовать все! Не верь некому! Я дарить тебе кукла. В кукла свисток. Если гоблин злой попасться, ты дуть. Если Орк или Огр попасться, ты показывать кукла! Они её бояться. Всегда носи, но не кому не показывать. Это создать Демиург МахказаРишщ года 200-250 назад. Из деревни Дроу. Он умереть в 130 года, совсем юный! А теперь ступат! И жить, не говоря о себе! Ты выучить магия обычна. Чтобы не привлекать глаза! Прощай! – вложив мне в руку куклу, из чей-то кожи, видимо из свиной, с глазками - камушками, гоблин убежал в обратном направлении.

Решив, что я и так почти в харчевне, и что мне стоит уже идти и отдохнуть. Надо дать вещи Малику и рассказать о сегодняшнем утре и как минимум поесть. Обойдя вдоль забора харчевни, я услышал мерзкие звуки, отдаленно напоминающие песню, аналогичную тем, когда кто-то поёт в караоке с абсолютным отсутствием слуха. Зайдя во двор харчевни, моему взору была представлена дикая картина.

Голый Малик, бугристый от мышц, натирая себя намыленной тряпкой, стоял в какой-то посудине, напоминающей деревянный тазик. Его серая кожа не сильно оттенялась мыльной пеной и от того было тяжело определить где мыльная пена, а где его кожа, что вводило в дикий восторг девчонок, украдкой наблюдающих за Маликом через кривые прутья хилого заборчика Харчевни. Не обращая на них внимание, Малик усиленно натирался, пританцовывая и делая героические позы перед зеркалом, установленном прямо напротив него, в котором отражалось его нынешнее, сильное и молодое тело культуриста.

Я подошёл к Малику сзади, так, чтобы он не смог меня увидеть в отражении зеркала и громко рявкнул – Отставить танцы! – Малик резко повернулся, на его сером лице отразился испуг и удивление. Ноги его не удержались на скользкой поверхности тазика, и огромная туша полетела в таз. В тазе сидел и смеялся малик. Вода смыла с него пену, на радость девкам, благо все причинные места были прикрыты мыльной водой.

-Ты чего творишь, Малик? Какого хрена ты вытворяешь?

-Да я как записку твою прочел, сразу рванул к Горду за тазом. Тоже хотелось помыться, да и … - Малик уже шепотом сказал – тут по соседству, буквально через забор такие цыпы живут! Я мельком силуэт одной увидел в окне.

-Ты что, герой любовник?

На эту фразу Малик резко встал на ноги, одну ногу поставил на край таза, на лице, руками изобразил маску темного принца ночи и очень серьезным тоном, с напыщенным басом из старого фильма, выдал…

-Я страх и ужас буржуазии, я страшный сон бандитов и сладкий для графинь, я дефолт для банкиров, тень от шлема стража, на заборе с надписью «Х*Й»…Я Бэтмен!

Я выпал в осадок, такого я не ожидал от этого человека, по крайней мере, в трезвом состоянии.

-Ладно, инсульт старой маразматички, вытирайся, я тебе шмотки принес. Встретимся в харчевне поговорить надо, а я закажу нам чего мясного и будь готов удивляться и бояться…

На этой нагнанной атмосферной ноте, я прошел мимо забора, из которого наблюдали девчата, подмигнув им, я вошел в харчевню.

Тут, как и утром было пусто. Горд сидел за барной стойкой, натирая деревянные пивные кружки тряпкой, Олла кашеварила на кухне, девочки-официантки что-то бурно обсуждали, за дальнем столиком, эмоционально жестикулируя. Дойдя до Горда, я сел на высокий табурет, прямо перед ним.

-Ещё раз доброе утро! Что, опять рано?

-Не рано, просто постояльцев кроме вас нет. Недавно распугал всех Некромант. Говорят, он в храм вломился и все ещё там. Кушать готовы? Где Малик?

-Готовы, малик моется во дворе… Вы подавайте, мы за тем дальним столиком сядем. Нам нужно кое-что с глазу на глаз обсудить. Ты не против? А после мы к тебе присоединимся.

-Нет, конечно! Я буду рад поговорить с хорошим человеком. И мне стоит тебе кое-что рассказать.

На этих словах я вышел из-за барной стойки и пошел к столику. Над столиком висел приглушенный магический кристалл освещения. Сидя за столом, я ощутил пристальный взгляд из угла, где общались между собой несколько официанток, взгляд был похож на взгляд той шпионки, которая следила за мной по городу. Думаю, что за нами и в правду следят. Не знаю, что там ЭТИМ людям известно о нас, но вот вспомнились слова того гоблина. Нам стоит быть осторожнее.

Малик вошел как раз вовремя. На стол уже подавали горячее. Огромные глиняные пиалы были наполнены до краев ароматной похлебкой. Свежий хлеб на тарелке прямо источал жар. Малик сел напротив меня. Серьезный и даже немного взволнованный.

-Что случилось?

Я рассказал все, что случилось за утро Малику, не забыв не про снятые оковы и реакцию стражника, и про гоблина, и про шпионку, что я водил за нос и оставил на рынке. Также упомянул о том, что Малику стоит уже распределить характеристики, как сделали я. Что в ближайшее время надо будет найти ту шпионку и как минимум расспросить. Малик, ел молча, не сводя взгляд с меня. Периодически из его рта падал кусок жеваный пищи, но отмерев, он исправлял ситуацию. Малик вообще был, не возмутим. Эмоции он проявлял только когда официантка очередную порцию эля, малик глупо улыбался.

-Малик, я по поводу шпионки. У меня закрадывается такое чувство, что она тут такая не одна. Возможно, что приставили слежку и за тобой, и даже здесь, одна из официанток может быть шпионкой.

Малик замер на мгновение. Его взгляд помрачнел и уперся в сторону девочек-официанток, стоявших в углу помещения. В полной тишине мы сидели не долго. Я решил окончательно покончить с недопониманием малика и передал ему метку той шпионки. На данный момент она была напротив харчевни Горда. На той стороне улицы была лавка кожевника, где точно она не могла рассматривать товар полтора часа, пока мы тут сидим.

-Согласен. И как мы с ней поговорим? Нечего не законного в городе делать нельзя. Можно пойти по округе, на охоту, Горду мясо принесем, а сами и уровень поднимем и погуляем. За одно, её в ловушку заманим, да и поговорим. А как ты уходил от неё, говоришь?

-Я создал заклинание «Отвод глаз». Могу и на тебя наложить, когда в лесу будем. Там и сзади к ней подкрадемся.

-Так и сделаем. А если она будет не одна? Может, перестрахуемся?

-А как?

-Ну, там создай что-то по типу тумана или купола, через который нас не увидят.

-Я постараюсь что-то придумать.

Малик как всегда, подает отличные идеи. Надо попрактиковаться, может получиться создать что-то такое. Надо для начала определить цель создания магии, потом особенности и эффекты.

-Я тогда пошел в комнату, попробую создать, а ты пройдись по округу и посмотри, может за тобой кто следит. Присмотрись к моей «воздыхательнице».

Окончив трапезу, я отправил Малику тестовое сообщение с помощью меседжа. Удачно, Малик практически сразу ответил.

\Антон? Чего хотел?

\Это было тестовое сообщение.

\Да я и в прошлый раз получил. Ещё и с картой. А сейчас еще и научился, как отвечать. Все без изменений?

\Да, продолжай.

Теперь, если вдруг нужно чтобы никто не слышал нашего разговора, мы могли переписываться меседжом. Удобно. Пока малик гуляет и присматривается к нашим шпионам, я, пожалуй, займусь магией. Немного обменявшись любезностями с Гордом, я поднялся к себе. По карте было видно, что мой шпион, в отличие от Малика, на месте, все также трется у лавки кожевника. Её метка не двигается, видимо она ждет именно меня. В комнате я смог расслабится. Во-первых, в комнату без стука никто не зайдет, во-вторых, тут купол тишины.

Я сконцентрировался на том, что именно хочу создать:

Следовательно, нужно заклинание искажения пространства, берущего за основу пустой участок пространства в радиусе метра или двух, и замену пространства в радиусе десяти метров. При этом тот, на кого наложено заклятие, не должен пораниться или споткнуться, следовательно, изменяться должен и сам ландшафт, и его внешние признаки. Назовём заклинание «Пелена замены». Отлично, теперь закрепим свойства. Свойства: подмена материальных объектов и ландшафта, в радиусе 10 метров, вокруг точки привязки, с взятым за основу кусок зримого ландшафта, в радиусе поля зрения, и моделированием его на всем пути зачарованного.

Как-то витиевато.

/Поздравляем, вы создали сложнейшее заклинание магии иллюзий. 16 круга (уровня.

Заклинание «Пелена замены» добавлена в вашу книгу заклинаний.

Получено звание «Чародей» - ваши заклинания, основанные на иллюзии и/или ином воздействии на сознание, не могут быть развеяны заклинателем ниже вас уровнем.

/Вы получили 1743 очка опыта! Поздравляем! Вы получили уровень. Ваш текущий уровень 26. Доступны 2 очка характеристик и 1 очко класса.

Мило. Так, теперь второе заклинание. Оно должно уже быть наложено на меня и Малика. Пусть это будет банальная невидимость. Название – «Невидимость». Свойства: объект, на которого наложено заклинание будет абсолютно невидим для остальных.

/Создание заклинания не возможно, такое заклинание уже имеется в анналах истории магии этого мира и имеет аналогичные свойства. Чтобы овладеть заклинанием, имеющимся в этом мире до вашего создания, вам необходимо получить его путем либо изучения его из первоисточника (владелец заклинания), либо через носитель информации (книга, свиток)

Облом! Ну, тогда вспомним знаменитую присказку: «нормальные герои всегда идут в обход»! Будем создавать аналог невидимости, только путем изменения не свойств, а общей направленности. Снова возьмем иллюзию. Название – «Причуда лисицы». Свойства: Временное иллюзорное заклятие, накладывается на самого себя, либо на союзника, Окружающие не видят вашего образа, он видят мирное или нейтральное животное, которое им более симпатично из местного бестиария мира. Параллельно, на объект применения накладывается бафф на привлекательность. Суммарное количество дополненной привлекательности не может превышать уровень «обаяние».

/Поздравляем, вы создали сложнейшее заклинание магии иллюзий. 9 круга (уровня)

Заклинание «Причуда лисицы» добавлена в вашу книгу заклинаний.

/Вы получили 732 очка опыта!


Вот теперь я понимаю, имба! Настоящая имба для убийцы. Теперь можно не красться, а прямо в упор подойти к жертве и убить. Но мы не убийцы, а, следовательно, мы будим просто «шАлИть».

Боже, как же страшно. Хоть это и мир магии, но вот умирать, в случае чего совсем не хотелось. Сидя на кровати, вспоминая тот ужас, который показывали по телевизору про войну, взрывы, убийства… Я вспомнил маму. Её теплые руки, всегда мягкую улыбку, искренние голубые глаза. Папу с его вечно суровым выражением глаз, раннюю седину на висках, крепкие руки и сильный голос. Как мне их не хватает. Здесь я могу все, а там не смог даже похоронить по-человечески. Мне вспомнился стих, который отец любил читать вслух.

Сыны небес; однажды надо мною

Слетелись, воздушных два бойца;

Один — серебряной обвешан бахромою,

Другой — в одежде чернеца.

И, видя злость противника второго,

Я пожалел о воине младом;

Вдруг поднял он концы сребристого покрова,

И я под ним заметил — гром.

И кони их ударились крылами,

И ярко брызнул из ноздрей огонь;

Но вихорь отступил перед громами,

И пал на землю черный конь.


Михаил Лермонтов


Я ценю жизнь и точно не хочу её отнимать. Нужно всегда это помнить. Я сидел на кровати и думал о том, что совсем не знаю об этом мире. Мне стоит серьезнее отнестись и к этому миру, и к народам, населяющим его. Я демиург. Я не собираюсь менять в худшую сторону этот мир, но я не смогу не поменять его. Как я выяснил, он совсем не отличается от того, в котором я жил, только магия и удивительные животные, а так отличий нет. Даже тот дракон, который сидит на стене замка оказался защитной иллюзией, которая вблизи не видна. Но вот от других драконов и всяких мелких недоброжелателей, и иноземцев она защищала. Мне хочется сделать что-то такое, чего я не мог в своей прошлой жизни, ведь это, как не крути, мой шанс! Законы и механика этого мира не позволяет создавать магически материальные ценности, такие как золото, серебро и медь, не в виде денежных знаков, не в виде слитков и чистой породы, а вот ложки, кружки… нужники… Я могу создать всё, если имеется материал, могу придумать магическое заклинание, но если оно не будет нарушать равновесие этого мира. Не скажу, что я атеистом был, но вот в нашем мире контроль со стороны бога был минимальным, может от того, что и сил у нас как таковых не было. Но тут, при создании чего-то, что могло переломить равновесие добра и зла, сразу пресекалось или ограничивалось.


Лавка кожевника

-Леди! Я повторяю для вас в очередной раз – если вы нечего не покупаете, то идите своей дорогой, нечего народ распугивать! Вы в своем капюшоне отпугиваете мне клиентов!

-Да заткнись ты! Не мешай!

Сегодня Аниси была не в духе. Она прямо представляла гогот своего командира, когда узнает, что упустила за утро уже более пяти раз цель, которая в конечном итоге оказывалась прямо позади неё. Аниси, после военной академии при дворе, решила пойти по пути рейнджера, ей нравились сказания о подвигах рыцарей прошлого, особенно богиня рейнджеров РуорраСорр, которая была способна прямо перед носом у врага оставаться незаметной. После окончания курсов рейнджера, по рекомендации своего наставника, пошла учиться на шпиона. Более шести лет на шпиона и тут такой провал! Ей точно не снести головы. А этот объект «А»… он будто издевался над ней. А сейчас Ричер, её напарник, ушел следить за объектом «Б», который проснулся как все нормальные люди, не то, что объект «А», помылся и пошел гулять по городу.

-Так, давай я тебе дам оду ту, и ты отстанешь!

-Так дела не… - продавец не успел договорить, а может и успел, но Аниси уже отошла от кожевника, зацепившись взглядом за объектом «А» и последовала за ним.

Осведомитель из харчевни «Довольный Горд», Дила, не согласилась нечего говорить, по причине того, что как минимум сама нечего не смогла выяснить. Теперь остается только самостоятельно производить разведку, а с учетом того, что нам запретили входить в контакт, а ждать Главу разведывательного отряда, придется. Она сама должна войти в контакт. Кэттерин сейчас в замке, и закончит свою бумажную часть работы только к обеду. Обед… есть было охота очень сильно, вот-вот сведет живот.

Аниси следила за Антоном. Как Антон и планировал, он повел её по самым разным местам, заходил в библиотеку, на скотный двор, в переулки и в не самые приятные районы четвертого кольца, где жила и промышляла всякое отребье, по мнению городской стражи, с чем и сама Аниси была согласна.

Следя за Антоном, Аниси несколько раз видела, как он подавал беднякам по одной ту, а детям так сразу по два ту, воры и убийцы его не трогали, они просто подходили с кинжалами, а вот Антон протягивал им деньги и буквально вырывал кинжалы из рук, через какое-то время они начали обходить его стороной. Со стороны могло показаться, что он у них его покупал. Аниси не понимала такого, почему он не пытается сразиться, не убегает, не просит помощи у стражи, почему он дает свои кровные деньги этим бездельникам?


Ричер шел не спеша. Объект «Б» был в радиусе его зрения, периодически отвлекаясь на проходящих девушек, гладя на них своим не двусмысленным взглядом, Ричер был расслаблен. Ну вот куда может исчезнуть серый, огромный мужик. Он и так выделяется из толпы. Следить за ним одно удовольствие, не то, что на экзамене, когда надо было следить за хитрющим гоблином. Медленно продвигаясь по четвертому кругу, Ричер заметил, что объект его ведет все глубже в 4 круг. Там было не безопасно, даже стража там редкость, а вот объекту видимо никто это не сказал.

Малик зашел именно туда, где через несколько минут должен был показаться Антон. Все это время они переписывались. Им нужно было выйти на контакт со следящими, а точнее поставить метки на них, узнать их количество. Антон предупреждал, что за маликом может быть тоже наблюдение, о чем он уже убедился, когда резко повернув за угол и остановившись, в его спину впечатался молодой человек, видимо отвлекшийся на девушку в окне, в мокром переднике, стирающую белье в тазу. Конечно он сразу извинился и опять затерялся в толпе, но вот проверку на вшивость не прошел.

В глубине улочек, где процветала грязь, смрад и полное отсутствие стражи, дающая местным шанс на выживание, путем воровства и грабежа, в тупиковом проулке встретились Малик и Антон. Антон применил отвод взгляда на себя и Малика.

-Антоха, за мной следил только один – это был юноша, паренёк молодой, на девок падкий, не внимательный.

-И где он? А, вот вижу. Ставлю метку.

-Интересно, а что будет, если мы им за спины зайдем и «появимся»?

-А давай, проучим их!

Малик с Антоном, мерзко хихикая, прошли за спины двум горе шпионам, которые разговаривали друг напротив друга, посреди тупикового проулка, причем Малик стоял над Аниси, чтобы Ричер его увидел сразу после снятия «Отвода глаз», а Антон точно также над Ричерем. Спустя мгновение, после того как Антон снял с себя и Малика «Отвод глаз», Аниси и Ричер, в буквальном смысле сели в лужу. Они были так уверенны, что упустили объектов наблюдения, что даже не сразу поверили, что их объекты прямо напротив них. В общей сложности, за сегодня они полдня потратили на этих шпионов. Ну, кроме Малика, он еще и охмурял соседских девок. Завидую ему, вот у меня пока на такое нет времени.


Замок Графа Мартирра.

Кэттерин дописывала отчет. Сегодня у неё первый контакт с объектом «А». Для неё это не в первые, она всегда готова, но вот способ и обстоятельства сближения с объектом она впервые выбирает самостоятельно. Руки и спина уже затекли. Она сидела над бумагами уже четыре часа. Вчера был тяжелый день. Теперь остается закончить на сегодня встречу с мерзким слизнем, по плану Леди Майли, являющегося её начальником.

На улице как всегда много знати. Ей в четвертом кольце не стоит появляться в своем нынешнем облачении, дальше второго тоже не желательно ходить так… не женственно. Она привыкла, что она в кожаных штанах и жилете. Это уже вторая кожа, но сегодня нужно платье, и скромное, для четвертого кольца. Для чего она и пошла в свою комнату. В четырех этажном доме, на четвертом этаже, была её скромная, по меркам второго кольца, комната, всего 300 квадратных метров, из которых только две спальни и одна гостиная, объединенная с залом, зато кухня была своя. Кэттерин любила сама готовить, в отличие от прочей знати. Её мама ей всегда говорила: «Женщина, любящая и ценящая своего мужа, должна уметь готовить!». Мамы нет уже лет 10. Её убили, при попытке захвата власти, и сейчас один из главных подозреваемых является графом этого города. Но доказательств нет, как и свидетелей, только догадки и магия «Познание истины» помогло разобраться. Но по закону этого мало.

Уже у себя в комнате, Кэттерин думала только о задании, сейчас её задача сблизится. В её распоряжение предоставили несколько платьев из магазинчиков 4 круга города – Боже они ещё и мои размеры знают, как это мерзко… - думала Кэттерин. Ей совсем не нравилось, что размеры и данные её фигуры не её личные, а достояние двора. Это было унизительно. У неё даже не было мужа. Мужчины почему-то не задерживались, да и сама иногда сбегала от них. Что-то она чувствовала, что-то не то в них было. Было ощущение, что её свободу, которую она так ценила, собирались забрать.

Кэттерин сидела на краю кровати, смотря на разложенные на полу, висящие на шкафу и даже лежащие на спинках кресел и стульев платья, она не могла решить, что одеть. – Опять нечего одеть! – нет, платьев много, выбор большой, но внутренние чувства эстетики и тяга к прекрасному, не могли позволить одеть одно из них. Все платья были блеклыми и немного мешковатыми. – Ладно, одену то, куда укажет служанка.

-Мэлли! Иди, сюда-а-а! – громко и четко прокричала Кэттерин.

Мэлли была её служанкой с самого детства, она уже стара и плохо слышит, да и в скорости уже уступает даже хромому, но она как часть семьи, и совсем не хотелось от неё избавляться.

В комнату медленно, будто совсем не спешила, вошла старая женщина, её волосы были спрятаны под чепчиком. Одежда была без изъян, походка была медленной и будто плывущей. Высоко поднятый подбородок, властные и усталые глаза, крючковатый тонкий нос, поджатые тонкие губы, раньше она была красива, но возраст дает о себе знать. Морщины женщину красят, но не для скупых умом и не для молодых. Мэлли сделала медленный книксен и выпрямившись, медленно, томным глубоким голосом спросила – Чего леди изволит?

-Мэлли, простите, что так срочно вас зову. У меня задание, и мне предстоит быть незаметной мышкой в 4 круге города. А ваше чутье и вкус мне помогут выбрать платье.

-Леди! Я вас воспитала, и как Вы могли забыть про белье и обувь? Сейчас же дам распоряжение купить вам надлежащие атрибуты. В четвертом круге носят и белье, и обувь, а те платья, что разбросаны вами по комнате – она обвела взглядом, полного пренебрежения, помещение – не подходят, тут скромные одеяния третьего круга и служанок. Тут нет повседневной одежды.

-Спасибо вам, Мэлли! Я так могла попасть впросак, а так есть шанс не быть раскрытой. И что же делать?

Служанка обвела взглядом комнату, достала из карманчика своего платья волшебный колокольчик и позвонила. Спустя минуту в комнате уже стояла молодая служанка, чуть запыхалась, но видимо ей было не в первой, поклонилась.

-Доброго дня вам, Леди! Чего желаете?

-Раздевайся – четко и нетерпящим препирательства голосом приказала Мэлли – а взамен, получишь одно из этих платьев. А после принеси комплект белья своего, для леди, причем лучшего. Я оплачу.

Служанка буквально на мгновение испугалась, но после уже быстро раздевалась. Её фигурка была чуть скромнее в причинных местах, но вот платье было сшито так, что размеры можно было отрегулировать тесёмочками, на что Мэлли и рассчитывала. Когда скромное платье упало на пол перед Кэттерин, и служанка быстро натягивала первое попавшееся платье, лежавшее у самой двери, Кэттерин увидела многочисленные старые шрамы, на бледной коже служанки.

-Что это? – громко обратилась Кэттерин к Мэлли.

Мэлли медленно осмотрела спину служанки, которая застыла в ужасе, не до конца одевшись.

-Это следы прошлой жизни, когда эта юная девочка жила за воротами нашего замка. В деревнях законы жёстче и не всегда справедливы. Я года два назад ездила по вашему поручению, и наткнулась на неё. Она лежала привязанная у столба, а её спину били плетью. Староста деревни объяснил, что она не вышла на утренний сбор урожая, из-за чего не смогли собрать нужное количество продуктов и, следовательно, пришлось платить недостачу купцу, с которым договор. А девочка хорошая, и даже исполнительная. Вот я её и забрала из деревни, оплатив 13 ту и 8 сйе.

-И как? Она справляется?

-Да, и даже лучше этих городских.

Спустя полчаса, Кэттерин уже была одета и обута, будто сама только закончила доить коровы и убирать покос. Она вышла через задний ход, прошла тайными туннелями под городом и вышла к заброшенному дому купца, а ныне штабом разведки при четвертом кольце города. Здесь было шумно. Слишком шумно. Стоял дикий смех Кистофа, её заместителя, тоненькие смешки девчонок и гогот парней.

-Какого Гро тут творится? – возмущенно, переходя на крик, спросила Кэттерин.

-Смирно! – выкрикнул команду Кристоф, одновременно выпрямившись по струнке.

Лица всех были красные, у кого-то даже сейчас проблескивала улыбка, слезы на глазах и кряхтения.

-Кристоф! Доклад!

-Есть. Разрешите не по протоколу?

-Давай как есть.

Кристоф в красках, переходя на ржач, рассказал то, как Аниси и Ричер провалили задание, и то, как теряли объект «А», и про то, как попался Ричард объекту «Б», и эпическое раскрытие обоих в тупике.

- …и вот эти два … остолопка – смеялся, не переставая Кристоф – смотрят друг на друга, глаза – блюдца, а над каждым из них ехидные лица наших объектов наблюдения, причем так улыбаются, прям пакость, какую готовили. Они видимо с самого начала знали о слежке. Ну, вот собственно и всё.

Кэттерин стояла все также у самого входа в комнату, стирая слезы, и пытаясь придать своему весёлому от смеха лицу серьезное выражение.

-Так, хватит. Вы не виноваты. Они, наверное, знают о способах противодействия шпионами, и маг сколдовал невидимость. Вы молодцы. До последнего пытались. Ладно, шутки в сторону! Теперь серьезно, продолжать следить, через каждый час меняться, по 2 человека на объект. Форма слежки «Пастух».

-А вы? Вас точно не раскроют, капитан? – задал вопрос Кристоф.

-Не должны. Я буду просто продавать цветы на площади. Куда они идут?

-Они пошли в лес. Нам следить?

-Да, но Аниси и Ричер остаются здесь. Ждут их возвращения. Остальные на позиции!

Сближение с объектом сегодня уже маловероятно, придется отложить на завтра, но уходить пока не стоит, вдруг подвернется момент… – думала Кэттерин, надеясь все-таки на скорое сближение, ведь чем дольше оно откладывается, тем больше писать отчетов.


Северный лес Графства Мартирр, Империи «Мергалл Окхе»


Малик и Антон идут по узкой тропинке леса. Сквозь густые кроны деревьев пробиваются солнечные лучи полуденного солнца. В листве шуршат мелкие звери, украдкой подглядывая за гостями леса. Лес на удивление приветлив, аромат свежей травы, запах ягод и влаги. Где-то вдалеке слышны звуки птиц и шорох крупных зверей. Идти по тропинке легко, в руке длинный прутик, я тормошу кусты и пинаю свежие распотрошённые шишки. Малик, молча шел в пяти шагах впереди. За его спиной мало что было видно, да и особо не было нужды. Я любовался лесом. У меня не было раньше таких впечатлений, в лес не тянуло, да я и не знал, что в нем особенного, я думал, что это просто палки, ещё не обработанная туалетная бумага и прочие составляющие ежедневного обихода. А сейчас я чувствовал, что меня не зря называли «поколением гаджетов», я не видел мира, дальше серого пейзажа и рамки телефона, которая в итоге вовсе исчезла. Дышать легко и не привычно приятно, даже не хотелось курить. Хотелось обнять и землю, и деревья, будто всё вокруг наивно и даже по-детски, любит меня.

-Рохан, за нами следят… - тихо, почти шёпотом сказал Малик - нам стоит поставить метки на них, но вот как сделать это, не раскрывая себя?

Интересный вопрос. Я не задумывался о локальном или глобальном поиске живых существ. Это должен быть локатор, позволяющий определить, как дальность, так размер, а в идеале ещё и настроение или агрессию, по отношению к нам. Сложная задачка.

-Может тогда привал?

-Они следят с самого города, но вот те двое остались за воротами – Малик жестом показал в сторону небольшого выступа, возле корней высоченного исполинских размеров дерева, с валунами у самих корней.

-Отлично! Здесь и остановимся. Костер разжигать пока рано, а вот попить воды можно.

Судорожно пытаюсь рассчитать примерную схему работы локатора, одновременно пытаясь сделать так, чтобы его свойства можно было определить в каком-нибудь предмете, так сказать «зачаровать». Малику будет удобнее, да и маны у него мало, почти нет. Заклинание «отвод глаз» у него за минуту сжигало весь запас. Нужен предмет зачарования. Подойдет и камень. Можно с дальнейшим определением точек на карте, а камень будет чем-то вроде проводником или даже аккумулятором магической схемы.

И так, берем камешек в руку, с помощью силы мысли предаем ему пластичность и делаем идеально гладким и приплюснутым, нарисуем борозды в виде уменьшающихся колец, какие были в старых фильмах на экранах радаров. Теперь делаем разделение на сектора и углубление у самого края. Немного не удобная конструкция, но чтобы она работала, нужно построить ассоциативную цепочку, ведь нельзя представить, как работает что-то, если не сделать аналогию. Так проще. Теперь наделяем свойством «определения существ», «анализ агрессии», «дальность от центра», «импульсная локация на местности», а теперь ещё одно «перенос данных на мини-кару интерфейса». И что у нас получилось…


/Поздравляем! Вы создали предмет, путем изменения его физических свойств.

Вы получаете 180 опыта.

Поздравляем! Вы освоили искусство резка по камню/гравировка.

Вы получаете 80 опыта.

Поздравляем! Вы зачаровали предмет одновременно несколькими заклинаниями.

Вы получаете 1030 опыта.

Поздравляем! Вы создали магический инструмент.

Вы получаете 420 опыта.

Поздравляем! Вы получили новый уровень!

Ваш уровень 27.


Рохан, Демиург, уровень 27

сила – 12;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 12 +5 за титул «Первый».

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 4

Свободных очков класса –7


Класс. Теперь выяснили, что я получил более 450 000 очков опыта, видимо для следующего уровня надо еще больше опыта. Теперь повторим, и сделаем такой же предмет, но теперь в виде кольца. Надо ведь как-то его применять и скрытно.

/Поздравляем! Вы создали предмет, путем изменения его физических свойств.

Вы получаете 95 опыта.

Поздравляем! Вы освоили искусство резка по камню/гравировка.

Вы получаете 40 опыта.

Поздравляем! Вы зачаровали предмет одновременно несколькими заклинаниями.

Вы получаете 515 опыта.

Поздравляем! Вы создали магическое украшение.

Вы получаете 610 опыта.

Поздравляем! Вы получили навык ювелира.

Вы получили 260 опыта.


Теперь немного по-другому, а опыт уже меньше за то, что я уже делал, а вот за ювелира и магическое украшение я получил нормально так.


Я сидел уже примерно двадцать минут, стараясь придать вид мыслителя, хотя со стороны я выглядел не совсем так, судя по сообщению Малика, которое буквально гласило (цитирую): «Антон, у тебя спину замкнуло? Ты там себя как чувствуешь? Я так и знал, что не надо было покупать те ягоды у девочки, что у ворот» М-да… похоже я был похож на эпилептика… ну да ладно.

-Вот, возьми – я протянул Малику блюдце-локатор, который малик сразу распознал именно так, как нужно – только особо не свети им, я ещё не знаю, как им воспользуются другие, и вообще смогут ли они им воспользоваться.

-Ага, я понимаю, попробуем? И ещё… оно ведь не жахнет? Меня ведь не порвет на британский флаг?

-Не думаю… Да не парься ты, нормально все будет. Я так думаю.

Полностью развеять сомнения Малика мне не удалось, видимо он ещё припоминает мне огненный столб до неба. Но тут уже нечего не попишешь. Ему оставалось только полностью довериться мне и использовать созданные мною девайсы. А мне, в свою очередь постараться не оторвать ему руки, своими не стабильными девайсами… надо создать ангар для испытаний, а то как-то самому не комфортно после «лесного шоу».

Как не странно, но локатор оказался более чем стабильным. Он удачно определил в радиусе 150 метров от нас 6 фигур. Причем 2 были ближе остальных, но они периодически менялись местами. Было ощущение, что они меняются между собой, пытаясь не дать нам их обнаружить. Ну что же, сделаем вид что мы «особо одаренные» и не знаем об их присутствии, а меточку мы поставим, причем на каждого разную. Попробую поставить буквенные метки и синхронизирую с картой Малика.

-Ну как? Отдохнули? Пошли дальше? – спросил меня Малик, ехидно улыбаясь, видимо ему понравился эффект от этого камешка.

-Ага, но помни: «чем дальше в лес, тем толще партизаны».

Эта бородатая шутка моего бати, явно была знакома Малику, и он, по-голливудски задрав голову, громко засмеялся. А на самом деле, он подал знак. Знак был в сторону ветки лиственного дерева, где был наш знакомый лисенок, с черным носом. Черныш явно за нами следил, но он, в отличие от людей, только из-за любопытства, а те люди, скорее всего из-за чего-то более меркантильного.

Отойдя глубже в лес, мы с Маликом удачно поохотились, Банальные ловушки, немного экспериментов с точечным воздействием на нервную систему парнокопытных местной фауны, магическими заклинаниями, и вуаля! Два оленя и десяток кроликов, а вот кабанчик дал нехилого пинка Малику, оказавшись проворнее и явно быстрее.


Смеркалось, уже примерно часов пять вечера, звезд еще не было видно, но вот краснеющее небо было первым звоночком, напоминающим об антракте, и напоминающим о том, что скоро нужно спать. Сидя у костра, мы отрывали кусочки слегка поджаренного мяса в кусты, где прятался Черныш. Имя лисенку дал Малик, ссылаясь на любимую покойную собаку одной из дочек. На этом моменте не хотелось спорить, прямо чувствовалось, как у Малика сжималось сердце, как подкатывался ком к горлу. Мы, молча, подкармливали Черныша, когда не совсем далеко от нас услышали чье-то бурчание и явно недовольный голос. Разобрать что, и тем более кто, в такой чаще ругается, мы не могли. Мы приготовились к худшему. Но видимо зря… Спустя минут десять, на наше место, и видимо на дым костра вышла девушка. Не сказать, что она была рада нас видеть, но я почувствовал, что она как минимум почувствовала облегчение от того что увидела именно нас. Шпионы, в свою очередь активизировались, отойдя и заняв круговое оцепление по радиусу метров ста от нас.

-Так! Ты – указала девушка в меня своим тоненьким и худощавым пальчиком – подал мне мяса и хлеба, или чего там у тебя на тряпке. А ты – ткнула пальчиком в Малика – вина мне дал!

По голосу девушки я понял, что она изнеможенна и очень сильно устала, а вот по порванной одежде и грязным босым ногам, я предположил, что она шла долго, и не останавливаясь на отдых.

-Чего сидите? Чернь должна резко встать и подать мне яств и вина! – её голос был слаб, но интонации были явно из тех, кого называли «высшим светом», но вот манеры были «золотой молодежи». Следовательно, и помогать как-то расхотелось.

-А ты чья, девочка? Куда идешь? От кого бежишь? –Немного грубым и по бандитски наглым голосом выдал Малик, даже не ожидал – И чё такая дерзкая и без охраны?

Видимо девушка испугалась такого ответа, но стараясь не выдать свой испуг, сделала «покер фейс», а вот её коленки, отплясывали джигу… Да она сейчас от страха в обморок упадет…

-Так ты присаживайся, девочка, не стесняйся, «дядя» Малик тебя не тронет, он хороший - я дал Малику знак, мол «чего девку пугаешь, видишь, как ей и без того страшно», что он видимо понял как-то не так и продублировал исконно русский вопрос в чат: «Чё?»

Протянув кусочек мяса потеряшке, я жестом пригласил её к костру.

-Так куда ты девочка идешь? От кого бежишь? И почему такие громкие и высокомерные речи?

Жадно откусывая от мяса куски, больше даже чем её рот, почти не жуя, девушка указала в сторону замка, а сама, чавкая и жадно запивая элем, который Горд нам продал за один сйе, начала вещать.

-Я в ЖороЖ… иЖу … поШРу… изГХвеШикоЖоРесрЛа…

Боже, ну кто учил эту кроху есть, и говорить одновременно?! Девочка продолжала что-то говорить, одновременно жадно поглощая наши запасы ужина. Доев почти трех кроликов и половинку тушки жирной птицы, девушка начала вещать в том же тоне, тыкая и указывая нам на наш низкий социальный статус. Первым не выдержал Малик…

-Ша! Слушай меня, девочка, внимательно! Читай по губам! Мне пофиг на твой официоз! Я сильный и взрослый мужик, и ты тут почти одна. В этом лесу нет некого, кто может сравниться со мной в силе, а значит, ТЕБЕ стоит, как минимум уважительно говорить со мной. А как прибудем в город, я тебе счет выставлю за моральный вред и материальные издержки в виде объедания моей добычи.

Глаза девочки налились гневом и удивлением, видимо ТАК с ней ещё не говорили, а значит, что воспитательный процесс ещё не окончен.

-А если ты и дальше будешь гавкать и тыкать мне, то я – продолжил Малик – возьму вон тот прутик и как следует, выпорю тебя!

После получасовой тирады Малика о воспитании молодого поколения, об отсутствии норм этикета у юной леди, о её родителях, воспитывающих её спустя рукава, Малик подытожил все это очень спокойным и даже ласковым голосом.

-Ну, так кто ты, юная леди. Куда путь держишь? И от кого бежишь?

Через минуты две всхлипывания мы выяснили, что её зовут Вери Шалхаф, на её повозку, которая ехала в это графство, напали бандиты. Она уже сутки бежит по лесу, ориентируется хорошо в лесу, но вот она слаба и ей нельзя было останавливаться.

-Ясно, Вери, а зачем ты в город ехала? – Спросил я.

-Да как за чем? – удивилась Вери – я ведь дочь Филдо Шалхафа! Он король эльфийских земель, что на границе империи.

После этих слов одна из веток дерева, на ветках которого сидела тень человека, надломилась. Послышался шелест листьев кустарника, приглушенный удар и сдавленный выдох. Видимо сейчас той тени, что затаилась в кустах, было совсем не до шуток.


/На одном из деревьев вблизи объектов наблюдения, на высокой ветке сидел молодой человек в черном балахоне и повязкой на лице, прикрывавшей нижнюю часть лица. Внизу, в кустах, сидел крупный мужчина, видимо командир этой группы шпионов. Наблюдение было интересным, шпионы наблюдали каждый со своей позиции, слышно было мало, но все, что было услышано, моментально записывалось в походные журналы.

-Тебе слышно, малой? – спросил командир.

-Да слышу – слышу, не мешайте… - ответил «малой», быстро конспектируя каждое услышанное слово.

Малой, что-то конспектируя, резко остановился на половине строчки, его глаза стали увеличиваться, из руки выпал карандаш.

-Твою маму… да в место коровы… Ты что, сын мула, чего карандашами кидаешься? – зло прошипел командир, почесывая свою голову.

Посмотрев выше, Командир увидел, как молодой шпион, находящийся под его командованием, вот буквально недавно выпущенный из академии, сидел на ветке, с глупым выражением лица, какое было у индюков. Его руки сжимали маленькую книжку, в которой совсем недавно он конспектировал происходящее, а глаза нервно дергались и в панике что-то вычитывали из глубины памяти, от чего через повязку на лице было видно, как очень быстро шевелятся губы.

Спустя мгновение, нога юноши соскользнула с дерева, и он полетел вниз. Командир пытался его поймать, но и он сидел не очень удачно, словив филейной частью, прямиком промеж глаз, они оба уже ловили воздух руками, пытаясь за что-то зацепиться или хотя бы мягко упасть.

В кустах, под деревом, где сидели эти два шпиона, принюхивался лисенок, перед ним лежал крупный человек, лицом уткнувшийся в плотный мох, на его голове, почесывая затылок, с глупым выражением лица сидел юноша, лет семнадцати. Из моха доносились сдавленные ругательства в адрес моха, тощей задницы воспитанника, не хорошей миссии и о желании уйти в срочном порядке на покой, завести семью и желательно завести стадо свиней…

Глава 5


Вот-вот будет закат, небо медленно окрашивалось в оранжевые и красные тона. Лес преображается, освещение становятся все мягче, теплый воздух сменяется свежестью, запахи становятся тоньше. Где-то в лесу сидели трое, они шумно говорили, смеялись и даже пели. Их голоса разносились по лесу, будя ночных жителей и приманивая любопытных зверьков. Бурные мысли в головах, наблюдающих за ними людей, могли сравниться только с думами мыслителей, чьи сутки проходили за фолиантами и тоннами книг, в пыльных библиотеках. Они перешептывались, приглушенно обсуждали действия веселой троицы, споря и бурно жестикулировали.


Обратно мы шли уже втроем.Маленький лисенок шел следом, обнюхивая каждый кустик, медленно отдаляясь от нас, не желая идти в город. Вери была уже не столь вычурной и вела себя куда более скромно, чем в нашу первую встречу. Она весело щебетала и порхала вокруг Малика, будто птичка, рассказывая, как красиво у них в лесу, какие песни знают их птицы и о каких-то диковинных животных, коих повстречать можно только в их лесу. Эта маленькая девочка была сложена очень красиво: тоненькие, но не до худобы ручки, стройные ножки, широкие бедра, тоненькая талия, красивая осанка. Её личико было изящным, как и движения, остренький носик и ярко зеленые глаза. Маленькие, вытянутые вверх ушки, торчали из растрепавшейся прически, аккуратные пухлые губки не до конца закрывавшие белоснежные зубки, мило улыбались.

Следившие за нами шпионы, давно разделились, двое ушли раньше нас, видимо на доклад, вернулось вместе с нами только четверо, но держались они старой формации, стараясь не попадаться на глаза, и в тоже время не отставали не на шаг, то и дело, меняясь между собой и перешёптываясь.

Небо уже показало россыпь звезд, луна светила яркая, чистая, казалось, что вот – вот заденет кроны деревьев, а воздух понемногу остывал. Выйдя по тропинке из леса, перед нами открылся вид города, все тот же частокол и башенки, всё те же патрули и стража на воротах.Но только они не бесцельно шатались вдоль частокола, не спали на постах, а стояли по стойке «смирно», глазами всматриваясь в наши силуэты, стараясь не упустить и малейшего нашего движения. В воротах нас уже встречал эскорт из тридцати – тридцати пяти стражников, построившихся вдоль ковровой дорожки, в конце которой уже стояла карета, запряженная двумя абсолютно белыми конями. Видимо весь этот фарс был из-за нашей спутницы, ну а чего еще ожидать от юной прЫнцессы…

-Ну, вот и всё.Надеюсь, что Всевышний сведет нас вновь…

Вери сделала книксен, и немного погрустнев, медленно и очень красиво поплыла в сторону кареты, оставляя крохотные следы на ковровой дорожке, своими перепачканными ножками.

Было даже грустно. Пока мы были в лесу, Малик и Вери очень сблизились, они рассказывали друг другу шутки, малик учил её фокусу с монеткой, Вери рассказала о дворцовой жизни, о забавных случаях у них в лесу. Девчонка была веселой и очень доброй.По рассказу Вери, её окружение всегда было вычурным, и не понимала слов ласки, только приказы и распоряжения, к которым девочка и привыкла. Вери оказалось 73 года, по их меркам, она была ещё маленькой и не могла представлять государство, но роль посла ей пришлось исполнить. Она слезно умаляла отца отправиться с послом, ведь жизнь в лесу уже наскучила, и хотелось посмотреть мир. А теперь она одна, её спутники мертвы, но миссию посла она знает, как и то, о чем нужно говорить с графом, а после она поедет сразу к императору. Было жалко не только расставаться с ней, с этой веселой девочкой, но и отпускать её, кажущуюся сильной, но на самом деле слабую. Этот мир не склонен к состраданию.

-Ну вот и все! Малик, грузи на плечи мешок и пошли, нам ещё оленя Горту отдавать.

Малик, стирая слезы о ворот рубахи, закинул мешок на плечо, и мы выдвинулись в сторону харчевни. Мы и шагу не успели ступить, как дорогу преградил какой-то высокий солдат, в начищенной до блеска кирасе.

-Эй, Вы, двое! Мне дали распоряжение оплатить ваши услуги, за сопровождение принцессы Шалхав. «Вот» — солдат протянул не большой мешочек, перевязанный кожаной тесемочкой.

На длинной, до самого локтя, перчатке, со стальными вставками,была нанесена геральдика, изображающая дерево, кроны которого доставали до самых корней.

-Спасибо Вам, а кто дал распоряжение? Если это не тайна, конечно – спросил я.

-Леди Майли. Это было её распоряжение. Но вы не зазнавайтесь, это не значит, что она благоволит вам, скорее это знак её доброты. А теперь не задерживаю вас.

Воин повернулся к нам спиной, и явно потеряв к нашим персонам интерес, уже шел вровень с другим воином, одетым менее вычурно, но с тойже осанкой и аналогично чеканя слова, при общении.


Мы шли по широкой дороге четвертого кольца.В голову лезли мысли о недавнем расставании с Вери. Так называемая «награда за сопровождение», не давала мне покоя, но видимо этот мешочек денег не только меня тяготил, Малику тоже хотелось узнать, как именно леди Майли связана со шпионами и что она знает о нас, если знает, конечно. Также интересно, что она задумала, и чего это будет стоить для нас.

К харчевне Горта мы подходили уже глубокой ночью. За нами все также следовали шпионы, но уже только двое, остальные ушли куда-то восточнее. У самого входа сидела на пеньке девушка. Её густые рыжие волосы выглядывали из-под капюшона, холщовое платье с мелкими оборочками на линии декольте и тесемочки на поясе, очень удачно подчеркивали её фигурку и самые сочные места, давая понять её отношения к мужчинам – «Вот, смотрите, какая я вся секси, но вам не достанусь! Глотайте слюни, питекантропы!»

Видимо девушка здесь очень давно.Она мирно спала, клюя носом в корзиночку с пожухшими цветами. Мы переглянулись. Как истинные джентльмены, мы не могли оставить девушку спать на улице, да еще и в таком виде. Взяв девушку на руки, я аккуратно понес её в сторону харчевни, куда ринулся Малик, открывая передо мной дверь. Я попросил Малика заказать для неё отдельную комнату, естественно мы знали, что смотрелось это как-то не очень.Ну вот фартило нам на слабый пол. Я прямо не знаю, может мы в чане с афродизиаком покупались!?

В жизни мне с девушками не очень везло. Я, к своим тридцати четырем годам,остался холостяком, да и засиживания до самой ночи на работе, отсутствие выходных и полное погружение в работу, не давало возможности изменить этот факт. Я не жалуюсь, но вот так, чтобы столько красивых и привлекательных девушек за пару дней повстречать… это впервые.

Уложив на кровать рыжую красотку, я стоял в проходе её комнаты. Мне не хотелось уходить. Я все ещё ощущал на себе её мягкие рыжие волосы. На руках она почти не ощущалась, казалось, что несу ребенка в кроватку, после долгой прогулки. Почти беззвучно сопя носиком, она хмурила свои рыжие бровки. Реснички дергались в беспокойном сне. -Нет, хватит глазеть, а то я как маньяк смотрю на беззащитную жертву. Пора и честь знать, хренов Дон Жуан.

Малик занял нам места у бара, хотя столики свободные были, но я не стал перечить, да и с Гортом хотелось поговорить. Малик сидел ко мне спиной, общаясь с Гортом, он активно жестикулировал, показывая руками что-то, как рыбак, хвастающийся уловом.

-Ну, привет, Горт. Прости за беспокойства, я про девушку, она тут спала у самого входа, вот я и подумал, что не стоит её там оставлять.

-Да ты не переживай, я всё понимаю, она красотка!

Горт улыбнулся, показывая свои почти белые зубы, собственно, как и почти все. В свою очередь Олла со снайперской точностью запустила в его голову огромный черпак, на котором оставались ошметки какого-то блюда. Горт даже не успел пискнуть от боли, как подбежавшая Олла, уже целилась ладонью в его щёку, желая отвесить своему муженьку здоровенную пощёчину. Получив черпаком по затылку, с окрашенной щекой и взъерошенными волосами, Горт весело смеялся.

-Ах ты, свинтус! На баб засматриваешься? Я тут готовлю и убираюсь, а он на девок пялится! Олла била его огромную спину своими кулачками, чем только сильнее раззадоривала Горта, заставляя его смеяться и биться в истерике.

-Да окстись ты, клюковка моя, я ведь не в похабном смысле, да и не для себя! Ну, хватит щекотать! Я люблю тебя… ай! Ну, хватит…

Олла уже не хмурилась, на её личике был не наигранный интерес, она уже колотила Горта, только ради того, чтобы защекотать его. Она высунула кончик языка на бок, и целясь Горту в рёбра, била уже не так сильно. Вся эта «драка» закончилась также резко и неожиданно, как и началась. Горт взял Оллу буквально В РУКИ, будто куклу, и уже целовал свою любимую в засос. Зрелище было не столь романтичным, сколько забавным.

Горт забрал у нас туши оленей, за что утром обещал похлебку из свежей оленины. Мне хотелось спать, на сегодня мне хватило приключений, да и не покидает ощущение, что завтра их будет не меньше.


Крыльцо харчевни «Довольный Горт»


Кэттерин сидела на пеньке у самого входа в харчевню, её давно предупредили, что оба «объекта» возвращаются туда. Согласно анализу наших магов, она выяснила психологический портрет путников. «Объект «А»представляется добрым и великодушным магом, обладающим высоким самообладанием,а также скромный, что не свойственно дворянам, принадлежность объекта «А» к дворянам не известна.»

По этой простой причине, Кэттерин решила доверить все воле случая, и притворившись спящей и уставшей продавщицей цветов, коих в городе было огромное множество, она присела на пенек, закрыла глаза и погрузилась в медитацию… хотя минутчерез тридцать она и в правду погрузилась в дрему.

Крепкие и сильные руки взяли её на руки, словно она была невесома. Кэттерин проснулась, но глаза она не открыла, решив немного потерпеть, постаралась успокоится.Сейчас надо понять, что будет он делать, а то, что её план опять пошел под откос, она уже приняла это как должное.Все с этими двумя не то… все планы рушатся, не логичные, не поддающиеся оценке и анализу поступки.

Буквально пару секунд он держал её на руках, не двигаясь, после, будто общаясь с кем-то ментально, он начал двигаться, в сторону харчевни. Его руки крепко сжимали её, она только сейчас осознала, что его пальцы касаются её груди. – Вот же скотина! Он меня ещё и лапает! Но если я сейчас себя раскрою, то провалю и без того опасное и не стандартное задание, которое не стандартным стало после не возможности определения их дальнейших действий нашими аналитиками. Но он МЕНЯ лапает! Кабель. Хотя мне нравится. Его руки не грубые, скорее сильные и мягкие, будто он не взрослую девушку несет на руках, а ребенка… Боже, да что я тут себе на представляла… - Кэттерин старалась не выдать своего смущения и чуть заметно покраснев, начала снова медитировать, чтобы успокоится.

Внезапно её принесли в комнату, это она поняла, благодаря отсутствию магического света и магических светильников, и уже полным отсутствием гула посетителей. – Боже, я в его комнате… он меня будет… Не стоит думать о таком. Я приличная леди, у меня были мужчины, они были сильными и властными… да кого я обманываю, эти руки сильнее и крепче меня держат, чем кто-либо в моей жизни, это сердце в груди бьется так ровно, так громко, будто гномы в шахте кирками бьют… будто отбивают колыбельную.

Кэттерин не хотела провалить операцию, но вот решить, что дальше делать в данной ситуации, не могла, поэтому лежала и прикидывалась спящей, но её лицо не могло скрыть сильных эмоций её души.

-Я на кровати, а он ещё не ушел. Так, если будет приставать, то я проснусь… но ведь мне в контакт надо войти… нет, лучше сейчас проснусь и отблагодарю его… или подождать до утра… Черт, я не побрила ноги…

В душе был настоящий шторм, её лицо изредка подергивалось и меняло гримасу. Но он ушел, тихо щёлкнул замочек двери и в комнате стало пусто, только Кэттерин, погрузившаяся в свои мечты и грезы о незабываемой ночи с незнакомцем… и разнос от Леди Майли, и смех подчиненных над её провалом… Она представляла все возможные исходысегодняшнего дня, детально прорабатывая в голове как не приятные, так и приятные итоги возможных событий. Последние хотелось более подробно представлять… но как не странно, она всёже уснула.


Утро будило ласковыми лучиками солнца, свежий воздух пробивался из прикрытых ставень, песни птиц и шелест деревьев наполнял мир приятными звуками. Кэттерин встала резко и сразу на обе ноги, приняв стойку, готовящейся к обороне тигрицы. Осмотрев заспанными глазами помещение и убедившись в том, что опасности нет, и точно нет посторонних, поспешила спуститься на первый этаж харчевни. Её цель не должна уйти, она обязана его найти. Кэттерин выбежала в коридор харчевни, пробежала два пролета и уже на первом этаже, буквально за метр до того, как она должна попасть в зону видимости Горта, остановилась, переводя дыхание. Медленно шагнув из тени коридора, она направилась к хозяину, знаменитому на весь город Горту.

-Доброе утро, почтеннейший Горт! – обратилась Кэттерин к Горту, сделав книксен и поклонившись.

-А ты кто… а-а-а, та девица, которую Рохан отвел в спальню… Олла! – крикнул в глубь кухни Горт – она проснулась! Подавай бульон и гренки!

-Да что вы, не стоит, я спросить хотела…

-Не проснулся он - Перебил на полу слове Кэттерин - просил не будить тебя, как и его самого. Он сильно устал за вчера, а вот его тебе стоит отблагодарить. Он конечно- дурак… Оставил девушку в холодной постели одну… Очень благочестивый и добрый он, раз не в свою кровать положил тебя, да и на руках отнес… А ведь мог и воспользоваться… - сделав многозначительный пас бровями, Горт усмехнулся.

Видимо Горту известно больше, чем даже её шпионам, ну не удивительно, он ведь владелец харчевни, явно уже разговорил их.

-А что вы скажете о моём спасителе? Кто он? Как к нему обращаться… -Кэттерин замешкалась, но нужно играть роль до конца – и как я могу отблагодарить его?

-Что знаю, то не секрет, а что секрет, то даже если и знаю - не скажу – Горт сделал хмурое лицо, вспоминая и характеризуя Антона.

-Его зовут Антон -продолжил Горт - Антон Рохан. Не спрашивай, девочка, откуда и куда, я сам не в курсе. Но точно издалека. Маг он, да не обычный, магией пользуется редко, плохим назвать точно не могу, скромный. Силы много, крепкий, хоть внешне и не скажешь. Друг его – Малик. Очень сильный, даже я не смог-бы справиться с этим серым чудовищем, в кулачном бое. Малик огромный, добрый серый мужик... Веселый… Слыхал я как-то о некоем месте, от кочевников, называли они его «Серой пустошью», так там, по описанию, люди были могучие, как Малик, и сильные, что даже сотня стоила одного серого война, только где это место я не знаю, и те путники вроде с востока шли на запад.Вот и всё, что я знаю. Ах да, ещё Антон вчера просил на утро приготовить во дворе лохань. Моется он каждое утро… Чистюля.

Повинуясь Горту, Кэттерин пошла за дальний стол, с которого открывался красивый вид на внутренний дворик.

Вскоре, на моём столе, сама хозяйка расставляла яства. Это был бульон из оленины, с грибочками и морковкой, ароматные гренки из ржаного хлеба с отрубями и мисочка с домашним маслом, вперемешку с зеленью. Я сидела за маленьким столиком, жадно поедая яства.Забыв об этикете, я клацала деревянной ложкой об миску с супом. Напротив меня сидела Олла, хозяйка харчевни, низенькая гномиха. Она с улыбкой смотрела на меня, как я уплетаю её стряпню.

-Что, девочка, понравился наш посетитель? Не видела таких как он? Их называют «Голубой кровью», это редкость, чтобы с такими манерами, такие скромные и в четвертом кольце. Я,как женщина опытная, тебе советую не юлить.Я же вижу, что ты явно его и до харчевни видела, да и впредь не скрывать свои чувства, морщинки появятся!

-Так я только из интереса, вы не думайте. Он… -не успела я закончить мысль, как в окне показался мой объект. Антон.

В одних штанах, с растрепанными волосами, Малик и Антон вышли на полянку, где их дожидалась лоханка.

-…красавчик…- закончила я на выдохе.


Задний двор харчевни «Довольный Горт»


Утро может приносить радость, может приносить разочарование и боль, а мне совсем не повезло. Я проснулся от того, что не могу пошевелиться. Моё скрюченное тело было зажато между кроватью и стеной, и видимо в таком положении я пробыл уже давно. Кряхтя и тщетно пытаясь хоть как-то пошевелиться, я создавал не самые понятные звуки. Что-то среднее между кряканьем утки и скрежетом когтей крысы о деревянный пол. Мои потуги услышаны были только спустя час, когда малик, медленно заглянул за мою кровать, с озадаченным выражением лица. Мои руки и ноги затекли, на лице было огорчение, глубокое огорчение от своей беспомощности. Я не мог поверить, что так глупо застряну тут. Естественно, Малик меня достал легко, но вот вывих плеча придется лечить. Приведя себя в порядок, под гогот и расспросы Малика, мы сняли рубахи и сапоги, и в одних штанах вышли на задний двор, где нас дожидалисьлоханки.

Лоханки уже стояли, наполненные горячей водой. Малик поставил табурет, принесенный из комнаты, прямо в лоханку.

-Так, Антоха, давай садись. Ща тебе руку выпрямлять будем. Ты как умудрился её из сустава выбить?

-Как как? Я даже не понял, как оказался между кроватью и стеной, а ты спрашиваешь о руке… А там было уютненько,проверить хочешь?

-Не, спасибо, лучше ты сам, без меня.


Резкое движение, боль в плече и сдавленный мат. И уже через мгновение моё плече в порядке. Теперь осталось снять боль, которая растекалась по всей длине руки, такое ощущение, будто её одновременно со всех сторон укололи, а после, «иголки» перешли в плечо. Стоит научиться чему-то такому из магии, чтобы лечить себя и Малика. Нам может это пригодится.

Сейчас мы помоемся и пойдем есть. Малик, как и в прошлый раз,позировал для соседских девушек, намыливая себя, напрягая свои мышцы.На против харчевни Гортастоял дом купца, в котором жила вся его семья, в том числе и две дочери и шесть служанок. Так на «представления» Малика собирался весь двор и даже девушки с соседних домов, которые были вынуждены наблюдать через щели забора, состороны проулка. Малик довольный собой, уже вытирался. Я сидел на табурете, мне необходимо было больше времени для мытья, у меня почти не работала рука, да и нужно было немного поэкспериментировать с магией воды. Ведь где её испытывать, как не в воде? Благодаря моей магии я собрал ещё больше зевак, даже те, что находились в харчевне, смотрелис нескрываемымлюбопытством,как я из воды и пены строил замки, создавал водяных драконов и простые геометрические фигуры. Краем глаза я заметил в окне знакомые очертания лица. Это была та девушка, которая заснула у входа в харчевню. Видимо она уже проснулась и сидела зазавтраком.

-Антоха! Пора. Горт нам стол накрыл, да и та рыженькая уже проснулась – доложил мне малик, уже натянувший свою рубаху и кожаную жилетку.

-Всё-всё, иду. А что на завтрак?

Малик интригующе улыбнулся и изобразил руками, на своей голове, оленя.

– Догадываешься? – задал вопрос Малик.

-Тот олень, которого ты дубиной долбанул? Тогда надо спешить, его аромат даже сюда доносится из кухни Оллы. Надеюсь, народ с улицы не попрет в харчевню на завтрак, а будет есть дома. А то нам ничего не достанется.

Прямо на ходу одеваясь, мы вошли в зал харчевни. Народу было очень мало, буквально два столика было занято, зато моя рыжая соня сидела за дальним окном и стыдливо уводила взгляд. Она явно видела в окне, как малик мылся. Завидую ему, он здоровый и сильный, на него все девушки засматриваются.

Олла проводила нас за столик у окна, где сейчас сидела рыженькая, уже доедая гренки с супом, она отложила ложку и сидела, смотря в почти пустую тарелку. На щеках был румянец, но почему-то она осунулась.

-Ну, доброе утро, красавица – выдал Малик – как спалось?

Она посмотрела на него, потом перевела взгляд на меня, и её ушки покраснели.

-Хорошо, спасибо. Я вам очень благодарна. Я узнала, что вас зовут Малик и Антон. Я хочу вас отблагодарить.

-Да меня то, зачем? Это всё Антон, он же Рохан. Это он решил тебя не будить и отнести наверх. Я бы просто разбудил.

-Но все же… Спасибо – уже тише пробормотала девушка.

-Тебя как зовут? Меня можешь называть Антоном.

-Кэттерин… - черт, я сказала своё истинное имя, опять ошиблась, по плану должна была назваться Силл – Я из второго кольца, а здесь цветы продаю, папенька запрещает позорить семью, а деньги нужны. Он болен. А мамы нет уже давно, умерла в «Красный закат».

-Красный закат? Это что, какое-то событие?

-Да, это так назвали попытку переворота, которая была с десяток лет назад, тогда многие погибли, многих посадили пожизненно, а кого-то отправили на каменоломни. Вот мою маму преступники убили на месте, только сначала надругались, она тогда в замке императора горничной была - сейчас выдам им всю свою легенду, и в зависимости от того, как они и на что отреагируют, буду двигаться дальше… Гро вас, возьми...

Смотря на неё, я не мог понять, всё вроде хорошо, но ощущение, что мне десятилетняя девочка стоит и врет, что это не она мне на машине слово плохое написала, хотя за спиной держит ржавый гвоздь, с остатками краски моей машины. Вроде складно всё, да и подкопаться не к чему, но не верю я во всё, что она сказала, а вот красные щёчки и ушки явно настоящие.

-Так, ладно, а чего вы, девушка, так краснеете? Я что-то не то сделал или сказал, что вас смутило? – спросил я как можно вежливее.

Она подняла глаза на меня и сразу опустив, начала поправлять поясок на платье.

-Нет – сдавленно, чуть слышно сказала она – я, наверное, заболела.

-Ну, чтоже, тогда давайте я вас провожу до вашего дома. А пока кушайте, мы тоже начнем, с вашего позволения.

Мы сидели молча, я и Малик внимательно разглядывали Кэттерин, переписываясь и делясь догадками о том, кто она на самом дели и почему врет нам.

Придя к единому мнению, чтонам необходимо пойти в город и разведать территорию. Нужна экскурсия по городу, нужно оружие и походное снаряжение. В городе мы как на ладони, за нами постоянно следят.

-Кэттерин, а вы не проведете для нас экскурсию по городу?

Кэттерин согласилась нам помочь, проведя для нас экскурсию по четвертому и третьему кругу города, но попросила одиннадцать сйе, ведь город большой, да и в темные проулки она водить отказалась, только основные места.

Доев, мы собрали все свои пожитки, благо сумки были почти бездонными. Уже на крыльце мы были окликнуты Гортом.

-Мужики! Вы может в следующий раз мне ещё какую живность принесете? Я щедро заплачу!

-Да не вопрос, дружище, мы договоримся – ответил я, прикрывая за собой дверь харчевни.

Кэттерин вела нас по главным улочкам, как и обещала, показывая лучшие лавки, в том числе и гостиницы, школы, приюты. Посреди очередной площади, коих было пять в четвертом круге, мы сели в кафе, передохнуть и поговорить.

Город был построен так, что было целых пять ворот через весь город, они вели прямо в центр, но на втором круге смещались против часовой стрелки, видимо в оборонительных целях. Бойницы были с внешней стороны стен иимели форму пятиугольника. Улицы были прямые, чистые и даже самый маленький кустик на клумбе был ухожен и подвязан. Домики были разные, но вот с каждым приближением к центру, становились больше и массивнее.

Город освещало солнце, которое уже через два часа будет садиться за горизонт. Мы почти весь день провели в четвертом круге. Греющиеся на черепицах домов коты, разных расцветок и степени пушистости, начинали вставать с нагретых мест, потягиваясь, зевали так сладко, что поневоле хотелось зевнуть самому. Город жил своей жизнью, прогуливающиеся девушки и парни, старики с большими собаками и бабушки, на удивление бодро бегающие от прилавка к прилавку, стараясь под конец дня выбить за продукты ценник ниже заявленной продавцом цены.

Мы пили местный напиток, напоминавший кофе, со сладким привкусом малины и отдающим ароматом вишни.Наши думы и не торопливый диалог о городе прервал низенький мужчина, выделяющийсясвоим внешним видом из общей массы людей. Бледный шрам на половину лицацеплял взгляд, ото лба, через уголок глаза и до верхней губы, он придавал мужчине очень грозный вид. Кожаные штаны, стальной нагрудник, поверх красной рубахи, кожаный наплечник из грубой черной кожи и латные перчатки с шипастыми кастетами.

-З-здрас-с-сте, господа! Прошу вашего внимания, это ограбление! Прошу максимально тихо и как можно быстрее вывернуть карманы… - мужчина взялся за навершие короткой булавы.

Малик медленно опустил чашку на блюдце, и начал пяткой сапога отодвигать стул из-под себя, я потихоньку начинал изменять химические составляющие булавы, приводя её в негодность, делая её максимально хрупкой, одновременно сжимая кулаки, готовясь к бою.

Вот малик встает, роняя стул, я заканчиваю изменения и рывком ухожу в направление правой руки бандита. Время замедлилось, из-за выброса адреналина воздух стал вязким и плотным. Бандит выхватывает булаву, но слишком медленно. Я уже у его руки, и снизу-вверх провожу апперкот, а Малик бьет его с другой стороны в область почек. Тело бандита поднимается от апперкота над землей на несколько сантиметров, выплевывая зубы и кровь, проворачивается почасовой стрелке в воздухе и падает на шею. Что-то хрустнуло.

/Поздравляем! Вы получили навык «Рукопашный бой». Уровень 1.

/Поздравляем! Вы провели удачный удар. Ваш противник потерял сознание. Вы получаете звание «Одной левой». Получен постоянный баф на +3 к силе удара без оружия.


От неожиданности, Кэттерин взвизгнула, но взяла себя в руки и прикрыла ладошкой рот.

-Надо позвать стражу – сказала Кэттерин – нельзя всё так оставлять.

-Зачем? – недоуменно спросил Малик – это не стражу, а уборщика надо. У вас мусор кто убирает?

-Это человек, а не мусор, и ему видимо очень долго ещё будет плохо. Нужен клерик и стража.

-Ладно, Кэттерин, Малик пошутил. Просто у нас, в смысле в нашей стране, таких бандитов и грабителей называют мусором. А ты успокойся, вызовем мы стражу, не переживай, а вот клериков я не знаю. Это вообще кто?

Кэттерин посмотрела на меня,как на дурака, но все-же сказала.

-Клерики – это маги, специализирующиеся на лечении. Они при страже есть. А стражу вы вызовите, и чем быстрее, тем лучше. Вы его чуть не убили.

Кэттерин села на корточки перед нашим грабителем и пощупала пульс. С видимым облегчением она выдохнула.

-Он жив, но сердце бьется слабо.

Малик побежал к воротам, где была ближайшая стража. А я, не зная, чем помочь, просто сел обратно за столик и допивал свой напиток, стараясь выглядеть невозмутимым, хотя я боялся, что Малик все же не успеет, и бандит умрет.

Стража подбежала вместе с одетым в синий балахон, мужчиной. Малик, показав на грабителя, отошел к нашему столику, и сел в полуобороте, сложив нога на ногу.

-Так это вы его так? И кулаками? — спросил нас стражник, с двуручным палашом за спиной и коротким мечем на поясе.

-Мы – ответил за меня Малик – он сам к нам подошел, мы просто защищались, а то, что он оказался слабее, то это только его проблемы.

-Да я вас не обвиняю – хмыкнул стражник - просто хочу предупредить вас о том, что вам лучше, как можно скорее покинуть эти улицы, и вообще не ходить по пустым улицам. Этот бандит из местной гильдии воров, а они не приветствуют такое. Скорее всего, за вас объявят награду.

После не продолжительного сканирования, стража ушла, ведя уже почти здорового бандита в кандалах, в сторону ворот. Как мне объяснили, там была маленькая тюрьма, рассчитанная на десять человек.

Нас попросили пройти вместе со стражей, для дачи показаний и других бюрократических бумажных отчетов. В самой казарме, куда нас привели, было темно, всего пара свечей по коридору винтовой лестницы, ведущей в подвал, и один магический светильник у крайней двери. Когда нас завели в комнату, освещение которой было намного лучше, чем коридоре, сразу попросили сдать оружие, которого у нас не было, и присаживаться на скамейку, что с права от стола.

За столом сидел тучный мужчина, примерно за сорок. Седые, короткие волосы были криво обрезаны, даже не подстрижены, а именно обрезаны.

-Садитесь! – властно и грубо сказал мужчина.

-Ваши имена, кто такие и откуда? – продолжил он.

Я представился Роханом, Малик соответственно Маликом, Кэттерин тоже представилась. На наши имена мужчина записывал молча и без особого интереса, а вот на имя Кэттерин, мужчина поднял взгляд на неё и прекратил записывать в журнал.

-А… вы случайно не…

-Нет. Меня часто путают. Я догадалась о ком вы, но она из знати, а я из среднего класса… - перебила его Кэттерин.

-…хорошо… как скажете… Кэттерин… - немного скомкано и сдержано сказал мужчина.

Мужчина что-то ещё долго писал, потом позвонил в беззвучный колокольчик и в дверь вошел стражник.

-Этих двоих на выход, все нормально, а вот эту девку… - немного замялся мужчина, но все-же продолжил – пока здесь оставь.

Нас проводили на выход.

-Так, вы ждать будете эту… бабу, которая была с вами?

-Будем конечно, это на долго?

-… нет, меня уже зовут. Здесь стойте…

Стражник убежал обратно, и уже через минуту к нам вышла наша знакомая. Что ж, все страннее и страннее все чудесатее… Кэттерин обрастала загадками и тайнами,словно снежный ком. Нужно было быть совсем дебилом, чтобы ей полностью поверить, но вариантов пока не было.

-Всё нормально, Кэттерин?

-Да, мне нельзя порочить свое имя дворянки… я уже говорила. Денег дала, чтобы не писали обо мне.

-Тогда ладно. Пошли дальше?

-Да, сейчас вас поведу сразу к оружейнику. Там мы попрощаемся… -Кэттерин замялась, теребя тесемочки пояса на платье – у меня дела.

Дальше мы шли молча. Мне кажется, что Кэттерин всё же что-то скрывает. Краснота щёк не спадала, глаза уводила, а руки постоянно теребили платье и тесемочки пояса. Но видимо встреча с этим мужиком выбила её из колеи.

Кэттерин нас повела, как и обещала, в лавку оружейника, что на границе третьего и четвертого кольца города. По пути мы проблем не встретили, но вот Кэттерин была молчалива, не удивительно ведь прямо на её глазах чуть не убили человека, а после следовал допрос. Тут любой перенервничает, но надо быть, внимательнее. В следующий раз я … да фиг его знает, что будет в следующий раз. Сейчас надо думать о совсем другом – за нами будет охота, следовательно, нужно оружие для обороны.

Попрощавшись с Кэттерин, которая явно спешила куда-то, мы договорились встретиться завтра у фонтана, примерно за два часа до полудня, на чем и попрощались.

У лавки оружейника было немало народу, все что-то смотрели, кто-то торговался, а кто-то просто хвастался своим новым оружием. Оружейник оказался на удивление не гномом или орком, а простым человеком. С виду лет двадцать, крепкого телосложения, но не более того.Ничего выдающегося или сверх необычного. Простой парень, но вот его лавка пользовалась большим спросом. В самой лавке было не так людно. Куча стеллажей, ящиков и полочек, на каждой какое-то оружие, тут было всё, даже гигантские куски металла, с заостренной кромкой, длиной более двух метров. Не могу представить для кого это оружие, но не думаю, что хочу увидеть его в действии. Кэттерин уверяла, что здесь цена соответствует качеству, а сам оружейник так искусен, что может создать любое оружие и с любыми особенностями, по нашим чертежам. Вот только материалы он требует соответствующие.

-Добрый день, добро пожаловать в лавку оружейника СелиХша – к нам обратилась маленькая девочка, внешне очень напоминавшая эльфа, только подростка, даже ребенка – вы ищите что-то особенное, или вы хотите создать своё оружие?

-Спасибо большое, но нет, ничего особенного, все только обычное, я маг, а он – я указал на Малика – рыцарь. Подберите для нас что-нибудь соответствующее.

- Одну минуту.

Девочка повернулась к двери и вышла. Уже через минуту у неё в руках было два свертка. В одном что-то большое, а в другом что-то длинное.

-Вот, пожалуйста. Это посох с острым навершием, меч и щит с шипами.

Девочка положила длинный посох из какого-то дерева, с бледно-красным оттенком, одноручный полуторный меч и каплевидный щит с шипами, с половину роста Малика. На мой взгляд, все это очень много весило для девочки, а девочка несла это так легко. Невероятно...

-Девочка, а вы кто? - спросил я – дочка владельца?

Лицо девочки было озадаченным. На её лице появилась улыбка, хоть и не столь явная, но все же улыбка.

-Неужто вы смогли разгадать эту тайну сами? Или кто подсказал?

-Простите, не знал, что это тайна. Я никому не расскажу – заверил я.

-Да это не особо и тайна – вздохнула девочка – просто к нам, полукровкам, относятся как к отбросам, вот и приходится притворяться благородными. А так, да, я дочь СелиХша, Мелисиа СелиХша.

Мелисиа сделала почтительный книксен, посмотрела уже теплыми глазами и искренней улыбкой.

-А вы, путники, не из этих мест? Я так понимаю, что и не из этой империи?

-Да, маленькая леди – ответил Малик – мы из другой империи. А здесь оказались случайно. Наш… транспорт потерпел крушение. Сейчас путешествуем, наслаждаемся тем, что живы и здоровы.

-Тогда прошу зайти в дом, а оружие можете пока убрать в сумку, в доме барьер, вы все равно им воспользоваться не сможете.

В комнате, куда мы вошли, минуя длинный коридор, завешанный картинами, было светло. Один, не большой столик посередине и несколько деревянных стульев вокруг него, вот и весь интерьер. В комнате было две двери.Та дверь, из которой мы вошли в эту комнату и другая, которая была из очень ветхих досок и скорее служила ширмой, ведь её прочность была явно на один удар. Ветхая дверца отворилась и в её проеме появилась высокая девушка. Она не смотрела на нас, но видно, что она изучала нас как неведомых зверушек, видимо ментально сканировала.

/Внимание! Вы подверглись ментальному воздействию со стороны. Ваши данные пытаются изучить. Желаете дать разрешение на считывание свойств? Да/нет?

Нет конечно!

/Внимание! На вас наложен дебаф «Вялость» Ваше боевые характеристики понижены на 12 единиц. Ваша агрессия снижена на 50%

Что за фигня, нас атакуют?

-Простите меня за мои действия, но это необходимо для моей безопасности. В свою очередь я обещаю, что если с вашей стороны не будет агрессии, то выйдя из этой комнаты, заклинание спадет – нежный и тихий голос девушки, не поднимающий глаза на нас, прозвучал спокойно, но нотки обеспокоенности я все же уловил – Меня зовут АрэдельСелиХша. Вас привела моя дочь. Откуда вы о нас знаете? Кто вам рассказал о нас и о нашем местонахождении? Это Силл?.. нет, этот сын скунса не посмел бы… тогда Алистер. Точно, этот …

-Так, гражданка! – прервал разговор я – мы не знаем, и знать не хотим кто Вы! Мы пришли за оружием, и только за ним.Ваши проблемы – это только ВАШИ проблемы. Если вы сейчас-же не снимите ваше заклинание, то мы тут все разворотим и скажем,что так и было! А еще – я быстрым движением руки заставил весь метал на ней рассыпаться – даже не думайте, что мы не сможем вас остановить!

Абсолютно белые, слепые глаза смотрели в нашу сторону, на лице читалось отчаяние и страх. Черные как смоль волосы, пышная грудь и стройное тело. Темно бардовое платье без рукавов, черные перчатки в мелкую сеточку, с вышитыми кружевными цветочками, чуть выше локтя, заменяющие рукава и деревянное украшение на голове, похожее на терновую ветвь. Её образ был красив, но как-то не по мне, я люблю сильных женщин, а эта хоть и соблазнительна, но не моя, да и слаба.

Пышные губы девушки исказились в гримасе боли.

-Не убивайте мою дочь! – кричала она, сквозь слезы и сопли, от чего её милое личико стало похоже на лицо маленькой девочки, устроившей истерику в магазине - Меня не жалко, я и так слепа, никому не нужна, а дочь – это всё что у меня есть! Прошу!

Вслепых глазах девушки уже не было очарования, они были красными от слез. Её красивое и даже вульгарное лицо исказилось.

-Дев… Леди! Возьмите себя в руки! Мы пришли за О-РУ-ЖИ-ЕМ! И убивать никого не собираемся, пока что…И среди наших врагов ВАС точно нет.


/Поздравляем! За удачное убеждение без магического воздействия вы получили +1 к харизме и +1 к интеллекту


Дверь, позади нас отварилась. На пороге стоял оружейник. В руках тяжелый молот, вены вздуты, а на лице злость и отчаяние.

-Стой! Они ничего не сделали… - прохрипела сквозь слезы девушка.

Мордобой… он беспощаден, слеп и глух! Особенно когда самец бьется за самку, когда его честь и достоинство задеты, когда его имущество пострадало, когда… да не важно за что, все знают, что за свою женщину бьются насмерть. И вот уже прошло минут пять или восемь. Пол багровый от моей крови, от крови оружейника. Стол разбит, стулья лежат в углу. Малик стоит по центру комнаты, в его руках загнутый молот оружейника. Девушка слепо ползает по полу, пачкая свое платье в пыли и крови. Я сижу у стенки, сжимая голову, из которой идет кровь. Рассечение – это вам не порез бумагой. Кровь хлещет сквозь пальцы, в ушах звон, голова трещит и кружится не хуже, чем юла… Оружейник без сознания лежит «звездочкой» у самой дальней стены. Вот оно какое, шаолиньское кунфу против лома… Причем ломом оказалась голова Малика, который не сразу сообразил, что его ударили по голове. Повезло же этому тормозу.


Кабак «Пьяный орк», три часа ночи.


В кабаке, с говорящим названием «Пьяный орк», сидели трое. Антон, Малик и Дэвид СелиХша, известный как –«оружейник СелиХша». На столе стоит три пустых бутылки вина, тарелка с ржаным хлебоми жареная Ери — это такая местная рыба.

— Вот вы мне скажите, уважаемый оружейник, какого Гро вы на нас напали? С вашей супругой мы вообще дел не имели, не сделали ничего, да и с вашим куполом можно было не бояться, а вы.… Ударили Антона по голове, рассекли ему голову, оскорбили… Меня ударили… сломав свой молот. Вам не говорили, что надо сначала уточнить обстоятельства дела, а потом бить? – говорил немного вялым и пьяным голосом Малик.

-Так что я должен был думать, когда моя жена плачет и молит вас не убивать дочь?

-Нет, ну так-то вы правы, но уточнить можно было? Теперь Антона лечить, швы накладывать… Мага любой обидеть может, а вот если Антон решит отомстить? Он ведь обидчивый…

-Ну простите вы меня! Я вам уже говорил, и страже говорил… Не хотел я, испугался за жену.

-Проехали уже… но вот нахера вы Малика по голове ударили? Вы ведь видите, что он большой и добрый… Вам было не жалко? – спросил я – …молот. Он ведь согнулся об очень добрую голову…

-Жалко… - хмыкнул иронично Малик - Молот об мою голову гнуть - ему было не жалко, так чего ему меня жалеть?

-Вы не переиначивайте, я ведь Малика тоже испугался, он ведь огромный, вас двое, жена была одна. А вдруг вы убийцы? Вот я сдуру и приложил молотом… об не рушимую голову…

-А Мелиса? Она нас не испугалась? Мы ведь шумели в той комнате… - спросил я.

-Нет, комната изолирована барьером, да и Мелисе все объяснила жена. Сказала что недоразумение. А сейчас они там прибираются. Я вам бесплатно ваше оружие отдам. Оно хоть и простое, но качественное.

-Ну, спасибо тебе. А я за это тебе молот выпрямлю… – сказал Малик.

Дальнейший разговор продолжался в приятном русле, Антону вылечили голову, наложив заклинание «малое исцеление», от одного из местных клириков, Малик разогнул оружейнику молот, вот только поначалу посетители приняли это за испытание силы, и все старались его обратно согнуть, но молот не поддался на такое варварское отношение к себе. Бар вообще оживился, купол тишины висел над всем залом, в отличие от харчевни Горта, где купол был над каждым столиком. Живая музыка, пьяные голоса, хохот и визг девок. Все пили и плясали. Все как в обычном баре России.


Пьянка длиться может долго, очень долго,а может и не кончаться. Когда кончилась эта алкогольная фиеста, я не помню, но поутру обнаружил расписанные стены и потолок пивнушки, сломанные столы и выбитые окна. Хозяина явно еще нету в баре, увидав такое,онможет сразу вызывать стражу. Малик шатался между разбитых столиков, медленно перебирая ногами, стараясь не наступить на бутылки и части тел пьяных мужиков, рыская руками по полу, прикладываясь к каждой бутылке, видимо похмелье его застало в тот момент, когда пить стало нечего. Милая обстановочка, скажу я вам. Такой пьянки я с института не помню.

-Малик, как ты? Где мы и какого хрена тут так грязно?

-А ты не в курсе?! Сволочь! Ты, блин, ещё скажи, что не помнишь? Падла!...

-Да, не помню. Ты не рефлексируй, ты объясни!

-Я бухать с тобой больше не буду! Ты сначала устроил тут митинг оскорблённых рабочих, коих «угнетает монархический строй», потом призвал всех устроить оргию, но так как девки вовремя смылись, начался мордобой. Я особо не пострадал, но вот теперь… в общем почитай системки. Ты там увидишь много интересного. Кстати, Кэттерин ушла домой, мы договорились встретиться сегодня у фонтана, что на севере, у лавки «Серого Хелли». И ещё, нам пора, тут скоро привезут ещё выпивки, хозяин запрос в гильдию сделал. А нам сейчас продолжать банкет не стоит…

-А платить?

-А он тебе проспорил.Это все за его счет, у меня даже расписка есть.

-А что за спор был?

-Ты один золотой превратил в медный… Расстроился он сильно…

-Ок, тогда валим, а системки я позже прочту. Надеюсь ничего критичного.

-Ладно, позже.У тебя вода есть? Сушняк дикий…

Пока малик похмелялся, точнее напивался водой из фляги, я пытался собраться. Встать было сложнее всего. Голова гудела, в глазах плыло, взор прикрывало множество системок о дебафах и их снятии.


Мы вышли из «Пьяного орка», стараясь меньше смотреть по сторонам, и больше под ноги. На улице было людно, из-за праздника летнего солнцестояния, который скоро должен начаться. Все готовятся к празднику. Кто-то носит доски, кто-то краску, где-то готовят костры, а кто-то под шумок, филонит.

/Голова болит. Сегодня мне не стоит делать лишних движений. Совсем недавно ещё чувствовал себя героем боевиков и фантастических фильмов, а теперь подыхаю от похмелья. Я жалок… У меня так всегда, когда все хорошо, я принимаю это как должное, а как только наступает маленький пушистый зверек, так сразу ною и жалуюсь на судьбу. Этот мир реальнее чем я думал, даже ощущения похожи, у меня как раз сейчас во рту кошки нагадили… Если не принимать этот мир в серьёз, я могу очень жестоко поплатиться за это, но не могу я сейчас представить его реальным, слишком уж он яркий, красочный и идеальный.


Идти до фонтана нам пришлось почти час, алкоголь выветривался не очень быстро, но идти становилось легче. Некоторые улочки были перекрыты стражей. Видимо там было что-то важное. Они ведь тоже к празднику готовятся. В итоге мы опоздали на час. Кэттерин ждала нас все в том-же платье. Её пышные рыжие волосы были собраны в прическу. Не понимаю в них абсолютно ничего, но на затылке волосы сплетались в какой-то пучок, а завитые пряди по бокам свисали абсолютно свободно, до самой груди. Глаза её блестели, но сама хмурилась и дула губки.

-Вы опоздали! Я вас, сколько ждать должна? Сегодня я вас на третий круг города поведу. А еще стража о вас спрашивала. Вроде как интересовались вашей силой и откуда вы. Ладно, это не моё дело. Скоро праздник летнего солнцестояния, вы обязательно должны принять участие! Это будет весело.

-Обязательно, Кэттерин, обязательно… но пока ты нам расскажи про Графиню и графа, про местные законы и крупные организации.

Кэттерин явно что-то скрывает, возможно и она состоит в одной из них.

/Малик! Ты заметил, что за нами больше никто не следит?

/Есть такое, что думаешь?

/Ну слежку они явно сняли, но не думаю, что интерес к нам пропал.

/Думаешь что Кэттерин сама шпион?

/Возможно.

-Ну про графиню расскажу конечно и про графа, а вот про организации не знаю. Хотя вы спрашивайте, вдруг что вспомню.

Кэттерин ответила уклончиво, но она и сама немного знала, а что и знала, то не все можно говорить, да и народ обычный знает только слухи.

-Да вот проблема есть одна, за нами шпионы увязались, все время, что мы тут, они за нами следят. А сегодня отстали. А ещё недавно нам в руки вручили мешок с деньгами, за сопровождение девочки, причем вручил рыцарь с гербом в виде дерева. Не знаешь о таких?

/Блин, это стража графини, причем специальная, а сопровождали они принцессу Вери Шалхаф. Та ещё штучка. Взбалмошная, эгоистичная и горделивая мерзавка. В последний мой визит в лес, она заставила меня бегать по лесу и искать её сережку, которую она спрятала у себя в карманчике, видите ли я ей не понравилась… Ну да ладно, надо убедится в их характеристике, которую дала леди Майли, проанализировав рассказ Вери Шалхаф. Видимо мелкой стерве понравились эти двое.

-Ну та стража – это стража графини, Леди Майли, а вот кого вы сопровождали я не знаю… Скорее всего кто-то важный. Про шпионов знаю одно – они во всех городах есть, это обычное дело, просто графы, как и сам император, предпочитают знать о жителях всё, ну а вы новенькие, вот за вас и взялись в серьез, но скорее всего, раз вы их обнаружили, это учеников на вас натаскивают. Есть целая академия гильдии шпионов, где этому ремеслу обучают.

-А ты? – спросил Малик, пристально глядя в глаза Кэттерин – шпионка?

Минутное молчание прервалось звонким смехом Кэттерин, она старалась смеяться искренне.

/Вот я попала… Как они догадались? Не надо было снимать слежку, блин. И как выкручиваться? Ладно, план «Б» - прикинусь дурой.

-Шпионка? Ну да, я грамоте не до конца выучилась, а тут шпионка… Туда попасть – это поставить крест на личной жизни, на семье и вообще… где это видано, чтобы женщина была шпионом? Женщина должна дома сидеть и яства мужчине готовить.

/Надеюсь поверят.

-Ладно. Вот допустим, ты шпион – продолжил я нашу теорию – вот чего тебе хотелось бы узнать? Гипотетически!

Кэттерин нахмурилась и даже сделала театрально задумчивый вид, насколько могла это сделать, но выглядело все равно фальшиво.

-Допустим вашу цель приезда в город, намерения и дальнейшие действия. Ну и шпионы вы или убийцы.

-А если мы не те и не другие? Мы путешественники, ходим куда хотим, смотрим что хотим, и скорее всего вскоре уйти захотим, на совсем… Вот и зачем тогда на нас столько времени тратить?

-Видимо они так и подумали, рас сняли слежку. А вы как их обнаружили? Магия?

-Магия – утвердительно кивнул я – да тут и без магии можно увидеть. Ну а так, по секрету скажу, я вообще-то очень сильный маг, и если бы хотел убить кого-то в городе, я не стал бы заходить в него, а просто уничтожил одним заклинанием весь город. Вот и подумай, нафига мне тут следить или убивать?

-Логично – отозвалась Кэттерин – но вам всё равно придется либо уехать из города, либо убить всех бандитов, они вас так просто не оставят… Убивать – в этом городе можно, но только если это ответная реакция на агрессию. Так что вам и свидетели нужны, чтобы не упекли в тюрьму.

В принципе Кэттерин права, мы тут как прыщ на заднице. Всем мешаем и всем нужны… но для чего, и они сами не знают. Надо валить из города, но прежде, нужно попытаться урегулировать конфликт с ворами и убийцами.

-А как еще можно урегулировать вопросы с убийцами? Кроме их убийства? – спросил Малик, видимо думал параллельно со мной, и задал именно тот вопрос, который я и сам хотел задать.

-Только убить главу воров или убийц, заняв их место. Так они станут принадлежать сильнейшему, это у них в кодексе прописано, он всем известен. Были смельчаки, которые пытались, но… силенок не хватило.

-Ясно, а про графиню и графа?

-Да тут все запутаннее. Графиня, Леди Майли, а граф у нас сэр Балгенс Мартирр. Графиня очень сильная женщина, народ её любит, почитает и вообще боготворит, есть и не довольные, но их очень мало. А вот граф у нас не простой. Вроде, как и граф, но власти больше нет, я имею в виду, что графиня взяла все управление на себя. Да и про графа слухи ходят, что он мальчиками увлекается… не маленькими, а в смысле по мужчинам бегает… Собственно и всё.

-Мило. И тут педерастия… - тихо, почти шепотом сказал Антон.

/Раз такое дело, то нужно учесть тот факт, что шпионы, как я понял, на службе графини, следовательно, нужно напросится на её аудиенцию. Думаю, это будет не сложно. А с учетом моих заслуг, хоть и сомнительных, можно идти напролом.

Прогуливаясь по городу, Кэттерин рассказывала обо всех достопримечательностях города, особенно о третьем круге, где сейчас и гуляли. В отличие от четвертого, здесь не было трущоб, бедняков и всяких бандитов, хотя и тут бывали преступления, особенно грабежи домов. Жесты отчаяния, среди нищих провоцировались богатыми и рабочим классом, сами виноваты, но это уже не наши дела.


Уже смеркалось. Мы с Маликом проводили Кэттерин до дома, а сами отправились к харчевне. День был полон событий и впечатлений. Благо похмелье отпустило уже к третьему часу экскурсии. Осталось выспаться и в новый день с новыми силами.


Замок графства Мартирр, северное крыло, комнаты графини Леди Майли.


В комнате, украшенной картинами и цветами, и висевшим над кроватью гобеленом, с изображением фамильного герба и сценой предков Кэттерин, из великого похода на дракона.Был приглушен магический свет, и тени ложились мягко, даже в такой обстановке графиня не могла уснуть, ей казалось, что это её проклятье… Каждую ночь из комнаты графа доносились крики и стоны, служанки не могли спать, а мужики, понимая, что это не есть хорошо, просто договорились, что не будут находиться в замке по ночам. Графиня искренне завидовала им. А служанки,все как одна, докладывали о непотребствах графа и требовали переселить их в её крыло. И так каждую ночь, из-за чего спать она могла только днем, и то не всегда могла уснуть.


В постели у графини давно не было мужчины. Она не могла на такое пойти, как по статусу жены графа, так и из-за того, что этот гад может попытаться её поймать на измене. Благодаря чему и разорвет брак.

-Сволочь! Он ещё и спит хорошо, а я тут о мужике мечтаю… Господи, пошли мне нормального мужика! Пусть он будет даже кривой и косой, но МУЖЧИНА и без подобных отклонений как у графа… Тихонько, чуть слышно всхлипывала от усталости и беспомощности Майли.


В комнату графини тихонько постучались.

-Леди Майли? Вы все не спите? Простите, но это срочно. Вы просили предупреждать о докладах леди Кэттерин.

-да-да, заходи – вытирая слезы рукавом, сказала графиня.

-Может, я вам отвара принесу, он хорошо усыпляет. Моя бабка готовить его научила - шепотом сказала служанка, стараясь как можно аккуратнее поставить поднос фолиантом на столик.

-Да, приготовь, пожалуйста, а я пока прочту доклад.

Леди Майли читала доклад быстро, с каждым прочитанным словом её лицо принимало все более удивленный вид.

/Доклад № 32 от седьмого дня, середины 46 года правления Императора Лудлера III.

Моя графиня! Объекта «А» зовут Антон, также его называют Рохан. Как поняла – это его фамилия. Объекта «Б» зовут Малик. По примерным данным Антону от 26 до 32 лет, Малику от 43 до 50 лет. Оба объекта очень сильные физически. Антон – маг, мастерство, круг и направление не известны, тело сильное, накаченное. Мышцы алебардиста, мечника и опытного кулачника. Черные густые волосы, широкие плечи. Пронзительный взгляд, глаза глубокие, цвет определить не могу. Руки сильные и нежные, голос очень приятный. Показания свидетелей среди стражи немного отличаются от докладов разведки. Согласно информации от стражей, было выяснено, что круг владения магией у Антона выше, чем у некроманта и придворного светлого мага. Возможно, имеется опыт в бою. Малик отличается только силой, однако есть подозрение, что он и специальные техники знает, на что есть догадки среди шпионов. При активных действиях использовали магию и физическую силу очень умело и даже превосходили ожидания наших аналитиков.

Про намерения обоих объектов сказать точно нельзя. Уже сомневаюсь в том, что меня не раскрыли. Уверяют,что они путешественники, опровергнуть или подтвердить нельзя. Прошу разрешения на сопровождение объекта во время миссии. Придется сопроводитьв другой город. Был инцидент на площади Тюльпанов. Напал разбойник, оба объекта целы, стража подошла вовремя. Полный отчет о происшествии по вашему запросу. В данном случае инцидент никак не относится к делу.


Перечитав доклад несколько раз, Леди Майли пришла к выводу, что стоит запросить отчеты по происшествиям на площади и установить негласную слежку за Антоном и Маликом, да и за Кэттерин стоит приглянуть. Девчонка видимо влюбилась, а это может помешать исполнению основных задач.

-Что за «сильные и нежные руки»? Она там что, решила сблизиться до пастели?.. Нужно более детальный, пошаговый отчет!

С глубоким выдохом и усталостью, Майли уронила доклад на пол, а сама буквально провалилась в кресло. Майли не могла поверить, что опытная шпионка так сблизилась и даже влюбилась. Хотя она и немного завидовала. У всех в её окружении есть любовники или мужья, а она замужемза мужеложцем. Срамота…

Майли взяла перо и начала писать сообщение для главы стражей и Кэттерин.

/Мне нудно лично поговорить с этими двумя. Я хочу лично оценить ситуацию.

Применять силу нельзя! Необходимо пригласить их ко мне. Придумайте причины, а я выберу сама.


Где-то в подземелье графства Мартирр.

Красный магический светильник светил слабо, но освещал все подземное помещение. Сырая и холодная комната была наполнена тухлым запахом. Пиктограмма на полу, нанесенная кровью, светилась пурпурным светом. Фигура человека, в черной одежде, стояла неподвижно. Руки были вскинуты вверх, губы шептали заклинание. Целый час мужчина подготавливался и два часа читал заклинание. Его лоб был усеян испариной, глаза впали, а губы давно пересохли. Это заклинание буквально высасывало его силы, и с каждой секундой он слабел все сильнее.

-Иверту санти пракха шесс… Микелин писту дежер…

Маг все повторял и повторял слова, и в один момент его руки устало опустились. В руках появился кривой нож, ржавый и со сломанной деревянной рукояткой. В центр пиктограммы он положил обнаженное тело молодой девушки. Ей было примерно лет 19. Каштановые волосы были покрыты кровью, пышная грудь медленно поднималась при вдохе, на лбу был нарисован квадрат, неизвестные символы, нанесенные кровью, покрывали все тело. Девушка была красива и даже более.Её формам могла позавидовать любая девушка, но сейчас её жизнь прервется…

Безумные глаза мага скользнули по точеной, сексуальной фигурке девушки, в глазах не былопохоти или отвращения, он искал изъян. Найдя его, он кинулся исправлять. Быстрым движением взял в руки факел и склянку, облив девушке волосы между ног, маг их поджег.

-...нет не волос, не следов насилия, не боли и страдания… счастливых ждет услада… не верных - жизнь в чертогах ада… - напевал шепотом мужчина, опаливая девушке промежность.

Закончив все приготовления, он взял в обе руки нож… Время замедлилось, комната наполнилась светом, и за мгновение до удара, девушка открыла глаза, её лицо исказилось в гримасе боли и…Его руки, быстрым ударом ножа, проткнули плоть, точно в центре живота.


Графство Мартирр, третий круг города, съемная квартира, Спальня Кэттерин.


Кэттерин сидела за столиком у окна, она уже получила распоряжение от Леди Майли.Стараясь не упустить ничего, она вспоминала весь день, все мелочи. За последние дни их было очень много, чтобы записать их в подробностях.

Уже переписывая на шестой раз, с самого начала весь доклад, она краснела и ерзала в кресле. Руки Антона она помнила так отчетливо, что даже почти ощущала их на себе. Медленно, но верно возбуждалась. Её ушки краснели, были неповторимые ощущения в низу живота. Все горело, хотелось, обо что-нибудь потереться, даже просто почесать.

Кэттерин ерзала в кресле, стараясь дописать доклад, но перед глазами мелькали сцены, где она сидит напротив окна, а на улице, полуголый Антон моет свое тело.

-Нет! Это не возможно! Я больше не могу… нужен секс! Срочно!

Отложив перо и бумагу, Кэттерин упала на кровать. Она и так устала, а эти мысли об Антоне… Она хотела сейчас только его. Ей всегда было наплевать на мужчин. Мужчины не вызывали у неё восторга или желания, и секс был раз в год, а то и реже, и то только по необходимости и с учетом свободного времени. А сейчас все мысли были только о нем…

-Куда катится этот мир… уже даже чуть не бросаюсь на мужиков… Ну да, согласна, он красивый, сильный, умный, но он объект наблюдения! Мне нужно успокоиться и начать работать.

Закутавшись в одеяло, Кэттерин томно стонала. Её мысли были только об Антоне. Возможно, это любовь или просто страсть, но сейчас это не важно, главное то, что она хотела его.Хотела быть с ним, почувствовать его крепкие, сильные руки, запах его тела и приятный голос. Проминая и теребя ночную сорочку, гладя себя и сжимая, она злилась на себя. Злилась на свое возбуждение, на свои слабости и влечения, на то, что нет Рохана рядом, что он сейчас не в её спальне…


Харчевня «Довольный Горт»


Дохарчевни мы дошли быстро. Минуя крупные улочки, где уже не было людей, мы прошли по тому пути, который показала Кэттерин. На удивление это была не менее светлая и ухоженная улочка. По её словам, тут жили более богатые люди, просто нежелающие жить на шумной улице.

В харчевне как всегда много народу, под вечер все собрались для обсуждения предстоящего праздника. Я, минуя толпу посетителей, пробрался к Горту.

-Добрый вечер! Горт, я хочу заказать две порции в комнату. Сегодня был тяжелый день.

-Без проблем, заказ сейчас передам дочке. Пойдем, я тебе кое-что расскажу.

Горт пригласил меня в дверь, что была левее бара. Зайдя в дверь, я немного опешил. На стуле сидел Горт, с приставленной тростью. Взяв в руки трость, он оперся на неё и встал. Этот великан, под два метра, ковыляя, подошел ко мне.

-Антон, ты во что вляпался?

-В смысле? Что случилось?

-Тут приходил Лус – это местный бандюган. Очень сильный и властный мужик.

-И этот мужик спрашивал обо мне?

-Да. Он был очень зол. Я естественно сказал,что знать не знаю о таких. Но пригрозил, что грызло ему сломаю, если хоть пальцем моих посетителей и постояльцев тронет.

-Не ловко вышло. Я просто обезвредил одного хулигана, который пытался меня ограбить, его арестовали. Но теперь у меня проблема серьезнее. Ты случайно не знаешь, где они сидят? Хочу поговорить с ними.

Горт пристально посмотрел мне в глаза, оценивая ситуацию и мою решимость.

-Видать, ты окончательно сбрендил, рас хочешь пойти туда. Отговаривать не буду, даже больше. Если ты уверен, что сможешь справиться, то я подтвержу, что не видел,чтобы ты уходил, и магические сигнализации не срабатывали. Я думаю, что даже человек восемь будет видеть тебя в зале, пока ты там будешь этим уродам мозги вышибать… Тут они всех достали, даже стражу. Но сделать ничего не можем, банально нет столько сил. А гвардейцев размен один к двум не устраивает. Они лишний раз не хотят против такой крупной организации лезть на штыки.

/Сейчас нельзя медлить! Нужно как можно быстрее сделать первый шаг, так сказать на опережение. Если я промедлю, то потеряю инициативу, в которой есть шанс победить.

-Договорились. Если что, то я с Маликом сидели тут и пили.

Попрощавшись с Гортом, я поднялся наверх. Нам принесли еду, и как всегда Олла приготовила все очень сытно и вкусно. Малик решил принять участие в этой авантюре. Он уже хотел поскорее опробовать свой меч и щит.

Рассмотрев наше оружие, я приуныл.

Меч «Старый рыцарь»

Класс - обычный

Прочность - 156/180

+5 к силе


Щит «Доска с шипами»

Класс – обычный

Прочность – 500/500

+ 4 к стойкости

+2% к вероятности контратаковать шипами


Посох магический «Посох Шисс»

Класс – обычный

Прочность – 895/1000

+3 к интеллекту

+2 к харизме


-Не густо. Ну, хоть так. Немного нужных материалов, пару часиков с экспериментами и всё! У тебя будет легендарное оружие, не переживай, Малик!

-Да ладно, это подождет. Сейчас собираемся, накладываем отвод глаз и быстро туда… а кстати, а куда бежать-то?

-Точно, Горт должен знать. Или нет…

Мне в голову пришла идея. Если создать заклинание поиска, как на радаре, только по имени и отдельным качествам, допустим агрессии или силы. Так можно вычислять сильных противников.

-Малик, дай свой локатор, попробую найти этого Луса.

Локатор пришлось обнулять. Зато алгоритм наложения характеристик уже был отточен до автоматизма. Тоже программирование клеток. Так приступаем.

Наложить свойства локация и поиск, общий радиус пять километров, с возможностью визуально отображать на карте интерфейса. Включить дополнительную опцию визуализация портрета определяемого.

Получилось неплохо, радовало, что с первой попытки, теперь дальше.

Наложить возможность фильтра поиска.

Снова получилось.

Теперь пробуем. Вводим данные: уровень +/- 10, агрессия от 50% до 100%, Имя Лус. Поиск.

-Ну этот локатор работает, но есть одно, но. На карте шесть точек.

-А портреты ты их вывести можешь?

Применить определение портрета.

/Вывести портрет возможно только после личной идентификации.

-Нет, с этим облом. Только если увижу его лицо и буду знать,что это именно он.

Остается только узнать больше или точное место у Горта.

Моему разочарованию небыло границ. Я буквально несколько минут назад держал в руках перо «жар птицы», а теперь мне придется бегать по городу и искать этого треклятого Луса. Открыв дверь комнаты, я направился на первый этаж, где хотел переговорить с Гортом. На лестнице я встретил Алию, дочь Горта. Девочка не ожидала моего появления, она немного отшатнулась, но взяв себя в руки, сделала не глубокий книксен.

-Алия, добрый вечер!

-И вам, добрый, господин Рохан. Чего-то хотели? Принести вина и сыра?

-Да… ты случайно не знаешь где сейчас Лус, бандит, который?

-Лус? Ну, он может быть где угодно, а его дом, в котором притон этих гадов, на улице Менестрелей, вроде седьмой или девятый дом. Не помню…

-А внешне помнишь, как он выглядит?

-Да, помню, там на против, моя подруга живет… У него нет дымохода и окна очень маленькие, а так обычный дом.

-Спасибо тебе, красавица, очень сильно помогла мне.

Потрепав девочке волосы, по-отцовски улыбнулся, но видимо получилось не очень хорошо, на лице Алии был испуг. Решив больше не пугать девочку, я вложил ей в ладошки один сйе и зашел обратно в комнату.

Быстро отметив место на карте, я обнаружил совпадение. По тому адресу был некий Лус. Его агрессия была на 70%. Надеюсь, что это наш клиент.

Распахнув окно настежь, мы выпрыгнули с Маликом на задний двор. Приземление было жестким, но костей мы не переломали, может это из-за улучшения наших тел, а может просто условности этого мира не дали ушибить ноги из-за высокой силы. Отряхнувшись, мы быстро преодолели расстояние до забора, перепрыгнули его, и побежали по ночным улицам города, ориентируясь по карте.

Малик и я буквально бежали. Нам нужно было спешить, ведь чем дольше мы не в харчевне, тем менее правдоподобна наша легенда. В том доме было пока только четыре человека, но большое количество красных точек приближалось, видимо это всё бандиты, которые возвращались со своего грязного промысла, к тому дому. Нужно ещё быстрее, но наши силы должны остаться не только для «устранения» проблемных личностей, но и для побега.

Дом и в правду выделялся только узенькими окнами, которые были скорее бойницами, и отсутствием дымохода. А так, он даже был симпатичен. По всему дому прорастал дикий плющ, под самой крышей птицы свили гнезда, каждое окно было исписано красивой вязью, а стекла, хоть и маленьких окон, были не простые, а разноцветные витражи. Если честно, то совсем не создавалось ощущения притона бандитов.

Решив не рисковать, мы подошли к дому с внутренней стороны двора, где дом был в тени деревьев, а высокая изгородь не давала увидеть происходящее внутри. Предполагая, что на территории двора, возможно, есть ловушки и системы сигнализации. Постаравшись, как можно скорее что-то придумать, я создал заклинание - «деактиватор».

/Поздравляю! Вами создано уникальное заклинание!

«Деактиватор» - отменяет любые заклинания и обнуляет магические действия/воздействия по площади не более 35 метров от точки активации.

Заклинание добавлено в вашу книгу знаний.

Получено 1020 опыта «Демиург». Класс повышен на 3 уровень. Вероятность создания простых предметов 100% +100% вероятность получения дополнительных характеристик создаваемых предметов. Вероятность создания хороших вещей 100% +20% вероятность получения дополнительных характеристик создаваемых предметов. Вероятность создания отличных вещей 95%. Вероятность создания превосходных вещей 50%. Вероятность создания уникальных предметов 12%. Вероятность создания вещей божественного класса 2%.

*Продолжайте совершенствоваться! Каждый раз, когда вы создаете своими силами, увеличивается шанс создать что-то уникальное.


Вот и всё! У нас теперь есть шанс избавиться от столь нежданно настигнувших нас проблем, проверить себя в бою и заодно избавить город от этой заразы.

Глава 6


Ночь как мама, она укрывает тебя пеленой, стараясь снять с тебя стресс прошедшего дня, остужает воздух, чтобы спалось спокойнее и включает ночные звуки, чтобы твои сны были добрыми и ласковыми. Каждую ночь, стража города меняется сменами, отправляются патрули по городу. Сегодня стража получила усиление, в виде пяти магов, двое из которых были магами стихии огня, один магии земли и два клирика, недавно получившие повышение в церкви. Сегодняшний патруль с ворот третьего круга, через улицу Менестрелей, и до ворот четвертого круга, был сформирован из двух старших офицеров стражи, четырех рекрутов, одного мага огня и клирика. Вальяжно выстраиваясь в колонну по двое, группа вышла из ворот. Они не спеша осматривали закоулки и ответвления основных улиц, разгоняя забулдыг и помогая закрыться лавочникам. Ночной город был наполнен чистым, свежим летним воздухом, ароматом уличных цветов и еды из распахнутых окон домов.В тени кустов, что на заднем дворе дома номер девять, по улице Менестрелей, сидели двое.

Я не смог полностью отключить сигнальную магию, мое заклинание «деактиватор» сработало отлично, но она было не продолжительным. Оказалось, что местные ловушки и сигнализации самостоятельно обновляются через некоторое время, что грозило нам провалом. А последним гвоздем стал кулдаун в целых три часа.

/Что делать? Если сейчас же что-то не придумать, то мы влипнем по-крупному…- думал я, взъерошивая волосы на своей бестолковой голове.

-Антоха, у меня план! – шепотом перебил мои мысли Малик.

-Какой? Надеюсь адекватный?

-Обижаешь… «Только безумие – только хардкор»… Ладно, делаем так…

Малик придвинулся ближе и начал рассказывать особенности своего «плана».

По плану Малика, я явлюсь самым слабым звеном, и не выстою против группы мордоворотов, а вот один на один ещё могу. Поэтому Малик будет создавать шум, ворвавшись в здание, навяжет бой, а я проникну через окно второго этажа, вскарабкавшись по плющу. Как раз над нами было окно, где по сканеру находился тот самый Лус.

План мне откровенно не нравился, Его плюсом было только то, что группа из десяти человек, направляющаяся в нашу сторону, не спешила, да и от основных сил противника меня защищало серое чудовище по имени Малик.

/Делать нечего, дольше думать нельзя. Сердце с каждым ударом сжимается все сильнее, адреналин уже бьет в голову. Страшно, очень страшно сделать первый шаг, но назад уже нет пути. Руки трясутся, в горле пересохло… мне и в правду страшно.

-Тогда действуем! Нас не спасет «отвод глаз», он рассчитан только на мирное время, а не на бой.

-Я, тогда сейчас войду в это окно, пройду до центра комнаты, и постараюсь преградить путь тем, кто будет ломиться на второй этаж, а ты вали Луса! … Только не облажайся!

Малик смотрел на меня суровым взглядом, буквально буравя меня им. Его руки уже сжимали меч и щит, на его сером лице читалась решимость, а в глазах лихой настрой.

/Нам нельзя ошибиться, нельзя проиграть или сбежать… Нас ждут в харчевне, на нас надеются люди… слишком большая ответственность для меня. Раньше я делал только то, что хотел или нравилось, а теперь надо делать и то, что нужно для общества…

-Понял. Порву его как грелку – сказал я, но в душе я надеялся, что это будет не грелка, а тоненький полиэтиленовый мешочек…

Малик, из положения сидя, будто огромный серый лев, буквально влетел в окно первого этажа. Стекло, разбилось об шипы щита, выставленного перед собой, Маликом.Принимая в полете стойку бейсболиста, Малик замахнулся над головой, ещё ничего не понявшего охранника, своим полуторным мечем, готовясь к хоум-рану. Стражник медленно поворачивался в сторону разбитого окна, ещё не понимая, что он даже увернуться не успеет, от настигающей его опасности. Первым же ударом, Малик срубает голову охранника, на лице которого запечатлелась искреннее удивление.

Весь дом буквально наполнился звуками. Открывались двери, падали тяжелые предметы, что-то очень громко выкрикивали люди, раздавался топот ног. Система обнаружения оказалась бесполезной. Она была настроена только на агрессивных людей, а вот спящие или нейтральные, были для неё абсолютно невидимыми.

-Всё! Времени нет, БЕГИ-И-И-И – прокричал Малик в мою сторону.

Я с места прыгнул как можно выше. Ухватившись за лозу вьюнка, оказавшейся прочнее, чем я предполагал. Я, подтягиваясь на нем, полз к нужному окну. Свет в комнате, после переполоха на первом этаже, погас. Резким движением, я кувыркнулся в окно. Приземлившись на пятую точку, я долю секунды мешкал, привыкая к темноте, не освещенной комнаты. Прямо в проеме двери, уставившись на меня, стоял огромного телосложения мужик. Его красные глаза, светящиеся в темноте, пугали куда меньше, чем огромный тесак мясника, который он сжимал в руке.

-Оп-па! Это кто у нас такой наглый? – грубый и жесткий голос мужчины прогремел по комнате.

Голос мужика был таким страшным и громким, что я мог уже открывать свой маленький кирпичный заводик.Между нами было примерно восемь шагов, но этот ВЕРЗИЛА преодолел их почти за один удар сердца, а когда я начал вставать, он уже поднимал свой тесак.

/Боже! Да он меня сейчас на ноль помножит! Я не хочу умирать!

Идеально отполированный тесак Луса, отражал яркую луну. Он уже разрезал воздух в моём направлении. Сердце ушло в пятки, в горле встал ком. Нахлынувший адреналин ударил в голову. В положении полуприседа, я кувыркнулся в направлении Луса, стараясь как можно быстрее и дальше уйти за его спину. Тесак, скользнув по пятке моего сапога, врубился в деревянный пол. Щепки разлетелись в стороны, а тесак вошел почти до рукоятки. Лус ещё вытаскивал тесак, когда я вспомнил, что абсолютно не владею боевой магией. Я побледнел от того, что мои и без того призрачные шансы упали до нуля. Выхватив из сумки свой посох, я колющим ударом, метясь в область живота, буквально бросился на Луса. Посох попал точно в бок, от чего Лус издал загробный хрип, напоминающий медвежий, резко повернулся в мою сторону. С силой вытащенный, из деревянного пола, тесак ударил меня в область ребер. Удар пришелся тупой частью, что привело к громкому хрусту моих ребер. Почти теряя сознание от боли, я провернул посох, пытаясь намотать на него как можно больше мяса, делая рану рваной и не заживляемой. Кровь из бока Луса хлынула как из бочки. Вырвав острие посоха из его бока, я вонзил его ещё раз, но уже выше, стараясь проткнуть грудь, но промахнувшись, попал в область солнечного сплетения. Лус потерял равновесие, и следующий удар получился скошенным, буквально чуть задев острой стороной тесака моё лицо, он впился мне в плечё. Дикая боль пронзила моё тело, хотелось выть от боли, злость накатывала, я уже не разбирал, как и чем я бил, но удары были частыми и попадали, то в руки и ноги, то в грудь. Лус, громко рыча, с диким оскалом, молниеносно замахнулся, и в мою сторону уже летел тесак. Блокировать удар такой силы было глупо, но на автомате я выставил посох, чем после поплатился.


Этажом ниже


Малик бился сразу с восьмью противниками, часто пропуская мелкие удары на корпус и ноги. Его крик боли был громче, чем мог заглушить купол тишины. Орудуя мечем, как вентилятором, он резал лица и конечности, выставленный в перед щит насаживал не осторожных бандитов, создавая сильное кровотечение и рваные раны. Серый великан облевался потом, рычал и скулил, но держал лестницу, ведущую наверх. Малик знал, что единственный в этом мире друг и понимающий его человек – это Антон, которого ему нужно защитить, не дать прорваться этим бандитам наверх.

Очередной удар щитом, и от малика летит очередное тело бандита. Кровь под ногами, впитывающаяся сквозь ботинки, разлилась по всему коридору. Малик не пропустил ни одного бандита на лестницу, но силы его уже покидали. Малик не получил ни одного серьезного ранения, но из многочисленных мелких ран кровь лилась постоянно. Когда показалось, что бандиты начинали кончаться, прибыла та группа, что была на улице.

Теперь бой шел не на минуты, а на секунды. Секунды выносливости и сил Малика, которых уже почти не было.


Улица Менестрелей


Стража шла не спеша, улица была приличной, все дома были известных людей и единственный дом, выделявшийся из них, принадлежал гильдии воров и убийц. Этот дом стража старалась не замечать, да и придраться было не к чему. Хозяин, по официальным данным, работал мясником, который очень часто давал приют своим многочисленным родственникам из других городов.

На встречу страже, с другой стороны дороги, шла группа из десяти человек, направляющаяся явно в дом номер девять. По внешним признакам, эта группа была хорошо сформированным отрядом разведки. Но вот не они привлекли внимание опытного стражника…

Со стороны дома мясника Луса раздавался рев дикого животного, как будто забивали огромного медведя, а принимая во внимание, что в каждом доме стоит купол тишины, то медведя резали ножевую.

-Внимание! – громко и четко скомандовал офицер.

-Построение восьмерка! Двигаемся в сторону дома девять!

Отряд стражников выстроился в шахматном порядке, расширяя расстояние между собой, а в центре сужая. Два офицера стояли по бокам, молодые сзади, а маги в центре. Такой формацией они двинулись в сторону дома мясника Луса, откуда доносились крики.

Как только отряд стражи выстроился, группа отряда разведки рассредоточилась по улице и быстро меняя направления движения, ринулась в сторону дома, стараясь не дать шанса магам прицельно атаковать.

/Плохо дело – подумал офицер – видимо и для них этот крик не сулит ничего хорошего.

-Бегом! – скомандовал другой офицер.

Вся группа стражей бегом направилась в сторону дома Луса, стараясь успеть перёд десятка юрких бандитов. Это явно были члены гильдии, других вариантов уже не оставалось, а все по тому, что те достали короткие кленки и кастеты.

Обычный патруль по городу превратился в дикий марафон для нервов и сердца. Всего для восьми стражников, из которых всего двое были опытны в бою, и шести новобранцев, в числе которых было два мага.

Часть бандитов всё же успело ворваться в дом, но те, что были связаны боем, оборонялись очень умело, пришлось на каждого повесить по два стражника. Маг огня создавал огненные лучи и плавил песок под ногами бандитов, клерик излечивал малые и средние ранения новичков, а оба офицера вбежали в дом.

-Круг! Два на восемь! – скомандовал один из офицеров стражи.

Стражники встали спина к спине, держа перед собой полуторные мечи, стараясь быстро продвигаться к основной заварушке, что происходила у лестницы.

Пять человек, лежало на огромном мешке и втыкало в него нож, они так быстро его колотили, что казалось, что это тренировочное пугало, однако, вскоре стражники увидели невозможное – это чучело встало, разбросав всех бандитов по комнате. Орудуя сломанным по полам полуторным мечем и чем-то, напоминавшим щит, окровавленное чучело с ярко желтыми глазами, рычало и выговаривало непонятные заклинания, молотя бандитов.

В сторону опешивших стражников покатилась голова бандита, не отрубленная, а вырванная с частью позвонка. Это окровавленное чучело, с уродливым лицом и светящимися глазами горгульи, встало на ноги одного из бандитов и щитом, проведя удар снизу-вверх, оторвало ему голову. Это чудовище рубило тела осколком меча и дробило сломанными останками щита, брызжа слюной, в агонии боя, чудище ревело и орало – Ро-о-о-о-хан!!!!... Ро-о-о-о-хан…

Отойдя от оцепенения и ужаса картины, офицеры стражи накинулись на остатки бандитов, стараясь снять как можно больше с чудовища, которое было явно не на стороне Луса, ведь как говорил их сотник: «враг лягушки, будет другом мухи».


Летели головы и части тел, офицеры уже стояли бок обок с Маликом, не обращая внимание на то, что его густая кровь лилась и на них, Малик с радостью принял помощь стражи, и даже немного унял свой пыл, стараясь более экономно расходовать силы.Те стражники, которые были на улице, разобрались со своими делами, и также присоединились к бою, взяв в кольцо остатки бандитов.

Спустя час уже аккуратного боя восемь стражников и один великан, подавили оставшихся шестерых бандитов, и всё закончилось.

-Братцы, спасибо, я на верх… Там Рохан…

Малик буквально бросился вверх по лестнице, не слыша ответ стражников, которые побежали в след. На втором этаже было чисто, только одна дверь была открыта, именно в ту комнату Антон залез по плющу. Стояла гробовая тишина, Малик, чувствуя, что силы оставляют его, уже на полусогнутых ногах, опираясь на стену, двигался дальше по коридору.

Остановившись в дверях одной из комнат, малик упал на колени, его глаза наполнялись влагой. Так просто потерять надежду, так просто остаться одному. Он корил себя за слабость – Боже! Мне нужно-было идти вместе с ним, нам нужно было вместе его убивать, а там сбежали-бы… так облажаться…

Антон лежал у самого окна, часть руки отрублено, из головы льется кровь, на лице видны резанные раны, в груди воткнут огромный тесак. Руки Антона сжимали окровавленный обрубок посоха, а у самых ног лежала, туша огромного мужика, в голове которого была вторая часть посоха Антона. Стены комнаты были в каплях и брызгах крови, пол был залит так, что только по углам комнаты можно было понять, что под кровью был деревянный пол.

-Гро тебя возьми, это что тут произошло? – задал вопрос офицер стражи, обращаясь к обмякшему Малику, сидевшему в проеме двери.

- Это Рохан… он убил ёба*ого Луса… и умер…

Малик был не в силах говорить, его сознание медленно уходило, в глазах плыло.

-Клерик! Зелье исцеления, срочно!!!! – крикну офицер в коридор.

Время бежало, а может плыло, было не ясно. Малик сидел всё также в проёме двери, где прямо на против него лежал Рохан, на его бледном лице улыбка, глаза прикрыты. Малик не мог поверить в смерть своего друга, и из последних сил, на четвереньках, он полз к нему. Липкая кров размазывалась по рукам Малика, перемешиваясь с кровью его самого. Сев рядом, Малик взял руку Антона за кисть, стараясь прочувствовать пульс… нет… пульса нет секунду… две… пять… ЕСТЬ!!!! Есть пульс!!

-Есть пульс!!!! Он ЖИВ!!!! – крикнул Малик.

Время вернулось в своё русло, клерик читал молитву, стражник вливал одну склянку за другой в рот Антона и на рану. Самого Малика также отпаивали зельями.

-Так, вызвать группу клериков сюда, срочно. Доложить на пост, взять дом в кольцо!..-отдавал приказы старший офицер стражи.

-Ох ты ж жопа, дохлого мерина, ты меня так испугал… — шепотом сказал Малик.



Замок графства Мартирр, центральный зал, приемная графини Леди Майли.


Не большая комната, по меркам империи, была освещена огромной раскидистой люстрой из горного хрусталя. В нежно бежевом освещении магических светильников, установленных в люстру, казалось, что все краски в помещении мягче. Это позволяло расслабиться и даже насладиться обстановкой. Большие ковры, с высоким ворсом, лежали по центру помещения, добавляя уют. Из высоких окон проникал мягкий свет, приглушенный магией, для понижения температуры в помещении.

Вери Шалхаф сидела в роскошном кресле из лучшей ткани в империи. Резной каркас кресла, подчеркивал его принадлежность к высокому искусству, а высокая спинка говорила о том, что в этом кресле удобно и поспать. Леди Майли сидела напротив, в точно таком-же кресле. Между ними стоял маленький кофейный столик, украшенный позолоченной резьбой, на тоненьких стальных ножках, выкованных на заказ у кузнеца императорской гильдии мастеров. Изысканность обстановки предавало диалогу не столько официальность, сколько интимность и располагало вести разговор в не официальном тоне.

-Леди Майли, вы ведь не просто так меня задержали. Рассказывайте, чем могу вам помочь? Я сделаю всё, что в моих силах и моей компетенции.

-Леди Вери, вы проницательны как никто другой. Вы верно подметили. Мне нужна информация, за которую я готова очень много заплатить.

-Я готова вам помочь, но только если это будет в моих интересах.

Вери с прищуром посмотрела на Леди Майли, с интересом всматриваясь в её карие глаза. Ей хотелось услышать то, о чем ей так сильно хочется знать. Не уж-то о папиных секретах культивации растений, или о секретах, связанных с лесом эльфов.

-Меня интересуют те двое, что вас сопроводили из леса. О Малике и Рохане.

В комнате зависла тишина, казалось, что даже птицы за окном перестали щебетать.

Вери смотрела в карие глаза Майли, не отрываясь, держа чашечку с чаем, за тоненькую ручку, в нескольких миллиметрах от губ. Она судорожно вспоминала все качества и особенности этих двоих, что оказались отличными соратниками, охранниками и воспитателями, коих ей никогда не приводилось видеть. Она понимала, что они как люди, более чем не обычные, их манеры, их стиль общения, их прямолинейность и не желание подчиняться крови и титулам. Было в них что-то ещё, но уловить она не могла, не считая их внешности, коих ранее не видела, они были интересны, но не более. Что-же Майли именно их выделяет, почему именно они ей так интересны?

-Тогда раскройте секрет – что вас так заинтересовало? Возможно я смогу ответить на этот вопрос и вам не придется слушать весь мой рассказ.

-Вы правы, Леди Вери, тогда уточню вопрос. Эти двое опасны империи, и если да, то на сколько опасны?

Вопрос Майли был четким, но Вери не могла ответить категорично. Рохан и Малик были для неё очень хорошими людьми, определить их силу она не могла, а вот их опыт чувствовался очень хорошо.

-Знаете, Леди Майли – решила немного поюлить Вери – вы должны понимать, что сила, зачастую, не в каких-то способностях, а в уме, мудрости и опыте. Точно могу сказать, что они очень опытны, очень умны, а вот их силу я не видела. Они не демонстрировали её.

/Опять нет четкого ответа. Как-же любит эта плутовка юлить.

Леди Майли еле сдерживала досаду. Она уже поняла, что Вери нечего не видела, что доказать, как их силу, так и слабость нельзя. Также, она хотела договориться на присутствие Леди Вери на балу, в честь праздника солнцестояния, но тут нужно заинтересовать Вери, а это тяжело. Держать в руках хрупкую чашку чая, из тончайшего фарфора уже было невозможно. Она могла треснуть от напряжения.

-Что же, тогда предлагаю нам обоим узнать о них больше. Я намерена пригласить их на бал. Вы ведь придете? Я буду очень рада Вам. А также, это будет для нас обоих большой возможностью поговорить с этими двумя, так сказать ближе познакомиться.

-Согласна, но сразу после, я буду вынуждена, отправится в столицу, и попрошу меня сопроводить.

-Договорились, Леди Вери. Я прикажу выделить вам стражу, дабы вам нечего не грозило в этих землях.


Разговор ничего не прояснил, появились только новые вопросы. Остается только ждать бала.

Так разговор Леди Майли и Леди Вери перешел с делового на не официальный. Последующие несколько часов они обсуждали новые тенденции моды, культуры и даже танцы, предлагая посмотреть на инновации разных народов и рас.


Графство Мартирр, третий круг города, шесть часов утра.


Кэттерин шла из съемной квартиры в штаб разведки, где её уже ждали подчиненные, которые должны были дописать отчет по происшествию на площади Тюльпанов. Аналогичный отчет она еще вечером того дня отправила леди Майли, но вот отчеты от своих подчиненных нужно еще откорректировать, да и допросить того вора следовало. По её приказу, его должны были доставить для личного допроса. Вора она должна допросить сама, как и составить отчет о допросе. Плюс – сегодня ей нужно навестить Рохана.

Пройдя до ворот второго и третьего круга, Кэттерин решила немного расслабиться, купив с бутылочку местного вина, которое она хотела распить с Антоном. Кэттерин была навеселе, идти было легко. Ноги сами несли в сторону выхода из третьего круга, рядом с которыми и была временная база наблюдения. Ей совсем не хотелось идти по подземным ходам, хотелось насладиться утром и свежими запахами города. Где-то пекли хлеб, где-то готовили жаркое из свежего кабана, кто-то открывал лавочку цветов, а буквально в паре шагов от неё открылась лавочка с фруктами.

/Что же, куплю фруктов подчиненным, так сказать – проявлю заботу о государственных служащих. Мне ведь были доверены не только их жизни, но и здоровье.

Купив десять апельсин, шесть яблок и одну большую мелону (дыню), она сложила все в корзинку, купленную в той же лавочке.

У оружейной, мимо которой она шла, Кэттерин увидела Мелису и Арэдель СелиХша, которые, держась за руки. Они шли быстрым шагом в сторону ворот третьего и четвертого круга.

-Доброе утро! – позвала Кэттерин.

Девочка повернулась в сторону приветствия, и с явным беспокойством в глазах, что-то шепотом сказала своей матери.

-И вам доброго утра, леди Кэттерин, прошу простить нас, но мы спешим к моему мужу.

-А где он? Я думала, что он из оружейной не выходит.

Кэттерин искренне удивилась, ведь Дэвид был замкнутым мужчиной, старался не говорить без надобности, от чего у него совсем нет друзей или приятелей, согласно отчету разведки, а гильдия ремесленников, которая уже полтора года пытается добиться от него вступления в свою гильдию, только ходит вокруг да окало. Дэвид на их потуги только пожимает плечами и говорит что-то вроде: «Мне и так хорошо».

-Он у друга, в гостях – немного тихо, но все-же слышно проговорила Арэдель.

/Что же, теперь это даже не обман, а скрытие чего-то очень важного. Не поверю, что этот тихоня завел друзей. Надо либо пойти вместе с ними, либо тайно проследить – думала Кэттерин.

-Тогда пойдем вместе? Мне как раз в ту сторону – налепив искреннюю улыбку, предложила Кэттерин.

-Не стоит, мы не на долго, только сверток отдать, не более – немного нервничая и запинаясь говорила Арэдель - Вам не стоит беспокоится. Мы сами.

/Черт, придется следить… но тут уже нечего не попишешь. Моя интуиция прямо кричит: «Они что-то скрывают! Не упусти их!»

-Тогда ладно. Но я иду в харчевню «Довольный Горт», там у меня друг живет, я его в вашу оружейную водила. Антоном зовут.

Арэдель передернуло, слепые глаза бегали по пустоте, судорожно перебирая варианты ответа или действий. Даже в слепых глазах Кэттерин могла прочитать панику, и это была именно она. Мелиса, в свою очередь, сжала сильнее ладошку мамы и что-то прошептала на эльфийском наречие, которому Арэдель её научила.

-Нам туда-же… - Арэдель замялась, но продолжила – Дэвиду отнести сверток надо.

-Тогда пойдем вместе. А ваш муж не часто выходит из оружейной. Он так сдружился с Гортом?

-Да, они друзья уже давно. Просто не всегда встречаются лично – немного помолчав, она добавила – они переписываются.

/Врет. Врет и думает, что складно. Ну да ладно. Моё дело – узнать правду. На месте все и выясню, а пока пойду с ними.

Кэттерин, Арэдель и её дочка, шли по улице, вдоль лавочек, мило щебеча о разных безделицах и даже о размерах свежей рыбы, привезенной купцами днем ранее. Оставалось буквально квартал до харчевни Горта и три дома до конспиративной базы шпионов. -Что же делать? Мне нужно в оба места. Надеюсь у Горта я не задержусь… - думала Кэттерин, прикусывая нижнюю губу – ладно, будь как будет.

У самой харчевни Горта, было тихо. Войдя в неё, следом за Арэдель, Кэттерин не застала самого Горта, а вот Олла стояла в зале, вытирая столики. Как только на пороге появились Арэдель с дочкой, Олла отвлеклась и быстрым шагом направилась к ним, а увидев Кэттерин, моментально остановилась.

-Доброе утро, Олла, мы принесли сверток для мужа, передайте ему. Мы пока посидим здесь.

-Я отнесу, а вы пока посидите здесь.

Олла вытерла руки об фартук и, не отрывая взгляда от Кэттерин, забрала сверток.

/Олла явно что-то скрывала. Она судорожно перебирала уголки на грязной тряпочке. Смотря то на Арэдель, то на меня, она давала понять, что мне тут точно не рады. Ну что же, да будет так. Просто пойду на встречу с подчиненными и прикреплю к Арэдель наблюдение.

-Олла, а где Антон? Он у себя? – спросила я, стараясь держать добродушную улыбку.

-Нет, его тут нет… - немного замялась и продолжила, уже смотря в глаза Арэдель – он ушел на охоту. Вроде как обещал оленя принести.

-А Горт и Дэвид? Арэдель сказала, что её муж у Горта.

-Горт болен. Дэвид его проведывает, а жену посылал за лекарствами… для Горта.

/Ох уж эти паузы… Она явно врет, даже покраснела. Но доказательств пока нет, как и причин не верить, но верить нечему.

-Тогда до завтра?

-Да, до завтра.

Я развернулась в сторону выхода и пошла к двери. Приоткрыв дверь, я повернула голову в направлении Оллы.

-Олла, как придет Антон, пусть меня найдет. Он знает где я живу.

Открыв дверь харчевни, я шагнула на улицу. Настроение испортилось сразу, как услышала о том, что его нет в харчевне. - Антона нет, возможно, он и в правду в лес пошел, но не думаю, что Олла мне всю правду рассказала, но это уже её проблема, а мне свои проблемы решать нужно.

-Жалко, что Антона не увидела – на выдохе сказала я.

Взбодрив себя, шлепнув несколько раз по щекам ладошками, Кэттерин выдвинулась в сторону конспиративного дома, где её ожидали подчиненные. Ей хотелось скорее окунуться в работу, так время пройдет быстрее, да и голову надо занять чем-то кроме Антона.

Минуя несколько проулков, Кэттерин вышла на старый купеческий дом, оставленный на дворянские нужды в виду ненадобности и щедрости. Купец давно переехал в столицу, а о своей недвижимости решил избавиться в счет погашения всех налогов. Дом был из хорошего дуба, двухэтажный особняк выделялся красивыми гобеленами эльфийской работы, сделанных из цветной мозаики и мансардой, заставленной цветущими цветами-хамелеонами. Его расположение было настолько удачным, что поначалу собирались основать тут службу глашатаев, но из-за их упразднения, и дальнейшего ввода магических сообщений и обучению элементарной магии населения здание всеже отдали службе надзора и шпионажа.

Вступив на порог дома, Кэттерин убедилась, что её некто не видит, и только тогда открыла дверь секретнымключом, позволяющим открыть двери в этом доме, не включая тревогу.

На первом этаже как всегда тихо, пусто и мрачно. В виду экономии магической энергии, свет был только в тех комнатах, где находились сотрудники. Сейчас-же, свет от магических светильников выбивался из-под двери на втором этаже. Комната была защищена барьером тишины, не позволяющим услышать все то, что там происходило.

Войдя в комнату на втором этаже, Кэттерин привлекла внимание своих подчиненных.

-Оп-па! Леди Кэттерин! А вам идет! – высказал своё мнение капитан шпионов, осматривая хитрыми глазами свою начальницу снизу-вверх.

Комната была не большой и немного вытянутой, из-за чего Кэттерин была на виду у всех. Вдоль стенки, свободной от старых картин, оставивших после себя четкие контуры пыли, стояли широкие кожаные диванчики и кресла, по середине комнаты стоял стул, к которому был привязан не высокий человек с мешком на голове.

Кэттерин подошла к одному из диванчиков, аккуратно положив на него корзинку.

-Прошу без фамильярностей. Это не ваш профиль, капитан Глесс. Лучше доложите о ситуации.

Капитан сделал несколько шагов в сторону сидевшего, и сделал пасс рукой, воображая из себя высокого сэра, или слишком пафосного скульптора, представляющего свою новую работу.

-Прошу любить и жаловать!.. Бугор… Младший брат Луса – громко и слишком сладко представил не высокого мужчину, капитан Глесс.

-Вижу, молодцы. Мне очень интересно услышать от Пахти, то есть от Бугра, его версию истории, так сказать для отчета – немного высокомерно, но жестко сказала Кэттерин.

Кэттерин специально сказала настоящие имя связанного, ведь знала, что его имя известно только его родственники, а она его подслушала ещё три года назад, когда сдавала экзамен на старшего офицера гильдии шпионов. Тогда еще не сильно доверяли магии подслушивания, хотя она и до сих пор дает сбои, и её использование сильно ограничивается условиями.

Капитан снял мешок с головы связанного. Пахти выпучил глаза. Прямо перед ним стояла та дамочка, которая была в тот день. В тот роковой день, когда он прочувствовал перелом позвонков, разрыв почки и сотрясение мозга. Та, кто была с теми двумя быками, которые чуть не убили его, да ещё и смеялись над ним. Он был не только зол, но и испуган, до мокрых штанов, и зол на себя. На себя, ослушавшегося брата и в середине дня промышлявшего грабежом, а не воровством.

-Это вы! Вы спасли мне жизнь! Спасибо… - дрожащим голосом, захлебываясь на каждом слове, мямлил Пахти – если бы не вы… я бы умер,… но те двое меня сильно унизили, им придется заплатить кровью за это…

-Хорош! Дайте ему воды попить.

Кэттерин не ожидала такого. Этот вор и грабитель должен был её ненавидеть, но видимо он и в правду тогда сильно испугался, рас сейчас так хнычет и лепечет сквозь слезы.

-Ну что, грабитель-неудачник? Рассказывай.

Кэттерин поставила кресло напротив него и тяжело упала в него.

Рассказ Пахти был отрывистым и не связным, возможно сотрясение еще не прошло, но если все соотнести вместе, то Малик и Антон его очень сильно испугали. А вот если взять некоторые обрывки не членораздельного бреда, и перенести в факты, то получается следующее:


/Странно, я не помню, чтобы хоть кто-то из них двигался как убийца или шпион. Малик – это явно воин, а вот Антон не похож даже на кинжальщика, но, по словам Пахти, они были профессионалы.

Надо серьезнее подойти к вопросу идентификации этих двоих. Возможно я что-то упускаю. Антон мог быть боевым магом, и это объясняет редкость использования магии, ведь она может быть направленна на убийство.


-Ладно, тогда скажи – обратилась к Пахти Кэттерин – что ты скажешь о их расе или национальности? Ты ведь по своей специальности должен знать всё и вся!

-Так знаю только о том громиле, это яркий представитель война с серых равнин, а вот про второго я не знаю. Скорее всего кто-то из затерянных. Может смесь дроу и людей, может дракона и дроу. Но такие острые черты лица только у дроу, а уши как у человека, хотя у ублюдков уши могут быть какие угодно, этот вопрос не ко мне.

-Хорошо. Он свободен – махнула рукой Кэттерин, в сторону выхода.

Двое из подчиненных быстро подорвались к Пахти, и взяв его под связанные руки, вывели из комнаты.

-Что нового в городе? Какие слухи и какие данные по нашим объектам?

Капитан Глесс, сделав несколько шагов в сторону окна, принял позу мыслителя, нахмурив брови и почесывая пальцами подбородок.

-Из самых проверенных источников нам стало известно – он сделал паузу, переведя взгляд в сторону Кэттерин и продолжил – говорят, что Антон стал объектом любви леди Кэт…

Глесс не смог договорить, в его голову прилетело спелое яблоко. Кэттерин не любила шутки про свою личную жизнь, но понимала, что это неизбежно, ведь долгое время она была одна, да и заметила, что за ней следят, ещё после первого доклада леди Майли.

-Отставить шуточки! Давай по существу! – рассерженно и даже смущенно приказала Кэттерин.

-Ладно – ладно… - подняв руки вверх, продолжил капитан – сдаюсь. Но пока нечего нет. Дошел слух от стражи, но он проверяется. Ночной патруль помог одному перевертышу одолеть Луса, и спасти какого-то человека, но это только слухи. Все лица, участвующие в ночном патруле сейчас на докладе у капитана стражи, а, следовательно, проверить мы можем только часть слуха. Двое наших отправлены в дом Луса, один ждет в приемной капитана стражи – Глесс немного задумался и продолжил – вроде как упоминались имена, но пока не точно.

Кэттерин бросилась на капитана, взяла его за грудки и посмотрела встревоженными глазами, полными отчаянья.

-Не говори! Не говори, что это они там были.

-Я не знаю, но одного точно звали Рохан…

Капитан опустил глаза. Ему было от чего-то стыдно смотреть в глаза своему командиру. Он не был виноват в этом инциденте, но казалось, что именно он, произнеся его имя, был обречен нести бремя заговорщика.

Кэттерин опустилась на пол, её ноги подкосились. В голове она прокручивала всю информацию за сегодня. Всё, что могла вспомнить. Она смотрела пустыми глазами в пол. Капитан опустился на колено и взял Кэттерин за плечи.

-Командир! – встряхнул её капитан.

-Командир! Очнитесь! Это приказ! Сейчас-же возьмите себя в руки!

Кэттерин вяло подняла голову. В её глазах читалось отчаяние. Но спустя мгновение, её брови опустились, кулаки сжались. Резким движением она встала.

-Ты прав! Не время киснуть. Нужно всё взвесить.

Она расхаживала из угла комнаты в другой, вымеряя её шагами, что-то бормоча себе под нос. Она пыталась сложить картинку воедино, не упуская деталей, не упуская не единого мелкого события или слова.

/Так, меня не пустила Олла к Антону.… Обоих якобы нет в харчевне… Горт болен, а харчевню закрыли на три дня… Харчевни закрываются, если денег нет или нет посетителей, а у Горта самая известная харчевня… на главу бандитов напали… убили Луса… убийца его был, либо ранен, либо… Арэдель несла какой-то сверток для Горта, может и для Антона… Она эльф… она целитель и заклинатель… второй был перевёртыш … может медведь… Малик с медведя ростом… люди серых земель, или как их ещё называют «серых пределов», не бывают оборотнями, скорее из-за роста… они войны, сильные… опытные… Нет, больше не могу! Надо бежать в харчевню!


Кэттерин поняла, что сейчас она должна бежать в харчевню, в комнату Антона. Если он ранен, то это он, а если нет, то он обманщик! Потом будет допрашивать патруль, а пока надо спешить!

Она остановилась по среди комнаты. Комната была пуста, только капитан её отряда сидел в её кресле, разглядывая задумчивым взглядом Кэттерин.

-Я в харчевню. Понимаю, за мной установлена слежка, скорее всего кто-то не из нашей группы. Выясни кто и что он уже доложил. Также, поторопи наших агентов, пусть узнают, как можно скорее подробности дела. В отчете пиши сухо, отправь с задержкой в 5 часов. Тебе ясно? – жестко, в приказном тоне спросила она.

-Так точно! Будет исполнено… Кэттерин, девочка моя – мягко и по-отечески обратился Глесс – ты не переживай, мы сделаем всё что нужно и даже больше. Мы поможем. Только скажи какой результат нужен.

Кэттерин посмотрела в глаза бывшему наставнику, мягко улыбнулась и почти шепотом сказала – нужен хороший…

/Я влюбилась… возможно…


Харчевня «Довольный Горт», пять часов утра.


Горт и Олла уже просыпались. Сегодня готовить и гладить не надо. Всё готово еще со вчера, но привычка беспощадна. Олла как обычно – резво соскочила с кровати и поднесла горшок мужу. Она знает, как тяжело и больно двигаться ветеранутрех великих битв, знает про каждый шрам, про каждую царапину и ссадину своего любимого. Она привыкла к тому, что этот грозный великан слаб как котенок. Он утром часто забывает про отсутствующую ногу, падает и ругается. Даже когда он просыпается позже, он открывает глаза только после того, как одел штаны и рубаху, а до этого ещё ведь умыться и в туалет сходить надо…

-Вставай, соня, вставай мой маленький – ласково будила она Горта – ты так проспишь все на свете…

Горт вставал с неохотой, но ласковый голос его жены был способен на чудеса. Он повиновался ему безоговорочно, будто приказу своего покойного командира. Жена всегда приносила к кровати утренний горшок и свежую одежду, помогала одеться, провожала до умывальни, хоть и могла дать трость, но все же подставляла своё плечико. Он любил её за все, даже ругались они только для виду. «Любовь и чертей сделает покладистыми» - говорил его отец, а тесть вообще удивлялся, что, ссорясь, они не били посуду, на его личном примере. Его жена каждый месяц новую лепила, благо промышляла ей.

Под утренний щебет птиц Олла и Горт спустились на первый этаж. Горт уселся протирать кружки и кубки, а Олла начищать кастрюли и черпаки. Утро оно всегда такое… такое мелодичное, как утренняя песнь Оллы. Каждое утро, натирая посуду, Олла пела красивую песню гномов, на своём родном языке, который сейчас известен только тем, кто чтит традиции. Песню девушки, ждущей своего мужчину с войны, песню, под которую Олла каждое утро и вечер сидела у окна родительского дома и ждала, когда Горт придет с войны. А сейчас это традиция, которой она научила свою дочь.

Когда падет последний лучик солнца, когда взойдёт луна, на горизонте родных пущей, появиться густая тьма.

Мой милый будет там, идти среди друзей, идти победной поступью, держа над головою, поверженных врагов хитин. Он будет улыбаться и кричать тебе, что бой окончен, и он остался… остался не победим.

С каждым днем, рассвет приносит, надежды лучик. С каждым луны восходом, близиться тот день, когда любимый придет к тебе…


Пение Оллы было прервано громким ударом двери об стену. На пороге харчевни стоял Малик. В его руках лежал бездыханный Антон.

-Он жив! Нужен геллер… нет, хреллер… да бля… это, как его… доктор в общем.

Горт, забыв, что у него нет ноги, бросился к друзьям, естественно упав сразу на пол. Олла выбежала к Малику, закрывая дверь харчевни на засов.

-Что случилось? Кто вас так?

-Лус! Мы убили его, точнее Антон.

-Как? Антон? – опешила Олла.

-Скорее вызови Дэвида и Арэдель СелиХша. Они помогут… - прорычал, вставая с пола Горт.

-Так! Только не говори мне, мой милый, что ты в курсе… да ладно, подле поговорим, готовься! Сейчас-же бегу туда.

Олла, не снимая передник, выбежала на улицу. Горт, окончательно встав, проводил Малика, несущего Антона на руках, в заднюю комнату, которая была отведена для хранения свежего мяса.

-Клади на стол его, посмотрим на ранения – бесцеремонно рявкнул Горт, указывая на металлический стол для свежевания.

-Ага – ответил Малик, кладя тело друга на стол.

Горт ходил вокруг Антона, осматривая его со всех сторон, иногда останавливаясь и пялясь на места ранений.

-Так, его уже немного подлатали, я смотрю.

-Да, там маги патрульных стражей были. Пару бутылей желтой жижи вылили и одну с белой выпить заставили.

-Ага… - задумался Горт – эссенция жизни и две эссенции регенерации… но этого мало. Он много крови потерял, регенерировать нечему, когда крови нет. Не переживай, пару дней, и он встанет на ноги. Ему ведь не отрубило ногу, как мне… - Горт с силой хлопнул по спине Малика, от чего даже сильный воин должен был хотя бы ухнуть, или пошатнуться, а Малик даже не обратил внимания, будто Горт его просто коснулся, а не отвесил смачный удар пятерней по спине.

-Верю… только давайте быстрее, боюсь за него.

Когда в комнату вбежала Олла и Дэвид, малик уже сидел на пне, где ещё недавно рубили головы животным, от чего тот был багровый. Сон Малика был таким глубоким, что со стороны казалось, что серый медведь впал в спячку. Он имел полное право, Малик не мог позволить себе даже вздремнуть уде больше суток, да и бойня в доме Луса вымотала его полностью.

Дэвид раздел Антона, осмотрел его тело, омывая чистой водой. Множество свежих шрамов, глубоких порезов, которые еще час назад были отрубленными кусками плоти, мелкие синяки и ссадины. Всё говорило о бойне, о беспощадном сражении, на котором Антону чудом удалось выжить.

-Жена будет через час, ей нужны травы и снадобья, она восстановит количество крови в теле и заживление внутренних тканей пойдет быстрее. За работоспособность руки, пока сказать не могу, но и состояние самого Антона не сулит нечего хорошего. Слишком много крови потерял, но видимо сильный он духом, рас ещё жив.

А ведь и в правду, что он может сейчас? Это раньше, когда он был личным кузнецом императора. Раньше и протезы делал из мифрила, и даже мог сделать голема... А теперь он просто оружейник, искусный, но не более. В случае ампутации руки, ему не сделать протез, для этого не только материалов нет, тут и хорошего алхимического оборудования не получить. Всё что для этого нужно, есть только у императора и его придворного алхимика.

Арэдель должна была уже прийти, Олла прибрала за Маликом, который перевернул часть столиков, пока шел напролом к двери задней комнаты.

В харчевне раздался скрип открывания двери. Дэвид, услышав открывание двери в харчевне, пошел на встречу к жене, но в зале раздался чужой голос. Он остановился, вслушиваясь.

-Кто там? – шепотом спросил Горт, подозревая, что нужно вести себя тише.

-Не знаю. Женщина какая-то – пожал плечами Дэвид.

Они стояли у двери, вслушиваясь и стараясь не шуметь.

-Кэттерин… - сказал тихо Горт – это Кэттерин, она недавно тут ночевала. Её Антон привел.

-Она кто? Знакомое имя, но вспомнить не могу.

-Вроде как знатная, но обедневшая. Цветы продавала возле моей харчевни.

-Тогда дождемся её ухода и дальше, за работу, сейчас нам чужие глаза не нужны.

Когда Кэттерин ушла, они синхронно выдохнули.

-Кто там был? – громко и резко спросил Малик, стоявший прямо над их головами, от чего оба подпрыгнули на месте.

-Гро тебя бери, Малик! Так и сдохнуть от страха можно… - хватаясь за сердце, выпалил Горт.

-Да ладно, не кипятись… Так, кто там был? Чего надо?

-Это Кэттерин, а что надо, пока не важно, сейчас нам бабы придут и расскажут, а пока продолжим...

Через минуту в помещение вошли Олла и Арэдель. На их лицах была озадаченность и тревога. Арэдель протянула в пустоту сверток, давая понять, что он необходим Дэвиду.

-Милая, это всё? – спросил Дэвид.

-Да, любимый, это всё что было. У меня получится всё сделать правильно, не переживай.

-Хорошо, тогда приступаем.

Дэвид и Арэдель встали над Антоном. Дэвид омывал тело Антона теплой водой, прикладывая к мертвым участкам кожи, которые недавно были оторваны или разрублены, кашицу из рубленных листьев живительного растения. Арэдель водила над телом Антона, разгоняя кровь по венам и артериям. Мертвецки синие участки тела Антона, медленно, но верно розовели, становясь живее. Кровь разливалась по венам, а лицо наливалось здоровым румянцем, насколько это было возможно на его мертвецки белом лице.


Спустя три часа.


Дверь харчевни была наглым образом выбита сильным ударом хрупкой девушки, находящейся во взвинченном состоянии. Кэттерин была очень расстроена и крайне взбешенной.

-Где он – словно мегера, громко и с ненавистью прокричала Кэттерин – где этот треклятый маг?

На встречу Кэттерин выбежала Олла, поняв, что сейчас лучше не раздражать эту женщину, она выставила в примиряющем жесте руки.

-Он в задней комнате. Не кричи, а то половником схлопочешь! – грозно прорычала Олла.

Кэттерин быстрым шагом, переходя на бег, вбежала в комнату. Перед Кэттерин, на металлическом столе мясника, лежал обнаженный Антон. Все тело покрывали короткие всполохи золотистой энергии, выходившие из ладоней Арэдель. Покрывавшее синяки и свежие шрамы, Антона, указывали на ожесточенный бой, не равный бой. То, что Антон сейчас жив – это заслуга Малика и клериков. Но Кэттерин понимала, что этот человек, лежавший на столе, был далеко не прост. Это ведь какой нужно обладать силой, чтобы одолеть Луса, одного из самых опасных бандитов империи.

-Как он? Жить будет? – сухо спросила Кэттерин, заглушая свои эмоции.

-Будет, но восстановление будет длиться дня два. А потом он должен прийти в себя.

Кэттерин убедилась во всем. Антон и Малик были в доме Луса и убили его. Именно этот мужчина, с острыми чертами лица и пронзительным взглядом убил самого опасного человека в этой империи, именно он вызывает у неё чувство страсти.

-Я могу помочь? – Кэттерин, пыталась держать себя в руках.

-Нет, через час моя жена закончит… Хотя ты можешь оставить в секрете всё то, что здесь происходит – ответил Дэвид.

-Я некому не скажу – промямлила Кэттерин, теряя своё обладание.


Харчевня «Довольный Горт». Комната Антона и Малика. Четыре часа ночи.


Глубокая ночь сменяется ранним утром. Солнце пробивается сквозь ночную мглу. У изголовья кровати Антона, обтирая его пот и слезы, сидит Олла. Она только сменила Кэттерин, которая заснула прямо на кровати Антона.

/Девочка влюбилась. Но это не её мужчина. Он слишком сильный для неё, слишком опасный и принципиальный. Ей нужен кто-то скромнее. А ты, Рохан, давай просыпайся, хватит валяться! Мы тут уже сутки сидим и молимся всевышнему за твое здоровье. Эта дурочка все плакала и переживала за тебя. А Малик грозился выкопать труп Луса и надругаться над ним самым злостным способом, благо Горт его останавливал. Хороший у тебя друг! Не расстраивай нас…


Олла устало отвела взгляд и выжала пот Антона в чан. Антон ей был только клиентом, но этот юноша располагал к себе, и теперь он стал хорошим другом. Теперь и Олла и Горт могли с уверенностью сказать, что у них появился новый друг семьи. Да и город избавлен от такой напасти как Лус со свое шайкой, чем не геройский поступок?!



***

Я лежу на своей кровати, моё тело болит.

-Опять шея… да как же достала эта боль…

/Кажется, я что-то забыл… но что? Мне совсем не хочется вставать на работу.

Антон нехотя встал, надеясь на то, что на календаре сегодня суббота или воскресенье. Как обычно, дойдя до кухни, скомандовал умному дому сделать кофе и гренки. Что не говори, а умный дом – это удобно. Благо больше не приходится его устанавливать отдельно, все строительные компании автоматически встраивают его в каждую квартиру, пытаясь накрутить ценник, но как не накручивай, монополия всё равно только у одной компании.

Сев за бар, Антон отхлебнул от кружки с кофе, закусив горечь кофе свежей, пышной и хрустящей гренкой. На столе лежала любимая пачка сигарет с автоматической зажигалкой.

Странно, курить совсем не хочется, но по привычке достал сигарету. Может бросить? Да не, не хочу.

Допив кофе, Антон не спеша подошел к окну. Как всегда, его встречал серый и не интересный пейзаж индустриального города. Серые тучи как всегда закрывали небо, а изредка пробивающиеся лучи солнца очень быстро исчезали. Сегодня на календаре суббота. По городу ходили серые массы, покупая очередной не нужный хлам, впаренный искусными маркетологами.

/Надо было идти на маркетолога, тоже впаривал бы всякий хлам этим бездушным кретинам – думал я, рассматривая толпы серого народа.

Зайдя в туалет, Антон задумался.

/Сегодня суббота… чем заняться… не представляю… может в магазин сходить…

Подняв взгляд, Антон посмотрел в зеркало, не прерывая утреннюю процедуру мочеиспускания.

-Бля… что за херня?

Перед Антоном, в зеркале был не знакомый человек. Острые черты лица, синие, глубоко посаженные глаза, густые черные брови, черные как смоль волосы, падающие до самых плеч. Широкая спина, крепкая грудь и накаченный пресс. Это всё было не так, как вчера, не так как было до того, как лег спать.

/А когда и как я вчера лег спать? Это вообще я? Когда это я успел так измениться?

Антон, не веря своим глазам, крутился перед зеркалом, рассматривая и ощупывая свое новое тело и лицо.

/Так, допустим это я, но какого черта? Когда и как я так изменился?

Выйдя из ванной комнаты, Антон заметил что-то не стандартное в окне. Голубое небо…

/Черт, в этом сраном городе небо голубое… да как так? Вот только пять минут назад было затянуто тучами.

Над серой Москвой, с её зеркальными высотками, было чистое голубое небо. Маленькие, белые облачка проплывали по чистому небу. Стайки мелких птичек порхали, постоянно меняя свое направление.

/Здесь что-то не так. Над городом всегда стоял смог, даже когда я родился, и когда в школу ходил. Нам даже на БЖД объясняли, почему необходимо носить индивидуальные маски вне помещений. По-моему, на прошлой неделе, какой-то ученый в белом халате, по проектору, вещал о том, что смертность от онкологии увеличилась в 5 раз. Это ведь только по сравнению с прошлым годом. А если сравнить с 2000 годом, то уровень жизни упал в 10 раз. Даже пенсионный возраст уменьшили до 50.


/Так, панику в темное место! Надо поговорить с Маликом… Маликом… это кто?


Антон ходил по квартире, судорожно пытаясь собрать мысли в кучу, но с каждой секундой вопросов становилось все больше. Паника буквально овладела до такой степени, что руки тряслись.

Сделав очередной круг по квартире, Антон оделся и вышел на улицу.

Достав из кармана телефон, он обратил внимание на то, что он разбит и внутри вода.

/Странно, я вроде не топил его. Да и не пью я особо, чтобы не помнить о том, что было вчера.

Мысли путались, и мозг никак не хотели давать объективный ответ. И ведь Антон понимал, что в этой мазанке явно не хватало большой части элементов. Антона коробил тот факт, что он забыл что-то очень важное. В голове всплывали имена и образы. Решив, что у него начался приступ паники, походивший на расстройство психики, Антон решил пойти в парк, там конечно не самое тихое место, но там точно можно расслабиться и отдохнуть. Ещё с 2040 года президент издал указ, при поддержке «зеленых» и Минздрава, об обязательной изоляции парковых зон. Теперь парки находятся под куполом, в который не попадает смог и грязь. В таких парках очень чистый воздух, даже голова начинает болеть, но через час пребывания, начинаешь отличать запахи, и нос будто прочищается. Некоторые даже откашливают всякую дрянь из легких, но Антону нужен немного другой эффект. Он хочет посидеть один и в чистом месте, да и на чистом воздухе думается лучше.

Дойдя до остановки монорельсовых вагонов, Антон сообразил, что в его карманах нет, не наличности, не денег, а оплатить по сломанному мобильнику он точно не сможет.

Посреди остановки стояла группа панков, явно собирающаяся на очередной концерт какой-то группы. В центре группы стоял низенький парень, походивший на карлика. Кожаные штаны, лист стали на груди, подвешенный на какие-то замысловатые креплениях, поверх красной рубахи, кожаный наплечник из грубой черной кожи и стальные перчатки с шипами на пальцах, походившие на кастеты. Бледный шрам на половину лица цеплял взгляд, ото лба, через уголок глаза и до верхней губы.

/Суровый карликовый панк, новая разновидность… – подумал я, улыбаясь.

Он кого-то напоминал Антону, кого-то не значительного, но известного ему…

Антон решился попросить пару кредитов у этих панков, ему нужны деньги для поездки в парк. Подойдя ближе, Антон уже не сомневался, что парень ему знаком, да и люди вокруг были на удивление все знакомы, краски мира преображались, лица людей уже не казались бледными и серыми. Люди ходили без масок, и было видно их эмоции. Кто-то улыбался, кто-то стоял с явным призрением на лице, но некто не смотрел в телефоны! Все смотрели прямо или на других людей.

-Ну и куда делось асоциальная, апатическо-имбицильная деградация населения, путем внедрения зомбо-ящиков и смартфонов? – вслух произнес я, обращаясь в пустоту.

Тут явно у меня психоз. Давно не отдыхал.

Антон впал в ступор. Ему уже не надо в парк, не надо думать и дышать. Перед ним стаяла Олла и Горт, выясняя отношения и споря о том, что дочь надо отдавать за купца, а харчевню нужно увеличивать.

Белый шум. Мозг отказывался принимать всё происходящее, но Антон понимал. Сейчас он не в графстве Мартирр, не в своей Москве и даже не умер. Он где-то посредине. В голове столько мыслей, что воздух казался очень густым и пах серой.

/Я ведь уделал Луса, того здорового мужика с мясницким тесаком… Моя рука, он ведь мне руку оттяпал – Антон вытянул обе руки вперед, осматривая и работая кулаками – но руки на месте, и я точно не мертв. Я могу думать, а значит жив. Теперь нужно выбираться отсюда… а кстати, где я по факту?


Город поплыл. Контуры людей расплывались, Антон остался посередине станции, точнее на маленьком островке бетонной станции, шагов в десять на десять, посреди которой стояла узенькая, алюминиевая скамейка и светодиодный фонарь.

/Давно в нашем городе не меняли это старье. Вроде даже по трассам давно стоят осветительные дройды, возможно это просто в моей памяти все перемешалось. Значит это я в своих грезах или просто воспоминаниях… Точно, вроде как я с родителями на такую станцию ходил, мне тогда нравилось по монорельсу ездить, для меня тогда это было сказкой, и даже начал увлекаться механикой, что вылилось в изучение физики и дальнейшего продвинутого изучения механики. Хорошее время было… мама и папа живы, а я имел смысл жизни и энтузиазм,… а что изменилось? Сейчас у меня есть Малик, Кэттерин, Олла и Горт… это мои друзья, которых не было с 24 лет…


-Почему я здесь?- Антон завис с этой мыслью на некоторое время, определить или зафиксировать которое было не возможно в данной ситуации – Помню из последнего битву с Лусом. Эта скотина меня всего изрезала своим тесаком… Рука… он мне руку отсек. Пробил грудь и сломал ребра. Я слаб. Мне нужно что-то делать. Рас я не могу пока вернуться. Мне нужно провести работу над ошибками. Вряд ли у меня будет ещё время, чтобы осмыслить все то, что со мной случилось.

/Так, у меня абсолютно нет боевой и защитной магии, не говоря уже об исцелении. Согласно ограничениям этого мира, я не могу создавать магию, которая уже есть в нем. Могу изучить у учителей или самостоятельно из фолиантов. Если собрать воедино все свои возможности, то я могу управлять ментально химическими и физическими свойствами материи этого мира. Это не хилый чит конечно, но тут нет, не доната, ни каких-то привилегий, тут только прямота рук и накаченность мозга решает. Значит, мне предстоит изучить несколько школ магии местного мира, чтобы не отличаться от массы, а создать я могу только ту магию, которой нет в этом мире. Чего нет в этом мире? Какие феномены этого мира не раскрыты?

Космос и атмосфера – они не известны этому миру. Пусть это будет магия пустоты.


/Внимание! Вы открыли школу магии пустоты. Вы создатель новой ветки развития магических школ. Вам доступно меню обучения и управления школой. Вам необходимо назначить пантеон школы и выбрать направление развития магии. Введу того, что вы основатель, для Вас нет ограничения в направлениях магии и нет ограничения в её развитии.

Вы получаете титул «Верховный маг пустоты»

/Опять плюшки. Мне это нравится… продолжим.

Также я могу управлять физическими и химическими элементами этого мира, следовательно, я маг элементалист… или малекулист… атомист… нет,

Для начала проверим работу меню и меседжа.

Перед Антоном появилось знакомое меню персонажа и характеристики.


Рохан, Демиург, уровень 31

сила – 12;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 12 +5 за титул «Первый».

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 12

Свободных очков класса –11


/Отлично, Теперь… стопэ! Уже 31 уровень?

Просматривая логии, Антон задумался. Вчитываться в логах оказалось немного неудобно, слишком много лишней информации, слишком много промежуточных данных, пришлось переделывать фильтр лога.

/Вы нанесли критический удар колющим оружием -2058 урона.

Вы нанесли критический урон, создав рваную рану противнику -1500, -1500.

Вы получили титул «Галиаф» - вы напали на противника выше вас на 20 уровней.

+5 к силе;

+30% к устрашению противника, выше вас уровнем;

+10 к величию.

Вы получили дробящий урон – 2000.

Вы получили дебаф «внутреннее кровотечение» - ваши жизни утекают, восстановите свое здоровье или обратитесь к магам жизни.

Вы нанесли критический урон – 1064

Вам нанесли удар – 100

Вам нанесли удар – 301

Вы нанесли серию колющих ударов – 181, - 133, -25, - 102, -75,…

Вы получили навык «Вихрь ударов» - мы способны нанести серию очень быстрых ударов оружием по противнику. Текущий уровень – 1 (9 ударов от 15 до 500 урона за удар) до следующего уровня 300 опыта данного навыка.

На вас применен навык «Рассечение».

Вами получен урон – 5031

Ваша конечность рассечена. Скорость кровотечения -20 в минуту.

Получен дебаф «Контузия»

Дебаф «Контузия» отменен.

Вы в пали в состояние ярости.

Получен пассивный навык «Берсерк» - в стрессовой или критической боевой ситуации вы можете впасть в состояние «Берсерка». Вы наносите урон с множителем 5 в течении двух минут.

Вы нанесли критический урон 1584 * 5

Вы нанесли смертельный удар.

Вы получили звание «Каратель» - находясь в состоянии «Берсерка», «Истенный гнев», «Праведная сеч», «Ночная жатва», вы можете убить противника одним ударом (по слабо защищенным местам), с вероятностью в 50%.

Вы убили главаря бандитов Графства Мартирр. Ваше отношение с бандитами, ворами и убийцами понизилось до «вражда».

Вами получен уровень!

Вами получен уровень!

Вами получен уровень!

Ваш текущий уровень 31

Свободных очков основных характеристик – 12

Свободных очков класса –11



/Жэсть! Теперь я великий убивака-обоссака… Я ведь так испугался, что явно обделался…

Посмотрим на текущий статус.


Рохан, Демиург, уровень 31

сила – 17;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 22 +5 за титул «Первый».

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+30% к устрашению противника, выше вас уровнем.

+10 к основным характеристикам класса.

Свободных очков основных характеристик – 12

Свободных очков класса –11

Отрицательные эффекты:

Кома (3:20); иссушение (2:50); паника(00:30); испуг (00:10); тремор (5:22).


/Шикарно… Теперь я испуган и с тремором, благо не с триппером… Так, а что у меня с меседжом и вообще, я способен в текущем состоянии создавать что-то, или нет?

При попытке создать предмет, предмет просто появился в руке. Прозрачный стакан был не стабилен. Его линии плыли и двигались. Другие попытки тоже удавались, но при этом не было системных сообщений.

/Получается, что в текущем состоянии у меня только работа мозга, я создаю это только в своем сознании, следовательно - это не предметы, а просто иллюзии. Значит, и общаться я не смогу. Нужно выбираться от сюда. И как можно скорее. Мне нельзя сейчас расслабляться.


/С вас сняты все дебафы по истечению времени.


/Так, значит прошло не меньше пяти часов. Надо постараться найти выход отсюда.

Антон ходил по куску бетонной платформы, висящей в пустоте. Вскидывал руки, дергал ногами, создавал кнопку «возврат», но нечего не происходило. Четные попытки хоть как-то повлиять на ситуацию вызывали тоску и уныние.

Спустя некоторое время, перед платформой появилась дверь. Отделанная стальными вставками, искусно повторяющие оформление двери в харчевню Горта, Антон аккуратно открыл дверь, преисполненный надежды и волнения. Шагнув в дверной проём, заполненный густой белой дымкой я открыл глаза...

Глава 7


Чем лучше себя узнаёшь, тем меньше доверяешь...

Эмиль Мишель Чоран «Молитва неверующего»


Лунный свет озарял комнату в самом удачном ракурсе. Каждая трещинка пола, каждый рельеф гарнитура был освещён мягким, бледным светом луны. Лёгкий ночной ветерок пробивался в комнату через приоткрытое окно. Быть может эта обстановка слишком романтична, или может показаться очень мрачной и тоскливой, но имена она пристала перед глазами Антона.

Антон, медленно принял сидячее положение на кровати, спуская ноги на холодный деревянный полкомнаты. На соседней кровати лежала Кэттерин, укутанная в яркий плед с кисточками. У самой кровати, на тумбочке, стоял таз с водой и тряпкой, на полу стоял кувшин с водой.

/М-да… Теперь фиг отвертишься от расспросов. Я ведь хотел по-тихому разобраться с Лусом, а тут очнулся в комнате, да ещё и с Кэттерин…


Тихо скрипнувшая дверь привлекла Антона. В дверях стоял Малик. Его глаза выдавали удивление и счастье.

-Не дождетесь! Я ещё всех переживу! – опередил я высказывания Малика, почесывая шрам на груди.

-Ну, ты и скотина! Ты должен был только завтра вечером прийти в себя, а мы только часа два как тебя сюда принесли.

-А что, сколько сейчас?

-Ещё ночь. Сутки прошли с той бойни у Луса – Малик потер глаза рукавом, стараясь не всхлипывать, продолжил – ты вообще при смерти был, у тебя рука держалась на одном честном слове, а грудь была пробита почти до сердца. Эта – он мотнул головой в сторону Кэттерин – сутки от тебя не отходила, вытирала тебя, мыла, обрабатывала мазями шрамы… в общем помогла посильно, тут вообще над тобой все старались, даже оружейник с женой приходили, его жена как раз часть работы взяла на себя, приживив руку до конца. Сказала, что есть шанс, что она прирастет, но не сто процентный…

-Да всё, хватит – перебил я Малика – не ной. Я тоже рад тебя видеть, дружище. Лучше расскажи, какие новости?

Вытирая слезы и шмыгая носом, Малик подошел к кровати и сел на её край, от чего она ощутимо провисла и не громко скрипнула деревянными пазами.

-Ну, тут стража приходила, ордер приносила на допрос и осмотр, ещё приглашение принесли на уже сегодняшний балл, в честь праздника летнего солнцестояния. Тебя, кстати, пригласила сама графиня. Ещё с нас сняли обвинения, за недостаточностью доказательств. Стражники не смогли опознать нас.

-Я так понимаю, что они не опознали специально. Ты был весь красный от крови, а я мертвый и без руки – я пощупал руку, которая немного гудела от фантомной боли, напоминая о том остром тесаке – понимают ведь,… что потом проблем куча у нас будет, а так и городу помогли и сами целы.

-Ну да, ты прав. Именно так и было у них в отчете. Только вот не весело нам будет. Чую, что нам весьма туго придется, после бойни…

Малик опустил глаза, стараясь не думать о плохом, но я понимал - «он что-то скрывает!»

-Да говори ты уже! Чего сиськи мять?!

Посмотрев в сторону Кэттерин, Малик в сердцах сплюнул на пол.

-Эта – Малик кивнул в сторону Кэттерин – шпионка, причем приближенная к графине.

-Писец какой-то… - я выдохнул, стараясь не смотреть на постель, где лежала Кэттерин.

/Я в принципе не удивлен. Всё так и складывалось, но вот не хотел признавать. Она как-то слишком быстро влилась в нашу компанию и даже не подкопаешься.

Рыжие локоны Кэттерин свисали с подушки, в лучах лунного света они казались кровавыми, не хотелось думать о предательстве или огорчении, просто Антон опять был обманут красивой женщиной.

-Ну а информация достоверная? – спросил я.

-Оружейник сказал, что вспомнил её. Нефига не разорившаяся дворянка, а просто командир разведки графини. А Горт подтвердил. Он вспомнил её на экзаменах по боевой дисциплине, он тогда при школе шпионов был экспертом, пока не потерял ногу.

-Ладно – выдохнул я – поговорим с ней об этом отдельно. А сам как?

-Да я нормально – Малик потрепал свою голову, видимо от досады – вот уровень дали. Теперь я 28 уровень! Кучу новых навыков открыл. Стража выделила нам денег, но не официально, вроде как по одной серебренной со всего гарнизона скинулись. Помогли мы им с Лусом… А в общем всё по-прежнему.

/Новости хорошие. Может даже не казнят нас, но вот приглашение на бал меня вводило в ступор. Я ведь последний раз танцевал на школьной дискотеке, в классе в восьмом. Тогда ещё в Юрубе ролик появился, с моим танцем,… как его там назвали… «эпилептик на танцполе»… короче опозорился я тогда по полной программе. Вся школа меня в лицо запомнила, а потом и соседи подкалывали.

-Короче так: я с утра иду в третий квартал, покупаю лучшие тряпки, которые смогу найти на нас, после чего идем на балл. Нужно поговорить с графиней и выяснить её намерения, а потом линяем мы с тобой из города, да куда подальше. Засветились мы сильно и неприятно.



...против многих и самый

Сильный бессилен, когда он один...

Гомер «Одиссея»


Утро встретило мягкими лучами солнца. Город медленно оживал после сладкого сна или дрема. Он наполнялся звуками и цветами, будто кровь, разгоняемая сердцем. Сегодня будет праздник летнего солнцестояния, к которому готовился весь город, на котором будут все. Это праздник был основан тогда, когда появился первый король, а после император. На этот праздник люди готовили лучшие блюда, открывали лучшие вина, а последующую неделю шла бойкая торговля на рынке по сниженным ценам. Город был украшен разноцветными лентами и увешан гербами графства и империи. Флажки, от мало до велика, висели на каждом доме, любой путник мог рассчитывать на бесплатную еду и питье в харчевнях, и только стража блюла порядок в усиленном режиме. Ведь чем больше народу в городе, тем больше вероятность скрыться преступнику.

Я медитировал на заднем дворе харчевни, стараясь разобраться со своей новой школой магии, которую не однозначно назвали как школа «Магии пустоты». В принципе я уже смог освоится с новым заклинанием и даже придумал несколько новых, но вот испытание было невозможным. Стараясь создать заклинание, прорабатывая каждое его свойство, я прорабатывал идею внедрения физики и химии в этот магический мир, но как оказалось, не все физические законы здесь работали. Как итог моей медитации, я придумал шесть заклинаний, три точечных и три массовых.

«Вакуум» - выкачивание атмосферы из области радиусом не более трех метров, создавая огромное давление, способное сжать мифрил и адамант до размера атома.

«Черная дыра» - всасывает в себя материальные предметы, общая масса не должна превышать 500 килограмм.

«Протонный взрыв» - на молекулярном уровне, в определенной точке, назначенной заклинателем, создаётся два протона, стремящихся друг к другу со скоростью света. При столкновении происходит взрыв, способный уничтожить все находящиеся в радиусе 300 метров.

«Фотонный луч» - из рук заклинателя, по направлению к цели, выходит фотонный луч, обдающий радиацией объект. В случае если объект одушевленный, то урон будет рассчитываться исходя из показателя манны и интеллекта заклинателя. В случае не одушевленности предмета, на предмет накладывается заклинание «фотонный яд», медленно отравляя жертву и убивая в расчете: 1 час - /количество магической силы заклинателя, деленная на количество жизненных сил жертвы/

«Всплеск энергии» - резким скачком увеличивает поступающую энергию на объект.

«Электрический разряд» - электрический разряд направленного действия, в 2400 Ват исходит из рук заклинателя, способный ударить как точечно, так и по площади.


Я встал, потянулся, разминая свои мышцы, стараясь сделать это как можно тщательнее, ведь после медитации задницу я отсидел не слабо, да и все мышцы затекли, будто наполнены свинцом. Надеюсь, сегодня Малик меня сможет натаскать на рукопашный бой и владение оружием, что-то не хочется снова быть изрезанным тесаком. Если уж и учиться чему-то, то у такого как Малик. У него явно силы много, как и опыта. Кстати… надо поднять свою силу и ловкость. Этого мне ой как не хватало в бою с Лусом.

Размяв мышцы, Антон умылся и ополоснулся чистой водой. Сейчас нужно поесть, потом собраться с мыслями и допросить Кэттерин. Не хочется, чтобы для меня дальнейшие события оказались сюрпризом.

-Ну ты и дрыщ! Это что сейчас было?

Малик стоял позади меня, облокотившись плечом в косяк дверного проёма, хихикая в кулак.

-Зарядка – оскорблено ответил я – я ведь делаю только так как умею.

-Это не зарядка, а припадок какой-то…

-Не смейся. Лучше научи чему серьезному. Мне ведь предстоит и дальше в рукопашную идти на супостата…

Я, кривляясь в лучших традициях бодибилделов, показывал свои скудные мышцы, конечно, я не рассчитывал на то, что они сравняться с теми же «банками» Малика, но выглядел я явно хило, особенно после реабилитации.

-Ладно, оставь свои потуги. Ты повысь уровень силы на 5-8 единиц, а мастерство я тебе подгоню. Я вот в юношестве капоэйра увлекался, потом самбо и карате…


Харчевня «Довольный Горт», комната Антона и Малика, пять часов утра.


Кэттерин проснулась от звука захлопнувшейся двери. Быстро соскочив на кровати, она осмотрела кровать Антона.

/Видимо он встал. Надеюсь, что он полностью оправился. Чёрт, я ведь отчет отправила несколько часов назад, он уже должен дойти до графини. Будем надеяться, что она правильно поймет меня.

Кэттерин бесшумно вышла из комнаты, стараясь не привлекать внимание. Сейчас ей нужно идти в штаб, где она должна встретиться с графиней. Кэттерин попросила встретиться именно там, по причине невозможности надолго покидать харчевню, но встречу отменять уже поздно.

Кэттерин бежала по мощеной дороге, громко цокая каблучками. Цоканье раздавалось громким эхом по улицам третьего круга.

Влетев в здание резиденции гильдии шпионов, где её уже ожидала графиня Майли.

/Вот что ей сказать? Что уже доложили? Я ведь совсем об этом не думала. Нечего, придумаю чего-нибудь. Может даже выпишут медальку… Хотя скорее в карцер на неделю…

В комнате был приглушен свет, посреди комнаты стояло высокое кресло и маленький столик, заставленный фруктами. Леди Майли сидела в кресле, маленькими глотками отпивая вино из кубка.

Сегодня Майли была не в духе. Ей целый день приходилось разбираться с бумагами от блаженного графа и подписывать кипу бумаг из других графств и городов, регулируя политические дрязги. Последним кинжалом в спине оказался вечерний доклад прошлого дня, о бойне в доме Луса, которого подозревали в организации притона для гильдии воров и убийц. Она,конечно, обрадовалась смерти неугодного её графству, но вот в отчете слишком много пробелов. Согласно отчету - одного убийцу убил Лус, второй выжил, по другому отчету – оба погибли, по третьему отчету – один отделался порезами, другой был при смерти. Но это ладно, но вот имя одного Малик… Если это совпадение, то ладно, но есть вероятность что второго звали Рохан или Антон.

-Леди Майли! – Кэттерин припала на одно колено и склонила голову, приветствуя графиню.

-Встань – властным голосом приказала Майли – сейчас не до этого. Что с Маликом и Антоном? Это они Луса убили? Ты вообще отчет мне нормальный можешь прислать? Гро…

Графиня устало выдохнула и облокотилась на подлокотник кресла. Судорожно доливая в кубок вина, она продолжила.

-Так, Кэттерин, не врать и доложить по существу! Первое, где была сутки и почему без доклада? Второе, каким образом причастны наши два объекта к смерти Луса?

Кэттерин немного помялась, поправляя подол платья, стараясь собраться с мыслями.

-Я была с Антоном, наблюдала, и да, они прямым образом причастны к убийству Луса. Антон его убил, а Малик отвлекал подчиненных Луса.

/Это же какой мощью он обладает, чтобы в одиночку одолеть того, кто ранее выступал против полу тысячного войска в одиночку… Не вериться мне… Он опасен – это точно, но нужно лично поговорить с ним, на баллу и встречусь.

-Хорошо, и какие планы у него? Придет на балл?

Майли отстегнула меч от пояса и положила его на столик, уронив яблоки. Ей было не удобно сидеть с пристегнутым к ремню мечем, но без него она чувствовала себя голой, да и не доверяла слабой страже, которая в силе не годилась ей даже на один удар.

-Ещё не известно. Антон не собирался уходить из города. Я прослежу…

-Знаю я твоё «прослежу»… - перебила её графиня – мужика нашла себе, в его лице?

Графиня злым прищуром посмотрела на Кэттерин, с ног до головы и продолжила.

-Ты там, каким местом думала, когда отчет мне писала? Я ведь все знаю, ты лучше следи за собой.

/Вот волчица! Она ещё меня учить будет и отчитывать… У самой мужика не было больше двух лет… Так, а она случайно глаз на него не положила?


Кэттерин начинала злиться. Её так отчитывали лишь однажды, и то было лет десять назад. Не то чтобы она не любила критику, но вот в мужиках она сама должна разобраться.

-Леди Майли – кротко, но с ноткой возмущения начала Кэттерин – вы так интересуетесь моей личной жизнью? Возможно, я смогу ответить на ваши вопросы при других обстоятельствах? Не думаю, что ВАМ – она выделила «вам», подняв подбородок выше, смотря на графиню сверху в низ – лучше сейчас больше внимание обратить на своего блаженного мужа, а то как-то о холостых мужиках думать вам не пристало…

Майли подавилась вином, от чего облилась, оставляя на белоснежной сорочке красные пятна. Вытерев капли вина платком, графиня поставила кубок на стол.

/Ах ты, выдра драная! Ты ведь специально мне на этого мужеложца указала. Ты явно сейчас нарываешься на неприятности, своими выпадами. Ох, и проучу я тебя… - думала Майли, сверля Кэттерин пылающим от раздражения взглядом.

-Ну-ну… ты мне ещё расскажи, о своём дивном опыте с мужиками… я ведь не посмотрю, что ты моя ближайшая подруга и личный шпион. Отправлю на северную границу, следить за бычками.… А Антона в оборот возьму…

Это была последняя капля. Кэттерин уважала графиню, но будучи собственницей, не могла простить какие-либо посылы в адрес того, что она уже считала своим. Взяв себя в руки, она решила проявить смекалку, ведь если он будет не угоден графству и лично графине, ей придется его либо убить, либо отправить на тот же север…

-Простите меня, графиня… - коротко сделав книксен, Кэттерин сделала серьезное выражение лица, а глаза устремила в дальний угол комнаты, за спину графини – по поводу их характеристики…

Дождавшись кивка Майли, Кэттерин продолжила.

-Малик опасный и опытный воин из серых земель, они же «серые пределы». Малик очень сильный воин. Антон, он же Рохан, маг, очень сильный, в одном из личных диалогов, Антон намекнул на то, что способен уничтожить этот город. Его магия не известна, но он явно сильнее как некроманта, так и белого мага.

/По сути, я не вру, я ведь просто не сказала, что это было сравнение и не проверенные слухи, да и сама сомневаюсь, что Антон способен на такое, а если и способен, то ему это точно не нужно. Он ведь добряк, да и друзей тут нашел… Ну не стал бы он убивать Луса только из-за собственного эго.


Сейчас решиться судьба Кэттерин. Она уже предполагала, что графиня будет по-другому смотреть на Антона, но нужно и Антона предупредитьо намерениях леди Майли. Теперь Кэттерин ждала вердикта леди Майли.


Замок графа Мартирр, покои графа.


-Как нет больше Луса? Кто посмел? У меня с ним договор!

Граф был в бешенстве. Он ходил по комнате, разбрасывая книги и свитки, кидался виноградинами в посыльного, топал ногами и рычал. До него уже дошли слухи, что те двое, за которыми его супруга приставила своих шпионов, были убийцами Луса, но он не верил в это.

-Дуггла сюда! – выкрикнул граф писклявым голосом в адрес посыльного.

Посыльный выбежал из комнаты, отряхивая свой камзол и вытирая лоб. Он привык к выходкам графа, хоть они его чаще забавляли, но вот сегодня граф был в плохом настроении.

/Ну, вот как можно испортить все карты и все ходы одним убийством? Кто мог предположить… А если я сделаю так, что кто-то из моих людей будет приглядывать за этими двумя и настраивать против графини? В принципе возможно, но вот как? Нет, не графское это дело – думать за дураков. Пусть Дуггл думает.

-Котик… ну ты чего такой злой? Может мне тебе плечики помять? – пропел бархатистый голос юноши.

В кровати графа, под одеялом лежал юноша, лет двадцати. Длинные волосы серого цвета не аккуратно лежали на тонких плечах. Сын главы купеческий гильдии был в курсе всех проблем графа, но в политике и внутренних делах графства не понимал ничего.

-Подожди немного, я скоро… - отмахнулся граф.

Графу было не до ласк, да и после этой ночи его походка ещё долго будет напоминать походку уставшего наездника.

Спустя четверть часа, в дверях комнаты появился Дуггл. Высокий мужчина, в латных доспехах и двумя кривыми мечами, нагло вошел в помещение,отбросив носком сапога нательные штаны, лежавшие рядом с ножкой кресла, Дуггл сел в него.

-И что за срочность, мой граф? – небрежно спросил Дуггл.

-Дуггл, я нуждаюсь в твоих услугах.

Выставив руки вперед, Дуггл поднял брови.

-Э-э-э… Я, ваше сиятельство, не по этой части… это вам к сыну купца, который как раз в вашей кровати… а я из обычных мужиков… я по бабам только…

-Да нет – перебил его граф – я про шпиона. Мне нужно чтобы один из твоих людей втерся в доверие к двум мужчинам и сделал все так, чтобы это было в моих интересах. Всё ясно?

Дуггл потер подбородок, нахмурив брови, явно подбирая в мыслях подходящего специалиста.

-Можно найти… но это будет спорное дело. Тут нужна подготовка… Да и денег не мало уйдет на это… - Дуггл задумался на несколько минут и продолжил – Найду я человека. А что именно делать, и кто эти двое?

-А это я уже объяснять буду твоему человеку. А для затравки скажу так – за теми, кто убил Луса…

На этих словах Дуггл вскинул брови и резко встал с кресла. Минуту Дуггл ещё изучал лицо графа, надеясь, что граф шутит, но он не нашел улыбки или следов шутки на злом, нахмуренном лице графа.

-Это точная информация? Может лучше убить?

-А ты -граф осмотрел своего начальника внутренней стражи с ног до головы – сможешь?

-Да ну их в пекло… я что, совсем на голову хворый? Я их убить точно не смогу. Меня и на минуту с Лусом не хватило, даже с учетом того, что он был с тренировочным, мечем…

Дуггл судорожно придумывал отговорки. Оннадеялся, что в дурную голову графа не закрадется мысль о том, чтобы послать его на верную смерть.


Харчевня «Довольный Горт», Графство Мартирр.


Кэттерин пришла обратно в харчевню. Её не было всего час, в течении которого Антон успешно разминался на заднем дворе с Маликом и не мог заметить отсутствия Кэттерин.

Олла и Горт, как всегда, были на своих местах.Не обратили на неё внимание.Они о чем-то беседовали, периодически замолкая и изредка споря. Эта маленькая идиллия в отдельно взятой харчевне казалась вечной, но, как и все что называли вечным, она должна была закончиться.

Антон, вытираясь после водных процедур, грубым полотенцем, зашел в харчевню. Перед ним стояла Кэттерин. Рыжая девушка прятала глаза, теребя рюшечки на платье.

-Ты как себя чувствуешь? – тихо, и немного смущенно спросила Кэттерин.

-Нормально. Спасибо за то, что ухаживала за моим бренным телом, пока я был в отключке.

Пристально всматриваясь в глаза Кэттерин, которые она умело отводила, Антон подошел ближе. От Кэттерин вкусно пахло. Сладкий аромат персика и свежих цветов.

/Это магия? Может тут и парфюмерия уже есть? – думал Антон.

-Может нам стоит поговорить наедине? – почти шепотом проговорил Антон, абсолютно холодной интонацией.

Антон аккуратно взял Кэттерин за подбородок, приподнимая его, стараясь посмотреть в её карие глаза. Кэттерин не отвела взгляда, и слёзы сразу полились из них. Тоненькие струйки слез текли по щекам Кэттерин, и капали на платье, оставляя маленькие влажные пятна на ткани. Кэттерин была безмерно счастлива, видеть Антона живым и здоровым. В глубоко посаженных глазах Антона читалась решимость, заставляющая сердце Кэттерин биться сильнее, а кровь быстрее бежать по венам.


/У него такой томный голос… он так близко. Между нами, расстояние не более двух пальцев… Его дыхание такое горячее, будто у дракона, а в его черных глазах столько силы. Я будто смотрю в бескрайнее ночное небо с россыпью звезд. Его губы так близко и так далеко… Он позвал меня поговорить «наедине», возможно сегодня я стану для него не просто знакомой… возможно, будут у нас дети, а может и свой собственный дом… стены я покрашу в персиковый, не люблю другие цвета для стен, а на крыльце будет кресло-качалка и пушистый красный плед… первую дочку назову Майли, так сказать, в честь графини и подруги… – думала Кэттерин, стараясь не двигаться и не прерывать этого приятного момента.


-Пойдем в мою комнату – потребовал я, стараясь быть жестким и неумолимым. Совсем не хотелось уговаривать её на допрос.

Кэттерин и Антон поднимались на второй этаж, сердце Кэттерин билось с такой силой и в таком ритме, что на лбу выступила испарина.

/Боже, да тут так жарко и душно… Нужно выпить прохладного вина. У Рохана ведь по этому случаю, должно быть, вино… - думала Кэттерин, переставляя ватными от волнения ногами.


/Она явно волнуется. Стоит немного успокоить её, вроде в тумбе была бутылка охлажденного вина. От вина допрос хуже не станет… - думал Антон.


Комната Антона и малика была, как обычно, хорошо проветрена. Окна были открыты нараспашку, а постели прибраны и заправлены свежим бельем. Антон подошел к тумбе и достал два не больших деревянных кубка и вино. Горт всегда давал остатки домашнего вина с собой.

Разлив вино по бокалам, Антон отставил бутылку и передал один бокал Кэттерин.

-Промочи горло, должно быть ты пить хочешь.

Осторожно приняв бокал с вином, Кэттерин дрожала от волнения. Сердце готово было вырваться из груди.

/Да что такое… у меня такого волнения не было даже с первым мужчиной.


Одним глотком осушив бокал, Кэттерин небрежно отбросила его в сторону. Она впилась в страстном поцелуе с Антоном, обвив его руками за шею. Её грудь крепко прижалась к его груди, руки все сильнее сжимали его шею, не давая даже шанса на сопротивление.


/ТВОЮ МАТЬ! Это что за… как-то не так я представлял себе допрос… - подумал я, стараясь проанализировать ситуацию.


Мысли переплетались. В голове стоял «белый шум», казалось, что весь мир отключился, и мы одни во всем мире. Мои руки плотно взяли Кэттерин за талию. Одной рукой, прижимая к себе, я поддался чувству и позволил вторую опустить на её бедра. Сплетаясь в страстном, жарком поцелуе, я уже не контролировал себя. Хотелось быстрее бросить её на кровать и заняться тем, ради чего так сердце бьется.

На мгновение, оборвав поцелуй, они стояли и обнимались, жарко дыша и смотря друг другу в глаза. И снова поцелуй, с новой силой и той же страстью.Антон поднял Кэттерин на руках, не прерывая поцелуй, она, в свою очередь, оплела ногами его за талию. Сейчас нет тайн или этикета. Сейчас есть она, он и страсть, обжигающая их изнутри.

Упав на кровать, он проник под платье Кэттерин, и уже сжимал её за крепкие бедра, одновременно прижимая к кровати своим телом. Его губы спускались вниз по телу. Он осыпал страстными поцелуями её шею, ключицу и плечи, прикусывал за шейку, от чего та не громко взвизгивала и наливалась новым румянцем, вцепляясь ногтями в спину Антона.

Поцелуи продолжались. Кэттерин уже развязала тесемочки на платье, благодаря чему Антон беспрепятственно продолжил поцелуи ниже.

Платье слетело с Кэттерин, обнажая её крепкое, тренированное в боях и на изнуряющих тренировках тело, не желая прерывать ласки, Антон быстро стянул с себя всю одежду. Лаская её губами, он стимулировал самые эрогенные точки на теле, стараясь быть ласковым и нежным. Его пальцы ласкали её возвышенности и впадины. Шершавый язык щекотал интимные места, заставляя Кэттерин содрогаться от возбуждения. Мышцы сводило, она не громко стонала, прикусывая собственный палец, не давая себе громко кричать от удовольствия.

После продолжительной ласки, Антон крепко взял Кэттерин за талию, приподнимая её бедра над кроватью.

Он был нежен и не торопился, стараясь насладиться самому и дать наслаждение ей. Всё это напоминало танец. Страстный, пьянящий танец любви и страсти.

Прижимаясь плотно друг кдругу, впитывая ароматы тел, они двигались плавно, не спеша, иногда быстро, толчками. Мокрое от пота тело Кэттерин, терлось и прижималось пышной грудью и твердыми сосками в твердую мужскую грудь. Горячие губы Антона, жадно целовали шею Кэттерин, крепкие руки прижимали к себе.

Через некоторое время, устав, они сделали паузу. Антон бессильно упал на кровать, рядом с Кэттерин. Решив, что Антон не удовлетворен, или удовлетворен, но не полностью, Кэттерин взяла инициативу в свои руки. Нежно лаская Антона, она целовала его грудь, спускаясь к прессу и бедрам. Принимая его естество, она заставляла его тело содрогаться в микроскопических приятных судорогах, доставляя удовольствие и не давая полностью расслабиться. Устав, она вытерла ладонью губы. Села на Антона, будто оседлала дикого жеребца. Двигаясь плавно, она сжимала свою грудь. Ей было истинно хорошо. Контролируя глубину и темп, её живот самопроизвольно сокращался не хуже чем при упражнении скручивание. Не в силах скрывать свои чувства, Кэттерин впилась ногтями в грудь Антона, оставляя кровоточащие царапины. Антон сжимал её талию, изгибаясь и громко выдыхая, он помогал ей, поднимая бедра и в такт, производил поступательные движения, ускоряя темп.

Оргазм наступил нежданно и одновременно. Громко и жарко дыша, они лежали не двигаясь. Она лежала на нем. Тело отказывалось двигаться, конечности, будто налились свинцом, а в голове было пусто.


Спустя несколько часов.


Они лежали в кровати, не в силах двигаться и говорить. Во рту пересохло, а мышцы сводила приятная судорога, заставляющая периодически самопроизвольно дергаться ноги.

-Антон… - обратилась Кэттерин.

-Ау?

-А почему ты портки не снимаешь во время секса?

Антон озадаченно посмотрел на Кэттерин, потом на свои ноги. На них и в правду были портки, которые он забыл снять, а может просто не захотел.

/Странный вопрос. Даже не знаю, как ей ответить…

-Привычка… Это так важно?

-Нет – категорично ответила Кэттерин – просто забавно…

Через пару минут, Антон встал с кровати. Нужно было одеваться и готовиться к баллу.

/Ещё и одеться нужно красиво, ну или не самым худшим образом. Так, чтобы сразу не выгнали. Кажется, где-то тут были мои штаны… Ах, да… вот они…

*хи-хи – Кэттерин не могла удержаться от смеха, наблюдая, как грозный и крепкий телом маг рыскает по комнате, в поисках собственного белья…

-Что смешного?

-Да нечего, ты просто забавный… - продолжая хихикать в кулачек, сказала Кэттерин.

-Тут холодно… он обычно больше…

На этих словах Кэттерин не выдержала. Это было последней каплей. Она залилась звонким смехом, от которого даже прыснули слезы, и свело живот.

Пока дама каталась по кровати от смеха, Антон собрал весь комплект одежды, стараясь не краснеть от смущения. Надев свои вещи как можно быстрее, Антон отпил из горла бутылки и протянул её Кэттерин.

/Не так я представлял себе допрос… Надо всё же продолжить то, ради чего позвал её, а то будет поздно.

-Прости, но я позвал тебя не для этого – начал я.

Кэттерин приподнялась на локтях, от чего часть одеяла скользнула с её груди.

/Не-не-не… так допрос не ведут… но информация важнее, да и времени уже нет. Уже через часа три на балл, а я все ещё похож на деревенского модника.

-Кэттерин, я в курсе, что ты шпионка графини – я сделал жест рукой, показывая, что ещё не закончил – мне нужно знать, что ты докладывала ей и какая информация мне поможет не рассорится с этой империей и графством, в частности.

Кэттерин медленно встала с постели, повторив меня, она допила из бутылки вино. Натянув на себя белье и платье, она села на край кровати, от чего напоминала мне мою маму, которая именно так сидела на моей кровати, когда я болел.

-Рохан, я поняла. Я отвечу тебе на твои вопросы, но ты расскажи мне о себе. Я могу помочь тебе, но только если я буду знать полную картину происходящего.

/Она не желает мне зла, да и явно испытывает какие-то теплые чувства. Не знаю о нравственности этого мира, но подозреваю, что тут не как в Москве. Это там можно было подойти к любой понравившейся девушке и предложить секс, и отказы были редкими, чаще они сами предлагали, а здесь могут и в тюрьму посадить и даже убить. В общем, с нравственностью в нашей стране было туговато, как, собственно, и с морально-этическими нормами поведения.

-Кэттерин, я маг, но специфический. Я могу очень многое, но не всесилен. Мне по силам создать почти всё, что постижимо и непостижимо для человека. А что касается причины моего присутствия здесь, то я просто путешествую – вот как объяснить ей, что я не опасен - Я просто хочу жить и познавать этот мир.

-Я это уже поняла – ответила Кэттерин – я всё понимаю. Ты хороший человек… ну или не человек. Но есть Графиня, которой это не понять. Пойми, на ней груз ответственности за целое графство и даже, от части, за империю. Ты её не сможешь убедить. Она должна сама всё увидеть, но тебе лучше не вступать с ней в диалог. Не то, чтобы она была агрессивна, она просто не может такое понять.

Немного помолчав, думая о дальнейших шагах, Кэттерин решила продолжить, надевая сапожки.

-Ты на балу с ней не говори и даже не встречайся. Избегай её. Так будет и тебе проще, и ей лучше.

-Тогда полностью полагаюсь на тебя. Нам ещё одеться надо к баллу, так что пора выходить.

Кэттерин схватила Антона за рукав, останавливая его. Она уже стояла позади Антона, опустив глаза. На лице сиял румянец, а кулаки сжаты от волнения.

-Ты некому… спасибо… можно я буду…

Кэттерин не могла связать свои мысли в один поток, и говорила отрывками. Хоть она и мямлила, но Антон всё понял.

-Не волнуйся – положив ей на голову пятерню, продолжил–всё хорошо будет, прорвемся.

Вытерев слезы, Кэттерин улыбнулась и, взяв меня за руку, потянула на выход. На первом этаже было много народу. В харчевне снова тьма посетителей, среди которых много постояльцев и просто соседей. И ведь на нас сначала никто не обратил внимания, но это только пока. Как только мы сели за барную стойку, разговоры утихли, а Олла подошла к нам.

-Вы ТАМ чавой устроили? У меня в зале все магические светильники ходуном ходили… А ты, Рохан, собирался вроде как поговорить с ней об шпионаже, а не показывать, как и куда кровать передвигать нужно…

Кэттерин покраснела моментально, а вот я не сразу додумался. Оглянувшись по сторонам, я заметил в дальнем углу зала, сидевшего за столиком, Малика, стучавшего беззвучно по столешнице и смеющегося до слез. Видимо полог тишины накинули стопроцентный…

-А всё слышно было? – спросил я робко.

-Полог тишины накладывается на невозможность прослушать диалоги, а вот по полу он не идет. Грубо говоря, мы слышали очень частую перестановку кровати… Я понимаю, что вы молоды и ненасытны, но … давайте тише… - на этих словах и Олла покраснела.

-Да всё нормально – вмешался в разговор Горт – Олла тут на вас тотализатор… хе-е-х…

Горт получил локтем прямо в солнечное сплетение от Оллы, которая ещё сильнее покраснела.

-Да, небольшой тотализатор, но я толком нечего не выиграла… Не важно…я после вашу долю вам отдам… И Малику тоже отдам…


Харчевня «Довольный Горт», часами ранние.


К барной стойке подошел Малик, он уже помылся и ожидал, когда Антон поговорит с Кэттерин. Им нужно сегодня вечером на балл, да и вещи собирать надо. Скоро ведь в дальний путь.

-Доброе утро, Горт! – обратился Малик.

Горт поднял голову, и широко улыбнулся.

-Ну привет… Как помылся? Опять полные улицы девок собирал?

-Да… водичка была хороша… а по поводу сбора девок, так мне не жалко… мне ведь за сорок, пока мой меч ещё острый, нужно рубить, а вот когда затупится и погнется, тогда и перестану…

-Жениться надо тебе – с грустью в голосе сказал Горт – вот детишек заведешь… вырастишь… вот тогда и поумнеешь… э-эх – выдохнул Горт.

-Так мне баба такая нужна, чтобы как у тебя, чтоб любила и заботилась… а эти только глазеть могут, да и целоваться… а после свадьбы мозг выносить…

-Да бабы не все такие… моя так тоже и выносила, и огорчала меня, но ведь любим мы тех, от кого в груди щемит и о которых душа болит. Олла так об мою голову в месяц две скалки расшибает, а однажды, сковородку сломала… Но я ведь люблю её, и без неё не смогу жить.

-Уговорил… А Рохан с Кэттерин, где?

-Так говорить пошли… в комнату.

Малик почесал подбородок, а в глазах мерцнули искорки.

-На что поспорим, что они там на долго, да и не совсем для обсуждения темы шпионов?

Горт потупил взгляд, потом он мазнул по фигурке Оллы. Вернувшись взглядом к Малику, Горт шепотом сказал – Десять ту, на то, что он там на час, если больше, то твоя взяла, меньше или ровно, то моя взяла.

-Идет! А почему шепотом? —спросил Малик, оглядывая пустой зал.

-Олла очень азартна, скорее всего, сама поставит, а когда она проигрывает, у меня секса нет…

-Ясно. По рукам!

Ударив руками по столу, мы широко заулыбались, находясь в предвкушении исхода нашего пари.

-…так! Не знаю, что тут происходит, но чую что что-то интересное – вмешалась Олла, буквально материализовавшись из-под земли.

-Олла… ты чаво так пугаешь?.. ты ведь далеко была, чего услышать то могла?

-Я твою ухмыляющуюся рожу знаю, опять ставки на ерунду делаешь?

Посветив Оллу в детали нашего пари, та решила устроить тотализатор, и уже через тридцать минут весь зал был набит людьми.

Спустя ещё пол часа, Олла начала принимать ставки на общее время «перестановки мебели в номере». Малик спор уже выиграл и теперь спокойно сидел за дальним столиком харчевни. Наблюдая за резвой Оллой, принимающей ставки, Малик представлял, как Антон будет реагировать.

-Олла! – крикнул Малик – ставлю тридцать ту на то, что Рохан будет оглядываться, задавать глупые вопросы и с самого начала не поймет ничего…

-Принимаю! – выкрикнула в ответ Олла.


Замок графа Мартирр. Общий зал. Одиннадцать часов вечера.


Главный зал замка Мартирр представлял собой огромной площади зал с пятью большими, двустворчатыми дверьми из белой древесины. Потолок держался благодаря арочным конструкциям, полосующих свод вдоль и поперек. Свод был выполнен в светлых тонах, а магические светильники придавали торжественности любому событию. Тонкие колонны, стилизованные под стволы деревьев, создавали ощущение уюта. По периметру зала стояли длинные столы, ломившиеся от закусок и вина, небольшие арочные створки, ведущие на балконы, из цветного стекла, были открыты настежь, давая возможность видеть праздничный город.

Дамы, в ярких платьях и господа, в строгих костюмах, равномерно распределены по залу. Ближе к тронам графа и графини народ собирался кучнее. Там стояли Леди Майли и Вери Шалхаф, привлекающие большее количества внимания. Они выделялись тем, что, будучи дамой и мадмуазель, они очень хорошо смотрелись друг с другом.

Леди Майли была в парадном офицерском мундире с фамильными и боевыми орденами. Камзол, как и высокие сапоги с обтягивающими штанами, красиво и очень привлекательно очерчивал фигуру графини, её любимый полуторный меч, отполированный до зеркального блеска, свисал с крепкого широкого ремня, придавая торжественности графине. Вери, в свою очередь, была одета в традиционный эльфийский наряд, сексуального покроя, сшитый похожим на листья деревьев и цветов. Длинный разрез до самых бедер эффектно сочетался с открытой спиной, разрез которой доходил до самого копчика. Голые руки были украшены живым вьюнком, создающим впечатление очень длинных перчаток.

Каждый вошедший в общий зал объявлялся глашатым, с помощью магического усилителя. Но при входе Малика и Рохана, глашатый молчал. Он не знал этих господ.

Черные сапоги, тонкой выделки, на среднем каблуке, черные штаны свободного покроя с красной росписью, белая рубашка с высоким воротом с длинными манжетами, и черное пальто до икр. Антон выделялся своим видом из общей массы, но не из-за того, что внешний вид не подходил по дресс-коду, он просто выделялся сам по себе. Его одежда гармонировала с его лицом. Малик был одет в аналогичные ботинки, широкие темно-синие штаны и темно-серую кожаную безрукавку, на белоснежную рубашку.

-Вроде пока всё хорошо – прошептал малик.

-Вроде… но надо разделиться и попытаться слиться с толпой. Ты направо, я налево.

-Э-э-э… чего это ты налево? – возмутился Малик.

-Тогда наоборот… действуем…

/Понятно теперь, почему Малик хотел «налево», там было большое скопление молодых девушек… Видимо к Горту он придет с двумя… хотя может и с тремя девушками… а выйдет с дамами…

Я проходил мимо дам и господ, ища кого-нибудь болтливого. Нужно собрать как можно больше информации о графине, послушать слухи и вникнуть в политическую обстановку страны. Про некоторые аспекты иерархии в империи я уже понял, теперь надо про соседние. Нельзя попадаться ей на глаза,авот Малик, наоборот, ему нужно найти леди Майли и попытаться сблизиться.

Я пробирался через толпу, люди громко разговаривали, переглядывались и лавировали между мелких и крупных групп. Ко мне подошел интеллигентного вида мужчина, внешне чуть старше меня. В одной он держал бокал белого вина, а вторую руку он протянул в сторону, где стояла официантка. Взяв бокал с подноса, он подошел ко мне ближе, с каждым шагом его улыбка всё шире растягивалась по его гладко выбритому лицу, демонстрируя мне белоснежные зубы.

-Добрый вечер! Вы впервые на таком мероприятии?.. — спросил мужчина.

-Добрый … - я немного опешил, ко мне подошел незнакомец, и его намерения я не знал – а мы знакомы?

-Пока нет, но это ведь балл, тут это в части. Здесь люди знакомятся, налаживают связи и заводят новые интрижки… В данном случае меня вы заинтересовали как колоритная личность. Я умею читать ауры людей, и ваша очень яркая и не одноцветная. Такое ощущение, что вы маг всех направлений сразу и воин всех специализаций.

-Отчасти вы правы. Я разносторонний человек, но владеть всеми стихиями я не в силах. А вот посохом ударить или ножиком пырнуть, тут любой мастер…

Мужчина был одет во всё черное, за исключением бархатной красной рубашки. Мелкие морщинки вокруг глаз и рта, говорили о том, что он часто улыбается, а навершие коротких клинков на поясе, о том, что он опасен.

-Меня зовут КоокОтеев. Друзья меня прозвали Коком. Я просто отменный повар, а ещё я владею короткими клинками – Кок продемонстрировал один из клинков, отодвинув бархатный плащ.

-А я Рохан. Просто Рохан… - не стоит ему знать моё полное имя. Не думаю, что нам придется и дальше общаться.

-Вас кто-то пригласил? – продолжил он, отпивая из бокала.

-Да, но этот человек мне интересен в другом плане. Я хочу узнать об этом человеке, прежде чем заговорить с ним.

-Странно, обычно приглашают знакомых… - Кок нахмурил брови, но это было наигранно, видимо он не воспринял это в серьез – и кто же вас пригласил? Если это не тайна конечно.

-Графиня Майли.

Кок поперхнулся. Его глаза забегали по залу, видимо проверяя реакцию стоящих по соседству людей. Не найдя того, что искал, он приблизился плотнее.

-Наверное, вы не местный. Графиня некого сама лично не приглашает. Все приглашения приходят от имени «Графства»…

Ещё несколько раз обернувшись, Кок продолжил говорить на заговорщический манер.

-Вы как получили это приглашение? Оно было от руки? Кем вы приходитесь Графству и империи? – казалось, вопросы лились из него не прекращающимся потоком.

-Нет, я просто оказал, не так давно, услугу графству. Вот графиня, видимо и решила меня лично пригласить. И да, приглашение написано лично, но её подчерк я не знаю, посему судить о личности писавшего я не берусь.

-Тогда вопросов у меня боле нет. Вы говорили о том, что её не знаете? Хотите просветиться?

-Вы будете так любезны?

Коок расплылся в улыбке. Коротко кивнув, он пригласил меня следовать за ним. Мы пробирались в глубь толпы. Он пару раз кивал разным мужчинам и дамам, обмолвился с одной дамой парой слов, и мы двинулись к стене, уходя из толпы.

-Это была леди Соффи. Её муж является придворным послом графства. Он, как никто иной может просветить вас в тонкости характера или самой личности графини Майли.

-А он согласиться,МНЕ рассказать? – что-то не верилось мне, что мне всё так просто расскажут.

-Он расскажет это в диалоге со мной, а вы будите стоять рядом, и делая умный вид кивать и качать головой. Тут можно всё, что законом не запрещено – ехидно усмехнувшись, он допил свой бокал вина и поставил на поднос мимо идущей официантки.

Подойдя к самой стене, вдоль которой стоял огромный стол, я увидел не высокого мужчину, явно страдающего от излишнего веса. Тщательно обгладывая ножку крупной птицы, он вытирал свои губы белым платком, изрядно испачканным жиром и соусами. Видимо весь вечер этот мужчина будет набивать свой бездонный желудок яствами, пока всех гостей не попросят уйти.

-Добрый вечер, Линке, как твоя болезнь эм-м-м… мягкого места? – начал разговор Кок, положив руку ему на плечё.

Тучный мужчина подавился, от чего изошелся в кашле. От его кашля, по всему телу расплывались бугры, казавшийся ранее толстым, мужчина оказался просто перекаченным, только после этого я заметил, что у него было круглое, но не толстое лицо, шея не была заплывшей.

-Подлец! После нашей дуэли кхе-кхе – прокашлялся мужчина – мне врачи запретили сидеть… Всё твоё заклинание удара в спину…

Обратив на меня внимание, он кивнул и продолжил.

-Так, чего тебе?

-Линке, ты ведь как-то обещал рассказать про графиню, так и что там за новости?

Бегло взглянув мне в глаза, он положил недоеденную ножку на свою тарелку, медленно вытирая рот платком.

-Кок, ты хитрый лис! Ну да ладно… А что хочешь знать… или хочет знать этот… господин? – кивнув подбородком в мою сторону, Линке нахмурился.

-Кто такая, краткая биография и политические направленности, можно всё… что считаешь нужным.

Некоторое время Линке молчал, покусывая нижнюю губу, но кивнув самому себе, он обратился непосредственно ко мне.

-Давайте так, вы задаете вопросы, а я отвечаю, но отвечаю только то, что говорят, или что есть истина, но своё мнение я не буду вам афишировать… по своим соображениям.

/А он умен, даже слишком. У него нет повода доверять мне, собственно, на это я и не претендую. Только и мне стоит вдумчиво задавать вопросы.

-Меня интересует её отношения к магам, как и империи. Также интересуют те виды магии, которые запрещены или школы магии… Также интерес имеется к основным проблемам империи и текущие войны и конфликты с другими империями или государствами.


Во время краткого экскурса по истории графства Мартирр, к нам не однократно подходили дамы, но услышав заунывные данные об истории графства и соседних государств, кланялись и уходили. Весь рассказ занял не более сорока минут, но информации было много.

Как оказалось, на этом континенте много черных пятен на карте. Из известных, тут только две империи. Помимо Империи Мергалл Окхе, есть ещё Империя ДизроРуа. Отношения натянутые, но нападений нет, даже границы открыты, но любая провокация способна развязать новую войну. Война тут была лет сто пятьдесят назад, и обе империи не хотят повторения.

Помимо двух империй имеется восемь независимых государств, сформированных после войны, а некоторые появились благодаря кочевникам. Многие государства агрессивны, какие-то скрытны и обособленны. Есть только общая информация, а вот деления на расы не существенно. Все привыкли к тому, что по городу может ходить орк и эльф, причем в обнимку, исключением являются Дроу, которые не принимают к себе и ведут скрытный образ жизни, не считая отверженных и полукровок.Они отвечают агрессией на любую попытку контакта. Феи, которые живут везде и не относят себя не к одной из рас, считаются тоже расой, ведь живут они слишком долго, имеют отменную память, а самое страшное, это когда фея подлетит к тебе и скажет: «Я знаю твою пра-пра-…бабку и увижу пра-пра-…внучку». Обычно на этих словах, любой бежит без оглядки, но они не злые, а убить их невозможно, вот и приходится терпеть их чувство юмора, хоть они в городах не появляются.

Самая серьезная на текущий момент ситуация на северных границах империи, где поселение коренных эльфов, под правлением Филдо Шалхафа, короля эльфов. Орки с северных земель, объединились кланами и решили выступить ордой на земли эльфов и империи Мергалл Окхе. Орки вынуждены жить на пустошах, а всё из-за их гордости и не желании принимать тот факт, что мир не стоит на месте и есть что-то лучше, чем «ёрзать задом по сухой траве, после туалета».

Сама графия относится терпимо к магам, однако в империи имеется свод законов и правил, согласно которым, вся магия, как и маги, подлежат обязательной сертификации и тщательному контролю со стороны имперских наблюдателей, а всё из-за того, что во времена прошлой войны с пустошей пришел маг, уничтоживший большую часть войска обоих империй.

-…так вот, этот маг пришел на поле битвы, взвел руки к небу, и земля под войсками поднялась на высоту полета драконов, перевернулась и упала травой вниз. А сам маг сказал: «Если будете шуметь так и дальше, я обе ваши империи уничтожу одним пальцем» … С тех пор, как убили этого мага, оказалось, что такого как он, по близости больше нет, но предосторожности раде, обе империи ведут тщательный контроль магов на своей территории – рассказал Линке.

-А что за маг такой? Как хоть его школа называлась? Случайно не земли? – спросил Кок.

-Нет, это очень редкая магия. Он даже не маг, он демиург. А самое страшное то, что он что-то вроде пастуха этого мира, а выяснилось это только после его убийства. Мне прадед рассказывал, что он тогда таскал документы из его замка.

-А как его убили?

-Говорят разное, но есть две точки зрения: одни говорят, что умер сам, от старости; другие говорят, что убили его отряд убийц, сформированный из сотни лучших с обеих империй.

-А замок, где?

-Нет его боле. Сожгли всё.

-А демиургов как определить? Или узнать что это демиург? – спросил я, стараясь сохранять хладнокровие.

Линке задумался, но потом продолжил, догладывая ножку птицы.

-А ни как. Они просто есть. Возможно, есть здесь ещё такие маги, но лучше их не трогать. Они владеют магией, не постижимой для нас, но вот они смертны – это точно известно.

-А чем занимался тот демиург?

-По бумагам, которые храниться у императора, написано, что он создавал всё живое в мире, изменял по какой-то особой формуле, создавал природные явления… ходит слух, что это был эмиссар создателя, возможно из-за этого у нас в империи начались проблемы с золотом и мифрилом. Его выработка, как и добыча, резко сократилась. Новые шахты теперь не найти.

Сделав для себя зарубки в памяти, я решил прекратить разговор, ведь он начал идти немного не в ту сторону.

-…а я ей говорю: -Да ты в политике не шаришь, тебе лишь бы мечем махать! Дура!..

-Ага, это после этого у тебя на заднице следы от сотни плетей и трех пальцев на ноге нет? – посмеиваясь, спросил Кок.

-Твоя правда, но больше она не глупила. Хотя сейчас в политике и переговорах даже хитрее меня…

-Господа! Прошу простить, но мне нужно отлучиться. У меня ещё есть дела, но благодарю Вас за информацию. Если мы свами ещё встретимся, буду рад вашей компании.

Развернувшись, я пошел в сторону балкона, где договаривался встретиться с Маликом, после получения информации. Здесь было не так людно, но рядом стояло много как гостей, так и стражи, которой я раньше не замечал. Правда стража была одета, как и гости, но их выдавала их неподвижность, осанка и только они носили черные маски на лице.

Краем глаза заметил в толпе, с права от меня, шагах так в десяти, мужика, который махал кому-то руками, но мне было не до этого. Надо было выйти на балкон.

-Кислоро-о-од… Как тут душно… - простонал я, пробираясь через толпу.

Выйдя на балкон, заметил уютную скамеечку, развернутую в сторону города. Сама скамейка была искусно выкована из темного металла, возможно, это был аналог нашего чугуна, но не факт. На сплошной деревянной доске скамьи лежали множество подушек. На краю, подлокотника, сидела фигура. Мне было не до лицезрения людей, и по тому, я просто сел с противоположной стороны.

-Хорошая ночь. Теплая и светлая. А запахи, доносящиеся до нас очень сладкие. Знаете, что это за запахи? – сказала фигура, сидевшая с противоположной стороны скамьи.

К моему удивлению, фигура оказалась девушкой. Странно, но почему-то мозг описал фигуру как мужскую.

-Увы нет, не знаю, но вы правы, запахи и вправду приятные. И что же это за запахи?

-Мед и хлеб. Мед с деревьев этих краев очень сладкий и душистый, а запах свежего хлеба всегда вызывает приятные ассоциации. Сама я не из этих земель, но местный мед и хлеб мне приходилось есть и раньше, когда была маленькой.

-Хлеб — это дар земли и труд человека, он не может быть не вкусным, если земля хорошая и люди честно работают.

-Вы правы, люди здесь хорошие. Я люблю людей графства. Они очень хорошие, от чего становится горько, когда приходится делать так как надо, а не так, как будет им хорошо.

-Вы не правы. Если вы делаете для них, думаете о них, то всё что вы делаете, то хорошо, ведь это и есть забота. А вот если бы вы велись на поводу их желаний или предпочтений, то вы былибы лицемеркой. А, по вашим словам, могу сказать, что вы очень ответственны и к том уже, хороший человек.

-Спасибо. Не часто мне говорят такие слова. И как вас зовут? Мы знакомы?

-Нет. Я процитирую, хоть и не полностью, одного человека, который пояснил мне смысл таких мероприятий: «это балл, тут люди знакомятся, налаживают связи и заводят новые … знакомства…».

Девушка рассмеялась. Её звонкий смех заглушил гомон толпы в зале. Повернувшись к смеющейся девушки, я присмотрелся – а она хороша – подумал я. Её красивое лицо слишком хорошо сочеталось с мужской офицерской формой. Скорее всего, она местный начальник стражи. Не думаю, что у них тут есть феминизм или что-то противоположное, и я этому рад. Её форма ей очень шла. Единственное что никак не подходило ей, так это слишком грубый, хоть и красивый меч. Он был широким и громоздким. Ей бы подошла рапира, ну или шпага на крайний случай, но точно не полуторный меч, с навершием, изображающий череп с растущей из него розой.

-Я знаю, что было вместо последнего «знакомства»… вы знакомы с Кооком? Это его любимое выражение.

-Знаком, не буду отрицать, но не то, чтобы долго или тесно. Мужеложством не страдаю, да и считаю это мерзким.

-Это очень радует. А что вы думаете о графине?

/Странно, почему она это спросила… возможно пробивает мою политическую направленность.

-Графиню лично я не знаю, однако, судя по городской молве, она очень хороший и справедливый человек. Я с удовольствием занял бы место её супруга, однако, моему сочувствию нет придела.

-Вы ей сочувствуете из-за мужа? – нахмурилась девушка.

-Нет, я сочувствую ей из-за её ноши. Слишком много ответственности для леди, слишком многое пришлось свалить на свои хрупкие плечи… а мужчина не удел. Я не вправе осуждать как и графа, так и судьбу, но граф мне не импонирует.

Девушка рассмеялась, вытирая слезы смеха, она достала из-за пазухи кителя небольшую фляжку.

-Будете? Это не то детское пойло, что подают тут. Это гномья особая. У Оллы покупаю. Та, что супруга Горта.

-Буду, конечно, она и меня угощала. Я там постоялец.

За таким приятном времяпровождением, мы проговорили ещё, окало часа, после чего, я в приподнятом настроении попрощался с девушкой, стараясь быть как можно галантнее, и вышел с балкона.

/Да где этого верзилу носит? – думал я, стараясь найти в толпе его тушу.

Меня схватили очень крепко за руку и потащили к выходу. Как оказалось, это был Малик.

/Здорово, вот и он…

-Ты о чем думаешь? Мы ведь договаривались… Ты должен был общаться и выяснить информацию из третьих уст, а я у графини…

-Так в чем проблема? Я все выяснил.

-Так почему ты так мило беседовал с графиней?

/Вот я баран… Я ведь знал что, графиня воинственна, так почему не додумался, что это могла быть она? Она меня узнала? Она вообще предполагала, что это мог быть я?

-Так, и о чем вы говорили? – спросил меня хмурый Малик.

-Да обо всем. Самый серьезный вопрос был только о моём отношении к графине, остальное фигня. То о погоде, то о местных красотах, о городе…

-Ладно, а теперь валим. Причем быстро. Очень много людей видело вас вместе, они захотят пообщаться с тобой.

-А разве там был не свободный допуск?

-Нет, мне вообще не понятно как ты смог пройти мимо стражи. Да ещё и шуму не навести.

-А ты тогда с кем разговаривал?

-С нашей старой знакомой. С Вери. Она оказалась и вправду принцессой эльфов. Я до последнего не верил.

-И что удалось узнать?

-Что весь балл подстроен для нас с тобой, причем Вери тоже обманули. Изначально ей сказали, что будет шанс, познакомится ближе и вообще встретится.

-Ну, так её и не обманули… в отличие от нас.


Мы быстро спускались по лестнице, успешно укорачиваясь от дам и господ, старающихся завязать разговор. Уже на самой последней лестнице нас остановил очень крупный мужчина в крессе.

-Господа, прошу пройти за мной. Я начальник стражи, у меня есть пару вопросов к вам.

Я хотел было ответить что-то, но вперед меня слово вставил голос офицера стражи, стоявшего поодаль.

-Сэр! Там пожар!

-Как пожар? – развернулся в ту сторону начальник стражи, потеряв к нам интерес.

Воспользовавшись минутным замешательством, мы рванули дальше.

Перед нами остановилась карета, дверь которой открылась, а в проеме стоял Коок.

-Быстрее, я вас довезу, куда вы скажите.

И мы нырнули в карету.

Мы пытались отдышаться, а Кок был серьезен. Смотря в окно, он периодически что-то бубнил под нос.

-Сейчас вам не стоит привлекать к себе внимание – серьезно и жестко, почти в приказном тоне выдал Кок - Вы, Рохан, вызвали интерес к своей фигуре у всего двора. Теперь думают, что вы приближенный не только к графине, но и к императору. Личной аудиенции графини удостаивались только послы и приближенные императора. Думайте теперь, что делать…

/И правда, нам стоит срочно придумать что-то. Теперь из города так просто не свалить. К нам опять подставят шпионов, но на этот раз будет куда опаснее. Им могут дать приказ убить нас, может и не сразу, но вероятность высокая.


Тридцать верст от северной границы столицы империи. Северная дорога.


Перехш ехал на своей повозке из города, в сторону кладбища столицы. Это то самое кладбище, где была захоронена его сестра. Сегодня четыре года, как она умерла. Он хотел положить свежих полевых цветов, которые она так любила. От сестры ему остались на попечительство два маленьких бесенка. Своих племянников Перехш очень любил, но они были неугомонные и много хулиганили. Жизнь в округе Мартирр стала лучше, с приходом Леди Майли. Налоги упали, стали предоставлять бесплатную медицину. В каждой деревне появился государственный клерик и лекарь. Стража больше не обирала люд, не обманывала и даже сама стала помогать.

И вот, холостой и бездетный Перехш, коего знали в деревне как Перехш – леший, ехал по проселочной дороге, мимо красивых холмов и равнин Мартирра. Бескрайние поля овса, ржи и диха (крупа, имеющая большую концентрацию магии) красиво и плавно раскачивались на ветру. Уже через три месяца можно собирать урожай, вчера вечером был праздник летнего солнцестояния, на котором чествуют нашу богиню Сигруни. Богиня Сигруни была повелительницей валькирий, но вот те, кто работал в поле, знал, что она защищает земледельцев от напасти голодных птиц. Сам Перехш не раз был в её храме, и даже подносил свежие стебли ржи и по три – четыре сйе.

Перехш не сразу заметил, что с приближением к кладбищу, трава становилась жухлой, а деревья серыми и сухими, а вдоль дороги уже некто не попрошайничал. Птицы замолкли, яркое утреннее солнце как-то тускло светило.

-Что-то не так тут, больно тихо – говорил сам с собой Перехш.

-Эхей! Мужик! Что случилось? – крикнул он, стараясь привлечь фигуру впереди.

Перехш увидел вдалеке силуэт осунувшегося мужика. Он стоял рядом с дорогой, уставившись себе под ноги. Одет тот был так, будто бедолагу привязали к коню и прокатили по земле. Мало узнаваемые рубаха и штаны, были все в грязи и дырах.

-Мужик? Все нормально? Кто тебя так?.. – Перехш потянул за поводья, останавливая коня, метрах в десяти от мужчины.

Приглянувшись к силуэту уже под другим углом и с близкого расстояния, он увидел часть лица. Это был Карн. Его он знал ещё год назад, этот большой сломанный в двух местах нос, шрам над глазом и амулет его внучки на шее. Перехш лично присутствовал на его похоронах, лично помогал копать могилу и класть гроб. Но сейчас это был не его друг, перед ним стоял живой мертвец!

-Гро! Что тут произошло… - воскликнул Перехш, поворачивая вожжи, и заставляя коня повернуть в другую сторону.

-Давай… быстрее, скотина, быстрее шевели задом…

Перехш был испуган. Он не знал, что делать, но стража должна знать, они должны помочь, должны что-то предпринять.

-Домой!

Перехш повернул телегу в сторону города, но было поздно. На самой дороге стояли уже десятки таких же тел. Проехать сквозь препятствие мог только конь гвардейцев, а его кобыла была обычной, она даже волков боялась, чего говорить о нежити. Она скорее копыта отбросит от страха. Но надо попытаться, он слышал от стража, что мертвецы медлительны и неповоротливы.

-Ну! Пошла… - с силой он хлыстнул вожжами кобылу, придавая ускорение – быстрее! В город!

/Ближайший город, где мне помогут – это столица, на пути есть деревня Ликтор, там явно будут стражники. Надо предупредить…


Столица Империи «Мергалл Окхе»


Столица не спит вообще. Даже ночью шли и торговля и работа, в отличие от графства Мартирр, где был введен комендантский час. По улицам ходили туристы, парочки и торгаши. Кто-то бурно обсуждает новости в кабаках, кто-то признается в любви, вставая на одно колено, посреди освещенного парка. Жизнь не прекращается не на минуту, она не спит и не берет паузы. Никто даже и не подозревает, что скоро в новостных газетах столицы будет очень много новостей о графстве Мартирр и двух не известных героях, геройские подвиги которых будут сомнительны и не однозначны.


Дворец Императора «Мергалл Окхе»

Император ходил из угла в угол. Его не радовали новости с северных земель, да и принцесса эльфов, Вери Шалхаф, которая задержалась в графстве Мартирр. Императора всегда беспокоила обстановка севера. Эльфы были самостоятельны, но в критические моменты, могли и попросить о помощи, но видимо, тут не нужна помощь, раз принцесса позволила себе задержаться.

/Из отчетов Леди Кэттерин и Леди Майли могу понять то только то, что Рохан мужчина… маг… сильный… красивый… Сейчас что, сезон спаривания? Они там, о чем думают вообще… Ладно, с ними потом разберусь. Больше всего интересуют меня отчеты активировавшейся ячейки противостояния. Они опять подливают масло в огонь.

/Отчет разведывательного отряда императора.

Организация «Гордые и страшные» пропагандируют восстание и перемену власти. Одновременно с этим, подрывают работу управленческих институтов, администраций столицы и путей сообщений. Анализ показал, что имеется большая вероятность причастности Графа Мартирра и Графа Лентрис.

/Гордые и страшные… голые и смешные… эти несчастныедумают, что могут противостоять моей власти. Казнить их нельзя, Епископ опять верещать будет как баба, можно отправить на каменоломню или на гранитные разработки, но они и там работать не будут…

Император не мог решить что делать. Скоро должен подойти его советник и парочка его прихвостней. Потом у него дела в комитете по благоустройству, потом с сельскохозяйственной комиссией и наконец...нет… ещё, должен подъехать Граф Лизерхо из соседней провинции, у него какая-то там просьба по удобрениям… нечего не понял из его депеши, вот, сам приедет и расскажет… дальше у меня жена приезжает из восточных земель, где училась мастерству сохранения пищи и консервации… так много дел…

-Император! Прошу простить. Срочное донесение из северных земель.

Резко остановившись, император громко вздохнул и сделав каменное лицо, обратился к глашатому.

-Давай. Что у тебя там…

Донесение и в правду было срочным. На свитке, несколько раз обернутом кожей, красовался красный магический штамп, не дающий возможность прочесть кому-то кроме императора. Такие письма были самые опасные. В этих письмах обычно несли самые срочные и неприятные новости.

Император махнул рукой, давая понять, что он хочет уединиться. После того, как глашатый вышел, император наложил дополнительное плетение купола тишины и развернул сверток.

Спустя десять минут, как император наложил дополнительное плетения купола тишины, он вызвал к себе казначея, медика, епископа Гестро и Аннс Арто. Решив, что дело очень срочное, во дворце организовалась не хилая паника. Все замельтешили, поднялся гул, все обсуждали происшествие, предполагали разные вещи, которые могли произойти в империи, в свете последних событий. Как небольшой итог, кухарка правого крыла, говорила, что императору от письма стало плохо, решил заказать гроб, попрощаться с другом и исповедаться епископу, кухарка из левого крыла замка предположила, что император купил для епископа снадобье, нужен медик для освидетельствования, друг для поддержки и казначей для совершения сделки… По замку ходили слухи, и чем дольше не было информации от помощника императора, тем слухи становились все страшнее.

Аннс Арто поднимался по лестнице императорского дворца так быстро, что со стороны не сразу понимали, что это сорока пяти летний императорский сотник алебардист на пенсии. У самых дверей императорских покоев Сэра Арто остановил личный помощник императора.

-Сэр Арто! Император приказал не распространяться, все услышанное в его покоях должно остаться в этих покоях.

-Да, спасибо, я и так уже понял. Епископ, лекарь и казначей уже там?

-Да, Сэр.

Войдя в покои императора, Арто был ошарашен.

Личные покои императора были хорошо освещены. Вокруг большого квадратного столика, ломившегося от яств и вина, стояло пять высоких кресел, четыре из которых было занято Епископом Гестро, казначеем Арио, лекарем Чексом и самим императором. Все четверо громко смеялись, вытирая слезы и держась за головы с животами. Лекарь Чекс периодически нюхал что-то из склянки, давая это понюхать и остальным смеявшимся.

-О-о-о-о, Сэр Арто!!! – воскликнул веселый голос казначея.

-Мы вас… ха-а-ха-ха… ждали – сквозь смех говорил Епископ.

-Присаживайся… ха-ха-а-ха-а… мой друг. Тебя ждали… - сказал император, стуча кулаком по столешнице, пытаясь подавить смех.

-Да что случилось? Меня срочно вызвали, сказали срочно – выпучив глаза Арто, разведя руками.

Аннс Арто не мог понять, что происходит, даже не смог проанализировать ситуацию. Все смеялись, и видимо еще долго не смогут успокоиться.

Спустя минут тридцать, Император положил на стол сверток с письмом.

-Его прислали срочной депешей мне лично в руки. Как ты мог заметить, на нем сорванная мною печать инкогнито, только я мог снять печать. Все знают, что такими письмами оповещают о начале войны, смерти императорской семьи и других серьёзных событиях, которые могут повлиять на ход истории и судьбы рас и национальностей – пояснил император, сделав лицо кирпичом.

Осмотрев сверток, Аннс подтвердил подлинность, как и слова Императора.

-Да, Вижу. А что в письме?

-А ты сам прочти. Я снова прочесть это не смогу… по моральным соображениям.


/Муж мой, ИмператорМергалл Окхе!

Я нахожусь на востоке империи. Здесь открыли новый курорт в честь меня.

По причине того, что все деньги ушли на учебу и проживание в восточных государствах, что было не дешево, денег у меня не осталось.

Праздник будет длиться неделю, за это время я буду налаживать контакты с местными властями и анализировать рынок, расширившийся благодаря Вашей удачной политики и договоренности с восточными государствами.

Прошу выслать мне двести Глотриста Глочетыреста пятьдесят Гло.


Заранее благодарю Вас за понимание, всегда Ваша супруга Релиа Мергалл.


Сегодня Аннс Арто смеялся от души. Ещё ни разу он не попадал в такую ситуацию, а Император, будучи её супругом, никак не мог ожидать такого письма от своей супруги.

-Нет, я ей конечно выслал денег, и письмо отправил с ответом, но мне теперь лекарь нужен… -успокаиваясь сказал император.

-А Пастырь зачем? – спросил Аннс.

-Надо было успокоить церковь и исповедаться, да и подтвердить свою вменяемость. А то вдруг подумают, что припадочный я.



Глава 8


«Взмах крыльев бабочки в Бразилии вызовет торнадо в штате Техас»

Уильям Брок (автор работы «Теория Хаоса», 2001 г.)


Замок графа Мартирр, покои графа.


Запах свежей зелени и выпечки достигал ноздрей графа. Утреннее солнце приятно согревало и с кровати совсем не хотелось вставать.

Граф сегодня был в хорошем расположении духа, даже не смотря на то, что вчерашний балл кончился неожиданно рано, не смотря на пожар в конюшне. Его агент очень удачно расположил к себе Рохана и Малика, что станет удачной партией, а хорошо поставленная дезинформация, с определенными интонациями поможет разобраться с нерадивой супругой.

/Как не смотри, но сегодня не хочется вступать в конфликты с супругой, но придется. Эта бестия опять сует свой нос в мои дела. Эта гадина опять дискредитирует меня в глазах общества и двора.

-Граф, разрешите войти? – донесся голос личного слуги из-за двери.

-Давай. Что там у тебя? – с волнением в голосе спросил граф.

/Сегодня хочется петь и плясать. Настроение просто очень сиреневое…

Желая окопаться на месте, слуга не мог скрыть свой страх перед графом. Он всегда резко реагировал на послания графини, а то, что они были написаны не лично, а через служанку, бесили графа ещё сильнее.

-Послание от графини.

-Давай – почти певучим голосом сказал граф.

Развернув письмо от графини, лицо графа переменилось. Покрываясь багровыми пятнами, переходящие в серые и обратно, он представлял собой бешеного хамелеона, а раздутые от гнева щёки, казалось вот-вот лопнут.

-Дрянь!!!! - с выделяющимися рычащими звуками процедил граф.

Под пальцами графа листок письма мялся и рвался. Руки дрожали, вены на лбу графа вздулись и пульсировали.


Милый мой мужчинка! Рада сообщить тебе, что твой знакомый щёголь по имени Коок, познакомился с Роханом. Однако и мне удалось с ним лично познакомится. Уверяю тебя: наше знакомство было приятным и даже очень продуктивным. Я осталась довольна его оценкой МОЕГО графства и его оценкой тебя. Как не странно, но он был очень интересным собеседником, думаю, что при дворе такой человек нужен.

Не думай, что твои потуги вывести меня из себя и скомпрометировать, останутся незамеченными и безответными.


Кабинет начальника обороны города.


Начальник Гедрех Лизендер сидел над докладами разведки и стражи, а посреди стола лежала депеша из ближней деревни, записанная со слов гражданина по прозвищу Леший. В этой депеши говорилось о восстании мертвецов на кладбище, что в тридцати верстах от графства Мартирр, по северной дороге. Детально описанные мертвые и все аномальные природные катаклизмы свидетельствовали о том, что там и умертвие есть, а возможно и лич. Эта новость никак не могла быть чьей-то шуткой, но на его практике такое впервые.

-Вызовите ко мне этого Лешего и… - командир задумался – священника, …наверное… - немного растерянно произнес он.

Стражу из личной охраны командира городской стражи повторять не надо. Он выскочил за дверь и очень быстро побежал до двух своих помощников. Дав им задание бежать в деревню и привести Лешего, он побежал в сторону храма. Он был знаком со старшим служителем храма очень хорошо, и мог ему доверять.

/Что-то явно тут не так. Видимо информация пока проверяется. Не буду распространяться, и друга попрошу молчать… пока не разъяснится ситуация. – думал стражник.


Темные комнаты катакомб, под замком графа Мартирр.

Силуэт мужчины сидел за столом и вращал между ладоней невидимый шар. Его руки начинали светиться, черные искорки энергии высвобождались из пальцев, скручиваясь по спирали, образуя шар. Целую минуту, истекая потом и бубня заклинание себе под нос, мужчина закручивал черный как смоль шар из дымки энергии и всполохов магии.

Когда шар перестал увеличиваться, он стал обрастать прозрачной корочкой. Сфера темой магии медленно опустилась на колени к мужчине и тот обессилено выдохнул.

-Ну не моё это… не моя стихия… но мне необходимо больше власти в городе и в империи.

Вытащив из рукава маленькую склянку, он осушил её, выпив за один глоток.

-Фу-у-у… ну и гадость. Никогда не привыкну к этому вкусу – распылялся мужчина, вытирая рукавом рот.

/Так, посмотрим, что у нас получилось? Нежить - хорошо… умертвие… много - ещё лучше… лич… надо же, не думал, что тот катализатор так хорош… но только один лич.

Мужчина сидел неподвижно, водя раскрытыми ладонями над шаром, пристально всматриваясь в одному ему видимую картинку в сиренево - черной дымке шара.

-Еще немного и их станет вдвое больше, чем при войне с королем нежити. Тогда мы десять лет воевали, и наши силы упали почти до нуля, как и население. Теперь точно вся власть перейдет мне, вся империя будет моей, а эта параноидальная власть императора, со своими церковными ограничениями на магию и эксперименты с людьми, наконец, отступят, а я смогу опять спасти этот мир.

На лице мага растягивалась улыбка, которая походила на кровожадный оскал гиены. Громкий, истерический смех, издаваемый этим подобием человека, эхом раздавался по катакомбам, проникал в сливные и сточные трубы, вентиляционные шахты, отражаясь от мокрых стенок и поднимаясь на поверхность.


Нижние этажи замка Мартирр. Купальня слуг. Раздевалка.


Девушки снимали с себя платья и нижние юбки, в общей купальне стоял девичий щебет. Девушки обсуждали господ, их платья, формы. Делились опытом и даже шушукались по поводу разных пошлостей графа Мартирр.

В углублении вентиляционной шахты купальни, которая была на уровне двух метров от пола, затаились двое мальчишек. Эти два сорванца, лет шестнадцати, подглядывали за девушками.

-Жан, тебе какая нравиться? – спросил первый.

-Люки, не поверишь, но все…

-А мне Жаннэт. У неё во какие – жестом описав два полушария, диаметром в метр, он хихикнул в кулачек.

-А мне, тогда … тогда Лизз. У неё волос мало... ну там…

-Ты это слышал? Жан? Какой-то не понятный звук…

Девушки мылись, расслабляясь в общей ванне, но внезапно комнату купальни заполнил смех. Опешив, девушки переглянулись. Все искали источник смеха. Обнаружив его, они подняли металлическую заслонку вентиляционной шахты, в которой скрывались мальчишки.

-Тётеньки – начал оправдываться Жан – это не мы смеялись…

-Да-да, не мы – продолжил Люки – у вас не над чем смеяться…

Девушкам явно не понравилась такие сомнительные комплименты, но только они решили завизжать и поколотить мальчишек, как из шахты раздался тот самый, загробный и немного истеричный смех.


Харчевня «Довольный Горт»


После ночного путешествия по праздничным улочкам графства, Малик и Антон прибыли в харчевню «Довольный Горт». Буквально выскочив из кареты, они прямиком направились к Горту. Сейчас нужно затаиться, ведь не факт что им удаться выбраться из города, а поэтому лучше спросить самого Горта, ведь он, как военный, может подсказать куда бежать и где скрыться.

-О, Малик, Рохан… - на распев проговорил наши имена Горт – чего так рано? Я думал вы до утра.

Пытаясь держать себя в руках, не выдавая панику, мы рассказали всё с самого начала.

Горт долго думал. Его лицо искажалось, брови сползли на глаза, и казалось, что они полностью прикрыли их. Спустя несколько минут молчания, Горт посмотрел попеременно на Антона и Малика. В его прищуренных глазах читалась очень не дурная идея, сулящая нам опять приключениями ил совсем скучными днями.

/Даже если скажет сидеть в колодце месяц, я соглашусь. Главное сейчас выйти из ситуации здоровым и невредимым. – думал я, надеясь на лучшие перспективы, исключающие заключение в сыром помещении.

-Вы конечно очень отчаянные типы… - смеялся Горт – но есть и в моей харчевне место, где можно спрятаться. Там даже пространства как такового нет.

-А подробнее? И без этих твоих «пространства нет»… что-то я в кроличью нору лезть не хочу… - хриплым голосом проговорил Малик.

-Не знаю я про ваши эти «кроличьи норы», но вот в харчевне есть место, предназначенное для хранения продуктов. Там время остановлено магически, а пространства там нет. Комната полностью сотворена из магии и, по сути является пространственным карманом… те же вещевые сумки без размера.

-Другими словами - мы там не состаримся?

-Нет, но там время по-другому идет. Здесь прошел день, а там минута. Место никак не определяется магами и поисковыми собаками, но есть опасность найти саму дверь, благо она у меня скрыта.

-Мы согласны! – решил я за нас обоих.

После небольшой инструкции от Горта, мы с Маликом, сопровождаемые Гортом, шли по коридору внутренних помещений. Миновав кухню и две комнаты складского назначения, мы подошли к тупику. Горт отодвинул палас, под которым находился люк. Обычный люк, коих и в деревне было много. Обычно там холодно и необходим он для хранения продуктов.

-Ну всё, залазьте. Там вы за… даже за час, если и проголодаетесь, то есть что поесть.

Отперев этот «карман», мы шагнули в слабоосвещенный проем. На удивление нечего не произошло. Даже после того как закрылся люк за нашими спинами, мы нечего не почувствовали.

Этот «карман» был примерно 45-50 метров в длину и метров 10 в ширину, много полок и ящиков, магические светильники, прикрепленные у потолка, слабо освещали помещение. Особо нечем не отличалось это место от обычного склада. Не успели мы осмотреться, как дверца люка открылась и на нас смотрел улыбающийся во весь рот Горт.

-Выходите… беглецы, блин…

Послушно выйдя, мы ещё минуту наблюдали за смехом Горта, не понимая, что произошло. Там даже минуты не прошло. Буквально секунд 30.

-В общем, так – успокаиваясь, начал Горт – вы не какие не преступники и на Вас охоту некто не начал. Просто с вами многие хотят познакомиться, но не более того…

Горт вел нас обратно по коридору задних комнат. На этот раз комнаты были озарены солнечным светом.

/Как понимаю, сейчас уже за полдень, ведь если минута в «кармане» равна суткам во вне, то сейчас чуть больше 2-3 часов дня.

Доведя нас до общего зала, Горт остановился и указав глазами направление, сказал шепотом.

-Вас ожидают. Видимо хотят вручить письмо, лично в руки.

В дальнем углу зала сидел не высокий офицер внутренней стражи. Со скучающим видом он мешал ложкой чай в кружке. Увидев нас, офицер встал из-за стола и направился в нашу сторону, доставая из набедренной сумки конверт.

-Рохан? – обратился офицер, протягивая письмо – это вам!

Отдав воинское приветствие, офицер развернулся и вышел из харчевни, улыбнувшись Горту и положив на барную стойку горсть монет.

-А вы боялись… ладно, не будем расстраиваться, может там объявление войны вам обоим…

На этих словах Горт засмеялся, но вот нам было не до смеха. Коок нас предупреждал о коварстве Графини, да и Кэттерин также упоминала её сложный характер и причины её возможной жестокости по отношению к нам.

Письмо открывал я так поспешно, что случайно порвал его, но сложив обе части письма, я был удивлен.


/Сэр Рохан! Вы очень интересный человек. Мне понравились как ваши мысли, так и суждения. Искренне благодарю Вас за независимую оценку меня, как графини. Уверяю Вас, что мне нет никакой необходимости вас арестовывать или делать что-либо вам во вред.

Также довожу до вас секретную информацию, возможно, она будет любопытна Вам: Коок является агентом личной службы безопасности графа Мартирр, также шпионы донесли информацию о желании натравить Вас на мою персону, а всё по тому, что именно граф участвовал и является возможным организатором недавнего переворота. Советую Вам быть осмотрительным и не особо доверять ему. Среди вашего окружения только он является агентом графа, из моих агентов только леди Кэттерин.

P.S. Надеюсь на нашу скорую встречу, при более приятных обстоятельствах. Вы меня заинтриговали. Ваша компания мне была приятна.

Графиня Майли Мартирр.


Столица Империи, храм владыки мира, этажи послушников.

У раскрытой маленькой книжки, лежащей на табурете, стоял сухой мужчина лет тридцати. Его седые волосы не сочетались с его лицом, тонкие, совсем худые пальцы и впалые щёки выдавали его голод. Мужчина уже неделю нечего не ел и подпитывался только магией храма, для поддержания жизненных сил. С сухих губ мужчины выходили хриплые строки молитвы покаяния и прощения.

- Прости меня, владыка мой! Прости за магию темную и помыслы грязные! Верую в тебя всем сердцем и душою, не праздную я ныне, ибо помню о грехах своих…

Резко отворившаяся дверь в его комнату перебила его. В дверях стоял старший священнослужитель. Так как он дал обед безмолвия, который должен продлится ещё четыре года, то тот только показал жестом, предлагая его следовать за ним.

Идя по скошенным от старости, лестницам храма, сухой мужчина не поднимал головы, смотря на голые стопы старшего священнослужителя, который не торопился.

/Всевышний, дай сил этому мужу, Избавь его от сомнений и тяжести его грехов. Как же мне его жалко… - думал старший.

Когда они остановились у двери тайной комнату для переговоров, в глазах сухого мужчины проступила грусть и тоска, видимо он боялся чего-то.

-Заходите! – раздался громкий и властный голос.

Зайдя в помещение, к нему подошли стражники, и аккуратно взяв под руки, усадили на мягкий стул.

-Не волнуйтесь так, все хорошо. Мы, как и сам Император, знаем, что вы приняли веру, исправились и сожалеете о грехах. Также нам известно, что вы не выходили из своей комнаты, не ели и не пили.

Осмотревшись, мужчина узнал почти всех присутствующих в помещении. Владельцем властного голоса был начальник обороны города, благородный Гедрех Лизендер, священник, сидевший по правую руку от того, был ему знаком как правая рука епископа. В помещении также находился очень испуганный мужичек, которого периодически потряхивало и пара стражников, которые не то, чтобы охраняли их, а скорее охраняли вход в помещение.

-Луис, простите, не знаю как вас полностью – замялся Гедрех – вы известны в народе как Некромант, и, увы, это останется при Вас навсегда. Мы пришли не обвинять Вас, а просить о помощи.

Окинув взглядом комнату и всех его посетителей, Луис. Дер. Хопф медленно пошамкал пересохшими губами.

-Вы… пить… - не смог он справится с голосом, губы, как и язык, отказывались шевелиться.

Начальник обороны города лично поднес стакан и вложил в ослабшие руки некроманта. Сейчас нет врага страшней, чем старые раны и стереотипы. Это понимали все присутствующие.

Отпив несколько глотков из стакана, Луис протяжно и с наслаждением выдохнул.

-а-а-ах-х-х-х… Вы … вы меня прощаете за былое? – дрожащим голосом спросил он.

-А за что? Вы ведь опыты не ставили на людях, некого сами или косвенно не убили. Вы, как докладывала тайная полиция, да и шпионы, вели, на удивление, пристойную но не очень понятную магическую деятельность. Император не выдвигал в ваш адрес обвинений, не считая епископа. А епископ требует компенсации за испорченный пол в главном храме, синяки на ногах и … да не важно, он попросил Вас больше не заводить нежить в храм.

-Тогда что случилось? Чем я могу помочь стране и империи?

В комнате стояла гробовая тишина. Все понимали, что некромант сильный маг, но что-то очень сильно повлияло на его психику, а просить заняться старым ремеслом было как минимум не этично.

Затянувшуюся паузу оборвал Леший.

-Вы ведь некромант… вы можете… вы низвергните… вы очистите их тела от позора… - Леший бурно жестикулировал и плевался слюной, изредка просто открывая беззвучно рот.

-Нежить – перебил лешего Гедрех Лизендер – нежить встала из могил и движется сюда.

Успокаивая уже плачущего Лешего, Гедрех сделал жест рукой, давая стражникам команду принести еды и вина.

-Наша разведка доложила, что к северу от империи, на одном из поселочных кладбищ, начала вставать нежить. Леший был первым свидетелем. Среди нежити есть личи и умертвия. Пока некто не пострадал, но уже через три дня эта тьма дойдет до первого поселения.

Некромант сидел неподвижно. Его глаза блестели от слез. Нахмурив брови, он опустил глаза и почти шепотом ответил.

-Тут нужен очень сильный маг, не только некромант, но и светлый маг. Над умертвиями тучи, они блокируют солнечный свет, от чего они не уязвимы, под их ногами гниет почва, от чего их мышцы и кости двигаются, а ветер не дует… вокруг них что-то вроде невидимого шара, который не дает воздуху проветриваться, от чего их смрад не уходит. Я могу помочь, но моих сил… их мало. Я могу попросить знакомых ведьм, но цена вас не устроит… - Луис немного подумал и продолжил – меня тоже не устроит. Они захотят получить неприкасаемость от властей и право заниматься своими делами.

-А маг, сильный… где найти? – почти срываясь на крик мольбы, спросил Гедрех, чуя что есть ещё надежда, что люди не пострадают.

-Простите, но последнего вы казнили ещё при войне между империями. Вроде это был маг земли… Но вы можете дать кличь по всей империи и возможно, но не думаю, что быстрее чем через сутки, к тому поселению стекутся все возможные маги, и их силы может хватить для нужного количества манны, необходимой для подавления этого мора.


Замок Мартирр. Приемная графини Майли.

Сидя в удобном кресле, графиня вчитывалась в бумаги на столе. Эти указы, просьбы и жалобы были ежедневной рутиной, которую она лично разбирала и сортировала. Иногда, среди этих бумаг попадалось что-то интересное, где она могла лично поучаствовать в решении вопроса, но как назло, ей нечего стоящего не попалось на глаза.

-Графиня! Графиня!!

В приемную вбежала её помощница. Девушка была молода и отличалась отличным здоровьем и изысканными манерами, но вот так врываться в приемную графини она явно не могла, даже при объявлении самой приятной или не приятной новости.

-Графиня, СРОЧНОЕ … ДОНЕСЕНИЕ … ИМПЕРИИ! – кричала она, срываясь на хрип и задыхаясь.

Вбежав в кабинет, она вложила в руки Майли свиток, окрашенный черной краской и ярко-зеленой лентой.

/Плохи дела… тут очень опасная информация – думала Майли, раскрывая свиток.


/Внимание! Леди Майли, в сторону столицы империи движется тьма. Нежить восстала и требуется все магические силы империи для предотвращения жертв со стороны мирного населения. Дать разрешение всем магам, всех школ и направлений с дальнейшей защитой и награждением от лица императора. Также требуются все магические накопители, какие имеются в свободном доступе, не считая главных кристаллов обороны города.

В случае провала, уводите людей на юго-запад и как можно дальше.


Император Мергалл Окхе


Четвертый круг города Мартирр.


Улицы как всегда наполнены запахами и цветом. Многочисленные лавочки продают товар, оставшийся с праздника, стража вальяжно расхаживает между рядами и украдкой засматривается на фигуристых молодых девушек, убирающих украшения с лавочек и домов.

-Смотри, вот это формы – шепотом обратился один стражник к другому.

-Балбес! Смотри, какие у во-о-о-н той ножки… - ответил шепотом другой.

Город жил своей жизнью, яркое солнце согревало землю и крыши домов. Ленивые пушистые создания, напоминавшие кошек, с шестью лапами и двумя хвостами, грели свои шкуры на нагретых крышах и высоких, каменных оградах, издавая трещащие и урчащие звуки, отдаленно напоминающие урчание кошек. Вдоль домов растянулись группки детишек играющих в камешки, кто-то играл в салочки, а кто-то пускал солнечных зайчиков в дремлющих на воротах арбалетчиков.

Бегущий по мостовой мужчина, внешне выдающий свое положение как младший слуга императора, совсем не вписывался в идиллию города. Красный бархатный камзол был расстегнут, а кожаные шорты, поверх когда-то белых гольф, были порваны по шву. Портные никак не предполагали, что, будучи даже младшим слугой при императорском дворе, носивший их, будет носиться по империи как угорелый.

Запыхавшийся и обессиленный юноша, лет шестнадцати, буквально влетел в харчевню Горта, выбив запертую дверь, забыв, что они открываются руками.

-Где… Горт… Гро… Горт… - выхрипывал юноша.

Олла, озадаченная и испуганная столь внезапным посетителем, прижалась к опорной колонне, держа на изготовке тряпку и половник.

-Ты чавой? Ты хто, малец? – начала чуть заметно заикаться Олла.

Узнав в парне слугу императорского двора, она осторожно опустила половник, и уже более уверенно, но с ноткой недоумения и испуга проговорила – Ты нам за дверь и щеколду потом заплатишь, но вот объяснить свое поведение ты обязан немедля… А то мой муж тебе твои уставшие ноги в баранку завяжет.

Присев за стол, юноша выложил мокрое от пота и изрядно помятое письмо на стол.

-Гро…, Горт. … Это Горту… от Леди Майли и … от Импера… Импе… - проглотив ком в горле и облизнув губы, продолжил – Императора.

Олла, не отводя взгляд от юноши, присела за столик, напротив него.

-Ми-и-и-лы-ы-ый! – громко и протяжна позвала та Мужа.

Постукивая костылем, в зал вышел Горт. Наспех застегнутые штаны, с пропущенными пуговицами, не заправленная рубаха и зубная щетка изо рта, со стекающей пеной порошка, говорили о многом, также как и суровый взгляд Горта, не сочетающийся с нелепым внешним видом.

Горт не стал нечего менять в своём облике, он просто подошел к столу, взял письмо и развернул.

С каждой прочитанной строчкой Горт становился всё больше похожим на гигантского косматого медведя, готового порвать как письмо, так и каждого, кто посмеет сейчас его потревожить, или отдернуть.

-Олла! – рявкнул Горт, не отрываясь от письма – Собирай вещи, бери всё, что мне может понадобиться в бою.

-Чавой? Ты чаво удумал? Одноногий воевака? Я тебя на бойню не пущу! – вскрикнула Олла.

Её глаза моментально налились слезами, уголки рта опустились и, не всхлипывая, по её щекам текли слезы.

-Не пущу! Я без тебя не смогу. Куда тебя опять зовут? Почему именно ты? Ты на заслуженной пенсии… Они не имеют права забирать у меня тебя. Гро…

Олла опустилась на колени, спрятав своё лицо в большие ладони. Гномы всегда были стойкими и сильными, но это было не про женщин. Олла не хотела принимать тот факт, что Горт уже все решил.

-Любимая, меня просят, а не требуют. Я сам хочу… Это нежить…

На этих словах красное от слез лицо Оллы начало бледнеть, губы задрожали, а в продолжающих плакать глазах читалась злость и искренняя ненависть.

-Дочь я к моей маме отправлю, за харчевней брат присмотрит с супругой, а я с тобой! И не спорь! Не только ты там близких потерял, тебе и копье подать надо, и баланс держать без ноги тяжко…

Горт не стал спорить или отговаривать жену. Он понимал её чувства, понимал её искреннюю ненависть к общему врагу.

-Так, теперь поднимай Рохана и Малика, они могут нам помочь.

-Это не их война – протестовала Олла – да и слишком молоды они.

-Не спорь. Они сильны. Они … если захотят, то помогут… они должны понять…

Горт понимал, что не хорошо навязывать кому-то своё мнение и тем более желание мстить, но и тот факт, что Малик и Рохан в одиночку смогли одолеть такого опасного война как предводителя убийц, говорил об их несравненной силе, а значит и большом шансе победить.


Стена третьего округа, Графство Мартирр, 5:22 утра


Рассвет тут начинается примерно в пять утра. Вчерашний день я провел в компании Горта, Оллы и Малика. Мы делились впечатлениями от балла и подробностями диалога с графиней. Олла и Горт угощали вином, а Малик, как всегда, играл на публику, демонстрируя свои мышцы посетительницам харчевни. Малик вообще стал основной темой для обсуждения у местных девушек и вдов, хотя пару раз даже видели несколько замужних дам, жадными глазами поедающих Малика.

Встречая рассвет, я думал о том, что произошло со мной. Я тут встретил хороших людей, добрых товарищей и интересный мир. Здесь появилась девушка, которую хотелось видеть каждый день, девушку, после секса с которой я хотел ещё. От Кэттерин не было вестей с самого балла, видимо она затаилась или не хочет меня видеть. Мне хотелось встретиться с ней, хотелось снова увидеть её зеленые глаза и рыжие локоны, почувствовать её сладкий запах.Солнце уже давно встало из-за горизонта, слепя глаза и согревая кожу. Мне хотелось понять с виду простые вещи, а именно: - вот мы попали в этот мир, а дорога назад есть?; - если это другой мир, и для нас двоих это как игра, то почему местным так тяжело?; - с какой именно целью мы появились в этом мире?

Все вопросы были об этом мире, я не задавался вопросом любви, денег или славы, не думал о том, как и кто будет думать обо мне, что этично, а что нет. Эти вопросы всегда возникали в прошлом мире, не давая мне делать так, как я хочу. Скорее всего, это был некий ограничитель.

/Надо сегодня позаниматься с Маликом, немного поесть и надо найти Кэттерин.

Встав со скамейки, поставленной одним из стражников, я пошел в башню.Мне нужно спуститься со стены, а для этого нужно спуститься по крутой винтовой лестнице башни. Выйдя из башни, я пошел в сторону харчевни. Стража уже не задавала мне вопросов, да и слухи, видимо, дошли до большинства стражников, собственно как и до особо ушлых граждан. Пока я шел по улице, мне не однократно пытались пожать руку незнакомые люди, представляющиеся приближенными графини, её друзьями и приятелями, предлагали вступить в долю в бизнесе или начать собственное дело с их вложениями. Одним словом – аферисты всех мастей. Возможно, кто-то и был знакомым графини, но вот сомневаюсь, что та обрадовалась бы тому, что кто-то пользуется её именем как рекламой или гарантом. Оторвавшись от этой толпы «дружелюбных господ», я нырнул в проулок. /Здесь я еще не был – заключил я.

Красивый двухэтажный дом, по стенам и колоннам которого рос вьюнок, был исполнен в разных стилях, но они сочетались, хоть и было заметно, что об их сочетании не каждый мог задуматься. Красивые ставни и крыша, затенённые окна, чем-то напоминавшие тонировку стекол, путем песочной гравировки стекла, высокий забор, из кованых прутьев и красивых, мраморных животных, напоминающих горгулий. Мне стало очень интересно разглядывать мелкие детали оформления здания и, простояв напротив калитки дома некоторое время, я осознал, что я так простоял почти час.

Наконец дойдя до харчевни, я обнаружил, что дверь в неё наглым образом выбита. Внутри стояли Горт и Олла, о чем-то громко перешептываясь, не обращали на меня внимание. Поприветствовав из, не замысловатой фразой – «здоровеньки булы».

-Рохан, так ты здесь? – с удивлением посмотрел Горт.

-Ну да, а что у вас случилось? Малик в туалет хотел, забыв в какую сторону дверь открывается? – предположил я.

-Тут такое дело… - Олла протянула мне письмо.

Принимая письмо, я прочел в напряженных взглядах Оллы и Горта предположение моего участия в чем-то. Возможно, они попросят поучаствовать или помочь.


/Горт, доброе утро. Пишет тебе твоя ученица. Майли.

На нашу землю опять пришел мор. Тьма нежити у северных границ имперской столицы. Прошу

Молю Вас, учитель, помогите. Не знаю чем именно, но молю. Так же прошу вас, как опытного война и тактика, помочь разработать как оборону, так и планы нападения. Знаю, что в вашей харчевни живут два очень хороших человека, сила которых может понадобиться, надеюсь, что они не откажут в мольбе.

Сейчас отряды имперских сил обороны выдвинулись на оборону селений, нападение на которые намечается в ближайшие дни. Нежить накапливает силы, от чего их передвижение очень медленное, но их количества уже очень большое, и уничтожать их пока не представляется возможным. В столице уже идут переговоры с некромантом, который не так давно принял веру и согласился помочь.


Выделю любые средства и любые материалы. Готова на распотрошение казны.


Графиня не шутила. Видимо эта нежить очень сильна, рас на уничтожение и сдерживание коей брошены все силы.

-Горт, а что не так с нежитью? Они ведь и так мертвы? Разве их уничтожение доставляет какие-то проблемы?

-Антон, помнишь историю о войне между империями? Её часто упоминают, потому, что помнят.

-Помню, читал в библиотеке, вы рассказывали еще.

-Так вот, после неё была ещё война, но она была на выживание. Она началась сразу после того, как умер Демиург пустошей, который остановил битву империй. Война была с магами и разными школами магии. Больше всего проблемы доставляли некроманты и маги земли. Так вот, эта война могла пройти незаметно для всех, и всего за два года, но она прошла за пятнадцать лет. Сотня некромантов объединились и вызвали тьму нежити, которую нечего не брало, кроме магии огня и света. Но так, как велась война с магией, маги света и огня отказались помогать, кроме восьми очень сильных магов, которые договорились о том, что при дворе императоров должно быть обязательно два мага, одним из который должен быть светлый маг. Когда светлые маги уничтожали источники силы нежить, сама нежить уничтожалась войнами. Особенность заклинания «призыва восьми» заключается в том, что это составное заклинание, на которое нужно восемь высокоранговых мага, с определенным количеством маны. Сначала создаются погодные условия, при которых возможно создать определенное количество нежити, потом создаются условия для их контроля и увеличения численности. В общем, над ними образуются тучи, скрывающие солнечный свет, подними, отравляется почва, что бы они могли наступать на благословленную землю, вокруг создается купол искажения, благодаря которому воздух циркулирует внутри их нахождения и не дает рассохнуться смраду, источаемому трупами, а старые мышцы и суставы отравляются и смазываются кислотой, которая не дает засохнуть. Таким образом нужно было одновременно уничтожить все магические условия, а потом уже нежить. Но из мест скопления нежить могут появиться умертвия и личи, которые не только сильнее обычной нежити, но и не нуждаются в этих магических условиях.

-Я помогу, но Малик… за него я принять решение не смогу.

-Он побежал искать тебя. Я вас в комнате не застала – сказала Олла – Малик тоже самое сказал. Надеюсь, что вы не пожалеете о своём выборе, но нам очень нужна ваша помощь.


Конспиративная квартира разведки графини Майли, «Гнездо теней Черного крыла», графства Мартирр.


Сегодня Кэттерин получила письмо от графини, да не одно, а целых два. В одном она бранила её за дезинформацию по поводу Рохана, обещала выдрать космы и выдать её за самого засаленного и жирного лорда во всей империи, естественно она шутила, что подтверждалось в послесловии - /Ладно, я шучу, но только на этот раз! Во втором письме было все не так красочно. Прочитав по диагонали, Кэттерин узнала о неотвратимой битве с нежитью, о необходимости мобилизации всех разведывательных ячеек во всех городах и империях. Видимо одним из предположений является теория о заговоре другой империи и попытке свергнуть власть. Не беспочвенно конечно, но немного поспешно, Кэттерин отбросила его на столик.

-Сегодня я опять буду убивать, клинки в крови врагов купать… Мне больше нечего терять, я за империю буду нечисть рвать…

Кэттерин напивала простой мотивчик песни про войну с нечистью, которая была обязательной в школе. Она была сейчас не в том положении… Она принимала ванную. Впервые за эти бесконечно долгие и тяжелые три дня.

-Позже вникну в эту тьму… тьму…

Медленно выговаривая некоторые строчки из письма, по профессиональной привычке, будто пробуя их на вкус, она выстроила тезисы в нужной последовательности.

-… война… нежить… шпионы… контроль империи… переворот… падение власти… мобилизация… все силы…

Резко поднявшись в ванной, Кэттерин чуть не выпала из неё. Она сделала правильные выводы из письма.

/Видимо мне помыться не судьба… - подумала она, накидывая на плечи полотенце.

/Сейчас нужно собрать всех своих, выстроить систему сообщений и новых паролей. Уведомить всех агентов в соседней империи, и предупредить гильдию телепортеров, о необходимости выделения троих… нет лучше пяти специалистов для служебных нужд. Гро вас всех дери… да во все тяжкие,… а как-же отпуск? Как-же отдых и теплая постель с Роханом? Я хочу отдохнуть…

Вытерев себя наспех, она накинула на ещё влажное тело блузку и свободные штаны, армейского кроя. Не было времени сушить волосы, и в таком виде, босиком, она выбежала из ванной и поднялась в комнату совещаний, где разбила кристалл оповещения. Буквально через три минуты появился первый подчиненный, в след за ним начали прибывать все её тени.

Когда в комнате собрались все, а их было более тридцати, в личном подчинении Кэттерин, она осмотрела личный состав, сделав для себя несколько пометок об их скорости мобилизации.

/Надо поработать над их скоростью мобилизации, а то как-то не так быстро, как хотелось, да и очень большой разрыв между младшими группы и их старшими командирами.

-Всем собраться! Приказ графини. Война с нежитью! – властным, срывающимся голосом скомандовала она.

-Леди Кэттерин, что делать с текущими распоряжениями? У нас очень много не законченных заданий, некоторые можно и отложить, но вот задания от императора как-то не хочется провалить. – спросил меня Кристоф.

-Императорские выполнить до конца, подготовить отчет и сдать его мне. Задания, которые можно на время остановить, то остановите, но предварительно удостоверьтесь, что подмели все следы.

Кэттерин задумчиво обвела присутствующих взглядом. Сейчас стоит не простой выбор. Она должна назначить старших групп, и сама выдвинуться в то место, где должен быть сбор командования. Назначив шестерых командиров, Кэттерин подозвала своего помощника, заместителя командира Кристофа.

-Ты будешь лично приставлен к Рохану и Малику. Представишься собой и скажешь, что ты от меня. Возьми двух путевых и смышленых шпионов, можно Аниси и Ричера, но пусть не косячат. Ты будешь отчитываться о их передвижении и действиях. Только прошу, нечего про меня не рассказывай им, а еще… Будь осторожен.

-Они не враги империи?

-Нет – безапелляционным голосом ответила Кэттерин – он союзники. Ещё не знаю их роль и действия, но думаю, что графиня Майли уже распорядилась на их счет.


Харчевня «Довольный Горт».


Я и Малик уже собрались и сидели за нашим столиком у окна, неспешно попивая ягодный чай. Горт и Олла собирались, носясь по харчевне как тайфун. Дверь харчевни открылась и на пороге появились три гнома. Абсолютно седой, но с молодым лицом гном, видимо брат Оллы, аккуратная низенькая гномиха, с длинной, русой косой, опускающейся ниже спины и маленький мальчик, с рваной стрижкой, лицо которого было всё в веснушках. Они подошли к барной стойке и положили свои узелки, которые были больше их самих, на пол.

-Лиза – обратился седой гном к своей супруге – теперь тут ты работаешь. А моё место за барной стойкой.

-Опять готовить? Теперь это моя работа? Да ты издеваешься! Нет уж, я лучше снова в шахты. Там хоть не так много народу – ответила Лиза.

Им на встречу вышли девушки официантки. Юноша сильно покраснел, от чего его веснушки перестали выделяться на его лице, а седой гном оценивающе, с глупым выражением лица, осматривал юных официанток снизу-вверх.

-Да тебе понравится тут, Лиза. Вот мне уже нравится.

-Кобель! – на этих словах, Лиза, достав из узелка чугунную сковородку, не слабо припечатала ею по нахальной морде супруга.

-Успокойся, Лизанька, Горт с Оллой сказали, что сорок процентов прибыли наши, а это примерно три гло в месяц. На шахте мы за шесть циклов мха столько получали, почти в десять раз больше…

Лиза видимо успокоилась и даже мысленно согласилась, но не выпускала сковородку из рук. Взглядом указав на официанток.

-А эти? Ты ведь не будешь каждый раз слюни пускать? У тебя так совсем мозгов не останется.

-Да ты что, они ведь мне в дочери годятся, не буду я нечего непотребного делать.

Девушки, вытирая со столов, звонко хихикали, пряча улыбки ладошками. Им явно льстило внимание мужчины, хотя они и так были не обделены мужским вниманием, работая в харчевни.

-Так, девчата – вышла из-за кухни Олла – я уже сообщила своему брату, что ваша плата по одному ту в месяц. Передадите девочкам с другой смены все новости. Линда, у тебя плата два ту в месяц. Я помню, что ты отдыхаешь только раз в неделю, не переживай. Девочки, это мой брат Рудольф и его супруга Лиза, а вот этот юноша Марти, их сын. Надеюсь – с прищуром и явной претензией она посмотрела на брата – это не единственный сын.

-Олла, так мы ведь на шахте работаем, естественно будут ещё… - отводя смущенный взгляд, заверил её Рудольф.

Общие сборы заняли не более двух часов, но казалось, что целые сутки. Олла собрала целую телегу вещей, а Горт взял всего один сундук и одну сумку. Оказалось, что у Оллы не было пространственных сумок, а у Горта пространственным был лишь сундук, в который он вместил свои доспехи и оружие. Олла собрала посуду и белье, походный шатер и несколько комплектов гномичей брони, также не забыв взять два бочонка гномьей особой, которая оказалась не плохой анестезией и антидотом от большинства ядов.

-Горт, Олла, ну вы там скоро? – не выдержал я.

-Мы всё – тяжело выдохнула Олла.

-Олла, ты всю харчевню решила вывести? Стены хоть оставила… - расхохотался Горт.

Я тебе ща половником по смеялке стукну… если найду… - обернувшись в сторону телеги, Олла с не скрываемой усталостью осмотрела огромную кучу узелков.


Мы собирались уже выезжать, но обнаружилось, что коней у нас с Маликом нет, на что мы пошли на рынок. Как оказалось, кони тут были разные, но Горт посоветовал нам три породы, а именно: Люксорскую борзую, Харианскую и Эльфийскую темную. Этих пород не оказалось и пришлось брать Мартиррскую, она хоть была не самой дорогой. Но вот по скорости и выносливости была немного хуже даже тех без породистых, что были запряжены в телегу.

-Ну что, морда, теперь ты мой конь…

-Кобыла – перебил меня Малик – это кобыла. И кличка Морда – не самая лучшая.

-А ты, умник, как назвал своего… свою…

-Лексус, и это конь.

Оседлав свою кобылу, назвать которую решил ёршик, за то, что она была колючей, я направился в сторону харчевни. Малик следовал за мной. Поравнявшись с телегой, мы все вместе неспешно направились в сторону выезда из города.


Минуя ворота города, к нам присоединились еще три всадника, двоих из них мы знали, это были те два шпиона, которые пытались за нами следить и один очень грозный мужик, судя по тому, что эти двое ехали чуть позади него, было понятно, что это их начальник.

-Доброго вам дня, сэр Рохан, сэр Малик. И вам, сэр Горт и мадам Олла. Меня зовут Кристоф. Я начальник этих охламонов и помощник леди Кэттерин. Меня назначили вам в сопровождение. Вы ведь в точку сбора, по просьбе леди Кэттерин?

-Да, сэр Кристоф, именно туда. Я думал, что шпионам нужно незаметно следить за своими целями.

-Вы правы, однако следить за вами бесполезно. Вы нас всегда видите или чувствуете. По этим двоим поняли.

Двое сопровождающих Кристофа шпионов опустили глаза и кротко кивнули.

-Да, кстати, этих двоих зовут Аниси и Ричер. Они из младшего состава. Совсем недавно начали свою работу. Вы были у них не первые, но вот так открыто получили поносу они впервые.

-Я запомню. У вас какие-то особые распоряжения?

-Нет – ответил мне Кристофер – нам приказали просто следовать за вами и докладывать о вашем передвижении. До сиго момента не было точно известно о ваших планах. Вы не предсказуемы.

-Сочту за комплимент. Тогда мы будем рады вашей компании.

До самого вечера мы ехали без остановок. Всю дорогу Малик приставал к Аниси и Ричеру, выпытывая у них особенности их работы, просил поделиться историями из их жизни и рассказать больше об этой нежити, против которой нам предстояло выстоять.

Поздно вечером, когда солнце село за горизонт, а на небе выступили звезды, мы сделали привал. Олла занялась ужином, а Рохан начищал доспехи.

-Малик, Рохан, сходите за хворостом, и живность присмотрите какую.

-А нам все равно что есть?

-Рохан, Олла может приготовить все что угодно. Главное, чтобы вы смогли поймать – ответил мне Горт.

Зайдя в лес, мы с Маликом включили радар и выбрали в фильтре раздел «пригодное к пище» и «живое», на что фильтр показал огромное количество двигающихся точек, исключив поиск «человек и подобное», радар исключил нас самих и наших товарищей, но точек на радаре стало не меньше.

-Может сразу указать количество мяса, ну так, чтобы сразу с одной тушки всем наесться – предложил Малик.

-Идея хорошая, тогда отфильтруем по килограммам.

Сделав в радаре соответствующие манипуляции в настройках, точек на радаре убавилось. Теперь целей всего десять, в радиусе пяти сотен метров.

Выбрав ближайшую к нам цель, мы выдвинулись в её сторону. Собирая по пути хворост, мы наткнулись на мохнатую спину большого животного, похожего чем-то на кабана. Малик, недолго думая, зарядил оторванной от дерева здоровенным суком по голове этого животного, на что оно кулем упало на землю. В шагах десяти правее было еще животное, и решив, что много мяса не бывает, решили и его забрать. Животное было странным, силуэт в лунном свете напоминал очень большую курицу со страусиными ногами. Вот именно на ней я решил и попробовать свою силу.

Размахнувшись тем-же суком, ранее оторванным Маликом, я с силой долбанул по большой голове этой птицы. Она, как и в случае Малика, упала сразу, будто обмякла.

/Получено 308 опыта. Вы убили Церкуса Ночного.

-Вот и все. Пора обратно – сказал Малик.

Развернувшись, мы пошли в обратную сторону. Выйдя на свет магических светильников, висящих прямо в воздухе, нас встретили сначала с улыбкой, а потом с недоумением.

-Вы их как убили? Сами не пострадали? – спросил Кристофер.

-Нет, по одному удару по каждому и все – ответил Малик – а что тут такого?

-Ну вообще-то это хищники, и не самые слабые. У нас на них не охотятся, они охотятся на нас – сказал Горт.

-Они съедобные?

-Да – сказала Олла – но готовить я их буду впервые. Милый – обратилась она к Горту – вы ведь в прошлом походе их ели? Напомни, как их разделывать.

Олла с Гортом начали разделывать тушки, Аниси и Ричер шепотом переговаривались, записывая что-то на бумаге, смотря поверх голов Оллы и Горта, а Кристофер подошел к нам.

-Рохан, я конечно наслышан о ваших подвигах, но на этих тварей назначают награды за убийство. На них ходят впятером, причем войны не слабые, даже я всего раз на них ходил. Не самые удобные и уж тем более не слабые противники.

-Ну мы есть хотели, просто вошли в лес, увидели их и тюк по голове, и все. Особо не переживали на счет того, на сколько они опасны. Просто искали у кого мяса много.

Дальше мы сидели молча. Я разбирался со своими статами, Малик сидел у бедующего костра, и периодически хихикая, укладывал хворост.

-Малик – обратился к нему Ричер, закончивший что-то писать на бумаге – а чего вы смеётесь?

-Да так, вспомнил как вон тот маг костер в последний раз разжигал – ответил ему Малик, сквозь смех – он тогда такой переполох устроил…

-Ага, мы видели. А некромант решил, что приход демонов и принял веру.

-Так это вы за нами следили?

-Так да, вы нас очень удивили, да и много вопросов осталось. Тогда Аниси заикаться начала, благо клирики вылечили быстро.


Долгие разговоры у костра, искренние улыбки и вкусный ужин. Сейчас от чего-то вспомнился отец. Вспомнились летние ночи с отцом, когда мы ходили в поход. Помню, как он учил разводить костер, помню, как я старался поймать самую большую рыбу для мамы, как плавали в озере и как ели свежую рыбы, вкусно закопчённую по папиному рецепту, хоть это и оказалось обманом, ведь отец банально забыл коптильню. Стало очень грустно и одиноко. Я скучал по ним. Хоть прошло не мало лет, но я не думал, что так рано попрощаюсь с семьей.

Мои раздумья прервал Малик.

-Антоха… Все нормально?

-а? – я поднял голову и посмотрел на прикованные ко мне взгляды моих товарищей – что случилось?

Осматривая себя, я заметил, что воздух стал холодным, а под ногами захрустел лед. Такое ощущение, что разлили жидкий азот.

-Ты сначала сидел нормально, а потом от тебя попер холодный воздух, замораживающий все вокруг тебя, благо я вовремя спохватился.

В озадаченных глазах малика не было страха. Он сопереживал мне. Видно было и его искренность.

-Спасибо – ответил я – мне лучше. О доме вспомнил, о покойных родителях… - уже шепотом сказал я.

Глаза защипало. Я мужчина, и плакать мне не пристало, но было очень больно. Я потерял их внезапно, я даже похоронить их толком не смог. На этих мыслях я посмотрел на свои ладони. Они покрывались инеем, мелкие кусочки льда откалывались и падали, после того как я взял себя в руки, они бесследно растаяли, а воздух снова стал теплым, хоть и ночным.

-Ты давай, не раскисай. Нам ещё покорять этот мир, спасать принцессу и убивать дракона. Забыл?

Малик сжал моё плече, я прямо почувствовал его силу и поддержку.

-Спасибо. Я всё…

/Если подумать, то магия – это материализованная энергия, выходящая из человека, а вот её полярность и свойства регулируются эмоциями и фантазией. Получается мне не обязательно придумывать формулы, однако тогда эффект не предсказуемый будет. Но как теория – это интересно.


Деревня Ликтор. Северная граница столицы империи.


Деревня была большой, по местным меркам она была зажиточной. Так как тут проходила большая дорога, да ещё и единственная с севера, то через город очень часто ходили купцы и другие странники, но в последнее время тут больше воинов из столицы. Империя часто использовала такие деревни как перевалочный пункт. С учетом того, что близится война на северных границах империи, то естественно, что пограничный город столицы будет использоваться как форт.

В деревне уже с самого утра стоит гул. Со столицы выдвинулись целых десять отрядов. Обычно было два три отряда по тысячи, а тут десять тысяч воинов. Этого наплыва воинов местные харчевни не могли выдержать, поэтому тысячники приняли решение разбить лагерь за городом, в сторону севера.

Приблизительно через три часа, после прибытия этой десяти тысячной армии, в город стали подтягиваться элитные отряды имперских воинов, всадников, убийц, шпионов и даже особый отряд клириков, но самым большим потрясением было прибытие одиноких путников, как знатных кровей, так и совсем бедных людей. Эти подозрительные личности кучковались у костров, к ним подходили офицеры и что-то записывали, после уходили, а вместо них приходили войны и давали узелки. Как позже стало ясно, это были маги, абсолютно разной силы и очень большое количество, которых было явно за границей бедности. Лагерь был переполнен разношерстным народом. К большому удивлению местных мальчишек и огромному негодованию женщин, среди прибывших отрядов был гвардейский женский полк, о котором ходили не однозначные слухи.

-Капитан! Капитан! – кричал юноша.

Он, бежавший между палаток, ловко укорачивался от выходивших из них воинов, перепрыгивал костры, и буквально за несколько метров до высокого, широкого как скала мужчины, остановился.

-Капитан! В нашу сторону едет сэр Горт. Он будет в штабе. С Гортом еще один воин и очень сильный маг. Их сопровождают люди графини Майли, из отряда «Черное крыло»…

-Это ведь хорошая депеша, так чего ты так дрожишь? – отпивая от огромной кружки пенного напитка, спросил капитан гарнизона.

-Горт с супругой…

Лицо капитана посерело, улыбка холеного война слетела с его лица, а кружка выпала из крепких рук опытного война.

-Олла… гро тебя бери… - оборачиваясь и бегая глазами по палаточному лагерю, капитан судорожно соображал – Внимание! Войны! – прочистив горло, капитан продолжил – Сюда едет Олла!!! Жена Горта!

Лагерь буквально взорвался. Все в панике бросили оружие куда попало. Кто-то схватил котелки и начал драить их стальными ершами, кто-то бросился чистить газоны и переставлять палатки, стараясь выровнять все по одной линии и на равном расстоянии. Недоуменно стояли только женский гвардейский отряд, непонимающе озирающийся по сторонам.

-А что тут происходит? Что за паника? Император лично сюда приедет?

Щуплый маг, внешне походивший на бродягу, судорожно отмывающийся от грязи в тазу, забывшего о стыде, сверкая своим хозяйством, посмотрел в лицо капитана гвардейцев с паникой в глазах.

-Вы не в курсе? Лучше у Капитана гарнизона спросите – мочалкой наяривая себе подмышки, свободной рукой указал в сторону большого командного шатра – там он.

Женский отряд, не понимая, что происходит, решил не выделяться и принял посильное участие в массовой уборке.

Спустя час на дороге появилась телега с горой узелков и ящиков. Параллельно ей ехало пять всадников. Увидев их приближение, часовой на вышке прокричал в сторону командного шатра – Приехали! Кончай приготовления! – на что народ еще сильнее засуетился, и уже буквально к моменту как тега остановилась, у частокола палаточного лагеря, все делали вид, что всё это время нечего не делали и сидели у костров. Не знавший чем себя занять, молодой воин взял первый попавшийся предмет в руки и, делая старательное лицо, елозил предметом по земле.

Олла слезла первая с телеги. Помогая мужу слезть с телеги, она притягивала кроткие взгляды всего лагеря. В гробовой тишине даже дыхание кобыл было громким.

-Кто такая эта Олла? – шепотом обратилась командир женского полка к капитану гарнизона.

Оценив ту удивленным взглядом, капитан тяжело выдохнул.

-Жена Горта. В последнем походе она нас всех так отмутузила чугунной сковородкой, что многие так получили увольнение в глубокий запас и пенсию.

-А почему? – не успокаивалась та.

-Мы ели из грязных тарелок, варили кашу в грязных чанах… а повар наш… храни его всевышний… грязными руками набивал кабана яблоками.

-Так она ведь баба, так чего её бояться? – пожимая плечами, спросила та.

-Это ты … баба, а она настоящая «мать армии». У нас сразу перестали войны болеть, перестали лучники промахиваться, а то чесались постоянно, а когда она, прямо на поле боя притащила телегу с гномьей особой, для поднятия духа, тут даже гоблины с орками, которые атаковали, остановились и ждали когда та уйдет с поля боя. Больно страшный у неё взгляд был… и сковородка тяжелая…


-Добро пожаловать в палаточный лагерь. Я капитан гарнизона тысячник Ренар из графства Фири – представился капитан.

-Добрый день, капитан, как ваша супруга Дали и дочки? Надеюсь в школу уже пошли, или все так же о принцах мечтают? – поприветствовала того Олла.

-Олла, ну чего ты так грубо? Ты его поприветствовала и отчитала в одном предложении, и детей припомнила, нет в тебе и капли такта… - со смехом сказал Горт.

-Да что вы, Олла. Синти и Лириа внемли вашим словам, и поступили в школу благородных девиц, при императорском дворе.

-Горт, я вижу ты привез все комплекты свой брони и все оружие? – указывая на телегу спросил капитан.

-Нет, это походное снаряжение Оллы, моя броня в сундуке – вытащив с края телеги не большой сундук, он его бросил в ноги.

-Понятно… - с не скрываемым удивлением ответил капитан – это только походное снаряжение?

-Да – с гордостью ответила Олла – только самое необходимое. Ту есть и провизия, и медикаменты… так, баня есть ещё, складные кровати, медицинская палатка с хирургическим комплектом, палатка дл нас с Гортом, палатка для кухни, десять котелков, три набора чистящих средств… и так, по мелочи.

Улыбка капитана поплыла. На его лице было умиление, озадаченность и снисхождение. Сейчас он уже нечему не удивится, но вот на лице Горта не было никаких эмоций, не считая решимости отправится в бой.

-Тогда располагайтесь. Вам покажут место для палатки, я распорядился, чтобы она была не далеко от штабной.

-О, Сэр Горт – обратилась к тому командир женского полка – рада с вами лично познакомится. У вас удивительная супруга.

Протянув руку к Горту, тот не изменяя ворожение лица, взял её для рукопожатия.

-А вы кто?

-Я графиня Ргресс Мери Палши. Капитан женского гвардейского полка.

-Тогда понятно, но вот ваш доспех не годится. Живот открыт, плечи открыты, ноги вообще без брони,… хотя нет, ошибся, вот эти заклепки на ваших сапогах вам мало помогут в бою. Обратитесь к кузнецу, он вам что-то подберет.

Покраснев, Мери Палши осмотрела свою броню и сравнила её с броней женщин - воинов не её отряда. Разница была колоссальна. Женщины были одеты аналогично с мужчинами, вот только на животе больше брони, а шлемы были более устрашающими. Не на одной не было броне-лифчика или набедренной латной повези.

/Боже, какой позор – думала Мери – муж ведь предупреждал, а я дурра. Вот почему все смеялись над нашей парадной формой, а я, блаженная, думала что завидуют.


Меня с Маликом сопроводили в главный шатер, где усадили за огромный, наспех сколоченный стол. В шатре оказалось все очень просто. Один стол, десять табуретов, карта местности, несколько камней, лежавших в корзине под столом. У самого входа стояли два стражника, внимательно рассматривающие нас. На их лицах читалось откровенное пренебрежение и отвращение, будто мы нахлебники или вообще прокаженные. Через некоторое время в палатку вошли как сам капитан гарнизона, так и Горт с ещё тремя войнами, по внешнему виду – бывалыми. Стража сразу выпрямилась и смотрела на них с огромным уважением и почтением.

-Что же, товарищи – начал Горт – хочу вам представить это мои друзья. Воин и маг. Очень сильные, рекомендую. Их лично попросила леди Майли, рекомендовала леди Кэттерин и одобрил император.

Шепот между командованием резко начал усиливаться. Некто уже не мог игнорировать присутствие двух посторонних. Стражники удивленно вытаращили свои глаза, а чуть придя в себя, побледнели, вспомнив то, как они себя вели.


Слухи, как и чума, распространяются с ужасной силой и быстротой. Почти весь лагерь уже знал о наших с Маликом рекомендациях и о личном одобрении императором.


Деревня Ликтор. Северная граница столицы империи. Следующее утро.


Утро началось с горна, извещающего подъем. Мы с Маликом уже сделали первые три подхода на силу, провели пару спаррингов и даже пробежались вокруг лагеря. Как обычно, Малик приковывал взгляды девушек и женщин, а вот мужчины смотрели с не скрываемой завистью и злобой.

Олла, как всегда, проснулась также рано. Приготовила несколько чанов с кашей, накрыла на столы и принялась помогать Горту встать. Одев мужа в его составную броню, отполированную до зеркального блеска, надев стальной протез и дав в руки трех метровый двуручный меч, который тот называл зубочисткой, которая весила почти двести килограмм.

-Завтрак! Все на завтрак! – прокричал караульный.

Не спеша, войны начали выходить из шатров. Шатры были магические и поэтому вмещали более сотни солдат в один шатер, который был всего десять метров на десять.

Аромат каши с тушеной телятиной, свежими овощами и специями, ускорял процесс подъема воинов. Некоторых отправляли от стола к купальне, увидев не мытые руки. Олла очень ревностно относилась к санитарным условиям, тем более на таком важном мероприятии как война.

-Рохан – обратился ко мне Горт – ты ведь не против, что я не упомянул ваших имен?

-Я не возражаю. Так даже лучше, если некто не знает кто мы. Слишком много внимания нам было в городе, особенно после балла.

-Вот и хорошо. Как тебе армейская кухня?

-Супер, собственно от Оллы иного не ожидал.

-Вот и славно.

Позади нас стояла Олла. Крутя в руках сковородку, она наклонилась к нашим ушам и очень томно, почти сексуально, до мурашек сказала – а вы руки мыли? Или вам промывание сделать?

Вздрогнув и осознав свою роковую ошибку, я побледнел. Мне совсем не хотелось на себе изучать вопросы медицинских вмешательств в собственное тело, по тому я соврал, стараясь не выдать себя.

-Да, Олла, конечно мыл, стразу после тренировки я помылся весь.

-А после того, как оделся, ты руки не испачкал?

-Не-е-е-ет…


После сытного завтрака начались тренировки воинов и собрание командиров. В шатер нас попросили войти наравне с генералами. Я, конечно, не был против, но казалось, что мы там были лишние. Обсуждение военной тактики – это как-то не моё. Я всегда считал это дело скучным и слишком хлопотным, поэтому было как-то лень даже идти.

Зайдя в шатер, я был приятно удивлен. Горт уже сидел в кресле, пил вино, заедая его виноградом. Молодые солдаты, не в полной броне, бегали от кубка к кубку, наливая вино и разнося фрукты. Казалось что это что-то вроде клуба «Штаб», в котором от военного только название, а по сути, обычная пивнушка.

-Антон, Малик, присаживайтесь в любое кресло. Пока надо хорошенько отдохнуть, перед ответственным мероприятием – обратился Горт.

Сев, как нас и попросили, мы тут же получили в руки по кубку с вином и перед нами поставили два блюда с фруктами.


Само обсуждение общего плана боя проходило именно за кубком вина. Сначала все старались составить общую картину боя, основанную на общих нормах, а также на собственном опыте боя с нежитью. После депеши по магическому переговорнику, по которому нам сообщили о том, что общая концепция уже имеется и её составитель ни кто иной как Некромант, который лично прибудет в лагерь уже через несколько часов, все сразу выдохнули. Сейчас остается правильно распределить силы войска и магов, поставить на нужное расстояние лучников и всё.

Спустя два час, когда уже пятый бочонок вина иссяк, в шатер вошел некромант и два послушника церкви.

-Бесстыдники – сказал сквозь зубы юный послушник.

-Каин, тише - отозвался некромант – это войны, их вера поверхностна, но она сильна. Если перед битвой не расслабится, то воин будет подвержен сомнениям и усталостью. Наша задача только направлять их, дабы они не сбились с пути истинного.

-Сэр Луис Дер. Хопф, известный как некромант. Вы желанный гость и надеемся, что и товарищ – сказал начальник гарнизона.

-Увы. Я с радостью помог бы вам магией уничтожения, но сейчас этот путь вы должны пройти сами. Я предлагаю вам план противостояния нежити. Он потребует такие резервы как огромное количество вливания манны в заклинание рассевания, и одновременно магии очищения.

-И как нам этого достичь? У нас нет отрядов из сильных магов. Основные направления магии это огонь, вода, земля и воздух, некромантию запретили, а церковь не может предоставить большое количество магов исцеления.

-Вы правы, но только отчасти. Силой магии можно делиться. Если хотя бы один из всех магов имеет возможность рассеивать, то его одного достаточно, просто остальные должны вливать в него свою силу. Аналогичная ситуация с очищением.

-Вы хотите сказать – вклинился один из военночальников – что у нас должно хватить сил на все это мероприятие?

-Да – кивнул Луис – хватит на то, чтобы рассеять магию их подпитки, сняв с них возможность регенерации и очистить их от эффектов отравления, что обезопасит воинов.

В шатре воцарилась гробовая тишина. Я чувствовал их горечь. Они явно переживали события прошлой битвы с нежитью. Сделав над собой усилие, я решил разредить обстановку. Сосредоточившись на старых воспоминаниях, я вспомнил, как с мамой гулял по парку. Цветущие цветы, мягкая, зеленая трава, свежий, теплый ветер и щебет цветов. Стараясь как можно сильнее впитать эти чувства, я оставался неподвижен в кресле. Как только картинка в голове стала более точной, я выплеснул энергию из себя.

-Ну, нечего. Мы отомстим за наших братьев и сестер, мы уничтожим эту нечисть. Защитим империю – встал с кресла один из старых командиров.

-Да! – воскликнул хором все.

-Рохан… это ты? – дернул меня за плечи Малик.

Открыв глаза, я обнаружил, что в шатре целая оранжерея. Под ногами, вместо утоптанной земли, росла трава, причем высокая, луговая, сочная. Огромного размера ромашки ярко-желтым цветом выделялись на зеленом «ковре» из травы. Мелкие вьюнки собирались в пучки и прямо на глазах вырастали в не высокие деревья, кроной закрывая свод шатра. Все присутствующие, разинув рот, наблюдали моё воспоминание из детства. Ту самую лужайку, на которой я с мамой гулял в лесу и по которой я бегал босыми ногами.


/Вы материализовали иллюзию из-под сознания. Вы получаете дополнительный реген манны: +5 в секунду.

/Вы научились на практике магии, не имеющейся у вас в арсенале. Вы получаете звание «адепт магии». Вы получаете предрасположенность к изучению магии, благодаря чему ваше усвоение магических наук и дисциплин станет проще и быстрее.

/Вы изучили личную магию фейри леса. Теперь вы можете управлять силами леса, но фейри ревностно относятся к носителям их магии. Не вызовите их ненависть.


-Это сотворили вы? – к моему уху нагнулся Луис – это великолепно. Я прямо чувствовал вашу печаль и счастье. Это ваше воспоминание… оно великолепно.

-Спасибо.

-Если вы хотели поднять настроение командующим, то вам это удалось, но также вы их не слабо удивили. Говорите всем, что это ваша стихийная магия, не раскрывайте секрет… Демиург. Не все вас поймут и уж точно не все одобрят вашу силу.

Я только коротко кивнул, стараясь не привлекать внимание к себе.

Настроение и в правду поднялось. Многие сняли сапоги и наслаждались мягкостью травы под ногами, изучали ромашки и одуванчики, трогали ствол дерева.


Спустя несколько часов пыток планами и мелкими ссорами начальников, мы пришли к единственному решению: нам надо выставить двух магов, которые одновременно, с подпиткой от остальных магов, будут очищать скверну вокруг нежити и очищать их. Но загвоздка была в том, что общая площадь магического воздействия не известна. Решив, что условный эпицентр на кладбище, мы отправили десяток самых быстрых разведчиков для подтверждения общей площади магического воздействия, на что уйдет не менее пяти часов, но этого времени у нас нет.


-Предлагаю остановиться на том, что эпицентр в центре кладбища, основываясь на этом, взять расстояние от ближайшей группы нежити к центру кладбища, что будет радиусом. Далее, рассеять магию на этой территории и очищение пустить поверх – предложил я.

Моё предложение все восприняли молча. Задумчивые взгляды были прикованы ко мне.

/Видимо геометрии тут нет, как и смежных наук. Придется объяснять на пальцах.

Нарисовав примерную схему кладбища и соседних территорий, сверяясь с картой, я нарисовал круг, центром которого взял условный центр кладбища. Прочертив линию от границы круга к центру, я написал «100».

-Вот, к примеру: если расстояние от ближайших трупов до центра кладбища сто километров, то диаметр 200 километров. И во всех направлениях от центра будет 100 километров.

-Мы поняли, но если умертвия расходятся не ровным кругом? – задал кто-то вопрос.

-То можно взять с запасом на 2-5 километров – предложил Малик.

-Есть и другой вариант, намного легче. Я могу магически узнать их количество и то, на каком расстоянии они распределены – предложил я, вспомнив о радаре.

В шатре поднялся гул. Все переговаривались и о чем-то спорили.

-Хорошо, давай – скомандовал тысячник Ренар – если вы можете это сделать, то прошу вас сделать все, что возможно, для того, что бы помочь уничтожить нежить.

Положив на карту своё кольцо с радаром, я мысленно начал настройку его поиска. Общая настройка заняла не более пяти минут, но мот правильно обозначить границы сканирования и границы визуального воспроизведения картинки оказалось сложнее. Радар не мог знать точная ли карта, да и не факт, что карта выдерживает пропорции. Пришлось сначала загружать её саму в радар, редактировать с фактическими данными, а только потом задавать запрос.


/Вы модернизировали радар. Теперь вы можете добавлять карты или сканировать местность самостоятельно, делая свои поиски точнее.

Вами получено достижение «Картограф» - ваши карты точны и надежны. Ваша способность ориентирования на местности почти безупречна.


-Пять миллионов. Пять… и шесть нулей…. Пять!!!!

Ренар держал себя за голову и, вытаращив глаза, смотрел на траву под ногами. Все были в отчаянии. Оказалось, что каждые тридцать минут, количество нежити увеличивалось на две сотни, а каждый час из пятидесяти трупов слипалось по одному умертвию, благо не постоянно, а всего по три – четыре. Но был и плюс. Не равномерно были распределены силы, и они вытянулись в овал, а центром было уже не кладбище, а центр дороги, что означало меньший расход манны и сил.

Глава 9


Утро в лагере было чудесным. Сладкий запах каши с изюмом и свежего хлеба разбудил лучше, чем чашечка кофе. В приподнятом настроении я вышел их шатра и направился к лоханям. Группы воинов разделились на две части. Первая была только женской, и состояла из вычурных дам, гордо отводящих свои носики от второй. В принципе оно и ясно, ведь в первой были воины женского кавалерийского полка. Они были все стройные, особо не выдавалась мускулатура, а кожа была гладкой и без шрамов. Тонкие майки, явно из очень нежной ткани и белье, напоминавшее белье шестнадцатого - семнадцатого века, а возможно и шорты с рюшечками. Их фигуры походили скорее на модельные, нежели на фигуры бывалых воинов. А вот вторая группа была общая. Тут и грозный воин в два метра ростом и метром вширь, и низенький гном, накаченный не хуже, а по силе может и сильнее, и красивые девушки с уродливыми шрамами и ожогами. Сразу видно кто тут был в боях, а кто носил мундир.

Малик вышел из шатра вслед за мной.

-Ну что, займемся твоими маслами? – спросил Малик.

-Давай! Только не забывай, нельзя привлекать внимание.

-Да брось! Кто будет смотреть на твоё щуплое тело?

Малик осмотрел меня с ног до головы. Сделав не однозначное выражение лица, он осмотрелся и, решив что-то для себя, хлопнул меня по плечу.

-Ладно, уже не щуплое. Я просто с собой сравниваю, но для меня ты все равно слабак!

Малик прав. Я не особо отличался от большинства воинов, которые были прямо измалёваны шрамами. Моё тело хоть и уступало горе мускул Малика, но оно было явно лучше развито, чем у магов. Вот как раз и они подошли к лоханям. Тощие, почти все бледные и изнеможенные. Их сила не в их мышцах, а в манне и мозгах. Собственно и тут они мне уступают. Если верить Кэттерин и некроманту, то тут нет ни одного мага, способного, хоть что-то противопоставить мне, однако у меня очень маленький магический опыт, что не может меня не беспокоить.

Физически я стал сильнее, манны уже много и её реген также очень быстрый, но вот действительно сильных заклинаний я знаю мало. Если я правильно понял, то я интуитивно создаю магические заклинания, которые сам представляю себе, а некоторые я могу уже осознанно сотворить, и даже контролировать процесс.

Когда мы разминались, я заметил, что моя физическая сила все-таки увеличилась. Я теперь спокойно выполнял стойку на руке, и даже мог пять раз отжаться на левой и восемь на правой, а тяжелый, тренировочный тесак, длиной не менее трех метров, уже не пытался выскользнуть из рук, а чувствовался продолжением моей руки. Сейчас тренировки Малика больше походили на проверку моей выносливости, ведь отжимался я уже с грузом на спине, а Малик подбирал вес так, чтобы я смог отжаться не более десяти раз, собственно как приседания и даже скручивание.

Почти два часа тренировок вымотали моё бренное тело так, что хотелось упасть и заснуть дня на два, но Олла привела меня в чувства, отвесив Малику «леща», а мне, дав настой из местной травки.

-Чаво ты его гоняешь, гротовское отродье? Он не мечник и не берсеркер, он маг… хотя сейчас и на берсеркера похож не меньше… - Олла пристально всматривалась в моё дрожащее тело. Все мышцы дрожали и пульсировали, а кружка с настоем дрожала в руках, будто я с перепоя – но не суть! Главное, что он ведь не должен на передовой мечем махать, а ты его как заправского берсеркера муштруешь…

Я чувствовал силу, да и видел результат жестокого обращения с моим бренным тельцем. Теперь я мог похвастаться отчетливыми кубиками пресса и не слабым рельефом рук и спины. Мои руки теперь с трудом вмещались в рукава куртки, а штаны стали жать в бедрах и икрах.

Отведя нас к лоханям, Олла ещё раз прописала громиле-Малику пенделя, дав зарок, что если ещё раз увидит, как он издевается над «маленькими», то он испробует на своей голове её любимую чугунную сковородку, коею испытали Горт и некий Ларен, который теперь не только боится сковородки, но и её обладательницы.

Я давно не маленький, но её забота была мне приятна. Будто мама… Олла и в правду была мамой, хоть и не моей.Она проявляла материнскую заботу ко всем, даже орк-полукровка, который принадлежал к вольной армии империи, получил новые, штопаные портки и перешитые ботинки. Олла его сразу заметила, особенно он выделялся тем, что его форма была ему слишком мала, а пальцы ног выглядывали из форменных, армейских сапог. Я уже молчу про кастрюлю на голове, исполняющую роль шлема.

-Рохан! Давай тебе спину потру – обратился Горт – а то твой друг тебя так загонял, что руки ты сейчас поднять сможешь только чтобы прикрыть стыд…

Горт был как всегда прав и проницателен. Собственно я ещё не успел дать ответ, как он взял меня за руку и буквально силой усадил в лохань. Усердно намыливая мне голову и спину, Горт рассказывал мне общую расстановку и утвержденный план борьбы с нечистью. Я конечно его слушал, но от его усердия, было больно и запоминал я только тезисно.

-Короче – подытожил он – твоя задача как можно больше влить манны в мага, который будет рассеивать магию воскрешения, потом долбануть как можно эффектнее по трупам, а остальное сделают стрелки и пехота. Все ясно?

-Ага, только вот чем? Какое заклинание может уничтожить такое количество трупов за раз?

Ответ я знал, у меня в запасе было заклинание «Черная дыра», которая могла всосать не только всю нечисть, но и землю под ними, но выдавать себя как-то не хотелось.

-Дак известно, чем… у тебя ведь получилось то пламя до неба…

/Черт, теперь я раскрыт. Не думал, что Горт знает. Не хотел ему говорить, да и он не спрашивал, но ощущение такое, будто я его обманул, и мой обман стал явным.

Минуту мы молчали, но после того как Горт заметил что я напрягся, он продолжил.

-Да не тушуйся ты так, знают не все, только я, Олла, Кэттерин и графиня. Ну, некромант ещё знает с императором. Просто все понимают, что ты очень сильный маг, но не думаю, что кто-то хочет тебя убить или еще чего… Некромант вообще знает видимо больше меня и императора… Он к тебе с почестями и уважением…Будто ты его учитель. Не хочешь поделиться секретом? – не дожидаясь ответа, Горт продолжил – да в курсе, что не скажешь. Не переживай, я понимаю, что не для обмана, а для сохранения как своей, так и нашей шкуры. Ты пойми, Рохан, я как друг тебя прошу – не подставляйся. Если тебя что беспокоит, то я всегда выслушаю, если скажешь, чтобы я про что-то молчал, так я пойму. Я ведь не дурак… ты мне друг! Мы все твои друзья… кроме Оллы – шепотом сказал он – она всех считает своими детьми… даже меня…

-Бывают такие секреты, от которых груз ответственности слишком велик, и раскрыв его жизнь, станет резко короче.

Мне стало не по себе. Горечь подступала к горлу. Я ведь другу вру.Вру и не могу признаться, боясь его потерять. Хоть и говорят, что друзьям надо говорить все, они на то и друзья, но в моём случае моя тайна опасна. Некромант знает, гоблин с рынка знает, но они не заинтересованы в пакости для меня, скорее в выгоде, а может им просто не хочется ввязываться в неприятности.

Уже вытираясь, мне сообщили, что наша еда уже в шатре, и что Олла устала держать её в котле и охранять от ненасытных ртов бывалых вояк, поэтому если каша остынет и станет не вкусной, то мы сами виноваты.

Естественно мы с Маликом поспешили в наш шатер. Мы успели вовремя, хоть каша и начинала остывать, но она была ещё вкусной. Сегодня нас ждет не только полномасштабная битва, но и не хилое изнеможение. Маны мне придется вливать много и большими порциями, а её отсутствие я уже испытал на себе. Голова начнет болеть и кружиться, может пойти кровь и вообще в обморок можно упасть. Поэтому мне вручили какой-то пузырек и инструкцию.

/Измеритель маны.

Фиолетовый – маны много; Синий – маны половина; Бледно-голубой – мана на исходе, стоит прекратить расход манны.

Взяв колбу с прозрачной жидкостью в руки, её цвет сначала стал бледно-голубым, потом начал синеть и в итоге стал фиолетовым, но подержав немного дольше в руке, фиолетовый цвет начал темнеть ещё. В жидкости стали плавать черные пятна, слипаясь и становясь более густыми. Решив не экспериментировать дальше, я положил колбу с инструкцией в карман походного рюкзака. Расспросить некроманта всегда успею, может это такая реакция только на меня, а может это нормально, шут его знает, как эта магическая хрень должна работать.


Графство Мартирр. Покои графа.

Граф сидел за письменным столом, изучая планы города и новые счета.Графиня отбыла в столицу, как и половина стражи, возложив на него обязанности, с которыми он уже с трудом справлялся. Ещё года два назад он мог разобрать две такие стопки бумаг, но теперь территория города стала вдвое больше, как и жителей и их проблем. Приемы стали затягиваться допоздна, а казна увеличилась в десятки раз. Стопка бумаг, стоявшая на полу, возле стола, была чуть выше лампы, освещавшей стол. Граф буквально потел, стараясь вникнуть в дела, но получалось очень плохо.

Слуги заходили в кабинет, приносили новые бумаги и уносили уже подписанные, когда в кабинет вошел слуга, неся бокал с красным вином и черную шкатулку, обитую кожей.

-Что это? – спросил граф, приподняв в изумлении бровь.

-Послание от сэра Коока.

В оглушающей тишине, граф аккуратно взял в руки шкатулку. По весу она была чуть тяжелее короткого кинжала. Приоткрыв крышку, граф обнаружил кольцо и записку, вдетую через него.

/Граф! Ваше задание выполняется по графику, но есть проблемы хуже! Есть вероятность, что столицу будут захватывать, и это не мы! Срочно требуется либо предупредить императора, либо успеть раньше, чем начнут те, кто решился на этот отчаянный шаг.

-Дурная весть… - подумал граф – а кольцо от разведчика из столицы. Видимо как подтверждение подлинности сказанного. И что теперь делать?

Граф откинулся в кресле. На его лице читался и страх и азарт, и даже обида.

- Очень удачный момент для свержения императора, но тот, кто это придумал гений, как он только призвал нежить, или это случайно? А может это некромант… Многие желают поменять власть, но только единицы говорят об этом вслух.

Резко подобравшись, граф взялся за перо. Он решительно написал ответное письмо, закрепил его личной печаткой и отправил в той же шкатулке.

Графство Мартирр. Штаб-квартира теней черного крыла.

Кэттерин паковала документы. Сегодня последний спокойный день. Уже через час она выезжает в столицу, где встретится с отцом леди Майли и совместно вступят в бой против нежити.

-Хочу спать – простонала Кэттерин – я, гро вас всех дери, уже больше двух суток не смыкала глаз… гротовы отчеты… гротовы дела двора и знати… хоть в дороге посплю…

Все члены основной группы разведки Кэттерин уже выполняли её указания. Кто-то был в соседней империи, кто-то в других графствах и наделах, а кто-то уже был в лагере и ждал боя. Сегодня и она отправляется на защиту столицы. Осталось уже не так много времени, буквально за час до того, как сядет солнце, отряды нежити подойдут до первых рядов обороны столицы. Спешить некуда, но уже хочется скорее в телегу, и ехать в столицу.

Оставив записку для своей горничной, Кэттерин буквально выпорхнула из здания, наградив улыбкой зевак. Настроение было приподнятым, ведь обдумав все государственные дела и задачи, она могла подумать о чем-то личном, о чем-то… что вогнало её в краску, от чего и кончики ушей покраснели.


Деревня Ликтор. Северная граница столицы империи.


Лагерь кипел жизнью. Воины обсуждали тактику, хвастались своими подвигами и силой, кто-то просто тренировался. Малик сидел за столом с воинами и травил байки, ловя на себе не двусмысленные взгляды голодных до сильных мужчин, женщин. Даже бравые, вычурные войны женского кавалерийского полка поглядывали в его сторону с не скрываемым интересом. Если так пойдет и дальше, то через девять месяцев тут начнется демографический взрыв.

Я набрал закусок из ближайшей харчевни и шел в свою палатку. Необходимо было подготовиться к бою. Очень сильно нервничал и переживал. Я не так и часто использую на практике магию, чтобы быть уверенным в том, что смогу не только контролировать её, но и вообще воспользоваться ею.

Уже на пороге в палатку, меня остановил некромант.

-Сэр Рохан. Мне нужно поговорить с вами. Вы уделите мне некоторое время?

-Сэр Луис Дер. Хопф? Конечно. Думаю, нам есть, о чем поговорить.

Отодвинув ткань входа в палатку, я впустил первым некроманта, осмотревшись по сторонам, я не заметил смотрящих в эту сторону людей, но ощущал на себе пристальный взгляд.

Сев на стул без спинки, некромант взмахнул руками и палатку покрыла прозрачная, похожая на мыльный пузырь пленка.

-Это защитный купол. Он защитит нас от подслушивания на всех уровнях и не даст увидеть действия, происходящие внутри – пояснил некромант.

-Это замечательное заклинание. Так о чем вы хотели поговорить?

-О вас! Вы демиург. Я чувствую вашу силу, я вижу, как вы обращаетесь с магией. Ваша магия сильно отличается от обычной.

-И чем?

-Вы можете её видеть, а мы видим только её силуэты и схемы. Вы создаете магию, а не читаете заклинания, подчиняя манну изнутри или извне. Вы другой.

-Это плохо? – я насторожился.

Моё напряжение не могло пройти бесследно. Некромант читал мои эмоции, однако не стал выказывать какие-либо протесты или как-то принижать меня за это.

-Вы хороший человек. Все демиурги хорошие, но вы не понятные, а власть и империя боится всего непонятного, от чего старается избавиться от этого как можно скорее. Скрывайте свою магию и старайтесь пользоваться общеизвестными заклинаниями. Возможно таким образом вы дольше сможете оставаться вне угрозы.

-Спасибо за совет, Луис Дер. Хопф, мне уже давали его, некий гоблин из лавки мечей.

-А – некромант немного завис, видимо усиленно вспоминая кого-то – знаю его, он был на службе одного клана магов, который в итоге был распущен за превышение полномочий. Они тогда под видом уничтожения демиургов, уничтожали слабых магов, которые не хотели платить дань. Теперь другие времена. Самая серьезная опасность – это падение стоимости золота и алмазов. Люди заняты личным обогащением.

-Так чего вы хотели ещё мне сказать? Или я могу уже задавать вам вопросы?

-Хотел попросить вас показать мне силу демиурга… простите, но я очень любопытный. В последний раз видел силу демиурга лет пятьдесят назад.

Окинув его подозрительным взглядом, я решил, что ему можно довериться. Если бы хотел меня убить, то попытался бы это сделать ещё той ночью, когда ложились спать.

Протянув руку вперед, ладонью вверх, я сосредоточился на земле под ногами. Она была хорошей и плодородной, состав был не однородный, но достаточно сбалансированный для сельского хозяйства, однако сейчас я искал металл. Найдя его, мысленно потянул к себе, плавя по пути и играясь с формой. Я ещё думал, что сделать, но в предвкушении боя, я решил сделать щит.

Из земли потекли тонкие струйки темной жидкости, раскаленной так сильно, что в палатке становилось тяжело дышать. Видимо стоит убрать температуру, лучше просто разобрать по молекулам, а потом уже соединять, а то так можно термальный ожег получить… Спустя некоторое время, по ощущениям это длилось минут пять, над моей рукой уже крутилась большая сфера из мелких частичек металла. Придумав ей форму овального щита, металл соединился и послушно принял эту форму.

Луис смотрел на щит огромными, полными восторга и неподдельного ужаса, глазами. Молча осмотрев щит, он осторожно прикоснулся к нему. Трогая сначала осторожно, пальцем, будто тыкал палочкой в коровью лепешку, потом положил ладонь.

-А он прочный? – шепотом спросил Луис.

-А ты попробуй. Я могу контролировать не только его форму, но и состав. Могу сделать устойчивым и мягким, а могу сделать очень прочным, но хрупким.

-А из магии… разрушительной… чего можешь?

-Это я хотел показать на нежити, хотя после твоего предупреждения, думаю, что и метеорита с неба будет достаточно.

-Метеорит? Это что? – озадачено, посмотрел на меня некромант, подняв обе брови.

-Это твёрдое тело космического происхождения, пройдя через твердые слои атмосферы, он раскаляется и даже загорается.

По абсолютно пустому взгляду некроманта я сразу понял, что очень многие слова он в принципе не знает.

-Короче, это кусок глыбы… горящей глыбы, летящей с неба.

-Ты… ты можешь призвать «кулак небес»?

Я немного потупился. Возможно, я был прав, когда думал, что здесь нет представление о космосе и астрономии.

-Да, только у нас… в моей стране так называют этот эффект заклинания.

Ещё минут сорок мы сидели и общались, обмениваясь информацией о магии и вообще способах её контроля и обнаружения.

Как оказалось, обычные маги, не выше четвертого круга магической школы, не видят ману и воздействия магии, хотя и высшие маги видят только схематически путы и вязи маны, в отличие от меня. Некромант поведал, что в личных записях демиургов всегда говорилось о том, что они видят не только ману и её источники, но и само проявление магии. Контроль такой магии намного легче, ведь представить магическое заклинание не по силам обычному магу, и при разрушении или изменении магического заклинания, маги видят только схему, а если заклинание создано демиургом, то там схема не одна, а огромное множество и они переплетены между собой. Если взять такое заклинание как магические кандалы для заключенных, то обычно это просто схематический круг с петлей, который цепляется к земле, его уничтожить можно в любой точке и, имея определенный запас маны, влитый на уничтожение, а вот с заклинанием от демиурга так не получится. Такое заклинание уничтожить можно только точечно и только в определенном месте, и то у мага должно быть столько же сил, как и у демиурга, что в принципе не возможно.

Наш разговор был наглым образом прерван шумом за пределами шатра. Убрав защиту, некромант вышел первым. Я, выйдя из шатра, увидел хаос. Войны в спешке надевали броню, хватали оружие. Командиры выкрикивали приказы.

-Раньше! Они подошли раньше ожидаемого! – доложил некроманту стражник.

-Понял. Беги в строй. Всем приготовится! Начинаем сейчас же!

Началось. Теперь надо следовать плану, хоть и слишком рано, но нам отступать некуда.

Заняв свою позицию, позади двух магов, я положил ладони на их плечи. Сейчас нужно создать достаточно большой резерв маны и поделиться им с ними. После команды «Давай!», я начал вливать ману. Маги выставили руки вперед, посылая жгуты заклинания в сторону туч над нежитью. Проследив за жгутами, я разобрался в структуре заклинаний. Это был набор символов. Грубые, немного ломаные символы сливались в очень длинный текст, рывками, идущий в сторону туч. Смоделировав само заклинание, я понял, что оно слишком слабое, но эффективно при длительном воздействии.

-Что же, я не буду мешать – подумал я – но стоит немного ускориться.

Уже совсем близко стали появляться трупы. Кости давно ушедших на тот свет, вырывались из-под земли, крепя и издавая гортанные звуки. Смрад от их разлагающихся тел был не выносим. Войны уже были связаны боем, а время тянулось бесконечно долго. Заклинание было еще не до конца прочитано, но трупы уже прошли первую линию обороны, разметав на своем пути частокол и колья, преграждающие им путь. Бились все, стараясь как можно дольше сдерживать натиск нежити, но она не поддавалась мечам и секирам. Стрелы затмевали небо, втыкались в трупы, но тут же разъедались кислотой их тел.

-Маги! Гро вас бери! Сильнее! Рохан, помоги им! – прокричал в нашу сторонунекромант, посылая подобный луч магии в землю под ногами нежити.

Что же, поможем, но только так, что бы потом меня за жопу не взяли - подумал я.

Мысленно потянувшись к источнику жгутов заклинания, я увеличил толщину плетения, размножив знаки и добавив им плавности. Теперь жгут походил на целую реку, линии стали мягкими, а маны уходить стало больше. Результат оправдывал мои ожидания. Небо стало светлеть, тучи над нежитью стали исчезать, а нежить замедлилась и уже не восстанавливалась так быстро как раньше.

Удар. На мое лицо полилась кровь. Брызги крови и испуганное лицо мага смотрит на меня. Лич свернул шею магу, которого я подпитывал. Теперь одним потоком заклинания стало меньше.

Лич атаковал магией на расстоянии, вытягивая из воинов кровь и силу, сворачивая головы магам и сильно прореживая ряды солдат. Хилые тычки мечами его особо не беспокоили, только сбивали длинные заклинания.

-Мы почти сняли морок! Держитесь! Ещё пять минут! – кричал Горт.

-Помогите Рохану! – крикнул некромант.

В ушах звенит, а сердце уходит в пятки. Отстукивая дикий ритм, вены наполняются кровью. Вокруг все плывет, в мою голову будто впились тысячи раскаленных игл. Озираясь по сторонам, я искал источник своей боли. Я чувствую его взгляд, холодный и пустой. Безжизненный взгляд мертвеца. Моя смерть – это не его воля, он просто выполняет приказ, от того он слаб. Я стою на ногах, подпитывая мага. Мой взгляд падает на темный силуэт в сотне шагах от меня. Впадины глазниц чернее ночи, обрывки кожи на белоснежном черепе, кривые, редкие зубы застыли в оскале. Это лич. Эта тварь пытается меня убить. Я чувствую, как моя шея хочет подчиниться, повернувшись, не естественно резко, на все сто восемьдесят градусов. Силы не покидают меня, но концентрация упала, от чего поток маны упал почти до нуля.

Справа от меня Малик поднимает упавший двурушник. Проследив за моим взглядом, он делает правильный вывод и с усилием стартует в сторону лича. На его пути разлетаются трупы, выставив меч, готовясь проткнуть лича, он будто в замедленной съемке обрушивается на его силуэт.

-Защита… Это отродье поставило купол защиты – кричит некромант.

Малик не успевает увернуться. Буквально натыкаясь на шит, его с силой отталкивает от лича, будто кто-то резко потянул его за шиворот.

-В Тавду их всех, через Тугулым… - выругался я, стараясь, справится с болью в голове.

Мне тяжело стоять и думать, лич буквально выматывает не меня физически, а мою душу, высасывает мою ману и силу. Точно! Если я направлю его же поток ему обратно, это может помочь.

Свободной рукой я попытался перенаправить его магию ему обратно.

Удар. Сильный ментальный удар пронзил мою руку. Опав безвольной, сломанной куклой, она отказывалась мне подчиняться, и просто висела.

-Жеваный крот! Вы у меня страусами все резко станете… экскременты мамонта! ... цистит старой проститутки…

Адреналин нахлынул новой волной. Мне было не страшно, я думал только о том, что мы ещё не развеяли магию, что защитить себя уже не могу. Теперь была только злость на себя и того лича, который пытался проникнуть мне в мозг… Мозг… у них ведь нет мозга, значит они не владеют ментальной защитой!

Ещё с института помню, что у некоторых людей ментальные способности были, а ученые доказали, что это импульсы мозга посылаемые как радиоволны. Значит, если я попытаюсь не создать поток маны или заклинания, источником которого есть я или пространство вокруг, а напрямую буду воздействовать на самого лича, то могу что-то сделать.

Посмотрев в пустые, черные глазницы лича, я создал в его голове огонек, маленький, но способный осветить пространство в его пустой голове. Хоть у меня и получилось, и я знал, что должно получиться, я всё же удивился. Его череп буквально вспыхнул изнутри. Пламя буквально вырывалось из его глазниц и рта. Тело засветилось и казалось, что покрывается трещинами. Еще мгновение, и вот ошметки лича разлетаются над полем брани.

Снова сконцентрировавшись на подпитке маной, я обнаружил, что уже некого подпитывать. Маг, которого я наполнял маной, был мертв. Он будто молился, поджав под себя ноги, но выпавший язык из окровавленной головы, повернутой на девяносто градусов, говорил о не совместимости этой позы с жизнью. Теперь я напрямую, сам создавал заклинание. Я просто лишился проводника.

Спустя несколько бесконечно долгих минут, магия рассеялась. Мертвецы буквально в несколько раз ослабли. Часть их сама опала, но угроза оставалась. Заклинание, заставляющее их подниматься из земли и подпитывающее их, еще не рассеяно.

-Не думай обо мне! – прокричал некромант – «Кулак небес»…

Я понял. Он хотел посмотреть на метеорит… психопат! Этот некромант настоящий псих, если думает, что нас не заденет. Но идея мне нравилась все больше.

Вот и момент истины. Нужно напрячься и притянуть метеорит.

Закрыв глаза, я начал представлять себе этот кусок камня, который мчится в сторону земли. Нужно рассчитать траекторию его падения, черт… калькулятора нет. Тогда представим примерно. Вот эта глыба летит… у неё очень большая скорость, но по мере прохождения через атмосферу планеты, он замедлится. Надо не сильно шандорахнуть, а то и нас накроет.

Малик.

Малик бился с нежитью. Не умирающей нежитью, которая не знала усталости и страха. Любой удар, даже самый сильный и размашистый они не блокировали и не уворачивались. Принимая на себя удар, их разрезало надвое, дробило им кости и отшвыривало на сотни метров, но после, они вставали и снова шли на него.

Прошло не более часа с начала боя, а казалось, что прошла уже вечность. Руки болели, а меч начинал затупляться. Где-то вдалеке, в метрах трехстах, раздался крик некроманта. Рядом стоял Рохан, и поэтому Малик, не раздумывая, бросился на подмогу. Было не важно, убивают там кого, или просто ноготь сломал, там был его друг, а он не должен погибнуть.

-Я тебя уже чуть не потерял, «штопаный ты плащ одинокого путника»!!! – прорычал Малик, расталкивая на бегу ходячих трупов.

Заметив направление болезненного взгляда Рохана, Малик предположил, что тут дело в том личе, который застыл в безмолвной позе, протягивая к нему руки. Между ними было метров двадцать, может и больше, но это лич, а значит он маг. Не теряя секунды, Малик поднял с земли двухметровый тесак, отбросив свой, изрядно затупленный меч, и с силой бросился на лича.

/Ещё мгновение, и я его проткну… проткну эту тварь…

Уже в полуметре от самого лича, Малик наткнулся на невидимую преграду, которая с силой отшвырнула его обратно. Пролетев более двух метров, Малик упал в вытоптанную землю.

-Черт, да что за хрень тут твориться? Мне нужна убер-пушка или плазмамёт какой…. Почему я не могу просто убить этих гадов?

Рыча, проклиная нежить и этот мир, Малик медленно вставал, оглядываясь и оценивая ситуацию, а она была не самая приятная. Его успели окружить, а двухметровый меч превратился в обрубок, длиной не более локтя, что в его руках смотрелось также нелепо, как розовый фаллос в руках брутального байкера.

Округ Малика столпилось не менее сорока ходячих трупов, но как не крути, но тут нужно не слабо постараться, чтобы не сдохнуть самому, да еще и с таким «огрызком».

Северная граница столицы империи. Подъезд к деревне Ликтор.

Кэттерин ехала в телеге. Мечтательно смотря в голубое небо, наливающееся красными разводами. Сегодня она увидится с Антоном, и эта встреча должна пройти безукоризненно.

/Так, бельё одела, вроде… - оттопырив краешек штанов у пояса и край рубахи, она согласно кивнула – да, комплект. Волосы стянула в тугую косу… а если ему нравится распущенные… надеюсь только волосы – немного надула губки и свела брови – он ведь ждет, ждет меня, и мы…

-…будем гулять по лесу, собирать цветы и любоваться пейзажами… - прошептал тоненький, мелодичный голос, прямо над ухом Кэттерин.

Резко поднявшись на ноги, Кэттерин чуть не потеряла равновесие и не выпала с телеги.

Прямо перед ней, на скамейке, у края борта, сидела юная девушка. Васильковое платье, стройная и очень тоненькая фигурка, на босых ножках красовались тоненькие танкетки с красивыми бантиками.

-Ты не бойся, я тебя не обижу. Кэттерин, выслушай!

Кэттерин медленно и осторожно отвела руку к спине. Там, на поясе, под ремнем, находился скрытый кортик, который она уже не раз использовала, но сейчас она была в замешательстве.

/Скорость телеги не позволяла бесшумно на неё залезть, а значит она тут либо от самого города, либо…

Не успела Кэттерин сформулировать мысль, как маленькая ладошка девочки опустилась её на голову.

-Не переживай так, все хорошо. Меня зовут Лили. Тебе стоит сейчас думать не о том, как ты хорошо проведешь свое время с возлюбленным, о том, что с каждой секундой ваша встреча становится все маловероятней… - на последнем слове девочка исчезла, посмотрев в сторону деревни.

Обернувшись в ту сторону, где была деревня, Кэттерин с ужасом и жгучим сердце страхом, заметила, что над деревней уже сгустились тучи. Из деревни буквально бежали люди, а вдалеке блистали всполохи магии и выпущенные стрелы.

-Боже! – воскликнула она, в ужасе наблюдая как в стороне деревни идет не шуточная битва – да что там случилось? Еще ведь рано!

Обернувшись, желая спросить маленькую девочку о том, что случилось, Кэттерин увидела, что та просто рассеялась.

-Думаю я ещё увижу ее – уже шепотом сказала Кэттерин, поворачиваясь в сторону деревни.

/До деревни еще час езды, а по прямой, через холм, всего двадцать минут, но телега такое не выдержит.Поеду верхом…

Вытащив из-за ремня кортик, Кэттерин оседлала коня, распрягать было некогда, и просто чиркнув по ремням, освободив бедное животное от телеги, она громко гаркнула, давая понять коню, что нужно ускорится и перейти на галоп.

Уже через десять минут Кэттерин была на въезде в город. Бой проходил ещё за северными воротами, но крики и грубая брань, были слышны и отсюда.

Конь Кэттерин встал на дыбы, будто наткнулся на не преодолимое препятствие. Он наотрез отказывался проезжать дальше, протестующе фыркая и тряся головой. Делать нечего, и Кэттерин пришлось спешится. На коне она доехала уже до центральной площади деревни.

Сделав всего пару шагов, она заметила, что все вокруг как-то потемнело, а пространство стало принимать оттенки красного. Ускорив шаг, Кэттерин внимательно всматривалась в окружающую её обстановку, высматривая причину такой перемены оттенков и красок. Мельком взглянув на небо, она остановилась.

Сердце забилось в диком ритме, казалось сейчас вырвется из груди и убежит. Тело само уже повернулось в обратную сторону, желая убежать куда подальше и окопаться как можно глубже.

Небо будто загорелось. С небес падал, в сторону центра войска нежити, огромный камень, полыхающий и дымящий. От него откалывались не большие куски, сгорая и развиваясь в небе. Он с каждым мгновением становился все ближе, от чего казалось, что он увеличивается в размерах.

Взяв себя в руки, Кэттерин рванула в сторону бушующей битвы.

/Там Рохан… нет! там МОЙ ЛЮБИМЫЙ! Он может погибнуть!

Кэттерин бежала так быстро, что слезы срывались с её глаз, и было не понятно даже её, плачет она или это от того, что ветер бьет ей в глаза.

С размаху влетев в самую гущу сражения, ища глазами Антона, она ловко укорачивалась от цепких, но уже медленных культей нежити. Вонзала ножи в голову, перепрыгивала через ходячие трупы, била в голову своим острым каблуком, рвала плоть и отрубала головы, но взгляд блуждал, ища того единственного, чью голову она хотела видеть только улыбающейся.

Её взгляд упал на серого громилу Малика, разбрасывающего… нет, скорее сеявшего прах над землей… Этот великан, с головы до ног измазанный кровью и темно-зеленой жижей, рвал и перемалывал нежить, искусно выражался, описывая в красках процессы спаривания его, с этими трупами и тем магом, который их призвал, грозясь надругаться над ним в геометрической прогрессии, за каждое больное место на своем теле, особенно ярко он упомянул ягодицу, в которую вцепились клыки мертвых гончих.

/Тут Малик, значит где-то рядом и Антон – думала Кэттерин, в панике ища его глазами.

Антон был замечен спустя несколько минут боя. Он бежал ей на встречу, бежал с печальным, даже молящим выражением лица. Он что-то кричал, выставив вперед руку. Он уже был близко, и Кэттерин улыбнулась, протягивая ему свою…

Он промчался мимо…

-Расступись! Дорогу… Мля… Изюм… – выкрикивал Антон, убегая в деревню.

Кэттерин стояла не подвижно. Вот так и встретилась она с возлюбленным…

/И куда это он?

Резкий удар. На мгновение Кэттерин потеряла равновесие и упала на одно колено. Череп мертвеца, отлетевшего от удара Малика, попал ей точно в голову.

-Ты чего творишь, верзила?!

-Да ладно тебе, не ной, девчонка, впереди ещё долгий бой, не расслабляйся! Я после займусь твоим воспитанием и потренирую тебя.

-Не нуждаюсь! – громко фыркнула Кэттерин, входя в раж битвы – тебе самому стоит у меня поучиться!

Воины бились с новой силой, теперь у нежити не было той ловкости и силы, да и они перестали так быстро двигаться, что теперь позволяло экономнее расходовать свои силы.

Мелкие царапины от когтей гончих, синяки и ссадины от ударов нежити и звон в голове от личей. Вот он, раж боя, когда кровь, льющаяся вьюшкой из носа, попадает в рот, от чего она кажется сладкой. Когда болит все тело, от многочисленных пропущенных ударов врага, когда в голове, под эффектом адреналина, играет любимый марш и сознание орет тебе: - «мочи их всех, пока не насытишься их кровью, пока есть ещё в жилах кровь, а враг ещё может дышать»

Огромный, раскаленный камень все приближался, когда некромант прокричал «Валим».

Почти все, кто был связан боем, и кто уже освободился, подняли головы вверх. С минуту все соображали. Кто-то сразу рванул в сторону деревни, кто-то стоял как вкопанный, наслаждаясь этим завораживающим и смертельным зрелищем. Но когда все сорвались с места и побежали за ворота деревни, хватая зашкварник тех, кто любовался смертельным видом, приближающейся смерти.

Вот она стоит, запыхавшаяся и потная, сжимая в руках меч и кортик, и озирается по сторонам, с надеждой ища вокруг Антона.

-Сейчас должно тряхнуть, но вы не бойтесь, я укрою нас куполом – прокричал некромант.

И он был прав. Уже через минуту, эта раскаленная, огненная глыба упала прямо на полчище нежити, словно горячий нож в масло, вошла в землю, поднимая волну черной земли и пыли, вбивая в землю нежить. Крики полу разумныхтварей перемешивался с грохотом земли и ломающихся домов. Ударная волна ударила уже спустя долю секунды, после прикосновения метеора с землей, от чего магический купол дрогнул и начал осыпаться. Но сразу, как только он треснул, он заискрился новыми красками, утолщался и увеличивался в геометрической прогрессии, накрывая всю деревню и даже начал расширяться в сторону места падения огненного булыжника.

Когда туман рассеялся, и стало хоть немного видно последствия столкновения, все вокруг погрузилось в гробовую тишину. Воины, маги и даже сторонние наблюдатели из семейства парнокопытных, стоявших на привязи у частокола деревни, удобряя с новой силой землю, пораженно смотрели на черную, с огненными всполохами, дыру в земле, края которой были усыпаны крупными осколками твердой пароды черного цвета. В самой воронке лежал уже не такой большой валун, по сравнению с тем, который падал. Возможно, он глубоко зарылся, а может от него откололась большая часть, которая успешно разлетелась по всей провинции.

-Ну и что дальше? Мне купол снимать, или как?

Обернувшись на страдальческий голос, натруженный и сильно охрипший, Кэттерин увидела Антона, стоящего так, словно ему очень сильно зарядили в промежность. Держа перед собой руку, он высвобождал огромное количество маны, питая купол защиты, а некромант валялся без сознания, в позе «звездочка», и блаженно посапывал носом.

/Он не только смог подпитать магов, для снятия заклятия, но и воссоздать купол для защиты, после того, как некромант упал без сознания, после мощного удара. Это сколько в нем маны? Но вот держится он явно из последних сил.

-Можешь снимать шит – охрипшим голосом сказала Кэттерин, провожая Антона взглядом.

Антон, недолго думая, сразу после команды Кэттерин, умчался за дом, перебирая ногами, словно они срослись в коленях.

Столица империи «Мергалл Окхе».

Император прохаживался по личному кабинету, перебирая бумаги, вчитываясь в каждую строчку. Его чаша с некогда горячим чаем была нетронута, а слуги боясь потревожить императора за работой, мялись в дверях, ожидая, когда тот обратит на них свое внимание.

-Император! Я по поводу чрезвычайного происшествия!

В кабинет, расталкивая слуг, вошел офицер внутренней стражи, с силой вдыхавший воздух.

Император отвлекся от документов, принял выражение лица хладнокровного правителя, но не сдержал голос.

-Докладывай. Что с деревней?- немного дрожащим голосом спросил он.

На ходу приводя свой внешний вид в более приличный, офицер стражи откашлявшись начал.

-Силы противника сломлены. Подробности разведки и доклады высших офицеров требуют расшифровки. Количество погибших и без вести пропавших также требуют проверки и расшифровке. Необходимо ждать прибытия офицеров первого ранга.

В кабинете воцарилась тишина, в которой резало уши. Было даже слышно, как юная горничная шуршала подолом платья, стараясь, через ткань юбки, подтянуть явно спавшие рейтузы, чем привлекла внимание императора. Встретившись взглядом с императором, та мигом покраснела, опустила головку, пятясь назад, протиснулась за спины старшей горничной и дворецкого.

-Нечего не понял – растерянно обратился император к стражнику – можешь доложить всё так, как есть?

Юноша помялся, но всё же достал из-за пазухи стопку писем и протянул императору.

-Это доклады от всех отрядов, от шпионов и разведчиков, плюс тут есть картинка от Сэра Пеше. Он писать не умеет, но рисует отменно. Доставили письма час назад, по магическому тоннелю.

Взяв стопку в руку, император убрал на стул бумаги со стола и сел в кресло, вчитываясь в каждый доклад. Некоторые он откладывал на стол, потом перемешивал и вчитывался снова.

/Доклад. Сэр Арион Болкиц, Старший офицер имперской армии.

Сегодня, примерно в сем часов вечера, враг появился из-под земли и начал убывать ещё не вооруженных солдат и воинов, прикомандированных к основной армии. Некромант и группа магов от империи развеивала магию над нежитью. Разобрать и подсчитать общее количество врага, было не возможно, но приблизительно их численность была не менее десятисотни тысяч. Среди них были скелеты, умертвия, личи, гули, гончие псы. Потери среди основной армии составили тристасто тридцать восемь сорок пехотинцев и два лучника. Потери других сил посчитать не смог.

Сам бой проходил вне строя. Поддерживать строй было не возможно по причине внезапного появления врага из-под земли. Поначалу преимущество было на стороне нечисти, но после снятия заклятия над трупами, перевес в силах заполучили мы, благодаря чему и сокрушили врага.

Кулак небес зачистил поле брани от остатков врагов.

/Доклад. Начальник отряда Серое крыло.

Бой начался внезапно. Войны империи небыли готовы. Старшие офицеры убежали в деревню, отдавая приказ о том, что «необходимо перегруппироваться и напасть в следующий раз»

Воины графств отличились отчаянными попытками остановить нежить, но были оттеснены до самих магов, некроманта и Сэра Рохана. План некроманта исполнен. Магическая подпитка была снята и нежить уничтожена.

О способе уничтожения нежити вы получите отчет после того, как мы сами уточним подробности у Сэра Рохана.

Сэр Рохан также смог поставить барьер, накрывший всю деревню от разрушительного заклинания, природу которого сейчас пытаемся выяснить.

Потерь личного состава нет. Потерь среди командированных – 830 мечников, 255 – копейщиков, 100 – алебардистов, 3 – лучника, 15 – офицеров третьего круга, 7 – офицеров второго круга, 1 – офицер первого круга. Деревня уничтожена последствиями магического заклинания Рохана, благодаря которому битва за неё не продлилась дольше ночи. Все жители были эвакуированы.

/Доклад. Капитана женского кавалерийского полка, Мадам Ргресс Мери Палши.

Внезапная атака нежити, в первые часы боя, полностью подавила дух моего полка. Прошу Вас, мой император, не распускать наш полк.

После того, как мне всё же удалось восстановить строй полка, мы смогли немного сдержать натиск нежити.

Было убито шестнадцать скелетов, одна гончая, два умертвия.

Потерь среди личного состава нет.

Ранения несут психологический и аурный характер:

-шесть сломанных ногтей;

-порван сапог и отломлено два каблука;


/Доклад. Исполняющий обязанности капитана отряда Волки. Сэр Элиот Сокли.

В первые минуты наш отряд был деморализован. Занимаемы е нами оборонительные позиции оказались бесполезны. Нечисть напала почти из центра собственного палаточного лагеря.

Наш погибший капитан, Сэр Ариос Борр, сражался в самом центре нападения, дав нам время на сборы и правильно ретироваться. Погиб капитан от обильной кровопотери, защищая подходы к магам. Подле него сражалось чудовище по имени Малик, коему мы безмерно благодарны за помощь.

Не могу описать имперским языком, посему описание боя прилагаю с обратной стороны письма на родном языке Хертов, вассалов Империи.

*обратная сторона письма

Чо за херь произошла – гро его знает, но этот, гро его дери, маг, сначала выполнял все по плану, но потом взял в руки трехметровый меч и начал рубить всю нежить. Перебил он дохера, причем по началу он казался очень приличным человеком, но, когда он уже полностью облился кровью, перебил фигову кучу мертвецов, несколько раз просто отшвыривал моих воинов, чтобы не мешали, даже полуорка он взял за край штанов и резко дернул назад. Он конечно спас кучу народу, но вот в том, что это маг, я уже сомневаюсь.Потом, когда я чуть не попал под удар двух гончих, он взял меня зашкварник и переставил позади себя, принимая удар на свою спину. Дальнейшие события не поддаются оценке. Он псих! Жахнул огненной глыбой по нежити,потом поставил щит вокруг деревни, а потом, когда пыль осела, бегал за мной по руинам деревни, избивая розгами и крича, что я его отравил, что я «Голидон шораный» - возможно ошибся, это явно не моё имя, и я не знаю такого человека. крича, что я его отравил. Я только изюм дал Олле для каши, не знал что у него такой слабый желудок. А когда я выдохся, этот бешеный маг уже сидел на заднице и матерился, причем где он раздобыл гномьей особой, я не знаю, но нахрюкался он знатно. *

Отличились три война Волков:

-мечник Валион – убил 120 скелетов, 16 псов, 30 умертвий;

-убийца Тейла – убила 60 скелетов, 132 пса, 80 умертвий;

-берсеркер Жуу – убил 844 скелета, 302 пса, 409 умертвий.

На правах исполняющего обязанности капитана, прошу выделить три медали и просить отпуск с содержанием для награжденных.


Остальные доклады были более непонятные и противоречивые. Кто-то утверждал, что именно он победил всю нежить, кто-то говорил, что господь помог… фанатики… Но император уже все понял, оставалось понять, кто точно достоин награды, а кто просто нахлебник. Также встревожило письмо от Сэра Рохана, написанная на обратной стороне картинки Сэра Пеше, изображающая какой-то камень в огне.

/От Рохана. ПрЫвед!

Короче, я тут подумал… У тебя там ещё переворот не случился? В общем, подозреваю, что это жу-жу не с проста!!!!!!! У тебя крыса там, и она хочет сместить твою пятую точку с нагретого места!

БЕРЕГИ ЖО с молоду, император!

Глава 10


Большой зал переговорной императора находился на втором уровне подземных катакомб, и служил укрытием при нападении на империю, от куда решались основные вопросы империи и регулировались направления армий. Сейчас, в этом зале собрались доверенные лица империи, в том числе глава церкви, четыре генерала и несколько друзей императора.

Освещение зала было мягким, красные магические светильники освещали все пространство. Большой стол, видимо простоявший без дела в этом помещении не одну сотню лет, был покрыт толстым слоем пыли, аккуратно смываемой не высоким слугой, которым косился, краем глаза, на присутствующих. Старинные кресла из вековых дубов, расписанные серебром и обитые тканью, были уже готовы принять своих посетителей.

-На сколько точная эта информация – спросил АннсАрто, отпивая из кубка терпкого вина.

-Не знаю, но догадка логична и имеет место быть – с напряженным лицом ответил император - В последнее время у самого такое подозрение.

-Не знаю я этого Рохана – с брезгливостью сказал Генерал Де. Ларку – суда по вашим лицам, вы и сами не особо ему доверяете, так с чего мы тут собрались? Наши шпионы молчат, некто не взял ответственность за происшествие с нежитью, так чего мы паникуем?

-Вы правы, вы его не знаете, но ему незачем нам врать, да и он также только предполагает, от чего я не намерен не на сйе сомневаться.

В зал ворвалась девушка.Ловко изворачиваясьиз цепких рук стражников, она юркнула между ними и оказалась в пяти шагах от императора.

-Император! Тревога! – с ужасом кричала Дила, осведомитель отряда «черное крыло», падая на колени – маг, он ворвался в ваши покои и убил вашу иллюзию.

-Так, подробнее – поднял руку император, останавливая попытки собравшихся начать бурное обсуждение.

-Придворный маг поднялся на уровень ваших покоев, убил всю стражу у входа в ваши покои, выбил двери и всадил в иллюзию сотни черных игл. Когда понял, что это иллюзия, зло выругался, поджег комнату и выбежал. На территории замка орудует нежить. Умирают люди, придворные в панике покидают дворец. Челядь укрывается в погребах.

Лицо императора побледнело. Он никак не ожидал, что предателем будет придворный маг.

/Эта тварь давно при дворе, он знает слабые места империи и об этом месте тоже. Мне совершенно не понятно, почему он решил совершить переворот. Чего он добивается и зачем.

Думы императора были бесцеремонно прерваны Ансом. Который отдернул его за рукав его длинной мантии.

-Окхе, слушай, сейчас проблема в том, что тут нет не одного мага, не считая тебя. Двери напичканы защитой, но эта защита была установлена этим-же магом, до нас войскам идти сутки, а телепортом можно попасть только ко входу во дворец. Мы никак не успеем. Мы в гротовской …

Дальнейшие эпитеты Анса были прерваны сильным ударом в запертые двери зала. Кто-то очень сильный пытался выломать тяжеленные двери зала, издавая при этом не человеческий рык.

-Уже напали – тяжело выдохнул император - Стража – холодным, готовым к бою голосом приказал император – встать в два полумесяца. Генералы – приготовитесь к бою. А мы, мой друг – обратился тот к Ансу -будем посылать магические сообщения в деревню Ликтор.

Деревня Ликтор.

Спустя всего несколько часов после боя, посреди деревни, был организован новый палаточный лагерь. Деревня отстроится, но позже, когда уйдут основные войска, а пока тут пункт помощи.

Деревенские разводят костры и готовят кушать, под руководством Оллы, солдаты регулярной армии возводят новые стену у деревни, усиливая её оборонительную способность, а маги помогают клирикам в оказании медицинской помощи.

Сейчас, когда бой окончен, ужас боя нагоняет волнами. Очень большое количество воинов погибло в первые минуты боя, ещё больше воинов сильно ранено, единицам удалось отделаться незначительными ранениями. Два свободных мага, по переменной, втирали мазь для заживления ран, в огромную серую спину Малика. Стараясь как можно аккуратнее втереть её, но впитывалась она плохо. Раны заживали легко, почти не оставляя шрамов, хотя парочку ран, на груди и руках, Малику пришлось зашивать.

Кэттерин отделалась всего парочкой порезов, да десятком синяков и ушибов, что лечилось минут за десять, а вот некромант пил склянки для восстановления маны. Морщась от горького вкуса и водя нос от сильно приторного запаха мяты, щекочущей нос, Луис глотал содержимое бутылочек и закусывал черствым хлебом.

-Эх… не так меня учили в школе магии, не так я представлял себе часы после боя… - жаловался некромант, дожевывая черствую краюху хлеба.

Воины, чьи раны не угрожали здоровью и те, кто уже был вылечен, просто сидели у костров и говорили не о чем. Кто-то хвастался своими подвигами, особенно этим выделялись воины имперской армии, под командованием сэра Ариона Болкиц. У одного из таких костров сидели воины отряда волков, которые уже успели помянуть своего покойного командира и старались перестать думать о смерти. К костру подошел один из воинов имперской армии, в идеально отполированной броне, которого быстро послали в гротовы чертоги, за то, что начал хвастать своими подвигами и пытаться набирать добровольцев из неизвестной ему группы воинов.

-Тут вспомнил анекдот, который мне командир наш рассказал, когда мы на разведку в северные земли ходили – шмыгнув носом, начал молодой воин.

-Попали к циклопам воины трех рас: эльфы, гномы и люди. Так циклоп один и сказал им: «Мы дадим каждому из вас по лошади и еды для неё, а через сутки она должна заговорить. Если не заговорит, то съедим вас.» Ну они приуныли. Эльф, значит, взял кобылу первый, еды для неё и пошел в лес. Спустя сутки выходит из леса. Сам тощий и бледный, а лошадь толстая, даже между деревьев ели проходит. Циклоп спрашивает: «Ну, кобыла, говорить умеешь?», а та в ответ только фыркнула. В общем съели эльфа. Та же история и с гномом, а вот человек из леса вышел толстый, сытый, а лошадь дохлая. Циклоп возмутился, мол «Чего ты животину мучаешь? Ты что, не кормил её совсем?», на что мужик отвечает: «Кормил, всё ела, нечего не оставила», а лошадь такая «Ага, свисти ты тут, ела я…. Ну-ну…»

Печальные лица отряда озарились улыбками. Это и в правду был любимый анекдот командира, и они не уставали над ним смеяться.

Шатер Малика и Антона был чуть в стороне. А все по тому, что туалеты были по краям лагеря. После того, как клерики обработали все раны Малика, он выдвинулся в сторону палатки, где страдал от похмелья Антон.

-Малик, малыш – ласково позвала Малика Олла – ты Анто – Олла закашляла, вспомнив, что это имя недолжны слышать вокруг - Рохана отпои отваром. Вот – Олла протянула большой кувшин с отваром, от которого приятно пахло, до боли знакомо и вкусно – и смотри, чтобы он выпил все.

Малик взял кувшин, поблагодарив Оллу, продолжил путь. От палатки клериков идти было не долго, всего пять минут, но по пути, Малик всматривался в лица воинов, в их израненные тела и наполненные ужасом глаза.

Окружающий ужас даже на йоту не напоминал ему описание будней воинов из книг. Не было веселых и безмятежных лиц, не считая имперских воинов, которых некто не любил. Все залечивали раны, кто-то качался на земле, обхватив руками колени. Общий психоз новичков и пустые глаза опытных воинов. Все это напоминало старые документальные фильмы о войне.

Дойдя до шатра, который им выделяли по приказу командующего, Малик заметил косые взгляды. Многие маги, как и клерики, опасливо косились в их сторону. Им было неприятно находиться рядом. Их лица прямо менялись на ходу, искривляясь в гримасы отвращения.

Но вот Малик уже в шатре. Перед ним, распластавшись рядом с широким тазом, лежит Антон. Алкоголь не делал из людей приятных собеседников, но те, напротив, с радостью общались с большими емкостями.

Подняв Антона, малик с силой влил в его горло первый стакан живительного напитка «Прощай бодун, с огуречным вкусом»

Спустя час, Антон начал приходить в себя. Малик сидел напротив Антона, держа в руках чарку с зеленой жидкостью, по вкусу и запаху напоминающую огуречный рассол.

-Ты еще выпей рассола. Поможет.

-Гро… это похмелье меня убьет… чертовы вертолеты и писк в голове… Малик, убей меня…

Тяжело вздохнув и допив кружку с рассолом, Антон протянул её для новой порции.

/Тяжело мне и не приятно. Давно я не напивался. Последний раз это было в общежитии, когда маму с папой поминал. Интересно, в империи все спокойно? Надеюсь я ошибся и переворота нет.

-Да писк не только у тебя в голове. Это очередное системное сообщение, от которого ты явно не будешь в восторге.

Приподняв голову и страдальчески посмотрев на Малика, Антон проморгался и вывел перед глазами то системное сообщение, о котором Малик говорил. Он был прав. Как только он открыл его, писк прекратился, а похмелье ушло.

/Рохан! Внимание! Необходимо выполнить задание от создателей мира. В ближайшее время с вами свяжется посланник, который введет вас в курс дела и сможет ответить на ваши вопросы.

-Пиз… - Антон выдохнул, выронив из рук кружку.

Это сообщение стало превращаться в свиток, с выведенными каллиграфическим почерком текстом. Вот и кончилась прятки, и закулисные «кукольники» выходят на свет.

/Собственно этого я и ожидал, но не так рано… Я конечно понимал, что эта вся, якобы игра, не была создана для нас, а мы перенесены в другой мир для чего-то важного. Ну что-же, я не удивлен. Нечего нового мне не сказали, да и чувствую я себя все также, вот только теперь я понимаю, что, по сути, все те очки опыта и характеристики – это фикция, которая нас просто подгоняла совершенствоваться. Это как бонусы в магазине, которые мы так стремились получить, а потом радовались, что покупаем товар со скидкой, хотя понимали, что магазин наваривается в любом случае. Ведь если бы они на что-то влияли, я не смог-бы быть таким сильным в игре, будучи магом. Система просто не дала-бы устроить такой дисбаланс.

-Ты заметил, что системные сообщения стали более сухими и короткими, игровая механика становится все более скудной, будто с экрана удаляются некоторые иконки. И по сути нечего не поменялось. Просто нет больше сложного меню и меседжер стал скуднее. Он теперь называется магическим сообщением.

-Амоя книга заклинаний теперь и в правду является книгой…

Достав из пространственного кармана кожаную книгу со стальными тесемочками, я открыл её на середине. Раньше, когда были игровые «костыли», отрывалось первое заклинание, но теперь все как в жизни. Страницы были пусты, и только первые двенадцать страниц были заняты моими заклинаниями и их описанием, аккуратно выведенные моим не каллиграфическим почерком.

В палатку, аккуратно отодвинув ткань, вошла Кэттерин. В её руках был магический свиток, который светился синим.

-Ребята, письмо от императора.

Она протянула свиток мне. Совсем бледная и уставшая, Кэттерин устало упала в кресло. Будто только-что пережила весь ужас боя снова.

-В общем, Антон, ты был прав. Переворот…

/Как жаль, что я иногда угадываю – подумал Антон, вчитываясь в текст письма.

/Внимание!

На императорский замок напал верховный маг. Он предатель. В замке нежить. Челядь обороняется в подвалах. Прошу помощи в защите населения.

Сэр Рохан, сэр Малик, леди Кэттерин, сэр Луис Дер. Хопф, возьмите пятерых воинов и телепортируйтесь в замок. Мы заперлись на втором уровне катакомб.

P.S. Рохан, надеюсь на вашу силу. Маг пытается пробиться в зал. Нам долго не выстоять.

Хлопок телепорта, и перед нами открылась серая овальная рамка телепорта, золотые искорки из серой дымки, заманчиво мерцали, напоминая молнию в серых тучах Москвы. На той стороне портала виднелась лестница императорского дворца, на которой лежали тела погибших людей и части оборонительных сооружений.

-Нам предстоит пройти через весь первый этаж, подняться с дальней лестницы на второй, а там перейти в дальнюю башню, где имеется спуск в подвалы. Если не будет препятствий, то доберемся за тридцать минут, но я сильно сомневаюсь, что во дворце тихо и спокойно – с не скрываемой настороженностью сказала Кэттерин.

Подумав, я пролистал книгу заклинаний и остановился на пустой странице.

/Так, если маг не идет к демиургу, то демиургзавалится к магу… Создадим тогда что-то, что уберет стену – рассуждал Антон – вот что может убрать стену…. Кислота разъедает любой материал… допустим …но вот магию она не уберет, а стены и полы тут явно пропитаны ей… тогда так…

Взяв в руки перо и макнув его в чернильницу, вытащенные Антоном из пространственного кармана, он начал записывать в книгу новое заклинание.

/Рамка пространства… Телепорт… Шаг в пространство… «Шаг в тень» – заклинание, позволяющее на указанное заранее время, заклинателю и/или группе, численностью не более десяти, получить свойства невидимости и не материальности. Основные возможности: проход через материальные и не материальные объекты и преграды. При повторной активации, возвращает заклинателю и/или группе исходные свойства.

Поставив точку, написанный Антоном текст, вспыхнул и буквально впечатался в толстые листы книги, меняя его почерк на каллиграфический, делая текст более читаемым.

/Антонина Захаровна, моя училка по русскому, была бы счастлива, если бы я так красиво писал…

-Вот и всё, теперь у нас есть возможность быстрее пройти в подвалы.

Кэттерин ошеломленно посмотрела на Антона, перевела взгляд на Малика и задала вопрос, который её давно терзал.

-Рохан, ты что, Демиург?

Напряжение в палатке становилось все более ощутимым, казалось его можно даже потрогать руками, настолько воздух стал густым, а давление сильным.

/ИНТРИГА!!!! Блин, когда кто-то делает такие выводы, мне хочется провалиться под землю. Ну, вот как мне определить, что только демиурги так могут? Кто-нибудь, дайте мануал, а то я так всему свету растреплю…

-Ну, да – не решительно сказал я - только это тайна, которая будет и на твоих плечах. Ты ведь не против?

Кэттерин отшатнулась.

-И как давно? Или это всегда? А император знает? – Кэттерин заметно испугалась, а на её лице мелькали её мысли, которые менялись от испуга и паники, до торжествующей гордости за что-то.

-Император, некромант, Горт и Олла… возможно и леди Майли в курсе, но это не точно.

-Великолепно… теперь я дура. И все вокруг знают, а я тут стою и сопли наматываю на кулак, думая, что и тебя защищать надо, а оказывается, что ты …. Ладно, гро с ним, ты лучше скажи, что ты записал в книгу, и почему она светилась?

-А, это – я открыл книгу и показал ей – это моя собственная школа магии. «Магия пустоты» называется. Когда я записываю новое заклинание, которое не противоречит канонам этого мира и не противоречит мировому равновесию, оно закрепится в книге и буквы начинают светиться.

-А почему я не могу прочитать название? Поясняющий текст я могу прочитать, а вот само заклинание нет. Такое ощущение, что оно написано на неизвестном мне языке.

-А вот это уже особенность. Это заклинание может выучить только ученик моей школы, который должен будет выучить мой алфавит и язык.

/Хотя странно… я ведь писал все, как всегда. Но видимо я пишу на Русском, который для них не переводим. Соответственно я должен буду устно обучить языку и письменности того, кого буду учить.

-Ясно… Антон, ты только не распространяйся об этом, хорошо? Тут не очень любят… скорее боятся демиургов… Опыт у нас был не приятный.

-Знаю я, но как мне себя вести, если я не вижу разницы между демиургом и магом? Я веду себя так как веду, а магичу как умею. Ладно, я постараюсь – сдался я.

/Я и в правду не видел грани между демиургами и магами. Да, магия демиурга сильнее и маны у меня явно больше, но по сути, отличий нет.

-Ну что, готовы к следующему раунду? Нужно ещё пять воинов найти. Кэттерин, когда портал пропадет?

-Он закроется только после того, как через него пройдет определенное количество человек, так что можно не волноваться за это, но нужно собраться всем и уже спешить во дворец.

-Малик, отбери пятерых воинов. Кэттерин, ответь императору о нашем скором прибытии и разбуди некроманта… он валяется в своем шатре.

/На заднем фоне горела иконка системного чата, оповещающая о боевых событиях, новых уровнях и другом, но сейчас ещё рано. Нужно как можно быстрее оказаться во дворце, спасти императора… блин, я думал, что принцесс буду спасать, а не мужиков всяких… надеюсь он хоть нормальный, а то обидно в двойне будет.

Окончив подготовку, мы собрались в моем шатре. Некромант, помятый и вялый, явно ещё не восстановившийся, придерживался за Кэттерин. Положив ему на плечо руку, я передал не большое количество маны, от чего на его лице появился здоровый румянец, а синяки под глазами, пропали.

-Ну вот так намного лучше, а то на лича похож был.

-Спасибо, мне лучше. Но за лича, я тебе потом отплачу… - усмехнулся Луис, добродушно улыбнувшись.

Столица империи. Тоже время.

Поборов боль, вставая с колен, Мартирр поднял окровавленный меч.

-Не жалей мертвяков! – прокричал он писклявым голосом – Бей их!

Размах, неумелый выпад и чуть отклонившись от резвой гончей, тот вонзил меч в голову гуля, по самую рукоять измазав его зеленой кровью. Мерзкий писк, перемешанный с ревом, вырвался из её пасти, оповещая о смерти.

На территории дворца бились личные стражники графа Мартирра и местные мужики из челяди, вооруженные косами, вилами и топорами. От стражников дворца почти некого не осталось. Граф не успел до начала восстания и нападения нежити, но он пришел вовремя. Если-бы он промедлил хоть на час, то спасать уже было-бы некого.

Красные сапоги, любимые розовые гольфы, сильно обтягивающие штаны с золотой росписью, явно большой для графа нагрудник, из отполированной стали, косая треуголка с перьями птиц и латные перчатки. В таком несуразном виде граф ловко убивал нежить, периодически ругаясь на портного, за тесные штаны и на себя стремившегося идти в ногу с модой.

Среди воинов графа было не мало мужчин, внешне скорее походивших на бандитов, но выучка которых выдавала в них очень опытных бойцов, которые не раз были в самом сердце боя.

Кто-то громко ругался, упоминая гро – демона преисподней, ломая головы нежити боевыми кастетами, кто-то напивал детскую колыбельную, круша ходячих гигантским молотом. Личи, гули и другая нечисть буквально усеивали территорию дворца, когда посреди трупов и зловонных луж зеленой крови, распахнулся портал императора. Все знали, чей это портал, золотая дымка которого расстилалась вокруг него, давая понять, что это портал уважаемого и властного человека.

Из портала вышло сразу девять фигур, зразу влившись в танец боя. Они играючи рассекали нежить, колдовали и просто разрезали. Со стороны это и в правду напоминало танец, а вот громила, который вышел последним, заставил графа замереть от страха. Его кулаки сжимали поистине огромный меч. Три метра стали в грубой обработке, почти треть метра в ширь и огромное, шипастое навершие, напоминающее ежа, уже было в крови нежити. Серый великан расправил плечи, рыкнул и произнес поистине непонятный, но очень воодушевляющий клич – «Вешайтесь, духи, черный дембель пришел!»

Антон.

Выйдя из портала, предо мной возникла казуальная картина «Приплыли». Около двух десятков матерых мужиков и девушек, крайне жестоко избивали нежить, причем со стороны именно так и было. В голове промелькнула мысль: - «может помочь тому гулю…». Не успел я опомнится, как к нам подскочил щуплый мужичек с пивным пузом, тщетно прикрытый стальным нагрудником, и в очень странном наряде, видимо местный шут, который нет – нет, да бывал в бою. Строго осмотрев нас, он видимо что-то для себя решил, и утвердительно кивнул самому себе.

-Вы по поручению императора? – пропищало это чудо в дамской шляпке со страусовыми перьями.

-Да, и мы спешим – ответил я, нейтральным тоном, стараясь не обидеть шута, да и как человека, мне даже жалко его было.

-Стоять – раздался писклявый приказной «тяф» мне в спину – а ну представься и поклонись, воин, или ты забылся? Перед тобой граф!

На последнем слове граф взял на столько высокую ноту, что это походило на писк.

/Я, честное слово, вот крест даю вам, услышал не то, что он сказал. Я в правду услышал «Перед тобой тяф».

На этой ноте я рассмеялся. Я впервые видел этого шута, но шутить он умел. Правда не место и не время, но шутка была смешная.

-Слушай, Тяф, если это твоё настоящее имя, ты конечно молодец, но конфетки у меня нет. Я тебе представлюсь и даже поклонюсь, я не гордый и спина не болит. Меня зовут Рохан.

Я поклонился достаточно вежливо, как подсмотрел на балу, и даже немного ниже, чем я намеревался, но как только моя голова поравнялась с его, а он оказался ниже меня на целую голову, он попытался уколоть меня, своим коротким мечем.

-Ну что, доволен? А теперь дай пройти, Тяф, мы спешим.

-Наглец… скотина… падаль… чер… чер… Ро…ро…ро-хан? – малыш явно испугался, начав заикаться.

Шут побледнел, его плечи разом опустились, а в глазах читалась паника и не поддельный ужас. Видимо он узнал имя, а в столице уже многие могли прознать обо мне. А слухи, как известно, не всегда правдивые и радужные.

Этот шут, который буквально за пару секунд смог изменить цвет своего лица с поросячьего розового, до серо-буро-малинового, стоял как вкопанный, осматривая нашу не большую группу из девяти человек.

Решив, что на открытый конфликт больше нет времени, я поспешил во дворец. Швыряя молниями в разные стороны, уничтожая нежить, я пробивал нам путь в общий зал. Согласно пояснениям Луиса, под этим залом был первый этаж подземелий, через который нам предстоит пройти дальше на север, где можно нырнуть в тень повторно и оказаться в зале совещаний, где сейчас забаррикадировался император.

Пройдя до центра зала, я закрыл глаза и прошептал заклинание «Шаг в тень», стараясь сконцентрироваться на всех девятерых. Попытка была успешной, но вот привыкали мы, к невесомым телам, непростительно долго. Целую минуту мы вертелись вокруг своей оси, причем в разных направлениях и на разных траекториях. Особенно порадовала представительница отряда «Волков», которая не раз подняла настроение своему командиру, демонстрируя изысканный фасон нижнего белья.

Привыкнув к бестелесности, и научившись контролировать движение своих тел, мы нырнули в пол, проходя его насквозь. Больше всего я боялся, что заклинание спадет раньше, чем мы все пройдем до нужного места, но напрасно. Все благополучно зависли на уровне пола, чуть не доставая его ногами. Отключив заклинание, я почувствовал легкое головокружение и слабость. Видимо не до конца ещё восстановился с боя. Магический измеритель маны показывал почти полное осушение, но резервов должно хватить примерно на пять таких проходов, хотя уверенности пока нет.

Очутившись в не большом, плохо освещенном помещении, я отметил для себя две новости.

В-первых – канализационные трубы, как и систему канализационных путей, они ещё не придумали, а во-вторых – крысы бывают размеров и с кошку…

Крысы, испугавшись незваных гостей, в панике разбегались, забиваясь в щели и норы.Некоторые, особо борзые, пробегали так близко, что можно было почуять отвратительный запах тухлятины.

Раздался оглушительный писк, будто сверхзвуковой истребитель пролетел прямо над головой.

-Ох ё – воскликнул я от неожиданности – что это сейчас было?

-Не думал, что крысы способны атаковать ультразвуком – сообщил мне малик своё предположение.

-Простите – шепотом промямлила Кэттерин – это была я.

Повернувшись в её сторону, я увидел пристыжено опущенную голову Кэттерин.

-Да не бери в голову, я сам испугался – решил подбодрить её я.

-Трус! Какой мужик боится крыс? –сказал Луис.

Гордо выпятив грудь, некромант стоял изящно и непоколебимо, но его выдавали трясущиеся коленки. Его буквально трясло от страха, но он, как «настоящий мужчина» не показывал страха…

/Ну-ну, бесстрашный кролик…

-Страх – это такой шит, что отличает воина от безумца.

Выйдя из помещения, мы попали в широкий коридор, ведущий в неизвестном направлении. На протяжении всего коридора, по крайней мере, до первого поворота, темнота буквально шевелилась. Казалось, что это не темнота, а что-то черное заполнило все пространство коридора.

Уже спустя мгновение я поменял свое мнение, дав зарок сходить к окулисту. Все пространство было заполнено нежитью, которая переминалась с ноги на ногу, бездумно шаркая в произвольных направлениях по коридору.

-Мечами и кулаками мы далеко не пройдем – думал я вслух - Если верить карте, которую нарисовал Луис, нам идти примерно километр, а такими темпами мы только за два часа дойдем до нужного нам места…

Осмотрев свою команду «Быстрого реагирования», я с опаской посмотрел в сторону воинов отряда волков, которые не должны узнать во мне демиурга, а значит нужно не бежать сломя голову, паля молниями в трупы, а вести себя скромно.

-Ваши предложения, товарищи мушкетеры – задал я вопрос товарищам.

-Думаю, что можно использовать то массовое заклинание, которое ты на поле боя использовал – предложил некромант – оно сдавливало нежить…

-Нельзя – возразил я. Оно разрушит стены и будет обрушение.

-Тогда молнию…

-Она не направленного действия, и может отразиться от стен.

-Тогда что делаем? – спросила Кэттерин.

Девушка, из отряда волков, вышла вперед.

-Предлагаю идти впереди мне. Я владею парными клинками, а одна из специализаций – «Массовое рассечение». Оно направленного действия, радиус в три метра.

Мысль была здравая. Даже больше. Ширина коридора была не больше трех метров, а если скорость её клинков будет достаточной, то мы дойдем минут за тридцать.

-Хорошо, давай тогда ты идешь впереди, за тобой пойдет Малик, а мы за вами. На сколько тебя хватит?

-На тренировке меня хватало на час. Но потом я рук не чувствую, а значит в бою буду бесполезна.

-Тогда чего мы ждем? Все на позиции! – скомандовал Малик, взяв девушку за плечи и поставив впереди себя.

Та и не думала сопротивляться, столь бесцеремонному обращению с собой, но была озадачена, и не слабо.Девушка ещё минуту смотрела на Малика, как сова на собственное отражение.

-Давай, давай, включай свою мясорубку… - тыкал своим огромным указательным пальцем её в щеку Малик - Ты чего застыла?

-Да так, нечего – смущенно опустила глаза девушка и отвернулась.

/Хам! Тыкает тут в меня своими сосисками… Он еще тут командовать собрался. Я сейчас покажу ему, насколько я хороша. Я заставлю его уважать меня – думала девушка.

Поначалу мы продвигались очень уверенно. Девушка прорубала нам дорогу очень быстро. Я даже начал думать, что мы дойдем минут за десять, но через пять минут мясорубки в стиле Тарантино, девушка начала замедляться. Вот её взмахи мечей уже не смазываются… а теперь с трудом прорезают гнилую плоть. И как итог – она рухнула на колени от изнеможения.

-Простите – шепотомсказала девушка.

-Пиз… котенку… испражняться не будет… - лаконично и спокойно сказал Малик, перехватывая тесак поудобнее.

Карусель боя, в тесном пространстве, была явно не нашей основной направленностью. Судя по тому, как Малик угрожал соитием с этими трупами, причем в таких позах и такими способами, что видимо трупы, были не в восторге от таких ласк.Пятясь назад, падая на четвереньки и пытаясь ползком пройти между ног своих собратьев, они уже не так рьяно нападали.

Поздний час, половина первого,

Семь футов под землёй,

Скрип доски смутил меня.

Нелегка работа некрофила

И особенно зимой,

Но тебя отрою я.


Силы притяженья в глубине сильней,

Вижу приближенье я любви своей!

Ты глубоко от меня,

Копать ещё мне два-три дня,

Но даже холод мне не сможет помеша-а-а-а-а-а-а-ть

Поддеть земли мощный пласт,

Пробить киркой замёрзший наст,

И, откопав тебя, холодную обня-а-а-а-а-а-а-ть!...

Малик орал песню. Вот не знаю, откуда он её взял, но она как некогда лучше подходила для этого случая, особенно после красочных угроз, выкрикиваемых в адрес мертвецов.

Больше всего нежити перебил лучник, из отряда волков, но судя по тому, как быстро улепетывали трупы, очищая нам путь до точки перехода на этаж ниже, Малик воздействовал психически, заставляя местных жителей искать пятый угол, а некоторые прикидывались ветошью и просто лежали на полу, мелко подрагивая от каждого слова Малика.

-Крутая абилка! Как получил? – спросил я, не отвлекаясь от боя.

-Это «Паника». Активируется на словах «Ёп вашу маму…», а потом нужно говорить что-то, что ты хочешь, чтобы они представили.

-И как получил?

-Дак мне дали выбрать «Устрашение», как активный навык, или «Панику», вот только активация тут по голосу, и для неё нужно придумать слова и ли словосочетание. Вот собственно и результат.

-А песня?

-А, эта… - малик усмехнулся, смотря на мертвецов – это ещё из института запомнил. Любимая песня патологоанатомов.

Дальше мы продвигались под веселый мотив песни, про чистую и искреннюю любовь к холодным телам.

Малик молотил трупы своим мечем, не давая им, приблизится ближе, чем на два метра, а лучник, стрелявший в толпу из-за спины Малика, вскоре залез ему на шею.

-Сэр, простите, но из-за вашей спины очень тяжело целится. Я,пожалуй, посижу здесь – обратился лучник к Малику, не переставая отстреливать супостата.

-Да не вопрос. Только ботинками не испачкай. Куртка новая, почти Армани... Подпевать будешь?

-Не вопрос. Песня содержательная…

Абсолютно дикая для постороннего человека, но душевная в исполнении двух голосов, песня эхом раздавались по тоннелям катакомб, распугивая летучих мышей и крыс.

Два воина отряда волков несли свою боевую подругу чуть позади отряда, Малик и лучник оперативно уничтожали ходячих, оставшаяся команда просто бдела, готовая в любой момент сменить «Тимона и Пумбу».

Спустя минут десять, мы дошли до нужного места. Огромный зал, пол которого был зеркально отполирован, сотни огромных колонн из гладкого мрамора, держащие свод. Зал был большой, а мы смотрелись на его фоне детьми.

Противника не было. Грозная тишина буквально оглушала. Раньше я не мог себе такое представить, но сейчас и в правду было тих, однако это было страшно, ведь не было слышно не наших шагов, не биения сердца.

Принюхавшись, Антон почувствовал горький запах тухлых яиц.

-Кто пустил шептуна? – шепотом сказал я, осматривая мою команду.

Члены отряда волков приняли боевую стойку, заняв круговую оборону, Кэттерин быстро вытащила свои клинки и надела маску на лицо, а некромант согнулся в позу эмбриона и начал дрожать.

-Ребята, вы чего? – задал вопрос я.

/Совсем что-то странное. Хотел разрядить ситуацию, а они так реагируют… - подумал я, смотря на этих воинов, дрожащие от страха, будто перед ними сейчас самый главный гро в этом мире.

-Где ты почуял шептуна? Рохан, это очень серьезно!

Кэттерин была не на шутку испугана. Её лицо прямо кричало, что если бы знала куда, то давно уже слиняла-бы.

-Это я пустил, Рохан, не парься…. Их видишь, как накрыло… - сказал Малик, внимательно изучающий некроманта.

-В смысле ты пустил? А почему я не чувствую дрожь земли? Почему кожа не пенится и не лопаются легкие? – спросил дин из отряда волков.

-Ну так я пукнул… воздух испортил… нафунькал… блин… из моей жо вышли газы…

Лица наших товарищей побледнели, а тела обмякли. Было видно, что они с облегчением вздохнули.

-Рохан – подошла ближе Кэттерин – ты дурак! У нас «шептуном» называют очень опасную тварь, обитающую на нижних уровнях под землей. Она очень опасна, а выживших при встрече с ней крайне мало.

На лице Кэттерин появилась слеза. Вот не знаю я от чего. Толи от того, что обошлось, толи от того, что я дурак… но пощёчину она вмазала от души и со всей страстью.

-Ещё раз так напугаешь – не прощу.

Развернувшись, она подошла к ещё более бледному некроманту и начала плакать в жилетку.

/Блин, я и в правду кретин. И шутка грубая, и мое незнание истории мира создает для меня барьеры общения. Вот говорил мне мой препод- «Учи матчасть». Как вернусь, сразу займусь своим образованием… если вернусь, конечно…

Из дальнего угла, юрко протекая между колоннами, в нашу сторону двигалось что-то огромное. Ярко желтые глаза этого нечто, не сводили с нас взгляда, приближаясь все ближе.

В десяти шагах от нас, оно остановилось. Это жижа, напоминающая желе, выглядело практически безвредно, чем-то напоминая сладкий пудинг, однако её красный цвет и полупрозрачное тело, в котором мы могли наблюдать силуэты гуманоидных тел, говорило о том, что этот «пудинг» будет лакомиться нами, а не как обычно это бывает.

/Пои-пои, монстр элитного уровня. Жизни – 895 000, маны – 1 000 000

Беззвучно открыв свою слизкую пасть, «пудинг», по кличке Пои-пои, показал нам итог попадания в его пищеварительный тракт. Его внутреннее строение было полностью из тел. Там и кости, и более свежие трупы, едва начавшие разлагаться, и даже домашние куры.

Пудинг явно не являлся гурманом. Он ел все подряд.

Нам необходимо пройти мимо его, а также нам нужно пару минут на активацию заклинания «Шаг в тень», но этот не сладкий десерт нам и секунды не даст.

Второй уровень дворцовых катакомб империи.

Острые когти василиска пробивали толстые двери комнаты, но сразу восстанавливались, вытесняя их обратно. Мелкие бесы и трупы, пробившиеся через мраморный пол, незамедлительно атаковались стражниками. Если трупы от «ходячих» доставляли эстетический диссонанс, то расплывающиеся черной лужицей, демоны, немного настораживали.

Один из стражников, забыв про собственную безопасность, пытался припереть дверь своим телом, но был убит на месте. Сквозь его броню и тело, словно раскаленный нож, сквозь масло, прошли длинные когти василиска.

-Мы не можем тут вечно торчать! Нам нужно выбираться отсюда! – в панике кричал один из генералов.

-Молчать! Убью на месте, за распространение паники! – прорычал на того другой генерал.

Прошло не более часа, с момента отправки письма в деревню. Они будут здесь только через два часа, а нам нужно не только сдержать натиск нежити, но и самим не сойти с ума, стараясь сдерживать магические атаки, атаки демонов из-под земли…

Император сидел в кресле, стараясь унять дрожь в теле, он выпивал склянки с синей жидкостью, судорожно глотая их и закусывая черствым хлебом.

-Этот вкус нельзя забыть… меня уже воротит от него.

-Пейте ещё, император. Вам нужно как можно быстрее восстановить запас маны – сказал Анс, протягивая очередную склянку – ещё восемь и всё.

Наложив заклинание портала на письмо, император истратил почти весь запас маны. Не имея и капли маны, защищаться он может, только мечем. А в дрожащих и ослабленных руках, меч не более чем просто слово.

Сердце колотилось с дикой скоростью, вены на лбу и шее пульсировали в такт, а холодная испарина на лбу, выдавала сильнейшее напряжение. Сейчас император был абсолютно без сил.

Воины его личной стражи стояли перед массивными дверями, сделанными из каменных деревьев. Сами двери уже изрядно потрескались, а где-то совсем откололись части двери, но магическая защита не давала пройти через них, а магическое зачарование на усиление двери и её регенерацию, было ещё активно. Анс понимал, собственно, как и сам император, что простоять им удаться не более часа. Впритык к предполагаемой помощи отряда Рохана и Малика.

Потолок комнаты совещаний покрылся мелкой трещинной. Пыль и мелкие кусочки темного гранита посыпались с потолка. Глухой звук удара и мат послышался с верхнего этажа.

-Там у нас что? – спросил император, не отводя взгляд с потолка.

-Зал зачарования. Он пустует уже лет сто. Мы через него не проходили… Думаете, что сейчас оттуда попрут? – Анс выхватил из оружейной пирамиды алебарду и сжал так, что металлический прут, служивший местом хвата, погнулся, принимая форму ладони сэра Анса.

-Не знаю. Но потолок тут четыре метра, он пропитан магией отторжения и не должен не только пропускать звуки, но и бить по нему бесполезно.

-Видимо сняли заклятие. Сколько у нежити займет времени прорыть сюда ход?

-Месяц. Может недели три… пол из каменного дерева с эффектом усиления. Верховный маг не смог его даже поцарапать…

-Видимо там кто-то сильнее…

-И страшнее – глотнул горький ком страха, император.

Звуки ругани с верхнего этажа все усиливались, и с каждой минутой становились все отчетливей. Гранитные плиты, которыми были облицован потолок и стены зала, весь осыпался. Глаза воинов стали тоскливыми. Они и так понимали, что их ситуация не самая лучшая, но страх перед тем, что с потолка ломится нечто, сильнее главного мага империи, вводило в ужас. Сам Анс и император, давно опустили глаза. Они уже и не надеялись на то, что Рохан успеет. Даже если и успеет, то с таким монстром ему точно не справится.

Часть потолка, немного зависнув на одной из своих сторон, откололась и рухнула на пол. Клубы пыли и мелких осколков разлетелись в разные стороны, а после последовал хлюпающий звук, напоминавший звук упавшего на пол сырого мяса. На несколько минут в зале воцарилась гробовая тишина, даже нежить с той стороны двери, притихла.

Рассеивающиеся клубы пыли привносили новые краски. Все, кто находился в зале, были облиты чем-то слизким и дурно пахнущим. Большой сгусток жижи лежал по центру зала, а рядом с ним сидел Антон. Его лицо было перекошено в гримасе ужаса и паники. Нервно подергивающийся глаз, дрожащие руки и не внятное бормотание, продлились не долго. Осмотревшись по сторонам, Антон встал на ноги, нащупав рядом с собой длинную балку каменного дерева. Взяв её в руки, он подошел к сгустку слизи, медленно заводя импровизированную дубину за спину.

-Сожрать она меня хотела… выкуси! Блевотина плешивого кота-переростка… - бормотал Антон, в полной тишине – я тебе покажу, как пыль из ковра выбивают, заставлю переварить себя… пудинг, бегающий…

Антон молотил каменной дубиной по большому сгустку слизи. Поддаваясь каждому удару, от сгустка отваливалась часть и растекалась по полу. Уже на десятом ударе, Антон бил гранитный пол. Слизь уже растаяла, а на её месте лежали два желтых камешка, которые когда-то были её глазами.

По обожжённому лицу Антона текла кровь. Рассечённая голова, изъеденные кислотой руки и вытекающая из орта кровь, наводила на мысль, что бой был не равный, но у здохлика нашлись силы одолеть «Голиафа».

Император посмотрел на потолок, от которого осталось одно упоминание. В его проломе виднелись фигуры. Это были Малик, Кэттерин и некромант. Их глаза также выдавали удивление, как и у императора, а также не малую долю не понимания.

-Чего вы на меня так смотрите, как тесть на зятя… я тут не свататься зашел… - сморозил я, оглядывая присутствующих.

Воцарилась гробовая тишина. Присутствующие в помещении люди, смотрели ошарашенными глазами, не веря в происходящее.

Стражники, готовые всегда прийти на выручку своему императору, сейчас стояли, в ожидании приказа, надеясь на его вменяемость, ибо нападать на того, кто убил такого монстра, совсем не хотелось.

Спустя минуту, отойдя от шока, из пробитого потолка спрыгнул Малик, за которым последовала вся группа, вызванная на спасение императора. Отряд волков спрыгнул последними, коротко, но почтительно кивнув императору, они осторожно начали спускать обессиленную подругу. Та была просто без сознания, но со стороны могло показаться, что она мертва.

Император, не найдя нечего лучше, провел рукой по своим абсолютно белым волосам, проверяя на отсутствие внешних признаков пробития, ибо он не мог поверить в происходящее.

-Ты… вы… вы мне потом напишите отчет, леди Кэттерин, а то у меня сомнения по поводу происходящего. Видимо я очень сильно устал.

Крепкого телосложения, император некогда не жаловался на здоровье, даже будучи раненным, он оставался величественным и гордым, для своих подданных. Его абсолютно белые волосы, уложенные в аккуратную прическу, открывали вид на широкие скулы, пронзительные зеленые глаза и ломанный, не аристократический нос. В былые годы, за императора была не слабая война, среди высшего света. Многим хотелось покорить императора и стать его женой, но брак был давно спланирован, а его невеста, ныне жена, была выбрана им лично, еще в пятнадцать лет.

Император сел в кресло, вжавшись в его спинку, и не отводил глаз от Антона.

/Не верю… этот юноша силен, но глаза его полны печали и боли. Как он может быть демиургом. Нет в нем гордости и высокомерия, присущего его роду. Хотя по отчетам… он хороший человек… Надеюсь, что этот юноша не обманывает меня.

Серая куртка и черный плащ были в крупных дырах, от сапог остались только голенище и часть загнутого берца, а штаны напоминали сыр с дырочками. Сквозь все эти прорехи виднелось белоснежное белье Парня, которое не только не пострадало, но и казалось, что только из прачечной. Однако того же нельзя сказать про оголенные участки кожи, которые были сожжены кислотой, а лицо было бледным, от потери крови.

-Я рад с вами познакомится – сказал я, кланяясь как можно почтительнее – Меня зовут Рохан, и вы знаете меня. Ваши шпионы отрабатывают свой хлеб. Однако хочу предложить не убегать от мага, а сразится. У меня сейчас сил мало. Все они ушли на битву с нежитью, но я смогу помочь.

/Черт, у меня живот опять свело. Надо быстрее справится с этим магом, хотя я не думаю, что он будет так беспечен, что позволит себя быстро скрутить или убить.

Окинув Антона вопросительным взглядом, император перевел взгляд на Кэттерин.

-Леди Кэттерин, если я брежу, то разбудите меня, а если нет, то объясните мальцу, что мы сейчас в западне, и что легче поменять дислокацию, откуда можно будет напасть с новыми силами.

-Прошу простить, но выбивать из замка мага, проще, чем захватывать же его замок. Посудите сами – осмотрел я присутствующих – если оставить замок ему, он сможет спокойно распорядиться находящимся здесь имуществом, что поможет ему оборонять замок дольше, чем вы сможете его удержать в осаде. У него будет оружие, находящееся здесь, нужное количество трупов, постоянно пополняющиеся из рядов ваших воинов и манна, коей на складах много.

-Ты прав. Но как? – спросил Анс.

-А пусть он ворвется сюда. Я вас подниму на этаж выше, Малик вас научит танцам разным, и песням интересным, а я тут буду разговоры разговаривать о бытие магических сил с вашим магом.

-Согласен – резко ответил Анс, поднимая императора с кресла - дай нам пять минут, и нас тут нет.

/Вот и правильно, нефиг нам мешать. Я у этого некрофила сейчас и узнаю, не он ли нас сюда затащил. Если это он, то нужно узнать способ вернуться, а если не он, то аналогичный вопрос, только в уже оторванную бошку.

В двери комнаты совещаний продолжили биться. Удары стали чаще и сильнее, и было ясно, что эти двери выдержат не много. Петли дверей уже жалобно посвистывали, намекая на их скорую погибель, а магическое усиление спало, от очередного удара.

Правая створка дверей упала плашмя, поднимая облако каменной пыли, а вторая повисла на нижней петле, приветливо приглашая незваных гостей внутрь.

-Всё, сдавайся, император. Я буду вместо тебя править…

С той стороны дверного проема раздался громкий голос мага, который уже предвкушал свою победу.

-А щёчки не треснут? – спросил я – а то смотри, можно за тебя попросить, и определят в камеру, и будешь там императором местных крыс. Фокусы им будешь показывать, песенки петь…

Медленно опадающая пыль уже не скрывала меня от взора, а маг, спокойно убедившись, что помимо меня тут некого нет, вошел в помещение один.

-Так, голубчик, а ты кто таков, и где император?- спросил меня маг, подходя ближе.

Черные глаза на круглом, но очень бледном лице, неплохо сочетались с его короткими черными волосами, а бледно-синий балахон, с множеством сумочек и кармашков, отлично сочетался с его круглыми очками. Этот странный мужичек смотрел на меня как на пустое место, всем своим видом показывая свое превосходство, однако он слишком сильно походил на престарелого ботаника, ну тех, которые в школе на первой парте сидели, а в институте не давали списать, аргументируя свой отказ нежеланием способствовать отчислению в дальнейшем, из-за не хватки знаний.

-А вы, батенька, кто будите? Не местный лекарь ведь.

Бровь мага презрительно изогнулась, и он прошел мимо меня.

-Не вашего ума дело, иностранец. Лучше скажите, куда делся император.

-А вот это уже не ВАШЕГО ума дело.

Маг развернулся на пятках и посмотрел на меня изумленным взглядом. Театрально положил тыльную сторону ладони себе на лоб и громко проговорил заранее заученный текст: -О, всевышний, что за дураки вокруг? Дай мне лишних пять минут, я уберу тут смрад…

-Э-э-э, мужик, тут зрителей нет, тебе не поверят. У меня тут вопрос возник, театральный гений, ты на него ответь, и разбежимся, хорошо?

Не признанный гений театра видимо не понял моего порыва решить все мирным способом, и пульнул в меня не слабый фаерболл, от которого пришлось очень быстро менять позицию.

-Детям спички не игрушка! Отвечай, страшный сон пожарника, ты меня из другого мира вытащил, или мне можно не церемонится с тобой?

Маг посерьезнел и опустил руки. Теперь он не выражал агрессии, но видимо был насторожен.

-А ты откуда?

-Это не важно, но точно не с этого мира.

-Когда тут появился?

-Недавно, на той недели…

-Не я… но некромант может быть замешан. Я отметил на твой вопрос?

Мне вот на всяких психопатов прямо везет. Один меня чуть на колбаски не настрогал, другой вот трупами заваливает. Класс… В этот раз надо сразу в рога бить, а то ещё пакость какую применит…

Не успел я сделать и шага, как мои ожидания оправдались. Этот театральный недоделок пустил заклинание «Оковы», от чего я примерз к земле. Я мог их снять сразу, как и те, что наложил начальник стражи, так сказать опыт имелся, но хотелось понять, почему не смертельное заклинание.

Маг подошел на расстояние двух шагов, окинул меня взглядом и задумчиво посмотрел на прожженные дыры моей одежды. Потом осмотрел комнату и нашел сгусток жижи, оставшийся от того монстра – пудинга.

-Тут был Пои-пои. Где он?

-Ты про того пудинга? Так съели… Он, правда, не вкусный был.

-Говори, блаженный, или ты решил, мня разозлить?

-Дядя, вы нервы поберегите, а то ваши вздутые вены на лбу вот-вот лопнут. Убили мы его, а вам какое до этого дело?

Вытащив кривой кинжал, маг сделал быстрый выпад в мою сторону, целясь мне в грудь.

От ударившего в голову адреналина, казалось, что все происходит не со мной и в замедленной съемке. Я успел разглядеть кривое лезвие ритуального ножа, покрытого рунами и ржавчиной, кривые пальцы мага, лицо, искаженное в гримасе ненависти и призрения.

Увернуться, с кандалами на ногах, я не смогу. Потому я быстро разрушил их связь и присел, пропуская нож над своей головой. Нож пронесся в паре сантиметров, а маг, уже по инерции, полетел вслед, приблизившись ко мне на расстояние меньше, чем длина руки.

Кулаком, всадив магу в солнечное сплетение, я отбросил его наземь. Явно неготовый к такому повороту событий и смене ролей, лицо мага скривилось,выражая глубочайшую досаду.

/А всё, нефиг было бросаться в воду, не зная броду… В следующий раз, если он доживет конечно, он будет внимательнее выбирать себе врагов.

***


-И как там он? Ещё не помер?

-Нет, он справляется.

-Привык, или смирился?

-Скорее принял как данность.

-Ты обещал связаться с ним. Тебе оно надо?

-Придется. Нужно его попросить напрямую.

-А почему он всё ещё ищет способ найти дорогу домой? Разве он не понял все сам?

-Люди… они такие… они полностью состоят из противоречий. Ему хочется здесь остаться, но привычка зовет назад. А кто-то хочет к семье, но хочется завести и здесь. Глупые люди, но они лучше нас.

-И чем-же?

-У них есть выбор, а у нас план.

Глава 11


У кого-то похмелье, а кому-то мир спасать.


Столица встречала рассвет. В этот раз, на улицах императорского дворца не было прибрано. Всюду было видно разбитые палатки, сломанные колонны, вытоптанные клумбы с цветами, некогда радовавших взоры дам. Большая часть зданий и сооружений было вымазано в зеленой крови демонов, кровь павших воинов чаще встречалась на каменных дорожках, на некогда зеленой траве и в самом замке. Погибло много солдат, но больше всего жертв - среди мирного населения. Сухая статистика одного из командиров ратуши, заставляла бледнеть. Более двух тысяч, среди мирного населения, было убито нежитью и демонами, и пятьсот воинов, защищавших дворец. Все войска были в деревне Ликтор, а те пятьсот, что погибли, были не самыми опытными воинами, но им удалось сдержать силы мага и дали немного времени для мирного населения, которое не пожелало сдаваться или убегать. Мирные жители, среди которых были как пьяницы и оборванцы, так и мастера искусств и рабочие. Все взяли в руки оружие, все стояли плечом к плечу, защищая свои семьи и народ, но они не знали, что маг уже был в замке.

На центральной площади, в память об погибших, спустили флаги империи. Женщины и дети оплакивали своих мужей и братьев. Ранее яркая и торжественная площадь превратилась в руины, на которых были разложены тела погибших. Вдоль тел ходили священники, проводя ритуал отпущения грехов и провожая в последний путь, а женщины рыдали, находя тела своих близких.

Вой ревущих женщин разносился по всей столице, построенной вокруг императорского замка. Стража, прибывшая из деревни Ликтор, сразу заняла свои позиции, помогая гражданам привести в порядок город. Многие офицеры, которые должны были отдыхать, продолжили службу, проводя инспекцию по численности населения и ущербом, нанесенным магом и его нежитью. Огромное количество гневных писем доставили императору, от жителей города. Все просили выдать мага на суд народный.

Император сидел в своем кресле. Его измученное лицо смотрелось совсем мертвецким. На столе лежали отчеты по безопасности города, соседних графств и деревень. Несколько отчетов по потерям, с разбивкой на сословия и чины, и даже отчет о состоянии построек города и дворца. Вся эта информация была настолько объемной и негативной, что голова кружилась, а от бессилия слезы сами наворачивались на глаза. Последней каплей стало девять мешков гневных писем от народа.

-Глашатого сюда. Приказ буду издавать о маге.

Устало махнув рукой в сторону двери, император распорядился оставить его одного. Герольд прибыл очень быстро. Его рубаха была вся в крови, а руки в саже.

-Повелитель. Вызывали? – кротко поклонился Герольд, прикрывая рану на боку.

-Вижу, что ранен. Не беспокойся, мы ненадолго – император взял магический переговорник и вызвал клирика.

Указ императора звучал лаконично, строго и правильно. Его озвучил уже подлеченный Герольд, с трибуны главной площади.

/Народ! Молю Вас оставаться холоднокровными и чтить законы нашей империи. Согласно одному из наших законов, мага Авелла Атта, а ныне заключенного под стражу, будут казнить изгнанием в чертоги небытия.

Как человек, я хочу самой суровой участи для него, а смерть будет для него легким путем. Посему прошу, внемлите моему указу и ждите. Завтра днем его казнят, также, чтобы хоть как-то облегчить жизни тех, кто потерял семьи и кормильцев, все жители империи будут освобождены от налогов и сборов на ближайшие сто лет. Те, кто потерял кров, должны прибыть к начальнику стажи, несовершеннолетним просьба самостоятельно подойти к воротам храма, а стража обязана сопровождать и приводить тех, кто не в состоянии это сделать.


Харчевня «Лупоглазый гоблин», столица империи.


Малик сидел в баре и напивался, Олла и Горт молча сидели за столом, ковыряя вилкой в пожухшем салате. Кэттерин была на докладе у сэра Анса Арто, отца леди Майли.

Зал харчевни был пуст. Посетителей, как и самого хозяина небело.Супруга хозяина харчевни, гоблина Ваххра, была на церемонии кремации.

-Антон ещё спит? – тихо спросил Горт.

-Ага – чуть заметно кивнул Малик.

/Черт, у него чудом остались силы на то, что бы связать мага и дождаться подхода армии. Я каждый раз удивляюсь его силам.

-А куда он всю манну и силы дел, рас так вымотался? – спросила Олла.

-Метеор, купол защиты, проход через стены, бой с Пой-пой, переброска всех нас на первый этаж дворца… у него маны было так мало, что казалось, что он уже мертв.

Малик долго рассказывал, что Антон пережил на поле боя, описав в красках и сам бой и его эмоции, описал бой с Пой-пой. Проведя итоги, Малик озвучил цифру в сотни тысяч убитых лично Антоном, а ещё элитного монстра и императорского мага, что равносильно уничтожению сил обеих империй.

Олла начала плакать, а Горт тяжело вздохнул, заедая тоску салатом. Антон имел право на отдых. Ему вообще неделю спать положено после такого.

Малик хоть и не слабак и не трус, но эти сутки он захочет забыть. Сколько смерти он видел, сколько воинов бросались на верную смерть, зная, что умрут, но желая сдержать врага и победить. Скольких спас Антон, скольких он сам, но было стыдно и очень грустно. Статистика рвала шаблоны. Сотни тысяч человек погибло из-за эго одного мага.

Алкоголь мешался со слезами, ругань проскальзывала все чаще. После того, как первый бочонок вина опустел, а второй на половину, в харчевню вошла Кэттерин и леди Майли.

Кэттерин махнула рукой, вяло приветствуя своих товарищей, и не меняя траектории, пошла на второй этаж, желая выспаться. Леди Майли присела за столик, приветствуя и прося не вставать наших друзей.

-Император хотел пригласить Рохана – начала графиня - но я попросила дать пару дней, пока он восстановится. Сегодня мы отдыхаем, но проблема северных границ осталась.

-Эльфы? – спросил Малик.

-Да. На их границе уже накаляется ситуация. Король и королева эльфов лично участвуют в операциях. Их дочь, как представитель королевства, завтра прибудет сюда, но уже телепортом. Сейчас война, а на ней не экономят.

-Нам нужно помочь эльфам? А против кого?

-Против орды орков, и не помочь, а защитить эльфов – поправила графиня – их мало, каждый эльф, канувший в бою, равносилен тысячи человек. Они просто очень редко рожают больше одного ребенка, а значит, что они только на убыль идут. Тем более, что они наши друзья. Если мне память не изменяет, то вы, сэр Малик, уже знакомы с дочкой короля. Я прошу вас защитить её. Попрошу вас сопровождать всюду и оберегать.Справитесь?

Малик поставил допитую кружку с вином, посмотрел с серо-голубые глаза леди Майли и резким движением достал из сапога ржавый, кривой клинок, некогда принадлежавший магу.

-Я это сделаю и без ваших просьб, но хочу попросить вас об… ик… одол… ик … жении… ик

-О каком?

-Я хочу вонзить этот клинок магу в задницу ик… Это ведь его ножечек, так пусть всегда ик…будет с ним.

Малик медленно и лениво, чуть пошатываясь, встал из-за стола и коротко поклонившись, поплелся в сторону спален.

-Я спать. Нужно завтра мою малышку встречать… - вяло, в полудреме сказал Малик.

Сделав несколько шагов, верзила упал плашмя и громко захрапел.

-А вы сколько выпели? – спросила леди Майли.

-Мы не пили. Малик сам выпил полторы бочки этого пойла – Олла кивнула в сторону одной пустой бочки, литров на сорок и другой, такой же, но полной только наполовину.

-Конечно, один… я, видите ли, дурной, когда напьюсь… - бурчал себе под нос Горт.

-Ладно, пусть спит. Принцесса будет вечером. Пусть приходит ко дворцу. Вот – она протянула конверт – это письмо от императора, позволяющее ему свободное передвижение по всей империи. Такое же для Рохана. Его я попрошу тоже об услуге, но уже на северной границе.

-Да, леди Майли, мы передадим – принимая конверт из её рук, сказал Горт.


Комната Антона. Харчевня «Лупоглазый гоблин», столица империи.


Антон мертвецки устал. Его силы покинули ещё в императорском замке, от чего стражникам пришлось терпеть его храп все время, пока его несли на руках. В харчевню Антона занес Малик. Аккуратно, будто хрупкую вазу, времен правления династии Ци, Малик положил Антона на кровать. В империи это осталась единственная харчевня, не подвергшаяся разрушению.

Ночью Антон часто бредил и бился в конвульсиях. Вся кровать была мокрой от пота. Кэттерин спала в соседнем номере, но и она проспит не менее двух суток.

За окном щебетали птицы. Антон слышал их, но открыть глаза не мог. Все тело будто онемело.

-Антон, вставай. Посмотри на меня – прозвучал ровный и спокойный мужской голос.

-Антон, вставай. Нам нужно поговорить – прозвучал мягкий и нежный женский голос.

-Ма-а-ам, а можно я в школу не пойду? У меня «ленивая свинка» и «воспаление хитрожопости»… - ответил Антон, сознание которого ещё блуждало по пущам садов Морфея.

Резкий толчок, и Антон был поднят с кровати. Он чувствовал себя бодро. Глаза сами открылись. Его взору предстала абсолютно белая комната, размер которой определить было невозможно, из-за отсутствия теней.

Перед Антоном были две фигуры. Мужская фигура сидела на каком-то табурете. Широко расставив ноги, а руками упираясь в колени, мужчина пристально смотрел в его глаза. На лице была коротко стриженая бородка. Черные, густые брови не выражали абсолютно никакого настроения. Спокойное, даже слегка равнодушное выражение лица, но не капли высокомерия.

-Я обещал поговорить с тобой и попросить тебя – начал мужчина.

Не далеко от него, шагах в пяти, женская фигура развалилась на мягком кресле. Ножки девушки свисали с подлокотника кресла, кокетливо качаясь. Девушка улыбалась, наряд её был скорее откровенным, хотя ткань, цвет и фасон были такими же, как у мужчины.

-Я пришла за компанию… мне было очень интересно – промурлыкала девушка, оценивающе посмотрев на меня.

-Я хочу попросить тебя об одолжении, человек. Ты был призван для одной цели, а именно – вернуть равновесие в этом мире. Наши дети начали войну, желая утвердится и возвысится, они нашли лазейки в постулатах мира.

-Всё как у нас… везде найдут лазейку, а потом её пользуют, как и куда хотят… Дети? У ВАС есть дети?

/Блин, не думал, что у этой парочки могут быть дети. Она ведь стерва и плутовка. Явно мужиков домой водит, а он слишком суров, чтобы позволить ей так одеваться.

После того, как я подумал об их отношениях и о том, что эта девушка похожа на нимфу, та изменилась. Теперь она была одета в черный, кружевной корсет, полупрозрачные стринги, ярко алого цвета. На ножках, все также свисающих с подлокотника кресла, теперь красовались черные чулки в очень крупную сеточку, а на ранее бледно-розовых губах теперь виднелась алая помада.

-Так мне больше идет? – промурлыкала та.

-Ага – сглотнул слюну я.

-Не дразни смертного – сурово посмотрел на неё мужчина, от чего та мигом вернула свой прежний вид.

-Да ладно тебе, он ведь смертный. Не ревнуй…

-Антон, мы не читаем мысли, мы их видим. Мы знаем, что произойдет, мы знаем, что случиться. Ты согласишься с нашим предложением, но мне нужен твой ответ.

-Вы что-то говорили про вопросы и ответы… можно ответить на мои вопросы?

Мужчина подался вперед, выпучив глаза.

-Что, я опять что-то ляпнул не то? – спросил я, не понимая реакции.

-Нет. Впервые я не знал, что ты скажешь. Обычно я знаю, какие вопросы мне зададут и даже реакцию на ответ, но ты не предсказуем.

-Не знаю. Если это комплимент, то спасибо, а если укор, то ты сам виноват…

-Задавай, смертный. Мне интересно.

-Так… вы пара?

-Да.

-Кто ваши дети?

-Нижний и верхний мир. По-вашему - это демоны и ангелы.

-А разве не родители должны их пороть и воспитывать?

-Мы не можем вмешаться. Все погибнут.

-Другими словами: вы просите меня наказать демонов и ангелов, поубивав часть из них?

-Не обязательно. Я вижу только два сценария с твоим участием. Первый – ты миром решаешь их конфликт. Второе – ты начинаешь с ними войну.

-Что-то выбор не большой.

-Увы. Но я не могу знать, учитывая твою уникальность, что произойдет.

-Ты можешь просто перебить десяток-другой, наших детей, но не думаю, что они будут рады этому, собственно как и мы – продолжила девушка.

-Тогда скажите, как решить все миром, и я пойду.

-Нельзя. Я могу только указать путь, но решение должен найти ты сам.

/Блин. Не линейное прохождение квестов у меня всегда заканчивалось плохо.

-А я смогу вернуться?

-Нет. Ты погиб в своем мире. Тебя использовали для своих целей. После того, как ты выполнил бы свою задачу, тот, кого вы называли Рог, распорядился бы убить тебя. Мы вытащили тебя из того мира, по разрешению твоего бога.

-А Малик? У него ведь там семья.

-Да, он любит свою семью, но он влюблен и здесь. Он заведет новую семью. Мы видим. Мы знаем.

-А тогда почему тут как в игре? Почему меню и всякие штуки из игры?

-Это из вашего мира. Мы решили, что так вам будет удобнее привыкнуть. В вашем мире нет магии, вы можете потерять рассудок. Мы уже приводили в наш мир людей из вашего, но они все сходили с ума.

-И что, это навсегда? Я про меню и игровую стилистику вообще?

-Нет. Со временем все исчезнет. Уже пропадает.

-Тогда вопрос… как вы допустили, что ваши дети стали воевать друг с другом?

Супруги посмотрели друг на друга. В их глазах читалась любовь друг к другу, но не такая как между людьми, а намного сильнее. Казалось, что те обоготворяют друг друга, хоть и являются богами сами.

-Это характеры. Я богиня демонов, а мой супруг бог ангелов. Мы два бога, полюбивших друг друга. Этот мир – это плод нашей любви.

-То есть вы своих детей любите, а люди кто для вас?

-Люди, как и ангелы, и демоны – это наши дети. Люди - нейтральная сила, имеющая свои интересы, свою волю. Демоны и ангелы - это противоборствующие силы, которые должны чистить землю от плохих людей, давая им шанс искупить вину.

-Но люди бывают разные. Многие не принимают веру, кто-то становится на путь оккультизма.

-Ты не прав. Веры, как токовой, нет. Нам не важно, в какого бога ты верил. Нам важны поступки. Если ты верил в бога, и, прикрываясь его волей, убивал других людей, то ты попадешь в ад, не зависимо от прочтенных тобой молитв, а если ты не верил вообще не во что, но был хорошим человеком, ценил жизнь других, и просто жил по совести, то и в рай попадешь.

-У нас тут всеми ненавидимая ведьма была – начала богиня - с удивленными глазами смотрела на нас, а мы ей в ответ: «Так ты зелья ведь для благих целей варила, людям помогала, а то, что они тебя ненавидели, так это их проблемы». Теперь она снова на земле, и она любима. Ты её вскоре сможешь повстречать. Она королева эльфов.

-А я? Если я умру, то попаду под вашу власть? Или у меня свои чертоги?

-Ты попадешь к нам. И ты хороший человек, не стоит тебе беспокоиться о смерти.

-Я вот вас всё спрашиваю и спрашиваю, а имен ваших не знаю, да и предложение получил от вас какое-то не полное.

-Предложение таковое: мы тебя приютили в этом мире, дали силу, дали знания и будущее, а от тебя хотим только одного. Помоги сохранить равновесие. Пути и способы не важны, но предпочтительнее, если все случится мирно. Мы ценим каждую жизнь и скорбим по каждому, кто умер.

Боги улыбнулись как-то по-доброму и очень тепло. Переглянулись и перед моими глазами поплыло.

-Мы просто Бог и Богиня, для тебя и для всех… – услышал я их голоса, отдаляющиеся от меня.


Северные границы. Где-то под пустошью Орчьей долины.


Темные своды пещеры озарял тусклый свет светлячка, летящего во тьме. Зеленый шарик света безмятежно плыл по тьме, будто зеленый листок, упавший в воду. Светлячок пролетал аккуратно, минуя сталактиты, уходя потёмным тоннелям пещеры. Звуки капель раздавались эхом, и казалось, что идет дождь, но на самом деле, это были сотни тысяч сталактитов, с которых падали капли и ударялись о каменный пол пещеры.

Спустя некоторое время, светлячок остановился, буквально замерев в воздухе. Мягкий зеленый свет начал усиливаться, озаряя пещеру приятным зеленым светом.

-Вот мы и пришли. Это место отмечено на карте. Здесь копать – скомандовал нежный женский голос.

Высокая девушка, облаченная в непроницаемую мантию с накинутым на голову капюшоном, стояла посреди десятка гоблинов, макушкой не достававших ей и до живота. Девушка держала в руках волшебную палочку, на конце которой горел яркий зеленый свет, некогда напоминавший светлячка.

-Хозяйка! Тут орками пахнет. Может не стоит? Мы рядом копать будем хоть год, но тута не надо копать, орками пахнет – сказал один из гоблинов, перехватывая по удобнее кирку.

-Я сказала здесь, значит здесь. Или вы решили без награды остаться?

Палочка зависла в воздухе, а тонкие пальчики, видневшиеся из-под широких рукавов балахона, сдернули капюшон. Маленький, чуть сдернутый носик, густые брови, бирюзовые радужки глаз, светлые волосы, почти белоснежные, из-под которых виднелись заостренные ушки и аккуратное, чистое, и невозмутимое лицо.

-Хозяйка, мы ругаться не будем. Я уходить. Если кто уходить, то ты не мочь остановить – сказал другой гоблин.

-А я оста-а-аться-я-я – произнес гоблин, нагло задрав подол балахона и юбки, рассматривая подноготную эльфийского туалета – тут интере-е-е-е-сна.

Уголок губ эльфийки дернулся и перед группой гоблинов раскрылся портал. Через мгновение из портала вышел высокий, атлетического телосложения эльф. Резко дернувшись к наглому гоблину, схватил его за обвисшие уши и поднял на вытянутой руке.

-Госпожа, что делать с этим отребьем? – спросил эльф.

-Пусть живет, рас согласился копать, а кто не согласен – она окинула холодным взглядом гоблинов и продолжила – того пустить на все четыре стороны, но золото не давать.

Гоблины скучковались, готовясь к бою, надеясь на то, что можно силой забрать золото, обещанное им.Боевой настрой гоблинов пропал, когда из подобных порталов, раскрываемых с завидной регулярностью, начали выходить эльфийские воины.

-Ладно, мы копать, но вы нам платить вперед. Иначе копать сами.

-Договорились.

-Госпожа, ваша дочь прибыла в столицу империи. Она в порядке. Убийцы, посланные за ней, задержаны и сейчас находятся в камере пыток, при дворце. Кажется, ваша дочь взволнована. Она с таким упоением рассказывала про серого великана, который её спас, что кажется, что она нашла свою судьбу.

-Позже, капитан Лих Ог Шоор. По плану, мы должны прорыть тоннель на поверхность именно здесь. Воины императора уже должны быть на границе.

-Да, госпожа. Мы проследим за ходом работ, а вы возвращайтесь.

-Нет – категорично ответила королева - я проконтролирую процесс.

Через минут сорок, гоблины приступили к работе, вгрызаясь кирками в свод пещеры. Долбить нужно было примерно три часа до почвы, а потом еще десять минут до поверхности. Гоблины не любили работать, но за деньги они могли сделать всё, что угодно, кроме братоубийства. Им заплатили шестью средними мешочками золота империи, что составляло по пять монет на каждого. Этих денег им хватит на год беспечной жизни, при условии, что не спустят их на женщин и алкоголь. Гоблины падки на красивых представительниц слабого пола, только не из своего рода. Даже минотавры нечего, когда закрываешь глаза на длинные рога и коровью морду.

Добив пласт скальной породы, гоблины решили сделать перекур. Обустроившись на мешках, набитых сеном, они развели костер. Кто-то достал бурдюк, откуда пахнул щекочущий нос, запах свежего табака, кто-то достал котел и ложки, а кто-то достал связку из ещё живых и громко пищащих крыс.

-Чо? – дерзко спросил один из гоблинов, отвечая на презрительный взгляд одного из стражников – рагу из крыса не пробовал? Вкуснятинка… лучше, чем ваши всякие там лепехи из зерна и трава с водой… Музик должен мяско кушкать, а не зелень жрать, как козел…

Гоблины бурно обсуждали работу, периодически косясь на эльфов, и с не скрываемым вожделением засматривались на королеву. Они не посмеют взять её силой, но какой мужчина не мечтает о королеве в постели, тем более, что мечтать - это не делать.

-Хозяйка, вы конесно секси-шмекси, но такая … холодьная … хотите мы вам плеси помнем? – спросил эльфийскую королеву один из гоблинов, перетаскивая хватким кончиком языка кривую самокруточку, из одного края широкого рта в другой.

-Не стоит. У вас… пальчики маленькие и слабенькие, боюсь даже не почувствовать… - ответила королева, догадываясь о пошлых намерениях гоблина.

Встав с камня, на котором было постелено сено, королева подошла к дыре, прорубленной гоблинами. Она была глубока. Пять метров скалы было прорублено, осталось столько же земли, и они на месте.

-Сообщите империи, что скоро можно начинать. Мы готовы.

-Да, госпожа – ответил стражник, поклонившись в пояс, и ушел порталом.

На этот раз, план нападения на орчий штаб разрабатывал генерал эльфийской армии, но смущало в плане всё. Как отсутствия знаний об организации лагеря орков, их боевое расположение, так и состав армии. Орки просто шли за каким-то магом, который их надоумил, что вся территория эльфов и часть территории империи когда-то были владениями орды, а сейчас её надо вернуть. Эти, не особо образованные массы, которые были коренными жителями орчих пустошей, естественно купились на сладкие речи неизвестного мага, который даже не показывал своего лица. Те орки, которые давно перестали жить в пустошах, спокойно жили в мире с людьми и эльфами. Их ценили за силу, настойчивость и выносливость. Нанимали как для тяжелых работ, так и просто рутинных. Некоторые даже смогли получить образование, а кто-то заделался в войны империи. Нашлось место всем, хотя твердолобым консерваторам, которые остались в пустошах, уже не доказать, что это не предатели.

Армия орков, под предводительством того самого не известного мага, смогла собрать из разрозненных племен орков, гоблинов циклопов, целую орду. Маг вещал по всем внутренним каналам. Настраивая всех на продуктивные совместные действия, обещая хорошую жизнь после победы врага.

Теперь орда стоит на границе эльфийских и имперских территорий, угрожая с минуты на минуту начать наступление. Эта напряженная ситуация усугубляется постоянной, агрессивной пропагандой со стороны орков, призывающей имперцев и эльфов сдаться, намекая на то, что империя – «это устаревший формат власти, завуалированного рабства, что все они должны жить в равенстве и достатке, как орки».

Когда гоблины перекурили и закончили играть в карты, они позвали стражников эльфийской армии и королеву. Столпившись вокруг дыры в скале, гоблины начали что-то обсуждать. Королева стояла рядом, с двумя войнами с каждой из сторон.

-Госпожа – обратился один из гоблинов - если копать дальше, там орк. Если уйти в любом другом направления, там не орк. Разреши копать не прямо. Дай копать чуть в бок.

-Нет. Мы эльфы. Вы не отходим от приказов и собственных решений.

Эльфы всегда отличались своей педантичностью и чистоплотностью. Если у прохожего рубаха была не вся заправлена, эльф мог его остановить и сам ему поправить. Их раздражало любое отклонение от идеала, особенно в плане интеллектуальнойдеятельности. Некоторые мыслители могли переписывать свои рукописи столетиями, выводя каждый знак и сжигая работу, если где-то ошиблись.

-Хорошо. Тогда ты – гоблин протянул королеве длинный шест, которым она могла с легкостью достать до конца прорытого тоннеля – бери и тыкай.

-Зачем?- удивилась королева.

-Ты говоришь, что тут копать, мы говорим не тут. Если ты тыкнешь, и посыплется земля, то мы копаем.

-А если не посыплется?

-Если не ЗЕМЛЯ – то мы смеемся, а если не посыплется, но буде твердо, то копаем.

Гоблины хитро переглядывались, о чем-то шушукаясь, но королева поняла, что они это неспроста.

-Хорошо. «Тыкну» не я, а вон тот солдат- королева указала на одного из стражников.

-Я не против, так тоже смешно – кивнул гоблин.

К королеве подошел стражник, забрал шест и в ожидании приказа уставился на командира. Командир коротко кивнул и замер в ожидании.


Лагерь орков. Задние дворы шатров. Помещение склада.


Молодой орк ковырял в своих зубах кончиком меча, который в его руках был не больше овощного ножа. Сегодня он сытно покушал, хоть и не совсем то, что хотел, но если это вкусно и сытно, то можно и каши с грибами покушать.

Встав со стула, орк потянулся, почесал зад и поплелся, вяло переставляя конечности, в сторону выхода из склада. Необходимо ещё заказать ящики с горючим песком и несколько кувшинов замораживающей воды. На войне они были бесполезны, но вот для бытовых нужд всегда нужны.

Проходя мимо деревянной будки, предназначенной для справления нужды, он услышал глухой скулеж. Выхватив «ножи» из ножен, он осторожно открыл дверцу будки.

Картина предстала красочная: ноги не известного орка торчали из выгребной ямы, которую приспособили под туалет, голова орка находилась аккуратно между коленок, а штаны лежали на голове. Стальная часть туловища скрывалась в дыре.

-Ёк-макарек, вытаскивай, братишка, застрял я… - жалобно заныл орк.

-А чё это ты там делаешь? Зачем нырять туда? Тут ведь дырка была в ящике, чтобы на него садиться.

-Да меня всосало туда. Я же не специально.

-Ладно, давай…

Протянув тому руку помощи, орк попытался его вытащить, но почему-то не мог.

-Давай быстрее… тут что-то не то… - в панике начал суетится застрявший орк.

-Почему?

-Паске, ты не думай, что я какой-то не такой, но по ощущениям – ко мне сзади древесный ант пристраивается… Видимо ему я понравился… а мне это не по нраву… я не такой… у меня дети есть…

-Да ты не бойся, нет под землей древесных антов, они по земле ходят.Это, наверное, скальный ант. Это они под землей любят жить.

-Я деревянный конец чувствую… жопой чувствую… АЙ!

-Что, ударил?

-Нет… попал… и не один раз…

Попытки вытащить самостоятельно товарища, провалились. Было принято решение позвать на помощь. Орк побежал за помощью, выкрикивая начальника склада и начальника караула.

-Большой Хоор, Большой Зиго!!!! Беда!!! Баклуш жопой в сральне застрял!!!!

Орки, окликаемые Паске, вышли из шатров, держась за животы. На их мордах читалось веселье.

-И как он туда угоди? – спросил Хоор.

-Срал… потом что-то его засосало, и он застрял.

-А сам вытянуть не можешь? – спросил Зиго.

-Пытался, но не смог. Такое ощущение, что его кто-то всасывает под землю.

Почесав затылки, орки переглянулись, дернули плечами и побежали на выручку «засосанцу».

Когда те прибежали к злосчастной сральне, из дыры торчали только ноги и макушка орка.

Из дыры был слышен звук сильного всасывания, будто в трубе для воздушной передачи документов застрял кусок ватмана или мяч. Спустя мгновение, не дожидаясь реакции орков, нечто всосало Баклуша, да так, что раздался смачный «чпок».

-Э-э-э-э… так, вы нечего не видели и не слышали. Если что, то Баклуша здесь не было и где он, не знаете. Всё ясно?

-Какой Баклуш? Не слыхал о таком…

-Правильно…

-То есть его доставать мы не будем? – расстроился Паске.

-Я в эту дыру не полезу. Поставь на неё пару ящиков, да по прочнее, и смотри, чтобы их тоже не «чпокнуло».


Северные границы. Где-то под пустошью Орчьей долины.


Эльфийский воин, по команде капитана, ткнул палкой в пласт земли, который понемногу самостоятельно осыпался. Поначалу он даже облегченно выдохнул, когда палка воткнулась в землю, но когда он начал её доставать, его сердце замерло.

С напором, будто под давлением, из дыры вырвался дичайший смрад. Густая жидкость, вперемешку с землей вылилась на эльфа.

Опустив нелицеприятную ругань и процесс низвержения содержимого желудка нескольких присутствующих, рассмотрим ситуацию со стороны королевы.

Я стояла чуть одаль от эльфийского солдата, подозревая, что гоблины явно напакостят. Когда солдат вытащил палку, его глаза сощурились, а ушки прижались. Он явно видел то, что должно произойти. Надеясь на простую шалость, я не закрыла глаза. А зря.

Когда воина увели мыться, я с трудом сдерживалась от рвотных рефлексов. Запах стоял пренеприятнейший. Хуже запаха я ещё не вдыхала. Когда гоблины уже убрали источник запаха, то почему-то один из гоблинов поставил табурет, прямо под дырой, и начал тыкать палкой.

-Почему ты это делаешь? Проверяешь почву?- спросила я.

-Не-а… там что-то странное. Похоже на больсо-о-о-й персик. О… теперь с носиком… Ма-а-а-а-а-леньким носиком с большими бородавками.

Гоблин пристально всматривался в дыру и неистово тыкал палкой. Сначала он был один, потом подошли еще два гоблина, рассматривая дыру. Я старалась подавить любопытство, ибо это один из пороков, который мог, в данной ситуации, оказаться излишним, но всё же поглядывала в ту сторону.

Ветра в пещерах были сильные, но вот после того, как весь этот смрад вышел, ветер утих, однако появился сильный свист, исходящий из дыры, на которую уставились все гоблины и даже несколько стражников.

Я подумала о супруге. Мой король быстро решил бы такую проблему, а я не могу. Не по тому, что я дурна на ум, а просто смекалки не хватает и мужской отваги на без башенные поступки.

-Да пелсик это, клык даю…

-Не, змеюка эта! Клянусь своей повязкой.

-Да кому она нужна, твоя повязка. Она даже не из кожи… и дурно пахнет.

-Замолчите, гоблины. Это похоже на узкий глаз. Только что это за отросток…

Гоблины и стража все тыкали палкой и спорили, но в один момент засвистело сильнее, и нечто, почти полностью вылезло из дыры.

Я завизжала. Я и в правду испугалась. Но когда я осознала, сто торчит из потолка, мне стало дурно. Я вышла замуж в свои сто тридцать лет, немного позже, чем обычно, но вышла чистой и невинной. Мужа обнаженным я видела только при свете луны, и не ближе чем на вытянутую руку, а тут…

Из дыры, проделанной гоблинами, торчал голый зад гоблина, со всеми прилагающимися частями тела с другой стороны. Этот позор висел в дыре, качаясь на ветру.

В пещере воцарилась тишина. Гоблины выронили палки, которыми тыкали в дыру, эльфы взялись за мечи и копья, готовясь к бою, однако команды не было, и это скорее был рефлекс.

-Боже! Я хочу забыть позор, увиденный сейчас… - сказала королева.

-Я тоже… хочу забыть позор… с моим участием… - раздалось из дыры.

Через некоторое время гоблины смогли вытащить из дыры Орка. Тот оказался почему-то красным и смущенным. При допросе, оказалось, что мы рыли точно под туалетом, но место было нужное. Именно тут предполагалось, будут находиться склады. Орк не оказал сопротивления, и каждый раз, смотря на королеву, краснел и опускал глаза.

-Вы простите меня… я ведь не специально так… отведите к мужу, я лично извинюсь, все объясню ему. Он вас простит. Вы хорошая, сразу видно, и чистая…

Королеве стало жалко орка. Он не казался плохим или хорошим. Он был простым, что делало его лучше многих других представителей его расы, с которыми она знакома.

-Если ты пообещаешь мне, что не сбежишь и не доставишь нам проблем, я прикажу снять кандалы с тебя и предложу присоединиться к нам.

Орк, недолго думая, быстро закивал головой, от чего его чуп, на огромной голове начал бить его по лбу.

-Снимите с него кандалы. Он теперь с нами.

Кандалы сняли, даже полотенце с живительной мазью дали, по тому, как понимали, что те сильно натирают ноги и руки. Гоблины принесли заштопанные ими штаны орка, вместо которых была палатка. Пока орка тащило по дыре, его штаны несколько раз цеплялись за камни и как итог, были порваны.

-Слусай, больсой – обратился к орку гоблин – ты это… прости. Мы думали, что это персик… тыкали палкой… в обсем мы некому не сказем…

-Да я все понимаю… но… теперь там заноза… болит…- всхлипнул носом орк, почесывая многострадальное место.

Все вопросы с присоединением орка к нашей разведывательной группе, мы утрясли. Хвала богам, орк не хотел обратно, а в ряды орды попал только из-за того, что стыдно отказываться было.

Как пояснил нам Баклуш, так его звали, сила орды была преувеличена. Большая часть войск подойдет только через неделю, а то, что имеется, так это всего шестьсот тысяч воинов, среди которых только пять сотен была в бою. Остальные это мясо.

Получив исчерпывающие данные, мы заделали дыру землей и наложили чары. Теперь, если с той стороны решат спуститься сюда, что маловероятно, то наткнутся на проблему, в виде скалы. Которая будет не преодолима.

В лагерь мы вернулись с триумфом. Некто не собирался бросаться на орка, а даже подходили и жали руку. Орк был ростом в четыре метра, а шириной в три метра. Огромные руки-ковши, были покрыты волосами, через которые проступали не малой мощи мышцы. Он внушал уважение, но вот его лицо было добродушное и даже по-детски застенчивое.

Офицеры пошли на доклад, а я пошла к мужу в шатер. Хотелось скорее обнять супруга. Почувствовать его запах, крепкое объятие и теплый поцелуй. Сегодня он был понурый. Его с самого утра огорчали вести от разведки, а пропавшие без вести три шпиона, вгоняли в уныние и тоску.


Харчевня «Лупоглазый гоблин». Столица империи.


Голова больше не болит, тело не ломит, только морзянкой заливается зеленый фонарик, на заднем фоне сознания, оповещая о системных сообщениях и новых уровнях. Но судя по тому, что в конце концом эта фикция нам больше не понадобится, то и сейчас это не важно,… хотя нет, интересно до жути.

Пролистаем систему до боя в деревне.

Перед глазами появляется системный чат, забитый зелеными и красными сообщениями.

/Вами использовано заклинание Метеор

Вы нанесли 1 251 300 урона по площади.

Поздравляем! Вами убито 15 000 существ от 30 до 50 уровня.

Вы получаете пассивный навык «Геноцид»: все ваши атаки по площади удвоены, все массовые заклинания, не несущие разрушение или урона, утроены.

-Не хило я так приложил каменюкой, а что там во дворце… - подумал я.

/Вас съели. Вы получаете 2 301 урон кислотой каждые две секунды, пока находитесь внутри Пои-пои.

Вы нанесли 9300 урона…

Вы нанесли 8280 урона…

Вы нанесли критический урон 92 119 урона.

Поздравляем! Вы убили «Пои-пои», монстр элитного уровня, Вами получено 138 230 опыта.

Вы получили навык «Сопротивление ядам» и «Не восприимчивость к токсинам»

Вами разрушено заклинание «Путы» 20 уровня…

Вы нанесли критический урон 5 870 без оружия

Вы одолели противника 54 уровня, вы получаете 9 008

Внимание! Уровень маны критического уровня! Маны – 83/945 300


Рохан, Демиург, «Уравнитель плана», уровень 98

сила – 17;

ловкость – 12;

интеллект – 20 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 25;

харизма – 16,

величие – 22 +5 за титул «Первый».

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Замена –

Дрессировщик –

Мутация –

Оборот –


Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+30% к устрашению противника, выше вас уровнем.

+10 к основным характеристикам класса.

Уравнитель плана.

Свободных очков основных характеристик – 79

Свободных очков класса –145


/Толи я под «мухой», толи качаюсь я под анаболиками…не хило я качнулся, но вот это все напускное, а может это пока так. В любом случае мне нужно распределить очки. В первую очередь мне нужна манна и выносливость, потом жизни и сила… не думаю, что моё обаяние мне пригодится, тем более величие. Однако появилась новая строчка после имени и четыре новых умения класса, вот они меня больше интересует.


«Уравнитель плана» - дополнительный титул демиурга. Получается при достижении 70 уровня.

Бонусы дополнительного титула:

Вероятность получения травмы с длительным эффектом снижена на 50%;

Вероятность получения травмы с коротким эффектом снижена на 85%;

Маги, ниже вас по уровню, с вероятностью в 30% не удачно создадут заклинание, с вероятностью 100%, при удачном заклинании, на них ставится метка пацифист, не дающая правильно сплести заклинание, от чего любое боевое заклинание будет преобразовано в заклинание «Цветущий сад». (Заклинание, способное заставлять цветы расти в нужном вам направлении, раскрывать бутоны и усиливать аромат при цветении. Используется садовниками и домохозяйками).

Ваши враги вас боятся, а друзья уважают. Все не дружественные воины до вашего уровня и выше на пять уровней испытывают панику при виде вас. С вероятностью 40% получают эффект «Тремор».


Замена – способность без штрафа качества, заменять недостающие элементы на имеющимися, для создания.

Дрессировщик – позволяет освоить и развивать у демиурга способности к приручению животных, в дальнейшем используемых как личный фамильяр.

Мутация – модернизация живых тканей.

Оборот – способность перевоплощаться в зверя или птицу, меняя форму демиурга.


/Ясно, вот теперь понял, что теперь я в зеркало не смотрюсь, а то вдруг трястись начну от страха, пока буду в форме злобного хомячка. Ну, рас мы разобрались с новыми плюшками, начнем распределять очки.

В первую очередь нужно попытаться равномерно распределить очки между основными навыками и вычленить те, которые мне не так важны.

Самым не нужным для меня навыком является величие, но его нельзя просто взять и убрать. Скорее всего, туда просто меньше очков закидывать буду, а остальные поровну.

Закидывает везде по 13 очков, забираем пять из величия и кидаем в интеллект.


Рохан, Демиург, «Уравнитель плана», уровень 98

сила – 30;

ловкость – 25;

интеллект – 38 +5 за титул «Первый»;

выносливость – 38;

харизма – 29,

величие – 30 +5 за титул «Первый».


/Отлично. Теперь умения класса.

Ограничений по вливанию, как в начальных, нету, значит можно распределить поровну… почти… одно очко лишнее.

Умения класса:

Создание – 10 из 10

Уничтожение – 0 из 10

Модернизация – 10 из 10

Замена – 36

Дрессировщик – 36

Мутация – 36

Оборот – 36


Бонус класса:

+10% к вероятности удачного создания как материального, ментального, интеллектуального, так и магического.

+30% к устрашению противника, выше вас уровнем.

+10 к основным характеристикам класса.

Уравнитель плана.

Свободных очков основных характеристик – 0

Свободных очков класса –1


/В принципе не плохо.


Открыв глаза, я приподнялся на руках, пытаясь сообразить о своем местоположении.

Как не странно, но место было мне не знакомо. Вроде такая же кровать, такие же простыни, такой же шкаф и потолок, но вот горшок другого цвета, ручки на дверях другие и чуть ниже, а доски на полу были не вдоль, а поперек.

Повернув голову к стенке, я увидел спокойное, родное сердцу и душе, лицо. Кэттерин спала рядом. Обнаженная, мягкая и нежная. Спала, грея мое тело своим. Упав обратно в кровать, я повернулся к ней.

/Как мне повезло, повстречать такую женщину. Она прелестна – думал я.

На её лицо упал её рыжий локон, зацепившись за кончик носа. Аккуратно, стараясь не разбудить, я поднял его и положил на подушку, открывая её спокойное, спящее лицо. Одеяло было тонким, даже без наполнителя, от чего можно было отметить, как красиво оно облегает формы Кэттерин. Её широкие бедра, тоненькие плечи. Из-под одеяла, будто дразня, виднелась пышная грудь. Пышная и манящая, она приковывала взгляд, поднимаясь при вдохе, и опускаясь при выдохе. Розовыми каплями на белом снегу, аккуратные соски гипнотизировали и завораживали. Хотел прикоснуться губами, к её сладким, бледно-розовым губам, но в груди бушевал огонь, под ритм сердца, напоминающего дабстеп.

Вдыхая аромат её тела, я просто лежал рядом. Закрыв глаза, я мечтал о тихом времени, когда смогу быть с ней всегда, не думая, что куда-то нужно бежать. Притворюсь больным и слабым ещё, чтобы сейчас просто лежать рядом.

-Доброе утро – сладким шепотом сказала Кэттерин, поцеловав меня в лоб.

Открыв глаза, я увидел её покрасневшее от смущения лицо, ещё не до конца открывшиеся глаза, и руку, старательно натягивающую одеяло на грудь.

-Доброе. Я рад, что ты рядом.

-Я чувствую… сильно рад.

Кэттерин отвела взгляд, обильно краснея. Её красные от смущения ушки буквально горели. Не выдержав, я обнял её по крепче и поцеловал в ушко, прошептав – «Будь моей всегда».

-Не честно… но я согласна… - еле слышно прошептала она.

-Взамен, я буду весь твой. Душой и телом, мыслями и поступками.

Мы ещё долго лежали в обнимку. Моё настроение было на пределе возможного, однако я чувствовал, что сейчас не время и не место… Хотя место как раз то, но вот не время – это точно.

Заставил встать с кровати, притом очень быстро, нас голод, оповестив нас о пустоте желудка громкими рыками, в унисон раздавшимися из наших животов.

Отдав Кэттерин одеяло, которое она применила как плащ, для перебежки до ванной комнаты, я начал одеваться сам. Комната для умывания находилась в отдельной комнате, одна для женщин, другая для мужчин, у гоблинов с этим лучше обстоят дела, они даже некое подобие водопровода смастерили.

Силы я восстановил, хоть и не полностью, но достаточно на первое время. Дождавшись выхода из умывален свою музу, мы спустились на первый этаж. Множество больших и малых столиков хаотично стояли в зале, барная стойка была чуть ниже, чем у Горта, но она была не из массива, а из цельного куска мрамора, поверх которого была натянута кожаная лента, тянувшаяся вдоль стойки ровно посередине. За барной стойкой стояла гоблинша, лицо которой было скрыто черным платком, а на голове была аккуратная прическа, насколько это возможно при относительно редких волосах у данной расы.

-Привет. Ты Рохан? – спросила немного хриплым голосом гоблинша.

-Да, доброе утро. А вас как зовут?

-Магда. Магда Ваххра. Вдова покойного Жро Ваххра, ныне управляющая харчевни.

-Соболезную вам, мадам. Мне искренне жаль – сказал я ровно, но в горле застрял ком.

-Да нечё. Я уже прорыдалась. Теперь мне надо держать то, что было совместно нажито и не опорочить, честь моего мужа.

Гоблинша вышла из-за бара и накрыла стол на двоих, у дальнего окна, откуда открывался вид на внутренний двор.

-Ваши друзья ушли в город. Меня попросили приглядеть за вами.

-А сколько мы проспали?

-Ты, Рохан, три дня, а вот твоя невеста двое суток. На вторые сутки она перебралась к тебе. Я не стала возражать, дело молодое…

-Надеюсь, нечего плохого я не проспал? – настороженно спросил я.

-Нет. Война на севере начнется скоро. Все молятся за своих близких. А я вот не молюсь. Завтра закрою харчевню, отдам ключи детям, а сама возьму свои ятаганы и в бой. Мне уже терять нечего. Дети обеспечены, муж погиб в бою, а я успела только шестерых родить… вот моя мать… э-э-эх… ладно, кушайте, молодые.

Быстро позавтракав, мы собрали вещи, и как было в переданной Магдой записке, мы подошли к дворцу. Вокруг ходили рабочие и воины, таская обломки и восстанавливая дворец. Кто-то нес осколок камня от стены, а другие несли новый, в замен выбитому. Все чем-то занимались.

К нам подбежал не высокий парень, и пригласил нас пройти вовнутрь. Проводив нас до массивных дверей, красочно украшенных вязью, которую я еще не видел, он откланялся и убежал. Кэттерин постучалась, и перед нами открылись обе створки двери.

-Входите, сэр Рохан и леди Кэттерин – прозвучал громкий, властный голос императора.

Войдя в помещение, мы попали в огромный зал. По периметру зала стояли широкие, у потолка и узкие у пола колонны, внешне стилизованные под деревья. Точно такие же я видел в замке графа Мартирр, когда был на балу, но эти были ещё красочнее, и казалось, что это настоящие деревья. В центре зала стоял огромный стол, овальной формы, за которым сидел император, Анс Ардо, Горт, некромант, командир отряда Волков, шут Тяф и несколько генералов, лично с которыми я не был знаком.

-Рохан, я позвал тебя… нет, я прошу о помощи тебя. Ты хочешь помочь нам в войне с ордой? Молю, не откажи. Я не огорчусь, если откажешь, но буду ликовать, если поможешь.

Немного не так ситуация, которую я себе придумывал в голове… Думал награждать будут, или на месте убьют… Ну да ладно. Я и так уже признал империю своим домом, так чего ломаться?

-Я не откажу вам, но на смерть, как человек разумный, я не пойду. Хотел узнать детали, ваше императорское величество, прежде чем кидаться на амбразуру.

-Похвально. Я, в принципе предполагал, что ты так скажешь, посему, в этом зале, собрались первые лица, коим известны планы и детали.

Мне в красках описали какие орки гадкие и плохие, что мочи нет у бравого народа терпеть их, и что нет худшей напасти, чем иметь под боком таких соседей, потом рассказали про местный план «Барбаросса», который заключался в полном или частичном уничтожении орков, после чего выступил другой генерал, говорящий противоположное, и так высказались все шесть генералов, рассказывая шесть разных планов по геноциду этих негодяев…

Спустя два часа пытки над моим мозгом, они вышли, остались только уже знакомые мне лица.

-На самом деле, они все правы и не правы одновременно. Мы сливаем ложную информацию, а когда настанет час боя, все будут владеть истинным планом. В битве будут задействованы эльфы, но на них рассчитывать не стоит. Их и так мало… Я, как император, хочу защитить всех. Среди даже орков есть хорошие представители расы, один из которых перешел на сторону эльфов, во время разведывательной операции. Согласно нашим источникам, орда там огромная, и прибудет ещё часть орды, которая в сотни раз больше, но опытных воинов меньше, чем пять сотен, но это пока. Большая часть орды – это крестьяне и ремесленники.

-А какая истинная причина войны? – спросил я, пытаясь связать не связные речи генералов.

-Маг, гро его бери… Какой-то маг обманул старейшин орков, потом объединил их и надоумил собрать орду, пойти отвоёвывать земли эльфов и империи. В принципе, маг прав, и часть наших земель когда-то принадлежало оркам. Эльфийские леса были с другой стороны империи, а там, где они сейчас, была пустыня.

-Тогда была война – перебил императора Горт – и была договоренность с орками, что мы заберем часть земли себе, которая им не нужна, на что они согласились и ушли севернее, где сейчас и живут.

-Они не умеют возделывать землю, от чего их земля гибнет и превращается в пустыни. Также, шаманы высасывают силу из земли, для своих обрядов. На момент, когда орки и огры переезжали с пустынь и сухих полей, на ещё зеленую территорию, они сами были рады, избавится от не плодородной территории.

-Получается, что они теперь хотят вернуть ту землю, которую не так давно погубили? – спросил я.

-Да. А на компромисс они не согласны – вставила Кэттерин.

/Боги мне говорили про детей своих, которыми являются, и орки… я должен помочь и в этом балансе. Не знаю… В голову не лезет вообще нечего, а каша, образовавшаяся из-за этих генералов, совсем не хочет рассасываться… мне нужна помощь. Не хочу убивать… хочу мирно решить вопросы. Кто этот маг, который запудрил мозги оркам, почему они отказываются решить все миром, какие компромиссы предложили император и король эльфов… и ещё тысяча вопросов, на которые я не знаю ответов…

В конце нашего совещания ко мне подошел император и попросил задержаться.

/Не, я не против, но надеюсь, меня не запрягут делать что-то нудное. Хотя может начнет пропаганду…

Оставшись с императором наедине, он пригласил меня присесть за маленький чайный столик, где стояла бутылка вина, два серебряных бокала и ваза с фруктами.

-Рохан, прости – начал император – я понимаю, что эта задача для политиков, но ты ведь демиург. Ты придумаешь, как нам помочь. Любая помощь, любые действия, которые приведут к миру, как итогу, будут уместны.

-Император, я вас понимаю. Вы хотите меньшей кровью решить ситуацию, но не всегда решение на поверхности. Если вы позволите, я хотел бы больше узнать о той войне, желательно из всех возможных источников.

-Я предоставлю для тебя и твоих товарищей полный доступ в библиотеки империи, но лучше искать в библиотеке дворца. Тут хоть и нельзя выносить книги, но их больше и тут есть всё, что может понадобиться, и больше, чем в других. А в библиотеках империи, зачастую нет тех книг, которые присутствуют у меня.

-Принимаю ваше предложение, император, я буду пользоваться вашей библиотекой.

-Хорошо, тогда для тебя и спутников выделят комнаты, утром завтрак, потом обед и ужин, также весь замок и его территории в вашем распоряжении.

-Спасибо.

Напоследок, пригубив вина, мы поболтали об истории, о становлении империи и обычаях. Оказалось, что империя была образована более двух тысяч лет назад, а записи начались всего чуть больше полутора тысяч лет назад. Многие законы были основаны на обычаях, собственно как и в нашем мире, но они изменялись только в части появления денежных отношений и открытия новых территорий. Большая часть земли ещё не изучена, по крайне мере империей. Соседняя империя в состоянии «холодной войны», но ненависть друг к другу отсутствует.

Были и в их истории тираны и подлецы, бюрократы и хапуги, но как таковой геноцид отсутствовал в летописях истории. Некто не убивал из-за расы, некто не принижал другие расы. Из-за особенности расы было ограничение на работу, но оно было связано с тем, что эльфы педанты, и не могут работать нормально на тех должностях, где нужна скорость, орки были сильны, но вот с памятью и интеллектом были проблемы, люди слишком ленивы и часто уклонялись от работы, нареканий не было только у дроу и кентавров, хотя минусы были и у них. Дроу были слишком любвеобильны, и являясь дальними родственниками суккубов, они притягивали излишнее внимание к себе. Кентавры были вспыльчивы и немного мазохисты, от чего чаще всего работали в качестве средства передвижения. А про фей император скривил такую кислую рожу, что казалось, что он укусил целый лимон.

-Они разные… бывают зануды редкостные, бывают хулиганы… больше всего бесят феи цветов… они могут летать за тобой и надоедать десятками лет, или до тех пор, пока ты не согласишься выполнить их просьбу.

-Есть опыт? – спросил я, отпивая вино.

-Да. Как-то наступил на цветок в своем саду, так эта фея вылетела и просила посадить вместо него сотню таких же…

-Так посадили бы…

-Я садил… Сначала по моему приказу посадили, но это был не я лично, потом не так ровно, потом не так кучно, потом не так далеко… в итоге я исполнял её желание три года, выслушивая лекции о цветах и кустарниках, обитающих в нашем лесу.

-Убить нельзя? – сочувственно спросил я.

-Увы… Они не убиваемые. Эти гадины бессмертны. Да еще и они нужны лесу. Они родственники Дриад, которые занимаются озеленением и восстановлением лесов, которые в тесных отношениях с эльфами. Дроу – близкие родственники темных эльфов и произошли они от суккубов, как я уже говорил.

-А гномы и гоблины?

-Гномы, которые тут обитают, это уже более цивилизованная община.Когда-то и они жили в скалах и горах, как темные эльфы, но привыкли к городам и более открытым местностям. Теперь они известны как лучшие кузнецы и столяра. А вот гоблины – это отдельная история. Помнишь историю про то, как убили последнего демиурга?

-Помню, конечно.

-Так гоблины раньше были прислужниками демиургов. Они были среди орков, были их боевой единицей, работали в полях и занимались всем, что им поручат, но потом пришел демиург, который нанял их за золото. Спустя несколько лет гоблинов некто не видел. Они все работали на демиурга, и даже ходили слухи, что те гоблины, которые были в городах, его шпионы.

-А этим слухам верить можно?

-Можно, но не полностью. Не все гоблины смогли служить демиургу. Они помесь гномов и орков, посему они любят пещеры, но вот работать руками не любят, хотя за монету готовы на все.

-Прямо на все? Они совсем беспринципные?

-Ну, есть у них один странный закон… «Работа любит деньги, но брат дороже жилы». Они готовы на все, если это не предательство или убийство сородичей.

-Тогда они мне нравятся.

-И чем?

-Они ценят свой народ дороже, чем богатства.


После разговора с императором я вышел погулять. Одного меня не отпустили. Как объяснил паренек, которого приставили ко мне, я ещё плохо ориентируюсь на территории столицы, а его задача сопровождать меня везде, отвечать на любые вопросы и помогать. Это не плохо. Можно значит, постоянно не оборачиваться, запоминая дорогу.

Не считая постоянно бегающих в разные стороны работяг, всюду снующихся стражников, дворец – это очень тихое и спокойное место…

БА-БАХ!!!!

Сердце упало до пяток и попыталось пройти на сквозь. Испугался я знатно.

-Слыш, ты…

Мотая головой, я пытался найти источник окрика, но пока не находил.

-Я? – не уверенно спросил я.

-Да, ты… посмотри наверх, остолоп!

Посмотрев наверх, я обнаружил силуэт очень крупной женщины, машущей мне рукой.

-Кирпичик поднеси, а то лень спускаться.

Осмотрев пространство рядом с собой, я не обнаружил нечего схожего по описанию. Только трехметровый валун, который упал рядом со мной. Этот валун вошел в землю, пробив каменную кладку.

-А где он?

-Так он прямо перед тобой.

Поняв, что под «кирпичик», эта дама имеет введу вот эту здоровенную хрень, больше меня в шесть раз и по весу явно в десять, я приуныл. Нужно было все в силу вкачивать и выносливость. Тогда сейчас я ей этот «кирпичик» добросил.

Подумав ещё раз, я осознал всю глупость ситуации. Я ведь маг и могу поднять этот камень магией. Вытянув руку, я сделал вид, что хватаю камень одной рукой и вынимаю из земли. Все получилось. Теперь надо добросить.

-А вы поймаете? А то я не уверен немного в этом.

-Поймаю – крикнула та.

Не делая замаха, я просто толкнул осколок стены в её сторону. Камень та поймала, но вот тот факт, что она вместе с ним исчезла в темном проеме стены, меня немного напрягал.

/Опять косяк… Надо валить…

Засунув руки в карманы, сгорбившись и накинув капюшон, я направился в сторону харчевни, быстро набирая скорость.

-Спа-си-бо…

Девушка из проема башни крикнула мне в спину, но голос дошел только тогда, когда я уже спускался по лестницам, ведущим на улицы столицы.

/Жива… повезло мне…


Малик. Столица империи. Приемная императора.


Малик сидел в кресле, напиваясь чаем.

-Бодун, бодун, уйди, бодун. Мне белка нравится не слишком, мне вертолет не нужен шибко… - шептал Малик себе под нос – больше не капли в рот не возьму… на этой недели…

-Малик? – задал вопрос низенький парень с перевязанными руками и повязкой на глазу.

-Ну я. Чего надо, Кутузов?

/Черт, надо извиниться. С бодуна я резкий как мент пот «солью»…

-Прости, парень, я вчера перебрал малёха, вот и дерганый. Не обижайся…

-Что вы, я не обижаюсь. Все войны суровы, а вы в особенности. Если честно, то я наслышан о вас и ваших подвигах и даже восхищаюсь. Не думал, что выпадет шанс вас лично увидеть.

-И что говорят?

-Что вы воин серых пределов, что сильнее вас нет на земле. Ваш друг, который маг, тоже хорош… но я считаю, что маги – это трусы, которые не могут встретить врага лицом к лицу.

-А ты забавный. Нет, правда, я раньше такого не слышал, но ты немного ошибаешься. Рохан не трус. Он победил лично Луса, причем не магией, а осколком посоха. Он странный и веселый, но очень хороший человек. Если сравнивать его и меня, то он сильнее. Магия у него сильная, но вот дух… он духом сильнее.

-Почему? Что может маг против толпы воинов?

-Рохан может. Он не убежит и не спрячется. Он до последней капли крови и ванны будет защищать друзей и товарищей.

-Я вас понял, сэр Малик, надеюсь на долгие рассказы от вас, но сейчас я выполняю приказ императора, а он приказал вас сопроводить до покоев принцессы эльфов.

-Эта малявка снова приехала. Как я скучал…

Улыбка на лице Малика была похожа на оскал медведя, но он и в правду был рад увидеть Вери. Юноша немного дернулся, не ожидая такой улыбки,но не подал виду, что испугался.

/Вот это зубы… он как горный медведь. Всевышний мне в свидетели, это не человек, а медведь.

Малик не спеша шел за мальчишкой, который украдкой озирался по сторонам, стараясь держать расстояние от Малика. Проходя мимо огромных зеркал, Малик заметил что-то устрашающее. Остановившись перед следующим зеркалом, шагах в пяти, он осторожно начал приближаться.

-Ёб вашу… за ногу… мой лысый череп… что за…

Эпитеты шли непрерываемым потоком, излагая всю горечь и все негодование Малика, увидевшего своё отражение. Каждый раз, когда Малик становился сильнее и получал новые улучшения и умения, его телоизменялось. Если раньше, когда он только прибыл в деревню, он только серой кожей и двухметровым ростом выделялся, то сейчас он был ростом в четыре с половиной, в ширину больше двух метров. Его лицо оставалось прежним. Но телосложение и особенности расы давали о себе знать.

Глаза были ярко-желтого цвета, острые скулы и подбородок, высокий и широкий лоб. На голове были волосы цвета серебра, спадающие на спину, чуть не доставая до лопаток, рот был полон острых зубов, особо выделялись четыре клыка, которые были видны только тогда, когда он открывал рот. Все тело бугрилось от мышц, а некогда свободный жилет теперь походил на короткий, детский жилет, который он надел чтобы повеселить народ. Кулаки, которые он прекрасно помнил и видел постоянно, и не казались большими, но вот в зеркале он увидел две кувалды, чем-то напоминающее кулаки.

Открыв меню персонажа, Малик заметил, что та строчка, которая появилась на сороковом уровне, теперь изменилась, как и строчка его класса.


Малик. Лорд Серых пределов, уровень 75.


сила – 20;

ловкость –12;

интеллект – 11;

выносливость – 19;

харизма – 9;

величие – 12.


Умения класса:

Паника – 10 из 10

Паралич – 0 из 10

Цепная реакция – 5 из 10

Призыв – 15 из 15


Особенности класса:

Метаморфоза тела выполнена на – 87%

Признание сородичей – 100%

Уважение и лояльность хищников – 100%

Звериное обаяние

Ночное зрение

Стальная шкура


Бонус класса:

+10% к вероятности удачного запугивания врага.

+100% к устрашению противника, выше вас уровнем.

+10 к основным характеристикам класса (сила, выносливость)

Уравнитель плана.

Свободных очков основных характеристик – 35

Свободных очков класса –70



/Так, у меня теперь звание лорда, метаморфоза на 87%, а раньше я был рыцарем, и метаморфоза была на 50%. За навыки «ночное зрение» и «стальная шкура» я отдал по двадцать очков навыка, о чем не жалею, «звериное обаяние» я изначально прочитал, как «звериное обоняние», залив туда десять очков, а вот остальные появились сами собой.

Я конечно не против, но теперь я побаиваюсь своего отражения. Да и пока только 87%, что будет на 100… Надеюсь Веричка меня узнает…

Малик опустил голову и как-то сразу погрустнел. Плечи его опустились, а из груди донесся звериный выдох, вперемешку со скулежом.

Входил в распахнутые двери комнаты, Малик с неохотой. Больше всего его пугала мысль, что его дети и жена будут бояться его, поэтому он всегда улыбался и перед тем, как вернуться с работы домой, он заходил в зал для бокса и вымещал всю злость на груше. Теперь он зверь, этого не исправить.

-Ма-а-али-и-ик… - донесся радостный, звонкий голос Вери.

Девочка бежала через весь зал, придерживая ручками не послушный подол шелкового платья. Где-то на пол пути она скинула туфельки и, подбежав на расстояние прыжка, оттолкнулась от пола и прыгнула на Малика… куда смогла, туда и допрыгнула. Повиснув маленькой мартышкой на бедре верзилы, она широко улыбалась, а из глаз текли слезы счастья.

-Я снова увидела тебя, Малик, ты всё растешь! Ты такой классный… Малик, Малик – щебетала она, вися на Лорде Серых пределов – мне сказали, что ты будешь моим телохранителем. Представляешь, как нам повезло! Тебе повезло, что с тобой такая красивая я, а мне, что со мной ты… самый лучший!

Вери Филдо Шалхаф – будущая королева эльфийских лесов, ныне – принцесса. Она полноправная принцесса, недавно ставшая представителем леса. Перед ней стоит задача – представлять интересы эльфов, дриад, фей и других жителей леса, в империи… а пока она висит на бедре у серого великана, который гладит её по голове, младшие и старшие служанки, как и личная горничная с телохранителями мадемуазель Вери, просто стоят с открытыми ртами, пытаясь понять, как? КАК этот … этот… это существо смогло приручить такую стервозную девицу.

Личная горничная Вери, леди Фошии, отличалась особым спокойствием. Раньше она терпела все шалости юной принцессы, не обращала внимания на капризы, но когда та вернулась из империи, её было не узнать. Вери стало доброй, веселой, больше не издевалась над прислугой и не требовала выполнения приказов, а просила помочь, хотя пару раз, Фошии видела, как Вери сама убрала за собой разлитую воду из стакана и поменяла цветы в вазе. Слухи твердили о неком воине, по имени Малик, который смог не только поладить с ней, но и перевоспитать. Теперь горничная уверена, ЭТОТ ЗВЕРЬ точно перевоспитает любого. Но вот только не было видно, что он её ругал. Она скорее была влюблена… Поймав себя на этой мысли, та усмехнулась.

/Как принцесса эльфов может влюбится в… в…

Короткая мысль промелькнула в её голове. – Серые пределы… Лорд… Повелитель зверей… истинный лорд… - такая мысль на автомате задала следующие её движения. Фошши упала на колени, вывернув голову так, что её шея была оголена, а руки выставлены вперед, будто в ожидании плахи.

-Лорд! Приветствую Вас. Прошу простить, что не признала и в Вашем присутствии стояла на своих двоих.

В приемной императора, которого не было в тот час в замке, воцарилась гробовая тишина. Слуги непонимающе переглядывались и шушукались.

-Лорд?

-На коленях стоит не перед своим королем…

Малик подошел к горничной, не понимая зачем, но он понюхал шею девушки и встал.

/Странно. Я зачем-то это сделал…, наверное, так надо. Она приятно пахнет, тонко, но Вери лучше, слаще…

-Девушка, встаньте с колен. Вы служите не мне, а ей – он указал пальцем на Вери – так служите верой и правдой, а я её хороший друг.

Через некоторое время, когда напряжение спало, Горничная объяснила, что у эльфов всегда были покровители. Как говорили сказания, эльфы и полу звери жили вместе. Позже им пришлось разделиться, из-за того, что король эльфов не хотел принимать в свою семью зверя.

У зверей и эльфов кровь не смешивалась, а дополнялась. Звери жили дольше, как и эльфы, а эльфы могли пополнять род чаще. Этот союз всегда был выгоден обоим, тем более, что эльфы не любили воины, а звери не видели смысла ухаживать за растениями, занимаясь охотой и войной. В итоге конфликта двух рас звери приняли единственно правильное решение – уйти с миром. Звери ушли на северо-восток, где были пустоши. Там жизни не было, только драконы и каменные анты. Спустя несколько сотен лет, звери построили город, занялись скотоводством и возделыванием земли. Долгая жизнь в изоляции положительно отразилась на них, но к эльфам они решили не возвращаться. После того, как туда дошли люди, их назвали «Серые пустоши» или «Серые пределы». Были налажены сообщения и поставки. Торговля шла полным ходом, но когда эльфы решили открыть там филиал своего леса, они оскорбились. По слухам посол приехал в столицу Серых пределов и его выгнали, но по документам и свидетельствам имперских картографов, эльфийский посол изумился красоте леса, который окружал голод, вписываясь в ландшафт, плодородностью почвы и чистотой воды, от чего обозвал зверей ворами технологий и уехал.

-А я не знала что ты Лорд. Почему не говорил? – спросила Вери.

-Я им недавно стал.

-А почему такой грустный?

-Я боялся, что ты меня или испугаешься при встрече, или не узнаешь… - опустил голову Малик.

-Дуреха… как тебя не узнать?! Ты ведь такой… такой красивый… а пугаться нужно людей и орков, они противные, а ты нет. Ты хороший. Я чувствую это. А ещё… а ещё… я запомнила твой запах.

Приподняв локоть, Малик понюхал у себя под мышкой, и на удивление, не почувствовал никакого запаха. Не пота, не соли… нечего.

-Какого запаха? Не чувствую…

-Сладкий такой, яркий…


Пока Малик и Вери разговаривали, обменивались любезностями, леди Фошши медленно меняла цвета своего лица, от красного до бледного и зеленого, и опять красного.

/Как мне объяснить королеве и королю, что их дочь снюхалась с Лордом Серых пределов? Что-то как-то не хочется мне прослыть блаженной… С другой стороны, это ведь признак истинной любви. Они уже не смогут полюбить кого-либо ещё и будут страдать друг без друга. Как в преданиях о принцессе эльфов и рыцаре зверей, когда их любовь была не возможна из-за ссоры рас, и принцесса выпивает яд, а зверь разрывает себе грудь и вынимает сердце… Как я долго плакала над этой сказкой… Но истина была заложена в основу. Они уже не смогут друг без друга. Теперь понятно, почему она так щебетала и краснела, когда рассказывала о своем друге. … друге… они ведь ещё не знают, что они любят друг друга… Жаль… Вот подруги обзавидуются, когда узнают, что я была свидетелем их любви…


День прошел быстро. К ужину присоединился император, в приподнятом настроении, а позже, ближе к полночи, вернулся Рохан, измотанный тренировками и просиживанием своей пятой точки в библиотеке. День вообще стал самым приятным для Малика. Он впервые, за последние тридцать лет, признался себе в том, что любит кого-то, кто не его жена и дети. Как сказал ему Антон, им уже не судьба вернуться обратно. Для того мира они мертвы, и если он тут влюбится, женится и заведет детей, то это не будет плохим поступком или предательством своей семьи... Не думаю, что супруга была бы против счастья своего мужа, если он уже умер в её мире… хотя это спорный вопрос…


***

Филиппины. Город Маригондон.

Семейство Малика получило компенсацию и собирается переезжать в другой город. Самая младшая дочка стоит у заправленной постели, на которой лежит икона Девы Марии.

-Дева Мария, услышь меня! Мой папочка всегда любил мамочку, он всегда приходил веселый и добрый, но я видела, что он был уставший. Пусть он будет счастлив. Пусть ему будет хорошо. Я люблю папочку. О, Дева Мария, услышь меня! Прошу тебя, пусть папочка будет счастлив…

Сквозь слезы и всхлипывания, маленькая девочка молилась. Её мама стояла за дверью в её комнату, и, закрыв ладошкой рот, стараясь не издавать звуков, плакала, повторяя молитву дочери.

Она была счастлива в браке, она была всегда сыта, как и дети, всегда окружена вниманием. Если господь решил забрать её мужа, то пусть он попадет в лучший из миров. Но муж всегда говорил, что желая добра и счастья, нельзя заставлять кого-то. Вот она и отпускает. Отпускает мужа в лучший мир.

Глава 12


«Многие философы говорят о сложности бытия, но это не так. Если положить два яблока, то вы начнете выбирать между ними по внешним признакам, а в итоге, если возьмете плохое или червивое, будете говорить, что это была карма, случай, вероятность или судьба, если возьмете нормальное яблоко, то будете думать, что то яблоко было лучше и вкуснее, но, если положить перед вами одно яблоко, вы будете думать только о его вкусе. Жизнь не сложна, сложности создаются самими людьми, как для себя, так и для других.» - мой бред.


Лучи теплого солнца только начали проникать в окна дворца, постепенно освещая его сверху вниз. Щебет птиц будил бродячих кошек, заставляя выбраться из парковых кустов и щелей каменных стен, приглашая греться на черепичных крышах города.

Антон лежал на кровати. Та была завалена книгами и фолиантами. Всю ночь он вчитывался в книги, которые давали хоть какую-то новую информацию и новые сведения времен переселения орков.

Если верить тому, что Антон прочел, то орки отдали свои земли империи, взамен они получили новые магические кристаллы, являющиеся катализаторами маны, и бессрочный договор на торговлю и поставку всего необходимого, который был забыт уже давно. Многие детали того конфликта утаиваются, хотя не раз промелькнули упоминания о верховном шамане орды и императоре. Весь конфликт сводился в отсутствие у орды плодородной земли, а у имперцев была проблема с границей, которая пролегала вдоль реки: «В реке, что границей была, люди стирали белье и тряпки, а орки купались» из-за чего обе стороны были не довольны соседством. В то время к оркам, так же, как и сейчас, пришел не известный маг, по описанию походивший на нынешнего. Тот маг пропагандировал орков за то, что это их река, и только они имеют право ей пользоваться. Глупый спор, но он доходил до вооруженных стычек, но в итоге удалось договориться.

Как оказалось, с того момента, через каждые сто лет орки чем-то были не довольны и собирались воевать, но каждый раз спасала дипломатия и взаимовыгодные условия новых договоров. Каждый раз, к оркам приходил маг в закрытом облачении, каждый раз они велись на очередную провокацию и были готовы убивать людей, но до серьезной войны дело не доходило. Странно, что император не заметил этого совпадения, но мне теперь интересно, кому выгодно заниматься этим?

Пролистав очередную толстую книжку, Антон отбросил ее. Облокотившись к стене, он прикрыл глаза, пытаясь сложить все части пазла в голове.

/Каждые сто лет… орки… конфликт… неудача и потом снова… Орки легко выдуться на провокации… империя улаживает конфликты дипломатически…

Открыв глаза, Антон достал карту. Ткнув в карту, он провел границу между людьми и орками.

/Если она была раньше здесь, то орки … а что, если орки сейчас на чужой земле живут, каких-нибудь отшельников, которым не понравилось, что орки заняли их территорию… Нет. Там раньше жили анты земли. Они просто ушли из тех земель к эльфам. Тогда кто…

Думы Антона затянулись, и он не заметил, как в комнату зашла Кэттерин. Она мягко села на край кровати, раздвинула книжки, и на коленях зашла Антону за спину.

-Дорогой, тебе стоит подстричься. Ты оброс – прошептала она.

Антон не отвлекся, но его «угу», Кэттерин восприняла как согласие. Взяв в руки гребень, она собрала его волосы в хвост на затылке. Одним движением острых, как бритва ножниц, она обстригла его сильно отросшую шевелюру. Поколдовав над его прической, она оставила не больше восьми сантиметров волос, сделав аккуратный начес. Прическа напоминала стрижки наших футболистов. Кэттерин убрала отстриженные волосы, вытерла мокрым полотенцем его лоб и шею.

-Работай, любимый, не отвлекаю – прошептала она, поцеловав его в щеку, и с ласковой улыбкой вышла.

Антон, привыкший к тому, что каждый раз ему приходилось завязывать узел из волос, чтобы те не мешали ему, когда он ест или читает, замер в непонимании.

/У меня волосы кончались? – подумал я -Бред… может, вырвал… или я лысею?

Поискав рукой отсутствующие волосы, я замер. Я не против, конечно, да и неудобно было с ними… особенно, потом вытаскивать из всех щелей… чувствуя себя котом, наевшимся серпантина, но как-то неожиданно.

Почувствовав в комнате сладкий аромат, Антон сразу всё понял.

/Здесь была Кэттерин. Вот она и остригла меня… умница… Надо её отблагод