Book: .hack//AI buster 2



.hack//AI buster 2

Реквизиты переводчиков

Перевод с английского: SferDrakon

Редактура: SferDrakon


СферДракону на драконью скорость

Webmoney:

R421658211473

U640491034015

Z194003829967

E184824309481

QIWI-кошелек:

+79203743464

Яндекс-деньги:

410012795356280

Cчет для перевода с кредитных карт:

4276170010880086



Версия от 04.06.2018


Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

История Мира

Конец 20 века – Департамент Обороны США разрабатывает ARPANET, становящийся основой Интернета. К 1999 году почти все в мире имеют доступ к сети.

Начало 21 века – По мере увеличения популярности Интернета, классифицируемую правительственной информацию становится труднее скрыть и легче получить. Хакеры продолжают атаковать сети, кибер преступления набирают обороты.

Октябрь 2002 – Завершается разработка подсистемы Объединенных наций — WNC.

Январь 2003 – Зимняя встреча WNC.

Апрель 2003 – Появление нового вируса по имени “Привет, WNC" заражает до 10 миллион пользователей.

Декабрь 2003 – Молодых японцев, разработавших вирус “Смертельная вспышка”, приговаривают к смерти.

Апрель 2004 – На весенней встрече WNC утверждается документ "Исследование новых вирусов, помощь в разработке технической безопасности и положений для усиления защиты против преступной деятельности в Интернете".

Август 2004 – Умирает Эмма Вэйлент. Интернет-поэма “Эпитафия сумерек” теряется еще до своего завершения. Главный компьютер швейцарских банков взламывают и те теряют более 84 миллионов долларов.

Январь 2005 - Из-за взлома акции на фондовой бирже Нью Йорка взлетают.

Декабрь 2005 – 24 декабря “Поцелуй Плутона” обрушивает Интернет; все сетевые компьютеры и системы управления коммуникациями, только 77 минутами позднее. 10 летние ученики начальной школы становятся причиной вируса.

Январь 2006 – 44-й президент Америки, Джим Стоунколд, уходит в отставку. Операционная система ALTIMIT становится всемирно используемой операционной системой.

Лето 2006 – CC Corp. (Корпорация CyberConnect) создают “Мир”. Гарольд Хоервик продает “Фрагмент” CC Corp.

Январь 2007 – Корпорация ALTIMIT OS (главный офис которой в Сан Франциско) открывает 12 дочерних фирм по всему миру.

Май 2007 – Ватарай и Джуничиро Токуока начинают работать над японской версией Фрагмента, который позднее становится известен как “Мир”.

Фрагмент на ALTIMIT OS запускается в тестовом режиме.

Июль 2007 – Фрагмент становится наиболее популярной темой среди игроков в сетевые игры.

Октябрь 2007 – WNC аннонсируют, что все компьютеры перейдут на ALTIMIT OS.

24 декабря, в день, прозванный Объединенными Нациями “Поцелуй матери Марии”, международный выходной.

CC Corp. аннонсируют релиз Фрагмента.

Начало ноября 2007 – За первый час продается более, чем 100 тысяч копий “Мира”.

Конец ноября 2007 – CC Corp. отвергает слухи о закрытии “Мира”.

24 декабря 2007 – Президент сетевой безопасности “Мира”, Алекс Колеман, информирует о продаже загружаемой копии “Мира”.

2010 – Отлаживая, Ватарай встречается с блуждающим ИИ. (История 1, “Второй персонаж”)

Ватарай исследует кошачьих персонажей. (История 2, “Копье Одина”, основано на аниме .hack//Знак)

Второе обрушение Интернета – Возвращение Плутона (основано на игре для Playstation 2).

2011 – Ватарай покидает CC Corp.

2013 – Саки Сибаяма занимает место официального отладчика (История 3, “Камуи”).

Рена Кунисаки покупает “Мир”. (История 4, “Слух”).

2014 – Официальное ограниченное издание демонстрации персонажей .hackers (История 5, “Светлячок”, основано на аниме .hack//Легенда сумерек).

Предисловие

Добро пожаловать в “Мир”!

Часть того, что делает .hack уникальным – это вселенная, объединяющая жанры: фентези, меч и волшебство с киберпанком и РПГ с некоторыми добавлениями технической эволюции.

Впервые термин “киберпространство” ввел Вильям Гибсон в своей новелле “Нейромант” и создал новый поджанр в научной фантастике. Хотя, возможно, этот жанр и ускорил развитие компьютеров и технологий,все же Гибсон дал жизнь этому в своей невероятной новелле, которая была известна, в основном, на далеком западе. Так что, разными путями, .hack совершил полный круг, как история, начавшаяся в игровом мире на далеком западе, найдя путь на восток.

Каждая из пяти коротких историй в этом сборнике повествует о точках зрения разных персонажей, каждому помогая проникнуть глубже в “Мир”, который они любят.

Хоть “Мир” и мог быть фентезийной онлайн игрой, приключений в нем больше, чем сражений, по мере того, как игроки встречают все большее число ИИ. Задача Кобальтовых рыцарей находить и удалять такие аномалии, но что произойдет, когда отладчики начнут задаваться вопросом об обоснованности своей задачи? В конце концов, рыцари просто отлаживают компьютерную программу или они уничтожают новую эволюцинирующую форму жизни? Может ли сознание зародиться в киберпространстве? Ватарай, глава Кобальтовых рыцарей, и он встречается с этими вопросами в историях “Копье Одина” и “Камуи”.

Первая история “Второй персонаж” дает нам новый взгляд на 1 том, поскольку мы увидим события глазами Хокуто. Мы сможем больше узнать о женщине, скрывающейся за аватаром, и ее личности столь далекой от ожидаемой.

Последняя история представляет собой красивую умную загадку для тех, кто уже играл в какую-либо онлайн игру. Все подсказки там есть, так сможете ли вы найти ответ до того, как это сделает Хотару?

Без сомнений, эти истории занимательны, но они также позволяют по-иному взглянуть на вселенную .hack для тех, кто читал графические новеллы, играл в игры или смотрел аниме. Мы надеемся, что эта книга заинтересует вас также, как и нас. Увидимся в .hack//Another birth!

Второй персонаж. Обстоятельства Харухи Мизухары.

1.


Моя квартира полностью провоняла. Почему? Ну, потому что я сплю рядом с мусорным контейнером. Как я могу быть такой ленивой? Что более важно, почему я такая нервная?

Я зашла в рабочую комнату и посмотрела на два моих компьютера. Слабое сияние от экранов создавало призрачные тени на стене. На одном компьютере был открыт условно-бесплатный редактор текста, а на другом словарь “Reader Plus” с более, чем 46 тысячами записей. На углу стола кучками лежали непрочитанные западные книги и другие дополнительные источники, включая “Англо-японский словарь случайных домов” и “Новый краткий японско-английский словарь” Сансейдо. Я не знала, почему я хранила два словаря, хотя прекратила ими пользоваться давно. Электронные словари с их расширенными функциями поиска и портативностью были более удобными.

Мне нужны были эти книги и программы для моей работы переводчика. К несчастью, я просто полностью испортила свой последний проект и крайний срок быстро приближался. Все, что я могла, это смотреть на часы, наблюдая как уходит время.

Я села за стол. Отложив все дела в сторону, я кликнула по иконке ALTIMIT OS и надела лицевой дисплей, или ЛД, на свою голову. Внутренний динамик завибрировал. На мгновение я могла сбежать от приближающегося конца и от докучающих редакторов и даже моей темной, вызывающей судороги двухкомнатной квартиры. Я могла сбежать от реальности и войти в Мир.


Мак Ану.


Мой аватар, Хокуто, была милой, мало одетой молодой ведьмой с остроконечной шляпой. Она была известна как Мастер волны или заклинатель. Она была моим вторым Я и новым персонажем. Поскольку она выглядела значительно моложе меня, я использовала специальный программу преобразования голоса, чтобы сделать свой голос соответствующим. Использование этих устройств было частью веселья ролевой игры в Мире.

Я только вошла, когда заметила копейщика (говоря игровыми терминами, тот, кто пользуется копьем) по имени Альбирео в водной столице Мак Ану. Он стоял на балконе второго этажа старого здания, расположенного вдоль реки. Но не его персонаж привлек мое внимание, а его копье. Не такое, как все, что видела раньше, а я очень хорошо знала большинство оружия в Мире. Я увеличила и изучила неизвестные свойства и замысловатую окраску.

Я просто захотела узнать больше, так что я отступила достаточно далеко, чтобы изучить персонажа, державшего копье. У него была коричневая кожа с сияющими черными волосами, подобными гриве волка. На нем был пластинчатая туника без рукавов, что означало, что он не был падшим рыцарем. Я не думала, что он торговец или бандит из-за его копья, которое обычно символизирует порядок.

Любопытство взяло надо мной вверх. Я захотела побольше узнать об этом оружии и его хозяине. Я осторожно приближалась к его дому. Факт того, что у него был дом, означал, что он – высокоуровневый игрок. Я пыталась придумать, что скажу ему, когда энергичная музыкальная тема Мак Ану неожиданно прекратилась и переключилась на опасную боевую песню.

— А! — удивленно произнесла я. Программа чата автоматически подхватила мой голос и отразила текстом на экране.


Хокуто: А!


Как я могла забыть, что сегодня день Вторжения монстров? Дура, дура, дура!

Обычно монстры не вторгаются в основные города вроде этого, но раз в месяц огромная орда отвратительных монстров прорывается сквозь духовные барьеры и атакует. К несчастью, мой персонаж Хокуто первого уровня.

Внезапно появилось несколько гоблинов и каждый из них смотрел на меня. Я выделила входную дверь и быстро постучала.


Альбирео: Кто там?


Ответил знакомый голос с другой стороны.

— Помоги! — завопила я в панике. — Меня атаковал гоблин! Он убьет меня! ПОМОГИ!!!

Моментом позднее я встретила Альбирео.


2.


Я чувствовала, будто бросила все. Я не хотела возвращаться к реальности и тому, что неправильно перевела. Беспокойство пожирало меня.

Я усиленно трудилась над моей четвертой иностранной новеллой: книге о террористах в северной Ирландии. Это не был ужасный неправильный перевод, но, на самом деле, поскольку я не была террористом и не было никакого желания им стать, то не могла также, как и ребята IRA и SAS обойтись со всеми оружиями и взрывами. Иными словами, я не знала, черт возьми, о чем они разговаривали или как перевести то, что я читаю на японском. Просто потому, что кто-то может читать по-английски, это не значит, что они могут столь же хорошо перевести.

Я была в депрессии или, возможно, нервничала. Но из-за чего-то я чувствовала себя больной. Меня тошнило, хотя и не ела на днях. Возможно, мне стоило что-нибудь съесть.

Вместо этого я вошла в игру.

Я прочитала на доске объявлений о литературе. Я отправляла анонимные комментарии до того, как стала профессиональным переводчиком. Теперь меня атаковали читатели на разных языках с неправильно переведенными частями, которые я с трудом осилила, безжалостно высмеивая мои усилия. О, Боже.

Их слова словно ножи резали мою ранимую душу.

Если переведенная книга была хорошо принята, вера возвращалась к автору. Но, если книга не продавалась, тогда это всегда было ошибкой переводчика. Читатели знали только переводчиков, когда они выражали недовольство.

Мне нужен комфорт. Настоящий, теплый, расслабляющий комфорт. Я хочу кота. Но вместо этого холодное электронное киберпространство отгоняет одиночество и страх. Я подсела как наркоманка, которой постоянно нужна новая доза.

Пока искала, заметила, что листы, доказывающие перевод короткой новеллы (в течение двух дней), были разбросаны в беспорядке по всему столу. Даже в эпоху электроники, лучшие редакторы все еще читают корректуру с шариковой ручкой и хорошей старомодной бумагой.

Мне нужно закончить эту работу и переходить к следующей новелле, в которой примерно пятьсот страниц. А сдать надо через два месяца. А я еще не начинала. Разумеется, я не начинала, в первую очередь, потому, что я – волонтер, а уже во вторую – переводчик.

Я бегло просмотрела разбросанные страницы. Там не было ни одной красной пометки, как доказательства. Я не могла начать. Я боялась, страшилась, что сделаю еще больше ошибок, неправильно переведу снова. Моим самым большим страхом всегда была неудача.

В конце концов, мои глаза закрылись.

По крайней мере, я могла забыть о своих страданиях, когда играла. Я искала удобство, открывая дверь Мира…


Девочка в красном.


Пришлось его кое-как убедить, но все же он позволил мне войти. Он, на самом деле, спас меня от гоблинов. Но не только это, он также нашел и победил босса из события Вторжения, доказав мне, насколько силен был его персонаж.

Когда он закончил сражаться – кровь была повсюду – я поспешила назад и ждала снаружи его дома. Я практически заставила его создать группу со мной. Как только он это сделал, то заметила, что держит за руку маленькую девочку.

Он – ребенок?

Девочка была одета в красную одежду с красной очаровательной накидкой на ее тонких плечиках. Ее глаза были полностью закрыты. Я была в ужасе, когда поняла, что она была слепой. Так вот почему Альбирео вел ее за руку всюду, куда бы ни шел. Ее звали Ликорис и она не разговаривала, хотя, похоже, Альбирео мог с ней как-то общаться.

Поскольку она появилась, когда сформировали группу, я знала, что она – не обычный игрок.

Альбирео игнорировал мои вопросы о ней и сказал, что она – часть события, которое он проходит, и что она должна оставаться с ним до завершения события.

Только он успел мне это объяснить, как появилось два необычных персонажа: Орка и Балмунг.

Как на Орку ни смотри, он был огромным и напоминал варвара. Балмунг же, носивший слабо светящуюся серебряную броню, был более наивен и, если можно выразиться, обладал классической красотой. Никто из них не видел Ликорис, поскольку мы сидели вместе.

Альбирео сказал мне не упоминать Ликорис. Разумеется, я согласилась, но меня волновало… Почему он хочет скрыть ее, если она всего лишь персонаж события?

Балмунг и Орка заметили Альбирео, когда тот сражался с боссом и их впечатлили его умения. Они пришли пригласить его присоединиться к их группе, чтобы сразиться с Одним грехом.

В Мире Один грех известен как самое трудное событие из всех созданных и быстро получил репутацию самого непроходимого. Орка пришел просить у Альбирео помощи, но он им отказал.

В маленьком разговоре, последовавшим за этим, Балмунг посмотрел на Альбирео и сказал:

— Мы узнаем большинство оружия в Мире, просто взглянув на него… Но твое…

— Ты имеешь ввиду его? — Альбирео поднял свою алебарду, которая, на самом деле, являлась двухсторонней секирой на длинном копье, украшенная красивым декоративным узором.

— Где ты его получил? — спросил Орка. — Это награда в событии? Как оно называется?

Я почувствовала невероятную удачу, поскольку я пришла сюда первой. Я села на подлокотник и внимательно слушала.

— Боюсь, что не могу вам сказать.

— Почему? — спросил Орка.

“Да, почему?” — подумала я.

— Это тайна, — мягко ответил Альбирео.

— Тайна? — скептически произнес Балмунг и я не могла осуждать его.

Альбирео пожал плечами.

— Я не хочу говорить. Давайте оставим это.

— Надеюсь, что это не читерская вещь, — коварно пробормотал Балмунг.

Орка аж подскочил:

— Балмунг! Достаточно! — Он повернулся к Альбирео. — Прости, Альбирео, он не хотел оскор...

— Нет. — Альбирео прервал его, махнув рукой. — Это вполне закономерный вопрос. Я понимаю, почему ты так думаешь, поскольку я не был честен с вами с самого начала. — Он вздохнул и кивнул себе. — Это божественное копье Одина.

Всем понадобилось мгновение на размышление.

— Следующий вопрос, — продолжил Балмунг, — где ты его получил?

— Он не хочет рассказывать нам это, — сказал Орка.

Я хотела, чтобы Орка заткнулся. Я надеялась, что сидящий с Балмунгом подтолкнет Альбирео сказать больше информации.

— Нет, все в порядке, — сказал Альбирео. — Я не хочу никакого недопонимания меж нами. Я скажу прямо, но прошу вашего доверия в этом деле.

Они согласились. Я притихла.

— Это копье из Эры Фрагмента.

— Ты имеешь ввиду бета версию? — Голос Орки подскочил до предела. — Альбирео, ты был одним из игроков-тестеров оригинала?

— Да, — просто сказал Альбирео.

Для бета версии Мира, называемой Фрагмент, была отобрана маленькая группа среди тысячи игроков. Если копье настолько старое, тогда оно, на самом деле, редкая и уникальная вещь.

— Невероятно! Это абсолютно невероятно, так ведь, Балмунг? — Орка продолжал радоваться. — Ты знаешь, что Балмунг тоже был тестером?

Альбирео нахмурился.

— Ты был тестером в бета версии?

Я могла сказать, что Альбирео был невероятно удивлен – впрочем, как и я! Среди миллионов игроков, чтобы более трех изначальных игроков вот так встретились? Я хотела вступить в разговор и сказать им, что я тоже играла в Фрагмент, но заставила себя остаться в образе только что созданного новичком персонажа.

— Мы пойдем в Один грех завтра утром в 9 часов.

С молчаливым, мрачным кивком Альбирео отклонил их приглашение. Я никак не могла понять почему. Хоть он и извинился, заявив, что предпочитает играть соло, это большая редкость. Я подозревала, что это как-то связано с маленькой девочкой в красном. Я решила приглядеться и посмотреть, что я могу узнать о загадочном Альбирео и его древнем копье.

Как только Орка ушел, он переключился в режим шепота и сказал:

— Эй, Хокуто.

Я также переключилась, чтобы Альбирео не слышал наш разговор. Это было одной из особенностей игры в киберпространстве — возможность вести приватный разговор в середине толпы. Почти как телепатия или что-то подобное.



— Какие отношения у тебя с Альбирео? Он сказал, что причина, по которой ты в его группе потому, что ты ‘особенная’.

Я моргнула от шока.

— Он сказал, что я – особенная?

Меня интересовало, что они говорили друг другу в режиме шепота. Теперь я знаю, что они говорили обо мне.

— Раз он сказал, что я – особенная, то я не могу ничего сказать против, — храбро сказала я, скрывая волнение.

— Вы знаете друг друга в настоящей жизни?

— Да, мы – старые друзья. Мы вместе росли, — специально я сбила его с толку.

К счастью, это было все, что хотел узнать, и легкомысленно попрощавшись, оба воина ушли. Как только они ушли, Альбирео сказал, что нам нужно поговорить.

Он засмеялся.

— Я впечатлен. Ты была на удивление тихой.

— Потому что я не поняла ни слова из того, что ты сказал, — солгала я. Я продолжала играть новичка, особенно, раз я хотела держаться поблизости с Альбирео. Его копье заинтересовало меня, особенно, из-за того, что оно было из Фрагмента.

Я вспомнила анонимное сообщение, что системные администраторы используют копье как инструмент при отладке. Если эта информация правдива, то оно должно быть от кого-то из игры.

Меня интересовало то, чем Альбирео занимается в реальном мире.

— Сейчас время, когда я выхожу из игры, — сказал Альбирео, а затем зевнул.

Я кивнула разочарованная, но я не могла придумать причины, чтобы он остался. Но несколькими секундами спустя он еще не ушел.

— Я не могу выйти из игры, — сказал он.

Я думала, что он шутит. Я пошутила, что он может позвать системного администратора, но он серьезно на меня взглянул и ответил:

— Не следует вызывать системных администраторов для устранения таких проблем. Вероятно, это исправится в ближайшее время.

— Может, это девочка, — поддразнила я. — Может быть, она не хочет, что Ал уходил?

— Ал? Кто такой Ал?

— Ты. Твое имя слишком длинное и труднопроизносимое, так что я буду звать тебя Ал. Также я думаю, что буду звать ее Лико.

Альбирео, похоже, рассердился. На самом деле, трудно было это сказать.

Но до того, как он ушел, я переключилась в режим от первого лица и впервые заметила его глаза. Они были разных цветов: один – голубой, а другой – желтый. Я заметила, что с каждой секундой он интересовал меня все больше.


3.


Я ринулась в отдел фантастики местного книжного магазина, купила книгу по кельтской мифологии и прочитала ее сразу после полудня: так родилась моя любовь к кельтской мифологии. Позднее я взяла, что смогла в местной библиотеке: легенда о короле Артуре подскочила в рейтинге моих любимых мифов. Я не могла просто остановиться на Малори или Теннисоне, я давно прочитала “Книга красного” и “Книга белого”, найдя в библиотеке переводы древних позолоченных текстов.

Я, в конце концов, поняла, что оригинальные кельтские мифы сначала переводились на английский, а уже потом на японский. Это фактически позволило переведенным словам влиться в меня, как если бы слушала музыку новой эры во время медитации. Вот почему, когда я и заинтересовалась человеком, который перевел мои любимые книги, это и заставило меня тоже стать переводчиком.

Я страстно училась, чтобы поступить в университет с иностранным языком, где профильным был бы английский. Поскольку мало кельтских книг было переведено на японский, я хотела изучить английский, чтобы наслаждаться другими книгами, которые были только на этом языке.

В тоже время я встретила Вильяма Батлера Йейтса. Он возродил ирландскую литературу, выиграв Нобелевскую премию, и считался лучшим поэтом двадцатого века. Я решила писать выпускную диссертацию по нему.

К несчастью, я закончила со средним баллом. За те четыре года я поняла, что не смогу найти работу, связанную с переводами кельтской мифологии. Фактически, я была любителем книг, которому не интересны исследования или расширение изученного. Я любила книги и истории, но я не могла найти работы в издательстве. Так что я решила повысить знание английского до хорошего (голод довольно-таки хорошая мотивация) и пошла работать в административный офис маленькой компании, который работал с английской литературой.

Я ушла после трех утомительных лет, похожих на туман, когда я пыталась о них думать. Затем я временно работала, пока посещала еженедельную школу переводчиков. Я пыталась писать новеллы, думая, что это хороший творческий выход, но мне не хватало твердости закончить все. А когда мне стало тридцать, то недостаток во всем стал символом отсутствия стабильной карьеры. Моя жизнь стала полным разочарованием.


Шепчущая, Ночная, Алхимия.


Хоть и был выходной, я должна была поработать над переводом. Вместо этого я отправилась в локацию: Плененный, Падший, Ангел, чтобы присоединиться к Альбирео.

Я пришла как раз вовремя, чтобы увидеть, как Орка и Балмунг победили монстра-босса Одного греха, считавшегося непобедимым. Вот для этого я увильнула от своей работы. Мне не была она интересна или Один грех. Я пришла увидеть Альбирео.

Почему я так преследовала его? Возможно, я хотела узнать, действительно ли он был системным администратором. Если слухи правдивы и его копье обладает способностью к отладке, тогда это означало, что Альбирео на самом деле работал на CC Corp., которая также объяснила бы, почему он играет в одиночку (поскольку работодатели, вероятно, не разрешали объединятся в группы с обычными игроками).

Но почему он вообще играет? Было ли это отдыхом от работы? Занимался отладкой нового события? Трудно что-то понять о нем на раннем этапе.

Также там была и Ликорис.

Альбирео участвовал в событии, действуя больше как заядлый игрок, нежели системный администратор.

Тем временем с Ликорис произошло несколько странных изменений. Вначале она была слепой, а теперь могла видеть. Похоже, что Альбирео делал успехи в событии.

А затем произошло то, о чем я не слышала.

Обычно, единственным путем перемещения из одной области в другую были Врата хаоса, у которых был адрес из трех слов, описывающих область, в которую пытались переместиться. Но они были единственным способом путешествия меж областями. Или, по крайней мере, я так думала.

Хоть и был выходной, я должна была поработать над переводом. Вместо этого я отправилась в локацию: Плененный, Падший, Ангел, чтобы присоединиться к Альбирео.

Я пришла как раз вовремя, чтобы увидеть, как Орка и Балмунг победили монстра-босса Одного греха, считавшегося непобедимым. Вот для этого я увильнула от своей работы. Мне не была она интересна или Один грех. Я пришла увидеть Альбирео.

Почему я так преследовала его? Возможно, я хотела узнать, действительно ли он был системным администратором. Если слухи правдивы и его копье обладает способностью к отладке, тогда это означало, что Альбирео на самом деле работал на CC Corp., которая также объяснила бы, почему он играет в одиночку (поскольку работодатели, вероятно, не разрешали объединятся в группы с обычными игроками).

Но почему он вообще играет? Было ли это отдыхом от работы? Занимался отладкой нового события? Трудно что-то понять о нем на раннем этапе.

Также там была и Ликорис.

Альбирео участвовал в событии, действуя больше как заядлый игрок, нежели системный администратор.

Тем временем с Ликорис произошло несколько странных изменений. Вначале она была слепой, а теперь могла видеть. Похоже, что Альбирео делал успехи в событии.

А затем произошло то, о чем я не слышала.

Обычно, единственным путем перемещения из одной области в другую были Врата хаоса, у которых был адрес из трех слов, описывающих область, в которую пытались переместиться. Но они были единственным способом путешествия меж областями. Или, по крайней мере, я так думала.

Только мы нашли Орку и Балмунга в Одном грехе, как тут же переместились в Шепчущую, Ночную, Алхимию, не подходя даже близко к Вратам хаоса.

Технически, это должно быть невозможно, но это случилось. Было только два способа объяснить случившееся: баг в системе или чит. И я не думала, что это был баг. К несчастью, поскольку я играла новичка, то не могла спросить Альбирео об этом феномене. Но меня интересовало, стояла ли за этим Ликорис или из-за того, что Альбирео был системным администратором и обладал силой перемещаться по Миру своей волей?

Как только мы перенеслись, Альбирео, Ликорис и я оказались под ночным небом. Это была прекрасная теплая ночь и мы были в хорошем расположении духа. Спустя какое-то время я могла сказать, Альбирео и Ликорис разговаривали в режиме шепота. Но это было странным для НПС, и я хотела узнать, о чем они разговаривали, но я не могла слышать их и не было какого-либо удобного случая спросить.

Я подняла глаза к звездам и думала о разноцветных глазах Альбирео.


4.


Большинство людей, читавших мои переводы, встретив меня, удивлялись, что я – женщина. Мое имя – Харука – не было особенным для моего пола, а мои переводы звучали больше по-мужски да и большинство переводимых мною авторов были мужчинами, поэтому я часто ошибалась.

Это было для меня похвалой и, думаю, одной из причин, по которой меня выбрали тестером Фрагмента (бета версии).

Эта ошибка помогла изменить жизнь. Вскоре после начала я присоединилась к группе, обсуждавшей иностранные новеллы. Мы обменялись адресами пользователей и стали друзьями. Когда я одному из них сказала, что уделяла время переводам, она захотела встретиться со мной в реальной жизни. Когда мы встретились, то узнала, что она была редактором огромной издательской компании. Она дала мне первую работу по переводу.

Я сразу же ушла со своей временной работы и стала волонтером. К несчастью, там платили не очень хорошо и не было длинных послесловий, что издательская компания переживает кризис. Но работать дома все же лучше, нежели каждый день рано утром ходить в офис. К тому же предоставленная свобода позволяла бродить по Миру, когда бы я не захотела.

Разумеется, мой босс также играл в Мир, что вызывало трудности, когда приближались крайние сроки. Фактически, поэтому я создала Хокуто, так чтобы играть в Мир, не боясь, что меня узнает редактор. Я проводила бесчисленное количество времени в игре.

Но я все же не расставалась с мечтой однажды перевести бестселлер. Вот почему я искала истории в Мире. Я искала Эмму Вилант. Это стало целью моей жизни.


Скрытый, Забытый, Священный.


Садящееся солнце слабо освещало Мир. По озеру гуляла рябь из-за легкого бриза. Облака зависли на границе сумерек.

— Где мы, Ал? — спросила я.

— Это Скрытая, Забытая, Священная зона. — Его слова звучали холодно, как темнеющее небо.

Мы пересекли мост и приблизились к старой церкви, сделанной из серого камня и цветного стекла. Зловещая тишина иногда нарушалась мелодией органа, звучавшего внутри.

— Это священное место в Мире.

— Почему оно священное? — спросила я с любопытством.

— Потому что оно взято из книги. Ты слышала об “Эпитафии сумерек”?

— Э… что? – Я притворилась, будто это не знаю.

— Это поэма, взятая в качестве основы при создании игрового мира. Основа истории. — Глаза Альбирео смотрели на горизонт.

В нашем путешествии Альбирео восстановил зрение Ликорис и систематически открывал тайны Мира. Желая побольше узнать, я держалась, как можно ближе, продолжая расспрашивать его.

— Кто это?

— Немка по имени Эмма Вилант. Она выкладывала ее на своем веб-сайте.

Итак, Альбирео многое знал, впрочем, как я и думала. Я думала, что, если он работает в CC Corp., он может знать больше меня, но если это было так, то он этого не показывал.

Я попыталась копнуть глубже.

— Так что случилось?

Альбирео глубоко вздохнул.

— Изначальная версия была утеряна. Бета версия Мира была выпущена в мае 2007 года. Когда тест бета версии завершился в июле, начали распространяться слухи, что игра основана на веб новелле.

— Книга Эммы.

— Верно.

— Ты начал играть с тех пор, как вышла бета версия, — сказала я.

— Можно я не буду отвечать, — пошутил он.

Я засмеялась.

— Сайт Эммы перестал существовать задолго до начала слуха, — продолжил Альбирео.

— Почему он перестал существовать?

— Эмма Вилант исчезла тогда.

Итак, все, что он говорил, можно было бы найти в Интернете. Но мне нужно было больше.

— Продолжай, — поддержала я.

— Я собрал все, что смог о ней и ее книге. Из того, что я узнал, Эмма исчезла из онлайн мира где-то в 2004 или 2005. Самое последнее, когда она появлялась, это было 24 декабря 2005. Ты понимаешь смысл этой даты?

— Это когда что-то уничтожило Интернет, правильно?

Он кивнул.

— Правильно. Вирус “Поцелуй Плутона”. За 77 минут по всему миру вся коммерческая активность, полагавшаяся на Интернет, исчезла. Это было огромным ударом по мировой экономике. Правительства, финансовые институты, транспортные системы, бизнес, - все перестало работать. Данные были нарушены и удалены, поезда сталкивались, самолеты падали. Это был апокалипсис. Даже компьютеры Пентагона, у которых предполагалась идеальная защита, стали жертвой. Когда их отключили, это стало причиной, чтобы военная автоматическая система начала обратный отсчет. Если бы сеть не перезапустили, когда это случилось, мир был бы уничтожен в ядерном взрыве. Ты знаешь, кто создатель злого вируса, выпустивший его?

— Десятилетний малыш.

— Вот именно. Полагается, что он жил в Лос Анджелесе. В этом городе не создали ничего хорошего.

— Да, — согласилась я.

— Большинство персональных компьютеров было также повреждено. Количество потерянных данных неизмеримо. Я был одной из жертв.

— Что случилось?

— Я потерял свою близкую к завершению диссертацию, над которой я работал месяцами.

— У тебя не было резервной копии?

— Теперь я их делаю.

Я засмеялась, но это, определенно, было не смешно. Вирус “Поцелуй Плутона” обанкротил агентство по подбору временного персонала, где я работала. А в целом это было бедствием.

Но, если он писал свою диссертацию во время “Поцелуя Плутона”, то ему больше двадцати, но меньше тридцати, то есть он был моложе меня. Я внезапно почувствовала смущение, играя роль наивного подростка.

— В любом случае, до Поцелуя Плутона люди всегда испытывали вирусы и червяки. Сегодня это невозможно представить из-за ALTIMIT OS.

— Звучит ужасно.

— В любом случае, вот поэтому нет больше копий “Эпитафии сумерек”. Она была утеряна из-за вируса и, вероятно, исчезновения Эммы.

— А печатных копий нет?

Альбирео вздохнул.

— Видимо, сайт Эммы был построен так, чтобы люди не могли сохранять, печатать или копировать страницы. Если и была печатная копия, то она единственная, кто ее видел. Есть только один способ – это переписать все руками.

— Это звучит утомительно. Никто не побеспокоится об этом. Особенно, когда ты онлайн все время.

— Правильно. В любое время могли зайти на сайт и почитать, так что с этим никаких проблем.

— Так оно потеряно?

— Может быть и нет. Видимо, был страстный фанат, кто-то, кто, на самом деле, переписал и перевел текст на английский. Кто бы не сделал печатную копию, вот почему вышел Фрагмент, который мы использовали в бета тесте.

— Так кто перевел?

— Кто знает. Кто-то из тех, кто пользуется интернетом. Или может группа людей. Хотя мы и не знаем, Фрагмент нуждается в проверке на подлинность. Кто знает, может перевод на английский был основан на оригинальной работе Эммы Вилант? И если и так, то кто знает, насколько точен перевод?

Я одна из тех редких людей, собиравших куски Эпитафии. Я владею немецким на базовом уровне, но я прошла через все английские, японские и некоторые немецкие сайты, связанные с историей. Я даже создавала персонажей на иностранных серверах, чтобы там собрать информацию.

— Ты имеешь ввиду, что он может быть ошибочен? — прощупывая почву, спросила я.

— Перевод весьма неточный процесс. Неизбежно изменения должны быть сделаны, чтобы приспособить к публике и культуре, для которых текст переводиться. Точность не всегда важна, также, как и уместность, в этом случае, рассказа истории.

Он настолько чувствителен к этой теме? Возможно, Альбирео тоже переводчик? Звучит так, что он, определенно, этим занимался.

— Да иногда, — продолжил он. — Но это не всегда ошибки. Например, шутка на английском не может быть переведена из-за разницы в культуре и языке. Некоторые слова звучат одинаково, как обнаженный и медведь1, но у них разные значения. Но просто потому, что два слова звучат одинаково, это не значит, что они будут одинаковы и на другом языке.

Юмор часто играет этой тонкостью, что просто нельзя передать при прямом переводе. Так что вместо перевода пытаются сохранить контекст сцены, но изменения пишутся, чтобы сохранить интерес читателей. Кроме того, еслиделать полностью прямой перевод, то текст может получиться нечитаемым!

— Ты прав, — сказала я, пытаясь не позволить себе испытывать какие-либо чувства к нему. По какой-то причине мне все трудней и трудней становилось продолжать играть роль второго персонажа Хокуто. Все больше и больше я начинала действовать, как мой первый персонаж, Харука.

— Но, если переводчик зайдет слишком далеко, оригинальный замысел будет разрушен. Это нехорошо как для читателя, так и для оригинального писателя. Слова весьма деликатны. Помни это.

Если бы он знал, насколько я была согласна с ним. Но мне нужно было узнать, что он мог еще знать.



— Но ты сказал, что Мир основан на “Эпитафии”.

— Да.

— Так как они прочитали ее? — спросила она.

— CC Corp., видимо, получала тысячи электронных писем каждый день, в которых звучал этот вопрос.

— И они ответили?

— Они никогда не отвечают.

— Почему не отвечают?

— Итак, вернемся немного назад. Английская версия “Эпитафии” началась со сцены ‘Центр озера’. Мы как раз тут и находимся.

— Центр? — спросила я, хотя и знала, о чем он говорит. Я даже посещала церковь в прошлой версии.

— Это означает середину. Знаю, что это странная фраза, но так ее перевели. Я не могу сказать точнее. В любом случае, оригинальная история так сильна, что даже фрагмент истории привлекает людей. Меня она также привлекает. Я был полностью погружен в Мир и хотел посетить все, если бы это было возможно. Вот, что внушает это место. Не только это место, но и вся игра в целом. Я помню, что когда был младше, то любил брать фрагменты разных историий и пытаться соединить части вместе во что-то более связанное. Я даже пытался узнать больше о Эмме Вилант, так что я могу понять ее лучше кого бы то ни было.

Я чувствовала, что он и я могли бы быть единомышленниками, так много схожего было в нашем мышлении. Я ценила каждое его слово.

— Вау! Думаю, что я бы с наслаждением читала “Эпитафию”.

— Не уверен.

— Я думала, что ты сказал, что новелла очаровательна.

— Да. Но она и тяжела.

— Ты имеешь ввиду, что ее сложно читать? — спросила я по какой-то причине. Мне все же нравилось дразнить его своим фальшивым незнанием.

— Не совсем. Я не совсем это имел ввиду. Содержание очень тяжелое. Я не уверен, что она продавалась бы, если бы выпустили. Даже трилогия “Властелин колец” Толкиена была прочитана лишь малым количеством посвященных фанатов в Японии, до того, как выпустили фильм.

Я любила Толкиена, но я не хотела, чтобы он узнал, насколько сильно.

— Но не стала ли “Эпитафия” известной повсеместно из-за игры?

— Да. Но тебе не нужно быть поклонником истории, чтобы быть поклонником игры. В этом разница. И еще они одинаковы. Я не уверен, но думаю, что Эмма будет рада узнать, что ее история живет и изменяется ежедневно.

— Это более позитивное мышление.

Он торжественно кивнул.

— Она бессмертна, даже, если большинство игроков никогда не слышали о ней. Образы ее воображения живут.

Я последовала за Альбирео в церковь. Мы прошли к большому окну под четырьмя тикающими часами и спустились в главный зал.

Мы остановились перед алтарем.

— Пожалуйста, Альбирео, — сказала Ликорис, внезапно остановившись позади Альбирео.

— Эй, Лико заговорила, — сказала я удивленно. Это было впервые, когда я слышала, что Ликорис что-нибудь произнесла.

— А ты разве не замечала?

— Замечала что?

— Голосовой чат в любой церкви автоматически переключается из Группового режима в Режим разговора.

Мои брови поднялись.

— Нельзя ничего скрывать перед Богом. — Альбирео обратил свое внимание на Ликорис. — Я привел тебя сюда специально.

— Ал, что происходит? — Я была смущена, ведь не знала, о чем они разговаривают.

— Ты действительно хотела, чтобы я получил ту вещь от демона из источника? — спросил он.

Какую вещь?! Я не понимала, о чем они разговаривают. Его аватар ничего не держал, но я не могла взглянуть на его список вещей.

Луч света из верхнего окна упал прямо на лицо Ликорис. Она выглядела почти как ангел, иными словами, божественно, хоть и, смотря невинными широко открытыми глазами, просила:


Ликорис: Пожалуйста, Альбирео. Дай мне yromem.cyl.


Моя часть приключения здесь и закончилась. Моментом позднее Альбирео и Ликорис исчезли во вспышке света, вновь нарушив правила Мира.

Их внезапное исчезновение оставило мне желание найти какое-нибудь завершение. Я решила написать Альбирео сообщение. Если возможно, то я хотела встретиться с ним в реальной жизни.


Альбирео, ты и твои слова тронули мое сердце. Ты стал особенным для меня и я рада, что встретилась с тобой. Я надеюсь, что ты, возможно, чувствуешь тоже. Я не знаю, куда ты и Лико исчезли, но я не хочу, чтобы мое путешествие так закончилось. Пожалуйста, свяжись со мной.


Моя мышка указывала на иконку “Отправить”, но вместо этого я нажала на “Удалить”. Я надеялась на слишком многое.

Я вышла из игры как Хокуто и вернулась в меню выбора персонажа. Опустив курсор ниже Хокуто, я выбрала персонажа ниже.

Вместо написания сообщения, я сочинила поэму, используя слова, которые знали только я и он. Потому что он, как и я, увлекался игрой, я знала, что он увидит сообщение.

Я написала его от имени другого моего персонажа.


Тема: Один грех.

Сообщение от: В. Б. Ятес.

Победив злого избранного,

Которого ни с кем не сравнить.

Балмунг Лазурного неба,

Орка Лазурного моря

Вместе они поскачут на полной скорости.

В глубине моей души

Их имена останутся.

Вы – никто иные,

Как потомки Фианны.

Вместе с воином,

У которого глаза цвета звезд.

В. Б. Ятес


Отправив свое сообщение на доску объявлений, я вышла.

Я устала. Меня мучила встреча с моим неправильным переводом и вина из-за приближающегося крайнего срока, но по какой-то причине я чувствовала удовлетворение. Работа могла и подождать. Я была опустошена.

Я сходила за подарком от своего редактора: ирландским самогоном. Мне его подарили почти десять лет назад, в девяностые.

Я сделала большой глоток и заползла в кровать.

Пока я ждала ответа Альбирео, начала засыпать. Я радовалась. Хоть я и знала, что мой редактор терпеливо ждет мой перевод, меня это не волновало.

Копье Одина

Лилии красного паука

Имеют цвет огня.

Не смей коснуться их,

Иначе ждет беда.


1.


Я люблю котов, но когда коты показались в Мире как возможный чит или блуждающий ИИ, все мои теплые и пушистые чувства отправились в урну. Читая доклады, которые мне принесла Саки Сибаяма, то думал, что я сделал бы с ними.

Я сделал глоток теплого кофе и бросил доклад на стол. Саки нервно ждала моих приказов.

— Был ли нанесен урон пользователям? — спросил я.

— После того, как игрок поторговал с котом, данные игрока были уничтожены. У нас уже несколько похожих случаев, — Саки стесненно пересела.

Я откинулся назад на своем стуле и посмотрел в окно. Внизу, на улицах, массы людей спешили домой с работы. Прочитав доклад, я знал, что не смогу покинуть офис в ближайшее время.

У работы в японском офисе CC Corp. были свои преимущества и недостатки. Проводить долгие часы в крупнейшей во всем мире онлайн игре с более чем двести миллионов пользователей часто надоедало.

— Они разговаривают? — спросил я.

— Что?

— Коты разговаривают? — Я стукнул пальцами на докладе.

— Я не знаю. С этой точки зрения, мы не уверены, кот – это персонаж-игрок или НПС.

Саки нервничала потому, что я месяц назад отругал ее за то, что она не выучила руководство пользователя системного администратора. Каждый член Кобальтовых рыцарей, или отладчиков, должен знать каждую главу и стих этой книги. В наказание я заставил ее делать копии, приносить кофе и другую черновую работу, к которой я мог ее привлечь. Теперь, когда она вернулась к своим обычным обязанностям, она все еще боялась меня.

Я постучал себя по подбородку.

— Если проблема – это игрок, тогда игровые мастера удалят его или ее из игры. Если этот кот – НПС, тогда это наша проблема. Поскольку мы еще не знаем, как тут поступить, нам нужно и дальше за этим следить. И поддерживать связь с игровыми мастерами.

— Да, сэр, — сказала она.

Я надеялся, что она не сделает ошибок вновь.


2.


Я не мог выгнать Ликорис из мыслей. Она называла себя ошибкой, потеряв волю к своему существованию и решила стать растением в Мире. Она глубоко впечатлила меня, но сейчас нельзя отвлекаться из-за нее. Сейчас надо было работать над новой проблемой, требовавшей максимальной концентрации.

Я вошел в игру.

Лучший способ узнать, что происходит в Мире, это постоять на мосту, аркой возвышающимся над каналом в Мак Ану. Отсюда можно услышать проходящих мимо игроков. Вскоре после появления я услышал разговор:

— Ты слышал, что капитана Алых рыцарей убили?

— Это сделал убийца игроков?

— Нет, это не убийца игроков. Его убили в настоящем мире.

— В настоящем мире? О чем ты говоришь?

— Он придет, — вмешался кто-то в разговор. — Способ, которым они обошли мораль и правосудие, такой раздражающий. Я хочу, чтобы всех их удалили из Мира.

— Ты не должен так громко жаловаться. Их штаб-квартира здесь, в Мак Ану.

— Ну и что. Они – не системные администраторы, так что нечего их бояться.

Алые рыцари – самоуправляемая организация добровольцев, решавшие проблемы и расследовавшие нелегальную деятельность в Мире, помогая системным администраторам не отвлекаться по мелочам. Кроме того, некоторые инциденты могут быть решены меж самими игроками. Фактически, некоторые игроки ненавидели Алых рыцарей за то, что те действуют, как посредники, но они официально были признаны CC Corp., что означало серьезность действий Алых рыцарей.

Они взяли свое имя из “Эпитафии сумерек”, на которой и основан Мир. Однако, в оригинальном тексте Кобальтовые и Алые рыцари были диаметрально противоположны, представляя собой силы света и тьмы. Однако, в Мире были две группы, мало связанные друг с другом, и выполнявшими различные миссии.

— Так что случилось с ним? — спросил кто-то другой.

— Я не знаю. Он вступил в какую-то схватку с Мастером волны, управлявшим монстром, и создание убило его.

— Что?!

— Но как он оказался убит в настоящем мире?

— Я не знаю, но вскоре после того, как его персонаж был побежден, игрок потерял сознание у своего компьютера.

— Это смешно.

— Это правда.

— Это невозможно! Как можно умереть в настоящей жизни, просто проиграв сражение в игре?

— Я не знаю. Возможно, от шока.

— Это глупо.

— Все произошло так, как я говорю.

— Если мне не веришь, взгляни сам. Это выложено во всем Интернете.

Внезапно я столкнулся с еще одной проблемой. Я сканировал все чаты и сообщения на доске объявлений вместе со всеми сообщениями меж Алыми рыцарями. После двадцати минут поисков я отбросил дикие мысли, я смог грубо прикинуть последовательность событий.

У Мастера волны Цукасы был монстр, однако, как бы смешно это не звучало, по описаниям он напоминал золотую гантель. Когда капитан попытался сразиться с монстром, создание избило его, а человек, управлявший аватаром, которому за двадцать, оцепенел, проснувшись часами спустя с серьезной потерей памяти.

Прошлые доклады описывали похожие случаи: игроки теряли сознание из-за истощения или даже умирали, играя слишком много времени. Вот почему CC Corp. следовала строгим требованиям, уделяя больше внимания природе онлайн игр. Хотя в идеале игрок сам отвечал за свои действия.

Как бы то ни было эта ситуация могла вызвать панику среди игроков. Мне нужно разобраться с этим как можно быстрее. Внезапно у меня появилась новая задача. Кот мог и подождать.

Первое, что меня смутило, тот факт, что монстр, которым управлял игрок и который никогда раньше не существовал в Мире. Хоть некоторые заклинания и позволяли призывать созданий, они были весьма специфичными и их не найти на каждом углу. Это привело меня ко второй проблеме: природа монстра. Описание не походит ни к одному монстру, запрограммированному в игре. Это было что-то новое, что-то совсем уникальное, что могло быть только одним… неважно игрок, НПС или блуждающий ИИ, - незаконной программой.

И сейчас, похоже, игрок использовал незаконную программу. Великолепно. Но кем управлял игрок: Цукасой или монстром, похожим на золотую гантель? И кто или что вызвало тот баг, позволивший использовать игру таким способом?

Ликорис говорила, как человек, хоть человеком никогда и не была. Внешность обманчива. Определить настоящую личность будет трудно.

Я пошел дальше, к Вратам хаоса, и заметил нескольких Алых рыцарей, стоявших на страже. Они искали Цукасу. У Алых рыцарей не было тех же возможностей, что и у Кобальтовых рыцарей. Они могли только выставить посты в точках перехода и надеяться, что Цукаса пройдет через них. У меня был другой план. Вместо того, чтобы ждать, когда Цукаса покажется, я шел, чтобы найти его.


3.


Мой доклад о случае с Ликорис отправили вышестоящему руководству, но я не добавил пару деталей, включая мой последний разговор с Ликорис и тайное место, где она пряталась.

Ее выражение лица, когда она это говорила, все еще преследовало меня.


— Пока я существую, Моргана продолжит рассказывать мое местоположение тебе, пока меня не удалят. Но сейчас все закончилось. Я сдаюсь.

— Но почему? — спросил я.

— Я – результат неудачной мечты. Я должна умереть. Я – неудача в достижении его мечты. По этой причине, я боюсь, что здесь и закончится твое событие со мной.


Но встреча слишком реальна, а смерть слишком ярка. Я сожалел, думал, что есть более лучший выход, другой способ завершить событие. Но, как и в жизни, кнопки сброса нет. Я не мог повторить этот момент в надежде найти более лучший способ.

Я сотреагировал так, будто она умерла в настоящей жизни. Фактически, ее смерть оказала большее влияние, чем даже смерть бабушки несколько лет назад. Я сошел с ума?!

Я начал задаваться вопросами во всем. Каковы правила? Что есть система? Что означает моя встреча с Ликорис? Где был бог? Ликорис пыталась дать мне ответ на последний вопрос.

— Моргана.

— Что?

— Это имя бога, Альбирео. Это то, что скрывалось во Внутреннем мире, который пытался создать Гарольд. Бог существует. Бог дал тебе божественное копье Одина и отправил сообщение, сказав, где я. Бог пытался удалить меня.

— Бог… пытался удалить тебя?

Она выглядела такой грустной.

— Именно. Я – нежданное дитя. Бог не хочет меня.

— Я не понимаю.

— Я пряталась не от тебя, а от Морганы.

Разговор продолжался в моей голове, пока я думал о божественном копье Одина. Это была вещь, специально разработанная для отладки, чтобы удалять блуждающих ИИ. Я получил его в бета версии Мира. Но кто его создал? Если верить Ликорис, Бог создал копье, чтобы защитить Мир.

Говоря о Боге, она имела ввиду Гарольда Хоервика? Он был изначальным программистом бета версии, авторитетом в исследовании ИИ и всеобщим гением.

Изначально, игровые данные Мира были сохранены в системе Гарольда, папке-черном ящике, к которой Гарольд закрыл доступ. Лишь несколько человек знали о существовании папки. На самом деле, только те, кто серьезно увлекался разработками игр, знали о ней. Когда я узнал о системе, я подписал договор о неразглашении.

Возможно, блуждающие ИИ приходили из системы Гарольда, означавшим, что Гарольд и Моргана были отцом и матерью Ликорис. Но почему тогда Моргана хотела удалить собственное дитя? Почему Гарольд добавил противоречивую идею в программу?

Я просто не мог осмыслить всю технологическую алхимию, которую он пытался совершить в Мире. Только я понимал, что это копье было создано для защиты Мира, и как рыцарь, я выполню этот долг, даже, если это означает смерть Ликорис.


4.


Цветные воздушные змеи танцевали на ветру. Находясь на вершине крутой горы, Дан Лорейг казался плывущим над облаками.

— Давно не виделись, — сказала Хокуто улыбаясь с помощью команды “/smile”.

Хокуто была еще одним персонажем, видевшим Ликорис. Кроме случайного сообщения, это была наша первая встреча после того, как мы разделились в Скрытой, Забытой, Священной зоне.

— Я удивлена, что ты хотел меня увидеть, Ал.

— Я хотел встретиться с твоим основным персонажем.

— В. Б. Ятес чувствовал, что Хокуто должна прийти.

Я пожал плечами.

— Я полагаю, это не имеет значения, поскольку это ты.

Теперь Хокуто была намного спокойнее, чем в нашу прошлую встречу. Теперь, когда я знал ее секрет, что она была веб поэтом, она перестала делать вид, что она – новичок.

— У тебя есть какая-нибудь информация о коте или Мастере волны по имени Цукаса?

— А ты не теряешь время, да? — засмеялась она. — Не скажешь даже: “Привет, как ты?”

Я вздохнул.

— Привет, как ты? Теперь, когда мы закончили с играми, скажи мне, что знаешь.

— Ты видел последние сообщения? Ты не знаешь, о чем все говорят?

— Что?

— Они хотят знать, как персонаж получил умение приручения монстров. Все, что всех волнует: как можно сделать то, чего раньше не делали. Как они могут получить что-то новое?

— Это не удивительно.

— Но вряд ли волнует, что случилось с игроком, которого убили. Вот такие новости! — Она сделала паузу. — Ну, я не должна говорить, что никого не волнует. Хоть Капитан и погиб, я слышала, что преступления продолжаются.

Продолжаются?

— Что привело тебя к такому выводу?

— Я разговаривала с одной знакомой из Алых рыцарей, леди Субару. Она знает человека, игравшего Капитаном, в настоящей жизни. В любом случае, его раны не так плохи, как все говорят. Он уже вернулся в игру и охотиться за Цукасой. Предположительно, двое из них разговаривали с игроком, способным связаться с Цукасой.

— Действительно?

Алые рыцари не пытались проинформировать меня об этом новом открытии. Возможно, они хотели его лично поймать и разобраться во всем самостоятельно. Я могу понять их чувства, но сомневаюсь, что они понимают, с чем имеют дело.

— Как зовут игрока? — спросил я.

— Я не знаю. Но несколько дней назад один из Алых рыцарей во время наблюдения видел Цукасу. Он ушел через врата и связался с одним из игроков в локации несколькими днями спустя.

— На сервере Дан Лорейг? — спросил я в шоке. — Как?

То, что Цукаса делал, прыгая с одного сервера на другой, было невозможно в текущей системе, что означало, что Цукаса нашел какой-то обходной путь.

— Я не знаю. Но во время разговора с этим игроком была упомянута одна вещь. Хочешь об этом узнать?

Хокуто напечатала название:


Хокуто: Ключ сумерек.


— Это ложь, — пробормотал я.

— Так ты знаешь об этом! Ну, ты старый игрок, начавший с бета версии, не так ли, Ал?

Хокуто не знала, что я был системным администратором. Или по крайней мере, если и знала, то не упоминала. Было принято не спрашивать в игре о настоящей жизни. Неважно, насколько вы близки в киберпространстве, в тот момент, когда ты попросишь о встрече в настоящей жизни, дружба обычно заканчивается. У меня было дополнительное ограничение, поскольку правила корпорации запрещали отладчикам даже встречаться с игроками, поэтому я делал все, что в моих силах, чтобы держаться в сторонке.

Она продолжила:

— Ключ сумерек по слухам помогает обходить систему. Я читала об этом на немецкой доске объявлений. Хочешь, чтобы я перевела?

— А ты можешь?

— Да, могу. Я ведь классная, не так ли? — Я почти чувствовал, как игрок, управлявший Хокуто, светиться от удовольствия.

— Я не заинтересован в глупых слухах.

С точки зрения игроков получалось, что у Цукасы была вещь, способная обманывать систему. Но Ключ сумерек – миф. Нет такой вещи в этой версии игры.

— Системный администратор! — закричала Хокуто, притворяясь подавленной.

— Что? — Мое сердце на мгновение замерло.

— CC Corp. могла отправить системного администратора, чтобы найти залогинившегося пользователя, правильно? И у них есть информация о регистрации каждого игрока. Цукаса – читерский персонаж, тогда они могли ограничить ему доступ.

— И правда.

— Но, если компания еще этого не сделала, Цукаса не сделал ничего незаконного – пока что. Тогда, если логически подумать, возможно, Цукаса нашел эту вещь в системе? Неважно, как она называется Ключ сумерек или как-то иначе.

Я дернул подбородком.

— Нелегко ограничить доступ или удалить аккаунт. Нужны законные основания. CC Corp. нужны доказательства нарушения пользовательского соглашения. Возможно, Цукаса – убийца игроков и Алые рыцари хотят отомстить. Настоящий вопрос другой: как Цукаса управляет монстром?

— Ты начинаешь говорить, как системный администратор.

Я смущенно улыбнулся. Эта женщина была настойчивой и любознательной, а порой и проницательной к ее собственной выгоде.

— Да, точно. В любом случае, мне надо идти. Спасибо за разговор.

— Ты уже уходишь? Но ты только пришел. Может останешься!

— Не могу. Занят.

И это была правда. Я не мог продолжить вести разговор, несмотря на то, как сильно я хотел остаться и узнать Хокуто получше.

— Ты просто использовал меня, чтобы получить информацию и уйти! Это нечестно! — Она топнула ногой.

Главной причиной, почему я хотел поговорить с Хокуто, это потому, что она знала Ликорис. Вопреки своему желанию, я хотел рассказать ей, как Ликорис стала лилией красного паука. Я хотел это рассказать кому-то, кто понимал значение этого.

— Ликорис, — нечаянно пробормотал я.

— Лико? — спросила Хокуто. — Что с ней?

— Интересно то, что она решила стать лилией красного паука. Это весьма своеобразные цветы: цветут осенью и сбрасывают листья под зимним солнцем. Весной, пока другие цветы цветут, они умирают в одиночку.

— Когда я была ребенком, — сказала Хокуто, — то посещала семейную могилу в деревне осенью. Посреди голубого риса цвели лилии красного паука так часто, что казались красным ковром. Поскольку они были такими милыми, я сорвала их и сделала большой букет. Но, когда я вернулась домой, бабушка сказала мне немедленно вымыть руки потому, что они ядовитые.

— Я не знал этого.

— Они говорят, что, когда ты встречаешь человека, которого раньше не видел, ковер из лилий делает путь красным.

Я полагаю, что так оно и было. С тех пор, как я начал работать в команде разработчиков японской версии, то стал полуночником и лишь иногда уходил домой на выходные.

— Возможно, тебе стоит отдохнуть? Ты ведь работаешь завтра? Я не знаю, чем ты занимаешься в жизни, но, если можешь, возьми и отдохни денек.

— Спасибо за твою заботу, но я в порядке. — Я не мог ничего больше сказать, не пересекая черты.

Я вышел из игры.


5.


Системные администраторы заходят в онлайновую комнату управления, являющейся виртуальным офисом в киберпространстве. Здесь служащие CC Corp., подчиненные, игровые мастера, техники, тестеры и другие могут зайти и получить инструкции, в некоторых случаях, даже не покидая своего дома. Это была точка входа, где я встретил Саки Сибаяму.

— Я подтвердила, что Цукаса зарегистрировал аккаунт по всем правилам, — доложила она в голосовой чат.

Возможно, немного странно разговаривать с коллегой, работавшем в том же здании и на том этаже, через голосовой чат, но для системных администраторов Мир был рабочим местом.

Она продолжила:

— Цукаса зашел более десяти полных дней назад. Персонаж все еще активен.

— Даже заядлые игроки, пристрастившиеся к онлайн играм, выключают компьютеры, когда спят. Возможно, пароль взломали, используя хакеров для взлома системы и незаконного использования персонажа.

— Но, сэр, в таком случае, не должны ли поступить от пользователя сообщения, что кто-то перехватил его персонажа? Трудно представить, что обычный игрок не заметил незаконное использование персонажа столь долгое время.

“Разумеется, если они живы”, — подумал я.

Если Цукаса продолжит причинять проблемы, тогда игровые мастера и вышестоящее руководство решат, что источник проблем – обычный пользователь Цукасы и постараются решить проблему в настоящей жизни.

— Что случилось в Мире, сэр?

— Что ты имеешь ввиду?

— Сейчас происходит много чего: кошачий персонаж, приручитель монстров и монстр-золотая гантель. Что это значит?

— Наша работа в том, чтобы выяснить это. — Я вздохнул, говоря себе, что она еще новичок. – Как системные администраторы, мы обладаем доступом в Мир, которого нет у игроков, но и у нас нет полного понимания, например, существования Бога. Мы не всемогущи.

Похоже, что в эти дни я ссылаюсь на Бога все чаще и чаще.

— Каждый день огромное количество входов и сохранений, которые удаляются разве что по случайности. Мы можем просмотреть прошлые логи только по прошествии какого-то времени. Невозможно прочитать каждый лог, что сохраняется.

— Так нам нужно собрать информацию, чтобы понять, как рассортировать огромное количество логов.

— Теперь твоя очередь, — сказал я ей что-то саркастическое.

— Нам нужно уменьшить объем работы.

— Вот почему работа отладчика Мира напрягает глаза, приносит головную боль, боль в спине и просто никогда не заканчивается.

— Мистер Ватарай, все говорят, что вы слишком много работаете. Вам нужно почаще выходить и наслаждаться своей личной жизнью.

Я нахмурился.

— Сконцентрируйся на задаче. Наша цель: связаться с Цукасой. Обычный метод чтения логов не сработает, поскольку он все еще в игре.

— Что означает, что он сейчас где-то в Мире…

— Именно. Так что ослабим сейчас контроль ситуации.

— Что?

— Когда ты ищешь что-то, не фокусируйся только на цели, это слишком узко. Иными словами, мы не ищем Цукасу, но следим за всем Миром.

— Я не понимаю. Что мы должны искать? Тут тысячи, иногда даже миллионы игроков заходят в одно и тоже время.

— Если немного подумаешь и проанализируешь, а остальное оставь статистике.

Многозначительная пауза.

— Я не понимаю.

— Начинай проверять всех игроков, что умирают, особенно тех, у кого ‘необычная’ смерть.

— Необычная, какая? — спросила она.

— Что Цукаса делал с монстром-золотой гантелью?

— Победил другого игрока.

— Отложив мотивы в сторону, давай предположим, что это – главная цель. Побежденный игрок Алых рыцарей был высокоуровневым персонажем, но локация, в которой его победили...

— Это локация с низкоуровневыми монстрами!

— Именно! Его персонаж никогда не мог умереть в этой области, так что это необычная смерть.

— Я поняла! Я ищу не Цукасу, а ищу жертвы.

— Правильно! Идти по следам. Приступай.

Я не знал, что результат будет раньше, чем я ожидал.


6.


Зайдя в игру, как Альбирео, я пробежался по верху стен замка. Я спешил. Убийца не останется в одном месте надолго.

Взглянув вверх, я увидел большую луну в разрывах меж облаками. Но по какой-то причине она сама по себе была расплывчатой и искаженной.

Мои глаза напряглись, а голова разболелась. Было больно даже просто смотреть на 3D изображение. Доктор говорил, что это было истощение из-за зрительного напряжения. Полагаю, это профессиональная болезнь.

Я закрыл на мгновение глаза и подумал, почему системный администратор вроде меня зашел персонажем, чтобы отладить что-то. В запрограммированной мире в этом не было смысла. Действительно ли Гарольд добавил функцию отладки, как часть разработки игры? Поэтому ли он создал божественное копье Одина? Пока у меня есть божественное копье, я принимаю отладку своей основной обязанностью.

Но блуждаюшие ИИ не вредили системе, так ведь? Они не нарушали никаких правил. Ликорис никогда не вредила системе. Это система решила, когда создать и уничтожить ее. Системные администраторы просто сохраняли Мир, обеспечивая его спокойную работу, но Мир полностью существовал по своим собственным правилам.

У меня нет времени, чтобы думать об этом дальше.

Я переключился на режим обзора от третьего лица. Мой аватар, Альбирео, сейчас был одет в серебряную кирасу – официальную броню Кобальтовых рыцарей.

Я перегнулся через стену замка и осмотрел окрестности. У меня перехватило дыхание от того, что я увидел.

На стене ниже меня лежали четыре женских аватара класса Тяжелый топорщик. Судя по их снаряжению и экипировке, они были высокоуровневыми PKK, или убийцами убийц игроков, теми, кто охотится на убийц игроков.

Они пытались на кого поохотиться, но вместо этого были убиты сами. Их убийца стоял рядом с ними и это был Цукаса.

Лунный свет освещал и живых, и мертвых мягким, серебряным сиянием.

Стена была слишком высокой для прыжка. Вместо этого я переключился назад к обзору от первого лица и увеличил серого Мастера волны, чтобы получше разглядеть его. А затем я увидел его.

Над ним парил странно выглядящий монстр, игриво кружась, будто собака вокруг хозяина. Он действительно выглядел как гантель! Три или четыре ярда2 в длину, с двумя золотыми шарами и центральной осью.

Я переключился на мертвых персонажей и забеспокоился. Они должны выйти из игры сейчас. Будут ли они без сознания в настоящей жизни, как капитан Алых рыцарей?

Цукаса может уйти через врата в любой момент. У меня не так уж много времени. Я пытался найти способ, чтобы подобраться к нему, но ничего не приходило на ум. Наконец, я обратился к нему по имени.

— Цукаса! — пронзительно прокричал я.

Я был атакован так жестоко, что мои глаза рефлекторно закрылись. Когда я открыл их, то увидел, что Альбирео упал рядом с стеной замка. Но как?

Я встал и с трудом дышал. Это был Цукаса и его монстр-гантель. Они как-то атаковали меня с такого расстояния.

Повернувшись, я увидел третьего персонажа в этой загадке: человекоподобного кота, носящего забавную одежду, а его уши торчали из-под его интересной шляпы. Он напоминал что-то из детских книжек.

Наклонившись, как джентльмен, кот представился.

— Маха, — сказал он, дергая усами.

Движения Махи выглядели слишком настоящими, слишком текучими по отношению ко всему окружающему. Моя интуиция говорила, что он был блуждающим ИИ.

— Ты дал Цукасе этого монстра-гантель? — спросил я.

— Нет, — произнес Маха. — Не мешай Цукасе.

Я не мог видеть Цукасу внизу, а Маха блокировал дорогу.

Из-за напряжения в попытке удержать ситуацию под контролем, мои руки вспотели.

— Я должен остановить его.

— Слишком опасно, — предупредил Маха.

Почему блуждающий ИИ предупредил меня, учитывая, что у меня божественное копье Одина?

— Это моя работа, — сказал я.

— Да! Работа Альбирео – отладка! — ответил Маха.

Дрожь прошла по моему позвоночнику. Маха знал то, кто я есть. Если рассуждать логически, тогда этот кот мог также знать и о Цукасе и монстре-гантеле.

— Почему Цукаса продолжает быть в игре? Или Цукасу заставляют? — спросил я Маху.

Теперь, когда доступ Цукасы был ограничен, он все еще был в игре. Это не имело смысла или он как-то обманул систему.

— Как Тсукаса может быть в сети, даже, если его доступ ограничен? Как он скрывает свое местоположение? — прокричал я Махе.

— Не беспокой Цукасу, — предупредил Маха.

— Почему ты защищаешь его? — спросил я в свою очередь.

Я направил на Маху конец божественного копья Одина. Кот закинул свою шляпу на затылок, как настоящий кот.

— Ответь мне или я…

До того, как я закончил говорить, все изображение в моем ЛД исказилось. Маха вскинул руки вверх, чтобы призвать что-то, что тенью висело над ним. Это был монстр-гантель!

Но этот отличался от того. Это создание напоминало полупрозрачную амебу из жидкого металла.

— Что ты сделаешь, если я не уйду? — спросил Маха.

Я догадывался, что Маха хочет удалить Альбирео. Я был взбешен из-за угрозы.

— Ты будешь удален! — закричал я, целясь в монстра.

Создание извивалось и кричало как зверь. Шипы высунулись из субстанции и приблизились к Альбирео.

Я быстро выбрал “/delete” из списка команд отладки и атаковал создание. Мой темнокожий аватар не сомневался при атаке в желатиновоподобную форму, но вместо смерти взорвалась вспышка света, а затем последовал ливень мерцающих металлических фрагментов, расплывавшихся по воздуху, как снежинки.

Мое копье исчезло. Используя одно из острых усиков, монстр-гантель уничтожил божественное копье Одина!

Я осмотрелся вокруг, но теперь все исчезло, включая пейзаж. Мир закружился вокруг меня и все побелело. Мне показалось, что я видел, как красная луна превратилась в цветок: лилию паука.


7.


Когда я открыл глаза, то увидел, что Саки Сибаяма смотрит сверху на меня. Она плакала?

— Мистер Ватарай! Вы знаете, где вы? — спросила Саки.

Пронзительный звук сирен атаковал меня со всех сторон. Когда я попытался повернуть головой, то заметил что-то вроде вспыхивающего света. Я был в скорой помощи, медик проверял жизненно важные органы.

— Что случилось? — простонал я.

— Я нашла вас без сознания возле своего стола!

Я тяжело вздохнул.

— Это третий раз, когда я в скорой помощи.

— Что? — спросила она.

Мне казалось, что я схожу с ума.

— Вы так много работаете, сэр. Вы почти никогда не покидаете офис и вы слишком любите свой проект. Мы хотим помочь вам, но вы никогда не просите помощи. Если ваше здоровье ухудшится, вы уйдете, не получив ничего, — пыталась сказать Саки меж всхлипами.

Я хотел успокоить ее, но меня привязали к каталке.

Я пытался вспомнить, что случилось, но мои мысли были чисты. Я никак не мог восстановить все фрагменты памяти.

Я махнул Саки, чтобы та приблизилась ко мне.

— Цукаса.

— Что?

Я шептал так тихо, чтобы никто не мог слышать:

— Продолжай наблюдать за Цукасой. Но не выходи на контакт.

— Что вы имеете ввиду? Вы встречались с Цукасой?

— Я сообщу детали вышестоящему руководству. Они пришлют ответ.

Мое тело стало тяжелым. Я знал, что если закрою глаза, то провалюсь в глубокий сон и, возможно, никогда не проснусь. Затем я вспомнил: божественное копье Одина Альбирео было уничтожено.

Мое сердце разбито. Я не знал, чему больше верить. Настоящий ли игрок управлял аватаром Цукасы? Если так, то кто? Что это за монстр-гантель? Что это за кот? Кого я пытаюсь защитить? Я больше ни в чем не был уверен.


8.


Хоть и была весна, воздух был еще по-зимнему прохладным. Пока я поправлял шарф, то пропустил маленькую девочку в красной куртке, державшей свою маму за руку. Я продолжил идти.

Я нашел сидящую в кафе Харуку Мизухару с латте макиято в одной руке, а в другой у нее была иностранная книга в мягком переплете. Она взглянула поверх своей книги и назвала имя моего аватара.

— Альбирео!

Я наконец-то встретился с женщиной, скрывавшейся за аватаром Хокуто. Она была переводчицей и чуть старше меня. Я осознал, что она использовала программу, чтобы в сети ее голос звучал моложе. Это было характерно для Мира.

Мы поговорили немного о прошлом до того, как она сказала:

— У тебя аватар, орудующий длинным копьем, с глазами как звезды. Ты выступаешь и как системный администратор, и как игрок в Мире.

— Но, когда я встретил Ликорис, звезды столкнулись, — сказал я, не подумав.

— Все иногда нарушает баланс. Даже двойные звезды, — сказала Харука.

— Из-за того, что сделал выводы из события с Ликорис, то не мог больше играть как Альбирео, — объяснил я.

— Потому что копье твоего сердца было разрушено.

— Вот почему умер Альбирео. — Я глотнул горькое на вкус кофе.

— Смерть в Мире коснулась двух душ.

Я кивнул.

— Я думал о лилии паука, окрашивающей дорогу красным. Я думаю, что это путь, которым шел Гарольд. Он хотел встретить Эмму Вилант, женщину, которую, как прекрасно знал, никогда не встретит. Поэтому он вплел поэму Эммы Вилант “Эпитафия сумерек” в онлайн игру. Только так Гарольд мог соединится с Эммой.

— Смерть Альбирео также глубоко впечатлила Хокуто, — мягко сказала Харука.

— Действительно? — спросил я, дернувшись.

— Встретились ли мы сейчас, если бы не это?

— Разумеется, нет. Это было бы против правил компании. — Я посмотрел сквозь окно на цветущие деревья и вздохнул. — Я отдал десять лет онлайн игре. Как создатель, системный администратор и игрок я делал все, что мог. Я не сожалею.

— Хорошо. Ты и не должен.

— Я принимаю последствия. Кроме всего, это привело меня сюда. Это привело меня к тебе.

Она робко улыбнулась.

— Я думаю, что ты должен знать, что я переводчица среднего уровня и довольно бедная. Я не умею даже готовить.

— Что?

— Я не смогу позаботиться о тебе, — засмеялась Харука.

Я слегка покраснел от смущения.

— Спасибо, но тебе не нужно беспокоиться. CC Corp. платила хорошо, а у меня никогда не было времени потратить зарплату, так что я сохранил большую часть. Весьма большую часть.

— Это означает, что я тебе не нужна? — робко улыбалась она.

— Мы все нужны кому-то, — ответил я. — И ты первый человек, расшифровавший значение звезд в моих глазах.


* * *


После долгой госпитализации, я покинул CC Corp. по причине своего здоровья, но на самом деле, вышестоящее руководство осудило меня за запуск Сумеречного инцидента.

Когда активировались Сумерки, Кобальтовые рыцари не смогли предотвратить рождение Ауры, совершенного ИИ.

Впоследствии меня интересовал только один вопрос и я много размышлял над ним, пока смотрел в потолок больничной комнаты. Почему копье Одина разрушилось? Как-никак это была вещь божественного уровня, полученная в бета версии и разработанная для уничтожения всех угроз в Мире. Я мог только размышлять, но верил, что сделал невообразимое. Я обращался с копьем также, как его использовал бы его создатель. Я пытался отладить одну вещь, которая не может быть уничтожена: Моргана, бог Мира.

Камуи

1.


Я начала свой день с обычной порции лекарств: Xanax – антистрессовый препарат, Lexapro – антидепрессант, и что более важно, порции никотина. Я не могла курить в офисе и проводила слишком много времени в сети, чтобы иметь возможность выйти и восстановить обычную дозу никотина, так что это продолжалось до обеда, а затем и до конца рабочего дня.

Поскольку одним из побочных эффектов моих лекарств была жажда, я схватила бутылку воды и положила на стол. Я прошла мимо ряда кабинетов, составляющих секцию безопасности CC Corp., пока не проделала весь путь сквозь лабиринт до своего офиса, а затем села. Солнечный свет лился сквозь окно.

Все это казалось нереальным, я занимала офис моего старого босса – Казуси Ватарая. Но у меня нет времени оплакивать его уход. У меня есть долг и ответственность по обеспечению безопасности.

Я надела свой ЛД, включив режим отладки и вошла в Мир.

Это мое поле боя.


2.


Я вошла свои аватаром Камуи, орудующий длинным копьем, и капитаном Кобальтовых рыцарей. Наша задача – удалять баги.

Я прошла через темное подземелье, пока не нашла Кобальтовых рыцарей, окруживших маленькую девочку. У ее лица были европейские черты, а одета она была в готическую одежду, разумеется, полностью черную.

Она выглядела такой невинной. Она напомнила мне девочку в красном, блуждающий ИИ, которая однажды сбежала от моего босса.

— Капитан, — позвал меня Маги, Мастер волны в очках. — Мы подтвердили, что это блуждающий ИИ.

— Бесполезные данные, — сказала я, глядя на нее, будто она была тараканом, бегающим по кухне.

Остальные рыцари, также с длинными копьями в кирасах, прижали босую девочку к стене. Она выглядела испуганной, такой, какой блуждающий ИИ не мог быть. Но не было игрока, управлявшего ее аватаром. Она была простой программой, в ее действиях не было логики. Блуждающий ИИ был немного больше, чем киберпаразит.

— Ваши приказы, капитан? — позвал Маги.

— Согласно правилам, это неигровой персонаж признается необычным, которого нет в описании японской версии Мира, — процитировала я.

Рыцари с внезапным лязгом и идеальной гармонии опустили свои копья и шагнули вперед. Они целились в маленькую девочку своим оружием, отлаживая вещи, что могли делать только системные администраторы.

— П-помоги мне, — умоляла маленькая девочка, бормоча свои слова невинным голосом. Это раздражало меня.

— Не дури нас, ИИ! — рявкнула я. — Удалить ее!

Я активировала команду отладки. Копья полетели вперед и вернулись, окрашенные прозрачной кровью. Мы завершили нашу миссию.


3.


Я вошла в Скрытую, Запретную, Священную зону и двинулась вперед к церкви на изолированном острове. Темные облака закрыли небо.

Когда я вошла в церковь, то услышала звуки органа. Я прошла по залу, в котором четыре маятника отмеряли время. Наконец, я достигла алтаря. Каждый раз, когда я сюда возвращаюсь, то думаю о своем старом боссе.

Я встретила Ватарая по воле судьбы. Я была одной из лучших в классе и после собеседования в CC Corp. я думала, что буду работать в их творческом отделе. Я была в шоке, когда вместо этого меня отправили в администрацию.

Вначале я была в депрессии и не думала много о работе или ее выполнении, но Ватарай, мой босс, объяснил мне все. Он научил меня важности отладки и работе в отделе системных администраторов. Он рассказал мне о важности Кобальтовых рыцарей и нашей миссии по удалению багов, неважно, насколько маленьких.

— В не сетевой игре, — однажды он объяснял мне, — игрок может взломать все, что он хочет и без каких-либо последствий. Это небольшая проблема потому, что он, действительно, нарушает свой полноценный игровой опыт. Однако, когда кто-то взламывает сетевую игру, оно действует на других игроков. Не только чистоту восприятия, но и весь игровой баланс.

Глаза Ватарая мерцали, когда он говорил об этом.

— Когда кто-то взламывает, часть Мира меняется, и чем больше читеров, тем больше изменений становится неуловимыми, пока игра целиком не сойдет с ума. Это не только прогонит игроков, но и уничтожит бизнес. Так что важно не только с точки зрения бизнеса, но и с точки зрения обычного игрока, сохранить все целым. Мы никому не должны позволять взламывать. И потому как ни мала ошибка, мы должны удалить ее. Потому что система должна работать спокойно.

Ватарай всегда делал все, чтобы все шло спокойно. Как капитан Кобальтовых рыцарей, он использовал аватара с длинным копьем по имени Альбирео. Однако, случай в церкви изменил его.

Здесь он впервые встретил блуждающий ИИ – Ликорис. Это должно было быть простой задачей по отладке, но что-то случилось в тот день, что изменило его навсегда… Он провалился.

Кобальтовые рыцари преследовали и зажали ИИ в церкви, но она как-то смогла бросить вызов базовым основам киберпространства – и сбежать.

В это время я была новичком и не думала много о провале миссии. Ватарай, с другой стороны, стал одержимым. Он никогда не покидал офис и мало спал, пока не нашел и не уничтожил ИИ.

Я не уверена, что случилось во время охоты, но впоследствии он начал действовать странно. Хуже того, произошедшее сломало его и ментально, и физически. Я также заметила, что он все больше и больше говорит о Боге.

— Только Бог может быть достаточно вездесущим и даже соприкасаться со всем в системе, — однажды сказал он мне.

— Бог? — повторила я.

— По крайней мере, это то, что я называю богом, — прояснил он. — Пусть у него даже нет индивидуальности, что поможет понять систему в целом, он все еще программирует для всех, чтобы показать все его части. Весь Мир существует в бинарном коде и хранится в записях Акаши. Мир, что мы видим, отображается на экране. Это не реальность. Мы видим иллюзию реальности, которую Хиндус называл майя. Это, действительно, теневой мир. Но система и сама живет, взаимодействует со всем постоянно. Я называю эту систему богом.

Он продолжал ссылаться на Бога, когда пытался объяснить Мир мне, но не было похоже, что способен полностью выразить свои мысли. В идеале, он попытался, хотя меня всегда волновало, скрывает ли он что-то, что не должен держать в секрете.

— Камуи.

Я повернулась, чтобы увидеть, кто прервал мои мысли. Я увидела другого Кобальтового рыцаря рядом с собой. Это была Юкино Макимура, молодая женщина, проработавшая год в компании.

— Что, Юкино?

— Я хочу обсудить проблему.

— Может ли это подождать до завтра?

— Нет, — пробормотала Юкино.

Я договорилась с ней встретиться внизу, в кафе, после работы.


4.


— Мне жаль, что отнимаю у тебя время в итак занятом расписании. — Юкино поставила чашку кофе на стол и села.

— Так о чем ты хотела поговорить.

Она и я были единственными женщинами, работающими в отделе, так я могла предположить, что ее трудности могут быт связаны с сексуальными домогательствами или чем-то близким к этому.

— Что ты можешь сказать о блуждающих ИИ? — спросила Юкино.

Я не ожидала ее вопроса.

— Блуждающие ИИ?

— Да. — Юкино смотрела на свое кофе.

Это не тот вопрос, который можно было обсуждать в кафе. Предположително, блуждающие ИИ создавались хакерами для вмешательства в Мир или для их собственного развлечения. Но насколько я знаю, даже CC Corp. не знала, откуда все блуждающие ИИ появляются.

— Почему ты спрашиваешь?

— До того, как присоединилась к компании, я играла в Мир.

— Разумеется.

Несмотря на ее мягкое и смиренное поведение, в ее файле говорилось, что она очень любит играть.

— Когда я училась в колледже, то встретила блуждающего ИИ, — продолжила Юкино.

— Как ты узнала, что это был блуждающий ИИ?

— Я написала об этом на неофициальной доске объявлений и техник связался со мной, а затем рассказал мне описание, идеально подходящее к тому блуждающему ИИ.

— Ты докладывала об этом системным администраторам?

— Нет, — засомневалась она, но затем продолжила. — Я не уверена, поверишь ли ты мне или нет, но я играла с блуждающим ИИ.

— Играла?

— Ну… мы разговаривали.

Я посмотрела в окно. Неестественная тишина возникла, когда я повернулась и посмотрела на Юкино.

— Много блуждающих ИИ умеют разговаривать. Фактически, то, что они улучшают свои речевые способности, это тревожный знак.

— Это немного другое.

— Что?

— Я учила его говорить.

— Ты учила? — Я была в шоке.

— Да, — кивнула Юкино. — Он вспомнил наш разговор.

Я не могла поверить услышанному.

— Хорошо, отложим в сторону тот факт, что ты, как пользователь, проигнорировала свою обязанность по докладу о блуждающих ИИ и разговаривала с незаконным неигровым персонажем. В то время ты была простым игроком, так что тебя можно понять. Однако, я хочу знать, скрываешь ли ты какие-либо чувства к блуждающим ИИ, учитывая свой опыт?

— Особые чувства? — повторила она.

— Я имею ввиду, ты любишь их?

— Я так не думаю.

— Ты понимаешь, что все показываемые ими эмоции просто иллюзия, копирование выражений, как попугай повторяющий то, что услышал. ИИ всего лишь баг.

— Но действительно ли существование блуждающих ИИ вредит Миру? Возможно ли...

— Это опасно, — я напряглась. — Бывали случаи, когда игроки теряли все данные после встречи с блуждающим ИИ. Тебе повезло, что этого не случилось с тобой.

Юкино закусила губу.

— Смотри, наша миссия как Кобальтовых рыцарей – защита Мира. Блуждающие ИИ всего лишь баг и ничто иное. Ты поняла?

— Да. — Она не выглядела убежденной.

— Так что случилось с тем блуждающим ИИ, которого ты встретила в колледже? — спросила я.

— Однажды он исчез, — вздрогнула Юкино.

Я не была уверена в этом, но, всего скорей, это все, что я могла выжать из нее.

— Хорошо.

Я сказала спокойной ночи и покинула кафе, а мои мысли пребывали в беспорядке. Мне нужно было оценить, способна ли Юкино продолжать работать в нашем отделе или нет. Если нужно внести какие-то поправки, то нужно их сделать так быстро, как это возможно.


5.


Я ненавижу котов, так как по иронии судьбы случай с котом предшествовал Сумеречному инциденту.

После истории с девочкой в красном, Кобальтовые рыцари искали кота-разбойника, о котором мы не могли сказать: игрок ли он или неигровой персонаж. Кот был в компании Мастера волны по имени Цукаса и неизветного монстра, по форме напоминающего гантель. Поскольку монстр не был частью обычной игры, возможно, он был каким незаконным созданием, возможно, даже блуждающим ИИ. Мой босс и я исследовали их загадочные действия, когда он потерял сознание. Я обнаружила его за столом, за которым теперь сижу я. Он был все еще в сети.

Меня часто интересовало, что случилось с ним в тот день? Что он видел? Что он пережил?

Он никогда не отвечал ни на один из моих вопросов. В любом случае это его изменило.

Ватарай был в больнице долгое время, его тело ослабло от стресса и перенапряжения. Оставшиеся Кобальтовые рыцари перешли под командование Риоса, главного системного администратора.

Затем произошли Сумерки.


6.


Мы были бессильны против изменений, которые принесли с собой Сумерками. Изменилось слишком многое, чтобы их можно было скрыть под обновлением версии, а компания утонула в последовавшем хаосе.

Одним из самых важных изменений было то, что пользователи узнали о существовании Кобальтовых рыцарей. Как только раскрылась тайна их личностей, их распустили и отправили в различные отделы компании.

Ватарай никогда не вернется в CC Corp. Распространился слух, что его заставили уйти в отставку и он ответственен за Сумеречный инцидент. Как будто он был причиной этому. Это была не его ошибка, но компания обошлась с ним так, как будто он был всему виной.

Но гораздо хуже было разрушение божественного копья Одина. Идеалы Мира хранились в божественном копье. Хоть копьями обладали все отладчики, но только Альбирео олицетворял суть и истинный дух копья.

Казуси Ватарай отдал всю свою жизнь копью, а теперь, когда оно уничтожено, покинул Мир. Он оставил позади себя зияющую дыру в ткани киберпространства, и в тот момент, когда был больше всего нужен, он исчез.

К счастью, истории и уроки Ватарая научили меня тому, как стать Кобальтвым рыцарем. Он подготовил меня к сражению за будущее.

— Теперь твоя очередь защищать Мир, — сказал мне Ватарай, когда он писал заявление об уходе с должности.

Затем он исчез и не появлялся в игре. Он продал свой дом и избавился от всех своих номеров. Он вообще не хотел, чтобы кто-то его нашел. Разумеется, я могла бы его найти, если бы действительно захотела. Кроме всего прочего, трудно исчезнуть в век электроники. Я уверена, что с легкостью нашла бы его, но не хотела. Если он хотел исчезнуть, то пусть так и будет.

Но его отсутствие меня глубоко ранило.

Иногда я задавалась вопросом, что я могу сделать, чтобы помочь ему. Где он заблудился? Было ли это из-за девочки в красном? Она изменила его? Во всяком случае, именно тогда проблемы, похоже, и начались.

Он сделал ошибку: упустил девочку в красном, а затем начал преследовать призраков, где бы их ни находил. Он стал одержимым. Естественно, когда появился загадочный кот, он нашел его. Он мог бы поручить это мне или любому из подчиненных, но с каждым случаем он разбирался лично.

Я думаю, что его преследовали ошибки.

Что это было? Был ли это тем, что его ранило так глубоко, что он свалился от истощения за своим столом? Что он тогда преследовал? Что он увидел, что это его преследовало так долго и об этом он никогда не рассказывал?

Я полагаю, что я не намного лучше. Я взвалила Мир на свои плечи, как это сделал он. Я очень много работала и за многое отвечала. Ждет ли меня та же судьба? Пойму ли я однажды то, что делал Ватарай, человек, которого я уважала и который исчез?

Было больно, когда он мне ничего не говорил. Сейчас я веду свои собственные поиски, чтобы найти то, что он хотел отыскать.

Он все хранил в своем сердце. Не поэтому ли он так легко сломался?

Или он исчез потому, что постоянно жил в Мире, который он любил? Было ли это тем будущим, которое он предвидел?

После Сумерек, CC Corp. создало копию божественного копья Одина, содержащее те же отладочные умения, необходимые для охоты за ИИ. Как только все стало идеально, руководство подошло ко мне и спросило о том, хочу ли я возродить Кобальтовых рыцарей. Я стала их новым капитаном и пошла по стопам своего наставника.

Я выбрала имя Камуи своему новому аватару. Он означало “Сила Бога”. Я орудовала копьем с желанием выполнить миссию Ватарая. Я сделала аватару глаза разных цветов, такие же, как и у аватара Ватарая — Альбирео. Это напоминало мне о моей цели.

В день, когда он покинул меня и ушел в отставку, я тихо прошептала обещание ему. Хоть он и не слышал меня, я поклялась, что сделаю все, что в моих силах, чтобы сдержать клятву. Я обещала, что защищу Мир.


7.


Я поручила Маги задачу по нахождению блуждающего ИИ. Она подтвердила существование и рассказала мне местоположение. Он был там, где как она и сказала, он должен быть – в зачарованном лесу. Это был полуобнаженный подросток с крыльями, как у бабочки, с мигающими глазами цвета янтаря.

Крылья были даром, так как их нельзя использовать при создании персонажа. Он, определенно, был блуждающим ИИ.

Мальчик-бабочка играл с девочкой, использующей парные клинки. Аватар принадлежал Юкино.

Они смеялись и шептались, когда я вышла из-за дерева.

— Мисс Сибаяма! — сказала она с удивлением. — Что вы тут делаете?

— В Мире я известна, как Камуи. — Я направила божественное копье Одина на мальчика-бабочку.

— Почему вы здесь? — спросила Юкино дрожащим голосом. Вероятно, она вошла в Мир со своего домашнего компьютера.

— Мы следили за твоим аватаром, — ответила я.

— Но это личное...

— Когда ты присоединилась к команде отладчиков, как системный администратор, ты отказалась от личного. Я уверена, что ты читала правила служащих.

Чтобы предотвратить нарушение привилегий системных администраторов, было против правил создавать второго персонажа на другом аккаунте или входить по личным причинам. Юкино нарушила договор.

Маги обнаружила, что Юкино использовала компьютеры компании, чтобы войти в Мир, со своим личным ID несколько раз.

— Это тот блуждающий ИИ, о котором ты говорила? — Я смотрела на мальчика-бабочку.

Юкино не ответила.

Я смотрела на нее.

— Ты не ребенок. Если ты думаешь, что я прощу, если ты будешь молчать, то ты ошибаешься.

Юкино продолжала обижаться, как маленькая девочка.

— Я не знаю, как ты нашла его во время учебы в колледже, учитывая, что ты создала этого аватара совсем недавно. Ты нашла его во время работы?

— Он не сделал ничего плохого! — взорвалась Юкино.

— Неважно, опасен он или нет. Он даже не человек. Не мы решаем, хороший он или плохой. — Я злилась на Юкино. Она не слушала того, что я говорю.

— Пожалуйста! Позвольте ему уйти, мисс Сибаяма!

— Меня зовут Камуи. Прекрати тратить мое время. Я пришла одна, чтобы увидеть, как ты отреагируешь, но вижу, что ничем хорошим не закончится.

— Ты удалишь меня? — спросил мальчик-бабочка.

Он встал перед Юкино, будто желая защитить ее. Он смотрел на меня своими сияющими глазами:

— Что ты делаешь, Лин? — спросила Юкино.

— Прекрати действовать по-человечески, ИИ! — закричала я.

— Это моя судьба? — спросил Лин. Его крылья дрожали и я заметила крошечный блеск конфетти, разбрызгиваемый в воздухе за ним.

Я нацелилась на мальчика-бабочку.

Он удивленно посмотрел на копье.

— Божественное копье Одина? Я думал, оно исчезло.

Я неверяще смотрела на него. Как блуждающий ИИ узнал об этом копье?

— Ты удивлена, не так ли, мисс Сибаяма?

Он знал о Кобальтовых рыцарях и отладке.

— Юкино, не желаешь мне это объяснить?

— Когда я его впервые нашла, он был маленькой гусеницей. Я приходила каждый день, чтобы увидеться с ним. Я заходила с компьютеров компании, когда была слишком занята работой, чтобы идти домой. Я волновалась, так что пришла увидеться с ним. Я ему помогала. Когда я стояла под этим деревом, он полз вниз с верхних ветвей. Он был маленьким насекомым, но, когда я заговорила с ним, он научился разговаривать.

Юкино указала на огромное дерево. Я взглянула вверх. На ветвях дерева висел пустой коричневый кокон.

— Что это?

— Куколка. Лин недавно прошел через превращение. Он вырос с удивительной скоростью, не только в размерах, но и в умении разговаривать. Иногда он говорит сложные вещи, которые я не могу понять.

— Юкино! Твоя работа не наблюдать за блуждающими ИИ! — Я направила божественное копье Одина на мальчика-бабочку.

Он посмотрел в небо и процитировал:

— Ночь старых богов прошла. И сумерки, и новый порядок, и новый мир родился. Но почему люди рассчитывают на силу ночи старых богов в этом копье?

Я была смущена словами Лина. Он говорил, как поэт.

— Что ты пытаешься сказать?

— Почему ты хочешь удалить меня? — просто спросил Лин.

— Потому что ты – баг.

— Я – Лин. Ты – Камуи. Мы оба жители Мира, — сказал Лин, не задумываясь.

— Я также Саки Сибаяма, отладчик и Кобальтовый рыцарь. С моей точки зрения, ты ничто иное, как незаконная программа.

— С точки зрения Бога, и твое, и мое существование благословлено этим Миром. — Когда он произнес, он схватил конец копья своими голыми руками. Внезапно я не смогла пошевелить своими.

— Что ты имеешь ввиду под ‘Богом’? — спросила я у блуждающего ИИ.

— Бог – это Мир, — ответил Лин.

— Сам Мир?

— Да. Ты одолжила силу старых богов, так что должна знать это.

— Старый бог? Ты говоришь о божественном копье Одина?

— Да. Единственное, что должно быть удалено, так это фальшивое копье.

— Хватит!

Я заставила Камуи отступить за пределы его досягаемости и сохранять дистанцию. Я вновь выбрала команду отладки.

— Почему ты хочешь удалить меня? — спокойно и без страха спросил Лин.

— Оскорбить божественное копье Одина все равно, что оскорбить меня и моего наставника, посвятившего свою жизнь идеалам этого копья! Я получила это копье, чтобы защитить Мир, и это то, что я собираюсь сделать!

Я с трудом вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Ты ведь не будешь слушать мою историю, не так ли? — Лин глядел на меня грустным глазами.

Я просто само себе сказала, что он выглядит грустным, но, на самом деле, он не может чувствовать грусти или чего-то подобного.

— Ты хорошо умеешь запутывать людей, не так ли, ИИ?

Он пытался смутить меня, как Ватарая смутила девочка в красном.

— Пожалуйста, не делайте этого, мисс Сибаяма! — крикнула Юкино.

Я проигнорировала ее и объявила:

— Согласно правилам, этот неигровой персонаж признается, как незаконный, и не является частью описания японской версии Мира.

— Я не одна из возможностей Мира? Твое фальшивое копье, вот что мерзость. Уничтожь копье и ты найдешь свое спасение. Уничтожь меня и ты уничтожишь часть совей души.

Я стиснула зубы.

— Если моя душа разрушена багами, тогда я с радостью уничтожу.

— И мою тоже? — Мальчик-бабочка выглядел покинутым, но я твердила себе, что это мне кажется.

— У тебя нет души. Ты всего лишь набор единиц и нулей.

— Ты всего лишь набор атомных частиц, — отпарировал он в ответ. — Чем ты отличаешься от меня? Есть ли у тебя право прерывать мое существование? Кроме того, кто ты такая, чтобы решать, у кого есть душа, а у кого ее нет? В итоге тебя волнует всего лишь насмешка старых богов.

— Я просто делаю свою работу.

— Тоже самое говорили охранники нацистских концлагерей, когда представали перед трибуналом в Нюрнберге. Но ты, вероятно, слишком молода, чтобы помнить это и все мы знаем, что история повторяется. — Он пожал плечами.

— Я знаю, что ты делаешь, но это не сработает.

— Я только пытаюсь указать, что моя жизнь также важна, как и твоя.

— Нет, ты пытаешься защитить свою жизнь, выставляя меня плохой. Но я не нацистка и не могу уничтожать то, что даже неживое.

— Уничтожать. А не это ли ты и делаешь: уничтожаешь то, что считаешь багом? Сколько должно пройти поколений геноцида прежде, чем насилие закончится?

—Ты можешь спорить со всем, что хочешь, но не останавливай меня от того, что необходимо. Время для отладки.

— Даже в смерти у моей жизни есть смысл.

Я указал концом копья на него. Его улыбка ослабляла мою волю.

— Стой! — Юкино прыгнула меж нами.

— Что это все значит? — потребовала я. — Уйди в сторону, Юкино!

Он повернулся к ней.

— Спасибо, Юкино. То, что ты любишь меня, также важно для меня. А также грусть, что почувствуешь, когда я уйду.

— Лин?! — позвала Юкино.

— Действуй, Камуи. Используй свою силу и удали меня, — скомандовал Лин.

— Это задача Кобальтовых рыцарей, — сказала я, придя в себя.

Я активировала команду и проткнула его копьем. Он ушел с пронзительным криком, будто от жестоких конвульсий, а затем разлетелся на светящиеся части.

На зачарованный лес легла тишина, как будто он сожалел о потере. Раздавались лишь всхлипывания Юкино.


* * *


О нарушении Юкино и ее укрывательстве блуждающего ИИ было доложено компании. Я была удивлена, что ее не уволили. Вместо этого ее перевели в офисный отдел, который никак не был связан с Миром.

Вчера я ходила к доктору и он выписал еще больше лекарств. Мои головные боли становились все хуже, но они не остановят меня. Ничто не помешает мне выполнить свою миссию. Сегодня я продолжу охоту за ИИ

Моя миссия – доказательство того, что я жива.

Румор

1.


С надетым на голову ЛД, я с хлопком ударила по столу.

— Почему ты не воскрешаешь нас?

Лава текла повсюду в подземелье. Мой аватар мечник Бриджит был серым призраком на экране. Она была мертва. Но не только она. Мой подруга Махо тоже погибла в битве и сейчас у нашего третьего члена, пользователя парных клинков, ситуация была не из лучших.

— Ты согласился воскресить нас, если мы здесь умрем! — Хоть мы и были мертвы, но все же могли общаться с другими членами группы.

— Но ты же Мастер волны. — С энтузиазмом указал пользователь парных клинков.

— Махо не может никого воскресить потому, что она мертва, так что я прошу тебя! Ты привел нас сам потому, что сказал, что знаком с областью и мы можем получить много очков опыта. Из-за твоей ошибки мы мертвы!

Пользователь парных клинков равнодушно пожал плечами.

Я растерялась.

— Тупица! Мы – одна группа, так что ты должен заботиться о своих компаньонах! Мастер волны тебе не инструмент для восстановления твоего здоровья. Тебе нужно защищать нас. Мы должны работать, как команда. Кроме того, как пользователь парных клинков, разве ты не должен владеть разнообразными умениями?

— Простите, я ухожу.

— Что?

— Я ухожу. — Аватар вошел в светящийся круг телепорта, чтобы покинуть подземелье. — Я не хотел говорить этого, но вы ребята – нубы.

— Этот кретин! Как он мог он нас вот так бросить?! — зло прокричала я, полуобезумев от того, что позволила присоединится такому жадному и эгоистичному игроку.

— Забудь. Он уже ушел, — сказала Махо.

— Но я никогда не слышала о таких бесчувственных пользователях парных клинков! Он мог, по крайней мере, воскресить нас перед тем, как уйти!

— Мне жаль, что вовлекла тебя в эти неприятности.

— Это не твоя ошибка, Махо. Этот парень смешон. Типа герой, да?

Если игрок не помогал или бросал напарников, то таких саркастически называли героями.

— Черт, я хотела подождать брата вместо игры с этим идиотом.

Я наблюдала, как убившие нас монстры ходят по нашим трупам.

— Что будем теперь делать? — спросила я. — Хочешь продолжить, только уже вдвоем? Или стоит вернуться в главный город и найти кого-то получше?

— Эмм, ну, я на самом деле думаю о том, чтобы покинуть Мир, — сказала Махо.

— Что? Почему? — Я замолчала. — Я хотела сказать, что это не твоя ошибка, Махо.

— Нет, не из-за этого.

— Тогда что? Что-то не так? — спросила я.

— Я просто устала от этого, — ответила она.

— Что-о-о-о-о?

— В онлайн играх нет истории. Как нет и настоящих авторитетов. Она никогда не закончится и в ней нет цели, правильно? Так что, в основном, все, что можно делать – это убивать монстров и становиться сильнее.

— Да, я полагаю, что так. Но таковы онлайн игры.

Я пожала плечами.

— Ты знаешь, что не сможешь стать настоящим героем.

— Что ты имеешь ввиду?

— Ну, поскольку я не могла быть героем в настоящей жизни, то хотела стать таковым в игровом мире.

— Если мы продолжим убивать монстров, мы сможем повысить наши уровни. Возможно, мы сможем попытаться стать героями, — сбивчиво предложила я.

— Неважно, как долго мы играем или как много стараемся, мы никогда не сможем найти человека, который играет годами, — сказала Махо.

В ее словах был смысл.

— Мне нравятся ролевые игры, но набирать очки опыта слишком скучно! Довольно-таки болезненно видеть, как твои друзья умирают, знаешь ли. Я… Я слишком чувствительна к этому.

— Так ты думаешь, что Мир скучен?

— Я не думаю, просто так это выглядит для меня. Зачем тратить время на усиление персонажа: сначала заплатить, тратить дни, получать стресс, а затем потерять персонажа, когда потеряются данные? Это бессмысленно.

— Так ты действительно уходишь? — спросила я.

— Я думала, что стоит тебе рассказать, поскольку мы так долго играем вместе. Спасибо.

— Если захочешь снова играть, то напиши мне!

— Хорошо.

Махо ушла. С тех пор я о ней больше ничего не слышала.


2.


Я была одна, когда три гигантских гусеницы атаковали меня из засады. Я знала, что трудно будет играть одной, но не понимала, насколько это будет трудно.

Я защищалась щитом и с трудом махала мечом, нанеся отвратительную рану одному из монстров. К несчастью, третье существо зашло сбоку и успешно атаковало. Я была парализована ядом создания.

Я была одна и без напарников, способных исцелить от яда или прикрыть, пока я ослаблена. Я была на грани смерти.

Я почти бросила контроллер на пол, когда появилась яркая вспышка света. Духовная энергия, что создала ледяные стрелы и обрушила их на созданий, смела их с одного удара.

Это первый раз, когда я видела высокоуровневое заклинание призыва.

Я повернулась, чтобы найти того, кто использовал заклинание. Появившийся из-за деревьев был высокоуровневым Мастером волны, носящим ярко-голубую робу, с посохом призыва духов воды. Это была редкая, высокоуровневая вещь. Я вздрогнула, увидев присутствие великой силы.

— Спасибо. — Я поклонилась сразу же, как вновь ощутила свое тело.

— Ты играешь одна, мечником? — произнес он высоким, мальчишеским голосом. Когда он подошел ближе, я поняла, что просто его аватар был ребенком. Он снял капюшон. Его ангельское лицо напомнило мне Купидона.

— Если играешь одна, убедись, что у тебя хорошая экипировка. Не фокусируйся на атаке или защите, думай о статусах и заклинаниях.

— Играть в одиночку трудно? — спросила я.

— Лучше присоединись к группе, но если так уж хочешь играть одна, то попробуй стать пользователем парных клинков или тяжелого топора.

— Я думаю, что пользователей парных клинков переоценивают, — сердито сказала я. — Разумеется, я предвзята. Вчера из-за одного умерла.

А затем я рассказала ему то, что произошло.

— Этот парень был настоящим героем, э?

— Больше, похоже, настоящим придурком.

— Боишься еще раз совершить ошибку? — тихо посмеялся Мастер волны.

— Я не хочу создавать группу с кем-то подобным. Но мне нужно присоединиться к группе, чтобы быстрее повысить уровень.

Он мотнул своей головой.

— Уровень персонажа и уровень игрока – две совершенно разные вещи. Даже, если персонаж достигнет высоких уровней, средний игрок так и останется средним. Неважно, как много очков опыта получишь, ты не сможешь превзойти собственный уровень!

— Ты встречал других высокоуровневых игроков? — заволновалась я, заинтригованная.

— Да! — Он улыбнулся. — Когда я помогаю игроку и мы становимся друзьями, мне нравится предавать их и убивать. — Он указал посохом на мой аватар и прицелился. — У них лицах такой букет чувств!

Я потеряла дар речи. Он был убийцей игроков!

— Просто шучу! — Он опустил свои руки. — Но здесь есть такие игроки.

Внезапно я больше ему не нравилась, хоть он и спас мою жизнь.

Я глубоко вздохнула, ища безопасную тему для разговора.

— Какова цель игры в онлайн игру?

— Цель?

— Почему стоит тратить время, усиливая персонажа и платить абонентскую плату, затем терять часы своей жизни, когда здесь нет настоящего конца или цели?

— Ты похожа на дерзкого ребенка. — Меня беспокоило то, как он узнал, что я была ребенком в настоящем мире. — Говоришь, что твой друг не смог найти цель, поэтому покинул Мир.

— Возможно, игра закончится, когда ты устанешь.

— Есть два типа игроков в Мире: те, кому нравится, и те, кому нет. В конце концов, уходят и те, и другие; только те, кому не нравится, уходят раньше тех, кому нравится.

— Когда давно ты играешь в Мир?

— С момента его рождения.

— Ты играл с самого первого релиза? — изумилась я.

— Можно и так сказать.

— Но ты никогда не уставал за все эти годы?

— Ты устаешь жить? Разумеется, нет! В некотором смысле, это моя жизнь. Вот почему мне никогда не бывает скучно.

Он подошел поближе и спросил:

— Ты знаешь о Хакерах?

— Э, думаю, что нет, — глупо ответила я.

— Скрывающаяся где-то в Мире группа, которой судьбой предназначено решить последнюю загадку.

— Тогда Мир завершит свое существование? — удивленно спросила я.

— Разумеется, возможно, это просто слух. Опасно верить сетевым слухам. Когда передаешь слух другому игроку, ты становишься подстрекателем. Если действительно хочешь следовать слухам, тебе нужно научиться определять, где правда, а где ложь.

Я заставила Бриджит кивнуть и спросила:

— А Хакеры – герои?

— В фентезийных ролевых играх герой – это тот, кто спасает мир, правильно? — спросил он.

— Уверена. Все хотят быть героями.

— Тогда они захотят быть Хакерами.

— Кто такие Хакеры? И как они получили это имя?

— Те, кто распространял слухи, так назвали их.

— Так ты не знаешь, кто они?

Он улыбнулся.

— Это мимолетный слух. CC Corp. запретило существование Последней загадки и нет никаких официальных соглашений относительно Хакеров. Они говорят, что не отвечают на какие-то там слухи. Иногда.

— Так ты мог этим воспользоваться?

— Зачем бы мне это делать? Кроме того, их ответ абсолютно логичен. В конце концов, если существует конец игры, то за что люди потом будут платить деньги?

Я скрестила руки.

— Мир не выживет, если у него не будет настоящего конца.

Он засиял.

— Возможно, Последняя загадка – это слух, распространяемый CC Corp. для рекламы!

— Возможно, — сказала я.

Мастер волны тихо засмеялся.

— Но я сомневаюсь. Слух не остановить и неважно, как много ты будешь пытаться это сделать. Он не исчезнет и им пришлось бы действительно постараться, чтобы остановить его.

— Где ты его услышал?

— Слухи всегда нечетки. Бессмысленно прояснять их, когда они приспосабливаются и адаптируются к месту и времени. Но я слышал, что есть два оригинальных члена Хакеров: мальчик, пользователь парных клинков Кайто и девочка с двуручным мечом БлекРоуз.

— Кто ты? — спросила я.

— В конце концов, это слух. Ты еще не умеешь их различать. — Мастер волны, призывающий водных духов, посмотрел на меня. — Но сейчас эта информация, подобно ряби на спокойной воде, усилит тебя. Что ты сделаешь с теми чувствами, что выросли в тебе. Только ты сама способна решить. Я могу знать больше о Мире, чем ты знаешь сейчас, но я не знаю твоего будущего. Я только следую за событиями после их свершения. Ты же можешь выбрать свое собственное будущее.

Затем он повернулся ко мне спиной и ушел.

Позднее я проверил его по логу чата. Когда посмотрела его в японско-английском словаре, то узнала, что его имя означает слух.


3.


— Мяу! Так вот как выглядит твой старый персонаж, Рена? Вау!

Я встретила двух новых игроков: Мастера волны Мирей и оборотня Орку. Рассказав им о том, как умер мой старый персонаж, они захотели взглянуть на аватара, так что я показала им тень Бриджит.

Мирей, переполненная любопытством, кружила вокруг Бриджит.

— Ты выглядишь иначе, чем раньше! — хихикнула она.

Аватар Мирей напоминал женщину, любительницу рыцарей, носящий кирасу, с длинными, серыми волосами, достигающими ее лодыжек, и отпечатанным символом огня на теле.

— Иначе? — спросила я, смотря на Бриджит. — Каким образом?

— Более суровой, — ответила Мирей.

— Агрессивной, — сказал Орка.

Они не стесняются.

— Ты не должна быть такой грубой!

— Мяу! Рена обезумела!

— Эй, мы не говорили о тебе в настоящей жизни.

Для меня грустно было узнать, что Бриджит мертва. Вот почему я создала нового аватара Рену.

— Эй, пока мы ждем моего брата, позвольте у вас кое-что спросить.

— Что?

— Почему вы играете в Мир? — спросила я.

— Чтобы найти редкие вещи, — кивнув, ответила Мирей.

— Чтобы испытать свою силу, — сказал Орка.

— А что касается тебя, Рена? — Мирей смотрела на меня своими большими, напоминающими звезды, глазами.

— Рена хочет сделать Шуго героем, — засмеялся Орка.

За наушниками моего ЛД я услышала, как кто-то открыл входную дверь.

— Подождите, мой брат, наконец, дома!

Я сняла ЛД и слушала приближающиеся шаги Шуго.

— Быстрее, — крикнула я Шуго, а затем сказала в микрофон. — Отлично, мы почти готовы начать приключение.

— Мы нашли низкоуровневую область, отлично подходящую для брата, чтобы он смог набрать очки опыта, — сказал Орка.

— Шуго, ты опоздал! Все тебя ждут! Я зайду вновь, как Рена, хорошо?

Я вышла, как Бриджит. Рена и Шуго зашли вместе и мы играли, как настоящая команда. Я нашла своего истинного героя, который сидел рядом со мной.

Файерфлай

1.


Бостон – это город, полный историй и среди них есть история о любимой команде отца Бостон Селтикс. Отец вырос, следя за ними в 80-е, когда те были на пике славы, а Ларри Берд был их звездным игроком. До 1986 они выиграли шестнадцать национальных чемпионатов. На протяжении тридцати лет они ни одной команде не давали и шанса на победу.

Мои родители были интересной парой. Мой отец, типичный житель Бостона, был красноволосым и любящим выпить ирландцем. Но настолько сильно, насколько он любил спорт и выпить, он также наслаждался искусством. Так он встретил мою маму.

Мама родилась в Киото, в Японии. Она приехала в штаты учиться и влюбилась в отца, встретив его в музее искусств. Она говорила, что влюбилась с первого взгляда.

Спустя годы после свадьбы они время от времени спорили. Сегодня был такой случай. У мамы были билеты на оперу в ту же ночь, когда проходили игры плейофф по баскетболу.

Я полагаю, что отец согласился, не подумав, что Селтикс смогут зайти так далеко. Никто этого не ожидал. Но команда как-то совершила чудо и сегодня была последняя игра в серии.

Хоть они спорили о игре всю неделю, в конце концов, отец любил маму больше, чем спорт. Он заставил меня пообещать, что я запишу ее, и ни слова не скажу, кто победил, когда он придет домой. Это было достаточно просто выполнить. Но у меня не было желания смотреть игру.

Как только они ушли, я побежал в свою комнату и включил компьютер. Я собирался отправиться в путешествие. Я надел ЛД и щелкнул на иконку ALTIMIT OS.

Я знал, что отец будет сердиться, если узнает, что я не только пропустил ужин и оперу, чтобы поиграть в онлайн игру, но также и не записал игру, ради которой он отчаянно хотел остаться дома и посмотреть. Я был довольно изворотлив, когда дело доходило до использования семейных правил.

Я нажал клавишу на клавиатуре и вошел в мир без границ. Я хотел пойти в страну моей мамы. Я хотел пойти в Японию.


2.


Я стоял на улице города на реке Мак Ану. Удивительно красивые и яркие флаги развевались вдоль канала. Город напоминал старые города Европы, почти, как Бостон, но средневековый. Но самым лучшим было то, что я слышал язык, который хотел услышать: японский.

Я вырос в Бостоне и чувствовал связь со своими ирландскими корнями, но японские казались такими далекими. Я хотел изучить язык мамы. К несчастью, путешествие в Японию было слишком дорогим. Поэтому я поступил наилучшим образом. Я создал аккаунт на японском сервере крупнейшей игры по всему миру – Мир.

Разумеется, меня мама немного учила японскому и я пару курсов изучал его в колледже, но я хотел проверить свои реальные навыки.

Осматривая Мак Ану, я заметил, что окружен людьми, носящими мечи, копья, посохи и все они говорили по-японски. Я вслушивался в разговоры, когда они проходили мимо, а затем решил осмотреть улицы. Когда я подошел к магазинам, то понял, что должен быть осторожен в выборе, поскольку не понимал всего.

Недолго погуляв по городу, я начал скучать и захотел отправиться в путешествие. Только я не мог понять, как уйти. Я исходил вдоль и поперек, но так и не нашел ни ворот, ни выхода. Я был в ловушке в Мак Ану.

Я спустился вниз по улице, когда решил испытать свои знания языка на паре проходящих персонажей.

— Простите, — спросил я того, кто был экипирован топором.

— Да?

Я хотел спросить, как покинуть город, но все, что я говорил, звучало, как ахинея.

— Что это? — спросил человек с тяжелым топором.

Его партнер – женщина Мастер волны – повернулась и сказала:

— Он, вероятно, гайдзин.

Она продолжила говорить, но у меня были трудности с понимаем того, что она говорила, поскольку говорила она слишком быстро. В любом случае, я знал, что означает слово гайдзин. На сленге оно означает иностранец. Хоть мой аватар и выглядел по-японски, мой плохой японский говорил, что это не мой родной язык.

— Пошли! У нас нет на это времени, — сказала Мастер волны, когда они повернулись и быстро ушли.

До сих пор культурный обмен проходил не так уж хорошо.

Мне нужно понять основы Мира до того, как взаимодействовать с другими. Я хотел снять свой ЛД и просмотреть руководство игрока, когда услышал хихиканье.

Я осмотрелся вокруг, но никого не нашел. Я думал, что один на улице.

— Привет! — кто-то прошептал мне в ухо.

Слабый свет появился надо мной и приближался ко мне. Это была маленькая, сияющая фея размером с ладонь.

— Оно – один и не может быть двух одинаковых в Мире? — спросила она.


3.


— Оно – один и не может быть двух одинаковых в Мире? — повторила она, махая крыльями.

Я решил, что это было игровым событием. Я взглянул на японский текст. Перечитав загадку, я понял, что меня просили назвать что-то уникальное в Мире. К несчастью, я играл всего лишь пять минут. Откуда я могу знать?

Фея хихикала и задала загадку снова.

— Я не знаю, — ответил я по-японски.

Она продолжало кружить в воздухе и повторять загадку. В конце концов, я убежал.

Я пробежал через толпу людей на многолюдной улице и побежал по мосту, пересекавшему канал. Я остановился в середине моста и обернулся, чтобы увидеть, что фея прямо перед моими глазами. Она кружилась вокруг моей головы и, продолжая хихикать, повторяло загадку:

— Оно – один и не может быть двух одинаковых в Мире?

— Пожалуйста, помогите мне! — попросил я по-английски, но все игнорировали меня.

Я чувствовал себя беспомощным. Эта игра была чересчур для меня.

— Что случилось? Какие-то проблемы? — кто-то спросил по-английски. Я должен был пробормотать вслух кому-то, кто это сказал.

Я обернулся и увидел персонажа, стоящего на мосту и держащего самурайский меч. Я понял, что его класс – Тяжелый мечник.

— Я могу помочь, если хочешь, — продолжил он по-английски.

— Ты понимаешь меня?

— Разумеется. Я – американец. — Он засмеялся.

— Действительно? Я тоже!

— Меня зовут Санджуро Сунаараши.

Я представился сам, а затем он спросил:

— Ты зашел из Штатов?

— Да! Бостон.

— Великий город, — улыбнулся он.

— Ты тоже там живешь?

— Нет. Но я посещал его давно. Омары там вкусные. У нас не было очень уж много свежих омаров в Южной Дакоте. Ты знаешь, где располагается гора Рашмор3.

— О, да, где лица президентов вырезаны в горе! — засмеялся я.

Восхитительно, как общее связывает людей, когда те путешествуют, даже если и по просторам интернета. Я почувствовал некоторую близость к Санджуро.

— Так что случилось? — спросил он.

Я рассказал ему все, что случилось с того момента, как я зашел в игру.

Санджуро кивал, слушая рассказ, а затем спросил:

— Фея все еще здесь? Ты ее видишь?

Я был в замешательстве, поскольку фея летала все то время, что мы разговаривали.

— Ты не видишь? Она прямо передо мной, — сказал я.

— Хм… Пошли туда, где не так шумно, — предложил Санджуро.

Поскольку наш разговор могли слышать другие игроки, пересекавшие мост, мы пошли вниз по руслу реки.

— Ты не видишь ее, Санджуро? — удивленно спросил я.

— Нет, Не вижу.

— Но она здесь. Я указываю на ее.

— Я верю тебе. Это, вероятно, особое событие, которое можешь видеть только ты. — Санджуро сел. Я не знал команды, благодаря которой можно было сесть, поэтому остался стоять.

— Только я могу видеть? Как это возможно? — Я восхищенно наблюдал за летающей вокруг феей.

— Это онлайн игра, поэтому есть вещи, отличающиеся от настоящего мира. Я не сомневаюсь в твоей истории. В любом случае, легенды говорят, что только невинное дитя может видеть фей!

В то время, как мимо проплывала гондола, Санджуро громко рассмеялся.

— Мне тринадцать, — сказал я. — Феи не приходят в таком возрасте.

— Тринадцать?! А твой голос изменен?

Я слышал, что можно изменить голос, используя специальную программу. В киберпространстве ты мог изменить свой голос, возраст, тело и даже пол. Густой, мужской голос самурая мог, на самом деле, принадлежать чирлидерше или вежливому бизнесмену. Ты никогда не узнаешь, с кем имеешь дело.

— Ты сказал, что фея загадала загадку?

— Да.

— Я никогда не слышал о подобном событии раньше. — Санджуро на мгновение задумался, а затем спросил: — Что фея сказала тебе?

Я пролистал назад и повторил загадку на японском.

Он вздохнул и стал размышлять вслух:

— Меня интересует, это точно ссылается на игровой Мир? ‘Один, но не может быть двух’ означает что-то уникальное.

— У тебя есть предположения?

— Может быть, ограниченное особое задание или уникальный монстр, такой, как Один грех?

— Один грех?

— Пара персонажей, известных, как Наследники Фианны, победили уникального монстра, которого победить лишь один раз.

— Я попытаюсь так ответить.

Я набрал Один грех катаканой.

— Нет, нет, — смеялась фея и трясла своей головой.

— Это не то.

— Понятно. Спроси, есть ли какие подсказки? — сказал Санджуро.

— Маленькая фея, можете подсказать, — сказал я на японском.

— Подсказка, подсказка! Подсказка в том, что это есть у каждого! — Фея кувыркалась в воздухе, оставляя после себя сверкающий след.

Я был в еще большем замешательстве. Если это было уникальное, то как это может быть у всех?

— Что сказала?

— Подсказка в том, что это есть у каждого.

Я открыл и просмотрел список вещей. Однако, поскольку я был новичком в игре, я не смог выделить что-то уникальное.

— Вещь, которая в Мире есть у всех, но нет двух, да?

— Разве это не странно? Как каждый может иметь что-то уникальное?

Санджуро внезапно засмеялся.

— Тебе не нужно отвечать прямо сейчас. Фея, вероятно, последует за тобой, пока ты будешь играть, так что пошли.

— Что?

— Пойдем в локацию. Ты ведь не покидал город раньше, правильно? — Он не ждал ответа, а затем меня куда-то потащил.

После того, как мы пересекли мост, мы достигли открытой области, где крутился и вращался огромный круг, напоминающий большое зеркало. Это было тоже место, где я начал игру, только зайдя в ее.

— Это Врата хаоса. Они перенесут тебя куда-угодно в Мире. Ты сможешь уйти из города в другую область или на другой сервер, — объяснил он. — Ты можешь выбрать область, собрав комбинацию трех ключевых слов.

Я открыл меню Врат хаоса.

— Попробуй выбрать эти три слова, — предложил локацию Санджуро и Врата хаоса среагировали, поглотив мой аватар кольцом света.


4.


Я стояла на травяном поле. Ночь. На небе были видны луна и звезды. Ветер гулял по равнине и слышался шелест травы. Не было только одного.

— Санджуро?

Самурая нигде не было видно. Смеющаяся фея была единственным компаньоном.

— Где ты? Санджуро?

Я зашагал по высокой траве. В противоположность шумному и активному главному городу, в травяном поле стояла тишина, за исключением разве что тихих звуков текущей воды. Я бежал прямо к воде, фея следовала за мной.

Я остановился, когда услышал, как что-то ударило по воде. Я вошел в маленькую бухту. Затем услышал другой звук. Пока я осматривал область, то увидел странные тени по другую сторону. Это не мог быть Санджуро.

Голоса становились громче по мере того, как я шел вверх по течению. Я слышал, как несколько человек разговаривают о чем-то.

Внезапно вспышка молнии ударила одного из персонажей.

До того, как я понял, что случилось, я уже бежал к упавшему игроку. Это был игрок с тяжелым топором, которого я встретил на улице Мак Ану, того, который ушел от меня. Он был мертв.

Мастер волны жадно глотала воздух, смотря на труп своего партнера. Затем из тьмы появились еще три персонажа, чтобы окружить ее.

Двое из них были с двуручными, самурайскими мечами. Третий пользовался парными клинками и напоминал ниндзя.

— Так там еще и третий, да. — Длинноволосый мечник, убивший человека с топором, смотрел на меня. Двое оставшихся смеялись. Это вывело меня из себя.

— Вы PK4? — прокричала Мастер волны.

PK? Кто такие PK?

— Да. И ты наша цель, — засмеялся мечник с длинными волосами. Он махал своим мечом вперед и назад меж мной и Мастером волны, вероятно, пытаясь решить, кто будет следующим.

— Почему? — спросил я. — Почему ты убил его?

— Что за черт? Он – гайдзин? — развлекаясь, длинноволосый мечник смотрел на меня.

— Как ты мог убить человека?!

— Прекрати разговаривать на английском, идиот! Это японский сервер! — Промычал длинноволосый мечник и указал мечом на меня. Мне казалось, что я буду следующим.

— Умри! — закричал он.

Я закрыл глаза, когда сверкающий меч понесся вниз. Я услышал свист, но, когда я открыл глаза, Санджуро стоял передо мной.

— Прости, я опоздал.

Он ударил длинноволосого мечника своим мечом и мерзавец пошатнулся от сильного удара. Все трое отступили назад.

— Кто ты, черт возьми?

— Желаешь продолжить? — сказал Санджуро на японском.

Мечник повернулся к своим компаньонам.

— Он слишком силен.

— Что?

— Его уровень слишком высок!

Как он узнал? Мог ли сказать по тому урону, что получил?

Длинноволосый мечник был готов сбежать, что, похоже, подорвало дух оставшихся двоих.

Санджуро почувствовал их колебания и пролаял простую команду:

— Уходите.

— Подлые PK, как ронины5… У них нет гордости или чести, — заметил Санджуро, опуская свой меч.

— Что за PK?

— Убийца игроков, — объяснил он.

— Почему они это делают? Им позволяют убивать других людей?

Санджуро не ответил.

Если правила Мира позволяют это, тогда, я полагаю, это приемлемо. Но я не мог понять, почему кто-то хочет делать подобное. Образ Мира и все, что я хотел здесь найти, оказалось разрушено.

— Эти люди играют, чтобы просто ранить других?

— Они заходят ради подобных ощущений, — сказал Санджуро.

— Я хотел потренироваться в японском. Но, если Мир таков, я не хочу больше в него играть.

Женщина, Мастер волны, вежливо поклонилась.

— Спасибо за то, что спасли нас.

Когда она повернулась и поблагодарила Санджуро, я заметил, что тот с топором вновь живой.

— Спасибо! — Он выглядел счастливым, когда обращался ко мне.

— Как вы воскресли?

— Она воскресила меня. — Он тихо смеялся, а затем его манера поведения сменилась и он спросил: — Мы ведь встречались в городе, не так ли?

— Да.

— Мне жаль, что мы тогда тебя проигнорировали. Прости.

Он представился, как Тамоцу, а женщину звали Аки. Они были женаты в настоящем мире. Затем я услышал звук насекомых.

— Эй! Время почти пришло, — сказала Аки.

— Время для чего? – спросил я.

— Сейчас увидишь. — Тамоцу указал на мягкую вспышку света. Медленно количество вспышек увеличивалось: сначала одна, потом две, а потом снова и снова. Крошечные сферы появлялись над рекой, увеличиваясь в количестве.

— Светлячки! — сказал я.

— Они так великолепны, — сказала Аки, — мы зашли, чтобы посмотреть на них.

— Но мы не ожидали, что нас поймают PK. Я полагаю, что ты встретился со многими вещами в Мире, — ухмыльнулся Тамоцу.

— Я помню, когда был маленьким, то видел светлячков в маленькой бухте неподалеку от дома бабушки и дедушки. Это мои единственные воспоминания о Японии.

— Ты был в Японии? — спросил Санджуро.

— Моя мама из Японии. — А затем я понял, что я знаю ответ на загадку.

Я взглянул на фею и напечатал ответ.

— Правильно! Правильно! — Фея весело закувыркалась.

— Каков ответ? — спросил Санджуро.

— Оно – один и не может быть двух одинаковых в Мире – это имя!

— Как ты понял это?

— Ты не можешь зарегистрировать имя, которое уже существует. Когда я первый раз регистрировал свое имя ‘Хотару’, я набирал его хираганой, но оно уже использовалось. Я также пытался написать его на катакане и кандзи, но и они также были заняты. Вот почему я использовал английские буквы, чтобы написать свое имя, Хотару, которое означает светлячок.

Феи резвились в воздухе, а затем стали большим шаром света и присоединились к светлячкам. Моментом позднее светлячки рассеялись по ночному небу. Остался только звук мягкого журчания реки.

— Санджуро, ты уже знал ответ? — спросил я.

Он улыбнулся.

— Почему ты спросил?

— Потому что ты привел меня сюда, чтобы я увидел значение своего имени.

Санджуро тихо засмеялся.

— Ну, мы пойдем назад в город, — сказал Тамоцу.

— Спасибо, что спасли нас, Санджуро Сунаараши. Спасибо, Хотару, — махнула рукой Аки.

Они улыбнулись и исчезли в кольце света. Настала тишина.

— Ты улучшил свой японский, малыш.

— Что?

— Ты недолго разговаривал на японском с этими двумя.

Я внезапно понял, что он прав. Я за весь разговор не произнес ни одного английского слова.

— Вот, — сказал Санджуро, когда новое окно появилось на моем экране.

— Что это?

— Это мой адрес пользователя. Таким образом ты снова сможешь со мной связаться в будущем.

— Спасибо вам огромное!

— Помни, что, когда ты путешествуешь, ты встречаешь хороших или плохих людей, также, как и настоящей жизни. Сделай все, что в твоих силах, чтобы насладиться игрой и с достоинством потрать время, — сказал Санджуро.

— Я рад, что встретил тебя!

— Мне тоже было приятно встретиться с тобой, Хотару, — сказал Санджуро. — Я надеюсь, что твое путешествие будет, как и твое имя, светлым.


* * *


Я вышел из игры и снял ЛД. Каким-то образом моя комната выглядела иначе. Я испытал новый мир, существующий только в спутниковых лучах и оптоволоконных кабелях. За мгновение я посетил Японию.

Я хотел вновь зайти, чтобы встретить еще больше людей, но уже было поздно. Мои родители скоро придут домой. Я спустился вниз, чтобы съесть свой холодный ужин и включил телевизор. Игра только что закончилась. Бостон Селтикс проиграл в 3 очка.

Послесловие автора

Эта книга – сборник рассказов, большинство которых публиковалось в Monthly Comptique Extra Edition.

“Второй персонаж” – это история 1 тома, рассказанная от лица Хокуто и раскрывает характер Харуки Мизухары, человека, управлявшего этим аватаром.

“Копье Одина” технически является продолжением первой книги, начинаясь в тот же период, что события с 1 по 4 серию аниме .hack//Sign. Пожалуйста, прочитайте вместе с этой историей 3 том манги “Легенда сумерек”.

События в “Камуи” происходят спустя 4 года после Сумеречного случая. В это время Камуи – командир Кобальтовых рыцарей. Ее очередь встретиться с ИИ, способным ослабить ее волю.

“Румор” было легко написать. Маленькая девочка Рена довольно сложна, но я надеюсь, что она хорошо получтлась. Румор – это сетевой поэт и блуждающий ИИ, наслаждающийся распространением слухов ради собственного удовольствия.

“Файерфлай” повествует историю о первой встрече Хотару и Санджуро.

Так завершается моя работа над .hack. Я хочу поблагодарить эдитора Comptique Тамуру-сама и редактора новеллы Коу Нанба-сама. Также хотелось и в дальнейшем сотрудничать с Учияма-сама из компании Bandai и Матсуяма-сама из компании CyberConnect2 над следующим проектом. Наконец, я хочу выразить благодарность за о малое время, что смог поработать вместе с Идуми-саном.

Надеюсь, увидеться со всеми вами в будущем!

Послесловие переводчика

Здравствуйте все, с кем уже виделись, и добро пожаловать всем новеньким! Это перевод 2 тома .hack//AI buster. И я его перводчик — SferDrakon.

Сам том представляет сборник историй и самое главное о содержимом уже сказал сам автор в своем послесловии. Что ж, я повторятся не буду. И я надеюсь, что вы не читаете с конца в поисках таких вот кратких обзоров, чтобы понять, стоит ли читать или нет. Лучше уж в процессе чтения и полного погружения в историю осознать, нравится она вам или нет.

Хочу отметить один важный момент при переводе и редактировании. Тут нигде не указывается пол главного действующего персонажа и до самого истории, а то и всего тома гадаешь на эту тему.

Все вроде бы указано в истории Мира, но поди их разбери. Если в первой истории было все понятно, поскольку она пересказывает события первого тома от лица другого героя - Хокуто, то, например, только в истории понимаешь, что новичок в отделе отладки, который в первом томе без пола и имени оказывается девушкой, которая впоследствии создает персонажа Камуи. Так что надо лезть назад в первый том и выправлять этот момент.

Кстати, хотел бы также сказать о последних трех историях. У каждой в качестве названия выступает имя того или иного персонажа, поэтому я не стал их переводить, поскольку имена не принято переводить, только транслитировать, хоть и последнее неного жутко звучит.

Перевел я этот томик давно и несколько лет он лежал в столе, так как не был уверен в том, что смогу отредактировать, а редактора, который взялся бы так и не нашел. Сейчас я редактированию учусь, так сказать, в процессе работы над произведением "Драконий рыцарь со Звездной меткой".

Что ж, в этом месяце планирую выложить полностью ".hack//Another birth - 1. Заражение" и 2 том "Повесть о цифровом демоне".

До скорых встреч в следующих томах.


3 июня 2018 года.

SferDrakon.

Примечания

1

Речь о слове bear

2

1 ярд = 91, 44 см

3

https://ru.wikipedia.org/wiki/Рашмор

4

PK – Player killer – убийца игроков. Не стал переводить, чтобы отразить то, что герой плохо понимает японский язык.

5

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ронин


home | my bookshelf | | .hack//AI buster 2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу