Book: Звездный вымпел



Звездный вымпел

Алексей Широков

Звездный вымпел

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

© Алексей Широков, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Хочу выразить сердечную благодарность людям, без которых эта книга не появилась бы на свет. Жене и сыну, друзьям и всем тем, кто поддерживал меня в работе. Отдельно хочу сказать спасибо Шапочкину Александру, замечательному автору и художнику, создателю не только «Мира звёздных империй», в котором происходит действие, но и обложки для этой книги. А также Максиму Алиеву, за советы и исправления.

Глава 1

Джунгли, дроиды и кружочки

Я тщательно прицелился в голову вражеского робота: попадание в уязвимые места наносило больше повреждений, а мне, с моим лёгким плазмоганом, да еще без обвеса и модернизаций, каждая единица урона была ой как важна. К тому же управляющий игрой искин имел дифференцированный подход к начислению кредитов за убийство врагов. Убил сам – молодец, вот тебе большой пирожок. Помог – средняя ватрушка. Ну, а если просто рядом стоял и морально поддерживал – держи маленький засохший бублик и не жалуйся. Если ты, конечно, не хилер – лекарям за помощь всегда выдавали по высшему разряду.

В идеале я бы предпочёл штурмовой рельсотрон, с выбором боеприпасов и интегрированной системой наведения, но всё это были излишества. Взять-то такую игрушку можно, но все заработанные кредиты ушли бы на её модернизацию. А без простейшего экзоскелета слишком сильно падала скорость.

В итоге – рельса хороша, мощна, но неудобна и дорога. Другое дело плазмоган. У него изначально повышенный урон по броне, за счёт свойств заряда. Плазма, попав в цель, просто растекалась по ней и с лёгкостью прожигала броню.

Особенно убойно это действовало на крипов – боевых роботов, изготавливаемых автоматическим заводом. Самое то для заработка кредитов. Сыгранные команды, делающие упор на развитие базы, зачастую вооружали бойцов именно плазмомётами, устраивая тотальный геноцид технике врага и не вступая в бой с игроками.

Этой же стратегией воспользовался и я, засев на тропе под защитой силового купола бастиона. Здесь тянулась линия атаки крипов, поэтому единственным развлечением было выцеливание повреждённых дроидов противника. Надеюсь, я успею накопить на нужную мне схему и разжиться деталями до конца игры. А потом ка-а-к построю себе убер-турель! Да пойду причинять боль и несправедливость! Тогда и посмотрим, чьи в лесу шишки! Если раньше от скуки не загнусь.

Неуклюжий синий робот, похожий на кентавра, с гусеницами вместо лошади, замахнулся цепной алебардой, чтобы тюкнуть по голове своего брата близнеца, выкрашенного в красный цвет. Подавив зевок, я задержал дыхание и плавно выжал спуск.

Ещё в детстве намертво вызубренные правила обращения с оружием давали о себе знать. Я и палец-то положил на крючок лишь перед выстрелом, хоть в «Экспансии» и нельзя было пострадать от «дружественного огня». Привычка, от которой я не собирался отказываться. Статистика «умельцев», научившихся стрелять в играх и натворивших бед в реале, была красноречивее сержанта-инструктора. Не хочу в ней оказаться.

Стрелковый тир был нашей с отцом любимой забавой. Первый раз он привёл меня туда ещё в семилетнем возрасте. С тех пор каждые вторые выходные мы проводили именно там. Древнее пороховое оружие, современные рельсы, лучевые бластеры, плазмомёты. Несколько раз удалось пострелять из тяжёлого пускателя антиматерии – этакой мини-мортиры, распыляющей холм одним выстрелом. Пускали деньги на ветер, как говорила мама. И так было вплоть до гибели отца, когда его отряд захватывал банду наркоторговцев.

Купол передо мной пошёл разводами. В него что-то прилетело? Так! Мысли и чувства в сторону. Не спать! Мы на войне, боец!

Мой выстрел не прошёл даром, поразив визоры крипа противников, а наши «непобедимые механические воины» тут же вполне успешно его разделали. В воздухе мелькали лазерные лучи – это роботы-стрелки, подползли за спинами «алебардистов». Особого вреда они не причиняли. Разве что иногда они умудрялись попасть противнику в модули слуха и зрения.

В принципе ничего в этом странного не было, уже почти двадцать минут воюем, а никто даже не удосужился улучшить крипов, бесконечный поток которых выплёскивался из завода базы. У них был свой алгоритм действий, и чем выше был уровень самого робота, тем сложнее становились его управляющие скрипты и смертоноснее он сам. Но сейчас они всё ещё были на нулевом, начальном уровне. Вот что значит случайно собранная группа – рандом-пати. Может, и не стоило в этот раз брать инженера-крафтера. Пусть эта ветка прокачки персонажа моя любимая, но сегодня умение создавать всякие штучки на поле боя оказалось не востребованным.

Нет, в умелых руках, а главное в сыгранной команде, инженер становился действительно монстром, способным «затащить катку в одиночку», что в переводе с жаргона игроков означало «победить в схватке без чьей-либо помощи». Проблема в том, что для этого нужна куча кредитов и запчастей. А накопить их, сидя под защитой бастиона, нереально.

Пискнул УПИИ, подсвечивая деталь, выпавшую из разваленного ударом цепной алебарды, крипа. УПИИ – универсальный помощник и инструмент инженера. Вещь в себе, занимающая, в зависимости от модели, сразу несколько слотов экипировки. У меня, например, сейчас занимал два – физический и интеллектуальный, которые у нормальных персонажей обычно забиты бронёй и оружием.

В этой модификации игрок получал наручи со встроенными в них различными приспособлениями. Вот бы в реальности такие иметь, вместо громоздких инструментальных ящиков. Комплектом к ним шёл блок дополненной реальности, который в базовой комплектации был абсолютно бесполезен в бою, ну максимум расстояние измерить может, но совершенно незаменим в сборе материалов, подсвечивая их в кучах мусора, оставшегося после очередной сшибки крипов. Крафт и ремонт без него тоже становился чем-то вроде попытки на ощупь опознать слона. Вроде есть столбы, бочка, канат и паруса, а что это конкретно – непонятно.

Я, кстати, оценил каламбур от разработчиков. Дополненная реальность в реальности виртуальной – это действительно смешно. А уж сам процесс создания предмета, в виде детской игры в пазлы, где надо деталь расположить определённым образом в пространстве, чтобы она совпала с заданной тенью, а всё остальное УПИИ сделает самостоятельно, навевал воспоминания о детском саде. Хотя даже так находились индивидуумы, жалующиеся на чрезвычайную сложность игры за инженера.

Выбор скафандра для крафтера был целым искусством. Сегодня же мне не хотелось забивать себе голову, и я просто взял «силача». Кредитов на мнемоблок ещё не хватало, но я всё же потратился и купил схему ремонтного робота RR-1075, неторопливо собирая для него запчасти. И когда он будет готов – искин начнёт начислять мне денежки за причинённый дроидом ремонт.

Выпавший блок управления стал последней частью, которой как раз не хватало. После сборки RR-1072 займётся восстановлением бастионов этой линии и починкой дружественных крипов, причём материалы будет собирать сам. А я смогу начать работать над чем-нибудь поинтереснее – например, той же турелью.

Времени на поиск всех нужных деталей ушло немало. А всё потому, что с начальных крипов они падают чрезвычайно редко. Вот был бы хотя бы второй уровень, тогда да. Бить их, конечно, становится сложнее, но и запчасти – «лут» – падают куда как чаще. Но тут уж ничего не поделаешь, не писать же противнику: «А ну-ка качните своих мобов, мне тут пару констрактов доделать надо».

В конце концов поймал себя на мысли, что просто не хочу идти за блоком, вот и стараюсь отвлечься размышлениями на разные темы. Странно. Не замечал за собой такого. Таймер над деталью, заботливо выведенный УПИИ, показывал время, через которое она исчезнет, и оставалось там не более дюжины секунд, а я всё ещё оглядывал окрестности и думал.

Что случилось? Отчего мне так не хочется туда идти. Я прислушался к себе. Можно сказать, «самая чувствительная точка тела» напряглась в ожидании неприятностей. Да мне даже выходить из-за барьера не хочется. Почему?

Снова поймал себя на том, что бездумно смотрю на лесную просеку. Сегодня мы сражались в джунглях, со всей их прелестью в виде непроходимых чащоб, буйства зелени, насекомых и прочего. Всё-таки виртуальная реальность это нечто. Сколько играю, не перестаю поражаться. Вот, например, воздух колеблется, поднимаясь вверх от нагретой солнцем земли, искажая листву местного фикуса.

Стоп. Какой земли, какого солнца?! Это джунгли. Свет тут с трудом проникает через кроны деревьев. А значит, то, что я принял за колебания воздуха – это замаскировавшийся снайпер.

Точно! Три дня назад. Только локация была городская. Я тогда ещё не понял, что меня убило. Лишь в логах потом прочитал. Эвон оно что. Значит, любишь забраться повыше?

Что делать? Времени остаётся восемь секунд. Бросить блок? А сколько я буду вышибать новый? Да и не факт, что эта сволочь даст мне его забрать. Уйти на другую линию? И получить кучу мата в чате. Там сейчас идёт основной замес. Высунуться и там не высунешься, а сидеть и ремонтировать башни скучно.

А что если… Идея ударила в голову, словно молния. Я активировал список возможных покупок. Терминал высветил жалкие двести кредитов, оставшихся после приобретения схемы ремонтника второго уровня. Быстро развернув ветку апгрейдов брони, убедился, что их хватает, но впритык. Сердце забилось чаще.

Так, уточним. УПИИ заботливо вывел мне расстояние от барьера до дерева, на котором якобы сидел снайпер, и его высоту. В самый раз. Я ткнул в иконку, подтверждая сделку. Кошелёк радостно пискнул, подмигнув нолями. Всё! Или пан, или пропал.

Я подошёл вплотную к силовому барьеру. Хорошо, что он не пропускает материальные предметы, вроде пуль, да и энергетические гасит. Пока, по крайней мере. От волнения начали подрагивать руки. Так, надо успокоиться. Глубокий вдох, медленный выдох. С богом!

Шаг, другой. Адреналин зашкаливал. Сердце стучало где-то в горле от ужаса и восторга. Я почти физически ощущал, как чужой взгляд давит мне в одну точку, прямо на переносицу. Сейчас я совершенно забыл, что это всего лишь игра. Для меня всё происходящее было очень даже реальным.

На таймере блока истекали последние секунды. Третий шаг и… я упал плашмя, одновременно активируя ранцевый ускоритель. Именно на комплектацию им брони и пару зарядов ушли мои последние кредиты. Но эффект получился выше всяческих похвал. Вытянув руку вперёд, словно один из древних героев – Надчеловек, я рванул параллельно земле, направляясь к подмеченному дереву.

Хорошо, что я на этой линии один, а то меня бы засмеяли. А то спорил я как-то с друзьями, были ли на старушке-Земле псионики? Борька, мой бывший одноклассник, приволок найденный где-то на просторах голонета короткий ролик, настолько древний, что был снят ещё в двухмерном формате. Вот на нём и был запечатлён этот самый Супермен, как его там назвали. Он реально летал, то есть вполне мог быть одним из первых псионов, но вот трусы, натянутые поверх другой одежды, отбивали любое желание быть на него похожим.

То, что я не ошибся, и снайпер тут действительно есть, подтвердил знакомый звук, похожий на шипение. Блин! У него не рельса, а гаусс-ган, менее скорострельный, но гораздо более мощный. Да ещё и броня-хамелеон. Неплохо прибарахлился вражина. Теперь понятно, почему они не тратили бабки на развитие базы.

Свободной рукой я едва успел подхватить блок управления, на котором уже исчезала последняя единица. Весёлый звон и фраза «У вас достаточно деталей для создания ремонтного дрона» подтвердили успешность моей авантюры. Теперь даже если я погибну, то возродившись, смогу вернуться и продолжить работу. Но я собирался ещё побарахтаться.

Действие ускорителя закончилось внезапно. Что и неудивительно. Самые слабые брал. Благо ещё сумел долететь до деревьев. Прокатившись по инерции по земле, я вскочил и метнулся в чащу. Тёмное пятно снайпера, дезактивировавшего выстрелом свой камуфляж, виднелось именно там, где и предполагалось.

Второй заряд пролетел мимо меня, обдав потоком воздуха. Полторы секунды. Именно столько перезаряжается в игре гаусс с одной цепью – заряжания. Мне хватит. Если цепь действительно одна.

Той скованности, что охватила меня, стоило только выйти из-под барьера, подставляя лоб под пулю убийцы, не осталось и в помине. Кровь бурлила от весёлой, азартной ярости. Я собирался доказать, что и мышь, загони её в угол, может перегрызть горло коту.

Раз. И я делаю рывок к пальме с затихарившимся снайпером.

Два. И срабатывает последний ускоритель, вознося меня прямо к противнику, уже вскинувшему свою винтовку.

Три. И два металлических щупа, выскочивших из браслетов УПИИ, вонзившись под подбородок, пронзили голову практически насквозь.

Выстрелить он так и не успел. То ли замешкался, то ли удивился, увидев меня, летящего прямо на него – не важно. После столкновения, закончившегося для него столь фатально, мы взмыли в небо… насколько хватило слабосильных ускорителей. В какой-то момент они не справились с увеличившимся весом и отрубились. Такой финал испортили! Благо улететь далеко мы не успели и приземлились прямо на «гнездо», что устроил себе на ветке этот «птенчик».

Трам-та-дам!!! – пропели фанфары. Небо раскрасилось затейливой надписью. «Эпическое убийство! Игрок Kler “Небесный дракон” убит игроком Кадьяк. Оружие – УПИИ. Серия убийств Kler прервана».

Весёлое звяканье терминала возвестило, что мне пришли креды. Подобное всегда оценивалось очень дорого, так что наши шансы на победу значительно выросли. Я подхватил винтовку покойного снайпера, и УПИИ тут же разразился серией сообщений о полученных деталях – слить в такой ситуации будет просто кощунством.

Чат разразился поздравительными сообщениями мне и оскорблениями в адрес незадачливого игрока. А я пытался убрать-таки с лица идиотскую ухмылку. Это было сильно. Давненько я не ловил такого кайфа. Конечно, собирать констракты это прикольно, но вот такие вещи будоражат кровь гораздо сильнее, и я прекрасно понимал большинство игроков, ловящих адреналиновый кураж в сшибках грудь в грудь. Поверженный противник к тому же оказался корпоратом, и это было круто. «Небесный дракон» – хм, нет, не слышал. Но всё равно супер!

Читать весь спам мне было просто лень, а для голосовой связи расстояние было слишком велико, так что я, написав всем разом «спасибо», свернул окно. Тем временем положенные на лутание павшего противника двадцать секунд истекли, и тело вместе со всем остальным барахлом истаяло в воздухе, чтобы возродиться уже на своей базе.

Что самое поганое, с ним исчезла и хитрая подвесная система «гнездо», что позволяла стрелку устроиться тут с достаточным комфортом. Тоненькие ветки верхушки дерева, ранее оплетённые этой штукой как паутиной, оказались не способны выдержать мой вес, и я, радостно поминая мать и всех ближайших родственников снайпера, забравшегося на эту верхотуру, полетел вниз.

Падение было чувствительным и вышибло на пару минут из меня дух. Местная физика не отличалась от настоящей, так что приложился я неслабо, благо обернулось это лишь занемевшей на несколько секунд спиной. Управляющий искин чутко стоял на страже здоровья игроков. Но с другой стороны, именно реалистичность и помогла мне завалить противника. Масса на ускорение, хе-хе.

Покряхтывая как старый дед, я поднялся на ноги. Хорошо ещё что «Butterfly Space Inc.» – компания, создавшая «Экспансия. Войны корпораций», не стала отказываться от виртуального инвентаря. А то, как представлю, что всю эту кучу железа, деталей, блоков и прочего хлама пришлось бы таскать на себе – так прямо жутко становится. А если подумать, что со мной бы было, упади я со всем этим с дерева… М-да, проще уж было бы землицы подсыпать и надгробную плиту поставить.

– Тер… – команда открытия терминала, внутриигрового электронного кошелька, совмещённого с магазином, так и не прозвучала. А все потому, что передо мной пульсировал маркер направления.

«Руины. 143 м».

Опачки! А вот это может принести мне значительное количество бабосиков, причём не виртуальных, а вполне себе реальных. Дело в том, что «Butterfly Space Inc.» на волне моды на различные ВрМММОРПГ решила не оставаться в стороне, а прикрутить к пусть и вирт-реальной, но вполне стандартной МОБА-игре некую глобальную составляющую. Как получилось – не мне судить. Если не вдаваться в подробности игровой легенды, то выглядело это примерно так. После Третьей межвидовой войны человечество отхватило приличный кусок космической территории инопланетян, который следовало колонизировать. И, помимо государств, этим начали заниматься различные корпорации. Но, чтобы не допустить хаоса и глобальной бойни, это дело решили поставить под контроль ОПН, которая ввела жёсткие правила.



В игре все мы были клонами, которым и предстояло в кровавой схватке определить будущего хозяина планеты. Вся её поверхность делилась на сектора, которые разыгрывались путём поединка между командами бойцов корпораций-претендентов в формате «пять на пять», под присмотром контролирующего искина. То бишь в сектор сбрасывались две установки клонирования, два автоматических завода по производству дронов-крипов, закупочные терминалы, формировались три линии бастионов и вперёд, пока база противника не падёт. И так, пока не останется только один.

Короче, обычная МОБА, не меняющаяся уже сотни лет. Но захват сектора приносил гильдии не только деньги, но и ресурсы для разработки новых видов оружия, брони и апгрейдов, расширяющих ассортимент терминала. Что, в свою очередь, позволяло получить преимущество в следующем бою, ну и так далее, до тех пор, пока планета не будет полностью захвачена одной из корпораций.

Самые крупные из них имели в своём распоряжении по несколько штук планетоидов разных видов. Те, что помельче, довольствовались лунами или астероидами, не только дающими ресурсы, но и заменяющими гильдхоллы с полигонами, лабораториями и прочим.

Но и одиноких игроков не оставили без внимания. Подбором команды для быстрой игры занималась правительственная Биржа наёмников. По легенде якобы поступал заказ на захват определённой зоны, они подбирали две группы, с которыми подписывали краткосрочный контракт претенденты, и ага – в бой.

На мой взгляд, нормальная легенда, не лучше и не хуже, чем у других, зачастую гораздо более интерактивных миров. Но речь сейчас не об этом. Самым ценным источником технологий были «точки внимания», рандомно разбросанные по всему игровому космосу.

Это могло быть что угодно: разбитый челнок, ксенодерево, лагерь пропавшей экспедиции или, как в моём случае, руины прежних цивилизаций. Частота появления на боевых картах была около десяти процентов. То бишь каждую двенадцатую схватку (парочку накинем на погрешность) был вариант натолкнуться на что-то интересное.

И вот если игроку удавалось их обнаружить и зафиксировать локализацию, для чего обычно требовалось решить логическую задачу, искин запускал мини-эвент – «приключение в приключении». Это и была огромная доля го… дёгтя (знать бы ещё, что это такое) в бочке мёда. С того момента, как активировался терминал загадки, на игрока вешался «вымпел» – эдакая летающая сфера, кружащаяся над его головой, которая к тому же подсвечивала своё положение на карте.

Собственно, он же и был призом. В момент решения головоломки сфера из светлячка превращалась в контейнер, хранящий в себе награду. Но чтобы его сохранить, нужно было добраться до базы. А сделать это при замедлении в пятьдесят процентов, когда над головой реет эдакий маяк, сигнализирующий всем и каждому – «Вот он, тут! Ату его!», было очень даже непросто. Смерть же игрока, как и выход офлайн, приводила к падению летающего шара на землю, где он валялся, неистово пища и сверкая, намекая этим, чтобы его подобрали.

Любой коснувшийся его игрок сам становился не только обладателем приза, но и объектом охоты тоже. Естественно, что выжить в одиночку было реально тяжело. Даже бастион не был серьёзной защитой от желающих заполучить выигрыш. Зачастую вражеская команда сосредоточенным огнём сносила его раньше, чем «счастливчик» успевал отойти на хоть какое-нибудь приличное расстояние. Особенно если точку внимания находили под конец игры.

Так что, чтобы получить-таки наградной бустер – капсулу со случайным призом – чаще всего приходилось действовать всей командой. Ведь она тоже зарабатывала, если удавалось доставить вымпел до места назначения. Но если все члены группы сосредотачивали внимание только на этом, последствия для их линий обороны бывали чрезвычайно неприятными. И иногда в боях корпораций, когда захват сектора был реально важнее возможного приза, некоторые применяли такую тактику – отдавали сферу противнику, и пока он был занят транспортировкой, массированным ударом зачищали линию. А если враг в панике пытался обороняться – даже умудрялись вернуть себе приз.

То есть рискнуть было можно, раз уж я набрал деталей на сборку ремонтника. К тому же имелась тут одна хитрость. Отгадавший загадку искина за первые тридцать секунд получал ещё один бустер, который стопроцентно оставался с ним. Так что я, не особо раздумывая, рванул туда, куда вёл меня маркер.

Ну как рванул, продираясь через переплетение лиан, я не раз помянул тихим, незлым словом его создателей, хардкордщиков, под которых всё это было заточено, и их противоестественные сексуальные отношения между собой. Нет, я и сам любил что-то такое, посерьёзней, без глупых допущений. Но вот эти джунгли были уже перебором.

В итоге, вместо «я быстренько туда и обратно», только в одну сторону я шёл почти десять минут. С учётом того, что обычно игра длилась час-полтора, передо мной вставала во весь рост перспектива пропустить почти треть катки. Сходил, называется, за хлебушком.

Хотя, если честно, на возможные последствия мне было плевать. И не потому, что я такой эгоист и подонок. Просто подвернись такая возможность, любой из наёмников сделал бы то же самое, да и от призовых кредитов никто ещё ни разу не отказался. К тому же они сами турнули меня от места основного замеса, не давая разжиться ни кредитами, для прокачки перса, ни материалом для поделок. Так что моя совесть чиста. Даже если мы и сольём катку, переживать я не буду.

Ну ладно, с морально-этическими аспектами разобрались, примемся за материальные. Джунгли, наконец, расступились, выпуская меня на небольшую полянку, в центре которой торчало непонятное сооружение.

С виду больше всего это напоминало обелиск. Или антенну. Или какую-то опору… Короче, нечто высокое, торчащее из земли. Каменный столб, на высоте двух человеческих ростов, словно бы обломанный какой-то невиданной силой. Лианы всё же добрались до него, оплетя, словно паук жертву. Меньше всего это было похоже на строения Предтеч или что-то подобное. Тем не менее хотелось бы чего-то более эпичного. Но разработчикам виднее.

Меня же интересовало сейчас совсем другое. Грубо говоря, я сорвал зрелый торамот с ветки, осталось вскрыть кожуру, чтобы добраться до нежной мякоти. Посмотрим, что нам сможет предложить искин.

Стоило сделать ещё шаг, и прямо в воздухе передо мной развернулось окошко голопроектора. Бинго! Не раздумывая, я положил на него ладонь, активируя Руины. Пару секунд ничего не происходило, а затем полоса зелёного цвета пробежала сверху вниз, сканируя руку, а писк подтвердил, что искин готов зафиксировать локализацию. Правда, лишь в случае, если я сумею разгадать загадку.

Окошко засветилось, в нижнем поле возникла цифровая клавиатура и таймер, запустивший обратный отсчёт первых тридцати секунд, а на основной части начали появляться числа. Точнее зависимости.


9879 = 4

1360 = 2

5864 = 3

7642 = 1

4896 =?


Кто-нибудь, пристрелите меня! Хоть в игре это и не было предусмотрено, меня бросило в пот. Что это за бред? Математика да и вообще точные науки всегда давались мне легко. Недаром же я поступил в политех, собираясь стать робототехником. Но вот тут с первого взгляда не было никакой зависимости.

Так, стоп. Только без паники. Будем последовательно подбирать все варианты. Результат сложения всех цифр в числе между собой до однозначного числа отпадает. Даже не рассматривая другие варианты во втором случае, мы получаем ноль.

Шаг между цифрами числа? Сразу нет. Так-так-так. А почему нет? Как минимум три последних варианта подходят под эту теорию. Разница между первой и второй цифрой у них как раз совпадает с результатом. Ну, или между второй и первой.

Так, а первое число? Оно нечётное, а все остальные – чётные. Может, тут загвоздка? Думай, голова, думай.

Таймер мерно отсчитывал окончание второго десятка секунд, оставляя мне на размышление последнюю треть. Решение всё ещё не было найдено.

Стоп! Стой! Замри! А почему я решил, что это вообще математика? Отец всегда говорил, рассмотри проблему со всех сторон. Если ты не можешь открыть дверь, не факт, что её кто-то держит, может, она просто открывается в другую сторону.

А значит, смотрим внимательно и видим… Что?

Первое число. 9 8 7 9

Самая не математическая цифра тут – это восьмёрка. Как в том старом анекдоте: «Восемь похожа на фигуру женщины». Так, уже хорошо… А что ещё? Два поставленных друг на друга шарика…

Шарики, шарики, шарики-лошарики. Не шарики, а кружочки!!!

Я с чувством хлопнул себя по лбу. М-да, вот что значит влияние окружающей среды. Таймер докручивал последние три секунды суперпризового времени, когда я гордо вбил в поле ответа четвёрку. Победный писк, и пиктограмма правильного ответа были мне слаще фанфар.

Ведь действительно кружочки. Задача для детей дошкольного возраста, которые только учат цифры. Они даже складывать и вычитать не умеют и в предложенных цифрах просто считают количество кружков. И у моих сестрёнок есть книжка, где подобный пример есть. Мать с ними занималась буквально на днях. Вот только вспомнить об этом в подобной ситуации ещё нужно суметь.

Тренькнул сигнал входящего сообщения. Активировав окошко чата, я не сдержал улыбки. Награда это всегда приятно, а уж когда ты её честно заслужил, то вдвойне. И пусть я наверняка её просто продам. Играю я, как говорится «for fun», для удовольствия. И билд крафтера выбрал, потому что с детства люблю что-нибудь мастерить. Но зацикливаться на игре не я собирался.

К тому же, чтобы реально «тащить» инженером, требовались деньги на редкие схемы и апгрейды, ну и прямые руки. Если с последним у меня вроде было всё в порядке, то с первыми двумя всё не так радужно.

Кстати, об игре. Командный чат, на который я наконец обратил внимание, просто пестрел от различных сообщений, смысл которых, по мере моего отсутствия, менялся от вопросительных к матерным. Крайние так вообще целиком состояли из обсценной лексики и в подробностях описывали, что желают сделать со мной товарищи по команде, причём в таких красках, что я невольно поёжился. А ведь в этой игре подобное не было предусмотрено.

Уже настроившись на марш-бросок обратно через джунгли, чтобы успеть укрыться за бастионом и собрать-таки злополучного дроида, как окрестности огласил дребезжащий звонок «старого дискового телефона», как он назывался в каталоге, что бы это ни значило, который был установлен у меня на внеигровые входящие вызовы.

Мысленно подтвердив соединение, я услышал голос матери:

– Сыночек, ты ещё долго? Я буквально ничего не успеваю, ещё столько нужно собрать, а ты обещал посидеть с сёстрами. Всё же мы не на соседнюю улицу переезжаем. Нужно ничего не забыть.

– Мам, ещё полчаса. Как раз самый движняк пошёл.

– Никаких полчаса. Пять минут и заканчивай. Машина придёт через час, а у нас ещё ничего не готово. Я понимаю, что тебе не хочется ехать, но, кажется, мы всё уже обсудили. И, ради всего святого, можем мы поговорить, когда ты не будешь находиться внутри этой штуки!

– Хорошо, сейчас буду.

Мать на нервах. Ничего странного, если вспомнить пословицу, дескать, два пожара лучше, чем один переезд. Особенно такой, на другую планету. И хоть лететь с Женьки до Екатерины нам всего недели две, когда даже мысленно пытаешься осознать всю бездну космоса, раскинувшуюся между ними, становится жутко, и волнение матери выглядит более чем естественным. Так что ничего не попишешь, извините, ребята, но я офлайн.

Быстренько собрав-таки злополучного дроида и указав ему направление движения, я вызвал терминал, сливая все накопленные кредиты в развитие базы. Крипов удалось качнуть сразу на пару уровней, всё же за того снайпера мне немало отвалили. Быть может, наши и смогут выиграть этот матч. Чиркнув пару строк в чат и выслушав ответные пожелания с угрозами, начиная от репорта искину, заканчивая легендарным «Я тебя по ай-пи вычислю», мысленно отдал приказ на выход из игры.

Передо мной тут же возникло окошко, оповещающее, что покинув матч досрочно, я буду наказан штрафом, понижен в рейтинге, на сутки мне будет запрещён найм в Гильдии, поскольку на меня поступили жалобы, а главное – я потеряю возможность получить кредиты и бустер, кроме суперпризовых, уже доставшихся мне. Согласен ли я с этим и всё ещё желаю выйти?

С усмешкой подтвердил своё согласие, ибо в ближайшую пару недель всё равно буду болтаться в космосе. Конечно, имей я денег на собственную яхту, со своим доступом в голонет, я бы ещё подумал, а в транспортнике ловить нечего, там даже вирт-шлем не подключишь.

Я привычно зажмурился. Темнота и дезориентация, вот что сопровождало выход из игры, а точнее, как сейчас любили выражаться – переход из виртуальности к реальности.

Глава 2

Коты, космос и важные решения

Я рухнул на кровать в каюте, не снимая пиджака. Никогда не любил большие компании, но сегодня отказаться было никак нельзя. В честь тезоименитства Его Императорского Величества Владимира Ефимовича Зимнева в кают-компании зоны «3» рейсового «Восхода» был накрыт праздничный стол, за которым собрались все пассажиры. Отказаться возможности не было, этого не только бы не поняли, а ещё и заподозрили в чём-нибудь противозаконном, а то и в измене Российской Звёздной Империи.

Количество народа объяснялось просто. Принцип «динозавра», используемый человечеством при построении космических кораблей, дескать, чем больше – тем лучше, позволял перевозить тысячи человек, и при этом создать в доступном объёме не только безопасную, но ещё и достаточно комфортную зону. Место нашлось для полного набора развлечений, включая спортзалы, голотеатры и даже парки – в блоках вип-зон.

Празднование дня ангела любимого монарха вылилось в народные гуляния. Я же, как только это стало возможно, смылся к себе в каюту. И сейчас, развалившись на настоящей кровати, тупо смотрел в потолок. В голове крутились мысли, а правильно ли я сделал, уехав? Наша Женя пусть и не была курортной планетой, всё же имела тёплый умеренный климат, позволяющий снимать по два-три урожая в год.

Даже отец, когда пошёл служить, остался в Планетарной гвардии и никогда даже не поднимался на орбиту, считая это блажью. Впрочем, как и все мои друзья и знакомые, интересы которых в основном крутились вокруг перспектив на урожай и того, с кем потанцевать в субботу на дискотеке.

Конечно, были и мечтатели, но в основном для удовлетворения каких-либо амбиций хватало голонета и ВрМММОРПГ, благо капсулы стояли в каждом доме. По уровню технического оснащения Евгения находилась на одном из первых мест в Империи, и это являлось дополнительным стимулом сидеть дома и никуда не высовываться.

А я же хотел стать конструктором роботов. И пусть в Новом Ростове политех был вполне на уровне, со столичными его равнять не стоило. Это тебе не сельхоз, которые у нас впереди галактики всей. Так что возможность получить как можно более качественное образование послужила серьёзным стимулом, а отчим оперативно подсуетился с переводом в столичный вуз.

Ну а ещё – глаза матери. Она переживала, что мы с её новым мужем так и не нашли точек соприкосновения. Не ругались, конечно, просто старались держать нейтралитет. К чести Михаила, должен признать, что, несмотря на прошлую службу в Космопехоте, застроить он меня не пытался. И это при том, что в запас он уволился полковником и был, по выражению моих друзей, «круче варёных яиц дрозда».

Попробовав пару раз пойти на контакт и получив отлуп, отчим просто оставил меня в покое, рассчитывая, как я сейчас понимаю, что со временем я перебешусь. В принципе, так и получилось. С рождением близняшек чувство, будто память отца предали, потихоньку сошло на нет. А потом пришло понимание, почему мать поддалась ухаживаниям моложавого полковника, только что вышедшего в отставку и занявшего пост планетарного инспектора МВД.

Как бы я её ни любил, но должен был признать, что мама всегда была слабохарактерной. И старалась спрятаться от житейских невзгод за крепким плечом мужчины. А на тот момент, как мы остались одни, не было никого, кто мог оградить её от забот и проблем. Я был слишком молодым, да ещё и замкнулся в своём горе. Вот и спряталась она, как улитка в домик, за широкой спиной полковника космопехоты.

Мог ли я судить её за это? Не думаю. Глядя, с какой нежностью мама смотрит на мелких, да и на меня, я понимал, что вряд ли она выдержала бы навалившееся чувство одиночества и ответственности. Пусть уж рядом с ней будет тот, кто примет на себя всю тяжесть бытия, оставив маме дом и быт.

Кровать скрипнула под тяжестью запрыгнувшей на неё тушки. Затем ещё раз, и мне в лицо с двух сторон ткнулись усатые мордочки. Я обхватил мохнатые тельца, подтягивая к себе поближе. Пара манчкинов, ярко-рыжий Пуся и голубовато-зелёная Ляля, с удовольствием устроились у меня на груди и замурчали, словно два маленьких трактора. Хотя почему «словно»?

Когда близняшкам исполнился год, мама вдруг решила, что в доме обязательно должны быть домашние животные. Попытка завести щенка закончилась тем, что у мелких обнаружилась жуткая аллергия на шерсть. Тогда отчим достал откуда-то двух дроидов – котов, породы манчкин, под управлением имитаторов. В Российской Звёздной Империи с подобными игрушками дело обстояло не очень, эти были произведены ниппонцами. И отражали всю придур… необычный вкус этой нации.



Расцветка котофеев поначалу резала глаз своей аляповатостью. Но постепенно мы привыкли, а мелкие так вообще безумно полюбили их, особенно за возможность таскать и тискать, как захочется.

Хоть имитатор у кошкоидов был среднего уровня, они быстро смогли сообразить, где можно спрятаться от вездесущих малявок. Я всегда был не против повозиться с хвостатыми дроидами и даже починить мелкие поломки, вроде выкрученного хвоста или почти оторванного уха. Так что я совершенно не удивился их появлению у меня в каюте. Стянув-таки пиджак и распустив галстук, я устроился с котами поудобнее и скомандовал:

– Головизор.

Ухватив пальцами появившуюся передо мной полупрозрачную рамочку, растянул её пошире и принялся перелистывать каналы, иногда почёсывая Лялю и Пусю.

– …гуляния закончатся фейерверком. А теперь к общегалактическим новостям. Работы по восстановлению нуль-связи почти завершены. Перебои и задержки возможны на границах человеческого сектора, но они будут носить кратковременный характер. Напомню, что нарушение в работе системы нуль-связи появились после столкновения кометы и Нептуна. Причины, по которым небесное тело отклонилось от своей траектории, уточняется. Работы ведутся под эгидой Организации Планетарных Наций и надзором управляющих искинов.

«Ну да, за те деньги, что дерут за нуль-связь, они эту комету на атомы разберут и таки докопаются до сути. А если вспомнить про многочисленные ВрМММОРПГ и возможные иски за какой-нибудь сорванный по причине перебоев рейд, так становится заранее жаль виновных. Даже если это будет обычная гравитация. Высекут же, как тот земной император море».

– Вступай в космодесант! Помни, ты нужен Империи!

«Бегу и волосы назад. Нет, в принципе, послужить я готов. Гражданские привилегии, а то и, чем бес не шутит, служилое дворянство, оно очень даже заманчиво. Но соваться ради этого в космодесант? Увольте. Я не трус, но считаю, что способен на большее, чем тупо палить во всё, что движется. Вот отучусь, а там поглядим».

– …расстаться. Долг и честь зовут меня на фронт.

– Но, князь. Неужели ничего нельзя сделать? Вы же аристократ. А умирать это дело для необразованного быдла.

– Даже слушать не хочу! Если вы, сеньорита графиня, считаете подданных Российской короны быд…

«Господи. Это что за дикая смесь розовых соплей пополам с цветом хаки?! Неужели кто-то такое смотрит. Хотя… маме наверняка понравится. Особенно если эта самая графиня осознает, что была не права, кинется за ним на фронт, и они поженятся прямо в космосе, во время штурма вражеского линкора. Ну, или в госпитале, где он будет лежать весь израненный после героического подвига, а она, ставшая простой медсестрой, увидит его… бр-р-р. Вот же прилипчивая гадость. Смотрел-то всего пару секунд, а теперь не отвяжется».

– Продолжается приём работ на секторальный конкурс инноваций «Новые горизонты». Ты конструктор дроидов или ИИ-программист? А может, и то, и другое сразу? Считаешь, что твои работы заслуживают большего? Мы ждём тебя. Компетентное жюри, собранное из специалистов в самых разных областях, от робототехники до сельского хозяйства, всесторонне оценят сами разработки и возможность их применения. Гран-при конкурса – возможность запустить серийное производство своего изобретения. Также для дипломантов предусмотрены призы в виде денежных выплат, ценных подарков и возможности закончить свою работу в лучших лабораториях РЗИ. В конкурсе могут принимать участие только физические лица и некоммерческие организации.

Я слегка подзавис, погрузившись в мысли и не слыша, о чём там ещё говорили. Призы были очень уж шоколадными. Другой вопрос, изобрести что-нибудь новенькое на ниве робототехники – это надо проявить недюжинную фантазию. Как там обстоят дела с ИИ-программированием, я доподлинно не знал, вроде бы примерно так же. То бишь делали, точнее, выращивали искусственный интеллект, с него клепали имитаторы, но и этот процесс был уже изучен от корки до корки и для вау-эффекта не годился.

Надо по прилёту поднять все свои старые проекты, какими бы детскими и безумными бы они ни казались. Может, что-нибудь из этого можно попытаться довести до ума и попробовать пройти хотя бы первый тур отбора? Бить за это точно не будут, зато участие в такой программе будет красиво смотреться в резюме. Я двинул пальцем, переключая канал.

– В эфире «Гейм Овер», и в студии сегодня у нас особые гости. Встречайте – продюсер корпорации «Butterfly Space Inc.» Михаил Алексеевич Лазарев и их ведущий гейм-дизайнер Карл Фриш. Встречайте!

Я резко сел, от чего коты свалились с меня и тут же с обиженным мявом полезли назад. Безумные проекты – это вопрос отдалённого будущего, а вот пойманный сюжет – моё настоящее. Уселся поудобнее, шикнул на разошедшихся «хвостоидов» и приготовился слушать. Передачу эту я знал, да и кто же не знал старейшую передачу об играх. Её история насчитывала уже не одну сотню лет, а кое-кто даже утверждал, что она появилась не только до изобретения нуль-связи, но и до выхода человечества в космос. «Гейм Овер» была наиболее авторитетной и информированной передачей, зачастую приглашала гостей с самых вершин виртгеймдева. А сегодняшние гости особенно меня интересовали, будучи разработчиками «Экспансии. Войны корпораций».

– Итак. До рекламы мы говорили о вашем новом проекте – «Взлёт Вальхаллы», – вместо студии начали показывать рекламный ролик. – Вы рассказали, как замечательно всё будет устроено, но возникает вопрос: какое оборудование потребуется для игры?

– Мы работаем в достаточно прочной связке с нашими партнёрами из «Урал-технологии» и в большей мере ориентируемся даже не на текущее поколение вирт-шлемов, а на следующее, разработка которого сейчас ведётся, – слово взял представительно выглядящий молодой мужчина в дорогом костюме, с первого взгляда в нём можно было опознать продюсера. – Весьма возможно, что их релиз будет совместным. Предвидя ваш вопрос, сразу скажу – это совершенно не значит, что на старом оборудовании поиграть не удастся. Да, мы отказались от поддержки первых моделей вирт-капсул, но согласно статистике, в данный момент ими владеют не более трех сотых процента от общего числа игроков. Кроме того, мы, совместно с партнёрами, готовим акцию, по которой любой игрок может сдать свою старую громоздкую капсулу и купить со скидкой новенький вирт-шлем.

– Ого! Дорогие голозрители, следите внимательно за нашими передачами, в одной из них мы обязательно дадим анонс о времени начала такой потрясающей акции. А что ещё вы заготовили для игроков, пока они ждут «Взлёт Вальхаллы»?

– О, очень много! – похожий скорее на панка, чем на сотрудника межсекторальной корпорации, парень со стоящими дыбом волосами кислотно-красной расцветки и тоннелями в ушах отвлёкся от жвачки и вступил в разговор. – Короче, мы планируем замутить большую тусу и заодно вдохнуть жизнь в другой наш проект – «Экспансия. Войны корпораций», в котором, кстати, я тоже был ведущим гейм-дизайнером.

– Давайте напомним голозрителям, что представляет собой эта игра. – В левом верхнем углу возникло окошко, в котором началась демонстрация демо-ролика. – Обновлений к ней не было, если я не ошибаюсь, более двух лет, да?

– В точку, – неформал сделал пальцами пистолеты. – Но теперь всё изменится. Итак, «Экспансия» – это гремучая смесь МОБА и шутера. От первой мы взяли карту, с базами и НПС-бойцами, движущимися по трём линиям. А от второго – систему полной кастомизации.

– Мы отказались от готовых персонажей с определёнными умениями, для того чтобы игроки сами могли решать, какой им нужен набор брони и оружия, – в разговор вступил продюсер. – А для достижения баланса, чтобы не получить команду, закованную в тяжёлые латы, сносящую всё, что шевелится, из пускателей антиматерии, мы ограничили количество предметов, которые может надеть игрок, четырьмя единицами, ввели понятие энергопотребления и создали три типовых класса, назовём их «умник», «среднячок» и «силач», различающихся соотношением типов слотов.

– А их, как мы знаем, бывает два вида, физический и энергетический, – ведущие подхватили рассказ. – В итоге приходится балансировать между мощью экзоскелета, на который можно навесить тяжёлую броню, и тем, как быстро у него закончится заряд. «Силач» же может взять всего один предмет энергетического типа?

– Совершенно верно, – Лазарев благосклонно кивнул. – То же самое справедливо для псионов. Можно надеть тяжёлые латы, но придётся часто бегать на подзарядку, да и оружие взять не получится, поскольку у класса «умник» всего один слот под физику. «Среднячок» многим кажется наиболее оптимальным, имея по два слота обоих направлений, но в основном выбор класса определяется специализацией персонажа. Тому же танку просто не надо большое количество энергии, зато толщина брони для него имеет решающее значение.

– Я думаю, что те из голозрителей, которые не были знакомы с «Экспансией», уже разобрались в механике этой, без сомнения, увлекательной игры, с обширнейшими возможностями, – один из ведущих, видимо, услышал мои мысленные проклятия, решил перестать толочь воду в ступе и перейти к самому интересному. – Так что же всё-таки придумали в «Баттерфляй Спейс Инкорпорейдет», чтобы вернуть потерянную популярность?

– Вы в тему сказали, что давненько не было обнов. Но это не значит, что мы сидели сложа руки, – Фриш подался вперёд, всем видом показывая, как он денно и нощно работал. – И сейчас наша компания готовит громадный патч, который сделает хорошую игру – великолепной. И, чтобы отметить это, мы решили забацать большой турнир, с офигительными призами.

– Про это лучше расскажу я, – продюсер вновь перехватил инициативу. – Итак, мы действительно планируем большой турнир, который будет проводиться в два этапа. Сперва отборочные соревнования, для которых мы приготовили несколько сюрпризов, а затем суперфинал – плей-офф, в котором и определится победитель.

– Подождите. С финалом всё понятно. Но наверняка заявки на турнир подадут миллионы игроков. Сколько будут длиться отборочные? И по каким критериям будут выбраны лучшие из лучших среди участников? – ведущий, смуглый парень, скорее похожий на уроженца Сектора Суахили, чем на гражданина Третьего Европейского Союза, даже подскочил на месте. – Мы уже получили около семи миллионов сообщений с подобными вопросами, и их число непрерывно растёт!

– Ну так, челы реально возбудились. И это они ещё не знают про призы. Короче. Мы готовы потратить на победителей огромную кучу бабла. Сто миллионов кредитов ОПН, прикинь! – в разговор снова ступил панк-дизайнер. – Но победители получат вообще улётную штуку. Каждый член, хе-хе-хе, команды-чемпиона, отхватит себе новенький средний искин! Прикинь?! Так что, детки, заряжайте свои шлемы, вырывайте из земли топоры войны, ну там псов спускайте и всё такое. Короче, готовьтесь к потрясному месилову!!

– Вот это да! Это действительно шикарный приз, за который стоит побороться. И я вижу, что наши голозрители завалили нас вопросами, но с большим отрывом лидирует один – какие требования к участникам и команде? Есть ли какие-нибудь ограничения? И как всё-таки будет проходить отборочный тур?

– Хоть данный турнир и можно назвать домашним, мы ориентируемся на правила КПЛ. И это значит, что будет действовать возрастной ценз 16+ и запрет на использование личных искинов, кроме особо оговорённых в правилах случаев. В остальном – ни место проживания, ни физическое состояние не является важным, и любой может принять участие. Что до первого этапа, то тут мы подумали: «Раз игра называется “Война корпораций” – то пускай и будет война!» — слово опять перехватил продюсер. – Правила отборочных туров просты. Каждая команда – это корпорация. Все начинают с двумя тысячами турнирных кредитов и заблокированными ветками оружия и апгрейдов. Открыть их можно, лишь заплатив. Но ради скорости мы отказались от глобальной карты и исследований. Вместо этого мы внесли некоторые изменения в сами схватки.

– Нет, нет. Саму систему МОБА никто не трогал, – Лазарев осадил вскинувшегося было ведущего. – Проверенная веками концепция осталась без изменений. За победу будут начисляться очки, но это не единственный способ получить их. Мы добавили шестого игрока – это гражданский учёный, который не сможет покидать базу. Кроме координации действия своей команды, а у него будет для этого возможность, он станет одной из ключевых фигур в игре. На каждой карте обязательно появится произвольное число «точек внимания». Но не больше семи и не меньше трёх на игру. Вымпелы за их локализацию всё так же будут отображаться на карте, но теперь их достаточно донести до базы и передать учёному. Только он способен их принять, так что берегите его, за убийство научника противника будет значительный бонус. За это команда тоже получит очки, турнирные кредиты и немедленно откроет бустер. Правда, его срок действия ограничен только этой же схваткой.

– Во-во! Хотите, типа, на постоянку открыть – гоните бабло, – инициативу опять перехватил Фриш. – Короче, смотри, вы можете слить катку, да? Но если вы перед этим хапнете большинство вымпелов и сможете завалить вражеского учёного, получите кредов и поинтов почти столько же, сколько и победитель.

– Всё верно. И именно по очкам и будет определён победитель, – продолжил продюсер. – Отборочный этап будет проходить ровно месяц, начиная с первого сентября. В сутки команда может сыграть не более двух игр. И предвосхищая ваш вопрос – состав расширен до восьми человек. Но возможно участие и впятером. И должен предупредить: команда, попавшая в ТОП-32 этапа, должна будет заплатить сто тысяч игровых кредитов за проход в финал. Так что игрокам придётся очень тонко высчитывать баланс между стремлением открыть новые ветки магазина и накоплением суммы, достаточной для финала. Но в качестве бонуса тем, кто попал-таки в заветное число лидеров, мы даём возможность отказаться от финала, но оставить себе все сбережения, по курсу один к одному с кредитами ОПН.

– Что ж. Это будет чрезвычайно интересно. Даже из отборочных туров ребята из «Butterfly Space Inc.» сумели сделать отличное шоу. А мы будем с удовольствием наблюдать и наслаждаться, поскольку они любезно предоставили нам права на показ самых интересных поединков. И осталось лишь узнать о сроках проведения турнира.

– Первый этап стартует первого сентября. Да, мы знаем, что многие профессиональные игроки CPL учатся, поэтому схватки будут проводиться начиная с двадцати ноль-ноль по времени планеты регистрации команды. Не забудьте согласовать это с товарищами. Кстати, судить их будут также управляющие искины ОПН. Это к тому, вдруг кому-то захочется сыграть нечестно. Не делайте этого – всё равно попадетесь, и тогда последует мгновенная дисквалификация не только с наших соревнований, но и во всех профессиональных лигах киберспорта.

– Вы слышали. Играйте честно, или будет а-та-та! Должен сказать, это была чрезвычайно интересная передача. Мы ждём «Взлёт Вальхаллы», но, думаю, что по этому поводу мы встретимся ещё не раз. Ну и успехов всем на турнире. С вами был «Гейм Овер». Пока!

Я махнул рукой, закрывая окно головизора. Приз, конечно, шикарен. И дело даже не в деньгах. Купить личный искин просто так невозможно, если ты, конечно, не богач.

Мне ИИ ещё как бы пригодился, причём даже не в игре. Вообще переоценить возможности искусственного интеллекта для человека технической профессии, кем я хотел в будущем стать, практически невозможно. А уж какую помощь он мог бы мне оказать с тем же конкурсом дроидов.

Впервые в жизни я пожалел, что не командный игрок. Собрать свою пати за оставшееся время, конечно, можно, но вот сыграться будет практически нереально. Хотя нет смысла сейчас рвать на себе волосы. Прилечу, поселюсь в общаге, решу вопрос с вирт-капсулой, свою-то я оставил на Женьке. Хорошо бы купить шлем, всё же в комнате вряд ли будет много места. Короче, решу все насущные вопросы и кину клич по своим парням, может, и получится поучаствовать.

Хотя, если подумать, оно мне надо? Шансы на победу у случайно собранной команды чуть меньше, чем никакие. Может, ну его? Поток пораженческих мыслей прервал входящий вызов по голонету. Глянув на имя звонящего, я тяжело вздохнул и нажал на кнопку соединения.

– Здорово, Медведище!!! Чего не в игре?! – в окошке соединения высветилось жизнерадостное лицо моего старого товарища, с которым мы частенько бились в паре. – Ты что, не слышал новость, что ли? Давай шустро туда, поговорим чего и как, а то я за минуту по пятёрке рублей плачу.

– Стоп. Стоп. Тормози. Во-первых – здоро́во, Рива. А во-вторых – я в космосе, а на личную яхту пока не заработал, – иногда он просто утомлял своей неуёмной энергией. – Так что, хочешь увидеть меня – жди неделю, пока доберусь до столицы и не устроюсь на месте. Правда, капсулу я с собой не везу, так что могу задержаться, пока не куплю чего-нибудь.

– Ты на Катьку, что ли, летишь?! Супер! – восторгу Александра не было предела. – Я-то тоже отсюда! Так, где жить будешь?

– В общаге. Мне перевод устроили в Императорский Технический университет имени Н. И. Раумана. – Я не ориентировался на Екатерине и знать, не знал, где это находится. – Я по баллам и так проходил, а отчиму место в администрации столичной планеты предложили, ну я и согласился переехать.

– А, так это в университетском городке жить будешь. Ну ты монстр! – в голосе друга послышалось восхищение. – В «Рауманку» же конкурс бешеный. А я-то ещё думаю, чего ты в основном за крафтера гоняешь. И кем будешь? Корабли, поди, проектировать хочешь?

– Не. Мне больше робототехника нравится. Может, в конструкторы дроидов пойду. А то вон мелким котов-роботов покупали, так только ниппонских нашли, – я продемонстрировал пригревшихся на мне кошаков. – Ты это, чего хотел-то? А то деньги тратятся.

– Не кипешуй. Ты про турнир слышал? – Саня тут же перешёл на деловой тон. – Вижу, слышал. Короче, собираем свою пачку. Организацию я беру на себя. Но нужны будут кредиты. Ты с августа учишься?

– Угу. Блин, думал ещё как минимум месяц погулять, до сентября. – У нас на Женьке школьники учились вообще с октября, а вот в универах начинали на месяц раньше. – А на Екатерине всё через…

– Ты на мою родину не наезжай! Пригрелись, понимаешь, там у себя в провинции, расслабились. Ничего, я из тебя человека сделаю.

– Много вас таких «деятелей» было, куда все подевались, непонятно, – проворчал я.

– Ага! Короче, прилетаешь, оперативно решаешь вопрос с капсулой, и ищем бабло на аренду тренажёров. Я пока соберу ребят по минимуму, но желательно всех восьмерых собрать сразу. Пара-тройка человек у меня есть на примете, остальных… надо подумать. Но, главное, ты будь на связи. Будешь моим первым замом.

– Есть, шеф! – я дурашливо отдал ему честь, прикрыв макушку ладонью.

– Вот то-то же. Ах да, самое главное правило жизни на Екатерине знаешь? Запомни, малыш, белый снег нельзя есть летом, а жёлтый – никогда! – и под свой жизнерадостный смех Рива отключился.

Умел Санька всё же заразить своим оптимизмом. Теперь и я уже был готов сражаться и побеждать. А то, что у нас ещё не было команды – не беда. До турнира почти полтора месяца, найдём ребят, сыграемся и дадим прос… хм, победим в смысле этих зажравшихся корпоратов. Они, поди, и забыли, как это, воевать без гильдейских бонусов. Так что шансы есть. Но расслабляться не стоит.

Как говаривал французский император двухсотлетней давности Наполеон XIV: «Для войны мне требуются четыре вещи – деньги, деньги, ещё раз деньги и свободные нуль-линии». Мудрый был мужик, раз сумел половину территорий современного Второго Европейского Союза захватить, невзирая на национальность прежних хозяев. А это значит что? Что настала пора глянуть, что за бустер я хапнул в той последней схватке.

За всей этой суетой с переездом я и думать забыл про него, и даже не посмотрел, что мне попалось. Теперь же меня начал потряхивать мандраж. Глупо, конечно, однако чем выше будет ранг приза, тем дороже его можно будет продать, а значит, будут деньги на аренду тренировочного имитатора и прочее. В «Экспансии» роль гилд-холлов, то бишь домов, принадлежащих игровой гильдии, играли захваченные планетоиды. Так же имелось место, где могли потусоваться одиночки-наёмники. Называлось оно незамысловато – Город. В нём было всё то же самое, что и у корпораций, но уже за деньги, пусть и игровые.

Итак. Я вызвал окошко голонета и быстро прошёл идентификацию в подсистеме «Экспансии». Играть, конечно, не получится. Я вообще слабо представляю, как можно играть через терминал. Ладно там ещё любимые мамой простенькие шарики, гонять которые можно не напрягая мозг. Как играть в ту же МОБА или шутер, не говоря уж о ВрМММОРПГ, видя лишь маленький кусочек игрового мира – не представляю.

Ну да ладно. Сейчас не об этом. Я быстренько просмотрел сообщения. Основную массу, как всегда, занимал спам. Его удалил не читая. Всё равно не собирался вступать ни в одну «молодую, но быстро развивающуюся корпорацию, где ты найдёшь друзей и подруг». Хоть бы сами рекламное объявление придумали, что ли, а не тянули уже готовое из голонета. Сколько я таких уже видел, давно со счёта сбился. Уверен, если почитать, в каждом втором будет намёк, что когда корпорация серьёзно разовьётся и захватит себе планетоид, то там будет возможность построить «комнаты релаксации». Дескать, в них можно снять скафандр и даже правила ОПН для вирт-игр о возрастном цензе на сексуальные отношения действовать не будут.

Бред. Знаю точно, буквально из первых рук. Когда примерно год назад, после крупного обновления, этот слух первый раз вбросили, на форуме тоже много смеялись по этому поводу. Старые, мощные корпорации, развитые чуть больше чем полностью, подтверждали, что это фейк. Но ещё больше нашлось энтузиастов, решивших проверить это самостоятельно.

Слух мгновенно трансформировался: дескать, эти самые пресловутые «комнаты» можно построить, только если корпорация была зарегистрирована после обновления. И понеслось. То, что девушек среди них практически не было, порыв жаждущих виртуальных ласк юнцов не остановило. Полгода длился этот психоз. Полгода то одни, то другие подбрасывали пыли в вентилятор, заявляя, что вот они-то уже всё построили. Сколько бабла рубанули на донате – вложении реальных денег – «Батерфляи», не знает никто, но видимо неплохо, раз срочно взялись за разработку новой игры класса 5А.

После очистки от спама осталось десяток сообщений. Несколько штук от друзей, хм, я рассчитывал, что писем будет намного больше. Хотя, признаюсь себе честно, я интроверт и тяжело схожусь с людьми. И большинство из тех, с кем я общался на Женьке – это знакомые и приятели, забывшие меня, стоило шаттлу подняться за атмосферу планеты. А настоящих друзей всегда очень мало. Что-то я расчувствовался. Ладно, почитаю потом, когда немного успокоюсь, а то, как бы я себя ни уговаривал, дышать стало тяжелее, словно на грудь положили камень.

Так, осталось самое вкусное. Пяток писем, все как одно, от крупнейших корпораций, лидеров топа. И все – с предложением продать бустер. А ведь даже я не знаю, что он содержит. Будем считать, что подтвердился слух, что награда, выдаваемая за локализацию, напрямую зависит от редкости «точки». Что ж, посмотрим. Открыв одно, быстро пролистал, остановившись лишь на цифре. Неплохо. Также быстро проверил остальные. Очень даже неплохо.

Цифры были разные, но варьировались от двух до двух с половиной сотен тысяч кредитов ОПН. При курсе к рублю сто к одному – просто замечательно за кота в мешке. А что нам скажут сводки с полей? А то я до сих пор не знаю, чем закончилось дело в последней игре.

Лог боевых действий корпораций порадовал неделей непрекращающихся боёв за злополучный сектор. Хотя это кому как. В тот раз мой дроид и финансовое вливание в базу перед выходом позволили команде даже без меня не просто победить, но и в итоге забрать вымпел. Так что моим сопартийцам было грех жаловаться. То, что мелкую корпорацию, нанявшую нас (если честно, я даже название её не запомнил), буквально через полчаса снесли мастодонты из ТОП-100, никого из наёмников уже не интересовало.

Ладно, настала пора узнать, из-за чего поднялся такой кипеш. Ткнув в крутящийся, подсвеченный золотистым сиянием цилиндр, я дождался окончания анимации открытия и вчитался в появившуюся надпись. То, что лицензия стоит предложенных сумм, стало понятно, едва я увидел фиолетовый цвет открывшегося письма.

Оружие и броня всегда имели базовые характеристики, хотя и зависящие от вида айтема. И не было разницы, кто его экипировал – зелёный новичок или же матёрый корпорат с огромной гильдией за плечами. В свою очередь, каждый предмет имел минимум две ветки улучшений, которые, собственно, и покупались на кредиты, полученные за убийство игроков и крипов.

В базовой ветке развития были стандартные, белые апгрейды, дававшие минимальную прибавку к характеристикам. А вот во второй, личной, располагались все улучшения, полученные или купленные игроком для этого предмета за всё время игры. Она постоянно пополнялась за счёт покупок в Городе и открытия бустеров. У корпоратов была ещё одна – гильдейская – ветка, где отображались апдейты, полученные из исследованных «точек внимания». Именно поэтому за них велась такая борьба.

И все они, хоть личные, хоть гильдейские, имели характеристики, зависящие от их редкости. Её цветовая градация перекочевала в «Экспансию» прямиком из ВрМММОРПГ.

Серый цвет имел лут, который нельзя было использовать напрямую, но из него собирались констракты. Белый – обычные апгрейды. Их параметры не отличались от улучшений такого же типа в базовой ветке развития, просто могли иметь другую форму. Все следующие ранги имели шаг в пятнадцать процентов к плюсам характеристик. Зелёный – необычные. Синий – редкие. Далее шёл как раз фиолетовый – эпический. Фактически это было пределом, который мог получить обычный игрок. Затем шли оранжевый – легендарный и красный – божественный.

Последние два ранга были столь редкими, что о них в основном ходили только слухи. Нет, подобные вещи, конечно, существовали, но чтобы получить хоть одну из них, нужно было долго работать целой корпорации. А обитателям ТОП-100 дела до наёмников не было. Из бустеров подобные апгрейды падали столь же часто, как и пьяный фермер, свалившийся в яму с компостом, находил там алмаз размером с куриное яйцо.

«Надо бы поискать созвездие “Робота” или чего-то подобного. Сегодняшний день явно проходил под его покровительством, и количество дроидов удвоилось», – думалось мне, пока я разглядывал полученный рецепт. Простенький с виду металлический паук с шестью тонкими, цепкими лапками и парой вибролезвий выглядел достаточно безобидно и на первый взгляд не тянул на эпик. Вот только я прекрасно знал его цену.

Во-первых, подобные дроиды имели вариативное строение. Боевые клинки можно было легко заменить, смонтировав вместо них визоры или систему эхолокации, и получить маленького и незаметного шпиона, или убрать совсем, например, для того чтобы, привинтив ему на корпус гранату, создать маленькую самонаводящуюся мину.

Во-вторых, вытекало из первого пункта. Область применения данных «зверьков», исходя из их многогранности, была огромной. Единственное, что ограничивало конкретно эту модель – это отсутствие возможности поставить на него полноценный искин. Управляющие блоки, падающие в виде лута с крипов, использующиеся в рецепте, хоть и позволяли их перепрограммировать, были примитивны до безобразия, и не тянули даже самый простенький имитатор.

Основная масса игроков над этим не заморачивалась, используя скрипты, встроенные в УПИИ. Либо подключали дополнительный модуль, занимающий целый энергослот, зато несущий в себе полноценный искин, могущий брать под контроль дроидов высокого ранга, которые создавались по легендарным и божественным рецептам. Но были и энтузиасты, пытающиеся и из низкоуровневых роботов сделать нечто посложнее мины на ножках. Обычно ничего хорошего из этого не получалось, но было как минимум два случая, когда Батерфляи покупали скрипты таких вот программистов за очень неплохие деньги.

Сам я подобным не баловался, тяготея больше именно к так называемой «железячной», механической стороне конструирования дроидов. Однако все мои рассуждения были лирикой, эдакой разминкой для ума. Физика же или, если угодно, проза жизни состояла в том, что этот паучок выпал очень даже вовремя. Благо был у меня один секрет, собственно из-за которого я и предпочитал играть за инженера. В принципе, он был вполне законным, но сыграть его как джокер – наверняка – можно было всего один лишь раз. К тому же нам нужны были живые деньги.

Подготовка к крупному турниру предполагает приличные финансовые вливания на аренду тренажёров, пробные бои, да даже на ту же покраску брони по единому шаблону. Форма она, знаете ли, мобилизует, заставляя ощущать себя единым целым с товарищами. Так что я без колебаний открыл вкладку аукциона, запустив недельные закрытые торги, только для приглашённых лиц. Стартовую цену указал в сто тысяч кредитов. Быстренько накидал ответ всем пяти корпорациям со ссылкой-приглашением и с чувством хорошо сделанной работы отправил.

Теперь я мог рассчитывать на увеличение цены как минимум в два раза. Неделю я буду ещё лететь, а кредиты нам пригодятся на аренду имитатора для тренировок команды. Да и вообще, гораздо лучше, когда денег больше, чем когда их нет совсем.

«Экспансия» вообще была не особо заточена под сделки с реальной валютой, в основном оперируя игровой. Кастомизация, та – да, вся шла за наличку. Хочешь особую расцветку лат или перья на заднице – плати. А вот многие из нынешних ВрМММОРПГ, наоборот, работали только с настоящими деньгами, становясь основным заработком для продвинутых игроков. Но меня туда никогда не тянуло.

Для интереса пробежавшись по предложениям о продаже капсул и шлемов, не смог сдержать огорчённого вздоха. Даже со всеми моими сбережениями, а я частенько подрабатывал мелким ремонтом дроидов и сумел накопить целых десять тысяч, мне хватало лишь на вирт-капсулу, причём на два поколения старше той, что я оставил на Женьке. О вирт-шлеме и специальном массажном кресле не приходилось даже и мечтать. Цены на них начинались от двадцати тысяч.

Немного расстроившись, я закрыл окошко голонета. Но потом быстро успокоился. В душе я был немного фаталистом и не видел смысла переживать о вещах, повлиять на которые не мог. Вот прилетим, устроимся, а там посмотрим. Рассуждая так, я разделся и забрался под одеяло. Кошаки устроились по бокам, явно рассчитывая оставаться со мной как можно дольше. Я тоже был не против их компании и уснул под размеренное мурчание двух мохнатых дроидов.

Глава 3

Новый дом и новые знакомства

Кабина лифта, до этого скользившая совершенно бесшумно и неощутимо, тренькнув, остановилась. Двери тихо распахнулись.

– Двенадцатый этаж, – возвестил задорный девичий голос из микродинамика моих очков. – Твоя комната номер двенадцать-шестьдесят пять, блок шестнадцать, направо по коридору. Я скинула тебе маршрут и путеводитель по университету. Добро пожаловать, Даниил. Можешь обращаться ко мне, когда захочешь. Не буду тебе мешать знакомиться с соседями.

– Большое спасибо, Алина, – я поправил новенькие гогласы – очки дополненной реальности, к которым ещё не привык. – Обязательно. Ты мне очень помогла.

– Тогда до встречи. – И переключившись на внешние динамики: – Кисы, пока, пока.

Голос управляющего общежитием искина затих, предоставив меня самому себе. Я вышел из лифта, поудобнее перевесил на плече объёмную сумку с вещами, осмотрелся по сторонам и скомандовал котам, стоящим столбиками возле моих ног:

– Вперёд – смотреть новый дом!

Манчкины дружно мявкнули и потрусили следом за мной.

Остаток пути на планету прошёл в раздумьях и планировании возможных билдов и режима тренировок. Ещё пару раз мы разговаривали с Ривом, обсуждая организационные вопросы, точнее, он хвастался, что нашёл, а скорее, уговорил вступить к нам в команду лекаря, свою сестру, с которой я тоже был знаком довольно давно. С Санькой они частенько играли в паре танк – хил во всяческих ВрМММОРПГ.

Нас получалось уже четверо – Вера, так её звали, соблазнила вступить к нам свою подругу – снайпера, играющую именно в «Экспансию» и недавно покинувшую одну из мелких корпораций. Сам я хоть и предпочитал играть за крафтера, но вполне мог быть и штурмовиком, реальные навыки стрельбы позволяли. Да и в остальном отец мне многое рассказывал и показывал, и потом это я вполне успешно применял в бою, короче, можно было сказать, что костяк команды подобрался.

Так что мы договорились пересечься в голонете сразу, как только я решу вопрос с заселением и вирт-капсулой. И вот тут меня ждал большой сюрприз.

Долетел и состыковался с орбитальной гаванью транспортник «Восход» в штатном режиме. Спуск на поверхность планеты на космическом лифте был ещё тем приключением. Может, те, кто часто им пользуются, уже не замечают этих неуловимых ощущений затяжного падения, но нашей семье всё это было в новинку. Вот мы и сидели в креслах, вцепившись в подлокотники до полной остановки, под удивлённым взглядом отчима. Ну да, ему-то было к подобному не привыкать.

К слову, неопытных путешественников, опасающихся спуска, было большинство. Из всех пассажиров выделялось лишь процентов двадцать, сохранявших спокойствие. Остальные же вжимались в кресла в поисках опоры. Так или иначе, через полтора часа мы стояли возле станции космолифта, любуясь на планету, где нам теперь предстояло жить.

Что я могу сказать о Екатерине? Она была… белая. Серьёзно. Всё обозримое пространство было покрыто слоем снега и сверкало под солнцем. Я, конечно, не дикарь и видел снег. Даже дважды за свои семнадцать лет. Но на Женьке это была чрезвычайная ситуация, да и был он скорее грязно-серым и стаял буквально через день.

Здесь же снег лежал повсюду. Где-то счищенный, где-то совсем не тронутый, он был везде. И было холодно. Мы, конечно, закупили по совету друзей отчима тёплые вещи: кофты, штаны и ботинки. Но этого было реально мало, и даже меня очень быстро пробрало. Хорошо ещё, что нас встречали всё те же пресловутые друзья.

Глядя на нас, дрожащих и забившихся в салон флаера, Олег и Артур, бывшие сослуживцы отчима, одетые во всё то, что нам советовали, но не мерзнувшие, а наоборот, радовавшиеся такой погоде, дружно начали зубоскалить: «Это ещё лето, вот настанет зима, и тогда вы и узнаете, каков он – “Генерал Мороз”».

Знакомиться с этим, несомненно, выдающимся полководцем меня особо не тянуло. Правда, выбора мне никто не предоставил. Куполами, поддерживающими комфортную температуру, на Екатерине накрывались лишь летние парки, предоставляя остальным жителям самим заботиться о своём обогреве.

На деле всё оказалось не так страшно. Большинство зданий были связаны в комплексы, соединённые между собой тёплыми, крытыми галереями. Между ними на разной высоте сновали юркие флаеры, стоянками для которых были оборудованы крыши всех строений. Но даже если ты захотел прогуляться пешком и попал в беду, разветвлённая система наблюдения вкупе с контролирующим её искином мгновенно отслеживали подобные вещи, оперативно вызывая нужную для помощи службу.

Так что погибших от переохлаждения людей на очень холодной Екатерине было на несколько порядков меньше, чем на гораздо более тёплой американской Атланте. Всё это нам рассказали по дороге к выделенному отчиму жилью, оказавшемуся хорошей пятикомнатной квартирой, куда уже доставили наши вещи.

Артур также объяснил совет Рива по поводу снега. Оказывается, летом на Екатерине, несмотря на плюсовую температуру, снег не тает, потому что он вступает в реакцию с особым веществом, имеющимся в атмосфере, и капсулируется. Учёные до сих пор не пришли к единому мнению на этот счёт и продолжают изучать данный феномен, но для обычной жизни знать нужно одно – пока на градуснике выше ноля, будешь есть снег – заработаешь понос, ниже – ничего тебе не будет.

Ну а узнав про жёлтый, долго ржали и пояснили, что его много бывает в месте выгула домашних животных. Судя по скривившимся мордашкам мелких, даже до них дошло, от чего снег приобретает такой цвет.

Новый дом всем понравился. Мне, в принципе, тоже, хоть я и предпочитал уединение. В отличие от Женьки, где преобладали мелкие городки и отдельно стоящие фермерские хутора, здесь люди селились плотно, для удобства проведения коммуникаций, в частности отопления, работающего на геотермальных источниках, в обилии расположенных на небольшой глубине под землёй.

Я задержался в новых семейных апартаментах лишь на сутки, после чего отбыл в общежитие университетского городка, нагруженный подарками. Первым из них стала новость, что в общежитии мне будет предоставлено вирт-кресло – последняя разработка корпорации «Урал-технологии», соединяющая вирт-шлем и массажный ложемент.

Оно сдавалось университетом в аренду, но цена была неожиданно низкая. Денег, вырученных за продажу моей старой вирт-капсулы, хватило на оплату за все шесть лет и ещё осталось на новенькие очки дополненной реальности. У меня были такие, в школе приходилось много ими пользоваться, ведь это было куда как удобно, но поскольку я не гнался за модой, предпочитая их самостоятельно апгрейдить, то вид они имели весьма непрезентабельный. Показываться с такими в новом коллективе было не то чтобы стыдно, но и не особо приятно. А совсем обойтись без них тоже не представлялось возможным. Так что новейшая модель с интегрированными направленными микродинамиками была заказана по каталогу и доставлена в течение каких-то пары часов.

Следующим сюрпризом оказалось решение матери отдать мне Лялю и Пусю. Хоть близняшки тут же ударились в рёв, она спокойно объяснила, что животные, пусть и роботизированные – это здорово, но терпеть в доме дроидов с открученными хвостами или вынутыми визорами она не намерена. И пока кое-кто не научится себя вести как следует и не ломать игрушки, а особенно котиков, манчкины будут жить у меня.

В борьбе между двумя парами мордашек – одной заплаканной, а другой усатой, с отрывом победили усатые. И всё потому, что слишком часто мне приходилось вправлять им хвосты, вместе с лапами, ушами и прочим. Рисковать застать в свой следующий визит груду запчастей вместо дроидов, а затем потратить несколько дней на починку, я не хотел, поэтому котофеи отправились в ещё одну сумку.

Вещей я решил много не брать, ограничившись комфортным минимумом. Все мои деньги сохранились, даже какая-то мелочь добавилась, остатки после оплаты аренды и покупок, были педантично перечислены на мой счёт отчимом. Так что налегке, всего с парой сумок, причём одна из них была с котами, я стоял утром перед комендантом общежития.

Мария Ивановна, как она представилась, была ещё не старой и вполне симпатичной, но совершенно типичной учёной дамой. Видимо, работа в «Рауманке» даже на комендантов и завхозов накладывала неизгладимый отпечаток. Строгая юбка в пол, накрахмаленная белая блузка, волосы, собранные в пучок, и очки доп-реальности в тяжёлой роговой оправе до боли напомнили мне нашу школьную завучиху – старую деву, зануду и педанта.

Куда делась вся её чопорность, стоило из сумки показаться манчкинам, уставшим сидеть в темноте и тесноте? Усатые хитрюги мгновенно были затисканы комендантшей, и сразу стало видно, что она ещё, в сущности, молодая девчонка, пытающаяся образом строгой учительницы накинуть себе лет.

– Ух ты! Какие кисы! – динамики в кабинете взорвал восторженный вопль. – Маша, скажи, что они будут жить у нас. Ну, скажи, ну, пожалуйста.

– Хм. Прошу прощения, – пойманная за кототисканьем девушка мгновенно выпрямилась, судорожно оправляя немного сбившиеся одежду и причёску. – Даниил, знакомься, это управляющий общежитием искин – Алина. По всем вопросам можешь обращаться ко мне или к ней.

Я подтвердил запрос на подключение к интерфейсу моих очков, всплывший перед глазами, давая тем самым Алине возможность обращаться ко мне, не используя динамики кабинета.

– Ты на Машу не обижайся. Она всего год работает тут, вот и хочет казаться строгой и неприступной. Но против котиков она бессильна. А тут ещё такие лапочки.

– Вообще-то у нас с животными нельзя, – комендант уже привела себя в порядок и немного успокоилась. – Но я вижу, что это дроиды, а вы, как студент факультета робототехники, несомненно, имеете право держать учебный материал у себя в комнате. Так что не вижу препятствий. Только помните, что за любые их действия ответственность несёте именно вы.

Манчкины, подвергшиеся незапланированному обтискиванию, при словах девушки о материале, дружно спрятались за мои ноги, с опаской выглядывая с разных сторон. Наука моих сестричек явно пошла впрок их имитатору, научив опознавать опасность быть разобранными. Мария, заметив манёвр хвостатых дроидов, обиженно вздёрнула подбородок и поспешила завершить беседу, выдав мне допуск в комнату двенадцать шестьдесят пять и заявив, что всё остальное находится там, а за тем, чего нет, учащимся следует обращаться в установленном учащимся порядке. После чего принялась перекладывать письменные принадлежности, показывая, как она занята. Прямо Имперская канцелярия, не меньше.

Хмыкнув своим мыслям, я подхватил с пола сумки и, махнув котам, отправился искать лифт. Судя по номеру, ехать мне предстояло на двенадцатый этаж. Внимания на взбрыкнувшую комендантшу я решил не обращать, в крайнем случае натравлю на неё разноцветных усато-хвостатых диверсантов. Пусть размягчают её характер.

Маркеры безошибочно вывели меня к стилизованной под дерево двери блока шестнадцать. Она мягко скользнула в сторону, стоило мне подойти, и тут же закрылась за моей спиной. К вопросу сохранения тепла в жилых помещениях на Екатерине подходили со всей серьёзностью.

С первого взгляда новый дом мне понравился. Может даже, через шесть лет я уезжать не захочу. Просторный холл, в который выходили двери жилых комнат, небольшая, но напичканная техникой кухня и санитарно-гигиеническая зона, включающая не только пару санузлов, но и душевую кабину, и даже ванну приличных размеров. Короче, всё для комфортной жизни здесь имелось.

И всё это с учётом того, что если верить путеводителю, на территории университетского городка были столовые, где можно было очень дёшево пообедать и поужинать, несколько бань, позволяющих вволю попариться, а ещё различные магазины, спорткомплекс, голотеатр и даже пара ночных клубов. Мне здесь уже нравилось.

Дверь в комнату точно так же распахнулась передо мной, пропуская, и тут же закрылась. К вопросу сохранения тепла на Екатерине подходили всерьёз. Это несмотря на то, что отопление в основной своей массе шло от геотермальных источников. Администрация планеты имела совершенно здравый подход – сэкономил, значит, заработал. Я против ничего не имел, да и внимание на это не обратил, занятый разглядыванием нового места жительства и соседа, в данный момент примеряющего одно из вирт-кресел.

Комната мне понравилась с первого взгляда. Просторная, светлая, с блоком окна во всю стену, она сразу показалась мне уютной. Не такой, конечно, как моя старая, оставшаяся на Женьке, в которой я вырос и обустроил по своему вкусу. Тут чувствовалась рука профессионального дизайнера, сумевшего в довольно ограниченное пространство вписать несколько зон.

Так, например, кровати убирались в стены, и при желании могли трансформироваться в диваны. Вирт-кресла имели свой угол, где абсолютно не мешали, даже если один из нас будет в голонете. Также нашлось место для шкафа и небольшого столика, за которым можно было комфортно учиться, а при желании пообедать или разобрать-собрать дроида. Короче, всё для того, чтобы не отвлекать студента от главной задачи – учёбы, было сделано по уму.

Высокий, почти на полголовы выше меня, худощавый парень, лет семнадцати-восемнадцати, пружинисто поднялся с кресла, которое до этого тестировал, судя по распахнутому голоокну настроек. У меня появилось ощущение, что мне опять повезло. Открытое лицо с чуть стеснительной улыбкой светилось живым интересом, а в глазах мелькали смешинки.

– Привет. Ты мой сосед? – в два шага оказавшись возле меня, юноша протянул мне руку. – Будем знакомы. Я Тихонов Сергей. NCR? Только ниппонцы могли в такие цвета котов покрасить.

Последняя фраза предназначалась моим хвостатым дроидам, проскользнувшим вместе со мной в комнату и теперь сидевшим в своей любимой позе – столбиком.

– Они самые. Странная нация, тут ты прав, – я пожал протянутую ладонь. – Даниил. Рыжий – это Пуся, а зелёная – Ляля. Они под имитатором, но довольно сообразительные. Ну-ка, поздоровайтесь.

Коты синхронно кивнули, приветствуя нового знакомого. Сергей ухмыльнулся.

– Неплохо. Какой у них имитатор стоит? Я просто с детства программированием увлекаюсь. Вон, даже учиться пошёл по этой же специальности.

– Средний, ИИИ – 2.43, от «Твёрдокрупных». Как по мне, оптимально по цене-качеству. Сам-то я больше к робототехнике тяготею, но пару-тройку скриптов написать могу, – я сбросил сумки на пол. – Какую кровать занял?

– Левую. Правая, стало быть, твоя. Ну и такое же кресло, – он махнул рукой, указывая на то, которое теперь будет моим.

Я разложил вещи в шкафу, которых хоть и было немного, но и им следовало определить своё место. К порядку меня ещё отец приучил. Коты обжили выбранный ими угол, куда торжественно была установлена коробка с мягкой подкладкой внутри. Хвостатые хоть и были дроидами, страсть к разным ящикам была тщательно прописана в имитаторе, делая их неотличимыми по повадкам от живых. Закончив, я понял, что не прочь перекусить – время уверенно приближалось к обеду.

Сергей тоже был не против, предложив совместить приятное с полезным, то есть поход в кафе с небольшой экскурсией по территории городка. Дескать, навигация это хорошо, но вживую посмотреть тоже лишним не будет. Логика в этом была, и пару часов мы просто бродили, руководствуясь указаниям маркеров, осматривая всё, что мог предложить нам университет.

А этого оказалось немало. Спортивный комплекс, занявший подвал, цоколь и первые этажи трёх общежитий, оказался громадным и был, наверное, рассчитан на посещение всеми студентами одновременно. Конечно, арены для «Пустотного шара» в нём не было, всё-таки он был не настолько большим, но вот поле для гравибола вполне поместилось. Как и стопятидесятиметровый бассейн. И тренажёрный зал с локально регулируемой гравитацией. И конечно, беговая дорожка на три километра, кольцом охватывающая весь комплекс.

Последнее меня обрадовало больше всего. За всеми этими волнениями сначала с выпускными экзаменами, потом поступлением, а уж затем и переездом я как-то подзапустил свою форму. А ведь раньше, хоть и бросил ходить в тир, занятиями спортом я не пренебрегал. И бег по утрам был шикарной возможностью восстановить тонус организма.

Столь же капитально были оборудованы все общественные точки городка, включая голотеатр и клубы. Так что, вполне удовлетворённые, мы в хорошем настроении завалились-таки в кафе, ибо желудки уже даже не намекали, а криком кричали о необходимости перекусить.

Набрав полные подносы и устроившись за угловым столиком, отдавая должное местной кухне, обсудили увиденное. Как и мне, Сергею понравился спорткомплекс, так что довольно быстро договорились бегать по утрам вместе. Короче, беседа текла по обычному для парней руслу – спорт, дроиды, ховеры, оружие, космические корабли, разве что о девушках не упоминали, ведь знали друг друга меньше трёх часов, пока в открытом и чего-то там бормочущем окне головизора не запустили рекламу турнира в «Экспансии».

Мой сосед поначалу совершенно не обращал на неё внимания, но стоило прозвучать словам о личном искине – главном призе команде-победителю, как у него проснулся жгучий интерес, но тут же угас, стоило лишь Сергею понять, что игра командная. Подобный всплеск не прошел мимо меня незамеченным.

– Заинтересовало? – Конечно, за пару часов человека узнать невозможно, да и психолог из меня так себе, но вот не чувствовал я в парне фальши и гнили. – Сто миллионов призовой фонд. Победители как минимум треть получат, а то и больше.

– Мне больше про искин понравилось, – Сергей смутился, что кто-то заметил его порыв. – Понимаешь, стать классным программистом без личного искина невозможно. Просто потому, что человек не способен составлять логические связи настолько быстро и просчитывать результат. Точнее, это возможно, но очень медленно и на отладку уходит огромное количество времени. А в паре с искином вся рутина уходит к нему, а тебе остаётся лишь творить.

– Угу, примерно понял, – в том, что работать совместно с искином гораздо проще, я помнил ещё со школы. – И полностью с тобой согласен. И разве за такой приз не стоит рискнуть и поучаствовать в турнире?

– Да дело не в этом. Я никогда не играл в «Экспансию», да и команды у меня нет. Видишь ли, я предпочитаю фэнтезийные игры, – Сергей отхлебнул чай из кружки. – Последние года три в «Infinite Magic World» гонял. У нас там даже гильдия своя была, ну в смысле – нашего сектора. В ТОП-20 входили, между прочим. «Дети паутины», может, слышал?

Я кивнул. Одно время я тоже играл в IMW. Это была ВрМММОРПГ 5А-класса, прошлого поколения, основанная на мире меча и магии. Двадцать пять миллиардов подписчиков, вывод игровых денег в кредиты ОПН и прочая, прочая. И про эту гильдию я слышал.

В IMW было большое количество фэнтезийных антропоморфных рас, причём как «светлых», так и «тёмных». Относительно, конечно. Никто не заставлял игроков совершать кровавые жертвоприношения, пытать НПС или вырезать деревни. Просто каждая народность причислялась к одной из двух глобальных фракций – Свет и Тьма. Они считались априори враждебными друг другу.

На самом деле там всё было намного сложнее, и были даже гильдии, в которые входили игроки всех рас и фракций. Но не «Дети паутины». Это была монорасовая гильдия, состоящая только из высших эльфов и входящая в крупнейший «светлый» альянс – «Лига непорядка». И заточены они были только под противостояние игрокам другой фракции – так называемое RvR – Realm vs Realm.

– Слышал, – я кивнул, подтверждая. – Я тоже играл одно время за гнома-артефактора, но не пошло. Быстро бросил. Но «Дети» уже тогда в ТОПе висели. Ну что поделаешь, гильдия это важно.

– Я ушёл из игры. Совсем, – Сергей грустно улыбнулся. – Пока ещё в школе учился, времени хоть с трудом, но хватало. У нас же постоянные PvP-замесы. «Тащили» мы нещадно, до середины ночи порой замки держать надо было, да и вообще всё, как в армии, вся жизнь по расписанию.

– Ну, так это же прикольно.

– Угу. И строгий лимит по виртуалу. Если меньше чем на четыре часа в день заходишь – штраф, – он серьёзно посмотрел мне в глаза. – А у меня сейчас в приоритете учёба. Игра не сбежит.

– Полностью согласен. Но! Ради такого приза, – я указал вилкой с наколотым куском котлеты в сторону окна головизора, – можно и поиграть. К тому же это всего на пару месяцев, ну два с половиной максимум.

– Я так понимаю, ты меня агитируешь? – было видно, что Сергей задумался. – А смысл тебе брать в команду левого игрока?

– Видишь ли, команды как таковой ещё нет. Есть некий костяк. Ты вообще знаешь, что такое «Экспансия»? – И я, дождавшись кивка, продолжил: – Вот смотри – у нас есть реально сильная связка танк – хил. Это брат с сестрой и они уже давно играют вместе. Я предпочитаю брать билд-крафтера, но и пострелять при случае могу. И не безуспешно. У меня отец служил сначала в планетарной гвардии, затем в полиции. Так что я знаком и с оружием, и с приёмами ведения боя.

Говоря всё это, я выстраивал из кружек и яблок, которые мы взяли на десерт, схематичную линию.

– Теперь ты. Кем ты играл? – взяв нож, я положил его в этот ряд.

– За «Spider-elf» – это такая помесь эльфа и паука, с возможностью выпускать паутину из рук, карабкаться по стенам, ну прыгать там ещё высоко.

– Прикольно. Это «рога», как я понимаю – диверсант-разведчик? – И, дождавшись утвердительного кивка, продолжил: – Ну и отлично. В итоге мы имеем почти готовую и достаточно сбалансированную команду. Правда, нужно ещё четверо, но тут у меня есть намётки на старых приятелей, да и Рива, это который танк, вроде бы кого-то нашёл. Месяц на боевое слаживание, и вперёд на врага.

– Хм. Знаешь, в принципе, мне нравится, – в глазах юноши опять плясали смешливые чёртики. – За неделю собрать пати и навалять гильдейцам – подобное безумие по мне. Вот только потяну ли я в незнакомом сеттинге – не уверен.

– А вот это мы сейчас и проверим, – я нажал кнопку соединения, отвечая на вызов, пришедший на комлинк моих очков. – Рива, здоро́во. Богатым будешь, только о тебе говорили. Давай через полчаса в «Экспансии» все вместе. Дело есть.

– Окей. – Когда нужно, Санька понимал всё на лету.

Быстренько свалив грязную посуду в утилизатор и рассчитавшись, мы рысью кинулись в общагу.

Активировать вирт-кресло, несмотря на то что раньше я этого никогда не делал, было очень просто. И через пять минут, несмотря на обиженный мяв котов, снова остающихся в одиночестве, я уже был в так называемой «Личке» – личном виртуальном пространстве аккаунта, обычно представлявшем собой комнату, которую можно было украсить различными призами из игр.

– Снова приветик! – задорный девичий голос застал меня врасплох. – Жалко, твои кисы сюда попасть не могут.

– Алина! Так ведь и до инфаркта довести можно. У меня-то личного искина нет.

– Извини. Ты просто так или тоже в «Экспансию» собрался играть?

– А это запрещено?

– Ну почему. Просто я учитываю, кто сколько времени проводит в виртуале и при этом не занят учёбой, и при злоупотреблении могу ограничить доступ. Но сейчас-то ещё каникулы, так что вход свободный.

– Спасибо, что предупредила. А какой временной лимит? Просто мы хотим в турнире поучаствовать, а это и тренировки, да и сами схватки часа по два длятся.

– Хм. Давай сделаем так. Когда турнир начнётся, сделай запрос на предоставлении доступа на шесть часов в день в течение месяца. Подобные прецеденты были. Главный управляющий искин университета утверждал их при условии сохранения установленного им уровня баллов по тестовым заданиям. А так обычно свободное время в виртуале я ограничиваю тремя часами.

– Спасибо, это будет весьма кстати. А сейчас загрузи «Экспансию», пожалуйста.

Через несколько секунд я стоял на одной из стартовых площадок Города: площади с плоским каменным возвышением посредине, от которой в разные стороны, словно паутина, расходились улицы. Недалеко от меня оглядывался по сторонам игрок с ником «Малхорн», цифрой «3», как показателя уровня, и с лицом Сергея. Визуализация лица была доступной всем функцией кастомизации персонажа. И этим многие пользовались, создавая себе лица знаменитостей, но было много и таких, как мой новый сосед – копирующих свои реальные черты.

Что ж, мне проще, не придётся долго его искать, спросить ник я как-то запамятовал. Оставалось только дождаться Риву с сестрой, и можно было идти арендовать полигон с ботами. А может, и не стоило брать с места в карьер, а посидеть где-нибудь и поговорить, познакомиться, так сказать? Несмотря на мой порыв позвать Сергея в команду, я отлично понимал, что ровным счётом ничего о нём не знаю.

– Пр-р-ивет, Медведище-е!!! – на спину мне кто-то запрыгнул, заорав в ухо. – Ты скучал по мне?!

Как в той поговорке говорится: вспомнишь – и тут как тут? Я ухватил за руку наглую девчонку, резко повернулся, одновременно наклоняясь, и тут же выпрямился, подхватывая перелетевшую через меня пигалицу на руки. Та, вместо того чтобы испугаться, зашлась задорным смехом, одновременно начав брыкаться и рваться у меня из рук. Пришлось поставить её на землю.

– Верка, блин! Когда-нибудь или я оглохну, или же приложу тебя об пол, – на самом деле я был рад её видеть, поэтому голос мой звучал не так строго, как хотелось бы. – Ты не смотри, что тут болевых ощущений нет, я ж специально теперь в гости напрошусь.

– Ой, да ладно тебе, – невысокая, коротко подстриженная девица, с серыми, стального цвета глазами, небрежно отмахнулась от моих слов. – Я тебя не боюсь. Ты только обещаешь, а в душе-то до-о-брый.

– Вот доведёшь – узнаешь, какой я добрый, – соглашаться не хотелось, но доля правды в её словах была – за всё время нашего знакомства я так ни разу и не проучил негодницу. – Знакомься лучше – это Сергей, новый член нашей команды. А это Вера – «Верулентность», будущая спасительница наших задниц и, по совместительству, сестра Рива. Кстати, сам он где?

– Сейчас придёт, я ему координаты уже скинула, – девушка внимательно разглядывала моего соседа, на что он реагировал с завидным спокойствием. – Ну давай знакомиться. Ты, как я погляжу, раньше почти и не играл в «Экспансию»?

– Да я как-то больше по фэнтези, – Сергей аккуратно пожал протянутую ладошку. – Но когда пробовал играть тут, на калькуляторе билда подбирал себе экипировку, в которой вполне могу приносить пользу команде.

– Ты, если что будет непонятно, спрашивай, чем могу – помогу, – Верка встрепенулась, видимо услышав сигнал пришедшего личного сообщения, поскольку открыла окошко чата, но очень быстро свернула. – Ага. Вон они подходят, я кинула маячок.

Действительно, в нашу сторону, маневрируя между недавно появившимися в Городе игроками, спешащими по своим делам, направлялась парочка, одним из которой несомненно был Рива. А вот второй, точнее вторая, ибо кастомизация её скафандра довольно подробно подчёркивала анатомию женского тела, мне тоже показалась смутно знакомой. Но я никак не мог вспомнить, где её видел.

Верка, не удержавшись, кинулась к ним и тут же вступила в высокоскоростной обмен информацией с подругой. То есть начала трещать с огромной скоростью, что-то рассказывая, показывая и объясняя. Та ей отвечала тем же и, естественно, идти и разговаривать одновременно они не могли. Поэтому я уже успел поздороваться с Ривой, познакомить его с Сергеем и прикинуть, где лучше арендовать полигон с имитатором на ближайший час-другой, когда девушки соизволили к нам присоединиться.

– Так, мальчики, знакомьтесь, это моя лучшая подруга и классный снайпер – Клер, можно просто Таня, – подлетевшая к нашей мужской компании Вера с подругой на буксире тут же начала нас знакомить. – Риву ты знаешь, это Сергей, а вот это Медведище.

Я прекрасно понимал, что симпатичная девушка, которую привела сестра Ривы, в реале может выглядеть совершенно иначе, однако здесь и сейчас она мне очень понравилась. Высокая, ростом почти с меня, стройная, с правильным, слегка скуластым лицом, аккуратным носом, большими синими глазами и полными, чувственными губами. Тяжёлая русая коса, переброшенная через плечо, вкупе с соблазнительными, но агрессивными очертаниями скафандра, дополняла образ эдакой валькирии – воительницы древности, прекрасной и смертоносной. И в данный момент выражение её лица менялось с приветливой улыбки на ненависть.

– Ты не говорила, что ник твоего «медведя» – Кадьяк!

– Да мы как-то привыкли, медведь-кадьяк, кадьяк-медведь, – Вера, явно ошарашенная вспышкой подруги, попыталась оправдаться. – Да какая разница-то!

– Это он! – девушка повернулась ко мне. – Из-за тебя всё! А ты, ещё подруга называешься…

Тяжёлая коса свистнула в воздухе, с такой скоростью Клер развернулась и, вздёрнув подбородок, направилась к выходу с площади.

– Блин, Тань, да что случилось-то, – Вера, как, впрочем, и все мы, реально не понимала причины подобного поведения. – Ты можешь толком объяснить?!

Остановленная окриком «валькирия» вновь повернулась к нам и указала на меня пальцем.

– Он – читер. Из-за него меня выставили из «Небесных драконов», как раз накануне большого турнира. – Глаза девицы, казалось, горели огнём праведного гнева. – Две недели назад, на карте «Джунгли» в секторе EPC18434-J37. Он убил меня, используя УПИИ.

– Ну, так, может…

– Я на дереве сидела! Под невидимостью!!! Он не мог меня заметить, а уж тем более убить! – Клер была полностью уверена в своей правоте. – Это же УПИИ. Им даже крипа не пришибёшь. А тут крит с мгновенным обнулением брони и ваншот в голову. Это чит. Хочешь оставаться с ним, бога ради. А я пошла, мне даже стоять рядом противно.

И Татьяна, снова свистнув, косой в воздухе, удалилась. Вера, метнув быстрый взгляд в мою сторону, кинулась за ней следом. А я вспомнил свой эпический полёт на вершину ксенофикуса, фанфары и надпись в небе: «Эпическое убийство! Игрок Kler ”Небесный дракон” убит игроком Кадьяк. Оружие – УПИИ. Серия убийств Kler прервана». М-да. Как, оказывается, тесна галактика.

И очень в тему прозвучал удивлённый голос Рива:

– И что это сейчас было?

Глава 4

Бразильские страсти на заснеженной планете

Я, скрипя от злости зубами, палил из штурмовой рельсы, стараясь хоть как-то помочь своим крипам. Но напрасно. Укрывшийся за спинами роботов псионик раз за разом долбил криокинезом и телекинезом, буквально выкашивая ряды наших бойцов. Да и кредитов он поднимал на этом немало.

И этим объяснялась буквально на глазах возрастающая мощь его ударов. Апгрейд псионических блоков позволял ему творить всё более разрушительные вещи. Достать же ненавистную падлюку я физически не мог.

Противник прятался, маневрировал и чуть что – отступал под защиту пушек бастиона, благо на этой линии наша и вражеская опорные точки располагались довольно близко, скрытые, правда, друг от друга изгибом дороги. А стоило лишь мне войти в зону досягаемости его псионики – вышибал опору из-под ног, замораживал и методично убивал.

Уже трижды мне пришлось, матерясь, бежать с респавна к защищаемой точке. И пока я изображал из себя спринтера, нашему бастиону повредили генератор поля, да и сам потрепали знатно. Собрать того же пресловутого ремонтника для его починки я, может быть, и смог, будь у меня хоть пара минут на передышку. Но ни времени, ни кредитов, значительную часть которых я потерял из-за смертей, не было.

– Иду к тебе, – в наушниках зазвучал голос Сергея. – Сейчас завалим гадину.

Я облегчённо выдохнул. Хорошо хоть мы сразу прокачали командный центр базы. Теперь была голосовая связь и отображалась карта, на которой было видно, как отметка «Малхорн» перемещается через лес к моей линии. Сегодня бой тоже шёл в лесной зоне, хорошо хоть не в джунглях, а в обычной, смешанной. Точнее, ксенолесу, но без тропических прелестей в виде сплошных зарослей, для пущей непроходимости переплетённых лианами.

Приободрившись, я метким выстрелом разнёс голову ближайшего вражеского дроида. Надо же. Крит прошёл, да ещё какой. Система оценила попадание весёленькими «+50», взлетевшими над павшим врагом. Правда, мне тут же пришлось прятаться за бастион, из-за которого я и палил по противнику, от дружного залпа стрелков и ледяного шипа, прилетевшего от добившего-таки наших крипов псионика.

Вот тварь. Я со злостью долбанул кулаком в стену. Так, спокойней, судя по карте, Серый уже был на линии и теперь, под маскировочным полем крался к разошедшемуся искину. Точнее, одному из пяти его потоков, выделенных для имитации героев противника. Да, мы играли не с живыми людьми. И в очередной раз вполне успешно сливали, как, впрочем, и всю эту неделю.

Ладно, именно для этого мы и платим деньги, чтобы научиться взаимодействовать друг с другом в условиях, максимально приближенных к боевым. Поэтому имитаторы выставлены на максимальный уровень сложности и ничем не отличаются от людей. А раз так, надо Серому помочь.

Я сменил магазин на полный и, стоя на одном колене, высунулся из-за укрытия, обрушив ураган болванок на головы уже добравшихся, несмотря на огонь автоматических плазмомётов, до самого бастиона крипов. В ответ полетели лучи лазеров, а угол здания обледенел от прицельного удара врага, хорошо ещё, что меня не задело.

Тем не менее я не стал прятаться, а наоборот, увеличил плотность огня, не давая противнику отвлечься и оглядеться по сторонам. Уж очень мне хотелось посмотреть, как Серёга расправится с этим уродом. Судя по едва заметному колыханию воздуха, он уже почти подкрался со спины к увлечённо поливающему меня ледяными зарядами псионику.

В качестве оружия наш «рога» – разведчик и убийца, выбрал парные короткие эргро-мечи. И надо сказать, владел он ими отменно. Я как-то попробовал сразиться с ним, и продлилось это избиение младенца ровно три секунды. За это время я последовательно лишился меча, рук, ног и только затем головы. Благо боль в «Экспансии» реализована на уровне лёгкого укола, просто чтобы обозначить место поражения, а при потере конечности та немеет, словно бы ты отсидел её, но без этого противного покалывания, когда чувствительность возвращается.

И сейчас я вполне обоснованно и, чего уж греха таить, злорадно ждал красивого убийства ничего не подозревающего врага. Воздух за его спиной пошёл рябью и на, казалось бы, пустом месте возник Серый с уже занесёнными клинками. Взмах… и мой сосед, вместо того чтобы срубить голову, улетел, притянутый лебёдкой гарпуна вражеского танка, появившегося из леса буквально за мгновение до удара.

Сволочи! Самое поганое, что до этого места уже доставали плазмомёты вражеского бастиона. Да и спасённый псионик тут же среагировал, шустро кинувшись к своему товарищу. Не обращая внимания на ещё оставшихся в живых, если так можно сказать о роботах, крипов, я встал во весь рост, выцеливая из рельсы бегущего врага, в надежде хоть как-то помочь соседу отбиться.

Дела того были не очень. Несмотря на всю его искусность в обращении с эргро-клинками, противопоставить что-то танку, закованному в тяжёлые пустотные латы, Сергей ничего не мог. Ведь тому не было нужды даже атаковать. Достаточно было просто держать его в зоне действия огневых точек бастиона. А уже их спаренные рельсотроны вполне успешно обнуляли очки жизни нашего «роги».

Я бросился вперёд, по пути заехав прикладом в голову замахнувшемуся на меня цепной алебардой крипу, в надежде отвлечь врага, дав соседу возможность сбежать. И, как оказалось, зря. Забытый мной псионик, вместо панического бегства, лишь слегка отошёл, и стоило мне покинуть укрытие, мгновенно вздёрнул меня вверх ногами, в следующую секунду буквально вбив в землю. Судя по расползающемуся онемению тела, следом на мою беспомощную тушку обрушился град крио– и телекинетических ударов.

Из капсулы, а точка возрождения в «Экспансии» представляла собой стоящие в виде пятилучевой звезды саркофаги, до боли напоминающие вирт-капсулы, мы с Серёгой выбрались одновременно. Я со злостью саданул по автоматически закрывающейся крышке и с чувством выругался. Сосед был более невозмутим, но видно, что и его уже достали наши постоянные сливы на этой неделе. И то, что в этом была значительная доля его вины, не прибавляло ему хорошего настроения.

Да, вот уже неделю мы пытались сыграться, создать команду, способную достойно побороться на турнире. И если по отдельности или в паре мы были хороши в своих областях, то в остальном, и в командной игре в том числе, безбожно сливали даже имитатору.

А ведь какие сладкие перспективы рисовались вначале. В тот день, когда я познакомился со своей жертвой, убитой столь эпичным способом, поиграть мы так и не смогли. Вера убежала за подругой, а мы, немного потрепавшись, тоже решили на сегодня закончить.

Правда, уже на следующий день нам таки удалось собраться всем вместе, включая моего приятеля с Евгении – Олега. Он звёзд с неба не хватал, но игроком был опытным, и с ролью штурмовика прекрасно справлялся. Ну как прекрасно, так же как и все мы. А мы безбожно сливали.

Сергей в качестве «билда на середнячке» выбрал лёгкие латы, без экзоскелета и с бронёй первого уровня, но с продвинутой интеллект-системой, занимающей отдельный энергослот, короткие парные эргро-клинки и генератор поля невидимости. Лишённый возможности скакать по любым поверхностям по своему желанию аки паук, он рассчитывал подкрадываться к жертвам на расстояние рукопашной схватки под «скрытом» и быстро убивать. А помогать ему в этом должен умный доспех, подсвечивая врагов, ища ловушки и прочая, прочая. Но что-то пошло не так.

Привыкшему устраивать засады в самых неожиданных местах и нападать на ничего не подозревающих противников, бывшему эльфу-пауку банально не хватало скорости и тактических наработок для действий на земле. Лишь накопив кредитов и активировав прыжковые ранцы, он мог вернуть себе привычную скорость. Но ранец начисто отметал невидимость, да и стоил довольно дорого, не давая возможности модернизировать что-то другое, урон повысить или защиту.

Вот и получалось, что прекрасно владея эргро-клинками, опережая в этом всех моих знакомых на голову, а то и на две, Серёга просто не мог подобраться к противнику. По крайней мере так, чтобы это приносило ощутимую пользу команде. А уж обломы, подобные только что произошедшему с нами, катком приходились по уверенности в себе и мотивации участия в турнире вообще. Но надо отдать ему должное, духом мой сосед не падал, пробуя всё новые и новые варианты экипировки, её апгрейдов и боевых тактик.

Рива с сестрой держались лучше всех. Они были прекрасно сыгранной парой, обкатав самые разные варианты взаимодействия в паре десятков различных игр. И теперь они легко могли держать одну линию или прикрыть атакующего партнёра, но не более. На что-то большее им не хватало урона. Рива в тяжёлой броне и с энергощитом вооружался парой лёгких рельс или плазмомётом, вполне годным для отстрела крипов, но не наносящих серьёзных повреждений игрокам.

Вера же привыкла всегда держаться в безопасности за спиной брата и в бой практически не лезла. Как она говорила: «чтобы агро не сорвать». При попытке объяснить, что тут не ВрМММОРПГ, а МОБА, и тут нет ни рейдбоссов, ни их арголиста – скрипта, сортирующего игроков по степени угрозы, она кивала и обещала исправиться. А потом опять действовала точно так же.

Кстати, на следующий день после знакомства с её подругой, закончившегося обвинением меня в читерстве, Вера сама позвонила и извинилась за её поведение. И заверила, что никогда не подозревала меня в нечестной игре, просто так сложились обстоятельства, что я подвернулся под горячую руку. Дескать, Клер буквально на днях выбросили сначала из команды, идущей на турнир от их корпорации, а когда она в сердцах высказала всё, что думала по этому поводу, начальству – то вообще из гильдии.

Всё это усугублялось тем, что Татьяна была далеко не богата и в игре получала зарплату, являясь одним из лучших снайпером в корпорации. Подрабатывать в реале у неё не было возможностей, она тоже только что окончила школу и поступила в вуз. По странному стечению обстоятельств – тоже в «Рауманку», но на факультет «Нуль-инженерии».

Прорывов в исследовании нуль-пространства в ближайшее время не ожидалось, исследования зашли в тупик, а нового профессора Монро, придумавшего нуль-скольжение, всё как-то не появлялось. Потому подобное направление обучения популярностью не пользовалось. На нуль-факультет, как его называли, был самый низкий конкурс, и брали любого прошедшего по баллам, стоило лишь заявить о желании тут учиться. Этим зачастую пользовались те выпускники школ Империи, у которых не было возможности попасть на более престижные факультеты, в силу ряда обстоятельств, финансовых, семейных или каких других, но хотелось получить достойное образование на столичной планете в сверхпрестижной «Рауманке».

Так же поступила и Татьяна, понимая, что материально не потянет обучение где-то ещё. И на турнир у неё были огромные планы. И они в одночасье рухнули, стоило ей проиграть, причём даже не в схватке между корпорациями, а в совершенно случайном бою, в который она пошла просто от скуки.

Со слов нашего хила, всё это было неспроста, и эта ситуация послужила лишь предлогом для санкций в адрес Клер. В принципе, я был склонен с ней согласиться, но по большому счёту мне было всё равно. Психанувшая девица проявила завидное упрямство, обвиняя меня во всех своих бедах, пусть с уверения Верки, скорее по инерции, просто будучи не в силах признать свою неправоту, а я не собирался ей что-то доказывать и оправдываться.

Тем более на следующий день, стоило войти в игру, как со мной связался искин-обсервер – надзирающий за соблюдением игроками правил. Он сообщил, что на меня поступила жалоба, но после всестороннего рассмотрения ситуации в моих действиях не выявлено нарушений. Убийство произведено игровыми средствами без использования системных дыр, уязвимостей использованного для сессии устройства или сторонних приложений.

Также с заявительницей была проведена беседа, направленная на погашение данного конфликта, но она оказалась не готова изменить свою точку зрения и продолжала настаивать на предложенной ею версии событий. Поэтому в целях деэскалации спорного инцидента мне был предложен список возможных действий, как то: не приближаться, не общаться через чат и вообще максимально ограничить контакты с данным игроком.

Меня это немного покоробило, виноватым себя я не чувствовал, но, по здравому размышлению, понял, чего хотел от меня искин. Его задачей было любой ценой избежать каких-либо судебных тяжб, могущих повредить репутации игры. И в этом случае он как-то не делил стороны на правых и виноватых. Что ж, мне было всё равно, общаться с психованной девицей я и сам не собирался.

К тому же хватало своих проблем. Я тоже не избежал ошибок в стремлении подобрать оптимальное для турнира снаряжение. Попытки составить нормальный билд инженера, который позволил бы не только сидеть в укрытии, но и атаковать раз за разом, терпели крах. Потеря сразу двух слотов серьёзно сказывалась на моих возможностях. Я уже попробовал всевозможные варианты развития на всех трёх скафандрах с разным соотношением физ– и инт-слотов, и всё больше склонялся к мысли совсем отказаться от УПИИ и стать обычным стрелком.

Просмотр огромного количества специализированных форумов лишь натолкнул меня на мысль, что всё индивидуально, и то, что хорошо для одного, для другого не подойдёт. Большинство знатоков советовали совмещать крафтера и псионика, с основной прокачкой второго. Дескать, именно тогда проявится ощутимая польза команде, да и кредиты на покупку схем тоже добыть будет не сложно. Но меня это полуколдунство совершенно не прельщало.

Я не понимал ни истоков, ни принципов действия псионики. Может быть поэтому, все попытки искина помочь в освоении её игрового аналога не увенчались успехом. Мысленное очерчивание зоны поражения и выбор уровня воздействия обращался для меня потугами, сравнимыми с, пардон, походом в туалет. И там и тут мне приходилось из себя что-то выдавливать.

Так что пару раз попробовав изобразить из себя эдакого «мага», пуляющегося огнём и льдом, я быстро бросил эту затею. Ну не моё это – не моё.

Мне бы штурмовой рельсотрон, с голосовым или мысленным выбором типа боеприпаса из нескольких присоединённых магазинов и системой прицеливания, а ещё лучше ментосканером. Или хотя бы старенький пороховой АК-301 со штурмовой рукоятью, ЛЦУ и коллиматором. И тогда я на поле боя в своей стихии.

Сирена, взревевшая бешеным сусликом, застала меня врасплох. Точнее, это так казалось, что она, словно иерихонские трубы, была слышна в любой точке карты. На самом деле это был эффект виртуального присутствия. Когда какие-то действия, транслируемые игрой, только для тебя ощущаются как глобальное воздействие.

В моём случае этот сигнал, который, впрочем, получили и остальные игроки, означал, что зарезервированное нами время заканчивается. И через пять минут мы снова окажемся в центре аренды тренировочных полигонов. Конечно, можно было продлить, но… завтра наступал первый учебный день, и как бы нам ни хотелось победить на турнире, это было гораздо важнее.

На улицу мы вывалились всей гурьбой. Настроение было паршивым, неделя неудач серьёзно придавила боевой дух команды и, как оказалось, не безрезультатно. Стоило лишь нам выйти из полигона на улицу Города, ко мне подошёл мнущийся Олег, заявивший, что, дескать, турнир – это хорошо, но учёба… ты же понимаешь… да и ловить с такой группой там нечего… поэтому ты извини, но я выхожу. И вышел, в смысле совсем, и из команды, и из игры.

Понятно, что мотивации его уход никому не добавил, но вот тему для размышления подкинул. Возможно, мы действительно ввязались не в своё дело. Сразу было ясно, что на турнире будут рулить корпорации, могущие обеспечить своему отряду, и скорее всего не одному, ведь лимита на их количество не было установлено, не только хороших тренеров, но и аналитиков, способных собрать оптимально сбалансированный состав группы и рассчитать наиболее подходящие билды для каждого её члена, исходя из характеристик и личностных предпочтений.

Да ещё этот самый пресловутый учёный, шестой игрок, введённый организаторами, наверняка будет отличным тактиком, способным мгновенно ориентироваться в изменяемой обстановке боя. Так что… пораженческие мысли были выбиты из моей головы приземлившимся на спину девичьим тельцем.

– О чём задумался, Медведище, – на Веркин оптимизм, казалось, не могло подействовать ничего на свете. – Если задумал всё бросить – я тебя ударю. Больно-больно. У нас ещё месяц есть. Я с Танькой поговорю, вправлю ей мозги. И всё будет нормально, мы обязательно победим.

– Ты ведь не отстанешь? – вывернув голову, я сумел увидеть расплывшуюся в улыбке мордашку, мотающуюся из стороны в сторону в отрицательном ответе. – Тогда слезай с меня. У нас завтра занятия начинаются, значит, надо ещё запрос подать на предоставление доступа в игру, благо Алина обещала помочь. Встречаемся в восемнадцать ноль-ноль, раз уж мы все теперь местные. И, Вер. Не надо говорить со своей подругой. Вот серьёзно. Даже если она согласится, мало ли что взбредёт ей в голову в следующий раз. И получим взыскание, а то и вообще дисквалифицируют всю команду из-за психов неуравновешенной бабы. Ай. Я хотел сказать – девушки, не дерись.

– Я тебя вообще прибью, будешь женщин оскорблять, – из-за своего роста и причёски сердящаяся Верулентность выглядела очень забавно, как эдакий пыхтящий хомячок. – А с Танькой всё равно поговорю. Она нормальная, просто период в жизни тяжёлый.

– Угу, понимаем. ПМС, все дела. Ай! Да прекрати уже! – Теперь от рук сестры пострадал Рива, решивший продемонстрировать своё знание женской психологии. – Вот я дома тебе устрою.

– А я тебя не боюсь, – мелкая восемнадцатилетняя засранка показала ему язык. – Вот только попробуй меня тронуть – мигом маме пожалуюсь.

– Младшие сёстры – посланники зла на этой земле, – судя по мрачному выражению лица Александра, угроза была существенной. – Везёт тебе, Данька, твои ещё совсем мелкие.

– Котам моим это расскажи, – буркнул я.

В чём-то я был с ним солидарен, но делить младших на хороших и плохих по возрастному цензу всё же бы не стал, зло оно в любом возрасте зло и есть. Серый, глядя на этот спектакль, тоже отвлёкся от мрачных мыслей и начал улыбаться. Короче, настроение, практически убитое напрочь уходом Олега, вернулось в норму. И покидали игру мы, уже строя планы на будущее, но вот идея Веры всё же привлечь подругу мне не нравилась.

Первая половина следующего дня выдалась суматошной. Вроде и подготовили мы всё с вечера, одежду погладили, сумки собрали, ну и так далее. И, тем не менее утро началось с суматохи.

Сначала оказались заняты ванна и душевая кабина приехавшими соседями, точнее соседками, которым срочно требовалось привести себя в порядок. То, что это же нужно сделать и всем остальным, в расчёт не принималось. Аргументация «Ну мы же девочки» просто убивала своей логичностью, глубиной и обоснованностью.

Хорошо еще, что Алина предупредила нас о том, что пора выходить, а то вероятность опоздать в первый же день была совсем не иллюзорной. Рысью, следуя отметкам маркера в очках, мы добежали до актового зала, где собственно проводилась церемония в честь начала учебного года. Говорят, у ниппонцев для этого учащихся строят на спортивной площадке, словно солдат на плацу, а руководство и избранные ученики толкают речи о том, как они рады, что каникулы закончились, и призывают всех стараться.

Ну, может быть, созерцание стоящих навытяжку студентов и тешит их самолюбие или ещё чего там, ниппонцы вообще странные люди, достаточно посмотреть на моих котов, чтобы это понять. Руководству ИТУ подобный способ потешить своё «чувство собственного величия» было чуждо, поэтому все первокурсники расположились в довольно мягких креслах актового зала, полукругом охватывающего небольшую сцену с установленными на ней столом и архаичной, словно пришедшей ещё из докосмической эпохи, трибуной. Каждый следующий ряд располагался чуть выше предыдущего, отчего любой имел возможность рассмотреть сидящих в президиуме.

Их оказалось немного, всего трое. И если ректора «Рауманки» в основном знали лишь студенты и преподаватели, министра образования Российской Звёздной Империи – основная масса её граждан, то последний был известен всему человеческому сектору. Великий канцлер, Ерёма Тимофеевич Старцев собственной персоной прибыл поздравить нас с началом учёбы. И это было очень и очень лестно.

Надо сказать, что отношение к этому человеку моё, моих друзей и знакомых было примерно одинаковым. Его не любили, нет. Любили императора, императрицу, цесаревича Алексея. А великим канцлером восхищались, вдохновлялись и где-то даже боготворили. Как человека, который сделал себя сам, причём на поприще служения Отчизне. И иногда, когда никто из посторонних не слышит, нет-нет да мелькали фразы, типа: «Император получил власть по наследству, и мог похвастаться многим, но искусство править пришло к нему с великим канцлером».

Это было верно в том плане, что Владимир – наш государь, был отличным воином, блестящим кавалергардом, но совершенно никаким политиком. И до того времени, пока откуда-то не вынырнул никому не известный выходец с маленькой далёкой планетки Светлояр, довольно быстро поднявшийся по служебной лестнице на самую вершину и взявший бразды правления в свои руки, Империя то и дело ввязывалась во всевозможные конфликты, втравленная в них вспыльчивым характером молодого ещё в те годы императора.

После становления Старцева фактически вторым лицом государства количество подобных эпизодов значительно уменьшилось, а тогда, когда ему не удавалось избежать подобного, канцлер блестяще выкручивался, всегда оставаясь в прибыли, за что и заслужил прозвище Великий. И об этом тоже изредка шептались на кухнях. Возможно, будь он хоть чуточку менее лояльным к правящему роду – блестящую карьеру оборвал бы нелепый несчастный случай. Но верность главы Императорской канцелярии не вызывала сомнений. И сейчас именно этот человек сидел в президиуме моего университета. Несомненно, что именно его выступления все ждали с нетерпением.

Видимо, ректор это прекрасно понимал, потому как, коротко поздравив всех с поступлением и началом первого для нас учебного года, передал слово Старцеву. Тот встал, неторопливо прошёл к трибуне и внимательно оглядел аудиторию. В зале установилась мёртвая тишина, все внимали, и я в том числе. Быть участником события подобного масштаба мне доводилось впервые.

– Дамы и господа, будущие Рауманы, Монро, Тихоновы, Лозиновские и Котегавы. Именно их, спроектировавших первые межзвёздные корабли, освоивших нуль-пространство и выведших человечество в глубокий космос, я сейчас вижу в вас. Знаете, чем вы похожи? Не тягой к знаниям, не стремлением обуздать непокорные пустые пространства, вовсе нет. Блеском глаз, жаждой свершений, что будет гнать вас вперёд, заставляя экспериментировать вновь и вновь. И хочу пожелать вам, чтобы она была столь сильной, чтобы, достигнув одной цели, вы тут же ставили себе следующую. Именно благодаря таким, как вы, человечество прошло свой путь от примитивных племён, не знавших огня, до расы, по праву занявшей своё место в галактике. Я хочу сказать вам – добро пожаловать в вашу альма-матер и будьте достойны своих предшественников.

Коротко поклонившись, великий канцлер вернулся на своё место, провожаемый бурей аплодисментов. Стоя вместе со всеми, хлопали и мы с Сергеем, чувствуя себя наследниками величайших учёных человечества. Может быть, ограничься он формальным обращением, подобного бы и не произошло, но сейчас я кожей ощущал энтузиазм окружающих меня людей, буквально загоревшихся от тех эмоций, что сквозили в словах Старцева. И даже когда нас отпустили разойтись по аудиториям, номера которых вместе с кратчайшей дорогой скинули прямиком на очки, первокурсники ещё довольно долго обсуждали услышанное.

Следующей парой у меня было собрание группы Р-134, эдакий классный час для студентов. Проводила его наш куратор – Григорьева Юлия Денисовна, оказавшаяся серьёзной женщиной лет сорока пяти, которая тоже толкнула речь о том, как нам повезло здесь учиться, и что мы должны быть достойны и всё такое, но после уже услышанного это не произвело особого эффекта. Зато после того как она назначила старосту, бегло прошлась по тому, как будет проходить учебный процесс, нам выдали цветистые брошюрки.

– Сегодня все вы слышали речь нашего уважаемого канцлера. И знаете, он был совершенно прав, вы надежда не только Российской Звёздной Империи, но и человечества в целом. Но! Я советую вам не ждать, как раньше говорили, у моря погоды. Если вы хотите занять место в ряду великих учёных и изобретателей, то надо начинать уже сейчас. Наверняка кто-то из вас уже слышал о конкурсе инноваций «Новые горизонты», а те, кто не в курсе, могут найти всю информацию в выданных вам буклетах. Наш университет принимает в нём самое активное участие. И что я хочу сказать вам – дерзайте. Пробуйте. Предлагайте свои самые смелые идеи. Даже если у вас ничего не выйдет – ничего страшного не случится. Гораздо хуже, если вы будете относиться к учёбе чисто формально. Со своей стороны, от лица администрации гарантирую, что всем участникам это зачтётся на экзаменах, вплоть до получения его автоматом, если ваша работа пройдёт в финал.

Я никогда не любил, когда меня насильно тянули куда-либо, а куратор, по всей видимости, задалась целью заставить нас участвовать в этом конкурсе, но возможная выгода с лихвой перекрывала моральные терзания. К тому же от чего не воспользоваться возможностью получить критическую оценку своих разработок. И пусть вряд ли я смогу занять призовое место, но и хуже от этого мне не будет. Так что кругом одна выгода. Поэтому на вводные лекции по высшей математике и физике я отправился в приподнятом настроении и с твёрдым решением участвовать.

Пока мы повторяли школьную программу, но при этом гораздо более тщательно прорабатывая основы. Эти предметы мне всегда хорошо давались, а материал, рассказанный лектором, ещё не выветрился из головы после экзаменов, так что я смог спокойно прочитать брошюрку с информацией по конкурсу.

Если отбросить всю словесную шелуху, типа призывов участвовать, патриотических воззваний и обещаний всего на свете и даром, если твоя разработка победит, можно было сделать вывод, что эти «Новые горизонты» не что иное, как мозговой штурм, организованный в целом секторе. Они действительно принимали любые идеи, лишь бы те были хоть как-то обоснованы, но затем пропускали их через частое сито отборов. В итоге отдельные технические решения оседали в различных НИИ, а их создатели получали премии, стимулирующие дальнейшее творчество.

А вот с теми, кто предлагал действительно интересные идеи, начинали плотно работать, давая возможность довести их до ума, но при этом контролируя, чтобы новинка не ушла в чужие руки. Недаром же СИБ были заявлены как один из организаторов конкурса. Это не афишировалось, но на последней странице среди множества логотипов и гербов притаился и щит этой организации. Sapienti sat, как любит говаривать мой отчим, – умному достаточно.

Так что закончил учебный день я с чувством выполненного долга и в приподнятом настроении. С Серёгой мы договорились встретиться в одной из кафешек, чтобы пообедать и заказать с собой ужин, благо на вынос здесь уходило как бы не больше заказов, чем в зал, дабы не отвлекаться от тренировок. Это заведение студенческого общепита располагалось как раз примерно посредине между корпусами наших факультетов, да и до общаги отсюда было рукой подать. К тому же для своих постоянных клиентов у них предоставлялась особая услуга, доставка заказов на дом, точнее в комнату. Короче, это место было идеальное во всех отношениях.

Сосед уже сидел за столиком в стремительно заполнявшемся отучившимися студентами кафе. Кстати, я почти сразу, как только мы начали бегать по утрам, заметил, что он был в гораздо лучшей физической форме, чем я. И то, что у него не было мышц, выпирающих словно у любителей архитектуры тела, ни о чём не говорило. Сергей был худощавый, но жилистый, словно состоящий из переплетённых канатов. Да и скорость реакции у него была очень высокая. Так что неудивительно, что он успел занять нам место, пока я ещё добирался досюда.

Быстренько подхватив поднос, я кабанчиком метнулся к раздаче, набирая вкусняшек. Может, от волнения, всё-таки не каждый день видишь второе лицо государства, может, от того, что знания неудержимым потоком полились в наши головы, есть хотелось неимоверно. Так что к столу подошёл я основательно нагруженный, впрочем, судя по уже имеющемуся на нём количеству тарелок, Серый от меня отставать не собирался. Так что в течение пятнадцати минут можно было услышать лишь хруст, с которым наши молодые челюсти перемалывали очередную порцию еды. И лишь утолив голод и перейдя к десерту, мы обратили внимание на окружающих.

А посмотреть было на что. Хоть в РЗИ у всех были равные права в плане получения образования, оценивались лишь знания, а не материальные возможности, наличие у родителей хорошего дохода могло обеспечить отпрыску репетиторов, дополнительные курсы и прочее, прочее. Так что в зале собрались явно не бедные люди. Это было видно и по одежде, и по различным гаджетам. Например, мои, весьма недешёвые, гогласы не казались тут чем-то понтовым на фоне кастомных сборок у многих присутствующих. У Сергея, кстати, были обычные с виду очки, но программное обеспечение отличалось разительно. Они обладали большим функционалом, хотя без искина всё равно оставались просто инструментом. А вот у некоторых студентов личный искусственный интеллект точно был.

Многие девицы были одеты в стиле «глэмурэ». Это когда брюки воблипку, юбки настолько короткие, что можно спутать с поясом, и просто огромное количество блёсток, собственно и давших название стилю. Иногда казалось, что эдакую разряженную мадам сначала макнули в чан с клеем, а затем вываляли в резаной фольге. Тут я утрирую, конечно, ведь на украшения шло всё, начиная от кристаллов Сваровски, известных уже не одно столетие, заканчивая мелкими ксенонасекомыми, контрабандой ввозимых в человеческий сектор откуда-то от разумных птиц – Теку.

В нашей среде эти жуки теряли активность и впадали в анабиоз, но вот их покров из псевдохитина начинал сверкать и переливаться подобно драгоценному камню. Самое главное – этот эффект не пропадал после полной очистки панциря от побочной органики, что и привело к их жуткой популярности среди модниц.

В сидящей через столик от нас компании как раз была девица с причёской, усыпанной этими остатками инопланетных тварюшек. Видимо, она этим очень гордилась, поскольку глядела на остальных с изрядной долей презрения. Компания у этой «прынцессы» подобралась соответствующая, соседки наперебой расхваливали её стиль, соревнуясь в подхалимаже. Никогда не понимал подобной «дружбы», предполагающей необходимость стелиться под кого-то.

Видимо, так думал не я один. И ладно ещё Серый, насколько я успел его узнать, он был честным товарищем и имел своё мнение, которое не стеснялся озвучивать. Но даже некоторые из присутствующих девушек смотрели на лебезящих «подруг» с гадливостью, как на что-то мерзкое. Особенно выделялась одна высокая красавица, с длинными светлыми, почти белыми волосами, одетая, что характерно, совершенно обычно. Да, стильно, но без кичливой вычурности, в довольно простое платье чуть ниже колен длиной. Она то и дело посматривала на «прынцессу», словно что-то вспоминая.

Но лично для меня гораздо интереснее окружающих девиц, хоть они и радовали глаз, была свёрнутая брошюрка, торчащая из рюкзака соседа. Точно такая же лежала в моём, а значит, я был прав по поводу глобальности конкурса, и что администрация университета будет стремиться заставить в нём участвовать всех студентов, включая первокурсников. Но, на мой взгляд, тут был и положительный момент, ибо, как говорится, одна голова хорошо, а две лучше. А учитывая наши будущие профессии, нам гораздо проще будет делать один проект, чем каждому свой. Осталось убедить в этом Серёгу.

Согласно известной пословице, мысли сходятся у дураков и гениев. Не знаю, к какой категории относились мы, хотелось бы, конечно, ко второй, но объективная реальность явно подталкивала к первой. Но так или иначе разговор о создании команды для работы над проектом начал сам сосед. Достав брошюру, он подтолкнул её ко мне.

– Конкурс инноваций «Новые горизонты», бла-бла-бла, участвуйте, и будет вам счастье.

– И что ты думаешь на этот счёт? – Серёга откинулся на стуле, потягивая сок из стакана, с видом босса мафии на сходке.

– Думаю, из этого может выйти толк, – я отзеркалил его позу, принимая игру. – Семья будет довольна.

С пафосом я таки переборщил, потому что глядя на моё серьёзное лицо, Малхорн не выдержал и зашёлся смехом, а через секунду к нему присоединился я. Всё же мне повезло с соседом. Судя по посетителям кафе, такие адекватные, без лишних понтов люди были тут редкостью. Хотя, может, я и чересчур категоричен в суждениях, перенося на окружающих традиционный спор столица – провинция.

– Итак, что мы имеем, – отбросив неуместное сейчас самокопание, я вернулся к обсуждению конкурса. – Я будущий робототехник, ты – программист искинов. Самое логичное, что мы можем создать сейчас, это дроид. Но! Как мне кажется, подобных проектов будут сотни, если не тысячи.

– И поэтому нам нужно нечто особенное, – Серёга с ходу уловил мою мысль. – То, что позволит нам выделиться из толпы. У меня есть пара идей, но они сырые и требуют существенной доработки.

– У меня тоже есть мысли, но как мне кажется, нам не стоит зацикливаться на их реализации. – Если память меня не подводит, конкурсы подобные проводились ежегодно, а значит, у нас ещё будет время серьёзно подготовиться. – Всё же мы первокурсники, знаний и опыта у нас маловато. Так что, думаю, стоит ориентироваться на прохождение первого тура, где будут отсеивать уж совсем банальные работы.

– Знаешь, а ты прав. Не стоит сразу рваться на вершину, тем более что учиться нам ещё пять лет, – мы с Серёгой понимающе улыбнулись. – И успеем ещё… Оп-па. А тут становится весело.

Я обернулся, отслеживая направление взгляда соседа. Действительно. Развлечение намечалось знатное. Ведь в кафе вошла Клер собственной персоной, в сопровождении какого-то парня. Хотя вживую мы раньше не встречались, не узнать её было невозможно. И хоть теперь внешность девушки была не столь… «совершенна», именно это слово появлялось в подсознании по отношению к игровому аватару, Татьяна оказалась очень симпатичной. Как по мне, даже лучше виртуальной. Ей бы ещё другой характер…

Вопреки нашим опасениям, направилась она не к нам, а прямиком к столику с «глэмурной» компанией. Сама же Клер была одета аккуратно, но без закидонов, в брючный костюм, подчёркивающий длину её ног. Но для «Прынцессы и Ко» это, видимо, равнялось аналогу рваной дерюги бездомного. С таким видом они сморщили свои точеные носики.

Татьяна, хотя было видно, что её задело такое отношение, заговорила спокойным, ровным тоном:

– Где Дмитрий? Он уже приехал? Мне надо с ним поговорить.

– Ваня, а ты не боишься, что тебе штраф выпишут, за то, что общаешься с предателями? – обсыпанная ксенофауной девица проигнорировала вопрос, демонстративно обратившись к спутнику Клер. – Или может быть, ты считаешь, что её неправильно выгнали из корпорации?

– Я со своими делами сам разберусь, не беспокойся обо мне, – парень упрямо поджал губы и набычился. – Ответь на вопрос.

– У наследника «Торгового дома Измайлова» слишком много дел, чтобы тратить время на разговоры с разными неудачниками, – кривя губы в презрительно-надменной ухмылке «прынцесса» таки соизволила ответить, глядя на Татьяну, как на результат выгула собаки. – Если у вас есть что ему сказать – запишитесь на приём.

– Это не у тебя ли? – как ни старалась подруга Веры, сдержаться она не смогла, обдав собеседницу злым взглядом. – И кто ты такая, чтобы решать за Дмитрия.

– Ах, ты не в курсе. Ну конечно, неудивительно, откуда тебе знать-то, тебя же выгнали, – вот теперь в голосе девицы сквозило неприкрытое злорадство. – Димочка предложил мне быть его девушкой, вот «глэмчиков» даже подарил. Стоило мне заселиться – прислал с курьером. А ещё я теперь штатный снайпер команды «Небесный дракон» на турнире, но тебе, наверное, это совсем неинтересно.

– Поня-я-ятно. Значит, со мной не выгорело, переметнулся на цель попроще, – с ехидством в голосе протянула Татьяна, за что заслужила острый взгляд от своего спутника. – Ну что ж. Совет да любовь, но если что – не жалуйся, сама решила.

– Да ты мне просто завидуешь! – взвилась «прынцесса». – Тебя-то, неудачницу, после того ролика ни в одну корпорацию не возьмут, не то что на турнир.

– Правильно говорят, можно вывезти девицу с фермы, но ферму из девицы – никогда, – несмотря на то что всё кафе наблюдало за перепалкой, в разговор вступила лишь светловолосая красавица. – Ты, Лика, всегда была хабалкой. И никакие «глэмчики» этого не исправят. Клер, Айвейдер, рада вас видеть.

– Анастейша? – спутник Татьяны, похоже, был в состоянии, близком к шоку. – Откуда ты тут?

– Ну, как бы учусь. Это же университет, я не ошиблась? – девушка мило ему улыбнулась. – А галактика, оказывается, очень тесное место. Два года вас всех не видела, надо же. Радует хоть, что в мире что-то остаётся неизменным, вы все так же дружите, Анжелика – завидует, сплетничает и строит козни.

– Прямо сериал из Латинского сектора, моя мама их обожает, – Серёгу, похоже, эти разборки забавляли. – Прикинь, сейчас окажется, что кто-то из них потерял память и только сейчас всё вспомнил.

– Угу. Или они обнаружат одинаковые родинки на ягодичках, и окажется, что они сёстры-тройняшки, разлучённые в детстве, – моя-то мать предпочитала продукцию сектора Индийского. – Или братья.

Тут мы не выдержали, заржав, словно пара молодых коней на выпасе. Чем, естественно, привлекли к себе внимание.

Если остальные посмотрели на нас с разной степенью недоумения, то в глазах Татьяны явно зажегся хищный огонёк.

– Кадьяк! Ты-то что здесь забыл?! – настала очередь удивляться Татьяне, мне правда показалось, что она сейчас бросится на меня с кулаками. – Шпионишь за мной?!

– Воу-воу! Полегче. Мы как бы тоже здесь учимся, – Серёга, как настоящий товарищ, встал на мою защиту. – Но соглашусь с уважаемой… Анастасией, верно? Галактика – это очень тесная штука.

– Так, с меня довольно! – Клер развернулась и направилась к выходу. – Устроили тут балаган!

Следом, шустро собрав свои вещи, потянулись «Прынцесса и Ко», пользуясь тем, что на них уже никто не смотрит. Как я понял «блестящая» девочка отчего-то реально побаивалась блондинку. Причём знакомы они были уже года два, если вспомнить слова той. Спутник же Татьяны даже не заметил её ухода, во все глаза глядя на Анастасию, словно боясь, что стоит ему отвести взгляд или моргнуть, как она тут же пропадёт. А вот сам предмет его внимания уже в упор разглядывал нас. Точнее, меня.

– Так это и есть тот самый Кадьяк, что так удачно, ну или кому как, приложил нашу старую подругу?

На этих словах замерший парень всё же развис и тоже посмотрел на меня.

– Да уж, занимательное было зрелище, – промурлыкала девушка. – Я так понимаю, что Дмитрий использовал его как предлог, чтобы свести счёты с непокорной девицей.

– Зрелище? – я осознал, что не понимаю, откуда все знали о событии трёхнедельной давности, ведь Клер не казалась той, что будет всем рассказывать о своей неудаче. – А вы точно ничего не путаете? Я вроде бы не голозвезда, чтобы меня узнавали на улицах, да и подругу вашу психованную всего пару раз в жизни видел. Причём первый раз она чуть меня не убила, а во второй обвинила в читерстве.

– Хм, – Иван или, как его назвали, Айведер тоже решил-таки вступить в диалог. – Я говорил ей, что там всё было в рамках игровой механики, но Таню не переубедить. Это даже надзирающий искин сделать не смог.

– Так, стоп. Она писала голо? – я всё же решил разобраться в происходящем.

– Вашу схватку показывали в «Экспансия. Вести с войны» – воскресное шоу с лучшими моментами игр за прошедшую неделю, – парень посмотрел на меня, как на жителя другой галактики, если она, конечно, обитаема. – Ты что, не получал письмо от администрации? Там вроде даже призы за это дают.

Я почувствовал, как краснею. Сообщение было, оно пришло буквально на следующий день, но я его даже открывать не стал, решив, что оно о применённых ко мне за досрочный выход санкциях. Но рассказать об этом было как-то стыдно.

– Ну, так получилось, что после этого я две недели провёл в космосе, перелетал с Евгении на Екатерину и особо ничего не смотрел. Но сегодня же ознакомлюсь, как вернусь в общагу. Архив же должен сохраниться.

– Нет нужды, – Анастасия, прислушивающаяся к нашему разговору, провела рукой, раздвигая появившееся в воздухе окно голонета. – У меня есть запись. Снежа, покажи, пожалуйста, запись передачи с Клер от десятого июля.

В студии, стилизованной под эдакий армейский склад со множеством лежащего в кучах оружия, брони и амуниции, сидел на ящике с патронами парень, обряженный в камуфляжные штаны и майку, со стоящими дыбом волосами и с сигарой в зубах. Выглядело это всё нарочито мультяшно, ведь фактически всё это существовало лишь в виртуальной реальности, а сам он был центральным надзирающим искином «Экспансии» – Варлордом.

– Бум! Как он полетел, а?! Вот за что я люблю эту игру, так это за то, что всегда можно что-нибудь взорвать. Однако лидеры нашего хит-парада прекрасно обошлись и без этого. И даже более того, кое-кому для эпического убийства не нужно даже оружие. Итак! Все мы видели сотни, да что там, тысячи убийств снайперами беззащитных хилов и крафтеров. Но что будет, если мышка отрастит зубы. Два длинных, острых зуба! Второе место!!!

Изображение сменилось на джунгли, показанные сверху. Слева возвышался бастион, у кромки защитного поля которого топтался игрок, не решавшийся выйти из-под него, чтобы добраться до горы лута, оставшейся на месте сшибки крипов. А на другой стороне, на ветвях ксенодерева, в подвесной системе расположился снайпер, укрытый полем невидимости. Маркеры, указывающие, кто есть кто, мигали у них над головами.

Камера переключилась на вид из моих глаз, демонстрируя всем подсвеченный блок, необходимый, чтобы закончить схему, с утекающими как песок сквозь пальцы секундами его существования.

Точка зрения снова поменялась, показывая уже целящуюся в меня Клер, отслеживающую каждый шаг и только и ждущую, когда я покажусь из-под защиты. Вот, немного помявшись, я неуклюже пошёл вперёд. Прицел переместился на мою переносицу, и стали слышны тихие слова девушки. «Три. Два. Один. Смерть!»

Вид снова поменялся, демонстрируя мой горизонтальный полёт и прыжки к ксенодереву с засевшей там девушкой, под прошивающими воздух выстрелами рельсотрона.

И завершающим аккордом, словно стартующая с земли древняя ракета, я взмыл ввысь, нанизав голову противницы на выскочившие из толстых наручей УПИИ щупы.

– Тадам!!! Вы видели это, видели?! – послышался голос Варлорда. – Одним ударом – и наповал! УПИИ и ранцевые ускорители рулят!!!

Камера несколько раз поменяла положение, демонстрируя в замедленном режиме последний удар, словно это был файтинг, а не МОБА. Вокруг наших фигур разлетелись явно дорисованные после облачка с надписями, картинки и цифры, описывающие самые разные параметры. Моё ускорение, массу игрового аватара, количество урона, не только пробившего броню, но и обнулившего здоровье противника и прочее. Замерев на несколько секунд, давая зрителям возможность прочитать все таблички, кадр вновь сменился на знакомый армейский склад.

– Вот так-то, детки! Бывает, что и дракон – курица, а хомяк – тигр. Недооценивать противника – это изощрённый способ самоубийства, тем более у нас в «Экспансии».

Ролик сменился начальными кадрами рекламы игры и тут же застыл. Запись закончилась.

– Понимаешь, почему она обиделась? – улыбнулась мне Анастейша. – Совсем не из-за того, что ты ей грохнул. А из-за того, что хомяк – схарчил дракона.

– Точнее, не только из-за этого, – в разговор вступил Айвейдер. – Но я как-то тоже не ожидал сегодняшней реакции. Разве вы встречались в реале раньше?

– Вне игры нет, а вот не в бою довелось, – я вспомнил первый день в общаге. – Наша общая подруга Верулентность сватала Клер к нам в команду на турнир. Но та категорически отказалась.

– Вы собираетесь выступать? – парень воодушевился. – Тогда у меня к вам будет предложение.

Глава 5

«Мы берём самоотводы»

Очередная оранжевая сфера выпорхнула у меня прямо из-под ног, взлетая в небеса, внешне обманчиво медлительная, но стоит зазеваться и упустить время – стремительно уносящаяся вдаль, туда, где её уже ничем не достанешь. Но за последние пару часов я уже настолько приспособился к этой их манере, что подстрелил её практически не глядя, автоматически взяв упреждение по траектории движения. И в эту же секунду такой же шарик, только серо-стальной, с чёрным ободком по экватору, выскочил слева от меня, двигаясь рваным зигзагом.

– Шок, два. Затем броня, отсечка три. – Эта зараза мало того что была шустрой и двигалась непредсказуемо, так ещё и бронированной, обычные болванки её не прошибали.

Подгадав очередной рывок, чётко вбил пару электропуль или шоковых, по классификации «Экспансии», в центр сферы, заставив ту замереть на пару секунд, и тут же добил парой коротких, по три выстрела, очередей. Давно я не посещал тир, а уж тут, на полигоне игры, предназначенном для оттачивания навыков, не был вовсе. Как-то не чувствовал необходимости ранее. Сегодня же Айвейдер взялся за нас всерьёз, став нашим тактиком и аналитиком. И уже несколько часов, с тех пор как закончились занятия, он гоняет нас по полигону, заставляя выполнять базовые действия вроде стрельбы по шарикам.

Собственно, это и было его вчерашнее предложение. Бразильско-индийская сцена, разыгравшаяся в кафе, являлась лишь отражением подковёрной возни игровой гильдии «Небесный дракон», в которую два с половиной года назад пришёл юный барон Измайлов. Амбициозный и целеустремлённый, он полез к руководящим постам корпорации, не гнушаясь никакими средствами. Это не понравилось Анастейше – занимавшей пост заместителя главы. Но щедрое вливание реальных денег решило вопрос не в её пользу.

Настя ушла, образовав свою команду – «Ласточки», чисто девичью, что даёт шанс предположить, что ей от барона поступали недвусмысленные предложения интимного характера. Ибо по мере взросления у того к жажде власти присоединились ещё кое-какие, вполне себе физиологические потребности. И по сути, Дмитрий, за счёт должности снайпера, на турнире получил тёплую грелку под бок, с энтузиазмом отрабатывающую назначение, пусть и не ту, что намеревался вначале. А строптивую Клер просто вышвырнули, используя надуманный предлог.

Не то чтобы это всё нам рассказали открытым текстом. Но полученной информации из намёков и недосказанностей вполне хватало. А если вспомнить «блестящую» Лику и её резкий взлёт, то сомнений в правильности выводов не оставалось.

Айвейдеру – штатному аналитику и тактику «Драконов», происходящее давно не нравилось. Но он пока ещё оставался в корпорации, по старой привычке и из-за дружбы с Татьяной. Теперь же его ничего тут не держало, а раз Верулентность уже позвала снайпершу к нам, Иван тоже решил присоединиться. Анастасия же, в память о старой дружбе и чтобы насолить Измаилову, взяла на себя обязательство вправить мозги строптивице и заставить осознать своё неправильное поведение.

Уж не знаю, что она там ей сказала, но стоило мне появиться в Городе, как тут же пришло сообщение от Клер с просьбой о встрече. И даже больше того, глядя в пол, девушка попросила у меня прощения за обвинение в читерстве и разрешения присоединиться к нашей команде. Мысль отказать ей настойчиво стучалась в мой мозг, ибо глаза не поднимала Татьяна неспроста. Пару раз меня обожгли брошенные ею украдкой злые взгляды, видно, не так уж и хотелось ей извиняться.

Но с другой стороны, по уверениям Айвейдера и Анастейши, снайпером Клер была отменным. Не то чтобы я верил на слово людям, которых знаю меньше получаса, но Иван, как тактик «Драконов», имел доступ ко всей статистике команды. И тут же скинул мне своё и Танино портфолио. Надо сказать, цифры не то чтобы впечатляли, до лидеров топа они не дотягивали, но очень хорошими их показатели можно было назвать без лукавства.

Соотношение убийств – смертей и выигрышей – поражений держалось на твёрдой пятёрке, плюс минус немного. Грубо говоря, каждый из них менял свою жизнь на пять вражеских. Если для нормального снайпера это было далеко не пределом, то Иван, играющий за танка, с добавлением псионики, выглядел очень опытным бойцом.

Терять таких людей было просто преступно, да и Верка обязательно бы мне плешь проела, не возьми я в команду её драгоценную Клер. Так что мне ничего не оставалось, как согласиться. А вот потом Айвейдер, взявший бразды правления, загнал нас всех на полигон имитатора – «снять показания», как он это назвал.

Лично мне достался тир. Здесь надо было сбивать мишени, те самые разноцветные шары, причём в зависимости от расцветки кардинально менялось их поведение и даже физические свойства. Оранжевые двигались прямолинейно, но довольно шустро набирали скорость, чёрные метались из стороны в сторону по горизонтали, сбивая прицел. Коричневые делали то же самое, но по вертикали, но самыми гадкими были сферы под камуфляжным полем. Они мало того что почти сливались с окружающей местностью, так ещё и двигались короткими рывками, из укрытия к укрытию, выгадывая время, пока ты отвлечёшься на других их товарищей.

Остальные цвета означали какое-либо свойство, для нейтрализации которого требовалось применить смекалку и особые боеприпасы. Серые имели бронирование, голубые – щит, фиолетовые умели телепортироваться на пару метров, совершенно внезапно, но после этого замирали на секунды полторы. Ну и конечно, все цвета, кроме камуфляжа, могли смешиваться, иногда создавая совсем уж неубиваемых монстров. Типа серого с фиолетовой и голубой полосой по экватору и меридиану соответственно, скачущего по полю подобно бешеному зайцу. И шоковые патроны эту тварь не брали, блокируемые щитом.

За каждый разбитый шар, в зависимости от его сложности, начислялись очки. Ну и использовать можно было любое открытое у тебя на тот момент оружие, без оглядки на слоты. На экзотику типа тяжёлого плазмомёта с интеллектуальной системой наведения, меня не тянуло. Поэтому перебрав всевозможнейшие варианты штурмовых винтовок, начиная с древних огнестрельных и заканчивая лазерными, способными накапливать силу заряда, чтобы наверняка прожечь броню противника, я остановился на РШГ-205 «Клык» – отечественном штурмовом рельсотроне производства корпорации «Натайлинское вооружение и амуниция».

Четыре подключаемых магазина на тридцать болванок каждый, с голосовым выбором типа зарядов, интеграцией с интеллектуальной системой наведения и начальной скоростью полёта пули в два маха, делали его очень грозным оружием на поле боя. Добавить к этому различные виды боеприпасов, некоторые из которых были чисто игровыми, типа тех же шоковых, которые при попадании в цель либо совсем её останавливали, если речь шла о дроидах, либо снижали скорость, если говорить об игроках. Чем я с удовольствием пользовался, заставляя мишени замирать на месте, а потом их спокойно расстреливал.

Со слов Ивана, устроившего мне сегодня это развлечение, у меня была самая неровная статистика в группе, поэтому опираться на используемые мной до этого билды не стоило. Лучше посмотреть на возможности и подумать. Серёге, до этого в «Экспансию» практически не игравшему, тоже досталось. Судя по всему, его погнали на полный комплекс проверок, включая передвижение, владение оружием и прочее.

Я перезарядил магазин с бронебойными болванками. Здесь, в тире, переснаряжение происходило мгновенно, стоило забрать из разгрузки полный магазин. В игре такого удовольствия не было. Точнее, по полю боя ты носился лишь с тем, что имел на себе. А вот когда заканчивался весь боезапас, включая запасные магазины, будь добр вернись к раздатчику, благо что они были не только на базе, но и у каждого бастиона. Вот там пополнение происходило, как и тут, автоматически, даже не заметишь, а уже снова готов к бою.

Причём различие не делалось ни для патронов огнестрельного оружия, ни для батарей лазерного или плазменного, ни для зарядов к рельсотронам. Калибр тоже значения не имел. А вот в бою поживиться можно было только у убитого врага, в те несколько секунд, отведённых на лутанье павшей тушки. Не подходит тип боеприпаса – тебе не повезло, беги быстрее к своим.

Я подстрелил очередного оранжевого шустрика, рванувшего от меня по прямой практически над землёй. Краем глаза заметил некое колебание воздуха возле дерева. Локация тира представляла собой ксенолес, с ручейком, красиво сбегающим со скального выступа, образующего горизонтальную площадку, поддерживаемую несколькими каменными колоннами. Спрятаться тут было где, особенно если учесть, что всё пространство заросло довольно крупной травой, с широкими, мясистыми листьями и большими, словно светящимися цветами. Надо признать, зрелище было очень красивым, что в свою очередь тоже отвлекало от охоты на мишени.

Сюда хотелось прийти с девушкой, побродить по зарослям, подняться на скалы, чтобы полюбоваться очень необычным, но ослепительно-прекрасным небом, переливающимся всеми оттенками синего и зелёного, с фиолетовыми облаками, несомыми вдаль порывами ветра. Я даже на секунду представил, каково будет привести сюда Анастейшу. Или Татьяну…

Последняя мысль отрезвила, прогнав романтическую чушь из головы. Да, я молодой и, кстати, вполне понимаю того же барона, просто воспользовавшегося своими административными и финансовыми ресурсами, чтобы получить понравившуюся ему девушку. Сам бы я так не поступил, даже имей возможность, но причины, толкнувшие его на такой шаг, мне были ясны. Но Клер… Рассматривать её как объект романтических чувств меня как-то не тянуло, особенно учитывая её отношение ко мне.

Настю, кстати, я тоже представил чисто так, гипотетически. Нужно быть полным идиотом, чтобы не заметить, какими глазами смотрел на неё Айвейдер. Словно богиня, родившись из пены морской, снизошла до жалких смертных. Кстати, подобная метафора, это я про пену, никогда не была мне понятна. Я, конечно, видел по голонету океаны на других планетах, на самой Женьке с ними была беда, всего парочка, и те на полюсах, но никак не мог понять вот этого восхищения. А ведь богиня красоты могла родиться только из чего-то столь же прекрасного.

М-да, что-то меня на романтику попёрло. Хотя это можно понять. Новое место жительства, поступление в университет, переезд на другую планету, в конце концов. Я тоже не железный и от всего этого ожидал чего-то большего, в том числе и в плане отношений. На Женьке я девчонок не чурался, но и ничего особо серьёзного у меня с ними не было. Так, погуляли, пару раз пообжимались в тёмных уголках и всё. Большинство моих одноклассниц и знакомых были дочерьми фермеров, а там нравы царили патриархальные. Типа если что – свадьба, без вариантов. А меня подобное совершенно не устраивало, я ещё слишком молод, чтобы жениться.

Так что от студенческой жизни я ожидал чего-нибудь эдакого. Но Клер… нет, спасибо. Вскинув рельсотрон, я всадил короткую очередь в уже почти достигшего края площадки шар-«невидимку». Тот рассыпался, разорванный прямым попаданием двух болванок, а в воздухе всплыли цифры «+500». Именно во столько система оценивала поражение подобных мишеней. И буквально сразу же в наушнике прозвучал голос Айвейдера: «Достаточно. Заканчиваем на сегодня. Сбор через двадцать минут в соседнем кафе».

Несмотря на то что вышел из имитатора я практически сразу, к месту встречи пришёл далеко не первым. За столиком заведения виртуального общепита уже сидели Рива с трещащими о чём-то своём девушками. Татьяна, до этого смеявшаяся над рассказом Верки, при виде меня резко посмурнела и отвернулась в сторону. Ну вот, про что я и говорил. Но плевать. Я подошёл, поздоровался и плюхнулся на свободный стул. Разговориться мы не успели, ибо буквально через минуту появились и Иван с Серёгой.

Слово взял тактик, который собственно и гонял сегодня нас по полигонам.

– Итак, дамы и господа, что я хочу вам сказать. Обнадёживать не буду, шансов пройти отборочные у нас маловато. Но они есть, это однозначно.

Разразившись криками «Ура!», мы чокнулись бокалами с напитками. Чем ещё была хороша виртуальность, так это тем, что еда и питьё тут имели тот же самый вкус, что и в реальности, но при этом реально опьянеть было нельзя, слабые наведённые эффекты не в счёт, да и на боках ничего не откладывалось, что особенно ценилось девушками. В играх, ориентированных на слабый пол, типа «Bye-Bye, Doggy World», даже разрабатывались специальные диеты, типа в виртуале ты ешь, что захочешь, а в реале яблоко, йогурт и хватит.

– Итак. Начну от простого к сложному, – дождавшись, пока мы успокоимся, Иван, поглядывая на нас, как добрый дядюшка на расшалившихся племянников, продолжил: – У нас есть отлично сыгранная связка танк – хил. Видно, что играют вместе уже давно и понимают друг друга с полуслова. Я предпочитаю играть тоже за танка, с Клер мы работали вместе, с Верой тоже сегодня попробовали сражаться в связке. Что я могу сказать – нам крупно повезло получить прекрасного лекаря.

Верулентность приподнялась, раскланиваясь, пока мы хлопали ей в ладоши. Настроение было прекрасным, так отчего же не подурить немного.

– Да, да. Но это не отменяет того факта, что нам всем нужно серьёзно сыгрываться. У нас в запасе меньше месяца, так что готовьтесь, я уже разработал график тренировок, и он не подразумевает прогулов и халявы. И ищите ещё двоих, они нужны нам как воздух.

Иван отхлебнул из стакана и продолжил:

– Теперь далее. Даниил. – Все посмотрели на меня. – У тебя очень рваная статистика, но дело даже не в этом. Понимаешь, Батерфляи изменили правила, добавив обязательное появление нескольких точек внимания на поле боя. А очков за добытые вымпелы будет даваться едва ли не больше, чем за победу.

Я внимательно слушал Ивана, уже понимая, к чему он клонит. Подобные нововведения, с учётом, что эти самые «точки» не нужно будет искать, а они сами через какое-то время будут отображаться на картах у всех игроков, приведут к тому, что там начнётся настоящая мясорубка. И терять одного бойца, оставляя его отстреливать крипов, чтобы накопить лута для создания какого-нибудь, пусть даже и архиполезного в дальнейшем, дроида, просто непозволительная роскошь.

– Так вот, эти эвенты обязательно перерастут в глобальную резню за вымпел, – подтвердил Иван мои мысли. – И в такой ситуации нам нужно, чтобы каждый член команды приносил максимальную пользу. Я не спорю, крафтер-петовод, с мини-армией дроидов, сверхэффективен. Но давайте признаемся себе честно, мы просто не сможем быстро и эффективно прокачать тебя, ведь для этого нужна слаженная, многократно отрепетированная работа всей группы.

Айвейдер перевёл дух и снова отхлебнул сока. Алкоголь никто не взял, хотя об этом мы даже не говорили, да и его действие на организм в виртуале было представлено лёгкой эйфорией и слабым головокружением. Но все были настроены крайне серьёзно, несмотря на внешнюю дурашливость.

– Поэтому я предлагаю сделать из тебя штурмовика, – и видя, что я что-то пытаюсь сказать, Иван торопливо продолжил: – Понимаешь, ты отличный стрелок. Сегодняшний твой результат сопоставим с показателями тренированного солдата. Даю рубль за сто, что в реале ты тренировался с настоящим оружием, уж не знаю где, но это факт. Поэтому как стрелок ты принесёшь гораздо больше пользы команде, нежели инженером, тем более при условии не прекращающихся боёв за точки и вымпелы.

– Так, – я поставил стакан на стол. – Хочу сказать, что я прекрасно всё понимаю, и не стоит мне это разжёвывать.

Клер хмыкнула с непередаваемо-презрительной интонацией и тут же ойкнула, когда Верка стукнула её по голове.

– Ты чего!

– Ничего. Хватит из себя уже обиженную строить, – наш лекарь буквально прошипела это подруге. – Ты уже реально перебарщиваешь.

– Согласен. Таня, держи себя в руках, – Иван тоже решил провести воспитательную беседу. – То, что было, уже давно прошло, к тому же не Даниилу нужно высказывать претензии. Наоборот, мы теперь в одной лодке, и подобное ехидство не просто лишнее, а категорически противопоказано команде. И, кажется, мы с тобой об этом уже говорили.

– Ладно, ладно. Извини, – вот теперь её слова звучали гораздо искреннее. – Меня просто вся эта ситуация выбила из колеи. Я постараюсь держать себя в руках.

– Ладно. Проехали, – я предпочёл не раздувать скандала, несмотря на то что совершенно ей не поверил. – Итак. На чём я остановился. Я понимаю, что стрелок сейчас гораздо важнее, и готов засунуть свои хотелки и амбиции под подушку, а не куда вы подумали.

Все заулыбались. Иван облегчённо выдохнул.

– Если с этим разобрались, тогда перейдём к самому сложному случаю, – Иван вновь взял слово. – Итак, Сергей. С одной стороны, прекрасная статистика. Показатели убийств – смертей PvP поединков свыше десятки. И заметьте, это всё в ближнем бою, без атакующей магии или дистанционного оружия. С другой – полное отсутствие опыта игры в «Экспансию». Но самое неприятное, что если эргро– или виброклинки вполне заменят Малхорну его привычные скимитары, но вот с латами, а главное с тактикой боя, беда.

Что мне понравилось, ни у кого даже мысли не возникло просто выгнать моего соседа из команды. Наоборот, в глазах светилась решимость помочь. И общую мысль первой выразила Вера.

– Не поверю, что ничего нельзя сделать, – голос нашего лекаря звучал твёрдо и убеждённо. – Подобрать аналог должно быть не сложно, Батерфляи об этом много раз говорили.

Действительно, компания-разработчик хоть и не делала упор на создание дубликатов оружия и брони из известных ВрМММОРПГ, тем не менее заявляли, что каждый вполне может найти нечто вполне ему привычное. И в принципе, так и было.

– Согласен. Но единственное, что сразу приходит на ум – латы егеря, «паукана» на военном сленге, – Айвейдер развернул над столом голограмму брони, с длинными, очень тонкими тросиками с трёхпалыми зацепами на концах, выходящими из рук. – Проблема в том, что возможности к вертикальным перемещениям прошлого персонажа Сергея кардинально отличаются от принципа действия гравитационных кошек, используемых высоко мобильными штурмовыми единицами, как официально величаются подобные бойцы. И далеко не в лучшую сторону.

Все закивали, вспоминая что-то своё. Подобные билды использовались крайне редко из-за требовательности к энергии для перемещений и необходимости постоянно следить, чтобы шнуры не запутались. Подборка убийств нубов, попавшихся в ловушку своей же брони, а то и обмотанные этими тросиками, словно муха паутиной, занимала одно из почётных мест в списке фейлов «Экспансии».

Обычно такую броню брали кемпера, чтобы добраться до каких-нибудь мест, откуда они смогли бы контролировать поле боя, сами оставаясь вне досягаемости. Но находились умельцы, в основном, конечно, из солдат, играющих в «Экспансию», которые с его помощью устраивали резню и опустошение в рядах противника. Противостоять им было очень тяжело, пока они хаотично двигались, практически мгновенно меняя направление.

Спасала лишь слабая бронированность «егерских» лат, пробиваемых даже самым слабым вооружением. И то, что занимали они сразу два слота, физический и интеллектуальный, что сильно ограничивало выбор оружия. Можно было, конечно, создать «Стеклянную пушку» – бойца, наносящего огромные повреждения, но при этом погибающего от единственного попадания, и в основном их так и использовали, затаившись где-нибудь на верхотуре и обстреливая ничего не подозревающих противников, но нам такой вариант не подходил, по причине отсутствия у Серёги нужного опыта.

– Я вижу решение проблемы в тренировках использования гравитационных кошек, тем более что с тросами проблем быть не должно, но в идеале нам нужен кто-то, кто поможет и натаскает Малхорна. – Иван сделал короткую паузу, словно собираясь с духом, и продолжил: – И последнее. Нам пора становиться настоящей командой. То есть нужно название, символ и лидер. Да-да. Я готов взять на себя тактическое руководство и просчёт билдов, но не более. Как-то никогда меня на вершины власти не тянуло.

– Хм. Рива. Я думал, что ты у нас главный, – как-то раньше я не задавался этим вопросом, считая, что раз идея участия в турнире принадлежала Александру, то и командовать ему. – Вот и давай рули дальше.

– Понимаешь, я тут подумал, что человек, который станет нашим вождём, чей голос будет решающим в спорах, и кто будет представлять нас перед другими, должен быть связующим звеном отряда, тем, чьё мнение важно для каждого из нас, – Александр был сейчас непривычно задумчив и говорил неспешно, тщательно подбирая слова. – И я вижу только одного, кто подходит под это условие. Это как раз ты, Кадьяк. Так что тебе и рулить.

Я порадовался, что в виртуале нельзя поперхнуться, иначе отплёвываться мне пришлось бы долго. Осоловелым от неожиданного предложения взглядом осмотрел притихшую команду. Способным увлечь за собой людей я никогда себя не ощущал. Тот же Иван являлся гораздо более опытным и продвинутым игроком, знающим все тонкости и хитрости «Экспансии». Рива вообще был меня на три года старше. Но они оба, быстро переглянувшись, закивали с таким довольным видом, словно это была гениальнейшая идея.

Татьяне, судя по тому, как она отвернулась, скрывая досадливую гримаску, наоборот, эта идея не пришлась по душе. Однако она хоть и скривилась, но промолчала, а через пару секунд, после красноречивого взгляда Айвейдера, взяла себя в руки и сделала вид, что ничего необычного не произошло. Верка же вообще показала мне два больших пальца. Дескать, «Класс!!!», «Вперёд!!!». Серёга в этом спектакле не участвовал, но наблюдал с явным интересом, не высказывая и капли недовольства моим внезапным назначением.

– Сдается мне, что вы темните и чего-то недоговариваете. И знаете что, – я обвёл взглядом собравшихся, – мне это совсем не нравится. Я бы понял, если никого опытнее меня не было, но это совсем не так. Даже скорее наоборот. Я единственный, кто играл в одиночку, не вступая в гильдии. А теперь вы сидите и лепите мне горбатого. Если у нас подобное начинается с самого начала, то я считаю, что продолжать не стоит.

Мою попытку подняться прервал Сергей, одним жестом оборвав нестройный хор пытавшихся мне что-то возразить.

– Не горячись. Давай объясню, как я вижу ситуацию. Реальных претендентов на главенство в команде всего двое – это Рива и Айвейдер, так? – сосед убедился, что я его слушаю, а главное слышу, дождался моего кивка и продолжил: – Девушки, извините, но вас, как и себя, я не считаю. Так вот. Свой, шкурный интерес спихнуть руководство на тебя есть у обоих. Пусть с ребятами мы знакомы совсем недавно, но я давно уже состою в крупной гильдии и немного понимаю, что к чему.

За столиком воцарилась тишина. Все слушали, что скажет Сергей, и не спешили ему возражать. Почему-то мне показалось это хорошим знаком. Значит, хоть они и преследуют какие-то свои цели, возможность разоблачения их не пугает. Значит, никакого криминала или чего-то подобного нет. Тем временем наш будущий егерь продолжал:

– Так вот. Ты прав, что они более опытные и в разных гильдиях состояли. Но это же и их минус, и причина самоотводов. С другой стороны, твоя прошлая жизнь одиночки в этой же ситуации даёт плюс, – и, видя недоумение на моём лице, улыбнулся. – Поясню. Смотри. Как бы ни сложилась ситуация на турнире, жизнь после него не закончится. И положа руку на сердце скажу. Хоть я, как и, надеюсь, все мы, намерен сделать всё, чтобы победить, шансы вылететь из отборочных у нас огромные.

Остальные тут же закивали, подтверждая, что типа будем биться до последнего, но если что – не обессудь. И я был с ними согласен. Вера в победу это, конечно, хорошо, боевой дух – ещё лучше, но капелька прагматизма никому никогда не вредила.

– Итак, представь ситуацию, вы все трое были командирами отрядов на турнире и после него приходите в хорошую гильдию и подаёте заявки. Что видит рекрутёр. Айвейдер – тактик клана, перед чемпионатом вышел и создал свою группу, – Серёга поднял руку, предупреждая мои возражения. – Да, у него были причины, но офицер, увидев такую запись, не полезет их искать, просто откажет и всё, как неблагонадёжному. Соответственно, подработка, ранее приносившая неплохой доход, – а я знаю, сколько получает хороший тактик, обламывается. Далее Рива – то же самое. Был членом одной гильдии и тоже якобы кинул её ради провального проекта. Сразу спасибо, до свидания. И снова удар по кошельку.

Парни закивали, подтверждая слова моего соседа, но глаза отвели. Мне даже интересно стало, а просто по-человечески это объяснить нельзя было?

– Ну а теперь ты. Человек с нуля создаёт команду и идёт выступать на турнире. Это, даже при отсутствии значимых результатов, несомненный плюс в карму, и этого самого пресловутого рекрутёра подобное серьёзно заинтересует, – Сергей подхватил свой бокал, промочил горло и закончил: – Вот и получается, что кроме тебя рулить некому. Ты действительно самая выгодная кандидатура, которая устроит абсолютно всех, и единственный, кому руководство группой не принесёт вреда в дальнейшем, если мы не пройдём отборочные.

Рива тяжело вздохнул, избегая смотреть на жгущую его глазами Верку. Та явно не ожидала от брата такой подставы. Айвейдер тоже чувствовал себя не в своей тарелке. И лишь Клер криво усмехалась, оглядывая всех по очереди.

– Малхорн прав. Извини, что не сказали тебе это сразу, но согласись, прямо заявить, дескать, давай мы из тебя сделаем крайнего в случае неудачи, потому что тебе за это ничего не будет, кроме пользы – это очень грубо и нелепо, и я лично после такого послал бы всех подальше. – Было видно, что Ивану очень неловко. – Я никогда не умел объяснять такие вещи, хотя бы так, как это Сергей сделал, поэтому и на руководящие должности не лез. Ещё раз извини.

– Ладно. Замнём для ясности. Но с тобой, Рива, я ещё отдельно поговорю, – я понимал, что своя рубашка ближе к телу, но вот то, в какой форме на меня спихнули командование, забывать не собирался. – Ну да ладно. Раз вы спелись и решили сделать из меня козла отпущения, то бишь главу отряда, так тому и быть. Тогда слушайте первый приказ…. Нам нужны название и символ, вот садитесь и думайте. А я поеду, попробую найти тренера для Серёги. Встретимся завтра, здесь же, в пятнадцать ноль-ноль по столичному времени. Всё, я ушёл.

Выйдя из виртуала и покосившись на замершего в кресле соседа, я вздохнул и отправился в душ. На душе было не то чтобы паршиво, но осадочек остался. Поэтому я зацепился за мысль, возникшую в моей голове, когда я услышал про егерей и сложности их подготовки. Наверняка у Михаила остались знакомства среди военнослужащих, и уж сто процентов, что среди них найдутся нужные нам специалисты. Осталось поехать и уговорить отчима посодействовать в их привлечении к нашим тренировкам.

Вагончик магнитно-струнного поезда быстро доставил меня до места. Жильё, выделенное нашей семье, располагалось на другом от университетского городка конце города. Но на то это и столичная планета, чтобы до любого места можно было добраться не более чем за час. Так что ещё до ужина я был в квартире у матери с отчимом. Назвать её своим домом я всё же не мог. Хотя прекрасно понимал, что меня здесь всегда ждут.

– Данька! Данька приехал!!! – стоило мне войти, как тут же на мне повисли счастливо пищащие близняшки. – А где кисы?!

Едва не оглохнув, я аккуратно ссадил мелких и, поставив сумку на пол, раскрыл. Два укоризненных взгляда сверлили меня до тех пор, пока сёстры с добычей не скрылись в своей комнате. Простите, хвостатые, но у меня есть дело, и мне не хотелось бы, чтобы нас отвлекали.

На счастливые крики девчонок из кухни выглянула мама. Она как всегда что-то стряпала, не доверяя кухонным автоповарам.

– Данечка, что ж ты не предупредил, что приедешь. Я бы солянку приготовила. Давай раздевайся и мой руки. Сейчас ужинать будем.

Скинув ботинки, повесив куртку на специально подогреваемую вешалку, которая и от снега очистит, да и выходить на улицу в тёплой одежде гораздо приятнее, я посетил ванную и пошёл в гостиную, где уже накрывался стол.

Отчим сидел в кресле, читая что-то на плашке голонета. Увидев меня, он просто кивнул. Доброжелательность, ненавязчивость и соблюдение нейтралитета, вот за это я давно его уважал, особенно потому что понимал, как тяжело сдерживаться военному полковнику. Но сегодня он был нужен мне самому.

– Михаил, можно с тобой потом переговорить. Есть просьба.

Если сам отчим отреагировал на это пусть и с лёгким удивлением, но вполне спокойно, то мать, расставлявшая в этот момент тарелки на столе, едва их не выронила. Прижав руки к груди, она глядела на меня огромными испуганными глазами, словно я сообщил, что теперь я морфосексуал и улетаю жить в Третий Евросоюз.

– Данечка, сыночек, что случилось? – судя по дрожащему голосу, моя догадка была недалека от истины. – Скажи мне.

– Да всё в порядке. Я здоров, с учёбой всё нормально, просто понадобилась небольшая помощь, а Михаил в этом вопросе разбирается лучше всех.

Я постарался, чтобы мой голос звучал максимально мягко и спокойно. Отчима тоже удивила такая реакция матери на обычную в принципе просьбу.

– Дорогая, Даниил уже взрослый парень, вполне ответственный и адекватный. И если бы у него действительно были проблемы, он уже давно обратился бы к тебе. Но раз он говорит, что просьба небольшая и решить её могу только я, может, стоит подождать до конца ужина и не накручивать себя попусту?

Подозрительно осмотрев нас, словно мы замыслили какой-то заговор, мама кивнула и отправилась на кухню за бокалами. Мы с отчимом переглянулись и дружно, не сговариваясь, вздохнули. М-да, как-то я не ожидал, что наибольшее взаимопонимание у меня возникнет именно с этим человеком, а не с родной матерью. Хотя её можно понять. Стресс от событий последнего месяца, связанных с переездом и тем, что я теперь живу отдельно, наложился на её чувствительную и мнительную натуру, раздувая любую мелкую проблему до размеров кальвадона – громадного шестиногого быка, стадами кочующего по степям Евгении. Точнее, это был один из первых успешных экспериментов преобразования ксенофауны в вид, полезный человеку. С тех пор мясо этих зверей один из основных видов экспорта планеты, ведь с каждого получалось не меньше пяти тонн этого продукта. Так что оценить масштаб трагедии, какой она виделась моей матери, было не сложно.

Ужин прошёл тихо, по-семейному. Мать, видя, что мы ведём себя спокойно, словно ничего не произошло, тоже расслабилась и завалила меня вопросами по учёбе и быту в общежитии. Похвалила меня за то, что я подружился с соседом. Посетовала, что буду плохо питаться, а от ответа, что в кафе отлично кормят, просто отмахнулась, дескать, что они могут там приготовить. То ли дело домашняя еда и выпечка. Спорить я не стал, ещё и потому, что мама была права. Готовила она отменно, куда там наёмным поварам или дроидам. Но на робкое предложение жить дома, мол, до университета час езды на магнитострунке, решительно отказался.

Стоило нам закончить с вкуснейшим десертом – шарлоткой с райскими яблочками с Омеллы, как мелкие тут же умчались в свою комнату, где их ждали уже порядком замученные коты. Дав себе слово по возвращению сделать им полное ТО, я вопросительно взглянул на отчима.

– Ну пойдём в кабинет, поговорим. – Тот грузно поднялся со стула, видимо, обильная кормёжка различными вкусностями уже отложилась и на подтянутом ранее полковнике космопехоты.

Расположившись в мягком кресле возле столика с голограммой трёхмерных шахмат – игры сложной, но интересной, ведущей свою историю ещё с Земли, я категорически отказался от предложения выпить чего-нибудь эдакого. Тут же появившаяся в дверях мама грозно зыркнула на своего мужа, поставив передо мной стакан с компотом. Я оценил выдумку, с которой отчим показал мне, что каждое слово будет известно вышестоящей инстанции, но скрывать мне было нечего.

– Я давно играю в одну игру. Нет, мама, я не должен никому денег и ничего не тратил, и учёбе это не мешает, я получил разрешение у куратора группы.

Стоило мне начать, как взволнованная женщина вновь появилась на пороге. Но на этот раз Михаил сгрёб её в охапку и усадил себе на колени, где она, побрыкавшись для порядка, успокоилась и затихла.

– Так вот. Недавно, а точнее пока мы летели, был объявлен большой турнир с отличными призами, старт которого назначен на сентябрь. Так получилось, что у нас подобралась неплохая команда, но есть пару проблем. И одна из них – это мой сосед, Сергей. Точнее, не он сам, а то, что он никогда до этого не играл в «Экспансию».

Мама, вскинувшаяся было при словах о соседе, вновь успокоилась и устроилась поудобней на коленях мужа. Сам же отчим отнёсся к моим словам вполне спокойно, ожидая, пока я перейду к сути.

– Короче. Он играл раньше в фэнтези ВрМММОРПГ за эльфопаука, ну такого типа, что лазает по стенам, швыряется паутиной и подстерегает отбившихся от основного отряда врагов. У нас есть броня, позволяющая создать аналог такого бойца – это егерские латы. Но их принцип действия кардинально отличается от того, к которому он привык. Вот я и подумал, не смог бы ты посоветовать человека, способного потренировать Сергея в использовании его гравитационных кошек.

– Поня-ятно, – протянул отчим. – А вторая проблема? Ты говорил о двух.

– Ну, вторая это общая несыгранность нашей группы. Некоторые из нас до позавчерашнего дня даже не знали друг друга. Но с этим мы будем работать, впереди ещё месяц, а призы слишком вкусные, чтобы от них просто так отказываться. Ну и ещё пару человек надо найти, для полной комплектации команды.

– Ясно. Ну-ка, дорогая. Подождите меня пару минут.

Михаил поставил жену на пол и, подхватив со столика комлинк, вышел из комнаты. К моему счастью, вернулся он довольно быстро, меня ещё не успели вывернуть наизнанку, расспрашивая о том, что за девочки со мной играют, и что я надеваю, когда иду на встречу с отрядом. И помню ли я, что полгода назад мне тётя Надя дарила отличный джемпер, и он мне очень идёт.

– Даниил. Я считаю тебя вполне взрослым и способным отвечать за свои поступки. Ты обратился ко мне, я это ценю. Но хочу сказать следующее. Человек, которого я вам нашёл, профессионал. Он не только из вашего Сергея сделает классного егеря, но и вас натаскает, – вот теперь Михаил выглядел так, как и должен полковник космопехоты – жёстким, уверенным командиром, способным увлечь за собой солдат в круговерть абордажа корабля каэли. – Но вы должны понимать, что слушаться его при этом надо беспрекословно. Любые амбиции или чувство собственной важности следует запихать глубоко-глубоко. Если, конечно, вы хотите победить. Он готов участвовать вместе с вами, всё равно сейчас ничего не делает. Если согласен – я дам тебе его номер комлинка, договоритесь о встрече. Если нет – найду другого, но тогда большего, кроме как обучения владения гравикошками не жди.

Я внимательно посмотрел в глаза отчима, перевёл взгляд на мать и ответил:

– Ну, раз меня сегодня так удачно назначили главным… Я согласен!

Глава 6

День неприятных встреч

Естественно, что уехать в общагу я не успел, да и не стремился, если честно. Мама всё ещё сердилась из-за турнира, и мне пришлось «замаливать грехи», в подробностях рассказывая ей об университете, моей группе, соседях по блоку, короче – обо всём на свете. Новость о визите великого канцлера вызвала особый восторг. И за запись его речи я даже был торжественно прощён.

Потом меня утащили мелкие, требующие, чтобы сегодня именно я читал им сказку на ночь. Отказать двум умильным мордашкам с огромными глазищами на пол-лица, в любую секунду могущих заполниться слезами, было выше моих сил. Хотя, конечно, был способ. Достаточно было посмотреть на по-пластунски выбирающихся из комнаты близняшек кошкоидов, как приходило понимание, что под этими масками кавайных милашек прячутся жуткие монстры, способные повредить приводы дроидов, рассчитанных на работу в глубоком космосе. Были прецеденты.

Так или иначе, утром мне впритык хватило времени добежать со станции магнитно-струнного поезда сначала до общаги, чтобы оставить котов у коменданта, с просьбой Алине отвести их в комнату, а затем уже до аудитории, где проходила первая лекция. Забавно. Люди пережили три межвидовые войны, одна из которых стоила нам колыбели человеческой цивилизации – Земли (пока мы все силы бросили на отражение внешней агрессии, колыбель человечества была уничтожена космическими кочевниками – рептилицидами, внезапно появившимися в Солнечной системе), научились преодолевать гигантские расстояния, открыли нуль-связь, соединившую даже самые отдалённые сектора в единое информационное пространство – голонет. Создали виртуальность, позволяющую смоделировать абсолютно любые условия. Но при этом продолжаем учиться по старинке – с преподавателем, читающим материал, и внимательно, ну или не очень, слушающими его студентами.

Помню, первый раз я заинтересовался этим вопросом ещё в школе. Не то чтобы я не хотел туда ходить. Учёба всегда мне давалась легко, да и общение с одноклассниками, несмотря на мою склонность к интроверсии, складывалось без проблем. Просто возникла мысль, что проходи обучение в режиме виртуальности, это позволило бы значительно ускорить и удешевить процесс.

Тут тебе не надо тратиться ни на постройку школьного здания, ни на обслуживающий персонал, достаточно дать команду искину, и он за десяток-другой минут создаст тебе всё, что душа пожелает. А учителя, а учебники? Ведь и так основное время мы изучаем материал через гогласы, уже давно ставшие обыденностью и рабочим инструментом. А как иначе представить себе, как выглядели древние формы жизни Земли? По двухмерным картинкам, что ли?

Или вон – в седьмом классе мы изучали анатомию живых существ и даже делали лабораторную работу, препарируя гигантскую лягушку с Малого Мурома. Помню, девчонки пищали, вскрывая брюшко или исследуя реакцию мышц лапы на электрические импульсы. Тогда ещё главный шутник класса Матвей Узков напугал их перед уроком, что, дескать, придётся резать настоящих, живых амфибий. Визгу было…

И никто из бестолковых не удосужился подумать и прийти к выводу, что везти партию животных, предназначенных быть учебными пособиями, через половину Русского сектора очень накладно. Особенно учитывая, что французы с удовольствием покупают этих жаб в огромных количествах, почитая за редкий деликатес, ещё со времён Наполеона XII, заслужив за это прозвище «лягушатники».

А самое главное: к чему все эти трудности, если искин может легко создать цифровую копию любого существа, абсолютно неотличимую от оригинала, а гогласы и перчатки с экзоприводом с обратной связью создадут полное ощущение её материальности? А отличить животное от его электронного двойника было фактически невозможно.

Ответ, почему всё же мы не учимся в виртуале, нам дали через год, в рамках уроков новейшей истории человечества. Оказалось, что изначально разработкой систем цифровой реальности, как и многими другими проектами, позже прочно вошедшими в нашу повседневную жизнь, занимались военные. Подготовить солдата, не подвергая его смертельному риску, обкатать в условиях, не отличимых от настоящего боя, разобрать все возможные ситуации, в которые может попасть боец, и выработать у него алгоритмы действий на эти случаи – всё это позволяла цифровая реальность, создаваемая искусственным интеллектом.

Кроме того, обнаружилось, что детьми простейшие знания и действия усваиваются в виртуале гораздо быстрее, буквально закачиваясь в голову, и требовалась лишь небольшая тренировка в реале, чтобы запомнить их навсегда. Другой вопрос, что при этом катастрофически угнетаются когнитивные функции. Ребёнок теряет возможность к анализу и творческой деятельности, становясь кем-то вроде биоробота или зомби. С возрастом этот эффект сглаживается, постепенно сходя на нет примерно к двадцати пяти годам.

Исследования, направленные на изучение этого феномена, позволили сделать вывод, что причина крылась в несовершенстве виртуальной технологии. Что, в свою очередь, дало толчок к разработке более совершенных устройств, в частности шлемов, вместо громоздких капсул, но полностью искоренить этот недостаток до сих пор не смогли. Значительно уменьшить – это да, и теперь подобные методы обучения используют в подготовке рабочих специальностей и обслуживающего персонала, да и военные их с удовольствием используют для тренировок новобранцев, но даже сейчас существовали строгие лимиты по нахождению детей в виртуальном пространстве. И уж тем более любое их обучение велось по старинке.

Но так было только у нас – в Российской Звёздной Империи. А в тех же АСДП рабовладельцы использовали старые капсулы, чтобы превратить клонов, которые, выйдя из инкубационной камеры, мало чем отличались от детей, в послушных и исполнительных зомби. Это позволяло достичь сразу как минимум двух целей – быстро получить готовых работников, пусть качеством и ниже средней квалификации, и значительно сократить возможность бунта.

Так что пришлось мне послушно сидеть на лекциях, конспектируя всё сказанное преподавателем. Хорошо ещё, что от бумаги мы давно отказались в пользу гораздо более практичных голорамок, напрямую завязанных на твой личный аккаунт в голонете. Так что получить доступ к уже сохранённым знаниям можно было в любой момент. Кстати, далеко не все учителя давали информацию под запись. Многие просто по окончанию пары скидывали пройденный материал ученикам, вполне справедливо полагая, что то, что наваяли сами студенты, может кардинально отличаться от пройденного материала.

Тем не менее я внимательно слушал лектора, считая, что лучше работать сейчас, запоминая и сортируя информацию постепенно, чем учить всё скопом перед сессией, забывая через пару секунд прочитанное из-за громадного объёма не выученных данных. Так что три пары пролетели довольно незаметно. А я серьёзно проголодался и с предвкушением вкусного обеда отправился в кафе, ставшее своеобразной кают-компанией нашей команды. Да и не нашей тоже. Анастейша со своими «Ласточками» также была постоянным клиентом заведения, вызывая приступы ступора у Ивана.

Заняв полюбившийся столик в стремительно заполнявшемся помещении, я скинул сообщение ребятам, что уже жду их. Конечно, можно было позвонить, но поднос, уставленный вкусняшками, манил мой молодой голодный организм. Ранний подъём, час в поезде и четыре на занятиях пробудили во мне просто зверский аппетит. Казалось, я сейчас словно стая пиранид – сухопутных хищных рыб с планеты Небраска, Американского сектора, готов сожрать целого жукера. Эти мутировавшие жуки-навозники, достигающие двух метров в холке и обладающие способностью выживать в безводной пустыне, покрывающей семьдесят процентов планеты, являлись там практически единственным видом скота и любимой добычей исконных обитателей планеты. Те своим видом до боли напоминали хищных земных рыб – пираний, вот только плавали они в песке, с помощью какой-то врождённой псионической способности, и держались стаями, ну или косяками, от пятидесяти до ста особей в каждом.

Что это была за абилка, позволяющая этим тварям существовать в тверди земной, пусть даже немного сыпучей, было до сих пор не известно. Равно как и то, отчего, потеряв меньше определённого уровня поголовья своего косяка, эти «рыбки» утрачивали эту свою способность и просто дохли, если им не посчастливилось оказаться в этот момент погружёнными в грунт. Американцы не особо охотно, точнее совсем неохотно, пускали на Небраску исследовательские группы других наций, поскольку добывали там достаточно большое количество ценных ресурсов, пригодных, в частности, для создания эргро-кристаллов.

А ещё от того, что у тех, кому всё же «посчастливилось» попасть туда, шансы исследовать этих «рыбок» были весьма высоки, но только лишь изнутри, в качестве пищи Другими словами, монстры жрали всё подряд, всплывая прямо посреди временных стоянок, взламывая или обходя защитные поля, и действовали при этом с потрясающей изобретательностью. В итоге зачастую вся экспедиция оказывалась съеденной, невзирая на ранги и регалии. А те из учёных, которым посчастливилось выжить, в один голос заявляли о наличии у стаи группового интеллекта.

Впрочем, мне сейчас как-то не было дела до ксенофауны пустыни отдельно взятой планеты в секторе Америка, равно как и до тех, кто её изучал или, наоборот, не давал этого делать, как те придурки из «Сolorful space», наследницы земной «Greenpeace», защищавшие право монстров жрать всё, что им вздумается, и зачастую становившихся обедом для них. Да и моя команда тоже не задумывалась об этом, буквально влетев в кафе и уже через пару минут приземлившись рядом со мной с полными подносами. И на ближайшие двадцать минут всё наше внимание было сосредоточено только на еде. Даже Татьяна не заморачивалась этим извечным женским фетишем о похудании, и её порция была ничуть не меньше, чем у остальных. Хотя должен был признать, что, несмотря на аппетит, фигура у неё была что надо, без излишеств, но с вполне выдающимися достоинствами.

Потягивая крепкий сладкий чай, я, наверное, впервые за всё это время, сумел внимательно рассмотреть девушку. Нет, я и до этого видел, что она симпатичная, но в первые наши встречи мне было не до разглядывания деталей, да и всё остальное время мы проводили в виртуале. Там – да, я уже успел налюбоваться ладной фигуркой Клер, а сейчас с удовольствием отметил, что и в реале она ничуть не хуже.

Пусть сейчас на ней был не внутриигровой скафандр-комбинезон, облегающий тело и позволяющий продемонстрировать свои достоинства всем окружающим, чем беззастенчиво и пользовались девушки-игроки, естественно, подредактировав предварительно аватар. Но даже в строгой юбке до колен и блузке Таня смотрелась потрясающе. Ей бы ещё характер менее стервозный и была бы просто совершенством. Я осознал, что меня заносит куда-то не туда.

– Что? – словно услышав эти мысли, Клер посмотрела на меня. – У меня что, нос грязный?

– Да нет, – я пожал плечами. – Вроде всё нормально.

– Так чего ты тогда устав… – девушка прервалась, глядя куда-то мне за спину, и пнула под столом Ивана, с аппетитом уплетающего отбивную. – Гляди, кто пожаловал.

Айвейдер, едва не подавившийся не прожёванным куском, вскинулся было с возмущением, собираясь высказать подруге всё, что думает по этому поводу, но проследив направление её взгляда, промолчал, откашляв злополучное мясо в салфетку. Мы с Серёгой тоже перестали жевать и глотать, рассматривая приближающуюся к нам компанию.

Единственные, кого сразу можно было узнать – это ту самую Лику с подружками, обсыпанную скорлупками несчастных ксеножуков. Но сегодня они были явно даже не на вторых ролях. Первым шёл худощавый блондинчик с холёной смазливой мордой. Поглядывая на обедающих студентов, он слегка кривил губы, словно попал на скотный двор, а не во вполне приличное кафе. Безупречно сидящий костюм, явно стоящий немалых денег, шёлковый шейный платок и печатка с гербом на руке заканчивали образ эдакого «денди», снизошедшего с вершин социальной лестницы до копошащегося внизу быдла.

Я отдавал себе отчёт, что моё первоначальное впечатление о Дмитрии Измайлове, а это несомненно был он, было несколько предвзятым, ибо памятуя об истории Тани, я мысленно уже представил его для себя в довольно негативном свете. И вполне вероятно, что теперь я подсознательно пытался совместить эти два образа. Но несмотря на то, что всё это я понимал, искать в приближающемся юноше или его спутниках – паре шкафоподобных парней и уже знакомых девиц – что-то хорошее мне совсем не хотелось.

То, что встреча будет не из приятных, подтвердилось с первых секунд, стоило лишь замглавы «Небесных драконов» открыть рот.

– Надо же! А я ведь сначала не поверил, что наша Клер, с которой мы так долго возились, заботились о ней, учили, прощали некомпетентность, до тех пор, пока она не выставила нас посмешищем перед всем голонетом, так нам отплатит, – голос у блондинчика был под стать внешности – слащаво-бархатистый, заставляющий вспомнить толерантов из Третьего Евросоюза. – И вместо того чтобы попытаться исправить свои прегрешения, уведёт лучшего тактика корпорации, да ещё перед началом крупного турнира. Не ожидал от тебя.

– Дмитрий, с твоей стороны подло так говорить, – Айвейдер, успокаивая, положил руку на плечо вскинувшейся девушки. – Меня никто не уводил, я ушёл сам. А причиной послужили именно твои действия по отношению к Тане. И не стоит передёргивать.

– Ваня, Ваня. О твоём предательстве мы поговорим отдельно, наедине. – Вот теперь казалось, что молодой купец скорее шипит, чем говорит. – Или ты считаешь, что меня, Измайлова, можно вот так вот кинуть? Нет, дорогой…

– А давай я с тобой обсужу этот вопрос, – ко всеобщему удивлению, обычно спокойный Сергей не дал мне и рта открыть. – Решим проблему по-мужски – дуэлью. На территории университета это разрешено, правда, с некоторыми ограничениями, но тебя же это не остановит, правда?

Дмитрий впервые с начала разговора обратил внимание на кого-то другого, а не бывших членов его корпорации. Презрения во взгляде, которым он окатил моего соседа, хватило бы, чтобы наполнить средних размеров озеро.

– Ну да, чего ещё ожидать от… простолюдинов. – Холёное лицо блондинчика скривилось, словно он увидел кучу экскрементов. – Проиграть дуэль, а затем обвинить меня, что вы не смогли пройти отборочные – это всё, на что способна ваша бедная фантазия. Но я не обязан потакать вашей тупости.

Я с силой сжал плечо, усаживая начавшего подниматься Сергея на место и вставая сам. Быки Измайлова синхронно шагнули вперёд, закрывая своего хозяина от опасности, с презрительной усмешкой глядя на нас. А я понимал, что в этой ситуации, дойди дело до драки, через полчаса Малхорна отчислят, и именно этого и добивается этот урод. Сам-то он наверняка останется якобы пострадавшей стороной и ни при чём. Деньги родителей прикрывают вот таких сволочей надёжным щитом, да и личное дворянство ему папенька наверняка купил, раз зовёт себя «благородным», что само по себе звучит как каламбур, но блондинчика это, похоже, ни капли не смущает.

Мысли, как избавиться от урода без рукоприкладства, с огромной скоростью крутились в моей голове, но ничего дельного не придумывалось. Но и оставлять это так я не собирался. Раз уж меня сделали командиром, пусть даже против моей воли, я намеревался поставить зарвавшегося купчика на место. Пусть даже мне придётся попрощаться с мечтой о турнире и, возможно, вылететь из универа, хотя есть вариант, что мать проест плешь отчиму, и всё закончится не так страшно, всё же он не последний человек в администрации планеты. Но прятаться за спину Михаила я не собирался, хотя и от помощи отказываться тоже. Но будем решать проблемы по мере их поступления.

– Дима, Дима. Ты опять за старое, – видимо, боги, в лице прекрасной Анастейши, были сегодня на нашей стороне, и мне не пришлось рихтовать эту мерзкую смазливую морду. – Те же приёмы, те же слова, даже «быки» и то те же. За два года ничего не поменялось.

Не заметивший появления девушки Измайлов на мгновение поменялся в лице, скривившись, словно сжевал лимон целиком, но тут же совладал с мимикой и расплылся в слащавой улыбке.

– Графиня. Какая радость видеть вас снова! – интонация так и сочилась мёдом и елеем, да и вид блондинчика стал угодливо-заискивающим. – Это честь учиться с вами в одном университете. Но, сударыня, вам не по статусу сие заведение. Позвольте же пригласить вас…

– Благодарю, но я сама решу, где, а главное с кем, мне обедать. Тем более что твоя, Дмитрий, компания, не прельщала меня ни два года назад, ни сейчас, – в голосе Анастасии зазвучала сталь. – Однако, по старому знакомству, хочу тебя предупредить, что я буду отслеживать происходящее. И если ты ещё раз попытаешься свести счёты с Иваном или кем-то из его команды, мне придётся вмешаться. И вот тут пригодится коллекция твоих подстав, собранная мной ещё тогда. Как знала, не удаляла.

– Они увели…

– В своих бедах виноват ты сам, – не дав Измайлову продолжить, девушка слегка повысила голос. – Если совершил подлость – не жди, что это будут терпеть. Мы не в Американском секторе живём и не клоны бесправные. А крепостное право, если ты так бравируешь своим «личным» дворянством, отменили ещё до выхода человечества в космос, в 1861 году.

Блондинчика, видимо, не ожидавшего такой отповеди, аж перекосило. Покраснев лицом, он сжимал и разжимал кулаки, и казалось, он был готов кинуться на Анастейшу. Его «быки» тоже угрюмо посматривали в её сторону. Но наш дружный, вместе со вскочившими Серёгой и Иваном, порыв прикрыть и защитить был погашен властным жестом девушки. А точнее графини, ибо во всём: позе, повороте головы, выражении лица – прослеживались поколения благородных предков.

И блондинчик это понял не хуже нас. И хоть «Торговый дом Измайловых» был довольно крупным и известным в нашем секторе, бодаться с родовой аристократией он рангом не вышел. Так что, скрипнув зубами, Дмитрий развернулся и покинул кафе, сопровождаемый верными бодигардами и семенящей сбоку и верно заглядывающей ему в глаза Анжеликой.

– Благодарю. Мне очень приятно, что остались рыцари, готовые вступиться за даму, – стоило «драконам» скрыться из виду, Настя повернулась к нам, вновь став пусть и красивой, но обычной девушкой. – Ваня, ты выглядел таким решительным, что я сразу почувствовала себя в безопасности. Но хочу вас предупредить. Не связывайтесь с Дмитрием. Он не самый благородный человек, думаю, вы это уже поняли. Подставить другого для него ничего не стоит. Да, и за Таней присмотрите. Она девушка гордая, но в отличие от меня, ей действительно нужна поддержка.

Как мне показалось, Айвейдера Анастейша всё же немного троллила. Ибо от её похвалы тот мгновенно превратился в столб с ярко-пунцовыми щеками. В принципе, не заметить, что Иван неровно к ней дышит, было невозможно. И, наверное, только он сам считал, что никто ничего не знает. Мы же старались тактично не замечать происходящего.

А вот Клер идея о присмотре за ней пришлась не по душе. Она возмущённо вскинулась, уставившись на блондинку, набрала в грудь воздуха для отповеди и… сдулась, как воздушный шарик, натолкнувшись взглядом на ухмылку и иронично поднятую бровь Насти. При этом смущённая, покрасневшая Таня выглядела настолько «кавайно», как говорят ниппонцы, что захотелось её не только защищать, но и просто затискать, как мои мелкие сёстры кошаков.

Поймав себя на этой мысли, я вздрогнул. Что-то последнее время я чересчур много об этой вредной заразе думаю. Как бы не… Да нет. Быть не может. Мне всегда нравились девочки другого плана, тихие домашние отличницы, всегда ведущие себя правильно и не скачущие по веткам с винтовкой. Наверно, это подсознательное чувство вины за то убийство, когда она в одночасье стала печально знаменита, что и привело её к нам. Хм. Вот теперь осталось решить – хорошо это или плохо.

Усилием воли заставил себя отвлечься от самокопания и сосредоточиться на текущих проблемах. Несмотря на помощь Анастейши, оказавшейся к тому же графиней, конфликт с Измайловым нельзя было считать исчерпанным. Правильно она сказала, что за самым слабым нашим звеном – Айвейдером и Клер, нужен пригляд, пусть даже через голонет. Надо будет заставить их настроить комлинки на экстренную связь, а лучше на постоянное позиционирование, чтобы мы с Серым в любую секунду могли прийти к ним на помощь.

В себе я не сомневался. Основы армейского рукопашного боя мне вбили основательно, да и тренировки я не прекращал. Почему-то, в отличие от тира, здесь у меня не было ассоциаций с отцом. Может, из-за того, что стрелковой подготовкой он занимался со мной сам, а в зале – инструктор, пусть и его друг? Не знаю. Главное, что я был уверен, что прикрыть кого-нибудь из ребят до приезда полиции сумею. Не победить, раскидав нападавших, как слепых котят – веру во всемогущество руко-ногомашества из меня выбили первым делом и в прямом смысле этого слова – а именно защитить, задержать агрессоров, при этом оставшись живым и относительно целым.

Сергей, судя по его реакции сегодня, тоже вполне может постоять и за себя, и «за того парня». Более того, кажется мне, что есть у него какой-то секрет, да и Анастейша смотрела на него так, словно вспомнила что-то после долгих и мучительных попыток. Но как по мне, это чисто его дело. Не хочет говорить – не надо. Лезть в душу будет не по-товарищески и уж тем более – не по-дружески.

– О чём задумался, командир? – отвлёк меня от размышлений голос соседа. – Даже с Настей не попрощался.

Я осмотрелся. Действительно, девушка уже сидела с подругами за столиком на другом конце кафе. Что-то я слишком глубоко ушёл в себя, надо будет извиниться как-нибудь. А то кто этих аристократов знает, возьмёт ещё и обидится. Ну да ладно. Сейчас главное решить вопрос с безопасностью.

– Значит так. Вы двое, – я указал на Ивана с Таней, – сейчас настраиваете комлинки в режим тревожной кнопки, с тройной активацией: по голосу, жесту и «горячей клавиши». Возражения не принимаются! Напомню, вы сами отдали мне полноту власти, так что будьте добры подчиняться. Не нравится – командуйте сами.

Это в основном было сказано для уже собиравшейся возмутиться Клер, но и Айвейдер тоже порывался поиграть в героя. Однако под моим напором оба тут же сдулись и послушно зарылись в настройки.

– В качестве приёмников указываете меня и Серого одновременно. Сигнал делайте с позиционированием и стартом записи, с одновременным дублированием на облако, – тут мне пришла идея, чем занять остальных, пока я пойду на встречу с возможным будущим тренером. – Кстати, меня сегодня не будет некоторое время. Поэтому вместо тренировки сядьте и обсудите название команды и все технические вопросы, типа сетевого хранилища и так далее. Накидайте несколько вариантов. Приду – выберем лучший.

И пока моя команда приходила в себя от шока, я быстренько собрал вещи и отправился в общагу. Время поджимало, опаздывать на встречу с найденным мне отчимом наставником не хотелось. Военные, а особенно в чинах, терпеть не могли непунктуальность. Так что следовало поспешить, чтобы не быть с ходу посланным далеко и надолго. Тем более, как сказал Михаил, характер у этого отставного солдата был совсем не сахар.

Шикнув, чтобы не мешали, на бросившихся ко мне, стоило лишь открыть дверь комнаты, котов, заскучавших в одиночестве, я быстренько переоделся и устроился на удобном ложементе кресла. Шлем привычно скрыл от меня реальность, чтобы через несколько секунд высветить яркими красками мир цифровой. Привычно активировав вход в «Экспансию», я через пару мгновений оказался на одной из точек входа в Городе. Встреча с кандидатом в тренеры Серёги должна была проходить в кафе «Гарцующая капибара», принадлежащего довольно известной корпорации «Ширый Гендальф».

Сам я себя к любителям старины не относил, хотя последнюю постановку в голонете смотрел и мне даже понравилось. Хотя вряд ли автор реально задумывал гонки на космических яхтах, бои в пустоте на эргро-клинках и, как апофеоз, падение неуправляемого корабля в чёрную дыру. Особенно эпично в этот момент смотрелись последние слова капитана Горлумова: «Спасайтесь, глупцы! Я не могу оставить мою прелесть!»

Узнать ожидающего меня мужчину было не сложно. Во-первых, даже в виртуале чувствовалась военная выправка, а во-вторых, он единственный во всём заведении не стал придавать аватаре ни нарочито брутального, ни неестественно красивого вида. Каюсь, даже я не удержался, чтобы подправить лицо для придания большей мужественности, но моему визави этого явно не требовалось. Достаточно было натолкнуться на холодный взгляд прозрачных голубых глаз, словно бы прикидывающий, как тебя ловчей убить, и ты тут же забывал о старом, изрезанном морщинами лице его хозяина.

– Можно? – подойдя к столику, я указал глазами на свободный стул. – Я Дан…

– Можно Машку за ляжку, – голос старого вояки был под стать владельцу, скрипучий и противный. – М-мазута, ядри мой корень. Пустоты не нюхали, плац не топтали, а гляди ты, воевать собрались. Приз им подавай. Ты сначала в сапогах годик-другой помаршируй, чтобы человеком стать, жить научись по уставу, а не как эти, пацифисты, ядри мой корень. А я тебе так скажу, хоть бы ты и педераст, а отслужить должен.

– Ясно. Спасибо, что согласились встретиться, – выслушивать дальше этот бред я не был намерен, времени и так оставалось мало. – Как только демобилизуюсь, дам вам знать. До свидания.

– Сядь! Обиделся он, ядри мой корень, – старик, а если присмотреться, то, наоборот, мужчина, перешагнувший порог зрелости, просто косящий под пожилого, резанул меня взглядом. – Вед сказал, что у тебя проблема с егерем. Так вот лучше меня никого не найдёшь. Тридцать пять лет я в пауканах оттрубил.

– Не сомневаюсь, – я сел на предложенный стул. – Вот только с дерьмом мешать себя и свою команду не позволю. Пусть мы не воевали и действительно идём на турнир за призом – это не повод нас оскорблять.

– Гордый, значит, ядри мой корень.

– Нет. И что такое субординация, и что, если наставник сказал справить малую нужду, то не нужно начинать снимать штаны, я прекрасно понимаю, – я уставился в блестевшие холодными льдинками чёрные дыры, источавшие арктический холод, по недоразумению названные глазами. – Но это одно дело, а позволять об себя вытирать ноги я не намерен. Михаил просил отнестись к встрече серьёзно, я это сделал. Думаю, больше нас ничего не связывает. Счастливо оставаться.

– Погоди. Признаю, я немного перегнул, – мужчина поморщился. – Уж извини старика. Но должен же я был посмотреть, что ты за человек. Как-то у меня нет желания связываться с каким-нибудь сопляком, считающим, что раз за него походатайствовал Железный Ведмед, то круче него только горы на Альмеди-18. Но ты, как я погляжу, вполне адекватный и понимаешь, что к чему, так что я готов вступить в твой отряд.

– Благодарю за лестную оценку моих качеств. Но не думаю, что наша команда соответствует вашим запросам, – плясать от радости, услышав это, я не торопился, равно как и рубить с плеча – уж слишком негативным было общее впечатление, но наставник нам был нужен. – Если возьмётесь обучить нашего бойца премудростям управления боевыми латами егеря – буду благодарен. Но считаю, что нам стоит этим и ограничиться.

– А твои-то не будут возмущаться, узнав, что ты меня не взял? Я-то солдат опытный и мог бы значительно вас усилить, – старый солдат откинулся на стуле, наблюдая за моей реакцией.

– Они сами сделали меня командиром, и им придётся принимать мои решения. Ответственность за них, если что, я тоже понесу сам, и они это знают. Так что…

– Хорошо. Тогда передай своему человеку, занятия начнутся завтра, в это же время. Пусть подходит к заведению «Заводной паукан» в Восточном районе. А сейчас извини, я выхожу.

– Мы придём. До встречи.

Фигура моего собеседника растворилась в воздухе. Теперь нужно было обрадовать ребят. Ну и конечно, выбрать нам название. Что я буду за начальник, если отдам распоряжение и сам про него забуду.

* * *

Крышка капсулы виртуальной реальности, украшенная красным крестом, зашипев, скользнула в сторону. Ложемент поднялся, позволяя лежащему на нём мужчине уцепиться за ручки, приваренные на корпусе, и одним рывком перенести тело в инвалидное кресло, стоящее тут же. Моложавый мужчина с прозрачными голубыми глазами, бездумно смотрел перед собой, совершенно автоматически нащупав в боковом кармане пачку сигарет и зажигалку. Струя дыма унеслась к потолку, заставив среагировать домашний имитатор.

– Илья Михайлович, это седьмая сигарета за двенадцать часов. Ваши анал…

– Заткнись. Вызов абонента Железный.

Бывший майор егерей, ныне комиссованный по ранению, ведь даже современная медицина, казалось, могущая вернуть мёртвого с того света, не научилась ещё восстанавливать повреждённый спинной мозг. Нижняя половина солдата, раньше наводившего ужас на врагов, не успевавших уследить за его перемещениями, теперь была полностью парализована, оставив ему для полноценной жизни лишь виртуал.

Пискнул сигнал соединения.

– Вед? Это я, – к потолку унеслась очередная струя дыма. – Кажись, я облажался. Решил твоему пасынку стресс-тест устроить.

– Послал?

– Угу. Дескать, к сожалению, мы не соответствуем вашим высоким запросам.

– А с егерем их чего?

– Ну, тут удалось договориться. Натаскаю парнишку, научу чему смогу.

– Понятно. Короче, Даниилу я говорить ничего не буду. Сам заварил кашу – сам расхлёбывай. Единственное посоветую, покажи, что ты не такой мудак, каким хотел показаться. Помоги им, покажи пару-тройку тактических приёмов. Подскажи ошибки. Но не в приказном тоне, это тебе не армия. И глядишь, тебя признают за своего и возьмут в команду.

– Скажи мне пару лет назад, что я буду унижаться перед сопляками, чтобы в каком-то вшивом виртуальном турнире поучаствовать, ни за что бы не поверил.

– А ты не унижайся, – в голосе Михаила лязгнул металл. – Ты просто человеком будь. Пасынок у меня парень правильный, и что такое честь, знает. Думаю, что и в команду он себе таких же ребят набрал. Так что давай, действуй. До связи.

Комлинк пискнул, обрывая разговор. Майор высоко мобильной штурмовой пехоты Илья Михайлович Головин с позывным «Каракурт» ещё некоторое время молча курил, поглядывая в потолок. Потом затушил бычок сигареты и снова полез в капсулу. Следовало подготовить полигон. Свою работу, будь то убийство ближних и дальних своих или обучение этой премудрости молодого поколения, он привык делать идеально.

Глава 7

Затишье перед бурей

Сосулька ударила в то место, где ещё пару мгновений назад была моя голова. Не успей я укрыться, вполне мог пройти хедшот, но сегодня я не собирался позволять расстреливать себя безнаказанно. За ту декаду, что прошла с нашего последнего тренировочного боя, мы таки сумели создать подобие команды, да и я, наконец, полностью перестроил поведение с «домоседа»-крафтера на лихого штурмовика. Вот и теперь не планировал отсиживаться, ожидая, пока меня возьмут в клещи пара героев противника – танк со щитом и плазмомётом ближнего боя, фактически аналогом огнестрельного дробовика, и всё тот же псионик, орудующий льдом и телекинезом.

Тактический модуль исправно подсвечивал вражеские тушки, считывая данные с визора Малхорна, затаившегося поблизости. Поэтому мне даже не надо было высовываться, подставляясь под ответный огонь, достаточно было выставить свой верный «Клык» совместить маркеры прицела и дать короткую очередь шоковыми зарядами, замедляя и так неповоротливого тяжёлого бойца. Особого урона я ему не нанёс, но теперь был ход Серёги.

Сосватанный мне отчимом тренер, несмотря на довольно жёсткое знакомство, действительно оказался профессионалом. «Каракурт», как он представился, за полторы недели сумел сделать из моего соседа эффективную боевую единицу, способную наводить страх и ужас в стане противника. Точнее, Малхорн и до этого орудовал оружием ближнего боя как бог, но бывший егерь научил его, как это совместить с использованием гравитационных кошек и быстрыми перемещениями. Ну и свою роль сыграл выбор лат, позволив Серёге максимально воспроизвести свой стиль боя из предыдущей игры, где он был матёрым убийцей.

Дело в том, что кошки боевых доспехов «высоко мобильных штурмовых единиц», являющиеся по сути гравитационными якорями, никак к самой броне не крепились, действуя эдаким направленным туннелем, по которому егерь падал, подчиняясь изменённым законам физики. И каждый боец нес их с собой добрый десяток, выстреливая из специального метателя по мере необходимости. Самые опытные могли создавать в замкнутом пространстве целую объёмную паутину из разнонаправленных туннелей, по которым они носились с огромной скоростью, появляясь с самых неожиданных направлений и после атаки стремительно исчезая.

Серёге до подобного мастерства было как до Атланты ползком, кроме того, тогда терялся весь его боевой опыт как паука-эльфа, из IMW. Поэтому Каракурт, недолго думая, вручил ему доспехи горного спасателя. Оказывается, в «Экспансии» был их аналог, с бронированием первого класса. Кроме уровня защиты, от стандартных егерских они отличались тем, что кошки тут крепились на длинных, тонких, но невероятно прочных шнурах из мономолекулярного волокна. И это открывало огромные тактические возможности.

Вот и сейчас, затаившийся на вершине скалы начинающий егерь не просто транслировал мне передвижения противника, но и готовил им большую пакость. Точнее, одному из них, а именно псиону, чуть ли не вприпрыжку рванувшему вокруг укрытия, заходя мне в тыл, занятому перестрелкой с танком.

Роль приманки мне не то чтобы не нравилась, просто было неуютно каждую секунду ожидать удара в спину, если напарник не справится. Серёге я доверял, но тем не менее раньше подобную тактику мы не использовали, и оттого приходилось прилагать некоторые усилия, заставляя себя оставаться на месте, стреляя только в танка, а не крутить головой на триста шестьдесят градусов, изображая из себя спятившую сову. Но стоило позади раздаться какому-то шороху, как измотанные ожиданием нервы не выдержали, и я перекатом ушёл в сторону, тут же целясь в нового врага… который возносился ввысь, хаотично суча ногами и вцепившись руками в петлю из мономолекулярного троса, обвивавшего его шею. А довольный собой Малхорн продолжал тащить попавшего в ловушку псиона, пользуясь преимуществом экзоскелета в силе.

Блоком изобретательному убийце послужил скальный выступ, расположенный немного выше уступа, где затаился сосед. Так что вскоре он и жертва встретились буквально лицом к лицу, что последнего совсем не обрадовало. Как и виброрапира, вонзившаяся точно в сердце неудачливого псиона, с лёгкостью пробив его защитное поле и мгновенно обнулив хит-поинты. Правда, этого я уже не видел, поскольку танк, заметивший, что обстрел прекратился, логично решил, что если кондратий меня ещё и не обнял, то собирается сделать это буквально через секунду-другую. То бишь весело ломанулся вперёд, посмотреть на мою мертвую тушку, а может, и поучаствовать в её убиении.

Естественно, что живой и здоровый я, целящийся куда-то вверх, вызвал у него вполне обоснованное недоумение, кстати, надо не забыть поинтересоваться у Алины, может ли искусственный интеллект вообще его испытывать, ведь нашими противниками сегодня опять были персонажи под управлением центрального ИИ «Экспансии». Но, какие бы чувства ни одолевали конкретно этого бойца, он не забыл пальнуть из своей дуры, слегка зацепив плечо и снеся часть очков брони, заставив меня резво стартовать прямо из положения сидя.

Не могу сказать, что бег по пересечённой местности вокруг скалы, когда за спиной мерно топает враг, время от времени подгоняя выстрелами из плазмогана, относятся к моим любимым развлечениям. А уж когда к этому присоединяется сосед, которого я, видимо от помутнения разума, уже начал считать другом, становится совсем весело.

– И вот наш фаворит выходит на очередной круг, – эта сволочь, расправившись с беззащитным псионом, по-прежнему сидела на вершине и не просто комментировала мой забег, а судя по всему, снимала видео. – Вы только посмотрите, дорогие голозрители, как легко он увернулся от рассеянного заряда плазмы, ловко укрывшись за поворотом. Вот что значит настоящий класс. Такие гонки нам нужны!

– Серёга, падла, я же отомщу, – скорость у меня с танком была примерно равна, и кидаться куда-нибудь в сторону смысла не имело – поблизости не было ничего, где можно было бы укрыться. – Хорош ржать, убей уже этого урода.

– Но что мы видим, лидер забега сдаёт свои позиции и просит помощи у команды. Нет, господа, это не наш метод, – Малхорн продолжал развлекаться, понимая, что выбора-то у меня особого нет, – быстро завалить тяжело бронированного танка мне не светит, а на ближней дистанции его плазмомёт с пары попаданий отправит меня на перерождение. – Ну-ка, шире шаг, чётче работа руками. Раз-два, раз-два.

Множество эпитетов теснилось у меня на языке, но высказываться я не спешил, ибо, с одной стороны, прекрасно понимал решившего поразвлечься, пусть даже за мой счёт, соседа, ведь график учёбы и тренировок у нас был очень напряжённым и расслабиться времени совсем не оставалось. С другой – из всего объёма матерных и не очень слов я выбирал наиболее подходящие к ситуации, складывая их в многоэтажную конструкцию таким образом, чтобы и на личности не перейти, и выразить всё своё негодование.

Наши странные гонки были прерваны на самом интересном месте, когда в шлем упрямо волокущегося за мной танка один за другим прилетели парочка хедшотов из тяжёлой снайперки, разом обнулив его очки жизни. Причём я это заметил не сразу и, в очередной раз обогнув каменный клык, едва не споткнулся о дохлую тушку своего преследователя. И только тогда понял, что уже секунд пять не слышу Серегиных подколок.

Один взгляд на тактическую карту прояснил ситуацию, но даже этого уже не требовалось. Из-за каменного отрога, служащего разделителем линий на этой карте, явно рисуясь, вышла Клер с винтовкой на плече. Даже разделяющие нас полсотни метров и надетые на неё латы не смогли скрыть ту волну презрения, которой нас окатила надменная девица. Простояв ещё секунду, она с пренебрежительным «Нубы» закинула оружие себе на плечо и гордо удалилась.

С тихим шорохом за моей спиной приземлился Малхорн. Зажужжали катушки на предплечьях, сматывающие мономолекулярный трос.

– Это… извини. Я не ожидал, что так получится, – было слышно, что Серёга заметно смущён. – Ты не думай, я видео удалю, слово даю.

– Да забей. Нашей мадаме всё равно не угодишь, как ни старайся, – я старался казаться эдаким непробиваемым малым, но перед глазами до сих пор стояла покачивающаяся филейная часть нашего снайпера. – Но не надейся, что тебе это сойдёт с рук. Я человек добрый, но память у меня плохая – отомщу, забуду и ещё раз отомщу.

– Замётано, – он хлопнул мне по ладони, подтверждая сказанное. – Сколько там времени? Заканчиваем скоро?

– Еще пара минут есть, но думаю, что можно уже выходить. Смысла дожидаться последних секунд я лично не вижу. Сейчас только скину сообщение остальным.

За прошедшее время ежевечерние тренировки с последующим разбором полётов от Айвейдера и, к удивлению всех нас, присоединившегося к нему Каракурта, стали уже привычным делом. Насчёт последнего я поначалу сильно сомневался, памятуя нашу первую встречу, точнее его отношение, но отставной военный вёл себя адекватно и вежливо, словно и не было того пренебрежения к «гражданским штафиркам», решившим поиграть в войнушку. То ли действительно тогда была проверка, то ли ещё что, вникать в процессы, происходящие в голове егеря, я не собирался, но вот его советы оказались чрезвычайно полезны.

Например, выделить время для тренировки метания гранат различных систем и назначений, ведь за счёт их использования можно было значительно расширить функционал того же хила, дав ему возможность выступить эдаким козырем, способным изменить ход боя. Не то чтобы мы сами не знали об этом, но именно Каракурт не просто донёс до нас важность и функциональность их использования, но и каждому подобрал свой набор гранат, мин и прочих устройств для убийства разумного разумным, с учётом выбранного оружия и роли в бою.

Так Риве не досталось практически ничего, кроме пары обычных наступательных, поскольку он, как танк, всегда находился на передовой, в гуще событий, и отвлекаться на то, чтобы выбирать, что именно и куда бросить, времени у него не было. А вот для того чтобы проверить подозрительное место, имеющихся двух хватало за глаза. Зато Верулентности пришлось проходить усиленный инженерно-сапёрный тренинг, заучивая типы и виды гранат и мин и способы их установки.

Конечно, с одной стороны, значительно возрастала нагрузка на хила, к тому же столь необходимые для прокачки кредиты уходили на закупку и модернизацию нового вооружения, но с другой – в формате МОБА, когда команда ограничена всего пятью бойцами, чистый лекарь был излишней роскошью, вот приходилось выкручиваться, совмещая. Вера это тоже прекрасно понимала, поэтому хоть и бурчала, требуя после нашей несомненной, по её мнению, победы, поход в кафе с покупкой самых лучших вкусняшек, пахала как проклятая, зубря названия, внешний вид и принцип применения своих новых игрушек, подсунутых Каракуртом.

Так что, незаметно для всех, через неделю отставной егерь уже сидел с нами в кафе после тренировок, как практически полноценный участник команды. Тем более что произошло это на фоне появления пары недостающих нам, до полного комплекта, бойцов. Ещё одни Сергей, с прозвищем Тёма, от фамилии Артёмченко, и Артём, которого называли Карась. Этот казус с именами и прозвищами всегда поначалу вызывал небольшую неразбериху среди не знакомых с ними ранее людей. Но я своей волей, как капитан команды, постановил обращаться к ним только по прозвищам, тем более ребята сами это предпочитали, так что проблем с общением у нас не возникло.

Это были мои знакомые ещё со школы, мы вместе ходили на пострелушки в тир и на полигон. Ребята неплохие, в достаточной мере адекватные, да и как бойцы были вполне опытными. В «Экспансию» оба играли, но время от времени, предпочитая различные стрелялки. Хотя одно время состояли в довольно крупной корпорации, но авантюрный склад характера не позволил задержаться там надолго. Предложение выступить на турнире они восприняли с энтузиазмом, тем более сами искали такую возможность.

Не то чтобы я возлагал на них особые надежды. Точнее всех об этих товарищах высказался Каракурт, после первого же пробного боя, мол, раздолбаи, но могут быть полезны, если держать их на коротком поводке и душить излишнюю инициативу в зародыше. С этим я был полностью согласен.

Увлёкшись, они могли совершенно забыть о цели игры, поэтому за ними нужен был постоянный контроль. Со своей стороны я провёл им полноценную моральную накачку, одновременно поманив «сладким калачом» в виде личного искина и пообещав лично оторвать все выступающие части тела, если мы завалим турнир из-за их неорганизованности. Ребята прониклись, но вот насколько хватит их готовности слушать и подчиняться, я не знал.

Конечно, никто не собирался сразу бросать их в бой. Всё же в основном они нужны были нам как запасные, да и правила требовали восемь человек в составе команды, но мало ли что могло случиться, держать балласт нам тоже было не с руки. Так или иначе, но мы были настолько готовы к турниру, насколько это вообще было возможно в нашей ситуации. Именно это и высказал Иван, стоило нам расположиться в виртуальном кафе, фактически ставшим нашей штаб-квартирой. И судя по кучкующимся по восемь человек компаниям за другими столиками, не только нашей.

– Итак, – Айвейдер взял слово первым. – По итогам сегодняшней тренировки можно сказать, что мы сделали всё, что только было возможно. Отработано взаимодействие с хилом и танком. Подготовлены тактические схемы как атаки на вражеские бастионы, так и защиты своих. Распределены роли для захвата и удержания вымпелов. И прочее. Как ответственный за тактику, могу заявить, что мы готовы. Региональный турнир на какой-нибудь отдалённой планете мы бы выиграли с лёгкостью. Но нам предстоит схлестнуться с лучшими из лучших в «Экспансии». С командами корпоратов, для которых эта игра – заработок, и за свои деньги они будут рвать глотки. И если мы не отнесёмся к этому максимально серьёзно, не как лёгкому развлечению на пару вечеров, а каждый день, час и минуту работая над собой, нам победы не видать.

Видимо, мой забег уже стал достоянием гласности, но извиняться или оправдываться я не собирался, командир я или нет. Сами выбрали, вот и пусть терпят. Конечно, я не намеревался самодурствовать, злоупотребляя своим положением, но считал, что этот эпизод не заслуживает подобного внимания.

– Я сейчас говорю даже не о нашем спринтере, хотя уж ты, Даниил, как капитан, мог бы проявить большую сознательность, – всё же Иван уже давно варился в этой игровой, а скорее клановой кухне, и точно подметил моё настроение. – Мы все понимаем, что фактически заставили тебя стать нашим лидером. И ты делаешь всё, что можешь. Это обращение ко всем, на будущее. Всё! Игры в песочнице закончились. Каждая ошибка, совершённая по нашей же дурости, – это просто подарок команде противника. Давайте не создавать сами себе трудностей, чтобы потом не надо было их отважно преодолевать.

Все прониклись, ну или хотя бы сделали вид. Внимательно глядя на окружающих меня товарищей, я вдруг понял, что каждый из них глубоко внутри прячет неуверенность в себе и своих силах. В возможности достижения той цели, которую мы себе поставили. Странно. Раньше я не замечал за собой способности так ясно чувствовать эмоциональный настрой окружающих. Может быть, это произошло из-за того, что мы находились в виртуальной реальности, а современные системы считывали весь спектр эмоций, отображая его мимикой аватара.

Конечно, многие устанавливали уровень данной функции на минимум, ведь далеко не каждому хочется, чтобы его самые тайные чувства были открыты любому, но при этом игровая кукла – alter ego игрока, воплощённое в виртуальной реальности, становилась похожа на пластикового болванчика. Застывшее, безэмоциональное лицо, глядящее на всех не моргающим взглядом, нередко пугало окружающих, поэтому неписаным правилом хорошего тона было выставлять параметр эмоциональной мимики не меньше чем на тридцать процентов.

Хотя вполне возможно, что я просто переношу на остальных свои тревоги и внутреннюю неуверенность. Всё же чем ближе старт турнира, тем я всё больше понимал, в какую передрягу мы ввязались. Благо ещё, что учёба и тренировки не оставляли особого времени для рефлексии, иначе я бросил бы эту затею ещё неделю назад. Но сегодня, глядя на свою команду, мне вдруг стало ясно, что раз уж меня избрали командиром, пусть даже это был компромиссный, «лучший из худших» вариант, я просто не имею права раскисать и должен поддержать и направить своих товарищей. Дать им стимул вступить в схватку с сильнейшими корпорациями «Экспансии».

– Ваня всё правильно сказал, – я со стуком поставил свой бокал на стол, разом прекращая поднявшийся было, после слов тактика, шум. – Наши враги умелы и многочисленны, и никто из них не спустит нам ошибок или промахов. Но посмотрите на себя. Кого вы видите? Лично я – команду, способную дать бой любому сопернику. И у нас есть все возможности для этого.

Теперь во взглядах ребят не было нервозности. Они с интересом ждали, что же будет дальше. Честно говоря, я не готовился сегодня толкать речь, как, впрочем, не собирался этого делать и позднее. К своим обязанностям капитана я относился постольку поскольку, считая себя скорее «свадебным генералом», чем реальным командиром. Тем более у нас были гораздо более опытные товарищи, как тот же Айвейдер или Рива. Но сейчас, впервые в жизни, я ощутил реальный подъём от того, что люди готовы слушать меня, и главное, мне было, что им сказать.

– Как говорил один очень умный человек в древности, ещё в двадцатом веке – кадры решают всё. И вот с ними у нас полный порядок. Наш тактик – Айвейдер, – я указал на Ивана, и восемь пар глаз скрестились на парне, заставив того нервно заёрзать. – Прекрасный специалист, досконально знающий все тонкости игры. Способен найти выход из любой задницы и разработать выигрышный план, несмотря ни на что. Все вы видели, с какой страстью и ответственностью он подошёл к подготовке. И именно благодаря ему сегодня мы максимально готовы к бою. Трижды ура Ивану!!!

Команда разразилась восторженными криками, некоторые стали хлопать по плечам смущённого парня, а Верка окончательно превратила его в помидор, подскочив и чмокнув в губы. Пришлось немного подождать, пока накал страстей спадёт.

– Но кто будет претворять в жизнь гениальные тактические находки? – Когда все затихли, я продолжил: – Итак, наша несокрушимая скала, в тени которой мы будем прятаться от шквального вражеского огня – Рива! Толстая, непрошибаемая броня и такой же лоб. Будьте уверены, он выживет даже в эпицентре ядерного взрыва. И пусть злопыхатели говорят, что это от того, что мозг у него как у таракана, дескать, тоже живучие, но мы-то знаем, что это гнусные инсинуации и верим в нашего танка.

Смутить Сашку я даже не надеялся, собственно и не получилось. Под бурные аплодисменты он поднялся со стула, раскланиваясь во все стороны, словно артист больших и малых академических театров на своём бенефисе. Настроение у команды уже явно исправилось, но останавливаться я был не намерен. Мне нужен был, а теперь я понимал чётко – я буду бороться за приз турнира, сплочённый коллектив, и посиделки, подобные сегодняшним, когда есть что вспомнить, один из путей его создать.

– Но если вы думаете, что одной брони достаточно, вы явно ошибаетесь. Всегда найдётся кто-то, кто проковыряет в ней дырку побольше. Так кто же вытащит вас за шкирку с того света, взбодрит, ободрит и снова отправит в бой? Конечно, только она, наш ангел-хранитель, мать Тереза и Панацея в одном флаконе – Верулентность!!! Кстати, в свете последних событий реанимацию она теперь проводит шоковой гранатой.

Вера с визгом подскочила с места, тут же повиснув у меня на шее. Её детская непосредственность вызвала взрыв смеха у всех присутствующих, но саму девушку это ничуть не смущало. Дождавшись, пока получившая свою порцию внимания хилерша усядется назад, я продолжил:

– Мы разобрались, кто сохранит наши шкурки в целости и сохранности, теперь посмотрим, кто же наделает дырок во вражеских, – я обвёл взглядом собравшихся, выбирая с кого начать. – Думаю, мужчины пропустят даму вперёд. Итак, встречайте, первая среди равных. Тень в ночи, несущая смерть. Та, что способна переломить ход любого боя. Та, чья красота и ядовитый язычок едва ли не смертоноснее её же выстрелов. Единственная и неповторимая – Клер!

Общая атмосфера веселья подействовала даже на нашу стервочку. К тому же какая девушка не любит комплименты, пусть и довольно специфические. Вот и Татьяна, избавившись, наконец, от своей вечно недовольной мордашки, заливисто смеясь, раздавала воздушные поцелуи. И я понял, что без своего фирменного выражения лица – «королева перед смердами», она гораздо-гораздо симпатичнее. А её улыбка буквально ослепляет.

Я мотанул головой. Жаль, в «Экспансии» не было боли как таковой, иначе обязательно ткнул бы себя вилкой в ногу. Девица, конечно, была чудо как хороша, тут я прекрасно понимал того мудака из её прежней корпорации, пожелавшей заполучить её в постель. Но, во-первых, сейчас было не время и не место для амурных мечтаний. А во-вторых, я не был уверен, что мне нужны все эти головняки с её характером, которые, несомненно, возникнут, стоит начать ухаживать за Клер. Так что, как там пели в старой песне – «Первым делом космолёты, ну а девушки потом».

Пока я отгонял призрак Амура, маневрируя и сбивая тому прицел, народ немного успокоился и жаждал продолжения. Не знаю, насколько эффективен был подобный метод психологической накачки, но сейчас я не чувствовал в команде той обречённости, неуверенности в своих силах, что была раньше. Даже хмурый Каракурт поглядывал по сторонам с весельем во взгляде.

– Следующий боец пришёл в «Экспансию» недавно. И слава богу, ибо иначе он давно уже был бы в какой-нибудь крупной корпорации, завалившей бы его плюшками, лишь бы только заполучить в свои ряды. Его клинок подобен перу, которым он пишет истории побед, – я уже ощущал себя заправским конферансье, представляющим публике бойцов перед поединком. – Подобно мифическому герою древней Америки – Человеку-пауку, он проносится сквозь поле боя, плетя свою паутину, в которую заманивает противника. Итак, гроза псионов, страх и ужас снайперов и прочих рог – Малхорн!!!

Серёга, поднявшись с места, раскланялся со всеми, словно бы был аристократом. Причём чувствовалось, что подобное для него не впервой и особого трепета не вызывает. Вкупе с его действительно виртуозным обращением с эргро-клинками или виброрапирой выглядело это так, будто он действительно был потомком древнего рода, с детства приученный к мечу и этикету, но… если честно, мне было плевать. Упрекнуть соседа было не в чем. Он был отличным товарищем и всегда держал слово. А что там у него за душой, было только его делом. Играть ему это не помешает, иначе Серёга наверняка предупредил бы о возможных проблемах, всё же не такой у него характер, чтобы подставлять друзей.

– Ну а теперь перейдём, так сказать, к «рабочим войны». Тем, кто благородному искусству фехтования или таинству дальнего выстрела предпочитает старую, добрую, штурмовую рельсу, – я постарался придать голосу торжественности. – Кто под прикрытием танка и снайпера, с поддержкой хила и егеря будут вламываться на вражеские базы, шквальным огнём прокладывая себе путь в сонме врагов. Раньше, когда противники сходились друг с другом на поле боя, под барабанный бой, полк напротив полка, пехоту называли «царица полей». С тех пор человечество покорило космос, но по сути ничего не изменилось. Итог сражения всё равно определяет доблесть обычного солдата. Итак, наше штурмовое отделение – Тёма, Карась, ну и ваш покорный слуга.

Мне показалось, что с пафосом я немного переборщил, но ребятам понравилось. Двое братцев-акробатцев тут же устроили целый спектакль, красуясь и нахваливая себя. Остальные кричали, свистели, хлопали и топали, их подбадривая. Мне, как я ни старался отмазаться, тоже досталась своя «минута славы» от визжащей Верки, запрыгнувшей мне на спину. В итоге прошло минут двадцать, пока, наконец, все хоть немного успокоились. Дождавшись этого, я в очередной раз за сегодняшний вечер поднял бокал с соком.

– Особо хотелось бы отметить того, чья помощь в подготовке к турниру оказалась поистине неоценимой. Причём не только для Малхорна, кому досталась львиная доля тренировок, но и каждого из нас. Итак, человек, научивший нашу Верочку проводить реанимацию в полевых условиях подручными средствами в виде шоковых гранат. Открывший Сергею таинство падения вверх, вниз и в стороны одновременно. Да и в целом повысивший нашу боеспособность раза в три, – я указал на сидящего за столом мужчину, который хоть и веселился вместе с остальными, всё же выглядел гораздо более скованным. – Последний по списку, но не по значению. Тренер и наставник. Каракурт.

Надо отдать должное ребятам, мои слова встретили так же, как и представление играющих членов команды. Ну а сам я преследовал этим довольно шкурный интерес. Всё, что я сказал, было правдой. Советы отставного военного оказались чрезвычайно ценными, как в плане тактики боя, так и взаимодействия между членами команды. Более того, Айвейдер мне уже пару раз намекал, а вчера не выдержал и заявил открытым текстом, дескать, хорошо бы нам продлить договор до конца турнира.

Памятуя о нашей первой встрече, я постарался замять этот вопрос, всё же не хотелось обещать того, чего, возможно, будешь не в состоянии сделать, а гарантировать, что удастся убедить поработать с нами подольше вздорного мужика, с предубеждением относящегося ко всем гражданским. Хотя в свете его поведения во время тренировок, скорее всего, тогда передо мной был разыгран спектакль, в котором Каракурт для чего-то выставил себя эдаким меднолобым воякой.

Чего он хотел этим добиться, я не понимал. И это заставляло меня нервничать и относиться к егерю с настороженностью. Но польза для команды от его тренировок была несомненна, что и заставило меня наступить на горло своей гордости и не только начать приглашать его на «разбор полётов», но и рассыпаться сегодня в комплиментах. Если таки я прав в оценке адекватности Каракурта – он поймёт, ну а на нет и суда нет. Меня же впереди ждал самый сложный момент сегодняшнего вечера.

– Я рад, что вам всё понравилось, но должен с сожалением сказать, что в данный момент мы кто угодно, но не команда, – и, предвосхищая возмущённые возгласы, спросил: – Если это не так, тогда какое у нас название? Как выглядит наша эмблема?

За столиком воцарилась смущённая тишина. Ребята переглядывались друг с другом, но довольно быстро пришли в себя, найдя козла отпущения в моём лице. В их взглядах читалось, дескать, ты командир, тебе и думать. Ну что ж, сами напросились.

– И так как вы все молчите, своей волей называю нас – «Команда А»!

Прошло, наверное, секунд пять, прежде чем чей-то робкий голос поинтересовался:

– А почему «А»?

– Можно и «Б», – мне было всё равно. – Но, на мой взгляд, это не так интересно.

– Но почему «Б»-то? – вот теперь вопль был на удивление дружным.

– Хорошо, уговорили, будем «Командой Ы».

Никогда не думал, что в виртуале можно подавиться воздухом, но девушки, возмущённые моим бесцеремонным обхождением со столь значимой вещью, как название команды, дружно закашлялись, сбившись при подготовке к отповеди. Парни тоже сидели с выпученными глазами, и лишь Каракурт, демонстрируя знакомство с древним киноискусством Земли, спросил:

– Это чтобы никто не догадался?

– Нет, это потому, что у меня реально плохо с фантазией. Поначалу я хотел назваться «СуперМегаУбиваторы», но оно уже занято, – к девушкам присоединилась половина парней. – Равно как «Потрясатели Вселенной», «777Нагибаторы777» и «Кровавые всадники крови». Потом я подумал…

– А мне нравится. – Оставшийся невозмутимым Айвейдер выудил из инвентаря нечто похожее на маркер и в три движения нарисовал на обратной стороне кисти руки букву «Ы». Причём ножки располагались на пальцах, и когда Иван сложил их в рокерскую козу, заодно скорчив при этом подходящую случаю рожу, получился вполне себе стильный символ, простой и в то же время агрессивный. То, что нужно для боевой команды.

Первыми к освободившемуся маркеру кинулись братцы-Артёмы. Не прошло и десятка секунд как они стали обладателями нового символа на обеих руках. И тут же устроили шуточную борьбу, у кого «коза» выглядит грознее. Я думал, что на этом всё и закончится, но нет, остальным тоже немедленно понадобилось разрисовать свои скафандры. Короче, через десяток минут мы выглядели как стайка рокеров, колбасящихся под неслышимую музыку. Ну, или как дурдом на выезде, чем-то другим объяснить поведение десятка вроде бы взрослых людей, трясущих над головой разукрашенными руками, я лично не мог.

Хотя пусть веселятся. Несмотря на многочисленные тренировки, в команде ещё ощущалась некая разобщённость. По большому счёту сейчас мы были группой одиночек, вынужденных держаться и действовать вместе. Каждый преследовал какую-то свою цель, лишь по необходимости взаимодействуя с остальными. И это был мой громадный косяк как капитана. И оправдания типа, я не рвался на эту должность, не прокатывали. Взялся – тяни. Так всегда говорил отец.

А получается, что сосредоточившись на технике боя и пустив на самотёк психологическое состояние отряда, мы сами себе подложили огромную свинью, могущую нам конкретно подгадить в будущем. Ведь всегда и везде, не обязательно даже в армии, чувство локтя, товарищества, объединённого единой целью, делало из коллектива команду, способную выполнять самые сложные задачи.

Я мысленно поставил себе галочку подумать над тем, как сблизить ребят. Может даже, стоит посоветоваться с отчимом, уж у него опыта в этом вопросе должно быть много, хоть и не весь он применим в наших условиях. Да и идея Ивана мне очень понравилась. Такие вещи, как свой символ, лозунг и прочее, давали ощущение причастности, выделяя из толпы. Да и посиделки подобные этой тоже вполне себе способ стать ближе друг другу.

Тем временем веселье продолжалось. Ребята расслабились и общались друг с другом гораздо более непринуждённо, чем до моего выступления. Да и боевой задор ощущался даже в виртуале. Другой вопрос, что засиживаться нам тоже резона не было, всё же мы были студентами, и завтра, кроме начала турнира, нас ждала ещё и учёба. Поэтому, выждав для верности минут пятнадцать, я волевым решением объявил встречу оконченной и приказал выходить офлайн.

Братцам-Артёмам, начавшим перемигиваться, пригрозил не просто оторвать что-нибудь ненужное, но и заставить весь турнир сидеть на скамейке запасных, создавая нужную массовку. Ребята вроде бы прониклись, но для надёжности я потребовал настроить рассылку подтверждения входа ими в виртуал голонета. Вот тут наши штурмовики совсем скисли, и послушно вышли из игры. Сам же я тоже задерживаться не стал, однако Каракурт успел попросить встретиться с ним завтра, пораньше, полностью подтвердив мои предположения. От этого на душе потеплело, и я с чувством полного морального удовлетворения нажал логаут.

* * *

Надежда завалиться спать пораньше умерла в судорогах, стоило, вернувшись в реал, увидеть светящиеся жаждой деятельности глаза соседа. Пусть я знал его всего ничего, уже понял, насколько он увлекающийся тип. Причем, в отличие от многих, загоревшись какой-либо идеей, Серёга доводил её до конца, а не бросал при первых трудностях. Хотя если понимал, что реализовать задумку не получится, рогом не упирался, а начинал обдумывать обходные пути. Эта черта мне импонировала, но не тогда, когда она отделяла меня от заветной кровати.

– Может, не надо, а? – после виртуала горло жутко пересыхало, и эту фразу мне с трудом удалось просипеть, что, на мой взгляд, должно было добавить ей пару очков к жалости. – Завтра первый день турнира.

– Да ещё восьми нет, – сосед был преувеличенно бодр. – Десять раз успеем выспаться. К тому же мне без тебя никак…

Я поперхнулся водой, до которой наконец-то добрался, и зашёлся в кашле, одновременно вытаращенными глазами пялясь на Серёгу. Не ожидал…

– Да не в этом смысле, противный, – парень мерзко захихикал, подражая толерастам Европейского сектора. – Может, ты и симпатичный, но моё сердце и всё остальное навсегда отдано женскому полу. Смирись с этим.

– Даже не знаю, как пережить такую потерю. – Шутки шутками, но так и поседеть можно. – Тогда чего тебе надобно, старче, коли не жаждешь ты моего юного тела?

– А сотвори-ка мне, отрок, мышь железную, на автономных элементах питания, для забав разных и извращений, – Серёга выдал это с интонацией былинного рассказчика и дико заржал, глядя, как я повторно обливаюсь водой. – Дроида, говорю, мне запилить сможешь? Как можно меньше размерами.

– На кой огородный овощ, в смысле хрен, он тебе нужен? – Откашлявшись во второй раз и поняв, что футболку уже не спасти, она мокрая насквозь, я подозрительно уставился на соседа. – Или ты действительно скрытый извращенец? У ниппонцев, говорят, с роботами часто это самое делают, но там они хотя бы в виде людей…

– Короче, гляди. Стукнула мне мысль, и я её уже второй день думаю, – Малхорн ещё хохмил, но уже выглядел серьёзным. – Космофлот у нас исповедует принцип динозавра. Чем больше, тем мощнее. Соответственно, для их обслуживания используют также крупных дроидов. Это порождает общую тенденцию к увеличению размеров роботов. Возьми любой каталог, мелкие представлены только игрушками или домашней живностью. Даже кухонные стараются выполнить в виде целого гарнитура, вместо компактной, универсальной машины.

– И? – Натягивая сухую майку, я немного отвлёкся, но главную мысль уловил. – Это обусловлено размерами ядра искина. Оно имеет предельно малые размеры, на которые и опираются разработчики. Всё остальное отдано на откуп имитаторам, или, не к ночи будут помянуты, кремниевым процессорам. Там можно добиться миниатюризации, но учти, что функционал такого дроида будет крайне ограничен.

– Про последнее ты загнул, уж поверь программисту. Другой вопрос, что там требуется совершенно иной подход, да и интеграция с остальными устройствами будет под вопросом, – Серёга почувствовал себя в своей тарелке. – Но в одном ты прав. Я хочу написать новый алгоритм для простейшего имитатора, который расширит возможности мелких дроидов.

– Да чего уж там, давай сразу искин им пропиши. – Планы-то были наполеоновские, да вот только над этим работают целые исследовательские лаборатории и НИИ, и мне слабо верилось, что студент первого курса сможет легко сделать то, что не смогли они.

– Хм, – Серёга смутился, поняв, на что замахнулся. – Ну, хотя бы попробовать-то можно…

– Ладно, не тушуйся, – я хлопнул его по плечу. – Как у нас говорят, пить так пить, любить так королеву. Собирайся, пошли искать, где можно детали купить.

Стоило дверям блока закрыться за нашей спиной, я тут же полез в навигатор гогласов, в надежде найти ближайший специализированный магазин, но как назло все они либо располагались в соседнем районе, либо уже были закрыты, всё же воскресенье. Просматривая варианты один за другим, практически на автопилоте шагнув в лифт, я вздрогнул от раздавшегося над головой голоса.

– Привет, ребята! – Алина как всегда была в прекрасном настроении. – Куда собрались на ночь глядя? В клуб? Не забудьте, вернётесь после одиннадцати, получите нагоняй от Машки. Только между нами, она просто завидует.

Кабину огласило заливистое девичье хихиканье, настолько заразительное, что мы тоже непроизвольно улыбнулись.

– Представляете, она воображала себе, что если пойдёт, потусуется, то студенты тут же перестанут её слушаться. Я как комендант общежития лучшего университета Российской Звёздной Империи, – искин умело спародировал голос Марии Ивановны, – просто не могу позволить себя скомпрометировать. И считаю недопустимым для своего статуса участвовать в столь сомнительных развлечениях. Мальчишки, взяли бы её с собой, что ли.

– Алин, мы бы со всем нашим удовольствием. Вот только сейчас у нас другие цели. Мы, видишь ли, ищем, где прикупить комплектующие для малых дроидов. А то одного товарища, не будем показывать пальцем, осенило не ко времени.

Лифт пискнул и открыл двери. Я кивком указал соседу на диванчики в холле, всё равно, куда идти, ещё было непонятно. Но стоило нам устроиться и снова зарыться в дебри голонета, как снова появилась Алина, постучавшись в приват-канал.

– Серёжа, ты только не обижайся, пожалуйста. Ты решил создать новый алгоритм имитатора для малых дроидов?

– А как ты… – Малхорн от удивления потерял дар речи и завершил фразу помахиванием рукой в воздухе.

– Как догадалась? Просто с этого начинает, наверное, каждый второй студент факультета робототехники и программирования ИИ, готовящий проект для «Новых горизонтов». Это направление, действительно, кажется перспективным, но, уверяю вас, его уже перешерстили вдоль и поперёк, и придумать нечто действительно оригинальное очень сложно.

Серёга нахмурился, а губы сжались в узкую полоску. Я уже видел этот взгляд раньше, на тренировках, когда сосед под присмотром Каракурта, учился управлять егерскими латами. Точнее, тот превращал полигон в очередной, практически непроходимый лабиринт, к которому нужно было подобрать ключ, а Малхорн раз за разом штурмовал его, практически не прерываясь на отдых. Подобная работоспособность и упорство, граничащее с бараньим упрямством, лучше всяких слов объясняли, как мой друг научился фехтовать на самом высоком уровне. Просто поставил себе цель и методично шёл к ней.

– Мы всё же попробуем, – я постарался сгладить слова Алины, тем более что она искренне хотела помочь. – Мало ли, может, у нас получится.

Хлопнув Серёгу по плечу, я установил маркер на первый попавшийся, ещё работающий магазин, и поднялся на ноги. Переть против танка дураков не было, как и привычки бросать друзей, какая бы дурь ни пришла им в голову. Поддержать, подстраховать, может быть, остановить, если ситуация будет критической, но не бежать при первой сложности.

– Стойте! Да сядьте вы! – Было слышно, что Алине не по себе. – Если твёрдо решили – пробуйте, вдруг и правда удастся создать что-нибудь новенькое. Я про другое. Вам же комплектующие нужны?

Мы переглянулись и дружно кивнули.

– Так вот, как я уже говорила, почти половина первого курса традиционно пытается что-то сделать с малоразмерными дроидами. А когда не получается, обычно бросают их в шкаф и забывают. На каникулах в обязательном порядке делается генеральная уборка, и всех этих мышей, белок и кротов мы собираем и складируем, чтобы утилизировать, согласно инструкции. Но для этого нужно оформить доставку в один из перерабатывающих центров.

– И?.. – Мне уже примерно было понятно, куда клонит искин общежития, но хотелось бы услышать предложение.

– Маша умничка, но она работает всего два месяца и просто не успела ничего сделать. Так что, если хотите – можете забрать всё себе. Только пообещайте – если не получится, сами всё вывезете, до последнего хвоста.

– Торжественно клянёмся, – я уже подпрыгивал от нетерпения попасть в эту сокровищницу Али-Бабы и сорока космических пиратов. – Скорей погнали, чего расселся.

– Может, лучше новые купить, – в отличие от меня, Серёга отнёсся к нежданно свалившейся халяве скептически. – Эти исправные или нет…

– У меня заработают. Без вариантов.

– Я проводила быструю диагностику. Износ деталей в пределах одного-трёх процентов, – Алина, казалось, обиделась на соседское недоверие. – Данил легко всё восстановит. А во многих нужно просто заменить элементы питания.

Следующий час мы провели в перетаскивании электронных богатств в комнату и раскладывании их по шкафам, при активном противодействии котофеев, буквально обалдевших от количества игрушек. Три здоровенные коробки вошли с трудом, но ни одного болтика или схемы я оставлять не хотел. Наконец последняя белка была всунута на место, хвостатые устроились поблизости, на случай, вдруг удастся надавить на жалость или незаметно чего-нибудь спереть, а мы, тяжело дыша, рухнули на кровати. Окинув взглядом забитые полки, я глянул на Серёгу.

– Итак, барин, чего изволите? Вам мышь али суслика? А, может, крота? Видел где-то парочку.

– Издевайся, издевайся. Будет и на моей улице праздник. – Удивительно, но сосед не торопился приступать к работе. – Ладно, я в душ и спать. А то завтра тяжёлый день.

– А?.. – От удивления у меня глаза на лоб полезли и пропал дар речи.

– Дань, я упрямый, но не упёртый. Да и идеи как таковой ещё не было, так, чисто пара мыслей. Пока буду думать, если что – с тебя физическая часть проекта.

– Замётано, – я с облегчением откинулся на подушку и прикрыл глаза. День действительно был не из лёгких, а завтра уже начало турнира. Нужно будет с утра созвониться с Айвейдером… На этой мысли я крепко уснул.

Глава 8

«Поехали!»

Университет гудел, как развороченный улей. Кто-то из студентов привычно кучковался у аудитории, кто-то несся куда-то, явно проспав на первую пару. В укромных уголках обжимались соскучившиеся за ночь парочки – искины общаг строго следили за моральным обликом проживающих, и никогда и ни под каким предлогом не оставляли гостей противоположного пола ночевать. Что, с одной стороны, традиционно являлось предметом недовольства для жаждущей любви и ласки молодёжи обоих полов, с другой – заставляло серьёзно подходить к отношениям, ну насколько это вообще было возможно в нашем возрасте. Ведь если у пары действительно были чувства, они вполне могли подать заявление на заселение их в отдельную комнату одного из специально выделенных для этого корпусов. Вот только сделать это можно было раз в год, и если вы, так сказать, «не сошлись характерами», то жди начала следующего учебного года. Ну, или снимай жильё в городе.

Короче, сегодняшний день ничем не отличался от обычного, благо зачётная неделя ещё не наступила. Вот в этот период пресловутое «пожар в борделе» не передавало и десятой части того кипеша, что охватывал университет. Ведь всем прогульщикам и двоечникам приходилось в срочном порядке подтягивать хвосты, вот они и носились в поисках нужных им преподавателей по весьма замысловатым траекториям, которые, как иногда казалось, пролегают даже по стенам и потолку. Да вообще броуновское движение молодёжи, пытавшейся, уткнувшись лицом в конспект, добраться до нужной аудитории, порядка не прибавляло.

Так что я спокойно отсидел свои пары, тщательно конспектируя сказанное лекторами, и даже умудрился не налажать на лабораторной по столь «любимой» мной химии. Ну не понимал я все эти моли, валентности и прочую лабуду. Но сегодня, несмотря на запланированный бурный вечер, включающий пару девиц и пятёрку, а учитывая Каракурта, даже скорее шестёрку мужиков, и это не считая противников, я был совершенно спокоен, и у меня всё получалось. Прямо как по заказу. Так что в кафе, ставшее в университете неофициальным местом сбора игроков «Экспансии», я шёл в приподнятом настроении. Скоро начиналась церемония открытия турнира, и я не видел причин, отчего же не совместить приятное с полезным, то бишь просмотр с приёмом пищи.

За фактически ставшим нашим личным столиком уже сидела та часть «Команды Ы», что училась в «Рауманке». И я, набрав поднос вкусняшек, с удовольствием присоединился к ним. Вчерашний день не прошёл даром, и даже Клер сегодня не выглядела «букой», а вполне мило болтала с Серёгой. Даже больше того, я тоже удостоился не просто кивка, а полноценного приветствия, что не могло не сказаться положительным образом на моём настроении. Хотя в кафе и так явно царила атмосфера ожидания праздника. Все ждали старта турнира.

Все – это действительно все игроки, что учились в нашем универе. По пути к столику я мило раскланялся с Анастейшей, в окружении четвёрки девиц устроившейся за столиком неподалёку от нас. «Небесные драконы» же, тоже присутствующие тут в полном составе, во главе со смазливым хлыщом, устроились как можно дальше, практически у стены, что не мешало купчику прожигать нас взглядом. Хотя львиная доля его внимания доставалась несговорчивой Клер, не просто не пожелавшей стать его послушной постельной грелкой, но и сманившей Ивана, что бы тот на этот счёт ни говорил. Видимо, Анжелика не смогла послужить полноценной заменой гордой снайперше, причём как мужик я его вполне понимал, но эта ситуация очень нервировала пассию Измайлова.

По большому счёту меня не заботили проблемы хотелок этого золотого мальчика, и отслеживал я его скорее по привычке, разумно опасаясь каких-нибудь гадостей с этой стороны. И хоть до сегодняшнего дня никаких действий он не предпринимал, я чувствовал, что от него можно ожидать любой пакости. Но я усилием воли выбросил всё это из головы. Не тот сегодня день, чтобы тратить его на этого м… чудака. Уплетая вкуснейшую солянку, я, как и все посетители, то и дело бросал взгляд на голоэкран, на котором мелькали цифры обратного отсчёта до начала церемонии открытия.

Администрация кафе довольно шустро ощутила выгоду от того, что это место стало точкой сбора сообщества игроков «Экспансии». И сегодня большие рамки голоэкранов были развёрнуты на стене, чтобы всем было видно происходящее. И оно не заставило себя ждать. Я как раз успел прикончить второе и взяться за чай, как торжественные фанфары возвестили начало трансляции. Бросив короткий взгляд на время, постоянно отображающееся в правом верхнем углу интерфейса моих гоглов, я удостоверился, что таки да, наконец-то начинается то, ради чего мы истязали себя последний месяц.

Тёмная поверхность головизора сменилась яркой картинкой. Трансляция шла прямиком из Города, показывая огромную концертную арену, освещённую лучами прожекторов и вспышками фейерверков. Да, шоу можно было смотреть прямо из игры, более того, в нём можно было даже принять участие, ну если, допустим, вы звезда секторального масштаба. Но, насколько мне известно, все билеты были раскуплены ровно за неделю, да и стоимость их была не по карману обычному студенту.

Что не помешало трибунам быть забитыми чуть больше чем полностью. Камера пролетела над рядами, демонстрируя тысячи игроков, собравшихся в ожидании зрелища. И оно не заставило себя ждать. Взорвавшийся феерией света, потух последний залп фейерверка, погружая зал во тьму. Чтобы через секунду высветить двоих, мужчину и женщину, появившихся на разных концах сцены и направившихся друг другу навстречу.

Я усмехнулся. Батерфляи явно не поскупились. Если первый, брутальный мужик в камуфляже с сигарой в зубах, выглядевший нарочито мультяшно, был известен в основном фанатам «Экспансии», поскольку этот образ использовал основной искин игры – «Варлорд», в голопередаче, то вот девушка, сверкающая белозубой улыбкой и шикарным вечерним платьем, казалось, состоящим лишь из золотистых нитей, была не кто иная, как сверхпопулярная в Американском секторе ведущая Джессика Уайт. Более того, её звезда стремительно всходила и над остальными частями контролируемой людьми галактики. В частности, именно она вела последний сверхпафосный и сверхпопулярный кинофестиваль на планете Канны Французского сектора. И становилось понятно, отчего собравшиеся на концертной арене игроки приветствовали её такими овациями.

– Добрый вечер!!! – ведущие встретились примерно посредине сцены и повернулись к зрителям. – Приветствуем вас на гала-концерте, посвящённом началу Большого галактического турнира «Экспансия. Эпоха Завоеваний»!

Овации перешли в рёв. Мы тоже не удержались и встретили это заявление аплодисментами, уж очень все ждали этого момента. А на сцене ведущие, толкнув небольшую речь о том, как они рады всех видеть и желают удачи каждому участнику соревнований, пригласили на сцену первых артистов, призванных развлекать сегодня публику. Конечно, каждый из нас прежде всего хотел бы узнать правила предстоящего турнира и различные технические подробности, но и не оценить подход Батерфляев, превративших состязание в красочное шоу, мы не могли. А пришедшее через пару минут мне на комлинк сообщение с подробным описанием правил заставило уважать деловой подход компании.

Тем временем на сцену выпорхнула троица ярко одетых девиц с кошачьими ушками на голове и хвостиками, торчащими из-под коротких юбок. Этих я тоже знал. Звёзды азиатских секторов «Неко-гёрлс», продукт извращённой ниппонской фантазии. Вот скажите мне, зачем искусственно создавать кумиров, затачивая искин исключительно под песни и танцы. Это при том, что, на мой взгляд, найти по-настоящему талантливых парней и девчонок на традиционно перенаселённых планетах этих государств было бы гораздо проще и дешевле.

Правда, мне один школьный товарищ, повёрнутый на азиатской культуре, пытался доказать, что, дескать, это традиция и ей уже насколько сотен лет, но я не поверил. По его словам, подобных искусственных исполнителей, называемых вокалоидами, ниппонцы делали ещё с конца двадцатого века. Но, блин, тогда не было ещё ни виртуала, в котором ты сможешь встретиться с кумиром, пусть в цифровой, но во плоти. Да и искинов не было, а значит, этот самый вокалоид не был личностью, а лишь программой, разработанной каким-нибудь толстым, прыщавым программистом, реализующим свои сексуальные фантазии. И уж совсем неправдоподобно выглядели его слова, что они давали концерты, а образ на сцене рисовали лазером в дыму. И куча народу ходила посмотреть на раскрашенное облако, которое дёргается под искусственную музыку. Бред.

Хотя что изменилось-то с тех пор? Я отключил автопереводчик гоглов, дублирующий для меня слова на незнакомых языках. Слова песни не несли никакого смысла, ну кроме «она любит его, он любит её, ля-ля-ля, жу-жу-жу». Короче, стандартная попса, пусть и на ниппонском. Пропустить что-нибудь важное или интересное я не боялся, в нижней части головизора располагалась бегущая строка с титрами, да и полный пакет правил я уже переслал Ване. Вон он зарылся в него, совсем перестав обращать внимание на происходящее вокруг.

Сам я за происходящим на сцене тоже следил лишь одним глазом, больше перешучиваясь с Серёгой и, о чудо, адекватной, весёлой Клер. Ну, по крайней мере, её ехидство в кои-то веки было направлено не на меня, а на артистов и ведущих. И это меня вполне устраивало. В общем, атмосфера царила самая непринуждённая, словно и не нам уже сегодня, ближе к ночи, идти в бой, выкладываясь на все сто десять процентов.

Так мы просидели примерно с час, пока, наконец, ведущие не вызвали на сцену главу «Butterfly Space Inc.», Ральфа Эдвина Макферсона. Шум в кафе стих как по мановению волшебной палочки. Всё же документы это хорошо, но глава компании-разработчика наверняка скажет какие-нибудь важные вещи и пропустить их из-за обычной невнимательности никому не хотелось.

– Добрый вечер, игроки! – на сцену вышел представительный мужчина, пожилой, но крепкий на вид. Наполовину седые волосы были зачёсаны назад, открывая высокий лоб и залысину, и собраны в короткий пучок. Эспаньолка густая, но уже тоже практически вся белая, придавала его лицу некий налёт аристократичности. Да и вообще он выглядел настолько харизматично, словно был киноактёром, а не руководителем крупной компании.

– Вы готовы сражаться, чтобы стать лучшими из лучших? – он заводил толпу, словно профессиональный конферансье, явно чувствуя себя в своей тарелке, под взглядами даже не тысяч, а миллионов зрителей, если считать смотрящих трансляцию по головизорам.

– Более миллиона команд подали заявки на участие, потому что знают, в Баттерфляй Спейс инкорпорейтед мы можем делать много разных вещей, кроме одного – это не должно быть скучным. Поэтому я говорю – к чёрту стандартные правила нудных официальных турниров! – последние слова были заглушены рёвом взвывшей от восторга толпы.

– Вместо групп и турнирных таблиц у нас будет рейтинг, отражающий все ваши достижения. Количество убитых врагов, снесённых бастионов, полученных вымпелов, ну и конечно же, побед в играх. Исходя из него, и будут подбираться соперники, а ровно через тридцать дней тридцать два лидера выйдут в суперфинал, в котором и решится судьба главного приза, – последние слова Макферсон практически прокричал, снова вызвав вал оваций в зале. Опытный оратор, он легко управлял настроением публики, хотя по большому счёту сейчас от него никто и не ждал какого-то конструктива. Подробная информация уже была разослана командам, так что в данный момент глава Батерфляев работал скорее на зрителей турнира, наверняка намереваясь навариться ещё и на них.

– Но запомните несколько вещей, которые вам обязательно пригодятся на пути к победе. Все игроки начинают в равных условиях. Ваши апдейты, рецепты и прочее будет ждать вас в банковском хранилище Города. Любые улучшения, неважно, сделанные в бою или нет, покупаются за кредиты, с общего счёта команды. Но будьте экономны, вам они ещё понадобятся, чтобы оплатить взнос. Ровно один миллион. Именно столько стоит путёвка в финал!

Цифра впечатляла. Как и идея сделать на команду один общий счёт. Теперь затраты на апгрейды в бою вполне могли превысить возможную прибыль даже в случае победы. И сразу становилось ясно, для чего был введён шестой игрок, находящийся постоянно на базе. Честно говоря, лично я Ивану ни капли не завидовал. Лучше уж побегать со штурмовой винтовкой, чем каждую игру ломать голову, кому что купить, чтобы это было дёшево и эффективно.

А глобальная концепция развития? Про неё и думать страшно. А вот Айведеру, похоже, наоборот, всё нравилось. Он с головой ушёл в расчёты, управляя информацией на своих гоглах, словно дирижируя невидимым оркестром. Ну, по крайней мере, так могло показаться со стороны. Кстати, глядя на увлечённого тактика, Измайлов скривился так, будто зажевал целый лимон. Похоже, адекватной замены Ваньке «Драконы» так и не смогли подыскать. Я сделал себе пометочку напомнить команде про безопасность, чтобы не ходили по одному, а то мало ли.

– Чтобы заработать кредиты, вам придётся убивать много и часто. Отсидеться, фармя крипов, не получится. Мы уменьшили время возрождения игроков, а также изменили систему вымпелов, сделав их микроэвентами. То есть несколько раз за игру, не меньше трёх, но и не больше пяти, на карте появится точка. Достаточно просто подойти к ней, активировать в течение пяти секунд не получая урона, и полдела сделано. Но основной приз вы получите, когда доставите сферу своему инженеру. И это не только кредиты, но и небольшое, рандомное усиление команды до конца матча. Ну, там плюс пять процентов к урону или пара сотен дополнительных очков жизни.

А вот это я даже не знал, как оценить. Инженер глубоко во мне, зашедшийся было в экстазе от общего кошелька команды, пригорюнился. Всё же закупленные апгрейды и рецепты не давали никакого преимущества без запчастей, а сбор лута – это дело кропотливое, а главное чрезвычайно затратное по времени. Но, с другой стороны, играть-то я собирался за штурмовика. И возможность быстрее вернуться в бой безмерно радовала. Да и за последний месяц я успел полюбить ПвП замесы, когда исход зависит не от накопленных кредитов, а от умения, твоего и твоей команды. В условиях жёсткой экономии личный скил выходил на первое место, давая возможность показать себя во всей красе.

– В сутки можно сыграть всего одну игру. Имя соперника будет высылаться ровно в ноль-ноль часов по ОПН, а вот время самой игры будет подбираться исходя из заявленных предпочтений обеих команд. Это сделано, чтобы никто не получил преимущества из-за суточного цикла бодрствования. Согласитесь, сложно сосредоточиться на игре, когда всё, что ты хочешь – это завалиться спать. К тому же очень многие игроки работают и учатся, и не думаю, что их начальство оценит то, что вместо этого они будут сражаться в турнире. Кроме того, каждый седьмой день будет выходным, свободным от боёв. Как видите, мы стараемся учесть и исключить любые форс-мажорные обстоятельства, мешающие командам показать лучший результат.

Серёга, внимательно наблюдающий за происходящим в головизоре, понимающе кивнул. Я вспомнил его рассказы о предыдущей игре, где четыре-шесть часов онлайна в день были обязательны, если, конечно, ты хотел играть в крупной гильдии. И не важно, болел ты или работал, это никого не интересовало. Надо, значит, хоть наизнанку вывернись, но будь. Так что более чем лояльные правила «Экспансии» ему явно пришлись по душе.

Как, впрочем, и всем нам. Игры играми, а учёбу никто не отменял. Личный искин мне ни разу не понадобится, если меня попрут из универа. Значит, придётся совмещать, благо что на первом курсе нас ещё особо не нагружали. К тому же то, что мы сейчас проходили, было или повторением школьных уроков, углубленных и расширенных, но тем не менее прямо из них вытекали. Так что если слушать лекции, не филонить, проблем быть не должно. Ещё бы с нашими мышами суметь сотворить чего-нибудь стоящего, чтобы пройти первый тур «Новых горизонтов». Я усмехнулся своим мыслям. Что-то с момента переезда на Екатерину у меня сплошные конкурсы и соревнования. Всё же на Женьке жизнь была гораздо спокойней и размеренней.

– И конечно же, мы не могли оставить без внимания наших дорогих зрителей. На нашем портале в голонете и в ратуше Города постоянно доступен полный список команд, отображение рейтинга в реальном времени, списки поединков на каждый день и многое другое. Вы можете подключиться к любому текущему поединку или посмотреть запись уже закончившегося. Но это ещё не всё. Голосуйте за понравившуюся команду, и она сможет превратить ваши голоса в рейтинг или кредиты, – трибуны снова взвыли от восторга, ведь обычно в крупных турнирах никто ничего подобного не делал. – Долой скучные камуфляжные цвета. Краски, трафареты и бижутерия для придания вашей команде своей неповторимой индивидуальности также доступны в магазине. Да продолжится шоу!

Похоже, что в своём стремлении охватить все слои игроков, как участвующих в турнире, так и нет, Батерфляи не знали границ. Самого меня идея послужить эдаким клоуном на потеху публике как-то не прельщала. И судя по скривившимся лицам Клер и Ивана, их тоже. А вот Серёга отреагировал на удивление спокойно, словно ему не привыкать к вниманию большого количества зрителей. А скорее всего, так и было. Я хоть и не лез соседу в душу, но его фехтовальные навыки явно были гораздо выше по уровню, чем могли дать в какой-нибудь местечковой секции. Чувствовалась хорошая школа, и наверняка он выступал на каких-нибудь соревнованиях. Конечно, это было сугубо его дело, я не собирался лезть с расспросами. Захочет – сам расскажет. Но учитывать, что среди нас есть человек, привычный к публичному вниманию, стоило. Мало ли как жизнь повернётся.

– …а мне осталось пожелать вам успехов, и пусть победит сильнейший! – отвлёкшись на размышления, я не заметил, как речь Макферсона подошла к концу. Но судя по выражению лиц ребят, ничего особо важного я не пропустил, поскольку все уже смотрели не на головизор, а на нас с Айвейдером. Тот, погружённый в расчёты, ничего не замечал, так что на мне скрестились две пары глаз с немым вопросом в них.

– Чего? – было бы еще, что им сказать. – Я и сам ничего не знаю. Вон у нас тактик есть. Сейчас вынырнет из царства цифири и билдов и поведает нам, что, где, когда и зачем.

– Ну, я не сомневалась, – естественно, что хорошего настроения Клер надолго не хватило. – И это наш капитан…

– Могу уступить должность, – я не собирался ничего доказывать этой стервочке, особенно помня, как они же меня и засунули командовать. – Будешь капитаншей, покрасим броню в розовые рюши «глэмчиками», ну или что там у вас, девиц, модно сейчас.

Что-то эта идея пришлась красавце не по вкусу, судя по тому, как её скривило, но зарождающийся скандал прервал Иван, вернувшийся к нам из своих эмпиреев.

– Таня, ты не права и знаешь об этом, – и, что характерно, уже набравшая воздуха для ответа девица тут же сдулась и даже немного покраснела. – Я набросал примерный план, но поскольку противников своих мы знать не можем, придётся корректировать его по ходу боя. Однако прошу вас, ребята, у нас каждый кредит на счету, если вы не уверены в том, что апгрейд вам стопроцентно нужен – воздержитесь. Хотя думаю, лучше пусть это Даниил скажет, когда все соберёмся. Первый бой у нас через два часа. Терминал D-184.

– Ну и отлично. Значит, сбор через час, в нашем кафе. Успеем коротко всё обговорить и в бой. Вань, сделай, пожалуйста, рассылку. И также Каракурта включи. Мы сегодня с утра договорились, что на время турнира он будет нашим консультантом. Вовремя поданный совет от опытного человека, знаете ли, дорогого стоит. Особенно когда бесплатный, – я поднялся со стула, подхватывая поднос с грязной посудой. – Серёга, ты идёшь? Пришла пора надирать задницы, как говорят у них.

* * *

Танк ломился через джунгли неизвестной планеты, словно настоящий бульдозер, пытаясь прикрывать при этом переносным щитом хрупкого хила. Эта парочка была наиболее сыгранной в команде противника, да ещё и адекватно отнёсшейся к выбору роли и билда. Поэтому за полчаса игры они погибли всего пару раз, что явно не пошло им на пользу. Точнее, на фоне постоянной гибели товарищей их самомнение о себе, как о профи-игроках, взлетело до небес, и к новому вымпелу, минуту назад появившемуся на карте, они рванули вдвоём, не дожидаясь, пока остальные подтянутся с базы после очередного респа.

Притаившись в кустах, или чём-то на них похожих, а по виду растения на сегодняшней локации больше всего напоминали ярко-фиолетовые водоросли, некоторые из которых вымахали размером с дерево, я проводил взглядом сладкую парочку, и стоило им скрыться из виду, отбил в командный чат инфу и двинулся следом. Потерять из виду подопечных мне не грозило, уж слишком сильно они шумели. Да и через несколько секунд пришло подтверждение от Серёги, что видит их.

Первый бой у нас складывался… странно. Настроившись на активное противодействие опытным командам, каэли съевшим на «Экспансии», честно говоря, я не до конца понимал значение этой поговорки, но так часто говорил отец о людях, досконально знающих о чём-либо, вот ко мне и прицепилось. При чём тут инопланетяне, и зачем их есть, было неизвестно, тем более я точно знал, что люди каэли не едят. Впрочем, как и других разумных, в отличие от тех же собачек, относящихся к этому вопросу гораздо спокойнее.

Так вот, вступая в бой, мы были предельно осторожны, прикрывая друг друга и не отходя далеко от бастиона. И тем сильнее было наше недоумение, когда на одной из линий появилось «это». Трое, в тяжёлых экзоскелетах, практически без брони, но с парой плазменных миномётов, медленных и пригодных лишь для осады бастионов, и крупнокалиберной скорострельной рельсой, наносящей жуткий дамаг в прямой видимости, но дико неудобной в прицеливании и имеющей просто убийственное время перезарядки, что сводило на нет все её положительные качества.

Да ещё раскрашены они были, словно «папагаи», псевдоптицы со Святой Олехандры-Песа, планеты Бразильского сектора, где обожают карнавалы, и после терраформирования специально модифицировали этих представителей аборигенной ксенофауны к новым условиям обитания. Они получили официальное зубодробительное название, которое никто не использовал, обозвав зверушек в честь столь же ярких птиц с потерянной Земли. При этом на то, что наука относила их к моллюскам, всем было наплевать. За какие-то пятьдесят лет тварюшки освоились, размножились и прочно заняли место городских падальщиков, потеснив и крыс и голубей, скрашивая своей пёстрой расцветкой серость перенаселённых трущоб.

Вот и эти ребята тоже были размалёваны с головы до ног. Но в мотивах их раскраски явно доминировали различные черепа, кости и прочие атрибуты смерти, да и название «Sangre negro» – «Чёрная кровь» в переводе с испаника, намекало, что пожаловали они из Мексиканского сектора. Про игроков оттуда мне слышать не доводилось, а вот сюжеты про подростковые банды с Мехико, столицы сектора, нам показывали ещё в школе, в назидание, так сказать.

Это потом уже, когда мы увидели всю команду противников и то, как они действовали, сложилось чёткое впечатление, что имеем дело с двумя разными группами. Как будто ботан-домосед предложил школьным знакомым поучаствовать в турнире, но при этом сам не обладал достаточным авторитетом, чтобы созданной командой руководить. Вот и получилось, что танк с хилом работали парой, иногда даже вполне успешно противостоя нам, а размалёванная троица скорее красовалась перед друзьями и подругами, эффектно паля во все стороны из тяжёлых пушек с практически нулевой эффективностью.

При первом столкновении их атака завершилась тремя хедшотами от Клер, распечатавшей счёт команды. Потом уже и каждый из нас отметился, включая Верулентность, удачно заминировавшую пару незаметных, как казалось мексиканцам, тропинок, позволяющих зайти нам в тыл. А уж появление первого вымпела вылилось в бойню, и на респ отправились все пятеро «чернокровых» одновременно, что позволило нам спокойно его забрать. За что тут же получили по мозгам от Ивана. Наш тактик уже пребывал в экстазе от ожидаемого количества фрагов и, соответственно, кредитов, которые они принесут, ведь такая приманка, как вымпел, будет манить плюшками, а гордость не позволит безбашенным «хомбре» отступить, сколько бы раз их там ни убили. И тут такой облом.

Так что второе явление вымпела народу мы встретили гораздо более подготовленные морально. Айвейдер сумел донести до разума каждого глубину наших заблуждений, на удивление даже не используя мат. Вот что значит профессионал. Так что мотивированные чуть более чем полностью, мы стягивали кольцо, рассчитывая устроить долгую охоту в джунглях. А для этого следовало растянуть время респа, чтобы, возродившись, ребятки подбегали поодиночке, и с ними легко смогут разобраться Клер с Малхорном. Постоянно держать всю команду на охоте за фрагами, в ущерб фарму крипов и штурму бастионов, Ваня посчитал расточительством.

Чат пиликнул сообщением о смерти первого из тройки. Вдалеке заухали плазменные миномёты. Пока ещё оставшиеся в живых «хомбре» то ли вымещали злость за потерю товарища, то ли всерьёз рассчитывали, чтобы кого-то зацепить, было непонятно. Возможно, опять просто рисовались перед зрителями, изображая из себя матёрых бойцов, эдаких псов войны. Клер, как всегда, отработала по высшему разряду. Всё же Измайлов дурак, раз променял классного снайпера на постельную грелку. Хотя в чём-то я его и понимал. А по утрам так даже очень, но решать эту проблему настолько подлым способом никогда бы не стал. Может, кому-то я мог показаться старомодным и инфантильным, но хотелось бы, чтобы девушка, с которой у нас дойдёт до такого уровня отношений, испытывала ко мне, по крайней мере, симпатию, а лучше нечто большее. Покупать любовь за деньги или добиваться постели шантажом я считал мерзким.

Писк пришедшего сообщения, ознаменовавшего гибель второго раскрашенного мексиканца, оборвал поток размышлений о любви и роли денег в ней. Всё же надо озаботиться и найти себе подружку, благо, насколько я уже понял, мораль в столице вообще и в университетском городке в частности значительно отличалась от деревенского уклада жизни на Женьке. В лучшую для меня сторону. Ну не готов я жениться после ночи, проведённой с девчонкой. А фермерские дочки, соглашаясь развлечься, мысленно уже примеряют фату, а наутро тянут знакомиться с родителями.

Б-р-р-р. Жуть. И как вовремя, наступившая тишина и подтверждение в чате сообщили, что тройки «хомбре» больше нет. Теперь можно отвлечься от мыслей, завалив оставшуюся сладкую парочку танк – хил. Их было решено бить вместе, всё равно поодиночке они с базы не высунутся. С тихим шелестом рядом со мной приземлился Серёга, до этого перемещающийся по верхнему ярусу странных деревьев-водорослей.

– Ну что, начинаем? – настроение у соседа было весёлое, посторонними размышлениями он себя не грузил. – Лекарь мой. Покажу тебе кое-что из арсенала паукоэльфа. Танка пока кайти, ну, в смысле поводи за собой.

– Лады. Ты главное не увлекайся, чтобы как вчера не получилось, – снова выставлять себя посмешищем у меня не было никакого желания.

– Не-не. Я махом. И ещё раз извини, реально глупо получилось, – похоже, совесть так и не оставила Серёгу в покое. – Ты наш капитан, а я…

– Да забей уже, – я двинул кулаком Малхору в плечо. – Главное, чтобы в реальном бою подобного не было, а остальное мелочи. Если авторитет можно уронить такой малостью, значит, его и не было.

Сосед застыл на пару секунд, затем кивнул и, стукнув меня в ответ, рванул в чащу, по следу противника. Я пристроился позади него и чуть левее, контролируя свой сектор. Скорее по привычке, засаду устроить было просто некому, но расслабишься раз, другой, а на третий тебе прилетит плюха, откуда не ждёшь. Лучше всегда быть начеку, помогает от неприятных сюрпризов.

Водорослевый лес поредел, сойдя на нет. До точки эвента оставалось всего ничего, когда Малхорн начал действовать. Раскрутив над головой трос с егерской кошкой, он, словно заправский ковбой, одним броском спутал ноги вражеского лекаря, явно чувствовавшего себя за спиной тяжело бронированного танка в безопасности. И тут же кинулся назад, волоча за собой истошно верещащего хила.

Если честно, даже я такого не ожидал, что уж говорить о громиле противника, застывшего столбом и взглядом провожающего утаскиваемого товарища. И я словно наяву слышал, как ворочаются шестерёнки в его мозгах, в поисках ответа на вопрос «А что, собственно, происходит?» Естественно, что никто не спешил ему что-то объяснять, да и через пару секунд егерь со своей жертвой скрылись за фиолетовыми кустами, а визоры оставшегося в одиночестве танка остановились на мне, не менее шокированном выходкой Серёги. Видимо, мой вид отрезвил мексиканца, или сработало что-то ещё, но он наконец-то ожил, погасил мобильный энергетический щит и, выхватив жуткого размера вибромачете, кинулся на меня.

Бегущий на тебя здоровяк, способный раздавить, просто упав сверху, который при этом размахивает здоровенным тесаком, действует на скоростные качества почище скипидара. И даже в голову не приходит, что это всё игра и по большому счёту бояться-то нечего. Вот и я, мгновенно оживившись, выдал короткую очередь в голову начинающему «Джейсону» и рванул по краю поляны, на которой и появился вымпел. Каждую пару десятков шагов я оборачивался и тремя-четырьмя выстрелами взбадривал своего преследователя, практически не снимая очков брони, но начисто отбивая рациональное мышление. Сам бы я в такой ситуации уже нёсся в строго противоположную сторону, к ближайшему бастиону и там бы ждал товарищей с респа.

Может, зарубить меня лично было для здоровяка делом чести, но он в этом явно не мог преуспеть. Просто потому, что вложив всё в броню, скорость передвижения у него упала практически до минимума. Да, из своей рельсы, без апгрейдов, на которые кредитов Иван просто не давал, мотивируя, что мы и так нормально справляемся, я его и поцарапать сейчас не мог. Повторялась вчерашняя ситуация, и мне это не нравилось. Пусть это была нормальная игровая ситуация, но тем не менее изображать из себя клоуна мне претило. К тому же…

– Я вот думаю, может, тебе это нравится? – задорный девичий голосок подтвердил мои худшие опасения. – Или ты из этих? А то чего за тобой второй день гоняются брутальные мужики.

– Верка, зараза, – предчувствуя вал шуток от ехидной лекарши на эту тему в ближайший месяц, я мысленно посылал гром и молнию на голову соседа. – Хоть один намёк на мою ориентацию, выдеру как сидорову козу.

– А я поддержу, – из ближайших фиолетовых кустов показался Рива, отсекая щитом от меня преследователя. – Нашла время для своих шуточек. Глушани лучше этого недоделанного «Джейсона».

– Почему недоделанного-то? – по голосу девушки было слышно, что она обиделась, но спорить с братом не решилась, так как знала, что если Саша становился серьёзным, лучше не лезть.

– Потому что без маски, – рявкнул танк, прекращая пререкания, и пальнул в сторону противника из своего монстрообразного револьвера.

Расстреливать беззащитного врага, с остервенением, но без видимого результата долбящего по щиту, было одно удовольствие. Я, конечно, утрировал по поводу того, что не могу даже поцарапать его броню. Но четыре полных магазина я высадил, стараясь бить только в голову. И это при том, что мне активно помогал Рива, редко, но мощно врезаясь в стаккато моих выстрелов басовитым гудением своего оружия, и Верулентность, уже всё забывшая и с азартом палящая из своего любимого лёгкого лазерного пистолета-пулемёта.

В итоге я даже засомневался, что перед нами именно мексиканец, а не случайно затесавшийся в тот сектор какой-нибудь потомок викингов. Потому как, имея возможность активировать свой щит и спокойно уйти под его прикрытием, ну или хотя бы попытаться, здоровяк так и продолжал молотить своим мачете по щиту Ривы. Причём молча, что навевало мысли о вуду и зомби, но я их старательно гнал, как абсолютно невозможные. Нет, само существование веры в духов и ритуалов я допускал. Но мы-то были в виртуале, как бы реалистично всё вокруг ни выглядело.

И тем не менее, когда после очередного выстрела вражеский танк осел мешком на землю, а в чате выскочило сообщение об убийстве, все вздохнули с неподдельным облегчением. Всё же непонятное пугает, пусть даже никто из нас в этом бы не признался перед другими. И появившийся Малхорн, успевший не только прикончить лекаря противника, но и поднявший Клер на одно из деревьев, устроив ей там полноценную снайперскую лёжку, с возможностью быстро свалить в случае необходимости, не заметил ничего необычного. Мы усиленно делали вид, что всё в порядке. А потом стало не до этого, и необычное поведение врага быстро забылось.

Дальнейший бой был скучной рутиной. Мы с Ривой и Верой фармили крипов, попутно ковыряя бастионы, и всего пару раз срывались на помощь нашей паре убийц, когда противник пытался пробиться к вымпелу, собрав все свои силы. В остальное время они так и нападали по одному или вдвоём, позволив нам неплохо нажиться на фрагах. Постепенно даже до самых упёртых «хомбре» дошло, что ловить там нечего, но было уже поздно, мы таки доломали защиту на двух линиях, вплотную подойдя к базе.

Танк с хилом больше туда не совались, предпочитая не отходить от бастионов, правда, особо это им не помогало. Любая попытка высунуться жестоко каралась, Серёга ещё пару раз провернул свой трюк с захватом тросом, доведя лекаря противника практически до истерики. По крайней мере, он громко и экспрессивно орал что-то на испанике, но что именно, осталось загадкой, ибо фильтр мата искина-переводчика просто запикал большую часть слов, оставив только предлоги.

Закончился поединок уже почти в полночь. Дотошный Иван заставил нас доломать последний бастион соперника, попутно забрав третий вымпел, за которым те даже и не сунулись, хоть мы и ждали. Видимо, правду говорит пословица, если зайца бить, то даже он научится спички зажигать, и в мозгу гордых «хомбре» появился приобретённый рефлекс вымпел – смерть. Ну а жирную точку поставила Клер, пристрелив их учёного ровно через секунду после того, как пал щит базы. Айвейдер поворчал, но смирился, всех кредитов не заработаешь, а завтра на учёбу. А так могли бы закончить игру ещё часа полтора назад как минимум. Так что уставшие, но довольные мы вывалились в Город и тут же разбежались, назначив разбор первого боя турнира на завтра.

Глава 9

Пар и знамёна

– Ну что, дорогие мои друзья. Вы оценили глубину той задницы, в которой мы находимся? – я оглядел членов моей команды, старательно отводящих взгляд. – Какие будут предложения? Ну-ну, не все сразу. В очередь.

– Хорош ехидничать! – Клер, естественно, не выдержала моего язвительного тона и взорвалась. – Кто же знал, что так получится! И кстати, кто у нас капитан? Вот ты и должен был об этом подумать.

– Все поняли, кому претензии предъявлять, если что? – я гордо проигнорировал показанный мне язык, не ведясь на детские подначки. – А если серьёзно, если мы хотим выиграть, нужно что-то решать, и делать это прямо сейчас, раз уж этот вопрос мы про… упустили из виду. С себя я вины не снимаю, но кому-то от этого легче стало?

Вчера ничего не предвещало беды. Да и утро, как обычно, прошедшее в увлекательных эвентах: займи первый туалет, дождись, пока соседки вымоют голову, чтобы попасть в ванную, и сооруди завтрак на двух голодных молодых парней, способных сожрать слона, лишь бы жареный был, из одного яйца и двух вялых морковок, потому что вчера забыли зайти в магазин, выдалось на удивление мирным. Жертвы и разрушения отсутствовали, все успели навести красоту (девушки) и перекусить (парни), и даже при этом не опоздать на учёбу. Шок наступил на третьей паре, когда, сидя на последнем ряду и отдыхая после практики по матану и лабораторной по кибернетике, вполуха слушая скучнейшую лекцию по химии, из которой максимум, что понимал – это название элементов, я полез в рейтинговую таблицу турнира.

Наши вчерашние соперники, которых мы разве что мордами по земле не возили, хотя и это было, обскакали нас мест на двести. А расшифровка начисленных очков сообщила, что основную их массу «Чёрная кровь» получила от зрителей. Точнее, те за них проголосовали, а уж мексиканцы сами решили, что для них важнее. Зато нам из-за слабого соперника поставили такой грабительский коэффициент, что мы махом оказались в аутсайдерах, даже с победой за плечами.

Остаток лекции я целиком потратил на просмотр детализированной расшифровки рейтинга лидеров и пришёл к неутешительному выводу. Зрители становились весомым фактором, легко могущим обернуть поражение в победу, просто потому, что им понравилась одна из команд. И здесь могло сыграть всё что угодно. Стилизация, антураж, раскраска лат или же просто артистичность бойцов. Короче, всё то, чего у нас не было.

Серёга сегодня задерживался, количество пар у нас не всегда совпадало. Да и Рива с Верой тоже были ещё заняты, так что я успел выпустить пар в тире, представляя вместо мишеней головы разработчиков «Экспансии». Шоу им подавай, блин. И к месту сбора пришёл уже почти спокойным, что, впрочем, не помешало загрузить свежей проблемой всю команду. Ну а чего, одному мне, что ли, мучиться.

Конечно, совесть меня немного погрызла, за то, что испортил товарищам момент чистого восторга от вчерашней победы. Но позволить себе расслабиться и почивать на лаврах мы не могли, тем более лавр на Екатерине не рос. А судя по хмурому выражению лица Ивана и беззаботному у всех остальных, только мы с ним не просто залезли в рейтинг, а сравнили с тем, что получил противник. Так что моим командирским распоряжением веселье было отложено на потом, а мы принялись смотреть ролики выступления команд лидеров.

Дело в том, что нас не бросали прямо в бой из любого места, где бы в Городе мы ни находились. Для этого существовали специальные терминалы, эдакие помещения, чем-то похожие на Белую комнату личного виртуального пространства, в которую пользователь попадал, стоило ему лечь в вирт-капсулу или надеть вирт-шлем. А уже там осуществлялся выбор игры, рабочей среды, или можно было просто поваляться на чём-нибудь, смотря голонет или делая домашнее задание. Спрос на дизайн мебели и аксессуаров для Белых комнат едва ли не превышал его на реальную. А по креативности виртуал давно уже выбился в лидеры, предлагая такие изыски, как энергетические облака, заменяющие кровать и диван, невидимые парящие столики из силовых щитов, так и лужайки с живой травой, способной принять любой вид по желанию хозяина, единорогом, пасущимся на ней, и пруда с золотыми рыбками в качестве головизора. А уж какие аватарки для личных искинов мастерили умельцы, любая фантазия пасовала перед выбором.

Естественно, в терминалах никто не собирался создавать полянку с феями или боевую рубку эсминца. Какие-то изменения были доступны, но очень ограниченно, и обычно касались возможности поменять стиль мебели, загрузить свои обои на стены и нанести на пару-другую рисунки. Наполнение же оставалось неизменным. Это парочка диванчиков, столик и окна, где можно было подобрать билд на предстоящий бой.

Весь предыдущий месяц мы пользовались тренировочными, с немного расширенными возможностями. В них можно было настроить поле, выбрать упражнение и задать противников, управляемых искином. Но по большому счёту эти терминалы отличались от боевых лишь планировкой помещений. В последних перед ними располагался небольшой зал ожидания с возможностью просмотра трансляции с поля боя, чтобы фанаты, если они есть, могли следить за поединком, а затем первыми встретить и поздравить своих кумиров.

В общем-то нам это было безразлично, если бы не одно «но». С момента объявления начала игры, когда команда заходит в терминал, и временем, когда она появляется на поле боя, проходит пять минут, отведённых на подготовку. И это время большинство лидеров топа потратили на то, чтобы как-то представить свою команду. Именно ролики этих шоу, а по-другому происходящее назвать я не мог, набрали наибольшее количество просмотров. Причём далеко не все из них победили в первом бою, но при этом обеспечили себе место на вершине рейтинга.

Этим же объяснялся и неожиданный взлёт наших вчерашних соперников. Раскрашенная троица все пять минут перед матчем читала ломающимися подростковыми голосами мексиканский рэп, сопровождая это танцами, хотя я бы скорее принял их дёрганье за поражение электрическим током, если бы в виртуале это было возможно, ну или какое другое повреждение ЦНС. Однако, по всей видимости, друзьям и знакомым «хомбре» жутко понравилось пропитанное пафосом исполнение, с обещанием поглумиться над противником разными противоестественными способами, пусть даже в реальности произошло всё с точностью наоборот.

– Мы тоже так можем! Тёма, давай сбацаем крутую рэпчину! – другого от братцев-Артёмов я и не ожидал.

Любой дурной пример для их непоседливой натуры был ужасно заразительным и требовал немедленного повторения. При этом отметались любые условности, типа наличия слуха, голоса и таланта к стихосложению. Вот и сейчас нам пришлось выслушать исполнение в стиле «что увижу, то пою» от двух людей, которым в детстве медведь не то что уши оттоптал, но и по всему телу прошёлся. Чувство ритма у ребят тоже отсутствовало, поэтому рваный речитатив, сопровождаемый подёргиваниями всем телом, больше всего похожими на конвульсии, которые, по всей видимости, должны были изображать зажигательный танец, где-то на полчаса вывел команду из рабочего состояния.

Более-менее успокоившись, но то и дело опять срываясь на хи-хи, вспоминая особо забавные моменты выступления, мы всё же решили не выпускать парней к зрителям, оставив их в качестве последнего козыря. Правда, Клер требовала устроить такое же шоу для наших сегодняшних противников, дескать, и народ повеселим, и пока враги будут кататься по земле, держась за животы, под шумок вырежем всех. Но внезапно для всех ей возразил Рива, оказавшийся ценителем хорошей, а главное, качественной музыки, даже закончивший детскую музыкальную школу по классу виолончели, как бы дико это ни звучало.

Я даже представить не мог вечно растрёпанного шутника, любящего подколоть собеседника и шутки на грани фола, играющего классическую музыку на довольно-таки сложном в освоении инструменте. Это мне потом Верка по секрету ролик показала с отчётного концерта. Сейчас же наш штатный танк предлагал придержать ребят, не показывая их публике, мотивируя, что, может быть, попадутся на боевом пути люди с тонким музыкальным слухом и чувством прекрасного, так нам даже оружие не понадобится. Достаточно, чтобы братцы минут пять посотрясали воздух своими воплями, и противник сам окочурится, не выдержав подобного издевательства над своим мозгом.

– Смех смехом, а время-то идёт, – я нашёл-таки в себе силы прекратить затянувшееся веселье. – Ребята, давайте посерьёзней. У нас на обсуждение от силы час есть, а потом готовимся к сегодняшнему бою. Если мы ещё и сольём катку, можно сразу распускать команду и расходиться по домам.

Народ вроде успокоился и притих, однако и с идеями не спешил выступать. Может, по привычке, что инициатива наказуема, ведь правило «тот, кто предложил – тот и выполняет» нежно любимо не только в армии, но и в любой государственной структуре, в том числе школе и институте. К тому же не факт, что даже если ты идеально исполнишь то, что придумал, именно ты получишь за это поощрение. Награждение непричастных, если они из руководства, вторая по значимости традиция чиновничьего аппарата.

Но, вполне возможно, что ни у кого просто не было идеи, которую они отважились бы выставить на суд общественности. Формат турнира внушал, и облажаться, чтобы потом в тебя тыкали пальцем, типа это те чудики, помнишь, никому не хотелось. Поэтому молчание затягивалось, а взгляды всё чаще останавливались на мне. Иван от обсуждения уже давно самоустранился, заявив, дескать, рассчитать линию развития он может, а вот петь, танцевать или читать стихи это увольте, и вообще у него боязнь сцены.

– А можно я скажу? – Каракурт, тоже присутствующий сегодня, да и вообще как я понял, несмотря на закончившийся по факту договор о тренировках, покидать нас он не собирался. – Мне кажется, вы перебарщиваете.

Я посмотрел на остальных, пытаясь понять извивы мысли бывшего егеря. Судя по недоумению на лицах, команда тоже не особо поняла, о чём речь.

– Смотрите, – мужчина развернул над столом таблицу с рейтингом и задал пару параметров, отчего некоторые строчки окрасились в разные цвета. – Синим я выделил тех, кто устроил шоу, и хоть и проиграл, но выехал за этот счёт. Красным – тех, кто победил без каких-либо ухищрений. Как вы видите, они равномерно располагаются от середины и выше. Зелёные – те, кто удачно совместил и то и другое, целиком занимают верхние строчки. Но в основном это уже известные группы киберспортсменов со своей символикой и прочим. Так почему бы вам тоже не пойти этим путём.

– То есть…

– Не распыляться на всевозможные представления, а создать чёткий образ команды с какой-нибудь своей фишкой. Ну, например, той же «козой» как символом, – егерь кивнул на Ивана, придумавшего вчера разрисовать себе руку. – Или провести аналогию с ещё земным, двухмерным кинематографом. То есть что-то, что будет узнаваемо, при этом вам самим не надо будет выглядеть клоунами. Как по мне, вскоре все эти шуты отвалятся, оставшись далеко внизу, а начав сейчас им подражать, можно упустить боёвку. А какую бы поддержку ни оказывали зрители, решится всё именно в поединке.

Я обдумывал слова Каракурта. С одной стороны, действительно не хотелось стать эдаким Петрушкой, кривляющимся для развлечения зрителей. Не то чтобы я был таким уж снобом, типа Измайлова, которому спесь не позволит делать что-либо на потеху толпе. Или быдлу, как он привык именовать окружающих. Надо будет, и на задних лапках пройдусь, не облезу. Но хотелось бы запомниться бойцом, а не фигляром, пусть даже быть последним проще и выгоднее.

С другой – было глупо категорически отказываться от какой бы то ни было возможности получить заветные очки рейтинга или дополнительные кредиты. Если люди хотят шоу – наша задача его «маст гоу он», как пел один мужик. Но и тут отставник был прав, была вероятность, что распылив силы в желании объять всё и сразу, мы можем не только не получить с этого какой-то прибыли, но и потерять то, что уже имеем. Так что нужно было всё тщательно взвесить, вот только время поджимало.

– Быть или не быть? Точнее, в нашем случае чудить или не чудить. Вопрос интересный, но не своевременный, – я осмотрел свою немного заскучавшую команду. – На мой взгляд, нужно двигаться по течению, помогая ему по мере сил и возможностей. Следующая игра меньше чем через час, и мы придумать, а главное воплотить, просто ничего не успеем. В данный момент у нас есть символ и жест, способный сделать его запоминающимся. Поэтому постарайтесь использовать его в ключевые моменты, убийства там, при захвате бастионов, ну и сами думайте, не маленькие.

Народ усердно закивал, заворочался, шушукаясь с соседями. Вот, казалось бы, все присутствующие были достаточно неглупыми людьми, многие раньше состояли в крупных игровых гильдиях, причём не рядовыми бойцами, но стоило кому-то другому принять решение и наметить план действий, как остальные вздохнули с облегчением. Ну а что, при неудаче отвечать-то не им, хоть в нашем случае будет уже всё равно, кто накосячил, вылетим все вместе, но человеческую натуру не переделать. И чего все лезут в начальники, лично мне это и даром не надо, хоть свою должность я даром и получил.

– Далее. Нужно подумать над единым стилем для команды. Ну, там, вид лат, расцветка, аксессуары и так далее, – я помахал в воздухе рукой, показывая, что слабо разбираюсь во всех этих украшениях. – Думаю, будет лучше всего, если это возьмут на себя девушки. А то что-то художественному вкусу парней я не доверяю. Но так как мы ограничены по времени, край послезавтра на игру мы должны выйти уже не как разношёрстная банда, а как боевой отряд.

– Я! Я сделаю! Дайте мне, – в отличие от скривившейся Клер, явно не пребывающей в восторге от моей идеи, наш лекарь прямо-таки лучилась энтузиазмом, и это реально пугало. – Я уже всё придумала. Вот тут будет…

– Стоп, стоп! Вера, извини, но одна ты этим заниматься не будешь, – с трудом умудрившись вклиниться между рассуждениями о том, какой цвет лучше будет смотреться на бёдрах, фуксия или маджента, я осадил разошедшуюся девушку. – Не то чтобы я тебе не доверял, но времени у нас в обрез, и лучше всё сразу сделать хорошо, чем потом десять раз переделывать, если кому-то что-то не понравится.

На самом деле я просто боялся неуёмной энергии Верулентности, бившей фонтаном и не всегда в нужную сторону. Оставь её без присмотра, и послезавтра мы будем выглядеть так, что те самые пресловутые папагаи удавятся от зависти. Осталось только выбрать, кто выступит буфером для отсеивания безумных идей…

– А мне Танька с Сашкой помогут, – я ещё и додумать не успел, как Вера уже всё решила. – Ведь поможете же, а? Ну Кле-е-ер, ну не будь букой.

Сочетание огромных щенячьих глаз и жалостливого голоса не оставили выбора нашему снайперу, и она неохотно кивнула, но Рива так просто сдаваться не собирался.

– Да делать мне больше нечего, только слушать ваш трёп о том, как золотые эполеты подходят к розовому нагруднику. Я вон лучше на тренажёре постреляю или по полигону побегаю, – с ходу отмёл он любую возможность своего участия.

– А я тогда расскажу отцу, куда делся его коллекционный коньяк, – Вера с преувеличенным вниманием начала разглядывать свой маникюр. – Он-то наивный думает, что бутылка случайно упала и разбилась. Даже защитное поле не помогло, бывает же такое. Думаю, он очень удивится, узнав, что в нее был налит чай, с небольшим добавлением спирта, для запаха.

– Вот ты стерва, – Александр с удивлением и даже в какой-то мере с восхищением уставился на сестру. – Не ожидал. И у тебя повернётся язык брата на смерть послать?

– Не сомневайся, – девушка послала ему воздушный поцелуй. – Ой, да что ты страдаешь. Ну, побудешь немножко моделью, померяешь разные латы. Можно подумать, с тебя убудет. Правда, Тань? А я отцу скажу, что защитное поле в его баре барахлило. Он-то всё равно в этом не сечёт.

– Коньяк-то дорогой? – Я ткнул в бок всё ещё находящегося в прострации от выходки сестры Риву. – Может, проще было купить бутылку да подменить? А то смотри, попадёшь к Верке в рабство.

– Коллекционный «Двин». Номерные бутылки, восемнадцатилетняя выдержка. Купишь такой где-нибудь, как же, – Александр грустно мотнул головой. – Но знаешь что. За такой коньяк и в рабство не жалко.

Я тихо присвистнул. В Русском секторе было всего одно место, где изготавливали подобные напитки. В самом центре Российской Звёздной Империи, в одной из систем находилась маленькая планет – MDI49375ID, полная солнца, моря и гор. После терроформирования из растений лучше всего там прижились виноградная лоза и дуб. Что и предопределило её судьбу.

Её заселили жители небольшой горной страны, так и назвав – Айк. По слухам, что ходили даже спустя триста лет после Исхода с Земли, для этого они провернули грандиозную аферу, задействовав сородичей по всему миру, а их было немало. И всё это лишь для того, чтобы делать лучший в мире коньяк.

Виноделы других секторов грызли себе локти, исходя злобой, но не могли даже приблизительно повторить вкус настоящего армянского коньяка. Особые климатические условия и небольшие мутации, произошедшие в виноградной лозе на новой планете, создавали идеальное сочетание для его производства. Поэтому и стоимость каждой бутылки выражалась минимум трёхзначной цифрой. А уж сколько мог стоит марочный… я посмотрел на Риву со смесью уважения и недоумения, как на смертника.

Сам-то я был далёк от алкоголя. Точнее, посидеть с друзьями, попить пивка – это запросто. Но вот разработать целый план, чтобы заполучить бутылку дорогого пойла – это пас. Да и не было у меня особого пиетета к маркам и брендам. Отец тоже предпочитал простые «солдатские» напитки. Вот отчим, тот да, держал целую коллекцию дорогого алкоголя. Собственно, из его разговоров с друзьями я и узнал про дороговизну армянских коньяков, да и пару-тройку названий запомнил. «Двин» был одним из них. Поэтому поступок нашего танка мне импонировал своей целеустремлённостью, но вот его бы энергию да в мирное русло. Вот и будет служить громоотводом безумным идеям сестрёнки.

– Не, не. Погодите. Образ это очень важная часть имиджа, и пускать всё на самотёк, мол, девушки сами придумают, категорически нельзя, – вот от кого не ожидал подобного, так от Серёги, вполне серьёзно озадаченного внешним видом. – Вы понимаете, что зрители будут судить по первому впечатлению, которое произведёт команда. По крайней мере, вначале.

Он жестом попросил подождать подскочившую в праведном негодовании Верулентность. Как же, усомнились в её способностях. Но на моего соседа возмущённое лицо девушки не произвело никакого впечатления, и он спокойно продолжал:

– Вот представьте. Огромная таблица идущих боёв. Зрители ещё в пристрастиях не определились. Они скользят по списку, разглядывая участников, не задерживаясь на каждом больше чем на пару секунд. Так вот нужно нечто, что заставит его задержаться дольше, чем обычно, но при этом не оттолкнёт после этого. Что-то одновременно яркое и стильное, но в меру.

– Можно подумать, я сама это не понимаю, – обидевшаяся девушка была похожа на надувшегося хомячка. – Я и не собиралась делать из нас клоунов.

– А на мой взгляд, единообразие важнее, – Клер, подбадривая, обняла подругу. – Отдельные образы могут быть отличными, но вместе будут смотреться, как шапито на выезде. И Вера с этим отлично справится.

– Я и не спорю, – Сергей примирительно выставил ладони перед собой и улыбнулся. – Ни в коей мере не умаляю талант хранительницы наших зад… жизней. Просто предлагаю обсудить общую стилистику и всё. Мне вот нравится стиль прошлого века Французского сектора, например. Точнее, именно военные мундиры и прочее.

– Вау. Кто бы мог подумать, убийца – эстет, – Татьяна сделала огромные глаза. – Неорококо, рюши, галуны, дуэли на шпагах. Вот только мне, допустим, совсем не улыбается скакать по полю боя в корсете и кринолинах. Хотя можно попробовать, вдруг враги от смеха передохнут.

– Я бы на это посмотрел, было бы забавно, – я подмигнул Клер. – А мне вот больше импонируют пустотные латы начала космической эры. Есть в них что-то от старинных рыцарских доспехов.

– А я бы предпочёл нечто в стиле Гвардии Ворона, – Айвейдер тоже подключился к обсуждению. – Стильно и брутально, что ещё нужно?

– Дурью вы маетесь, – Каракурт хоть и перестал изображать из себя упёртого старика-ветерана, ни на ломаный грош не ставящего гражданских штафирок, всё же был военным до мозга костей, хоть я и подозревал, что за образом пожилого человека находится довольно молодой парень, попавший в сложную ситуацию. – Всякими этими художествами только демаскируете себя. Вам же не на сцене выступать, а в бой идти. Да и что может быть лучше цифрового камуфляжа.

– А может, а может! – от волнения Вера даже подпрыгивала на стуле, в попытке быстрее озвучить пришедшую ней на ум идею. – А может, антураж сделать в викторианском стиле?! Стим-панк, все дела. Это и стильно, и броско, даже вычурно где-то, но в то же время вполне функционально. Цвета можно подобрать неяркие, чтобы не так заметно было.

– Опять корсеты, – Клер закатила глаза. – Ладно мужикам, прилепил шестерёнки да часы – вот тебе стим-панк, а нам с тобой?

– Ой, да ладно тебе, – Вера отмахнулась от подруги. – Кончай нудить, будет круто. Как вам идея?

Лично мне мысль понравилась. Я ещё в детстве гонял в «Арканум. Возвращение» за гнома-механика, и стилистика стим-панка мне вполне нравилась. Правда, с какого-то момента я от неё отошёл, заинтересовавшись проектированием дроидов в реале, но, можно сказать, что толчок к этому мне придали стальные колоссы, обвешанные манометрами и при движении выпускающие через клапана облака пара. Так что, можно сказать, для меня это было в какой-то мере возвращением в детство.

Что удивительно, от остальных возражений не было. Единственное, что братцам-Артёмам, простым деревенским ребятам, далёким от субкультур, пришлось объяснять, что предлагает Вера и с чем это всё едят. Но в итоге даже они загорелись идеей примерить нечто необычное. А Каракурт махнул рукой, мол, делайте что хотите.

– Даниил, глянь. Тут можно даже знамя своё создать, вот посмотри, – Иван, как всегда зарывшийся в расчёты и таблицы, развернул окно с виртуального магазина для команд турнира. – Надо только с дизайном и расцветкой определиться, а символом будет рокерская «коза» с буквой «Ы». Как считаете?

Определившись, наконец, с составом группы дизайнеров, я посмотрел, что там нашёл тактик. Выбор потрясал. Несколько десятков вкладок были забиты всевозможнейшими формами стягов, штандартов, аквил и хоругвей, и это ещё были лишь те, что относились к материальным, как бы смешно это ни звучало в виртуале. Отдельно шли различные голографические, лазерные, проекционные и получаемые другими способами, часть которых не имела аналогов в реальности, флаги, хотя от них тут зачастую оставалось одно название.

– Прикольно. Только стоит на них кредиты тратить? Не ты ли настаивал на жёсткой экономии?

– Стоит. – Айвейдер развернул ещё одну вкладку. – Вот погляди, это положение по проведению турнира. Знамёна – это одна из фишек большого обновления, к которому собственно он и приурочен. По сути это переносные точки бафа. То бишь поставил его и получи в небольшом радиусе плюс к характеристикам. Но если его сломают или, не дай бог, захватят, противник получит большой бонус. Но самое прикольное не это. Вот смотри.

Передо мной замелькали какие-то таблицы, ветки развития и выкладки, усеянные цифрами. Сперва я потерялся из-за обилия информации, но вчитавшись, присвистнул от удивления.

– Оно развивается, что ли?

– Именно! – Иван выглядел так, будто выиграл в лотерею. – Если убийство вражеского игрока происходит в радиусе действия знамени, оно получает опыт. В итоге можно получить вундервафлю, дающую, например, двадцать процентов к дамагу. Ну, или наоборот, вполовину срезает вражеский.

Я скользил взглядом по тексту, разглядывая иконки умений. Выходило уж слишком шоколадно. А меня мама с папой ещё в детстве отучили брать конфеты у незнакомых дяденек.

– В чём подвох? Что-то не верится мне, что тут обошлось без глобальной подляны.

– Понимаешь, Батерфляи сделали знамя материальным объектом, который может существовать в единственном экземпляре, и переносить его игрок должен только в руках. Фактически они ввели в игру новый класс – бафера, с уклоном в дамаг или защиту. Ну, типа либрария из Вахи, только не обязательно псайкера.

– Это из «Вархаммер сорок тысяч»? – любой геймер знал это название, хоть последние официальные сервера этой поистине легендарной игры были отключены более пятидесяти лет назад. По слухам, её сэттинг был придуман на Земле ещё в докосмическую эпоху, но лично я считал, что это сказки. Слишком уж давно человечество покинуло свою родину, но то, что это был один из самых проработанных придуманных миров – это было несомненно.

Это, в числе прочих причин, эксперты указывали как фактор, позволивший игре не просто стать одной из первых, в которой была реализована технология полного погружения, переросшая затем в голонет и виртуал в том виде, в каком мы знаем его сейчас, но и пережившая семь переизданий в течение ста с лишним лет, что само по себе вызывало почти суеверное восхищение. Мой отец фанател от неё и в молодости гонял на каком-то частном серваке в образе космодесантника из «Ордена Ультрамаринов». От него я и нахватался кое-каких знаний.

– Угу, оттуда. Только там знамя лишь отличительный символ Библиотекарей, а у нас оно фактически заменит оружие. Ну и просто поставить его можно будет, – Ваня осмотрел ребят, прислушивающихся к нашему разговору. – Сложность в другом. Когда флаг просто уничтожат – он потеряет опыт, равный половине уровня. Если уже накопленного не хватит – уровень откатится, и, естественно, пропадут взятые на нём перки. Короче, стандартная механика РПГ игр. А вот если его перехватить и принести на свою базу…

Он замолчал и отхлебнул сока. Я про себя усмехнулся. Как-то не замечал раньше за нашим тактиком тяги к театральным эффектам. А тут знает же, что всем интересно, и специально тянет паузу. А ведь среди нас…

– Вань, не обижайся, но я тебя сейчас стукну, – Вера никогда не отличалась терпением. – Вот что за манера, на самом интересном месте прерываться. Тролль ты. Зелёный и в пупырышку.

Это выглядело настолько по-детски мило, что удержать улыбку было решительно невозможно. А девушка, глядя на веселящуюся команду, окончательно обиделась и, показав язык, отвернулась. Теперь будет дуться минуты две, не меньше. На большее её никогда не хватало, злопамятностью наша егоза никогда не отличалась.

– В общем, команда, захватившая знамя врага, получает опыт, кредиты и… – Айвейдер подмигнул Вере, когда та зашипела на него за очередную паузу. – И двадцать процентов от всего накопленного им опыта своему флагу. А также возможность поставить его в терминале. Создать второе такое же будет просто невозможно.

– Круто! – Артём, который в реале был Сергеем, аж подскочил со стула, от открывающихся перспектив. – Так мы махом всех…

– Проблема в том, что для этого требуется специальный апдейт, – Иван слегка повысил голос, перекрикивая восторженные вопли. – Который стоит немало – это раз, хоть и уменьшает время, необходимое для захвата флага, но не более чем на пятьдесят процентов. Для справки, чтобы завладеть знаменем первого уровня, имея базовую комплектацию этого апдейта, требуется тридцать секунд не получать урона. Но самое поганое, скорость передвижения игрока, несущего вражеский флаг, падает до двадцати процентов, и он отображается маркером, даже без мини-карты. Просто в воздухе стрелочка и расстояние.

– Короче, ни о чём, – кто бы сомневался, что Клер будет настроена скептически. – Кто первый взломал базу противника – того и тапки, образно говоря. Сильные будут становиться ещё сильнее, а слабые – наоборот. В чём прикол?

– Э-э, не. С базы знамя может вынести только своя команда, – Айвейдер, похоже, всерьёз загорелся идеей использования новинки в бою и был готов отстаивать свою точку зрения. – Ты зря ёрничаешь. Я внимательно изучил данные, баланс рассчитан очень неплохо, а вот возможности открываются – закачаешься.

– Стоп! Так мы можем долго спорить. Понятно, что надо думать и прикидывать, – я закончил обсуждение. – Перспективы, на мой взгляд, хорошие, но стоит разработать тактику, как с использованием своего знамени, так и по захвату вражеских. А пока давайте…

– Подожди, – Татьяна перебила меня, уже собиравшегося закончить посиделки и отправиться готовиться к игре. – У меня тут одна идея появилась.

– Это же со времён позапрошлогоднего эвента осталось? – девушка кивнула на маркер, который Иван крутил в руках, используя как указку. – Как там его – «Раскрась войну», что ли? Есть ещё?

– Да вроде бы, – Айвейдер с недоумением пожал плечами. – У меня много всяких призов осталось, ты же знаешь, я не любитель всего этого. Этих маркеров, наверное, штук десять ещё валяется. А тебе зачем?

– Да просто подумала. Они же идут как бижутерия? То есть их можно будет использовать на турнире? А ещё таких же можно купить?

Я, как и Ваня, не мог понять, к чему клонит наш снайпер. Для чего он ей нужен в бою? Подкрасться и написать на бастионе врага слово из трёх букв – МИР? Такого коварства от Клер даже я не ожидал.

– А вот смотри. – И правильно делал, потому как оно оказалось безграничным. – Убил ты врага. Бах!

Девушка наставила на меня пальцы, сложенные пистолетом, и «выстрелила». Я откинулся на стуле, решив подыграть, к тому же было интересно, что она там придумала.

– А потом делаешь вот так. – И на моём лбу изобразили громадную «Ы». – И всё. Противник посрамлён, он психует и совершает ошибки. А его ошибки это наша победа.

– Браво, – оказалось, что Каракурт внимательно следил за разговором. – На войне все средства хороши, а вы не настолько сильны, чтобы пренебрегать такими простыми, но действенными мерами психологического воздействия.

– Не буду спорить, идея хорошая. Вот только скажи мне, красавица, как долго на мне продержится твоё художество?

Я хоть и был готов подставить ради команды голову, но ходить разукрашенному мне не улыбалось. По счастью, Ваня обломал уже ехидно скалившуюся девицу, просто выхватив у неё из рук маркер и нажав на кнопку у основания. Насколько я понял по недовольным глазам Клер, это была отмена, а из её ворчания сделал вывод, что если не стереть подобным образом, надпись держится сутки, и не важно, где она была нанесена.

Инициатива нашего снайпера была принята на ура и единогласно. Ивана тут же растрясли на предмет оставшихся маркеров, устроив небольшой спор, кому какой цвет достанется. Верулентность немного подулась от того, что не оказалось розового или на крайний случай золотистого, но в итоге вполне удовлетворилась салатовым, казавшимся мне обычным зелёным. На что меня обозвали бесчувственным мужланом, ничего не понимающим в прекрасном, дескать, подобные мне и изумрудный с цветом влюблённой жабы путают. Последнее я даже представить не мог и предпочёл скромно отмолчаться.

Остальные члены команды придираться не стали и молча взяли, что дают. Единственно, что на чёрный цвет я наложил лапу, пользуясь привилегиями капитана. Раз уж в палитре я не шарю – буду юзать брутальную классику. Клер достался синий, но она тут же поменялась с Серёгой, ухватившего поначалу красный маркер, но так как стремление к эпатажу у него отсутствовало, безропотно согласился отдать его девушке. А Рива удачно урвал белый и делиться им ни с кем не собирался. Возню с делёжкой прервал сигнал сообщения о пятнадцатиминутной готовности к игре.

Глава 10

Самба гремящих костей

Я перевернул труп вражеского роги ногой и пшикнул ему на забрало лат, нанося свой победный знак. Точнее, на голый череп, заменяющий этому игроку шлем. Батерфляи, устроив битву за голоса зрителей и добавив возможность загрузить свой скин, реально произвели революцию на турнире. Команды дружно кинулись лепить свой собственный, неповторимый образ, и теперь вполне можно было наблюдать схватку земных средневековых рыцарей с теми же космодесантниками из Вахи. И последние далеко не всегда побеждали. Антураж антуражем, а скил никто не отменял.

У наших сегодняшних противников было всё в порядке и с тем и с другим. Одна из старейших ПвП мультигильдий Русского сектора – «Звонкие Черепушки», раньше не особо жаловавшие «Экспансию» именно за нарочитую современность. То бишь за использование скинов лат, оружия и айтемов либо существующих, либо могущих существовать в нашем мире при каких-либо допущениях, ну как те же переносные направленные щиты. В принципе, они вполне реальны, но при этом их использование в настоящем бою настолько неудобное и энергозатратное, что и армия, и космофлот от подобного давно отказались в пользу более практичных и надёжных купольных. А в игре запросто танки бегают с ними, прикрывая команду, и не жужжат.

Вот и не смог основной состав мультигильдии, то есть группы игроков, представленных во множестве ВрМММО игр, даже не обязательно РПГ, пережить отсутствие своей любимой расы нежити, оставив «Экспансию» на откуп менее принципиальной молодёжи. Зато теперь ребята оторвались по полной. И подтверждением был лежащий передо мной труп киборганизированного скелета.

С первого взгляда было понятно, что это не сляпанная за пару дней поделка, а плод долгой и кропотливой работы. Каждый болт в местах крепления металла к кости был тщательно прорисован. Да и сам скелет выглядел древним, покрытым выщерблинами и сколами. То тут, то там находились какие-то мелкие детали, придающие образу глубину и правдоподобность, типа царапин на предплечье искусственной руки, явно отмечающих количество фрагов. Короче, это явно был старый и заслуженный образ, кочующий из игры в игру. А теперь, как вишенка на торте, у него на лбу красовалась чёрная буква «Ы», к сожалению, одна, так как Серёга не успел оставить свой автограф.

Подстёгнутый гудящим звуком выстрела, я кинулся в сторону, перекатываясь через спину, одновременно пытаясь вскинуть верную рельсу и определить, откуда стреляли. Просто так головы у убитых врагов не имеют привычки взрываться, а значит, подтянулся вражеский снайпер, но он ещё довольно далеко, раз уж я точно не заметил, откуда прилетел «подарок». И целился явно не в меня, а пытался помешать пометить жертву. Есть такой закидон у «Черепушек». Жалко только, что они реально были мастерами ПвП, и такое редко кому удавалось. За последний час нам удалось это всего пять раз, точнее уже шесть, и на последнем мой знак красовался в гордом одиночестве, пусть и не долго.

Проломив кусты, я скатился в русло примеченного ранее небольшого ручья и пополз, стремясь скрыться в чаще леса, служившего сегодняшним полем боя. При этом мозг лихорадочно просчитывал ситуацию. У противника два снайпера. Их команда вообще заточена именно на убийство игроков, а не на возню с крипами. Бастионы же и вражескую базу «Черепушки» предпочитали сносить, прокачав своих дроидов.

Сейчас стрелял тот, что был вооружён тяжёлой плазменной снайперской винтовкой. Определить это было несложно по звуку и буквально взорвавшейся голове их товарища. Нагнетатель этого оружия позволял стрелять хоть и редко, но с громадной разрушительной силой. Второй предпочитал пусть менее дальнобойную и эффективную, зато гораздо более тихую рельсу, действуя на средних дистанциях. Вот подберись он, так просто я бы не ушёл, так что, казалось бы, стоило радоваться, но что-то не давало покоя.

Почему снайпер стрелял не в меня? Между тем как я поставил метку и попаданием пули в голову трупа прошло около секунды. Вот вроде бы много ли надо хорошему стрелку, чтобы прицелиться и выстрелить, но вот тут и была зарыта каэли. «Щекотун», боец с тяжёлой плазмой, предпочитал работать издалека, оборудуя себе точки с несколькими путями отхода, где можно было поставить винтовку на сошки и бить наверняка. А вот в его умении точно стрелять с ходу я сильно сомневался, всё же вес оружия был весьма значительным. Кроме того, для разгона нагнетателя тоже требовалось кое-какое время. А это означало сразу несколько вещей.

Мне просто-напросто позволили пометить труп. Скорее всего, это были внутренние разборки гильдии, попытка снайпером подставить своего, при этом оставшись чистеньким. Дескать, я пытался тебе помочь, но извини, не получилось. И это казалось мне вполне правдоподобным, с учётом того, что «Черепушки» дня три назад произвели замену двух членов команды, исчерпав тем самым свой лимит. В самом начале турнира делать это можно было лишь по одной причине – решил поучаствовать кто-то из офицеров основного состава. И убитый мной рога с ником «Вахлак» был явно из их числа. А оставшиеся таким вот образом выражают ему своё неодобрение.

Только вот с этим никак не вяжется тот момент, что я всё ещё жив. Щекотуну явно не удастся отмазаться, выставив всё как попытку помочь старшему товарищу, если мне удастся уйти. Если только…

Я резко перевернулся на спину, вскидывая рельсу, и сразу же вдавил спусковой крючок до упора. Падающая мне на спину фигура, с парными эргро-клинками, мерцающими тревожным алым светом, словно глаза вампира, жаждущего напиться моей крови, дернулась в сторону, внезапно поменяв направление падения, словно бы для неё поменялись местами стороны света. Хотя почему словно бы. Вражеский коллега Серёги, егерь по прозвищу «Скачок», действительно поменял для себя направление гравитационных полей, стремясь уйти с моей линии огня, но слишком быстро я сообразил, что происходит, и слишком далеко было до ближайшего укрытия.

– Бронебойные! – Извини, приятель, отпускать тебя никто не собирается. И стая маленьких, но очень злых ос с вольфрамовыми сердечниками оборвали полёт очередного скелеторобота, принеся мне немалую долю кредитов. Скачок тёмной, неопрятной грудой рухнул на землю под звук фанфар, возвещающих, что мне удалось прервать серию из трёх убийств. Чат снова замигал непрочитанными сообщениями, голосовой я отключил ещё в момент погони за Вахлаком.

Всё началось, когда тот как раз собирался прикончить Клер, взяв шестой подряд фраг, но закончить начатое не успел. Револьвер Ривы хоть и был огнестрельным, образца конца двадцать третьего века, отличался просто дикой мощью, вот только точностью стрельбы наш танк похвастаться не мог. Так что костяного убийцу хоть и должно было прибить на месте, попади Санька в цель, но пуля прошла выше. И тут, как это бывает в третьесортных боевиках, в дело вмешался его величество случай.

Сбитая попаданием тяжёлой пули ветка рухнула прямиком на голову Вахлаку. Тот, не разобравшись сразу в ситуации, начал отмахиваться своим эргро-клинком, выполненным в виде катара, подумав, видимо, что кто-то напал на него сзади. И тут же напоролся уже на мою очередь, которая снесла его с дерева.

Не знаю, можно ли было назвать это удачей, ведь из-за этого весь рой пуль, выпущенный по нему среагировавшими чуть позже ребятами, пролетел мимо, но Клер осталась жива, хоть и изрядно потрёпана. Я же, паля короткими очередями, кинулся в погоню, стремясь добить юркую гадину. Адреналин кипел в крови, требуя поквитаться с черепоголовым за все сегодняшние измывательства.

Мы довольно быстро поняли, что в прямой схватке один на одни почти всегда проигрываем «Черепушкам». Малхорн не в счёт. Он-то, наоборот, набил первых два фрага, одним махом срубив наивно на что-то надеющихся егеря и рогу врага. Но Серёгу быстро в оборот взяли вражеские снайпера. А через полчаса игры стало ясно, что отходить далеко от бастиона поодиночке смертельно опасно. Даже нашего танка при поддержке Верулентности разбирали довольно быстро, убивая вначале девушку, а затем беззащитного Риву.

Вот и наша снайперша, помня об этом, устроилась практически у самого бастиона, в надежде подстрелить кого-нибудь. Мы только что забрали первый появившийся в игре вымпел и теперь плотной группой тащили его на базу, справедливо полагая, что плотностью огня мы явно превосходим этих любителей одиночных схваток. Но, как оказалось, противник и не собирался нападать на нас, сосредоточившись на фарме крипов, а Клер неудачно засветила своё местоположение. Естественно, пройти мимо такого подарка Вахлак не мог, но тут как раз и появились мы, застукав его, можно сказать, на месте преступления.

Невидимость, под которой предпочитал перемещаться вражеский рога, помочь ему никак не могла. Телекинез тоже, тем более использовал его он не для атаки, а для мгновенных прыжков, внезапно нападая и столь же быстро уносясь прочь. Эргро-клинок же вещь, конечно, хорошая, но только не тогда, когда в тебя садят со всех стволов четверо. И тем не менее этой сволочи почти удалось уйти, неожиданно меняя направление движения, сбивая прицел и прячась за крипами. Почти, потому что моя очередь шоковых пуль таки зацепила его, заставив замедлиться. И теперь отпустить врага просто так я уже не мог. Ну и не упустил, даже дважды, что несомненно грело душу, заставляя рот растягиваться в злой ухмылке.

Теперь оставалось пометить неожиданный, но от того не менее приятный фраг, и можно уходить. Я змеёй подполз к поверженному врагу. Подниматься во весь рост там, где орудует снайпер с мощной и дальнобойной снайперкой, дураков нет. Мы уж лучше на брюхе по грязи, но зато живым. Штамп привычно скользнул в руку, а я усмехнулся воспоминаниям.

Как Клер шипела, когда оказалось, что её суперидея с пометками на телах убитых противников уже до неё была не только придумана, но и реализована. Достаточно только приобрести небольшой цилиндрик, скинуть в него свою эмблему, настроить цвета и вуаля – штампуй врагов хоть до посинения. Точнее, пока у тебя не закончатся кредиты – каждый «пшик» стоил хоть и небольших, но денег. Батерфляи решили максимально усложнить жизнь командам, деря бабло практически за всё на свете. И нам приходилось тщательно взвешивать каждую покупку, обдумывая, а можно ли обойтись без неё. Миллион, необходимый для выхода в финал, дамокловым мечом висел над головами.

Сейчас на лбу вражеского егеря возле пары синих Серегиных меток появилась и моя – чёрная, а десять кредитов улетели навсегда. Вроде мало, а жаба душит. Радует одно, что зрители наверняка оценят…

Страдание моей грудной жабы, буквально душившей меня за жалкий червонец, внезапно прервало появившееся сообщение: «Вы убиты. Убийца – Щекотун». Местность вокруг расползлась, обнажая помещение, похожее на терминал, но без каких-либо изысков. Просто куб мрачно-серого цвета, с парой диванчиков в центре, установленных спиной друг к другу, и огромными часами на каждой стене, отсчитывающими секунды до возрождения. Зачем они здесь, никто не знал, ведь для каждого игрока эта комната смерти создавалась индивидуально. Хотя, на мой взгляд, было бы прикольно посидеть так, поболтать с противником, особенно когда вы только что убили друг друга.

Но раз уж я тут один… Усевшись поудобнее, я глянул мельком на таймер, отсчитывающий назад две с половиной минуты до возрождения, и вздохнул. В пятый раз уже вижу эти стены сегодня, больше чем за всю предыдущую неделю. И это меня нифига не радовало. И так было понятно, что слабые команды закончились, остались матёрые волчары, которые и будут выяснять между собой, кто из них круче. Но того, что мы споткнёмся на первом же серьёзном противнике, я не ожидал.

А ведь как хорошо всё начиналось. После разговора, в котором был принят концепт нашего нового образа, на бой мы вышли пусть всё ещё разношёрстной, но сплочённой группой, готовой биться и побеждать. Как по мне, именно тогда по-настоящему и родилась наша команда. Когда, получив первый удар, мы не прогнулись, не разругались, сваливая друг на друга гипотетическую вину. Не начали бездумно тратить кредиты, стремясь тут же стать самыми-самыми яркими и запоминающимися. Мы просто пошли и стали делать своё дело, поддерживая и помогая друг другу. А вот нашим противникам это явно не удалось.

Первыми были ребята из АДСП, с Аризоны, что ли. Если честно, название их команды совершенно не отложилось в голове. Запомнилось лишь, что они тоже выиграли первый бой, но оказались гораздо ниже по рейтингу своих противников, пусть проигравших поединок, но завоевавших сердца зрителей. Но, в отличие от нас, этой группе не удалось сохранить единства, да и стремление понравиться всем и сразу сыграло с ними злую шутку.

Началось всё с того, что все имеющиеся в наличии кредиты, добытые виртуальной кровью и реальным потом, американцы вложили во внешний вид, не оставив и гроша ломаного на апгрейды. Теперь, в новом образе, они выглядели, словно ветераны пустотного десанта, но… и в истории и в знаках различия ребята не разбирались, от слова совсем. Поэтому, набрав элементов, которые, по их мнению, смотрелись круче всего, они получили сборную солянку из брони разных армий, некоторые из которых даже воевали друг против друга.

Нет, ну с одной стороны, ребята достигли, чего хотели. За короткое время число зрителей нашего боя выросло до нескольких тысяч. Вот только результат был прямо противоположным. Уже потом, читая комментарии, я даже немного порадовался, что они недоступны игрокам в реальном времени. Ибо такой поток насмешек, местами переходящих в прямые оскорбления, может отбить желание сражаться даже у самого толстокожего пофигиста. И хотя я и должен был в какой-то мере даже радоваться, ведь разделав американцев под орех, мы отхватили приличную долю голосов, как многие писали – «в благодарность». Но я с детства терпеть не мог травлю в любом виде и по какой бы то ни было причине.

Подобное всегда вызывало у меня чувство омерзения. Наверняка же наши противники к следующей игре постарались бы исправить свои ошибки и переделать костюмы, но… по всей видимости, травля зрителями наложилась на внутренние проблемы команды. Выяснять отношения они начали ещё в бою, а в конце игры уже даже не выходили за пределы базы. И как итог, на следующий день американцы снялись с соревнований, я специально проверил, надеясь, что у них всё же хватит воли и духа преодолеть свои трудности. Может, с моей стороны это и была попытка успокоить немного грызшую меня совесть, всё же придумка Клер с метками на трупах практически довела адспшников до истерики, но с другой стороны, разве кто-то обещал, что будет легко?

Так что мои душевные терзания так и ограничились поиском их в рейтинге, а следующие бои заставили вообще выкинуть из головы этих детей, сунувшихся во взрослые игры. Своя рубашка ближе к телу, и толика здорового эгоизма ещё никому не вредила, так что минутка рефлексии закончилась, не успев начаться, а нас закрутил водоворот игр, и каждая следующая команда была сильнее предыдущей.

В принципе, мне понравилась рейтинговая система. Провал первого боя мы вполне компенсировали, а к концу недели все те, кто пролез вперёд за счёт зрителей, а не умения играть, очень быстро вылетели. Ведь даже самым преданным поклонникам надоест смотреть, как твоих кумиров колошматят в хвост и гриву. Вот они и перекинулись к более успешным претендентам, благо выбор был огромный. Зато за это время мы сумели опробовать и разные тактики, и даже использование знамени в бою. Хоть Айвейдера и терзали сомнения, но жизнь сама расставила приоритеты.

А всё потому, что уже в следующей игре, после разгрома американцев, мы довольно легко захватили вражеский флаг. Нашими противниками были индусы – «Намашивая», команда, полностью состоящая из псиоников разной направленности. Легкая броня, дополнительные накопители энергии, щиты, огонь, молнии, лечение, телекинез. И как вишенка на торте – прапорщик, как у нас стали называть знаменосцев.

В принципе, в этом, не в наименовании нового класса, а в его использовании, смысл имелся, да ещё какой. Даваемые стягом пара процентов прибавки к урону вполне могли вырасти до жутких пятидесяти в финале. Тогда задавить такую команду было бы просто нереально. Но для этого требовалось активно использовать знамя, а у нас был Малхорн…

Серёга в очередной раз доказал, что на каждую хитрую за… голову найдётся свой болт с левой резьбой. И в который раз я мысленно сказал спасибо Каракурту за удачно подобранные латы, позволяющие соседу играть в привычном ему стиле. Так что индусы очень удивились своему прапорщику, бросившему знамя и с дикими криками возносящемуся к небесам или, если точнее, к кроне какой-то ксенопальмы, больше похожей на одуванчик-переросток. Упор на ударную мощь в ущерб защите сыграл с псиониками злую шутку.

Виброклинок егеря легко вскрыл энергетический щит противника, мгновенно обнулив его хит-поинты. А кинувшегося на помощь товарищу телекинетика влёт, словно утку, сбила Клер. Добить оставшихся было делом техники, как раз и Рива подоспел, мотавшийся на базу менять броню. Я хоть и старался не злоупотреблять правами командира, но в этот раз выдал направляющий пинок, единовластно решив переквалифицировать его из чистого танка в прапорщика, но с возможностью выбора, что же ему в данный момент делать: прикрыть всех мобильным щитом или пострелять из револьвера. И, как оказалось, не зря.

Псионов тогда мы добили, хоть и не без проблем. По большому счёту та попытка массированной атаки в самом начале игры, всеми силами и под бафом от знамени, которую так удачно сорвал Серёга, была их единственным шансом. Затяжного боя почитатели Шивы просто не выдержали, из-за отсутствия в команде нормального танка. Просто некому было прикрыть их хрупкие тушки, пока готовились самые смертоносные атаки. Но озлобленные индусы кидались на нас, словно берсеркеры, и гибли, успевая нанести всего один, редко когда два удара.

Та лёгкость, с которой мы отжали вражеское знамя, наводила на размышление, что всё это лишь потеря драгоценных кредитов. Поэтому когда Иван предложил тактику на следующий бой, я, честно говоря, заподозрил его в диверсии. И это, видимо, настолько явно прочиталось у меня в глазах, благо хоть озвучить свои мысли не успел, что Айвейдер явно обиделся, но как профессионал взял себя в руки и обстоятельно объяснил тонкости плана. А я сделал себе очередную зарубку не просто извиниться перед товарищем, не заслужившим подобных подозрений, но и узнать свою команду поближе, чтобы в дальнейшем не допускать подобных косяков. Но кто же мог подумать, что наш рассудительный и не любящий рисковать тактик глубоко в душе тот ещё отморозок.

Пять процентов к урону с виду казались маленькой цифрой. И уж тем более, на мой взгляд, глупо надеяться на неё в схватке с тремя танками, закованными в тяжёлые латы, при поддержке пары хилеров. Но… вот тут и понимаешь разницу между человеком, играющим лишь для своего удовольствия, то бишь мной, и тем, для кого это нечто большее. Хотя не скажу, что совсем уж ничего не смыслю в тактике и стратегии. Однако просчитать всё на уровне цифр, со всеми усилениями и прочим, это было не моё.

В итоге Ваня таки оказался прав. Три штурмовика – я и братцы-Артёмы, Рива, со знаменем в одной руке и револьвером в другой, и конечно же Клер, как главный ужас вражеских лекарей, слаженным огнём буквально вынесли огрызающегося противника. Точнее, пытающегося. Да, убить любого из танков было невероятно сложно. Толстая броня и постоянная помощь хила превращали их в ходячие башни. Вот только выбор оружия подкачал. Плазменные дробовики с нагнетателями на ближней дистанции убивали с одного попадания в любую часть тела. Но мы-то подходить к ним и не собирались.

Да, с Иваном неудобно получилось. Я вздохнул, вынырнув из воспоминаний, и посмотрел на таймер с обратным отсчётом. Казалось, сколько уже тут сижу, а прошла всего минута. И всё таки надо что-нибудь придумать, чтобы мы узнали друг друга получше. Наши посиделки в виртуальном кафе какую-то пользу, конечно, приносят, но в основном там мы заняты обсуждением игровых моментов. А нужно нечто принципиально иное, что позволит ребятам открыться и сблизиться, ощутить общность, так сказать. Может, сходить куда-нибудь?

Эта мысль мне понравилась. Ну а что, собраться всем вместе, пусть даже братцы-Артёмы не смогут сходить вживую, но можно подключить симуляцию в гогласах и синхронизировать с их Белыми комнатами. У искинов крупных игровых и развлекательных центров есть такая функция, я точно знаю. Ну а что, прикольно будет. Смогли же мы всех выдернуть на примерку новых костюмов, хоть поначалу было большое желание прибить Риву, сбежавшего с примерки в туман, отговорившись свиданием с «потрясающей цыпочкой», а нам с соседом пришлось его заменять. Потом, правда, я решил, что нечего нам одним страдать, и вызвал оставшуюся часть команды, но коньяк, пусть даже не армянский, Сашка нам теперь всё равно должен.

Хотя результат… я пошевелил рукой, любуясь работой механизма, имитирующего устройство экзоскелета. Ничего сложного, шестерни, штоки и простейший скрипт, привязывающий их работу к движениям игровой куклы, на полчаса работы нам с Серёгой. Но всё жужжало, шипело, двигалось, да и вообще выглядело шикарно. Другой вопрос, что мы не справились бы, если бы не Верулентность. И это ещё одни камень в мой огород, что мы слишком плохо друг друга знаем, хотя с братом и сестрой я знаком, наверное, лет пять, не меньше.

При этом я даже не подозревал, что Вера увлекается голодизайном – моделированием одежды в виртуале. Для создания образов или, иначе говоря, скинов игровых кукол у неё был полный необходимый набор приложений в Белой комнате. И наш шебутной лекарь зарабатывает на этом неплохие деньги. Но самое главное, поскольку трудовые доходы Верулентности нас интересовали в последнюю очередь, у неё была обширная библиотека уже готовых работ, в том числе в стиле стим-панка. Оставалось лишь выбрать, подогнать, оформить в единой цветовой гамме, нанести отличительные знаки, и вуаля, всё готово.

Рива, умчавшийся «выгуливать свою новую мамзель», как обозвала это его сестра, стал похож на оживший доспех, в груди которого горит неугасимое пламя, выпуская клубы дыма из труб за плечами. Потом, правда, от последнего мы отказались, да и решётку, через которую виднелся огонь, сделали поменьше. А то, конечно, танк не рога, ему прятаться не надо, но и всех оповещать о своём присутствии нежелательно. Элементы брони Клер, частенько помогающая подруге, украсила чеканкой, через знакомых девушки нашли скин на револьвер, превращающий его в парового монстра с жутким калибром, и в итоге получился грозный стим-панк-рыцарь, подавляющий своей мощью.

Братцам-Артёмам подогнали уже готовый скин, который Вера делала для одной из гильдий ВрМММОРПГ «Infinite Magic World», в которую раньше гонял Серёга. Он даже вспомнил этих ребят, отыгрывающих людей-техномагов и воюющих практически со всеми расами, кроме гномов, которых уважали за кузнечное искусство и знание металлов. Шкурку перекрасили в наши цвета и внесли небольшое разнообразие, чтобы создать визуальное различие. Вот только произошла небольшая заминка при распределении. Так-то костюмы были очень похожи, и я сразу предлагал разыграть их броском монетки. Но нет же, нашим «портнихам» обязательно было получить личное одобрение. Наивные. У парней, срочно вызванных по голонету, взыграло ретивое, наложенное на общую безбашенность этой парочки. Каждый непременно хотел именно тот, на который нацелился другой. В итоге через двадцать минут споров разъярённая Верулентность и тому и другому скинула оба варианта, пообещав оторвать всё ненужное, если они до завтра не разберутся между собой.

Зная этих прид… э-э-э, увлечённых ребят, я точно мог сказать, что они полночи будут играть в камень-ножницы-бумагу, а в итоге возьмут какой попало, ибо забудут, из-за чего, собственно, спорить начали. А вот Вера меня удивила. Как-то не замечал раньше за хранительницей наших виртуальных зад… жизней такой агрессивности. Хотя эта парочка и святого подвижника до цугундера доведёт.

Это не я сказал, а наш школьный завуч, женщина с более чем тридцатилетним педагогическим стажем, казалось бы, повидавшая всё на свете, после попытки братцев-Артёмов стать новыми менделеевыми и открыть никому не ведомый химический элемент. Потом пришлось ремонтировать не только лабораторию, но и часть кровли, улетевшей в неизвестном направлении. Как сказали незадачливые экспериментаторы, отделавшиеся лишь синяками: «А мы не знаем, что случилось. Может, ветер?» Синяков после этого прибавилось с концентрацией вновь появившихся в районе пятой точки, но вот эффект от столь радикального воздействия был, к сожалению, временным.

Себе наши девушки выбрали облегающие кожаные костюмы со множеством ремней, шнуровки и обязательным корсетом, но для Клер пришлось использовать второй слой, состоящий из отдельных элементов брони, как бы надевающуюся поверх. Заодно этим компенсировали разницу в размерах разных типов скафандров. Среднячок, в котором гоняла наша снайперша, был явно больше лёгкого Верулентности. И поэтому без дополнительных накладок Татьяна казалась здоровенной бабищей, для чего-то запакованной в кожу. Это уже был не стим-панк, а садо-мазо какое-то. А так получилось и красиво и стильно, и при этом не выглядело, как клуб БДСМ на выезде.

Правда, я изначально настаивал на декольте или бронелифчике, в лучших традициях Корейского сектора, за что был нещадно бит Верой, хорошо хоть думкой, во множестве разбросанных по Белой комнате девушки. Ну и Таня высказалась об озабоченности некоторых индивидуумов мужского пола. А на резонные возражения, дескать, вы же сами так одеваетесь, чтобы нам понравиться, были призваны аргументы в виде тех же подушек, для разнообразия метаемых в бедного меня. Хорошо хоть Серёга проявил мужскую солидарность и выступил на моей стороне. Вдвоём мы легко загнали девиц в угол, но… читерные возможности хозяйки личного виртуального пространства никто не отменял.

Оружие пропадало буквально у нас из рук, чтобы тут же вернуться, но уже прицельно в голову. Так что пришлось просить пощады и признавать, что наши девушки самые-самые вообще, а главное, добрые и снисходительные. В общем, отсмеявшись и получив индульгенцию за прошлые грехи, мы дружно приступили к работе над оставшимися костюмами.

Айвейдеру быстренько собрали нечто среднее между латами Ривы и ещё земным, американским супергероем Железным Человеком. Все его попытки пропихнуть нечто похожее на космодесантников из Вахи были напрочь отметены нашими дизайнерами, ибо нефиг. Ваня не то чтобы расстроился, но минут пять бурчал, пока не увидел финальный результат. Тут уж у него глаза загорелись, и он умчался к себе, мерять. Я подозревал, что сейчас он стоит в какой-нибудь пафосной позе, ниспровергая зло, нанося добро и причиняя справедливость, слишком бурной была реакция обычно спокойного тактика. Но… у каждого свои тараканы, и небольшая помешанность на древних играх и комиксах не самая дурная зависимость, которую я видел. Как говорится, зато не курит.

Последние два костюма оказались самыми сложными. Ладно ещё Серёгин, там надо было и размеры подогнать так, чтобы он при этом не казался чересчур громоздким, и на те же тросики наложить скин тонких цепей. При этом выглядеть наш егерь должен был как экзотический убийца, обряженный в кожу с некоторыми элементами лат. В принципе, ничего сложного в этом не было, но из-за обилия мелких элементов процесс растянулся надолго. Тем же кошкам, благодаря которым наш егерь носился по полю боя, словно безумная белка, пришлось придать вид коротких кинжалов.

Но настоящие проблемы начались, когда мы таки взялись за мой скин. Я всегда избегал вычурности, тем более на Евгении подобное не поощрялось. Местное патриархальное общество крайне негативно относилось ко всему, что хоть как-то отличалось от привычного уклада жизни. Так что меня вполне бы устроило нечто наподобие лат наших танков. Но у девушек на этот счёт имелось совершенно иное мнение, а Серёга, вместо того чтобы помочь, заявил, что ему жизнь ещё дорога, и вмешиваться он не будет. Предатель.

Короче, эти две… фурии минут тридцать вились вокруг меня, что-то там примеряя, рассматривая и обсуждая это между собой на каком-то своём языке, из которого я понимал лишь предлоги. Я, конечно, понимаю, свой специфический сленг есть у каждой профессии, но блин, вроде как голодизайн достаточно привычная для меня штука, но откуда в нём все эти вытачки, шовчики и прочие гульфики. Разве что я именно со шкурками одежды никогда не сталкивался, но как же тогда делают настоящие, материальные шмотки? Неужели каждая женщина владеет этим особым знанием?

Но всё когда-нибудь заканчивается, и хорошее, и плохое. В моём случае плохое только начиналось. То есть началась примерка, и я таки узнал, что такое гульфик. Не знаю, может, когда-то это и служило для защиты гениталий рыцаря, но терзали меня смутные сомнения, что её делали анатомической формы и тридцать сантиметров в длину. Как заявила эта ехидна, Клер, дескать, так надо, чтобы видели, что нашему командиру есть чем гордиться. И добавила, ну и что, что там содержимого даже на четверть не наберётся.

Лишь огромным усилием воли я сдержался от того, чтобы тут же не проучить наглую засранку. И желательно ремнём по голой попке. И пускай в виртуале болевые ощущения отсутствуют, снять штаны в принципе невозможно, а нападение приравнивается к реальной попытке изнасилования. Меня любой суд бы оправдал. Остановила мысль, что именно этого она и добивается. Кто психует и брызгает слюной, тот и проиграл. Поэтому я лишь аккуратно приобнял изготовившуюся дать отпор Клер и тихонько пообещал обязательно ознакомить её с содержимым гульфика, уверив, что она останется довольна увиденным.

Как говорят ниппонцы – кавай… Возмущённая Таня, красная как помидор, была настолько мила, что я аж засмотрелся и пропустил мимо ушей её возмущённую тираду об озабоченных извращенцах, а пришёл в себя, только когда она исчезла, выйдя в реал. За что получил по шапке от Веры, возмущённой, что подруга бросила её одну, дескать, зачем было смущать девочку, ты и так ей нравишься. Но ведь это бред, Клер меня терпеть не может. Или нет…

Я тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Да ну. Иначе чего бы Таня после этого избегала меня в универе, даже обедать в кафе не приходила. Ладно, как бы там не было, сначала надо выиграть турнир. Конечно, если такое отношение будет мешать, придётся что-то с этим делать. Но пока в бою мы общались вполне спокойно. Так что сперва победа, а там посмотрим.

Одно радует, оставшись в одиночестве, Верулентность уже не так фонтанировала идеями, и мне удалось отстоять уменьшенную копию лат Ривы. Правда, помог Серёга, удачно подкинув мысль с движущимися деталями, эдаким внешним паровым экзоскелетом. Тут пригодился и мой талант конструировать механизмы, да и сам сосед принял живейшее участие, написав скрипт, связывающий движение аватара с работой нового устройства.

Взвыла сирена, сигнализирующая о начале последних десяти секунд вынужденной отсидки. Ну, наконец-то я поднялся с диванчика и подпрыгнул пару раз, разминаясь. Надеюсь, пока я прошлое вспоминал, ожидая возрождения, ребята не слились, и у нас ещё есть шанс победить. Хотя это явно будет непросто. На табло единица, пискнув напоследок, сменилась нулём, и временное пристанище расползлось, словно изъеденное ржавчиной, выпуская меня в царство меди, латуни и бронзы.

Именно эти цвета теперь были основными у нашей команды. Чёрный, серый или камуфляжные расцветки были отвергнуты нашими девушками как идеологически неверные. По их мнению, стим-панк в этих цветах был ересью, за которую провинившегося должна была арестовать полиция стиля. Кто это такие, я не знал, но мне на всякий случай стало страшно. Так или иначе, дамы своего добились, и теперь мы все щеголяли в броне красных и золотистых оттенков. Ну, мне так казалось. Всё равно названий цветов, которыми сыпала Вера, я не запомнил, да и с виду один от другого отличал, только если они действительно сильно разнились. А все вот эти полутона и прочее… пусть над этим голову художники ломают. Моё дело было убивать врагов, и без разницы, в каком виде я буду это делать.

Кстати, наш штатный дизайнер и по совместительству хранительница наших игровых жизней одними латами не удовлетворилась и теперь методично превращала базу в царство пара. Крипы первыми получили новые скины, на пробу, так сказать, и теперь выглядели, как древние автоматоны, выпускающие при движении облака сажи и пара. Смотрелось это шикарно, и, судя по резкому увеличению количества зрителей, народу нравилось. Поэтому-то Верулентности и разрешили хозяйничать дальше.

– Смотрите-ка, кто появился. Великий герой, убийца скелетов, – этот ехидный голос мог принадлежать только одному человеку. – Как отдохнул? В пятый-то раз.

Надолго Таню не хватило, раз она решила вернуться к своему обычному состоянию стервы. И с чего Вера взяла, что я могу ей нравиться. Одно знаю точно, больше меня не удастся спровоцировать. Как показала практика, спокойствие бесит сильнее всего.

– Ну что ты. Не нужно было меня тут дожидаться, чтобы лично выразить благодарность за своё спасение, – я развернулся к девушке, в который раз любуясь ее фигуркой. – Можешь просто поцеловать меня за это в университете. В щёку.

– Поцеловать? Тебя? – Клер сложила руки под грудью, намереваясь сказать что-то язвительное, но проследив направление моего взгляда, а посмотреть было на что, тут же отвернулась. – Извращенец. Сексуально озабоченный придурок.

– Тань, вот скажи, – я обнял девушку сзади за плечи. – Ты всегда такая стерва, или это лично мне так повезло?

– Для тебя всегда, – она вырвалась из моих рук, да я и не держал. – Думаешь, если я в твоей команде, то забуду, что тогда произошло, и ты перестанешь меня бесить?

– Блин, да сколько можно. Мы тысячу раз обсуждали этот момент. Там всё было честно. Да и капитаном я становиться не хотел, вы сами меня выбрали. А может… – я вспомнил слова Веры. – Может, дело не в этом, а, Тань?

– Вот ещё! – в голосе девушки было столько возмущения… что я не поверил ни слову. – Ты меня…

– Так, голубки, давайте вы потом разберётесь, кто из вас кого. – В игре Ваня из тихого, даже несколько индифферентного парня становился жёстким и требовательным командиром. – Кадьяк, грац тебя с фрагами. Очень вовремя ты их завалил. Давайте подходите к центру базы, там, где флагшток раньше был.

Клер, оскорблённая другом в лучших чувствах, фыркнула, как бы показывая, что все вы мужики одинаковые, и, подхватив свою винтовку, отправилась по указанному адресу. Я тоже решил особо не задерживаться, всё же интересно было узнать, что на этот раз придумал наш тактик и как он собирается вытаскивать нас из этой задницы.

На базе на удивление было многолюдно. Точнее, возле места, где раньше гордо реяло знамя, а теперь располагалась ровная круглая площадка, флагшток переместился чуть дальше, как бы выделяя новое строение и позволяя точно определить его местоположение.

Вокруг уже стояла вся наша команда, включая Ивана. К нему-то я и направился, попутно получая поздравления от ребят. Результат моей погони, размочивший счёт, казалось бы, неубиваемого Вахлака, которого только Серёга и мог достать, воодушевил их, вот только я не понимал, какого чёрта они торчат на базе, вместо того чтобы фармить кредиты.

– Это я всех собрал, – видимо, этот вопрос Иван сумел прочитать даже через боевые латы. – Дело в том, что мы сливаем, господа, и это наш последний шанс.

Тактик немного театрально указал на площадку. Мы как по команде посмотрели на неё, но ничего не изменилось, это по-прежнему был круг из металла, лежащий на земле. Никто на ней не появился, да и вообще казалось, что это похоже на плохую шутку. Похоже, подобные мысли посетили не только меня, потому что не менее синхронно, чем в прошлый раз, мы все посмотрели опять на Ивана. Тот немного смутился.

– Ну вы чего? Это же телепорт, – в голосе тактика звучала обида, словно у ребёнка, который показал свою любимую игрушку другим, а её не оценили. – Вы дерево развития базы не смотрели, что ли?

Вот тут стыдно стало уже мне. Как-то этот момент прошёл мимо меня, целиком упав на плечи Айвейдера. Нет, я, конечно, открывал вкладку строительства, но быстро потерялся в хитросплетении возможных вариантов развития. К тому же большинство апгрейдов были не активны, намекая, что за возможность их использования придётся хорошо заплатить, и суммы возле каждого стояли немаленькие. А значит…

– И во сколько обошлось нам это удовольствие, – я показал рукой на площадку.

– Во всё, что есть, – Иван старался выглядеть спокойным, но в голосе промелькнуло напряжение. – Даже не хватало чуть-чуть. Ты очень вовремя завалил «Черепушек». Тютелька в тютельку хватило. Похоже, Батерфляи рассчитывали, что эту технологию откроют ближе к середине турнира. Пришлось оплачивать всю ветку.

– А на…

Договорить я не успел. Мне на плечо легла рука Верулентности, и я сдержался, сцепив зубы и загоняя обратно злые слова. Лишь через десяток секунд мне удалось успокоиться настолько, чтобы начать мыслить рационально. Но, боясь сорваться, я был краток.

– Зачем?

– Мы проигрываем. Если вы не заметили, то противостоять «Черепушкам» мы можем только плотной группой. Это позволило нам получить первый вымпел, но в этом же кроется наша слабость. – Айвейдер стал предельно серьёзным. – Там, где мы вынуждены действовать впятером, они обходятся двумя-тремя игроками. Остальные в это время фармят мобов, зарабатывая кредиты. А вкладывая их в развитие крипов, скелеты нивелируют разницу между нами в осадной мощи. Скоро их роботы станут качественно сильнее наших, и самостоятельно вынесут бастионы и базу, пока Вахлак со товарищи будут сдерживать нас.

– И как… – невысказанный вопрос повис в воздухе. Действительно, как с этим нам поможет купленный на все наши сбережения телепорт? «Черепушки», увидев появившихся буквально из воздуха нас, от страха помрут на месте?

– Надо рисковать. Ещё разок проапгрейдить крипов и тут же атаковать всеми силами по верхней линии. Там остался один бастион. Погодите, я закончу.

Клер, пытавшаяся влезть со своим невероятно важным замечанием, послушно притихла. Остальные молча внимали.

– Смотрите. Сейчас разбегаемся по линиям. Набираем кредитов, на это уйдёт минут пять-семь, не больше. Ну может, десять, но учтите, судя по темпу, с которым «Черепушки» сейчас фармят наших мобов, через полчаса нам уже будет их не догнать.

Ваня старался держать себя в руках, но было видно, как он возбуждён. Это был его личный Рубикон, когда он сжёг все мосты назад, и теперь нам нужна была только победа.

– Потом, по сигналу, все прыгают к Риве. Одна из функций телепорта – это возможность появиться возле игрока со знаменем. Это наш шанс. Минут десять у нас будет, чтобы взломать последний бастион. Затем плотной группой выдвигаемся к вражеской базе. Если всё будет нормально, успеем ещё раз поднять уровень своих крипов.

– Я так понимаю, что моя задача это охрана Веры. – Серёга был спокоен и сосредоточен. – Сударыня, мой клинок к вашим услугам.

– Благодарю, сударь, – девушка сделала книксен, пусть в кожаной броне это и смотрелось смешно. – Вверяю свою жизнь в ваши руки.

– Но-но, вы это, не хулюганьте, – в Саньке внезапно проснулся крепко спящий до этого старший брат. – Серый, ты смотри, я за сеструху… Ай, чего дерёшься, дура, за тебя же переживаю.

– Со своими девками сначала разберись, заступник. А то всё расскажу твоей этой, как её… Яне, вот. – Верулентность, отвесившая до этого Риве смачный подзатыльник, показала ему язык.

– Так, отставить веселье. – Наконец, я вспомнил, что как бы являюсь командиром этих обалдуев. – Победим – тогда и будем веселиться. И вообще предлагаю на следующем выходном куда-нибудь всем вместе сходить. Но для этого собрали яй… э-э-э… волю в горсточку и пошли валить «Черепушек».

Народ аж присел от моего наезда, а я ковал железо, пока горячо.

– Рива!

– Я!

– Берёшь знамя, и с Верулентностью выдвигаетесь на верхнюю линию. Фармите крипов, далеко от бастиона не отходите. По команде выдвигаетесь вперёд, мы прыгаем к вам. И будь готов быстро поменять револьвер на генератор щита, на тебе защита от снайперов, особенно от Щекотуна. Его плазменная винтовка гораздо хуже работает по щитам. Всё понял? Выполняй. Вера, ты с ним.

Брат с сестрой по очереди взошли на пластину, чтобы исчезнуть, рассыпавшись на мириады частиц. Я повернулся к остальным, чувствуя себя генералом перед битвой.

– Малхорн! Покрутись вокруг нашей сладкой парочки. Наверняка Вахлак туда придёт. Сможешь завалить – хорошо, нет, просто отгони хотя бы. Нам сейчас нельзя терять людей. И сам на рожон не лезь.

– Понял, сделаю. – Как всегда спокойный Серёга отправился следом за танком с хилом.

– Рядовой Клер!

– Что-о?! – девушка буквально опешила от такого обращения.

– Разговорчики в строю! – Как говорится, Остапа понесло. – Слушай приказ. Выдвинуться на среднюю линию. Не выходя за защитный экран бастиона, вести огонь по крипам на уничтожение. При получении сигнала – телепортироваться к Риве. Там основной задачей будет противодействие вражеским снайперам и прочим асоциальным элементам. Всё ясно? Выполняй.

– Да ты… Ай! – возмутиться девушка не успела, я развернул её в сторону телепорта и придал ускорение хлопком по упругой попке, и было приготовился выслушать гневную отповедь, но Клер, полосонув меня яростным взглядом, молча взошла на плиту и исчезла, отправившись, куда сказано. Пожав плечами и поняв, что в женщинах я всё-таки не разбираюсь, я молча поднялся следом за ней, прыгнув на нижнюю линию, которую оставил для себя. Танцы начались.

Глава 11

Мыши, смерчи и любовь

Реальность встретила меня бубнящим головизором и Серёгой, обложившимся искусственными мышами и сейчас активно копающимся в их электронных мозгах. Точнее, он подключил переносной терминал и что-то колдовал с имитатором грызунов. Видимо, первая неудача не смутила соседа, и он был настроен на покорение конкурса талантов. Я бы тоже хотел халявный зачёт, но не видел, куда могу приложить свои талантливые в сборке, но не особо креативные руки.

– Заказал? – Малхорн мазанул по мне невидящим взглядом и снова уткнулся в экран. – И куда идём?

– Фух. В аквапарк, – с трудом оторвавшись от бутылки с соком, которым заливал жажду, терзающую после долгого пребывания в виртуале, я выдохнул и с удовольствием потянулся. – Взял абонементы в «Водный мир» на весь день по красный сектор включительно и беседку заодно арендовал. Там есть типа плавающих хижин, плетённых из веток.

– А, эти. Прикольно. – Эмоций в голосе соседа было столько же, сколько в моих кошаках, вроде бы похоже, что что-то чувствуют, а копни глубже – сплошное железо. – Полетаем. То есть поплаваем.

– Серёга, а ты не переработал случайно? Время-то уже… – я глянул на часы, отображающиеся в правом верхнем углу головизора, – …первый час ночи. Неделя была непростой, сегодня вон Рива все нервы вымотал, когда сложился вместе со знаменем на ровном месте. Думал, уже всё, про… короче, конец турниру. А ты вдруг кодить полез.

– А, завтра выходной, успею выспаться, – сосед легкомысленно махнул рукой. – Смотри, что я придумал сегодня, пока играли. Еле победы дождался. Вот.

В два нажатия он перекинул информацию на большой головизор. Передо мной предстала сложнейшая блок-схема с десятками, если не сотнями видов элементов, соединённых многочисленными стрелочками, прямыми и фигурными, прерывистыми и цельными, раскрашенными во все цвета радуги. Уже через десять секунд разглядывания этого упорядоченного хаоса у меня разболелась голова, и уже тем более я ничего не понял, что так возбудило Серёгу.

Видя мой совершенно пустой взгляд, в котором не мелькала даже искра мысли, Малхорн вздохнул и снизошёл до объяснений.

– Это схема высшей нервной деятельности пиранид – сухопутных рыб с Небраски, слышал про таких? У меня мама ксенобиолог, и им как раз недавно привезли пару десятков для опытов. К себе-то наши «закадычные», – Серёга сделал пальцами кавычки, – друзья пускать никого не хотят, а отвалили им за право изучить этих животин немало. Вот они и совместили неприятное с бесполезным. Даже представлять не хочу, как ловили эти монстриков.

– Постой, это те, с псионическими способностями, которые в песке плавать могут? – Кто же не слышал об одном из чудес галактики, но то, с какой лёгкостью сосед получил документы, наверняка проходящие под грифом «секретно», как и многое связанное с исследованиями необычных сил мозга, внушало уважение.

– Ага, но это немного другое. Там, возможно, есть что-то связанное с псионикой, всё же сложно выделить один процесс, протекающий в мозгу, но меня интересует способность пиранид к созданию группового разума.

– Вот теперь до меня дошло, – я улыбнулся, пользуясь возможностью подколоть друга. – Тебе понравилось бегать от стай самонаводящихся мин, и ты решил сделать их умнее.

– Мне не понравилось изображать из себя бешеную обезьяну, – Серый поморщился, видимо, вспоминая, как ему пришлось носиться по веткам, чтобы не напороться на похожих на тараканов дроидов, несущих в своих тушках немалый заряд взрывчатки, в изобилии производимых двумя инженерами противника. – Но вот сама идея… Риву с Верулентностью они же заклевали. А представь, если бы ими управлял искин, ну или хотя бы имитатор среднего уровня…

– Точно! И делать больше ничего не надо, сиди на базе да клепай мины, – с явным сарказмом в голосе подхватил я. – Они сами врага найдут и сольются с ним в буйном экстазе взрыва. И кредиты водопадом обрушатся на нас, и остальные, посыпав головы песком, уйдут плакать в самый тёмный угол. Извини. Что-то я реально устал.

– Да ладно, нормально всё, – Серёга отмахнулся. – Я понимаю, что может ничего и не получиться, но шанс получить зачёт автоматом, за участие в конкурсе, есть. А завтра отдохнём и оторвёмся по полной.

– Шанс – это вот эта… схема… даже не знаю, как её и назвать, – попытавшись ещё раз вглядеться, я добился лишь ряби в глазах от обилия линий и блоков. – Тут без бутылки не разберёшься. Кстати, а разве никто не делает что-то подобное? Я слышал, вроде «Ниппон Техникал инкор» делают кластерных роботов. А у нас…

– Не-не. Кластерные и прочие – это немного не то. Нанороботы уже ближе, они имеют все признаки роевого интеллекта. А вообще, разработками многоагентных систем, в которых проявляется эмерджентность, занимаются многие компании, если не все. Тут фишка в другом, – Серёга отложил планшетку и с горящими от возможности посвятить неофита в своё увлечение глазами начал рассказывать: – Для достижения особых свойств системы, не присущих элементам, если за них мы считаем отдельных дроидов, используются множество методов и алгоритмов. Рои частиц, волков, летучих мышей. Даже капель воды…

Малхорн осёкся, заметив мой остекленевший взгляд. Нет, отдельные слова я вполне понимал. И даже то, что сосед был не первым и даже не десятым, взявшимся за разработку, было тоже ясно. Всё это вместе вызывало некий ступор из-за обилия незнакомых понятий. И, кажется, Серёга это понял.

– Если проще – то современная наука идёт по одному пути. Однако, пользуясь вот этими записями, я смогу создать роевой искусственный интеллект, действующий на совершенно иных принципах, – наткнувшись на мой ироничный взгляд, сосед тут же исправился: – Ну, может, не сам искин, а имитатор. Ладно, заготовку под имитатор. Для первого тура «Новых горизонтов» хватит, я считаю. А потом буду дорабатывать потихоньку.

– Главное, чтобы как с теми мышами не получилось, – я внезапно зевнул, едва не вывихнув челюсть. – Ладно, если ты в этом шаришь, может, толк и будет. Главное, долго не засиживайся. Завтра в отрыв, если ты не помнишь.

Сам-то я планировал сейчас завалиться на кровать, как тот медведь в берлогу, и, оправдывая свой ник, проспать часов до десяти, наверстав упущенное за всю неделю разом. И даже успел согнать со своей кровати котов, которые с нее внимательно следили за соседом. Видать, мешали работать, за что и получили по хвостатым задницам, а теперь ждали удобного случая, чтобы реабилитироваться. Но, как говорят, хочешь рассмешить богов – расскажи им о своих планах.

– Дань, я тут подумал. А может, вместе сделаем проект? Готовое изделие всяко лучше будет смотреться, чем одна программа. Заодно и работоспособность идеи докажем.

– Серёга, без обид, но быть приживалой это не моё, – я выставил руки ладонями вперёд, успокаивая дёрнувшегося друга. – Сам посуди. Я, конечно, какой-нибудь скрипт написать могу. Да и драйвера для поделок сам кодил, но не больше. А тут…

– Ну и классно. Возьмёшь на себя материальную часть. Думаешь, там работы мало будет? – сосед жизнерадостно заржал, заставляя мысленно поблагодарить строителей за отличную звукоизоляцию комнат. – Ну ты и птичка – наивняк. Я, конечно, постараюсь подогнать ядро имитатора под стандарт, но что-то мне подсказывает, что придётся всю прошивку для дроида вручную писать. А ты говоришь, «что я могу сделать».

Подушка, прилетевшая соседу в лицо, прервала попытку меня передразнить. А я уже шарился в шкафу, доставая ящик с инструментами и запчастями. Благо последних было просто завались. Выкупленные по дешёвке у коменданта мыши, бурундуки и прочие белки далеко не все были пригодны для починки. Так что большинство я просто разобрал, зато сейчас имел обширнейшие запасы деталей разных марок и фирм-производителей.

Через пару минут передо мной на столике лежала пара механических мышей, реквизированных у недовольных котов, уже считавших доставшихся им после нашей первой неудачи дроидов своей собственностью. Я, как заправский живодёр, снимал с них искусственные шкурки, а Серёга ржал, глядя на деловитого меня и обиженных котофеев.

– Ну-с, коллега. С чего бы вы хотели начать? – закончив с предварительной разборкой, я повернулся к веселящемуся соседу.

– Я думаю, со связи, коллега. Функцию движения прикрутить мы всегда успеем, а вот передача информации это фундаментальный вопрос в создании роевого интеллекта.

* * *

В известной пословице говорится, что утро добрым не бывает. И если раньше я смеялся над этим, то сегодня был готов подписаться под каждым словом. И пусть так обычно заявляли пьянчуги, перебравшие вчера, а мы с Серёгой не выпили и капли спиртного, лучше от этого не становилось.

А всё этот… энтузиаст. Увлёкшись, Малхорн сумел и меня увлечь новой идеей, и мы просидели почти до шести утра, пока не вмешалась Алина, пообещав отрубить доступ к «Экспансии», если сию секунду не пойдём спать. А в десять нам уже надо было выдвигаться на встречу с командой и в аквапарк, так что перехватить удалось не более трёх часов сна. И сейчас, сидя в практически неощутимо скользящем по магнитной подушке поезде, я то и дело клевал носом, с трудом удерживая себя от того, чтобы не захрапеть на весь вагон.

Радовало одно, посидели вчера не зря. Серёга расшифровал довольно большой объём данных, переданных ему матерью, и сумел расколоть алгоритм обмена информацией пиранид, а я, основываясь на этом, прикрутил необходимый интерфейс мышам. Конечно, пришлось повозиться, объединяя их в одну сеть, но в итоге удалось собрать трёх электронных грызунов, функционирующих, как нужно.

Основная сложность была в том, что сухопутные рыбы, которых мы взяли за основу, имели необычную систему связи. Каждая особь была не только приёмником-передатчиком для своих сигналов, но и ретранслятором для чужих. То есть у группы не было ярко выраженного центра. С одной стороны, это было логично, раз уж речь шла о роевом интеллекте, с другой – в век голонета подобные системы никто не использовал. Даже военные ставили на пустотные торпеды, защищённые от взлома, но по сути те же устройства, что используются в комлинках. Так что было непонятно, с какой стороны искать решение этого вопроса.

К счастью, ответ нашёлся там же – в голонете. Правда, пришлось обратиться к докосмической истории старушки Земли. Оказалось, что тогда подобные приёмы были весьма распространены при использовании радиосвязи. Так что мне оставалось лишь выбрать подходящий протокол и подогнать его для своих нужд.

Отдельно пришлось повозиться с приёмопередатчиком. Подходящий для наших нужд обнаружился в дроидах-белках, причём мы так и не смогли понять, какую роль он там играет. Больше всего было похоже, что изначально роботы проектировались для других целей, а при перепрофилировании в игрушки им просто программно отключили ненужные функции, не трогая физическую архитектуру. Нам это было только на руку, и к утру троица мышей могла похвастаться блоком радиопередачи. Правда, геометрия черепа от этого изменилась, и после возврата шкурок на место на затылках экспериментальных моделей образовались крупные бугры, смотрящиеся довольно отвратительно. По меткому выражению Серёги – словно у них завелись мозговые слизни.

Проснувшись в очередной раз, я постарался выкинуть из головы мысли о вчерашнем, да и об учёбе вообще. Времени загрузиться ещё будет в достатке, а отдых не ждёт. Как по заказу следующей станцией было наше место назначения, поэтому пнув сладко спящего соседа и почувствовав прилив бодрости от мелкой мести, я подхватил сумку и отправился к выходу. Следом тащился Малхорн, пугая пассажиров помятой мордой и красными глазами.

Ожидание на холодном ветру, швыряющим пригоршни снега в лицо, при температуре градусов на двадцать ниже нуля, оказалось тем, чем нужно, чтобы зарядить нас энергией и согнать сонную одурь. А мне, как существу исключительно теплолюбивому, к подобным погодным выкрутасам непривычному, вообще казалось, что мы попали в какой-то ледяной ад, хотя по идее теплосберегающая верхняя одежда ни за что не позволила бы получить переохлаждение. Да и странно было бы замёрзнуть возле входа в аквапарк, куда всегда можно было зайти отогреться. Так что мои страдания были вызваны исключительно психологическими факторами. На тепличной Женьке, с её тремя урожаями зерновых в год, просто негде было привыкнуть к отрицательным температурам.

Может, я, конечно, и сглупил, решив проявить гонор, но про себя твёрдо решил терпеть и ждать остальных на улице вместе с Малхорном и приехавшим почти одновременно с нами Иваном, да и не стоило давать лишний повод для острот Клер. Тем более я всё уверенней чувствовал себя в роли капитана команды, да и ребята начали прислушиваться к моим словам, и я не мог позволить себе подрывать авторитет на пустом месте, из-за какого-то мороза. Пусть даже во мне сейчас говорила мнительность, и никто на это не обратит внимания, даже маленький шанс прослыть неженкой был мне как ножом по сердцу. К тому же как минимум на ближайшие шесть лет Екатерина будет моим домом, и если я не собираюсь просидеть всё это время взаперти, следовало привыкать к местным климатическим условиям.

К счастью, даже известная копуша Верулентность, которая опаздывала всегда, сегодня уложилась в минимальный пятнадцатиминутный срок, который, по её словам, не считался. Уж не знаю, кто там кого подгонял, Таня Веру или Рива обеих девиц, ведь приехали они втроём, но результат был налицо, и ровно в одиннадцать сорок пять мы дружною толпой завалились в крупнейший на Екатерине аквапарк «Водный мир», в котором у нас был забронирован абонемент на весь день.

Больше трёх тысяч гектаров чистейшего восторга, с лёгкой примесью безуминки представляли собой громадный комплекс с несколькими входами, стоянкой для флаеров на крыше и, как оказалось, собственной станцией поездов на магнитной подушке, из которой можно было попасть внутрь, не выходя на улицу. Это мы, ведомые навигацией гогласов, вышли раньше, чтобы встретить друзей, добирающихся с другой стороны города. Конечно, они могли и сами нас найти уже на месте, но опыт школьных поездок подсказывал мне, что пущенные на самотёк организационные вопросы потом выливались в самые невообразимые проблемы. И от этого не спасали ни очки дополненной реальности с отображением маршрута, ни помощь искинов, постоянно мониторивших ситуацию. Желающие всегда находили приключения на свои пятые точки.

Так что предпочитая, как говорится, «перебдеть, чем недобдеть», я лично встретил всю команду и отконво… проводил их к стойке администратора, получать браслеты посетителя. Тонкие, лёгкие, практически неощутимые на руке, они выполняли роль не только билета, но и считывали параметры организма, позволяя управляющему искину контролировать состояние каждого гостя и не допускать несчастных случаев, а также имели индивидуальный номер, кликнув на который, в дополненной реальности можно было быстро найти человека, не плутая во всём громадном комплексе. Так что стоило им оказаться на руках ребят, я с чувством выполненного долга отправился в раздевалку. Отрыв начинался.

Нас ждал ресторан, но какой… Огромное искусственное озеро, разделённое на несколько частей, перетекающих друг в друга, каждая со своим антуражем, отсылающим к самым известным морям галактики, и даже приличных размеров водопадом. А по глади воды скользили плетённые из ветвей домики разных размеров, от совсем небольших, зачастую выполненных в виде сердечек, для влюблённых парочек, до плавучих хижины на компании до тридцати человек, со всем необходимым для отдыха, включая мангал. Место это было сверхпопулярное, и мне ещё повезло, что нам нашлось место. Обычно приходилось бронировать билеты минимум за месяц, и я тоже думал, что придётся довольствоваться одной из четырёх обычных кафешек. Но звёзды сошлись исключительно удачно, и сегодня мы сибаритствовали в самых шикарных условиях.

Для начала нас ждал лёгкий завтрак, сок и никакого алкоголя. И дело было даже не в том, что кроме Ривы и Ивана совершеннолетних среди нас не было. Сегодня мы собирались отдохнуть и оторваться, хапнув изрядную дозу адреналина именно в реале, и любые одурманивающие вещества были попросту лишними. К тому же сам я уже получил изрядный удар по разуму. И виной этому была не кто иная, как Клер.

Я и раньше с удовольствием смотрел на фигурку девушки. Но когда она появилась из раздевалки, обёрнутая в тончайшее парео, не скрывающее великолепных форм, едва прикрытых раздельным мини-бикини, дар речи мне просто отказал. Как и остальные чувства и органы. Лишь огромным усилием воли я взял себя в руки, заставив тело не стоять столбом, пожирая глазами аппетитные формы, а двигаться и что-то даже говорить. И вознести благодарность недавно принятому прохладному душу, не давшему проявиться моей симпатии в более материальной, так сказать, форме. Взгляд тоже пришлось отрывать буквально с кровью, но самое смущающее и одновременно обнадёживающее было то, что Таня явно увидела мой интерес. Увидела и ничего не сказала, просто прошла мимо, лишь коротко хмыкнув. Может быть, это что-то да значит, ведь за прошедшую неделю мы практически ни разу не поцапались?

Загрузившись на борт и основательно затарившись продуктами, чтобы не причаливать каждый раз, как захочется пить, мы выдвинулись поближе к водопаду. Эта часть озера имитировала тропики потерянной Земли, точнее кусочек знаменитой Виктории, тщательно воссозданной архитекторами и художниками в миниатюре. И мы собирались оценить всю красоту и величие природы колыбели человечества, но… чуть попозже. Сейчас же шесть молодых, растущих и вечно голодных организмов с урчанием налетели на бутерброды и прочий вредный, но вкусный фастфуд, в изобилии покрывающий стол.

Я удачно занял стратегически выгодное место между Татьяной и холодильником и теперь с полным на то правом ненавязчиво ухаживал за девушкой, подливая прохладного сока или подкладывая очередной аппетитный кусочек. И, о чудо, это тоже осталось без комментариев, а наоборот, воспринималось с лёгкой благодарной улыбкой. Отбросив свою стервозную маску, Клер стала милашкой, весело хохочущей над очередной шуткой. Ещё бы Серёга, глядя на меня, не скалился так ехидно. Неужели моя симпатия так заметна окружающим?

Положение спас Айвейдер, внезапно подскочивший и кинувшийся к головизору. Через пару секунд экран был растянут на всю стену, и в нём появилась уже знакомая комната, заваленная оружием, и две фигуры, из которых человеком в полном смысле этого слова была лишь одна. Как всегда ослепительная Джессика Уайт, облачённая сегодня в туго обтягивающий её тело комбинезон, не скрывающий практически никаких физиологических подробностей, восседала на ящике с патронами, судя по маркировке, 50 BMG, от крупнокалиберного пулемёта. На соседнем примостился Варлорд, соведущий американской дивы, а заодно – визуализация центрального управляющего искина игры.

– Би-тим. Довольно странное название для команды из Русского сектора.

– Нет, дорогая. Эта буква произносится как «Ы». «Команда Ы». Если копнуть поглубже, то корни этого довольно оригинального наименования уходят в далёкую древность докосмический Земли, беря начало сразу у двух кинофильмов, – мужчина сделал небольшую паузу и добавил: – Или же ребятам просто захотелось выделиться.

Услышав, о ком идёт речь, мы мгновенно устроились так, чтобы головизор было видно всем, и затихли, буквально впитывая каждое слово. Впервые о нас говорили с экрана, и это было круто, поскольку означало, что мы смогли если не догнать лидеров рейтинга, то приблизиться к ним.

– Может быть, но команде, обосновавшейся на восемьдесят шестой строчке, и так есть чем удивить зрителей, – Джессика элегантно закинула ногу на ногу и одним пальчиком развернула перед собой небольшой экран с информацией. – Например, тем, что они единственные из сотни лидеров, кто не представляет никакую игровую корпорацию или гильдию. Их капитан – Кадьяк, интересный ник-нейм, такой… брутальный. Это ведь, если не ошибаюсь, название жутких зверей с Аляски-3.

Ребята дружно посмотрели на меня, я же судорожно пытался вдохнуть хоть глоток воздуха. Такие заявления любого выбьют из колеи, уж что говорить о парне в самый разгар пубертатного периода. И может, конечно, мне показалось, но в глазах Клер мелькнула искра недовольства.

– И это тоже привет с Земли. Там так именовали особо крупную породу медведей – одних из самых крупных хищников планеты.

– Тогда понятно и преображение тихого инженера, собирающего дроидов под прикрытием команды, в лихого штурмовика, несущего смерть и разрушение врагам, – девушка слегка прикрыла глаза и закусила губу, а мне почему-то послышался скрежет зубов, идущий со стороны Татьяны. – Он, как настоящий хищник, загнал Вахлака неделю назад, заодно обеспечив своей команде неожиданный взлёт.

– Допустим, резким скачком в рейтинге команда обязана всё же своему тактику. Именно он, единолично, вложил все средства в исследования, позволив открыть и построить телепорт, – Варлорд пыхнул сигарой, выпустив облако в виде бомбы, через секунду взорвавшейся струйками дыма. – Забавный факт – два члена «Команды Ы» раньше состояли в корпорации «Небесный дракон» и вышли из неё буквально за месяц до турнира. И, по всей видимости, это было правильное решение. Айвейдер явно перерос уровень рядового тактика и сейчас, получив карт-бланш, отрывается по полной, реализуя свои самые безумные замыслы. Которые, впрочем, оказываются очень тщательно просчитаны.

– Да. Из нескольких сотен решившихся на подобную авантюру с ранним открытием ветки развития, лишь этим ребятам удалось вырваться на вершину. Браво, браво.

Вот тут краснеть уже пришлось Ивану. Потому что мы дружно кинулись его обнимать, а девушки запечатлели на щеках долгие поцелуи. Хорошо ещё, что невысокий потолок не дал возможности качать нашего гения тактики и стратегии. А то без ушибов бы дело не обошлось.

– Дорогая, а ведь мы чуть не забыли самого таинственного члена этой команды.

– Ну что ты, дорогой, это, может быть, ты забыл, всё-таки возраст, боевые раны и всё такое, а я ни на секунду не прекращаю думать о нём, – девушка изобразила томный взгляд. – Только представь, на момент старта турнира Малхорн сыграл в «Экспансию» всего две игры. А теперь возглавляет рейтинг одиночного ПвП, царя там единовластно и безраздельно.

– Как показали последние бои, против двоих, а то и троих противников этот игрок тоже держится превосходно, регулярно пополняя копилку команды свежими фрагами, а головы врагов своей печатью. – На экране замелькала нарезка из наиболее эффектных побед Серёги. – Хотя поначалу многие сомневались в его честности и подозревали в использовании читов.

– Ещё бы. Спасательные егерские латы со слабой защитой, из оружия лишь виброклинок и пистолет, и при этом невероятная эффективность в поединке. Кстати, – голос Джессики стал таинственным. – А ты знаешь, что есть теория, что под ником Малхорн скрывается наследник Российской Звёздной Империи?

Воцарившаяся в беседке тишина была снова разорвана смехом и криками. Каждый хотел поздравить Серёгу, мол, вон с каким человеком тебя сравнивают, и хлопнуть его по плечу. Сосед стоически переносил всплеск веселья, эпицентром которого стал, вот только в глаза у него мелькнуло нечто похожее на досаду. Я мысленно сделал себе зарубку поговорить с ним наедине, если, конечно, Малхорн захочет общаться на эту тему. Залазить в душу грязными ногами я не собирался. Каждый имел право на свой скелет в шкафу и прятать его, пока тот не вредит команде.

– Да, такую версию я слышал. И надо признать, некоторые основания для подобных подозрений есть. Совпадает возраст, планета, исключительные боевые навыки, а, как известно, Его Высочество Алексей Михайлович стал чемпионом Олимпиады по фехтованию на эргро-клинках. В офис «Баттерфляй Инкорпорейтед» поступило просто огромное количество запросов от различных информационных порталов. Но политика компании такова, что мы ни при каких обстоятельствах не открываем реальную личность игроков. – Красивых глаз американской актрисы оказалось недостаточно, чтобы растопить электронное сердце Варлорда и заставить пойти на нарушение директивы. – Могу сказать только одно, самые упорные уже обнаружили пару мероприятий, на которых присутствовал цесаревич, совпадающих по времени с боями «Команды Ы». Но охотников за сенсацией такие мелочи не останавливают.

– Что ж. Пожелаем ребятам удачи, они явно этого заслуживают. А мы переходим к следующей ком…

Я погасил экран. Завтра на обеде быстренько прокручу, гляну на наших основных конкурентов, а сейчас не стоило тратить на это время. Следовало закрепить тот боевой настрой, что царил сейчас в беседке. И сбить возможное головокружение от успехов. Медные трубы сгубили множество гораздо более перспективных команд, чем мы. Поэтому быстро наполнив бокалы соком, я постучал по своему ложечкой, требуя тишины. И дождавшись, пока все взоры устремятся на меня, заговорил.

– Вы можете подумать, что я хочу вас поздравить, но это не так. Мы много, а главное плодотворно, работали, и итог вполне закономерен, – я обвёл взглядом притихшую команду. – Однако это лишь начало пути. Именно сейчас будет решаться, пришли ли мы всерьёз бороться за приз или, как глупые детишки, сунулись в игры больших дядь и тёть.

Сделав паузу, я дал ребятам несколько секунд проникнуться словами и продолжил:

– Они там, – жестом указал на тёмную рамку головизора, – красиво говорили. Но не сказали главного. Залог наших побед не личные качества каждого, хотя сложно спорить, у кое-кого они действительно выдающиеся. Наша сила в единстве, сплочённости и взаимопомощи. В вере своим товарищам. Именно поэтому, когда Иван принял крайне рискованное решение, мы не стали устраивать разборки, а пошли и отыграли эту неделю так, что попали в ТОП-100. Именно потому, что доверяли. Не как тактику, а как другу, никогда не поставившему бы команду в безвыходное положение.

Теперь никто не улыбался, однако было видно, как в глазах ребят зажигается огонь. Я не мнил себя великим оратором или знатоком душ, но мне показалось, что именно здесь и сейчас мы полностью осознали себя командой и обрели решимость идти до конца. Игра перестала быть лишь небольшим развлечением, а победа стала целью, ради которой мы все готовы были выложиться на сто десять процентов. И это было именно то, чего я и добивался.

– Ладно, – отхлебнув сока и поставив стакан на стол, Рива хлопнул в ладоши, разрушая атмосферу эпического пафоса, окутавшую хижину. – Победа это, конечно, хорошо, но это дело будущего. А сейчас… Айда купаться!!!

И первым выскочил из помещения, прямо с порога нырнув в воду, подняв при этом тучу брызг. Народ переглянулся и с визгом гурьбой кинулся за ним. Я замешкался, собираясь задать маршрут домику, чтобы возвращаться не пришлось вплавь, но заметил Серёгу, так и оставшегося за столом.

– Иди, я подгоню наш фрегат к берегу, – сосед махнул рукой в сторону выхода. – А то задержишься, а Клер уведут. За такими красавицами нужен глаз да глаз.

– Серый, ты в порядке? – я не повёлся на подначку. – Может…

– Нормально всё. Сейчас причалю и приду. Не бери в голову.

– Ну, смотри. Если что, я всегда готов выслушать и помочь, чем могу.

– Замётано, – сосед хлопнул меня по протянутой ладони. – Вали уже, обхаживая свою стервочку. А то и правда уведут. Ещё забухаешь с горя, а нам ещё турнир выигрывать.

Таню я застал возле плана аквапарка, размышляющей, с чего бы начать отрыв. Гогласы брать с собой было глупо, и поэтому по всей территории были расставлены вот такие интерактивные информационные стенды, готовые дать подсказку на любой вопрос. Подойдя к девушке, я с трудом сдержал желание её обнять и для большего спокойствия даже сцепил ладони в замок за спиной.

– Уже выбрала, с чего начать? – судя по тому, что Клер даже не вздрогнула, она ждала меня, хотя, возможно, я и выдаю желаемое за действительность. – Может, пойдём по возрастающей?

– А что, сразу в красный страшно? – К счастью, я не был настолько наивен, чтобы надеяться, что подначки прекратятся, и совершенно не расстроился. – А может, ты просто боишься?

– Тань. Мы отдыхать пришли, а не меряться физиологическими подробностями. Вот я и хочу расслабиться, хотя бы для начала, – моё спокойствие было непрошибаемо, тем более на слабо я не вёлся ещё с детского сада. – А испугался или нет, будет видно, если рискнёшь пойти со мной в чёрный сектор.

– Даже та-ак. Замётано. Тогда давай начнём с оранжевых горок. А потом обязательно пойдём на «Большую мамочку». Давно хотела на ней прокатиться. – И ухватив меня за руку, девушка понеслась к намеченной цели.

Место, куда мы сейчас направлялись, было одним из развлекательных секторов с аттракционами средней сложности. Вся территория парка делилась на зоны, обозначенные цветовой градацией на манер радуги. Места для отдыха, кафетерии, рестораны и прочее, включая озеро, на котором мы арендовали хижину, именовались зелёными. А вот потом шло разделение.

Жёлтым, оранжевым и красным отмечались места, где можно было покататься с водяных горок или же посетить другие водные аттракционы, причём они становились всё сложней и опаснее, чем дальше цвет отстоял от зелёного. В другую сторону шли голубой, синий и фиолетовый, но тут было царство дайверов. Причём если первый это был просто океанариум, куда могли попасть даже дети, то следующие зоны уже имитировали настоящий океан и глубоководный грот, для самых отважных.

Любой посетитель, ещё в момент покупки билета, мог отметить места, которые хотел посетить сам, или закрыть для своих детей. Хотя безопасность в «Водном мир» и так была на высшем уровне, и посетителям до двенадцати лет в обязательном порядке надевали грави-спасателя – небольшое устройство, состоящее из блока антиграва – дальнего родича егерских кошек, закреплённого на спине, и широких, но тонких браслетов на руки и ноги. По команде искина носитель просто взмывал под потолок, где его уже ждали медицинские дроиды, готовые незамедлительно оказать первую помощь.

Особняком стояли белый и чёрный секторы. Первый был предназначен для любителей низких температур. Предназначенный для них бассейн, затянутый льдом, ослепительно сверкал в свете ламп, а «моржи» и прочие желающие пощекотать себе нервы или же хапнуть дозу адреналина, ныряли в аккуратные проруби, равномерно усеивающие помещение. Здесь же, по соседству, располагались различные бани и сауны, чтобы посетителям не приходилось бегать далеко.

А вот последний сектор являлся изюминкой «Водного мира» и имитировал восходящие смерчи с Калипсо-5. Там, после терроформирования, в образовавшихся океанах под воздействием течений и гравитации появились гигантские трубы, стенки которых состояли из воды, поднимающейся на огромную высоту и там рассеивающейся в атмосфере, хоть скорость их вращения была не так уж велика. История умалчивает, кто первый сиганул в них, имея при себе лишь гравикомпенсатор с пустотных лат. Но за короткое время это развлечение стало сверхмодным, и на планету потянулись любители экстрима со всего человеческого сектора. И естественно, на столичной планете Российской Звёздной Империи не смогли пройти мимо такого шикарного аттракциона.

Попасть на него можно было лишь по достижении совершеннолетия, правда, была лазейка. Если у тебя была спецподготовка и разрешение родителей, то возрастной ценз снижался до шестнадцати лет. Мои занятия на полигоне Евгении вполне годились, благо посещал я его вполне официально и имел отметку в личном дела. А одобрямсом запасся ещё перед отъездом в общагу. Так что вполне рассчитывал сегодня пощекотать себе нервы. Но начать собирался с более спокойных развлечений. Относительно, конечно.

Скатившись пару раз по извилистым трубам атракционов оранжевого сектора, Татьяна потащила меня исполнять свою мечту. «Большая мамочка» – двухсотметровая водяная горка, в которой человек разгонялся до пятидесяти километров в час и буквально выстреливался из её жерла, влетая в постоянно бурлящую воду.

Чтобы отдыхающие не врезались друг в друга, желающих прокатиться запускали на «мамочку» с небольшим, секунд двадцать, промежутком. А так как народа по причине выходных было прилично, у горки скопилась небольшая очередь. Дождавшись нашей, я галантно пропустил Таню вперёд, и она, увлекаемая вперёд потоками воды, с визгом исчезла в трубе. Выждав положенное время, я ухватился за поручни и, чувствуя себя горнолыжником, готовящимся прыгнуть с трамплина, резко оттолкнулся, скользнув в темноту.

Хотя про последнее я загнул. Изнутри трасса по всей протяжённости подсвечивалась различными огнями кислотных оттенков. Вскоре увеличившаяся скорость превратила отдельные точки в полосы света, превращая незатейливый аттракцион в нечто психоделическое, но жутко прикольное. И последний аккорд, когда быстрое, но плавное скольжение среди какофонии цвета сменилось полётом с последующим приводнением, заставил меня просто орать от восторга. Всё же не зря этот аттракцион считался одним из лучших, и не только на Екатерине.

Как положено по закону подлости, если что-то идёт хорошо, значит, скоро будет плохо. Не успел я отдышаться, как взгляд зацепился за знакомую девичью фигурку. Точнее, за то, как она удаляется в компании какого-то перекачанного блондинчика. Сказать, что я опешил – это ничего не сказать. Скорее моё состояние можно было характеризовать как бешенство. Какого, спрашивается, огородного овоща, тут происходит!

Пока плыл к краю бассейна, немного успокоился и смог мыслить более-менее адекватно. Ладно, понимаю, никаких обязательств передо мной у Татьяны нет. Она мне ничего не обещала, да и я, если по-честному, никак свою симпатию не проявил, не говоря уже о чём-то большем. Но и не мог ожидать, что Клер обзаведётся поклонником, стоит оставить её одну, а главное, будет благосклонно воспринимать его ухаживания, а другим объяснить руку на поясе сложно.

Тем временем парочка пристроилась в хвост очереди на «Большую мамочку». Выбравшись из воды, я, немного подумав, сел на ближайшую скамейку, ожидая, пока Татьяна не скатится с горки. Бежать, устраивать разборки перед толпой народа, было просто глупо. На мой взгляд, схватка двух петушащихся молодчиков за девушку, которая не является парой никому из них, выглядела омерзительно. Хотя знавал я дамочек, прямо млеющих от подобного внимания, и, надо сказать, зачастую победителю доставался лакомый приз. Вот только я не думал, что Клер из таких.

Прошло минут пять, прежде чем девушка вылетела из трубы, оглашая окрестности истошным визгом. На фоне остальных криков, раздающихся со всех сторон, никто не обратил на это внимания, я же поднялся и подошёл к бортику. За этот короткий промежуток, ожидая Таню, я сделал главное – принял решение бороться, показать ей свои чувства. А там пусть сама решает, что для неё важнее. И помогая Клер выйти из воды, спокойным тоном спросил:

– Ты ничего не хочешь мне сказать?

– А что ты хочешь услышать? – она с недоумением пожала плечами. – Ты больше купаться не собираешься?

– Да знаешь, что-то настроения нет…

– Кисунь, этот дохляк к тебе пристаёт? – возле нас нарисовался блондинчик, выразительно поигрывая грудными мышцами. – Слышь, отвали от моей девушки, если не хочешь на лекарства работать.

– Девушки? – Таня мгновенно повернулась к качку, скрестив руки под грудью. – Что-то не припомню, когда это я успела ею стать.

– Ну, ты чего, малышка? – доморощенный мачо, явно уверенный в своей неотразимости, протянул руки, намереваясь обнять Клер, а та, явно не пребывая в восторге от подобных перспектив, отступила назад. – Сейчас сходим в кафешку, посидим. Потом если хочешь, можно в голотеатр завалиться. Там как раз сейчас «Пустотный десант-5» идёт.

– Кисунь, малышка. – Меня неожиданно пробрал смех. – Это что, краткий перечень цитат из сборника «Пикап для чайников»? Том восьмой, список синонимов, если вы забыли имя девушки.

– Слышь! – такой удар по самолюбию блондинчик вытерпеть не смог.

– Слышу, слышу, – но и я пасовать перед ним не собирался. И пусть я выглядел не столь эффектно, и перекачанные мышцы не торчали со всех сторон, отступать я не собирался. Обругав себя последними словами за то, что последнее время забросил тренировки по рукопашному бою, наметил пару точек для первых ударов, если мачо пойдёт на обострение. И впился взглядом в его глаза, всем видом показывая, что готов идти до конца.

– Проблемы, молодые люди? – словно по волшебству, имя которому глобальный мониторинг, возле нас возник один из работников аквапарка, заставив меня повернуться к новой опасности.

– Ну что вы, абсолютно никаких, – первой среагировала Таня, подскочив и схватив меня за руку. – Подскажите, пожалуйста, к смерчам как пройти?

– Идите вдоль чёрной линии, затем на эскалаторе поднимитесь на верхний уровень, – крепкий служащий в фирменных шортах выглядел скорее как ветеран космодесанта, чем охранник, да и взгляд, которым он буквально просканировал нас, выдавал человека, привыкшего решать более сложные вопросы, чем ссора молодёжи. – Не забудьте, что доступ в чёрный сектор ограничен. Если вам нет восемнадцати и отсутствуют разрешающие метки в айди – сходите на другие аттракционы, не теряйте время зря.

– Спасибо огромное, у нас всё есть, – Таня стремительно понеслась в указанном направлении, буквально волоча меня за собой.

Однако, несмотря на стремительный страт, я сумел разглядеть на плече дюжего спасателя татуировку – череп в берете с кинжалом в зубах. А дядя служил в одной из гвардейских дивизий планетарного десанта. Такие эмблемы носили именно эти воины, в первой волне высаживающиеся на планеты, когда ещё не подавлены средства ПКО. На месте оставшегося в одиночестве пикапера я не стал бы обострять конфликт. Такой боец мог отправить нас обоих к праотцам меньше чем за секунду, даже голыми руками.

От возможных перспектив меня передёрнуло. Хотя… чего это я. Похоже, не зря мы сделали сегодня выходной, раз в каждом встречном я теперь вижу прежде всего противника. Или возможный фраг. Не думал, что окажусь настолько подвержен синдрому виртуальности и уже через пару недель интенсивной игры начну переносить происходящее там на реальность, хотя вполне возможно, что турнирная нервотрёпка наложилась на поведение Татьяны. В блондинчике я изначально видел противника, а на подошедшего десантника просто среагировал на автомате.

А ведь Клер сделала это нарочно. Понимание этого факта словно пыльным мешком огрело меня по голове. Она специально флиртовала с качком, а при обострении ситуации, точнее вмешательства сотрудника аквапарка, попросту сбежала, заодно уведя и меня. А если вспомнить, что это заведение рассчитано на посетителей семейных и с детьми, и безопасность тут находится на высшем уровне, то становится понятно, что никакой драке никто начаться бы не дал. И эта лиса рассчитала всё заранее.

Вот только злости за такую подставу не было совершенно. Ведь Таня не стала бы так поступать, будь я ей безразличен, и вообще сбежала бы сама, оставив меня разбираться и с блондинчиком и с охраной. Но нет, вон она горной ланью несётся к новому аттракциону, аж попискивая в предвкушении. Так что мне осталось лишь рассмеяться, вызвав недоумение на лице девушки, и перехватить инициативу, ускорившись самому так, что теперь она оказалась на буксире у меня.

На пункте выдачи гравикомпенсаторов нас надолго не задержали. Проверив айди и убедившись, что разрешение есть у обоих, инструктор, похожий как брат-близнец на оставшегося внизу охранника – такой же мощный, явно опасный с виду, но носящий летучую мышь на плече вместо черепа, быстро и чётко объяснил правила использования устройства, под конец огорошив сообщением, что так как прыжок у нас первый, работать оно будет в автоматическом режиме. Дескать, вот наберёте с десяток, сдадите зачёт, достигнете совершеннолетия, тогда и посмотрим.

М-да. Если с первым и вторым проблем-то особых не было, уж не думаю, что для управления простейшим антигравом, чем по сути и являлся компенсатор, нужно быть семи пядей во лбу. А вот с возрастом сделать ничего не получится, только ждать. А с другой стороны, я не настолько адреналиновый маньяк, чтобы переживать по этому поводу. Думаю, пока мне и такого хватит за глаза, а там посмотрим.

Стоять на площадке, когда под тобой мерно вращается раструб громадного водяного смерча, само по себе ещё то приключение. А заставить себя шагнуть вниз, надеясь лишь на небольшую коробочку, закреплённую за спиной, казалось сродни самоубийству. И я ничуть не удивился, когда тонкая девичья ладошка нашарила мою руку и, вцепившись, сжала её так, что чуть кости не захрустели.

– М-может, пойдём отсюда? Потом как-нибудь вернёмся, попозже. А то нас там ребята ждут… – Стоило поймать взгляд Тани, как я понял, что она до смерти боится быть здесь. И если сейчас уйдёт с платформы, то не вернётся больше никогда.

Стоило отпустить Клер? Возможно. Но что-то во мне вопило, что сейчас ей этот прыжок нужен даже больше, чем мне. Слишком много свалилось на плечи девушки за последние полтора месяца. Она рвала жилы, в попытке доказать всем, и в первую очередь себе, что достойна быть на турнире. Что её исключение из команды «Небесного дракона» было следствием интриг и подлости. И теперь Тане просто жизненно необходимо выплеснуть из себя все накопившиеся негативные эмоции.

А значит… Я удержал порывающуюся уйти девушку, развернув её к себе лицом, поймав вторую руку. Тонкая ладонь целиком уместилась в моей.

– Тань, ты мне веришь? – Русая голова кивнула, а глаза, сейчас как никогда казавшиеся огромными, сказали мне всё без слов. – Тогда смотри на меня.

И мы шагнули в пропасть…

Какими словами описать восторг и ужас свободного падения в центр смерча, когда по кругу тебя окружает стена вращающейся воды, и кажется, что ещё чуть-чуть, и ты рухнешь на самое дно океана. Или когда кажется, что всё, спасения нет, мы одни в кромешной тьме, и даже самые слабые отблески света не пробиваются на такую глубину, неведомая сила швыряет тебя в стену, которая мгновенно подхватывает тело и увлекает за собой по спирали, с каждым кругом поднимая всё выше и выше. Или вкус губ Клер, в которые я впился долгим поцелуем, стоило ощутить под ногами твёрдую поверхность. И пусть даже мы не победим в турнире, здесь и сейчас, чувствуя, как в моих объятьях потрясывает от адреналина самую красивую девушку в мире, я понял, что уже получил свой приз.

Глава 12

Поражение как ключ к новым победам

Граната легла идеально, накрыв вспышкой электромагнитного излучения не только вражеских крипов, толкущихся возле тяжёлого осадного робота, уже почти доломавшего ворота нашей базы, но и игрока за турелью, заставив ту наконец-то замолчать. Три секунды шока вроде бы немного, но мне этого хватило за глаза, чтобы перемахнуть ограждение, рывком добраться до противника, ногой сбив того на землю и, прижав ствол к голове поверженного, выдать длинную очередь, мигом добавившую фраг в мою копилку. Назад, правда, пришлось бежать очень и очень быстро и рыбкой нырять за стену, да и то половину здоровья как корова языком слизнула. Хорошо хоть успел оставить подарок.

Близкий взрыв качнул землю, а с неба прилетели куски вулканической породы, вперемешку с частями дроидов. Самовзрывающаяся фугасная мина «Малыш», почти пятьдесят килограммов тротилового эквивалента чистой ярости, в компактной упаковке. Правда, стоило это удовольствие почти две сотни кредитов, и таскал я её чуть ли не с самого начала матча, ожидая подходящего случая. И вот, как говорится, он настал.

Поднявшись на ноги, я окинул взглядом поле боя, определяя кому бы помочь, пока на моей линии затишье, и сразу наткнулся взглядом на Серёгу. Сосед явно что-то задумал, уж слишком с задумчивым видом он оглядывал ряды вражеских механических бойцов, штурмующих средние ворота. Хорошая идея нам бы сейчас не помешала. Удостоверившись, что Рива и девочки свою сторону держат, я подошёл и хлопнул Малхорна по плечу, вопросительно указав подбородком в сторону врагов.

– Прикроешь? – похоже, моё присутствие придало егерю решимости. – Попробую пощипать уродов.

– Давай, – верный «Клык» уже был прокачан под самую завязку, и с его помощью я мог творить чудеса. – Прижму длинной очередью, турели на меня отвлекутся, тогда действуй.

Подтверждение, всё ли сосед понял, мне не требовалось. Мы уже отлично сыгрались, и я без всяких смайликов на забрале знал, что вот сейчас, там, под шлемом, он улыбается. А значит, незачем попусту сотрясать воздух.

Короткими перебежками, прячась за спинами наших роботов, от хлещущих струями раскалённых болванок, турелей, установленных противником на этой линии, я добрался до более-менее цельного куска стены, за которым и схоронился, выбирая момент для атаки. Вот сошлись две стены механических бойцов. Одна нарочито современная, подмигивающая огоньками подсветки на визорах и навесном оборудовании, и другая, сияющая латунью и медью, пышущая паром при движении. Теперь пора.

Позицию я выбрал очень удачно, чуть сбоку от основной свалки. Поэтому длинная, на три секунды, очередь, разом опустошившая магазин с бронебойными зарядами, легла исключительно точно, в головы вражеских дроидов. Двое не пережили выступления, а я уже катился в сторону, спасаясь от благодарных зрителей. Кусок стены, послуживший укрытием, в ту же секунду буквально распылили прямыми попаданиями осадных орудий. Опытным стрелкам нужно было всего несколько мгновений, чтобы скорректировать наводку, но Малхорн уже действовал.

Попасть в хаотично мечущуюся цель гораздо сложнее, нежели в неподвижный камень. А уж когда на шее захлёстывается тонкая, но невероятно прочная моноволоконная нить, увенчанная гравитационной кошкой, и буквально вырывает игрока с места оператора турели, и подавно. Особенно если товарищ, вместо помощи, бросает всё и пытается убежать, укрываясь за крипами, послушно прикрывающими отступление своими бронированными телами, вместо того чтобы сконцентрировать огонь на противнике и отогнать его огнём.

Хотя в чём-то я понимал запаниковавшего вражеского крафтера. Слишком грозная репутация сложилась у Серёги на этом турнире, а инженер, в билде «Повелителя големов», то бишь с расширенным УПИИ, позволяющем в буквальном смысле приказывать крипам и собранным дроидам, ничего не мог противопоставить ему. Да и методы, используемые Малхорном, не прибавляли душевного здоровья. Когда твоего товарища утаскивают за ноги в ближайшую расселину, чтобы через пяток секунд скинуть на голову его труп, как-то забываешь, что это всего лишь игра.

К тому же именно на инженера сделали основную ставку в этом бою немцы, противостоящие нам сегодня, во время шестого, заключительного, боя третьей недели турнира. И, к сожалению, пока их тактика себя оправдывала. Мы хоть и вели по количеству фрагов, да и вымпелы забрали все до единого, уже лишись всех бастионов и с трудом сдерживали натиск врага на базу. Турели не давали возможности высунуться, чтобы полноценно контратаковать, но если сейчас получится, то у нас появится шанс…

Фанфары возвестили, что крафтер противника покинул этот мир, отправившись на отсидку в смертник. Почти сразу же за ним последовал незадачливый стрелок, прозевавший рывок Малхорна. Крипы тут же стали тупей как минимум на порядок, а главное, сосредоточили огонь на своих сородичах, позволив мне без помех их перебить. Потеря времени небольшая, зато тылы станут безопаснее.

– Четыре минуты!!! Чего тянете!!! – не выдержав, Ваня выскочил из командного центра и кинулся ко мне, подпрыгивая от возбуждения. – Надо штурмовать, иначе хана.

– Не суетись. Рива уже выдвинулся, – говорить, что спешка нужна лишь для ловли блох, я не стал, а то после войны с каэли эта поговорка считалась хамством, именно за это мой отец её и любил. – Дойдёт до середины карты, мы к нему прыгнем, а пока тут почистим. Дойчи знамя не используют, осторожничают, сволочи.

– Извини. Я…

– Ваня, соберись! Ещё не всё потеряно. – Только истерики сейчас и не хватало. – Рули обороной, держись, сколько сможешь. Мы ещё побарахтаемся!

Айвейдер вроде бы взял себя в руки, по крайней мере начал что-то быстро набирать на появившемся перед ним экране. А я принялся палить по крипам противника, краем глаза следя за картой, по которой в сторону базы врага двигались две точки.

Рива молоток, быстро сообразил, что три фрага за раз это наш шанс и, скорее всего, последний, схватил в охапку Верулентность и знамя и рванул на всех парах. Сейчас брат с сестрой уже подходили к остаткам наших передовых бастионов. Ещё немного и…

Очередные фанфары возвестили, что Клер тоже без дела не сидит. Судя по карте, она устроила сафари на оставшуюся парочку игроков противника, сообразивших, чем им грозит рывок нашего танка. Молодец, девочка. Надо не забыть купить ей завтра коробку конфет. С орешками, как она любит. И к чаю чего-нибудь, вдруг…

Хлопок по спине помог отвлечься от приятных, но несвоевременных мечтаний.

– Уснул, что ли? Погнали, время не ждёт, – Малхорн тоже нервничал, хотя по нему это было практически незаметно.

– Ещё две минуты в абсолютном большинстве, затем три при раскладе двое на пятеро. Нормально, – несмотря на слова, настолько уверенным себя я не чувствовал. – Серый, ты как обычно, кружи вокруг нас, отсекай игроков. У меня «Толстячок» с собой, и у Верки тоже парочка. Когда я подорву бастион, всё внимание на неё, надо дать возможность прорваться в центр.

– Сделаю. Ну, погнали.

Последнюю фразу сосед проговорил, уже ступив на площадку телепорта. Стоило ему рассыпаться на миллиард быстро тающих в воздухе светящихся звёздочек, я тут же прыгнул следом, выбрав точкой наведения знамя. Окружающий мир моргнул и мгновенно изменился. Я оказался в каньоне, служащем одним из путей движения крипов. Неподалёку обнаружились остатки бастиона противника. А впереди, бухая подошвами, с флагом в руках бежал Рива, сопровождаемый остальными членами команды.

Прокачанный экзоскелет под бафами – великая вещь. Стены последнего оплота врага мы увидели меньше чем через минуту непрерывного бега. А ещё через пару десятков секунд вошли в зону поражения автоматических защитных турелей. Крафтер противника, чтоб ему икалось, прикрыл слабое место в обороне дополнительными спарками тяжёлых лазеров, которые хоть и особого вреда не причиняли, здорово просаживали энергетические щиты.

К тому времени, пока мы с Клер доковыряли защиту и разнесли самодельные пушки, Рива оказался практически с полностью просаженной защитой. Но отказываться от своих функций он не собирался. Выхватив свой монструозный револьвер, Александр принялся палить из него в так не вовремя появившуюся очередную группу вражеских крипов. Броня танка тут же загудела от попаданий, а показатель здоровья пополз вниз, но Вера зорко следила за братом, тут же поймав его в фокус своего регенерационного луча, заставив медленно, но верно расти полоску шкалы хит-поинтов. В борьбе жизни и смерти первая побеждала за явным преимуществом.

Впрочем, всё это я видел уже не один раз. Зато когда вся огневая мощь обороняющихся сосредоточилась на Риве, я беспрепятственно подобрался к бастиону, практически идеальным броском положив «Толстячка» в самое уязвимое место. Грохнувший взрыв не только заставил замолкнуть оставшиеся орудия фортификации, но и разметал вражеских дроидов, сделав их сверхлёгкой добычей, а в качестве бонуса выбил из невидимости и оглушил возродившегося вражеского игрока, решившего под шумок грохнуть нашего хилера.

Попадание в голову мигом положило конец глупым мечтаниям, и в пять стволов мы оперативно расчистили себе путь дальше. Оставалось самое простое и одновременно сложное – расковырять командный центр, он же прибежище вражеского тактика. Ведь, с одной стороны, кроме нескольких турелей, на главном здании вражеской базы никакой активной защиты больше не было, даже крипы появлялись немного дальше, выползая из ворот автоматического завода. С другой – количество очков жизни и брони этого сооружения реально зашкаливало, а осадные орудия, позволяющие быстро его расколошматить, у нас отсутствовали.

Раньше мы использовали особых крипов, производство которых начинается в тот момент, когда уничтожают последний бастион на линии, или кто-то, чаще всего я, специально для этого менял оружие, но сегодня всё шло не так, как надо. Отдельным нехорошим сюрпризом оказалось полное отсутствие связи. Видимо, где-то на территории базы инженер противника собрал глушилку, но искать её времени просто не было. До возрождения жертв Малхорна оставалось не больше минуты, а нам только удалось повредить все автоматические турели, чтобы беспрепятственно атаковать командный центр. А ведь патроны тоже не бесконечные.

На точке возрождения, без каких-либо визуальных или звуковых эффектов, возникли две фигуры, закованные в средневековые латы. Ребята из мультиигровой гильдии «HWH» традиционно придерживались образа тевтонских рыцарей. Так что штурмовать сегодня нам приходилось настоящие замки в миниатюре. Дизайнеры не зря ели свой хлеб с маслом, как, впрочем, и аналитики. И из-за этого мы вынуждены были сейчас рисковать, поставив всё на последнюю, отчаянную атаку.

Тем временем игроки противника, к которым тут же метнулся Серёга, намереваясь в очередной раз устроить им Ледовое побоище, не стали стоять на месте, а кинулись в разные стороны. При этом только один начал палить в нас длинными очередями, не наносящими особого урона, но привлекающих внимание. И сосед повёлся на это, на автомате бросившись к тому, кто показался ему более опасным. Я тоже прозевал момент, и вражеский инженер, так и не сделавший ни одного выстрела, успел скрыться во вспышке телепорта до того, как я поймал его в прицел.

Это было плохо. Очень. Времени не оставалось от слова совсем. Оттянуться в оборону означало лишь то, что нас задавят массой роботов. Второго шанса на контратаку немцы нам просто не дадут.

Малхорн, одним махом расправившийся с противником, всем своим видом выражал сожаление, но устраивать разбор полётов было просто некогда. К тому же он и сам понял свою ошибку. Не всегда самая опасная цель является приоритетной, да и задачи сегодня у него были совершенно иные. Но что сделано, то сделано.

– Клер покараулит респ, – буквально на секунду отвлекшись от стрельбы, я решил направить энергию егеря в нужное русло. – Двигай на базу, попробуй убрать крафтера. Иначе эта сволочь, со своей немецкой основательностью, раздолбит нам командный центр, глазом моргнуть не успеем.

– Сделаю. – Серёга покаянно кивнул. Да, обидно так облажаться на пустом месте. Но ещё хуже было бы просто опустить руки. Так что, передав мне остатки своих гранат, егерь мгновенно скрылся с глаз, отправившись исправлять свой косяк.

Следующие двое возродившихся игроков были встречены Таней и убиты сосредоточенным огнём всей команды. Это было не сложно, появлялись они по одному и противопоставить что-то четырём бойцам под бафами просто физически не могли. Так что никто не мешал нам добивать здание.

Гранат не было уже давно, патроны заканчивались, но и защита командного центра уже пала. Очки жизни стремительно таяли. С каждым выстрелом, глядя на то, как уменьшается полоска здоровья, хоть и странно так говорить про неживой объект, на душе становилось светлее. Рива, не стесняясь, орал что-то восторженное, паля из своего револьвера. Казалось, ещё чуть-чуть, ещё немножко и…

Вместе с громоподобным звуком фанфар, сопровождающим зависшую в небе громадную надпись: «Победила команда HWH», я услышал и звон разбившейся надежды. Всё оказалось напрасным, а полоса жизни вражеского командного центра издевательски застыла на последних делениях. Казалось, внутри что-то оборвалось, я уже действительно поверил, что мы сумеем совершить невозможное.

Мысленная пощёчина немного прояснила голову. Я бы и настоящую себе влепил, или постучался бы пустой бестолковкой обо что-то твёрдое, глядишь, и мозги на место встали бы. Капитан я или погулять вышел. А то расчувствовался, слезу бы ещё пустил. Взялся – делай, или чеши домой, прячься под мамину юбку.

Нехитрая терапия дала свои плоды, и из терминала я вышел совершенно спокойным. Ребята же выглядели подавленными, но поговорить мы не успели, меня перехватил представитель немецкой гильдии, как клещ, вцепившийся в руку и буквально утопивший в витиеватых восхвалениях. Дескать, это была невероятная честь, сразиться с нами, и они так рады, так далее и тому подобное, добрых десять минут. Я уже на второй потерял мысль, и всё оставшееся время просто тупо кивал, параллельно отвечая массе людей, старающихся похлопать по плечу и подбодрить. Даже не ожидал, что их будет столько.

Но всё когда-нибудь заканчивается, удалось и мне вырваться от словоохотливого немца. Впрочем, причину его интереса я понял, стоило заметить мигающую пиктограмму пришедшего сообщения. Тридцать восемь писем от топовых корпораций «Экспансии». Парочка, которую я прочитал, содержала предложение вступить к ним всей командой прямо сейчас, не дожидаясь конца турнира. Если честно, я немного был в шоке. Ладно, ещё Серёга и Иван, их с руками и ногами оторвёт любой игровой клан, но остальные-то им зачем? Себя я самокритично относил именно в разряд балласта, таких стрелков были тысячи, если не миллионы.

Забивать голову поиском ответов не хотелось, тем более что никуда я не собирался. Ещё не всё потеряно, надо только донести эту мысль до ребят. В рейтинге мы упали чуть ниже двухсотого места, но впереди была ещё целая неделя, чтобы это исправить. Главное, поменять сложившуюся систему, озадачить аналитиков противника.

За столиком виртуальной кафешки, расположившейся в галерее на двадцать пятом этаже, царило уныние. Ребята молчали, старательно отводя друг от друга глаза. Создавалось впечатление, что кто-то умер, а теперь собрались друзья покойного, которых раньше объединял только он один. Это ощущение было настолько мерзким и неправильным, что у меня просто отказали тормоза.

– Сидим? Страдаем о загубленной молодости? – Хлопок ладонью по столу стал для команды неожиданностью. – Мыло с верёвкой кому-нибудь одолжить, или сами справитесь? А вот ещё хороший выход есть – наркотики. Ну а что, пустил по вене какую-нибудь химию, и ни забот тебе, ни хлопот. Недолго, правда, но вам-то уже всё равно. Ведь так?

– Не, ну чего ты начинаешь… – братцы не были бы собой, если бы промолчали даже в такой ситуации.

– А то, что мнится мне, дорогие мои товарищи, вы реально возомнили себя непобедимыми. Море вам по колено, горы по пояс, а звёзды можно плевком гасить, – я уселся и ещё раз прошёлся взглядом по ребятам. – А знаете, я рад, что это случилось именно сейчас. Наше поражение было предопределено, и чем позже бы оно случилось, тем было бы хуже.

Никогда бы не поверил, что в эмоциях игровых кукол «Экспансии» предусмотрен режим «глаза на лбу». Семь человек, обалдевших от прозвучавшего заявления, вытаращились так, словно я был летающим розовым поросёнком, рассуждающим о влиянии Канта на урожай кормовой свёклы. Мне даже немного страшно стало, как бы чего не случилось. И только Каракурт с лёгкой улыбкой отсалютовал мне бокалом, показывая, что полностью согласен с моими словами.

– Нет, правда. Вы действительно думали, что крупные мультиигровые гильдии просто так содержат штат аналитиков, которым платят нехилые бабки? Не покривлю душой, если скажу, что Ваня реально гений, – я встал, обошёл стол, остановившись за спиной Айвейдера, и положил руки ему на плечи. – Рассчитать стратегию развития, опираясь фактически лишь на интуицию. Оперативно менять тактику, подстраиваясь под каждого конкретного противника. В конце концов, придумать ход с телепортом, взять на себя ответственность, рискнуть всем и победить, это дорогого стоит. Я уже не говорю о том, что он до сих пор с нами, хотя легко мог бы перейти в любую топовую корпорацию. Сколько приглашений тебе прислали? Сто? Двести? Вряд ли меньше.

– Я никогда… – Я легко удержал попытавшегося вскочить Ивана, прямо пышущего возмущением.

– Ни секунды ни в ком не сомневался. Но это не значит, что другие оставят свои попытки переманить и Айвейдера, и Малхорна. А после сегодняшнего так всю команду разом. Сейчас речь не об этом, – вернувшись на своё место, я убедился, что ребята внимательно слушают, а от апатии не осталось и следа. – Один человек всегда проиграет организации. Против любого супербойца можно подобрать выигрышную тактику. Что нам и продемонстрировали. Это обидно? Несомненно, да. Это трагедия? Опять же, несомненно, нет. И вы сами убедитесь, если посмотрите на наш рейтинг.

Большинство кинулось открывать статистику, а Серёга, уже догадавшись, куда я клоню, откинулся на стуле, присоединившись к Каракурту. Иван тоже расслабился. Уж он-то точно знал, на каком мы сейчас месте, и что ещё ничего не потеряно. Просто, по всей видимости, верх над здравым смыслом опять взял его перфекционизм. Был за нашим тактиком такой грешок, и хоть он с ним усердно боролся, пару раз приходилось возвращать его к реальности, когда поиски идеального решения грозились затянуться надолго.

– Так это получается, мы ещё можем выйти в финал? – как ни странно, первой очевидную мысль озвучила Вера. – Двести восьмая позиция это же не много, правда?

– Именно! Поэтому мне и было непонятно, чего вы скисли. Конечно, слабых команд и во второй сотне не предвидится. И придётся очень постараться, чтобы вырвать победу. Поменять тактику, оружие, может даже роли. Но не сидеть и страдать с выражением «всё же погибло». А раз сами вы этого понять не смогли, завтрашний день объявляю разгрузочным.

– Типа лечебное голодание нам поможет? – впервые я радовался возвращению прежней, язвительной Клер, ведь это означало, что она пришла в себя. – А может ещё вам масочки из сельдерея сделать, скраб нанести, пилинг? Или сразу в спа отправимся?

– Обязательно, но без меня. А разгружать будем не желудок, а голову. Сбор завтра, в десять ноль-ноль, на стадионе университетского городка. Лучший способ очистить сознание это поменять вид деятельности. Так что побегаем, попрыгаем, в гравибол сыграем, – я сделал небольшую паузу и, глядя на оживившихся ребят продолжил: – А потом пойдём и порвём всех. И я хочу спросить, вы со мной?

Дружное «Да!» было для меня слаще пения ангелов, хоть последних я никогда не слышал и надеялся повременить с этим ещё лет этак сто. А пока, обсудив предпочтения и наметив примерный план мероприятий, я с чувством выполненного долга нажал кнопку выхода из виртуала. Пусть роль командира мне не совсем удаётся, бросить всё при первой же возникшей трудности было бы просто предательством.

* * *

Импровизированный день физкультурника определённо удался. Почти четыре часа, с перерывами перекусить и отдохнуть, мы рубились в гравибол. С поиском соперников проблем не было, многие студенты в выходной решили заняться тем же, чем и мы, а именно разгрузить голову путём тяжёлых физических нагрузок. И уже к двум часам пополудни эта задача была с блеском выполнена, мы еле таскали ноги и не могли думать ни о чём другом, как о мягкой кроватке.

Единственное, что омрачило этот, без преувеличения, чудесный день, это отсутствие Тани. Она ещё утром скинула сообщение о том, что поехала к родственникам. Какие-то внезапно появившиеся срочные дела, которые можно решить только лично. Это было досадно, всё же прошла неделя со времени похода в аквапарк, где мы если не перешли на новый уровень, то максимально к нему приблизились. По крайней мере, это я так считал. Точнее, мне бы этого хотелось, но поскольку виделись мы лишь в игре, где поговорить не получалось, оставалось лишь тешить себя надеждой, что для неё произошедшее было так же важно, как и для меня.

Ведь, глядя на стройную фигурку, небрежно закинувшую на плечо тяжёлую снайперскую винтовку, я всё больше понимал, что мне нужна эта вредная, упрямая стервочка. И пусть я, как тот старый солдат, не знал слов о любви, сегодня я был готов попытаться выразить свои чувства, хоть от одной мысли об этом меня начинало неслабо так потряхивать. И я даже поймал себя на том, что немного рад появившейся отсрочке. Правда, тут же усилием воли отогнал постыдные мысли, однако если бы кто мне сказал месяц назад, что я буду бояться простого разговора, рассмеялся бы ему в лицо. А вот теперь мне было не так весело.

Проводив до остановки Риву с Верулентностью, по большей части просидевшей на трибуне, зато честно болевшей за нашу команду, мы попрощались с уставшим, но довольным Иваном и потихоньку поплелись в общагу. В планах ещё было поработать над проектом для «Новых горизонтов», хотя по большому счёту с моей стороны уже всё было сделано. «Мыши» получили новые модули радиосвязи, работающие в УКВ-диапазоне, а кроме этого, я немного поколдовал с визорами, добавив им функцию инфракрасного порта.

Об этом древнейшем способе передачи данных я узнал на портале одного любителя старины. Конечно, про оптические линии я знал, они и сейчас активно использовались в робототехнике. Однако то, что с помощью нехитрой программы искусственные глаза дроида можно превратить в приёмопередатчик, для меня было открытием. И немного подумав, я вставил эту функцию во все готовые прототипы. Лишним не будет, к тому же просто было забавно наблюдать, как две «мыши» общаются, уставившись друг на друга.

Сегодня я хотел собрать ещё парочку зверьков, доведя таким образом их количество до полутора десятков. По информации мамы Сергея, это был необходимый минимум для появления роевого интеллекта. В теории, чем больше агентов, тем выше вычислительные способности. Однако пока мы решили ограничиться самым малым числом, по крайней мере, до получения какого-либо результата. Запас готовых дроидов, конечно, не помешает, но им я собирался заняться после того, как решу свои личные, а говоря прямо, сердечные дела.

– Я первый в душ, – на подходе к комнате Серёга ускорился, в надежде, что наши соседки не устроили в очередной раз «день красоты». – Не отвечает твоя красна девица?

– Да гогласы глюк словили, – я снял забарахлившие очки, чтобы принудительно перезагрузить. – Сейчас ещё раз наберу.

Обычно подобного не происходило. Система дополненной реальности обладала высокой надёжностью, а редкие сбои купировала «на лету», без вмешательства пользователя. Однако сейчас, возможно, наложилось то, что я пробовал дозвониться Тане на комлинк. Вызов шёл, но на него никто не отвечал, а тут ещё и это. Мысленно чертыхаясь, я пытался нажать сервисную клавишу, поэтому не смотрел, куда иду, и внезапно уткнулся лицом в спину соседа, замершего на пороге нашей комнаты.

– Ты чего… – от неожиданности я чуть не уронил устройство.

– Дань, а у нас гости, – голос друга звучал крайне напряжённо.

Я протиснулся мимо него и понял, почему, – на моей кровати, закинув ногу на ногу, восседал не кто иной, как Дмитрий Измайлов, барон и заместитель главы игровой корпорации «Небесный дракон».

Это холёный муд… аристократ, был последним человеком, которого я хотел бы видеть вообще и в своей комнате в частности. Думаю, Серёга был солидарен со мной в этом вопросе. И уж тем более никто из нас никогда не собирался приглашать его в гости. Однако факты вещь суровая. Раз он тут, кто-то дал ему доступ. Я надел перезагрузившиеся гогласы, намереваясь выяснить, кто это сделал и когда.

– О, не трудитесь. – На холеной морде не дрогнул даже мускул. – Связь я заблокировал. Как, впрочем, и всё остальное. Так что нашей беседе никто не помешает. Проходите, не стойте в дверях. Нам многое нужно обсудить.

– Брешет, сволочь, – как я и предполагал, к нежданному гостю Малхорн не питал тёплых чувств. – Сигнал стабилен…

– Не утруждайтесь. Хотя можете попробовать связаться, ну хотя бы с местным искином. Я подожду, а вы поймёте серьёзность моих намерений.

В разрешении мы не нуждались, тем более я уже секунд тридцать пытался это сделать. Но создавалось впечатление, будто Алина вышла погулять, забыв комлинк дома. То есть вызов шёл, а на него никто не отвечал. С учётом того, что мы общались с ИИ общежития не более чем пять минут назад, это наводило на нехорошие мысли.

– Господа, вот это, – Измайлов постучал носком щегольского ботинка по кожаному кейсу, стоящему рядом с ним, – СД-834, в простонародье известный как «повторитель». Надеюсь, вы знаете, что это такое, и понимаете, насколько серьёзны мои намерения. Давайте всё-таки сядем и поговорим как взрослые люди.

Про этот полулегендарный девайс диверсантов я, конечно, слышал. Правда, не верил, считая городской легендой. Всё же сложно допустить существование устройства, способного создавать точную копию окружающего голонет-пространства в определённом объёме. Причём таким образом, что внутри никто не мог заметить разницы. Как глушилка, отсекая всю входящую и исходящую связь, «повторитель» тоже мог работать. Главное, было совсем непонятно, как такая штука могла попасть в руки пусть и богатого, но вполне обычного человека, пусть и аристократа. Тем более что титул он купил, а в среде военных общение с подобными людьми было моветоном.

Сам факт использования такого агрегата настраивал на крайне серьёзный лад. С подобным не ходят в гости, чтобы обсудить погоду. Тем более без ведома хозяев. Так что я кивнул Серёге, проходя в комнату и устраиваясь напротив Измайлова. Сосед с независимым видом уселся на одно из кресел. Но чего-то не хватало. Я ещё раз внимательно осмотрел комнату.

– Уж извини, но котов я отправил погулять, – Измайлов верно понял мой интерес. – Небольшая страховка. Просто поверьте, никому из нас не нужна огласка. И если вопросов больше нет, позвольте я начну.

У меня были, и множество, но задавать их я не спешил, для начала решив выслушать, что скажет представитель золотой молодёжи. Поэтому благосклонно кивнул, разрешая начинать.

– Итак. Настало время завершить этот затянувшийся эксперимент. Признаю, вам удалось меня удивить. Скажу даже больше, я в восторге, – барончик несколько раз хлопнул в ладоши. – И в качестве вознаграждения мой торговый дом готов выплатить вам прямо сейчас сто тысяч рублей.

– Это только мне, или ребятам тоже что-то перепадёт? – Я не очень понимал, о чём идёт речь, поэтому тянул время, обдумывая ситуацию. – И не могли бы вы уточнить, что конкретно вы имеете в виду.

– Даниил, давайте будем серьёзными. Естественно, речь идёт о «Команде Ы» и вашем выступлении на турнире, – Измайлов закинул ногу на ногу и сложил пальцы домиком. – Несомненно, каждому участнику будет выплачено вознаграждение. Я даже готов включить туда Илью Михайловича Головина, более известного под ником Каракурт. Уж ему лишние финансы никогда не помешают. Всё-таки быть инвалидом нелегко, но деньги способны скрасить этот недостаток.

– Ему лично отважишься это сказать? – Серёга, вроде бы чем-то занятый, пристально посмотрел барончику в глаза.

– Фи, Сергей Николаевич. Не пытайтесь взять меня на слабо. Считаете, что я должен бояться увечного убийцы? Или, может, ждёте сочувствия? Напрасно. В этой жизни у каждого своя роль, – блондин принял вид умудрённого опытом человека, объясняющего прописные истинны. – Кому-то на роду написано править, а кому-то подчиняться и рисковать здоровьем.

– Себя вы, несомненно, относите в первую категорию, – как я ни старался, неприязнь к этому человеку всё же прорвалась, вместе с язвительным тоном.

– Господа, я не ссориться пришёл, а полюбовно решить нашу проблему, – похоже, Дмитрий не был настроен на конфликт. – Повторюсь, я признаю ваши заслуги и готов подтвердить это материально. Более того, готов даже оставить в основном составе и вас обоих, и даже брата с сестрой, Риву и, если не ошибаюсь, Верулентность. Интересный ник. Но команду тебе придётся отдать, и это не обсуждается.

Хоть я и был готов к такому повороту, а зачем ещё может заявиться честолюбивый нувориш, но не удержался и рассмеялся на столь категоричное заявление. Вся эта ситуация напоминала какую-то фантасмагорию. Наверное, единственным, из-за чего я продолжал слушать этот бред, а не вышвырнул незваного гостя из комнаты, был тот самый пресловутый «повторитель». Уж слишком серьёзное это оборудование, чтобы использовать его для удовлетворения амбиций купеческого отпрыска, пусть и купившего себе титул. А значит, следовало узнать всю подноготную, прежде чем принимать решение.

– И для чего мне это делать? – Веселье ушло так же быстро, как и накатило. – Не могу представить ни одного аргумента, который толкнёт меня на подобный шаг.

– Ну, например, такой, что по большому счёту эта команда никогда и не была твоей, – Измайлов даже не поменявшийся в лице во время моей вспышки, сейчас был самим воплощением скуки, словно ему каждый день приходится делать нечто подобное. – Давай будем честными, капитаном назвать можно было любого, но без кого вы так и остались бы плохо сыгранным сборищем одиночек? Кто взвалил на себя всю работу по планированию? А теперь подумай, кто отпустил бы тактика такого уровня прямо перед крупным турниром?

– Ты хочешь сказать… – Как это ни было противно, в словах Дмитрия был резон.

– Именно. Варлорд на той неделе верно сказал. Иван давно перерос уровень рядового тактика, однако повысить его просто так мы не могли. Нужна была проверка, как способностей, так и верности. Да, да, – Измайлов улыбнулся краешками губ, глядя на скептическое выражение моего лица. – А ты что думал. Это совершенно иной уровень, и, кроме чисто игровых моментов, там крутятся огромные деньги. Можешь спросить у своего соседа. Сергей Николаевич был не последним человеком, ой, прошу прощения, эльфом, в «Детях паутины».

Насчёт того, что Серёга в «Infinite Magic World» был не простым бойцом, я не сомневался. С такими фехтовальными талантами он явно не затерялся бы в игре с мечами и магией. Да и объёмы денежных оборотов крупных мультиигровых гильдий я прекрасно представлял. Всё же не в лесу жил, и у нас многие ребята, да и девчата посвящали жизнь киберспорту. Из всего спича блондинчика меня интересовал только один момент. Если, по его словам, Айвейдеру устроили проверку, то что насчёт Клер?

– Естественно, мы не могли отпустить его одного, – Дмитрий, словно прочитав мои мысли, расплылся в улыбке и погрозил пальцем. – А ты, Даниил, оказывается, ещё тот ходок. Похитить сердце у нашей неприступной красавицы дорогого стоит. А ведь она даже мне отказала. Ребята хотели разобраться, но я не позволил. Тане самой решать, с кем дружить. К тому же у «Небесного дракона» всегда найдётся место для талантливого штурмовика.

Я с большим трудом удержался от желания кулаками стереть мерзкую ухмылку с лощёной морды барончика. И судя по тому, как подобрался Серёга, это желание посетило не меня одного. И видимо, что-то промелькнуло на наших лицах, что впервые за весь разговор Измайлов стал предельно серьёзен.

– Был некорректен, приношу свои извинения. Однако если оставить за скобками личную жизнь, Татьяна была и остаётся бойцом моей корпорации. И она готова выполнить приказ. Впрочем, не стоит быть голословным. Вы вполне можете убедиться в этом сами. Можете связаться с Клер, я открою канал. Естественно, визуальный. Думаю, вам не составит труда проверить личность собеседника.

Согласно всё той же легенде, ИИ устройства мог сымитировать абсолютно любого человека. Я в это не верил. Ладно ещё, подделать звонок в какую-нибудь службу или сыграть оператора, придерживающегося при разговоре определённого шаблона. Но чтобы достоверно выдать себя за хорошо знакомого человека, нужно знать слишком много интимных подробностей. Возможно, настоящие диверсанты действительно могли создать искусственную личность, идентичную оригиналу, но зачем это делать сейчас, я не понимал. Поэтому спокойно набрал номер Клер, выведя сигнал на рамку головизора.

В этот раз ответили практически сразу. Таня сидела на кровати в своей комнате общежития. Мы всю неделю подолгу разговаривали с ней перед сном, и место я определил сразу. Как и то, что девушка сильно напряжена. Поза примерной ученицы, плотно сжатые колени, на них руки ладонями вниз. Спина напряжённая, прямая, голову держит прямо и смотрит строго перед собой. Было странно видеть такой всегда активную Клер. И за это кто-то должен был ответить…

– Даниил, здравствуй. Прошу, давай без истерик и обвинений, – девушка даже рта не дала мне раскрыть. – Просто сделай то, что просит Дмитрий. Я понимаю, ты можешь злиться, имеешь право, и готова уйти из команды, но ребята ни в чём не виноваты. Они заслужили победу. И Ваню не трогай, пожалуйста. Он ничего не мог сказать.

После того как экран погас, в комнате воцарилось молчание. Я так ничего и не смог сказать Тане. Просто не ожидал, что ради обычной игры кто-то пойдёт на такое. И сейчас переваривал информацию, заодно решая, что же делать дальше. Выхода как такового из сложившейся ситуации я не видел. Хотя… был один вариант, и его следовало попробовать.

– Хорошо. И как будет выглядеть передача тебе командования, – жестом успокаивая вскинувшегося Серёгу, я посмотрел на Измайлова. – Команда у нас сыгранная, да и вряд ли кто-то согласится выйти…

Я осёкся, глядя на очередную улыбочку, расползающуюся по лицу барончика. Эта паскуда явно уже что-то сделала. И мне это совершенно не нравилось.

– Ты недооцениваешь силу денег, друг мой. Я же могу тебя так называть, раз уж мы перешли на ты? – Блондин что-то сделал, и мне на комлинк одно за другим упали два сообщения от братцев-Артёмов. – На Евгении люди оказались гораздо сговорчивее и практичнее, чем в столице. И это понятно, простая жизнь, простые радости, а двадцать тысяч рублей на дороге не валяются и более материальны, чем далёкий приз, который ещё и завоевать нужно.

– То есть ты всё предусмотрел, да? – Я ненавидел этого человека, но не мог восхититься его упорством в достижении цели. – Что ж…

– Ты серьёзно?! – Серёга не выдержал и взорвался. – Реально хочешь отдать команду этому му… купцу?!

– Ну-ну, Сергей Николаевич. Не стоит так реагировать. Уж вас никто не собирается трогать, а сто тысяч я готов переслать вам на счёт сию же секунду, – Измайлов никак не прореагировал на грубость соседа. – Как и тебе, Даниил. Видите, я ценю талантливых людей.

– Да пош…

– Не кипятись! Сядь! – Я пристально посмотрел на Малхорна, взглядом указав ему на кресло. – Не стоит горячиться, ведь пока нам показали только пряник, но уверен, что у барона в загашнике припрятана и плеть. Ведь так? Что, например, помешает мне послать тебя подальше и просто выкинуть из комнаты? Вот Серёга мне поможет. Видишь, кивает.

– Не советовал бы, – несмотря на расслабленную позу, было видно, как Дмитрий напрягся, да и взгляд стал злым и колючим. – Я пришёл лично только потому, что хочу вам добра. А ведь легко мог сделать так, чтобы вы сами приползли ко мне и умоляли взять командование. И не стоит смеяться. Возьмём, к примеру, нашего горячего друга.

Малхорн скривился, показывая, что он думает о таких друзьях. Блондинчик предпочёл сделать вид, что ничего не заметил.

– Так вот, пара слов кому нужно, и вместо учёбы и игр ему пришлось бы долго объясняться в Имперской Безопасности по поводу того, что он выдавал себя за цесаревича Алексея. – Измайлов замолчал, наслаждаясь произведённым эффектом. – Главное, налицо факт неприкрытой зависти к гораздо более успешному во всех начинаниях наследнику. После поражения в финале чемпионата Русского сектора по фехтованию на эргро-клинках Тихонов Сергей Николаевич отказался ехать на олимпиаду в Сакуре, чем, кстати говоря, подвёл всю сборную. И уж не из-за личной ли неприязни он это сделал? А слух, который сейчас активно муссируют все околоигровые новостные порталы, про то, что под маской Малхорна может скрываться некое высокопоставленное лицо, может, он тоже сам пустил. В расчёте хоть так урвать толику славы, если честно победить не получается?

Я не представляю, каким образом соседу удалось сдержать себя и не оторвать голову этому самодовольному уроду. Оставалось лишь позавидовать его выдержке. Хотя без самодисциплины серебряными призёрами секторальных чемпионатов не становятся. Блин, я знал, что Серёга крут, но что настолько, даже не представлял. Хотя купчик был прав в одном, такая информация, поданная в определённом свете, могла доставить серьёзные проблемы. Хотя со своей стороны я был больше чем уверен, что зависть тут ни при чём, ну или как минимум не является основной мотивирующей силой.

– Ты мне за это ответишь, – Малхорн уже взял себя в руки и выглядел совершенно спокойным. – Рано или поздно я найду предлог, и ты не сможешь отвертеться от дуэли.

– Жаль. Я думал, вы разумней, – Измайлов воплощал собой всю печаль мира. – Подобные заявления я не привык оставлять без ответа.

– Так, стоп! Давайте не будем горячиться, – мне не нужен был конфликт здесь и сейчас, поэтому надо было как-то сгладить ситуацию. – Дмитрий, ты должен понять чувства Сергея, ведь к слухам он не имеет никакого отношения. За это я могу поручиться собственной головой.

– Верю, и даже скажу больше, рано или поздно в это поверит и служба Имперской Безопасности. Вот только уже будет поздно. Турнир закончится. – Блондинчик выглядел довольным, словно объевшийся сметаной кот. – Я вам больше скажу, если бы Айвейдер заупрямился, к нему тоже нашёлся бы свой подход. Он покинул корпорацию накануне крупного чемпионата. А значит, должен был выплатить огромную неустойку. Я лично поручился за него перед главой, чтобы претензий к Ивану не было. Видите, это уже не просто игры. Это мир больших денег и серьёзных людей. И всем будет лучше, если руководство командой возьмёт опытный во многих вопросах человек.

– Под ним, я так понимаю, ты подразумеваешь себя, – я мельком посмотрел на часы. Уже прошло более пяти минут, и в любую секунду всё могло решиться. Надо только ещё немного потянуть время…

– Вы видите здесь других кандидатов? – немного наигранно удивился барончик. Похоже, он наслаждался победой, считая, что всё, мы, а точнее я, легли на спину, подставляя мягкое брюхо.

– Дань, ты как хочешь, но если он станет капитаном, да или вообще войдёт в команду – я выхожу. Без обид. – Серёге, похоже, надоел этот фарс. Да и мне тоже, вот только где они…

– Зря вы так. Ведь я к вам со всей душой. А вы…

– Всем лежать!!! Руки за голову! Не шевелиться!!!

Никогда бы не подумал, что в нашу комнату может вместиться столько народа. Хотя смотреть по сторонам, когда тебя вжимают в пол бронированным коленом полицейских лат, а в затылок упирается ствол рельсы, не игровой, а самой что ни на есть настоящей, как-то проблематично. Любые попытки пошевелиться или что-то сказать гасятся в зародыше не сильным, но крепким тумаком. Поэтому остаётся лишь покорно лежать и ждать развязки.

* * *

– Итак, значит, вы утверждаете, что незнакомы с устройством сетевого дубликатора СД-834. Так? – Здоровенный капитан полиции, с лицом потомственного маньяка, уже четвёртый час спрашивал меня об одном и том же.

– Я всё написал и повторил вам это уже раза четыре, – сил долдонить одно и то же, как попугаю, у меня уже не осталось, а вместо них волнами накатывала апатия. – Что вам нужно, чтобы я ещё сказал?

– Ты будешь говорить до тех пор, пока я не услышу правду! – внезапно перегнувшись через стол, представитель закона просто проорал это мне в лицо. – Если ты не знаешь, что это такое, как же тогда сумел не просто послать сообщение, а организовал прямую трансляцию из своей комнаты! Я вот думаю, что ты шпион. Может, от европейцев, а может, и от азиатов. Была бы моя воля, шлёпнул бы тебя прямо здесь. За попытку побега, например. Говори, паскуда!!!

Я брезгливо отвернулся, чтобы брызги слюны не летели прямиком в лицо. Это максимум, что я мог себе позволить, сидя на низкой, неудобной табуретке, в маленькой тёмной камере, где единственным источником света была лампа на столе капитана, нестерпимо жгущая глаза. Хорошо тешить мыслью себя, дескать, у нас не хватают кого попало, если не виновен – обязательно отпустят, когда ты дома, в мягкой кровати. А вот оказавшись в таком месте, хочется сознаться во всём, даже как крал конфеты из буфета, лишь бы ещё раз увидеть солнце.

– Что, не нравится? Да я тебя…

– Довольно! – Говорившего я не видел, поскольку он находился за моей спиной, но по голосу было слышно, что этот человек привык приказывать. – Капитан, снимите наручники и оставьте нас.

Не прошло и десяти секунд, как я был свободен и с удовольствием растирал саднившие запястья. Лампу, направленную в глаза, тоже убрали, а комнату залил мягкий, ровный свет, позволяющий разглядеть, что нарочитая грубость стен и пола это всего лишь бутафория. Ещё через пару минут принесли горячий сладкий чай и даже пару бутербродов, как раз чтобы подкрепится.

– Прошу прощения за этот спектакль, – подождав, пока я дожую, начал майор службы безопасности, представившийся как Вадим Егорович Головин. – Операция проводилась в спешке, нас привлекли уже по остаточному принципу, когда всплыло имя цесаревича. Плюс устройство из списка абсолютно секретных. Поэтому никто сразу и не разобрался, что собственно произошло и кого куда тянуть.

Я кивнул, принимая извинения. Тем более пытаться качать права было глупо. Да и не это сейчас меня интересовало.

– Как Таня? С ней всё в порядке? – Вот по кому у меня действительно болели душа и сердце, так это о ней.

– Не волнуйтесь, с вашей девушкой всё хорошо, – эсбэшник сделал вид, что не заметил хамства с моей стороны. – Кстати, не подскажете, как вы определили, что её удерживают силой?

– Инструкция для внутреннего применения полиции: «Шесть визуальных признаков контроля голосвязи посторонним лицом». Когда-то заучил её наизусть.

– Если не ошибаюсь, ваш отец служил и погиб, исполняя свой долг? Мои соболезнования. Жаль, что вы не пошли по его стопам. Такие люди нам нужны, – майор сокрушённо покачал головой, но тут же улыбнулся. – Хотя должен сказать, что и в качестве робототехника вы очень даже хороши. Мы не сразу смогли разобраться, каким именно образом удалось преодолеть «сферу молчания», создаваемую «повторителем». Как вообще вам такой ход в голову пришёл?

Поёрзав на неудобном стуле, я вздохнул. Меньше всего мне хотелось сейчас удовлетворять любопытство безопасника, когда ещё ничего непонятно, что там с Серёгой, да и вообще что делать дальше. Но я чувствовал, наше будущее во многом зависит именно от человека, сидящего напротив. Поэтому покорно приступил к рассказу.

– Мы с Сергеем готовили проект в рамках конкурса инноваций «Новые горизонты».

– Тихонов Сергей Николаевич, ваш сосед по комнате, верно? – тут же уточнил майор.

– Да, он. Так вот, он сумел достать блок-схему с расшифровкой умственной деятельности пиранид – сухопутных рыб из Американского сектора. Вот мы и решили попробовать воссоздать их роевой интеллект. Малхорн, простите, привычка, это его ник в игре, он поступил как раз на программиста искинов, и опыт какой-никакой у него был. Я же взял на себя всю физическую часть, – отхлебнув из новой кружки свежезаваренного чая, я промочил горло и продолжил: – В качестве опытных образцов решили использовать мелких дроидов. Как раз подвернулась оказия в общежитии со старыми моделями.

– Это теми, что вам отдала ИИ общежития Алина? – безопасник продемонстрировал неприятную осведомлённость, хотя с другой стороны, вряд ли искин прятала эти данные. Скорее уж провела их как очистку помещения.

– Именно они. Главное, что я понял, связь между членами группы должна быть постоянной. А пока я искал способ это обеспечить, наткнулся на тему, показавшуюся интересной. Большинство визоров домашних дроидов делают с инфракрасной подсветкой, чтобы им было легче ориентироваться в темноте. А совсем небольшая программа позволяет превратить их в устройства передачи данных. И это работает! Ну, я и добавил эту функцию нашим «мышам», считая, что лишним не будет.

– И когда поняли, что Татьяна общается с вами под контролем…

– Отдал приказ, и мои зверюшки выползли в коридор – дверь-то мы не закрывали. А когда стало ясно, что вне сферы связь с ними пропадает, я создал две цепочки. До границы, через радиосигнал, «повторитель» посчитал его работой домашних устройств и не стал блокировать. Затем посадил двух мышей смотреть друг другу в глаза, через линию отчуждения, и вторую цепочку из грызунов-ретрансляторов протянул до своих котов.

– С которыми в тот момент играли искин общежития Алина и комендант Мария, так? – майор удовлетворённо кивнул. – Даже не знаю, что сказать. Миллионы рублей пошли, я извиняюсь, коту под хвост. Утрирую, конечно. Но идея хорошая. Можете считать, что первый тур «Новых горизонтов» вы прошли. А мы будем присматривать, мало ли чего вы, юные гении, ещё придумаете.

– То есть…

– Да, на этом можете быть свободны. А то ваша группа поддержки уже обжила приёмную участка.

– А Сергей?

– С ним сейчас беседует мой коллега, но держать его дальше оснований нет. Измышления Измайлова мы в расчёт не берём, Тихонов лично знаком с цесаревичем, тот о нём очень хорошо отзывался и искренне переживал, когда Сергей решил завершить спортивную карьеру. Так что не волнуйтесь, забирайте друга и езжайте домой. И желаю победы на турнире.

Пожимая руку, я думал: «Вот что странно. Вроде как надо радоваться, что всё хорошо закончилось, а внутри меня лишь пустота и усталость. Может быть, всё-таки барончик был прав, это игры не моего уровня? Может, стоит всё бросить и вернуться на Женьку? Жить спокойной, размеренной жизнью. Чинить сломанные сельскохозяйственные дроиды и забыть как страшный сон все эти приключения».

Но стоило мне выйти в холл, где всё это время нас ожидали друзья, как все пораженческие мысли вылетели из головы. А я понял, что никуда не поеду, ведь вот эта повисшая на шее девушка, с зарёванными глазами и сладкими, как малина, губами, и есть то, что мне нужно. Тут же нашёлся и отчим, выдохнувший с облегчением и сразу же принявшийся набирать номер матери. Да и ребята из команды были практически в полном составе. А кроме них, ещё один моложавый мужчина в инвалидной коляске, но со знакомым прищуром внимательных глаз. Уж если Каракурт выполз из своей берлоги, было бы феноменальным свинством отказаться от дальнейшего участия в турнире.

– Рад тебя видеть. – Мы с егерем пожали руки. – У нас тут в команде вакансия образовалась, ты с нами?

– С удовольствием. Покажу вам, гражданским штафиркам, как воюют настоящие бойцы.

– Обязательно посмотрим, посочувствуем, подскажем, если что, правда, Тань, – я ещё раз поцеловал молча жмущуюся ко мне девушку. – Надо только ещё одного человека найти.

– Может, меня возьмёте? – Вот присутствие Анастейши оказалось сюрпризом. То-то я смотрю, Иван забился в уголок и не отсвечивает. Я-то думал, он переживает, а у него чувства. Ну, погоди у меня.

– А как же «Ласточки»?

– Мы вылетели из борьбы ещё на той неделе. Просто так повоевать девочки и без меня смогут. А вот побороться за главный приз…

– Ребята, берём Настю в наш дружный коллектив? – Громкое «Да» было мне ответом, мигом переросшее в вопль восторга, когда из дверей показался наконец-то освобождённый Серёга.

Глава 13

Финал, или Начало чего-то нового?

Имперская Служба Безопасности недаром считается наиболее могущественной спецслужбой в Российской Звёздной Империи. Когда мы вернулись, никто нам не задал ни единого вопроса. Создавалось полное впечатление, что ничего особенного не произошло. А вот Измайлов и компания пропали, как будто их никогда и не было. Не то чтобы я переживал по этому поводу, но с его «быками» хотел бы повидаться лично. Это они были у Татьяны и запугивали её, угрожая навредить семье. И за страх в глазах моей, без вариантов, девушки я с удовольствием переломал бы им ноги.

«Экспансия» тоже встретила нас успехом. Первый же бой в обновлённом составе показал, что Ивана рано списывать со счетов. Уж не знаю, что повлияло, но каждый день он просто фонтанировал идеями. Предугадать, какую тактику он выберет на следующий бой, было просто нереально. И если бы мы за предыдущие полтора месяца не узнали немного, как работает его голова, вряд ли сами бы смогли угнаться за полётом стратегической мысли.

Анастейша влилась в команду легко и непринуждённо. Благо с Клер и Айвейдером её связывало давнее знакомство. А за остальными внимательно следила по головизору, отсматривая каждый наш бой. Так что девушка легко смогла подстроиться под нас и даже в какой-то мере стала претендовать на лидерство. Точнее, Иван иногда строил картину боя, опираясь на Настю как на ключевого игрока. Что, впрочем, шло нам только в плюс.

Наш тактик, ни сном ни духом не ведающий о планах Измайлова, был в шоке, когда к нему вломилась СИБ вместе с полицией. А уж когда узнал, что якобы был резидентом барона, отправленным для финального испытания на должность главного аналитика «Небесных драконов», и именно для этого вошёл в нашу команду, поначалу впал в прострацию, а потом принялся с жаром убеждать всех и каждого, что никакого отношения к этим бредовым идеям не имеет.

К чести моих ребят, ни у кого даже мысли не возникло поверить в байки Измайлова. Во время многочисленных допросов мы с Серёгой вспомнили беседу с бароном практически дословно. И вот тогда в глаза бросилась одна деталь. Блондин ничего не утверждал, он предлагал мне самому сделать выводы. Если бы у него всё срослось, потом он бы просто заявил, дескать, сам виноват.

Если честно, я не отдал бы ему команду ни при каких обстоятельствах. Пусть даже об этом меня попросили бы все остальные. Может, это было бы эгоистично, но они сами сделали меня капитаном, руководствуясь какими-то своими соображениями. А значит, должны были быть готовыми к подобной ситуации. Хотя всё-таки я был рад, что ничего такого не произошло. Уж слишком тяжело разочаровываться в тех, кому начал верить.

К последнему бою мы уверенно вошли в ТОП-50, заняв сорок второе место. С одной стороны, это не гарантировало прохода в следующий тур, с другой – последняя игра значила слишком много, и победитель с гарантией в сто процентов попадёт в финал. Как правильно сказал Рива, лузеров никто не любит, зато победители могут рассчитывать на дополнительные голоса зрителей.

Однако, вместо названия команды противника, как это было раньше, утром в субботу я получил предписание явиться к назначенному времени в полном составе, вместе с запасными игроками. В правилах, которые Ваня прошерстил не просто от корки до корки, но и сделал самостоятельный перевод с английского, ничего подобного не было. Но и выбора у нас особого не было, не бросать же всё в последний момент. Так что ровно в двадцать часов по Гринвичу «Команда Ы» в полном составе, сопровождаемая криками болельщиков, шагнула в игровой терминал, чтобы победить. Поражение как возможность даже не рассматривалась.

* * *

– И что это значит? – неуверенно спросила Таня, оглядываясь. – Нас что? Отключили?

Изнутри помещение, казалось, было равномерно залито чёрным цветом. Это была не темнота, потому как мы прекрасно видели друг друга и были освещены, как и секунду назад, а именно непроницаемый занавес. Чем-то это напоминало классическую «Белую комнату» виртустройства, однако в данном случае не было никакой сопроводительной графики и дизайнерских изысков. Только мы и чернота, внезапно заменившая собой весь остальной мир.

– Да непохоже… – Айвейдер вытянул вперёд руку и сделал несколько шагов, после чего был вынужден остановиться, так как коснулся невидимой преграды. – Я ду…

Он не договорил, потому как на секунду застыл, и по его телу быстро пробежал сканирующий луч. Зелёная полоска прошлась по доспехам вверх-вниз, а затем ещё раз пробежалась от головы до пят. И все мы завороженно смотрели, как боевые доспехи нашего аналитика, неброские, лишь слегка подведённые Верулентностью и Татьяной под общий командный стиль, сантиметр за сантиметром превращаются в поистине шедевр визуального дизайна, оформленный под стим-панк.

Шлем превратился в самый настоящий чёрный цилиндр, с накладкой на левый глаз в виде какого-то прибора, состоящего из трёх разноразмерных вращающихся окуляров. Нагрудник стал навороченным механическими плюшками фраком, а на груди появились манишка и элегантный бант, украшенный заколкой с булавкой, навершием, помигивающим красным огоньком. Картину завершали белые перчатки, брюки и дорогущие лакированные туфли.

Вот никогда в жизни не думал, что смогу назвать такой анахронизм, как галстук-бабочка – «элегантным»! И тем не менее! Наконец, в протянутой руке появилась деревянная трость с тяжёлым набалдашником, а вторую внезапно оттянул древний как сам мир кожаный саквояж.

– …мал… – закончил оживший на наших глазах самый настоящий джентльмен, с удивлением осматривая свои руки. – М-да… Могу только сказать, что нас точно не отключили.

– Тань, а ты не познакомишь меня с этим господином? – не отрывая взгляда от Айвейдера, произнесла Анастейша. – А то я, кажется, влюбилась!

Быстрая тень пробежала по лицу Ивана, но девушка этого уже не заметила, так как повернулась к подруге. К чести нашего аналитика надо сказать, он быстро справился с нахлынувшими на него чувствами и, постаравшись сделать независимый вид, бодро просипел:

– Я, можно сказать – теперь совсем уважаемый в этой игре человек! Обладатель собственного именного костюма от разработчиков!

– Именного костюма? – переспросил Рива, и мы дружно навострили уши.

– Ну да! Это всего лишь шкурка, которая повешена поверх моего доспеха, – он, как мог, постарался осмотреть себя со всех сторон. – Называется «Уважаемый доктор Айв». Опускает моё здоровье до пяти процентов, но поднимает все защиты на заоблачную высоту. Как здесь написано, теперь я гарантированно помру от любого прямого попадания… а вот атаки по области мне совершенно не страшны. А ещё я не могу носить никакого другого оружия, кроме вот этой вот палки под названием «Управляющий ключ». Страшное оружие для ближнего боя, кстати. Любой удар считается попаданием в критическую точку.

– А может быть, снимешь его! – нахмурилась Клер.

– А он не снимается, – буркнул Иван. – Вещица сделана специально для использования в некоем «особом режиме игры»… И похоже, мы сейчас находимся именно в нём.

– Так, – я тоже потрогал рукой невидимую в черноте преграду и даже постучал по ней. – Господа. Есть мысли, что нас ждёт?

Перчатка касалась чего-то твёрдого, однако из пустоты не донеслось ни единого звука.

– Ваня, а в саквояжике-то тяжёленький… – немного ехидно произнёс Каракурт, с хитрым прищуром глядя на аналитика сквозь забрало своего шлема. – Ты бы посмотрел, что ли.

– Хм, – аналитик, заложив трость подмышку, быстро справился с нехитрым запором сумки и заглянул внутрь. – Прибор какой-то. Кадьяк, ты у нас ведь технарь. Глянь. Может, скажешь, что это может быть.

Подойдя к Ивану, я заглянул внутрь саквояжа. Там действительно лежал некий агрегат, состоящий из медного клёпаного корпуса с торчащими из него поршнями и опутанного кучей затейливо изогнутых трубок. В центре располагалось круглое гнездо, приваренное к массивной шестерёнке, причём диаметр его, похоже, совпадал с нижней частью трости Айвейдера, названной им «Управляющим ключом». Однако с уверенностью сказать, что это за штуковина, я не мог.

Рядом пристроился Малхорн, также с интересом разглядывая странную фиговину. Остальным ребятам тоже было интересно посмотреть на «подарок» разработчиков, однако они хоть и придвинулись поближе к нам, терпеливо дожидались своей очереди.

– Может быть, бомба? – предположил Сергей.

– Не думаю, – не особо уверенно произнёс я, – скорее какой-то устанавливаемый блок. Часть какого-то большого механизма. Честно говоря, я думаю, что раз компания расщедрилась на создание уникального образа для Айвейдера, то взрывное устройство выглядело бы иначе. Ну, знаете, как в голосериале «Вокруг Русского сектора за восемьсот дней, или Приключения подданного Его Величества, тайного советника Филеаса Фоггова». Как круглое ядро с торчащим из него фитилём, или связка красных палочек с большими часами и кучей проводов.

– Динамитных шашек, что ли? – блеснула познаниями Верка. – Как в серии, в которой злой ниндзя толерантов Фикс хотел взорвать красавицу-американку Скарлетт Ауду в рубке межпланетного звездолёта «Титаник»? А я и не знала, что ты смотрел этот сериал! Он же детский!

– А я и не смотрел, – отмазался я. – Это сёстры мои от него фанатели. Одна была Фогговым, другая Скарлетт, а меня заставляли изображать из себя Фикса… Поверь, это очень болезненные воспоминания.

– Может, достать его и осмотреть как следует? – предложила Клер, перекладывая снайперку на другое плечо и как-то странно косясь на меня.

– А вот этого нам точно не стоит делать! – опередила меня Анастасия и пояснила подруге: – Вполне возможно, что обратно его убрать не получится.

– Лучше всего дождаться общего объявления, – степенно кивнул Рива. – Нам непременно скажут, что это и что с ним делать…

Словно бы среагировав на его слова, из окружающей темноты раздался мерный далёкий гул работающих механизмов. Секунда, и поверхность, на которой мы стояли, ощутимо дрогнула и, как мне показалось, медленно поползла вниз. Заиграла тихая, тревожная и вместе с тем эпическая музыка.

– Мне кажется, или мы действительно куда-то опускаемся? – произнесла Таня, уже в который раз встревоженно озираясь и вглядываясь в темноту.

– Тебе это не кажется, – задумчиво ответил Малхорн, теребя рукоять своего эргро-клинка. – Мы точно едем вниз…

– А… – хотела что-то сказать Верулентность, но замолчала, потому как чернота вокруг нас вдруг перестала быть непроглядной и начала быстро таять.

Проявились медленно уползающие вверх пластины из металлокерамики, паутина каркасных ферм, и наконец мы увидели огороженную хлипкими поручнями массивную платформу грузового лифта, на котором и стояла наша команда.

– Поздравляю, бойцы, – как-то совсем по-старчески крякнул Илья Михайлович и, кажется, даже осунулся. – Мы в космосе.

– В космосе? – переспросила Анастейша.

– Да, – мужчина тяжело вздохнул. – Это стандартный грузовой лифт боевой десантной палубы кораблей суперкласса типа «Енисей». Его ни с чем не спутаешь… Когда-то часто кататься приходилось…

Я как-то по-новому посмотрел на этого человека. Вот, казалось бы, «егерь» – сугубо планетарный боец, которому вне гравитационного поля и места-то нет. Это в условиях нормального притяжения он творит чудеса, а там, где балом правит невесомость и каждый, как мне казалось, может летать, как хочет и куда хочет, подобный специалист в общем-то и не нужен. О, вот и нет, поди ж ты – и на суперах он летал, и на лифтах подобных часто на десантные палубы опускался. Полный сюрпризов человек.

Хотя… возможно, он просто служил в частях, которые часто перебазировали с планеты на планету? Да кто его знает, не спрашивать же. В конце концов, быть может, я и вовсе не прав, я всё-таки сын планетарного вояки и про службу в космических силах почти ничего не знаю – не интересовался просто. Может быть, там вообще только вот такие егеря служат и космодесант?

Проехав метров двести, платформа замерла перед закрытыми массивными шлюзовыми створками. В наступившей тишине был слышен тихий далёкий рокот маршевых двигателей циклопического корабля, в туше которого мы якобы сейчас находились. Всё это было так не похоже на то, как начинались все наши предыдущие бои на турнире, что нервы, казалось, натянулись до предела.

Почему-то в голову вдруг полезли странные мысли. Например, очень захотелось знать, что делают сейчас другие команды. Так же, как и мы, в напряжении замерли перед закрытым шлюзом? Или наоборот, невзирая ни на что, красуются перед публикой, исполняя домашние заготовки приветствия? А не проиграли ли мы уже, только потому, что оказались не готовы к столь кардинально изменившейся ситуации? Эти и ещё тысяча других, не менее важных и вместе с тем бесполезных вопросов просились выплеснуться наружу, и похоже, что я был не одинок.

Ребята неуверенно переминались с ноги на ногу, нервно осматривались и быстро переглядывались между собой. Всё было настолько непривычно, что я почти физически ощущал, как команда секунда за секундой теряет уверенность в себе, а организаторы турнира всё чего-то тянули, не только не вступая в контакт, а даже не выводя стандартной системной информации, которая должна была появиться уже минут десять назад. Да мы вообще, если бы всё было как всегда, должны были уже вовсю воевать с наглым супостатом, а вместо этого нас всё ещё мариновали на крошечной площадке в десять на десять метров.

Подумалось даже, что в то время, как мы торчим здесь, противник уже вовсю, не встречая сопротивления, курочит нашу базу. А что? Хоть и хотелось верить в лучшее, вполне можно было предположить, что победить в подобном турнире по замыслу организаторов должна не неизвестная команда, а некто вполне определённый. Ведь мы выскочили, как чёрт из табакерки, и вполне могли перейти дорогу не только уютному домашнему идиоту из Драконов, но и кому-то намного более серьёзному, для которого приз в виде искинов – пшик, а вот медийный шум от победы в турнире – жизненно необходим. Причём это явно не наш сегодняшний соперник – они не стали бы так подставляться.

Казалось бы – конспирология? Ну да, не без неё родимой. Уверен, что у серьёзных команд аналитики, тем более если они не люди, а искусственные разумы, вполне могут просчитать, кто для них безобиден, а кто представляет опасность. Например, команда зарвавшихся новичков, которую вполне можно вывести из игры, организовав технические неполадки на оборудовании. Да – считается, что виртосвязь – она либо есть, либо её просто нет. Однако если принимающий ретранслятор вдруг «случайно» забарахлит, и в нужный момент на сервера будет поступать прерывистый сигнал, то…

Я тряхнул головой, отгоняя дурные мысли. Сервера находятся в разрушенной Солнечной системе и контролируют их искины. Этих не подкупишь, а даже если некто из электронных разумов вдруг согласится на подлог, ну мало ли, то наши имперские искусственные интеллекты вцепятся в подобную несправедливость, как вершанский рекс-бульзавр в обнаглевшую амазонскую болонку, и тогда компании не поздоровится. Ведь они не нас конкретно будут защищать, а подданных Его Величества на международной арене. А значит, и самого императора, и там уже будет не до личностей…

Из тяжёлых раздумий меня вывел противный звук звонка, прозвучавшего откуда-то сверху, прямо из ствола шахты, а затем с громкими щелчками всё помещение осветили включившиеся тревожные красные фонари. Взвыл баззер тревоги, и створки медленно поползли в стороны. Группа тут же приготовилась к рывку, дабы побыстрее занять базу и выйти к воротам. Тем более что сегодня нас было больше, нежели в стандартном матче, а потому базовая тактика, на скорую руку переделанная Айвейдером под семерых бойцов, требовала немедленной привязки к местности. Это потом, в зависимости от действий команды противника, мы будем запускать те или иные шаблоны, а то и вовсе придётся импровизировать на лету… Однако то, что мы увидели в образовавшуюся щель, сильно отличалось от ожиданий.

Это был отдельный ангар космического корабля с открытым внешним шлюзом, забранным голубоватым свечением силового поля, по которому медленно перемещались гексы защитных сегментов. За ним же раскинулся бесконечный космос. Сияние жемчужной россыпи звёзд проникало сквозь сетчатую завесу и освещало стоящий посреди помещения космический корабль. Настоящий космический челнок с возможностью приземляться на планеты.

– Транспортно-десантный бот «Викинг-6», – усмехнулся Каракурт. – Старенький межсистемный военный ослик, на котором лётывал ещё мой дед.

– Ого! – в восклицании Клер не чувствовалось ни капли положенного восхищения перед заслуженной боевой техникой. – И на кой чёрт нам сдалось это летающее ведро с ржавыми гайками? Из него сейчас что? Крипты полезут?

– Я так подозреваю, – произнёс Айвейдер, подходя к опущенной аппарели, ведущей в ярко освещённое пространство десантного отсека кораблика, – что нас настойчиво приглашают подняться на борт.

– Похоже на то, – согласился я и даже кивнул, в который раз осматривая абсолютно пустой ангар, в современном унитарном милитаристско-технократическом оформлении которого наша группа выглядела натуральными попугаями, сбежавшими с маскарада, проводимого среди контингента шестьсот шестьдесят шестой городской психиатрической больницы.

Кажется, подобные мысли посетили не только меня.

– Как-то глупо мы выглядим… – пожаловался Рива, поднимая забрало и почёсывая дулом своего чудовищного револьвера щёку. – Пошли что ли тогда внутрь?

– Погоди, Саш, – остановила Вера брата, уже входившего на пандус. – Может быть, нам туда не нужно! Может быть, из этого зала есть какие-то другие выходы. А? Скажите, Каракурт? Должны же быть?

– Должны, конечно, – усмехнулся Илья Михайлович. – На соседние палубы, в нижние помещения, погрузочные и технические лифты… Только я их не наблюдаю.

– Так что делаем-то? – немного нетерпеливо спросила Анастейша, которую как новичка в нашей команде, кажется, особенно сильно тяготила вся эта неопределённость.

– Грузимся, – решил я. – Мы вроде как не в квест играем, так что не имеет смысла ломать себе голову на тему, как нужно использовать селёдку, чтобы с её помощью открыть замковую решётку…

– Селёдку? – Татьяна скептически изогнула бровь. – Данечка, а ты часом не перегрелся?

– Эх ты – ньюфажина! – расплылся в улыбке Каракут, закидывая винтовку на плечо. – Классику знать надо! Это ж «Space Viking Quest IX»! Отнимаешь у кошки селёдку, идёшь в бар, покупаешь стаканчик мохито и макаешь в него рыбину, а потом оставляешь напиток на столике возле башни, только для начала нужно зонтик найти и…

– Хм… – оборвал я ударившегося в воспоминания инструктора.

– А… Ну да! – правильно понял тот. – Вот только никогда я, Кадьяк, не поверю, что ты у нас в такие старые игры играл.

– Для того чтобы знать названия тортов, необязательно работать в кондитерской, – буркнул я. – Смотрел в обзорах «Игромаразмы прошлого». Так, о чём я? Грузимся. Раз базы здесь нет, а кораблик имеется, значит, нам нужен именно он.

– Подсказку бы, что ли, дали! – недовольно пробурчал Малхорн. – А то что-то совсем уже непонятное на этом турнире лепят.

– Возможно, ещё дадут, – Айвейдер уже поднялся по аппарели и смотрел на нас сверху вниз. – Для совсем уж деревянных.

Помещение десантного отсека оказалось на удивление маленьким, если сравнивать его с масштабами корабля. Впрочем, Илья Михайлович объяснил, что всё сделано правильно, и именно такие узкие, длинные и неудобные пеналы в своё время спасали людей от пагубного влияния нуль-пространства в ботах, для микрокласса которых не использовались стандартные конструкционные разработки. Он ещё что-то говорил про модульное строительство на верфях и принципы «Динозавра», которые были основополагающими для создания боевых кораблей Космофлота, да и гражданского Звёздного флота Империи. Но в отличие от Серёги и Ивана, внимательно внимавших старому егерю, я его слушал вполуха.

Проверил проход в кабину пилота. Она оказалась наглухо задраена изнутри, как, впрочем, и проход в санузел, а также в камеру поддержания общей физической формы и в мини-мастерскую, где можно было быстро починить лёгкую неисправность в доспехе или оружии. Зато мною был обнажён внутренний коммуникатор, на котором радостно мигал зелёный огонёк вызова. Естественно, что я немедленно активировал его, и на возникшей передо мной голограмме появилась голова человека, забранная в открытый сейчас лётный шлем.

– «Команда Ы», говорит ваш пилот Лев Абрамович Исаакович! Подтвердите готовность к взлёту!

Лев Абрамович Исаакович? Да ну на!.. Я скривился так, словно прожевал колхидский лимон, радуясь, что у меня забрало как раз закрыто. Вот ведь американские гуру – ведь явно хотели сделать простого русского парня, по роже видно, но вместо того чтобы назвать его Иван Иванович Иванов, как обычно решили соригинальничать!

– Готовы, – ответил наконец я, предварительно посмотрев, все ли находятся в салоне, и махнув им рукой, привлекая общее внимание и прекращая разговоры.

– Хорошо, ребята! Тогда пристёгивайтесь, и мы взлетаем! Старт через минуту, сразу после выхода в нуль – обязательный к прослушиванию брифинг. Удачи, парни! КС, – оттараторил он и отключился.

– Э… КС, – ответил я погасшему устройству и, обращаясь к своим, добавил: – Все слышали? Ну, тогда занимаем места.

Защёлкали страховочные зажимы, в глубине кораблика родился тихий звук заработавшего двигателя. Пол, или, наверное, правильно будет говорить, «палуба» мягко покачнулась и некоторое время сохраняла свой наклон. Естественно, никаких иллюминаторов, как и обзорных экранов в десантном боте не было, так что мы могли только догадываться, покинули мы ангар и вышли в открытый космос или всё ещё нет.

Впрочем, через пару секунд картинка перед глазами как будто смазалась, и я почувствовал лёгкое головокружение и своеобразную эйфорию и одновременно с этим лёгкую тошноту. Подобное состояние я уже испытывал во время перелёта с родной Евгении на Екатерину и знал, что оно было вполне нормальным для человека, непривычного к проколам нуль-пространства. Но оно быстро прошло, и как только я почувствовал себя лучше, в центре отсека вспыхнуло голографическое окно.

– Господа! Поздравляю вас со вступлением наряду с лучшими из лучших в финальную схватку первого раунда Большого Галактического Турнира «Экспансия. Эпоха завоеваний»! – произнес с парящего экрана человек, в котором я сразу же узнал Ральфа Эдвина Макферсона, главу корпорации «Butterfly Space Inc.», разработавшей эту игру. – Сразу же вынужден просить у вас прощения за вынужденную заминку, произошедшую в начале этого непростого и весьма необычного матча. Мы подготовили для вас нечто особенное, однако нашлись «шутники», которые попытались вешаться и испортить и нам и командам этот выдающийся день. Однако на данный момент вызванные ими неполадки в работе оборудования успешно исправлены, и мы, пусть и немного запоздало, с гордостью можем объявить о начале финального этапа этого раунда!

Он ещё какое-то время говорил про то, как всё хорошо и замечательно, как он рад тому, что после многочисленных сражений в схватке сойдутся такие выдающиеся личности, как мы, и пел про то, какую большую работу проделала его компания для того, чтобы сделать сегодняшний праздник духа возможным. Обращение не было персонифицированным и интерактивным, оно явно создавалось на скорую руку и для всех команд сразу, к тому же в этой части было не особо информативным. Так что оставалось только гадать – что же там у них случилось, и, пропуская мимо ушей лесть и явную саморекламу, дожидаться того момента, когда Макферсон наконец-таки перейдёт к делу.

Впрочем, разливался соловьём глава «бабочек» недолго. Минуты три, после чего простился с нами, пожелав всем удачи, и запись сменилась брифинговым окном, которое раньше можно было увидеть на обучающих терминалах в городе. Вот тут в дело немедленно вступил Айвейдер, вызвав на своё место консоль управления и полностью отстранив нас от процесса. Он, конечно, параллельно озвучивал выдаваемую ему информацию, ну а нам только и оставалось, что рассматривать донельзя странную карту, совершенно непохожую на те, что использовались в играх типа «МОБА».

Больше всего она походила на восьмиконечную звезду, из конца каждого луча которой выходило по три дорожки. Два пути вели к вершинам дальних лучей и ещё один отрезок отходил к центральной точке, которая почему-то и обозначалась как база противника.

Из комментариев же Ивана мы узнали, что это одно из нововведений в игру, обозначенных авторами как «МОБА-захват». Основная задача команды – раньше всех провести своего «учёного» из зоны высадки в центральную комнату, прорвавшись через толпы криптов и автоматические системы защиты, после чего он должен был при помощи имеющегося у него «устройства» и «ключа» захватить данное помещение. Дело это осложнялось ещё и тем, что по «дополнительным» коридорам будут накатывать всё устилающиеся волны вражеских криптов, а также могут прийти другие игроки с целью разрушить наш мобильный автоматический завод и капсулы воскрешения.

Однако это ещё не всё. Если мы – простые бойцы, возрождались по стандартным правилам, то у Айвейдера, оказывается, была всего одна-единственная жизнь. Так что, потеряв его, команда автоматически проигрывала матч, так как никто другой не мог разместить «устройство» и активировать захват объекта. Как бонус, выполнять функции апгрейда «учёный» мог дистанционно, при помощи терминала, вмонтированного в «ключ». Однако огромным минусом было то, что только в установленных в боковых проходах защитных точках можно было разжиться взрывными устройствами, при помощи которых можно было легко взорвать как блокирующие центральный путь перегородки, так и чужую мобильную базу, просто заложив заряд в её помещении. Правда, её потеря не приводила к моментальному проигрышу, а всего лишь оттягивала неминуемый конец, потому как погибшие игроки более не возрождались, и команда быстро вымирала.

– Ерунда какая-то, – пробурчал Рива. – Кому вообще пришла в голову гениальная идея так изменить прямо посередине турнира правила игры?

– Это не ерунда, парень, – зло усмехнулся Каракурт. – Это натуральная подстава! Они же профессиональную лигу разрушают! Игроки им подобного не простят…

– Да плевать они на это хотели, – отозвался Иван, что-то прикидывая на специально поднятом текстово-графическом редакторе. – И на игроков им плевать – их волнует только прибыль, и они после выхода обновления её получат!

– С чего бы это?! – возмутился Илья Михайлович. – Говорю тебе – загнётся игра после таких вот выкрутасов.

– Как минимум с того, что сейчас миллиарды человек, которых совершенно не волнуют наши проблемы и которые, возможно, даже никогда не играли в «Экспансию», прилипли к экранам головизоров и смотрят увлекательное шоу! – спокойно пояснил свою мысль Айвейдер. – А по поводу «профессионалов», так ты ещё не понял, что Батерфляи просто зачищают поляну. Умные – утрутся и вольются в новую струю. И ещё будут нахваливать новый режим. Ну а те, кто поглупее – повозмущаются-повозмущаются и окажутся перед выбором – либо продолжать играть в эту игру, либо стать никем.

– Зачем им это? Они же не самоубийцы! Да их обольют помоями во всех уважаемых изданиях…

– Которые напрямую спонсируются «Butterfly Space Inc.», – отрубил Ваня. – Вот назови мне хотя бы одно из «уважаемых» изданий, в котором бы не крутились их капиталы! Да они все дифирамбы сейчас будут петь! Хором!

– Но зачем им это понадобилось? – не унимался старый егерь. – Почему именно сейчас – на турнире.

– Это вполне очевидно – для повышения рейтингов им нужна интрига, – пожал плечами парень. – Посмотри списки лидеров сезонов последних трёх лет, а также, обсуждения касательно текущего турнира. Загляни на сайты букмекерских контор… знаешь, как оценивают там наши шансы?

– Как? – спросила Вера.

– Как один к сорока тысячам!

– Так высоко?! – удивилась наивная Верулентность.

– Так низко, – поправил её брат. – Один шанс из сорока тысяч, что мы выиграем турнир. А кто, кстати, в фаворитах?

– «Maeu» из Корейского сектора, а также «Outlawed Stars» и ребята из отделения «Экспания» в объединении «Dark Coffin». Там вообще основной вопрос не в их победе, в этом никто не сомневается, а в том – кто займёт первое, кто второе, а кто третье место.

– А что ж ты раньше молчал-то! – взвилась Танюха. – Если бы мы поставили на нас, то…

– Остынь! – оторвавшись от редактора, Айвейдер хмуро посмотрел на неё. – На таких выскочек, как мы, принимаются суммы исключительно от миллиона рублей и выше. Никто не даст тебе обогатиться на случайности. Хочешь рискнуть – они тоже готовы, но делать это предлагают по-крупному, потому как «Казино всегда должно быть в выигрыше!» У тебя есть лишний лимон?

– Нет… – расстроилась девушка.

– Ну вот поэтому я тебе ничего и не рассказывал.

– И всё равно не понимаю… – пробурчал Каракурт.

– Да что тут непонятного, – Александр постучал своим револьвером по щиту. – Есть мастодонты, а есть бобики, у которых в матче против первых – вообще никаких шансов. Топовые команды – практически живут в игре и зарабатывают «Экспансией» себе на жизнь, благо как официальные так и неофициальные турниры проводятся с завидной регулярностью и с очень неплохим призовым фондом. Они круглыми сутками нарабатывают скилл, к тому же они знают каждый сантиметр официальных карт. По сравнению с ними – мы не то что играть не умеем, стрелять вообще не обучены, и косые как… в общем, поверь, если где-нибудь может пролететь пуля, болванка или заряд, они об этом знают, и более того, он обязательно прилетит тебе прямо в голову.

– Это я-то стрелять не умею, – кажется, слова нашего танка задели Илью Михайловича.

– Вы-то, может быть, и умеете, – поддержала Риву расстроенная Клер, – а вот я по сравнению с Соней Хо из «Maeu» – полная нубка. Видела я ролики, как она на «Предгорный лес Августии-4» от стены своей базы игроков чужой команды выбегающих из-под защитного поля одного за другим выщёлкивала.

– Да как там-то? – удивилась Верка. – Там же…

– А вот так, – ответила подруге Таня. – Там после этого ролика разрабы половину объектов передвигали, даже холм насыпали. А у нее, между прочим, всего лишь базовый прицел на её Хо-Ше был.

– Да ну… читерство какое-то, – нахмурился Каракурт.

– Никакого читерства! Они просто в паре с танком-телепатом работали, так что она знала, когда нужно нажимать на спусковую скобу. Правда, и противники вообще никакие были…

– Вот-вот. Так что я сразу, как только турнир объявили и стало известно про новые карты и правила, понял, что королей будут сливать, – подтвердил Иван и, вздохнув, признался: – Только поэтому и согласился учувствовать… В противном случае – ну вот без обид, ребят, но такой глобальный и общий турнир – даже близко не наша лига! Нам дай бог в серебряной себя показать, а на золотую можно было даже не замахиваться… Кстати, «Outlawed Stars», если вы не знали, уже позорно выбыли, слив каким-то румынским нонеймам в костюмчиках зомби, а затем подряд проиграв «Maeu» и японским «Onimyouji» из Топ-25. Не помогла даже массовая народная любовь.

– То есть все эти новые правила – работают на нас? – немного с прищуром спросила молчавшая всё это время Анастасия.

– Нет, – Айвейдер замялся и, глянув на убывающий циферблат, на котором осталось не более пяти минут, вздохнув сказал: – Они сработают на того, кто первый сумеет к ним приспособиться.

– Так какого же хрена ты раньше нам не рассказал? – не выдержав, воскликнул я.

– Тили-тили тесто… – промурлыкала Верулентность, и Танька залилась густой краской.

– Ну, во-первых, я думал, что это и так всем очевидно, – немного смутившись, ответил Иван, – я вроде бы уже всё разжевал. Могли бы и сами. А во-вторых, я ведь не знал точно, когда Батерфляи решатся наконец сливать народ по-крупному. Так зачем было вас баламутить?

– Во многих знаниях многие печали? – вставил Малхорн, который всё это время рассматривал новую карту.

– Ну, типа того, – кивнул Айвейдер и добавил: – Поэтому давайте-ка перейдём к делу. Вот что я тут набросал…

* * *

Подхватив очередной заряд взрывчатки, я привалился спиной к металлическим ящикам, по которым тут же защёлкали болванки, выпущенные из вражеских рельсотронов. Над головой, чуть поведя стволом, гулко ухнула изрядно покоцанная и, видимо, уже доживающая последние минуты автоматическая турельная пушка, посылая смертоносный заряд куда-то вглубь коридора.

– Кадьяк, давай плюху! – крикнул отстреливающийся из-за соседнего укрытия Каракурт, и я, давно наработанным движением сорвав с зацепа гранату, вжал активатор и забросил её в клубящееся дымовое облако, то и дело прошиваемое снарядами.

– Бойся, – на автомате крикнул я, и как только раздался характерный хлопок, даже не обращая внимания на сообщение о том, что мой подарочек приголубил игрока по имени Жан Даркус, оттолкнувшись от ящика и пригибаясь, понёсся назад к нашей мобильной базе.

Тут же защёлкал рельсотрон старого егеря, отсекая рвущихся в нашу сторону французов. Это была уже моя пятая ходка за бомбами, которых требовалось по две на каждую из шлюзовых перегородок, блокирующих проход в центральную комнату, оказавшуюся ни много ни мало – рубкой космического корабля, на который доставил нас десантный бот.

Карта называлась «Звёздный вымпел». Это был инопланетный Дредноут, который по озвученному перед самым стартом миссии сюжету, являлся кораблём Предтеч. Тысячелетиями он дрейфовал в неизведанном космосе, прежде чем оказался в человеческом секторе, где его и нашли исследовательские зонды. Нам следовало захватить его раньше остальных семи конкурентов и отправиться на нём на таинственную родину его создателей.

За спиной гулко ухнул разрыв, и Илья Михайлович отправился на перерождение. Коридор тут же заполнился свистом разрывающих воздух болванок, вынуждая меня укрыться за ближайшим пилоном. Уже оттуда я метнул последнюю оставшуюся у меня гранату и, заняв позицию, принялся отстреливаться от ломанувшихся вперёд лягушатников из гильдии «Шерше ля морт», ну или как-то так читалось их название.

Выпуская болванки с отсечкой по три, я палил по мутным силуэтам, больше пугая рвущихся к нашей базе штурмовиков с переносными щитами, чем нанося им реальный урон. В конце концов, плотность огня стала такой, что я был вынужден снять с левого плеча своего бронекостюма собственный «Барьер-К» и установить его рядом с укрытием, прятаться за которым стало совершенно небезопасно.

Страховочные штыри с визгом впились в плиты пола, и щит с хлопком раскрылся, отстреливая стыковочные пластины и растягивая силовые дуги с тут же образовавшимися между ними гексами бронесегментов. По нему тут же захлопали прямые попадания, однако так как это была куда как более надёжная преграда, нежели уже основательно изрытая болванками колонна, я немедленно укрылся за ним, продолжая выцеливать во всё ещё не опавшем дымном облаке человеческие силуэты.

Наконец сдерживающая продвижение противника турелька приказала долго жить, заискрилась и с увядающим жужжанием поникла, ткнувшись носом в бронированное основание. Экономить боезапас далее представлялось мне абсолютно бессмысленным, а потому, поменяв режим стрельбы, я заработал длинными очередями, надеясь, что имеющегося у меня запаса картриджей хватит до возвращения Каракурта.

Следующую минуту мы тупо перестреливались. Французы не решались выйти из дымового облака, а я мог похвастаться только тем, что отправил на перерождение некого Ле Пажа, который рывком попытался занять позицию у ящиков возле разрушенной турели. Наконец одна из моих болванок встретилась с головой вражеского танка по имени Скуизер, и тут же в интерфейсе прошло сообщение о том, что Танюша в который уже раз отправилась в капсулу.

Там, на условно верхней дороге развернулась настоящая снайперско-псионическая баталия. Клер и Анастейша с нашей стороны противостояли китайской команде «Шан хену джоу», а сам бой развернулся посреди необъятного ангара, по которому меж колонн, на которых висел узкий мостик, в хаотическом порядке двигались массивные платформы, заставленные ящиками и причудливого вида механизмами.

Хотя, конечно, балом там правили «егеря». А в частности, Малхорн, который, как и я, таскал взрывчатку для центральной тропинки. Серёга как хотел измывался над своим узкоглазым визави и уже который раз умудрялся обернутся до его возвращения, а вот в этот раз что-то пошло не так. У противника там была сосредоточена четвёрка – два эспера, снайпер и павер сайдракан, то бишь егерь в американской классификации, и нам реально повезло, что команда эта была относительно слабой.

Так вот, как я понял из чата, сейчас там что-то пошло не так, и паукан, он же павер сайдракан, свалился прямо на Таню, естественно, тут же прибив беззащитного снайпера. Настя, занятая в этот момент сдерживанием парных атак китайских эсперов, не успела ей помочь, да и вообще мало что могла сделать, потому как её уже начали убивать, когда на одухотворённого воина Поднебесной коршуном налетел Малхорн.

Порешив супостата, мой сосед по комнате ушёл в рейд по тылам, и ситуация там вроде бы стабилизировалась, но это означало только то, что наше продвижение по центральному коридору застопорилось, а ведь именно там шло основное соревнование. Сам я со своей бомбой не мог покинуть эту позицию, её сразу займут французы, и ведь к бабке не ходи, продавят и вторую турель, ведь первой подкачки бомбами с этой стороны мы уже почти лишились. Надо было дожидаться Илью Михайловича, который, как я надеялся, в результате моих действий сможет отбить прежнюю позицию.

– «Алхимик-некромант великий Джоу», учёный команды «Красные львы зелёного неба» был убит игроком [email protected] Команда «Красные львы зелёного неба» потерпела поражение! – сообщила игра голосом.

Это была уже вторая группа, выбывшая с поля боя. Первыми оказались поляки, наверное… в названии их команды было что-то типа «Женшапшска женьпшеньска», и я просто не запомнил его. Примерно в тот же момент я первый раз умер, словив на забеге болванку прямо в затылок, так что мне было не до них.

Из коридора с моей стороны засвистели снаряды. Каракурт вернулся и заранее отсекал и придавливал франков к земле, позволяя мне сделать рывок. И я не оплошал, уже через пару минут я мчался по среднему коридору – широкому и свободному, однако заваленному остатками уничтоженных криптов. Первое время они валили бурным потоком, буквально сметая наших маленьких помощников, однако сейчас, после того как Айвейдер сделал парочку апгрейдов, мы довольно легко добирались до каждого нового шлюза.

Я пронёсся мимо Ивана и Ривы, Верулентность они как-то не уберегли, и Верка воскрешалась сейчас в капсулах. Добравшись до перегородки, я с размаху наляпал бомбу на запор и, развернувшись, бросился обратно к ребятам. Подарочек от Малхорна был уже установлен, и как только я оказался в безопасной зоне, Айвейдер совершил подрыв.

Ещё даже не рассеялся дым, когда я увидел фигуры людей, там, за пробитым нами барьером. Засвистели снаряды, по нам открыли огонь, и я тут же залёг, однако я мог поклясться, что среди белёсого крошева в открывшемся проходе в центральную комнату, за спинами обстреливающих нас бойцов, в самом центре помещения стоял человек. Он что-то делал и совершенно не обращал на нас никакого внимания. Так что я сразу понял, что это мог быть только «учёный» и никто иной.

Я оглянулся. Айвейдер спрятался за Ривой, а тот, установив позиционный щит, ну никак не мог сдвинуться сейчас с места, даже выглянуть из-за укрытия ему было проблематично. Дальше по коридору мелькнула фигурка Верки, и наша аптекарша тут же закувыркалась, приняв на роскошную, только в игре, грудь с десяток болванок, после чего тут же истаяла, вновь отправившись на перерождение.

Вот тут я прозрел, вспомнил подвиг героев Первой, Второй и Третьей межвидовых галактических войн… а если честно говорить, то немного запаниковал и решил: «Что – либо пан, либо пропал». Уводят наш «Звёздный вымпел» безымянные супостаты. И главное, что попасть по «учёному» я с этого положения не могу, а ждать – проигрышу подобно. А потому я, пустив очередь, вскочил на ноги с криком «ура» и, вдавливая скобу в рукоять, помчался на врага.

Болванка попала мне прямо в сердце. Нормальная такая игровая смерть. Успел даже увидеть, как падает мой труп, а также два бойца противника, из тех, кто стояли в центре. А ещё услышать пушечное «Бах», в котором я узнал револьвер Ривы. После чего зрение померкло, и, уже находясь в капсуле биолаба, я прочитал: «Сенсей Ямада, учёный команды Onimyouji был убит игроком Рива. Команда Onimyouji потерпела поражение!»

И почти когда истаяло время моего восстановления, следующее: «Уважаемый доктор Айв, использовав своё несравненное изобретение, активировал “Звёздный вымпел”! “Команда Ы” побеждает!»

После чего начала проигрываться стандартная интерфейсная заставка выигрыша матча.

* * *

– Добрый день. Могу я вам чем-нибудь помочь? – Миловидная девушка лет двадцати пяти, в белой накрахмаленной блузке и строгой чёрной юбке, встретила меня прямо у входа в ресторан.

– Меня ждут. Отдельный кабинет, зарезервирован на фамилию Тихонов. – Ребята уже должны были быть тут, это я задержался, поэтому и оформил заказ на Серёгу. В последний момент позвонил Головин с просьбой о встрече, а майорам Службы Имперской Безопасности не принято отказывать. Но новости, что он сообщил, стоили того. К тому же был ещё один сюрприз…

Вместе с администратором мы поднялись на второй этаж, разделённый на отдельные помещения, по дороге оставив верхнюю одежду в гардеробе. Коридоры тонули в лёгком полумраке, а из-за закрытых дверей не доносилось ни звука. Ресторан казался пустым, но это было не так. Просто его персонал заботился о комфорте гостей, а стены не пропускали посторонние шумы.

И как оказалось, это было идеальным местом для засады. Внезапно из тёмного проёма ко мне кинулась низкая фигура, сопровождаемая двумя небольшими дроидами, летающими вокруг головы. События, участником которых я стал за последние недели, заставили меня быть настороже, да и обещание, данное себе в аквапарке, я выполнил, записавшись на тренировки по рукопашному бою.

Так что нападавшего я встретил прямым ударом ноги в голову, рассчитывая если не оглушить, то хотя бы задержать. Но неожиданно, вместо того чтобы отразить или заблокировать мой пинок, фигура, оказавшаяся небритым мужчиной средних лет, в мятой одежде, с размаху налетела на каблук и растянулась во весь рост, раскинув руки в стороны.

Администратор завизжала и кинулась куда-то дальше по коридору. А я, с ужасом понимая, что напал на постороннего человека, присел рядом с ним на корточки, пытаясь привести в сознание. Судя по следу на лбу, удар пришёлся вскользь, да и сама жертва через несколько секунд начала моргать глазами, с удивлением оглядываясь по сторонам, видимо соображая, как он тут оказался.

И тут же на горизонте снова появилась девушка-администратор, но уже в сопровождении импозантного пожилого мужчины, явно управляющего рестораном, и двух здоровенных лбов охраны. Я с силой выдохнул воздух. Не хотелось портить такой хороший день ненужными разборками, но как выпутаться из этой ситуации, я не представлял.

Тем временем жертва моего удара уже совсем очухалась и внезапно снова бросилась на меня, крепко уцепившись за рукав свитера. Дроиды с жужжанием закружились вокруг нас, стараясь заглянуть в лицо.

– Мои дорогие голозрители, наконец-то я могу взять интервью у человека, ставшего за последние сутки культовой фигурой в среде отечественных киберспортсменов, – мужчина верещал, словно клещами прихватив ткань и пытаясь развернуть меня к себе лицом. – Кадьяк, капитан «Команды Ы», единственной русской корпорации, прошедшей в финал турнира «Экспансия. Эпоха войны». Никому не известные ребята, буквально порвавшие крупнейшие мультиигровые гильдии, как каэли резиновый мяч…

Вот тут выдержка мне изменила, и хотя обычно я стараюсь не бить людей, но наглый папарацци переходил все границы. Слава это, конечно, хорошо, но если она это брызжущий слюной помятый и явно похмельный мужик – то лучше не надо. Так что моя левая рука рубанула по мусолящим рукав пальцам и… А больше ничего не понадобилось. Подлетевшие лбы споро упаковали визжащего журналюгу и утащили куда-то вглубь служебных помещений.

Я с облегчением перевёл дух… только чтобы натолкнуться на горящий взгляд девушки-администратора.

– А можно… автограф? – К светящимся глазам добавился дрожащий голос. – Я все ваши бои смотрела. А Малхорн тоже здесь?

– Нина! Отправляйся на место. Я сам разберусь, – мне на выручку пришёл управляющий, породив в груди волну благодарности за своевременное вмешательство.

Однако стоило стихнуть эху звонких каблучков, как он повернулся ко мне:

– Прошу прощения за произошедшее. Можете рассчитывать на скидку в нашем заведении. И… мне неловко, но не откажите в небольшой просьбе, – мне протянули лист бумаги и ручку. – Для внучки. Она мне не простит, если не принесу ваш автограф.

С управляющим мы разошлись полюбовно. Он получил обещание всей командой подписать голофото, а я карточку постоянного клиента. Так что не прошло и полчаса, как мне удалось попасть туда, где меня ждали.

Дружный хохот семи человек буквально сбивал с ног ударной волной.

– Рива, опять похабные анекдоты травишь, – я остановился у порога и осмотрел собравшихся.

Моя команда. Четверо парней, включая с удобством расположившегося на своей коляске-трансформере Каракурта, которого сейчас ни у кого не повернулся бы язык назвать пожилым человеком. Да и тридцать пять лет это по большому счёту ещё молодость, что Илья сейчас и демонстрировал, вовсю ухаживая за смущавшейся Верулентностью. Даже Рива поглядывал на это одобрительно, и никого не смущала инвалидность бывшего солдата.

Три девушки, одна из которых как раз встала, подошла, и через пару секунд я оказался в плену гибких рук и сладких губ Клер. Моя! Больше отпускать девушку я не собирался. О свадьбе речь, конечно, не шла, но это пока. Поживём – увидим, чем чёрт не шутит. Сейчас же я просто наслаждался, ощущая под руками тонкую талию и копну шёлковых волос, тяжёлой волной спадающих на стройную спину.

– Ну хорош уже! Вы же тут не одни, – Санька как всегда не смог промолчать. – Другим-то тоже хочется. Так. Кого бы мне это того? Инцест меня не привлекает, Танька занята, остаётся только один вариант. Настёна, солнышко, ты же не дашь помереть молодым и здоровым от недостатка поцелуев в организме?

– У тебя, похоже, перегрев головного мозга, давай я тебе помогу, – Ваня потянулся за кувшином с холодным соком. – А то, правда, потеряем товарища, кто танковать будет.

Рива тут же принялся отнекиваться, дескать, ему и так хорошо, а Анастейша из-за спина Айвейдера показала ему язык. В общем, атмосфера за столом царила самая непринуждённая, и я надеялся внести свою лепту в общее веселье.

Усевшись во главе и дождавшись, пока Таня наполнит тарелку вкусняшками, я постучал вилкой по бокалу, призывая всех к тишине. А когда семь пар глаз скрестились на мне, прокашлялся и заявил:

– Итак, хоть я и опоздал, позвольте всё же объявить празднование выхода в финал «Команды Ы» открытым! – и дождавшись, пока утихнут аплодисменты, продолжил: – И у меня есть для вас две, нет, даже три, новости. Первая – пришло официальное подтверждение от Батерфляев и описание, в каком формате будет проводиться следующий тур соревнований. Вам это интересно?

– Да говори уже! – больше всех возмущался Иван, который письма ещё не видел.

– Тогда слушайте. Он пройдёт через две недели на пустотном круизном лайнере «Дева Мария». Формат классический, пять на пять. Никаких шестых, седьмых или десятых игроков не будет. Ветки развития открыты полностью, но только стандартные. Олимпийская система, проигравший выбывает. На всё про всё отводится три дня. Первый, одна тридцать вторая и одна шестнадцатая. Затем одна восьмая и одна четвёртая. Ну и напоследок полуфинал, финал и поединок за третье место.

– Это реверанс в сторону профессиональной лиги. Кинули им кость, – Ваня с задумчивым видом крутил стакан в руках. – Да и букмекеры вряд ли бы позволили сделать нечто наподобие последнего боя. И Батерфляи это понимают.

– Угу. Нам от этого не легче, – Таня, ещё пару минут назад весело щебетавшая о чём-то с Верой, смурнела на глазах. – Блин, я так рассчитывала сыграть.

– Так что мешает? – я обнял девушку. – Все расходы на перелёт и проживание берёт на себя компания. В универе тоже пойдут нам навстречу, я в этом больше чем уверен. Всё, как говорится, в ажуре.

– Ты не поймёшь, – Клер попыталась встать, но я не позволил. – Дань, не надо…

– Посиди и послушай. Потом характер покажешь. Это не все новости. Вторая – на личные счета каждого из вас до конца дня поступит некая сумма. Это компенсация от «Торгового дома Измайловых», ныне больше не существующего. И ты, дорогая моя, даже не вздумай отказываться.

– А вот возьму и не буду. Бе-е! – Разом повеселевшая Таня показала мне язык, вызвав взрыв смеха.

– Надеюсь, последняя новость столь же хорошая? – Каракурт, улыбаясь, следил за нашей вознёй, словно добрый дядюшка за любимыми племянниками.

– Даже лучше. Её, по идее, нужно было озвучить первой, но посчитал, что так будет более торжественно, – я отодвинул стул и поднялся.

Ребята затихли. Из внутреннего кармана я аккуратно достал бумажный конверт, без каких бы то ни было надписей или рисунков. Подобный анахронизм в наш век голонета всегда вызывает удивление, но тот, кто написал письмо, мог позволить себе ещё и не такое. Хлебнув сока, чтобы промочить горло, я с выражением зачитал:

– «Команде Ы. Поздравляю вас с выходом в финал турнира “Экспансия. Эпоха войны”. Зная Сергея, как человека чести, могу с уверенностью сказать, что он бы не потерпел рядом с собой людей глупых или подлых. И я уверен, победа вами честно заработана, что бы ни говорили завистники. Знайте, с этого дня у вас на одного зрителя стало больше.

P. S. Эти соревнования не являются официальными в полной мере, а значит, вы не можете рассчитывать на поддержку государства. Но как частное лицо, я не мог пройти мимо единственной команды из Русского сектора, даже если бы раньше мы с Сергеем не были знакомы. Предлагать деньги не буду, это пошло. А вот дать погонять свою яхту – запросто. Куратор от СИБ свяжется с вашим капитаном. Уж извините, без этого никак. Ещё раз поздравляю. Цесаревич Алексей».

Секунд десять в комнате стояла тишина, настолько неожиданным для ребят было такое письмо. Я сам, когда майор мне его передал, минут пять отходил от шока. И точно знал, чем это закончится, но зажать уши не успел. На мне с одной стороны повисла Татьяна, что-то восторженно верещавшая, а с другой Вера, просто вопящая от восторга. А через мгновение к ним присоединились остальные.


home | my bookshelf | | Звездный вымпел |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу