Book: Комендант Пыльного замка



Комендант Пыльного замка

Антон Рябиченко

Комендант Пыльного замка

Пролог

До замковых ворот оставалось не более пятидесяти метров. Хорошо тренированные гладиаторы, да и я вместе с ними, давно могли бы укрыться за стенами замка от преследующих нас тварей. Но уставшие спутники нас задерживали. И бросить их было нельзя.

Говорят, в минуты смертельной опасности перед глазами может промелькнуть вся жизнь. В моем случае промелькнул лишь небольшой отрезок времени с момента невероятного появления в этом мире несколько месяцев тому назад.

Вот я очнулся в незнакомой каморке в средневековом замке. От бродячего колдуна узнал, что попал в тело сына местного правителя. И в первые же часы своей жизни в новом теле был брошен в темные подземелья замка только что обретенным братцем и его дружком.

Во время блужданий по катакомбам наткнулся на призрака – пирата Трезвого Бена – и заключил с ним союз: помощь в обмен на то, что вынесу из подземелий якорь его души – старую кружку пьяницы. Потом я нашел зелья королей и инициации магов, которые укрепляют тело и пробуждают магические способности. Подобрал рысенка Ловкача, чудом выжившего в смертельной схватке волка с его матерью.

А дальше события понеслись лавиной.

Короткое ученичество у колдуна. Нелепая смерть барона-отца. Угроза моей жизни со стороны старшего брата. Поспешный побег и попытка колдуна завладеть моим телом. Схватка в подземельях замка, пленение сардукарами, отправленными в погоню за моим недавним противником – старик оказался не кем иным, как первым магом Великого Рынка, сбежавшим от гнева эмира.

Бешеная двухнедельная скачка на Великий Рынок. Короткий суд эмира и новый титул-приговор: чу’храбадар без права покидать город. Знакомство с калекой-кузнецом Больтом. Попытка наладить дела в кузнице, которая привела к покупке раненых рабов-гладиаторов. Вынужденное членство в гильдии теней. Заказ на похищение шара кровавого бога Сабуда. Бой на арене. Знакомство с богом торговли, заинтересованным в артефакте конкурента. Облава сардукаров, ищущих похитителя шара, и неудачная попытка бегства, закончившаяся пленением и ссылкой в Пыльный замок.

Очень много событий за неполных полгода. Но то ли еще будет…

– Скорее, – подогнал я отставших, – осталось совсем чуть-чуть, и мы спрячемся в замке!

Глава 1

Теплая встреча, горячий прием

Я вбежал в ворота вслед за последней повозкой. Сзади меня прикрывали пятеро спешившихся степняков с луками и пятеро щитоносцев. Но предосторожности оказались излишними. Твари не горели желанием приближаться к стенам замка, где их ждало угощение в виде стрел и арбалетных болтов. На сегодня для утоления вечного голода им вполне хватит отставших.

Дождавшись, когда створки ворот сомкнутся, я осмотрелся, и увиденное мне совсем не понравилось. Мы находились в каменном кармане между внешней и внутренней стенами замка. Выход из замка преградили массивные деревянные ворота, расположенные между двух надвратных башен. Слева и справа возвышались пятиметровые стены с бойницами наверху, а проход в замковый двор преградила опущенная металлическая решетка, расположенная между внутренними копиями-близнецами надвратных башен. Фургоны с повозками пришлось выстроить в два ряда, иначе бы они не поместились в этом ограниченном пространстве. Не похоже, что нам тут рады. Или просто не доверяют?

– Будьте начеку, – тихо приказал я своим воинам. – Всем, кто находится в фургонах, не высовываться. Остальным – укрыться за фургонами. Стрелки, держите стены под прицелом. Нори, готовь алхимические болты. Если что, вынеси эту решетку к чертовой бабушке, только нас не спали. Щитоносцы, за мной.

Я направился в голову каравана и вышел на свободное место перед решеткой. Она выглядела чрезвычайно древней. Вроде бы пустыня совершенно не то место, где стоит опасаться коррозии, но песчаные бури и палящее солнце справлялись с металлом ничуть не хуже, чем проливные дожди. Решетка была сплошь покрыта мелкими раковинами и выщербинами. Тем не менее проход она закрывала вполне надежно.

– Спасибо, что приняли нас, – громко выкрикнул я.

– А мы еще не приняли, – раздался со стены грубый голос.

Я поднял голову и увидел очень низкого и худого мужчину в некогда красивых, но сейчас донельзя побитых и поцарапанных доспехах, стоящего на стене прямо над решеткой. По тому, как неладно эти доспехи сидели на нем, можно было сделать вывод, что изначально они ему не принадлежали.

– Зачем же вы нас пустили?

– Так мы пустили не вас, а припасы, которые вы притащили с собой, – рассмеялся он. – Если хорошо подумать, то лишние рты нам и не нужны совсем.

Вот это поворот! Такого не ожидали ни я, ни мои спутники. Да, мы были неугодны эмиру, и в то, что наша миссия заключалась лишь в доставке припасов, не верил никто.

– Нас направил сюда эмир. – Я попытался втянуть мужчину в разговор.

– Ха-ха-ха, – снова рассмеялся он, теперь презрительно. – Мне это известно. Когда-то он сослал сюда нас всех. Просто если человек достаточно известен или имеет богатеньких родственников, то отправлять его на арену нельзя, а сослать в Пыльный замок – можно. Вместе со всеми слугами и рабами. – Мужчина неожиданно сорвался на крик. – Как будто мы виноваты в том, что вы творите!

«Вы творите!» Эти слова говорили о многом. Например, о том, что произнесшего их сослали сюда не за собственные прегрешения, а за чужие. А раз так, то он как раз и был либо рабом, либо слугой. Согласен, тоска и безнадега, окружающие этот замок, заставят ненавидеть бывшего хозяина пуще прежнего и могут свести с ума даже очень уравновешенного человека. Стремительные перемены настроения от спокойствия к бурной радости и затем к безудержной ярости, которые у моего собеседника произошли всего за несколько минут разговора, как раз и свидетельствовали о том, что он тронулся умом. Насколько серьезно, пока неясно, но сейчас интересно другое. Как сумасшедший доходяга сумел стать в замке главным? Или он просто голос, а настоящий хозяин осторожничает и не показывается?

– Не дури, мы можем существенно усилить гарнизон замка и попробовать выбраться отсюда.

– Выбраться? – Он неожиданно успокоился. – Можешь начинать прямо сейчас. Я прикажу открыть тебе ворота. Валяй, степняки встретят тебя, даже дадут воды набрать в оазисе, а потом завернут обратно. Только вот во второй раз ты сюда уже вряд ли доберешься.

– А откуда ты это знаешь?

– Раз в полгода мы отправляем эмиру дань. Собираем неудачников, и они доставляют ее в тот оазис на границе пустыни, где вы последний раз набирали воду. Взамен нам дают припасы, но назад возвращается лишь один из десяти. – Мужчина помолчал, давая осознать всю плачевность ситуации, в которую мы угодили. – А насчет «усилить гарнизон», так этого не нужно. Если магию не применять, твари в замок не лезут.

Он обвел нас презрительным взглядом.

– Магов среди вас нет, иначе бы вы так легко сюда не добрались. Ведь чем сильнее маги и их заклинания, тем лучше монстры их чуют. Вами только глорхи и соблазнились, но эти жрут все, что движется. Так что вы – простое мясо. И перебить вас из луков и самострелов – раз плюнуть. Не дергайтесь, кидайте оружие на землю, снимайте броньку. Потом мы вам спустим подъемник, и вы погрузите на него всю свою экипировку, а уж тогда мы поднимем решетку и позволим вам войти в клетки.

– А где гарантия, что вы не перебьете нас, как только мы сдадимся?

– А смысл? Нам нужны сборщики кристаллов, которые ходят за стены. Вот ими вы и побудете, пока эмир не пришлет смену.

– Мне нужно поговорить с главным! – громко выкрикнул я, надеясь вызвать на разговор истинного хозяина замка. – Нам требуются гарантии.

– Чем тебе не нравлюсь я? – Мужчина на стене снова перешел на крик. – Ты считаешь, что я недостаточно силен, чтобы удержать власть?

Да у него куча комплексов и мания величия в придачу! Так разъяриться только от того, что твое главенство поставили под сомнение, может лишь одержимый властью человек. А высказывание о недостатке силы? Похоже, с этим у него давние проблемы. И опять, как же такой немощный захватил власть в целом замке?

– Зато я умнее всех вас, вместе взятых, – жутко рассмеялся мужчина. – Упрямишься, так отведай Боли. После нее все становятся сговорчивее.

Он направил на меня кулак, и татуировка Сабуда на моей руке неожиданно вспыхнула огнем. Такой дикой боли я не испытывал еще никогда, она мгновенно распространилась по всему телу, и секунду спустя я упал, корчась в судорогах. Боль длилась бесконечно долго, а после того как она ушла, мне понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя.

Когда я очнулся, заметил, что, пока бился в судорогах, успел закатиться почти под фургон, а сумасшедший хозяин замка продолжал развлекаться с моими спутниками. Он указывал своим кулаком то на одного, то на другого, и люди один за другим валились с ног от дикой боли. Но не кулаком же он это делает! Это совершенно не похоже на заклинание. Я присмотрелся и увидел на среднем пальце маньяка едва светящуюся печатку. Вот он, источник магии кровавого бога.

И вдруг я обратил внимание на тот факт, что на моих бойцов его магия не действует. Скорее всего, причина в татуировках, которые имеют почти все обитатели Великого Рынка и я в том числе. А магические татуировки моих рабов улетучились, как только они получили вольные. Не зря боль родилась именно в татуировке, значит, настало время от нее избавиться. Ранее я боялся делать это из-за сопровождавшего нас мага, но маг остался в оазисе, а в свете последних событий метка Сабуда мне будет только мешать.

Не меняя позы эмбриона, в которую меня скрутила боль, я вытащил из потайного кошеля монету Меркуса и пожелал, чтобы метка Сабуда исчезла. Примерно минуту ничего не происходило, а затем фантомные боли, которые все еще беспокоили тело, прошли.

– Поздравляю, – раздался у меня в голове голос бога. – Теперь ты свободен от проклятой метки и можешь обращаться ко мне или другим богам в любое время. – Он неожиданно рассмеялся. – Только будь осторожен. У некоторых цены выше, чем у пройдох на Великом Рынке.

Голос замолчал, а тело охватила небывалая легкость. Я снова огляделся и отметил, что мои лучники стоят в растерянности, а зубцы крепостной стены около бойницы, в которую выглядывает хозяин замка, утыканы стрелами. Похоже, что он может не только атаковать неведомым заклинанием, но и надежно защищен чем-то вроде магического щита.

– Груля, – прошептал я, – у тебя есть что-то, чем мы можем разрушить решетку?

– Найдется, – прошептала полугнома в ответ.

– Всем внимание! – снова прошептал я. – Передать приказы по цепочке. Стрелкам взять стены под прицел. Как только начнем, стреляйте в любого, кто высунется. По моей команде Нори стреляет в этого недомага обоими алхимическими болтами. Посмотрим, как он защищен от огня. Эрн, прикройте Грулю щитами и подведите к решетке. Ваша задача защищать ее, пока решетка не будет разрушена, а затем укрыть в безопасном месте. Как только проход будет открыт, загоняйте фургоны во внутренний двор и ставьте их в защитный круг. Идан, активируйте амулеты и становитесь на самое видное место. Пусть тратят стрелы на ваши магические щиты. Приготовились!

Еще на Великом Рынке Нори извлек из трофейных амулетов, взятых с охранников мага, желтые камни, отвечающие за связь. Амулет мага я оставил себе, а остальные амулеты раздал Идану и его братьям. Именно они должны были постоянно находиться в патрулях, поэтому и защита у них должна была быть самой надежной. Попав под наблюдение мага, я приказал деактивировать амулеты, но именно сейчас они могли сыграть одну из решающих ролей в предстоящей схватке.

Амулеты, укрытые в фургонах стрелки, алхимические болты и зелья полугномы. На мой взгляд, достаточно тузов в рукаве для маленькой заварушки. Сейчас проверим, хватит ли их для взятия замка?

Хозяин замка задорно хохотал, наблюдая за муками своих жертв. Он так увлекся этим зрелищем, что совсем позабыл обо мне и моих бойцах. Я осторожно поднялся, кивнул лучникам, и мы медленно, не привлекая лишнего внимания, вышли на свободное место перед фургонами. Четверо лучников с защитными амулетами выстроились в ряд, взяв под прицел стены. И тут нас обнаружили.

– Очнулся? – презрительно прошипел мужчина, направляя на меня свой кулак.

– Нори, сейчас, – скомандовал я полугному, и тот потянул спусковой рычаг арбалета.

Два болта, обошедшихся мне в десяток золотых каждый, сорвались с направляющих арбалета и стремительным росчерком устремились в хозяина замка. Однако не просто так совсем недавно мои лучники не смогли попасть в столь близкую цель. Вокруг владельца кольца мгновенно уплотнился воздух, а арбалетные болты неожиданно сменили траекторию полета, будто огибая цель. Хотя в этот раз магическая защита сработала против своего хозяина. Болты вонзились в каменный зубец стены и мощнейшим взрывом превратили его в град каменных осколков, осыпавших неожиданно умолкшего сумасшедшего. Если с одиночными стрелами магический щит справлялся достаточно хорошо, то такого массированного обстрела не выдержал. Спустя секунду хозяина Пыльного замка буквально смело со стены, а нас самих не задело осколками лишь благодаря направленности взрыва.

Выстрел полугнома послужил сигналом для всего отряда. Гоблинша зашвырнула на прясло алхимическую гранату, от которой мгновенно образовалось желтое облако, перекрывшее пять метров стены. Не знаю, как она ее изготовила и какие ингредиенты использовала, но вверху сразу же раздались крики нескольких человек и надсадный кашель. Лучники активировали свои защитные амулеты, а Эрн с остальными тяжелыми пехотинцами укрыли щитами полугному и повели ее к решетке.

Наши противники отреагировали с запозданием. Скорее всего, потому что их командир выбыл из игры. Насколько серьезные повреждения он получил, было неясно, но дрянь, которой его угостила гоблинша, вряд ли даст быстро оправиться. Только спустя три минуты из бойниц показались изможденные противники и попытались нас подстрелить. Тщетно, стрелы вязли в магических щитах амулетов, не причиняя ни капли вреда моим лучникам, а вот ответные выстрелы раз за разом находили цель. Кроме того, к лучникам присоединились и укрытые в фургонах арбалетчики, причем противники их пока даже не замечали, сконцентрировавшись на неуязвимых степняках.

– Магия! – заорал кто-то на стене. – Сейчас тут будут все твари окрестностей! Откройте ворота, пусть они сожрут магов!

А этого нам совсем не нужно, столкнуться с монстрами в каменном мешке – верная смерть. Нужно срочно запереть ворота изнутри. Я оставил своих лучников и арбалетчиков отстреливать неосторожных стрелков, то и дело высовывающихся из бойниц, пытаясь выпустить очередную стрелу, и побежал к воротам, на ходу поднимая недавно присоединившихся к нам спутников, атакованных магией Сабуда. Привлекать к закрытию ворот своих людей было нельзя. Если забрать хоть несколько человек и ослабить плотность ответных выстрелов, нас всех перебьют.

Состояние наших спутников оставляло желать лучшего. Я прекрасно помнил свои ощущения после того, как магическая атака адепта Сабуда закончилась и я очнулся. Без помощи они еще долго не смогут прийти в себя. Поэтому я выбрал наименее пострадавшего, им оказался капитан дворцовой стражи, и наложил на него заклинание малого исцеления.

– Нужно заблокировать ворота, – крикнул ему, влив порцию жизненных сил, и, дождавшись осмысленного взгляда, скомандовал: – Бери своих людей и не давай открыть ворота ни на сантиметр. Монстрам за стеной хватит даже небольшой щели!

Я начал поспешно исцелять остальных, выбирая прежде всего тех, кто выглядел крепче и пострадал меньше. Короткое заклинание, короткая команда – и очередной человек присоединялся к группе, удерживающей ворота. Спустя две бесконечно долгих минуты мне удалось привести в чувство примерно половину толпы, но тут поворотный механизм скрипнул, и ворота начали медленно открываться.

– Не дайте открыть ворота! – прокричал я. – Твари снаружи!

В подтверждение моих слов что-то крупное врезалось в ворота снаружи, разом расширив щель между створками на пару сантиметров. Страх придал людям сил, и они налегли на ворота, препятствуя пытающимся открыть их тварям, а я продолжил приводить в чувство и отправлять пинками к воротам тех, кто пострадал от магической атаки больше других.

Теперь на одного человека приходилось тратить больше времени и больше магических сил, но с каждым новым исцеленным силы команды «закрывающих» возрастали. Правда, возрастало и количество тварей с той стороны ворот, равно как и их напор. Монстры чуяли магию и пытались добраться до ее источника. Нам удалось остановить медленное открывание ворот, но вот повернуть произошедшее вспять сил не хватало.

– Подгони к воротам повозку, – скомандовал я очередному исцеленному, и тут мне в спину прилетела стрела.



Не будь на мне защитного амулета мага, серьезного ранения избежать не удалось бы. А так стрела бессильно упала, увязнув в магической защите. Но этот выстрел показал, что стрелки нашли новую цель. И если моя тушка пока вне опасности, то люди, закрывающие ворота, полностью беззащитны перед стрелками. И их нужно срочно прикрыть от стрел.

Бросив лечить пострадавших, я возвел вокруг команды хранителей ворот магический щит. Вовремя! Едва закончил чтение заклинания, как на них обрушился град стрел. Резервы магической энергии стали стремительно таять. Около пяти минут мы яростно боролись с поворотным механизмом, людьми, приводившими его в действие, и тварями, ежесекундно кидающимися на ворота, и вдруг с противоположной стороны каменного мешка раздался лязг поднимающейся решетки.

– Решетку подняли! – громко крикнул я. – Откроете ворота, и твари ворвутся в замок! Не думаю, что они отличат нас от вас, сожрут всех вместе. Закрывайте!

Примерно минута понадобилась нашим противникам, чтобы оценить изменение обстановки. Решетка за это время полностью поднялась, и последствия возможного открытия ворот стали очевидны даже тупому. Поворотный механизм жалобно скрипнул, створки с грохотом захлопнулись, а обстрел прекратился.

– Брус! – коротко скомандовал я капитану дворцовой стражи. – Заблокируешь ворота двумя повозками и еще двумя прикроешь дыру в решетке. А потом гони всех на стены. Не зря они так испугались магии. Чувствую, сейчас будет весело. Тварей за стеной явно больше, чем мы видели, когда прорывались сюда.

Капитан молча кивнул и, выбрав пятерых помощников, начал установку массивного деревянного бруса, лежавшего около левой створки, на специальные скобы, вбитые с внутренней стороны ворот. Дождался, когда они закончат, и поспешил во внутренний двор. Опасно оставлять команду без магического прикрытия, но я сейчас гораздо нужнее в другом месте. Да и противники отчаялись подстрелить нас, так что есть серьезный шанс, что они полностью переключились на тварей.


Вбежал во внутренний двор и осмотрелся. Двор оказался просто огромным, но, что удивительно, посреди него возвышалась громада пятиэтажного здания. Крепость внутри крепости. Именно так можно было охарактеризовать эту постройку без окон на первом этаже, с узкими бойницами на следующих. Совершенно не типичное для средневекового замка архитектурное решение. Но если это не обычный замок, то что? Некогда заниматься анализом, сейчас важнее то, что творится на внешних стенах. А там было жарко.

За время, пока я препятствовал открытию ворот, ситуация в замке кардинально поменялась. Стрелки, пытавшиеся достать нас, прекратили обстрел и переместились на внешние стены. Скорее всего, твари уже вовсю штурмовали замок, так как мой обостренный слух различал резкие команды защитников и приглушенные хлопки арбалетных выстрелов. На этом фоне мы из категории противников переместились в категорию нейтралов или даже временных союзников. Мои люди, пользуясь затишьем, загнали фургоны во внутренний двор и выстроили их кругом, создав одновременно импровизированную крепость и загон для лошадей. Арбалетчики и лучники уже пополнили запасы стрел и болтов, приготовившись к выдвижению на стены. А Эрн во главе своей пятерки оккупировал ближайшую надвратную башню, внутри которой располагалась лестница, ведущая на стену. Осталось только отдать команду на выдвижение.

– Эрн передал, что комната с подъемником решетки хорошо подойдет для укрытия мастеров, – доложил Идан, как только я приблизился.

– Отлично, поднимаемся на стену. Я впереди, за мной арбалетчики, затем мастера. Идан, вы идете замыкающими. Ловкач, куда полез! – притормозил я рысенка. – Держись за мной!

Подъем прошел без эксцессов. На полпути мы заглянули в небольшую комнату, в которой располагался подъемный механизм решетки. Эрн с парнями тут уже побывал и оставил в бессознательном состоянии тройку связанных противников, защищавших лестницу.

– Вооружайтесь. – Я кивнул на оружие, валяющееся около пленников. – Все бойцы мне нужны на стенах, так что позаботьтесь о себе сами. Как только все наши, – я указал в сторону ворот, – войдут во двор, опускайте решетку.

Мастера угрюмо кивнули, а я снова возглавил подъем на стену. Наверху меня встречал Эрн.

– Все, кроме этих, – он кивнул на четверых изможденных мужчин, лежащих без сознания, – на внешних стенах. Не знаю, кто там штурмует замок, но стреляют они непрерывно.

Со стены и вправду раздавались частые хлопки арбалетов. Я внимательно присмотрелся к лежащим без сознания. Интересно, что за дрянь была в той гранате гоблинши и не опасна ли она для нас?

– Не вижу облака, – мысленно обратился к Чиче. – Мы не отравимся? И когда эти придут в себя?

– Газа уже нет, – пришел мысленный ответ. – Он поднялся вверх. А эти очнутся через пару часов, но слабыми будут еще несколько дней.

Плохо, мне нужна информация, и хозяин замка – это лучший источник для ее получения. Придется подлечить, но сначала избавим его от магических предметов.

– Эрн, выдвигай своих щитоносцев вперед, арбалетчики – во вторую шеренгу. Идан. – Я указал на тела. – Разденьте этих и свяжите. Снимайте любые побрякушки, они могут быть магическими. Потом разберемся. А мне нужно поговорить с хозяином.

Степняки в прошлом точно промышляли разбоем и работорговлей. Всего через пять минут четверо наших пленников лежали раздетыми догола, надежно связанными и с кляпами во рту. Это при том, что двоих пришлось освобождать от доспехов. С хозяина замка сняли платиновое кольцо с кроваво-красным камнем и печатью Сабуда, а также амулет на длинной цепочке и серьгу.

Без доспехов он выглядел еще тщедушнее, но я не спешил списывать его со счетов. Этот человек подчинил себе всех обитателей замка, и я был склонен считать его очень опасным. Именно поэтому решил дополнительно нацепить на потенциального мага специальные металлические оковы, фиксирующие все пальцы в одном положении и препятствующие созданию заклинаний жестами, а также приставил к нему Идана с кинжалом, который получил недвусмысленный приказ перерезать пленнику горло при малейшем намеке на магию.

Убедившись в том, что все меры предосторожности приняты, я влил в пленника порцию жизненной силы. Совсем немного, мне нужно было, чтобы он очнулся, а вот ясность мысли ему вовсе не требовалась. Может, в таком состоянии он расскажет больше?

– Кто ты? – спросил я, как только его глаза открылись.

– Газим. – Голос оказался заторможенным, а взгляд вряд ли можно было назвать осмысленным.

– Кем ты был до того, как попал сюда?

– Управляющим эфенди Наримана.

– Это он управлял замком до тебя?

– Управлял? – хрипло каркнул пленник. – Кроме того, что измывался над нами, Нариман ничего не делал. Ему тут было скучно.

– Как и когда ты его убил?

– Полгода назад. Я его отравил.

– Чем?

– Кровью шмуса. На вкус и цвет как вино. – Мужчина истерически рассмеялся. – А эффект другой. Он красиво умирал, а главное – долго. Выплюнул все свои внутренности.

– Сколько у тебя людей в подчинении?

– Двадцать три.

– В замке остались другие благородные? – уточнил я у Газима.

– Еще трое. – Лицо бывшего управляющего перекосило от ненависти. – Ильхам контролирует колодец, Басур – подземный сад, а Раис – восточные ворота. Не дают жить спокойно, за воду и еду требуют кристаллы.

– Вы с ними враждуете? Разве твое кольцо на них не действует?

– Нет, у них свои кольца и они сами по себе.

– Сколько у них людей?

– У Ильхама – сорок, у Басура – пятьдесят, у Раиса – всего двадцать, но все они умелые воины.

– Идан, припасы! Бери своих бойцов и всех, кого приведет Ильяз. Подгоните фургоны ближе к лестнице и заносите воду и еду в комнату с подъемником. Быстрее!

– Не того боишься, – криво усмехнулся пленник. – Ты использовал магию, значит, скоро появится химера. – Он устало откинулся на спину. – Скоро мы все умрем. В прошлый раз она убила половину защитников замка и не успокоилась, пока не насытилась магом.

Химера – трехметровая крылатая тварь с телом ящера, длинными когтями на четырех конечностях и ядовитым шипом на хвосте. Слишком быстрая, чтобы подстрелить ее из лука или арбалета. Слишком сильная, чтобы противостоять ей холодным оружием. Я читал о ней в книге мастера Сидикуса, главным образом потому, что она была любимой тварью старика и он прожужжал мне о ней все уши. «Абсолютно невосприимчива к магии, – любил цитировать мастер свои же собственные строки. – Жрет магов, как лягушка комаров. Особенно забавно смотреть, как они пытаются убить ее заклинаниями. Это же все равно, что кидать пончики в сладкоежку!» Единственной слабостью химеры было то, что она не могла противиться зову магии. Почуяв мага или простого человека, использующего магический артефакт, она обязательно атаковала его, невзирая ни на что.

– Отправь за припасами Ирека. – Я схватил за рукав Идана и остановил его. – Вы и ваши амулеты нужны мне тут, чтобы справиться с химерой.

Я поднялся и осмотрел замковые стены. Конечно, не идеальное место для боя с крылатой тварью, но должно получиться. Только бы успеть расставить бойцов.

Глава 2

Химеры пыльного рынка

Мы едва успели. Всего несколько минут понадобилось, чтобы объяснить бойцам мой план. Еще пара минут ушла у них, чтобы занять позиции согласно плану, но за это время над замком появилась крылатая тварь. Нам повезло, что прилетела она с противоположной стороны замка и немного задержалась, атаковав первых увиденных ею людей, которыми оказались подчиненные Раиса.

Химера спикировала на стену и мгновенно поднялась ввысь, схватив задними конечностями какого-то неудачника. Секунда – и бездыханное тело упало в колодец замкового двора, а тварь устремилась за следующей жертвой. Четыре человека погибли за те несколько минут, что мы потратили на подготовку. Наконец все мои бойцы просигналили о готовности.

– Начали, – громко крикнул я, активируя магический щит.

Химера отреагировала оглушительным криком и тут же устремилась ко мне. Все в точности повторяло описание мастера Сидикуса. Требовалось лишь следовать первоначальному плану, и победа будет за нами. Легко сказать! Когда на тебя пикирует трехметровая тварь, все планы вылетают из головы вместе с мыслями. Остаются лишь животные инстинкты, и эти инстинкты просто вопят, что нужно бежать! Бежать, пока не поздно! Но бежать как раз нельзя. Кроме магии химера ориентируется на движение. Бегство – это верный путь в лапы монстра. Стоять! Потея от страха, сжав зубы и ни в коем случае не закрывая глаза! Еще секунда! Еще! А вот сейчас пора!

– Смена! – громко выкрикнул я, погасил магический щит и нажал на спусковой крючок арбалета.

Сбоку мне вторили арбалеты четверых стрелков, а позади Эрн активировал защитный амулет. Активировал всего на несколько секунд, чтобы отвлечь тварь на себя, снова погасить и не попасть ей в когти.

– Смена! – вновь крикнул я, и со стены раздались хлопки арбалетов и пение тетив луков.

Попасть в химеру, оказывается, неожиданно просто, если знать, откуда и куда она будет лететь. А мы знали. Четыре амулета и я в качестве мага попеременно создавали вспышки магического щита. Они ослепляли тварь и не давали ей остановиться. Потеряв одну цель, химера тут же находила другую и неслась без остановки по смертельному кругу. Главное, не оступиться, не сбиться с ритма в этой череде магических вспышек. Выдержать битву со своим страхом, потому что, пережив один раз ужас, внушаемый пикирующей тварью, отважиться на поступок второй раз еще труднее.

Мы справились. Стрелки целились не в голову и даже не в туловище. Они били по крыльям, и через три круга количество дыр в них достигло критической отметки. В очередной раз пролетев над Эрном, тварь клюнула носом и свалилась в каменный мешок. В тот самый, из которого мы совсем недавно выбрались.

Я облегченно вздохнул. Решетка, преграждающая проход во внутренний двор, повреждена полугномой, но нам требовался проход для человека – для химеры он слишком мал. Арбалетчики не дадут твари выбраться по стенам, а для подстраховки оставим здесь троих пехотинцев с копьями и защитными амулетами. При необходимости они смогут отвлечь химеру вспышкой щита и гонять ее по каменному мешку сколь угодно долго.

– Эрн, оставляю тебе двух щитоносцев и пять арбалетчиков. Не дайте ей выбраться! Остальные – за мной! Чувствую, сейчас мы познакомимся со всеми обитателями замка.


Я не ошибся. К тому моменту когда мы добрались до внутренней стены, фургоны осадили около трех десятков бойцов. Эти, в отличие от людей Газима, оказались здоровыми и упитанными, но опасными выглядела лишь половина из них. Ильязу пока удавалось сдерживать нападающих угрозами, но я почувствовал – еще чуть-чуть, и начнется свалка.

– Еще шаг – и я выпущу химеру! – громко крикнул бойцам. – Позовите главного! Я хочу договориться.

Вперед вышел крупный мужчина, с ног до головы закованный в сталь. Он надменно посмотрел на меня и процедил сквозь зубы:

– Ты никто! Чтобы получить право на переговоры, тебе нужно добыть кольцо хранителя.

Талант! Смотрит снизу вверх, а держится так, будто рассматривает блоху. Ну ничего, сейчас я тебе преподам урок вежливости. Я незаметно взял в руку монету бога торговли. Помнится, Меркус обещал, что с ее помощью я смогу чувствовать ложь.

– Ты так считаешь? – Я усмехнулся и громко крикнул: – Поднять решетку!

Мастера отреагировали мгновенно. Подъемный механизм жалобно скрипнул, и решетка медленно поползла вверх. Химера ответила громким криком и яростным ударом о сталь.

– Когда она закончит, заберу твое кольцо. – Я посмотрел мужчине прямо в глаза.

– Останови решетку, – неожиданно отозвался неприметный человек, стоявший в дальних рядах противников. – У него нет кольца.

– Что же, значит, я заберу кольцо не с его останков, а с твоих. – Я повернулся к новому собеседнику, не обращая внимания на противный скрип поднимающейся решетки. – Я могу загнать тварь обратно в любой момент. После того, как она вас сожрет.

Химера не подвела, в очередной раз ударила по решетке и протяжно крикнула.

– Что ты хочешь? – как-то поспешно произнес хранитель.

– А что у тебя есть?

– Вода!

– Значит, мне нужна вода. Пять литров на человека. Ежедневно.

– Нет! – затряс он головой. – Столько не получают даже мои люди.

Печально, особенно потому, что он не врет.

– И сколько же ты даешь своим людям?

– Пол-литра в день.

А вот это вранье! Чтобы понять, не нужна и монета Меркуса. Достаточно посмотреть на упитанные рожи его бойцов. Они явно не испытывают недостатка в воде. Ладно, для своих людей я выторгую достаточно воды, но вот что делать с лошадьми? Одной животине в день требуется от двадцати до сорока литров воды. С учетом того, что едят лошади сухой овес, и то, что мы в пустыне, может понадобиться и больше. Столько воды не найти, значит, придется лошадей резать, а без них наши возможности выбраться отсюда гораздо меньше. Но и другого выхода я не вижу. Не имея питья, животные умрут сами, причем без всякой пользы для нас.

– Три!

– Нет!

– Тогда прощай!

– Хорошо! Хорошо! – выкрикнул мужчина, нервно косясь на химеру, роющую землю под решеткой.

– Закрыть решетку! – крикнул я. – И отойдите подальше от наших фургонов. Мои люди сегодня слишком нервные, могут и выстрелить. Вода нам нужна сейчас. Перед тем как добить тварь, следует хорошо освежиться.

– Хорошо, – процедил сквозь зубы мой собеседник. – Я распоряжусь, чтобы воду вам доставили. Нам нужно возвращаться.

Неправда! Монета дала понять, что он не собирается выполнять обещание. Ему нужно уйти, и ради этого можно пообещать все что угодно. Врешь, не уйдешь!

– Поднять решетку! – громко выкрикнул я.

Мастера отреагировали с секундным запозданием, а химера добавила сцене ярких красок еще одной яростной атакой.

– Мы же пришли к соглашению. – Хранитель колодца замер на месте.

– Ты не спросил, сколько у меня людей, а значит, не собираешься выполнять обещанное. Всем стоять на месте!

– Хорошо, сколько вас?

– Нас семьдесят два человека. И сегодня ты должен нам двести шестнадцать литров воды. Отправь за ней часть своих людей, а все остальные вместе с тобой пусть ждут здесь, или я выпущу тварь!

К двадцати двум членам моего отряда я прибавил двадцать шесть спутников, добравшихся вместе с нами в Пыльный замок, и двадцать четыре человека Газима. Кольцо бывшего управляющего у меня, следовательно, и его люди теперь под моим покровительством.

Ильхам сделал едва уловимый знак рукой, и от толпы его подчиненных отделились одиннадцать человек. Через полчаса они вернулись с двадцатью двумя бурдюками. Все это время тварь бесновалась, сводя с ума людей хранителя колодца.

– Отлично, на сегодня ты свое обещание выполнил, – сказал я, как только бурдюки забрали мои люди. – Но как быть завтра? Веры твоему слову нет. Где гарантия, что ты не забудешь свое обещание, как только уйдешь со двора?



По тому, как забегали глаза Ильхама, я понял, что попал в цель.

– Я дам клятву хранителя, – наконец выдавил он. – Если ее нарушить, то кольцо перестанет мне подчиняться.

Это было правдой. Осталось лишь точно сформулировать клятву, чтобы исключить двойное ее толкование.

– Что же, если ты пообещаешь ежедневно безвозмездно предоставлять три литра свежей питьевой воды каждому члену моего отряда, то я буду удовлетворен. Но доставлять ее будут твои люди на место, указанное мной.

– Клянусь силой хранителя колодца! – поспешно выкрикнул Ильхам. – Теперь все? Мы можем идти?

– Закрыть решетку! – крикнул я. – Идите, но больше никогда не пытайтесь меня обмануть.

Хранитель колодца со своими людьми поспешно покинул двор, а я снова облегченно выдохнул. Еще одной проблемой меньше. Теперь мы обеспечены водой. Пусть по минимуму, но нужно радоваться и этому. Осталось решить вопрос с едой. На первое время хватит припасов, которые мы привезли с собой, а дальше будет видно. Люди Газима ведь чем-то питались, да и подопечные Ильхама не выглядели истощенными. Срочно нужна информация.

– Ильяз, поступаешь в подчинение Идана. Все припасы перенести в комнату подъемника. Если будут еще гости, гремите решеткой, пугайте их химерой и зовите меня. Я оставлю с вами гоблиншу, она может связаться со мной на расстоянии.

Конечно, капитан дворцовой стражи – лучший кандидат в командиры, чем бывший гладиатор-степняк, но он подвержен магии Сабуда, поэтому не может рассчитывать на полное доверие и главенство. Ничего, надеюсь, я найду способ избавить всех своих людей от метки кровавого бога.

– Идан, воды для лошадей не хватит. – Я помолчал, давая степняку осознать сказанное, и мягко добавил: – Их придется зарезать.

На лице всадника промелькнула тень сожаления, но он держал себя в руках, чем очень меня порадовал. Я ожидал более бурной реакции.

– Прости, брат. – Я взял его за плечо. – Мне это тоже не по душе, но выхода нет. Без воды они умрут, а так мы хотя бы получим дополнительные припасы. Вы умеете сохранять мясо?

– Понимаю. – Он сжал мою руку. – Спасибо тебе за заботу. Это нелегко, но мы все сделаем сегодня вечером.

– Я выделю людей тебе в помощь, а сейчас мне нужно идти.


Я вернулся на стену к Газиму. Трое его подчиненных, которых мы взяли в плен вместе с ним, уже очнулись, но выглядели ужасно. Остальные не показывались, боясь связываться с теми, кто совсем недавно победил химеру.

– Мы поймали химеру, – начал я разговор с бывшим хранителем. – И получили клятву Ильхама предоставлять каждый день три литра воды для каждого бойца моего отряда. Бесплатно.

Лицо бывшего управляющего вытянулось от удивления, а глаза выпучились. Похоже, ни победа над монстром, ни клятва хранителя колодца, с его точки зрения, не относились к вероятным событиям. Погоди, дружок, удивляться. У меня для тебя есть сюрприз получше.

Я задумал переманить его на свою сторону. Да, опасно! Этот деятель однажды убил своего сюзерена, но… Во-первых, сам сюзерен был с моральным изъяном, чего я уж точно постараюсь избежать и не стану ронять себя в глазах своих подчиненных. Во-вторых, мне жизненно необходимы его знания и советы. В условиях тотального противостояния хранителей замка своевременно полученные сведения – это непременное условие не то что успеха, а просто выживания. А в-третьих, я не собираюсь ему доверять. Постоянный контроль над его словами с помощью монеты Меркуса поможет своевременно распознать ложь, тем более что он даже не догадывается об этом моем преимуществе.

– Хочешь жить? – без обиняков спросил я. – Не влачить жалкое существование, а выбраться отсюда и жить полной жизнью?

– Это невозможно, – его взгляд потух. – Отсюда еще никто не выбирался.

– А химеру до нас кто-то смог поймать?

– Нет. – Голос все такой же безжизненный, но в глазах промелькнул огонек интереса.

– Может, кто-то еще выбивал клятву у хранителя колодца?

– Нет. – Огонек интереса разгорелся ярче.

– А кто-то в этом замке предлагал жизнь побежденному хранителю?

– Нет, – потрясенно прошептал он, наверное, только сейчас осознав, что значит мое предложение.

– Я даю тебе покровительство и надежду, но и взамен требую многого: беспрекословного подчинения, абсолютной преданности, безграничного доверия. Ты готов уплатить такую цену?

– Да, – хрипло ответил он, но именно выражение лица, а не слова, принесли уверенность, что бывший хранитель со мной.

– Как я могу убедиться в правдивости твоих слов?

– Я дам клятву на крови, – взгляд серьезный и монета показывает, что не врет.

– А ты давал такую клятву предыдущему хозяину?

– Нет.

Отлично, первого и самого главного завербовали. Осталось разобраться с остальными подчиненными, а главное, с остальными хранителями.

– Что тебе нужно для клятвы?

– Нож и алтарь бога.

– Любого бога?

– Наверное, любого, – неуверенно ответил мужчина. – Но я имел в виду алтарь Сабуда.

Ну уж нет, с этим садистом я дел иметь не буду. У меня в знакомых числится пара адекватных божеств, с ними и стану вести дела. Осталось только соорудить алтарь. Нужно решить, чей алтарь мне тут нужнее? Меркус, конечно, неплохой вариант, но к чему алтарь бога торговли в пустыне? Монстры понимают только силу, да и остальные обитатели замка скорее ближе к монстрам, нежели к торговцам. А вот алтарь бога удачи может прийтись к месту. Осталось лишь узнать, как его сделать. Я сжал в руках серебряную монету Фортунуса и мысленно воззвал к богу.

– И как тебя занесло в такую дыру? – раздался сзади юношеский голос, а мир вокруг снова застыл. – Не уверен, что ты годишься на роль моего жреца. Маловато удачи.

– Шутишь? Сабуд тут целый легион содержит. Какие-то кристаллы собирают для него день и ночь, а ты с ходу отказываешься от предложения, даже не выслушав его.

– С длинными разговорами – к Меркусу, – оборвал меня Фортунус. – Со мной все гораздо проще – повезло или не повезло. Ладно, спрашивай, раз позвал.

– Как сделать алтарь, посвященный тебе?

– Найди большой кристалл магии, придай ему мою форму и поставь около чаши подношений. Вот и весь алтарь. Только кровь в него не вздумай лить.

– А клятвы ты можешь скреплять?

– Конечно, что за глупый вопрос? Тот, кто нарушит клятву, данную перед моим алтарем, станет вечным неудачником. У тебя все? А то я на скачки опаздываю. На Звездочку поставил, не хочу пропустить заезд.

– Спасибо. Этого достаточно.

– Да не за что, развлекайся.

Мир вернулся в нормальное состояние, и я повернулся к Газиму.

– Клятву дашь позже, а сейчас расскажи мне подробно, со всеми деталями, как вы собираете кристаллы магии?

– С помощью специальных кинжалов. – Бывший управляющий кивнул на груду отобранного у него и его людей оружия. – Достаточно вонзить кинжал в тварь, и он вырастит в рукояти кристалл, выпив из монстра силу. Чем опаснее тварь, тем больше и чище кристалл. Можно получить кристалл и с трупа, но если убить монстра с помощью кинжала, то кристалл получится идеальным.

А ведь у меня есть подобный кинжал, причем не простой, а кинжал верховного жреца Сабуда, да еще и очищенный самим богом удачи! И тварь имеется. Живая и одна из самых опасных. Так что кристалл для алтаря я нашел. Осталось придумать, как придать ему нужную форму. Можно попросить Нори обработать камень, но полугном – кузнец, а не огранщик. Вряд ли у него выйдет шедевр, а поделка бога не устроит. К тому же как я объясню мастеру, что ваять? Рисовать я не умею. Мысленный образ полугному недоступен. Нет, такой вариант не сработает, но должен же быть выход.

– Говорят, жрецы знают, как выращивать кристаллы нужной формы, – донесся до меня голос Газима. – Но никто из нас этого не умеет.

Бинго! Не зря я решил привлечь тебя на свою сторону! Ох не зря! Это же так очевидно. Раз кристалл выращивают, то ему можно придать любую форму. Нужно лишь потренироваться.

– Вы забираете тела монстров в замок?

– Да, спускаем несколько пар собирателей со стены на подъемниках. Они, пока их не заметили, грузят тела убитых монстров и поднимаются, как только живые твари приближаются. А мы в это время отстреливаем еще парочку.

А без кольца он стал совсем другим. Изменилась манера речи, движения. Куда-то исчезло сумасшествие, то и дело проскальзывавшее в образе того Газима, которого я наблюдал вначале. Неужели так действует кольцо хранителя?

– А мясо тварей съедобно?

– Нет. Был тут один алхимик. Все мечтал перегнать кровь глорхов в ракку. У него даже получилось опьянеть, вот только на следующий день взбесился. Раис его пристрелил.

– Мне нужно, чтобы ты организовал транспортировку убитых монстров в крепость.

– Сначала нужно напоить и накормить людей.

А это отличная новость. Конечно же не то, что мне досталась толпа голодных оборванцев, а то, что их предводитель в первую очередь заботится о подчиненных.

– Воду принесут. Скажи, я могу использовать магию для вашего лечения? Это не вызовет нашествия новой волны тварей?

– Нет, наиболее рьяных мы перебили. Раненые уползли залечивать раны, а новые появятся не скоро. Портал пропускает лишь несколько тварей в день, а когда рядом с ним собираются подранки, они вытягивают из портала магию, и он срабатывает еще реже.

Портал! Тут есть портал? Впрочем, откуда еще браться тварям Запределья, как не из этого самого Запределья! Интересно! Нужно будет хорошенько изучить этот вопрос. Но сейчас важно другое. Не откладывая, я принялся лечить Газима. Мне нужен абсолютно свежий и здоровый помощник.

– Расскажи все, что знаешь о хранителях, – попросил я его.

– Раис помешан на благородстве и воинской доблести. Сам проверяет бойцов, которые просятся в его отряд, и загоняет их на тренировках. Его отряд – самый сильный в замке и кристаллы собирает самые лучшие. Он мог бы легко захватить власть, но не хочет командовать отребьем. Бой – единственное, что его интересует, тем более, что его люди ни в чем не испытывают недостатка. За добытые кристаллы они покупают достаточно еды и воды.

Бесхитростный боец, помешанный на чести. Хоть с одним хранителем повезло. Достаточно внушить ему уважение к себе – и можно жить относительно спокойно, но вряд ли это будет слишком просто. Воины не очень жалуют магов.

– Басур – хранитель подземных садов. В них выращивают грибы и другую еду. Очень жадный, бесчестный и опасный человек. Может обмануть сам себя, если это будет выгодно. Ты уже говорил с Ильхамом. Так вот, он по сравнению с Басуром – ребенок. Для садов нужны кристаллы, которые он выменивает у других хранителей на еду.

– А для подъема воды из колодца кристаллы нужны?

– Нет, Ильхам берет их, чтобы выменивать еду. Ты ему здорово прищемил хвост, выбив клятву. В ближайшее время жди неприятностей.

– А он может объединиться с Басуром и Раисом?

– С Раисом – нет, но его легко спровоцировать. Сегодня Ильхам и Басур договорятся между собой, завтра настроят против тебя Раиса. Послезавтра жди вызова на бой, а если выживешь, то поджидай ночного нападения бойцов Ильхама и Басура.

– Все так плохо?

– Конечно, ты победил химеру. У тебя семьдесят людей в подчинении. Ты – угроза для их власти. Значит, от тебя нужно избавиться. Двуногие твари гораздо опаснее четвероногих и даже крылатых. Потому что они хитрее.

– И ты все равно со мной? Невзирая на опасность?

– Да. – Он твердо встретил мой взгляд. – Я с тобой, потому что ты можешь нас отсюда вытащить!


Бесконечно длинный день подошел к концу, и началась бесконечно длинная ночь. Дел было непомерно много: собрать тела монстров за стеной и вырастить из них кристаллы, забить лошадей и заготовить мясо, перебросить припасы в безопасное место, разместить ораву в семьдесят человек на ночлег и накормить всех, укрепить подходы к месту ночевки и расставить часовых. Рабочих рук катастрофически не хватало, ведь одновременно с работой приходилось наблюдать за химерой, да и за остальными обитателями замка тоже. Люди едва держались на ногах даже после того, как мы установили график пересменок и отдыха. Некоторые оставались в строю лишь благодаря алхимическим зельям и исцеляющим заклинаниям, которые я влил в них из последних сил.

Сам я истратил все магические резервы, и все равно этого было мало. Исцелить двадцать человек – не шутки, тем более что многих приходилось лечить по несколько раз. Выручили магические кристаллы, добытые с монстров. Оказалось, что поглощать из них магию так же просто, как подзаряжаться от драгоценных камней в амулетах. Единственным отличием магического кристалла от естественного было то, что первый на все сто процентов состоял из магической энергии, а значит, являлся одноразовым. По мере отбора энергии из кристалла он уменьшался в размере и полностью исчезал вместе с последней забранной крупицей магии.

Благо кристаллов мы добыли около пятидесяти штук. Использование заклинаний притянуло под стены замка огромное количество тварей, а стрелки знатно проредили их ряды. Вот я и занялся новым для себя делом – преобразованием тел поверженных монстров в кристаллы магии.

Что и как делает кинжал, было непонятно, но после того, как он выкачивал из тела монстра энергию и выращивал кристалл, туша твари рассыпалась в пыль. Полугнома, увидев результат преобразования, с дикими криками отбила у меня пару тварей на эксперименты. Не помогли никакие уговоры и обещания наловить ей через пару дней свежих особей.

Размеры кристаллов действительно зависели от силы монстров. Из глорхов получались кристаллы размером не больше грецкого ореха, а вот из пустынного дракона удалось вырастить фигурку размером с большое яблоко.

По моей просьбе Газим вырастил один кристалл, используя кинжал Сабуда. В отличие от синих и зеленых кристаллов, полученных с помощью очищенного кинжала, ритуальный кинжал кровавого бога выращивал кристаллы исключительно красного цвета. И энергия в них отдавала негативом.

Придавать кристаллу форму я научился примерно на втором десятке тварей. После того как у меня начали получаться шарики и кубики, стал экспериментировать с более сложными фигурами. Вырастил даже несколько кристаллов в виде арбалетных болтов. И вот, когда монстры закончились, а кинжал вырастил из пустынного дракона милого зеленого лягушонка, я решил, что достаточно подготовился к воплощению образа бога удачи.

Глава 3

Алтарь Фортунаса

– Может, не стоит спешить? – с сомнением спросил меня Эрн. – Посмотри на себя, еле на ногах держишься. Подежурим до завтра, никуда наша пленница не денется.

– Нельзя. Химера очень быстро регенерирует. Если прозеваем, то снова загнать ее в эту клетку может и не получиться. А мне очень нужен кристалл, добытый из этой твари.

– Нужен, нужен, – недовольно пробурчал Эрн. – Давай хоть я ее прибью.

– Нет, я должен сам управлять ростом кристалла. Не переживай, я не собираюсь с ней сражаться. – Я влил в себя флакон зелья выносливости. – Сейчас станет легче.

– Ага, станет. – Эрн в сердцах сплюнул. – Знаю я эту дрянь, сегодня на пару часов героем станешь, а завтра весь день мучиться будешь.

– Завтра должен быть день знакомств. Газим прогнозирует проблемы на послезавтра.

– Слишком ты ему доверяешь, и, мне кажется, зря.

– В любом случае он пока единственный источник информации. Так что ориентируюсь на его прогнозы, а если он обманул или ошибся, то у меня есть еще одно зелье выносливости. Ладно, хватит спорить. Я готов, подстрахуйте меня. Если тварь вырвется, крутите ту же карусель, что и в первый раз.

– Да помню я, – отмахнулся северянин и хлопнул меня по плечу. – Удачи!

– Поднять решетку! – крикнул я, подходя.

Тварь отреагировала, услышав мой голос. Она тут же впечаталась в решетку и, не сумев ее преодолеть, уставились на меня немигающим взглядом. Ну что, птичка, попалась? Я активировал магический щит, и тварь еще сильнее вжалась в прутья решетки, пытаясь добраться до вожделенной магии. Спустя минуту решетка поднялась достаточно для того, чтобы химера просунула под нее свою голову.

– Закрыть решетку! – тут же выкрикнул я.

Магический щит перед самым носом действовал на химеру гипнотически. Она изо всех сил тянулась к нему, невзирая на то что острые зубцы опускающейся решетки впивались в ее тело. Удивительно, но даже на расстоянии пяти метров тварь умудрялась поглощать магию. Я заметил, что на поддержание щита приходится тратить больше энергии, а сама химера начала регенерировать.

Пора, энергии у меня все меньше и меньше, а тварь становится все сильнее. Я медленно приблизился к ней. То ли пленница была ослеплена близким заклинанием, то ли не видела необходимости дергаться, так как источник магии сам приближался к ней, но она оставалась неподвижной до того самого момента, когда я подошел вплотную и вонзил кинжал в ее левый глаз.

Кинжал оказался с секретом. Едва он вошел в тело химеры, та оказалась парализована и замерла. Недаром этот кинжал использовал для жертвоприношений сам верховный жрец Сабуда. Обездвиженная жертва не может испортить ритуал.

Я погасил магический щит и сконцентрировался на форме кристалла. Примерно тридцать секунд химера оставалась неподвижной, а затем начала вяло сопротивляться, но было поздно. Кинжал высасывал из нее все силы, лишая воли к жизни. Спустя пять минут все закончилось и от некогда грозного монстра осталась лишь куча пыли.

– Не ожидал, что ты справишься так быстро, – раздался сзади знакомый голос Фортунуса, а мир снова замер. – Ты хоть когда-нибудь отдыхаешь?

– Бывает… Как тебе статуэтка?

– В целом неплохо, хотя лягушата у тебя получались веселее. – Он скептически посмотрел на свою почти точную копию у меня в руках. – Цвет мне не нравится.

– И чем тебе не угодил небесно-голубой?

– Слишком бледный. Мне импонируют яркие и контрастные цвета. Первый – последний, победа – поражение, жизнь – смерть. Вот мои категории оценки. Полутона мне не по нраву.

– А, ну извини, цвет зависит от монстра.

– Уверен? Ну-ну. Ладно, статуэтка годится. Но для храма нужен еще и жрец.

– А я на эту роль не гожусь?

– Смеешься? Нет, конечно! Ты слишком предсказуем, у тебя все получается. Я понимаю, что удача улыбается подготовленным, но миссия моего жреца состоит в ином. Он не пользуется удачей сам, он дарит ее другим. К тому же невозможно дарить удачу всем. Кому-то нужно преподносить провалы и неприятности. Про баланс слышал? Уверен, что хочешь такой работы? – Он рассмеялся. – Не отвечай, я и так вижу, что не хочешь. Ты бы врать научился, а то метишь в любимчики Меркуса, а все мысли на роже написаны. В общем, найди подходящего жреца, а сейчас извини, мне пора. Через пять минут начинается состязание големов-домристов. Я на Вертера поставил, не хочу пропустить.

– Постой. – Я протянул ему кольцо хранителя. – Сделай одолжение, очисти его от власти Сабуда.

– Зачем тебе для этого я? Ты хоть знаешь, что это?

– Какое-то магическое кольцо, – пожал я плечами.

– Надень, – приказал Фортунус.

– А Сабуд меня не почувствует?

– Пока ты к нему не обратишься сам, ему на тебя плевать. Да и кольцо к нему никакого отношения не имеет.

Что же, думаю, ничего страшного за пару минут ношения артефакта не случится. К тому же бог удачи не бог обмана, свинью подсунуть не должен. Я нацепил кольцо на средний палец и почувствовал легкий укол.

– Сейчас оно решит, достоин ли ты того, чтобы им владеть!

– И что будет, если нет?

– Да ничего особенного. Сможешь им управлять, как делали до тебя все хранители. Только в этом случае много от него не жди.

Печать на кольце мигнула, а палец на секунду обожгло жаром.

– Ты признан достойным, – ухмыльнулся Фортунус. – Теперь можешь им пользоваться по-настоящему, а не баловаться, как остальные хранители.

Я попытался понять, для чего предназначено кольцо, и неожиданно понял, что это кольцо надзирателя. А заключенные помечены специальной магической меткой в виде татуировки. Той самой, что была у меня. Той самой, что имеется практически у каждого обитателя Великого Рынка. А надзиратель может причинить страдания любому заключенному, закрепленному за ним. Вот это поворот! Настоящая тюрьма!

То-то архитектура замка мне абсолютно непонятна. Не такими должны быть средневековые замки. Они должны быть рассчитаны на защиту от внешней угрозы, а тут внутренняя стена построена так, будто угроза есть и внутри. Комплекс строений во дворе никак не связан со стенами. Это действительно древняя тюрьма, перестроенная потомками тюремщиков через много веков после того, как она перестала ею быть. Хотя почему перестала? Это и сейчас тюрьма. А Сабуд? Это же надо – отметить меткой преступников жителей целого города!

Так, с архитектурой разберемся позже, сейчас важно узнать, что еще может кольцо. Секунду спустя пришло понимание, что кольцо может быть переведено в режим бойца внешнего периметра или управляющего пятого ранга. В первом случае кольцо обеспечивает рост выносливости бойца за счет магической подпитки и защитное поле вроде того, что имелось у надзирателя, только чуть мощнее. Во втором – появлялись возможности управления оборудованием замка.

Я задумался. Получить доступ к древнему оборудованию – это очень интересно. Магический щит у меня есть, а выносливости пока и так хватает.

– Уверен? – с улыбкой спросил пристально наблюдавший за мной Фортунус. – Если сделать так, то ты не сможешь контролировать людей, как контролировал прошлый хранитель.

Черт, как у него это получается? Неужели читает мысли? Нет, скорее всего, он знает возможности кольца и понимает, что режим надзирателя сейчас для меня наименее интересен. Гораздо большее сулит режим управляющего, потому что так я получаю доступ к древнему оборудованию.

– Пугать всех болью? Нет, это не для меня.

– Как знаешь! Ну пока. Мне пора. Найдешь жреца – зови!

Фортунус исчез, и мир снова пришел в норму. Ну вот, еще одна головная боль. Исходя из его увлечения всевозможными ставками, идеальный жрец бога удачи – это букмекер. Только где я его тут найду? Ладно, завтра подумаю, сейчас нужно проверить караулы и спать. Только что-то голова сильно кружится. Странно, зелье должно действовать еще пару часов. Может… Мысль погасла вместе с сознанием.


– Повелитель. – Слуга в богато украшенном халате склонился в глубоком поклоне. – Пришло сообщение из Пыльного замка. Чу’храбадар прибыл в замок.

– Может, он не очень-то и силен, раз твари его пропустили? – Эмир вопросительно взглянул на сына.

– Я приказал прикрыть его заклинанием «магического полога», – невозмутимо ответил тот. – Оно укроет от монстров на несколько дней, а когда спадет, добыча кристаллов возрастет в разы. Он настолько яркий, что монстры будут штурмовать замок без перерыва.

– Если он настолько силен, как ты говоришь, – прищурил глаза старый правитель, – что помешает ему захватить замок?

– Как маг он полное ничтожество. Ты же знаешь, не сила делает нас опасными, а знания. В Пыльном замке он не найдет учителя. А без знаний вся его магическая сила бесполезна. Что еще? – Первый маг пристально взглянул на слугу, не разгибавшего спины и терпеливо ожидавшего, когда на него снова обратят внимание.

– Монстры атаковали замок, около десятка человек убиты или ранены.

– Похоже, полог спал раньше времени, – задумчиво произнес сын эмира.

– Придется отправлять еще один караван с пополнением, – нахмурился эмир.

– На Великом Рынке всегда найдутся собаки, заслуживающие ссылки, – небрежно ответил сын и добавил немного обеспокоенно: – Надеюсь, чу’храбадар цел? Без него увеличения добычи не будет.

– Он жив и даже завладел кольцом хранителя, – ответил слуга. – А его люди пленили химеру.

– Как? – Первый маг был ошарашен новостью.

– Никто не понял как, но точно известно, что он вырастил из нее кристалл.

– Кристалл из живой химеры! Сабуд будет доволен! Только один этот кристалл оправдывает все усилия и средства, что мы потратили на чу’храбадара! Мы сможем восстановить храм Боли!

– Осталось всего лишь забрать у него кристалл, – с намеком на трудности проворчал старик.

– И что помешает Криду это сделать? – ухмыльнулся первый маг.

– К примеру, кольцо хранителя.

– Его несложно отнять, ручные хранители Крида могут сделать это и сами.

– Насколько я знаю, Раис не очень-то и ручной.

– Зато предсказуемый. Кроме того, Крид может подключиться сам.

– Тогда он себя раскроет.

– Ну и что! Через месяц в замке останется совсем немного людей, которые смогут об этом рассказать. Готовь большой караван, отец. Скоро нужно будет вывозить добычу и заново заселять Пыльный замок.


– Ну что же ты так неосторожно? – услышал я голос нашего врача, который дежурил около моей кровати. – Полное магическое истощение приводит к истощению физическому. Использовать кристаллы магии нужно до того, как выжмешь из себя последнюю крупицу магии.

Странно, а когда сардукары нацепили на меня антимагические наручники, такого эффекта не было. Либо наручники имеют встроенный предохранитель, либо добровольно маг может выдать больше энергии, чем принудительно. Причем оба варианта равновероятны. Нужно скорее учить основы магии, а то можно и помереть во время очередного эксперимента. Самое обидное, что и желание, и учебник есть, а времени нет. Будь неладен этот Пыльный замок со всеми его обитателями!

– Позови Эрна, Веруса и Идана, – прервал я причитания врача. – А также Ильяза, Газима и Нори.

– Тебе требуется усиленное питание и постельный режим, – недовольно поджал губы лекарь.

– Точно. Скажи, пожалуйста, чтобы есть принесли на семерых. Да не дуйся ты, никуда я не убегу. Поговорю с заместителями и буду валяться.

– Так я тебе и поверил, – недовольство врача не ушло, но мою просьбу он выполнил.

Газим появился, едва лекарь переступил порог комнаты. Не иначе как дежурил под дверью.

– Наконец-то. Сколько можно спать? – с ходу заявил он. – У нас проблемы, а ты прохлаждаешься. Да еще и твои громилы меня не пускают!

– Что за проблемы?

Я проигнорировал его жалобу. Если парням удалось скрыть мое состояние даже от бывшего хранителя, то остальные попросту не догадываются о моем плачевном положении. Вот и не стоит его демонстрировать. Враги накинутся, едва почувствуют слабину.

– Раис созвал совет хранителей. Он в бешенстве! Вчера пять человек из его отряда отправились к праотцам и еще семеро получили ранения. Он бы уже напал на нас, но после таких потерь ему не справиться. Вот и решил объединиться с остальными.

Плохо. Единственный хранитель, с которым был шанс договориться, выступил против меня. Он и до этого не жаловал магов, считая их подлыми хитрецами, а после вчерашнего добавилась ненависть из-за потерянных бойцов. Как будто без меня монстры не нападали на замок.

Ильхаму я тоже перешел дорогу. Обещание безвозмездно снабжать моих людей водой его точно не радует. Так что его позиция предсказуема. Он гарантированно будет против меня. Да и Басур от него не отстанет. Уже сейчас под моим командованием семьдесят человек. Такой сильный игрок тут никому не нужен. Они все против меня. И чем это грозит?

– Чем опасен совет?

– Трое хранителей вместе могут лишить четвертого власти.

Вот как, своеобразный товарищеский суд. Судя по всему, кольца у всех одноранговые и для выражения недоверия требуется некий кворум. Отлично, и что мне дает это знание? Думай! Нужно как-то склонить на свою сторону хотя бы одного хранителя. Басур не вариант, судя по описанию того же Газима, слишком хитер, чтобы поддержать столь опасного для него противника, как я. Ильхам тоже отпадает. Освобождение от клятвы будет воспринято как слабость, а больше мне нечего ему предложить. Остается Раис, и, кажется, я знаю, что может его заинтересовать.

– Когда назначен совет?

– В полночь.

– А сейчас сколько времени?

– Час до полудня.

Отлично, у меня больше двенадцати часов, вполне достаточно времени, чтобы уболтать кого угодно.

– Ильхам прислал воду?

– Еще нет, но вряд ли он нарушит клятву. Один день он потерпит, а завтра, если ты ничего не предпримешь, освободится от клятвы. – Газим нервно облизнул губы. – Что будем делать?

– Кушать. Ты любишь вареную конину?


– Магистр. – Молодая девушка в роскошном платье склонила голову в неглубоком поклоне, ожидая, когда на нее обратят внимание.

Кармела Монтре, а именно так звали белокурую красавицу, представшую перед магистром ордена Серебряного Льва, своим недостаточно почтительным поклоном нарушила этикет. Так кланяться магистру могли лишь рыцари ордена, но никак не послушники третьей ступени. Однако на подобные мелочи никто не обращал внимания уже давно. Прежде всего потому, что сама Кармела превосходила многих рыцарей ордена как в боевой магии, так и в искусстве фехтования. А еще она обожала на каждом шагу доказывать это, участвуя в дуэлях по любому поводу. Хотя противников себе выбирала исключительно по силам, потому не проиграла ни одной из сорока восьми дуэлей. А вдобавок вспыльчивая красавица была дочерью магистра, отчего более сильные и искусные рыцари воздерживались от конфронтации с ней из политических соображений. Искусство интриги в ордене было возведено в ранг культа, и никто из серьезных игроков не желал рисковать ради того, чтобы поставить выскочку на место.

Посреди просторного зала стоял массивный овальный стол из белого мрамора. Вокруг стола располагались кресла из того же материала, в которых восседали рыцари ордена. Магистр вместе со своими ближайшими помощниками обсуждали очередной проект, призванный повысить благосостояние ордена и тем самым упрочить его положение в королевстве. Магистр обернулся к девушке.

– Мы получили доклад нашего агента с Великого Рынка, – произнесла она, как только на нее обратили внимание.

– Извините, братья. – Магистр не без удовольствия поднялся со своего массивного кресла во главе стола. – Это срочно. Продолжайте обсуждение без меня, предоставите мне готовый план.

Он величественно пересек зал и скрылся в своем кабинете. За ним, не отставая ни на шаг, следовала дочь.

– Что там? – нетерпеливо спросил он, как только за ними закрылась дверь.

– Несколько недель назад было совершено нападение на особняк мастера Хиро. Мастер, его слуги и рабы-гладиаторы убиты холодным оружием. Следствие вел жрец Сабуда при поддержке сардукаров, поэтому подробности инцидента неизвестны. Удалось узнать лишь то, что соседние строения пострадали от пожаров, вызванных «огненной вспышкой».

– Ты думаешь, это Гривус?

– Я уверена, что это он, – презрительно ответила Кармела. – Наш агент проверил магический фон на месте происшествия. Использовалась лишь «огненная вспышка». Следов другой магии выявлено не было, а обычного человека можно убить и менее заметным заклинанием. Если бы только этот идиот удосужился их изучить.

– Его специализация – артефакторика, – вяло возразил магистр.

– Вот и сидел бы в своем подвале, а не бродил по ночам в опасных местах. – Дочь в гневе топнула ножкой. – Это было задание для меня!

– Ты же знаешь, как на Великом Рынке относятся к женщинам, – поморщился магистр. – Нам требовалось все сделать тихо и незаметно, а ты бы привлекла к себе слишком много внимания.

– Ты прекрасно знаешь, что я могу стать незаметной, когда мне это нужно, – не унималась Кармела.

– Ты была нужна здесь! – В голосе магистра прорезался металл. – Хватит об этом! – Он на секунду прикрыл глаза, а когда открыл, в них плескалась ярость. – Гривус и его люди мертвы! Сейчас я понимаю, что говорил с его убийцей через амулет ордена.

– И спутал его с сыном? – недоверчиво нахмурилась девушка.

– Я заметил отличия, но списал это на последствия ранения. Убийца Гривуса – одаренный. И у него амулет ордена, а может, и Ключ! – Он посмотрел в глаза дочери. – Никто в ордене не должен об этом узнать! – Магистр помолчал, собираясь с мыслями. – Бросай все дела и сегодня же отправляйся на Великий Рынок. Найди этого ублюдка!

– Да, отец, – склонила голову Кармела.

– Я знаю, что ты презирала брата за слабость, но никто не вправе покушаться на членов нашей семьи! После того как получишь Ключ, заставь убийцу страдать перед смертью!

Глава 4

Хранитель северных врат

– Усаживайтесь. – Я указал рукой на стол, посреди которого стояло блюдо с вареной кониной. – Времени мало, так что совместим обед с совещанием. Угощайтесь, – и, подавая пример, выловил из блюда здоровый кусок мяса.

Эрн, Идан и Верус тут же последовали моему примеру. Спустя минуту к ним присоединились и остальные. Сборище было разномастным. Бородатый северянин с ходу начал громко чавкать, с удовольствием поглощая мясо. Верус, Нори и Идан ели аккуратнее, а вот Ильяз и Газим оказались просто образцами для подражания. Говорят, совместный обед сближает, но в нашем случае все могло получиться наоборот. Уж больно неодобрительно культурные новички посматривали на старых членов отряда.

– Чем занимаются люди? – спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Нарядами, – хохотнул Эрн.

– Солдат должен содержать свое оружие и доспехи в идеальном состоянии, – надменно-наставительно произнес Ильяз. Чувствовалось, что они с Эрном уже повздорили на эту тему. – И вид должен иметь опрятный, иначе это не солдат, а грязный варвар!

– Ну ты, павлин дворцовый! – рявкнул Эрн. – У нас на Скели за такие слова морду бьют!

– Ничего другого я и не ожидал от грязных наемников! – не полез за словом в карман капитан дворцовой стражи. – Впрочем, я так думаю, нормальные люди на Скели не живут. Они там дохнут от вашей вони!

Эрн зарычал и вскочил с места, Ильяз тут же отреагировал и встал в защитную стойку, положив руку на эфес своей сабли, и мне не осталось ничего иного, как поставить между ними полупрозрачный магический щит.

Вообще-то заклинание предполагало, что магический щит будет незаметен, но я много экспериментировал и понял, что формулу заклинания можно существенно упростить, а вместе с тем и значительно снизить время его создания, если не заморачиваться с незаметностью. И именно сейчас это было то, что нужно. Спорщики не только надежно разделены, но и получили недвусмысленный сигнал.

– Непонятно. – Я начал негромко говорить, и все были вынуждены замолчать, чтобы услышать мои слова. – Зачем драться между собой? Хотите сдохнуть? Давайте все упростим: прикажу выпустить вас за ворота… – Я немного помолчал, давая им возможность осмыслить услышанное. – Мертвецы, Ильяз, воняют гораздо хуже грязных наемников. А если твою благоухающую задницу будет прикрывать вонючка Эрн, то шансов подохнуть у тебя станет гораздо меньше.

Эрн нахмурился – вроде бы его поддержали, но в то же время обозвали вонючкой. А вот лицо Ильяза окаменело, ведь он не ожидал от меня такой унизительной отповеди. Впрочем, я не собирался терять столь ценного сторонника. Мало того что он профессионально подготовленный офицер, так еще имеет в своем подчинении четырех дворцовых стражей – воинов, отлично владеющих мечом.

– С другой стороны, Эрн. – Я взглянул гиганту прямо в глаза. – Тут не север. Содержать себя в чистоте нужно не ради чужого носа, а из-за того, что грязь и жара, вместе взятые, – причина многих болезней, от которых дохнут не меньше, чем от монстров. И я не позволю болеть всего лишь из-за того, что вам просто лень за собой следить. Так что будь добр, измени свое отношение к гигиене. К тому же… – Я попытался разрядить ситуацию шуткой. – Я надеюсь выбраться из этого места раньше, чем вы решите, что ваши друзья больше похожи на баб, чем монстры за стеной. Так что не бойся выглядеть хорошо.

Гигант улыбнулся, ведь он уже несколько дней беззлобно спорил с Верусом, кого из них при тотальном отсутствии женского пола первым потянет на товарищей. Ильяз тоже немного расслабился, приняв вторую часть моей речи за своеобразное признание его правоты.

– Сядьте, – приказал я, сняв магический щит, и помолчал, ожидая, пока все снова рассядутся.

– Враги… – Я указал рукой за дверь. – Там! Здесь – друзья и союзники! Можете спорить между собой сколько влезет, но делайте это уважительно! Никаких оскорблений, ни явных, ни завуалированных! Никаких драк! Никаких споров при посторонних! Вы – мои офицеры! Будьте достойны!

Я обвел пристальным взглядом серьезные лица и остался доволен. Речью прониклись, смотрят преданно, без тени обиды. Теперь можно поговорить и о планах.

– Раис вызвал меня на совет хранителей. Он очень зол на нас из-за вчерашнего нападения химеры, но я собираюсь с ним договориться. И для этого хочу узнать о нем все, что только можно. Думаю, вам тоже нужно послушать, что расскажет Газим. – Я обернулся к бывшему хранителю. – Расскажи все, что знаешь о Раисе и его отряде.

– Мне известно немного, – начал Газим. – Раис – это последний из рыцарей ордена бога Аль-Каура. Аль-Каура – это бог воинов. Рыцари Аль-Каура с давних времен добывали кристаллы из монстров в этом замке и не признавали власть Сабуда. Открыто кровавому богу не противостояли, но должного почтения не выказывали, за что и поплатились. Что тут произошло, никому не ведомо, но однажды ночью монстры ворвались внутрь замка и перебили всех защитников. Раис с двадцатью оруженосцами оказались единственными выжившими членами ордена, да и то уцелели лишь потому, что отправились на Великий Рынок с очередной партией кристаллов. Там их и настигла весть о падении замка. Так как ни отбить Пыльный замок обратно, ни оборонять его с двадцатью воинами невозможно, Раис согласился принять помощь от эмира. С тех пор он много раз пожалел о своем решении, особенно когда понял, что в смерти братьев по ордену виновата магия, но выбраться из замка он уже не мог. Степняки и маги не выпускали. Поэтому-то Раис ненавидит жрецов и магов.

– В его отряде только члены ордена?

– Нет, – покачал головой Газим. – Как вы заметили вчера, люди в Пыльном замке часто погибают, а желающих вступить в орден, который не по нраву самому Сабуду, найти сложно. Кроме рыцаря в ордене осталось всего двенадцать оруженосцев. Но к его отряду охотно присоединяются умелые воины, особенно те, кто не желает иметь дела со жрецами или ушлыми торговцами.

– И кто же это?

– Имперский легионер, какой-то придворный, конюший эмира с двумя конюхами…

– А этих за что сослали?

– Конь под седлом первого мага взбрыкнул. Виноваты, конечно, оказались конюхи – плохо объездили коня. Но это еще как-то можно понять, а вот ссылать сокольничего с двумя загонщиками из-за того, что сокол поймал серую горлицу, а не белую, – глупо. Хотя около трона всегда плетутся интриги…

– Сокольничий с загонщиками, – прервал я его, – тоже в отряде Раиса?

– Да.

– Значит, всего двадцать четыре человека.

– Было вчера, – уточнил Газим. – Нескольких убила или покалечила химера.

– Как думаешь, Раис согласится, чтобы наш врач помог раненым?

– Да, больше всего он дорожит своими людьми, ведь в ордене их осталось так мало. Только не говори, что ты – маг. – Газим подумал. – И возьми с него клятву, что он не причинит вреда ни тебе, ни врачу. Честь для него очень много значит, так что клятву он не нарушит.

– Хорошо. Эрн, Идан, собирайте своих воинов. Будете меня сопровождать.

Раис очень зол на нас, так что отряд поддержки в десяток воинов на встрече лишним не будет.

– Верус, на тебе охрана нашей территории. Отдельно проследи, чтобы не растащили повозки. Людей Газима используй для защиты стен. Тех, что пришли с нами, распредели вместе с нашими бойцами и стражниками Ильяза.

Да, пока большого доверия к новым членам отряда нет. Поэтому лучше держать их подальше от людей других хранителей и поближе к монстрам. Вряд ли монстры станут их вербовать, чего не скажешь о хранителях. К тому же созерцание уродливых харь пустынного дракона или глорха, жаждущих сожрать тебя с потрохами, прививает любовь к соратникам и напрочь изгоняет мысли о бунте.

– Ильяз, продолжай приводить отряд в порядок. Но в первую очередь – оружие с доспехами и лишь затем одежду и все остальное. Только помни, что тут не дворец, не зверствуй. Грязных варваров к порядку нужно приучать постепенно. – Я подмигнул Эрну и снова посмотрел на Ильяза. – Скажешь Нори, что я просил помочь с починкой оружия. Очередность определите сами.

Капитан дворцовой стражи лучше других приведет отряд в надлежащий вид, ведь стремление к порядку вбито в него годами службы. Даже после изнурительного марша по степи, а затем по пустыне Ильяз и его люди выглядели опрятно. Главное, чтобы он не перегибал палку, но за этим я прослежу. Кроме того, людей нужно чем-то занять. Чем меньше свободного времени, тем меньше дурных мыслей.

– Газим, ты назначаешься управляющим. Выбери себе несколько помощников из тех, кто хорошо считает. К вечеру у меня должен быть подробный перечень наших припасов. – Я заметил, что Газим хочет что-то сказать. – Что?

– Повозки нужно разобрать, – подал тот идею. – Без лошадей они нам не понадобятся, а дерево, ткань и металл очень пригодятся для обустройства лагеря.

– Хорошо, отберешь несколько человек для этой работы. И еще. Мне нужен список людей: имя, возраст, профессия и умения, с кем дружат, кого терпеть не могут. Вопросы есть? – Я обвел всех внимательным взглядом. – Тогда приступайте.


– Чего тебе надо? – с угрозой прорычал Раис.

Огромный, даже немного крупнее моего северного варвара, он казался живым олицетворением бога войны. Причем сейчас это земное воплощение божества просто излучало эманации ярости и гнева. Гнева, направленного на меня и моих воинов. Если бы со мной не было пятерых лучников под прикрытием пяти тяжелых пехотинцев, он бы на меня точно бросился. Нужно срочно разрядить обстановку.

– Я слышал, у тебя есть раненые, – громко крикнул ему. – А у меня есть врач.

Хотя момент был очень ответственный, я мысленно усмехнулся. Что, Раис, поставил я тебя в неловкое положение? Спасти своих бойцов – значит принять помощь врага. Ответить отказом – значит обречь своих же людей на мучения, а возможно, и гибель. Что ты выберешь, благородный воин? На лице хранителя восточных ворот отразилась тень тяжелых раздумий. Ну же, соглашайся!

– Это ты виноват в гибели моих людей! – яростно тряхнув гривой непокорных темных волос, заявил он.

– В их гибели виновны монстры, – мягко возразил я. – Разве твари не нападают на всех подряд?

– Но химера появляется только тогда, когда используют магию! А ты маг!

Сказал, словно выплюнул. Как же сильно ты ненавидишь магов! Главное, почему? Ладно, разберусь позже, а сейчас нужно срочно отвлечь тебя и внушить, что именно я – не маг.

– Кто тебе такое сказал? Я всего-навсего раздобыл на Великом Рынке пару магических амулетов. Откуда мне знать, что магия тут привлекает монстров? Если вы так боитесь тварей, то почему не встречаете новичков и не рассказываете, что делать можно, а что – нельзя? Если бы на моих людей не напали, я бы не использовал амулеты и не привлек тварей. Так что в гибели твоих людей виноваты не мы, а вы сами. Те, кто жили здесь! Те, кто знал о повадках монстров и не сообщил о них! Те, кто не смог защитить себя!

Хмурится. Того и гляди взорвется. Ничего, сейчас я тебя добью.

– Как случилось, что химеру убили мои воины? Убили, не потеряв ни одного человека! Может, у нас стоит поучиться вместо того, чтобы с нами воевать? Я верю, что вместе мы можем даже очистить окрестности от тварей! Позволь мне начать с малого! Разреши осмотреть раненых! Врач, лечебные зелья и целительный амулет вместе иногда творят чудеса!

Похоже, мне удалось до него достучаться. И тот факт, что я не маг, а лишь использую амулеты, сыграл решающую роль. Впрочем, так даже лучше. Пусть все думают, что без этих побрякушек я полный ноль. Авось недооценят, когда будут планировать очередную гадость.

– Хорошо, но вы пойдете вдвоем, без воинов.

– Если ты поклянешься не причинять вреда мне и моему врачу.

– Клянусь кольцом хранителя! Я не причиню вреда тебе и твоему врачу! – Он нетерпеливо указал на невысокое строение, расположенное прямо на стене. – Скорее, раненые страдают!

Какая опрометчивая клятва. Без всяких дополнительных условий и сроков. И как ты столько времени продержался в хранителях? Или это я настолько выбил тебя из колеи, что ты потерял осторожность? Или ты удобен для остальных хранителей и им нет нужды интриговать против тебя? Скорее всего, второе. Из тебя выйдет отличный друг, прекрасный враг, но вот союзник ты сомнительный. Слишком импульсивный и прямолинейный. Враги не преминут этим воспользоваться.

Двигаясь к каморке с ранеными, я не забывал внимательно осматриваться по сторонам. Воины Раиса были ему под стать. Все до одного подтянуты, энергичны и уверены в себе. Оружие и доспехи отнюдь не сверкали новизной, но отличного качества и в идеальном состоянии. Правда, маловато бойцов. Случись конфликт, мы, пожалуй, сможем одержать верх, хотя цена окажется достаточно высокой. Обязательно нужно привлечь их на свою сторону.

Мы преодолели сорок метров и вошли в просторную комнату, где прямо на полу были размещены раненые. Врач тут же приступил к осмотру, но я и без его вердикта сделал выводы. Трое ранены легко. Им требуются всего лишь перевязка и заклинание малого исцеления. Двое тяжелее. Этих придется поить зельями, которых у меня и так немного. Но ради хороших отношений с Раисом я готов ими поделиться. А вот последние двое выглядят совсем плохо. Скорее всего, это те, которых схватила химера и бросила вниз с высоты полета. Тела изломаны, непонятно, как пережили ночь. Тут без гоблинши не справиться. А это тот еще вопрос. Учитывая нелюбовь хранителя к магам, привлечение к лечению шамана, да еще и гоблина, точно вызовет у него неудовольствие. А если раненые умрут? Легче позволить врачу сделать перевязку и на этом закончить, но я прекрасно понимал, что в этом случае люди не выживут. Что делать?

Пока я рассматривал тяжелых, врач споро перевязывал легкораненых. Спустя пятнадцать минут трое счастливчиков полностью пришли в себя и выглядели лучше здоровых. Раис тут же отправил их сменить дозорных, которые не спали всю ночь.

На раненых средней тяжести мы потратили почти двадцать минут, но и они встали. Врач хотел заняться тяжелыми, но я его остановил.

– Нам нужно поговорить наедине, – обратился я к Раису.

– Выйдите, – коротко приказал он своим людям.

– У них сломаны чуть ли не все кости, – сказал я, как только мы остались вдвоем. – Простое лечение им не поможет. В лучшем случае они останутся калеками.

– Ты предлагаешь оказать им последнюю милость?

– Нет, я предлагаю полностью их исцелить, но для этого ими должна заняться другая моя целительница. Она не волшебница, хотя и использует магию. Нужно твое согласие.

– Хорошо, – выдавил из себя хранитель. – Я разрешаю.

– Погоди, перед тем как ты дашь согласие, я должен рассказать тебе о ней.

– Зачем мне о ней что-то знать? – снова начал злиться Раис. – Они могут умереть в любую минуту!

– Это важно! Послушай меня, не перебивая! – сказал я с нажимом. – Эта рабыня досталась мне совершенно случайно, но я благодарю богов за такой подарок! С ее помощью мне удалось исцелить пятерых моих лучших бойцов, и, уверяю тебя, их раны были не легче, чем у твоих воинов. Она обладает даром работы с костями и может сложить все, как должно быть, не прикасаясь к раненому. После этого амулет исцеления закрепляет кости, а зелье ускоряет лечение.

– Хорошо, хорошо, я согласен!

– Я не закончил. Единственным недостатком моей бывшей рабыни является то, что она – гоблин.

Раис застыл на месте. Что, друг, сегодня у тебя день шоковой терапии и ломки стереотипов? И что ты ответишь на этот раз? Пожалуй, стоит подтолкнуть тебя к правильному решению.

– Мы действительно можем их вылечить! Конечно, нельзя быть абсолютно уверенным, но даже слабая надежда – лучше, чем смерть или последняя милость. Соглашайся, воины нам понадобятся, чтобы сражаться с монстрами!

Вот так, по шажочку я приведу тебя к мысли, что мы с тобой не противники, а союзники. Что со мною вместе ты добьешься гораздо большего, чем с другими хранителями. Что мне, в отличие от других, не плевать на твоих людей. Соглашайся! Я же вижу, что тебе надоело быть болваном, бьющим монстров без всякой цели.

– Хорошо, но я останусь рядом, и если твоя гоблинша попробует причинить вред моим людям, я убью вас всех.

Вот и добился доверия. И как ты поймешь, что гоблинша хочет причинить вред, а не ставит очередную косточку на место? Ладно, не время горевать. Нужно вылечить раненых.

Я послал врача за гоблиншей, и спустя пятнадцать минут мы приступили к операции. Все долгих два часа Раис не отходил от нас ни на шаг. Это было хорошо, потому что он видел, как тяжело давалась гоблинше операция, сколько сил потратили врач и я. Но когда мы закончили, он лишь угрюмо кивнул.

– Мне нужно будет навещать раненых каждый день в течение недели. Предупреди своих часовых, чтобы не задерживали.

– Я скажу, чтобы тебе и твоим лекарям не чинили препятствий. – Он внимательно посмотрел мне в глаза. – Ты знаешь, зачем я созвал совет?

– Наверное, хотел лишить меня кольца хранителя, – пожал я плечами.

– И ты все равно пришел помочь?

– Я бы пришел помочь в любом случае. Скорее всего, чуть позже, но пришел бы. Вокруг слишком много тварей, чтобы мы дрались еще и между собой. Не знаю, почему вы до сих пор этого не поняли, но, чтобы выжить и победить монстров, мы должны помогать друг другу.

– Люди всегда думают только о своей личной выгоде, – презрительно ответил Раис. – Никакой чести.

– Чаще всего это и происходит, потому важно повернуть все так, чтобы личная выгода совпадала со всеобщей. Конечно, хранители будут против, так как они много потеряют в этом случае, но вот все остальные – выиграют.

– Когда-то так и происходило: хранители подчинялись главному распорядителю, и все делали общее дело. Но кольцо распорядителя было утеряно, когда замок пал, а без кольца никто не может контролировать хранителей.

– Я думаю, что дело не в кольцах, а в самих людях. Вот ты сам согласен с тем, что еда и вода должны быть доступны всем?

– Конечно, раньше так и поступали, но тогда в замке жили лишь братья ордена, а теперь тут полно торговцев и наемников.

– При чем тут торговцы и наемники? В моем отряде есть и те, и другие. Я не могу сказать, что они чем-то хуже остальных. Проблема ведь не в том, что тебя пытаются использовать, а в том, что ты сам это позволяешь. Ты ведь был в замке главным. Как ты допустил, что Басур и Ильхам обменивают еду и воду на кристаллы? Я не говорю, что они ничего не делают, но чем рискуют их люди? И сколько кристаллов нужно для выращивания еды, которую ты покупаешь? Ты не думал, что тебя и твоих людей попросту используют?

Раис, задумавшись, еще больше нахмурился. Все-таки удачно все складывается. Конечно, превратить врага в верного союзника за пару часов нереально, но вот изменить его отношение с явно враждебного на осторожно заинтересованное получилось. А заодно получилось и посеять зерна сомнений относительно его взаимоотношений с другими хранителями.

Достичь большего не стоит и пытаться. Любое давление, сколь бы ненавязчиво оно ни выглядело, только оттолкнет прямолинейного воина. Теперь нужно лишь ждать и подпитывать хорошие взаимоотношения ежедневным общением и посильной помощью раненым. Лишь бы Басур с Ильхамом не мешали.

Глава 5

Хранитель колодца

Мы вернулись на свою половину стены. В нашем расположении кипела работа. Люди в одном нижнем белье усердно чистили доспехи и точили оружие. Рядом человек с расческой, ножницами и бритвой корпел над шевелюрой бойца из отряда Газима. Несколько воинов, устроившись отдельно от остальных, занимались починкой одежды и обуви, а из небольшой комнаты неподалеку доносились стук молота о наковальню и негромкая ругань Нори.

– А ты неплохо поработал, – похвалил я Ильяза.

– Это благодаря Газиму и вашему приказу узнать все о людях. Газим начал расспрашивать людей об их профессиях и тут же предложил использовать мастеров по назначению.

– Ну и кто у нас имеется?

– Целая толпа мелких ремесленников и подмастерьев. Выкуплены жрецами Сабуда для участия в гладиаторских боях, но отправлены сюда после того, как арена была разрушена.

Да, недоработка. Мы с этими людьми почти неделю пешком отмахали, а познакомиться не удосужились. Впрочем, на марше почти все были подавлены и не желали изливать душу. А может, все дело в том, что маги помогли каким-нибудь заклинанием, чтобы пленники поменьше общались друг с другом?

– Так что мы свой ремесленный квартал можем основать. У нас есть сапожник, кожевенник, подмастерье портного, два ткача, булочник с двумя сыновьями и цирюльник.

– А остальные?

– А остальные бездельники, – махнул рукой Ильяз. – Художник, поэт, менестрель, три бродячих артиста, два акробата и четверо бродяг без профессии.

– Этих собери в отдельный отряд, – приказал я. – Найдем и для них дело.

Капитан немного напрягся. Похоже, он ожидал, что мое отношение к «бездельникам» будет хуже.

– Одного бродягу мне пришлось запереть.

– Чем же он провинился?

– Ставки принимал, убьет вас Раис или нет.

– Талантливый малый, – улыбнулся я. – А сам он на кого ставил? И что принимал в качестве ставок?

– Сам ни на кого не ставил, а принимал все подряд.

Я мысленно себя поздравил. Вот и нашелся кандидат на пост жреца бога удачи.

– Пусть пока посидит. Сейчас обсудим наши дальнейшие действия, а после я с ним сам поговорю. Жду тебя через пять минут, будем ужинать.

Я шел в свою комнату и думал. Задача-минимум выполнена. По крайней мере, один хранитель оставил мысли избавиться от меня, а это значит, что кольцо отнять не смогут. Но неужели этого достаточно? Басур и Ильхам уверены, что моя песенка спета. Можно ли выбрать более удачный момент, чтобы нанести удар кому-то из них?

Сейчас около шести часов после полудня, но солнце все еще стоит высоко. Тут вообще не бывает вечера, ведь темнота ночи практически мгновенно сменяет свет дня. И люди работают до заката. Можно ли успеть перетянуть на свою сторону еще одного хранителя до того, как начнется совет? И с кем из двоих оставшихся договариваться?


– Начну с хороших новостей, – поприветствовал я свой штаб. – Раис уже не хочет нас уничтожать, в какой-то степени сейчас он наш союзник, потому что мы ему нужны для лечения раненых. Думаю, что со временем с ним удастся наладить и более теплые отношения.

Газим облегченно вздохнул, а все остальные практически не отреагировали на новость. Наверное, потому, что не испытывали по отношению к хранителям никакого трепета.

– Как ты думаешь, Газим, что Басур и Ильхам будут делать дальше?

– Я абсолютно уверен, что они попытаются вас убить. Если вы объединитесь с Раисом, то их власти придет конец.

– Значит, договориться ни с кем из них не получится?

– Нет!

– А скажи, Газим, нет ли у них в отрядах амбициозных людей, желающих, а самое главное, имеющих возможность забрать кольцо хранителя себе?

– Желающих полно, и Басура, и Ильхама ненавидит большая часть людей. Только все они абсолютно подчинены хранителям. Вы же помните… – Газим запнулся. – Какую боль я вам причинил, используя власть кольца. Все до ужаса боятся рассердить хранителя.

Да, боль действительно была ужасной, но причинить ее возможно лишь человеку с татуировкой. А татуировку, как я сам убедился, можно снять с помощью Меркуса или Фортунуса. Причем алтарь Фортунуса уже готов, да и жрец на примете имеется. Так как хранители абсолютно уверены в своей власти над людьми и собственной неуязвимости, подобраться к ним на расстояние удара будет несложно. Осталось всего ничего – определиться, какого хранителя заменить, кем его заменить, а главное, как незаметно встретиться с потенциальным бунтовщиком для переговоров.

– Ильхам уже доставил воду?

– Нет, – ответил Газим. – Он не знал, что сделает с тобой Раис, поэтому не спешил.

Что же, жадность хранителя может сыграть с ним злую шутку.

– Газим, расскажи подробно об Ильхаме, его отряде, а особенно о тех, кто его ненавидит.

– Он бывший торговец драгоценностями. Продал какую-то безделушку во дворец, а позже выяснилось, что камни поддельные. Сослали его сюда вместе со всеми охранниками и слугами.

– Сколько охранников? – уточнил я. – И сколько слуг? Насколько они ему преданы?

– Шестеро охранников и восемь слуг. Охранники будут биться за него до конца. Их ненавидят чуть ли не сильнее, чем Ильхама, и если он лишится кольца хранителя, то этих псов просто растерзают.

– А слуги?

– Слуги будут за него до тех пор, пока он сильнее.

– Ясно, и кто нам поможет избавиться от Ильхама и его псов?

– Наверное, лучше всех справится Брин – трактирщик. Во дворе его таверны поймали беглого раба. Сослали сюда вместе со всеми работниками и посетителями. – Газим замолчал, вспоминая. – С ним два вышибалы и четверо работников кухни. А еще он сам – бывший наемник.

– Оставшиеся его поддержат?

– Да, они его уважают, только толку от них мало. Портной с тремя подмастерьями, два торговца тканями, три торговца едой, лекарь и аптекарь. Эти драться совсем не умеют. Разве что носильщики помогут.

– Какие носильщики?

– Бывшие рабы – носильщики паланкина эфенди аль-Наима.

– Их-то за что сюда сослали? Эфенди уронили?

– Нет, не успели убраться с дороги первого мага. Сосланы вместе с эфенди, просто он сам в дороге умер – старый был.

Дверь распахнулась, и в комнату заглянул Рут.

– Там воду принесли, – заявил он без приветствия. – Куда перелить?

– Газим, проверь, кто пришел. Пришлешь ко мне Рута, а сам задержи их. Ищи бурдюки, болтай, жалуйся на плохое самочувствие, в общем, делай что хочешь, но выиграй мне десять минут, а потом веди сюда. Действуй! Ильяз. – Я повернулся к капитану. – Букмекера срочно ко мне, а всех голодранцев без оружия убрать подальше, но держать в пределах видимости. Так, чтобы гости видели, как нас много, но качество экипировки оценить не смогли. Вперед! Эрн, Идан, Верус, собирайте всех свободных бойцов. Мне нужно, чтобы у людей Ильхама появилась абсолютная уверенность, что мы в замке – самые сильные!

Если наши гости поверят, что Ильхам и Басур вскоре потеряют власть, они гораздо охотнее пойдут на сотрудничество. Нужно использовать любую мелочь, чтобы склонить их на свою сторону.

Спустя несколько минут капитан привел организатора ставок – невысокого худого и абсолютно лысого мужчину возрастом около тридцати лет. Мужчина вовсе не выглядел испуганным, скорее осторожно заинтересованным.

– Хочу сделать ставку, – заявил я ему. – На то, что захвачу власть в этом замке. Пари?

Он задумчиво посмотрел на меня и медленно покачал головой.

– Я не делаю ставки сам, я их принимаю.

– И все же, – с нажимом переспросил я.

– Мне нечего поставить на кон в таком споре, – поморщившись, ответил он.

– Почему нечего? В этом споре ставка – это жизнь. И мы все поставим, даже если не захотим. – Я помолчал, внимательно глядя ему в глаза. – Как думаешь, есть у меня шансы на победу?

– Утром их почти не было, сейчас гораздо больше, но уверенности все равно нет. Слишком многое неизвестно.

– Иногда приходится рисковать. – Я улыбнулся. – Предлагаю тебе должность главного букмекера замка. Сможешь в открытую принимать ставки и организовывать соревнования. Все, что придумаешь: тараканьи бега, чемпионаты по отстрелу монстров, тренировочные спарринги… – Я снова замолчал, давая ему время осознать предложение, и не прогадал. Парень явно заинтересовался. – Несколько правил: в долг ставки не принимать, договорняков не устраивать, и главное, десятая часть прибыли – моя! Согласен?

– Двадцатая, – попробовал он торговаться.

– Девятая, – ответил я ему с невинной улыбкой.

– Согласен, – спустя мгновение кивнул он.

– Ну ты и пройдоха! – раздался позади меня голос бога удачи. Время вокруг замерло, и лишь свеженазначенный главный букмекер замка удивленно моргал напротив меня. – Ты зачем моего жреца податью обложил?

– Так положено, – невозмутимо ответил я. Общение с богами уже входило в привычку. – Азартные игры везде податью облагают. И к чему такие возмущения? Я за один день в твою честь новый храм основал, еще и жреца нашел, неужели не заслужил маленькой награды? Кроме того, ты свой процент тоже не упустишь. Сколько тебе жрецы отчисляют?

– У, выкормыш Меркуса, – больше для порядка, чем искренне возмутился Фортунус. – Не твое дело! Я со своими жрецами сам разберусь.

– Значит, он тебя устраивает? – сменил я тему.

– Не скажу, что полностью. – Бог удачи скептически осмотрел ошеломленного мужчину. – Ты не мог кого-то покрасивее найти?

– Я же не жрицу для богини любви и плодородия искал. Тут пустыня, талантливых людей раз-два и обчелся. Принимаешь?

– А он сам хочет?

– Смеешься, конечно, хочет! Сам подумай, человек всю жизнь ставки просто так принимал, а теперь ему за то же самое божественная благодать положена. Какой идиот от этого откажется?

– Помолчи, – грубо прервал меня Фортунус и уставился прямо в глаза букмекеру. Глаза бога засияли, и он произнес совершенно не юношеским голосом: – Согласен ли ты стать жрецом бога удачи? Принимать ставки в мою честь? Заключать пари, где и когда возможно? Раздавать удачу и неудачу, нести случайность в народ?

– Согласен, – хрипло произнес тот.

– Поздравляю, отныне ты жрец. – Фортунус повернулся ко мне. – Отдай ему алтарь.

Я извлек статуэтку бога удачи и протянул жрецу.

– Отлично! – Бог удачи принял свой обычный вид и улыбнулся. – Чего хочешь в награду?

– Надо свести магические татуировки с обитателей замка.

– Пусть приходят к алтарю, – пожал плечами Фортунус. – Пожертвуют кристаллы магии и загадают желания. Только предупреди, что я бог удачи! Татуировку уберу, а вот что подарю взамен, знает лишь слепой случай.

С этими словами Фортунус исчез, и время возобновило свой бег. Я посмотрел на пораженного произошедшим мужчину.

– Как тебя зовут?

– Са… – Он запнулся, помолчал и поправил себя: – Как звали раньше – не важно, теперь меня зовут Дизак.

– И что значит это имя?

– Случай.

– Ну что же, Случай-Дизак. Занимай соседнюю комнату и готовься к приему паломников. Будешь освобождать людей из рабства Сабуда.

– Как освобождать? – непонимающе уставился он на меня.

– Берешь кристалл магии, бормочешь что-то непонятное себе под нос, делаешь пассы руками. Придумай что-то или бога своего спроси. Кто из нас жрец, в конце концов?

Дизак заторможенно посмотрел на меня, тряхнул головой и молча вышел в соседнюю комнату. Я облегченно выдохнул. Одной проблемой меньше. Кто там следующий?


– Входите, – с улыбкой встретил я трактирщика и его людей. – Мы только вчера прибыли в это замечательное место и очень хотим познакомиться со старожилами. Угощайтесь. – Я указал на стол, уставленный блюдами из вареной конины. Невиданное богатство по меркам Пыльного замка, я явственно различил у большинства гостей желание наброситься на еду.

– Ильхам велел нам не задерживаться, – глухо ответил Брин, хмуро глядя на меня исподлобья.

– Ты так его боишься?

– Он умеет наказывать за непослушание. – Трактирщик криво ухмыльнулся. – Если не врут о вашей встрече с Газимом, то ты сам знаешь, каково это.

– Не врут, но мне удалось избавиться от этой зависимости.

– Хотелось бы узнать: как? – В голосе Брина послышалась заинтересованность.

– Я могу помочь свести татуировку, но какой прок помогать слугам моего врага?

– Мы не его слуги, – гневно возразил трактирщик. – Если бы не татуировка, я бы уже давно свернул шею этому ублюдку!

– И что потом? Свернешь ты шею Ильхаму, сам станешь хранителем и будешь продавать мне воду. Какой мне с этого прок?

– Чего ты хочешь? – нетерпеливо спросил Брин.

– Чтобы вы вступили в мой отряд.

– И все? – удивился он.

– И кольцо хранителя, – добавил я. – Не бойтесь, я не собираюсь пытать людей с его помощью. Мало кто знает, но кольца можно использовать и иным способом.

– Мы согласны, – без раздумий ответил трактирщик, даже не взглянув на своих людей.

– Каждый должен решать сам за себя, – возразил я. – Кто согласен – проходите по одному в соседнюю комнату. Ты первый, Брин.


Брин со своим отрядом вернулись к центральному входу в главный комплекс строений, казавшийся маленькой крепостью. Ни одного окна на первом этаже, узкие бойницы – на втором и третьем. Лишь на четвертом этаже виднелись окна, хотя и достаточно маленькие. Впрочем, учитывая, какие твари тут водятся, и их можно было считать роскошью. Ворота постоянно охраняли наемники Ильхама, и их Брин опасался больше всего. Ведь стоит им заметить изменения, произошедшие с его людьми, внутрь попасть не удастся.

– Эй, хорек! – Огромный охранник с гнусной ухмылкой уставился на аптекаря. – Что с твоим носом?

– Наверное, он в порошках запутался, – оскалился в улыбке его сосед. – Хотел отрастить нижний хобот, а вырастил верхний.

– Хватит зубоскалить, – вмешался Брин и подтолкнул покрасневшего от возмущения аптекаря вперед. – Не задерживайся, Крис, у нас полно работы, – произнес с нажимом.

Худой аптекарь, сцепив зубы, прошел мимо парочки здоровяков, никогда не упускавших повода поиздеваться над более слабыми, и Брин выдохнул с облегчением. Полчаса назад ему едва удалось оттащить Криса от жреца бога удачи, на которого тот накинулся. А все из-за извращенного чувства юмора Фортунуса, одарившего аптекаря огромным носом взамен рабской татуировки. Шутка охранников вполне могла вернуть гнев и заставить Криса кинуться на воинов с той же яростью, с какой он не более получаса назад кинулся на жреца. А это сулило полный провал их плана.

Кстати, сам план был очень неплох. Освобожденные от рабских татуировок и вооруженные кинжалами и метательными ножами, мятежники имели хорошие шансы подобраться к хранителю колодца вплотную. Тем более что Ильхам, желавший разузнать, что творится в лагере противника, но не рискнувший направить в логово врага преданных воинов, должен был сам встретиться с Брином и его людьми, чтобы выслушать доклад. В этот момент они и планировали напасть. Ни хранитель, ни его охранники не опасались рабов, рассчитывая на власть кольца. Оттого внезапная атака просто обязана была закончиться успехом.

Хотя поначалу трактирщик сомневался в успешности плана, ведь хранителя защищало кольцо, и, чтобы преодолеть эту защиту, ударов требовалось больше, чем для пробития самой надежной кожаной брони. Но когда Айвери передал ему и двум его вышибалам защитные амулеты, Брин поверил, что все получится, и согласился. Согласился, даже невзирая на то, что главным «выгодополучателем» будет Айвери. Причем при любом исходе. Если Брину удастся избавиться от Ильхама, Айвери получит кольцо хранителя и пополнит отряд. Если Ильхаму удастся подавить мятеж, его отряд будет ослаблен междоусобицей. Даже если кто-то предаст заговорщиков и Ильхам сумеет расправиться с ними без потерь, его отряд лишится десяти человек. Что также очень критично для хранителя колодца.

Заговорщики успешно миновали массивную решетку, отделяющую просторный холл от коридора, ведущего во внутреннюю часть строения. Жирный Джон оправдал ожидания Брина и открыл ее, не обратив никакого внимания на входящих. Между Ильхамом и его судьбой осталась всего одна решетка. Еще немного, и план необычного юноши начнет осуществляться.

Да, юнец, отобравший кольцо хранителя у Газима, оказался очень непрост. Нет, то, что парнишка и его отряд способны на многое, не вызывало сомнения с момента их громкого появления в Пыльном замке. Вырваться из каменного мешка, подчинить целый отряд хранителя, а главное – пленить химеру! На это способны лишь отлично подготовленные воины, знающие слабые места тварей и действующие совместно. Брин сам был наемником и знал толк в таких делах. Но то, что юнец сотворил потом, выходило за границы способностей обычного воина. Сначала он договорился с Раисом! Хранитель, который еще утром был готов растерзать сопливого выскочку, через несколько часов спокойно разговаривал с ним и даже пожал руку при расставании. Затем он предугадал тайные желания самого Брина и его людей и умело сыграл на этом, склонив их к мятежу. А потом Брин и вовсе растерялся, потому что вживую столкнулся с проявлением божественного.

Чудо со сведением татуировок могло обескуражить кого угодно! Если бы только бог удачи распоряжался одной удачей! А он, как понял Брин, иногда дарил и совершенно противоположное. Каждый из прошедших ритуал очищения получил взамен татуировки случайный дар. Аптекаря наградили огромным носом, лысого лекаря – густой шевелюрой, два дуболома-вышибалы избавились от шрамов, а вот у кухонных работников появились родимые пятна в виде пирога, колбасы, тарелки какого-то варева и кружки эля. Самому Брину случай подарил чирей на задницу, который, к счастью, тут же был излечен с помощью Айвери. Лишь торговец едой Игли отказался признаваться, что досталось ему. Но по тому, как он каждые пять минут с идиотской улыбкой ощупывал себя ниже пояса, все поняли, что изменения ему нравятся.

Отряд преодолел длинный коридор и уткнулся в последнюю решетку. С ее охранником тоже не возникло проблем, и спустя мгновение Брин попал в просторный зал с фонтаном в виде фигуры неизвестного зверя, изо рта которого непрерывным потоком извергалась струя воды. Масштабы этого огромного зала не переставали поражать старого наемника, повидавшего немало замков и дворцов, ведь внутри него можно было разместить небольшой особняк. Внутренние стены зала опоясывали металлические балконы, с каждого из которых можно было попасть в небольшие комнаты с голыми каменными стенами, запирающимися снаружи массивными металлическими дверьми. Кому понадобилось запирать комнаты снаружи, а не изнутри, Брин не знал. Возможно, это была гигантская темница.

– Почему так долго? – раздался вечно недовольный голос Ильхама, спускающегося со второго этажа в сопровождении двух охранников. – Я же сказал не задерживаться!

– У них не нашлось свободных бурдюков, – ответил Брин, шагая навстречу. – Пришлось ждать, пока освободят. Но мы провели время с пользой и кое-что разузнали об отряде этого выскочки.

Трактирщик намеренно упомянул Айвери. Он прекрасно знал, что хранитель колодца не может смириться с крайне невыгодным и унизительным договором, который он заключил вчера, испугавшись химеры.

– Я знаю, как отплатить ему за оскорбление, – продолжал подливать масла в огонь Брин, приближаясь к своей цели.

Ильхам, услышав это, ускорил шаг и, немного оторвавшись от охранников, первым подошел к Брину.

– Говори! – требовательно сказал он. – Как?

– Твоей башкой, – прошептал Брин, кидая под ноги охранников алхимическую гранату, полученную от Айвери.

Глава 6

Хранитель подземных садов

– Басур передал, что не придет на совет, – таким сообщением вместо приветствия встретил меня Раис.

– Почему?

– Он считает, что ты попытаешься его убить. – Хранитель северных врат с вызовом посмотрел на меня. – Как ты убил Ильхама.

– Ильхама убил трактирщик Брин со своими вышибалами, – не согласился я. – Потому что Ильхам относился к ним хуже, чем к скоту. Я лишь дал им оружие.

– Значит, ты признаешь, что хотел избавиться от хранителя?

– Нет, – покачал я головой. – Я хотел получить кольцо, но его смерть мне была не нужна.

– У меня тоже есть кольцо. – Раис снова с вызовом посмотрел на меня.

– Скажи, многие из твоих людей мечтают тебя зарезать? – ответил я вопросом на вопрос.

– Таких нет!

– А почему?

– Я не принимаю в свой отряд сброд, – презрительно ответил хранитель.

– Вряд ли причина в этом, – усмехнулся я. – Люди Ильхама абсолютно обычные. Человек, плохо владеющий мечом, не может быть более кровожадным, чем тот, кто привык убивать. Проблема заключалась в самом Ильхаме, в его отношении к людям. А у тебя такой проблемы нет. Ты жесткий, но справедливый. С тобой можно договориться и, как мне показалось, тебе можно доверять. Ильхам за неполных два дня попытался обмануть меня несколько раз. Он хотел лишить меня кольца, так почему бы мне не лишить кольца его?

Раис молчал, сохраняя на лице маску безразличия, но по тому, как расслабились его руки, до этого напряженно сжатые в кулаки, я понял, что на правильном пути.

– Да, я хочу объединить всех людей в замке, но не путем убийств. Вокруг только твари, у нас на счету каждый человек. В конце концов, вдвоем мы с тобой можем сместить Басура и отобрать его кольцо.

– А потом ты заберешь мое кольцо.

– Нет, кольцо хранителя садов можешь отдать одному из своих людей. Мне нужны лишь доступ в подземные сады и люди Басура. А вообще я предлагаю вам всем присоединиться к нашему отряду.

– Нет, – отрезал Раис.

Я ожидал, что идея объединения может не понравиться хранителю. Все-таки сейчас он полноправный глава своего, пусть и небольшого, отряда. А присоединившись к нам, признает мое право командовать. Чтобы согласиться на такое, нужны достаточно веские причины, и я должен о них сказать, иначе ни о каком объединении не может быть и речи.

– Почему? Порознь мы едва отбиваемся от тварей, да и то с потерями. Взгляни правде в глаза. Чем вооружены твои люди? – Я поднял руку в успокаивающем жесте, предупреждая вспышку гнева прямолинейного воина, и мягко продолжил: – Я знаю, что у вас была лучшая экипировка в замке, но броня и клинки постепенно приходят в негодность. Кто-то должен их ремонтировать.

– Кузнецы ордена погибли, – глухо ответил Раис.

– Но они ведь не единственные кузнецы на свете. Если бы ты обращал больше внимания на окружающих, то знал бы, что в подчинении Басура есть кузнец с пятью подмастерьями! Но, вместо того чтобы ковать вам новые доспехи, они пашут, как рабы, в подземных садах. Рядом множество людей, умения и таланты которых совершенно не используются. Лекарь с аптекарем таскают воду, хотя могли бы лечить раненых. Другие мастера не вылезают из подземных садов. Это глупо. Следует использовать человека там, где он будет приносить максимум пользы. Но хранителям плевать на это. Они и так неплохо живут. Одни за них работают, другие – добывают кристаллы.

Раис молчал, нахмурившись, и это было неплохо. Пока он слушал, у меня оставался шанс его убедить.

– Пойми, объединив усилия, мы станем гораздо эффективнее бороться с монстрами. В конце концов мы сумеем выбраться из этого замка.

– Я не могу, – покачал головой хранитель. – Мы дали обет, что будем уничтожать тварей до конца жизни.

– А что, если мы перебьем их всех?

– Это невозможно. – Раис снова покачал головой. – Через портал придут новые.

– А если портал разрушить?

– Многие пробовали, но ни у кого не вышло.

Плохо, перспектива убраться отсюда, безотказно привлекавшая всех остальных обитателей Пыльного замка на мою сторону, для братьев ордена, фанатично следующих обету, стала контраргументом. Но сдаваться нельзя, они нужны мне!

– Хорошо, даже если вы не захотите уйти с нами, мы можем быть полезны друг другу. Согласись, оставаться бить тварей лучше в укрепленном замке с отремонтированными доспехами и оружием. У меня есть мастера, чтобы сделать это. А твои воины усилят мой отряд, чтобы я смог освободить мастеров и использовать их по назначению.

– Я подумаю, – угрюмо ответил Раис.

По его бесстрастному лицу невозможно было понять, приблизился ли я к цели. Остался последний аргумент.

– Я могу помочь вам избавиться от татуировок.

В глазах Раиса вспыхнул неподдельный интерес. Ну вот, хоть чем-то я тебя зацепил.

– Ты можешь вернуть наши узоры?

– Не уверен, расскажи мне подробнее, кто их нанес и зачем?

– Каждый послушник ордена получает такую татуировку в день принятия обета. Ее дополняют, когда послушник становится оруженосцем, оруженосец – рыцарем, а рыцарь – магистром. – В глазах Раиса запылал гнев. – Эмир заставил нас изменить метки в обмен на помощь, но обманул! Новые знаки не дают сил, не укрепляют дух. Это знаки рабов!

– Мы научились избавляться от меток Сабуда, – сказал я правду. – Взамен можно получить какую-то гадость вроде чирея на задницу или огромного носа. Это зависит от случая, потому что от татуировок избавляет жрец бога удачи. – Я посмотрел рыцарю в глаза. – Но если вы готовы рискнуть, то мы попробуем.

– Если ты вернешь старые узоры, – торжественно произнес Раис, – мы присоединимся и будем с тобой до тех пор, пока ты не покинешь Пыльный замок.

– Начнем завтра утром. – Я почувствовал желание Раиса сделать все сейчас и пояснил: – Жрец очень устал, а для удачного ритуала нужно много сил.

Рыцарь кивнул, соглашаясь.

– И все-таки. – Я вернулся к волнующему меня вопросу. – Как ты смотришь на то, чтобы лишить Басура звания хранителя?

– Я согласен, он не достоин звания хранителя, – ответил Раис. – Завтра утром мы объявим ему о решении совета.


– Айвери! – Я проснулся от того, что кто-то настойчиво тряс меня за плечо. – Вставай!

– Сколько времени? – спросил я, не сразу поняв, кто меня будит. – Что случилось?

В углу недовольно шипел рысенок. Он прекрасно высыпался днем, а ночью охранял мой сон и очень негативно относился ко всем ночным посетителям. На руке Газима я заметил неглубокую царапину. Видимо, Ловкач уже выразил ему свое недовольство.

– Басур! – возбужденно зашептал бывший хранитель, опасливо косясь на рысь. – Басур ушел с послушниками и жрецами Сабуда!

– Куда они ушли? – После нескольких напряженных дней и накопившейся усталости я никак не мог собраться с мыслями.

– Откуда я знаю. Около трех ночи связали часовых, открыли ворота и ушли в пустыню по направлению к порталу. Хорошо, что тварей около замка сейчас нет, а то бы мы с тобой не разговаривали.

– Кто охранял ворота? Как их связали?

– Люди Газима, они просто уснули.

Понятно, дисциплина в замке не то что хромает, она напрочь отсутствует. Нужно заново формировать отряды и ставить во главе ответственных командиров, иначе рано или поздно подобная ошибка будет стоить жизни всем, находящимся в замке. А разгильдяев, позволивших себя связать, нужно примерно наказать. В армии эмира за такую провинность отрубали голову, в королевской армии – вешали. Хотя не стоит начинать правление с жестокости. Уж чего-чего, а бессмысленной жестокости обитатели Пыльного замка натерпелись от предыдущих хранителей. Какое же наказание для них придумать? Отдам я их Раису на пару недель, пусть потренирует. Лентяи останутся живы, но вот будут ли рады, остается под вопросом. И наглядный урок преподам всем остальным.

Но все-таки что задумал Басур? У меня не укладывалось в голове, что такой хитрый и практичный человек, каким описывали хранителя подземных садов, может просто так уйти в пустыню. Он должен был использовать все свои немалые возможности, чтобы удержать власть, а не бежать в неизвестность. Одно из двух: либо вся эта история с побегом – липа и Басур со своими приспешниками затаился в замке, либо он знает о портале что-то, неизвестное остальным. Нужно срочно опросить всех, кто контактировал с Басуром, и в первую очередь нерадивых охранников ворот.

Ох и горячий день предстоит всему нашему отряду! Нужно не только занять ключевые посты, но и обыскать каждый угол, чтобы убедиться, что Басур со жрецами действительно покинули замок. А потом проверить каждого нового подчиненного на благонадежность с помощью монеты Меркуса, сформировать из разрозненных групп новые отряды, подобрать командиров.

– Газим, буди Эрна, Веруса, Идана, Ильяза, Нори и Брина. Жду вас у себя через десять минут. Раз Басур покинул замок, нужно скорее брать под контроль подземные сады, но сначала все спланируем.

Газим исчез за дверью, а я взял в руки свой легкий мешок – магический рюкзак, перемещающий в подпространство помещенные в него предметы. Настало время освободить призрака капитана Бенджамина Бома, которого я прятал там от магов эмира. Я завязал тесемки особым образом и извлек из потайного отделения деревянную кружку – якорь души старого пьяницы. В ту же секунду рядом со мной появился прозрачный силуэт.

– Выпущу кишки! – Капитан, яростно размахивая призрачным клинком, накинулся на меня. – Вздерну на рее! Пущу ко дну! – продолжил он сыпать угрозами, когда членовредительство не удалось и призрачный клинок бессильно прошел сквозь мое тело.

– Успокойся, Бен, – попытался я урезонить его. – Мы и так на дне – в пустыне. И тут нет ни одной мачты.

– Месяц в нигде! – продолжал орать пират. – Ты представляешь, салага, каково это?

– У меня не было выбора, – соврал я. – Тебя искали маги эмира.

– Зачем я им? – не поверил капитан.

– А кто про эмира похабные песни орал? – напомнил ему про попойку с Эрном. – Маги подслушали, донесли эмиру, вот нас всех и сослали сюда. А тебя не развеяли только благодаря тому, что я тебя спрятал.

– Врешь! – чуть успокоившись, пробасил призрак.

– Очень надо, – ответил я и предупредил: – Смотри, никому не проболтайся, тут виновников, из-за которых невиновные попадают в ссылку, очень не любят.

– Где тут? – Бен с удивлением осмотрел незнакомую обстановку. – Где мы?

– В Пыльном замке посреди пустыни, осажденном тварями Запределья…

– Кто это? – на пороге комнаты застыл ошарашенный Дизак.

– О, заходи, Дизак. Ты вовремя, я только что собирался тебя звать. Знакомься, мой друг – Бенджамин Бом, капитан пиратского корабля, призрак.

– Дизак. – Глаза жреца бога удачи расширились от удивления, но суеверного ужаса в них не было. – Это же идеальное пари! – Его глаза мечтательно закатились. – Сколько можно на нем поднять?!

– Не богохульствуй, – осадил я его. – Помни, никаких договорняков.

– Ладно, ладно, – махнул он рукой. – Уж и помечтать нельзя! Зачем я тебе понадобился?

– Сколько человек ты можешь избавить от татуировки Сабуда за день?

– Вчера было двенадцать, но это чересчур. Слишком много сил уходит. Ты же помнишь, что под конец людям взамен татуировок доставались одни гадости. Это потому что я очень устал. Сегодня получится самое большее четверо, а вообще пять – семь человек в день.

Да, не густо. Я очень надеялся, что нам сегодня же удастся избавить воинов от меток, но не судьба. Очень жаль, мне катастрофически не хватает надежных людей. Хорошо еще, что вчера вместе с Брином и его командой от татуировок избавили капитана дворцовой стражи с одним из его солдат. Однако ничего не сделаешь, будем освобождать людей постепенно.

– У Раиса и его воинов изначально были татуировки ордена, а потом их изменили жрецы Сабуда. Ты сможешь убрать то, что добавлено, и оставить старые татуировки?

– Мне нужно спросить. – Жрец на мгновение прикрыл глаза. – Нет, у них были татуировки Воина – бога покровителя всех бойцов. В пустыне он известен под именем Аль-Каур. Только он может вернуть старую татуировку, а мой бог может лишь убрать все целиком.

Прекрасно, теперь мне нужна еще одна химера для алтаря Аль-Каура. И где ее искать?

– Спасибо, Дизак, отдыхай пока, чуть позже я пришлю к тебе четырех людей с татуировками.

В дверь вошел Газим, да так и застыл на пороге, узрев призрака. Вслед за ним шел Эрн, который не стал дожидаться, когда Газим освободит проход, а просто схватил его за пояс и внес внутрь комнаты.

– Привет, Бен, – поприветствовал гигант призрака, удобно устраиваясь на стуле. – Давно не виделись. Где пропадал?

– Магов за нос водил, – ответил призрак и, облизнув губы, спросил северянина: – Жарко тут, выпить не хочешь?

– Выпить я всегда хочу, – недовольно хмыкнул Эрн. – Только нечего!

– Не может быть! – Глаза призрака наполнились болью, и он застонал: – Спрячь меня обратно!

– Рано! – Я усмехнулся. – Нужно хорошо потрудиться, а потом я вам найду вина. – И добавил для всех остальных, столпившихся в дверях: – Знакомьтесь, мой друг Бенджамин Бом, старый морской волк, капитан, призрак и лучший искатель сокровищ. Не стойте в дверях, присаживайтесь. У нас будет длинный день, нужно его как следует спланировать.


– Жрец бога удачи не может убрать часть татуировки, нанесенную жрецами Сабуда, – начал я очередные переговоры с Раисом. – Он может удалить всю татуировку целиком.

Я вызвал его сразу же, как только осмотрел подземные сады и понял всю плачевность ситуации, в которую мы угодили. Нам катастрофически не хватало надежных людей для контроля над ключевыми точками замка. А учитывая, что каждый ненадежный являлся потенциальным агентом Басура либо мог быть подчинен им с помощью кольца хранителя, дело выглядело и вовсе уныло.

К надежным я относил своих людей: пятеро степняков во главе с Иданом, пятеро гладиаторов в тяжелой чешуйчатой броне во главе с Эрном, четверо арбалетчиков в легкой чешуйчатой броне во главе с Верусом, пятеро гвардейцев дворцовой стражи во главе с Ильязом. Имелись еще полугномы, гоблинша, лекарь и мастера, которым я также доверял, но их глупо было использовать в качестве бойцов.

К «условно надежным» я относил трактирщика Брина с его людьми, Газима с его подчиненными и всех, пришедших вместе с нами в Пыльный замок. Брин вроде бы доказал, что честен, – он исполнил свою часть сделки и отдал мне кольцо. Однако этот шаг мог быть продиктован трезвым расчетом. Ну не мог он сам удержать власть, так почему бы не присоединиться к более сильному? И пусть сейчас более сильным кажусь я, но что будет завтра – это во многом дело случая и даже точки зрения.

Отряд Газима только выиграл от смены хранителя. Для них заметно увеличились и норма воды, и величина пайка. Так что сейчас у них к нам любовь, хотя она может оказаться мимолетной и закончиться в тот самый момент, когда я начну нагружать их работой и опасными заданиями. А ведь мне еще предстоит наказать трех нерадивых охранников из этого отряда!

И люди, пришедшие с нами, под вопросом. Да, именно мы спасли их и приютили, у них нет причин на нас злиться, скорее наоборот, но у каждого из них татуировка Сабуда, а значит, они потенциально беспомощны перед хранителем и жрецами.

Все остальные и вовсе темные лошадки, которые в каждую секунду могут из ненадежных союзников превратиться в смертельных врагов. Ведь Басур по большому счету опередил нас, скрывшись до того, как мы отобрали у него кольцо хранителя. А значит, он был предупрежден о грозящей опасности. От кого он узнал о готовящемся против него заговоре, неизвестно, но понятно, что нужно присматривать и за людьми Раиса, и за своими подчиненными. Так что в ситуации тотальной нехватки верных людей помощь Раиса мне жизненно необходима. Если спихнуть на него защиту внешнего периметра, дополнив его отряд бойцами, в которых я сомневаюсь, а самому сконцентрироваться на охране ключевых для жизнедеятельности замка подземных садов и колодца, ситуация существенно упростится.

Главное строение, которое ранее занимала «фракция Ильхама», по сути представляло из себя четыре пятиэтажных здания, вплотную примыкающих друг к другу, объединенных общей крышей и имеющих единственный охраняемый вход. Предположение, что замок является древней тюрьмой, подтвердилось, как только я попал внутрь. Основное здание разделялось на две неравные части. Передняя часть, скорее всего, была административной. Я предположил, что там располагались кабинеты администрации, комнаты отдыха персонала и охраны, а также лазарет. Задняя часть здания вместе с остальными тремя строениями образовывали тюремный блок, сообщающийся с административной частью с помощью единственного коридора, в нескольких местах перегороженного массивными решетками.

Внутри тюремного блока располагался огромный зал с фонтаном посередине, окруженный металлическими лестницами и балконами, на которых были сделаны входы в камеры. Камеры, на четыре человека каждая, имели минимум удобств: деревянные лавки вместо кроватей, деревянный стол и узкое зарешеченное окошко. На первом этаже располагались кухня и несколько мастерских. Точнее, мастерскими они стали относительно недавно, во времена расцвета ордена Аль-Каура. Об их первоначальном предназначении оставалось лишь гадать.

С охраной главного здания проблем не предвиделось. Тройка бойцов у входа и еще трое в главном коридоре, по одному у каждой из решетчатых дверей. С учетом того, что все посты находятся в пределах видимости, а совсем рядом расквартировались остальные члены отряда, для контроля доступа вполне достаточно шестерых. Из-за хорошей защищенности, наличия большого количества помещений и источника воды именно это строение целесообразно использовать для размещения главного ядра отряда. Если наглухо запирать вход в здание на ночь, можно обойтись тремя сменами караульных – по двенадцать часов каждая. Для этого хватит даже преданных мне людей.

С подземными садами все обстояло гораздо сложнее, потому что они представляли собой сложную систему катакомб, выдолбленных в известняковой породе намного позже создания замка. В них, глубоко под землей, выращивали различные грибы, составляющие основной рацион здешних обитателей.

Никакой системы в этом лабиринте не проглядывало, и контролировать его было намного сложнее. Наемники Басура защищали только несколько точек: вход в катакомбы, центральные галереи и жилую часть пещер. Мне для того же самого придется использовать всех оставшихся воинов.

– Я узнал, что только твой бог – Аль-Каур – может вернуть татуировкам изначальный вид. Как ты смотришь на то, чтобы основать храм бога Воина?

– Еще одно обещание, – нахмурился Раис. – Ты только что признал, что не в силах выполнить предыдущее, а уже даешь следующее.

– Ты не прав, – мягко возразил ему. – Я пытаюсь найти возможности выполнить обещанное. Мне удалось вырастить кристалл для алтаря бога удачи, так почему не сделать то же самое для твоего бога?

– И что тебе для этого нужно?

– Химера или другой достаточно сильный монстр. Где мне найти их?

– Ясно где, – хмыкнул Раис. – Около портала. Только мне кажется, что подходящего монстра придется ждать достаточно долго. Подранки вытягивают из портала магию, и он не может пропустить крупную тварь.

– А что, если перебить раненых монстров?

– Сначала придется перебить здоровых, что не очень просто. Раньше братья ордена совершали вылазки к порталу, но с такими бойцами, каких мы имеем сейчас, это опасно.

– Помоги мне, – попросил я его. – Возьми под охрану всю внешнюю стену. Мне нужно время, чтобы разобраться с внутренними зданиями и укрепить свою власть.

– У меня не хватит людей, – возразил хранитель северных врат.

По крайней мере, не отверг просьбу с ходу. Это хорошо.

– Я передам в твое подчинение всех, в ком сомневаюсь. Не кривись, с монстрами они не сговорятся и будут охранять стену просто потому, что их самих сожрут первыми, если твари попадут в замок. А мне нужно на время, пока я не освобожу своих людей от татуировок Сабуда, избавиться от потенциальных врагов.

– С монстрами не сговорятся, а с Басуром могут. Ты узнал, где он?

– Следы тянутся от южных врат к порталу. Я проверил правдивость показаний связанных охранников при помощи амулета правды. Они не врут, что видели, как Басур и жрецы покинули замок.

– Не верю, что он мог уйти, – мрачно ответил Раис. – А если ушел, то недалеко и ненадолго. Он знает о катакомбах больше всех в замке.

– Потому и прошу тебя о помощи. – Я заглянул ему в глаза. – Пойми, нам нужно укрепиться как можно быстрее. Боюсь, что Басур скоро покажет себя. Я займусь алтарем бога Воина, как только решу первоочередные проблемы.

– Хорошо, – наконец согласился Раис. – Я помогу тебе. Кого ты мне дашь?

– Во-первых, возьми пятнадцать бойцов, верных Басуру. Поставь их на стену, подальше от ворот.

– Сам разберусь, – мрачно ответил рыцарь.

– Хорошо-хорошо, – поспешил я согласиться. – Еще отдам тебе двух бывших слуг Ильхама, а также тех трех неудачников, которые уснули на посту и прозевали Басура.

– Наказание за сон на посту – смерть. – Раис скрестил руки на груди.

– Я знаю, но у нас не так уж много людей. Таких, как они, тут половина. Если всех повесим, кто станет бить монстров?

– Всех не всех, а этих нужно так наказать, чтобы другие запомнили! – продолжал стоять на своем хранитель северных врат.

– Вот и накажи, – поощрил я его. – Нагрузи так, чтобы они прокляли жизнь и пожалели, что не стали жертвой жрецов. Только не давай им общаться с людьми Басура.

– Хорошо, – скрипнув зубами, согласился Раис. – Что-то еще?

– Пришли ко мне лейтенанта королевского легиона, – попросил я и, заметив на лице рыцаря удивление, пояснил: – Сведем с него татуировку. Твоих офицеров тоже нужно освобождать от зависимости.

Глава 7

Комендант пыльного замка

– Нори, принимай кузнеца и пять его подмастерьев. Их специализация – клиники, а это как раз то, чего нам сейчас очень не хватает.

– Нам сейчас очень не хватает вина и красоток, – пробасил стоящий позади меня призрак, а сидящий по правую руку Эрн одобрительно кивнул.

Для проведения совещаний я выбрал апартаменты Ильхама, так как они единственные подходили для этой цели. Посреди большой комнаты располагался массивный каменный стол, за которым можно было разместить до пятнадцати человек. Около стен стояли деревянные шкафы – большая редкость в пустыне – в них хранились ценности, отобранные у нескольких поколений обитателей замка, подчиненных хранителю колодца. К большой комнате примыкали две малых, в них были оборудованы спальные места: огромное ложе самого хранителя и пять односпальных лежаков для его охранников.

В комнате совещаний кроме меня находились Эрн, Верус, Идан, Ильяз, Газим и Брин. Все шестеро обладали задатками лидеров и были выбраны мной командирами боевых отрядов, которые я собирался сформировать в ближайшее время, а также отряда рабочих, обслуживающих подземные сады. Но перед этим предстояло выделить из общей массы мастеров и задействовать их по назначению. Призрак должен был отвлекать на себя внимание, немного нервировать моих собеседников и выводить их из равновесия, а моей задачей, равно как и задачей моих офицеров, было внимательно следить за реакцией подчиненных и попытаться выявить агентов Басура.

Начал я с кузнецов, которых в Пыльном замке насчитывалось аж семеро: мой друг – полугном Нори, мастер Гавель и пятеро его подмастерьев.

– Да какой прок от семерых кузнецов, если во всем замке нет ни куска угля? – возмутился полугном, не обратив ни малейшего внимания на пирата. Еще на Великом Рынке он успел привыкнуть к неуемной тяге призрака к выпивке и красоткам.

Кузнец Гавель, с опаской глянув на привидение, согласно кивнул. По его лицу было видно, что желание вернуться к любимой работе есть, но вот веры в то, что это когда-то случится, почти не осталось.

– Экспериментируйте с магическим тиглем, – посоветовал я. – На металл можно пустить старое оружие и часть решеток, а кристаллами магии с нами поделятся монстры.

– Вот сразу видно, что ты ничего не смыслишь в кузнечном деле, – вздохнул Нори. – Этот металл лишь на решетки и годится, а уголь нужен не только для огня, но и для того, чтобы придавать прочность стали. Я уж молчу о других добавках и флюсах, без которых не выковать ни клинка, ни доспеха.

– А на гномий дистиллятор эти железки сгодятся? – снова встрял в разговор пират.

– Погоди ты, – осадил я Бена и повернулся к полугному. – Я удивляюсь, Нори. Твоя жена – алхимик. Она тебе таких ингредиентов наготовит, что гномы обзавидуются. Только поставь ей задачу и помоги оценить результат. Ты же уже один раз прошел такой путь, когда подбирал рецепт гномьей стали и ковал нам доспехи. Разница лишь в том, что прежде ты покупал необходимое на рынке, а сейчас все нужно добывать хотя бы из тех же монстров.

– А может, она и слезу гнома из тварей добудет? – Проблема отсутствия выпивки сводила Бена с ума.

– Ты думаешь, что из монстров можно добыть присадки для стали? – усомнился полугном, снова не обратив внимания на призрака.

– Я в этом уверен. Вспомни, как бывший хозяин Грули хотел заполучить пустынного дракона. Стал бы он так стараться, если бы не был уверен в том, что из твари можно добыть ценные ингредиенты?

Моя уверенность строилась не только на предположениях, но и на результатах предварительных исследований туш монстров, выполненных полугномой и гоблиншей. Первая была в восторге от обилия химических элементов, содержащихся в различных железах тварей, а вторая пребывала в экстазе от качества шкур. Они мне уже все уши прожужжали, что использовать монстров лишь для выращивания кристаллов – слишком расточительно. Я удивляюсь, как это Нори не расслышал в бесконечном щебетании жены решения своей проблемы!

– Можно попробовать, – все еще сомневаясь, ответил полугном.

– Берешься? – спросил я мастера Гавеля, так как мне важно было получить и его согласие.

– Берусь, – через несколько секунд раздумий ответил он.

– Где Басур? – неожиданно спросил я.

– Не знаю, – ответил удивленный вопросом мастер Гавель.

В глазах четырех из его подмастерьев тоже промелькнуло удивление, а вот реакция пятого меня смутила. Словно в его взгляде возникла и сразу исчезла насмешка.

– А ты? – Я пристально посмотрел на вызвавшего подозрения юношу.

– И я не знаю, господин, – склонился он в поклоне, пряча глаза.

Судя по монете Меркуса, ответ не содержал лжи, но неясное чувство тревоги никуда не делось. Татуировка Сабуда с юноши еще не сведена, значит, он подвержен влиянию жрецов. За этим товарищем нужно проследить, однако не стоит усердствовать. Я и так раскрыл себя с этим вопросом, не нужно усугублять. Все равно сейчас от парня ничего не добиться.

– Отлично, тогда занимайте свободную мастерскую, но помните, что клинки и доспехи – далеко не все, что нам нужно, – краем глаза я заметил, что пират энергично кивает и чертит в воздухе контур дистиллятора. – Выделите троих ребят, у которых есть талант к механике. Пусть займутся ремонтом арбалетов, а когда наберутся опыта, попытайтесь сделать что-то свое. И еще, обеспечьте наших алхимиков и лекарей инструментами. Они сами расскажут, что им нужно.

Кузнецы отправились обживать свою мастерскую, а я пригласил на разговор лекаря и аптекаря из отряда Брина, а также лекаря нашего отряда и полугному. Несмотря на то что я сам владел заклинанием малого исцеления, а гоблинша способна была творить чудеса с раздробленными костями, пара лекарей нам не помешала бы. Их врачебной задачей станет неотложная помощь раненным в бою, а также профилактика и лечение болезней, о которых я не имею ни малейшего представления. Я никогда не питал иллюзий насчет того, что смогу помочь каждому бойцу. Во-первых, на всех меня просто не хватит, а во-вторых, в бою кроме помощи раненым есть и другие задачи, зачастую более важные. Значит, нужно готовить врачей и обеспечивать их действенными зельями. А где взять зелья, как не у алхимика?

– Груля, нам нужно наладить изготовление всевозможных зелий и ингредиентов для кузнецов. Что нужно кузнецам, расскажет Нори, а по зельям заказ сделают лекари.

– Спирт проси, – прошептал на ухо молодому лекарю пират, неожиданно появившись у него за спиной. – Раны промывать.

– Ка-ка-какие у тебя раны? – возмутился перепуганный парень. – Ты же привидение.

– Ясно какие. – Пират похлопал себя по животу. – Душевные. Их еще чаще, чем обычные, промывать нужно.

– Бен, исчезни!

– Ладно, ладно. – Пират поднял руки вверх. – Я понял, я молчу. – С этими словами он исчез.

– Даю тебе в помощь бывшего аптекаря. – Я снова обернулся к полугноме.

– Интересно, что он такого натворил, что стал бывшим? – подозрительно спросила она и недружелюбно уставилась на своего потенциального помощника.

– Перепутал порошки, – ответил тот, не смущаясь. – Эфенди Магиру досталось слабительное, а эфенди Шалиму – возбудитель. Первый опозорился перед танцовщицами дома Семи вздохов, а второй умер от разрыва сердца на ночном горшке.

– Хорошо, что мне порошки уже не нужны, – прошептал пират, сидящий на шкафу.

– И зачем мне такой помощник? – Полугнома уперла руки в бока и с вызовом посмотрела на меня. – А если он в наших зельях что-то напутает?

– Не напутаю, госпожа, – улыбнулся аптекарь. – Порошки я намеренно подменил. Дело в том, что мой отец занимал у эфенди Шалима крупную сумму, а эфенди Магир был свидетелем возвращения долга. Когда отец умер, старые мошенники решили отобрать лавку отца, а меня загнать в долги и заставить на них работать. Эти идиоты получили то, что заслуживали. Жаль, что маги эмира быстро разобрались, кто виноват.

– Ладно, посмотрю, что ты умеешь, – неохотно согласилась полугнома и тут же переключилась на меня. – Нужно добыть пару десятков свежих глорхов, пяток пустынных драконов и какую-нибудь новенькую тварь для исследования. – Она дождалась моего кивка и продолжила: – Нам занимать мастерскую около Нори?

– Нет, там плохая вентиляция, а от вашей алхимии запахи не очень. Займите угловую комнату около лазарета, она должна хорошо проветриваться. Скажешь Нори, чтобы в первую очередь обеспечил вас инструментами и посудой. А вы… – я обернулся к лекарям, – занимайте лазарет. Наведите там порядок, чтобы могли принять два десятка больных и раненых. И выделите несколько изолированных комнат, если часть больных окажутся заразными. Инструментами вас кузнецы обеспечат. Я их предупредил. Вопросы?

– Кто будет главным? – спросил пожилой лекарь из отряда Брина. По всему было видно, что он считает зазорным подчиняться юноше.

– Если промоешь мои душевные раны, – тут же возник за спиной старика и зашептал ему на ухо пират, – то – ты!

– Изыди, – даже не вздрогнув, отмахнулся лекарь. – Я лечу уже сорок лет, знаешь, сколько призраков приходило ко мне с упреками и жалобами на неправильное лечение?

– Сколько? – тут же спросил я, так как мне не нужен был лекарь, загоняющий своих пациентов в гроб.

– Пара десятков точно, – ничуть не смутившись, ответил тот. – Сначала эти идиоты нарушают предписания, предаются всяческим излишествам, а потом жалуются на преждевременную смерть. Лечить знать Великого Рынка – неблагодарное дело.

– Что же, мастер Крат, главным лекарем будете вы, но лишь при условии, что передадите все свои знания без утайки вашему молодому коллеге. Мне нужна максимальная эффективность работы всех моих людей, ибо только так тут можно выжить. В свою очередь он поделится с вами богатым опытом лечения ран гладиаторов. Все-таки мальчик с девяти лет помогал лекарю дома Стального пса. А Чича просветит вас о строении скелета. Ведь она чувствует каждую косточку в теле живого существа. Согласны?

Еще до того как старик ответил, я понял, что он согласится. Уж больно заманчиво для истинного лекаря получить такие знания. И это явственно читалось на его лице. Да и признание его главенства вместе с просьбой об учительстве польстили самолюбию лекаря.

– Конечно, согласен, – расслабившись, улыбнулся он. – Любому мастеру нужен достойный ученик, а про этого юношу я слышал только хорошее. Излечить человека, покалеченного химерой, очень сложно.

– Это не столько моя заслуга, сколько работа госпожи Чичи и господина Айвери, – скромно потупился молодой лекарь.

– Вот как. – Старик задумчиво посмотрел на меня, затем перевел взгляд на юношу. – Скромность не менее важна в ученичестве, чем талант. Я беру тебя в ученики. – И тут же заявил мне: – Нам нужны помощники!

– Я выделю вам в помощь цирюльника. Кажется, он неплохо дерет зубы и зашивает раны, но на этом все. Людей катастрофически не хватает. Если нужно будет перенести что-то тяжелое, попросите Эрна. Он организует парней. А с остальным справляйтесь сами. Еще вопросы? – Поняв по их лицам, что вопросов больше нет, снова неожиданно сменил тему. – Где Басур?

– Откуда мне знать? – удивленно ответил Крат, а аптекарь молча пожал плечами.

– Хорошо, раз вопросов больше нет, тогда вперед!

Осталось организовать работу последней задуманной мною мастерской – кожевенной. Нам жизненно важно экипировать людей качественными доспехами, а я отнюдь не уверен, что кузнецы сумеют быстро наладить производство нужных сплавов. Так что кожаные доспехи могут стать для нас выходом, тем более что, по словам Чичи, качество шкур окружающих нас монстров – превосходное. Нужно лишь убедить пару кожевенников и сапожника работать вместе с гоблиншей, так как я уверен: именно ее технология выделки кожи является лучшей. Но как заставить людей признать главенство презираемой ими гоблинши?

– Заходите, присаживайтесь, – пригласил я мастеров и достал из шкафа несколько заготовок под ламеллярный доспех, изготовленных Чичей. – Оцените, пожалуйста, качество выделки кожи.

Мастера принялись пристально рассматривать заготовки, тщательно ощупывая их, пробуя кожу на изгиб, прочность и внимательно разглядывая причудливые узоры. Я не торопил их, ожидая, когда они будут готовы огласить вердикт.

– Удивительное мастерство, – заявил первый мастер-кожевенник – невысокий мужчина с родимым пятном на пол-лица. – Кожа очень прочная с внешней стороны и необычно мягкая с внутренней, при этом еще и потрясающе гибкая. Кто это изготовил? Я бы хотел поучиться у такого мастера.

– Подобного результата невозможно добиться выделкой, – возразил второй мастер-кожевенник – огромный мужчина с длинным хвостом на голове. – Это кожа какой-то твари. Из такой кожи любой ученик сделает чудо.

По всему было видно, что второй мастер, в отличие от первого, обладает завышенной самооценкой и не привык хвалить кого-то кроме себя.

– А каково ваше мнение? – спросил я у сапожника, все еще рассматривающего узоры на коже.

– Это узоры гоблинов, – ответил он, подняв на меня взгляд.

– Я же говорил, что это шкура твари, – фыркнул второй мастер. – Интересно, где этот умелец раздобыл столько гоблинских шкур?

– Да нет, – усмехнулся сапожник. – Это не шкура гоблина, это шкура, выделанная и обработанная гоблином.

– Врешь! – возмутился огромный кожевенник. – Знаю я этих жаб. Они даже нож в руках держать не могут. Куда им шкуры выделывать!

– Железный не могут, – согласился сапожник. – А костяным управляются лучше, чем ты ложкой. Это ведь ваша гоблинша сделала? – полуутвердительно спросил он у меня.

– Она, – не стал я возражать. – Хотите у нее поучиться?

– Еще чего! – не подумав, воскликнул громила. – Чему эта жаба может научить настоящего мастера?

– А вы? – Я внимательно посмотрел на остальных.

– Я же сразу сказал, что хотел бы поучиться у такого мастера, – вежливо ответил первый кожевенник.

– И я не против, – усмехнулся сапожник и покосился на стоящего рядом громилу. – Какой дурак откажется от бесплатного обучения?

– Тогда вы двое поступаете в распоряжение Чичи. Если решите, что сможете усовершенствовать ее метод, не стесняйтесь, предлагайте. Она барышня отзывчивая, выслушает, проверит и отблагодарит, если получится. Нам очень важно как можно скорее облачить всех наших бойцов в доспехи.

Я передал мысленное сообщение и продублировал приглашение голосом:

– Хорошо, Чича, заходи! Эти мастера, – я указал на двоих мужчин, согласившихся с ее главенством, – согласны помогать тебе и учиться у тебя. – Гоблинша сделала книксен, немало удивив своих новых подопечных. – Но и ты посмотри на их приемы. Вполне возможно, что твой метод выделки можно усовершенствовать.

Гоблинша счастливо улыбнулась своей жабьей улыбкой, заставив здоровяка с отвращением сплюнуть.

– Я так подозреваю, что ваше производство с запашком, поэтому займете угловую башню, ту, в которой раньше обитали люди Газима. Чича, постарайся, чтобы вони было поменьше.

– А где будет моя дубильня? – подал голос длинноволосый кожевенник.

– Нигде. – Я холодно посмотрел на здоровяка. – Ты поступаешь в распоряжение Газима. В подземных садах полно работы. Как я понял, это для тебя лучше, чем подчиняться гоблинше.

– Но ты сказал, что вам срочно нужны доспехи, – растерялся мастер. – Я думал…

– Еще важнее уважительное отношение к членам моего отряда и умение подчиняться приказам, – оборвал я его на полуслове. – Когда решишь, что готов работать с гоблином, дай мне знать. Я с тобой снова поговорю.

По тяжелому взгляду, которым меня наградил здоровяк, я понял, что такое время вряд ли наступит. Ничего не поделаешь, хорошим для всех быть не получится. Но очень важно преподнести окружающим урок. Пусть знают, что уважительное отношение ко всем без исключения – непременная основа успеха в моем отряде, а недовольные всегда найдутся, даже если очень стараться их не плодить.

– Что дальше? – спросил Эрн, как только мастера вышли за дверь.

– Будем распределять людей по отрядам, – ответил ему. – Кстати, я уже подобрал для твоей декурии шесть человек. Все как один высокие и сильные.

– Носильщики, что ли? – Северянин был не в восторге от пополнения. – Они даже не знают, с какой стороны за меч держаться.

– Вот и научишь. Они подходят на роли тяжелых пехотинцев и ростом, и силой, и выносливостью. Кроме того, других нет, так что бери этих и лепи из них бойцов. Вместе с твоими ребятами будет одиннадцать человек.

– Ладно, – нехотя согласился Эрн.

– Ваша задача – охрана входа в главное здание. Вахта – два человека. Дневное дежурство – двенадцать часов, два ночных дежурства – по шесть часов. В свободное время – тренировки: бой на мечах, бой с копьем, кулачный бой и бой в строю.

– Верус, тебе передаю восемь арбалетчиков Газима, двух торговцев тканями и бродячего торговца из отряда Ильхама. Вместе с тремя твоими бойцами будет пятнадцать человек. Как раз по количеству арбалетов. Составите отряд внутренней охраны. Разместишь по одному бойцу около каждой из трех решеток. График дежурств тот же, что и у Эрна. Все свободное время отводится на тренировки. Надо отработать правильность и скорость зарядки арбалета, а также меткость стрельбы. В том числе при сильном боковом ветре и по движущимся мишеням. Не жалей ни болтов, ни арбалетов. Кузнецы все починят, а нам важно как можно скорее подготовить отряд истребителей. Будем расстреливать тварей издалека. В случае тревоги вы должны занять места у бойниц. Распределишь людей сам и проведешь несколько внезапных тренировок.

– Идан, вы с братьями дежурите у бойниц над входом в главное здание. Прикрываете Эрна и Ильяза, который будет охранять вход в подземные сады. Стрелки вы отличные, но про тренировки тоже не забывайте. И договоритесь с Верусом, куда направитесь в случае тревоги.

– Брин, как ты считаешь, кого из подчиненных Басура можно привлечь к охране подземных садов?

– Купца Хольта и его людей, – не задумываясь, ответил трактирщик. – Они Басура ненавидят и с радостью прикончат при встрече. Правда, на них татуировки Сабуда…

– Татуировки мы сведем, – успокоил я его. – Сколько у Хольта человек?

– С ним пять наемников и два возницы.

– Отлично. Ильяз, передаю их в твой отряд. Еще принимай оставшегося мечника Газима и Брина с его людьми. Всего двадцать человек. Как считаете, хватит для контроля над подземными садами?

– Для этого и сотни будет мало, – покачал головой Брин. – Единственное, что можно сделать, – водить людей на работу под конвоем, как Басур.

– Хорошо, так и поступим. На первое время ограничимся несколькими посещениями подземных садов в день под конвоем воинов Эрна и Веруса, а затем постепенно подключим освобожденных от татуировок.

На этом формирование боевых отрядов мы завершили. Оставшихся людей разбили на две группы. В первую вошли все ремесленники: булочник с двумя сыновьями; портной с двумя подмастерьями; двое ткачей с тремя подмастерьями; столяр с двумя подмастерьями; два уличных торговца едой; три гончара; мастер-каменщик и мастер-плотник. Всего двадцать один человек. Эти люди должны были заняться отбором воды из фонтана, бесполезно уходящей в трещины пола. Емкость, которую использовали для сбора воды во времена ордена, разбили монстры, и пока кузнецы не изготовят новую, придется постоянно держать у фонтана людей, непрерывно наполняющих водой бурдюки. В принципе, эту работу можно было поручить кому угодно, но, если мы отсюда выберемся, умелые мастера смогут принести всему отряду немалую пользу. Конечно, при условии, что захотят остаться с нами. Именно поэтому я решил всячески их поддерживать и не подвергать опасности, отправляя в подземные сады. По крайней мере до тех пор, пока не пойму, куда укрылись жрецы во главе с Басуром.

Во вторую группу я определил шесть слуг Басура, двенадцать нищих, ранее работавших у Газима сборщиками кристаллов, шесть бродячих акробатов, художника, поэта и менестреля, пришедших в Пыльный замок вместе с нами. Двадцать семь человек под руководством Газима. Этим работникам предстояло обслуживать подземные плантации, что подразумевало сбор созревших плодов, посадку семян, полив и опыление грядок толчеными магическими кристаллами. Работа не очень сложная, но вредная из-за ядовитых испарений, выделяемых некоторыми грибами. А еще опасная, так как работников в любой момент могли атаковать жрецы.

А дальше начались бесконечные беседы с новыми подчиненными. Пока групповые, но и в них мы старались прощупать характер каждого человека, узнать причину его ссылки и выяснить, сотрудничает ли он с хранителем подземных садов.

С учетом того, что у нас набралось более шестидесяти новичков, этот адский труд растянулся до поздней ночи. А индивидуальные беседы с глазу на глаз, которые я запланировал провести с каждым своим подчиненным, грозили отнять несколько дней.

Глава 8

Подземные сады

Бесконечно длинный день закончился. Гарнизон замка начинал формироваться, людей распределили в новые отряды и представили десятникам. С завтрашнего дня у них начнутся интенсивные тренировки. Нам нужно как можно скорее подтянуть уровень каждого бойца, повысить слаженность и боеготовность отрядов.

Ильяз получил кольцо хранителя колодца, которое я настроил на работу в режиме бойца внешнего периметра. Решение, кому из моих офицеров передать кольцо, оказалось достаточно непростым, ведь артефакт обеспечивал неплохую защиту и повышал выносливость человека за счет магической подпитки. С одной стороны, так можно было усилить только верного человека – и Эрн, Идан или Верус являлись идеальными кандидатами. Но, с другой стороны, все трое охраняли главный комплекс строений, в котором было гораздо безопаснее, чем в подземных садах. То есть наибольшую пользу кольцо принесет именно там. Хотя в случае нападения людей Басура оставалась достаточно серьезная опасность вообще потерять кольцо.

Брину я не очень доверял, а отдавать кольцо Газиму опасался, так как его психика заметно деформировалась при использовании такого же артефакта. Если же рассматривать в качестве кандидатуры Ильяза, то проявление доверия к бывшему капитану дворцовой стражи должно было сыграть в мою пользу и повысить его лояльность. Ведь именно я выделил и возвысил его, а другой сюзерен вполне может изменить решение. Утверждение, верное до тех пор, пока не примешь во внимание амбиции самого капитана. Хотя за недолгое время нашего общения я не заметил, что они у него завышены. Тяжелый выбор, но я решил рискнуть.

Солнце село за горизонт, и замок погрузился во тьму, но движение в главном здании все еще продолжалось. Я распорядился поселить всех людей, находящихся в моем подчинении, в камерах тюремной части. И хотя комфорта в них явно недоставало, многие восприняли переселение с радостью. Люди Газима часто ночевали почти под открытым небом, а ночью в пустыне ужасно холодно. А уж про людей Басура я и вовсе молчу: жить под землей – то еще удовольствие.

Верус и Идан контролировали расселение наверху. Газим руководил переселением из лагеря на стене. Ильяз со своими людьми охраняли вход в катакомбы, а Эрн и Брин с воинами сопровождали переселенцев. Я вместе с рысенком поочередно присоединялся то к отряду Брина, то к отряду Эрна, изучая основные тоннели и пытаясь примелькаться возможным шпионам, то появляясь у них на виду, то скрываясь из вида. Мы немного рисковали, ведь если Басур со своими приспешниками остались в катакомбах или проникли в них из-за внешнего периметра замка, то сейчас у них появлялся очень удачный момент для нападения.

Честно говоря, я на это надеялся и готовился к этому. Бойцам Эрна передали защитные амулеты и приказали постоянно быть настороже. Расстояние между отрядами держали таким, чтобы в случае засады оставалась возможность помочь друг другу. Наверху в полной готовности ожидала сигнала группа усиления, которую я мог вызвать в любой момент мысленным приказом, постоянно поддерживая ментальную связь с гоблиншей. А мы с рысенком старались вычислить врагов, используя обостренные органы чувств.

Тщетно: ни засады, ни каких-либо следов присутствия посторонних не обнаружилось. Возможно, причиной тому была внезапность переселения и враги не успели подготовиться. Возможно, Басур заподозрил ловушку и побоялся напасть. А может быть, его и вовсе не было в замке. Так или иначе, все прошло спокойно.

Проводив предпоследнюю группу к месту ночевки рабов, мы с рысенком незаметно скользнули в боковой тоннель и затаились. Выждав после ухода группы час, я достал из своего рюкзака черную одежду Молчуна и переоделся, сменив ею свои доспехи. Защита брони – это прекрасно, но чересчур шумно для того дела, что я задумал. А задумал я ни много ни мало – выследить жрецов. И, кажется, у меня появилась слабая зацепка – едва заметная дорожка следов в пыли, тянущаяся из основного тоннеля в один из боковых коридоров, которую я заметил в тот миг, когда прятался в коридоре.


Кшал наслаждался темнотой подземелья. Наконец-то ненавистное солнце не давило на плечи, заставляя прятать голову в капюшон и кутаться в длинный плащ. Нет, для проклятого, обладающего его уровнем темной магии, солнце давно не представляло смертельной угрозы, но по давней привычке вызывало жуткий дискомфорт, ежесекундно заставляя вспоминать ужасные моменты прежнего существования, когда любой луч дневного света грозил обернуться ожогом. Именно из-за нелюбви к солнцу путешествие на Великий Рынок обернулось для его выводка тяжелым испытанием. К сожалению, испытанием бессмысленным, так как цель похода – шар Сабуда – добыть не удалось.

Сколько сил пришлось приложить, сначала чтобы добраться до Великого Рынка, а затем чтобы подготовить дерзкий план похищения реликвии кровавого бога! Сколько денег пришлось потратить на взятки! Сколько драгоценных эликсиров надо было выпить для того, чтобы превзойти жрецов Сабуда и проникнуть в святая святых – храм Боли. И все напрасно! Эти твари обманули его и подсунули вместо мощнейшего магического артефакта – точки фокусирования сил бога – обычную стекляшку, едва накачанную магией.

Если бы он сам отправился в храм Боли, а не послал боевую звезду выводка, все могло обернуться иначе. Он сразу распознал бы подделку и наверняка сумел бы найти настоящий артефакт. Не то что эти тупые машины для убийства, которые ни на что более не годятся. Впрочем, встречу с верховным жрецом Сабуда он мог и не пережить. Все-таки тот сумел упокоить Кшара – самого сильного воина выводка, а темный маг далеко не ровня воину тени в рукопашной схватке. Использование же магии около такого мощного артефакта равносильно самоубийству.

Без магической поддержки его воины едва смогли вырваться из подземелий арены и скрыться от погони. Если бы не взрыв в храме, посеявший панику среди жрецов, они не выбрались бы. Кстати, сам взрыв свидетельствовал о том, что артефакт все же похитили. Вот только кто именно? Этот вопрос оставался наиважнейшим, потому что возвращаться в логово без шара было нельзя. Проклятые не имеют души, поэтому боятся потерять тело пуще обычных смертных. А патриарх точно его выпьет, если темный маг не разыщет артефакт.

Долгих три недели Кшалу пришлось потратить на то, чтобы выяснить все детали происшествия и по крупицам собрать информацию об обыгравших его конкурентах. Он узнал, что в гильдию теней поступил заказ на похищение шара, который принял вор по кличке Молчун. Правда, сразу после взрыва на арене Молчун отказался от заказа и выплатил штраф за провал операции, но именно такое совпадение времени отказа со временем похищения насторожило Кшала.

Кровосос стал раскручивать эту ниточку и узнал, что совсем недавно у Молчуна возник конфликт интересов с пришлым королевским магом. Да не с простым, а с адептом ордена Серебряного Льва, которого сопровождала четверка подготовленных воинов. С таким противником поостерегся связываться и сам Кшал, а вот вор Молчун попросту с ними разделался. Конечно, не своими руками, а стравив мага с главой дома гладиаторов. Но такие действия лишь сильнее заинтересовали темного мага. А когда Кшал узнал, что вор еще и успешно прибрал к рукам имущество адепта, защищенное охранными заклятиями, он и вовсе уверился, что шар у Молчуна. Не мог обычный вор обойти заклинания ордена. А раз так, то это и не вор вовсе, а хорошо замаскированный маг.

Труднее всего было понять, кто играл роль Молчуна и куда он исчез. Кшал выбился из сил, собирая сведения обо всех, кто покинул Великий Рынок в день похищения шара Сабуда. Ибо артефакт такой мощи невозможно спрятать надолго. Он подключил агентуру во всех соседних с Великим Рынком селениях, но так и не достиг успеха. Все ниточки этого клубка одна за другой обрывались. Все, кроме одной, последней.

Он смог узнать, что маги Сабуда забрали из конвоя каравана два десятка бывших гладиаторов под предводительством какого-то юнца. И, что самое интересное, эти самые гладиаторы сражались на арене в день похищения шара. А Кшал прекрасно помнил, что от клеток бойцов до храма Боли рукой подать.

Сложив все факты воедино, темный маг предположил, что вор по кличке Молчун затерялся именно в этом отряде. Осталось лишь подтвердить предположение при помощи одного из тех, кто знал гладиаторов близко. Кшал сам обратил кузнеца Больта в низшего вампира и выведал у него все, что тот знал о Молчуне.

Темный маг улыбнулся в предвкушении. Скоро, совсем скоро он погрузит свои клыки в плоть этого недомага. Кровь магов гораздо слаще крови обычных смертных и кроме утоления вечного голода приносит могущество. А необученный маг – мечта каждого вампира. Он так же питателен, но совершенно неопасен. Можно даже поиграть с ним, не выпивая досуха, а позволяя восстановить силы и забирая их вновь.

Зрение вампира обнаружило впереди тепловой силуэт человека, крадущегося по подземному тоннелю в кромешной тьме. Еще десяток шагов, и ничего не подозревающая жертва сама подойдет к неподвижно висящему в темном углублении на потолке охотнику. Кшал снова улыбнулся и беззвучно прошептал: «Иди сюда, человечишко!»


Через три часа блужданий по подземелью идея найти Басура самостоятельно уже не казалась такой правильной, как вначале. Нет, я вовсе не устал. Зелье выносливости из арсенала мага ордена Серебряного Льва могло поставить на ноги совершенно истощенного человека. Я не страдал от кромешной темноты. Кошачье зрение вкупе с зельем ночного видения позволяло различать малейшие детали окружающей обстановки. Главное мое разочарование заключалось в том, что я совершенно не приблизился к разгадке тайны убежища хранителя подземных садов.

Цепочка следов оборвалась в одной из подтопленных подземных галерей. Вода в ней доходила до колена. Мелкие капельки сплошным потоком сочились из губчатого потолка, создавая своеобразную водяную завесу, и уходили в одну из трещин в полу, сохраняя уровень воды в галерее постоянным. Похоже, я нашел, куда уходит вода из фонтана. Но когда я миновал затопленный участок, не смог снова взять след. Впрочем, из-за водной завесы пыли тут почти не было.

Я продолжил движение и дошел до разветвления, где галерея делилась на три тоннеля. Левый вел вверх. Правый, самый узкий, продолжался на том же уровне. А центральный, самый широкий, резко уходил вниз.

Первым я решил проверить правый тоннель. Не знаю почему, но именно эта мысль показалась мне правильной. Я уже почти сделал шаг вперед, когда рысенок передал мне мыслеобраз неясного звука, услышанного им в центральном тоннеле. Очень нечеткий, но вполне различимый. Я очень удивился, что сам не смог расслышать звук.

Мы сделали несколько осторожных шагов в центральный тоннель, замерли и прислушались. Звук не повторился, однако спустя мгновение рысенок передал мне другой образ. На этот раз – запаха человека. Странно, но и его я не почувствовал. То ли нюх и слух у кошки гораздо острее, чем у меня, то ли со мной происходило что-то неладное. Я попросил рысь постоянно транслировать мне все свои ощущения и сделал еще несколько шагов вперед.

Через десять шагов обнаружил несоответствие картинки. Если рысенок видел на потолке впереди темную дыру, то я в упор ее не замечал. Это очень походило на наваждение. Я остановился и сконцентрировал внимание на подозрительном месте. Спустя несколько мгновений показалось, что контуры дыры стали проявляться. Я мигнул и отчетливо увидел то же, что и рысь.

Ловушка! Эта мысль мгновенно пронеслась в голове, а вслед за ней родилась чужая мысль.

– Ты меня удивил, мальчик.

Мыслеобразы, как и голос, имеют уникальные характеристики. По ним можно определить расу и пол разумного, его примерный возраст. Конечно, мыслеобразы, как и голос, можно подделывать, выдавая себя за другого, что я и сделал при общении с магистром ордена Серебряного Льва, но сомневаюсь, что моему собеседнику сейчас это было нужно.

– Обнаружить наваждение чрезвычайно сложно, – продолжал вещать в моей голове не совсем человеческий голос. – А избавиться от него практически невозможно. Но ты смог, и это меня огорчает. Я хотел выжать из тебя максимум, а придется просто убить.

Я уловил в дыре на потолке неясное шевеление и ударил «огненной вспышкой». Настолько мощной, насколько смог. Тоннель озарило взрывом, и с потолка свалилась объятая пламенем вопящая фигура.

– Ты действительно очень яркий, – продолжил голос с ноткой сожаления. – Жаль выжигать твой разум, ведь без него твоя магия быстро погаснет и мы не сможем получить всю твою силу. Не сопротивляйся, это бесполезно!

В этот же момент на мой разум обрушился мощнейший удар, как будто многотонная плита свалилась с трехметровой высоты и расплющила меня по бетонному полу. Боль была неимоверная, я почти потерял сознание и удержался лишь благодаря поддержке рыси. Наши разумы все еще были объединены в момент атаки, и Ловкач принял большую часть удара на себя. Похоже, из-за физиологических особенностей кошки ментальная атака для нее была не столь опасна, как для меня. Это и помогло выдержать первый удар, но давление не ослабевало. Я чувствовал, что силы постепенно покидают меня. Еще немного, и даже поддержка рысенка не спасет от беспамятства.

Неожиданно в мозгу вспыхнула формула заклинания, губы сами прошептали нужную фразу, руки воспроизвели жест, и давление исчезло. Снова проявилось наследие первого мага. Я выпрямился, попутно кастуя заклинание малого исцеления, и, когда мой взор прояснился, увидел в десятке метров от себя худую горбатую фигуру в темном плаще. Лицо нельзя было разглядеть из-за глубокого капюшона, но что-то мне подсказывало, что оно не человеческое. Не мешкая ни секунды, я ударил «огненной вспышкой» прямо по фигуре. Поток огня достиг цели и бессильно обогнул ее, наткнувшись на мощное защитное поле.

– Ха-ха-ха! – рассмеялся мой противник. – Ты надеялся убить меня этим подобием заклинания? Второй раз делаешь ошибку. Ты ведь просто не знаешь ничего другого и не чувствуешь моего защитного амулета! Мальчик, ты удивительно устойчив к ментальной магии, но в остальном ты полное ничтожество. Может, у нас еще получится извлечь из тебя магию? Взять его!

Из боковых ответвлений тоннеля выскочили четыре человека в доспехах наемников и устремились ко мне. Позади них показались еще несколько человек в балахонах жрецов Сабуда. Более чем достаточно, чтобы задавить числом, не говоря о том, что наемники могут превосходить меня и опытом, и умением. После заклинания малого исцеления и двух заклинаний «огненной вспышки», в которые я влил всю свою магическую энергию, мана оказалась на нуле. Что противопоставить этой, пусть и полуорганизованной, толпе, я не придумал, и потому побежал.

Едва миновав развилку, увидел впереди свет факелов. Похоже, я оказался между двух отрядов хранителя подземных садов. Выбор невелик: либо левый тоннель, ведущий вверх, либо правый, который, судя по размеру, мог закончиться тупиком за первым поворотом. Я выбрал левый и ускорился, на ходу доставая кристалл магии из потайного кармана. Позади слышался топот преследователей. Еще немного, и я смогу встретить врагов «огненной вспышкой». Пусть их предводителю такое слабое заклинание вреда не причинит, но количество подчиненных может сократить. Я бежал и впитывал магию так быстро, как мог. Рядом со мной несся рысенок, а сзади летел призрак, пытаясь напугать преследователей. Тщетно, после первого испуга они не обращали на вопли пирата никакого внимания. Скорее всего, загадочная фигура в плаще воздействовала на их разум, изгоняя страх.

Случайно я наступил на скрытый рычаг в полу, и впереди что-то щелкнуло. В тоннеле тут же почувствовалось дуновение свежего воздуха, а секунду спустя, миновав последний поворот, я выскочил на поверхность. В тот же миг вокруг меня вспыхнуло радужное сияние, и я провалился в ничто, ибо по-другому это ощущение я охарактеризовать не мог.


Кшал вытер кровь с подбородка и довольно улыбнулся, глядя на свою жертву. Юноша, почти мальчик, был отлично сложен и неплохо тренирован. Из него мог выйти прекрасный упырь или даже низший вампир, если бы темному магу были нужны подручные на Великом Рынке. Но уже завтра остаткам его выводка предстоит отправиться в долгое путешествие через Великую или Бескрайнюю степь и Пустыню ужаса. Путешествие под палящим солнцем, которое не сможет пережить ни один низший.

– Зелья доставили, – раздался сзади шипящий голос Кшана, возглавившего воинов выводка после смерти Кшара. – Мы готовы выступать.

– Хорошо, – ответил темный маг. – Уходим рано утром, а пока разрешаю вам поохотиться. Напейтесь крови впрок, мы не встретим человеческих селений до самого Пыльного замка.

Глава 9

Портал в Запределье

Пребывание в нигде закончилось мгновенно. Только что мы с рысью ощущали себя подвешенными в воздухе без какой-либо точки опоры и даже без обычной силы тяжести – и вдруг с громким хлопком ворвались в привычное каждому человеку пространство и продолжили полет в совершенно другом месте. И что самое интересное, в совершенно другом часовом поясе, ибо тут и сейчас был полдень.

Сделав кувырок, я подскочил и судорожно оглянулся, собираясь выпустить в своих преследователей огненный заряд, но увидел позади себя лишь каменную арку с причудливыми рунами, одна из которых чуть светилась, быстро угасая. «Портал!» – тут же озарила меня мысль, объясняющая наше чудесное перемещение. «Монстры!» – сразу вслед за первой возникла вторая мысль, громко вопящая об опасности.

– Не шевелитесь, – прошептал призрак, глядя за мою спину. – Я их отвлеку.

– Кого их? – беззвучно, одними губами, спросил я.

– Ящериц-переростков, – пояснил пират, медленно обходя меня и выдвигаясь навстречу пока еще невидимым мне монстрам. – Они не обращают на тебя внимания.

Странно, с чего бы это? Я прислушался к своим ощущениям и понял, что портал полностью поглотил не только магический кристалл в моей руке, но и большую часть моего собственного магического резерва. А без магии для большинства тварей Запределья мы с рысью – простые куски мяса и интересуем их лишь в гастрономическом плане. Я медленно обернулся и понял, что этого пустынного дракона, равно как и пару его соседей, мы заинтересуем не скоро, ибо они только что сожрали своего собрата. Призрак их тоже интересовал постольку-поскольку, они лениво сопровождали его светящийся силуэт немигающими взглядами, не делая ни единой попытки приблизиться.

– Не надо, – предупредил я пирата, готового броситься с призрачным мечом на монстров. – Сейчас они для нас не опасны, скорее полезны.

Я указал глазами на стаю глорхов, укрывшихся в ближайших кустах и жадно наблюдающих за каждым нашим движением. По всей видимости, лишь страх перед ящерами не давал им накинуться на нас.

Я осмотрелся. Местность вокруг равнинная, но из-за обилия кустов видимость ограниченна. Вдали, у самого горизонта, виднелись пики гор – единственная зацепка, которую можно использовать для определения нашего местоположения, но и она сейчас бесполезна. Позади меня, примерно в пяти-шести километрах, высился комплекс промышленных строений. По крайней мере, на Земле они выглядели именно так. И больше ничего интересного.

– Бен, Ловкач, наблюдайте за округой.

Проанализируем ситуацию. Непосредственная опасность прямо сейчас нам не грозит, но расклад сил может измениться в любую секунду. Понятно, что отсюда нужно выбираться, но как это сделать?

Очевидно, что мы прошли через портал. Несомненно, что переход расходует магическую энергию. И эту энергию портал тянет из окружающего пространства. Если я достану из своего рюкзака кристалл магии, то, вполне возможно, смогу зарядить портал для обратного перехода. Не факт, что хватит одного кристалла, но как раз их у меня достаточно. А времени может не хватить, потому что извлечение кристалла тут же привлечет монстров. Как быть?

Прежде всего нужно подготовиться. Наряд Молчуна хорош для ночных диверсий, но для боя с превосходящим числом противников не подходит совсем. Значит, снова надеваем броню, за несколько недель постоянного ношения ставшую привычной, как вторая кожа. Сказано – сделано. Не совершая резких движений, я переоделся и уложил облачение вора в рюкзак.

Теперь оружие. Проверил, легко ли выходят из ножен метательные ножи. Конечно, против крупных тварей они не помогут, но парочку глорхов ими остановить вполне реально. Главное попасть куда надо. Далее… арбалет. Хотя запасы болтов небесконечны, сейчас не до экономии, так что заряжаем один бронебойный и один алхимический. Жаль, что я не взял в подземелье меч. В тесных коридорах он мешал бы, но тут оказался бы очень кстати. Придется использовать в качестве оружия ближнего боя кинжал верховного жреца Сабуда. Хотя это может быть не так уж и плохо, так как кинжал обладает свойством парализовать цель.

И напоследок приводим в порядок тело. Трудный день, многочасовой поиск в подземельях, схватка с загадочной фигурой в плаще и бегство очень меня утомили. А чтобы добраться до безопасного укрытия, сил понадобится немало. Я скривился от отвращения – снова глотать эликсиры! Ну почему алхимикам не делать лечебные средства с приятным вкусом? Сначала зелье здоровья из арсенала мага. При отсутствии ранений оно здорово стимулирует восстановление сил и мгновенно утоляет голод. Затем набор зелий для усиления силы, выносливости, ловкости и скорости реакции. Дьявольский коктейль, откат от которого скрутит меня через сутки, но именно сейчас он даст возможность противостоять монстрам, по крайней мере тем, которых я вижу. А напоследок зелье внимания. Раз случай забросил меня в Запределье, нужно полностью использовать эту возможность и до возвращения изучить тут все, что можно.

Первым делом обратим внимание на портал, но чтобы подойти ближе, нужно отогнать пустынных драконов.

– Бен, – мысленно обратился я к пирату. – Попробуй нежно и незаметно пощекотать дальнего дракона своим мечом. Помню, когда ты касался меня, становилось холодно, а ящерицы сейчас греются. Может, это заставит их отойти от портала?

Призрак ту же исчез из вида, явно провалившись под землю, и уже через несколько секунд его голова выглянула рядом с основанием хвоста пустынного дракона. Ящерица недовольно зашипела и лениво отползла в сторону.

– Если ты кому-то расскажешь, что я заглядывал в жопу дракона, – убью! – хмуро заявил пират.

– Клянусь попутным ветром, – торжественно ответил я, едва сдерживая смех. – Никому не скажу! Бен, пожалуйста, отгони от портала еще двух ящеров, только постарайся сделать так, чтобы один оказался между нами и глорхами, а второй – между нами и вон теми кустами. Что-то не нравится мне, как они шевелятся.

Призрак прицелился и исчез под землей. Спустя несколько секунд с места сдвинулся второй ящер и, так же недовольно шипя, как и первый, отполз в сторону глорхов. Через минуту Бену удалось спровадить от портала третьего ящера. Но как пират ни старался, к подозрительным кустам пустынный дракон двигаться отказывался, он присоединился ко второму, заставив стаю глорхов немного подвинуться.

Путь к порталу оказался расчищен. Не делая резких движений, я очень медленно приблизился к пространственному переходу и начал внимательно его рассматривать. Высотой он был около двух с половиной метров и представлял из себя арку черного цвета из неизвестного мне материала, сплошь покрытую белыми объемными рунами. Я прикоснулся к порталу рукой. На ощупь похоже на гранит. Погладил одну из рун, пытаясь понять, каким образом ее нанесли на портал. Никаких стыков, как будто черный и белый гранит являются единым целым. Медленно обошел вокруг арки и обнаружил на внешней боковой поверхности знак ладони.

А вот и пульт управления! Интересно, для настройки портала нужен какой-то пароль? Сейчас проверим. Я приложил к знаку правую руку – и ничего не случилось. Что поделать, это вполне ожидаемо. Даже в метро нужен билет, что говорить об общепланетарной транспортной системе? Я начал внимательно рассматривать арку, ища место приложения ключа-пропуска, но не нашел ничего нового. Белые руны, белый знак ладони и черный гранит основы. Вот и вся арка. При третьем обходе я случайно коснулся знака ладони левой рукой, на средний палец которой был надет перстень хранителя, и почувствовал моментальное изменение температуры.

Так вот в чем дело. Кольцо хранителя может помочь активировать портал. Я переместил его на средний палец правой руки и приложил руку к символу. Снова почувствовал холод, и одна из рун отозвалась слабым свечением. Та, которая светилась после моего появления тут. Скорее всего, это выбор конечной точки пространственного скачка. Интересно, могу ли я изменить эту точку? Я сделал листающее движение, свечение переместилось на соседнюю руну и начало мигать. Движение в обратную сторону вернуло освещение на начальную руну. Я попытался нажать на символ, и мигание исчезло, сменившись ровным свечением. Вот так, выбирать адрес я научился. А адресов этих ровно двадцать четыре штуки. По двенадцать с каждой стороны от большой центральной руны, расположенной на вершине пирамиды. Я достал из рюкзака неоконченный дневник мага и начал планомерно зарисовывать символы. Сравню их с теми, что находятся на другой стороне портала. Ни Бен, ни Ловкач не подавали сигналов тревоги, поэтому я позволил себе около пятнадцати минут потратить на зарисовки. Закончив копирование символов с арки, осмотрелся и замер в ужасе.

Все время, пока я исследовал портал, рысенок маялся от безделья. Так как мы были окружены полукругом пустынных драконов, у него оставался лишь один свободный путь – к подозрительным кустам, которых избегали даже эти твари. И любопытный котенок незаметно переместился к точке своего интереса, стараясь рассмотреть, что там скрывается. Когда я обернулся, Ловкач изготовился к прыжку.

– Нет! – мысленно завопил я, но было поздно.

Стремительной тенью рысенок прыгнул в кусты, и через мгновение я увидел его держащим в зубах кончик чьего-то хвоста. Радость победы в глазах кота сменилась недоумением, а когда кусты стали ломаться от движений огромной туши, он и вовсе зашипел, прижав уши, но добычи из зубов не выпустил.

– Бросай! – крикнул я ему, судорожно извлекая из рюкзака два кристалла. – Ко мне!

И снова опоздал на мгновение. В кустах прокатилась разрушительная волна, и рысь, все еще держащая тварь за хвост, отправилась в стремительный полет. Хорошо, что в мою сторону.

– Скорее, уходим! – крикнул я ошалевшему рысенку, и он со всех четырех лап побежал ко мне.

Тварь в кустах огласила округу яростным воплем и взмыла в небо. Еще одна химера! Больше той, что мы одолели в Пыльном замке, раза в два! Я живо вообразил, как часы нашей жизни отмеряют последние секунды. Тварь заложила крутой вираж, ее глаза сфокусировались на мне – и она, сделав головокружительное пике, устремилась к вожделенному источнику магии. Времени думать не было, я приложил руку к символу на арке, наугад выбрал адрес и едва успел отпрыгнуть в сторону, бросив оба кристалла в арку портала. Химера пронеслась рядом со мной и с громким хлопком исчезла в радужной пленке перехода.

Скорее! Остальные монстры, которых распугала химера, скоро будут здесь! Я снова сменил адрес назначения и извлек из рюкзака еще два кристалла. Портал стремительно поглощал из них магию, и уже через несколько десятков секунд в арке возникла радужная пленка. Я на прощанье посмотрел вокруг, увидел пару десятков тварей, стремительно несущихся к нам, положил руку рысенку на холку и шагнул вперед, в ничто.


Столетиями бездействовавший портал с громким хлопком исторг из себя инородное тело. Инородное тело – для подземелий, из которых давным-давно исчез даже намек на жизнь. Инородное тело – потому что кроме жизни в нем было много магии, столь необходимой мертвым обитателям Подземной цитадели.

Много веков назад королю-личу удалось освободиться из плена создавших его магов-некромантов. Удалось не просто освободиться, но и расправиться со своими неудавшимися тюремщиками, а затем и со всеми их слугами. Единственное, что не удалось королю-личу, так это найти выход из Подземной цитадели.

Поначалу недоставало знаний, чтобы открыть единственный портал, связывающий цитадель с внешним миром. А затем, когда он поглотил душу последнего мага и получил доступ к его знаниям, не хватило маны, чтобы этот портал активировать.

Дело в том, что мертвые могли использовать лишь магию смерти, а она совершенно не подходила для портальной арки. Непобедимая армия мертвых оказалась заперта в Подземной цитадели. Но теперь все изменится. Живой, случайно или намеренно попавший сюда через портал, даст достаточно энергии, чтобы вырваться из многовекового плена. Мир живых, наконец-то мы вырвемся на свободу! Мы идем, чтобы отомстить вам за века нашего заточения!


На этот раз перемещение не так дезориентировало. Прежде всего потому, что я спокойно шагнул в портал, а не влетел в него с разбегу. К счастью, я материализовался там, где и собирался – около Пыльного замка. Я облегченно выдохнул. Портальной системе – несколько веков. Кто знает, какие неполадки могут в ней произойти? Мгновенно перемещаться по планете – это огромное преимущество, но и большая опасность. Особенно если не уверен в точке конечного назначения. Может, портал вследствие какого-то природного катаклизма оказался под толщей воды на дне океана, а может, стоит на краю пропасти или вообще погребен под землей. Каждый слепой прыжок – это лотерея, и у меня не было большого желания испытывать судьбу. Прежде чем активно пользоваться системой, стоит научиться заглядывать по ту сторону портала, не перемещая себя любимого. Но к этому я вернусь позже. Сейчас вопрос в другом: куда подевались мои преследователи?

Вход в подземелья был открыт настежь, на песке вокруг входа и в подземном коридоре были отчетливо видны свежие пятна крови. Похоже, телепортация привлекла окрестных тварей и они атаковали моих преследователей. Судя по тому, что на поверхности не осталось ни тех ни других, схватка переместилась в подземелья, а значит, люди Басура во главе с таинственным предводителем в балахоне проигрывали. Только тварей в катакомбах нам не хватало! Хотя, может, они со жрецами друг друга поубивают?

Что делать? Пробираться к замку по поверхности или под землей? Принять решение помогло шевеление в кустах. Самостоятельно до замка я могу и не добраться. Конечно, встреча с тварями под землей – то еще удовольствие, но там я хотя бы защищен с двух сторон узким коридором, а двери за собой я сейчас закрою. Так что опасность будет только впереди. На поверхности же нужно опасаться нападения с любого направления.

Мы бесшумно скользнули в подземелье и принялись искать рычаг, закрывающий вход. Минут через пять его обнаружил Бен, и я затворил ворота, отсекая монстров.

– Чича, – мысленно позвал гоблиншу, – поднимай людей. В катакомбы проникли монстры, а еще я встретил жрецов Сабуда. Пусть Эрн, Верус и Брин с проверенными бойцами спускаются в подземную галерею, в которой раньше жили рабы. Я их встречу.

Гоблинша побежала будить командиров, а для нас началось долгое путешествие во тьме. Путь, который я совсем недавно преодолел за десять минут, отнял более получаса, потому что мне то и дело попадались тела монстров и людей. Из первых я извлекал кристаллы, а вторых просто осматривал, проверяя, есть ли признаки жизни. Достигнув развилки, около которой меня поджидала засада, я осмотрелся и сделал вывод, что жрецы укрылись в центральном тоннеле, а монстры последовали за ними. Это подтверждали и звуки боя, доносившиеся откуда-то из глубины тоннеля.

– Ловкач, – погладил я рысенка по голове, – ты помнишь путь до галереи отдыха?

Рысенок мысленно ответил, что помнит.

– Отлично, отправляйся туда и приведи Эрна с воинами.

Котенок бесшумно скользнул в знакомый коридор и исчез в темноте, а я затаился в левом тоннеле, ожидая подмоги. Время тянулось мучительно медленно. Я вслушивался в приглушенные звуки борьбы, доносившиеся до меня из центрального тоннеля. Иногда это был хлопок тетивы арбалета, иногда звон меча, встречающегося с роговой пластиной пустынного дракона, иногда рев монстра или крик человека. Бой шел нешуточный. А нам, с одной стороны, торопиться не нужно – ведь чем больше вреда противники нанесут друг другу, тем слабее окажется победитель. А с другой стороны, важно подоспеть к самому концу боя, ибо, если победят жрецы, они тут же восстановят запасы кристаллов магии из туш монстров.

Звуки схватки начали стихать. Эрн не успеет, решил я. Нужно идти самому, иначе неизвестный в балахоне окажется нам не по зубам. Можно надеяться победить его, ослабленного боем с монстрами, но если он восстановит запас маны…

Я сменил бронебойную стрелу в арбалете на зажигательную и стал осторожно двигаться по коридору. Тел тварей и людей стало больше, но я уже не тратил время ни на проверку, ни на извлечение кристаллов. Неясная тревога и предчувствие беды толкали меня вперед. После двух поворотов я оказался у входа в обширную пещеру. Она была столь огромна, что могла вместить какой-нибудь храм. Впрочем, присмотревшись, я понял, что пещера и является храмом. В ее центре располагался алтарь Сабуда – уменьшенная копия алтаря в храме Боли.

Все пространство вокруг алтаря было усеяно телами людей и тварей. Я очень удивился, что тел монстров оказалось больше. Тут были и глорхи, и пустынные драконы, и другие, ранее невиданные мной создания. Как жрецы, не привычные к рукопашному бою, смогли уничтожить столько противников? Противников, намного более сильных, стремительных, выносливых и защищенных природной броней?

Скорее всего, ответ на этот вопрос скрывала горбатая фигура, облаченная в балахон. Мой недавний противник забрался на единственное возвышение посреди храма – алтарь – и отбивался от двух пустынных драконов длинным посохом. Разумный, владеющий ментальной магией, сумел поставить между собой и монстрами человеческий щит. Одурманенные заклинанием подчинения, люди сражались, не боясь смерти, не чувствуя боли и не обращая внимания на ранения. Именно поэтому им удалось убить столько тварей, но, к сожалению для кукловода, не всех. Я внимательно вгляделся в фигуру на алтаре. Кто ты? Будто почувствовав мой пристальный взгляд, двуногий монстр обернулся, и мне показалось, что под балахоном сверкнули его глаза.

– Ты-ы-ы! – раздалось его шипение в моей голове. – Это ты во всем виноват! Ты будешь умирать долго!

Глава 10

Распорядитель пыльного замка

Выглядел мой противник совсем неважно. Несмотря на то что вся ярость монстров досталась защищавшим его безвольным марионеткам, контроль над таким большим количеством людей тоже имел свою цену и вытянул из кукловода почти всю ману без остатка. Присмотревшись повнимательнее, я отметил, что его немного пошатывает, а костлявые руки, держащие посох, подрагивают от усталости и напряжения. Но что он задумал?

В этот самый момент маг-менталист чувствительно приложил посохом по носу ближайшего пустынного дракона и, воспользовавшись секундной передышкой, сунул левую руку под балахон. Чувство опасности взвыло на полную громкость, и я, повинуясь инстинкту самосохранения, потянул спусковой крючок арбалета. Два алхимических болта в мгновение ока преодолели разделяющее нас расстояние и расцвели двумя «огненными вспышками», встретившись со щитом мага. Щит выдержал удар, но вот сам маг на ногах не устоял. Взрывной волной его сбросило с алтаря на пол. От удара он на секунду потерял сознание, и из его рук выпали посох и красный магический кристалл. Пустынные драконы тут же ринулись к кристаллу и вступили в противоборство, пытаясь его проглотить. Не теряя ни секунды, я принялся перезаряжать арбалет. Алхимических болтов больше не осталось, но обычных было еще вполне достаточно, чтобы превратить мага в дикобраза.

Секунда, вторая. Только бы успеть до того, как он очухается! Маг слабо пошевелился и сунул руку под балахон. Да там у него что, склад кристаллов? Еще два болта ушли в цель и расцвели вспышками, встретившись с магическим щитом. Но на этот раз никакого урона магу нанести не удалось. Он с трудом сел и, зажав в левой руке еще один красный кристалл, начал бормотать заклинание.

В том, что это что-то убийственное, я не сомневался. Нужно срочно сбить его концентрацию! Я выхватил из рюкзака синий кристалл магии и ударил по противнику «огненной вспышкой», влив в заклинание максимально возможное количество энергии. И снова магический щит нивелировал удар. Единственным плюсом стало то, что взрывная волна снова свалила мага на землю, нарушила его концентрацию, и он сбился. Теперь ему придется читать заклинание сначала, и это даст мне еще немного времени. Но что делать дальше?

Долбить по нему «огненными вспышками»? Но непонятно, сколько ударов выдержит его щит. Сдается, что гораздо больше, чем понадобится пустынным драконам для того, чтобы обратить на меня внимание. Во время последнего заклинания они даже на секунду прервали дележку кристалла. Видимо, магия огня поярче, чем ментальная магия моего противника. На него они почти не реагируют. А может, он обладает способностью прятать свой магический дар?

Что делать? Прежде всего – поглотить еще один кристалл магии, ведь я вкачал в последнее заклинание все свои и заимствованные силы. Я сунул руку в рюкзак и схватил наугад один из кристаллов. На этот раз мне попался кристалл в форме стержня. Я вырастил несколько таких, тренируясь перед тем, как приняться за статуэтку Фортунуса. А что, если… Я достал из рюкзака второй кристалл-стержень и установил их на направляющие арбалета. Легли они идеально, впрочем, я их и выращивал по образцу арбалетных болтов, разве что вышли они чуть длиннее. Руки заряжали арбалет автоматически, а все мое внимание было направлено на мага.

Кристалл в его руках начал таять, голос приобрел громкость, утратил шипящие звуки, а руки замелькали, совершая замысловатые пассы. Струна тетивы, взведенная в боевое положение, щелкнула. Я вскинул арбалет и, почти не целясь, потянул спусковой крючок. В ту же секунду на мое сознание обрушился молот. Мозг, причиняя невыносимую боль, пронзили тысячи игл. В глазах потемнело, и я потерял сознание.


Очнулся от того, что кто-то тащил меня за ногу по неровному полу подземного тоннеля. Сапог из оленьей кожи, изготовленный гоблиншей, защищал ногу от укуса, но не мог избавить от давления. Я с трудом приоткрыл глаза и рассмотрел пустынного дракона. Он неуклюже пятился задом, рывками подтягивая меня за собой. Интересно, из-за чего возникла такая нежность к моей тушке? Его челюсти с легкостью прокусят не то что сапог, но и стальной лист нагрудной пластины. Почему я до сих пор цел и даже не ранен серьезно? Скорее всего, потому что магии во мне почти не осталось, а как кусок мяса я его интересую не очень сильно. По крайней мере, сейчас. Наверное, дракон решил отложить меня про запас и тянет в какое-нибудь укрытие.

Да, дела! Арбалета нет, рюкзак тоже куда-то запропастился. Из оружия только метательные ножи и ритуальный кинжал верховного жреца. Как же избавиться от этого монстра?

Я попробовал связаться с рысенком – ничего не вышло. Мысленный зов гоблинше тоже остался без ответа, равно как и призыв к призраку. Ну да, точно. Кружка пирата лежала в рюкзаке и утеряна вместе с ним. Теперь, чтобы найти полупрозрачного товарища, придется обшарить все подземелья. О чем я думаю? Как удрать от пустынного дракона?

Тварь без устали переставляла свои короткие лапы, стремясь к известной одной ей цели. Нужно сражаться или бежать, но до тех пор, пока нога в пасти дракона, опасно даже шевелиться. Монстру достаточно чуть сильнее сжать челюсти, и я останусь без стопы. Думай, как его отвлечь?

Легче всего отвлечь тварь каким-нибудь заклинанием, но кроме выбора самого заклинания передо мною стояло еще две проблемы. Откуда взять ману? И как скрыть эту ману от монстра, чувствительного к любой магии?

Мысли понеслись галопом, в поисках решения я перебирал один неудачный вариант за другим. В то же время я поочередно напрягал мышцы рук и ног, пытаясь привести их в порядок и подготовиться к побегу. Постепенно онемение тела прошло, но никаких идей на ум не пришло. Головная боль, немного отступившая, когда я пришел в сознание, от напряженных раздумий вернулась и сжала мозг незримыми тисками. Однако перспектива стать ужином пустынного дракона пугала меня гораздо больше самой сильной головной боли, и я продолжал искать решение, несмотря на стремительно ухудшающееся самочувствие.

Неожиданно, когда боль усилилась до грани потери сознания, я почувствовал, что тело наполняет магия. Автоматически произнесенное мной заклинание малого исцеления избавило от мучений, но принесло страх. Пустынный дракон! Он чувствует магию!

Но нет, ящер продолжал планомерно двигаться назад, ничуть не заинтересовавшись моими действиями. Я прислушался к своему телу и понял, что могу тянуть ману прямо из окружающей среды так же естественно, как дышу. А еще я полностью перестал излучать магию наружу, оставляя ее всю, до последней капли, внутри. Чрезмерное напряжение снова выдернуло из подсознания умения первого мага эмирата.

Я стал накапливать ману и прикидывать, что теперь смогу противопоставить ящеру. «Огненная вспышка» не подходит. Моя нога в пасти дракона, и, ударив по нему, я попаду в самого себя. Магический щит тоже не подойдет. Дракон попросту станет поглощать магию. Что еще? Драконы не терпят холода. Точно!

Я сконцентрировался на цели, и спустя минуту мой сапог начал покрываться инеем. Ящеру понижение температуры не понравилось. Он обиженно зашипел и выпустил мою ногу. Тряся головой, монстр сделал еще несколько шагов назад. Я тоже осторожно пополз назад, каждую секунду отдаляясь от твари.

Пустынный дракон сообразил, что жертва не такая уж беспомощная, и уставился на меня немигающим взглядом. Еще мгновение, и он ринется ко мне. А вот сейчас «огненная вспышка» будет в самый раз! Получи!

Мощным взрывом тварь отбросило от меня. Магический щит, поставленный в тот момент, когда огненный снаряд встретился с мордой дракона, уберег от жара. Но самому дракону он не нанес большого урона.

Я подскочил и кинулся бежать. Благо выбор направления в тесном тоннеле был очевиден. Ящер очухался слишком быстро и стал меня преследовать. Может, он и не слишком быстро бегает, но уж точно очень вынослив. Я упаду от усталости гораздо раньше, чем смогу от него оторваться. Придется драться. Но как? «Огненная вспышка» не нанесла ему существенного вреда. А что я еще могу? Думай!

Ящеры ненавидят холод. Почему? Потому что они хладнокровные. У них нет системы терморегуляции организма, и температура их тела зависит от температуры окружающей среды. Замерзая, они замедляются и могут впасть в спячку. Осталось всего лишь охладить дракона. Но как это сделать? Я не могу влиять на предметы, с которыми у меня нет контакта, а касаться дракона – плохая идея! Только если нельзя охладить самого дракона, то кто мне мешает охладить окружающий его воздух?

Я немного ускорился, оторвавшись от пустынного дракона, а через пять минут замедлился и начал усиленно поглощать из окружающей среды ману, трансформируя ее в холод. Температура вокруг меня начала падать. Примерно после пяти минут движения мне удалось понизить температуру вокруг себя на десяток градусов. Учитывая то, что в пещерах и так было не жарко, до нуля градусов оставалось не так уж и много.

Думаю, этого вполне достаточно, чтобы замедлить тварь. Еще сотня метров, и я повернусь, чтобы встретить монстра лицом к лицу. Наконец я приблизился к повороту тоннеля. В этом месте он немного уходил вниз и сужался. Идеальное место для холодильника. Я остановился и интенсифицировал процесс охлаждения. Стены, потолок и пол начали стремительно покрываться инеем. Ну что, тварь, иди сюда! Потанцуем!

– Айвери! – раздался как будто издалека голос Эрна. – Очнись! Хватит колдовать, ты нас всех заморозишь! Очнись!


Я с трудом вынырнул из грез и со скрипом разлепил глаза. Оказалось, что я лежу на каменном полу подземного храма, вокруг стоят мои воины, а надо мною склонились Эрн и лекарь нашего отряда. Чуть поодаль, словно парализованные, лежали два пустынных дракона. Ну да, немудрено, в таком морозильнике не то что ящер, мамонт замерзнет. Но что со мной произошло? Почему я оказался в удивительно реалистичном кошмаре? Это заклинание черного мага отправило меня туда? Страшный тип. Кстати, где он?

Я посмотрел на то место, куда упал маг, и сразу же его увидел. Изломанная фигура в балахоне, насквозь прошитая двумя кристаллическими болтами. Наверное, заклинание «магического щита» пропускает кристаллы магии. Эта информация дает громадное преимущество, но в то же время вселяет страх, что магический щит вовсе не панацея. А маг плох, нужно успеть его допросить, пока дух не испустил.

– Мага обыскали?

– Сейчас добьем и обыщем, – успокоил меня Эрн.

– Он нужен мне живым! Отберите все вещи и украшения, разденьте и свяжите его. Даже пальцы на руках! Только поосторожнее!

За дело взялся лекарь, и спустя несколько минут мой недавний противник был избавлен от посторонних предметов и надежно связан. Маг оказался тощим лысым человеком с каким-то болезненным цветом кожи. Его коньком было что угодно, кроме физической силы. Я просканировал его и отметил, что уровень маны еще достаточно высок. Применив только что обретенное умение поглощать магию, я опустошил его резервы практически до нуля.

– Отойдите подальше, – скомандовал своим людям. – Он маг-менталист и может воздействовать на ваш разум.

Избавив мага от маны и тем самым обезопасив себя, я наложил на него несколько заклинаний малого исцеления. Ровно столько, чтобы привести в чувство. Как только маг перекрыл свои источники, я понял, что он пришел в сознание. Приставил к его шее ритуальный жертвенный кинжал верховного жреца Сабуда и произнес:

– Я знаю, что ты очнулся. У твоей шеи жертвенный кинжал Сабуда. Тот самый, что забирает не только жизнь, но и душу. Так что не вздумай дергаться! Расслабься и расскажи мне, кто ты такой и какую магию практикуешь?

– Тебе не выжить, – прошептал маг. – Эмир пошлет сюда сардукаров и магов, как только узнает, что ты меня убил.

– И как он узнает? – скептически усмехнулся я.

– Я докладываю первому магу каждый день.

– Так я доложу вместо тебя. Какой амулет ты используешь? Этот? – Я потряс перед его глазами кольцом распорядителя. – Или этот? – Показал амулет в виде скорпиона, снятый с его шеи.

– Я маг-менталист! – презрительно процедил он. – Для связи мне не нужны амулеты! Первый маг настроен на меня! Убьешь, и он сразу узнает об этом! Эмир страшен в гневе, а его маги умеют возвращать жизнь даже после изощренной пытки. Ты пожалеешь, что родился на свет!

– И как мне избежать гнева эмира?

– Покорись! Освободи меня, и будешь жить. Ты нужен эмиру, чтобы привлекать монстров. Ты яркий! Добыча кристаллов возрастет, и тебя похвалят. Покорись и живи!

– А как же мои люди?

– Эмир пришлет новых, – тут же ответил маг.

– Хорошо, – склонил я голову. – Я покорюсь. Но ты обучишь меня своей магии.

– Я согласен, – как-то слишком быстро ответил маг. – Развяжи меня!

– Тебе нельзя шевелиться. – Я указал на сквозные раны. – Сначала нужно тебя подлечить. Ты можешь сам себе помочь?

– Нет, я менталист. Заклинания здоровья мне неподвластны. Вылечи меня!

– Заклинанием малого исцеления тут не обойтись, но тебе повезло. У меня почти случайно оказался эликсир полного здоровья. Будешь? – Я извлек из рюкзака склянку, откупорил ее и протянул магу.

Тот секунду сверлил меня взглядом, но затем надсадно закашлял, и это подтолкнуло его согласиться. Он кивнул и приложился к склянке. Спасибо тебе, Седой, что изготовил зелье полного забвения со вкусом и цветом зелья здоровья. Осталось подождать пять минут.

– Как тебя зовет первый маг?

– Крид, – ответил мой враг затихающим голосом. – Что ты мне дал?

– Эликсир здоровья, – успокоил я его, глядя, как глаза закрываются, а голова безвольно падает. – Хорошо разбавленный зельем полного забвения. Завтра ты проснешься совершенно другим человеком.


– Мой господин. – Первый маг склонился перед правителем в глубоком поклоне. Наедине он называл эмира отцом, но прилюдно не позволял себе такой вольности. – Крид только что доложил о делах в Пыльном замке.

– Что там? – недовольно отозвался эмир. Было видно, что тема Пыльного замка ему порядком надоела.

– Ему удалось подчинить чу’храбадара, и теперь добыча кристаллов возрастет.

– Что-то ты не очень радостно выглядишь для такой замечательной новости. Что случилось?

– Твари ворвались в катакомбы и добрались до храма, – запнулся первый маг. – Погибло много рабов, но хуже всего то, что алтарь был поврежден. Нужно отправить в замок еще один караван с припасами и рабами.

– Твоя последняя экспедиция обернулась крахом! – мрачно напомнил эмир. – Мы потеряли пятьдесят сардукаров!

– Но это только подтверждает, что в замке Вель есть имперское наследие. Арахниды живут только вблизи источников магии.

– Мы потеряли людей! И в замке Вель, и в Пыльном замке, – возразил старец. – И ничего не получили взамен!

– И не получим, если не отправим в Пыльный замок подкрепление. До сезона пыльных бурь осталось меньше месяца. А именно в этот сезон около замка больше всего монстров! Три месяца добычи позволят нам возместить все потери! – начал убеждать эмира первый маг. – Всего один караван с рабами, и, как только бури закончатся, мы сможем получить столько кристаллов магии, что потери покажутся мелочью.

– Это последний караван, – мрачно заявил старец. – Я жалею, что послушал тебя и уничтожил орден Аль-Каура. Покупать кристаллы у них было гораздо дешевле, чем добывать самим. На рынке растет недовольство. Одно дело, когда рабы убивают друг друга на арене, и совсем другое, когда куда-то угоняют целые караваны свободных. Через четыре месяца я жду результата или мне придется отправить в Пыльный замок тебя.

– Да, мой повелитель! – снова согнулся в поклоне первый маг. – Я вас не подведу.


– Он отправит нам припасы и рабов, – сообщил мне Крид после очередного сеанса связи с первым магом. – Караван будет здесь через три недели. Они успеют до сезона пыльных бурь.

– Отличная работа, Крид, – похвалил я его. – А теперь отдыхай. Тебе еще не меньше недели показан покой. Зелья творят чудеса, но никто не отменял хорошее питание и здоровый сон. Набирайся сил, от тебя зависит жизнь всего отряда!

Я вышел из комнаты, куда мы поместили мага-менталиста, и задумался. Эмира и его первого мага удалось обвести вокруг пальца. Они думают, что власть в замке принадлежит жрецам Сабуда. Если эту уверенность удастся поддержать еще хотя бы пару недель, мы обезопасим себя от нападения на ближайшие три с половиной месяца. Что такое пыльная буря, я не видел, но, по словам Раиса, ни один человек в здравом уме не рискнет пересечь пустыню в это время. Кроме того, пыльные бури как-то влияют на портал, заставляя его открываться чаще. Поэтому совсем скоро вокруг замка соберутся полчища монстров, и тому, кто окажется за стенами, не позавидуешь.

Значит, у нас есть четыре месяца, чтобы превратить эту разрозненную и аморфную массу людей в слаженный боевой отряд. Без боя пробить себе дорогу из Пыльного замка не выйдет.

Удачно все-таки вышло с этим Кридом. Зелье забвения погрузило его в глубокий сон и стерло все его воспоминания, в том числе и формулы заклинаний. Кстати, это было одной из причин, по которой я оставил его в живых. Соседство с сильнейшим магом-менталистом, которому не доверяешь, то еще удовольствие. А лишенный своих знаний, он перестал быть настолько опасен. Более того, он нам жизненно необходим, чтобы обмануть эмира.

Поэтому магу досталась одна из лучших комнат замка с отличным видом на замковый двор. А также первоклассный уход и лечение. И, конечно, сразу же после пробуждения прошла непринужденная беседа, в которой он узнал историю своего ранения.

Жестокие жрецы Сабуда держали его в подземельях, заставляя передавать сообщения первому магу, а когда монстры ворвались в храм, решили принести его в жертву. Так как нашего с ним боя никто не видел, эта версия стала правдой и для моих подчиненных. Даже если маг когда-нибудь сможет прочитать их мысли, он найдет лишь еще одно ее подтверждение рассказанному. А уж о том, чтобы маг не смог прочитать мои мысли, я позабочусь. Книга его заклинаний станет в ближайшие месяцы моей настольной.


Вернувшись в свои покои, достал из рюкзака кристалл в виде статуэтки воина. Когда я извлек его из алтаря Сабуда, он был кроваво-красного цвета, но с каждым часом бледнел, как будто очищаясь от скверны кровавого бога. Пожалуй, кристалл уже достаточно чист, чтобы презентовать его Раису.

– Рут, – позвал я своего совсем недавно назначенного ординарца. – Пригласи, пожалуйста, Раиса и всех братьев ордена Аль-Каура.

Воин скрылся за дверью, а я начал готовиться к представлению. Мне нужны эти воины! Они – одни из лучших в замке. И если мне удастся завоевать их доверие, то достижение главной цели – освобождение из Пыльного замка – станет намного реальнее. А если получится убедить их уйти вместе с нами, то отряд усилится многократно.

Дверь моего кабинета открылась и в него вошли братья ордена Аль-Каура.

– Ты нас звал, – вместо приветствия заявил Раис.

– Присаживайтесь. – Я указал гостям на круглый стол и, когда все уселись, сдернул с фигурки воина кусок ткани, укрывавший ее. – Я звал вас, чтобы выполнить свое обещание. Я нашел алтарь вашего бога и возвращаю его ордену!

Десять воинов немигающими взглядами уставились на статуэтку из магического кристалла. Да! Удивить вас уже получилось. Теперь нужно постепенно внушить мысль, что орден не сумеет выжить без нашей помощи.

– Мы можем восстановить храм бога Воина, но для этого нужен жрец. Раис, ты один из сильнейших воинов в замке, сможешь взять на себя это бремя?

Да, именно ответственность, риск и тяжелый труд. Прямолинейный воин мыслит именно этими категориями. Такая формулировка будет ему понятна.

– Да, – хриплым голосом ответил рыцарь.

– Тогда прими эту статуэтку и будь достоин! – Я взял со стола фигурку и протянул ее воину.

Дрожащими руками он подхватил ее. Отлично, ты принял должность из моих рук. Это еще один маленький кирпичик в фундамент твоей верности. Фигурка бога Воина осветилась и через мгновение полностью очистилась от красноватого оттенка.

– Попробуй очистить тела своих людей от скверны Сабуда, – посоветовал я рыцарю. – Используй эти кристаллы. – Я извлек из рюкзака синие кристаллы магии и протянул их Раису.

Один за одним братья ордена избавлялись от татуировок Сабуда. На моих глазах у них расправлялись плечи, становились твердыми взгляды. Воины снова обретали надежду и уверенность в своих силах. Последним от татуировок кровавого бога избавился Раис. Его тело на секунду озарила вспышка, а когда сияние угасло, я рассмотрел новые узоры.

– Похоже, Аль-Каур принял тебя как жреца, – сказал я рыцарю. – Прими мои поздравления.

– Спасибо тебе, – склонил голову Раис. – Мы перед тобой в неоплатном долгу.

– Не благодари. Мы все зависим друг от друга, и вы успеете не раз вернуть долг, когда монстры пойдут на штурм замка. Но у меня есть для ордена еще два подарка.

– Вот как. – В глазах Раиса вспыхнуло удивление. – Какие?

– Я могу научить вас противостоять монстрам.

– Откуда тебе знать об этом? – не поверил рыцарь.

– Отсюда. – Я извлек из рюкзака фолиант мастера Сидикуса и положил его на стол. – Тот, кто не побоится схватки с монстрами, сможет научиться их побеждать. Кто первый?

– Я не боюсь, – ответил Раис. – Что нужно делать?

– Просто положи руку на книгу, – ответил я и добавил вдогонку: – И сразись с тварью.

Но Раис уже не слышал меня. Его разум переместился в книгу, чтобы пройти испытание. На теле рыцаря возникло несколько кровавых пятен, как будто в него попали иглы глорха. Но через пять минут он вынырнул из грез.

– Откуда у тебя священная книга ордена? – хрипло спросил рыцарь. – Она была утеряна более ста лет назад.

– Не важно, где я ее взял, важно, что теперь мы можем подготовить наших воинов к встрече с любыми монстрами. Вы присягнете мне на верность?

– Мы поклялись бороться с тварями всю свою жизнь, – покачал головой рыцарь. – Мы не покинем Пыльный замок.

– Даже если я скажу, откуда приходят монстры и как уничтожить их в их же логове?

– Откуда тебе ЭТО известно? – Раис вонзил в меня пристальный взгляд.

– Я был на той стороне портала и знаю, как снова попасть туда. Могу провести вас, но только если буду уверен в вашей преданности. Там нет места сомнениям – или победа, или смерть. Так что я поведу туда только абсолютно преданных мне людей!

– Если ты проведешь нас через портал, – торжественно заявил Раис, – мы признаем твое право стать главой нашего ордена.

– Так тому и быть, – согласился я. – Тогда вперед! У нас много работы. В портал пойдут сильнейшие. Станьте достойными!

Глава 11

Сезон пыльных бурь

– Кто из них жрец Сабуда? – спросил я своих офицеров, глядя на длинную процессию, приближающуюся к замку.

За три недели, прошедшие с момента нашей победы над жрецами кровавого бога, жизнь в Пыльном замке очень изменилась. При отсутствии противников внутри самого замка мы смогли сосредоточить усилия воинов на тренировках, которые стали не то что ежедневными, а практически непрерывными. Люди смертельно уставали, но не роптали. Каждый понимал, что выжить можно, лишь став сильнее монстров, а выбраться из замка можно, лишь победив сардукаров эмира. Теперь у нас было сформировано три боевых отряда.

Прежде всего, отряд тяжелых пехотинцев под командованием Раиса, в распоряжении которого находилось три десятка человек. Первая декурия состояла из братьев ордена Аль-Каура. Ее возглавлял сам Раис. Вторая декурия находилась под началом Эрна. В нее входили бывшие гладиаторы и носильщики паланкина. После того как их избавили от рабских татуировок и начали тренировать наравне с остальными воинами, они приобрели уверенность в собственных силах и самоуважение. Третьей декурией командовал лейтенант имперского легиона Трилий. В эту декурию вошли бывшие наемники, по своим физическим характеристикам соответствующие тяжелым пехотинцам.

Вооружение тяжелого пехотинца состояло из длинного копья, полуторного меча и нескольких пилумов. Предполагалось, что тяжелые пехотинцы смогут выстроить перед собой стену щитов, с помощью пилумов проредить первую волну монстров и, действуя сообща, уничтожить копьями превосходящее количество слабых тварей. Если же против них выйдет более сильный и опасный монстр, способный разбить строй, в дело пойдут длинные мечи. Но этого не должны допустить лучники, арбалетчики и маги отряда. Сильных монстров нужно уничтожать на расстоянии.

У кузнецов дело продвигалось. По крайней мере, рецепт стали они нашли и теперь вовсю штамповали ламеллярные доспехи для каждого члена отряда. Хотя до момента, когда мы сможем экипировать всех воинов, еще очень далеко. Ингредиенты, требующиеся для выплавки стали, достаточно редкие, и их можно добыть далеко не из всех монстров. Так что сейчас в приоритете тяжелые пехотинцы – именно они чаще всего вступают в ближний бой.

Чича с кожевенниками тоже порадовали. Шкуры пустынных драконов оказались гораздо более прочными и легкими, чем традиционные шкуры, использующиеся при изготовлении доспехов. А еще эти шкуры обладали немалой сопротивляемостью к магии огня и оказались очень неплохими термоизоляторами. Доспех, изготовленный из такой шкуры, давал гораздо лучшую защиту и от обычного оружия, и от магии.

Вторым боевым отрядом стал отряд арбалетчиков под командованием Ильяза. Ему я также выделил три десятка человек. Первую декурию, в которую вошли дворцовые стражники и наемники, возглавил сам Ильяз. Вторая декурия под началом Веруса была сформирована из бывших гладиаторов и арбалетчиков Газима. А третья декурия досталась Брину.

Вооружение арбалетчика состояло из самого арбалета и короткого меча. Доспехи стрелков были облегченными за счет уменьшения толщины защитных пластин. Это давало арбалетчикам дополнительную мобильность, позволяя быстрее перемещаться по полю боя, избегая встречи с тяжеловооруженными противниками или бронированными тварями.

И, наконец, третьим боевым отрядом стали конные лучники. Несмотря на то что у нас не осталось ни одной лошади, я не терял надежды выбраться из Пыльного замка. А за пределами пустыни нам наверняка удастся раздобыть боевых коней. Так что отряд кавалерии стоит формировать уже сейчас. Тем более что его костяк уже имеется. Идан с братьями плюс конюший эмира с двумя конюхами, плюс ловчий с двумя загонщиками. Чем не декурия легкой кавалерии?

На их вооружении были длинные луки и кривые сабли, а в качестве доспехов я планировал использовать легкие кольчуги. Сила конных лучников в их внезапности и скорости. Напасть из засады, осыпать врага градом стрел и раствориться в неизвестном направлении – вот их задача, для которой тяжелая броня лишь помеха.

Каждый из командиров отрядов получил кольцо хранителя, настроенное на работу в режиме бойца внешнего периметра. Оно не только защищало своего владельца магическим щитом, но и давало возможность наладить мысленную связь на небольших расстояниях.

Четвертое кольцо, настроенное на работу в режиме управляющего, вернулось к Газиму. На его плечи легло управление работниками замка. Кузнецам удалось восстановить емкость для сбора воды, и освободившихся людей мы направили на работу в подземные сады. Однако и возросшее количество работников с трудом справлялось с обслуживанием грядок. Главным образом потому, что я уменьшил длительность смен под землей.

Не то чтобы я опасался бунтов. При таком количестве верных мне бойцов никому и в голову не придет бунтовать. Но я планировал использовать мастеров и после того, как мы отсюда выберемся. Поэтому их лояльность была для меня не менее важна, чем преданность воинов. Да и просто по-человечески так правильно.

Себе же я оставил кольцо распорядителя. Оно было на один ранг выше, чем кольца хранителей, имело более мощный накопитель и обладало объединенным функционалом всех трех типов колец хранителей. То есть годилось и для бойца, и для надзирателя, и для управляющего. А еще позволяло поддерживать ментальную связь с носителями других колец и даже на время деактивировать их артефакты.

Большую часть дня я тратил на занятия магией. Напряженная утренняя тренировка в составе одного из боевых отрядов сменялась штудированием книги магии, подаренной мне Меркусом, либо книги заклинаний ментальной магии.

Сложные заклинания контроля разума мне не давались, но простые я усвоил и вполне успешно применял в своей ежедневной жизни. Ну разве лишнее – чувствовать эмоции и настроения своих собеседников? Да, это не чтение мыслей, но тоже огромное подспорье в управлении людьми. Пользуясь монетой Меркуса, я теперь гораздо лучше чувствовал ложь.

А возможность незримым жестом вселять в людей уверенность в собственных силах или, наоборот, опускать боевой дух противника? Это вообще сказочный рычаг для манипуляции большими массами! Воины под началом такого полководца способны на многое! Вот я и практиковался каждый день, улучшая моральный климат в замке, а заодно прокачивая самого себя.

Да, постоянно держать ментальный щит трудно, но я не снимал его ни на секунду, выжимая из себя все что можно. Придет время, и жестокие тренировки оправдают себя. Мы еще столкнемся и с магами эмира, и с другими магами. Неизвестно, куда забросит нас судьба после Пыльного замка.

– Вон те двое, – указал на крайнюю повозку Крид. – Я слышу их мысли.

– Вот это да, – восхитился я вслух, а про себя подумал: «И как давно ты слышишь мысли окружающих?»

– Примерно неделю, – раздался в моей голове голос мага.

Я выхватил жертвенный кинжал и прижал его к шее бывшего распорядителя Пыльного замка.

– Не надо, – снова прозвучал его голос в моей голове. – Я все вспомнил три дня назад. Опытный адепт магии разума может обойти даже действие эликсира полного забвения. Чтобы стереть память мага-менталиста, нужно напоить его таким эликсиром дважды. Я вспомнил, кем я был, но я не хочу снова становиться Кридом Потрошителем Умов. Во-первых, эмир ни за что не простит мне предательства. Мое благополучие полностью зависит от тебя. Я не смог тебя подчинить, когда ты был слаб, а после того как ты овладел основами магии разума, это и вовсе стало невозможным. Так что я не причиню тебе вреда.

– А во-вторых?

– А во-вторых, мне понравилось быть частью отряда. Обычным человеком! Вы обо мне заботились. Я понимаю, что именно ты делал это ради того, чтобы обмануть первого мага, но все остальные были искренни. Да и ты не думал обо мне плохо. Ощущение, что тебя жалеют, о тебе заботятся, гораздо лучше вечного страха, который я читал в умах людей всю свою жизнь. Я не хочу возврата к прошлому.

– Как ты докажешь, что я могу тебе верить? – спросил у него.

– Я дам клятву верности души. Ты наверняка читал о ней в книге заклинаний. Эта клятва – единственное, что может заставить ментального мага сохранить верность.

Я заглянул ему в глаза и убрал кинжал от горла.

– Ты дашь мне две клятвы. Первой будет клятва души, данная у алтарей трех богов. А второй будет клятва вассала. Я не хочу полагаться на одну магию. Я хочу, чтобы твою преданность скрепляла еще и твоя совесть.

– Ты считаешь, что она у меня есть? – удивился Крид.

– Я верю, что с нынешнего дня она у тебя будет!


Заканчивался первый месяц сезона пыльных бурь. Ритм жизни в замке стабилизировался. Каждый новый день был похож на предыдущий. Усиленные тренировки воинов и напряженный труд мастеров уже воспринимались как что-то обыденное. Нападения монстров участились, но мы справлялись, зачастую покидая стены замка и уничтожая тварей даже около портала.

Зерхов, то бишь пустынных драконов, мы научились бить достаточно быстро. Все-таки рептилии оказались туповаты и медлительны. Достаточно было ослепить ящера амулетом и перевернуть на спину. Потом удар в слабо защищенное брюхо обрывал его жизнь. После первого десятка тварей воины выучили алгоритм победы и без особого труда расправлялись с ними, особенно если мне удавалось заморозить монстров. Трудность представляли разве что группы пустынных драконов.

Глорхи стали нас избегать. Осторожные твари быстро учились и, сообразив, что не могут ничего противопоставить тяжелобронированным пехотинцам, сбегали, как только замечали арбалетчиков или лучников. Охота на них становилась сложнее день ото дня, но если удавалось перебить всех глорхов на этой стороне портала, то новички не получали знаний стаи, и бить их становилось гораздо легче. По всему было видно, что глорхи имеют каналы коммуникации и могут передавать друг другу знания.

Главную опасность для нас представляли квары – жабообразные монстры с длинными липкими языками и впечатляющими высотой и дальностью прыжка. Они могли легко перемахнуть строй тяжелых пехотинцев, мгновенно обернуться и напасть сзади. Прочный язык, который трудно было перерубить даже мечом, позволял кварам вырывать воинов прямо из строя. Единственное, что нас выручало в схватке с ними, это тонкая кожа тварей, не способная защитить от ударов холодного оружия и болтов арбалетов. Хотя попасть по квару было непросто. Уж больно стремительными они оказались. Но и с ними срабатывал трюк охлаждения. За месяц практики я настолько поднаторел в магии холода, что мог непрерывно работать «магическим морозильником».

К нашему счастью, пока портал не пропускал более сильных монстров. Скорее всего, явление было связано с тем, что для этого недоставало энергии. Но чем сильнее становились бури, тем более крупные монстры к нам попадали. За счет того, что мы регулярно уничтожали всех тварей на нашей стороне портала, он срабатывал чаще, чем обычно. Ведь подранки не тянули из него энергию. Из-за этого добыча кристаллов и ингредиентов возросла почти в полтора раза по сравнению с прошлым сезоном. Удивительно, но за месяц противостояния мы не потеряли ни одного человека убитым. Раненых было достаточно, но тяжелых потерь пока удавалось избегать. Сказывались работа лекарей и достаточное обеспечение бойцов эликсирами здоровья. Однако я с тревогой ожидал появления более опасных тварей.

В фолианте мастера Сидикуса следующими за кварами описывались спеллеры – бронированные черепахи, которые умели парализовать свои жертвы взглядом. За ними следовали горгены – обезьяноподобные карлики, которые способны были управлять другими тварями. Мы с бойцами отработали тактику противодействия этой пятерке видов, в том числе смешанным отрядам под руководством горгенов. Но список более сильных тварей, следующих за горгенами, оказался вовсе не таким коротким, как мне хотелось бы. И что им противопоставить, мы пока не знали.

Благо мы успели вооружить и экипировать большую часть воинов. Боевые отряды тяжелых пехотинцев и арбалетчиков пополнились еще одной декурией каждый. В них вошли два десятка наемников, пришедших с последним караваном. Арбалетов все еще не хватало на всех, но мастера механики отработали технологию их изготовления и штамповали не покладая рук. И от изделия к изделию мастерство возрастало, а с ним росла и убойная сила арбалетов.

Еще пара десятков человек влилась в ряды работников. С разумом двух жрецов Сабуда поработал Крид, избавив их от кровожадных наклонностей и превратив в безобидных последователей богини здоровья и плодородия. Теперь они помогали лекарям, агитировали воинов любить и размножаться, а заодно докладывали своим начальникам на Великом Рынке о возросшей добыче кристаллов. В общем, все было очень неплохо, за исключением неясного предчувствия беды.

Занавес раздвинулся, открывая глазам зрителей сцену с декорациями. На заднем плане было размещено полотно с изображением просторного бального зала с широкими окнами, через которые виднелись улицы города. Около окон стояли столы с прохладительными напитками и экзотическими фруктами, а также мягкие и удобные кресла для отдыха уставших от танцев аристократов.

Зазвучала легкая музыка, и на сцену выплыла настоящая леди. В том, что это именно леди, ни у одного из искушенных зрителей не возникло ни капли сомнений. Ведь она была облачена в роскошное бальное платье, имела целый набор изящных украшений и весьма смелую для придворной дамы прическу.

Навстречу красавице с другой стороны сцены вышел статный кавалер при шпаге и с усами. Он подхватил со стола два бокала и протянул один из них леди.

– Ваше высочество, позвольте выразить восхищение красотой и изяществом вашего сегодняшнего наряда! – Кавалер протянул леди бокал.

– Разве один мой наряд достоин комплимента?

– Нет, комплимента достойны… – Кавалер сделал жест рукой снизу вверх. – Вы вся без исключения! Наряд удачно подчеркивает вашу красоту, но я уверен. – Он перешел на шепот. – Без него вы выглядите еще прекраснее!

В зале раздались приглушенные смешки.

– Вы забываетесь, Максимильян. – Леди нахмурилась и в гневе топнула ножкой. – Если Константину передадут ваши слова, он вызовет вас на дуэль!

– Сомневаюсь, герцогиня, – беззаботно отмахнулся ее собеседник. – Его только что вызвал на дуэль Николас. Кстати, дуэль уже должна была начаться.

– Нет! – воскликнула красавица и кинулась за кулисы. – Константи-ин, Конста… – Прозвучал удаляющийся крик, который оборвался на полуслове.

– Я ее поймал! – раздался из-за кулис истошный вопль бывшего жреца Сабуда, а ныне поклонника богини плодородия. – Я поймал женщину! Я ее держу! Все сюда! Скоро в нашем замке появятся дети!

– Крид, – я обернулся к магу разума, – твой пациент снова буйствует. Утихомирь его.

– Лучше заморочь ему голову еще больше, – возразил Эрн. – Пусть рассмотрит в своем патлатом дружке красотку.

– Не надо, – тоном заговорщика прошептал призрак. – Я слышал, как вчера ночью Лопоухий подговаривал Косматого осчастливить нашу жабу мальком. Если полюбят друг друга, а не гоблиншу, мы так и не дождемся головастиков.

– Твоих рук дело? – Я строго посмотрел на Крида.

– Мне что, делать больше нечего? – делано возмутился он, но через секунду расхохотался. – Ну нужно же как-то развлекаться! Буря пятый день бушует, наружу не выйти, взаперти сидеть надоело, а эти двое – просто гейзер свежих идей. Чуть толкни камешек, и лавину фантазий не остановить.

– Крид!

Я уже было собрался устроить магу разума разнос, но он меня прервал:

– Тише. – Ментальный маг поднял руку в предостерегающем жесте и словно бы прислушался. – Только что кто-то взял под контроль разум охранников северных врат. Троих сразу.

– Раис, Ильяз, Идан, через пять минут ваши отряды должны быть готовы к бою. Только тихо! Прикажите продолжать спектакль. – Я обернулся к Криду. – Как ты это заметил?

– Ты же просил меня защитить часовых ментальным щитом, чтобы твари не могли на них воздействовать. Так вот, это заклинание привязывается к метке разума. Она индивидуальная у каждого человека и может поменяться только в моменты чрезвычайных потрясений: если человек испытывает невыносимую боль, если умирает, если его разум кем-то подчинен.

– Может, их убили твари?

– Нет, тогда метки гаснут мгновенно, а в этих еще теплятся остатки разума. Метки слабеют с каждой секундой, но пока держатся. Так бывает, когда человека подчиняют. Его индивидуальность постепенно стирается.

– Кто это сделал?

– Откуда мне знать? Какая-то новая тварь. А может, маг, более сильный или умелый, чем я.

Маг, более сильный или умелый! Этого нам не хватало! Северные врата прямо напротив портала. У них всегда большое скопление монстров. А за пять дней пыльной бури, в течение которых мы не уменьшали их количество, там должна была собраться орда! И эта орда с минуты на минуту ворвется в замок. Ведь другой причины захватывать именно северные врата нет. Если бы это были маги эмира, желающие провести в замок сардукаров, то они бы открывали южные врата, около которых тварей на порядок меньше. Кто это?

– Груля, раздать всем стрелкам зелья ускорения и ловкости, а пехотинцам – силы и выносливости, – тихо скомандовал я и направился к выходу из главного зала, около которого уже начали собираться воины.

К сожалению, не все они были снабжены зельями. Алхимики научились готовить их из ингредиентов, добываемых из монстров, но, как ни парадоксально это звучит, монстров катастрофически не хватало. Пока нам приходилось выбирать между зельями и доспехами, мы выбирали доспехи. Ведь хорошо защищенный боец имеет гораздо больше шансов избежать клыков и когтей тварей, а значит, ему потребуется меньше лечебных зелий. Текущего запаса, который алхимики готовили целый месяц, едва хватит на четыре декурии. Ничего не поделать, придется использовать.

Но зелья – не единственное, что нам сегодня придется потратить. Я начал доставать из своего подпространственного рюкзака стержни из кристаллов магии и укладывать их на стол, расположенный около выхода из главного зала. С тех пор как я опробовал подобный болт на маге разума, я выращивал из монстров кристаллы исключительно такой формы. Эрн, Раис и Верус уже выстроили свои декурии и ожидали дальнейших приказов.

– Верус, заряжайте этим. – Я указал на кристаллические стержни. – И возьмите по два запасных. В твоей декурии самые лучшие стрелки, ваша цель – маги. Этот болт… – Я потряс перед их лицами синим кристаллом. – Пробьет любой магический щит. Крид. – Я протянул магу несколько кристаллов. – Защиту разума на истребителей магов! – затем махнул рукой Брину и Ильязу. – Возьмите несколько стержней себе. Пусть в ваших декуриях тоже будет парочка охотников на магов. Но не расходуйте кристаллы понапрасну. Сами знаете, как тяжело они нам достаются.

– Мы потеряли еще двоих в северной надвратной башне внутренней стены, – доложил маг разума.

Все! Через несколько минут твари будут во дворе.

– Декурия Эрна закрывает вход во внутренний двор, – начал сыпать я командами.

Десятка тяжелых пехотинцев вполне хватит, чтобы перекрыть стеной щитов шестиметровый выход из каменного мешка. Если они успеют…

– Декурия Раиса и декурия Веруса берут под контроль надвратную башню.

Мы не раз отрабатывали этот маневр. Пара тяжелых пехотинцев перегораживает узкий лестничный пролет своими щитами и удерживает врагов на расстоянии длинными копьями, а за их спинами скрывается пара арбалетчиков, ловящих удобный момент, чтобы всадить болт в зазевавшегося противника. Тактика, совершенно не подходящая для винтовых лестниц классических замков, но прекрасно срабатывающая на лестницах Пыльного замка.

– Идан, ваша позиция во дворе. Не дайте никому даже выглянуть со стены.

Использовать лучников в тесных коридорах бессмысленно, но они смогут прикрыть нападающих со двора. Да и Эрну помогут, если что. А то, что они во дворе на виду, не беда. Защитные амулеты все еще при них и полностью заряжены. И пусть их не десять, а пять, но и этого хватит, чтобы на мгновение сбить противника с толку. А большего моим снайперам и не надо.

– Зелья, и вперед! – скомандовал я, дополнительно накладывая на бойцов заклятие воодушевления. Теперь стоит позаботиться об обороне. – Трилий, вы держите вход в главное здание. Брин, Ильяз, стрелков к бойницам. Газим, вооружай рабочих. Если твари прорвутся в замок, придет ваш черед. Ловкач, за мной!

Я выскочил во внутренний двор вслед за декурией Идана. Пыльная буря закончилась. Видимость все еще была неважной, но я различил, что решетка, закрывающая выход из каменного мешка, опущена. Может, Крид ошибся и ничего плохого не случилось? Я даже согласен на ложную тревогу. Я даже согласен впустую потратить месячный запас зелий и выглядеть смешно, лишь бы все это оказалось досадной ошибкой! Решетка дернулась и с противным скрежетом медленно поползла вверх, разрушая мои тщетные надежды.

– Быстрее! – заорал Эрн и прибавил скорости.

Пехотинцы успели. Успели закрыть щитами проход в самый последний момент. За мгновение до того, как первая тварь проскользнула под решеткой.

Я поднял взгляд вверх и увидел в бойнице надвратной башни неясное движение темной тени. Кто бы там ни был, он поднимает решетку! Держи подарочек! В моих руках сформировался шар огня и секунду спустя огненной кометой устремился к бойнице. Не зря я корпел над учебником магии эти долгие полтора месяца! Не зря прогонял через свои энергетические каналы реки энергии! Шар достиг цели и расцвел внутри башни огненным взрывом. Из башни раздались нечеловеческие вопли нескольких существ.

– Ты только что прикончил наших собственных воинов, – раздался в моей голове голос мага разума. – Две метки погасли.

Решетка под собственным весом двинулась вниз, но из-за натиска сразу нескольких тварей соскочила с направляющих, и ее заклинило. Песок во время бури забивает механизмы. Как жаль, что ее не заклинило при подъеме!

Я быстро оценил ситуацию. Высоты щели вполне достаточно, чтобы через нее проникли известные нам твари, но недостаточно, чтобы пропустить тварей покрупнее. Квары нам не страшны, они не преодолеют решетку. От пустынных драконов и глорхов нас пока берегут стена щитов и лес копий. Я произнес заклинание, понижающее температуру, и замедлил тварей около решетки. Теперь бойцам Эрна будет легче соорудить баррикаду из тел монстров. Достаточно колоть все, что подползает, и скоро проход будет перекрыт. Но главный противник на стене. Я поднял взгляд и всмотрелся в пустующие бойницы. Кто там?

Глава 12

Проклятый

Кшал поморщился от досады. Как эти черви смогли узнать, что на замок напали? Он специально приказал воинам выводка не убивать часовых, а обратить их, чтобы не потревожить охранные амулеты, которые так часто используют людишки. Обращение не является смертью в чистом виде, поэтому амулет не поднимает тревоги. Именно это вместе с умением вампиров взбираться по отвесным стенам стало причиной падения не одной цитадели.

Готовясь к нападению, он наблюдал за замком вот уже неделю. Надо отдать юнцу должное. Караулы расставлены грамотно, а бойцы вымуштрованы настолько хорошо, что даже Кшан признал бесперспективность атаки. В первый же день им удалось стать свидетелями сражения воинов замка с остатками тварей у портала. И это охладило пыл вампиров, собиравшихся взять замок с наскока.

Нет, конечно же высший вампир гораздо сильнее, быстрее и выносливее даже хорошо подготовленного воина. А главное, вампир существенно живучее, потому что высшего вампира можно убить всего несколькими способами: отрубить голову, спалить дотла, смертельно ранить серебряным оружием. Но противников слишком много. Против сотни дисциплинированных бойцов, действующих как единое целое, не устоять даже полному выводку. А выводок Кшала уже давно не полон. Из более чем десяти кровососов, покинувших цитадель проклятых, в живых осталось всего пятеро.

Именно поэтому Кшал и затеял мудреную операцию. Его воины обратили в упырей тройку часовых, охраняющих врата замка, а затем и пару часовых, стерегущих подъемный ворот решетки. После этого им осталось лишь открыть настежь ворота и поднять решетку. Твари должны были занять воинов и дать возможность выводку Кшала разделаться с недомагом, заодно отобрав у него шар Сабуда.

Тщательно подготовленный план пошел наперекосяк с самого начала. Сейчас не важно, как в замке узнали о нападении. Сейчас важно то, что они смогли перекрыть выход из каменного мешка и заблокировать решетку. Еще десять минут, и твари заткнут проход своими телами. Тогда выводку Кшала придется отступить, и вся операция будет под угрозой срыва. После такой встряски люди будут начеку. С учетом того, что они неожиданно оказались сильнее и опаснее, чем казались до этого проклятому, шансы на успех повторной атаки становились исчезающе маленькими. Да и недомаг был вовсе не таким ничтожеством, каким его описывал Больт. Нужно действовать сейчас, разбив строй копейщиков. Если твари ворвутся во внутренний двор, то они свяжут боем основную массу воинов и развяжут вампирам руки. Темный маг прошипел приказ своим воинам и начал готовить заклинание.


– Мы видим противника, – доложил Раис.

Мгновенная ментальная связь с подчиненными во время боя – мечта каждого полководца. Конечно, одаренные обладают такой возможностью, однако далеко не все. В нашей компании это маг разума, гоблинша и рысь. А простым людям для этого не обойтись без дорогостоящих артефактов. К счастью, нам с артефактами повезло. Пять колец хранителей Пыльного замка обеспечили надежной связью командиров отрядов. Пять амулетов ордена Серебряного Льва дали мне дополнительную возможность связи с четырьмя лучниками – братьями Идана.

– Это наши воины, – продолжил жрец Аль-Каура с секундной задержкой. – Их обратили в упырей.

Кровососы! Так вот кто заварил эту кашу. Похоже, проклятые все-таки догадались, кто стянул шар Сабуда, и пришли за ним. Радует одно: их слишком мало, чтобы нападать в открытую. Впрочем, о чем это я? Вампиры никогда не атакуют в лоб.

После памятной встречи с вампиром-убийцей в подземельях арены я озаботился сбором сведений об этом виде нечисти. Правда, в основном сообщали различные слухи и домыслы, но и их было достаточно, чтобы понять, что с проклятыми шутки плохи.

Вампиры делились на высших и низших. Низшие были гораздо слабее, хуже контролировали свой голод, лучи солнца являлись для них смертельно опасными. Они редко уходили далеко от своих убежищ и служили высшим, беспрекословно подчиняясь им во всем.

Вампирами не рождались. Вампирами становились благодаря ритуалу обращения. В процессе этого ритуала высший вампир выпивал часть крови своей жертвы, чтобы ее ослабить, и впрыскивал яд, который изменял организм до неузнаваемости. Если яда было недостаточно для полного преобразования, которое, кстати, занимало несколько суток, то получался не низший вампир, а упырь. Существо тупое, но чрезвычайно сильное и кровожадное, хотя и абсолютно послушное своему создателю. Следует отметить, что высшие редко инициировали низших вампиров, в большинстве случаев ограничивались упырями. А все потому, что низший вампир, испив до дна достаточное количество жертв, мог сам стать высшим.

Высшие вампиры были практически идеальны. Солнце уже не было им страшно. По силе, скорости, выносливости и живучести они существенно превосходили низших. А кроме всего прочего, они получали способность к темной магии, расплачиваясь за это потерей бессмертной души. И вот с такими противниками нам предстояло столкнуться.

Но что мы можем противопоставить кровососам? Серебра у нас нет, обычным оружием их убить чрезвычайно трудно. Нужно отрубить голову, что при их силе, подвижности и мастерстве практически нереально. Можно, конечно, завалить телами, но тут придется менять десяток воинов на одного вампира, а меня такой курс не устраивал. Кроме того, вампиры могли регенерировать во время боя, выпивая кровь своих противников. А укушенные, но не умершие, через пятнадцать минут начинали превращаться в упырей.

Надежды на магию немного. «Огненный шар», конечно, заклинание мощное, но пока он долетит до вампира, тот десять раз сумеет убраться с его пути. Надежда на ритуальный кинжал да арбалетные болты из кристаллов магии. Кинжал предназначен для того, чтобы извлекать из существа силы. Магические, душевные или какие там силы у вампиров? А кристаллы магии просто нужно попробовать. В данный момент это чуть ли не единственная возможность для моих стрелков противостоять кровососам.

Натиск тварей неожиданно ослаб, а их действия обрели смысл. Глорхи выстроились в шеренгу, взяв под прицел моих воинов. Теперь любое неосторожное движение бойца встречалось дружным залпом костяных игл сразу нескольких тварей. Пустынные драконы тоже отошли назад, разорвав дистанцию с копейщиками. Вперед выдвинулись квары, которые принялись споро разбирать баррикаду из тел, вырывая из нее липкими языками своих менее удачливых собратьев.

Если вампиры могут управлять тварями, дело очень усложняется. Изначально в случае прорыва монстров во внутренний двор я планировал забаррикадироваться в главном здании, планомерно расстреливать их из бойниц и уничтожать во время коротких вылазок. Но если тварями руководит разумное существо, то такая тактика не сработает. Отрезанные от поставок продовольствия из подземных садов, мы долго не протянем. Закрыть выход из каменного мешка нужно любой ценой!

– Ильяз, срочно всех воинов сюда! – передал я мысленную команду. – Тут кровососы! Используйте кристаллические болты!

А секунду спустя мне стало не до тактических размышлений. Со стены сорвались вниз пять темных силуэтов. Вопреки ожиданиям они мягко приземлились на ноги и продолжили стремительную атаку. Двое ворвались в строй копейщиков и смяли его в мгновение ока. Копейщики бросили ставшие бесполезными щиты и копья и схватились за мечи. Тщетно. Тяжело бронированные воины были слишком медлительны, чтобы попасть по юрким и чрезвычайно быстрым противникам. Утешало лишь одно: броня пока спасала моих бойцов от серьезных ранений.

Двое вампиров накинулись на лучников Идана. И мы сразу же потеряли двоих. Первыми жертвами кровососов стали двое помощников конюшего. После укусов в шею юноши упали на землю сломанными куклами. Очень умно! Их не убили, их обратили! Если их не добить прямо сейчас, через пятнадцать минут у нас появится еще два противника-упыря. А убийство своих же людей подорвет боевой дух отряда. По крайней мере, на это рассчитывают вампиры.

Но с моим отрядом это не пройдет. Маленькое заклинание, требующее минимум маны. И в сердцах воинов вспыхнул пожар ярости, направленной на проклятых, только что обрекших наших товарищей на муки. Вот так ментальная магия творит на поле боя чудеса.

За несколько секунд, понадобившихся вампирам, чтобы отравить укусами в шею двух наших воинов, остальные лучники успели нашпиговать кровососов стрелами. Все-таки лучники тоже приняли зелья ускорения и ловкости. Жаль, что у них нет стрел с серебряными наконечниками. Однако даже обычная сталь способна нанести вред. Движения проклятых замедлились.

Пятый вампир бросился сразу ко мне. Что же, я и не ожидал, что вы обойдете меня стороной. В конце концов, именно за мной вы сюда приперлись. Краем глаза я отметил, что из главного здания нам на помощь спешат три декурии воинов под командованием Ильяза. Что пара вампиров, утыканных стрелами, атаковала центр шеренги лучников. А дальше я закружился в смертельном танце со своим противником.

Двойной выстрел из арбалета – снаряды наткнулись на щит из тьмы и растворились в нем! Вот это сюрприз! Кристаллы магии не являются всесокрушающими! И против них имеется своя защита. Перезаряжать арбалет времени не было, поэтому я попросту швырнул его в лицо кровососа. Конечно, урона ему это не нанесло, но заставило уклониться и дало мне время метнуть ножи. Ножи также увязли в темном сиянии, окружающем проклятого. А секунду спустя он практически впечатался в меня, пытаясь добраться до горла. На этот раз магический щит меня защитил.

Вампир зашипел от досады и начал наносить удар за ударом своими кривыми черными когтями. Каждый удар сопровождался призрачной темной вспышкой, которая просаживала мои щиты. Но пока защита держалась. Все-таки хорошо иметь целых два артефакта с защитным полем, хотя их заряд небесконечен. Если останусь жив, то точно обзаведусь серебряным ошейником с шипами, чтобы такие вот кровососы даже не думали отведать моей крови.

Мы обменялись десятком ударов. Я отметил, что мой противник двигается медленнее своих собратьев. А еще он единственный из проклятых, кого окружает защитное поле тьмы. Это темный маг! И в каждый свой удар он вкладывает частицу тьмы. Вот почему мой щит раз за разом проседает. А что, если в следующий удар мне вложить частицу огня?

Мой кулак вспыхнул и впечатался в солнечное сплетение вампира. Немного измененное заклинание «огненного шара», в которое я влил максимум возможной энергии, прорвало щит тьмы и удар достиг цели. Скорее всего, у проклятых нервные центры остаются на тех же местах, где были у людей. Вампир от неожиданности хэкнул и сложился пополам. Не упуская момента, я окутал огнем правую стопу, несущуюся в голову темного. Он успел убрать с траектории удара голову, но совсем увернуться ему не удалось. Моя нога с «огненной вспышкой» вонзилась ему в бок, и вампира отбросило на несколько метров.

Я получил несколько секунд передышки, чтобы оценить обстановку. Схватка заняла считаные минуты, но ситуация поменялась кардинально. Болты из кристаллов магии, оказавшиеся бесполезными против темного мага, отлично показали себя против высших вампиров, не защищенных покровом тьмы. Арбалетчики Веруса стреляли практически в упор, и сейчас тройка проклятых, нашпигованных магическими снарядами, валялась в окружении моих воинов. Пехотинцы Эрна были живы, но назвать их целыми не поворачивался язык. Даже не имея возможности пробить рунную сталь, кровососы знатно намяли бока нашим воинам, сломав не одну кость. Благо декурия Раиса сменила их и закрыла проход в каменный мешок.

Лучники, не защищенные доспехами, пострадали гораздо больше. Идана и его братьев спасли защитные амулеты, а вот ловчему и одному из его помощников совсем не повезло. Один из вампиров выпил их досуха и благодаря этому полностью восстановился. А все из-за того, что силы всех наших воинов были брошены на ликвидацию трех его собратьев. Сейчас полный сил вампир поднимал с земли темного мага.

Держа строй, к нам приближались воины, оставшиеся в главном здании. Похоже, вампирам сегодня не повезло. Фактор внезапности был утерян. Тварям ворваться во внутренний двор не удалось, а самих проклятых осталось всего лишь двое.

Считать умел не только я. Темный маг с трудом поднялся на ноги, обвел поле боя мрачным взглядом, что-то прошипел поддерживающему его воину и кинул себе под ноги склянку с темной жидкостью. Вокруг пары вампиров тут же соткалось облако мрака, которое начало быстро распространяться во все стороны.

– Назад, – предостерег я Эрна, собравшегося кинуться на вампиров.

Неизвестно, что за гадость содержится в этом облаке. Может, оно токсично для человека. Но чего, кроме отсрочки смерти, хочет добиться темный маг? Он в окружении арбалетчиков, которые готовы выпустить в него болты из кристаллов магии. Не надеется же кровосос сидеть в этом облаке вечно? Рано или поздно оно рассеется, и ему все равно придется вступить в бой. Может, он готовит заклинание?

Я выпустил в центр облака россыпь «огненных шаров». Не очень крупных, но достаточно много, чтобы прочесать все затемненное пространство. Хотя бы один из них должен попасть в цель, подсветив ее, а уж затем я ударю всерьез. К моему удивлению, шары миновали облако, не встретив сопротивления. Где маг?

Я обшарил взглядом внутренний двор и заметил, что два воина, охранявших вход в подземные сады, исчезли. Вампиры в катакомбах! Только этого нам не хватало!

– Раис! – крикнул жрецу ордена Аль-Каура. – Принимай командование! Твоя задача закрыть ворота и перебить тварей в каменном мешке.

Жрец-воин коротко кивнул, послав мне мысленный сигнал подтверждения.

Сражаться с вампирами под землей будет сложно. Они гораздо лучше приспособлены к кромешной темноте и ограниченному пространству, но выбирать не приходится. Единственное, что я могу сделать, это направить в катакомбы свежих бойцов. Это будут тяжело бронированные пехотинцы Трилия. А чтобы повысить их шансы, добавим им защиты амулетами, вооружим арбалетами с магическими болтами и усилим зельями.

– Идан, передайте амулеты бойцам Трилия. Верус, дайте им арбалеты. Пейте зелья, и за мной в катакомбы. Но вниз идет только десяток Трилия!

– А я? – обиженно взревел северянин.

– И ты, – согласился я. – Остальные поступают под командование Раиса. Догоняйте, Ловкач вас проводит по моему следу.

С этими словами я сорвался ко входу в катакомбы, на ходу доставая из рюкзака кристалл магии и накачивая себя маной под завязку. Нельзя позволить вампирам скрыться. Нельзя давать им время на то, чтобы подготовить нам западню.


Тела воинов, охранявших вход в катакомбы, обнаружились за первым же поворотом. Оба были выпиты досуха, а это значит, что темный маг снова цел и готов к бою. И что мне делать с двумя высшими? Может, стоит подождать подмогу? Но на счету каждая секунда. Сейчас я еще различаю шорохи удаляющихся шагов и улавливаю запах свежей крови, тянущийся вслед за вампирами едва уловимым шлейфом. Но стоит задержаться на пару минут, и эти следы исчезнут. В тоннелях подземных садов довольно сильна естественная вентиляция, а звуки множатся эхом.

Впрочем, не обязательно ведь лезть в бой. Можно просто проследить за проклятыми и навести на них более сильный отряд. Я скользнул во тьму, следуя за запахом. Перемещаться тихо не получилось, чешуйки брони едва слышно шелестели при каждом шаге. Конечно, простому смертному ни за что не различить этого звука, но ведь высшие вампиры далеко не просты.

Я минул очередной поворот и увидел далеко впереди в коридору фигуру одного из моих противников. Одного! Чувство самосохранения взвыло об опасности, но было поздно. Я почувствовал, как сверху на меня падает тень, и на голову обрушился мощнейший удар.

Не знаю, что за меч у этого вампира, но магические щиты моих амулетов он снес походя. Я еле успел выхватить ритуальный кинжал и отвести следующий удар проклятого. Этот кровосос был не в пример проворнее темного мага. Я едва успевал блокировать его удары. Спасало лишь то, что в тесноте подземного коридора меч не самое подходящее оружие. Нет, так мне не выжить! Нужно нападать самому, и как можно быстрее. Позади ведь еще один высший.

В моей левой руке вспыхнул «огненный шар», плавным движением я увернулся от колющего удара меча и тут же отправил в своего противника огненный снаряд. Удачно! На таком коротком расстоянии даже сверхскорость вампира не дала возможности увернуться. Кровосос зашипел от боли. Сразу вслед за первым я отправил второй и третий «огненные шары», буквально выжигая в торсе проклятого дыру. Быстрее! Покончить с темным воином, чтобы встретить темного мага. Мой враг покачнулся, а я вонзил свой кинжал в его грудь.

Черный меч выпал из обессилевших рук вампира. В тот же миг я почувствовал сзади движение воздуха. Понимая, что уже не успеваю обернуться, попытался уйти с помощью переката. Не судьба. Мои плечи охватили черные когтистые руки, а шею обожгло болью.

Врешь! Если мне суждено умереть, то я возьму с собой и тебя!

Чувствуя, как тело начинает неметь, я выдернул ритуальный кинжал из трупа предыдущего противника и из последних сил ткнул им туда, где должна была располагаться голова темного мага – левее моей собственной головы. Хватка вампира ослабла, но я и сам обмяк. Онемение добралось до ног, и они подкосились. Упав на пол, я оторвался от вампира, но было поздно. Он впрыснул в мою кровь достаточно яда, чтобы я перестал быть человеком.

Глава 13

Меч проклятого

Тело сковал паралич. Не получалось даже моргнуть, но от адской боли мой взгляд затуманился, и рассмотреть, что происходит рядом, никак не удавалось. Слух, обоняние и даже тактильные ощущения пропали. Единственной связью с окружающим миром осталось темное пятно, находящееся прямо перед моим лицом. Что это? Я начал всматриваться в черную кляксу, и она постепенно обрела очертания.

Это был абсолютно черный кристалл. Примерно сорока сантиметров в длину, пяти сантиметров в диаметре, с идеально круглым сечением. Кристалл как будто поглощал свет, падающий на него, создавая вокруг себя темное марево. Но чем дольше я на него смотрел, тем прозрачнее он становился. А внутри него, наоборот, проявлялись фигурки.

Одна из фигурок воплощала вампира, а вторая его жертву. Проклятый впился в шею жертвы, в которой я с ужасом рассмотрел самого себя. Неужели я стану вампиром? Или мне суждено стать упырем? Сколько яда попало в кровь? Может быть, еще не поздно принять антидот? Только какой? Я не задумывался об этом раньше, но должен же найтись способ противостоять этой заразе!

– Его нет, – раздался рядом со мной шепот. Немного грустный, как будто говорящему было искренне жаль меня. – Я сам был бы рад избавиться от проклятия, но это не под силу даже богу.

– Кто ты? – Сил произнести эту фразу вслух не было, но мой мысленный вопрос достиг адресата.

– Я Темный господин, верховный патриарх ночных охотников и прародитель детей скорби. Ты теперь тоже мое дитя. Яд уже действует. Сначала он изменит твое тело, затем разум, а потом и саму душу.

– Нет!

– Не сопротивляйся, – мягко произнес он. – Это очень больно, а главное, совершенно бесполезно. Еще ни один смертный не избежал трансформации после укуса. Ты станешь быстрее, сильнее, выносливее! – Голос набирал силу. – Тебе станет подвластна темная магия! Тебя будет практически невозможно убить!

– Могу поспорить, – возразил я. – Двоих вампиров я только что упокоил.

– Это потому, что ты особенный! Я вижу громадный потенциал! Уже сегодня ты сможешь начать подготовку своего выводка, а через несколько лет стать патриархом клана! Я дам тебе силы и бессмертие, а взамен нужно всего лишь избавиться от жалкой душонки. Отринуть моральные принципы людишек, которые делают их слабее. Поглотить силы тысячи ничтожеств, чтобы, соединив их в себе, обрести небывалое могущество! Не сопротивляйся. Изменения неизбежны и необратимы.

– Я тебе не верю!

– Зря, разве может отец обманывать свое дитя?

– Я не стану вампиром!

– Тогда ты умрешь, – тихо ответил он и исчез.

Боль усилилась до невозможной. Я все еще не мог пошевелиться и смотрел на черный кристалл. Фигурка вампира незаметно изменилась и приобрела черты моего собственного лица, а фигурка жертвы, наоборот, стала безликой. Это что, индикатор трансформации моего организма? Или качественная галлюцинация? Нужно бороться самому. И просить помощи. Кто может меня услышать?

Ни маг разума, ни гоблинша не откликнулись на мой зов. Я попробовал обратиться к призраку и тут же услышал голос старого пирата:

– Он ушел?

– Кто он?

– Черный потри… – Бен запнулся, вспоминая слово, и выдал. – Марх. Ну и прозвище ему дали! Наверное, много мархов перетер, пока стал уважаемым. Жуткий тип!

– Я ничего не вижу, кроме кристалла, – простонал в ответ. – Убери его от меня.

– Да я же призрак! – возмутился пират. – Как я его уберу? Что, очень плохо? Ты держись, юнга! Ты, главное, не становись вампиром. Пока ты человек, у нас еще есть шанс научить тебя пить правильные настойки, а если не устоишь, то пиши пропало. Кому нужно бессмертие, если за это придется вечно сосать кровь?

Как ни странно, причитания призрака помогли мне отвлечься от кристалла и немного прояснили разум. Кто может привести ко мне помощь? Рысенок! Я же приказал ему привести подкрепление! Значит, он где-то рядом.

– Ловкач, – я снова послал мысленный зов, – мне нужна помощь!

– Я рядом, большой брат, – касание разума рыси было освежающим, как дуновение свежего ветерка. – Я привел твою стаю. Твоя охота была удачной?

– Враги мертвы, но меня ранили и отравили, – ответил я ему.

– Вылижи раны и поспи. – Если бы рысь мог пожать плечами, он бы так и сделал.

И снова короткий диалог с близким принес мне облегчение. Стать вампиром и потерять друзей? Обменять возможность обрести семью и друзей на эфемерное бессмертие? Нет! Я не согласен!

Зачем Темному господину мое согласие? Почему я должен добровольно отдать свою душу? Объяснение только одно. Он не может взять ее сам! Яд способен отравить и изменить тело, но влиять на душу он не в силах. А значит, у меня есть шанс! Нужно бороться!

– Вот он, – раздался в коридоре голос Эрна. – Он убил вампиров!

– Но его укусили, – тут же ответил ему Трилий. – Скоро он превратится в упыря или вампира. Мы должны убить его, пока он не обрел силу проклятых! Как и всех остальных укушенных!

Вот так! Рациональный парень этот Трилий. Никаких эмоций и привязанностей. Сплошная логика. И ведь оспорить такое решение трудно.

– Бен, – мысленно позвал я призрака, так как говорить вслух по-прежнему не мог. – Скажи им, что я еще борюсь. Пусть запрут меня в камере и испытают солнцем или серебром.

Такое испытание – большой риск, ведь неизвестно, как изменится тело. Но немедленная смерть еще хуже!

– Он не стал кровососом, – тут же передал мои слова пират, интерпретировав их по-своему. – Положите его на солнышке, нацепите побольше побрякушек из серебра, и сами увидите. А еще он просит напоить его ромом!

– Бен!

– Бутылку, не меньше! Вот из этой кружки. – Пират указал на мой пояс.

– Слышал? – пророкотал Эрн, обернувшись к Трилию. – Стал бы вампир просить бутыль рома на солнышке? Бери его за руки и потащили наверх. – Он похлопал меня по ноге. – Потерпи, сейчас мы с Беном тебя вылечим! Эй, вы двое, бегом к алхимикам! Нам нужны серебро и выпивка!


Подъем наверх не занял много времени. К счастью для меня, возле входа в катакомбы нас уже встречала полугнома, которая не собиралась раздавать выпивку и монеты кому попало.

– Что с ним? – строго спросила она Эрна.

– Вампир укусил, – пояснил тот. – Бен передал, что Айвери приказал его испытать солнцем и серебром. А для храбрости попросил бутыль рому.

– Ты что творишь, старый полупрозрачный пердун? – накинулась на пирата мастер-алхимик. – У него сильнейшее отравление, а ты его еще и напоить в придачу решил? Совсем из ума выжил? Убить его хочешь? Я тебе в кружку такого намешаю, что ты пожалеешь, что не сдох двести лет назад!

– Да я как бы и сдох, – растерянно ответил пират.

– Заткнись! – перебила его полугнома и скомандовала Эрну: – Несите его в мою лабораторию!

– Его нужно испытать солнцем, – уперся Трилий.

– Ночь на дворе! – фыркнула полугнома. – Ты его до утра тут держать собрался? Я наблюдала за боем. У других укушенных признаки обращения проявились уже через несколько минут, а у него все по-другому. Разве не видишь, что его организм сопротивляется яду? В лаборатории я смогу ему помочь. Так что несите его наверх, а там хоть засыпьте серебром. Живее! Каждая секунда на счету!

Все-таки добрые дела приносят пользу! Откажись я тогда на Великом Рынке выкупать полугному, и лечить меня сейчас было бы некому. Конечно, загадку яда вампиров не решить с наскоку, но Груля хотя бы попытается помочь противоядиями. Однако почему мой организм реагирует на яд не так, как все остальные? Думаю, что причиной всему зелье королей, которое перестроило мое тело на новый лад и укрепило его. Яд кровососов, рассчитанный на обычных людей, оказался для меня слаб. Впрочем, это еще не значит, что я спасен. Процесс трансформации, читай мучений, может попросту растянуться во времени.

Пока я размышлял об особенностях действия ядов на мой организм, меня доставили в алхимическую лабораторию и уложили на стол. Подобных столов тут было три, и все использовались для разделки тварей. Да, алхимия не такое уж и приятное занятие! То-то никто из воинов сюда без особой необходимости не заглядывает! Соседние столы тоже были заняты. На одном лежал недавно убитый вампир, кстати, уже без зубов. А на втором – наш воин, которого проклятые обратили в упыря. А полугнома времени не теряла! Ну, как раз сейчас это мне только на руку. Неприятно, конечно, лежать на разделочном столе, но стать упырем еще неприятнее.

– Узнали компоненты яда? – спросила полугнома своих помощников, которые настолько увлеклись опытами в углу лаборатории, что даже не заметили нас.

– Весьма сложный состав, – не оборачиваясь, ответил аптекарь. – Но пару действующих веществ выделили.

– Превосходная формула! – воодушевленно добавил молодой лекарь. – Батрахотоксин вызывает паралич, токсин гриффина блокирует работу печени и почек, а эфедрин воздействует на разум, повышая агрессивность. Тут есть еще десяток активных компонентов, которые мы не можем опознать, но и так понятно, что яд вызывает в организме целый каскад химических реакций. Введя противоядие даже против некоторых из компонентов яда, можно полностью изменить результат!

– И что за результат мы получим в этом случае? – со скепсисом спросил пожилой лекарь.

– Это предсказать невозможно, – растерянно ответил молодой.

Вот так, какой замечательный выбор: стать милым упырем-вампиром или неведомой зверушкой. Но что-то делать нужно. В конце концов, призрачный шанс лучше, чем никакого. Рискую!

– Бен, – мысленно позвал я призрака. – Скажи им, что я согласен рискнуть. Пусть начинают!

– Айвери передал, чтобы вы начинали, – пробормотал пират, с опаской покосившись на полугному. – Сказал, что готов рискнуть.

Девушка пристально посмотрела на пирата и спросила:

– Слышали? В каком порядке вводить противоядие?

– Сначала разблокируем работу печени и почек, – принялся перечислять старый лекарь, тут же взяв лечение под свой контроль. – Затем уберем паралич, а потом накачаем его очищающими зельями и зельями здоровья. – Он взял меня за руку и легко пожал ее. – Придется потерпеть. Будет больно!

Прогноз старого лекаря сбылся очень скоро. Как только мне ввели противоядие, снявшее паралич, вернулась чувствительность, и все изменения в организме проявились в виде дикой боли. Болело все, начиная с кончиков пальцев ног, заканчивая зубами и даже несуществующим хвостом. А еще мышцы жили своей собственной жизнью, совершенно не подчиняясь сигналам мозга. Меня корежило, выкручивало, сгибало в немыслимые для нормального человека позы.

И все эти метаморфозы сопровождались грустным шепотом в моей голове. Темный господин не давал покоя, утверждая, что сопротивление бесполезно. Что у меня есть лишь одна возможность спастись – принять свою судьбу и стать темным. Что иначе я превращусь в ужасного монстра и буду убит своими же друзьями. А потом он возвращался к бесконечному перечню благ, ожидающих меня, если я стану его последователем. Лишь мягкое касание разума рыси и тихий мат пирата не давали мне сойти с ума, удерживая на грани безумия.

Все когда-нибудь кончается. Закончилась и моя пытка. Вернее, она закончилась для разума, потому что я потерял сознание, а тело продолжало корежить до утра. Очнулся я совершенно обнаженным, когда первый луч солнца заглянул в открытое окно лаборатории. В углу, у стола с колбами, колдовала над каким-то зельем полугнома. Старого лекаря поблизости не оказалось, а молодой лекарь и аптекарь спали за столом, удобно улегшись на книге рецептов, над которой корпели прошлой ночью.

Все тело болело, руки и ноги были как ватные, а в голове пульсировала одна мысль: в кого я превратился? Я с трудом поднялся, крепко зажмурился в ожидании боли и сделал шаг навстречу солнцу. Ничего страшного не произошло. Луч утреннего светила согрел обнаженное тело и подарил необычайную радость. Не вампир! Но кто тогда? Я обернулся в поисках зеркала и встретился взглядом с полугномой.

– Все хорошо, – предугадав мой вопрос, успокоила меня девушка и протянула маленькое зеркальце. – Внешних изменений практически нет. Волосы чуть поседели. – Она протянула руку и погладила небольшое побелевшее пятно на голове. – Чуть поменялся пигмент кожи, но на этом все. А что поменялось внутри, мне неизвестно, но я абсолютно уверена, что вампиром ты не стал. – Полугнома помолчала, давая возможность переварить информацию, и мягко добавила: – Твоя одежда сложена в шкафу. Приведи себя в порядок. Тебе еще нужно доказать, что не стал кровососом. Еле выгнала этих грубиянов, все норовили обложить тебя серебром. Ушли только под утро, когда убедились, что у тебя зубы и когти не выросли и серебро на тебя не действует. Но все равно дежурят за дверью. Правда, недавно уснули, так что ты не шуми.

Я открыл шкаф. Кто-то принес запасной комплект одежды и привел в идеальный порядок доспехи. Девушка заметила мое удивление и пояснила:

– Нори всю ночь трудился. Он за тебя очень переживал, вот и не знал, чем занять руки. Ты как себя чувствуешь?

– Слабость во всем теле, а в остальном нормально.

– Так и должно быть, – кивнула девушка. – Ну что же, раз наша помощь тебе больше не нужна, мы пойдем. Нужно выбрать пару-тройку десятков тварей на ингредиенты. Вставайте, лежебоки!

Полугнома с помощниками удалились, а я снова обернулся к шкафу. На полке рядом с доспехами лежали ритуальный кинжал и полуторный меч вампира. Из рукояти кинжала по-прежнему торчал выращенный вчера абсолютно черный кристалл. Я взял кинжал в руки и всмотрелся вглубь кристалла. Когда внутренняя картинка проявилась, я с удивлением обнаружил, что внутри не осталось и следа от вампира, а фигурка жертвы трансформировалась в фигурку воина с моими чертами лица. И фигурка эта стала полноцветной. Парадокс, необъяснимый с точки зрения физики, но наверняка что-то символизирующий.

– Твою победу над тьмой, – раздался позади меня сильный мужской голос, а время застыло.

Еще один бог? Кто на этот раз?

– Аль-Каур, – ответил воин в сияющей броне и повторил: – Кристалл символизирует твою победу над тьмой! Ведь смертный, а тем более маг, может противиться обращению. Это очень сложно, чрезвычайно больно, требует своевременной подпитки специальными эликсирами и кажется совершенно безнадежным. Но это возможно!

– Если вы это знали, почему не помогли мне? Почему не дали надежду?

– Ты был заражен тьмой, – пожал плечами воин. – И должен был сам ее одолеть. Если бы тебе подсказали, победа не была бы твоей. И спрятанная внутри тебя частичка тьмы со временем сожрала бы тебя, превратив в чудовище.

– А откуда вам знать, что я сам полностью избавился от тьмы?

– Ты наивен, как ребенок, – рассмеялся воин. – Тьма есть в каждом из нас. Ты ее не изгнал, ты доказал, что в состоянии с ней бороться и побеждать. Поэтому теперь она тебе подчиняется.

– Вы хотите сказать, что я смогу изучить магию тьмы?

– Если найдешь учителя, то сможешь, – кивнул он. – Хотя я бы не советовал. Чем ближе к знаниям Темного господина, тем больше искушение. Поверь мне, он мастер дурить голову.

– Да уж. – Я криво ухмыльнулся. – Знаю, потому что провел вместе с ним незабываемую ночь.

– Это часть испытания, – снова пожал плечами бог Воин. – Но и награда за него немалая. Взгляни на этот меч. Его выковали подгорные мастера, а проклятые совершили над ним темный ритуал, наделив своими способностями. Он, как и твой кинжал, способен забирать магические и жизненные силы своих жертв.

Я положил на полку кинжал и взял в руки меч. Поначалу он обжег мои ладони холодом, но после непродолжительного свечения я перестал ощущать дискомфорт в месте касания. Однако внутри стала разгораться ярость и злость на тех, кто не помог мне вчера. На тех, кто сомневался во мне и хотел подвергнуть смертельно опасным испытаниям серебром и солнцем. Это не мои мысли! Я положил меч обратно – и наваждение исчезло.

– Видишь? – с улыбкой произнес Аль-Каур. – Использовать темную магию чревато.

– Бесполезный трофей, – с досадой ответил я.

– Не совсем, – покачал головой воин. – У каждого артефакта есть сердце. Заменив его, ты изменишь природу меча. Попробуй…

С этими словами воин в сияющих доспехах исчез, а время снова возобновило свой бег.

Сердце меча. И где его искать? Я внимательно осмотрел клинок, гарду и рукоять. На клинке были выгравированы руны. По ним то и дело пробегали темные всполохи, придавая мечу зловещий вид. Гарда казалась совсем обычной. Конечно, рукоять! Именно она больше всего подходит для помещения чего-то внутрь. А несколько платиновых колец, разделяющих ее на два неравных сегмента, как раз и являются проводниками между сердцем артефакта и рукой его владельца.

Я попытался снять меньший сегмент и после пяти минут экспериментов нащупал в гарде потайную пружину, разблокировавшую замок. После этого открутить сегмент не составило труда.

Внутри рукояти оказался черный кристалл – двойник того, что я вырастил вчера. Интересно, из-за дикой боли я не управлял ростом кристалла, и его форма была определена без моего вмешательства. Быть может, тут постарался Темный господин? Я всмотрелся вглубь кристалла меча и рассмотрел внутри безликую фигурку вампира. Вот чем он отличается от моего.

Касаться черного кристалла голой рукой не хотелось. Я пошарил глазами вокруг и присмотрел клещи, которые полугнома использовала для удержания стеклянных колб над горелкой. С их помощью извлек проклятый кристалл, а на его место тут же установил свой. Пара минут, и меч приобрел изначальный вид. Хотя нет, всполохи на рунах сменили цвет, и сейчас клинок окружало не темное марево, а приятное свечение. Отличное доказательство для моих воинов, что я не стал вампиром. Пора его представить на всеобщее обозрение.

Глава 14

Магистр ордена Аль-Каура

На фоне измученных долгой ночной схваткой воинов в отполированных до блеска доспехах я смотрелся немного вызывающе. Если бы они не знали, что я в одиночку противостоял двум вампирам и был ими серьезно ранен, то меня наверняка заподозрили бы в трусости. Но так как слух о том, что меня укусил проклятый, разошелся по всему замку, меня подозревали в гораздо худшем преступлении. Поэтому предстать перед воинами было просто необходимо. И крайне важно было убедить их в том, что я не обращен. Ведь здесь и сейчас я для них не просто командир. Я символ их ночной победы, надежда на лучшее и пример для подражания. Плевать, что одежду и доспехи мне готовил полугном. Об этом узнают немногие, но говорить о том, что командир выглядит идеально даже после смертельной схватки, будут все! Так и рождаются байки-легенды. Главное, не свалиться от слабости.

Изначально я не думал будить бойцов. Все смертельно устали, отражая ночной штурм тварей. Ведь монстры вовсе не были беззащитными. Глорхи достреливали до верха стены своими костяными иглами, которые представляли немалую опасность. Спеллеры могли парализовать человека, квары, прыгнув, ухватить его своим длинным языком и стянуть вниз. А горгены, прозванные старожилами Пыльного замка «куклосами» за способность управлять другими тварями, умело руководили этим оркестром смерти.

Нужно отдать должное Раису, действовал он грамотно. Стрелки вовремя обнаружили и расстреляли куклосов, после чего твари резко отупели. Несколько кристаллов магии, сброшенных в каменный мешок, заманили в него еще больше монстров.

За пять дней, в течение которых бушевала пыльная буря, на нашу сторону попало просто гигантское количество тварей. Увидев открытые ворота и почувствовав за ними магию, они безудержной лавиной ринулись внутрь. Раис приказал закрыть ворота только тогда, когда каменный мешок был забит до отказа. А после этого начался отстрел тварей. Бойня при свете факелов продолжалась до самого утра. Измученные воины делали короткую передышку и снова принимались за уничтожение монстров. На помощь вызвали даже ремесленников и рабочих, которые метали камни и подносили боеприпасы.

В течение ночного боя мы потеряли убитыми пять человек и ранеными – десять. И это не считая восьми, обращенных вампирами. Все бойцы без исключения выбились из сил. Поэтому я решил просто пройтись по главному зданию и показаться во внутреннем дворе. Кто не спит – увидит, а кто спит – тот узнает от товарищей.

Но вышло совсем не так, как я задумывал. Увидев меня, люди будили соседей и шли следом. Вот так через полчаса после моего выхода из лаборатории во внутреннем дворе замка собрались все, кроме часовых и тяжело раненных. Даже сборщики кристаллов прервали свою работу и вышли посмотреть, из-за чего собралась такая толпа. Не люблю пламенные речи, но, похоже, сейчас как раз самое время толкнуть одну из них. Где тут броневик? Нет? Ну не очень-то и хотелось. Меня и так хорошо видно.

– Воины! – громко выкрикнул я. – Этой ночью мы отстояли свое право на жизнь! На нас напали одни из самых опасных тварей на свете – проклятые. Они обратили наших часовых и впустили в замок монстров. Но благодаря нашему магу Криду им не удалось застать нас врасплох! А благодаря вашей стойкости и мужеству нам удалось победить не только вампиров, но и всех тварей, которых они привели!

По лицам окружающих меня людей я понял, что задел их за живое. Даже Крид проникся, довольный, что его отметили лично. Это очень удачный момент, чтобы направить мысли подчиненных в нужное мне русло.

– Вы убедились, что тренировки не напрасны! Что слабые – гибнут! Что наша жизнь зависит от бдительности часовых! А главное, что вы поняли, – это то, что сильны мы лишь вместе! Только сомкнутым строем щитов можно остановить лавину монстров! Только плечо друга поможет выстоять! Только истинный товарищ не даст погибнуть!

Воины подтянулись. На их лицах появилось выражение решимости. Они по-новому посмотрели на соседей, только сейчас осознав перемену, произошедшую в их восприятии этой ночью. Это хорошо, что мы прошли через испытание, потребовавшее от всех и каждого предельного напряжения сил.

До этого момента мы проводили операции силами одной-двух, очень редко трех декурий. Сплоченность воинов внутри каждой декурии была высока, но вот между бойцами разных декурий общения недоставало. Сказывались особенности менталитета каждой отдельной группы. Ведь жизненный опыт гладиатора, брата ордена, наемника, охранника и ремесленника совершенно разный. Все они сражаются и убивают, но делают это по разным причинам. Гладиатор просто продлевает свою жизнь до следующего боя. Брат ордена сражается за идею, а наемник с охранником – за деньги. У наемника в каждом походе новый заказчик, а у охранника – постоянный. Ремесленники вообще вступают в бой, лишь защищая свою жизнь или имущество. А разные графики дежурств и недостаток общения не дают возможности преодолеть этот барьер. Совместно пережитая смертельная опасность рушит такие преграды, сближая людей в считаные мгновения.

– Запомните эту ночь! Ночь, когда воин и ремесленник стали плечом к плечу в один строй. Ночь, когда вы узнали, что друзья есть не только в вашей декурии – каждый обитатель замка ваш друг! Потому что все мы связаны! И выберемся отсюда вместе!

Выбраться отсюда – это заветная мечта каждого обитателя Пыльного замка, за исключением разве что братьев ордена. Вот стимул терпеть изнуряющие тренировки. Но можно дать людям и большее. Можно дать надежду, что они будут защищены и востребованы за пределами замка.

– Но мы нужны друг другу не только для того, чтобы выбраться отсюда! Я, Айвери де Вель, сын барона де Вель, глава дома гладиаторов Стремительной Рыси, предлагаю вам свое покровительство и защиту! Воины могут вступить в мою дружину и рассчитывать на кров, еду и ежемесячную плату. Ремесленники и обычные люди – на половинные налоги в моем баронстве в течение пяти лет. Не спешите с ответом. Пока мы не выбрались из Пыльного замка, у вас есть время на раздумья.

Ну вот вроде бы и все. За успехи похвалил. К дальнейшим экзекуциям в виде тренировок мотивировал. Морковку награды подвесил. Осталось что-то придумать для братьев ордена. Они-то как раз не собирались покидать Пыльный замок, и мотивационная речь могла им не понравиться. Нужно поговорить с Раисом. Впрочем, нужно поговорить со всеми офицерами. Принять доклады о состоянии дел и разработать дальнейшие планы.

– Десятников попрошу собраться в моих покоях, – завершил я речь. – Всем остальным, не занятым на дежурстве и сборе кристаллов, отдыхать. Вы это заслужили!


Я направился в свои покои, краем глаза отметив, что Раис, Трилий, Брин и Верус следуют за мной. Декурия Ильяза несла дежурство, поэтому он не придет, а Эрна и Идана немного задержал Газим, о чем-то их оживленно расспрашивающий. Ничего, я все равно планирую совместный обед, так что успеют. Насколько я знаю, вампиры не жалуют обычную еду, так что это станет маленьким дополнительным доказательством моей нормальности.

Поднявшись наверх, я открыл дверь и, получив неожиданный удар в спину, влетел внутрь комнаты.

– Стоять! – резко выкрикнул Трилий, прижав к моей шее кинжал. – Это кинжал с серебряным лезвием, так что не вздумай дергаться, проклятый!

– Мы не уверены, что он проклятый, – неодобрительно заявил Верус, – так что полегче. Может быть, ты только что пнул своего командира, который вчера спас твою шею от зубов вампира.

– Это невозможно! – отрезал Трилий. – Еще никто не смог избежать обращения!

– Если ты таких не знаешь, – возразил Раис, – это вовсе не значит, что их нет. Мы просто должны убедиться, что ты не проклятый, – добавил он, обращаясь уже ко мне. – Брин, закрой дверь! А вы помогите снять с него доспехи.

Итак, расклад понятен. Лейтенант убежден, что я вампир. Раис, Брин, Верус и Газим считают, что лучше меня оскорбить проверкой, чем получить в командиры проклятого, который через пару дней может обратить всех обитателей замка. Ильяз дежурит, так что его мнение не интересно, а Эрн и Идан, похоже, на моей стороне. Именно поэтому Газим и задержал их во дворе. Настоящий заговор, хотя признаю, что действия моих офицеров вовсе не лишены смысла. Сейчас важно понять, как я могу доказать, что я не кровосос.

– Я говорил, что его нельзя оставлять без присмотра, – процедил Трилий. – А ты его проспал, Брин! Что мы теперь скажем воинам?

– Мои парни сражались всю ночь! – огрызнулся трактирщик. – Если ты такой умный, почему не сторожил его сам?

– Успокойтесь, – осадил их Раис. – Сейчас мы его проверим. Если он проклят, то просто вывесим башку во дворе и расскажем правду. Раздевайте его.

– И как вы меня проверите? – спокойно спросил я, совершенно не сопротивляясь. – На солнце я был, серебро на меня не действует. Какие еще вам нужны доказательства?

– Ты носишь меч проклятого! – сказал, как выплюнул, Трилий. – Пока мы тащили тебя наверх, этот меч высосал все силы из двух моих воинов. Они до сих пор не могут подняться с постели. А ты касаешься его голой рукой!

– Понятно, но я могу объяснить…

– Помолчи, – прервал меня Раис. – Есть способ все выяснить и без твоих объяснений.

В этот момент раздался требовательный стук в дверь.

– Что вы там задумали? – проорал Эрн. – Говорю вам, что он не кровосос! Открывайте, а не то я вынесу эту дверь!

– Эрн, – громко ответил я, опережая командиров. – Подождите снаружи. Мы скоро закончим. Вели пока приготовить поесть на всю нашу дружную компанию, – и добавил тихо: – Давай, Раис, не томи. Взывай к своему богу.

– Вообще-то я хотел тебя немного порезать, – ответил он, задумавшись. – На вампирах раны мгновенно затягиваются. Ночью мы заметили: для того, чтобы ранить проклятого, нужно несколько ударов.

– Раис, включи мозги! Я ведь не обычный человек. Я не говорил этого раньше, но сейчас признаюсь. Несколько месяцев назад я принял зелье королей. Раны на мне затянутся так же быстро, как на вампире. Этим ты ничего не проверишь.

– Он врет, – тут же отозвался Трилий. – Режь!

– Зачем резать, если он сам признался, что раны затянутся? – возразил Верус. – Как еще мы можем его проверить?

– Призови Аль-Каура, – попросил я Раиса. – У тебя есть его алтарь, ты его жрец. Он придет!

– Я никогда не слышал, чтобы жрецы нашего ордена беседовали с богом.

– Просто призови его, – терпеливо повторил я. – Сейчас он должен тебя услышать.

О том, что будет, если бог Воин сейчас на обеденном перерыве, думать не хотелось. Вряд ли мои нетерпеливые офицеры согласятся на звонок Фортунусу или Меркусу.

– Зачем ты меня звал? – раздался мощный голос, а время застыло. – Только собрался посмотреть бой гладиаторов, а тут ты! Что случилось?

– О великий Аль-Каур! – начал Раис, но был грубо прерван:

– Кроме Айвери нас никто не слышит. Говори скорее, зачем ты меня звал и почему вы скрутили магистра своего ордена?

– Нам нужно знать, проклят ли он? – начал отвечать Раис, но, осознав, что сказал бог, потрясенно добавил: – Почему он магистр?

– Старый магистр погиб? Погиб! – начал перечислять Аль-Каур. – Нового назначить нужно? Нужно! Этот юноша вернул мой оскверненный алтарь! Освободил десяток братьев моего ордена! Нашел жреца, пусть и немного тупого! Чем тебе не магистр? Метки нет? Сейчас будет!

Мое плечо обожгло огнем.

– Мы так не договаривались, – вклинился в разговор другой голос. – Он мой жрец!

Я не видел протестующего, но узнал по голосу. Бога, пусть и торговли, забыть невозможно.

– Твои жрецы – это все, кто пользуется деньгами и торгуется, – отмахнулся бог Воин. – Я уверен, что от этих привычек ему не избавиться. А в перерывах пусть поруководит орденом. Может, хоть сделает из него что-то стоящее. А то сейчас он больше напоминает сборище голодранцев.

– У мальчишки талант! Ему экономику нужно развивать, а ты на него хочешь повесить своих голодранцев. Не дам!

– Чего спорить? Давай у него спросим! Будешь магистром моего ордена?

Вот дела! И как тут выкрутиться?

– Ремесленников и торговцев защищать нужно, – осторожно ответил я. – А с этим воины ордена справятся лучше всего.

– Я же говорил, у парня талант извлекать выгоду, – довольно прокомментировал Меркус.

– Сейчас передумаю. – Я прямо почувствовал, как бог Воин неодобрительно нахмурился. – Ты что, хочешь воинов моего ордена подрядить охранять караваны?

– Но ремесленники и торговцы взамен могут обеспечить воинов всем необходимым, – заявил я. – А без этого невозможна борьба с монстрами. У мудрого правителя все сбалансировано. Так что успеха можно добиться, лишь совместив производство, торговлю и сильную дружину.

– Я не понял, ты согласен или нет?

– Согласен, если вы разрешите братьям ордена покинуть Пыльный замок. Монстров хватает везде, а кроме того, я знаю, как пользоваться порталом, чтобы достать тварей в другом месте.

– Хорошо, – согласился Аль-Каур после секундных размышлений. – Попробуй, а я посмотрю. Кстати, у тебя получился отличный меч, но у магистра моего ордена меч должен быть еще лучше. Прикажи своим кузнецам сменить руны на рукояти. Раис даст им образец.

– С вас по монетке, – раздался радостный голос Фортунуса. – Забыли, как спорили со мной, что никогда один и тот же человек не станет одновременно жрецом-воином и жрецом-торговцем? А я не забыл!

– Вот паршивец, – услышали мы затихающий возглас Аль-Каура, и время возобновило свой бег.

– Отпустите его, – произнес Раис. – Он не проклятый.

– Почему? – не захотел подчиниться Трилий.

– Потому что бог Воин Аль-Каур не стал бы посвящать вампира в сан магистра своего ордена. Посмотри на его плечо.


– Выводок Кшала полностью уничтожен, – прошипел старый, сгорбленный от пережитых веков вампир. – Вам предстоит выпить его убийцу.

Двое высших вампиров обменялись неприязненными взглядами. На их памяти это был первый случай, когда задание давалось сразу двум выводкам. Ведь проклятые едва терпят даже собратьев по выводку, хотя там все конфликты в корне подавляются основателем. А между основателями выводков, ожесточенно соперничающими за близость к патриарху, и вовсе тлеют неприкрытая вражда и ненависть. И интриги плетутся постоянно. Кстати, погибший Кшал был одним из ведущих интриганов клана, всегда выбивал для себя лучшие задания и постоянно приближался по уровню силы к патриарху. Похоже, на этот раз он схватил сосуд, который не смог выпить.

Оба высших знали, что выводок Кшала превосходил их выводки по силе. Поэтому не удивились, что для уничтожения столь опасного врага нужно больше проклятых. Однако приказ выпить жертву до дна был необычен. В случае, если вампиры находили талантливого воина или сильного мага, его пытались обратить и убивали лишь в случае невозможности последнего. Клан постоянно нуждался в усилении, иначе ему грозило поглощение другим кланом.

– Кшал пытался его обратить, – продолжил патриарх. – И у него не вышло. Он отринул подарок нашего господина, поэтому должен умереть.

Высшие снова промолчали, ожидая продолжения. Темный господин, конечно, не отличался милосердием, но и глупостью не страдал. Посылать два выводка на край света ради банальной мести он не стал бы. Значит, у смертного имелось то, что интересовало господина.

– В Пыльном замке есть малые алтари Фортунуса и Аль-Каура. Оскверните их кровью и тьмой, и сможете основать собственные кланы. Такова воля Темного господина. – Патриарх устало прикрыл глаза. – Идите!

Вампиры все так же молча поклонились патриарху и покинули пещеру. На их лицах не отразилось ни одной эмоции, но старый вампир читал их как открытую книгу. Они кланялись в последний раз! Если им удастся захватить алтари, то они сами станут патриархами кланов. Если нет, то они умрут. Скорее всего, произойдет второе.

– Ты все слышал? – спросил он, не открывая глаз.

– Да, мой господин, – из тени, отделившись от стены, вышел еще один высший вампир. – Что я должен сделать?

– Следуй за ними, но на глаза не показывайся. Если… – Старик помолчал и поправился: – Когда их убьют, закончишь дело и заберешь алтари. Будь осторожен, смертный завладел «Пленителем душ». Он очень опасен.

– Я не подведу, господин! Все будет сделано!


Слабость после укуса вампира прошла лишь на пятый день. И связано это было не с серьезностью ранения и даже не с потерей крови, а с перестройкой организма. Действие некоторых компонентов яда (тех, что удалось определить) удалось купировать антидотами. С частью отравы мой организм справился самостоятельно. Но небольшое количество некомпенсированных компонентов вызвало изменения.

Лекари прописали мне в первые дни после отравления режим повышенной физической активности. Это должно было ускорить метаболизм организма и способствовать выведению остатков яда. Поэтому я самоотверженно истязал себя тренировками с воинами.

За неделю мышцы тела обрели неожиданную силу. Движения заметно ускорились, а их координация улучшилась. И эти изменения были связаны не столько с тренировками, сколько с трансформациями тела. Недаром вампиры славились своей силой, ловкостью и скоростью. К счастью, эти изменения не повлияли на мою внешность и проявились лишь в повышенном аппетите. Энергию, которую кровососы выделяли из крови жертв, мне приходилось брать в обычной еде. Впрочем, через пару дней экспериментов я заметил, что при самоограничении скорости движений расход энергии возрастает незначительно. В принципе, все эти трансформации были даже полезны, хотя и вызывали некоторое беспокойство за судьбу моего будущего потомства.

Но главные, совершенно незаметные обычному человеку изменения, касались даже не физического тела, а его магической составляющей. Я перестал излучать магию. Совсем! Нет, магия по-прежнему была мне подвластна, но сам я в магическом спектре выглядел как обычный человек. Как маг я становился заметен лишь в момент чтения заклинания. Крид объяснил это тем, что проклятые – мастера маскировки и непременным условием их выживания является незаметность темной магической составляющей. Какие-то компоненты яда вызывали экранирование энергетических центров и каналов, маскируя вампира в магическом зрении под простого смертного. Именно это и произошло со мной.

Полугнома увлеченно исследовала яд вампиров, пытаясь извлечь из него компоненты, отвечающие за усиление тела. Но, на мой дилетантский взгляд, ничего у нее не могло получиться. Прежде всего, оттого что яд очень быстро портился и менял свой состав буквально через несколько минут после извлечения из вампира. На это она мне пожаловалась сама. А также оттого, что у нее попросту не было подопытных. Крыс и мышей в замке не водилось, а экспериментировать на людях я ей запретил.

Не считая человеческих потерь, мы достаточно быстро оправились от ночного штурма. Воины отдохнули, залечили раны, привели в порядок оружие и доспехи. Мастера восстановили решетку. Благодаря огромному количеству уничтоженных тварей нам удалось не только восстановить запас зелий и кристаллов магии, но и существенно пополнить его. За стены мы не выходили несколько дней, расстреливая монстров издалека. Но и пыльные бури не повторялись. Ситуация напоминала затишье перед ураганом. И ожидание неприятностей оправдалось.

Глава 15

Скорпиоры

Кармелла Монтре злилась. Точнее, она была в бешенстве. Ниточек, ведущих к убийце ее брата, нашлось всего три, и все три кто-то очень умело обрезал.

По словам агента ордена на Великом Рынке, некто обокрал кузнеца, которому Гривус заказал изготовление рунного доспеха из гномьей стали. Братец всегда неровно дышал к гномьим побрякушкам и очень плохо разбирался в людях, поэтому Кармелла совершенно не удивилась его промаху. В деле, судя по всему, была замешана гильдия теней, так как она отказалась содействовать поискам вора.

Гривусу удалось самостоятельно выйти на след похитителей. По крайней мере, так ему казалось. Кармелла же была абсолютно уверена, что мастера Хиро просто умело подставили. Простой тактический ход крайне удачно сработал против неопытного адепта и его охранников. Они напали на сильного противника и в результате боя были очень ослаблены. Реальный похититель скрывался до последнего момента и сработал на добивание. Девушка оценила такой ход. Идеальное решение! Правда, оно ничего не говорило о способностях похитителя, но из-за этого выглядело еще изящнее.

Возможно, противник Гривуса был слабее боевой звезды ордена. При всем головотяпстве братца, он все же прошел обязательную подготовку адептов и был достаточно серьезным противником. Да и его охранников отец подбирал самолично. Так что это казалось вполне вероятным.

А может, противник был достаточно силен, но не хотел раскрывать свои возможности. Кармелла склонялась именно ко второму варианту. А подвел ее к этой мысли тот факт, что после смерти Гривуса самые ценные его вещи исчезли. Собственность ордена традиционно защищалась сильными охранными заклинаниями, снять которые мог лишь опытный маг.

Девушке удалось разыскать случайного свидетеля проникновения вора в комнату брата, а затем сопоставить его описание с описанием специалистов гильдии. Стоило это немало, но оно того стоило. Она вышла на след некоего вора Молчуна. Однако непреодолимой проблемой стало то, что этот таинственный Молчун бесследно исчез. А после исчезли и те, кто с ним общался. Единственной слабой зацепкой оставался тот факт, что знакомых Молчуна убрали вампиры. Кармелла принялась искать на Великом Рынке проклятых.

Это оказалось труднейшей задачей. Ведь когда вампиру нужно, он совершенно неотличим от обычного человека. А на Великом Рынке десятки тысяч людей. Причем большая часть из них приходит и уходит с караванами. Да и не факт, что кровососы до сих пор сидят здесь. Выяснив об этом Молчуне все, что нужно, они уже давно могли отправиться в погоню. Случаев нападения вампиров на Великом Рынке не было уже более месяца. Именно эта неопределенность и бесила Кармеллу.

А еще ее бесила необходимость скрываться под образом рабыни-целительницы. Отношение к женщинам на Великом Рынке оставалось весьма пренебрежительным. Свободные женщины должны были сидеть дома. Передвигаться по Рынку они могли лишь в парандже и в сопровождении мужа, родственника или доверенного слуги-евнуха. Но этот вариант не очень подходил, потому что свободная женщина в трактире вызовет массу вопросов, а Кармелла старалась избежать ненужной огласки.

Образ наемницы не подходил по той же причине. Тут слишком много желающих прибрать к рукам женские прелести, поэтому наемницы либо страшные и мужеподобные, либо часто дерутся.

Личину ночной бабочки девушка даже не рассматривала, остановившись на не менее унизительной для нее, но почти неприкасаемой для других роли рабыни.

Да, право хозяина на Великом Рынке соблюдалось гораздо лучше всех остальных прав. Прежде всего потому, что работорговля и рабы были краеугольными камнями экономики и хозяйства города. Раб не имел никаких прав, но наказывать его имел право только хозяин. Правда, хозяин нес ответственность за действия раба, поэтому не церемонился с провинившимся, но для остальных раб был абсолютно не интересен. Невольников практически не замечали, как предметы обстановки.

Кармелла создала образ рабыни-целительницы, сопровождающей лекаря. Во-первых, это позволило объяснить магам ее одаренность. Как ни скрывай свою силу, ее невозможно спрятать совсем. Какая-то часть все равно просочится наружу и выдаст тебя опытному магу. А во-вторых, статус лекаря позволял посещать практически любые закоулки Великого Рынка. Мало ли где клиент попал в беду? Лекарь должен прийти на помощь. Конечно, если клиент платит.

В дверь гостиничного номера постучали.

– Входи. – Волшебница четко различала ауру посетителя даже через закрытую дверь. – Есть что-то новое?

– Сегодня утром в Грязном углу найдены тела двух наемников, – доложил воин. – Оба с перерезанными шеями.

– Это же обычное дело для такой клоаки, – нахмурилась девушка. – Или ты что-то недоговариваешь?

– Я осматривал тела и заметил у одного на шее следы укуса. Укуса вампира!

– Наконец-то, – с облегчением выдохнула волшебница. – Идем на место происшествия. Нам нужно взять след.


– Сомкнуть строй! Вперед! – громко скомандовал Раис, и три десятка тяжелых пехотинцев выдвинулись из замка навстречу редкой цепочке тварей.

С момента схватки с вампирами прошло две недели. Все это время мы расстреливали монстров со стен, но избегали появляться за пределами замка. Воинам требовался отдых, доспехи нуждались в починке, а припасы – в пополнении. Но дальше тянуть было нельзя. Количество тварей увеличивалось изо дня в день, а мне требовалось подобраться к порталу, чтобы изучить его более подробно.

Да и твари поумнели. Они прекрасно оценили дальность нашей эффективной стрельбы и старались не приближаться к замку ближе этой дистанции. Сейчас уже трудно было застать какого-либо из монстров врасплох и подстрелить со стены. Если не напасть сейчас, их количество достигнет критической массы, и нам придется туго даже под защитой стен замка.

Пехотинцы образовали клин, на острие которого шел Эрн, а внутри разместились арбалетчики декурии Веруса. Я занял место внутри двойного строя, так как моей задачей было прикрытие воинов магическим щитом, замедление тварей и лечение раненых. Командовал Раис, поскольку у меня было много магических задач. Рядом со мной шли лекарь и аптекарь, в обязанности которых входил сбор кристаллов.

Арбалетчики Ильяза и Брина, а также лучники Идана остались в замке, чтобы прикрыть нас в случае отступления. Наша цель на сегодня, завтра и послезавтра – это сокращение поголовья монстров. Хорошо, если мы сможем дойти до портала к концу недели.

Первый десяток шагов мы прошли спокойно, а потом началось. Монстры ринулись безудержным потоком, окружая нас и стараясь отрезать путь к отступлению в замок. Что же, ими командуют куклосы. Хотя они еще совсем неопытные, иначе не стали бы подставлять своих марионеток под стрелы и болты воинов, оставшихся на стенах. Именно так мы и планировали. Ильяз и Идан дождутся, когда плотность тварей между нами и замком достигнет максимума, и лишь затем начнут отстрел. Наша задача удержать строй, перебить как можно больше монстров и отступить в замок, по возможности заманив преследователей в каменный мешок.

Твари учатся, так что вряд ли этот трюк удастся повторить дважды. По крайней мере до тех пор, пока на этой стороне портала останется хотя бы один кукловод. От первого удара зависит многое. Чем больше тварей убьем сейчас, тем меньше их останется на следующий раз, когда их кукловоды станут более опытными, а значит, опасными.

Именно поэтому куклосов нужно уничтожать в первую очередь. Я наконец-то нашел трех кукловодов, укрывшихся за спинами десятка пустынных драконов. Вот гады, они себе уже телохранителей нашли! Но ничего, сейчас это им не сильно поможет.

Мгновение, и кольцо вокруг нас сомкнулось. Раис, каким-то одному ему ведомым чувством ощутил момент и выкрикнул команду:

– Залп!

Более сорока стрелков одновременно выпустили свои смертоносные снаряды. Практически каждая стрела, каждый болт нашли свою цель. Впрочем, при такой плотности монстров это было немудрено. Нашли свою жертву и два алхимических болта, выпущенных мной по навесной траектории. Более похожие на связки гранат из-за примотанных к ним флаконов с огнезельем, болты разорвали в клочья тройку куклосов и немного поджарили шкуры зерхам, хотя и не нанесли последним значительного урона. Жаль, что ингредиенты для огнезелья столь редки.

Наш дружный залп послужил для монстров сигналом к атаке. Оставшись без управления, твари сорвались с места и уже через несколько секунд приблизились на расстояние броска. Арбалетчики еще не успели перезарядиться, но монстров встретили копья пехотинцев. Было бы очень неплохо проредить тварей дружным броском пилумов, но без второй шеренги это не представлялось возможным. Человек попросту не успеет метнуть дротик и подхватить длинное копье за то короткое время, что понадобится монстру для преодоления сорока метров.

Со стены раздавалось пение тетив луков. Ведь лучники обладали гораздо большей скорострельностью. И в первую очередь они старались уничтожить тварей, находящихся с краю. Опять же с одной-единственной целью – перебить как можно больше монстров. Ведь крайние монстры имели больше всего шансов отступить, почувствовав безнадежность атаки.

Натиск тварей был ужасен. Одни нанизывались на копья по нескольку штук, другие умудрялись избежать этой незавидной участи и врезались в щиты. Воины скользили по песку, изо всех сил стараясь сдержать напирающую живую волну. Нам еще повезло, что благодаря огнезелью удалось уничтожить тройку куклосов. Без их руководства твари действовали несогласованно.

Я дождался, когда круг воинов сжался до минимума, и резко охладил воздух вокруг нас. Монстры замедлились, а пехотинцы выпустили из рук бесполезные теперь копья и взялись за мечи. Стоя на месте, они жалили тварей через специальные отверстия в щитах. Арбалетчики сделали дружный залп, а я швырнул две алхимические гранаты, формируя по бокам от нашей импровизированной живой крепости два облака ядовитого газа. Погода была безветренная, но в случае непредвиденных ситуаций нас страховал Крид. Маг разума, хоть и не был мастером стихийной магии, мог повелевать ветром на очень ограниченной территории и должен был не допустить попадания на нас ядовитого газа. Он же прикрывал разум наших воинов от ментальных атак спеллеров.

Через десять минут натиск тварей неожиданно ослаб. Они отступили, а в их рядах снова возобладал порядок. Похоже, не всех куклосов удалось уничтожить. Кукловоду понадобилось некоторое время, чтобы подчинить эту толпу своей воле, но нестройные ряды монстров на глазах становились дисциплинированными.

– Отступаем, – приказал я Раису.

Верховный жрец Аль-Каура командовал воинами, но я имел возможность влиять на стратегические решения. Тварей позади нас почти не осталось, однако мы были просто завалены телами и не имели свободы маневра. Воины уже устали, значит, скоро начнут совершать ошибки. А твари, наоборот, начали организовываться. Чтобы избежать ненужных потерь, самое время отступить.

– Трилий! Расчистить путь! – выкрикнул Раис.

Воины Трилия, защищавшие тыл нашего треугольника, раздвинули щиты и начали оттаскивать тварей с дороги, готовя в завале тел узкий проход. Лекарь и аптекарь им помогали, обращая особо крупные тела в кристаллы магии. Их прикрывали арбалетчики, отстреливая особо рьяных особей, то и дело пытавшихся атаковать пехотинцев. Я швырнул вперед еще две алхимические гранаты, отрезая нас от основной массы тварей. Несколько особей, отправленных куклосом на разведку, сдохли, едва вбежав в облака. Это охладило пыл монстров и дало нам время на передышку. Ровно пять минут понадобилось бойцам, чтобы растащить завал. К этому моменту поголовье монстров между нами и стеной удалось помножить на ноль.

– Отходим!

После команды Раиса через проход выбежали арбалетчики, заняв позицию у ворот. Перед ними выстроилась декурия Трилия, лекарь и аптекарь скрылись за спинами. Вслед за ними отступила декурия Эрна, а потом и декурия Раиса.

Ядовитое облако рассеялось, все-таки газ был немного легче воздуха, но твари не спешили нападать. Они ждали, выстроившись перед нами.

– Почему они не нападают? – прошептал Раис. – Чего ждут?

– Не знаю!

Поведение тварей мне очень не понравилось. Нам удалось уничтожить многих из них, но поставленной цели мы все еще не достигли. Мы должны были заманить их в каменный мешок, а они не спешили нападать. Проклятые куклосы!

– Принимаем зелья и атакуем! – решился я.

Все равно для того, чтобы победить монстров, придется их атаковать. Не сейчас, так позже. К чему давать им время на осмысление сегодняшнего боя?

– Клин! – скомандовал Раис. – Эрн, назад, Трилий, вперед.

Согласно имперским тактическим канонам, декурии в треугольнике клина располагались асимметрично. В вершину угла ставили самых сильных и выносливых воинов, так как именно на их плечи ложилась основная тяжесть сражения. Справа стояло три человека из той же декурии, а слева шесть. Это делалось потому, что от воинов на острие атаки требовалась наибольшая слаженность действий, добиться которой было легче именно воинам одной декурии.

Смена декурии Эрна, только что принявшего на себя основной удар, была абсолютно оправданна. Бойцы Трилия были гораздо свежее, так как с их стороны плотность тварей оказалась минимальной.

Воины перестроились в считаные мгновения. Еще бы, и Раис, который командовал всеми пехотинцами, и Трилий, который натаскивал бойцов по методике имперского легиона, выделяли на строевую подготовку чуть ли не больше времени, чем на боевую. Сила легиона в слаженности действий. Как бы ни были сильны одиночки, они не смогут противостоять сомкнутому строю щитов, ощетинившемуся копьями. Особенно если этот строй дышит в унисон, шагает в ногу и вообще больше похож на единое мифическое чудовище, чем на группу людей.

– Шагом, вперед! – снова отдал команду Раис.

Строй мог перемещаться полушагом, шагом и бегом. При перемещении полушагом щиты жестко соединялись между собой при помощи специальных зацепов. Такой способ передвижения использовался в бою, когда нужно было отталкивать и атаковать напирающих противников. При перемещении шагом щиты не были соединены между собой. Это позволяло двигаться гораздо быстрее и тратить меньше сил, но при необходимости практически мгновенно сомкнуть щиты и вступить в бой. Передвижение бегом пожирало силы воинов с бешеной скоростью, требовало времени на переход к сомкнутому строю, а поэтому использовалось лишь в случае экстренного маневра.

Мы обогнули место предыдущей схватки и начали приближаться к тварям. В их рядах тоже наблюдалось движение. В первой линии выстроились глорхи. Они забросают нас градом костяных игл, лишь только мы приблизимся на расстояние выстрела. За глорхами вперемежку стояли квары и зерхи. Первые будут пытаться вырвать воинов из строя, используя свои длинные языки с присосками, а задача вторых – ворваться внутрь строя, как только появится брешь. Кроме того что твари не нападают сами, пока ничего нового. А не нападают потому, что поняли – под стенами их ждут наши стрелки. Вот и держатся подальше от замка.

– Мне трудно прикрывать вас на таком расстоянии, – мысленно передал мне Крид.

Еще одна проблема – спеллеры. Без поддержки мага разума они смогут парализовать отдельных воинов.

– Следите за товарищами, – предупредил я. – Мы вышли из-под щита Крида.

Воины знали о способностях спеллеров, равно как и о том, кому они обязаны защитой. Теперь они будут настороже и заметят, если сосед застынет в неестественной позе или собьется с шага.

– Сомкнуть щиты! – скомандовал Раис, когда до тварей осталось чуть более ста пятидесяти метров.

Я продолжал присматриваться к строю противников. Что-то в нем не давало мне покоя. Кажется, они были немного ближе к замку и чуть правее от нас. Что заставило их переместиться? Конечно, имелась немалая вероятность того, что это из-за неопытности куклоса. К примеру, вот эти песчаные холмики перед нами можно было использовать для размещения глорхов. С них низкорослым тварям гораздо удобнее обстреливать противников, укрывшихся за щитами. Холмы! Их не было утром, когда мы осматривали будущее поле боя!

– Засада! Под песком! – выкрикнул я, одновременно возводя магический щит перед строем воинов и срывая с пояса алхимическую гранату. – Стена яда! Отступаем!

В бестиарии мастера Сидикуса значилось немного тварей, способных зарываться в песок или землю. Самыми слабыми из них считались скорпиоры – монстры, созданные по образу и подобию скорпионов, но размером с небольшую лошадь. Их мощные клешни способны были разрезать стальной лист, а подвижные ядовитые хвосты с легкостью доставали даже воинов, укрывшихся за щитами. Они являлись бичом строя. Для их уничтожения требовалось вмешательство магов, иначе размен был очень невыгоден для людей.

Мой крик послужил сигналом. Песчаные холмы взорвались тучами песка, и из них вырвались три огромных твари. Развив громадную скорость, они буквально врезались в магический щит и увязли в нем. Вслед за мной воины метнули алхимические гранаты, создав вокруг скорпиоров облако ядовитого газа. К сожалению, слишком слабое для таких живучих монстров. Магический щит стремительно проседал, и мне приходилось поглощать один кристалл магии за другим, чтобы хоть как-то его поддерживать.

Отступать поздно. Пользуясь нашим замешательством, твари уже взяли нас в кольцо. Несколько бойцов застыли, парализованные спеллерами. Еще немного, и скорпиоры прорвут барьер, сломают наш строй. Если я не смогу их уничтожить, мы погибли. Настало время моего экзамена по магии.

По словам Крида, маг должен уметь одновременно плести несколько заклинаний. До нынешнего момента у меня это не получалось. Я добился мгновенного плетения любого из известных мне заклинаний, но удержать в уме сразу пару заклинаний мне никак не удавалось. Сейчас же и вовсе требовалось на ходу создать нечто новое, не ослабляя магического щита. Хорошо хоть заготовки имелись. Я погрузился в себя, сконцентрировавшись на плетении.

Что мы имеем? Скорпиоры увязли в магическом щите. На несколько минут они обездвижены и дезориентированы ядовитым газом. Самое слабое место скорпиора – его брюхо и сочленения конечностей. Все остальное тело покрыто жестким хитиновым панцирем, который очень трудно пробить. Нужно бить снизу! Но как? Кажется, есть идея.

– Держать строй! – пробились в сознание крики Раиса. – Залп! Отсекай их облаком!

Ну вот, все готово. Прошла всего пара минут, а я как будто вечность отсутствовал. И ощущения такие, словно разгрузил вагон цемента, сдавая при этом экзамен по высшей математике. Но остался последний штрих.

Я резким жестом поднял руки – и в тот же миг из песка вздыбились острые колья, пронзившие снизу незащищенную плоть скорпиоров. Плетение, по сути представляющее собой связку трех отдельных заклинаний, сработало на ура.

Дилемма – что можно использовать в качестве поражающих элементов в пустыне – стояла передо мной давно. «Огненные шары» не могли причинить достаточного вреда большей части тварей, имевших повышенную сопротивляемость огню. Ледяные стрелы в пустыне не создать, так как тут в воздухе попросту нет достаточного количества влаги. Зато тут полно песка! Если его разогреть до температуры плавления, которая, кстати, равна примерно тысяче семистам градусам по Цельсию, а затем охладить, можно получить стекло. Главное, плавить в форме. Для этого я создал под целью контур охлаждения в виде заостренного кола, внутри этого контура расплавил песок, а после того как он превратился в стекло и застыл, телекинезом вогнал получившиеся колья в животы тварей. Только энергии это отняло прорву.

Завершив заклинание, я снова вынырнул в реальность. Несмотря на то что несколько воинов были парализованы, дела наши обстояли неплохо. Лишенные главной ударной силы в виде скорпиоров, твари не могли сломать строй и бездарно гибли, бросаясь на наши щиты и копья. Но где же кукловод? Уничтожив его, мы обезглавим эту толпу.

– Левее тебя, три сотни метров, – подсказал Крид. – Я вижу, как к нему тянутся управляющие нити разума. Поспеши, он становится сильнее и подчиняет все больше монстров.

Триста метров! Эта тварь выучила предыдущий урок и держится на безопасном расстоянии. Максимальная дальность стрельбы моего чуда гномьей техники – пятьсот метров. Но тварям нужно отправить в подарок целую связку флаконов с огнезельем. А для связки радиус поражения существенно меньше. Достану ли?

– Полушагом вперед! – приказал я Раису, и тот, не раздумывая, повторил команду для строя. – Заряжай огнезельем!

Каждый арбалетчик имел в запасе по одному алхимическому болту. Конечно, арбалеты моих товарищей не настолько дальнобойны, как мой, но и болты у них поменьше. Нам бы еще сделать пару десятков шагов, и тогда куклосу точно не скрыться.

– Шаг, удар! – задавал ритм движения жрец Аль-Каура. – Шаг, удар!

– Наведи! – попросил я Крида.

– Видишь голубого квара, а за ним маленького песчаного дракона? Он находится на этой прямой. Метров двести восемьдесят.

О стрельбе с закрытых позиций в этом мире никто не слышал. Да я и сам знал об этом совсем немного, но считал глупостью не использовать возможности мысленной связи с наблюдателями в замке. Поэтому и продумал, как маг может навести нас на цель. Ему было достаточно провести между мной и целью прямую, найти на ней два ориентира и сообщить о них мне вместе с указанием дистанции.

– Залп! – крикнул я, нажимая на спусковой крючок арбалета.

Через мгновение впереди нас вспыхнул огненный ад, накрывший взрывами несколько десятков квадратных метров. Вместе с куклосом под удар попали и спеллеры. Парализованные воины, которых только что приходилось прямо-таки тащить вперед, очнулись.

– Попали, – доложил Крид.

– Отходим, – с облегчением скомандовал я.

Без кукловода твари непременно попадутся в ловушку и полезут за нами в каменный мешок.

Глава 16

Подготовка к исходу

Подходил к концу третий месяц сезона пыльных бурь. Наш отряд заматерел в ежедневных сражениях. По оценкам Раиса и Трилия, мы уже давно превзошли уровень выучки как рыцарей ордена Аль-Каура, так и легионеров империи. Даже Эрн, отстаивавший идею превосходства своих сородичей, вынужден был признать, что мы переплюнули и их в том числе.

Кузнецы наконец-то изготовили достаточное количество брони и оружия, чтобы экипировать не только боевые декурии, но и вообще всех людей в замке. Нам предстоял переход по враждебной местности, и терять людей просто потому, что они недостаточно защищены, совершенно не хотелось. Мастера и простые работники получили облегченные доспехи наподобие тех, которые были у арбалетчиков. А в качестве вооружения им достались небольшие самострелы – уменьшенные версии арбалетов.

Каждый в отряде четко представлял свои обязанности, знал свое место в строю, в походе, в лагере. Да, последний месяц мы усердно готовились к длительным переходам, разрабатывая походную тактику. Задачи, стоявшие перед отрядом, были предельно просты: пройти за день или ночь максимально возможное расстояние и оборудовать укрепленный лагерь для безопасного отдыха. Движение по ночам рассматривалось как предпочтительное, так как передвигаться в пустыне днем было очень сложно.

Мы готовы были встретить сардукаров и порвать их в клочья, но все еще не готовы выстоять против магов. Несмотря на мои интенсивные занятия, я усвоил лишь две трети материала из учебника по основам магии. И очень отставал от теории на практике. Пустынный ландшафт и единообразие противников не очень способствовали разнообразию заклинаний. В большинстве своем приходилось работать с огнем, песком и воздухом. А этого мало в противостоянии с пятеркой опытных магов, которых обещал отправить к нам эмир. Тут даже мастер магии разума не поможет исправить ситуацию.

Нужно было уходить, причем уходить перед самым окончанием сезона пыльных бурь. Тогда, когда переход по пустыне станет условно безопасен, но до того, как к нам заявится делегация магов в сопровождении сардукаров. А подготовку к исходу конечно же следовало начать с поиска оптимального места для дальнейшей жизни.

Братья ордена Аль-Каура имели подробную карту окружающих земель и были осведомлены о маршрутах в сопредельные страны. Но, к сожалению, после падения замка их карты оказались утеряны. Раис знал географию лишь в общих чертах. Повезло, что его знания помогли дополнить остальные члены отряда. Идан с братьями ориентировались на просторах Бескрайней степи. Наемники сопровождали караваны в герцогство Наск, эмират Фарси, Подгорное царство и империю Син. Лейтенант легиона Трилий был родом из королевства Дан. Родина Эрна лежала еще дальше – на Вьюжных островах. А жители Великого Рынка имели общее представление практически обо всех странах, поскольку торговали со всеми подряд.

Обрывочные сведения, полученные от моих спутников, в конце концов сложились в более-менее цельную картину мира.

Пустыня скорби зажата между двух горных гряд. Место ее возникновения было совсем не случайным. Именно тут объединенная армия людей во время нашествия встретила орды орков. Именно тут маги и шаманы в безответственном стремлении победить любой ценой применили самые страшные и разрушительные заклинания. Та битва закончилась более трехсот лет назад взаимным истреблением противников, но местность на многие дни пути от эпицентра сражения превратилась в пустыню. И оставалась пустыней до нынешних дней.

С севера ее ограничивали Красные горы, а с юга – Алмазные. И если название Красных гор было обусловлено их цветом, то Алмазные получили свое наименование из-за драгоценных камней, добываемых в их недрах. Сами горы считались труднопроходимыми и практически необитаемыми, но вот под ними раскинулись владения гномов. В Алмазных горах правил король Грамвольт, а в Красных горах – король Грампер. Любви между двумя королевствами коротышек не было, скорее, присутствовала вялотекущая война. Причины неприязни гномов были абсолютно непонятны людям, так как суть их скрывалась в деталях. Два упрямых гнома всегда найдут о чем поспорить, а если эти гномы еще и короли, то тут не миновать международного конфликта. Правда, война между царствами велась исключительно на торговых площадках. Жизнь сородичей для гномов священна, даже если они полнейшие недоумки, не понимающие очевидных вещей.

Гномы не очень гостеприимны, но за определенную плату согласились бы провести нас через свои подземные тоннели. Направившись к Алмазным горам, мы могли рассчитывать попасть в империю Син. А дойдя до Красных гор, выбирать между герцогствами Наск или Ингрия. Правда, принимая во внимание скупердяйство гномов и их привычку торговаться до последнего медяка, мы рисковали добраться до цели, лишившись всех своих средств.

Империя Син меня не прельщала. Там мы даже внешне будем чужаками, поскольку жувут в ней невысокие узкоглазые люди. А по рассказам немногих наемников, водивших туда караваны, чужакам в империи Син живется несладко.

Герцогство Ингрия тоже представлялось вариантом так себе. Главным образом потому, что оно было единственным, граничащим с владениями орков. Конечно, постоянная война – это безграничные возможности для оружейников, бронников, алхимиков и наемников, но только не в случае герцогства Ингрия. От нашествия зеленокожих его хранили Стена и инквизиция. Стена была построена еще во времена империи Дан и перекрывала выход из долины, раскинувшейся между Красными горами и Горами хаоса. А инквизиция регулярно поставляла на Стену магов, воинов и еретиков, в число которых рисковал попасть любой, отвергавший учение о Едином Боге.

Дознаватели инквизиции не утруждали себя детальными разборами проступков обвиняемых. Кто лучше мудрого Творца может указать заблудшей овце на ее ошибки? Кто, кроме милосердного Создателя, сможет простить ее ужасные прегрешения? Никто! А раз так, то не стоит медлить, нужно как можно скорее отправить эту овцу на встречу с Богом. Хотя, при всей своей фанатичности, инквизиторы были ужасно практичны. На встречу с Милосердным грешники и еретики отправлялись исключительно со Стены. Вот из-за инквизиции никому из моего отряда в герцогство Ингрия и не хотелось.

Западнее Пыльного замка, на расстоянии примерно семидневного пешего перехода, начинались владения орков. Со времен пятнадцатилетней войны люди избегали посещать те земли. Не собирался туда и я.

Будь моя воля, я бы направился на восток. Через Великий Рынок в эмират Фарси, родное герцогство Наск – или дальше, в королевство Дан. Это были наиболее благоприятные страны, впрочем тоже не лишенные недостатков. В королевстве я мог столкнуться с адептами ордена Серебряного Льва. В эмирате Фарси могли возникнуть проблемы религиозного характера. А герцогство Наск не имело собственной развитой магической школы. Но все равно путь туда нам был заказан, так как именно со стороны Великого Рынка должны были прийти маги и сардукары эмира.

Так что реальный выбор оказался очень беден и, по сути, ограничивался герцогством Наск. Сначала нам предстоял долгий переход по пустыне в сторону Красных гор, а затем, в зависимости от ситуации, мы должны будем незаметно пробраться по краю пустыни или пересечь горы. Сверху – через перевалы, либо снизу – по подземным тропам гномов.

Впрочем, вернуться в замок Вель было хорошей идеей. В этом мире человек без титула – никто. А захватив родовой замок, я становился бароном. Пусть и сыном самозванца, но кого это волнует в Приграничье, где все бароны – самозванцы? Используя замок как базу, можно будет неплохо заработать на проходящих мимо караванах. Уже сейчас у меня в отряде достаточно профессионалов, чтобы удовлетворить почти все потребности путешественников. Мы и таверну можем построить, и постоялый двор, и кузню оборудовать, да и остальные мастерские рядом с ней. А главное, у меня хватит людей, чтобы все это защитить. А уж наладив дела в одном баронстве, можно присмотреться и к соседним. Если в них дела обстоят так же, как и в уделе папаши, захватить их не составит труда.

При всей неопределенности будущего маршрута отряда, одно было известно точно – на нашем пути не встретится ни источников воды, ни источников пополнения провизии. Поэтому все запасы придется тащить на своем горбу. И тащить немало. Стрелки должны иметь запас стрел и арбалетных болтов. На стоянках нам понадобится различная походная утварь. Нужно забрать инструменты мастеров. Да и собранные кристаллы магии вместе с изготовленными зельями я оставлять не собирался. Куда бы нас ни занесло, нам понадобятся деньги для обустройства на новом месте. А зелья и кристаллы – это универсальная валюта, пользующаяся спросом везде.

Чтобы облегчить людям задачу, кузнецы и кожевенники изготовили легкие двухколесные повозки. На каркас из полых металлических прутьев (назвать их трубами не поворачивался язык) натянули грубую кожу и приладили к этой конструкции ось с колесами. Мои офицеры в унисон твердили, что воин с повозкой – это не воин, а мул. Но мне удалось настоять, чтобы такая повозка была у каждого члена нашего отряда. В конце концов, каждый должен есть и пить, и унести все что нужно, не задействовав воинов, элементарно не получится.

При необходимости повозки можно было установить вертикально, превратив их в щиты, и использовать в качестве ограждения лагеря. А в крайнем случае часть повозок придется попросту бросить, особенно если нагруженная на них провизия будет использована. Да и как отвлечь от нас монстров, я придумал, так что уход из самого замка и первый переход должны были пройти спокойно.


– Что ты его рассматриваешь, как гном девственницу? – недовольно пробурчал пират. – Полдня тут торчим, а могли бы уже к таверне идти. Все давно уже готовы к походу, один ты никак не уймешься.

Недовольство призрака было вполне понятным. Отряд действительно подготовился к переходу. Вода и провизия взяты. Зелья и кристаллы упакованы. Инструменты сложены. Мы могли отправиться в любую минуту, но я ждал последней пыльной бури сезона. По всем признакам она должна была разразиться со дня на день и обещала стать весьма сильной.

Не использовать оставшееся свободным время для изучения портала я считал преступлением. Сегодня мне удалось пробиться к нему в десятый раз. В принципе, все что нужно я уже узнал, но старался закрепить полученные знания и отточить мастерство управления порталом.

Самым большим успехом стало то, что я наконец-то разобрался, как узнать, что находится на той стороне перехода. Для этого нужно было выбрать место назначения, прикоснуться к определенной руне и влить в портал немного энергии. В ту же секунду в проходе образовывалась магическая пелена, в которой было видно все, происходящее с обратной стороны. Непременным условием просмотра и перехода являлась работоспособность принимающих ворот. Далеко не все руны мест назначения можно было активировать.

Исследуя доступные точки назначения, я пришел к выводу, что чем ближе руна назначения находится к руне, высеченной на вершине портальной арки, тем менее заметна разница во времени с моим нынешним местоположением. И это представлялось вполне логичным. Центральная руна кодирует текущий портал, а все остальные руны – следующие «остановки» этого «гиперлупа». А как еще назвать подпространственную транспортную систему?

Из двадцати четырех «остановок» активными были всего пять, но далеко не все из них выглядели гостеприимно. Та, куда я отправил химеру, оказалась даже более опасной, чем та, откуда прибывали монстры. Встречаться с толпой мертвяков хотелось намного меньше, чем с тварями. Третья активная «остановка» располагалась высоко в горах. Четвертая – под водой. И лишь пятая выглядела более-менее приемлемо. Она вела в чащу леса.

– Ветер поднимается, – произнес Эрн, легонько хлопнув меня по плечу. – Нужно возвращаться.

Я отвлекся от созерцания лесной чащи и осмотрелся. Действительно, чувствовался легкий ветерок, но опыт прошедших трех месяцев подсказывал, что совсем скоро может разразиться настоящая буря.

– Пойдем, – кивнул я северному варвару. – Пора уходить.


Кармелла злилась. Злилась на тупых мужиков, сосланных в Пыльный замок и уныло бредущих впереди и позади нее, поднимая тучи пыли. Злилась на степняков, зорко следящих за своими подопечными и заставляющих ее держаться внутри колонны, глотая только что поднятую пыль. Злилась на мага-неумеху, который в заклинании «кислотного пастуха» допустил две ошибки, но уж точно не обойдет вниманием любую ее попытку облегчить себе жизнь с помощью магии. А больше всего она злилась на саму себя. Как бредовая идея затеряться среди сосланных в Пыльный замок могла прийти ей в голову?

Но что толку ругать себя? Особого выбора не было. Подходы к замку бдительно охраняли маги, сардукары и степняки. Проскользнуть мимо них незаметно не получилось бы. В степи и видно далеко, и заклинания хорошо чувствуются. А пробиваться с боем – глупо. Ведь нужно потом еще и вернуться обратно. Вот тогда фактор внезапности и пригодится. Так что не так уж и плох этот план, но как надоела эта пыль! И невозможность помыться! И просто побыть одной! Телохранители, конечно, постоянно рядом и ограждают ее от лишних контактов с соседями, но выделяться из толпы нельзя.

Кармелла вспомнила времена, когда только стала послушницей ордена. Тогда их, еще зеленых новичков, гоняли на полигонах академии дни и ночи напролет. И запрещали пользоваться магией. То испытание дорого далось дочери магистра. Намного позже она припомнила своим инструкторам все унижения и отыгралась за них. А вот сейчас как будто снова вернулась в те времена.

И все из-за двух недоумков! Сначала ее братец, являясь хорошо подготовленным адептом ордена, позволил себя убить какому-то проходимцу. А затем проходимец, укокошивший почти боевого мага с неслабыми амулетами, не смог скрыться от кучки сардукаров. И теперь она вынуждена была терпеть из-за них унижения.

Нет, Айвери, сын самозванца, ты не умрешь просто так. Смерть слишком милосердное наказание за твой проступок. Ты будешь страдать! Кармелла улыбнулась своим мыслям. Совсем недавно она нашла в библиотеке отца фолиант дознавателя Браста. Вот кто являлся истинным мастером своего дела! Уже первые двадцать страниц обогатили и без того немалый арсенал пыток боевого мага ордена Серебряного Льва. Маг-недоучка – весьма удачная кандидатура для закрепления теории практикой!

Кармелла узнала об этом Айвери все, что было возможно. Допрос низшего вампира Больта оказался очень познавательным, но и вопросов вызвал немало. Уж слишком противоречивы были полученные сведения. Мальчишка, волей случая получивший жемчужину мага. Несомненно, талантливый, но далеко не самородок, с трудом овладевший парой простейших заклинаний. Этого слишком мало для его возраста и потенциала. Послушники щелкают такие заклинания десятками. Хотя у них есть учителя.

Нужно отдать должное, основные таланты этого мальчишки лежат вовсе не в области магии. Как сопляк, выросший в глухом, всеми богами забытом замке, смог стравить между собой шайку бандитов и увести у них из-под носа добычу? Как он решил проблемы с гильдией теней, которая никогда и никому не прощает ошибок? Как, в конце концов, смог обвести вокруг пальца ее братца? И как завладел имуществом дома Стального пса? Это деяния не мальчишки, а зрелого мужа! Да и гладиаторы вряд ли подчинились бы обычному несмышленышу. Кто же ты?

Ну ничего. Совсем скоро толпа неудачников, в которой бредет сама Кармелла, достигнет ворот Пыльного замка. Тогда-то она и получит ответы. А сейчас… а сейчас снова придется глотать пыль, мечтая о мести.


Марек ждал, закопавшись в горячий песок. Это было неприятно, но гораздо лучше, чем ждать на солнце. Впрочем, других вариантов не имелось. Он всего лишь следовал за двумя выводками, отправленными патриархом за малыми алтарями богов, и был вынужден делать остановки вместе с ними. Причем чаще всего ему приходилось ждать в гораздо худших условиях, потому что самые удобные места занимали отслеживаемые им вампиры.

По наблюдениям Марека, основатели выводков были далеки от достижения согласия. Ни один из них не хотел упускать инициативы, каждый стремился доказать свое превосходство. Это приводило к тому, что любое решение можно было подвергнуть критике, а в действиях выводков прежде всего прослеживалась личная выгода и только затем – направленность на конечный общий результат. С каждым днем Марек все больше утверждался в мысли, что в результате внутренней грызни и несогласованности действий погибнет много проклятых. Возможно, даже все.

Что же, в этом случае Коготь Патриарха (именно таким статусом в клане обладал Марек) в очередной раз получит подтверждение мудрости и дара предвидения своего господина.

Солнце едва выглянуло из-за горизонта, а вампиры уже расположились на отдых. С учетом того, что до Пыльного замка остался один ночной переход, Марек считал это ошибкой. Ведь если они выйдут вечером, то к Пыльному замку подойдут ранним утром. Преимущество ночных охотников – в темноте ночи. Именно ночью они наиболее активны, в то время как смертные, наоборот, ослаблены. Выдвигаться нужно уже сейчас, а отдохнуть на расстоянии часового перехода от замка, чтобы достичь его ровно к полуночи. Единственным оправданием остановки могла служить надвигающаяся пыльная буря, но для проклятых она представляла гораздо меньшую опасность, чем для смертных. Марек предпочел бы продолжать движение и закопаться в песок лишь тогда, когда буря разыграется настолько, что затруднит движение.

Основатели выводков собрались вместе. Заклинание поиска оставалось чуть ли не единственным ежедневным действием, которое они проводили сообща. А все лишь из-за того простого факта, что, объединив усилия, темные маги могли заглянуть на расстояние двух ночных переходов. Радиус заклинания одиночки был почти в два раза меньше. Темные маги начали свое действо. Марек, сам сильный маг, почувствовал, как заклинание поиска устремилось вперед, а затем, достигнув предельной дистанции, сканирующий луч начал вращение по часовой стрелке, буквально ощупывая пространство вокруг заклинателей. Коготь Патриарха уже собрался погрузиться в полудрему, но через пять минут маги неожиданно прервали заклинание и лагерь проклятых пришел в движение.

Марек тут же сообразил, что нашли что-то необычное и угрожающее заданию. Обычно для проведения сканирования на все триста шестьдесят градусов требовалось порядка двадцати минут. Скорость разведки зависела от мастерства заклинателей и детализации сканирования, но Марек ежедневно наблюдал за ритуалом уже в течение двух недель и знал точное время, необходимое конкретно этим темным для его завершения. Прикинув стартовое направление сканирования и учтя, что заклинание прервали на пятой минуте, Марек смог вычислить приблизительное направление угрозы. Проклятые что-то почувствовали в ближайшем к Пыльному замку оазизе. А там не могло быть ничего опасного, кроме каравана магов и сардукаров Великого Рынка.

Задача усложнялась, скрываться от магов эмирата тяжелее, чем от собственных сородичей, все приемы и уловки которых Марек знал едва ли не лучше их самих. С другой стороны, маги и вампиры будут настолько заняты друг другом, что им станет не до наблюдений за округой. Главное, держаться на безопасном расстоянии и от тех, и от других. Впрочем, Коготь Патриарха в этом деле большой мастер, а стычка проклятых с магами будет очень познавательной.

Глава 17

Исход

– Ты правда хочешь засунуть нас в эту дыру? – Эрн указал на портальную арку и, увидев мой кивок, оскалился в улыбке. – Я знал, что ты настоящий псих. Парень, тебе надо на Скели. Там из тебя сделают настоящего ярла!

– Еще чего! – возмутился пират. – Ему надо в Гавань всех ветров! Там из него сделают настоящего капитана, а не какого-то ярла!

– Если бы я тебя не знал, набил бы рожу!

– Хватит, – цыкнул я на этих двоих. – Мне нужно нашу толпу в портал загнать, а вы тут пререкаетесь.

– Всего-то? – хмыкнул северный варвар и, оглянувшись на шеренгу воинов, окруживших портал, гаркнул: – Начистим тварям рожи! Кто со мной?

– Погоди, Эрн, – схватил я его за руку. – Первыми пойдут декурии Трилия и Веруса. На той стороне нет привычных нам тварей.

– Есть твари непривычные? – мрачно поинтересовался один из мастеров в задних рядах.

Было видно, что идея воспользоваться телепортом ему совсем не нравится. Как не нравилась она множеству других людей из нашего отряда. В задних рядах начали встревоженно шептаться. Я понимал их страхи, но все равно не собирался потакать им. Переброска всего отряда с помощью портала не только позволяла нам мгновенно оторваться от погони магов эмира, но и избавляла от изнурительного перехода по пустыне. Мы в мгновение ока могли оказаться за много километров от Пыльного замка. Предположительно в Темном лесу, который раскинулся по ту сторону Красных гор и граничил с баронством моего отца.

Ориентировочные координаты точки назначения можно было вычислить лишь по косвенным признакам. Самым явным признаком могла оказаться разница во времени, но ее было очень трудно определить. В лесной чаще темнеет гораздо раньше, чем в пустыне. Кроме того, широта также влияет на длительность дня и ночи, причем по-разному в разное время года. Так что делать выводы на основе одной лишь разницы времени заката и восхода сложно. Главное, что я понял, – портал в лесу находится приблизительно на одном меридиане с Пыльным замком. Более того, в одном полушарии, так как изменение продолжительности дня оказалось синхронным для двух порталов.

Далее, я показал картинку той стороны нескольким опытным наемникам, и они узнали в деревьях, растущих поблизости от портала, дубы и буки Темного леса. Конечно, портал мог вести не на восточные склоны Красных гор, а на западные, в герцогство Ингрия. В этом случае нам предстояло пересечь горы, так как я не хотел сталкиваться с инквизицией на ее территории, но это лишь потенциальная проблема, а грозящая нам в пустыне опасность вполне реальна. Первый маг ничего не сказал Криду о времени прибытия каравана с Великого Рынка, но буквально пару дней назад маг разума ощутил большую группу людей в ближайшем оазисе. Маги и сардукары пережидали там пыльную бурю.

Нам требовалось срочно уходить, но уход через пустыню – даже хуже обороны Пыльного замка. Ведь на марше нет каменных стен, защищающих от сардукаров. Уход через портал – наше единственное спасение. Я обсудил это со всеми офицерами, кроме Эрна, декурия которого находилась на дежурстве, и убедил их. Но вот убедить всех остальных мне еще предстояло.

– Скорее всего, там вообще нет тварей, – громко ответил я, обращаясь ко всем. – Предполагаю, что по ту сторону Темный лес. Вы сами можете это увидеть через портальную пелену. – Я повысил голос. – Переход через портал абсолютно безопасен! Я сам дважды пользовался им, и, как видите, жив-здоров. Оставаться в замке нельзя! Сюда идут маги и сардукары эмира. Они будут тут завтра. Мы не успеем уйти далеко. Портал – единственный шанс спастись.

– Или угодить в лапы к тварям, а может быть, еще хуже – к оркам! – выкрикнул один из чернорабочих. – Лучше быть рабом эмира, чем обедом зелено…

– Выбор не так богат, – оборвал я его. – Раис и его воины пять минут назад открыли ворота замка и впустили тварей внутрь!

– Что ты наделал, ублюдок? – выкрикнул все тот же буян. – Ты нас всех угро…

Крик оборвался на полуслове, когда из горла мятежника вышел наконечник стрелы. Толпа вздрогнула и обернулась назад. Там, преграждая путь к уже закрытому проходу в подземелье, стояли лучники Идана.

– Приказы не обсуждаются! – гаркнул Трилий. – За неповиновение – смерть!

– Повинуйтесь или сдохнете! – подхватил его клич пират-призрак.

– Верьте мне! – Я тут же завладел вниманием толпы. – Я выведу вас отсюда и приведу в безопасное место! Через час мы будем далеко от тварей и сардукаров. Стройтесь в шеренги и ничего не бойтесь. Первыми пойдут воины. Они защитят прибывающих, каждый сможет увидеть ту сторону портала, перед тем как шагнуть в него.

Толпа оттаяла и заволновалась. Сейчас наступил момент истины. Если кто-то поддастся панике и попытается бежать, то удержать этот поток станет невозможно. Я надеялся лишь на то, что страх перед тварями, прячущимися в кустах, окажется сильнее страха перед порталом. Кроме того, любопытство тоже никто не отменял. Пока тебя самого не заставляют шагать в портал, сохраняется желание посмотреть, как это делают другие. Главное – не затягивать, давая людям лишнее время на размышления. Сейчас они напуганы и сбиты с толку, так что ими можно манипулировать, но через десяток минут напридумывают себе страхов.

– Трилий, вперед! – скомандовал я и активировал портал.

Первым делом воины Трилия швырнули в портал тело мятежника. Это был завуалированный посыл толпе. Живыми либо мертвыми вы портал преодолеете. Затем воины по одному начали переходить на ту сторону. Декурия Трилия исчезла в портальной арке за пару минут. Накопитель энергии был заряжен недавно закончившейся пыльной бурей, и мне не понадобилось вливать ни капли маны, чтобы активировать его.

– Верус, ваша очередь!

Арбалетчики скрылись в портальной арке так же быстро, как и тяжелые пехотинцы. Сейчас наступал второй момент истины, ибо пришел черед людей неподготовленных. Во избежание паники следовало их отвлечь от ужасных мыслей.

– Смотрите! Воины контролируют территорию. На них никто не нападает. Чем быстрее вы пройдете портал, тем быстрее мы сможем перекинуть на ту сторону остальных бойцов для вашей защиты. Поспешите, твари могут атаковать в любой момент!

Тут опаснее, чем там! Этот посыл был понятен каждому. Хотя на самом деле большинство тварей уже были надежно заперты в Пыльном замке. Крид сотворил несколько мощных заклинаний с большим выбросом магической энергии, которые буквально загипнотизировали монстров. Целыми стаями они набивались в каменные мешки, где в качестве приманки было размещено несколько десятков малых кристаллов магии. А после того как основная часть тварей оказалась внутри, Раис закрыл внешние ворота и поднял решетки, запирающие проход во внутренний двор. Таким образом мы решили сразу две проблемы. Во-первых, убрали монстров от портала. А во-вторых, приготовили подарок магам и сардукарам эмира. Того, что монстры проникнут в подземелья и атакуют нас со спины, я не боялся. Еще в прошлом месяце мы установили на вход в катакомбы решетку.

– Скорее, по ту сторону достаточно воды и еды, а тут вас ждет смерть. Не сомневайтесь, шагайте вслед за своими товарищами.

Идти по проторенной дороге всегда легче. Первыми отправились те, кто был наиболее близок ко мне: гоблинша, полугномы, кузнецы, кожевенники, лекари и аптекарь. По мере того как портал пересекало все больше людей и благополучно оказывалось на той стороне, нервозность оставшихся снижалась. Особо сомневающихся Бен благословлял на переход призрачным пинком под зад. Сами жертвы его пинков не чувствовали, но представление вызывало улыбки у оставшихся, еще более успокаивая их. Накопитель разрядился, и мне пришлось использовать для его зарядки кристаллы магии. Как только мы перебросили через портал половину гражданских, настала очередь декурий Брина и Ильяза. За полчаса на этой стороне портала остались лишь декурии Раиса, Эрна и Идана да десяток работников, никак не решающихся шагнуть в портал.

– Раис, Эрн, пора! – кивнул я своим офицерам.

Воины молча окружили сомневающихся и, схватив их под руки, начали одного за другим швырять в портал. Я ни в коем случае не планировал оставлять на этой стороне кого бы то ни было. У магов эмира действенные способы допроса, но если все уйдут с нами, то допрашивать будет некого и маги не узнают, куда мы делись. Учитывая тотальное превосходство в силе тренированных тяжелых пехотинцев над обычными работниками, а также тот простой факт, что на каждого труса приходилось по два бойца, операция принудительного перемещения прошла без эксцессов. Но представителей слабого звена я запомнил.

– Раис, твоя очередь. – Я протянул гиганту руку для пожатия. – Мне придется воспользоваться другим путем, чтобы запутать возможную погоню. Я вас догоню, а пока командование переходит к тебе. Найдите место для лагеря, укрепитесь и начинайте разведывать местность. Если я не присоединюсь к вам в течение трех дней, пробивайтесь к цивилизации.

Еще пятнадцать минут ушло, чтобы перекинуть через портал три оставшихся декурии воинов. На это потребовалось больше времени, так как практически каждый уходящий хотел со мной попрощаться и пожелать удачи. Наконец я остался у портала с Ловкачом.

За время жизни в Пыльном замке рысенок, как, впрочем, и я сам, значительно подрос. Сейчас его уже нельзя было спутать с большим котом. Он стал полноценным самцом рыси.

– Иди с ними. – Я погладил большого кота по голове. – Присмотри за Чичей. Одному мне будет легче пройти через портал туда и обратно. Я скоро догоню вас.

Рысь раздраженно фыркнул, давая понять, что он думает об этой идее, но послушался. Секунду спустя Ловкач исчез в пелене портальной арки.

– И что ты задумал дальше? – спросил меня пират.

– Нельзя оставлять портал настроенным на точку нашего исхода. Нужно, чтобы последнее перемещение было совершено в другое место.

– И что ты выбрал? Мертвяков, тварей или рыб?

– Известная опасность лучше неизвестной, – ответил я, заряжая арбалет алхимическими болтами. – Готов отвлечь от меня внимание? Тогда поехали!


– Вперед, собаки! – Голос мага, усиленный магией, причинял боль. – Только за стенами замка вы сможете укрыться от тварей. Скорее, а не то вас сожрут!

Кармелла не разделяла стремления большей части толпы бездумно укрыться за стенами замка. А все из-за того, что сам замок ей очень не нравился. Он был пуст! Нет, какие-то существа внутри явно присутствовали. Кармелла даже без заклинания поиска чувствовала их ауры, но вот в то, что это люди, волшебница не верила. Потому что люди как минимум любопытны, а обычно еще и осторожны. Приближение такого большого отряда к стенам замка не могло остаться незамеченным, но на стенах не было ни одного наблюдателя. И этот факт просто вопил о том, что замок захвачен тварями и в нем либо нет ни одного живого человека, либо люди окружены и не могут подняться на стены.

Почему маги, сопровождающие их, этого не заметили, Кармелла не понимала. Впрочем, присмотревшись к недовольным рожам последних, девушка поняла, что ошиблась. Маги тоже знали, что замок захвачен. Просто у них не было выбора. Возвращаться к эмиру без кристаллов и без ответа на вопрос, куда исчезли обитатели Пыльного замка, было невозможно. Поэтому первую партию ссыльных отправили на убой. На них маги оценят степень опасности и введут в бой степняков и сардукаров, только поняв, с каким противником имеют дело.

Значит, ее ближайшей задачей будет выжить в предстоящей схватке, а затем укрыться от магов где-нибудь в замке. И лучше всего для собственной безопасности держаться пятерки опытных наемников – дебоширов, сосланных сюда за пьяную драку со стражниками эмира. Кармелла шепнула приказ командиру своей охраны, и через пять минут их пятерка как бы невзначай оказалась за спинами наемников. Те тоже почувствовали неладное и сместились к левому флангу построения, оставляя между собой и воротами пару десятков неудачников.

Толпа ссыльных почти достигла ворот, когда маг гортанным голосом выкрикнул что-то непонятное и сделал пасс рукой. Створки начали медленно открываться, и из них сплошным потоком на людей хлынула лавина тварей.

– Аккаранах! – смачно выругался один из наемников, что в переводе с фарси означало крайнюю степень неудовольствия, и заорал: – Строй! Держите строй, собаки! Или всех сожрут!

Напрасная надежда. Люди, словно обезумев, бросились бежать, но тут же замерли в ужасе. Потому что прямо перед лицами бегущих возникла стена кислотного облака. Маги не церемонились и мотивировали людей самым действенным способом. Теперь им осталось победить или умереть. Через несколько мгновений поток монстров врезался в строй людей и началась резня.

Кармелла впервые оказалась в ситуации, когда она не могла использовать магию для защиты собственной жизни. Пять магов эмира пристально следили за схваткой, подмечая способности тварей. Любое ее заклинание будет замечено, и тогда ей предстоит отбиваться не только от тварей, но и от магов. Единственное, что позволила себе волшебница – это чуть-чуть скорректировать заклинание «кислотного облака» – таким образом, чтобы в нем сформировался выступ, прикрывающий их группу с левого фланга. Но коррекция была настолько мизерной и точечной, так филигранно крепилась к оригинальному магическому конструкту, что заметить ее было практически невозможно.

– Ахувам! – прошипел неразговорчивый наемник, принимая на меч одного глорха и вонзая кинжал в глаз другого.

Его напарники действовали не менее умело, как и телохранители волшебницы, поэтому вскоре вокруг Кармеллы образовался островок сопротивления, к которому тут же присоединились ближайшие ссыльные. Далеко не все из них были хорошими бойцами, но строй худо-бедно держали и даже убивали отдельных монстров, погибая не так бездарно, как большая часть толпы.

Через несколько минут в бой вступили степняки. Их луки били без промаха, опустошая ряды монстров, и совсем скоро твари, выскочившие из замка, были убиты. От многочисленного отряда ссыльных осталась лишь кучка израненных бойцов, на фоне которых заметно выделялись наемники и телохранители волшебницы. И те, и другие оказались с головы до ног измазаны кровью монстров, а не своей собственной.

Один из магов тихо прошептал заклинание, и кислотное облако медленно двинулись в сторону замка, заставляя выживших войти в ворота. Кармелле это очень не понравилось, но сделать она ничего не могла. Опасность быть обнаруженной снова лишила ее выбора.

Каменный мешок, на удивление, оказался пуст, и ссыльные без каких-либо трудностей преодолели его. Никого не оказалось и на стенах. Чем ближе отряд Кармеллы подходил к поднятой решетке внутреннего двора, тем тревожнее ей становилось. Если замок захвачен монстрами, то их должно быть гораздо больше. Почему они не нападают? Неужели твари обладают разумом и заманивают их в ловушку? Волшебница решилась. Как только отряд смертников войдет во внутренний двор и на короткое время исчезнет из поля зрения магов, она скроется вместе со своими телохранителями.

Выйдя во внутренний двор, наемники удивленно застыли. Они, как и Кармелла, ожидали засады, но двор оказался пуст.

– Скаррахули, – прошептал один из наемников своим товарищам. – Держитесь стены.

Наемники, свернув направо, крадущимся шагом пошли вдоль стены. Достаточно логичный с тактической точки зрения выбор маршрута обхода двора, так как в случае нападения тварей спины людей будут прикрыты крепостной стеной, все же не учитывал одну деталь. Наемники не подумали о том, что монстры могут скрываться на стенах. Кармелла же об этом подумала в первую очередь, поэтому немного задержалась, пропустив мимо остальных ссыльных, подгоняемых кислотным облаком. Волшебница использовала задержку, чтобы изучить внутренний двор с помощью магического зрения, и обнаружила иллюзорную пелену примерно в двадцати метрах от ворот. Что скрыто за пеленой, без мощного заклинания поиска понять было невозможно, но это и не требовалось. Было очевидно, что там притаились монстры.

– Налево, и поднимаемся на стены, – прошептала волшебница своим телохранителям. – Впереди засада под иллюзорной пеленой. На стенах тоже могут находиться твари, но там их должно быть меньше, чем во дворе. Активируйте амулеты защиты.

Лестница встретила отряд волшебницы пустотой. Кармелла, уже почти не таясь, сотворила заклинание поиска. Смогут ли маги почувствовать заклинание через толщу камня, оставалось под вопросом. Да даже если и почувствуют, они скорее свяжут его с монстрами, а не с неудачниками, которых гнали, словно животных, несколько недель кряду. Но вот если она сейчас пропустит засаду, то последствия могут оказаться плачевными.

Отряд поднялся на один этаж и достиг комнатки, в которой располагался ворот подъемника решетки. Один из телохранителей быстро заглянул туда и сделал условный знак рукой, сигнализируя, что в комнате никого нет. Но заклинание поиска обнаружило под потолком иллюзорную пелену. Такую же, как и во внутреннем дворе. Волшебница сделала вид, что ничего не заметила, выводя свой отряд из поля зрения твари, но через несколько шагов остановилась.

– Опустите решетку, – громко приказала Кармелла, попутно скорчив предупредительную гримасу и указав глазами на потолок. – Тварь, – одними губами прошептала она.

Не то чтобы волшебница надеялась, что тварь ее поймет, но она привыкла в любой ситуации пытаться достичь хотя бы призрачного преимущества. Если твари разумны, может статься, что они понимают речь, и это представление, не стоившее ей совершенно ничего, поможет ввести монстра в заблуждение. Ну а если нет, то хуже все равно не будет.

Начальник охраны Кармеллы кивнул, переглянулся с одним из телохранителей, и они повернули обратно. Все бойцы шли с обнаженным оружием, поэтому тварь не должна была всполошиться раньше времени. Кармелла ожидала, что она нападет лишь тогда, когда люди окажутся под монстром.

Как только телохранители вошли в комнату, события понеслись вскачь. С потолка сорвалась размытая тень, и командир охраны от сильного удара отлетел в дальний угол комнаты. Второму телохранителю повезло меньше. Определив, что люди защищены магическим амулетом, тварь скорректировала направление удара, и второй телохранитель рухнул с переломанной шеей.

Но на этом успехи монстра закончились. Ветвистая «молния», сорвавшаяся с руки Кармеллы, задержала его на месте, а «огненный шар» поставил на нем жирную точку, проделав в грудной клетке огромную дыру.

– Проклятые в замке, – мрачно сообщила Кармелла своим спутникам, осмотрев тело поверженного врага. – Обычно в выводке до десятка высших вампиров, но они могли создать себе в помощь низших или упырей. Вот куда делись все обитатели замка. Но неужели этот недоумок позволил себя обратить? – прошептала она себе под нос и, приняв решение, скомандовала: – Пьем зелья ускорения и выносливости. Постараемся стравить проклятых с магами эмира и остаться в тени.


Марек внимательно наблюдал за магами эмира. Похоже, их способности переоценены. Заклинание «кислотного облака» получилось неказистым. Тактические способности также не впечатляли. Даже такой бросовый ресурс, как рабы, можно было использовать более целесообразно, чем для банальной разведки боем, попросту кинув их на убой.

Коготь Патриарха переключил свое внимание на группу смертников во внутреннем дворе, движущихся прямо в лапы к монстрам. Идея одного из основателей прикрыть тварей иллюзорным пологом была очень хороша. Таким образом, можно усыпить бдительность авангарда смертных и заманить их бойцов в ловушку. Конечно, некоторых из них жалко пускать на убой. К примеру, десяток наемников, составлявших костяк авангарда, можно было обратить в низших вампиров. А остальные сгодились бы как кормовая база для вновь обращенных. Но шутить с магами не стоило. И Марек молчаливо одобрил решение основателей выводков. Лучше потерять потенциальных низших, чем реальных высших.

Пятерка воинов отделилась от группы людей во внутреннем дворе и скрылась на лестнице, ведущей на стены. Марек усмехнулся. Сообразительные, но сегодня сообразительность не поможет им избежать смерти. Всего лишь отсрочит ее момент.

Смертники внизу приближались к строю тварей, которые, следует отметить, проявляли нетипичную для неразумных выдержку. Впрочем, и Марек, и основатели выводков разгадали секрет монстров. Ими управляла тварь, способная обучаться и не только чувствующая магию, но и различающая особенности ее проявления. Поэтому монстры атаковали лишь тогда, когда им это было выгодно. И, скорее всего, новая атака начнется, когда основные силы смертных войдут в замок.

Лучники под прикрытием трех магов и полусотни сардукаров вошли в каменный мешок вслед за отрядом авангарда, состоящим из рабов. Коготь Патриарха впервые получил возможность оценить волшебников и сопровождающих их сардукаров. Вблизи маги внушали еще меньше уважения. Слишком уж тусклыми были их источники. Такие посредственности не смогут долго противостоять двум искусным темным магам. Да и воины-сардукары, хотя и являются элитой смертных, не ровня бойцам клана. Другое дело, что людей около полутора сотен, а вампиры могут выставить лишь семнадцать бойцов. Но на стороне проклятых орда тварей.

Неожиданно размышления Марека прервало эхо мощного заклинания. Полыхнуло в комнате подъемника решетки внутренней стены, где укрывался один из высших вампиров. Марек, весь поход подслушивавший разговоры проклятых при помощи простейшего заклинания, знал, что задачей этого вампира было опустить решетку, как только маги и сопровождающие их воины войдут в каменный мешок. Еще два проклятых должны были синхронно закрыть замковые ворота. Таким образом, планировалось запереть людей в смертельной ловушке. Но как темные маги проморгали волшебника в рядах смертных? И кто из пяти бойцов, поднявшихся по лестнице, одаренный?

Заклинание послужило тем самым маленьким камешком, который обрушил лавину событий. Твари, почувствовав вспышку магии, словно взбесились и накинулись на рабов, вошедших во внутренний двор. Маги, ожидавшие засады, ответили незамедлительно. Вокруг монстров образовалось три хорошо знакомых кислотных облака. Облака заключили монстров в плотное кольцо и, повинуясь воле заклинателей, начали двигаться к стенам. Ловушка захлопнулась, а то, что кроме монстров в ней оказались ссыльные, магов совершенно не волновало. Так даже лучше, потому что монстры, истово атакующие людей, не помышляют о бегстве.

А затем атаковали вампиры. Почувствовав смерть собрата, проклятые решили, что маги их обнаружили и действовать скрытно бесполезно. Поэтому ударили не таясь. Стрелы тьмы пронзили спины двух ближайших магов, отправив их к праотцам, а пятнадцать бойцов клана ворвались в строй степняков и сардукаров, сея смерть. Еще двое проклятых начали закрывать ворота, чтобы отрезать людям путь к отступлению и лишить их возможности получить помощь от оставшихся снаружи.

Марек нахмурился. Проклятые упустили важнейший момент. Где-то рядом находится одаренный, только что упокоивший высшего вампира. А это слишком значительная фигура, чтобы оставлять ее без внимания. Этот одаренный проявил себя через минуту. На стене показалась четверка наемников, которые стремительным рывком преодолели расстояние до надвратной башни и скрылись в ней. Для людей они двигались невероятно быстро. Наверняка накачались зельями, но откуда у обычных рабов зелья?

Коготь Патриарха стал перед нелегким выбором. Без его помощи проклятые рискуют проиграть и погибнуть. С одной стороны, ничего страшного. Далеко не первый раз Марек безучастно наблюдает за поражением своих соклановцев. Такова судьба каждого вампира – выживает тот, кто выживает. Не сильнейший, не достойнейший, а тот, кто сумел. С другой стороны, смертный, походя расправившийся с высшим вампиром, заслуживает пристального внимания и обращения. Клану всегда требуется свежая кровь, но обратить такого бойца в одиночку у Марека не получится. Что предпринять?

Тем временем сражение внизу перешло в следующую фазу. Смертные, в первые же минуты потеряв убитыми более ста человек, наконец смогли объединиться вокруг оставшегося в живых мага. Два десятка сардукаров выстроились вокруг него в кольцо, внутри которого заняли позиции десяток лучников. Маг тут же прикрыл себя и свою свиту защитным полем, успешно отражающим любые магические атаки темных магов. Защита таяла после каждого заклинания проклятых, но на выручку смертным спешили их товарищи. На взгляд Марека, темные не успеют разделаться с магом до прибытия подкреплений. Если ворота не будут закрыты, в ловушке окажутся сами вампиры.

И тут в эфире снова раздалось эхо мощного заклинания, а закрывающиеся ворота замерли. Проклятые потеряли еще двоих, магический щит волшебника все еще держался, а подмога, идущая к смертным, уже была близка. Если так пойдет и дальше, то вампирам не выстоять. Эффект внезапности утрачен. Самое время скрыться, но, похоже, темные маги еще не осознали опасности, продолжая вгонять в щит заклинание за заклинанием.

Коготь Патриарха осмотрелся. Кислотное облако испарилось, переработав на удобрения почти половину тварей. Рабы, оказавшиеся у стены, были растерзаны, но твари не спешили нападать, выжидая, пока люди и вампиры разберутся друг с другом. И виновником их осторожного поведения являлся поводырь. Вот она, возможность помочь соклановцам, не раскрывая себя!

Умной, но слабо защищенной твари хватило одной стрелы тьмы. Ни люди, ни вампиры не заметили слабого заклинания, но его тут же почувствовали монстры. После смерти кукловода исчезли узы, сдерживающие их, и твари атаковали. Атаковали в первую очередь людей, так как именно они были укрыты магическим щитом. Твари прорвали его в мгновение, после чего накинулись на людей. Падением щита тут же воспользовались темные маги, всадившие в волшебника пару стрел тьмы и отправившие его на перерождение.

Марек уже решил, что смог переломить ход сражения, но тут ворота с грохотом распахнулись и в них ворвались смертные, до сих пор остававшиеся снаружи замка. Двое магов резерва разительно отличались от тройки волшебников передового отряда. Их источники сияли маленькими звездами, причиняя проклятому почти физическую боль. Пятерка вампиров, находящаяся около ворот, была испепелена на месте, а остальных взяли в полукольцо сардукары. Проклятые оказались зажаты между смертными и монстрами.

Глава 18

Подарок правителю

Кармелла напряженно просчитывала варианты. Вполне возможно, что два темных мага смогут противостоять двум магам эмира, но вот в том, что десяток бойцов проклятых сможет справиться с полусотней сардукаров при поддержке сотни лучников, она очень сомневалась. Да и тварей не стоило недооценивать. Причем, судя по расположению противников, монстры первыми атакуют вампиров. И сторожевым псам эмира оставалось лишь подобрать победу, упавшую к их ногам.

Волшебница осмотрела свой отряд. За победу над парой вампиров пришлось заплатить немалую цену. Двое бойцов оказались изрядно помятыми, а у третьего переломанная в двух местах рука висела плетью. Такое ранение не вылечить простым заклинанием и зельем здоровья. Тут нужна полноценная операция. Да, это не рыцари ордена, с таким войском будет проблематично одолеть даже десяток сардукаров. Вот если лишить их магической поддержки, тогда другое дело.

Кармелла начала подготовку своего самого сильного и эффектного заклинания. Удар «молнии» достигает цели мгновенно, парализует жертву и наносит ей гигантский урон. А еще он очень красочен и неизменно приносит симпатии зрителей. Тут, конечно, не главная арена Королевской академии магии, но удар «молнии» подойдет отлично. Главное нанести его в самый разгар магической дуэли между проклятыми и волшебниками эмира. Тогда, когда их щиты разлетятся вдребезги. Но для этого в заклинание нужно влить как можно больше энергии. И ее придется позаимствовать из амулетов охранников. Конечно, весьма опрометчиво оставлять людей без защиты, но уничтожить магов противника гораздо важнее.

А в следующее мгновение волшебница замерла от удивления. Твари, не обращая никакого внимания на вампиров, атаковали людей. Причем стремились они именно к магам, будто их источники служили монстрам маяками во тьме. Однако подготовку заклинания Кармелла не остановила. Какая разница, кто из ее противников выиграет? Все они должны быть уничтожены. Вот победителю и достанется «молния».

События внизу развивались стремительно. Вампиры очень гармонично вписались в ряды атакующих монстров, за счет своей скорости и нечеловеческой силы выдергивая отдельных бойцов из строя и помогая тварям прорвать оборону людей. Но все равно объединенных сил проклятых и монстров не хватало для победы. Лучники непрерывно шпиговали монстров стрелами, ежесекундно сокращая их поголовье. Сардукары наконец нашли способ замедлить вампиров. Получив ранение в ногу, проклятые не успевали разорвать дистанцию, и их буквально рубили на куски. Люди меняли одного вампира на трех-четырех воинов, но уже сейчас было видно, что твари и проклятые проигрывают.

Магическая дуэль также достигла апогея. Один из волшебников эмира непрерывно сыпал в вампиров «молниями» и «огненными шарами». Второй, владеющий аэрокинезом, отправлял в проклятых один воздушный диск за другим. Вампиры не оставались в долгу и отвечали заклинаниями магии тьмы. Щиты пока сдерживали все атаки, но магические резервы противников таяли быстрее снега на летнем солнце. Кармелла то и дело замечала, что и одни и другие используют кристаллы магии.

Наконец магический щит вампиров не выдержал и разлетелся ошметками тьмы. Сразу две «молнии» вонзились в проклятых, парализовав их на мгновение, но его хватило, чтобы два воздушных диска почти синхронно снесли головы темных магов. Кармелла едва не атаковала мага, владеющего аэрокинезом, но за его спиной совершенно неожиданно для всех материализовался один из только что погибших темных магов.

Так вот что произошло! Пока один из вампиров держал иллюзию и магический щит, второй пробрался магам за спину! Невероятное для проклятых самопожертвование дало им шанс на победу. Впрочем, это могло быть и не самопожертвование, а банальная подстава. Наверняка темный маг уже давно подобрался на дистанцию удара и ждал гибели своего соклановца, чтобы присвоить себе и его победу, и богатства его выводка.

Как бы там ни было, но голова мага аэрокинеза слетела с плеч лишь мгновением позже головы его жертвы. Проклятому понадобилась только пара секунд, чтобы атаковать второго мага, но именно их не хватило для победы. Разряд «молнии» остановил его, а «огненный шар» довершил начатое.

Как только второй маг-вампир упал на землю, Кармелла выпустила «молнию» в его победителя. Щит мага, ослабленного длительной магической дуэлью, не выдержал. Наконец-то она смогла сполна отплатить этому напыщенному индюку за последние недели унижений!

После гибели магов битва оставшихся в живых вампиров и людей стала еще более ожесточенной. Ведь теперь на вопрос – существовать им или нет? – должна была дать ответ не магия, а сталь. Кармелла облегченно вздохнула. Пусть сражаются. С выжившими она справится.


Сказать, что Марек удивился, значит ничего не сказать. Он постоянно ожидал удара со стороны одаренного, убившего трех вампиров, но то, что удар пришелся по магу эмира, стало для него полной неожиданностью.

Схватка внизу продолжалась, но она больше не интересовала темного. То, что вампиры проиграют, было ясно. Равно как ясно было и то, что их победители проживут ненамного дольше. Перед дальней дорогой Коготь Патриарха планировал основательно подкрепиться. Но сначала следует разобраться с таинственным одаренным – врагом магов эмирата.

Высший вампир накинул на себя иллюзорный полог и бесшумно скользнул по направлению к башне внутренней стены. Именно оттуда было запущено последнее заклинание. Именно там и следует начинать поиски одаренного. В том, что он сможет справиться с волшебником, Коготь Патриарха не сомневался. Для опытного мага чужое заклинание может многое сказать о его создателе. Вот и сейчас Марек оценил неизвестного как способного, несомненно опасного, но вполне посильного противника.

Приблизившись к башне, Коготь Патриарха был приятно удивлен. Этот самонадеянный волшебник не удосужился даже сменить позицию и остался в том самом месте, откуда посылал свое последнее заклинание. Перед входом в башню стоял воин-часовой. Что же, Марек давно не баловал себя свежей кровью. Убийство часового с помощью укуса тем более приятно, что позволяет все сделать совершенно бесшумно.

Вампир зашел за спину ничего не подозревающему человеку, выпустил клыки и грязно выругался про себя: шею воина охватывала массивная серебряная цепочка. Что за невезение? Темный маг взялся за рукоять своего черного меча и одним движением разрубил воина пополам. Человек даже не пикнул, так как проклятый подловил его в конце выдоха, когда воздуха в легких не осталось даже на хрип. Единственным звуком стал лязг разрубаемого доспеха, но крики и лязг мечей сражающихся должны были заглушить его.

Однако уже через несколько секунд темному магу пришлось уворачиваться от разряда «молнии» и отбиваться от слаженной атаки двух бойцов. От серьезного ранения его спасло лишь то, что оба воина были крепко помяты в предыдущих схватках, а один из них явно не владел второй рукой. Несколько ответных ударов проклятого увязли в защитном поле, создаваемом амулетами в форме головы льва.

Орден Серебряного Льва! Так вот почему они смогли заметить гибель товарища! Амулеты ордена следят за самочувствием членов отряда и оповещают о нем командира. Досадно, но не страшно. Амулеты почти полностью разряжены, сами бойцы на грани истощения. Еще немного, и Марек останется один на один с магом. Конечно, маг ордена – серьезный противник, но если допустил ранение своих бойцов, то не так уж он и силен.

Уход, парирование, стремительная атака – и один из противников высшего вампира упал на каменный пол. Марек запоздало почувствовал движение воздуха за спиной, мгновенно активировал в левой руке щит тьмы, прикрываясь им, попытался уйти с линии возможной атаки, но не успел. Коготь Патриарха потрясенно уставился на обрубок своей левой руки. Щит тьмы не смог остановить зачарованный клинок ордена!

– Ты думал, только вампиры могут создавать иллюзии? – раздался сзади звонкий девичий голос. – Не дергайся, кровосос, не то получишь «огненный шар» в спину. На таком расстоянии даже ты не успеешь от него увернуться. Что вампирам нужно в этом замке?

– Мы ищем одного человека, – спокойно ответил темный маг.

В его голосе не было ни капли страданий, ни грамма сожаления. Как будто потеря собственной руки его совершенно не беспокоила.

– Имя! – потребовала Кармелла.

– Его зовут Айвери, – ответил вампир, медленно оборачиваясь. – Он украл у нас одну вещь.

– Узнаю почерк ублюдка, – процедила сквозь зубы волшебница. – Воровать – его жизненное кредо. Где он?

– Откуда мне знать? – невозмутимо ответил вампир. – Зачем он тебе?

– Он украл у меня одну вещь, – с ухмылкой на лице отмахнулась девушка, поигрывая «огненным шаром» в руке. – Есть идеи, куда он мог скрыться?

– Нет, – покачал головой проклятый.

– Тогда ты бесполезен, – фыркнула Кармелла и швырнула «огненный шар» в грудь вампира.

Но магический снаряд не достиг цели. На середине пути его окутало облако тьмы и отклонило в сторону. А Кармеллу и оставшегося в живых воина сковали прочнейшие призрачные жгуты, сотканные из мрака. Один из них опутал голову волшебницы, закрыл ей рот и лишил возможности произнести заклинание.

– Зато ты, девочка, очень пригодишься мне, – заявил темный маг. – Только я никак не могу решить, каким именно образом тебя использовать.

Вампир вложил свой черный клинок в ножны, зашел за спину воину и, бережно сняв с него амулет, медленно погрузил клыки в шею человека. Не отрывая взгляда от бешено вырывающейся волшебницы, он сделал маленький осторожный глоток, словно пробуя новое блюдо на вкус, а затем с отвратительным чавканьем высосал из воина всю кровь.

– Можно тебя выпить! – Он улыбнулся окровавленными губами и помахал перед лицом девушки обрубком руки. – Ты задолжала мне руку. Будет справедливо отрастить ее, использовав твою кровь.

Волшебница замычала, еще яростнее пытаясь вырваться. Но все ее потуги не дали никакого результата. Вампир тем временем переместился за спину девушки.

– Или обратить тебя? – спросил он, не ожидая ответа, лишь играя на чувствах жертвы. – Ты так приятно дрожишь. Я люблю страх. – Темный маг осторожно снял с шеи волшебницы амулет. – Выпить или обратить? Выбирай сама.

Впервые в жизни Кармелла ощутила полную беспомощность. Никто не поможет избавиться от вампира. Вырваться самостоятельно тоже не получится. Слишком силен и искусен темный маг.

– Отпусти меня, – почти выкрикнула девушка, как только смогла говорить.

– Это несерьезно, – покачал головой Марек. – Патриарх обожает молоденьких волшебниц. Правда, он предпочитает обращать их самолично, но в нашем случае это невозможно. Я не смогу тебя довести до логова, не обратив. Придется преподнести ему лишь половину подарка. Или вернуть себе руку?

Вампир бережно убрал с шеи волшебницы локон и, прокусив нежную кожу, сделал несколько глотков.

– Божественно, – с наслаждением прошептал он на ухо девушке. – Ты такая сладкая. Теперь я понимаю патриарха. Решай быстрее, выпить или обратить? Поспеши, или я все решу сам.

Кармеллу обуял ужас. До этого момента она ни разу не была так близка к смерти. Передряги, в которые девушка попадала в академии, разрешались достаточно быстро. Так, что юная адептка не успевала осознать всю степень опасности. Кроме того, там она активно действовала, а сейчас не могла даже пошевелиться. А самое главное, она никогда не стояла перед таким ужасным выбором. Умереть в забытой всеми богами пустыне или стать проклятым кровососом.

– Я заплачу, – прошептала волшебница.

– Все, что у тебя есть, уже мое, – ответил вампир, сделав еще один глоток.

– Я говорю об информации.

– Ты знаешь, где найти Айвери? – удивился Марек. – Что он украл у ордена?

– То, что он украл, не стоит моего времени. Я ищу его, чтобы отомстить за смерть брата. Айвери убил его. Я не знаю, где прячется этот ублюдок, но за свою жизнь я предлагаю гораздо более ценную информацию.

– Деточка, это всего лишь еще один аргумент в пользу того, чтобы тебя обратить. После обращения мне станут известны твои самые сокровенные тайны.

– Они станут бесполезны, как только я умру или изменюсь вследствие обращения. Орден сделал выводы после смерти брата. В случае критической опасности амулет передаст запись последних суток моей жизни, а также те моменты, которые я сочла важными и сохранила. Как только орден узнает, что тайна раскрыта, она потеряет свою ценность.

– Я ведь могу разрядить или уничтожить этот амулет.

– Ничего не выйдет, как только появится опасность для амулета, запись уйдет.

– Хорошо, рассказывай, что задумал орден. А я подумаю, стоит ли из-за этой тайны отказываться от руки.

– Они планируют захват Рурка.

– Зачем ордену эта дыра? – удивился Коготь Патриарха.

– Маги ордена расшифровали древние манускрипты. В болотах неподалеку от вольного города расположено хранилище империи.

– Откуда тебе это известно? – тут же подобрался вампир.

– Подслушала разговор магистра ордена.

– Почему я должен тебе верить?

– Не держи меня за дуру, – фыркнула неожиданно осмелевшая волшебница. – Вампир чувствует свою жертву. Ты прекрасно знаешь, что я не вру.

– Ты перестала бояться, – обиженно прошептал темный маг и снова присосался к шее. – Так лучше. – Улыбнулся он, когда девушка задрожала всем телом. – Когда намечается вторжение?

– В следующем году. Королевству и ордену нужно подготовиться.

– Значит, убить тебя нельзя, обратить тоже, но как только я потеряю тебя из виду, ты сможешь предупредить орден, – задумчиво произнес вампир. – Не подскажешь, как заставить тебя молчать?

– Орден не прощает предателей, – мрачно ответила Кармелла. – Если узнают, о чем я тебе рассказала, меня запытают.

– Сомнительная гарантия. У меня есть идея получше. – Вампир что-то прижал к спине волшебницы.

Место, к которому он прикоснулся, тут же окутало облачко мрака. Девушка вздрогнула от боли, но буквально сразу расслабилась, так как тело потеряло чувствительность в месте касания.

– Это контролер, – пояснил темный маг. – Мы ставим их рабам. И обязательно рассказываем, как они работают. Чтобы не возникало желания совершать глупости. – Проклятый помолчал, давая волшебнице осмыслить ситуацию. – Теперь я смогу видеть то, что видишь ты. И слышать то, что слышишь ты. А если мне не понравится что-то из увиденного или услышанного, ты умрешь. И не пытайся его извлечь. Это смертельно.

Вампир сделал несколько шагов в сторону от волшебницы. Как только он оказался на безопасном расстоянии, путы мрака развеялись, а девушка упала.

– Ты некоторое время не сможешь пользоваться магией. И будешь испытывать слабость. – Темный маг заглянул во двор, где сардукары добивали последнего оставшегося в живых вампира. – Я дам тебе пару упырей в сопровождение. Они выведут тебя из пустыни, но дальше будешь добираться сама. Вернись в королевство. Там с тобой свяжутся.

Не ожидая ответа, вампир спрыгнул со стены, и во дворе снова раздался лязг мечей. Но очень скоро он стих.

Кармелла с трудом выглянула за стену и увидела, что темный маг стремительно удаляется от замка. Коготь Патриарха получил сведения, которые нельзя передавать с помощью заклинаний и нужно доставить как можно скорее. Хранилище империи – самое ценное сокровище, какое только можно обнаружить на планете. Там нет золота и драгоценных камней. Там укрыты знания и артефакты древних. То, что может дать их обладателю громадное преимущество над соседями.

Волшебница обессиленно упала на пол. Что она наделала? Купила жизнь ценой тайны ордена. Но разве может быть нормальной жизнь с контролером в спине? Не стоит спешить обратно в королевство. Пока она не избавится от этой дряни, она будет ушами и глазами проклятых. К чему им знать другие тайны ордена? Ничего, Кармелла найдет способ освободиться, а затем и способ отомстить. Но до тех пор придется контролировать каждое свое слово и дело. Впрочем, ей не привыкать. Ну, где там эти упыри? Пора отсюда выбираться.


– Мой лорд. – Слуга в белой ливрее с золотистыми узорами склонился в глубоком поклоне перед немолодым мужчиной в дорогом одеянии тех же цветов. – Мы перехватили посланника герцогини. Он вез письмо в Королевскую академию магии с просьбой о зачислении ее светлости на факультет четырех стихий.

– Ну почему эта дура никак не успокоится? – грустно спросил мужчина слугу, не ожидая от того ответа.

Слуга молчал, застыв в поклоне. Наместник герцогства Наск, регент несовершеннолетней герцогини Анны Эмилии, часто задавал вопросы вслух, раздумывая о чем-то. Слуги, рискнувшие озвучить свое мнение без разрешения правителя, бесследно исчезали.

– Ведь еще год назад все было так хорошо, козочка веселилась на балах и приемах, спорила об искусстве, готовилась с головой окунуться в пучину порока с многочисленными поклонниками. Что с ней произошло? Откуда эта тяга к магии? В письме есть объяснение перемен в ее увлечениях?

– Это все рассказы старика Круморфа. Он просит своего друга, некоего Уни, посодействовать зачислению герцогини.

– Кто бы мог подумать, что старый маразматик сможет заинтересовать эту взбалмошную девчонку своими бреднями! Я столько лет лепил из нее послушную и предсказуемую куклу для своего сына, а в результате полоумный старик перечеркнул все мои старания парой баек. Избавьтесь от него!

– Но… – Слуга замер в нерешительности. – Он маг!

– Ну и что? Найми пятерку магов, желательно из вольных городов. Как всегда, через трех посредников. – Наместник помолчал, обдумывая план. – Убийство в столице привлечет слишком много внимания, поэтому будем действовать тоньше. Герцогиня давно рвется посетить Белый порт. Дадим ей эту возможность. Я уверен, что старый хрыч попрется ее сопровождать. Как и толпа ее новых дружков. А по пути на них нападут старые враги Круморфа. В свое время он сильно насолил пиратам вольных городов.

– Но герцогиня тоже может пострадать.

– В ее фамильной броне да с кучей защитных амулетов она сможет пережить атаку десятка магов. Отправишь по их следу отряд дворцовой гвардии под командованием Арнольда. Так, чтобы мальчик поспел к самому веселью и расправился с убийцами ее наставника.

– Это будет трудно организовать, – обеспокоенно ответил слуга. – Рассчитать все до минуты невозможно. Любой план ломается, как только начинает воплощаться.

– Наймешь еще пару магов, которые помогут гвардейцам прибыть точно в срок. Не раньше, чем подохнут дружки принцессы вместе с ее учителем, но не позже, чем сама принцесса окажется в реальной опасности. Ну а то, что ее немного напугают, не страшно. Даже полезно. Может, наконец поймет, что назначение женщины – детей рожать, а не магической дурью маяться.

– Будет сделано, мой лорд.

– Отлично, как только найдешь исполнителей и убедишься, что они готовы, доложишь. Я дам ей свое согласие на посещение Белого порта. А сейчас позови Арнольда. Будущему правителю полезно присутствовать на заседаниях совета.

Глава 19

Портал

На этот раз дезориентация после перехода прошла практически мгновенно. Мне повезло, около портала не оказалось ни одного монстра.

– Давай, – поторопил меня пират. – Ныряй обратно, пока твари не объявились.

– Погоди, Бен. Дай осмотреться. Когда еще будет такая возможность?

– Возможность сдохнуть всегда рядом с тобой! Ты так и ищешь неприятности! – обеспокоенно пробурчал пират. – Отдал бы кружку Эрну, я бы тебе и слова не сказал. Он бы меня и доброй выпивкой угостил, и к красоткам сводил, не то что ты! Что тут искать, кроме смерти? Ты что, думаешь, твари в кабак ходят или девок тискают?

Я, не обращая внимания на недовольного призрака, рассматривал портальную арку. Теперь, когда я в точности знал, как выглядит арка со стороны Пыльного замка, отличия бросались в глаза. Отличались порталы рунами адресов назначения. А это означало, что сеть порталов обширная и количество действующих пространственных переходов не обязательно ограничивается пятью. Нужно, не откладывая, проверить, какие из них работают.

Я снова огляделся и, не обнаружив угрозы, принялся просматривать, что находится на обратной стороне портала, и добавлять описания к рунам назначения, скопированным с арки еще во время моего прошлого посещения этой стороны пространственного перехода. Большая часть адресов была неактивной. Из четырех действующих три руны активировали порталы в известные мне места: на горный пик, в подземелья нежити и в темный лес, куда ушел основной отряд. И лишь один портал открывал путь в неизвестное до сих пор место – в степь. Причем при достаточно большом сходстве с Бескрайней степью, окружающей Великий Рынок, это все же была совершенно другая местность. И понял я это не по рельефу, не по отличиям растительности или животного мира, а по груде костей, сваленных неподалеку от портала. Кости эти лишь немного походили на человеческие, но намного превосходили их размерами. Из всех известных мне существ такими могли обладать лишь орки.

По всему выходило, что портал ведет в орочьи степи, а сама портальная арка используется орочьими шаманами как жертвенник. Имелась у орков дурная привычка приносить в жертву всех подряд, в том числе и своих соплеменников. Но почему они избрали в качестве алтаря портал? Может быть, надеялись активировать его?

– Эй, Айвери! – обеспокоенно прошептал призрак. – Оглянись, только медленно.

Я скосил глаза и начал медленно поворачиваться. Прямо позади меня стоял пустынный дракон и, капая на песок слюной, внимательно рассматривал мой левый сапог. Это было очень странно. Зерх, без раздумий атакующий любое живое существо, не обращал на меня никакого внимания. Может, он не голоден? Но ведь я не простая зверушка. Я одаренный, и сейчас мои энергетические центры наполнены маной под завязку. Так почему пустынный дракон не чувствует магию, таящуюся во мне? Я вспомнил, как монстры игнорировали вампиров во время их нападения на Пыльный замок. Неужели это последствия трансформации организма после укуса проклятого?

– Ты почему не следил за монстрами? – прошептал я пирату, немного расслабившись.

– Откуда я знал, что эта тварь сидит в кустах? Я на секунду отвернулся, а она уже тут. – Пират тоже успокоился и задумчиво погладил бороду. – Чего это он на твой сапог уставился? У тебя сапоги из кожи зерха?

– Да.

– А откуда? – Призрак начал беззвучно трястись от смеха. – Может, это самец, а гоблинша на твой сапог кожу из-под хвоста самки натянула?

– Не смешно, отгони его!

– Еще как смешно, – возразил пират, еле сдерживаясь от хохота. – Я бы посмотрел, как он твой сапог полюбит.

– Хочешь, чтобы твари меня сожрали? Ты готов остаться тут навсегда? – Я попытался настроить пирата на серьезный лад. – Давай, отгони его!

– Ладно, но ты мне будешь должен бутыль рома!

– Будет тебе ром, отпугни его!

Пират погрузил свои призрачные руки в туловище зерха. Тот обиженно зашипел, пару раз боднул призрака мордой и, получив еще одну порцию неприятных ощущений, уполз обратно в кусты. Вот это да! Выходит, мне теперь можно относительно безопасно разгуливать среди монстров. Это же открывает потрясающие возможности! Нужно обследовать местность вокруг и узнать, откуда появляются твари. А еще побывать на фабрике, виднеющейся в пяти-шести километрах отсюда. Может, повезет и я обнаружу что-то стоящее.

– И думать забудь, – проворчал пират, глядя на мое задумчивое лицо. – Отправил команду в задницу мира, а сам в загул? Успеешь еще вернуться. Отдашь кружку Эрну и иди куда хочешь!

Да, призрак говорит дело. Нужно как можно скорее возвращаться к отряду. Неизвестно, куда они попали и как их там встретили. К тому же к такому походу нужно основательно готовиться и, самое главное, иметь возможность забрать находки. А мои рюкзаки забиты под завязку. Не время для исследований.

Я обернулся к портальной арке. Как и в прошлый раз, выбранная мной руна деактивировалась, стоило мне ослабить мысленный контроль над порталом, и адресом назначения снова стал Пыльный замок. Отлично, можно не опасаться, что мой выбор пункта назначения портал запомнит. Я активировал руну Темного леса.

– Фух, – облегченно выдохнул призрак. – Я уж и не надеялся, что в твоей башке хватит мозгов меня послушать. Идем быстрее, может, парни на той стороне трактир нашли, а мы тут шляемся.

Я в последний раз осмотрел местность вокруг и шагнул в мутную пелену портальной арки.


– Наконец-то!

Около портальной арки на стороне Темного леса меня ожидал Трилий. Рядом с ним сидел рысенок, который стремительным прыжком преодолел разделяющее нас расстояние и потерся о мою ногу.

– Чего так долго? – обеспокоенно спросил Трилий. – Проблемы возникли?

– Ты что, его не знаешь? – фыркнул пират. – Руны он рассматривал. Совсем свихнулся на этих порталах. Он еще…

– Все в порядке! – перебил я призрака и погладил большого кота. – Что-то случилось? Выглядишь обеспокоенным.

– Случилось, – кивнул лейтенант. – Единственный выход отсюда затянут такой же пеленой, какую мы видели в портале. Раис запретил туда лезть, велел разбить лагерь и дожидаться тебя. А места здесь немного.

Я осмотрелся. Мы находились в природном амфитеатре – естественной чаше, образованной скалами и окруженной ими со всех сторон. Вокруг портала росло множество деревьев и кустов. Солнца тут явно не хватало, так как горы закрывали его, начиная часов с пяти-шести вечера. Уже сейчас, чуть за полдень, было темновато и ощутимо похолодало. Но растительность оказалась на удивление буйной. И это – из-за дикого количества магии, пронизывающей все вокруг. Я почувствовал, что нахожусь в месте силы, в тот самый миг, когда вышел из портала. Сам портал питается магией места. Она же подпитывает деревья и кустарники. Удивительная местность! Но все-таки, где мы?

Окружающие скалы имеют характерный красноватый оттенок, что вызывает устойчивую ассоциацию с Красными горами. Вот только с какой стороны гор мы находимся?

– Где восток? – спросил я у Трилия, который находился тут давно и должен был определиться со сторонами света.

– Там, – указал он рукой.

Лейтенант показывал в сторону долины. Отлично, значит, нам повезло попасть на восточную сторону гор. Отсюда до моего родового замка должно быть совсем близко, всего пара-тройка дневных переходов. Осталось только преодолеть еще один барьер – портал.

– Веди, – коротко скомандовал я Трилию.

Путь до лагеря мы преодолели быстро. Буйная у самого портала, растительность чахла по мере удаления от него. Через два десятка шагов высота деревьев уменьшилась в полтора раза, а через пятьдесят шагов деревья и вовсе исчезли, уступив место кустарникам. Лагерь Раис разбил у самой кромки волшебного леса. Но еще раньше, чем я смог увидеть переселенцев, я услышал брань полугнома.

– Не дам! – орал он во всю глотку. – Ты что, не видишь, что это не обычное дерево?

– Да мне плевать, какое оно, – возразил ему грубый голос. – Мы его нашли и хотим согреться.

– Посмотри на структуру, оцени прочность и легкость! – не сдавался Нори. – Ему цены нет! А ты спалить хочешь!

– Уйди с дороги, коротышка. Не доводи до греха!

Рысенок прыгнул вперед, и я услышал его рассерженное шипение. Гоблиншу и полугномов, которые его постоянно подкармливали, гладили и вычесывали, он считал своей семьей, а потому готов был подрать любого, кто им угрожал.

– Что тут происходит?

Я вынырнул из кустов вслед за Ловкачом и увидел Нори в окружении нескольких наемников, пришедших в Пыльный замок с последним караваном. Не самые покладистые ребята со скверным характером. Они уже давно стояли мне поперек горла.

– Айвери, прикажи им! – Полугном очень обрадовался моему появлению. Он во что бы то ни стало хотел отстоять находку. – Пусть отдадут эту ветку! Это не дрова! Это ценнейший материал!

– Почему ты так решил?

– Да ты сам посмотри! Весит всего ничего. – Нори вырвал ветку у потерявшего боевой настрой наемника и потряс ею перед собой. – Прочность поразительная! Еще и гибкость феноменальная! Я думаю, что понял, почему эльфийские луки – лучшие в мире. Если Груля подберет правильную пропитку для этой древесины, мы сможем такие вещи делать…

– Отдайте, – приказал я наемникам. – Он прав, материал слишком ценный, чтобы просто спалить его. Трилий, объяви, что костры жечь нельзя. Все собранные дрова отдать на проверку Нори. А для обогрева мы найдем топливо за пределами этого волшебного леса.

Было заметно, что воины не согласны с моим решением, но спорить они не решились. Однако по взглядам я понял – послушными они останутся недолго. Стоит нам выбраться в долину, и в самом лучшем случае они сбегут. А может, даже попытаются взбунтоваться. Нужно за ними присматривать.

Я быстрым шагом направился далее, через пару минут миновал заросли кустарника и попал в лагерь.

– Вернулся, – мрачно констатировал Раис. – Мы тут застряли. Еще немного, и пришлось бы лезть в следующий портал без тебя.

– Хорошо, что не полезли. Показывай, где он.

Раис направился к непроходимому колючему кустарнику, разросшемуся прямо у скалы. В нем была прорублена узкая тропинка.

– Я сразу понял, что тут что-то есть, – пояснил он, пропустив меня вперед. – Вокруг голые скалы, а тут заросли. Прорубили проход, а здесь еще один портал.

Я внимательно осмотрел скалу перед собой. Портальной аркой тут не пахло. Не было рун для выбора пункта назначения. Лишь мутная пелена, которая, впрочем, обрела прозрачность после моей мысленной команды. С той стороны были видны такие же заросли кустарника, как и с этой. Скорее всего, это локальный телепорт, ведущий на обратную сторону скалы – в Приграничье. Я мог представить лишь одну причину его существования. Неведомые строители системы порталов пытались таким образом укрыть портальную арку от любопытных глаз. Что-то мне подсказывало, что выйти отсюда будет легче, чем войти.

– Зови Эрна, – приказал я Раису. – Его декурия пойдет первой. Всем остальным приготовиться. Если встретим сопротивление, придется прорываться. И прикажи взять с собой всю собранную древесину.

Через десять минут беспорядочное движение в растревоженном лагере стихло и декурии выстроились около зарослей кустарника.

– Не шуметь, – начал я инструктаж. – Сначала внимательно осмотреться, затем действовать. Нам нужно найти выход в долину, но в первую очередь проверьте, можно ли вернуться обратно?

– Не переживай, – успокоил меня северный варвар. – Не в первый раз.

С этими словами он шагнул в пелену. Сразу вслед за ним портал преодолели бойцы его декурии. Прошло несколько мгновений, и на той стороне выросла стена щитов.

Я продолжал наблюдать за разведчиками. Эрн внимательно осмотрелся и отдал приказ. Строй тут же повернулся к скале, а один из воинов шагнул обратно и вынырнул из пелены с нашей стороны.

– Там вход в пещеру, – доложил он. – Тропинок в кустах нет, следов тоже не видно. Не похоже, что тут кто-то живет.

– Попробуйте прорубить проход в кустарнике, – приказал я. – В пещеры лезть неохота.

– Будет сделано, – кивнул воин и отправился назад.

Эрн тут же разделил отряд. Двое воинов принялись уничтожать кустарник, а остальные закрыли щитами вход в пещеру. На тот случай, если шум привлечет какую-нибудь тварь. Полчаса понадобилось двум бойцам, чтобы преодолеть десять метров кустарника. Срубив последний куст, они едва не упали в пропасть. Оказывается, выход телепорта приютился на обширном уступе, возвышающемся над долиной на высоте двух сотен метров.

Внимательно осмотрев со скалы окрестности, мы обнаружили следы пребывания большого отряда. Внизу располагался вход в пещеры, около которого находился загон для лошадей. Рядом, под навесами, были сложены поленницы дров. Учитывая, что люди в Приграничье не очень жалуют незваных гостей, будет лучше, если мы не станем предупреждать хозяев о своем прибытии и попробуем уйти незаметно.

Спустить со скалы наш многочисленный отряд со скарбом будет проблематично. И уж точно мы не сможем сделать это незаметно. Идти через пещеры все равно придется. И тут пригодится наше с рысью обостренное зрение.

– Эрн, замаскируйте эту дыру срубленными кустами и поставь тут наблюдателя. Я хочу, чтобы со входа в пещеры глаз не спускали, а мы займемся поиском подходящего спуска с этого утеса. Пойдем, Ловкач. Посмотрим, что там в пещере.


Исследование таинственной пещеры закончилось, едва начавшись. Через пятьдесят шагов и два поворота тоннель уперся в каменную кладку. Похоже, уходя, древние хозяева подземного замка постарались сохранить портал в тайне.

– Вызовите каменщика и полугнома, – приказал я Эрну, как только мы уперлись в тупик.

Я абсолютно ничего не смыслю в стенах, а проблему должны решать специалисты, тем более что разрушить это препятствие нужно без лишнего шума.

Мастера тщательно обследовали стену, попробовали сбить раствор на стыках, расшатать камни и озвучили неутешительный вердикт: кладка очень качественная, чтобы вырубить в ней проход, придется изрядно пошуметь. К несчастью, акустика в этом тупике была просто идеальная. Любой шорох многократно повторялся эхом и усиливался.

Пришлось привлечь еще двух специалистов. Гоблинше я поручил создать звуковой барьер наподобие того, который она использовала, чтобы изолировать усадьбу мастера Хиро. Конечно, она не сможет блокировать звуки с той стороны стены, но значительно приглушит их с этой. Так мы погасим хотя бы эхо. Его вполне возможно услышать со стороны загона для лошадей.

А если шум все же привлечет случайных прохожих с обратной стороны, ими займется мастер магии разума. Крид будет сканировать окружающее пространство, ища разумных существ, и при обнаружении кого-либо тут же погрузит его в сон. Хотя, следует отметить, что поиск через пласты камня и скальной породы – занятие чрезвычайно сложное. Радиус его ограничен, а дистанция воздействия на разум и того меньше. Так что Криду придется постараться, но на то он и мастер ментальной магии.

– Люди внизу, – по цепочке передали сообщение наблюдателя с края скалы.

– Готовьтесь, – приказал я мастерам. – А я посмотрю, кого там принесло.

Уже через пару минут мы с Раисом рассматривали прибывших. Пятерка матерых бойцов верхом на лошадях конвоировали десяток крестьянок, связанных длинной веревкой. Девушки и молодые женщины были изможденными, в потрепанной одежде.

Подъехав к входу в пещеру, один из конвоиров что-то громко выкрикнул и, спешившись, повел свою лошадь в загон. Остальные члены отряда присоединились к нему. А обессилевшие пленницы попадали на землю, как только остановилась лошадь, к седлу которой они были привязаны. Лишь через несколько минут наружу выглянул заспанный мужик в поношенных кожаных доспехах и тут же скрылся обратно. И только через десять минут после прибытия отряда из пещеры показались несколько бойцов, которые забрали пленниц. А прибывшие занялись лошадьми: напоили, обтерли, задали корму и лишь потом вошли в пещеру. Да, похоже, они никого не боятся, раз наблюдатели позволяют себе спать на посту и им за это даже замечаний не делают. Да и лошадей они оставили почти без присмотра. Тем лучше для нас.

Я вернулся в тоннель и рассказал мастерам об увиденном.

– Ничего не выйдет, – мрачно заявил мастер-каменщик. – Кладка идеальная. Начнем бить, тут такой грохот стоять будет, что вся округа сбежится!

– А что, если не бить, а сверлить? – поинтересовался я.

– И что это нам даст? – пожал плечами полугном. – Ты представляешь, сколько уйдет времени, чтобы высверлить проход?

– Проход высверливать не надо. Достаточно сделать несколько отверстий, куда мы зальем воду.

– Для чего? – хором спросили меня мастера.

– Я ее заморожу, и лед разорвет кладку. Думаю, поврежденную стену разбить будет гораздо легче.

– Можно попробовать, – согласился Нори. – Я за инструментом?

– Давай, – кивнул каменщик. – А я отмечу, где сверлить.

Спустя час в стене красовались тридцать отверстий, обрисовывающих контур будущего проема. Работники сверлили в восемь рук, попеременно сменяя друг друга. Мы старались успеть до темноты, так как ночью звуки будут слышны гораздо лучше.

– Хорош! – Мастер-каменщик придирчиво оглядел стену и удовлетворенно кивнул. – Лейте воду.

Еще несколько минут ушло на то, чтобы заполнить отверстия водой, и я начал творить заклинание. Особой сложности тут не было. Нужно было лишь равномерно охлаждать всю стену, но так как взрывного охлаждения не требовалось, все у меня получилось достаточно просто. Минут через пять кладка пошла трещинами. Я довел воду до полного замерзания. Затем нагрел стену и заморозил снова. И повторил цикл три раза, добившись появления множественных трещин.

– Этого хватит, – остановил меня каменщик. – Дальше мы сами.

С полуразрушенной кладкой дело пошло споро. Уже через двадцать минут в стене зиял проход, причем работники разобрали стену практически бесшумно. Мастера со своей задачей справились. Теперь наступал черед воинов. После того как я увидел пленниц, надежда на то, что мы мирно разойдемся с хозяевами пещер, пропала.


Нам повезло. Проход, который мы прорубили в стене, вел в тоннель, соединяющий нижние ярусы пещер с верхними. Судя по толстому слою пыли на полу, этим тоннелем давно никто не пользовался. Чуть выше, примерно шагах в двадцати, там, где тоннель выходил в просторный зал, мы выставили небольшой заслон в составе двух тяжелых пехотинцев и трех арбалетчиков. Гоблинша разложила свои амулеты, предотвратив распространение звуков. Обезопасив свой тыл, начали разведку нижних пещер.

Впереди шли мы с рысенком. Кошачье зрение позволяло прекрасно ориентироваться в темноте без дополнительных источников света. За нами, примерно в двадцати шагах, двигался Крид, задачей которого являлся поиск разумных и их обезвреживание ментальной атакой. Не натыкаться на стены магу разума помогало заклинание магического зрения. Замыкали авангард сил вторжения тяжелые пехотинцы Эрна и арбалетчики Веруса. Их задачей станет пленение тех, кого маг-менталист смог погрузить в сон, а также схватка с теми, кто не подвержен действию магии разума. Воины двигались с переносными фонарями, оснащенными специальными шторками, позволяющими практически мгновенно скрыть источник света.

Остальных бойцов я тоже задействовал. С утеса на длинных веревках спустились декурии Раиса и Идана. Братьям ордена поставили задачу заблокировать выход из пещеры, а степнякам предстояло увести лошадей. Кстати, сейчас в загоне их было пятнадцать. К вечеру в лагерь бандитов вернулся еще десяток всадников, сопровождавших несколько тяжело груженных повозок.

Ильяз возглавлял отряд, находившийся с обратной стороны локального портала. Трилий и Газим командовали теми, кто перешел на эту сторону. Мы были готовы в любой момент направить подкрепления на помощь передовым отрядам. Единственная причина, по которой я не задействовал сразу все силы, – нежелание поднимать лишний шум. Кроме того, я всерьез рассчитывал на то, что Криду удастся без особого труда обезвредить любого противника. Вряд ли в этом захолустье встретится настоящий маг.

Мы благополучно прошли почти километр. Подгорный ход извивался, как змея, но никаких ответвлений в нем не наблюдалось, что было нам на руку. Правда, я уже начал сомневаться в правильности выбранного пути. Вполне может быть, что нужный нам выход из этого тоннеля тоже замурован и мы пройдем мимо него, даже не заметив. Но вскоре мои сомнения развеялись. Наш тоннель примкнул к центральному, более широкому, в котором обнаружилось множество следов. Что интересно, не только человеческих, но и гоблинских.

Я уже было собрался выглянуть в главный тоннель, когда пришло мысленное сообщение Крида:

– Впереди, чуть левее, три человека.

– Уверен, что это люди? – переспросил я. – Тут полно следов гоблинов.

– Уверен. Двое спят без задних ног, третий думает о пленницах. Именно его мечты выдают в нем человека. Гоблинов женщины интересуют исключительно в гастрономическом плане. А как объекты сексуального желания они им неинтересны.

– Сможешь его усыпить?

– Вряд ли, слишком возбужден.

– Тогда вымани его сюда. Пусть увидит красотку.

– Уже почти готово. – Мгновенно отозвался Крид и весело прыснул. – Выходи в центральный тоннель, он в тебя мигом влюбится. Только молчи. Я смогу подменить образ, но не голос.

– Не соглашайся, – прогундел пират. – Зачем начинать с мужиков, может, тебе красотки понравятся! Не приведи Великий Кракен, команда узнает. Сразу черную метку выдадут.

Не обратив внимания на совет опытного товарища, я шагнул вперед.

– Не повезло мне с тобой, – грустно вздохнул пират, но тут же переключился на критику. – Ты его соблазняешь или отпугиваешь? Бедрами виляй! Сильнее!

– Кто там? – встрепенулся часовой, увидев в проходе мой силуэт.

– Улыбайся, – тут же скомандовал призрак. – Не корчи рожу и не ржи, как лошадь!

Я еле удержался, чтобы не рассмеяться, но постарался войти в образ красотки и, изображая походку секс-бомбы, продолжал двигаться к цели.

– Вот, так лучше, – удовлетворенно прошептал бывший пират. – Теперь предложи ему выпить и проси золотой, а лучше два.

– Девка! – удивился бодрствующий страж, осветив проход фонарем. – Как ты там оказалась? Вас же в казармы повели.

Я остановился, изображая нерешительность.

– Не бойся, – быстро зашептал стражник. – Я не обижу, а эти балбесы спят. Иди сюда скорее. По этому тоннелю гоблины шастают.

Именно этого мне и надо. Подойти к тебе на расстояние вытянутой руки. Несколько раз останавливаясь, я преодолел разделяющее нас расстояние. Все это время страж уговаривал меня, сулил защиту и покровительство, обещал, что мне понравится. Пират плевался и тихо матерился рядом, но не мешал. Наконец я подошел вплотную к пускающему слюни мужику. Крид поработал с его разумом на славу. Бедняга позабыл обо всем на свете, кроме своего желания.

– Приготовься, – раздался в моей голове голос мага-менталиста. – Я его отпускаю. Примерно тридцать секунд он будет потерянным, а потом очнется. Тебе нужно обезвредить его за это время. Но не убивай до моей команды. Контролировать разум во время смерти очень больно.

Я обнял беднягу, который за двадцать секунд благополучно избавился от всей своей одежды, и, получив мысленную отмашку Крида, ударил его током. Тело в моих руках обмякло, а рядом раздался облегченный вздох пирата.

– Слава фарватеру, я уж думал, что никогда тебя к красоткам не затяну. А сурово ты с ним. – Призрак посмотрел на меня с толикой восхищения. – Он хоть живой?

– Мертв, – констатировал подошедший к нам маг разума.

– Можешь допросить этих двоих? – поинтересовался я у Крида. – Что за банда? Сколько их? Чем они тут занимаются?

– Вяжи их, в зубы дай по деревяшке, под голову что-нибудь подложи и держи крепче. Боюсь, в процессе ментального допроса они могут дергаться. Как бы не разбили себе чего.

– Сейчас, только оттащу их из зала в тоннель. Не ровен час, смена заявится.

Вскоре к нам присоединились бойцы Эрна и Веруса. Около ответвления тоннеля, ведущего к нашему порталу, выставили заслон из трех тяжелых пехотинцев и трех арбалетчиков. Несколько человек взяли под контроль выходы из зала. Пленников унесли подальше, и Крид занялся их допросом. А я связался с Трилием и вызвал подкрепление. Теперь, когда мы вошли в соприкосновение с противником, нужно было концентрировать силы для молниеносного захвата подземного замка.

– Это наемники, – передал мне Крид. – Их тут около пятидесяти человек. Пришли сюда месяц назад. Очистили часть пещер от гоблинов и грабят помаленьку окрестные селения. Мужиков пленных в шахту отправляют руду добывать, а с женщинами развлекаются.

– Почему пришли именно сюда? Откуда узнали о шахте?

– Непонятно. Их наниматель, некто баронет де Бри, с самого начала знал, куда идти и, похоже, имел четкий план.

– Что они еще знают об этом баронете?

– Один из захваченных нами стражников знаком с ним давно. – Маг разума замолчал, вытаскивая новые сведения из головы пленника. – Баронет – известный пьяница и дуэлянт Белого порта. Бедный, что церковная крыса. Жил за счет любовниц и темных дел. Его частенько нанимали для грязных делишек, а Санатос, наш пленник, ему помогал. Но баронет всегда избавлялся от денег неприлично быстро. Тратил чуть ли не раньше, чем получал. Тем более удивительно, откуда у него взялись средства на наем пятидесяти человек.

– Такое впечатление, что этот баронет лишь пешка, промежуточное звено в чьем-то большом замысле. Нужно взять его живым и допросить. Где он обитает?

– Это настоящий подземный замок. Тут обширная система тоннелей и залов, прекрасная вентиляция, а часть залов вообще освещаются солнцем с помощью каких-то кристаллов в потолке. В них всегда светло днем, а при полной луне видно даже ночью. Баронет занял обширные покои около центрального зала. Там даже окна есть. Рядом, в комнатах поскромнее, разместились десятники. Чуть дальше комнаты остальных наемников. Эти живут по четыре-пять человек. Женщин держат взаперти, а пленных мужчин загнали в шахту и не выпускают. Еду и питье выдают взамен на руду.

– Сколько постов? Как часто сменяются?

– Поста всего четыре. Первый – для контроля входа из долины, второй – на входе в шахту, третий – около женской темницы, а четвертый – тут, для защиты от гоблинов. Дальше – неразведанная часть замка, где этих гоблинов – пруд пруди. – Крид помолчал, извлекая новую порцию информации. – На каждом посту по три человека. Часовые сменяются два раза в сутки. Утром и вечером. Эти недавно заступили, так что до утра их никто не хватится.

– Чем они обычно заняты в свободное от вахты время?

– Раз в неделю устраивают набег на одно из ближайших селений. В остальное время играют в карты или в кости. Сегодня привезли новых женщин, так что будет аукцион на право первой ночи. Обычно он проходит в главном зале.

– Мне нужен план известной части замка.

– Хорошо, – согласился маг. – Сейчас нарисую. Минут через пятнадцать будет готово.

– Отлично, а я пока введу остальных в курс дела. Сдается мне, все свободные наемники сегодня соберутся в большом зале.

Глава 20

Замок ордена Аль-Каура

Арокс де Бри скучал. Прошло всего два месяца, с тех пор как он покинул Белый порт, а скука уже прочно обосновалась в его душе. В этом захолустье не было ничего, что он ценил в своей бесшабашной жизни. Ни веселых попоек с дружками, ни волнующих романов с искушенными в любовных делах дамами, ни дуэлей с их мужьями-ревнивцами. Нет, попойки, любовные утехи и драки в его жизни остались. Но разве можно сравнить наемников с давними друзьями? Или деревенских баб с утонченными аристократками? И что за радость убивать неумелое мужичье просто так?

Может быть, зря он тогда согласился взяться за это дело? Нет, обещанные богатство и титул стоили того, чтобы на них потратить год жизни. Тем более что никаких сложностей не предвиделось. Нужно было всего лишь захватить шахту в Приграничье и организовать добычу руды. Какой-то особенной руды, ибо ради обычной никто бы не затевал такого сложного предприятия. Но баронета это не интересовало. Хватило того, что ему дали кузнеца, обученного получать из этой руды металл, и достаточно денег, чтобы нанять приличный отряд головорезов.

Мысль обмануть нанимателя даже не приходила в голову Арокса. С такими серьезными людьми шутки плохи. К тому же баронет дал магическую клятву на крови. Теперь от нанимателя не скрыться, достанут где угодно. Лучше выполнить уговор, а потом он сторицей вознаградит себя за грустное время. Будут и пьянки, и любовницы, и дуэли. С деньгами все это гораздо легче устроить, чем без них. Но пока придется развлекаться как получится.

Впрочем, сегодня будет веселее обычного. Грас привел из набега славную шестнадцатилетнюю малышку. Развлечься с ней интересно, несмотря на ее неопытность. Скорее даже интересно из-за ее неопытности. А вторую девчушку можно разыграть в поединке. Пусть парни помнут друг другу бока. Это, конечно, не дуэль, но кровь горячит не хуже. Осталось распродать оставшихся пленниц.

Несмотря на постоянные набеги на окрестные селения, их количество все еще недостаточно для удовлетворения потребностей отряда наемников. Вот Арокс и придумал продавать женщин с молотка. Так недовольство обделенных лаской направлялось на более удачливых членов отряда, а баронет не только абстрагировался от проблемы, но и приобрел вес, выступая в роли арбитра.

– Последняя на сегодняшних торгах пленница, – выкрикнул распорядитель. – Семнадцать лет.

Распорядитель сдернул с девушки покрывало и выставил ее наготу на всеобщее обозрение.

– Здорова и невинна…

– Серебряный! – взвизгнул Везучий Винк, недавно выигравший в кости крупную сумму.

– Два! – перебил ставку его вечный соперник за игровым столом – Красавчик Джим.

– Три! – с мрачной решимостью заявил Одноухий Кро.

Своих денег у него было немного, но он скооперировался с двумя дружками и всерьез надеялся дать лучшую цену. Тем более что именно они участвовали в утреннем набеге и им причиталась доля с продажи предыдущих пленниц.

Де Бри улыбнулся. Идея с аукционом пришлась весьма кстати. Поначалу парни относились к нему с некоторой толикой недоверия, но через месяц воздержания изрядно осмелели, а потом втянулись. Теперь торги вносили в их унылую жизнь новые краски. Вон даже счастливчики, купившие себе новых наложниц, не спешили уединяться с ними. Ждали окончания торгов и боя за вторую красавицу вечера. Ведь первая красавица всегда доставалась баронету.

– Золотой! – каркнул Кро.

– Продано! – после длительного, но напрасного ожидания новых ставок объявил распорядитель.

Точку в торгах поставил Седой Дил, добавивший свои сбережения в банк Кро.

– Щедрый подарок от нашего обожаемого нанимателя лучшему бойцу отряда. – Распорядитель в очередной раз сдернул покрывало с девушки. – Объявляется кулачный бой за право владения этой красоткой! Кто участвует?

Желающие испытать удачу тут же окружили распорядителя. Тот по давно заведенной традиции принял от каждого из них кожаную метку с именем, сложил метки в мешок, хорошенько встряхнул и принялся доставать пары. Бои начались.


– Вход в пещеры наш, – доложил Раис. – Часовые не спали. Пришлось их уничтожить, но обошлось без лишнего шума.

– Перекройте выход, – приказал я. – Если мы кого-нибудь упустим, они попытаются сбежать из подземелий. И посматривайте по сторонам. То, что эти идиоты не опасались нападения, отнюдь не значит, что в округе нет другой банды.

Мои бойцы были готовы к решающему штурму главного зала. Мы уже обезвредили всех часовых, кроме тех, что охраняли спуск в шахты. Разбойники в последнем набеге захватили несколько бочонков эля и устроили попойку, в процессе которой предприимчивый баронет решил торговать правом первой ночи с новенькими рабынями. Бандиты развлекались как могли, даже организовали кулачные бои. Вечеринка достигла своего апогея, а толпа бесновалась. Даже я, не очень сведущий в ментальной магии, ощущал зашкаливающий уровень агрессии.

– Крид, наши противники очень возбуждены. Особенно те, кто остался без женщин. Ты можешь помочь им понять, что виновные в их неудачах находятся рядом?

– Для этого ничего не надо делать, – усмехнулся мастер ментальной магии. – Они сами так считают.

– Тогда подтолкни их к активным действиям. Сколько можно копить в себе обиды? Пусть выплеснут их!

– Малыш, ты точно вылез из темной бездны, – восторженно прошептал мне на ухо призрак. – Такая идея даже мне не пришла в голову. Заставить этих идиотов выпустить кишки друг другу! Ты настоящий пират!

– Это будет несложно, – после секундного размышления ответил Крид. – В этом зале весьма специфический магический фон. Они уже готовы накинуться на более удачливых соседей. Останавливает лишь то, что более удачливые еще и более сильные. Сейчас добавим толику смелости, отключим инстинкт самосохранения. Готово. Советую отвернуться. Наблюдать будет неприятно.

Совету мага разума я не последовал. Полководцу нельзя упускать поле боя из виду, несмотря на ужасные вещи, которые там творятся. Еще несколько секунд обнаженные до пояса бойцы молотили друг друга кулаками. А затем начался бедлам. Без видимой причины обиженные жизнью разбойники выхватили оружие и напали на своих ближайших соседей. Не ожидавшие подлого удара исподтишка мгновенно расстались с жизнью. Более опытные и внимательные смогли отбить внезапную атаку и ударили в ответ. По всему залу завязались одиночные схватки. В стороне остались лишь те, кто приготовился к кулачному бою. Они загодя сняли броню и сложили оружие, а теперь не имели возможности добраться до него.

Де Бри мгновенно смекнул, что дело тут нечисто. Даже не пытаясь утихомирить разбушевавшуюся толпу, он сделал незаметный знак двум своим офицерам и скрылся вместе с ними в своих покоях. Наверное, обладал развитой интуицией и понял, что групповое умопомрачение не обошлось без магического вмешательства.

– Приготовились! – скомандовал я своим бойцам. – Сейчас из зала побегут самые сообразительные. Постарайтесь их не убивать, а пленить. Но не геройствуйте. Если противник опасен, я предпочту потерять его, а не кого-то из своих людей.

Бегство действительно началось. Беглецы, опасаясь погони сзади, а не возможной опасности впереди, стали для моих людей легкой добычей. Очень скоро все закончилось. Полтора десятка бандитов расстались с жизнью при помощи своих недавних товарищей. Еще десяток разбойников получили ранения той или иной степени тяжести. Попытавшихся сбежать мы пленили. На ногах в зале остались считаные единицы, но и те сложили оружие, как только их окружили мои воины.

– Пленных разоружить, связать и запереть в одной из комнат! – приказал я. – Женщин вернуть в их покои и выставить охрану. Обыскать весь подземный замок! Передвигаться группами по пять человек. – Я обернулся к Криду: – Пойдем, потолкуем с их предводителем. Он, кажется, сбежал в свои покои.

– Я его потерял. – Маг с сожалением развел руками. – Тут слишком сильный магический фон. Он мешает заклинаниям поиска.

– Значит, будем искать обычными методами. За дело!


Гибкая фигура бесшумной тенью скользнула в покои баронета и прильнула к моей ноге.

Когда мы сюда ворвались прошлой полночью, не застали никого, кроме двух испуганных девушек. Де Бри и его ближайшие помощники сумели сбежать через окно, прорубленное древними строителями в толще скалы. Погоня, пущенная по их следам, вернулась ни с чем.

Я удивился столь стремительному бегству главаря бандитов. Он даже не попытался образумить своих людей. Как будто был абсолютно уверен в бесполезности попыток развести дерущихся. Это совершенно не вязалось с образом отчаянного бретера. Он был осторожен, подозрителен, но отнюдь не труслив. Что такого он знал, если это заставило его бежать без оглядки, прихватив с собой лишь самое необходимое?

Допросы пленников пролили немного света на эту тайну. Ходили слухи, что шахта проклята. Несколько столетий назад тут произошла братоубийственная бойня. Гномы клана Каменной Розы перебили друг друга в этом самом зале. Случай, невиданный до нынешних времен, ибо гномы более всего на свете ценят жизнь своих сородичей. С тех пор эта местность стала запретной для гномов, да и люди старались обходить шахту стороной. Баронету пришлось постараться, чтобы загнать наемников внутрь подземного замка.

Крид обследовал несколько залов и подтвердил, что в каждом из них повышен магический фон, а все чувства тут многократно усиливаются. Это и послужило причиной безосновательной агрессии разбойников, проживших в этих подземных помещениях более месяца.

Воздействие магического фона имело и обратный эффект. Освобожденные женщины оказались настолько рады своему спасению и так жаждали отблагодарить моих воинов, что пришлось их на время изолировать. Не то чтобы я отстаивал высокие идеалы в отношениях – перечить толпе мужиков, более года не видевших женщин, неблагоразумно. Но и пускать все на самотек нельзя. Вчерашний бунт неудовлетворенных являлся тому ярким примером.

Поэтому я во всеуслышание заявил, что по окончании полного захвата подземного замка дам всем сутки, чтобы привести себя в порядок. По истечении этого времени мы устроим большой праздник, на котором каждый сможет выбрать себе спутницу. Единственную и постоянную, к тому же только при ее добровольном согласии. Таким образом, я постарался снизить градус напряжения и хоть как-то защитить женщин. Все-таки мимолетная интрижка – это одно, а серьезные отношения – совсем другое. Как оно выйдет, никто не предугадает, но и обижать слабый пол глупо.

Нам предстоит налаживать жизнь в Приграничье. Удержать мужчин без женщин невозможно, а найти в этой глуши жен для ста человек достаточно трудно. Так или иначе, придется устанавливать связи с окрестными селениями. Тем логичнее начать делать это уже сейчас, когда нам посчастливилось освободить около сорока местных жителей: тридцать женщин и десятерых мужчин.

Изначально рабов мужского пола было даже больше, чем женского. Но условия работы в шахте оказались настолько тяжелыми, что два месяца заточения выдержали лишь десять пленников из пятидесяти. Остальные сошли с ума из-за повышенного магического фона.

Кстати, этот фон не производил совершенно никакого воздействия на братьев ордена Аль-Каура, воинов, экипированных амулетами ордена Серебряного Льва или кольцами хранителей Пыльного замка, а также магов разума. Крид пояснил, что братьев ордена защищает божественное покровительство, снисходящее на носителей татуировок ордена. Мага разума делают неуязвимым его техники защиты. А уж нивелирование отрицательных воздействий амулетами ордена и кольцами хранителей совершенно очевидно.

Узнали мы и причину, по которой баронет решился на захват проклятого подземного замка. Только тут можно было добыть уникальную руду, содержащую довольно редкий металл, использующийся при изготовлении магических амулетов. Именно залежи этой руды и создавали повышенный магический фон. Кто надоумил баронета отважиться на это опасное мероприятие и спонсировал его, осталось загадкой. Такой информацией заносчивый аристократ не делился ни с кем.

Оставалось тайной, кто и зачем вырубил в монолитной скале подгорный замок. Его масштабы поражали. Разветвленная сеть тоннелей и пещер охватывала восемь уровней и тянулась на десяток километров. В некоторых залах были даже вырублены окна, выходящие на поверхность скалы, обеспечивающие прекрасную вентиляцию и естественное освещение. При этом конфигурация проемов скрывала пещеры от смотрящих из долины.

Нори с ходу отверг предположение, что это сделали гномы. Во-первых, низкорослые строители никогда не создавали таких высоких тоннелей. Во-вторых, инструменты подземных мастеров оставляли на камне характерные следы. Тут же стены, потолок и пол были идеально ровными. Крид заявил, что перед нами работа магов. Но на этом все наши идеи закончились. На стенах не нашлось ни единой надписи. Подземные залы, за исключением нескольких, занятых совсем недавно, оказались девственно пусты. Сами подземелья, кроме шахты, были надежно запечатаны. И гномы, и люди появились намного позже того момента, когда таинственные строители замка покинули его. Как я подозревал, покинули через тот же портал, что доставил нас сюда.

Но кто бы ни построил этот подземный город, он оказал нам огромную услугу. Это идеальное место, чтобы устроить тайную базу ордена Аль-Каура, тем более что братья ордена не подвержены губительному действию повышенного магического фона.

Конечно, отделение команды Раиса, состоящей из полутора десятка бойцов, значительно ослабит наш отряд, но оставлять портал без охраны и присмотра – очень опрометчиво. Кроме того, запасы добытых нами кристаллов и зелий небесконечны. Думаю, для их пополнения понадобится не одна вылазка на территорию монстров. Не стоит отказываться и от шахты с уникальной рудой. Артефакты из нее смогут существенно усилить наш отряд. А еще мы получим прекрасно защищенное место, куда сможем вернуться в случае неудачи с захватом моего родового замка. И оставим тут большую часть припасов, тем самым существенно повысив мобильность всего отряда.

Уходя из Пыльного замка через портал, я нагружал своих людей по максимуму. Каждый член нашего отряда был облачен в броню, до зубов вооружен и экипирован всевозможными зельями. И это только то, что люди несли на себе. А кроме этого каждый человек тащил за собой маленькую ручную тележку, до отказа забитую или кристаллами магии, или ценными ингредиентами, добытыми из тварей, или слитками стали, выплавленными по рецептам Нори, или инструментами мастеров, или, в конце концов, запасами еды и воды. Я перегружал людей, так как мы шли в полную неизвестность. Но сейчас, когда мы попали в относительно безопасное Приграничье и нашли прекрасное место для тайной базы ордена Аль-Каура, нужда тащить за собой все отпала. Более того, нам нужно было избавиться от лишнего груза, чтобы как можно скорее добраться до родового замка и завладеть им с ходу, пока братец не заперся на все засовы. А уж потом можно и за припасами вернуться.

Естественно, придется решить много проблем, связанных с жизнедеятельностью ордена в такой глуши, – как организовать снабжение продуктами питания и материалами для строительства, откуда брать людей для пополнения и многое-многое другое. Но эти проблемы мы решим постепенно. Самой главной задачей на текущий момент было сохранить портал в тайне. Проболтайся о нем хоть кто-нибудь из отряда, и все мы тут же станем целью многочисленных орденов, сект, правителей, да и просто обычных магов. Я мог доверить эту тайну офицерам и ближайшим соратникам, но не сотне человек, многие из которых совершенно ненадежны.

Маг разума предложил сделать точечную коррекцию памяти. С ее помощью он избавит большую часть членов нашего отряда, освобожденных нами пленников и бандитов от опасных знаний. Благо исправление последних воспоминаний было достаточно простым делом. Особенно для мастера магии разума уровня Крида.

Вместо быстрого перемещения порталом в памяти большинства моих подчиненных останется многодневный утомительный переход через пустыню и степь. Переход, в котором мы «потеряли» два десятка слабых и ненадежных людей, а также полтора десятка сильнейших воинов.

Да, вопрос, что делать с попрошайками с Великого Рынка и некоторыми наемниками, мучил меня давно. Нищих нельзя использовать в качестве воинов – такие бойцы первыми сбегут с поля боя. Они совершенно не желали работать, саботировали любое задание, которое им поручали. Они никогда не возмущались в открытую, но постоянно шептались по углам, то и дело подстрекая остальных к неповиновению. В общем, они были лишними в моем отряде, и от них нужно было избавиться.

Часть наемников, в том числе те, с которыми поскандалил Нори, также представлялись ненадежными. При этом они были гораздо хуже безобидных попрошаек, так как умели пользоваться оружием и могли повернуть его против нас в самый неподходящий момент.

Оставлять их в Пыльном замке было нельзя. Маги эмира выпытали бы у них все, что я хотел оставить в тайне. Хладнокровное убийство мне претило, да оно к тому же сильно покачнуло бы мой авторитет в глазах многих членов отряда. Одно дело наказывать за прямое неповиновение и нарушение приказа, а другое – убивать за лень, трусость или скверный характер. Удерживать их как рабов я тоже не мог. С моей точки зрения, это было аморально, жутко неэффективно, да еще и незаконно, так как в герцогстве Наск рабство официально запрещено. Но и отпустить их на все четыре стороны тоже нельзя. Уж эти разболтают все, что знают. Остался один способ – ограничить объем их знаний.

Так что коррекция их памяти будет гораздо более глубокой. Они забудут, что когда-либо были в Пыльном замке, а вместо этого получат воспоминания о рабском труде на проклятой шахте, с которой чудом сбежали, когда пленившие их бандиты перерезали друг друга. Эта легенда прекрасно сочеталась с правдой и позволяла распустить о подземном замке ужасные слухи, подкрепив его и без того дурную славу свежими сплетнями. Тем более что воспоминания, навязанные в условиях повышенного магического фона, окажутся неотличимыми от настоящих даже для опытного мага разума. Страх будет гнать наемников вперед до тех пор, пока они не окажутся на территории герцогства Наск и не затеряются в толпе в каком-нибудь крупном городе. Лишней правдоподобности россказням добавят сами бандиты, пережившие бойню. Их воспоминания тоже подвергнутся коррекции. Крид сотрет момент их пленения, заменив его на поспешное бегство и преследование ужасными чудищами. Таким образом, я хотел запутать нанимателей баронета. Вызвать у них ощущение, что повторные попытки добывать руду обречены на провал.

А еще наш отряд «потеряет» братьев ордена Аль-Каура и мага разума. Несмотря на мои настойчивые просьбы пойти с нами, Крид решил остаться тут. Насколько я понял, он немного побаивался возвращаться в населенные места, так как устал слышать мысли окружающих. А с братьями ордена ему достаточно комфортно, так как их разум защищает сам бог Воин. Или, скорее, магические татуировки ордена.

Трудным оказался вопрос со слабым полом. В ордене Аль-Каура не было обета безбрачия. Поэтому спутницы жизни требовались братьям ордена в не меньшей, а даже в большей степени, нежели остальным. Остатки отряда пойдут в обжитые места, а орден останется в глуши. Крид отобрал среди рабынь тех, кто не был связан кровными или брачными узами. Тех, чьи близкие погибли во время набега или умерли в шахте. Таких набралось достаточно много, и воины ордена выбрали среди них потенциальных жен. Я настоял, чтобы создание семьи было делом сугубо добровольным. Женщины должны избрать себе спутников без всякого принуждения. Впрочем, при повышенном магическом фоне за этим дело не станет.

Останутся тут также полугномы и гоблинша. Нори и Груля изъявили желание пожить подальше от людей. Братьев ордена и моих ближайших соратников, всегда относившихся к мастерам с почтением, они выделяли в особую категорию и не тяготились их компанией. А вот с другими членами нашего отряда не всегда могли найти общий язык. Поэтому с восторгом восприняли идею остаться в подземном замке. Тем более что здесь нашлись залы для оборудования кузни и алхимической лаборатории.

Гоблинша, заметившая в одном из тоннелей следы своих сородичей, тут же задумала поймать себе пару самцов. В жизни гоблинов это было обычным делом. Главное – оглушить любимого точно выверенным ударом по голове. Достаточно сильным, чтобы обездвижить его на то время, пока акт соития не будет завершен, но недостаточно мощным, чтобы убить или покалечить потенциального супруга. Она наотрез отказалась покидать подземный замок, пока не решит свои амурные дела.

Я не настаивал. Мне будет их очень не хватать, но мы справимся сами. И полугномы, и гоблинша делают наш отряд очень узнаваемым. Без них мы превратимся в заурядную шайку искателей приключений. Обычное дело в Приграничье, где разбойником может оказаться каждый встречный.

Я с нежностью погладил рысенка по голове.

– Ловкач проверил замок, – сообщил я своим офицерам. – Все спят. Можешь начинать, Крид.

Маг разума закрыл глаза и принялся творить заклинание. С его лба покатились капельки пота. Несмотря на простоту одиночного заклинания, погружение в сон сотни человек – достаточно сложное занятие даже для опытного чародея. К счастью, большинство уже спали. Криду требовалось лишь углубить их сон, обезопасив нас от неожиданного пробуждения.

Я вышел из покоев баронета и начал обход комнат. В них спали мои люди, утомленные длительным переходом через подземные ходы, схваткой с разбойниками, а затем планомерным захватом и обыском замка. Когда я закончил обход, навстречу мне вышел Крид.

– Готово. – Маг смахнул пот со лба. – Спят как младенцы.

– Тогда за дело, – кивнул я Раису.

В эту ночь у нас будет много работы, тем более что кроме братьев ордена бодрствовать остались лишь гоблинша, полугномы и некоторые из моих офицеров: Трилий, Эрн, Верус, Ильяз, Идан и Газим. Те, кому я доверял. Те, кого и так придется посвятить в тайну ордена.

Нам нужно будет перенести бесчувственные тела попрошаек и мятежных наемников к выходу из пещер. Избавить их от брони, оружия и одежды, изготовленных в Пыльном замке. Переодеть в одежду, оставшуюся от погибших разбойников. А после того как Крид подарит им новые воспоминания и разбудит, проследить, чтобы они бежали в нужном направлении.

Вслед за «пленниками» мы отправим вторую волну, в которой пойдут уцелевшие разбойники. Этих маг разума также запрограммирует на безостановочное бегство. Большое количество смертельно напуганных очевидцев кровавой бойни создаст нашему подземному замку такую славу, что случайные прохожие станут обходить его стороной.

Затем нам предстоит перенести в дальние пещеры все припасы, что мы решили оставить тут. Туда же должны уйти все те, кто останется. Завтра утром наш отряд, дополненный освобожденными пленниками, покинет подземный замок и направится в замок Вель. Уходящие должны быть уверены, что пещеры остались пустыми.

Глава 21

Замок Вель

– Но! – выкрикнул возница, подгоняя лошадь.

Как ни старался караван из семи фургонов миновать замок Вель незамеченным, ничего не вышло. Ворота медленно открылись и из них выехала кавалькада всадников численностью около двадцати человек.

Пятеро конных охранников-степняков, сопровождающих караван, заволновались, начали подгонять возниц выкриками, но это было бесполезно. Медлительным фургонам не уйти от резвых боевых коней. Стражники барона неумолимо приближались. Как только стало ясно, что от преследования не уйти, караванщики выстроили фургоны в круг, загнав лошадей внутрь импровизированной крепости на колесах.

– Что вам надо? – выкрикнул один из степняков, когда всадники приблизились.

– Это земли барона де Вель. Плати пошлину за проход! – грубо ответил молодой мужчина из отряда преследователей.

Наметанный взгляд с ходу распознал бы в нем главного. Это угадывалось по его внешнему виду, исполненному собственной значимости, ощущалось в подобострастных взглядах окружающих его воинов, многие из которых были столь же молодыми, как и он сам.

Из-за фургона выглянул юноша, облаченный в странные чешуйчатые доспехи черного цвета. Телосложением он ничуть не уступал предводителю отряда преследователей. Был вооружен полуторным мечом, кинжалом, метательными ножами и причудливым арбалетом на два болта. Лишь лицо и голос выдавали его юный возраст.

– На каком основании вы требуете плату? – спросил он.

Для караванщика, окруженного двумя десятками хорошо вооруженных по меркам Приграничья противников, юноша был удивительно спокоен. Увидев такую реакцию, один из стражников в годах что-то негромко сказал предводителю отряда, но тот лишь отмахнулся. Что пятеро охранников каравана и семеро возниц в драных лохмотьях могут противопоставить двадцати его воинам?

– На том основании, что я барон де Вель и у меня достаточно людей, чтобы взять плату силой.

Люди барона приблизились вплотную к фургонам и окружили их полукольцом.

– Что везете? – встрял в разговор один из стражников.

– Я уж думал, что вы и не спросите. – Усмехнулся юноша. – Арбалетчиков везем и тяжелых пехотинцев. Все семь фургонов ими загрузили. Готовились к встрече с вами. Так что не дергайтесь, а то дырок в вас понаделаем.

– Шутник? – Барон даже побагровел от возмущения. – Посмотрим, как ты будешь зубоскалить, когда с тебя шкуру будут спуска…

– Я не шучу, Айен! – Юноша не только перебил барона, повысив голос, но и назвал его по имени. И тут же удивил стражников барона еще одним именем: – Не дергайся, Дакс. На каждого из вас сейчас нацелены как минимум два арбалета. Мне будет жаль отправлять на тот свет верных дружинников отца, но если попытаетесь сбежать, то точно туда попадете. Сейчас парни медленно поднимут тент, и вы убедитесь в правдивости моих слов.

– Айвери? – недоверчиво переспросил тот самый стражник, что пытался дать барону совет. – Ты жив?

– Жив, здоров и даже довольно упитан, – кивнул юноша. – Айен, у нас остался нерешенным вопрос наследования. Я считаю тебя недостойным титула и вызываю на поединок. Только ты и я. Сбежать не получится. Давай решим все здесь и сейчас.

– С чего ты взял, что я попытаюсь сбежать? – Взгляд барона лихорадочно метался, переходя с мрачных лиц арбалетчиков, нацелившихся на его стражников, на спокойно ожидающего ответа младшего брата. Оценив ситуацию и не найдя иного выхода, как согласиться на поединок, он ответил: – Я давно мечтал прикончить тебя.

– А у меня такой мечты не было, – с сожалением произнес юноша, откладывая арбалет и извлекая из ножен меч. – Очертите для нас круг. Покончим с этим побыстрее.


Старые стражники барона восприняли предстоящий поединок спокойно. С одной стороны, братец их изрядно достал новыми порядками и пренебрежительным отношением. Я это подметил по тому, как неодобрительно они на него поглядывали в самом начале разговора. С другой стороны, как себя поведу я, они не знали. Поэтому не видели особых причин менять шило на мыло. Но так как ситуация от них совершенно не зависела, они расслабились и приготовились наслаждаться зрелищем. Схватки за право наследования случаются не часто даже в Приграничье.

Молодые стражники были на стороне барона, но не решались вмешиваться. Все-таки более чем вдвое превосходящее количество моих воинов действовало отрезвляюще.

Айен не терял времени даром и осыпал меня градом оскорблений. Я же, не обращая внимания на брань, прошел мимо и приблизился к его подчиненным. Память услужливо подсказывала имена и разные мелочи, важные или просто связанные с каждым человеком, которые я тут же трансформировал в комплименты.

– Берт, спасибо за наручи. Когда мне пришлось засунуть руку в пасть волку, они защитили меня от увечья.

– Зинк, помнишь тот финт мечом, которому ты меня научил? С его помощью я уложил одного урода в придорожной таверне.

И пусть большинство историй были выдуманы, главной цели я добился. Соратники Ури Бешеного увидели во мне знакомого мальчишку, а не невесть откуда взявшегося проходимца, заявившего права на замок благодаря силе.

Круглую площадку диаметром около пяти метров очертили быстро. Айен спешился, вооружился мечом и щитом и замер в боевой стойке, ожидая меня. Я завершил свой круг почета, перекинувшись парой слов со всеми, кого вспомнил, и сделал шаг внутрь импровизированного ринга. С этой секунды судьба одного из нас была предрешена. Живым из круга выйдет только победитель.


Айен оказался истинным наследником Ури Бешеного. Его удары хоть и были размашистыми, несли столько мощи и выполнялись настолько стремительно, что, не пройди я обучение у садиста Сидикуса, слил бы бой в первые секунды. Однако с моим нынешним опытом противостоять брату было несложно. Человек, даже тренированный, гораздо медлительнее квара и слабее зерха. А я почти полгода сражался с этими и другими тварями Запределья. Кроме того, сказывались регулярные спарринги с лучшими бойцами моего отряда. С Эрном я учился противостоять бешеному напору, Ильяз тренировал мою скорость, а Раис – технику одиночного боя. Давало о себе знать и разнообразие спарринг-партнеров.

Так что у меня с легкостью получалось уходить от атак брата. Примерно через пару минут схватки я подметил его ошибки и был готов завершить бой, но мне требовалась не только победа. Мне нужно было произвести неизгладимое впечатление на стражников барона. Чтобы они раз и навсегда уяснили – со мной шутки плохи.

– Что он с ним играет? – громко прорычал Эрн стоящему рядом Верусу. – Уже три раза мог бы проткнуть.

– Он мог его пристрелить из арбалета в самом начале, – ничуть не таясь, ответил старый наемник. – Это же поединок за наследство. Тут важно показать свое превосходство. Чтобы никто не мог сказать, что победителю просто повезло.

– Странные у вас обычаи, – хмыкнул гигант. – Да если кто-то победит только благодаря случаю, его тут же вызовут на следующий бой и упокоят.

– Именно этого Айвери и пытается избежать, – улыбнулся Верус. – Ставлю золотой против твоего пояса, что наш лорд сейчас устроит знатное представление.

– Это для тебя он лорд, – нахмурился Эрн. – Мы, северяне, лордов не признаем. – Гигант громко высморкался и проорал: – Прикончи его, мой ярл! Выпить хочется и пожрать не мешало бы.

Стражники барона удивленно уставились на парочку недавних противников, обыденно обсуждающих бой сюзерена. Эрн поймал взгляд одного из старых воинов и спросил:

– Эй, уважаемый, как у нас в замке со свиньями? Найдутся?

– Скорее всего, – ответил я вместо стражника, отражая очередной выпад брата. – Главным свинтусом будешь ты, Эрн. Айен, ты меня разочаровал. С такими данными ты мог бы достичь гораздо большего. Небось пил, вместо того чтобы тренироваться?

То, что я способен вести непринужденную беседу со своими людьми, сдерживая натиск одного из сильнейших воинов баронства, произвело неизгладимое впечатление на стражников. Тем более что к этому моменту Айен совершенно вымотался. Еще бы, орудовать мечом в таком темпе достаточно сложно. Мои движения были скупы и точно выверены. Я не делал ничего лишнего, экономя силы благодаря давно выработанной привычке. Потому и выглядел не в пример лучше.

До Айена дошло, что я с ним играю. Однако сын Ури Бешеного унаследовал от отца не только могучее телосложение, но и дикий нрав. Взревев, как раненый медведь, он атаковал меня в лоб, отбросив всякую осторожность. Я сделал подшаг в сторону, уходя от удара сверху и проваливая противника, и нанес колющий удар сбоку, прямо между пластин доспеха. Сводный брат недоверчиво глянул на меня помутневшими глазами и рухнул на землю.

– Барон умер, да здравствует барон! – выкрикнул Верус ритуальную фразу.

– Погрузите тело моего брата в фургон, – приказал я своим воинам. – Мы похороним его на семейном кладбище. – И, обернувшись к недавним подчиненным Айена, добавил: – Я готов принять всех вас в свою дружину. Каждый из моих воинов будет обеспечен едой, одеждой, оружием, доспехами, кровом и ежемесячной платой. Ее размер обсудим с каждым по отдельности. Но сразу предупреждаю, что служить у меня тяжело.

Я замолчал и обвел стражников тяжелым взглядом.

– Дисциплина железная. Пьянства не будет, будут изнуряющие тренировки. За невыполнение приказа – вылет из дружины, в боевой обстановке – смерть. Кто откажется, отпущу с миром. Пять минут вам на размышление. Кто согласен, стройтесь справа, кто нет – слева.

Стражники задумались. Условия найма были вполне стандартными для Приграничья, но предупреждение о выпивке и тренировках пугало. И при моем отце, и при брате служба была им не в тягость. Ничего, кроме погони за караванами и редких схваток с упрямыми караванщиками, не было. А теперь придется работать над собой. То, что подготовленные воины живут гораздо дольше, им в голову не приходило. Впрочем, бароны Приграничья избегали схваток с сильными противниками.

Пятнадцать из двадцати человек перешли на правую сторону. В том, что старые стражники останутся, я не сомневался. У многих из них в замке семьи, так что они привязаны к службе. К ним присоединились и пять новых воинов, не очень хорошо вооруженных и экипированных. С этими тоже все было ясно. Служба у барона пусть и тяжелая, но все же сытная и размеренная.

Пятеро молодых стражников, экипированных гораздо лучше остальных, так как они являлись приближенными брата, решили попытать удачи на стороне. А что, лошади есть, вооружение, причем неплохое, тоже имеется. Отряд практически готов. Многие в Приграничье начинали карьеру с гораздо меньшего. Их я тоже понимал. Понимал, но не собирался отдавать теперь уже свое имущество. Соседи не поймут, а значит, и уважать не будут.

– Не спешите! – остановил я молодцев, направившихся к коням. – Дакс, это кони барона?

– Да, – расплылся в улыбке старый стражник отца. – Бронька тоже из замковых запасов. Ее наш кузнец и ремонтировал, и подгонял. Из личного у них только оружие и одежда.

– Все слышали? – спросил я с нажимом. – Снимайте доспехи.

Фавориты брата с ненавистью глянули на меня, но возражать не решились. Под насмешливыми взглядами моих воинов они начали избавляться от брони.

– Запомните, – предупредил я их. – Ближайшие деревни находятся под моим покровительством и защитой. Не вздумайте там кого-то обидеть. Лучше всего уходите отсюда. – И, не обращая больше на них внимания, я скомандовал: – Вперед, друзья, нас ждет замок Вель!


Переход из Пыльного замка в оазис оказался самым тяжелым испытанием в жизни Кармеллы. И все оттого, что проклятый контролер, вживленный в нее вампиром, вытягивал из девушки всю магию без остатка. А полагаться лишь на физические силы магесса не привыкла. Против нее было все: и палящее солнце пустыни, и недостаток воды, и ветер, несущий пыль в глаза, и монстры.

От тварей Запределья ее защитили упыри. Они следовали за ней первые три часа, пока солнечные лучи их не испепелили. Но к этому моменту Кармелла покинула окрестности замка и твари остались далеко позади. С тех пор девушка шла одна, стойко перенося трудности. Жажда жизни и железная воля не позволили магессе сдаться и умереть в песках, несмотря на утерянную магию. Несмотря ни на что, Кармелла добралась.

К этому моменту ее лицо обветрилось и покраснело, губы потрескались, а волосы более напоминали мочалку, нежели роскошную гриву. Поддерживать свою красоту и здоровье без магии оказалось неожиданно тяжело. Впрочем, Кармелла даже порадовалась своему непрезентабельному виду, когда ее окружили степняки.

Еще более грязные, чем она сама, варвары облапали ее сначала взглядами, потом руками, отобрали все ценное, а затем, что-то обсудив на своем гортанном наречии, перекинули через седло и повезли в направлении Великого Рынка. Кармелла не сопротивлялась, ведь их путь лежал туда, куда она стремилась сама. Добравшись на Великий Рынок, она найдет способ освободиться. А что до поведения этих животных и допущенных по отношению к ней вольностей, то это им еще аукнется. Чтобы убить человека, достаточно нанести на его кожу всего-навсего одну каплю яда. Тварей, тронувших ее, ожидает нескорая, но очень мучительная смерть. И пусть она не увидит их страданий, мысль о том, что дни этих уродов сочтены, будет согревать магессу после расставания с ними.


– Учитель, почему наместник тянет с разрешением? Путешествие в Белый порт – это такая мелочь. – Герцогиня Анна Эмилия д’Наск покрутила локон, задумчиво глядя в окно. – Может, мне стоит наплевать на его мнение и отправиться в дорогу без позволения? В конце концов, что я за герцогиня, если не могу свободно передвигаться по своим землям?

– Амулет, который я прикрепил к нашему посланнику, перестал отвечать, – ответил седобородый мужчина в доспехах. Лицо его было испещрено морщинами, но мощная фигура внушала невольное уважение. – Либо гонец его снял, в чем я очень сомневаюсь, либо он мертв. Боюсь, наместник узнал о наших планах поступать в Королевскую академию магии и готовит западню. Потому и тянет с разрешением. Для того, чтобы найти шайку авантюристов, способную справиться с вашей охраной и со мной в придачу, придется постараться. Тут нужно несколько магов, причем никого из местных привлекать нельзя.

– Но зачем это ему?

– Это же очевидно, он хочет выдать вас замуж за своего сына. Таким образом, он получит полный контроль над герцогством. А я и ваша гвардия – досадная помеха его планам.

– Как будто сейчас он ограничен во власти, – фыркнула девушка. – Я, законная наследница, вынуждена спрашивать его позволения!

– Так будет не всегда, – успокаивающе ответил старик. – До вашего совершеннолетия остался всего лишь год. После этого уже сам наместник будет вынужден подчиняться вам.

– Когда еще это будет?

– Гораздо скорее, чем вам кажется. Именно поэтому стоит проявить осторожность и не раздражать наместника лишний раз. Забудьте на время об академии. Даже когда он даст согласие, не говорите ничего определенного, тяните время, играйте взбалмошную девчонку, не знающую, чего она хочет. – Старик усмехнулся. – Отряд, способный меня уничтожить, стоит дорого. Пусть наместник оплачивает их ожидание, а вы вернитесь к светской жизни.

– Да вы настоящий интриган, – улыбнулась девушка.

– Все маги интриганы, – согласно кивнул волшебник. – Иначе они быстро становятся мертвыми магами. Сейчас вам нужно найти как можно больше сторонников. В день совершеннолетия, когда вы громогласно заявите о своих правах, вполне возможен дворцовый переворот. Не думаете же вы, что этот жирный боров добровольно откажется от власти?

– Уверена, что не откажется, – грустно вздохнула девушка. – Хорошо, учитель. Я сделаю так, как вы советуете. Заставим наместника раскошелиться.


– Как смертному удалось убить всех моих детей и лишить руки моего лучшего воина? – Прошипел патриарх, глядя на склонившегося перед ним в поклоне Марека. – Почему ты вернулся без того, за чем я тебя послал? Может, мне стоит назначить кого-то нового на роль Когтя Патриарха?

Не знакомый с нравом верховного вампира вполне мог принять его тон за безразличный, но Марек не принадлежал к числу таковых. Он ощутил целую гамму эмоций, излучаемых аурой повелителя: разочарование в основателях, позволивших себе провалить задание; ярость на их противников, уничтоживших два выводка вампиров; недовольство Когтем Патриарха, не сумевшим ничего с этим поделать. Весьма опасный коктейль. Нужно срочно погасить это недовольство.

– К моменту, когда мы добрались до Пыльного замка, ни мальчишки, ни артефактов там уже не было, – начал торопливо пояснять Марек. – Но там были маги эмира. Основатели едва успели устроить засаду, кстати говоря, достаточно грамотно. Они проиграли лишь потому, что среди пленников эмира оказалась боевая звезда ордена Серебряного Льва. Рыцари искали то же, что и мы.

– Ты их уничтожил?

– Не всех, волшебнице я вживил контролер и отпустил. Но самое главное то, что я узнал о планах ордена Серебряного Льва. Они готовят вторжение в вольный город Рурк. У них есть информация, что в джунглях недалеко от города сохранилось хранилище империи.

– Когда? – В голосе патриарха послышался неподдельный интерес.

– Волшебница сказала, что орден будет готов к вторжению через год.

– Мы должны быть готовы через полгода. Созывай всех основателей.


– Мой лорд. – Слуга в белой ливрее склонился в глубоком поклоне перед своим господином и, увидев знак, продолжил: – Связь с баронетом де Бри утеряна. Последний раз он докладывал десять дней назад.

– Отправьте в Приграничье поисковый отряд, – нахмурился наместник герцогства Наск и регент несовершеннолетней герцогини Анны Эмилии д’Наск. – Мы не можем потерять уже добытую руду. Без магических амулетов нашей армии не справиться с объединенными дружинами баронов.

– Может, стоит задействовать второй вариант? – осторожно поинтересовался слуга. – Рыцари де Руайн и де Молк ждут лишь приказа. Они готовы занять любой замок по вашему указанию. Тогда силы баронов будут очень ослаблены.

– Хорошо. Прикажите им выступать. Пусть возьмут замки вдоль торгового тракта на Великий Рынок. Именно эти замки имеют наибольший доход. Что с герцогиней?

– Все еще ждет вашего ответа, но уже начала забывать о своем желании посетить Белый порт. Как докладывают наши осведомители, девочка вновь обратила внимание на балы и приемы.

– Вы нашли исполнителей?

– Как раз сейчас ведем переговоры о цене заказа.

– Соглашайтесь на их условия. Если мы затянем, эта дура позабудет о своем желании. Тогда избавиться от ее мага будет на порядок сложнее.

– Хорошо, мой лорд! На сегодня это все вопросы. – Слуга дождался условного знака и попятился к двери.

Лорд Израил проводил его безразличным взглядом, а когда остался один, наполнил бокал любимым вином и уставился на пламя в камине. Пожалуй, магических амулетов и пары ручных баронов маловато для захвата Приграничья. Стоит подумать, как привлечь на свою сторону купцов и отряды их наемников. Скоро герцогство немного расширит свои границы. Что станет прекрасным свадебным подарком сыну. Как бы это лучше обставить?

– Когда будут готовы корабли? – спросил немолодой мужчина, восседающий за массивным овальным столом из красного дерева.

– Мы немного опаздываем, – поднялся со своего места один из рыцарей, закованный в доспехи с головы до пят. – На верфях Дурбина произошел пожар, уничтоживший часть запасов корабельного дерева.

– Из-за чего случился пожар? Виновных нашли?

– Нашли, – кивнул рыцарь. – Дежурный маг воздуха напился во время вахты и пропустил молнию, которая вызвала возгорание. К счастью, поблизости оказался маг земли. Он предотвратил большой пожар.

– Допросить с пристрастием. Это может быть диверсия. – Магистр обвел рыцарей пристальным взглядом. – Мы должны уложиться в график. Иначе вторжение окажется под угрозой.

– Мы не решили вопрос с вольным братством Ролиса. Мы будем их нанимать? – спросил рыцарь, восседавший напротив магистра.

– Это обойдется нам очень дорого, – возразил магистр. – Мы уже потратили около ста тысяч золотых на найм пиратов Гронса. Во столько же обойдутся головорезы Ролиса, причем нам нужно сохранить факт найма в тайне. Я против этой идеи.

– Это вторжение и так обойдется нам очень дорого, – хмыкнул противник магистра. – А перспективы туманны. У вас есть Ключ?

– Мои люди вплотную приблизились к нему.

– Магистр, это не шутки. Вы должны показать нам Ключ до начала вторжения. Иначе орден рискует впустую потратить столько сил и ресурсов, что вам не удержаться у власти.

– Он будет у меня через три месяца. Ровно столько нужно моему агенту, чтобы вернуться в королевство.

– У вас есть три месяца, магистр. – В голосе рыцаря послышалась угроза. – Затем я созову совет и поставлю вопрос о вашем отстранении.

– Ты получишь Ключ, – прорычал магистр. – Но я еще потребую твоих извинений.

– Мой повелитель. – Слуга склонился в низком поклоне перед эмиром Великого Рынка и его первым магом. – Маги, отправленные в Пыльный замок, не отвечают.

– А Крид?

– Распорядитель Пыльного замка тоже пропал.

– Отец, нужно срочно снарядить в Пыльный замок еще один отряд. – Первый маг выглядел обеспокоенным. – Без кристаллов магии мы становимся уязвимы для соседей.

– Мы уже отправили туда сотню сардукаров и две сотни степняков, – разочарование эмира сквозило во всем: и в тоне, и во взгляде. – Где они? И это после того как мы потеряли пятьдесят сардукаров в герцогстве! По твоей вине! Без воинов мы станем еще слабее. Да и рабов для добычи кристаллов взять негде. Недовольство на Рынке возрастает.

– Нам нужно рискнуть! – гнул свое первый маг.

– Нет, больше никакого риска, – отрезал эмир. – Я знаю, как поправить дела…


home | my bookshelf | | Комендант Пыльного замка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу