Book: Жизненный путь Тома-Виктора О'Кэрролла



Жизненный путь Тома-Виктора О'Кэрролла
Жизненный путь Тома-Виктора О'Кэрролла

Пединфобиржа (PIE) в 1970-е стремилась отмены возраста согласия на Британии ради совмещения защиты ребёнка с половой свободой для ребёнка, т.е. признания за детьми половых потребностей, права на личную жизнь и правомерности половых контактов у взрослых с детьми по желанию детей. Лицом организации PIE выступал журналист О'Кэрролл, в конце 1970-х добился всебританского признания PIE — позора, по мнению СМИ. По приглашению лондонского издательства написал о своих убеждениях и взаимоотношениях с PIE книгу Radical Case, а вторая книга его — на 624 стр. Michael Jackson's Dangerous Liaisons о взаимоотношениях Короля поп-музыки с мальчиками, в академических кругах оценена, хоть и разругана поклонниками Джексона как клеветническая.

О'Кэрролл мне писал, что "нижеследующее озаглавил бы по-абеляровски как История моих бедствий. Для меня честь Биллова просьба содействовать сочинению обо мне для его прекрасного сайта. Меня просил не беспокоиться о краткости, чем извинил отступления, никому не нужные, хоть и простительные для пробы пера, тем более что небессмысленно рассказать желающим, как я, плыть всю жизнь против течения, о возможных опасностях. В разделе про полицейские козни краткость и вовсе не даёт уяснить логику событий. Объективности же ради о себе — в третьем лице, да и просто для забавы."

Происхождение и воспитание

Родился 9.VIII.1945 в английском Уорикшире, отец обслуживал технику, мама — домохозяйка. Том с его братом росли в Ковентри, семья крепкая и любящая, дети, поощрённые в учёбе, поступили в университет. Том изучал историю в Ланкастере, после диплома — педагогику в Кембридже, следуя за братом в Даунинг. Позднее, в тюрьме, штудировал с отличием философию в рамках Открытого (он же Заочный) университета.

Этническая принадлежность

Том О'Кэрролл — брито-ирландец, по отеческой линии бабушка происходит с Ирландии.

Карьера

У Тома О'Кэрролла дар не задерживаться на рабочем месте дольше пары лет, а карьера — что в американских горках, падения в которых обусловлены скандальной гражданской позицией Тома касательно педофилии.

Учителем в конце 1960-х пробыл какие-то три года, пока не признался 13-летнему в любви — лично-профессиональный кризис вылился в научно-фантастический, так и не публикованый роман Operation о тогда модной трансплантации (будто средних лет законопослушный учитель-педофил, в аварии жив остался только мозг — его пересадили десятилетнему, погибшему с мозгового заболевания).

В редакции газеты Leicester Mercury мог наблюдать и сочинять статьи, очерки, теле-кино-литературную критику. В 1974 уволен опять, едва местный политик занялся Томовым волонтёрством одного мальчишеского кружка. Том подался в пресс-службу Открытого университета.

В эти годы стал членом PIE, где продвинулся, в 1978 прославился настолько, что выгнали с Откытого университета, посадили за разотление нравов. Тогда вышла Томова книга Radical Case (1980).

Шумиха стихла и работа подвернулась только годы спустя, в которые перебивался как литнегр либо техфрилансер.

Трудиться на чужую славу не требовало безупречной репутации, но в 1994 выставили даже с Wakefield Express, когда всплыло тюремное прошлое: некстати замéченный в составе Общенационального журналистского профсоюза.

Последняя и самая стабильная должность — семь лет (1994–2001) в редакции Gulf Times, англоязычной газеты в г. Доха, Катар. Закончилось обычным образом, после газетного разоблачения как педофила, на этот раз в News of the World по материалу расследования Мажера Махмуда "Фейкошейха".

Фейкошейховцы последовали за Томом во французский нудистский курорт, и там под прикрытием (т.е., неприкрытыми) попытались войти в доверие и выспросить о педофилии, подождали момент, когда Том окажется при бассейне под душем возле десятилетнего, засняли, написали, что заигрывал, не забыв упомянуть о тюремном прошлом.

К тому времени под 60, О'Кэррол больше не мог официально журналиствовать, следующие десять лет расхлёбывал юридические последствия Фейкошейховой публикации, не забывая собирать материалы по делу Майкла Джексона, про которого книга вышла в 2010.

Личная жизнь

К десятилетнему возрасту заметил за собой влечение к мальчикам подросткового возраста — безразличие к полу противоположному. Пытался вылечиться с девчатами, потом у психиатра. В студенческие годы пытался жениться, но решил больше про себя не скрывать.

За 20 удивлён у себя влечением к девочкам до пубертата, к 30 годам осознал, что со взрослыми не может, остался холостяком.

Было ли у взрослого Тома с несовершеннолетними, всегда комментировать отказывался, на него бывшие "жертвы" так и не пожаловались, а полиция с журналистами десятилетия компромата выискать не смогли, свидетельствуя либо законопослушность, либо скрытность О'Кэрролла, ему не присущую.

Активизм

Чем "на личном фронте" хуже, тем оптимистичнее-радикальнее становится, читая про культуры, где ребёнку половую жизнь разрешали даже со взрослыми.

Писателя Ангеса Стюарта (†1998) лично благодарил в оксфордширском доме за роман Sandel (1968) о любви студента и малолетнего хориста. Сам Ангес имел опыт с марокканскими парнями, не достигшими пубертата.

В сексуальную революцию кон. 1960-х – нач. 1970-х вместе с другими наподобие Данила Конбендита с партии зелёных видел необходимость освобождения детской сексуальности, дискутировал о возможности согласия со стороны ребёнка. В 1974 О'Кэрролл вступил в едвасозданную по примеру гомодвижения PIE.

Там в оргкомитете сперва секретарём, а потом председателем. В то время сотрудник Открытого университета, с журналистским опытом, отводил PIE роль реформатора уголовного права, в чьей юрисдикции должны быть исключительно половые преступления, не желаемые ребёнком, — а взаимное влечение между детьми-взрослыми должно регулироваться гражданским правом.

Подобно председательствовавшему в PIE предшественнику Кейту Хоузу, О'Кэррол ожидал, что шумная открытая пиаракция помешает мафиозному имиджу активистов, как это видно по примеру предшествовавшей PIE организации Paedophile Action for Liberation.

Сначала Тому сопутствовал успех, в 1976 выступал в Нацсовете гражданских прав о химической кастрации для педофилов, участвовал в комиссии Нацсовета по правам геев.

Распыление на либерализм вообще было продуктивно, пока не подключились враждебные СМИ, нарушившие летом 1977 мероприятия организации Campaign for Homosexual Equality в Ноттингеме, Британского психологического общества в Суонси, съезд PIE в лондонском Конвэйхолле. О'Кэрроллу пришлось отказать в участии при дискуссионном клубе историков Оксфорда вследствие протестов общественности.

Хотя Sunday Times и провозгласила Тома "человеком года", пропагандистских целей не достиг, объявлен сторонником снижения возраста согласия до четырёх лет, очерняя тем самым PIE.

В качестве утешения в 1978 к Тому обратились психологи Гленн Уилсон и Давид Кокс опросить PIEшников при поддержке Лондонского института психиатрии. Результат исследования, одобренного исполкомом PIE и Томом лично, публикован под заголовком The Child-Lovers: A Study of Paedophilies in Society — выгодно отличается от предшествующих исследований на клинических и процессуальных выборках.

Также Тому предложило напечатать книгу ООО Петра Оуэна, и вышла в 1980 под заголовком Radical Case.

Но притом уволен из Открытого университета, вскоре, в II.1981, сел на два года за "сговор против общественной нравственности". Так на два десятилетия разуверился и в позоре пытался по-тихому выживать.

В конце 1990-х его сагитировал старый друг консультировать о педофилии на ТВ, в т.ч. для сериала Witness на Четвёртом канале и документалки Brass Eye (2001). В 2003 на шоу After Dark его стравили с антипедофильной активисткой Есфирью Ранцен.

Тот же друг О'Кэрролла сагитировал сотрудничать в Нидерландах с организацией Международной дето-педофильной эмансипации (IPCE), во Франции с Международной академией исследования секса (2000) и Всемирным сексологическим съездом (2001).

Так началось О'Кэрроллово сотрудничество с научным обществом, это помогло признанию позднейшей книги о Майкле Джексоне.

Сочинения

• 1978: Paedophilia: Some Questions and Answers. В соавторстве с первым PIE-председателем Кейтом Хоузом и "Джоном" с полудотированного Олбанитраста, публично перепуганного Марией Уайтхаус и отказавшегося от сотрудничества. По брошюре PIE распространили среди каждого члена парламента.

• 1978: Chemical castration в журнале Gay Left, зима 1978–1979, см. выше.

• 1979: Is PIE sexist? в журнале PIE под названием MagPIE, I.1979.

• 1979: Paedophilia: A Response в журнале Gay Left, лето 1979.

• 1980: Paedophilia: The Radical Case — "научно обоснованная и внятная книга", по высказыванию Алана Расбриджера с редакции Guardian (III.1981), первая с основных книг О'Кэрролла, крайне противоречивая, за 2012 в научной литературе цитирована более 90 раз, на годы рекомендована бакалаврам Кембриджского института криминологии. В обзоре Li, West & Woodhouse (1993) сравнивается позиция Тома О'Кэрролла и, "вероятно, первого среди социологов" по теме Давыда Финкельхора, предложены копромиссные пять тезисов. Рецензия на критику понятия детской невинности, сексуальной травмы детства, детского согласия в Radical Case — от проф. философии Еврейского университета в Иерусалиме Игоря Примораца (Sex from Plato to Paglia: A Philosophical Encyclopedia, 2005), считающего, "будь сексотношения (взрослых с детьми) не отличимыми от остальных отношений (взрослых с детьми), мораль и закон обязаны рассматривать их только с т.зр. вопроса (без)вредности для ребёнка, по-прежнему неясного."

• 1983: The Age Taboo, by Dan Tsang: a Review — обзор, дошедший до парламента, сочинённый О'Кэрроллом во время отсидки, подписанный тюремным номером L20711 и высланный PIEшнику Чарльзу Оксли, заведовавшему частной школой, где "старые добрые моральные ценности", и по совместительству сексоту, что сочинение довёл до члена парламента Элдона Грифитса с Консервативной партии, лица полицейского профсоюза. По такому поводу 11.XI.1983 Грифитс обратился до министра сэра Патрика Мэйхью, с каких пор зэков снабжают "литературой о половых сношениях с детьми", — тот извинился от лица тюремной администрации (Minor Problems, 15.IV.1983).

• 1993: A Jackson jury on the streets, NAMBLA Bulletin, XI.1993 — первая публикация О'Кэрролла о деле Майкла Джексона с VIII.1993, по которому начал собирать материал для будущей книги-2010.

• 2000: Sexual Privacy for Paedophiles and Children для симпозиума о праве на тайну личной жизни во время съезда Международной сексологической академии в Париже, где Том О'Кэрролл выступал по приглашению основателя академии Ричарда Грина.

• 2001: Is paedophilia violent? для Всемирного сексологического съезда в Париже, текст уже год как одобрен его возглавляющим д. Марком Ганемом, однако Тому в конце концов отказали без объяснения. После настойчивых требований дали созвониться с Ганемом, объяснившим, якобы глава научкомитета Всемирного сексологического съезда д. Вильям Пазини побоялся неоднозначной реакции спонсировавших фармакомпаний, задейстованного ВОЗа. Организаторы согласились распространить О'Кэрроллов текст на сидюках и листовки Censored: The Speech They Didn't Want You To Hear.

• 2001: A gay view of "child abuse": Review of The Abomination by Paul Golding.

• 2002: Sentencing in child pornography cases: A Response to the Sentencing Advisory Panel's Consultation Paper. На 55 стр. детальное, по науке обращение в ответ на призывы к обращению со стороны общественности, хотя пресса прореагировала неоднозначно: Sunday Express против "извращенца в наивысшей комиссии по законодательству" (15.VII.2002), где Том О'Кэрролл не был никогда, но по слову журналистки Луизы Мэткалф, "комиссия была создана в 1999 бывшим министром внутренних дел Джеком Стро, чтобы побольше последовательности в приговорах, отчего месяц назад скандал из-за рекомендации для апелляционного суда смягчить приговор", в чём якобы виноват О'Кэрролловый текст, — на самом деле "смягчение" незначительно.

• 2002: Review of Harmful to Minors by Judith Levine, редакция Миннесотского университета.

• 2003: Is it a bird? Is it a plane? No, it's Super Ped! Review of The Moralist by Rod Downey.

• 2006: A wasted opportunity. Review of Be Careful Who You Love: Inside the Michael Jackson Case by Diane Dimond.

• 2006: Around Jackson, not "on" him; Review of On Michael Jackson by Margo Jefferson.

• 2009: An epic voyage of non-discovery Review of The Michael Jackson Tapes: A Tragic Icon Reveals His Soul in Intimate Conversation, by Schmuley Boteach.

• 2009: Aphrodite's new angle is just as slanted as her old one: Review of Michael Jackson Conspiracy by Aphrodite Jones.

• 2009: Brueno meets Jacko Review of Unmasked: The Final Years of Michael Jackson by Ian Halperin.

• 2010: Michael Jackson's Dangerous Liaisons. Книга под псевдонимом Карла Томса на 624 обширные стр., писалась она 17 лет, обзор отношений покойной попзвезды с мальчиками самый исчерпывающий. По мнению историка Вильяма Перси, "гениальная книга", учёные рецензии перед публикацией — одобрительные, после — проф. психологии Северо-западного университета Михайл Бэйли, не смотря на то, что "идея безвредности, даже полезности педофильных отношений для ребёнка возмутительна в т.ч. для меня", семьянина, всё равно признаёт "инстинктивный, необоснованный характер отношения моего к педофильным отношениям — открытие самое поразительное за мою долгую учёную карьеру,.. оспаривает О'Кэрролл мастерски."

• 2010: Sabotaged "work of genius" to be relaunched. Пресс-релиз, о котором бы не упоминать, если бы не веха привлечения О'Кэрролла к редактуре во связи с интернетным разоблачением личности Карла Томса как "осуждённого педофила" Тома О'Кэрролла возмущёнными поклонниками Джексона, что печатать книгу Michael Jackson's Dangerous Liaisons издатель испугался. Так О'Кэрролл открыл его издательство ООО Dangerous Books, однако поклонники Джексона пытались помешать и рецензентов объявить педофилами.

• 2011: Comment on The Role of Androphilia in the Psychosexual Development of Boys by David L. Riegel в International Journal of Sexual Health.

• 2011: Love is confoundedly complicated! Review of Tiger, Tiger: A Memoir, by Margaux Fragoso. XII.2011 Текст вместе с критикой феминистки Клавдии Кард представил научному форуму на 400 учёных, преимущественно сексо(пато)логов. Пару дней спустя Михайл Сето, недавно прославившийся авторитетной книгой по педофилии (Pedophilia and Sexual Offending Against Children: Theory, Assessment, and Intervention, печатана в 2007 Американской психологической ассоциацией) похвалил О'Кэрролловы "познавательные и глубокие посты", хотя специализируется на борьбе с педосексуальностью и с О'Кэрроллом "могу во многом не соглашаться".

• 2012: Of Goode and evil; Review of Paedophiles in Society: Reflecting on Sexuality, Abuse and Hope, By Sarah D. Goode; Palgrave Macmillan, Лондон, 2011. Обзор Магний-Хиршфельдова архива в Берлинском университете им. Гумбольдта.



Отношения со законом

Биограф Алана Тьюринга, оксфордский математик и пионер геймансипации Андрей Годжес объявлял О'Кэрролла "достоевским персонажем" — если не Свидригайловым, то в любом случае связанным с преступлением и наказанием.

В 1981 О'Кэрролла посадили на два года за "сговор против общественной нравственности", т.е., за объявления междупедофильных знакомств журнала PIE. По причине примерного поведения в тюрьмах Уормвудскарбса, Вондсворфа и Льюиса только 16 месяцев. Просьбу ограничиться 12 месяцами отклонили. Три раза в тюрьме к нему лезли драться, в т.ч. послали вниз по железной лестнице ударом в лицо, пока шёл с подносом.

Об этом Пётр Форнтон, впоследствие большая шишка судебной власти Британии, писал в журнале Нацсовета гражданских прав Rights, якобы Тому О'Кэрроллу так и не инкриминировали "ничего похожего на конкретный проступок", и то недоказанный. О двух (одного, на котором присяжные не смогли договориться, оказалось недостаточно) процессах Лондонского верховного уголовного суда — и в предислóвии к американскому изданию Radical Case'а ото Дана Франклина, впоследствие "гиганта, на плечах которого звёзды британской беллетристики", по мнению которого британские власти "решили сделать всё возможное против несчастного интеллигента". Цитирует Алана Воткинса с Observer'а, дескать, О'Кэрролла посадили ни за что, кроме призыва поменять закон.

В 2002 снова судимый — в этот раз из-за ввезённых с Катара трёх картинок с детьми. Девятимесячный приговор, якобы подо влиянием пиракции PIE, отменил апелляционный суд, для которого, "по содержанию, в картинках непристойного не больше, чем в изображениях, делаемых родителями, но непристойны в контексте съёмки."

Оспаривать судимость ему не позволили, на что подсудимый добился слушанья дела тройкой судий — на условиях неоплачивания защитника государством. Якобы не знал, что фотографии незаконны, готовил апелляцию для верховного суда выступать перед лордом-главсудьёй Скоттом Бэйкой, его честями Генрикесом и Крофуером, частично занятым в Бристоле.

По мнению которого, Том О'Кэрролл — "самоотверженный и подкованный апологет якобы невинного и неэксплуататорского удовольствия просматривать несовершеннолетнюю наготу, в оправдание чего многие философские, социологические, эстетические доводы, которые не считаем связанными ни с (не)правильностью действий суда, ни с (не)оправданностью приговора", засим апелляцию отклонили.

Неугомонный Том О'Кэрролл подаёт апелляцию в Европейский суд по правам человека, где в 2005 семерым судьям доказывает размытость юридической формулировки "непристойное изображение", так не совместимой с европейскими ценностями. Девять страниц приговора — судимость в силе.

I.2006 О'Кэрролл арестованный снова, когда снабдил агента полиции 50-ю тыс. картинок от его товарища по несчастью Михайла Джона де Клэра Стадэрта. VI.2006 Слушанье — IX.2006 обвинительный приговор, 2½ года в лондонском Мидлсекс-Гилдхолле.

По-прежнему заявления защиты в прессу не попали, как и вообще ход слушанья — неудивительно при всей сомнительности полицейской "операции Гленливит".

Ещё в 2001 власти страдают не имея, чем обосновать обыск О'Кэрроллова дома в североанглийском Лидсе, пока работал в Катаре, предвкушали там порноклойдайк, не сравнимый с недоинкриминирующими снимками. Но не дремал О'Кэрроллов адвокат, подогревая найти что-то большее, чем книги, мебель, посуда и радостные детские портреты.

Вот и пришили на суде-2002 членство Тома в организации GWAIN (Group или Gentlemen Without An Interesting Name) на смену PIE, с пропаганды переключившейся на преступность, ради чего съезды в Лондоне кон. 1990-х – нач. 2000-х.

Бывшие PIEшники действительно собирались — решать судьбу архива газетных вырезок по теме для будущих исследователей, что казалось необходимым до появления интернета.

Существования GWAIN'а так и не доказали, но наблюдения продолжают, особенно во связи с Томовым и прочих сотрудничеством с Международной дето-педофильной эмансипацией (IPCE), с которой международную педофильную мафию сделать аналогично не получилось, ибо цели преследует исключительно академические.

Повышенный интерес к Тому и IPCE со стороны Кастомского и Метрополитанского райотделов II.2001 на суде не озвучили.

С О'Кэрролловыми друзьями разговорились двое любопытствующих по судам безработных в столовой Саусуоркского суда, возмущались, как за такие безобидные картинки вообще могут кого судить (это же в начале процесса говорил судья Джефри Ривлин), а один из парней, "Мэтт", О'Кэрролла навестил в Уандсворфской тюрьме, будто нашёл уже работу на санстанции брать пробы Темзы с лодки, — нет, особой квалификации не требуется, даже привёл некоторые технические подробности.

О'Кэрролл рад за него, рад общаться с молодёжью, через них в тюрьму получить приёмник и книги, Мэтт описывал некоего Дерека, из-за которого спустя два года пришлось вспоминать, как Том вообще познакомился с Мэттом.

На три года вокруг этого Дерека всё завертелось, а познакомился с О'Кэрроллом и его друзьями в галерее, когда Мэтт с его безработным приятелем как в воду канул, однако про Тома Дерек узнал от них.

Дерек и сам в едином реестре педофилов за фотографирование подо девичьи юбки в парке, но нравятся также мальчики, про что Мэтт якобы не знает, а потому не выдавайте.

Апелляция Тома успешна — друзья с Дереком встречают у входа, а Дерек Лонгдэн остроумный толстяк, просто Гаргантюа не менее 1⅓ центнера, деньгами сорит: якобы разжился на железнодорожных приватизациях нач. 1980-х.

Пересекался с О'Кэрроллом в 2002–2005, когда Том оказывался в Лондоне или когда застройка на объектах его бывшего работодателя вынуждала проезжать мимо О'Кэрроллова дома в Мидлендзе, а позднее на Севере.

Дерек всегда подкармливал, угощал пивом, помог О'Кэрроллу с переездом, сам водил ему грузовик с пожитками — Том Дереку друг и должник навеки!

Бедняга Дерек, его ни один мальчик не захочет и никакая девочка не полюбит, и как не посоветовать ему, где разжиться детской порнухой? О'Кэрролл только руками разводит.

Три года ноет ему Дерек, помоги, — наконец, О'Кэрролл обещается поговорить с одним приятелем, ещё в 1980-е, когда было можно, закупившем журналов и видео в Нидерландах, — с преподобным Михайлом Джоном де Клэром Стадэртом, аристократом с фамильным ирландским замком, выпускником Кембриджа.

Чудесный летний день 2005 — как раз для автопрогулки до южного поместья, где ждут с незаконной продукцией. Откуда Тому знать, что собственная мобика сигналит полиции, куда свернул и насколько доехал? После погрузки поездка Югом Англии подолжилась до камерами охраняемого поместья уже Дерекова, на территории которого километровая дорога, прочие чудеса.

Дерек рассыпается в благодарностях, приглашает в местный трактирчик, а после деревни — к Дереку заночевать, никто никому не платил.

Спустя пару дней Дерек О'Кэрролла поздравит с 60-летием, в ночной Лондон, на Billy Elliot, где выступает О'Кэрроллов кумир, мальчик Лиам Мауэр, а с ним и Джордж Магир — просто волшебное совпадение.

Но это был конец: заснята передача детского порно в подконтрольном полиции помещении Дереку Лонгдену, не известному по настоящему имени, под объективами-микрофонами же были все три года.

Хоть арест последовал только месяцы спустя, I.2006, на рассвете у него дома водновременную с несколькими ещё связанными с IPCE.

В IPCE никакого преступного сговора так и не нашли, хотя полиция действовала не только в Англии, трое с шести британских арестантов абсолютно невиновны, прочие сели за всё что угодно, кроме связи с IPCE  и Томом О'Кэрроллом. Так что пошли по этому делу только сам О'Кэрролл и Стадэрт.

Стадэртова защита упирала, что нé производитель, а просто хранил, общественности хорошо послужил, жертвовал ежегодно $55 тыс. детям, особенно на образование — общественность ему всё равно не простила, зато поколеблен односторонний имидж, это попало в газеты. Сел на четыре года.

О'Кэрролл тоже на порнухе не зарабатывал, иначе полиция была бы виновна в подстрекательстве, которым дружеские жесты не считаются, — на этом О'Кэрроллова защита выехать не смогла, да и в любом случае признание полицейской провокации подсудимому не поможет — и не помогло.

На деле Стадэрта пресса умолчала про смягчающее обстоятельство: не только трёхлетнее внушение Дереком О'Кэрроллу подключить к делу Стадэрта, но и десятки часов записанных разговоров с последним, не упоминающих ничего незаконного, поэтому защита настояла на стенографировании-распечатке на более тыс. стр.

Бесполезные для обвинения, диалоги Дерека с О'Кэрроллом дали материал защите, к примеру, дескать, О'Кэрролл по решению предыдущего суда все фотоаппараты распродал и детей больше не снимал никак.

Записанные Томовы рассказы Дереку, как отдыхал V.2002 на средиземноморском нудистском курорте, подружился с австрийской семьёй и платонически с её тремя сыновьями, помогли продемонстрировать обман в Дерековых показаниях об этом и продемонстрировать нечестность полиции.

В записи попало высказывание Дерека "бизнес-партнёру" (по факту сексоту) Джерри после ресторана втроём с О'Кэрроллом, якобы Том — "отличный парень".

Что не спасло Тома от 15 мес. отсидки и 15 мес. отпуска.

Это ему повезло, поскольку прокурору хотелось неопределённого срока, пока не признают О'Кэрролла безопасным — иначе говоря, пока не прекратит высказывать его гражданскую позицию.

И здравствуй, Водсворфская тюрьма, правда, не так, как в 1981, когда постоянная угроза со стороны сокамерников и пошив мешков, а в 2006, с чернокожими, уважающими разнообразие вертухаями, что и прежнее переполнение тюрем не помешало реабилетации вроде возможности творческого труда и получения образования.

В этот раз у Тома служба в тюремной больнице, сочинение брошюр, корреспонденция с тюремным журналом, интервьюирование главы тюремных администраций, двух однокамерных будущих транссексуалов и знаменитостей с воли: оскароносного Джереми Айронса и сочинителя триллеров Фредерика Форзифа.

С Айронсом обсуждал его перевоплощение в Гумберта в Адриан-Лайновой Лолите, но журнал Айронсовые высказывания по педофилии публиковать не рискнул.

О'Кэрролл записался в Открытый университет, на годичный курс философии, получил бакалавра с отличием.

Мог учиться и с однокамерников — не только "тюремным университетам", а встречая за решёткой сотрудника Би-би-си, астронома — разработчика высотного телескопа, врача, музейщика — специалиста по допетровской Руси, путешествовавшего десятками мегаметров пушных торговых путей на традиционных лодках, этнополитика, радиодиджея…

Ежедневные прогулки с интеллигентными, остроумными людьми превратили тюрьму в Ликей.

И все эти люди — педофилы, которых криминологи пытаются представить умственно отсталыми.

В эфире

• 1977 — радиоинтервью с О'Кэрроллом для LBC на конференции Британского психологического общества по Любви и влечениям.

• 2002 — фильм австралийца Гэвина Янгса Ice-Cream Hands, разрекламированный как: "Г-н Спринклз, одинок, 35 лет, любит мороженое… как и девятилетний Джуд — пробный рассказ по мотивам биографии Тома О'Кэрролла, себя называющего детолюбцем." На фестивалях Аргентины, Британии, Португалии, Германии, в ч., на Святокильдовском Роза Кэп написала, будто "Янговы Ice-Cream Hands исследуют идею детской невинности и педофилии с небывалыми смелостью и оригинальностью. Минимум диалога и несерьёзный видеоряд с наивной анимацией, но про нешуточные дела."

• 2003 — на три часа ночное вживую токшоу кор. адв. баронессы Елены Кэнеди Child Protection: How Far Should We Go? в After Dark на Би-би-си. Участвовали: телезвезда и противопедофильная активистка Есфиль Ранцен, Том О'Кэрролл, криминолог д. Билл Фомпсон, "жертва" преступлений "против" детей и бывшая проститутка Юнона Тэйлор, психиатр проф. Еремей Коид, юрист Пётр Гарсдэн, автор Forgotten Children'ов Кристиан Уольмар. О'Кэрролу вступительное слово — Ранцэн объявила, его место — в психбольнице, как это после тюрьмы в Америке.

Повседневная жизнь

С пол-литра хорошего эля садится подальше в баре над выпуском Guardian'а, ни с кем не общается, похож на брошенного женой неудачника. Неприметному никто не мешает оставаться наедине с его мыслями.

Другой жизни почти не ведёт, всегда только лишь и делал, что размышлял и мысли переносил на бумагу либо экран. Когда-то, буде свободен от борьбы, то много путешествовал, учил (и позабыл) языки на хорошем разговорном уровне: французский, голландский, норвежский, испанский — но за семь лет в Катаре так и не выучил арабский. Никогда не путешествовал ради языка, в рабочей стране сотрудники Gulf Times'а, такси, магазинов, парикмахерских, общепита, водоснабжения, просто друзья привыкли разговаривать на малайаламе, хинди, урду, каннаре, маратхи, конкани, телугу, тагалоге, проч.

Правда, к исламу Том с уважением, Алькоран прочитал внимательно, что побудило происследовать Библию. В детстве набожный, в подростковом возрасте разуверился, но возвращение в старости к библеистике знаменуют очерки насчёт общения с набожной американкой по поводу Моники Левински — Том гордится очерками больше, чем большинством своих публикаций.

Много, но безуспешно играл в шахматы, разве что достойно продержался против чемпиона Василия Смыслова.

Сквош и плаванье — в прошлом. Теперь, в 2012, когда Тому 66, два раза в неделю на гимнастику, при погоде — на лыжах прекрасными горами возле камбрийского дома, порой с друзями со всего света.




home | my bookshelf | | Жизненный путь Тома-Виктора О'Кэрролла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу