Book: Если не стал жертвой, то не мужик



Борцы с «педофилией» оправдываются тем, якобы секс — это всегда насилие. Когда им называю примеры, что ребёнок секса хочет (как Федерико Феллини с проституткой Сарагиной в 13-летнем возрасте либо с 16-летней «сестрой религиозной общины Святого Винченцо» в четырёхлетнем), отвечают: влечения ко взрослым нет, а дети просто «легко манипулируются людьми старшего возраста» или подвержены «социальному давлению.., возможно, действительно соглашались на секс ради бравады» перед сверстниками.

В этой статье примеры, когда влечение ребёнка на взрослых нельзя объяснить ни манипулированием «педофилов», ни давлением сверстников.

Проф. Георгия Васильченко (1921 – 2006) нельзя считать апологетом секса с детьми, но приводит случай детского влечения на взрослых, не мотивированного ничем несексуальным:

«Больной Ч., 22 лет, обратился с просьбой подавить его половое влечение. В анамнезе родовая травма; рос и развивался нормально, от сверстников не отставал; был общительным и подвижным. С трёх лет после сильного испуга стал заикаться, и родители, оберегая его, настолько изолировали от детей, что до школы он с ними даже не разговаривал. Когда пошёл в школу, первым, что услышал от одноклассников, было слово „заика“. В школе из-за отсутствия навыков общения практически оказался в изоляции. В 12 лет начал мастурбировать (самостоятельная находка). Мать (врач) после того, как узнала о мастурбации сына, иначе как „онанист“ его не называла. Сформировавшееся половое влечение направлено на женщин, но из-за страха неудачи пациент реализовать его не пытался. Собирает открытки, фотографии и выерзки из журналов с изображениями обнажённых и полуобнажённых женщин. В течение года мастурбировал, разглядывая себя в большое зеркало, и даже фотографировал своё изображение» [Васильченко (ред.), 1983: Частная сексопатология: 3.4.1.3.3.1].

Как видно, влечение ребёнка на взрослых отнюдь не следствие того, что педофилы манипулируют и сверстники подстрекают. Враждебная мать и недоступные женщины к онанизму точно не побуждали — сверстники спровоцировать влечение ко взрослым аналогично не могли, поскольку «приведенное наблюдение иллюстрирует искажённое становление сексуальности при изоляции от сверстников вначале по инициативе родителей, а затем в связи с замкнутостью пациента». Проф. Васильченко думает, если бы сверстники могли манипулировать героем, он бы на женщин вообще не смотрел!

Тем более на мужчин, как это у классика русской литературы. «Гомоэротические мотивы явно присутствуют у Льва Толстого.., в дневнике двадцатитрёхлетнего писателя (запись от 29 ноября 1851 г.) имеется прямое свидетельство сильных и абсолютно неприемлемых для него гомоэротических переживаний:

„Я никогда не был влюблён в женщин. Одно сильное чувство, похожее на любовь, я испытал только, когда мне было 13 или 14 лет; но мне (не) хочется верить, чтобы это была любовь; потому что предмет была толстая горничная (правда, очень хорошенькое личико), притом же от 13 до 15 лет — время самое безалаберное для мальчика (отрочество): не знаешь, на что кинуться, и сладострастие в эту пору действует с необыкновенною силою. В мужчин я очень часто влюблялся… Для меня главный признак любви есть страх оскорбить или просто не понравиться любимому предмету, просто страх. Я влюблялся в м(ужчин), прежде чем имел понятие о возможности пед(е)растии; но и узнавши, никогда мысль о возможности соития не входила мне в голову“» (цит. по Кон, 2013: «Клубничка на берёзке»).

Нет оснований полагать, якобы малолетний Толстой «ревновал очень часто к женщинам» оттого, что коварные «педофилы» ухаживали за женщинами только на глазах у поклонника. Охваченный «сладострастием», Толстой не решился лизаться с мужчиной, с которым «ехали из П.», — видимо, попутчик о влечении к себе и не подозревал. Тягу к мужчинам испытывал юнец ещё до того, как узнал, чтó с ними в постели делать, а после того, как узнал, отказывался об этом и думать* — если даже ребёнком и манипулировали «педофилы», то неэффективно и не через убеждение. Судя по всему, со стороны возлюбленных никакого манипулирования.

Будто бы Толстой влюблялся в мужчин исключительно чтобы подняться в глазах ровесников, обсуждать излишне. Между пацанами прослыть педиком — удар по репутации даже в наш век, а вместо бравирования гомосексуальностью не мог её обсуждать и с женой*. Малолетний Толстой хотел мужика не вследствие социального давления, но вопреки.

Чем влечения со стороны ребёнка нелепее (с точки зрения «педофилов» и ровесников), тем труднее поверить в педофильное манипулирование либо ровесное давление:

к проф. Васильченко «больной Ф., 21 года, обратился с жалобами на ослабление адекватных эрекций, иногда их полное исчезновение перед половым актом.

Первая эякуляция в десять лет в школе на уроке физкультуры, когда, в отличие от остальных, не смог влезть по канату. В 11-летнем возрасте, играя на пляже, закопал в гальку ноги и руки и испытывал приятные ощущения, когда по этим камням проходили отдыхающие. С 13 – 14 лет появилось желание подкладывать свои руки под ноги одноклассниц, когда они вставали на парту или подоконник, чтобы мыть окна. При этом возникали эрекции и происходило семяизвержение.

Ночные поллюции с 14 лет, в предшествующих им сновидениях видит девушек и женщин, наступающих ему на ногу или на руку. Для получения сексуального удовлетворения пациент в общественных местах (особенно в городском транспорте) старался сделать так, чтобы девушки наступали ему на ноги» (Частная сексопатология: 3.4.1.3.2.2).

Вряд ли женщины манипулировали ребёнком из эгоистического желания ходить по чужим ногам. Ещё сложнее представить, чтоб это навязано было сверстниками: не дашь топтаться по рукам — и назовём тебя слабаком! Очевидно, стимулирование конечностей выдумал сам, как и в аналогичном случае, записанным Альбертом Моллем (1862 – 1939):

«31-Летний Икс возбуждается стопами с шести лет, когда с повышенным интересом рассматривал их у служанки, моющей пол. О шести–11-летнем возрасте воспоминания спутанные, потом яснее. 12 Лет увидел у родителей молоденькую девчонку босой при кухонной печи, притворился, что хочет припасть у печи погреться, хотелось коснуться и целовать стопы. В 13 – 16 лет все мысли про стопы девчат и женщин, использованы любые возможности наблюдать при мытье полов, эрегировал. Временами возбуждали стопы мужчин. Когда повзрослел, иногда нормальный с женщинами секс» (Moll, 1912: “The Sexual Life of the Child”, case 11).

Стопами никто соблазнять не додумался бы. Лизать пятки женскому полу не добавляет авторитета в глазах одногодок. Фетишизм — это не ради взрослых и не ради бравады, но из искреннего влечения.

Конкретные примеры показывают, что влечение детей ко взрослым существует, и противо-«педофильному» геноциду нет оправдания.

Комментарий

*

«Толстой категорически не желал признать сексуальную подоплёку своих чувств. Когда 3 августа 1910 г., желая скомпрометировать ненавистную ей привязанность мужа к Черткову, Софья Андреевна напомнила ему старую дневниковую запись, Толстой „весь побледнел и пришёл в такую ярость, каким я его давно не видала. Уходи, убирайся! кричал он. Я говорил, что уеду от тебя, и уеду…“ (Толстая, 1978, с. 167). Возможно, что этот эпизод ускорил уход Толстого из семьи (Клейн, 2002, с. 258)» («Клубничка на берёзке»).




home | my bookshelf | | Если не стал жертвой, то не мужик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу