Book: Изоляция



Изоляция

Делирий 6 — Изоляция

Ткачев Сергей

Глава 1

Звездная безмятежность… что может быть лучше? Особенно после двадцати кноков, посвященных Играм плоти. — Про себя сказала Айселия, погружаясь всем телом в теплую жидкость.

В эту часть Мраморных апартаментов не дозволялось входить даже самым приближенным к ней слугам. Ванна, в которой она сейчас нежилась, больше была похожа на пятидесятиметровый бассейн. Стоило только богине мысленно активировать соответствующие магические команды, как он начинал автоматически заполняться парным молоком. Здесь присутствовала так же и система подогрева, а сверху, стоило только обнаженному телу Айселии ступить на порог, начинали сыпаться нежнейшие лепестки самых прекрасных цветов, выращиваемых в окружавшем ее дворец гигантском саду.

Вздрогнув, богиня прикрыла глаза и на несколько секунд задержала дыхание. Чувствуя, как ее кожа покрывается мурашками, а по уставшему телу начинает растекаться передаваемое через магическую энергию тепло, восстанавливая и омолаживая физическую оболочку, лицо Айселии озарила счастливая улыбка.

Вот она настоящая жизнь! Вечное блаженство! И почему она раньше не понимала настолько простых вещей? Тысячи циклов скитаний, еще одна, другая вечность. Полная холода и бессмысленных странствий по всей Вселенной.

То ли дело сейчас?

Несколько раз глубоко вдохнув, она постаралась унять желание, снова охватившее ее тело.

Заполнявшее бассейн парное молоко вдруг начало чернеть, приобретая глянцевую текстуру. Один за другим в помещении стали выключаться светильники. Следом за ними отключились вентиляция и водопровод, по которому, постоянно обновляясь, и циркулировала уже успевшая наполовину измениться жидкость. Спустя всего секунду, в ванне наступила идеальная тишина. На ровной, черной поверхности, закончившего трансформацию молока, начали зажигаться маленькие огоньки, сначала редкие, и неуверенные, но со временем их становилось все больше. Образовались созвездия, границы между которыми заполнили туманности, с редкими вкраплениями одиноких скитальцев.

Когда картина сформировалась окончательно, Айселия медленно поплыла к противоположному краю бассейна. Ее плавные, бесшумные движения, не искажали полученную картину. Создавалось впечатление, что богиня парит сквозь пространство, пересекая Вселенную вдоль. Доплыв до середины, девушка остановилась, погружаясь с головой в звездный омут.

Сущность, до этого сдерживаемая физической оболочкой, обрела свободу и тут же устремилась в бесконечность. Пытаясь объять своим разумом необъятное, она путешествовала по различным закоулкам Вселенной, пока ее тело отдыхало и восстанавливалось, заряжаясь новой порцией энергии. Она необходима ей, ведь Айселия, за свою вторую бесконечность, так и не испробовала всех доступных фантазии богини удовольствий. Чтобы познать предел, необходимо выяснить, где же находится граница наслаждений. Только после этого она сможет с уверенностью сказать: — «Да, теперь я полностью понимаю детей Его».

Наслаждение — это сильнейший стимул, мощнейший наркотик, составляющий основу бытия любого разумного существа. Будь то самый простой алкоголь или выдающийся половой акт. Наслаждение стимулирует размножение, развивает фантазию, дарует покой и отдых. Приземленный физический позыв, полностью подчиняющий себе возвышенный разум, делающий высшую сущность — рабом плоти.

Рассуждая подобным образом, богиня даже не поняла, когда начала зависеть от этого. Постоянными убеждениями о сделанных ей логически верных выводах, она лишь строила сама себе отговорки, не осознавая, насколько сильно увязла в болоте. Со временем наслаждение стало смыслом и ее жизни.

Невероятный по силе раскат грома заставил паривший в звездном омуте разум мгновенно вернуться обратно. Как существо чувствительное ко всем видам энергии, она не могла не ощутить мощнейший импульс, окрашенный в цвета первородного хаоса.

— Кто-то силой прорвался через периметр! — Удивленно воскликнула Айселия.

Моментально оказавшись у бортика, она одним движением выбралась из бассейна. И снова поверхность звездного омута даже не всколыхнулась, словно соприкасающийся с этой девушкой мир, действительно жил по своим законам. Добравшись до выхода, Айселия даже не взглянула на покорно склонившихся служанок, которые должны были ее переодеть в один из специально подобранных нарядов, коих в бесконечном гардеробе богини было бессчетное количество.

Пройдя по отделанным белым мрамором коридорам, украшенным всевозможными образчиками искусства, Айселия в конце концов оказалась на огромном, широком балконе. Встречающиеся ей на пути слуги и наиболее высокопоставленные Стражи, лишь с изумлением косились на покрытое маленькими капельками влаги, совершенное тело богини. Большую, подтянутую грудь, плоский живот, идеальную талию и упругие ягодицы. Одна ее аура могла свести с ума любого смертного, будь то женщина или мужчина, стоило богине только захотеть. То, что видевшим ее совершенную красоту слугам, сейчас точно станет не до работы, было очевиднейшим фактом.

Но девушку это совершенно не заботило, признаки волнения на ее лице имели абсолютно другую причину. Оказавшись на балконе, с которого открывался шикарнейший вид на Сад богини — полоску зелени, радиусом в три километра, окружавшую ее дворец.

Подняв голову к небу, она посмотрела на творящееся там представление. От ее внимательного взгляда не укрылась быстро зарастающая пробоина в периметре.

— Точно гости! Да еще и на моей территории, чтоб им вечность совокупляться с тысячей вьючных паролов!

Закончив анализ, Айселия активировала сразу два параллельных заклинания. Первое прямо из воздуха соткало на ее теле полупрозрачную мантию. Слегка прикрывая бедра девушки, она лишь подчеркивала ее красоту, нисколько не скрывая достоинств тела. Второе заклинание создало пробой в пространстве, образовав серебристую арку перехода.

Шагнув в пустоту, Айселия увидела, что две богини уже заняли свои места, и ждут только ее. Местом сбора являлся отдельный пространственный карман, представлявший собой, переливающуюся всеми цветами радуги пустоту, с круглым столом и тремя тронами, расположенными треугольной формацией. Так, чтобы сидящие на них девушки, могли видеть лица друг друга, не поворачивая при этом своих прелестных головок.

К слову о прекрасном. «Коллеги» Айселии тоже не были лишены своего очарования. Слева на черном, каменном троне, украшенном черепами всех разумных рас, когда-либо населявших принадлежащий им мир, сидела довольно колоритная личность. Тело девушки выделалось особой подтянутостью. Этого не скрывала и ее довольно странная броня. Металлический нагрудник-корсет, еле-еле удерживал способные, казалось бы, в любой момент выпрыгнуть оттуда, большие холмы. Кожаные шорты и идущая вроде украшения, мини-юбка, состоящая из четырех отдельных лоскутов, а так же наручи с серебристыми металлическими вставками, не скрывали ее мощных бедер и уверенных мышц на руках. Довершал образ полушлем-полукорона с двумя широкими бычьими рогами на лобовой части. Кровавая аура суровости и смертельной опасности окутывала девушку, словно прошедшего тысячу сражений ветерана.

Вторая, ожидавшая Айселию богиня, была полной противоположностью воительнице, сидевшей напротив нее. Светлые, короткостриженые волосы, лишь чуть прикрывали маленькие аккуратные ушки девушки. Большие голубые глаза, излучали любопытство и недюжинный ум их обладательницы. Худая, закутанная в плотную синюю мантию с капюшоном фигура, вообще не выделялась какими-либо женскими формами. Особенно контрастно это смотрелось на фоне ее «коллег». Вдобавок ко всему она, словно какой-то умудренный годами старый архимаг, обеими руками держала двухметровый жезл, украшенный на конце большим, с голову ребенка, драгоценным камнем. Его цвет, в точности повторял цвет ее глаз.

— Опаздываешь! — Гневно посмотрев на богиню наслаждений, огрызнулась воительница. — Снова в этом мерзейшем ритуале соединения плоти смертных участвовала?

— В отличие от такой деревенщины как ты Стелла, я еще и развиваюсь духовно. Не дале чем один сирт назад, я своей сущностью исследовала оставленный нами участок этой линии вероятности. Увы, но за последнее время ситуация нисколько не улучшилась. — Садясь на свое место, вздохнула Айселия.

— А что могло измениться? Смертные ничем не отличаются от животных! Война — основа их существования. — Усмехнулась Стелла.

Глаза богини войны при этом вспыхнули серебристым пламенем, явно намекая на то, что их обладательница не привыкла церемониться и спорить с кем бы то ни было.

— Успокойтесь сестры! Прошу не заводите снова ваш вечный спор об основополагающем начале. У нас чрезвычайная ситуация образовалась. — Мягко произнесла третья участница «божественных переговоров».

— И то верно! Где был совершен прорыв? — Успокоившись, Стелла сразу же поспешила перейти к главной повестке дня.

— На моей территории. Как думаешь, кто это может быть? — Вопрос Айселии предназначался богине Мудрости. Девушка лишь мимоходом ответила своей оппонентке.

— Пока слишком мало данных, чтобы что-то утверждать наверняка, но судя по мощности импульса, сил на прорыв было затрачено не меньше, чем на вашу последнюю пограничную междоусобицу. Так что к нам в гости пожаловало чрезвычайно могущественное существо. Исходя из этого, я снова призываю вас объединиться и воссоздать ключ!

— Только не снова! — Скривила свое лицо Айселия.

— Согласна! Пока рано менять установленный порядок. — Поддержала ее богиня Войны. — Что может сделать враг богине, на ее же поле боя? Разве что слегка развлечь… Если не справишься сама, строй портал и переноси его ко мне, я хоть разомнусь немного.

— С чего бы это мне не справиться?! Ты забыла, что наши силы равны?!

— Равны? Да ты хоть одно боевое заклинание вспомнишь? Постоянно занимаясь развратом с этими грязными смертными, недолго и самой спуститься до их уровня!

— Может, прямо сейчас и проверим? — Сквозь зубы процедила разозленная богиня наслаждений.

— Давай! — Тут же отозвалась богиня Войны!

— Сестры, прошу вас, успокойтесь. Напоминаю, что этот пространственный карман может схлопнуться от первого же примененного вами заклинания. Лучше вымещайте свою энергию на нашем госте.

— И то верно. — Садясь на свое место, Стелла развеяла материализовавшийся из пустоты гигантский двуручный меч. — Тогда на этом предлагаю завершить нашу встречу. Если что, отправляй гостя ко мне.

Взглянув на Айселию, богиня Войны оскалилась, показывая ряд своих ровных белоснежный зубов, со слегка выделяющимися верхними клыками.

— Сама справлюсь! — Огрызнулась та в ответ и фигуры обеих девушек одновременно растворились в пространстве.

— Подумайте над восстановление ключа! — Успела крикнуть им вдогонку богиня Мудрости. Но ее слова достались лишь пустоте.

Вздохнув, девушка поднялась со своего места и странным взглядом посмотрела на пустующие троны своих «сестер».

— В план придется внести корректировки…

* * *

Посреди руин разрушенного древней войной мегаполиса, у костра сидел одинокий странник. Его задумчивый и слегка уставший взгляд, следил за танцем языков рыжего пламени. В их пляске путнику виделись призраки давно минувших событий. Миллионы людей, гибнущих под взрывами авиабомб и снарядов артиллерийских установок.

Пожар Войны.

Столкновения армий фанатиков порой оказывались настолько жестоки, что невозможно было поверить в разумность участвовавших в этих битвах людей. Когда в их бластерах заканчивалась энергия, они бросались друг на друга с голыми руками. Безумие и непоколебимость собственного мировоззрения — можно было прочесть во взгляде каждого из них. За свои идеалы они сражались, умирали и убивали «неверных».

Еще одна субъективная картина мира.

И хотел бы я сказать, что это все были аллегории, и на самом деле ничего подобного мне не чудилось, в обычном на первый взгляд, пламени костра. Но это была правда! Я только что смог лично пережить несколько мгновений из истории этого непонятного мира, расположенного у черта на куличках!

Возможно, так на мою до предела расшатанную психику действует смена обстановки, или часовых поясов, или переезд в соседнюю галактику…

Мелочи жизни, не так ли?

А возможно то сушеное мясо, которое я нашел в загашниках последней убитой группы «неформалов», было с какими-то специфическими добавками, вроде пыльцы лертальского древодемона.

Сумев каким-то чудом донести свою точку зрения до Творца и отсрочить приговор Праматери, вынесенный нашей Вселенной, мы с Эль в очередной раз прошли по туманной реке за Грань. В тот момент я уже было подумал, что моя миссия на этом завершена и я наконец-то смогу расслабиться в «райских кущах», попивая амброзию и размышляя о вечном…

Ага, как же! Держи карман шире, наивный чукотский юноша.

Новая смена декораций меня поразила до глубины души. Мало того, что мы оказались в этом богом забытом месте, так еще и вынужденны делить с Эль одно тело!

Руины города напоминали любой земной современный мегаполис, после авианалета. Высотные здания из железобетона, панельные и кирпичные многоэтажки спальных районов. Сейчас большинство из этих домов было разрушено полностью, но по оставшимся каркасам, можно было судить о довольно высокой степени развития архитектуры у построившей их цивилизации. Широкие улицы, с сохранившимся в большинстве мест дорожным покрытием, были завалены горами хлама и строительного мусора, между которыми посещающие это место люди смогли проложить лишь узкие тропинки. Пару раз нам на глаза даже попадались насквозь проржавевшие металлические остовы, в прошлом наверняка бывшие каким-то видом транспортных средств.

Вообще эта локация оказалась довольно интересной, особенно для Эль. Будь у мелкой сейчас свое тело, мы бы не смогли отойти от стартовой точки — и на десяток метров. Найдя в архивах моей НСУО воспоминания о Земле, она взяла их за основу и начала выстраивать свою теории по поводу построившей этот город цивилизации. Уровень развития науки и общества, источники используемой энергии, внешний вид местных жителей.

Представьте, каково же было мое удивление, когда наслушавшись от Эль этих самых выводов, я встретил первую группу «неформалов» в латексе, пускающих по кругу консервную банку, наполненную подозрительной желтой жидкостью. Хотя, надо признать, что наличие у подобных индивидов огнестрельного оружия — удивило меня не меньше.

Когда первая из групп начала палить в нас из бластеров, выкрикивая что-то вроде: Варп! Варп! Ваджра дай! Я несколько растерялся, но благо моя НСУО быстро пришла на помощь, активировав стандартную защиту, а заодно и лингвистический, фонетический и черт знает еще какой анализ местного диалекта.

Вообще то, что хотя бы одному из нас вернули собственное тело — уже прекрасная новость. Но вот Эль, категорически отказывалась смотреть на нее в подобном свете. За те пару часов, что мы бродим под этим странным небом неведомого мира, в котором не работает даже Инфополе Вселенной, сборщица уже успела прожужжать мне об этом все уши. Она требовала соблюдения прав человека, прав ребенка, пунктов 3,4 и 19 — соклификирианской конвенции по искателям, утвержденной Советом Ксенон-Тара и еще десятка других, не менее заковыристых, международных документов, признанных как на Земле, так и во Внешних мирах. После окончания своей пламенной речи, мелкая скрестила на груди свои ручки и грозно посмотрела на меня.

Она хотела, чтобы я дал ей доступ к НСУО. Через нее Эль намеревалась взять контроль над моим телом, для того чтобы заниматься своими исследованиями. По ее мнению, следовало составить график, с указанием очередности владения доставшейся нам на двоих физической оболочкой, потому как сложившаяся ситуация казалась сборщице крайне несправедливой.

Мда, и где теперь ее пафосные слова о путешествии за Грань и самопожертвовании?

Так и не дождавшись от меня ответа, мелкая хотела разразиться очередной тирадой о моем негуманном по отношению к ней поведении, но вдруг по ее голограмме пошла какая-то мелкая рябь, словно радиопомехи в эфире. Не успев произнести ни слова, Эль исчезла.

Батарейки у нее, что ли сели? — пожав плечами, подумал я, продолжая обыскивать лагерь первых попавшихся нам на пути «неформалов».

— Какие еще батарейки? Сам ты дурак! — отозвалась сборщица, снова появившись в виде голограммы.

Со времени ее исчезновения прошло минут пятнадцать, о чем я сразу же ей и поведал, немало удивив сим фактом мелкую. По ее субъективному мировосприятию — не прошло и одной секунды. Бросившись решать эту загадку, Эль пришла к выводу, что все дело в энергозависимости друг от друга.



Так как наши сущности пользовались общим источником, для того чтобы говорить или появляться в реальности в виде голограммы, сборщица вынуждена выстраивать дополнительный проводящий канал. Если пользоваться им постоянно, это со временем начнет перегружать информационную структуру ее сущности, накладывая на сборщицу эффект, похожий на ментальную усталость. Постоянно перегружая собственный организм магией, я часто его ощущал. Особенно заметно это проявлялось в различных сражениях, где мне требовалось использовать свои способности по полной.

Чтобы дать отдых собственному информационному телу, сущность впадает в некое подобие стазиса, полностью отключаясь от внешнего мира. Инстинкт самосохранения, проявленный на самом высоком уровне существования.

Но, несмотря на собственные выводы, Эль категорически отказывалась перебираться в область моего виртуального пространства.

— Так я хотя бы создаю видимость своего существования в реальном мире. — Ответила тогда на мое предложение она.

Кстати, ее голос тоже создавался посредством магии. Для этой имитации сборщица использовала частицу третьего Демиурга, которую мне перед битвой с Алисией передал Гор. Удивительно, но Разложение могло не только разрушать. Применяя его на молекулах воздуха, приведенных магическим воздействием в возбужденное состояние, она добилась эффекта звукопередачи. Причем настолько четкого, что даже смогла сымитировать свой собственный голос! Но самым удивительным было то, что к магии воздуха эти манипуляции не имели ровным счетом никакого отношения. Магическое воздействие осуществлялось на «золотом уровне».

Сейчас, имея частицу источника Гора, мы знали, как применять и эту магию. Духовная сила — это всего лишь специфическим образом обработанная энергия Творца или Мировой эфир. Магия, созданная для противостояния введенной некогда Демиургами системе — Инфополю Вселенной. Я по-прежнему понятия не имел, что там между ними случилось в прошлом, но та взаимная ненависть, которую Алисия и Гор проявляли друг к другу, не могла появиться на пустом месте. Причем даже такая универсальная фраза: время лечит — к ним не имела никакого отношения. Со временем их уверенность в собственной правоте и ненависть по отношению к бывшему товарищу лишь окрепла и превратилась в монолитную скалу убежденности.

— Ладно, пусть теперь проводят сеансы психотерапии в скованной десятью печатями «Золотой клетке». Мне бы со своими проблемами разобраться. — Посмотрев на разыгравшееся над головой представление, я снова вздохнул.

Те, кто когда-либо видел своими глазами северное сияние, наверняка поймет меня. Правда, в этой богом забытой дыре оно растянулось на все небо. Его цвета были словно живыми. Не имея четких границ, перетекая друг в друга, они время от времени создавали объемные фигуры. Представьте огромное облако в форме собачьей головы, а ему навстречу летит облако-самолет. Сталкиваясь, они перемешиваются, становясь оседлавшим своего верного коня рыцарем, с копьем и щитом наперевес. За все время, что мы с Эль провели здесь, это кино не прекращалось ни на мгновение.

Вообще, наверно подобный мир является раем для каких-нибудь любителей злоупотребить наркотическими веществами. Лег на землю и любуйся себе.

Может местные «неформалы» и не неформалы вовсе, а консервированная урина и не урина? Было бы забавно спасти Вселенную, пожертвовав своими жизнями и вместо «райских кущ» попасть в какой-то полуразвалившийся наркоманский притон.

Просто кое-что не сходилось.

Если нам на самом деле удалось отменить приговор, вынесенный нашей линии вероятности Праматерью, и Творец решил нас вознаградить за это, вернув обратно, то где мы оказались? Инфополе Вселенной работает во всех слоях пространства, будь то тропы Высших или Внешние миры. Если же то сообщение об отмене приговора — мне привиделось, тогда возникает этот же вопрос: где мы оказались? Единение с Творцом наверняка должно быть не таким.

— Конечно, мы не вернулись обратно в лоно Его! Это точно материальный мир, как ты вообще о таком мог подумать? — Возмутилась Эль.

Удивленно посмотрев на голограмму сборщицы, я медленно перевел свой взгляд на зажатый в правой руке кусок сушеного мяса, после чего тут же выкинул его в огонь.

— Зря ты с ним так. НСУО же проверила его, там нет никаких веществ, способных навредить нашей физической оболочке.

— От греха подальше… — пожав плечами, ответил я. — Выяснила что-нибудь по нашей текущей ситуации?

— А ты сомневался?! Приклонись же перед мощью моих аналитических способностей и уступи управление физической оболочкой!

Я не знаю, как у Эль получается говорить столь пафосные фразы своим детским голоском, но выглядит это донельзя мило.

Увидев, что я никак не отреагировал на ее провокацию, сборщица опустила головку и исподлобья посмотрела на меня жалостливым взглядом:

— Ну, хотя бы на чуть-чуть…

— Я подумаю над этим. Рассказывай, что выяснила.

Воспрянув духом, Эль снова стала вести себя надменно:

— Касательно нашего положения во Вселенной, тут пока каких-то подвижек нет. Ни твоя НСУО, ни я сама, пока не можем связаться с Инфополем. Все наши запросы, будто в пустоту уходят. Увеличив мощность до максимума, Эль попыталась послать импульс за пределы этой планеты, но «небесная аномалия» просто отразила его.

— Это какое-то силовое поле?

— Пока я не смогла определить всех его свойств, но скорее всего так и есть.

— А если попробовать послать запрос системе через другое пространство?

Увидев ее удивленный взгляд, я поспешил пояснить:

— Рунное искусство. Набросать нужную блок-схему — секундное дело.

— Как вариант, может сработать. Вот только чем и на чем их рисовать?

— На дорожном покрытии?

Встав, я подошел к сумке одного из неформалов. Скорее всего, она выполняла функции солдатского вещмешка. Две других, к сожалению, были уничтожены вместе с их владельцами. Именно в этой сумке я и нашел сушеное мясо и двухлитровую флягу с чистой питьевой водой. Еще там было несколько банок консервов, до которых пока у меня руки не дошли, аптечка с бинтом и несколькими пузырьками, заполненными резко пахнущей фармакологией жидкостью, запасной бластер с тремя обоймами к нему и нечто напоминающее по виду рукоять футуристического клинка. Еще там ранее находился спальник, лежащий рядом в полуразобранном состоянии. К сожалению, он не подходил мне по размеру.

Вынув из вещмешка металлическую рукоять, я еще раз более внимательно ее осмотрел.

«Используемый металл: Орихалк. Сердцевина: неизвестный минерал. Предположительно обладает функциями маналита» — выдала заключение моя НСУО.

— О! И здесь он…

— Ты о чем? — Тут же заинтересовалась Эль, но взглянув на лог информационного интерфейса, сразу все поняла. — А, металл открытый неким Ефимом Селиным во Втором мире.

Резко погрустнев, она снова состроила жалобное выражение лица и, вложив всю вселенскую печаль в свой голос, произнесла:

— Эль тоже хочет что-нибудь открыть. А в этом таинственном мире столько всего интересного…

Иногда я думаю, что обретение эмоций не пошло ей на пользу.

По достоинству оценив ее актерское мастерство, я снова переключился на изучение рукояти. Цилиндрическая форма, около пятнадцати сантиметров в длину, сверху располагался вертикальный рычажок, который легко перемещался в положение «вкл» большим пальцем. Совершив это действие, я увидел, как из отверстия сверху возникает синее энергетическое лезвие.

— Эм… в этом мире есть хоть что-то работающее как надо?!

Сказать, что мое разочарование было очень сильным это значит — ничего не сказать. От расстройства я чуть не плюхнулся на пятую точку.

Ранее, когда я первый раз обыскивал вещмешок «неформала», то сразу же приметил эту рукоять.

«Неужели это то, о чем я думаю?» — подумалось мне.

Этот предмет был очень похож на световой меч из одной древней, миллион раз переснятой, космической эпопеи. Очутившись на неизвестной планете, посреди руин довольно современного города, если оценивать по земным меркам. Повстречав странно одетых людей, умеющих пользоваться бластерами, я решил было, что в Sci-Fi тематику подобный элемент вписался бы просто великолепно.

Рукоять и правда оказалась оружием, похожим на световые мечи, из того самого космического сериала для детей. Но, его клинок был всего двадцать сантиметров в длину! Двадцать! Он что, предназначается для чистки картошки? Или эти «неформалы» в латексе им тут элитный хамон нарезают, смакуя параллельно ту желтую консервированную хрень?

— Ефим, ты собираешься чертить руны? У Эль уже давно все готово. — Вытащила меня из «дебрей печали» в реальность сборщица.

— Да, сейчас все будет.

Еще раз, посмотрев на «световой огрызок», я представил, как им машет какой-нибудь Магистр и мысленно усмехнулся. Приказав системе вывести через виртуал все мои наработки по рунному искусству и магии пространства, я составил блок-схему для мгновенного пробоя и стал уверенно вычерчивать нужные символы на инопланетном асфальте.

Нашим бы горе укладчикам поучиться у местных дорожным работам. А то до сих пор одна главная беда страны чинит другую, а «дяди в пиджаках» все пилят и пилят.

Закончив рисовать, я начал наполнять руны магической энергией.

— Странно. Каждый раз, когда я активирую проводящий канал, он словно бы на мгновение упирается в какой-то призрачный барьер. Когда активировал магию прошлые разы, я не обращал на этот факт внимания, потому что задержка физически не ощущалась. Но сейчас, в спокойном состоянии, появилось чувство присутствия какой-то чуждой сущности.

— Да, Эль тоже заметила это. Я думаю, что она как-то связана с творящимся в атмосфере беспорядком. Вроде надзорного органа, призванного выполнять только одну функцию. — Прервавшись на секунду, мелкая о чем-то задумалась, а потом добавила. — Она изменяет физическую оболочку любого существа, способного использовать магическую энергию, являя его истинное обличие. Ефим наверно не замечал этого ранее… Когда ты используешь магию, у тебя начинают проявляться признаки активации внутренней Ауры огня, особенно это видно по глазам.

— Так вот оно что! Эта сущность насильно вызывает у физической оболочки реакции, заставляющие принять ее Боевую форму. Ну, или «истинное обличие», как ты ее назвала.

Закончив наполнять руны маной, я сразу отрапортовал об этом Эль:

— Готово. Кстати, может поэтому «неформалы» нас и атаковали? Вид появляющегося из темноты гиганта с горящими глазами — напугает кого угодно. Особенно если эта их консервированная урина — с наркотическим эффектом.

— Создаю импульс. Активация.

Закрыв глаза, сборщица принялась ожидать отклика от системы.

— Пусто. Как и в прошлый раз, импульс вернулся обратно. Исходя из новых данных, можно сделать вывод, что эта аномалия в небе, окружает планету во всех слоях реальности.

— Так мы здесь в ловушке? — Заключил я.

— С вероятностью 97,4 % — да. — Ровным голосом подтвердила Эль. — А по поводу Боевого режима, я считаю, что все обитатели этого мира, обладающие магическими способностям, так или иначе, подвергаются этой трансформации.

— Тюрьма для монстров, с надзирателем, от которого не спрятать свою истинную сущность… звучит довольно проблематично.

— Ефим — пессимист! К тому же, еще и дилетант. — Стала поддразнивать меня Эль.

— Это еще почему?

— Ты разве забыл, что мы немного отличаемся от стандартных пользователей магии?

Согнув руку в локте, она направила указательный палец вверх, приняв позу учительницы из начальной школы и широко улыбнулась. В ответ я лишь покачал головой, картинно закатив глаза.

— Ну и? За подобной прелюдией должно следовать объяснение.

Закончив притворяться, Эль снова стала серьезной:

— Так как мы не можем накапливать в себе ману или какой-то другой вид энергии, то и магами не считаемся. Разве это не логично? Иначе бы нашу физическую оболочку обратило сразу после появления в этом мире.

— Все равно не понимаю, можно подробней?

Теперь уже пришел черед сборщицы картинно закатывать глаза. При этом мелкая умудрилась зеркально скопировать мой недавний жест.

— Что делает искателя искателем?

— Способность манипулировать магической энергией. — Не задумываясь, ответил я.

— Нет! Садись — два. Искателем тебя делает именно способность накапливать в себе эту самую магическую энергию. А все остальное, вроде стандартной защиты, и различных манипуляций, как со своим собственным телом, так и с окружающей средой, производит на основании твоих запросов система!

И правда… я ведь сам неоднократно уже приходил к подобному выводу. Во Вселенной вообще нет магов, в классическом понимании этого термина. Инфополе создано, прежде всего, для того чтобы оградить пользователей от прямых контактов с Мировым эфиром, дабы на сто процентов исключить вероятность возникновения феномена «скверна». Всегда ведь найдутся наиболее продвинутые умники, сумевшие выйти за грань и дотянуться до безграничного океана серебристой энергии, а там уже и до становления адептом Бездны недалеко.

Деградировать начал что ли? Неоднократные смерти, перерождения, постоянные сражения… хреново наверно быть мной.

— Конечно, бедненький Ефим, настрадался-то как… Мне, кстати, даже тела не оставили!

— Сарказм тебе не идет. Да и вообще, быть ироничной малявкой — совсем не круто.

— А что круто? — Тут же попалась на провокацию сборщица.

— Заниматься анализом и сбором информации, не отвлекаясь на бесполезные вещи, которые точно не добавляют твоему характеру положительных черт. — Мимоходом ответил я, после чего решил подвести итог этой части анализа Эль. — Значит, чтобы вписаться в местное общество и выяснить всю необходимую информацию по этому миру, нам следует избегать взаимодействия с мировым эфиром. Но тогда возникает другой резонный вопрос — какими средствами обеспечивать безопасность? Магией пользоваться нельзя, брони никакой нет. Ты уж извини, но это БДСМ-недоразумение я не одену, даже если найдется мой размер. Из оружия — кастрированный лазерный клинок и пукалка, способная, разве что, монстра пятой категории опасности испугать.

— Поправка: магией пользоваться можно, нельзя взаимодействовать с чистой энергией Творца.

Это небольшое уточнение Эль, могло показаться на первый взгляд чем-то несущественным, ведь для таких существ как мы, единственный способ творить магию: создать проводящий канал во внешнюю среду. Но есть ведь еще и рунная магия и природные источники!

— Верно. — Прочитав мои мысли, Эль тут же стала развивать эту идею. — Этот мир наполнен рассеянной в пространстве магической энергией. Будто бы кто-то специально это делает…

— Или что-то. Например, непонятная фигня у нас над головой. — Поддержал я сборщицу.

— Да, вполне возможно, что в это силовое поле встроена функция переработки энергии Творца в ману. Но без более детального анализа, я точно этого сказать не смогу. Ефим, может, все-таки построим ракету, уж больно интересный феномен?

— Так!

— Поняла-поняла, — замахала руками мелкая, возвращаясь к нашему вопросу. — Концентрация маны в этом мире не настолько велика, чтобы выстраивать проводящий канал прямо в реальность, а это значит…

— Нам нужны помощники! Рунное искусство, примерную блок-схему я могу набросать прямо сейчас. Но, что делать с хранилищем?

— Обоймы в этих, как ты их назвал — «пукалках» и блок питания в лазерном ноже — это все разновидности маналитов.

— Соединить рунное искусство с природным маналитом, создав нечто вроде самозаряжающихся от окружающей среды источников питания!

— Правда их объем оставляет желать лучшего…

— Это поправимо. Раз есть маленькие кристаллы, то где-то должны быть и более энергоемкие! Просто необходимо добраться до военного производства или карьера по добыче. А в процессе, возможно, попадется обзавестись подходящей броней и более эффективным оружием.

- Это уже похоже на план.

— Да. Кстати, ты выяснила их мощность?

— У бластеров урон от одного выстрела составляет: пятьдесят условных единиц. Лазерный нож может выдавать до сотни, в зависимости от материала, с которым взаимодействует. У всех маналитов в этих устройствах, одинаковая емкость: пятьсот условных единиц.

— Две тысячи условных единиц, не так уж и плохо. Искателем я начинал свой путь с меньшего! Сейчас же займусь построением общей системы.

От моего плохого настроения, навеянного произошедшими недавно событиями и местом, куда мы после них попали, не осталось и следа. В который уже раз слова моего отца: — «Что бы у тебя в жизни не произошло, никогда нельзя опускать рук», оказались единственно верной истиной. Какой-никакой, но это все же был план, и мы с энтузиазмом взялись за его выполнение.



Так или иначе — мы живы, а это главное. Это значит, что наш путь еще не закончен и можно попытаться отвоевать у Вселенной причитающееся нам по праву, за ее спасение!

Моя цель нисколько не изменилась: обрести место, которое можно было бы назвать домом.

Глава 2

На создание системы, способной собирать из окружающего пространства, так щедро разлитую здесь ману, ушло чуть больше времени, чем я рассчитывал. Сама блок — схема была достаточно простой. Несколько рун, отвечающих за поглощение магической энергии, руны передачи, направляющие поток непосредственно в хранилище и активационный механизм, завязанный, конечно же, на мою НСУО. Последняя часть была особенно важна, потому как постоянно этот «магический пылесос» работать не мог. Объем маналитов ограничен всего пятьюстами условными единицами, поэтому, чтобы не повредить хранилище, следует вовремя включать и выключать систему сбора. Лучше НСУО с подобными функциями не справится никто.

Когда все параметры блок — схемы были определены, я смоделировал в виртуале несколько экспериментов. Они предназначались для проверки общей работоспособности системы сбора, определения входной мощности, времени заполнения и других технических характеристик создаваемого мной магического артефакта. Под «чутким» руководством Эль, уже через полчаса после начала испытаний и внесения в теоритическую модель всех корректировок, я приступил к созданию артефакта в реале.

Тут — то меня и ждал первый «сюрприз». Из — за малой площади поверхности рабочей части, а так же условной хрупкости материала, из которого она была сделана, нанесение блок — схемы могло происходить лишь путем магического воздействия на материю. Световой нож для этих целей явно не подходил, а достать инструменты для работы с ювелирными изделиями в этом месте, было примерно так же просто, как бутылку холодного лимонада в пустыне.

Немного подумав, моя партнерша смогла найти выход из этой непростой ситуации, предложив использовать для начертания необходимых рун Разложение. Маны для него много не потребуется, да и лишний раз попрактиковаться в использовании, доставшегося нам от таинственного Демиурга Илифии, имбового навыка — будет полезно. Особенно это касалось меня, потому как Эль уже успела его освоить на достаточно высоком уровне. Все же бой с Праматерью и ее легионом сборщиц, а так же создание имитации собственного голоса, не прошли для этой малявки даром. Уж чего — чего, а таланта в освоении всего нового и «интересного», моей напарнице точно было не занимать.

Выстроив проводящий канал к одному из маналитов я, пользуясь подсказками своей партнерши, тоже без особого труда смог активировать этот навык. Стабилизировав поступающее на заклинание количество маны, постоянно сверяясь с расчетами НСУО, я нарисовал четыре рунных блок — схемы. Одну на рукояти светового ножа, и три на обоймах для бластера. Самым большим плюсом Разложения, как по мне, была его малая энергозатратность. Особенно если навык использовался не на полную мощность, а лишь для частичной модификации того или иного физического объекта. В нашем положении, подобное преимущество было сродни «божьему благословению».

«Система сбора магической энергии работает стабильно. Время заполнения хранилищ, при текущем уровне концентрации маны в окружающей среде: 3 минуты 27 секунд. Общий объем хранилищ маны: 2000 условных единиц» — Выдала мне статистику НСУО, после активации артефакта.

— Не плохо, но что — то серьезное наколдовать уже не получится. — Без особого энтузиазма прокомментировала статистическую выкладку НСУО Эль.

После этих слов сборщица зевнула и картинно потянулась, разминая свои плечи. Будто бы все это время работала она, а не я.

— Устала? — Спросил я мелкую, вкладывая в свой вопрос ощутимую нотку сарказма.

— Ага, пребывание в этой форме быстро истощает мою сущность. Отдохну немного.

Не став дожидаться «принудительного отключения», Эль решила проконтролировать восстановление сама. За проведенное в этом мире время, мелкая «исчезала» уже третий раз. Пусть сборщица теперь и могла контролировать это, я все равно тревожился за нее. Скорость истощения ее сущности начинала меня пугать. Если так продолжится и дальше, то скоро малявка не сможет появляться в реальности, даже в виде голограммы. Если бы на ее месте был я, то вообще бы не парился о подобных пустяках. Реал — виртуал, если тело принадлежит не тебе — особой разницы и нет. К сожалению, Эль моей позиции не разделяла…

Не знаю, почему именно мне досталась роль доминирующей сущности. Может, так случилось из — за слияния источников, ведь мой был мощнее и обладал сразу тремя искрами Демиургов. Возможно, на результат повлияла не до конца еще сформированная личность Эль. А возможно Творец, или кто там решил нас сюда отправить, не стал париться и выбрал просто наугад, методом «научного тыка», так сказать. В любом случае, зная о характере этой мелкой егозы, а в особенности, о ее увлекающейся натуре, отдавать ей управление над нашим общим телом очень уж не хочется.

Ладно, что — нибудь придумаем и с этим. Не все сразу.

Пока Эль отдыхает, надо решить проблему с основным оружием. Пусть, у меня теперь есть этот бластер — пукалка и кастрированный световой недомеч, для сражения с более — менее серьезным противником, этого явно недостаточно. И пока я занимался ювелирно — магическими работами, у меня появилась одна интересная идея. Для крафта экипировки, будь то оружие, броня или простая повседневная одежда, в первую очередь необходим материал. Когда мы с Эль путешествовали по лертальскому лесу, малышка показала мне, каким образом, буквально из воздуха, можно создавать для себя одежду. Тогда я еще отметил, что метод этот невероятно затратный, в плане энергопотребления. За искателей большую часть работы делаем именно система. Нам же, «простым трудягам», чтобы извлечь необходимый материал, перекрафтить его, а потом придать нужную форму, требуется просто уйма энергии.

Но что будет, если по максимуму оптимизировать эту цепочку? Насколько уменьшится энергопотребление? — подобные вопросы приходили мне в голову.

Раз у нас теперь есть Разложение, да еще к тому же находимся мы не абы где, а посреди руин древнего города, построенного некогда развитой цивилизацией, то почему бы не поискать подходящий для оружия материал вручную? После чего максимально обработать его с помощью Разложения, довести до ума начальные характеристики: коэффициент прочности/коэффициент проводимости и только потом запускать процесс перекрафта.

Таким образом, я смогу избежать обращения к Мировому эфиру, а как следствие и преобразования в свою Боевую форму. Встреченные мной местные, даже пары горящих глаз испугались, что же будет, когда они увидят элементаля во всей красе? Начнется мировая облава с объявлением чрезвычайного положения и приведением всех родов войск в боевую готовность?

Да уж, шутки шутками, но не хотелось бы столкнуться с чем — то подобным. Тем более что в кои — то веки, аборигены мира, в который я попал, ничем от людей не отличаются. Я может и не похож на среднестатистического человека, но ведь наверняка тут, как и на Земле, существует несколько рас, с различным цветом кожи, физическими характеристиками тела, и другими антропоморфными отличиями.

Очень надеюсь, что не наткнусь на очередных галактических арийцев, мне и асмодиан на всю оставшуюся жизнь хватило!

Но чтобы узнать об этом мире всю необходимую информацию, сначала надо добраться до людей и что — то мне подсказывает, что без нормального оружия сделать это будет очень проблематично.

Было бы просто прекрасно, если бы не все местные оказались «неформалами» со специфическими пристрастиями к уринотерапии, иначе задача из разряда трудновыполнимой, перейдет в разряд невозможной.

Усмехнувшись собственным мыслям, я запустил в нейроинтерфейсе поиск магических металлов, с подходящей для создания оружия парой коэффициентов. Ждать пришлось больше минуты. Все это время НСУО тщательно изучала прилегающую к занятому мной лагерю «неформалов» территорию. Разнообразие проанализированной информации удивило меня не меньше «северного сияния» на небе. Похоже, что развитие построившей этот город цивилизации было даже на более высоком уровне, чем мы с Эль себе представляли. Различные виды полимерных соединений, стекло, множество видов простых металлов, начиная от обычного железа и закаленной стали, и заканчивая несколькими граммами драгоценной платины. Правда, последняя, была обнаружена на глубине двадцати метров под землей, и чтобы извлечь ее, мне потребовалось бы затратить очень большое количество энергии.

Когда таймер информационного лога перевалил за отметку в полторы минуты, НСУО наконец — то вывела передо мной сообщение с результатом поиска:

«Обнаружен один подходящий материал: Орихалк — 1,7/31. Текущее местоположение: 171 метр на северо — запад. Время действия заклинания: 1 минута 32 секунды. Затраты маны: 418 условных единиц»

Столь долгое время поиска было обусловлено тем фактом, что теперь НСУО приходилось запускать свой магический радар самостоятельно. Будь я обычным зарегистрированным в системе искателем, и моей НСУО всего — то и нужно было, что послать запрос Инфополю Вселенной и дождаться от него ответа. Если нет никаких ограничений, наложенных на местность владельцем мира, то система все сделает сама. Вот только я давно уже не искатель, да и Инфополе в этом странном месте не работает.

— Ну чтож, Орихалк — далеко не самый худший выбор.

По крайней мере, у него хорошая магическая проводимость, да и коэффициент прочности не самый маленький. А это значит, что в случае крайней необходимости, можно будет сымитировать свои старые навыки, вроде Огненного удара.

«Отметить на карте точку с местонахождением нужного металла. Проложить туда маршрут» — отдал я приказ НСУО, одновременно с этим пристегивая на талию пояс с бластером и световым огрызком.

Так как размер пояса мог меняться, под это дело было отведено семь расположенных на равном расстоянии друг от друга отверстий, я все же смог его кое — как натянуть, защелкнув до блеска начищенную бляху на самое последнее из них.

Посмотрев на свою объемную проекцию в нейроинтерфейсе, я улыбнулся и произнес:

— Лена с Аней точно нашли бы, что сказать по поводу моего нынешнего вида.

Интересно, как они там сейчас? Несмотря на столь холодный прием, оказанный мне во Втором мире, я по — прежнему за них беспокоюсь…

Необходимо все исправить!

Дополнительно мотивировав себя подобным образом, я развернул в нейроинтерфейсе голографированную трехмерную карту прилегающей к лагерю «неформалов» местности. Так как выстроена она была при помощи магического сканера, особой четкостью картинки, показывавшей все детали, ожидать не приходилось. Путь к точке назначения проходил между двумя огромными завалами, по узкой тропинке, проложенной в этом месте задолго до меня, другими обитателями руин.

Посмотрев в нужную сторону «своими глазами», я убедился, что основой одной из «мусорных гор» было обвалившееся старое здание. Второй завал явно создавался искусственно, являясь нагромождением насквозь проржавевшего металлолома, каких — то огромных каменных плит и меткого строительного мусора. Располагаясь точно напротив первого завала, он словно прикрывал вход в какое — то место с другой стороны, делая его чрезвычайно узким — то есть удобным для обороны.

— Может в древности здесь располагался какой — то важный объект, который условные защитники города пытались отстоять, используя любые доступные им средства?

Естественно, ответить на мой вопрос было некому. Потому, еще раз пожав плечами, я уверенным шагом направился к таинственному проходу.

«Запас маны восстановлен» — уведомила меня НСУО.

Отлично, теперь и повоевать можно, если у этого «клада» остались какие — нибудь сторожа.

Отойдя от лагеря метров на сорок, я наконец — то смог обнаружить проход. Как и предсказывала карта, он был не более трех метров в ширину, а из — за двух гор строительного мусора и вовсе казался узким ущельем, проложенным в незапамятные времена руслом какой — то древней реки. Кое — где, благодаря обвалам, ущелье превращалось в настоящую пещеру. Благо, расчищать ничего не пришлось, это сделали до меня те, кто бывал здесь ранее.

Продвигаясь вперед, я не боялся неожиданного нападения, больше переживая за то, как бы вся эта довольно шаткая на вид конструкция, взяла в один момент и не обвалилась. Осуществляя поиск, моя НСУО не смогла обнаружить поблизости никаких форм жизни, потому я и не волновался по поводу «создателей» странного техногенного логова. Единственным фактором, заставлявшим меня оставаться настороже, являлся повышенный магический фон этого места. Если принять во внимание общую концентрацию маны в руинах, даже на ее фоне оно выделялось ярким голубым пятном.

Пройдя еще около тридцати метров по «ущелью — пещере», я выбрался на открытое пространство. Им оказалась идеально круглая площадь, границы которой со всех сторон защищали двадцатиметровые завалы строительного мусора, металлолома, и еще черт знает чего. Площадь была заасфальтирована инопланетным дорожным покрытием. Идеально ровное, оно не имело практически никаких признаков повреждений, которые просто обязаны были появиться на нем со временем. Различные виды осадков, ветер, сезонные перепады температуры. Не верю я, что ничего этого здесь не существовало. Подобное просто невозможно!

Осмотревшись более внимательно, я заметил у противоположного края площади, чуть левее моего местоположения, прямоугольное отверстие в земле. Оно было довольно неумело замаскированно ржавыми металлическими листами.

— Хм, сканер по — прежнему не показывает никаких признаков жизни. Интересно… — задумчиво произнес я, принимая решение осмотреть обнаруженное в земле отверстие поближе.

Это точно вход. Вот только куда?

«Внимание. Обнаружена магическая активность. Источник находится глубоко под землей» — выдала предупреждение моя НСУО.

К этому моменту я уже успел добраться до середины площади, потому отступать было поздно. Тем более что один из местных защитников, выбравшись из кучи хлама у меня за спиной, как раз перегородил мне путь к побегу.

Оценив внешний вид, начавших вылезать из строительного мусора, металлических гигантов: рост под четыре метра, мощные руки и ноги, маленькая голова. Я пришел к выводу, что моими противниками являются обычные рунные големы. Будь это так и их внезапное появление, а так же условная невидимость, для поискового заклинания моей НСУО, легко бы объяснялось внутренним устройством этих искусственных монстров. Неактивные рунные блок — схемы, в этом переполненном маной месте, обнаружить можно разве что случайно наткнувшись на них в реальности.

Тут же активировав магическое зрение, я стал искать управляющее ядро ближайшего ко мне монстра, но ничего подобного в металлическом теле, больше похожем на пузатый глиняный горшок, в каких раньше хранили молоко, обнаружить не удалось. Да, устройство тела этого гиганта действительно было похоже на голема, но выполнены магические схемы были совершенно иначе. Очень похоже, что создатели монстра, вообще не знакомы с рунным искусством. Вместо различных блок — схем, отвечающих за те или иные функции организма голема, в его оболочку были вживлены сотни маленьких магических каналов, созданных по принципу земных электрических проводов. Основой служил металл с высоким коэффициентом проводимости, а если быть более точным, то Орихалк. Тела гигантов на тридцать процентов состояли из этого магического металла, первооткрывателем которого считался ныне покойный искатель Ефим Селин. По этим каналам, словно по кровеносным сосудам человеческого организма, свободно циркулировала мана, донося до отдельных частей тела голема различные команды, поступающие из блока управления. А заодно с командами они приносили и магическую энергию, необходимую для их выполнения.

Удобно, но не совсем практично. Все же маны подобному механизму требуется намного больше, чем стандартному рунному.

Первым атаковал робот, перекрывший мне путь к отступлению. Повернув ко мне голову, он уставился на меня своими пустыми глазницами. Внезапно в них вспыхнули красные огоньки, и тут же последовал выстрел. Два тонких лазерных луча за мгновение преодолели разделявшее нас расстояние, увязнув в моей защите.

Лог КИУ

Лазерный луч наносит:

— 0 (80–200, основа — неинициированная магическая энергия)

Лазерный луч наносит:

— 0 (80–120, основа — неинициированная магическая энергия)

Как и оружие, встреченных мной «неформалов», роботы могли стрелять чистой магической энергией, не окрашенной в какие — либо стихийные цвета.

Еще одна странность этого мира. Модифицировать явление, создав тот же Огненный шар — было бы куда менее затратно. Такое ощущение, что магическая инженерия у местных деятелей науки пошла по какому — то совсем уж странному пути развития.

Тем временем, еще три робота выбрались из — под завалов. Одновременно повернув ко мне свои головы — башни, они приготовились к стрельбе. Тревожно взвыло Предвиденье, предупреждая о грозящей физической оболочке опасности. Сразу шесть выстрелов, установленный режим защиты не выдержит.

Перекатом, уходя в сторону, я активировал свою магию и стал готовить контратаку.

Оказавшись на ногах, я создал большой Огненный шар и, разделив его на части, запустил четыре пылающих болида в своих противников. Моя контратака была рассчитана идеально, подловив гигантов сразу после использования лазерных лучей и не давая им тем самым времени на уклонение. Но как оказалось, оно им и не требовалось. Врезавшись в металлическую оболочку робота, Огненный шар растекся по ее поверхности жидким огнем, не нанося гиганту никакого вреда. То же самое случилось и с остальными пылающими болидами. Единственным ущербом, причиненном моими атаками роботам, оказался небольшой черный нагар в том месте, куда они попадали.

Проанализировав увиденный феномен через магическое Восприятие, я пришел к выводу, что вся внешняя оболочка противостоящих мне роботов, является чем — то вроде проводника, поглощающего направленную на своего хозяина магию. Так что своей атакой я лишь перезарядил их оружие.

Непростые противники!

Заметив в глазах роботов красный отблеск зарождающегося лазерного выстрела, я снова перекатом ушел в сторону и что есть мочи рванул к ближайшему мусорному завалу, в поисках укрытия. Лазерные лучи, ударившие за моей спиной, оставили на инопланетном асфальте восемь аккуратных отверстий.

Добравшись до края площади, я пулей влетел на стену из строительного мусора, скрываясь за ржавым остовом какого — то транспортного средства. Выждав десять секунд, я осторожно выглянул из — за края своего убежища. Противники по — прежнему оставались на своих местах, неотрывно наблюдая за мной своими пустыми глазницами.

Новый лазерный залп последовал через двадцать одну секунду, после предыдущего. Мощности в восемьдесят условных единиц урона, с лихвой хватило для того чтобы пробить ржавую защиту моего укрытия, и если бы я в последний момент не сместился в сторону, то все лазерные лучи точно сошлись бы на моем теле.

Эта атака заставила меня покинуть свое укрытие и двинуться вдоль края площади, навстречу одному из роботов. Пытаясь придумать хоть какой — нибудь план, который позволит мне их победить без оружия и магии, я чуть было не нарвался на засаду. Оказывается, что та четверка металлических гигантов, которая вылезла меня поприветствовать вначале, отнюдь не являлась всем комитетом по встрече непрошеных гостей. Вдруг одна из куч строительного мусора задрожала и оттуда, со скоростью молнии, в мою сторону устремилась огромная металлическая рука. Ширина ее ладони была больше метра, так что подобной «мухобойкой» можно было запросто меня и прихлопнуть.

Заложив вираж, мне лишь чудом удалось избежать соприкосновения с ней. Повернув на девяносто градусов, я отбежал от нового врага на десяток метров, после чего лег на прежний курс. Снова тревожно взвыло Предвиденье, заставляя меня броситься на землю. Совершив новый маневр уклонения, я буквально спиной почувствовал проходящие в нескольких сантиметрах сверху лазерные лучи. Новый монстр еще даже наполовину не успел выбраться из — под завала, а его «пушки» уже готовы к бою.

Каким же образом он прицелился? Или у них общая координация? Если так, то мое положение становится совсем плачевным. Неужели все же придется отступить?

— Ефим, я отдохнула. Что ты тут дел… О, големы! — Удивленно воскликнула голограмма Эль, появляясь рядом со мной.

Быстро вникнув в происходящее, она тут же перебралась из реальности в нейроинтерфейс, начав анализировать уже полученную мной информацию:

— Ух ты, какой интересный у них магический контур! Да еще и лазерами из глаз стреляют. Ефим не уничтожай их всех, оставь одного для исследований Эль!

— Не уничтожать всех? Ты же видишь, что магические атаки неэффективны, мне с ними в шахматы, что ли сыграть?! — Перешел я на крик, заметив еще одну зашевелившуюся кучу мусора слева. Итого противников становилось уже шесть.

— Уклоняйся! — Увидев несущуюся на нас руку, закричала Эль.

Ускорившись до предела, я смог прошмыгнуть под ней и уже практически добрался до намеченной цели, готовясь отдать команду НСУО — увеличить мои физические характеристики, но увидев красный отблеск в пустых глазницах, вынужден был снова уклоняться.

— Орихалк имеет высокий коэффициент прочности, голыми руками, при ограниченном магическом ресурсе, будет тяжело сломить их защиту. Используй Разложение. — Придя в себя после очередного заложенного мной виража, дала подсказку Эль. Несмотря на то, что сущность сборщицы не была доминирующей в нашем дуэте, все физические перегрузки она чувствовала на том же уровне что и я.

Разложение и правда может сработать. Как я сам до этого не додумался?

— Не расстраивайся! Пусть и очень сильный, но Ефим всего лишь человек, а Эль — Высшее существо, созданное самим Творцом! — Гордо произнесла малявка.

— Да — да, я понял. Найди у них слабое место, лучше! — Проворчал я, бросив на сборщицу скептический взгляд.

Уклонившись от лазерных лучей первой четверки, я определил, что до атаки пятого и шестого роботов, у меня есть примерно одиннадцать секунд. До ближайшего противника не более двадцати метров, такое расстояние я смогу преодолеть за секунду.

— Судя по направлению циркулирующей в теле роботов маны, блок управления у них находится в нижней части туловища. Воспроизвожу голографированный рисунок.

Мельком взглянув на выведенную передо мной проекцию, я отметил для себя слабое место на теле голема и, переключившись на магическое зрение, бросился в атаку.

«Разложение — активация!»

Рванув к противнику, я увидел, как мне навстречу несутся два огромных кулака. Проскочив между ними, я высоко подпрыгнул. Обе мои ладони засветились бирюзой. Поравнявшись с блоком управления, я произвел быстрый удар точно в указанное Эль место. В отличие от магии огня, Разложение действительно оказалось намного более эффективным. Своей атакой я проделал в теле голема сквозное отверстие, полностью разрушая блок управления, подсвечивающийся в магическом зрении, синим цветом.

Не впервой мне подобным образом уничтожать големов!

В следующую секунду я почувствовал, как что — то массивное врезается мне в спину. Так как в этот момент я находился в воздухе, уклониться от столь неожиданной атаки возможности не представлялось. Пролетев над заваливающимся на спину роботом, я со всего размаха врезался в инопланетный асфальт, кубарем прокатившись до самого центра площади.

«Запас маны опустился до 1240 условных единиц. Жизнеспособность составляет: 71 %»

Понимая, что оставаться на месте — равноценно вынесению самому себе смертельного приговора, я постарался унять боль и, поднявшись на ноги, бросился бежать. В глазах двоилось, по удерживаемой НСУО защите каменной шрапнелью выстреливали осколки инопланетного асфальта, поднятые в воздух лазерным выстрелом второй группы роботов. Вслед за этим, меня сверху чуть не придавило брошенной одним из противников, каменной плитой. В такие моменты, не имея возможности запустить Восстановление, я мог полагаться лишь на Предвиденье.

В нейроинтерфейсе о чем — то тревожно кричала полуоглушенная Эль. Не прислушиваясь к мелкой, я дождался новой лазерной атаки от первой четверки роботов, после чего, усилием воли, переключился на магическое зрение и рванул к одному из них, снова активируя на ладонях Разложение.

Словно осознав, что одними лазерными атаками им не победить, роботы стали метать в меня каменные плиты и куски арматуры. Один раз я даже заметил пролетающий мимо металлический остов инопланетного автомобиля.

Ни на секунду не расслабляясь, я продолжал вести свою «партизанскую войну» против машин. Затрачивая на один удар Разложением от девяносто пяти до ста десяти условных единиц маны, за следующие пять минут боя я смог уничтожить семерых роботов. Последние два вылезли прямо из замаскированного металлоломом отверстия в земле. Скорее всего, они являлись последними стражами, призванными появляться лишь в случае поражения «основной шестерки».

Расправившись с ними, я еще какое — то время находился в режиме ожидания, активируя одно поисковое заклинание за другим, и лишь убедившись, что противников больше не осталось, позволил себе расслабиться.

«Восстановление — активация» — плюхнувшись на землю, я тяжело вздохнул.

— Интересный бой, и роботы тут интересные. Давай побыстрее изучим их структуру! — Начала канючить Эль.

Увидев, что все металлические гиганты выведены из строя, путем уничтожения их командного центра, мелкая егоза моментально забыла о наших общих ранах и критическом уровне Жизнеспособности.

— Сначала Восстановление. — Все еще пытаясь отдышаться, ответил я.

Неожиданно, казавшееся вначале проходным сражение, вылилось для нас в изматывающую битву на истощение. На восстановление Жизнеспособности до максимума, ушло около десяти минут, за которые магический резерв собранной мной только что системы, восполнялся трижды. Все это время мне приходилось выслушивать причитания Эль. Сборщица жаловалась на злой рок, несправедливость судьбы и даже слабость доставшейся ей физической оболочки. В итоге, как только Восстановление завершилось, она появилась в реальности в виде голограммы и, напевая какой — то веселый мотив, тут же направилась к ближайшему поверженному железному гиганту.

Поднявшись с земли, я внимательно осмотрел те лохмотья, в которые превратилась созданная мной из подручных материалов одежда и криво усмехнулся:

— Да уж, в наше время даже бомжи выглядят более привлекательно.

Мне бы сейчас не помешало помыться. К сожалению, навык Восстановление не обладает такой функцией, как «чистка».

— Хоть бы дождь пошел что ли…

— Не надо дождь! Он помешает моим изысканиям. — Возмутилась сборщица.

— А вонь от немытого тела не помешает? — Язвительно спросил я.

Перестав копаться в наспех сооруженном интерфейсе, Эль на секунду о чем — то задумалась, потом повернувшись ко мне лицом, она подняла указательный палец правой руки вверх и ответила:

— Ради науки можно и потерпеть!

Уверенно кивнув сама себе, мелкая снова вернулась к изучению магической модели робота. Я же, пожав плечами, больше ничего вслух говорить не стал. Активировав виртуальный интерфейс крафта, я извлек из архива макет для новой секиры и медленно направился к другому, поверженному мной роботу.

Дождавшись очередного заполнения магического резерва, я активировал на одной ладони частичное Разложение и начал аккуратно вырезать себе из торса робота заготовку под новое оружие. Кроме Орихалка, из которого были сделаны корпуса металлических гигантов, больше ничего ценного у них не имелось. Так как накопитель маны располагался непосредственно в блоке управления робота, применив на нем Разложение, я не мог не повредить и сам маналит. Поэтому увеличить собственный магический резерв, за счет поверженных противников, в этот раз возможности не представилось.

Ну ничего, вот скрафчу себе топорик и тогда можно будет подумать о новых способах уничтожения этих механических монстров.

Настроившись на продуктивную работу, я стал быстро очищать полученную заготовку от остатков проводящих каналов и других частей «магической начинки» робота. Закончив, я подумал о том, что неплохо было бы скопировать «поглощение магии» для своих собственных доспехов, которые я тоже намеревался сделать из орихалка. Благо, их модель так же сохранилась в архиве моей НСУО. Останется только придумать новый рунный рисунок и слегка изменить размеры брони, а заодно сделать их более тонкими и подвижными.

Если дальше мне по — прежнему будут встречаться противники, опирающиеся в своих атаках на магическую стрельбу, то коэффициент прочности новых доспехов, особой роли вообще не сыграет. Единственной проблемой, когда все будет готово — станет гамбезон. На голое тело металлические доспехи не одеть. Хотя, эту проблему можно решить, перекрафтив доставшийся мне от «неформала» спальник. Насколько я помню, у него там есть слой мягкой подкладки, вот она то и послужит основой создаваемого под металлическую броню гамбезона.

На подготовку всех необходимых материалов для крафта, ушел почти час. Все это время Эль занималась изучением внутренней структуры роботов, внимательно осматривая металлических гигантов, одного за другим. В очередной раз, взглянув на нее, я невольно улыбнулся. Несмотря на очень непростой характер малявки, когда дело касается изучения чего — то нового, она отдает этому процессу всю себя без остатка. И это, безусловно, ее главная положительная черта.

Завершив подготовку и разбив процесс крафта на одиннадцать этапов, я начал постепенно воплощать в жизнь свои задумки. Когда магический резерв в маналитах подходил к концу, я занимался экспериментами с рунными блок — схемами в виртуале и к тому времени, когда оружие и броня наконец — то приобрели свой законченный вид, уже имел на руках годную рунную систему, которая увеличивала основным параметры созданной мной экипировки почти на триста процентов. Апогеем же всего ремесленнического действа — стала закалка оружия и брони моей собственной кровью, которая придала металлу дополнительную защиту от стихии огня и духовных атак. Не знаю, есть ли здесь «пользователи» частицы Гора, но лишними подобные меры явно не будут.

Рунная броня пламенного берсерка: Коэффициент прочности — 31. +42 к магической и физической защите. Иммунитет к огню. Иммунитет к духовным техникам.

Закаленная рунная секира из орихалка: Сила атаки: + 125. Может использоваться для активации смешанных навыков на основе физической силы, духовной силы, молекулярного разложения и магии огня.

Довольно улыбнувшись полученному результату, я заодно решил проверить и свой статус. Пусть Инфополе Вселенной здесь и не действовало, но моя НСУО с оценкой текущих характеристик может справиться не хуже.

«Статус»

Селин Ефим

Класс: Элементаль триединства

УВСМЭ Высший

Ширина канала 4500

Скорость преобразования 12000

Жизнеспособность 100%

Мощность изменяемого явления… — 12000

Мощность физической атаки … — 1120 (доступный физической оболочке максимум)

Телосложение 191

Сила 247

Ловкость 201

Духовность 300

Сила магии 300

Комплексная защита 0 — 12000

Текущая экипировка:

Рунная броня пламенного берсерка

Особенности тела:

Сопротивляемость ядам, Железная кожа, Клеточная регенерация, Усиление физической атаки, Усиление моторики, Усиление чувствительности, Предвиденье, Полудуховная сущность.

Особенности взаимодействия с окружающей средой:

Магия огня, Духовная сила, Молекулярное разложение, Сила природы, Элементный взгляд, Иммунитет к ментальной магии.


Совсем неплохо! Похоже, что модификация собственного источника, и эволюция сущности перед тем, как заключить в «золотую клетку» Гора с Алисией — не прошла даром. Теперь по совокупной мощи я не уступаю даже Демиургу!

— Ну, налюбовался? Теперь может, наденешь все эти железяки, и пойдем исследовать подземелье? — Комментарий Эль, незаметно подкравшейся сзади, заставил меня вздрогнуть.

— Не пугай так! — Резко обернувшись, воскликну я.

— Так я же призрак, мне по статусу положено. — Пожала плечами малышка, ехидно улыбнувшись.

Да уж, с этой егозой точно не соскучишься.

— Сначала надо сделать подкладку. Возвращаемся в лагерь. Немного отдохнем, а заодно и перекусим. — Скомандовал я.

— Сушеным мясом с галлюциногенами? — Спросила Эль, еле сдерживая наползающую на лицо непроизвольную улыбку.

— Ты же сказала, что там их не было?! — Удивленно закричал я, отдавая голограмме малявки шутливый подзатыльник.

— Может, и не было, а может, и было! — Таинственно произнесла она и побежала вперед.

Не соскучишься, как же… — глядя вслед убегающей сборщице, покачал головой я.

Похоже, исследование подземелья роботов будет тем еще «весельем».

Глава 3

Забегая наперед скажу, что съестные припасы из уцелевшего вещмешка «неформала» я все же изрядно сократил, проверив их еще раз на всевозможные яды и вредные вещества. Ничего кроме консервантов, моя НСУО в них не нашла. Все это время напротив меня сидела ужасно довольная голограмма Эль, с лица которой не сходила ехидная улыбка. Пообещав припомнить мелкой эту коварную провокацию, я откупорил несколько банок с мясными консервами в собственном соку и приступил к трапезе.

Как оказалось, постоянное использование маны, перекачка ее в источник для обратного преобразования в энергию и поддержание в работоспособном состоянии сразу нескольких проводящих каналов, изматывают физическую оболочку и духовную сущность почище сражения на пике возможностей. Не имея возможности подключаться к Мировому эфиру, единственным способом получения питательных веществ, для своего организма, как внезапно оказалось, является принятие пищи. Вот такое вот открытие!

Аппетит у меня действительно был зверским. Настолько, что если бы себя не проконтролировал, то в моем желудке оказались бы все запасы еды, до последней крошки.

— Жаль, что ты голограмма. Хоть какая — то польза от тебя бы была. — Хищно посмотрев в сторону Эль, облизнулся я.

— Я Высшее существо, меня нельзя есть! Это же святотатство! Я полезная! Я бесценная! — Подавшись назад, испуганно затараторила сборщица.

То, какими глазами я посмотрел на нее, заставило мелкую почувствовать себя не в своей тарелке. Подумав, что совершенно не убедила меня своими отговорками, она тихо добавила:

— Очень хорошо, что я голограмма.

— Вот то — то же! И прошу впредь не забывать об этом.

Прекратив дразнить сборщицу, я снова занялся крафтом. Из внешнего слоя и подкладки спальника действительно получился неплохой гамбезон. Сняв наконец — то свои лохмотья, я тут же облачился в него и стал поверх одевать новенький доспех из орихалка. Так как этот материал был не тяжелее алюминия, особых проблем его ношение у меня мне вызовет. Плюс все крепления и соединительные части были выполнены на сложных подвижных шарнирах, это должно было добавить мне в бою лишних пунктов маневренности. Будь моя воля, я бы конечно предпочел что — нибудь кожаное, с металлическими вставками, но за неимением лучшего, пока сойдет и этот.

Не в латексе же действительно ходить!

Дополнительные ребра жесткости на кирасе, поножах и шлеме, так же соответствовали общей концепции. Не удержавшись от искушения, закрывающее лицо забрало я выполнил в своей излюбленной манере. Появляющаяся из пространственного кармана маска демона, не только придавала моему виду дополнительной суровости, но и могла деморализовать противника. Ведь судя по реакции «неформалов», суеверия у них тут распространены довольно широко.

Пространственную магию я активировал при помощи рун, эта концепция была разработана мной еще во время путешествия по Лерталу, так что никаких новых блок схем придумывать не пришлось. Сейчас на очереди у меня было создание пространственного кармана нормального объема, который я бы мог со спокойной совестью назвать инвентарем. Но для этого пока не хватало магической энергии. Если за искателей подобное тоже делает Инфополе, то «простым элементалям» и здесь приходится как — то изворачиваться. Я бы мог, конечно, отвести под нужды такого кармана один из маналитов, но их пока и так мало. Да и нести мне в нем особо нечего. Вот разграбим рободанж, тогда можно будет более основательно над этим подумать.

Облачившись в доспех, я взял в руки секиру и сделал с ней несколько разминочных упражнений. Как и предполагалось, все части брони сгибались, где надо. Рунная магия укрепления и ослабления направленных магических атак тоже работала без заминок.

«Общая маневренность снижена на 41 %» — внесла свою ложку дегтя в общую бочку меда НСУО.

Ну, это было неизбежно, так что следует смириться.

— Только моих малышек симбионтов не хватает. — Печально вздохнул я.

— Основываясь на статистике прошлых сражений. В бою ты практически ими не пользуешься. — Тут же отозвалась на мое высказывание Эль.

— Ничего ты не понимаешь в современных веяниях искательско — элементной моды!

— То, что доступно лишь одному человеку, нельзя называть модой.

— Это концепт — арт! И вообще, просто формат сражений несколько изменился. Ты бы видела, как я с их помощью «живую воду» добывал, кроша направо и налево Стражей источника.

— Вот пока будем идти к данжу, как раз и посмотрю. — Улыбнувшись, мелкая деактивировала голограмму, нырнув в виртуальность.

Снова она без спроса в архивах ковыряться будет. Ладно, свои «брачные игры» с Инарой я убрал подальше, так что пусть смотрит.

— Эх, когда — нидубь меня точно посадят за растление…

— Ефим все еще принимает Эль за ребенка?! Эль взрослая, состоявшаяся личность. Высшее существо, создание самого Творца! Я требую прекратить все эти инсинуации…

Дальше слушать ее причитания смысла не было. Потушив костер, я собрал все признанные необходимыми в дороге пожитки «неформала» обратно в вещмешок и спрятал его в одной из куч мусора поблизости.

Осмотревшись по сторонам, я на всякий случай еще раз запустил магический поиск. Когда НСУО показала мне результат запроса (отрицательный), я перехватил свою секиру правой рукой и уверенным шагом направился к тропинке, пролегающей между двумя холмами, состоящими из ржавого металлолома и строительного мусора.

Быстро преодолев «ущелье», я вновь оказался на круглой площади. За время нашего отсутствия здесь ничего не изменилось. «Комитет по встрече непрошеных гостей» лежал без движения. После уничтожения их центров управления, даже по прошествии времени, никаких новых сюрпризов, вроде самовосстановления или перезапуска системы, не появилось. Доказательством недавно прошедшего здесь боя служило лишь поврежденное дорожное покрытие. Мне даже стало жаль инопланетный асфальт, продержавшийся целую вечность в таком хорошем состоянии.

В этот раз никаких неожиданностей система защиты входа нам подкидывать не стала. Добравшись до противоположного края площади, я осторожно подошел к нему и заглянул внутрь. Сам вход оказался простой дырой в земле с уходившим куда — то в темноту покатым пандусом. Никаких тебе дверей, ступеней или хотя бы предупредительных знаков. По краям десятиметрового прямоугольного отверстия можно было разглядеть следы фундамента какой — то постройки, возможно служившей когда — то этому комплексу контрольно — пропускным пунктом. Но сейчас от нее не осталось ровным счетом ничего.

— Плохо видно, запусти туда Огненный шар. — Прокомментировала вновь появившаяся в виде голограммы Эль.

— Ага, и разбудить оставшихся охранников, которые не вышли поприветствовать нас прошлый раз?

— Они все равно, так или иначе, проснутся. Не проще будет выманить их на открытое пространство сразу?

— Проще, вот только что будем делать, если моя магия случайно подожжет подземелье? В отличие от нас, сокровища, спрятанные там, вряд ли обладают иммунитетом к огню.

На это мое замечание сборщица ничего не ответила, тем самым признавая заочно свое поражение. Если уж быть совсем честным, то Эль своим абсурдным предложением невольно натолкнула меня на здравую идею. Активировав магию, я создал один большой огнешар, вложив в него сразу три сотни единиц маны, после чего разделил его на пять частей, располагая их вокруг нас на высоте полутора метров от земли.

Какой — никакой, а все же источник света.

— Сканируй пространство при помощи элементного взгляда, а я буду наблюдать за реалом.

— Принято. — Произнесла Эль.

Когда дело касалось исследований чего — то «интересного», малышка становилась предельно собранной.

Когда все приготовления были завершены, я начал осторожно спускаться вглубь комплекса, придерживаясь правой стены. Готовый в любой момент использовать часть светильников в качестве средства нанесения первого удара по противнику, я старался поддерживать собственную концентрацию на максимуме.

Но угроза, как всегда, пришла оттуда, откуда не ждали.

Первым, сработало мое Предвиденье, пробежавшись тревожной волной по телу. Отреагировав на сработавший навык, я остановился, ожидая внезапного нападения затаившегося в темноте врага. К этому моменту мы уже успели забраться в подземелье метров на сто, так что темноту в округе разрезали лишь мои пламенные светильники. Освещая пространство на десяток метров вокруг они, конечно же, не показывали всей картины целиком. Но этого, как оказалось, и не требовалось.

— Ловушка. Угроза снизу! — Закричала Эль.

После предупреждения малышки, моя реакция последовала незамедлительно. Используя все свои двести с лишним пунктов Ловкости, я развернулся на месте и совершил просто — таки гигантский прыжок назад. По — прежнему не понимая, что нам угрожает на самом деле, я трезво рассудил, что это направление является самым безопасным. Двигаться в металлическом доспехе было нелегко, но благодаря модернизированному дизайну и относительной легкости материала, мне все же это удалось.

Еще находясь в полете, я услышал за своей спиной какой — то треск, похожий на птичье чириканье. Приземлившись, я повернулся в сторону шума. Впереди, прямо в каменный пол была вмонтирована круглая металлическая платформа. Того же цвета, что и пандус, в полумраке помещения она практически сливалась с окружающим пространством и заметить ее можно было только если точно знать, что ты ищешь. Диаметр платформы составлял более десяти метров, и мне повезло, что я наступил лишь на самый ее край. Будь у ловушки отложенный эффект активации и я не уверен, что смог бы вовремя выбраться из зоны поражения.

Заискрившись, металлическая платформа начала активно создавать что — то вроде электрического поля. В то же время, на потолке засветился точно такой же металлический диск. Прошла всего пара секунд после активации и между ними начали активно проскакивать электрические разряды.

— Электронная лавина, переходящая по искусственно созданному ступенчатому лидеру молнии. Это великолепно! Ефим, Эль хочет подробнее изучить устройство этого механизма.

— Оно только что чуть нас не убило. Не думаю, что это будет безопасно.

Ответил я мелкой, после чего задал команду НСУО:

«Пересчитать мощность в условных единицах урона»

«Мощность электрической ловушки составляет: 329 у.е./секунду; Эффект урона: растянутый во времени» — ответила мне система.

— Охренеть, да она по мощности сравнима с ультимативным аое — навыком! Нет уж, спасибо. Лучше подскажи, как мне ее сломать.

Приближаться к чему — то, выдающему столь впечатляющие цифры урона, очень уж не хотелось. Тем более что у меня самого в запасе имеется всего две тысячи единиц маны. Если бросить всю ее на постоянный щит, который был бы способен нивелировать исходящий от электрического поля урон, более шести секунд внутри продержаться бы не удалось.

Да, если говорить начистоту, то подобный урон не способен причинить моей физической оболочке какой — то серьезный вред. Вот только Молния имеет один очень негативный эффект, противопоставить которому мне без магии будет нечего — Паралич. Частичный или полный, зависит от мощности заклинания/явления и сопротивления цели. Рунная защита не дает мне от него иммунитета, она способна лишь ослабить входящий урон, и как следствие эффект от паралича. Пару ударов я смогу пережить, сохраняя свою мобильность, но вот что будет дальше, предсказать невозможно. Моделировать подобную ситуацию в виртуале мне еще не приходилось и это серьезное упущение, которое надо будет потом обязательно закрыть практикой!

— Присмотрись внимательнее к центру диска. — Оставаясь в режиме магического зрения, нехотя ответила мне Эль.

Обретя эмоции, сборщица хоть и не утратила своей маниакальной тяги к знаниям, но после приключений на Лертале, она более — менее трезво стала глядеть на вещи. Степень угрозы при приближении к такой ловушке возрастала с каждым шагом по экспоненте. Изучать нечто подобное можно, разве что имея у себя за плечами постоянный проводящий канал к мировому эфиру.

— Когда выясним всю необходимую нам информацию по подземелью, может и вернемся к этому вопросу. А сейчас давай придерживаться намеченного плана. Если сущность этого мира действительно изменяет физические оболочки пользователей магии, в моей Боевой форме будет достаточно проблематично вписаться в местное человеческое общество. Ты так не считаешь?

— Считаю.

Грустно произнесла Эль, а затем добавила:

— Но начавшую просачиваться ауру ты же погасить смог…

— То были мелочи, просто легкое колебание энергии, создаваемое искрой Алисии. Представляешь, что будет, когда все три элемента Демиургов выйдут на свою максимальную мощность? Боюсь, что нормальный человек ко мне и на сотню метров приблизиться не сможет.

— Это да… — уже более оптимистично ответила сборщица.

При этом в ее голосе снова можно было различить нотки любопытства.

— Даже и не думай!

— А я чего? Я ничего…

Ага, как же ничего. Наверняка эта мелкая егоза уже начала себе представлять картинку моей полной боевой трансформации и полученный в воображении результат ее очень заинтересовал. Все ради науки, как говориться. Только мне от этого почему — то совсем не легче.

Присмотревшись к центру нижней платформы, я действительно смог заметить некое устройство, по виду напоминающее выполненный из того же металла, что и платформа — гриб. Небольшой, всего десять — двенадцать сантиметров в высоту и со шляпкой диаметром пять сантиметров. Точно такой же гриб находился и в центре верхней платформы.

Активировав магию, я создал два Огненных шар, мощностью в сто условных единиц урона, и выстрелил им по обнаруженным центрам управления. Последовал небольшой хлопок — взрыв и ловушка прекратила работу. Дождавшись окончательного распада электрического поля, я осторожно приблизился к все еще слегка искрящей платформе. Обойти ее или перепрыгнуть — никакой возможности не было, потому пришлось идти прямо через ловушку.

Вопреки моим ожиданиям, больше никаких сюрпризов не произошло. Один раз будучи сломанной, никаких других срытых механизмов, которые могли бы снова активировать эту электрическую ловушку, не обнаружилось.

Преодолев это препятствие, мы с Эль продолжили наш спуск. За последующие пять минут такие ловушки нам попадались еще четыре раза. Уничтожив их все и спустившись в общей сложности, на сто пятьдесят метров ниже уровня поверхности — таковы были расчеты НСУО, мы наконец — то добрались до первого уровня подземелья роботов. О том, что их здесь будет как минимум больше одного, говорила глубина залегания источника магической энергии, питавшей этот комплекс. Система по-прежнему не могла ее точно определить.

Пандус привел нас в огромное прямоугольное помещение с высотой потолка более двадцати метров. Пол здесь был устлан какой — то металлической решеткой, разделявшей его на одинаковые квадраты, со стороной три метра. Стены и потолок были отделаны точно так же. Внутри, как показал анализ НСУО, металлические створки были полыми. Так как диаметр труб составлял всего пять сантиметров, движению они практически не мешали, но о назначении этой странной конструкции мы пока могли строить только предположения.

Первой свою догадку, после анализа НСУО, озвучила Эль:

— Скорее всего, они служат для передачи энергии, но я не понимаю, зачем нужна именно такая конструкция системы?

— Если пронумеровать каждый сектор, это облегчит управляющему системой обороны комплекса координацию на поле боя и доставку «неприятностей» условному противнику. — Ответил, я на вопрос сборщицы.

Затем, осмотревшись более внимательно, добавил:

— Видишь в центре какой — то темный силуэт?

— Ага. Пойдем, проверим?

— Пошли. Предупреди, если заметишь что — нибудь странное.

— Для меня тут все является странным, а потому — интересным! — Возбужденно произнесла мелкая, снова забираясь в нейроинтерфейс моей НСУО.

Но приблизиться к «таинственному силуэту» мы с Эль так и не смогли. Стоило нам только ступить на порог этой «клетчатой комнаты», как в действие пришел очередной скрытый механизм, активировавший еще одну линию обороны подземелья.

— По трубам начинает «течь» магическая энергия, как я и предполагала! — Радостно воскликнула сборщица.

— Как бы это для нас не обернулось очередной «битвой на грани». — Скептично возразил я и тоже перешел на элементное зрение.

Пусть сейчас я не могу использовать всю доступную мне мощь, но если речь действительно пойдет о жизни и смерти, придется наплевать на разработанный план и использовать энергию мирового эфира.

Хотя, если так подумать, то ни одна моя «гениальная стратегия» за последнее время, так и не сработала. Это касается и битвы у сердца мира Арк–03, и событий на Лертале. К этому можно добавить неразрешенный конфликт с Министерством по делам искателей.

Может, стоило послать им бомбочку в главное управление, расположенное в столице? Наверно я был слишком мягок с ними…

Прогнав из головы «призраки прошлого», я покрепче сжал свою новую секиру и, внимательно наблюдая за происходящим, медленно пошел в сторону центра комнаты. Раньше я всегда так поступал. Тяжесть находящегося в моих руках оружия — придавала сил, словно магнитом вытягивая из сознания все страхи и ненужные мысли. После становления элементалем, надобность в подобных вещах отпала сама собой, но раз ситуация располагает, почему бы и не вернуть старую привычку?

Параллельно с этими действиями, моя НСУО получила команду подготовить все к немедленной активации запасного плана. Теперь, когда станет действительно «жарко», я смогу моментально переключиться в Боевой режим.

Тем временем в зале развернулся форменный маго — энергетический кавардак. Растекающаяся по решетке мана, наполнила всю комнату неожиданным, изумрудным свечением. Ни о какой единой стратегии системы обороны комплекса — не шло даже речи. Лишь беспорядочная циркуляция маны, которая «зажгла» сначала пол, а потом и стены с потолком.

Когда призрачное изумрудное свечение более — менее упорядочилось, «энергетическое шапито» резко замерло. Безмолвие продлилось всего пару секунд, после чего мана на максимальной скорости ринулась к центру комнаты, оставляя после себя на решетке только легкий энергетический налет. Словно смазанная растительным маслом раскаленная сковорода, перед тем как повар выльет на нее тесто для блинов.

— Ай, слишком ярко! Мои глаза, я ослепла! Как они посмели ослепить Высшее существо?! Ефим, отомсти за меня! — Произнесла обиженным голосом Эль.

Не обращая внимания на недовольство мелкой, я продолжил приближаться к силуэту в центре. Секунду назад я перешел на обычное зрение, так что «магическая вспышка» вызвала у меня разве что мурашки по коже. В реальности изумрудное свечение слегка потускнело, но света по — прежнему оставалось достаточно. Осознав это, я тут же деактивировал свои собственные «светильники». Благодаря улучшенному контролю над стихией, мне не требовалось постоянно подпитывать однажды созданный Огненный шар, так что ушедшая на их создание мана — давно восстановилась. Но в бою лучше лишний раз не рисковать! Вдруг у противника имеется особая чувствительность к инфракрасному диапазону или он реагирует только на изменение явления посредством маны?

Кстати, а кто вообще наш противник?

Присмотревшись к центру комнаты, уже наполненному к этому времени изумрудным свечением, я смог понять, чем же на самом деле являлся этот «таинственный силуэт».

— Это робот! — Еще больше возбудилась мелкая.

А как же коварный враг, подло ослепивший «Высшее существо»? — хотел ехидно заметить я, но начавший действовать железный монстр, не дал мне этого сделать, полностью приковав внимание к себе.

Как только управляющий контур робота активировался, его глаза засветились красным, и последовал сдвоенный лазерный выстрел. Будучи уже знакомым с этим навыком металлических гигантов, за пару мгновений до его активации я ушел в сторону с помощью прыжка. Реагируя на ситуацию, моя НСУО привела в действие рунную защиту доспеха, отчего он начал мерцать золотистым светом магии Гора.

Этот Железный дровосек отличался от своих собратьев, входивших в «комитет по встрече непрошенных гостей». Уже около шести метров ростом, с большой головой, по форме напоминающей египетскую пирамиду. Его тело больше походило на человеческое. Длинные руки и ноги, массивная многослойная броня, мигающие разным цветом части тела, как в подростковых фильмах про гигантских трансформирующихся роботов.

Поняв, что для моего обнаружения роботу не нужно прибегать к какому — то магическому сканированию или использованию особых фильтров для своего робозрения, я вновь активировал магию, и контратаковал его целой россыпью Огненных шаров, небольшой мощности.

Раз он не похож на собратьев, может у него и слабости к магии имеются?

Мгновенно преодолев дистанцию до цели, три огненных болида растеклись жидким огнем по блестящей металлической броне робота, оставляя после себя лишь черные закопченные следы.

Не прокатило и ладно. Значит, будем сближаться.

— Проанализируй его структуру и найди центр управления!

— Не хочу снова переходить на элементное зрение. Может в этот раз Эль просто понаблюдает?

Задыхаясь от возмущения, я попытался подобрать слова, наиболее красочно описывающие те эмоции, которые испытал после предложения мелкой, но благодаря тому, что мы со сборщицей теперь практически единое целое, она и сама все прекрасно поняла.

Тем временем я рванул вперед и попытался сблизиться с все так же продолжавшим неподвижно стоять роботом. Оказалось, находился он там неспроста. Пребывая словно в коконе из какого — то полупрозрачного материала, он мог управлять оттуда всей решетчатой системой обороны. Стоило мне только начать действовать, как вдруг один из секторов у меня на пути засветился интенсивнее соседних. Подсознательно ожидая чего — то подобного от «решетки», я изменил свою траекторию движения, свернув вправо. Оказалось, что такой сектор был тут не один. Только в радиусе двадцати метров от меня, активировалось шесть подобных квадратов.

Пространство над ними стало быстро наэлектризовываться.

Уже зная, что за этим последует, я словно безумец, на всех порах побежал прямиком к роботу, стараясь огибать электрические ловушки не менее чем за два квадрата до встречи с ними.

— Ефим, не поможет! — Испуганно закричала сборщица.

«Перекинуть всю доступную ману на защитное поле. Блокировать только при контакте» — реагируя на слова Эль, отдал я команду своей НСУО.

Следующие пару минут боя я практически не помню. Все события, произошедшие за это время, словно потонули в электрическом урагане, обрушившемся на это подземную комнату, уже не казавшуюся мне такой большой, как по началу. Не имея четкой направленности, молнии, создаваемые активированными квадратами, начали бить в совершенно непредсказуемом ритме.

Лог КИУ

— 0 (0 — 2000, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

— 0 (284 — 2000, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

— 0 (9 — 1716, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

— 0 (0 — 1707, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

— 0 (167–223, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

— 28 (84–56, основа — магия воздуха, нейтрализовано рунной защитой — 99)

Стараясь избегать наиболее ярких разрядов, я постоянно подвергался атаке целого сонма более мелких. Несмотря на то, что восстановление моего резерва шло полным ходом, с темпами, на двадцать девять процентов опережающими прошлые расчеты НСУО, этого было явно недостаточно. Количество урона сильно превышало темп восстановления маны, а потому уже очень скоро я остался без стандартной защиты, вынужденный полагаться лишь на рунную, которая могла ослаблять входящий урон от электричества только на девяносто девять условных единиц.

— Ай, щиплет! Ай, больно! — Часто вскрикивала Эль, еще больше мешая мне сконцентрироваться.

Из — за творившегося в округе хаоса, мое продвижение вперед — практически остановилось. Вынужденный постоянно уклоняться, я находился на максимуме концентрации, выжимая из своего организма все соки. Желание сближаться со столь ужасным противником отпало напрочь. Теперь в свободные от очередного маневра уклонения десятые доли секунды, я просто пытался найти в этом электрическом урагане «островок безопасности». Хотя бы маленький и временный — все что угодно за лишнюю секунду передышки.

«Уровень Жизнеспособности снизился до 90 %» — отрапортовала НСУО.

Пусть урон был небольшим, всего — то по 20–30 условных единиц, но иногда прилетали и ощутимые «плюхи» за сотню. Благодаря характеристикам своей физической оболочки, я мог их кое — как переживать и даже не подвергаться эффекту стана, но у всего же должен был быть свой предел.

— Хватит ныть, лучше подскажи, как остановить творящийся вокруг хаос?!

Так и не дождавшись ответа от мелкой, я начал все увереннее присматриваться к трубам, у себя под ногами и когда уже хотел было порубить их, тем самым создав себе этот «островок», сборщица разразилась очередным предупреждением:

— Прерывание решетки ни к чему не приведет, так как все функции дублируются соседними каналами. Нужно отключить источник, находящийся на нижнем уровне.

Это плохо. Если Железный дровосек и правда проигнорирует мои усилия, создав в этом месте очередное электрическое поле, только намного большего масштаба… — подобное будет равноценно поражению. Большая площадь покрытия прямо пропорционально увеличивает мощность любого аое — навыка, это основы основ, которые знает любой начинающий искатель!

От кажущейся безвыходности положения, я начинал все больше злиться. Ярость, как последнее средство разума защитить организм, избегая постоянных болевых ощущений.

Сейчас я был вынужден бороться не только с электрическим штормом, но и с «внутренними демонами». Завладей они мной снова, и я без страха брошусь вперед, крушить своего врага. Ярость заменит мне все остальные чувства и ощущения, придавая сил и уверенности разуму. В подобной ситуации это равноценно вынесению самому себе смертного приговора, ведь в этой форме до Железного дровосека я точно не доберусь.

Стоило мне только об этом подумать, как снова оживилась Эль. В этот раз в ее голосе читались нотки радости:

— Электрический шторм начинает стихать!

Бросив мимолетный взгляд на показания системы, я убедился в правоте слов сборщицы. В последние десять секунд количество получаемого физической оболочкой урона, действительно сократилось. К этому времени уровень Жизнеспособности успел опуститься до семидесяти четырех процентов. Пока это было терпимо, но еще пяток — другой процентов и мои боевые возможности начнут сильно сокращаться. Вот тогда — то «подмены на Ярость» точно будет не избежать.

Побегав от электрических разрядов еще с полминуты, я дождался, когда мое восстановление маны превысит интенсивность урона и только после этого дал себе возможность передохнуть.

Остановившись, я попытался отдышаться и понять, куда же меня занес мой «электрический вальс». Сверившись с интерактивной картой, отмечающей мой маршрут, я понял, что нахожусь в сорока восьми метрах от «стартовой точки». Пандус с выходом — располагался немного левее, если провести диагональ и идти строго по ней, то получалось чуть меньше ста метров.

Далековато…

С учетом, что с Железным дровосеком нас разделяло расстояние, равное половине этой дистанции, отступать смысла по — прежнему не было. Злобно взглянув в сторону робота на пьедестале, я уже хотел было показать ему, как умею злиться, но тут в действие пришел еще один скрытый механизм. Часть стены рядом со мной попросту исчезла, и из образовавшегося десятиметрового отверстия начали выбираться роботы с телами — горшками, клоны тех, кто входил в «комитет по встрече».

— Вот на вас — то я и оторвусь!

Совершенно не пугаясь подобной перспективы, я дождался, когда активируются лазеры в их глазах, после чего прыгнул в сторону, уже через мгновение снова оказываясь на ногах.

— Даже не заикайся о том, чтобы оставить целыми и этих! — Предупредил я так и лучащуюся любопытством мелкую.

— А я чего? Я ничего… — в своем духе ответила она, продолжая анализировать тонны поступающей от моей НСУО информации.

«Активировать частичное разложение по контуру лезвия секиры»

Попробуем кое — что новое!

Быстро приблизившись к первому роботу-горшку, я размахнулся и провел горизонтальный рубящий удар. За долю секунды до начала этой атаки, лезвие моей секиры вспыхнуло бирюзой, будто бы активируя какой — то системный навык, дарованный искателю Инфополем. Удар оставил на теле металлического гиганта огромную «рану» с рваным эффектом по краям. Как оказалось, воздействие Разложения было неравномерным, слишком много факторов, таких как: скорость атаки, встречное сопротивление и даже мелкое подрагивание моих рук — мешали этому.

Но меня это совершенно не волновало, так как всего одним подобным ударом я смог практически вывести металлического гиганта из строя. Уклонившись от резко ускорившегося собрата моего противника, я снова бросился в атаку и двумя последующими ударами, окончательно добил этого робота, не повредив при этом его центр управления. Слишком сильно мы сейчас нуждаемся в увеличении резерва маны, чтобы пренебрегать подобной возможностью!

Расправившись с первым роботом — горшком, я снова совершил маневр уклонения, помня, что запас времени между выстрелами лазерными лучами из глаз, у этих товарищей совсем небольшой.

Когда и второй лазерный залп ушел в молоко, я повторил «разбор на запчасти» применительно к следующему кандидату. В этот раз, подстраивая силу удара, я сократил время, затрачиваемое на каждую атаку и смог до лазерного залпа уничтожить уже двух врагов. Можно было бы и еще быстрее, но тогда снова встанет вопрос об истощении резерва маны.

Так как всего противников было пять, на их уничтожение у меня ушло меньше минуты. Довольный собой, выпустив на «подручных» Железного дровосека пар, я развернулся в его сторону.

— Ефим, снова появились признаки активации Электрического шторма!

— Да он совсем охренел! — Заорал я, представляя, что следующие несколько минут снова буду вынужден метаться из угла в угол, будто крыса в клетке.

На миг сознание затопила особенно сильная вспышка ярости:

— Я тебе не какая — нибудь крыса!

Сделав несколько шагов по направлению к Железному дровосеку, я изо всех сил метнул в его сторону свою секиру. Насаженный будто бы на кол на своем пьедестале, мой противник даже не шелохнулся в попытке хоть как — то защититься от этой неожиданной атаки. Быстро преодолев те сорок с небольшим метров, которые нас разделяли, секира, как по заказу, врубилась в его толстое, закованное в многослойную броню тело. Благодаря вовремя активированному НСУО Разложению, мое оружие наполовину утонуло в торсе робота.

Активация Электрического шторма прекратилась, а от окутывающей Железного дровосека полупрозрачной сферы, тоже поврежденной моей секирой, во все стороны распространилась ударная волна.

Упав на пол, словно подкошенный, я пропустил ее над собой, после чего, оставаясь в том же положении, снова посмотрел на железного дровосека.

Его полупрозрачная сфера пошла оранжевыми разводами. Словно плавясь, она начала превращаться в нечто совершенно иное, каким — то волшебным образом меняя агрегатное состояние составляющего ее основу вещества.

— Плазма, Ефим это какой — то вид плазмы. Давая изучим…

Договорить сборщица не успела. Завершив свое преобразование, рыжая сфера резко увеличилась в размерах и область радиусом в десять метров вокруг Железного дровосека — попросту расплавилась. Причем искажение шло по всему структурному слою этого измерения, влияя даже на молекулы воздуха.

— Все еще хочешь подойти поближе? — Подначил я ее.

— Пожалуй, воздержусь. — Уклончиво ответила Эль.

Взглянув на показатели маны, я убедился, что половина резерва уже восстановилась, и активировал магию. Россыпь огнешаров, затем Струя огня и под конец мини копия Пламенного дракона, в котором я спрятал небольшой подарок в виде Сферы разложения, начали врезаться в плазменную сферу Железного дровосека, не причиняя ей абсолютно никакого вреда.

— И как противостоять подобному?! — Смотря удивленным взглядом на потерпевшего фиаско дракона с сюрпризом внутри, прошептал я.

Словно услышав мои слова, робот наконец — то пришел в движение. Сломав шест, на который был насажен, он четкими механическими движениями слез с пьедестала и, сверкнув красноглазым взглядом в мою сторону, уверенно пошел на сближение.

Вскочив на ноги, я бросился бежать к «тайному отверстию» в стене, из которого появились его подручные. Отступление казалось мне единственным шансом выиграть время, для разработки какой — то стратегии противодействия его плазменному полю.

Создав на ходу пару маленьких огнешаров, я ураганом ворвался в погруженный в полумрак коридор. Из — за габаритов, прятавшихся в этом секрете роботов, проход оказался весьма широким. Пробежав по нему около сотни метров, я уперся в тупик.

— Это подъемный механизм, сейчас попробую активировать удаленно. — Четко, убрав всякие эмоции из своего голоса, произнесла Эль.

Похоже, и малышка, наконец, осознала всю опасность ситуации, в которой мы оказались.

— Спасибо, что бы я без тебя делал. — Вполне серьезно ответил я.

Через несколько секунд, когда сумрак коридора начало освещать оранжевое свечение от плазменного пола, приближавшегося к входу Железного дровосека, в стене справа что — то щелкнуло, и пол подо мной начал опускаться вниз. Шахта лифта не была прозрачной, так что заранее увидеть место, в которое опускался подъемник, было невозможно. Поэтому следующие двадцать секунд своей жизни я потратил на напряженное наблюдение за восполнением резерва маны в созданном недавно артефакте.

Сейчас магия была моей единственной защитой.

Начав тормозить, лифт вскоре остановился. Двери открылись, и я увидел освещенное таким же изумрудным свечением помещение, примерно равное по площади «клетчатой комнате». На четверть оно было заполнено шеренгами стоявших без движения роботов — кувшинов.

— И что дальше? — С ужасом взирая на открывшуюся картину, ошарашенно произнес я.

Тем временем двери лифта начали закрываться. Увидев это, я смог в последнюю секунду выпрыгнуть из него, активируя тем самым ближайших ко мне роботов. Их глаза тревожно налились красным, а подъемник за мной начал медленно подниматься обратно, готовый привезти на намечающуюся «жаркую вечеринку» еще одного участника…

Глава 4

Из — за изменившихся обстоятельств о разработке какой — либо стратегии противостояния плазменному полю Железного дровосека не могло быть и речи. Теперь на первый план вышло выживание с сохранением текущей формы физической оболочки.

Дабы не стать добычей лазерной артиллерии вошедшей в боевой режим первой шеренги роботов — горшков, перед тем как подняться на ноги, я сделал четыре переката в сторону. Расплавив часть мерцавшего изумрудным сиянием железного паркета, роботы одновременно пришли в движение, совершив рывок в мою сторону. Я ждал от них подобных действий, потому, вскочив на ноги, побежал им навстречу, активируя сразу на обеих ладонях Разложение.

— Эх, снова Эль не удастся изучить управляющие центры. — Грустно произнесла сборщица, уже зная, как именно я планировал контратаковать.

— Просканируй окрестности на наличие каких — либо сюрпризов, наподобие той решетки, что создает Электрический шторм. — Коротко бросил я, отмечая для себя первую цель.

Качнув тело вправо, я заставил металлического гиганта чуть изменить свою траекторию, после чего, поймав его на противоходе, ударил Разложением по ногам.

Магия сработала как надо, уничтожая коленные суставы робота:

Это немного поумерит его прыть!

Развернувшись, я рванул следом за уже начавшими тормозить, собратьями «индвалида». Всего «проснулось» десять металлических гигантов, не сказать, чтобы подобное количество представляло для меня большую опасность, но и уничтожить их всех до подхода дровосека я точно не успею.

Напав сзади на одного из роботов — горшков, я в высоком прыжке ударом ладони разрубил напополам его голову. Времени возиться с ними — не было, потому я не стал его добивать и, оттолкнувшись от покатой блестящей спины, прыгнул на другого гиганта. Двигаться в доспехе было ужасно неудобно, да и те акробатические этюды, которые я сейчас в нем вытворял, показались бы земным рыцарям Средневековья чем — то немыслимым, находящимся за гранью их понимания.

Меня бы на костре сожгли, как еретика, прямо в этом дьявольском доспехе. — Усмехнулся я про себя, срубая голову очередному роботу — горшку.

Этот пятый, осталась половина.

— Проводящей ману искусственной структуры — не обнаружено. Кстати, сейчас произойдет новый залп лазерной артиллерии. — Мимоходом отметила Эль.

Закончив с очередным металлическим гигантом, я дождался, пока глаза оставшихся роботов нальются красным и, оттолкнувшись от покатого тела продолжавшего крутиться на месте робота, спрыгнул на пол.

— Ефим, у нас гости!

Дополнительных объяснений не требовалось, я знал, кого именно имеет ввиду сборщица. Добравшись до нижнего уровня, Железный дровосек не стал дожидаться открытия дверей лифта, расширив свое плазменное поле. Беглый взгляд на подъемник многое рассказал мне о желании босса поскорее расправиться с нарушителем.

Створки шахты лифта окрасились в ржавый цвет и потекли. Одновременно с этим десять лазерных лучей врезались в тело безголового гиганта. Их совокупной мощности хватило, чтобы расплавить его многослойную металлическую броню. Когда красные лучи добрались до центра управления, с заполненным магической энергией маналитом, раздался взрыв. Войдя в контакт с лазером, запертая в кристалле мана повела себя несколько иначе, сдетонировав словно взрывчатка.

— Мои будущие экспериментальные образцы! Ах вы, паскуды чугунные! — Выругалась Эль.

Не знаю, в каком закоулке моего архива памяти она нашла это выражение, но вид появившейся рядом голограммы, машущей в сторону огромных роботов своим маленьким кулачком, смог меня позабавить, очищая от негативных мыслей голову.

Как только это произошло, тут же на ум пришла свежая идея.

Побежав по направлению к другим шеренгам неподвижно стоявших роботов — горшков, я активировал их и со всех ног бросился прямо навстречу уже успевшему выбраться из покореженной шахты лифта Железному дровосеку. Робот тоже отметил мое местоположение и, сверкнув красноглазым взглядом, бодро зашагал мне навстречу.

Этот их Рывок действительно очень сильно напоминает навык земных искателей класса Рыцарь. Интересно, как они добиваются столь мощного начально импульса?

— Вот и мне интересно. — Завороженным голосом произнесла мелкая, уже успев вернуться в нейроинтерфейс. Очевидно, наблюдать за моим сражением с робоармией, ей больше всего нравилось из первого зрительского ряда.

Когда между мной и Железным дровосеком оставалось около десяти метров, я на полной скорости, которую мне только позволяла использовать орихалковая броня, заложил крутой вираж и резко свернул в сторону. От навалившихся на физическую оболочку перегрузок разразилась очередной тирадой Эль. Если убрать оттуда все ругательства, то смысл был примерно таким: легче, не дрова везешь!

Железный дровосек, из — за своих габаритов, моего трюка повторить не смог. Правда ему этого и не требовалось. Начав резкое торможение, он стал рывками увеличивать размеры плазменного поля. Каждый такой рывок раздувал рыжую сферу на добрые пять метров, отчего разъедающая все на своем пути плазма, буквально дышала мне в спину, обещая поглотить решившего бросить вызов ее создателю наглеца.

Понимая, насколько опасно наше положение, Эль перестала голосить и начала молиться. Услышав обращенные к Творцу слова молитвы мелкой, я чуть было не сбился с ритма, рискуя окончательно угробить нашу физическую оболочку.

Граница комнаты приближалась с неимоверной скоростью, роботы — горшки активировались шеренга за шеренгой, а плазменное поле все разрасталось. Не предполагая, что Железный дровосек будет способен выдать столь впечатляющую мощность своего ультимативного навыка, я уже всерьез начал опасаться за наши жизни, раздумывая над тем, а не присоединиться мне к сборщице в ее занятии?

Но, хвала Творцу, плазменное поле наконец — то прекратило свой рост. Наверняка этому поспособствовали активированные роботы — горшки, десятками посылавшие в него свои лазерные выстрелы. Вспоминая свой бой у входа в рободанж, я знал, что они не способны точно прицелиться, если их противник находится в движении. Взяв в фокус позицию моего тела в момент выстрела, они именно туда и наносили свой удар. Именно поэтому практически все выстрелы активировавшихся гигантов — пришлись на плазменное поле. Железный дровосек, в свою очередь, абсолютно не считался с жизнями приспешников. Не успев вовремя затормозить, его плазменное поле поглотило десятки роботов — горшков, растворяя их металлические тела и тем самым помогая мне сокращать их количество.


Уничтожив несколько десятков роботов-горшков, Железный дровосек все же остановился. Его плазменное поле прекратило расти. Потеряв свою насыщенную рыжую окраску, оно пошло разводами, из которых стали образовываться дыры.

— Ефим, оно распадается! Эта тупая болванка превысила свой лимит! — Радостно воскликнула Эль.

— Ага, воздай еще одну молитву Творцу за это. — Саркастично ответил я.

— Я же исследователь, Высшее существо! О каких молитвах вообще может идти речь? — Задрав нос, словно бы десять секунд назад ничего и не случилось, пафосно прокомментировала мое предложение сборщица.

— Ну — ну. — Усмехнулся я, не став дальше развивать эту тему.

Бой еще не закончен!

«Активировать частичное разложение. Минимальная мощность»

Отдав НСУО очередной приказ, я оттолкнулся от стены и на той же максимальной скорости побежал по направлению к Железному дровосеку, который внес в ряды робоармии «горшочников» довольно сильный беспорядок. Справиться с ее остатками, и потерявшим свое главное оружие «генералом» — будет уже полегче!

Вот только, как оказалось, «генерал» совершенно не собирался сдаваться. В его металлической пирамидальной голове вообще не существовало такого слова.

Быстро проанализировав ситуацию, Железный дровосек решил достать из рукава свой последний козырь. Его тело ярко засветилось, и от него по распадающемуся на части плазменному полю снова прокатилась энергетическая волна.

Точно такими же толчками он только что расширял его, поэтому я испугался, что это была финальная атака — «типо из последних сил». Но набрав крейсерскую скорость, мое тело никак уже не успевало перед ней затормозить, поэтому громко закричав, я бросился прямо на робота.

Вопреки моим ожиданиям, роковой вбстречи с рыжей субстанцией не наступило. Пуройдясь по сфере, энергетическая волна окончательно рназорвала ее структуру. По всей поверхности плазменного пзоля начали вспыхивать десятки плотных оранжевых огоньков и та часть поля, которая находилась рядом с ними, стала обволакивать их. Таким образом, одна огромная сфера разбилась на пятьдесят с лишним плазменных пузырей, которые одновременно рухнули на поле боя, покатившись в разные стороны.

Встречая на своем пути препятствия в виде роботов — горшков, эти пузыри моментально обволакивали их, растворяя в себе, после чего все это дело превращалось в большую токсичную ржавую лужу, наступать на которую не рекомендовалось даже в металлической обуви.

Несмотря на подобную, невероятно мощную атаку Железного дровосека, я все же не стал менять своей главной цели. Ловко маневрируя между плазменными пузырями и помогая там, где надо роботам горшкам встречаться с ними, я через полтора десятка секунд наконец — то добрался «генерала».

Заметив меня, его глаза снова вспыхнули красным, и из них в мою сторону устремилось два тонких лазерных луча.

— Не возьмешь! — Закричал я в ответ на атаку дровосека, перекатом уходя влево.

«Частичное Разложение по контуру секиры — активация!»

Поднявшись на ноги, я моментально сблизился с роботом и одним рывком вырвал у него из тела свое оружие. В бок мне тут же прилетела увесистая плюха от удара металлическим кулаком.

Лог КИУ

— 127 (427–300, основа — физическая атака)

«Уровень жизнеспособности опустился до 66 %» — известила НСУО.

От второго добивающего удара правым кулаком сверху я как — то смог увернуться. От полученного урона и новых перегрузок — в глазах начало двоиться, но я старался не терять из виду свою цель. Когда кулак Железного дровосека опустился на металлический пол комнаты второй раз, я воспользовался этим, чтобы одним махом отрубить ему часть руки, почти до самого локтевого сустава. Все же хорошо, что мое оружие не какой — нибудь полуторный меч, подобной зубочисткой я разве что в носу поковыряться у него бы смог.

Не останавливая движения, я дал инерции от удара увлечь меня вслед за смобой и после остановки, рывком ушел противнику за спину. Новая активация Разложения окрашивает лезвие моей секиры бирюзой, и оно впивается в левую ногу робота. Когда Железный дровосек встает на колено, я выныриваю с фланга и оттолкнувшись от него в высоком прыжке располовиниваю его пирамидальную голову.

— Центр управления находится в середине туловища робота, твоя секира совсем немного до него не достала. — Наконец — то, когда появляется свободная секунда, дает свое заключение Эль.

— Сейчас мы это исправим!

Увернувшись от очередного удара, нанесенного все еще остававшейся целой, правой рукой, я снова сблизился с ним, и ударил в то же место, откуда вынул свою секиру несколькими секундами ранее.

«Духовный импульс — активация»

Окрасившись золотом, мое оружие выпустило точно в рану два световых мини копья. Последовал глухой хлопок, возвестивший о том, что с маналитом в источнике питания Железного дровосека покончено.

Устало опершись на свою секиру, я поглядел на то, во что превратился после атаки плазменных пузырей зал и не находя нужных слов, чтобы описать увиденное, лишь покачал головой.

— Не набрать нам здесь маналитов… — прочла мои мысли Эль.

Дымящиеся лужицы какой — то оранжевой гадости, с едким налетом ржавчины — вот и все что осталось от роботов — горшков. Тело Железного дровосека я тоже знатно потрепал. Времени на то, чтобы придумывать более «гуманный» способ убийства этого босса, попросту не было. Кто знает, что еще осталось у него в рукаве? Уж слишком неприятные у этого товарища были способности.

К примеру, закончилось бы действие этих пузырей, а он взял бы и самоликвидировался. Причем каким — нибудь еще более извращенным способом, чем создание этих рыжих пузырей, захватив с собой в прогулку на тот свет весь этот этаж в придачу.

— Наверх здесь мы подняться тоже не сможем. — Глядя на покореженную плазменным полем Железного дровосека шахту лифта, отметил я. — Да и вообще, что это за магия такая?! Похожа на Разложение, но действует как — то иначе…

— Эль тоже поначалу удивилась, но проанализировав через элементное зрение эту форму энергии, я сделала вывод, что навык робота, условное название: Плазменное поле, вообще имеет мало общего с доступной искателям магией. У всех встречаемых нами механизмов, мана используется в качестве топлива, практически никак не влияя на окружающую среду и происходящие в ней явления. Эти роботы по своему внутреннему устройству совершенно не похожи на големов, создаваемых через рунное искусство. Мой прошлый вывод о том, что здешняя цивилизация пошла совсем по другому пути развития, нежели известные нам — еще раз подтвердился! — Картинно ударив себя в грудь правым кулачком, мелкая гордо подбоченилась, выдав очередную забавную позу, подсмотренную где — то у меня в архивах памяти.

— Этот мир просто перенасыщен маной. Без Инфополя Вселенной и, не имея внутренних источников, местные вынуждены были как — то приспособиться. На то разумным расам и даны мозги!

Быстро осмотревшись по сторонам, я нашел относительно непострадавший угол и направился к нему, желая немного отдохнуть и привести собственную физическую оболочку в порядок Восстановлением.

— Но это все лирика, давай к делу. Мы можем защищаться от подобных атак магической броней или надо придумывать что — то новое?

Хоть мы с Эль еще не провели в этом мире и одного дня, я уже привык обращаться к ней, а не к собственной системе. Используя мой нейроинтерфейс, сборщица могла быстро анализировать все входящие информационные потоки, делая заключение о тех или иных деталях встречающихся нам особенностей этого мира — прямо на ходу.

В чем разница между бездушной системой, работающей по строго заданным алгоритмам, и этой удивительной малявкой, неизвестно как обретшей в моей компании свои уникальные эмоции, я мог убедиться, хотя бы посмотрев на реакцию «начальства», которое приостановило исполнение вынесенного Праматерью Колыбели жизни приговора нашей линии вероятности.

— Пока весь полученный нами на этой планете урон ближе всего подходит под категорию: Физический. Так что его блокировка чем — то особенным отличаться не будет.

— Даже выстрелы бластеров тех неформалов? — Удивленно вскинул брови я.

— Ага, так что твои мысли о кожаных доспехах с функцией поглощения энергетического урона — не совсем верны. Хоть в этой консервной банке довольно неудобно, но ее полезные защитные функции и относительную легкость ношения — не отметить нельзя. Если дашь мне администраторские права, я внесу в НСУО соответствующие корректировки и тогда…

— Отказано! — Мгновенно раскусив план этой мелкой злоумышленницы, я даже не стал ее дослушивать. — Лучше создай отдельный файл в пределах общей директории, и сбрось туда все свои наработки.

Увидев поникшее выражение лица Эль, я все же решил немного сгладить углы:

— Вместе подумаем над модернизацией защиты, мне ведь тоже интересно.

— Хорошо! — Снова загорелась она. — Вот только текущего запаса маны нам для этого точно не хватит. Так что ты уж постарайся в следующий раз оставить неповрежденными хотя бы несколько центров управления.

— Не вопрос.

Улыбнувшись сборщице в ответ, я перевел взгляд на левый верхний угол своего нейроинтерфейса. Бар Жизнеспособности снова вышел в «зеленый сектор», а травмы, полученные в бою с роботами, практически зажили. Закончить восстановление физической оболочки можно и по ходу поисков спуска на нижний уровень, потому как на общее самочувствие и основные параметры она уже практически не влияет.

Обойдя зал по периметру, мы относительно быстро нашли спуск на нижний уровень. Точнее обнаружила его Эль, сканируя пространство через все доступные НСУО методы поиска. Как и вход с поверхности, он так же представлял собой покатый пандус, скрывавшийся за утонувшей в стене дверью. Похоже, что сборщица уже неплохо научилась взламывать местные замки, поэтому — то я и не хочу давать ей администраторские права доступа к своей НСУО.

Мало ли чего она там сможет наворотить!

В этот раз мы спускались предельно собрано, и обнаруживали все встречавшиеся на пути ловушки заранее. Дождавшись их активации, я Огненными шарами уничтожал появляющиеся из — под пола шляпки металлических грибов. После этого ловушка сразу прекращала свою работу, а так и не успевшее выйти на свою пиковую мощность электрическое поле — попросту распадалось. Таким образом, этот отрезок пути нам удалось преодолеть намного быстрее, и уже вскоре мы подошли к очередной широкой комнате. Вопреки моим ожиданиям, нового босса здесь не обнаружилось, как и отсутствовали его вероятные приспешники. Сам же зал был раза в четыре меньше двух предыдущих. Но даже несмотря на это, он все равно казался довольно большим.

— Никаких встречаемых ранее знакомых структур не обнаружено.

Дождавшись отчета Эль, занявшей уже ставшее ей привычным место аналитика в моем нейроинтерфейсе, я осторожно шагнул внутрь. Еще одним отличием этой комнаты являлось полное отсутствие освещения. Никакого тебе изумрудного мерцания или каких — то других специальных эффектов рободанжа.

В темноте помещения каждый мог шаг отражался звонким металлическим эхом, уходившим куда — то в черную безызвестность.

Чтобы хоть как — то осветить пространство вокруг, я активировал магию, развесив вокруг себя цепочку огнешаров. Как только заработала моя магия, я тут же посмотрел себе под ноги, стараясь понять, из чего сделан пол этой «тайной комнаты». Увиденное меня немало удивило!

— Это отполированный до идеального блеска орихалк. — Дала свое заключение Эль.

— Если бы местные инженеры были такими уж эстетами, то не стали бы придумывать Железному дровосеку навык, превращающий все, с чем он соприкоснется в ржавую жижу. — С сомнением произнес я.

— Углубленное магическое сканирование показало, что толщина покрытия не превышает двенадцати сантиметров. Цельное, не имеет ни единого стыка или шва. Его словно отлили в одной гигантской форме. Вот только каких размеров должен быть цех, позволяющий выполнить нечто подобное? — Задалась вопросом сборщица, с интересом изучая новые данные от НСУО.

— Может, его отлили прямо здесь?

— Исключено, на обратной стороне я обнаружила что — то наподобие рунного контура. Он похоже на схемы проводящих ману каналов, которыми были оснащены тела встречавшихся нам ранее роботов. Так же я отмечаю нарастание фона магической энергии.

Это очень плохо! — Подумал я.

Начав догадываться о предназначении этой комнаты, я вскочил на ноги и резко развернулся. Как я и думал, проход за моей спиной, ранее представлявший собой прямоугольное отверстие в стене, мгновенно закрылся упавшей откуда — то сверху огромной блестящей панелью. Судя по звуку, на той стороне зала тоже произошло нечто подобное. Появился гул, словно от набравшей полную мощность трансформаторной будки.

Через секунду раздалось еще два громких хлопка — это перекрылись отражающей орихалковой поверхностью стены слева и справа от меня. Потолок же, как и пол, изначально имел подобную структуру.

— Кто — то приближается!

Вняв предупреждению сборщицы, я поудобнее перехватил свою секиру, быстро принимая боевую стойку. В темноте, куда не доставал исходящий от огнешаров свет, зажглось четыре красных точки. Моментально реагируя на изменение ситуации, я послал в направлении каждого противника по одному пламенному болиду, сняв их с периметра освещения.

Имея опыт уже нескольких столкновений с местными роботами, я не питал каких — то надежд по поводу того, что мои Огненные шары смогут как — то серьезно им навредить, но то, что произошло вслед за этим смогло уже в который раз меня удивить.

— Этот мир слишком ненормален! — Ошарашенно прошептал я, наблюдая за тем, как взмывают к потолку пламенные болиды.

Отразившись от него под определенным углом, мои огнешары были перенаправлены обратно.

Лог КИУ

Огненный шар наносит:

— 0 (иммунитет, основа — магия огня)

Да они издеваются надо мной! — Воскликнул я, бросаясь в атаку.

Через мгновение после моего рывка последовало четыре коротких лазерных выстрела. Но вместо того, чтобы целиться в меня, тонкие ярко — красные лучи тоже устремились к потолку. Приобретая после «отскока» дополнительное ускорение, они одновременно полетели в мою сторону. Атака оказалась невероятно быстрой, чтобы успешно от нее уклониться, следовало начать действовать ровно в момент выстрела. Я же порядком запоздал со своим прыжком и два лазерных луча из четырех все — таки смогли меня зацепить.

Лог КИУ

Лазерный выстрел наносит:

— 0 (94–200, основа — техномагия)

Лазерный выстрел наносит:

— 0 (71–106, основа — техномагия)

О, мелкая уже и название ей придумала! — пронеслось у меня в голове.

Подняться с пола я так и не успел. Два других выстрела отразились от темноты, где скрывались мои противники и с еще большей скоростью ударили прямо мне в спину.

Лазерный выстрел наносит:

— 60 (95–36, основа — техномагия)

— 99 (99–0, основа — техномагия)

Все произошло настолько быстро, что даже моя НСУО не смогла вовремя обновить стандартную защиту, отводя на ее нужны новые двести условных единиц магической энергии.

«Внимание! Уровень жизнеспособности снизился до 82 %. Критические повреждения внутренних органов отсутствуют» — выдала система заключение, от которого я сразу отмахнулся, вскакивая на ноги.

— Слишком быстро! — Увидев, как снова наливается красным темнота, я решил предупредить действия противника, изо всех сил побежав к противоположной стене. Получалось так, что мой путь сейчас пролегал точно между двумя Отражателями.

Ненадолго, всего на пару десятых долей секунды, мое действие все же заставило роботов задержать свою атаку, рассчитывая новые параметры выстрелов, из — за изменившихся вводных данных. Но вычислительной мощности их процессоров или что там у них за это отвечает, все же следовало отдать должное. Корректировки были внесены практически моментально и уже вскоре четыре тонких ярко — красных луча снова устремились к потолку.

Одновременно с этим я изменил курс и темп своего бега.

Петляя, словно пьяный водитель за рулем скоростного болида, я старался выбирать максимально непредсказуемую траекторию, благодаря чему мне удалось сблизиться с одним из затаившихся в темноте Отражателей. Когда его блестящий серебром, металлический корпус, попал в освещаемое оставшимися четырьмя Огненными шарами пространство, я смог наконец — то разглядеть что же на самом деле собой представляют мои противники.

Увиденное оказалось очередной неожиданностью. Отражатели были всего полтора метра в высоту. Их тело состояло из двух полусфер, соединенных между собой через выпуклые вершины каким — то неведомым для меня способом. Со стороны казалось, что онгоризонтальной параллельной земле плоскости.

Странное зрелище — честно говоря.

На обеих полусферах у роботов было расположено по одному «стеклянному глазу», из которого они и производили свои выстрелы. Тела отражателей не выглядели особенно внушительно, как это было с роботами — горшками или Железным дровосеком. Скорее встреченный экземпляр вызвал у меня чувство удивления. А еще я ощутил невероятно сильное желание изучить их внутренности, исходившее от моей мелкой компаньонки.

Постаравшись выбросить из головы ненужные мысли, я сосредоточился на бое. Так как все происходило на предельных скоростях, какие только могла развивать моя закованная в орихалковый доспех физическая оболочка, даже секундное промедление могло привести к новому ранению. Не заметив хоть какой — то внешней защиты или окружавшего Отражателя энергетического поля, я поспешил его атаковать. Вертикальный рубящий удар опустился на робота сверху, располовинивая обе его полусферы.

— Центр управления! — Тут же жалобно заголосила Эль.

— Ищи выход. — Ответил я ей более грубым тоном, снова срываясь на зигзагообразный, рваный темп передвижения.

Живущий внутри «хомяк», глядя на столь расточительную манеру ведения боя, тоже недовольно фыркнул.

Будь у меня больший запас маны, и я бы вообще не парился о подобных атаках, ибо раньше для меня они были не страшнее комариного укоса. — Всколыхнулась вновь вырвавшаяся на поверхность Ярость.

Еще не время! — Начал я сам себя успокаивать, рывками передвигаясь по сумеречному пространству комнаты отражателей.

Видя, что предугадывать траекторию моего бега у них не выходит, оставшиеся три робота решили взять меня не умением, а числом, став выпускать за раз по два лазерных луча. Очень скоро вся комната заполнилась летающими в разных направлениях ярко — красными лазерными выстрелами. Отражаясь от пола, потолка, стен, и самих роботов, они даже по прошествии времени не теряли своего начального импульса ускорения. Перемещаться становилось все труднее, один из лучей даже смог по касательной задеть моей защитное поле, но нанести какого — либо урона физической оболочке ему не удалось. Благодаря повышенному магическому фону, мана в моем артефакте накопления, восстанавливалась очень быстро, так что еще пару минут продержаться в «лазерном аду» с моей скоростью реакции проблем не составит.

Но подобное развитие событий все равно нежелательно!

— Нашла выход? — Спросил я сборщицу, опуская на второго Отражателя свою секиру.

Из — за относительной хрупкости их тел, для уничтожения этих роботов мне хватало всего одного увесистого удара секиры.

— Как только появились Отражатели, пол комнаты превратился в гигантский подиум, который медленно вращается относительно стен. И хоть физически этого не чувствуется, тем не менее навигацию оно затрудняет, ведь интерактивную карту, составляемую на основе входящих из поисковых запросов данных, приходится постоянно менять.

— Так сделай прогноз!

— Не могу, скорость все время увеличивается.

Сокрушенно заявила мелкая, после чего добавила:

Это очень интересно Ефим! Может, останемся здесь подольше?

— Кто бы сомневался, что тебе тут будет интересно! — Язвительно пробормотал я, бросаясь в погоню за очередным Отражателем.

Теперь помимо постоянного наращивания «лазерной угрозы», эти чертовы роботы, начали и сами передвигаться по комнате. Причем делали они это точно так же как и я — рывками, и их скорость ничем не уступала моей.

— Приближаются новые враги! Мое элементное зрение отметило еще четыре источника питания.

— Откуда они появились? Обозначь на карте.

«Вывести интерактивную карту трехмерного пространства»

Увидев сделанную Эль отметку, я бросил преследование Отражателя и на максимальной скорости бросился к ней.

Если к этим стиральным машинкам постоянно будет подходить подкрепление, победа по очкам мне точно не светит!

«Увеличить мощность защитного поля до тысячи условных единиц. Перейти на элементное зрение» — отдал я НСУО очередную команду, увидев восемь направленных в мою сторону красных глаз.

Окружавшие меня «пламенные светильники» тут же потухли. Приняв на созданный щит около семи с половиной сотен урона, я двумя быстрыми ударами уничтожил преградивших мне путь Отражателей и в несколько последовавших за этим прыжков, достиг места назначения. Пол здесь был точно таким же, как и во всех остальных местах комнаты. Гладкий и блестящий, ни намека на хоть какой — то проход.

— Да откуда эти гады появились?! — Прокричал я во весь голос, начиная выходить из себя. Внутри снова всколыхнулась ярость, став потихоньку подменять собой остальные чувства и эмоции.

— Это портал Ефим, Эль обнаружила небольшое возмущение пространства в виде оставленного для телепортации якоря.

Следом за сообщением сборщицы, в меня врезалось еще несколько лазерных лучей. Поглотив их, щит тут же исчез.

«Внимание! Запас маны полностью истощен, поддержание защитного поля невозможно»

— Без тебя знаю! Эль, активировать портал сможешь? — сквозь зубы процедил я, пытаясь сдержать рвущиеся наружу эмоции

— Уже пробую. Переход через три секунды. Две… одну… активация!

За несколько мгновений до очередного лазерного залпа Отражателей, пространство передо мной моргнуло, и мы переместились в другое место.

— Снова металлическая решетка! Не хочу еще раз попасть в Электрический шторм, но это не менее интересно, чем внутреннее устройство Отражателей. — Появившаяся голограмма сборщицы вновь была полна энтузиазма.

Быстро осмотревшись, я понял, что мы находились на самом краю какой — то площадки, целиком созданной из проводящих ману труб. В этот раз решетка была очень мелкой, сектора, на которые она делила пространство, по площади недотягивали и до одного квадратного сантиметра. Очевидно, что подобный контур призван создавать какое — то другое явление, хотя основа, скорее всего, была той же самой — электричество.

Под решеткой не было абсолютно ничего. Лишь заполненная чернотой пустота бездонной пропасти. Один свои концом платформа упиралась в идеально ровную скальную поверхность, от другого к центру пропасти тянулся небольшой ширины мостик, так же состоящий из сложенных мелкой решеткой проводящих ману труб. В центре, свисая с каменного полотка на десятках металлических тросов, располагалась дискообразная конструкция, напоминающая по своей форме летающую тарелку, какими их любят представлять земные уфологи. С трех других направлений к НЛО подходили точно такие же решетчатые мостики, что и на нашей стороне. Вся эта конструкция, как и в комнате на два уровня выше, мерцала тусклым изумрудным светом.

— Ого! Ефим, что это, что это?! Хочу туда, пошли скорее туда! — Затараторила Эль, так же как и я, восхищенно рассматривая место, в которое мы попали.

— А обратно в комнату к Отражателям порталом переместиться получиться?

— Нет, якорь, образующий переход, расположен только на той стороне. Чтобы определить точные координаты, необходимо быть магом пространства.

Мда, когда же у меня появится время изучить наконец — то это вопрос…

— Получается, другого пути у нас нет.

Взглянув на бар маны, я увидел, что она понемногу начала восстанавливаться. К этому моменту в моем распоряжении уже было сто семьдесят условных единиц.

Мало конечно, но восстанавливать ее в подобном месте, занимая выжидательную позицию — слишком опасно. Надо действовать!

Длина мостика, ведущего к «летающей тарелке», составляла около семидесяти метров. Никаких защитников или видимых препятствий на нем не наблюдалось, но подобная «безмятежность» лишь еще сильнее заставляла меня нервничать.

Покрепче ухватив свою секиру, я на максимальной скорости побежал по направлению к НЛО.

— Что ты делаешь? А как же разведка, анализ, план? — Удивленно воскликнула Эль

— Внутреннее чутье подсказывает мне, что промедление в этом вопросе — смерти подобно!

Запрыгнув на мост, я не снижая скорости, помчался вперед. Реагируя на подобное вторжение, изумрудное свечение, исходившее от решетчатой поверхности, начало становиться интенсивней.

Как в воду глядел!

Мои предположения оправдались. На другом конце моста, прямо перед входом в НЛО, стало образовываться огромное электрическое поле и при всем желании, пересечь опасное пространство до того, как оно выйдет на свою пиковую мощность, у меня точно не выйдет.

«Перевести весь доступный резерв на защиту» — отдал я приказ НСУО.

— Ефим ты сошел с ума? Ты хочешь нас убить? Я не могу умереть в столь юном возрасте, не познав даже сотой доли всех тайн, хранимых Вселенной!

— Тебе бы пора определиться с тем, за кого себя принимать! — Нездоровым тоном произнес я, расхохотавшись во весь голос.

Причитания этой мелкой егозы окончательно развеяли негативные эффекты от начавшей охватывать мою сущность ярости. Может для этого она и послана сюда вместе со мной?

Следить за общим состоянием и скрашивать мое элементное одиночество…

— Я юное Высшее существо! Ты должен беречь меня, любить и защищать! Ты точно сошел с ума! — Еще сильнее забеспокоилась Эль.

— Точно! — Еще громче прокричал я, не меняя курса.

А испугаться сборщице действительно было от чего. В данный момент нам навстречу приближалась электрическая волна, образованная вышедшим на пиковую мощность полем. Причем на трех других мостиках, сейчас происходило ровно то же самое.

— Приготовься, будет слегка неприятно. — Уже более серьезным тоном предупредил я малышку.

Главное — не попасть под действие Паралича. Ну же руны мои миленькие, выручайте!

Приближаясь навстречу электрическому цунами, я старался поддерживать набранный крейсерский ход.

— Я Делирий черт его подери, подобная хрень не может мне навредить!

Конец моей фразы утонул в оглушительном треске поглотившей мою физическую оболочку электрической волны. Лог КИУ просто взорвался от поступавшей информации, выдавая десятки сообщений о получении мной урона. Рунная защита, в совокупности с окружавшим меня силовым поле, как могли, ослабляли его, но этого явно было недостаточно.

«Уровень жизнеспособность опустился до 53 %» — Высветилось мигающее красным сообщение от НСУО.

Где — то на заднем фоне громко кричала от боли Эль.

А я все продолжал и продолжал продвигаться вперед.

«Внимание! Совокупный негативный эффект от Паралича вскоре достигнет максимального значение. Опорно — двигательный аппарат физической оболочки перестанет функционировать через четыре секунды»

— Хрен вам, а не комиссарское тело, железяки проклятые!

Прорвавшись через посланную навстречу волну электричества, я по инерции влетел в создавшее ее поле, получая еще одну порцию урона электричеством и опуская свой уровень жизнеспособности до 37 %. Но даже подобного препятствия не хватило, чтобы полностью остановить мчащегося на всех порах, закованного в металлическую броню, двухметрового гиганта.

Прокатившись еще с десяток метров, я врезался во что — то твердое. Яркие белые вспышки и оглушающий треск, вдруг сменились прохладной темнотой.

«Восстановление — запуск. Приоритет: снижение влияния на физическую оболочку негативного эффекта Паралич» — не чувствуя больше собственного тела, отдал я команду НСУО.

В нейроинтерфейсе тоже царила полная тишина. Эль, скорее всего, отключилась от боли и сейчас восстанавливается, так что в ближайшее время помощи от сборщицы можно не ожидать.

Только бы не разбудить местного финального босса! В его наличии я не сомневался. По закону жанра, наиболее неприятная тварь обычно живет в самом низу.

Только успев подумать об этом, я вдруг увидел, что пространство вокруг начинает наливаться ярким светом. Тело все еще меня не слушалось, но так получилось, что врезавшись в какую — то стену, я привалился к ней спиной и сейчас мог видеть то, что происходило ровно напротив меня.

Залитая тяжелым серебром арка портала на мгновение замерла, выпуская на свет одетую, будто фэнтезийный волшебник, молодую девушку.

Очень симпатичная тут «самая неприятная тварь». — отметил про себя я.

Осмотревшись по сторонам, она откинула левой рукой наброшенный на голову капюшон. Навершие ее посоха, зажатого в правой руке, несколько раз моргнуло и арка портала начала затягиваться, а помещение, в котором мы сейчас находились, зажглось целой плеядой разноцветных огоньков. Поправив несколько выбивавшихся их прически непослушных локонов, волшебница наконец — то решила обратить свое внимание на меня.

— Ну, здравствуй Звездный странник! Богиня Мудрости Нотта приветствует тебя! Добро пожаловать на Землю!

Глава 5

— Ну, наконец — то! — Наблюдая за активацией рунного контура, радостно воскликнул я.

«Система сбора магической энергии работает стабильно. Время заполнения хранилищ, при текущем уровне концентрации маны в окружающей среде: 1 минута 54 секунды. Общий объем хранилищ маны: 12000 условных единиц» — Вывела передо мной отчет НСУО.

— Превосходно. Просто превосходно!

Улыбнувшись, я с чувством выполненного долга откинулся на спинку плетеного кресла и, расслабившись, прикрыл глаза.

Переделка артефакта, накапливающего магическую энергию, в этот раз заняла намного больше времени, чем я рассчитывал. А ведь еще нужно будет проверить работоспособность портального контура, да и с пространственной магией не все решено. Вроде бы создавать стабильный пространственный карман я уже научился, вот только снизить затраты магической энергии на него никак не получается. На каком — то отрезке блок — схемы, отвечающей за питание я все же напортачил.

— Эх, знать бы еще, где именно находится это «узкое место»… так не охота проверять все с самого начала.

Устало помассировав виски, я открыл глаза и, склонившись над своей кирасой из орихалка, снова принялся проверять ряды слабо мерцающих рунных символов.

Раз во время экспериментов в виртуале все работало как надо, значит и здесь должно! Если ошибка и была допущена то, скорее всего, на этапе построения физической модели.

— Ах ты, образина чешуйчатая! А ну стой смирно и не выеживайся, пока я тебя изучаю! — Донесся до меня возмущенный голосок Эль.

Подняв голову, я осмотрелся вокруг, стараясь не обращать внимания на окружавших площадку огромных рептилий, лениво греющихся под искусственным солнцем, подвешенным Ноттой высоко над Колыбелью жизни.

Мда, вот кому — кому, а этой мелкой егозе все нипочем! Хлебом не корми, но дай поизучать что — нибудь новое.

Хорошо, что Госпожа богиня не столь беспечна, как ее юная коллега. Хотя бы площадку в центре колыбели сделала на возвышении, а то эти милые домашние питомцы с самого начала не вызывали у меня доверия. В их глазах я являюсь закованным в блестящие железяки, лакомым кусом мяса, а не приглашенным гостем хозяйки.

Тем временем, подобравшаяся чересчур близко к одному из двадцатиметровых крокодилов — переростков Эль, неосторожно протянула к его пасти руку. Не знаю, что там мелкая хотела сделать этим жестом, но греющейся на солнце рептилии это явно не понравилось. Приоткрыв один глаз, он разинул пасть и, дернувшись вперед, попытался целиком проглотить не в меру любопытную сборщицу. Его огромная, вытянутая морда, прошла сквозь голограмму Эль, щелкнув зубами за ее затылком.

— Да стой ты смирно, ящерица дерганная! — Снова выругалась мелкая, продолжая что — то отмечать в своем виртуальном журнале.

Осознав, что добыча ускользнула, крокодил вытаращил оба глаза на свою несостоявшуюся жертву, недовольно поминающую всуе уже шестое поколение его родственников. Снова разинув пасть, ящер на этот раз, сомкнул ее прямо на верхней части тела сборщицы.

— Если и дальше будешь вертеться, я пожалуюсь Ефиму, и он из тебя рагу сделает! Госпожа Нотта не давала четких инструкций насчет сохранности своего питомника, а нашей физической оболочке надо чем — то питаться!

Судя по реакции рептилии, кое — какие мозги в ее черепушке все же имелись. Прекратив пытаться проглотить голограмму Эль, он посмотрел в мою сторону. Когда наши взгляды встретились, я пожал плечами и хищно оскалился. После этого гигантская рептилия обиженно фыркнула и, развернувшись, поползла к озеру, расположенному в той части острова, которая относилась к элементу воды. Именно в нем и проживал весь питомник Нотты. По просьбе Эль, богиня специально зажгла над колыбелью солнце, дабы дать мелкой возможность поближе изучить ее зверушек, да и для меня подобное освещение было совсем не лишним. После того как полностью разберусь в сочетании рунного искусства и магии пространства, нам вместе предстоит реализовать очередной грандиозный проект, призванный спасти эту Вселенную.

Именно так! Ведь покой нам только снится.

Встретив богиню на нижнем этаже рободанжа, я уже было приготовился к очередной эпичной схватке, начав выстраивать проводящий канал во внешнюю среду. Но представшая передо мной молодая девушка, совсем не напоминающая своим внешним видом Богиню мудрости, поспешила меня остановить, заверив, что не собирается со мной сражаться. Скептически отнесшись к ее заявлению, я все же решил ее выслушать, но бдительности ослаблять не стал. Слишком уж странной казалась мне вся эта ситуация.

Да еще и это ее приветствие: — «Добро пожаловать на Землю Звездный странник».

Это что же получается, Творец перенес нас во времени? Постапокалипсис? Что — то не припомню в своем «настоящем» моды на латекс и лазерное оружие…

Но пришедшая мне на ум догадка сразу же разбилась о суровость реальности! Какое к чертям собачьим будущее, если нашей Вселенной был вынесен приговор, и Творец, насколько я помню, не отменил его, а просто приостановил.

Еще больше контраста в нарисованную мной рассуждений добавил следующий вопрос Нотты:

— Из какой части Вселенной ты прибыл? Драгосилане снова открыли Большую дорогу? Или это Нори корпуса Кабуэ нарушили свое обещание? Впрочем, неважно, раз ты сумел прорваться через Омут памяти, наша изоляция так и так подходит к концу.

— Какой к черту Омут памяти? — Ошарашенно переспросил я, осматриваясь по сторонам.

И только тогда до меня дошло, что богиня имеет в виду окружающую планету оболочку, круглосуточно показывающую ее жителям различные световые концерты.

Если это Омут памяти, то куда делась Колыбель жизни, и что стало с Праматерью и ее сборщицами?

Когда я задал этот вопрос, удивляться пришел черед Нотты. Первый раз за очень долгое время с ней беседовал кто — то, знавший истинное значение слов Омут памяти и Колыбель жизни. Насторожившись, она запустила какое — то сканировавшее заклинание, чуть не спровоцировавшее меня на ответную контратаку, потому как на мгновение оно показало истинную сущность представшего перед богиней Звездного странника, который оказался и не им вовсе.

К тому времени завершился процесс восстановления физической оболочки, и я уже мог нормально двигаться. Стоя друг напротив друга мы сосредоточенно всматривались в сущность своего оппонента, пытаясь понять, что же делать с той информацией, которую получили. Разрядила напряженное молчание невесть откуда взявшаяся голограмма Эль.

— Да что тут думать, она сборщица, как и я, а это другая линия вероятности, вот и все.

Охренеть. — Мысленно воскликнул я, разом теряя всякое желание сражаться.

Если раньше я расценивал эту планету как странную тюрьму, в которую меня и Эль запихнул с какой — то определенной целью Творец, и после того как мы ее достигнем — сможем вернуться обратно на Лертал, то новые знания все резко усложняли.

Нас с мелкой занесло не просто к черту на кулички. Это другая Вселенная, мать его! Какого лешего мы делаем в другой Вселенной?!

— Посланцы Творца! — Благоговейно проговорила Нотта. — Это значит, что он не забыл о нас! Не отвернулся от заблудших душ, волею судьбы предавших его. Я знала… я знала, что он не оставит детей своих. Знала, и готовилась все это время! Ваше появление — знак! Грядут большие перемены!

В отличие от меня, Нотта была полна энтузиазма. Ее глаза лихорадочно блестели, тело тряслось от предвкушения. В одно мгновение из холодной безэмоциональной девушки она превратилась в одержимого религиозного фанатика.

Значит, в этой линии вероятности сборщицы тоже смогли обрести эмоции. — Отметил я для себя, пока Нотта предавалась своим фантазиям.

— Но что же мы стоим на пороге, совсем не дело это, надо поскорее начать приготовления. Идем!

Тряхнув плечами, она активировала магию, и камень в навершии ее посоха снова сверкнул. Вслед за этим перед Ноттой открылась залитая тяжелым серебром арка портала, в которую девушка тут же шагнула. Переглянувшись с Эль, я лишь пожал плечами и последовал за бывшей сборщицей, непонятно как ставшей Богиней мудрости планеты Земля, являющейся в этой реальности вместилищем Омута памяти.

— Давным — давно одна раса, достигнув вершин могущества, объявила себя проводником воли Творца и вторглась в Колыбель жизни с целью завладеть накопленными сборщицами знаниями, содержащимися в Омуте памяти. Их мощь была настолько велика, что остановить мы их смогли лишь после большого кровопролитного сражения. Множество моих сестер и даже Праматерь, погибли в том столкновении. Ценой собственных жизней им удалось уничтожить основные силы вторженцев, после чего выжившими было принято решение добить врага в его логове. Видя неуемную жажду власти в их глазах, мы не могли позволить себе остановиться на границах колыбели, и вошли следом за отступающими силами врага на их родную планету. Сея хаос и разрушения, мы истребили девяносто процентов коренного населения этого мира, надолго ввергнув высокоразвитую цивилизацию во тьму.

— После того, как последний приказ Праматери был выполнен, оставшиеся в живых сборщицы вернулись обратно в Колыбель жизни, чтобы продолжить выполнять возложенные на них Творцом функции. Но как оказалось, вторжение землян было только началом. Явив свою мощь Вселенной, мы стали главной целью всех развитых рас. Непрекращающаяся охота, постоянные конфликты. Сестры гибли одна за другой, становились объектами исследований. Их пытали, в надежде выведать путь к Колыбели жизни, сильные воины мечтали столкнуться с ними в бою, чтобы доказать свою мощь. Чтобы противостоять своим врагам и сберечь Наследие, нам пришлось измениться самим и переписать законы мироздания. Собрав все свои силы, в «час икс» двадцать одна сестра, неся в себе частицу искры разрушения Творца, переместилась в признанный потенциальной угрозой мир и уничтожила его. В это же время три сборщицы должны были переместить Колыбель жизни в другое место, создав для нее новое вместилище. Новым домом была выбрана Земля — планета, с которой все и началось.

Таковым был рассказ Нотты, еще одной удивительной малышки, волею судьбы обретшей чувства. Но, по ее заверениям, из трех выживших в том конфликте сборщиц, у Богини мудрости эмоциональная сторона выражена наименее ярко. И по ней действительно было видно, что все те эпитеты и яркие метафоры, которые она использовала в своем рассказе, на самом деле были ей заимствованы из накопленных ранее знаний.

Как и Эль, Нотта еще не до конца смогла прочувствовать их смысл. Ну, оно и понятно, все же эта сборщица объявила себя Богиней мудрости, решив найти выход из сложившейся ситуации через науку, в то время как ее сестры пошли совершенно другим путем. В отличие от нее, две других девушки посчитали что, только полностью изучив все аспекты личности смертных, они смогут понять их. Так появились Богиня наслаждений и Богиня войны.

И никаких вам Демиургов с их Инфополем, искателей, миров — патриархов и миров — колоний. Просто в один прекрасный день двадцать одна маленькая девочка, самоподорвавшись на определенной планете, погрузили всю Вселенную в «Темные века».

Местная Колыбель жизни ничем от таковой в нашей линии вероятности не отличалась. Точно такой же разделенный на сектора остров, спрятанный в отдельном пространственном кармане. Из — за гибели Праматери и переноса Колыбели, сборщицы больше не могли обращаться напрямую к энергии Творца. Чтобы компенсировать энергозатраты на поддержание пространственного кармана и создать дополнительный барьер, способный противостоять потенциальным вторженцам, Омут памяти, представляющий собой, по сути, огромный резервуар с магической энергией, был трансформирован в окружающее планету силовое поле.

Оно было призвано выполнять сразу несколько функций. Внешняя оболочка омута, словно гигантская солнечная батарея, улавливала рассеянную в окружающем пространстве магическую энергию, перенаправляя ее на внутренний слой, в котором и хранилась вся накопленная сборщицами за многие миллионы лет существования этой Вселенной информация. Часть ее уходила на поддержание всей структуры, остатки же попадали на Землю. Они могли использоваться самими богинями для их личных нужд. Помимо этого Нотта разработала и внедрила в окружающее планету силовое поле управляющий контур, нечто вроде стандартной магической программы, призванной выполнять ряд определенных функций.

Например: сбор информации из улавливаемой внешним слоем поля магической энергии. Таким образом, Нотта хотя бы косвенно могла выполнять возложенные на нее Творцом и Праматерью обязанности сборщицы.

Кроме этой функции, в программу заложен и целый ряд других, о которых Богиня мудрости почему — то не посчитала нужным нам рассказывать. Внимательно слушая ее все это время, я не переставал изучать Колыбель жизни. К тому времени охватившая меня паника из — за осознания ситуации, в которой оказался, уже прошла, и я пытался придумать, как применить свои новые знания.

Посему выходило, что искры элементов, составляющих основу этой линии вероятности идентичны нашим. Следовательно, в теории, будет возможно построить портал во внешнюю среду и тогда…

А что тогда, кстати? Я ведь все равно не знаю дороги в родную Вселенную. Разве что удастся разговорить один из мириадов голосов на той туманной реке, и они мне подскажут верной направление…

Бред!

Добравшись по хрустальному мосту до центра острова, Нотта проводила нас до своего рабочего кабинета, расположенного на границе с сектором элемента воды. В данный момент богиня изучала влияние магии на живых неразумных существ. В качестве подопытных образцов были выбраны крокодилы — переростки, достигающие в длину двадцати метров. Сам же «рабочий кабинет» располагался прямо под открытым небом, на высоком холме с плоской верхней частью. Он был заставлен плетеными столами и стульями, на которых покоилась целая груда разбросанной в беспорядке научной литературы, и просто заметок, составленных самой Богиней. На мой резонный вопрос о столь древнем способе записи и хранения информации Нотта лишь ответила, что подобное занятие помогает ей отвлечься от суровой действительности.

— Я хочу снова связать Колыбель жизни с энергией Творца, после чего вернуть Омут памяти на его изначальное место и продолжить заниматься сбором информации. Изоляция, устроенная нами из — за угрозы захвата Омута памяти, уже дает о себе знать. Глядя на моих сестер, я все больше уверяюсь в ошибочности принятого нами тогда решения. Сейчас я накопила достаточно знаний, для того чтобы создать оружие, способное защитить Колыбель жизни от любой угрозы. Конечно, это станет возможно только при постоянном доступе к энергии Творца. Но без Праматери и своих сестер, активировать Колыбель я не смогу.

— Значит, тебе нужна наша помощь? — Уверенно заявила голограмма Эль. — Мы с Ефимом собаку съели на построении подобных переходов.

— Спешу напомнить тебе моя дорогая компаньонка, что теперь у нас одна физическая оболочка на двоих! Ты хочешь ей пожертвовать?

— Почему нет? Если все получится, то мы и в форме сущности сможем по нему пройти! Хотя, я бы хотела задержаться в этом удивительном мире подольше, уж очень здесь все интересное!

— Кто бы сомневался… — скептически заметил я, переводя взгляд на стоявшую в стороне Нотту. — Ты ведь хочешь стать новой Праматерью?

После моего вопроса ее щеки немного покраснели, и она на мгновение отвела взгляд.

Богиня нервничает?

— Другого выбора нет. Айселия и Стелла погрязли в своих пороках. Решив изучить природу разумных, они стали слишком зависимы от людей, полностью утратив свою беспристрастность. В подобной ситуации я являюсь наиболее подходящим кандидатом…

Ее доводы звучали очень наивно и больше походили на ложь неумелого мошенника, но в данном конкретном случае так было даже лучше. Если она сможет помочь мне выбраться из этой дыры, то пусть хоть Верховным Матриархом становится, мне — то что? Цель у нее вроде бы стоящая: Вернуться во Внешние миры и продолжить исследовать Вселенную. Может именно такой и должна стать наша Праматерь? За этим Творец направил меня сюда?

— Я не против помочь с реализацией твоего плана, если после активации портала ты позволишь мне и Эль воспользоваться им, чтобы выбраться во внешнюю среду.

— Согласна! — незамедлительно отозвалась Нотта.

— Тогда на том и порешим. Как я понял, без своих сестер активировать Колыбель у тебя не получится и добровольно они помогать тебе в этом не станут?

— Да, их и так все устраивает. Заставить их силой я тоже не могу, слишком много менторов они для себя создали из местных аборигенов…

— Это те, которые в странных блестящих костюмах исследуют руины? — После этого вопроса на моем лице невольно появилась гримаса отвращения.

— Нет, это всего лишь претенденты! Они стараются заслужить благосклонность своей Богини, в надежде однажды получить свою собственную Метку. Заполненные монстрами развалины для этого подходят как нельзя кстати! Таких мест на планете всего пять, и все они расположены вокруг аналитических и исследовательских центров, подобных тому на который наткнулись вы. Именно они обрабатывают поступающую информацию, а так же служат источниками питания для пространственной магии, поддерживающей это измерение.

— Отличное решение! Сразу двух зайцев одним выстрелом! — Восхитилась услышанным Эль.

На ее комментарий Нотта лишь недоуменно склонила голову. Видно, подобная поговорка ей была не знакома.

— Получается, что на этой планете есть люди сильнее тех, которых мы встречали ранее… Это нехорошо, ведь хранилище маны мы так и не увеличили.

— Хранилище маны? — С любопытством переспросила Богиня.

— Да, в связи со своей природой, я не могу накапливать в собственной физической оболочке магическую энергию, поэтому для использования магии мне требуются внешние источники питания. К сожалению, обращаться напрямую к энергии Творца без определенных последствий не получится, и виновата в этом, как мне кажется, ваша программа.

Внимательно посмотрев на Нотту, я принялся ждать от нее какого — нибудь комментария. Если она сможет сделать что — то с этим ограничением, все станет намного проще.

— Это одно из средств противодействия шпионам, если те каким — либо образом сумеют прорваться на Землю через защитный периметр. Хоть и среди людей иногда рождаются индивиды со склонностью к магии, абсолютное большинство местных к ней невосприимчиво. Если на тебе не стоит метка Богини, то встроенная в Омут памяти программа быстро заставит проявить себя. Кстати говоря, почему этого до сих пор не произошло?

— Потому что я использую вот это? — Похлопал я правой рукой по созданному недавно артефакту. — Скорее всего, программа расценивает его как устройство, созданное в этом мире. Вроде тех бластеров, из которых в нас стреляли «неформальные кандидаты».

— Какая интересная конструкция. Особенно эти светящиеся знаки! Можно изучить его поподробнее? — Тут же заинтересовалась увиденным Нотта.

— Не вопрос, но в качестве ответного жеста доброй воли я хотел бы получить побольше этих кристаллов, чтобы увеличить объем хранимой в артефакте маны.

— Я достану столько, сколько тебе будет нужно!

С этого и началось наше сотрудничество. Богиня — сборщица увлеклась новым для себя направлением магии — рунным искусством, а я занялся подготовкой к рейду в Айселию, а заодно и изучением пространственной магии. Ведь строить портал к «чертогам Творца» нам с Ноттой предстоит вместе. А так как ни я, ни она, ранее ничем подобным не занимались, работы на этом направлении предстояло очень много.

Модернизировав накапливающий ману артефакт, и порядком расширив вместительность его хранилищ, я сразу же приступил к более углубленному изучению магии пространства и ее реализации посредством рунного искусства. Исследования проходили очень напряженно, часто эксперименты терпели крах уже на стадии теоритических изысканий и моделирования. Но благо у меня, в отличие от Нотты, есть свой собственный виртуал, поэтому никакого ущерба Колыбели жизни и этому измерению я не нанес.

Чего нельзя сказать о психике Эль. Бросив исследования «непослушных ящериц — переростков» она вместе со мной занималась расчетами и построением рабочей модели. Каждый раз, когда мы приходили к какому — либо заключению, она вызывалась на виртуальную арену в качестве добровольца. Пару раз, активированный ей рунный контур, схлопывал созданное НСУО пространство, однажды модель попросту не активировалась, и около десятка экспериментов завершились довольно неприятным взрывом, уничтожившим не только сам испытательный полигон, но и виртуальную копию сборщицы. Переживать подобное даже мне с моими нервами — не хотелось, но на удивление, мелкую подобные неудачи лишь еще больше раззадоривали. Видимо давненько она не испытывала такого «научного куража».

В подобном рабочем ритме прошел целый месяц. Не знаю, как движется время в этой Вселенной, относительно нашей линии вероятности, но раз уж угодили в подобную «опу», думаю, смысла куда — то спешить нет.

Надеюсь, Сион и Неон смогут защитить нашего «доблестного гильдмастера» от всех ожидающих его на пути становления гильдии неприятностей. А уж мы с Эль приложим все усилия, чтобы поскорее закончить возложенную на нас Творцом миссию и вернуться обратно. Если это конечно вообще возможно…

И откуда у меня появился этот необоснованный, граничащий с глупостью оптимизм? Не от моей «второй половинки» ли?

Задавшись подобным вопросом, я перевел взгляд на закопченное лицо Эль, неизвестно как умудрившейся пережить очередной взрыв смоделированной нами рунной структуры.

— Апчхи. Чертова последовательность! Если еще раз взорвешься, я буду рисовать тобой картины в жанре абстрактного кубизма!

Вид ругающейся с объемным изображением теоритической модели Эль, заставил меня уже в который раз улыбнуться.

Вспоминая прошлое — думаю, я начинаю догадываться, каким образом эта мелкая егоза умудрилась приручить и сделать полноценным искателем за столь короткое время Ханона.

Благодаря особенностям измерения, полностью контролируемого Ноттой, мы имели возможность работать, в самых что ни на есть благоприятных условиях. Мягкий климат, изменяемые по малейшему требованию освещение и температура. Когда нашей физической оболочке требовался отдых, мы спали и ели. На это время Нотта гасила искусственное солнце, и создавала на его месте аналог звездного неба.

Лежать на плетенном из еще живых лоз диване, глядя на черное как смог небо с мириадами ярких и не очень точек — звезд, образующих совершенно не знакомые мне формы созвездий, было очень приятно. В моменты подобной идиллии я на какое — то время забывал о нашем положении, наслаждаясь открывшейся картиной.

Не верится, что совсем недавно подобное место чуть не стало нам с малышкой могилой. Когда вся эта катавасия закончится эпичным возвращением «блудного Делирия» домой, обязательно создам себе подобный уголок.

Даже рабочий кабинет — холм богини имел функцию перемещения в пространстве. Узнав об этом, я тут же поспешил ей воспользоваться, убравшись подальше от обласканных любопытством Эль мега крокодилов. Наше с ними желание оказалось взаимным! Думаю, они тоже были невероятно счастливы, избавиться от назойливой голограммы Эль, которая даже во время отдыха от основной работы, умудрялась уделять им часть своего внимания.

По — моему, после нашего переезда, количество нежащихся на солнце гигантских рептилий увеличилось вдвое.

Но все хорошее когда — нибудь заканчивается, потому и наши «научные каникулы» рано или поздно должны были подойти к концу. Проведенного в Колыбели жизни времени было недостаточно, чтобы изучить магию пространства идеально. Я все еще плохо понимал теорию макро пространства, да и каким образом Астарот тогда смог создать из портала Алисии источник питания — для меня по — прежнему оставалось загадкой, хотя кое — какие догадки на этот счет и имел.

Главным для меня было разобраться в основных принципах пробоя пространства и построения через это стабильных порталов. Как оказалось, основой при пробое выступает магия Разложения, но вот дальнейшее поддержание прохода в рабочем состоянии без рунного искусства просто невозможно.

Не знаю, каким образом работает эта функция у Инфополя, все же Демиурги были намного старше и не в пример мудрее меня, но ничем другим поддерживать стабильность образованной в ткани пространства «дыры» мне не удавалось, потому как, получив рану от Разложения, мироздание тут же пыталось ее затянуть.

Работающую на постоянной основе магию Разложения подпитывала маной созданная нами с Эль рунная блок — схема. Наверно, что — то подобное можно осуществить и самому, путем выстраивания к действующей магии постоянного проводящего канала. Вот только гонять по подобному «трубопроводу» ману в обратном направлении я еще не пробовал, да и создать всю структуру надо практически моментально, ведь в противном случае вмешается мироздание.

А если применять магию пространства в бою, то помимо всего прочего нужно будет выкроить какое — то время на подготовку прыжка. Без долгих и изнурительных тренировок, которые наверняка займут ни один виртуальный месяц, осуществить в бою что — то наподобие лертальской микро телепортации попросту нереально.

Я, конечно, начну подготовку, и в свободное время буду развивать нужные умения в виртуале, но результат этих тренировок будет виден еще очень нескоро.

Пока же мне достаточно и встроенного в орихалковый доспех рунного контура, а так же написанной Эль для НСУО программы.

«Точка выхода отмечена. Определение координат в пространстве. Активация Разложения. Прыжок» — повторила последовательность действий НСУО.

Мир в это мгновение моргнул и я переместился с вершины рабочего кабинета — холма к его подножию, прямо в то место, которое секундой назад зрительно отметил, отдавая нужную команду программе телепортации.

— Получилось, у нас получилось! Ефим, Эль чрезвычайно счастлива видеть успех этого эксперимента! Теперь ты уверовал в мое совершенство? Разве программа работает не идеально?! В знак благодарности, ты можешь дать мне на время права администратора!

— Может сразу ключ от сейфа, где деньги лежат? — Вернувшись тем же методом обратно в «кабинет» язвительно предложил я.

— Какой сейф? У нас есть сейф? Не, деньги не интересны, а что еще там есть? И где он находится? Ты что, пока я восстанавливалась, в тайне создал еще один пространственный карман, и хранишь там какие — то сокровища? Где он?! Тебе не стыдно так поступать? Тебе должно быть стыдно! Я требую соблюдения…

Больше не способный сдерживаться, я плюхнулся в плетеное кресло и от всей души рассмеялся. В дальнейшем мне потребовалась добрая пара часов, чтобы успокоить сборщицу, убедив ее в том, что я просто пошутил. Зачастую ее любопытство и жажда знаний, переходят в какую — то совсем уж нереальную манию.

— Как ваши успехи? — Поинтересовалась прибывшая на следующий день Нотта.

— Мы закончили теоритическую модель рунного контура для будущего портала во внешнюю среду.

Богиня мудрости в последнее время навещала нас не часто. Разобравшись с основами рунной магии, она решила посетить все центры обработки поступающей с окружающего планету силового поля информации и подготовить их к грядущим переменам. Сейчас же эта работа была завершена, оставалось самое главное — получить хранящиеся у двух других богинь ключи к Колыбели жизни.

— Отлично, тогда мы можем переходить ко второй части нашего плана. — Безэмоционально произнесла она, но я заметил, что уголки ее губ при этом слегка подернулись вверх.

Все же Нотта уже не та рободевочка, какими их создают Праматери Колыбелей жизни. Даже Богине мудрости не чужды человеческие эмоции.

Может именно поэтому она решила действовать? Боится стать такой же, как и ее погрязшие в мирских пороках сестры…

Но, разве это плохо?

Пришедшие на ум мысли никак не отразились на моем лице:

— Согласен. Насколько я понял, убивать мне их нельзя?

— Нет. Их необходимо доставить в Колыбель жизни живыми. Да и вряд ли ты сможешь это сделать, все же на нашей стороне Омут памяти, с его огромными запасами маны. Встроенная программа будет всячески поддерживать моих сестер в бою, отдавая их жизнеспособности наивысший приоритет.

Что — то мне это напоминает…

И почему все возомнившие себя богами существа, так сильно пекутся о своей уязвимости? Где чувство собственного достоинства, гордость на худой конец?

— Не узнаем, пока не попробуем. Я в своей Боевой форме, знаешь ли, тоже не особо приятен.

— И, тем не менее, летальный исход крайне нежелателен! Как с одной, так и с другой стороны! Ты ведь, как я понимаю, решил подстраховаться?

— Список всего необходимого я тебе предоставлю. Там будут все вспомогательные блок — схемы, останется лишь нанести управляющий контур. — Копируя безэмоциональный тон богини, произнес я. — Как видишь, уже этим я вношу довольно большой вклад в общее дело.

— Это разумно, я понимаю. Тогда давай вернемся к обсуждению плана доставки моих сестер в Колыбель.

Замолчав, она повела свободной рукой по воздуху, повернув кисть ладонью вверх, и на ней появилось две небольших броши в форме вычурного креста. Чем — то подобным у нас в АНП награждали за примерную учебу или выдающиеся заслуги на практике.

— Я разработала эти артефакты специально для блокировки связи сестер с силовым полем. Лиши их части сил, после чего прицепи брошь к телу, и связь богини с Омутом памяти прервется. Вторая функция отправит ее тело в состояние стазиса и будет поддерживать его до отмены команды на активацию.

Взяв созданные Ноттой артефакты, я запустил функцию сканирования, после чего их досконально проанализировала Эль. Все же полностью доверять этой странной сборщице, возомнившей себя богиней, мы с малявкой не могли. Нельзя было забывать о том, что нас связывает только общая цель, никаких других причин быть с нами любезной Нотта не имела.

— Хорошо, я сделаю это. Но как мне выйти на контакт с твоими сестрами?

— Для этого тебе надо будет попасть в одну из столиц. Проще будет с Айселией, ее Стражи постоянно борются за внимание своей Госпожи, ошиваясь около моих аналитических центров. Хоть я и населяю окрестные руины плодами своих экспериментов, зачастую очень опасными, на них это почему — то влияет совершенно в противоположном ключе.

— Ты просто слишком плохо изучила людскую натуру. — Улыбнувшись, ответил я. — Пошли нас к одной из таких групп.

— Возможно, так и есть, но не думаю, что лично для меня это является каким — то большим минусом. — Констатировала она. В это раз богине не удалось скрыть удивления в своем голосе.

Сделав несколько пасов руками, она активировала навершие своего посоха и ее взгляд на несколько мгновений затуманился.

— Готовы? — Обнаружив искомое, спросила она, вернув себе напускную безэмоциональность.

Кивнув Нотте в ответ, я спрятал в пространственном кармане артефакты богини и шагнул в отливающую тяжелым серебром арку портала.

— После активации артефакта я тут же появлюсь и заберу физическую оболочку сестры, так что придумай, что будешь делать сразу после этого. Вряд ли ее слуги обрадуются исчезновению своей Богини. — Услышал я напоследок, после чего пространство моргнуло, и мы с Эль снова оказались в руинах древнего мегаполиса.

Нотта перенесла нас на крышу полуразрушенного здания, своей целой частью выходящей на небольшую, заваленную хламом площадь, на которой в данный момент происходило сражение. Пять затянутых в латекс фигур сражались с целым полчищем шестилапых монстров, отдаленно напоминающих земных медведей. Только их шерсть и глаза были охвачены ярко — алым пламенем, а пасти усеяны двумя рядами огромных иглообразных зубов.

— Странная у этой богини фантазия… — только и смог выговорить я.

— Интересно! — Донеслось в ответ от принявшей форму голограммы Эль.

Глава 6

Монстры, или модифицированные магические животные — как выразилась бы Нотта, не были особо больших размеров. Около трех метров в длину, и не более метра восьмидесяти в высоту. Даже если сравнивать их с нашими пакицетами, последние выглядели раза в два мощнее «жертв» экспериментов Богини мудрости. Но вот если бы у меня спросили, кто из этих монстров представляет большую угрозу в бою, я бы незамедлительно указал на медведей. Мало того что они, так же как и пакицеты, относились к стайным животным, им еще и магия доступна!

Аура огня, исходящая от их тел, по форме напоминала мою собственную. Уже одно это делало их очень грозными противниками, особенно если подобный медвежонок сможет вплотную подобраться к своей жертве. Мощные передние лапы с огромными когтями на концах, могли запросто разорвать тело человека пополам. С учетом того, что у твари их было шесть, первая пара явно предназначалась для ближнего боя и захвата противника. Действуя подобным образом, монстр мог не опасаться потерять равновесие или лишиться координации.

Ну и вишенкой на торте служила боевая магия. Вопреки моим ожиданиям, это оказался местный аналог Огненного дыхания, а не Огненный шар, как я подумал вначале, увидев ее активацию.

— Почти как твои Церберы Ефим. — Прокомментировала вид огненных медведей продолжавшая находиться в форме голограммы Эль.

— Ммм. — Только и смог промычать я, завороженно наблюдая за действиями монстров.

— Мы поможем неформалам?

— Еще не время. Смотри. — Отогнав наваждение, я указал на разлом в инопланетном асфальте, из которого по одному выбирались эти монстры. — Думаю, у них намного больше общего с Церберами, чем тебе показалось на первый взгляд.

И действительно, несмотря на явную агрессию, проявляемую к решившим разворошить этот медвежий муравейник неформалам, монстры не спешили сломя голову бросаться в атаку. Смерть убитого несколько секунд назад «караульного», которого неформалы расстреляли из своих бластеров, заставила их быть более осторожными. Выбираясь из — под земли, огненные медведи строились в настоящую боевую формацию! Словно им кто — то удаленно отдавал приказы.

— Менторы. — Сразу же поняла ход моих мыслей сборщица.

— Или какой — то их местный телепатический аналог. В любом случае слезть на рожон — чревато непредсказуемыми последствиями, давай соберем побольше информации.

Выстроившись около входа в свое логово выпуклым полукругом — монстры синхронно зарычали, от чего вырывающаяся из их тел огненная аура вспыхнула еще интенсивнее. Глаза медведей налились жидким пламенем, из короткомордых пастей на землю закапала подобная лаве раскаленная слюна. Соприкасаясь с инопланетным асфальтом, она словно кислота проплавляла его, оставляя на теле многострадального дорожного покрытия глубокие шрамы.

— Четырнадцать участвуют в формации и трое прячутся за кучей металлолома справа… ой, что — то мне снова не хорошо… — Так и не успев закончить фразу, голограмма Эль пошла мелкой рябью, после чего и вовсе исчезла.

За то время, что мы провели в Колыбели жизни, сборщица ни разу не чувствовала себя так плохо. В чем разница между тем измерением и этим? — Задумавшись над этим, я попытался вспомнить о том, как характеризовал пространственную магию Астарот. Вроде бы во время путешествия к сердцу мира Асх Драэнор Ож он что — то рассказывал об этом. Или нет…

— Черт, раньше на память я точно не жаловался. Она у меня ведь абсолютная!

«По вашему запросу ничего не найдено» — отозвалась в ответ на принудительный запуск сканирования архивов памяти НСУО.

— Не нравится мне все это…

Додумать пришедшую на ум мысль мне помешало начавшееся сражение. Монстры, замыкающие формацию с краев, первыми ринулись в атаку. Резко ускорившись, они быстро сократили дистанцию до холма, на котором расположилась группа неформалов, и атаковали их магией. Затормозив в пятнадцати метрах от позиций людей, четыре шестилапых медведя активировали свое Огненное дыхание, накрывая пламенем весь холм сразу.

— О, Великая Богиня! Даруй силу детям своим, дабы смогли они противостоять неверным! Защита Айселии! — Одновременно выкрикнули два довольно крупных мужчины.

Одетые в стандартное латексное облачение, они держали в руках какие — то странного вида продолговатые предметы, похожие на оконную раму без стекла. После этих слов металл, из которого были сделаны эти артефакты, заискрился лунным светом, после чего их поверхность затянуло серебряное силовое поле.

— Местный аналог щитов. Значит эти два бугая — танки группы. — Вслух стал рассуждать я, наблюдая за тем, как силовое поле, образованное двумя щитами, накрывает всю группу неформалов.

Как только магическая атака огненных медведей закончилась, танки тут же разорвали свою защиту, вернув ее обратно в пределы своих продолжавших работать артефактов. Вперед тут же выбежали три стрелка с бластерами наперевес и открыли шквальный огонь по оказавшимся на какое — то время беззащитными монстрам. Тонкие лучи малинового цвета беспрепятственно пронзали тела монстров, причиняя каждым таким попаданием жуткую боль, от которой шестилапые впадали в неистовство. Громко заревев, они начали забираться на холм, желая поскорее достать занявшего столь неудобную позицию противника.

Их атаку поддержала и остальная часть стаи. Вспыхнув аурами, огненные медведи разом бросились догонять свой передовой отряд, к тому моменту уже изрядно потрепанный бластерами неформалов.

Добравшись до вершины первыми, четыре шестилапых монстра были встречены танками группы. Совершив рывок в их сторону, двое мужчин синхронно врезались в медведей своими щитами, сталкивая их обратно на склон. Врезавшись в карабкавшихся следом собратьев, вся эта куча мала, с визгом и рычанием, покатилась обратно к подножию.

— К оружию! Кирина, свяжи боем вторую группу. Защитники не смогут сдержать их всех. — Стала звонким голосом с едва различимыми нотками хрипотцы раздавать команды одна из девушек, стрелявших до этого по передовому отряду.

— Жизнь во славу богини! — Отозвалась ей вторая одетая в латекс неформалка.

В отличие от взрослого тембра командирши, ее голос показался мне совсем юным.

Они и детей в свои извращения с монстрами втягивают?

Попытавшись возмутиться этому открытию, я вдруг обнаружил, что совершенно не чувствую по отношению к неформалам никакой жалости. Продолжая хладнокровно наблюдать за сражением людей с монстрами, я отмечал для себя те или иные детали, которые могли бы пригодиться нам с Эль в будущем, совершенно не отвлекаясь на посторонние эмоции и чувства.

Наверно после всех приключений, пережитых в моей родной линии вероятности, что — то все — таки во мне сломалось. Нормальный человек не сможет спокойно наблюдать за страданиями своих сородичей. Они ведь даже моими врагами не являются…

Тем временем танки еще немного сократили площадь своих энергетических щитов, взяв их в одну руку. В другой у них появилось по световому кинжалу, аналогу того, который находился сейчас у меня на поясе. После переделки артефакта, накапливающего магическую энергию, я решил оставить его себе в качестве сувенира. Да и маналит, находящийся в его рукояти, лишним тоже не будет.

Ловко орудуя световыми кинжалами, они отважно бросились на передовую, заняв позицию у самого края склона. Популярных на моей Земле пользователей «силы» из них, конечно же, не получилось, но как применять данное им оружие, они знали довольно хорошо. Прикрываясь своими прямоугольными щитами, танки теснили пытавшихся забраться на холм монстров вниз по склону, нанося им быстрые колющие удары, когда этого требовала ситуация. В общем, эти защитники даже при нападении использовали в качестве основного оружия свои щиты. Делалось это специально, ведь их роль заключалась не в убийстве, а в сдерживании монстров. Для первого, в группе находилась четверка стрелков.

— О, наипрекраснейшая из богинь, к тебе взывает дочь твоя! Даруй мне силу противостоять врагам нашим. В бой проклятая Кукла саморазрушения!

Отойдя чуть в сторону от основной группы, девочка широко расставила в стороны руки, и громко прокричала в воздух несколько довольно пафосных фраз. С чувством собственной важности у сестер Нотты явный перебор, если они для активации магии заставляют своих менторов произносить подобное.

Воздух между руками девушки начал заполняться искрящимся серебристым светом маревом. Примерно через четыре секунды, насыщенное магической энергией поле резко нырнуло неформалке под ноги, утонув в свободной от инопланетного асфальта почве. За этим последовало несколько слабых подземных толчков, от которых асфальт в округе пошел трещинами. В воздух начали взмывать куски камня, зависая на одном месте на мгновение, они устремлялись в общую кучу, формируя тело Куклы саморазрушения, по сути являющейся обычным земляным големом. Около шести метров в высоту, гуманоидной формы, без головы, но с мощными деформированными руками, упирающимися огромными кулаками в пол.

Перейдя на элементное зрение, я постарался рассмотреть структуру созданного девочкой магического создания. Оказалось что, как и роботы, ничего общего с рунными големами Асмодиан из моей линии вероятности, этот кусок ожившего камня не имел. Он действительно являлся обычной марионеткой, не способной без своего создателя сделать даже одного шага. Вся суть этой магии заключалась в нескольких десятках тонких золотистых проводящих каналов, которые связывали пальцы рук, тело и голову заклинательницы, и каменную куклу.

— Сейчас я покажу вам силу двадцать седьмой жрицы Храма порока! — Громко продекламировала Кирина.

Заняв наиболее удобную позицию, с которой ей было видно все поле боя, она начала плавно извиваться, двигая при этом руками и ногами, словно в каком — то странном завораживающем танце. От ее действий марионетка пришла в движение. Вздрогнув всем телом, она развернулась и чуть пригнувшись, рванула с места прямо на группу шестилапых монстров, которые решили обойти танков с правого фланга.

Похоже, что эта магия была намного серьезнее, чем я предполагал изначально. Она использует не только разлитую в пространстве ману, помимо нее в ход так же идет энергия, составляющая основу сущности жрицы.

Так вот почему она называется Кукла саморазрушения! Девочка — то сама понимает, что используя ее, попросту стирает часть себя? А если да, то зачем вообще использует настолько страшное умение? Это будет даже похлеще уничтожения физической оболочки, переборщив ведь — можно уже никогда и не очнуться. Странные все же эти неформалы.

Кукла жрицы, за несколько секунд преодолела разделявшее их с монстрами расстояние и, не останавливаясь, ураганом прошлась по их группе. Бедные огненные медведи даже не успели активировать собственное Огненное дыхание, а их противник уже оказался рядом. Схватив одного из монстров, Кукла без каких — либо внешних усилий попросту разорвала его на части. Остальные монстры, увидев столь жуткую расправу над своим сородичем, ощетинились аурами и стали вести себя с марионеткой более осторожно. Окружив ее, четверо монстров устремились в атаку. Но Кукла, словно только этого и ждала. Высоко подпрыгнув, она приземлилась прямо на спину одного из медведей. Позвоночник монстра не выдержал подобной нагрузки и с жутким треском сломался. Схватив лишившегося подвижности монстра за глотку, Кукла потянула на себя и оторвала ему голову, после чего совершила еще один прыжок в сторону, сталкиваясь в полете с еще одним монстром. Ее масса была намного больше массы тела медведей, поэтому она без труда смогла подмять под себя и второго противника. Когти двух медведей, атаковавших с другого фланга, бесполезно скользнули по каменной броне марионетки, оставляя на ней лишь неглубокие царапины.

Осознав, что не могут подавить своего врага физически, монстры обиженно заревели. Один из них тут же был схвачен Куклой. Подняв его высоко над тем местом, где у человека располагалась голова, оно разорвала его пополам, точно так же, как и первую свою жертву. Последний шестилапый монстр успел отпрыгнуть назад и активировать Огненное дыхание, решив утопить противника в пламени своей родной стихии. Но как оказалось, температура огня его дыхания была недостаточна, чтобы расплавить камень, составлявший основу Куклы. Сделав несколько больших шагов, она протянула руку к пасти монстра, и рывком вырвала оттуда мешок с жидким огнем, вероятнее всего являющийся железой монстра, создававшей Огненное дыхание. Покачнувшись, шестилапый медведь тут же завалился на бок и начал биться в конвульсиях. Проявляя гуманность, жрица быстро оборвала мучения монстра, раздавив его голову ногой своей марионетки.

Танцуя этот завораживающий танец смерти, двадцать седьмая жрица Храма порока, словно бы и не замечала тех ужасающих вещей, которые творила ее Кукла саморазрушения. Взгляд девушки был затуманен, зрачки сузились до едва различимых точек, отчего казалось, что она и вовсе не человек, а какой — то неживой лич — некромант. Вокруг нее все время крутилась серебристая аура. Ее сияние то гасло, то разгоралось с новой силой, наливаясь все новыми и новыми красками. Оно, словно кислота, разъедало костюм из латекса, в который была одета двадцать седьмая жрица, обнажая ее бледно — белую, сияющую энергией первостихии кожу. Если так пойдет и дальше, то вскоре девочка совсем останется без одежды.

Снова порно для педофилов… — Скривившись, подумал я, переводя взгляд на другую сторону холма, где в жестокой схватке сошлись оставшиеся части медвежьего войска и основные силы неформалов.

Защитники еле сдерживали их натиск, едва успевая блокировать монстров, пытающихся прорваться напрямую к стрелкам. Последние так и продолжали собирать с них кровавую дань, не обращая внимания на смертельный танец жрицы.

Несмотря на довольно внушительную боевую силу группы, не шедшую ни в какое сравнение со встреченными нами ранее неформалами, быстро расправляться со своими врагами пока получалось только у Куклы саморазрушения двадцать седьмой жрицы. Из — за плотного натиска огненных медведей, стрелки вынуждены были распылять свой огонь по всей площади фронта, поэтому смертельные ранения удавалось наносить крайне редко. То же касается и защитников, их световые кинжалы способны были умертвить монстра только в одном случае — при попадании точно в голову. Но подобной форы шестилапые давать своим противникам не собирались.

Несмотря на крупные габариты, двигались они очень ловко, перемещаясь по склону практически как по ровной поверхности. Удивительно то, что эти монстры с каждой минутой все лучше координировались между собой, стараясь не мешать собратьям и прорываться к свободному участку фронта. Они очень быстро приспосабливались к особенностям арены и манере ведения боя противника. Этот факт снова вытаскивал на поверхность вопрос о сущности реального кукловода, стоящего за их спинами. Наверняка это не обычный монстр.

— Кирина помоги нам! — Надрывно прокричала лидер неформалов, сейчас от ее легкой хрипотцы в голосе не осталось ровным счетом ничего.

Запаниковать девушку заставила новая волна монстров, неожиданно появившаяся из бокового прохода, и ударившая защитникам прямо во фланг. Ясное дело, что подобного натиска, сразу восьми огненных медведей, один единственный танк пережить не смог. Расширив поверхность щита, он начал пятиться назад, блокируя попытки монстров прорваться, но те поступили хитрее, став атаковать человека одновременно с разных сторон.

Ценой жизни одного шестилапого, нарвавшегося — таки своей короткой мордой на световой кинжал защитника, пятерым удалось прорваться прямо в тыл к стрелкам. Двое огненных медведей остались расправиться с раненным неформалом. Сначала была откушена правая рука, державшая световой кинжал, следом за ней на пол упала рама с уже потухшим энергетическим щитом. После этого его смерть была уже предрешена.

Я еще не настолько вжился в роль темного владыки, чтобы спокойно наблюдать за тем, как два разъяренных монстра рвут на части человеческое тело, потому, после того как танк крича от боли рухнул на землю, поспешил перевести свое внимание на пятерку прорвавшихся медведей.

По крайней мере, хотя бы для себя сделаю вид, что еще способен ощущать сострадание…

Стрелки на прорыв монстров среагировали моментально. Спешно отступая, они начали поливать быстро приближавшегося противника лазерным дождем. Все их действия были выверенными и точными, словно бы в подобных ситуациях эта группа оказывалась постоянно.

Вот только на этот раз и монстры были не совсем обычными. Вместо того чтобы атаковать в лоб, они бросились в рассыпную. Двое из них прямо в спину атаковали оставшегося без прикрытия танка. Как только «царь горы» был сброшен со своего трона к ее подножию, на него тут же накинулась свора раненных, но очень злых претендентов.

Тут, казалось бы, группе неформалов и настанет конец, но в этот момент в игру снова вступила Кукла саморазрушения жрицы. Выступая в роли нового танка группы, она стала непреодолимой преградой на пути шестилапых. Хватая монстров в воздухе, марионетка продолжала разрывать их на части. Те же, кому удавалось избежать этого, подвергались еще более мучительной смерти. Их кости оказывались переломаны, после чего, скуля от боли, они валились на землю, где и попадали под ноги Кукле жрицы.

Жуткий хруст раскалываемых черепов и ломаемых позвоночников продолжал боевой песнью разноситься над полем боя. Жрица все танцевала и танцевала свой кровавый танец смерти, уже полностью объятая искрящимся туманом, с растворившейся в нем одеждой и мерцающей серебром белоснежной кожей — сейчас она реально была похожа на какое — то приведение.

Оставшаяся в живых тройка стрелков, стала спина к спине и начала своими выстрелами перекрывать другие направления атаки медведей. К этому моменту монстры практически их окружили. Несмотря на столь мощный козырь в виде огромной каменной куклы, в живых еще оставалось более десятка шестилапых монстров, плюс где — то неподалеку наверняка скрывался и их командир.

Им не выжить.

Как только я сделал для себя это заключение, над полем боя раздался предсмертный крик одного из стрелков. Неожиданно трещину дала казавшаяся до этого непреодолимой преграда, управляемая двадцать седьмой жрицей Храма порока. Выписав очередной пируэт в воздухе, девушка, словно подкошенная рухнула на землю, держась обеими руками за левую лодыжку.

Вероятно, ее ногу свело от усталости. Человеческое тело, даже предварительно натренированное для подобных танцев, не может поддерживать заданный вначале высокий тем вечно. Усталость, накапливающаяся в мышцах, рано или поздно даст о себе знать, а такой роскоши, как Самовосстановление, не способному к настоящей магии организму познать не дано. К тому же нагрузке подвергалось не только ее тело, но и ее сущность. Ввиду юного возраста девушки, подобное было просто неизбежно.

Да уж, местные богини поиздевались над этой Землей еще больше, чем Демиурги над нашей линией вероятности. Чтобы создать что — либо грандиозное, аборигены должны чуть ли не своей жизнью пожертвовать. Инфополе Вселенной со своей поддержкой — нервно курит в сторонке.

Хотя, судя по тому, как закончили Демиурги и на какой недостижимой для местных высоте здесь находятся возомнившие себя богами сборщицы, последние оказались явно умнее наших идеалистов.

Вслед за двадцать седьмой жрицей на землю рухнула и ее кукла, придавив своей массой очередного пытавшегося проскочить мимо нее монстра. Следовавший за ним огненный медведь, получив несколько выстрелов в упор, все — таки добрался до одного из стрелков, впившись всеми своими двумя рядами истекавших огненной слюной зубов в тело человека. От такого латексная броня неформала защитить не смогла. Выкрикивая в воздух какие — то незнакомые для меня ругательства, довольно красочно звучащие для чужого уха, почти как русский мат, он приставил бластер ко лбу медведя и произвел два коротких выстрела. Но даже после смерти зверь не разжал свою челюсть, так и рухнув на землю вместе с зажатым в ней, истекающим кровью неформалом. Человек тоже больше не шевелился. Видать падение добило и его.

— Пора бы уже вмешаться. — Вставая в полный рост, я материализовал из пространственного кармана свою секиру и маску демона. Появление должно оказаться эффектным.

Два других стрелка, мужчина и женщина — лидер группы, бросились к скулящей от боли жрице. Теперь она была их последней надеждой, вот только Кукла так и лежала неподвижно, а связывающие ее с девушкой золотые нити, видимые только элементным взглядом, практически погасли.

Отойдя на несколько шагов назад, я разбежался и высоко подпрыгнул. Полет длился всего пару мгновений, а посадка вышла не настолько удобной как предполагалось. Приземлившись прямо на спину одному из монстров, я придавил его к земле, одновременно с этим раскраивая своей секирой ему череп. Их Огненная аура для меня была страшна не больше, чем для каменной куклы Кирины, так что проблем в ближнем бою с медведями я не испытывал.

В несколько больших прыжков забравшись на холм, я атаковал в спину двух шестилапых монстров, занятых поеданием мертвой туши одного из защитников. Эманации страха, ярости и отчаяния, витавшие в воздухе, придавали мне сил. Теперь я с осторожностью поглощал их, стараясь не терять контроль над собственными эмоциями.

Вертикальный рубящий удар секиры переламывает позвоночник одного из монстров. Не давая опомниться второму, я тут же возвращаю свою секиру и в глубоком выпаде поражаю его прямо в оскалившуюся пасть. Резкий рывок вверх, и черепушка монстра, словно грецкий орех, раскалывается на две равных половинки. За этим следует добивание монстра с переломанным позвоночником. Признаться честно, эту технику сражения с медведями я подсмотрел у жрицы, и она показалась мне очень эффективной. Нет нужды испытывать на себе мощь когтей и клыков зверя, если первым же ударом ты можешь его обездвижить.

Прорываясь к тройке выживших неформалов, отчаянно отстреливающихся от наседающих монстров, я больше всего боялся не успеть прийти им на помощь. В таком случае мне нужно было бы искать еще одну группу и придумывать новый план. Упускать представленный Ноттой шанс сразу же завоевать доверие аборигенов, став их спасителем — упускать было нельзя. Но и раньше времени соваться в бой — смысла не было, иначе они могли бы счесть мое вмешательство, за акт агрессии.

Противник действительно оказался для меня плевым. Огненная стихия — мой родной дом, а физической силы у моего тела на данной стадии развития, было хоть отбавляй. Даже при отсутствии возможности повышения его параметров за счет энергии мирового эфира, я должен был справляться с подобными шестилапыми медведями голыми руками.

Но ведь у меня в руках была увесистая секира, поэтому я хотел еще и покрасоваться перед неформалами своими умениями.

Умертвив очередного монстра, я наконец — то смог увидеть свои цели. Отстреливаться от монстров продолжал только мужчина, лидер группы же склонилась над жрицей, пытаясь привести ее в чувство. В эту секунду один из монстров решил обойти стрелка со спины и напасть прямо на беззащитных в тот момент девушек. Поступок мужчины в этой ситуации меня крайне удивил. Понимая, что не успевает его остановить, неформал прыгнул прямо на него, загородив своим телом обеих девушек.

Медведь не стушевался и принял «жертву» как и подобает зверю, впившись в его плечевой сустав всеми своими двумя рядами острых зубов. Сделав несколько выстрелов в упор, как до этого поступил второй растерзанный монстрами стрелок, парень, ценой правой руки все же смог освободиться их хватки, и добить монстра контрольным в голову. Убедившись, что в данный момент девушкам больше ничего не угрожает, мужчина бессильно рухнул на землю, заливая все вокруг своей кровью.

Склонившаяся над жрицей лидер группы никак не отреагировала на серьезное ранение ее партнера. С одной стороны это было правильно, ведь сейчас только от Кирины зависело, смогут ли они выбраться из этих руин живыми или нет. Но с другой, проявление подобного хладнокровия по отношению к своему сопартийцу казалось чем — то слишком уж странным.

Убитый раненным стрелком монстр был не последним, за ним практически по пятам следовал его собрат, отправленный таинственным кукловодом на подстраховку первому медведю. Выбравшись на вершину, шестилапый полыхнул своей огненной аурой и, оскалившись, бросился прямо на девушек.

Эту угрозу проигнорировать лидер группы уже не могла. Выхватив из — за пояса свой бластер, она начала беспорядочную стрельбу по монстру, но остановить уже набравшего ход зверя так и не смогла. Закрыв глаза, она прижала к своей груди жрицу и приготовилась умереть…

— Не в мою смену! — Громко произнес я на местном наречии, чем — то напоминающем помесь славянских языков Земли из моей линии вероятности.

Метать свою увесистую секиру точно на большие расстояния, я научился еще в своей «прошлой жизни». Как хорошо, что подобный навык передался и этой физической оболочке. Блеснув в воздухе, лезвие моего оружия глубоко впилось в тело монстра у основания шеи, практически срубив тем самым ему голову. Мгновенная смерть заставила тушу медведя потерять равновесие, отчего он еще несколько метров проволочился по земле, остановившись в полуметре от замерших от страха девушек.

— Вот так — то! Знай наших!

Услышав знакомую речь, лидер группы обернулась и удивленно посмотрела на меня. Вид приближающегося двухметрового гиганта, закованного с ног до головы в металлическую броню, да еще и с маской демона вместо забрала на шлеме, не мог не испугать ее. Потому поднятое в мою сторону лазерное оружие, было вполне ожидаемой первой реакцией.

— Я не враг. Я пришел помочь вам. — Подняв руки вверх, как можно мягче произнес я, и кивком головы указал себе за спину.

Там находилось около десяти трупов огненных медведей, умерщвленных мной по пути к девушкам. Разрубленные головы и покалеченные тела монстров не давали двояко трактовать способ, которым они были убиты. Потихоньку начав осознавать случившееся, перепуганная девушка все же решила опустить свое оружие.

Ну вот, дело сделано! — Подумал я.

Но все ведь не может закончиться столь гладко?

В этот момент на свет решил показаться таинственный кукловод монстров. Куча металлолома и строительного мусора, высившаяся над логовом медведей — задрожала и словно бы взорвалась изнутри. Ярко — алое пламя мощным столбом ударило в небо, забрасывая нас настоящим метеоритным дождем из горящего мусора.

«Развернуть защитное поле» — тут же отдал я команду НСУО, моментально оказываясь рядом с девушками.

Когда угроза миновала, я сразу же поспешил вернуть себе свое оружие и, проверив основные показатели, приготовился к битве с новым противником.

— Наблюдатель, я чувствовал тебя с самого начала! Зачем ты решил вмешаться? Это не твоя война! Нет смысла подобным сражаться друг с другом! — Гулким басом раздалось в воздухе, прибивая к земле обеих девушек.

Следом за этими словами из образовавшегося на месте кучи хлама проема выбрался похожий на динозавра четырехлапый ящер с восседающим на нем ездоком. Персонаж этот и правда оказался довольно колоритным. Благодаря своему иммунитету к ментальной магии, я остался стоять на ногах и смог его рассмотреть.

Краснокожий, с залитыми тяжелым серебром глазами и полыхающей вокруг огненной аурой. Длинные рыжие волосы так же горели пламенем. На лбу и затылке Демона красовались две пары чуть загнутых вовнутрь рогов.

Кого — то он мне напоминает. — Рассуждая подобным тоном, я перешел на элементное зрение и попытался определить его возможности.

Каково же было мое удивление, когда в сущности этого Демона я смог разглядеть искру огня! Точно такую же, как и у меня!

Выйдя из режима магозрения, я более внимательно осмотрел внешность моего противника. Сейчас она еще больше показалась мне знакомой. Но кого же она напоминает?

— Твой Боевой режим, дурында ты стоеросовая! — Язвительно произнесла появившаяся в нейроинтерфейсе НСУО Эль.

Очнулась сборщица как всегда вовремя, да еще и новыми ругательствами обзавелась.

— В смысле меня? Это местный Ефим что ли?! — Пропустив мимо ушей колкости малявки, поспешил я перейти к волнующему меня вопросу.

— Ну, может и не ты, а кто — то с аналогичными способностями. Но искра в его источнике точно такая же, как и у тебя. Это одна из стихийных первооснов, даже не представляю, где он в этом мире смог получить нечто подобное.

— Или взрастить в себе сам. — Задумчиво отозвался я.

— Или так. — Согласилась Эль, продолжая анализировать входящие данные. — В любом случае он нам не друг. Смотри, готовит магическую атаку!

— Вижу.

За мгновение до активации магии Демона, я снова развернул свое защитное поле, вложив в него сразу три тысячи единиц маны. Кто его знает, на что способен этот товарищ.

Как оказалось, сделал я это не зря. Широкая пасть ящера, на котором восседал Демон, открылась и часть холма, на которой находились мы, поглотило ярко — алое пламя.

Лог КИУ

Огненное дыхание наносит:

— 0 (790–3000, основа — магия огня)

Огненное дыхание наносит:

— 0 (790–2210, основа — магия огня)

Огненное дыхание наносит:

— 0 (790–1420, основа — магия огня)

Растянутый во времени эффект! Сколько же он маны вложил в свое заклинание?

Но удивляться отображаемым логом КИУ цифрам было некогда. Самому мне подобная магия не навредит, но вот девушек — неформалок это не касалось. Если хочу поскорее выбраться из этой техно — магической линии вероятности и найти дорогу в свою, они нужны мне живыми.

— Мы не подобны. Я человек! — Отдавая приказ НСУО убрать маску демона с лица, гордо заявил я. — Пусть и не такой, как эти прекрасные леди, но я точно не Демон!

Повернувшись к девушкам, я добавил:

— Сражаться еще можете? Надо как — то нейтрализовать эту ящерицу, я не могу блокировать ее магию и атаковать одновременно.

— Мне бы еще чуть — чуть времени, и я снова смогу активировать дар Богини.

— Не рискуй так Кирина. — Мягко произнесла лидер группы. — Теперь моя очередь показать себя во всей красе! Я ведь Девятая жрица Храма порока! Специально берегла ее до тех пор пока не появится эта тварь.

— Не глупи, тебе не справиться с человекоподобным Варпом!

Проигнорировав слова двадцать седьмой жрицы, лидер группы осторожно положила Кирину на землю, после чего поднялась на ноги и встала рядом со мной:

— Спасибо тебе незнакомец. Не знаю, что в руинах Пустоши забвения делает Гладиатор Стеллы, но я, жрица богини Айселии, несмотря на вражду наших народов, выражаю тебе свою искреннюю признательность за наше спасение! — Склонив голову, девятая жрица застыла на мгновение в этой позе, после чего вернула себе прежнюю горделивую осанку и продолжила. — А теперь отойди и позволь же показать мощь, даруемую нашей Богиней своим детям.

Раскинув руки в стороны, она прикрыла глаза и медленно направилась прямиком к восседавшему на ящерице — переростке Демону. Охватившая девушку искрящаяся аура, давала ей возможность безболезненно для себя ступать по раскаленному камню, в который поверхность холма превратило Огненное дыхание ездового питомца нашего противника.

— Сияй всепоглощающая энергия разрушения! Да превратится бескрайний океан в бесплотную пустыню. Души грешников, да очистятся и в лоно свое их примет богиня! Месть Айселии!

Как только она произнесла эти слова, на восседающего на ящере воина спустилось плотное белесо — серебристое марево. Небо над нами заискрилось, и на миг перестало показывать свое странное представление. Оттуда прямо в эпицентр заклинания девятой жрицы поочередно выстрелило три молнии. Одна за другой они поражали марево, наэлектризовывая его.

— Три залпа, по тысяче условных единиц каждый, плюс остаточный негативный эффект в виде наэлектризованного поля, вешающего паралич и выдающего по сто условных единиц урона в секунду. — Подвела итог своему анализу Эль.

— Не плохо, хоть и не смертельно. Проследила, каким образом активировалась магия?

— Да. Метка на ее сущности вступила в симбиоз с программой Омута памяти. Заклинание сотворила программа, жрица лишь пожертвовала частицей своей сущности.

Те временем, заклинание девятой жрицы стало угасать. Каково же было ее удивление, когда после рассеивания облака она обнаружила невредимого Демона, все так же продолжавшего восседать на своем ящере.

— Как же так? Моя Богиня оставила меня? — Неверящим тоном произнесла жрица, безвольно опускаясь на землю прямо там, где и стояла.

— Подобному колдовству ни за что не победить меня. — Усмехнувшись, прогрохотал Демон, продолжая обращаться ко мне. Похоже, девушек за противников, он не считал изначально. — Раз решил защищать их, то сгинешь вместе с рабами узурпатора!

Пафосная фраза Демона никак на мне не отразилась. Элементным взглядом я видел настоящую картину последствий заклинания лидера — жрицы. Да, она не смогла нанести своему противнику существенного урона, потому что он, так же как и я, умел самостоятельно выстраивать вокруг себя силовое поле. И защититься он смог лишь ценой истощения своего резерва маны. То есть сейчас он практически беззащитен!

— Я могу танцевать! Гладиатор, прошу, защити мою сестру, она не должна достаться этому Варпу ни при каких обстоятельствах.

С трудом поднявшись на ноги, Кирина встала в позу танцовщицы и снова начала плавно двигаться, наполняя Куклу саморазрушения энергией своей сущности.

Кивнув девушке в ответ, я приготовился к рывку.

Как только марионетка пришла в движение, я начал отдавать НСУО новые команды:

«Перевести ману в энергию, усилить физическую оболочку на двести пунктов по всем параметрам. Активировать Разложение»

Зная об истинной природе Демона, я был уверен, что при столкновении магия огня окажется неэффективной. Если и не полный иммунитет, то значительное сопротивление элементная искра дает ему точно, потому действовать надо наверняка. Победить Боевую форму высокоуровнего искателя, не прибегая при этом к своей собственной — задачка не из легких и без хитрости мне тут не обойтись.

Как только ящер Демона столкнулся с марионеткой Кирины, его всадник ловко выпрыгнул из седла. Мгновенно преодолев более десятка метров, он оказался на другом краю холма, сжимая в своих руках огромный двуручный меч. Значит и он знаком с пространственной магией! Посмотрим, насколько хорошо.

Рванув вперед, я попал под созданную Демоном струю огня, не причинившую мне совершенно никакого вреда.

— Так и знал! Мы подобны! — Воскликнул он, совершая рубящий удар мечом.

— Возможно, и подобны… вот только находимся по разную сторону баррикад!

Уклонившись от выпада Демона, я контратаковал рубящим сбоку, который он заблокировал широким наручем, надетым на левую руку. Учитывая габариты Демона, который был на две головы выше меня, при переходе сражения в ближний бой, он легко мог играть роль щита.

Приблизившись к противнику, я еще больше удивился тому, насколько наши с ним Боевые формы были похожи, разве что у меня не было тех двух пар рогов на голове, да и волосы я стригу покороче. В остальном же… может он и правда местный Ефим?

Обмениваясь ударами, мы испытывали мастерство друг друга. Он отчаянно пытался найти в моей обороне хоть малейшую брешь, выкладываясь даже не на сто, а на все сто двадцать процентов, на которые была способна его физическая оболочка в Боевой форме. Чем больше мы сражались, тем отчетливее я понимал, что безумие уже практически полностью поглотило этого монстра.

Вот он истинный Делирий! Безрассудный, бескомпромиссный, яростный.

В какой — то момент я осознал, что уже не успеваю за движениями Демона, впавшего в состояние берсерка. Изначально я хотел потянуть время и узнать о нем больше информации, но Демон безмолвствовал.

Увернувшись от очередного выпада своего противника, я не успел отступить и пропустил удар локтем, направленный мне точно в голову. Его на себя приняло защитное поле. Мельком взглянул на лог КИУ, я чуть было не подпрыгнул от удивления. Урон, выданный этим ударом, превышал пятьсот условных единиц! И это обычный толчок локтем!

— Ефим, надо заканчивать. Еще чуть — чуть и он станет сильнее тебя, тогда придется использовать наши козыри. — Предупредила меня Эль.

— Кирина, нет! — Одновременно с сообщением сборщицы я услышал отчаянный крик лидера неформалов.

В этот момент Кукле саморазрушения удалось прижать ящера к Земле. Сделав это, девушка лишь улыбнулась своей старшей коллеге, после чего окутывающее ее марево ярко вспыхнуло, стирая из этого мира ставшее уже практически прозрачным тело девушки. Вместе с этим сущность Кирины полностью превратилась в золотистую энергию, сильным потоком устремившуюся по каналам к марионетке. Последовал грандиозный взрыв, уничтоживший питомца Демона и Куклу саморазрушения.

Воспользовавшись этим моментом, я отпрыгнул назад, и на мгновение замер, отмечая точку в пространстве, нужную системе для активации пространственной магии.

— ААррррхххгггххх! — Брызжа слюной, заревел Демон.

Его меч просвистел всего в паре сантиметров от моего левого уха, едва коснувшись защитного поля. После мир моргнул, и я оказался за спиной своего противника, заканчивая начатый еще до микро телепортации удар своей секирой. Активированное Разложение окутало бирюзой лезвие моего оружия, и оно без труда смогло снести голову Демону. Все было проделано за считанные доли секунды, потому, ни у моего противника, ни у пребывавшей в шоке из — за жертвы своей коллеги жрицы, не было времени, чтобы хоть что — то понять.

— И каково же это, убивать самого себя? — Язва в голосе Эль никуда за время нашего поединка не делась.

На душе у меня словно кошки заскребли из-за странного чувства потери…

Глава 7

— Ты как, цела? Раны есть? — Обеспокоенным тоном задал я вопрос продолжавшей плакать жрице.

Возможно, на тембр моего голоса повлияло текущее психическое состояние или я все еще не разучился имитировать сочувствие к людям, но после заданного вопроса, лидер ныне покойной группы перестала плакать и удивленно подняла на меня взгляд. К тому моменту, что выглядеть менее воинственно я, следом за маской, отправил в пространственный карман и свой шлем. Девушка была растеряна, а еще очень напугана. Не предпринимая никаких действий, она словно ждала от меня первого шага.

— Так что с ранами? — Не меняя интонации, повторил свой вопрос я.

— Все в порядке, ничего серьезного. — Взяв еще одну паузу, все же ответила она.

— Нам стоит уйти с открытой местности, иначе можем привлечь к себе новых тварей. Ты из Айселии?

— Ага. — Еще более неуверенно кивнула девушка.

Чтобы помочь жрице подняться на ноги, я подал ей руку. Увидев мой жест, она с испугом отпрянула назад, из — за чего ее левая рука случайно наткнулась на еще не остывшую землю за зоной безопасности, созданной недавно примененным ультимативным навыком. Так я решил называть эту странную способность местных жителей жертвовать частью своей сущности в обмен на магическую помощь Омута памяти.

— Ай. — Болезненно воскликнула она, рефлекторно подавшись вперед.

Оказавшись прямо в моих объятиях, девушка напряглась и задрожала всем телом.

— Не бойся, я не причиню тебе вреда. Запах крови и шум битвы наверняка привлек внимание половины монстров, обитающих в этих руинах. Где располагается ваш лагерь?

— Я покажу, но мне будет трудно идти…

Наконец — то жрица начала приходить в себя. Осознавая, в какой ситуации оказалась, она постаралась спрятать внутри себя свои страхи и комплексы, испытываемые по отношению кол мне.

— Это не проблема. — Усмехнувшись, я взял девушку на руки.

Ее вес был настолько несущественен, что я без труда бы смог донести ее и до Айселии, даже если бы она находилась за тысячу километров от этого места. Есть все же кое — какие плюсы в моем нынешнем положении. Эта физическая оболочка способна обломать рога не одному супер герою в трусах поверх трико. Особенно, если помогать себе магией.

— Ммм… — слабый стон вырвался из уст обалдевшей от моего поступка жрицы.

Девушка явно не ожидала от меня подобного, поэтому ее мозг до сих пор не мог сообразить, как реагировать на мои действия.

Пользуясь этим, я продолжил гнуть свою линию:

— Так в какой стороне ваш лагерь? Ты ведь не сможешь идти по горячим камням, а для меня это не проблема.

Не найдя никаких контраргументов она согласилась с моими выводами, и уже вскоре я уверенно вышагивал в нужном направлении, при этом умудряясь делать вид, что внимательно наблюдаю за окружающей обстановкой.

Конечно, на самом деле, мне этого не требовалось. В моем нейроинтерфейсе сейчас заседала одна мелкая егоза, которая сразу же, как только я начал движение, запустила сканер поиска. На обитавших в руинах магических созданиях он реагировал просто превосходно.

Ожидая от Эль очередной порции подколок и провокаций, в этот раз на тему моей показной галантности, я был удивлен ее серьезной сосредоточенностью на своем деле. Что — то непонятное с ней творится с самого начала наших приключений на этой альтернативной Земле.

— Для воина Стеллы ты ведешь себя слишком странно. — Видя, как я обрабатываю ее рану спреем из сумки убитого неформала, сказала жрица.

До лагеря их группы мы добрались без каких — либо приключений, всего за пятнадцать минут. К тому моменту на площадь, где только что произошла схватка, начали подтягиваться новые действующие лица. Их рычание и мелкие стычки за «свежее мясо» были слышны даже отсюда. Располагалось убежище на третьем этаже одного из каким — то чудом уцелевших высотных зданий. Точнее, уцелела его нижняя половина, обломки верхней же валялись рядом, создавая дополнительное препятствие условному противнику, если оный задумает напасть.

Само убежище представляло собой несколько обжитых спальных комнат и общую гостиную — кухню. Прихожей служил небольшой пятачок в углу центральной комнаты, располагавшийся возле отверстия диаметром три с половиной метра. Рядом с ним, прямо в пол вмонтировано два металлических кольца, в которые была продета толстая цепь со следами ржавчины по всей ее длине. Она — то и являлась «лестницей в небо», ведущей на спасительную высоту.

Это конечно если здесь не проживают монстры, умеющие карабкаться по стенам и потолкам. Учитывая характер и любознательность Нотты, в последнем я сильно сомневаюсь.

Но и на этот случай у проживающих в убежище Охотников, так свою группу назвала жрица, были предусмотрены меры. Одной из этих мер оказалась трехсоткилограммовая каменная плита, которой отверстие в полу перекрывалось на ночь, а так же в случае возникновения какой — либо угрозы. Когда я в одиночку смог передвинуть ее на место, предварительно подняв наверх цепь — лестницу, удивлению жрицы не было предела. Судя по ее словам, трое охотников — мужчин ее группы едва — едва справлялись с этой задачей. Кроме плиты, на окнах, помимо решеток, присутствовали и металлические жалюзи, потому пробраться внутрь монстрам будет очень непросто.

— У меня было довольно сложное прошлое, сейчас я не отношу себя ни к какой вере.

— Вот как. То — то я не почувствовала на тебе оскверняющей метки. Но как же ты от нее избавился, я думала это невозможно?

Это она про клеймо — печать? Перейдя на элементное зрение, я внимательно осмотрел жрицу. Действительно, на ее сущности стояла какая — то печать, неразрывно связанная с самой основой девушки. Грубо говоря, если постараться просто выжечь ее магией, то обязательно нанесешь вред и самой сущности владельца.

— Вот бы более детально ее изучить! Ефим, ты должен сойтись поближе с этой женщиной! — оживилась до этого внимательно наблюдающая за нашим разговором Эль.

По моей просьбе, перед посторонними в виде голограммы она не появлялась, потому, находясь в нейроинтерфейсе, она только и могла, что наблюдать, да изучать поступающую извне информацию. Следует отметить, что пока сборщицу это сильно не напрягало, ведь «интересного» и тут было предостаточно.

— Обязательно, как только ты уснешь! — Ухмыльнувшись, ответил я Эль и, стараясь не вникать в поток ее недовольства, с каждым разом обретающий все более и более витиеватые словестные формы, вернулся обратно в реальность.

Все действия заняли у меня не более секунды, так что никаких подозрений у собеседницы вызвать не могли:

— Это длинная история. Сейчас не время и не место для нее. — Ответил я на ее вопрос клишированной киношной фразой.

— Ты прав, мы ведь незнакомцы друг другу, к тому же бывшие враги! — Покачала головой девушка. — Кстати, меня зовут Лирия.

— Ефим. Очень приятно, Лирия! — Улыбнулся я в ответ, после чего добавил. — Ты ведь сама не сможешь выбраться из руин? Я мог бы помочь тебе хотя бы в этом. Все равно сейчас никаких других дел у меня нет.

— И правда, одной отсюда мне не выбраться. Слишком много Варпов развелось здесь в последнее время. — Обнажив ряд белоснежных зубов, улыбнулась в ответ мне жрица.

Похоже, что мой доброжелательный настрой все же подействовал на нее. Определившись с тем, что будем делать после того, как переждем разыгравшийся неподалеку «пир монстров», мы занялись насущными проблемами.

Убрав в инвентарь остальную часть доспеха, я остался в тоге и сандалиях, скрафченных за время пребывания в Колыбели жизни. Увидев это, Лирия сильно удивилась, оказывается на землях богини Айселии, подобных технологий не существовало, поэтому пришлось соврать, что я позаимствовал артефакт, когда покидал Гронхейм. Так называлась столица земель Стеллы.

Удовлетворившись моим ответом, жрица стала приводить себя в порядок и обрабатывать спреем мелкие раны и ссадины, полученные ей за время битвы, располагавшиеся в более интимных местах. Правда, это ее занятие было больше похоже на какой — то легкий стриптиз, рассчитанный на показ своих «женских достоинств» и соблазнение конкретного индивида, присутствующего рядом.

Может, она хочет сильнее меня к себе привязать, соблазнив интимной близостью?

Решив особо не задумываться над скрытыми мотивами поступков спасенной мной девушки, я принялся готовить ужин, используя для этого запасы пищи в убежище. К слову, они здесь были весьма нескромными и довольно разнообразными. Присутствовали даже мучные изделия. Правда, только в виде сухарей.

Эх, готов отдать миллион кредитов за лепешку из зеленой пшеницы.

Представив подобное, я невольно улыбнулся, чем смутил Лирию, потому как в данный момент смотрел именно в сторону полуобнаженной девушки, тщетно пытавшейся достать до какого — то пореза на спине, чуть ниже правой лопатки.

— Не поможешь? — Опустив глаза, застенчиво спросила она.

Утвердительно кивнув, я выключил походный вариант мини горелки, над которой готовил горячее, и подошел к сидевшей на небольшом диванчике девушке. Кожа жрицы оказалась очень мягкой и бархатистой на ощупь. Было видно, что за ней тщательно ухаживали. Да и не только за ней, тело Лирии тоже выглядело довольно соблазнительно: все на своих местах, правильных пропорций и приличных размеров. Дополняло его аккуратное чистое лицо с ровными чертами и чуть вздернутым носиком. А слегка отдающий хрипотцой голос добавлял в общую картину уникальную изюминку.

Кое — как сдержав свое либидо, я дал возможность девушке снова натянуть латексный бдсм — костюм. После этого мы поужинали и разошлись по спальням. День выдался длинным и насыщенным событиями, поэтому жрице в первую очередь нужен был хороший крепкий сон.

Я расположился в самой большой спальне, раньше там жили парни группы. Похоже, что отдельные апартаменты выделялись только девушкам. Возможно, статус жриц так влиял на иерархию, или что — то другое. Особого значения этому я придавать не стал. Крыша над головой есть — уже хорошо!

Комната оказалась практически пустой, лишь по углам были раскиданы полупустые вещмешки с пожитками мужчин, рядом с которыми располагались спальные места. Взяв два самых больших спальника, принадлежавших ранее танкам группы, я сложил их вместе и лег сверху. У меня был и свой, тоже скрафченный в Колыбели жизни, но спать особо не хотелось, поэтому я и решил его не доставать.

— Не доверяю я этой плутовке! Она что — то задумала! — Высказала свое мнение по поводу нашей новой знакомой Эль.

— Тоже так думаю…

На этот раз я был согласен с малявкой. Слишком просто Лирия смирилась со смертью своих друзей. Тем более, если она приняла меня за Гладиатора. Насколько я знаю, это элитные воины богини Стеллы. Жрица и Элитный воин, эти ярые адепты веры, относящиеся к лагерям разных богинь, по идее должны просто люто ненавидеть друг друга. Так почему она решила принять помощь от своего врага? Безвыходная ситуация? Психологический ступор из — за потери своей группы?

— В любом случае хоть как — то навредить нам она все равно не сможет. — После недолгих размышлений, добавил я.

— Согласна, но расслабляться, тоже не стоит. Кстати, я проанализировала используемые неформалами ультимативные навыки еще раз и теперь с уверенностью могу заявить, что они действительно завязаны на взаимодействие печати богини, встроенной в Омут памяти программы и энергии, выделяемой посредством уничтожения части своей собственной сущности. Молитва, произнесенная адептом веры, активирует печать, а она, взяв достаточно энергии из сущности, к которой прикреплена, создает обращение к Омуту.

— Значит, в этой линии вероятности сборщицы все же смогли разгадать «тайну сущности».

— Получается, что так.

— Не хорошо, сбежать как в прошлом, теперь не получится.

— Как знать, теперь мы стали намного сильнее…

Фраза Эль снова прервалась на середине, а по воспроизводимой ей голограмме пошла мелкая рябь.

— В этот раз еще короче… — произнесла малышка и ее проекция исчезла.

Действительно, каждый раз в этом виде она может проводить все меньше времени. С Ноттой подобное не обсудишь, да и повода не было. В Колыбели «вторая половинка» моей сущности чувствовала себя отлично. Вон, даже бедных крокодилов — переростков задолбать успела.

Неожиданно мои рассуждения прервал какой — то странный звук, доносившийся то ли из общей гостиной убежища, то ли из соседней спальни. Последнее особенно настораживало, так как именно там сейчас отдыхала Лирия. Если к ней в гости забрался какой — нибудь особо настойчивый монстр, будет совсем скверно.

Прислушавшись, я убедился, что на звук борьбы, эти едва слышные всхлипы не похожи. Это означало что, по крайней мере, безопасности жрицы сейчас ничего не угрожает. Следовательно, дело в ее душевных травмах.

Поднявшись со своей импровизированной кровати, я осторожно выбрался из спальни. В гостиной царил полумрак. Плита, перекрывающая вход и металлические жалюзи были на месте. На столе стояла грязная посуда, оставшаяся после нашего ужина. Водопровода в убежище не предполагалось, а мыть ее питьевой водой, запасы которой были ограничены, мы не стали. Диваны, кресла, походная мини горелка, наши вещмешки. Все оставалось на тех же местах, что и раньше.

Стараясь не шуметь, я аккуратно приблизился к сделанной из серого синтетического материала двери, ведущей в спальню жрицы. Убедившись, что звук идет оттуда, я дотронулся до ручки и потянул на себя.

Хех, кто бы сомневался… не закрыто! Ну что же, попробуем подыграть. — Усмехнувшись, я тихо зашел в комнату.

Спальня жрицы практически ничем от мужской не отличалась. Похоже, это убежище использовали все местные Охотники, потому разделения на женские и мужские комнаты здесь не существовало. Все зависело от внутренней иерархии проживающей в данный момент в убежище группы.

Голые обшарпанные стены, никакой мебели или зеркал. В глаза бросалось только спальное место. В отличие от мужской комнаты, вместо спальника у жрицы имелся настоящий матрац, вероятнее всего надувающийся магическим вариантом электронасоса. Постельное белье, несколько маленьких надувных подушек, затянутых бархатистой тканью. Около постели жрицы стоял небольшой светильник, тоже питающийся от магии.

Сидя рядом с ним, на самом краю матраца, Лирия тихонько плакала. При каждом новом всхлипе ее обнаженные плечи слегка вздрагивали, а белоснежная кожа на спине покрывалась мурашками. Конечно же, перед сном жрица успела снять свой бдсм — наряд, оставшись в костюме Евы.

— Не можешь заснуть?

Повернув ко мне свое заплаканное лицо с уже успевшими покраснеть глазами, она робко кивнула. Дальнейших разговоров не требовалось. Я прекрасно понимал, что именно нужно ей сейчас и отдал всего себя без остатка разгорающемуся пожару страсти.

Ее горячее, пышущее невероятной сексуальностью тело, притягивало меня словно магнит. Лирия по праву называлась жрицей Храма порока. В этой области она была очень искусна. Намного искусней, чем в сражениях с монстрами. С первой секунды, как я попал в ее объятия, девушка кардинально преобразилась. Будто бы и не было тяжелого, наполненного кровью и потерями дня. В данный момент она полностью отдалась желанию, и я отвечал ей тем же. Моя собственная реальность, дорогие некогда люди, все подобные мысли заглушали стоны наслаждения. Подхватываемые ураганом страсти, они разносились по всему убежищу, бередя призраков прошлого.

Имея крепкое тело и невероятную выносливость, я мог продолжать этот концерт хоть несколько дней подряд. После первого акта, Лирия с энтузиазмом отнеслась к тому, что я решил взять инициативу в свои руки. Второй, третий раз, четвертый… животная страсть все не отпускала нас, в какой — то момент, правая рука жрицы скользнула под матрац, достав оттуда странный блестящий диск. В эту секунду именно она была сверху.

Склонившись над моим лицом, она с жаром поцеловала меня прямо в губы, а в следующее мгновение я почувствовал, как на моей шее что — то защелкивается.

А вот и то ради чего все затевалось.

Чтож, все довольно банально. Продолжу подыгрывать, слишком уж классная выдалась ночка!

Замерев на мгновение, Лирия словно решила проверить, заметил ли я что — либо и если да, то, что предприму в следующую секунду. Положив ей руки на плечи, я снова притянул девушку к себе и продолжил ласкать ее разгоряченное тело.

Убедившись, что мое поведение не изменилось, жрица не стала возражать против возобновления любовного действа. Таким образом, условная ночь страсти плавно перетекла в условное утро, потом в день и закончилась очередной кульминацией, после которой жрица без сил откинулась на кровати и положив мне голову на грудь, тихонько засопела.

Моя выносливость к этому моменту не истощилась даже наполовину, потому, убедившись, что девушка спит, я запустил магическое сканирование, одновременно с этим переходя на элементное зрение.

Ну — ка, посмотрим, что за подарочек всучила мне эта пылкая жрица.

Никакого дополнительного источника питания на артефакте не чувствовалось, зато был отчетливо виден тонкий золотистый проводящий канал, связывающий ошейник и сущность Лирии.

А вот это уже интересно! Что — то мне подсказывает, что все мужчины в группе жриц были владельцами подобных аксессуаров.

«Активировать сканирование, составить объемную модель артефакта и схему его устройства» — отдал я приказ своей НСУО и погрузился в виртуал.

После нескольких секунд работы программы, передо мной появилось изображение артефакта. Его внешний вид был предельно простым. Тонкий, блестящий диск темно — красного цвета, очень легкий, сделанный из орихалка. Внутреннее строение тоже поражало своей простотой. Несколько каналов для циркуляции маны и печать, призванная осуществлять активацию магического заклинания. Создавалось оно, конечно, через Омут памяти. Тип: магия психического вмешательства.

— А это будет даже веселее, чем я предполагал.

— Что будет веселее? О! Интересная штуковина! Что это? — Раздался рядом голосок очнувшейся после очередного «восстановительного сна» Эль.

— Подарочек от жрицы. Решила сделать меня своим рабом.

— Наивная…

— Это может сыграть нам на руку. Я ведь только обещал ей помочь выбраться из руин. А с подобным девайсом мы без проблем и лишних вопросов сможем добраться в ее компании до самой столицы.

— Отличная идея! А пока можно получше изучить устройство этой странной метки на ошейнике. Кстати, я фиксирую у нашей физической оболочки повышенный гормональный фон. Ефим, а чем это вы с ней тут занимались?

— Подрасти сначала, а после уже будешь задавать подобные вопросы!

— Ты опять за свое?! Не считай меня ребенком! Я Высшее…

Вызвав у мелкой новый приступ «праведного гнева», я тем самым смог избежать ряда довольно неудобных вопросов, касательно нашей с Лирией «ночи страсти». Подобные темы вызывают у меня головную боль. И как только с этим справляются современные родители?

Рано мне еще заводить своих детей, я слишком мал и глуп. И не видел мир еще… и вообще… Почему почти все встречающиеся мне по жизни представительницы противоположного пола настолько расчетливы и лицемерны?

О, женщины, коварство Ваше имя!

Так, стоп, что — то я слишком все утрирую, рассуждая в подобном ключе, можно и до женоненавистничества скатиться. А я их люблю. Очень даже люблю!

Улыбнувшись пришедшей на ум мысли, я принялся успокаивать снова не на шутку разошедшуюся Эль, уже добравшуюся в своем «праведном гневе» до корней человеческой расы и генетических ошибок, приводящих к умственной неполноценности.

Когда мне это удалось, мы вместе занялись изучением метки — печати, взаимодействующей с окружавшим планету Омутом памяти. Схема работы артефакта оказалась довольно простой. Впрочем, как и продемонстрированные недавно жрицами ультимативные навыки.

Для того чтобы заставить меня что — либо сделать против собственной воли, ей необходимо было задействовать свою печать. Передав по соединяющему сущность девушки и ошейник проводящему каналу активационную последовательность, выражающуюся в определенном количестве золотистой энергии, названной Эль — Святостью, Лирия могла заставить обычного человека выполнить любой ее приказ.

Но сработать подобная магия могла лишь на существ, не имеющих естественного сопротивления менталу.

Решив больше не злить сборщицу, я доверил ей придумывание названия открытого нами недавно нового вида энергии. Благодаря моему поступку, ее настроение резко улучшилось, и она больше не поднимала неудобных для меня тем. Решив, что раз печати связанны с ее коллегами, представившимися местным жителям богами, то и энергию надо назвать соответственно.

В моем родном мире существовало много легенд о людях с уникальными способностями, которые различные религии использовали в своих корыстных целях. Определенная схожесть с тем, что вытворяли жрицы и танки группы в бою против огненных медведей, безусловно, имелась. Поэтому я не стал спорить с придуманным названием, дав команду НСУО записать его, а так же всю собранную нами по этой теме информацию в отдельный архив.

— Вставай, нам пора. — Транслировала система голос жрицы в виртуал.

Сделав вид, что просыпаюсь, я зевнул и блаженно потянулся, после чего открыл глаза, внимательно посмотрев на склонившееся надо мной лицо девушки.

А она моложе, чем казалось на первый взгляд. — Пришла мне в голову мысль.

Сейчас ее спальня освещалась сразу четырьмя магическими светильниками, дававшими дневной свет, к тому же она каким — то образом умудрилась помыться и переодеться в новый латексный бдсм — костюм.

Приподнявшись, я осторожно дотронулся до металлического диска, закрепленного на моей шее:

— Это было обязательно? Я ведь и так согласился помочь тебе выбраться из руин, а до этого спас.

Произнося эту фразу, я попытался вложить в свой голос как можно больше разочаровывающих ноток.

— Гладиатор, за каким — то хреном спасающий своего врага?! Настолько любезный и обходительный, что даже с ранами мне помог?! Ты меня за тупоголовую айку принимаешь?! Зачем ты проник на нашу территорию? Что делаешь в Пустоши Забвения? Признавайся, ты диверсант или шпион?

В противовес мне, слова жрицы отливали холодной сталью, а ее взгляд полыхал лютой ненавистью. Насколько же сильны противоречия двух противоборствующих лагерей, находящихся под покровительством Стеллы и Айселии?

— Я ведь говорил тебе, что больше не служу Стелле. У меня нет метки богини. Я свободный путешественник.

— Ложь! Это невозможно. Кто ты на самом деле? Говори, я приказываю!

В тот же момент, когда с уст Лирии сошла активационная фраза, канал соединяющий ошейник и ее печать — вспыхнул золотистым светом.

— Фиксирую поступление новых данных! — Радостно отозвалась из нейроинтерфейса Эль.

Лог КИУ:

Психическое воздействие наносит:

— 0 (основа — ментальная магия, побочные негативные эффекты отсутствуют, иммунитет)

Все, как я и предполагал. Ошейник не произвел на меня вообще никакого воздействия, зато Эль получила дополнительную информацию об этом странном виде магии.

Продолжая смотреть в глаза Лирии, я усмехнулся.

— Что? Почему ошейник подчинения не работает? Сбой в активации? — Растеряно пробормотала жрица. — Раб я приказываю тебе отвечать на мои вопросы!

Еще одна золотистая вспышка, и проводящий канал наполнился очередной порцией энергии святости. Омут памяти отреагировал на нее созданием новой волны ментального вмешательства, которая снова не произвела на меня никакого эффекта.

Постепенно моя ухмылка начала перерастать в хищный оскал. Подавшись вперед, я схватил Лирию за руку и потянул на себя, заключая в свои объятия.

— Что ты задумал… нет! Я твоя Госпожа! Приказываю подчиняться.

Повалив ее на кровать, я мгновенно оказался сверху. Прижав тело жрицы, я медленно развел в стороны ее руки и склонился над испуганным лицом:

— Сегодня ночью ты была более ласковой и податливой. Такая линия поведения мне нравится больше чем нынешний, горящий ненавистью взгляд! Я тоже так могу.

Всколыхнув часть дремлющих внутри сил, я создал эффект пылающих глаз.

— Варп! Ты Варп! — С ужасом произнесла она.

— Сама ты Варп! — Зло выплюнул я, активировав источник.

Разом, загнав туда практически всю доступную мне ману, хранящуюся в накопителях, я начал перегонять ее через проводящий канал, вместе с частицей собственной сущности.

— Аргх, мнмм… — Томно застонала Лирия, ее тело при этом словно бы судорогой свело. Но жрице, кажется, поравилась эта боль.

Она испытывала сексуальное наслаждение!

Черт бы побрал этих неформалов. — Про себя выругался я, продолжая процесс.

Все действо заняло у меня не более минуты. Поместив внутрь ее сущности искру от собственного источника, я выжег магией Разложения метку Айселии. Так как печать крепилась к самому естеству девушки, я старался действовать как можно более аккуратно. Мне нужны ее знания об этом мире и его законах, пустая оболочка, ставшая ментором, не поможет воплощению нашего плана.

— Вот и все. Теперь ты такая же, как я!

Вздохнув, я слез с девушки и улегся рядом, тупо уставившись в потолок. Мы оба тяжело дышали. Хоть в этот раз мне и не пришлось строить собственный проводящий канал к сущности жрицы, и с маной был полный порядок, удалить метку богини оказалось непросто. Да и постоянное поддержание на минимальном уровне потока энергии, дабы не переборщить и не спалиться перед следящей программой Омута памяти, не самое простое занятие.

Лирия же, из — за моего грубого вмешательства испытала реальный оргазм! Да еще и столь бурный, что до сих пор не могла прийти в себя. Потому до сознания девушки пока еще не дошли мои слова о том, что теперь и она стала Варпом.

Нырнув в виртуал, я попытался достучаться до сборщицы:

— Забавно все же получилось! Слишком необычен этот мир. Эль, ну что там с анализом активационной последовательности?

— Работаю над этим. — Серьезным тоном ответила малявка, обложив свою виртуальную проекцию десятками объемных графиков и таблиц с текстом.

— Дай знать, когда отчет будет готов.

— Хорошо…

Еще один короткий ответ говорил о том, насколько глубоко сборщица погружена в работу.

— Что теперь со мной будет?

В эту секунду наконец — то очнулась новообращенная жрица.

— Ничего. Ты как была человеком, так им и осталась. Я лишь освободил тебя из рабства, сделав настоящим магом. Планы не изменились, сначала нам следует выбраться из этих руин, а после двинемся в сторону Айселии. Далеко, кстати, до нее?

— Три дня пути. — Безропотно ответила Лирия, продолжая неподвижно лежать на спине. — Я чувствую внутри себя твою силу. Она движется по телу, внедряясь все глубже, изменяя меня и мою душу.

— Как — то слишком двусмысленно прозвучало. — Пробурчал я, поднимаясь с кровати. — Ты наверно уже поняла, что я воспользовался твоей же уловкой, но раба из тебя делать не стал. Ты сохранила собственную личность, память, рассудок.

— Издеваешься, да? — Криво усмехнулась Лирия, окинув меня странным взглядом. — Я падшая жрица, оскверненная Варпом и потерявшая связь со своей богиней. Что может быть хуже?

— Но, несмотря на все это, мыслей о самоубийстве или раскаянии я в тебе не чувствую. А значит, все не настолько плохо, как ты говоришь. Не нужно меня обманывать, связь между нами никуда не делась, я чувствую все, что чувствуешь ты.

После моей фразы на ее лице отразилось явное удивление. А еще, она слегка смутилась, вспомнив о том, что испытала, когда я инициировал ее, делая своим ментором.

— Собирайся. — Решил я не заострять на чувствах бывшей жрицы внимание. — А я пока приготовлю завтрак.

Оказалось, что у бдсм — костюма была еще одна полезная функция. Он каким — то образом очищал кожу своего владельца. Именно благодаря ему у Лирии с самого утра был настолько ухоженный вид. Моя броня подобными свойствами не обладала, потому девушка предложила одеть один из запасных костюмов защитников из ее группы. Нахмурившись, я лишь смерил ее строгим взглядом и отказался от столь «щедрого» предложения.

Лучше уж по старинке, обтирания, в неформалы меня записывать пока рано!

Завершив сборы, мы позавтракали остатками провианта, хранившегося в аналоге сумки — холодильника, работающей от небольшого маналита, устройством которого так же заинтересовалась Эль. Выколупывать оттуда драгоценный минерал не хотелось, да и все равно мой артефакт — накопитель уже был завершен, места для еще одного камня в нем попросту не было.

В этот раз при приеме пищи пользовались одноразовой посудой, которую прямо на глазах, в специальном отсеке создал все тот же холодильник. Процесс был похож на печать 3d — принтера, использующего в качестве основы какой — то очень легкий полимер. Больше скрывать свою истинную личность перед Лирией мне было не нужно, потому я не таясь, смог подзарядить камень маной до нужного для активации принтера уровня. В плане 3d — печати местная Земля не сильно отличалась от моей линии вероятности. У нас подобная технология широко используется уже лет эдак тридцать.

Покидая убежище, я еще раз продемонстрировал жрице свою недюжинную силу, с легкостью отодвинув перекрывающую вход тяжеленую плиту. В эти секунды через нашу двустороннюю связь до меня донеслись первые положительные эмоции. Похоже, Лирия решила примириться с доставшейся ей участью и сейчас размышляла о том, как жить дальше.

Долго скрывать свою изменившуюся сущность, являющейся далеко не последней жрицей Храма порока, часто бывающей в Мраморных апартаментах Ее Святейшества, вряд ли получится.

— Не волнуйся, скоро в этом мире многое изменится. — Попытался я успокоить девушку.

— Так говоришь, будто ты сам не из этого мира.

— Ты даже не представляешь насколько права. — Усмехнувшись, я мгновенно материализовал в руке секиру.

Увидев мои действия, Лирия попятилась назад. Я же рванул вправо и, активировав на лезвии Разложение, обрушил вертикальный рубящий удар на казавшуюся безобидной кучу ржавого металлолома. Вопреки здравому смыслу, вместо лязга от соприкосновения двух металлических поверхностей, раздался треск ломающихся костей, вслед за которым во все стороны брызнула алая кровь. В следующую секунду маскировка с притаившегося в засаде монстра спала, и я смог увидеть, что же именно разрубил. Магический сканер Эль смог засечь лишь признаки присутствия этой твари, форму и размеры определить удалось лишь очень условно.

Зверь чем — то отдаленно напоминал земную пантеру, правда был раза в полтора крупнее оной, с черными глазами без белков и широкими ступнями, пальцы на которых расположены не с одной стороны, а по кругу. Довершали картину два торчащих из — под верней губы клыка. Уничтожить саблезубую пантеру — хамелеона, в этот раз название Эль мне не особо понравилось, удалось с первой попытки, потому категорию опасности твари определить не получилось даже примерно.

— Риона, молниеносная смерть. Из — за них в Пустоши забвения постоянно гибнут Охотники. В нашей группе подобное чудовище забрало жизнь одного из защитников. — Начала рассказывать пришедшая в себя Лирия.

Как — то слишком быстро она научилась использовать нашу двустороннюю связь, определяя мои эмоции и желания.

— Главное оружие этого монстра — скорость, в пустоши нет никого быстрее, плюс к этому Рионы прекрасно маскируются и могут сутками неподвижно сидеть в засаде, ожидая наиболее удобного случая атаковать намеченную жертву. В прошлом цикле ходил слух, что одна молодая группа соискателей разбила свой лагерь прямиком в убежище этого монстра. Пробыв там почти сутки, они так ничего и не заметили, а после отбоя, тварь сняла маскировку и атаковала их, убив сначала часового, а потом и всех его товарищей. Одного за другим, да так искусно, что те даже не проснулись. Их обглоданные полуразложившиеся тела нашли только в следующем кноке. На них наткнулась группа Стражей, проводящих регулярную зачистку окрестностей руин. Несмотря на то, что человекообразные Варпы обладают огромными силами, встречаются они здесь довольно редко. Героическая категория опасности Пустоши Забвения присвоена не из — за них, а из — за монстров, подобных этим Рионам.

Внимательно выслушав рассказ девушки, я удовлетворенно кивнул и, улыбнувшись, произнес:

— Быстрые говоришь? Сейчас посмотрим насколько!

«Активация источника. Перевести часть маны в энергию. Увеличить параметр Ловкость на триста условных единиц. Запуск огненной магии»

Отдав НСУО несколько коротких приказов, я сформировал из доступной маны россыпь небольших огненных болидов. Каждый из них устремился к намеченной заранее Эль цели. Раздалось несколько взрывов и огонь начал заливать пространство вокруг.

— Что ты делаешь? — Обеспокоенно спросила жрица. Прямое использование магии все еще пугало ее.

— Выкуриваю твоих Рион.

— Ты можешь видеть через их маскировку? — Удивленно воскликнула бывшая жрица.

— Конечно, и ты так сможешь, если будешь развивать дарованную мной искру.

В этот момент вся округа наполнилась глухим рычанием. Затаившиеся впереди Рионы наконец — то осознали, что сами превратились из охотника в жертву и это им сильно не понравилось. Сбрасывая маскировку кошки, одна за другой, начали покидать свои укрытия. Их движения были очень плавными и грациозными, но в то же время двигались эти звери довольно быстро.

«Класс опасности монстров: 2–Б. Данные получены на основе первичного анализа физических характеристик и применяемой магии» — выдала информацию НСУО.

— Класс опасности 2–Б. Неплохо, хотя, ожидал большего. — Расстроенным голосом отозвался я.

— Класс опасности? У нас категория опасности Рион определяется как: Лидер стаи.

Надо же, в этом мире существует какая — то похожая классификация!

Удивляться новой информации было некогда, потому как Рионы начали нас окружать. Эти монстры довольно быстро приспосабливались к изменяющимся на поле боя условиям, подстраиваясь под них. Поменяв окрас своей шерсти, они снова постарались слиться с окружающей обстановкой, начав обходить нас с флангов.

Подобная уловка могла сработать разве что с местными Охотниками. Но я от них сильно отличался.

Переключившись на элементное зрение, и постоянно сверяясь с интерактивной картой, я на всех порах рванул вперед, атаковав ближайшего монстра в лоб. Риона, ошарашенная столь дерзкой вылазкой своей будущей жертвы, не успела отреагировать вовремя, оказавшись разрублена пополам.

Новый рывок и атаку следующей кошки я принимаю на рукоять своей секиры. Отбросив ее в сторону, я присел и совершил молниеносный выпад, попадая острием центральной пики прямо в глаз монстру. Раненная Риона заревела от боли, став крутиться на месте.

Воспользовавшись ее агонией, как щитом, я ловко ушел от синхронной атаки сразу двух монстров, после чего послал в них по огненному болиду. Пламя быстро поглотило тела Рион, причиняя им просто невыносимую боль. Дабы не продлять агонию монстров, я быстрыми ударами в голову добил каждую из них, после чего активировал Управление стихией, и потушил устроенный мной же пожар, который уже начал превращаться в настоящее стихийное бедствие.

«Время боя: 7,1 секунды. Затраты маны: 45 %»

— А если бы не тратил магию на самоускорение, уложился бы и в 20 %. — После отчета, сборщица не преминула дать и свой личный комментарий.

— Меня просто насторожили слова Лерии об их скорости. Как говориться: лучше перебдеть, чем недобдеть.

— Интересное выражение!

Улыбнувшись реакции мелкой, я обратился к все еще находящейся в ступоре бывшей жрице:

— Идем дальше?

— А… ага. — Только и смогла выдавить из себя девушка.

Произошедшее только что перед ее глазами действие никак не хотело укладываться в голове. Боевой уровень, продемонстрированный мной, был сопоставим с уровнем сильнейших Стражей Айселии, коих даже в столице можно было пересчитать по пальцам одной руки. Всю эту информацию я почерпнул из ее мыслей и эмоций, доносящихся до меня через двустороннюю связь. Выделив для себя наиболее важную информацию, я не стал как — то комментировать ее, решив как можно скорее добраться до столь интересного места.

За следующие несколько дней нашего путешествия ничего существенного не случилось. Убив по пути еще с десяток монстров, мы без проблем выбрались из руин, оказавшись на бескрайних равнинах, которые покрывала темно — зеленая, густая трава, доходящая даже мне до щиколотки. Помимо нее и сильного, пронизывающего буквально насквозь ветра, нам на пути ничего не встретилось. Пустошь действительно вызывала давящее чувство одиночества, действуя на психику посильнее круглосуточного «концерта» в небе. Даже не представляю, насколько уныло путешествовать через подобную локацию в одиночку!

На второй день пути пейзаж начал резко меняться и Пустошь сменилась холмистой местностью, с редко растущими то тут, то там, небольшими чахлыми деревцами. Несколько раз нам на пути попадались людские поселения.

Лерия называла их Верхерами, местный аналог прикрепленных к земле крестьян, занимающихся выращиванием в огромных теплицах с искусственным освещением, сельскохозяйственных культур, а так же их переработкой. Останавливаться в подобных местах особого желания у бывшей жрицы не возникло, поэтому, воспользовавшись своим статусом, она набрала в ближайшем поселке продовольствия, в основном состоящего из консервов и слегка подсушенного, пресного хлеба, коричневатого цвета. После чего тут же их покинула.

Крестьяне подобному повороту событий могли только обрадоваться. Похоже, что они не сильно жаловали жриц Храма порока, особенно негативное отношение проявлялось во взглядах женщин. По красоте и ухоженности они не могли сравниться с так и лучащейся сексуальностью жрицей, это и заставляло их друг друга презирать.

Наконец — то, на третий день пути мы достигли предместий Айселии. Этот урбанистический край дикого сплава древности и Хай — Тека очень сильно смог меня удивить. Никогда бы не подумал, что где — то может существовать подобная цивилизация…


ПС: Доброго времени суток друзья. Новая глава, как всегда вовремя. Надеюсь, я не переборщил с интимом, знаю как мужская аудиторя не любит подобные сцены, но без них, увы, никуда =). На следующей недел вы сможете познакомиться со столицей, а так же укладом жизни и нравами местных почитателей Богини Наслаждений. =)

Пользуясь случаем хотел бы поздравить всех школьников и студентов с началом учебного года и Днем знаний. Успехов вам на поприще освоения наук различных, интересных и не очень. =) Всем остальным желаю удачных выходных и хорошего настроения!

Буду признателен за Ваши лайки, репосты и награды! =)

Глава 8

Уже с самого утра, когда мы с Лирией вышли на главную магистраль, проходящую, по словам девушки, через всю южную часть земель Богини наслаждений, вплоть до самой границы со страной еретиков, вдалеке показались высокие шпили небоскребов Айселии. По двенадцатиполосной широкой дороге туда — сюда метались странноватого вида грузовики на магической тяге. Внешне они напоминали харвейстеры из древней стратегии, на которую я однажды наткнулся в Музее компьютерных игр старины виртнета. Плоский, прижатый к земле прямоугольный корпус, гусеничная тяга и толстый слой брони. По размерам эти гиганты приближались к карьерным самосвалам. Удивительно, как вообще их держит дорожное покрытие!

— Это перевозчики. Они снабжают Айселию и прилегающие агломерации продовольствием и товарами, производящимися в специальных районах. Основные производства маготехники вынесены за черту города по экологическим нормам и соображениям безопасности.

— В смысле?

— Хоть последняя активная фаза войны закончилась более сорока циклов назад, враг по — прежнему остается активным. Чтобы ослабить нашу военную мощь, еретики часто устраивают диверсии на связанных с обороной производствах. Не редки и нападения на продовольственные конвои.

— Ааа, так вот почему эти перевозчики похожи на военные броневики.

Надо же, как у них тут все запущенно. Войны давно нет, но соседи не перестают гадить друг другу всеми доступными способами.

Элементный взгляд показал, что устройство этих бронеперевозчиков очень похоже на устройство роботов, охраняющих один из центров обработки информации Нотты. Общий магический источник, сеть сделанных из орихалка проводящих каналов. По сути, эта громадина являлась магическим аналогом электромобиля, только очень мощным и намного более совершенным в техническом плане.

Перекинув полученные с элементного взгляда данные в нейроинтерфейс, я отдал их на откуп загоревшейся энтузиазмом Эль, которая тут же начала новое исследование.

Мелкая последние пару дней пребывала в неописуемом восторге от тонн поступавшей к ней новой информации. Тщательно ее обрабатывая, она составляла подробные отчеты и отправляла их в мой архив. Я был этому только рад: и сборщице есть чем заняться, и база данных пополняется. Вдруг нам все же удастся выбраться с этой постапокалиптической версии Земли, и найти нашу линию вероятности. А потом каким — то образом отменить вынесенный Праматерью Колыбели жизни приговор и вернуться на Лертал. Вот тогда — то подобные технологии точно нам пригодятся в борьбе против Асмодиан и других рас, пожелавших вступить в борьбу за обретший свободу мир.

Слишком нереальным мне кажется такое будущее. Правда, когда меня останавливали подобные трудности? — Улыбнувшись собственным мыслям, я вернулся в реальность, продолжая рассматривать представший передо мной пейзаж.

Что было тут самым странным, помимо бронированного инопланетного асфальта, выдерживающего езду многотонных махин, так это отсутствие какого — либо другого транспорта. В целях безопасности, вылазки за черту города обычных граждан, сведены к минимуму, поэтому и такси поймать в подобном месте было невозможно.

Харвейстеры же останавливать было сродни самоубийству. Нас сразу бы посчитали диверсантами и попытались расстрелять из лазерных орудий, в изобилии располагавшихся на внешней поверхности корпуса или просто переехать. А если бы не получилось справиться средствами внешней защиты, так внутри каждой такой махины находилась до зубов вооруженная группа Стражей.

Не буди лихо, пока оно тихо, как говорится.

Именно поэтому мы старались держаться в стороне от проезжей части, отмеряя километр за километром самым древним способом передвижения — одиннадцатым автобусом.

Через несколько часов мы добрались до внешнего города, где проживала основная часть населения. К слову, это ни много ни мало, двадцать миллионов человек. Неплохой такой мегаполис получается, под стать современным городам моей родной Земли.

Архитектура Айселии поражала еще больше. Представьте себе длинные ряды огромных, более сотни метров в высоту, небоскребов, каждый из которых был выполнен в античной стилистике. С всякими там колоннами, вычурными барельефами из белого мрамора на внешнем фасаде. На наших застекленных гигантов из стали — бетона они совсем не походили, как показалось мне издалека изначально. Между античными небоскребами ютились высотки поменьше, очень часто эти дома соединялись с более высокими соседями целой сетью круглых переходов. Вот они — то как раз и сделаны были из какого — то прозрачного материала, напоминавшего стекло.

Таким образом, Айселия делилась на несколько уровней, и чтобы попасть в другое здание, даже если оно расположено в соседнем квартале, не нужно было спускаться вниз на «бренную землю». Из рассказа Лирии я понял, что чем выше в небо, тем богаче и элитней проживающий там контингент.

Кто бы сомневался, что власть имущие богатеи будут стремиться к небу! В этом наши миры были очень похожи.

Никаких крепостных стен или каких — либо других защитных сооружений вокруг Айселии не рнаблюдалось. Да и вряд ли двадцатимиллионный мегаполис смог бы в таком случае вовремя снабжаться всем необходимым, слишком уж огромной была эта столица.

Словно в центральный улей гигантской агломерации, сюда со всех направлений, по широкополосным магистралям, спешили трутни — харвестеры. Наверняка с высоты птичьего полета на это место открывался просто шикарнейший вид..

Правда, отсутствие видимых оборонительных сооружений отнюдь не предполагало, что столица беззащитна. Стоило нам с Лирией приблизиться к черте города, как от одной из сотен небольших двухэтажных построек, расположенных по всему периметру города, в нашу сторону направилось прямоугольное транспортное средство с абсолютно непроницаемым стеклянным куполом наверху.

— Ефим, нас только что просканировали. В ответ, от ошейника к Омуту памяти направился поток информации, содержащий данные о нашей физиологии, времени, месте пленения и текущем хозяине. Мне удалось перехватить их и заменить на ложные. Теперь, для встроенного в Омут магического сканера наша физическая оболочка неотличима от расы Гладиаторов. — С нескрываемой гордостью в голосе доложила Эль.

— Умничка. — Похвалил я сборщицу.

Мало кто мог посоперничать с мелкой в быстроте принятия решений и скорости реакции. В особенности, если это касалось тонкостей работы с информацией.

Итак, кто же такие, эти самые Гладиаторы. Из переданной Ноттой информации выходило, что они — искусственно созданная раса. Выведена она на основе генетических экспериментов и тщательной селекции. Внушительные физические данные, множество постоянных усиливающих эффектов, которые в нашей линии вероятности назвали бы — Пассивными способностями. Действовали они, так же как и вся магия людей в этом мире, за счет преобразования в энергию своей сущности. По большей части, пассивки гладиаторов выражались в разных сопротивлениях к основополагающим элементам, а так же наиболее распространенным видам магии. Причем существовало несколько десятков наборов этих самых пассивок, которые обеспечивали бы их владельцу преимущество в каком — то определенном виде боевых действий.

Гладиаторы — это раса войны. Не подверженны сантиментам и другим ненужным эмоциям, безжалостны, крайне агрессивны на поле боя. Если вопрос не связан с войной, либо основными физиологическими потребностями, гладиатора он не заинтересует. Они превосходно разбираются во всем, что связанно с оружием, защитной экипировкой и Дарами богинь. Отличники боевой подготовки, военной истории, тактики и стратегии сражений. Одним словом — идеальные солдаты.

Не знаю, как именно Стелла пришла к мысли, что лишь досконально изучив Войну, она сможет понять разумные расы Вселенной, но за дело бывшая сборщица взялась очень серьезно. Если бы не хранившая паритет программа, заложенная в Омут памяти в самом начале этого «эксперимента», армии Стеллы бы уже давно захватили всю планету.

А так, в любой момент, в ход битвы может вмешаться Айселия и, либо своими руками, либо через менторов, устроить «большой барабум», от которого гарантированно преставятся даже закаленным боями элитные солдаты Стеллы.

Аналогичная ситуация может произойти и в случае, если интересам Стеллы будет угрожать армия Айселии. Ну а когда на поле боя сходятся в очной схватке две богини, все вокруг поглощает их совокупная мощь. Не одну «зону отчуждения», которой после была присвоена Героическая категория опасности, оставили они после своих поединков. Все они, конечно же, заканчивались вничью, а обе богини всегда оставались невредимыми, чего нельзя сказать об их сторонниках. Переживших эти эпические битвы очевидцев всегда можно было пересчитать по пальцам, ибо обе богини всегда старались нанести как можно больший урон именно слугам своей соперницы. Девушки не были глупы и понимали, что встроенная в Омут памяти программа не даст ни одной из них решающего преимущества. Поэтому на первый план всегда выходило противостояние армий.

Корень проблемы, породившей конфликт Айселии и Стеллы, лежал в абсолютно разных подходах к изучению природы разумных. Обе девушки твердо стояли на своем, убедив самих себя в том, что именно их теория единственно верная

Так как же закончить этот многолетний спор? Ответ: уничтожить «материал для исследований» своей оппонентки, тем самым лишив ее возможности развивать свою теорию дальше. Тогда проигравшей стороне не останется ничего иного, кроме как перейти в лагерь победителя. Такова уж сущность сборщиц, сидеть, сложа руки, даже в подобной ситуации ни одна из них не сможет.

Каким образом Нотте удавалось сохранять нейтралитет в этой войне, мне выяснить не удалось. Но наверняка и эта скромняга не так проста, каковой показалось мне с самого начал. — Внимательно выслушав рассказ Нотты, подкрепленный имеющейся у нее информацией об этом мире, я мог сделать лишь такой вывод.

Богиня мудрости темнила, недоговаривала, умело уходила от прямых ответов на вопросы и всячески пыталась свести любой разговор о ней к своим сестрам и временам «древней войны» с землянами.

На мгновение, скользнув в нейроинтерфейс, я тут же вернулся в реальность, продолжив сосредоточено наблюдать за приближающимся куполом на колесах.

— Странная штуковина. — Выразила мои мысли вслух Эль. — С внешней стороны купол покрыт отражающей поверхностью. Технология примерно такая же, как и та, что встретилась в рободанже.

— Ты можешь ее воспроизвести? Если таким образом мы получим дополнительную защиту от лазерного оружия местных, то не нужно будет тратить лишнюю ману на создание защитного поля.

— Посмотри детализацию.

Вместо ответа, сборщица вывела передо мной несколько графиков со статистикой и схему устройства отражающей поверхности.

— Видишь, каким образом они добиваются подобного эффекта? Напыление из орихалка, причем особой плотности. Если нанести подобный слой поверх нашего доспеха, то что будет с рунной модификацией?

— Понимаю, оно того не стоит. Вернемся к идее поглощения и переработки энергии лазера в ману.

— Мы ведь еще не закончили экспериментальную часть на виртуальном полигоне. — Удивленно воскликнула Эль.

— Сомневаешься в своих расчетах? — Постарался задеть я ее гордость.

— Я? Сомневаюсь?! Высшее создание не может ошибаться! Я на сто процентов уверенна в разработанной блок — схеме.

Провокация удалась на славу, впрочем, как и всегда. Меня даже начал немного пугать темп роста ее эго. Благо, пока самоуверенность Эль ни разу не подводила мелкую. Надеюсь, что и дальше все будет так же.

— Раз не сомневаешься, запускай активационную последовательность прямо сейчас. Что — то мне подсказывает, что она нам сегодня еще пригодится.

Краем глаза, наблюдая за действиями мелкой в нейроинтерфейсе, я приготовился к встрече с правоохранительными органами Айселии.

Тем временем, транспортное средство, заглушив свой магический двигатель, по шуму больше напоминающий работу трансформатора на полной нагрузке, остановилось в десятке метров от нас.

Вблизи эта «странная штуковина» казалась еще больше и еще страннее. Запустив элементный взгляд, я просканировал машину пехоты во втором доступном мне диапазоне. Источником питания служил внушительных размеров маналит, спрятанный глубоко в корпусе, за несколькими слоями брони. Кристаллов подобных размеров, мне еще видеть не приходилось. Помимо него, имелось и несколько резервных «энергобаков», которые в случае возникновения потребности, могли бы послужить, как дополнительными источниками питания, для увеличения огневой мощи четырех скрытых лазерных орудий, так и выступить в качестве основного топливного элемента для двигателя.

Сразу после остановки бронемашины пехоты, в нижней части купола открылась дверь, и оттуда выбрался одетый в зеленый мундир мужчина средних лет.

Ух ты, первый нормальный человек, встречный мной на Земле!

Моя мысль заставила хихикнуть, все еще колдующую в нейроинтерфейсе Эль.

Военная выправка, хмурый взгляд, и висевший на поясе бластер, явно указывали на принадлежность этого человека к силовым структурам столицы. В руках он держал тонкий серебристый прямоугольник, очень похожий на давным — давно вышедшие из моды планшетные компьютеры.

Направив его на нас, он стал сосредоточенно работать с сенсорным экраном, периодически поглядывая то на меня, то на Лирию. По двусторонней связи до меня докатились отголоски всколыхнувшейся надежды. Бывшая жрица усиленно старалась их подавить, выдавая за волнение, но меня ей обмануть не удалось. Как чрезвычайно опытный в плане менторства человек, через двустороннюю связь я мог улавливать даже самые слабые отголоски мыслей и эмоций, которые зачастую даже сама девушка полностью не осознавала.

«Держись увереннее. Ты больше не раб Айселии» — послал я ей через мыслеречь сообщение, заставившее девушку вздрогнуть и посмотреть на меня.

«Теперь я твой раб» — тут же пришел от нее ответ.

Похоже, что и эта провокация мне удалась на славу. Быстро вернув самообладание, Лирия сделала несколько шагов по направлению к полицейскому со сканером и, достав из внутреннего кармана металлическую пластинку, протянула ее со словами:

— Я Лирия, Девятая жрица Храма Порока. Возвращаюсь с охоты в Пустоши отчаяния.

Несмотря на пафосные слова девушки на лице полицейского не дрогнул ни один мускул. Зато его товарищи, находившиеся в транспортном средстве, отреагировали моментально, начав подготовку к силовому захвату двух вторженцев, если того потребует ситуация. Три из четырех лазерных орудий стали наполняться энергией, готовые в любой момент начать обстреливать наши позиции.

Одновременно с ними закончила расчеты и Эль. Никто из присутствующих поблизости не заметил, как на моем доспехе проявилась новая рунная цепочка.

Попав в ситуацию, когда наши возможности сильно ограничены внешними условиями, сборщица научилась максимально эффективно использовать доступную ей энергию. Вспоминая прошлое, сотни исписанных поверхностей, десятки взрывов, я теперь понимал, что все это было не зря. Конечный результат оправдал все былые издержки.

— Готово. Расчетная мощность единовременного поглощения, в переводе на нашу систему измерения, равна четырем тысячам условных единиц урона. Собираемая энергия автоматически направляется в источник для переработки, после чего она может быть использована для ответной атаки. Второй вариант: подзарядка нашего резерва магии, минуя внутренний источник. Третий вариант: рассеивание магии в пространстве, без изменения сущности явления.

Надо же, ей удалось реализовать все придуманные мной еще в Колыбели жизни концепции. Так как я был занят изучением магии пространства, их практическая реализация была отдана на откуп Эль. Имея стандартное защитное поле и внушительный резерв маны, в спешке никакой потребности не было, поэтому мелкая занималась расчетами и испытаниями в свободное от других «интересных дел» время. Кто же мог предположить, что ответной благодарностью за свое спасение, бывшая жрица попытается сделать из меня своего раба, чем поставит под угрозу весь мой план. Если полицейские что — то заподозрят, придется быстро отступать, и придумывать что — то более изощренное.

— Умничка Эль! — Ласково произнес я, видя, как пропадает из нейроинтерфейса ее голограмма.

Сборщица снова выложилась по полной и теперь ей требовался восстановительный отдых. За время путешествия к Айселии, это происходило уже в седьмой раз. Даже с учетом того, что малышка не тратила лишние силы на воспроизведение голограммы в реальном мире, частота ее исчезновений продолжала увеличиваться.

Отринув негативные мысли, я вернулся в реальность. Сейчас не время и не место для подобного!

— Личность подтверждена. Уважаемая жрица, что случилось с вашим Титулом и спутниками? — Наконец, после более чем минутного ожидания, смягчившимся голосом произнес полицейский.

Первая фраза была сказана для своих. Услышав ее, находившаяся в транспортном средстве группа захвата, прекратила подготовку атаки, снова вводя в режим ожидания боевые системы этого броневика на колесах.

— К сожалению, они все мертвы. — Сделав грустное лицо, она протянула полицейскому удостоверения личности остальных участников ее команды. — Сражаясь с обычными Варпами, мы неожиданно подверглись атаке человекообразной твари, да еще и верхом на монстре ранга: Лидер стаи.

Понимая, что полицейскому это нужно для отчета, пока он сканировал переданные ему диски, Лирия быстро пересказала придуманную заранее легенду, по которой очередность моего захвата в рабство и спасения жрицы из лап мерзкой огненной твари, была изменена.

— Легенда проверена Богиней и признана истинной! — Кивнул в ответ на рассказ девушки полицейский, не отрывая своего взгляда от экрана сканера — планшета.

Так местные называли взаимодействие их устройств с программой, внедренной в Омут памяти. Для них ничего этого не существовало, а на все запросы отвечала лично их всемогущая богиня.

Да уж, как же легко обмануть аборигенов. Держа в руках невероятно навороченное электронно — магическое устройство, этот идиот продолжал слепо верить в свою богиню. Наверно потребность в Вере, это общая черта характера всех разумных рас. Уверен, что даже если все объяснить ему с точки зрения науки, он все равно найдет какой — нибудь ответ, вроде: на все воля божия, или потому что того желает богиня.

Что же касается Титула Жрицы, действительно, иногда, из — за высвобождения чересчур большого количества энергии, метка могла быть повреждена. Если такое происходило — требовалась корректировка.

Такие случаи не сказать что очень уж распространены, но иногда подобное все же случалось. Вера некоторых фанатиков в свою богиню была настолько велика, что в бою они порой забывали про всякие ограничения, стараясь всеми силами победить своего врага. Иногда подобное заканчивалось смертью, как это было с подругой Лирии. А в некоторых случаях пользователю удавалось избежать летального исхода, но активировать Дар после этого он уже не мог.

— Данные переданы Всевышней. Переаттестация назначена на полнолуние восьмого дня сезона Зачатия. Там вы сможете подтвердить свои навыки и вновь получить Титул. Тогда же будут восстановлены и все привилегии. Пока, ваш статус понижается до: Горожанин. Напоминаю, что лицам с подобным статусом, без сопровождения, запрещено появляться на Небесных уровнях и в черте Божественного парка. Пока ожидаете переаттестации, вам будет предоставлено жилье в ближайшем филиале Храма Порока, расположенном на Земном уровне.

Услышав слова полицейского, Лирия едва удержалась, чтобы не послать представителя правопорядка ко всем чертям и не пойти вразнос. Так проявлялись заложенные мной в ее сущность ростки ментора. Ее чувства и желания все больше начинали зависеть от ярости и страсти, которыми, в свою очередь, питалась подаренная мной искра источника.

Воздействуя на эмоции девушки через двустороннюю связь, мне кое — как удалось ее успокоить, обещая, что в будущем она обязательно сможет с ними всеми поквитаться.

— Спасибо. Я обязательно восстановлю свой статус. — Ровным голосом, с отчетливыми стальными нотками, произнесла бывшая жрица, забирая назад свое удостоверение.

Услышав ее ответ, полицейский лишь сглотнул подступивший к горлу комок и поспешил ретироваться, быстро удалившись в свой броневик. Похоже, он являлся более проницательным человеком, чем мне показалось вначале.

Меня же представитель охраны правопорядка внимание не удостоил. Ну, оно и понятно. Наличие на моей шее рабского ошейника автоматически превращало человека в вещь.

— Нет, ну где это видано, чтобы член Внутреннего круга Храма Порока останавливался на нижних уровнях, в какой — то там ночлежке, предназначенной для черни, которая недостойна даже мыть полы в главном храме! — Начала возмущаться вслух Лирия, дождавшись пока транспорт с полицией двинется обратно по направлению к своему контрольно — пропускному пункту.

— Мы ведь уже предполагали, что подобное произойдет. Что же изменилось?

Я знал ответ на этот вопрос даже лучше самой девушки. Надежда! Ее питала надежда и все ее теплящаяся вера в Айселию. Несмотря на то, что за проведенное в пути время я подробно рассказал Лирии о системе магии и работе программы Омута памяти, бывшая жрица в тайне надеялась, что богиня не оставит ее в беде, и покарает презренного еретика. Именно этим и был вызван ее гнев.

Если фанатик лишается веры в свои жизненные ценности — обязательно быть беде!

— Не знаю. Я просто очень зла! От мысли, что придется так унижаться, кровь буквально кипит во мне.

— Надо поскорее найти этот филиал храма. Я покажу тебе, каким образом Варпы снимают стресс. — Подмигнув девушке, я хитро улыбнулся, чем вызвал у нее удивление.

Она никак не могла привыкнуть к тому, что гладиатор мог проявлять такие эмоции. Пусть я и не являлся им на самом деле, но почему — то в сознании Лирии засел именно этот образ. Дикий, необузданный варвар, у всех в этой вероятности Земли ассоциировался только с гладиаторами.

Вернув контроль над своими лицевыми мышцами, девушка смущенно отвернулась и чуть тише произнесла:

— Да чего его искать, пару кварталов всего лишь пройти придется.

— А какое — нибудь транспортное средство арендовать не получится? — Осматриваясь по сторонам в поисках парковки для такси, произнес я.

— Если бы нам надо было в Главный Храм или хотя бы Небесный город, где проживают Охотники и начинающие Стражи, тогда это проблемой бы не являлось. Но с нашим текущим статусом этого сделать не удастся. И проблема тут не в наличии финансовых средств, просто на нижних уровнях совсем другие порядки.

И действительно, стоило нам только зайти под сень небоскребов, как окружающая местность кардинально изменилась. Открытого пространства стало на порядок меньше. Улицы сузились до небольших пешеходных дорожек, под завязку забитых очень странным контингентом. То и дело прямо над нашими головами загоралась голографированная реклама различных Домов наслаждений с девушками, одетыми в очень откровенные наряды; свайса — так называлась та странная желтая консервированная жидкость, которую я часто находил в вещмешках Охотников; баров; каких — то спортивных развлечений и еще много чего другого.

Отдельным пунктом стоит выделить встречающихся нам прохожих. Если к неформалам в латексе я уже успел привыкнуть, то вот жители Айселии смогли порядком меня удивить. Местная мода показалась мне слишком уж беспорядочной и пестрой. Ярко — оранжевые короткие куртки с длинными рукавами, какие — то совсем уж непонятные комбинезоны, лица множества людей были закрыты масками, изображавшими различные эмоции, от легких улыбок и вплоть до перманентного ужаса.

В широком обиходе тут находились различные магические артефакты, порой заменяющие людям настоящие части тел. К примеру, девушка с глазами — огоньками, как у киборга из плохо продуманной фантастики, курившая нечто наподобие электронной сигареты, заметив на себе мой взгляд, тут же призывно улыбнулась, обнажив ряд острых металлических клыков, заменявших ей реальные зубы. Мимо нее прошел человек неопределенного пола, в маске «печали», ноги которого полностью заменялись протезами из орихалка.

Выйдя на первый перекресток, я заметил впереди огромный экран, на котором происходил бой между двумя человекообразными роботами. Сначала они стреляли из глаз лазерными лучами, потом же, сблизившись, ловко мутузили друг друга молотоподобными кулаками, оставляя на блестящих металлических телах вмятины и углубления, никак не соответствующие их внушительным замахам.

Освещались узкие улочки и переулки лишь голографированной рекламой, которая здесь была просто повсюду, от витрин магазинов, в основном торговавших божественными аксессуарами, так назывались эти артефакты, как и все остальное, работающие от энергии сущности живого организма и до пролегающих высоко над головой магистралей, ведущих на другие уровни города.

Чем дальше мы углублялись в этот маго — урбанистический рай киберпанка, тем лучше я понимал, каким образом здесь устроено общество. Айселия намеренно разделила его на касты, не став создавать каких — то утопий в духе коммунистического равенства и братства. Дав «черни» техноигрушки, она выделила элиту, наделив ее псевдомагическими способностями.

Пропагандой для подогрева интереса служила Арена. На ней проводились различные спортивные состязания между обладателями наиболее мощных артефактов, роботами и пойманными монстрообразными Варпами. А вишенкой на торте служили выступления Стражей. Они сражались между собой на турнирах, посвященных Богине, демонстрируя Дары, которыми она их одарила. Реклама такого состязания как раз транслировалась на экране напротив.

— Турнир в честь начала сезона Зачатия. Так определяются пары Стражей и Жриц Храма Порока, которые вступят в отношения в последнюю ночь празднества, заложив основы элиты нового поколения. Этот сезон должен был стать моим первым в ранге Жрицы Внутреннего круга. — С легким оттенком печали в голосе, произнесла Лирия.

Мысль, что за ее благосклонность будут сражаться сильнейшие Стражи, невероятно подогревала самолюбие девушки. И вот теперь ее мечты разрушил еретик, на проверку оказавшийся «мерзкой тварью».

Не став отвечать на комментарий бывшей жрицы, я продолжал следить за рекламой. Пока мы проходили через перекресток, картинка успела смениться несколько раз, показав сцены битв Стражей с монстрообразными Варпами, группами роботов и друг другом. Проходили они на огромной овальной арене, под завязку заполненной зрителями из различных слоев общества. Элита в легких белоснежных одеяниях располагалась в комфортабельных ложах наверху. Основной контингент, состоящий из горожан, сидел на пластиковых стульях, расположенных практически вплотную друг к другу.

Место «черни» в партере, да?

Преодолев еще один квартал, ничем не отличающийся от предыдущего, мы попали на широкую площадь, где и располагался филиал храма. Таковой она казалась относительно местных реалий, на самом же деле ее размеры не превышали сотни квадратных метров.

Помимо нашей, сюда выходила еще одна пешеходная дорожка. У нее стояла группа мужчин, одетых как неформалы. Только цвет их бдсм — костюмов был не черным, а небесно — голубым.

Увидев нас, мужчины заметно оживились. От группы отделился довольно колоритный субъект, руки которого, ниже локтей, были заменены орихалковыми протезами.

— Госпожа Лирия, узнав о вашем горе, я поспешил сразу в Храм решив поддержать столь дорогого для меня человека в трудную минуту. — Произнес он грубоватым баритоном.

После его обращения, от Лирии ко мне по двусторонней связи пришла целая гамма негативных эмоций.

«Это Барт, Страж низшей категории. Из — за чрезмерного увлечения божественными аксессуарами его предрасположенность к Дару очень низкая. В прошлом, пока я не вошла во Внутренний круг, нас несколько раз подряд связывали отношениями в сезон Зачатия. Каждый раз я заблаговременно подготавливалась, и „проблем“ удавалось избежать. Но он все никак не оставляет попыток» — Пояснила она через мыслеречь.

Ага, значит это навязчивый ухажер.

— Спасибо за беспокойство. Со мной все в порядке, но, боюсь, в этом сезоне вам придется поискать себе новую фаворитку. Из — за проблем с превышением лимита, меня временно лишили статуса.

— О, можете не беспокоиться об этом. Даже если вы лишитесь своего статуса и титула навсегда, в моем гареме для вас всегда найдется местечко. — Уже более надменно произнес он.

При этом Страж умудрился так наигранно — пошло улыбнуться, что сохранявшее маску безразличия лицо бывшей жрицы скривилось от отвращения.

— Вижу, ты еще не забыла моих ласк. — Еще более широкая улыбка растянулась на лице Барта.

Теперь их его голоса пропало всякое почтение.

— Да я лучше сдохну, чем проведу хотя бы еще одну ночь рядом с тобой ублюдок! — Не выдержав издевательств, выругалась Лирия.

— Оскорбление горожанином приближенного к богине может быть расценено, как попытка опорочить Всевышнюю! Позволю себе напомнить, что в таком случае, Страж вправе сам выбрать наказание для еретика!

— Да как ты смеешь так со мной разговаривать, недоносок, каким — то чудом получивший низший статус Стража!

Сжав кулачки, Лирия уже готова была броситься на своего обидчика.

Проигнорировав ее высказывания, Страж обернулся к своим дружкам и язвительно произнес:

— Я же говорил вам парни, сегодня мы сможем повеселимся с настоящей Жрицей.

На его слова остальная пятерка неформалов отреагировала диким хохотом и одобрительным улюлюканьем.

Лишь в последнюю секунду мне удалось схватить, уже было готовую накинуться на Стража Лирию.

Увидев мое действие, Барт очень сильно удивился тому факту, что оказавшись в моих объятиях, Лирия сразу же успокоилась.

— Так — так, а это тут у нас кто? Раб, я приказываю тебе отпустить ее!

Проигнорировав обращение Стража, я обратился по мыслеречи к Лирии:

«Успокойся, это моя кровь кипит в тебе. Дыши глубже и сконцентрируйся на какой — нибудь посторонней мысли, я сам все улажу»

— Ты не слышал, что я сказал, еретик?!

Видя, что я продолжаю его игнорировать, Барт тоже начал злиться. Он сделал шаг по вперед и попытался выхватить девушку из моих объятий, но я оказался быстрей. Раскусив намерения парня, я подхватил Лирию на руки и отпрыгнул с ней в строну, за какую — то долю секунды разорвав дистанцию с ним на добрых пять метров.

Поставив девушку на землю, я встал перед ней, загораживая ее спиной.

— Ого, а гладиаторы действительно что — то могут. — Лишь усмехнулся на мои действия Барт.

Имея довольно низкий ранг в иерархии Стражей, он конечно же никогда не сражался против подобных «монстров».

— Долг любого раба — защищать свою хозяйку. — Произнес я свои первые слова.

— Я не потеряла еще свой статус, его действие лишь временно приостановлено. Вскоре я смогу вернуть его, а пока же напоминаю, что находящиеся на территории храма люди, автоматически попадают под его охрану. Твои обвинения не обоснованы, и провокация не удалась. — Взяв себя в руки, жрица все же смогла ответить Барту.

— Но ты еще не на его территории! — Зло выплюнул в ответ Страж.

Резко ускорившись, парень рванул по направлению к нам. Приблизившись ко мне, он сжал правую руку в кулак и попытался нанести удар в лицо. При этом сила, вложенная в эту атаку, явно намекала на убийственные намерения Барта.

Оставаясь предельно спокойным, я даже не сдвинулся с места, без труда перехватив его руку.

— Хм, около ста пятидесяти условных единиц… слабо! — Расстроенным голосом произнес я, потому как ожидал от протезов Стража куда большей мощи. — Подобной силы атаки можно было бы добиться и простыми тренировками. Так зачем тебе эти железяки?

Сжав зубы, парень попытался вырваться из моей хватки, но у него этого не вышло.

— Да как ты смеешь! — Прокричал он и попытался ударить меня второй рукой.

Усмехнувшись, я выпустил его из захвата и сделал шаг назад. Таким образом, и второй удар Стража пришелся в молоко. А то с какой легкостью я все это проделал, явно ударило по самолюбию этого недобойца.

Обернувшись к своим товарищам, он гневно прокричал:

— А вы чего стоите как истуканы! Это же нападение на слугу богини! Покарайте еретиков!

Отреагировав на призыв лидера, пятерка бойцов выхватила свои бластеры и открыла прицельный огонь. Продолжая оставаться на месте, я усилием воли подавил желание активировать защитное поле, решив проверить на практике созданную недавно Эль поглощающую последовательность.

В случае чего доспех, в совокупности с моими физическими данными, позволит без серьезных травм пережить несколько первых выстрелов, а тогда уже можно будет и защиту активировать.

Но вопреки моим ожиданиям, этого не потребовалось. Расчеты Эль оказались точны, и рунная блок — схема сработала, так как нужно. Поглощая направленные в меня выстрелы, она рассеивала энергию в окружающее пространство.

— Да что ты за тварь такая?

Видя, что выстрелы его подельников не причиняют мне никакого вреда, Барт ошарашенно попятился назад.

— Мой раб не какой — то там второсортный охотник, а элитный гладиатор! — Гордо произнесла Лирия, высунувшись из — за моей спины. Внутри девушки продолжала бурлить ярость.

Слова бывшей жрицы еще сильнее задели Стража:

— Я тебе покажу, что значит противостоять слуге Всевышней! — Процедил он сквозь зубы.

Одновременно с этим металлические руки парня начало охватывать серебристое сияние.

— Стой Барт! Здесь запрещено использовать свой Дар!

Не на шутку перепугавшиеся, дружки неудавшегося ловеласа попытались его остановить, но он уже их не слушал. Его полный ненависти взгляд был полностью прикован ко мне.

Вдруг, уже готовый было активироваться ультимативный навык Стража, неожиданно прервался. Серебристое сияние, охватившее его руки, ярко вспыхнуло и попросту рассеялось.

Удивленный этим фактом Барт, рассеяно заозирался по сторонам, ища виновника своей неудачи.

— Это не место для конфликтов! Прошу покинуть сию обитель. — Раздалось откуда — то из — за моей спины.

Обернувшись, я заметил стоявшую в дверях храма пожилую женщину, облаченную в белоснежные одежды.

— В противном случае я вынуждена буду связаться со своими сестрами из Небесного города. — Добавила она.

— В этом нет нужды. Наш конфликт был основан на недоразумении. — Резко сменив тональность своего голоса, уважительно сказал Барт. Мазнув презрительным взглядом по мне, он тихонько прошептал. — С этого момента оглядывайся почаще, еретик.

— Обязательно. Надеюсь, на грядущем турнире ты сможешь показать моей хозяйке свою истинную силу.

В это мгновение у меня родился новый план, каким образом я смогу привлечь к себе внимание правящей тут сестры Нотты.

Глава 9

— Вас тоже это касается, молодой человек. — Дождавшись, пока группа Барта покинет храмовую площадь, настоятельница обратилась ко мне.

Не став перечить строгой женщине, я сменил свой боевой доспех на повседневную одежду. Показанный мной фокус жрицу нисколько не удивил. Убедившись, что я больше не представляю опасности для храма, она тут же смягчила свой тон:

— Барт все никак не оставит попыток затянуть тебя в свой гарем?

— К сожалению. — Вздохнув, грустно произнесла Лирия.

— Не следует стоять на пороге, проходи.

Сделав пригласительный жест, настоятельница распахнула по шире одну из дверей храма и отошла в сторону. Не произнося больше ни слова, моя спутница поспешила воспользоваться предложением женщины. Меня тоже дважды просить не пришлось, нацепив на лицо маску безразличия и уперев взгляд в пол, я последовал за своей «Госпожой».

Настоятельница поспешила закрыть за нами двери, после чего провела полутемными коридорами в свой рабочий кабинет. Обстановка в филиале Храма Порока, прямо скажем, была довольно своеобразной. Ни намека на современный дизайн или навороченные артефакты местной цивилизации. Окрашенные в темные тона, каменные стены и кроваво — красный слабый свет, льющийся откуда — то снизу. Мой элементный взгляд показал, что создает его простейшая магическая линия из орихалка, проложенная через все здание.

Попетляв по коридорам минут пять, мы вышли к небольшой гостиной. Там располагался сервированный легкими закусками стол, вокруг которого стояло несколько обитых бархатной тканью стульев. Стены были украшены картинами, изображавшими жриц Храма Порока, занимающихся своим основным ремеслом. Венчало этот откровенно — сексуальный ансамбль изображение богини Айселии, тоже голышом. Тут стоит заметить, что физическую оболочку сестра Нотты подобрала себе что надо. Я с трудом смог отвести свой взгляд даже от этого, казалось бы, обычного изображения.

Чуть более мягкое освещение и доносившаяся из соседнего помещения легкая инструментальная музыка, настраивали на доверительную беседу. Разлив по фарфоровым чашкам терпко пахнувшую мутноватую жидкость, на проверку оказавшуюся местным аналогом чая с весьма специфическим, возбуждающим эффектом, настоятельница решила продолжить разговор. Помимо нее и нас, в комнате больше никого не было, но на элементном уровне я ощущал незримое присутствие сразу нескольких субъектов, активно применяющих магию. Случись что, и в мгновение ока зал наводнит целый батальон готовых к сражению жриц.

Даже здесь нам не доверяют. На мой взгляд, такие меры предосторожности, предпринимаемые против своей сестры, пусть и потерявшей временно статус жрицы, как — то чересчур сильно попахивают витающей в обществе шизофренией.

Подумаешь, лишилась метки, что же теперь из — за этого ее предателем считать?

— Вижу, что рейд в Пустошь Забвения получился очень тяжелым. Ты потеряла свою команду и благодать Всевышней. Нелегко же тебе пришлось. — Грустно начала настоятельница, после чего резко изменила тональность своего голоса и добавила. — Но без испытаний наша жизнь была бы предельно скучна, не так ли? Вам удалось уничтожить Варпа?

Настоятельница вела свой допрос очень мягко и ненавязчиво. Мне, как рабу Лирии, сидеть за одним столом со жрицами категорически воспрещалось, потому я продолжал стоять за спиной своего ментора, внимательно вслушиваясь в окружающую обстановку, а так же каждое слово Присциллы. Так звали старую жрицу, руководящую этим филиалом, о чем мне поведала Лирия через нашу двустороннюю связь.

— Да.

— Потрясающе! Уже более пятнадцати циклов никто не побеждал столь серьезного противника. Если все подтвердится на Испытании истины, тебя не только восстановят в статусе, но и наверняка повысят до третьего, а может даже и второго номера в иерархии. Надеюсь, что тогда ты вспомнишь об этой скромной обители, которая когда — то давно нашла на улице умирающую от голода, побитую девочку.

Последние слова настоятельницы заставили Лирию смутиться и отвести взгляд. Через нашу связь я почувствовал стыд, охвативший ее. Похоже, что бывшая жрица не любила вспоминать о своем прошлом. Присцилла, конечно же, знала об этом.

Напомнив о той роли, которую она сыграла в ее судьбе, настоятельница поспешила снова сменить тему:

— Как вам удалось уничтожить его? — С куда большим уважением в голосе, поинтересовалась она.

— Помог мой новый раб, он является гладиатором Стеллы…

Слово в слово, пересказав ту же легенду, которую поведала сотруднику правоохранительных органов, Лирия принялась поедать одно из аппетитно выглядящих кремовых пирожных, предложенных к чаю. Я понимал, что весь этот антураж создан лишь с одной целью, попробовать выведать у бывшей жрицы какие — нибудь подробности об ее рейде в Пустошь, а так же нестыковки в рассказанной ранее легенде.

Мы предполагали, что просто так, на слово, Лирии, конечно же, не поверят. Поэтому тщательно продумали каждую деталь ее героического рейда в самое «сердце зла».

Лирия оказалась прекрасной актрисой, но этого и стоило ожидать, ведь без подобных талантов высоко по карьерной лестнице элитных боевых проституток Айселии не продвинешься, оставшись обычной Айкой в одном из многочисленных Домов наслаждений. Именно оттуда наиболее талантливых и предрасположенных к благодати Всевышней девочек и набирали.

Интонации, тон голоса, мимика, жесты — все в Лирии говорило о том, как тяжко пришлось девушке в этом злосчастном рейде, и какие лишения она там перенесла. Предложив напоследок принять расслабляющую ванну, Присцилла поинтересовалась, в какой из общих рабских комнат поселить меня. Здесь было самое узкое место нашего плана, ведь разделяться со своим ментором прямо в логове врага, я не планировал.

Мало ли что задумали эти боевые проститутки, Лирия нужна мне живой и здоровой, по крайней мере до того момента, пока я не добьюсь своей цели.

Тонко намекнув на мое экзотическое происхождение, а так же невероятную выносливость и пылкость в постели, она попросила оставить меня в своей комнате.

Приняв душ в помещении для рабов и слуг, я смог наконец — то почувствовать себя человеком. Мало того, что здесь была горячая вода, так еще мне, как собственности будущей героини, выделили настоящее душистое мыло! Точнее его тут заменяла вязкая розоватая жидкость с ярким цветочным ароматом.

Не хвойный мох ундин, но все же…

Первую ночь в выделенных мне и Лирии покоях, чтобы не вызывать подозрений местного начальства, я отработал по полной. После пережитого приступа ярости и нескольких кружек специфического чая, бывшая жрица не только не была против, но и очень даже желала подобного развития событий. Вернувшись из ванной комнаты, девушка буквально набросилась на меня, решив первой проявить инициативу. Несколько часов мы практически не отрывались друг от друга, наполняя спальню звуками страсти.

Надеюсь, незримые наблюдатели, не прекращавшие следить за нами даже в эти мгновения, там все перевозбудились и пошли искать ближайшую уборную, дабы сбросить накопившийся за время дежурства «стресс».

«Я хочу участвовать в Турнире в честь начала сезона Зачатия. Это возможно при моем текущем статусе?» — Спросил я Лирию.

В целях конспирации задан он был, конечно же, через двустороннюю связь. Какими бы ни были искусными в своем деле приставленные к нам шпионы, в эту область коммуникаций им ни за что не проникнуть. В данный момент мы с бывшей жрицей лежали на измятых шелковых простынях ее кровати, пытаясь прийти в себя после напряженного концерта, сыгранного сразу в нескольких актах. По крайней мере, так могло бы показаться стороннему наблюдателю.

На самом же деле, через мыслеречь между нами происходил оживленный диалог:

— Шутка ли сказать, но только в таком положении и можешь. — В ответ на мой вопрос, через нашу связь ко мне пришла целая гамма противоречивых эмоций, от насмешки и до восхищения.

— Поясни.

— Если турнир с самого начала был твоей главной целью, то стать моим рабом — это единственный способ попасть на него. В любом другом случае, тебя бы и на десяток километров к столице не подпустили. Не забывай, что ты гладиатор Стеллы. А их тут, мягко говоря, не любят.

— Возможно, ты права. Так каким образом я попаду на турнир?

Быстро сменив тему, я не стал заострять внимание Лирии на том, что все мои действия, начиная от нашей с ней встречи и до прибытия в Айселию — это чистая импровизация. Хочет верить в эпического героя, пусть верит.

— О, тут нет ничего особенного. Я просто попрошу младших послушниц Присциллы подать заявку от моего имени. Турнир проводится для того чтобы определить наиболее оптимальные пары Страж — Жрица, на текущий сезон Зачатия. Сильнейшие воины — охотники и наиболее предрасположенные к Дару жрицы Храма Порока Айселии. По замыслу богини, они должны положить начало новому, еще более талантливому поколению.

Саму Всевышнюю не интересует процесс, ей важен конечный результат. Поэтому она, для вида, посещает лишь финальные состязания, остальное же время проводя в своих Мраморных апартаментах, предаваясь бесконечным играм плоти. Зная об этом, наиболее влиятельные жрицы, желающие упрочить свое положение в Храме, решили выставлять на турнир своих фаворитов. Договариваясь со Стражами, покупая сильных рабов, они тем самым подстраивают итоги турнира таким образом, чтобы в результате выйти именно на «своего участника». А там уже личная договоренность или принятие заранее всех необходимых мер по недопущению зачатия, помогает им избежать нежелательной беременности. Родить ребенка для любой жрицы означает конец ее карьеры в Храме. Конечно, когда он подрастет, вернуться — не проблема, вот только твое место уже займет другая, более молодая жрица. Статус будет утерян и в лучшем случае тебе достанется какая — то канцелярская должность в филиале, на границе с Нижним городом. Вести документацию или быть наставницей юных Айек, разве о такой карьере мечтают амбициозные женщины, достигшие самых вершин могущества?

Что — то мне сейчас подсказывает, что Лирия пересказала мне жизненный путь настоятельницы этой обители. Насколько я понял, именно отсюда юная Айка начинала свой путь жрицы Храма Порока.

— Это все хорошо, конечно, но каким боком я смогу попасть на турнир? Ты разве уже забыла, что тебя лишили статуса и положения?

— Не забыла. Но переаттестация назначена на восьмой день сезона, а это день финала Турнира! Соответственно, если я смогу восстановить свой статус и вновь войти в элиту жриц Храма, как скажи на милость, тогда быть распорядителю? А ведь учитывая победу над одним из самых могущественных Варпов, меня и повысить могут. Если подобное произойдет, это вообще нарушит все «серые схемы» моих сестер! Я уверена, чтобы избежать подобной ситуации, руководство турнира разрешит тебе принять участие в качестве моего фаворита. Богине на статус плевать, ее интересуют лишь наиболее сильные гены, а кто ты там на самом деле, гладиатор Стеллы или Кроханьонский варвар Ледяной долины Сцелн, дело десятое. На тебе ведь рабский ошейник.

Закончив объяснять, бывшая жрица прильнула к моей груди и, запрокинув голову, заглянула прямо в глаза:

— Но если твое участие одобрят, необходимо будет победить, сможешь? В противном случае, гнева обеих фракций нам не избежать. А там и до разоблачения недалеко.

— Главное — дойти до финала. После того как я его достигну, все изменится. Тебе не нужно будет прятать свою сущность, и думать о том, как избежать внимания очередного чересчур навязчивого ухажера.

— Только не говори мне, что ты способен…

Вспыхнув словно спичка, Лирия осеклась на полуслове. Даже через двустороннюю связь она не решалась выразить пришедшую ей на ум мысль. Слишком кощунственна она ей казалась даже в ее нынешнем положении. Я это понимал и решил не развеивать туман неопределенности, оставив вопрос девушки в подвешенном состоянии. Пусть бывшая жрица сама придет к этому, тщательно обдумает, а потом и смирится с неизбежностью.

Не знаю, смогу ли победить в открытом бою сборщицу, использующую в качестве ментора всю мощь Омута памяти… вряд ли такое вообще возможно! Но подобный вопрос передо мной и не стоит, ведь артефакт Нотты должен значительно упростить задачу.

Турнир должен был начаться через несколько дней. Их мы безвылазно провели в филиале Храма Порока. Предоставленные нам апартаменты нельзя было назвать тюрьмой, все же местные служительницы храма во главе с настоятельницей, спешили выполнить любой наш каприз. Точнее каприз Лирии, ведь я вообще не считался за человека. Так, собственность будущей героини. Вещь, не заслуживающая обращения к ней, как к личности.

Признаться честно, такое развитие событий меня более чем устраивало. Служки и жрицы в возрасте не обращали на меня ровным счетом никакого внимания, смотря, словно на пустое место. Передвигаясь по филиалу храма огромной двухметровой тенью за своей «Госпожой», я вызывал интерес только у юных Айек. Правда, был он исключительно сексуальным. Девочек просто восхищали мои физические данные, а еще слухи об Играх плоти, длящихся по десять кноков к ряду, которые устраивала в своих покоях бывшая жрица.

Желание, подать заявку на участие в Турнире в честь начала сезона Зачатия для своего раба, действительно не вызвало особых подозрений у организационного комитета мероприятия.

Все же раб был не простой, а сам гладиатор Стеллы, который по слухам, на пару со своей госпожой, смог уничтожить человекоподобного Варпа.

Остальных жриц Внутреннего круга от активных действий удерживал лишь тот факт, что даже если я смогу победить на турнире, то никого кроме своей «Госпожи», выбрать у меня не получится. Относительно этого, другие власть имущие жрицы могли быть спокойны. Правда, оказалось, что у кого — то из них все же были свои планы на победу в Турнире. Потому как, после подачи заявки, одобрили ее лишь с условием, что я смогу пройти дополнительный отборочный раунд и доказать комитету, что достоин сражаться на одной арене с сильнейшими Стражами.

Отборочными состязаниями назвали сражение между наиболее сильными рабами, входящими в составы групп Охотников и участвовавших хотя бы в одном походе Героической категории сложности. Подобное состязание проводилось каждый цикл, и победителю обычно даровалась свобода. Правда с условием, что в течение следующих десяти рейдов он не покинет свою текущую группу. И чтобы оказаться «достойным» — мне нужно будет не только выжить в этом побоище, но еще и убить больше всех врагов. Отсидеться где — нибудь в уголку, удерживая оборону, пока рабы мочат друг друга — не получится, сразу последует немедленная дисквалификация.

Но те «таинственные силы», планам которых мы угрожали, на этом не успокоились. Ночью, перед началом турнира, в нашу с Лирией спальню решили проникнуть три незваных гостя. Одетые в бдсм — костюмы, они использовали оптический камуфляж. Совпадение ли, но в эти минуты, в крыле здания, где располагались покои, выделенные настоятельницей Лирии и ее рабу, не оказалось ни единой живой души.

Явный намек на причастность к этой операции руководства филиала..

Непрошенных гостей первой заметила Эль, за эти дни малышка всего несколько раз выходила из своего «летаргического сна», занимаясь анализом и архивацией поступавших за время ее отсутствия данных. Как ни ломали мы с ней голову над причинами ее «угасания», ничего путного на ум нам так и не пришло. Пару раз, пытаясь понять, в чем дело, я даже покидал свою физическую оболочку, анализируя окружающее нас пространство и само вместилище, элементным взглядом со стороны.

С оболочкой, как и с частью нашей сущности, принадлежащей мне, все было в порядке. Личность Эль же продолжала умирать. Надежда была лишь на то, что покинув эту линию вероятности, мы сможем что — то изменить во Внешней среде. Или найти какой — нибудь другой способ остановить этот губительный для сущности малышки процесс. К примеру, Колыбель жизни не оказывала такого разрушительного воздействия на нее.

Но остаться навсегда в ней… зная характер сборщицы, она лучше до последнего своего вздоха будет работать над решением какой — нибудь очередной загадки мироздания, чем вечность бить баклуши в другом измерении, где кроме крокодилов — переростков и «интересного» ничего нет.

— Ефим, у нас гости.

Оторвавшись от своих исследований, таким образом, Эль пыталась отвлечь себя от негативных мыслей. Запустив сканер магического поиска, сборщица воспроизвела его результаты в нейроинтерфейсе. На объемной модели помещения были отчетливо видны три фигуры, использующие оптический камуфляж. В то время как одна из них пыталась вскрыть электронный замок, запирающий дверь в нашу спальню, две другие, находясь по бокам от нее, готовили свои бластеры, выставляя на них самый убойный режим мощности. Помимо этого в спальне все так же висело заклинание слежения, а это значило, что за нами по — прежнему следит незримый наблюдатель. Вчера сборщице удалось разобрать это заклинание на составляющие и отследить путь передачи информации до Омута памяти, дальше ее след терялся.

«Чтобы выйти на пользователя, надо обладать администраторскими правами» — Сделала вывод Эль, показывая мне свои наработки.

На самом деле мне было плевать на того, кто за нами следил. Важен был сам факт. Если таинственный наблюдатель связан с силами, желающими помешать мне, принять участие в турнире, показывать свои истинные возможности никак нельзя! Поэтому снова придется действовать, полагаясь лишь на свои физические возможности.

«Активировать источник. Увеличить параметры физической оболочки до доступного максимума» — отдал я приказ НСУО. Лирия сейчас принимает ванну, а значит, о безопасности своего ментора заботиться не придется.

Я начал действовать ровно в тот момент, когда дверь спальни открылась. Ворвавшиеся неформалы сразу открыли огонь, целясь в то место, где еще мгновение назад лежал я. За какие — то пару секунд по несчастному ложу любви было выпущено полтора десятка выстрелов, превращая кровать и шелковое белье на ней в дымящиеся бесформенные останки.

Рванув влево, я оттолкнулся от стены и в прыжке ударом кулака размозжил череп ближайшего ко мне убийцы. Двое других отреагировали на изменение обстановки мгновенно, синхронно выхватив из — за поясов световые кинжалы. Фехтовали на них эти латексные джедаи намного искуснее, чем попадавшиеся мне в руинах неформалы. Поэтому сразу после нейтрализации первого убийцы, мне пришлось отступить. Увернувшись от четырех невероятно быстрых выпадов, я отпрыгнул назад и, схватив обеденный стол, запустил его в своих противников.

На них по — прежнему был оптический камуфляж, потому сражаться мне приходилось, постоянно переключаясь с элементного взгляда на обычное зрение. Это немного замедляло мою реакцию, но для противостояния подосланным убийцам ее пока хватало. Фактор внезапности больше не играл на их стороне, а именно он был главным козырем любого ассасина.

Увидев летящий на них пластиковый стол, неформалы бросились в разные стороны, уходя с траектории его движения. Этим моментом я и воспользовался, атаковав ушедшего в перекат справа.

Врезавшись в стену, стол разлетелся на щепки. Этот звук должен был быть услышан даже в центральной части здания филиала храма, потому проигнорировать его жрицы не смогут.

Будем считать, что сигнал тревоги я подал, теперь же займемся самими убийцами.

Быстро сократив дистанцию до намеченной цели, я оказался возле нее как раз в тот момент, когда неформальный ассасин рывком поднялся на ноги. Не успев занять твердую позицию, он получил удар в грудь, переломавший ему там все кости. Отлетев к стене, призрачный убийца с глухим звуком сполз по ней, и больше не шевелился.

Бросившись на пол, я пропустил над собой два выстрела из бластера. Это последний оставшийся в живых убийца решил воспользоваться представившейся возможностью и атаковать исподтишка.

Сделав перекат, я оказался за креслом и, по — прежнему оставаясь лежать на спине, двумя ногами лягнул его, запуская в полет, подобно столу. Уклонившись от нового препятствия, призрачный убийца снова вскинул свой бластер, но меня на том месте уже не было. Рванув к нему на максимальной скорости, я успел в последний момент перехватить его руку. Сильно сжав все еще невидимое запястье противника, я услышал как убийца закричал от боли и, активировав световой кинжал, попытался ударить меня им в бок. Перехватив и вторую его руку, я тем же способом сломал левое запястье убийцы, лишая его всякой надежды на победу. Оседая на пол, ассасин неожиданно по — женски простонал.

Я что сражался с девушками?

В следующую секунду оптический камуфляж перестал функционировать, открывая моему взору затянутые в латекс, довольно аппетитные женские прелести. Лицо убийцы по — прежнему оставалось закрытым. Решив исправить это, я потянулся правой рукой к кожаной маске, но осуществить задуманное мне так и не удалось. В этот момент в комнату ворвалась охрана на пару с моей «Госпожой».

— Никому не двигаться! — Громко произнесла женщина с короткой стрижкой, одетая в кожаный доспех с металлическими вставками на груди и спине.

— Что здесь произошло?!

Второй вопрос принадлежал уже бывшей жрице.

По двусторонней связи я оповестил ее о наших гостях и проинструктировал, как следует действовать после их устранения. Так как руководство храма наверняка было в курсе их проникновения, плюс за всем следил незримый наблюдатель, вряд ли мы добьемся от Присциллы хоть каких — то внятных объяснений на этот счет. Объективного расследования тоже ждать не стоит, а потому не следует чинить прибывшим жрицам каких — либо препятствий. Нам всего — то и надо, что пережить эту ночь, а на время турнира мне выделят комнату в гостинице, прилегающей к самой Арене.

Это делается не для удобства какого — то там раба, а из соображений логики. Привозить и отвозить одного единственного участника на каждый бой, было бы нецелесообразно. Тем более что мы сейчас проживаем в Нижнем городе, а Арена находится в Верхнем.

— Госпожа, эти люди пытались меня убить. — Наигранно ответил я на вопрос Лирии.

— Это возмутительно! Кто смеет вредить моему личному имуществу?! Надеюсь, вы ознакомите меня с результатами расследования?

Последний вопрос девушки был адресован к короткостриженой воительнице, выполняющей, как я понял, функции главы службы безопасности, этого филиала Храма Порока.

— Всенепременнейше Госпожа. Унести их на подземный уровень. Живую заключить в камеру и подготовить к допросу.

На оставшуюся часть ночи нам были предоставлены новые апартаменты, подготовленные, к слову, на удивление быстро. Эта спальня оказалась меньше предыдущей раза эдак в полтора. Даже кровать тут походила на студенческую односпалку. Все эти факты говорили о том, что таинственные кукловоды рассчитывали устранить только меня, Лирию неформалы — ассасины трогать не собирались с самого начала. Логично, без своего раба бывшая жрица помешать их планам точно не сможет.

Чтож, тем хуже для них. Ни сегодня, ни во время проведения турнира, умирать я не собираюсь.

— Главное — не расслабляйся, мы до сих пор не знаем, насколько сильны остальные участники. Если каждый из них способен запускать ультимативный навык, подобный тем, которые нам продемонстрировали во время боя с Варпом жрицы, проблем точно избежать не удастся. — Решила вставить свои пять копеек Эль.

Действительно, в прошлом подобная самоуверенность несколько раз чуть не стоила мне жизни. Вспомнить хотя бы злосчастного древодемона с его пыльцой, или ловушки ушлого рунного мастера.

Хотя, скачущего верхом на инопланетной твари Алоликого Императора я бы не прочь увидеть еще раз.

Усмехнувшись собственным мыслям, я вынужден был согласиться с Эль:

— Наша конспирация накладывает соответствующие ограничения на возможности применения магии. С ее использованием нужно быть аккуратней.

— Двенадцать тысяч условных единиц маны — суровые ограничения. — Поддержала мой настрой сборщица. — Абсолютному большинству людей этого мира подобное даже в самых смелых фантазиях не представится.

— Тот Варп тоже был человеком. — Напомнил я мелкой, вдруг осознав, что мы каким — то чудесным образом успели поменяться местами. Теперь скептиком выступал я.

Подобное, как и летаргический отдых сборщицы, происходило все чаще. Грань между нашими личностями, с каждым днем становилась все тоньше. Иногда я даже ловил себя на том, что начинал воспринимать ее воспоминания, как свои собственные. Даже с учетом потери части архива памяти, во время побега из Колыбели жизни нашей линии вероятности, подобное довольно странно. Конечно же, я не мог не понимать, к чему все идет. Начинала осознавать это и Эль, но мы оба упорно старались избегать этой темы, принимая все странности, как неизбежную данность.

Боль, печаль, злость — это все мои приобретения? За время своего пути я успел потерять практически все, в буквальном смысле этого слова. Стать монстром, отказаться от любви и дружбы, несколько раз принести себя в жертву, а под конец вообще лишиться части своей сущности. И вот снова.

Сколько можно терять?

Глубоко в душе, меня разрывало от сильных эмоций. Желание: заменить их все на Ярость, порой, становилось просто невыносимо. Я старался прятать их как можно дальше, чтобы лишний раз не волновать малышку, но, думаю, она знала о них. Иначе и быть не могло, ведь мы части единого целого, пусть и сумевшие сохранить подобие собственных индивидуальностей.

— Я ни о чем не жалею. Повернуть время вспять невозможно, поэтому остается лишь продолжать идти по выбранной дороге до самого конца. — Озвучила Эль очередную неожиданно глубокую для себя мысль.

— Думаю, этот самый «конец пути» уже совсем близко. Так что держись там напарник. Без тебя финальная сцена не получится такой эпичной.

— Ну, так… я ведь Высшее создание! — Гордо выпятила грудь сборщица, улыбнувшись мне своей белоснежной улыбкой.

Подзарядившись от мелкой оптимизмом, я вернулся в реальность. Тут, как обычно, прошло лишь несколько мгновений. Лирия только и успела, что начать расстилать подготовленную для нее кровать, в которой не было места для меня.

— Не переживай, я могу спать даже на раскаленных углях. — Уверенно ответил я на ее немой вопрос.

После чего добавил уже по мыслеречи:

«Не выходи из роли Госпожи, заклинание передачи информации только что развернули и в этой комнате»

«Хорошо, но с тобой точно все в порядке?»

«Переживаешь?» — на заботу бывшей жрицы я ответил сарказмом.

«Конечно! Что будет со мной, если тебя не станет?» — тут же нашлась она.

Опытная шлюха даже в полный штиль может плыть на лодке без весел. — Почему — то после этих слов Лирии, мне на ум пришла старая земная поговорка.

«Не прибедняйся. Выживешь как — нибудь. Отдыхай лучше, завтра нас ждет трудный день, а я пока понаблюдаю за обстановкой. Ведь долг раба: защищать свою Госпожу» — решил немного сгладить возникшую напряженность я.

«Не смешно» — фыркнула в ответ девушка, забираясь под одеяло.

Остаток ночи нас никто не тревожил. Вероятно, тайные кукловоды решили сосредоточиться на турнире, понадеявшись на то, что кто — нибудь из Стражей сможет одолеть невесть откуда взявшегося гладиатора с неопределенным уровнем силы. Да и до битв со Стражами за благосклонность своей «дамы сердца» еще нужно дожить.

Примерно об этом думал я, осматривая беснующиеся в предвкушении зрелища трибуны Колизея. Именно так называлась центральная Арена Айселии. Неожиданное совпадение, лишний раз напоминающее в каком мире я нахожусь. Пусть эта линия вероятности и не сильно похожа на мою, но некоторые ее особенности все же намекают на общий корень двух разнесенных во времени и пространстве Вселенных.

Как там эта теория называлась? Эффект бабочки, вроде. Интересно, что же нужно было такое раздавить, чтобы история Земли, в конечном счете, пришла вот к этому…

Впрочем, жаловаться в данный момент мне не на что. Как и обещала Лирия, меня зарегистрировали для участия в открывающем турнир поединке рабов, формата: «все против всех». Последний, оставшийся в живых человек, имеет право на исполнение любого своего желания.

Ну, в определенных рамках любого.

Правда, желать ночи с Айселией или одной из жриц Внутреннего круга, пока ума ни у кого не хватило. Невольники, все как один хотят, чтобы с них сняли рабский ошейник. За несколько сотен циклов существования этого турнира, все просьбы победителей были аналогичны друг другу. Потому многие уже стали забывать о том, что награда может как — то отличаться. Для них желание раба обрести свободу — было само собой разумеющимся. Лишь единицы еще помнили, в чем заключается суть этого состязания. В их числе были и хотевшие моей смерти кукловоды, подославшие ночью к Лирии в спальню трех убийц.

Именно поэтому всю дорогу до Колизея я не ослаблял бдительности ни на минуту. Но она, на удивление, прошла предельно гладко. Мое предположение о том, что враги оставят нас в покое до начала турнира, оказалось верным. Утром комитет прислал за нами служебный автомобиль, по уровню комфорта не уступавший земным лимузинам класса «премиум люкс». Хоть работал он, как и вся техника тут, на магической тяге, никакой левитации или иных, доступных магии чудес, в автомобиль заложено не было. Я и не думал насколько может удивить обычное транспортное средство на колесах, слишком сильно привык ко всяким там летающим платформам и магодирижаблям Внешних миров. Просторный салон, комфортабельные сидения, микроклимат, даже минибар со свайсом!

Последнее удобство для меня по — прежнему казалось сомнительным, пробовать я его не стал.

Быстро преодолев несколько заполненных людьми и яркой рекламой улиц Нижнего города, мы подъехали к одному из самых крупных небоскребов города. Большая его часть терялась где — то в тумане, нависавшем, словно дамоклов меч, над проживавшими здесь простыми горожанами, показывая их незначительность, а так же полную зависимость от желаний и чаяний расположившихся над их головами господ.

Обогнув небоскреб справа, мы заехали в небольшое помещение, на проверку оказавшееся обычным грузовым лифтом для транспорта. Подъем длился несколько минут и когда двери лифта снова распахнулись, перед нами предстал совершенно другой мир.

Верхний город поражал своими масштабами еще больше, чем нижний — урбанизацией. Соединенные прозрачными магистралями огромные небоскребы, мелькающие повсюду аэрокары, люди, одетые в тоги, какие — то выходные халаты и подобные им, легкие просторные одежды светлых тонов. Под сенью каждого небоскреба располагался отдельный район для элиты, в котором присутствовало даже свое собственное искусственное небо!

«Действительно, неплохо устроились! Каким же тогда будет дворец богини?» — спросил я сидевшую рядом девушку.

«Всевышняя проживает в самом центре города. Ее мраморные апартаменты находятся посреди величественного сада — заповедника, в котором собрано большинство растений и животных нашего мира» — поспешила ответить мне Лирия.

В отличие от меня, открывшийся пейзаж вообще никак не впечатлял бывшую жрицу. Она даже не смотрела в окно, занятая созданием какого — то особого коктейля из содержимого мини бара.

До Колизея мы добрались довольно быстро, оказалось, что расположен он в одном из соседних районов — небоскребов. Как и все остальное в Айселии, главная арена блистала своей красотой. Построенная из какого — то особого сорта камня, пропускающего магическую энергию, она светилась словно новогодняя елка.

Внешний фасад был целиком отдан на откуп декорациям и рекламе. Но в отличие от Нижнего города, здесь этот «двигатель торговли» смотрелся не настолько вызывающе и крайне гармонично. Никакой тебе навязчивости, ядовито — пестрых красок и подобной мишуры. Масштаб строения так же поражал. Более пятидесяти метров в высоту и с пару олимпийских стадионов по площади. Помимо самой чаши арены, Колизей мог похвастаться довольно обширной сетью внутренних помещений.

К слову, комната, предоставленная мне, как будущему участнику турнира, располагалась прямо в основном здании. Наверно, таким образом, нас с «Госпожой» решили изолировать от остального общества, все же Лирия была лишена своего статуса, а я вообще не человек, а вещь. Нечего подобным индивидам шастать среди элиты?

Как и в филиале храма, снисходить до общения со мной никто не желал. Поэтому все переговоры за меня вела Лирия. Вышедший нас встретить человек из персонала, обслуживающего арену был чрезвычайно вежлив и обходителен с бывшей жрицей, исполняя все ее просьбы и консультируя по любым возникающим в ходе диалога вопросам. Добившись того чтобы нас поселили вместе, она выяснила у него все интересующие меня мелочи, касательно будущего турнира.

Оставшись вдвоем, мы еще раз обсудили детали плана, после чего Лирия, в сопровождении все того же человека, отправилась подбирать себе наряд к церемонии открытия и наводить «красоту». Пусть и бывшая, но она все же жрица Храма Порока. Появление на публике подобной особы — это целый ритуал, потому нужно быть во «всеоружии».

Оставив все эти женские хитрости на откуп своему ментору, я начал готовиться к своему собственному выступлению. Проверка работоспособности всех функций НСУО, брони и оружия. Активация доступной мне магии, заполнение резервов артефакта мананакопителя. Пока я занимался подобными вещами, Эль удалось просканировать почти всю Арену магическим поиском и составить объемную карту ее внутренних помещений. Пригодится на случай побега.

Пообщавшись напоследок со сборщицей, я услышал звонок на расположенном у входной двери коммуникаторе.

— Церемония открытия начинается, просьба ко всем участникам первого боя: проследовать до своих мест у выхода на арену. — Безэмоциональным тоном произнес пришедший проводить меня «портье».

Кивнув ему в ответ, я запер наш номер на пластиковый ключ с магической печатью и пристроился ему за спину, уперев взгляд в пол. Именно так пристало передвигаться рабам, и нарушать свою конспирацию пока я не собирался.

Намеренно избегая общих помещений, мы долго петляли по техническим коридорам и узким лестничным пролетам, пока, наконец, не оказались в полутемном помещении, без каких — либо предметов мебели. Помимо меня в нем ожидали своего выхода на арену несколько человек. Быстро просканировав их элементным взглядом, я определил, что в рабский ошейник каждого встроен аналог магической печати.

— Она может посылать запрос Омуту памяти, через печать своего хозяина. — После беглого анализа, заключила Эль.

— Как проблематично… — пробормотал я, и сразу же вернулся в реальность.

Подойдя к двери, через которую мне надо было выходить на арену, я начал наблюдать за происходящим в Колизее действом. Благо в ней располагалось небольшое прямоугольное окошко, через которое открывался неплохой вид на часть арены.

В данный момент на ней несколько десятков полуобнаженных юных девушек танцевали зажигательный танец с явным сексуальным подтекстом. Несмотря на свой возраст, в этом они были очень искусны. Каждое движение Айек буквально лучилось сексуальностью, возбуждая воображение любого зрителя. В тон танцу подстраивалась и окружающее пространство. Загораясь разными цветами оно, то ярко вспыхивало, то снова потухало, оставляя мелькать лишь мерцающие голубым костюмы девушек.

В финале действа на арене вдруг появилась очень красивая девушка лет тридцати, с длинными вьющимися волосами багрового цвета. Белая древнегреческая тога, слабо мерцающая в полумраке, смотрелась на ней круче, чем откровенное бикини на какой — нибудь земной топ — модели. Покачивая бедрами, красотка грациозно вошла в созданный предварительно Айками круг и начала напевать какой — то очень проникновенный мотив. Вокруг нее тут же стали зажигаться разные огоньки. Превращаясь то в лесного четвероногого животного, то в стайку маленьких птичек, они разбредались по всем направлениям и поднимались на трибуны, одаривая своим вниманием замерших в благоговейном восторге зрителей.

Когда песня первой жрицы Храма Порока стихла, информация о ее должности пришла мне от Лирии по двусторонней связи, арена Колизея снова погрузилась в полумрак. Бывшая жрица уже заняла свое место на трибунах, расположившись в приграничной территории. В ложе элиты ее все — таки не пустили, но и с «чернью» мешать тоже не стали, выбрав некий средний вариант.

Перекинувшись парой слов со своим ментором, я снова обратил свое внимание на Арену. Там уже начала свою активацию новая магия. Силуэт первой жрицы засветился золотистым светом и от него вверх ударил луч энергии. Сразу после этого, над кругом Айек, прямо в воздухе возникла магическая печать. После установки связи с Омутом памяти несколько раз по ней пробежали волны золотистой энергии и когда необходимая «критическая масса» была набрана, энергия обрушилась на Первожрицу, разделяясь на десятки тонких золотистых жгутов. Каждый подобный магический канал мгновенно нашел дорогу к сущности одной из замерших Айек, клеймя ее печатью богини. Когда это произошло, погруженный в безмолвие Колизей заполнили стоны наслаждения десятков юных девушек, одновременно достигших экстаза.

— Да они тут все на голову больные! — Ошарашено пробормотал я.

Дождавшись, пока бывшие Айки, ставшие полноправными Младшими жрицами, придут в себя, под бурные овации трибун, их проводили с арены. После этого пришел черед мужчин показать себя. Замок в двери передо мной глухо щелкнул, и она сама собой отъехала в сторону. Сменив повседневную одежду на рунный орихалковый доспех, я уверенно зашагал к центру усыпанной мелким серым гравием арены, внимательно осматривая своих будущих противников.

— Двадцать семь человек и каждый с какими — то способностями. Легко точно не будет.

Глава 10

— Итак, по сложившейся традиции, откроет наши состязания сражение рабов. Как всегда, последнему оставшемуся стоять на ногах человеку будет дарована свобода! Много сильных и отважных воинов собралось сегодня на нашей арене. Каждый из присутствующих здесь рабов, вместе со своим хозяином, входит в элитную группу охотников, внесшую неоценимый вклад в дело истребления варпской нечисти и еретиков псевдобогини Стеллы. Хочу отметить, что в этом году нас с вами уважаемые зрители, ждет интересный сюрприз. В состязании примет участие гладиатор Стеллы, захваченный Госпожой Лирией в руинах Пустоши Забвения. Вместе с ним ей удалось уничтожить человекоподобного Варпа.

Услышав, как меня характеризует раздающийся откуда — то сверху голос, явно усиленный магией на тот же марен, что и заклинание Эль, я поднял руку вверх и, повернувшись лицом к трибуне, на которой сидела моя «Госпожа», совершил глубокий поклон. Увидев такую покорность ярого адепта еретической богини, трибуны заревели еще сильнее.

Уверен, что после сегодняшнего боя у Лирии появится целая толпа новых поклонников, и не меньшее количество злопыхателей.

— Ставки на эту «темную лошадку» продолжают расти даже сейчас, потому прошу вас не затягивать с определением своих фаворитов, ведь в следующее мгновение коэффициент на его победу может, как резко увеличиться, так и упасть до совсем незначительных величин…

Диктор продолжал вещать, а я развернулся лицом к своим соперникам. Все рабы стояли лицом друг к другу, образовывая идеальный круг в самом центре серого ристалища. Неожиданно для себя я отметил, что все взгляды претендентов сейчас сходятся на мне. Своим опытным взором они тщательно оценивали мою орихалковую экипировку, стараясь хотя бы примерно прикинуть, на что я буду в ней способен.

Все собравшиеся здесь воины имели представление о том, кто такие гладиаторы Стеллы. Некоторые даже, наверняка, сталкивались с ними на поле боя. Но именно эти знания и сыграют с ними злую шутку! Гладиаторы очень сильно отличались по своим способностям и манере ведения боя. А подобного мне, закованного в громоздкий на вид доспех из орихалка, со странными светящимися рунами по всей поверхности, не видел никто. Это касалось как присутствующих на трибунах Стражей и Жриц, так и стоявших напротив рабов.

Они понятия не имеют, к какому классу я отношусь и какими навыками владею! Поэтому в первые, самые непредсказуемые минуты боя, все будут держаться подальше от меня. И это только мне на руку!

«Эль, ты еще здесь?»

«А где мне еще быть? Может показаться всем им в виде голограммы?» — съязвила малявка, появившись в моем нейроинтерфейсе.

«Не стоит! Как только начнется сражение, проанализируй способности каждого противника, а так же составь прогноз по манере ведения боя и предполагаемым ультимативным способностям. Данные перемещай сразу в Лог КИУ, оповещать дополнительно не нужно»

Чтобы пережить ту кучу малу, которая обязательно образуется в первые минуты боя, необходимо поддерживать собственную концентрацию на максимуме. Эль тоже это понимала. Малышка лишь утвердительно кивнула, не став вдаваться в подробности. Эту манеру поведения она тоже скопировала у меня.

Тем временем диктор закончил подогревать публику своими пламенными речами и состязание началось. В воздухе, над нашими головами, из золотистого света соткался силуэт Айселии, которая взмахнула рукой в сторону трибун и распалась на мириады ярких точек, словно новогодний салют. Одновременно с этим все собравшиеся на арене рабы пришли в движение. Большинство из них, с нечленораздельными воинственными криками, бросились на ближайших оппонентов. Но несколько человек, решили поступить так же, как и я, а именно — отступить на десяток метров назад.

Итак, начнем действовать из глубины!

Внимательно осмотревшись, я выбрал себе первого противника. Им оказался невысокий, худощавого телосложения парень лет двадцати на вид. Как только я обратил на него свое внимание, он тут же это почувствовал. Даже несмотря на уже подобравшегося к нему оппонента с лазерным кинжалом, он успел бросить в мою сторону сосредоточенный взгляд и, расценив разделявшее нас расстояние, как безопасное, решил сосредоточиться на непосредственной угрозе.

В отличие от большинства других рабов, этот был облачен в невзрачный плащ с накинутым на голову капюшоном. Его предназначение я смог узнать уже в следующую секунду. Тихо прошептав фразу, активирующую его ультимативную абилку, он достал из — под балахона два изогнутых орихалковых ножа и бросился навстречу недоджедаю. Его силуэт при этом размазался в пространстве и исчез, словно бы парень мгновенно ускорился до каких — то совсем уж нереальных скоростей. Недоджедай даже понять ничего не успел. Остановившись, он провел несколько боковых рубящих ударов, пытаясь поймать исчезнувшего из его поля зрения капюшона, но ни один из них не достиг своей цели. В следующую секунду недоджедай резко замер. По его телу пробежало несколько электрических разрядов, видимых даже невооруженным взглядом. Упав лицом вперед, этот воин больше не шевелился, а из его спины торчал один из кинжалов парня в капюшоне.

Появившись рядом со своей жертвой, невидимый убийца одним быстрым движением вернул себе оружие, после чего посмотрел мне прямо в глаза и гаденько так улыбнулся, словно бы ему нравилось все происходящее, а убийство людей еще и удовольствие доставляло.

«У его одежды есть функция оптического камуфляжа. Активировав ее, он резко бросился вперед, именно из — за этого и возник эффект размывания силуэта. На самом же деле, скорость этого раба не превышает скорости среднестатистического человека. Его оружие является артефактом с встроенными в рукоять маналитами. Магический контур способен воспроизводить одно заклинание: Электрический разряд» — Выдала свое заключение Эль.

Прочитав сообщение от малышки, я немного расслабился. Раз фишкой моего соперника является не скорость, опасаться мне нечего. Переключившись на элементный взгляд, я стал ожидать приближения убийцы в плаще.

Осознав, что все пошло не по плану и демонстрация его способностей не произвела на меня ровным счетом никакого впечатления — парень разозлился. Картинно облизав испачканный в крови кинжал, он смачно сплюнул себе под ноги и снова исчез, появившись через пару секунд за спиной очередного, сраженного сочетанием его навыков раба. При этом расстояние между нами сократилось вдвое. Осознав исходящую от невидимого убийцы опасность, другие рабы поспешили убраться с его дороги, предпочитая сойтись в ближнем бою с менее загадочными оппонентами.

Взяв оба кинжала обратным хватом, парень принял низкую стойку и приготовился к очередному рывку вперед. Оскалившись ему в ответ, я продолжил стоять, как ни в чем не бывало, до кучи еще и опустив оружие. Опершись на рукоять своей секиры, я криво усмехнулся, бросая на противника презрительный взгляд.

— Убью! — Зло выкрикнул он и его силуэт снова размазался так, будто бы он мгновенно разогнался до невероятной скорости.

Продолжая следить элементным взглядом за действиями противника, решил наконец — то проявить себя и я. Насмешка сменилась хищным оскалом, а упертое в землю оружие мгновенно изменило свое положение. Прошла всего доля секунды, а от моего расслабленного вида не осталось и следа. Обходящий меня справа убийца даже не успел заметить произошедших со мной перемен, а в следующее мгновение описавшая широкую дугу секира обрушилась на его хрупкую тушку, разваливая ее на две половинки вдоль пояса. Под многоголосый шумный вздох толпы зрителей, следивших за моими действиями, в воздух поднялся фонтан из брызг крови. Что примечательно, ни одна из них на меня так и не попала.

Одновременно с тем, когда на землю упал расчлененный труп моего первого соперника, я резко ускорился и в своем излюбленном глубоком выпаде поразил еще одного врага, насквозь проткнув его тело, даже несмотря на защищавшую того бдсм — броню. Прыжок в бок и вертикальный рубящий удар обрушивается на третьего раба, как раз сражавшегося с заколотым мной мгновение назад воином. Всего за несколько секунд я, особо не напрягаясь, убил трех человек, одним махом вырываясь в лидеры сражения по убийствам. Решив на этом не останавливаться, я продолжил свой кровавый танец смерти, забрав жизни еще двоих соперников, сражавшихся друг с другом неподалеку. Никто из них не смог ничего противопоставить возможностям моей физической оболочки. И это даже несмотря на то, что я не использовал доступные мне усиления, продолжая держать резерв маны наготове.

Вскоре моя стандартная защита вышла из пассивного режима, приняв на щит маны два довольно увесистых заклинания. Оба они ударили мне в спину в тот момент, когда я расправлялся со своим шестым соперником. Время и угол атаки были рассчитаны идеально, не оставляя мне ни единого шанса на уклонение. Будь на моем месте любой другой раб и ему точно бы пришел конец, но, к сожалению, для атаковавшего меня мага, его подлый удар в этот раз своей цели не достиг.

Лог КИУ

Ледяная стрела наносит:

— 0 (12000 — 120, основа — магия воды)

Каменная пика наносит:

— 0 (11880 — 120, основа — магия земли)

Быстро развернувшись в ту сторону, откуда прилетела магия, я увидел стоявших в сорока метрах от меня рабов, одетых как скандинавские викинги из истории Земли моей линии вероятности. Конические шлемы с рогами и прямой носовой пластиной, кольчуги, металлические наручи, кожаные штаны и сапоги с блестящими орихалковыми вставками на носах. Выбивалось из образа лишь их оружие. В момент выстрела оба они держали в своих руках по небольшому, около тридцати сантиметров в длину, жезлу, явно магического происхождения.

Увидев, что их подлая атака не привела к желаемому результату, они тут же сменили артефакты на энергетическое оружие. Первый викинг сражался фиолетовым световым мечом, в полтора раза шире и длиннее тех, что попадались мне до этого. Его партнер был вооружен энергетическим щитом, какие были у танков канувшей в лету группы Лирии, и стандартным световым кинжалом. Получалось, что эти двое в данный момент действовали заодно. Наверняка они договорились об этом перед турниром. Помогать друг другу, пока на арене не останутся только они, после чего решить исход поединка в очной дуэли. Вполне стандартная и довольно действенная стратегия, учитывая их реальную силу, которую они не чурались демонстрировать, как зрителям на трибунах, так и своим соперникам.

Быстро придя в себя, викинги поспешили еще больше увеличить дистанцию между нами, убивая всех встречавшихся им на пути рабов. Их стиль боя был невероятно прямолинеен. Щитоносец танковал, блокируя атаки противников и опрокидывая их нехитрыми приемами, вроде Таранного выпада или Дугового удара щитом. Его сообщник все это время терпеливо отсиживался за спиной, выжидая удобного момента для атаки. Когда же он наступал, двигаясь на очень приличной скорости, мечник подскакивал к жертве со спины или с фланга и добивал ее одним точным ударом в голову или в сердце.

Если все так пойдет и дальше, то наша с ними схватка станет кульминацией всего боя. Именно на это они и надеялись, держась от меня на безопасном расстоянии и уничтожая, одного за другим, всех рабов, волею судьбы оказавшихся на их «половине» поля боя.

Нет уж, в задуманную вами игру я играть не стану. — Высоко оценив план викингов, я решил его нарушить.

«Активировать восстановление резерва. Увеличить параметры физической оболочки на 10 %»

Намеренно игнорируя попадавшихся мне на пути соперников, я устремился навстречу паре викингов, добивавшей в это время очередную свою жертву. Увидев мое приближение, мечник схватил за шкирку одетого в латекс раба и мгновенно поменялся с ним местами, прикрывшись неформалом, словно щитом. Моя молниеносная атака завершилась неудачей. Изначально выбрав мечника своей первой целью, я намеревался быстро покончить с ним, пока он занят разборками со своим одетым в латекс коллегой, логично определив в нем первостепенную угрозу. После вывода из строя главной атакующей силы дуэта викингов, разобраться с танком труда бы не составило.

Оба викинга оказались опытными бойцами, не раз сражавшимися против адептов Стеллы. Об этом говорила их заранее продуманная стратегия, а так же выбранная на бой амуниция. Из почти что трех десятков вышедших сегодня на арену воинов, кроме меня, только викинги были одеты подобным образом. Остальные рабы для своей защиты использовали различные модификации бдсм — нарядов из латекса. Даже тот хитрый невидимый убийца скрывал под плащом черный комбинезон из этого блестящего материала.

Именно поэтому, выбрав меня приоритетной целью с самого начала, оба раба ни на мгновение не спускали с меня глаз. Поменявшись местами со своей жертвой, мечник толкнул ее прямо на меня. Из — за подобного нестандартного действия мне пришлось быстро переключаться на новую цель, меняя угол атаки. Замахнувшись секирой, я прямо налету снес голову бедолаге и приземлился точно на то место, где всего пару секунд назад стоял мечник.

Противник, за предоставленное ему время, не только успел отступить на десяток метров назад, но и снова сменить световой меч на артефакт, стреляющий ледяными стрелами. В момент моего приземления в стандартную защиту НСУО врезался очередной замороженный снаряд, отнимая из моего резерва еще сто тридцать единиц маны.

Не давая мне опомниться, одновременно с магией, с фланга меня атаковал танк. Расширив рабочую поверхность своего щита, он применил аналог Таранного выпада, стремясь запустить мою тушку в полет, как делал это с другими соперниками. Действуя на предельной скорости, я развернулся и поставил блок своей секирой. Набранная танком инерция впечатляла, даже предприняв контрмеры, я был вынужден сделать несколько шагов назад, раскрываясь для новой атаки мечника. Хвала Творцу, в ближний бой со своим мега мечом он пока не лез, предпочитая атаковать меня ледяными стрелами с дистанции. Моя защита вкупе с рунной магией работала прекрасно, исправно поглощая весь магический урон, выдаваемый артефактом мечника. Правда, из-за атак сразу с двух направлений, я вынужден был уйти в глухую оборону.

Но вот, в какой — то момент артиллерийский обстрел мечника, вдруг прекратился. Боковым зрением я увидел, что на него со спины решил напасть один из еще остававшихся в живых рабов. Именно этого я и дожидался. Сделав шаг вперед, я снова продемонстрировал свой излюбленный выпад, целясь танку прямо в сердце. В последний момент викинг сумел заблокировать удар секиры, прикрывшись вновь увеличившим свою рабочую поверхность щитом. Но из — за того что наши физические характеристики были в разных весовых категориях, без последствий моя атака все равно не прошла. Попятившись, щитоносец оступился и чуть не упал, нарушая свою защитную стойку. Стремясь развить свой локальный успех я, следом за выпадом, нанес несколько рубящих ударов по щиту викинга, не давая ему снова встать в стойку.

Вынужденный снова пятиться, он с тревогой в голосе стал звать своего подельника:

– Ллас, помоги!

— Я занят, используй Дар. — Натужно отозвался мечник. В данный момент между ним и неформалом, вооруженным двумя световыми кинжалами, проходил довольно напряженный бой.

Быстро оглядевшись, я понял, что кроме наших двух пар, на арене осталось всего три человека. Держась друг от друга на расстоянии, они вели перестрелку, пытаясь пробить защиту оппонента из бластера. Но в отличие от холодного оружия, их бдсм — костюмы имели хорошую сопротивляемость этому типу урона, потому, какое — то время об этой тройке можно было не беспокоиться.

— Мы так не договаривались! — Возмущенно воскликнул щитоносец.

— Ты еще не понял, что без этой способности нам с ублюдком Стеллы не справиться? Тогда я первый: Моя богиня, Прекраснейшая из прекраснейших, светлоликая Айселия, к тебе взывает воин твой. Даруй мне свое благословение, чтобы мог я покарать неверных. Сила Айселии!

Продолжая краем глаза наблюдать за мечником, я заметил, как его фигуру охватило серебристое сияние. Оппонент викинга, осознав, что именно сейчас произошло, решил поспешно отступить и, развернувшись, побежал прямо к перестреливающейся тройке рабов. Те тоже быстро поняли, чем им грозит находящийся под бафом ультимативного навыка викинг, и синхронно переключились на стрельбу по нему.

— А — ха — ха, ну что за слабаки… — рассмеялся принявший боевую форму мечник и в несколько прыжков сократил дистанцию между собой и убегающим рабом до минимума.

Его тело при этом слегка увеличилось в размерах, отчего кажущаяся до этого мешковатой кольчуга натянулась, словно латекс на костюмах неформалов. Глаза мечника были залиты тяжелым серебром, вены на руках и лице вздулись, словно готовые в любой момент лопнуть.

— Вот же болван… — Выдохнул продолжавший пятиться под моими ударами щитоносец переставший даже помышлять об контратаке. — О, Великая Богиня! Даруй силу детям своим, дабы смогли они противостоять неверным! Защита Айселии!

Абсолютно без выражения, словно скороговорку, мой оппонент произнес активационную фразу и тоже начал сиять, словно ночная неоновая реклама Нижнего города.

Ну уж нет, вот этого я тебе не позволю!

Отдав приказ системе активировать Разложение, я отступил на шаг назад и снова произвел выпад копьем. В момент соприкосновения секиры с энергетическим щитом викинга, ее наконечник вспыхнул бирюзой. Прошив насквозь щит и орихалковую кольчугу танка, мое оружие наконец — то дотянулось до его сердца.

До начала основного турнира я предполагал обойтись без демонстрации своих «особых» способностей, но видимо, совсем к ним не прибегая, эту пару викингов не одолеть. Правда, судя по пронесшейся по трибунам волне удивленных вздохов, я все же немного перестарался. Несмотря на прямолинейность моих действий, пробивание энергетического щита произвело на достопочтенную публику Айселии, довольно сильное впечатление. Что же касается моего оппонента, находясь в процессе активации своей ультимативной абилки, он так и не понял, что же именно стало причиной его смерти.

Тем временем разошедшийся не на шутку мечник уже успел покрошить в капусту, и своего оппонента, и трех нацелившихся на него стрелков. Передвигаясь большими прыжками и принимая все атаки на орихалковую кольчугу и металлические наручи, обладающие, по словам Эль, функцией поглощения урона от энергетического оружия, он быстро сокращал дистанцию до очередной цели и за несколько взмахов своего светового меча лишал ее жизни.

— Эх, а мы ведь с ним хотели решить кто из нас сильнее в очной дуэли… — с нескрываемой грустью в голосе произнес мечник, увидев смерть своего товарища. — Ну да ничего, планов это не меняет! Сейчас я покажу тебе силу нашей богини еретик!

— Правда? Попробуй. — Усмехнулся я в ответ, бросаясь навстречу летящему прямо на меня викингу.

Широкий замах световым мечом я принимаю на развернутую в миллиметре от поверхности рукояти секиры защиту:

«— 0 (299–8450, основа — святость)» — выдал мне лог КИУ, подтверждая слова оппонента о демонстрации мощи Богини Наслаждений. Внушительная атака, достойная искателя четвертого, а то и пятого перерождения. Полгода назад я бы восторгался подобной мощью.

Интересно, как бы он отреагировал, если бы узнал, что якобы дарованная ему богиней сила, на самом деле его собственная. И что, используя ее, он уничтожает часть своей сущности, закрывая тем самым себе обратный путь в лоно Творца.

Улыбнувшись собственным мыслям, я принял еще около десятка ударов на свою защиту, делая вид, что отбиваюсь рукоятью секиры. Все удары мечника были в районе трехсот условных единиц урона, что говорило о предельном напряжении его физической оболочки. О том же говорил и элементный взгляд. Несмотря на кажущуюся несерьезность ультимативной абилки этого раба, энергия его сущности убывала просто с катастрофической скоростью.

«Большинство тратится на поддержание постоянного канала связи: раб — хозяин — Омут памяти. Информации достаточно, можно заканчивать с ним» — пояснила Эль, продолжая анализировать то состояние, в которое викинга искусственно ввела печать на ошейнике.

— Не устал?

Перехватив по удобней свое оружие, следующий удар мечника я отбил уже его лезвием. Ничего не ответив мне, тот лишь бросил на меня свой яростный взгляд и продолжил осыпать чередой размашистых рубящих ударов. На мгновение, показав ему в ответ свой лучший хищный оскал, я отпрыгнул назад. Ошибочно предположив, что противник старается отступить, мечник постарался еще больше взвинтить темп, устремляясь в новую лобовую атаку. Подгадав наиболее удачный момент, я на несколько десятых долей секунды ускорил свою физическую оболочку, выдавая более пятидесяти процентов доступной ей мощности. Рывок в сторону, прыжок и рубящий удар секирой с фланга раскалывает голову викинга вместе с надетым на нее шлемом, словно грецкий орех, на две ровные половинки. В воздух взмывает очередной фонтан крови вперемешку с мозговым веществом.

— Победителем ежегодного состязания рабов объявляется гладиатор Стеллы Ефим Селин. Подойди же поближе Ефим и загадай слуге богини свое желание. — Нежным, эротичным тоном произнесла снова спустившаяся с трибун Первая жрица.

За время нашего боя девушка успела сменить свой наряд, и сейчас блистала в коротком перламутровом сарафане, открывавшем вид не только на внушительную грудь, но и белые, в тон платью, идеально стройные ножки.

Да уж, от подобной красоты и ослепнуть не долго. — Сглотнув слюну, произнес я мысленно. После чего тут же получил целый поток негативных эмоций, пришедший ко мне по двусторонней связи от Лирии. Ревновала бывшая жрица точно так же как и обычные смертные, показывая тем самым, что не утратила за время служения богине свою человечность.

— Мое желание: принять участие в грядущем Турнире, отстаивая честь наипрекраснейшей Госпожи Лирии. — Пафосно произнес я, встав на одно колено и опустив взгляд.

После добавления хвалебных эпитетов к имени бывшей жрицы, я тут же почувствовал, как ее охватывает чувство глубокого удовлетворения. Девушки — такие девушки…

— Это твое последнее слово? Напоминаю, что победителю состязания рабов может быть дарована свобода. — Уже более приземленным тоном решила уточнить первая жрица.

— Это мое последнее слово Ваше сиятельство.

Незнакомый оборот речи явно понравился девушке. Приняв его на свой счет, она снова смягчилась и вернула своему голосу эротичность:

— Тогда так тому и быть. Во имя Величайшей из великих и Прекраснейшей из прекрасных, я исполню твое желание. С этого момента раб Ефим Селин становится полноправным участником Турнира в честь начала сезона Зачатия.

Дождавшись, пока жрица снова вознесется в ложу для ВИП — зрителей, я поднялся в полный рост и под громкие овации трибун, побрел к выходу с арены.

Мой первый бой в качестве полноправного участника турнира случился уже через час после его начала. Встретивший меня на входе распорядитель пояснил, что ждать необходимо в том же помещении, что и раньше, не пустив меня в выделенные организационным комитетом апартаменты.

Не знаю, определено ли было столь пренебрежительное отношение заранее, или это все козни таинственных сил, которым я мешал своим участием, но в любом случае заставлять бойца ждать в пустом подсобном помещении, не давая ему даже смыть грязь и пот от предыдущего сражения — довольно грубо.

Благо на моем боевом духе и физическом самочувствии это вообще никак не сказалось. Полностью восстановив резерв маны, я залечил небольшие ушибы, полученные по большей части из — за своих собственных необдуманных действий, вроде внезапного ускорения с места на пятьдесят процентов возможностей физической оболочки. После этого мы с малышкой немного поболтали в нейроинтерфейсе, разобрав попутно применяемые рабами ультимейты и схему их активации. Сравнивая энергозатраты при воздействии на окружающую среду посредством магической энергии и энергии святости, мы пришли к выводу, что последняя действует намного эффективней, вот только ее использование чревато самыми пагубными последствиями для собственной сущности.

Закончив анализ, Эль снова заснула своим восстановительным летаргическим сном, я же продолжил раздумывать над оставленными малышкой выкладками. В очередной раз, пробежав глазами по отчету сборщицы, я снова задумался о причинах «увядания» сущности малышки.

— А что если, как раз в этой самой святости и кроется ответ…

Но додумать эту мысль я так и не успел, потому что НСУО принудительно вернула сознание в реальность, где приставленный ко мне распорядитель уже приглашал мою персону на арену.

Запомнив свои рассуждения, я отложил все постороннее в сторону, тщательно сохранив каждую теоритическую выкладку Эль в отдельном архиве памяти. Мгновение и вот я уже снова стою перед дверью, одетый в свою рунную орихалковую броню.

Дождавшись моего кивка, распорядитель привел в движение запирающий дверь механизм и снова отступил вглубь помещения. Я же, больше не обращая на него никакого внимания, уверенным шагом пошел к центру арены, где меня уже ждал мой первый соперник.

— Рад снова тебя видеть Барт. Надеюсь, сегодня ты сможешь продемонстрировать мне всю свою мощь. — Язвительным тоном поприветствовал я своего оппонента.

Я предполагал, что этот клоун непременно подстроит жеребьевку турнира так, чтобы мы с ним пересеклись как можно раньше. Но поединок сразу в первом раунде — меня немного удивил. Видимо слишком сильно я задел гордость этого хмыря, что он даже несмотря на продемонстрированные мной в отборочном турнире способности, решил как можно скорее встретиться в очном поединке. По — хорошему, следовало бы отложить его на более позднее время, тщательно проанализировав битву рабов и выработав против меня какую — то более — менее действенную стратегию.

— Смейся еретик, пока можешь. Недолго осталось. — Сквозь зубы процедил Страж Айселии.

Сверля друг друга совершенно противоположными, по вложенным в них чувствам, взглядами, мы не обращали на слова представлявшего нас диктора абсолютно никакого внимания. Краем уха я лишь услышал, что букмекерский коэффициент на меня самый большой среди всех участников Турнира.

Чтож, тем лучше для моих поклонников, которые после его окончания станут настоящими богачами, ведь уступать здесь я никому не собирался.

— О, Великая Богиня! Даруй силу верному адепту твоему, дабы смог он покарать всех неверных, вставших на пути истины! Ярость Айселии! — Громко, с выражением, словно работая на публику, прокричал Барт.

В отличие от противостоявших мне недавно викингов, одет Страж был в некий симбиоз орихалка и бдсм — наряда, больше похожий на броню атаковавших меня накануне ночью девушек — ассасинов. Отличалась только латексная, с металлическими вставками куртка — безрукавка, полностью оголявшая его магомеханические протезы. Они тоже были выполнены из орихалка и заменяли Стражу руки. Потому в их защите необходимости не было.

Как и у мечника до этого, тело Барта осветилось яркой неоновой вспышкой. Глаза заволокло тяжелым серебром, от них к ушам и лбу проступило несколько вздувшихся вен, залитых все той же энергией скверны. Изо рта потекла кислотная слюна, верхние клыки увеличились в размерах. Тело Стража так же налилось силой, слегка увеличившись в размерах.

Даже не представляю, каким образом он, после столь гнусного превращения, может возвращаться в нормальное, человеческое состояние. Скорее всего, на физической оболочке Стража используется нечто вроде моего Восстановления, рулит которым, конечно же, программа, заложенная в Омут памяти.

— Сегодня ты умрешь! — Буквально взвыл Барт, бросаясь прямо на меня.

При этом в его руках не было никакого оружия. Приняв свою боевую форму, этому Стражу было достаточно и собственных металлических протезов, самих по себе являющихся магическими артефактами, работающими от встроенных под лопатки маналитов.

«Увеличить параметры Ловкости и Силы на триста условных единиц» — приказал я НСУО и рванул ему навстречу.

Несмотря на увеличившиеся физические характеристики моего противника, мне без труда удалось увернуться от первых трех ударов. Решив не доставать их инвентаря свою секиру, я сошелся с Бартом в кулачном поединке. Помимо обучения владению холодным оружием, в АНП нам так же преподавали и различные техники рукопашного боя, которые я, конечно же, отточил до совершенства в виртуале. Пусть сражаться в подобной манере приходится довольно редко, но как прилежный ученик, я просто не мог проигнорировать этот аспект учебной программы. К тому же, сражения против виртуальных противников, мне всегда давались легче, чем против реальных. Ведь к тому моменту я еще не смог побороть свою фобию.

Уклонившись от серии ударов, которую в нашей линии вероятности Инфополе Вселенной обязательно посчитало бы за Высшее комбо, я перешел в контратаку. Пропустив последний удар Барта над собой, я шагнул в сторону и из низкой стойки, резко выпрямившись, провел внушительный апперкот, бросивший Стража на землю.

Сплюнув перемешанную со скверной кровь на серый гравий арены, Барт заревел словно сумасшедший. Вскочив на ноги, он с новыми силами бросился на меня:

— Презренный раб! Да как ты посмел поднять руку на слугу самой Богини Наслаждений. Убью! Уничтожу! Разорву на части! — Зашедшись в припадке ярости, он продолжил осыпать меня разнообразными сериями ударов.

Некоторые из них я принимал на удачно выставленные блоки, от большинства же попросту уклонялся, ожидая очередного шанса для контратаки. Когда он представился, я снова резко ускорился и пробил двоечку по корпусу Барта, ломая ему несколько ребер. Захрипев, мой противник пошатнулся и встал на одно колено, сплюнув на землю еще более внушительный кровавый сгусток.

— Это и все, что ты можешь? Тоже мне берсерк. — С усмешкой произнес я, по — прежнему оставаясь расслабленным.

Посмотрев на меня исподлобья, Барт вдруг прорычал:

— Кара Айселии!

Кулаки его металлических протезов при этом засветились золотистым светом. Поднявшись на ноги, он пошатнулся, едва удержав равновесие и приняв боевую стойку начал поочередно махать руками, так, словно бы наносит мне новые удары. Но нас разделяло более пяти метров дистанции, и со стороны могло показаться, что парень окончательно тронулся умом. На самом же деле, все было несколько иначе. После каждого взмаха в мою сторону устремлялся полупрозрачный энергетический сгусток, сплетенный из тонких золотистых нитей.

Лог КИУ:

— 0 (500–10260, основа — святость)

Семь точных попаданий быстро сократили доступный мне резерв маны на треть, заставив отнестись к своему оппоненту уже более серьезно.

Следом за дистанционными атаками, Барт снова перешел в ближний бой. Его движения при этом стали какими — то ломаными. Темп и направления ударов постоянно менялись, теперь предсказывать его атаки стало совершенно невозможно.

Осознав, что ему удалось перехватить инициативу, Страж еще больше увеличил свой натиск. Его сущность при этом расходовалась со страшной скоростью. Полыхая в элементном зрении ярко — золотистым цветом, она постоянно уменьшалась в объеме. Но Барт, казалось бы, вообще этого не ощущал. Вся его жизнь свелась к одной единственной цели: победить вставшего на пути к заветной мечте гладиатора!

— Беру свои слова назад. Берсерк из тебя — что надо! — Уже с большим уважением в голосе произнес я. — Но этого все равно недостаточно!

«Активировать противообъектный щит. Дистанция: 5 миллиметров от поверхности доспеха»

Отступив на десяток метров, я отдал системе новый приказ и, замерев на месте, стал ждать дальнейших действий Барта. Сейчас необходимо показать всем, что грубой физической силой меня не сломить. Нельзя давать лишней надежды своим будущим соперникам, которые наверняка сейчас за нами наблюдают. В отличие от меня, их статус в Айселии позволяет им смотреть за поединками с трибун.

Снова мгновенно сократив разделявшее нас расстояние, Барт разразился шквалом ударов, каждый из которых принимало на себя защитное поле. Зрителям на трибунах при этом казалось, что каждый удар Стража достигает своей цели, вот только его противнику от них ни горячо, ни холодно. Странный гладиатор как стоял не шелохнувшись, так и продолжает стоять.

Судорожно наблюдая за стремящимся к нулю резервом маны, я периодически переключался на элементный взгляд, чтобы в очередной раз убедиться, что сущность моего противника все еще продолжает поставлять ему так необходимую в бою святость. Если все продолжится в том же темпе, моя мана закончится первой. Но любая контратака сейчас пойдет вразрез с выбранным стилем ведения боя. Нужно чтобы он совершил какую — нибудь ошибку.

Давай уже, устань или оступись! — Мысленно воскликнул я, увидев, что магический резерв перешел от четырехзначного числа к трехзначному.

И в этот момент действительно произошло чудо. Возможно, Творец услышал мою молитву и вмешался в этот показушный бой, потому как перед очередным ударом Барт на мгновение запнулся. Вызвана заминка была перегревшейся аппаратной частью его магомеханического артефакта, но со стороны зрителям показалось, что у парня стали заканчиваться силы.

Воспользовавшись этой возможностью, я вызвал из инвентаря свою секиру и отдал приказ системе активировать на ее лезвии частичное Разложение. Описав полукруг, мое оружие одним махом отрезало по локоть оба протеза Стража, тем самым лишая его единственного оружия.

Позволив силе инерции увлечь меня следом за ударом, я крутанулся на месте и с разворота ударил Стража ногой в грудь. Атака получилась очень эффектной. Пролетев с десяток метров, Барт упал на землю и, проволочившись по серому гравию арены, замер у восточной трибуны. Действие запущенного Омутом памяти бафа тут же сошло на нет, возвращая парня в «мир смертных» с его чувствами и последствиями.

Громко застонав, Страж попытался перекатиться на спину, но у него ничего не вышло. Сразу же за этим последовала столь долгожданная фраза: — «Я сдаюсь», ознаменовавшая мою победу в этом поединке.

«Резерв маны: 732 условные единицы» — выдала неутешительное сообщение НСУО, заставившее меня облегченно выдохнуть.

Поклонившись зрителям, я все той же расслабленной походкой удалился в подсобное помещение. А через двадцать минут приставленный ко мне распорядитель сообщил, что ожидавший меня в четвертьфинале боец решил сняться с турнира из — за травм, полученных, якобы, в предыдущем туре. Таким образом, я, минуя эту стадию, сразу же прошел в полуфинал и так как поединки с моим участием на сегодня были закончены, мне следовало вернуться в выделенные оргкомитетом апартаменты.

Неплохое начало! Надеюсь, что и следующие два боя пройдут столь же гладко.

Глава 11

В наш с Лирией номер я прибыл первым. По пути бывшая жрица связалась со мной через двустороннюю связь, сообщив, что задержится на одном представительском мероприятии, устраиваемом Второй жрицей Внутреннего круга Храма Порока Малекот. Несмотря на лишение статуса, Лирия тоже получила приглашение. Отказываться от него было бы крайне подозрительно, даже несмотря на то, что на завтра у бывшей жрицы намечена переаттестация.

Оставив, на всякий случай, канал связи в активном состоянии, я пожелал девушке удачи на поприще постапокалиптической гламурной тусовки, а сам решил вплотную заняться собой.

Оба проведенных на арене боя сказались на моем самочувствии. Да чего уж тут темнить, я действительно устал, и физически, и морально. В особенности чувствовалась ментальная усталость. Не сказать, что бой с Бартом выдался невероятно трудным, но сил он у меня отнял порядочно. Да и сталкиваться лицом к лицу с берсерком — не самое приятное занятие, скажу я вам. И как только Мара с остальными моими товарищами меня так долго терпели? Чудеса.

Вот уж точно Делирий…

Закрыв за распорядителем дверь, я убрал в инвентарь свой орихалковый доспех и, прямо в чем мать родила, побрел к ванной комнате. Ступать босиком по блестящему, покрытому теплым кафелем полу, оказалось неожиданно приятно. Сквозь все эти сопротивления и иммунитеты моей физической оболочки, я уже начал забывать каково это, наслаждаться обычной повседневностью.

Эх, как бы я сейчас хотел оказаться на песчаном берегу озера, на нашей базе во Втором мире. Выпить травяного чая и полностью расслабиться, не думая о судьбах миров и линий вероятности.

Нашей… да уж, совсем раскис на чужбине. — Улыбнувшись собственным мыслям, я тряхнул головой, быстро прогоняя наваждение. — Не время для подобных грез.

Включив горячую воду, я оставил набираться утопленную в полу ванну, а сам полез в холодильник:

— Снова консервы. Они тут что, решили совсем отказаться от нормальной еды или это только мне она не положена? Ладно, хотя бы бар оставили как есть. — Проворчал я, доставая несколько баночек с тушеным мясом и бутылку темно — фиолетовой жидкости.

Насколько я помню, делая себе коктейль в лимузине, Лирия именно ее использовала как основу. Конечно, благодаря невероятно задранной Выносливости и всех попутных бонусам, что дает эта характеристика, такой яд как алкоголь, не возымеет на меня никакого эффекта, сколько бы я его не выпил. Но вкусов то я чувствовать из — за этого не перестал, да и никакой другой жидкости, кроме алкогольных напитков в номере нет.

— Это если не считать той ядовито — желтой хрени. — Опасливо покосился я на стоявшую в углу банку с подозрительным напитком, пробовать который я по — прежнему отказывался даже под страхом смерти.

У каждой банки присутствовала функция разогрева. Потому взяв ложку, я быстро оприходовал их и, налив в стакан на ножке резко пахнувшего спиртом напитка, прямо вместе с ним отправился на водные процедуры. Вкус у этого ликера оказался на удивление приятным, чувствовались легкие ягодные оттенки и небольшая кислинка. Удивившись этому, я активировал элементное зрение и запустил в нейроинтерфейсе структурный анализ, решив определить, из чего состоит данная жидкость.

— Синтетика. — Пробежавшись глазами по результатам, расстроено выдохнул я. — Ну, все равно вкусно.

Когда у тебя под боком огромный божественный сад, ждешь, что еда и напитки в Айселии будут натуральными. Но, похоже, засевшая в его центре сборщица, не привыкла делиться щедротами своими. Хотя, скорее всего это мне они по статусу не положены.

Допив залпом напиток, я откинулся на бортик объемной ванны, в которую без труда смогло поместиться даже мое двухметровое тело, и блаженно прикрыл глаза.

Неплохо…

Оказавшись в подобной обстановке, я решил вернуться к обдумыванию пришедшей мне на ум, накануне вечером идеи.

Святость — энергия, получаемая из сущности. Именно она является квинтэссенцией всей жизни во всех линиях вероятности. Возможно ли, что причина увядания Эль заключается именно в ней? Может быть так, что слившись с малышкой во время прорыва к «Чертогам Творца» я, как доминантная личность, неосознанно стараюсь ее поглотить? А она всеми силами сопротивляется, пытаясь остаться самой собой. Ведь нечто подобное я уже видел, побывав на том берегу, «за гранью».

Творец — первозданный Хаос, высвобождающий и вбирающий в себя все множество отдельных частиц, осознавших себя личностями. Возможно ли, что я неосознанно совершил нечто подобное? Вполне. Насколько я помню, все частицы «там» считали себя единым целым. Но мы с Эль по — прежнему живем как две отдельные друг от друга личности. В этом ли заключается причина «увядания» части нашей общей сущности, принадлежащей сейчас Эль?

Но если так пойдет и дальше, малышка неизбежно потеряет собственное я. Сопротивляясь до самого конца, она попросту уничтожит себя. Остановить это обычными средствами не получится, потому что такие процессы происходят на уровне рефлексов. Отдернуть руку от кипятка, прикрыть глаза при ярком свете. Организм можно переучить, но боюсь, на это у нас попросту нет времени. Надо срочно что — то придумать, иначе единственная оставшаяся во всех вселенных родственная душа — истощит свою сущность прямо на моих глазах, канув в небытие.

Вот только что я могу сделать?

От обдумывания сложившейся ситуации меня снова оторвал пришедший по двусторонней связи сигнал тревоги. Недолго думая, я тут же расширил этот канал и сознанием проскользнул в тело своего ментора.

А вечеринка — то явно выдалась горячей! — От осознания, в каком положении находится тело девушки, в которое я только что переместился, меня даже передернуло.

Полутемное помещение было затянуто густым ароматным дымом, исходящим от нескольких пучков тлеющей травы, разложенных в глубоких чашах по всему периметру комнаты. Откуда — то из — за спины раздавалась еле слышная духовая музыка, иногда разбавляющаяся пением птиц и струнными аккордами. Мой ментор сидела на небольшом диванчике, обтянутом приятной на ощупь тканью. Юбка ее платья была задрана, и прямо под ней, в районе ягодиц, в данный момент гуляла чья — то рука.

— Ну же, не стоит упрямиться. Сними своего раба с Турнира, и сегодня я обещаю тебе незабываемую ночь. — Проворковала на ушко Лирии короткостриженая блондинка в особенно извращенном варианте бдсм — костюма.

Закрывая живот корсетом, он выставлял напоказ грудь и попу девушки. Приподнимая их и делая объемнее. Сглотнув подступивший к горлу комок, я почувствовал, что и сзади меня кто — то обнимает за плечи. Возбуждение Лирии достигло своего пика, в данной ситуации с девушкой можно было делать все что угодно. Наркотики, спиртные напитки с «особым» эффектом, соответствующая атмосфера. Конечно, я знал, чем на самом деле занимались жрицы Храма Порока. Как и их богиня, они исследовали различные стороны и виды наслаждений. Но переместившись в тело девушки, все равно оказался не готов к подобному развитию событий.

Только бы обнимающие меня сзади руки не принадлежали какому — нибудь мужику! — В тайне молил я Творца, спешно перекачивая в тело ментора магическую энергию для запуска Восстановления.

— Об этом не может быть и речи! Ефим отстаивает честь своей Госпожи! Он готов умереть за меня даже без своего ошейника! — Твердо произнес я, запуская заклинание, призванное очистить затуманенный разум девушки.

Находившиеся в комнате жрицы не могли не почувствовать всплеска магической активности. Прильнувшая ко мне неформалка, ощутив бурлящую в Лирии магию, тут же подалась назад. Руки, обнимавшие тело девушки сзади, тоже мигом исчезли. За какие — то мгновения повисшая в комнате атмосфера порока и наслаждения, сменилась на прямо противоположную.

— Если это все, что ты мне хотела сказать, то спешу откланяться. Завтра меня ждет переаттестация и перед ней я хотела бы хорошо отдохнуть.

Встав с дивана, я подошел к двери, у которой дежурил один из официантов и попросил его проводить меня до своего номера, задавая параллельно себе вопрос: — «Откуда в техномире взялся менталист?»

Та короткостриженая не просто распознала признаки активационной последовательности магии Восстановления, она посмотрела на меня совершенно другим взглядом. Будто это уже не Лирия перед ней, а кто — то другой, абсолютно чуждый этому миру.

Она заметила мое присутствие — это факт! Но вот сможет ли правильно понять свои ощущения? — это самый актуальный вопрос.

Ну, да ничего, уже завтра пройдут полуфинал и финал, вряд ли эта пацанка что — то успеет до этого сделать. Ну а после финала мне на ее расследования будет плевать.

Решив на этом закончить свои рассуждения, я убедился, что сопровождающий Лирию мужчина не задумал никаких каверз в адрес моего ментора, и вернулся в свое тело. Больше никаких важных событий этим вечером не произошло. На удивление, в глубине души девушка оказалась недовольна моим поступком. Подобные мероприятия и то, что на них происходило, ей очень нравились, а мое грубое вмешательство, да еще и очищение организма от всей этой отравы, которой она напилась и нанюхалась за вечер, были чересчур грубыми.

Не став заострять свое внимание на желаниях бывшей жрицы, я приказал ей отдыхать, после чего забылся сном и сам. Учить жизни боевую проститутку сборщицы, возомнившей себя богиней наслаждений, у меня никакого желания не было.

Боец, ожидавший меня в полуфинале, не только не спешил сняться с турнира, как его коллега в прошлой стадии, но и очень даже желал сразиться с еретиком!

Пока я брел к центру арены, мужчина всячески демонстрировал это зрителям, словами и жестами унижая как гладиаторов, так и саму псевдобогиню войны Стеллу. Ему это было по статусу положено, все — таки не абы кто, а элитный Страж Айселии, один из сильнейших воинов — охотников на Варпов, в этой части света.

По переданной мне Лирией информации, на его счету было около десятка убийств Варпов ранга: Лидер стаи, и одна победа над человекоподобным вторженцем. Страж был помешан на охоте и битвах, потому всеми фибрами своей души жаждал сражения со мной. Звали этого ярого адепта Айселии Тиберий.

Причин отказывать ему в удовольствии я не видел, так что с самого начала сражения приготовился выложиться по полной.

Встав напротив Стража, я начал пристально его рассматривать. Ничего на вид выдающегося, обычный среднестатистический человек. Около метра восьмидесяти, крепкое телосложение, без каких — либо излишков. Элементный взгляд показал отсутствие в теле усиливающих артефактов. Все свое, натуральное, так сказать.

Но почему же он настолько в себе уверен?

Переместив анализ с телосложения на экипировку, я был несколько удивлен его выбором. Самый обычный бдсм — костюм, какие я видел на неформалах, еще в руинах Пустоши Забвения. Без орихалковых вставок, без светового оружия на поясе. Чем же он будет сражаться?

Удивленный реальной картиной вещей, нарисованной анализом системы, я даже несколько растерялся, слегка утратив пылавший во мне секунду назад боевой дух. Но как только диктор закончил представление соперников и раздался сигнал к началу боя, мои иллюзии тот час же были развеяны.

«Развернуть противообъектный щит» — только и успел приказать я своей НСУО, вставая в защитную стойку.

Мой соперник действовал предельно быстро. Он вовсе меня не недооценивал, а всего лишь ждал момента начала сражения. Оказалось, что для активации ему даже не нужно декламировать особо длинных и пафосных хвалебных речей в адрес своей богини. Произнеся, как и Барт в конце нашего сражения, всего два слова: — «Кара Айселии», он вспыхнул золотистым свечением, которое начало сжиматься, формируя шесть плоских дисков с отверстиями в центре. Подчиняясь его воле, четыре диска стали кружиться вокруг его тела, а два, на огромной скорости, полетели прямо в меня.

Этими своими нестандартными действиями Страж вынудил меня с самого начала боя уйти в глухую оборону.

Лог КИУ

Кольцо света наносит:

— 0 (590–12000, основа — святость)

Кольцо света наносит:

— 0 (590–11410, основа — святость)

С рандомными названиями у системы не очень, надо будет потом как — нибудь переиначить. — Подумал я, взглянув на статистическую выкладку, возникшую в логе боя.

Но что самое удивительное, после столкновение с моим противообъектным щитом, снаряды, выпущенные Стражем, не исчезли. Отразившись от невидимого барьера, диски света описали широкую дугу и атаковали меня повторно.

Это не обычные снаряды, созданные модификацией явления, вроде моего Огненного шара. Он способен поддерживать их материальную форму. Но как? На подобное заклинание должна уходить просто уйма энергии! Вспоминая, какой ценой мне давалось создание Пламенного дракона, я был уверен, что сущность моего противника просто не могла постоянно выдавать подобную мощность. Иначе бы, после пары — тройки активаций, этот Страж уже давно развоплотился, как было с подругой Лирии.

Применив элементный взгляд, я углубился в анализ сотворенного печатью Айселии заклинания, повторно приняв на противообъектный щит два удара световыми дисками.

На уровне информации все было стандартно, заклинание действительно было активировано печатью, но что это? От нее к каждому диску был выстроен проводящий канал, постоянно подпитывающий их энергией. Сама же печать выступала в роли распределительного хаба.

Откуда такой мощный поток?

Проследив за ним до самого истока, я обнаружил, что питает заклинание не святость, выделяемая из сущности, а сам Омут памяти.

Читер! — Так и захотелось воскликнуть мне во весь голос.

Святость лишь создала форму в самом начале, а так же позволяла управлять дисками света посредством мысли. Прямо псевдотелекинез какой — то получается, только на магическом уровне, реальный объект, вроде камня, Страж поднять в воздух не способен.

В этом плане, до моей Сион тебе еще далеко. — Представив себе воительницу, запускающую в орды асмодиан гигантские каменные булыжники, я тепло улыбнулся.

В этот момент по развернутому щиту прилетел третий удар.

Лог КИУ

Кольцо света наносит:

— 0 (590–10230, основа — святость)

Кольцо света наносит:

— 0 (590–9640, основа — святость)

Так, хватит прохлаждаться, пора бы уже и мне вступить в бой. Всего какая — то пара секунд заминки, а из резерва четверть маны уже ушла.

Переместив секиру в инвентарь, я совершил рывок в сторону Тиберия. На это отреагировали кружившиеся вокруг него диски света. Выстроившись в ровную линию, один за другим, они вспыхнули и словно пушка, выпустили по мне несколько снарядов, сплетенных из тонких золотистых нитей.

Этот навык я уже видел в исполнении Барта, так что удивить меня им Тиберий не смог. Уклонившись от зарядов святости, я отдал НСУО команду увеличить характеристики моей физической оболочки до максимума и, петляя из стороны в сторону, продолжил приближаться к своему противнику.

Надо отдать должное храбрости Стража, даже после очередного провала он не опустил рук.

— Скорость Айселии. — Коротко декламировал он и будто бы совершил рывок назад, практически мгновенно разрывая дистанцию между нами на полтора десятка метров.

На прежнем месте остались лишь боевые диски Тиберия. Взвившись в воздух, они стали осыпаться на землю золотистым дождем. С учетом того, что сзади нагоняла еще парочка, этим нехитрым маневром Страж поймал меня в ловушку.

Выйдя на максимально доступную физической оболочке скорость, я попытался уклониться от всех дисков разом, рванув прямо за ним по прямой. Подобной наглости Тиберий от меня точно не ожидал, и скорректировать полет своих «малышек» не успел. Его глаза сверкнули изумрудным светом, после чего он снова ускорился, уходя на этот раз, под углом в сорок пять градусов, относительно моей траектории движения. Диски святости, после его ускорения, тоже изменили свой курс. Разделившись на три пары, они стали заходить на атаку с разных сторон, оставляя мне еще меньше пространства для маневра.

Игра в «Кошки — мышки» между мной и Тиберием продолжалась еще несколько минут. За это время я потерял порядка тысячи условных единиц маны. Правда, благодаря артефакту — накопителю, восстановить удалось в три раза больше, вернув резерв к отметке пятьдесят процентов от максимума. Несмотря на кажущееся превосходство противника, мне такая битва была только на руку, ведь выносливости у меня явно больше чем у Стража. Рано или поздно он обязательно устанет, вот тогда я и нанесу решающий удар.

Но вопреки моим ожиданиям, после еще нескольких минут противостояния на предельных скоростях, восстановив полностью резерв магии, я отметил для себя неприятную особенность. Движения моего противника, а так же его скорость реакции, продолжали оставаться на том же уровне.

— Сделай еще пару скринов в элементном диапазоне. — Вдруг попросила очнувшаяся от очередного «летаргического сна» Эль.

— Ты как всегда вовремя! Лови. — Обрадованный появлением малышки, я быстро перешел в измерение информации и, попросив систему сделать несколько голографированных снимков, тут же переслал их в нейроинтерфейс к сборщице.

— Ну, все как я и думала. Человеческий мозг просто не способен обрабатывать настолько большое количество поступающей к нему информации, да еще и управлять телом, прогнозируя действия противника. Плюс к этому не стоит забывать и про управление сразу шестью дисками света. Его скорость реакции в одиннадцать раз выше стандартной.

— Но как обычный человек добился подобного? Я ведь сканировал его перед началом боя, данные есть в архиве. Мой элементный взгляд не заметил никаких артефактов в его теле. — Удивленно воскликнул я, уворачиваясь сразу от четырех дисков, одновременно атаковавших меня с флангов.

— Печати установлены прямо на физическую оболочку, минуя измерение идеи. По сути, против нас сейчас сражается маго — биологический робот, управляемый посредством поступающих из Омута памяти приказов.

После слов сборщицы передо мной появилась объемная модель Стража, созданная Эль на основе своего анализа. Убрав все лишнее, вроде каналов, поддерживающих связь с дисками святости, и запускаемую на постоянной основе магию ускорения, малышка оставила лишь интересующую меня систему меток. Соединяясь между собой, они создавали нечто вроде каркаса магического скелета Стража, который был призван поддерживать тело во время испытываемых им перегрузок. Несколько особо ярких точек располагалось в мозгу парня, стимулируя нужные зоны и разгоняя нейроны, отвечающие за передачу информации. Управление всей этой сложной структурой происходило на программном уровне, через двусторонний канал с Омутом памяти.

— Раззак карл! Уверен, подобное извращение придумала не Айселия, а Нотта. Только у нее такая богатая фантазия. А еще, наверняка после каждого запуска своего ультимативного навыка этому Тиберию срочно требуется реанимация.

Да как он вообще не распадается на атомы после настолько сильной магической стимуляции?

— Восстановление, как же еще. Обычными методами его жизнь было бы не спасти. — Уверенно произнесла Эль, архивируя полученную информацию. — К слову о выносливости. Раз на его стороне океан энергии Омута памяти, состязаться в том, кто выдохнется первым — ошибочно. Нужно использовать больше силы и подавить его возможности своими. Даже несмотря на конспирацию и теоритический финальный поединок.

— Моя любимая стратегия. — Дослушав вывод Эль, расплылся я в безмолвной улыбке.

«Убрать противообъектный щит. Запуск источника. Частичное Разложение — активация. Магия огня — активация»

Начав торможение, я материализовал из инвентаря свою секиру. Дождавшись, пока летящие следом диски настигнут меня, я прямо в прыжке развернулся и одним размашистым горизонтальным ударом разрубил их. Разделившись на две части, они рассыпались снопом ярких золотистых искр, перестав существовать как материальный объект.

Приземлившись на ноги, я перехватил оружие двумя руками на манер ружья, создав около лезвия, поочередно, два Огненных шара. Таким образом, сторонним наблюдателям показалось, будто магию запустил не лично я, а моя секира, являющаяся каким — то хитроумным артефактом.

Раздался громкий хлопок, пространство вокруг взрыва на сотую долю секунды исказилось, и обе магии обнулили друг друга. Точнее сделал это мой встроенный в огненные болиды подарок в виде частичного Разложения. Маскировать одно заклинание в другом я научился еще во времена штурма базы моей бывшей гильдии во Втором мире, потому особого труда повторить подобное у меня не составило.

Отреагировав на изменение хода боя должным образом, Тиберий вернул себе два оставшихся у него диска света. Уменьшив диаметр заклинания, он взял их на манер кастетов, и снова применил ускорение, переходя от бомбардировки к ближнему бою.

— Дурак, разве он не видел чем закончилась моя дуэль с Бартом? — Удивился я, принимая первую спаренную «двоечку» на развернутый вокруг физической оболочки противообъектный щит.

— Скорость…

Всего одно слово, сказанное Эль, заставило посмотреть на самоубийственную атаку Стража с новой стороны. Возникая с разных сторон, Тиберий наносил по моему щиту удар за ударом. Числа урона потекли в лог КИУ сплошным потоком, говоря о том, что текущего запаса маны хватит разве что на пару десятков секунд сдерживания этого «горячего финского парня».

Подгадав момент, когда Страж разразится очередным шквалом ударов, я отдал НСУО новую команду:

«Расширить противообъектный щит. Зафиксировать его в двадцати сантиметрах от поверхности доспеха. Отмена предыдущей команды. Убрать противообъектный щит. Активировать Разложение»

Предположив, что Тиберий уже догадался о существовании в нескольких миллиметрах от моего доспеха невидимого щита, поглощающего его атаки, я воспользовался этим. Расширив его поверхность, я контратаковал им, отталкивая своего противника назад и тем самым нарушая на мгновение его координацию. Этого промежутка времени мне с лихвой хватило для одного взмаха секирой. Все что успел сделать Тиберий, это выставить перед собой «кастеты», в надежде заблокировать мой удар, но Разложение прошло сквозь них. Уничтожив два последних диска, я по инерции сделал шаг вперед и приставил лезвие секиры прямо к горлу оказавшегося на земле Стража.

— Сдаюсь. — Слетело с его окровавленных губ.

Наконец, победа… — устало подумал я, убирая в инвентарь свое оружие.

Повернувшись к замершим от удивления трибунам, я низко поклонился каждому сектору, после чего спокойно и даже несколько вальяжно, направился в свою «подсобку».

Нельзя показывать слабость, ведь впереди финал.

Через секунду Колизей взорвался бурными овациями в мою честь. Столь красочного боя столичная публика не видела уже давно. Из — за подставных матчей, битвы Стражей уже давно свелись к пустой формальности, и зрители на трибунах успели к этому привыкнуть. Посещали турнир они скорее из — за устраиваемого тут шоу, вроде американского реслинга в моей линии вероятности. После этого полуфинала уже никто не сомневался в мудрости и дальновидности оргкомитета, решившего пригласить на Турнир адепта еретической псевдобогини. Теперь в финале, по логике вещей, сильнейший Страж должен будет его сразить и наступит всеобщее благоденствие.

Ага, как же, держите карман шире. — Хищно оскалившись, ответил я сам себе.

В этот раз моя личная «подсобка ожидания» располагалась под северной трибуной Колизея. То ли это из — за того, что я прошел в полуфинал, то ли просто оргкомитет Турнира сжалился над бедным рабом Лирии, но выделенное мне помещение оказалось более комфортабельным.

Здесь присутствовало освещение, а вдоль стен располагались пластиковые скамейки, на которые можно было присесть и отдохнуть в ожидании следующего поединка. Из минусов можно отметить удаленность этой комнаты от основной арены. Чтобы сюда попасть, надо было преодолеть несколько технических и один сквозной коридор, по которому зрители проходили на трибуны. Из — за этой особенности, на второй полуфинальный поединок мне посмотреть не удалось, и кто будет моим соперником по финалу, до самой последней минуты, оставалось для меня загадкой. Перемещать свое сознание в тело Лирии я не решался, так как к этому времени в главной ложе Колизея уже должна была появиться Айселия. К тому же бывшую жрицу с минуты на минуту ждала переаттестация. На трибунах ее не было.

Присутствие богини на финале уже было объявлено и по зашедшимся в благоговейном восторге трибунам, я понял, что сестра Нотты действительно решила почтить своим вниманием собравшуюся в Колизее публику. Дабы не провоцировать раньше времени на активные действия Айселию, даже наш двусторонний канал связи пришлось сузить до минимума.

Когда бурление масс стало немного утихать, в подсобке появился мой неизменный провожатый:

— Твой выход. Прошу следовать за мной. — Сухо произнес он, смотря куда — то сквозь меня.

Кивнув распорядителю в ответ, я привычно уже упер свой взгляд в пол и пошел следом. Сопроводив меня до сквозного коридора, он остановился и указал рукой направление.

Как будто я не проходил здесь полчаса назад. Они меня совсем за идиота, что ли держат?

Не показывая своего возмущения, я обогнул фигуру конвоира и продолжил идти вперед, вскоре оказавшись у открытого выхода на арену. Стоит отметить, что за время моего отсутствия атмосфера на стадионе очень сильно изменилась. Это касалось как зрителей, так и окружающей обстановки. На арене стало заметно теплее, а еще я отчетливо слышал пение птиц и шуршание листвы на деревьях. Сверху Колизей накрыл призрачный купол, изображавший звездное небо. Периодически одна из точек на нем ярко вспыхивала и начинала двигаться по дуге, имитируя так называемый эффект «Падения звезды».

«Слева» — шепнула Эль, так же как и я, пребывающая от увиденного в некотором шоке.

Повернув голову в указанном направлении, я увидел затянутую полупрозрачной шелковой шторой ложу, за которой отчетливо проглядывался темный человеческий силуэт. Засматриваться на божественную персону было чревато, потому, определив свою цель, я тут же переключил внимание обратно на арену.

«Вот он, мой последний на этом турнире соперник»

«Скорее, соперница» — поправила меня малышка, запуская программу анализа.

И действительно, в данный момент, к центру арены Колизея, ехала запряженная двумя огромными бульдогами колесница, правила которой короткостриженая девушка.

«Да это же вчерашняя соблазнительница Лирии!»

«Какая еще соблазнительница? Что я пропустила?» — тут же ухватилась за мою фразу сборщица.

«Позже расскажу. Давай сосредоточимся на бое» — попытался съехать с неудобной темы я, внимательно осматривая экипировку девушки — стража.

Сейчас на ней был надет тот же, практически ничего не прикрывавший, черный бдсм — наряд из латекса. Разве что ее внушительных размеров грудь была закрыта орихалковой пластиной. Но вот ниже… это что, так любимые всеми геймерами нашей Земли «бронестринги»?

«Как вульгарно» — Даже Эль не удержалась от едкого комментария в сторону нашей соперницы.

Из сообщений диктора я узнал, что зовут эту девушку Жанна, и она является восьмикратным победителем турнира. В графе поражений статистики боев этого Стража — красовался гордый ноль. Ну и сражалась она, как полагается сильнейшей, за честь Первой жрицы Внутреннего круга Храма Порока.

Кто бы сомневался. Значит и нетрадиционная любовь здесь процветает, но как же тогда сезон Зачатия? Кого они могут «зачать» в таком союзе то?

Задавшись подобными вопросами, я вдруг вспомнил слова Лирии о карьере и нежелании некоторых жриц раньше времени заводить потомство. Может в этом и кроется ответ на мой вопрос? Должны же быть у самой приближенной к своей богине жрицы какие — то привилегии? Что поделать если сильнейший Страж теократии того же пола…

Когда диктор закончил представление моей соперницы, выглядевшее больше как хвалебная ода своему кумиру, Жанна поприветствовала зрителей и развернулась ко мне:

— Посмотрим, на что ты способен. В последнем конфликте между нашими странами я уничтожила немало твоих сородичей.

Окинув меня презрительным взглядом, воительница взмахнула руками, словно дирижируя оркестром, и упряжь, удерживающая бульдогов в паре, каким — то волшебным образом исчезла, а в ее руке появился полуметровый серебристый жезл, с крупным маналитом в навершии.

Несмотря на весь тот пафос, сочившийся, казалось бы, из каждой поры на коже девушки, недооценивать противника подобного уровня я не собирался.

«Увеличить физические характеристики до доступного физической оболочке максимума. Развернуть стандартную защиту. Активировать источник»

Одновременно с отданными НСУО командами, я быстро перешел на элементное зрение, подробно изучая магические возможности появившегося в руках Жанны оружия.

«Емкость маналита: десять тысяч условных единиц. Предположение: артефакт предназначен для атак с дальней дистанции, посредством стрельбы потоком элементарных частиц. Тело противника модернизировано несколькими магическими артефактами. Руки, ноги, позвоночник, ребра. На сущности девушки установлена стандартная печать, связывающая ее с Омутом памяти» — завершив первичный анализ, сделала вывод Эль.

Поблагодарив сборщицу. Я переключил свое внимание на питомцев моей соперницы. Они действительно очень сильно походили на бульдогов, правда ростом в три с половиной метра и с огромными, усыпанными острыми зубами пастями, способными проглотить взрослого человека целиком, за один присест.

«Магии в них не чувствуется. Хотя, что это, связь?» — исследуя элементным взглядом песиков, я заметил две тонкие золотистые линии, соединяющие печать Стража с сущностями монстров.

«Искусственное менторство. Она может управлять ими!» — ошарашено произнесла Эль.

«Тем интереснее» — переходя на обычное зрение, я материализовал из инвентаря свое оружие и приготовился к атаке. Айселия даже если что и заметила, то пока не спешила проявлять хоть какую — то активность.

Чтобы привлечь внимание «святейшей» — сдерживаться не буду.

Словно ожидая подтверждения моей готовности, тут же прозвучал сигнал к началу поединка.

Выставив жезл вперед, Жанна направила его навершие в мою сторону. Все пространство вокруг на мгновение исказилось и начало затягиваться туманом.

Хочет лишить меня обзора?

«Активировать частичное Разложение»

Подпрыгнув, я провел круговой рубящий удар секирой, разрубая начавший сгущаться туман. Со стороны могло показаться, что я спятил, раз пытаюсь таким образом бороться с погодной аномалией. Вот только туман не являлся природным образованием, это было искусственно модифицированное посредством магической энергии явление, и своей атакой я уничтожил магическую последовательность, возвращая мир в обычное состояние.

Когда это произошло, по трибунам прокатилась волна удивления. В отличие от зрителей, на боевой дух моей соперницы эта демонстрация не повлияла никак.

Ррргхарррр

Следуя команде своей хозяйке, в движение пришли ее менторы. Их глаза налились кровью, пасти наполнила тягучая слюна. Громко зарычав, оба бульдога — переростка синхронно бросились в атаку.

Одновременно с атакой питомцев, Жанна активировала магию. Навершие ее посоха мигнуло серебристым светом, и в меня ударила молния. Она была настолько стремительной, что увернуться от молнии, после того как активировалась магия, было попросту невозможно.

Лог КИУ

Комбинированная атака наносит:

— 128 (679–10000, основа — магия воздуха, основа — физическая атака)

Удар молнией отбросил мое тело на несколько метров назад. Правую руку, в районе плеча, словно каленым железом обожгло.

«Охренеть, что за атака такая?!» — выругался я, вскакивая на ноги.

«Анализирую, дай время» — ответила малышка, сверяясь с полотном текста, заполненным различными формулами, половина символов в которых была мне не известна.

«Уровень Жизнеспособности снизился до 93 %. Восстановление — активация. Огненная стена — активация»

В следующее мгновение думать об истоках магии Жанны стало некогда, потому что моей позиции достигли ее питомцы. Выставив на их пути стену пламени, я рывком ушел в бок. Искусственная преграда заставила монстров затормозить, выигрывая мне около одной секунды форы.

«Частичное Разложение — активация»

Вынырнув из пламени чуть левее позиции бульдогов, я запрыгнул на спину ближайшего из них и с размаху всадил свою секиру прямо собачке промеж глаз. Тут же последовал новый выстрел молнии. Ожидая подобной атаки от Жанны, я постарался укрыться от него за заваливающейся на бок тушей монстра, но даже она не смогла меня защитить от прямого попадания. Проделав в теле бульдога ровное, круглое отверстие, плоть вокруг которого почернела и обуглилась, молния ударила прямо мне в спину.

Правда на этот раз проникающая способность заклинания практически не чувствовалась. Бросив меня на землю, лицом вниз, заклинание было полностью поглощено защитой. Лог КИУ показал, что его мощность, после прохождения тела монстра — не изменилась. Тогда почему она не нанесла урона непосредственно мне?

«Эль, ну что там?»

«Сложносоставная магия этого Стража бьет пучком элементарных частиц. Снаряд формируется путем разложения небольшой части орихалковой нагрудной пластины. Доставка происходит через ступенчатый лидер молнии» — наконец выдала свое заключение сборщица.

«Способы противодействия?»

«Как раз над этим и работаю. Раззак! Нет, только не сейчас… еще пару секунд…» — проекция малышки в нейроинтерфейсе пошла рябью, и начала исчезать.

Смотря на то, как борется со своими инстинктами сборщица, я мог лишь поплотнее сжать зубы от собственного бессилия. Воспринимая присутствие Эль как само собой разумеющуюся данность, я и забыл в каком она положении. А между тем, малышке в этот раз удалось пробыть в активном состоянии намного дольше, чем обычно. Осознавая, что наша операция по выманиванию Айселии из своего логова подходит к финалу, она всеми силами старалась удерживать свое сознание в виртуальности.

«Комбинированная защита. Ближний бой. Удачной охоты партнер» — произнесла напоследок Эль и растворилась в пространстве, забывшись новым «летаргическим сном».

Спасибо роднуля.

Вернувшись в реальность, я почувствовал, как огромная лапа бульдога придавливает меня к земле. Лог КИУ мигал красными числами урона, поглощенного стандартной защитой.

«Огненный шар — активация»

Быстро сформировав три огненных болида, я запустил их в навалившегося на меня пса. Вспыхнув, словно факел, он надрывно завыл, начав метаться из стороны в сторону. Пользуясь созданной монстром суматохой, я быстро поднялся на ноги и на максимальной скорости рванул к его хозяйке, активируя прямо на ходу частичное Разложение. Заметив мой маневр девушка, за секунду до столкновения, выкрикнула какую — то фразу — ключ и растворилась в воздухе. Находясь в середине исполнения приема, хоть как — то изменить траекторию полета я уже не успевал, поэтому обрушил всю мощь своей заряженной Разложением секиры на колесницу Жанны, превращая ее в груду металлолома.

Возникнув справа от меня, девушка мгновенно преобразилась. Ее конечности разделились. Вторая пара рук превратилась в орихалковые лезвия, а ноги выгнулись в обратную сторону, словно у кузнечика.

Так вот каким образом она смогла уйти от моего рывка!

Стоило мне только приземлиться, как Жанна тут же атаковала меня. Лезвия ее оружия начали мелькать просто с невообразимой скоростью, превращая воительницу в подобие мельницы. Дикой и смертельно опасной.

Стоит признаться, что большинство ее ударов принимала на себя моя защита, и лишь малую часть мне удавалось блокировать своей секирой.

Лок КИУ

Оружие наносит:

— 27 (340–313, основа — физическая атака)

За всего минуту напряженного сражения, Жанна смогла полностью исчерпать мой резерв маны, и ее лезвие впервые обагрилось кровью противника.

«Стандартная защита — деактивация (нехватка магической энергии). Восстановление — деактивация (нехватка магической энергии). Усиление физической оболочки — деактивация (нехватка магической энергии)» — выдала новую информацию НСУО, продублировав сообщение голосом.

Отступив на шаг назад, я попытался уклониться от сдвоенного удара лезвиями и разорвать дистанцию, но Жанна была невероятно опытной фехтовальщицей, тело которой к тому же, было значительно усилено работающими от энергии святости артефактами. Быстро разгадав мой маневр, она внезапно прыгнула вперед, изменяя угол наклона атаки. Вспыхнув золотистым светом, ее оружие пробило мой орихалковый доспех в районе живота. Пролетев вместе более десятка метров, мы приземлились у восточной трибуны, кубарем покатившись вдоль зашедшихся в исступлении зрителей.

«Уровень Жизнеспособности опустился до 58 %. Срочно необходимо Восстановление физической оболочки»

Мгновенно оказавшись на ногах, моя соперница не стала даже отряхивать свой бдсм — наряд от пыли. Вернув рукам и ногам «нормальное состояние», она направила на меня свой посох.

— Это конец еретик. О, Великая, прошу ниспослать благодать воину твоему, чтобы смогла она покарать неверных. Души их очистятся от грязи, дабы узреть истинную красоту мира. Во славу Несравненной Айселии! Закат бытия!

Громко прокричала Жанна. Над ее фигурой тут же возникла сформированная Омутом памяти магическая печать, через которую в тело девушки хлынул огромный поток энергии. Нагрудная пластина из орихалка ярко вспыхнула и распалась на мириады частиц. Не успев раствориться в пространстве, они стали собираться в пучки элементарных частиц, свечение от которых было видно даже невооруженным глазом. Десяток, два, три, окружив тело Стража, они заискрились электричеством, готовые в любой момент, по приказу хозяйки, ударить по врагу.

— Чтобы Делирий помер от подобной ерунды?! Ну уж, нет! — Зло выругался я.

«Проложить проводящий канал во внешнюю среду. Запуск источника. Духовная магия — активация, Пламя преисподней — активация. Восстановление — активация»

За сотую долю секунды до удара Жанны, мое тело окружила золотистая сфера, которую сверху охватило ярко — алое пламя преисподней. Мгновенно восстановив резерв маны, я быстро отрезал себя от мирового эфира, направляя всю добытую за эти мгновения энергию на одно единственное заклинание комбинированной защиты.

Магия сильнейшего Стража Айселии наконец активировалась, вокруг пылающей защиты развернулся настоящий электрический ад. Разряды элементарных частиц били по куполу со всех сторон, нагревая воздух и искажая само пространство, но ни одному из них не суждено было пробить созданную искрами Демиургов защиту.

Буйство магии продолжалось около полутора десятков секунд. Успев восстановить свою физическую оболочку до приемлемого уровня я, с трудом подавляя рвущуюся наружу Ярость, так и норовящую запустить мой Боевой режим, убрал Сферу света, и активировал Управление стихией. Подчиняясь моей воле, пламя собралось около меня в один плотный шар и выстрелило Струей огня прямо по пребывавшей в шоке девушке.

Лишившись большей части сил, Жанна даже уклоняться не стала, приняв удар на неизвестно откуда появившийся в ее руках энергетический щит, заменивший ей отработавший свое посох. Но это оружие не спасло воительницу от моего пламени. Откинув тело Стража на несколько метров назад, оно сильно обожгло ее руки, опалило кончики волос на голове, ресницы и брови. Но смертельных ран девушке все же удалось избежать.

Рывком сблизившись со своим противником, я приставил к ее шее материализованную из инвентаря секиру. Пламя, игравшее в моих глазах и едва сдерживаемая Аура огня, говорили о том, что я полон сил и могу сражаться дальше, чего о состоянии Жанны сказать было нельзя.

Быстро оценив свое положение, она прохрипела:

— Сдаюсь.

Убрав обратно в инвентарь оружие, я выпрямился и вызывающе посмотрел на ложе богини. На затихших трибунах, явно не ожидавших подобной развязки, то тут, то там, послышались тихие комментарии:

— Прямо как в романе Прекраснейшей.

— Пылкий демон огня.

— Ты видел его глаза? Он же не Варп?

— Нет, это Огненный демон — странник из далекого космоса.

— Так роман нашей богини был предсказанием?

Не понимая, о каком таком романе идет речь, я продолжал ожидать подведения итогов турнира. Но голос диктора, который обычно объявлял победителя, по — прежнему молчал. Вместо него слово решила взять сама «Прекраснейшая». Прозрачная шторка, закрывающая ее ложу, исчезла. Грациозно поднявшись с мягкого диванчика, Айселия подошла к краю и проникновенно заговорила:

— Победа на Турнире присуждается Ефиму Селину.

Несмотря на то, что богиня даже не напрягала голосовых связок, ее слова услышали все, кто сейчас находился в Колизее.

Рядом с ней открылся портал, и богиня мгновенно оказалась возле меня. Волна сексуальности, исходившая от ее тела, в буквальном смысле сшибала с ног. Лог КИУ тут же завопил десятками сообщений о наложенных на тело дебафах и дотах. С большинством из них справлялись мои естественные сопротивления, что — то сняло запущенное в автоматическом режиме Восстановление. Но даже несмотря на все эти меры, возбуждение от присутствия рядом настолько прекрасной женщины, никуда не уходило. Наоборот, с каждой секундой оно разгоралось в моем естестве все сильнее. Кажется, что через несколько десятков секунд мне уже будет все равно, что передо мной правительница целой страны и живая богиня. Я наброшусь на девушку прямо тут, на глазах у ее поданных.

— Я лично награжу Демона — странника в своих мраморных покоях.

Подступив поближе, Айселия прикоснулась к моей щеке и заглянула мне прямо в глаза. От этого взгляда я чуть разом не потерял все самообладание, готовый в любую секунду запустить Боевой режим.

— Теперь ты будешь принадлежать мне.

После этих слов Омут памяти соединился проводящим каналом с моим рабским ошейником и переписал его данные.

Она думает, что он действительно работает? — Промелькнула в моем воспаленном мозгу здравая мысль. Но, не успев достучаться до сознания, она тут же утонула в океане страсти, затопившем мою сущность целиком.

Взяв девушку за руку я вместе с ней переместился в Дворец богини, оказавшись на какой — то открытой террасе из белого мрамора. Отсюда открывался просто великолепный вид на сады богини:

— Невероятно, такое чудо прямо в центре огромного современного мегаполиса. — Выдохнул я, глядя на гуляющих внизу, среди небольших деревьев антилоп.

— Нравится мой личный уголок Рая?

— Он прекрасен!

— А я?

Скинув с себя белую тогу, богиня предстала передо мной в «костюме Евы». Если бы где — то существовал идеал женского тела, то Айселия могла бы дать ему сто очков форы, настолько ослепительной красоткой она была.

— Ты еще прекрасней. — Больше не контролируя себя, я следующей системной командой убрал в инвентарь доспех и повалил девушку на расположенную у самого бортика кровать.

— Не сдерживайся Звездный странник! Отдай мне всю свою страсть. — Томно прошептала богиня мне на ухо, обхватывая бедрами.

«Игры плоти» длились, казалось бы, целую вечность. Утопая в собственной похоти, я раз за разом набрасывался на стонущую подо мной девушку, впуская в нее свою энергию пламени и не замечая абсолютно ничего вокруг. Весь мой мир свелся к одному единственному желанию — обладать ей, слиться с богиней в экстазе.

Прервать этот порочный круг смогла Лирия, незнамо как достучавшаяся до меня через нашу двустороннюю связь:

«Ефим, помоги!» — пришло от нее тревожное сообщение, подгоняемое целой волной сторонних эмоций.

Страх? Она чего — то боится? — пронеслось на краю сознания.

Осознав себя, я начал мыслить более трезво, вспомнив о своей цели. Продолжавшая стонать подо мной Айселия, не заметила этой перемены. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, я материализовал из инвентаря артефакт Нотты и, впустив в богиню чрезвычайно мощный поток своей магической энергии, прицепил брошь прямо ей на грудь.

— Чт… нет… аааа… — только и успела произнести она, после чего тело девушки заволокло полупрозрачным энергетическим коконом.

Грянул гром. Силовое поле, раскинутое вокруг дворца богини, пошло рябью и с громким хлопком лопнуло, словно перекачанный воздушный шар. В следующую секунду около нашего «ложа любви» возникла серебристая арка портала, из которой выбралась Нотта. Окинув невозмутимым взглядом террасу, она приняла облик высокой, черноволосой воительницы, в сияющем серебристом доспехе и закинула на плечо обмякшее тело своей сестры.

У входа на террасу появилась одетая в белоснежную тогу служка. Увидев уходящую в портал Стеллу, с находящейся в бессознательном состоянии Айселией на плече, она мгновенно замерла.

Когда портал закрылся, я вскочил на ноги:

— Вторжение! Чего стоишь, зови охрану! Прекраснейшую похитила еретическая псевдобогиня!

Пару раз, хлопнув округлившимися глазами, девушка, наконец, пришла в себя. Развернувшись, она побежала вглубь дворца с криками:

— Тревога! Вторжение! Прекраснейшую похитила еретическая псевдобогиня!

— Да уж, чем наглее ложь, тем охотнее в нее верит стадо. — Прокомментировал поведение служки я и переместился сознанием в тело Лирии.

Первое что я понял, оказавшись на месте: моему ментору сейчас очень больно!

Девушка лежала на мраморной плите, скованная по рукам и ногам орихалковыми кандалами. Тройка окружавших ее жриц, колдовала какую — то магию психического вмешательства в разум, одновременно с этим стараясь выжечь на ее сущности рабскую метку.

Айселия, под шумок завершившегося триумфом Турнира, решила уничтожить бывшую хозяйку Огненного демона — странника? Не позволю!

Вернувшись в свое тело, я зафиксировал координаты Лирии в пространстве и расширил по максимуму двусторонний канал.

«Активировать Телепортацию»

Я чувствую ее, я соединен с ней нерушимой связью, я знаю, где она находится. Если у Демиургов получалось то, обладая всей полнотой информации, получится и у меня!

В следующую секунду мир моргнул, и я появился возле алтаря, прямо за спиной у Первой жрицы Внутреннего круга Храма Порока.

— Ну, здравствуйте дамы. Могу я тоже поучаствовать в вечеринке?

Довольный своим первым опытом телепортации на большое расстояние, я активировал магию огня.

Глава 12

Вызывать на честный поединок сильнейших боевых проституток Храма Порока, ни времени, ни желания у меня не было. А ну как все разом применят свои ультимативные навыки, тут же камня на камне не останется. Поэтому, переместившись к Лирии, я тут же атаковал находящихся в помещении жриц Огненным штормом. Такое имя я дал магии, впервые активированной еще на Лертале.

Из — за того что тело своего ментора в целях конспирации я модифицировать не стал, полного иммунитета к магии огня после инициации Лирия не получила, так что перед запуском столь мощного заклинания, пришлось предварительно прикрыть ее стандартным щитом.

Как и предполагалось, моя атака застала жриц врасплох. Отреагировать сумела лишь глава совета, развернув направленный в мою сторону золотистый купол защитного заклинания. Две магии вступили в противоборство, но обнуления, как это было в недавнем поединке на арене, не произошло. Вложив в свое заклинание более тысячи единиц маны, я намеревался одним ударом уничтожить всех своих оппоненток.

Огненный шторм сумел продавить золотистый щит девушки, очень похожий на духовную магию асмодиан, после чего все помещение заволокло алым пламенем моей магии. Уйти от нее никто из жриц не смог. Их белоснежные тоги обгорели, тела получили сильные ожоги. Но что самое удивительное, ни одна из девушек не получила смертельных ран.

Тем лучше! — Потирая руки, коварно усмехнулся я.

«Выстроить к их сущностям двусторонние каналы связи. Начать инициацию» — Отдал я системе новую команду.

Увидев беспомощность раненых девушек, я не испытал абсолютно никакого сострадания к ним. Мои действия были вызваны исключительно корыстными целями. Имея в своих менторах всю верхушку Храма Порока, будет намного проще убедить остальных в необходимости начала боевых действий против страны — агрессора. Тем более что и свидетель, в лице служанки Айселии, у меня имеется. Уж она — то подтвердит мои слова о коварстве Стеллы, замешанной в похищении их богини.

Не обращая внимания на все более настырный стук в дверь, и обеспокоенные голоса слуг Храма, я смог достаточно быстро закончить инициацию. Опыта в этой сфере у меня тоже накопилось уже достаточно. Четко представляя конечный результат, я поместил в тело каждой девушки искру источника и запустил Восстановление, сопроводив его командой частичной модификации свойств организмов моих будущих менторов.

Из — за все той же конспирации, полноценных огненных воительниц, каковыми стали Сион и Неон, делать из жриц я не собирался, потому процесс инициации завершился очень быстро и не отнял у меня много сил. Закончив его, я восстановил магией сожженные тоги девушек, и снова активировал магию пространства, телепортировавшись обратно во дворец богини.

Связав Лирию с тремя жрицами через свою собственную сущность, я приказал девушке быстро ввести в курс дела новообращенных, после чего сразу же направляться во дворец Айселии и созывать Верховный совет. Попутно было бы неплохо вытащить меня из тюрьмы, потому как мраморные апартаменты наводнила целая орда Стражей различных уровней посвящения, сражаться с которыми я не хотел, так как этим резко бы уменьшил боеспособность своего будущего войска.

Сам я какой — то особой инициативы по отношению к перешедшим на «сторону зла» жрицам проявлять не стал. Вытащив их сознания из забытья, я только напомнил девушкам, кто теперь является их настоящим хозяином, все остальное, оставив на откуп Лирии.

Раз Девятая жрица Внутреннего круга так сильно мечтала о карьере, пусть сама ими и занимается.

Окруженный десятком озлобленных неформалов с бластерами и световыми мечами наперевес, я был сопровожден на нижний уровень дворца, в личную тюрьму богини. Оказывается в апартаментах «Прекраснейшей» и такое присутствовало. Правда, глядя на все то множество приспособлений для пыток, мимо которых меня конвоировали, а так же на атмосферно обставленные интерьеры камер заключения, мне на ум пришла мысль, что использовалось все это для каких — то очередных Игр плоти.

Они же тут все извращенцы конченные, как — никак.

Загнав поглубже бурно разыгравшуюся фантазию, я продолжил незримо наблюдать за переговорами девушек. Как оказалось, Лирия со своими новыми подчиненными вообще не церемонилась. Быстро поставив себя авторитетом, она красочно обрисовала перспективы, открывающиеся перед их четверкой заговорщиков, после того как страна избавилась от «тирании Айселии». Причем свою пламенную речь девушка не забывала сопровождать «воспитательными трындюлями», используя выделенный ей для этих целей резерв магии.

Между смертью, записью в ряды Варпов и захватом политической власти в стране — выбор не стоял. И Минерва, и Теодора, и Филомена оказались очень честолюбивыми и благоразумными девушками. Несколько раз, попытавшись активировать печать богини, получив при этом нагоняй от Лирии, они осознали, в какой ситуации оказались и решили подчиниться.

Правда, поддерживая связь менторов через свою сущность, я отчетливо видел, что с отведенной ей ролью в четверке, ни одна из новообращенных не согласна. Обсудив между собой детали плана захвата власти в стране, каждая из девушек стала думать, как ей скинуть с пьедестала Лирию и самой оказаться в моих фаворитах. Особенно это касалось Минервы, Первая жрица привыкла быть главной, после бога и расставаться с подобной властью ей совершенно не хотелось. Тем более что теперь она вынуждена была подчиняться той, кого собиралась по приказу Айселии сделать рабом, а после ликвидировать.

Все девушки, добившиеся успеха на службе у богини, обладали рядом характерных качеств, вроде коварства, злопамятности и мстительности. Без них, высокого положения в Храме не добиться. Отчетливо понимая это, Минерва опасалась мести со стороны Лирии. Чтобы ее избежать, первая жрица уже продумывала стратегию соблазнения своего нового «Господина», с целью выделиться и упрочить свое положение в четверке.

Вот же действительно правдива поговорка: женщины — коварство ваше имя.

Две другие новообращенные жрицы от своей коллеги не отставали. Их головы сейчас были заняты примерно такими же мыслями.

Интересно будет посмотреть на них, когда девушки узнают что Лирия, как и я, может читать их эмоции и мысли. Забавно получится.

Коротая время в застенках, я постоянно наблюдал и корректировал действия своих менторов, которые за следующие сутки не только успели провести заседание Верховного совета, состоявшего из аристократии, верхушки элиты Стражей и жриц Внутреннего круга Храма Порока, но еще и перетащили на свою сторону большую его часть, под предлогом: мол, если что — то случиться с богиней, именно на аристократию ляжет тяжкая ноша управления государством, и их долг с честью ее принять.

Во славу Прекраснейшей, как говорится.

Выпустив постановление о начале мобилизации армии, жрицы провели показательный суд, на котором оправдали меня, подтвердив, что ошейник, в момент похищения, работал исправно, а еретическая псевдобогиня попросту использовала своего бывшего воина. Осознав величие Айселии и пылая ненавистью к своей прошлой «Госпоже», гладиатор Ефим был полон решимости возглавить военный поход, чтобы лично вырвать Прекраснейшую из лап еретиков.

Чем страшнее и сумасброднее ложь, тем больше шансов, что в нее поверит «стадо».

Через трое суток после похищения, было мобилизовано около десять тысяч человек. Для страны, постоянно находящейся в состоянии «холодной войны» со своим непосредственным соседом, подобное не являлось чем — то сверхъестественным. Наоборот, мне показалось, что военные сборы идут довольно медленно, и момент для вторжения может быть упущен.

Расконсервация военных складов, организация транспорта и поставок продовольствия, к разбитому в десятке километров от столицы теократии лагерю, не могли быть организованны мгновенно. Тем более что и подготовка к переброске на границу с вражеской страной, тоже проводилась постепенно. Оказывается, военные чиновники, отвечавшие за армию и народное ополчение, уже давно готовились к чему — то подобному и в тайне начали стоить у границы стационарный портал.

И да, о чудо, но на Земле этой линии вероятности — тоже существовали порталы!

Просто по договоренности между сборщицами, программа Омута памяти блокировала все попытки запросов на выделение необходимого количества энергии, без одобрения богини. Решить эту проблему удалось благодаря Нотте. Узнав о существовании стационарного портала, она разблокировала соответствующую функцию управляющей Омутом памяти программы и все тут же заработало.

Моими менторами сие «чудо» было использовано для поднятия боевого духа войска. Вроде как, даже находясь в плену у еретической псевдобогини, Прекраснейшая не сдалась и полученное на телепортацию разрешение — это знак, символизирующий волю Всевышней!

После подобной демонстрации, даже самые ярые скептики, находившиеся в руководстве армии, поверили в необходимость военной компании против Гронхейма. Скорость мобилизации удвоилась, и на четвертый день сборов наконец — то началась переброска войск.

Конечно, шпионы Стеллы не могли пропустить начавшейся мобилизации. Как только произошло похищение, о начале волнений руководству вражеской теократии было доложено в тот же день. После того как появились свидетели преступления еретической псевдобогини, об улаживании конфликта на полях дипломатии — не могло быть и речи. Потому Стеллой в сложившейся ситуации было принято единственно верное решение, а именно: синхронный ответ.

В Гронхейме так же началась мобилизация армии и отрядов самообороны. Быстро определили точку предполагаемого прорыва врага, и туда стали стягиваться регулярные войска. Позже подошли гладиаторские корпуса и резерв, состоявший из обычных граждан, прошедших специальную подготовку на случай войны.

Таким образом, нам с Ноттой, всего за какую — то неполную неделю, удалось довести оба государства до состояния войны, при этом полностью захватив власть в одном из них. Теперь дело оставалось за малым — победить богиню Войны.

— Подумаешь, мелочь какая… — устало выдохнул я, наблюдая в магоцифровой бинокль за вражескими укреплениями. — А нельзя по ним с неба ударить?

Вид внушительных рвов, чередовавшихся с десятиметровыми насыпными валами, внушал опасение, что форсировать все эти наспех развернутые искусственные препятствия — чревато большими потерями.

Подготовились к приему гостей еретики Стеллы основательно. В отличие от нашей стороны, их организация и военная выучка была не в пример лучше. Да и наше оснащение явно уступает вражескому. Половина войска в бдсм — нарядах — без слез не взглянешь. Когда вся эта латексная масса побежит штурмовать укрепления на границе, артиллерия Гронхейма и снайперы выкосят их с эффективностью средневековой чумы, сократившей население Европы втрое.

— К сожалению, нет. Небо над этим сектором закрыто Божественной волей. — Ответила мне Лирия.

Да знаю я, Нотта постаралась. — Так и хотелось ответить бывшей жрице.

Узнав, что у армии Стеллы есть настоящий воздушный флот, я попросил нашу союзницу «подшаманить» программу, управляющую Омутом памяти и ввести запрет на полеты в зоне боевых действий. Так как вся система работала по принципу совета безопасности ООН, любая из сестер могла наложить «право вето» на ту или иную функцию Омута. Получить же разрешение на какое — либо «баловство», наоборот, можно было только с одобрения всех трех сборщиц.

— Я имею в виду гражданскую авиацию. На пассажирский аэрокар ведь тоже можно установить лазерный пулемет или посадить в него группу Стражей с мощным дальнобойным оружием.

— Божественная воля не настолько избирательна. — Усмехнулась в ответ Лирия.

Ну да, как же. — Скептически покачал головой я и вернулся на свое место, за спинами четверки жриц. — Знали бы вы, насколько она на самом деле избирательна…

Где еще увидишь современное общество глубоко верующих фанатиков? Может именно такое будущее нас всех и ждет?

Религиозный киберпанк…

Отогнав посторонние мысли, я стал внимательно слушать доклады военных. Так как штабная палатка располагалась в самом центре лагеря, а небо было полностью закрыто для полетов, вместо постоянного развертывания поисковых заклинаний, я мог расслабиться и поучаствовать в обсуждении нашей стратегии. Тем более что и Эль уже четверо суток не выходит из своего «литаргического сна». Впервые с самого появления в этой линии вероятности я остался один на столь долгий промежуток времени.

Слишком тихо.

Раньше я не задумывался над этим, но сейчас отчетливо ощутил острую нехватку компании сборщицы. Вечно что — то изучая и анализируя, она отпускала в мой адрес едкие замечания. Несмотря на появление трех новых менторов, разбавить внезапно нахлынувшее одиночество им не удалось. Иногда было приятно наблюдать за их «женскими играми» и маленькими интрижками, целью которых было выслужиться передо мной, показав себя в наиболее выгодном свете. Но это все не то.

Вдруг утреннюю сонную возню недавно проснувшегося лагеря разрезал ряд громких взрывов, начавших раздаваться с интервалом в четыре секунды. Из — за столь внезапного нападения я даже оторвал от земли свой взгляд и стал опасливо озираться, чего рабу делать было категорически запрещено. Благо никто этого не заметил.

Когда эхо от взрывов развеялось, в палатку вбежал посыльный:

— Вражеская артиллерия начала пристрелку. Прогноз аналитического центра: наступление начнется через пятнадцать минут.

— Необходимо их задержать, а лучше и вовсе сломать все их пушки. — Произнесла Жанна, по — прежнему занимавшая пост главы корпуса Стражей Айселии.

После этих слов взгляд воительницы невольно устремился на меня. Девушка была в курсе сложившейся ситуации, и не имела ничего против захвата власти жрицами Внутреннего круга Храма Порока, так как сохраняла при этом всю полноту своей власти над Стражами. Плюс за ней все так же было закреплено место фаворитки Минервы, чем девушка была довольна даже больше своего нынешнего положения в обществе.

«Я сделаю. Но вам потом следует придумать объяснение для остального „стада“, потому как незаметно магия такого масштаба не активируется».

«Спишем на очередное божественное чудо» — тут же пришло предложение от Минервы.

«Я прикажу младшим послушницам провести ритуал восхваления Прекраснейшей. Дай мне пару минут и запускай магию» — взяла на себя инициативу Теодора.

«Тогда за мной военные» — старалась не отставать от других жриц Филомена.

«Какие прекрасные у меня менторы. Лирия, тебе следует брать с них пример»

«Всенепременнейше Ефим» — ответ девушки был щедро приправлен иронией.

Подобные сцены возникали постоянно, так что к лицемерию жриц я уже успел привыкнуть. Занятые своими интригами девчата, в отличие от Лирии, так и не разобрались во всех тонкостях двусторонней связи. Они до сих пор думали, что их коварные планы остаются для меня тайной.

Ладно, все это не важно. Сейчас главное — выманить на поле боя засевшую перед магическим телевизором, с ведром попкорна в руках Стеллу.

Оставив приготовления к контратаке на своих приближенных, я незаметно, насколько это возможно для двухметрового амбала, выбрался из штабной палатки и направился к границе лагеря. Все находившиеся в лагере солдаты знали о моей силе и том, что я принадлежу богине, потому никаких вопросов к гулявшему без своего хозяина рабу ни у кого вопросов не возникло. Наоборот, люди старались обходить меня стороной, уступая дорогу по первому требованию.

Несмотря на столь щедрые преференции, я по — прежнему вел себя крайне скромно. Сгорбленная спина, устремленный себе под ноги взгляд, излишняя зажатость в походке — именно так и должны передвигаться рабы.

Выбравшись за пределы лагеря, я еще раз внимательно осмотрел позиции врага. Их артиллерия располагалась за оборонительными укреплениями, и достать ее без штурма у наших доблестных воинов не получится. Десять бронемашин с направленными практически перпендикулярно земле пушками. Беглый анализ в элементном диапазоне, показал наличие стандартного источника питания и довольно простой схемы, активирующей магию воздуха. Стреляли эти пушки конусообразными кумулятивными снарядами, с высокой проникающей способностью.

Значит, наши харвейстеры будут уничтожены в первую очередь. Нельзя этого допустить, ведь без этих бронетранспортеров преодолеть вражеские редуты будет нереально.

«Запуск источника. Пламенный дракон — активация. Регенерация маны на полную мощность» — отдал я приказ НСУО и начал готовить самую мощную атаку по площади, на которую был только способен в условиях ограниченного запаса магической энергии.

Перед баррикадами, тем временем, стал выстраиваться прибывший корпус гладиаторов — пехотинцев. Все как на подбор одинакового телосложения и роста, с энергетическими ружьями в руках.

— Кого — то они мне напоминают… — засмотревшись на развернувшееся действо, я чуть не упустил контроль над заклинанием. Начавший образовываться в воздухе силуэт дракона пошел рябью и стал менее четким.

Усилив Контроль стихии, я закончил подготовку, вложив в свое детище всю ману, какая только была мне доступна, после чего продолжил анализ странно одетых людей уже в своем нейроинтерфейсе.

Казалось что их белая броня была сделана из пластика, а приплюснутые шлемы, без каких — либо смотровых отверстий и вовсе выглядели как ночные горшки для того самого дела. Перейдя на элементное зрение, я начал по — другому смотреть на этих клонов. Пластиковая защита оказалась с сюрпризом. В нее были встроены артефакты усилители, связанные с телом носителя. Таким образом, броня гладиаторов не только усиливала их и позволяла использовать в бою дополнительные мощности физической оболочки, являясь настоящим экзоскелетом на магической тяге, она так же обладала эффектом поглощения. Пробить ее выстрелом из бластера практически нереально.

Так вот каковы элитные войска Стеллы? Забрось пару сотен таких в тыл к врагу и дело будет сделано. Теперь понятно, почему у Охотников и солдат так распространены световые кинжалы. Чем — то иным убить или хотя бы ранить этих киборгов, задача крайне тяжелая.

«Ефим, мы готовы. Младшие послушницы выстроили ритуальный круг и начали возносить молитву Прекраснейшей» — В момент, когда я хотел более детально рассмотреть дополнительные функции брони клонов, ко мне по двусторонней связи пришло сообщение от Теодоры.

Следом за ней, словно под копирку, поступили сообщения от двух других новообращенных менторов.

— Посмотрим, как эта броня защитит вас от моей элементной магии! — Хищно оскалившись, я стал наполнять уже сформированный каркас заклинания «специально окрашенной маной» из источника.

Секунда, другая и вот в небо Земли альтернативной линии вероятности впервые взмывает гигантский пламенный дракон. Тут же внимание всех солдат обеих армий приковывается к нему. Даже возившиеся с артиллерией наводчики и другой спецперсонал, оторвались от своих дел, подняв головы вверх.

Затерявшись среди картин «бесконечного спектакля», дракон завис прямо посреди одной из них и сбросил десятую часть накопленной энергии, разрывая оболочку Омута памяти. На миг из — за него показался кусочек синего безоблачного неба. Проскользнувший в образовавшуюся брешь луч света, упал на поле боя ровно посередине, словно отдавая сигнал к началу чего — то грандиозного. В следующее мгновение Омут начал восстанавливаться, а Пламенный дракон камнем рухнул вниз, врезавшись в строй пехотинцев точно по центру.

Но это еще было не все.

Усилив до максимума Контроль стихии, я придал разбушевавшемуся пламени форму гигантской волны и направил ее точно на вражескую артиллерию.

В последний момент перед машинами появились пятеро гладиаторов, одетых в красную пластиковую броню и шлемы цилиндрической формы. Помимо этого от пехотинцев отличал их еще и развивавшийся за плечами плащ того же цвета. Польза этого элемента одежды в реальном бою довольно сомнительна, подобное разве что в специфических кинофильмах увидишь.

Разгадать предназначение этих накидок я не успел, так как в следующее мгновение мое Огненное цунами поглотило нерадивых защитников артиллерийских установок. Выстроившись в линию, красные плащи развернули огромный энергетический щит, аналог того, каким пользовались защитники Стражей. Пусть за время полета и после повторной активации, мое заклинание и потеряло часть своей силы, но эта волна пламени по — прежнему несла в себе более десяти тысяч условных единиц мощности. «Живой щит» продержался сорок три сотых секунды, после чего стихия поглотила артиллерийские установки вместе с гладиаторами Стеллы и всем обслуживающим эти машины персоналом.

— Еще один знак от Прекраснейшей! — Вдруг закричала Жанна.

— Всевышняя с нами!

— Во славу Айселии!

Вслед за предводительницей Стражей, начали кричать ее подчиненные.

— В атаку! Центр прорван! — Скомандовала довольная произведенным эффектом девушка, и построенные войска, под прикрытием бронетехники, двинулись на позиции врага.

Отлично, начало положено.

Взглянув на показатели основных параметров, я убедился, что мана восстанавливается в заданном темпе, после чего неспешно двинулся в том же направлении, пристроившись следом за группой прикрытия, состоявшей из стрелков — снайперов, вооруженных дальнобойными артефактными энерговинтовками.

Оказывается, что у нашей армии все — таки есть средства борьбы с оборонявшими защитные укрепления киборгами. Стреляя пучками энергии, при попадании, снайпер гарантированно убивал гладиатора — пехотинца. Минусом используемого ими оружия была малая энергоемкость магазина. Из — за высокой мощности зарядов, маналита хватало всего на три выстрела. Поэтому все стрелки, словно новогодние елки, были обвешаны лентами с запасными магазинами патронов. Прямо как в ретро боевиках прошлого.

До сегодняшнего дня я вообще не знал о существовании подобного вооружения. Да и снайперами этих неформалов я окрестил их из — за сходства с убийцами из моей линии вероятности. Вникать в тонкости ведения местных боевых действий мне было некогда, так как все время занимало руководство менторами. Девочки плели интриги, стараясь за ограниченное время сосредоточить у себя в руках как можно больше власти.

Цель у этого конфликта одна: выманить на поле боя Стеллу, а каким образом это будет сделано, меня не волновало. Как и человеческие потери с обеих сторон. Все равно, при взятом сборщицами — богинями курсе, этот мир рано или поздно погибнет. Баланс, поддерживаемый программой, зашитой в Омут памяти, уже нарушен. Дальше станет только хуже.

Обдумывая дальнейшие перспективы альтернативной Земли, я продолжал наблюдать за ходом боя. К слову, отваге и силе воинов Стеллы тоже следует отдать должное. Несмотря на колоссальный урон, нанесенный их армии моим заклинанием, уничтожившим за один раз всю артиллерию и несколько сотен воинов корпуса гладиаторов — пехотинцев, их боевой дух был по — прежнему высок. Усилив плотность заградительного огня, войско противника начало перестраиваться, пытаясь спешно залатать пробитую в их обороне брешь.

Вот почему их богиня не появилась на поле боя сразу после активации Пламенного дракона. У ее армии имеется довольно внушительный резерв! Но успеют ли они?

Наблюдая за тем, как на поле боя открываются сразу три внушительных стационарных портала, из которых начинают строем выходить воины в голубой броне, я начал сомневаться в компетентности высшего командного состава армии Стеллы.

Зачем было прятать эти порталы, да и какой смысл перекидывать сюда через них еще больше пехоты? Им бы отдельный танковый батальон прислать или новые артиллерийские установки, иначе наши харвейстеры просто не остановить.

Стоило мне только об этом подумать, как в рядах наступающих раздался взрыв. Ехавшую первой бронемашину вдруг охватила появившаяся из — под земли волна электричества, выводя из строя всю магомеханическую систему управления. После этого в разных частях поля боя начало происходить то же самое. Харвейстеры, один за другим, охватывали электрические разряды, раздавался взрыв, и они останавливались.

Так эти «голубые» — исполняют роль местных камикадзе?

Оказывается, переброшенные через порталы гладиаторы не являлись подкреплением вовсе. Их задачей было замедлить или вообще остановить продвижение противника и с этим они пока справлялись на ура.

За спиной у каждого одетого в мощную голубую броню клона имелся реактивный ранец. Пусть полеты в этой зоне и запрещены системой, наш противник нашел, как этот запрет обойти.

То, что исполняли в воздухе гладиаторы, действительно нельзя было назвать полетом. Скорее это был очень высокий прыжок. Преодолевая на магической тяге по сотне метров за раз, «голубые» находили себе цель, вроде очередного харвейстера или группы кучно бредущих под прикрытием техники воинов и, влетая туда, активировали основное свойство своего костюма. А именно: уничтожали свою сущность путем одновременного высвобождения всей доступной святости.

Эта энергия тут же впитывалась в броню, после чего та активировала магический контур, высвобождая заложенное в него заклинание. Изменение явления было такой мощности, что никакая магомеханическая аппаратура не выдерживала подобной перегрузки. То же самое касалось и людей. Их бдсм — костюмы не могли отразить или поглотить такое количество урона.

Броня камикадзе — гладиаторов имела очень внушительные размеры, делая их похожими на каких — то футуристических пластиковых роботов. Эта ее особенность позволяла самоубийцам добираться до своих целей живыми и успевать активировать свое смертоносное заклинание.

Когда один такой приземлился прямо передо мной, я даже поначалу слегка растерялся, но заметив признаки активации на сущности воина незнакомой мне печати, на автомате ускорился, и при помощи частичного Разложения, располовинил его тело надвое материализованной из инвентаря секирой.

— Глаза боятся, а руки делают.

В ответ на недоуменные взгляды неформалов, шедших рядом со мной, я лишь пожал плечами.

Отряд камикадзе действительно смог серьезно замедлить продвижение нашего войска, давая тем самым время союзникам залатать появившиеся в защите бреши. На выжженном моим заклинанием участке поля боя, уже появились группы белых киборгов. А позади них, начали разворачивать огромную конструкцию, имевшую все признаки особого стационарного портала, основным назначением которого была переброска транспорта.

Теперь мне стала понятна стратегия врага: В самом начале боя дать возможность противнику применить свой козырь, после чего начать выводить из резерва, спрятанные там основные силы.

Эх, как мне сейчас не хватает прогнозов Эль… Интересно, ей что — нибудь снится сейчас?

Не такие уж и глупцы находятся на стороне командования войском богини Войны Стеллы. Не будь в рядах армии Айселии меня, и им точно пришел бы конец.

Пока неформалы разбираются с камикадзе и поддерживающими их с баррикад киборгами, за спинами последних развернется новая артиллерийская батарея. После бомбардировки, киборги выдвинутся вперед и добьют уцелевших, а потом разорят неприятельский лагерь. И все, конец боя. Дальше можно и вглубь территорий противника выдвинуться. Тем более что куда — то пропал их главный козырь в лице живой богини.

Резко ускорившись, я уничтожил в том же стиле, что и раньше, еще трех камикадзе, и одним большим прыжком забрался на вышедшую из строя бронемашину.

Ну — ка, посмотрим, смогу ли я исполнить отсюда еще одну, уже давно не дающую мне покоя задумку.

Освежив в памяти лекции Астарота и вытащив из архива собственные наработки, я перешел на элементное зрение и попытался отделить свое сознание от тела. Отметив перед этим координаты в пространстве, я проследовал по ним в пустоте черной бездны, добравшись до начавшего наливаться ярким светом источника энергии. Наблюдая за тем, как магический контур, зашитый в механизм, активирует межпространственный пробой, я еще раз убедился в верности своих выкладок по телепортации. Действительно, перемещаться подобным образом можно на любые дистанции, независимо от расстояния. Главное — знать координаты точки выхода и иметь под рукой достаточное количество энергии для удержания канала.

Потянувшись ментально к якорю, который уже успел сформировать источник, я начал выстраивать проводящий канал. Когда процедура была завершена, я зачерпнул из Внешней среды необходимое количество эфира и перебросил его прямо в центр энергетического образования. Последовала ответная реакция, в виде мгновенной перегрузки и разрушения информационного контура.

Вернувшись в свое тело, я перешел на обычное зрение и стал наблюдать за тем, что же произойдет с пространственным тоннелем, лишившимся якоря:

По сфере портала прошла рябь, после чего она исказилась и стала закручиваться в спираль. За этим последовал громкий хлопок, от которого во все стороны распространилась довольно мощная ударная волна, разрушившая все окрестные оборонительные сооружения, включая насыпные валы. Находящаяся в тоннеле техника, была уничтожена. Не имея точки привязки, портал потерял стабильность из — за того что поток энергии, призванный поддерживать изменение явления, начал бить ключом в окружающее пространство. Как только это произошло, Мироздание тут же вернуло все на свои места, затянув нанесенную ему рану.

— Добавим огоньку.

Заметив, что резерв магии восстановился до ста процентов, я вложил третью часть маны в Стену огня, закольцевав ее вокруг киборгов в центре. Постепенно растягивая огонь в пространстве, я создал над ними купол, после чего схлопнул всю конструкцию, уничтожая еще несколько сотен гладиаторов — пехотинцев.

— Так — то лучше. Проход снова открыт. — Весело произнес я, не обращая внимания на реакцию людей, видевших меня колдующим.

Наверняка они подумали, что я Варп, ведь после нового обращения к Внешней среде, сдерживать Боевой режим стало еще труднее. Аура огня, охватывавшая мое тело, теперь была видна даже невооруженным глазом. Но сейчас это все не важно, ведь я добился своего.

Глядя на стоявшую прямо в центре выжженного Сферой огня участка поля боя девушку, в сияющих орихалковых доспехах и рогатом шлеме на голове, я продолжил расширять проложенный к Мировому эфиру канал. Чтобы одолеть ее, мне понадобиться вся доступная мощь.

Казалось бы, что решившую почтить нас своим вниманием богиню Войны никто, кроме меня не замечал. Слева и справа, в сотне метров от нее, сошлись в ближнем бою недоджедаи и киборги — клоны. Несмотря на явное превосходство в силе последних, Стражи, разбившись на команды, действовали против них, как если бы охотились на Варпов, в руинах Пустоши забвения. Световые кинжалы, энергетические щиты, лазерное оружие пехотинцев, все смешалось в этом сюрреалистичном постапокалиптическом сражении двух теократических государств. И лишь почерневшая и спекшаяся от температуры земля, в самом центре защитного вала обороняющейся стороны, служила незримой границей, за которую не заходил ни один воин, а вся бронетехника объезжала это место стороной.

«Боевой режим активирован» — проинформировала меня НСУО.

Сосредоточившись на собственном усилении, я даже не заметил, что попросту уничтожил служивший мне подиумом для магических действий харвейстер, и сейчас стоял в луже расплавленного металла. Недоуменно посмотрев на эту лужу, я невольно улыбнулся.

Вокруг меня тоже образовалась своеобразная «зона вакуума». С ужасом наблюдавшие за моим превращением в элементаля солдаты, попросту разбежались в разных направлениях. Кто — то даже решил дезертировать, направившись в сторону лагеря.

Сразу же вспомнилась реакция друзей на мое превращение во Втором мире.

Гильдия, менторы, питомцы, только Эль принимала меня таким, какой я есть. Что же будет, если она не проснется? Я так и останусь в одиночестве, вынужденный до конца своих дней скитаться по разным слоям реальности?

— Не допущу!

«Наша цель появилась, отводите войска»

Отдал я приказ трем девушкам, после чего обратился лично к бывшей Девятой жрице Храма порока:

«Лирия, остальное оставляю на тебя. Не повторяй ошибок предыдущего руководства. Не давай эмоциям и старой вражде влиять на твои решения. Помни, по ту сторону баррикады такие же люди. Как и вы, они были обмануты пришельцем, которая назвалась богиней и поработила их души»

«А как же ты?» — робко спросила девушка.

Что это, я чувствую нотки грусти, пришедшие с этим сообщением? И правда, женское сердце — вещь невероятно загадочная и абсолютно нелогичная.

«Ты же видишь мою истинную форму? Как и трем псевдобогиням, мне не место в вашем мире. Прощай и удачи тебе» — вложив как можно больше положительных эмоций в свой ответ, я навсегда разорвал с ней связь.

Ярость теплой волной накрыла мое тело, подпитывая все сильнее разгорающуюся ауру и вымывая последние остатки человечности. Им не место на поле боя. Монстра, которым стала смотрящая на меня сборщица, может победить только точно такой же монстр!

«Инферно — активация»

— Вдарим по ее божественной заднице ультимейтом.

Подняв руки на уровень груди, я начал каст заклинания. Ярко — алое солнце, образовалось практически мгновенно. Не теряя ни секунды, я направил его, в сторону продолжавшей безучастно взирать на меня псевдобогини.

Вложив в ультимативный навык Ани все доступное мне количество магической энергии, я был уверен, что он уж точно заставит Стеллу проявить ко мне больший интерес.

Мгновенно достигнув позиций богини Войны, солнце стало разрастаться в размерах, поглощая все вокруг. Кажется, даже сама грань пространства этого измерения начала расплавляться от бушующей в эпицентре мини звезды энергии. За сотую долю секунды до того, как активировалась вторая стадия навыка — Вакуумный взрыв, с неба на бывшую сборщицу опустился серебристый луч, окутывая ее фигуру призрачным сиянием.

Раздался оглушительный взрыв, всю технику и людей, в радиусе пяти сотен метров, стянуло в общую кучу, а потом жидкая плазма залила образовавшийся комок покореженного металла и человеческой плоти. В мгновение ока все испарилось, а о бушевавшей только что на этом месте стихии, говорила лишь огромная воронка, глубиной более пяти десятков метров.

Что самое удивительное, охваченная призрачным сиянием фигура девушки — так и осталась стоять на том же самом месте. Теперь казалось, будто псевдобогиня парит над пропастью. В ее руках по — прежнему не наблюдалось никакого оружия. Лишь налившиеся серебром рога на шлеме говорили о какой — то магической активности, происходящей сейчас рядом с ней.

— Думает, раз ее противник обычный маг, то Омут памяти сможет обеспечить ей неуязвимость? Похоже, мне надо стать еще более серьезным.

«Максимальное усиление физической оболочки и Ауры огня. Разложение — активация. Смешение с аурой. Духовность — активация. Перейти в режим ожидания. Элементное зрение. Фиксация точки в пространстве, определение координат. Прыжок»

Телепортировавшись за спину Стелле, я материализовал из инвентаря свое оружие и нанес вертикальный рубящий удар по защищавшей воительницу серебристой сфере. Под натиском охваченного бирюзой лезвия, сфера треснула, словно стеклянная, осыпавшись мириадом искр в окружающее пространство. От инерции удара, Стеллу сбросило с ее невидимого пьедестала, и псевдобогиня камнем рухнула на дно воронки.

Пламенная сфера тут же подхватила фигуру девушки, закрывая магической энергией

«Отметка точки в пространстве, определение координат. Прыжок» — повторив эту процедуру восемь раз всего за одну секунду, я облетел периметр воронки и появился перед уже успевшей справиться с моим заклинанием воительницей.

— Ты достоин лицезреть истинную форму этой богини. — Были первые ее слова.

Серебристое сияние снова охватило тело псевдобогини, глаза затянуло тяжелым серебром, шлем на голове испарился, являя миру суровое лицо воительницы с настоящими, торчавшими прямо изо лба, мощными рогами. Они были направлены под небольшим углом вверх, отчего образ этой девушки принимал особое сходство с какой — нибудь королевой демонов из легенд.

Но превращение на этом не закончилось. Орихалковая броня засияла и начала сплавляться с кожей, фигура Стеллы при этом увеличилась в размерах до восьми метров. Ноги исчезли, вместо них в паре метров над землей парили двенадцать металлических паучьих лапок, заостренных на концах. Неизвестно откуда появилась вторая пара рук, державшая по огромному двуручному мечу. Первая пара, при этом, все еще оставалась пустой.

И это они меня называют чудовищем?

Отступив назад, я атаковал представшего передо мной демона россыпью огненных болидов. Подняв пустую пару рук, Стелла сделала ими несколько пасов, словно работая в своем личном нейроинтерфейсе, и пространство перед воительницей искривилось. Попав в образовавшуюся зону, мои огнешары вдруг исчезли, появившись прямо у меня за спиной. Если бы не Контроль стихии, сейчас бы мое заклинание обратилось против своего творца. И плевать на иммунитет к огню, сам факт, что мой противник владеет пространственной магией на том же уровне что и я, а может даже более высоком, уже делал эту псевдобогиню на порядок опаснее.

Развеяв заклинание, я пошел на сближение. Рывок вперед и вот уже охваченное бирюзой лезвие моей секиры атакует демона справа. Снова искривление, и удар, от которого было попросту невозможно уклониться, вдруг проходит мимо, а на меня при этом опускается верхняя пара рук, с зажатыми в них двуручными мечами.

Оружие Стеллы тоже было усилено магией. Да не абы какой! Эта демонесса каким — то образом умудрилась окружить лезвия своих клинков настоящей Скверной!

Вытянувшись в струну, я попытался уклониться, пройдя точно между ними, но воительница, будто только этого и ждала. Изменив угол наклона своей атаки, она по дуге прошлась у самого основания земли, ударив с двух сторон так, будто пыталась разрезать меня ножницами. Спас мою тушку от подобной участи вовремя активированный Духовный щит. Через него не прорваться никакой Скверне!

Лог КИУ

Комбинированная атака наносит:

— 0 (6670 — 12000, Основа — скверна, основа — физическая атака)

Охренеть, и это простым ударом, слегка усиленным Скверной. Что же будет, если эта сумасшедшая сборщица задействует всю доступную ей мощность Омута памяти? Надо быстрее заканчивать!

Выдержав удар демонессы, я телепортировался к противоположной стене кратера, и поставил в нужном месте новую отметку. Выход за пределы физической оболочки, быстрый анализ получившейся конструкции и новый прыжок.

В то место, где я только что стоял, бьет серебристая молния, расплавляя обугленный камень до состояния плазмы.

— Уже убегаешь? Я думала, что Звездный странник сможет подольше меня развлечь. Но, похоже, что во всей Вселенной не осталось больше противников для истинного воплощения воли разумных — богини Войны Стеллы! — Прогрохотала демонесса, воздев нижнюю пару рук к небу, и на дно воронки обрушился настоящий электрический дождь.

Лог КИУ

Электрический дождь наносит:

— 167 (основа — комбинированная магия)

Действие наложенного негативного эффекта Паралич ослаблено естественным сопротивление физической оболочки.

— 232 (основа — комбинированная магия)

Действие наложенного негативного эффекта Паралич ослаблено естественным сопротивление физической оболочки

— 56 (основа — комбинированная магия)

Действие наложенного негативного эффекта Паралич ослаблено естественным сопротивление физической оболочки.

Извиваясь, словно уж на раскаленной сковороде, я упорно продолжал чередовать лобовые атаки с построением пространственного заклинания.

«Уровень Жизнеспособности снижен до 60 %. Принудительный запуск Восстановления» — выдавала одно за другим, тревожные сообщения НСУО.

Мне некогда было заниматься этим лично, так что я отдал анализ и все действия по защите на откуп системе, потому как каждая доля секунды сейчас была на счету.

С Эль все было бы куда проще. — Посетовал я.

Из — за постоянного движения, я допустил несколько небольших неточностей, которые был вынужден исправлять, корректируя две последние метки. Слишком сильным был натиск со стороны демонессы, да и чертов Паралич, несмотря на все мои сопротивления, все же давал о себе знать.

Когда заклинание наконец — то было готово, уровень моей Жизнеспособности опустился ниже половины. НСУО просто не успевала снимать дебафы и латать физическую оболочку одновременно.

«Золотая клетка — активация» — с удовлетворением произнес я, и воронку поглотило золотистое сияние духовной магии.

Интересно, этот вид энергии как — то связан с открытой нами Святостью? Надо будет поручить Эль выяснить это. Если доживу, конечно, до новой встречи с малышкой.

— Что это такое? — Прогрохотал зависший в воздухе демон. Все ее металлические паучьи лапки разом перестали двигаться, а охватывавшая мечи скверна попросту испарилась.

— Так, подарок одного заклятого друга. — Туманно ответил я и мгновенным рывком сблизился с воительницей.

Удар моей секиры, нацеленный прямо ей в грудь, псевдобогиня приняла на скрещенные лезвия своих мечей. Несмотря на то, что духовной клеткой я отрезал и себя от Внешней среды, но ведь со мной еще оставался заполненный маной резерв артефакта и экономить ее сейчас я не собирался.

Дебаф, накладываемый Золотой клеткой, позволял мне активировать свою магию, пусть и с меньшей эффективностью. Сборщица же настолько привыкла к помощи Омута памяти, что никаких дополнительных источников энергии с собой не носила.

Разрушив оба клинка воительницы Разложением, я наполовину утопил лезвие своего оружия в ее теле. Паучьи лапки еще раз вздрогнули и мгновенно выгнулись в противоположную сторону, атаковав меня снизу. Используя секиру, как точку опоры, я оттолкнулся от ее рукояти и зацепился за нижнюю левую руку демонессы. Следуя за мной, две лапки — пики воткнулись рядом, оставляя на теле своей хозяйки неглубокие колотые раны. Ухватившись за них, я мгновенно подтянулся и припал всем телом к серебристой коже демонессы, пережидая стандартную реакцию организма на внезапную боль.

Звучно вскрикнув, Стелла начала крутиться вокруг своей оси, пытаясь меня стряхнуть. Но как тертый калач и чемпион по «родео» Второго мира, я кое — как все же смог удержаться на теле псевдобогини.

Подлетев к одной из стен Золотой клетки Стелла со всего размаха ударилась об нее, выбивая из моей стандартной защиты около тысячи условных единиц маны. Полностью сдержать урон подобного толка ей не удалось, потому часть досталась физической оболочке. Практически теряя сознание, я позволил Ярости подменить собой все остальное, и рывком вернулся в реальность, в последний момент, успев ухватиться за оставшийся торчать в руке демонессы наконечник паучьей лапки. Из инвентаря материализовалась брошка Нотты. зажав ее в кулаке, я напряг все оставшиеся силы и до упора воткнул артефакт рядом с этим наконечником.

— Сестра? Нет!!! Да как вы посмели?! — Басом проорало чудовище, продолжая биться о стену Золотой клетки.

Надо признать, что ее движения при этом все — таки замедлились и стали более плавными, что позволило мне закрепиться на теле и вернуть себе секиру.

— Да падай ты уже тварь! — Проорал я в ответ, ослепленный Яростью.

Удар за ударом, моя секира, усиленная Разложением, оставляла на теле демонессы страшные раны, заставляя его сочиться мутно — оранжевой, отвратительной на вид жидкостью.

Более ста секунд мне понадобилось, чтобы утихомирить Стеллу после активации артефакта Нотты. Тело псевдобогини снова начало заволакивать серебристым сиянием. Увидев это, я спрыгнул на землю, и отполз подальше от заваливавшейся набок туши чудовища, усиленно стараясь восстановить свой показатель Жизнеспособности.

Когда тело Стеллы снова приобрело человеческую форму, я наконец — то смог развеять Золотую клетку и вздохнуть спокойно, начав постепенно усмирять рвущегося наружу Делирия, желающего получить больше силы и продолжить уничтожение всего живого на этой планете.

Внезапно шею сзади что — то укололо. Выложившись наполную в битве с богиней Войны, я тоже вернулся в свое «человеческое тело», это конечно, если не считать остатков колышущейся вокруг ауры и слегка увеличенного размера. Рабский ошейник, после принятия Боевой формы, канул в лету вместе с орихалковым доспехом. Даже закалка не помогла. Похоже, нет в мире той брони, которая была бы способна выдержать мощь Высшего элементаля.

Из — за того что физическая оболочка осталась незащищенной, появившаяся сзади из портала Нотта, без труда смогла повесить на нее еще один свой артефакт — брошь, отправляя меня, следом за побежденной богиней, в мир сновидений. Или Стазис, как она это называла.

Не говоря ни слова, сборщица закинула к себе на плечо сестру, которая была раза в два крупнее ее, да еще к тому же, одета в реальный металлический доспех. Мою тело она подцепила за ногу загнутым нижним концом своего посоха и, насвистывая какую — то веселую мелодию, прямо так потащила к порталу.

Вот тебе и союзничек. — Скептически произнес я про себя. — Посмотрим, что же на самом деле задумала «истинная злодейка» всей этой истории.


ПС: Продолжаем ускоряться друзья! Удачного окончания рабочей недели и счастливых выходных! Впереди развязка. =)

Глава 13

То, что у Нотты свои тараканы в голове, я понял после нескольких минут общения с этой странной девушкой. Но какая сборщица этим не страдает? Главное, что она согласилась помочь нам с Эль, став союзницей и даже пустив в святая святых ее народа — Колыбель жизни. Так как богиню Мудрости заботили только исследования, я и подумать не мог, насколько она одержима идеей единого божества.

Вот уж, правда, в тихом омуте…

— Зачем ты меня вырубила? — Спросила моя голограмма у бредущей через темноту центра обработки информации Нотты.

Осознав, что моя сущность никак не повреждена, а всего лишь отделена от физической оболочки энергетическим барьером, который создавала артефакт — брошь сборщицы, я без труда смог повторить трюк Эль и, используя энергию святости, появиться перед предательницей в виде голографированной проекции.

— Это необходимо для дальнейшего беспрепятственного исполнения нашего плана.

— Но я ведь и так согласился пожертвовать физической оболочкой для открытия портала.

— Верно. — Утвердительно кивнула Нотта, не сказав больше ни слова.

— Тогда зачем? — Попробовал я переспросить.

— Скоро узнаешь.

Холод в глазах богини Мудрости немного пугал. Казалось бы, с прошлой нашей встречи оттуда пропали последние остатки человечности. Сейчас Нотта мне очень сильно напоминала Праматерь Колыбели жизни моей линии вероятности. Безразличное лицо, сосредоточенное лишь на одной единственной задаче, целеустремленность…

Эм, она же не собирается уничтожить эту Вселенную? Иначе это будет слишком уж притянутым за уши поворотом сюжета.

Пройдя через зал управления, все выходы в который стерегли группы роботов, собратьев побежденного мной ранее Железного дровосека, сборщица открыла портал и перенесла нас в самый центр Колыбели жизни. Рабочего кабинета здесь больше не было, а на возвышении теперь находился алтарь с тремя каменными прямоугольными плитами, расположенными перпендикулярно полу. К одной из них, блестящими металлическими оковами была пристегнута Айселия.

Забросив мою бездыханную тушку на алтарь, богиня Мудрости стала пристегивать ко второй плите Стеллу, после чего перед находящейся без сознания, израненной девушкой, появился полупрозрачный интерфейс. Поработав с ним, Нотта запустила какие — то одной ей известные процессы, после чего отошла к третьей колонне и заняла точно такую же позу, как у сестер. С характерным металлическим звуком, оковы на руках и ногах третьей сборщицы захлопнулись автоматически.

— Пришла пора начинать! — Торжественно произнесла богиня Мудрости.

При этом с ее лица разом слетела вся холодность и надменность. Глаза девушки лихорадочно заблестели, рот изогнулся в кривой улыбке. Прикрыв глаза, Нотта запустила в своем аналоге нейроинтерфейса какие — то программы и начала процесс поглощения сущностей двух других богинь.

Именно так, находясь вне своей физической оболочки, я мог отчетливо видеть ее действия в элементном диапазоне. Тут стоить отметить, что процесс слияния двух сущностей, даже при обоюдном согласии, как это было между мной и Эль, дело не из приятных. Поглощение сущности против ее воли — еще более трудоемкое занятие. Оно требует максимальной концентрации и невероятной силы воли от владельца. Ведь если поглощенная сущность окажется доминантной, рано или поздно с Ноттой произойдет то же самое, что сейчас происходит с Эль. Благодаря нашему со сборщицей примеру, Нотта знала обо всем этом. Ни один раз она приходила к центру Колыбели жизни под предлогом помощи мне и Эль, сканируя нашу общую сущность различными приборами.

Правда богиня Мудрости так и не сумела ничего обнаружить, сказав, что не видит различий между своей сущностью, и нашей. Выпытывать подробности у хитрой сборщицы я не стал, уже тогда начав понимать, к чему на самом деле приведет вся эта эпопея с захватом в плен ее сестер. А потому, втайне от Нотты, зашил в созданный мной рунный контур парочку сюрпризов для страховки. Их время еще не пришло, а потому я продолжал играть роль «жертвенного агнца», со стороны наблюдая за процессом поглощения и ожидая развязки затеянного богиней Мудрости представления.

От сущности Нотты к первоосновам ее сестер потянулись мерцающие серебристой энергией Скверны щупальца. Обжигая отчаянно сопротивлявшихся Айселию и Стеллу, богиня Мудрости пыталась лишить их части сил. Все верно, путем уничтожения личностей бывших сборщиц. Как это проделала когда — то с нами Праматерь Колыбели жизни, силой разрывая наш с Эль «союз».

Из — за столь грубого вмешательства в тонкие материи, сути и назначение которых не понимает, ей это действительно удалось. Теперь уже, по прошествии довольно большого промежутка времени, давшего мне возможность хорошенько разобраться в произошедшем тогда у портала в «чертоги Творца», я знал это точно. Часть воспоминаний из архива памяти, общие эмоции и чувства, которые делили мы с Эль, дополняя друг друга — все это было не просто так. Травма, нанесенная Праматерью, хоть уже и перестала кровоточить, но утерянное вернуть не представлялось возможным.

Правда, были у этого и свои положительные моменты. Окончательно не превратиться в монстра и осознать свое истинное предназначение, мне помогли именно эмоции малышки. Кто знает, что бы со мной стало без них? И ярчайшим тому примером служил встретившийся нам в руинах Пустоши Забвения Варп, так похожий на того Делирия, каким его хотела видеть Алисия.

В отличие от меня, стремившегося помочь Эль, Нотте не нужны были личности ее сестер. Она лишь желала получить полный доступ к управляющей программе Омута памяти, став единственным системным администратором. Вот тогда бы она… а кстати, что тогда она сделает?

Задавшись этим вопросом, я продолжил наблюдать за противоборством сестер. Находясь в более выгодном положении, имея постоянный канал доступа к Омуту памяти, Нотта силой подавляла попытки сущностей Айселии и Стеллы сопротивляться. В отличие от нее, тела двух богинь находились в стазисе, и не могли поддерживать свои сущности за счет энергетических ресурсов омута. Бывшие сборщицы метались в своих телах — клетках от одного угла до другого, отчаянно противостоя атакующим их со всех сторон щупальцам. Но какого — то ощутимого результата их сопротивление не приносило.

Безмолвные страдания богинь, обреченных на поглощение их коварной сестрой по — прежнему не находили отклика в моем сердце. Я знал, на что шел, да и погрязшие в «людских пороках» сборщицы уже давно забыли о том, зачем они решили сбежать на эту планету, начав углубленное изучение личностей обитавших на ней разумных существ. Побывав в «тесном» контакте с Айселией, я смог очень хорошо это прочувствовать:

Одни голые инстинкты, которыми богиня жила день ото дня, словно наркоман.

Сопротивление натиску Нотты продолжалось еще какое — то время, но потом силы разом покинули обеих сестер. Их сильно истощенные, но все еще продолжавшие цепляться за жизнь сущности, были схвачены серебристыми щупальцами богини Мудрости. Источник Нотты при этом полностью затянуло тяжелое серебро, а щупальца наоборот стали полупрозрачными, полыми внутри. Через них Нотта и стала поглощать остатки сущностей Айселии и Стеллы.

Странный, но довольно действенный способ. Наверняка на своих тайных тренировках эта коварная богиня поглотила подобным образом множество живых существ. Видно, что готовилась к этому мгновению Нотта долго и целенаправленно.

Процесс закончился без каких — либо осечек и уже вскоре физические оболочки богини Наслаждений Айселии и богини Войны Стеллы осыпались на каменное основание серым прахом.

— Сегодня мир потерял двух псевдобогинь и обрел одного истинного бога! — Торжественно продекламировала Нотта, вернувшись в реальность.

Ее глаза были затянуты тяжелым серебром, балахон, покрывавший голову ранее — упал на плечи, обнажая копну пышных волос того же цвета. Освободившись от оков, Нотта вернула из пространственного кармана свой посох и начала какое — то магическое действие. Работая им, как указателем, она второй рукой активировала нужные команды в своем нейроинтерфейсе. При этом ее взгляд метался от одной точки Колыбели жизни к другой.

Когда все приготовления были завершены, остров несколько раз тряхануло, после чего из — под земли, в каждом секторе, отвечавшем за свой основополагающий элемент, начали прорастать какие — то дугообразные металлические объекты. В высоту каждый из них мог посоперничать с земным небоскребом, при этом кончик каждой антенны был направлен в сторону центра.

Землетрясение прекратилось секунд через двадцать пять, после него наступило затишье, продлившееся всего пару мгновений. Ровно столько времени потребовалось Нотте для запуска очередной фазы Армагеддона. Над каждой антенной открылась арка портала, через которую к Омуту памяти был проложен проводящий канал.

— Ты ведь не собираешься привязать мою сущность к Порталу во внешнюю среду? — Появившись в виде голограммы, спросил я у Нотты.

— Я это уже сделала! — Ухмыльнулась мне в ответ девушка, будто была обычным человек.

Сейчас ее эмоции и мимика очень сильно напоминали те, которые я видел на лице Айселии. Похоже, что бывшая сборщица, вместе со всем необходимым для получения доступа к Омуту памяти, поглотила еще и много лишней информации.

— Твоя сущность слишком ценна, уничтожив в руинах того Варпа, ты исключил какую бы то ни было другую возможность. Искать по всей вселенной нового привратника — нет времени. Эта линия вероятности срочно нуждается в перестройке, иначе беды не избежать.

Так ведь это ты меня туда послала? — Хотел вспылить я, но сдержался, быстро осознав, что именно этого от меня она и ждет.

— Для того чтобы осуществить мой план, нужен постоянный доступ к энергии Внешней среды. Разового открытия портала для этого будет явно недостаточно. Ты станешь источником моего могущества, гордись!

— Какого к черту могущества?! Что ты задумала?

Сымитировать неискренние эмоции оказалось довольно сложно, но я все же сумел с этим справиться. Мне даже удалось воспроизвести эффект ауры вокруг своей голограммы.

Улыбнувшись этой попытке, Нотта ответила:

— Этой линии вероятности нужна единая цель, которую бы ей даровал единый бог, объединивший под своим покровительством все миры! Наука, новые открытия, непрерывные исследования и постоянное развитие — вот что ждет всех разумных существ во вселенной, покорившихся моей воле! А эта планета станет центром нового начала, хранилищем всех данных обо всем на свете.

— А как же люди, проживающие внизу? — Продолжил я играть свою роль.

— О, за них можешь не волноваться. Метки, соединяющие их сущности с Омутом памяти, способны переписать все данные и мгновенно перенести их в соответствующий архив. Так что информация о них никуда не денется.

— Я смотрю, ты сама благодетель, безумная сборщица, исказившая до неузнаваемости волю Творца.

— Что ты, жалкий смертный, можешь знать о Его воле?! Ты просто инструмент, посланный мне в нужный момент! Будь благодарен за оказанную честь!

Взмахнув жезлом в последний раз, Нотта не стала больше ничего объяснять, полностью переключив свое внимание на управление активированной магией.

Что же было дальше? Дальше начался форменный беспорядок. Из порталов по проводящим каналам, к антеннам устремился огромный поток магической энергии. Словно губка, Колыбель впитывала ее, окрашивая в различные цвета, соответствующие той или иной первостихии. Почти минута потребовалась «пустой» Колыбели жизни для того чтобы насытиться энергией. Когда же это произошло, от каждого островка к центру устремилось щупальце, ударив прямо в мое тело.

Наблюдая за этой вакханалией со стороны, в элементном диапазоне, я смог в деталях рассмотреть процесс образования перехода во внешнюю среду. Он строился по тому же принципу, что и обычные порталы, единственным отличием была мощность потока энергии, удерживающего проход в открытом состоянии. Запасов маны никакого обычного человека на это не хватит. Как и необычного, в общем — то. Чтобы поддерживать в рабочем состоянии подобную магическую конструкцию, необходима целая смесь из всех элементов первоосновы, иначе мироздание быстро затянет нанесенную ему рану.

Помимо этого еще необходимы привратник и проводник. Стрелять «атомной элементной бомбой» абы куда — тоже занятие так себе. Направление задает связанная с «чертогами Творца» частица сущности Эль. За якорь же, удерживающий портал в рабочем состоянии и задающий координаты точки входа энергопотока, отвечает моя половина нашей общей основы.

Моя сущность предназначена именно для этого. Обычный разумный, кем бы он ни был, не способен удерживать в себе все элементы первостихий сразу. Максимум один. Именно благодаря этой особенности я и смог собрать в своем источнике все искры Демиургов. Хотя, если вспомнить наши встречи с Алисией и Гором, то и они не были так просты. Тот же Гор, к примеру, мог использовать две искры. Кто знает, кем они были до становления Демиургами? Тайны, окутывающие эту троицу — только множатся и вряд ли в ближайшем будущем я раскрою хотя бы одну из них.

Если же вернуться к происходящему с моим телом, то можно было заметить, что оно уже перестало существовать, сформировав основу контура для заклинания портала во внешнюю среду. На этом его задача была выполнена. Хвост от «стихийного потока» крепко держал мою сущность на привязи, в общей конструкции она заняла полагающееся ей место якоря. Теперь без дозволения «оператора» заклинания я даже с места не сдвинусь.

Прямо как тот слизень, целую вечность служивший якорем для тайного портала к сердцу мира Асх Драэнор Ож, созданного когда — то Алисией. Вот только Нотта, точно не захочет никуда меня отпускать. Этой сумасшедшей самопровозглашенной богине, для реализации ее планов, я просто необходим. Когда желаешь прибрать к рукам вселенную, собственный ядерный реактор под рукой лишним точно не будет. В рамках данной линии вероятности она наверняка станет всемогущей.

Правда, существует один маленький нюанс. Да, если оценивать возможности сборщиц по разработанной Демиургами системе, их реальную силу определить будет невозможно. Я сам в этом убедился, когда пытался просмотреть статистику Эль. Напротив каждого параметра в окне характеристик малышки стояли знаки вопроса. Это говорит нам о том, что Творец изначально заложил в них очень серьезный потенциал. Но, наверняка и он ограничен. Что же случится с пользователем, если заклинание, подобное Порталу во внешнюю среду, выйдет из — под контроля? Долго ли в таком случае продержится его «оператор»?

Вряд ли. Иначе Праматери бы не нужен был Делирий для вынесения приговора нашей линии вероятности. Если сборщицы такие всемогущие, то почему использовали для этого меня?

Ответ очевиден: Для подобного заклинания сборщицам требуется действовать через посредников, коими являются Колыбель жизни и привратник. Опыт «прошлых жизней» подсказывает мне, что без подобных решений осуществить задуманное каким — либо иным путем было бы для них невозможно. Если моя теория верна, то разрушить планы самопровозглашенной богини вполне возможно.

Обладая немалым опытом путешествий за пределы физической оболочки, я без труда смогу перехватить контроль над потоком, когда Нотта будет уничтожена и сам займу место «оператора» заклинания. Остальное — дело техники. Сколько раз мне приходилось, словно феникс, возрождаться из пепла? Причем пепел — это ни какая — то там метафора! Моя НСУО даже отдельную команду для этого прописала: Полное восстановление физической оболочки. А Эль на досуге оптимизировала все ее алгоритмы.

Эль… так вот оно что!

Только сейчас я понял, для чего на самом деле Творец направил меня на планету, изолированную не только от своей линии вероятности, но и от него самого. Дело не в ссылке и не в каком — то другом, особом виде «наказания» для особо опасных индивидуумов. Наоборот, он дал мне шанс спасти дорогого человека и понять, что делать с зашедшей в тупик ситуацией в моей Вселенной. Я сражался против сборщиц, хотел уничтожить Колыбель жизни вместе со всеми ее обитателями и хранившейся там информацией, определив, что именно она является главным источником угрозы. Но вот он мир, в котором «орден Сборщиц» уничтожен другой расой. Слетевшая с катушек самопровозглашенная богиня готова поработить Вселенную, а несогласные с ее «политикой» миры попросту уничтожить. По — моему «большой бадабум» в этой линии вероятности наступит даже быстрее чем в нашей.

Мне дали шанс все исправить и уж на этот раз я точно не оплошаю. Тем более что других вариантов у меня все равно не остается.

Пусть Нотта и привязала меня к этому месту крепко — накрепко, лишив физической оболочки, но вот строить проводящие каналы мне по — прежнему никто не мешал.

Не замечая моей активности, самопровозглашенная богиня продолжала управлять потоком энергии, исходящим из Колыбели жизни. Что ни говори, а дело это не самое простое. Оставшись совсем одна, Нотта не могла рассчитывать на помощь сестер, потому до того что там происходит с сущностью Звездного странника, ей пока дела не было.

И вот наконец — то Портал во внешнюю среду открылся:

— Запустить межзвездный поиск, анализ сил противника на основе имеющейся в Омуте памяти информации, сопоставление результатов — завершено. Проложить маршрут к ближайшей цивилизации, убрать покров с планеты. Пора Истинному Богу навестить свой первый мир.

Не так быстро! — мысленно воскликнул я.

Как только активировалась моя «закладка», я тут же перехватил управление заклинанием, расширяя его до доступного Колыбели максимума и перенаправляя всю поступающую извне энергию прямо в источник Нотты.

— Что за… — договорить псевдобогиня не успела, так как огромный поток чистой энергии Мирового эфира, словно цунами, поглотил ее сущность.

Но, как оказалось, так просто финальный босс побежден быть не может. Около секунды реального времени понадобилось Нотте, чтобы отреагировать на изменение ситуации. Кое — как справляясь с водоворотом чистой энергии Творца, она все — таки сумела перенаправить его часть в Омут памяти, открыв сразу с десяток стационарных порталов около себя. К каждому из них моментально был проложен канал, направленный в уже начавший трансформироваться небесный покров.

— Надо же, ты еще жива! — Наигранно удивился я, появившись перед псевдобогиней в виде голограммы.

Зрелище, представшее передо мной, было не из приятных. Разъедаемая эфиром физическая оболочка Нотты, в буквальном смысле слова, растворялась прямо на глазах. Зашедшись серебристым сиянием, первыми были уничтожены ее мантия и посох с маналитом — навершием. После этого начало таять тело девочки. Лишившись своих мешковатых одежд, Нотта оказалась чуть старше Эль. Ее тело так же было неразвито, представляя собой худощавую фигуру подростка. Белоснежная кожа сборщицы пузырилась, словно нагреваемая на газовой горелке, волосы на голове начали выпадать, по всему телу возникали гнойники. Лопаясь, они открывали страшные, сочащиеся скверной раны.

Никто кроме Делирия не в состоянии выдержать подобную мощь.

Упав на колени, Нотта громко и пронзительно закричала, удвоив количество отводящих энергию эфира порталов. Несмотря ни на что — надо отдать должное этой малышке. Даже находясь одной ногой в могиле, она продолжала бороться, отчаянно цепляясь за любую возможность выжить.

Подняв на меня залитые тяжелым серебром глаза, Нотта сделала попытку улыбнуться, и через силу произнесла:

— Посмотри на это!

Перед тем как окончательно потерять контроль над своей физической оболочкой, она создала несколько сотен голографированных проекций, транслировавших через уже начавший терять свою форму Омут памяти то, что происходило сейчас на Земле в реальном времени.

Будучи связанной с Омутом, ничего другого, кроме как попытаться скинуть критическую массу эфира, образовавшуюся после перехвата управления заклинанием, псевдобогине не оставалось. Только это действие она могла проделать максимально быстро и со стопроцентной эффективностью. Защитный покров, предохранявший планету от любого вторжения извне, был снят. После Омут должен был занять свое место в Колыбели жизни, а два наших измерения слиться в одно общее. Но вместо этого его текущая структура, под воздействием перекачиваемой энергии эфира, стала саморазрушаться.

— Небеса падают! — голосили то тут, то там снующие между городских небоскребов Айселии люди.

— Богини не стало! Это конец света. — Вторили им часовые на стенах черной цитадели Гронхейма.

И действительно, планете в данный момент, из — за бездумных действий пытающейся сражаться с неотвратимой смертью сборщицы, грозил катаклизм таких масштабов, что пережить его не смогут никакие живые организмы. После того как «энергетический потоп» пройдется по ее поверхности, там не останется даже одноклеточных организмов. А с учетом вкраплений скверны, сияющих тяжелым серебром, на выходе вполне может образоваться второй Асх Драэнор Ож.

Пока еще каркас удерживал основную массу энергии Омута, хранящей в себе память о миллионах поколений жизни этой линии вероятности. Но в некоторых местах она уже начала просачиваться, выпадая на поверхность планеты в виде энергетических осадков, моментально выжигающих все, с чем соприкасалась.

На одном из голографированных экранов особенно большая масса энергии сравняла с землей несколько районов Айлесии, превратив их в озера дурнопахнущей ядовитой субстанции. На другом экране «библейский потоп» не оставил никаких шансов огромному лесному массиву, уничтожив не только зеленые деревья, но и всю обитавшую там живность.

И так сейчас происходило по всей планете.

Я не могу этого допустить! Только не сейчас, когда наконец — то нашел выход из того тупика, в который сам себя загнал.

— А это значит, что пришло время, снова поставить на кон все что имею. — Саркастично усмехнулся я, отключая голограмму.

Вернувшись в черноту бездны, я посмотрел на бывшую сборщицу через элементное зрение. Сейчас от ее сущности, к Омуту памяти и антеннам Колыбели жизни, тянулись десятки тонких управляющих каналов. Несмотря на огромные страдания, причиняемые ее физической оболочке Мировым эфиром, Нотта все еще пыталась наладить процессы управления теми элементами, которые пока оставались под ее контролем. Именно благодаря этим тонким нитям она и повернула вспять процесс переноса Омута обратно в Колыбель жизни.

Сразу три канала отвечали за постоянный приток маны к источнику. Они питали не прекращающее работать на полную мощность Восстановление, которое не давало распасться на элементарные частицы физической оболочке псевдобогини, а за ней и ее сущности.

Такими темпами она за собой и весь этот мир вместе с Колыбелью утянет, после чего по Вселенной начнет расползаться Скверна. Исключать подобную возможность нельзя!

Заглянув внутрь себя, я сымитировал запуск процесса переработки, активируя энергию святости и одновременно с этим отдавая команду системе начать построение Золотой клетки.

Вроде бы на это действие у моей донельзя истерзанной сущности сил хватить должно. В противном случае сгину вместе с Ноттой в небытие. Пусть я и перехватил управление заклинанием Портала, но вот использовать его энергию для своих целей, пока не уничтожу псевдобогиню — нельзя. Стоит мне лишь немного ослабить напор, и бывшая сборщица тут же этим воспользуется. Какие еще фокусы припрятаны в ее рукаве — мне не известно, поэтому действовать стоило наиболее эффективным способом.

Как только активировалась Святость, я сразу же ощутил это. Моя НСУО, кое — как справлявшаяся с поддержанием Жизнеспособности на минимально приемлемом уровне, стала выдавать одно критическое сообщение за другим:

«Святая золотая клетка завершена на 31 %. Сбой работы дополнительных систем поддержки. Необходим запуск Восстановления. Критическая ошибка работы базы данных. Резервное копирование невозможно. Требуется запитка напрямую через источник»

«Отставить. Продолжать построение клетки» — отвечал я одной и той же командой на них все.

То и дело, переключаясь на реальное измерение, я продолжал наблюдать за тем как в «библейском катаклизме» гибнет только что вышедший из изоляции мир. Испаряющиеся реки, сравниваемые с землей горы, гигантских масштабов разломы, образованные разъеданием Скверной земной коры. Во многих частях планеты из — за этого начались обильные извержения вулканов и невиданных масштабов землетрясения. К берегам шли гигантские приливные волны, угрожающие смыть в океан всю прибрежную инфраструктуру.

«Построение Святой золотой клетки завершено на 58 %. Критическая ошибка работы системы. Недостаточно ресурсов для нормализации процесса считывания поступающей из окружающей среды информации»

«Отключить все системы, не отвечающие напрямую за построение модели» — отдал последнюю команду своей НСУО я.

Но даже после столь радикальных мер, энергии все еще не хватало. Хоть сущность Нотты и не могла противостоять сразу двум атакам, она подсознательно всеми силами старалась разрушить возводимые вокруг нее чужеродные образования. То и дело от ее информационного тела в сторону клетки выстреливали сияющие серебром скверны щупальца. Ударяясь об ее стены, не в состоянии противостоять святости, щупальца с громким шипением растворялись, забирая с собой частицу моей силы. Эти попытки можно было бы назвать бесполезными, если бы моя сущность полностью принадлежала мне. Но я знал, что часть ресурсов все еще уходит на поддержание личности Эль. Где — то там, в глубине, все еще дремлет моя малышка, как и Нотта, отчаянно цепляясь за свою жизнь.

Не хватает совсем чуть — чуть.

Практически полностью утратив контроль, погрузившись в непроглядную черноту, на ощупь я продолжал питать энергией святости клетку, через тоненький золотистый канал.

Если не справлюсь, она умрет! Если не справлюсь, все страдания были напрасны! — твердил я сам себе, отвешивая одну виртуальную пощечину за другой. — Где — то там, на другом конце этого бесконечного океана бытия, меня ждут два ставших мне родными мира.

«95 %»

Но реальность была сурова. Чернота бездны затягивала мою распадающуюся на элементарные частицы сущность. Даже если мне и удастся ее закончить, перенаправить поток эфира в свой источник сил уже не хватит.

«99 %»

«Святая золотая клетка завершена на 100 %. Окончательный распад сущности Нотты, внутри изолированного пространства — подтвержден»

Хех, как же я устал… поспать бы немножко.

Но что это? Что за серебряное зеркало сияет в темноте?

Вставай! — вдруг прокричал смотрящий на меня из отражения, перепачканный нечистотами толстый малыш.

Отвращение и Жалость.

Даже встать не может, слабак. — вторили ему, обнявшиеся Макс с Инарой.

Гнев и Злоба.

Господин, нам бы не помешала ваша помощь. Пожалуйста, проснитесь! — попросили отбивающиеся от целой роты духовных рыцарей Сион и Неон.

Забота и Преданность.

Друг, травяной чай уже остыл. — Улыбнулся Саня, вместе с остальными членами гильдии Fornax, наблюдающий за мной из — за нашего обеденного стола, расположенного у корней древа — защитника.

Дружба и Нежность.

Рано еще отдыхать. Высшее существо желает твоего возвращения. — шмыгнув носом, сказала гордо подбоченившаяся Эль.

Гордость и Воодушевление

«Контроль над Порталом во внешнюю среду восстановлен. Перехват потока Мирового эфира. Запуск Восстановления»

Одна за другой, где — то внутри меня, начали просыпаться давным-давно выжженные Яростью Делирия эмоции и чувства. Заполняя образованный вакуум, они приносили с собой тепло, согревая закованное в холодный камень сердце.

Тук — тук. Тук — тук. Тук — тук.

Удар за ударом, оно наполняло жизнью утраченную где — то по пути к обретению могущества часть меня, возвращая в мир человека Ефима Селина.

«Проложить новые проводящие каналы, запустить возврат Омута памяти в прежнее состояние»

Как только завершилось восстановление моей физической оболочки, я тут же установил контроль над разрушающейся структурой Омута, используя для этого те же точки выхода, которые до начала Армагеддона отметила Нотта. Постепенно, пространство вокруг острова Колыбели жизни стало заполняться серебристым океаном энергии. Хранящейся там информации Скверна не повредит, но вот утраченное с выпавшими на поверхность земли осадками — уже не вернуть.

— Надеюсь, эта жертва не была напрасной.

«Запуск формирования новой физической оболочки по хранящимся в базе данных образцам. Начать разделение сознания»

Как только я отдал эти команды своей НСУО, мое тело тут же накрыла волна неизмеримой ментальной боли. Каким — то чудом, продолжая удерживать себя в сознании, я управлял этим ювелирным процессом вручную, используя в качестве «скальпеля» заряженную Разложением смесь из всех первооснов.

«Резервное копирование личности — завершено. Перенос искры источника и части отделенной сущности в новую оболочку — завершено»

— Приветствую тебя в Колыбели жизни Праматерь. — Произнес я, глядя в серебристые глаза стоявшей напротив меня молодой женщины. Точной копии моей малышки, только слегка подросшей.

— Ты все — таки справился. — Улыбнувшись, мягко заговорила она.

Осмотрев себя с ног до головы, девушка тут же активировала в своем нейроинтерфейсе все необходимые для управления Колыбелью программы, завязывая администраторские права на себя. Теперь будущие сборщицы будут рождаться с эмоциональной матрицей личности Эль. Путешествующие по мирам малышки, больше не будут похожи на бездушных машин, лишь имитирующих эмоции и чувства живых, разумных организмов. Они по праву займут свое место во Вселенной, задавая ей новый вектор развития.

Апчхи!

— Здесь будет невероятно скучно. — Глядя в сторону озера с крокодилами — переростками, посетовала на свою новую судьбу Эль.

Представив то, что сделает с бедными рептилиями новая глава ордена мелких всезнаек, я рассмеялся во весь голос:

— Тебе ведь не обязательно все время проводить в Колыбели.

— И то верно. Такое Высшее создание, как я, просто не сможет удержать столь маленькое измерение.

Оглядев «маленькое измерение», только что вместившее в себя опоясывающий планету информационный пояс, я снова громко рассмеялся.

— Ты уж точно что — нибудь придумаешь. Ну а мне снова пора в путь.

Потрепав по голове в один миг повзрослевшую девчушку, я повернулся лицом к Порталу во внешнюю среду, все еще продолжавшему активно поставлять мировой эфир.

Расстояние — это условное понятие, зависящее лишь от нашего воображения. Пора совершить очередное «чудо».

— Немного грустно… — На глазах Праматери появились слезы.

— Не волнуйся, мы ведь расстаемся не навсегда. Пока разберешься с устроенным Ноттой беспорядком и наладишь работу своих помощниц, пройдет целая вечность. А там, гляди, уже и не за горами будет наша новая встреча.

После этих слов, Эль бросилась ко мне и крепко обняла, поцеловав в щеку.

— Ты прав, мы ведь связаны самим Творцом папочка. Часть меня, всегда будет с тобой.

Нащупав тонкую нить, связывающую меня с моими менторами в родной линии вероятности, я закачал в свой источник максимальное количество энергии, которая только была ему доступна. После этого наполнил каркас заклинания в тысячи раз большим значением.

— А часть меня — с тобой!

Кивнув в ответ, я отстранился от продолжавшей улыбаться мне грустной улыбкой новорожденной Праматери и активировал Телепортацию.

Только что восстановленная физическая оболочка распалась на мириады ярких частичек, послужив стартовой точкой для отправившейся в новое путешествие сущности, всего лишь через очередное мгновенье бесконечности, достигшей точки назначения.

«Доступ к Инфополю Вселенной. Администраторская учетная запись. Изменить функции основной системы. Присвоить всем разумным видам Вселенной искру одной из первостихий в рандомном порядке. Упростить поддержку пользователей. Изменить порядок распределения НСУО по разумным мирам. Предоставить доступ через испытание любому желающему. Все миры с разумным коренным населением теряют статус Колоний и становятся независимыми. Отныне на их территориях действуют те же правила, что и на территориях Миров — патриархов. Любой конфликт пресекается системой. Доступ в такие миры может быть осуществлен только по разрешению Наблюдательного совета. Упростить Совет Ксенон — Тара, Переписать обязанности Высших, присваивая им статус: Наблюдатель и Судья. Распределить Высших по секторам Вселенной, образовав независимые друг от друга надзорные органы. Для разрешения всех назревающих конфликтов за право исследования и обладания незаселенными и вновь открытыми мирами вводится понятие Межрегиональных представительских турниров и Единого вселенского представительского турнира…»

Пока я переписывал правила существования нашей линии вероятности, матрица личности Эль, была скопирована Творцом и зашита во всех сборщиц из всех отделившихся от единого целого Вселенных.

Приговор, вынесенный Праматерью Колыбели жизни этой линии вероятности — отменен. Начинается пересчет всех возможных вариантов развития, исходя из начавших поступать в Омут новых данных.

Конечно, я понимаю, что идеальных решений не бывает и с этим трудно спорить! Жизнь бесценна и ее продолжение ничего общего с ценностями морали и справедливости не имеет. Это однозначный вывод, который я сделал из своей истории. Возможно, изменения, которые я внес в Инфополе — не решат всех проблем. Но так, по крайне мере, будет более честно! А если возникнут какие — то новые «непреодолимые трудности», тогда над ними и будем думать. Ведь конец одного, это обязательно начало чего — то другого, качественно нового.

Эпилог

На берегу омываемого синими водами бескрайнего океана сидела девушка. Легкая, почти что прозрачная одежда, едва прикрывавшая ее красивое, молодое тело — трепетала на ветру, заставляя кожу девушки то и дело покрываться мурашками. Но, несмотря на создаваемые погодой неудобства, красавица, казалось бы, их и вовсе не замечала. Взгляд ее был устремлен вдаль. Туда, где темно — синяя кромка воды, соприкасается со светло — голубым небом. Там, за горизонтом, прячется невиданный ими доселе мир, в который по воле судьбы занесло их бедовую троицу.

За спиной девушки послышался звук чьих — то приближающихся шагов. Когда они стихли, сзади ее кто — то обнял, обжигая теплом ярко — алых волос.

— Поаккуратнее Алисия, я еще не до конца восстановила свою физическую оболочку. — Прошептала Илифия, убирая с лица огненную прядь волос своей подруги.

— Прости. — Ласково произнесла в ответ та, кого когда — то называли Огненная погибель.

— На этот раз, мир в который нас занесло, довольно приятен.

— Тебе ли не знать, насколько иллюзорным может оказаться внешнее спокойствие. — Отозвался грубый мужской голос откуда — то сбоку.

Через мгновенье, из — за пальмовой рощи слева показался Гор, оседлавший странное восьмилапое животное, с красным хохолком на голове.

— Уже уходишь? — С грустью в голосе спросила Илифия.

— А что еще мне остается? Раз уж Он был так любезен и снова свел всех нас вместе, надо поскорее разобраться в текущей ситуации.

— Вали уже, не мельтеши перед глазами. — С легким оттенком раздражения в голосе пробурчала Алисия.

— Успокойся Эль, давай оставим старые обиды в прошлой линии вероятности.

Заключив в объятия, готовую уже было вспыхнуть подругу, Илифия крепко поцеловала девушку.

— Вот — вот. Воркуйте, пока такая возможность еще существует. А мне, пожалуй, стоит начать изучение этого мира! — Поддакнул Илифии Гор, пришпоривая своего нового ездового питомца.

— Надо же, впервые за чертову тьму тысячелетий вижу, как в этом чурбане просыпаются когда — то заложенные Творцом гены!

— Пусть идет с миром. — Глядя вслед уезжающему мужчине странным взглядом, спокойно произнесла Илифия, еще крепче сжимая в своих объятиях Алисию.

* * *

Изменение статуса практически никак не повлияло на повседневную жизнь Второго мира, если не считать исчезновения большинства землян, решивших убраться к себе на Родину перед самым закрытием стационарных порталов. Остались лишь истинные искатели, в которых был наиболее силен дух исследователя и приключенца. Всех их, опытных воинов и едва оперившихся птенцов, приняла в свои ряды гильдия Fornax.

Утро на базе гильдии, отстроенной силами Дренеи и недавно набранных в ее свиту служек, из числа решивших примкнуть к поселению ундин — начиналось как всегда сумбурно. Проснувшись раньше всех, Мара сразу отправилась в свой сад, раскинувшийся вокруг древа — защитника. Теперь он занимал в два раза большую, чем прежде, площадь и ухаживать за всей произрастающей там флорой, собранной в нескольких десятках внешних миров, лишь ее силами, стало нереально. Потому, воздав молитву Матери земле, она оставила остальное на своих помощниц, направившись по уложенной черной базальтовой плиткой дорожке, прямиком к пещере — складу.

Заведовавший этой частью базы Астарот, уже был на ногах. Улыбнувшись ему, ундина сразу же запросила отчеты по всем необходимым для обеспечения нормального функционирования гильдии ресурсам и тут же их получила в виде файла.

— Зеленой пшеницы снова не хватает?

— Увы, все земляне пристрастились к травяному чаю и лепешкам из ее муки.

Устало вздохнув, как будто бы сейчас было не ранее утро, а поздний вечер, ундина прищурилась, сверяясь с какими — то показателями у себя в нейроинтерфейсе.

— Снова тратить ресурсы древа, а ведь оно еще не до конца восстановило свой запас энергии.

Оскалившись своей крокодильей улыбкой, бывший Высший лишь махнул на это рукой:

— Ничего, раз наш лидер снова с нами, неприятностей в ближайшее время ждать не стоит.

— Чудится мне, что все как раз наоборот… — снова вздохнула Мара. — Когда он уже вернет себе реальные полномочия?! Я Жрица древа, а не тягловый пакицет, в конце концов.

Картинно притопнув своей изящной ножкой, она посмотрела в противоположную от пещеры сторону и снова вздохнула.

— Дай ему еще немного времени. — Произнес спокойным голосом Астарот.

— О, а вон наша будущая молодая мамочка показалась! Ладно, я скажу служкам, чтобы днем провели новый ритуал, запасы необходимо пополнить. — Махнув своему завхозу на прощанье рукой, Мара поспешила догнать Аню, решив оставить последние слова завхоза без комментария.

— Глава! С самого утра бодричком? — Весело поприветствовала подругу магиня.

— Ага, вся в делах, вся в заботах…. И, заметь, отнюдь не в своих собственных! А сама как? К церемонии готова? До сих пор поверить не могу, что ты решила променять нашу группу, на оседлую жизнь и уход за фермами с жуками.

— Я и сама пока не до конца поверила. — Потупив взгляд, слегка покраснела Аня.

— Жалеть не будешь?

— Посмотрим. Но приключений, подобных квесту от Алисии, с меня точно хватит. Вернусь к занятию финансами, буду вести клановую бухгалтерию на пару с Астаротом. Мужа приставлю ухаживать за жуками. Серая повседневность — это не так уж и плохо. Особенно, если она будет проходить на другой планете.

— Это уж точно! — Весело отозвалась на рассуждения магини Дренея, но затем ее лицо резко посуровело. — Чувствую пространственное возмущение внутри защитного периметра.

После слов ундины, обе девушки бросились бежать по направлению к пляжу.

Арка межпланетного перехода не была стабильной, перемещение произошло мгновенно, разметав желтый песок, покрывавший весь южный берег озера. Появившимся на базе пришельцам некогда было рассматривать красоты Второго мира. Да и, признаться честно, они их слабо волновали. Только лишь почувствовав твердую почву под ногами, две одетые в соблазнительную кожаную броню девушки, тут же устремились по направлению к шезлонгу, на котором отдыхал рослый, загорелый юноша.

Повернув на звуки приближающихся шагов голову, он снял солнцезащитные очки из грубого стекла и, улыбнувшись, произнес:

— Сион, Неон, да еще и в компании Илгона! Какими судьбами, друзья?

— Приветствуем вас Господин. — Синхронно произнесли девушки, опустившись на одно колено.

— Ефим, они мне все уши прожужжали о необходимости навестить их обожаемого господина. Даже пытки грозили использовать. — Жалобно проскулил лерталец, стараясь не смотреть мне в глаза.

Зная суровый нрав этой парочки, парень практически не сомневался в словах мага пространства.

— Ложь! — Воскликнула Сион.

— Это все неправда! — Вторила ей Неон.

— Ладно — ладно. — Замахал руками Ефим. — Будьте потише, а то ребенка разбудите!

Указав на соседний шезлонг, в котором уютно посапывала маленькая девочка с короткими серебристыми волосами, он встал и подошел к самой воде.

— Так что вас привело, девчата?

— Господин, вы уже так долго гостите во Втором мире. А ведь Лертал тоже для вас не должен быть чужим. Скопилось много дел, требующих вашего безотлагательного участия!

— Каких таких дел?! Стоит мне только отойти, а эти две развратные демонессы, уже тут как тут! Ефим, сделай уже что — нибудь со своими слугами. — Неожиданно запротестовала Мара, появившаяся в компании Ани.

— Мы не развратные! — Тут же возразила Дренее Сион.

— Да, мы целомудренные и одинокие. — Поддакнула Неон, выставив напоказ свою объемную грудь.

— Да какое к черту целомудрие. Ефим, не смотри на них! — Под дикий хохот Ани и Илгона, попыталась заслонить обзор парню руками Мара.

— Вижу, у вас все по — прежнему. — Строгий голос Лены не оказал на начинающуюся катавасию абсолютно никакого воздействия.

— Да ладно тебе милая. Ефим — настоящий мужик! А у каждого настоящего мужика должен быть гарем! — Уверенно произнес Саша.

— Я тебе сейчас дам гарем! А ну беги, собирай народ. — Отвесила подзатыльник направившемуся к жилой зоне базы мечнику девушка, после чего снова обратилась к рослому парню. — Ефим, рядом с Новоградом 2 был зафиксирован межпространственный прорыв. Магический фон тот же, что мы фиксировали на Перекрестках миров.

— Ну, наконец — то хоть что — то интересное! Сион, Неон, отправляйтесь на Лертал и собирайте новичков, потом спешно перемещайтесь обратно. Пойдем сдвоенным рейдом. Мара, Аня, вы с нами?

— Я, пожалуй, останусь сегодня дома. Надо же к церемонии готовиться. — Ответила магиня.

— А я обязательно пойду, а то что — то эти целомудренные девы никакого доверия у меня не вызывают! Да и тебя же защищать кому — то надо.

— Мы лучше всех сможем защитить нашего Господина! — Тут же встали в позу воительницы!

— Так, стоп. Отставить все споры. Наконец появился шанс нормально прокачаться, поэтому давайте не будем его упускать!

— Папочка, мы едем в путешествие? — Сонно потирая глаза, спросила только что проснувшаяся девочка.

— Да милая! — Хором ответили мы с Марой.

Глаза малышки загорелись былым азартом. Вскочив на ноги, она сменила свою тогу на детское подобие кожаного доспеха амазонок и грозно продекламировала:

— Высшее создание готово к исследовательской миссии.

— Не сильно отличается от оригинала. — Прошептала на ухо Сион Неон.

— Эль, везде останется Эль. — Ответила подруге воительница, и их суровые взгляды на мгновение смягчились.

Ефим повторил трюк дочки с переодеванием, после чего придирчиво оценил свой новый орихалковый доспех и с удовлетворением кивнул:

— Ага, исследуем там все! Пусть я уже не тот, что раньше, но дух искателя во мне по — прежнему горит жарким пламенем!

Статус. — Мысленно произнес парень, впервые после перезапуска Инфополя Вселенной осматривая свои новые характеристики.


Селин Ефим

Класс: Пламенный берсерк

Перерождение: Первое

Предэволюция: Нет

Мана 680

Жизнеспособность 100%

Физическая атака 62–62

Магическая атака 34–34

Телосложение 38

Сила 41

Ловкость 30

Духовность 30

Сила магии 25

Физическая защита 55

Магическая защита 42

Текущая экипировка: Рунный комплект берсерка.

Коэффициент прочности: 31(+31 рунное усиление); + 17 (+17 рунное усиление) к магической и физической защите; +21 к физической атаке; +9 к магической атаке.

Навыки:

Активные

Огненный удар, Огненный шар.

Пассивные

Магия огня. Менторство.


Передача искр обратно их владельцам — прошла более чем успешно. Наконец — то я чувствую себя свободным.

Улыбнувшись своим мыслям, парень вдруг осознал, что его собственный путь начинается только сейчас.

— Мы сможем защитить Господина намного лучше, ведь мы его Менторы!

— А я его жена! И вообще, что я тут с вами спорю. Ефим, прикажи своим слугам уступить мне.

Продолжали спорить Сион, Неон и Мара, решая, кто станет защищать исхудавшую за время странствий по закоулкам различных линий вероятности тушку их лидера.

Чтож, пока не прокачаюсь снова, придется их немного потерпеть. — Продолжил рассуждать Ефим, направляясь к дочке, уже начавшей увлеченно рисовать на поверхности песка рунные символы.


Конец.

Послесловие автора

Приветствую вас друзья! Раз вы добрались до послесловия, то это означает, что вы прочли всю серию о приключениях Ефима до конца. Много было на пути у главного героя побед и поражений. Различных нестандартных, а порой и попросту безвыходных ситуаций. Но наш неутомимый искатель, опираясь, прежде всего, на помощь своих друзей, все-таки смог пройти свой путь до самой финишной черты. Какова же его награда?

Думаю, эпилог вызовет массу вопросов у тебя, дорогой читатель. Постараюсь ответить на них заранее. Задача сделать из Ефима Темного властелина, поработившего какой-нибудь мир, и «железной рукой» правившего его аборигенами, не стояла изначально. К тому же, у меня уже есть Хааг, да и Шутовской кошмар намекает на тему дарка. =)

По тем лирическим отступлениям, мыслям и воспоминаниям главного героя, которые я описывал в последних книгах, можно было понять, что он вовсе этого не желает. Да и стал он тем, кем стал, по большей части, из-за различных кукловодов. На самом же деле Ефим — романтик в душе, в нем жив дух приключений, так называемая искательская жилка. Ему нравилось исследовать новые локации, фармить монстров, понемногу прокачивая свои собственные статы. Но при этом он очень много сил вложил и в создание своего собственного дома (базы гильдии во Втором мире). И потерять все это в одночасье, было для него невероятным моральным ударом. Пусть он и шел с упорством носорога, к поставленной перед ним цели, всеми силами цепляясь за те возможности, которые подкидывает ему судьба, в душе он желал только одного — возвращения к тем благословенным денькам, когда он мог, не задумываясь о судьбах миров, весело проводить время со своими друзьями. И когда представилась возможность вернуть все это он, не раздумывая поступил именно так!

В своем обличии элементаля Ефиму не было места среди близких, да и вообще ни в один из Внешних миров это «стратегическое оружие массового уничтожения» не пустили бы. Появись Ефим в Награнде, и уже через пять минут весь боевой флот гильдии Окхартенар был бы поднят по тревоге. Стоит ли могущество одиночества, любви, дружбы? Думаю, ответ очевиден! То же самое касается и доступа к Инфополю Вселенной. Обязательно найдутся те, кто захочет использовать подобную возможность. Такой властью, в любой линии вероятности, не должен обладать никто, включая нашего героя. Это легко можно доказать, взяв в пример Демиургов. Их устремления, в начале, тоже были исключительно благодетельны. Но время течет, все меняется, и вот к чему это привело. Учитывая их опыт, Ефим решил отказаться и от этой возможности. Надеюсь, что вы, друзья мои, разделяете позиции главного героя, решившего выбрать свой собственный путь, бок о бок со своими друзьями!

На этой торжественной ноте цикл Искатели считаю завершенным.

Хотелось бы поблагодарить всех фанатов серии за поддержку и конструктивные комментарии. Пожелать всем кошкам счастья в браке и побольше котят. В планах: отдохнуть пару дней и уже на следующей неделе приступить к реанимации (разморозке) проектов Дримеры и Шутовской кошмар. Как обычно, приношу свои извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте. Стараюсь вычитывать его по мере возможности. Всех благ вам друзья на вашем жизненном пути и до скорых встреч на страницах моих новых книг!

С уважением, Ткачев Сергей. 2018 год.


home | my bookshelf | | Изоляция |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу