Book: Пограничное поместье



ГЛАВА 1.

Полина никогда не считала себя лидером, но почему-то ей постоянно приходилось брать на себя эту роль. Она и не хочет, и не может, и отказывается, но кто бы её спрашивал. Вернее, именно её и спрашивают: что делать, как делать, когда делать… Как будто она знает. И тянется эта история с самого детства, а в школе стала прямо традицией.

Так ворчала про себя Полина, глядя сейчас на растерянные лица сотрудников и их вопросительные взгляды в её сторону. Вздохнув, она одёрнула безупречно сидящий жакет, и начала раздавать указания:

– Анна Викторовна, сложите все текущие дела ко мне на стол и можете быть свободны до завтра. Завтра, надеюсь, нам объяснят нашу дальнейшую судьбу.

– Лена, закрой все окна, открой сейф и не мешай господам работать. Ключ оставь на моём столе.

– Родион, выключишь всю технику, когда господа закончат работу.

– Марьиванна, уберёте всё завтра с утра. Сегодня можете быть свободны.

На их офис произошло нашествие приставов. Вначале всем велели оставаться на местах и не трогать документы. У двери оставили человека в чёрной форме. Но где-то через час режим был ослаблен, обращать внимание на сотрудников перестали, человека в форме убрали, а потом и вовсе всем разрешили уйти. Вот тогда взгляды уже бывших сослуживцев и обратились на Полину. Это она была главным бухгалтером фирмы и обычно она раздавала рабочие указания сотрудникам.

Господа приставы шустро собрали подготовленные папки, выгребли документы из сейфа и заставили Родика отключить ноуты. Видимо, скачивать инфу на флэшки у них не было времени, и они просто забирали оборудование.

Из кабинета начальника не было слышно ни звука, но Полина понимала, что там может происходить: отречение. Вернее, передача фирмы другому лицу. Собственно, ей надо было уволиться ещё в тот момент, когда полгода назад их хозяину впервые предъявили долг. Огромный. Но тот попросил Полину остаться и помочь: кое-что перевести на анонимные счета, кое-что обналичить, кое-что скрыть, кое-что выставить наружу… М-да. Вознаграждение за помощь обещал приличную. Поля согласилась. Во-первых, она уже знала подоплёку событий и хозяина было жалко. Во-вторых, надеялась успеть до критической точки. Но…

Они оба просчитались: и хозяин, и Полина. Приставы появились внезапно и теперь хозяйничали в офисе. Ясно, что ждать вознаграждения теперь – глупо. Но надо хотя бы сохранить лицо. Да-а, здорово подставила хозяина его жёнушка, крупно задолжав подпольному казино. А эти ребята соображают быстро и действуют резко. Так что за любовь жены к азартным играм хозяин рассчитался своей фирмой. А Полина осталась без работы. Ясно же, что главбуха новые хозяева приведут своего.

Полина собрала в пакет личные мелочи, которые накопились в столе и на полке, оглядела место работы, где спокойно просидела пять удачных лет и, закрыв дверь, вышла в холл. Сотрудников никого уже не было, кроме охраны. Оставив ключи, Полина вышла на улицу. Свободна.

И вот уже почти месяц она болталась без дела. Городок их не маленький, но и не большой. Все достойные места давно заняты. Полина пошла бы и к начинающим, но таких было совсем немного и у них были свои бухгалтеры, чаще всего кто-то из членов семьи.

В первые дни, чтобы не раскукситься, она принялась за мелкий ремонт, уборку, перестановку. Но все эти дела как-то быстро переделались и уже через две недели Поля сидела в идеально убранной двухкомнатной квартире и не знала, чем себя занять. От безделья гоняла мышкой по сети и однажды наткнулась на странное объявление: «Требуется управляющий в старое поместье. Знание учёта и этикета обязательны. Толерантность к иным расам приветствуется».

Вначале Поля не совсем поняла о чём речь. Но потом, прочитав второй и третий раз, прониклась: кому-то требовался управляющий знакомый с этикетом (обязательно), с учётом (обязательно) и толерантный к другим расам (желательно)! Не слабо, да?!

Но ни адреса, ни мейла указано не было. Только телефон. Очень сомнительная и непонятная информация. Обычно Поля на такие объявления внимания не обращала. Но тут, как под руку кто толкал. Она взяла, да и набрала номер из этого странного объявления. А что? За спрос денег не берут. А при встрече, если таковая состоится, уж Полина-то разберётся что там к чему. И что за странности с расами и этикетом. Ну, не во дворец же приглашают… Или во дворец?

Соединение было долгим, но, наконец, в трубке раздался голос:

– Слушаю вас.

– Здравствуйте. Я по объявлению, – ответила Полина вежливо. – Меня зовут Вересова Полина Сергеевна, экономист-бухгалтер. С кем я разговариваю?

– Старший эконом его светлости герцога Мартенсона. Ваш номер 21. Прошу прибыть без опоздания по адресу Береговая, 1, сегодня в восемнадцать часов, – казалось мужчина очень торопится, потому что говорил он почти скороговоркой.

– Но…, – заикнулась было Полина и больше ничего не успела сказать, потому что на том конце разговор резко прервали.

Поля осталась сидеть с открытым ртом. Берясь за телефон, она и подумать не могла, чем всё это обернётся: его светлость… герцог… старший эконом… «Интригует, однако. Это где же у нас такое сохранилось? Или появилось?» – подумала Поля и бросила взгляд на часы. Ей велено прибыть к восемнадцати часам, а сейчас – пятнадцать тридцать. Как раз, чтобы успеть собраться и доехать. К сборам Полина отнеслась очень серьёзно: там же герцог, не тяп-ляп, но не потому что у неё возникли какие-то особенные планы. Просто интересно же.

Дом по адресу Береговая,1 был в городе прекрасно известен: это здание речного вокзала с очень популярным рестораном для богатых. Если собеседование будут проводить там, то это многое говорит о нанимателе. И всё-таки, несмотря на деловой тон беседы с мужчиной по телефону и пафосное место, выбранное для собеседования, Полина продолжала здорово сомневаться во всём этом деле. И подбадривала себя только тем, что делать-то всё равно нечего. Так почему бы и не попробовать.

В итоге любопытство и азарт победили осторожность, и к пяти часам вечера, одетая в деловой брючный костюм густого бирюзового цвета, белоснежную рубаху с распашным воротом и туфли на средней шпильке, Полина взглянула в зеркало. Лёгкий макияж был почти незаметен, а слегка легкомысленная гулька на голове, сдвинутая набок, разбавляла лишний официоз. Для первой встречи вполне нормально.

Ехать было минут двадцать, но Полина не любила оставлять себе времени в обрез. Лучше приехать пораньше и подождать на месте, чтобы войти точно в назначенное время. В семнадцать пятьдесят пять она вышла из машины, нажала кнопку брелока и спокойно направилась к центральной двери речного вокзала.

В холле её встретил лакей, по-другому она не смогла назвать этого человека. Он склонил голову и учтиво предложил следовать за ним. Поля думала, что они пойдут к ресторану, высокие и массивные двери которого были услужливо распахнуты. Но парень повёл её совсем в другую сторону. Через холл они прошли к угловой лестнице на второй этаж, но не стали подниматься по ней. Парень толкнул высокую дверь, расположенную рядом с лестницей, и жестом предложил Полине войти, сам оставаясь на месте.

Полина перешагнула порог и дверь за её спиной закрылась, мягко щёлкнув замком. «Ничего себе! – пронеслось у Полины в голове, едва она окинула взглядом помещение. – Это же надо было такой интерьер забабахать! А я даже и не знала, что здесь есть такое!». Перед ней открывался большой зал в дворцовом стиле, разделённый колоннами на три части. Но он вполне мог быть и единым помещением, например, во время балов и приёмов.

В первой части зала там, где стояла сейчас Полина, была зона ожидания. По периметру стояли кресла, банкетки, диванчики. Рядом с каждым из них находился столик с напитками. В зале сидели, стояли, прогуливались несколько десятков человек. «Ого!» – опять удивилась про себя Полина, и чтобы не привлекать лишнего внимания, поспешила занять место в одиночном кресле. Ни разговаривать, ни знакомиться с кем-либо она не собиралась.

Но только Полина села, как одна из дальних дверей открылась и на середину зала вышел высокий, импозантный мужчина в ливрее. «Дворецкий», – сразу определила ему роль Поля и, кажется, ошиблась.

– Дамы и господа! Меня зовут Олаф Свенсен, старший эконом герцога Мартенсона. Это со мной вы разговаривали по поводу найма. Коротко обрисую ситуацию. Нам требуется управляющий в старое запущенное поместье. Эти земли перешли герцогу недавно по наследству и теперь их надлежит привести в порядок. Поместье расположено в приграничье, далеко от столицы, но всё, что необходимо будет доставлено без промедления. Сразу предупреждаю, что в поместье есть поселения оборотней, так как граница с их княжеством рядом. Но эти кланы всегда жили на нашей земле. Есть представители и других рас. Поэтому те, кто не чувствует в себе желания работать с нелюдями, может покинуть отбор.

Эконом сделал паузу и обвёл взглядом всю их компанию. Было тихо. Никто не высказал никаких претензий и все спокойно и молча ждали продолжения. Зато Полина паниковала про себя, стараясь сохранить внешнее спокойствие. Но ей всё труднее становилось это сделать.

«Ничего не понимаю! Никого не удивляют эти «нелюди»? У нас что: оборотни по улицам ходят, и я одна не в курсе?! Или у меня крыша едет? Ничего не понимаю!» – повторила опять Поля и беспокойно заозиралась вокруг.

– Девушка! – окликнула она девицу, которая сидела неподалёку. – А, что вообще происходит? Мы где?

– Мы в замке герцога Мартенсона. Объявлен конкурс на должность нового управляющего. – недоуменно, но вежливо ответила девица и вновь отвернулась к старшему эконому.

«Где-где мы?» – паника охватывала Полину всё сильнее. Руки стали холодными и мелко подрагивали. Следующие слова эконома Поля слышала уже, как сквозь вату.

– Сейчас каждый из вас по очереди в соответствии со своим номером пройдёт во вторую часть зала и ответит на вопросы комиссии, если таковые возникнут. После этого вы либо продолжите конкурс и пройдёте в третью часть зала, либо вернётесь домой.

– А мы разве успеем за сегодня? – неуверенно спросил кто-то.

– Не волнуйтесь, леди. Всё произойдёт достаточно быстро. Отбор проводит сам герцог, – «успокоил» эконом и снова скрылся за дверью.

Очередь Полины была двадцать первая и, значит, у неё было немного времени, чтобы понаблюдать и подумать над происходящим. Она уже поняла, что попала в странную ситуацию. Но насколько странную ей ещё только предстоит понять.

Не чувствуя непосредственной опасности и угрозы, Полина немного успокоилась и принялась исподтишка разглядывать окружающих. И только теперь она заметила, что люди, вернее, некоторые из них выглядели совсем уж необычно: у кого-то были высокие заострённые уши, у кого-то вертикальный зрачок, у одного мужчины был хвост, а одна девица была бледно-зелёного цвета.

Списать всё это на внезапное сумасшествие Полина не могла. Это происходило именно с ней и именно сейчас. Оставалось только одно: попадание в другой мир. Но как бы Полина не любила фэнтези, принять такое наяву у неё не хватало духа. Она твёрдо знала до этого, что другие миры существуют только в книжках. И вот…

– О! – раздался тихий возглас недалеко от неё. – Эльфы тоже решили участвовать? Из-за рощи или из-за герцога, как думаешь?

– Думаю, эта из-за герцога. Неужели ты думаешь, что дочь великого леса согласится работать управляющей в людском поместье? Пусть даже она ненаследная принцесса, – услышала Поля скептический ответ.

Она осторожно повернула голову и посмотрела на разговаривающих девиц. Никакого розыгрыша. Девицы говорили вполне серьёзно и на Полю не обращали никакого внимания.

«То есть, вот так: герцоги, эльфы, поместье – всё натуральное. А я тут при чём? И как сюда попала?» Полина встала и медленно, не выдавая волнения, прошла к двери, через которую попала в этот зал. Она прекрасно помнила, что вошла сюда из холла речного вокзала. Поля решительно нажала на ручку, открывая дверь. Нет! Пусть эти герцоги и эльфы живут и дальше без неё… Дверь легко открылась, вопреки Полиным опасениям, но… За дверью был совсем не холл речного вокзала, а коридор какого-то замка.

Полина застыла на пороге, в глазах поплыло, и она пошатнулась, едва успев схватиться за ручку.

– Леди себя плохо чувствует? – раздалось над ухом, и чья-то твёрдая, жёсткая рука придержала Полину за талию.

Мужчина внимательно смотрел на Полину и ждал ответа. А Полина во все глаза рассматривала мужчину, особенно его странную одежду. Пауза затягивалась.

– Вам удобно? – насмешливо спросил мужчина, как бы предлагая совместно оценить их странную позу.

– Да! То есть нет. Скажите, а где я нахожусь? – растерялась Поля, одновременно освобождаясь из рук мужчины и принимая устойчивое положение.

– В замке герцога Мартенсона, леди. Землянка? – в свою очередь поинтересовался мужчина, как бы нехотя выпуская её из рук.

– Да, – теперь уже чётко ответила Полина. – А вы не скажите, как можно вернуться?

– Не хотите участвовать в конкурсе? – удивлённо поднял бровь мужчина.

– Видите ли, если всё это правда, то я боюсь не смогу соответствовать должности из-за незнания реалий этого мира.

– Хм. Честно.

– А зачем мне лгать? Работать-то мне, – пожала плечами Поля. – А я привыкла отвечать за свои дела.

– Сожалею, что по халатности до вас не донесли предварительную информацию Всех иномирян мы предупредили и землян тоже. Вы ведь не думаете, что одна такая здесь? Вас провели через портал. Порталы в технические миры, к сожалению, разовые. Вернуться прямо сейчас невозможно, требуется большой объём энергии. Но после завершения отбора маги будут отправлять участников обратно, тогда можно будет отправить и вас. А, может, всё-таки попробуете пройти конкурс?

– Нет, – Полина для убедительности покачала головой. – Я не готова работать в другом мире. У меня есть родители, друзья. Как же они?

– Но ведь вам нужна была работа, Полина Сергеевна. Вы разместили своё резюме в сети. Так какая разница, где работать, если прочие условия вам подходят.

– А они мне подходят?

– А это вы узнаете в ходе конкурса, – и мужчина, небрежно кивнув, исчез в недрах коридора.

А Полина осталась. Медленно она вернулась в своё кресло. «Ну, и попала ты, Поля, в переплёт!» Но не верить своим глазам, ушам, ощущениям она не могла. И, значит, другие миры на самом деле существуют! Она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Но напряжение не уходило и Полину вдруг охватила весёлая злость. «Да, что к чему?! В кои-то веки что-то необычное, почти волшебное. Да и не одна я тут. И земляне тоже есть. Вот возьму и попробую», – уговаривала она саму себя.

– Номер двадцать один, – объявил невидимый бархатный баритон.

Полина поднялась и решительно направилась во вторую часть зала. «Мы им ещё покажем!» – азартно билась в мозгу сумасшедшая мыслишка.

ГЛАВА 2.

Но между колоннами ей пришлось притормозить. Полина как-то не задумывалась, почему им в зале ожидания совсем не слышно, что происходит в зале комиссии, хотя это совсем рядом. А сейчас она поняла: между этими частями зала существовала какая-то прозрачная мембрана. Сквозь неё можно было пройти, что Полина и сделала, но как только мембрана осталась за спиной, весь гомон и звуки первого зала разом стихли. Здесь была тишина и в этой тишине было даже слышно, как на столе комиссии шуршат перебираемые листы резюме.

– Вересова Полина Сергеевна, проходите, садитесь, – раздался знакомый голос эконома.

Полина послушно подошла ближе и села в кресло, одиноко стоящее напротив стола комиссии. Только после этого она решилась внимательно посмотреть на тех, кто принимает здесь решения. За столом сидели четверо человек. Трое прямо перед ней, а один немного в стороне устроился в торце стола. Но человек ли? После сегодняшних «открытий» Полина уже сомневалась. Взгляд задержался на отдельно сидящем мужчине, и Полина узнала в нём того, кто разговаривал с ней в коридоре. «Ну, вот. Ещё конкурс не прошла, а с членом комиссии уже умудрилась столкнуться. Неизвестно только к худу или к добру», – подумала Полина, оценивая взглядом мужчину. Даже сидя, он существенно возвышался над остальными, и Полина помнила, что сама она едва доставала макушкой ему до плеча, а она была всё же на каблуках.

Полина перевела взгляд на остальных. Прямо перед ней сидела женщина среднего возраста. Сухопарая, седая, в строгом платье и с не менее строгим лицом. По бокам от неё расположились мужчины: один невысокий, круглый крепыш неопределённого возраста, второй – уже известный ей старший эконом. Крепыш не мог сидеть спокойно и постоянно то поворачивался к кому-либо, то наклонялся к столу, а один раз и вовсе заглянул под него.

На весь этот осмотр у Полины ушли секунды, но пауза всё равно затягивалась, и она удивлённо воззрилась на комиссию: а спрашивать-то её будут? Беспокойный мужчина первым и спросил у неё:

– Иномирянка? Какой мир?

– Мир Земля, Вересова Полина Сергеевна, экономист-бухгалтер, – представилась Поля, уже смиряясь и с этим миром, и со своим попаданием. Ведь на самом деле её никто не тянул звонить по тому объявлению. Сама позвонила, сама и расхлёбывать будет.



– Да-да, ваши данные есть у нас. Скажите, Полина Сергеевна, насколько комфортно вы чувствуете себя в нашем мире? Нет ли предубеждения против разумных рас других видов: оборотней, вампиров, драконов, гномов?

«Эльфов», – добавила про себя Полина, но вслух ответила:

– Ничего не могу ответить на этот вопрос. Я только час назад узнала, что нахожусь в другом мире и что в этом мире есть другие разумные расы. Кстати, кроме эльфов я никого из них ещё не видела. Ну, или не опознала их среди людей.

– Час назад?! И вы не в истерике? Поразительно! – чуть не подпрыгнул мужчина.

Сухопарая дама перевела взгляд на Полю и неодобрительно хмыкнула, нервно дёрнув острым плечиком. «Один – один», – мысленно подсчитала Полина. Определённо живчик был за неё, а вобла – против. Оставались ещё эконом и мужчина в торце стола.

– Э-э, Полина Сергеевна, – заговорил старший эконом, – прошу простить мою оплошность. Заявок было много, и я не успел сообщить вам всю надлежащую информацию. Однако, судя по всему, вы сами во всём прекрасно разобрались. Это большой плюс к вашему резюме. Надеюсь, что это недоразумение не отразится на нашей дальнейшей работе.

Может быть потому, что Полина не очень внимательно вслушивалась в эти ненужные извинения эконома, она и смогла почувствовать некоторые неприятные ощущения в голове. Как будто многочисленные мураши побежали от висков к затылку, охватывая мозг полукругом. Голова слегка закружилась и… всё кончилось. А Полина встретилась взглядом с молчаливым мужчиной из коридора.

– Ну, так как, Полина Сергеевна, остаётесь или возвращаетесь? – спросил он.

– Но мне ещё ничего не предложили и не объяснили, – возразила Полина. – Но если вопрос стоит о желании, то – да, я хочу вернуться на Землю.

– Вы нам подходите, – ответил мужчина, не реагируя на Полино замечание. – А об условиях договора вы узнаете в третьем зале.

– Позвольте, – не удержалась Полина, – нам сказали, что здесь будут спрашивать о чём-то? Определять степень компетентности?

– Всё, что надо его светлость уже узнал, – сурово ответила женщина. – Он сканировал вашу память. Можете идти.

– Сканировал мою память?! – буря эмоций захлестнула Полину. Она даже резко поднялась с места, чтобы отбрить этого наглеца. Но другая мысль (а вдруг это проверка на стрессоустойчивость?) заставила её моментально взять себя в руки и холодно произнести:

– Во-первых, на каком основании? Во-вторых, почему без предупреждения и без моего разрешения? В-третьих, я протестую и требую извинения.

Дама на этот спич хлопнула глазами и торжествующе повернулась к герцогу с видом: «я же говорила!» Живчик всё-таки подпрыгнул на стуле и воскликнул: «То, что надо!» А старший эконом благосклонно улыбнулся и дважды хлопнул в ладоши, выказывая одобрение.

Его светлость («этот мужчина и есть сам герцог» – дошло до Поли), несмотря на разногласия в своей комиссии, подтвердил приглашение:

– Вы, госпожа Вересова должны пройти в третий этап, после которого мы заключим с вами договор, если вы справитесь с заданием.

– Договор официальный, магический?

– Самый что ни на есть: официальный и магический.

– Оплата стоит того? – не унималась Полина.

– Стоит, – усмехнулся герцог.

– Что ж, попробуем пройти до конца это приключение, – согласилась Полина и уверенно направилась к третьей части зала.

Она прошла такую же защитную мембрану и оказалась в просторном полупустом помещении. Здесь в центре стоял большой стол, а перед ним полукругом располагались десятка два стульев. Два из них были заняты. Полина была третьей. Но в зале ожидания, как она помнила было ещё много претендентов. Так что кто-то из них наверняка присоединится к ним.

Представителей герцога в зале не было, но это не значило, что за ними не наблюдают, поэтому Полина спокойно заняла место в первом ряду и приготовилась ждать. Однако просто сидеть ей быстро наскучило, и она начала исподволь изучать своих конкурентов.

Ближе к ней сидела дама лет сорока, Полина не видела её в зале ожидания. Но это и немудрено: там было много народа, да и Полина ещё пребывала в шоке. Зато теперь можно рассмотреть подробнее. Дама была явно не с Земли. Нет у нас сейчас таких мест, где носят длинные юбки до щиколоток с турнюром и жакетом в обтяжку.

… ( турнюр -в модах конца 19 в. – ватная подушечка, которая подкладывалась сзади под платье ниже талии для придания пышности фигуре).

Особенно развеселил Полю этот самый турнюр (может, здесь он называется по-другому). Хотя он был совсем небольшим и просто придавал фигуре выразительности, но из-за него и из-за туго застёгнутого жакета женщина вынуждена была сидеть на краю стула с выпрямленной спиной. Неудобно. Хотя, подумала Полина, это входит в требование этикета. Типичная экономка, вынесла решение Полина.

Сама Полина, в противоречие этой картинке, сидела на стуле плотно опираясь на спинку и положив нога на ногу. Слава богу, брючный костюм вполне допускал такую позу. Оценив даму, Полина перевела взгляд на мужчину. Ему было лет тридцать, может, чуть больше. По выправке и телосложению похож на военного. Как и дама, он был крайне серьёзен и Полина улыбка, посланная ему для знакомства, осталась без ответа.

«Ну, и чёрт с вами! Подумаешь, снобы какие!» – фыркнула про себя Полина и принялась теперь рассматривать зал. «А ведь той эльфийки-то нет», – дошло до Полины. Не прошла, значит. Ну, немудрено, если герцог сам своим рентгеном всех просвечивает. И она испытала от этого настоящее удовлетворение. Не блат, не родство, не положение в обществе, а настоящие знания интересуют этого герцога. Уважаемо. Хотя, может, эта эльфийка просто где-то задержалась. Судя по тому, как она вела себя в зале ожидания, дама бывала в этом замке не раз.

В этот момент мембрана вновь раздвинулась и к ним вошла ещё одна особа. Молодая, красивая и с большим гонором. Ни на кого не глядя, она прошла к стульям и села в центре. Мужчина и дама почтительно кивнули ей. Полина кивать не стала. Она эту особу совсем не знала. Но и сидеть рядом с другими и молчать для Полины было трудно. Тогда она встала и отошла к стене с целой галереей портретов. Эта стена отделялась от зала рядом колонн и была похожа на специальную галерею.

Медленно переходила Полина от портрета к портрету. Скорее всего, это были прежние хозяева замка. У всех мужчин, в том числе и у нынешнего герцога, были общие черты лица: высокий лоб, крупный нос с горбинкой, тёмные волосы и синие глаза. А вот женщины все были разные и это говорило о том, что мужские гены этого рода доминируют, а длинная линия похожих портретов о том, что род не прерывался. Но где-то в конце этой галереи Полина остановилась и надолго приникла взглядом к картине. В отличие от предыдущих одиночных портретов здесь была изображена семья: муж, жена, дети – мальчик и девочка. Девочка была явно старше, выглядела надменно и на родителей была непохожа. В мальчике же сразу угадывался нынешний герцог Мартенсон: тот же надменный вид, тот же пристальный взгляд и те же синие глаза, но в детском исполнении это было очаровательно. «Милашка, – подумала Полина, – но, похоже, с детства недолюбленный, отсюда и суровость, закрытость», – продолжила оценивать Полина и не услышала приблизившихся шагов.

– Похож? – раздался за спиной хрипловатый голос.

Полина медленно повернулась. Рядом с ней стоял тот мужчина, которого она посчитала военным. Он стоял близко, практически касаясь грудью её плеча, а склонённая голова нависала над её макушкой. Издали могло показаться, что мужчина её целует в эту самую макушку. Да у Полины и у самой появилось такое ощущение, что сейчас её чмокнут. А она не любила таких ситуаций, и вообще не любила нарушения личного пространства. Мужчина же склонился ещё ниже и глубоко вдохнул её запах. Это было слишком. Слишком близко, слишком интимно, слишком вызывающе. Но открыто возмущаться Полина не стала. Сделав один шаг в сторону, она спросила у мужчины:

– Вы имеете в виду герцога?

– Да, нынешнего герцога Эрика Мартенсона.

«Так его зовут Эрик. Ему подходит», – решила Поля.

– Хотите, расскажу о них, – кивнул мужчина на портрет и вновь сделал шаг к Полине.

– Буду только рада, – ответила та, вновь отходя на шаг, но теперь передвинула сумку на плече между собой и мужчиной, как бы отгораживаясь от него.

Мужчина намёк понял и следующего шага не сделал, но наклонился к Полине и прошептал:

– Вы умопомрачительно пахнете.

– Что-о?! – так же шёпотом воскликнула Полина, мигом отбросив прежнее желание казаться выдержанной леди. – Это уже переходит все границы!

– О-о! – тихо воскликнул мужчина. – Вы иномирянка и ещё не умеете реагировать на оборотней. Понятно.

– Зато мне непонятно, – заметила Полина, немного успокаиваясь. Как надо реагировать на оборотней, она и правда не знала.

Несмотря на то, что пререкались они достаточно тихо, их разговор всё же сумел привлечь к себе внимание ожидающих. За это время в зале прибавился ещё один мужчина, но он не стал садиться, а прохаживался вдоль больших панорамных окон. А сейчас и вовсе остановился и с интересом наблюдал за ними. Полине показалось, что он прекрасно слышит их, несмотря на то, что находится довольно далеко.

– Леди Полина, я правильно запомнил ваше имя? – опять склонился к ней оборотень.

– Правильно, – буркнула Поля, опять делая шаг в сторону.

– Если бы вы были из этого мира, то давно поняли бы, что я оборотень. Нас привлекает запах свободной самки иногда настолько, что мы не в силах сопротивляться и стараемся быть к женщине, как можно ближе.

– Но это неправильно! И неприлично, – сурово заметила Полина. – А как вы определили, что я свободна?

– Узнал просто: на вас нет мужских запахов. А насчёт нежелательных контактов… Местные женщины обычно носят маскирующие амулеты, если не хотят лишнего внимания.

– Обалдеть! Это я ещё и сама виновата в вашем неприличном интересе?! А что это за маскирующие амулеты?

Не то чтобы Полина собиралась бежать и где-то покупать эти девайсы, но знать-то о них надо.

– Получается – да – сами виноваты. Но всё же в вашем случае вина, скорее, на тех, кто провёл вас сюда и не объяснил все возможные нюансы. Но не переживайте. Насчёт вины я пошутил. Просто вам было бы гораздо спокойнее с защитой.

– Понятно. И спасибо за объяснения.

Видя, что мужчина не агрессивен и даже дружелюбен, Полина успокоилась и уже сама заинтересовалась им. Всё же оборотня она видела впервые в жизни.

– Скажите, а правда, что вы можете любить только истинную пару?

– Вы знаете об истинных? Откуда?

– Из нашей фэнтези-литературы. И теперь подозреваю, что она возникла у нас совсем не случайно. Вопрос только в том, насколько она соответствует вашим мирам.

– Стойте! Так вы та самая иномирянка из технического мира?! Старший эконом развил тут такую деятельность перед началом. Всё боялся, что вы не придёте. Герцогу пришлось не раз сделать ему замечание. Не знаю, что с вами не так, но Олаф очень заинтересован в вашем присутствии.

– Ваш герцог сканировал мою память без разрешения, – почему-то пожаловалась Полина, испытывая теперь к этому оборотню товарищеские чувства. – А эконом и правда поддержал меня, зато женщина была явно против.

– Не может быть! – воскликнул мужчина. – Это я про сканирование, – пояснил он. – Все подписывали соглашение. Ведь он нанимает не просто прислугу, а управляющего в родовое приграничное поместье.

– А что там не так? – поинтересовалась Полина, пропустив шпильку про соглашение. Лично она ничего не подписывала.

– Там много чего не так, – усмехнулся мужчина. – Во-первых, оно является родовым поместьем Мартенсон, но несколько веков назад оно перешло к другому роду по брачному договору. И только недавно семья Мартенсон смогла получить его обратно. Там какая-то сложная история, но я не владею информацией.

– А, во-вторых? – поторопила Полина мужчину, когда тот примолк.

– А, во-вторых и в-третьих, дорогая, поместье ужасно запущено, разорено, население разъезжается. И ко всему ещё граница с оборотнями рядом.

– А вас почему это волнует? Вы же тоже оборотень?

– Именно! Именно потому, что я оборотень, я знаю, как падок молодняк на человеческих женщин. И, скорее всего, юнцы там привыкли к безнаказанности. Любой столкнётся там с этой проблемой. Мне просто легче будет договориться.

– Понятно. А разве сам герцог не может применить власть и защитить своих подданных?

– Может! Именно это он и делает, выбирая сейчас подходящего управляющего. Сам герцог покидать столицу может только в исключительных случаях. Всё-таки он глава безопасности королевства. Он живёт и работает в столице и появившееся наследство для него не благо, а дополнительная головная боль. Вот он и ищет управляющего, что снять с себя эту проблему. Собственно, он неприлично богат и без этого поместья и действует теперь только в память о предках и из уважения к истории рода.

– Понятно, – ещё раз повторила Полина.

Ей на самом деле стала понятней вся ситуация в целом и количество желающих, в частности. Ещё бы: целый глава безопасности. Иметь такого работодателя крайне выгодно. Это же – королевский дворец, королевские балы, внимание богатеньких буратино – это для дам. А для мужчин – карьера, знакомства, выгодные браки.

– Слушайте, давайте уже нормально познакомимся: Вересова Полина Сергеевна, землянка, – подала она руку оборотню.

Они стояли возле столика с лёгкими закусками и напитками, и Полина не видела ничего особенного в том, чтобы знакомиться «на ходу», так сказать.

– Конол Харрисон, баронет. Леди Полина, если мне удастся получить это место, я с удовольствием взял бы вас своей помощницей. Мне нравится, как вы держитесь и в вас чувствуется внутренняя сила. Поверьте, для руководящей работы – это очень важно.

– А вы уверены, что возьмут именно вас? – спросила Полина и машинально протянула оборотню мясной рулетик.

Тот удивлённо взглянул на неё, но рулетик с благодарностью принял и в ответ угостил Полину соком. Переглянувшись, они оба почувствовали себя напарниками, объединившимися против остальных конкурентов.

– Не уверен, но дело в том, что оборотней среди кандидатов не так много и у них гораздо меньший опыт. Ну, не эльфийку же им брать? – кивнул он в сторону той самой эльфийки.

Полина тоже скосила глаза и увидела девицу из зала ожидания, которая всё же появилась здесь на третьем этапе. И вообще увидела, что их стало гораздо больше. Человек десять уже набиралось точно. «Кажется, пора отнестись ко всему этому серьёзней, – подумала Полина. – Похоже, я уже хочу получить эту работу».

В это момент в зале появились герцог и старший эконом.

– Господа, прошу занять места. Начинается третий этап, – провозгласил эконом.

Полина и Конол поспешили сесть, но теперь заняли места рядом.

– Господа кандидаты, вас осталось двенадцать человек. В принципе, любой из вас способен занять предлагаемую должность. Но. Но нам не хотелось бы ошибиться, поэтому для этого этапа мы используем опыт землян. Смею вас уверить, у них накоплен обширный банк заданий. Итак, у вас есть тридцать минут, чтобы оценить ситуацию и предложить решение. Естественно, гипотетически. Ничего подобного в поместье сейчас не происходит, но может произойти.

«Ролевой тест! – озарило Полину. С таким она была знакома. На Земле сейчас тоже была мода на проверку административного тяма. – Посмотрим, что предложат здесь». Её энтузиазм был неслучаен. Полина любила трудные задачи, а, главное, любила искать пути их решения.

– Задание для всех одно, – продолжал меж тем эконом, – оценивать будем варианты решения.

Без всякого перехода он начал излагать условия задачи. Полина сосредоточилась: записать бы. Взгляд метнулся на стол, и она, не раздумывая, шагнула к нему, чтобы взять чистый лист и карандаш, правда, какой-то необычный. Но сейчас это было неважно. Полина торопливо записывала за экономом и не видела какими взглядами сопровождали её действия остальные кандидаты. Никто из них ничего не писал, но все внимательно слушали, держа в руках какие-то кристаллы.

– Представьте ситуацию, – вещал эконом и предложите два решения: сиюминутное и долгосрочное. – В поместье существует напряжение между людьми и нелюдями. Ситуация накаляется. Нелюди давно ждут повод к протесту. Соседнее княжество – государство оборотней, готово их поддержать. Ваш план действий?

– А эти земли всегда принадлежали нашему королевству? И, кстати, какие там оборотни у нас и за границей? – спросила Полина.

– Я отвечу, хотя это не входит в условия. Но вы иномирянка и не знаете нашей истории, – ответил эконом. – Эти земли всегда, – выделил он голосом, – принадлежали нашему королевству и являются родовыми землями герцогов Мартенсон. Соседнее княжество оборотней постоянно претендует на эти земли, так как здесь проживает много старых оборотнических родов, которые тоже тянутся к сородичам. В княжестве живут оборотни разных видов, но у власти находится волчья династия.

– Спасибо, – поблагодарила Полина.



То есть имеет место быть конфликт, застарелый и непрекращающийся. И что-то подсказывает Полине, что это реальная ситуация. Поэтому и требуют толерантность. Не хотят открытых выступлений. Но это больше касается местных. А ей, Полине, всё равно. В этом конфликте она третья сторона, хотя и чистокровный человек. Вот на этом, на том, что она чужая и тем, и другим можно попробовать сыграть. Она отнеслась к делу очень серьёзно. Кто бы сейчас не победил, Полина надеялась, что её мысли и предложения пригодятся любому. Ведь дело не терпит, она понимала это отчётливо.

Взяв карандаш, вернее, ручку, как рассмотрела Полина, она быстро набросала несколько пунктов. Как неофициальному лидеру, ей приходилось иногда гасить конфликты. Не такие масштабные, не такие серьёзные, но всё же…

Провести большой общий праздник. Пригласить в хозяйскую усадьбу жителей всех поселений (но без принуждения).

На празднике провести ярмарку умельцев. Рассказать о ремесленниках и их достижениях. Хозяин должен выбрать лучшего из них и наградить. Никого не забыть и не обидеть невниманием.

Устроить конкурсы хозяев и хозяек. Победителя определят сами жители.

Собрать от народа предложения и пожелания.

На храмовых службах осуждать вражду и объяснять единство мира.

Разрешить межвидовые и межрасовые браки.

Открыть общие школы…

Всё-таки Полина не успела. Когда прозвучал сигнал, она собиралась добавить ещё три-четыре пункта, но лист выпорхнул из-под рук и поплыл по воздуху к комиссии. Странно, но такое прямое проявление магии Полину уже не восхитило. Она с нетерпением ждала результата. С удивлением она заметила, что и другие кандидаты что-то писали (где только бумагу взяли).

Герцог быстро, но внимательно смотрел каждый лист. Поля видела, что на листах её соперников было от силы несколько строчек и только у неё целый исписанный лист. Может, она чего-то не понимает, забеспокоилась Поля, и тут все знают, как решать такие проблемы?

Между тем герцог, просмотрев все листы, передал их комиссии, а сам встал и вышел из-за стола к кандидатам.

– Господа, – его голос гулко прокатился по полупустому помещению. – Теперь у вас есть возможность объяснить выбранное решение.

– Леди Синриэль? – обратился он к эльфийке.

– В наших землях тоже есть поселения других рас. У нас за всё отвечает староста поселения. Чтобы был порядок, ему надо просто хорошо платить. Как он добьётся порядка – его дело. Так что вся проблема в хорошем управляющем, который назначит эффективного старосту. Кроме того, в поместье необходимо иметь сильную воинскую часть для контроля границы и помощи старостам.

– Понятно. Спасибо, леди Синриэль. Господин Рюген?

– Согласен с леди Синриэль, что в поместье должен быть сильный отряд, который будет подчиняться милорду, а в его отсутствие управляющему. Это решит все проблемы, – высказался мужчина, который подслушивал их разговор с Конолом.

– Спасибо, господин Рюген.

Герцог спрашивал следующих, но Полина уже подвисла и отвлеклась от ответов, слушая только краем уха. Все повторяли так или иначе тезисы эльфийки. «Это что же получается: все надеются только на силу, на подавление?! А поговорить? А подружиться? А узнать друг друга получше? Не?» В общем, Полина была категорически не согласна с такими предложениями, но ей слова пока не давали. Наконец, остались только они с оборотнем. И раз их оставили напоследок, то, похоже, их ответы отличаются от других.

– Господин Харрисон, – обратился герцог к Конолу.

– Согласен с леди Синриэль и господином Рюгеном, – дипломатично начал оборотень. – Отряд гвардии нужен, это – бесспорно. Но я бы ещё предложил заключить с оборотнями, которые проживают на землях поместья, договор, по которому всю ответственность за порядок на их территории и поведение членов их стаи, несут главы родов. Кстати, именно так устроено управление в княжестве: за каждую стаю отвечает её альфа. Против слова альфы никто из оборотней не пойдёт. Но пока альфа не связан договором, его невозможно контролировать, а, значит, будет невозможно контролировать стаю.

– Это интересная мысль. Спасибо, господин Харрисон. Леди Полина Вересова?

И тут Полина струхнула. Ей показалось, что все её рекомендации – детский лепет. Какой праздник?! Какие призывы к миру?! В общем, кажется, Полина лопухнулась. Но, вздохнув и вскинув подбородок повыше, Полина всё же встала: отступать она не привыкла. Поля решилась защищать своё предложение, но с учётом позиции оборотня.

– Мне кажется, что уповать только на силу в данной ситуации недальновидно. Если на землях нужен прочный мир, то придётся потрудиться всем, чтобы его создать. И в первую очередь – хозяину земель, милорду. – Полина склонила голову в лёгком поклоне в сторону герцога. – Нам надо создать такую обстановку, чтобы конфликтов не было совсем, или они были единичными.

Эльфийка хмыкнула и пренебрежительно прошлась по Поле взглядом. Мужчины промолчали, но скептические улыбки всё же тронули их губы. Полина сглотнула комок в горле и продолжила.

– Если все эти люди и нелюди давно живут на этой земле, то ясно, что все они считают её своей. Пусть считают! Надо только найти объединительные интересы.

Скептические ухмылки стали откровеннее, лицо герцога нахмурилось. Полина начала горячиться и речь её стала экспрессивной и сбивчивой.

– Да никогда в истории не удавалось достичь мира страхом и принуждением! Только злобу затаят! Надо, чтобы сами захотели мирно и спокойно жить!

– Я понял вас, леди Верисова, – кивнул ей герцог также нейтрально, как и другим. – Ваше мнение услышано, господа. Решение через несколько минут. Тот, кого мы примем, сразу будет перенесён в поместье. Тех, кто не пройдёт, маги перенесут по указанным адресам.

Члены комиссии вышли, оставив кандидатов одних. Все они старались сохранить видимое спокойствие, даже Полина. Хотя её продолжало ещё потряхивать от эмоционального всплеска. Кроме того, неслабо напрягали взгляды двух девиц: эльфийки и задаваки, как назвала её Полина. Они открыто демонстрировали ей своё раздражение и даже злобу. «М-да! Вот она, оказывается, какая – неприязнь с первого взгляда!» – усмехнулась про себя Поля. И тут эльфийка, видимо, сочтя одни взгляды недейственным посланием, подошла к ней напрямую и прошипела чуть ли не в ухо:

– Даже если тебя по какому-то недоразумению примут, не вздумай встать у меня на дороге. Герцог мой!

Вначале Поля опешила, а потом подумала: «Какого чёрта!» и, глядя этой леди в глаза язвительно спросила: «А он об этом знает?» Та хотела сказать ещё что-то, но в зал вернулся эконом и объявил:

– Господа, внимание! По результатам отбора должность управляющего получает, – он сделал короткую, но эффектную паузу, – Вересова Полина Сергеевна. Её помощником предлагается господин Харрисон. Вы можете отказаться, господа, если передумали, – обратился эконом к Полине и Конолу. Остальных прошу пройти в холл, маги перенесут вас по домам.

Полина затормозила: её?! Выбрали её?! И, что теперь делать?! Как-то она не готова немедленно стать управляющей. А вещи? А Земля? А родственники? Да, как так-то?! Она взглянула на своего нового помощника и коллегу. Тот тоже не ожидал такого варианта, но сориентировался быстрее.

– Леди Полина, позвольте поздравить вас с победой, – поцеловал он ей руку.

– Вы тоже победитель, – польстила ему Поля. – А нас, что? Вот прямо сейчас и прямо так перенесут в поместье?

– Кажется, да, – ответил Конол, – но не беспокойтесь. Я думаю, там будет готово всё необходимое.

– Что-то я сомневаюсь, – тихо ответила Полина.

– Господа, пройдёмте в холл. Вас перенесёт сам милорд. Ему тоже надо в поместье. Все необходимые вещи вам будут предоставлены. Если же возникнет необходимость в каких-то особенных вещах или предметах, то доставить их можно будет несколько позднее. Говорю это для вас, Полина Сергеевна. Так как портал на Землю после перемещения выбывших кандидатов, можно будет открыть только через несколько дней. Но не беспокойтесь, вам будет обеспечен полный гардероб по вашему вкусу, но уже на месте.

Полина всё ещё растерянно осматривалась вокруг, не зная, что делать в первую очередь, и оборотень просто взял её за руку и повёл к порталу. Никакого времени на подумать, оценить, согласиться Полине не дали. Победила – будь добра, действуй!

В холле герцог попросил их встать ближе и, сделав сложный пасс, открыл портал. В окне портала показался мощёный двор старого замка и вечернее звёздное небо. «Вот он – настоящий новый мир», – подумала Полина и ступила на брусчатый двор замка.

ГЛАВА 3.

Вроде бы Полина и не боялась, но рука Конола, поданная ей в поддержку, была с благодарностью принята. Полина поблагодарила оборотня взглядом, и они вместе двинулись за герцогом, который на них даже не обернулся.

Если сам большой двор замка был освещён недостаточно, то широкое крыльцо парадного входа было залито светом. На крыльце шеренгой стояли люди (или нелюди, добавляла теперь про себя Полина). Впереди на шаг от остальных возвышался худой, как жердь, мужчина. В нём всё было остро: череп, вытянутый вверх, плечи, торчащие прямым углом, локти, прижатые к телу и выпирающие со спины, как вывернутые колени кузнечика, и даже крупный, длинный нос. Полина сразу прозвала его Кузнечиком. Мужчина сделал шаг навстречу герцогу.

– Милорд, по вашему распоряжению прислуга построена для встречи.

– Хорошо, Берт, – герцог обернулся к новым работникам. – Знакомьтесь, господа, Берт Дайер – дворецкий, временно исполнял роль управляющего.

Полина и Конол едва успели кивнуть в приветствии этому Берту, как герцог уже обратился к слугам.

– Знакомьтесь, это новая управляющая поместьем – леди Полина Вересова, землянка. Надеюсь, ей не придётся столкнуться с вашим неповиновением. Но если такое случится, то последнее слово будет за госпожой управляющей. А это, – он протянул руку, указывая на Конола, – помощник госпожи Вересовой и её заместитель – баронет Конол Харрисон. Берт, представь новым управляющим слуг.

Всё это время на крыльце стояла настороженная тишина. Ни один человек не выразил ни радости, ни недовольства.

– Рэйчел Сабб, экономка, – скрипуче произнёс Берт и перед ними в коротком книксене присела женщина лет пятидесяти в строгом платье и со связкой ключей на поясе. Симпатичное лицо было спокойным и не выражало никаких эмоций.

– Оливия Стоун – кухарка, Мирта Стоун – помощница кухарки, Кристи Стоун – горничная, – названная троица дружно сделала шаг вперёд и низко поклонилась.

«Мать с дочерями» – решила Полина.

– Бартел Рид – конюх, – продолжил представление Берт, а названный мужчина средних лет коротко кивнул.

– Кланки Рид – посыльный, – парнишка лет пятнадцати, подражая отцу лишь коротко кивнул.

– Грэди Хьюз – уборщик, представленный экземпляр непонятного возраста, невысокого роста и какой-то скрюченный, лишь крепче ухватился за свою метлу, не сделав никакого жеста.

Берт сделал шаг в сторону и замолчал.

– Спасибо, Берт. Все могут быть свободны. Рэйчел, приготовьте комнаты. А вас, господа, прошу в кабинет.

Но только они двинулись за хозяином, как двери распахнулись и на крыльцо выбежала молодая девушка.

– Эрик! – с восторженным криком кинулась она в объятия герцога.

Тот ловко поймал её в бережные объятья и нарочито строго произнёс:

– Ты невнимательна, Уна, я не один.

– Ой, – якобы смутилась девица, но это было настолько нарочито, что все сразу поняли. – Простите, господа?

– Леди Полина Вересова – новая управляющая, господин Конол Харрисон – помощник управляющей, представил их сам герцог. – Прости, дорогая, я сейчас занят. Прошу, господа, – повторил он своё приглашение.

«Вот теперь, кажется, все» – усмехнулась про себя Полина. Что девица изначально имела намерение подчеркнуть своё положение, было ясно даже слепому, кроме самого герцога.

– Господа, – обратился он к ним, когда двери кабинета закрылись. – Я коротко обрисую вам обстановку и после этого вы можете задавать вопросы. Поместье перешло в мою собственность несколько месяцев назад, но мы долго не могли найти управляющего, пока не догадались объявить вакансию. Я никого не увольнял и никого не принимал. Все эти люди остались здесь добровольно. Исключения – Оссия Дайер, вы видели её в комиссии и её сын Берт Дайер, дворецкий. Они служат мне давно и до этого работали в моём поместье под столицей. Но сейчас мне здесь нужны люди, которым я доверяю, поэтому я предложил им переехать сюда, в Мейго.

Теперь, что касается вашей работы. Мне не нужны старые отчёты, доходы и расходы прежних хозяев. Начните всё заново. Наём и расчёт работников полностью в вашем распоряжении. Перестройка, переделка и перемены в усадьбе – тоже. Я здесь буду только редкими наездами и мне довольно будет кабинета и спальной комнаты. Ваши расходы не ограничены, но они должны быть разумны. Счета направлять мне лично с подробным перечнем приобретаемого. Я хочу, чтобы в итоге поместье стало если не приносящим прибыль, то хотя бы не разоряющим. Кроме того, я собираюсь приглашать сюда друзей и не хочу стыдиться своего родового дома. Это понятно?

– Вполне, – ответила за двоих Полина. На самом деле герцог сейчас не высказал никаких заоблачных желаний: всё было выполнимо, тем более, что в деньгах их не ограничивали.

– Но, – герцог сделал паузу. – Всё, что будет касаться управления поместьем, договоров и отношений с населением и соседями – всё должно быть мне известно от вас. И всё должно вначале получить моё одобрение. Это понятно?

– Вполне, – опять ответила за двоих Полина.

– Если вы со всем согласны, то подпишите ваши контракты. Пока на год, – и герцог подвинул к ним уже готовые к подписи листы.

Полина придвинула к себе лист и начала внимательно читать. Какое бы доверие не вызывал у неё герцог, но подписывать документ, не читая, она не собиралась. Конол тоже старательно изучал договор, и в кабинете на некоторое время установилась тишина. И в этой тишине неожиданно громко прозвучал вопрос Харрисона:

– Милорд, а в поместье не было в последнее время происшествий с участием оборотней?

– Что вы имеете ввиду? – поднял бровь герцог.

– Среди наших кланов по королевству ходят слухи, что оборотни Мейго скоро будут выбирать нового альфу. Старый Рордан готов уступить место кому-то из молодых.

– Вот как, – задумчиво произнёс герцог и пристально посмотрел на оборотня. – У меня нет такой информации. Я разберусь. А вы именно поэтому пришли на конкурс?

– Отчасти поэтому, я совсем не против занять место альфы по традиции, но больше потому, что мне на самом деле нужна работа, – честно ответил Конол.

– Ваш зверь? – требовательно спросил герцог.

– Пантера, милорд.

– Джордж Харрисон? – опять изогнутая бровь.

– Мой отец, милорд. Я младший сын. Могу жить вне клана.

– Что ж. Рад приветствовать у себя сына капитана королевской разведки. Вы подписываете?

– Да, милорд. Меня всё устраивает.

– А вы, Полина?

– Это в земных деньгах? В наших рублях? – вместо ответа спросила Поля, ткнув ручкой в строчку контракта.

– Да, это ваша ежемесячная зарплата в ваших рублях. По вашему желанию она может выдаваться вам здесь или переводиться на ваш счёт на Земле.

– А можно пополам? – не утерпела Полина.

– Можно. Всё зависит от вашего желания, – улыбнулся герцог.

– Ещё вопрос, милорд, – разошлась Полина. – Здесь указано, что командир отряда будет подчиняться мне только на территории поместья?

– Да, это так, госпожа управляющая. Моё поместье по территории сравнимо с некоторыми вашими государствами. Это очень большая власть и влияние. На территории поместья в моё отсутствие вы главная. Отряд будет подчиняться вам. НО. Этот отряд принадлежит мне. У нас нет общегосударственной армии, как в ваших странах. У нас каждый аристократ имеет свои отряды гвардии, которые могут объединяться на случай войны. Поэтому вне поместья этот отряд подчиняется только мне. И в поместье тоже мне, если я там нахожусь.

– Теперь всё понятно, милорд. – Полина поставила размашистую подпись под контрактом. – Но у меня на Земле остались родители, и я хотела бы предупредить их, чтобы они не волновались.

– Я понимаю, Полина. Вы можете, конечно, сходить на Землю, но скажу честно, это сложно. Будет лучше, если вы позвоните им или напишите. Позвонить можно из моего замка в столице, где вы проходили отбор. Портал и связь устанавливаются один раз в неделю. Но перед этим вы дадите магическую клятву о неразглашении места пребывания.

«То есть, регулярной связи с Землёй у них нет, – сообразила Полина. – Может, и правда не стоит напрягать магов? Родители живут в другом городе, видимся мы редко. Никто искать меня не будет. Позвоню и скажу, что уехала на работу за границу».

Полина кивнула своим мыслям и подняла глаза на герцога. Она и сама не заметила, что уже горит нетерпением начать работать.

– Хорошо, милорд. Я согласна. Я позвоню родителям, если можно. Если они услышат мой голос, они будут меньше волноваться.

– Договорились. – герцог поднялся с места. – Думаю, ваши комнаты уже готовы. Вас сейчас проводят. Обустраивайтесь и с утра приступайте к работе. Ваши кабинеты будут расположены рядом. Они находятся в служебном крыле замка. Я надеюсь на вас, леди Полина, господин Конол, – герцог пожал им руки, и они вышли в коридор, где их уже поджидал Берт.

– Прошу, господа, – Берт склонил голову и вытянул руку, приглашая их следовать за собой. Спустя некоторое количество коридоров, переходов и лестниц, они дошли до нужного места.

– Леди, ваша комната. Господин, ваша комната. – указал им на двери Берт. – Это служебное крыло. Господа управляющие всегда жили здесь на третьем этаже. Первый и второй этажи – хозяйственные. Оба ваших кабинета находятся на первом этаже, так как вам придётся принимать по делам работников поместья и не дело, если они будут шастать по замку. Завтра Рэйчел откроет вам кабинеты и передаст ключи. Доброй ночи, господа, – Берт откланялся и степенно удалился, держа спину так, будто проглотил жердь.

Полина и Конол переглянулись и одновременно прыснули задорным смехом. Самомнение Берта зашкаливало: он мнил себя не меньше, чем хозяином этого старого замка.

– Пойдёмте ко мне, Кон, – предложила Полина. – нам надо договориться, как действовать.

– Согласен, леди Полина.

– Просто Полина, Кон, мы с вами в одной упряжке и нам нечего делить.

– Опять согласен, Поли, – сократил её имя Конол и Полине это даже понравилась. – А я боялся, что ты будешь снежной леди и не будешь со мной даже разговаривать. Люди с предубеждением относятся к нам.

– Глупости, Кон, ты отличный парень и мне сразу понравился. Только совсем чуть испугалась вначале, – перешла тоже на «ты» Полина.

Разговаривая, они вошли в её комнату и, хотя Полина была настроена на разговор, она всё же успела окинуть взглядом помещение. Немного не то, чего бы ей хотелось, но скоро она исправит всё под свой вкус.

– Садись, Кон, – Полина легко перешла на дружеское общение и наделась, что так будет и дальше. – Я предлагаю завтра с утра взять с собой дворецкого и экономку с ключами и начать осмотр замка от подвалов до мансарды. И только после этого будем делать выводы и предполагать какие-либо работы.

– Согласен, Поли. Чувствуется, что ты любишь переделки, – улыбнулся оборотень.

– Ты угадал, – ответила на улыбку Полина, – дома на Земле я раз в год обязательно делаю ремонт, перестановку, перемену цвета. Не могу жить в одном и том же интерьере. Надоедает. А вот мой бывший муж буквально болел в такие периоды, а потом неделями искал вещи на старых местах.

– У тебя был муж? – удивился Конол.

– Был. Мы разошлись, – коротко ответила Поля.

На самом деле она не любила говорить на эту тему. Было и было. Кому какое дело. Выслушивать сочувствующие возгласы и советы ей не хотелось. С мужем они прожили пять лет. И поженились вроде бы по любви, но однажды он вернулся утром и честно сказал, что любит другую. Полина не спорила, не корила, не держала. Отпустила внешне спокойно, умом понимая, что разбитую чашку не склеить и что насильно мил не будешь. Но сердце болело от обиды и непонимания: а как же она, Поля? Она же тоже любила и думала, что и её любят. Та рана до сих пор кровоточила, но уже не остро. Скорее, привычно ныла, как долгая болячка. Не то чтобы Полина страдала по мужу, но оказалось, что она не способна быстро прощать предательство.

И Полина вдруг подумала: «Может, я из-за этого ринулась в другой мир?» Чтобы окончательно расстаться со старыми воспоминаниями. Хотя, что там вспоминать! Честно говоря, после развода у Полины ни разу не возникло чувство тоски по мужу. Но вот обида сидела долго. Может, она какая-то особенно злопамятная? Или это естественно? Или у всех по-разному? Полина знала женщин, которые расставшись с мужьями, через месяц-другой вступали в новые отношения без всяких проблем. А она, например, даже думать об этом не могла и мужчин вокруг себя просто не замечала. Полина примолкла и погрустнела. Но очнулась от лёгкого поглаживания руки.

– Прости, – Кон ласково поцеловал ей руку. – Прости, Рыжик. Ты сейчас мне напомнила мою сестрёнку. Не бойся, я не дам тебя в обиду.

– Я верю тебе, – Полина стёрла кулачком невольные слёзы. – Знаешь, Рыжиком меня только отец зовёт. Не знаю почему и ты теперь. Вроде и не сильно рыжая.

– Не сильно, – Кон погладил её по голове, – просто рыжий блеск в каштановой гриве. До завтра? Мы справимся, малышка. – Кон ободряюще подмигнул и вышел, а Полина нехотя начала готовиться ко сну.

Работа начинается завтра. Но она ещё долго крутилась, прежде чем уснуть. Слишком много впечатлений за день.

Кон тоже не мог уснуть сразу. Полина на самом деле напомнила ему младшую сестру, особенно, когда поникла, вспомнив горькую обиду. Хорошая девочка, они сработаются, решил про себя оборотень и после этого решения сразу уснул.

Их хозяин тоже уснул не сразу. Его ждала молодая и горячая наложница, так что полночи герцог провёл у Уны. Но потом всё же вернулся к себе. Он терпеть не мог ночевать в чужих постелях, даже если это постель собственной наложницы в собственном замке.

***

Утро для Полины началось рано. Очень рано. Сквозь сон она услышала какой-то бубнёж, кряхтение, а потом и вовсе кто-то требовательно подёргал за одеяло в ногах и старческий голос требовательно приказал:

– Вставай, хозяйка. Много спишь-то.

Полина с трудом разлепила веки и непонимающе уставилась на коренастого мужичка, каким-то образом попавшего в её комнату. Ночь за окном только-только начала отступать и в комнате горел небольшой светильник. Хотя, нет. Это не светильник, а какой-то святящийся шарик. Полина тряхнула головой, сбрасывая остатки сна.

– В чём дело, уважаемый? Вы кто? – хриплым со сна голосом спросила она.

– Боло я, домовой здешний.

– А-а, ну, это меняет дело… Кто-кто? – дошло до Полины и глаза её непроизвольно распахнулись.

Моментально в памяти повторился весь прошедший день, прощание с Коном, сон…

– А-а, – опять протянула Полина, – это сон, – и свалилась вновь на подушку, блаженно закрывая глаза.

– Не сон я, хозяйка. Вставай, разговор есть.

– Слушайте, я понимаю, что у вас, у домовых, свои порядки по ночам. Но давайте подождём до утра, а на следующую ночь вы мне снова приснитесь и всё расскажите, – начала укутываться с головой Полина. – Я даже сопротивляться не буду.

– Вставай, хозяйка, – продолжал бубнить мужичок, – там против хозяина непотребство затевают.

– Нет, ты не сон. И не глюк. Ты злобный монстр. Что тебе стоило с твоим хозяином подождать до утра, а потом уж и непотребство принимать, – ворчала Полина, выбираясь из кровати и надевая великолепный пеньюар, обнаруженный на кресле.

Затем она потёрла лицо руками, окончательно просыпаясь, и строго взглянула на мужичка.

– Так. Чётко, ясно, быстро: кто такой, что надо? что там с герцогом? – почему-то у неё даже мысли не возникло, что этого мужичка надо опасаться. Наоборот, она испытывала к нему безотчётное доверие и симпатию.

– Домовой Боло, хозяйка. Хозяина сейчас опаивать будут, надо бы остановить. Пострадает ить ни за что.

«Всё-таки домовой, – пронеслось в мозгу у Полины. – Хотя, почему нет, если у них тут и эльфы, и оборотни, и драконы… Почему бы и домовым не быть. Ладно, примем к сведению. А что там с герцогом-то?»

– И как мы можем помешать?

– А посмотрим, как. Только лучше, чтобы про нас не знали. Исподтишка помешаем. Ну, не получится, тогда уж… появимся.

– Подожди, мне ведь одеться надо. Нехорошо так.

– А некогда уже, хозяйка, долго я тебя будил. Пошли так уже.

– Может, Конола позовём? – неуверенно спросила Полина. Она вдруг заопасалась последствий.

– Не успеем, – и Боло толкнул рукой ближайшую стену.

Полина могла поклясться, что ещё секунду назад там ничего не было: стена и стена. А сейчас часть стены отъехала внутрь и повернулась, открывая неширокий проход. Боло шагнул в него и обернулся к настороженно замершей Полине.

– Быстрее, хозяйка, утро скоро!

Боло двинулся вперёд, щёлкнув пальцами. Над их головами тут же вспыхнул небольшой шарик золотистого света. Он поплыл перед ними по воздуху, освещая путь, и Полина смогла оглядеться. Они быстро шли по узкому каменному коридору. Потолки его были высоки и терялись в полутьме, стены сложены из крупных, лишь слегка отёсанных камней. А в стенах на высоте человеческого роста попадались небольшие оконца. Некоторые из них были открыты, но большинство были закрыты специальными заглушками.

«Тайный ход!» – догадалась Полина и только хотела спросить Боло, куда они идут, как он резко остановился и прижал палец к губам. Затем он за руку подвёл Полину к оконцу и знаком приказал смотреть. Полина, преодолевая внутреннее сопротивление (не любила подсматривать), придвинулась к отверстию и заглянула в него.

Она увидела просторную, богато, но безвкусно обставленную комнату, которую сейчас освещал лишь один светильник. Небрежно брошенное покрывало едва прикрывало большую кровать. На столе хаотично разбросаны мелкие вещи. А в центре комнаты стояла та девушка, что встречала герцога и совершала странные действия.

По Полиному мнению странные, а Боло сразу определил:

– Сейчас наговор закончит. Как раз успели, – едва слышным шёпотом объяснил он Поле.

– И что надо делать? – также одними губами спросила та.

– Я сейчас открою к ней тайный ход и отвлеку её, а ты, хозяйка, войдёшь и заберёшь зелье.

– Но она же увидит меня! – возмутилась Поля. – Я не хочу! Пусть герцог сам разбирается со своим приворотом.

– Не увидит и не почувствует. Ты сейчас невидима. Она не маг, наговор просто выучила наизусть. Многие ведьмы так делают: изготовят зелье приворота, а девицы наговор с именем уже сами наговаривают.

– Как это наговаривают? – не поняла Полина.

– Ходят по кругу: три разу в одну сторону, три раза в другую вокруг этого зелья. А потом его подливают.

– Так, может, её подкараулим, когда она подливать будет? – встрепенулась Поля. Как-то опасалась она врываться в чужую комнату. – А то, как мы докажем злой умысел?

– А нам не надо ничего доказывать, нам надо его не допустить, – поднял палец вверх домовой и добавил, – ты мне для этого и нужна: я сам не могу к ней войти. У неё на комнате защита герцога. Наши никто войти не могут. А ты можешь. Он сам тебя принял хозяйкой. У тебя доступ везде есть.

«Вон оно что! – воскликнула про себя Полина. – Герцог опасается за свою женщину, но, похоже, опасаться надо ему». Но всё-таки она решила уточнить у Боло:

– А ты уверен, что это приворот и приворот именно для герцога?

– Уверен, конечно! Уже не первый раз! Просто раньше никого не было, кто мог войти. А теперь ты есть.

– Так может всё же лучше герцогу…

– Тшшшь! Закончила!

Боло проворно повернул какую-то рукоять и часть стены тихо отъехала в сторону. Боло что-то кинул внутрь комнаты и почти в ту же секунду раздался приглушённый женский вскрик. Полина немедля метнулась в комнату и, схватив стоящую на полу колбочку с зельем, проворно вернулась в тайный ход. Стена за ней тут же закрылась, а появившийся из ниоткуда Боло обрадованно хлопнул её по плечу: «Молодец, хозяйка!»

Сама же Полина медленно сползла по стене на пол и зашлась в тихом истерическом смехе. Она, Полина, которую на работе называли только Полина Сергеевна, серьёзная дама тридцати лет от роду, только что совершила налёт на чужую комнату и выкрала из неё приворотное зелье! А что с ним теперь делать? Они подумали?! – пришла Полине новая мысль и она снова согнулась, удерживая в себе громкий смех. Дожила!

Но долго истерить ей не дали. Боло подхватил хозяйку под руку и потянул вверх, пытаясь поднять.

– Всё-всё, Боло, идём, – сказала, поднимаясь, Полина, и они также тихо и осторожно вернулись в её комнату.

– Так, Боло, немедленно и подробно рассказывай, зачем мы это всё сделали! – грозно потребовала Полина, усаживаясь на кровать.

Но в этот момент в дверь постучали, и Боло моментально испарился, будто его тут и не было, а Полина вынужденно откликнулась:

– Войдите!

– Доброе утро, Поли, – с улыбкой поздоровался вошедший Конол. – Я гляжу ты ранняя птичка?

– Приходится, – скованно ответила Полина.

Сейчас она решала сложную для себя задачу: сознаться во всём помощнику или нет? И у того, и у другого варианта были свои плюсы и минусы. Но! Полина только вчера попала в этот совершенно чужой незнакомый мир. Только вчера она приняла решение задержаться здесь по крайней мере на год, срок действия первичного договора. Ей, как воздух, необходимы были настоящие помощники, а лучше друзья. Кажется, вчера она нашла такого. Почему бы не поверить ему до конца? Не доверить оборотню эту неожиданную тайну, с которой сама Полина не знает, что делать?

– Кон, я сейчас тебе кое-что расскажу, а ты посоветуешь, что тут можно сделать, – подойдя ближе к оборотню, Полина вопросительно заглянула ему в глаза. Неосознанно она вела себя, как младшая родственница, натворившая дел и теперь взывающая о помощи.

– Что такое, Рыжик? – сразу перешёл на братский тон оборотень.

И Полина, вздохнув, подробно выложила ему своё утреннее приключение, продемонстрировав в доказательство колбочку с зельем.

– Это серьёзное дело, Поли, – задумчиво произнёс Кон, рассматривая зелье на свет. – Нам надо мага, который определит состав зелья и подтвердит, что Уна держала его в руках. Иначе никто ничего не докажет, и герцог не поверит в вину своей наложницы.

– Наложницы? – зацепилась Полина за это слово.

– Да, здесь в приграничье так принято. Если лорд не женат, то местные мелкие землевладельцы или альфы стай могут прислать ему в подарок девушку, в надежде, что их землям или кланам перепадёт какая-то благодарность от лорда.

– Но это же дикость! – возмутилась Полина. – А как же желание самих девушек?

– А вот тут как раз всё в порядке, – усмехнулся оборотень. – ещё ни одна не отказалась. Ты хоть представляешь, какой лакомый кусок наш хозяин? Здесь любая готова на всё, чтобы попасть в его постель, а из неё в родовую книгу Мартенсонов. Но он не торопится снова связывать себя браком и уже много лет не женат.

– Снова? Он был женат? – никак не могла вникнуть в эту историю Полина.

– Да, давно. Его жена умерла, он вдовец.

«Понятно», – отложила про себя эту информацию Полина, а вслух спросила о другом.

– Так, и что нам делать? Эта Уна она давно здесь? Кто её родители? Где вообще она взяла это зелье? Боло сказал, что она не сама его готовила. Кстати, Боло, я знаю, что ты здесь, появись немедленно! Нам нужны твои объяснения.

– Что ещё объяснять, хозяйка. Я всё рассказал, – ворчливо ответил домовой появившись из тёмного угла за шкафом.

– Знакомься, Кон: это Боло, который разбудил меня с утра пораньше и подбил на эту авантюру.

– Хозяйка? – удивлённо переспросил Конол. – Ты называешь Полину хозяйкой?

– А, как её называть? Хозяйка и есть: светлый маг, сила высокая, дому подходит, нам тоже. Опять же меня не испугалась, относится уважительно. Мы, духи, это ценим.

– Ну, поздравляю тебя, Поли, – с каким-то предвкушающим чувством произнёс Конол. – Теперь ты обязана стать женой герцога. Родовые духи никогда не ошибаются. Они видят слияние аур.

Полина встревожилась. В её планы совсем не входила никакая романтическая история. Ей бы отработать этот год, получить гонорар, а за это время залечить прошлую рану, о которой она в этом мире напрочь забыла: новые впечатления перекрыли все прежние проблемы. И всё же…

Мир, конечно, интересен и необычен, но Полина – землянка. Ей здесь не место. Кроме того, герцог не вызвал у Полины никаких нескромных интересов. Мужчина и мужчина. Да, привлекателен. Ну, и что. Многие мужчины привлекательны, на всех вешаться, что ли? И вообще, Полина не доверяла известным и популярным мужчина. Ясно же, что они слишком избалованы женским вниманием. Такому сменить женщину, как сменить перчатки. А здесь у них даже это не считается проблемой: вон уже и традицию подарочных наложниц придумали.

– Кон, я очень прошу тебя никогда больше не затрагивать эту тему. Буду обижаться. Это, во-первых. И, во-вторых, давай пока герцогу ничего не скажем, а попробуем разузнать всё сами. Может, мы на пустом месте панику развели. Попросим Боло последить за девицей. А вдруг она его любит по-настоящему? Кто мы такие, чтобы ей мешать?

– Дело не в этом, Поли. Допускаю, что эта Уна любит герцога. Но герцог-то её не любит. По крайней мере не настолько, чтобы сделать её женой. Я забываю, что ты иномирянка и многого не знаешь. Уну ему подарили, как только он приехал впервые в поместье. Кроме неё были ещё несколько девушек. Сейчас осталась она одна. Всех остальных герцог отправил по домам. Но Уна, хотя и осталась здесь, даже не получила статуса реи, то есть благородной дамы. И остаётся простой наложницей, которую в любой момент герцог может отправить обратно. Ты понимаешь, как шатко её положение? И тут приехали мы. И госпожа управляющая, оказывается, молодая красивая женщина. Вот Уна и заторопилась. Но согласен. Давай узнаем всё наверняка и потом я доложу герцогу результат. Однако скрывать этот факт нельзя, Поли. Тем более, что мы дали клятву верного служения. А в нашем мире клятвы не нарушаются, Рыжик. Это может стоить жизни в буквальном смысле.

– Поняла тебя, Конол. Но говорить об этом больше не хочу. Пойдём уже позавтракаем, да и приступим к работе. У нас с тобой свои проблемы, так что не будем на себя вешать ещё и чужие.

– Слушаю, госпожа управляющая, – сразу перешёл на деловой тон Конол, и они, переглянувшись, дружно направились на кухню. Боло семенил рядом и попутно жаловался на обветшалость и запущенность замка.

Поскольку шли они служебными коридорами и лестницами, то никого не встретили и до кухни добрались относительно быстро и тут Полина подвисла, едва войдя в помещение. Кухня кардинально отличалась от всех помещений, виденных Полиной в замке. Это было помещение стерильной чистоты, идеального порядка и вкуснейших запахов. Хозяйкой всего этого великолепия безусловно была Оливия Стоун, крупная дородная женщина в добротном чистом платье и белоснежном переднике. Голову её охватывала такая же белоснежная косынка, подвязанная назад, закрывающая волосы, но не мешающая ей работать.

– Доброе утро, госпожа управляющая. Завтрак? – приветливо спросила она.

– Завтрак, Оливия. И если можно посытнее, – улыбнулась в ответ Полина.

– Да, с удовольствием, – ещё шире улыбнулась женщина сноровисто выставляя перед ними две тарелки с огромными ломтями бекона с яйцами, горку хлеба в корзинке и два приличных бокала кофе. – Вам со сливками, госпожа?

– Со сливками. Уммм, вкуснятина, – с набитым ртом оценила Полина. – Вы волшебница, Оливия.

– Да, чего уж тут, – отмахнулась та, – кушайте на здоровье.

На столе добавились булочки, пирожки, печенье, конфеты, и Оливия занялась своим делом, оставив обоих управляющих одних.

–Конол, давай вначале в кабинет. Там же нас экономка ждёт, – распорядилась Полина, допивая кофе.

– И дворецкий, – добавил оборотень, тоже отставляя бокал и медленно вставая из-за стола. – Если нас тут так будут кормить, я не смогу работать, – пожаловался он. – Вот сейчас я хочу прилечь на диван, открыть газету и немного вздремнуть, – мечтательно протянул Кон.

– С газетой? – с иронией спросила Полина.

– Именно, – подтвердил этот любитель отдыха. – она прекрасно прикрывает лицо от любых укоряющих взглядов.

Оба переглянулись и рассмеялись. С каждым, проведённым вместе часом, они всё больше понимали, как им повезло друг с другом.

У кабинета их действительно уже ждали. Рэйчел Сабб, экономка, с непроницаемым лицом вежливо кивнула на приветствие и открыла дверь кабинета.

– Это кабинет госпожи управляющей. Прошу.

Полина прошла первой и остановилась посередине комнаты. Неплохо. Кабинет, как кабинет: два стола, составленные буквой «т», небольшой диванчик у входа, шкаф со стеклянными дверками у окна. И само окно. Оно привлекало особое внимание, так как было высоким, в пол и открывалось на террасу задней стороны замка. За террасой начинался сад. И кабинет, и вид из окна кабинета Полине очень понравились.

– Спасибо, уважаемая Рэйчел. Мне нравится. Вы подобрали прекрасное помещение для моего кабинета.

– Не стоит благодарности, леди. Этот кабинет всегда принадлежал управляющему.

– Всё равно, спасибо, Рэйчел. Вы же его приготовили.

Экономка поджала губы, но ничего не ответила Полине. Зато пригласила Конола в его кабинет, который находился напротив. В нём было всё то же самое, но чувствовалось, что в этом помещении никто ещё не работал. Оно новое и необжитое. Конол крутнулся кругом, оглядел мельком предоставленное место работы и вернулся к Полине.

– Пойдём, Поли, время не ждёт.

– Да, – согласилась она и обратилась к экономке и молчаливому дворецкому:

– Прошу вас следовать за нами, уважаемые.

Честно говоря, Полина не знала, как положено обращаться к таким людям. С одной стороны, они не слуги и простое «ты» и имя тут явно не подойдёт. С другой стороны, они и не аристократы, а наёмные работники. Как быть она не знала и сейчас с надеждой поглядывала на Конола, надеясь выяснить эти нюансы у него. А лучше подметить, как обращается он сам. А тот просто повторил обращение герцога.

– Берт, проводите нас на подземные этажи. Кстати, сколько их в этом замке?

– Три, господин Конол, – учтиво ответил дворецкий, не выказав никакого неудовольствия от такого обращения.

Они прошли в конец холла, где располагалась широкая лестница, ведущая на верхние этажи. Но эта же лестница вела вниз. С интересом Полина рассматривала подземелье замка. Она впервые была в таком месте. Правда, как-то в Чехии их водили на экскурсию в замок, но в подземелье они не спускались, хотя Полина слышала разные истории, связанные с этими частями замков.

Здешнее подземелье было когда-то светлым, чистым и просторным. А сейчас на нём ощущалась печать забвения. Стены были оштукатурены и побелены, но побелка была старой, подёрнута многослойной паутиной, светильники не справлялись с освещением из-за грязных стёкол. Полю не покидало ощущение, что здесь давно никто не появлялся.

Однако она немного ошиблась. Вся их компания как раз подошла к винному погребу, который располагался в одной из ниш, и экономка сняла с кольца ключ, чтобы открыть его, но дверь вдруг открылась им навстречу совершенно самостоятельно и оттуда, пошатываясь вышел пьяный мужичок, которого на вчерашнем представлении прислуги точно не было.

Не глядя по сторонам, он направился к лестнице, поминутно спотыкаясь и норовя пропахать пол носом. Полина вопросительно взглянула на экономку и обращение к ней получилось само собой:

– Рэйчел, объясните, что это мы сейчас наблюдали?

Экономка покраснела, затеребила в руках связку ключей и неожиданно заискивающе сказала:

– Простите, госпожа управляющая. Это Бирн, наш садовник. У него недавно утонула жена, а дочь сбежала с оборотнем. Вот он и…

– Понятно, давайте посмотрим, что осталось в погребе, – сказала Полина и вслед за Конолом вошла внутрь.

Что сказать. Помещение впечатляло. Оно тянулось не на один десяток метров и было заставлено бочками, бочонками, стеллажами с бутылками, в общем, как и положено любому винному погребу. Поэтому Полине была непонятна испуганная реакция экономки, пока они не подошли к дальней стене. Но первым непорядок заметил Конол.

– Смотри, Поли! – воскликнул он. – Это коллекционное магическое вино. Очень дорогое. Оно находилось под магической защитой, но я вижу, что защита снята, вернее неумело взломана, и приличная часть вина похищена.

– Э-э, госпожа управляющая, – молчавший до сих пор дворецкий наконец заговорил. – Разрешите объяснить. Это вино испорчено. Оно потеряло свою магическую составляющую, и милорд разрешил использовать его слугам.

– И кто снимал защиту? – спросил Конол.

– Я, господин помощник управляющей.

– Достаточно будет – господин Харрисон, – поправил его Конол.

– Как вам будет угодно, господин Харрисон.

Полина вышла из погреба с неприятным чувством обмана. Она не понимала пока, что её напрягает, но прекрасно понимала, что их с Конолом водят за нос. И, кажется, Конол это тоже понимал. В молчании они обошли верхний этаж подземелья, проверили кладовые с продуктами и спустились ниже. На минус втором этаже было ещё запущеннее, ещё темнее и ещё более затхло. Здесь хранились ненужные уже вещи, которые разонравились прежним хозяевам, но имели большую ценность, чтобы их можно было просто выбросить.

Полина всё записывала и мотала на ус. Во всё этом деле нужна была генеральная ревизия. А вот минус третий этаж Полину напугал. Оказывается, это была местная тюрьма. Сейчас камеры, правда, пустовали, но они были и наводили на тревожные мысли. Полина оказалась не готова к тому, что их герцог является в этих краях истиной в последней инстанции. Как объяснил Конол, герцог вершил суд, выносил наказание и следил за его исполнением. Кстати, смертные казни здесь были. «Не всё так просто, оказывается, – думала Поля, поднимаясь с облегчением наверх. – Кажется, я вряд ли смогу на кого-то пожаловаться при случае, понимая, какое наказание может ждать человека». Как объяснил всё тот же Конол, заключение в камеру на некоторый срок – это самое простое, что ждёт человека здесь».

ГЛАВА 4.

В холле их ждал герцог. Полина невольно взглянула на часы: они пробыли в подвалах несколько часов и сейчас было, похоже, время обеда. Так и оказалось.

– Господа, – герцог шагнул им навстречу, – у нас принято обедать всем вместе. Завтрак и ужин можно пропускать, но в обед все должны быть в столовой. У вас осталось полчаса, чтобы приготовиться. Прошу простить, что не предупредил заранее.

– Хорошо, милорд, я успею, – заверила Полина, а оборотень лишь учтиво поклонился.

Они поторопились к себе, потому что освежиться после подвалов было действительно нужно. Конол скрылся в своей комнате первым, а Полина задержалась на минутку в коридоре, заметив приоткрытую дверь своей комнаты. Она осторожно подошла ближе и прислушалась.

– Ну, так что, Кристи, – нетерпеливо спрашивала Уна, – что у неё есть?

– Ничего нет, госпожа, – тихо отвечала девчонка.

– Как ничего?! Нет украшений, нет амулетов, нет нарядов?! Ну-ка пусти меня, я сама посмотрю в шкафу!

– Нельзя, госпожа, – дрожащим голосом, но достаточно твёрдо ответила девушка.

И Поля не стала больше ждать. Она распахнула дверь и вошла в комнату.

– Что здесь происходит?

– Я убираюсь, госпожа, – доложила Кристи, сделав короткий книксен.

– А вы, Уна?

– Зашла случайно, – вздёрнув голову, девица покинула комнату, а Полина отчётливо поняла, что спокойной жизни ей тут не будет.

Но Уна зря ревновала новенькую и её столичные наряды. У Полины их просто не было. Ведь она попала в замок в том, в чём приехала на собеседование, то есть в своём единственном брючном костюме. Поэтому ничего переодевать, украшать, менять Полина не собиралась. Так она думала. А оказалось, ошиблась. Распахнутая дверка шкафа ясно указала ей на это.

– Кристи? – удивлённо воскликнула Полина. – А чьи это вещи?

– Ваши, – растерянно ответила горничная. – Прибыли вчера порталом вместе с вещами господина Харрисона.

– Так этот пеньюар утром ты приготовила?

– Да, госпожа.

А ведь Полина утром даже не обратила на него внимания. Из пеньюара на автомате переоделась в свой костюм, который она оставила вечером на стуле. На стуле! В голове щёлкнула яркая картинка-воспоминание: Поля небрежно бросает свой костюм на стул, а утром берёт чистый и аккуратно повешенный на спинку.

– Мой костюм чистила ты?

– Да, госпожа, так положено.

– Почему не повесила в шкаф?

– Не положено, госпожа. Вещи надо привести в порядок и положить там, где оставил хозяин.

– Понятно.

Полина подошла к шкафу и внимательно осмотрела вещи. Не было ни одной тряпочки из её мира. Все вещи были новые, но определённо не земного происхождения. «Так, спрошу потом у Кона, а сейчас надо поторопиться», – решила Полина и выбрав сдержанное платье оливкового цвета с ажурным плетением на лифе, умчалась в ванную.

Через полчаса она уже ждала Кона и одновременно продумывала тактику поведения с Уной. Спускать такую наглую выходку, как бесцеремонное вторжение в свои покои, она не собиралась. Но и открыто конфликтовать с женщиной герцога пока не хотела.

– Поли, прекрасно выглядишь, – похвалил её оборотень. – Пойдём.

– Ты тоже хорош, – не осталась в долгу Полина.

По её мнению, мужчины любят комплименты ничуть не меньше женщин. Почему бы не доставить маленькую радость при случае.

Парадная столовая замка, куда их проводила Кристи, впечатляла былой роскошью и помпезностью. Но также, как и весь замок была в запущенном состоянии. За столом их оказалось всего четверо, и Полина с Уной сидели напротив друг друга. Поля подумала было, что Уна будет чувствовать себя неловко из-за недавнего инцидента. Однако ничего подобного! Девица вела себя так, как будто ничего не произошло или то, что произошло не имеет никакого значения. Она прилежно строила из себя нежную скромницу, воспитанную юную девицу, ни разу не знакомую с хамством и грубостью.

Теперь Полине, наоборот, стало жаль герцога. Если здесь совсем молодые девчонки так опытны в притворстве и обольщении, то удивительно, что герцог ещё не женат. Не забывая опускать ложку в тарелку, Полина исподтишка наблюдала за поведением Уны. Пожалуй, обвинить её напрямую не получится. Она тут же пустит слезу и разжалобит герцога. А у того нет повода не верить девчонке. Он ведь наверняка ни разу не видел её истинную сущность. Оставалось, как-то справляться самой и не поддаваться на провокации.

Разговор за столом шёл о последних новостях в приграничье. Поскольку Полина ничего и никого не знала, она только изредка отпускала подходящие реплики. А вот Конол, оказывается, хорошо разбирался в местных реалиях, и они с герцогом даже по какому-то вопросу поспорили.

Уна же к концу обеда даже рискнула напрямую обратиться к Полине:

– Госпожа управляющая, Эрик мне рассказал (и быстрый выстрел глазами в сторону Эрика), что вы иномирянка. Это так интересно! Приглашаю вас после обеда в сад на прогулку. Мне так много хочется у вас спросить! – и она выжидающе уставилась на Полину, демонстрируя искренний интерес.

«А, почему нет? – решила Поля. – Очень удачный вариант прояснить всё с этой девицей». И ответила:

– Конечно, с удовольствием, но после того, как мы обсудим с милордом нашу работу.

Герцог как будто ждал этой реплики. Бросив салфетку на стол, он встал и обратился к Полине:

– Полина Сергеевна, жду вас в своём кабинете через полчаса. Вас, Харрисон, тоже.

После этого затягивать с десертом уже не было времени. Быстро и молча они с Коном закончили обедать и одновременно встали из-за стола.

– Я провожу тебя, Поли.

– Буду признательна.

Не обращая внимания на несколько растерянную Уну, оба вышли из столовой и направились в комнату Полины.

– Кон, надо рассказать о привороте, но я не знаю, как подступиться к теме. Похоже, девица занимает особое место в замке.

– Тогда придётся сказать и о Боло.

– А в чём проблема? Почему нельзя говорить о Боло? Кстати, Боло, ты здесь?

– Здесь, хозяйка. Но советую про девицу ничего не говорить. Герцог вам не поверит. А про меня сказать, что это я отдал вам зелье. Я с девицы теперь глаз не спущу. И если она снова зелье купит, мы будем знать и предупредим хозяина, чтобы он сам её поймал на этом. А то он думает, что эта невинная скромная пташка желает его только по любви.

– А почему про тебя говорить нельзя? – настаивала на ответе Поля, одновременно выполняя указание домового и укладывая в маленький карманчик на поясе колбочку с зельем.

– Почему нельзя? Можно. Только тогда все поймут, что ты маг. Хозяин пригласит магистра. Тебя проверят.

– И что?

– И ничего. Учиться заставят.

– Фухх! Я уж думала что-то страшное. А учиться никогда не вредно.

– Ну-ну, смотри, не пожалей потом. Пойдёмте теперь, хозяин уже в нетерпении.

– А ты его чувствуешь, что ли?

– В пределах замка и усадьбы – да, – подтвердил Боло, и Полина поразилась его способностям.

Они вышли из её комнаты и направились к кабинету хозяина, но теперь Полина понимала, что Боло невидим для окружающих. В этом был большой плюс.

Герцог ждал новых управляющих в кабинете и оценивал свои первые впечатления о них. Конечно, времени прошло мало: каких-то полдня. Сделать они ничего ещё не успели, кроме как обследовать подвалы. Кстати, у самого герцога ноги туда так и не дошли. Судя по реакции Боло, оба управляющих ему понравились. Ну, оборотень – понятно: они тоже дети природы этого мира, как и домовые. Только одни – дети физической природы, а другие – магической. А чем понравилась иномирянка? Хм, надо присмотреться. С виду простенькая девица, без блеска, огня и шика. Но… умненькая и хваткая, вспомнил герцог ответы этой леди. Вспомнил и то, как приятно было держать её в руках и как неожиданно гулко забилось его сердце, когда они встретились взглядами. Посмотрим, оборвал герцог ненужные воспоминания.

– Войдите, – откликнулся герцог на стук в дверь. – Садитесь, господа, – пригласил он вошедших и с удивлением воззрился на Боло, который демонстративно устроился рядом с землянкой.

– Хотел услышать ваши первые впечатления и узнать планы на ближайшее будущее, – обратился к обоим управляющим герцог, продолжая косить удивлённым взглядом на Боло.

Полина приготовилась к ответу. И вчера, и сегодня впечатления накапливались и откладывались в памяти аккуратным списком. И первым пунктом в нём было – наём прислуги и рабочих.

– Милорд, пока проблема в рабочих руках. Я хотела узнать, как и где нанимают здесь прислугу и рабочих. И с кем я могу посоветоваться по этому поводу.

– Насчёт прислуги лучше поговорить с Рэйчел Сабб, нашей экономкой. Насчёт рабочих – с Бертом. Здесь он был моим доверенным лицом. Но сейчас эти функции переходят к вам, господа. Ещё вопросы?

– Когда прибудет отряд гвардии, милорд? – вступил в разговор Конол. – Необходимо объехать территорию и познакомиться с населением, но делать это в приграничье без сопровождения – глупо.

– В этом вы правы, баронет. Я вижу, у вас уже происходит разделение полномочий: одна отвечает за хозяйственную часть, второй – за обеспечение и безопасность. Это правильно, – подчеркнул герцог. – Отряд прибудет на днях. В нём пятьдесят бойцов. Используйте их рационально.

Полина кивнула, но для себя решила, что контактировать с командиром отряда будет Конол. А она будет передавать распоряжения через оборотня. Взглянув на оборотня и почувствовав его поддержку, Полина решилась рассказать герцогу полуправду об утреннем приключении и, исходя из его реакции, решить стоит ли с ним откровенничать вообще. Или просто строго соблюдать границы договора.

– Милорд, сегодня утром со мной произошло странное событие. Рано утром меня разбудил домовой Боло и передал мне вот это зелье. Я не знаю его состав, но посчитала нужным передать его вам. Ведь у вас есть маги, которые смогут определить, что это за зелье? – Полина поставила колбочку на стол перед герцогом.

Но тот не стал сразу его брать, а внимательно рассматривал Полину.

– То есть, вы видите домового? – спросил он.

– Да, вижу, – коротко подтвердила Полина. И почему-то сейчас из-за холодного тона герцога, ей не показалось, что она поступила правильно, сознавшись в этом.

– Интересно, – герцог взял зелье и рассмотрел его ближе. – Интересно, – как-то недовольно и недоверчиво повторил он. – Что ж, господа, продолжайте работу. Через неделю я жду первых результатов. За переданное зелье спасибо. Я обязательно разберусь с этим, а вас прошу никому не говорить об этом случае.

– Конечно, милорд, – почти в голос сказали Полина и Конол и вышли из кабинета.

«А ведь Боло был прав, – подумала Полина, – герцог не поверил бы нам, обвини мы Уну напрямую. Он и в зелье-то сомневается. Что ж, его дело. Мы сообщили, теперь пусть разбирается».

Договорившись с Конолом встретиться через час, чтобы начать осмотр замка, Полина вышла в сад. Раз обещала, надо поговорить с Уной, хотя теперь Полина сомневалась, что от этого разговора будет какой-то толк.

Полина не знала, что наложница герцога рассуждает примерно также: зачем она вообще позвала эту землянку? Испугалась? Чего? Уна предполагала, что кража зелья – дело рук землянки, но как та совершила этот дерзкий налёт на её покои, Уна не понимала. Поэтому всё же сомневалась в своих выводах. Хотя, с другой стороны, больше просто некому. Два предыдущих раза опаивание герцога проходило без проблем. Старая ведьма, которая согласилась помочь Уне сразу посоветовала ей не торопиться, а действовать медленнее, но надёжней. Приворожить герцога не за один раз и этим сразу насторожить его ближайшее окружение, а за два-три раза, с перерывом в два-три месяца, создавая видимость естественного увлечения герцога Уной. И это работало!

Окружение герцога было недовольно, леди в столице воротили от Уны носы, когда они вместе появлялись на приёмах, но никто не сомневался в увлечении герцога. А ведь, если бы Уну заподозрили в привороте, то одной тюрьмой ей было бы не отделаться. Пострадала бы вся семья и ближайшие родственники. А сама Уна закончила бы дни в гвардейских казармах. Так наказывают за навязанную любовь.

И вот третья попытка оказалась сорванной. Уна сейчас хотела надавить на землянку и узнать точно, не она ли приложила к этому руку. И если она, то… То, что с этим делать Уна пока не придумала и от этого раздражалась ещё больше. А вдруг это и правда не землянка? Кто тогда? Да, кто бы ни был, поняла вдруг Уна, её положение уже непрочно. Она на крючке у того, кто знает про зелье. А это уже провал. Надо что-то делать… И тут на тропинку навстречу Уне вышла землянка.

– Ты! Что ты делала в моей комнате?! – Уна заступила дорогу управляющей и обвинительно ткнула в неё пальцем.

– Простите?! – не поддалась та напору.

– Ещё скажи, что это не ты была у меня сегодня утром?

– А вы не видели, кто был у вас в гостях? – с иронией спросила землянка и Уна отступила на шаг.

А вдруг она ошибается? На самом деле, что делать землянке в её комнате? На самом деле, откуда только что приехавшая землянка могла узнать о зелье? У Уны голова пошла кругом. Она поняла, что запуталась в своих предположениях. Уже не уверена в вине землянки. Но кто тогда её враг? Что это сделал её враг, в этом Уна нисколько не сомневалась. Сделав ещё один шаг назад, Уна процедила сквозь зубы:

– Не лезь в наши отношения, иномирянка. Ты здесь временно, а я буду всегда. Не ошибись! – и торопливо свернула в сторону.

– Учту, – ответила ей в спину Полина.

Короткий разговор вышел, но зато открытый: все позиции обозначены. Полина ясно поняла, что внешне Уна будет следовать этикету, а исподтишка будет ей досаждать. Плохо. Но ничего, бывало и хуже. «Справимся», – оптимистично решила новоявленная управляющая. И заторопилась на встречу с экономкой. До экскурсии по замку надо было срочно решить вопрос с прислугой. Её не хватало катастрофически. А, кроме того, необходимы были подёнщицы для приведения комнат в относительный порядок.

ГЛАВА 5.

Герцог вертел в руках колбочку с зельем и настроение портилось с каждой минутой всё больше. До этого момента он был уверен в преданности тех, кто жил сейчас в замке. А оказалось – не стоило. Каким бы ни было это зелье, оно было. Было в его замке. И это факт. Эрик взял в руки переговорник и нехотя послал вызов другу, который был одновременно и магом в его столичном замке.

– Торин, захвати с собой нашего зельевара и приходите порталом в Мейго. Срочно, – и отключил связь, не дожидаясь ответа.

«Так, лаборатория в порядке, сам недавно работал. Торин с Ольтеном разберутся. И если это кто-то из наших…»

Было неприятно сознавать, что он – глава безопасности пропустил какую-то дрянь в собственном доме. Недовольство вызвал и домовой: зачем было демонстрировать внутренние неурядицы перед чужими? Разве нельзя было принести это зелье именно ему? Не привлекая внимания иномирянки. Эта иномирянка уж слишком быстро входит в его ближний круг: старший эконом, неслабый маг-интуит, сразу зацепился за её кандидатуру. А теперь и домовой, который в принципе должен служить хозяину, вдруг выбирает хозяйкой совершенно постороннего человека, да ещё и из другого мира. С одной стороны, это как раз говорит о правильном выборе. С другой, сам Эрик пока очень мало знает о ней и не может так же быстро принять девушку за свою. Свою не в смысле плотской связи, а в смысле человеческого расположения.

«Посмотрим», – повторил про себя герцог. Повода сомневаться в выборе Олафа ещё ни разу не приходилось. Но и абсолютно доверять землянке тоже глупо. Присмотреться надо. Пока что особого впечатления она не производила: привлекательна, но не более. Сдержанна, уверенно держит себя, не флиртует и не поддаётся на флирт. Это герцог отметил ещё во время отбора. Но этого мало, чтобы безоговорочно доверять. Чем же она подкупила Боло?

– Боло? Ты меня слышишь? Ты мне нужен.

– Слушаю, хозяин, – угрюмо отозвался домовой из тёмного угла.

– И велика ли сила у иномирянки, что ты так опекаешь её, Боло?

– Большая, только спит ещё. Обучить надо, большую пользу тогда принесёт.

– Посмотрим, Боло. Но я всё же не понимаю, зачем так с этим зельем? Где ты его взял хоть, не скажешь?

– Ты же знаешь, хозяин, если домовые молчат, значит, самому хозяину надо дознаваться. Так оно тебе полезнее будет, – ворчливо ответил домовой и исчез.

– Вот же… сурс мелкий, – беззлобно выругался герцог.

Но он уже понял, что дело с этим зельем серьёзное. Иначе домовой бы всё сказал сам. А если хочет, чтобы проводилось расследование, значит, есть что расследовать. И это понимание не добавляло герцогу покоя.

Он сидел за столом и мысленно перебирал всех, работающих сейчас в замке. Получалось не так много, но и немало. Затем мысли его плавно перетекли на обстановку в поместье. Харрисон прав, у оборотней намечается смена власти. А он, герцог, выпустил этот факт из вида, привыкнув в столице к ежедневным докладам. Здесь таких докладов ему никто не делал. А почему, кстати, задал сам себе вопрос Эрик. Неплохо бы и тут обзавестись и тайными агентами, и официальным отделением родного департамента. Всё же граница рядом. Опять недоработка, досадливо поморщился герцог. Как-то слишком много упущений проявилось сразу, стоило привезти сюда новых людей.

За размышлениями он не заметил, как пролетело время и очнулся от стука в дверь. На разрешающий отклик в кабинет вошли маг и зельевар.

– Что случилось, Эрик? Что за срочность?

– Это вы мне сейчас объясните, – ответил герцог и сунул в руки мага колбу с зельем. – Определить назначение, состав и автора. Срочно! Лаборатория готова.

Маг и зельевар переглянулись, понятливо хмыкнули и, захватив неизвестное зелье, ушли в лабораторию. Оба бывали в этом поместье уже не раз, и оба знали, где что находится. А также оба понимали, что в таком взвинченном состоянии герцогу лучше не противоречить, надо просто быстро выполнить его задание.

Эрик с минуту посидел в пустом кабинете, но, понимая, что не успокоится пока не узнает правду, быстро покинул кабинет и спустился к друзьям в лабораторию.

– Ну?! – нетерпеливо воскликнул он, едва переступил порог.

– Ты слишком торопишься, Эрик, – миролюбиво заметил зельевар. – Пока я только определил, что это приворот. Делала его ведьма. Но она сделала только основу. Наговор делал другой человек. Сейчас Торин это определяет. А я, с твоего разрешения, займусь составом и это надолго. Так что не отвлекай меня.

– Хорошо, – буркнул герцог и теперь настойчиво сверлил взглядом затылок друга.

– Не нервируй меня, Эрик. А то ошибусь, – не оборачиваясь заметил Торин, продолжая крутить пассы вокруг колбочки. Небольшое количество зелья уже отлил для работы Ольтен, но и того, что осталось Торину вполне хватало, чтобы определить исполнителя наговора.

… (“Наговор” – от слова “наговорить”, то есть сделать что-то против воли. Наговор используется в черной магии, чтобы наговорить беду. “Заговор” чаще всего используется в белой и серой магии. Заговор используют целители, чтобы заговорить различные болезни, хвори и т.д.)

– Это женщина. Молодая… не маг… злобная… любит деньги…, – не открывая глаз с паузами говорил друг.

А герцог с каждым словом мрачнел всё больше. Не так уж много женщин в поместье, чтобы не понять, кто это: молодая и не маг. Но насчёт злобной и корыстной герцог был не согласен. За всё время, что он знаком с Уной, она показывала себя с самой лучшей стороны. И сейчас Эрик не готов был сразу поверить в её преступление. А приворот – это преступление, причём тяжкое. Это лишение человека воли и свободы действия. Но Эрик ничего подобного у себя не чувствовал: ни потери воли, ни потери свободы действия. Всё, что он делал и желал, он делал и желал по своему хотению. Поэтому и слушал сейчас друга с раздражением.

– Нет, больше не вижу, – отстранился Торин от стола с колбой. – Затёрто, перекрыто светлой магией. Больше ничего сказать не могу. Дальше сам узнавай.

– Понял тебя, – недовольно скривился герцог и крикнул в приоткрытую дверь лаборатории Берту. – Берт, представь все сведения о поездках Уны, о её гостях у нас в замке. Саму Уну пригласи ко мне в кабинет, – и вместе с Торином вышел из лаборатории, где Ольтен ещё завершал анализ составляющих зелья.

У кабинета герцог простился с другом, который ушёл в свои покои, а Берта резким жестом пригласил к себе.

– Берт! – возмущённо начал герцог, – почему я от посторонних людей узнаю такие новости?! Уну подозревают сурс знает в чём, а ты ни слова мне не сказал! В чём дело, Берт?!

– Я уверен, это ошибка, хозяин! До приезда новых управляющих в поместье ровно ничего не происходило. Правда, Уна ездила домой на несколько дней и к ней приезжали родственницы. Больше никого не было.

– Так, Берт, ситуация неприятная. Я не хочу ошибиться в тебе. Поместье только полгода как перешло в наши руки. Возможно, здесь были другие желающие на этот кусок пирога. Выясни всё о родственниках Уны. Пока я знаю только то, что они мелкие арендаторы на наших землях. Я почти никого не запомнил с того представительского приёма, когда принимал наследство. Думаю, что надо повторить приглашение и организовать новый приём. Но это я обсужу с управляющей. От тебя же жду результатов по родственникам Уны. Можешь привлечь наёмных агентов. И ни слова никому: ни про зелье, ни про Уну.

Если вначале разговора дворецкий ещё пытался оправдываться и что-то объяснять, то в конце только молча кивнул головой и вышел. Он уже понял по состоянию герцога, что история завертелась нешуточная и играть в ложное покровительство несчастной девушки не стоит. Да и кто она Берту, эта девушка? Ещё одна смазливая временная игрушка хозяина? Такая не стоит беспокойства и заботы. Решив для себя таким образом внезапную дилемму: как совместить симпатии к девушке, с одной стороны, с расположением герцога, с другой, и выбрав второе, Берт успокоился и начал действовать. Первым делом надо выполнить приказ хозяина и вызвать Уну.

– Уна, – тебя срочно вызывает милорд, – прокричал он под её дверью и не задерживаясь ни на минуту, ринулся дальше.

Уну никто в замке не принимал за госпожу, и все обращались просто по имени, как к одной из них. Услышав призыв дворецкого Уна вздрогнула. Такой вызов не сулил ничего хорошего. Но испытывать терпение господина долгими сборами не собиралась. Мельком взглянув на отражение в зеркале, девушка решительно направилась в сторону кабинета, по пути выстраивая линию поведения. Лучше всего притвориться невинной ничего не понимающей овечкой. Никаких доказательств её причастности к чему-либо нет. Да, у неё пропало зелье. Но ведь нигде и не всплыло. Значит, никто о нём и не знает. Приободрив себя таким образом, Уна открыла дверь.

– Проходи, дорогая, – герцог улыбнулся уголками губ. Как бы ни был он сейчас зол, но Уна одним своим видом утихомиривала его ярость.

– Скажи, Уна, в последнее время в поместье не было чужих людей?

– Эрик? – недоумённо вскинула небесно-голубые глаза красавица. – Ты же знаешь, у нас никого не бывает. Из-за этого здесь так скучно, а ты не берёшь меня в столицу, – надула она губы. «Не переиграть бы», – мелькнула у неё тревожная мысль. – Хотя, неделю назад ко мне приезжала тётушка с младшей дочерью. Но они были здесь всего один день.

– А с тобой всё в порядке? Ты сама не заказывала никаких зелий?

– Зелий?! Нет, дорогой, я вполне здорова. Ты же знаешь, во мне есть капля крови оборотней, а мы не болеем.

Сказав «мы», девушка прикусила губы, как будто произнесла что-то лишнее, но герцог на эту оговорку не обратил внимания. Почему-то он никак не мог спросить Уну напрямик об этом зелье, хотя остро почувствовал, что сейчас она лжёт. В конце концов герцог разозлился на себя и на ситуацию и отпустил любовницу. «Если она виновата, я узнаю это другим путём, – решил герцог. – Так будет даже лучше. Если наложница связана с нашими противниками, то пока её не трогать, они будут спокойны. А если это чудовищное совпадение, то тем более не стоит беспокоить девушку». Воевать с женщинами герцог не любил, ему легче было удовлетворить их мелкие капризы.

Но в это время дверь кабинета открылась снова и вошёл Ольтен с результатами анализа.

– Смотри, Эрик, интересное дело, – начал он с порога. – Зелье – обычный приворот, но травы и минералы, которые в нём использованы – местные! А надо тебе сказать, что местные травы гораздо насыщеннее, чем травы в северной части королевства. Мы на юг иногда специально ездим, чтобы собрать самим нужные ингредиенты. Так что я совершенно точно могу тебе сказать, что это зелье делала местная ведьма. Но не могу сказать, стоит ли она на учёте в твоём департаменте. Сам знаешь, многие ведьмы предпочитают оставаться свободными от королевской службы, даже если она разовая. И самое важное, Эрик: это зелье – третья часть, последняя. До этого тебе уже дважды подливали более слабые составы. Такая практика приворота есть только в южных землях. Но не сказать, что она совсем уж неизвестна. Просто она требует большего времени, поэтому используется реже. Женщины же, сам понимаешь, хотят результат сразу. А этот вариант предложил кто-то умный. Он медленнее, но надёжнее. Единственное, авторы не знали, что любые зелья на тебя действуют очень кратковременно.

– Ольтен, – вздохнул герцог, который было уже успокоился, – ты сейчас, знаешь, что сделал? Ты одним своим коротким докладом поставил под сомнение всю работу моего департамента. У нас, оказывается, может быть неучтённая ведьма. У нас, оказывается, готовят свободно запрещённые зелья. У нас, оказывается, такое зелье обнаруживается в усадьбе главы безопасности… И сам глава безопасности уже может быть приворожен! Как, скажи мне к этому относиться?! – взревел герцог во всю глотку, выпуская, наконец, всё своё раздражение.

– Спокойно, – ответил Ольтен нисколько не опасаясь этой вспышки ярости. – Спокойно относиться, Эрик. Всё узнаем, всех найдём, кого надо – накажем.

Герцог тяжело опустился в кресло и вяло махнул рукой: «Да, я и не сомневаюсь: найдём, узнаем и накажем. Просто всегда жаль разочаровываться в людях… В близких людях», – уточнил он про себя.

***

Полина втянулась в работу и не замечала времени. Прошла неделя, как они с Коном отдали герцогу зелье, но никакой реакции пока не было и никаких разговоров в замке не велось. Уна по-прежнему приходила на обеды и вела себя также свободно, как и прежде. И если в первые дни Полина ещё недоумевала, то потом плюнула на эту ситуацию и постаралась забыть. В конце концов личная жизнь милорда её не касается. А со своими обязанностями она, кажется, разобралась.

С утра они с Коном договаривались о распорядке на день. Поскольку первой задачей было приведение в приличный вид хозяйской усадьбы, то этим они и занимались: Полина – внутри замка, Конол – снаружи. Вспомнив о напарнике, Полина выглянула в окно. Конол следил за разбором старой крыши конюшни. Рабочие руки для этого нашлись в соседней деревне, а необходимые материалы в близлежащем городке. Дело спорилось быстро и к вечеру можно было ожидать новую крышу. Там же должны были обновить коновязь для верховых и расчистить дополнительную площадку для экипажей.

Сам Конол, конечно, не руководил работающими, для этого у них был старший мастер, но время от времени появлялся в видимости, чтобы не забывали стараться. Кроме конюшни, одновременно шёл ремонт замковых ворот, подъёмного моста и очистка рва за стенами замка. Не то, чтобы всё это было разрушено, но запущено было сильно. Ведь все эти защитные сооружения требуют постоянного ухода и присмотра. В последние годы, как поняли Полина и Конол, у прежних хозяев не было на это денег. За эту неделю Конол хотел справиться с частью работ и поэтому подгонял рабочих, не забывая при этом сытно кормить и платить наличные деньги подённо. Нет, вначале Конол пытался договориться об оплате по факту выполненной работы, но мужички заупрямились. В деревне давно не было работы и давно никто не получал «живых» денег. Поэтому, видя, что хозяева торопятся и что работники им нужны, они настояли на подённой оплате. Правда, тут уже настоял Конол, только на эту неделю.

Вчера она с герцогом порталом ходила в столичный замок. Олаф установил связь с Землёй, и Полина смогла, наконец, позвонить родителям и рассказать им сказку про интересную работу за границей. А, что она ещё могла им рассказать? Про другой мир? Этот переход невольно заставил Полину внимательнее присмотреться к герцогу. Трудно скрывать от себя, когда мужчина начинает интересовать тебя. Герцог интересовал Полину, и она не знала, хорошо это сейчас или не очень.

Полина отошла от окна. Наблюдать за работой других и размышлять о своих симпатиях, конечно, интересно, но у неё и своя работа есть. Полина вместе с экономкой Рэйчел за эту неделю сделали почти невозможное: весь первый этаж замка был вычищен, выметен, вымыт. Пыль собрана, старая драпировка убрана, магические светильники во всех комнатах заполнены, а старые люстры надраены до блеска. Сейчас Полина обходила комнаты первого этажа и выбирала для каждой свою цветовую гамму. Почти во всех комнатах менялись настенные драпировки, портьеры, гобелены, обивка мебели. Но если мебель была совсем старой, то её просто заменяли. Единственная комната первого этажа, где Полина ещё не была это кабинет герцога. Но, похоже, в ближайшее время ей туда и не попасть.

Вообще говоря, этот старый замок был совсем не маленьким: три полноценных этажа плюс мансарда, плюс огромное подземелье, два крыла, огромный холл, из которого поднимались лестницы наверх, а также опускались вниз. Весь первый этаж – это в основном нежилые помещения. В хозяйском крыле на первом этаже были кабинет хозяина (в самом конце), библиотека (напротив кабинета), огромный зал приёмов и несколько гостиных, одна из которых использовалась, как столовая. Вот в ней-то Полина сейчас и стояла.

Столовая была практически готова, и Полина надеялась, что сегодня герцог как-то отметит их старания. Потому что Полина на свой страх и риск оформила помещение в современном земном дворцовом стиле. Не хватало только новых портьер. Их Полина заказывала в столице и даже прикладывала к заказу эскиз, чтобы наглядно показать, что она хотела бы видеть в итоге. Портьеры доставили вчера порталом и сейчас Полина ждала подёнщиц, которые их отгладили и должны были развесить в столовой.

Наконец, она услышала негромкий топоток ног и три девушки внесли в столовую готовые отглаженные портьеры. Два гвардейца с приставной лестницей следовали за ними. Рэйчел сурово сдвинула брови и скомандовала:

– Вначале на окна!

Полина молча наблюдала, терпеливо ожидая окончательного результата. Как-то она заикнулась Конолу о магии: почему, мол, не использовать бытовые заклинания в ремонте, это же быстрее и не нужно много рабочих. А Конол на это ответил, что магией можно «прихватить» ненадолго. Потом магия развеется, если её не подпитывать и весь «ремонт» снова посыплется. Поэтому если нужен настоящий ремонт, то его делают старым, надёжным, не магическим способом – вручную.

Больше Полина про магию не заговаривала, но для себя сделала пометку, когда появится время подобрать в библиотеке книги на эту тему и почитать. К самой магии она относилась всё же с уважением и даже пиететом.

В столовую зашёл герцог и, окинув взглядом, работающих поинтересовался:

– Сегодня ещё каждый у себя?

– Только сегодня, милорд, – ответила Поля. – Мы уже заканчиваем и завтра столовая снова будет открыта для вас.

– Я не люблю обедать один, – признался герцог, подходя ближе. – А этот ремонт сломал все привычные правила и нормы.

– Но вы же этого сами хотели? – улыбнулась Полина. – Невозможно провести такие работы моментально. Мы и так затратили на столовую всего три дня.

– И они показались мне вечностью, – герцог, неосознанно и нехотя, но укорял Полину в медленной работе.

Но она не обиделась, а, наоборот, лукаво улыбнулась и таинственным голосом негромко сказала:

– А хотите тайну?

– Какую? – поддался на нехитрую игру герцог.

– Завтра, – округлила глаза Полина, – такие работы начнутся в вашем кабинете.

– Нет! – твёрдо и безо всякой улыбки категорично отрубил Эрик.

– Да! – не менее твёрдо и категорично ответила Полина. – Вы меня для этого наняли.

Они смерили друг друга недружелюбными взглядами, и герцог стремительно покинул столовую.

«Никуда ты не денешься!» – провожал его Полин взгляд.

«Что она себе возомнила?!» – возмущался про себя герцог.

Полина отвела взгляд от широкой спины герцога, который скрылся в коридоре, и тут же столкнулась с яростным взглядом небесно-голубых глаз наложницы. Уна вошла в столовую через другие двери, а увлечённая стычкой с милордом Поля, её не заметила. Зато Уна заметила многое. Никогда милорд не смотрел так внимательно на Уну, как сейчас смотрел на эту иномирянку. Никогда не позволял не то что Уне, даже знатным дамам, так разговаривать с ним. Так свободно, открыто, как с равным. И, самое главное, герцог ничего не сказал этой выскочке. Просто ушёл, даже не сделав замечание. Уна поняла всё.

Полина же, встретив взгляд наложницы, никак не отреагировала. Будто и не заметила гнева и ревности, исходящих от молодой женщины. Отвернувшись от неё, она бросила Рэйчел: «Продолжайте без меня», – и тоже вышла из столовой. Рэйчел понятливо усмехнулась и начала руководить процессом вешания портьер. А Уна? Уна постояла-постояла и, не дождавшись никакого внимания, вернулась в свои покои. Внутри неё клокотала обида, а сердце наполнялось жгучей ревностью. Но она знала, что надо делать! Третье зелье кто-то выкрал – не беда. Уна срочно закажет новое. У неё есть ещё шанс, пока она живёт в поместье, и она этим шансом воспользуется сполна.

Вызвав Кристи, Уна отдала приказ срочно закладывать коляску. Накинув на плечи лёгкий плащ с капюшоном, наложница буквально вылетела навстречу коляске и, не дожидаясь ничьей помощи, взлетела на сиденье. Путь до посёлка, где жила ведьма был неблизким. Как минимум часа два, если ничего не случится. Хотя, что может случиться с той, что родилась в этих землях и знала здесь каждый кустик. Уна спешила и не видела, что следом за ней метнулся один из «рабочих», почти на ходу оседлав стоящего у коновязи жеребца. А Берт и Конол, которые видели это, не стали его задерживать. Оба уже выполняли распоряжение герцога о наблюдении за жителями усадьбы и особенно за Уной.

Полина же, выйдя из столовой, направилась именно к кабинету герцога. Хочешь-не хочешь, а надо договариваться. Но у двери кабинета она всё же приостановилась в раздумье: может, завтра? Сегодня герцог был явно не в настроении. Но, с другой стороны, чего тянуть? Кабинет и так оставался последней неотремонтированной комнатой на первом этаже. Пора было переходить выше. Кроме ремонта усадьбы в поместье было огромное количество дел для управляющего, а Полина всегда скрупулёзно соблюдала свои обязательства.

Поэтому, постояв у двери и не придумав серьёзной отмазки перенести этот разговор на другое время, Полина вздохнула и решительно постучала.

– Войдите! – непримиримость из тона герцога никуда не делась, но Полина решила её игнорировать.

Молча, не дожидаясь приглашения, она взяла стул и подвинув его ближе к столу, села, всем видом показывая, что не уйдёт ни в коем случае. Пауза затягивалась и, как опытный руководитель, Полина понимала, что если сейчас не придумает какой-то неожиданный ход, то разговора не получится. А со временем договориться будет ещё сложнее.

– Понимаю вас, – с искренним сочувствием произнесла она. – сама терпеть ненавижу, когда в моём столе кто-то копается.

– Да, что вы можете понимать?! – швырнул ручку герцог. – Какие у вас могут быть секреты?!

– Ну, это здесь у меня нет от вас секретов, а на Земле очень даже были секреты от конкурентов, – не стала обижаться Полина на этот всплеск раздражения. – А давайте мы при вас всё сделаем. У меня уже всё готово. Помните я спрашивала у вас про стулья, и вы сказали, что вам нравятся массивные и с подлокотниками? Открою секрет: теперь в вашем кабинете будут такие.

Герцог продолжал насуплено молчать.

– А помните вы жаловались, что в столе не хватает ящичков и неплохо было бы ещё иметь на нём бюро? Ваш новый стол будет соответствовать всем вашим желаниям. Гарантирую! Не волнуйтесь, милорд, всё будет в целости и сохранности. Мы аккуратно перенесём всё в библиотеку и оборудуем вам там рабочее место. Только на один день, милорд! – вскинула она руки в молящем жесте. – А уже завтра всё вернём на место. Обещаю! И, в конце концов, вы маг и можете накинуть на особо секретные папки защиту. Ну, же, милорд! Договор? – улыбнулась Полина, протягивая руку.

Почему-то она понимала, что начни сейчас серьёзный разговор с требованиями соблюдения договора, или, упаси боги, вырази недовольство позицией герцога, и их магический контракт прервётся, толком не начавшись. А Полина уже не хотела этого. Ей понравилось работать управляющей. Понравилось каждый день иметь кучу хлопот. Понравилось планировать с Конолом работы, спорить и соглашаться. Ей понравилось жить в этом мире, пока мало известном, но она надеялась узнать его ближе. И, что скрывать от себя, ей начал нравиться герцог. Всю эту неделю Полина исподтишка наблюдала за ним, подмечая манеру разговора (он смотрел прямо на собеседника), мелкие привычки (часто потирал мочку уха или постукивал пальцами по столу), отношения к людям (требовательность) и первое впечатление, как о холодном, надменном сухаре начало постепенно заменяться прямо противоположенным. И ей это тоже нравилось.

– Хорошо, Полина Сергеевна, вы правы. Договор составлен для того, чтобы его выполнять. Завтра в моём присутствии вы освободите кабинет и начнёте ремонт.

– Отлично, милорд! Я рада, что мы смогли договориться, – улыбнулась Полина от уха до уха, но внутри у неё возникла напряжённая струна: на земной манер – Полина Сергеевна – герцог называл её, когда был ею недоволен.

***

Понукаемая конюхом Бартелом лошадь, ходко рысила по грунтовой дороге в сторону лисьего посёлка. А самого Бартела постоянно понукала Уна, требуя поторапливаться. Время хотя и было всего лишь обеденное, но ей ещё предстояло возвращаться. Только сейчас она подумала о том, что никак не объяснила своей поездки. Никому не сказала куда и зачем едет и теперь судорожно пыталась придумать подходящую легенду. Но, как назло, в голову не приходило ни одной путной мысли. Ну, как, скажите, можно объяснить желание молодой девушки вдруг внезапно устремиться в посёлок оборотней-лис, где у неё нет ни знакомых, ни родственников.

Единственная личность, которую там все знают (и не только там), это старая ведьма, которая живёт в посёлке кучу лет и имеет в приграничье славу всемогущей волшебницы. И если Уна заявится сразу к ней, то вопрос «зачем» возникнет сам собой. Так что Уна усердно думала, как выкрутиться из этой ситуации.

В прошлые визиты она оба раза приезжала почти ночью под охраной братьев и не из замка, а из родного посёлка. Её никто не видел и не мог опознать. А теперь она несётся в открытой коляске, днём, у всех на виду… Чем только думает?! «Всё из-за этой выдры! – с сердцем воскликнула Уна, но испугавшись своего порыва резко смолкла. – Ещё и Бартел теперь будет знать. Зачем я так торопилась?! Надо было потихоньку, ночью… Дура!»

Теперь у Уны было два пути: или отказаться от визита к ведьме и сделать вид, что с самого начала просто выехала на прогулку. Или всё-таки ехать к ведьме, но придумать достойную причину. Она выбрала второе. А причина? Причина будет! Ведьма же и поможет. Подъезжая к Лургану – посёлку лис, Уна уже почти успокоилась и знала, что делать.

– Ты зачем явилась ко мне, глупая? – недовольно выговаривала старая Рагна Уне. – Разве я не отдала тебе всё, что нужно? Тебе нечего у меня делать, глупая волчишка.

– Но, Рагна, я нечаянно разлила зелье. Сделай новое, ведь срок уже проходит!

– А он никак на тебя не реагирует? – вдруг с интересом спросила ведьма. – Всё же два раза уже выпоила, должен крутиться возле тебя клубком.

– Нет, – честно созналась Уна. – Может, потому, что он маг?

– Может – потому, а, может – по-другому, – странно ответила ведьма. – Я тебе велела с ним спать в одной постели. Спала?

– Редко, – виновато опустила глаза наложница. – Он в столицу меня брать перестал, а в поместье редко бывал. И после этого… ну, этого… отправлял к себе. А сейчас привёз новых управляющих и ещё ни разу не брал меня на ложе, – слёзы невольно капнули из глаз и Уна почти заревела.

– Прекрати выть, девка! – прикрикнула на неё ведьма. – Плохи твои дела. Но не люблю я, когда мои усилия пропадают. Помогу. За это должна мне будешь.

– Сколько скажешь, Рагна! Заплачу сполна, – заверила воодушевлённая Уна.

– Да не деньгами, – скривилась ведьма. – Услугой. А какой и когда я тебе потом скажу.

– Согласна! На всё согласна, Рагна!

То-то же, – ворчала ведьма, подготавливая котелки и плошки, – вы люди и смески не понимаете силы природы. Требуете привязать кого-то. А того не знаете и не хотите знать, что против природы не попрёшь. Нет если любви, её не создашь никаким зельем. Чистокровные оборотни не мучаются дурью: знают, что любовь только с истинной парой будет. Ждут и ищут её. Позволяют себе, конечно, интрижки по молодости. Куда ж без этого. Но любовь у них только для истинных. А люди?! Разучились доверять сердцу. Смотрят друг на друга не душой, а разумом. Где ж тут любовь разглядеть?! А всё равно, любви-то хочется. И начинают тогда привязывать, привораживать… А, того не понимают, что насильно мил не будешь. Приворот не вечен. Пройдёт угар, очнётся привороженный и что? Что, говорю, делать будешь, когда приворот сойдёт, да герцог твой очнётся?

– А, тогда, даст богиня, у меня уже ребёночек заведётся. А беременную он меня не бросит.

– Как знать…, – не согласилась ведьма.

Уна, покорно слушающая её ворчание, вдруг встрепенулась. Вспомнила, что ей оправдание нужно.

– Рагна, миленькая, кстати ведь слово вылетело! А нельзя ли как-то подделать беременность? И у меня повод будет для этой поездки.

– Можно, но ненадолго. Есть у меня такой амулет, ни один маг не разгадает, – хвастливо заметила ведьма. Но действует только три дня. Это тебе надо показаться своему герцогу и его лекарю, да и уехать срочно. Второй раз на пустое женское место амулет не сработает. Проверяла уже. И добавки разные делала и наговоры меняла… Никак! Не могу понять в чём дело, – продолжала разговаривать сама с собой старуха.

Но Уна её не слушала. Есть такой амулет! Ну и что же, что короткое действие. Она успеет, а потом придумает, что говорить и что делать. Уедет к отцу, там ей помогут. Уна совсем воспрянула духом: и зелье почти готово, и амулет сейчас будет. Никуда Эрик не денется. А эта иномирянка пусть провалится! Уна даже сплюнула себе под ноги от избытка чувств. И все в замке ещё узнают, кто там хозяйка!

Агент, следивший за наложницей, прекрасно слышал весь разговор, сидя под окном дома, в который вошла Уна. Теперь дожидаться возвращения наложницы в замок ему было не нужно. Поэтому мужчина незаметно покинул дворик ведьмы и вернулся к таверне, где оставил своего коня. Обратно уже можно было возвращаться спокойно. В замке они с Уной оказались с разницей в два часа. Естественно, в пользу агента.

***

– Я не хочу в это верить, Торин, но Уна всё же виновата. Всегда считал, что эта девочка послана мне в награду за долгое терпение. Как она отличалась от лживых и приторных придворных девиц! Наивная, нежная, ласковая, доверчивая. А оказалось! Да есть ли вообще среди женщин те, кому можно доверять?! Те, на кого можно надеяться?!

– Ты успел её полюбить, Эрик?

– Полюбить? – удивился герцог. – Нет, скорее, привык, как к чему-то уютному, мягкому… Для «полюбить», друг, нужно нечто большее, чем влечение тела. Мне кажется, что после смерти Марики я не встречал достойных женщин. Или они не попадались на моём пути, – герцог замолчал.

– И что будем делать с этой наложницей? – через довольно большую паузу спросил маг.

– А что с ней делать? Всё, как обычно: знаем, но молчим и наблюдаем. Однако растягивать наблюдение во времени не стоит. Быстро сканируем родственников, любовников и делаем выводы. Кто её ко мне подвёл, зачем и что за это обещали. Агента, который сумел отследить, прикрепить за ней постоянно. С ведьмой завтра разберись сам. В столовой установи под столом артефакт по распознаванию ядов и примесей, не хочу, чтобы в замке начались внезапные отравления. Поручи менталисту незаметно проверить всех работающих в поместье. Всех, Торин, и постоянных, и временных. Пресвятая дева, в собственном доме приходится опасаться! Дожили!

Торин вышел из кабинета, а герцог откинулся в кресле и прикрыл глаза. Не то чтобы ему было очень жаль эту безмозглую курицу, но раздражение с обидой вместе всё же прорывались в его мысли. Чего ей не хватала? Да с её происхождением стать наложницей герцога – уже достижение. И ведь он не обижал, не отказывал в нарядах и украшениях. Да, не женился, но не потому, что не ровня: плевать ему на эти предрассудки. Потому что ещё не полюбил. Ещё не представил её своей женщиной. Не то что Полина: ту и представлять не надо… Что?! Полина – его женщина?! Бред! Или нет?

Герцог ярко представил, как завтра они с Полиной придут вместе в кабинет, и он будет делать вид, что контролирует секретность бумаг (нужны они ему: он никогда не хранит дома действительно важные документы), как она будет волноваться, но будет стараться скрыть волнение, как сегодня во время разговора. Смешная девочка из не магического мира, все твои замыслы видны невооружённым глазом. Уговаривала его, как капризного подростка, не подозревая, что сама попала под пристальное наблюдение мага. И их обоих и герцога, и Торина поразила аура землянки. Боло прав, очень высокий потенциал светлой магии. Действительно, надо провести как-нибудь проверку и определить направление магии, если, конечно, девочка сама захочет. Нет, всё-таки Боло прав: надо присмотреться к Полине повнимательнее. А как она пахнет… умм… сладко! – вспомнил герцог свои ощущения, но тут же одёрнул себя. Да, что с ним такое?! У него наложница выкрутасы выкручивает, а он о землянке думает!

Он же только что сожалел о предательстве Уны! Так куда его завели мысли буквально через несколько минут. Покачав головой, Эрик усмехнулся своим мыслям: «Надо же!» и направился в спальню. Холодную спальню по вине Уны. Но, открывая двери своих покоев, Эрик и представить не мог, что тут произойдёт.

– Эрик! – сияющая наложница бросилась ему на грудь. – Я так рада, так счастлива! Я была сегодня у Рагны, и она подтвердила мои надежды: я беременна! Поцелуй меня, дорогой! Ты же тоже рад?!

ГЛАВА 6.

Осторожно освободившись от объятий женщины, герцог сделал шаг назад и испытующе посмотрел на бывшую любовницу. Теперь уже точно бывшую в любом случае. Тысячи вариантов ответа пронеслись молнией у него в голове. То ли сделать вид, что поверил и продолжить игру, то ли резко поставить зарвавшуюся девицу на место, то ли придумать ещё что-то. Он выбрал последнее, так как необходимо было потянуть время. Агенты ещё не всё раскопали в той грязи, которая образовалась вокруг него и вокруг поместья с его приездом в приграничье. Несколько дней погоды не сделают. Да, и не мог он не дать девице шанс одуматься и смягчить своё будущее положение.

– Уна, ты уверена? Подумай хорошо, прежде, чем ответить.

Наложница тоже сделала неуверенный шаг назад. Вся её мордочка говорила о напряжённой работе мысли. Пауза затягивалась.

– Эрик? Ты не рад?

– Я не могу быть рад, Уна, потому что ты не можешь быть беременна…

– Но это правда, Эрик! Ты можешь убедиться сам или позвать лекаря.

«Ладно, продлим спектакль», – подумал герцог и вызвал замкового лекаря, а заодно и Торина. Молчание между любовниками, пока они ожидали магов, стало совсем напряжённым. Герцог не хотел даже разговаривать с этой куклой и тем более объяснять ей, что без его на то желания, она в принципе не могла забеременеть, и что драконы рожают только со своими парами. Но… Ради расследования он согласился немного поиграть ещё в любовников, однако беременность… это уже слишком.

А наложница никак не могла сообразить, почему всё пошло не так. Почему герцог не поверил в беременность, причём без всякой проверки. Категорично. И оба не видели, что в нескольких шагах от открытой двери стояла Полина. Она случайно услышала весь этот разговор и у неё сложилась неправильная картинка происходящего. Ей показалось, что герцог подло хочет отказаться от ребёнка и выгнать надоевшую любовницу. Поля такого и на Земле не понимала, а здесь у неё стихийно уже начало складываться о герцоге мнение, как о достойном, благородном мужчине и вдруг…

Тихо повернувшись, Полина направилась в свои покои. Да, неприятно. Но личная жизнь герцога её не касается. «Переживём!» – приободрила себя Поля, с удивлением отмечая, что боль от поступка герцога уж слишком сильная. Как будто он предал Полю, а не эту глупую Уну. «Ничего. В конце концов у нас просто контракт. Надо работать и не обращать внимания на посторонние обстоятельства», – уговаривала себя Полина, твёрдо решившая отныне работать ещё лучше и как можно реже сталкиваться с герцогом.

Герцог не заметил ухода Полины, а вот Уна, стоящая лицом к двери, Полину заметила и с досадой прикусила губу. Как хорошо было бы, если бы Эрик сейчас обнимал или целовал её, Уну. Но получилось наоборот. Как бы эта иномирянка не надумала занять место рядом с Эриком. Нет, этого Уна не допустит и постарается предотвратить такое развитие событий. Все эти мысли носились роем в голове наложницы до прихода лекаря и мага.

Так и получилось, что обе женщины сделали совсем не те выводы из увиденного. Да и увиденное оценили неверно.

– Мэтр Гаррон, – обратился герцог к лекарю, уже пожилому магу, семья которого служила их роду уже не один век, и который добровольно и с удовольствием согласился переехать в поместье. – Взгляните, будьте добры, на эту женщину и скажите беременна ли она. И ты, Торин, тоже взгляни.

Уна замерла на мгновенье, усомнившись в амулете ведьмы, но затем вновь вскинула голову: «Да, что такого!» А герцог, заметив эти движения, усмехнулся. Разоблачать сейчас полностью наложницу никто не собирался, но умерить её самомнение было необходимо. Сама же она ещё была нужна, как приманка для изобличения и поимки более серьёзной добычи.

– Так-так, милочка… так-так…, – лекарь обошёл вокруг Уны и остановился перед герцогом.

– Милорд, девица действительно беременна, но вторая аура настолько слаба, что я боюсь ошибиться. Будет лучше, если я повторно осмотрю эту даму через несколько дней. Сейчас плод ещё очень мал.

– А ты что скажешь, Торин? – обратился герцог к другу. Тот также слышал доклад агента и знал об обмане. Но сказал то, было сейчас нужно.

– Беременность видна, но мэтр прав, лучше посмотреть через несколько дней. – Оба они знали, что этих самых нескольких дней у Уны нет, так как амулет, имитирующий беременность действует только три дня. Значит, либо она признается в обмане, либо уедет. Герцога устраивали оба варианта. Но второй был предпочтительней, так как вместе с Уной в её родной посёлок Термон можно было отправить агента-служанку или слугу и следить заодно не только за бывшей наложницей, но и за её окружением.

– Что ж девочка, – герцог поднял глаза на Уну, – я по-прежнему не верю, что это мой ребёнок. И через несколько дней попробую определить это по крови. А пока вернись в свои покои.

Уна, склонив голову, молча покинула спальню герцога. «Не получилось! – билась в голове одна только мысль. – Не получилось! Через несколько дней вторая проверка и анализ крови. И всё! Уне не жить! Герцог не простит обмана. Надо немедленно уезжать домой. А там с отцом мы что-нибудь придумаем». Уна улеглась в постель с твёрдым намерением завтра с утра выехать из усадьбы. А герцог улёгся в постель ровно с этой же мыслью: «Хорошо бы завтра Уна уехала». Ему уже было неприятно видеть рядом с собой человека, который так нагло обманывал его. Но ещё более неприятно было сознавать, что всю эту некрасивую историю наблюдала Полина, женщина, мнением которой герцог, неожиданно для себя, дорожил.

***

С утра Полина и Конол как обычно наметили план на день и разошлись. Их взаимопонимание достигло уже такого уровня, что Полине иногда казалось, будто она знакома и дружит с оборотнем уже много лет. Им не было нужды что-то строить друг перед другом, они принимали напарника таким, каков он есть. Их не смущали привычки, мелкие ошибки и разногласия. Всё устранялось сразу по ходу дела. Единственная сфера, куда оба не лезли по молчаливому соглашению – это личные переживания. Но оба могли при нужде подставить плечо друг другу. Вот бывает, оказывается, любовь с первого взгляда, неприязнь с первого взгляда и дружба с первого взгляда тоже бывает. Собственно, именно так знакомятся и дружатся дети, когда они ещё не зашорены социальными нормами. Психологи говорят, что люди подсознательно оценивают незнакомого человека буквально в несколько секунд и редко ошибаются. Полина радовалась, что не ошиблась в Коноле нисколько, а только укрепилась в хорошем к нему отношении.

Конол ушёл на улицу. Сегодня под его присмотром заканчивали ремонт ворот и подъездной дороги к замку. Кроме того, наконец прибыл обещанный отряд гвардии герцога и Конолу вместе с Бертом предстояло заняться их размещением. А Полина, тяжело вздохнув, направилась в кабинет герцога. Она обещала завершить дело за один день и одну ночь. Так что следовало поторопиться.

У кабинета уже толпились рабочие, а подёнщицы смирно ожидали в холле. Полина открыла дверь и вошла без стука.

– Доброе утро, милорд. Мы можем приступать? – сдержанно, но довольно приветливо обратилась она к герцогу.

Тот вначале недоуменно посмотрел на Полину: обычно она более свободно разговаривала с ним, но потом тоже сдержанно кивнул и отошёл к окну. Полина открыла дверь и отдала команду рабочим:

– Выносите всё в библиотеку. Место вам укажут.

Там должна быть Рэйчел, и там она отвечала за организацию рабочего места герцога. Правда, это самое место они определили вчера вместе.

Вообще, экономка оказалась совсем неплохой тёткой. Это вначале она насторожила Полину. Но секрет открывался просто: садовник был её сердечной привязанностью, и она потакала его слабости к хорошим винам. Полина с ней поговорила, винный погреб опечатала и Рэйчел даже вздохнула с облегчением. Теперь она никак не могла нарушить порядок и садовнику пришлось перейти на домашние наливки. Что касается работы, то тут к Рэйчел вообще не было претензий. Она была требовательна, строга, но справедлива. К прислуге относилась уважительно, но спуску никому не давала. И прежние девочки Стоун, и новые служанки, нанятые на днях, все находились под строгим надзором и без дела не сидели.

Народу в замке значительно прибавилось. Появились отдельные служанки на этажах, у мужчин появились камердинеры. И это было гораздо удобнее, чем девушка-служанка. Кстати, в первый же день герцог оценил парня, которого к нему назначила Полина, и остался им доволен. Зато Берт, у которого забрали часть функций по уходу за хозяином, кажется, даже ревновал новенького.

И вот сейчас этот новенький Ризби – двадцатилетний паренёк из соседнего села, сноровисто помогал в библиотеке организовывать рабочее место милорда. Хотя и на одни день, но никому не хотелось увидеть недовольство хозяина. Когда из кабинета вынесли буквально всё до последнего стула, Полина скомандовала:

– Всем работникам выйти из кабинета! – и когда они с герцогом остались одни, состроила авантюрную мину и заговорщически сказала:

– Милорд, у нас на земле в старых замках обычно находят клады. Поищем? – она со вчерашнего дня решила для себя обращаться с герцогом по-деловому или по-дружески, если получится, но точно безо всякой романтики. Чтобы и намёка не было на подобное развитие отношений. Уж слишком её покоробил отказ герцога от ребёнка. И сейчас предложила эту игру с поиском клада, чтобы как-то снять напряжение момента, чтобы смягчит настроение герцога, прекрасно понимая, что никакого клада здесь и быть не может.

– Здесь? – удивился герцог. – Если бы здесь был тайник, его давно бы нашли прежние владельцы. Кроме того, обязательно возникли бы легенды и сказки о кладе и уверяю вас, не одно поколение мальчишек бредило бы его поисками. А тут тихо и никаких легенд.

– Не факт, милорд. Совсем не факт. Вы же владеете магией? Просканируйте стены, пожалуйста. Да, можно и без магии, – сама загорелась Поля. – Смотрите, как это делается! – и она сходу ринулась к стене, которая ранее была скрыта огромным стеллажом.

Ей сразу вспомнились многочисленные фильмы, увиденные когда-то на Земле и Полина, копируя героев этих картин, начала простукивать кулачком стену. Герцог скептически наблюдал за её действиями. Не то чтобы он не знал таких способов, знал и часто использовал их по работе. Но конкретно здесь найти ничего не надеялся. И уступил только из уважения к Полине. Но вдруг… Полина простукала уже почти полстены и в одном месте звук резко изменился. Она и сама не ожидала, что они действительно что-то найдут, а оказалось – нашли. Она нашла. Полина торжествующе повернулась к герцогу. «Ну, я же говорила!» – кричал весь её вид.

Герцог подошёл ближе. Вначале магией просканировал найденное место. Затем резко стукнул кулаком по стене. Но ничего не произошло. Полина выглянула за дверь и попросила у рабочих молоток. Передав его герцогу, приготовилась удивляться. И было чему. Когда герцог двумя мощными ударами вывернул из стены приличный камень, они увидели за ним маленький сундучок, который когда-то в эту стену был просто замурован. Возможно хозяева забыли упомянуть о нём потомкам, а возможно некому было упоминать. И тайник действительно оставался тайником до этого дня.

Странно, но на нём почти не было пыли, и вид он имел такой, как будто его замуровали недавно. Герцог поставил сундучок на подоконник, ещё раз проверил магией и начал осторожно открывать крышку. Но она не поддавалась. Полина уже давно, позабывшая в азарте о своём решении не приближаться к герцогу, стояла прямо под его рукой и нетерпеливо подёргивала его за рукав камзола. Тот слегка улыбаясь, снисходительно поглядывал на неё, но Полина не замечала этого смеющегося взгляда: она была поглощена ожиданием… Ожиданием тайны…

Не сумев открыть крышку сразу, герцог начал искать тайные заклёпки, задвижки, скрепы и через некоторое время всё же открыл сундучок. Но едва он это сделал, как острая пружина взвилась вверх и если бы Полина машинально не отбила её в сторону, то она впилась бы герцогу в руку. Герцог тут же задвинул Полю за себя и сделал шаг назад. У них перед глазами покачивалась пружинная змейка и на кончике её языка висела капля яда.

– Ничего себе! – выдохнула Полина, только сейчас сообразив, какой опасности они избежали.

– Тише, Поля, тише, – чуть не шёпотом приказал герцог и повёл рукой в сторону змейки. – Нет, слава пресветлой деве. Это всего лишь механическая ловушка. Тебя не задело? – тронул он Полину за руку. – Покажи!

– Нет, кажется всё нормально. Смотри, – подставила Полина руку ему под нос.

Оба и не заметили, что стоят крепко прижавшись друг к другу, герцог ещё и прижимает Полину рукой. И оба говорят друг другу совершенно непозволительное «ты». Но сейчас им было точно не до этого. Оба заинтересованно заглядывали внутрь сундука. Там сверху лежал старый свиток, а под ним почти полный сундучок необработанных драгоценных камней.

– Ничего себе! – опять вырвалось у Полины, казалось, она все остальные слова просто забыла.

– Да, уж, – согласился герцог, продолжая удерживать её рядом.

Но Полина эйфория уже схлынула, она оценила их позу уже осмысленным взглядом и осторожно высвободилась из-под руки герцога. Нечего тут… В то же время Полина удивилась тому, как иногда проявляется случай. Она предложила поискать клад почти в шутку, чтобы разрядить обстановку, чтобы примирить герцога с ремонтом, вызвать у него улыбку, а не наблюдать весь день замученное выражение лица. А вышло… Совсем не шутка, однако.

Герцог тем временем внимательно осмотрел сундучок, нашёл механизм активации ловушки и спрятал её вновь. Полина наблюдала, как осторожно он достал из сундучка свиток и аккуратно его развернул. Даже Поле было понятно, что это очень древняя запись, но читаемая, так как герцог свободно пробегал текст глазами.

– Полина, вы удивительно изменили жизнь поместья за такой короткий срок. Но ещё больше вы повлияли на нашу родословную. Вернее, не вы, а ваша находка. Знаете, что это такое?

– Откуда?! – машинально ответила Поля, хотя вопрос герцога был скорее риторическим.

– Это – соглашение о договорном браке между Гарвелеем, княжеством оборотней, и Тронгером – нашим королевством. Наследники обоих государств должны были вступить в брак и тем самым предотвратить и прекратить все дальнейшие войны между людьми и оборотнями. Договор магический и он… до сих пор не выполнен. И, хотя, разрушительные войны между нами уже в прошлом, но мира и понимания нет до сих пор. Это очень, очень важный документ. Его величество должен о нём знать.

– А камни? – осторожно спросила Полина, понимая уже, что герцогу они, скорее всего, не принадлежат.

– Камни – это часть приданого тогдашней принцессы оборотней. – Как видите, ни договор, ни камни до короля не доехали. Но, кто и почему замуровал здесь надежду двух государств на мир, мне ещё предстоит узнать.

– Нам, – твёрдо высказалась Полина. – Не думаете же вы, что я добровольно откажусь от расследования такой старой, но важной и романтичной тайны?!

– Романтичной? – поднял бровь герцог.

– Конечно! Это обязательно связано с какой-нибудь любовной историей! – возбуждённо воскликнула Поля.

– Ну-ну! – мягко улыбнулся ей герцог и, казалось, сейчас погладит по голове, как маленькую. – Продолжайте ремонт, Полина. Надеюсь, на ваше слово, – и ушёл в библиотеку, которая на сегодня стала его кабинетом.

«Слово? – удивилась про себя Полина. – А-а, слово – закончить ремонт в один день», – вспомнила она, и уже не отвлекаясь занялась делом. Нет, она не стояла над душой рабочих. Задание им было выдано и понято. Рэйчел проверит по ходу дела, а Полина примет результат. Сейчас же она направилась на второй этаж. Вот там работы начались сегодня и были гораздо масштабнее, потому что на втором и третьем этажах давно никто не жил, и здесь Полина затеяла не только смену интерьера, но и частичную перестройку. Хозяин просил удобный и красивый замок? Он его получит.

Внезапно перед ней появился Боло и Полина остановилась.

– Хозяйка, ты это, скажи хозяину, чтобы поторопился к королю. Чувствую я, магия договора начинает просыпаться. Вы ведь его из тайника вынули, сохранность нарушили.

– И что теперь будет? – встревожилась Полина.

– Да ничего не будет, если договор попадёт по адресу. Это уже их дело будет.

– А как он здесь-то оказался? – не поняла Полина.

– А вот этого и я не знаю: давнее очень дело. Но поспрашиваю у наших.

– Поспрашивай, Боло. Мы с герцогом хотим распутать эту историю.

– Ну-ну, – почти как герцог проворчал Боло и опять исчез.

А Полина всё же занялась делом, надеясь, что в обед сможет увидеть герцога в столовой и расскажет о предупреждении Боло. Интересно, почему он сам с ним не разговаривает, мимолётно подумала землянка, рассматривая свои эскизы и погружаясь в работу.

В первую очередь Полина нарисовала для себя примерный план второго и третьего этажей, чтобы представить точнее их функции. Во-первых, из господского крыла она убрала все помещения для слуг. По её понятиям, слуги и так много знают, поэтому давать лишний повод для слухов и сплетен – не стоит. Эти небольшие комнатки, которые прилегали к господским покоям, теперь стали гардеробными или, после сноса стен, увеличивали пространство комнат. И теперь на втором этаже хозяйского крыла находились только личные покои герцога, его будущей жены (будет же она всё равно, рассудила Полина) и ещё три пока свободные нейтральные комнаты.

А в служебном крыле на втором этаже находились покои обоих управляющих и гостевые. Все они состояли из двух комнат: спальни и гостиной, имели гардеробные и ванные и отвечали самому взыскательному вкусу, хотелось верить Полине, потому что в разработку их интерьеров она вложила немало времени и сил. Раздав старшим в каждой группе рабочих задания, Полина поспешила вниз, к Рэйчел. Необходимо было посоветоваться по поводу количества слуг, постоянно проживающих в замке.

И, случайно бросив взгляд в окно, она увидела, как от служебного входа замка отъезжает неприметная карета, в окне которой мелькнуло недовольное лицо Уны. Ворота замка днём были всегда открыты: время внезапных нападений и осад давно прошло. Но на ночь по традиции ворота закрывали с двенадцати ночи до шести утра. «Уна уехала, – констатировала Полина. – Как же она теперь, беременная-то?» Но думать долго о бывшей любовнице герцога было некогда. Единственное, Поля подумала, что слишком уж тут просто решаются такие вопросы: захотели – подарили наложницу, разонравилась – отправили обратно. И никаких претензий.

Полина сделала шаг, желая продолжить путь, и вдруг упёрлась в кого-то. Она подняла голову: рядом стоял высокий, очень красивый парень, лет двадцати пяти, хотя здесь, как уже поняла Полина, возраст определять бесполезно. Парень изучающе осмотрел её с головы до ног, непонятно хмыкнул и представился:

– Дэниэл Мартенсон, капитан гвардии. А ты, крошка, кто такая?

***

Карета уносила Уну из замка. Дорога от ворот до подножия невысокого холма, на котором стоял замок, успевала обогнуть его два раза и потом распрямлялась ровной лентой, устремляясь вдаль. Так что всё это время замок был прекрасно виден и сердце Уны не переставало болеть. Вначале, когда её только подарили герцогу, она переживала, что достанется какому-нибудь старику. Но герцог оказался зрелым, могучим мужчиной. И Уна не хотела терять место рядом с ним. Тем более, что отец настоятельно просил оставаться в усадьбе. Не получилось.

Но ничего… Ничего-ничего… Она оставила хороший «подарочек» для этой иномирянки. Это из-за неё начались все неурядицы. Пусть Уна не видела, кто украл зелье, но она была уверена, что это Полина. Ведь до неё ни разу ничего не пропадало. Эрик сам накладывал защиту на её покои. Да, даже если и не она, пусть поостережётся находиться рядом с герцогом. А «подарочек» в этом поможет. Уна ещё вернётся… Ещё вернётся.

ГЛАВА 7.

– А ты, крошка, кто такая? Неужели, так уважаемая моим дядей управляющая? – насмешливо уточнил парень. – Тогда я его понимаю.

«Мартенсон?! Дядя?! – мелькнуло в Полиной голове. – Ну, конечно! Это родственник герцога и причём близкий». Полина заминка длилась доли секунды: спускать такое хамство она не собиралась, однако и ссориться с герцогом из-за племянника тоже не хотелось.

– А ваш отец очень похож на милорда? – с преувеличенным интересом спросила Полина и для убедительности хлопнула ресницами.

Парень опешил от такого вопроса и весь его вид говорил: «При чём здесь …?» А Полина, пользуясь его заминкой, притворно сочувствуя сказала:

– Наверное, не очень. А жаль, видимо, какой-то ген выпал. Кажется, ген порядочности, – и, обогнув, стоящего столбом капитана, Полина, наконец, спустилась вниз.

– Что за ген? Ах, ты…, – это она услышала уже с середины лестницы. Капитан понял, что его унизили, но как именно и в чём, пока не понял. И это было обидно.

Полина не стала ни оборачиваться, ни принимать во внимание этот выкрик. Ясно уже, что с господином племянником держаться придётся настороже.

Внизу она прежде всего зашла в кабинет, чтобы посмотреть, как идут работы. Дома ей частенько приходилось делать ремонт квартиры самой. Нанимала рабочих она только один раз для установки новых дверей. Так что такие процессы как: штукатурка, шпатлёвка, побелка, покраска, поклейка обоев – ей были прекрасно знакомы. А в кабинете как раз ничего особо сложного не делалось: всего лишь нужно было освежить шпатлёвку и побелку. Обоев в кабинете не было, и Полина вначале хотела оставить стены «голыми», подчеркнув этот минимализм фактурной штукатуркой, но затем передумала. Теперь стены будут отделаны тканью, только вот Полина ещё не определилась: сажать её на клей или натягивать на рейки. Сейчас она хотела определиться на месте, так сказать.

В кабинете кипела работа. Стены были выравнены и «выглажены». Тот участок, где герцог вскрыл тайник, снова был заделан и не отличался от остальной стены. Окно кабинета выходило на солнечную сторону, было высоким и широким, практически панорамным. От этого даже пока пустое помещение выглядело светло и празднично. Полина постояла в центре комнаты и потихоньку позвала Боло. Она уже поняла, что видят его только она и герцог, так что можно не опасаться за рабочих, но говорить надо в стороне, чтобы не привлекать лишнего внимания к себе. Поэтому Полина отошла к окну и спросила у домового:

– Боло, а тут как-то борются с паучками, насекомыми, мелкой живностью? Видишь ли, если сделать обои на рейках, то под ними наверняка со временем все эти жильцы, о которых я спросила, появятся. Может, вы боритесь с ними магией? Или лучше всё-таки наклеить, чтобы не дать им лишнего пространства. Конечно, они появятся, но в гораздо меньших количествах.

– Знаешь, хозяйка, – Боло, как заправский мужичок, почесал затылок, – нам-то это всё равно. Права ты: если в доме есть домовой, то никакой такой живности в нём не будет. Мы дом-то охраняем, нашу домовую магию против них применяем. Так что делай, как хочешь.

Полина даже позавидовала: на Земле-то никаких домовых нет. Хотя, кто его знает, старые люди в них верят, особенно на селе. Она подумала, ещё раз подумала… и решила клеить. Во-первых, быстрее. Во-вторых, и это главное, надёжней, так как не будет возможности случайно повредить полотно.

Для обоев она выбирала ткань похожую на сатин светло-бежевого цвета с геометрическим рисунком всего лишь на тон-два темнее. Полина не хотела, чтобы рисунок «резал» глаз и отвлекал. Кроме того, мебель в кабинете была густого шоколадного цвета и такой контраст был к месту, лишнего было уже не надо. А вот новая обивка стульев и дивана подбиралась по цвету в тон обоев. Портьеры же были двухсторонние: с одной стоны – шоколад, с другой, золотистый песок, тонкий белоснежный тюль с лёгким золотистым орнаментом, сложный ламбрекен и широкие замшевые подхваты – вся эта красоты была пока только на эскизах Полины. Но, видя, как споро движется дело, Полина уже не сомневалась, что к утру всё будет готово, а, может, уже и вечером.

Полина похвалила рабочих за качество и скорость и заторопилась в библиотеку. Пора было уже и рассказать герцогу о поручении Боло. Так она и не узнала, почему Боло сердит на хозяина и не хочет с ним говорить.

В библиотеке ожидаемо она встретила и Рэйчел, и герцога. С экономкой Полина выяснила количество постоянно проживающих в усадьбе слуг. Их оказалось не так много: десять женщин (повариха и три её дочери, три горничных, две прачки и одна швея. И шестеро мужчин: конюх, садовник, уборщик, посыльный, новый камердинер герцога и Берт. Сама экономка имела небольшой домик в соседнем селе и жила там с семьёй. Так что Полина порадовалась про себя, что примерно правильно поделила комнаты прислуги. Причём семье поварихи она выделила просторные трёхкомнатные апартаменты, которые и создавались специально для них путём объединения двух соседних больших комнат. Но пока дело до третьего этажа не дошло, и Полина надеялась, что успеет поговорить со слугами и выяснить их пожелания. Всё-таки для них это был единственный дом, и Полина хотела, чтобы они и чувствовали себя дома, по крайней мере, в своих комнатах.

Обсудив всё необходимое с Рэйчел и поручив ей дополнительно проследить за уборкой кабинета, где к скорому времени основные ремонтные работы будут закончены, Полина подошла к герцогу.

– Милорд, мне с вами необходимо поговорить наедине, – тихо сказала Полина, надеясь, что её никто не слышит. По крайней мере вблизи никого не было.

– Пойдёмте, – сразу оторвался тот от бумаг и завел Полину в небольшую комнату позади читального зала. – Слушаю вас.

– Милорд, – начала Полина, но герцог её перебил.

– Эрик, дорогая. Прошу, когда мы одни, называйте меня по имени, – попросил герцог.

– Но…, нет, я не смогу, – категорично ответила Поля. – И, мне кажется, не стоит. Извините, – она упрямо поджала губы и весь её вид говорил: не уступит.

– Ну, хорошо, как хотите, – согласился герцог, но было видно, что отказ задел его.

– Милорд, Боло просил передать вам, что из-за нарушения сохранности тайника, магия документа пришла в действие. И его необходимо срочно передать по адресу, иначе начнёт действовать нарушенная магическая клятва.

– Он прав, – сразу стал серьёзным герцог. – Я сам уже хотел на той неделе ехать в столицу, но придётся поторопиться. Завтра, видимо, я смогу уйти порталом. Но, надеюсь, ненадолго. Мне интересно всё, что вы тут затеваете. И пока все изменения радуют. Я рад, что мы не ошиблись в вас, Полина.

– Мне приятно, милорд, но на самом деле ничего особенного пока не сделано. Всё ещё впереди, – оптимистично «успокоила» герцога Полина.

– Вот и хорошо, – не поддался на испуг герцог. – Тогда, думаю, что вам пора познакомиться с поместьем поближе, а не только с усадьбой хозяина. Сегодня прибыл отряд гвардии. Это мои личные воины. Они служат мне, а не королю и никому другому. Помните, что на время моего отсутствия, командование отрядом переходит к вам. Прошу, соблюдать субординацию, не допускать нарушения дисциплины и требовать строгого соблюдения приказов. Я постараюсь вернуться через неделю, в худшем случае, через десять дней. За это время вы вполне объедите всё поместье, познакомитесь со старостами и сделаете выводы. Я надеюсь на ваше благоразумие Полина и что вы не будете раздавать невыполнимых обещаний. На пограничные заставы можете не заезжать. Это опасно, хотя военных действий нет. Если захотите, в будущем мы с вами совершим рейд по нашим заставам. И, Полина, мне неудобно об этом говорить, но приданое принцессы я отвезу королю. В таких магических кладах особенно важно соблюдение мелочей. А как распорядится ими король – его дело. Кстати, документ, который я вам прочитал, является секретным и говорить о нём кому бы то ни было запрещено. Ясно? – неожиданно жёстко спросил герцог.

– Совершенно ясно, милорд. Не беспокойтесь. Но можете взять с меня магическую клятву, – спокойно ответила Полина. Она и сама понимала важность находки и уж тем более ни на что не рассчитывала в материальном плане.

Полина понимала, что сейчас герцог закончит разговор и ей придётся уйти, но её терзал вопрос с отрядом гвардии. Сказать или не сказать герцогу, что знакомство с его племянником не задалось? Это же не шутка: ехать в объезд поместья с человеком, которому не доверяешь. Пока Полина думала, герцог включил переговорный артефакт и вызвал командира в библиотеку. Время было упущено, и Полина решила действовать по ситуации.

Они с герцогом тоже вернулись к его столу и через короткое время в библиотеку вошёл Дэниэл. Он пристально оглядел герцога и Полину, не нашёл признаков её жалоб и немного успокоился.

– Командир отряда прибыл. Слушаю вас, герцог Мартенсон.

«Ему, похоже, нравится произносить эту фамилию», – усмехнулась про себя старательности капитана Полина.

– Перестань, Дэнни, – поморщился герцог. – Знакомьтесь: Полина Сергеевна Вересова, землянка, управляющая поместьем. Дэниэл Мартенсон, капитан личной гвардии, мой племянник.

Капитан и глазом не моргнул. Поцеловал протянутую руку и сделал вид, что видит Полину впервые.

– Счастлив познакомиться, леди.

– Надеюсь, мы сможем работать вместе, – сухо ответила Полина.

Герцог вскинул бровь, но заострять внимание на её недружелюбном ответе не стал.

– Дэниэл, завтра я ухожу порталом в столицу, есть срочное дело. В поместье за меня остаётся Полина Сергеевна. Все её приказы и просьбы – это мои приказы и просьбы. Надеюсь, ты понимаешь, чем грозит тебе неповиновение.

– То есть, вот эта… леди, будет управлять нашим родовым поместьем в твоё отсутствие? И ты доверяешь ей? – обманчиво спокойно спросил капитан.

– Та-а-к… Я вижу, вы «очень понравились» друг другу, – отметил герцог. – Не знаю, в чём дело, но предупреждаю, что никаких склок и вражды, а тем более вредительства в отношении друг друга я не допущу. Это приказ. Учитесь договариваться и действовать сообща. На вас слишком большая ответственность, чтобы переносить личные отношения на деловые. Можете быть свободны. Оба.

Полина и капитан вышли из библиотеки, облили друг друга неприязненными взглядами и разошлись в разные стороны. «Да, дела…», – обеспокоенно подумала Полина, направляясь, наконец, в свою комнату. За день она очень устала и даже не обедала, но отдыхать ей особо было некогда: из-за скорого рейда ей необходимо было продумать схему проверок на местах: что проверять, как проверять, что спрашивать у людей. А также надо было встретиться с Бертом и обсудить с ним товарность поместья. Чем-то же ведь здесь люди занимались? Полина подошла к двери и, открыв магический замок, вошла в комнату. Последнее, что она увидела и почувствовала, это метнувшуюся ей навстречу тёмную ленту и несильный жгучий укол в бедро. Затем наступила мгновенная темнота.

***

Полина открыла глаза и не поняла сразу, где находится и что с ней случилось. Пошевелиться она тоже почему-то не могла. Могла только смотреть. Обвела глазами помещение и до неё медленно дошло, что это её комната в замке герцога. А сама она лежит на своей кровати. «Надо же, как заспалась, – удивилась про себя Полина, – не помню, как и улеглась». Она попыталась подняться, но ей вновь не хватило сил даже пошевелиться. «Да, что такое!» – рассердилась на своё состояние Поля. Взгляд её переместился к ногам, которые вообще не хотели отрываться от постели, и глаза Поли открылись до ширины чайных блюдец.

У неё в ногах, не касаясь самой Поли, спала огромная пантера, смешно прикрыв морду лапой. Никакого страха от этой картинки Полина не испытала, а только безмерное удивление: что, как и откуда? И только через несколько мгновений в памяти стали всплывать картинки событий: разговор с герцогом и знакомство с его племянником, уход из библиотеки, дверь в её покои… лента… темнота…

«Вот оно что… Нападение…», – но больше, к сожалению, Полина ничего не знала. Она спаслась или её спасли – это главное. Однако теперь ей хотелось знать подробности. Она опять перевела взгляд на пантеру: «Охрана, что ли?» – усмехнулась про себя. Но вдруг её пронзило воспоминание: герцог разговаривает с Конолом и требовательно спрашивает, какой у него зверь. «Пантера», – ответил тогда Кон.

– Конол? – шёпотом спросила Поля.

Пантера дёрнула ухом и подняла голову, её затуманенный со сна взгляд резко сменился на ясный, понимающий. Зверь рыкнул, соскочил с кровати и вот уже перед Полиной сидит на корточках Конол и беспокойно вглядывается в её лицо.

– Как ты себя чувствуешь, малышка?

– Не могу пошевелиться, – сразу же пожаловалась Поля.

– А-а, это! Сейчас, – Конол сделал пасс, направив его на Полину, и она сразу почувствовала своё тело и смогла свободно расправить члены.

– А, что это ты сделал? – полюбопытствовала она.

– Снял с тебя заклятье неподвижности. Ты сильно брыкалась, всё куда-то рвалась, кричала, что тебе надоело и ты хочешь домой, – с усмешкой пояснил Кон, – вот герцог тебя и спеленал.

– А, что вообще случилось? – попыталась выяснить Полина, чувствуя, что оборотень готов говорить о чём угодно, только не о том, что ей интересно.

– Я нашёл тебя без сознания в твоей комнате, – вздохнув, нехотя сказал Конол.

– А, как я оказалась без сознания? – пока ещё терпеливо допытывалась Полина.

– Не знаю, – оборотень пожал плечами. – Похоже на отравление ядом чанди – мелкой пещерной змейки. Но чанди у нас не водятся. Ближайшее место их обитания – каньон в княжестве оборотней.

– А если я скажу, что сама видела эту змейку? Такую черненькую, узкую, примерно в полруки длиной?

– Точно видела? – мгновенно подобрался Конол и даже пересел к ней на кровать, желая, наверное, побыстрее всё разузнать. – Хотя, конечно, видела, – сам себе объяснил Кон, – иначе бы ты её не смогла описать. А вот кто её сюда подбросил… А, мы с герцогом никаких следов не нашли…, – забормотал оборотень себе под нос, забыв, казалось, о Полине и её самочувствии.

– Эй! Я всё ещё здесь, – дёрнула его за рукав Полина. – Рассказывай и подробно.

– Вчера вечером…

– Вчера?! – вскричала Полина.

– Ну, да. Мы с герцогом и лекарем тебя всю ночь вытягивали, – виновато ответил Конол.

– Ничего себе…, – только и сумела сказать Полина и замолчала, молчаливо требуя от Кона продолжения.

– Вчера вечером, – бодро повторил тот, – я почувствовал, что ты сильно испугалась и тебе стало плохо. Нашёл тебя в твоей комнате без сознания. Вызвал герцога и лекаря. Но сбежались вообще все. Охали тут, пока герцог всех не разогнал. Про яд поняли сразу, и лекарь тебе влил просто лошадиную дозу антидота, но ты никак не приходила в себя. Тогда герцог начал магией вытягивать из тебя заразу, но твой организм сопротивлялся. Тогда Дэниэл просто руку разрезал себе и тебе и заставил лекаря переливание сделать. Теперь в тебе есть частичка дракона, – воодушевлённо закончил Конол.

– Драк-кона?! – заикаясь и полушёпотом воскликнула Полина.

– Конечно! А ты что? Не знала, что наш хозяин глава драконьего рода? – удивлённо спросил оборотень. – Надо же?! – удивился он. – Так вот почему ты их не боишься? Ты просто не знала с кем имеешь дело! – веселился меж тем Конол. – А я-то думал, что за смелая девчонка?! Ха-ха-ха!

– Кон! – рассердилась Полина. – Хватит! Не знала, ну, и что?! Теперь знаю и всё равно не боюсь, -(кажется), подумала про себя Полина. – Не уходи от темы, Кон. Вы узнали, кто это всё сделал?

– Прямых доказательств нет, малышка, но – это Уна.

– Уна?! Но за что?

– Ты, малышка, умудрилась занять место в сердце герцога, а женщины это хорошо чувствуют.

– Не знаю про моё место и про сердце герцога. Но разве из-за этого можно пойти на убийство? – недоумевала Полина.

– И за меньшее идут, сестрёнка, – Кон погладил девушку по голове, как маленькую. – Кстати, у тебя есть теперь ещё один брат – Дэниэл. Здесь переливание крови приравнено к побратимству. Так что будь готова.

До Полины медленно доходило её новое положение: «Вот уж поворот, так поворот! Мы же вчера чуть не врагами расстались. Хотя, неизвестно из-за чего Дэн так поступил. Потом разберёмся».

– Кон, а почему ты вообще почувствовал, что мне плохо?

– Я, малышка, давно на тебя метку поставил, не обижайся. Просто ты же наших порядков не знаешь, вляпаться можешь случайно. Ну, я и отметил тебя, как члена стаи, – пожал плечами оборотень, не находя в этом действии ничего необычного. – Зато любой маг или оборотень сразу видит, что ты под защитой.

– А мне сказать? – вкрадчиво спросила Поля.

– А что такого?! – вскинулся оборотень. – Ты мне сестра! Да я просто обязан тебя защищать!

– А не подскажешь, братец, когда это мы стали такими близкими родственниками? – и Полина приготовила подушку для ближнего боя.

– Ты что?! Ты же сама на отборе кормила меня с руки и сама пила из моих рук! Забыла?! … Не знала? – через паузу дошло до оборотня, при взгляде на Полины вытаращенные глаза. – Сурс забери, Поли! Я всё время забываю, что ты не наша. А тот момент на отборе – это был обряд добровольного признания опекунства и защиты. Ты попросила, я согласился. А ты, оказывается, даже и не понимала, что делаешь. Ой, я дурак, дурак!

При виде таких непритворных страданий, злость и обида (без неё все решили и сделали) сменилась у Полины безудержным весельем.

– Ладно, братец. Если сам не жалеешь о сделанном, то и я не буду переживать. Тогда, ты будешь старшим братом, а дракон – младшим, – сказала Полина и мысленно засомневалась в своём здравомыслии: у неё два брата – оборотень и дракон! Не слабо, да?!

Оборотень в ответ только крепко обнял девушку и опять поцеловал в макушку.

– – Ладно, Поли, я вижу, с тобой уже всё хорошо. Давай приводи себя в порядок, и я позову герцога. Он очень переживал, Поли. Не обидь его. И Дэнни тоже, – многозначительно добавил оборотень.

– А, где Боло? – не удержалась ещё от одного вопроса Поля.

– С Боло всё непросто. Это ведь дух, энергетическая сущность. Так вот, Боло сейчас почти бесплотен, а поэтому невидим и неслышим. Я уверен, он сейчас здесь, но не может проявить себя.

– И почему так? – настороженно поинтересовалась Полина, уже понимая, что это из-за неё.

– Герцог считает, что Боло резко растратил свой магический потенциал. Теперь надо ждать, когда он восстановится и расскажет, что знает.

После рассказа о Боло, Полина почему-то почувствовала себя виноватой: вон сколько проблем всем доставила. Умом она понимала, что не стоит брать на себя чужую вину, но … всё равно эту вину чувствовала.

***

Герцог Эрик Мартенсон сидел в своём новом кабинете и бездумно разглядывал обновлённое помещение. Ему всё нравилось, всё было удобно и правильно расположено. Цветовая гамма не вызывала отторжения. Но… оценивал он это умом, понимая и признавая сколько энергии, знаний, фантазии вложила его новая управляющая в обустройство его кабинета. И в другое время он обязательно бы порадовался и отметил этот факт. Но не сейчас. Сейчас герцог терпеливо ожидал известий. От разных людей, но одинаково важных.

От Конола ожидал известий о самочувствии Полины. И ожидал их с тревогой и надеждой. Они, конечно, сделали всё, что смогли, чтобы вытянуть девушку, но… кто его знает, как дело повернётся.

Торина и Ольтена он ждал вместе с ведьмой, которую они должны были привести в замок. Берт должен был привести из столицы свою матушку Оссию Дайер, которую герцог хотел временно поселить в поместье в помощь Полине.

И особенно ждал известий от агента, который следил за Уной. Нельзя было допустить, чтобы девица избежала наказания. Как бы ни был снисходителен герцог к своим любовницам, но покушения на жизнь – это не милая наивная глупость. Это – преступление.

Задумавшегося герцога в себя привёл резкий стук в дверь. Вошедший Берт доложил, что управляющая проснулась и может говорить. Герцог молча встал и быстро направился к покоям Полины, возмущаясь про себя тем, почему они оказались так далеко в другом крыле, а не рядом с его комнатами в хозяйской половине.

– Полина! – герцог не вошёл, а буквально влетел в спальню Полины, оставив в её небольшой гостиной понимающего Конола, озабоченную Рейчел и недовольного лекаря, мэтра Мэтью Флинна. – Полина, как ты дорогая?!

Он окинул девушку внимательным взглядом, от которого не укрылась ни смертельная бледность, ни слабость, ни истончившиеся, казалось, просвечивающиеся руки, лежащие на подлокотниках кресла. Яд выпил много сил из его женщины и дракону это не нравилось. «Его женщины?! – опять мелькнула эта мысль в сознании герцога. – Неужели это дракон почувствовал её? Неужели он всё же дождался, нашёл свою пару? Через столько лет, через столько потерянных надежд? Даже Марика не была его парой, она была женщиной, которая ему очень нравилась и подходила дракону в отсутствии пары. Но парой не была». Однако сейчас, даже эта, без сомнения, очень важная мысль не могла остановить герцога от желания обнять Полину. Убедиться, что она жива, что они все справились и теперь ей ничто не угрожает. Это нападение сильно встряхнуло герцога и заставило его честно признаться себе: Полина ему небезразлична. И он не стал отказывать себе в желании обнять и приласкать девушку, тем более, что дракон буквально понукал его к этому.

– Иди сюда, Поли, – приговаривал он, поднимая из кресла и прижимая к себе. – Я чуть с ума не сошёл, пока кровь Дэниэла не начала действовать и не стало ясно, что яд нейтрализован. Милая моя, – герцог обнял Полину и поцеловал в висок. – Как же ты меня напугала! – продолжил он обнимать девушку и целовать куда придётся.

А Полина, удивлённая и сражённая таким напором, даже не сопротивлялась его действиям.

– Милорд? – всё же удивлённо прошептала она, не желая громким голосом привлекать внимание. – Милорд, я вам очень благодарна за заботу, но отпустите уже меня, пожалуйста!

– Поли… Не бойся, Поли, – казалось герцог её и не слышит, – наши уже все догадываются о моём отношении к тебе, – прошептал герцог, целуя её уже по-настоящему, в губы и, испытывая при этом невероятное наслаждение.

Но Полина, не понимая такого внезапного взрыва чувств, возмутилась уже серьёзно. Она упёрлась слабыми ещё кулачками в грудь этого… этого дракона и прошипела ему в ухо:

– Отпустите меня немедленно, а то укушу! – и сама дёрнулась из его объятий.

Герцог, похоже, не ожидал такой реакции и невольно разжал руки. Полина отступила на шаг.

– Милорд? С вами всё в порядке? Вы в здравом уме? – искренне озаботилась Полина, потому что поведение герцога никак не укладывалось в нормальное по её представлениям. А вдруг какая-нибудь магия действует, или опять какой-нибудь приворот, не дай бог.

– Всё в порядке, Полина, – вздохнул герцог. – Прости, просто беспокоился очень.

– Я понимаю, милорд. И вы простите, но только не надо делать из меня временную подружку. Я не соглашусь на эту роль, а у вас есть для этого наложницы. Поищите среди них.

– Ты права, Поли. Получилось не очень красиво, но это от волнения. Ночью мы все слишком переживали о твоём здоровье, мой дракон не находил себе места. Я постараюсь всё исправить, не сердись, лари моя. Насчёт наложниц тоже не беспокойся: их больше не будет. У меня появилась ты.

– Но милорд, мне странно всё это слышать. Ведь я сама ни о чём не знаю: ни о ваших чувствах ко мне, ни о моём новом положении. Вам самому это не кажется несколько неправильным? – постаралась смягчить вопрос Полина.

Она до сих пор не могла поверить в эту ситуацию, хотя душой желала, чтобы всё это оказалось правдой. Герцог ей в последнее время даже снился. С тем, что он ей очень нравится, она уже смирилась, хотя в первое время, когда поняла про себя эту несуразность, прилагала немало усилий, чтобы извлечь эту пока ещё короткую занозу из сердца. Потом-то больнее будет. Но не вышло. И теперь, если верить герцогу, страдать они будут вдвоём. А ему хотелось верить. Очень хотелось. Вот сейчас, например, короткие мгновения в его объятьях показались Полине блаженством. Но, стоит ли рассчитывать на серьёзные отношения? Нет, конечно! Они из разных миров, из разных слоёв, с разным багажом жизни. Лучше не обольщаться. А заводить короткий роман тем более не стоит: сердце, оно же не железное. Поэтому Полина сделала ещё один шаг назад и села в кресло. Что бы там с герцогом ни было, но ей надо держать голову трезвой.

– Расскажите, милорд, почему Дэниэл помог мне? Я ведь чувствовала, что не приглянулась ему, – задала она важный вопрос, чтобы сменить тему и дать герцогу остыть, причём в буквальном смысле.

Жар его тела почти опалял Полину, когда он прижимал её к себе, правда не нанося никакого вреда. Наоборот, это тепло казалось родным и очень нужным. «Ну, хватит!» – оборвала Полина свои мысли и обратилась к герцогу. Послушать про Дэниэла было важно.

– Да, Дэнни теперь – твой названный брат, – улыбнулся герцог. – Он неплохой парень, просто не терпит чужих в близком круге. А ты теперь не чужая.

– А правда, что вы драконы? – не удержалась всё же Полина.

– Истинная правда! А ты, получается, не знала? Тебе Конол сказал?

– Да, Кон. Он тоже мне названный брат, оказывается.

– Я знаю уже, дорогая. Он сам нам рассказал.

– А вы теперь мой дядя, получается? – лукаво улыбнулась Полина и рассмеялась, видя, как вытянулось лицо герцога.

– Нет! Ты названная, не родная сестра, моего двоюродного племянника. Ты мне не родственница. Но, да, как глава клана, я несу за тебя такую же ответственность, как и за других его членов.

Весь этот короткий спич герцог пытался подчеркнуть, что никаких родственных связей между ними нет и Полина вполне может быть его любимой женщиной. Поля поняла это, но ей доставило удовольствие слегка поддразнить герцога. Женщины частенько делают это неосознанно, когда понимают, что нравятся мужчине не на шутку.

– Но расскажите всё же, зачем Дэниэл согласился на переливание крови?

– Он не согласился, Поли. Он сам его предложил. Предложил потому, что это был единственный вариант твоего спасения. И он догадался первым, хотя это мог сделать и я. Тогда ты сейчас была бы уже моей женой.

– П-почему? – от неожиданности запнулась Полина.

– Потому что ты, кажется, моя пара.

– Не может быть…

– Может, но редко, – припечатал герцог. – И это нуждается в проверке, – добавил он, хотя дракон внутри него был твёрдо уверен в этом факте.

– Слава богу, что не сразу обухом по голове, – с облегчением выдохнула Полина. Читала она про эти их пары: от такой взаимной зависимости страшно становилось.

– Ты не рада? – осторожно поинтересовался герцог.

– Мне надо привыкнуть, – дипломатично уклонилась Поля от прямого ответа. – Да, и пара ли? Это же ещё не точно?

– Так тебя чувствует мой дракон, но скажу честно, драконы не ошибаются.

– А вы? Вы герцог Эрик Мартенсон, как меня чувствуете?

– Не хочу пока говорить, – отвёл глаза герцог. – Пойдём, должен подойти Дэниэл, поговорите с ним.

Герцог протянул Полине руку, и они вышли в её гостиную, где собрались уже все остальные спасатели. Эрик прекрасно понимал сомнения Полины. Он и сам испытывал подобное. Если дракон рвался к девушке, то сам герцог, понимал, что для серьёзных чувств ещё просто не хватило времени. Ещё всё неустойчиво, тем более, что девушка из другого мира. Кроме того, у него уже была пара, правда, не истинная. Она погибла, и герцог до сих жалел об этом. Так что, с отношением к Полине нужно было не торопиться. «Но, сурс возьми, какая она сладкая!» – невольно вспомнил герцог свои поцелуи и запах её тела, вкус её губ…

– Ну, вот! Полина почти здорова, – громко возвестил герцог собравшимся в гостиной. – Мэтр, надеюсь, вы справитесь с последствиями в короткое время. Конол, Дэниэл через час жду вас в кабинете, – и герцог при всех, поцеловав Полину в висок, вышел.

А она осталась стоять посередине своей гостиной под взглядом нескольких пар глаз. Вот же… дракон! Но к ней моментально подскочил Конол и, взяв за руку, усадил рядом с собой на диван, продолжая обнимать за плечи и даря этим так необходимые сейчас поддержку и спокойствие.

ГЛАВА 8.

Продолжая придерживать Полину, Кон начал раздавать указания, удаляя из гостиной лишних людей и одновременно выдавая каждому из них задания:

– Кристи, сходи на кухню и принеси нам перекусить. Завтрак был уже давно, но и до обеда немало времени. А госпожа наверняка хочет кушать.

– Берт, займись обустройством своей родственницы.

– Мэтр, осмотрите, будьте добры, Полину и можете быть свободны.

– Дэниэл, прошу тебя, задержись. Есть разговор.

Кристи и Берт вышли, лекарь, наоборот, подошёл к Полине.

– Ну, как, красавица? Есть слабость, головокружение?

– В общем неплохо, но вы правы: есть слабость, – спокойно ответила Полина. Она на самом деле чувствовала себя намного лучше.

– Отлично, дорогуша. Я приготовил вам восстанавливающее зелье и прошу не забывать принимать его каждое утро в течение трёх дней.

– Спасибо, мэтр, конечно не забуду, – с благодарностью ответила Полина.

Мэтр добродушно потрепал её по голове и вышел, что-то бурча себе под нос. Они остались втроём: два названных брата и их иномирная сестра.

– Дэниэл, – неуверенно начала Полина, – я очень вам благодарна за спасение. Конол объяснил мне, что без вашей крови, которая сильнее ядов, я вряд ли бы выжила.

– Во-первых, «ты», – неприветливо откликнулся капитан, – мы с тобой теперь родственники, – и он криво ухмыльнулся. – Во-вторых, я сделал это ради дяди. Он глава клана и ему не стоит раздавать свою кровь направо и налево. В-третьих, я глаз с тебя не спущу, «сестрёнка». И если ты попытаешься влезть к дяде в постель, то сильно об этом пожалеешь.

Нет, Полина предполагала, что чем-то не угодила племяннику герцога, но, чтобы до такой степени… И, как бы она не была сейчас слаба, ей хватило характера, чтобы ответить с достоинством.

– Я учту твоё предупреждение, Дэниэл. Но знай, если бы не твоя кровь, которую ты пожертвовал для меня, я даже разговаривать бы с тобой не стала. Предлагаю в дальнейшем ограничиться служебными отношениями. Не задерживаю тебя больше.

Дэниэл дёрнулся было что-то сказать, но сдержался. Буркнул только: «Согласен!» и вышел из комнаты. Полина обессиленно опустила голову на плечо Кона.

– Скажи, брат, в чём дело? Я чего-то не знаю?

– Сам не могу понять. Вы ведь не были знакомы до этого. Откуда такая неприязнь? Может, ему кто-то говорил о тебе гадости? Но он дракон, Поли! Они чувствуют ауру и эмоции человека. Он не может не знать, что ты чистый, светлый маг. Добрый и отзывчивый человек! Не понимаю!

– Конни, получается, что драконы, как и оборотни, за счёт своей животной ипостаси сразу понимают человека?

– Мне нравится, как ты назвала меня, сестрёнка, – поцеловал её в макушку оборотень, – а по поводу твоего вопроса… К чему клонишь?

– Ни к чему. Просто интересно, если вы так чувствуете людей, то почему не почувствовали Уну? Или любого другого враждебно настроенного существа? Или, наоборот: я не враг, но Дэниэл упорно видит его во мне. Так где же в этих случаях ваша хвалёная чувствительность?

– Всё не так просто, Поли. Да, мы чувствуем, кто-то лучше, кто-то хуже. Но есть особенности и есть посторонние воздействия. Например, на драконов почти не действует приворот, но особый состав трав и особый способ подачи, могут дать некоторый эффект. Пусть слабый и на время, но… Вот герцог и просмотрел Уну. И я думаю, что дело не только в её зельях, здесь ещё явно было магическое воздействие. Нас, оборотней, можно обмануть запахами, отвлечь, перебить внимание. Это наше слабое место. Да, мало ли что можно придумать, Поли. Магия не всесильна, чтобы ты знала. И на каждую магию найдётся другая магия. А вот с Дэниэлом, действительно, не понятно. По всем раскладам он наоборот должен тебя оберегать и любить.

Оба замолчали и сидели просто прижавшись друг к другу, поддерживая и успокаивая один другого одним только своим присутствием.

– Спасибо тебе, Конни, – наконец очнулась Полина. – Ты настоящий брат и друг. Иди, вас там герцог ждёт. Потом мне всё расскажешь.

– Замётано, сестрёнка, – оборотень опять чмокнул её в макушку и вышел.

А Полина призадумалась. Сейчас в этой комнате произошло два противоположенных действия. Оба связаны с ней. И оба слишком… Герцог слишком настаивал на их связи, а Дэниэл слишком выражал неприязнь. И что это? Может, драконы как-то по-особому переживают сильные чувства?

Пришла с поздним завтраком Кристи, расставила всё на столике и вышла. Полина поела, не особо интересуясь содержимым тарелок. Мысли её зациклились на странных событиях и магии, которая могла быть применена здесь, в усадьбе. Свернувшись в кресле клубком и укрывшись лёгким покрывалом, Полина размышляла, сопоставляла и делала выводы. Информации было мало, но всё же кое-что прояснилось. Она так задумалась, что не заметила, как в тёмном углу проявился слабый силуэт Боло, но раздавшийся в тишине тихий шёпот заставил её вздрогнуть.

– Хозяйка…

– Боло! Слава богу, ты жив!

– Смешная ты, – улыбнулся домовой, – я не могу умереть. Я же дух. Но могу развеяться, я всего лишь сгусток магической энергии.

– Какая разница, Боло! Ты цел и это главное, а то я уже испереживалась вся. Что хоть там случилось?!

– Извини, хозяйка, я ещё не могу долго держать оболочку. Позови вечером оборотня, я приду снова.

– Боло, я могу… помочь? – тихо закончила Полина, потому что домовой внезапно исчез.

Ладно, решила Полина. В конце концов это они тут все местные жители и лучше Полины разбираются с загадками. А она пока пойдёт работу свою выполнять. Подумать только: со вчерашнего дня замок находится без её личного контроля! Бардак просто! Подгоняя себя такими ироничными фразами, Полина умылась, привела себя в порядок и вышла из комнаты.

Надо отдать должное Рэйчел и Берту. Несмотря на ажиотаж вокруг Полины, работы на втором этаже не прекращались. И сейчас Полина в очередной раз убедилась в добросовестности рабочих и их квалификации. Второй этаж хозяйского крыла, где располагались личные покои хозяев, был готов принимать новую обстановку. Второй этаж служебного крыла, там, где были гостевые покои, тоже был почти готов, и Полина надеялась, что работы там закончат уже завтра.

А сейчас она стояла в холле второго этажа и думала, какие ещё дополнительные функции ему можно придать. Из холла выходили два широких коридора: один – в хозяйские покои, другой – в гостевые. В принципе можно оставить, как было: пустое пространство и две банкетки у дальней стены со столиком между ними. Но это же скучно! Если бы здесь было телевидение, Полина обязательно воткнула бы сюда большой панорамный экран. Хотя… почему нет, собственно?! Нет вещания, но можно сделать воспроизведение. Идея! Надо срочно найти Торина и расспросить про возможности магии в этом плане. Полина задумала соорудить такой прибор, который мог воспроизводить запись с кристаллов. Что такие кристаллы здесь в ходу, Полина сама видела. Теперь надо было выяснить, можно ли записать на кристалл на Земле, а смотреть здесь в мире Альдо?

Пока же она собиралась сотворить из холла общую гостиную. Может быть, не все гости замка захотят видеть посетителей у себя в комнатах. Тогда они смогут поговорить с ними здесь, в холле. А вечерами можно вообще устраивать здесь общие посиделки. И, кстати, хозяева вполне могут в них участвовать. Поэтому надо озадачиться дополнительными посадочными местами, столиками, зеленью… Полина уже перечисляла про себя всё необходимое для холла, как места отдыха и общения, как вдруг перед ней появился магический вестник и замер, ожидая, когда его возьмут в руки.

Полина видела, как местные получают такие вестники. Здесь это обычное дело – магическая скорая почта. Но сама она ещё никогда не получала вестников. Да и от кого бы ей их получать? Полина ещё поколебалась секунду, но всё же протянула руку и взяла маленькую бумажную птичку, которая тут же превратилась в свёрнутый лист послания. С любопытством (кто это ей написал?) Полина развернула лист.

«Леди, до меня дошли слухи, что в нашем родовом замке появилась управляющая-иномирянка. Обращаюсь к вам в надежде на некоторое сотрудничество, которое будет достойно оплачено. Прошу вас не говорить брату, что я скоро приеду, но прошу приготовить мои покои. Я хотела бы сделать брату сюрприз и надеюсь на ваше молчание.

Леди Дейзи Мартенсон, герцогиня Мейго.»

Полина сложила послание и присела на банкетку. Что-то ей не нравилось в этой короткой записке. Вроде бы и доброжелательно, но… с каким-то высокомерием. Как будто делают одолжение, что обращаются к управляющей. А самое главное возникло сомнение: ей ли оно адресовано? Нет! Послание ей точно не понравилось. Не понравилось и насторожило. Но просьба оставить в тайне… Тут Полина колебалась, как поступить и решила вечером посоветоваться с Коном. «А, может, он и про эту герцогиню что-нибудь знает?» – подумала Полина, мельком вспоминая тот групповой портрет в столичном замке герцога. Девочка на том портрете была явно старше брата.

Засунув письмо в поясной карман, Полина отправилась на поиски мага. Она знала, что большую часть времени Торин и Ольтен проводят в лаборатории, поэтому сразу начала спускаться вниз. Лаборатория герцога находилась в полуподвальном помещении и была на самом деле рабочим местом его магов. Здесь разрабатывались и готовились зелья, амулеты, артефакты, расшифровывались вражеские разработки. В общем, работа всегда кипела. Поэтому Полина надеялась застать Торина на месте. И не ошиблась.

Торин, Ольтен и ещё один незнакомый Полине маг, склонились над столом и все трое что-то внимательно рассматривали. Полина подошла ближе. Она не скрывалась, но её не услышали, даже головы никто не повернул. Полина тоже взглянула на то, что так пристально изучали мужчины. «Ничего себе!» – невольно воскликнула она про себя. Прямо на столе разворачивалось необычное действие: несколько синих капель неизвестного ей вещества пытались поймать и окружить одну красную каплю, похожую на кровь. Красная капля не давалась и даже нападала. Она вытягивала отростки, собирала на их конце новую каплю и этой каплей плевалась в синих. В случае попадания синяя капля дробилась на мелкие и с шипеньем испарялась. Полину тоже захватило это зрелище и в какой-то момент она воскликнула:

– Ей надо текучесть повысить, тогда у неё скорость увеличится, и она их быстро заплюёт!

– Точно, Ольти! – поддержал её Торин, – Я тогда смогу её дозировать в мелкие шарики, а шарики сможем в любой артефакт запихать! Если каждый шарик так «плюнет», то яду конец. Молодец, Поли! – хлопнул он её по плечу и только потом, видимо, сообразил, что сделал. – Хм, хм, прошу прощения, леди Полина.

– Да, ничего страшного, – Поля махнула рукой, – лучше скажите, что это вы делаете? Если не секрет, конечно.

– Ну, вообще-то, секрет. Но для вас, госпожа управляющая, можно сделать исключение. Смотрите, синие капли – это яд той змейки, которым вас отравили, красная – это кровь дракона. Мы хотели узнать, как она справляется с ядом. Для этого создали на столе небольшой участок с параметрами живого тела и запустили яд и кровь. Их взаимодействие вы сейчас наблюдали вместе с нами.

– Здорово! Вы молодцы! Я правильно понимаю, что вы делаете защиту?

– Да, если после укуса проглотить такой шарик, а лучше несколько, то можно спастись от яда.

– Здорово! – ещё раз откликнулась Полина. – А я, Торин, к вам за помощью, – решила она не медлить и сразу изложить свою просьбу.

– Хорошо, давайте отойдём.

Они с магом отошли почти к двери и сели на диван в небольшой зоне отдыха.

– Слушаю вас, леди.

– Торин, а вы не могли бы звать меня по имени? Мне так привычней, – попросила Полина.

– Вы знаете, здесь так не принято, но я попробую. Так в чём дело, Полина?

– Не знаю, глупа или умна идея, но я хочу сделать следующее…

И Полина подробно рассказала, что хочет делать записи земных спектаклей, фильмов, концертов на кристаллы и здесь показывать гостям поместья. И не только гостям, сами с удовольствием посмотрим. Но только, чтобы экран был большим. Можно?

– Хм, хм, – почесал затылок Торин. – С этой точки зрения мы никогда кристаллы не рассматривали, но попробовать можно. Не обещаю, что скоро, но обязательно сделаю. Самому уже интересно стало.

Потом они с магом ещё некоторое время обсуждали идею. Маг интересовался вообще организацией телевещания, но тут Полина могла ему мало чем помочь. Она всё это дело наблюдала только со стороны, как пользователь, однако основные принципы вещания всё же смогла изложить. Простились они, когда в окно, расположенное под самым потолком перестал попадать дневной свет. И Полина поняла, что не только не обедала, но и ужин уже может пропустить. Поэтому вместе с магами покинула лабораторию и вернулась к себе в комнату. Она надеялась, что после ужина появится Боло. Поэтому сразу попросила Кристи позвать Конола к ней и накрыть ужин на двоих.

– Кон, – не стала медлить с вопросами Полина, когда пришёл оборотень и они приступили к ужину. – Я получила сегодня вестник, но у меня сложилось впечатление, что известие, во-первых, адресовано не мне, а, во-вторых, оно какое-то враждебное нашему герцогу. Вот, смотри, – и Полина передала брату послание.

Конол, не торопясь, развернул лист и внимательно прочёл небольшую записку. Подумал, хмыкнул, покрутил её в руках и даже понюхал, а затем вынес заключение.

– Мне тоже показалось, что записка эта адресована не тебе. С другой стороны – управляющая здесь – именно ты. Раз имени нет, магия доставляет послание по другому признаку. Скорее всего, оно было адресовано Оссии Дайер, экономке в столичном замке герцога и матери Берта. Она из обедневшего аристократического рода и может иметь обращение «леди». Может быть, герцогиня думала, что Оссия сейчас здесь. И она, кстати, прибыла сегодня. Но магия выбрала тебя, и это хорошо. Зато теперь мы знакомы с планами герцогини. А, что касается «враждебности нашему герцогу», как ты выразилась, – и Кон смешливо подмигнул Поле, – то тут ты попала в самую точку. Герцогиня – двоюродная сестра герцога, но воспитывалась в их семье с детства, после гибели родителей. Родной брат герцога и его жена погибли в процессе межмирового перехода около ста лет назад.

Полин мозг пропустил и брата, и переход, но застрял на цифре сто.

– -С-сколько лет назад? – с запинкой переспросила Поля, отмечая, что здесь в мире Альдо, она стала слишком часто заикаться.

– Не очень давно, около ста лет… назад, – тоже запнулся с ответом Конол, увидев вытянутое личико названной сестры.

– Так сколько же вам всем лет? – осторожно поинтересовалась Поля, одновременно желая и опасаясь услышать эти цифры.

Зато Конол уже пришёл в себя и, лукаво посмеиваясь, состроил трагическую мину:

– О! Мы уже старые, древние существа, много повидавшие на своём веку. Герцогу скоро стукнет сто восемьдесят лет, а мне, твоему несчастному брату, уже сто двадцать. А племянник герцога, правда, молод, но и он старше тебя, сестрёнка. Ему уже семьдесят пять лет. За его мамочку ничего сказать не могу, но герцогиня – шикарная женщина.

Если бы Поля не сидела уже на стуле, она села бы прямо там, где стояла. А так, она просто отвалилась на спинку стула и жалобно произнесла:

– Так вы поэтому относитесь ко мне, как к маленькой? Так меня без тебя и слушать никто не будет? Герцог поэтому взял тебя помощником?

– О! Какая обида, – поднял руки, сдаваясь, оборотень. – Взяли тебя за твои способности, не беспокойся. Но помощь тебе действительно будет нужна. Я, надеюсь, ты от меня не откажешься7

– Нет, от тебя я ни за что не откажусь, просто теперь лучше понимаю обстоятельства. Надо было сразу поинтересоваться продолжительностью жизни. Читала же я, что нелюди живут долго, – вздохнула Полина, смиряясь со своей ошибкой. – Ну, ничего, привыкнем, – подбодрила она себя. – Постой! – воскликнула она сразу же, так в голове мелькнула интересная мысль. – А почему она подписалась «герцогиня Мейго»? Разве она хозяйка этого поместья?

– Вот этого я не знаю, Поли. Вообще-то, хозяином считается наш герцог. Он и нас нанимал, и магический договор с нами заключал. Значит, хозяин – он. А почему его сестра подписалась, как герцогиня Мейго…. Я не знаю, – пожал плечами оборотень. Но я всё же предупрежу хозяина. А то некрасиво получится: мы же ему клялись, а не какой-то там герцогине.

– Я тоже так считаю, Кон. Ты прав.

Оба замолчали и только время от времени бросали друг на друга поддерживающие взгляды.

– Кон, я же вспомнила! Боло просил вечером быть здесь, сказал, что появится.

– Боло? – встрепенулся Конол. – Это хорошо. Подождём, интересно, что он расскажет.

– А нечего рассказывать, – в ответ на слова оборотня появился Боло. – Змейку нашей Полюшке запустила Уна, под дверь. А магической защиты, Поля, на твоих покоях до сих пор нет. Моя вина в этом тоже. Не думал, что решится она на такое, а больше-то и некому. Только Уна на тебя злится.

– Плохо. Я же никак ей не мешала, – ответила Полина.

– Ты-то ни при чём, – посетовал Боло. – герцог перестал её на ложе брать с твоим приездом, а потом и вовсе ты ему понравилась.

– Боло! Я предупреждала тебя. И тебя Конол тоже. На эту тему даже не заговаривайте! Нет у меня желания становиться временной подружкой герцога.

– Так про временность никто и не говорит! – возмутился домовой. – Тут серьёзно всё, хозяйка.

– Ладно, Боло, хватит! Рассказывай дальше, с тобой-то что случилось? – не выдержала Полина.

– Сил не хватило, – поник головой Боло. – Я эту змейку хотел остановить. Мы же, домовые, для того и служим: защитить хозяев и их жилище от чёрной ворожбы, проклятий, наговоров, а если придётся и от живности всякой. Принести удачу и достаток в дом. Но… не хватило силёнок, – опять покаялся домовой.

– И где эта змея сейчас?

– Змейку-то я распылил, уничтожил, но сил потратил много и не сумел форму удержать. Вот…

– Так, Боло, я же светлый маг! Ты сам говорил. Давай я тебе сколько надо этой магии отдам! Скажи только как!

– А не получится, хозяйка, пока. Не наша ты пока. Вот, когда наша будешь, тогда и смогу я твоей энергией подпитаться. Не хватает нам светлой магии, да. Хозяин-то – стихийный маг, не светлый и не тёмный. По стихиям он, а других тут и нет.

– Как нет? А герцогиня Дейзи Мартенсон?

– Никакая она не Мартенсон, а вовсе Дейзи Дженкин. Вот и сынок её Дэниэл Дженкин. А Мартенсон она стали, когда родители нашего хозяина её на воспитание взяли. Но по крови она Дженкин и сынок её – Дженкин.

– Вот, как… А, она считает себя герцогиней Мейго.

– Считать она может, как хочет, но никакая она не герцогиня тем более Мейго. – пренебрежительно отозвался домовой. – Мейго – родовое поместье Мартенсенов.

– Тогда, Боло, я тебя «обрадую», наверное, потому что герцогиня приезжает скоро и предупредила об этом, но просила герцогу не говорить.

– А-а, видать, опять хочет притащить очередную невесту ему. Сколько уж она пыталась своих родственниц ему подсунуть. Только хозяин не тот мужчина, которому можно диктовать условия. Не ладит он с герцогиней из-за этих девиц. Так-то.

– Понятно… Но нас это не касается. Боло, давай лучше про тебя выясним: как ещё можно тебя усилить?

– Меня никак, но можно поставить светлую защиту на дом. Это с магами надо договориться. С ведьмой можно, если она согласится. Ведьма даже лучше будет. Только ведьму надо серую, чтобы и белой и тёмной магией могла пользоваться.

– Да, где же её такую взять, – засомневалась Полина.

– Найдём, – подал голос Конол, до этого сидевший подозрительно тихо. – Вот что, Поли, я сейчас пойду к герцогу и всё ему аккуратно передам. Он должен знать. И никакие герцогини нам тут не указ. Сюрприз она хочет сделать. Мне уже не нравится этот сюрприз, – продолжая ворчать, оборотень чмокнул Полину в макушку и вышел из её покоев.

Боло почесал затылок и тоже исчез, а Полина вздохнула: слишком много всего для одного дня, зевнула, натянула повыше плед, да и уснула прямо в кресле.

***

– Итак, Торин, что удалось узнать?

– Агент передаёт, что девица вернулась в дом отца. Был скандал, девица наказана: никаких праздников, балов и визитов. Отец девицы, смесок волка без второй ипостаси, послал сообщение в княжество. Перехватить не удалось. Наблюдение продолжаем.

– Продолжайте, Торин, и самым внимательным образом. Заодно проследите за окружением старого альфы Рордана и присмотрите за теми, кто метит на его место. Агентов можешь вызвать столько, сколько понадобиться, но они должны быть незаметны здесь. Значит, всем организуйте подходящее прикрытие. И, вообще, пора серьёзно развернуть здесь агентурную сеть и открыть официальное отделение департамента в Бруксе. Я ухожу в столицу завтра с утра. Безопасность замка и поместья в целом на тебе, друг. Леди Полина, если надо, будет пользоваться отрядом. Но вам с Конолом необходимо контролировать ситуацию. Я постараюсь вернуться быстрее, но дело может оказаться слишком серьёзным. Обрати внимание на Дэниэла, у него не сложились отношения с леди Полиной.

– Я понял, Эрик. Полина – серьёзная женщина и хлопот не доставит. С Дэниэлом постараюсь поговорить, раньше мальчишка мне доверял. Попробую выяснить в чём там дело. Да, и теперь Полина его сестра. Надо как-то налаживать связи… Что? – прервал маг свои рассуждения, заметив с каким зверским выражением смотрит на него герцог.

– Ты называешь ЕЁ по имени! – обвинительно ткнул пальцем герцог.

– Ну, да. Она сама предложила. Интересная и умная девчонка, между прочим, – улыбаясь сказал Торин, ещё не понимая всей глубины своей проблемы.

– Рррр! – почти звериное рычание было ему ответом. – Торин! Я тебя предупреждаю: это – МОЯ ЖЕНЩИНА! И я рядом с ней никого не потерплю!

– Да, я в эту сторону и не думал даже! Успокойся уже! Все давно всё поняли. Сам с собой разберись лучше, а то ты её пугаешь только, – Торин развернулся и вышел из кабинета.

– Разберись…, – проворчал ему вслед герцог. – В том-то и дело, что не получается разобраться…

С первой встречи в дверях его замка Полина вызвала нешуточный интерес у дракона. Может. Потому что она не знала кто он такой и не выказывала нарочитого пиетета. Может, потому, что ему так понравилась лёгкая рыжинка её волос, запах тела. Понравилось держать её в объятьях, когда она разволновалась от новой информации. Но больший интерес вызвало её равнодушие к нему, отстранённость. Герцог не привык к такому. Женский интерес сопровождал его всегда. А эта интересуется (он же чувствует это, как дракон), но сдерживает себя, скрывает интерес. И это распаляет дракона ещё больше. А тут ещё магическое воздействие от зелья Уны. Как понять: где собственное влечение, а где наведённое? И есть ли оно – собственное?

Никто не знает, каких усилий ему стоило удержаться сегодня и не взять Полину прямо в её покоях. Эрик сам себя не узнавал: такого дикого, животного желания он не испытывал даже в юности. Этот демонстративный поцелуй при всех! Зачем он?! Сейчас, сидя в кабинете и не видя Полины, герцог понял, что это было временное помутнение рассудка. И, скорее всего, оно связано с зельем Уны, которое начало действовать, но … на другую женщину. Объясняя самому себе своё непонятное притяжение к Полине, герцог всеми силами старался обойти мысль о том, что Полина – его пара. Прожив уже достаточно лет, имея за плечами брак и кучу женщин в любовницах, герцог как-то свыкся с мыслью, что пары у него уже не будет.

Раздался стук в дверь, и в кабинет вошёл Конол. Герцог уже убедился в правильности этого выбора. Оборотень, как бывший военный прекрасно понимал приказ, обладал организаторским и командирским талантом, опекал и защищал Полину. В общем, доказал свою нужность. И если пришёл сейчас, на ночь глядя, значит, с чем-то важным.

– Слушаю тебя, Кон, – наедине герцог давно перешёл с ним на дружеское «ты». Однако сам оборотень обращался к нему на «вы».

– Милорд, должен доложить, что змейку в комнату Полины запустила Уна. На комнате не было защиты. Боло змейку уничтожил и предлагает почистить замок светлой магией.

– Вот, сурс поганый! Не пойму, как эта наложница сумела так близко подобраться? Сколько сумела здесь натворить?! И всё из-за моего попустительства. Ведь никогда не доверял женщинам: Дейзи преподала хороший урок своими протеже. А тут, как будто глаза завязали и уши закрыли! Расслабился. Сурс поганый! – опять выругался герцог. – Боло, хватит уже упрямиться, выходи. Вот тебе кристалл со светлой магией, подпитаешься, – и протянул появившемуся домовому довольно крупный накопитель.

Боло, молча взял его и видя, что хозяин занят, растаял в тёмном углу кабинета. А герцог с магом продолжили обсуждение. Теперь надо было срочно ликвидировать все прорехи в безопасности усадьбы, людей и особенно Полины. Пока она не владеет своей магией, она беззащитна. Торин должен был завтра же установить защиту на покоях Полины, об этом герцог распорядился особо. А самой Полине придётся носить артефакты защиты и связи. Их Торин тоже ей завтра отдаст. Нельзя подвергать девушку опасности.

– Кстати, милорд, – вспомнил Конол, – леди Дейзи Мартенсон приезжает на днях. Просила приготовить покои и не говорить вам о её приезде. Хочет сделать сюрприз.

– О-о-о! Вот за это предупреждение спасибо, Кон! Что ж, сюрприз, так сюрприз, спасибо, что сказал. Можешь идти, Конол, и береги сестру!

– Обязательно, – заверил оборотень и вышел. И без подсказки герцога он оберегал Полину и будет оберегать дальше. Девочка своим добрым и отзывчивым характером расположила к себе, напоминая младшую сестрёнку, а серьёзным отношением к делу заставила ещё и уважать себя.

Оставшись снова один, Эрик негромко сказал, обращаясь в пространство:

– Выходи, Боло, хватит капризничать. Серьёзные дела намечаются.

– И я об том же, хозяин. Быстрее уже решай, кто для тебя Полина. С её силой мы замок так укрепим, что ни один враг никакого тёмного проклятья тут оставить не сможет. Опять же деток она сможет тебе сильных родить. А замку надо продление рода. Он живёт, пока род живёт. Ты хозяин думай об будущем и об сейчас, а не об прошлом. Так-то, – и домовой вновь испарился, но уже без обиды на хозяина, который, по его мнению, начал исправляться и обратил, наконец, внимание на подопечную домового.

– Думаю… – ответил уже в пустоту герцог.

ГЛАВА 9.

… – Вот, что задержало меня в поместье, Риманн, – глава безопасности откинулся в кресле и уверенно встретил испытующий взгляд короля.

– Да, мне докладывали, Эрик. Ты представляешь, что теперь может произойти? Этот договор, так удачно найденный тобой, даёт нам возможность первыми сделать шаг навстречу оборотням. А это в международной политике высоко ценится. С другой стороны, у нас сейчас нет подходящей партии для династического брака. Я женат, слава стихиям. Не хотелось бы вступать в брак с оборотницей, наслышан об их характерах, и в нашей семье мужчин свободных для брака нет. А вот во второй по знатности семье королевства, вашей семье, Эрик, такие мужчины есть, – после этих слов король особенно пристально взглянул на представителя этой самой семьи – Мартенсон. – Что скажешь, Эрик?

– Рим, не мне тебе объяснять, что магический договор не терпит подлога. А в этом договоре ясно указана королевская семья. Можешь не ссылаться на жену: все знают, что она уже лет двадцать живёт в обители при храме Светлейшей матери, а твоих любовниц уже давно никто не считает.

– Но-но! Ты мне друг, но не забывайся, Эрик, – король недовольно поморщился. – Сам знаю, что вариантов нет, но не хочу! Если бы ты знал, как я не хочу связываться именно с этой их принцессой! В её постели разве только конюшие ещё не бывали, и то не уверен.

– Посмотри на это с другой стороны, Рим: зато вы сможете сразу договориться не мешать друг другу. Прости! – поднял он руки, видя, как взбеленился король.

– Вот! Если ты, мой друг, позволяешь себе такие намёки и высказывания, то как будут надо мной изгаляться враги? Я не хочу, чтобы надо мной смеялись мои подданные.

Мужчины замолчали и задумались каждый о своём. Они были не просто соратники, не просто король и его подданный. Они были настоящими друзьями с детства. Росли вместе, играли, проказничали, учились и тренировались. Всё всегда на двоих. Знали все секреты друг друга и потаённые желания. И оба прекрасно понимали, что договор должен быть выполнен. Другое дело, что оба пытались сейчас придумать варианты сглаживания негативных моментов.

Король Риманн Смелый из рода Крофтон думал о том, что, слава стихиям, у него уже есть два сына, и ребёнок от принцессы ему не нужен. С благодарностью вспомнил жену – набожную женщину, которая была значительно старше него и после того, как подрос второй сын, настойчиво потребовала отпустить её в обитель при храме. Риманн не возражал. Брак этот был договорной, никакой любви между супругами не было, но уважение оба к друг другу испытывали. Поэтому, чтобы не портить отношений и не вступать в борьбу с одним из сильнейших родов королевства (за свою дочь глава рода мог и голову снести), король согласился со всеми требованиями жены.

Королева, в свою очередь, многого не потребовала: раз в год на день Светлейшей матери привозить к ней мальчиков до их совершеннолетия (совершеннолетие у магов наступает в тридцать лет), сохранить все должности, занятые её родственниками, никогда не приводить любовниц на их супружескую постель. И Риманн, между прочим, всё скрупулёзно выполнял. Развод был оформлен тихо и знали о нём только ближайшие родственники, поэтому до сих пор королю никто не досаждал с новым брачным договором.

И вот сейчас, найденный древний договор одним своим существованием перечёркивал сложившуюся систему отношений. Семье королевы – древнему роду Фостер, придётся потесниться у трона. Придут новые советники, новые люди из окружения принцессы. Но главное, это будут не люди, а оборотни. Начнёт складываться новая аристократическая верхушка. Начнутся конфликты и склоки… Риманна передёрнуло. Он буквально физически ощутил будущие неприятности.

Но, в то же время, этот договор имел неоспоримое превосходство: он обеспечивал прочный и долгий мир с княжеством оборотней. И этот единственный факт полностью перевешивал любые неудобства и проблемы. Мир с оборотнями – это было то, о чём мечтали и добивались годами, десятилетиями короли Тронгера. Риманн не имел права отказаться от этой возможности ни с точки зрения своих предков, которые за это боролись, вели войны, проигрывали и побеждали. Ни с точки зрения самой магии, которая не даст нарушить магическую клятву и сурово накажет отступника. Фактически, найденный договор не оставлял королю никакого выбора.

Эрик же думал о более приземлённых вещах: как внедрить агентов в кланы оборотней, которые живут на его земле, как бы поскорее встретиться и поговорить с альфой Рорданом и выяснить, кто претендует на его место. Не раз в его мыслях мелькала Уна, но никакого приятного воспоминания эти мысли уже не приносили. Только досаду и разочарование. Не то чтобы он сильно привязался к девушке, но собственная ошибка в оценке девицы вызывала досаду: взрослый, опытный мужчина поддался на уловки молодой расчётливой самки. Даже не смешно.

Но дальнейшие переживания и размышления герцога были прерваны возгласом короля.

– Я принял решение, герцог Мартенсон. Необходимо издать указ о нашем посольстве в княжество Гарвелей. Возглавишь его ты. Для всех: посольство едет, чтобы заключить договор о торговле. Для этого усиленно рекламируем выгоды короткого пути через твои земли и снижение пошлин. На самом деле, князю следует рассказать правду о найденном договоре. Его невыполнение их тоже коснётся. Принцессе же я напишу письмо. Передашь его лично, Эрик. Девушка должна знать, что её ожидает, – усмехнулся король. – И, кажется, времени у нас на это отвратительно мало. Сколько может ждать эта старая магическая клятва?

– Думаю, не больше двух-трёх месяцев, Риманн. Ведь договор подписан и приданое уже везли в королевство.

– Я слышал об этой тёмной истории от деда, но подробностей никто не знает. Ни что случилось с принцессой, ни куда она делась – неизвестно. Ясно одно: договор не выполнен. Поинтересуйся там осторожно у оборотней этой историей. Может, им что-нибудь известно.

– Обязательно. Да и мы с Полиной хотим заняться поисками ответа.

– Вы с Полиной? – как-то ехидно переспросил король. – Эта та иномирянка, что так хотела удрать с отбора?

– Ты слишком много знаешь, Рим. Мне уже начать беспокоиться?

– Начинай, но беспокойся не о том, что знаю я. А беспокойся о том, что знают и говорят о ней при дворе. Особенно небезызвестная тебе леди Синриэль.

***

Прошла неделя со времени отъезда герцога в столицу. Для Полины она была наполнена бесконечными хлопотами и заботами. Основные ремонтные работы в замке были закончены. Первый и второй этажи приведены в тот вид, какой планировался. А третий этаж, где теперь размещались комнаты слуг, местных и приезжающих с гостями, только начал обживаться. Все комнаты приезжающих слуг Полина выполнила в гостиничном стиле: небольшие на одного-двух человек комнаты с минимальным набором мебели располагались над хозяйскими покоями. Не то чтобы ей было жалко разориться на них, но просто она не видела смысла делать это для временного жилья. И так было вполне достойно на уровне неплохой земной гостиницы.

А вот комнаты местных слуг Полина разрешила каждому обставить по желанию. И получила за это не одну искреннюю благодарность. Люди почувствовали хоть какую-то видимость собственного угла, где могли чувствовать себя дома. Ясно, что жили они в этих комнатах до тех пор, пока работали в замке. Но, собственно, уходить добровольно никто и не собирался. И прежние, и новые слуги прекрасно поняли не только требования, но и заботу о них. А такое понимание заставляло работать гораздо лучше, чем только угроза наказания. Особенно благодарна была повариха, которая до этого со своими дочками жила раздельно в маленьких комнатушках. Теперь у них были полноценные трёхкомнатные покои, и обе дочери были под её постоянным присмотром.

Отец и сын Рид тоже жили теперь вместе в двухкомнатных покоях, и конюх в знак особой благодарности помог выбрать для Полины личную лошадь, которая могла ходить под седлом и в коляске, была спокойной и ласковой.

В общем, жизнь в усадьбе как-то налаживалась. После ремонта на комнаты хозяев, гостей и обоих управляющих была наложена новая магическая защита. Торин использовал не только свою магию, но и защитные артефакты. Однако Боло всё время ворчал, что сделанного недостаточно и призывал Полину быстрее осваивать свою магию.

– Да, как я её освою, Боло, если я ничего о ней не знаю?! – раздражённо воскликнула однажды Полина на его очередные стенания. – Мне же ни разу никто не сказал и не показал, как эту магию активировать!

– Пора вам с магом и оборотнем заняться твоей магией, – упорно гнул своё домовой, не обращая внимания на Полино возмущение. И Полина твёрдо пообещала ему договориться о занятиях с магом.

Была ещё одна проблема, которая образовалась именно после отъезда герцога. В тот же день в замок порталом пришла леди Оссия Дайер, экономка из столичного замка герцога и мать Берта. Полина сразу вспомнила, как неприветливо встретила её эта дама на отборе, но решила не усугублять первое впечатление друг о друге, а попытаться наладить отношения. Но не тут-то было. Оссия Дайер на компромиссы была не согласна и продолжала игнорировать Полину.

Ситуация иногда становилась даже смешной: ведь Полина в отсутствие герцога была главным распорядителем в замке, ей подчинялись все работники и служащие, даже гвардейцы. А Оссия Дайер до сих пор смотрела на Полину, как на иномирное недоразумение, которое неизвестным образом попало в их приличное общество. Вот сегодня, например.

– Милочка (это она к Полине обращается), ставлю вас в известность, что через две недели должен состояться первый осенний бал. В столице наши балы были всегда лучшими. Надеюсь, вы понимаете, что должны соответствовать положению герцога Мартенсона и организовать здешние балы не хуже.

Полина опешила и даже чуть не подавилась (разговор происходил за обедом). Удивлённо взглянула на Конола, но тот только пожал плечами: то ли разбирайся сама, то ли я ничего не знаю.

– Простите, мэтресса (с первой встречи Оссия потребовала такого обращения, как оказалось, ранее она преподавала в академии на факультете бытовой магии), такой информации у нас не было. Боюсь, что в этом году осенних балов в поместье не будет или они будут позднее, – вежливо ответила Полина.

– Это недопустимо! – категорично заявила мадам. – Если хозяин живёт в замке, то балы должны быть. И они должны быть в определённое время, одно для всего королевства, – тон, каким Оссия высказала эту сентенцию, ясно показывал её отношение и её оценку новой управляющей.

– Ещё раз повторю, – тон ответа Полины из дружеского перешёл в административный, – в этом году балов в усадьбе не будет. Завтра мы с помощником и отрядом гвардии отбываем в рейд. В поместье останутся только слуги. Не вижу острой необходимости соблюдать традицию в этом случае.

– А кто это разрешил вам покидать усадьбу, да ещё и брать отряд сопровождения?! – чуть не подпрыгнула на стуле дама.

– Леди Оссия, – вступил в разговор Конол, который до этого с изумлением наблюдал за пожилой дамой. – Необходимость рейда оговорена с милордом и полностью им одобрена. И, кстати, если вы не в курсе, леди Полина на время отсутствия герцога является главным распорядителем в поместье. Прошу вас учитывать это при разговоре с леди управляющей.

Видно было, что вначале Оссия хотела отбрить Конола, а, может, и Полину заодно, но благоразумие всё же взяло верх, и она только стиснула зубы, продолжив яростно теребить отбивную. Хорошо, что их за столом сегодня было только трое и некому было попенять Полине за нарушение правил: она просто встала и покинула столовую. Надоело! Надоело выслушивать и терпеть неуважение и пренебрежение. Но Полина помнила, что герцог оценивал преданность семьи Дайер очень высоко, поэтому ей и дальше придётся мириться с их присутствием. Мириться, но совершенно необязательно угождать их прихотям, непримиримо подумала Поля. У неё тоже – характер.

Полина прошла к себе в кабинет и стала ждать Конола. Про рейд она сказала серьёзно. Они уже договорились с Дэниэлом и тот сейчас был занят именно подготовкой отряда и постановкой задач. Так что и обедать остался в казарме.

Предполагалось, что рейд займёт максимум две недели с учётом неожиданных обстоятельств. В замке Полина предполагала оставить мэтрессу Оссию, но как с ней разговаривать после сегодняшней сцены, она ума не могла приложить. Хотя, что тут думать! Полина внедрила в усадьбе доску объявлений и обязала всех работников каждое утро смотреть на эту доску. Бывало так, что отдать распоряжение или предупредить о чём-то лично всех и каждого не было возможности, ведь люди работали в разных местах. А на доске Полина с утра размещала всю необходимую информацию. Так что и её приказ о назначении Оссии Дайер ответственной за порядок в замке на время отсутствия герцога и управляющих, все кому надо увидят. Плохо, что Боло тоже не контактировал с экономкой, так как она его не видела и не слышала. И надо, чтобы Конол ей лично сказал об этом назначении на всякий случай.

– Смотри, Поли, – оборотень по привычке вошёл без стука и остановился перед её столом. – Смотри, какой мы тебе амулет с Торином сделали!

– Красивый, – одобрила Полина, обходя стол и беря амулет в руки. – А от чего он?

– От оборотней, – рассмеялся Кон. – Помнишь, как мы познакомились? Меня твой запах просто заворожил. Но я в тебе младшую самку увидел, которую нужно защищать, а кто-нибудь попытается подружку в тебе найти. Так что амулет тебе поможет скрыть запах.

– Ой, спасибо, Конни! А я и забыла про эти ваши заморочки. Здесь-то оборотней нет больше.

– Чистокровных нет, а смески есть и в селе рядом с замком, и в отряде Дэна.

– Надо же, а я и не подумала, – слегка удивилась Полина. – Кстати, как там Дэниэл? Готов?

– Готов, – ответил Конол, – рвётся уже вперёд. Да и мне интересно увидеть полностью все земли герцога. Хочу познакомиться с местными оборотнями. Вовремя едем: не жарко уже, но и холодов ещё нет. Удачно.

– Кон, будь добр, передай Оссии, что она остаётся за главную на время и что скоро должна приехать сестра герцога. Пусть встретит, как положено. А то мы-то уезжаем, нехорошо получится, если её встретят не как положено.

– Тут ты права, предупредить надо. Сделаю. Но я зашёл к тебе не только из-за амулета, – оборотень таинственно улыбнулся. – Пойдём, Торин ждёт нас, – и он протянул Полине руку.

– Что вы задумали? – заволновалась Поля, но послушно следовала за братом, догадываясь уже, что дело связано с её магией.

«Решились, наконец, – беззлобно ворчала Полина про себя, – и месяца не прошло. А ведь и правда: всего месяц она здесь, а кажется уже давным-давно. И как будто даже на своём месте». Незаметно они с оборотнем добрались до дальней беседки замкового сада, где их уже ждал Торин.

– Милорда на вас нет, – вместо приветствия проворчала Полина. – Почему на обед не ходим?

– Поли, тебе не идёт ворчать, – улыбнулся маг и уже серьёзней добавил, – завтра уходим в рейд, подготовка нужна серьёзная.

– Да, ладно, это я так. Сама бы не ходила, да нельзя, – махнула рукой Полина. – Ну, говорите уже, что за секретность?

– Секретность у нас – это твой дар. Я сегодня ходил в столицу и принёс сюда определитель магии. Перед рейдом нам надо знать твои возможности. Случиться может всякое и лучше знать, что можно от тебя ожидать.

– И я так думаю, – одобрительно кивнула Поля. – Приступим?

Почему-то никакого страха или опасения у неё не было, а было предчувствие чего-то необычного и хорошего. Торин жестом фокусника поднял со столика большую салфетку. Под ней оказался матовый шар, лежащий на невысокой подставке.

– Подойди, Поли, положи руку на шар, – попросил Торин.

Шагнула к столу Полина решительно, а руку к шару подносила осторожно: боялась, что ничего не произойдёт, и её магия не подтвердится. Но… она зря опасалась. Шар вспыхнул белым ослепляющим светом, как только её рука коснулась его. Затем столб белого света вырвался из шара вверх и его тут же по всей высоте опоясало зелёной лентой. Все трое напряжённо застыли: Полина просто не знала, что надо делать, а Торин и Кон в немом удивлении перед необыкновенной силой землянки.

– Знаешь, Поли, – отмер, наконец, Торин, – я предполагал, что нас удивишь, но, чтобы настолько… Ты у нас, оказывается, не просто светлый маг, ты маг жизни. Это большая редкость в нашем мире. Тебя беречь надо, дорогая.

– А, кто такие маги жизни? Чем они полезны? – Полина ещё не отошла от первого впечатления и не задумалась особо о своей редкости, но интересно же знать.

– Маг жизни, Полина – это не просто целитель, это чудо, волшебник, потому что он может спасти от любого ранения, любой болезни, любого мора и поветрия лишь приложив к пострадавшему свои руки и искреннее желание. Главное, чтобы жизнь ещё не ушла из тела до прихода мага жизни. И сила твоей светлой магии очень велика.

– Ничего себе! – выдала опять Полина своё постоянное здесь восклицание. – А минусы? – спросила она через короткую паузу.

– Пока только два, Поля: ты ничего не умеешь и твоя магия ещё неактивна. Её надо пробуждать.

– Почему не активна? – не поняла Полина. – Вон же целый столб света был!

– Это твой потенциал, а если бы она была активна, то тут сейчас либо лес вырос, либо цветы распустились.

– Ого!

– Да, и кроме того, ты ещё не видишь магические потоки, а если твоя магия уже проснулась, ты бы видела наши ауры, наши заклинания, вообще любые заклинания.

– Так, я хочу всему этому немедленно начать учиться! Кон, поддержи!

– Начнём прямо в пути, Поли, обещаю, – Конол пожал ей руку, – но говорить об этом никому не надо. Пусть все по-прежнему думают, что ты не маг.

– А разве другие маги этого не увидят?

– Маги – да, причём – сильные маги. Их здесь не так и много. Мы прикроем тебя амулетом.

– Опять?

– А куда деваться, если ты такая необычная, – пожал плечами маг.

– Ладно, вы идите, – обратилась Полина к мужчинам, – а я ещё посижу тут.

Ей хотелось осознать и понять, что сейчас тут произошло и как ей теперь быть. Мужчины, попрощавшись, ушли по своим делам, а Полина, устроившись поудобнее, задумалась.

То, что она светлый маг, наверное, хорошо. Для этого мира. Но ведь ей придётся вернуться на Землю. А там, что случиться с её пробудившейся магией? Сможет ли Полина жить с магией на Земле? Может, ну её, эту белую магию? Не пробуждать? Непонятно. Узнавать надо.

То, что она маг жизни – ещё лучше. Полина всегда хотела стать врачом, но не случилось. Вот от этого дара Полина не хотела бы отказаться. И если для этого надо пробудить магию, то чёрт с ней! Полина её пробудит.

А, может, и милорд поможет, перескочили мысли Полины на любимую тему. Как-то незаметно всё последнее время Полина привыкла мысленно обращаться к милорду. Натурально спрашивала его совета или просто рассказывала, что сделала за день, про себя естественно. И ей казалось, что он её слышит и одобряет. И иногда она уже жалела, что ни разу не намекнула герцогу про свой интерес к нему. Как всегда, здравый смысл брал верх, и Полина задвигала свои чувства поглубже. Нечего тут губы раскатывать. У герцога было много женщин и будет ещё много, так что незачем становиться в эту очередь. Но, чёрт возьми, этот мужчина притягивал её всё крепче! И она по нему скучала. Очень!

***

– Пст…, пст…, хозяйка! – неясные звуки и шёпот отвлекли Полину от раздумий. – Идём скорее! Тебе надо самой увидеть, – Боло подхватил её за юбку и тянул в сторону замка.

– Что случилось? – очнулась Полина и с тревогой взглянула на Боло.

В последнее время тот появлялся редко, но поскольку в замке было всё в порядке, Полина не волновалась. Наоборот, она начинала волноваться, когда Боло появлялся. Это всегда означало, что у них что-то случилось.

– Пойдём, пойдём! Сама увидишь, – повторял Боло и тянул её вперёд.

Они вошли в замок со стороны сада и Боло сразу открыл тайный ход. Кстати, с этими ходами интересная вещь получилась: во время ремонта они как будто пропали, а потом опять появились на том же месте и были опять совершенно незаметны. «Магия замка, однако», – подумала Полина, когда впервые наткнулась на этот факт.

Сейчас они с Боло торопливо двигались в сторону гостевых покоев на втором этаже. Дойдя до нужного места, Боло приложил палец к губам и открыл смотровое окошко. Полина заглянула внутрь (очень не любила подслушивать и подсматривать, считая это занятие ниже своего достоинства, но раз Боло требует, значит это важно). Комната принадлежала метрессе Оссии. Она в этот момент разговаривала с сыном и, по всей видимости, разговор был далеко не мирным.

– Я в последний раз, матушка, требую, чтобы ты умерила свой пыл и не досаждала Полине! Пойми, мы не можем изменить ситуацию. Герцог ей доверяет. Более того, он, кажется, к ней неравнодушен, но пока этого не демонстрирует. Любой выпад против Полины он воспримет, как личное оскорбление.

– Не верю! Не верю, что наш хозяин, этот умнейший мужчина, попал под влияние вульгарной иномирянки! – с горячностью парировала экономка. – Она ещё на отборе показалась мне слишком самоуверенной. Подумать только! Она смела перечить самому герцогу – главе безопасности! Другу короля! Строит из себя леди, а сама даже амулетов от оборотней не носит, наверное, чтобы привлекать их самцов. Права леди Синриэль, такие девицы сами вешаются на мужчин. Какое бесстыдство!

– Ты не права, матушка. Полина просто не знает особенностей нашего мира, – примирительно заметил Берт.

– Не знает?! – снова взвилась экономка. – Никто не запрещает ей узнать мир, в котором она собирается жить! А она даже советоваться не желает с опытными людьми. Я уже несколько дней здесь, а этой даме не интересен мой опыт! Она ни разу! Ни разу не обратилась ко мне!

– Ты несправедлива к ней, – опять ввернул Берт, – герцогу очень понравились все изменения, что она здесь провела. Что ты, вообще, на неё взъелась?

– Я не «взъелась», как ты изволил выразиться, сын. Я в ярости. На это место должна была попасть леди Синриэль. Мы договорились с ней поделить в будущем сферы деятельности: она бы занималась организацией праздников, балов, приёмов, как и положено леди, а я – управлением хозяйством. А теперь все мои планы сурсу под хвост, и я должна жить по правилам какой-то выскочки?!

– Ах, вот в чём дело! – понятливо усмехнулся Берт. – Ты принялась за старое: берёшь взятки за свои услуги и делишь шкуру неубитого драка. Матушка, остерегись! Герцог спас твою репутацию, взяв к себе экономкой после скандала с договорным экзаменом в академии, но, если ты провернёшь такой трюк у него на службе… Боюсь, мы все вылетим отсюда, как пробки. Поэтому я требую… требую, – повторил он с нажимом, – умерь свои аппетиты. Я принёс Полине магическую клятву и не намерен её нарушать. Мне тоже не нравится эта особа, но надо быть более дальновидными. Договор у неё всего лишь на год. Лучше повести дело так, чтобы она сама не захотела его продлять. Так что я запрещаю тебе вредить Полине, – Берт резко развернулся и вышел из комнаты, а его собеседница, упрямо поджав губы, подошла к зеркалу, которое висело на стене с потайным ходом. Полина теперь отлично видела и слышала женщину. А та тихо сказала своему отражению, как будто давала какой-то зарок:

– Это мы ещё посмотрим, кто кого. Двадцать тысяч ренов на дороге не валяются, сынок. И возвращать их эльфийке я не собираюсь. И, вообще, почему бы не помочь влюблённой женщине?

Экономка многозначительно ухмыльнулась своему отражению и тоже вышла из комнаты: приближалось время ужина.

Боло потянул Полину за руку, и они, теперь уже не торопясь, вернулись в её комнату. «Вот оно что?! – повторила Полина про себя фразу Берта. – Обыкновенная взятка! Но, как много она говорит о домашнем окружении герцога. И как обидно за него: ведь он им доверяет».

Ужинала Полина в своей комнате. А после него, захватив книгу «Основы магии» (принесла к себе из библиотеки), Полина спряталась ото всех в маленьком зелёном гроте за дальней беседкой в саду. Она давно уже облюбовала это тихое место. Грот был образован густыми кустами ежевики, плющом, полностью затянувшим круглую перголу и скрывал внутри себя удобную скамью со спинкой и маленьким столиком. Именно здесь Полина и собиралась начать знакомство с магией.

«Магия – это энергетическое поле мира. Поле содержит в себе силы всех стихий. Они выглядят, как разноцветные нити, опоясывающие планету, мага, магический предмет. Маг имеет способность видеть и управлять этими нитями силы. У каждого мага есть способности к определённому виду стихий или к нескольким видам.

Чтобы почувствовать свою магию, надо сосредоточиться и заглянуть в себя…»

«И как это сделать?» – Полина отложила книжку и уселась поудобнее. Она читала несколько книг-фэнтези и там авторы давали советы, как открыть свою магию. «Попробую, – решила Поля, – может, получится». Она закрыла глаза и постаралась отключиться от окружающей действительности. Но… чёрт возьми! Это оказалось довольно сложно: то где-то рядом застрекотал какой-то жучок, то по траве прошуршал какой-то мелкий зверёк, то поднялся ветерок и принёс запах спелых яблок… Где-то переговаривались слуги, издалека доносился стук топора… Нет! Никакого отключения от мира не получалось категорически! Но Полина упрямо продолжала сидеть с закрытыми глазами.

– Поли, руки расслабь и все мысли из головы выкини, – прозвучал голос Кона совсем рядом. – Ты напряжена очень.

Полина открыла глаза.

– Наверное, я бестолковая, – вздохнула она.

– Глупая, – улыбнулся оборотень, – с первого раза, да ещё в одиночку редко получается. Смотри», – оборотень сел рядом с Полей и положил ей руку на солнечное сплетение.

– Закрывай глаза и все свои чувства направь к моей руке. Под ней пульсирует мягкий бело-зелёный шарик. Видишь?

То ли Полина успокоилась под рукой брата, то ли время пришло, но она этот шарик увидела. Нет, не сразу. Для неё прошло несколько томительно долгих минут.

– Да! – восторженно прошептала Поля, боясь громким голосом спугнуть это видение. – А, если я глаза открою, он исчезнет?

Открывай, он не исчезнет, это твой шарик. Он в тебе. Просто видеть его можно только внутренним взором.

– Тогда я ещё посмотрю. Можно?

Полина, не открывая глаз, мысленно погладила шарик, и он откликнулся ей, замерцав ещё сильнее. Полина умилённо вздохнула: он её понимает!

– Здорово! А теперь, что делать?

– А теперь попробуй сама, – и оборотень убрал руку.

Ещё несколько раз Полина вызывала свой шарик, но мысленно переместить его в руки, подкинуть или ещё что-либо с ним сделать, как советовал Конол, у неё не вышло. Шарик плотно сидел на месте. «Ладно, не всё сразу», – успокоила себя Полина.

– Конни, я тут подслушала один разговор с помощью Боло и теперь думаю, как сообщить милорду. Вдруг он не поверит? Дело касается Дайеров.

– А, что ты услышала? – Конол перестал тренировать кисти рук и сел рядом

– Что метресса продала место управляющей леди Синриэль за двадцать тысяч ренов и деньги возвращать не хочет, хотя их замысел не удался. Хочет каким-то образом выполнить свою договорённость. Как думаешь, каким?

– Ты серьёзно?! – недоверчиво воскликнул оборотень. – Такого не может быть! Они дают клятву служения, как Берт тебе.

– Я серьёзно. Вот, видишь, даже ты не веришь. А герцог не поверит тем более. Мне кажется надо носить с собой записывающие кристаллы, а то только я вижу и слышу то, что не положено, – с горечью заметила Поля.

– Не обижайся, Рыжик! Я тебе верю, это я от неожиданности так отреагировал. Знаешь, что?! Мы запишем твои показания на кристалл и вышлем герцогу. А он пусть сам решает: верить – не верить и какие принимать решения. Не переживай! Пойдём лучше собираться. Завтра у нас начнётся трудный путь. … Точно! Это идея! – остановился вдруг Конол, и Полина, шедшая за ним, уткнулась носом в его спину. – Мы с Торином сегодня же разместим кристаллы записи в некоторых местах, а когда приедем – посмотрим, что получилось.

– Молодец, сестрёнка! – он хлопнул Полину по плечу и умчался, наверное, к Торину.

А Полина медленно побрела к себе: никакого настроения у неё не было и даже найденная в себе магия не принесла долгожданного удовлетворения. Но! Полина была бы не Полина, если бы куксилась подолгу. Она в принципе не могла зацикливаться на неприятностях. Её мозг через некоторое время сам начинал вырабатывать варианты полезных действий.

Вот и сейчас, дойдя до комнаты, она уже знала, что будет делать дальше с экономкой и её сыном. Но не сейчас, а потом, когда вернётся в замок. А пока пусть тешатся. Полина подробно записала на кристалл разговор матери и сына Дайер, пытаясь почти дословно воспроизвести их выражения. Не то чтобы она хотела им очень насолить, но Полина понимала, что этот поступок экономки выходит за пределы разумного. А предательство в мелочах может привести к предательству в большем. Да, и кто дал ей право решать какая женщина должна быть рядом с милордом. Уж точно не сам милорд. Поэтому, немного посомневавшись, Полина всё же отправила кристалл Конолу. А он уже пусть пересылает его герцогу. Всё равно брат делает для него ежедневные отчёты. Вот вместе с отчётом и отошлёт. Теперь со спокойной совестью Полина улеглась спать и снился ей … милорд. «Как всегда», – сквозь сон подумала Полина и улыбнулась: во сне герцог протягивал ей … мороженое. Её любимое мороженое «Белочка» – эскимо с орехами.

***

– Рим, мне начинают приходить первые донесения из приграничья от новых агентов. Там складывается интересная ситуация. Все оборотнические роды активизировались. Представители всех родов стекаются в Термон – поселение волков. Кстати, моя последняя наложница оттуда. И, кажется, она появилась у меня не случайно…

– О! Эрик, не думал, что ты столь наивен! В нашем с тобой положении о случайностях не может быть и речи. Я могу поверить, что случайно к тебе попала иномирянка, но наша… никогда!

– Это я понимаю, Рим. Но, видишь ли, Уну я выбрал из нескольких присланных тогда наложниц. Согласись, никто не знал на ком я остановлю свой выбор.

– Согласись, – повторил его интонацию король, – что нетрудно подготовить нескольких девиц с аналогичным заданием.

Собеседники сидели в кабинете короля, но не за столом, а в удобных креслах и потягивали лёгкое вино. Трудная подготовка посольства к оборотням была практически завершена, и герцог готовился выехать из столицы завтра-послезавтра. С ним отправлялась в путь большая группа дипломатов (необходимо было восстанавливать дипломатическое присутствие, открывать консульства и представительства), целое отделение магов различного профиля, целители, отряд королевской гвардии в сто человек. В общем, шума будет много.

Согласие княжества было уже получено. Волки тоже были заинтересованы в восстановлении мира. А ещё их явно беспокоила тайна пропавшей принцессы, о которой вскользь упомянул король в первом послании. Казалось бы, всё движется в правильном направлении. Но герцога не покидало ощущение, что он что-то упускает… на что-то не обратил внимания…

– Послушай, Рим, а что за активность проявляет леди Синриэль? Я давно не был при дворе и вижу тут произошли смены группировок, – усмехнулся герцог. – Прежняя первая дама двора – Летиция теперь в тени, а Синриэль только набирает вес. Ты взял её в фаворитки?

– Смеёшься?! Нет, конечно! Кстати, место фаворитки свободно и, если у тебя есть подходящая кандидатура – можешь советовать, – поднял король свой бокал в коротком приветствии. – Синриэль просто воспользовалась ситуацией и после отставки Летиции пытается подмять двор. Эльфы всегда были дальновидны, мой друг, но худосочные эльфийские девы меня не привлекают.

– Ты сейчас будь осторожней, Риманн. Неизвестно как отреагирует твоя будущая невеста на фавориток. Мне показалось, что оборотни не будут ждать положенных полгода и отправят невесту вместе с нами. По крайней мере в их послании эта мысль присутствовала.

– Да, я помню. У меня какое-то необычное предчувствие, друг. Как будто я стою перед самым сложным выбором в своей жизни и не могу понять в чём он, – задумчиво сказал король.

– Ты знаешь, Рим, у меня почти также. Как будто я упускаю что-то важное и не вижу этого…

Мужчины замолчали надолго и не торопились начинать разговор снова. И в это время на колени герцога упал вестник. Прочитав послание Эрик поднялся и с сожалением произнёс:

– Мне пора, Рим. Пришёл отчёт от управляющих и сегодня даже с кристаллом. Пойду проверю.

Герцог вышел из кабинета короля в твёрдой уверенности, что до утра его уже не увидит. Но… Через полчаса герцог вновь стоял перед королём и протягивал ему кристалл с записью.

– Что ты на это скажешь, Рим?

Король взял кристалл и активировал его. В воздухе перед ними возникло изображение молодой женщины, которая чётко, сдержанно и очень серьёзно докладывала об увиденном и услышанном. Изображение уже погасло, а король всё молчал. Но, наконец, он повернулся к герцогу и сказал:

– Я понимаю тебя, Эрик. И не буду считать тебя плохим безопасником из-за того, что в твоём доме появились крысы. Это не значит, что тебя обманули, это значит, что ты доверял этим людям больше, чем они заслуживали. Но всё тайное становится явным. Не мне тебе это говорить. Не сейчас, так позже эти недостойные сурсы попались бы на своих интригах. Но вот что интересно, Эрик: мы начали подготовку посольства к оборотням, а леди Синриэль начала активно устраиваться во дворце. До этого я не обращал внимания на её действия, считая их женской блажью. Да и во дворце, сам знаешь, выживает сильнейшей. Интересно было посмотреть на её успехи. Но сейчас, я думаю, что подкуп твоей экономки и активность во дворце – это звенья одной цепи. Кому-то очень нужны свои люди рядом с тобой и со мной. А? Как думаешь? Кто может стоять за этой эльфийкой и что им надо?

– Кто за ней стоит – понятно. А вот их интерес пока неясен. Владыка ушастых понимает, что рядом с троном его агентам всё равно не закрепиться, а вот помешать нам с заключением союза с княжеством… Это может быть. Та же Синриэль записалась на отбор до организации посольства. Значит, она знала, что такое развитие событий возможно. Неужели ты думаешь, что я поверил в её желание стать моей управляющей?! Кстати, сканировать её не получилось: на ней сильный блок. Учитывай, если начнёшь плотную слежку за девицей.

– Для этого у меня есть ты и твой департамент. До твоего приезда активных действий проводить не стоит, но простую наружку ты за ней должен обеспечить.

– Об этом не беспокойся. Уже действует, сразу, как узнал о слухах в адрес моей управляющей.

– Кстати, да! Эта серьёзная девица с огромными глазами и есть Полина? Тогда я тебя понимаю и одобряю, – улыбнулся король и хлопнул друга по плечу, разряжая гнетущую атмосферу. – А деловая какая: всё чётко, по полочкам! И с кристаллами они правильно придумали. Приедешь и у тебя вся информация на блюдечке. С домовым нашла общий язык. Молодец, девчушка! Но видно, что опасалась твоего недоверия. Эх, если бы не магический договор…

– Но-но! – не остался в долгу Эрик, – тебе своего курятника хватит. А Полине я верю потому что она сразу принесла мне клятву и потому что её выбрал Боло. Сам знаешь, домовые не выбирают кого попало.

Мужчины переглянулись и рассмеялись, отпуская в эти короткие минуты тревоги и заботы своих должностей, и становясь просто мужчинами, способными видеть красивых женщин и восторгаться ими.

– Значит, договорились, – отсмеявшись, заключил герцог. – Посольство покидает столицу завтра. Едем не торопясь, собирая по пути всю возможную информацию. Задержимся на день-два у наших оборотней: надо выяснить, кто там рвётся к власти вместо старого Рордана. Кстати, Рим, у меня служит сейчас сын начальника разведки. Как я понял у оборотней есть свои каналы и связи. Это нам может пригодиться.

– А ты хитрец! Забрал себе лучших.

– А, как иначе?

ГЛАВА 10.

– Господин Дарем, пришли два сообщения.

– Докладывай.

– Посольство выезжает из столицы завтра. Отряд из поместья тоже выезжает завтра.

– Хорошо. Иди. Вот видишь, Райнер, я оказался прав. Уверен, что и те, и другие захотят заглянуть к нам в Термон, посмотреть на нового альфу. И мы им покажем. А как же: ты же у нас знаменитость. Бросил вызов самому Рордану. Но успеть мы должны до их приезда. Встречать их уже должен ты, а не Рордан.

– Ты прекрасно знаешь, Этан, что я не могу нарушить традицию. Борьба за место альфы – это ритуал, который должен соблюдаться неукоснительно. Иначе клан будет недоволен. Я бросил вызов Рордану, но ответ пока не получил. У него есть ещё есть время и торопить его я не могу. Лучше уступить клану в мелочах, чем потом бороться с неподчинением. Не торопи, Этан.

Уна отошла от дверей отцовского кабинета. Она хотела поговорить о своей дальнейшей судьбе, но у отца оказался посетитель. Хорошо, что на ней были амулеты, иначе отец или его гость сразу бы её почуяли. Похвалив себя за сообразительность, Уна вернулась в комнату. То, что она сейчас услышала не было особой тайной и не вызывало у неё интереса. Старого Рордана давно собирались сместить, но что новым альфой хочет стать Райнер Бекер – изгой и беглец, который много лет скитался где-то на людских землях – это было неожиданно.

Но даже и этот факт не вызвал особого интереса, хотя раньше Райнер нравился Уне. Однако после герцога другие мужчины её пока не интересовали. Зацепило Уну совсем другая фраза, что рейд из поместья начался и скоро будет в Термоне, так поняла Уна. И посольство с герцогом во главе тоже не пройдёт мимо. А это означало, что ненавистная иномирянка скоро будет здесь. Самое время подумать о том, как лучше её встретить. Уна в предвкушении прикрыла глаза, выстраивая перед мысленным взором сцены своего превосходства и торжества над той малахольной девицей. Добрая она видите ли! Прислуга её уважает, надо же! Говорят, и домовой её принял. Спас от чанди. Зря Уна выпрашивала её у Рагны. Ну, ничего-ничего! Подумаешь! Зато она, Уна, гораздо красивее и аппетитнее этой замухрышки, что уж тут скрывать. А раз и герцог будет рядом, то Уна обязательно воспользуется моментом. Неважно, что герцог подозревает её, уж она-то знает, как действует на этого мужчину горячая женщина. А Уна ещё какая горячая!

Волчица крутнулась перед зеркалом, проводя рукой по своему телу. Да, ей есть чем привлечь и порадовать мужчину. И Уна этим обязательно воспользуется. А чтобы герцог простил ей маленькие ошибки, Уна ещё раз сбегает к старой ведьме. У той всегда есть нужные зелья.

Оборотница немного успокоилась и принялась высчитывать время возможного прибытия в Термон обеих групп. По её прикидкам раньше, чем через неделю, это произойти не могло. Значит, у неё ещё было время. Но, выросшая в семье лидера местной оппозиции, она вольно или невольно знала о делишках и связях отца, поэтому понимала, что они тоже готовятся к приезду милорда, чтобы выдвинуть свои требования.

Какой бы глупой в политике Уна не была, но и она понимала, что оборотни затеяли организовать на землях милорда свой анклав со своими порядками. И если прежние хозяева поместья не обращали внимания на них и спускали с рук поведение молодых самцов, то герцог, как только занял поместье сразу призвал к порядку и законности. Это не понравилось оборотням, которые привыкли к вседозволенности и ускорило их организованный протест. Вот во главе этого протеста и встал её отец, который сам бороться за пост альфы не мог по возрасту и по силе, но подговорил Райнера, который всегда готов участвовать в любой заварушке. Кроме того, отец был самым богатым арендатором милорда и не хотел терять нажитого в случае неудачи, поэтому пытался остаться в тени. Да и жена его была чистокровной человечкой, а Уна уже – полукровкой. Такой факт не то чтобы вызывал недовольство рядовых оборотней, но и уважения Этану Дарену, отцу Уны, не добавлял. Волки считали такие браки слабостью. Исключения были только для истинных пар.

Все эти мысли дальним фоном толпились в сознании волчицы, а главное место занимала мысль о том, как и с каким удовольствием Уна разберётся с этой иномирной выскочкой.

***

–Ислава, – князь подошёл ближе к столу, на котором была расстелена карта княжества, и Ислава отмечала на ней значками путь своего кортежа до границы с королевством.

– Да, отец? – повернулась девушка к князю.

– Ты не в обиде на меня? Не передумаешь или, упаси высшие, не сбежишь?

– Нет, отец, – вздохнула девушка, отвлекаясь от карты и поворачиваясь к нему. – Я понимаю, что другого варианта не было.

– Ты права, дочь. Если бы могли проигнорировать этот древний договор, то все твои усилия были бы не напрасны. Ни один высокородный даже не смотрел в твою сторону, не говоря уже о предложении брака, а король Тронгера, кажется, и не знал о твоём существовании.

– Знать-то знал, – усмехнулась княжна, – но у него уж очень некрасивые сведения обо мне были. – Даже не знаю, что сейчас делать: попытаться им соответствовать или сразить короля обратным впечатлением, – теперь девушка проказливо улыбнулась.

– Не знаю, – улыбнулся в ответ отец, – но думаю, что лучше естественности ничего не бывает. Будь собой, княжна и это принесёт тебе, если не любовь короля, то уважение – точно.

– Согласна, отец. Но у меня о короле тоже уже сложилось мнение. И оно не в его пользу. Единственный плюс в ситуации в том, что сейчас при дворе нет фаворитки. Последняя его любовница получила отставку и другой он пока не выбрал.

– А я вижу в этом как раз минус, – не согласился князь. – Сейчас все группировки вокруг трона оживились и начали предлагать своих протеже. А это значит, что умножились интриги, козни, подставы и женская война за внимание короля в самом разгаре. А финансируют эти «боевые действия» мужчины, так что победит или денежный мешок, или кто-то из вояк, у которого больше гвардия. И ты там станешь лишним раздражителем для всех.

– Может и так, отец. Но теперь назад не повернёшь. Магический договор должен быть выполнен и время уже запущено. Давай лучше определим нашу стратегию в этом союзе.

– Я всегда знал, что на тебя можно положиться, Ислава. Не каждый сын и наследник обладает таким дальновидным умом, но мне повезло с детьми: и сын, и дочь радуют меня здравомыслием.

– Да, уж, куда деваться, – вздохнула девушка. – Приходиться соответствовать. Я предлагаю, отец, обратить внимание на Великий Лес. Их агенты активизировались в королевстве, а младшая дочь подобралась довольно близко к герцогу Мартенсону. Ты знаешь, что они с королём друзья. Надо выяснить, чего хочет эта дамочка и чего хочет конкретно владыка. Не нравится мне их интерес.

– Согласен, дочь. Собственно, приказ о наблюдении за этой стрекозой я уже отдал, как только она появилась на отборе у герцога. Нашего агента тебе назовут, как только ты появишься в королевстве. Будешь сама давать ему поручения. И вот ещё что: оборотни Мейго скоро будут выбирать нового альфу. И кое-кто из наших недругов решил в это вмешаться. Помогают местным сепаратистам отделиться от королевства. Нам сейчас такие проблемы не нужны. Иначе договор не сможем выполнить. Я отдал приказ усилить нашу границу, чтобы с нашей стороны в королевство не проник ни один отряд. Имей это в виду.

– Знаю, это Аддерли стараются. Конечно, учту, отец. И если встречу их там, немедленно сдам герцогу. Но меня беспокоит ещё вопрос моей репутации. Что делать будем? Признаваться?

– Вот тут я тебе не помощник. Ты сама затеяла эту авантюру, сама и решай. Но повторю: будь собой – это лучший вариант.

– Я подумаю, отец, – ответила княжна уже вслед родителю, который неторопливо покидал её кабинет.

Самое важное решение – согласиться на исполнение древнего договора, они уже приняли. Теперь Иславе надо было обдумать своё поведение. Она была ещё молода, всего пятьдесят лет. Для магов и оборотней детский возраст. Но уже закончила академию и серьёзно занималась вопросами управления. Ещё на последнем курсе, раздражённая напором потенциальных женихов и любовников, Ислава вначале в шутку, а потом и всерьёз задумалась о двойнике. Тем более, что старая ведьма, живущая тогда в княжестве, предсказала ей брак с королём Риманном. Но сведения, которые приносили тогда агенты были совсем не в пользу короля, и Ислава, совсем молоденькая тогда оборотница, решилась на авантюру, как ей казалось, вполне перспективную.

С согласия князя подобрала похожую девицу, единственной задачей которой было изображать Иславу и посещать многочисленные балы, приёмы, вечеринки, свидания… требование было только одно: подробно сообщать о каждом новом ухажёре и каждом предложении, которое ей сделают.

Был ещё один момент, который преследовала княжна этой маскировкой. Она сознательно шла на дискредитацию своей репутации в надежде, что поток брачных предложений снизится, что слухи о её свободном поведении дойдут до Риммана, и он даже смотреть не будет в сторону княжеской дочери. И это действительно произошло. Девица вращалась в свете, предложений к браку примерно через год её деятельности, князю уже не поступало. А те, что поступали, можно было легко отклонить, не нанося вред княжеству.

С одной стороны, такая авантюра наносила вред княжне: молва пошла та ещё. С другой, среди оборотней, в отличие от людей, добрачные связи не возбранялись и не осуждались. Дети, рождённые от случайных связей, воспитывались кланом и никогда не были брошены. Поэтому свободное поведение княжны среди оборотней особого осуждения не вызывало. А на реакцию других рас оборотни откровенно чихали.

Самой же Иславе это дало возможность плотно заняться научными исследованиями и далеко продвинуться в изучении магии управления. Ислава была менталистом. Оборотни и магия – это тема редкая (мало кто из оборотней владеет магией, но в княжеской семье ею владеют все, правда, разной) и поэтому работы княжны имели большое значение.

Но сейчас обстоятельства повернулись так, что брак с королём стал неизбежен. И Ислава только сейчас поняла слова ведьмы, которая прощаясь сказала: «Нити судьбы не переплетёшь, княжна. Прямо или криво, но вы придёте друг к другу». Поэтому, хорошо взвесив все «за» и «против», Ислава согласилась с отцом, что лучше предстать перед женихом в естественно виде. А, значит, авантюру с двойником пора прекращать. И навстречу королевскому посольству уже поедет сама Ислава, которая неожиданно для окружающих полностью изменит своё поведение, что можно будет объяснить именно предстоящим замужеством. А девица, заработавшая за это время немалое состояние, вновь станет обычной девушкой, сняв маскирующие чары. Однако, оставлять за спиной такой компромат Ислава не собиралась (не бывает совсем уж белых и пушистых наследников правителей, иначе им не выжить). Так что девице предстояло серьёзное вмешательство в память. Но знать ей об этом было необязательно. Ислава всё сделает сама и без последствий. Слава богине, опыта и знаний у неё достаточно.

Решив всё таким образом, княжна вызвала слуг и начала готовиться к путешествию. Агенты доложили, что посольство уже выступило. Пора было и княжне выезжать навстречу.

***

Суматоха этого утра, казалось, никогда не кончится. Все суетились, торопились, сновали туда-сюда, как муравьи… Полина остановилась в центре замкового двора. Их отряд готов был начать движение, но то одна забытая мелочь, то другая заставляли её откладывать команду.

Вначале подбежал Кланки и сообщил, что её хочет видеть старшая повариха. Оливию Стоун Полина уважала и не считала зазорным самой сходить к ней. Оказалось, что добрая женщина приготовила им в дорогу запас готовой еды на первый день. Но размер этого запаса настолько велик, что потребовались мужские руки и не одни, чтобы донести его до телег и упаковать. Полина не собиралась ничего такого брать с собой. В отряде были опытные воины, приученные к походному самообслуживанию, были взяты все необходимые запасы продуктов. Но не обижать же повариху, которая готовила всё это с раннего утра. Разобравшись со снедью, пришлось брать и личный подарок. Повариха, смущаясь, вручила ей простенький оберег на удачу, как она сказала. И, хотя Полина не очень-то в это верила, но оберег приняла с благодарностью. Ведь человек это делал от души и проявлять равнодушие в этот момент – подло.

Потом, увидев оберег, команду задержал уже Конол. Хлопнув себя по лбу, он полез в карман и вынул красивую серебряную подвеску, которую велел надеть немедленно и не снимать. «Этот амулет защищает от магических атак, Рыжик, – виновато объяснил он. – Прости, что забыл. Закрутился просто».

Но, наконец, все приготовления закончились, и Полина подъехала к капитану. На коне она держалась ещё не очень уверенно, но надеялась, что за время пути подтянет свои умения. С Дэниэлом все эти дни они почти не встречались, но Полина надеялась, что совместный рейд послужит их сближению. Ну, должен же он понять в конце концов, что она совсем не такая, какой он её представляет. Ей же самой Дэниэл начинал нравиться всё больше. За это время она увидела в нём внимательного командира, умелого воина, справедливого человека. И надеялась, считать его со временем, если не братом, то другом точно.

– Капитан, предлагаю начать движение. Командуйте.

Полина изначально договорилась с оборотнем, что во время рейда всё командование отрядом возьмёт на себя Дэниэл. И только на остановках и на территориях поселений приоритетной будет власть Полины. Это было более правильно и рационально. Дэниэл принял этот расклад, как само собой разумеющееся. И сейчас он привстал в стременах и зычно скомандовал:

– Разведка, вперёд на дистанцию видимости! Отряд, рысью марш! Обоз, не отставать!

Плотная вереница из тридцати верховых потянулась из ворот замка. От неё тут же отделилась группа разведчиков и вихрем умчалась вперёд. За отрядом последовал небольшой обоз из двух телег и одной кареты. «Жаль, что Торин в столице, его будет не хватать», – мельком подумала Полина, уже полностью переходя мыслями на предстоящий рейд.

Из пятидесяти гвардейцев, которые прибыли с капитаном, двадцать Полина и Конол решили оставить в поместье, так как его охрана не менее важна. Тридцать опытных военных для внутреннего рейда они посчитали будет достаточно. Сама Полина пока ехала верхом, но подозревала, что скоро переберётся в карету, так как навыка пока не хватало. Но сейчас она с интересом оглядывалась вокруг, благо небыстрый темп езды позволял это. Вскоре отряд спустился с замкового холма и свернул с королевского тракта на просёлок. Первая остановка предполагалась в Бруксе, небольшом городке в двадцати километрах от замка.

(Здесь были свои меры длины и веса, но Полина привычно использовала земные).

Дорога к городку была отнюдь не пустынна, но и не забита проезжими. В сторону замка обычно тянулись тяжело гружёные повозки, и Полина даже угадывала, что в них везли, так как сама это и заказывала: пиломатериал, посуда, корм для скотины. Проходили и проезжали рабочие, слуги, посыльные. Похоже, новые хозяева замка внесли живую струю в затухающую жизнь Брукса. Из замка их изредка обгоняли пустые повозки, ещё реже всадники.

Окидывая взором прилегающие заброшенные поля, Полина всё больше мрачнела и, наконец, приняла решение остановиться, когда их отряд проезжал по единственной улице придорожного села. «В конце концов мы для этого в рейд и поехали, – оправдывала себя Поля, – чтобы узнать положение хозяйства и людей. И если мы сейчас проедем мимо этой первой же полуразрушенной деревеньки, то никакого смысла в рейде не будет».

Она подозвала Кланки, который, как посыльный, сопровождал её повсюду и велела позвать к ней Конола и Дэниэла. Через пару мгновений оба рысью подъехали к Полине.

– Конол, мы останавливаемся здесь и выясняем причины запущенности. Сколько надо, столько и выясняем, – добавила она металла в голосе, видя, что особого энтузиазма её решение не вызывает.

– Понял, госпожа управляющая, – Конол серьёзно кивнул и развернул свою лошадь к придорожному трактиру.

– Как скажете, госпожа управляющая, – невозмутимо ответил Дэниэл и дал сигнал отряду остановиться и спешиться.

Растянувшаяся было колонна быстро сократилась в размерах и вот уже весь отряд толпился на небольшом пяточке перед трактиром.

– Дэниэл, мне нужно, чтобы кто-нибудь собрал здесь местных жителей. У меня есть к ним вопросы.

– Мне нужно полчаса, – без возражений откликнулся капитан, всячески избегая прямого общения с Полиной.

Полина молча кивнула и с наслаждением прошлась по земле. Даже эта короткая, не больше часа, поездка уже утомила её. И дальше она собиралась ехать в карете, несмотря на насмешки оборотня. Ничего! Она над ним потом посмеётся…

Через полчаса, как и обещал капитан, большая часть селян стояла перед Полиной. Она поднялась на крыльцо трактира, чтобы лучше видеть людей. Конол сразу же занял место за её плечом, поддерживая и защищая. Капитан, как и его люди, оставались верхом и могли в любой момент и атаковать, и защищать.

«Хотя, кого тут атаковать, – подумала Полина, разглядывая разношёрстную толпу. – Нищета и уныние. И поселение, между прочим, людское». Теперь уже Полина могла с первого взгляда различать людей и нелюдей и больше не попадала в неловкие ситуации.

– Здравствуйте, уважаемые! – честно говоря, Полина даже не знала, как к ним обратиться: граждане? Товарищи? (ха-ха) Господа? (ещё раз ха-ха). – Я новая управляющая Полина Вересова. У меня есть вопрос к вам. По договору каждый из вас держит в аренде участок земли, принадлежащий хозяину поместья. Но, проезжая сейчас мимо вашей деревни, я увидела, что большинство участков не обработаны. Как вы собираетесь оплачивать аренду, по которой, кстати, у большинства долги? И как вы объясните причину? Смелее! Я просто хочу разобраться и, если надо, изменить политику расчётов по аренде.

Наверное, последняя фраза была ключевой. Потому что, если вначале народ угрюмо молчал, то после этого вперёд вышел ещё крепкий пожилой крестьянин и в нескольких фразах обрисовал их положение. Из его рассказа получалось, что налог на землю рос ежегодно, независимо от урожайности. Сбыт зерна, мяса, молока и овощей, которыми раньше централизованно занимался управляющий поместьем, давно прекратился. Теперь крестьяне каждый самостоятельно пытались продать излишки, чтобы рассчитаться за аренду земли. Но опыта, знаний и времени у них просто не было. Городские перекупщики мигом сообразили и прибрали к рукам сферу заготовок. Крестьяне остались ни с чем. Единицы из них сумели ещё удержаться на плаву. Но многие уже бросили участки и уехали из этой деревни.

«Такими темпами поместье скоро останется без крестьян. Земли перестанут обрабатываться и зарастут сорняками. Будем продукты из столицы возить», – язвила про себя Полина. В принципе, она предполагала такую картину, когда знакомилась с отчётами старост. Но увидеть всё это вживую было очень… наглядно и убедительно. Так что она похвалила себя, за то, что в последнем отчёте уже предупредила милорда о снижении налоговой нагрузки на крестьян. Не навсегда, но года на два точно.

– Уважаемые, – опять обратилась она к людям. – Я даю вам неделю, чтобы староста собрал ваши заявки на семена, материалы и оборудование от каждого арендатора. На обратном пути я их заберу. Распоряжение о снижении налога на землю милордом уже подписано. Но при этом милорд рассчитывает на ваш добросовестный труд. Будем преодолевать трудности вместе.

Полина попыталась улыбнуться и внушить хоть каплю надежды этим отчаявшимся людям. И, как ни странно, получила отклик. Не все и не смело, но некоторые ей улыбнулись в ответ. А от мужчин даже послышались реплики: «Ну, кажется, хозяина дождались», «Может и наведёт порядок эта пигалица, вон какая бойкая», «Посмотрим, обещать-то все горазды…»

Дальше Полина не слушала, прошла к карете и устало забралась внутрь. Пусть Кон засмеётся хоть до колик. Она дальше едет с комфортом. «Относительным», – добавила Полина про себя. Отряд вновь двинулся в путь. И Полина уже примерно представляла, что может их ждать впереди. А ведь были ещё поселения оборотней. Там были и другие проблемы.

***

Через два часа после ухода отряда из замка, на тракте показалась роскошная карета. Не спеша и почти торжественно, она въехала в открытые ворота и остановилась посередине двора. На крыльцо вышел Берт и окинув внимательным взглядом гербовые знаки, заторопился навстречу. Открывая дверцу кареты, он уже знал кого увидит.

– С приездом, леди Дейзи, добро пожаловать в Мейго, – подавая руку герцогине, рассыпался Берт в любезностях.

– Я не одна, Берт. Помоги моей спутнице.

– Непременно, леди, – Берт подошёл к карете и вновь подал руку выходящей даме. На миг глаза его удивлённо расширились, но он смог взять себя в руки. – Добро пожаловать, леди Синриэль.

Обе дамы благосклонно кивнули головами и чинно проследовали к замку.

***

Рагна стояла у окна и молча смотрела, как выходят из кареты гостьи замка. Судя по уверенному поведению старшей из них, она была, как минимум, родственницей хозяина. Но и молодая леди в уверенности не отставала. Рагна усмехнулась: обе леди ошибаются по поводу герцога. Он не позволит нарушать свои привычки и командовать чужим в своём замке.

За несколько дней, что Рагна провела в этой комнате, лишённая магии и возможности произносить заклинания, она многое смогла увидеть через это окно, выходящее о двор замка. Многое сумела оценить и сделать выводы. Она ещё не видела герцога, так как он уже был в столице, когда её привез этот маг Торин, но то, как люди выполняли приказы управляющих, как сами эти управляющие работают, не щадя себя, о многом ей сказало. Уна была не права. Совсем не права, считая герцога лёгкой добычей. А старая Рагна потеряла нюх, если поверила какой-то никчёмной полукровной волчишке. И теперь Рагна жалела и о зелье (не надо было его делать, надо было сначала самой на герцога взглянуть), и о чанди (змейка у неё была единственная, Уна клялась её вернуть, но… где теперь Уна и та змейка), и о своём договоре с Уной (ведьма не может отменить своё слово, должна выполнить).

Она не знала, сколько будет ещё так сидеть (маг сказал до возвращения герцога), но пока её не обижали. Лишили магии, надев браслеты, лишили голоса, чтобы не могла произносить заклинания, комната имела антимагическое покрытие (наверное, она не первая, кого заключают в эту полуподвальную камеру. Хотя, на камеру комната вовсе и не походила: кровать, стол, стул, шкаф, за неприметной дверью – уборная и душ. Кормили два раза в день. Да у неё в собственном домике таких условий нет. Но… Но нет и свободы. Никто к ней не ходит, ничего не узнаёт, ничего не предлагает. И о своей судьбе она может только догадываться.

И вот сегодня приехали эти две леди. Всем своим немалым опытом Рагна поняла, что скоро её одиночество закончится. И она не ошиблась. На следующее утро, сразу после завтрака, магические руны на двери её комнаты дрогнули и, как бы нехотя, растаяли. Дверь открылась и в комнату вначале вошёл дворецкий. Рагна ежедневно видела его в окно, да и Уна о нём много рассказывала. И, между прочим, он не слабый маг, как поняла сейчас Рагна.

Дворецкий внимательно оглядел ведьму, что-то решил про себя и открыл дверь, приглашая к ней посетителей. Вошли обе вчерашние леди. Старшая испытующе уставилась на ведьму, а дворецкий предупредил:

– Леди Дейзи, вы обещали только посмотреть на неё. Милорд сам ещё не разговаривал с этой ведьмой. Я не могу нарушить приказ милорда и снять с неё блок на речь.

– А ты тут совершенно не при чём, Берт, – отмахнулась от него герцогиня. – Мы и без тебя справимся, если будет надо. Выйди!

Дворецкий было дёрнулся ответить, но потом повернулся и действительно вышел из камеры, оставив женщин одних.

– Ну, дорогая, это твоим зельем Уна поила моего брата? Отвечай!

Рагна насмешливо ухмыльнулась и пожала плечами.

– Ах, да! –досадливо поморщилась герцогиня. – Синти, девочка, ты не поможешь мне? Добавь немного силы в пасс, и я сниму этот их блок.

Эльфийка молча кивнула, и герцогиня сноровисто закрутила сложный пасс, посылая импульс силы на ведьму. Эльфийка одновременно с этим положила руку на плечо старшей леди. Комната буквально наполнилась магией, и ведьма даже уже открыла рот, чтобы поблагодарить леди, но тут поток магии схлопнулся, а дверь в комнату резко закрылась, отрезая женщин от коридора. По ней вновь побежали охранные руны, а герцогиня громко выругалась, не хуже базарных грузчиков.

– Вот же … забери! Здесь стены на антимагии. Сколько бы мы не вливали силы, они всё поглотят! Удружил, братец!

– А мы сможем сейчас выйти? – немного тревожно спросила эльфийка.

– Выйти сможем, на короткое время нашей силы хватит. Но не торопись. Раз уж мы здесь, хочу всё же кое-что узнать.

Рагна с интересом наблюдала за всеми этими действиями. Сначала она даже обрадовалась, поняв, что ей хотят вернуть речь, но неудача дала ей понять, что не всё так просто. И герцог научился не доверять своему окружению. Так как эти дамы, хотя и были обе магессами, не смогли преодолеть защиту камеры. Но старшая всё равно хотела узнать о зелье. Перед Рагной встал вопрос: сознаваться или нет? Наверняка ведь интересуются зельем дамочки неспроста. Чтобы попытаться бежать или как-то навредить этим самоуверенным курицам, у Рагны даже мысли не возникли. Себе дороже выйдет. Она твёрдо решила дождаться герцога и договариваться о своей свободе с ним.

Но старшая леди не успокаивалась. Встав перед ведьмой, она жёстко потребовала:

– Просто кивни, если зелье делала ты.

Рагна сделала удивлённое лицо и отрицательно мотнула головой. С этими курицами она связываться не хотела, хватит с неё Уны. Леди ещё раза три в разных вариациях повторила вопрос и все три раза Рагна всё отрицала.

Раздражённо притопнув ногой, леди развернулась к двери. Направив на неё импульс силы. Руны опять потекли, эльфийка опять добавила силы. Дверь открылась и обе леди немедленно вышли из камеры. Рагна только успела заметить встревоженное лицо дворецкого, как дверь вновь закрылась и руны вновь встали на место. Что ж, теперь ей ясно, что охраняют её надёжно. Значит, надо просто ждать хозяина. И Рагна вернулась к своим занятиям. Она отнюдь не скучала в заключении. Она вспоминала и систематизировала все известные ей ведьминские заклинания. Текст каждого заклинания она сматывала в горошинку, проговаривая его одними губами, а каждую горошинку подвязывала на ниточку. И у её ног уже лежал маленький узловатый клубок. Пригодится потом.

***

– Леди Дейзи, мне кажется, мы зря заходили к этой ведьме. Думаю, Эрику это не понравится.

– Не понравится, конечно. Но я найду, чем его успокоить. Меня больше беспокоит эта Полина. Судя по тому, что я здесь увидела, новая управляющая на самом деле прибрала тут всё к рукам. Прислуга на неё чуть не молится за жилые комнаты и приличное денежное вознаграждение. Таких подкупать сложно, девочка моя. А без помощи слуг нам будет сложно подливать зелье Эрику. Непонятно, почему ведьма отказывается от него? Но если всё же это не та ведьма, то нам ещё и придётся искать ту, что надо, – герцогиня вздохнула и дотронулась рукой до своей спутницы. – Но не беспокойся, Синти, мы справимся. Я помню о своём долге перед великим лесом и совсем не против, чтобы одна из его дочерей стала женой моего брата. Сейчас, когда он занят посольством и его не будет в замке минимум две недели, у нас есть время, чтобы подготовиться. Мы справимся, – повторила герцогиня, хотя совсем не была в этом уверена. Но нельзя же показывать эту неуверенность Синриэль.

А сама Синриэль думала, что зря связалась с герцогиней. Она, оказывается, уже не пользуется безусловным доверием герцога. Поэтому эльфийка надеялась больше не на интриги и зелья герцогини, а на честное открытое брачное предложение герцогу. Должен же он понять выгоду их союза. А она, выгода, будет у обеих сторон. Эльфы получат прямой доступ к священному источнику в древней роще, которая несправедливостью судьбы оказалась на землях герцога. А герцог… Герцог, так и быть, узнает древнюю тайну, из-за которой и связан теперь с этим посольством.

Дойдя до своих комнат, женщины расстались. Герцогиня отправилась инспектировать кухню и кладовые. А Синриэль хотела переговорить с отцом, советником эльфийского владыки. Она давно уже не была зелёной выпускницей академии, она была действующим агентом великого леса на людских землях. И им было выгодно усилить свои позиции при королевском дворе браком с драконом, который пользовался настоящим доверием и дружбой короля.

ГЛАВА 11.

Уже несколько дней посольство медленно, но неуклонно продвигалось по королевству к южной границе и скоро должно было вступить на родовые земли Мартенсонов. Точнее, недавно вернувшиеся родовые земли. Эти полгода после получения неожиданного наследства были для герцога довольно напряжёнными. Род Бекер, который до этого уже несколько сот лет владел поместьем всё-таки пресёкся. Последняя его представительница престарелая Луиза Бекер тихо и одиноко скончалась в усадьбе. Поскольку замуж она никогда не выходила и прямых наследников у неё не было, поверенные начали искать вторую и третью очередь и тогда с удивлением обнаружили, что и таковых не оказалось. Из поколения в поколение Бекеры имели всё меньше детей в семьях, а поскольку они были люди и век их был недолог по сравнению с нелюдями, то и оказалось, что со временем род выродился. В свете стали даже поговаривать о проклятье, которое лежит на поместье и изводит новых владельцев, якобы они не понравились духам рода. Но Эрик на эти слухи только досадливо морщился. Из хроники рода Мартенсов было совершенно точно известно, что поместье Мейго отошло в виде приданого за молодой полудраконицей Кейти Мартенсон, которая вышла замуж за человека, графа Тима Бекера. А через несколько лет она погибла, под горным обвалом. Тим больше не женился и имел только одного ребёнка – мальчика, в котором драконьей крови почти не было. Но всё же род Бекеров продержался в Мейго несколько сот лет. И теперь вернулся к Мартенсонам, потому что других родственников не оказалось.

С одной стороны, герцог был даже рад такому развитию событий. Он, хотя и родился гораздо позже тех событий, всегда хотел бывать в Мейго. Любил южные степи и далёкие силуэты гор, любил свободные нравы, более простые и понятные, чем в северной столице. В общем, любил Мейго. Но бывать здесь удавалось редко: с течением веков родственные связи отдалились, размылись новыми браками, некоторые даже были с оборотнями, новыми связями и к этому времени Бекеры и Мартенсоны считались дальней роднёй.

С другой стороны, получив Мейго, герцог получил и кучу накопившихся проблем, и они беспокоили его всё больше. Не раз, и не два вспомнил он свою помощницу – новую управляющую Полину. Он понимал, что в очень неудачный момент попал в это посольство. Ему бы сейчас в Мейго, помочь Полине провести преобразования и изменения. Какой бы самостоятельной иномирянка не была, но она женщина. И одно это заставляло дракона беспокоиться о ней. А уж то, что она, кажется, ЕГО женщина и вовсе лишала герцога здравомыслия.

Но совсем лишить не могло. Всё же Эрику было сто восемьдесят лет, и он давно не был неопытным юнцом. В его характере эмоции занимали далеко не главное место, а анализ и логика как раз господствовали. И вот они-то и сдерживали порывы дракона и заставляли присматриваться к Полине не сердцем, а умом. Но даже и так, эта женщина занимала в его мыслях всё больше и больше места.

– Тор, из вчерашнего короткого доклада Конола я понял, что их отряд приблизился к поселению оборотней?

– Да, они уже под Термоном, но Полина хотела заехать ещё к лисам, там, где жила ведьма Рагна. От Термона их посёлок совсем недалеко: часа два-три езды.

– Я помню, Лурган – небольшой посёлок рядом с границей. Кстати, о ведьме. Из замка какие новости?

– Кроме того, что твоя сестрица загоняла всю прислугу, никаких. Ведьма сидит в камере и ждёт. Леди Синриэль тоже ждёт, но в покоях твоей будущей жены.

Герцог повернулся всем корпусом к другу и машинально натянул поводья, придерживая коня.

– Как?! Откуда узнал? Кто позволил?

– Сообщение получил сегодня утром от Дорина, командира оставшегося отряда. Жалуется, что Дейзи заставляет его бойцов сопровождать её в поездках, практически оставляя замок без охраны. А леди Синриэль в те покои поселила твоя сестра. Кто же ей в замке будет противоречить? Да и твоя экономка Оссия Дайер вполне освоилась уже. Дорин докладывал, что она даже начала изменять назначение гостевых покоев и комнат для слуг. Слава светлейшей, повариху пока не трогают, а то боюсь даже представить, что там будет.

– Что касается Оссии: передай мой приказ – вернуть всё на место, как установила Полина Сергеевна. Что касается сестры: Дейзи, конечно, своевольничает, но на границе сейчас тихо. Набегов давно не было, да и сейчас не будет. Ведь едет посольство. Так что пусть не ворчит и сопровождает герцогиню, куда она укажет. Другое дело, если будут признаки беспорядков, тогда пусть ни под каким видом не выпускает их из замка. Распорядись, Тор.

– Уже. Жаль, что мы не сможем заехать в усадьбу, маршрут проходит совсем в другой стороне. Но мы можем встретиться с отрядом Полины у оборотней, если немного поторопимся. Мы можем застать их у волков, и я думаю, нам надо туда попасть. Агенты докладываю о высокой активности. И буквально на днях должен состояться поединок. Рордан всё-таки принял вызов этого Бекера.

– Сам об этом думаю. И ты знаешь, меня смущает фамилия Бекер. Кто он такой? Информацию собрали?

– Очень мало. О нём надо поспрашивать среди оборотней. Говорят, он квартерон – четверть крови оборотней есть, но оборачиваться не может. Однако, тут я бы посомневался, потому что без оборота он поединок не выиграет никогда, даже у старого волка. Беспокоит меня эта ситуация, Эрик. Надо бы мне поторопиться.

– Согласен. Бери людей и можете уходить вперёд. Я не могу бросить посольство, но мы поторопимся, насколько удастся. Всё же такое количество народа и такой обоз не могут двигаться быстро. Но, если что, немедленно дай знать. Вестников жду от тебя каждый час, как только прибудешь на земли оборотней. Все детали подробно, даже мелочи. И не забывай: оборотни оборотнями, но они живут на МОЕЙ земле. И ещё: о Бекере пусть узнают подробней. Не нравится мне это совпадение фамилий с прежними владельцами поместья.

***

Инспекционный отряд из замка уже около недели был в пути. Заезжали буквально в каждую деревеньку в радиусе пятидесяти километров от тракта. Подробно разговаривали с крестьянами и ремесленниками и постепенно у Полины сложилась более-менее подробная картина состояния земель.

В целом, всё было не так плохо, как она ожидала после первой встречи. И очень многое зависело от самого населения и сельских старост. Где-то арендаторы сумели между собой договориться и выплачивать замку общий налог на все участки, распределяя между собой доли и проценты, где-то старосты нашли новых покупателей и теперь крестьянский товар шёл мимо замка, но зато давал возможность жить людям. Однако аренду платили и эти деревни, а, значит, обвинять их воровстве было неправильно.

В небольших городках (их было всего два на землях герцога) советы и вовсе давно повернулись в сторону других землевладельцев и королевских чиновников. Здесь было такое дело: эти городки выросли из крупных деревень, которым повезло расположиться на пересечении торговых путей. Но сами-то эти деревни были на землях герцога, и жители арендовали и обрабатывали ЕГО земли. Однако, как только городок достигал уровня в десять тысяч жителей, он переходил в королевское подчинение. И, хотя, продолжал оставаться на землях герцога, но ему уже не подчинялся. Городской совет теперь отчитывался перед королевскими управляющими, выполнял законы королевства, но арендную плату за землю по-прежнему перечислял герцогу, одной суммой один раз в год.

Из двух городков Термон был большим и располагался в центре компактного проживания оборотнических родов. В самом Термоне население было смешанным, но за его пределами оборотни жили строго по видам и родам: лисы рядом с лисами, волки-с волками, медведи – с медведями. В таких посёлках можно было встретить и людей, и оборотней других видов, но очень-очень редко.

Обо всём этом Полине рассказал Конол, пока они продвигались по землям поместья. Так что на подходе к оборотническим землям, Полина имела хоть какую-то информацию. Но её оказалось мало и в первом же посёлке оборотней – посёлке лис, куда Полина свернула по дороге, её ожидали нешуточные открытия.

Главой посёлка и главой клана лис был высокий поджарый мужчина по имени Крейден Финч.

– А, что надо людским эмиссарам на землях оборотней? – была его первая фраза, которая сразу заставила их всех насторожиться. – у нас есть признанный глава и с ним и решайте все вопросы.

– Простите, а кто это? – состроила невинную мордашку Полина, сразу снижая градус неприязни от оборотня.

– Пока Рордан, но скоро состоится поединок и будет новый вожак. С ним все вопросы и решите, – уже более миролюбиво откликнулся мужчина.

– А почему лисы подчиняются волкам? – не унималась Полина, прекрасно понимая, что провоцирует лиса на недовольство.

– Потому что нас оборотней на людских землях мало и клан волков здесь сильнейший. Мы можем быть недовольны засильем волков, но это уже наше дело. Наше, а не ваше, жалкие людишки, – всё-таки вскипел альфа лис.

Но Полина уже перешла на совсем другой тон.

– Вы староста Лургана. Вы лично давали клятву служения новому герцогу. Вы лично отвечаете за соблюдение порядка в Лургане. Почему за ответом я должна идти к неизвестному мне Рордану? Я управляющая поместьем Мейго пришла за ответом к вам, староста посёлка лис. И спрашиваю с вас: предоставьте все отчёты о налогах и платежах. Я желаю проверить ваши долги. Соберите народ перед конторой, я буду с ними говорить, – с металлической ноткой в голосе чётко и размеренно потребовала Полина, подавая опешившему лису свои документы, подписанные герцогом.

Как бы ни заигрались оборотни в самостоятельность, но они понимали, что официально они всё ещё находятся под властью герцога, а магические договора, отменить которые они так стремятся, до сих ещё действуют. Поэтому, молча скрипнув зубами, Финч уступил им дорогу и пригласил внутрь. (Разговор происходил на крыльце конторы, которая располагалась в центре поселения лис).

А, может, он сделал это ещё и потому, что за спиной Полины напряжённо подобравшись в сёдлах, остались тридцать гвардейцев. И этот аргумент для послушания был гораздо действеннее.

Полина и Конол вошли в здание, а Дэниэл остался с отрядом. Кроме самого старосты в конторе оказались ещё несколько лис, в том числе две девушки. Но одного взгляды альфы хватило, чтобы все вымелись на улицу.

– Крейден, обратилась Полина к лису, занимая хозяйское место за рабочим столом, – я не хочу с вами ссориться. Это не в моих интересах, но я хочу всё же знать, что не устраивает оборотней на землях Мейго? Насколько я поняла, вы чувствуете здесь себя совершенно свободно и впору людям жаловаться на безобразия вашего молодняка, а не вам на людей. Так в чём дело?

– Ты ещё слишком молода, девочка, чтобы решать такие вопросы. Не понимаю, как у герцога хватило ума назначить такую пигалицу управляющей.

– У неё есть я, Крейден. Надеюсь, меня ты признаёшь?

– Тебя признаю, котяра. Кто же не знает правую руку командира королевской разведки. Но здесь ты лишь её помощник. Я слышал об этом странном назначении. … Выходит, вы приехали проверить хозяйские земли? – через небольшую паузу продолжил лис. – Вы не вовремя. Или вовремя, это как посмотреть. С налогами и платежами у нас всё в порядке, – лис снял с открытого стеллажа папку и небрежно бросил её на стол. – С соблюдением законов – тоже. Пока. А, если есть жалобы от людей из-за девок, то пусть приходят и докажут. А я тогда разберусь. – ухмыльнулся он. – А то девки сами вешаются, а потом орут, что их обманули, – и лис раздражённо плюнул себе под ноги. – Оборотень никогда не возьмёт самку силой. Он её будет добиваться и добьётся, но хранить верность никто не обещает. Это только для истинных. С ними невозможна измена, так как все другие женщины для оборотня перестают существовать. Поэтому ещё раз говорю, все факты насилия я потребую доказать.

– Успокойтесь, Крейден, – Полина направила на оборотня волну зелёной магии. В пути Конол начать учить её азам магии и уже стало немного получаться. – Нам просто интересно, что за активность у вас происходит.

Полина потихоньку усиливала луч магии, но делала это незаметно. Конол предупреждал, что, хотя сами оборотни магией почти не владеют, но чувствуют её очень хорошо и не любят, когда её применяют против них. А она хотела снять лишнюю агрессию и добиться спокойного разговора.

– Да просто надоело, что, живя на своих исконных землях, мы должны почему-то подчиняться людям. Мы хотим своих вождей, своих законов, своих традиций и обычаев! И чтобы при этом нам никто не мешал!

– Понятно, – Полина кинула быстрый взгляд на Кона и тот изобразил рукой подпись. – А! – воскликнула она, сразу вспоминая нужное, – нам нужно подписать договор с вами. Я уполномочена от имени герцога принять вашу личную клятву в обмен на вашу личную ответственность за порядок в клане. Согласны?

– Тебе?! Нет!! Даже разговоров быть не может!

– А мне? – Конол встал и лис тоже вынужден был встать, меряя управляющего оценивающим взглядом.

– А тебе … Давай проверим!

Полина уже поняла, что сейчас за этим последует, но посчитала, что это даже правильно. У оборотней многое решает зверь и сила для них – важнейший аргумент. Кроме того, видя спокойствие Конола, она надеялась, что он правильно оценил свои шансы.

Конол медленно отошёл в сторону, а Крейден быстро вышел на улицу и выкрикнул только одно слово: «Круг!»

Моментально образовался круг из верховых гвардейцев с одной стороны и жителей посёлка с другой. Полина и не заметила, что пока они разговаривали, площадь перед конторой наполнилась народом и длинные столы небольшого базарчика, который располагался на ней справа мигом превратились в зрительные трибуны.

Конол и Крейден вышли в круг уже без кителей и оружия, только в штанах и рубахах. Причём рубахи были выпущены из-под пояса, рукава закатаны, а пуговицы расстёгнуты. «Однако!», – усмехнулась про себя Полина явному обоюдному желанию подраться. Ну, а кто она такая, чтобы мешать мужчинам развлечься? Лекарка? Она и полечит. Потом.

Противники разошлись в стороны и двинулись по кругу, присматриваясь друг к другу. Оба были высокими, поджарыми, с перевитыми канатами мышц. Но Конола-то Полина видела на тренировках и знала, что он очень сильный боец, а лис был ещё неизвестной величиной. Но то, что он альфа – о многом говорило. Альфой не становится первый встречный. Внезапно Полину тоже охватил азарт. Какого чёрта! Она верила в победу Кона, даже ни грамма не сомневалась. Поэтому, оглянувшись на своих людей, которые всё ещё с некоторой тревогой наблюдали за разворачивающимся действием, она засунула пальцы в рот и оглушительно протяжно свистнула, вспугнув стаю каких-то птиц (научилась у мальчишек ещё в детстве). Затем сорвала с себя шейный платок и, размахивая им, как флагом, заорала:

– Конни, дай ему жару! Пусть упарится!

Толпа, которая до этого мерно гудела, готовясь увидеть бесплатное развлечение, вдруг замерла, дрогнула, заворчала нарастающим гулом и взорвалась ответными криками:

– Крейди, взгрей этого щенка!

– Альфа, накажи придурка!

– Отец, пощади его, он хорошенький, – взвился женский голосок в этом хоре.

Толпа загоготала, переходя от враждебно-боевого настроения к игривому. Но тут очнулись и спутники Полины.

– Конол, вперёд! – зычно выкрикнул Дэниэл. Полина и не ожидала от него такого баса.

Она подскочила к нему и не ожидая помощи, подтянулась на его седло. Но Дэниэл уже и сам перехватил её за талию и усадил перед собой лицом к кругу. Теперь Полина видела полную картину происходящего. Вот Кон демонстративно поднял обе руки, как это делают бойцы на земных рингах, и раскланялся на все стороны, вот он также демонстративно послал воздушный поцелуй дочери лиса, оказавшейся хорошенькой рыжеволосой девушкой, вот он пожал руку Крейдону и вмиг стал серьёзен.

Крейден ничего такого не делал, он совсем не обращал внимания на толпу, а пристально наблюдал за противником. В тот момент, когда Кон повернулся к нему, лис нанёс первый мощный удар.

Ну, ему показалось, что нанёс. На самом деле его кулак пролетел мимо, зато сам он согнулся от короткого хука справа.

– Ах, ты… щенок! – не выдержал лис и снова метнулся в атаку и снова мимо.

Он разочарованно взвыл и мигом обернулся. Если раньше Полина видела в зоопарке лис размером со среднюю собаку, то теперь она убедилась, что мало о них знает. В круге метался зверь размером с телёнка, тёмно-рыжая шерсть отливала золотом, тугие мышцы перекатывались по телу волнами, придавая каждому движению упругую силу. «Ничего себе!» – выдала Полина своё местное привычное удивление.

Лис метнулся к Кону, а тот оставался пока в виде человека. Полина замерла на мгновение, опасаясь за брата, но тот неуловимо быстрым движением руки ухватил лиса за ус и одновременно нажал пальцем на пипку его носа. Другой рукой он удерживал зверя за холку, не давая ему извернуться.

Резкий подавленный визг огласил круг и лис нехотя сел на зад и склонил голову, показывая, что сдаётся. Конол не стал продлевать минуты его позора. Он сделал неожиданное: обернулся зверем и встал рядом с лисом. На это стоило посмотреть. Если зверь Крейдена показался Полине мощным, то пантера, которая появилась в круге, привела её в немой восторг. Да и не только её.

– О-о!

– Ого!

– Вот это да!

Слышалось со всех сторон. Теперь ясно было почему был спокоен Кон и почему нервничал Крейден. В зверином виде их силы были явно неравны. Пантера превосходила лиса в разы. И это была убедительная демонстрация.

Пока Полина приходила в себя, Крейден вернулся в человеческий облик и, ни на кого не глядя, буркнул:

– Пойдём, подпишу.

Пока Дэниэл ссадил Полину, пока они вместе поднялись на крыльцо и вошли в дом, договор, уже подписанный обеими сторонами, лежал на столе.

– И всё? Даже не сопротивлялись? – пошутила Полина. – Это я по поводу договора, – уточнила она на всякий случай.

А лис очень серьёзно ответил:

– Вот в этом и разница, девочка. Ты не поняла значение этого поединка. Ты человек. Вы люди, вообще не понимаете нас. Поэтому мы и хотим жить отдельно.

– Но послушайте, Крейден, я действительно мало знаю об оборотнях, но, надеюсь, брат, меня просветит. Однако вы тоже виноваты. Если уж вы живёте на общих с людьми землях, можно и рассказывать о себе больше, не закрываться в своих поселениях, а узнавать соседей и им показывать себя. А давайте для этого проведём праздник осени. Я слышала, что тут богатые устраивают осенние балы. А мы устроим осенние гулянья. Ваше село Лурган и человеческий городок Брукс. Место выберем посередине между вами. Пойдёт?!

– Ты слишком торопишься, девочка. Но мы подумаем. Я дал клятву герцогу в лице его управляющего. Теперь я на вашей стороне. Если вы сумеете также взнуздать волков, порядок в поместье будет восстановлен. Идите, – махнул он рукой на дверь. – там вам уже приготовили ночлег.

Полина с братьями вышла. Народ на площади разбился на кучки и обсуждал прошедший бой. Восхищались силой Кона, но при этом никто не смеялся и не оскорблял Крейдена. «Чего-то я и правда не понимаю в их порядках, – заметила про себя Полина. – Придётся узнавать быстрее».

Опираясь на руку Дэниэла (Кон разговаривал с каким-то лисом), Полина подошла к дому, в котором ей предстояло переночевать. И даже не удивилась, что это был дом старосты, так как встретила их та смешливая рыженькая девушка – его дочь.

– Проходите, госпожа управляющая, – улыбнулась она, стрельнув глазами в Дэниэла и особенно в Кона, который задержался у калитки, – всё готово.

– А мои братья?

– А это ваши братья?! Тогда… Тогда они тоже могут остаться у нас. Мы будем рады. Проходите, господа, – обратилась она уже ко всем.

***

– Этан! Срочное сообщение! Лисы дали клятву герцогу. Сейчас они все у него в доме.

– И герцог?

– Нет его нет.

– Быстро позови ко мне Райнера! А сурс вонючий! Как не вовремя! Давно надо было… Рай! Девка-управляющая здесь в Лургане. Действуй!

Этан Дарем – негласный лидер волков, очень любил свою непутёвую дочь. Но ещё больше он любил власть и деньги. Так почему не воспользоваться случаем, если ему в руки идёт и то, и другое. Заодно и помочь дочери справиться с соперницей. Святое дело!

***

Полине снился герцог. Честно говоря, он снился ей почти каждую ночь. И каждую ночь по-разному. Иногда Полине казалось, что это и не сон вовсе, а герцог разговаривает с ней наяву. Она даже отчитывалась перед ним, спрашивала совета. Но после пробуждения понимала, что ошибалась, и это всего лишь сон. А жаль, ей нравились их ночные беседы.

Конечно, она не знала, что так проявляется связующая сила парности. Она-то про неё ничего раньше не слышала. И что совместные сны и разговоры пары во сне – обычное явление, когда связь установится окончательно. Правда, действует это только в те моменты, когда пара вынуждена на время расстаться. После таких снов Полина просыпалась с хорошим настроением и с удвоенной энергией принималась за дела.

Сегодня она решила навестить волков. Складывалось у неё впечатление, что за многими непонятками стоят именно они. А от деревни лис до Термона – центра волчьих земель было всего несколько часов езды. И, собираясь в дорогу, Полина продолжала думать о милорде, невольно вспоминая его последние слова: «Будь осторожна, Поли».

Герцог тоже думал о Полине. И тоже видел её во снах. И в отличие от неё понимал, что это значит. Понимал, но … не верил. Никак не мог поверить, что встретил пару. И кого?! Иномирянку! Но, как бы он к этому не относился, беспокоился он за свою неуёмную управляющую не на шутку. Тем более, что и донесения от Торина и агентов были тревожными. Последнее донесение от мага было два часа назад о том, что они вошли на территорию оборотней и что здесь идут открытые разговоры о смене власти и смене подчинения. Оборотни открыто говорят о собственном анклаве и поддержке княжества. Сейчас Торин уже должен достичь первого крупного поселения лис.

Агенты тоже встревожились и прислали сразу три донесения. Одно о согласии Рордана на ритуальный поединок, второе о том, что Райнер Бекер имеет серьёзную поддержку молодых оборотней и не только волков. В его личном отряде есть все виды оборотней. Третье, самое неожиданное, пришло из княжества и говорило о том, что принцесса по настоянию отца лично встретит посольство на границе.

Последнее донесение повергло герцога в изумление, его посольство пока не получало никаких подобных уведомлений, и он сразу же связался с королём. А поскольку разговор был по делу, то и обратился он официально.

– Ваше величество, у меня есть новости относительно вашей невесты, – сразу начал говорить герцог, как только артефакт установил связь.

– Если ты о том, что она выехала тебе навстречу, то я уже знаю. Сам только что хотел сообщить тебе. Эрик, меня начинает уже всерьёз беспокоить их активность и предупредительность.

– Вот и меня это тоже настораживает. Такое ощущение, что они заранее хотят за что-то извиниться, что-то сгладить. И наши оборотни оживились не в меру. Ваше величество, хочу вас предупредить, что намерен заглянуть в Термон. Посольство же продолжит путь следования. При этой скорости передвижения я догоню их ещё до границы.

– Понял тебя, Эрик. На месте, конечно, виднее и, если ты считаешь, что твоё присутствие у волков необходимо – действуй. Я понимаю, что это наследство ещё не приведено в порядок и требуется показать хозяйскую руку. Тем более оборотня. Тем более сейчас. Кстати, мой командир разведки уверяет, что Райнер Бекер, хотя и полукровка, но в силе не уступает матёрому волку и кроме того владеет магией. Учитывай это, – сказал король и отключился.

Герцог откинулся на спинку стула, чтобы осмыслить услышанное. В этом дешёвом придорожном трактире, где вся их немаленькая команда остановилась вчера на ночь, задерживаться не предполагалось. Утром он хотел продолжить движение, но полученные известия ненадолго отложили отъезд. Теперь, отдав команду к выступлению, герцог хотел вернуться в свою комнату и вдруг почувствовал резкую боль в груди. Как будто натянулась струна и вибрировала, готовая лопнуть от напряжения.

«Поли!» – мелькнула тревожная мысль. А зверь внутри ревел и бился в ярости: его пара была в опасности, и он рвался на помощь. Герцога затопила пелена гнева: «Кто пос-смел?!» На ходу бросив приказ заместителю, двигаться заданным маршрутом, герцог выбежал на улицу и в небо тут же взмыл огромный чёрный дракон. Набирая высоту и разгоняясь, он устремился на зов своей пары.

***

Из Лургана отряд Полины выехал утром. Крейден Финч настойчиво вызвался сопровождать их до Термона. Собственно, Полина была не против. Как объяснил ей Конол, вчерашний бой обозначил чёткую субординацию: лис признал превосходство пантеры и дал Конолу клятву подчинения. Кроме того, они подписали договор о том, что альфа лис сам отвечает перед герцогом и Коном за порядок в своей стае. Поэтому Полина теперь считала лис союзниками и рассчитывала на их помощь при необходимости.

Путь до Термона был недолог, но дорога вилась перелесками и оврагами, была узкой, неудобной и отряд растянулся в длинную колонну, в которой задние не видели передних и наоборот. Дэниэл сразу же выставил разведывательные группы впереди и позади колонны и сам носился вдоль растянувшегося отряда, проверяя порядок. Но…

Полина, как чувствовала, что что-то должно случиться. Она не могла спокойно сидеть на месте и постоянно выглядывала в окно кареты, проверяя обстановку. Лисичка, которая составила ей компанию до Термона вела себя более спокойно, но потом и она начала нервничать и чутко водить носом.

– Олли, а у вас тут вообще спокойно? Нет бандитов, диких зверей? – сама, не зная почему, начала волноваться Полина.

– Что вы, госпожа! Ничего такого на наших землях нет! Кто рискнёт связываться с оборотнями?! И звериные стаи все под контролем. Но, знаете, я тоже сейчас чувствую какую-то опасность, – она с удивлением взглянула на Полину и покачала головой.

А через несколько мгновений эта опасность их нашла. Карета вдруг дёрнулась, заржали лошади, осаженные на ходу и перехваченные сильными руками. Полина видела в переднее окошко, как чья-то мускулистая рука, со вздутыми буграми мышц и тёмными нитями вен, перехватила дышло и буквально заставила лошадей пятиться назад, уходя с наезженной дороги в овраг. Где-то впереди послышался тревожный возглас, раздался звон оружия… Но это было уже в стороне. А здесь на склоне оврага их карету, наконец, остановили. Дверцы распахнулись одновременно и перед девушками возникли двое вооружённых мужчин. Настороженные, суровые, даже злые. «Наёмники! – догадалась Поля. – Эти уговаривать и потакать не будут», – пронеслось в Полиной голове. Но странно, страха не появилось, а наоборот, как будто переключилось восприятие, и Полина повела себя, совершенно неожиданно. Теперь ей показалось, что мужчины двигались медленно, а она, Поля, быстро. Похвалив себя за удобный дорожный костюм, она схватила Олли за руку и буквально вытолкнула её из кареты мимо противника, не ожидавшего ничего подобного.

– Оборачивайся и беги! – крикнула Поля громко. Она не сомневалась, что оборотница поспешит за помощью.

Сама же Поля стрелой взлетела на крышу кареты. Почему-то мысли были абсолютно ясными, и Полина чётко понимала, что хочет сейчас сделать. Торин говорил ей, что убить она не может из-за того, что она маг жизни. Но защититься может всегда. Правда знала она только два заклинания и ни разу ещё не использовала их на практике. «Вот и попробую сейчас», – хладнокровно решила Полина. Время по-прежнему было на её стороне: мужчины пытались забраться вслед за ней на крышу, но делали это почему-то медленно. И было совершенно ясно, что Полю велено схватить живой.

Она прикрыла на мгновенье глаза, сосредотачиваясь и вспоминания заклинание, раскинула руки, увеличивая радиус воздействия, так как увидела, что к карете бегут ещё несколько человек. Вместе с последним словом Поля сделала мощный выдох и отпустила силу, которая уже скрутилась тугой пружиной где-то под грудиной. «Нн-а!» – не удержалась она от мысленного восклицания.

Где-то уже возле дороги мелькнул рыжий хвост, и Полина порадовалась, что девчонка успела уйти из-под заклинания. А враги не успели. Все они застыли на том месте, где были. Не обращая больше на них внимания, Полина тоже кинулась к дороге, где разгорался бой. Взгляд её зацепился за Конола, который рвался ей навстречу, но каждый раз кто-то выступал ему наперерез. Полина прижалась к стволу толстого дерева, оберегая спину, и начала теперь уже точечно выводить врагов из строя, опасаясь задеть своих. Но их было много. Может и не больше их отряда, но достаточно, чтобы создать серьёзную угрозу. И это были опытные наёмники, а не простые оборотни. Конол всё же пробился к ней и, прикрывая собой, продолжил убивать нападающих.

Постепенно, часть их отряда, разглядев в этой мешанине Конола и Полю, сгрудилась вокруг них, образуя защитное кольцо. Поля нисколько не сомневалась, что вестник герцогу уже отправлен. И помощь придёт. Да и сами нападающие уже поняли, что внезапной кражи не получилось. Тем не менее, враги продолжили наседать, пытаясь пробиться к Полине и выполнить задачу. А у неё как раз силёнки заканчивались. Либо она сразу выплеснула много, либо ещё не могла рассчитывать силу каждого заклинания. У Полины начала кружиться голова, сильно хотелось пить и начали подкашиваться ноги. Но она ещё могла обездвиживать тех, кто сумел подобраться ближе и продолжала делать это, но с каждым разом заклинание получалось всё слабее. Однако внутри нарастало опасение, что заклятье долго не продержится.

Полина окинула взглядом поле боя. Он давно распался на отдельные стычки и каждый дрался там, где видел врага. Больше всего их скопилось вокруг Дэниэла и одного из гвардейцев. Стоя спина к спине, они сражались против десятка наёмников не меньше. Дэн был ранен, но не замечал этого. «Жаль, что он не может становиться драконом», – с досадой подумала Поля.

Конол тоже был ранен. Полина пыталась остановить его, чтобы подлечить раны, но он отмахнулся, крикнув, что пока не время. Полине оставалось надеяться лишь на их хвалёную регенерацию.

С удивлением Полина поняла, что времени от начала боя прошло очень мало. И здесь сейчас далеко не весь их отряд, который просто не успел добраться до места схватки. С надеждой вглядывалась она за поворот дороги, а губы шептали: «Быстрее… быстрее…», – Полина была уверена, что гвардейцы из обоих концов колонны уже спешат к месту боя и мысленно торопила их. А ещё она мысленно обратилась к герцогу. Вот уж кого здесь действительно не хватало. И даже позвала его, глупо надеясь на чудо.

«Поторопитесь, милорд», – невольно прошептала она своими потрескавшимися губами и ей послышалось: «Я уже здесь, моя ларинэ!»

Полина тряхнула головой, отгоняя наваждение и собирая последние силы для ещё одного заклинания, но в этот момент в небе раздался мощный раскатистый рык, и чёрная тень упала на землю.

Жжахх! Струя горячего пламени смахнула нескольких наёмников, как никчёмные болванки. Жжахх! Ещё раз! И ещё…

– Дракон!!

– Рассыпаться! Собраться в лесу! Точка «ноль»! – раздались команды, и только сейчас Полина заметила среди наёмников этого мужчину.

Он не испугался и не особо торопился. Он лишь досадливо морщился, как человек, которому не удалось что-то сделать с первого раза. Наёмники, послушные приказу, бросились врассыпную, пытаясь скрыться под кронами деревьев, но удалось это лишь нескольким из них. Остальные были остановлены гвардейцами Дэниэла и оборотнями Финча. Мужчина же пристально рассматривал Полину, словно пытаясь что-то понять для себя. Бой вокруг затих. Появление дракона сразу показало на чьей стороне преимущество. А до Полины дошла простая истина, что этот дракон и есть герцог Мартенсон. Милорд. Эрик…

Пока Полина переваривала всю эту суматоху в своих мыслях, дракон опустился на небольшую полянку и сразу стал человеком. И этот мгновенный переход из дракона в человека, кажется, на нём никак не отразился. Полина и сама не удивилась, она лишь протянула к нему руки и сделала несколько быстрых шагов навстречу:

– Как вы вовремя, милорд! – и тут же оказалась в крепких, надёжных объятьях.

Уже через её голову, продолжая удерживать Полину рукой, герцог раздавал команды Дэниэлу и Конолу: разоружить… собрать… проверить… привести в порядок… и последнее: «Командира наёмников ко мне!»

Сам же дракон, то есть милорд, подхватил на руки Полину и присел вместе с ней на ступеньку кареты.

– Как ты, Поли? – тревожно поинтересовался он, внимательно осматривая её и выискивая на ней следы боя.

– Всё нормально, милорд. Только устала очень. Вы вовремя, – повторила Полина и, не удержавшись, провела рукой по оставшимся на скулах чешуйкам.

Они были ещё горячими, как и сам милорд, но зато объятья его были из-за этого такими расслабляющими и успокаивающими. «Слава богу!» – чему слава Полина и сама не поняла, но эта внезапная смелость и мобильность вдруг покинула её и уставший организм благополучно отключился. Невозможно быть долго в пограничном состоянии боя даже для опытного воина, а Полина всего лишь начинающая магесса и боевой транс дался ей очень тяжело. Погрузившись в забытье, Полина не почувствовала, как её сухие, потрескавшиеся губы осторожно накрыли губы милорда. Понежили в ласковом поцелуе, сняли капельку крови с прокушенной губы и тихо отпустили. «Всё будет, моя лари, – прошептал суровый дракон, – всё будет … В своё время».

И, конечно, Полина уже не слышала, как милорд отдал приказ собрать захваченных наёмников и двигаться в Термон.

ГЛАВА 12.

Полина пришла в себя, вернее проснулась, потому что герцог погрузил её в сон, на подъезде к Термону. В карете с ней опять была Олли, по бокам кареты скакали гвардейцы и, казалось, никакого нападения не было.

– Олли, а милорд с нами?

– Да, госпожа, – кивнула девушка, – милорд впереди с господином Дэниэлом и господином Конолом.

Называя Кона, лисичка покраснела и отвела взгляд, а Полина понимающе хмыкнула. Кон действительно был видным мужчиной, тем более оборотень, а у них, наверное, добавляются какие-то свои критерии выбора симпатии, кроме тех, что есть и у людей. Полина с любопытством посмотрела на девушку, но донимать такими вопросами не стала. Однако решила приглядеться к поведению этой парочки. Не хотелось бы, чтобы Кон походя обидел девчонку. Приведя себя в относительный порядок, Полина начала подробный опрос.

– Олли, расскажи, как всё закончилось?

– Вы пропустили совсем немного, госпожа. Наёмников связали, и они идут за колонной. У нас убитых нет, только раненые, но есть тяжелораненые.

– А у наёмников много убитых? И, кстати, откуда они? Это не волки?

– Нет, эти наёмники из королевства. Но нанимал их и командовал ими Райнер Бекер. У них много погибших. Сколько-то от рук гвардейцев, но большинство от пламени дракона. Ох, и страшно было, госпожа! У нас ведь никто и не знал, что новый хозяин поместья – дракон. Иначе бы все сто раз подумали, прежде чем выступать против него. Вам повезло, что у вас такой жених.

– Жених? Ты ошиблась, Олли, я управляющая поместьем, служащая, а не невеста милорда.

– Простите, госпожа, – смутилась лисичка, – мне показалось.

Обе замолчали и отвернулись каждая к своему окну. Карета подъезжала к городу, и Полина поняла, что это Термон. Как и у поселения лис, у Термона не было крепостной стены. Город начинался с небольших домиков, которые по мере продвижения к центру, сменялись добротными домами и особняками. Часто на первых этажах домов были лавки и магазинчики, но встречались и отдельно стоящие большие магазины.

На центральной площади их карета, наконец, остановилась у ратуши – здании местного совета. Их уже встречали несколько мужчин серьёзного, даже мрачного вида.

– Олли, кто это такие?

– Это главы всех оборотнических кланов, которые живут на территории Мейго, – с уважением в голосе ответила девушка. Они приехали на поединок, но придётся отвечать перед герцогом за своеволие. Вот и опасаются последствий.

«Раньше надо было думать», – раздражённо заметила про себя Полина, но вслух ничего не сказала и открыла дверцу кареты, собираясь выйти. Но её остановил голос герцога, усиленный магией и разнёсшийся по все площади.

– Жители Термона и Мейго, призываю всех собраться на этой площади через два часа. У меня есть, что вам сказать и предложить.

***

– Нет, милорд, бой должен состояться, – покачал головой Рордан. – Я принял вызов и теперь не могу отказаться – это бесчестье. Выиграю я или проиграю – это уже другой вопрос.

– Райнер Бекер – преступник! – разозлился дракон, – и должен ответить! Он нанял отряд для нападения на моих управляющих. Я в праве испепелить его, как нечисть! А если ты выйдешь с ним на бой за стаю, получится, что он и не виновен?!

– Я понимаю вас, милорд, но, если боя не будет, оборотни тем более посчитают вас слабаком, который испугался сильного альфу. Райнера надо остановить другим способом. Сейчас он очень популярен среди молодняка, причём не только у волков, но и всех, кто живёт на землях Мейго. У нас ведь одна стая, милорд. Каждого вида оборотней по отдельности очень мало, наши стаи давно объединились для решения важных проблем. Мы выбираем альфу для всей стаи, независимо от вида. Я уже стар и давно устал от такой суеты. Райнер в чём-то прав, бросив мне вызов. Я знаю, что уступлю ему. Райнер силён даже без второй ипостаси, но ведь и ему кто-то может бросить вызов? – старый волк вопросительно взглянул на герцога.

– И в законном поединке взять власть над стаей? – подхватил его мысль тот.

– Именно! В законном, традиционном поединке! Тогда ни у кого не будет сомнений в правах нового альфы, – согласился Рордан.

Герцог ненадолго задумался и в кабинете установилась настороженная тишина. Через открытое окно были слышны разговоры людей и оборотней, которые собирались на площади перед ратушей и обсуждали последние события. Даже здесь было слышно, что многие восхищаются смелостью Райнера и желают ему победы в поединке. Надеются, что с его властью укрепятся позиции оборотней в Мейго, люди перестанут вмешиваться в жизнь оборотней, молодняку разрешат открыто выбирать невест из людей. За этот час герцог успел выслушать прямые доклады агентов о положении в общинах оборотней и теперь имел полную картину действительности.

И герцог вдруг понял, что старый волк прав: нельзя просто запретить, арестовать, наказать. Надо предложить альтернативный достойный вариант. Достойный с точки зрения оборотней. Полина была права, когда говорила о том, что раз уж они живут на одной земле, то должны уважать друг друга: оборотни – людей, а люди – оборотней. И одной силой этого не добиться. Только сейчас он до конца понял смысл всех предложений Полины и теперь мысленно согласился с ней, хотя вначале скептически относился к её идеям. А его ларинэ оказалась права. И эта мысль вселила в сердце сурового дракона гордость за свою пару, которая, кстати, ещё и не знает об этом. Но он ей обязательно всё скажет и признается. Сегодня. Обзательно.

Герцог уже с новым смыслом обвёл взглядом, сидящих рядом помощников. Кто? Кто может взять на себя такую ношу? Среди гвардейцев Дэниэла оборотней нет. Сам Дэниэл? Герцог вопросительно взглянул на племянника. Тот приподнялся с места, чтобы уже согласиться, но герцог покачал головой в отрицательном жесте.

Нет, Дэниэл нужен ему, как командир отряда. Победить-то он победит, но тогда придётся остаться здесь. Альфа стаи – это ежедневная работа. Нет, герцог не готов отпустить опытного командира отряда. Тогда кто? Взгляд опять заметался по присутствующим. Герцог понимал, что, если бы в стае был ещё один претендент на власть, он бы давно уже объявился. Ну, не самому же ему браться за это?!

– Милорд, я бы попробовал, – негромко сказал Конол. – Я, правда, не собирался становиться главой клана так быстро, тем более сборного клана из разных видов, но когда-то надо начинать. А, являясь вашим служащим, я могу жить на территории клана постоянно. Да, и свой личный интерес у меня появился, – скосил Конол взгляд на альфу лис, на что тот только поморщился, но ничего не сказал.

– Это выход! – согласился герцог. – Но ты уверен? А как же поместье?

– Уверен. Да и дело стоит того, чтобы рискнуть. Порядок здесь давно надо навести. Что касается всего поместья… Я же никуда не сбегаю. Помощь Полине окажу всегда, но, думаю, что именно здесь от меня будет больше толка.

– Да, – старый альфа окинул оценивающим взглядом Конола. – Он прав. Это самый удачный вариант и в случае его победы, необидный для оборотней.

– Тогда договорились, – герцог поднялся из-за стола. – Дэн, все арестованные наёмники под твоей ответственностью. Найди им место до завтра. Рордон, бой назначь на сегодня, сразу после всех объявлений. Чем дольше будем тянуть, тем хуже. А мне ещё надо догнать посольство. Завтра с утра наш отряд должен покинуть Термон. Конол, я надеюсь на тебя. Дэн, оставишь ему с десяток гвардейцев на первое время.

Больше не раздумывая и не сомневаясь, герцог вышел на крыльцо ратуши. Он вполне верил в силу Конола, в его победу, но на всякий случай готов был и применить свои способности: пусть не надеются, что им сойдёт с рук. Кому им и что он готов сделать, об этом герцог предпочёл промолчать.

***

Карета, в которой ехали Полина и Олли остановилась рядом со стоянкой почтовых дилижансов. Собственно, они здесь выполняли и функцию пассажирских. Поэтому их стоянки обычно и располагались на центральной площади городков и деревень возле зданий ратуш или домов старост. Здесь на стоянке были ещё и лавочки. Полина и Олли, выйдя из кареты, присели на одну из них. Обе двери их кареты оставались открытыми и сразу было ясно, что там никого нет. А вот девушек за каретой не было видно. Это и подвело тех, кто остановился для разговора с той стороны кареты.

– Тебе удалось передать Райнеру гранулы?

– Да, но с трудом. Хорошо, что в ратуше родственник работает, а то бы к арестованным совсем не подойти было.

– Они объявили про бой?

– Нет ещё, но, судя по всему, отказаться не смогут. А там уж Райнер извернётся как-нибудь. Хотя бы поранит противника, а яд своё сделает и тогда победа ему обеспечена…

Собеседники замолчали. Застыли в молчании и Полина с Олли. Полина даже поднесла палец ко рту, призывая девушку сдержаться, а то у той от ужаса глаза распахнулись и крик застыл на губах. Успокаивающе поглаживая её по руке, Полина чутко прислушивалась к разговору. Девушку она узнала – это была Уна, а мужчину раньше не слышала. Выглянуть же и посмотреть, кто там разговаривает, она опасалась. Опасалась спугнуть и не найти потом.

Быстро, но тихо она достала из поясного кармана записывающий кристалл, таких всегда при ней было несколько, ведь ей приходилось почти ежедневно записывать отчёты для герцога. Это повелось ещё в замке, продолжилось с первого дня рейда, и Полина не собиралась нарушать эту привычку. Она едва успела активировать артефакт, как разговор продолжился.

– Ты видел, как он носится с этой стервой? Что только нашёл в неё? Может, она его тоже приворожила? Моим же зельем? Кто-то же украл его у меня… Нет, я этого так не оставлю! Как назло, и Рагны нет на месте. И никто в деревне не знает, куда она делась.

– Да, ладно тебе, сестрёнка! Сегодня Райнер победит и кончатся твои переживания. Он-то не отказывается от твоего внимания. А герцог всё-таки не наша добыча. Да и зачем он тебе: жениться он на тебе не будет, а в наложницах велико ли счастье ходить? А ну жениться на такой, как леди Синриэль? Да она тебя живьём съест.

– Подавится! Она ни слова не могла сказать на последнем балу, только колье моё, которое Эрик подарил, глазами ела. И я этой стерве иномирной герцога не прощу! И братцу её названному достанется. Подумаешь, пантера! Да он лиса победил, потому что тот стар уже, а Райнер в самом соку мужик. С ним не так-то просто справиться, а если сумеет правильно капсулы зацепить под ногти, то победит точно. Этот яд не даёт регенерации работать. Тогда, главное, пантеру поранить поглубже, а сдохнет он сам.

Полина вздрогнула, от впившихся в её руку когтей. Олли, не контролируя себя, переходила в звериную форму. «Ого! Как она на опасность для Кона реагирует!» – невольно посочувствовала девушке Поля. Она крепко прижала лисичку к себе и начала гладить её по голове, успокаивая и утихомиривая. За каретой послышались шаги, разговаривающие отошли ближе к крыльцу, так как на него только что вышел герцог.

Поля выдохнула с облегчением: не заметили, и осторожно встряхнула лисичку.

– Олли, ты в норме?

– Да, госпожа, только страшно очень.

– Олли, у меня к тебе важное поручение. Возьми этот кристалл и немедленно отдай его Конолу или своему отцу.

– А вы?

– А у меня тут дело ещё есть. Беги, Олли!

Девушка только кивнула и, крепко сжав в руке кристалл, побежала к ратуше. Полина же, осторожно последовала за Уной и её спутником, надеясь услышать ещё что-нибудь важное. Народа на площади было уже много и, скрываясь за спинами, Полина смогла довольно близко подобраться к Уне. Но воспользоваться своим положением не успела. Каким-то образом герцог нашёл её в толпе взглядом и махнул рукой, приглашая к себе. Толпа рядом с ней расступилась, и Полина вынуждена была пройти к крыльцу, чувствуя спиной, ненавидящий взгляд бывшей наложницы.

– Жители Мейго, люди и оборотни! – усиленный магией голос герцога достиг ушей каждого на площади. – Я герцог Эрик Мартесон, хозяин поместья Мейго заявляю: Мейго – родовое поместье Мартенсонов. Оно вернулось к нам по наследству на законном основании, и я намерен навести порядок на своих землях. Я знаю, что здесь всегда жили оборотни и их община соблюдала законы королевства. Но сейчас между людьми и оборотнями возникло напряжение. Это недопустимо! Сегодня, сейчас, здесь состоится бой за место нового альфы. Я знаю, как чтут оборотни свои обычаи и надеюсь, что новый альфа заключит с нами прямой договор. Но! Райнер Бекер совершил преступление и даже если он победит в бою, он будет арестован. Есть ли среди вас те, кто может и хочет бросить ему вызов, чтобы не оставить стаю без лидера?

Толпа заволновалась. Вначале люди и оборотни просто переговаривались друг с другом, но затем из толпы полетели вопросы.

– А за что арестован Райнер?

– Райнер – достойный волк!

– Люди испугались Райнера и арестовали ни за что!

– Тихо! – рявкнул герцог, поднимая вверх руку и требуя внимания. – Райнер напал на моих управляющих, ранены несколько гвардейцев. Это преступление. Такой вождь не может стоять во главе стаи на моей земле, – голосом подчеркнул герцог слово «моей».

– Так что нам теперь? Уйти с этих земель и оставить здесь могилы предков? – выкрикнул кто-то. – Дожили! Нас гонят, братья, как гурхов (мелкие олени)!

– Закрыться от людей! Анклав! Анклав! – начали скандировать несколько голосов.

– Просить помощи княжества! – на крыльцо выскочил какой-то оборотень и, не обращая внимания на герцога, начал призывать оборотней к протесту.

Обстановка накалилась. Полина чувствовала, что толпа настроена против любых предложений и командный, приказной тон герцога только раздражает её. Она взяла герцога за руку, привлекая к себе внимание и тихо спросила:

– Можно я поговорю? – пожав плечами, герцог вновь поднял руку, требуя тишины. – Хочу представить вам мою помощницу, управляющую поместьем госпожу Полину Вересову.

Толпа заинтересованно затихла и взоры большинства обратились к Полине. О ней уже слышали, о её рейде говорили во всех поселениях и большинство относилось к новой управляющей доброжелательно. Ну, а как?! Налоги снижает, ремонт делает, с семенами и школами помогает.

– Жители Мейго! – начала Полина и её голос тоже разнёсся по площади, заставив женщину вздрогнуть от неожиданности, но, быстро собравшись, она продолжила. – Я иномирянка и ещё плохо знаю ваши традиции, но брат мне объяснил, что этот поединок покажет волю богов. Вы верите своим богам?

– Богам верят все, девочка!

– Их волей мы живём!

– Ты права: поединок покажет их волю!

– Так почему вы не хотите бросить вызов Бекеру? Если он прав и угоден богам, то он выиграет. А если проиграет, значит, вы делаете неправильный выбор! Так?! – перекрикивая шум закончила Полина. – Если бы я могла, я сама бросила бы ему вызов!

Толпа засмеялась, загомонила и через короткое время раздались поддерживающие её возгласы.

– А ведь девчонка права! Почему только Бекер?

– А, если его всё равно арестуют, кто будет альфой?

Народ волновался, но бросать вызов Бекеру никто не решался. Молодняк не чувствовал достаточной силы и опыта, да и стимула особого не было. А зрелые самцы понимали меру ответственности и не хотели взваливать её на себя. В общем-то, к власти стремится далеко не каждый. И вот в этой нерешительной паузе на крыльцо вышел Конол.

– Я заявляю свои права на стаю Мейго. Но поскольку Рордан уже получил вызов от Бекера, их бой будет первым. А я сражусь с победителем этого боя. Есть тут кто-нибудь за меня? – спросил Конол в шутку, не ожидая поддержки.

– Есть! – немедленно отозвался звонкий голосок рыжей лисички, и толпа понятливо засмеялась.

– Есть, – поддержал её дружный хор гвардейцев.

– Тогда – круг! – скомандовал Рордан, вставший рядом с Конолом. И толпа расступилась, образуя собой живое ограждение ристалища, оставляя открытой ту часть круга, что обращалась к крыльцу.

«Успела ли Олли предупредить Кона? – беспокойно подумала Полина, вглядываясь в спокойное лицо брата. Она перехватила взгляд лисички и подняла вопросительно бровь. Олли утвердительно кивнула, но не выдержала этой безмолвной пантомимы и пробралась ближе к Полине.

– Всё сказала, госпожа. Отец и Конол слышали запись. Кон сказал, что учтёт, и что ему не страшно.

– Зато мне страшно, – заметила Поля, опять бросив обеспокоенный взгляд на брата. – Милорд, здесь есть целители? – дёрнула она за рукав герцога.

– Есть и целители, и знахари. Но, главное, здесь есть ты, Поли, – ответил герцог и ласково прижал её к себе. – Я понял, что Кону готовят какую-то пакость, но не беспокойся, моя лари, у них ничего не выйдет. Я поставлю купол и наложу на Кона заклинание от ран, но никому ни слова, – предупредил герцог.

Между тем Рордан уже вышел в круг и приготовился к поединку. Следом за ним с крыльца спустился Райнер, которого вывели из камеры и сняли наручники. Теперь бойцы были в равных условиях. Полина обратила внимание, что Бекер вёл себя очень уверенно, как будто и не его обвиняют в серьёзном преступлении, как будто и не он будет сейчас испытывать судьбу. Все альфы, стоящие на крыльце, посоветовались между собой и Крейден Финч – альфа лис, дал сигнал к началу поединка. Сразу установилась напряжённая, настороженная тишина. Бойцы, двигаясь по кругу, изучали друг друга, а зрители изучали бойцов и делали выводы.

В общем, ни для кого не стало секретом, что Рордан уступает молодому и сильному Бекеру. Но бой есть бой и выясняют преимущества здесь всерьёз. Нельзя поддаваться, но и нельзя использовать подлые трюки: запрещено оружие любого вида, запрещены зелья, запрещена чья-то помощь. Но разрешена магия, если бойцы ею владеют и разрешён оборот.

Первым в бой вступил Райнер. Не особо заморачиваясь, он сблизился с Рорданом и коротким хуком сбил его с ног. Старый волк, пролетев несколько метров и растянувшись в пыли у ног зрителей, всё же поднялся и, упорно набычившись, двинулся на обидчика. Теперь Райнеру не удалось избежать встречи с крепким кулаком, но казалось его это нисколько не озадачило. Сплюнув выбитый зуб, он налетел на альфу, как вихрь, и серией коротких сильных ударов вновь повалил того на землю. Постояв над поверженным противником, Райнер опять сплюнул в пыль и с вызовом оглядел толпу: «Ну, вы ещё сомневаетесь?» – говорил весь его вид.

Никто и не сомневался, однако особо и не радовался. Только среди молодняка раздались поддерживающие хлопки и выкрики. «А ведь Райнер не особо-то популярен среди оборотней! –дошло до Полины. – Но неужели им всё равно, кто займёт место альфы?!»

Рорден, пошатываясь, поднялся с земли и нетвёрдо ступая, покинул круг. Его время кончилось. Но странно никакого улюлюканья и пренебрежения в его адрес слышно не было. Оборотни как будто даже жалели, что время мудрого альфы ушло.

Герцог, наверное, почувствовал напряжение и настроение Полины и, склонившись к её уху, успокоил:

– Не волнуйся, лари моя. Этот достойный волк теперь войдёт в совет старейшин клана Мейго. А они оказывают большое влияние на жизнь оборотней.

Полина благодарно кивнула, но сама уже не отводила глаз от круга. На него вышел Конол, встреченный бодрыми выкриками гвардейцев и настороженным гулом оборотней. Эта пара выглядела равными бойцами, и Полина начала беспокоиться за брата, хотя и знала его силу и возможности.

Здесь не было долгого приглядывания. Видимо, Райнер был знаком с особенностями Конола и знал его зверя, потому что он кинулся на него практически сходу, пытаясь нейтрализовать в первые же минуты боя. Во всех его движениях и повадках теперь чувствовался опытный воин, осторожный, но хваткий зверь. В общем, серьёзный противник. Но и Конол далеко не прост. Полина, например, только недавно узнала, что Кон несколько лет работал в отделе отца – капитана королевской разведки и побывал во многих передрягах.

Так что Конол легко и быстро ушёл от прямого удара и сам нанёс ответный, причём его удар в цель попал, и скула Райнера окрасилась кровью, а от глаза до уха пролегла рваная полоса.

– Сс-у-у-ка! – выдохнул Бекер, но теперь уже не ринулся бездумно на противника, а оценивающе обвёл его взглядом. – Н-на! – выкрикнул он и его острый коготь вспорол кожу на плече Кона.

Но вырвать кусок с мясом, как рассчитывал Бекер, не получилось. Каким-то чудом Кон сумел отклониться, и на плече осталась лишь полоса.

– Частичный оборот, – прокомментировал герцог для Полины. – Неожиданно, а говорили, что у него нет ипостаси зверя.

Поля застыла, захваченная картиной жёсткого боя. Ничего красивого здесь не было, может быть потому, что бой проводился не для игры и эмоции бойцов были отнюдь не дружескими. Видно было, что сильное напряжение выматывает противников. Им обоим хотелось закончить бой быстрее. Но обоим нужна была только победа.

«На что рассчитывает этот Бекер? – удивлялась про себя Полина. – Ведь он всё равно преступник и ему разрешили бой только из уважения к традиции волков».

– Не надо было вообще его допускать к бою, – ворчливо заметила Поля, после того, как ещё одна длинная рваная рана окрасила бок Конола. – А вы точно нейтрализовали яд? – спросила она у герцога.

– Яд? Какой яд? Я наложил защиту на его тело… Где этот яд? – вскинулся герцог.

– Н-не знаю, – начала опять заикаться Полина. – Мы с Олли только записали разговор, и я передала его Кону. Я думала, вы знаете…

Герцог быстро развернулся и подошёл к Крейдену Финчу, который следил за правилами. Герцог настаивал на чём-то, Финч отказывался, упрямо мотая головой. Полина беспокоилась, видя, что раны Кона не затягиваются, несмотря на регенерацию. Но в этот момент оба противника обернулись почти одновременно. Только оборот Райнера был неполным: его тело увеличилось, удлинились руки и ноги, превратившись в мощные лапы, но, в целом, он остался человеком. Конол же полностью перешёл в облик пантеры. Но и в таком виде противники не потеряли равенства. Несмотря на неполный оборот, волк Райнера был очень впечатляющ и ни ростом, ни мощью не уступал пантере Конола.

Зрители примолкли. Лишь отдельные реплики передавали накал эмоций:

– Убьёт!

– Порвёт! И будет в праве.

Полуволк не выдержал первым и бросился на пантеру. Они были почти равны. Почти. Но это почти было всё же в пользу Кона. Его пантера ощерилась, рыкнула и, присев на задние лапы, метнулась навстречу противнику в мощном прыжке. Всей тушей упав на волка, она придавила его к земле и с остервенением вырвала клок шерсти из его лапы. Брезгливо выплюнула этот кусок на землю и прижала противника лапой, скаля зубы прямо над его лицом. Тот морщился, извивался под тяжестью мощного зверя, но выбраться не мог. Пантера демонстративно обвела круг глазами и уставилась на Финча, мол, что же ты. Финч спустился на круг и, встав рядом с противниками, произнёс традиционную фразу завершения поединка.

– Бой закончен! Новый альфа – пантера Конол Харрисон.

Гвардейцы взревели, приветствуя своего товарища, но Финч остановил толпу, которая тоже собралась поздравить нового альфу.

– Стойте! Есть подозрения, что Райнер Бекер применял запрещённые средства. Надо проверить. И тот, кто помогал ему в этом будет лишён магии, зверя и изгнан из стаи. В нашей стае никогда не допускали подлость. И не будут.

Финч вынул из кармана артефакт и подошёл к волку.

– Руки!

Тот уже вернул себе человеческий облик и небрежно ткнул своей рукой почти в грудь лиса. Артефакт в руке Крейдена загорелся зелёным цветом.

– Яд! – прошелестело по толпе.

Лицо Финча стало суровым. Если вначале он ещё сомневался в сведениях, которые прямо перед боем передала ему дочь, считая, что ни один оборотень не унизит себя нарушением правил в таком поединке, то теперь он убедился в обратном. Нашёлся подлец, который испоганил священное право оборотней.

Финч перевёл взгляд на нового альфу. Теперь его слово было главным. Но тот истекал кровью и видно было, что держался из последних сил. Тогда Финч посмотрел на герцога, заставляя того принять решение.

– Жители Мейго, – раздался голос герцога, который уж точно оправдал ожидания Финча. – Вы все были свидетелями этого боя. Есть несогласные с результатом?

– Нет!

– Нет!

Кто-то с уверенностью, кто-то с недовольством. Но все согласились, что Конол завоевал звание альфы стаи честно. Сам же Конол, понимая, как важно бывает первое впечатление, преодолевая слабость, вызванную потерей крови, поднялся на крыльцо и, встав рядом с герцогом, обратился к стае.

– Оборотни Мейго! Я принимаю стаю в трудный час, но вместе мы сможем решить все проблемы. Клянусь, что не опорочу имени своего отца и не подведу вашего доверия.

Яркая молния над головой Кона была подтверждением того, что его клятва принята богами. Для этого мира это было более чем достаточное доказательство правоты Конола.

– Я остаюсь с вами. Теперь моё место здесь в клане. Но я по-прежнему служу герцогу и не собираюсь от него уходить. Бекер арестован и вместе с остальными наёмниками будет переведён в столицу для суда и наказания. Все свободны.

Тяжело ступая, Конол вошёл в здание ратуши и только там позволил себе отпустить напряжение и почти свалиться на диван в ожидании помощи целителей. Он тоже понадеялся на звериную ипостась, которая лечит почти любые раны. Не учёл только, что яды бывают разные. Его тут же окружили целители, и он с облегчением закрыл глаза. Всё! Отсюда начинается его новая жизнь, к которой его давно подталкивал отец и от которой он до сих пор успешно отбивался. «А тут сам… надо же…» – проплыли в сознании вялые мысли и Конол благополучно погрузился в короткий лечебный сон, наведённый целителем.

Оборотни не спеша расходились с площади, обсуждая события и строя планы. Полина, заглянув в кабинет и увидев, что вокруг Кона достаточно помощников, тихо вышла, обещав себе обязательно заглянуть к нему попозже. А вот лисичка, наоборот, прилипла к стулу в кабинете и всем своим видом показывала, что отправить её отсюда никому не удастся.

Полина вышла на крыльцо ратуши и с удивлением поняла, что не знает, чем сейчас заняться. Слишком много важных событий произошло, они будоражили сознание и не давали сосредоточиться на повседневных делах.

– Поли, – окликнул её герцог. – Нам надо поговорить.

Полина согласно кивнула и зашагала за герцогом в сторону от ратуши, даже не предполагая, что он сейчас скажет. И оба не видели с какой бессильной злобой во взгляде провожала их Уна, которая так надеялась на встречу с герцогом, так рассчитывала вернуть внимание этого мужчины, а он на неё даже не посмотрел. Даже не вспомнил, что была в его жизни такая Уна. Зато она многое помнила и забывать не хотела.

– Поли, – герцог укрыл пологом защиты, чтобы никто не слышал и не видел их разговора. – Поли, то, что я сейчас скажу может показаться тебе надуманным, но это правда.

Они сидели на той же лавочке, на которой до этого Полина сидела с Олли. Но сейчас рядом никого не было, толпа постепенно редела, расходилась и на них никто особо не обращал внимания. Но Полина была благодарна, что герцог скрыл их от любопытных глаз, которые обязательно найдутся в любой ситуации.

– Я сегодня услышал твою тревогу Поли, почувствовал опасность, которая тебе грозит, и мой дракон не дал мне время на раздумье. Я сразу вылетел к тебе и летел, как по маяку, хотя и не знал, где ты сейчас находишься. Знаешь, что это означает в нашем мире, Поли?

– Не-ет, – заторможено ответила Полина, глядя в глаза милорда и не замечая, как сама невольно тянется к мужчине.

– Это означает, что мы с тобой пара, Поли, и я намерен заявить об этом открыто.

Герцог притянул Полину совсем близко и наклонился к её лицу. На секунду Поле показалось, что он сейчас её поцелует, а она ещё не поняла, как на это реагировать. Она вообще ещё ничего не поняла. Пара? Она пара герцогу? Дракону? «Ничего не понимаю!» – сделала вывод девушка, но почему-то от герцога не отклонилась. Ей было так удобно рядом с ним, так правильно, что Полина в ответ на все свои заморочки взяла, да и положила голову на грудь герцога. Ничего, она у него широкая, крепкая – выдержит!

– Это значит «да?», Поли? – спросил её милорд, ласково целуя в ухо.

– Я не знаю, Эрик. И, может быть, сейчас совершаю ошибку. Но ты прав в одном, я сегодня тоже почувствовала тебя. Я знала, что успеешь, спасёшь, поможешь… Только, конечно, не ожидала, что ты прилетишь в виде дракона, – Поля погладила мужчину по щеке и вздохнула. Она ещё всё же стеснялась показывать свои чувства.

Зато милорд не стеснялся. Понимая, что Полина ещё осторожничает, но уже не против, он приподнял её лицо и, с нежностью проведя пальцем по скуле, по бровям, всё же склонился к ней в поцелуе, переведя руку на затылок и не давая Полине выскользнуть из объятий. А она и не пыталась. Наоборот, закинула руки ему на шею и отдалась во власть этого сладкого, терпкого, долгожданного поцелуя (себе-то врать незачем: герцог ей уже давно нравился).

Но вдруг острыми колючками выскочили мысли об Уне, моментально вспомнились угрозы Синриэль, и Полина резко отпрянула от герцога. «Что же я делаю, дура! Я же здесь всего на год! Как потом жить-то буду?!» – заметались в голове трезвые мысли.

– Тшш, тшш, моя лари, – успокаивающий шёпот милорда раздался где-то за ухом. – Ни о чём не волнуйся, звёздочка моя. Всё будет хорошо.

И Полина притихла в надёжных руках. Может, и правда ей повезёт в жизни, и этот мужчина окажется тем, кем кажется. А кажется он ей единственным на всём белом свете. Единственным и только её. Её и больше ничей. Герцог опять притянул Полю близко-близко, и она опять забылась в поцелуе, но теперь это был не осторожный, нежный, вопросительный поцелуй, а требовательный, утверждающий, собственнический… Но, чёрт возьми, самый лучший из поцелуев, решила Полина сама стараясь передать Эрику те же чувства. Пусть знает! Они ещё долго сидели, обнявшись, на этой случайной лавочке, нежа и лаская друг друга поцелуями и объятьями, пока герцог, наконец, не вспомнил о делах.

– Пойдём, лари, теперь, когда я сказал тебе самое главное, нам надо решить, что делать.

– А, что нам надо делать? – с мягкой улыбкой спросила Поля, всё ещё находясь под действием поцелуя.

– Тебе, моя лари, необходимо вернуться в замок и готовиться к помолвке, – герцог шутливо провёл пальцем по её носу и слегка прижал пипку. – А мне продолжить посольство, – тяжело вздохнул он, понимая, что увидит свою невесту не раньше, чем через неделю.

«В замок?» – Полина не особо удивилась, так как, в принципе, их комиссия уже свою задачу выполнила, но… По донесениям из замка там сейчас творилось чёрте что и Полина даже отдалённо пока не знала, как со всем этим справится. Сестра герцога вела там себя, как хозяйка, наказывая провинившихся карцером. Экономка ей поддакивала. Кухарка злилась, горничные боялись. Садовник снова начал пить. Синриэль, которую герцогиня, оказывается, привезла в качестве невесты для брата, заняла покои его будущей жены. Надо ли выселять её оттуда Полина пока не знала. Бардак! Кроме того, сейчас в поместье не было магов, а они ей были очень нужны для артефактов и разных задумок. «Знает ли Эрик про Синриэль, про сестру? – искоса взглянула Поля на своего неожиданного жениха. – Сказать или не надо? Подумает ещё, что жалуюсь, – решила Поля и промолчала. – Сама выкручусь как-нибудь. Уж в обиду себя не дам».

– В замок так в замок, – ответила Поля вслух. – Но у меня есть просьба: нельзя ли нам прислать хотя бы одного мага, лучше Торина. Мы с ним уже сработались.

– Торин – мой заместитель, звёздочка, но я отпущу его в замок, как только вернусь в посольство. – Я сейчас улечу, моя лари, но ты не должна переживать. Теперь мы всегда сможем говорить друг с другом. Тебе стоит только научиться концентрироваться. А пока я даю тебе наш родовой амулет, он может поддерживать связь со мной всегда.

Герцог надел на Полю красивую подвеску и вновь притянул её к себе. «Если бы ты знала, звёздочка, как трудно тебя оставлять одну! Как не хочется никуда ехать!» – тихо воскликнул он ей куда-то в макушку, прижимая к себе, как самую драгоценную вазу. У Полины тоже навернулись слёзы. Её покорили искренние эмоции Эрика. Она и не ожидала от этого холодного, высокомерного дракона таких признаний. Но и от себя тоже не ждала такого отклика. Она буквально плавилась под руками милорда, ей хотелось прижаться к нему теснее, чувствовать его запах хвойной смолы и можжевельника, трогать загрубевшие ладони, ласкать губами морщинки у глаз… «Эрик…» – сорвалось с её губ…

Но в этот момент герцог сделал шаг назад, обернулся и с центральной площади Термона в небо взмыл чёрный дракон.

ГЛАВА 13.

… и это всё, что ты можешь сказать? – услышала Полина конец фразы, входя в кабинет Рордана в ратуше. Хотя теперь это был уже кабинет Конола.

В кабинете находились Рордан, Конол, Крейден и Дэниэл, а напротив них сидела Уна и демонстративно пренебрежительно цедила сквозь зубы какие-то оскорбительные ответы. «Да, что она себе позволяет?! – вскипела Полина. – чуть не угробила мне брата и ни капли раскаяния!» Сила непроизвольно выплеснулась вместе с атакующим жестом. Полина хотела лишь заставить эту наглую девицу замолчать, а получилось…

Тело Уны вытянулось в струнку и теперь она стояла, почтительно склонив голову перед мужчинами. Рот был плотно закрыт и ни одного хулительного слова она не могла произнести. Тело не слушалось Уну. Оставались самостоятельными лишь глаза и ими она обещала Полине все возможные несчастья.

– Я сама слышала, как ты обсуждала с братом передачу ядовитого зелья Райнеру. Я сама видела и слышала, как ты готовила зелье милорду. Мне самой жаловались оборотни на кабальные долги твоему отцу. Мне других обвинителей не надо! Ты, твой отец и твой брат лишаетесь имущества в пользу ближайших родственников. Ты отправляешься в обитель плача до тех пор, пока не изменишься. Твой отец и твой брат арестованы и отправятся в столицу для дальнейшего расследования и наказания. Дэниэл, проверь распоряжение об аресте этих лиц. Я отдала его ещё перед боем твоим гвардейцам. Просто рядом больше никого не было. Извини за своеволие.

Полину немного потряхивало от неожиданно выплеснувшейся силы, и она даже покачнулась, но её тут же поддержала рука Дэниэла, мгновенно оказавшегося рядом.

– Присядь, Поли, – мягко сказал он и помог ей устроиться на стуле. – Я уже знаю о твоём распоряжении. Ребята всё выполнили чётко и эти двое сейчас здесь в подземной камере. Привести?

– Да, Дэн, им нужно объяснить, в чём я их обвиняю.

Во время этого короткого разговора Полина старалась не смотреть на бывшую наложницу, испытывая при этом то ли чувство вины, то ли сожаления. В общем, она была недовольна своей резкой вспышкой и не знала, как сгладить впечатление о себе. Тем более, что свидетелями были несколько мужчин. Полина считала раньше, что нельзя опускаться до личной мести своим противникам, считая такой путь ниже собственного достоинства, а сама сейчас… Что это, если не месть?! Причём месть человеку, который в данный момент не может ответить тем же. Полина расстроилась и переживала, ушла в себя и не заметила тишины в кабинете. Очнулась только от прикосновения брата.

– Поли… Поли, прекращай! Ты всё сделала верно. И ты в своём праве. Этой недостойной женщине, – Конол бросил презрительный взгляд на Уну, – надо ещё поклониться тебе в ноги, что ты не отправила её на каторгу или на казнь. Именно так заканчивают те, кто покушается на жизнь и волю высшей аристократии. Тебе не о чем переживать, Поли. Ты молодец, девочка!

– Да, госпожа управляющая, вы всё сделали правильно, хотя и совсем молоды ещё, – вступил в разговор старый альфа. – Эта семья давно мешает жить стае, но нам, наверное, не хватало решимости призвать их к порядку. А потом появился Райнер и за эти полгода, что он живёт в стае, начался буквально развал наших традиций. Он подбивал нас на протест против новых хозяев поместья, а мы их даже ещё не видели. Он призывал молодняк отделяться от людей и просить покровительства княжества. Он обещал высокую оплату тем, кто вступит в его отряд. Надо было давно поинтересоваться этим полукровкой: зачем сюда приехал, откуда деньги на отряд, если у него нет своего надела? Глупо получилось, госпожа. Хотел тихо досидеть до нового вожака и вот, что вышло…, – покаянно закончил Рордан.

– А я тебе говорил, – ворчливо откликнулся на эту исповедь альфа лис, – надо было собрать совет стаи. Одному, конечно, трудно с такими наглецами бороться, а вместе легче. У нас ведь, госпожа, немного не так, как у людей. У нас есть альфа стаи и он единолично решает все вопросы. И только если проблема касается жизни всех оборотней, тогда собирается совет стаи. В это совет входят альфы всех видов оборотней и всех отдельных стай на территории Мейго. Это большая сила, госпожа и этот недостойный полуволк чуть не получил огромную власть на этих землях.

– Но ведь эти земли всё равно входят в состав поместья герцога? Вы не отдельная территория. Вы живёте на его родовых землях! Какая у него могла быть здесь власть?! – не понимала Полина.

– Именно здесь его власть и была бы над оборотнями. Приказ альфы не подлежит обсуждению, он должен быть выполнен. Получи Райнер эту власть над стаей и герцогу пришлось бы пойти на многие уступки, чтобы сохранить порядок на своих землях.

– Вон оно что…, – невольно поразилась Полина размаху замыслов, и вся жалость к этим существам моментально прошла.

Да, она сорвалась и поступила не очень красиво, но… «Каков был привет, таков бывает и ответ», – философски оправдала она саму себя. Конол, пользуясь тем, что Дэниэл посадил Полину рядом с ним, машинально гладил её руки, посылая волны сочувствия и заботы. Полина успокоилась и когда в кабинет под конвоем Дэна и ещё одного гвардейца ввели Этана Дарема и Кронки Дарема, отца и брата Уны, она уже не сомневалась в правильности выбранного решения. После допроса этих оборотней отправят под конвоем в столицу и в департаменте герцога решат, что с ними делать дальше. Полина предполагала, что здесь может быть ещё не один секрет, поэтому сама судить и наказывать этих оборотней не решилась.

– Этан Дарем, я, Вересова Полина, официально обвиняю вас в подготовке заговора против владельца поместья Мейго Эрика Мартенсона. А также обвиняю вас, вашего сына и вашу дочь в покушении на волю и жизнь герцога Эрика Мартенсона. Поскольку дела высшей аристократии решаются королевским дознанием, вы все будете отправлены в столицу, где будет проведено расследование и назначено королевское наказание. Что касается нападения Уны на меня лично с использованием змейки чанди, то я с разрешения милорда приговорила вашу дочь Уну к поселению в обитель плача. Оттуда она выйдет только если исправится. Королевские дознаватели могут согласиться с моим решением, но могут и изменить его в сторону ужесточения. Вам понятно обвинение?

– Обвинение понятно, но я с ним не согласен, госпожа управляющая, – учтиво и даже как-то мирно ответил отец Уны. – Мои дети ни в чём не виноваты. Уна хотела всего лишь вернуть любовь мужчины. Разве это запрещено? А брат хотел помочь сестре, видя, как страдает её сердце. Разве ваш брат сделал бы по-другому? – нагло уставился на Полю этот манипулятор.

– Вы можете соглашаться или не соглашаться, – решила не спорить Полина. – Но герцог подтвердил наше решение отправить вас всех в столицу. Дэниэл, распорядись, чтобы всех троих увели в камеру, – попросила Полина капитана. Больше она не хотела ни видеть эту семейку, ни разговаривать с ними. – А потом пусть приведут Райнера, но будь осторожен: он опасен.

Дэниэл вышел вместе с конвоем и арестованными. А Полина обратилась к Рордану и Финчу.

– Уважаемые альфы, мы с Конолом не будем сейчас проводить допрос Райнера. Его вина доказана, а подробности деятельности выяснят королевские дознаватели. Но у меня к нему есть несколько частных вопросов. Прошу не обижаться и позволить поговорить нам приватно.

– Конечно, госпожа, – оба оборотня без возражения покинули кабинет.

– Что ты хочешь, Рыжик? – тут же воскликнул Конол, подходя ближе к сестре.

– А ты помнишь, как он заикнулся про тайну клада? Хочу выспросить, что он знает? И откуда он знает, если об этом даже королю не было известно?

– Ты права, Поли. А Дэну скажем? – оборотень вопросительно посмотрел на Полю и осторожно добавил, – я бы сказал. Он изменился, Рыжик. Вернее, не он изменился, а изменилось его отношение к нам и к тебе именно.

– И в какую сторону? – подняла бровь Полина, но в общем-то она с Коном была согласна. Просто хотелось, чтобы и Кон подтвердил это. За это время отношение Дэна к ней изменилось почти кардинально.

Когда они только выехали из замка, он искал подтверждения её виновности во всём. Подозревал непонятно в каких грехах. Грубил и демонстративно сторонился общения с ней. Но уже через несколько дней рейда Полина стала ловить на себе его изучающие и недоумевающие взгляды. Что-то с чем-то у Дэниэла в отношении Поли не сходилось. Но переломным моментом был, наверное, случай в небольшой деревушке, когда Полина велела задержаться там на целых полдня ради помощи одинокой старушке. При этом не постеснялась потребовать от него десяток гвардейцев для ремонта крыши, сарая и ограды у этой бабки. Да ещё и сама мыла, чистила и белила её домик наравне с несколькими женщинами, которым за эту помощь ещё и заплатила. Всё! Дэниэл окончательно понял, что сведения об этой женщине у него неверные. Она не охотница за состоянием, не легкомысленная болтушка, не искательница выгоды. Она оказалась серьёзной, ответственной управляющей поместьем НА САМОМ ДЕЛЕ!

И теперь Полине предстояло принять нелёгкое решение: принимать ли Дэниэла в их с Конолом круг или ограничиться просто товарищескими отношениями.

– А ты точно хочешь его принять в нашу семью? А вдруг он откажется?

– Не откажется. У него тоже никого близкого нет. Ты права, Поли, называя нас с тобой семьёй. У меня хотя и есть отец и клан, но я уже много лет живу отдельно. В клане есть альфа – мой старший брат. Мне в клане всегда было тесно, я и подался к людям. Отец, кстати, тоже поэтому служит королю. Послужил несколько лет под началом отца, набрался немного опыта и ушёл в наёмники. А тут подвернулось объявление о конкурсе. Захотел уже осесть где-то, наверное, возраст подходит. И тебя здесь встретил. Ты стала мне сестрой и семьёй. А Дэн тоже давно живёт один. Мать только раз в год на осенние балы заставляет его приезжать. Всё невесту подыскивает ему. – Конол примолк, искоса поглядывая на сестру. – Поговори с ним, Поли. Да и помиритесь. У вас-то тем более одна кровь теперь. Куда вам друг о друга деваться?

– Да, я-то как раз ничего против не имела…, – начала говорить Полина и не успела: вошёл Райнер, а вслед за ним и Дэниэл, плотно закрывая за собой дверь.

Райнер сразу нацелился взглядом на Полину и между ними возникла напряжённая борьба взглядов. Полины глаза спрашивали: «Какого чёрта тебе от меня надо?», а глаза Райнера говорили: «Наконец-то я до тебя добрался!»

Поэтому Полина даже не удивилась, что его первой фразой было наглое:

– Кто тебя просил, дура, показывать ему клад?! Если уж догадалась где он, молчала бы до времени!»

– Во-первых, госпожа Вересова для тебя и никак иначе, – жёстко ответила Полина. – Во-вторых, откуда ТЫ знаешь про этот клад?

– Сщас расскажу, – ухмыльнулся Райнер. – Я ещё с ума не сошёл, чтобы упустить это шанс.

– Да, я тебя и спрашивать не буду, – вдруг разозлилась Полина. – Дэн, ты же дракон, а они все менталисты. Ну-ка, прочитай его нам. Я прошу.

– Учти, Поли, – совершенно спокойно ответил Дэниэл, – ты сама об этом попросила.

– Я помню, – отзеркалила ему Полина.

Он невозмутимо подошёл к полукровке и обхватил его голову руками. Райнер попытался вырваться, но не тут-то было. Полина сковала его неподвижностью, и Дэн, благодарно кивнув, начал работу.

В кабинете установилась напряжённая тишина, которую через время нарушил хриплый голос Дэна:

– Поли, надо зеркало. Я нашёл, но легче показать и записать, чем рассказывать.

Есть ли здесь зеркало? Полина метнулась к шкафам и быстро обыскала полки. Никаких зеркал. Конол тоже начал искать, открывая ящики стола: тоже пусто. Лицо Райнера начало кривиться: то ли он радовался этому, то ли ему было больно. Но время-то уходило! Полина метнулась в небольшую туалетную комнату, которая находилась за неприметной дверью, скрытой большим шкафом. Она вспомнила, что там, кажется, было небольшое настенное зеркало. Да! Оно есть!

– Конни, помоги мне его снять! – позвала Полина.

Вдвоём они аккуратно сняли зеркало и поставили его на стол перед Райнером. Дэниэл облегчённо выдохнул и надавил на виски Райнера.

– Смотрите! – призвал Дэниэл. – Но это только то, что касается их рода.

Ни Полина, ни Конол не поняли про род и не стали углубляться. Они смотрели в зеркало. А там на старинном столе лежала древняя рукопись. Текст приблизился, как на смартфоне, и все смогли прочесть:

«… года … принц…а … … …Гос…ди… приня.. решен… замур..т.. в сте.. нашей уса…бы…». Несмотря на то, что половина букв было стёрто, а бумага была настолько ветхой, что казалось рассыплется, Райнеру всё-таки удалось её расправить, и он её прочёл. А теперь её прочли и Полина с братьями.

– Ну, и? – не вытерпела Поли и спросила у Дэна. – Он-то тут при чём?

– Сейчас, – коротко ответил тот.

Полина вновь перевела взгляд на зеркало, но в том мелькании лиц, которое там происходило, ничего не понимала. Наконец, это мельтешение закончилось и остались двое: умирающая женщина и Райнер, который смотрел на неё из переговорного артефакта. То есть был далеко от матери.

– Сынок, я так хотела проститься с тобой, но боги решили по-своему, – женщина задыхалась и говорила с трудом. – У нашего рода Бекер есть тайна, которую мы храним давно, передавая знание о ней только наследнику или наследнице. – она опять замолчала, переводя дыхание, но через минуту продолжила. – В стене нашего замка замуровано приданое невесты волков…

Это были последние слова Элизы Бекер, последней представительницы рода Бекер, после смерти которой поверенные герцога не нашли наследника. И вот он нашёлся сам. Хотя никаких документов, подтверждающих замужество Элизы с каким-либо оборотнем, найдено не было, не было никаких записей в родовой книге о наличии у неё детей-мальчиков. Она, по общему мнению, никогда не была замужем и у неё не было детей. Но отрицать то, что Райнер её сын было невозможно. Она сказала это сама, обращаясь к нему. Но всё равно было совершенно непонятно, КАК клад оказался в стене замка, ПОЧЕМУ род не передал его королю, и ЧТО же случилось с принцессой? Тайна по-прежнему оставалась тайной.

– Интересно, – протянула Полина и сняла заклинание с полукровки. – А кто тогда твой отец? И, что теперь с тобой делать?

– Об этом я точно буду говорить не с тобой! – тряхнул головой Райнер, освобождаясь от захвата Дэна. – Герцог, кажется, улетел, раз ты тут одна, но ничего! Ничего, ничего! Мы ещё встретимся.

– Конечно, встретитесь, – не уступила в сарказме Полина. – Раз ты такая важная для герцога птица, то мы заберём тебя с собой. В замок милорд всё равно заедет на обратном пути. Там и встретитесь.

– Поли, мне кажется, его не стоит оставлять свободным. Лучше спеленать магией, а в замке поместить в камеру, где сейчас сидит ведьма. Не думаю, что старуха опаснее этого полукровки, – Конол встал рядом с сестрой и пристально уставился на арестованного.

– Дэн, раз уж мы всё равно залезли в его мозги, нельзя ли посмотреть, чего он вообще добивался? И записать сразу так же, как про клад.

– Не имеете права, щенки! Это могут только королевские дознаватели, но, когда они сюда доберутся, меня здесь уже не будет! – казалось Райнера совсем не смущал тот факт, что он арестован и сидит в кабинете под присмотром двух не самых слабых мужчин. – Но ты прав, пантера, раз уж мы здесь, то мне тоже интересно узнать, как эта пигалица догадалась, где искать клад? Мы обшарили всю усадьбу, каждую комнату в замке, каждое дерево в саду! А она только приехала и сразу нашла! Поистине, у судьбы свой расклад! – с каким-то даже горестным негодованием закончил Райнер.

– У меня тоже к тебе немало вопросов, – жёстко ответила Поля. – Но главный: кто тебе помогал в замке?

– Подожди, Поли, – Дэниэл встал рядом с ними напротив Райнера, как бы подчёркивая на чьей он стороне. – Ты заикнулся о королевских дознавателях, так я слушаю тебя. Капитан личной гвардии герцога Мартенсона, дознаватель департамента безопасности – Дэниэл Мартесон. Сам всё расскажешь или мне особые приёмы применить? – с непроницаемым выражением лица уставился Дэн на полукровку.

– Обложили?! Ладно, сейчас ваша взяла. Пользуйтесь моей ошибкой. Но ещё не вечер! – он судорожно сглотнул и оглядел всех троих напряжённым взглядом.

– Попить дайте!

Конол молча подвинул ему стакан с водой, и друзья замерли в ожидании. Напившись, Райнер отставил стакан и без промедления начал рассказ. Казалось, он хочет побыстрее отделаться от них, даже не задумываясь, что ему грозит за подобные признания. Но его никто не останавливал. Кристалл записи работал и друзьям оставалось только следить за своими эмоциями, чтобы их всплесками не сбить рассказчика.

– Я не знаю своего отца, ты зря об этом спрашивала, пигалица, – обратился он к Полине. – Но я знал, что мать его любила. Почему они не поженились я тоже не знаю, ведь, скорее всего, он был волком из стаи Мейго. Иначе, где бы они с матерью встретились, если она никуда из поместья не выезжала. Но об этом я стал задумываться гораздо позже. А в детстве я ненавидел всю стаю Мейго за то, что они оборотни, а я недоделок. У них есть полный оборот, а я имел только частичный. И я дал слово, что ни в чём не уступлю настоящим волкам, когда вырасту. Что поквитаюсь за мать, за её слёзы и одиночество. Она даже не могла никому сказать, что я её родной сын. И содержала меня, как воспитанника, волчонка, оказавшегося сиротой. Я не бью на жалость, пигалица, – обратился он опять к Полине, видя, как она хмурит брови и поджимает губы. – Я просто рассказываю о себе. В шестнадцать лет я сбежал из дома и прижился в одном из отрядов наёмников.

– Случайно не у Чёрного Рида? – поинтересовался Кон. – Приёмы некоторые очень характерны.

– У него, – согласился Райнер. – С отрядом Рида я вырос и обучился наёмническому делу. Развил свою небольшую магию, но мать была не самой великой магессой и мне перепало тоже немного. Получилось кругом НЕДО-: недомаг, недоволк. Но я упорный и продолжал выгрызать себе место в этом мире. Когда мать умирала, она позвала меня, но я не мог приехать. Связался с ней по переговорнику. Вы теперь сами видели. И ничего не понял: что за клад? Где искать? Что с ним делать? Она ничего не успела рассказать. В усадьбе меня уже никто не знал, прошло почти двадцать лет. Я приехал на похороны, как просто знакомый. Обыскал комнаты матери и её кабинет, но не нашёл никаких упоминаний об этом кладе. Тогда договорился о помощи с садовником. С ним облазили весь сад и внутренний двор замка. Бесполезно. Да, стёр я ему память, – махнул он рукой Дэну, дёрнувшемуся было что-то спросить. – Он же простой человек, без магии, ему много и не надо. Хватило моих сил. Потом поверенные герцога начали искать наследников рода Бекер. А я никто! Да, мать записала меня на имя рода, но меня нет в родовой книге. Туда не вносят бастардов, а её брак ни с кем не зарегистрирован. Значит, его и не было.

– Ты мог бы объявиться, пройти процедуру признания родства и вступить в права наследования. Кстати, и отца можно найти по крови, – невозмутимо заметил Дэниэл. – Но ты решил пойти против закона…

– А ты всегда поступаешь по закону? – не остался в долгу Райнер.

– Стараюсь, – всё также невозмутимо ответил Дэн. – В общем, сейчас за тобой тянется слишком много. Но, главное, покушение на Полину. Его тебе никто не простит. Тем более герцог. Она его пара.

– Понял уже. Про пару не знал, иначе придумал бы другой вариант, а так хотел обменять девчонку на сведения из нашего архива. Я его всё-таки нашёл, вернее, знаю, где искать. Но теперь обменяю его на свою жизнь. Всё, больше мне нечего сказать.

– Так, Дэн, давай упакуем его и в стазисе довезём до замка, – предложил Конол. – Там поместим в камеру с антимагом. Пусть сидит до приезда герцога. Согласны? – оглядел он друзей.

– Согласны! – в голос ответили Полина и Дэниэл.

– А ты разве поедешь с нами? – не удержалась Полина.

– Да. Отдам несколько распоряжений Рордану. Ничего с ним не случится, поработает ещё немного. Не могу я сейчас покинуть тебя, Поли. Чувствую, что Райнер – это не единственная наша головная боль.

– Судя по сообщениям моего заместителя из замка, соглашусь с тобой, – усмехнулся Дэниэл. – Да и матушкина активность меня что-то настораживает. Но мы же справимся, сестрёнка? – широко улыбнулся он Полине и подал открытую руку.

– Обязательно! – воскликнула Поля и звонко хлопнула по крепкой ладони Дэна. – Мир?

– Мир! – засмеялся тот и все трое облегчённо вздохнули, отпуская напряжение дня и нечаянные обиды.

Потом началась подготовка к обратному пути в усадьбу. Сразу оказалось, что гвардейцы разбрелись по городку и собрать всех быстро довольно проблематично. Зато Полин посыльный – Кланки Рид был всегда рядом. С его помощью и оповестили всех, что утром отряд выходит в обратный путь. А до вечера ещё необходимо было решить несколько важных вопросов. И прежде всего вопрос о власти. Полина даже споткнулась, поймав себя на таком словосочетании: прямо историческая тема. Но на самом деле ничего смешного не было. Конол только что в бою завоевал право на стаю Мейго. По доброму-то ему необходимо было остаться в Термоне и начать наводить порядок. Но… Во-первых, с арестом Райнера напряжение среди оборотней пошло на убыль. Во-вторых, никто не сомневался в честной победе Конола, а, значит, не протестовал против его кандидатуры. А, в-третьих, и Полина и сам Конол понимали, что надо вернуться в замок, закончить дело с рейдом и потом уже Кон сможет заняться собственно своей новой работой.

– Давайте так, – предложил Дэн, видя, что эти двое никак не решат, что важнее. – Сейчас я порталом отправлю арестованных в столицу в сопровождении десяти гвардейцев. Согласны?

– Согласны, – за двоих ответила Полина. – Но надо лишить их магии, а то мало ли что.

– Об этом не беспокойся: Уна и её семейка – в антимагических наручниках, а наёмники из отряда Райнера находятся под ментальным воздействием. Среди них нет магов, так что до столицы они будут тихо и спокойно подчиняться гвардейцам.

– Понятно. Надо только все кристаллы с записями передать дознавателям, – опять забеспокоилась Поля.

– Я сделал с них копии и эти копии будут у меня, – успокоил её Дэниэл, а первоисточники отправлю с командиром гвардейцев.

– Хорошо, – наконец немного успокоилась Полина. – Тогда, Конол, что ты решишь насчёт Олли?

– Олли? – казалось искренне удивился Кон, но Полина подметила, как стрельнули его глаза в сторону девушки, которая всё это время сидела с отцом на лавочке у ратуши и чём-то разговаривала.

– Кон! – требовательно воскликнула Поля. – Не делай вид, что ничего не понимаешь. Даже я уже почувствовала ваш взаимный интерес. Будет нечестно оставить девушку без всяких объяснений. А ещё старший брат, – укорила она оборотня.

– Тут и просто всё, Полли, и сложно одновременно. Я боюсь ошибиться, но, кажется, я тоже встретил свою пару. Только у нас есть свои традиции и обычаи для таких случаев. Но ты права: поговорить всё равно надо.

Полина оглянулась на лис: мда, как будет объясняться Конол с альфой лис после их вчерашней схватки, она даже не предполагала. «Трудно будет братишке, – сочувственно подумала Поля, но тут же философски себя поправила. – А кому сейчас легко?»

Лисичка же, заметив, что они смотрят в их сторону, неуверенно поднялась с места и вопросительно взглянула на Кон. И тот не выдержал: не оглядываясь на друзей, он быстро двинулся навстречу Олли, которая уже тоже спешила к нему. «Ну, слава богу! – решила про себя Поля. – Хорошая девочка и хорошая пара получается». Она проводила брата взглядом и повернулась к Дэниэлу.

– Дэни, с альфами, с советом и с Олли Конол сам разберётся, а вот что нам делать с гостями в усадьбе и как подготовиться к встрече с ними? Что думаешь?

– Думаю, Поли, что тебе надо набраться спокойствия и терпения. Судя по последним донесениям моего заместителя, в замке полностью командует матушка. А она добровольно никогда власть не уступит. Если бы Эрик официально предупредил её о твоём статусе, тогда было бы легче. Но, может, он это сделал, и мы просто не знаем? Сейчас я отошлю вестника заместителю и если было официальное послание, то его обязаны прочесть перед всеми обитателями замка. В таком случае мне непременно доложат об этом факте.

– Дэн, ты сам дракон, правда, не окончательный, – на этой фразе Дэниэл смешно поморщился, но не обиделся, – скажи: что это такое – ваши истинные пары? Чего мне ждать? И на самом ли деле я пара Эрику? Только честно, брат.

– Я расскажу тебе коротко, Поли. Если заинтересуешься, почитаешь потом в магических трактатах подробнее, – с видимым нежеланием ответил Дэниэл. – В нашем мире понятие пары есть у всех нелюдей. Учёные-маги считают, что и у людей оно когда-то было. Но люди – короткоживущий вид с широкой вариативностью в размножении во время своей эволюции потеряли связь с природой, зато усилили социальную связь. Они теперь живут не чувствами и эмоциями, традициями и обрядами, а законами и положениями. В этом случае потребность в истинной паре исчезает. Люди могут спариваться с любым видом, правда, потомство теряет часть преимуществ.

– Как-то ты к людям не очень…, – задумчиво заметила Полина.

– Да, нет. Тебе показалось. На самом деле их есть за что уважать: из-за своей короткой жизни они стали очень деятельными, целеустремлёнными, настойчивыми в движении вперёд…

– Но? – не удержалась вновь Полина.

– Но, – согласился Дэн. – Они очень быстро размножаются, вступая в связь не только со своим видом, но и с любым другим, и даже, являясь короткоживущими, заполняют миры. Это самый многочисленный и вездесущий вид из разумных.

– А нелюди?

– А нелюди – драконы, эльфы, гномы, оборотни, стерхи… Да мало ли ещё есть разумных в разных мирах. Они живут в единении с миром, сохраняя свою животную сущность. Если они сохраняют чистоту крови, то потомство имеет способность к обороту и перенимает все возможности вида и рода. Свою пару все нелюди ощущают органами чувств: они её видят, слышат, обоняют и осязают в буквальном смысле. Она привлекательна для всех их органов чувств. С ней будет здоровое и сильное потомство. Но при этом есть и различия у видов.

– Я уже понимаю кое-что: оборотни могут иметь детей и не от пары. Так?

– Не только оборотни. Практически все нелюди могут иметь детей не обязательно от пары от пары, а драконы – только от пары. Поэтому нас мало, поэтому так ценны наши пары. У дяди с Марикой не было детей, но они и прожили вместе очень мало. Драконы тоже могут вступать в связь с любым видом, но родить… родить может только пара. Эрик тебя почувствовал, наверное, сразу. Может, не поверил вначале, но после покушения всё встало на свои места. Я помню, как он сходил с ума, когда тебя укусила чанди. Вот в такие эмоциональные моменты и формируется связь в паре. Он с тех пор всегда знает где ты и что с тобой. И, будь уверена, примчится на выручку немедленно. Но, вообще, драконы стараются своих женщин от себя не отпускать. У вас просто так сложились обстоятельства. Эрик не может бросить посольство и службу, но обязательно будет рядом в случае прямой угрозы. А пока рядом с тобой мы – твои братья.

– А я? Я же тоже должна что-то чувствовать? – провокационно поинтересовалась Полина, не желая сразу сознаваться, что и она давно симпатизирует герцогу. Можно сказать, с первой встречи.

– Ну, ещё скажи, что ты к нему равнодушна! Да от вас двоих токи желания летят во все стороны, когда вы рядом. Невозможно находиться близко! В общем, так, – заявил Дэн через паузу. – Вы пара, даже не сомневайся. Другое дело, что у вас сейчас нет возможности в полной мере почувствовать это. Но ведь жизнь большая, Поли. Всё ещё будет и, поверь мне, скоро!

«Может быть… Надеюсь…», – подумала про себя Полина, но вслух ничего говорить по этому поводу не стала. Не стала и спрашивать про семью самого Дэниэла, хотя там явно не всё было в порядке: если он родился, значит, родители были парой. Но, судя по его матушке и явному отсутствию в жизни Дэна отца, всё не так просто. Да…

А вот по поводу возвращения… Да и по поводу возвращения всё было ясно. Каких-то два-три дня, и они вернутся в усадьбу. Но Полина особо не боялась. Во-первых, у неё не тот характер. Во-вторых, поддержка братьев вдохновляла. В-третьих, … в-третьих, Полина подсознательно надеялась, что Эрик всё равно приедет или прилетит и не оставит её один на один с этими дамами. «Только бы Олли их не испугалась», – обеспокоилась Полина, наблюдая, как Конол прощается с лисом и, бережно обнимая девушку за талию, направляется к ним с Дэном.

– Олли поедет с нами! – категорично заявил он, подходя ближе.

– Мы не против, – почти хором ответил Поля и Дэниэл. А Полина ещё и понадеялась, что в этой рыжей лисичке найдёт, наконец, себе подругу.

***

– Торин! – выглянул Эрик из своей палатки, призывая к себе друга. Он только что вернулся и удачно попал на момент, когда посольство остановилось на ночлег в небольшом перелеске. Время в пути заняло у него несколько часов и герцогу тоже требовался отдых.

– Ты вовремя вернулся, – «обрадовал» его новой заботой маг. – Мы почти подошли к границе. Завтра уже будем на нашей заставе Шескин. И, по моим сведениям, княжна Ислава уже там. Вместе с ней прибыл старший сын князя – княжич Люкер.

– Что-то ещё? – спросил Эрик, потому что в этой информации ничего странного и неожиданного не увидел.

– Да, – нехотя ответил Торин. – Пришли донесения из замка. Кажется, леди Дейзи развернулась там не на шутку. Она уволила Оливию Стоун – это кухарка, если ты помнишь, а вместе с ней ушли Мирта и Кристи, её дочери.

– Что за?! – опешил герцог. – За что она их уволила?

– Оливию, якобы, за то, что она не справляется с работой и готовит слишком простые блюда.

– А на самом деле?

– А на самом деле Дорин, помощник капитана, докладывает, что леди Дейзи хотела выселить повариху из их комнаты и поселить туда свою личную служанку, а Оливия отказалась. Тогда она её и уволила и уже привела порталом повара из твоего столичного замка. Ну, и кроме того, по замку ходят слухи, что, когда ты вернёшься, состоится твоя помолвка с леди Синриэль. Она уже с разрешения леди Дейзи переделывает ваши комнаты по своему вкусу.

– И я только сейчас обо всём этом узнаю? – нехорошо прищурился герцог. – А сообщить, доложить, прокричать раньше об этом было некому?! Ведь, получается, что дело тянется не один день. Почему никого ничего не насторожило?! – опять возмутился герцог.

– Ну, почему не насторожило, – невозмутимо ответил маг. – Насторожило и тебе сразу доложили. Но ты ответил, что сестра может вести себя, как ей удобно и Дорин должен выполнять её поручения и приказания. Вот и…

– Торин! Ты же понимаешь, что мне было совсем не до сестры! Я и подумать не мог, что её амбиции будут простираться так далеко. Она всегда знала, когда надо вовремя остановиться. Что изменилось теперь?!

– Появилась леди Синриэль? Замаячил престижный брак с эльфами? Сам-то, куда смотрел? Синриэль же ещё в столице из кожи лезла, чтобы попасть к тебе на службу. Не получилось на службу – пытается через сестру. Эрик, ты и правда перестал контролировать семью. Слишком доверяешь. Смотри, как бы они не обидели Полину. Она вернётся в замок на днях. Завтра с утра они выступают из Термона.

– Сурс поганый! Торин! Гербовую бумагу, кристалл, запись и немедленная магическая передача!

Торин моментально исчез, ринувшись за требуемым, а герцог присел на поваленное дерево, обдумывая нужные действия. Ситуация складывалась некрасивая. И не просто некрасивая, а пагубная для него и Полины. Полина же тоже получала все эти донесения из замка. Она тоже знала, что там происходит. И к её сомнениям добавятся теперь и эти факты. Какой женщине понравится, что соперница готовит общую спальню с её мужчиной? Хотя, после такого она вряд ли будет считать герцога своим мужчиной. А какой управляющей понравится, что разогнали её слуг, изменили порядок, установленный ею? Она может и от контракта отказаться в таких обстоятельствах и будет права, мрачно осознал герцог.

Вернулся Торин и молча подал Эрику всё необходимое для гербового послания. Такое послание было обязательно к исполнению и, заверенное магической родовой печатью, не могло быть изменено никем. А ещё он должно быть прочитано публично перед всеми обитателями замка. И это тоже невозможно было отменить. Герцог злорадно ухмыльнулся, представив на миг выражение лиц сестры и эльфийки. «Ничего, пусть немного придут в себя, а то слишком бурную деятельность развили».

Короткими, резкими росчерками герцог начал писать послание. «Я, герцог Эрик Мартенсон, являясь главой рода Мартенсон, объявляю свою волю. Леди Полина Сергеевна Вересова признана мной истинной парой. Это радостное известие должно быть оглашено перед всеми жителями усадьбы. Леди Полина согласилась стать моей невестой. И это радостное событие должно быть известно всем. Леди Полина является управляющей поместьем Мейго и имеет все права управления, распоряжения и наказания. Неподчинение леди Полине равно неподчинению лично мне, герцогу Мартенсону».

– Это должно помочь, – протянул он запечатанный свиток Торину. – Но подожди, я напишу личную записку Дейзи, – и герцог, быстро набросав несколько строк на обычной бумаге, отдал Торину и это послание.

– Теперь записывай на кристалл и всё передавай срочной магпочтой.

«Дейзи! Надеюсь, ты внимательно отнесёшься к моим словам, иначе я буду разговаривать с тобой по-другому. Я требую, чтобы к приезду Полины, моей невесты, в замке всё было приведено в надлежащий вид. Умерьте свой пыл вместе с леди Синриэль. В противном случае владыка эльфов будет очень огорчён».

Эту записку он тоже скрепил своей печатью и передал Торину.

– Всё, Торин, отправляй. И с этого дня я требую сообщать мне любые новости из замка в первую очередь. Очень надеюсь, что на границе мы не задержимся и я смогу, встретив княжну, вернуться в замок. Сопровождать её к королю будут его советники, которые для этого с посольством и поехали.

Раздав все указания, Эрик тяжело опустился на походную кровать в своей палатке. Не так, совсем не так он представлял раньше встречу со своей парой. И уж точно не думал, что встретит противодействие со стороны сестры. Ведь пара дракона – это священные узы, против которых никто не будет выступать. Сестра тем более должна это понимать: у неё была пара, жаль, что это достойный человек погиб. С другой стороны, Эрик и сам виноват. Слишком долго он сомневался, долго молчал о найденной паре. Надо было объявить об этом сразу. «И тогда возмутилась бы Полина», – усмехнулся он, вспомнив, как реагировала его женщина на первые поцелуи.

ГЛАВА 14.

Королевская застава Шескин находилась на левом берегу речки Быстрой. А на правом берегу находилась княжеская застава с точно таким же названием – Шескин. Соединялись берега широким мостом, на котором свободно могли разъехаться две кареты. Королевские советники, встречающие невесту короля, разместилось в единственном трактире этого маленького посёлка. Остальные встали лагерем на берегу Быстрой.

А вот Шескин на другом берегу был гораздо больше и походил на Термон. Центральная улица, идущая от моста (или к мосту, как посмотреть) изобиловала лавками, магазинчиками, трактирами и закусочными. В городке было многолюдно и было понятно, что жизнь в нём кипела и без неожиданных высоких гостей. Но сейчас многие жители собрались у моста и выстроились вдоль дороги, надеясь увидеть переход княжны по мосту во владения её жениха. Это была давняя традиция королевства. Если между женихом и невестой протекала река, то перейти по мосту через неё должна была невеста, признавая, что она добровольно переходит под руку будущего мужа и господина. Если реки поблизости не было, то мост изображали: либо выкладывая его из досок, брёвен поперёк дороги, либо обходились несколькими длинными полотенцами, постеленными поперёк дороги. Но здесь и сейчас всё было по-настоящему и народ радостно улыбался, предвкушая красивое зрелище.

На королевском берегу невесту уже ждали. Выстроился весь посольский коллектив: советники, которые будут сопровождать невесту до королевского дворца, дипломаты, которые затем продолжат путь в княжество, чтобы восстановить и наладить разрушенные временем связи. Королевские гвардейцы, которые обеспечат безопасность путешествия княжны-принцессы по королевским землям, а заодно покажут, как дорожит король своей невестой. Ну, и многочисленные помощники, слуги, посыльные, просто любопытствующие.

Герцог нетерпеливо вглядывался в противоположный берег, ожидая прибытия невесты короля. Лично он не был знаком с этой известной своим сумасбродством принцессой. Вернее, княжной, но весь мир привычно называл наследников принцами и принцессами, не заморачиваясь особенностями княжества. Но, судя по портретам, девушка было очень хороша. Однако, если слухи соответствуют действительности, то герцог не завидовал другу. Да и княжне тоже. Их жизнь превратиться в долговой ад, если они не смогут договориться. Оба они оказались принесены в жертву обстоятельствам, и оба (король-то уж точно) не желали этого брака, но изменить ничего не могли. «И, значит, у княжны до сих пор нет пары, – вдруг озарило герцога, иначе её никогда не предложили бы в невесты чужаку». Теперь он с совсем другим интересом ожидал появления девушки.

Но вот на том берегу раздались приветственные крики, в воздухе появились светящиеся шары и цветы (маги руки приложили), ветер донёс аромат цветов, лепестками которых устилали путь принцессы. Герцог и советники приободрились, подтянулись и приготовились к встрече.

Девушка, как и положено, вступила на мост одна. Это потом следом за ней перейдут все, кто будет сопровождать её дальше, а пока… Она шла горда, решительно, быстро, как будто не давала себе времени одуматься, как будто торопилась выполнить неизбежное. Маги с обеих сторон обеспечивали защиту моста и девушки, накрыв их магическим куполом. И с каждым её шагом у герцога всё настойчивее прорывалось ощущение, что они с королём в чём-то ошиблись. И он насторожился, готовясь встретить принцессу на этом берегу.

Вот она ступила на землю, вот подошла ближе к встречающим, вот откинула решительным жестом вуаль и направила жёсткий взгляд именно на герцога. Да-а-а… С портретом никакого расхождения не было: девушка прекрасна, молода и свежа. А вот с характеристикой, полученной из слухов и донесений, что-то было явно не в порядке.

Девушка, стоящая сейчас перед герцогом, изучающая его насмешливым взглядом, излучающая сильнейший животный магнетизм и немалую магическую силу, никак не могла быть легкомысленной особой, прожигающей жизнь в постелях многочисленных любовников. «Диссонанс, однако. И что это может значить для королевства?» – на секунду озадачился герцог. Но долго думать было некогда. Девушка уже шагнула к нему, и первая подала руку:

– Рада видеть друга моего жениха и известного безопасника королевства. Польщена, что именно вы, герцог Мартенсон, встречаете меня на королевской земле.

– Мы также безмерно рады встретить вас, уважаемая Ислава, и потрясены вашей красотой, княжна, – склонил герцог голову в учтивом поклоне и поцеловал поданную руку. – Разрешите представить вам советников его величества, которые продолжат с вами дальнейший путь и сопроводят вас до столицы. Лорд Томас Фостер – советник по внешним связям и лорд Виллем Крофтон – советник по внешней торговле.

Оба мужчины сдержанно поклонились и поцеловали принцессе руку. Чувствовалось, что и они находятся в некотором замешательстве. Сведения о принцессе совершенно точно не соответствовали действительности.

– Милорды, раз мы так чудесно все познакомились, то, думаю, уже пора позвать и моих сопровождающих. И что там дальше по протоколу? – невозмутимо обратилась она к герцогу.

– Отдых, ваше сиятельство. Необходимо дать возможность познакомиться и поговорить обеим делегациям. Смею пригласить вас на это время в свою палатку или, если хотите, мы найдём комнату в трактире.

– Нет, ваша палатка вполне подойдёт, тем более, что у меня есть к вам приватный разговор, который не должен услышать никто посторонний.

Герцог если и удивился такому предложению, то вида не подал. Подойдя к мосту, он подал сигнал пограничнику смежной стороны и тотчас на мост буквально хлынула многочисленная свита княжны. Не ожидая дальнейшего развития событий, герцог подал руку принцессе и они, сопровождаемые небольшой охраной, скрылись в палатке герцога.

Здесь Эрик активировал защиту, а затем записывающий кристалл, причём сделал это незаметно от княжны. Никаких провокаций он допускать не собирался.

– Слушаю вас, ваше сиятельство.

– Достаточно леди Ислава. Как я понимаю, мы с вами будем общаться часто и довольно близко.

– Вполне возможно, леди. И так?

– В послании моему отцу, его величество упомянул, что найдены самоцветы моей предшественницы – первой невесты из княжества. И найдены в вашем поместье. Это так?

Герцог не торопился с ответом, внимательно наблюдая за княжной. Она казалась спокойной, но именно казалась. На самом деле её очень тревожил разговор. В свою очередь, герцог тоже не знал, как и что можно ответить этой девице. Зачем она, вообще, спрашивает о кладе? Он всё равно уже в королевской сокровищнице. Но, прикинув плюсы и минусы откровенного разговора, герцог решился приоткрыть тайну клада, подозревая, что король всё равно это сделает.

– Ваше высочество, клад из необработанных камней нашла в стене замка моя невеста. Поскольку документ внутри сундучка ясно говорил о назначении содержимого, мы немедленно отправили его королю. Вы сами знаете, что клятва не будет долго ждать, а, нарушив целостность защиты, мы невольно активировали сроки договора. И вы, и король оказались заложниками древней клятвы. Если вы хотите предъявить претензии по этому поводу, то предъявляйте их мне. Моя невеста – иномирянка и с особенностями нашего мира почти незнакома.

– Вот, как? У вас есть невеста? Эти сведения до меня ещё не дошли. Но это и неважно. Нет, я не собираюсь предъявлять никаких претензий. Вы знаете не хуже меня, что магические клады и клятвы сами выбирают время для своего появления. Я бы хотела познакомиться с потомками тех, кто прятал этот клад.

– Боюсь, что здесь я ничем не могу вам помочь. Но могу пригласить к себе в замок, и вы можете сами увидеть место, где мы его обнаружили.

– Я соглашаюсь немедленно, чтобы вы не передумали. И отсюда мы проследуем вначале к вам в гости, а уже затем в столицу.

Герцог опешил от такого неожиданного заявления, высказанного почти в форме приказа, но сумел взять себя в руки и учтиво произнести:

– Всегда рад видеть у себя таких дорогих гостей. Как будем извещать вашего жениха о задержке? – несколько ехидно поинтересовался он.

Но, если герцог рассчитывал на смущение княжны, то он ошибался. Без всякого пиетета и трепета девица сообщила, что сама поговорит с дорогим женихом.

– Что ж, тогда после небольшого отдыха мы можем трогаться. Через день мы будем в замке Мейго.

После этого короткого, но содержательного разговора, герцог проводил невесту короля к её свите, а сам немедленно связался с другом.

– Риманн, кажется мы здорово ошиблись относительно твоей невесты. Я сейчас перешлю тебе наш разговор, сам всё услышишь и сделаешь выводы. Но я уже дал задание агентам в княжестве собрать достоверную информацию о княжне. Интересно мне, кто и зачем распускает о ней порочащие слухи? Неужели сама? Зачем? Кстати, если тебе интересно, княжна девственна. За это могу поручиться своим драконом. Ты знаешь, что и мы, и оборотни такую особенность прекрасно чувствуем. Но на ней есть амулет, скрывающий её невинность и её запах. Интересно, правда?

Эрик не мог видеть друга, артефакт был только переговорным, но прекрасно понял заминку с ответом. Риманн переваривал информацию, но он не умел делать это также быстро, как дракон.

– Ты хочешь сказать, что нас специально ввели в заблуждение относительно добропорядочности нашей невесты? – удивлённо спросил король.

– Да! Но, думаю, что к вечеру я уже буду всё знать, поскольку велел агентам использовать все возможные методы сбора информации. Видишь ли, Рим, раньше не было нужды особо приглядывать за ненаследной принцессой волков. Мы же не рассматривали возможности брачного договора с ними. Вот и упустили девицу, наблюдали в полглаза, результат ощущаем сами. И ещё. Сейчас мы по настоянию княжны направляемся в мой замок. Дело, кажется, связано с кладом. На месте разберёмся.

– Эрик, ты меня настолько заинтриговал этим сообщением, что я уже не против и сам присоединиться к вашим приключениям! Учти, я не шучу!

– Учту, но лучше серьёзно подумай, а ещё лучше – займись организацией встречи княжны.

– Для этого у меня есть мажордом и экономка, – отрезал король. – Но, ты прав: я серьёзно обо всём подумаю. Жду информацию о своей неожиданной невесте, – и король отключился.

Через некоторое время весь лагерь был свёрнут, дипломатическая часть королевского посольства продолжила путь в княжество, а принцесса, в сопровождении свиты и советников, направилась в замок Мейго. В седле она держалась уверенно и свободно, так что герцог сделал вывод, что в пути они будут гораздо меньше времени, чем он предполагал вначале. И это хорошо. Герцог торопился навстречу Полине, опасаясь недоброжелательности сестры и эльфийки по отношению к своей невесте.

***

Вестник от брата и сигнал магической почты случились одновременно. Леди Дейзи взяла в руки послание: ничего, почта подождёт, а вестник будет виться перед глазами, пока его не возьмёшь в руки. Развернув записку, Дейзи бегло просмотрела послание и растерянно опустила руки. Вот, как?! Эта неизвестная ей управляющая, о которой в столице ходило столько слухов, оказывается уже невеста Эрика! А она, Дейзи, только-только настроилась на выгодный брак брата с дочерью великого леса. В этом браке они оба равны по положению, по уровню магии, по богатству, наконец. Конечно, жаль, что они не пара, но сколько угодно браков существует по договору и ничего. И тут вдруг: Эрик нашёл пару! А не ошибается ли он? А не применила ли к нему ушлая землянка приворот? Ведь, честно говоря, и она с Синриэль хотели договориться с ведьмой именно об этом – о надёжном привороте. Что же теперь делать?

Машинально Дейзи раскрыла шкатулку маг-почты и вынула запечатанный свиток гербовых бумаг. Насторожилась: что мог прислать брат на официальном документе. Потянула кончик нити, вскрывая восковую печать и развернула лист. Родовая магия Мартенсенов откликнулась на знакомую силу и текст послания стал понятен и доступен для чтения. Окинув его внимательным взглядом, герцогиня свернула лист и задумчиво прикусила нижнюю губу. Та-а-к… избежать оглашения документа невозможно, но, кто сказал, что это надо сделать немедленно. Прихватив, полученные распоряжения, герцогиня торопливо направилась в покои эльфийки: посоветоваться. И даже не взглянула на кристалл записи, который остался лежать на дне почтовой шкатулки.

– Риэль, кажется, у нас появились трудности!

Эльфийка отвлеклась от работы. Она была неплохим артефактором и многие амулеты делала для себя сама. Знали об этой её особенности очень немногие.

– Что случилось, дорогая? – мягко спросила она.

Человек, более внимательный и умный, нежели герцогиня Мартенсон, давно бы заметил фальшивую доброжелательность и искусственную улыбку, но Дейзи, занятая только собой, не обращала внимания на окружающих, пока они ей не становились нужны. Да ей было наплевать на отношение окружающих. Она сама относилась к ним с равнодушием и пренебрежением. Так что обе дамы стоили друг друга. Но сейчас у них был общий интерес: герцог Эрик Мартенсон. Одна старалась выгодно пристроить брата и самой воспользоваться выгодами этого брака. Вторая … вторая тщательно скрывала свои истинные намерения, прикрываясь легендой о внезапной безответной любви к дракону.

– Так, что случилось, Дэйзи? – повторила эльфийка, торопя герцогиню с ответом.

– Эрик прислал гербовое уведомление. Он извещает, что нашёл свою пару, признаёт её истинность и обязывает объявить об этом перед населением Мейго.

– Пару? И кто эта счастливица?

– Новая управляющая, землянка Полина Вересова. А я её даже ни разу не видела! – тоном оскорблённой невинности воскликнула Дейзи.

– А я видела…, – задумчиво протянула эльфийка. – И даже разговаривала с ней.

– О чём?! – недоуменно вскинула брови герцогиня. – Ты же сама говорила, что она никчёмная пустышка, вульгарная охотница за мужчинами!

– Вот об этом и говорила, – не смущаясь ответила Синриэль. – Просто предупредила, чтобы не трогала моего мужчину. Но она, видимо, не услышала моего предупреждения…, – эльфийка нахмурилась и направила взгляд куда-то вдаль, представляя, видимо, будущую расправу с непокорной.

Герцогиня перехватила эту угрозу и невольно поёжилась: такую эльфийку – жёсткую и бескомпромиссную, она видела впервые.

– Так, что будем делать, дорогая? – неуверенно спросила Дейзи.

– То, что велел милорд: объявляйте радостную весть жителям замка, – и эльфийка вышла из собственной гостиной, оставив растерянную герцогиню с бумагами в руках.

Боло, тихо стоящий в тёмном углу комнаты, озабоченно вздохнул и переместился в кабинет хозяина. Неладно, очень неладно шли дела в поместье с отъездом хозяйки. И он, Боло, ничего не мог сделать. Обойдя герцогиню, которая его совсем не видела и не ощущала, Боло устремился вслед за эльфийкой. Из этих двоих, она была наиболее опасной и ему необходимо было знать, что задумала эта дочь леса.

Эльфийка спустилась на первый этаж и постучала в комнату экономки. Она и не думала скрываться: мало ли зачем понадобилась леди госпожа Дайер. На разрешающий отклик, Синриэль открыла дверь и вошла в комнату, плотно прикрывая вход магической защитой. Боло тут же просочился сквозь стену следом. Оссия тоже его никогда не видела, поэтому он не опасался быть обнаруженным. Но вообще-то, если бы Синриэль видела его, то она могла бы легко развеять домового. Силы у неё для этого хватало. Так что Боло старался быть осторожным.

– Леди? – удивлённо подняла бровь экономка.

– Оссия, ты взяла с меня немалую сумму, но результата до сих пор нет. Не пора ли начать возвращать долг?

– Не знаю, о чём вы. По-моему, мы с вами в полном расчёте. Мы договаривались о моей помощи на отборе. Я её оказала в полной мере: вы прошли в финал, хотя сам милорд был против. То, что финал судил милорд единолично, снимает с меня все обязательства. И не моя вина, что он предпочёл иномирянку. Видимо, она не так явно стремилась попасть в его постель, – ехидно добавила экономка.

– Да, как ты смеш-шь?! – злобно прошипела эльфийка. – я могу уничтожить тебя одним движением пальца!

– Вряд ли, – спокойно парировала Оссия. – Могли бы – сразу бы это сделали, а, раз начали угрожать, значит, вам от меня ещё что-то надо. Но равноправный договор, леди, не строится на угрозах.

– Равноправный?! Что ты о себе возомнила, полунищая оборванка! Только и осталось, что старая родовая книга. Равноправный! – рассмеялась злым смехом эльфийка. – Не льстите себе, леди Оссия, – язвительно обратилась она. – Вы будете делать то, что я вам велю. И никак иначе. В противном случае, не только расписка на двадцать тысяч ренов, но и многие другие расписки, которые вы неосмотрительно раздавали своим заказчикам, окажутся в руках милорда и его департамента безопасности. Я любезно выкупила их все, чтобы не отвлекать вас в будущем от мелочей.

– Ах, вот как! – не испугалась Оссия. – Что-то такое я предполагала с самого начала, поэтому тоже предприняла некоторые меры. – Здесь записи ваших разговоров во дворце, которые могут очень не понравиться его величеству и герцогу. И не беспокойтесь, есть ещё один такой же в надёжном месте, – заметила она, снова пряча кристалл в поясной карман и видя, как дёрнулась за ним эльфийка.

Обе женщины теперь молча меряли друг друга угрожающими взглядами. Они тоже оказались достойными противницами. Но дело прежде всего и эльфийка преодолела себя первой. Опыт есть опыт.

– Хорошо, леди Оссия. Мы обе выложили свои козыри. Теперь можно и договориться.

– Согласна, леди Синриэль, – тут же отреагировала экономка. – Так, что вы хотели?

На самом деле им обеим не нужно было это невольное противостояние. Им, наоборот, нужно было договориться. Но теперь каждая из них более чётко представляла с кем имеет дело.

– Я хотела бы задержать возвращение иномирянки в замок. Дорога долгая, случиться может всякое…

– Опять согласна с вами, леди, и поддерживаю ваше мудрое решение. Именно сейчас, пока милорд и иномирянка разделены расстоянием, это можно осуществить. Я возьмусь за это. Но, что дальше? Насколько я поняла, они пара? Разделить их надолго не удастся.

– О! Не беспокойтесь! Убивать её никто не собирается, иначе погибнет и дракон, а это не входит в мои планы. Мы просто вернём её на Землю, ведь она так хотела этого. Почему не помочь хорошему человеку? – притворно сочувственно произнесла эльфийка.

Женщины многозначительно переглянулись и Синриэль вышла из комнаты, предварительно напомнив:

– Так я надеюсь на вас, Оссия. Я буду в комнате иномирянки, – добавила она без всякого стеснения. – Если поступят новости, сообщите мне немедленно.

***

Полина осмотрела их небольшой лагерь и, пожав плечами, вернулась к палатке, которую она делила с Олли. Ей показалось, что её зовут. Неясно кто, неясно откуда, но она отчётливо слышала шелестящее: «Приди… приди ко мне… приди, светлая…». Вначале она подумала, что слышит милорда (он же предупреждал, что может разговаривать с ней мысленно). Но потом сумела понять, что слышит не умом, а именно ушами. Причём слышит уже второй день, но не обращала внимания. А сегодня вот даже слова различила.

Вечер только наступил, но лагерь уже разбили. Кто-то был занят ужином, кто-то лошадьми, кто-то в дозоре. Конол и Дэн сидели в сторонке и что-то обсуждали. Полина постояла немного и решила спросить у братьев, что с ней. Может, она просто чего-то не знает. С этой магией никогда не поймёшь кажется тебе или всё происходит на самом деле.

– Садись, Поли, – подвинулся Конол, уступая ей место рядом на поваленном дереве. – Мы тут высчитываем во сколько завтра будем в замке. Получается, что только к вечеру.

– К вечеру, это хорошо, – отстранённо заметила Полина. – Мне кажется, что милорд тоже едет в ту сторону.

– Тебя что-то беспокоит, сестра? – спросил Дэниэл, внимательно глядя на серьёзно-задумчивую девушку.

– Понимаешь, с этой вашей магией я иногда теряюсь в ощущениях. Вот уже второй день слышу какой-то неясный зов, а сегодня, вообще, очень чёткие слова, но как бы издалека: «Приди, приди…». Куда прийти, к кому прийти – непонятно.

Мужчины переглянулись, и Дэн спросил, уточняя:

– А ты слышишь это, как шелест листьев или, как голос?

– А ты знаешь, точно! Как шелест листьев. Вот только после твоего вопроса осознала. И, что?

– Ничего, кроме того, что мы проезжаем мимо священной рощи эльфов. Там рядом нет никаких поселений, поэтому наш маршрут проложен в стороне. Но если роща тебя зовёт, то надо обязательно дойти до неё и узнать в чём дело. Сами эльфы приходят сюда один раз в пять лет с разрешения нашего короля. Когда-то эта роща была частью великого леса. Но тысячи лет назад, лес начал исчезать, уменьшаться в размерах и здесь осталась только эта небольшая роща. Основная же часть леса осталась на западе. Эльфы ушли вслед за своим лесом, а эти земли заняли люди. Однако по договору с владыкой эльфы могут посещать эту рощу, которая для них священна. Там действует их магия и войти в рощу не может никто посторонний. Но, если тебя зовут, надо идти, – повторил Дэн.

– А это точно, что зовут меня?

– Если ты слышишь этот шелест, то точно, – улыбнулся полудракон.

– Мне, честно говоря, очень интересно, – ответила Полина. – Опасаюсь только по незнанию чего-нибудь натворить. А так готова идти, хоть сейчас.

– Сейчас не получится, – скорчил огорчённую рожицу Кон. – Сначала поедим, потом поспим, а с утра пораньше сходим в гости к этой роще.

Примерно через час после ужина, когда отряд уже начал укладываться и успокаиваться, Полина вновь вышла из палатки, терзаемая желанием немедленно отправиться в путь. «А почему нет? – накручивала она себя, подходя к палатке братьев. – Ночи стоят светлые, обе луны – полные. Одна светит в начале ночи, вторая к утру. Да они же сами говорили, что роща близко. Может, мы до ночи вполне успеем?» С такими намерениями она и вошла в палатку братьев.

Удивительно, но они не спали и даже были уже собраны.

– Ты проспорил, – хлопнул Кон Дэниэла по протянутой руке. – Я был уверен, что до утра она не дотерпит.

Братья рассмеялись и весело взглянули на Полину.

– Собирайся, Поли! Здесь роща совсем рядом. К ночи будем там. А потом видно будет, что делать. Не уверен, что роща пустит нас, но тебе в ней опасаться абсолютно нечего. Ты светлая, маг жизни.

Полина поспешила к себе. Кон пошёл с ней, потому что хотел проститься с Олли. А Дэниэл распорядился отряду дожидаться их возвращения. С собой взяли только пятерых гвардейцев, да и эти были не нужны, по уверениям Кона. Но на всякий случай…

Через полчаса их небольшой отряд мчался на запад в лучах догорающего дневного светила. «Что я ещё тут узнаю? – с восторгом думала Поля, понимая, что этот незнакомый мир становится ей интересным и даже… родным?

Когда наступили плотные сумерки, кавалькада остановилась у длинной линии низкого кустарника, который как будто опоясывал, огораживал темнеющий невдалеке массив леса. Шёпот стал слышен совершенно явственно. И Полина поторопилась, соскочив с лошади (кстати, держалась в седле она уже довольно уверенно) и, не останавливаясь, прошла по узкому проходу между ближайшими кустами. На окрики братьев только отмахнулась рукой. Она почему-то была уверена, что здесь с ней ничего не случится.

Конол и Дэниэл, ринувшиеся было за ней, не смогли пройти и шага из-за опутавших их колючих веток. Любые попытки прорваться дальше, блокировались новыми колючими объятьями. Более ясного требования остановиться, трудно представить. Мужчины, ругаясь и вспоминая всех ушастых недобрым словом вынуждены были отступить и расположиться неподалёку. Теперь им оставалось только ждать. А вот сколько ждать и чего ждать было неизвестно. Единственную надежду внушало то, что священный лес эльфов не мог принести вред светлому магу, тем более, магу жизни. Мужчины приготовились ждать сколько потребуется. Но перед тем, как разбить небольшой лагерь, отправили подробную записку герцогу. Оба понимали, что для него нет информации важнее. Конол же переживал ещё и о молоденькой лисичке, которая осталась в основном лагере, и жалел, что не взял её с собой. Как-то совершенно незаметно эта простая девушка стала для него незаменимой: ему хотелось чувствовать её рядом, смотреть ей в глаза, трогать её локоны, перебрасываться шутками… «Олли», – прошептал Кон, расплываясь в невольной улыбке и моментально уснул. Дэниэл боролся с наведённым сном дольше, но и он уснул, привалившись спиной к небольшому камню. А их гвардейцы давно уже мирно посапывали, уложив головы на снятые с лошадей походные мешки.

Полина быстро шла по едва заметной тропинке, которая вдруг оказалась у неё под ногами. Тропинка вела почти по прямой линии, лишь иногда огибая какой-нибудь экзотический цветок или куст. Очень быстро Полина оказалась на небольшой поляне, освещённой ярким лунным светом. Луна висела, казалось, специально над этим местом, заливая всё вокруг бледно-голубым маревом. Полина застыла в восхищении. Восторг, благоговение, но, вместе с тем, непонятная грусть и печаль теснились в её груди. «Чудо!» – тихо выдохнула она и шагнула вперёд.

С её глаз как будто сорвали повязку. Она увидела… Нет, не так! Она УВИДЕЛА другую картинку. В центре поляны слегка возвышался небольшой фонтан, очень красивой формы в виде неизвестного цветка. Полина сразу поняла, что фонтан этот не водный, а магический. Но силовые нити магии, исходящие из него, не били в высоту, как можно было предположить, а слабо истекали из чаши, покрывая собой лишь эту поляну. Остаточные токи магии дотягивались до края рощи, как поняла сейчас Полина, и на большее были не способны. Источник магии священной рощи эльфов был болен. И это он просил помощи.

«Ты приш-шла… Хорош-шо…», – прошелестело вокруг эхо.

– А, что надо сделать? – тихо спросила Полина непонятно у кого.

Но ответа не было. Медленно Полина обошла фонтан по кругу и, не заметив ничего особенного, села прямо на бортик, не особо задумываясь о священности этого места. Странно, но магия не оказывала на неё никакого влияния, только как-то успокаивала, что ли. Мысли Полины разбрелись в разные стороны: ей одновременно вспомнился милорд, отбор в управляющие, свой мир, который она так спешно покинула, эльфийка с её угрозами, экономка с её грязными делишками… Но в какой-то момент Полина поняла, что это не она вспоминает. Это её заставляют вспомнить всё, что она уже пережила в этом мире.

– Ты права, светлая, но не обижайся. Я должна была посмотреть кого притянуло к моему источнику силы.

Перед Полиной колыхался прозрачный образ очень красивой эльфийки. «Богиня?» – пронеслось в Полиной голове.

– Нет, девочка, – рассмеялся призрак, – всего лишь фантом магессы, которая охраняла этот источник. – Раньше маги были много сильнее современных. Мы следили за источниками и лечили их в случае необходимости. А сейчас, даже среди нашего народа нет таких сильных магов. Владыка ещё может быть справляется с этой проблемой, но на его попечении все три оставшихся источника великого леса. А этот оказался в стороне и теперь погибает.

– Но почему? – не удержалась Полина.

– Почему на вашей Земле бывают катаклизмы? Много версий? Вот и у нас много версий того, почему тысячи лет назад великий лес отступил из этих мест. Но роща вокруг источника осталась, пока ей хватало его магии. Правда, со временем она теряла свои первоначальные размеры, но, что уж теперь… Твоё появление в этом мире источник почувствовал сразу, – через небольшую паузу сказала магесса. – Но ему пришлось подождать, пока ты окажешься настолько близко, чтобы услышать его.

– А, что я могу сделать? – повторила Полина свой вопрос.

– Ты очень сильный светлый маг. Причём характер твоей силы именно такой, какой нужен для восстановления источника. Тебе придётся внимательно осмотреть основание источника. Магические токи в него идут из земли. Магия эльфов – это магия земли, растений, лесных обитателей.

– Но, я не эльф, – растерянно развела руками Полина.

– Ты не эльф, – согласился фантом. – Ты сама сгусток магии, которая сможет встряхнуть и запустить заново источник. Тебе надо только найти то, что мешает магии попадать в чашу источника.

– Слушайте, а почему бы вашей магии просто не растекаться по земле, напитывая собой кого надо? – («или кого придётся»), – закончила про себя Полина.

–Ахаха! – колокольчиком разнёсся смех фантомной магессы. – Насмешила! Магия, чтобы стать нашей силой должна пройти через «горло» источника. Таково устройство нашего мира. В этом «горле» она приобретает новую структуру и становится удобной для живых разумных существ. А потом, изливаясь из фонтана, она напитывает собой и мир, и нас.

– Только вас, эльфов?

– Да, эта магия питает только эльфов. Другие разумные не смогут её получить.

– Как у вас всё сложно и интересно.

– Ничего сложного, – пожала плечами бестелесная магесса. – Все разумные имеют свою магию, неподвластную другим разумным. Только драконы могут владеть всеми видами магий. Но на то они и драконы – первые поселенцы во всех мирах. Это потом за ними приходят другие, а первые всегда драконы. Они и получают весь комплект магий нового мира. Как обычно, – опять пожала плечами магесса.

«Интересно, – подумала Полина, – судя по земным сказкам, драконы у нас тоже были. Куда делись?» Но вслух ничего говорить не стала. Призрак и так, как поняла Поля, свободно читал её мысли, поэтому она, выполняя просьбу, начала внимательный осмотр фонтана. По-другому его и назвать было невозможно: типичный фонтан в виде цветка. Только очень красивый.

Но ни первый, ни второй обход, ни даже третий никакого результата не принёс. Полина ничего и никого не нашла. Уставшая, она опять села на землю, прислонившись спиной к чаше фонтана, но под попой внезапно почувствовалось какое-то твёрдое основание.

Полина присела на корточки и осторожно сгребла руками верхний слой земли. Под ним обнаружился грубо сколоченный ящик. Полина никакой угрозы от него не почувствовала, но помня, какие секреты могут хранить старые вещи, нерешительно замерла рядом, соображая: открывать или ну его на фиг?

– Эй! – позвала она призрака. – Эй! Лети сюда!

– Что там? – призрак соткался из воздуха прямо перед носом Полины.

– Кстати, как тебя зовут? – не удержалась та, отмахиваясь рукой от слишком близкого соседства.

– Делия, – ответил призрак хихикая, как хулиганистая девчонка. – Что там? – повторила она.

– Здесь ящик, что в нём я не знаю. А ты можешь посмотреть или как-то определить?

– Попробую. Очисти крышку получше, может, какую-нибудь щель найдём. Тогда я легко попаду внутрь.

– А Боло может сквозь стены проходить, – не замедлила ввернуть Поля, сильно скучавшая по домовому.

– Домовой?

– Да.

– Они могут это делать в своём доме или в любом доме, к которому привязаны. Но я-то не домовой, а фантом. Передвигаюсь вместе с частицами воздуха, поэтому мне нужна хоть какая-то щель.

– Понятно.

Полина более тщательно очистила крышку и прошлась пальцами по стыкам досок. Луна луной, но света ей явно не хватало.

– Делия, а можно магический свет сделать, что ли? Мне темновато, честно говоря.

– Давно бы сказала. Сейчас, – магесса сделала пасс и над головой Полины засиял шарик белого света.

– Вау! Отлично!

Теперь Полина видела даже мельчайшие потёртости и заусенцы на крышке этого раритета. Но странное дело, на, казалось бы, грубо сколоченном ящике, не было ни одной щели! Ещё раз внимательно и ещё раз на ощупь. Ничего. А, если сделать? Полина осмотрела своё снаряжение. Под руководством Конола она теперь здорово поднаторела в походах. Что-что, а удобный, широкий нож у неё всегда был с собой. Только не опасно ли это?

– Опасности нет? – спросила Поля у призрака напрямую.

– Нет, или я не чувствую, – честно ответила бывшая магесса.

Полина аккуратно поставила лезвие остриём на место стыка досок и, сильно вдавив его, начала осторожно расширять зазор, наклоняя лезвие то в одну, то в другую сторону. Доски оказались не толстыми и через некоторое время, кончик лезвия провалился внутрь. Полины быстро выдернула нож, приложив, правда, для этого серьёзное усилие, и отошла в сторону. Фантом покружился вокруг ящика и легко втянулся внутрь. «И тишина…», – вспомнила Полина фразу из старого фильма. Она присела на бортик фонтана и приготовилась ждать. Почему-то вспомнился Эрик и неожиданно защемило сердце, как бы предчувствуя неприятности. Но Полина отогнала мрачные мысли. Она уже настроилась на отношения с драконом, поверила ему и переиначивать свои решения не хотела. А Земля? Что ж, Земля останется на месте. Полина будет приходить туда, раз уж порталы в её мир возможны. Подумаешь, получается обычная заграница, усмехнулась про себя девушка и встала навстречу Делии, которая вытянулась струйкой воздуха из ящика.

– Ну, что там?

– Там артефакт с тёмной магией. Мощный. Он втягивает в себя сырую светлую магию и поэтому источник ослабел. Если его убрать и деактивировать, источник вновь оживёт.

– И кто его туда подложил? – задала риторический вопрос Полина, понимая, что ответ на него они вряд ли когда услышат. – И как его убрать?

– Подложили, скорее всего, дроу. У них вечная вражда со светлыми. А убрать можешь именно ты, сильная светлая магесса. Источник поэтому тебя и позвал.

– Скажи уж честно, не источник, а ты с помощью источника.

– Я, – созналась Делия. – Сама-то я не могу этого сделать, а ты можешь. Я подумала, что мне ты не поверишь и откажешь, а источнику – нет. Вот и…

– Ладно, я не в обиде, лишь бы польза была, – Полина перехватила нож поудобнее и, не заморачиваясь, резким движением вырвала из крышки скобу навесного замка. Осторожно откинула крышку лезвием и заглянула внутрь.

На дне ящика лежала круглая металлическая пластина с большим чёрным камнем посередине. Камень мерно пульсировал, напоминая ритм сердца. «Ну, и как?» – задумалась Поля и сразу вспомнила слова Торина о том, что она может уничтожить любую нечисть. Любую, подчеркнул тогда Торин. Тёмная магия – та же нечисть. И пока Полина знала только один приём её уничтожения: сжечь светом.

Полина зажмурила глаза, пытаясь сконцентрировать свою магию. Ни доставать артефакт из ящика, ни рассматривать его она не собиралась. Почувствовав, как магия скользит по руке и собирается в шар, она выдохнула и резко отпустила магию. Яркий взрыв света озарил всю поляну, заметались магические молнии и одновременно вверх взметнулось чёрное облако, рассеиваясь под действием света и падая на землю хлопьями тьмы.

Полина отступила на шаг от ящика и оглядела поляну. «Ничего себе!» – уже привычно выдала она. Делия стрелой носилась по поляне, то ли восторгаясь, то ли на кого-то ругаясь. Но затем подлетела к Полине и попыталась её обнять.

– Молодец! Молодец, девочка! Я знала! Я надеялась…

Но её объятия напугали Полю, она отскочила от фантома и уже с некоторого расстояния ответила:

– Я рада, что смогла помочь, но как мы узнаем, что всё уже в порядке?

– Сейчас сразу и узнаем. Смотри!

Полина повернулась к чаше фонтана. Неуверенно, вначале одна нить, затем другая, затем несколько, а потом мощным всплеском вверх взметнулся тугой, перевитый из разных нитей, пучок магии. Фонтан заработал!

«Слава богу! Не зря!» – подумала Полина и засобиралась возвращаться. Братья там, наверное, с ума сходят.

– Подожди! – Делия опять выскочила у неё перед носом, как чёртик из бутылки. – Возьми зелёную ниточку из пучка. Магия тебя слушается, и ты сделаешь это без труда. Завяжи её на запястье, она усилит твою магию жизни, подарит долголетие и здоровье драконов. Спасибо тебе землянка, Полина Вересова. Владыка уже знает об исцелении источника. Не отвергай их благодарность, когда они придут к тебе. Ты теперь для эльфов святыня, и они будут чтить тебя наравне со своими великими героями. Удачи тебе, землянка. – Делия махнула рукой и от опушки до края рощи пролегла широкая тропа. – Я теперь многое могу, Полина, – рассмеялась магесса, видя изумлённый взгляд девушки. – Иди, скоро утро и совсем не надо, чтобы твои братья запомнили дорогу к сердцу рощи. Это тайна эльфов.

Полине не пришлось даже идти. Неведомая сила перенесла её прямо к лагерю братьев, но не там, где они остановились у рощи. Их всех перенесло сразу в основной лагерь. Но поскольку все спали, то Полина строго запретила вскинувшимся было дежурным будить остальных. Пусть всё идёт свои чередом, решила она. В кои-то веки люди выспятся. Она окинула взглядом, спокойно спящий лагерь, и сама уже хотела устроиться в палатке с Олли. Но дойти до неё не успела. Прямо перед ней открылось окно портала и Полину затянуло внутрь.

ГЛАВА 15.

Полина стояла в холле речного вокзала и с недоумением осматривалась вокруг. Она почему-то не помнила ни как сюда приехала, ни зачем. Покрутила в руках ключи от машины (где же она её поставила?) и вышла из здания порта. Надо было вернуться домой и проверить почту. А вдруг на её резюме кто-то откликнулся. На всякий случай решила взглянуть в телефон, но он почему-то был абсолютно разряжен. Никогда у неё не было такого, чтобы она пропустила необходимость зарядки. Покачав головой и удивившись своей забывчивости, Полина щёлкнула кнопкой на брелоке, активируя машину и одновременно осматривая парковку: не могла же она оставить машину далеко от места пребывания. И обрадовалась: заставленная другими машинами, её «мазда» радостно мигнула фарами и заурчала мотором. Место для выезда с трудом, но нашлось, и Полина покатила домой, всё ещё продолжая удивляться свой странной забывчивости. Кроме того, её не покидало ощущение неправильности всего происходящего. Оно ныло и ныло, заставляя девушку выискивать причины плохого состояния.

Но больше всего её испугала собственная квартира. Когда Полина открыла дверь и вошла в неё, ей показалось, что она не была дома минимум месяц, а то и больше. Её мебель имела матовые поверхности, но и на них слой пыли был заметен слишком очевидно. В холодильнике стояли два настолько прокисших салата, что она почувствовала это едва открыла дверцу. У молочки истёк срок годности почти два месяца назад.

Полина тяжело опустилась на маленький диванчик под кухонным окном. Что же с ней случилось? И где она была, если её явно не было дома? Она слышала, конечно, о людях, потерявших память и потерявшихся в нашей огромной стране. Но, чтобы это случилось с ней? Да и как? Как потеряла? Как вернулась? Где была? Ведь с ней не произошло никаких видимых изменений: этот костюм она надевала на собеседования, на своей машине обычно ездила… ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! – надрывалось сознание, но ответа у Полины не было.

А ещё она почему-то никому не хотела говорить о происходящем. «Мама?!» – мелькнула мысль, и Полина потянулась к телефону. Родители жили в другом городе, но она созванивалась с ними часто. «Мама должна знать, где я была, если я её предупреждала об отъезде. А я всегда предупреждаю».

Дрожащими пальцами Поля набрала вызов и стала ждать.

– Дочка?! Ой, какая ты молодец, что позвонила. А то мы с отцом уже волноваться начали: какая-то неожиданная работа, в каком-то поместье, за границей! Как хоть тебя встретили? Иногда иностранцев не очень-то привечают. Справляешься?

Вопросы из мамы сыпались, как горох, но Полина предпочла бы слушать их и дальше. Слушать, потому что отвечать на эти вопросы ей было нечего. Никакой работы, ни в каком поместье, ни в какой загранице она не помнила. Совершенно. «Что же делать?» – билась в мозгу беспокойная мысль.

– Мама! Мама, всё в порядке. Я звоню, чтобы спросить, как там вы с отцом?

– А у нас всё хорошо, дочка. Не волнуйся. А тебя отпустили за вещами? Ты говорила что-то по телефону, но связь была плохая, и я не совсем поняла. Ты, наверное, очень далеко где-то работаешь? Нельзя говорить, да? Понимаю. Но ты звони, хотя бы иногда, нам с отцом будет достаточно.

– Хорошо, мама. Извини, у меня мало времени. Передавай привет папе, – и Полина нажала отбой.

Звонок родителям нисколько не добавил ясности в её ситуацию. Но и думать постоянно об одном и том же Полина не могла. В сложные моменты её тянуло на генеральную уборку или другую активную и длительную работу. Именно этим она и решила заняться. Тем более, что квартира прямо просила о подобной услуге. Переодевшись в домашнее, Полина встала посередине комнаты и грозно взглянула на образовавшийся беспорядок.

– Так, с чего начнём? – спросила она сама себя и самой себе ответила:

– С окон! Их мыть. Портьеры: тяжёлые выхлопать, лёгкие – стирать. Всё пылесосить и мыть. Вперёд, Поля!

И всё равно, где-то в подсознании билась мысль: не то… не так… неправильно…

***

Дракон разбудил герцога под утро. Он рвался и метался внутри человеческого тела, требуя свободы и немедленного действия. «Поли?!» – обожгла герцога тревожная мысль. Сразу всё стало неважным: княжна с её непонятным желанием попасть в замок, предстоящая помолвка короля и друга, какой-то полукровка, ожидающий его разбирательства в Мейго. Важна была только она – Поля. Но именно её он и не чувствовал. Полины не было нигде.

Чёрная громада дракона рванула вверх, сливаясь с ночным небом, и Эрик уже не видел, как внимательно провожают его глаза королевской невесты. Нет, это не был взгляд влюблённой женщины. Это был взгляд понимающей женщины, сочувствующей и обещающей помощь. Но Эрик пока этого не знал. Он направлялся к месту последней стоянки Полиного отряда, надеясь там узнать, что произошло.

В лагере спали все, кроме дежурных. Разбудив Кона и Дэниэла, Эрик сурово потребовал:

– Ну?! Где Полина? – уже понимая по их виду, что те ничего не знают.

– В роще, – в голос ответили эти смертники, которые вдвоём не могли уберечь сестру. Дракон скрипнул зубами.

– В какой роще? Эльфийской?

– Да, что случилось, милорд?! – не выдержал Конол. – Нас не пропустила магия эльфов и мы остались, а Полина спокойно прошла через их границу и ещё не вернулась. Мы надеялись до утра вернуться … в лагерь, – неуверенно закончил Кон, оглядываясь вокруг и понимая, что именно в лагере они и находятся. – Полина?! – взревел теперь уже оборотень и, мигом обернувшись, начал нарезать круги по лагерю, не обращая внимания на просыпающихся гвардейцев.

Дэниэл тоже пришёл в себя и теперь сосредоточенно изучал кристаллы, которых у него оказалось немало.

– Вот, после случая с нападением, я всё записываю, весь наш путь. Смотри!

Не разворачивая большую проекцию, дракон быстро просмотрел, как Полина с небольшим сопровождением выехала в сторону рощи. Как зашла в неё … и вышла через несколько часов. Кристалл бесстрастно показывал спящих братьев и гвардейцев, показывал телепортацию в лагерь, продолжающих спать мужчин. И также бесстрастно показал окно открывшегося портала и Полину, которую затягивало в этот неизвестный портал.

– Кто?! – ярость дракона была безмерна и усиливалась от того, что он не знал врага, посмевшего нанести ему этот удар. Но, он пожалеет! Они пожалеют! Те, кто вздумали задеть дракона и его пару. Дракон найдёт их всех и месть его будет жестока!

Подошёл Конол, уже перекинувшийся в человека.

– След обрывается недалеко от палатки Олли. До палатки Полина не дошла, как будто растворилась в воздухе.

– Именно, – грубо рявкнул дракон. – Её затянуло в портал.

– Подождите! – Дэниэл вновь активировал кристалл и увеличил проекцию. – Смотрите!

Теперь было видно, что с той стороны портала Полину встречают мужчина и женщина, но марево портала не давало возможности рассмотреть их подробнее.

– Портал наш, местный. Я бы даже сказал очень знакомый портал, – Дэниэл потёр левую бровь совсем, как Эрик. – Очень похож на те, что строит Берт или его матушка. Может, Поли уже в замке?

– Я её не чувствую совсем, – хмуро откликнулся герцог. – А в замке, наоборот, она сияла бы для меня маяком.

Лагерь между тем полностью проснулся. Гвардейцы собирали палатки, понимая по тревожному виду командиров, что случилось непредвиденное. Дэниэл отдал приказ короткого завтрака и немедленного выступления в путь. У него ещё сохранялась надежда, что всё будет хорошо и Полина вскоре найдётся. Если только её не украл безумный самоубийца, не боящийся драконов. Дэниэл таких не знал.

А сам дракон, у которого так беспардонно, нагло, открыто украли пару, погряз в укоряющих эмоциях, сожалениях, ярости, мести… Весь этот сплав кипел и требовал выхода и только огромным усилием воли дракон оставался человеком, а не перекинулся в огнедышащую махину, выжигающую всё вокруг. «Поли… Поли… Поли…», – посылал призывы дракон, но…

Эрик корил себя за недостаток внимания к Полине, за сдержанность, за недомолвки. Чтобы ему не рассказать ей сразу о парах и о себе?! Не попытаться ухаживать за любимой женщиной и не расположить её к себе?! Она бы теперь всё знала, понимала и верила бы ему. Тянулась бы к нему сердцем и её легче было бы найти. Не-е-ет, мы же гордые, умные, мы считаем, что всему своё время… И вот, привязка ещё не до конца сформировалась, ещё слабая. Но хорошо, что хоть такая есть. «Поли… звёздочка моя, где ты? Поли… ларинэ…» Но эфир молчал, заставляя думать о страшном, о том, что Полина находится в бессознательном состоянии или … в этом мире Полины нет.

Эрик не собирался тянуться до замка с отрядом ещё целый день. Чёрный дракон вновь взмыл в небо. Теперь его путь лежал в замок и Эрик надеялся быть там через несколько часов. Что касается этих недоумков в портале, то их вскоре найдут. Дэн сделал слепок и отослал в департамент. Все маги, могущие открывать порталы стоят на учёте. Конечно, они могут использовать маскирующие артефакты. Но не в этом случае. От ярости дракона не поможет никакой артефакт. Он их найдёт.

***

Синриэль крутила в руках послание от владыки и у неё леденели пальцы от страха. Как она смогла вляпаться в такую историю?! Вроде бы всё учла и проверила на десять раз. Но, кто мог предсказать, что эта пришибленная станет народным героем эльфов! Спасла источник! Уничтожила тёмный артефакт! Роща восстановила свои силы и теперь эльфы смогут пользоваться ещё одним источником. Кроме того, этот источник усилит влияние эльфийской магии на территории людского королевства, будет служить подпиткой эльфийским магам, которые окажутся в сложной ситуации вдали от великого леса, от дома. Значение его огромно. Ценность неизмерима.

И всё это фактически ПОДАРИЛА эльфам какая-то землянка: примитивная, неинтересная, скучная особа. Уж точно несравнимая с ней, Синриэль, младшей дочерью владыки, одним из сильнейших магов эльфийского народа! Но, если отец узнает, ЧТО сделала Риэль, то она потеряет его расположение надолго, если не навсегда. Интересы государства и народа ему важнее интересов младшей дочери. «Сурс поганый! Как неудачно всё и не вовремя!» – раздражённо воскликнула про себя эльфийка.

Отец недвусмысленно приказал подружиться с иномирянкой, расположить к себе, пригласить в гости. И сам вознамерился прибыть в королевство для приветствия героини эльфов. Подумать только?! Иномирянка – героиня эльфов. Бред! «Что же теперь делать? – озадачилась Синриэль. – Что?»

Она осаждала герцога со вполне определённой задачей: стать его женой, в крайнем случае, любовницей. Женой, конечно, лучше, но и в любовницах она сумела бы удержаться надолго. И, вроде бы, ничего этому плану не мешало. Герцог не был женат, не имел постоянной пары, наложницы никогда не считались Синриэль за противниц.

Но, странно, герцог не реагировал на неё, как мужчина. Ни балы в королевском дворце, ни подстроенные «случайные» встречи не заставили его заметить эльфийку, обратить на неё мужское внимание. Тогда Синриэль связалась с экономкой герцога, чтобы та нашла способ пригласить Синти в замок. И тут им обеим повезло: герцог объявил отбор на должность управляющего поместьем. Это был шанс! Прекрасный шанс заявить о себе, показать себя, привлечь внимание к себе. Попасть, наконец, в этот сурсов замок! Синти отдала экономке приличную сумму, чтобы обойти конкурентов на первых этапах. И какая-то землянка – убогая и недалёкая, из примитивного технического мира сумела влёгкую обойти её на последнем этапе! Даже не смешно!

А ведь это ещё не всё! У Синриэль в Мейго было ещё одно дело, которое она собиралась распутывать постепенно. В одной из семейных хроник, Синти нашла упоминание о сундуке необработанных самоцветов и пропавшей принцессе волков. Следы обоих терялись в Мейго. Больше она ничего не знала, но умному эльфу и этого достаточно, чтобы использовать информацию вовремя.

И вот сейчас всё, всё, что она делала для достижения своих целей оказалось ненужным. И сами цели оказались ложными. Герцог имеет пару, а это – непреодолимое препятствие для договорного брака. То есть уже ни в коем случае милорд не женится на Синти, а ей, следовательно, не блистать на балах, не строить интриги, не заниматься шпионажем, без особого труда добывания сведения из людских чиновников и военных. Просчиталась Синти! А всё эта землянка, так не вовремя появившаяся на отборе. Как чувствовала Риэль, что её ещё тогда надо было отправить обратно. С первого этапа и не допускать её встречи с герцогом. Тот и сам ещё не понял ничего про эту землянку, а Синти уже увидела их связь: всё-таки она эльфийка, а их магия более чутко реагирует на эмоции и чувства. Увидела и попыталась бороться, но проиграла.

А потом и про клад пришлось забыть: его нашли и отправили в королевскую сокровищницу. Ну, что за чёрная полоса! А всё она – землянка! Сурс её забери!

Да, Синриэль сделала артефакт, блокирующий память на определённом временном отрезке. Ничего сложного. И не такие артефакты ей приходилось делать. Только об этом мало кто знает. Да, Синриэль передала его леди Оссии Дайер, но что с ним делала эта самая Дайер, она не знает. «Пожалуй, такая линия поведения подойдёт. Но. Но лучше до такой защиты не опускаться и немедленно вернуться в великий лес. Попросить у отца прощения и защиты и на время затаиться. Не выдаст же он родную дочь. Или выдаст? Нет, не выдаст. И не потому что дочь, не потому, что любит, а потому что не может позволить, чтобы кто-то обвинял в чём-то эльфов. Расовая и родовая эльфийская спесь – это не выдумка, а факт», – усмехнулась Синриэль и, окинув взглядом покои, которые она занимала в замке, начала методично собираться. Больше ей здесь делать было нечего, а попадать под горячую руку разъярённого дракона не было никакого желания. А в великом лесу пусть её попробуют достать. Это не получится даже у дракона.

«Жаль, что выпадение памяти действует недолго: через месяц-два иномирянка всё вспомнит. А если догадается снять артефакт, то и раньше. Но это уже не моё дело», – закончила размышлять Синриэль с одновременным завершением сборов. Тому, кто владеет магией на это не надо много времени. Ещё раз оглядев комнату, не оставила ли чего нужного, Синриэль выстроила сложную руну портала и шагнула в объятия родного леса.

В комнате остался запах её духов и небольшая заколка, которую эльфийка не заметила, а между тем на этой заколке был закреплён второй вариант блокировки памяти и предназначался он уже Оссии Дайер, чтобы та ничего не смогла рассказать об их договорённостях. Но… про эту заколку Синти забыла, взбудораженная письмом владыки. Зато её заметил Боло, который проявился в комнате после ухода эльфийки, подобрал заколку и спрятал её в своём тайнике. Боло чувствовал, что хозяин уже близко и с нетерпением ждал его.

***

Оссия Дайер приближалась к покоям невесты герцога и с усмешкой кривила губы. Эта «невеста» слишком вжилась в роль. Как бы Оссия не была настроена против Полины, но умом она понимала, что герцог уже сделал свой выбор и он совсем не в пользу эльфийки. Однако сумма, полученная за содействие на отборе, была так велика, что заставила Оссию отступить от своего же правила: брать деньги за работу, которую можно выполнить, а не за мечты и желания. Вот она и взялась за невыполняемую в принципе работу. Надеялась на удачу, но она, кажется, в этот раз подвела.

Сейчас Оссия хотела отчитаться за переброс иномирянки в её родной мир. Оссии удалось подчинить одного из гвардейцев в замке и с его помощью выкрасть Полину из лагеря. Тут им, откровенно говоря, здорово повезло, и они застали возвращение Полины и братьев. Но это только немного помогло Оссии. Она с самого начала рассчитывала усыпить дежурных и выкрасть Полину под утро, когда сон наиболее крепок.

Не составило большого труда определить местонахождения отряда. Ведь вслед за отрядом летели в замок отчёты от старост, от торговцев, от крестьян, которые как положено сообщали о сделках и уведомляли замок. А поскольку в замке управляющей на данный момент была сама Оссия, то она и получала все эти извещения. Поэтому и знала, что через день Полина прибудет в замок и власть Оссии закончится.

Выждав момент, когда Полина направилась к одной из палаток, Оссия кивнула гвардейцу и тот просто захватил Полину, крепко прижимая её к себе и одновременно накладывая на лицо тряпку с порошком подчинения. Не велика мудрость и хитрость, но действует всегда чётко в случае неожиданного нападения даже на сильных магов.

Не забыла Оссия немедленно снять с Полины все артефакты. Зато надела тот, что передала ей эльфийка. Это было тонкое серебряное кольцо с двойным плетением рун по внутренней части ободка. Оссия – бытовой маг и разбиралась немного в артефактах. Тот, что она надела на палец Полины, был недостаточно сильным по её мнению. Но спорить с эльфийкой она тогда не стала: не её дело. Затем с помощью магии переодела девушку, вернула ей её личные вещи и обошла вокруг, оценивая результат. Иномирянка стояла с закрытыми глазами и по внешнему виду ничем не отличалась от того момента, когда она явилась на отбор. В последний раз внимательно оглядев девушку и не заметив никаких различий, Оссия достала артефакт переноса.

Первый портал, которым они забрали Полину из лагеря, перенёс их совсем недалеко. Но это и понятно: Оссия не могла строить дальние порталы, так как не имела большого магического резерва. Артефакт, который дала ей эльфийка был межпространственным и мог открывать порталы на далёкие расстояния или в другие миры. Как член отборочной комиссии, Оссия прекрасно знала координаты миров, откуда прибывали претенденты. Так что вернуть Полину туда, откуда она попала на отбор проблемой не было. А межмировая магия перехода снимет окончательно наведённые чары подчинения. Девушка вернётся домой, только из её памяти исчезнет всё пребывание в этом мире.

Проводив взглядом Полину, которая под наведёнными чарами спокойно вошла в портал, Оссия отключила артефакт и призадумалась ненадолго.

Судьба Полины её уже не интересовала: вспомнит она себя или не вспомнит – это неважно. Важно другое: будет ли её искать герцог. И что-то подсказывало экономке, что будет. Она оглянулась на молчаливого гвардейца: с ним тоже надо что-то делать. Хотя, конкретно сейчас он ничего не помнит, как и Полина, он просто выполняет команды. Значит, надо быстро вернуться в замок и убрать следы магического воздействия на гвардейца.

Приняв это трезвое решение, Оссия открыла портал в замок и вместе с гвардейцем шагнула в него. И вот сейчас она торопилась к эльфийке (хитрая и осторожная дамочка оказалась), как вдруг ощутила сильные магические колебания и яркая вспышка портала из покоев невесты, подсказала ей, что Оссия опоздала.

Портал был явно дальний, а, значит, возвращаться Синриэль не собиралась. А, значит… А, значит, все их планы провалились и теперь надо сделать всё, чтобы избежать сурового наказания.

Оссия резко открыла дверь покоев невесты. Разбросанные вещи, открытые шкафы и ящики стола говорили о нервных и торопливых сборах. «Что-то случилось! И случилось очень важное!»

Оссия буквально вылетела из покоев Синриэль и заторопилась вниз, в кабинет управляющего. Она занимала сейчас кабинет Конола, потому что в кабинет Полины не могла попасть, как ни пыталась. Утро только начинало открывать новый день и в замке ещё было тихо. Особенно тихо в последние дни, потому что Оливия с дочерями уже не работали здесь, а именно она была всегда первой, кто начинал работу ранним утром. Нет, новый повар был хорош и тоже начинал рано, но… Даже себе Оссия не хотела признаваться, что прежняя повариха готовила вкуснее и лучше подходила этому замку, чем модный столичный повар.

Открывала дверь в кабинет она уже на серьёзном взводе. И её худшие ожидания оправдались. Один вид гербового послания (когда оно успело появиться тут!) заставил замереть и заледенеть внутренности. Оссия резко вскрыла печать (узнавать, так узнавать сразу, нечего тянуть) и быстро пробежала глазами текст.

–Вот оно что…, – прошептала она одними губами. – Кто бы мог подумать. Иномирянка – пара герцога.

Вместе с этой новостью к Оссии пришло осознание в какое дерьмо она вляпалась. Пришло понимание того, почему эльфийка, не дождавшись результата их операции, спешно ушла порталом. Но ей есть где спрятаться: за спиной ушастого папаши. А ей, Оссии? А её сыну, Берту, который, хотя сам не помогал им, но и не мешал. Это конец. Конец всем планам, всем надеждам, всей жизни.

Оссия тяжело опустилась на стул, продолжая держать в руках послание. Мысли вяло крутились по кругу, не рождая никаких спасительных вариантов. Хотя… Есть же ещё леди Дейзи! Она же тоже должна получить такое послание, и она должна огласить его перед всеми. Сделала ли она это? Не-е-ет, не может быть! Судя по характеру леди, она будет биться до последнего. А, значит, оглашения ещё не было. Тогда можно сделать вид, что про пару Оссии было неизвестно. Ей и на самом деле было неизвестно об этом. Но, как оправдаться за деньги от Синриэль? Давить на жалость? Герцог великодушен, но, пожалуй, в этом случае не поверит. А, главное, как Берта от всего этого огородить? «Дура! Забыла про осторожность, а выпутываясь, увязла ещё больше!» – ругала себя Оссия.

«Надо всё-таки попробовать договориться с леди. Та столько лет вьёт верёвки из брата, что набралась уже всякого опыта», – приняв такое решение, Оссия, несмотря на раннее утро, заторопилась в покои леди. Дело не могло ждать. Надо было готовиться к встрече с драконом. Но она не успела.

«Не успела!» – обожгла её паническая мысль, когда уже на подходе к хозяйским покоям, она услышала рёв дракона. В окнах задребезжали стёкла и двор замка, освещённый первыми лучами утреннего солнца, накрыла тень драконьих крыльев. Дракон вернулся в своё разорённое гнездо.

***

Герцог почти бежал по коридорам замка к своему кабинету, но успевал заметить те изменения, что произошли здесь за его отсутствие. И они ему не нравились. Простота, лаконичность и благородная сдержанность, которой Полина подчеркнула достоинства старого замка, сменились показной роскошью, демонстративным выпячиванием богатства. Излишняя позолота, неуместная вычурность скульптур в нишах – всё резало дракону глаз и вызывало неприятие. «Когда только Дейзи успела собрать весь этот хлам из всех их замков?!» но это раздражённое замечание утонуло в мыслях о предстоящих тяжёлых разговорах.

Эрик рванул на себя дверь кабинета, и магия привычно отозвалась, открывая вход хозяину. «Ну, слава стихиям! Хотя бы сюда не добрались!»

– Боло! – воззвал герцог с порога. – Доклад!

– Сейчас, хозяин, – засуетился домовой, появившись из тёмного угла уже с небольшим подносом для завтрака. – На-ка вот, сбей пыл маленько, – и Боло подвинул дымящуюся чашку герцогу.

Герцог резко остановился, непонимающе глядя на приготовления домового. Казалось, сейчас он вспылит и бедному Боло достанется ни за что. Но усилием воли герцог переборол порыв и всё-таки сел к столику, беря в руки свежий успокаивающий отвар.

– Рассказывай, Боло, – уже более спокойно приказал герцог.

– Ты всё сам увидишь и услышишь, хозяин, неторопливо начал домовой. – Твой маг с оборотнем поставили кругом записывающие кристаллы. А я расскажу про те места, где их не было. И ты знаешь, что домовые лгать не могут. Так что понравится тебе то, что ты услышишь или нет – твоё дело. Твоя сестра опять притащила в замок невесту. На этот раз эльфийку Синриэль. Ты её знаешь, – герцог согласно кивнул, а Боло продолжил. – Но в этот раз планы были очень серьёзные: добиться помолвки и для этого даже искали приворотное средство и требовали от ведьмы, которая тут тебя дожидается, немедленно сделать его. Уной попрекали, мол, наложнице же ведьма его сделала. Только ведьма отказалась. Сказала, будет ждать твоего правосудия.

– Про эту ведьму я совсем забыл, – покачал головой герцог. – Ну, ничего, посидит ещё немного. Невелика шишка. А Дейзи, значит, взялась за старое? Ну-ну…

– Эту Синириэль она перед всей прислугой объявила твоей невестой и поселила в покои твоей будущей жены.

– В Полины?! Не прощу! – скрипнул зубами герцог.

– Вместе они две недели «приводили замок в порядок», – укоряюще пожаловался домовой. – Всё, что Полюшка сделала, изменили, да ещё с оговорками и насмешками.

Герцог поморщился, представив эту картину. Было жгуче обидно за Полину и стыдно за сестру. Его ближайшая родственница в этот раз перешла все границы и вела себя не просто нагло, но грубо и … недальновидно.

– Синриэль спелась с твой экономкой. Оссия много должна эльфийке, а клятвы Полюшке она так и не принесла, поэтому могла творить, что вздумается. Но мы тебя уже предупреждали об этом. И вот ещё артефакт из покоев эльфийки с сильным магическим заклятьем. На этой заколке блокировка памяти. Уж сам разбирайся для кого эльфийка его делала.

– Спасибо тебе, Боло. Я разберусь и никто не уйдёт от наказания.

– Уж постарайся, хозяин, – ворчливо заметил домовой. – Обидно, однако, когда добрых работников метлой из дома гонят. Вон, как Оливию с дочками. Обидно. И слуги уже ворчать начали. Новые господа никому не нравятся. Обижают ни за что, ни про что…

– Разберусь, – коротко бросил герцог. – Что-то важное ещё есть?

– Да, – тяжело вздохнул Боло, – кто-то недавно проникал в усыпальницу замка, и магия его пропустила, посчитав своим. Я был занят в замке и заметил это только вчера. Виновен, хозяин, – опустил голову Боло.

– В усыпальницу?! – недоуменно воскликнул герцог. – Это-то зачем?!

– Кабы знать, хозяин, – сожалеюще ответил домовой. – Но чуется мне, связано это с кладом, который вы с Полюшкой нашли.

– Напомни мне про проверку усыпальницы позже, а сейчас у меня то ещё веселье с утра предстоит.

Герцог нажал кнопку магического звонка, вызывая Берта. Горячая волна негодования немного схлынула. Осталась трезвая, холодная ярость, которая не даст покарать невинного, но не пропустит подлого. И осталось неприятное понимание, что он слишком доверял тем, кого считал близкими людьми. Что ж, теперь у него таковых не будет. За всё надо платить.

Дверь кабинета открылась и Берт настороженно, но бестрепетно вошёл к хозяину. Герцог молча, изучающе рассматривал своего многолетнего слугу, который знал много семейных тайн, видел герцога в слабости и гневе, был связан родовой клятвой и, казалось, никогда не предаст. Только не он.

– Чем тебя купили, Берт? Почему ты решил, что приказы моей сестры важнее приказов моей управляющей? Разве я оставлял здесь хозяйкой леди Дейзи?

Дворецкий молча стоял, вытянувшись в струнку и глядя куда-то за спину герцога. Весь вид его говорил, что он терпит несправедливо, но хозяину перечить не будет. И, если герцог рассчитывал на какое-то объяснение, то он просчитался. Дворецкий, теперь уже бывший дворецкий, упорно молчал.

– Это твой выбор, – глухо заметил милорд. – Сейчас ты выполнишь последнее поручение в моём замке. Немедленно. Повторяю, немедленно все обитатели замка должны быть собраны в холле для важного объявления. Все! – ещё раз жёстко повторил герцог.

Дворецкий учтиво склонил голову и вышел. Нет, герцогу не было его жалко. Было досадно, что просмотрел, не заметил червоточину подобострастия. Приблизил к себе и обращался практически, как с другом. Слишком много оказалось известно ненадёжному человеку. И нельзя допустить, чтобы эта личная информация попала не в те руки. Поэтому, да – блокировка памяти и перевод в обычные слуги. Пусть он сам ничего и не делал, но он и не предупредил, а это тоже – предательство. Отпускать же подобного человека из дома тем более не стоит. Просто теперь ему не будет доверия. Совсем. И служить он будет подальше от господских покоев, например, на хозяйственном дворе в помощниках уборщику Фреди.

Теперь Дейзи и Оссия. С ними разговор будет долгим. Поэтому вначале надо сделать объявление. Герцог уже понял, что сестрица проигнорировала его послание. «Она сильно удивится последствиям своего поступка», – злорадно подумал герцог, выходя из кабинета и направляясь к холлу. Там уже слышался лёгкий гул голосов и чувствовалось нетерпеливое ожидание. Герцог вышел в холл, к ожидающим его людям. «Много нового народа, – промелькнула тревожная мысль. – Учтём». Взглянул на бледную Дейзи, на прячущуюся за её спиной Оссию, и сделал шаг вперёд.

– Жители замка Мейго! Все, кто работает здесь по простому найму, по договору магии или по договору крови. Я, герцог Эрик Мартенсон, объявляю, что леди Полина Вересова, землянка, является моей парой, моей невестой и будущей хозяйкой Мейго. Почитание и уважение леди Вересовой является обязательным условием работы в замке. Кто будет уличён в злонамеренных действиях против моей пары будет арестован, как враг королевства. Если нет ко мне вопросов, то все свободны. Можете заняться своими делами.

– Есть! – Рэйчел Сабб, бывшая экономка, которая тихо пересидела эти две недели, не вступая в пререкания с новыми хозяйками замка, теперь осмелела. – Милорд, нельзя ли вернуть в замок повариху Оливию и её дочерей?

– Рэйчел? – припомнил герцог эту невыразительную женщину.

– Да, милорд, – лёгкий румянец тщеславия (её узнали!) окрасил щёки женщины.

– Рэйчел, временно, до возвращения леди Полины, вы будете занимать должность управляющей. Следовательно, наём и увольнение слуг в вашей компетенции. Робин, – обратился он к высокому дородному мужчине в поварском колпаке и переднике. – Ты возвращаешься в столицу, как только Оливия вернётся на кухню.

– Слушаюсь, господин, – с облегчением выдохнул мужчина. Похоже ему самому не очень нравилась ситуация, но спорить с сестрой хозяина он, конечно, не решился.

– Теперь, надеюсь, всё.

Народ, шушукаясь, начал расходиться, стараясь поскорее уйти от грозных взглядов хозяина. Герцог повернулся к сестре.

– Дейзи и вы, Оссия, прошу ко мне в кабинет.

В молчании все трое дошли до двери, возле которой застыл в немом вопросе Берт. Он ещё не знал ни своей судьбы, ни судьбы матери.

– Заходи и ты, Берт.

– Вам повезло, что я уже немного остыл, но остыл не настолько, чтобы спустить вам с рук все ваши подлости. Судить и решать вашу судьбу буду я сам.

Неуловимым движением руки, герцог накинул на всех троих заклятье недвижимости, и они застыли напряжёнными фигурами. Живыми были только глаза, которые со страхом и мольбой следили теперь за действиями дракона. Ни одному из этих троих тягаться силой с драконом было не по плечу.

С Бертом он не стал разговаривать. Просто, подойдя к нему, положил руки на голову и, не стараясь обезболить, удалил все участки памяти, связанные с личной жизнью и служебными делами семьи Мартенсонов. Это заняло какое-то время, в течение которого Дейзи испуганно наблюдала за его действиями, а Оссия понятливо, но озлобленно щурилась. Проведя процедуру, герцог отпустил Берта со словами:

– Теперь ты работаешь под началом Фреди Хьюза.

Берт низко склонил голову и, не говоря ни слова, вышел из кабинета. Специально или нет, но герцог задел и те участки мозга, которые хранили память о начале службы Берта и о прежних взаимоотношениях с хозяином. И теперь Берт воспринимал себя, как недавно нанятого слугу, которого хозяин ещё ничем не отличал. «Так будет лучше», – нисколько не сожалея о сделанном, подумал герцог, провожая глазами нескладную фигуру бывшего доверенного слуги.

– Начнём с вас, Оссия. – повернулся он к экономке. – Несколько лет назад по настоятельной просьбе вашего сына я принял вас на службу, несмотря на громкий скандал в академии. Берт уверял, что преданнее работников я не найду. И? Я хочу услышать всё, что вы успели натворить за моей спиной. И не советую врать и утаивать.

Ещё один пасс и экономка начинает говорить помимо своей воли и желания. Она кривится, морщится, но преодолеть магическое воздействие герцога не в силах. (А, не ставят кого попало во главе безопасности: герцог был сильнейшим магом и менталистом королевства).

– Я, – хриплый, каркающий голос Оссии наполнил пространство кабинета. – не хотела зла. Леди Синриэль попросила помочь на отборе и обещала за это двадцать тысяч ренов. Я не удержалась. Такие деньги не валяются на дороге. Но на отборе вы выбрали леди Полину, и я подумала, что эльфийка отступится. Леди Полина была мне неприятна, но вредить ей я не хотела.

Судорога скривила лицо экономки и её тело вздрогнуло от сильнейшей боли. Женщина судорожно вздохнула, пытаясь снизить болевые ощущения, но заклятие недвижимости не дало ей возможности облегчить своё состояние. Но она настырно сопротивлялась.

– Ты врёшь, Оссия и боль показывает это. Пока будешь врать, боль будет усиливаться. Выдержишь? – холодно усмехнулся герцог.

Экономка ещё некоторое время сопротивлялась боли. Капли холодного пота выступили у неё на висках и на лбу, побежали мелкими струйками по лицу и подбородку, капая на грудь. Но всё же она не выдержала. Сдалась и продолжила говорить, но уже другим, злобным тоном, не сожалея о сделанном. Ведь говорить, особенно говорить правду, она могла абсолютно безболезненно.

– Да! Вы – благополучные высшие аристократы с древней родословной и немеряными богатствами, вы всегда вызывали во мне раздражение и зависть. Да, зависть! У вас есть всё, а я должна выкручиваться, чтобы достойно жить со своими крохами магии. А я тоже хочу жить роскошно! Почему нет?! Я оценила вас, как глупого идиота, когда вы без проверки, только по слову Берта взяли меня на службу. А, если бы подняли архивы, узнали бы много интересного. Помните дело графа Дайер? До сих пор не раскрыто? Как жаль, – притворно посочувствовала эта мегера. – А всего-то и нужно было бытовой магией затереть следы в комнате после портала. Если хотите, ищите его в мире Теривел. Может, жив ещё, хотя там же постоянные войны… Не повезло графу. Зато я смогла стать леди, благодаря нашему неожиданному недолгому и несчастному браку. И после этого меня приняли на работу в академию. Берт был ещё совсем мал, и я вела себя осторожно. Но через несколько лет всё равно попалась с этими экзаменами. И деньги-то были небольшие… Жаль. Но вы, герцог, всё исправили и взяли меня на службу. Берт уже работал у вас, и вы ему доверяли. Он глуп, мой Берт. Глуп и труслив. Мы могли бы сделать гораздо больше вдвоём. Но дети наша слабость. Я люблю его и ради него иду на всё.

– Неожиданно, – герцог откинулся на стуле и пристально посмотрел на женщину. – неожиданно и поучительно: внешняя оболочка совсем не совпадает с внутренним содержанием. Учтём. Продолжайте.

– Я почти закончила, милорд. Почему-то ваша землянка не доверяла мне с первого взгляда, мы не понравилась друг другу сразу. Я это остро чувствовала и стала опасаться её: так как её светлая магия видела во мне противника. Спасало только то, что иномирянка не понимала ещё законов магии. Поэтому в отношении Полины наши с леди Синриэль интересы совпали. Мы обе хотели убрать её подальше. Леди сделала артефакт, блокирующий память. Так что ваша Полина сейчас ничего не помнит о нашем мире и о вас. Эльфийка же передала мне артефакт межмирового портала. Ну, а я переправила вашу избранницу на Землю. Всё, больше я ни в чём не замешана, милорд.

– И этого хватит с избытком, – герцог едва сдерживал себя. У него щемило сердце, дракон рвался на волю и эмоции вновь полыхали пожаром. «Гадина! Какая мерзкая гадина свила гнездо в моём доме». – Рррррыыы!!! – не удержался дракон и пыхнул жаром на экономку.

Та вжала голову в плечи и, видимо, приготовилась к немедленной смерти. Но герцог, небрежным жестом открыв портал, отправил её в подземную тюрьму замка, в камеру без окон и дверей, высеченную внутри скалы, попасть в которую можно только порталом, а выйти невозможно.

Вечером Эрик зашёл в эту камеру с Оссией. Она не раскаивалась и не сожалела. Она вынашивала планы мести. И герцог решил, что лучшее, что можно сделать в этой ситуации – сразу отправить её рудники. Работы там есть разные, а сбежать оттуда невозможно. Всех магов лишают магии и всех заставляют работать. А как же: за всё надо платить.

После удаления из кабинета этой чудовищной особы, герцог долго не мог успокоиться, но его решения ждала ещё Дейзи.

– Ну, что, дорогая сестра? Ты осознала свои заблуждения или ещё будешь упорствовать? Как тебе невеста, подобранная для меня тобой? Милашка, правда? А экономка, которая угробила собственного мужа? – издевательски заметил герцог.

– Э… Э… Эрик, – заикаясь пролепетала Дейзи, – клянусь, я не хотела! Я даже подумать не могла, что дочь владыки может быть такой… такой… такой непорядочной, – выпалила она. – Конечно, эта девочка, землянка, тебе совершенно не пара, но если ты твёрдо решил, то мы примем твой выбор. Лишь бы тебе было хорошо, – примирительно заметила герцогиня.

– А ведь ты ни разу не видела Полину, Дейзи. – вкрадчиво начал дракон. – Почему же ты решила, что девочка меня недостойна? Как ты это определила, Дейзи?! Ты даже не озвучила моё прямое распоряжение! Не много ли берёшь на себя, сестра? – почти спокойно закончил герцог. Но в этом внешнем спокойствии чувствовалась буря и герцогиня прекрасно это видела. – В общем, так, герцогиня Мартенсон. Только ради Дэниэла и ради мира в семье я в последний раз ограничусь всего лишь твоей временной изоляцией. Пять лет ты проведёшь вдали от светских салонов и дворцовой мишуры. А ещё одно твоё выступление против меня или Полины обойдётся тебе изгнанием из рода Мартенсон, и я верю, что родители поддержали бы меня. Нельзя безнаказанно кусать руку, дающую тебе кров и пищу. Думай, Дейзи и выбирай. А сейчас ты немедленно отправишься в ваше родовое поместье Дженкин и останешься там до моего распоряжения. Никаких балов, выездов, приёмов. Твои перемещения ограничены строго пределами поместья. С тобой отправятся десять гвардейцев. Я отдам распоряжение. Они будут отслеживать твою почту и твоё пребывание на месте. За попытку подкупа ты будешь наказана увеличением срока изоляции.

– Но, Эрик…, – растерянно обратилась к брату герцогиня, но его в кабинете уже не было, а магия мягко подталкивала женщину к выходу. Но, скорее всего, это был Боло. Просто герцогиня-то его не видела и грешила на магию защиты.

Выйдя из кабинета, Дейзи направилась к себе в покои. Ей было обидно, но изменить она уже ничего не могла. С каких неожиданных сторон открылись люди, которых она давно знала. И как неприятно осознавать, что её лишь использовали для достижения своих целей. Но и Эрик был с ней слишком груб и суров. Подумаешь, не та невеста! Он же всё равно выбрал сам, мог бы и простить сестре неудачную попытку. Так нет! Наказал! Как несмышлёную девчонку. Обидно! Но надо взять себя в руки и продумать, как и чем смягчить сердце брата.

Ни про сына, которому стыдно за поведение матери, ни про вред королевству, который наносила деятельность эльфийки, ни про репутацию герцога, которая подвергалась разрушению благодаря действиям самой Дейзи, женщина не думала. У неё просто не хватало мыслей на такие отвлечённые понятия. Зато вполне хватало понимания, чтобы осознать: на ближайшие балы и (о, ужас!) помолвку брата она не попадает! Обидно! И, главное, ни за что!

Не скоро, очень нескоро до Дейзи начнёт доходить смысл наказания. Не раз и не два предпримет она попытки подкупить стражу. Но, как и обещал Эрик, это приводило только к увеличению срока изоляции. Дейзи провела в своём поместье практически под арестом девять долгих лет. Ничто по сравнению с продолжительностью жизни драконов, но невыносимо долго для любительницы светской жизни.

ГЛАВА 16.

К вечеру во дворе замка и в самом замке было не протолкнуться. Почти одновременно прибыли в замок оба отряда: Полин отряд с братьями и арестованным Райнером и королевское посольство с княжной и её свитой. Суета слуг, перекрикивания гвардейцев, командиров, мелькание посыльных – всё это нарушило размеренное течение жизни в замке, но странное дело, казалось, что всем это нравится. Потому что слуги суетились с улыбками, посыльные летали молниями, а гвардейцы успевали облапать вёртких служанок. Впрочем, те были даже не против, кокетливо вскидывая на крепких мужчин обещающие взгляды.

Оливия, при первом же известии вернувшаяся в замок, с озабоченным лицом крутилась на кухне, не предъявляя, впрочем, никаких претензий столичному коллеге. Даже, наоборот, попросила Робина задержаться и помочь с приготовлением ужина. То, что в замок прибудет принцесса волков никто и не предполагал, но ударить в грязь лицом было невозможно. И уже с обеда кухня превратилась в поле битвы за престиж местных поваров и кулинаров.

Во всей этой суматохе единственное спокойное место было в кабинете герцога. Зато сам герцог был на приличном взводе. Сестру, которая так и не поняла своей вины и пребывала в глубокой обиде на брата, он только что отправил вместе с десятью гвардейцами, как и обещал, в их небольшое родовое поместье Дженкин. Дейзи не была ему родной по крови. Это была племянница его матери, но ещё в детстве, когда родители Дейзи погибли в портале межмирового перехода, её взяли к себе Мартенсоны и вырастили вместе со своим сыном, как дочь. Дейзи, как старшая, с детства привыкла верховодить. Ограничений никаких дети не знали, но если к Эрику, как будущему и единственному наследнику предъявлялись серьёзные требования по учёбе, по физической подготовке, то к Дейзи изначально относились, как к кукле, которую надо холить, лелеять и баловать, а потом выдать замуж. Да и сама Дейзи ни в детстве, ни в юности не стремилась обременить себя излишними знаниями.

«Ну, ничего-ничего! – успокаивал себя герцог. – Посидит в маленьком поместье без общества, без балов, без визитов – задумается. А, когда задумается, может, и поймёт, что к чему. Жизнь у драконов долгая». Но идти на поводу у желаний сестры, прощать ей вмешательство в его личную жизнь, герцог больше не собирался. И рассчитывал в дальнейшем и вовсе ограничить деятельность Дейзи делами её собственной гостиной. И не подпускать её впредь ни к управлению поместьем, ни столичным замком, ни к счетам банков. Хватит! Достаточно будет выделять ей годовое содержание и всё.

Сам Эрик сейчас был занят тем, что рассматривал отобранные у Оссии артефакты. Их было много. Но его интересовали те, что она сняла с Полины. На них яснее всего ещё держался след Полиной ауры, по которому герцог мог хотя бы примерно определить местонахождение пары.

Дело в том, что при переходе из мира в мир, все связи, имевшиеся в одном из них, в другом переставали действовать. Энергия межмирового перехода была очень сильна и буквально выжигала все следы предыдущей магии. Но, интересно, что руны и зелья в других мирах вели себя точно также, как и в том, где их изготовили. Этот феномен изучали маги-теоретики и маги-практики и к единому мнению, почему так происходит, до сих пор не пришли.

Герцогу же сейчас приходилось практически решать вопрос поиска человека в другом мире. У него был адрес точки портала. Но город большой. Куда из этой точки выхода переместилась Полина было неизвестно. Искать девушку без магического маяка было сложно. Оставался вариант звонка родителям, но к нему герцог хотел обратиться в самом крайнем случае, если в ближайшие дни не найдёт Полину сам. Всё больше он склонялся к мысли перейти на Землю, потому что там по связи пары он надеялся найти Полю быстрее. Но на такое перемещение необходимо было разрешение короля, и герцог справедливо опасался, что сейчас его не получит.

Кажется, именно на это надеялась Синриэль, отправляя Полину на Землю. На то, что связь пары не действует между мирами, но действует, если пара находится в одном мире, любом. Скорее всего, зная порядки королевского двора и предвидя приезд княжны, Синриэль рассчитывала, что король не отпустит своего безопасника в этот момент на Землю. А через несколько дней следы Полиной ауры совсем развеются с артефактов и личных вещей и отыскать её можно будет только по каплям Полиной крови. А есть ли она у дракона? Вот то-то и оно. Всё не предусмотришь.

Но пока герцог не отчаивался. Раз за разом он строил поисковую нить, направляя её на точку выхода портала на Земле. А уже оттуда герцог хотел раскидывать поисковую сеть на город. Если Полина в городе, он её найдёт. Обнаружит по самому слабому магическому отклику. Ему подскажет сердце, подскажет дракон. Прошли всего сутки, время ещё есть.

Но, к сожалению, бывают моменты, когда обстоятельства руководят людьми. Так происходило и сейчас. Присутствие в родовом замке Мартенсов княжны, заставило герцога отвлечься от поиска Полины и заняться вопросами посольства. Тем более, что эти вопросы стояли, можно сказать, на пороге: в дверь кабинета требовательно стучали и, видимо, не в первый раз.

– Войдите, – откликнулся герцог уже зная кого он увидит.

– Вот, – Торин выложил на стол герцога несколько кристаллов. – это мы с Конолом оставляли в разных местах на всякий случай и сейчас увидели много интересного. Тебе стоит взглянуть на это. Эти из коридоров, этот из библиотеки, этот и этот из комнат Оссии и моего кабинета.

– А от эльфийки нет?

– Нет, она заняла покои твоей будущей жены, а там мы кристаллов не оставляли. Даже не думали, что их кто-то осмелится занять.

Дальше мужчины быстро и молча просматривали записи, сразу удаляя ненужное и оставляя даже мелкие намёки на вредительство хозяевам. Так они с удивлением поняли, что простые слуги как раз были верны герцогу и Полине и выполняли приказы только под личным давлением леди Дейзи. Некоторые, как Оливия, предпочли уйти. Садовник решил, что постоянное опьянение даст ему возможность не выполнять приказ о разрушении Полиной оранжереи. (Полина, начитавших в своё время фэнтези, решила завести в замке оранжерею, и они с садовником даже успели высадить несколько редких видов растений, и Полина магия помогла их приживить). Новым хозяйкам захотелось посадить там другие растения.

– Ладно, многое я уже знаю из допроса Оссии, – утомлённо откинулся на спинку стула герцог, протирая уставшие глаза, – но по Синриэль у меня данных нет. Торин, есть результаты по наблюдению за ней в столице?

– Есть, но мало, ваше сиятельство (по работе друзья общались официально). Удалось установить только, что данные о секретных артефактах она добывала через капитана гвардии Мёрвена. Но ещё не установили делал ли он это добровольно, ради любовной связи с эльфийкой, или находился под воздействием.

– Поторопитесь, Тор. Я вскоре намерен предъявить владыке великого леса ряд претензий. Доказательства её шпионской деятельности должны быть. Но я надеюсь достать и саму Синриэль. Её преступление против моей пары вполне доказано, – и он взял в руки заколку. – Один этот ментальный блок, который эльфийка установила на заколку, грозит ей лишением магии. И я этого так не оставлю. А сейчас давайте с посольством определимся. Есть наблюдения, сомнения, неувязки? Конол?

– Есть одно наблюдение. Случайно подсмотрел как отреагировала княжна на Райнера, когда его сопровождали в подземелье. А присмотрелся и сам удивился.

– Не томи, говори быстрее, – не выдержал Торин интриги.

– Они прибыли вслед за нами. Пока мы то да сё, княжна вышла из кареты. Нас никто не встречал, и она сама пошла к крыльцу. А я в это время выводил Райнера в наручниках и под магическим принуждением. Она только увидела его и буквально застыла. Во все глаза смотрит, но ничего не говорит. Только смотрит. А он по ней взглядом мазнул и не узнал или на самом деле не знает. Но такой отчуждённый взгляд, как на случайного постороннего человека. Мы прошли, а княжна потом в замок вошла. Не оборачивалась и не следила за нами. Предлагаю сейчас на ужине эту тему поднять и на её реакцию посмотреть.

– Да, согласен. Зачем-то же она рвалась в замок. Не поверю, что из простого любопытства. Пойдёмте и решим уже хотя бы этот вопрос. А то королю и докладывать нечего.

Все трое встали и неторопливо направились в большую столовую, где должен был уже начаться поздний ужин для всех знатных персон, неожиданно оказавшихся в замке.

Само собой, что место княжны оказалось рядом с хозяином замка, но с другой стороны от него сели Дэниэл, Конол и Торин. Они откровенно присматривались к королевской невесте, но пока молчали. Однако пристальное внимание мужчин не смутило княжну. Она вела себя за столом свободно и непринуждённо, подбадривая своих фрейлин и даже отпуская шутки.

Нет, характеристика принцессы явно не соответствовала действительности. Но герцог пока не понимал радоваться ему за друга или огорчаться. То, что женщина умна, было очевидно. То, что женщина отнюдь не вульгарная прожигательница жизни – тоже. Драконы, кстати, чувствуют девственность, как и большинство нелюдей. И герцог решил не ходить вокруг да около, а поговорить с княжной напрямую. В конце концов она сама напросилась к нему в замок. Кроме того, интуиция подсказывала, что в княжне он найдёт скорее друга, чем противника и герцог решился.

– Леди Ислава, позвольте пригласить вас на беседу ко мне в кабинет сразу после ужина.

– Очень хорошо, что вы попросили об этом, – немедленно отозвалась девушка. – А то я уже хотела сама напрашиваться на разговор, а это, согласитесь, несколько неприлично.

Мужчины одновременно облегчённо выдохнули: эта девушка совсем не походила на леди Дейзи, на Синриэль и многих других леди, обитающих в королевском дворце. Она была безусловно аристократкой, но… аристократкой из другого теста.

Оба королевских советника, которые слышали разговор тоже поднялись, чтобы следовать за своей подопечной, но она остановила их:

– Милорды, разговор предстоит приватный и, надеюсь, в присутствии герцога со мной ничего не случится. Подождите меня в гостиной.

В кабинете, когда все расположились по местам, герцог выжидающе обратился к Иславе:

– Я вижу, вам есть что нам сказать. Слушаем вас, леди.

– Есть, – ответила девушка. – Но вначале… Уважаемый домовой, не могли бы вы сказать, как себя чувствует мой брат?

Откровенное недоумение отразилось на лицах четырёх мужчин. А Боло пришлось появиться на глаза всей компании.

– Нормально он себя чувствует, – хмуро отозвался домовой. – Подумаешь, маленько ограничили. Значит, заслужил. Так-то.

– Да, я и не против. Понимаю, что были причины. Но всё по порядку, милорды. Человек, которого я встретила во дворе замка, скорее всего, мой двоюродный брат. Но мы о нём ничего не знали. Я его впервые встретила сейчас и даже не предполагала такой встречи. Просто мы же остро чувствуем родственную кровь, я думаю, вы все это понимаете. Я его почувствовала.

– Зачем же тогда вы стремились в замок?

– Это другой вопрос. Я расскажу потом. Так вот, младший брат моего отца долго жил у вас в королевстве. И особенно надолго он задержался в Мейго. Я предполагаю, что он оставил здесь ребёнка и либо не знал о нём, либо не мог забрать к себе. Я сама о дяде мало что знаю.

– А где он сейчас?

– Он уже давно живёт на Земле. Да, милорд, – повернулась она к герцогу, – именно там, откуда пришла ваша невеста. И я хотела просить вас о встрече с братом. Я не могла ошибиться: этот человек – мой родственник.

– Интересно…, – герцог побарабанил пальцами по подлокотнику своего стула. – Этот человек – полукровка. Он замешан в организации беспорядков среди оборотней Мейго. И он же, по-видимому, является косвенным наследником поместья. Правда, никаких документов, подтверждающих чьё-либо право на Мейго, мои поверенные не нашли. Но вы нас заинтриговали.

– Кланки, – обратился герцог к вызванному новому дворецкому, – пусть приведут арестованного.

– Подожди, – поднялся Дэниэл, – я сам схожу за ним.

– Значит, ваш дядя живёт на Земле, – через небольшую паузу обратился герцог к девушке. – И вы с ним можете общаться?

– Да, у нас есть переговорники, они усовершенствованы под земные телефоны. Но работают только вместе с накопителем магии, поэтому дядя обычно звонит сам, когда у него есть возможность, но это бывает редко. На Земле магия слабая и сконцентрирована только в местах силы. Дядя как раз занят изучением магического поля Земли. Очень перспективное направление, кстати.

– Вполне допускаю. Но мы с Землёй пока близких контактов не устанавливали. Видимо, зря…

Дверь вновь открылась и в кабинет вошли Дэниэл с Райнером. За дверью в коридоре осталась охрана. Настороженная тишина нарушалась только шумным дыханием арестованного. Он беспокоился и это было заметно. Герцог решил не оттягивать с вопросами и сразу спросил Райнера:

– Ты сын леди Бекер?

– Да, я уже говорил об этом. Но у меня нет никаких документов. Так что можете не бояться, на наследство я не претендую.

– А я и не боюсь, и спрашиваю не поэтому. Судя по всему, ты не знаешь своего отца. Хочешь познакомиться?

– Смеётесь? Вы где-то нашли этого проходимца или просто подобрали похожего?

– Не смей! – жёстко осадила его княжна. – Не смей говорить гадости о человеке, которого не знаешь!

– А то, что? Ты, красавица, сделаешь мне больно? Какая грозная девочка, – нагло усмехнулся полукровка.

– Значит, так, братец, – не стала вступать с ним в пререкания княжна. – Я тебя увидела вблизи, убедилась, что не ошиблась. Ты, кстати, хотя и полукровка, родную кровь тоже должен чувствовать. Но дальнейшая твоя судьба будет зависеть от тебя самого. По крайней мере, лично я и слова не скажу своему жениху в твою защиту. Но отцу и дяде я передам, что у нас нашёлся ещё один «родственник». Пусть дядя сам решает, признавать ли тебя. Ты, кстати, у него единственный сын, – она сердито отвернулась и перестала обращать внимания на Райнера.

Зато теперь Райнер не сводил с неё глаз. Он даже неверяще мотнул головой, словно сбрасывая наваждение, но ничего не изменилось вокруг, и он опять уставился на княжну.

– Погоди, куколка! Так ты утверждаешь, что я твой брат, а ты моя сестра? – он даже сделал шаг, собираясь подойти к девушке, но Дэниэл быстро вернул его на место. Однако Райнер дёрнул плечом, освобождаясь от захвата и всё-таки шагнул к принцессе. – И почему же мой отец (с презрением выплюнул он это слово) бросил меня у людей? Рылом не вышел? Полукровка?

– Дурак! Нам это неважно. Он знать о тебе не знает. Мать свою спрашивай, почему она не сказала о ребёнке. А мы своих никогда не бросаем, – возмутилась княжна.

– Её уже не спросишь. И давно.

– Прости. Я не знала, – теперь княжна сама подошла к брату и положила руку на его плечо. – Прости.

Затем она повернулась к герцогу и сказала:

– Мы можем поговорить и позже, а вы спрашивайте его о чём хотели. И если это секрет, то я могу вернуться в отведённые мне покои.

– Эта информация, леди Ислава, касается именно моего поместья. Она не срочная и может подождать. Если вы не против, я предлагаю закончить все обсуждения, так как время уже позднее. И у меня, не скрою, есть ещё личные заботы. Если вы хотите поговорить с братом, то это можно сделать, но под наблюдением. К сожалению, преступление которое он совершил не предполагает доверия к нему.

– Я понимаю, – серьёзно ответила княжна. – Нас проводит лорд Дэниэл, – и она вопросительно посмотрела на Дэна.

Тот согласно кивнул, и они втроём вышли из кабинета. Охрана, потоптавшись на месте двинулась следом. Приказа об отмене конвоя ведь не поступало.

– Торин, Конол, можете быть свободны до завтра. А я ещё попробую связаться с Полиной. Кстати, Тор, передай леди Иславе полное имя Поли. Если её найдут на Земле вперёд меня, то я смогу переместиться к ней. Не знаю, что там за артефакт, но надеюсь, что Поли вспомнит меня. Друзья вышли, и герцог вновь остался один. Наконец-то! Теперь, надо попробовать приложить больше усилий. Если что, в замке полно магов, которые смогут поделиться с ним магией, в случае резкого истощения. Но у драконов такое бывает редко. Если только как сейчас: при поиске в другом мире.

Раз за разом герцог выходил на точку земного портала. Раз за разом раскидывал поисковую сеть над чужим, незнакомым городом. «Поли… Поли… Поли…», – шептали его губы, а перед глазами вставал образ живой, смеющейся девушки.

Только сейчас, когда возникла реальная угроза потери, когда артефакт закрыл от него любимую, герцог понял насколько он зависит от своей пары. Ни есть, ни пить, ни заниматься другими важными делами Эрик не мог в полную меру. Ему не хватало Полины, ему жизненно было важно, чтобы она была в безопасности и рядом с ним. Он представлял, как много не рассказал своей ларинэ, как много недодал ей внимания и ласки, и скрипя зубами, в яростной досаде на себя, он вновь и вновь погружался в поиск. «Поли…», летел в эфире его зов.

***

Полина весь день провела в каком-то лихорадочном состоянии предчувствия. Даже генеральная уборка, которую она затеяла дома, не принесла ей обычного успокоения. К вечеру она, физически уставшая и морально разбитая, угнездилась с пледом на диване и включила телевизор. Мир жил своей жизнью и на Земле ничего не случилось, слава богам.

«На Земле? Слава богам?» – почему-то зацепилось сознание за эти фразы.

– А, что? Кроме Земли я могу быть ещё где-то? – со смешком спросила Полина саму себя.

И у неё возникло интуитивное ощущение, что именно так: она могла быть где-то не на Земле. Полина покрутила эту мысль так и этак и решила, что перечитала фэнтези. Но тут её взгляд упал на небольшое серебряное колечко, которое она сняла с пальца на время уборки и положила на придиванную полочку. Полина протянула руку и взяла кольцо.

Она не помнила, где, когда и почему его купила. Колечко было совсем не в её вкусе: абсолютно гладкое, похожее на простое обручальное кольцо, без насечек и рисунков. А Полина любила серебро, это правда, но любила необычные, интересные кольца, перстни, браслеты и серьги ручной работы. Такую вещь она бы не взяла. Хотя…

Полина присмотрелась внимательнее и обнаружила на внутренней поверхности кольца странную рунную вязь. «Может, я его купила из-за этого?» – спросила она саму себя. Кольцо поблёскивало в руках, вызывая у Полины странное волнение и ожидание. Непонятно. Да ещё эти слуховые галлюцинации: «Поли… Поли…», как будто её кто-то зовёт. Незаметно для себя Полина склонила голову на спинку дивана и задремала. Всё же день выдался суматошным, непонятным и напряжённым. И в этой полудрёме или уже полусне ей привиделся высокий, красивый мужчина, который напряжённо глядел куда-то вдаль и губами шептал её имя: «Поли… Поли…» С этим она и уснула окончательно, неосознанно снова надев кольцо.

Второй день своего возвращения Полина воспринимала уже легче. Она так и начала считать вчерашний день днём возвращения. В любом смысле: возвращения домой, возвращения памяти… Если бы она только знала, как ошибается на этот счёт.

С утра Полина заглянула в почту и, не найдя никаких предложений, решила вновь пройтись по сайтам, особенно интересуясь сайтами местных административных и коммерческих организаций. Но опять ничего не нашла. Нужны были многие специалисты, кроме бухгалтеров-экономистов.

«В ландшафтные дизайнеры что ли пойти? – озадачилась девушка сменой профессии. – Вон и курсы приличные есть и вакансий аж несколько». Но думала она так скорее от разочарования. На самом деле Полине нравилась её специальность, она ценила свой опыт и понимала, что является очень неплохим специалистом. Просто момент неудачный: нет нигде работы. Но это же не навсегда. А, если надо и, если придётся, Полина вполне допускала возможность переезда. Главное, чтобы зарплата и условия соответствовали друг другу.

С этими мыслями Полина выключила ноут и решила съездить в центр занятости. Сейчас было не до гордости и снобизма. Там работала знакомая дама, которая иногда присыла к ним на фирму безработных (так положено). Вакансий у них никогда не было, но Полина честно отмечала в «бегунке» у человека, что он обратился и ему отказали.

Теперь Полина сама была в поисках работы, но хотела поговорить приватно, не становясь пока на учёт. И опять с самого утра, чтобы не делала Полина её не покидало ощущение временности и ненадёжности. Ей казалось, что надо куда идти или даже ехать. Куда-то далеко, но там её очень ждут. И это тревожное ожидание нервировало и не давало спокойно входить в норму.

Перед выходом из дома Полина сняла то серебряное колечко, которое вчера опять оказалось у неё на пальце. Ну не любила она такие украшения и не хотела ломать свои привычки. Полина съездила в центр, взяла у женщины адреса возможных вакансий, заехала в «Ленту» за продуктами, а в голове у неё всё это время шла какая-то своя жизнь.

Резкими короткими вспышками всплывали в памяти события, которые никогда не могли происходить в её жизни, но в которых она была главным действующим лицом. Вот она в каком-то древнем замке руководит ремонтом, вот она едет на лошади верхом(!) и весело переговаривается с каким-то молодым парнем, вот она бросается навстречу огнедышащему дракону и кричит: «Эрик!»

Вначале Полина не обратила внимания на эти всплывающие картинки, но их становилось всё больше. Они выстраивались в разной последовательности, появлялись новые лица. Однако чаще всего Поля видела лицо того высокого, красивого, зрелого мужчины, который ещё прошлой ночью звал её к себе. Он и сейчас звал. Его хриплый шёпот будоражил кровь и заставлял Полину оглядываться. «Поли… звёздочка моя… ларинэ… Поли…» Это было красиво, трогательно, завораживающе и… страшно! Потому что Полина не понимала, что с ней. Почему она слышит это в голове и видит в памяти? Что это за мужчина и как они связаны!

Больше всего Полина опасалась, что долгое отсутствие и потеря памяти (теперь она понимала ясно, что отсутствовала дома длительное время, но так и не вспомнила, где была и как смогла вернуться), так вот больше всего она опасалась повредиться рассудком. По её представлениям, это будет конец жизни.

Поэтому, добравшись до дома, Полина оставила сумки в прихожей, а сама первым делом зашла в ванну, чтобы умыться холодной водой и сбросить уже это наваждение. Но случилось совершенно неожиданное: засунув голову под тугую струю холодной воды, Полина хотела постоять так немного, чтобы вывести вместе с водой все эти странные картинки и голоса, а получила, наоборот, чёткую и стройную картинку всех воспоминаний! Она вспомнила! Ясно вспомнила, где была, чем занималась всё это время и что это за мужчина ласково зовёт её Поли.

Машинально выключив воду, Полина присела на бортик ванны и, не обращая внимания на мокрые волосы, закрыла рот рукой, чтобы не закричать и не разрыдаться в голос. До неё всё-таки добрались! Выкинули обратно на Землю, а она ещё почти ничего не умеет. Как вернуться – не знает! И что делать пока не понимает.

«Эри-и-и-к!!!» – буквально заорала она мысленно, надеясь, что герцог её услышит. Ведь она его как-то слышала? Потом Полина вспомнила, что сидит мокрая в ванне и надо пойти переодеться и привести себя в порядок. Пока переодевалась, ей пришла в голову мысль, что на Земле-то магии нет. А раз нет магии, то найти её герцог не сможет. Опять поднялась паника. Полина решила было немедленно мчаться в речной порт, чтобы искать там этот чёртов портал. Но разум победил, и девушка решила вначале просто успокоиться.

Если её ищут – её найдут. Если не Эрик, то Конол обязательно, а Дэнни ему поможет. Но это были мысли-обманки. На самом деле Полина была твёрдо уверена, что Эрик сделает всё, чтобы вернуть её в мир Альдо. Поэтому, успокоив себя таким образом, Полина начала методично выгружать пакеты, раскладывать в холодильник продукты и так на этом сосредоточилась, что не сразу услышала звонок телефона, который остался в её сумке.

На экране высвечивался незнакомый номер и, честно говоря, Полина не любила отвечать на такие звонки. Но теперь, когда её резюме висели в сети на разных сайтах, с этим приходилось мириться.

– Да? – настороженно ответила она неизвестному абоненту МТС.

– Вересова Полина Сергеевна? – раздался мягкий баритон.

– Да, это я, – ещё более настороженно ответила Полина.

– С вами говорит Томас Элмерз по поручению Иславы Элмерз.

– Простите, это мне ни о чём не говорит.

– Вот как? – похоже мужчина на том конце связи несколько растерялся, но быстро нашёлся, так как через секундную паузу уточнил, – Ислава, княжна из мира Альдо.

Альдо?! Кто-то ей звонит, зная про мир Альдо! Полина не знала никакой Иславы, но знала, что Эрик вместе с посольством встречал невесту короля – княжну волков. Поэтому уже более смело она громко сказала:

– Слушаю вас внимательно.

– Полина Сергеевна, если вы не против, я подъеду к вам, и мы подробно обсудим условия и время вашего перехода в Альдо. Я могу прибыть в ваш город завтра утром. И не беспокойтесь, я сам найду вас по адресу.

– Договорились. Буду с нетерпением вас ждать. – ответила Полина и связь тут же прервалась.

Так. Сжав в руке телефон, будто опасаясь, что не услышит следующего звонка, Полина села на диван. Надо всё обдумать и подготовиться. Она очень хотела в Альдо, но наученная коварной эльфийкой и вредной экономкой, Полина справедливо опасалась новых подстав и провокаций. А вдруг этот Томас Элмерз вовсе не друг, а враг? Ведь, как помнила Полина, на отборе, кроме неё, было ещё несколько землян. Не всем же стёрли память? Наверняка, некоторые успели обзавестись там знакомыми и приятелями и, кто его знает, кому и как сейчас служат или помогают. Так что, осторожность не помешает в этом деле. Правда, как она будет выкручиваться, если её нашли враги, Полина представляла слабо, но надеялась сообразить к утру.

Однако, несмотря на сомнения и опасения, оставшиеся полдня Полина продолжала готовиться к отъезду. Теперь, зная, что между мирами можно пройти не только самой, но и пронести вещи и предметы, она собиралась подготовить основательный багаж. «Вот Эрик удивится, когда я сама вернусь в Альдо, – с улыбкой думала Полина. – У него, наверное, совсем нет возможности вырваться на Землю».

***

Он всё-таки её зацепил! Не спавший почти двое суток дракон устало откинулся на спинку удобного стула. Как и обещала Полина, стулья в его кабинете были теперь с подлокотниками, и он уже не раз мысленно поблагодарил Полину за заботу. Всё, связанное с Полиной, теперь имело для Эрика особую ценность. Герцог положил руки на подлокотники и удовлетворённо выдохнул. Нашёл! Полина откликнулась на его зов, и он сразу зафиксировал точку пространства. Теперь герцог мог перейти туда из любой точки своего мира, на то он и дракон, но вначале ему надо было банально восполнить энергию. За двое суток почти беспрерывного поиска он потерял большую часть резерва. Но теперь всё: Полина найдена и скоро будет на месте. Он сам за ней сходит на Землю, и никто ему здесь не указ. Герцог встал, собираясь вернуться в свои покои и приготовиться к переходу на Землю, но тут раздался стук в дверь и в кабинет вошли Дэниэл и Конол.

– Милорд, к вам та ведьма на приём рвётся. Говорит, очень срочно, – Дэниэл подошёл к столу и положил перед герцогом кристалл записи. – А этот кристалл мы сейчас обнаружили в кабинете Конола случайно. Но ни он, ни я его туда не ставили.

Герцог торопился, он хотел поскорее уйти за Полей, но и отмахиваться от важных фактов было не в его правилах. Поэтому, сдерживая нетерпение, он сказал:

– Ладно, давайте сюда вашу ведьму. Всё равно с ней надо было поговорить, – и одновременно активировал кристалл, чтобы посмотреть, что там записано.

И случились два одновременных действия: в кабинет ввели ведьму, которая оказывается уже ожидала разрешения за дверью, а кристалл начал показывать картинку. Ведьма, увидев её, от порога сразу заявила:

– Да, эта эльфийка приходила ко мне вместе с герцогиней с требованием приготовить приворотное зелье такое, как я готовила для Уны.

– Так ты сознаёшься, что нарушила законы королевства и применяла приворот против разумных? – немедленно насел на неё Дэниэл.

– Что приготовила основу приворота, сознаюсь. Что передала его трижды оборотнице Уне из стаи Мейго сознаюсь тоже. Что применяла его против разумных не согласна. Не было этого. А к тебе, милорд, я шла не затем, чтобы выслушивать обвинения, – гордо выпрямилась ведьма. – Я уже две недели жду твоего приезда, чтобы сказать тебе: поторопись найти свою женщину, герцог. Иначе её найдёт другой, и судьба может обойти тебя. Это для тебя она единственная, а для неё весь мир Альдо на выбор. Она может выбрать и другого мужчину и станет ему единственной. У неё ещё нет привязки к миру.

– Врёшь! Как ты это узнала? Ты провидица? – вскинулся в тревоге герцог.

– Нет, я не провидица, но слава стихиям, могу видеть, скрытое временем, с помощью гадания. Я гадала на тебя, Эрик и увидела эту развилку в твоей судьбе. У тебя может быть пара, но может и не быть, если ты упустишь свой шанс.

Дракон пристально посмотрел на ведьму и не стал ничего говорить. Не стал восполнять резерв, не стал никого ни о чём предупреждать. Он молча резким росчерком пасса молниеносно открыл портал и шагнул в него.

ГЛАВА 17.

Полина уже собрала из вещей немаленькую кучку, состоящую из рюкзака, нескольких пакетов и огромного чемодана, которые сложила посередине комнаты и теперь, глядя на это безобразие, соображала, как упаковать это всё более компактно. Придётся, видимо, взять ещё одну большую сумку и в неё упихать все пакеты. Получится только три места, уже легче. «Но, рук-то у меня – две и, как там дело пойдёт, неизвестно», – и Полина опять застыла, прикидывая варианты дальнейших действий.

И вначале даже не заметила, как неожиданно в комнате появилась радужная рамка портала. Она искрила и переливалась, разрастаясь до размеров обычной двери, и в комнату Полины из неё шагнул… герцог.

– Эрик?! – недоверчиво выдохнула Полина и кинулась к нему на шею. – Эрик!!! То есть милорд, сделала она осторожный шаг назад.

Вернее, попыталась сделать и не смогла, потому что оказалась в надёжных, крепких, но бережных объятиях дракона. Он как-то судорожно вдохнул её запах, уткнулся носом в её макушку и замер, прижав Полину к своей необъятной груди.

– Поли…, Для тебя только Эрик, любимая…, – услышала она мягкий, хрипловатый шёпот, – Поли… Звёздочка моя… Ларинэ… Наконец-то…

А руки милорда жили своей жизнью и гладили, и гладили Полину по плечам, по спине, по волосам, распрямляя и поправляя невидимые складочки, огрехи, своевольные прядки из причёски… «Поли, родная…»

Затем её подняли на руки и усадили на колени милорда, который, не смущаясь, занял место на диване. А затем Полина потерялась в сладком, томительном, долгом и нежном поцелуе. И уже всё было неважно: дела милорда и дела Полины, переходы из мира в мир, не примирившиеся враги, неизвестное будущее… Здесь и сейчас была пара любящих сердец, которая, наконец, встретилась по-настоящему.

Всё последующее Полина воспринимала и помнила как-то урывками, сквозь пелену чувственного наслаждения и эмоционального опьянения.

Вот она резко подрывается и бежит на кухню. Надо покормить Эрика: он же с дороги. То, что эта «дорога» – минутный переход через портал, Полину совершенно не трогает.

Вот они вместе принимают душ и вместе вытираются одним полотенцем, шутливо перетягивая его друг у друга. Нет, начали они принимать душ по очереди: вначале гость, как положено. Как там оказалась Полина, она не помнила. Но чётко ощущала, что ей там самое место. Хорошо, что кабина у Поли была вместительная, и они прекрасно вошли вдвоём. Полина, она вообще такая: сама маленькая, стройненькая, а любит всё основательное, крупное, просторное, массивное. Загадка, однако. Вот и мужчина у неё из той же серии: сильный, высокий, мощный, зрелый… Красивый… Всё, как по заказу. А совместная помывка, вообще, стала волшебным взрывом ласки и страсти.

А вот они уже в спальне и Эрик бережно и горячо берёт её раз за разом, шепча разные глупости, признаваясь в любви и трепетно ожидая от неё ответа. А она также горячо отдаётся ему, возвращая признания и нежности. И оба испытывают величайшее облегчение от того, что все их тревоги, опасения, невольные сомнения позади. И теперь всё между ними ясно. И нет сейчас ничего важнее этой ночи, этой неги и томления, этой жажды и голода… А, мир… Мир подождёт. Уж кто-что, а мироздание прекрасно понимает, что из происходящего в нём является самым важным…

Они так и уснули, не разомкнув объятий, улыбаясь друг другу и во сне, а утром… их разбудил настойчивый звонок в дверь. Полина с трудом приоткрыла один глаз и уставилась в потолок, потому что ничего другого видеть не могла: она лежала на спине, прижатая к телу герцога крепкой рукой, которая ввиду своей массивности загораживала весь обзор, покоясь мирно на груди Полины.

Эрик тоже проснулся, но вместо того, чтобы поторопиться вставать, он привлёк Полину ещё ближе и поцеловал в ухо.

– Поли, кто к нам может прийти так рано?

– Ох! – вместо ответа всполошилась Полина. – Мне же вчера звонили! Обещали переправить в мир Альдо. Какой-то Томас Элмерз. Я сейчас!

Полина вылетела из постели и, набрасывая на ходу халат, поспешила к двери. Нехорошо заставлять человека ждать. А раз здесь Эрик, то и опасаться ничего не стоит. Она открыла дверь и замерла от неожиданности, встретившись взглядами с утренним гостем. Как будто молния прошила их насквозь одним ударом, заставляя не отводить глаз, заставляя чувствовать… какую-то неясную вину.

Даже несмотря на то, что за спиной стоял Эрик (она почувствовала его приближение), даже несмотря на то, что она только что покинула их общую постель, даже несмотря на то, что Эрик был идеальным образцом мужчины для неё, Полина вынуждена была признать, что гость нисколько не уступал её дракону и был великолепен. Высокий, широкоплечий шатен, с густыми вьющимися волосами, стянутыми в низкий хвост, со смеющимися карими глазами, он протягивал ей огромный букет роз и улыбался от уха до уха. «Почти, как Эрик», – отстранённо подумала Полина, машинально отступая на шаг и приглашая незнакомца войти.

– Доброе утро, Полина Сергеевна! – но ноздри его носа внезапно дрогнули, и широкая улыбка сменилась сдержанной, а яркий свет глаз тут же погас.

– Д-д-оброе, – внезапно застеснялась Полина своего вида и, неловко подхватив протянутый букет, убежала на кухню, успев только извиниться.

Из кухни она метнулась в спальню, чтобы переодеться, избегая смотреть на гостя и на Эрика и только потом, приведя себя в порядок, вышла из комнаты и чинно села в кресло напротив незнакомого пока мужчины. Возникла неловкая пауза, которую прервал сам гость.

– Давайте уже познакомимся лично, – предложил он вставая. – Граф Томас Элмерз, младший брат князя Конрада и дядя княжны Иславы. Живу на Земле уже больше двадцати лет и если бы не вчерашний звонок племянницы, то ещё не скоро собрался бы в Альдо. Но ради вас, милая Полина, готов совершить этот переход хоть сейчас. И очень рад, что Ислава обратилась за помощью именно ко мне.

Герцог и Полина поднялись ему навстречу одновременно.

– Герцог Эрик Мартенсон, глава департамента безопасности королевства Тронгер и одновременно новый хозяин Мейго.

– О! Хозяин приграничных земель! Я был там когда-то и даже некоторое время жил у волков в клане. С удовольствием поговорю с вами об этом, – пожал он протянутую руку.

– Полина Вересова, управляющая в Мейго, – подала руку Полина.

– Моя невеста и истинная пара, – добавил дракон, ревниво наблюдая за тем, как бережно и нежно целует руку Полины граф.

– Я уже понял, – кивнул герцогу мужчина и с сожалением отпустил руку девушки.

Полина к этому времени пришла в себя и более спокойно наблюдала за их гостем. Да, красивый и видный мужчина, но Эрик роднее. Полина перевела взгляд на дракона и вдруг, поймав его вопросительный взгляд, хулигански ему подмигнула. Эрик, который до этого держался очень натянуто и настороженно, облегчённо выдохнул и благодарно улыбнулся в ответ.

«Слава богам!» – успокоилась Полина. А то этот красавец внёс какую-то сумятицу в наши мысли.

Граф же, кажется, совсем не замечал их переглядываний и молчаливых разговоров, или успешно делал вид, что не замечает.

– Я вижу, Полина, вы уже готовы к перемещению? Не будем задерживаться? Или вы хотели бы взять с собой ещё что-то? – с лёгкой усмешкой указал он на лежащую посередине комнаты груду багажа.

– На первое время этого хватит, – не поддалась на подначку Полина. – А там видно будет. Но, надеюсь, что милорд сможет временами открывать мне портал на Землю.

– Смогу, звёздочка, – поцеловал её в макушку герцог. – Смогу, не волнуйся.

Улыбка графа увяла, но бодрый тон остался неизменным.

– Тогда… Я вижу здесь след портала и могу построить свой по этому следу. Подойдёт?

– Да, буду благодарен. Я сам смог бы построить обратный портал не раньше, чем через несколько дней. Если вы поможете, то мы переместимся сразу в Мейго, в мой замок.

– Я понял, – кивнул граф. – Вижу это по следам магии. И рад, что попаду в Мейго, у меня с этим замком связаны приятные воспоминания. Там жила девушка, которая меня любила, но, к сожалению, она не была моей парой. Жизнь сложилась так, что мне пришлось вернуться в княжество и я о ней больше не слышал. Но, как я понял, прежних хозяев в замке нет?

– Да, замок перешёл ко мне по наследству. Род Бекер пресёкся.

– Жаль, но не будем о грустном. Прошу, лорд, леди, – картинным жестом Томас создал портал и первым шагнул в него, подхватив часть Полиного багажа.

Эрик спокойно переставил оставшийся багаж через рамку портала и, крепко обняв Полину за талию, вместе с ней шагнул в свой кабинет.

***

Конечно, сейчас кабинет был пуст, не считая перешедшего сюда же Томаса. Но колебания магии, вызванные порталом уже должны были привлечь магов. И едва герцог открыл дверь кабинета, как в него буквально ворвались Торин, Дэниэл и Конол.

– Слава стихиям! Вы целы и дома! – налетел на Полину Кон и затискал её, обнимая и тормоша.

Дэниэл тоже принял в этом участие, но вёл себя более сдержанно и скованно, что ли. Полина не поняла причины этой сдержанности, но сама она была крайне рада обоим братьям, так что, без зазрения совести, одинаково обнимала и целовала обоих.

Но тут у неё под ногами запричитал и заохал Боло, и Полина ринулась обнимать уже его. Вот по кому она соскучилась так, что аж слезинки посыпались из глаз.

– Боло! Как же мне не хватало тебя, твоей заботы, твоей помощи и твоего ворчания тоже, – растроганно приговаривала Поля, обнимая домового.

И во всей этой кутерьме двое стояли абсолютно спокойно, наблюдая за происходящим. Дракон со снисходительной улыбкой, допуская, что его невесту может любить ещё кто-то, а оборотень с лёгким удивлением ощущая между обнимающимися братско-сестринские связи.

Наконец, суматоха немного улеглась и Боло, пользуясь коротким мигом тишины, громко потребовал:

– А теперь пора, хозяйка, завтрак, однако. А у нас новые правила: все приёмы пищи строго по расписанию и все, живущие в замке, обязаны приходить вовремя. При этом, меняя наряды к каждому приёму пищи, – назидательно поднял вверх палец домовой, явно кого-то копируя, и Полина даже догадалась кого.

Она демонстративно испуганно прижала руки к щекам, но тут же уверенно вложила одну руку в огромную ладонь дракона, и они всей толпой направились в большую столовую, ведомые горделивым Кланки и озабоченным домовым. При этом Полина даже не подумала переодеться к столу, хотя была в обычных земных джинсах.

На пороге столовой Кланки приостановился, распахнул перед ними двери и торжественно произнёс:

– Лорд Эрик Мартенсон, хозяин Мейго и его невеста леди Полина Вересова.

«Только туша не хватает», – весело подумала Поля входя вместе с герцогом в эту парадную залу, в которой ей ещё ни разу не пришлось обедать. Ведь в то время в замке не было столько народа.

Их появление произвело впечатление. Гости не сидели за столом, а стояли в стороне в ожидании хозяев. И теперь все повернулись, встречая их пару. Вот тут-то Полина и поняла, как правы светские дамы, следуя правилам этикета. Она настолько выделялась из общей женской картинки, что самой стало неудобно и дискомфортно. Но, переселив неприятные ощущения, Полина заставила себя поднять голову повыше и обвести всех доброжелательным взглядом. «Нечего тут перед посторонними слабости свои показывать, – укорила себя землянка. – Подумаешь, одета не в тему. Разберёмся со временем».

Пока Полина успокаивала себя таким образом, чувствуя рукой твёрдую поддержку Эрика, среди гостей началось движение и от них навстречу герцогу и Полине направилась очень красивая молодая девушка. Она остановилась перед Полиной и с нескрываемым любопытством уставилась прямо на неё.

– Поли, – герцог сделал шаг вперёд и поцеловал руку этой красотке. – Позволь представить тебе княжну Иславу Элмерз, невесту короля Риманна.

Полина хотела было присесть в положенном реверансе, но вспомнила, что она в джинсах и ограничилась коротким наклоном головы.

– Рада познакомиться, ваша светлость.

– И я рада увидеть ларинэ нашего друга, – дружески улыбнулась княжна. – Дядя, – обратилась она тут же к родственнику, – кажется, твои намерения не оправдались?

Но тот, не желая отвечать на провокационный вопрос, перевёл разговор в другое русло.

– Мои намерения остались прежними: я желаю узнать тот сногсшибательный секрет, который ты мне обещала.

– О! От этого я не отказываюсь, дядя. Но только после завтрака.

Герцог, вслед за этой фразой пригласил всех к столу, и когда гости заняли места, приказал накрывать. Полина пока приглядывалась и прислушивалась, стараясь определиться со своим отношением к этим новым людям. От её внимания не ускользнуло с каким уважением относятся члены княжеской делегации к своей принцессе, и с каким уважением сама принцесса обращается со всеми. Эта аристократка не походила на Синриэль, и Полина подумала, что зря сделала вывод обо всех дамах по поведению одной эльфийки.

За завтраком никаких серьёзных разговоров не велось, и Полина уже надеялась, что остальную часть дня она будет предоставлена самой себе, но ошиблась.

– Поли, – герцог низко наклонился к ней, чтобы его слова не расслышали другие. – Нам надо назначить дату помолвки и свадьбы. Скажу тебе сразу, я не хочу и не могу долго ждать. Ты простишь меня, любимая?

– За что?! – искренне удивилась Поля.

– За то, что у тебя не будет долгих и красивых ухаживаний. Но я обещаю все эти свидания сколько получится до свадьбы и без счёта после неё, – и герцог непроизвольно ткнулся губами в шею Полины, он просто не мог сдерживать себя рядом с ней: нежить, ласкать, целовать, обнимать – было непреодолимым желанием.

– Ловлю на слове, Эрик, но я собственно ещё не слышала от тебя настоящего признания и предложения, а между тем меня все называют и представляют твоей невестой, – лукаво улыбнулась Поля, всё же слегка придерживая порывы Эрика.

Она не привыкла к такому яркому проявлению чувств, тем более на глазах многих зрителей, поэтому и сказала эту фразу, чтобы слегка охладить герцога. Хотя сама она без всяких возражений уже приняла свой новый статус и её нисколько не смущало, что окружающие узнали о нём официально раньше неё самой.

Герцог вначале оторопело посмотрел на неё, потом понимающе хмыкнул и непонятно произнёс: «Ну, раз так…».

– Господа, лорды и леди! Я был непростительно невнимателен к своей невесте. Указ о моей паре был оглашён в поместье во время её отсутствия, а также без её согласия. Исправляя эту оплошность, я повторю своё признание и предложение. – и медленным речитативом дракон произнёс:

«Пусть нить судьбы связала нас случайно

И будущее скрыто пеленой

Под клятвой магии признаю тебя парой

И истинной невестой дорогой.

Ты примешь, ларинэ, мой дар или отвергнешь?»

Дракон не встал на колено и не протянул ей коробочку с кольцом, как было принято когда-то на Земле, но и без этого пафос его слов вызвал у Полины мурашки. Дракон склонил голову и ждал ответа. Вместе с ним ответа ждали и гости, затаив дыхание. Не каждый день удаётся услышать признание дракона, тем более в их древней форме.

Полина поняла значимость момента, но она не знала, как нужно правильно ответить на такое признание, однако, действуя интуитивно, повернулась к герцогу, положила свои руки на его сжатые кулаки (сжатые до такой степени, что побелили костяшки) и, глядя ему в глаза твёрдо ответила:

– Я почту за честь принять ваше предложение, милорд, и верю, что выбор моего сердца неслучаен, а мой мужчина – достойнейший их мужей. – и она смело потянулась к герцогу за поцелуем.

Её порыв не остался без ответа, и пара на несколько мгновений забыла о времени и о гостях.

– Браво! – раздался через некоторое время голос Томаса и его гулкие хлопки в ритме скандирования.

«На Земле набрался», – машинально подумала Полина, оценивая, как быстро гости поняли и подхватили новую фишку. Она стояла в объятиях герцога и понимала со всей ясностью, что земная жизнь для неё закончилась. Невольно усмехнулась такому каламбуру. Теперь она не сможет покинуть мир Альдо, по крайней мере не навсегда. Только, чтобы навестить при случае родителей. А ещё Полина поняла, что ни один самый-самый мужчина не сравниться с её Эриком. Нет таких больше. Он единственный и неповторимый. О чём думал Эрик, крепко прижимая её к себе, она не знала, но верила, что о них, об их общей судьбе.

Герцог ещё раз наклонился к ней и целуя в висок прошептал:

– Пойдём, Поли, я слишком долго ждал тебя и теперь не хочу отпускать ни на миг.

Полина молча согласилась: она тоже не хотела отпускать Эрика, тоже хотела быть рядом с ним всегда. Повинуясь порыву, они вышли из столовой и скрылись в небольшой гостиной. А гости почти не заметили ухода хозяев. Разговор, подстёгнутый неожиданным поступком герцога, стал общим и шумным. Обсуждали и одобряли само признание, возможную дату помолвки и свадьбы, гостей, наряды и прочее, что всегда обсуждается в таких случаях.

Не принимали участия в разговоре двое: княжна и её дядя. Княжна задумчиво теребила в руках салфетку, делая вид, что изучает обережный рунный узор, а её дядя время от времени бросал сожалеющие взгляды вслед ушедшим хозяевам. В общем, все были при деле.

***

Поэтому никто не обратил особого внимания на то, что столовую вслед за хозяевами покинули несколько гостей: княжна, её дядя, Дэниэл и Конол.

– Денни, проводите нас к моему брату, – попросила княжна капитана, нежно пожав его руку.

Этот жест, это дружеское обращение и ответный пылкий взгляд капитана, не ускользнули от внимания дяди княжны. Он с интересом посмотрел на Дэниэла, но ничего не сказал. А вот Конол не удержался и глядя другу в глаза одними губами произнёс: «Не стоит», – и качнул головой в отрицательном жесте.

Но, Дэн, закусив губу, упрямо предложил руку княжне и ответил:

– Я всегда готов оказать вам любую поддержку, леди Ислава. Можете рассчитывать на меня. Прошу, – и они направились в подземелье, где в специальной камере ждал своего часа Райнер Бекер.

Томас, шедший рядом с Иславой, но с другой стороны, наклонившись к ней тихо спросил, думая, что княжна ответит шуткой.

– Твой секрет – преступник?

– Кажется, да, – серьёзно ответила Ислава. – И, если мы захотим его вытащить, нам придётся здорово постараться.

Томас подобрался, посерьёзнел и продолжил путь уже без шуток. Они остановились перед решёткой, ведущей в местную подземную тюрьму. Дэниэл спокойно снял магические замки и открыл решётку, пропуская всех внутрь. Коридор, в котором оказалась компания разделял два ряда камер. Почти все они были пусты, но несколько из них всё же имели постояльцев. Группа молча прошла к последней камере, которая в отличие от других была полностью закрытой и имела двери. Дэниэл остановился перед ней и повернулся к посетителям.

– Вы, леди и лорд, должны дать клятву, что не имеете намерений навредить герцогу Мартенсону. Иначе, я не смогу открыть эту камеру.

– Клянусь, – немедленно отозвалась княжна.

– Клянусь, – с некоторой паузой подтвердил оборотень.

– У вас не больше десяти-пятнадцати минут, господа, – Дэниэл открыл дверь и жестом предложил посетителям войти.

Княжна благодарно кивнула и немедля сделала шаг вперёд. Томас шагнул вслед за ней и дверь за ними закрылась. Дэн и Конол остались в коридоре и вначале они молчали. Но затем Конол, подгоняемый собственным беспокойством за друга, спросил:

– Всё так серьёзно?

– Не знаю, – честно ответил Дэн. – Как пару я её не чувствую, но голову от её присутствия мне сносит. Сам понимаю последствия, постараюсь сдерживаться. Но… я уеду в столицу, Кон. Здесь уже не смогу. Мне надо её видеть, надо разобраться.

– Она будущая королева, Дэн. У тебя нет шансов. Древний договор нельзя обойти.

– Знаю. Если я пойму, что она мне не пара, сам отойду.

– Не ошибись, брат, – и оба замолчали теперь уже надолго, дожидаясь выхода гостей. И каждый переваривал открывшиеся обстоятельства по-своему. Конол сочувствовал другу, почти брату, но понимал, что будущего у этой симпатии нет. Дэниэл честно сомневался в своих чувствах и честно хотел разобраться, понимая, что против короля и сам не пойдёт. Но…

***

Когда дверь камеры за ними закрылась, Ислава повернулась к Томасу и сказала:

– Я, наверное, тебя сильно удивлю, но этот парень, который натворил столько дел, кажется твой сын. И об этом знают уже многие, кроме тебя.

– Я бы мог сразу сказать «нет», но, зная тебя, Ислава, подозреваю, что это правда, – мужчина встал напротив заключённого и внимательно осмотрел его с головы до ног. – Да, в нём моя кровь, ты права, – повернулся он опять к княжне, не обращая ни малейшего внимания на новоявленного сына. Или специально провоцируя того на определённые действия. И этот ход ему удался.

С момента их появления в камере, Райнер подобрался и с настороженностью наблюдал за неожиданными гостями. Он не показывал желания заговорить с ними и просто ждал развития событий, понимая, что просто так к нему не придут. После признания мужчины о родстве крови, он не выдержал:

– Куколка, это этого перца ты выбрала мне в отцы? Не ошиблась? Не хотелось бы обижать зазря память матери. Эта достойная женщина ждала поганца всю свою человеческую жизнь. Но встретить его удалось мне и встретить неласково.

С этими словами Райнер неожиданно развернулся и коротким хуком в скулу отправил Томаса в угол камеры. Княжна тут же выставила между ними щит и жёстко скомандовала:

– Прекрати! Мы, может, единственные, кто сможет спасти тебя от каторги!

– Щ-щенок! Я и не знал о твоём существовании, – сплюнул на пол тягучую красную слюну Томас. – Я готов был жениться на Элизе, но она не была мне парой. Неожиданные обстоятельства заставили меня вернуться в княжество, но, если бы Эли сказала мне о ребёнке, то я взял бы её с собой. Я не знал о тебе, мальчик.

И это неожиданное «мальчик», как будто выпустило из обоих боевой дух. Томас подошёл к сыну и молча пригнул его голову к своему плечу, обнимая его другой рукой. А Райнер, на удивление, не стал упираться и прижался лбом к крепкому плечу отца, но не смея пока обнять его в ответ. Оба замерли на мгновение в такой позе, успокаиваясь и принимая друг друга, а княжна в это время сказала:

– Давайте обсудим, что и как можно сделать, чтобы вытащить Рая из этой ситуации. Я надеюсь, что герцог пойдёт нам навстречу, да и его невеста не выглядит мстительным, кровожадным монстром.

– Ничего не сделаешь, куколка. Я сильно насолил герцогу, – с сожалением ответил Райнер, отступая от отца и отходя к стене. – Садитесь, – предложил он, усмехаясь, указывая жестом на кровать, так как больше здесь сидеть было не на чем.

– Обойдёмся, – резко ответила княжна. – Расскажи подробно в чём тебя обвиняют и, если ещё раз назовёшь меня куколкой, то я тебя ударю!

– Ой, напугала, но так и быть, слушай… сестрёнка, – сделал он выразительную паузу перед обращением. – Собственно перед королевством я ни в чём не виноват. Я наёмник и всю жизнь зарабатываю этим. В Мейго бывал часто, всё же здесь я родился и проблемы местных оборотней знал, но до поры не вмешивался в их дела. Но, умирая, матушка рассказала о древнем кладе, и я потерял покой. Хотел найти, воспользоваться… она же ничего не рассказала о нём. Это уже здесь я узнал, что клад магический, принадлежит древней принцессе и его уже нашли и даже уже отправили в столицу. А я перерыл всё поместье и ничего не нашёл. Зато нашёл тайник с документами в склепе матушки. И вот за эти бумаги дракон может согласиться отпустить меня, хотя перед ним я виноват действительно: пытался похитить его пару. Если вы не шутите и готовы мне помочь, с ним придётся договариваться.

– Не шутим, сын, – успокоил его Томас, – но, что в тех документах ценного?

– Я только мельком посмотрел и оставил их на месте из опасения, что не смогу сберечь. Как я понял, там изложена история первого посольства и первой королевской невесты, которая так и не доехала до жениха.

– Плохо, Рай, – вступила в разговор княжна, – мы своих не бросаем, это правда, но ты умудрился выступить против дракона, а они такого не прощают. Даже не знаю, как тебя спасать. Думаю, нам лучше обратиться не к герцогу, а к его невесте. Мне она показалась вполне разумной девицей. И, кстати, дядя, зачем ты так откровенно её соблазнял?

– Ты предупредила, что она истинная дракона, – оскалился оборотень. – Просто захотел убедиться в этом. И девочка устояла, молодец.

– Ну-ну, посмотрела бы я на тебя, если бы дракон не сдержался, – упрекнула княжна. – Не лезьте на рожон. Оба! Это приказ! Мне здесь теперь жить и портить отношения сразу с близким кругом короля я не собираюсь. Значит, так, Райнер. Мы убедились, что ты действительно сын Томаса. Слава светлой богине, нам не нужны для этого анализы и лаборатории: своих родных детей мы узнаём по зову крови. Но забрать тебя отсюда просто так не получится. Так что придётся тебе ещё немного посидеть. Однако я надеюсь на разговор с Полиной и её поддержку.

Ислава вышла из камеры сознательно оставив отца и сына наедине. Вряд ли они станут очень близки сразу и навсегда, но посмотреть друг другу в глаза без посторонних, им определённо надо.

Отец и сын, оставшись одни, действительно смотрели в глаза друг другу. Молча. Да и зачем сейчас слова. Отец подал сыну руку и тот, поколебавшись немного, всё же обхватил её своей рукой. В коротком пожатии они смогли передать все свои надежды. Старший оборотень – надежду на семью, на родную кровь, на продолжение рода. Младший – тоже на родную кровь. Выросший с чужими людьми и никогда не знавший семьи, Райнер вдруг остро осознал, как многого он был лишён в жизни. И надеялся… пока несмело надеялся найти семью в этих неожиданно объявившихся родственниках. «Надо же: отец!» – недоверчиво хмыкнул Рай, провожая взглядом Томаса, выходящего из камеры. И теперь у Райнера теснились в голове совсем другие мысли о своём будущем. Только сбудутся ли…

ГЛАВА 18.

– Капитан, – обратилась княжна к Дэниэлу, выйдя из камеры. – Я бы хотела встретиться с герцогом и его невестой для разговора о судьбе моего родственника. Понимаю, что он совершил серьёзное преступление, но нам есть что предложить герцогу, – она вопросительно взглянула на Дэниэла и тут же перевела взгляд на Кона. – И, если новый альфа позволит, нам хотелось бы встретиться с теми, кто выступил против Рордана. Дело в том, что в заговоре были замешаны члены нашей оппозиции. Нам, княжескому дому, нужны доказательства их вины. Тогда мы сможем удалить их от княжеского трона и определить заслуженное наказание.

Конол не растерялся. Он уже имел сведения от Рордана, что некие силы из княжества поддерживали бывшего старосту Этана Дарема в борьбе за автономию оборотней. И понял сразу, какие выгоды ему сулит взаимодействие с княжеским домом. Но…

– Дело в том, княжна, что виновники и организаторы заговора находятся уже в столице. И встретиться с ними вы сможете только с разрешения вашего жениха. Однако, я думаю, оно будет получено и княжеский дом узнает, кто стоял за нашими бунтовщиками. Что касается вашего разговора о судьбе брата, то Полина сама заинтересована в сотрудничестве с ним. Так что дело выгодно для обеих сторон: у нас есть тайна, а у него ключ от этой тайны. Договоримся, – и оборотень лучезарно улыбнулся.

Конол имел здесь и свои интересы. Вставая во главе приграничной стаи, он хотел быть уверен, что могущественные соседи не надумают ударить в спину. И если для этого надо сделать послабление в наказании одного придурка, то Конол этому даже поспособствует. Кроме того, зная Полину, Кон был уверен, что сестра никогда не пойдёт на жёсткое наказание. А, значит, есть шанс договориться ко всеобщей выгоды. «Политика, – вздохнул Кон, укоряя себя за такие рассуждения, но… – Никуда от неё не денешься».

Княжна с интересом взглянула на пантеру. У неё были сведения о послужном списке этого брата Полины, и она ожидала увидеть добросовестного служаку, для которого приказ – истина в последней инстанции, а встретила умного, расчётливого руководителя, воина и дипломата и это внушало уважение. «Интересная команда у них подбирается», – констатировала княжна, когда все они уже поднимались наверх и направлялись к кабинету герцога.

Эрик и Полина уже были там. Они пока вообще не могли расстаться даже на короткое время. Испытав оба, что значит оказаться оторванным от пары, не зная, где она и что с ней, они сейчас не желали терять друг друга из вида. Да и дела, которые предстояло им решать, тоже предполагали их совместное мнение. Так что всё складывалось удачно. Они уже договорились о дне помолвки, назначив её через две недели и теперь обсуждали количество гостей.

Нет, герцог порывался совершить этот ритуал немедленно, но Полина вовремя вспомнила, что обещала жителям Мейго праздник. Так почему бы не совместить приятное с полезным? В данном случае ещё и приятное с приятно-полезным. Она имела в виду праздник, помолвку и начало примирения людей и оборотней. Всё-таки Полина была взрослой женщиной и понимала, что внезапного и окончательного мира случиться не может. При всём их желании. Но способствовать этому надо всегда и при малейшей возможности. Но именно список гостей внёс в их обсуждение элемент спора. Полина хотела обойтись минимумом приглашённых из разных столиц (герцог есть герцог и статус обязывает), а Эрик, понимая, что король будет против, предлагал более широкий круг приглашённых.

В этот момент в кабинет и вошла княжна с сопровождающими её мужчинами. По их виду Эрик с Полиной поняли, что разговор предстоит серьёзный.

– Милорд, – начала княжна первой, – завтра наше посольство покидает ваш гостеприимный замок. Мы непростительно задержались, а наш жених, наверное, устал нас ждать, – пошутила Ислава. – Но прежде чем мы покинем стены вашего замка, я хотела бы кое-что объяснить и кое о чём попросить.

– Слушаем вас внимательно, княжна, – ответил герцог.

Все они расположились в удобных креслах и на диване. Кланки принёс напитки. Дэниэл и Конол о чём-то перешёптывались, а Томас внимательно наблюдал за Полиной. Его попытка проверить Полину на истинность связи закончилась печально для него. Ему неожиданно понравилась эта молодая женщина. И пусть она не была его парой, но сейчас он жутко завидовал дракону и считал крайне несправедливым такое его везение. И чем больше он видел (как она говорит, что она говорит, как себя ведёт), тем сильнее досадовал.

– Тогда я начну с извинений, – княжна встала и вслед за ней встали все присутствующие. – Леди Полина, княжеский дом Элмерз приносит вам извинения, за вред, причинённый нашим родственником. И, хотя до этого момента мы не знали о его существовании, но семья Элмерз не отказывается от долга, возложенного на нас судьбой. Мы примем наказание Райнера, как положено. Вместе с тем, я смею надеяться, что леди Полина не будет настаивать на слишком суровом приговоре. И у нас есть, что предложить для смягчения участи нашего родственника.

Полина сделала шаг вперёд. Настороженность по отношению к принцессе сменилась пониманием и расположением. По мнению Полины, княжна была умна, порядочна и доброжелательна, что является большой редкостью для аристократов. Что княжна ещё и хитра, расчётлива и дальновидна, Полина подозревала, но не считала большим минусом. «Самое то для будущей королевы», – подумала Поля.

– Ваше сиятельство, – обратилась Полина к княжне, чувствуя за спиной поддержку дракона, который тоже шагнул вперёд и теперь стоял рядом, касаясь её своим плечом. – Мы принимаем извинения княжеского дома и лично я не буду требовать никакого наказания вашему брату просто потому, что ещё мало знакома с законами этого мира. Но надеюсь, что милорд решит все вопросы к нашей взаимной выгоде.

Полина повернула голову к герцогу и вопросительно посмотрела на него. Тот молча прикрыл глаза, давая понять, что всё понял и со всем согласен. Когда все снова заняли свои места, герцог начал говорить и по мере его высказывания лицо княжны всё больше мрачнело, так же, как и лицо отца Райнера, графа Томаса Элмерза.

– Сразу после боя, когда наёмники Райнера были уничтожены, единственным моим желанием было разорвать на части того, кто осмелился напасть на мою пару. Но я здесь не просто дракон, я хозяин этих земель, закон короля на этих землях. Пришлось ограничиться мечтами о кандалах. Однако, моя невеста обнаружила, что Райнер владеет частью тайны нашего замка. И она забрала его с собой, отсрочив ему наказание. Ведь все другие участники заговора уже в столице и ждут своей участи.

Видя, как трудно герцогу сдерживать своё негодование, Полина взяла его за руку и начала поглаживать и перебирать его пальцы. Герцог в ответ благодарно пожал её руку и продолжил.

– К сожалению, я не мог бросить сопровождение посольства, княжна, и я не смог сразу расследовать это дело полностью. Но знаю, что заговор получал поддержку из княжества, – теперь дракон внимательно взглянул на Иславу, как бы передавая ей слово.

– Мы знаем тех, кто посылал деньги вашим мятежникам. Это наши внутренние враги. Они являются предками бывшей правящей династии и теперь хотят вернуть власть. Поддерживая ваших мятежников, они хотят расширить земли княжества за их счёт и усилить своё влияние. Ведь, как раз, их родовые земли граничат с вашими землями милорд. Увы, вы владеете приграничным поместьем и это имеет свои трудности, – не отводя прямого взгляда, призналась княжна. – Но у нас нет доказательств их связи с вашими противниками. Если бы ваши мятежники предоставили расписки в получении денег, мы могли бы арестовать лидеров нашей оппозиции.

– У нас в королевстве, – неторопливо начал герцог, – принимаются судом ментальные сканирования в качестве доказательства. Если вас это устроит, я могу провести сканирование памяти вашего родственника, и вы получите все необходимые данные.

Княжна выпрямила спину и сидела сейчас с таким видом, как будто проглотила что-то острое. Ни один мускул не дрогнул на её лице, и она никак не выразила своего отношения к такому предложению. Зато старший оборотень с негодованием уставился на дракона и едва сдерживал себя, чтобы не нагрубить. Сканирование членов правящих семей было категорически запрещено в мире Альдо. А герцог так небрежно и буднично предложил им применить эту процедуру к их родственнику, пусть ещё и официально непризнанному. Между тем, герцог продолжил.

– Я понимаю ваше возмущение, – кивок в сторону старшего оборотня, – но, если вы хотите мира и доверия, вы поймёте меня и – согласитесь. Вольно или невольно ваш родственник замешан в политические дрязги. Король не прощает этого. Но королю легче будет пойти на уступки своей невесте, если он будет знать всё и об этом человеке, и о его участии в заговоре.

– Как официальный представитель княжеского дома Элмерз, я не буду препятствовать сканированию нашего родственника. Томас? – повернула она голову к дяде и тот под жёстким взглядом княжны вынужденно склонил голову в согласительном жесте.

Княжна понимала, что какие бы секреты не хранила память её новоявленного брата, все они не касаются напрямую княжеской семьи, так как и о существовании самого этого брата она узнала буквально на днях.

– Что касается меня и моей невесты, – продолжил дракон, – то у нас есть условие: он рассказывает и показывает всё, что знает об истории Мейго из того, чего нет в наших семейных хрониках.

– Я согласна, – немедленно откликнулась княжна. – Брат сам хотел предложить вам обмен. Томас? – повернулась она вновь к дяде и тот вновь лишь кивнул в ответ.

Томас не то чтобы был согласен со всеми предложениями, но он ещё не до конца осознал, что этот взрослый мужчина его сын. И что он в беде, но в беде по своей воле. Поэтому Томас ещё не мог определиться, как ему себя вести ни по отношению к сыну, ни по отношению к его преступлениям. Зато княжна уже всё осознала, просчитала и сделала выводы. Поэтому действовала быстро и без особых раздумий.

– Мы согласны и даже сами доставим его к королевским дознавателям, ведь мы завтра покидаем Мейго, а у вас, герцог, как я понимаю, предстоят свои радостные заботы и хлопоты.

– Это так, но мы с Полиной обязательно прибудем во дворец на вашу помолвку, Ислава. Что касается сканирования вашего родственника, то его можно провести вечером.

На этом все присутствующие раскланялись друг с другом. Княжна и Томас удалились в свои покои и начали готовиться к отъезду. Полина перешла в свой кабинет и вызвала к себе Рэйчел, чтобы составить список предстоящих дел, а герцог остался в кабинете. Ему предстояло составить докладную для короля обо всём, произошедшем в его поместье.

***

Полина закрутилась, потеряла счёт времени и даже уже не помнила из-за чего, собственно, она так напрягается. Её рабочий день начинался ранним утром и заканчивался поздним вечером и это при том, что Рэйчел с удовольствием взяла на себя проблемы по дому, то есть по замку: заказ продуктов, материалов, покупок, наём и расчёт прислуги, контроль прислуги и все остальные дела по замку. Кланки едва справлялся с обязанностями дворецкого, всё же парень был ещё очень молод, но преданность и рвение выручали его в работе.

Садовник взялся за осеннюю планировку будущих цветников и рокариев, беседок и лужаек. Уборщик с энтузиазмом ему помогал, не забывая ежедневно приводить в порядок отремонтированный, вычищенный и ухоженный двор замка.

За прошедшую неделю служанки и подёнщицы вернули комнатам и кабинетам первоначальный вид. Из коридоров и холлов убрали массивные и вычурные скульптуры и лишние позолоченные украшения.

Полина с Торином довели до ума первый проектор и теперь вечерами прислуга и гости в холлах первого и второго этажей могли развлекаться просмотром земных видео-маго-фильмов.

Сама же Полина была занята подготовкой осеннего праздника, который она так опрометчиво пообещала оборотням. Но отступать от своих слов девушка не привыкла и готовилась по-настоящему, серьёзно. Тем более, что на этом празднике они с Эриком должны были официально объявить о своей помолвке.

В общем, в замке царила та ещё суматоха. Но, к счастью, Полина варилась в этом не одна. Олли стала ей незаменимой помощницей. Конол выполнял все поручения, связанные с поездками, тем более, что он всё равно ежедневно теперь уходил порталом в Термон, выполняя свои обязанности альфы.

А вот Дэниэл уехал. Он покинул замок вместе с кортежем княжны. Но перед отъездом они с Эриком сканировали память Райнера и сделали магические слепки найденных событий. Теперь только король мог определить судьбу Райнера, но Полина подозревала, что он легко пойдёт на уступку своей невесте. По слухам, доходившим на неделе из дворца и по рассказам герцога (он бывал во дворце два-три раза в неделю), княжна сумела в первые же дни поставить весь королевский двор под свою руку. Она не оставила во дворце ни одной дамы, побывавшей хотя бы раз в постели короля, независимо, была ли это знатная дама или служанка. Весь ежедневный распорядок двора изменился. Были отменены бессмысленные и пустые чаепития и разговоры. Каждой фрейлине (а они все были новыми) бы обозначен свой участок деятельности, за который та несла ответственность: например, опека городских больниц, приютов, школ, библиотек, академий. По совету княжны король назначил контрольную палату из особо доверенных людей, которая теперь отвечала за работу казначейства, департамента финансов и департамента налогов. И всё это говорило о том, что девушка серьёзно подготовилась к своему прибытию в королевство.

Советники короля были в шоке, начальники департаментов – в панике, чиновники разделились на три лагеря. Одни боготворили невесту короля, другие втайне проклинали, а третьи заняли выжидательную позицию.

Сам же король, по уверениям герцога, был просто счастлив. Его неожиданная невеста пришлась ему по нраву полностью, и он с нетерпением ждал свадьбы и коронации избранницы. Король влюбился и это было большой неожиданность. Но ещё большей неожиданностью стало известие о том, что княжна нашла в короле свою пару.

Всё-таки, судьбу не обойти, и Рагна не зря предсказала ей когда-то брак с королём, от которого княжна столько лет упорно отбивалась. Не отбилась. Кстати, известность и популярность самой ведьмы возросла от этих слухов неимоверно и теперь в Мейго не было отбоя от её визитёров.

Но сегодня Полина не вспоминала о своей внезапной подруге (княжна постоянно присыла ей приветы и презенты), она, наконец, выбрала место для праздника-ярмарки и договорилась со старостами Лургана, Термона и Брукса о встрече, которая вот-вот должна была начаться. Взглянув на часы, Полина поспешно покинула оранжерею и заторопилась в кабинет.

– Добрый день, уважаемые. Нам с вами сегодня надо договориться кто и какие товары привезёт на ярмарку и кого мы можем пригласить на неё специально, – и Полина вопросительно взглянула на мужчин.

Конол, который всегда присутствовал на подобных встречах, устроился рядом за её столом и тоже ждал ответов.

– А мне кажется, что не стоит ограничивать продавцов. Кто что сможет, тот то пусть и везёт, – неожиданно предложил Рордан. – Мы впервые будем проводить ярмарку на наших землях, опыта ещё нет, как нет и приоритетов в товаре. Как раз после неё и будет ясно, чего не хватает в этих землях, а чего в избытке и можно ли этот избыток куда-то деть.

– Согласен с Рорданом, – немедленно поддержал бывшего альфу Крейден Финч, глава лис. – Мы ещё свои потребности плохо знаем. Например, я знаю, что у волков хорошо развито кузнечное дело, строительство, изготовление пролёток и дормезов. У нас – ювелирное дело, гончарное дело, изготовление игрушек и сувениров. А у людей в Бруксе – ткачество, вязание, белое шитьё (плетение кружев и украшений). Поэтому пусть каждый везёт то, что может. Ярмарка будет длиться три дня и даже если кто-то что-то не продаст, каждый получит неоценимый опыт.

Полина, слушая сейчас этих взрослых, степенных мужчин, даже немного растерялась. Её, экономиста, «учили жизни» оборотни из другого мира! И самое интересное, что она с ними была согласна. Она вначале и сама хотела принимать на ярмарку всё что есть, а потом испугалась переизбытка, однообразия. Но теперь, прислушиваясь к разговору оборотней между собой поняла: в этот первый раз неважно что будет в избытке, а что в недостатке. Второстепенны даже возможные договора. Самым же главным является возможность встречи разных культур в одном месте: «показать себя, других посмотреть» – есть важный смысл в этой старой поговорке.

– Согласна с вами, уважаемые, – вступила Полина в разговор. – Пусть каждый, кто захочет и сможет приехать с товаром, везёт то, что у него есть. Но я бы хотела, чтобы вы – старосты и альфы, помогли тем, у кого нет возможности привезти товар, да и самим приехать. Надо организовать от каждого поселения бесплатные подводы, а там, где этого не найдётся, обратиться за помощью в замок. Я распоряжусь, чтобы лошади, телеги и брички были готовы. Дорин, поскольку именно вы теперь командир нашего гарнизона, то я прошу вас поставить рядом с ярмарочным полем десятка два гвардейских палаток, для тех, кому негде будет ночевать, мужчин и женщин.

– Слушаюсь, хозяйка, – ответил капрал, который своим добросовестным отношением к делу уже снискал у Полины уважение и расположение. Но он же был единственным, кто упорно называл её хозяйкой, не обращая внимания на то, что она таковой ещё не являлась. И если его кто-нибудь поправлял, то капрал просто непонимающе пожимал плечами: «Почему не хозяйка-то?»

– Кроме того, – продолжила Полина, – я дала указание плотникам разделить ряды на продуктовые и хозяйственные. А вы, Дорин, оборудуйте площадку для продажи скота немного в стороне. И, пожалуйста, разделите загоны: коровы, лошади, птица, свиньи, ну и кто там ещё будет

– Слушаюсь, хозяйка, – опять односложно ответил капрал, вызвав одобрительную улыбку Полины.

***

В таком напряжённо ритме пролетели ещё несколько дней и наступил очень важный и ответственный день помолвки и он же – первый день ярмарки. По сведениям Полины, на большой луг в излучине Быстрой прибыло уже не меньше пяти тысяч жителей со всех концов Мейго. Честно говоря, она и не ожидала такого наплыва. Большим подспорьем была помощь альф, старост и Конола. Полина и не встревала в порядок работы. Всё контролировал брат. А её задачей было подготовиться к публичному оглашению помолвки. И почему-то это не самое сложное дело вызывало у Полины нешуточное волнение.

Помогала одеваться и собираться ей Олли и сейчас они вместе примеряли украшения, подбирая их к Полиному платью. Собственно говоря, и платья, и украшения были уже подобраны королевскими стилистами, которых прислала заботливая княжна, но Полина хотела всё попробовать и оценить сама. Что ж, стилисты не даром ели свой хлеб и Полина призналась себе, что так привлекательно ещё никогда не выглядела. Крутнувшись у зеркала, она вдруг столкнулась взглядом со старой женщиной, неизвестно как оказавшейся в её комнате.

– Хороша! – хрипловатым голосом подтвердила старуха, не сводя пристального взгляда с Полины.

– Вы кто? – пока ещё не испуганно, но удивлённо спросила Полина.

– Рагна, ведьма я местная, – уточнила старуха, нисколько не смущаясь.

У Полины под рукой неожиданно проявился Боло и угрожающе уставился на ведьму.

– Рагна? Но вы же должны сидеть в подземной тюрьме?

– Так выпустил меня хозяин ещё в прошлый раз. Теперь ему служу ведьмой, – ухмыльнулась старуха. А к тебе, госпожа, пришла, чтобы предупредить: владыка эльфийский, однако, к нам пожалует. Тебя будут награждать.

– Откуда знаешь? – невольно перешла на «ты» Полина.

– Роща эльфийская волнуется, магию ихнюю чувствую. Да и ты тоже должна теперь её чувствовать. Или нет? – старуха склонила голову и с любопытством уставилась на Полину.

Та прислушалась к себе, к окружающему магическому фону и, действительно, услышала знакомый зов эльфийского источника. Вот оно что! Полина вспомнила про зелёную ниточку эльфийской магии, которая впиталась в неё и теперь составляла часть её силы. «Так я, получается, родственница эльфам в какой-то степени, – улыбнулась про себя Полина. – Ничего себе!» Уже более доброжелательно глядя на Рагну, Поля сказала:

– Спасибо тебе, ведьма, за предупреждение. Вовремя. А что же они сами ничего не сообщили? – забеспокоилась Полина и потянулась мысленно к Эрику.

Их ментальная связь в пределах замка действовала уже без сбоев и позволяла при необходимости даже вести короткие разговоры. Эрик сам учил её пользоваться этим умением, как и умением закрываться от постороннего вмешательства, а драконья кровь, которая теперь была в Полине, только усиливала эффект. Эрик ответил сразу:

– Да, звёздочка, моя? Соскучилась? – с ласковой подначкой осведомился жених.

– Ага, – созналась Поля, – но я не поэтому. Тут Рагна предупреждает о визите владыки. Ты знаешь?

– Не знал, но теперь учту, лари моя. Будь на месте, я сейчас за тобой зайду и перенесу на праздник. Уже все ждут только нас.

– Хорошо, Эрик. Я готова, – Полина отключила мысленную кнопку и связь прервалась. Этот приём был собственным изобретением девушки. Она долго не могла научиться закрываться от чужого вмешательства, пока не догадалась представить некие две кнопки: зелёную и красную. Нажимаешь зелёную мысленно и включается связь с Эриком, нажимаешь красную – отключается. И не только Эрик, но и никто не может попасть в её мысли.

– Рагна, а как получилось, что ты теперь штатная ведьма? Что-то много я пропустила. Мы с тобой, конечно, не были знакомы, но я знала, что это ты делала зелье для Уны, – с интересом спросила Поля.

Честно говоря, за всей этой суматохой про Рагну она и забыла и даже ни разу не видела её в замке. А она, оказывается, не просто тут живёт. Она служит ведьмой! Чудеса!

– А никакой тайны нет, госпожа. У ведьмы в королевстве только два пути: встать на учёт в департаменте безопасности или не вставать. Если встанешь, будешь свободно жить и творить, но время от времени выполнять королевские задания. И отказаться от них нельзя, нравятся они тебе или нет. Если не встанешь, преследовать не будут, но творить свободно уже нельзя. Особенно запретные зелья. Их, правда, никому нельзя, но по специальным разрешениям – можно. А неучтённым ведьмам зелья творить нельзя, магию творить нельзя. Только если лечебную и бытовую. Но зато и королевских заданий нет. А там, я тебе скажу, много неприятного приходится делать, много тёмной магии остаётся в тебе. Это плохо, девочка, её надо вычищать и замещать. А это тоже трудно, дорого и больно. Так-то, госпожа. Поэтому подумала я подумала, посмотрела на глупую Уну, на сестру герцога, да эльфийку эту замороженную и решила, что пора мне уже к какому-то берегу прибиваться. Вот и согласилась помочь герцогу и стать его учтённой ведьмой. Но послабление себе выторговала: жить в вашем замке, значит. Ты не против, госпожа?

– Не против, Рагна, – Полина, поражённая рассказом ведьмы, даже не заметила, как рядом с ней оказался Эрик.

– Здравствуй, Рагна. Всё в порядке? – поинтересовался он у ведьмы. – Только визит, проблем не видишь?

– Нет, – покачала головой ведьма, – проблем нет, но и особой радости тоже. По делу и по неволе владыка идёт сюда, – ведьма развернулась и вышла из Полиной комнаты.

– Она что? Может предсказывать? – наконец дошло до Полины.

– Некоторые события и неточно, – ответил Эрик. – Если бы она в молодости не испугалась встать на учёт, её бы научили правильно пользоваться своим даром. А так он у неё не развился и действует спонтанно. Боло, а ты что напыжился? – заметил дракон домового.

– Я тоже чую неприятности, хозяин. Но уже нашему дому, – ворчливо ответил Боло, по-прежнему прячась за Полиной спиной. – Думал, ведьма эта хочет Полю обидеть. Уж не взыщи, хозяин, но не верю я ей.

– Согласен, глупо полностью доверять ведьме, но она сейчас под клятвой, Боло, и причинить вред нам не сможет.

Боло насупился и молча растаял, а герцог взял Полину и Олли за руки и шагнул в окно открытого им портала. Все остальные участники действия уже давно были на месте.

Портал герцога открылся на небольшом холме немного в стороне от ярмарочного поля. Видимо герцог не раз уже приходил сюда таким образом и выбрал это место специально. Полина остановилась и огляделась. Внизу, насколько хватало взгляда, кишело людское море. «И не людское», – привычно добавила про себя Поля. Но, вообще, она теперь обо всех говорила «люди», так как в этой ипостаси нелюди от людей ничем особенным не отличались, если не считать ушей, хвостов и длинных волос, ну ещё цвета кожи иногда.

Жених обнял Полину одной рукой и прижал её к своему боку. Так наблюдать за картинкой было даже приятней. Но, к сожалению, их уже заметили, и Полина увидела, как Конол торопится навстречу, рассекая толпу могучими плечами. Олли зарделась и почти побежала навстречу своей паре. Полина улыбнулась: она рада была за этого брата. За то, что нашёл пару, за то, что нашёл своё место по жизни. А вот за Денни переживала. У того пока всё было неясно.

Помедлив, Полина с Эриком начали спускаться вниз. Туда, где гремела музыка, где народ в ожидании своих господ начал собираться вокруг большого помоста, с которого предполагалось произнести речь. Причём, произнести именно Полине. Кроме этого, там же должно было произойти объявление помолвки и только после этого праздник можно было бы считать открытым.

Полина вздохнула. Нет, она не боялась и не смущалась: взрослая же женщина. Но она понимала. Как устанет к концу дня от суеты, шума и дежурных улыбок. Ну, не любила она массовки, что поделаешь. И трепета от того, что она пара дракона тоже особого не испытывала. Но вот от того, что она невеста герцога Эрика, Полина приходила в тихий восторг и даже не верила своему счастью.

Как-то ей было привычней и понятней считать себя невестой Эрика, чем парой дракона, хотя, собственно говоря, это было одно и то же. И всё-таки…

Полины пустячные размышления были прерваны Коном, который подхватил её под другую руку и уже более стремительно потянул их на помост. Народ перед ними расступился. Оказалось, что здесь много Полиных знакомых, которые весело окликали её и желали добра и счастья. По-видимому, слухи о предстоящем публичном объявлении помолвки просочились в массы, и оно перестало быть тайной.

Полина улыбалась и отвечала на шутки и поздравления, продвигаясь за братом и герцогом к помосту. Наконец, они достигли настила и герцог, поддерживая Полину поднялся вместе с ней наверх. Вслед за ними на помост поднялись альфы, старосты, Конол, Дорин и несколько гвардейцев. Часть гвардейцев оцепила помост и, встав лицом к толпе, сдерживала её натиск с помощью обычных деревянных щитов.

Полина оценила предосторожность Дорина и одобрительно кивнула ему. Но тут на лугу установилась относительная тишина и Полина увидела направленные на неё ожидающие взгляды. Герцог легонько обнял её и ладонью подпихнул вперёд, мол, тебе слово. Поля заупрямилась было, но… Чёрт возьми! Это же она сама всё затеяла! Нельзя бросить и отказаться в самом конце. Полина глубоко вдохнула и, вскинув голову, решительно шагнула вперёд.

– Жители Мейго! – зазвенел над лугом её голос. – Мы впервые сегодня собрались вместе, чтобы отметить общий праздник нашей земли – праздник осени! Когда собран урожай, когда уходят тёплые дни, когда год начинает готовиться к повороту. Но пока природа дарит нам, её детям, прекрасные дни золотой осени, украшая мир разноцветьем красок. Поэтому будем веселиться, знакомиться и дружиться. Кстати! Вон тот длинный ряд приготовлен специально для тех, кто захочет похвастаться своими умениями. Вы можете выставить то, что изготовили, а альфы, старосты и ваши соседи оценят ваш труд. Не бойтесь и не смущайтесь, а, наоборот, гордитесь! Не может быть, чтобы наша земля была бедна на таланты! Я сама видела, какие прекрасные, гордые мечи выходят из рук кузнецов, какие великолепные украшения могут создавать наши ювелиры, а как готовят наши женщины?! А какие они плетут кружева?! Так что, не стесняйтесь, радуйте нас! А вечером всех ждут игры и танцы!

Полина сделала шаг назад и упёрлась спиной в грудь жениха. Он тут же обнял её за талию и притянул ближе к себе.

– Это ещё не всё! – раздался его зычный голос. – Жители Мейго! Я герцог Эрик Мартенсон объявляю Полину Вересову своей парой и невестой. Скоро она станет вашей госпожой, пограничники! Порадуйтесь за меня! Угощение на столах сегодня за мой счёт! С праздником, жители Мейго!

Вот, вроде бы ничего особенного не сказал герцог, а у Полины затрепетало сердечко. Её мужчина не постеснялся при всех назвать её своей, не постеснялся показать свою радость. Да, что там радость! Полина видела и понимала, что герцог любуется и гордится ею. Чёрт возьми, а ведь это здорово! Лестно, приятно и, вообще, зашибительно! Полина так впечатлилась, что у неё даже выступили слёзы. Но Эрик, как будто чувствуя её состояние, обнял невесту покрепче и, не стесняясь толпы, бережно поцеловал её в губы. Но этого ему показалось мало, и он приник к Полиным губам в долгом, горячем, будоражащем поцелуе.

Невообразимый шум, улюлюканье и одобрительный свист поднялся над лугом. Крики: «Слава!», «Счастья!», «Добра!» – раздавались со всех сторон. На помост полетели цветы, зёрна, игрушки. Эрик тут же выставил вокруг них щит: неизвестно, что ещё может прилететь, да и в любом случае лучше оградить себя от неожиданностей.

Пользуясь тем, что на них уже мало обращали внимания, Полина потянула Эрика за рукав, призывая покинуть помост, но уйти они не успели. Недалеко от помоста заблестело окно портала. Народ расступился, образуя довольно большой круг перед портальным окном. А через мгновенье на землю вышел отряд эльфов.

Мужчина, шедший впереди, приостановился и подождал своих спутников, и только когда портал закрылся, он обратился к герцогу, которого, по-видимому, знал лично.

– Приветствую вас, лорд Мартенсон, – при этих словах его сопровождающие дружно склонили головы в сторону герцога, а сам он лишь слегка доброжелательно кивнул.

– Рад видеть владыку великого леса в своём поместье, – с улыбкой ответил Эрик, и поддерживая Полину, вместе с ней шагнул с помоста навстречу эльфу. – Разрешите представить мою невесту и истинную пару – Вересову Полину.

Полина присела в лёгком реверансе (Олли показала) и протянула руку владыке. То руку принял и даже поцеловал, но не торопился её отпускать, а наоборот, слегка потянул Полину вперёд, понуждая её сделать шаг навстречу. И Поля сделала его, оставив на шаг позади герцога. Ну, не сопротивляться же владыке на глазах у всех. Но чувствовала она себя при этом некомфортно. Эльф же, продолжая держать её за руку, повернулся лицом к толпе и, используя магию, заговорил.

– Мы пришли, чтобы отдать долг чести нашей прославленной героине, земной девочке, которая сумела освободить и восстановить эльфийский источник. Это небывалое в истории нашего народа событие и Полина Вересова признаётся нами дочерью эльфийского народа.

Он сделал незаметный пасс и наряд Полины немедленно сменился на традиционную эльфийскую рубаху до пят, расшитую рунами и оберегами. Полина растерянно замерла, не зная, чего ещё ожидать и как реагировать. «Хорошо хоть нагишом не оставили на виду у всех», – с лёгким раздражением подумала она. Как-то ей перестала нравиться ситуация. А владыка, не обращая внимания на её растерянность и явное недовольство, легко левитировал вместе с ней на помост и оттуда продолжил говорить.

– Леди Полина получает титул графини и земельное владение на границе с людским королевством. Леди Полина получает пожизненное право посещения священной рощи и обращения к источнику.

При этих словах Полина про себя насмешливо фыркнула: заходить в рощу и пользоваться источником она могла и без разрешения владыки. Источник и роща сами дали ей это право. Так что этот жест владыки был просто видимостью.

– Леди Полина Вересова награждается серебряной звездой и получает право беспрепятственного вхождения во дворец владыки в любое время. Леди Полине гарантируется абсолютная безопасность на землях великого леса, и каждый эльф почтёт за честь оказать ей приют и защиту, – не унимался владыка.

На последних словах он достал прямо из воздуха красивый наградной знак в виде звезды, который был закреплён на ленте и торжественно одел эту ленту на шею Полины. Все, находящиеся на помосте эльфы, которые уже давно выстроились за их спинами, вдруг резко преклонили одно колено и застыли в такой позе, склонив головы.

Полина растерянно взглянула на Эрика, который тоже уже стоял рядом с ней, но он только неуловимо пожал плечами, показывая, что и сам не знает, что надо делать. Тогда Поля требовательно посмотрела на владыку: она заварил эту кашу, пусть подсказывает. Тот улыбнулся на Полину растерянность и произнёс:

– Ничего сложного, леди. Вы сейчас примите их клятву верности. Это ваш личный отряд из двенадцати эльфов, который теперь будет сопровождать вас всегда и везде, – сказал и сделал шаг назад, открывая Полине весь ряд эльфийских воинов, продолжающих оставаться коленопреклонёнными.

Челюсть Полины медленно поползла вниз, губы приоткрылись в восклицательной букве «О!», но очень быстро шок и удивление сменились раздражением и негодованием. «Нет! Ну, кто так делает! Хоть бы предупредили по-человечески!» – кипела про себя Поля, однако понимая, что долго тянуть с этой нелепой ситуацией нельзя, Полина резко прошла к началу шеренги и возложила руку на голову первого воина (видела, как это делал Кон, принимая клятву).

– Принимаю твою клятву и твою службу… принимаю твою клятву и твою службу… принимаю твою клятву и твою службу…, – пройдя всю шеренгу, Полина остановилась рядом, а её воины встали с колена.

«Ладно, закатим им истерику позже, – пообещала Полина про себя, – не на людях же ругаться. Но с отрядом сразу надо определиться. Куда-то их надо пристроить.» Как бы мало не жила Поля в мире Альдо, но она уже знала, что, принимая чью-то клятву, человек принимает и обязательства за судьбу поклявшихся. Так что теперь она отвечала аж за двенадцать эльфийских душ. А оно ей надо было?!

Взрыв восторженных криков, поздравлений и даже салютов (кто-то из магов догадался) привёл Полину в себя, и она, наконец, осознанно огляделась вокруг. Эрик обнимал её за талию и стоял рядом, как скала. «Хорошо», – машинально поблагодарила его Поля. Владыка тоже стоял рядом и довольно улыбался: его сюрпризы удались, так удались. Но Полина не дала ему долго радоваться. Пользуясь тем, что толпа, получившая новый повод для праздника, громким говором и шумом перекрывает все разговоры, Полина аккуратно подхватила владыку под руку и тихо сказала ему:

– Ваше величество или, как там правильно вас называть, не будете ли добры объяснить мне некоторые нюансы ваших благодарственных действий?

Наверное, Полина всё же переборщила с язвительностью, потому что владыка вначале насторожился, потом задумался, а потом решил оскорбиться.

– Мы недостаточно вас наградили?

– Наградили?! – вскинулась Поля. – Вы меня обязали! Мне не нужно ни ваше графство, ни ваши воины, тем более в таком количестве! Куда я их дену?! А ведь эти люди, то есть эльфы, – исправилась она, – теперь не могут уйти от меня! Их-то вы за что наказали?!

– Наказали?! – теперь вскипел владыка. – Им великую честь оказали, а не наказали, дорогая Полина. Честь – служить героине эльфийского народа!

– Господи! Зачем столько пафоса, владыка?! Я простая земная женщина. Надо было просто поговорить со мной и узнать, чего нам действительно надо, – не сдержала укора Полина.

– И чего надо, освободительнице нашего источника? – тут же заинтересовался владыка.

Полина с надеждой взглянула на герцога:

– Эрик, нам надо что-нибудь от эльфов?

– Надо! – твёрдо ответил герцог.

«Ну, кто бы сомневался!» – подумала Полина, видя, как головы владыки и герцога сблизились, и они начали что-то горячо обсуждать. Но общий смысл разговора она улавливала и была с Эриком полностью согласна. А вопросы они обсуждали очень серьёзные. Выдворение эльфийских шпионов из королевства, причём Эрик привёл доказательства их вины, возвращение королевского порта, который эльфы отхватили в результате давней войны, снижение пошлин на королевские товары. И если вначале владыка надеялся, что подарками и наградами отвлечёт внимание от проблем, то теперь вынужден был признать, что люди не купились на подарки и требуют действительно важных уступок. Отказать же владыка не может: Полина действительно сделала для эльфов невозможное.

– И ещё: я требую сурового наказания леди Синриэль за нападение на мою пару, за нанесение ей вреда. И я не отступлю, – услышала Полина в середине разговора.

В этот же момент всех троих окутала сфера защитного полога. Теперь их никто не слышал. И только после этого владыка ответил:

– Синти – моя дочь. Какой бы глупой она не была, я не могу послать её на казнь. А за то, что она сделала полагается именно казнь. Проси другого дракон, – устало закончил он.

Тут Полина решила вступить в разговор, видя, что оба мужчины упёрлись и не желают уступать. Особенно дракон. И это было объяснимо. Как уже знала Поля, у драконов этого мира не было своего государства. Но большая часть их жила компактно в скалистых труднодоступных горах южного континента. Однако были и такие, как Эрик, которые давно жили рядом с людьми, как особые маги. Но одно было непреложным: задевать драконов никому не позволялось. На защиту вставало всё драконье сообщество. А это очень немаленькая сила и даже сильнейшие правители Альдо не рисковали ссориться с драконами. И владыка сейчас не знал, что ему делать. Полина воспользовалась моментом.

– Что бы вы сейчас оба не придумали, леди Синриэль вам этого не простит никогда. Насколько я успела понять её характер, она также неуступчива, как и вы, владыка.

Тот, услышав такую сентенцию аж крякнул от неожиданности. Права была Синриэль, когда говорила, что у землянки совсем нет пиетета перед власть имущими. Скрыв досаду, он доброжелательно спросил:

– Вы хотите предложить свой вариант?

– Да! – Полина не стала смягчать пилюлю для эльфа. – Но советую, прежде чем возмущаться и отказываться, хорошо подумать. Вашей дочери уже немало лет. Она сложилась, как личность и, как бы вы не пытались её исправить, это уже невозможно. Я думаю, вы с этим уже сталкивались. Она только внешне приобретёт нужные вам качества, оставаясь в душе прежней. Так что никакое наказание для вас не выход, а только усугубление ситуации. – Полина взяла паузу, но тут же продолжила. – Я знаю, что у драконов есть менталисты, которые могут корректировать сознание разумных и предлагаю принудительно изменить нравственные установки леди Синриэль. Да, это жестоко. Но, это не казнь. И, кроме того, на выходе, так сказать, вы получите адекватную дочь. Да, это будет не та Синриэль, к которой все привыкли. Да, она не будет помнить многое из того, что уже пережила и многих из тех, кого близко знала. Но она будет жива и сможет начать строить свою жизнь заново. А вы ей поможете.

Полина закончила говорить и взглянула на владыку, до этого она смотрела на герцога, пытаясь угадать его отношение к своему предложению. Герцог был спокоен, а владыка… Он со смесью ужаса и недоверия (как это ему посмели предложить такое!) смотрел на Полину и руки его невольно тянулись к оружию. Да, он бы её сейчас голыми руками задушил, если бы не дракон рядом, поняла вдруг Поля. Но не отступила, не отвела глаз, не отказалась от своих слов. Она действительно считала этот вариант правильным.

Все трое замерли, укрытые щитом от любопытных, настороженно ожидающие неизвестно чего среди всеобщего праздника и веселья. Несколько долгих-долгих минут стояла напряжённая тишина, но вот эльф выдохнул и, не глядя на них бросил:

– Мне надо серьёзно подумать. По поводу остальных пунктов, я согласен, – кивнул он герцогу и, открыв портал, исчез с площади.

Вот теперь свободно вздохнула Полина, но, взглянув на Эрика, расстроилась. Кажется, он тоже был недоволен её предложением.

– Что? – угрюмо поинтересовалась Поля, желая уже сразу прояснить свою ошибку.

– Гениальное решение, – неожиданно спокойно ответил дракон. – У нас никогда специально не вмешивались в сознание даже у закоренелых преступников. Но ты права, наши целители-менталисты могут провести такую операцию. Кстати, некоторое вмешательство иногда применяется к маленьким дракончикам, когда у них не получается найти контакт со своей второй формой. Ты удивляешь меня всё больше, Поли: такая маленькая, такая юная и такая мудрая. Мне повезло с парой, – и дракон снова, никого не стесняясь, приник к Полиным губам в жарком поцелуе.

«Так ведь и привыкнуть недолго», – мелькнула у Поли мысль, но мелькнула где-то там, далеко. А здесь и сейчас она с удовольствием отдалась поцелую, предварительно укрыв их парочку пологом невидимости. Эрик же сделал ещё больше: он открыл портал и перенёс их в замок. Праздник праздником, но и у них должно же быть хоть немного времени для себя, решили оба и забыли обо всех до утра.

– Люблю тебя, моя ларинэ, – шептал дракон, любуясь своей невестой и лаская губами каждый сантиметр её тела. – Если бы ты знала, как долго я тебя ждал, как терял веру в нашу встречу, и только надежда заставляла меня снова и снова жить, искать и ждать… Спасибо судьбе за тебя и за нашу встречу… Люблю тебя, моя звёздочка…, – повторил Эрик, зарываясь лицом в разметавшиеся волосы Поли и оставляя цепочку горячих поцелуев на шее и груди.

– И я тебя люблю, мой дракон, – ласковым шёпотом вторила Поля, перебирая руками чёрные, жёсткие волосы Эрика. – Ты моё неожиданное счастье, моя удача, моё черноглазое солнышко… Люблю…

А через девять месяцев в семье дракона Эрика и землянки Полины родилась парочка близнецов: мальчик и… мальчик. Род Мартенсонов укрепился и продолжился. Собственно, как и жизнь…

ЭПИЛОГ

Прошло десять лет.

По утоптанной тренировочной площадке замка стройной шеренгой легко и размеренно бежали двенадцать эльфов. За ними не так стройно и не очень размеренно (честно говоря, просто ломились толпой) бежали гвардейцы из охраны замка, самыми последними упёрто передвигали ноги двое мальчишек.

Дорин, Конол и Полина стояли в начале полосы препятствий и с интересом наблюдали за тренировкой. Эту полосу построили лет пять назад после одного случайного высказывания Полины. Как-то раз, она наблюдала вместе с Эриком за тренировкой и, сравнивая с земным спецназом, сказала:

– Наши тренируются на полосе препятствий (она до сих пор говорила о Земле –наша и все, кто там – наши, хотя и здесь уже прижилась).

– Что за полоса? – небрежно поинтересовался Кон.

Вечером Полина им и показала несколько отрывков из фильмов с тренировками десанта, спецназа, разведки. Её мужчины впечатлились. Эрик с Коном специально сходили на Землю. Как уж они попали на настоящие войсковые полигоны Полина не интересовалась, но результат увидела вскоре на заднем дворе замка рядом с тренировочной площадкой. С того времени тренировки на полосе стали любимым делом гвардейцев и эльфов. И честно говоря, эльфы пока преуспевали больше.

Кстати, эльфы за эти десять лет вполне прижились в замке. Полина первое время не знала куда их пристроить. Слушались они только её, на герцога не обращали внимания. С утра все двенадцать толпились в холле и ждали её указаний. У Полины просто нервов столько не было, чтобы терпеть это безобразие. Поэтому и занятие эльфам придумалось быстро. Возле священной рощи их собственными руками была построена эльфийская застава и шесть эльфов ежедневно несли охрану рощи (сплошная фикция: роща сама себя охраняла), но Полина настояла на такой службе. Группа уходила порталом в рощу на сутки, через сутки – смена караула. Те, что оставались в замке по приказу Полины поступали в распоряжение Дорина. Получилось, что все при деле и никто никому не мешает. Эльфы, кажется, и сами были довольны своим занятием. А с недавнего времени Полина, вообще, задумалась о том, чтобы заложить возле священной рощи поселение эльфов. Чего на самом деле парням скучать? А так, семьи создадут, детишки появятся, с людьми придётся контактировать. Авось лучше понимать начнут друг друга и те, и эти, думала Поля.

И вот, спустя ещё пять лет, эльфы по-прежнему, недосягаемы для людей. И Полина видела, что и Конола, и Эрика это напрягает. Сами-то они полосу проходили легко, не только не уступая эльфам, но и значительно превосходя их.

– Дор, к нам едет новый командир гарнизона. Мне будет стыдно показать ему наши «успехи», – Конол посмотрел на друга и сердито цыкнул сквозь зубы.

– Они нелюди, к тому же маги, – обидчиво насупился Дорин. – Хоть расшибись, а простому человеку за ними не угнаться.

– Не ври, – грубо одёрнул его Кон. – На полосе магией запрещено пользоваться. Просто честно скажи, что ушастые на полосе днюют и ночуют, а наши из-под палки появляются. Вот приедет новый командир гарнизона, он с вас шкуру спустит, – беззлобно пообещал Конол.

Дорин насупился ещё больше, но на этот раз промолчал. Полина же переведя взгляд от сыновей, за которыми так пристально следила, поинтересовалась у брата:

– И кто этот несчастный?

Тот сдержанно улыбнулся и, изображая тайну, шепнул ей на ухо:

– Это секрет, но я тебе скажу: к нам едет Дэниэл. Вроде как навсегда.

– Да ты что?! – поразилась Полина. – Неужели переболел свой Иславой?

– Не знаю, переболел или нет, а только возле Иславы теперь вьётся какой-то ушастик. Но Риманн всё контролирует чётко: кто же такую жену кому-то уступит. Да и Ислава на Риманна не надышится. Ей-то и вовсе, как оборотню, невозможно игнорировать пару. Кто же знал десять лет назад, что Риманн окажется её парой, а сам король по-настоящему влюбится в случайную невесту?!

– Да, плохо, что у людей нет такой парности, как у вас. А если бы Рим не был ей парой? – озадачилась Поля. – Представляешь?! Как бы они тогда существовали: он её полюбил, а она его – нет. У неё, видите ли, другая пара. Ужас! – запоздало посочувствовала королю Поля, но мысли её уже были заняты приездом Дэна, и она заторопилась в замок, бросив последний раз взгляд на сыновей, которые настырно бежали по кругу, правда, уже прилично отставая от взрослых бойцов.

Жалко мальчишек, но Эрик в этом вопросе суров: тренировки обязательны, причём без всяких послаблений и уловок. Но спокойно дойти до своего кабинета Полина не смогла. Вначале её остановила Рэйчел с вопросом о комнате для нового командира, потом путь пересекла Оливия, обрадовав новым меню на завтра, а садовник и вовсе буквально заставил посмотреть на новую клумбу, которую он разбил под окном нового командира.

«Вот, как! – рассердилась Полина. – Все давно знают, что едет Дэниэл и только я ни о чём не подозреваю. Молодец, а ещё управляющая!» – язвительно похвалила себя Поля. Она по-прежнему руководила поместьем и не потому, что некого или не на что было нанять. А потому что самой хотелось иметь серьёзное занятие. Ну не могла она сидеть без дела, а проводить время, как большинство аристократок, в балах и визитах ей было неинтересно. А в поместье за десять лет она сумела изменить многое.

Во-первых, оно стало прибыльным. И не просто прибыльным, а прямо образцово-показательным. Полина разбила территорию на разные хозяйственные зоны: где-то занимались скотоводством, где-то полеводством, где-то огородничеством, а где-то садоводством. Постаралась учесть при этом качество земель, климат, особенности местности, желание самих арендаторов и ремесленников. Такая узкая специализация позволила в разы повысить эффективность и, следовательно, товарность хозяйств и поместья в целом.

Во-вторых, поместье активно включилось в торговлю. Помог, проложенный ещё посольством короткий путь из королевства в княжество через земли Мейго. И теперь в Термоне, Лургане и Бруксе действовали постоянные оптовые ярмарки. А ярмарка «Золотая осень» стала традиционной, проводилась ежегодно и собирала огромное количество и продавцов, и покупателей.

В-третьих, в Бруксе была открыта общая школа. И теперь подростки от десяти лет могли обучаться в ней независимо от расы, пола и положения. Да-да, подумав, Полина пришла к выводу, что совместное обучение более прогрессивно. А кому не нравится, пусть учатся сами.

И за всем этим немаленьким хозяйством надо было следить. Так что у Полины даже появились помощники. Олли, например, отвечала за школу и медицину. Оборотни и другие нелюди болели редко, но бывало и это. Поэтому в каждом посёлке по предложению Полины теперь поселился либо знахарь, либо целитель. И неожиданно это новшество понравилось всем.

Конол тоже, несмотря на огромную занятость в своей стае, никогда не отказывал в помощи сестре. Его положение в стае было как никогда прочным. Никто уже и не помнил время, когда оборотни Мейго хотели отделиться от людей. Этан Дарем, его сын Кронки, его дочь Уна после допросов были сосланы на каторгу. И через короткое время о низ никто уже не вспоминал.

За этими мыслями Полина не заметила, как дошла, наконец, до кабинета и хотела было уже открыть дверь, но остановилась, увидев, что она приоткрыта и из-за неё слышатся голоса. Такого просто не могло быть! Боло никогда и никого не пускал в её кабинет. Закипая недовольством, она решительно распахнула дверь и резко шагнула внутрь.

– А-а-а!!! – заорала Полина, не стесняясь громкости и своего страха.

Вихрь, который подхватил её со спины, крепко прижал и ещё и поднял вверх на вытянутые руки, этого сорванного визга совершенно не заметил. Её кружили по кабинету, обнимали, целовали в макушку и только что не облизывали, как мороженное.

–Дэнни!!! – наконец дошло до Полины всё разом: и почему её придерживали по дороге в кабинет, и откуда такая таинственность, и кто мог войти в кабинет с помощью Боло: сюрприз готовили, поганцы!

– Денни! – повторила она, с трудом вырываясь из его рук, чтобы теперь уже обнять его самой и поцеловать. – Ой, Денни-и-и, – жалостливо протянула Поля, увидев, усталые глаза и искусственную улыбку.

Дэнни был рад, она это чувствовала, но выражал радость с трудом. «Ничего-ничего! – оптимистично решила Поля, – мы его быстро в себя приведём. Здесь не заскучаешь!» Поэтому, не заморачиваясь видом брата и не оглашая вслух своих мыслей, сразу приступила к делу.

– Ден, ты вовремя! У нас через несколько дней традиционная ярмарка. Помнишь, ту самую первую, на которую эльфы приходили? В общем, они опять придут выражать благодарность, – сморщила носик Поля. – При королевском дворе у нас только ты долго находился, тебе и карты в руки. В смысле, проверишь достойно ли мы приготовили встречу владыке, а то в прошлый раз совсем некрасиво и не по этикету получилось. Берёшься?!

– Куда от тебя деваться, Чик-чик? (заводная игрушка, так прозвали Полю братья и даже Эрик позволял себе иногда так к ней обратиться). Ты же всё равно не отстанешь. Конечно, проверю со всем тщанием, не переживай. Да и вообще: владыке тебе в ноги надо кланяться и ему неважно, как ты его встретишь, главное, чтобы разрешила выразить им свою признательность тебе, – насмешливо высказался брат.

– Ох, вот не говори! Я понимаю, что Синриэль меня не помнит, но чувствую себя неудобно. Она все эти годы старается подружиться, а я никак не могу забыть её подлости. Как представлю, что могло со мной случиться в портале, или на Земле, пока я была без памяти, мне просто плохо становится и о прощении не может быть и речи. Я злая, да?

– Никакая ты не злая, – обнял её Дэнни. – И я тебя понимаю, потому что и сам не прощаю подлость никогда. Я могу понять, но простить – нет. В душе всё равно остаётся след, камешек, который мешает свободно общаться с этим человеком. И полного доверия ему уже никогда не будет. И тёплого отношения, тем более. Я за тебя, Поли, ты и так сделала для них слишком много: источник освободила, младшую дочь изменила, репутацию дома владыки сохранила. Никто ведь не знает про прежние «художества» Синти, зато сейчас её уважают и ценят, как выдающегося артефактора, декана факультета. Не горюй, я за тебя, – опять повторил Дэн и поцеловал сестру в макушке.

– Вот, кстати, Дэнни! Я тут недавно свои шкатулки разбирала и нашла её колечко, которое она для меня делала. Оно разрядилось уже, но, думаю, если его заново напитать, оно вернёт свои функции. Как думаешь, стоит?

– Не знаю, Поли. Я бы не рисковал. Мало ли в какие руки случайно попадёт, человек памяти лишится. Но дело твоё, конечно, – пожал плечами Дэниэл.

– Я подумаю, – согласилась Поля. – Эрик тогда спрашивал о нём, но всё закрутилось, времени не было, а потом забылось. Скажу ему, – решила Поля. – А, где Боло? – спросила она, – ты же с ним разговаривал?

– С ним, сейчас вернётся.

– Да, здесь я, хозяйка, – недовольно сопя вышел Боло из тёмного угла.

– А чем недоволен? – удивлённо спросила Поля.

– А чего эта ведьма опять мои сторожки сняла?!– возмутился домовой. – Я их специально развесил, а она всё повымела и свои заклятья наложила. Подумаешь, служебная ведьма! Видали мы таких! Как приехала в замок, так никакого покоя от неё: всё по-своему наровит сделать. Всю защиту под себя переделала…, – бушевал и не унимался Боло.

– Стоп! Стоп, Боло, – уже спокойнее сказала Полина. – Я тебя понимаю, но пора и честь знать. Заключите с ведьмой договор, раз не можете до сих пор поделить сферы деятельности. И ты несправедлив, Боло. Рагна создала уникальную защиту замка. Даже Эрик и Торин это признали.

– Э-эх-х! – с сердцем воскликнул Боло, махнул рукой и исчез.

–Обиделся, – понимающе заметил Дэн. – Но, ничего-ничего! Он отходчив, всё образуется.

– Надеюсь, – вздохнула Поля. – А то я уже подустала от их бесконечной войны. И Рагна тоже, как маленькая: так жаждет ему насолить. Не понимаю я этих волшебников, – покачала головой Полина.

– А ты не волшебница? – подначил её брат.

– Нет, – категорично отреклась Поля от почётного титула. – Я маг. Целитель, немножко маг жизни. У нас всё по науке: правильно используй природу магии и будет тебе счастье.

– Ну-ну, – улыбнулся Дэн, но в этот момент дверь кабинета открылась и Кланки торжественно объявил:

– Лорд Томас Элмерз с сыном Райнером Бекером.

Полина вскинула голову и широко улыбнулась. Этих двоих давно не было в Мейго, но здесь их считали если не родственниками, то добрыми приятелями точно. Несмотря на сложное и бурное знакомство, дальнейшее сотрудничество с ними протекало вполне дружески.

Король всё-таки пошёл навстречу княжне и простил Райнеру не вполне законную наёмническую деятельность. А герцог, по просьбе Полины и короля, простил ему нападение на Полину. Сама же Полина и не винила Райнера ни в чём: он ведь не собирался её убивать, а только обменять на тайну клада.

Вот эта-то тайна клада и стала тем общим интересом, который заставил все стороны смириться друг с другом, а потом и подружиться.

После того, как Томас официально признал Райнера, как своего сына, тот был допущен к изучению документов из склепа его матери (всё же он – Бекер, как не крути), тогда-то и выяснилось, что принцесса бежала с возлюбленным на Землю. И с того времени Томас и Райнер взялись за поиски наследников принцессы на Земле.

– Ну, проходите, рады вас видеть, – обняла каждого Полина. – С чем приехали?

– Поли! – возмутился Райнер, – Я соскучился уже по тебе и по мальчишкам, а ты сразу о делах!

«Каким был, таким и остался, – подумала Полина. – Никакой субординации и почтения». Этими «болезнями» Райнер сроду не страдал: вёл себя со всеми свободно и не скрывал своего отношения. Даже на королевской аудиенции он умудрился говорить с королём на равных и только вмешательство сестры, которая перевела всё в шутку, спасло ситуацию. С одной стороны, это похоже на хамство, но с другой, говорит о независимом характере и это внушает уважение. В общем, Райнер быстро прижился во дворце рядом с сестрой, но вскоре ему там стало скучно, и он вместе с отцом отбыл на Землю, увлёкшись идеей поиска, откуда они теперь и приходили в гости время от времени. Как сегодня, например.

– И всё же? – не сдалась Полина. – Зная вас, я уверена, что причина есть.

– Конечно, есть, девочка, – вступил в разговор Томас. – Мы заходили к твоим родителям, как с тобой и договорились, мы бываем у них два-три раза в год. Так вот, они просят, чтобы вы с Эриком и внуками приехали на их золотую свадьбу.

– Ох, точно!

Поля покрылась ярким румянцем и аж слёзы брызнули из глаз. Как же она забыла! У родителей скоро золотая свадьба. Да ладно бы свадьба! Ещё в прошлый приезд Эрик настаивал на том, чтобы рассказать родителям всю правду. А то дочь десять лет как замужем, внуки есть, а родители свято верят, что она живёт где-то далеко в Латинской Америке и приезжать чаще, чем раз в пару лет они не могут. И при случае передаёт приветы и подарки с родственниками и друзьями. Эрик настаивал, что надо сознаться и пригласить родителей к себе. Он был твёрдо убеждён, что здесь им будет лучше.

Полина, конечно, поддерживала их здоровье, как могла. Всё же она сильный целитель и маг жизни, но на Земле нет магии, вернее, она рассеяна, слаба и не может поддерживать действие артефактов здоровья. Поэтому Полина и сама уже хотела забрать родителей к себе. Но она даже близко не могла представить, как это сделать. Папа, мама, я тут нечаянно в мир Альдо попала. Не хотите со мной? Так, что ли?

Интересно, как бы они на неё посмотрели. С другой стороны, Полине надоело навешивать на себя мороки при посещении родителей. Ведь выглядела она даже моложе, чем десять лет назад. Магия своё дело делала. Полина менялась. А с получением драконьей крови, стала меняться ещё быстрее. Драконом она, конечно, не станет, но долгую жизнь уже получила, не только благодаря Дэниэлу, но и благодаря эльфийской магии и своим мальчишкам. Так как семя дракона и беременность драконятами тоже изменили её организм, приблизив к потребностям детёнышей. И, вообще, мальчишки скоро начнут оборачиваться и первое время не смогут контролировать свою сущность. Значит, Эрик запрёт их в поместье и походы на Землю будут под запретом. А старики очень скучали по внукам. Да и сами мальчишки рвались к ним на Землю. Может, и правда, пришла пора всё рассказать. И на золотую свадьбу подарить им «круиз» в другой мир? Понравится, так и останутся.

Все эти мысли молнией пронеслись в сознании Поли, и она виновато вздохнула.

– Спасибо, Томас. Мне стыдно, и я обязательно что-нибудь придумаю. С Эриком посоветуюсь… А, пока можете отдыхать, за ужином все встретимся.

Гости вышли, а Полина повела плечами, сбрасывая напряжение. Всегда при встрече с Томасом она испытывала непонятное чувство вины, хотя виновата ни в чём не была. Тогда, десять лет назад, Рагна, оказывается, предупредила Эрика, что если он не поторопится найти свою пару, то он её потеряет. Потому что Полина могла стать парой любому мужчине из мира Альдо. И, как выяснилось, этим мужчиной бы Томас. Именно поэтому, в первый миг их встречи, Полина так неожиданно отреагировала на него.

Томас, заинтересованный рассказом племянницы, решил попробовать обаять землянку. Но случилось неожиданное: землянка не поддалась на врождённый магнетизм оборотня, а сам Томас влюбился в Полину с первого взгляда. Она не была его истинной парой, но точно была потенциальной. Однако, оборотень опоздал. Дракон уж закрепил связь со своей парой, и Поля не поддалась обаянию оборотня. Эрик в это свято верил и всё время недолюбливал Томаса.

А Полина считала, что дело в другом. Эрика она уже знала какое-то время, а оборотня тогда увидела впервые. А она не из тех женщин, которые на ходу кидаются из одних объятий в другие, теряя голову и тапки.

Томас, кстати, ещё был не женат, как и Райнер. Но жизнь у оборотней долгая: определятся ещё. И всё равно, несмотря на эти трезвые рассуждения, при каждой встрече с Томасом, она чувствовала смущение и вину. А, как не чувствовать?! Если на тебя смотрят, как на сладость и буквально облизывают глазами. Это ещё хорошо, что Эрик не замечает, а Полина не жалуется ему. «У-у, оборотень! – с досадой вякнула на себя Полина. – Соблазнитель хренов!»

Но тут же забыла и о Томасе, и о Райнере, так как в кабинет ввалились мальчишки и, перебивая друг друга, начали хвастаться успехами. «Вот оно, счастье!» – вспыхнула яркая мысль и Полина утонула в детских объятиях и ласке. Но всё же она не забыла, что кроме неё в кабинете есть ещё и Дэнни и, оторвавшись от детей, представила их брату.

– Знакомься, Дэниэл, это наши сорванцы: Сергей и Хейли Мартенсоны. Названы так в честь обоих дедов. А вы, дорогие мои, познакомьтесь со своим троюродным братом – лордом Дэниэлом Мартенсоном.

Мальчишки вытянулись в струнку и дружными короткими кивками приветствовали родственника. Дэнни же с изумлением смотрел на мальчишек и ему казалось, что в них он видит себя, беспечного десятилетнего пацана, у которого нет пока горя, хуже проигрыша на тренировке. Золотое время! И ему так захотелось окунуться в это далёкое прошлое, забыться и отвлечься, что, внезапно гикнув, он подхватил мальчишек за руки, и они скрылись из кабинета в окне портала. А через минуту их голоса доносились уже с площадки.

Полина собралась было вернуть их, накормить, привести в порядок. Но… махнула рукой и передумала. Проголодаются, сами прибегут.

А она, наконец, занялась делом. А именно: подготовкой к «Золотой ярмарке». Какой-никакой, а это первый юбилей – десять лет этому важному теперь мероприятию. Странно, но за это время все настолько привыкли к ярмарке, что казалось, она проводилась здесь всегда. Нынче обещали прибыть и важные гости: король с королевой, князь с княгиней, да и владыка уже напомнил о себе. Придётся постараться.

***

– Эрик, я хотела с тобой посоветоваться, – провела Полина пальчиком по груди мужа.

– Говори, родная. – дракон ухватил жену за ушко и сладко причмокнул.

Это было их самое любимое время: вечер прошедшего дня. Когда все заботы, проблемы и дела оставались за стенами спальни, и они могли принадлежать только друг другу. Это было их время любви, время разговоров, время ласки и нежности… Но, иногда, и время советов, как сегодня.

– Эрик, – Полине страшно нравилось произносить имя мужа, и она находила для этого новые и новые интонации. – Эрик, давай перевезём моих родителей. Через несколько дней будет ярмарка. Побывают на празднике, может, им понравится, и они согласятся переехать. Мне кажется, тебе они поверят лучше. Поговоришь? – Полина, продолжая ласково рисовать круги на груди мужа, потянулась к нему и чмокнула в уголок губ.

– Ну, нет, Рыжик! Так не пойдёт! Что это за поцелуй?! – Эрик навалился на, шутливо отбивающуюся жену, подмял её по-хозяйски под себя и показал, как надо целовать любимого мужа…, – а потом, отдышавшись сказал: – Я давно говорил об этом, звёздочка. Конечно, завтра же заберём их. Немного поживут, познакомятся, а потом объясним им, что это – другой мир. Ничего, привыкнут! – оптимистично закончил дракон. – У меня для тебя есть другое известие, даже не знаю: хорошее или плохое.

– Говори, сама определю, – хмыкнула Поля (ну, правильно, когда лежишь в обнимку с любимым мужем, кажется любую проблему можно руками развести).

– В общем, год назад я снял наказание с Дейзи, – Полина кивнула, мол, помню, – и завтра она приезжает к нам, но не одна. С ней едет молодая драконица, сирота. Оба родителя погибли при обвале в горах. Совет старейшин поручил Дейзи присмотреть за девушкой, пока ей не подберут опекуна. Девица ещё молода и насильно выдавать её замуж не планируют. Дают возможность найти пару.

– Конечно, Эрик! Как ты мог подумать, что я буду против! Если хочешь, давай мы девочку возьмём к себе. У нас и народу много, и портал в столицу постоянный есть. Ей, наверное, учиться надо. Точно! Давай возьмём, – окончательно загорелась этой идеей Поля. – Мы же не бедные (дракон хмыкнул), если надо наймём воспитателя. Сколько ей лет, кстати?

– Вот с этого вопроса и надо было начинать, Рыжик. Но я рад, что наши мысли совпадают. Девочке всего пятьдесят, только-только второе совершеннолетие прошло. Но, поскольку она учится на втором курсе в академии, то ей нужен опекун до окончания учёбы или до замужества.

Поля молчала. Молчала и думала. Она никак не могла привыкнуть к такой разнице лет при одинаковом с землянами внешнем виде. Герцогу было сто девяносто лет, а выглядел он максимум на сорок. Дэниэлу было восемьдесят пять лет, а выглядел он на тридцать. В конце концов, самой Поле было уже сорок. Но зеркало показывало максимум двадцать пять. «Пора привыкать, однако», – решила Полина и сказала:

– А давай познакомим её с Дэнни? А вдруг?

– Ты сейчас рассуждаешь, как Дейзи когда-то. Но, к сожалению, у нас не бывает пары по просьбе или по заказу. Это судьба, Поли. Но если ему повезёт, я буду только рад. А сейчас, спи, моё счастье. Завтра всё решим.

***

Полина с Эриком и их сыновья, Конол с Олли и их пятилетняя дочка, Торин, Дэниэл и ещё половина замковой прислуги высыпали на крыльцо замка встречать герцогиню Дейзи Мартенсон. Многие помнили её чудачества и выкрутасы, но хозяин предупредил, что леди изменилась и строго велел не напоминать о прошлом. Никто и не собирался.

Герцогиня прибыла в карете, украшенной родовым гербом и это было пока единственным, что совпадало с прошлым визитом. Нынче герцогиня держалась очень просто, с прислугой говорила приветливо, держалась скромно и, в основном, молчала.

Сразу по приезду она представила девицу, которая прибыла с ней. Вначале герцогу и Полине, затем всем по очереди. Задержка вышла только возле Дэниэла.

– Матушка, – Дэн склонил голову и поцеловал матери руку.

Дейзи погладила его по голове и две крохотные слезинки скатились по её щекам. Они с сыном не виделись уже несколько лет. У Дэна была сложная и ответственная работа в столице и не было времени посещать мать. «А, может, и желания, – созналась сама себе герцогиня, рассматривая повзрослевшего и возмужавшего сына. – Время… Как летит время», – жалея себя и своё прошлое, подумала женщина. И она не заметила какими глазами смотрел Дэнни на её молодую спутницу: удивлённо, недоверчиво, но… с радостной надеждой.

Зато это заметила Полина, дёрнула за рукав Олли и ей что-то нашептала. Обе подружки заговорщически прыснули и дружно закивали, показывая друг другу, что секрет принят и они готовы к действию.

***

Все последующие дни до ярмарки Дэниэла и Летицию видели только вместе. Завтраки, обеды и ужины проходили для них на соседних стульях. Для прогулок, игр и бесед подходящей оказывалась только их пара. Если Дэн был занят (он принял командование замковым гарнизоном), то у Полины и Олли находилось для Летиции поручение, которое обязательно предполагало встречу с Дэниэлом. В общем, к ярмарке, как-то и сомнений ни у кого не возникло, что Дэниэл и Летиция – пара, а посему им надлежит явиться на праздник вдвоём и держаться вместе.

Интересно, что Дейзи, якобы не замечала взаимную симпатию молодых и никак не реагировала на Полины намёки, но при этом загадочно улыбалась: мол, я всё знаю, понимаю и, вообще, всё идёт, как надо. Устраивать Дэну и Летти нечаянные встречи приходилось чаще всего Олли, в этом и была их с Полей договорённость. Потому что сама Полина была занята ещё и родителями.

Эрик поступил очень просто: родители сели в самолёт в святой уверенности, что летят в Аргентину, а потом он взял и усыпил их перед переходом через портал. Проснулись родители уже в замке и в первый день были просто в шоке от увиденного. Натуральное хозяйство, одежда девятнадцатого века, обращение по статусу – всё было совершенно непривычно. Но через день-два любопытство победило, и родители стали больше спрашивать и требовать экскурсий. На самом деле, Полина подозревала, что отец уже начинает сомневаться и догадываться. Она даже договорилась с Эриком, чтобы он ментально смягчил шок от осознания истины, но пока всё шло нормально. И внуки для них были лучшим лекарством от любых сомнений.

Ярмарка нагрянула неожиданно. Вот вчера ещё все бегали и готовились, а сегодня уже надо ехать. И вот тут Полина озадачилась: если ехать в каретах, это будет долго и не очень комфортно. Сами они всегда переходили порталом. Но сейчас с ними едут родители. И?

Однако вопрос решился неожиданно просто. Отец подошёл к Полине сразу после завтрака и буднично так спросил:

– Дочка, а мы с матерью, как? Порталом пойдём или уж по старинке на лошадях в каретах поедем?

– А как вы хотите? – не растерялась Поля и улыбнулась, – сами-то портала не испугаетесь? И, когда догадались, кстати?

– Да, считай, дня через два и догадались. А как не догадаешься, если люди исчезают прямо посередине улицы, или телеги сами едут, или мешки вчера сами на подводу складывались. Первой-то мать заметила. Уж не думай, что если нам по семьдесят пять, то мы совсем тёмные. Книги мать такие сейчас читает.

– Молодцы вы у меня, – обняла Поля обоих сразу. – Пойдём порталом, так быстрее.

И всё. Никаких больше проблем с родителями не было. Всё поняли, всё осознали и решили погостить подольше.

На ярмарке портал открылся в королевской зоне. Здесь были предусмотрены места для гостей из княжества и великого леса. Все гости были уже на месте и пока не было торжественного открытия, запросто ходили по рядам и присматривались к товарам. В ложе, укрытой от солнца большим навесом, осталась только одна пара: Дэниэл и Литиция. Взявшись за руки, они о чём-то тихо переговаривались. Но внезапно Дэниэл поднялся и, подхватив девушку под руку, направился к ювелирным рядам. И Поля, наблюдающая за ними издалека, сразу поняла, что брат хочет сделать. Здесь в мире Альдо не было обычая обмениваться кольцами, но был обычай дарить невесте браслет. Помолвочные браслеты были всегда серебряные, обручальные – золотые. Дэн купил золотые! То есть он собирался сегодня же пройти с Летицией ритуал обретения пары.

– Эрик! – Полина дёрнула мужа за рукав и показала глазами на Дэна.

– Правильно делает, молодец! – отреагировал муж. – Пойдём поздравим и поможем договориться со жрецом.

– Вот так просто?! – возмутилась Полина. – Ладно у нас не было торжества, там обстоятельства были другие. Но Дэну-то что мешает сделать праздник для своей пары?!

– Ничто! Ты права и неправа одновременно, звёздочка. Неважно, сколько людей и как будут их поздравлять. Важно только одно: добровольность принятого решения. И если девочка согласна, то мешать им не стоит. А помочь с обрядом – можно. Пойдём, пока есть время договоримся со жрецом.

Полина поискала глазами родителей, сыновей. Убедилась, что все присмотрены и охраняются гвардейцами и только после этого шагнула ближе к мужу, который уже шёл навстречу Дэниэлу и широко улыбался ему.

Дэниэла и Летицию обвенчал тот же жрец, который венчал и Полину с Эриком. Для этого им всем пришлось перенестись в ближайший храм Пресветлой в Бруксе. Они даже успели вернуться на ярмарку к обеду – времени официального открытия. По традиции Полина сказала речь. По традиции же эльфы преподнесли дорогие подарки. По традиции между королевством и княжеством обновили договор.

Но совершенно новым элементом стала массовая помолвка. Почему-то у молодых жителей Мейго сложилось мнение, что место ярмарки благоприятно для признаний и помолвок. Это явление наблюдалось уже несколько лет. Но нынче превзошло все прежние вместе взятые. И Полина тихо радовалась, что заложенная ею когда-то идея наконец даёт свои плоды. Мир, кажется, прочно приходит на земли Мейго. Стоило для этого постараться.

Однако, больше всего на этой ярмарке удивил Райнер. Они с Томасом привели с земли наследницу пропавшей когда-то принцессы. И немудрено, что о ней никто ничего не знал. Девушка, которую в угоду политическим целям решили выдать за тогдашнего короля Тронгера, была уже влюблена. И не просто влюблена, а имела пару. Но парень был человеком и на такой брак родители девушки были не согласны. Тогда они и решили бежать по дороге в королевство. Но понимая, что их найдут в мире Альдо в любом случае, молодые бежали на Землю, предварительно замуровав клад и сам договор в стене замка Мейго, где они останавливались по пути в столицу.

Договор был магический и его неисполнение привело бы к гибели княжеской династии. Такой судьбы своим родителям принцесса не хотела, поэтому и оставила договор и приданое в мире Альдо, наложив на тайник глубокий стазис. Таким образом, договор был не нарушен, а просто отсрочен. Знала об этом лишь хозяйка усадьбы (как бы они клад без неё замуровали). Она поклялась передавать эту тайну первому наследнику до тех пор, пока не придёт время договора и не вернётся наследница той принцессы. В те времена Земля была только-только открыта. Переходы туда были опасны и редки. Но им всё удалось. Они прижились на Земле, а легенду о родном мире бережно передавали своим потомкам из поколения в поколение, надеясь, что когда-нибудь их потомки вернуться в родной мир. И вот, спустя сотни лет, этот схрон случайно нашла Полина.

А ещё вернулась его наследница. Единственная, оставшаяся от этой семьи девочка. Молодая, нежная, хрупкая. Как Райнеру удалось найти её на Земле, было неизвестно. Но факт оставался фактом: девочка по крови принадлежала княжескому дому. И уже по тому, как яро оберегал её Райнер, как свирепо сверкали его глаза стоило хоть кому-то подойти к ней ближе нескольких шагов, было ясно, что образовывается ещё одна пара. Ну, что ж. У судьбы свои резоны. Стоит ли с ней спорить?

КОНЕЦ, август-ноябрь, 2019.


home | my bookshelf | | Пограничное поместье |     цвет текста