Book: Беспокойное сокровище правителя



Беспокойное сокровище правителя

Оксана Чекменева

Беспокойное сокровище правителя

Глава 1

Колесо обозрения

Где-то в параллельной вселенной.

Земля. Россия. Наши дни

- Тебе какое? - спросил дядя Коля.

- Пломбир,- ответила, не раздумывая.

- Скучная ты, Вика,- поддразнил меня его младший племянник Никита.- А мне - по шарику клубничного, шоколадного и киви. С сиропом и орешками.

Пока мужчинам делали мороженое - дядя себе тоже заказал что-то сложное и разноцветное,- я с удовольствием облизывала свой простой белый рожок - зато его сделали быстро,- и оглядывалась по сторонам.

Если не считать раннее детство, то находиться в толпе людей мне прежде не приходилось. Это был мой первый «выход в свет» - переводные экзамены не в счёт,- после того, как мне якобы сделали операцию, после которой я встала с инвалидного кресла. Эта легенда была нужна, чтобы объяснить моё домашнее обучение, а на самом деле меня просто прятали на ферме ради моей же безопасности.

Но теперь я достаточно взрослая, чтобы контролировать свои способности и не выдать себя даже случайно, к тому же, скоро уезжаю в областной центр, учиться в сельскохозяйственной академии, вот меня и «вылечили».

Сегодня праздник, День молодёжи, и по давней традиции вся семья, на этот раз и со мной тоже, приехала в Лисьи Горы, посёлок, ближайший к нашей ферме. Даже Маринка с мужем и детьми из города вернулась, хотя там-то всё намного интереснее устраивается, красочнее, масштабнее, но семейные традиции есть семейные традиции, их нужно соблюдать.

- Да, сейчас любое мороженое можно выбрать, были бы деньги,- дядя Коля откусил чуть ли не половину розового шарика и довольно улыбнулся.- В любое время, на любом углу, десятки сортов, бери - не хочу. А вот во времена моего детства в посёлке вообще мороженого не было. Совсем.

Мы с братом переглянулись. Вроде и не в первый раз об этом слышим, а всё равно не верится. Как такое вообще возможно, чтобы мороженого - и не было?

- А на день молодёжи его сюда привозили. Фруктовое. Самое дешёвое, в городе-то его и не покупали почти. Там оно семь копеек стоило, а здесь по двадцать три продавали. Да ещё и привозили на машинах без всяких холодильников. И ведь покупали! По многу брали. Отец нам с братом по три-четыре сразу покупал, они в бумажных стаканчиках были, так из первого ещё что-то можно было палочкой выгрести, а из последнего уже просто пили. И так было вкусно, -с ностальгической улыбкой прижмурился дядя Коля.- Только когда старше стал, и нас с классом в город возили, в цирк, там-то я и попробовал настоящее мороженое. А теперь - чего только не придумают лишь бы покупали.

И он снова принялся за своё мороженое, мы от него не отставали. Это была уже четвёртая порция - наша немаленькая семейка по очереди «выгуливала» меня, одну не оставляли, и каждый угощал мороженым. В первый раз я тоже набрала разноцветное ассорти, а потом вернулась к любимому пломбиру.

- Пошли, на каруселях покатаемся,- предложил Никита, раньше всех расправившийся со своей порцией.

- Ох, я уже сегодня накаталась, иди сам. Я немного отдохну - и ещё разок на колесе обозрения поднимусь, а то меня уже от одного вида каруселей укачивает. Дядь Коль, пусть идёт, что вдвоём-то меня пасти, ты и сам мне заблудиться не дашь.

- И то верно. Иди, пострел.

И Никита помчался к каруселям, словно всё ещё был мальчишкой, а не заканчивал в следующем году институт. А я отошла в сторонку и присела на краешек помоста, на котором стояли старые, ржавые и уже не работающие качели-лодочки - единственный аттракцион, который был в посёлке родным. Всё остальное привезли и расставили на поле поселкового стадиона: карусели шести видов, от совсем детских, со зверями всякими «ездовыми», до похожих на центрифугу, качели, сталкивающиеся машинки, комнату смеха и даже небольшое колесо обозрения.

- Вон сколько всего сейчас привозят, ребятишкам на радость,- дядя присел рядом.- А мы с Толиком в своё время на этих вот лодочках качались, пока мороженое обратно не полезет. Набивались в лодку человек по десять ребятни - и вперёд! Эх, было время... А сейчас -катайся, сколько угодно и на чём угодно, а не хочется уже. Старость - она такая...

- Дядь Коль, да какой же ты старый? Давай со мной на колесо, а?

- А давай! На карусели уже не тянет, а вот на посёлок посмотреть с высоты птичьего полёта - это я с удовольствием. Может, и ферму нашу увижу.

Не увидит. Я пыталась уже - но далеко она, с этого колеса не видно. Оно не очень высокое, всего четырнадцать метров, шестнадцать кабинок. Вот в областном центре, Маринка говорила, в два раза выше, а в Москве - вообще больше семидесяти метров, с такого, наверное, нашу ферму увидеть можно, если здесь колесо поставить. А с этого - даже посёлок не весь. Но хорошо, что хотя бы такое привезли, говорят, первый раз, раньше не было. Вот потому-то на него и очередь самая большая.

- Пойдём, дядь Коль, очередь займём. Как раз доем мороженое, и она подойдёт.

И мы пошли к стадиону и нырнули в галдящую толпу, окружившую аттракционы. Шуму добавляли выступления школьников из местных танцевального и хорового кружков - они обосновались на сцене, ровеснице качелей-лодочек, а динамики разносили над толпой искажённый голос ведущей, объявляющей номера. В общем, шум, гам, разговаривать можно только отойдя в сторонку, а на поле - только в ухо орать или жестами.

Тут и там замечала родственников. Вон, Серёжка с Петькой на машинках сталкиваются - и как только Петька в свою поместился, лось здоровый? Вон Никита в карусельную чашку садится - я на этой карусели так и не рискнула прокатиться, там чашки и сами по себе крутятся, и вокруг общей оси, для моего непривычного вестибулярного аппарата это перебор, а Никита и ухом не дёрнет, всё ему нипочём.

Вон деда Миша из комнаты смеха выходит, улыбается. Дядя Толя с женой в очереди на «цепочки» стоят. «Цепочки» я люблю, три раза на них уже каталась сегодня. Там словно не по кругу, а вперёд летишь, вообще не укачивает.

Вон Маринка с мужем рядом с малышовой каруселькой стоят, Маринка погодок своих на смартфон снимает, те родителям машут, Алёнка с верблюда, Игорёшка со слона. А сразу за каруселькой - колесо обозрения.

- Эх, чуть бы раньше подошли - и в очереди стоять не пришлось бы,- дядя Коля досадливо поморщился и махнул рукой на кабинку, уже поднявшуюся выше середины колеса. Там сидели мои родители с младшими детьми. А в кабинке шестеро умещается, нам бы как раз места хватило. Да кто ж знал-то?

- Может, они за несколько кругов билеты отдали, тогда мы на следующем круге к ним и подсядем.

- И то верно,- дядя Коля достал из кармана ленту билетов и сунул мне - они на все аттракционы одинаковые были, только на детские-взрослые различались, вот мы и накупили сразу же кучу, гулять, так гулять! - Сейчас спрошу, если, и правда, несколько кругов делать будут - обойдём очередь. Оторвёшь тогда, сколько надо,- и он вытянул из кармана телефон.

Тут колесо вдруг вздрогнуло и остановилось. Так-то оно всё время плавно и медленно двигалось, так, что выйти-зайти люди успевали на ходу а тут остановилось. Сначала никто ничего не понял, потом раздались возмущённые крики - люди из очереди и нижних кабинок требовали, чтобы колесо запустили вновь, мол, сколько можно ждать. Те же, кто сидел в кабинках на самом верху даже радовались - получилось продлить удовольствие. Но очень скоро удовольствие превратилось в кошмар.

Раздался громкий, зловещий скрежет - я такой прежде только по телевизору слышала, в фильмах-катастрофах, но теперь, наяву он был в разы громче и в десятки раз страшнее. Колесо покачнулось и начало медленно, как в страшном сне, падать. И падало оно прямо на карусель с малышами.

Раздался всеобщий крик ужаса. Сначала люди, стоящие рядом, бросились врассыпную, спасаясь от огромной железяки, готовой их раздавить. Потом, осознав, что происходит толпа гуляющих, в едином порыве, кинулась в разные стороны, те же, кто оставался на других аттракционах, могли лишь кричать, не в состоянии сделать хоть что-то, но они хотя бы были в безопасности, а вот люди на колесе обозрения и малыши на карусельке с животными были в шаге от гибели. И на обоих были мои близкие.

И я сделала то, о чём прежде и помыслить не могла - остановила падающее колесо. Собрала все свои силы и вложила их в невидимую подпорку которую подставила под него.

Удар был страшен. Было чувство, что я попыталась плечом удержать скатывающийся с пригорка грузовик. Я упала на колени, из носа хлынула кровь - знакомое чувство, только в этот раз всё было намного, намного хуже. Но колесо задержать у меня получилось. Его падение замедлилось, хотя и не остановилось, и это дало людям лишние минуты, чтобы спастись.

Я видела, как несколько мужчин, в том числе и Витька, Маринкин муж, запрыгнув на карусель, сдёргивали с животных перепуганных, ничего не понимающих, орущих ребятишек и кидали их через невысокую загородку в толпу, где люди их ловили и сразу же отбегали.

Когда нижние кабинки колеса приближались к земле, люди выпрыгивали из них. Кто-то отбегал сам, кого-то оттаскивали - не все приземления были удачными,- но главное, они оставались живы.

И над всем этим - криками, плачем, страшным скрежетом железа,- разносилась весёлая песня «Валенки» - под неё ещё пару минут назад лихо отплясывали ребятишки в народных костюмах. Выключить музыку никто не догадался.

- Держи, Вика, держи! - простонал дядя Коля, положив мне руку на плечо, словно пытаясь передать мне свою силу, только не мог - нет у него магии, ни у кого здесь нет. Наверное, только он один и понял, почему колесо падает так медленно.

А я в ужасе смотрела, как кабинка с моей семьёй зависает как раз над каруселью, на которой, к счастью, детей уже не осталось. И у меня не было никакой возможности опустить их на землю, как остальные кабинки, потому что их может просто покалечить конструкцией карусели. Собрав оставшиеся силы, я остановила колесо, не зная, что делать, и понимая, что долго я его не продержу - силы утекали из меня, словно воздух из проколотого воздушного шарика.

Я прекрасно видела, как в открытой кабинке мама крепко прижимала к себе перепуганного, но молчащего семилетнего Костика, а папа пытается успокоить бьющуюся в истерике Любашку.

- Прыгайте! - закричал им дядя Коля.- По крыше скатитесь!

К моему удивлению, во всем этом гвалте, папа его услышал. Схватил за руки Костика и, перегнувшись через ограду кабинки, уронил его на полотняную крышу карусельки, по которой тот, как по горке, скатился вниз, а когда крыша закончилась, пролетел оставшиеся до земли метры и упал в руки дяди Коли. Следом прыгнула мама - её подхватили какие-то парни. Но вот девятилетняя Любашка прыгать отказалась. В истерике она мёртвой хваткой вцепилась в перила кабинки и кричала: «Нет, боюсь!», не слушая папины уговоры, а потом и приказы.

В отчаянии, он попытался расцепить её пальцы силой, а я смотрела на них сквозь накатывающую темноту и понимала, что ещё пара секунд - и я просто уроню колесо. И ось карусельки проткнёт кабину с папой и Любашкой, а люди в остальных кабинах, те, кто ещё не спрыгнул - слишком высоко,- разобьются.

И в тот момент когда я поняла, что роняю колесо, его словно кто-то перехватил у меня, кто-то гораздо более сильный. Удержал, не давая упасть. Я, всё ещё не веря, что неизвестно откуда, но помощь пришла, продолжала пытаться удерживать колесо, но, услышав:

- Отпусти, девочка, я держу,- расслабилась и рухнула на траву, уже не в силах даже сидеть.

Колесо застыло, а потом случилось странное - люди, в том числе и папа с Любашкой, которую он всё же отодрал от перил, начали вылетать из кабинок. Не падать, а подниматься над ними, а потом медленно, плавно опускаться на землю, достаточно далеко, чтобы их не задело рухнувшим колесом. А оно рухнуло, в щепки раздавив карусельку, уже после того, как кто-то подхватил меня на руки и отнёс на безопасное расстояние, ласково приговаривая.

- Маленькая героиня. Откуда же ты взялась такая, а?

Ответить я не успела - всё-таки потеряла сознание.


Очнулась я оттого, что мне протирали лицо и шею мокрой тряпкой. Открыв глаза, увидела перед собой лицо незнакомого мужчины. На вид лет сорока, но это ни о чём не говорило - я знала, что маги живут намного дольше людей, а это был именно маг, на что указывал кулон со слегка светящимся синим светом камнем. Такие кулоны были на всех магах, я их часто видела в новостях и других передачах. Камни были разных цветов, наверное, этот цвет что-то означал, но что именно - я не знала.

Светлые волосы мужчины были коротко пострижены, на нём была тёмно-серая рубаха с короткими рукавами и какими-то металлическими значками на левом погончике из ткани. Напоминало какую-то форму, но ничего похожего я прежде не видела.

- Как ты себя чувствуешь, героиня? - увидев, что я очнулась, он отвёл тряпку от моего лица.- Извини, я решил, что лучше обтереть кровь, пока она не засохла.

- Спасибо,- машинально ответила и, сообразив, что лежу на каком-то диване, а маг сидит возле меня на корточках, попыталась подняться, но была мягко, но непреклонно остановлена.- А где я? Где мама? Никто не пострадал? А вы кто? И как сюда попали?

- Давай по порядку. Вставать тебе пока не стоит, договорились? - я кивнула, и рука, придержавшая меня за плечо, исчезла.- Я, конечно, влил в тебя немного силы, но плясать тебе пока рано. Мы находимся в полицейском участке, местный участковый любезно предоставил нам это помещение, а сам сейчас находится на месте происшествия. Когда он отыщет твоих родителей, то приведёт их сюда. Я пока не в курсе, пострадали ли они или нет, но могу точно сказать - погибших и тяжело раненных среди населения нет. Несколько переломов и вывихов от неудачных приземлений, синяки, ссадины - собственно, и всё. И за то, что это происшествие не превратилось в место массовой гибели людей, нужно сказать спасибо тебе, Вера.

- Я Вика,- поправила мага. Переломы - это не страшно, а может, у моих и этого нет. Можно выдохнуть.

- Вика? - переспросил другой голос, и, задрав голову, я увидела второго мага, сидящего за столом перед раскрытым ноутбуком, хотя там же находился и компьютер. Стол стоял в головах дивана, вот я его прежде и не увидела.- Участковый сказал, что тебя зовут Вероника Лазарева. Он ошибся?

- Нет, всё правильно. Только маме не нравилось имя Вера, и она называла меня Викой. Так тоже можно сокращать.

- Значит, Вика,- первый маг снова мне улыбнулся.- Меня зовут Геннадий Владимирович. А это - кивок в сторону того, кого я снова не видела, потому что держать задранной голову было неудобно,- Даниил Андреевич. Мы из магической инспекции.

- Откуда? - слова по отдельности понятные, а что они означают вместе, я не знала.

- Скажем так - мы отслеживаем все странности и аномалии, связанные с магией. Например, мощный выброс магии не менее пятого уровня в районе, где магов такой силы просто нет, да и поводов для подобного выброса - тоже. Конечно, был вариант, что кто-то просто туда приехал зачем-либо, всякое бывает. Но подобной силы выброс?

- Удержать падающее колесо обозрения не каждому магу пятого уровня под силу, -подхватил Даниил Андреевич.- В любом случае, мы обязаны были всё выяснить. И успели вовремя.

- Спасибо! - от души поблагодарила я.- Без вас я бы не справилась.

- Я рад, что мы пришли. Ещё и потому, что нашли тебя. Скажи, Вика, где твой идентификатор, и почему сигнал от чипа не проходит?

- Идентификатор? У меня нет никакого идентификатора. И какой ещё чип, я же не собака!

Я уже поняла, что маги меня обнаружили, и моя жизнь, наверное, как-то изменится. Но я уже совершеннолетняя, забрать меня у родителей они не смогут. И что это ещё за чип такой?

- Она не чипирована,- пояснил второй. Интересно, как узнал? - В базе нет никакой Вероники Лазаревой. Думаешь, кто-то из наших тайком создал ребёнка и никому не сказал? Но зачем?

- Она - второе поколение,- возразил Геннадий Владимирович. Я снова не поняла, о чём он, а вот другой, похоже, понял.- Как зовут твою маму, Вика? И девичья фамилия тоже нужна,- это он уже мне.

- Дарья Семёновна Лазарева. Девичья? Харитонова. А зачем девичья-то?

- Нужно всё проверить,- пояснил Геннадий Владимирович и повернулся ко второму. -Нашёл?

- Нет. Среди носителей такой нет. Ни Лазаревой, ни Харитоновой, да и вообще - все носители под присмотром, ни одна не пропадала. Неужели двойное совпадение? Но зачем? И кому это нужно?

- Придётся задать много вопросов твоей маме,- вздохнул первый маг.- Только пока в этом бедламе, что творится в парке, её отыщут... Участкового мог кто-нибудь отвлечь.

- Я могу позвонить! - и как я сразу-то не сообразила?! Здесь столько всего странного происходит. Да, я знала, мама скрывала ото всех, что я - маг, но всё равно! Какие-то чипы, носители, странные списки, где её нет. И хотя оба мага относились ко мне очень доброжелательно, всё равно хотелось, чтобы рядом был хоть кто-то родной.

Но телефон почему-то оказался полностью разряженным и включаться отказывался. А переставлять сим-карту в телефоны магов не имело смысла - номера у меня были записаны на телефон, а не на неё.



- Ладно, есть другой вариант,- Геннадий Владимирович встал, разглядывая окровавленную салфетку.- Можно довольно просто узнать, кто твой отец. А заодно и деда вычислим.

- Мой папа - Павел Лазарев, что здесь узнавать?

- Нет, это невозможно. Твоим отцом мог быть только маг.

- Мама не изменяла папе, она его любит! - в этом я была абсолютно уверена. От злости даже поднялась и села, привалившись к спинке дивана. Теперь я могла видеть обоих магов - у второго, кстати, камень в кулоне тоже был синий,- и заметила, как они виновато переглянулись.

- Она может в это верить, сама не зная правды,- сказал, наконец, первый маг, а потом что-то сделал свободной рукой, и салфетка из его ладони просто исчезла. Он словно фокус показал - раз, и нету!

- А куда она делась?

- Я отправил твою кровь в лабораторию, проверить ДНК. Это займёт немного времени. Зато мы будем всё точно знать. А пока - не возражаешь, если я кое-что проверю?

- Что именно? - вот так просто, я ни на что соглашаться не собиралась.

- Твой уровень.- Геннадий Владимирович снял свой кулон и, к моему удивлению, камень погас и стал прозрачным, словно обычная стекляшка. -Разрешишь мне надеть это на тебя ненадолго? Это не больно и не опасно.

- Ладно,- согласилась, поскольку самой было любопытно.

Оказавшись у меня на груди, прозрачный камень побелел, словно налившись молоком, потом покраснел, а потом начал быстро менять цвета радужного спектра. Оранжевый, жёлтый, зелёный и, немного помедлив - голубой. И больше уже не менялся.

- Шестой уровень! - заворожённо прошептал маг.- Даже не пятый! Сколько тебе лет, девочка?

- Восемнадцать. Совершеннолетняя уже,- поспешила уточнить, чтобы понимали - я не ребёнок, и распоряжаться мной они не могут.

- Шестой уровень в восемнадцать лет! Я о подобном даже не слышал! -восхитился второй маг.

- На том колесе был кто-то из твоих близких,- Геннадий Владимирович не спрашивал, он констатировал.

- Да. Родители и младшие брат с сестрой. В той кабинке, что зависла прямо над центром карусели.

- Вот тебе и объяснение,- маг обращался к своему коллеге.- Именно в такие моменты и происходят подобные скачки. Правда, не слышал, чтобы больше, чем на два уровня, а здесь сразу три. Нужно сообщить Ростиславу. Он должен узнать это первым.

- Да. Но звони ты.

- А почему на три? Как вы узнали? - не удержалась я от вопросов.

- Потому что прежде в этом районе магических всплесков выше третьего не фиксировалось. А третий не настолько редок, чтобы на него обращать внимание -так мы прежде думали. Как оказалось, напрасно.

После чего достал телефон и пару раз ткнул в экран - видимо, тот, кому он хотел позвонить, был на быстром наборе. Ответили сразу.

- Да.

- Ростислав Севастьянович, извините, что, возможно, не вовремя, но у нас здесь чрезвычайное происшествие. Девушка-маг. Незарегистрированная, без чипа. Восемнадцать лет. Шестой уровень.

- Сейчас буду,- послышалось в трубке, и связь прервалась. А у меня мурашки по спине побежали от этого голоса. Такой холодный, властный. Мне стало жутко.

Воздух посредине комнаты слегка засветился, переливаясь, словно мыльный пузырь, и прямо из ниоткуда к нам шагнул ещё один маг. Портал! Я читала о таком в фэнтези, видела в фильмах - кстати, совсем не похоже, в фильмах слишком сильные спецэффекты, здесь же сияние было едва заметно,- но никогда не видела вживую. Если не считать исчезновения салфетки. Думаю, первые маги тоже пришли порталом, но я этого не видела.

Этот маг был заметно выше Геннадия Владимировича - насчёт Даниила Андреевича сказать сложнее, он сидел,- и, в отличие от «моих» магов, чьи лица при взгляде на меня светились доброжелательностью, а порой и восхищением, его лицо ничего не выражало. Мне оно показалось не очень красивым - жёсткое, нос слишком большой, такой в книгах называют хищным, густые брови, сейчас нахмуренные, цепкие, холодные глаза. К моему удивлению - ярко-синие, что странно смотрелось при чёрных волосах.

В отличие от магических инспекторов, на которых была одинаковая тёмно-серая форма, одет он был совсем просто - в джинсы и чёрную футболку без принта. Но на нём эта одежда смотрелась, словно военный мундир. Может, из-за выправки?

Камень в его кулоне был чёрным.

Этот маг шагнул ко мне, заставив инстинктивно вжаться в спинку дивана, и, присев на корточки, положил пальцы мне на виски, чем окончательно перепугал. Но из его пальцев в меня словно бы потекло что-то тёплое, и от этого мне стало гораздо легче. Уже не хотелось лечь, а ведь минуту назад я сидела лишь на одном упрямстве.

- Почему ребёнок в таком состоянии? - голос был таким же, как в трубке -холодным и жутковатым. Я содрогнулась, но... Он страшный, конечно, но делает-то мне хорошее. Кажется, он делится со мной своей силой - по крайней мере, о чём-то похожем я читала в книгах о магах. В фэнтези, но больше-то мне знания брать было неоткуда.

Геннадий Владимирович начал рассказывать о произошедшем в парке. О том, как я старалась спасти своих близких, и от этого мой уровень поднялся на три пункта. О том, что моей матери в списках носителей нет. И о том, что отправил мою кровь на экспертизу.

И когда он это рассказывал, в ноутбуке Даниила Андреевича раздался сигнал о сообщении, он открыл его и поражённо вскрикнул, чем привлёк внимание остальных.

- Она есть в списках! Только... Да вы сами посмотрите, кто она!

Ростислав... отчество забыла... первым подошёл к нему. Взглянул на экран, на меня, снова на экран, опять на меня, будто пытаясь что-то высмотреть на моём лице. Его глаза словно взяли меня на прицел.

- Ну, здравствуй, Виктория,- обратился он, наконец, ко мне. Но ему же назвали моё имя!

- Я Вероника,- напомнила на всякий случай.

- Нет, ты именно Виктория. И я очень рад снова тебя увидеть.

Глава 2

Фея

13 лет назад

- Мама, это тебе! - я протянула маме горсть ягод, счастливо улыбаясь. Мама обязательно обрадуется такому подарку, ведь она говорила, что для клубники ещё рано, нужно подождать недельку, а ягодки-то, вот они!

Но мама почему-то не обрадовалась. Она встревоженно смотрела на мою ладонь и хмурилась.

- Викуля, ты же знаешь, что нельзя выходить за ворота и брать что-то у чужих? И магазинная клубника - это настоящая отрава. Ты ведь у меня уже большая девочка, конечно, знаешь. Откуда эти ягоды?

Я гордо выпрямилась. Конечно, я уже большая, не то что братик, крошка-Серёжка. Мне уже пять лет, и я всегда слушаюсь маму.

- Мамочка, я ни у кого ничего не брала! Мне кустики дали, когда я попросила. И Серёже тоже, но ты не волнуйся, я ему хвостики оторвала. А это - тебе.

- Какие кустики? Вика, ты не должна обманывать маму. Скажи правду - и я не стану сердиться.

- Мам, ну я правду говорю! Пойдём, я тебе покажу!

Высыпав ягоды на стол, я потянула маму с веранды к клубничным грядкам. У крылечка стоял Серёжа. Увидев нас, он протянул мне пустую, перемазанную соком ладошку.

- Сё сьель! Дай исё няку!

- Пойдём, сейчас ещё дам! - ухватив за грязную ладошку, я потянула за собой и брата. Впрочем, он и сам радостно бежал рядом, зная, где вкусное.

Мы подошли к грядкам с клубникой. С тех пор: как мы приехали жить на дачу а это было уже очень давно, я ждала, когда поспеют ягодки. Но сначала были одни цветочки, потом малюсенькие ягодки, с ноготок, а сейчас на кустиках уже висели большие белые ягодки, но мама говорила, что есть их нельзя, а то животик заболит.

- Вот, смотри, мам! - присев на корточки, я протянула ладошку к одному из кустиков.- Пожалуйста, дай мне красные ягодки.

Я очень вежливая и воспитанная девочка, и никогда не забываю сказать волшебное слово, если о чём-то прошу. А слово-то, и правда, оказалось волшебным. Потому что ягодки на кустике начали краснеть, даже те, что были совсем крошечными - они тоже вырастали на глазах и краснели.

- Няка! Дай! - закричал братик.

- Видишь, мам! Кустик мне дал ягодки. Я не брала у чужих!

- Да-да, ты молодец,- голос мамы звучал почему-то совсем не радостно, и улыбка была тоже какая-то странная. Она сорвала клубничнику, внимательно её рассмотрела, оторвала хвостик и отдала братику, который тянулся к ягодам, крича: «Дай».- Ты просто умница, доченька, только знаешь... Об этом волшебстве никому нельзя знать.

- Никому-никому? Но почему? Я же фея, как в мультике. Только она вырастила тыкву, а я клубнику, потому что тыкву не люблю. Но если надо, я и тыкву выращу!

- Викуля, иди ко мне,- мама крепко обняла меня и прижала к себе, не обращая внимания на то, что Серёжа рвёт ягоды и суёт их в рот прямо с хвостиками.- Зайка, о том, что ты у меня фея, не должен знать никто, кроме папы. Но я сама ему расскажу, хорошо?

- Хорошо. А почему?

- Викуля, ты когда-нибудь видела фею не в сказке?

- Не-ет!

- Это потому что феи никому не рассказывают кто они такие. Это секрет. Особый фейский секрет.

- Тогда я тоже никому-никому не расскажу! - я помотала головой. Иметь фейский секрет - это почти так же здорово, как и быть феей.

- Няка! Дай исё! - потребовал Серёжа.

- Сейчас! - обрадовалась я.- Смотри, Серёжа, как фея творит чудеса! Ой! Мама, а Серёже можно знать, что я фея?

- Ему можно,- мама почему-то снова грустно улыбалась.- Но больше никому-никому!

- Ла-адно!


Когда вечером приехал папа, мама увела его в другую комнату, включив нам мультики, чтобы мы с Серёжей спокойно посидели, пока они разговаривают. Обычно мы вечером мультики не смотрели, и я обрадовалась. Столько всего замечательного в один день! Наверное, это потому, что я - фея.

Родители разговаривали очень долго. Я посмотрела уже четыре мультика, а Серёжа уснул прямо на ковре. Когда они вышли, у мамы были красные глаза, а папа взял меня на руки, долго и внимательно смотрел на моё лицо, словно первый раз увидел. А потом обнял крепко-крепко.

- Я очень люблю тебя, доченька. Что бы ни было, я всё равно тебя люблю.

Родители часто говорили мне, что любят, поэтому я, как и всегда, обняла его в ответ - Я тоже тебя люблю, папа!


После того, как я стала феей, жить стало намного интереснее. Оказалось, что мне дарят ягодки не только кустики клубники, но и малина, и слива, и даже яблоня. Однажды я даже вырастила большую тыкву, хотя и пришлось потом есть тыквочную[1] кашу. Правда, лошадей из мышей вырастить не получилось, потому что я так и не смогла найти ни одной мышки, но мама сказала, что маленькие феи всё равно этого ещё не могут, только взрослые, как в сказке.

А ещё мы больше не ходили купаться на пруд - мама сказала, что там завелись пиявки, и в воду заходить нельзя. Но папа принёс надувной бассейн, и мы с Серёжей по полдня в нём плескались, это было ещё лучше, потому что не нужно было долго идти на пруд. И в магазин мы с мамой тоже перестали ходить - папа сам привозил вечером всю еду. Это было здорово, я не любила ходить в магазин на даче, он был так далеко, идти было долго, жарко и скучно, не то что в тот, который в городе, прямо возле дома.

Когда я не сидела в бассейне и не смотрела мультики - их мама тоже стала чаще включать,- я играла с растениями. Придумывала разные просьбы - и они их исполняли. Мама иногда просила меня сделать так, чтобы помидорки для салата покраснели или огурчики выросли одинаковые - так их удобнее солить. И я делала, что она просила, радуясь, что могу сделать для мамы что-то волшебное и этим её порадовать, а то она всё время была какая-то грустная, хотя и улыбалась, но всё равно - грустила.

А потом мама сказала, что мы уезжаем. Я думала, что домой, в город, и расстроилась - там уже не будет столько растений, с которыми так интересно играть в сказку. Но оказалось, что мы едем к дедушке Мише, папиному дяде, которого я не помнила, хотя мама и показала мне фотографию, где я, совсем маленькая, как Серёжа, на руках у дяденьки с усами. И вот у этого дедушки Миши есть ферма - это такое место, где много-много растений, это как будто дача, только очень большая, и там живут всё время, и не нужно уезжать в город.

Я немного огорчилась, что не увижу больше Таню и Ульяну - своих садиковых подружек, зато и Ленку Мохину тоже, и это хорошо, а то она всегда отбирает у всех игрушки и лезет на горку не по очереди, потому что большая и сильная. И всё равно в садике нельзя будет рассказать, что я фея, а у дедушки Миши, мама сказала, есть внуки, с которыми я смогу играть, и им можно рассказать про фею.

На ферму мы ехали очень долго. В машине было очень скучно, Серёжа капризничал, папа хмурился, мама иногда плакала, когда думала, что мы спим, тогда папа брал её за руку и говорил: «Всё будет хорошо. Мы не потеряем нашу девочку, обещаю».

Я не очень понимала, как можно меня потерять, я же вот она, в машине сижу. Но, на всякий случай, выходя из машины покушать или в туалет, крепко держалась за мамину руку.


12 лет назад

- Викёныш, а ты можешь сделать так, чтобы картошка тоже выросла пораньше?

Мы с дядей Колей стояли перед большим полем, на котором были странные растения - раньше я их не видела. Возле дома дедушки был сад, в котором я играла и феячила - так это назвал Валерка, старший сын дяди Толи, и теперь все в доме так говорили,- и дальше огород, но вот такое я видела первый раз, и его было много, очень много. И мы приехали сюда на машине, пешком было очень далеко.

Картошку я раньше только в тарелке видела. Жареную или мятую. Как она растёт, я не знала.

На растениях были маленькие цветы. Наверное, из них и вырастает картошка? Как помидорки. Я потянулась к кустику - цветок завял, сбросил лепестки, вместо него стала расти зелёная горошинка. Она выросла с вишню, и больше расти не хотела - сморщилась и отвалилась.

- Не получается,- я скривила губы, готовясь заплакать. Почему так? Я же фея, и растения меня всегда раньше слушались.

- Тише-тише, Викёныш, не надо плакать! Ты не виновата, это я, дурак старый, не объяснил толком. Это,- он ткнул в сморщенную «горошину», лежащую на земле,- не то, что нам нужно. Она и должна такой стать. Настоящая картошка прячется в земле.

- Как клад? - слёзы тут же высохли, ведь клад - это так интересно!

- Можно и так сказать. Да, пожалуй, что и клад. Давай, я тебе покажу.

Дядя Коля достал из машины лопату и выкопал один кустик. Потом показал, что на его корнях тоже горошинки - только розовые.

- Видишь? Это называется клубни. Сейчас они ещё маленькие, а нужно, чтобы стали большие.

- Такие? - я показала пальцами.- Как клубника?

- Нет-нет, намного больше. Как мой кулак. Сможешь?

- Попробую,- после неудачи с зелёной горошиной, я уже в себе не была уверена. Но я же фея! Просто я не то растила, вот и не получилось. Но теперь - должно выйти.

Потянулась к соседнему кусту, представила, как там, под землёй, розовые крохи растут, становясь большими, как кулак дяди Коли. Цветы на кустике стали превращаться в горошины, подросли, сморщились, засохли. Сам куст тоже вырос и... засох тоже.

- Ой! Опять не получилось,- на этот раз я всё же разревелась.

- Нет-нет, всё получилось, уверен, что получилось. Не плачь, давай лучше вместе посмотрим. Ну, что, готова выкопать клад?

- Готова,- вытирая щёки и мокрый нос рукавом - хотя мама такое и не разрешает,- кивнула я, глядя, как дядя Коля выкапывает кустик и выбирает из земли крупные, и правда, с его кулак, клубни. Сосчитала. -Двенадцать! Столько хватит? У нас получился хороший клад?

- Очень хороший, очень! - обтирая клубни от земли и любуясь самым большим, закивал дядя Коля.- Вика, детка, а ты сможешь сделать вот так же со всем полем?

- Со всем? - я оглядела много-много кустиков, немного испугалась - столько я ещё не феячила. Но я же фея, а значит, я всё могу.- Сейчас сделаю.

И мысленно попросила ближайшие кустики вырастить большие-большие клубни. И много. По двенадцать каждый!

Вскоре ближайшие кустики высохли, и дядя Коля кинулся копать, приговаривая:

- Какая же ты молодей! Чудо, а не девочка! Просто чудо!

А я продолжала выращивать картошку дальше, и дальше. Вот уже половина поля сухая. Я почувствовала, что почему-то устала, словно весь день бегала с братьями и сёстрами в догонялки. Стоять стало тяжело, и я села, но продолжала просить кустики растить клубни.

Сухих кустов становилось всё больше, осталось уже совсем немного. Под носом стало мокро. Вытерла рукавом, увидела на нём что-то красное. Ой, да это же кровь! Теперь мама точно заметит и будет ругаться. Ладно, мне нужно ещё немного постараться - и готово. Я же фея! Я всё смогу!

Дождалась, когда, наконец, все кустики высохли, и легла на землю. Я только немножко посплю и всё. Совсем чуть-чуть.


Проснулась в своей кроватке, в нашей с Серёжей комнате. Очень хотелось есть и пить, и ещё сильнее - на горшок. Взяла Серёжин, а то до туалета идти далеко, на первый этаж, не успею.

Теперь - пить.

Спустившись по лестнице, услышала мамин голос. Ой, сейчас мне за сопли на рукаве попадёт! Лучше я тихонечко на кухню прокрадусь, чтобы она пока не знала, что я проснулась. Я на цыпочках кралась по коридору мимо зала, и тут услышала:

- Дядь Миша, ты как хочешь, но я везу Вику в больницу! Она уже почти сутки не просыпается. Я боюсь за неё.

- И что ты им скажешь? Что у твоего ребёнка магическое истощение? Да у тебя её заберут - глазом моргнуть не успеешь?



Как - заберут? Меня? У мамы? Не хочу чтобы меня забирали, не хочуууу!

Заревела в голос. Тут же оказалась на руках у мамы, которая крепко обнимала меня, целовала, в зарёванное лицо, в волосы, везде.

- Не хочу, чтобы меня забирали! Мама, не отдавай меня, не отдавай.

- Нет-нет, доченька, не отдам, ну что ты, что ты, успокойся. Я никогда и никому тебя не отдам, ты моя девочка, моя! И никто у меня тебя не заберёт. Ты мне веришь?

- Верю,- потёрла рукой нос, вспомнила про испачканный рукав, подумала - вот сейчас попадёт.

Но нет, про это и не вспомнил никто. Меня всю зацеловали, потом накормили и напоили - и я сидела у мамы на коленях, как Серёжа. А мама прижимала меня к себе и повторяла, что никому и никогда меня не отдаст.

- Мам, а что такое магинское исто... исто... вот это, про что деда Миша говорил?

- Магическое истощение? Это значит, что твои волшебные силы закончились. Ты сделала слишком много сразу, этого нельзя было делать, и потому сил у тебя не осталось.

- Кончились? Насовсем? Я больше не фея?

- Фея. Ты моя маленькая фея. Просто очень-очень уставшая. И тебе нужно снова набраться сил. А для этого - пока не играть с ягодками и другими растениями. Хорошо?

- Ла-адно... А потом я снова смогу? Ну, потом, когда фейских сил снова наберусь?

- Потом обязательно сможешь. Но никогда больше не делай ничего через силу. Пообещай мне, Вика! Никогда-никогда. Кто бы тебя ни просил. Как бы тебе самой не захотелось что-то сделать. Если устала - сразу прекращай, сразу! Обещаешь?

- Ладно,- мне и самой не понравилось, что я так устала и уснула прямо на земле. И кровь из носа - тоже плохо.


- Всё распродали! - в дом ввалился довольный дядя Коля.- Остальные в городе остались, в магазины заглянуть хотят, а я скорее сюда, вот, подарочек любимой племяшке привёз.

И он протянул мне коробку с куклой в костюме феи.

- Николай, и у тебя хватает совести...- зашипела мама, пока я открывала коробку и вынимала куклу.

- Даш, не шуми,- дядя Коля увёл маму к окну и зашипел в ответ, но я всё слышала.- Думаешь, сам не понимаю, что дурака свалял? Увлёкся, да. Сглупил. Но ты представляешь, сколько сейчас молодая картошка стоит? Не привозная, наша. Да у нас её с руками оторвали.

- Не смей больше мою дочь использовать! Не смей! Ей шесть лет всего, она ребёнок! А ты! Дурак здоровый! Пятый десяток разменял, а ума не нажил. А если бы с Викой что похуже случилось? Да я б тебя сама, своими руками...

- Даш, Даш, успокойся! Что ж я, чудовище какое? Викулька вон как ловко со своими ягодами управляется, я ж и подумать не мог... Ну, прости!

- Не у меня прощения проси. Это ещё Павел не знает, приедет - он тебе за дочь...

Сверху раздался зов: «Мама!» - Серёжка проснулся.

- Иди вон, у тебя дитё проснулось. А с Пашкой я сам разберусь, по-мужски всё обговорим. Знаю, что виноват, но не со зла ведь.

- Смотри у меня! - и мама убежала к Серёжке.

- Прости, Викёныш,- дядя Коля опустился рядом со мной на корточки.- Ох, и напугала же ты меня! Не нужно было через силу, и я не сообразил. Ты уж прости дядьку своего. Простишь?

- Прощу,- кивнула. Дядя Коля хороший. На плечах меня носит, на тракторе катает, подарки дарит. Папа к нам только на выходные приезжает, работа у него далеко, а дядя Коля и дядя Толя всегда рядом.- А вы на каруселях покатались?

- Да, мы ребятишек на аттракционы отпустили, пока на базаре были. Так что, да, они покатались.

- А я всё проспала,- тяжело вздохнула.

- Викёныш, тебе в город нельзя,- тяжело вздохнул дядя Коля.

- Потому что там меня заберут у мамы?

- Тебе рассказали?

- Сама услышала. Дядь Коль, а почему меня заберут?

- Потому что маленьких фей забирают у их мам в специальную школу. Навсегда.

- Ой, я не хочу! Дядь Коль, не надо меня в школу навсегда! Вы же меня не отдадите? И не нужны мне карусели, я вообще никогда в город не поеду, я не хочу, чтобы меня забирали, не хочуууу!

- Никто тебя не заберёт - на кухню зашёл деда Миша.- Здесь тебя никто не найдёт и никто не узнает что ты фея. Лазаревы своих не отдают!

И я поверила. Конечно, меня не отдадут. Не хочу я в эту фейскую школу, я хочу жить с мамой и со всей своей семьёй здесь, на ферме. Это мой дом! И не нужны мне карусели, ну их!


9 лет назад

- Пап, эти цветы нужно полить! Они пить хотят! - шипела я, пока папа вёз моё инвалидное кресло по школьному коридору.

Я только что сдала экзамены и перешла в четвёртый класс. Училась я на дому - мне опасно было находиться среди людей, я могла себя выдать. Поэтому считалось, что у меня какие-то проблемы с позвоночником, поэтому я не могу ходить. И хотя школьный автобус возил от нашего дома Свету, Никиту и Петю, считалось, что мне, в инвалидном кресле, добираться до школы слишком сложно - даже в автобус не влезть.

И когда я всё же появлялась в школе ближайшего посёлка, где учились все внуки деда Миши, чтобы сдать переводные экзамены, мне брали напрокат инвалидное кресло. Покупать его не было никакого смысла - на один-то день в году.

- Малыш, нельзя. Никто не должен знать о твоих способностях. А эти растения выглядят нормально. Да ещё и стоят так высоко.

- Поэтому их и не поливают! - буркнула я, обернувшись и глядя на два папоротника и одну традесканцию, страдающих на шкафу. Цветы на подоконниках, были хорошо политы, а эта троица очень хотела пить.- Пап, вон там, рядом, бутылка с водой стоит, наверное, как раз для цветов. Полей, а!

- Вика, это могут заметить.

Папа был прав. Школьный коридор был пустым - каникулы, ради нас пришли завуч и учительница, остальные были в отпусках. Но иногда учителя всё же заходили в школу по каким-то своим делам.

Но так жалко цветочки. И бутылка стоит совсем рядом. Вот если бы вода могла как-то попасть из неё в их горшки. Если бы могла!

Я не поверила своим глазам, когда из пластиковой бутылки вдруг выплыл небольшой водяной шарик - я такое видела по телевизору там показывали репортаж из космоса, и вода так же плавала в невесомости. Шариком. И здесь такой же шарик проплыл полметра по воздуху и упал в горшок с традесканцией.

- Па-ап...

Наверное, что-то в моём голосе дало понять - происходит что-то очень серьёзное. Папа остановился и проследил за моим взглядом. И увидел второй шарик, поливший один из папоротников.

- Вика, нет! - прошипел он и, оглянувшись, нет ли кого-нибудь в коридоре, почти бегом повёз меня к выходу. Я перепугано молчала, пока не оказалась в машине, пристёгнутой к креслу, и лишь когда та тронулась, рискнула подать голос:

- Пап, что это было?

- Магия,- коротко ответил он.

- Но... я же маг растений!

Да, теперь я уже знала, что феи бывают лишь в сказках, а в жизни - маги. И я - одна из них. Но ведь я могла управлять только растениями. Откуда же это?

- Значит, и маг воды тоже. Не пугайся, дочура,- папа весело мне подмигнул.- Это же хорошо, правда?

- Наверное...

Я очень легко приняла свои способности управлять растениями. Была ещё слишком маленькой, верила в сказки и не испугалась. Но теперь-то я уже не малышка, хотя папа меня так иногда называет, мне уже девять лет, и я уже многое понимаю.

- Это очень полезная магия: - улыбнулся папа.- Можно огород поливать, можно дождик прогнать, можно... многое, наверное, я и сам пока не знаю.

- Можно Никиту водой облить! - вспомнив, как ловко троюродный брат обращался с водяным пистолетом и всегда побеждал нас со Светкой, я злорадно потёрла ладошки.- Ну, держись теперь!

- Не очень благородно, но... тоже можно. Ну как, больше не боишься своего нового дара?

- He-а! Это круто!

- Но помни, Вика,- папа вдруг посерьёзнел.- Всё это можно только дома, с семьёй. Чужие ничего знать не должны.

Да, я это знала. Иначе меня заберут у родителей, а этого я боялась больше всего на свете.


6 лет назад

- Мам, ты где! Смотри, у меня новая магия!

Я сбежала по лестнице и оглянулась. Серёжа увёл мелких смотреть на только что вылупившихся цыплят, я тоже собиралась с ними, но когда меня позвали, как раз дописывала письмо своей подруге по интернету - нужно было срочно поделиться впечатлениями от только что прочитанной книги. Пока писала - локтём спихнула со стола карандаш. Потянулась, чтобы его поднять, и он оказался у меня в руке. Я не дотянулась, он сам словно бы прыгнул мне в ладонь.

Не сразу поверив - три года ничего нового со мной не происходило, лишь старые способности росли,- я снова уронила карандаш на пол, и он опять оказался у меня в руке, стоило лишь пожелать. И даже наклоняться не пришлось.

Быстро отправив письмо, я вскочила и, с зажатым в кулаке карандашом, кинулась искать маму - надо скорее ей показать, что я теперь умею. Мои способности с растениями и водой очень пригодились на ферме, урожаи выросли в разы, ту же картошку мы теперь собирали четыре раза за сезон. Я уже не падала в изнеможении, вырастив поле картошки, делала это постепенно, за несколько дней - и вообще не уставала.

Дядя Коля всё ещё чувствовал вину за тот случай, внимательно следил, чтобы я, не приведи господи, не утомилась, и осаживал остальных, которые просили меня то морковь вырастить, то помидоры. Даже если я сама говорила, что могу это сделать, отвечал: «Завтра сделаешь, а на сегодня хватит».

И если у меня теперь есть способность к телекинезу - а я прочла многое о магии, всё, что нашла, и знала, что со мной только что произошло, и как это называется,- то ведь это сколько всего сделать-то можно! Вот все обрадуются!

Ни в зале, ни в кухне мамы не было. Нашла я её на веранде, но подбежав с криком: «Мам, смотри!» испуганно затормозила.

- Мам, что случилось? Почему ты плачешь?

- Ах, Вика! Иди ко мне, я тебя обниму.

Я тут же с радостью подсела маме под бочок. Когда ты старшая из четверых детей, не часто удаётся получить маму вот так, только для себя. Но то, что она плакала, мне всё равно не понравилось.

- Мам, почему ты плакала?

- Мне кажется, я такая эгоистка. И этим испортила тебе жизнь. Тогда это казалось правильным, но теперь...

- Мам, ты о чём?

- Знаешь, я хочу тебе что-то рассказать. Ты уже большая, и, надеюсь, сможешь меня понять.

Меня такое начало разговора насторожило. Но я приготовилась внимательно слушать.

- Ты знаешь, что в нашем мире есть люди, а есть маги? Конечно, знаешь. Но так было не всегда. Маги появились в нашей стране внезапно. Просто объявили о том, что они есть. К тому времени они заняли все главные посты в правительстве и бизнесе, и во многих других отраслях. Их немного, по сравнению с людьми, но они очень сильны. Знаешь, когда-то на Земле всё время происходили войны, страны враждовали, угрожали друг другу, старались доказать кто сильнее и...

- Круче? - подсказала я.

- Да, примерно так. Маги всё это прекратили. Просто показали остальным, что Россия - сильнее всех остальных именно потому, что они выбрали её своим новым домом. Где их старый дом - никто не знает. Они мало о себе рассказывают, хранят почти всё о себе в секрете. Но придя к власти, они сделали нашу жизнь лучше. Никто не опасается будущего, побеждена безработица и преступность - просто потому, что любые преступления маги раскрывают в один момент, от них ничего не укроется. Побеждены многие, когда-то смертельные болезни. И ещё многое изменилось, не стану тебе голову забивать, это всякие взрослые вещи.

- Значит маги хорошие?

- Получается, что да.

- Тогда почему они хотят меня отобрать у вас?

- Я не знаю,- мама вздохнула.- Но в последние годы в семьях людей стали рождаться маги. Никто не знает, почему.

- Может, просто у тех детей папы были маги? - Я уже не маленькая и знаю, что дети рождаются не только в браке, а если и в браке - то не обязательно от мужа. Но тут до меня дошло, что я сказала.- Ой, мам, так значит папа?..

- Я никогда не изменяла своему мужу,- мама строго посмотрела на меня.- Кроме того, у меня есть подруга по переписке -и у неё тоже родилась дочь-маг. И она тоже клянётся, что дочь от мужа. Поэтому никогда не смей думать, что папа тебе не родной. Он такой же родной тебе, как и я. И так же сильно тебя любит.

- Прости, мам! - мне стало неловко, но новая мысль отвлекла.- У твоей подруги есть дочь-маг? Как я? А можно мне с ней познакомиться? Хотя бы по интернету? Можно, мам?

- Нет, Викуль, нельзя. И не потому, что я не хочу. Просто Киру забрали в ту самую школу магии, и больше её мама с ней не виделась.

- Забрали? - меня прошиб холодный пот. Я знала, что прячусь на ферме, чтобы меня не забрали у родителей, но почему-то никогда не думала о тех, кого всё же забирали. Просто не думала. Они были где-то далеко, и я их не знала, поэтому их как бы и не было. А у этой девочки есть имя. Кира. И моя мама знала её маму.- Расскажи!

- Мы познакомились с ней, когда обе лечились от бесплодия. Да-да, ты нелегко мне досталась, доченька. Я семь лет тебя ждала. А вот Ирине повезло - спустя год у неё уже родилась Кира. Впрочем, о каком везении можно говорить, если через пять лет дочь у неё забрали.

- Ты поэтому не радовалась, когда я принесла тебе клубнику и сказала, что фея?

- Я пришла в ужас. И всё ждала, что за тобой придут и заберут. Но никто не приходил, и я решила - это потому, что никто о тебе не знает. Потому-то мы с твоим папой и решили переехать сюда.

- Спасибо, мам! - я прижалась к ней ещё крепче.- Я не хочу, чтобы меня забрали.

- Тогда это казалось мне правильным. Но сегодня я увидела вот это,- мама повернула экраном ко мне стоящий на столе ноутбук, я увидела какой-то новостной сайт и большую фотографию. Три девушки и парень, он в костюме с бабочкой, девушки в красивых платьях до пола. Все четверо широко улыбаются и выглядят счастливыми. Мама указала на девушку в зелёном платье.- Вот это - Кира. В школе магии был первый выпуск.

- Всего четверо? - я разглядывала девушку и остальных, пытаясь увидеть в них что-то... волшебное, они ведь маги. Но девушки ничем не отличались от разнаряженной Светки на свадебной фотографии нашей сестры Маринки в прошлом году. Красивые платья, макияж, причёски - и эти девушки ничем не отличаются от кучи фоток с выпускных балов, которыми заполнены соцсети.- Они выглядят... обычными.

- Эти четверо - лишь первые. И да, они выглядят обычными, как я или ты. Маги внешне ничем от людей не отличаются, ты же смотришься в зеркало. Только способностями.

- А как ты узнала, что это - Кира? Её мама тебе сказала?

- Нет. Ирина не видела дочь и не общалась с ней с того дня, как малышку забрали маги, пообещав ей светлое будущее. Я просто видела её детские фотографии и знаю, что в этом году она должна была окончить школу. И вот, увидела.

- Но почему ты плакала?

- Я вдруг подумала - не было ли с моей стороны эгоистично не дать тебе такого же шанса? Для этих детей,- она кивнула на фотографию,- открыты любые пути. Любые учебные заведения. Потом - самая престижная работа. Быстрая карьера. Маги - это элита. Богатые, облачённые властью, знаменитые. А я заперла тебя на ферме только потому, что не могла с тобой расстаться. Понимаешь, я, возможно, лишаю тебя лучшего будущего лишь потому, что хочу, как лучше - для себя. А вдруг я поступила неправильно?

- Нет, мам, нет! Всё ты сделала правильно. Я не хочу пусть в самую-рассамую лучшую школу, не нужна мне карьера и знаменитость. А деньги я и так заработаю. Мне здесь хорошо, и я никуда не хочу уезжать. Тем более - навсегда. И больше никогда не видеться. Наверное, мама Киры тебе завидует, да?

- Я ничего ей не сказала. Никто, кроме родных, не знает о тебе, о твоих способностях. Даже муж Марины. И я не хотела делать Ирине больно. Она смирилась. Порадовалась тому, что у её дочери впереди просто фантастическое будущее. И отпустила её. Утешилась остальными детьми.

- А если бы меня забрали, ты бы тоже утешилась Серёжей? И Любашкой с Костиком?

- Вика, запомни, детей может быть много, но первенец - он один. И если бы тебя забрали, я никогда не смогла бы утешиться, родись у меня хоть десять детей. Ты слишком тяжело мне досталась. Я не смогу тебя отдать.

- И не надо, мам! Не отдавай меня этим гадким магам! Никогда-никогда!

- Не отдам,- мама крепко обняла меня и прижалась щекой к волосам.

И я верила ей. Потому что была ребёнком и не знала, что не все обещания можно сдержать, как бы ты этого ни хотел.

Глава 3

Договор

Наше время. День первый

- Я - Вероника,- повторила уже более твёрдо.- Пожалуйста, не называйте меня чужим именем. И я вас прежде не видела. Я бы запомнила.

- Это вряд ли,- в пронзительных глазах мелькнуло что-то, похожее на усмешку.- Тебе было три дня, и я тебе очень не понравился.

«С тех пор мало что изменилось»,- мелькнула мысль. Он и сейчас мне не нравился. И даже то, что влил в меня силу, этого не меняет. Слишком уж он... холодный.

- Наверное, вы и в тот раз назвали меня чужим именем,- буркнула вслух и взглянула на Геннадия Владимировича.- Мне уже лучше. Могу я уйти? Я хочу домой.

- Вика, ты, видимо, не понимаешь,- в глазах светловолосого мага светилось искреннее сочувствие.- Ты не можешь уйти. Это не твой дом, не твоя семья. Ты - маг, и поэтому принадлежишь магам, а не людям.

- Мне восемнадцать! - Сколько можно повторять-то?! - Я совершеннолетняя. И меня уже нельзя отобрать у родителей и запихнуть в эту вашу школу магии, какой бы распрекрасной она ни была!

- Боюсь, в школу тебе уже поздно, хотя не помешало бы,- ответил мне Ростислав... как там его... хотя я обращалась не к нему.- Никто насильно тебя туда помещать не станет. Но ты всё равно уедешь с нами. Здесь тебе делать больше нечего.

- Не уеду! Нечего делать? Да у меня полно дел, это же ферма! Там всегда есть, что делать, особенно летом. А вы думаете, что вот так просто взяли и забрали меня? Не выйдет. Я не для того все эти годы на ферме пряталась, чтобы меня отобрали у родителей. И то, что я как-то там случайно мутировала и родилась магом в человеческой семье, не означает, что меня можно забрать! - последние слова я почти выкрикнула ему в лицо.

- Это не мутация,- черноволосый маг смотрел на меня совершенно спокойно.- Никаких случайностей. Это наука, селекция плюс искусственное оплодотворение.

Меня словно холодной водой окатили.

- Хотите сказать, что я... кто? Искусственный организм? - мысли отчаянно метались, перебирая всё, когда-либо прочитанное и просмотренное на эту тему. Получилось немного.- Я что - клон какой-нибудь, что ли? Из пробирки?

- Лично ты - нет, не из пробирки,- всё тем же спокойным, точнее даже холодным тоном ответил Ростислав... да как же его... ладно, я, что, и мысленно должна его по имени-отчеству величать? Пусть будет просто Ростислав, пока кто-нибудь снова не назовёт его полностью.- Обычное искусственное оплодотворение донорской спермой, которое обыватели почему-то постоянно путают с ЭКО.

- Донорской? - зацепилась я за слово.- Зачем? С папой всё в порядке, учитывая, что у меня два брата и сестра.

- Видишь ли, Виктория... Вика,- поправился Ростислав, видя, что я вновь собираюсь его поправить.- Против имени «Вика» ты ведь не возражаешь? - помотала головой.- Отлично. Видишь ли, Вика, людям, которых ты называешь родителями, не нужно было искусственное оплодотворение, чтобы зачать своих детей. Но дело в том, что сама ты их ребёнком не являешься.

- Неправда!

- Анализ ДНК чётко показывает, кто ты такая на самом деле. Тебя считали погибшей ещё младенцем в страшном пожаре. Но ты жива, и воспитываешься в семье, в которую попала явно незаконным путём.

- Только не надо говорить, что меня похитили! - этот маг говорил так уверенно, да и остальные кивали, словно молчаливо ему поддакивая, но верить ему я всё равно не желала. Не желала и всё! - Я видела фотографии беременной мамы, и как папа забирал её из роддома. На снимках были даты, которые фотоаппарат делал. Плёночный фотоаппарат! - добавила, чтобы мне не начали про фотошоп рассказывать.

- Думаю, произошла подмена, а не похищение,- вмешался Даниил Андреевич, который всё это время продолжал рыться в ноутбуке, что не мешало ему следить за нашим разговором.- Дарья Лазарева действительно родила дочь.

- Да, меня!

- Вика, я понимаю, тебе сложно в это поверить, но всё же постарайся,- Геннадий Владимирович присел возле меня и накрыл ладонью мои крепко сцепленные руки.- Анализ ДНК невозможно обмануть. Жаль, что чип вживить тебе не успели, тогда мы нашли бы тебя намного раньше. И ты не воспринимала бы всё это так тяжело.

- Чип,- пробормотала я, обиженно надувшись.- Словно собаке. А вы все что, тоже чипированы? Все маги?

Мужчины снова переглянулись и покачали головой.

- Нам это было не нужно,- пояснил Геннадий Владимирович.- Мы - чистокровные маги, с самого рождения было ясно, что магия в нас проснётся. Ты же...

- Искусственная?

- Я хотел сказать - нечистокровная. На четверть человек, в этом случае магия просыпается не у всех. Тех, у кого она не проснулась, мы не трогаем. Они остаются с матерями, не подозревая о том, кем являются.

- Но остаются чипированными,- почему-то меня это сильно задело, хотя мне-то повезло.- Как животные.

- Нет, Вика, всё не так,- Геннадий Владимирович покачал головой.- То, что мы для простоты называем чипом, не имеет ничего общего с маячками для животных. Это нано-роботы, чуть крупнее клетки крови. Их основная задача - дать знать в центр контроля, если у их носителя проснётся магия. Идентификация и определение местонахождения - побочные функции.

- Детям этот чип вводится в возрасте трёх недель, раньше почему-то он не приживается,- вновь вступил в разговор Ростислав, и я, уже немного расслабившаяся, подобралась. Общаться с Геннадием Владимировичем было легко, как с дядюшкой, а этот чёрный меня напрягал.- Но именно в этот день, по официальным данным, Виктория Ильина погибла вместе со своей матерью при взрыве бытового газа. В квартире под ними проводились какие-то незаконные работы с применением сварки. Пять квартир обрушились и выгорели полностью, ещё семь - частично, погибло восемь человек, тела идентифицировали по анализу ДНК. Кроме вас двоих.

- Почему?

- Твоя мать была чипирована, этого было достаточно, ну а то, что младенец, которого она прижимала к себе так крепко, что тела было невозможно разделить и пришлось хоронить в одном гробу, может оказаться не её ребёнком, никому и в голову не пришло. Сделай мы анализ ДНК младенца уже тогда - нашли бы тебя намного раньше.

- Но вы его не сделали! А может, это и была ваша настоящая Виктория? А сейчас вы просто ищете повод, чтобы меня забрать, вот и обманываете. Это ведь только ваши слова - про ДНК и всё остальное. Я вам не верю!

- Это бесполезно,- вздохнул Геннадий Владимирович.- Весь этот разговор только расстраивает девочку. На её месте я тоже не поверил бы. Анализ ДНК - лишь надпись на экране, её и поделать можно.

- Да,- кивнула я. Не зря мне сразу светловолосый маг понравился.

- Значит придётся ждать её мать. Вика, маме-то своей ты поверишь?

- Поверю.

- Значит, ждём,- и чёрный маг уселся на стул, продолжая сверлить меня взглядом. А я отвернулась и уставилась в давно немытое, зарешеченное окошко, хотя ничего интересного, кроме кирпичного забора с облезлой штукатуркой, кустов возле него и клочка неба сверху, там не было.

- Всё же интересно, когда именно была произведена подмена, и знала ли об этом Галина? - задумчиво протянул Геннадий Владимирович.- А Дарье Лазаревой придётся ответить на очень много вопросов. Она не могла не знать, раз звала тебя Викой. Это не может быть просто совпадением. Даниил, проверь, пересекались ли когда-нибудь эти женщины?

- Минутку,- второй маг застучал по клавишам с невероятной скоростью и почти сразу выдал результат: - Галина Ильина и Дарья Лазарева одновременно проходили лечение в нашей клинике от бесплодия. Более того, какое-то время лежали в одной палате. Тогда же Ильиной было сделано искусственное оплодотворение.

- А Лазаревой?

- Нет. Она подходила по многим параметрам под мать для носительницы. Но при более глубоком исследовании обнаружился сбой в генетическом коде, шанс рождения ребёнка с недоразвитием конечностей - семь процентов. Слишком рискованно. Её просто вылечили.

- Они рожали вместе?

- Нет. В разных роддомах, с разницей в восемь дней. Лазарева позже.

- Но знакомы они были. И могли общаться. Ладно, скоро всё узнаем. Жаль, что твой телефон разряжен. А на память хоть чей-то номер не помнишь?

Я покачала головой - мне это было не нужно.

- Дай мне, пожалуйста, свой телефон,- попросил Ростислав. Пожав плечами, дала - зарядки-то всё равно нет.

Но мужчина немного подержал гаджет в руках, и тот, пискнув, включился.

- О! Новая способность? - удивился Геннадий Владимирович.

- Да, недавно появилась. Пока совсем слабая, на звонок заряда не хватит, но можно зайти в телефонную книгу.

Я радостно схватила свой и чужой мобильник - самой уже хотелось услышать родной голос и убедиться в том, что эти маги меня обманывают. Хотя говорили они так уверенно... Тряхнула головой, отгоняя предательскую мысль. Нет, это всё нарочно, чтобы меня увезти.

Набрала мамин номер, но равнодушный женский голос сообщил мне, что абонент вне зоны доступа. Вместо папы ответил какой-то незнакомый мужчина, сказал, что он - один из рабочих, разбирающих завал, нашёл этот телефон возле разбитой карусели и когда закончит работу, занесёт его в полицейский участок, или, если нужно срочно, я могу сама приехать на стадион и забрать телефон. Приехать я не могла, да и что бы мне это дало?

Набрала номер дяди Коли - и удача, наконец, мне улыбнулась.

- Вика, ты цела? В порядке? - поняв, что это я, обрадовался он и тут же засыпал меня вопросами.- Ты где? Родители с ума сходят! Твой телефон не отвечает. Мы уж не знали, что и думать - тот маг, с тобой на руках, исчез, просто в воздухе растворился.

- Я в порядке, нахожусь в полицейском участке. Телефон разрядился. Дядь Коль, как там наши? Почему мама вне зоны?

- Так у неё телефон выпал и разбился, когда прыгала. Она сейчас с Любашкой у врача, ей гипс накладывают

- Что случилось?

- Да Пашка ей палец сломал, пока от перил отдирал. Да ерунда это, уж лучше палец, чем погибнуть. Мелкий в порядке. Его Маринка со своими домой увезла, туда все наши женщины вернулись. Остальные помогают, чем могут - кто-то завал разгребает, а Петька с Валеркой раненых по домам развозят - с гипсом в автобусе ехать мало удовольствия. Пашка тебя искать пытается, списки раненых просматривает, мечется тут где-то. А я Дашку с малышкой жду, домой повезу.

- Дядь Коль, мне бы с мамой поговорить. Очень важно.

- Ну, если важно, то, думаю, врач сильно не рассердится.

Какие-то голоса, один возмущённый: «Сюда нельзя посторонним!», дядя Коля, убеждающий кого-то, что это очень важно, всхлипы Любашки, потом дверь хлопнула, и послышался родной голос.

- Викуля, ты где? Ты в порядке? Что случилось?

- Мам, я в порядке. Только тут маги... Они говорят, что ты мне не родная. Мам, скажи, что это неправда! Скажи, что они это нарочно, чтобы меня забрать!

- Вика...

И я поняла, что это правда. Потому что голос мамы прозвучал так... словно случилось самое страшное, чего она боялась в своей жизни. Словно кто-то умер.

- Ма-ам?

- Вика,- чувствовалось, что мама пытается взять себя в руки, но у неё не очень получалось.- Где ты? Я сейчас приду. Приеду...

Мобильник из моих рук решительно забрали.

- Дарья Семёновна, оставайтесь там, где находитесь,- Ростислав, не прерывая связи, сделал шаг - и исчез в неизвестно откуда появившемся, уже знакомом свечении.

- А я так тоже смогу? - не удержалась от вопроса.

- Если у тебя проснётся к этому способность,- ответил Геннадий Владимирович.- А это непредсказуемо. Кстати, кроме телекинеза, какие у тебя ещё есть способности?

- Я растениями управляю, потом вода, потом телекинез, и совсем недавно огонь появился.

- То есть, у тебя телекинез даже не первый? - удивился Даниил Андреевич, оторвавшись от экрана.- И ты остановила падение колеса? Потрясающе!

- Не остановила,- честно признала.- Лишь замедлила. А огонь у меня совсем крохотный, как от спички, плиту зажечь можно, и всё. Только у нас дома все плиты с автоподжигом, поэтому от огня мне вообще никакой пользы нет - что мне поджигать-то? Не в средневековье живём, чтобы открытым огнём пользоваться.

- Не обязательно поджигать, можно ведь и тушить. Огневики обычно пожарными работают там, где больше всего нужны -лесные пожары тушат, например. Любой дар полезен, каждому можно найти применение.

- Наверное. Только если я только такой зажечь могу, наверное, ничего крупнее и не потушу?

Я вытянула руку чтобы продемонстрировать свой крохотный огонёк, которым только младших развлекать, показывая «фокус», но пламя с моей ладони полыхнуло так, что опалило потолок и обдало жаром лицо. И тут же, без моего участия - я от неожиданности растерялась,- погасло.

- Ты сейчас осторожнее с демонстрацией способностей,- Геннадий Владимирович убрал протянутую руку, наверное, он мой огонь и потушил.- Ты поднялась разом на три уровня и пока не осознаёшь своей силы. Захочешь цветы полить - и смоешь всю клумбу, вместе с землёй. Да и поберечься не мешает, ты уж лучше не пользуйся магией, пока резерв хотя бы частично не восстановишь.

- Ой! Извините! - только и успела пискнуть, когда заметила уже знакомое сияние, и в тот же момент из него вышли мама и Ростислав.

Чёрный маг взглянул на подкопчёный потолок, хмыкнул, но ничего не сказал. А мама кинулась ко мне. Я встала, хотя меня ощутимо пошатывало, и упала ей в объятия.

- Мам, скажи, что это неправда!

- Вика. Доченька. Прости...

- Дарья Семёновна, не могли бы вы рассказать нам, когда и с какой целью вы произвели подмену младенцев? - голос Ростислава звучал холодно.

- Я... не специально...

- Да вы присядьте, Дарья Семёновна, Вике пока лучше не стоять,- Геннадий Владимирович тронул маму за плечо и показал на диван.- Да и удобнее так будет.

Мы с мамой сели на диван, крепко держась за руки.

- Начните с самого начала,- подбодрил её светловолосый маг, видя, что она не находит слов.- Как вы познакомились с Галиной Ильиной?

- Мы лежали в одной палате в клинике, лечились от бесплодия. Обменялись телефонами, созванивались, иногда гуляли вместе в парке, когда уже в декрете были. Потом, когда девочки родились, пару раз тоже виделись. Чаще всё же звонили. А потом Галя попросила ей помочь. Она подвернула ногу, с трудом ходила по квартире. Соседка приносила ей продукты, помогала прибраться, но в тот день Гале нужно было отнести её Вику в поликлинику на какой-то очень важный осмотр, который нельзя пропускать.

- Чипирование? - уточнила я, глядя на Геннадия Владимировича, и тот молча кивнул.

- Чипирование? - переспросила мама, нахмурившись.- Не помню, чтобы она об этом говорила, просто, что важное. А соседка днём работала, только вечером заходила. Вот Галя и попросила меня помочь, мол, вызовет такси, но спускаться с больной ногой и ребёнком на руках с четвёртого этажа без лифта опасается. А у меня как раз муж на вахту уехал, на три месяца, и Верочку оставить было не с кем.

Верочка. То, как мама произнесла это имя, показало, что не потому она звала меня Викой, что имя «Вера» не любила. Любила, но меня так называть просто не могла.

- И я сказала - зачем тебе мучиться, спускаясь с больной ногой, а потом ведь наверх подниматься, да и в поликлинике лестницы. Давай, говорю, я сама Вику отнесу, какая разница, кто ребёнка на осмотр принесёт, скажу, что тётя, кто там проверяет. И зачем я так сказала? Все могли остаться в живых...

- В тех условиях это было самым разумным решением,- поддержал маму Геннадий Владимирович.- Вы же не провидица.

- Что было дальше? - а это снова Ростислав.

- Я оставила Верочку у Гали, взяла Вику и пошла в поликлинику. Там идти-то несколько кварталов. Прошла два дома, и вдруг за спиной взрыв. Громкий, мне аж уши заложило. Оборачиваюсь, а там... того подъезда просто нет. Чёрная дыра, и пылает всё. Я... я плохо помню, что было потом. Кажется, я просто застыла на месте и стояла, глядя... на это... всё...

Слёзы потекли у мамы по щекам, она смотрела куда-то в стену, словно заново переживая весь тот ужас. Я обняла её, стараясь успокоить, попыталась представить, что она испытала в тот момент, и содрогнулась.

- Я не помню, сколько простояла. Когда очнулась, там пожарные уже были, оцепление - а я не помню, когда они приехали. А очнулась, потому что какая-то пожилая женщина стала трясти меня за плечо и кричать на меня: «Ты что здесь застыла? Дитё заливается, а она стоит, глаза пялит. Унеси ребёнка, не хватало ему ещё дымом этим дышать. Что за мамаши пошли!» Она много ещё чего кричала, а я поняла одно - нужно успокоить ребёнка и унести, потому что здесь дым. И я ушла домой.

- Вот так просто взяли и ушли с чужим ребёнком? - чёрный маг недоверчиво прищурился.

- Да, вот так просто. Я вернулась домой с ребёнком и больше месяца жила, словно ничего не случилось. Заботилась о девочке, которую считала своей. Я не помнила ничего.

- Так бывает. Шок. Мозг поставил защиту,- кивнул Геннадий Владимирович.

- А потом по телевизору был репортаж. Как раз об этом взрыве. О погибших. Сорок дней прошло. И я увидела фотографию Гали. Они где-то раздобыли фото с выписки, она была с младенцем на руках. И я всё вспомнила...

И мама разрыдалась. Я обняла её, пытаясь поддержать, успокоить. Да, я слышала всё, что она говорила, да, я ей поверила. Да, я не тот ребёнок, которого она выносила и родила - та девочка погибла вместо меня. Но всю мою жизнь, всё время, сколько я себя помнила, она была моей мамой и никогда, ни словом, ни делом не дала понять, что относится ко мне не так, как к Серёже, Любашке и Костику. Точнее, иногда мне казалось, что меня она любит даже больше. То же было и с папой. И поэтому, что бы там ни произошло восемнадцать лет назад, я всегда буду любить своих родителей.

Даниил Андреевич вышел и вернулся со стаканом воды. Все терпеливо ждали, когда мама успокоится, даже Ростислав, который, как мне казалось, был заранее настроен против неё, проявил сострадание. И он же задал вопрос, когда мама вновь была готова отвечать.

- Почему вы не вернули чужого ребёнка, когда всё вспомнили?

- Чужого? За эти дни Вика стала мне родной. Вы понимаете, я же верила, что это и есть моя дочь. Я же грудью её кормила! Ночей не спала - она коликами маялась, бедная. Она ж вросла в меня просто. В сердце моё вросла. Я потеряла одну дочь, и не пережила бы потери второй. Если бы не Вика - я не смогла бы дальше жить.

- А вы не подумали, что кто-то так же оплакивает погибшего ребёнка, который на самом деле жив?

- Оплакивает? Кто? У Вики никого не оставалось, кроме матери, и та погибла. Галя осиротела ещё подростком, её взяли под опеку дальние родственники откуда-то из-за Урала, я не знаю, что там было, но у них явно не сложилось, иначе она не сбежала бы от них, едва ей исполнилось восемнадцать. Как раз в лотерею выиграла и не хотела, чтобы они деньги отняли. А потом и муж погиб, машина сбила. Уж не знаю, были ли у него родственники, а хоронили его коллеги с работы. Хорошо хоть, оплатили все расходы, да и застрахован он оказался, а то неизвестно, как бы Галя с малышкой жили, на что.

- Её муж не был застрахован,- покачал головой Ростислав.- И в лотерею она не выигрывала.

- Но... она так мне говорила...

- Она сама в это верила. Мы сделали всё, чтобы её поддержать, не раскрывая, откуда деньги. Только про вывих не знали -она даже скорую не вызывала. Хотя, даже если бы и знали - взрыв газа предвидеть мы точно не могли, а значит, и предотвратить.

- Теперь вы знаете всё,- голос мамы звучал безжизненно.

- Не всё. Ваш муж в курсе?

- Нет! - поспешный ответ. Слишком поспешный, даже я это заметила.

- Готовы повторить это в присутствии менталиста? Хотите, чтобы он залез в мозг вашего мужа?

- Не надо. Сначала Павел, правда, не знал. Не заметил подмены. Его же три месяца не было, Верочка совсем крохой была, когда уезжал. Я рассказала ему, когда у Вики появилась магия.

- И он сказал, что всё равно меня любит,- прошептала я, потому что очень хорошо запомнила тот день.- Я думала, он сказал это потому, что я стала феей. А оказалось, папа узнал, что я ему не родная.

- Родная! Пусть не по крови, не по этому чёртовому ДНК, но ты наша дочь, мы всегда любили тебя, Вика, всегда.

- Я знаю, мам, я знаю. И тоже вас люблю.

Какое-то время мы сидели обнявшись, но нас прервали. Иногда я этого Ростислава просто ненавижу!

- Кто-то ещё знает?

- Нет. Мы сказали всем, что у Вики проявился дар, и я не хочу её отдавать. Родственники приютили нас на своей ферме, потому что помнили, как долго я лечилась, как тяжело мне далась дочь. Больше ничего. Порой я и сама забывала, что не я родила Вику.

- Что ж, как бы то ни было, ребёнка вы всё же похитили. Думаю, суд учтёт смягчающие обстоятельства - отсутствие первоначального умысла, пережитый шок, состояние аффекта. Много вам с мужем дать не должны.

- Что? - я вскочила, забыв, что едва на ногах стою. Если бы не поддержка Геннадия Владимировича, упала бы. Но, вцепившись в него, я неверяще смотрела на того, кто сказал эти ужасные слова.- Вы с ума сошли? Какой суд? О чём вы?

- Вика, совершено преступление, оно не может остаться безнаказанным.

- Какое преступление? Она меня спасла! Свою дочь потеряла! Если бы не мама, я бы погибла в том взрыве, я, а не её Верочка. Да вы её благодарить должны, а вы... И вообще! Срок давности давно вышел! - да, признаю, я частенько смотрела всякие теле-шоу про суды, вот и нахваталась по верхам.

- Виктория,- я даже не дрогнула, услышав это чужое имя,- она похитила не просто ребёнка - хотя и это страшное преступление,- они похитили мага. А для похитивших мага срока давности не существует.

- На мне не было написано, что я маг.

- Виктория, если ты отбросишь эмоции, то поймёшь, что я прав.

- Не буду я ничего отбрасывать! - меня понесло.- Я живой человек, а не глыба льда, как вы! И я ещё не разучилась чувствовать, и надеюсь, никогда не разучусь. И я не позволю вам тронуть мою семью!

- Не позволишь? - смоляная бровь иронично приподнялась, доказывая, что у её обладателя кое-какие эмоции всё же сохранились.

- Я... я... предлагаю заключить договор.

Вторая бровь присоединилась к первой.

- И каковы условия? Точнее - что предлагаешь ты? С моей стороны, как я понимаю, требуется не привлекать твоих похитителей к суду?

- Да. Оставите их в покое, а я... Я, в свою очередь, не стану доставлять вам проблем.

Кто-то фыркнул, но когда мы, прервав поединок взглядов, дружно обернулись, Даниил Андреевич смотрел на нас с очень серьёзным выражением лица. Чересчур серьёзным. Почему-то то, что я показалась ему смешной - а то, что так и есть, сомнений у меня не было,- меня не разозлило, хотя, попытайся меня высмеять Ростислав, это бы меня просто взбесило. Он меня вообще бесит.

- Вы ведь собирались меня забрать? - я вновь взглянула на Ростислава, чувствуя, как рука Геннадия Владимировича обнимает меня за талию, помогая стоять, словно он понимал, как для меня это важно - заключить этот договор стоя.

- И наши планы не изменились,- кивнул чёрный маг.

- Шестой уровень - это ведь много, да? - я оглянулась на Геннадия Владимировича.

- Очень,- кивнул тот, пряча улыбку.

- Я ведь могу доставить много проблем? Сделать очень много гадостей, верно?

- Можешь.

- Так вот,- я вновь обернулась к Ростиславу, которому изменила его холодность. Он смотрел на меня едва ли не с умилением. Наверное, я так же смотрела бы на крохотного котёнка, который выгнул спину и шипит на огромного дога. -Выбирайте. Вы отдаёте моих родителей под суд, а я устраиваю вам Армагеддон местного масштаба. Приложу все силы, которые у меня теперь есть, вспомню всё, что видела в кино и читала в книгах. «Один дома» - очень интересный фильм, смотрели?

- Смотрел,- кивнул чёрный маг и вдруг улыбнулся. Ого! И у него даже щёки не потрескались. А я думала, это бесстрастное выражение у него намертво к лицу приклеено.- А если мы не трогаем твоих родителей?

- Тогда я буду паинькой. Поеду, куда скажете. Буду хорошо себя вести, не стану делать вам мелкие и крупные пакости. Если хотите, я даже в эту вашу школу поступлю. А мои родители будут жить, как прежде. Я ведь всё равно собиралась на учёбу ехать. Согласны?

- Согласен. Твои родители не будут привлечены к суду.

- А ещё я буду приезжать домой на каникулы.

- Нет.

- На ферме без меня не справятся!

- Нет, Виктория. Я сказал «согласен» и этим заключил наш договор, согласившись на твои условия. На всё, что ты попытаешься выторговать сверх оговорённого, мой ответ будет - нет.

- А если я научусь строить порталы?

- Научишься, тогда и посмотрим.

- Хотя бы вещи свои собрать я могу? И с семьёй попрощаться?

- Можешь. Отпусти её,- это он Геннадию Владимировичу, и когда поддерживающая меня рука исчезла, и я думала, что сейчас упаду, вдруг оказалась на руках чёрного мага. Тот переглянулся с другими магами, а потом, со словами: - Дарья Семёновна, следуйте за мной,- шагнул в портал.

Глава 4

Сборы

День первый

Помещение, в котором мы оказались, было мне незнакомо. Это был невзрачный коридор, до половины выкрашенный голубой краской, выше - белой, с белыми же дверями и стульями возле стен, на некоторых сидели люди. И хотя я никогда здесь не была, что-то мне подсказало - больница, точнее - приёмное отделение или что-то в этом роде. А куда ещё мы могли отправиться, если не к нам домой?

- Мама! Вика! - услышала я голос сестрёнки, и когда Ростислав развернулся, увидела всех троих - дядю Колю, папу и Любашку, спрыгнувшую с его колен и прижавшуюся к маме - выйдя из портала позади нас, она оказалась ближе к моим родным.

Папа и дядя тоже вскочили и шагнули к нам, другие люди смотрели настороженно и с любопытством - маги в нашей провинции бывали редко, а вот так, порталом, наверное, ни разу, не считая сегодняшнего дня. Маг взглянул на моих родственников:

- Сейчас мы переместимся на вашу ферму, где Вика соберёт свои вещи и отправится туда, где её истинное место. Но мне нужен ориентир. У кого из вас есть телефон? - Дядя Коля жестом показал, что у него.- Позвоните туда. Кому угодно.

Дядя Коля начал набирать чей-то номер. Пока ждал соединения, папа протянул ко мне руки.

- Давайте, я сам понесу свою дочь.

- Она не...- начал Ростислав, но я ущипнула его за плечо, прервав. Поймав удивлённый взгляд, прошипела:

- Не при всех!

- Будет лучше, если она останется у меня на руках при прохождении портала,- исправился маг, и папа отступил, опустив руки. Переглянулся с мамой и кажется, всё понял.

- А почему вы держите Вику на руках? - Любашка, крепко прижавшись к маме, с любопытством глядела на мага, для чего ей пришлось задрать голову - он был заметно выше остальных взрослых.

- Потому что она выбилась из сил, удерживая падающее колесо обозрения.

Люди вокруг, услышав эти слова, начали перешёптываться активнее. У них появился новый повод, помимо мага, вышедшего из воздуха прямо посреди коридора.

- А вы теперь заберёте её в школу магии, да? Как Гарри Поттера?

- Да, примерно так. Только без волшебной палочки и метлы,- маг серьёзно глядел на ребёнка. Неужели так сложно улыбнуться? В этот момент дяде Коле кто-то ответил, и маг, со словами: - Этого достаточно,- шагнул в портал.

И вот мы уже на нашей кухне, где нас встречает тётя Ира, жена дяди Коли, держащая у уха телефон.

- Ой, Коль, тут кто-то Вику принёс,- растерянно докладывала она в трубку.- И Павел с Дашей и Любашкой. Ааа... Ну, ладно, только ребят дождись сначала, мало ли.

- Пусть за папиным телефоном на стадион заедет, его там нашли,- спохватилась я. Всё происходило слишком быстро, я не успевала сказать и спросить всё, что хотела. Тётя Ира послушно повторила в трубку мои слова.

- Где твоя комната?

- На втором этаже,- я махнула рукой в сторону лестницы.- Но я сама... могу,- последнее слово я говорила, уже оказавшись наверху.- Вот она,- показала на нужную дверь.

Маг решительно шагнул внутрь и, быстро оглядевшись - слава небесам, как раз вчера мама заставила меня навести в комнате порядок, пригрозив иначе не взять на аттракционы,- аккуратно уложил меня на кровать. Я тут же села - не настолько уж мне плохо, чтобы умирающего лебедя изображать.

- У тебя есть два часа, чтобы собраться и попрощаться с близкими. Много не бери, только любимые и памятные вещи, у тебя будет всё необходимое - одежда, гаджеты и так далее.

- Вы меня, и правда, в школу засунете?

- Нет. С твоим уровнем, да ещё и только что обретённым, а значит, неосвоенным, это может быть опасно. Сейчас каникулы, большинство учеников разъедется по семьям, учителя уйдут в отпуска. У оставшихся может просто не быть достаточного уровня, чтобы контролировать тебя и предотвращать ущерб, который ты можешь натворить по неосторожности.

- А куда?

- Поживёшь пока у меня.

- У вас? А у Геннадия Владимировича нельзя?

- Нет.

- Почему?

- У него трёхлетний сын и беременная жена.

- И что? Я могла бы помогать - детей нянчить не впервой.

- Думаю, с детьми они сами справятся. Просто оставлять женщину и ребёнка рядом с твоим нестабильным даром несколько... недальновидно. Сейчас ты обессилена, но что будет, когда силы вернутся?

- Я что, буду опасной?

- Если станешь себя контролировать - то нет.

- А если я пообещаю вообще не магичить?

- В этом нет смысла. Тебе дан дар, и им нужно пользоваться, иначе зачем вообще он нужен? Маг, который не пользуется магией - это нонсенс. Ты и сама не сможешь, это уже часть тебя. Просто первое время лучше быть осторожной.

- Ладно.

- А к Даниилу не хочешь? У него седьмой уровень, и он тоже способен тебя контролировать.

- Я его не знаю совсем,- пожала плечами.

- А Геннадия знаешь?

- Он добрый!

- Устами младенца,- хмыкнул маг.- Я тоже... не злой. Во всяком случае, тебя не обижу, обещаю. Ты мне веришь?

- Верю,- кивнула, скорее из вежливости. Потому что от меня этого ждали. Он, конечно, в меня силы влил и на руках таскал, но собирается забрать из семьи, и уже одним этим делает больно. Но зачем обострять отношения с тем, кому пообещала быть паинькой. Сейчас от моего поведения зависит слишком многое.

- Тогда увидимся через два часа. Да, кстати, позволь, я заберу идентификатор. Верну его владельцу.

Я без возражения дала снять с себя кулон - так вот как он называется,- и увидела, как камень в нём снова стал прозрачным и совсем некрасивым. Пустым.

- У тебя будет свой собственный, меньше и изящнее. Это всё же мужская версия, на девочке смотрится не очень. Два часа, Виктория,- и он исчез. Просто мгновенно. Интересно, я к этому привыкну? А сама научусь? Удобный дар, особенно для меня.

Первым делом поставила телефон на зарядку, потом огляделась - что брать с собой? Компьютер оставлю, куда его тащить? Уж наверное, у этого мага дома найдётся для меня что-нибудь, он же обещал, что мне выдадут гаджеты. А если и не дадут -планшет я возьму с собой, телефон тоже. Пусть меня увезут, я всё равно буду поддерживать связь с семьёй.

Положила на стол несколько самых любимых бумажных книг остальные есть на планшете, в электронном виде. Там же -куча семейных фотографий. Украшения, косметика - и того и другого у меня по минимуму, для кого дома украшаться?

Подошла к шкафу, начала выкладывать на кровать одежду. В дверь тихонько поскреблись.

- Заходи,- крикнула я, недоумевая, кто так тихо стучится. Дверь открылась и вошла мама.

- Вика,- она смотрела нерешительно, словно опасалась, что я не захочу с ней разговаривать. Вот же маг противный, совсем её запугал. Кинув на кровать стопку футболок, я кинулась в родные объятия.- Доченька, ты простишь меня?

- Мам, ты о чём?

- Я... лгала тебе. И украла.

- Мам, не говори так! Ты меня спасла! И что бы там ни говорили эти маги, ты всё равно моя мама, и другой мне не надо. Да и нет её давно. Мне, правда, жалко её и твою Верочку, но мам, я ведь всё равно твоя дочка, правда? - вдруг испугалась, что теперь стану не нужна.

- Господи, Викуля, конечно же! Ты всегда была и останешься моей дочкой, и ничто этого не изменит. Просто я подумала... Это должно быть у тебя.

И она протянула мне фотографию. Весенний парк, две молодые, улыбающиеся женщины среди остатков сугробов и луж, отражающих яркую синь неба. Куртки не скрывают выпуклые животики. Слева - мама, другая мне не знакома. Эту фотографию я уже видела, рассматривая мамин альбом, тогда она сказала, что это её подруга, которая вскоре погибла. Я пожалела незнакомку и забыла. А теперь начала понимать, кто она такая.

- Это Галя,- подтвердила мама мою догадку.- У тебя её глаза.

Я этого не видела - сложно разглядеть такие подробности на небольшом фото в полный рост но если мама так сказала, наверное, так и есть. Меня вновь затопила жалось к этой женщине, у которой вся жизнь была впереди, она ждала желанного ребёнка, муж, наверное, тоже ещё был жив - слишком безоблачна её улыбка, она просто светится счастьем.

Пройдёт всего пара месяцев, и её не станет. Она не увидит какой выросла её дочь. Не родит других детей, не будет нянчить внуков, не встретит старость вместе с мужем. Она навсегда останется молодой.

Печально. Но кроме жалости, во мне ничего не шевельнулось. Это было просто фото и имя, осознать и прочувствовать наше родство у меня просто времени не было. Сейчас меня беспокоило другое.

- Мам, он сказал, что я не смогу приезжать к вам на каникулы, но я всё равно что-нибудь придумаю. Обязательно. И я буду в интернете писать и звонить, часто-часто! И вы мне звоните. А потом я обязательно вернусь - он же не сможет держать меня вечно!

- Доченька, я очень тебя люблю, но лучше тебе не конфликтовать с этим человеком... магом. Он явно у них там какая-то шишка, лучше не рисковать. Хотя бы поначалу.

- Я же обещала быть паинькой - и буду. Никаких конфликтов, никаких попыток сбежать или чего-то подобного. Но это не значит, что не стану искать способы и возможности решить всё мирным путём. Вы здесь без меня не справитесь!

- Раньше они как-то справлялись,- вздохнула мама, тоже понимая, что лишь благодаря мне и четырём урожаям в год семья поднялась за эти годы.

Все кредиты были выплачены, закуплена новая техника, были построены два хранилища и крыло к дому, все мои троюродные учатся или отучились в городе, да и на наше образование деньги тоже откладывались. Ферма без долгов и с новой техникой была вполне жизнеспособна и без моей помощи, но всё же...

Да ещё и малина! Её было очень жаль. Раньше у нас был небольшой малинник у дома, всего пара соток, для личного пользования, так же, как и другие овощи и фрукты. На продажу шла картошка, её и выращивали на полях, остальное - для семьи.

Но когда во мне проснулся телекинез, и я поняла, что, не напрягаясь, могу за полчаса собрать столько малины, сколько прежде не собрала бы и за пару недель, то на семейном совете было решено попробовать разводить её на продажу. Малина -ягода дорогая, потому что трудозатратная именно из-за долгих и муторных сборов ягод.

В интернете я видела комбайны для сбора малины, но не впечатлилась. Принцип их работы заключался в стряхивании ягод с куста. Уж не знаю, что у них там, за границей, за сорта малины, а у нас с куста стряхивались лишь те ягоды, что уже перезрели и были невкусными, на варенья и прочую консервацию годились, а на еду - уже нет. А хорошие, спелые ягоды нужно было с лёгким усилием стаскивать с плодоножки.

И когда выяснилось, что ягоды, подчиняясь моей воле, легко и быстро слетают с кустов и аккуратно укладываются в ящики, то под малину был выделен целый гектар. За три года я развела на нём шикарный малинник. В прошлом году мы уже получили хорошую прибыль, на следующей неделе собирались начать сбор, но... Человек предполагает, а маг... планы рушит.

Но у меня есть ещё час и сорок минут. И пусть почти все мужчины сейчас в посёлке, достать пустые ящики под силу и женщинам.

- Я помогу тебе собраться,- мама достала с полки пару свитеров, положила их рядом с футболками.

- Мам, не сейчас. Вам всем нужно достать из сарая ящики под малину и разложить их... да просто во дворе. Где место свободное. А когда они будут наполняться, ставьте сверху пустые.

- Вика, ты же не собираешься...

- Собираюсь, мам. Я столько лет возилась с этой малиной, и если сейчас не соберу - большая часть урожая пропадёт Вам не обобрать её вручную.

- Но ты измучена. Столько сил потратила на то колесо. Ох, я же так и не поблагодарила тебя. Ты же нам всем жизнь спасла! - мама крепко прижала меня к себе, целуя.

- Мам, ну что ты! Как иначе-то? Ну, не надо...

- Господи, сегодня такой день ужасный, столько всего...

- Мам, всё позади, мы живы. Любашку жаль, но палец заживёт. И я вернусь к вам, обязательно вернусь, что бы там эти маги ни говорили, что я теперь их, а не ваша. А сейчас у нас совсем мало времени.

- Вика, ну как можно в такое время думать о какой-то малине?

Мама не могла понять, но для меня это стало вдруг очень важным. Я не могла уехать, не закончив здесь дела, меня бы это потом мучило. Забыла, как это называется, слово такое есть, сложно произнести, не то что запомнить, я читала - это когда есть какая-то миссия, и её обязательно нужно завершить, иначе это так и будет давить на тебя.

Для меня такой миссией стало собрать урожай малины, как бы это ни казалось странным. И я это сделаю.

- Мам, иди, пожалуйста. Потом придёшь и поможешь мне, ладно?

- Если ты так хочешь...

- Это важно, мам, очень.

- Ну, хорошо.

Ещё раз обняв меня, мама ушла, а я подтащила стул к окну и устроилась на нём с удобствами. В окно мне хорошо бы виден и двор, и плантация малины вдалеке. Я мысленно потянулась к кустам, увидела их внутренним зрением, все, от корней до ягод - созревших, зелёных, завязей, цветов. Малина созревает на кусту постепенно, в течение нескольких недель, но не тогда, когда я велю ей поспешить.

Вот встрепенулись бутоны, раскрылись, выпустили наружу крошечные, невзрачные лепесточки - красотой они не отличались и едва были заметны на фоне листвы. Вот цветы - и новые, и распустившиеся прежде,- завязались, вот завязь стала расти - и к ней присоединилась та, что отцвела две недели назад. При этом спелые ягоды не менялись, не переспевали, оставаясь такими, какими были мне нужны.

Последний этап - вся завязь, уже превратившаяся в полновесные, но пока ещё зелёные ягоды, стали краснеть, наливаясь соком и сладостью. И вот уже кусты буквально осыпаны спелыми, идеальными для сбора, ягодами - ни одной зелёной или переспевшей.

Я сделала перерыв, отдышалась, выглянула в окно. Там кипела работа. Папа выносил из сарая стопки плоских ящиков, мама, тётя Ира, тётя Лена, Маринка и Костик раскладывали их ровными рядами по двору. Любашка сидела на крыльце, на диванной подушке, баюкая загипсованную руку и поедая шоколадку - болящей всё можно, даже шоколад перед ужином.

Маринкины погодки сидели на пару ступенек ниже и дружно смотрели на планшете смешариков. У каждого в руке тоже было по шоколадке - действительно, Любашке дали, а им нет, что ли? Зато притихли и взрослых не отвлекают. Ох и весело будет за ужином, когда их попытаются нормальной едой накормить, жаль, что не увижу. Вдруг осознала, что я многого теперь не увижу, всхлипнула, но тут же взяла себя в руки. Сейчас нужно заканчивать свою миссию, поплакать я смогу и позже.

Пока заставляла малину созреть, особой потери сил не заметила. Интересно, это новый уровень так действует? Кстати, неподчинения этой самой силы я как-то тоже не заметила, хотя Ростислав и говорил что-то про то, что могу нечаянно дел натворить. Хотя, это он про нечаянно говорил, а здесь я была очень сосредоточена. Я же не пыталась всё, что могу, продемонстрировать, как с огнём в участке, я просто приказывала растениям сделать то-то и то-то, и у меня уходило на это ровно столько сил, сколько нужно.

Половина просторного двора уже была заставлена ящиками, и я решила, что пора. Дала команду ягодам - я уже давно поняла, что не обязательно просить, растения - мои подчинённые, а я - командир, и они всё равно не слышат и не понимают моих «пожалуйста». Теперь я просто мысленно представляла, что именно хочу получить - и получала.

На этот раз я захотела, чтобы малина, снимаясь с плодоножек, полетела к ящикам и аккуратно в них уложилась. Ровненько, ягодка к ягодке. Особых усилий это тоже не требовало, сами по себе ягодки были маленькие, не то, что колесо обозрения. Но они летели и летели, и их было много, поэтому постепенно силы я всё же теряла. Их и так-то не особо много было, в обычном состоянии я бы и не заметила потери, но не сейчас. К тому времени, как все ягоды оказались в ящиках, стоящих друг на друге в пять-шесть этажей, я чувствовала себя почти такой же измученной, как в полицейском участке до того, как чёрный маг влил в меня свою силу.

Но главное - мы это сделали. Мои родственники тоже устало уселись кто на крыльцо веранды, кто и просто на землю -пришлось им побегать! Последним усилием приказала малине не меняться ближайшие три дня - за это время её должны успеть распродать. Впереди - несколько непростых дней, но урожай спасён. Жаль, что с картошкой уже ничего сделать не смогу, ни сил нет, ни времени. Но она-то потерпит, а малина через неделю уже переспевать и сыпаться начала бы.

Взглянула на часы - осталось ещё полчаса. Дотянулась до мобильника, скопировала номера на симку. Нужно будет и наизусть выучить, на всякий случай. Телефоном по его прямому назначению я пользовалась очень редко, все, кому я могла позвонить, жили со мной в одном доме, а с папой, когда он в командировках, дешевле было в соцсетях общаться, чем звонить. Иногда я могла позвонить кому-нибудь из родных, кто за покупками в посёлок или областной центр уехал, с просьбой купить мороженое или резинки для волос, потому что внезапно обнаружила, что они снова все куда-то разбежались. Вот и все разговоры.

Но теперь всё будет иначе. Когда сможем увидеться лично - неизвестно, остаётся мобильная связь и интернет. И потому так важно эту связь не потерять.

Пришли родители. Мама принесла сумки и стала упаковывать мои вещи, а папа просто взял меня на руки, пристроился на край кровати, посадил на колени и покачивал, как маленькую, как когда-то в детстве, когда я прибегала к нему с содранной коленкой или обидой на братьев, не берущих в игру. Мы ни о чём не говорили, слов не было, просто молчали и наслаждались тем, что мы - рядом. Пока рядом.

Пришли остальные родственники попрощаться. Младшие мало что поняли, в нашей семье постоянно кто-то уезжал на учёбу, сейчас было двое студентов, я должна была стать третьей и тоже уехать, они это знали. Любашка восхищалась тем, что я еду в школу магии, просила прислать ей фото в мантии и шарфе факультета - не стала её разочаровывать, пообещала. Что-нибудь придумаю, косплей - наше всё.

После ухода ребятни, тётушки и Маринка облили меня слезами, едва не задушили в объятиях и тоже ушли, оставив наедине с родителями. Мама, закончив упаковывать вещи - к собранным мной и вынутым из шкафа, добавила свой браслет, который носила, сколько я её помню, и старенького плюшевого медвежонка, когда-то мою любимую игрушку. Остальные я давно отдала братьям и сестре, но этот медвежонок жил на моём столе, в уютном уголке возле настольной лампы. Я порадовалась, потому что сама едва не забыла своего маленького друга.

А потом мы сидели - я у папы на коленях, мама рядом, держа меня за руку, прижавшись головой сразу и к его плечу и к моей макушке,- и наблюдали, как истекают последние минуты, данные нам магом. Он был точен - не прошло и десяти секунд после того, как минутная цифра на дисплее изменилась, как маг шагнул в мою комнату, заняв, казалось, её половину. Когда здесь толпилось трое взрослых и четверо детей, было как-то свободнее.

Взглянув на меня, Ростислав нахмурился:

- Твоя сила снова ушла в минус. Виктория, ты же обещала хорошо себя вести.

- А можно просто Вика? - не помню, в какой по счёту раз, попросила я.- Для меня Виктория - чужое имя.

- Хорошо, Вика. Просто я привык думать о тебе, как о Виктории. Но почему ты нарушила обещание?

- Я обещала не делать вам пакостей, поехать, куда скажете и, если нужно, поступить в школу магии. Что из этого я нарушила?

- Нужно было формулировать точнее, учту на будущее. Ты случайно не на адвоката собиралась учиться?

- На агронома.

- Что ж, тоже хорошая профессия. Нужная. Ладно, это мы обсудим позже. Вы попрощались? - это он к моим родителям.

- Да,- ответила мама. Папа молча кивнул.

- В сумках есть что-то хрупкое и бьющееся?

- В маленькой мои гаджеты и косметика.

Видимо, узнав всё, что хотел, маг надел на плечо ремешок сумки, которую я купила по интернету, чтобы ездить с ней на занятия, большую спортивную с одеждой просто закинул в радужное свечение, а потом, молча забрав меня из рук отца, шагнул туда же.

Моя прежняя жизнь осталась по ту сторону портала. И я понятия не имела, как далеко от неё теперь нахожусь.

Глава 5

Новый дом

День первый

Комната, в которой мы оказались, была раза в три больше моей, и это тоже была спальня. Голубые обои с голубым же рисунком, напоминающим стёганое одеяло, шторы тоже голубые с кремовым геометрическим рисунком, мебель в кремовых и бледно сиреневых тонах, огромная кровать - даже у родителей была меньше,- большое окно до пола, кажется, за ним был балкон,- это то, что бросилось в глаза при первом взгляде.

На полу, точнее - на ковре непонятной расцветки и рисунка, словно с пола краска облезла,- лежала моя сумка с одеждой.

Маг сделал пару шагов и опустил меня на кровать, которая мягко подо мной спружинила.

- Первое время поживёшь здесь. Прости, расцветка не для девочки, но можно сделать ремонт и подобрать мебель тебе по вкусу. Остальные комнаты для гостей ещё более «мужские». Компьютер привезут завтра, стол тоже не очень удобный, новый выберешь сама.

Я глянула на стол повнимательнее. Доска на ножках. Изящно изгибающаяся доска, толстенная, отполированная, с резьбой на торце. Наверное, стол дизайнерский и очень дорогой, но совершенно непрактичный - ни одного ящика.

- Если что-то ещё захочешь поменять до ремонта - скажешь, заменим. Прости, я не предполагал, что в моём доме поселится девушка. Не подготовился.

Ремонт? А зачем? В целом мне комната понравилась, и расцветка, пускай и «не девчачья» - тоже. Мне уже не одиннадцать, когда я выбирала розовые обои с диснеевскими принцессами, которыми до сих пор была оклеена моя спальня - просто я терпеть не могла всякие ремонты и связанные с ними неудобства, и пока обои выглядели прилично - не выцвели, не потёрлись,- менять их не собиралась. А Ростислав, видимо, из-за этого решил, что мне нужно что-то такое же «девчачье».

Хотя ковёр я бы сменила. Идиотский рисунок. Кто его только выбирал?

Пока я все это обдумывала, маг присел на край кровати и, уже знакомо положив пальцы мне на виски, вновь начал вливать в меня энергию.

- Неужели была такая великая необходимость доводить себя до такого состояния? - в его голосе укоризны и любопытства было поровну.

- Да. Иначе мы потеряли бы большую часть урожая. Если бы вы оставили меня дома хотя бы до завтра...

- Это исключено. Больше люди не смогут тебя эксплуатировать.

- Вы о чём? Кто меня эксплуатировал-то?

- Они пользовались твоей магией, перегружая работой. Ты тянула на себе ферму хотя была ещё ребёнком - разве это не эксплуатация? Даже потеряв почти всю энергию, ты, не щадя себя, продолжала вкалывать, хотя тебе, по хорошему неделю вообще пользоваться магией нежелательно.

Я вгляделась в лицо мужчины - он был абсолютно серьёзен. Он верил в то, что говорил.

- Похоже, вы очень мало знаете о сельском хозяйстве,- вздохнула я, а поймав удивлённый взгляд, пояснила.- Я лишь выращивала картошку, то есть, делала то, что природа и сама бы сделала, просто медленнее. А вот сажать её, выкапывать, поля обрабатывать, урожай возить, сохранять и продавать, приходилось всем остальным. Я сидела в удобном шезлонге, с соком и плеером, и отдавала картошке приказы, а мои братья с тринадцати лет за руль трактора садились. Мужчины в сезон уходили в поле на рассвете и возвращались, когда стемнеет. Я выращивала четыре урожая в год, а могла бы и четырнадцать, вообще не напрягаясь. Только ни люди, ни земля столько не потянули бы. Так ко мне ещё и подойдут десять раз - не устала ли, не переутомилась ли, не жарко ли. Для меня даже зонт здоровенный купили, чтобы солнцем голову не напекло. А вы говорите - эксплуатировали!

- Маг растений, стало быть,- кивнул Ростислав.- Я думал - телекинез и огонь.

Ах, да, он же уходил за мамой, когда я о своих способностях рассказывала. Про телекинез из-за колеса обозрения догадался, а про огонь - по закопчённому потолку в участке. Надеюсь, он отмоется...

- У меня ещё вода,- призналась с лёгкой гордостью. О том, что иногда устраивала над полями дождь, если его долго не было, а в саду и огороде возле дома все давно забыли про лейки и шланги, признаваться не стала. Опять скажет, что меня эксплуатируют.- А устала я,- обозначила трату энергии, которой маг был так недоволен,- потому что малину собирала. И это был исключительно мой личный проект. Если бы не мой телекинез - никто бы с ней заморачиваться не стал. Поэтому оставить её несобранной я не могла. Понимаете? Не могла и всё! Это моя ответственность.

- Понимаю,- вздохнул маг.- Ты очень ответственная девочка. Порой себе во вред. Ладно, очень надеюсь, что больше ты подобных глупостей совершать не станешь - я о потере энергии.

- Я постараюсь. В жизни всякое случается.

- Ты права - предугадать ничего не возможно.

- У вас нет провидцев?

- У нас,- поправил маг.- Нет, провидцев у нас нет, к сожалению. Будущее нам неподвластно. Можно лишь спрогнозировать, просчитать вероятности, не более того. Ясновидение - это сказки.

- А что не сказки?

- Очень многое. Но это тема для долгого разговора, а тебе нужно отдыхать. А сначала - поесть.

- Я не голодна.

- Тебе так кажется. Потерявший много энергии организм нуждается в усиленном питании, хотя аппетит при этом сильно угнетён. Нужно есть через «не могу».

- Я, правда, не хочу.

- Это нужно, Вика, поверь. Предлагаю договор - ты будешь есть, а я - отвечать на твои вопросы. У тебя их, наверное, много накопилось.

- Хорошо.- Он был прав - вопросов у меня было много. Ради ответов можно и поесть, хотя вообще не хочется. А ведь с тех пор, как я ела мороженое, прошло уже много часов, должна бы хотеть. Этот взрослый маг, наверное, лучше меня знает, что нужно при потере энергии, вон как уверенно говорит.

- Чего бы ты хотела?

- А что у вас есть?

- Хммм... Немногое. Дома я только завтракаю, а обедаю и ужинаю в ресторане или кафе. Но я могу принести тебе то, что ты захочешь, из любого ресторана. Какую кухню ты предпочитаешь?

Я раньше эту фразу только в книгах встречала. Стало так забавно - её обычно говорили, приглашая девушку на свидание в ресторан. А кухню я никакую не предпочитала по той простой причине, что никогда и не пробовала ничего ресторанного. Мама готовила вкусно, сытно, но без особых изысков, да меня как-то никогда и не тянуло попробовать устриц, кальмаров или суши -варёный рис я не любила нигде, кроме плова. А китайская кухня у меня вообще почему-то с жареными тараканами ассоциировалась.

И тут я вспомнила, что кое-что попробовать всё же хотела.

- Макдоналдс!

- Интересный выбор. Но, наверное, логичный. Ладно, я постараюсь поскорее. А ты можешь пока осмотреться и привести себя в порядок - санузел там.

И маг указал на дверь, которую я считала дверцей встроенного шкафа - она была такого же цвета и в том же стиле, что шкаф для одежды, комод и прикроватная тумбочка. После чего мужчина вышел, бормоча:

- Окей, гугл, карту расположения Макдоналдсов, Москва.

Я в Москве? Подбежала к окну, отдёрнула лёгкую белую занавеску, выглянула наружу. Большой участок, газон, клумбы, деревья, забор, за ним тоже деревья и частично - двухэтажный коттедж. Посмотрела по сторонам, насколько возможно через закрытое окно - только деревья и редкие коттеджи. Скорее всё же пригород, коттеджный посёлок, но Москва, видимо, рядом. И, кажется, прежде магу в Макдоналдсе бывать не доводилось, здесь мы с ним на равных.

Заглянула в санузел - надо же, у меня будет свой собственный! Ванная, душевая кабинка, раковина, унитаз, биде, шкафчики, полочки, большое зеркало в раме - всё в белых и голубых тонах. Кафель с рисунком, и не с таким, где узор на каждом квадратике, а целая картина из кафеля, словно пазл собранный. Море, парусник вдали, три дельфина выпрыгнули из волн, чайки. Окно с полуприкрытыми жалюзи.

Я влюбилась в эту ванную сразу и навсегда. Мало того, что она такая красивая и просторная, так ещё и только моя. Когда на всю большую семью всего две ванные комнаты, это начинаешь ценить. Конечно, у нас ещё баня была, но туда же не побежишь умываться. За такую ванную я почти простила Ростиславу то, что он забрал меня у родителей. Почти. Целиком не прощу никогда.

Открыв шкафчик, чтобы положить в него свои немногочисленные банные принадлежности, обнаружила там стопки полотенец - тоже в бело-голубой гамме,- мыло, зубную пасту, щётки, расчёски, губки для тела, одноразовые бритвы - всё новое, в упаковке,- и шампунь, мужской, но пах приятно, свежестью, я решила, что вполне могу им пользоваться. Воспользовалась унитазом, умылась, с тоской посмотрела на ванную, но сейчас не время было в ней отмокать, успею ещё. Неизвестно, как быстро вернётся маг, было бы неловко его задерживать.

Не удержалась, достала телефон, сфотографировала ванную, комнату и вид из окна. Послала маме с подписью: «Здесь я буду жить». Задумалась, а что с моим тарифом, сколько будут теперь стоит звонки, интернетный трафик, всё же я в другом регионе. Ладно, сегодня мама знает, что я в порядке, а завтра обговорю всё с Ростиславом. Вряд ли он оставит меня совсем без связи, в крайнем случае, ограничусь короткими сообщениями в соцсети, они не очень много съедают, не то, что фото или видео.

Подробнее осмотрела своё жилище на неопределённый срок. Мне здесь нравилось всё больше. Огромное кресло, даже на вид мягкое, так и манило забраться на него с ногами с книгой, пуфик и кушетка в ногах кровати - зачем она, кстати? - тоже казались очень мягкими и явно составляли одно целое с изголовьем кровати, одного цвета и с такими забавными ямками, словно на старом матрасе, только глубже. Не сразу поняла, что и стул возле бестолкового стола был из той же серии - словно бы пуфик, но со спинкой. Не уверена, что на нём удобно сидеть за столом, но смотрелось мило.

Ростислав появился в тот момент, когда я раскладывала по ящикам комода вещи. И честно делала это руками - раз уж мне пока нельзя пользоваться телекинезом. Но всё равно заслужила укоризненный взгляд. За что?

- Предполагалось, что ты посетишь санузел, а остальное время будешь лежать,- маг покачал головой, стопка трусиков выпорхнула из моих рук и нырнула в ящик, а тот задвинулся, как и остальные, открытые мною.- Думаю, ничего страшного не случится, если разберёшь вещи завтра. Ложись на кровать, будешь есть.

- Лёжа?

- М-да... Ладно, садись, но есть будешь в кровати.

- Я чувствую себя вполне нормально, чтобы поесть за столом. Вы меня хорошо подзарядили. Я и не знала, что так можно в принципе.

- Это могут не все. В любом случае, не стоит тратить силы, они у тебя сейчас точно не лишние. Устраивайся поудобнее, сейчас я расскажу тебе сказку.

Это он сейчас как бы пошутил так? Он шутить умеет? Кто бы мог подумать! Ладно, сказка, значит, сказка, я быстренько забралась на кровать, пристроила подушку к изголовью и уселась, преданно глядя на мага - видите, я паинька, как и обещала.

Спустя минуту я с возрастающим недоумением наблюдала, как на моих коленях, на расстеленном полотенце, появляются всё новые и новые булочки с разнообразной начинкой, а так же различные упаковки с... чем-то, а на прикроватной тумбочке выстраиваются стаканы с напитками.

- Я должна всё это съесть? - с ужасом спросила мага, который замер с засунутой в большой фирменный пакет рукой, поднял голову, оглядел ужин на шесть персон у меня на коленях, заглянул обратно в пакет и тяжело вздохнул.

- Я не знал, что именно ты любишь, заказал всего по порции и... кажется, перестарался. Не думал, что у них такое разнообразное меню. Мне выдали пакеты... я их просто принёс... не заглядывал.

- То есть, мне не обязательно это всё есть прямо сейчас? - уточнила на всякий случай.

- Нет, конечно. Выбери, что тебе больше нравится. Остальное... я что-нибудь придумаю.

Глаза разбежались. Голода я не чувствовала, но всё выглядело так вкусно и пахло так аппетитно, и я выбрала булочку, из которой кроме бифштекса торчал ещё и обжаренный бекон - обожаю его. Потом соблазнилась креветками в кляре - никогда не пробовала, интересно,- добавила к ним салат Цезарь, о котором тоже только читала, картошку фри - как же без неё,- и молочный коктейль. Долго колебалась между колой и фантой, но всё же выбрала фанту.

Теперь лежащая на моих коленях порция уже не пугала. Ростислав убрал всё лишнее обратно в пакеты и... они исчезли. Уж не знаю, куда.

- А вы разве не будете есть? - удивилась я.

- Я же собирался отвечать на твои вопросы.

- Но вы же тоже не ужинали. И, наверное, это вам не помешает, у нас за едой всегда все разговаривают.

- Что ж, я планировал поужинать позже, но почему бы и нет? - И в руках мага появился пакет с жареными крылышками. Внутренне содрогнулась - я терпеть не могла куриную шкурку, а крылышки, как мне кажется, только из неё и состоят, ну, ещё и из костей, конечно. Но на вкус и цвет...- Что бы ты хотела узнать?

- Всё! «Наука, селекция, искусственное оплодотворение» - каким образом это меня касается? Носители - это кто? И почему у меня камень в кулоне был голубым, у других синим, а у вас он чёрный. И... не помню уже, столько вопросов было...

- Я отвечу на те, что ты задала, и, скорее всего, на те, что хотела задать, но забыла. Для этого мне нужно начать с самого начала. В школе магии всё это знают уже к пятому классу,- в голосе мужчины прозвучал едва уловимый укор,- но лучше поздно, чем никогда. Итак, известно ли тебе, что эта Земля - не единственная, есть бесконечное множество её копий?

- Параллельные миры?

- Верно. Мы пришли сюда с нашей Земли, назовём её, для простоты, Террой, потому что там нам грозило вымирание.

- Ваша... Терра, она стала непригодна для жизни? Экология нарушилась? Льды растаяли? Океаны высохли?

- Ты, похоже, смотрела много фильмов-катастроф.

- И читала. Что ещё зимой на ферме делать, кроме уроков?

- В чём-то ты права. Только всё это произошло не у нас. Но пока мы искали для себя новый дом, видели много планет ставших непригодными для жизни именно по этим причинам. Другие же, с отличными условиями для жизни и с идеальной экологией, нам всё равно не подходили. Ваша Земля стала двадцать третьей из тех, куда мы смогли открыть портал.

- А почему не подходили те, что с хорошей экологией? И что у вас всё же произошло? - Моё любопытство просто зашкаливало. Ни один фильм или книга меня так не захватывали, потому что здесь всё было настоящее - параллельные вселенные, порталы в другие миры, переселенцы оттуда. Я внимала каждому слову Ростислава.

- Ты, кажется, обещала есть, пока я рассказываю? - Я тут же впилась зубами в булку с мясом и кучей всего остального, стараясь, чтобы это всё не высыпалось мне на колени.- Умница. Итак, слушай. Наша планета мало чем отличалась от вашей, тот же путь развития, та же эволюция, просто была ещё некая мутация, давшая толчок для развития нового вида - магов. Мы жили рядом и вместе с людьми, наши виды не конфликтовали, всё было замечательно, пока однажды, задолго до моего рождения, мимо нас не пролетела комета, задев Терру своим хвостом.

- Она натворила много бед? Были разрушения, да?

- Нет. Почти никто ничего не заметил, кроме астрономов. Плотность хвоста кометы ничтожно мала, она почти не отличается от окружающего её вакуума. Теоретически, последствий быть не должно. Собственно, и ваша Земля неоднократно проходила сквозь хвосты комет, последний раз это была комета Галлея в тысяча девятьсот десятом году. Да и наша Терра тоже. И никогда ничего не происходило. Кроме того раза. Хотя... мы до сих пор не на сто процентов в этом уверены, её ли это вина, просто винить больше некого.

- Но что произошло? - я снова застыла с надкусанным гамбургером - или как он называется? - в руках.

- Каким-то непонятным образом это сказалось на потомстве женского пола всех млекопитающих Терры. Оно стало рождаться бесплодным.

- Как?

- Их яичники оставались в зачаточном состоянии, яйцеклетки так и не вызревали. Они рождались, взрослели и умирали, так и не дав потомства. Да и взрослели они... условно. Это становилось заметно в подростковом возрасте - вторичные половые признаки не появлялись.

- Какой ужас! А как-то вылечить их было нельзя? У вас же магия!

- Если бы было можно, нас бы здесь не было. Несколько сотен лет мы бились над этой проблемой, сейчас мы многое можем, но не в этом случае. И магия, и наука - всё было бессильно.

- И... что потом?

- Мы не сразу поняли масштаб проблемы. Сначала забили тревогу животноводы. А потом и мы поняли, что это коснулось и нас тоже, как и людей. Маги живут долго, и дети у нас рождаются редко. Просто нам не нужно, как людям, рожать десять детей, чтобы выжило двое, мы рожаем двоих - и они оба выживают. Прошли годы, прежде чем маги обнаружили, что все девочки, рождённые после прилёта кометы - бесплодны.

- Бедняжки,- вздохнула я, вспоминая мамин рассказ. Она семь лет лечилась, чтобы стать матерью. Но в итоге стала, и не единожды, а этим девушкам, похоже, ничего не помогло.

- И это ещё не всё. Другая проблема обнаружилась гораздо раньше. Не знаю, в курсе ли ты, но магия у большинства из нас просыпается в пять лет, редко позже. Так вот, у этих девочек она не проснулась.

- Почему?

- Если бы мы знали! Столетиями лучшие умы нашего народа, самые одарённые маги бились над этой загадкой и пытались найти решение проблемы - всё бесполезно. Была сделана куча открытий в области медицины, мы узнали многое о своём организме, чего не знали раньше, но... так и не узнали, почему девочки рождались бесплодными и без магии, а мальчики -абсолютно здоровыми. Будь мы чуть более суеверными - приняли бы всё за гнев богов, люди, кстати, именно так и восприняли обрушившуюся на Терру беду. Но мы-то знаем, что это не так. Когда были собраны все статистические данные, стало понятно, что беды начались именно после пролёта Терры сквозь хвост кометы. Вика, если не продолжишь есть, я перестану рассказывать.

- Я ем, ем! - схватила упаковку с креветками, сунула одну в рот, прожевала. Что сказать? Не так уж сильно они отличаются от раков. В принципе - родня. Но раки мне нравились, так что и креветок я жевала с удовольствием.- И что дальше?

- Мы живём намного дольше людей именно благодаря своей магии. Чем выше уровень, тем дольше живём. В среднем, лишнюю сотню лет за каждый уровень, то есть, маг с пятым уровнем проживёт примерно шестьсот лет.

- А разве не пятьсот?

- Не забывай ту сотню, что отпущена людям, не имеющим магии.

- Ах, да, верно...- Это сколько же я проживу-то? Семьсот лет? Ух ты! Я знала, что маги живут дольше людей, но никто не знал - насколько. Обалдеть, я семьсот лет проживу! И тут до меня дошло.- Подождите, но если у ваших девочек не проснулась магия, это значит...

- Да,- лицо мага стало совсем мрачным.- Они быстро старились и рано умирали. Словно обычные люди.

- Ужасно...- всё, что могла сказать. Живя среди людей, я считала их жизнь, в принципе, нормальной, это сотни лет магов для меня - что-то запредельное. Но если они к такому привыкли, и вдруг жизнь резко сократилась, это же всё равно, как люди стали бы жить столько же, сколько... кошки, например, даже меньше. Вот это был бы ужас!

- Да, ужасно. Я всего этого не застал, родился позже. Но тогда магов охватил настоящий ужас и паника. Не сразу они поверили, что все, абсолютно все девочки рождаются такими... ущербными. Надеялись, что хотя бы малому проценту повезёт. Было рождено невероятное количество девочек, ведь в отличие от людей, мы можем контролировать свой организм настолько, что способны зачать ребёнка нужного пола. Женщина отвечает за сам факт зачатия, мужчина контролирует пол будущего ребёнка. Но все девочки рождались такими, все, до единой. Их пытались лечить, как только могли. Но...- маг отвернулся к окну,- всё было бесполезно.

- Мне жаль,- прошептала я, пытаясь осмыслить масштаб трагедии - и не получалось. Не укладывалось такое в голове.

Какое-то время мы молчали. Потом, всё также глядя в окно, маг продолжил:

- Первыми вымерли звери. Потом люди. Мы продержались дольше всех, ведь наша жизнь длиннее, а детей мы способны заводить в течение столетий, пока после долгой зрелости не наступает короткая старость, а за ней смерть. Но самому младшему из тех, кто был рождён на Терре нашими женщинами, уже семьдесят восемь лет. И пока мы не попали на Землю, считали, что со временем тоже вымрем, как люди. Но ваша Земля стала для нас шансом.

- Почему именно она?

- Некоторые её копии были не пригодны для жизни ввиду различных природных или техногенных катастроф, остальные же - и таких большинство,- пошли по другому пути эволюции. На некоторых всё ещё водились динозавры, на других доминирующим видом были дельфины или лемуры, были планеты, где жили люди, и имели вполне развитые цивилизации, и с экологией там всё было в порядке, но... предки у людей были немного другие, не те, кого вы называете кроманьонцами, развилась другая ветвь. И лишь здесь, на Земле, всё совпало - мы полностью генетически совместимы с людьми, и они ещё не успели окончательно уничтожить свою планету.

- Поэтому вы перебрались сюда?

- Не сразу, но да. Земля идеально подошла нам, чтобы возродить свой вид. Но это было не так-то просто сделать.

- Но вы же совместимы. Почему тогда непросто?

- Потому что магия - это рецессивный признак. Чтобы с гарантией родился маг, оба его родителя должны быть магами. А ни одной женщины-мага, способной родить ребёнка, у нас уже не осталось. У смешанной пары рождается носитель - сам он магией не обладает, но с вероятностью в пятьдесят процентов сможет родить мага, если второй родитель тоже будет магом.

Так вот что означало слово «носитель», когда говорили про Галину Ильину! Вспомнила уроки биологии, жёлтый и зелёный горох, красноглазых мух-дрозофил. Рецессивный признак выныривал лишь у внуков, всё потомство первого поколения было одинаковым и с доминантным признаком. Так вот почему Геннадий Владимирович сказал обо мне «второе поколение»! Кое-что начинает проясняться.

И тут я подумала о ещё одной странности.

- А откуда вы знали, что даже на другой планете и с местными женщинами у вас родятся нормальные дочери? Ведь этому странному облучению подверглись не только женщины, но и мужчины. Может, именно они передавали своим дочерям этот мутировавший ген бесплодия? Нет, я понимаю, что моя мама меня родить всё же смогла, и то, что магия во мне проснулась -тоже показатель, что у вас получилось. Но как вы могли вообще знать, что получится? Это же, наверное, очень сложно - в другие миры переселяться. И, наверное, нужна была какая-то гарантия? Ой,- вспомнила рассказ мамы,- так она же и была бесплодна, моя биологическая мать! Значит, даже здесь вам та комета аукается, да? И я тоже могу быть... неполноценной?

Такое мне и в голову не приходило. Мама регулярно возила меня в областной центр на медосмотр в платную клинику - по месту жительства-то нельзя было, наша легенда рухнула бы, а оставлять меня без медицинского наблюдения она не хотела. И я была здорова, даже кариеса не было, так, всякие мелкие простуды, которые с возрастом сошли на нет. Но ведь бесплодие так, с ходу, не определишь, если более серьёзно обследоваться не начнёшь, а мне как бы и не нужно пока было. Но что, если я тоже унаследовала проблемы биологической матери?

- Ты абсолютно полноценна, Вика, не смотри такими испуганными глазами,- ответил маг, и я выдохнула, поверив. Зачем бы ему врать? - А почему мы были уверены? Если ты съешь салат, я тебе расскажу. Гордиться здесь нечем, но раз ты одна из нас, то имеешь право всё знать.

Я тут же схватилась за пластиковую вилку и упаковку с салатом. Что же там за история такая, которой маги не гордятся? Я была ужасно заинтригована, и если плата за тайну - впихнуть в себя немного салата, я это сделаю.

Глава 6

Вопросы и ответы

День первый

Дождавшись, пока я доем салат, маг протянул мне коробочку с картошкой фри, молча напомнив уговор - я ем, он рассказывает,- а потом, снова отвернувшись к окну, продолжил:

- Конечно, мы не стали бы переселяться на другую планету, если бы не были абсолютно уверены, что сможем возродить здесь свой вид. Остались бы на Терре, доживать свой век - там хотя бы всё привычно и удобно. Там наш дом.

- А что же вы там ели, если все животные вымерли? Стали вегетарианцами?

- Не все животные, только млекопитающие,- напомнил Ростислав.- Птицы, рыбы, рептилии и так далее - все они выжили. Почему так - мы не знаем, это одна из загадок, которые, боюсь, так и не будут разгаданы. Мы не голодали, наш рацион особо не обеднел, и мы бы не двинулись с места, если бы не знали точно, что только так наш вид выживет. Именно вид, индивидам и дома жилось хорошо.

- А как вы узнали?

- Я уже говорил, что не все планеты подходили для переселения, но была одна, где в целом экология была нормальной, а люди с нами совместимы. Беда в том, что именно на той планете растаяли полярные льды, и земли, пригодной для проживания, оставалось очень мало, как и любых других природных ресурсов. Ты смотрела фильм «Водный мир»?

- Да. Там так же было?

- Не совсем, люди жили на оставшейся земле, но вырождались, и их остатки деградировали едва ли не до первобытнообщинного строя. Но это было неважно, потому что генетически мы с ними были совместимы. И наши разведчики забрали с собой несколько женщин.

- Забрали? Они были согласны?

- Их купили у вождя племени за несколько десятков гусей. Согласия не спрашивали.

- Звучит... отвратительно!

- Не мы, так другие. Женщины в том мире были товаром.

- И что с ними стало?

- Их дочери, рождённые на Терре, оказались точно такими же, как и наши. С теми же проблемами. Но зачатые, выношенные и рождённые в том, водном мире, оказались абсолютно нормальными. И у половины рождённых ими детей проснулась магия.

- Звучит как... селекция какая-то,- меня передёрнуло.- Словно речь о животных.

- Мы этим не гордимся, но нам нужно было спасать свой вид. В оправдание могу сказать, что жизнь этих женщин с магами была в разы лучше, чем могла бы быть с соплеменниками.

- И что было дальше?

- Мы поняли, что дело именно в нашей планете. Хотя прошли сотни лет, то, что сотворила с ней комета - и мы так и не поняли, что именно, а тем более, как это можно исправить,- продолжало влиять на всех женщин, даже на тех, кто прибыл из другого мира. Мы уже собрались переселяться туда, в водный мир - проблему отсутствия суши мы бы со временем как-то решили,- но тут открыли вашу Землю. И поняли, что наконец-то нашли свой новый дом.

- И давно вы здесь?

- Наши первые разведчики появились на Земле около семидесяти лет назад. Массовое переселение началось примерно двадцать лет спустя и до сих пор не закончилось. Не так-то просто легализовать сразу несколько десятков тысяч человек в развитой стране, где у всех должны быть документы. Да и перемещение между мирами требует колоссальных энергетических затрат. Но сейчас на Терре осталось не более десяти процентов населения, в основном старики, которые никуда не хотят уходить, и те, кто ухаживает за ними и переберется сюда, когда старики уйдут за грань, а здесь для них уже подрастут невесты.

- Подрастут невесты?

- Я же объяснял - нам нужны женщины, чтобы возродить свой вид.

- Так их на Земле более трёх миллиардов! Неужели ваши несколько десятков тысяч себе жён не найдут. Чего вы ждёте, я не понимаю?

- Мы женимся только на магах. Чтобы наши дети тоже рождались магами.

- Но если магами рождается только второе поколение, вам же всё равно пришлось как-то делать первое. Оно же само по себе не появилось.

- Само по себе - нет.

- «Наука, селекция, искусственное оплодотворение»? Но зачем такие сложности? Если вы совместимы с людьми?.. Или не настолько? У вас дети только искусственно появляться могут? А вы вообще нормально размножаться можете?

Кто их знает, этих магов? Может, слова о контроле над зачатием и полом ребёнка именно это и означают? Что я вообще о магах знаю, кроме того, что читала в фэнтези? Но ведь нельзя же сказку считать пособием по магам?

- Мы полностью совместимы с людьми и размножаемся так же, как и они,- здесь я мысленно выдохнула, я же тоже маг и не хотела бы узнать о своей физиологии что-то, что не порадует - И общих с людьми детей иметь можем. Но не хотим.

- Почему? Ведь именно ради этого вы к нам и переселились. Чтобы детей заводить. Разве нет?

Ростислав промолчал, отложил на тумбочку опустевший пакет из-под крылышек, в его руках из ниоткуда появилось бумажное полотенце и исчезло вместе с пакетом после того, как он вытер руки. Потом мужчина встал и отошёл к окну, глядя куда-то вдаль, на деревья и крыши коттеджей. Кажется, он просто не хотел в этот момент смотреть на меня. Или чтобы я смотрела на него?

- Ты когда-нибудь слышала о болезни под названием «прогерия»? - я попыталась вспомнить, но не смогла, тогда маг пояснил: - Болезнь, при которой дети умирают от старости.

- Да, слышала,- кивнула, вспоминая маленьких лысых старичков с крошечными остроносыми личиками, похожих, словно родные братья и сёстры.- Смотрела несколько телепередач и ток-шоу про них.

- Можешь себе представить, что чувствуют родители, когда их ребёнок умирает, а они ничего не могут сделать? Ничем не могут помочь? Каково им знать, что потеряют своё дитя спустя десять-пятнадцать лет? И как ты думаешь, если бы они заранее, ещё до зачатия, абсолютно точно знали бы, что у них родятся такие дети, стали бы их рожать вообще?

- Я бы не стала,- сглотнула, представив подобное. Одно дело - когда ребёнок уже есть, и неожиданно обнаруживается, что болен, тут уж деваться некуда, и совсем другое - сознательно обрекать дитя на такое.- Если бы знала заранее - то не стала.

- Многие не стали бы. Хотя я не раз сталкивался с историями, когда люди, имея генетическое отклонение, раз за разом рожали детей-инвалидов, надеясь в итоге получить «нормального».

- Это же эгоистично!

- Да, мы с тобой так считаем, но...- маг обернулся и посмотрел мне в глаза.- Знаешь, сколько у меня было сестёр?

Вопрос явно был риторическим - откуда бы мне было это знать? Поэтому я просто помотала головой. Ему, собственно, и этого было не нужно.

- Сорок семь.

Я мысленно присвистнула. Да, маги живут очень долго и могут рожать детей почти всё это время - Ростислав сам мне это сказал,- но цифра всё равно впечатляла.

- И сорок шесть из них родились без магии. Они прожили до ста восьми лет максимум, а кто-то не дожил и до восьмидесяти трёх. Мои родители схоронили их всех.

- Какой ужас! - выдохнула я, потом вспомнила, как нужно говорить в подобных случаях: - Примите мои соболезнования.

- Я их не знал,- мужчина дёрнул плечом.- Родился уже после того, как умерла самая младшая. Моя мать говорила, что ей нужен хоть один ребёнок с магией, чтобы не сойти с ума. Звучит немного странно, учитывая, что у неё оставалось ещё двое старших детей, рождённых до прилёта кометы, и они были вполне живы, поскольку обладали неплохим уровнем магии. Собственно, они оба пережили наших родителей. Но маме был нужен именно младенец. Я был поздним ребёнком, очень поздним.

- Мне жаль,- я просто не знала, что ещё сказать.

- В то время маги ещё надеялись, что комета повлияла не на всех, что могут родиться девочки с магией, возможно, совсем малый процент. Они пытались и пытались. А потом хоронили своих дочерей, одну за другой. По сути, это было то же самое, как если бы люди сознательно и массово рожали детей с прогерией. Обрекая на неполноценную жизнь и раннюю смерть. Многие из нас, ныне живущих, застали смерть сестёр или же видели горе и отчаяние своих родителей. И мы не хотим повторить их судьбу. Не хотим хоронить своих дочерей.

- Тогда как?

- Третий пункт - искусственное оплодотворение. Подбирались женщины с подходящим здоровьем, без генетических патологий - мы научились определять это намного раньше людей, собственно, именно мы их со временем всему этому и научили. Этих женщин искусственно оплодотворяли - чаще в процессе «лечения» от бесплодия, нами же и организованного.

- Это как?

- Не сложно. Это могла бы делать даже ты, при должном знании анатомии, ведь один из твоих даров - вода, а человек большей частью состоит из воды. И устроить женщине непроходимость труб, даже не прикасаясь к ней - дело нескольких секунд, вылечить - столько же. А заодно дать этой женщине такого желанного ребёнка. Дочку.

- И никто ни о чём не догадывался?

- В то время ещё не было анализа ДНК, вряд ли их мужья догадывались, что растят не своего ребёнка. К тому же, доноров мы подбирали «в масть» - нам нужно было, чтобы девочки росли в хороших, полных, благополучных семьях. Это не было чем-то массовым, мы тщательно подбирали гены своим будущим жёнам. Возрождение вида - дело серьёзное и кропотливое, спешки не терпит.

- И... вы не видите их вообще? Своих дочерей? Неужели не интересно?

- Все доноры у первого поколения - те, кто, либо уже умер, заранее сдав семенной материал, либо остался на Терре. Они передали свои гены на общее благо, но своё потомство не увидят никогда. Собственно, у них есть другие дети, рождённые до прилёта кометы. Нормальные, полноценные. Маги.

- А эти, значит, неполноценные? Ненормальные? - Стало больно за свою биологическую мать. Никаких дочерних чувств я к ней не испытывала, она была для меня лишь именем и лицом на нечёткой фотографии, но просто как за человека мне за неё было обидно.

- Почему же? Вполне нормальные. Здоровее многих. Полноценные, но люди. Другой вид, понимаешь? - Ростислав вгляделся в моё лицо, вздохнул.- Нет, не понимаешь... Вот почему мы забираем наших девочек пятилетними. Вырастая, они осознают себя частью нашего вида, а вот ты - нет. Ты, Вика, словно Маугли. Он - человеческий детёныш, выращенный волками и считающий себя волком. Ты - маг, выросший среди людей, впитавший их мировоззрение и образ жизни. Разумом ты человек и, боюсь, этого уже не изменить.

- Так отпустите меня обратно к людям!

- Нет, Вика, ты слишком дорого нам досталась,- голос мага, прежде просто ровный, стал жёстким и холодным.- Это исключено. Ты - наше сокровище, как и остальные девочки, которые возродят наш вид, не дадут ему исчезнуть. Прости, но вернуть тебя мы не можем.

- Но я ведь смогу общаться со своей семьёй? Пожалуйста!

- Да, сможешь. Ты уже слишком большая, чтобы забыть их.

- Я бы и в пять лет не забыла!

- Зависит от того, как тебе всё преподнести. Детские умы податливы.

- Это жестоко!

- Нет. Мы делаем всё максимально мягко, стараясь нанести как можно меньший вред. Дети внушаемы.

- А их матери? У которых вы забираете детей навсегда. Они тоже внушаемы? Думаете, мать сможет забыть своё дитя?

- Сможет, если ей в этом помочь,- голос Ростислава стал не просто холодным, а ледяным.- Лёгкое ментальное внушение - и женщина уже не тоскует по ребёнку. Дочь получает прекрасное образование, её ждёт великолепное, в прямом смысле волшебное будущее, она вытянула счастливый билет, значит, за неё нужно порадоваться и отпустить. И сосредоточиться на остальных детях - как правило, излечившись от «бесплодия», женщины не ограничиваются одним ребёнком.

- Надеюсь, в головах у моих родителей вы не копались?

- Я не менталист. Могу многое, но не это. И, в любом случае, вмешательство не понадобится. Не забывай, что эта женщина тебя украла.

- Не украла, а спасла. У вас не получится заставить меня думать иначе, даже если ваши менталисты мне все мозги переворошат!

- Наши менталисты,- Ростислав сделал ударение на первом слове.- И ментальное вмешательство в отношении мага, кроме особых случаев, запрещено.

- Это радует,- пробормотала с облегчением, потому что, хотя я и бравировала, но на самом деле опасалась, что меня и правда заставят забыть своих близких.- А почему? - не удержалась от вопроса.

- Изначальный запрет возник потому, что это могло нанести вред - были случаи, когда подвергшийся такому воздействию маг терял часть своих способностей. А со временем это стало просто неэтичным - как для людей есть себе подобных.

- А людей, значит «есть» можно? - встретившись с холодным взглядом мага, отвела глаза.- Другой вид, всё ясно...

- Им это не вредит. Не больше, чем гипноз. И мы стараемся этим не злоупотреблять.

- А они ведь ваши родственницы. Пусть их отцы умерли или остались на Терре, но есть же братья, племянники. А вы им мозги промываете!

- Их братья и остальные кровные родственники об этом родстве не знают. По той же причине, что я уже назвал - чтобы не переживать раннюю смерть своих близких. О чём не знаешь, о том не скорбишь. Мы ведём точный учёт, но эти данные известны немногим. Когда в девочке второго поколения просыпается магия, её ближайшие родственники об этом узнают, особенно если отца у неё тоже нет. Как минимум для того, чтобы избежать близкородственных браков. Но первое поколение считается людьми, да собственно, ими и является. И нет никакой необходимости их происхождение обнародовать.

- Их просто бросают на произвол судьбы,- покивала я.- Люди же, не жалко.

- Их не бросают. За ними присматривают и приходят на помощь, если это требуется. Вспомни рассказ о своей матери -выигрыш в лотерею, который помог ей уехать от опекунов, страховка мужа, о которой она не подозревала, похороны, оплаченные его коллегами. Думаешь, ей и правда, настолько везло?

- Это вы всё организовывали?

- Да. Во-первых, нам было нужно, чтобы ни она, ни ты, ни в чём не нуждались. Всё же, как ты верно заметила, Галина хотя и не была магом, но одной с нами крови, наше создание, мы несли за неё ответственность. Просто это делали те, кто не состоял с ней в кровном родстве. Во-вторых - мы в основном базируемся в центральном регионе, здесь почти все наши клиники, нам не нужно было, чтобы носительница оставалась за Уралом. Мы бы и дальше помогали, но случилось то, что случилось.

- Ну, хоть что-то...- у меня всё равно в голове не укладывалось, как можно настолько отстраняться от своих родственниц только потому, что они - люди. Не умею я думать, как маг. Тут вспомнила ещё кое-что.- А у девочек второго поколения живые отцы есть? Которые не на Терре?

- Есть. Не у всех, но поскольку вероятность того, что они окажутся магами, велика, то часть из нас, те, у кого самый высокий уровень, тоже стали донорами. Чем выше уровень родителей, тем больше шансов, что и у ребёнка он будет высоким, хотя это и не обязательно. Просто статистически именно так и бывает. И многие из живущих здесь, на Земле, уже стали отцами девочек-магов.

- А у вас высокий уровень? - я посмотрела на чёрный камень в кулоне мага. Не знаю, что это означает, но явно выше моего, раз он вызвался за мной присматривать.

- Девятый. Максимальный,- уточнил маг.

- Ого! - я не очень представляю, на что способен девятый уровень, но то, что он максимальный, меня впечатлило.- Значит и вы тоже были... донором?

- Был. Это мой долг. Сам я предпочёл бы завести детей традиционно, в семье, но маги с девятым и восьмым уровнем становятся донорами не зависимо от желания. Шестого и седьмого - по их выбору, пятого - в виде исключения.

- А у вас уже есть дочери?

Было бы здорово. Я смогла бы пообщаться с кем-то равным, расспросить о всяких мелочах, связанных с освоением магии. Да и привыкла я жить в доме, где много народа, в том числе и детей.

- Да, четыре. У двух магия проснулась, у двух - нет.

- И где они сейчас?

- Людмила и Ольга в школе магии, две другие - со своей матерью. Они близнецы.

Похоже, я рано понадеялась на подруг-магичек в этом доме.

- А как зовут близнецов?

- Я не знаю. Уже одно то, что мне известно об их существовании - гораздо больше, чем знают другие. Им в этом плане проще.

- Почему?

- Сейчас мне ежемесячно докладывают о здоровье девочек, успехах в учёбе, всё ли в порядке в их человеческой семье, не нужна ли помощь. А потом мне точно так же сообщат, что они умерли. Я стараюсь отстраниться, насколько это возможно. Не знаю ни имён, ни адреса, не видел ни одной фотографии. Но мне всё равно будет больно.

- Тогда зачем знать? - мне вдруг стало жаль этого мага. Его лицо оставалось бесстрастным, голос ровным, но в глаза промелькнуло что-то такое... В общем, жалко его стало, как бы это не было глупо.

- Я должен знать,- он пожал плечами.- Это моя прямая обязанность. Помимо прочего, я возглавляю отдел, который всем этим занимается. Мне поступают сведения обо всех донорах, носительницах и их детях. Единственное - я попросил не сообщать мне личных данных моих дочерей и их матерей до тех пор, пока - и если,- в них не проснётся магия. Но даты зачатий и рождений, сам факт их появления на свет - от этого мне было не отстраниться.

- Мне жаль.

Мне и правда было жаль, и я даже не знаю, кого больше. Тех девочек, в которых проснулась магия, и их забрали от мам, тех, в ком магия не проснулась, и поэтому собственный отец не желает их знать, или самого мага, который вынужден был стать отцом против воли и теперь не хочет видеть своих дочерей, страшась будущей боли от их смерти?

Впрочем, близнецам, скорее всего, повезло - они ничего не знают, живут себе, считая себя самыми обычными детьми, и даже не догадываются, что у них другой отец, которого они никогда не увидят. О чём не знаешь, о том не скорбишь, как верно подметил Ростислав.

- Ты узнала всё, что хотела? - спросил он.

- Кажется, да.- На меня вылился такой поток информации, что мне нужно было хорошенько всё обдумать, а потом вопросы всё равно будут.- Хотя нет, подождите! Ещё один, можно? А если я завтра ещё что-то вспомню - ответите?

- Можно. Я пообещал ответить на все твои вопросы и отвечу, когда бы они ни появились. Что ещё тебя интересует?

- Вы сказали, что о девочках, в которых проснулась магия, сообщают их отцам или другим близким родственникам. Я так понимаю - моего биологического отца уже нет в живых?

- Да. Но у тебя есть два старших брата и племянница. Братья сейчас за границей, у них там работа, у каждого своя. Им, конечно, о тебе сообщат, но прервать командировку и вернуться, чтобы с тобой познакомиться, они не смогут. Впрочем, когда ты немного освоишься, я организую вам встречу по скайпу. А с племянницей ты сможешь познакомиться через несколько дней. Она тоже живёт в школе магии, и когда я поеду навещать дочерей, могу взять тебя с собой, если хочешь?

- Хочу,- было очень любопытно увидеть другую девочку-мага, и дело даже не в том, что она - моя родственница. Просто было интересно.

- Обычно я езжу туда по субботам, но, в виде исключения, можно и пораньше, среди недели - я всё равно взял отпуск, чтобы за тобой присматривать.

- Ой, не надо было,- стало неловко - занятого человека от дел отвлекаю.- Я уже не ребёнок, чтобы за мной присматривать.

- Не ребёнок. Но не забывай про свою, пока ещё не освоенную магию. Сейчас у тебя энергетическое истощение, но когда ты восстановишься, то могут возникнуть проблемы с контролем. Хорошо, что первый дар у тебя не огонь, но даже с водой маг шестого уровня способен натворить много бед.

- Я постараюсь ничего не натворить,- покладисто пообещала своему, похоже, опекуну поневоле, и не удержалась от вопроса: - Так вы меня взяли, потому что мои братья за границей? А когда вернутся, я к ним перееду?

Эта мысль почему-то неприятно кольнула. Ростислав, пусть и забрал меня от родителей - чего я никогда ему не прощу! - и держится, словно кол проглотил, а точнее - посох Деда Мороза, всё равно уже какой-то привычный. На вопросы отвечает, специально в Макдоналдс летал - или что там порталом делают? - чтобы купить то, что я попросила. Энергией подпитывал. Ванная, опять же, красивая. А братьев я вообще не знаю, может, они ещё хуже. И чужие совсем. Но если велят к ним - куда ж я денусь?

- Не в ближайшее время,- покачал головой маг.- Во-первых, их командировки продлятся ещё несколько месяцев, во-вторых, ты должна сначала полностью освоиться с новой силой, контролировать тебя они вряд ли смогут, у Дмитрия шестая категория - вы с ним на равных, у Трофима - пятая. И если бы они даже не были за границей, сейчас ты всё равно осталась бы у меня.

- А почему именно у вас? - стараясь не показать своего облегчения.- Неужели просто потому, что Геннадий Владимирович вас вызвал?

- Нет. Потому что я пообещал твоему отцу позаботиться о его сокровище.

- Когда?

- Когда тебе было три дня, и я впервые взял тебя из его рук. Ты, кстати, не особо потяжелела с того времени, поэтому пей коктейль, тебе сейчас молочное полезно.

- Но... он что, тоже меня видел? Он же умер! И вы же не видите своих дочерей до того, как в них проснётся магия, сами сказали. Так почему?

Маг подошёл, передал мне стакан с коктейлем и вновь присел в ногах кровати.

- Допивай, и я всё тебе расскажу.

Глава 7

Отец

День первый

- Прежде, чем я расскажу тебе о твоём отце, я хотел бы немного отвлечься. Но эта информация тебе тоже не помешает

- Мне любая информация не помешает - кивнула я, допив коктейль. Вкусно. В следующий раз попрошу большую порцию.

- Я уже рассказал тебе, сколько мы живём. Такую долгую жизнь в нас поддерживает магия.

- Плюс сто лет за каждый уровень,- показала, что мимо ушей рассказ Ростислава я не пропустила.- Если у вас девятый, то вы проживёте... тысячу лет! - осознать это я пока не могла, но с математикой у меня никогда проблем не было.- А я, значит, семьсот?

- Скорее всего, ты проживёшь дольше. Уровень магии может увеличиваться вплоть до ста пятидесяти лет, потом уже не меняется. Но большая часть проявляется до двадцати лет. Зато новый дар может появиться в любом возрасте, здесь ограничений нет.

- Понятно. Значит мой уровень может ещё вырасти? Круто!

- Да. У тебя есть все шансы стать рекордсменкой среди женщин. Прежде ни одна из них не поднималась выше седьмого уровня, а если ты наберёшь ещё парочку... Впрочем, тебе бы с шестью освоиться без катастроф.

- Я постараюсь,- в очередной раз заверила мага. Гарантировать я могла только это. Своё старание. Самой не хотелось бы ничего плохого натворить.

- Очень на это надеюсь. Итак, пока в нас магия - мы живём долго и находимся в расцвете своей зрелости. Но в какой-то момент магия в нас начинает пропадать, и тогда мы резко стареем, а потом, когда она окончательно иссякает, умираем. Это длится лет двадцать-тридцать, и скорость старения примерно сопоставима с человеческой.

Я обдумала полученную информацию и решила.

- То есть, долгая молодость и зрелость и быстрая - по вашим меркам,- старость?

- По нашим меркам,- вновь поправил меня Ростислав.- Всё верно. Это удобно - мы можем почувствовать изменение магии и знать, сколько нам отпущено. Подготовиться к уходу за грань. Так вот, к моменту твоего рождения, твой отец уже ощутил, что его магия начала уходить.

- А как его звали?

- Кирилл. Кирилл Соколов. У него тоже была девятая категория, и, несмотря на то, что он, как и я, не хотел давать жизнь ребёнку, который, с вероятностью в пятьдесят процентов, умрёт слишком рано, это был его долг. И ему было даже тяжелее, чем мне - я лишь знал о своих сёстрах и видел отчаяние родителей, а он сам через всё это в своё время прошёл. Но от его желания ничего не зависело, и в положенный срок твоя мать была оплодотворена его семенным материалом. А вскоре Кирилл ощутил первые признаки старости и близкой смерти.

«Семенным материалом». Ухо резануло - я почувствовала себя чем-то... искусственным, словно киборг, что ли. Или клон. Я уже знала, что именно таким образом меня «сделали», но меня всё равно передёрнуло.

- Срок беременности твоей матери составлял примерно три месяца, когда твой отец ощутил первый, пока ещё лёгкий отток магии - даже идентификатор никак на него не среагировал,- и вдруг осознал, что кем бы ты в итоге не оказалась, магом или человеком, а видеть твою старость и смерть ему уже не придётся. Даже зрелость твою он не застанет, только детство и юность. И это понимание что-то изменило в его чувствах, в восприятии самого факта твоего появления на свет. Насколько прежде он не хотел...

- Меня? - подсказала, когда мужчина запнулся.

- Не лично тебя, а самой этой ситуации, когда он вынужден был против воли ввести в этот мир ребёнка, который может не прожить и ста лет. Так вот, осознав, что сам проживёт не более тридцати, он вдруг страстно захотел этого самого ребёнка. Уж не знаю, что у него щёлкнуло в мозгах, но я никогда не видел мужчину, который так сходил бы с ума по своему ребёнку.

- Правда? - учитывая всё, рассказанное прежде, верилось с трудом.

- Я сам не сразу поверил. Но...- в руках Ростислава вдруг появился большой фотоальбом.- Убедись сама.

Взяв предложенный мне роскошный розовый, отделанный кружавчиками, золотым тиснением и виньеткой с украшенной завитушками надписью «У нас дочка!» альбом, я открыла толстую обложку и уставилась на два снимка с чёрно-белыми пятнами. Не сразу опознала в них снимки с УЗИ - у мамы были такие же на каждого из нас.

Под первым снимком, где у ребёнка голова и тело были практически одного размера, была подпись: «До рождения Виктории осталось шесть месяцев», под следующим: «До рождения Виктории осталось четыре месяца». Перевернув страницу, я увидела ещё четыре снимка - за три, два, один месяц и за две недели до моего рождения.

- Обычно, если ребёнок развивается нормально, достаточно трёх УЗИ, но твоей маме назначили шесть. Кирилл хотел быть уверен, что ты в порядке - так он говорил. Но мне кажется - просто хотел почаще тебя видеть. Ему передавали копии всех снимков и видео. Мне пришлось пересмотреть их все - я должен был подтвердить, что красивее ребёнка прежде не видел. Учитывая, что ты была первым и пока единственным ребёнком, которого я видел до рождения, с чистой совестью это подтвердил - конкуренток у тебя точно не было.

- Забавно,- перелистывая страницу, пробормотала я себе под нос.- Гормональный сбой был у моей матери, а сумасшедшей овуляшкой стал отец.

Пауза, а потом хохот. Удивлённо взглянула на мага - он что, впервые эту шутку слышит? Хотя... Вряд ли он часто сидит в интернете, да ещё и в юмористических пабликах.

На следующей странице оказалось несколько фотографий новорожденного младенца - красноватое, сморщенное, какое-то приплюснутое лицо, глаза закрыты и от этого только заметнее припухшие веки. В общем, ужас.

Подпись под снимками извещала: «Виктория, 27 минут от роду».

- Н-да, красота неописуемая,- пробормотала я, поскорее перелистывая страницу.

Дома у нас были снимки новорожденных - и братьев с сестрой, и мои,- но там мы всё же немного старше, личики разгладились и посветлели, глаза видно, нас с Серёжкой вообще только на выписке впервые сфотографировали, мобильников с камерой тогда ещё не было. То есть, как я теперь понимаю, это не мои снимки были, а Верочкины, а я могла просто сама по себе такой страшненькой быть.

А, нет, на следующих снимках я весьма похорошела, если с предыдущими сравнивать, хотя прошло всего около суток. Я всё ещё была похожа на лягушонка, но глаза открыты, лицо уже не такое сморщенное и цветом нормальное стало, в общем, ужас уже не внушаю.

- Твой отец ждал под дверью родзала и впервые взял тебя на руки, когда медсестра несла тебя в детскую.

- И его пустили? - раньше вроде бы даже официальных отцов в роддома не пускали, не то, что совершенно, по документам, постороннего мужчину.

- Это был наш роддом,- маг сделал ударение на слове «наш», словно это всё объясняло.- Кто бы посмел его не пустить?

Наверное, мой биологический отец был там какой-то шишкой. А может, другом главврача или ещё кем? Ладно, теперь это уже неважно.

Фотографии на следующей странице почти ничем не отличались от предыдущих, разве что рисунком на пелёнке и подписью: «Виктории два дня». А вот дальше было интереснее.

Здесь младенец был уже не один. Его - то есть, меня,- держал на руках мужчина лет сорока пяти-пятидесяти на вид. Тёмно-каштановые, слегка вьющиеся волосы, такие же, как у меня, зачёсаны со лба назад, как было модно в сороковые-пятидесятые года прошлого века. Мне такие причёски никогда не нравились, но ему, как ни странно, шло. Светлые глаза смотрели на младенца, лежащего у него на руках. И как смотрели!

Сколько же любви, нежности и восхищения было в этом взгляде, как бережно, словно величайшую драгоценность, он держал крошечный свёрток в пёстрой пелёнке. Особенно хорошо это было видно на фотографии крупным планом - только лицо мужчины и младенец, который серьёзно, как могут только новорожденные, смотрел на того, кто держал его на руках.

- Он и правда меня любил,- прошептала я, словно заворожённая этим взглядом.- По-настоящему.

- Ты была его сокровищем,- кивнул Ростислав.- После твоего рождения он вышел на пенсию, чтобы как можно больше времени проводить с тобой.

- Но как?

- Он купил квартиру по соседству с твоей мамой и собирался поселиться в этой провинциальной хрущёвке, оставив просторную сталинку в центре Москвы. Он смог бы видеть тебя во время прогулок. Планировал стать незаменимым помощником - мужские руки в доме всегда нужны, полочку повесить, шкаф передвинуть, а к кому обратиться одинокой женщине, как не к соседу, всегда готовому помочь. В его долгосрочных планах была даже женитьба на твоей матери.

- Но... Он же старый!

- Для тебя - да, старый. Но и Галине было уже далеко не восемнадцать. Конечно, разница у них всё равно была порядочная, но Кирилл был интересным мужчиной, который умел ухаживать за женщиной и знал, как стать ей нужным, а надёжное мужское плечо, на которое можно опереться, ценилось женщинами во все времена.

- Ему же почти тысяча лет была!

- Галина бы этого не знала. К тому же, выйдя за него, она не потеряла бы тебя, даже стань ты магом. То есть, в школу ты всё равно бы поступила, но на выходные и каникулы тебя забирали бы домой. Ну, а если бы твоя мать не ответила на его ухаживания - он всё равно остался бы вашим соседом, возможностей для общения с тобой нашлось бы немало. Кирилл всё распланировал, не учёл только того взрыва.

- Он тоже там погиб?

- Нет. В квартире шёл ремонт, и он ещё не переехал, жил в гостинице. А в тот день ждал в поликлинике, чтобы увидеть тебя впервые за неделю. Но этот взрыв убил и его.

- Как?

- Когда пришло сообщение о взрыве и твоей гибели, Кирилл разом потерял всю свою магию. Одномоментно. Это словно бы обширный инфаркт у человека. Бывает у пожилых магов при сильном стрессе. Когда магия уже начала понемногу уходить, ей проще покинуть владельца. С молодыми магами такое не происходит никогда, с пожилыми только на моей памяти случалось трижды. Правда, два других случая не были смертельными, была потеряна лишь часть магии, это несколько приблизило смерть, но не более. Продолжая аналогию - они пережили инфаркт, а вот Кирилл...

- Он умер?

- Да. Два часа спустя. Он очень тебя любил, Вика.

Мы посидели, помолчали. Мне было чисто по-человечески жаль того старого мага, который так любил свою дочь, но, как и в случае с Галиной, никаких родственных чувств во мне не проснулось. Меня только что забрали от любящих родителей, и замены, тем более давно умершей, мне было не нужно.

Посидев и помолчав достаточно, чтобы проявить скорбь исключительно из солидарности с магом, я собралась перелистнуть следующую страницу альбома и была остановлена словами:

- Не надо, там дальше ничего интересного, не стоит смотреть!

Конечно, я тут же перевернула страницу. И тихонько захихикала. Потому что передо мной была фотография Ростислава. Уже привычное - холодное и невозмутимое,- выражение лица сменила едва ли не паника, он с отчаянием и мольбой о помощи смотрел на снимающего. А в ладонях, слегка на отлёте, словно неразорвавшийся снаряд, он держал уже знакомый свёрток, вот только, в отличие от предыдущих фотографий, младенец был настроен далеко не благодушно. А точнее - орал благим матом, чем-то жутко недовольный. Или кем-то.

- Да-да, именно об этой нашей встрече я и говорил. И именно тогда Кирилл взял с меня обещание позаботиться о тебе, сам-то он не смог бы. Поэтому, теперь я твой опекун, Виктория.

- И надолго? Просто я как бы совершеннолетняя уже...

- По годам - да. Но тебе нужно, как минимум, получить образование.

- Я смогу учиться?

- А ты думала, тебя запрут в клетку навеки? Сейчас, когда неизвестно, как ты справишься с таким резким увеличением уровня, я буду за тобой присматривать. Но до сентября больше двух месяцев, и если за это время ты полностью освоишься, нет причин не позволить тебе учиться тому, чему ты хочешь.

- А если не освоюсь? Не успею?

- Пойдёшь учиться в следующем году. Жизнь у тебя теперь длинная, успеешь получить не одно образование, если захочешь, конечно.

- Мне с одним бы разобраться,- вздохнула.- Только у меня аттестата нет, я получить не успела. Экзамены все сдала, а вот выпускного в школе ещё не было.

- Мне жаль, но на выпускной в свою школу ты сходить не сможешь, сама понимаешь, что сейчас это небезопасно.

- Я всё равно там никого не знаю, была на домашнем обучении,- пожала плечами и вздохнула.- Только платье жалко, не получится надеть.

- Обязательно получится. Ты же не думаешь, что проведёшь ближайшие месяцы в этой комнате, вообще нигде не бывая? Я введу тебя в наше сообщество, познакомлю с остальными магами и магинями. У нас регулярно бывают разные мероприятия, и ты обязательно выгуляешь своё платье, и не только его, обещаю. И насчёт аттестата не переживай - даже если бы ты его уже получила, он бы не пригодился.

- А как же без аттестата?

- У тебя будет другой, на твоё настоящее имя. Как и все остальные документы.

- Я привыкла к своему имени,- вздохнула, понимая, что изменить ничего не смогу.

- Ты останешься Викой,- пожал плечами маг.- Часто ли тебя полным именем называли или по фамилии, учитывая домашнее обучение?

- Не помню...- задумалась, поняла, что меня даже в школе, во время экзаменов, называли Викой, что уж говорить о родственниках. Вероника Лазарева существовала только в документах. И, похоже, теперь умрёт окончательно.

- У тебя начинается новая жизнь, Вика, постарайся привыкнуть,- Ростислав потянулся и легонько сжал мою руку. -Практически все девушки рано или поздно покидают родительский дом, чтобы начать ночую жизнь. Уезжают на учёбу, выходят замуж, переезжают в отдельное жильё. Считай, что и с тобой произошло то же самое.

- Только они делают это по своей воле,- вновь вздохнула я. Вспомнила, что обещала быть паинькой, поэтому добавила. -Я постараюсь привыкнуть.

Не вечно же я буду под опекой. Стану самостоятельной - и вернусь домой. Обязательно вернусь. А пока - будем считать, что я и правда на учёбу уехала. Эта комната ни в какое сравнение не идёт с той, в съёмной квартире, которую я делила бы со Светкой, а всю квартиру - ещё и с Никитой. Мне здесь, и правда, понравилось. И я смогу общаться со своими родными - маг мне это пообещал.

Просто нужно подождать. Потерпеть. А там всё наладится.

Приняв это решение, я стала листать альбом дальше - было любопытно, может, там ещё что-то интересное скрывается. Но дальше снова были только мои фотографии, по нескольку на каждый день в разных ракурсах. Потом - процесс одевания младенца, начиная с памперса и заканчивая красивым розовым конвертиком.

А самой последней была большая, явно сделанная профессионалом фотография возле роддома, где я с удивлением обнаружила своих родителей - мама с огромным животом, а папа с розовым конвертиком на руках, как я понимаю - со мной. Галина с большим букетом цветов, ещё какая-то женщина средних лет и... чуть в стороне, словно просто проходил мимо и случайно попал в кадр - Кирилл.

- Мои родители были на моей выписке?

- Где? - Ростислав забрал у меня альбом и пригляделся к фотографии.- Действительно. Кирилл говорил, что Галину из роддома встречали подруга с мужем и соседка. Но мне и в голову не приходило... Удивительное совпадение.

- Ну какое же это совпадение, если она с мамой дружила, а родственников у неё не осталось. Мама была права -возвращать меня было некому! Она правильно поступила, признайте.

- У тебя остались братья и... я.

- Она о них не знала. А если бы и знала - вам же нужны только девочки-маги. А если бы я осталась человеком? Отцу я была нужна любой, но что-то не уверена, что братьям тоже. И что тогда? Сдали бы в детдом?

- Я бы тебя не бросил в любом случае. Никогда.

- Потому что обещали моему отцу?

- Да. А я всегда держу свои обещания. Всегда.

- Мама этого не знала,- продолжала я гнуть свою линию.- У меня было прекрасное детство. Меня любили. Пожалуйста, не сердитесь на неё.

- Вика, я не стал привлекать твоих родителей к ответственности за твоё похищение, я разрешил тебе с ними общаться. Но не проси меня не сердиться на них, этого я тебе обещать не могу. Над своими чувствами мы не властны.

Он прав. Я ведь тоже злюсь на него за то, что забрал меня. Но я обещала хорошо себя вести и буду это делать. Он тоже держит обещание. Всё по-честному.

- У тебя ещё остались вопросы?

- Да! - я закрыла альбом и отложила в сторону - остальные страницы были пусты.- Про цвет камня в кулоне.

- Этот камень - минерал с Терры, на Земле его аналогов мы не нашли. У нас он называется куэльд. Наши предки обнаружили, что он весьма своеобразно реагирует на магию того, кто его носит - меняет цвет. Именно благодаря ему возникла её градация на уровни. Когда у того, кто его носит, магии нет вообще, куэльд прозрачен, а обнаружив магию, начинает меняться - сначала становится белым, потом... Думаю, проще показать.

Маг снял кулон, и камень в нём превратился в обычную, чуть мутноватую стекляшку. Или в довольно прозрачный кварц. Но стоило мужчине снова надеть свой идентификатор, как камень и правда, сначала стал белым, потом красным, оранжевым... сменил все цвета спектра и, став фиолетовым, начал темнеть, пока не почернел окончательно.

- Как красиво!

- Как видишь, цвет в куэльде плавно перетекает один в другой, а не просто меняется. Потому что магия тоже не бывает ступенчатой. Мы говорим «третий уровень», «седьмой уровень» по нижней границе, но если сравнить цвет куэльда у двух магов с одним уровнем - отличие в оттенках будут всегда. Едва заметные глазу, но будут. И если мы видим аквамарин, то у его владельца уровень всё равно считается пятым до тех пор, пока цвет не станет чисто голубым.

- А можно узнать точно?

- Конечно. Уже давно разработана точная шкала цветов и оттенков, и, если хочешь, немного позже мы узнаем уровень твоей магии вплоть до сотых долей.

- Хочу! - стало жутко интересно.

- Значит, завтра. К утру доставят твой личный идентификатор, который ты будешь носить постоянно. Мы снимаем их только во время водных процедур и сна, и ещё во время некоторых ситуаций, если он мешает. Или, как сегодня его снял Геннадий, чтобы проверить твой уровень - здесь уже был форс-мажор. Но появляться перед другими людьми и магами без него считается чем-то неприличным.

- Почему?

- Это выглядит так, словно ты хочешь скрыть от других свой уровень. Или даже саму принадлежность к магам. Это примерно равносильно тому, как преступники надевают маски. Обычный человек, которому незачем скрывать своё лицо, не станет так поступать, верно?

- Да, пожалуй,- в чём-то он прав.- Это у вас - словно открытое забрало, да?

- Интересное сравнение. Но довольно точное. А теперь, если у тебя не осталось вопросов...

- Наверное, остались, я просто вспомнить не могу.

- Если вспомнишь, я отвечу на них завтра. Ложись спать, тебе нужно выспаться. Энергетическое истощение - не шутки. И отключи будильник, спи утром столько, сколько получится. Твой организм сам знает, что ему нужно для восстановления.

- Хорошо,- покладисто ответила я, не желая спорить. За окном было ещё светло, спать не хотелось совершенно, я скорее была перевозбуждена от всего, что сегодня произошло. Да и новой информации на меня вылилось с избытком. Но я же паинька, поэтому согласилась. Можно ведь просто полежать в кровати, почитать.- Я лягу.

Кажется, мага не убедили мои честные глаза.

- Чтобы было легче уснуть, прими перед сном ванну.

Ванна! Точно! Я же о ней мечтала! Дома не часто удавалось долго в ней понежиться, а здесь - сколько хочешь валяйся, никто не станет стучать в дверь с криком, что нужно иметь совесть - я в доме не одна.

- Спокойной ночи, Вика,- Ростислав направился к двери. А я думала, он только порталами перемещается.

- Спокойной ночи. А разве вы не заберёте альбом?

- Нет. Он теперь твой,- и я осталась одна.

Пристроив альбом на одну из полок, я отправилась в бело-голубую комнату. Ванна, ура! Никакой пены для ванны я в шкафчиках не нашла, но и так было нормально. Растянувшись в большой - я уместилась целиком, и ещё место осталось, -ванне, я подавила искушение устроить себе «джакузи» - обещала же пока магией не пользоваться,- поэтому просто наслаждалась чувством некоторой невесомости и старалась осмыслить всё, что узнала сегодня.

Моя жизнь изменилась очень круто, я столько всего узнала - месяц переваривать придётся. Но если не считать разлуку с семьёй - которая и так светила мне через пару месяцев,- ничего непоправимого не произошло.

Да, я оказалась приёмным ребёнком, ну и что? Я осиротела в возрасте трёх недель и могла только радоваться, что попала к людям, которые по-настоящему меня любили. И я их тоже любила, наверное, теперь даже больше, после того, что узнала.

Теперь я буду жить... здесь. Где находится это «здесь» - я не знаю, но Подмосковье - это не другая планета. И, как бы ни хотелось мне это признавать, но маг был прав - неизвестно, что я могла бы натворить без присмотра, получив сразу такую силу. Мне не хотелось подвергать свою семью даже малейшей опасности, а значит, пока я поживу под присмотром Ростислава. Тем более что он обещал обо мне позаботиться моему кровному отцу, которого, похоже, уважал, а значит, не обидит. Он вроде бы нормальный дядька, не вредный, на вопросы отвечает, компьютер новый пообещал. Могло быть и хуже.

Обо всём остальном - о том, что случилось на Терре и как маги пытаются решить свои проблемы здесь, на Земле,- я подумаю завтра. Иначе голова просто лопнет.

Маг оказался прав - после ванны я уснула, едва коснувшись головой подушки. И крепко, без сновидений, проспала всю ночь.

Глава 8

Подарки

День второй. Понедельник

Проснулась я, судя по солнцу заливающему комнату через огромное окно, ближе к полудню. Не сразу сообразила, где нахожусь, но оглядев просторную голубую комнату, быстро всё вспомнила. Ужасно хотелось есть, пить и в туалет. Сбегала в ванную, там же из-под крана и напилась.

Одевшись в любимые джинсы и голубую футболку с Олафом из «Холодного сердца» - подарок Любашки на день рождения,- умывшись и причесавшись, задумалась - разобрать оставшиеся вещи или поискать что-нибудь съестное? Решила, что с вещами ничего не случится, а живот уже скулит. Интересно, вернувшийся аппетит - это хороший признак? Нужно будет спросить у Ростислава.

Но сначала залезла в ВК. Там была целая куча сообщений от родственников. Мама радовалась, что мне понравилось моё новое жильё, дядя Коля - ставший негласным главой семьи, когда дедушка состарился и отошёл от дел,- благодарил за малину, сказал, что дядя Толя повёз её и тётушек на базар.

Серёжка жалел, что его не было, когда меня забирали в школу магии, потому что приготовил для меня подарок к выпускному, а отдать не смог.

Любашка, с жуткими ошибками и без запятых, завидовала моей «афигенской» комнате и напоминала про фото в мантии. Внизу была приписка: «песал костик привет вика», что объясняло ошибки.

Остальные члены семьи желали мне удачи и успехов в учёбе. Похоже, для них именно этим и объяснялся мой отъезд. Все знали, что я пряталась на ферме, чтобы маги обо мне не узнали и не забрали в свою школу. Теперь узнали и забрали, всё логично. Надеюсь, родители не расскажут им о подмене. Никогда.

Ответив всем, залезла в новости. Падению колеса обозрения в посёлке Лисьи горы было посвящено несколько сюжетов, везде вкратце говорилось о том, что колесо, из-за технической неисправности, стало падать, но вовремя появившиеся на месте происшествия маги предотвратили человеческие жертвы. Называлось число пострадавших - двадцать три, -говорилось, что все они получат компенсацию, а следователи уже выясняют почему использовалось неисправное оборудование, и кто виноват в том, что вопреки всем правилам безопасности, колесо было расположено так, что рухнув, раздавило карусель.

Обо мне нигде не было сказано ни слова. Вот и хорошо.

Голодный живот снова напомнил о себе, мол, новости могла и за завтраком посмотреть. Отправилась на разведку. За дверью оказался коридор, в который выходило, кроме моей, ещё пять дверей, с одной стороны он заканчивался окном - так же с балконной дверью,- с другой - упирался в лестницу.

За какой из дверей может находиться Ростислав, я понятия не имела, как его окликнуть - не представляла, отчества не помнила, по имени не могла - он же старше меня, может, на сотни лет. Но и «дядя Ростислав» тоже прозвучало бы странно, он, конечно, назначил себя моим опекуном, но моим родственником не являлся, а мне уже не пять лет, чтобы любого взрослого дядей называть.

В итоге, так ничего и не решив, хлопнула дверью и потопала сланцами, которые носила вместо домашних тапочек, чтобы обозначить своё присутствие. Эффект был так себе - сильно хлопать я опасалась, вдруг с моей новой силой вообще дверь из косяка выбью, а на полу было толстое ковровое покрытие. Но я хотя бы попыталась.

Подошла к лестнице, из любопытства поднялась вверх, обнаружила, что она выводит на мансарду, совершенно пустую, без перегородок, отчего казавшуюся огромной, с несколькими окнами в крыше. Ничего интересного.

Спустилась вниз, судя по виду из окон - на первый этаж. Лестница шла дальше, видимо, в подвал, но там мне делать было нечего, там не накормят. От лестницы опять шёл коридорчик, но очень короткий, всего одна дверь направо, дальше -пространство, которое я условно назвала прихожей - там явно был выход наружу - на улицу или во двор, не видно. Налево -маленький коридорчик, туда соваться пока не стала, а впереди было одно большое пространство, условно разделённое на зоны.

И первой из зон, попавшейся мне по дороге, была кухня. Ура! Поскольку Ростислава или ещё кого-нибудь я так и не встретила, а есть хотелось жутко, то решила немного похозяйничать. Вряд ли он стал бы возражать, в конце концов, вчерашний вечер с пакетами из Макдоналдса показал, что куском хлеба меня здесь попрекать не будут, скорее - наоборот.

Справа, в огромной нише, под большим окном и по бокам от него, были расположены кухонные шкафчики, плита, мойка, микроволновка и всё остальное, что должно быть на кухне. А слева, возле короткой перегородки, видимо, играющей роль разделителя на зоны и подпорки для потолка - на колонну по виду не тянуло, но, по сути, было ею,- стоял он! Холодильник! Огромный, двустворчатый, как шкаф, на каждой створке - куча кнопок и табло, указывающее температуру и ещё что-то.

Если Ростислав живёт один и дома только завтракает, зачем ему такой? Ладно, неважно, надеюсь, я найду там что-нибудь съедобное, из чего-то же он завтраки себе готовит.

Мне повезло с первого же раза - открыв ближайшую створку, я обнаружила внутри вчерашние пакеты из Макдоналдса. Не пытаясь рассмотреть, что там есть ещё - заметила только яйца в дверке, сложно не заметить, они три полочки занимали в два ряда,- сунулась в ближайший пакет, вытащила, не глядя, две упаковки чего-то, прислушалась к желудку, достала третью. Заодно и стакан с колой вытащила - даже если она и выдохлась уже, неважно. И то, что по утрам нужно пить чай или молоко -тоже. Вредную еду из Макдоналдса нужно запивать вредной газировкой, это аксиома!

Когда, спустя недолгое время, я сидела за огромным круглым столом в обеденной зоне - назвать столовой помещение, отделённое от кухни и гостиной лишь напольным покрытием с другим рисунком, я не могла,- и лениво дожёвывала третий разогретый в микроволновке гамбургер - или как они там называются, начинки у всех были немного разные,- в гостиной появилось уже знакомое свечение. Кажется, мои размышления на тему, вернуться после завтрака в свою комнату и разбирать вещи или же пойти обследовать двор, уже не актуальны.

Из свечения выплыла коробка, судя по картинкам - с какой-то техникой, следом ещё одна, и ещё, аккуратно становясь в рядок. Последней выплыла большая плоская коробка - эту я опознала как плазменный телевизор, мы такой тоже недавно купили. А потом из портала вышел Ростислав с ещё одной коробкой в руках.

- Уже проснулась? - удивился маг, увидев меня, застывшую с недоеденной булкой в руке.- Я думал, что ты проспишь ещё часа два минимум, всё же истощение у тебя было очень серьёзным.

После чего все коробки вновь поднялись и уплыли в ещё не потухший портал.

- А куда они? - не удержалась от вопроса, потом вспомнила, что я воспитанная девочка.- Доброе утро.

- Доброе,- кивнул маг.- Я отправил их в твою комнату, для которой они и предназначены, просто разбудить тебя опасался, но раз уж ты всё равно встала...

- А что там?

- Доедай, и пойдём, посмотрим,- мужчина улыбнулся моему любопытству, а я быстрее заработала челюстями, прихлёбывая колу, которая, хотя действительно выдохлась, но всё равно была очень вкусной от одного осознания того, насколько она вредная.

Вот почему всё полезное - всегда безвкусное? У Вселенной какое-то извращённое чувство юмора, других объяснений подобному феномену я не нашла.

За несколько секунд разделавшись с остатками завтрака, поскольку маг стоял и ждал, я выкинула упаковки в мусорное ведро - отыскала его, исследуя кухонные шкафчики, пока гамбургеры грелись,- и, повинуясь жесту мага, шагнула в портал, выйдя в своей спальне.

Интересно, а он это ради меня или в принципе ногами не ходит? Портал, конечно, вещь удобная, но, наверное, ужас сколько энергии сжирает, а он открывает его, словно дверь. Наверное, Ростислав, с его девятым уровнем, очень сильный маг.

Взмах рукой - и на стене, напротив кровати, уже висит плазма, а на столе лежит ноутбук. Пульт, зарядка, книжечки с инструкциями разместились рядом, а упаковки от них бесследно исчезли. Остальные коробки устроились в уголке, улетев с дороги.

- Компьютер нет смысла устанавливать, пока для него не будет подходящего стола. Поэтому, пока пользуйся ноутбуком.

Пока Ростислав говорил это, а я тыкала пальцем в бок плазмы, убеждаясь, что прикреплена она крепко и падать не собирается, ноутбук открылся, включился, быстро загрузился и открыл окно браузера. Я заметила, что его кнопки словно бы нажимает кто-то невидимый, при том, что сам маг стоит в паре метров от стола. А что, так тоже можно? Раньше мне и в голову не приходило, что телекинезом можно не только предметы двигать, но и кнопки нажимать. Нужно будет попробовать, когда мне разрешат пользоваться магией, и я освоюсь с новым уровнем, а то мало ли. Захочу пробел нажать, в итоге раздавлю клавиатуру.

- Я подключил вай-фай, скайп уже установлен, можешь общаться со своими близкими сколько угодно. Интернет безлимитный, подключай свои гаджеты и пользуйся.

- Спасибо,- только и смогла выдавить. Он купил для меня ноутбук только потому, что несколько дней нельзя будет компьютером пользоваться? - Но не стоило ради нескольких дней, у меня планшет есть, я бы обошлась.

- Мне не нужно, чтобы ты «обошлась», мне нужно, чтобы ты не испытывала неудобств. С ноутбуком ты сможешь выходить на веранду, например, или в сад, к тому же, для учёбы он тебе тоже пригодится - лекции записывать. Это не ради нескольких дней, вещь полезная.

- Спасибо.- А что я ещё могла сказать?

В это время на экране открылся какой-то сайт, похоже, по продаже, с каталогом мебели.

- По магазинам тебе пока ходить не стоит, но выбирать тебе стол сам я не стал, всё же, тебе им пользоваться. Поэтому, выбери его сама, и если нужно ещё что-то из мебели - тоже. Потом - одежду, обувь, косметику, что там ещё? В общем, выбирай. Думаю, с меню разберёшься, там всё просто. Закинь выбранное в корзину, а я завтра всё привезу.

- А ковёр другой можно? Этот какой-то... облезлый. Выглядит облезлым.

- Облезлый... хммм... действительно. Нужно будет при случае сообщить об этом дизайнеру, а то он считает, что создал мне здесь мировой шедевр, не меньше. Самому некогда было дом обставлять, вот и доверился профессионалу. Меня всё устроило, но сейчас я с тобой, пожалуй, соглашусь. Выбирай любой ковёр, какой захочешь. Ну и обои там, мебель. Всё, что выберешь, тебе здесь жить.

- Мне всё остальное нравится.

- Вот и славно. Приступай, а я пока поработаю. Мой кабинет на первом этаже, приходи, когда закончишь.

- А в какую сумму я должна уложиться?

- У тебя безлимит.

- Так не бывает!

- Вика, в этом каталоге нет мебели из эбенового дерева, инкрустированной золотом и бриллиантами. Добротная, качественная, но не более. Равно как и остальные вещи. Поэтому на цены не смотри, выбирай то, что тебе понравится.

С этими словами маг шагнул в портал и исчез, к чему я уже начала привыкать. Если ему некуда девать энергию и... деньги, то почему я должна возражать? В конце концов, дома у меня был хороший, довольно новый и удобный стол, если бы маг его забрал, не пришлось бы тратиться на новый для меня. А если бы и меня саму не забирал - было бы ещё лучше. Ладно, что теперь страдать, нужно жить дальше.

Выбрала стол, максимально похожий на тот, что был у меня дома, с таким же количеством и расположением ящиков -проще будет привыкнуть. И стул к нему, потому что этот пуфик со спинкой был абсолютно неудобным. Потом нашла ковёр, однотонный, идеально подходящий в тон к шторам.

Заглянула в другие разделы - уж не знаю, что это за каталог, название мне было незнакомо, но в нём, похоже, было ВСЁ! Выбрала пену для ванны - раз уж она досталась мне в личное пользование, нужно пользоваться на полную катушку. И кое-что из канцелярки, а то даже записку, если понадобится, не напишешь - и не на чем, и нечем.

Быстро разделавшись с покупками, я отправилась искать своего опекуна. Ну, «искать» - громко сказано, поскольку я точно знала, где он. Та дверь, что возле лестницы, была открыта, словно приглашаю заходить без стука. Ростислав сидел за большим столом, расположенном боком ко входу, перед тремя мониторами сразу. Подойдя чуть ближе, заметила на столе три клавиатуры, кнопки средней он нажимал пальцами, две другие - телекинезом.

Зазвонил телефон, лежащий рядом, маг ответил, при этом уже три клавиатуры управлялись без рук. Интересно, как долго он такому учился?

- Да, отсылайте,- ответил он собеседнику, молча выслушав недолгий доклад, после чего выключил телефон и вопросительно на меня взглянул.

- Я уже всё,- доложила, надеясь, что ни от чего важного не отвлекаю. Но он сам сказал прийти и дверь не закрыл.

- Присаживайся,- кивнул на кресло, стоящее у стены, которое на моих глазах пододвинулось к столу. Я села на краешек и с любопытством взглянула на стол мага.

Все три клавиатуры замерли, потом зашевелилась та, что ближе ко мне. Ростислав взглянул на соответствующий ей монитор и удивлённо поднял брови.

- И это всё? Стол, стул, ковёр, пена для ванны и... ручки и тетради? А где одежда?

- У меня всё есть,- я пожала плечами. Может, моя одежда не такая дорогая и модная, как в этом каталоге, зато своя, привычная и удобная, можно сказать - родная.

- Хочешь сказать, что в той сумке - весь твой гардероб?

- Не весь. Но за верхней одеждой и зимней обувью можно будет заглянуть к нам домой попозже. Это намного проще, чем новое покупать.

Мужчина вздохнул, потёр переносицу.

- Ладно, не буду настаивать. Чуть позже, когда ты освоишься, вернёмся к этому вопросу снова. Но ты уверена, что больше тебе совсем ничего не нужно? Могла ведь что-то забыть. Я ведь понимаю, что собиралась ты в спешке.

- Да ничего, вроде,- я задумалась. Собиралась-то и правда бегом, ни единой ручки не прихватила, медвежонка чуть не забыла, из ванной ничего взять не догадалась, хорошо, что здесь всё есть. Разве что...

- А можно ещё фен?

Я редко им пользовалась, вымыв голову, просто давала волосам высохнуть самим. Но здесь, наверное, не принято ходить по дому с мокрыми волосами?

- Фен? - маг искренне удивился.- У тебя же дар воды, зачем тебе фен?

- А я что, и волосы сушить могу? - это мне в голову не приходило. Кроме полива растений и дождя время от времени - что тоже, по сути, полив,- я разве что могла кого-то из братьев облить, если вредничали. На большее как-то фантазии не хватило.

- Конечно. Раз ты управляешь водой, то можешь не только что-то намочить, но и высушить. Ты не знала?

- Нет.

- Впрочем, откуда? Думаю, ты и о четверти своих возможностей не догадываешься. Вот для чего, кроме прочего, нужна школа магии - помочь освоить любой свой дар в полном объёме.

- Кроме прочего? А для чего ещё? - стало любопытно. Нет, я не расстраивалась, что не оказалась там. Если выбирать между жизнью в семье и пусть даже очень полезной школой, я предпочла бы семью. А со своими возможностями я ещё разберусь, у меня, как оказалось, сотни лет для этого.

- Кроме раскрытия способностей, детей учат эти способности контролировать. Тебе на самом деле очень повезло, что твоим первым даром были растения. А представь пятилетнюю малышку, у которой первым проснулся бы огонь? Или способность бить током? Или целительство.

- А оно-то чем может навредить?

- Целительство - это всегда вмешательство в тело человека. И если делать это без должных знаний, можно сильно навредить, вплоть до летального исхода. Всё равно не очень понятно, да? - Я помотала головой.- Как бы тебе объяснить попроще и понагляднее, без сложных медицинских терминов...- Маг нахмурился, потёр переносицу. Я надеялась, что он придумает, и, судя по тому, как разгладился его нахмуренный лоб, у него получилось.- Вот представь: ребёнок хочет залечить небольшой порез на пальце. Себе или кому-то ещё - не суть. Первым делом нужно остановить кровотечение, а для этого -чтобы кровь на этом самом порезе свернулась, дальше уже сращивание тканей, но остановимся на свёртывании. Представь, что ребёнок вложил в своё желание чуть-чуть больше силы, чем требуется. Что произойдёт?

- Порез заживёт быстрее?

- Как вариант. А может случиться так, что кровь свернётся не только на порезе, но и во всём пальце. Или руке. Или во всём теле. И если два первых случая грозят как минимум ампутацией - если рядом не окажется взрослого целителя, способного быстро всё исправить,- то последний - мгновенная смерть.

- Жуть! - содрогнулась, представив что-то подобное.

Какое счастье, что первым моим даром были растения. Иногда я вкладывала в управление ими чуть больше силы, чем нужно, но самыми страшными последствиями этого были то метровый кабачок, который был слишком жёстким, чтобы его использовать, то яблоко, успевшее за секунду перезреть и сгнить. Обидно, да, но уж точно не смертельно, да и особого ущерба это не наносило. На таких ошибках я и училась контролировать силу своего дара - или просьб, как я это тогда называла.

А если бы первым у меня появился огонь? Страшно даже представить, что бы я могла натворить по глупости и неумению!

- Вот почему девочек забирают при первом проблеске дара - когда их возможностей ещё недостаточно, чтобы натворить что-то серьёзное, ведь сила растёт постепенно. Скачки, вроде твоего, большая редкость, и, как правило, происходят у взрослых магов, которые осознают, что с ними происходит, и могут это контролировать. У детей такое - ещё большая редкость, но дети всегда под присмотром тех, кто способен им помочь и нивелировать опасные последствия.

- Да уж...- всё, что смогла сказать, видя перед собой картины пожаров, разрушений, наводнений, устроенных детьми, которых не научили справляться со своими возможностями. Собственно, на эту тему книги писались, фильмы снимались, взять хоть ту же «Кэрри». Про то, как девочку, владеющую телекинезом, очень сильно обидели, и она, в состоянии аффекта, поубивала кучу народа. Бррр...

А я ведь тоже порой мстила братьям, используя свои способности. В целом мы жили дружно, специально меня не обижали, но порой для обиды достаточно просто не взять «малявку» в какую-то свою «взрослую» игру. А потом обидчики получали стакан воды за шиворот, садились на внезапно ставшее мокрым кресло или ловили удирающую от них по столу ложку. Но чего-то более серьёзного я никогда не делала, понимала, что одно дело - доставить мелкое неудобство или подшутить, и совсем другое - причинить настоящий вред. А если бы меня травили, как ту же Кэрри - я ведь тоже много чего могла натворить.

Почему-то никогда ни о чём подобном не задумывалась. А сейчас вдруг осознала, что все дети разные, и их семьи и окружение - тоже. И вдруг поняла, что уже не так сильно осуждаю магов, которые забирали девочек из их семей. Разлуку с матерями это всё не оправдывало, но вот сам факт помещения их в магическую школу я всё же признала необходимой мерой.

Необученные маги могут быть опасны. Необученные и не умеющие себя контролировать - вдвойне.

- Вот почему рядом с детьми всегда находятся те, кто может помочь, наставить, исправить, а порой и временно заблокировать дар, если он вышел из-под контроля. Ученики школы магии в первые годы после пробуждения дара могут тренироваться только в специально отведённых местах и только под присмотром педагогов или же тех, кто способен полностью контролировать их дар. И лишь начиная лет с десяти-двенадцати, зависит от опасности дара, им разрешено пользоваться им самостоятельно, скажем так, «в быту», а не только на полигоне и под присмотром.

- И после этого их уже можно не обучать? Если они уже могут пользоваться даром сами?

- Сколько у тебя способностей, Вика? - вопросом на вопрос ответил маг.

- Четыре,- ответила, хотя он и так знал.

- К моменту выпуска из школы, у учеников обычно просыпается от двух до пяти способностей, в среднем - три. Если бы был лишь один дар - то, спустя несколько лет, учить, собственно, было бы уже нечему. Но появляется новая способность, часто лежащая совершенно в другой области, и приходится осваивать её с нуля.

- А сколько даров у вас? - Двадцать три.

- Ого!

- У твоего отца было сорок восемь.

- Ничего себе! Но он был старше, может, вы его даже перегоните.

Я говорила это, а сама пыталась представить, сколько способностей может появиться у меня? Получалось, что много. Но мне бы порталы освоить, остальное не так и важно. То есть, я не представляю, какую бы ещё хотела способность, я вообще мало знала, какие из них существуют в реальности, а какие - выдумка фантастов. Например, ясновидение оказалось сказкой, а в фэнтези тех ясновидящих - пруд пруди.

Целительство? Вещь полезная, но, оказывается, там учиться нужно много, само по себе, как с водой, не получится. А я ведь собиралась на агронома учиться, это мне ближе.

Стоп, что загадывать заранее? Проснётся такая способность - буду ей учиться, нет - значит, нет.

- Вполне возможно,- согласился Ростислав.- У тебя есть ещё вопросы? - поинтересовался он спустя некоторое время, потому что я молчала, обдумывая, как, оказывается, всё может быть сложно. Мне, похоже, повезло получить первыми самые «безопасные и лёгкие» способности. А что будет дальше?

- Пока вопросов вроде нет, но уверена - они обязательно ещё появятся,- отодвинув не самые приятные мысли, ответила я.

Действительно, огонь у меня только-только проснулся, значит несколько лет до появления следующего дара есть. Этот бы освоить.

- Чем бы ты хотела сейчас заняться?

- Не знаю...- я даже растерялась. Дома я всегда знала, чем займусь, в крайнем случае, если никаких особых дел нет, можно почитать или посидеть в интернете. Но здесь это казалось бездарной тратой времени.- Когда мне можно будет пользоваться магией?

- Не сегодня и, скорее всего - не завтра. А дальше - посмотрим на твоё самочувствие.

- Я себя отлично чувствую.

- Физически - да. Магическое истощение так быстро не проходит.

- А когда пройдёт - можно, я займусь вашими растениями? Я бы кое-что подправила, так, чуть-чуть совсем.

- Можно. Делай всё, что захочешь, мои растения в твоём полном распоряжении. Участок тоже оформлял дизайнер, я лишь поддерживаю то, что есть, поливая и время от времени уничтожая сорняки.

- А на улицу мне можно? В смысле - за территорию участка? Или я пока опасна?

- Когда я рядом - нет, не опасна. И если хочешь, могу прямо сейчас показать тебе наш посёлок. Познакомлю с обитателями, с теми, кто сейчас не на работе.

- Хочу!

- Тогда иди, переобуйся и возвращайся.

Наверх я взлетела ракетой, теряя сланцы, кеды натянула, словно пожарный по тревоге, ссыпалась с лестницы и вбежала в кабинет, готовая идти и знакомиться со своим новым местом обитания. И с другими магами - это было безумно интересно. Глядя на меня, запыхавшуюся, Ростислав лишь головой покачал. Потом указал рукой на возникший рядом портал.

- Пойдём, для начала я покажу тебе кое-что важное.

И я смело шагнула в портал первой, с удивлением понимая, что полностью доверяю магу. Что же там может быть такое важное?

Глава 9

Тайный поселок

День второй. Понедельник

Выйдя из портала, я огляделась. Прямо передо мной был лес, причём, такой... настоящий - неухоженный, с абы как растущим подлеском и сушняком. Ничего общего с прилизанными городскими лесопарками - я их, конечно, только по телевизору видела, но разницу заметила. Потому что справа и слева от меня именно такой «лесопарк» и был. Никакого подлеска, никаких коряг и упавших деревьев, можно с удобствами гулять и не заблудиться. А в тот лес, что передо мной, я бы одна ни за что не сунулась.

Я, точнее - мы, потому что Ростислав вышел из портала позади меня, но молчал, давая мне осмотреться,- стояли на тропинке. Обычная, лишь слегка различимая среди травы и опавших листьев лесная тропинка, по ней явно мало ходили, но увидеть её было можно. Она пересекала ту невидимую черту, отделяющую «дремучий лес» от «лесопарка» и, петляя между кустов, скрывалась из виду метров через десять.

Хотя... черта вовсе не была невидимой. Присмотревшись, я вдруг заметила едва различимые радужные разводы, словно на мыльном пузыре. Или на портале, но гораздо бледнее.

- Что это? - спросила, указывая на радужные пятна.

- Граница нашего посёлка. Защитная энергетическая стена. Она окружает всю территорию поселения.

- То есть, выйти отсюда я не смогу...- наверное, моё обещание быть паинькой не особо впечатлило мага, и он решил показать, что мне в любом случае не сбежать. Зачем? Куда я денусь, если судьба моих близких в его руках?

- Можешь попробовать,- услышав подобное предложение, оглянулась на мага, не зная, как реагировать.

Мне предлагают убедиться самой, что выйти не смогу? А что случится, если попытаюсь? Меня ударит током? Но если разряд сильный - это опасно, если слабый - он никого не удержит. Да и не показался мне маг настолько жестоким, чтобы сунуть меня туда, где мне будет причинён вред, пусть даже и в воспитательных целях.

Может это просто какой-то непреодолимый барьер? Который, как резиновая стена, отшвырнёт меня обратно? Или не отшвырнёт, просто не пропустит. Я такое не раз в кино видела. Скорее всего, так и есть, это безвредно, но действенно.

Стало любопытно. Подошла ближе и осторожно ткнула пальцем в «мыльный пузырь» - если там всё же что-то вроде электричество, не стоит сразу всем телом наваливаться, верно?

Палец спокойно прошёл через «пузырь», при этом я абсолютно ничего не почувствовала. Совсем ничего! Воздух и всё. Сунула всю руку, потом, решившись, всё же шагнула. Ничего. Словно я просто перешагнула разметку на дороге. Теперь я стояла в лесу, а не в парке, но это была вся разница.

Развернувшись, снова прошла сквозь «пузырь». С тем же результатом.

- Я ничего не почувствовала,- пожала плечами.

- И не должна. Ты маг, а стена охраняет от тех, кто магии лишён.

- А как? - проснулось любопытство. Я чувствовала себя героиней фэнтези, попаданкой - вокруг столько всего, что мне неизвестно, непонятно, но сказочно и очень интересно.- Человека ударит током или отбросит резиновой стеной? Или вообще... как это... аннигилирует? - вспомнила слово из космической фантастики.

- Какая ты кровожадная,- усмехнулся Ростислав.- Нет, тот, кто лишён магии, просто не сможет подойти к этой стене ближе, чем на метр. Развернётся и уйдёт.

- Отвод глаз?

- Что-то вроде. Причём, действует на любые живые организмы. Поэтому у нас здесь нет комаров и других вредителей - их изгнали один раз и навсегда. Малыши, в которых не проснулась магия, не смогут выйти с территории посёлка, люди, которые случайно забредут в этот лес, пройдут мимо. Мы не отгораживаемся стенами, то, что ты видишь - гораздо эффективнее. Кстати, и увидеть защиту могут только маги, начиная от второго уровня и выше.

- Круто! - подумала, что было бы здорово такое же над нашей фермой установить. И никаких комаров! И колорадских жуков тоже. В последние годы я приказывала картофельной ботве стать для них ядовитой, но стоило посадить картошку снова, и эти гады опять прилетали от соседей - свято место пусто не бывает. Эх, как же теперь-то с ними без меня справляться будут? Опять травить - а это время, химикаты, бензин... Порталы, ау! Станьте моим даром - и больше мне ничего не нужно. Я даже огонь согласна назад отдать - не жалко!

Я ещё раз огляделась. Впереди уже метров через десять ничего увидеть было нельзя, сзади же, благодаря отсутствию подлеска, видно было гораздо дальше. И тропинка уже не петляла, а шла ровно, насколько я смогла разглядеть - немаленькая фигура мага загораживала порядочно пространства.

- А куда ведёт эта тропинка?

- В наш посёлок,- мужчина шагнул в сторону, позволяя увидеть вдали кусочки крыш. Тропинка была ровной, пустое пространство над ней - тоже, видно далеко.

- А эта? - я махнула рукой в сторону леса. Да, я понимала, что это одна и та же тропинка, но уж слишком отличались эти две её части.

- Если пройти около двух километров, будет шоссе. Ещё полтора влево - остановка пригородного автобуса, он ходит в сторону Москвы трижды в день - в восемь, полвторого и шесть вечера,- подробно, ничего не скрывая, ответил Ростислав. А смысл скрывать? Куда я денусь-то?

- А из самого посёлка какой-нибудь транспорт ходит? - мне было просто любопытно, я уже смирилась с тем, что остаюсь здесь надолго и попыток сбежать устраивать не буду.

Это не портал, только до нашего областного центра от Москвы больше полусуток ехать поездом, а от него до Лисьих гор -ещё два часа, и до фермы как-то добираться, и по городу тоже время нужно - была я там не раз, знаю. А по Москве, наверное, ещё дольше. Да и вообще - у меня просто-напросто нет денег на билеты.

В общем - побег не вариант. Совсем.

Потому что этим я подставлю своих близких.

А вот портал - совсем другое дело. Можно закрыться в ванной, вроде как купаюсь, и удрать домой хоть на часок. Когда дорога занимает долю секунды - это вообще не проблема. И никто даже не узнает.

- Нет, из посёлка можно выйти только здесь. И порталами.

- Почему? - мне казалось, что «посёлок» - это всё же достаточно крупный населённый пункт, должен быть хоть какой-то транспорт.

- Потому что нам это не нужно. И мы хотим уединения.

- Вы прячетесь?

- Нет,- усмехнулся Ростислав.- Просто хотим уединения. Нас слишком мало, и мы привлекаем слишком много внимания. А здесь на нас уж точно никто не станет пялиться, тыкать пальцем и тайком снимать на телефон.

- Как звёзд кино или певцов?

- Примерно. И, в отличие от них, мы даже инкогнито сохранить не можем,- он показал на свой идентификатор.- Кстати, чуть не забыл!

Маг достал из кармана брюк маленькую плоскую коробочку и вынул из неё кулон, точь-в-точь как у него, только раза в три меньше. И правда - «женский» вариант. И если кулон мага, несмотря на изящные линии оправы, смотрелся чем-то средневековым, едва ли не варварским именно из-за размера, то этот выглядел вполне современным украшением. Ростислав застегнул цепочку, и камень, снова порадовав меня красивыми радужными переливами, стал голубым.

Когда останусь в своей комнате одна, обязательно с ним поиграюсь!

- Пойдём, я покажу тебе посёлок,- и маг зашагал в сторону от «мыльного пузыря». Перестав разглядывать идентификатор, я пошла следом.- Сейчас народа совсем мало, в основном женщины с детьми, большинство мужчин на работе. А вот когда начнутся каникулы, здесь станет многолюдно. Надеюсь, ты найдёшь себе здесь подруг.

- А разве каникулы ещё не начались? Конец июня же! - удивилась я.

- В школе магии занятия заканчиваются в середине июля, в основном потому, что мало кто из отцов может забрать детей на всё лето.

- Ох, бедняги! - Терять половину летних каникул - это ужасно.

- Летом проходят лишь занятия по освоению магии и обучению контроля над ней. Общеобразовательные предметы заканчиваются в конце мая. Собственно, при желании, учеников младших классов уже тогда можно забирать домой, их уровни невелики, отцы вполне способны их контролировать. Но, как я уже сказал, не все могут себе позволить взять отпуск на три месяца.

- А вы взяли его из-за меня раньше времени. Значит, можете и своих дочерей забрать?

- Пока нет. У Людмилы ещё занятия не окончились, а Ольга без неё не поедет - малышка очень привязана к сестре, да и я не особо знаю, как справляться с шестилетней девочкой.

- Но у вас же была старшая,- напомнила я, решив пока не выказывать своё удивление от того, что он зовёт своих дочерей полным именем. Может, это только за глаза?

- Людмила стала приезжать сюда на каникулы, когда ей исполнилось двенадцать, и она уже могла сама о себе позаботиться. Дело в том, что это мой первый отпуск за последние восемнадцать лет, с тех пор, как я принял дела у твоего отца.

- А до двенадцати? - нахмурилась я. Мало того, что от матери забрали, так ещё и отец не особо заботится.

- Я навещал её в школе по выходным. Как и остальные отцы или братья.

- Бедные ваши дети. Мне очень повезло, что меня подменили.

- Вика, во-первых, не «ваши», а «наши» дети, привыкай к тому, что ты - часть нашего сообщества.

- Звучит так, словно у нас с вами есть общие дети,- ответила я и захихикала над абсурдностью подобной возможности.

- Ты поняла, что я имел в виду,- лицо мага даже не дрогнуло. Если бы сама однажды не видела, решила бы, что улыбаться он просто не умеет - Во-вторых - это вынужденная и временная мера. Уже сейчас у нас рождаются дети, имеющие обоих родителей-магов, и поверь, пойдя в школу, они будут проводить дома все каникулы и все выходные. Просто потому, что за ними будет кому присматривать в семье. Так было на Терре, так будет здесь, но позже. А сейчас у нас, скажем, переходный период, потому-то всё не совсем так, как обычно.

- Какая разница, что будет потом - я попала именно в переходный период.

- С тобой всё было бы иначе. Если бы Кирилл женился на Галине, ты росла бы в полной семье, как все наши будущие дети. И да, я понимаю, как это звучит, не обязательно каждый раз хихикать. Мысли масштабней.

- Постараюсь,- послушно кивнула, давя усмешку. И всё равно осталась при своём мнении - мне повезло гораздо больше, чем всем остальным девочками «второго поколения».

За разговором мы вышли из «лесопарка» и оказались на окраине посёлка. Здесь уже начиналась нормальная, асфальтированная дорога, дома от деревьев отделяла широкая полоса цветущего луга. Просторные участки окружали декоративные кованые заборы, но я не увидела на калитках - а были лишь калитки, не ворота,- никаких замков или запоров, просто щеколды, чтобы не распахивались.

- А где ворота? А замки?

- Зачем? - удивился маг.- Машин у нас здесь нет, что-то объёмное, вроде мебели, заносят через порталы. И замки не нужны - чужих здесь не бывает.

- Так странно... Не думала, что в наше время можно жить вообще без замков.

- У нас есть один большой «замок» на весь посёлок, ты его видела. Этого достаточно.

Я заметила, что через каждые три участка от улицы отходили переулочки, деля коттеджи на островки. Слева, сквозь эти переулки, был виден луг, а за ним лес, справа - другая улица. Та, по которой мы шли, была совсем пустынной, во дворах тоже никого не было. Так странно. Все по домам сидят, что ли?

- А где все люди? Ну, то есть маги?

- Я же говорил - сейчас в посёлке почти никого нет К тому же, время предобеденной прогулки, все собрались на детской площадке, туда-то мы и идём.

Идём, надо же! Я думала, Ростислав только порталами перемещается, а мы идём!

- А сколько в посёлке лю... народа живёт?

- Если честно - я и сам точно не знаю. Могу сказать только, что сейчас заняты шестьдесят три коттеджа из ста пятидесяти. Девять семей, двадцать семь отцов с детьми, остальные занимают либо холостяки, которые планируют вскоре жениться, либо просто те, кто хочет уединения. Но пока в школе не начались каникулы, большинство отцов и холостяков предпочитают свои городские квартиры.

- Вы же говорили про десятки тысяч!

- Большинство из нас живёт среди людей, чаще в больших городах. К тому же, это не единственный наш посёлок, таких ещё восемь, правда, там населения ещё меньше. Но со временем, когда всё больше магов будут заводить семьи, количество посёлков тоже увеличится, как и их население. Детей лучше растить в безопасности.

В этот момент мы прошли мимо здания, которое явно не было чьим-то жильём, скорее напоминало магазин. Но как-то странно заводить магазин для посёлка, в котором населения... не знаю уж, сколько, но явно очень мало.

К моему удивлению, это и правда оказался магазин. Совершенно пустой. Это обнаружилось, когда я, всё также следом за своим опекуном, зашла внутрь. Когда мы прошли сквозь автоматически раздвинувшиеся двери, в просторном зале зажёгся свет, позволив увидеть множество стеллажей и холодильников с продуктами и другими товарами. В глаза бросился огромный стеллаж с памперсами и прочими детскими вещами вроде салфеток и мазей, дальше я увидела упаковки туалетной бумаги -просто они были большими и тоже весьма заметными.

- Хочешь чего-нибудь? - поинтересовался Ростислав.

- Можно колу? - вспомнила, как пила сегодня выдохшуюся, и захотелось нормальной.

- Можно,- маг протянул руку, и спустя пару секунд в неё влетела баночка Пепси.- Вот, держи.

С этими словами мужчина вручил мне баночку - а я-то уже о большой бутылке размечталась,- и банковскую карту, которую достал из кармана. После чего подошёл к странной штуковине, стоящей недалеко от входа, я за ним.

- Поднеси банку сюда, штрихкодом в сторону панели,- маг указал на окошечко в этом странном агрегате, расположенное на высоте метра от пола.

Что-то пискнуло, и на расположенном немного выше табло зажглась красным тонкая полоска, а на экране высветилось название и цена колы.

- Теперь приложи карту вот этой блестящей штучкой вот сюда. Руку держи вот так,- Ростислав взял мою кисть и показал, как это нужно делать. Красная полоска стала зелёной, на табло, вместо прежней надписи появилось: «Спасибо за покупку». -Принцип поняла? - Я кивнула.- Можешь заходить сюда, если что-то понадобится.

- А где продавцы? - наконец решилась спросить.

- Зачем?

- Ну... а вдруг кто-то не заплатит?

- Ничего страшного не случится,- мужчина пожал плечами.- Только здесь такого не бывает. У нас достаточно денег, чтобы не пытаться сэкономить на чипсах или туалетной бумаге. К тому же, это для нашего же удобства, чтобы за каждой салфеткой в город порталом не мотаться. Такие карточки есть у всех обитателей посёлка, включая детей. Очень удобно. Ну что, пойдём знакомиться с местными жителями, или ты хочешь ещё что-нибудь купить?

- Знакомиться. Сюда я позже зайду, можно? - я протянула карточку магу, возвращая.

- Это твоя карточка,- он удивлённо взглянул на мою руку.

- Моя? - Вчиталась в выдавленные латинские буквы. «Соколова Виктория».- Соколова?

- Я же говорил, что у тебя будут новые документы.

- Но разве я не Ильина?

- Уже нет. Девочки-маги берут фамилию отцов. Привыкай. В вузе к тебе будут обращаться по фамилии.

- Постараюсь,- я вздохнула, но в принципе, со старой фамилией я уже попрощалась, а какой будет новая - не столь и важно. Соколова - нормальная фамилия, могло быть гораздо хуже.- Спасибо. А что, здесь тоже безлимит? - съехидничала, убирая карту в карман.

- Безлимит,- кивнул маг с совершенно серьёзным лицом.

-Так не бывает!

- Бывает. Ты же не самолёт собираешься покупать. Эта карточка только для вот этого магазина, вряд ли ты разоришь меня, даже если съешь здесь все сладости. Когда мы отправимся за покупками в город, получишь другую.

- Мне это нужно переварить,- пробормотала я, открывая колу и присасываясь к банке. Углекислый газ ударил в нос и слегка прочистил мозги.- Слишком много всего и сразу.

- Успокойся, Виктория,- на моё плечо легла большая рука.- Ты привыкнешь. Допивай и пойдём. С газировкой тебе лучше на детской площадке не появляться, мамы тебе за это спасибо не скажут.

- Вы же говорили, что карточки есть у всех детей, значит, они и сами могут купить газировку.

- Но не трёхлетки же! Карточки есть у детей постарше, в них уже проснулась магия, и то, что вредно для обычных людей, для них уже безопасно. Но на площадке сейчас в основном малыши.

- Понятно,- переваривая очередную новую информацию, я быстро допила колу и выбросила банку в урну.- Я готова.

И даже знаю, куда мы пойдём. Потому что детские голоса с площадки я слышала даже отсюда.

Пройдя ещё немного по этой же улице, мы свернули в очередной переулок, вышли на соседнюю улицу, и я застыла в удивлении. Одного из «островков» из шести участков с коттеджами не было, всё это огромное пространство занимал детский городок.

Ближе к нам находилась площадка для самых маленьких - с песочницами, невысокими горками, лестницами, карусельками и качелями, с домиками и машинками, деревянными героями сказок и много чем ещё. Немного дальше было почти то же самое, но качели и горки выше, появлялись более сложные конструкции для лазания, лабиринты, батут, песочниц уже не было, зато были приспособления для ролевых игр вроде пиратского корабля или средневековой крепости. А ещё дальше была самая настоящая спортивная площадка с турниками, коробкой под каток, горками для скейта, баскетбольной площадкой, тренажёрами и чем-то ещё, я особо не разглядывала, поскольку больше меня заинтересовали люди, оккупировавшие первую, «малышовую» площадку.

Я увидела восемь девушек - пять расположились на скамейках, две играли с детьми на площадке, одна катала коляску по дорожке,- и двух мужчин - один раскачивал на качелях малыша лет двух, другой ловил скатывающегося с горки мальчика постарше. Насчитала семь колясок - четыре пустые, в трёх явно кто-то спал.

Сколько малышей от года до пяти возилось на площадке, сходу было не определить, но точно больше десяти. Ещё две девочки, на вид младшеклассницы, качались на качелях в соседней зоне, для детей постарше. К тому же, две девушки явно были беременны.

Да, маги весьма ответственно относились к проблеме возрождения своего вида.

Нас заметили не сразу - родители были сосредоточены на детях, дети, на своих играх. И лишь когда одна из девочек с качелей радостно закричала: «Дядя Слава!», на нас обернулись.

Я с приятным удивлением узнала в том из мужчин, что ловил мальчика на горке, Геннадия Владимировича. Поймав сына в очередной раз, он усадил его на плечи и с улыбкой направился к нам. Девушки смотрели с любопытством, но подходить не спешили.

- Семён, а где Лариса? Она в порядке? - поинтересовался Ростислав у другого отца. И правда, он же сказал, что жён здесь девять, одной не хватает

- В полном,- откликнулся Семён, продолжая аккуратно раскачивать сына.- Отсыпается. Малышка ночами танцует спать не даёт, а сейчас угомонилась, вот Лариса и решила прилечь.

- А моя спит по ночам, как и положено хорошей девочке,- сидевшая ближе к нам русоволосая девушка погладила свой огромный живот.- Надеюсь, когда родится, эта привычка у неё останется.

- Не факт,- усмехнулся Геннадий Владимирович, подходя к нам.- Вспомни, Виталька тоже, пока не родился, хорошо себя вёл, а потом дал нам жизни.

- Я дал жизни! - гордо подтвердил малыш на его плечах.

- Рад видеть тебя, Вика,- это светловолосый маг уже ко мне обратился.- Осваиваешься на новом месте?

- Осваиваюсь,- кивнула в ответ.- Здравствуйте.

- Выглядишь замечательно. Я рад, что вчерашнее происшествие не сильно сказалось на твоём самочувствии.

Мы с Ростиславом переглянулись и, не сговариваясь, решили никому не рассказывать, что ему пришлось второй раз меня энергией подпитывать, потому что я решила во что бы то ни стало малину собрать.

- Я смотрю, ты тоже взял отпуск? - мой опекун сменил тему.

- Да. Не хочу Машу одну сейчас оставлять, ей всё сложнее управляться с этим непоседой в её состоянии.

- Я - непоседа! - тут же похвалился Виталик, потом подёргал отца за уши.- Папа, на кательки!

- Ну, на качельки - значит, на качельки. Вика, это моя жена, Маша,- он указал на беременную девушку.- Маша, это Вика, о которой я тебе рассказывал. Поможешь ей освоиться?

- Конечно,- Маша улыбнулась мужу, а потом похлопала по скамейке рядом с собой.- Присаживайся. Добро пожаловать в наш «женский клуб».

- Пообщайся с девочками,- одобрительно кивнул Ростислав, а потом, вместе с Геннадием Владимировичем, отошёл к качелям. Я успела услышать: - Ты дела Даниилу передал? - как была окружена остальными девушками, с любопытством меня разглядывающими.

Мелькнула мысль - хорошо, что сесть не успела. Я бы чувствовала себя ещё более неловко, если бы они ещё и нависали надо мной. Мне и так стало не по себе, когда меня забросали вопросами:

- А ты кто такая?

- Почему мы тебя раньше не видели?

- Где ты была?

- А ты точно маг?

- На ней же идентификатор!

- Но она не училась с нами.

- Ты почему с нами не училась, если маг?

- Да она не маг! И идентификатор не настоящий!

- Она маг Её просто считали погибшей, а теперь нашли,- послышался голос Маши в этом бедламе. Я, совсем растерявшись, стояла столбом, не зная, кому отвечать и что говорить.

-Так не бывает!

- Всех находят!

- Что-то тут не чисто.

- И куэльд голубой! А она младше нас всех.

- Такого не бывает.

- У тебя что, подделка?

- Да она сама - подделка!

Они говорили все одновременно, все шестеро. Маша тоже молчала в растерянности, восьмая, та, что катала коляску, хоть и поглядывала в нашу сторону, к толпе присоединяться не стала, наоборот, отошла подальше, наверное, чтобы этот галдёж малыша не разбудил. Я заметила, что кулоны девушек красные, оранжевые или жёлтые - у Маши, кстати, был оранжевый, -ни одного голубого или хотя бы зелёного.

Да уж, я немного другого ждала. Чего-то вроде доброжелательности, с которой ко мне маги относились. Хотя... это для мужчин я, наверное, сокровище, а для девушек - новичок в их коллективе. Вспомнились фильмы про подростков - новичкам в классе всегда приходилось нелегко. Я подобного избежала, поскольку в школу вообще не ходила. И кто бы мог подумать, что нечто подобное случится со мной гораздо позже.

- Это не подделка! - последний вопрос задел меня за живое.- И я тоже. Просто меня чипировать не успели, вот и не нашли сразу.

-Так не бывает!

- Всех чипируют!

- Да ты нам голову морочишь!

-Докажи!

Я нашла взглядом Ростислава, но он о чём-то разговаривал с Геннадием Владимировичем и на меня не смотрел. Ладно, он сам меня бросил им на растерзание. Да, я обещала быть паинькой, но и сносить обвинение во лжи не стану.

- Я докажу. Только отойдите.

Девушки расступились, но я на всякий случай отошла на несколько метров, встав рядом с клумбой, на которой в два ряда располагались кусты пионов и георгинов - первые давно отцвели, вторые только бутоны набивать начали. Раскинула руки, ладонями вверх. Досчитала до трёх - и вот уже на одной моей руке танцует фонтанчик воды - сконденсировала из воздуха, -на второй - огонёк, небольшой, я ещё помнила, что натворила в полицейском участке, и сдерживала силу.

Пионы и георгины за моей спиной дружно зацвели, от каждого цветка отделился лепесток, и вокруг меня закружился лепестковый вихрь, летая то по спирали вокруг столбиков воды и пламени, то словно три хула-хупа вокруг меня, то выписывая восьмёрки у меня над головой.

А я стояла, словно фокусник на арене, с вызовом глядя на тех, кто мне не верил. Смотрите! Я тоже маг, я тоже могу делать чудеса, я не хуже вас только потому, что не училась в вашей дурацкой школе!

Общее выражение удивления на лицах девушек сменилось на разные. У кого-то - восхищение, у кого-то недоумение, но было и недовольство, а у одной - темноволосой, с каре, как у Белоснежки, и жёлтым кулоном,- откровенная злость. Почему?

- Виктория! Прекрати немедленно! - раздался хлёсткий приказ.

И я прекратила. Огонь и вода исчезли с моих ладоней, лепестки, которые уже никто не удерживал, осыпались на землю, а я плюхнулась на них сверху, потому что ноги вновь не держали. И лишь цветы, словно в насмешку, продолжали дружно цвести на клумбе за моей спиной.

«На мою могилку цветочки»,- тоскливо подумала я, наблюдая, как рассерженный Ростислав, стиснув челюсти и сверкая глазами, шагает ко мне.

Глава 10

Правитель

День второй. Понедельник

- Простите,- пискнула я, обращаясь к начищенным до блеска ботинкам. Вчерашние кроссовки были бы предпочтительней, они не выглядели так сурово, но выбора у меня не было.

- Ты что творишь? - прогремело над моей головой. Ну, мне показалось, что прогремело.

- Простите,- повторила я.- Но огонёк был совсем маленький. А от лепестков тем более никакого вреда быть не может. Дети были в безопасности.

- Они в любом случае были в безопасности, хотя бы потому, что здесь я, не говоря уже об их родителях. Я спрашиваю, почему ты, зная, что пользоваться магией нежелательно ещё минимум неделю, устраиваешь представление, тратя и так мизерный запас энергии? И в итоге валяешься у моих ног, вновь полностью обессиленная?

- Я не валяюсь, я сижу! - гордо выпрямившись, заявила магу прямо... в колени.

- Сидит она! - с тяжёлым вздохом ответили... явно не мне. Или всё же мне? Но почему-то в третьем лице.

Сильные руки подхватили меня подмышки, миг - и я сижу на скамейке, куда меня приглашала Маша. Я рискнула бросить на неё взгляд и увидела искреннее сочувствие в голубых глазах. Кажется, из них с Геннадием Владимировичем получилась идеальная пара - оба добрые, это сразу чувствуется.

К моим вискам прижались пальцы, и уже знакомо, едва ли не привычно, в меня полилась энергия.

- Знаешь, сокровище,- слово «сокровище» прозвучало с такой иронией, что мне захотелось съёжиться,- я с тобой поседею ещё до трёхсот лет. А ведь кто-то пообещал быть паинькой.

- Но я же не пытаюсь сбежать! - тут я за собой вины не чувствовала.- И пакости вам не устраиваю, как и обещала.

- Она права,- хмыкнул Геннадий Владимирович, снова подойдя к нам.- О запрете на демонстрацию способностей речи не было, я свидетель.

Ростислав присел на корточки и, мягко приподняв моё лицо, заглянул в глаза.

- Вика, зачем? Какая была великая необходимость?

- Я - не подделка!

- Та-ак...- маг выпрямился и повернулся к стайке девушек, которые отошли на пару шагов и перешёптывались, наблюдая за нами.- То есть того, что я лично привёл сюда Викторию, вам было недостаточно? Нужно было спровоцировать её на демонстрацию? Прямо здесь? Подвергнув опасности собственных детей?

Почти все девушки виновато потупились, слушая негромкие, но хлёсткие слова Ростислава. Но не «Белоснежка».

- Да какая опасность, она же слабачка. Куэльд голубой, а показала то, что и малыши могут,- кивок на девочек, которые уже не раскачивались на качелях, а с любопытством наблюдали за происходящим.- И свалилась. Да ей скорее белый цвет подходит, но никак не голубой.

И она погладила свой жёлтый, слегка отливающий салатовым кулон, явно не испытывая перед моим опекуном того же, что остальные. Это был не то чтобы страх, но... наверное, так себя чувствует провинившийся ученик в кабинете директора. И другие девушки это чувствовали, об этом говорили их склонённые головы и чувство неловкости и вины, мелькающее на лицах. А вот «Белоснежка» была уверена, что абсолютно права. И не только в своих словах, но и в самой возможности возражать Ростиславу.

- Полина, у тебя телефон с собой? - внезапно сменил тему маг. Мы с «Белоснежкой» с одинаковым удивлением на него посмотрели, она кивнула и вытащила мобильник из кармана.- Погугли: «Падение колеса обозрения в посёлке Лисьи горы, День молодёжи».

Я заметила, как в телефоны уткнулись и все остальные, кроме Маши и ещё одной девушки, кинувшейся к песочнице, чтобы помешать своему ребёнку сыпать песок себе на голову. Даже та, что держалась в сторонке, ловко набирала текст одной рукой, не прекращая покачивать коляску.

- И что? Колесо стало падать, но маги успели спасти людей. Что я должна была здесь увидеть?

- Как ты думаешь, кто именно удерживал то колесо, пока не появилась подмога? И откуда взялись маги в том посёлке с населением в семь тысяч человек?

- Мы с Даниилом пришли, зафиксировав внезапный выброс энергии минимум пятого уровня,- все обернулись на вступившего в разговор Геннадия Владимировича.- Эта девочка удерживала колесо, давая время людям спастись и вытащить детей с карусели, на которую оно падало.

- В одиночку удерживала,- это снова «мой» маг.- Вика спасла десятки жизней, выложилась по полной, у неё сильнейшее энергетическое истощение. А вы вынудили её доказывать то, что доказывать она не обязана.

- Мы не знали,- донеслось от группки девушек.

- Просто от неожиданности.

- Она взялась словно из ниоткуда.

- И с нами не училась.

- Мы просто удивились сильно.

- Ни у кого из нас нет шестого уровня.

- И даже пятого!

- Даже у Полины, а она самая сильная.

- Мы не хотели.

- Не подумали.

- Она младше нас выглядит - и шестой!

- Это Полина про подделку сказала, не я!

После этой фразы «Белоснежка», продолжавшая непримиримо смотреть на Ростислава, злобно оглянулась на девушек, и те затихли. Такое чувство, словно у них коллективный разум какой-то. Странные они все. Ну, кроме Маши. И, наверное, Полины. Она хотя и злится на меня почему-то, но хотя бы свою голову имеет, своё мнение, а эти... их же не различишь!

Лица, причёски, цвет глаз и волос, одежда - всё разное, правда, ни на ком я юбок не заметила, наверное, в брюках с малышами гулять удобнее - но это единственная общая черта. А чувство такое - словно близнецы собрались. Ладно, неважно, эти хотя бы не агрессивные. Понять бы, с чего Полина на меня взъелась? Или это что-то вроде закона сохранения энергии? Если толпа нейтральна, кто-то, как Маша, дружелюбен, то кто-то другой просто обязан испытывать неприязнь?

Вот когда я пожалела о своём домашнем обучении. Вливаться в новый коллектив я не умела абсолютно.

- Итак, говорю один раз для всех,- Ростислав обвёл взглядом присутствующих, дольше всего задержав его на «Белоснежке».- Это - Виктория Соколова, дочь Кирилла.

Это произвело на окружающих впечатление. Похоже, это имя им было хорошо знакомо. Странно, они же все были совсем малышками, когда он умер. Наверное, он тоже занимал какое-то высокое положение в обществе магов. Или у них девятый уровень такая редкость, что его обладателей и после смерти помнят? Легенды складывают и детям рассказывают?

- По стечению обстоятельств, её считали погибшей в младенчестве,- продолжил мой опекун,- Но произошла подмена, и вместо неё погибла другая девочка, а Виктория выросла в её семье. Чипировать её просто не успели и обнаружили лишь после вчерашнего происшествия.

- А она точно дочь Кирилла Соколова? - с лёгким придыханием спросила одна из девушек. Наверное, так же я отреагировала бы, скажи мне кто, что передо мной дочь Юрия Гагарина или Ильи Муромца. Похоже, мой отец и правда был легендой.

- Анализ ДНК не врёт.

- Неудивительно, что у неё шестой,- пробормотала другая себе под нос.

- Ещё вчера у Вики был третий,- пояснил Ростислав.- Но на том колесе были члены её семьи. Точнее, те, кого она считала семьёй.

- Я и сейчас так считаю!

- Да, я знаю, просто объясняю остальным. Итак, теперь Виктория - член нашего сообщества. Да, она не училась вместе с вами, но это не значит, что она в чём-то хуже вас и не заслуживает уважения. Заслуживает. Я надеюсь, вы всё это обдумаете и примете Вику в свой коллектив как равную. Надеюсь, меня все услышали? - последнюю фразу маг произнёс с особым нажимом.

- Да, правитель. Хорошо, правитель,- нестройно откликнулись закивавшие девушки. Даже та, что с коляской, кивнула.

- А где она будет жить? - поинтересовалась Полина.

- У меня.

- Почему? У неё же братья есть.

- Потому что я обещал Кириллу Соколову позаботиться о его дочери. И на этом всё. Остальные вопросы к Геннадию Владимировичу, он тоже в курсе. А мы продолжим нашу прогулку.

- Вот спасибо, удружил,- донеслось от светловолосого мага, который только-только вновь отошёл с сыном к качелям.

- Приходите вечером к нам на ужин,- пригласила Маша с улыбкой.

- Обязательно,- кивнул Ростислав, потом протянул мне руку.- Тебя понести, или сама?

- Сама! - ещё не хватало позориться перед остальными, снова демонстрируя свою слабость. Но за протянутую руку на всякий случай взялась. Встала - вроде нормально всё, не шатает. Вспомнила про вежливость, чуть склонила голову: - Всем всего доброго. До встречи,- это уже лично Маше.

Было бы здорово пообщаться с ней, расспросить обо всём, но не при всех. Может, потом у меня и получится «влиться в коллектив», но пока что-то не хочется. Одной подруги, думаю, будет вполне достаточно на первое время. Знакомство с теми, кто «такие же, как и я» меня несколько разочаровало. Я себе это немного иначе представляла. Наивная...

И мы пошли дальше по улице, провожаемые взглядами - я их просто спиной чувствовала, но не оборачивалась, шагала, уцепившись за руку Ростислава. Особой слабости я не чувствовала, но вдруг накатит, а показывать этого я никому не хотела. И радовалась поддержке.

Миновав пару участков, поняла, что нас уже не видно, аккуратно вытянула ладонь из руки Ростислава. Хотя и не особо хотелось - его большая тёплая ладонь дарила мне чувство уверенности и надёжности. Но я же не ребёнок, чтобы меня за ручку водить, хотя в его глазах, наверное, таковой и являюсь.

- Уверена? - маг приподнял бровь, но руку мою сразу же отпустил.

- Я в порядке,- гордо выпрямилась, а потом решила быть честной.- Даже если и свалюсь - перед вами я уже привыкла позориться, а вот перед ними не хотелось бы.

- Я понимаю, почему ты так поступила...

- Правда? - я сама-то уже в этом была не уверена. И отлично сознавала, что сделала глупость.

- Да, понимаю. В тебе усомнились, это зацепило тебя за живое, ты захотела доказать, что не подделка. Всё понимаю. Но надеюсь, чего-то подобного ты повторять не будешь. Достаточно было позвать меня - я бы разобрался. Если честно - никак не ожидал от них такого.

Позвать? Ага, знать бы ещё - как. Проблема, возникшая в коридоре, никуда не делась. Впрочем, одно обращение я всё же узнала. Точнее - два, но «дядя Слава» не в счёт.

- Хорошо... правитель.

Маг покачал головой.

- Не думаю, что это подходящее обращение, учитывая, что ты живёшь в моём доме под моей опекой.

- А как мне к вам обращаться? - наконец-то я решилась спросить. Давно пора было.- Я не запомнила ваше отчество.

- Севастьянович. Но мы не используем отчества среди своих, это для людей, не более. Моего отца звали иначе.

- Тогда почему Севастьянович?

- Честно? Я просто ткнул пальцем в список русских имён. На Терре у нас были другие имена, ничего общего не имеющие с земными. По крайней мере, я своё нигде здесь не встречал. А поскольку нужно было ассимилироваться, пришлось брать русские имена, фамилии, а также отчества.

- Но Геннадий Владимирович мне по имени-отчеству представился. И Даниила Андреевича назвал. И вас.

- Геннадий понимал, что ты, хотя и маг, росла среди людей, привыкла именно к такому. Тогда это было оправдано. Если тебе так проще, можешь и дальше его называть по имени-отчеству. Просто у нас так не принято, вот и всё.

- И как мне называть вас?

- Ростислав.

- Я не смогу! - Он же взрослый! Едва знакомый взрослый.

- Хммм... Дядя Слава? Хотя меня так даже собственная племянница не зовёт, только малышки вроде Ульяны.- Наверное, это он про ту девочку, которая его окликнула на площадке.

- Лучше уж Ростислав,- покачала я головой. Да, я знала, что магу вовсе не столько, на сколько он выглядит, а намного-намного больше, но внешне он и правда на «дядю» не тянул.

- Договорились.

И всё равно не представляю, как буду обращаться к нему по имени. С отчеством было бы проще, но раз уж это здесь не принято, воздержусь. В принципе, я могу вообще никак к магу не обращаться, до сих пор не особо было нужно. Но если вдруг возникнет такая необходимость - уж как-нибудь сумею по имени обратиться.

- А что значит «правитель»?

- Это значит главный.

- В этом посёлке? Вы вроде мэра?

- Нет, вообще среди магов.

- Я думала, главный - президент.

- Президент управляет страной. Я - всеми магами.

- То есть, и президентом тоже?

- Да.

- Ничего себе! - я пыталась обмозговать, кто именно идёт сейчас рядом со мной, а недавно - вообще на руках меня таскал. Это было сложно - Ростислав выглядел... нормальным. Высокий, явно очень сильный, и я даже не про магию. Красавцем не назовёшь, черты лица, как говорят в книгах, «рубленные», ещё и нос этот! Но в целом - симпатичный дядька, внешность не отталкивающая. И одет обычно - сегодня в светлой рубашке и брюках, вчера вообще в джинсах и футболке.

Ну никак он не тянул на какого-нибудь властелина. Я, наверное, немного перечитала фэнтези, но главного над всеми магами представляла себе несколько иначе. Не на троне, конечно, но как-то... более надменным, что ли. Хотя, конечно, лицо Ростислава тоже особым разнообразием мимики не отличалось, и в первые минуты знакомства на какого-нибудь фэнтезийного властелина он был очень даже похож.

Но это если брать первое впечатление. А если судить по поступкам, по его общению, как он всё мне объяснял, как заботился о моём самочувствии и комфорте, можно точно сказать - внешность обманчива.

- То есть, правитель - это что-то вроде короля магов? - не удержалась я от вопроса.

- Не совсем. Король, как правило, титул либо наследуемый, либо завоёванный, а потом всё равно наследуемый.

- А правитель - выборный?

- В каком-то смысле. Правителем становится самый сильный из ныне живущих магов.

- С девятым уровнем? - я сложила, наконец, два и два.

- Верно. Это очень большая редкость, и если магов с таким уровнем сразу несколько, то правителем становится старший, пока не передаст свои полномочия следующему. Сейчас я такой один.

- А мой отец был прежним правителем, да? Поэтому его все знают?

- Да.

- И он передал вам не только свой пост, но и меня...

- Верно. Только мне, своему преемнику, Кирилл мог доверить своё сокровище.

- Не сыновьям,- это не было вопросом, лишь констатацией факта.

Ростислав и отвечать не стал, лишь кивнул. Что-то мне подсказывало, что хотя я и маг, особо тёплой встречи у нас с братьями не получится, и дружной любящей семьи - тоже. Ну и ладно, у меня свои братья есть, настоящие, пусть и с другой ДНК. Они-то меня по-настоящему любят, хотя мы и ссоримся частенько, да только где это видано, чтобы братья и сёстры не ссорились? Разве что в рекламе.

Мы прошли ещё один переулок, и Ростислав указал на белый дом с тёмно-голубой крышей и отделкой. Я уже заметила, что дома в этом посёлке отличались цветом, отделкой и немного планировкой, но были примерно одного размера - два жилых этажа, плюс третий, мансардный, и полуподвальный. Видимо, заранее для больших семей строились.

- Этот – наш,- пояснил маг остановившись, не заходя во двор. Я тоже притормозила.

Дом мне понравился. Очень. Начиная от цвета - белый с голубым моё любимое сочетание,- и заканчивая тремя изящными балкончиками на втором этаже. Белыми, коваными. Маленькими, не то, что другой балкон, огромный, вдоль всего торца -именно на него выходила дверь в конце коридора. Под ним была такая же просторная веранда - на неё можно было выйти из столовой, точнее - из всего того огромного пространства, что занимало половину, или больше, первого этажа. А тропинка от калитки вела, как я и предполагала, к главному входу с высоким крыльцом.

Окно моей комнаты находилось с противоположной стороны, выходя на сад и соседний участок. Руки просто зачесались -заняться садом, тем более, мне разрешили, но ближайшую неделю нельзя. А может и больше - из-за моей сегодняшней выходки. Вот же я дурёха! Сначала делаю, потом думаю.

- Мне нравится,- оглянулась на соседние дома, один бледно-жёлтый со светло-коричневой отделкой и более тёмной крышей, и второй - бледно-серый, с белой отделкой и синей крышей.- Наш лучший!

- Я рад, что тебе понравилось,- маг удовлетворённо кивнул.- Пойдём, я тебе ещё кое-что покажу.

И мы пошли дальше, по этой же улице. Немного помолчав, решила всё же спросить:

- А почему Полина так на меня злится? - а потом подумала - откуда ему знать-то? Мало ли, какие у неё в голове тараканы. Но Ростислав ответил сразу же, ни на секунду не задумавшись.

- Ревность и зависть.

- К чему?

- К цвету твоего куэльда. Видишь ли, Вика, так уж исторически сложилось, что у женщин сила магии несколько ниже, чем у мужчин. В среднем - на один-два уровня. За всю нашу историю не было ни одной женщины с уровнем выше седьмого. Мы поэтому и женимся не раньше двухсот - чтобы эту разницу немного сгладить. Конечно, бывают и исключения, но я о ситуации в целом.

- Значит, женщины живут меньше? - Мелькнула мысль: «Вот бедняжки», но учитывая, что эти «бедняжки» жили во много раз дольше, чем простые люди, жалеть их как-то не получалась.- А у людей наоборот.

- Мы всё же не совсем люди. В принципе, что у людей, что у нас, мужчины, как правило, сильнее женщин. Только у них сила лишь физическая, а у нас ещё и магическая - вот мы и живём дольше. Так уж вышло. Но я это к чему - у выпускниц школы магии, как правило, третий, реже второй уровень. Четвёртый появляется позже. А Полина окончила школу уже с четвёртым, сейчас её куэльд начал зеленеть, чего нет ни у кого из девушек, даже у тех, кто выпустился на год раньше неё. Полина очень гордилась тем, что самая сильная среди равных - мужчины не в счёт. И тут появляешься ты.

- С голубым куэльдом,- понимающе закивала я.

- К тому же - младше неё на пять лет. А уже сильнее. Полина привыкла считать себя особенной. Лучшей. Наверное, в этом есть и моя вина.

- Почему?

- Избаловал я её,- вздохнул маг и, поймав мой непонимающий взгляд, пояснил: - Полина - моя племянница.

Я вспомнила внешность «Белоснежки» - ничего общего с дядей, кроме цвета волос. И слава богу. Хотя тёплых чувств к ней я не питала - а кто бы питал после подобного отношения? - но такого сходства не пожелала бы. Дядин шнобель на её лице выглядел бы ужасно. Для мужчины - нормально, даже некую солидность магу придаёт, в общем, хоть и большой нос, но внешность особо не портит. Но для девушки это было бы катастрофой.

Впрочем, пластическую хирургию ещё никто не отменял.

- Она дочь моего старшего брата,- продолжил свой рассказ Ростислав.- Родилась уже после его смерти, как и половина девочек второго поколения. Я ведь говорил, что был очень поздним ребёнком? - кивнула, тот его рассказ про сестёр я никогда не забуду.- В общем, по традиции, именно я, как ближайший родственник, заботился о ней, навещал в школе, когда подросла - забирал на каникулы. Жалел очень. Вот и избаловал.

- Понятно,- кивнула. Действительно, понятно. И её неприязнь, и даже то, что наладить отношения нам вряд ли удастся -цвет моего куэльда не изменится, во всяком случае - не в меньшую сторону, а значит, раздражитель для Полины не исчезнет никогда.

Ну и ладно. Мне до сентября продержаться, с уровнем своим освоиться - и на учёбу. И если мы с ней и будем видеться, то очень-очень редко. Я буду учиться, а она - сидеть дома и детей растить, похоже, это у местных девушек главное занятие.

Вспомнив девушек, не удержалась:

- Знаете, мне обитательницы этого посёлка степфордских жён напомнили.

- Интересное сравнение. Никогда о таком не задумывался, но, возможно, со стороны это так и выглядит. Но на самом деле всё не так.

- Столько детей... А хоть кто-нибудь дальше учиться пошёл?

- Из девочек? Нет.

- А мама-то ещё переживала, что лишила меня «светлого будущего»,- вспомнила я наш разговор шестилетней давности.- И чего именно? Никакого образования, только дети?

- У них впереди куча времени, если ты помнишь. Если захотят, смогут получить любое образование, и не одно. Не думай, что в нашем обществе так было всегда. Просто сейчас у нас кризисный, переломный момент. До трагедии, случившейся на Терре, девушки вступали в брак гораздо позже, как правило, уже получив образование. И детей в семьях было по двое, редко больше. А сейчас мы на грани вымирания. И чем раньше родятся наши будущие жёны, тем скорее наступит стабильность. И эти девушки понимают, в чём их миссия.

- Превратиться в машину для деторождения,- хмыкнула я.

- Не преувеличивай. Если бы это было так, детей на площадке было бы раза в два больше. Да, эти девушки вышли замуж сразу же, как окончили школу, да, у них будет не по два ребёнка, а значительно больше, но обрати внимание - их дети не погодки, разница составляет два-три года, это вполне нормально и в человеческих семьях.

- И сколько они будут вынуждены рожать? Двадцать дочерей? Пятьдесят? Сто?

- Не больше десяти, скорее меньше.

- Почему? Вам нужны жёны, а они могут их вам дать, сразу и много.

- Потому что, во-первых, они всё же не «машины для деторождения», как ты изящно выразилась, а во-вторых, если бы мы хотели, у нас уже были бы сотни девушек-магов, женись-не-хочу.

- «Во-вторых» не поняла абсолютно.

- Помнишь, я говорил про девочек-магов, родившихся в «водном мире»? Тоже второе поколение.

- Да, помню.

Вернее - только что вспомнила, в тот вечер столько новой информации получила, что это уже и забыла. Точнее - не вспоминала. До этого момента.

- Если бы мы хотели, то использовав их яйцеклетки и суррогатных матерей, уже обеспечили бы жёнами сотни своих мужчин.

- И почему же так не сделали? - мне стало любопытно.- Зачем же заморачиваться с носителями и вторым поколением, которое, в принципе, лотерея, если получить магов можно было со стопроцентной гарантией?

- Ты ведь на агронома собиралась поступать, значит, с биологией проблем не было? - Кивнула, не очень понимая, к чему этот вопрос.- Можешь представить, что ждёт сообщество, все члены которого являются потомками всего трёх пра-матерей?

- Трёх?

- Это был эксперимент, далеко не массовый. И для него-то подходящих женщин еле подобрали. Да и плодить детей «с прогерией» мало кому хотелось. Этих трёх девочек с магией вполне хватило, чтобы понять систему - дети должны рождаться вне Терры. Они стали жёнами, матерями и бабушками, а так же донорами яйцеклеток для четырнадцати детей, но использовать их в массовом порядке мы не могли. Понимаешь, почему?

- Вы бы в итоге выродились. Как Габсбурги.

- Верно. Вот почему максимум, чего мы ждём от этих девушек - пять-восемь дочерей и сына-наследника. Не более. В противном случае даже наша магия не спасёт от такого вырождения - физически мы обычные люди.

- Они выглядели счастливыми,- вспомнив обитателей площадки до того, как нас заметили, признала я.

- Они счастливы. Понимаешь, им с детства внушали, что возродить наш вид - их величайшая миссия. Они - особенные, избранные, дарительницы будущего. И они в это верят. У них любящие, заботливые мужья, чудесные здоровые дети - любые возможные отклонения и наследственные заболевания отсеялись ещё при выборе матерей для носительниц.

- Селекция,- вспомнила я один из пунктов.

- Да. Их жизнь проста и безоблачна. Они счастливы.

- А если бы кто-то из них захотел учиться, а не замуж.

- То пошёл бы учиться. Мы никого ни к чему не принуждаем. Направляем - да, но не заставляем. Женщины - наши партнёры, равные нам, а не бесправное имущество. Ты хочешь учиться - значит, будешь учиться.

- И ничего, что я не нарожаю вам пять-восемь дочерей и сына-наследника?

- Вика, жизнь мага длинная, у тебя особенно. Придёт время - и ты встретишь того, кого полюбишь, выйдешь замуж и сама захочешь подарить своему избраннику и сына, и дочерей. А пока - осваивай свою магию и готовься к учёбе.

- Спасибо,- поблагодарила от всей души. Просто в какой-то момент закралось опасение, что и меня возьмут и срочно замуж выдадут, чтобы я тоже влилась в великое дело возрождения вида.

- Не стоит,- хмыкнул маг.- Магия растений встречается довольно редко, ещё один специалист нам не помешает.

- Аааа. Ну, тогда я спокойна,- развеселилась я. Действительно, если обладателем диплома я тоже полезна, можно окончательно выдохнуть и расслабиться.

Порадовавшись этой мысли, огляделась, поскольку разговор меня настолько увлёк, что я и не заметила, как улица закончилась, и мы стояли на таком же лугу, как и с другой стороны посёлка. Только здесь тропинки, ведущей в лес, не было, зато асфальтированная дорожка продолжалась немного по лугу. Недалеко, метров на пять, а на её конце стояла каменная арка. Дальше трава была нетронута, то есть, сквозь арку не ходили. Ну, массово не ходили, не настолько, чтобы траву за ней примять. Тогда зачем она здесь?

- Что это такое? - озвучила я своё недоумение.

- Стационарный портал.

- Правда? - мои глаза загорелись - оказывается, из посёлка есть ещё один выход, кроме того, пешком через лес.- А куда он ведёт?

- В здание ЦУМа - Центрального Управления Магии. В зал порталов. Видишь ли, не все обитатели посёлка владеют порталами, а на работу ходить нужно всем. Поэтому отсюда они проходят в ЦУМ, а там уже кто как - другими стационарными порталами или обычным транспортом, а кто-то в самом ЦУМе и работает.

- А как им управлять?

- Никак, он уже настроен. Достаточно приложить ладонь вот к этому овалу,- он показал на то, что я посчитала частью декора на арке,- и напитать портал своей магией. Уж с этим справится любой выпускник школы магии, а порой и старшеклассник.

Только не я. Этого я точно не умею.

- А вы меня научите?

- Конечно. И не только этому. Тебе придётся многое навёрстывать, а я буду твоим наставником. Но в ближайшую неделю -только теория.

- Да, обещаю,- закивала головой, преданно глядя в глаза опекуну и включив паиньку. Ура, я научусь порталами пользоваться! И пусть пока стационарными, но лиха беда начало. И раз уж мне разрешена лишь теория, решила сразу и начать: - А что будет, если...

Договорить я не успела - портал пошёл привычными радужными разводами, и из арки вышел светловолосый маг. На вид не старше тридцати, стройный, в джинсах и обтягивающей серой футболке без рукавов, демонстрирующей отличную мускулатуру. Весёлые голубые глаза, сверкнувшие в улыбке белоснежные зубы, ямочка на левой щеке.

Это был самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела.

Глава 11

Разные виды энергии

День второй. Понедельник

Я застыла, надеюсь, что не с открытым ртом. А светловолосый маг - а это был маг, кто же ещё, об этом говорил и синий идентификатор у него на груди,- окинул нас взглядом и улыбнулся уже лично мне.

- Так вы и есть то самое потерянное чудо, о котором рассказывал Даниил? - маг взял мою безвольную руку и поцеловал, отчего я вздрогнула, словно меня током ударило. Ну ладно, не ударило, но ущипнуло определённо.- Разрешите представиться - Арсений Сорокин. А вы ещё очаровательнее, чем описывал мне брат.

Я слушала комплимент от мужчины - первый в моей жизни,- и не знала, как реагировать. Язык к нёбу прирос, стояла столбом, как дура, понимала, что нужно хоть как-то отреагировать, но все слова куда-то подевались. К счастью, неловкой паузы не было, спасибо Ростиславу.

- И что ты здесь делаешь, позволь полюбопытствовать? - голос его звучал ровно, собственно, как обычно, но даже я уловила в нём недовольство.

- Да вот, решил взять отпуск и немного отдохнуть на природе, в тишине и спокойствии.

- А что, все мировые курорты внезапно позакрывались? Что-то не помню я за тобой страсти к простому деревенскому отдыху.

- Хорошо, вы меня раскусили. Решил, что пора уже мне о семье задуматься, начать невесту себе присматривать.

- Не рановато ли? Желающих создать семью много, и все они гораздо старше тебя и ждут намного дольше.

- Так кто же им не даёт приехать самим и тоже познакомиться с девочками? Их же, в конце концов, не по записи выдают, личная симпатия тоже важна. Или вы мне запрещаете? - улыбка сошла с лица Арсения, он взглянул на моего опекуна с вызовом.

- Нет, не запрещаю,- лицо и голос Ростислава остались всё такими же бесстрастными, он никак не отреагировал на дерзость - а это ведь была дерзость? Или мне показалось? - Ты имеешь равные права с остальными холостяками, просто элементарная вежливость велит пропускать старших вперёд.

- Я ведь не собираюсь жениться прямо сейчас, лишь присмотрюсь к девочкам, не более,- тон Арсения стал примирительным.- Симпатии ведь может и не возникнуть, верно?

Ну, не знаю. Если он снова улыбнётся этой своей очаровательной улыбкой, симпатия возникнет у любой девушки от семи до семидесяти лет.

- В любом случае, девочки приедут на каникулы недели через три, не раньше.

- А я пока присмотрюсь, обживусь. И к тому же, кое-кто здесь есть уже сейчас,- и снова улыбка в мою сторону. И от неё почему-то в груди что-то ёкнуло, что-то странное и ранее не испытанное.

- Ты собираешься искать себе невесту среди двухлеток? - Ростислав проигнорировал намёк, и мне даже стало немного обидно. Что, я уже вообще не в счёт? В меня что, уже и влюбиться нельзя? Потом вспомнила своё твёрдое заявление, что хочу учиться, а не замуж, и обида прошла. Ростислав же обещал, что меня не будут принуждать идти замуж прямо сейчас, и слово держит.

- Всё возможно,- улыбнулся Арсений, потом взялся за ручку чемодана - я только сейчас обратила внимание, что у него чемодан и большая сумка на плече,- и, обогнув нас, направился в сторону посёлка, потом обернулся и вновь одарил меня улыбкой? - До скорой встречи, Виктория.

- До встречи,- сумела пробормотать я ему в спину. Вряд ли он услышал, но я хотя бы отмерла. И голос вернулся.

- Вот же, не было печали,- покачал головой мой опекун.

- Кто это? - спросила я, глядя в удаляющуюся спину.

- Брат Даниила. Похоже, собирается поселиться в его доме. Странно всё это.

- А что странного?

- Просто ещё пару недель назад он заявлял, что женится лет через триста, не раньше. Мол, жизнь слишком хороша, чтобы обременять себя семьёй слишком рано. И вдруг - такой поворот. А весь отдел теперь на Данииле.

- Какой отдел?

- Магической инспекции. Именно они нашли тебя.

- Аааа... А почему он на Данииле?

- Потому что Геннадий тоже взял отпуск. И у него причина уважительная. А у Арсения - блажь. Но Даниил всегда брату попустительствовал, вот и сейчас готов тройную ношу тащить ради него. А тому хоть бы хны.

- Я думала, что все маги - правильные и ответственные.

А как иначе? Они занимали все ключевые посты в стране, как в правительстве, так и в бизнесе или науке. Под руководством магов наша страна процветала. Люди их едва ли не боготворили - старшее поколение ещё помнило, что было раньше. Преступность, неизлечимые болезни, военная угроза извне,- всё ушло в небытие. Маги воспринимались простыми людьми едва ли не ангелами, спустившимися к нам для спасения.

Наверное, ещё и поэтому матери без возражений и даже с радостью отдавали им своих детей-магов, в которых «загорелась божественная искра». С последним я согласна не была, поскольку это касалось лично меня, а в остальном я тоже считала магов как минимум не подверженными обычным человеческим слабостям.

Такими их знали люди, но, как оказалось, не всё так просто. Оказывается, и завистливыми они бывают, и безответственными. Ну надо же!

- Ничто человеческое нам не чуждо, уж поверь,- хмыкнул Ростислав.- Ты же сама маг, но разве сильно отличаешься от своих человеческих родственников?

- Нууу...- задумалась, пытаясь найти какое-нибудь отличие.- Я - интроверт, а они все - нет.

- И? По-твоему, среди людей интровертов нет? Или наоборот?

- Глупый пример, да?

- Есть немного. Вика, как физически, так и эмоционально, мы от людей не отличаемся. Лишь магически, а это на характер не влияет. Обычно.

- А необычно?

- Наличие магии с одной стороны воспитывает самоконтроль, с другой - многие испытывают чувство превосходства по отношению к людям. А со стороны и правда может показаться, что мы все правильные и ответственные, а ещё - отстранённые и даже надменные. Но такими нас видят люди. Там, где нет необходимости «держать лицо», мы обычные. И очень разные.

- Ясно.

Очередное открытие. Всё больше чувствую себя попаданкой - постоянно узнаю что-то новое, словно и правда в другой мир попала. Интересно, а его холодность и бесстрастность - это личное, или необходимость «держать лицо» на работе стала уже привычкой, и даже в отпуске от неё не избавиться?

Учитывая, что, по словам мага, в отпуске он не был восемнадцать лет - всю мою жизнь! - второе вполне может оказаться правдой.

- Скоро обед,- прервал мои размышления Ростислав.- Повторю вчерашний вопрос - какую кухню ты предпочитаешь? У меня есть меню десятка ресторанов, которые готовят на вынос.

- Но зачем? В холодильнике же столько вкусного!

- Вчерашние бургеры и наггетсы? - маг слегка приподнял левую бровь.

- Можно погреть в микроволновке.

- Подсохшие сверху и пропитанные изнутри кетчупом булки, завядший салат, заветренные края у бекона и сыра,- словно бы размышляя, перечислял Ростислав.- Ты действительно готова предпочесть это свежеприготовленным блюдам из ресторана?

- Мне это в новинку,- попыталась объяснить своё, наверное, странное желание.- И утром мне всё показалось очень вкусным. Пожалуйста! Давайте, я поем бургеры, а вы сходите в ресторан. Вы же говорили, что на магов вредная пища не влияет.

- И это правда. Ладно, уговорила. Знаешь, для меня это тоже в новинку, поэтому, пожалуй, присоединюсь к тебе. Но хорошо, что на ужин мы приглашены к Геннадию и Марии.

- Хорошо,- кивнула, радуясь не столько еде, сколько будущему общению.

Я хотя и интроверт, в чём призналась Ростиславу, и люблю спрятаться ото всех и посидеть в тишине с книгой, но выросла в доме, где много народа. Да, порой я уставала от своих шумных и жизнерадостных родственников, да, иногда мне хотелось оказаться где-нибудь на необитаемом острове.

Но прошло меньше суток, как я перебралась в этот посёлок, и неожиданно пришло осознание, что мне очень не хватает самой возможности в любой момент выйти из уединения своей комнаты и окунуться в толчею и суматоху, неизбежную в доме, где проживает большая семья. Просто знать, что есть выбор - уединиться или присоединиться к остальным,- это здорово.

А здесь у меня есть только правитель. Да, он отвечает на мои вопросы, знакомит с посёлком и его обитателями, мне с ним интересно, но долго ли это продлится? Скоро мои вопросы иссякнут, и нам просто не о чем станет разговаривать.

С местными обитательницами у меня как-то не сложилось. С Машей, надеюсь, мы подружимся, но у неё муж, дети и, наверное, совсем другой круг интересов. Но всё равно - хотя бы сама возможность пообщаться с ней радует. Она была примерно ровесницей Светки, с которой мы неплохо ладили, надеюсь то, что я немного младше, ей тоже не помешает.

- О чём задумалась? - прервал мои размышления Ростислав. Пожала плечами, не перечислять же всё, что успело в голову прийти.- Ты как, не устала? Готова идти домой, или воспользуемся порталом?

- Идти,- проанализировав своё самочувствие, поняла, что вполне осилю небольшую прогулку, тем более, есть ещё особо не хотелось, да и еда уже готова, только подогреть.- Здесь так интересно.

- Хорошо. Но если устанешь...

- Вы меня хорошо подпитали, спасибо большое.

- Скорее это ты стала быстрее восстанавливать силы. Всё-таки шестой уровень имеет свои преимущества, и твоё тело постепенно их осваивает. Пойдём прямо или немного погуляем?

- А у Вас здесь есть ещё что-нибудь интересное?

- Есть. Идём.

И мы пошли. Но не к домам, а прямо по траве, по окраине посёлка, между домами и опушкой леса.

- Ты хотела меня о чём-то спросить, когда Арсений нас перебил?

Я вспомнила эффектное появление этого красавца, мысленно вздохнула и попыталась отогнать мысли о нём. Он приехал невесту себе искать, а я к ним не отношусь. Не мог лет пять подождать, пока я учиться закончу... Так, что-то меня мысли не туда увели. О чём же я спросить-то хотела? Ах, да!

- Насчёт портала. Я их только в кино видела, и в книгах читала, и там была опасность выйти прямо в стену или в дерево, например, и погибнуть. Поэтому порталы там делают в безлюдное и знакомое место. А вы открывали его и в больничный коридор, и к нам на кухню, даже не зная, что там есть, может, стул стоит или человек идёт.

- Я понял, о чём ты. Уж не знаю, о чём там в книгах пишут и какие у них порталы, но авторы этих книг явно не общались ни с кем из магов, умеющих перемещаться. Дело в том, что портал просто не откроется, если нет достаточного места для безопасного выхода. И если направить его в стену или дерево, а так же, если там ходят люди, он просто слегка сместится так, чтобы открыться на пустое место.

- Надо же! Думающий портал.

- Нет, он не думающий. Это что-то типа мини-сканера, принцип, как у автоматических дверей в аэропорту, например. Только магический. Сканирует ближайшее пространство на отсутствие препятствий и твёрдую поверхность. Над открытым люком или обрывом он тоже не откроется.

- Здорово! Это лучше, чем в фэнтези, совершенно безопасно!

- Ничто не бывает совершенно безопасным, всегда нужно проявлять осторожность. То, что в момент выхода пространство за порталом свободно, не означает, что в следующую секунду тебя не собьёт машина, ты не провалишься под тонкий лёд, на тебя не упадёт кирпич...

- Не попадёт бандитская пуля,- закивала я, делая даже слишком серьёзное лицо, чтобы в эту серьёзность можно было поверить.

- И это возможно,- а вот маг, в отличие от меня, был серьёзен на самом деле.- Мы и в зонах боевых действий бываем. В такие места посылаются лишь те, кто способен выставить энергетический щит, и они обязаны накладывать его при прохождении портала. Обычная техника безопасности. Кстати, то же и при перемещении в зону природных катастроф.

- Энергетический щит? - ого, что-то новенькое.- Это особый дар?

- Не такой уж и особый. Это скорее побочный эффект, сцепленный со многими способностями. Жаль, проявляется он не сразу и в полную силу входит где-то годам к ста. Кстати, раз у тебя есть огонь - ты тоже сможешь ставить щит.

- Угу, через восемьдесят лет,- вздохнула я.

- Гораздо раньше, годам к тридцати, но поначалу сможешь защититься максимум от пыли или лёгкой мороси. Но дождь тебе и так не страшен, как, собственно, и пыль.

- Пыль? - тут я удивилась.- Но я же не маг земли.

- Ты - телекинетик. Уборку же ты дома делала? Пыль убирала?

- Да, влажной тряпкой. А что, можно по-другому?

- Можно. Для этого и нужна школа магии - чтобы научиться использовать свой дар полностью.

Я промолчала, поскольку соглашаться не желала, возражать тоже. Да, школа магии - вещь полезная, если бы можно было в неё ходить, как в обычную, а жить при этом в семье. Но поскольку это невозможно, то я бы всё равно выбрала семью. Даже сейчас, когда столько увидела и узнала.

Я огляделась, надеясь найти повод сменить тему - до этого по сторонам почти не смотрела, так меня увлекла беседа,- и тут же этот повод нашла.

- У вас есть речка! Как здорово! А купаться в ней можно?

У нас, в Лисьих горах, тоже была река, протекала прямо через посёлок, заливая по весне низенький автомобильный мост, тогда машины отправлялись в объезд, а люди шли по железнодорожному мосту. Только наша ферма была от реки довольно далеко, воду мы брали из колодцев и скважин. Иногда мои братья и сёстры ездили на речку купаться, но меня не брали - я же была «колясочница». И я всегда им завидовала.

А тут - до реки от дома за десять минут дойти можно. Она была совсем неширокая, метров десять или побольше, с пологим песчаным берегом, который так и манил раздеться и позагорать.

Мне срочно нужен купальник!

- Конечно, можно. Вот приедут девочки на каникулы, здесь не протолкнуться будет. Нравится им здесь, хотя в каждом доме есть бассейн.

- Ещё и бассейн?!

- Да. Ты не видела? - Я помотала головой.- Вернёмся - покажу.

- Здесь так просторно,- я обвела рукой увиденное.- Такая большая поляна среди леса!

- Скорее, лес вокруг поляны,- усмехнулся Ростислав.- Когда-то это были колхозные земли, потом мы их выкупили. Изначально здесь было большое поле. Мы прикинули, какого размера будет посёлок, а остальное пространство, по периметру, засадили деревьями.

- И когда это было?

- Около двадцати лет назад.

- Да тут же деревья намного старше!

- Вика, ты маг растений. Как быстро ты можешь вырастить взрослое дерево из ростка?

- За неделю,- вспомнила, как выращивала новый сад взамен старого.- Не торопясь.

- Одно дерево?

- Восемь.

- И сколько тебе тогда было?

- Тоже восемь,- усмехнулась совпадению.

- Первый уровень,- кивнул маг.- Отличный результат, кстати.

- Да мне разрешали не больше часа в день с теми яблонями возиться! С тех пор. как я в обморок упала и сутки проспала, мне не разрешали переутомляться. Строго следили, чтобы я феячила совсем немного.

- Феячила?

- Я же маленькая была, про магов не слышала ещё, так что думала, что я - сказочная фея. А слово это мой троюродный брат Валерка придумал, оно и прилипло.

- Забавное слово. И я рад, что твоим родственникам хватило ума не давать тебе перенапрягаться. Как я понимаю -методом проб и ошибок?

- А как иначе-то?

- Вариант был.

Опять он про школу! Не буду отвечать.

- А сколько магов это делали? И как долго?

- Трое. Провозились около месяца.

- Зато целый лес! - Интересно, они семенами всякими сажали или саженцами? Но решила не спрашивать, и так уже только и делаю, что вопросы задаю. Не так это и важно.

- Да, целый лес.

- А эту поляну засаживать не стали? - Судя по виду, на ней ещё три таких посёлка поместятся.

- Когда уже построенные дома обретут хозяев, здесь построят новые. Сейчас просто нет смысла это делать - дома будут стоять пустыми.

- А у тех,- я махнула рукой в сторону коттеджей,- разве ещё нет хозяев?

- Не у всех. Часть стоит пустая, частенько в них селятся те, кто хочет поближе познакомиться с девочками, присмотреть себе будущую жену. Но покупают дома лишь те, кто уже точно знает, что вскоре женится, или те, у кого дочь стала магом.

- В общем-то, удобно,- не могла не согласиться я. Наверное, одиноким магам здесь и правда особо делать нечего, проще селиться возле работы.- Но неужели они и правда выбирают жён среди двухлеток?

- Конечно, нет. Это абсолютно лишено смысла. Во-первых, в двухлетнем ребёнке сложно разглядеть то, что может привлечь в будущей спутнице жизни - характер, увлечения, да просто внешность может поменяться. Гадкие утята вырастают в красавиц, а очаровательные крошки с возрастом теряют всё своё очарование.

- А во-вторых?

- А во-вторых, есть опасность стать для девочки кем-то вроде «дядюшки». Взрослея, она уже не будет видеть в тебе мужчину. Поэтому невест себе чаще всего присматривают среди старшеклассниц, лет с пятнадцати-шестнадцати, тогда уже вполне можно ухаживать за девушкой.

- А что, стать «дядюшкой» уже опасности нет? Вот тот же Геннадий Владимирович внешне годится Маше в отцы.

А на самом деле, наверное, в прапрапрадеды. А может, и ещё несколько «пра».

- У наших девочек немного иное восприятие возраста, чем у тебя. Ты думаешь, как человеческая девушка. И когда видишь сорокалетнего человека, ты на уровне инстинкта не видишь в нём подходящего для себя мужчину. Да, сейчас он в самом расцвете сил, но надолго ли? Спустя лет двадцать этот мужчина уже состарится, а ты всё ещё будешь довольно молодой женщиной. А что видят наши девушки, глядя на мага, выглядящего как сорокалетний человек? То, что он полон сил и останется таким же ещё несколько столетий. Подсознательного барьера нет.

- Хорошо, что мне не надо прямо сейчас замуж выходить,- пробормотала я.- Потому что лично у меня тот барьер определённо стоит. И сорок лет - это уже не расцвет! Это же почти старость.

- Не все наши мужчины выглядят сорокалетними,- усмехнулся маг.

- Не все,- кивнула, вспомнив и Арсения, и его брата Даниила. Да и сам Ростислав на сорок точно не тянул. Мне сложно определять возраст взрослых мужчин, но если Геннадий Владимирович внешне и Маше, и тем более мне, как говорят, «в отцы годился», то мой опекун, пожалуй, нет. В дядюшки - ещё куда ни шло, но точно не в отцы.

И да, я знала, что они все намного старше, но я имела в виду именно внешность.

- Ну что, теперь домой? - спросил «дядюшка».

- Пожалуй,- раз всё интересное я уже посмотрела, а ноги уже начали гудеть от усталости, почему бы и нет?

- Порталом?

- Если можно.

- Можно,- кивнул маг, и спустя десять секунд мы уже стояли в условной кухне. Условной, потому что для меня кухня - это отдельная комната, а тут только большая ниша в огромном общем пространстве. И да, про квартиры-студии я тоже слышала, но не очень понимала - зачем это нужно. Хотя здесь, пожалуй, было вполне симпатично.

Пока я бегала умываться - ну, как «бегала», меня в мою спальню порталом отправили, хотя возвращалась я всё же ногами,- Ростислав разогрел всё, что осталось от его вчерашнего похода в Макдоналдс, и разложил на столе, предложив мне выбирать, что понравится. Еды там было на пятерых, но что не съедим, он пообещал выкинуть. Поэтому я, не стесняясь, надкусывала разные бургеры, выбирая, какой вкуснее, перепробовала половину десертов и залезла почти во все остальные упаковки, съев всего понемногу.

Ростислав от меня не отставал, но я заметила, что больше всего ему понравились куриные крылышки. Как удачно, что я на них и глядеть-то не могу. Шкурка, фууу! Зато креветки мы честно поделили пополам, а вот салатов и картошки на столе не оказалось. Я даже и спрашивать не стала, вчерашняя картошка - то ещё удовольствие, даже разогретая.

Я заметила, что хотя на маге та же самая одежда, в которой мы гуляли - я-то быстренько переоделась, всё же, на земле сидела,- выглядела она так, будто её только что надели. Похоже, тоже магия. Нужно будет расспросить, может, и я так смогу. Но сейчас меня интересовало другое.

- А можно вопрос? - спросила я, лениво жуя бекон, вытащенный из булки.

- Конечно.

- Вот я немножко не поняла. Меня вы подзарядили легко, но могут это не все. Мобильник мне зарядили чуть-чуть, а портал, сказали, могут даже старшеклассники заряжать. Почему так? Я запуталась.

- Всё просто. Портал - это магическая энергия, она есть у всех магов, и каждый из них может её отдавать. Управляя растениями или водой, ты отдаёшь эту энергию, даже не замечая. Это можно сравнить с вождением автомобиля: чтобы на нём ехать, нужно уметь им управлять - это твой дар,- и нужен бензин - это твоя магическая энергия. Но если перед тобой автомобиль, допустим, с автопилотом, а у тебя есть канистра с бензином, то ты сможешь на нём ехать, даже не умея этого. Это и есть стационарный портал. Понимаешь?

- Да. Значит, дар и магическая энергия - это разные вещи?

- Верно. У тебя четыре дара и шестой уровень магической энергии. И, продолжая аналогию, вчера утром у тебя было три канистры бензина, а сегодня уже двадцать четыре.

- Разве не шесть?

- Нет. С каждым последующим уровнем твоя энергия увеличивается вдвое. Геометрическая прогрессия.

- Ого! Вот это да!

- Вот поэтому тебе и придётся осваивать свою новую силу под моим присмотром. Сейчас у тебя магическое истощение, но когда оно пройдёт...

- Я буду смывать клумбу вместо того, чтобы её полить,- вспомнила его слова.- Я буду осторожно!

- Не сомневаюсь.

- Так что с телефоном?

- А с телефоном - это уже электрическая энергия. Это просто дар, один из многих. Он есть и у Ольги, моей младшей дочери. И сейчас её дар сильнее моего, поскольку появился около года назад, а моему - чуть больше недели. Вскоре я её обгоню, конечно, но пока лишь осваиваюсь с новым умением. А то, что я вливал в тебя - это жизненная энергия. Это тоже, в каком-то смысле, дар, но, в отличие от того, с телефоном, пользоваться им могут только маги с четвёртой категорией и выше. Появиться он может гораздо раньше, его можно определить, как потенциальный, но до четвёртой категории энергия просто не будет передаваться. Видимо, до этого просто делиться нечем, нет «излишков».

- Ясно... Значит, жизненную энергию можно с четвёртой категорией передавать, электрическую - даже с первой, у Оли же первая? - увидев кивок Ростислава, продолжила.- А стационарные порталы открывать... с какой?

- Порталы - со второй. Собственно, можно и с первой, если вдвоём энергию влить, но дети об этом не догадываются. Да и высоковато там для малышей.

- Можно же табуретку принести!

- Вот поэтому младших этому и не учат Дети - они такие... Сам был ребёнком, помню.

- А уж я-то как помню!

Нет я была послушной девочкой. В целом. Но вот мои братья... Ох, что они порой вытворяли, когда помладше были. Меня тоже иногда втягивали, а порой я сама за ними хвостиком таскалась. В общем, я очень понимаю магов, которые скрывают от младших детей умение пользоваться стационарным порталом.

- Пойдём, я покажу тебе бассейн,- видя, что я давно уже не ем, лишь верчу в руках надкусанный маффин, предложил маг. Я кивнула, вставая, и успела увидеть, как остатки еды и упаковок исчезли со стола, словно их там никогда и не было. Удобная способность, как-нибудь позже расспрошу Ростислава. Кажется, пора составлять список, потому что то, что я «спрошу позже», росло и грозило просто забыться.

К моему удивлению, мы на улицу не пошли. Бассейн что, прямо в доме? Значит, можно и зимой купаться? Круто!

Мы прошли в тот самый небольшой коридор возле лестницы, куда я ещё не заглядывала. В одной из его стен оказались двери, ведущие в туалет для гостей, умывальник для гостей - с двумя кранами любопытной формы над одной длинной общей раковиной,- «прачечную» с двумя машинками, последним был душ.

А в торце коридора была дверь, ведущая в бассейн. В самый настоящий бассейн прямо в доме! Не олимпийский, конечно, но и не «лягушатник», как я думала, метров пятнадцать в нём точно было. И он был глубоким, весь. Никакого «мелководья».

Я постаралась скрыть разочарование. Ладно, есть ведь ещё речка.

- Хочешь поплавать? - предложил Ростислав.

Я хотела сказать, что у меня нет купальника, и это было правдой, что сразу после еды вредно, хотя в этом уверена не была, но такое поверье ходило, а потом решила сказать правду.

- Я не умею,- призналась со вздохом.

Вот вам и маг воды!

Глава 12

Невидимый кисель

День второй. Понедельник

- Я не умею.

Не знаю, чего я ждала. Удивления, недоумения. Насмешки не ждала, уже успела узнать Ростислава за эти сутки. Но удивиться он мог.

Но нет.

- Я так полагаю, ты и не пробовала,- вот и вся реакция. И это даже не было вопросом.

- Нет.

- Было негде?

- Да. На речку меня не брали, а дома у нас был только детский надувной бассейн, там только плескаться сидя можно было, да и то, я в него лет с десяти не забиралась - переросла.

- Понятно. Но это не страшно. Ты - маг воды. И умеешь плавать. Точнее - ты не умеешь тонуть, если, конечно, сама этого не захочешь. Вода - твоя стихия, она будет тебе послушна и всегда удержит. Но если ты всё же опасаешься - я буду рядом, пока ты не освоишься в воде.

- А остальные девочки плавать умеют?

- Да. Это входит в обязательную школьную программу. Никто не ждёт от них олимпийских результатов, но держаться на воде могут все.

- Тогда я бы хотела сначала попробовать здесь.

Где никто не увидит моих неловких попыток - этого я уже вслух говорить не стала. Пусть вода меня и удержит, но нужно же ещё и руками-ногами как-то двигать, а не болтаться у всех на глазах на воде, как... пенопласт в проруби. Я и так отличаюсь от остальных обитательниц посёлка, не хотелось бы ещё и насмешки вызывать.

- В любое время, когда захочешь.

- А в том магазине продаются купальники?

- Нет. Кроме продуктов, там в основном хозтовары, средства гигиены и остальные предметы первой необходимости. Всё остальное можно заказать или просто пройтись по магазинам в городе. Ты вполне успеешь заказать купальник сегодня, и его добавят к остальным, выбранным тобою вещам.

- Прямо сейчас?

- Можешь прямо сейчас. Кстати, чем бы ты хотела заняться до ужина?

- Не знаю. А можно почитать? - читать не хотелось, а хотелось просто побыть одной и как-то уложить в голове всё, что на неё за последние часы свалилось. Но не говорить же об этом.

- Конечно. В ближайшие дни ты можешь заниматься всем, чем захочешь. Потом начнётся твоё обучение и привыкание к новым силам - и тогда ты уже не сможешь так свободно распоряжаться своим временем. А пока - просто постарайся не пользоваться магией и будь готова к половине седьмого, мы идём на ужин к Орловым. Если я понадоблюсь - буду в кабинете.

- К Орловым?

- Это фамилия Геннадия. Ты не знала?

- Нет, он мне по имени-отчеству представился. Как интересно! Он - Орлов, Арсений - Сорокин, я - Соколова.- Попыталась вспомнить, слышала ли ещё чью-то фамилию.- А как ваша?

- Беркутов.

- А президент - Воронов,- всё же вспомнила ещё одного мага.- Получается - у вас у всех птичьи фамилии, да? - Стало смешно. Маги - птички.- Почему?

- Не только птичьи. Есть ещё звери, а так же несколько магов с фамилиями рыб и рептилий.

- А Петровых-Сидоровых нет?

- Нет. Только животные.

- Почему? - похоже, сейчас я получу новую порцию сведений о магах, не успев как следует уложить в голове всё предыдущее. Но было так любопытно!

- Всё просто,- глядя на воду бассейна, пожал плечами Ростислав.- На Терре у нас не было фамилий в вашем понимании, были рода. И у каждого рода был свой тотем из животного мира. И мы говорили не Геннадий Владимирович Орлов, а Геннадий, сын Владимира, из рода Орла. Конечно, там и орёл назывался иначе, и у Геннадия было другое имя, да и отца его не так звали.

- А как?

- Ты действительно хочешь это знать?

- Нет,- призналась, потому что мне и так столько всего запоминать пришлось, а если ещё и иномирные имена и названия добавятся - караул! - Может, когда-нибудь попозже. Пока мне и русских имён хватает.

- Я тоже так подумал,- маг едва заметно усмехнулся.- В общем, попав на Землю, мы встали перед необходимостью выбрать себе новые имена - мы просто подобрали максимально созвучные своим,- и фамилии, которых у нас прежде не было. Поэтому нашли в вашем мире животных, которые являлись нашими родовыми тотемами, и уже от их русских названий образовали свои фамилии. Часть животных Земли и Терры совпадала, часть нет.

Вода бассейна вдруг зашевелилась, и из неё поднялись в воздух несколько фигур странных созданий. Я, как заворожённая смотрела на них - на кролика с короткими ушами, но длинным хвостом, на кошку, прыгающую на задних лапах, как кенгуру или тушканчик, и какую-то странную помесь медведя с таксой. А у одной из птиц крылья были, как у летучей рыбы, веером.

И все они состояли из воды! Я ничего подобного прежде не видела, и даже не знала, что так можно.

- Те, кому не повезло, просто выбрали себе здесь новые тотемы, а с ними и фамилии,- продолжил свой рассказ маг, в то время как странные животные, сделав круг над бассейном, вновь вернулись в воду.- Родов с птичьими тотемами у нас изначально было больше, вот так и получилось, что тебе пока встречались маги только с такими фамилиями. Но среди девочек на детской площадке у троих фамилии не птичьи. Назвать?

- Не надо! - это был крик души.- Мне пока и этого достаточно.

- Тогда иди, отдыхай. И помни - никакой магии!

Ага, после того, как мне такое показал! Я ж теперь исчешусь вся из желания попробовать сделать что-то похожее. Но нельзя. Я и так сегодня уже нарушила обещание. И честно буду терпеть. До завтра. А там уже у меня энергия хотя бы немножко вернётся. И можно будет попробовать хотя бы со стаканом воды поиграть. Стакан - это же не бассейн, правда?

Но сегодня я паинька! И буду терпеть!

Первым делом я заказала два купальника - синий с белой отделкой и пёстрый, чёрно-бело-зелёный. Оба с высокой талией у плавок, а пёстрый вообще с мини-топиком вместо верха. Хорошо, что сейчас в моде как совсем открытые купальники а-ля «тут черта, там черта...», так и более скромные. На фигуру я не жаловалась, но и на модель не тянула.

Посматривала на сплошные, но их мерить нужно, с раздельными проще.

Потом я написала маме, что у меня всё хорошо, что в доме есть бассейн, а рядом с посёлком речка, и я скоро научусь плавать, а ещё - у меня появилась подруга. Не знаю, подружимся ли мы с Машей по-настоящему, но пусть мама за меня порадуется. Любашке сказала, что мантию и шарф мне пока не выдали, обещали с нового учебного года - до этого времени что-нибудь придумаю.

От одной из подруг по группе любителей фэнтези пришла ссылка на новую книгу, очень хвалила. Решила заглянуть и, если понравится - добавить в библиотеку. К своему удивлению - зачиталась. Мне вообще нравились книги про магические академии, было забавно читать, как герои разучивали какие-то сложные формулы, заклинания, складывали многопальцевые кукиши, в общем, с великим трудом осваивали управление своими стихиями, а ведь на самом деле всего-то и нужно было -захотеть.

Жаль, что герои фэнтези этого не знали.

Я даже не заметила, как проглотила все выложенные главы, кинула книгу в библиотеку и порадовалась, что время ужина всё ближе, а за чтением соблазн поиграть с водяными фигурками несколько отступил, а точнее - просто забылся.

Теперь, как и хотела, постаралась упорядочить и осмыслить всё, что узнала о магах. Выключила компьютер, улеглась на кровать, закрыла глаза - но вместо нужных мыслей увидела вдруг лицо Арсения. Его улыбку, адресованную мне. Его слова: «До скорой встречи, Виктория». А я даже не сообразила сказать, что меня Вика зовут, а не Виктория. Интересно, а что значит «скорая встреча»? Как скоро? А где он вообще поселился? Может, в соседнем коттедже, и я смогу его увидеть?

Понимая, что мысли пошли куда-то не туда, я вскочила, походила кругами по комнате, вышла на балкончик - ага, вот он, бассейн, прилепился к дому сбоку, его крыша как раз под моими ногами. Теперь понятно, почему с той стороны у гостиной окон не было.

Я оглядела всё, что смогла - участок справа и спереди. Совершенно безлюдные. Справа за деревьями вообще ничего видно не было, впрочем, не знаю, что я планировала увидеть. Вернулась в свою комнату, сделала ещё пару кругов. До назначенного срока оставалось ещё больше часа, а переодеться - десять минут, мы же не на званый приём идём, а на семейный ужин.

Впрочем, на приём мне и надеть-то нечего было бы, да и какой приём в посёлке с населением в двадцать взрослых и кучки детей - я их так и не сосчитала. А покидать посёлок мне пока нельзя.

Идею погулять по саду отмела - мне же сразу захочется там что-нибудь переделать или хотя бы просто подправить. Какое-нибудь растение обязательно будет нуждаться в помощи, сорняки, опять же. А мне нельзя! Поэтому, пока не заполнятся бензином все мои «двадцать четыре канистры», и я не научусь ими пользоваться - никаких прогулок по саду.

Беспокоить Ростислава тоже не хотелось. Раз он в кабинете, значит, делами занят. У него такая должность серьёзная, а он со мной нянчится. С другой стороны - благодаря мне он взял первый отпуск за восемнадцать лет! Бедняга, как же ему тяжело, такая ответственность. Он, может, вообще о таком не мечтал, но выбора у него не было - девятая категория, не отвертишься.

В итоге, не зная, куда себя деть в оставшийся час, я зашла в игры на своей страничке и всё оставшееся время бездумно расстреливала группы шариков, спасая «драконьи яйца». Затягивает и помогает ни о чём не думать.

За три минуты до назначенного времени, я пританцовывала от нетерпения возле кабинета, не решаясь постучать. На этот раз, хотя ужин и не был «званым», я всё же надела новый сарафанчик с лёгким цветочным принтом и босоножки. Мой основной гардероб состоял из джинсов, шорт, футболок и топиков - сидя безвылазно на ферме, я привыкла одеваться удобно,- но несколько «девчачьих тряпочек» у меня тоже было - мама покупала. «Ты же девочка!» Вот одну я и решила обновить.

Ростислав появился минута в минуту, но не из кабинета, а спустился по лестнице. Он снова переоделся, сменив рубашку и брюки на футболку и джинсы, видимо, тоже предпочитал эту одежду, а в «деловом стиле» нарядился утром, когда покидал посёлок. Может, правителю несолидно появляться в городе, на людях, в таком виде, а дома, где все свои - можно?

Или это просто мои домыслы, а всё совсем не так. Но спрашивать, конечно, не буду.

Мы перенеслись порталом к калитке перед серо-сиреневым домом, а дальше уже просто шли - через двор, с разбросанными детскими игрушками, трёхколёсным велосипедом и широкими качелями с навесом, к крыльцу, на котором нас встречали хозяева с сынишкой, вновь сидящим на плечах отца. Я заметила, что дом отличался от нашего не только цветом -крыльцо не там, балкончики другие, веранда с торца была уже, но длиннее - на неё, видимо, и из бассейна был выход,- мансардные окна другой формы.

Внутри тоже всё было иначе - и планировка, и отделка. Но в целом всё то же самое, что и у нас: кухня, столовая и огромная гостиная одним блоком, кабинет и пристроенный сбоку бассейн - на первом этаже, и шесть спален на втором. Наверное, кто-то решил, что это идеальные размеры для многодетной семьи. Но пока обитатели, наверное, аукают друг другу в таких хоромах.

Мансарда, которую мне с гордостью показала Маша, представляла собой огромную игровую комнату, где было всё, что детской душе угодно. Из того, что я успела разглядеть, был замок принцессы, высотой со взрослого мужчину, в котором ребёнок мог играть, словно в домике, спортивный уголок, напольное покрытие с нарисованным на нем планом города с дорогами, перекрёстками, светофорами и так далее - у Костика в спальне похожий коврик лежит, от Серёжки унаследованный.

Дальше были какие-то пёстрые квадраты, что на них - я толком не разглядела, но кажется, увидела что-то вроде классиков и шахматной доски. Стены разрисованы сказочными героями вперемешку с буквами и цифрами. Ещё в глаза бросилась детская палатка и маленькая школьная доска с какой-то калякой-малякой, нарисованной цветными мелками. А вообще, там было столько всего, что аж в глазах зарябило.

- Талик играет здесь, когда на улице дождь или холодно, в общем, когда долго гулять не получается. Я сама здесь всё обставляла,- Маша обвела рукой огромное пространство мансарды, а потом положила руку на живот.- А скоро и Ниночка к нему присоединится.

«Талик»? Ах, да, Виталик. Как только мамы своих детей не называют.

- Наверное, сейчас ему скучно одному играть, ждёт, когда с сестрёнкой сможет? - я решила поддержать разговор, близкий будущей матери.

- Одному? Нет, к нему же друзья приходят, да и Ульяна в выходные дома, а сейчас на всё лето приехала. И нам с девочками так проще - пока несколько ребятишек играют вместе, одна мама может за ними присмотреть, а остальные -заняться домом, или походить по магазинам, или просто отдохнуть, даже поспать. Дети - это чудо, но порой утомляют. А вместе гораздо проще.

- А Ульяна, это?..

- Дочка Гены. Ты могла видеть её на площадке, на качелях, светленькая такая. Сейчас играет у подружки, к ужину прибежит.

- И вы забираете её на выходные? - Ростислав говорил, что это редкость.

- Да. Как только в ней проснулась магия, и её поместили в школу, я настояла, чтобы брать её домой так часто, как это только возможно. Тем более - для Гены это вообще не сложно, он ведь владеет порталами. А я ещё помню, как сама завидовала девочкам, которых брали на выходные. Меня на каникулы-то не на все забирали.

- Почему?

- Мой отец умер до моего рождения, а у старшего брата работа - сплошные командировки. Да и не сильно он рвался со мной общаться.

- Мне жаль,- всё, что смогла сказать. Мне на самом деле было её жаль, как и всех девочек, которых забрали у матерей. В очередной раз подумала, что мне повезло. Мой отец меня любил, и если бы братья не захотели обо мне заботиться, у меня всё равно был бы Ростислав.

- Это нормально,- она пожала плечами.- Савелий не обязан был со мной нянчиться, его просто поставили перед фактом самого моего существования. Зато теперь у меня есть Гена, Талик и Ульяна. А скоро родится Ниночка.

- Ты рада? - мне было на самом деле интересно. Маша выглядела счастливой, говоря о своей семье, но когда вспоминала детство, в глазах мелькнула настоящая тоска.

- Да. Я хочу много детей, нашим мужчинам очень нужны жёны.

- Ты уже думаешь о мужьях для своих, ещё не рождённых дочерей?

- Но разве любая мать не мечтает о том, как её дочери выйдут замуж, подарят ей внуков?

- Наверное,- вот здесь я растерялась.

Тётя Ира точно радовалась, когда Маринка замуж вышла, да и Светку всё время спрашивает, не надумала ли ещё? А по внучатам просто с ума сходит, не нарадуется обоим. Тётя Лена ей завидует, говорит, что пока сама дождётся внучат от своих мальчишек, уже с палочкой ковылять будет - я сама их разговор слышала.

- Моих девочек будут очень любить,- Маша вновь погладила живот.- Ведь их так долго ждали.

- Маша, Вика, пора ужинать! - раздалось снизу.

- Пойдём,- улыбнулась Маша.- Гена теперь следит чтобы я вовремя ела и отдыхала побольше. Словно это мне восемь лет, а не Ульяне.

- Пойдём, не будем заставлять его переживать,- улыбнулась я в ответ, и мы направились вниз.

Нам оставалось пройти последний пролёт, когда случилось что-то странное. Сделав очередной шаг по совершенно пустой и ровной лестнице, я неожиданно за что-то зацепилась ногой. Будь я в привычных кроссовках, наверное, удержалась бы, но даже совсем небольшой каблук босоножек делал меня менее устойчивой, чем обычно.

И, вскрикнув, я полетела вниз по лестнице.

Точнее, по самой лестнице я прокатилась совсем немного, а потом вдруг взмыла в воздух и дальше уже просто летела, тоже вниз, но ступеньки собой уже не считала. И в итоге прилетела прямо в руки Ростислава - словно домой вернулась.

- Вика, ты в порядке? - получив мой кивок - я не сильно ушиблась, так, пара синяков будет, не страшно,- маг поставил меня на ноги, но придержал за плечо, а пальцы другой руки прижал к моему виску - тоже уже привычно. Правда, на этот раз энергию в меня вливать не стал.

- Странно, я думал, ты внезапно обессилила, но нет, здесь всё в порядке. Что случилось?

- Там было... что-то. Я запнулась.

Обернувшись к лестнице, я увидела, что Маша испуганно застыла на том же месте, где была в момент моего падения, а рядом с ней - Геннадий Владимирович, тоже проверяет, в порядке ли она. Услышав мои слова, он наклонился к лестнице, тщательно её разглядывая, даже ладонью провёл в нескольких сантиметрах над ступеньками, потом выпрямился и покачал головой.

- Ничего нет. И я не чувствую какого-то магического вмешательства.

- Магическое вмешательство? Кому такое в голову придёт? - удивилась Маша и, взяв протянутую руку мужа, спустилась к нам.

- Пап, может, там мышка пробежала? - раздалось у меня за спиной, и, обернувшись, я увидела двух девочек лет восьми-девяти. Та, что помладше, со светлыми кудряшками ниже плеч, убранными под ободок, держала за руку Талика. Она же и говорила.- Невидимая!

- Уля, я тебе уже много раз говорил - невидимых мышей не бывает,- Геннадий потрепал дочь по волосам, подхватил на руки сына, который повис на его ноге, как только мужчина приблизился, и обратился к другой девочке: - Снежка, пообедаешь с нами?

- У мамы спрошу,- вторая девочка достала телефон, а первая вцепилась в руку Маши.

- Мам, скажи ему, что бывают! Бывают невидимые мышки! Я в мультике видела.

- И я! И я видел! Мышки-недимки!

- Невидимки,- поправил Геннадий Владимирович сына, потом снова обратился к дочери.- Не всё, что показывают в мультфильмах, бывает на самом деле!

- Пап, а вдруг! Вдруг бывают? Вот она об них и запнулась! - и Ульяна махнула рукой в мою сторону.

А я так и стояла рядом с Ростиславом, слегка ошарашенная случившимся. Уж не знаю, бывают ли невидимые мыши, но я точно за что-то зацепилась, я это чувствовала. И оно было... не могу объяснить. Это не было что-то твёрдое, это не было похоже, как запинаешься о натянутую верёвку - такое со мной случалось пару раз. Это было похоже на то, словно я ногой в кисель влипла. Точнее - если бы шарик киселя завис в воздухе перед моей ногой. Очень густого киселя. Нога вошла в него легко, но словно бы завязла. На долю секунды, но этого мне хватило, чтобы потерять равновесие.

Но так ведь не бывает. И лестница была пустая - я видела. И магии там не было, да и какая это может быть магия - «невидимый кисель»? Я даже не знала, как это объяснить, и решила, что никак. Может, я просто равновесие потеряла? А этот «кисель» мне лишь почудился?

Я чувствовала себя очень глупо и неловко. Пришла в гости - и продемонстрировала свою неуклюжесть. Чем дольше я об этом думала, тем больше сомневалась в том, что «кисель» был на самом деле. Я просто неуклюжая, вот и всё.

- Мама разрешила.- Снежка убрала телефон.

- Хорошо,- Маша приобняла девочек за плечи.- Вика, познакомься, это Ульяна, наша дочь, а это Снежанна, дочка Полины и Нестора.

- Мне очень приятно,- улыбнулась я, пытаясь понять, Снежанна - падчерица племянницы Ростислава, или у них тут ещё одна Полина есть? Учитывая, что имя мне назвали без уточнений, словно я должна его знать, скорее всего, первое. Кстати, стрижка у девочки была точь-в-точь как у Полины, только волосы светло-каштановые и не такие густые. Куэльды у обеих девочек были белые.

- Нам тоже,- хором ответили девочки и захихикали над своей синхронностью.

- А Вику вы уже сегодня видели, знаете, кто она? - продолжила Маша. Девочки дружно кивнули.- Тогда идите мыть руки - и за стол. Вика, ты не сильно ушиблась? - когда девочки убежали, обратилась она ко мне.

- Нет. Так, немножко, ерунда! - отмахнулась я, хотя плечо побаливало, да и коленка тоже. Но не хватало ещё, чтобы со мной тут возились, переживали. Сама виновата, под ноги нужно было смотреть. Наверное, всё дело в босоножках, к которым я не привыкла, а не в каком-то «киселе», который мне просто померещился.

- Уверена? - это уже мой опекун уточнил.

- Да, всё нормально. Вы меня вовремя поймали,- заверила я его.

- Я мог бы вызвать медика, чтобы тебя осмотрел.

- Не надо. Зачем дёргать человека по пустякам. Я в порядке.

Может, в другое время я бы и согласилась, но не сейчас. Подумаешь, синяки ноют, я что, первый раз в жизни упала и синяк набила? Потерплю.

Мы стояли как раз напротив входной двери - здесь она была почти вся стеклянная, а вот у Ростислава - только узенькие окошечки, с ладошку шириной в каждой створке,- и случайно бросив взгляд на улицу, я увидела ту девушку, что на площадке держалась особняком, катая коляску. Она и сейчас её катала, точнее - покачивала, стоя на одном месте и внимательно глядя на дом Геннадия Владимировича.

А может, и не на дом. Выражения её лица я не видела, как и направления взгляда, слишком далеко было. Может, она на птичку какую засмотрелась или узором забора заинтересовалась. Не знаю. Но мне почему-то казалось, что смотрела она именно на дом, туда, где стояла я. Но вряд ли могла что-то увидеть снаружи, ведь свет в доме не горел, было ещё слишком светло, чтобы его включать.

Я только успела задуматься над странным поведением этой незнакомой мне девушки, как она, оглянувшись на что-то, мне не видимое, бодро покатила коляску дальше по дороге. Заинтригованная, я продолжала смотреть на пустую улицу, точнее, тот её кусок, который не загораживали деревья, и вскоре моё любопытство было удовлетворено.

В калитку, держа в руке пышный букет, вошёл тот, кто сегодня не единожды занимал мои мысли, и решительно зашагал к дому.

Глава 13

Розы

День второй. Понедельник

- И что он тут забыл, хотел бы я знать? - раздалось недовольное у меня над плечом. Ростислав тоже заметил появление нового гостя.

- Наверное, его тоже на ужин пригласили? - предположила я самое очевидное.

- Или сам навязался,- в отличие от прошлого раза, когда Ростислав разговаривал с Арсением, недовольства своего он не скрывал. Я не очень понимала, чем он так недоволен, ну, кроме того, что молодой маг эгоистично ушёл в отпуск в не самое подходящее время, но я ведь могла многое не знать.

Долго гадать нам не пришлось, Арсений вошёл в дом, чем привлёк внимание хозяев, благо кроме пары колонн - вместо нашей одной, но более длинной,- ничего не мешало его обитателям видеть друг друга, находись они в прихожей, как мы, или в столовой зоне, как Геннадий и Маша. Он как раз усаживал сына в высокий стульчик, а она руководила полётом тарелок и прочих предметов сервировки на большой стол, в отличие от нашего круглого, здесь он был прямоугольный.

- Арсений, ты как раз вовремя,- слова Маши показали, что появление этого мага сюрпризом для них не стало. Впрочем, я заметила, что в отличие от радушно улыбающейся жены, хозяин дома особым восторгом от появления гостя не пылал, улыбка его была максимум вежливой.- Проходи за стол.

- С удовольствием! - улыбнулся блондин, и у меня что-то ёкнуло в груди, хотя улыбка предназначалась не мне. До чего же красив! Ему бы в кино сниматься, а не в магическом контроле работать. И тут он повернулся ко мне, и улыбка его стала ещё шире.- Виктория, очень рад встретиться вновь.

И мне поцеловали руку. И вручили один из букетов - их у него оказалось два. И опять улыбнулись, так восхищённо, словно я какое-нибудь прекрасное чудо, не меньше. А я стояла, как и при первой встрече, впав в ступор, с трясущимися коленками и не в силах даже поздороваться в ответ. Что со мной происходит?

Рука, опустившаяся на моё плечо, заставила вздрогнуть и «отмереть». Уже вполне владея своим телом, я наблюдала, как Арсений раскланивается с Машей, вручая ей второй букет. Я опустила глаза на свой, такой же. Бедные розочки, вам бы ещё жить и жить. Наверное, Арсений просто не в курсе, что маги растений не любят цветы в букетах? Или это только я не люблю?

У нас дома это знали все. И никаких срезанных цветов там не водилось, только в горшках. Я сама их туда помещала, даже те, что в доме обычно не растут и не цветут, но у меня цвели. А потом я возвращала их обратно в сад, отдыхать и набираться новых сил, а в горшки помещала новые, готовые вот-вот расцвести. И украшала ими дом.

А эти цветы умирали. Как жаль. Хотя розы можно было бы приживить, если бы не запрет на занятие магией.

- Сколько во мне сейчас магической энергии? Сколько канистр заполнено? - мне понравилась аналогия, так намного проще ориентироваться.

Наверное, мой вопрос удивил Ростислава, но он всё равно ответил:

- Одна канистра - где-то на треть.

- А можно мне будет взять оттуда... стакан? Но прямо сегодня.

- Для чего, если не секрет?

- Хочу приживить эти цветы в вашем саду. Иначе они умрут.

- Стакан можно. Давай, я пока помещу их в стазис,- у меня забрали букет и отложили на полочку под зеркалом, висящим рядом.

- Вы и это умеете?! - восхитилась я. И спохватилась: - Спасибо!

- Ростислав, Вика, что вы там застыли в прихожей,- раздался голос Геннадия Владимировича.- Идите к столу.

Ужин прошёл весело, благодаря присутствию детей. Они вываливали на благодарных слушателей всё, что происходило в их жизнь, делясь всеми «сверхважными» новостями. Я словно снова домой вернулась, где Любашку и Костика было сложно заткнуть за ужином, ведь за столом собиралась сразу вся семья - очень удобное время, чтобы посветить сразу всех во все подробности.

И теперь мы ужинали, слушая рассказ о найденной в саду лягушке, о новой серии мультфильма, о том, кто выше раскачался на качелях, спор о том, что вкуснее, персик или нектарин, выбор клички для щенка, которого Снежке пообещали на следующий день рождения... Девочки перескакивали с одной темы на другую так, что у кого-то, менее подготовленного, голова бы закружилась, но уж точно не у меня.

Я даже поучаствовала в выборе клички, предложив пару вариантов, которые были отвергнуты, как и все остальные. Спор закончился, когда Геннадий Владимирович напомнил - у породистых собак обычно уже есть документы с кличками, вот появится щенок, тогда и видно будет.

Взрослые разговаривали мало. Хотя Арсению всё же пришлось объяснять своему непосредственному начальнику, кого именно из подчинённых он оставил вместо себя в помощь Даниилу - что было Геннадием Владимировичем одобрено, хотя и с некоторым сомнением,- а потом пообещать быть на связи, если брату понадобится его помощь.

Арсений и меня попытался втянуть в разговор, начав расспрашивать о жизни среди людей, но был осажен Ростиславом, сказавшим: «Дай девочке спокойно поесть». После этого снова болтали лишь Ульяна со Снежкой, им это есть совсем не мешало.

К своим расспросам Арсений вернулся уже после ужина, когда дети убежали играть в мяч на полянку возле веранды - их было отлично видно сквозь широкое окно и распахнутую дверь,- а мы, взрослые, расположились в гостиной.

Я отвечала на вопросы, каким образом мне удавалось так долго скрывать свой дар от окружающих. Ведь дело не только в чипе, если бы я себя чем-то выдала, то маги всё равно узнали бы. И живи я в городе - так бы и случилось, рано или поздно. Но спрятать меня на ферме было хорошей идеей, это признали все. Не одобрили, нет, но признали.

Потом Геннадий Владимирович и Арсений немного рассказали о своей работе. Всё же прав был Ростислав, маги тоже люди, и человеческие недостатки им присущи не меньше, чем нам. То есть, им. В общем, людям. И присматривать нужно даже за магами.

А потом Ростислав сказал, что завтра собирается показать мне магическую школу, а заодно и со своими дочерями познакомить. Ведь, когда они приедут на каникулы, мне с ними в одном доме жить, и лучше, чтобы мы к тому времени не были незнакомцами. А завтра - потому что я пока не особо опасна, так как мой резерв ещё только наполняется после вчерашнего опустошения, когда мне пришлось даже жизненную энергию задействовать, а не только магическую.

Но уже послезавтра я стану намного сильнее, чем прежде, и с каждым днём моя сила будет увеличиваться. Обычно это происходит медленно, постепенно, почти незаметно. Годами, десятилетиями - и маги успевают привыкнуть к своим силам. У меня же на всё про всё будет лишь несколько дней, и придётся очень строго контролировать и дозировать свою силу под присмотром Ростислава. А завтра я практически ничем не буду отличаться от себя двухдневной данности.

На моё, вроде бы логичное возражение, что если я просто не буду пользоваться магией, то какие бы силы во мне ни поселились, навредить они не могут. И мне дружно рассказали, что бывают ситуации, когда магией пользуешься неосознанно, инстинктивно. Ни один маг воздуха не позволит внезапному порыву ветра швырнуть пыль ему в лицо, ни один маг воды не даст себе промокнуть под дождём. И сделает это абсолютно бессознательно, так же, как человек зажмуривается от пыли или брызг в лицо.

В общем, как я поняла, что когда весь мой новый резерв заполнится, то есть, мой шестой уровень станет мне доступен в полном объёме, мне придётся контролировать каждый свой шаг хотя бы первые дни, а Ростислав должен всегда быть где-то поблизости. Или, если ему срочно потребуется отлучиться, то кто-нибудь другой из магов с более высокой, чем моя, категорией. Не держать меня за руку, нет, но как минимум, находиться на одном со мной участке.

И сколько этот контроль продлится - неизвестно.

В общем-то, всё это я и прежде знала в общих чертах, но только сейчас, когда мне в четыре голоса рассказывали, что меня ждёт, прониклась и опечалилась. Нет, я не была против компании Ростислава, тем более что не буду привязана к нему коротким поводком, но сама мысль о том, что уходя куда-то по делам, он будет сдавать меня какой-нибудь «няньке», заставляла чувствовать себя ребёнком, нуждающимся в присмотре. А не взрослой, совершеннолетней девушкой.

Да уж, радости мало. Зато у меня шестая категория - это как раз радует. Всегда ведь приятно знать, что в чём-то ты лучшая. Пусть и случайно. Нет, я не стану задирать нос перед остальными девушками, как Полина, но потихоньку-то порадоваться этому могу? Молча. Про себя. Никто и не узнает.

Остальных радовало другое - то, что моим первым, а значит, самым сильным даром были растения. А огонь - самым последним и слабым. Потому что сложно случайно наделать бед, управляя цветами и деревьями, а вот огнём - проще простого. К счастью, едва проснувшийся дар даже при девятой категории не опасен, что уж говорить о шестой. А растения... Ну, выращу я пятиметровый подсолнух, ну переспеют и сгниют у меня все яблоки в саду за две секунды - особого вреда окружающим от этого не будет.

Конечно, есть ещё вода, которая тоже может бед натворить. Но она всё равно безопаснее огня. И чтобы утопить весь посёлок, сил у меня не хватит даже с полным резервом, максимум - по колено его залью, грязюки наделаю, цветы погублю, неприятно, но опять же - не смертельно.

Это всё мужчины прикидывали, поскольку знали по собственному опыту, на что способен маг шестой категории, а на что - нет. Мы с Машей помалкивали, лишь слушали и на ус мотали, для неё это, наверное, тоже чем-то новым было, вряд ли даже в магической школе им рассказывали, кто с какой категорией и порядковым номером магии что натворить может. А здесь я, как конкретный пример, и три опытных мага, знающих о чём-то подобном не понаслышке.

В общем, был сделан вывод, что мой «переходный период» будет не таким уж и опасным, как казалось, но надзор на время освоения «двадцати четырёх канистр» магического резерва мне всё же необходим.

Арсений тут же предложил свою кандидатуру на роль «няньки», если Ростиславу понадобится отлучиться. Особого энтузиазма у последнего это не вызвало, но выбора, в общем-то и не было. Во всяком случае, пока не начнутся каникулы, и в посёлок не съедутся другие маги - отцы и будущие женихи. Сейчас же здесь жили постоянно лишь трое магов, не считая Арсения, и у двоих жёны были на сносях.

Я не очень поняла, почему Ростислав недоволен кандидатурой Арсения, сама же была в восторге от того, что смогу чуть больше пообщаться с ним. Каждый раз от его улыбки у меня ёкало сердце и хотелось, чтобы он улыбался мне как можно чаще. Никогда я ничего подобного не испытывала, но, несмотря на странность и непривычность, мне это нравилось. И сам Арсений тоже. Так почему бы и нет?

Пока мы разговаривали, я краем глаза видела, как грязная посуда улетает со стола в сторону кухни, что там с ней происходило, не знаю, но плеск воды слышала. Поэтому не стала предлагать помощь в уборке после ужина, как прежде планировала. Нужно привыкать, что у магов всё иначе, может, и я так тоже смогу. Нужно будет попробовать, когда освоюсь со всеми своими «канистрами».

Уходили мы пешком, не порталом. Мне захотелось увидеть дорогу от дома Маши до нашего, вдруг понадобится к ней заглянуть. И когда я, неся тарелку с большим куском яблочной шарлотки - нам дали его с собой со словами: «Утром чаю попьёте»,- уже вышла на улицу, а Ростислав, держа мой букет, закрывал за нами калитку, вновь случилось странное.

Мою щиколотку обвило что-то мягкое, едва ощутимое, но дёрнуло очень даже заметно. Так, что я потеряла равновесие и рухнула на четвереньки. Точнее - на колени и локти, поскольку единственная мысль, промелькнувшая в моей голове за те доли секунды, что я падала, была: «Не уронить тарелку с пирогом!»

И я её не уронила, а потому как-то смягчить падение или даже удержать равновесие, сбалансировав руками, не получилось. Локти и колени обожгло болью - падение на асфальт бесследно не проходит,- зато пирог уцелел. И лишь секундой позже пришла новая мысль, что я вообще-то маг, телекинетик, и чтобы удержать тарелку, использовать руки мне совсем не обязательно. И использовать магию в такой ситуации вполне простительно.

Но, как говорил Никита, в очередной раз обыгрывая меня в шашки: «Хорошая мысля приходит опосля».

В следующую секунду меня подняли сильные руки Ростислава, но не поставили на ноги, а усадили на его колено. Забрав и отставив в сторону тарелку, которую я так и продолжала крепко держать, маг обследовал мои ободранные коленки и локти.

- Ничего страшного,- сказал он мне, а так же подбежавшим мужчинам.- Неглубокие ссадины, дома промою.

- Я в порядке,- уверила окружающих магов, хотя ссадины начало заметно щипать. Но я не настолько давно перестала ходить со сбитыми коленками и локтями, чтобы не согласиться с Ростиславом - да, ничего страшного. Пощиплет немного и пройдёт Правда, какое-то время буду щеголять «украшениями» из струпьев и царапин, словно мне лет десять, но их легко спрятать под одеждой, благо, сейчас не жарко.

- Как же ты так, Вика? - недоумевал Геннадий Владимирович.

- Споткнулась,- пожала плечами в ответ.

Почему-то не хотелось рассказывать о странном... чём-то. Это точно не «невидимая мышка» была, я не просто обо что-то запнулась, как на лестнице, где это ещё можно было списать на какую-то случайность. Мало ли, какие остатки эктоплазмы могут летать в доме магов, попадаясь под ноги, я слишком многого о них и их магии не знаю. Там ещё могла быть случайность, но не здесь. Здесь меня за ногу схватили и дёрнули. Специально. Хотя всё равно непонятно, кто и как.

- Пожалуй, я всё же воспользуюсь порталом.

С этими словами Ростислав встал со мной на руках и, кивнув мужчинам и подошедшим к ограде Маше и девочкам, шагнул прямо в свою гостиную, опустив меня на диван. Тарелка и букет вплыли следом и приземлились на столе. Рядом с нами тут же появилась аптечка, прямо из ниоткуда, что меня уже не удивляло, и в следующую минуту маг уже тщательно обрабатывал мои ссадины перекисью. Слегка подзабытые, но такие знакомые ощущения, словно в детство вернулась, правда, уже не плачу, чтобы пожалели. Так, пошипела слегка, но совсем чуть-чуть.

- А теперь рассказывай, что же там случилось на самом деле? - не прерывая своё занятие, поинтересовался Ростислав.- И не говори, что споткнулась. Да, я повернулся к тебе спиной, но прекрасно слышал, что в тот момент ты стояла на месте, дожидаясь меня. А чтобы споткнуться, нужно двигаться. Остальные были далеко, я тебя загораживал, так что они тебе поверили. Я - нет

Пришлось рассказывать. После того, как описала свои ощущения, мою ногу обвило точно такое же едва ощутимое «лассо».

- Похоже? - уточнил маг, и когда я кивнула, нахмурился.- Магия воздуха. Да, с её помощью можно заставить споткнуться, но зачем? И кому это было нужно? Из тех, кто находился рядом, такой дар есть только у Геннадия и Арсения, хотя дар не такой уж и редкий, но я не вижу причины... Впрочем, это можно сделать и на расстоянии, главное - видеть тебя. А это возможно из любого соседнего дома. Да и не из соседнего, если под рукой бинокль. Только зачем? Не понимаю...

- А нельзя вычислить по ауре преступника? По остаточным следам? По связи мага и используемого им заклинания?

- Вика, где ты всего этого набралась? - Ростислав удивлённо взглянул на меня, оторвавшись от промываемой ссадины на моём колене.- Ты сама-то хоть раз заклинание использовала?

- Нет,- осознавая, что ляпнула откровенную глупость, попыталась объяснить: - Я просто читала, что магия у каждого индивидуальна, как отпечатки пальцев, и по этим отпечаткам можно найти владельца.

- Ох уж это фэнтези, которое пишут люди, ничего о нас не знающие,- вздохнул маг.- Чего только не придумывают. Вика, никаких следов мага и даже самой магии после окончания воздействия не существует Магию можно засечь лишь в момент применения, и это тоже дар, причём довольно редкий. Он есть у Геннадия и Арсения, именно поэтому они и работают в отделе по её контролю. Но даже они не в силах распознать магию первой категории - она слишком незначительна.

- Но Геннадий Владимирович проверял ступеньки.

- Если бы воздействие продолжалось, с такого расстояния он бы заметил. Но, видимо, кто-то подставил тебе «подножку» и тут же всё убрал. А на улице снова повторил попытку, да ещё и момент выбрал такой, чтобы я не только спиной стоял, но и от остальных тебя загораживал.

- А когда я в доме была, меня же снаружи не увидеть было!

- Вика, там же со всех сторон огромные окна. И если взять бинокль, увидеть тебя труда не составит. Я просто не понимаю -зачем? Ладно ещё - лестница, но на улице чем-то более серьёзным, чем разбитые колени, вряд ли закончилось бы.

- Тогда какой в этом смысл?

- Не знаю. Но обязательно узнаю.- Ростислав наклеил мне на локоть бактерицидный пластырь, остальные ссадины оставил, как есть.- Через час снимешь, надолго не оставляй. Жаль, что у меня нет магии исцеления, и в посёлке её ни у кого нет, но мы всё равно завтра в школу магии отправляемся, Людмила тебя подлечит, у неё как раз этот дар есть.

- А почему вы называете своих дочерей полным именем? - не удержалась от вопроса.

- Привычка,- маг пожал плечами.- У нас не были в ходу сокращённые имена, как у вас здесь. Но если кто-то просит называть его сокращённым именем, мы это делаем. Людмила не просила.

Учитывая, что видятся отец и дочери редко, вряд ли между ними установилась достаточно близкая связь для такой просьбы. А может, ей просто нравится полный вариант имени? Ладно, это не так и важно. Поэтому я сменила тему.

- А когда мне можно будет укоренить цветы?

- Да хоть сейчас,- вставая и отправляя аптечку туда, откуда она появилась, а следом - аннигилируя кусочки грязной ваты, ответил Ростислав.- Пойдём, выберем место, я проконтролирую, чтобы ты не потратила больше сил, чем можешь, а заодно и стазис с цветов сниму.

Место мы нашли быстро - вдоль одной из дорожек. Она пересекала газон, что, на мой взгляд, было откровенно скучно. Теперь вдоль неё будут расти розовые кусты. К счастью, это были местные, садовые розы, которые Арсений, по словам Ростислава, скорее всего, нарезал у кого-нибудь на участке, а не привозные красавицы, которым местный климат совсем не подходил.

Помощь мага заключалась не только в снятии стазиса с букета - как он это сделал, я так и не поняла, внешне ничего не изменилось, заклинаний он не читал, пассов руками не делал, просто протянул мне букет со словами: «Можешь сажать». Всю подготовительную работу - снятие дёрна, рыхление почвы, последующий полив,- тоже делал он, причём магией. Всё, что сделала я, это воткнула стебли поглубже в грунт и приказала им укорениться.

Конечно, если бы я срезала со стеблей цветы и листья, оставив лишь черешок, сил вложить пришлось бы меньше. Но моей целью было не разведение розария на участке Ростислава - он у него, кстати, и так был, немного дальше,- а спасти конкретно вот эти несчастные обречённые цветы. И я это сделала, отчего испытала чувство глубокого удовлетворения. Позже, когда разрешат, я займусь этими розами более серьёзно, превратив одинокие стебельки в сильные кусты, но и так неплохо получилось.

- Полтора стакана,- хмыкнул Ростислав, прикоснувшись на мгновение к моему виску.- Но не критично.

- А это тоже дар? Определять резерв? - уточнила на всякий случай.

- Нет, это опыт. Со временем и ты научишься. Сначала со своим резервом, потом и с чужим.

- А когда? - любое новое умение не помешает.

- Годам к ста или немного позже,- и слыша мой разочарованный вздох, успокоил: - В сравнении с твоими «семьсот плюс» - это недолго. А сейчас тебе нужно пойти и отдохнуть.

- Хорошо,- кивнула я, вспомнив обещание быть паинькой.- На сколько мне ставить будильник?

- Ни на сколько. Мы отправимся после обеда, до этого у девочек занятия. Если понадоблюсь - я в кабинете.

Попрощавшись, я отправилась в свою комнату. Спать, конечно, было ещё рано, но меня и не спать послали, а отдыхать. Поэтому я направилась в ванну - всё никак не могла насладиться этим чудесным удобством в своём полном единоличном распоряжении. Вошла и... увидела себя в зеркало. Точнее - свои колени, разукрашенные ссадинами и царапинами. А на правой коленке ещё и синяк проявился, немного ниже ссадины. Небольшой совсем, повезло мне, в общем-то, но на людях лучше в брюках появляться, а то примут за жертву катастрофы или совсем уж неуклюжую.

Посмотрела на руку выше локтя - пришлось встать спиной к зеркалу и вывернуть шею,- и ничего там не обнаружила. Трогать больно, но синяка нет. Может, просто пока нет? Ладно, завтра увижу.

Снова полюбовалась на колени и локти. И как я буду ванну принимать? Щипать же от воды будет! А так хочется! Так хочется!

Я потопталась возле ванны, покосилась на душ - нет, от него удовольствия никакого, а щипать всё равно будет. Как вариант - можно просто обтереться мокрой губкой, избегая разбитых мест, но это вообще неинтересно! Иметь в своём распоряжении шикарную ванну и обтираться губкой - это же издевательство какое-то!

И тут в голове прозвучали слова Ростислава, сказанные им в бассейне: «Ты - маг воды. Вода - твоя стихия, она будет тебе послушна и всегда удержит». Удерживать меня не надо было, но вот про послушание воды - это важно. Прежде я пользовалась этой магией лишь для того, чтобы что-то или кого-то полить, ну, ещё «джакузи» себе делала. Но никогда не думала о том, как вода будет взаимодействовать с моим телом.

Я обещала не пользоваться пока магией, но совсем чуть-чуть-то можно? Самую капельку? Зато завтра не буду играть, пытаясь создать водяные фигурки, как планировала. Обещаю! Это ведь будет взаимозачёт, верно?

Договорившись таким образом со своей совестью, я вынула из стакана зубную щётку, налила в него воды и приказала ей:

- Не касайся моего ногтя.

Опустила в воду палец, подержала пару секунд, вынула. Ноготь был сухим! Сунула в стакан другой палец, предварительно дав воде новое задание:

- Средняя фаланга должна остаться сухой!

Да! Сработало! Последним испытанием для воды стал кусок туалетной бумаги, который тоже остался сухим, как я и велела. После этого я наполнила ванну - без пены, потому что не знала, смогу ли приказывать ей, раньше не пробовала,- и залезла в неё, дав указание не прикасаться к моим ранам и пластырю.

Когда вода начала остывать, я неохотно выбралась наружу и отправилась в постель. Читать не хотелось, спать тоже, поэтому, пощёлкав пультом, я наткнулась на канал Дискавери и смотрела документальный фильм о хамелеонах, пока глаза не начали слипаться.

А во сне я видела Весельчака У из «Тайны третьей планеты», который говорил Ростиславу:

- Я не упал, правитель. Меня уронили!

Глава 14

Школа магии

День третий. Вторник

Разбудили меня лучи солнца, упавшие прямо на лицо. Урок на будущее - если хочу поспать подольше, нужно задёргивать шторы. Хотя бы ближайшие недели, потом солнце будет вставать позже. Хорошо ещё, что окно не прямо на восток выходит, и лучи добрались до моего лица... а во сколько, кстати? Ого, десятый час уже! Вот это я разоспалась!

Спасибо, солнышко, что разбудило. Будильник я, конечно, не поставила, но что столько продрыхну, будучи жаворонком, даже и не предполагала.

В ванной полюбовалась на «боевые раны», которые теперь, когда покрылись струпьями, выглядели намного страшнее, чем вчера. Но уже не болели, только если синяки трогать - на руке всё же проявился, бледненький совсем, но гораздо больше того, что ниже колена,- но зачем трогать-то?

В общем, я легко отделалась. Надеюсь, мой опекун всё же вычислит этого «диверсанта», потому что повторения я не хочу.

Нарядившись в привычные джинсы и голубую футболку с длинным рукавом - благо, нашлась среди вещей, а то в свитере всё же жарко было бы,- я спустилась вниз. Проходя мимо кабинета, заглянула в гостеприимно распахнутую дверь и застыла на пороге, не решаясь потревожить правителя за работой. Даже подумывала прокрасться мимо, но он сам меня заметил.

- Доброе утро, Вика. Выспалась?

- Доброе. Да. Что-то я разоспалась сегодня.

- Это нормально. Пока резерв не заполнится хотя бы на половину, так и будешь много спать. Подойди-ка ко мне.

Я послушно подошла и уже привычно подставила висок под пальцы мужчины, а потом чуть испуганно наблюдала, как он недоумённо хмурит брови.

- Странно. Должно быть больше, если судить по скорости восстановления.- После чего я получила подозрительный взгляд.- Признавайся, феячила вчера?

Ничего от него не скроешь! Хорошо ещё, что для дела феячила - кажется, ему это слово понравилось, по крайней мере, оно точно описывало происходящее,- а не с водяными фигурками играла, в этом признаться было бы ещё более стыдно.

- Я приказала воде не касаться моих болячек, когда ванну принимала,- честно призналась, склонив повинную голову.

- Понятно,- как-то очень тяжело вздохнул Ростислав.- Ох, Вика-Вика, что же мне с тобой делать?

- Понять и простить?

- Простить? Ты себе навредила, не мне, к чему просить прощения у меня? - кажется, эту фразу он тоже не узнал, принял за чистую монету.- Просто в следующий раз, если возникнет подобная необходимость, обратись сначала ко мне, и проблему можно будет решить, не используя свой крошечный резерв.

- Но как?

- Я ведь тоже маг воды. И точно так же мог бы приказать ей не касаться твоих ран. Это с растениями я бессилен, три остальных твоих дара у меня есть.

- Я не подумала, простите,- ещё немного, и я ногой по паркету шаркать начну. Ведь и правда - сглупила. Но я так привыкла полагаться лишь на свою магию, ведь дома никто мне в этом помочь не мог, что не догадалась попросить о помощи. Будет мне уроком. Очередным.

Завтракала я одна - Ростислав, конечно же, давно поел. В холодильнике нашлось всё, что нужно для моего любимого утреннего блюда - яичницы с грудинкой. «Завтрак - самый важный приём пищи»,- было неписаным законом у нас на ферме, и я не могла понять тех, кто обходился чашкой лишь кофе - терпеть его не могу, кстати! - или чаем с бутербродом.

Поэтому я наелась «вредной пищи» досыта, тем более что, по словам Ростислава, чем выше уровень магии, тем крепче организм. И ни моей печени, ни талии этот суперкалорийный завтрак со всякими канцерогенами, холестерином и невесть чем ещё, совершенно не повредит Маринка со Светкой удавились бы от зависти.

После завтрака, от скуки, решила приготовить обед - как-то не прельщали меня всякие ресторанные блюда «на вынос», да и кто знает, какие они там на вкус? А заняться всё равно нечем - маме отписалась, продолжение в книге, которую читала, ещё не выложили, магичить нельзя. Конечно, когда начнутся занятия, сгодится и ресторанная еда, но что-то мне так отчаянно захотелось маминых щей.

Маг мою идею поддержал, хотя и с некоторым сомнением. В его взгляде явно читалось: «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось», но это он просто ещё мамины щи не пробовал. Он даже сходил со мной в магазин, точнее - открыл туда портал, хотя я уверяла, что и сама смогу сбегать, ногами, здесь же недалеко.

В магазине меня ждало очередное открытие. На мой вопрос, почему овощи и фрукты лежат в таких же холодильниках, как и мясо с молочкой, получила ответ, что это не холодильники. Специального названия для этих странных витрин нет, но все продукты в них находятся в стазисе. И чтобы его снять - их достаточно лишь вынуть.

Ничего не скажешь - удобно. Жителей в посёлке немного, оборот у магазина маленький, а таким образом можно привозить продукты хоть раз в месяц - а они всё равно будут свежайшими! Жаль, что такие приборы, у которых даже названия нет, нельзя внедрить в массовое производство, они требуют пусть редкой и небольшой, но всё же регулярной магической подзарядки. Маги ещё могут держать что-то подобное в доме - по словам Ростислава, те, что живут в городе и не владеют даром стазиса, пользуются более компактными моделями,- а вот людям подобное недоступно, к сожалению.

Мой вчерашний заказ пришёл, когда готовка была в самом разгаре. Но прерваться было вполне возможно - так что, отложив нож, которым шинковала капусту, и убавив огонь под кастрюлей с варящимся мясом, я умчалась вслед за магом в свою комнату.

Всё же удобная вещь - портал. Ростислав поговорил с кем-то по телефону, дал команду: «Запускайте»,- и из радужного сияния выплыл уже собранный стол, свёрнутый ковёр, а так же несколько небольших упаковок с остальной мелочью. Мой прежний стол уплыл в тот же портал прямо со стоящими на нём светильниками, наверное, модными и дорогими, но совершенно непрактичными, освободив место для нового, а ноутбук переместился на комод.

Новый стол встал на нужное место, компьютер быстренько распаковался и установился на нём и под ним, все провода воткнулись, куда нужно. Потом Ростислав велел мне отойти к дверям, сам тоже отошёл, после чего кровать и часть мебели взмыла на полметра в воздух, старый ковёр с модным эффектом облезлого пола свернулся и тоже сгинул в портале, на его месте развернулся новый, мебель опустилась - и всё, перестановка окончена.

И на всё про всё ушло минут десять, если не меньше!

Маг ушёл, предложив мне закончить разборку покупок самостоятельно. Это заняло ещё минут пять - купальники в комод, канцтовары - в ящик стола. При этом я понимала, что последнее можно было и не заказывать - в поселковом магазине этого добра было завались. Но кто же знал-то?

После обеда - довольно простого, но Ростислав похвалил и съел мою стряпню с аппетитом,- мы отправились в школу магии, которая была для меня пугалом долгие годы.

Шаг в портал - и вот мы уже, как я поняла, на территории школы. Просто «двором» такое назвать сложно. Ростислав решил провести для меня что-то типа мини-экскурсии по территории. Огромное трёхэтажное здание, похожее на шикарный особняк девятнадцатого века, в котором, по словам мага, располагались и классы, и жилые помещения для учеников и педагогов, мы оставили на потом.

Территория тоже была огромной и безлюдной. Мы обошли только часть - сквер и просторный двор перед особняком: открытый бассейн, возле которого стояло несколько шезлонгов, теннисные корты и спортивные площадки, игровой городок, велодорожки,- и это была лишь малая часть того, что относилось к школе.

Дальше, за зданием школы, по словам Ростислава, были полигоны. Причём, там были и открытые территории - поля, лесопарк и озеро,- для магов земли, растений или погодников, так и множество закрытых павильонов с разной степенью защиты. А ещё - небольшой ипподром и что-то вроде зоопарка, причём, если первый был скорее для развлечения, то второй тоже был нужен для тренировок. Кто-то из магов имел дар подчинения животных, кто-то с ними общался, а кто-то тренировал «на мышах» свой целительский дар.

В общем, какое бы умение ни проснулось в юных магах - для них всегда была возможность осваивать его в подходящих условиях, в безопасности и под присмотром тех, кто сведёт серьёзные последствия к минимуму.

В этот момент из здания школы вышел пожилой мужчина в строгом деловом костюме и направился к нам.

- Мы не ждали вас сегодня, правитель,- он поприветствовал нас лёгким наклоном головы.- Но всегда рады видеть. Добро пожаловать в школу магии,- это он уже мне, с любопытством разглядывая мой куэльд. Его, к слову, был таким же, может, чуть темнее.

- Добрый день, Феликс,- Ростислав ответил таким же кивком.- Я просто хотел познакомить своих дочерей с Викторией, дочерью Кирилла. Какое-то время она не сможет свободно перемещаться, но пока это возможно - мы здесь. Но, кажется, немного не рассчитали. Занятия ещё не закончились?

- Осталось пятнадцать минут, но я попрошу Софию отпустить Ольгу пораньше. Людмилу придётся подождать, сам понимаешь, прерывать урок старшеклассников нельзя.

- Конечно, понимаю. Сам когда-то у вас учился. Вика, это Феликс, директор школы и старый друг твоего отца.

- Очень приятно,- я выдавила из себя улыбку, раздумывая, нужно ли делать книксен. Он здесь просто напрашивался, хотя век был явно не тот. Ладно, делать я его всё равно не умею, лучше и не пытаться.

- Мне тоже,- улыбнулся директор в ответ. А я почувствовала себя неуютно. Директор школы - не тот, рядом с кем можно себя свободно чувствовать, и хотя я не являлась одной из его учениц, но по возрасту недалеко от них ушла.- Я рад, что ты всё же нашлась, хотя очень жаль, что дочь Кирилла не обучалась в нашей школе.

- Так вышло,- пожала я плечами. А что я ещё могла сказать?

К счастью, неловкий момент прервала маленькая девочка, выбежавшая из-за угла здания, с той стороны, где были расположены полигоны, и направившаяся к нам с криком:

- Папа! Смотри, что я уже могу! - она размахивала рукой, в которой было зажато что-то небольшое, и видимо, именно это что-то она и хотела продемонстрировать отцу. Под мышкой другой руки у неё была зажата какая-то небольшая мягкая игрушка.

- Не буду вам мешать,- директор откланялся, иначе не скажешь, хотя он снова всего лишь чуть склонил голову, но у меня почему-то перед глазами возникли два раскланивающихся лорда на великосветском приёме, увиденные в каком-то фильме. -Если понадоблюсь, то всегда к вашим услугам.

И он удалился. А я задумалась, сколько же ему лет, если маги начинают стареть лишь незадолго до смерти, а у него шестой уровень, это же директору лет семьсот уже! Не удивительно, что у него такие старомодные манеры.

Проводив его взглядом, я посмотрела на девочку. Её светло-каштановые волосы, убранные в два кудрявых хвостика, развевались от быстрого бега, как и лёгкое платьице в цветочек.

- Здесь не носят форму? - удивлённо спросила у Ростислава. Почему-то при упоминании школы магии перед глазами вставали девочки в строгих закрытых платьях, как в фильме про Джейн Эйр.

- Носят, но лишь на общеобразовательные предметы. Для занятий магией используют либо спортивную или какую-нибудь защитную форму, либо повседневную одежду - зависит от вида магии и сложности овладения ею.

- Папа, смотри, смотри! - девочка добежала до нас и гордо выставила вперёд руку с зажатой в ней электрической лампочкой, которую она держала за цоколь.- Сейчас, погоди!

Она несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула, успокаиваясь после бега, а потом замерла, а лампочка в её руке стала медленно разгораться, пока не начала гореть ровным светом.

- Вот! - гордо заявила малышка.- Не перегорела!

- Ты молодец,- похвалил её Ростислав.- Я горжусь тобой. Но давайте-ка лучше присядем, и ты расскажешь нам о своих достижениях.

Мы с Ростиславом сели на скамейку - таких вдоль дорожек было много,- а его дочь продолжала возбуждённо приплясывать возле отца.

- А я ещё батарейки зарядила, обе, и правильно зарядила, вот, послушай! - положив погасшую лампочку рядом с ним на скамейку и вынув из подмышки игрушку, оказавшуюся мультяшным Крошкой Енотом, девочка нажала на его живот, и оттуда раздалось скрипучее: «От улыбки хмурый день светлей».- О! А вы кто? Новая учительница? - Это она меня, наконец, заметила.

- Здравствуй,- я улыбнулась малышке. Глаза у неё отцовские, синие, а в остальном - совсем на него непохожа. И хорошо.- Меня зовут Вика. И я не учительница.

- А я Оля, и мне уже шесть лет. А кто вы, если не учительница?

- Вика - дочь моего друга, она когда-то потерялась, а теперь нашлась и будет жить у нас, потому что я её опекун.

Вот так, одной фразой, Ростислав описал всю мою жизнь. Но много ли нужно шестилетнему ребёнку?

- А твой папа умер, да? - тут же спросила малышка, моментально перейдя на «ты». Видимо, оказавшись подопечной её отца, я перестала в её глазах быть взрослой. Причём спросила таким тоном, словно интересовалась, водит ли мой папа машину. Похоже, умершие папы у них здесь едва ли не норма.- У Лены и Кристины тоже папы умерли, давно, Лену на каникулы брат заберёт, а Кристину дядя. А у тебя и брата с дядей тоже нет, да? Ты поэтому с моим папой живёшь?

Я слегка растерялась - если скажу Оле, что и брат, и дядя у меня есть, причём не один, да и отец жив, но с ними жить я не могу, то только запутаю ребёнка. Но Ростислав пришёл мне на помощь:

- У Вики есть два брата, но они в командировках за границей.

О! Про этих-то братьев я и забыла уже!

- Как у Ники,- понимающе кивнула Оля.- Тогда понятно. А сколько тебе лет? Ты в каком классе?

- Мне восемнадцать. И я уже закончила школу.

- А у тебя уже жених есть? У Людмилы уже есть. А когда твоя свадьба? Скоро? А если ты у папы живёшь, то можно, я буду идти впереди и лепестки сыпать на землю? Я в кино видела, это красиво, я тоже так хочу!

- Вика не собирается замуж в ближайшее время, она будет учиться,- Ростислав выручил меня, совершенно растерявшуюся от напора малышки.- Но ты сможешь сыпать лепестки на свадьбе Людмилы.

- Уууу! Это ещё только через год! А почему ты будешь учиться, если тебе уже восемнадцать, и ты школу закончила?

В это время к моим ногам подбежала очаровательная собачка. Я бы решила, что это мальтийская болонка, если бы её длинная шерсть не была розовой с вкраплениями тонких прядей всех цветов радуги. Сиди она спокойно, я бы приняла её за игрушку, но собачка, повизгивая и виляя хвостом так, что задняя половина её туловища тоже ходила ходуном из стороны в сторону, упёрлась передними лапами мне в ногу, явно просясь на колени. В ту ногу, на который синяк! И чтобы спасти колено от дружелюбных, но болезненных прикосновений собачьих лап, я подхватила очаровашку на руки.

- Это что за чудо?

- Это Белла, собачка Даши,- тут же сообщила мне Оля и потянулась погладить пёсика.- Она её так красит. Правда, красиво!

- Красиво. Но надеюсь, что не вредно для собачьей шерсти,- собачка была розовой вся, абсолютно вся, и я понадеялась, что краска не попала бедняжке в глаза и рот.

- Это магия,- догадавшись о моих опасениях, объяснил Ростислав.- Краска не касалась шерсти этой собачки.

- А что, такая магия тоже бывает?

- Ты удивишься, чего только у нас не бывает. Есть способности, которые, рано или поздно, появляются у всех - управление стихиями, например. Есть довольно часто встречающиеся, хотя и не у всех - порталы, стазис, телекинез и так далее. Есть редкие - твоя способность управлять растениями как раз к таким и относится. А есть оригинальные - как вот эта способность Дарьи. Возможно, когда-то что-то подобное уже было, но на данный момент она такая одна.

- Как интересно! Значит способности делятся на частые и редкие? А я думала, это просто лотерея, кому что достанется.

- Так и есть. Только каких-то шаров в барабане очень много, а каких-то мало. И шанс получить их тоже невелик, но он есть. Кроме того, что-то может проявиться в любом возрасте, а какие-то способности - лишь при наличии определённого уровня магии. Если тебе интересно, я могу показать статистику, когда вернёмся домой.

- Очень интересно! - закивала я.

- Так почему ты дальше будешь учиться, если школу уже закончила? - напомнила о себе Оля, которой, похоже, надоело слушать то, что она и так знала. Или не знала, но ей было просто неинтересно.

Пришлось немного более подробно объяснять, что я - маг растений, и всегда хотела узнать о них как можно больше, чтобы лучше использовать свой дар. Поэтому буду учиться на агронома. Уж не знаю, убедила ли я девочку, но смотрела она на меня всё равно непонимающе. Здесь что, уже таким крохам головы задурили? Или Оле просто непонятен сам факт желания учиться ещё, после того, как уже отучилась так долго - две её жизни! Когда тебе шесть, немного иначе воспринимаешь сроки.

- А как ты потерялась?

Ну вот, а я-то думала, что Ростислав одной фразой всё объяснил. Наивная! Взглянула на мага, предлагая ему самому всё объяснить дочери, потому что не представляла, что говорить. Всё же в той истории слишком много смертей, а это ребёнок!

- Давай подождём Людмилу, чтобы не пришлось повторяться,- предложил он дочери. Хорошая идея, только всё равно пускай сам объясняет. Я знаю, что сказала бы Костику, но совершенно не представляю, что и как воспримет Оля. А Ростислав отец, ему и карты в руки.

- Ладно,- девочка уселась между магом и мной, погладила собачку, которая спокойно лежала у меня на коленях, принимая ласку, а потом повернулась к отцу.- Тётя София сказала, что если у меня ещё три дня подряд не перегорит ни одной лампочки, то мне дадут попробовать зарядить мобильник!

- А всего сколько дней должно пройти? - Ростислав поддержал тему.

- Пять! Сегодня уже был второй.

- Уверен, у тебя всё получится.

Ещё бы улыбнулся при этих словах, что ли. По голове дочь погладил. Приобнял. Но нет смотрит серьёзно, словно перед ним студент экзамен сдаёт, а не шестилетний ребёнок достижениями хвалится. Но Оле его серьёзность не особо мешала, она продолжала щебетать и улыбаться. Наверное, для неё это нормально. А вот мой папа меня уже закружил бы и подбросил к самому небу, во всяком случае - мне в её возрасте так казалось.

В это время раздался странный, но очень красивый перезвон, казалось, он был везде. Негромкая хрустальная мелодия разлилась в воздухе, но вскоре смолкла.

- Что это? - удивлённо оглядываясь, спросила я.

- Это звонок, ты разве не знала? - удивилась моему удивлению Оля.

Ну надо же. Во всех фильмах о школе, которые я когда-либо смотрела, звонок был чем-то громким, резким и совсем не мелодичным. А здесь - такая красота. Звук негромкий, от него не вздрагиваешь, как от обычного школьного звонка, но, похоже, его было слышно везде, по всей территории.

- Я училась дома,- ответила девочке, наблюдая, как из-за здания появляются дети разного возраста. Кто-то сразу направлялся внутрь - в основном те, кто был одет в спортивную форму и что-то, на неё похожее. Некоторые девочки были испачканы в грязи, другие - мокрые с ног до головы или частично, а парочка вообще в чём-то вроде копоти. Но и многие из тех, кто в чистом, тоже спешили в здание.

А остальные разбредались по территории. Младшие девочки бежали на игровую площадку, старшие, что-то обсуждая, разошлись по парку или расселись в шезлонги у бассейна, явно отдыхая после не самых лёгких занятий. Нас видели, некоторые, перехватив взгляд, здоровались кивком головы, но большинство шло по своим делам.

Меня удивили две вещи, если, конечно, так можно назвать людей. Первое - несколько женщин разного возраста, присматривающих за младшими детьми, и второе - около десятка мальчиков, тоже всех возрастов, мелькающих среди примерно сотни девочек. А я-то думала, что среди магов только взрослые мужчины и юные девушки, не старше двадцати пяти - если вспомнить ту фотографию о первом выпуске школы. Кстати, а ведь там тоже был один мальчик! Откуда они все здесь взялись - эти женщины и мальчики?

И если женщины могли работать здесь воспитательницами, например, или учителями общеобразовательных предметов, для этого ведь магия не нужна, то мальчики без магии не могли бы здесь учиться. Никак! Тогда откуда?

Будь мы с Ростиславом наедине, я тут же засыпала бы его вопросами. Но мы пришли сюда не за этим. Ладно, дома спрошу. Потому что к нам, решительным шагом, направлялась Людмила, старшая дочь Ростислава. А кем ещё могла быть эта высокая черноволосая девушка с отцовским носом. Вот же не повезло бедняге! Правда, её нос был всё же поменьше и довольно гармонично смотрелся на узком лице, но всё же, её младшей сестре повезло намного больше. Особенно учитывая, что и того, что в её отце было самым красивым - синий цвет глаз,- она не унаследовала. Глаза Людмилы были карими, чуть темнее моих, довольно красивые, но совсем обычные.

На ней были короткие шорты цвета хаки и бежевая футболка без рукавов и принта. Её куэльд был почти жёлтым, лишь немного отдавал в оранжевый оттенок.

Ростислав познакомил нас и повторил то, что уже рассказал младшей дочери, дополнил именем моего биологического отца. Собачка, блаженствующая на моих коленях, подставив живот под почёсывания, встрепенулась и, вывернувшись из-под моей руки, вскочила и внимательно на меня уставилась. При этом от души потопталась на моём колене, заставив зашипеть и придержать её лапу, которая умудрилась найти самое болезненное положение из всех возможных.

- Людмила, ты не могла бы помочь Вике? Вчера она упала и ободрала колени и локти,- прервав рассказ о том, почему я теперь буду жить в его доме, попросил Ростислав девушку.

- Легко! - пожала та плечами. Потом провела ладонью над моими коленями и около локтей, не касаясь. Место, которое разбередила Белла, тут же перестало болеть, насчёт остальных болячек - не знаю, я их не чувствовала.- Есть ещё где-нибудь травмы?

- Вот здесь ушиб,- я показала на синяк, невидимый под рукавом.- Спасибо.

- Ерунда,- пожала плечами Людмила. Кстати, она не поправила отца и не предложила звать её Людой или Милой, когда я сказала, что предпочитаю имя Вика. Значит, ей, и правда, так больше нравится.- На практике в больнице я оторванные конечности приживляла и раковые опухоли удаляла, что мне те ссадины?

Ничего себе! Почему-то я думала, что маг-целитель может... ну, рану залечить, температуру сбить, может быть, вирусную инфекцию излечить. А тут - такое! И Людмила даже моложе меня, судя по тому, что её свадьба через год - ей семнадцать.

Зато я могу поле картошки вырастить за день, а она нет. Каждому своё. Хотя то, что она может, покруче любого портала, не то что картошки.

Ростислав продолжил рассказ о том, как меня нашли из-за внезапного повышения уровня магии после падения колеса обозрения. Он начал с самых последних событий, а потом перешёл к более давним. А я слушала, время от времени уточняла что-то, если ко мне обращались, и наблюдала за Людмилой.

В отличие от младшей сестры, свободно чувствовавшей себя и со мной - незнакомкой, и с внешне суровым отцом, старшая дочь правителя явно унаследовала от него не только нос и волосы, но также характер и манеру держаться. К нему-то я уже привыкла и видела, что за маской невозмутимости, отстранённости и даже холодности скрывается внимательный и заботливый человек. То есть маг.

А вот рядом с Людмилой мне было как-то неуютно. Я-то заранее предвкушала, что в лице почти ровесницы получу подругу, тем более что жить нам в одном доме. Но она держалась холодно и отстранённо, точь-в-точь, как её отец при нашей первой встрече. Нет, я не ждала, что она кинется ко мне на шею с криками радости, нет, конечно. Но хотя бы улыбнуться мне было можно? Я-то ей улыбнулась, демонстрируя дружелюбие при знакомстве, предлагая называть меня Викой, но в ответ получила лишь внимательный взгляд и согласный кивок, не более.

Да уж... А нам с ней пол-лета рядом жить. Надеюсь, постепенно она всё же оттает.

Когда рассказ перешёл на то, как именно я «потерялась», из дверей школы вышла девочка-подросток и направилась к нам. Я обратила на неё внимание из-за необычного цвета волос - абсолютно белых, словно седых, с голубыми и розовыми прядями,- и потому, что если из дверей кто-то и выходил, то шёл по дорожкам куда-нибудь в сторону - к бассейну или кортам,- а она целенаправленно шла к нам прямо через газон.

А ещё потому, что собачка вдруг соскочила с моих коленей и кинулась к ней. И я вдруг заметила, что окрашенные пряди в волосах девочки и в шерсти собачки, хотя и отличаются цветом, но как-то уж очень похожи. Слушая краем уха рассказ о взрыве газа, я наблюдала, как беловолосая девочка подхватила собачку на руки и продолжила идти к нам, внимательно глядя прямо на меня.

Остановившись в паре шагов, она, чуть нахмурившись, оглядела меня с ног до головы и с лёгким вызовом спросила:

- Это правда? Ты, действительно, моя погибшая тётя?

Глава 15

Квадроцикл

День третий. Вторник

- Это правда? Ты действительно моя погибшая тётя?

- Да, Виктория на самом деле твоя считавшаяся погибшей тётя,- вновь пришёл мне на выручку Ростислав, пока я стояла и хлопала глазами, не зная, что ответить этой странной девушке.- Вика, познакомься, это Дарья, дочь твоего брата Дмитрия.

- Я к тебе на каникулы не поеду! - ещё сильнее набычившись, с вызовом заявила блондинка. Или седая? Как назвать ту, у которой белоснежные волосы? - Имей в виду, я уже с Наташей договорилась, что к ней поеду. Хоть ты мне и тётя, а забрать меня не можешь, я не согласна!

- Да я как бы и не претендую,- только и смогла из себя выдавить. Куда я её забрать должна, сама-то в гостях, по сути, живу?

- С Наташей? С Лебедевой, что ли? - вмешалась Людмила.

- А если и да, то что? - теперь непонятная мне агрессия Дарьи была направлена уже на неё.

- А у Лебедевой такой отец интересный,- брюнетка якобы в раздумье постучала пальцем по подбородку.- С восьмой категорией. И невестой пока не обзавёлся.

- И что? Мне пятнадцать уже, пора себе мужа искать, пока самых лучших не расхватали!

- Не расхватают, уж поверь,- едва заметно, одними глазами, усмехнулся Ростислав.- Но раз уж ты обещала, не стоит нарушать слово. Кстати, дом Егора Лебедева в том же посёлке, что и мой. Сможешь жить у подруги и при этом общаться со своей тётей.

- Правда? Здорово! - недовольное выражение тут же исчезло с лица моей племянницы. Племянницы, подумать только! И вот она уже с улыбкой протягивает мне руку, запихнув свою собачку подмышку.- Тогда привет. Я - Даша. Рада познакомиться.

- Я тоже. Вика,- представилась, пожимая протянутую руку, ещё не до конца отойдя от шока. И не только от неожиданного наезда Даши, но и от мгновенной перемены её настроения - от едва ли не агрессии к дружелюбию. Впрочем, если она увидела во мне угрозу своим планам, а потом поняла, что никакой угрозы нет, то эти перепады совсем не удивительны. Ко мне лично у неё претензий, похоже, нет.

- Извини, что так накинулась, но...

- Я понимаю,- и правда, понимала. У этих юных магинь свои приоритеты. И если Даша влюбилась в отца своей подруги, то я ей, наверное, заранее показалась ужасной злодейкой, грозящей её счастью.- Но как ты узнала?

- От Беллы. Точнее - с её помощью. У нас с ней телепатическая связь, и когда Ирка сказала, что на территории двое посторонних - она умеет это определять,- я послала Беллу на разведку. Было просто любопытно, а оказалось - это ты.

- Она у тебя очень... необычная,- глядя на розовую собачку, улыбнулась я. Телепатическая связь с животным! Но я не стану, как дурочка, кричать что-то вроде: «Не может быть! Обалдеть!» Я, можно сказать, уже почти привыкла.

- Мы с Беллой экспериментируем,- улыбнулась Даша.- Хочешь, и тебе так сделаю?

- Нет, не надо! - даже не знаю, что меня напугало больше - стать розовой или седой?

- Тебе понравится, обещаю. А если нет - я верну, как было.- И не слушая моих возражений, племянница шагнула ко мне вплотную, прикоснулась к моей макушке на пару секунд, а потом отступила, удовлетворённо улыбаясь: - Ну, вот, а ты боялась.

- Как здорово! - захлопала в ладоши Оля.- Я тоже так хочу!

- Подрасти немного, мне на детях не разрешают экспериментировать. Но как только исполнится пятнадцать - милости прошу,- утешила расстроенную малышку Даша, пока я сидела, боясь даже посмотреть, какого цвета стали мои волосы.

- Видела бы ты сейчас своё лицо,- Людмила усмехнулась уголком рта - точь-в-точь как отец. Потом достала из кармана смартфон, щёлкнула меня и показала снимок.- Всё не так ужасно, как ты себе представляешь.

Взглянув на экран, я выдохнула. Мои волосы не стали ни белыми, ни тем более розовыми. Да, на них тоже появились полоски, но вовсе не такие радужные, как у Даши и её питомицы. Светло-каштановые, совсем тонкие, они смотрелись в моих волосах так, словно солнышко светит на меня сквозь листву дерева, и вся голова в солнечных зайчиках.

Я рассмотрела сначала общий вид, потом - прядь волос вблизи. И правда, отлично получилось!

- Спасибо,- я улыбнулась довольной племяннице.- Это надолго?

- Пару месяцев продержится, потом постепенно восстановится натуральный оттенок. Кстати, отрастающие корни будут такого же цвета. Я уже третью неделю так хожу,- она потеребила свои волосы, потом, нагнувшись, показала макушку. -Видишь?

Действительно, волосы выглядели, словно только что были окрашены, ни доли миллиметра другого цвета. А судя по бровям, родной цвет у Даши - русый. Их она изменять почему-то не стала.

- Хочешь, тебе тоже так сделаю? - обратилась она к Людмиле.

- Нет, спасибо, меня всё устраивает,- отказалась та, и Даша не настаивала, даже не попыталась провернуть тот же трюк, что и со мной.

Интересно, это потому, что со мной, как с родственницей, можно не церемониться, или просто Людмила не располагает к подобному панибратству? Впрочем, не уверена, что ей бы пошло «мелирование», волосы старшей дочери Ростислава были насыщенного чёрного цвета, красивые сами по себе, не то, что мои - скучные тёмно-каштановые.

- Готовая профессия у тебя в кармане,- похвалил Дашу Ростислав, всё это время чуть отстранён, но наблюдающий за нашим общением.- Женщины будут записываться к тебе на «окраску» за полгода.

- Я буду кинологом. Волосы - это так, баловство. Глупый дар.

- Любой дар полезен, но решать, конечно, тебе,- кивнул маг и взглянул на младшую дочь.- Ольга, поскольку я взял отпуск, чтобы присматривать за Викой и помогать ей осваиваться с новым уровнем силы, то могу забрать тебя домой прямо сейчас, если хочешь?

- Домой? - радостно вскинулась девочка, потом нахмурилась.- А Людмила?

- Её я забрать не могу - у старшеклассников ещё не кончились занятия.

- Я хочу с Людмилой,- малышка надулась и прижалась к сестре, и я вдруг осознала, что её всего год или даже меньше, как забрали у матери, и всё это время рядом была лишь старшая сестра, по сути, заменившая ей родителей. Отца Оля, похоже, обожала, но он был... приходящий, а Людмила была рядом каждый день. И, несмотря на свою внешнюю холодность, явно заботилась о сестрёнке. А может, наедине с ней она уже не была такой холодной.

- Значит, обе приедете домой через три недели,- кивнул Ростислав, принимая решение Оли.- Впрочем, в воскресенье ведь занятий нет? - он взглянул на старшую дочь, та кивнула.- И я в это время буду дома. Как насчёт того, чтобы провести выходные в посёлке?

- Ура! - Оля запрыгала и захлопала в ладоши, а Людмила согласно кивнула.

- Договорились. Заберу вас в субботу после занятий, верну в воскресенье вечером. Как раз успеешь потренироваться на телефонах,- это он сказал младшей, потом обратился уже ко всем трём девочкам: - Не хотите показать Вике школу?

- Пойдём! - Оля вцепилась в мою руку, лучась энтузиазмом.- Я покажу тебе нашу комнату!

Я уже сделала пару шагов вслед за ней, когда услышала за спиной рингтон: «Наша служба и опасна, и трудна». И была так ошарашена этим, что застыла, а потом обернулась, с удивлением глядя на Ростислава, принимающего вызов. Вот никогда бы не подумала, что у него на звонке может стоять что-то кроме безликих сигналов вроде «старый телефон». В крайнем случае -классическая музыка.

Остальные девочки тоже замерли, с любопытством глядя на мага.

- Слушаю,- отозвался он.- Даниил, ты ничего не путаешь? - выслушав фразу, максимум две, перебил собеседника, хмуро глядя на нашу застывшую кучку.- Обе мои дочери у меня перед глазами, и ни у одной нет видимых проблем.- Собеседник снова что-то сказал, был слышен лишь взволнованный голос, но слова разобрать не получалось.- Ах, вот ты о ком. Подробности?

Выслушав ещё несколько фраз и ответив: «Сейчас буду», Ростислав отключился и обвёл нас взглядом.

- Мне очень жаль, но я вынужден покинуть вас. Дела.- И когда я, с некоторым страхом подумала, что меня он тоже здесь оставляет, мужчина протянул мне руку: - Виктория?

Не раздумывая, я тут же в эту руку вцепилась. Уж не знаю, почему, но я предпочла отправиться куда-то с ним, чем остаться здесь. Может, потому, что эта школа была моим пугалом последние лет десять?

- Пока, папа, пока, Вика! - Оля помахала нам рукой. Даша выглядела расстроенной, Людмила - спокойной, если и испытывала что-то: печаль, недовольство, облегчение или любопытство, определить это по ней было невозможно.

- Увидимся в субботу,- с этими словами Ростислав шагнул в портал, и я, едва успев помахать девочкам, двинулась вслед за ним.

И попала в какой-то ад!

Дым, запах гари - противный такой, когда дрова горят, такого не бывает - крики, детский плач, причём кричало несколько человек, да и плакало как минимум двое. Я закашлялась, и тут же воздух очистился настолько, что можно было спокойно дышать и видеть, что происходит вокруг - похоже, Ростислав постарался.

Впрочем, крики никуда не делись.

Первое, что я заметила, когда проморгалась от слёз, это остов какой-то техники, кажется, это был квадроцикл, от которого остался лишь чёрный металл, всё остальное сгорело. Я такое в кино видела, когда машины специально обливают бензином и поджигают. Видимо, именно от него шёл этот вонючий дым, он и сейчас продолжал сочиться тонкими струйками непонятно откуда - казалось, там уже просто нечему было гореть, не железкам же.

Мы стояли буквально в метре от этой штуковины, причём я ближе, потому-то едва не задохнулась. Сразу же вспомнился рассказ Ростислава о портале, который не даст тебе войти в стену, но не гарантирует защиты от шальной пули. В нашем случае - от дыма.

Ведомая рукой опекуна, я сделала пару шагов в сторону и огляделась. Мы находились во дворе двухэтажного коттеджа, и кроме нас тут было ещё - я быстро пробежалась глазами, подсчитывая,- девять человек. Даниила Андреевича узнала сразу, он к нам ближе всех стоял. В той же форме, что и при нашей первой встрече. Ещё два мага в такой же форме - чуть дальше, лицом к крупному человеку средних лет, который орал громче всех присутствующих, а один из магов пытался его успокоить.

Всё, что я разобрала из криков мужчины, это: «Ведьма! Дурная кровь! ...не застрахован... кто оплатит?..» Эти слова повторялись в разных вариациях, так бывает, когда кого-то «заклинит», и он уже никого вокруг не слышит только себя.

Рядом с мужчиной стоял мальчишка лет тринадцати-четырнадцати, он тоже орал, но всё же потише, точнее - мужчина перекрывал своим голосом его. Но там тоже шли повторы, в основном слышалось: «Это они, всё они, они!»

Кто такие, эти «они», я поняла, проследив за пальцем, которым мальчишка тыкал за спину магам. Сделав ещё пару шагов в сторону, увидела двух девочек, лет десяти на вид. Худенькие, с короткими чёрными кудряшками - это всё, что смогла разглядеть, поскольку одна взахлёб рыдала, а другая крепко прижимала её к себе и выкрикивала в ответ мальчишке: «Неправда, это ты! Ты разбил!»

Судя по одинаковой одежде - красно-белым, полосатым топикам и джинсовым шортам,- девочки были двойняшками.

Последних персонажей спектакля под названием «Ад на земле», я заметила не сразу. Просто оглянулась на плач ещё одного ребёнка и увидела в стороне, возле крыльца, женщину с мальчиком лет трёх или постарше на руках,- он-то и плакал, а она его утешала. Женщина была полностью поглощена ребёнком, лишь изредка бросала раздражённые взгляды на остальных участников происходящего.

Шума добавляли люди, столпившиеся с другой стороны ограды, заглядывающие внутрь сквозь её прутья и бурно обсуждающие то, что видели, а так же вой приближающейся сирены. В общем, неудивительно, что все эти звуки буквально ударили мне по ушам. А ведь я переместилась сюда со школьного двора, по логике всё должно быть наоборот, но вот только логикой здесь и не пахло.

Выпустив мою руку, Ростислав сделал шаг к основной группе действующих лиц и громко и твёрдо сказал:

- Молчать!

И настолько весомо это прозвучало, что замолчали все. Орущий мужик, кричащие дети, люди за воротами, даже плачущий малыш притих, хотя тут же снова заныл, но уже в тишине, нарушаемой лишь воем сирены, который становился всё громче.

- Разберись,- Ростислав мотнул головой в сторону улицы, и один из магов вышел, плотно прикрыв за собой калитку.- Что здесь произошло? - обратился к остальным.

Ох, напрасно он так спросил. Заговорили все, разом - кроме людей на улице, те, наоборот обратились в слух. Громче всех орал, как я понимаю, хозяин дома:

- Эти мерзавки мне квадроцикл угробили! Новый! Одна разбила, другая сожгла! А он не застрахован! Кто теперь за него платить будет?

- Неправда? Олеся не разбивала! - выкрикнула та из девочек, что не плакала, её сестра снова разрыдалась.

- Олеся? - мужчина на секунду притих, потом повернулся к мальчишке.- Ты же говорил - Алиска разбила?

- Ну да, она! - тот ткнул пальцем в плачущую девочку.- Она и разбила, я ж говорю. Алиска же всё время всё ломает и берёт без спросу.

- Придурок, это я Алиса!

- Значит Олеська! Какая разница? Пап, я же говорю, вот та взяла и разбила.

- Я не брала,- всхлипнула вторая девочка.

- Не брала она! - подтвердила первая, та, которая Алиса.- Олеся вообще вашего квадрика боится. А я за хлебом ходила, меня и дома-то не было! За сыночком своим лучше бы следили!

- Пап, ты чего, веришь ей, а не мне?

- Так, стоп. Довольно! - Ростиславу, видимо, надоела вся эта перепалка. Все снова притихли, на этот раз даже сирены слышно не было.- Говорить будете по очереди и только после того, как я разрешу. Если вред вашему имуществу был нанесён из-за применения магии, вы получите возмещение ущерба, даже если это имущество не было застраховано.

- Так как ещё-то, если не магией? Она вон, Алиска, стало быть,- он ткнул пальцем в первую девочку,- так и сказала: «Пусть сгорит твой квадрик». Он и вспыхнул. Сразу же! Весь, моментально. Я пока с огнетушителем подбежал - там уже полыхало всё. Я весь огнетушитель вылил - а оно горит всё равно! Только маг ваш и смог потушить, да толку-то уже?

- А с чего бы девочке говорить такое?

- Да потому что ведьма! Всегда как глянет - словно проклянёт. Я это отродье столько лет кормлю-одеваю, и вот она -благодарность.

- Дети получают пенсию по потере кормильца,- вмешался тот маг, что был мне не знаком.- К тому же, принадлежащая им квартира сдаётся вами за немалые деньги. Думаю, этого вполне достаточно, чтобы прокормить и одеть девочек.

- Что там той пенсии, копейки. А квартира та жены моей, а стало быть, моя тоже.

- Вы бы внимательнее документы читали, прежде чем такое утверждать,- посоветовал ему маг.- Эта квартира была подарена мэрией Алисе и Олесе Старчиковым, как тысячным близнецам, родившимся в городе. И принадлежит лишь им. Их мать, Тамара Антохина, может лишь управлять этим имуществом до совершеннолетия дочерей, не более. Так что не особо вы разорились на их еде и одежде.

Что-то мне вдруг вспомнился выигрыш в лотерею моей кровной матери и страховка на её мужа. Ой, чует моё сердце, не от мэрии был этот подарок.

- Я повторю вопрос - зачем Алисе желать, чтобы ваш квадроцикл сгорел? - повторил Ростислав

- Да потому что он из-за него Олесю ударил! - выкрикнул Алиса.- А она даже не прикасалась к квадрику этому.

- Как же не прикасалась? А чего ж в гараже то спряталась, как я приехал, а?

- Я не пряталась, я там Хомку искала,- это уже Олеся.

Когда она повернулась к отчиму - а кем ещё мог приходиться ей этот мужик? - я увидела на её щеке красный отпечаток большой ладони. Ростислав это тоже заметил, сжал кулаки, стиснул зубы. Но это, наверное, лишь я заметила, потому что он, очень спокойным голосом, от которого мурашки по спине побежали, уточнил:

- Вы ударили девочку по лицу?

- Она мой квадроцикл разбила!

- Считаете, это сопоставимо?

- Да она вообще порку заслужила! И вторая тоже. Я её вообще в свой дом не пущу больше, поджигательницу эту! Сегодня квадроцикл, завтра машину, а послезавтра что? Дом, вместе с нами, спящими?

В этот момент вернулся маг, которого Ростислав куда-то отсылал.

- Пожарные уехали. Я объяснил, что в их присутствии уже нет нужды. Вы разобрались, что здесь произошло?

- Мы в процессе.- Мой опекун оглядел людей, приникших к забору, жадно ловящих каждое слово, словно посетители в зоопарке, наблюдающие за обезьянами.- Мы можем поговорить где-нибудь... без зрителей. Хотя бы на заднем дворе,- это он уже хозяину.

- Можно,- тот пожал плечами и первым направился за дом, сын - за ним.- А ущерб точно оплатят?

- Точно. Девочки, идёмте.

Те послушно потянулись следом, Алиса вела Олесю за руку. Я, конечно, слышала, что у близнецов частенько один ведущий, а второй ведомый, но так явно видела это впервые. Впрочем, близнецов я только в кино и видела, и мало что о них знала.

Мы всей толпой перешли на задний двор - весьма захламлённый, кстати. Даже у нас на ферме такого беспорядка не было. Перед домом всё такое аккуратное - газон подстриженный, дорожки, выложенные плиткой, заасфальтированный подъезд к гаражу. Здесь же было полно всякого строительного мусора, поломанных вещей, земля была просто утоптана, кое-где росла сорная трава и кусты. Да уж, лично для меня - очень показательно.

Я, как совершенно посторонний человек, пристроилась в сторонке. Встретилась взглядом с Даниилом Андреевичем, кивнула в ответ на его приветственный кивок. Остальные маги если и удивились моему появлению, никак этого не показали.

- Итак,- Ростислав оглядел собравшихся, бросил взгляд на женщину, которая тоже пришла, но продолжала держаться в сторонке, словно сейчас не её дочерей судьба решалась, а соседских девочек, потом посмотрел на хозяине дома.- Подробно и честно - что сегодня произошло. Остальные молчат, пока я не спрошу.

- Да что скрывать-то? Приехал домой - на объекте был, вернулся раньше,- смотрю, квадроцикл стоит не там, где оставил. Бампер поцарапанный и фара разбита. И на гараже вмятина. Я туда-сюда, кто посмел? А Тараска мне - Алиска, мол, взяла без спроса да об гараж стукнула, а потом в нём и спряталась. Смотрю, а в гараже и правда девка прячется. А чего б ей там делать, если не виновата? Ну, я её вытащил, спрашиваю: «Ты делов наделала?» «Не я,- говорит,- так и было». Врёт, в общем, как всегда. Ну, я и не сдержался. Мало того, что вещь дорогую испортила, так ещё и врёт. Ну и ударил. Не так и сильно. А тут вторая налетела, «Не трожь», кричит. А я ей: «Квадрик мой разбила, ещё и врёт!» А она: «Да чтоб он сгорел, твой квадрик!» Тут и полыхнуло.

- Ясно,- кивнул Ростислав, переглянувшись с остальными магами.- А ты, стало быть, сам, своими глазами видел, как Олеся взяла квадроцикл твоего отца?

- Видел! - Закивал Тарас.- Только я не знал, что это Олеська, её мать за хлебом послала.

- Олеся, это ты разбила квадроцикл?

- Нет! - всё ещё всхлипывая, замотала головой девочка.

- Почему ты пряталась в гараже?

- Я не пряталась. Я ломку искала. Он из клетки удрал, а Тарас сказал, что в гараже его видел, я и пошла. Я не пряталась, просто искала в углу.

- Теперь ты расскажи, что произошло? - это уже к Алисе.

- Мама Олесю за хлебом послала, а у неё Хомка сбежал, она искала. Я сказала, что сама вместо неё схожу. А то мне не разрешали из дома выходить, я наказана была. Вот и пошла вместо неё. Вернулась, а дядя Валера её бьёт. Говорит - квадрик разбила. А она вообще к нему не подходит, дядя Валера, когда купил, нас всех катал, и она упала с него. Теперь боится. А он её прям по лицу! За квадрик свой дурацкий! Но я не поджигала, правда! Я вообще не знаю, почему он загорелся.

- Но чтобы сгорел, пожелала? - уточнил Ростислав?

- Угу,- девочка покаянно повесила голову, потом снова вскинула её, гладя в лицо правителю.- Но я же не маг! И колдовать не умею.

- Похоже, всё-таки маг,- чуть улыбнулся девочке Ростислав.

- Вот что бывает, когда детей невесть от кого рожают,- буркнул хозяин дома, бросив недовольный взгляд в сторону жены. -Потом чертовщина всякая вылезает.

- Помолчите,- осадил его правитель.- Вы уже сказали достаточно. А вы не хотите ничего добавить? - он тоже оглянулся на женщину.

- Я ребёнком занималась, некогда мне было следить, что они опять нахулиганили. Муж сам разобрался.

- И то, что он ударил вашу дочь, вы считаете нормальным? - поднял брови маг.

- Значит, заслужила,- пожала плечами женщина, даже взгляда не кинув в сторону дочери.- Они в последнее время совсем неуправляемыми стали, им мужская рука нужна, лично я уже не справляюсь.

- И у вас даже сомнения не возникло, что виноват может быть кто-то другой?

- А кто ещё-то? - вновь вмешался «дядя Валера».- Это ж не дети, а малолетние преступницы. Врут, воруют, вещи портят. И наказания не помогают. А теперь ещё и это,- он махнул рукой в сторону скелета квадроцикла, дым из него уже не сочился, но выглядело всё равно жутко.- Я их к своим детям не подпущу. Ты, Томка, как хочешь, а их в моём доме больше не будет!

- Конечно, не будет,- кивнул Ростислав.- Мы забираем девочек в школу магии, они теперь наши. Возражения не принимаются.

- Да забирайте, я вам ещё и спасибо скажу. Пять лет подзаборниц этих кормлю, хватит!

- Но магия проснулась лишь у одной,- шепнул Даниилу Андреевичу маг, который уходил с пожарными разбираться.

- Они - однояйцевые близнецы,- Даниил Андреевич посмотрел на собеседника, как на идиота.- У них один набор генов. По-твоему, одна может быть магом, а другая нет?

- Прости, сглупил.

- Ма-ам...- Олеся растерянно оглянулась на мать. Может, ждала, что та скажет, что не отдаст своих детей незнакомцам? Ну, или ещё хоть как-то возразит.

- Олеся, так будет лучше,- прижав к себе ребёнка, мать фальшиво улыбнулась дочери.- Там за вами присмотрят, всему обучат, а здесь вы можете снова пожар устроить, и мы все погибнем.

- А чего ты ждала? - Алиса дёрнула сестру за руку.- У неё же есть Пе-е-етечка,- имя было сказано ну очень противным голосом.- А мы тут всегда лишними были.

- Но... но...- и девочка вновь расплакалась.

- Скатертью дорога, нюня,- Тарас показал Олесе язык, впрочем, она этого не увидела. Зато увидела Алиса.

- Придурок! Вот выучусь на мага, вернусь и надаю тебе! Ходи теперь и оглядывайся!

- Ведьма! Зато теперь тебя здесь не будет, и слава богу!

- Девочки, возьмите самые любимые игрушки и одежду,- обратился Ростислав к близняшкам.- Поможешь сестре? - это уже лично Алисе.

- Конечно,- та даже плечами пожала, мол, зачем спрашивать, когда и так понятно.

- Николай,- правитель обращался к тому из незнакомых мне магов, кто выходил отослать пожарных.- Останешься и всё оформишь. Официальный отказ от детей, передача опеки, имущественные вопросы, возмещение ущерба, и всё остальное, не мне тебя учить. Ты,- это уже к тому, кто говорил про пенсию и квартиру,- идёшь с нами, у меня к тебе есть много вопросов по твоим докладам о том, в каких «замечательных условиях» живут мои дочери.

- Да, правитель,- оба мага кивнули, безымянный выглядел виноватым.

- Погодите,- впервые с того момента, как шагнула в портал, я подала голос.- Так кто же всё-таки разбил квадрик? - при этом я в упор смотрела на Тараса. Живя в одном доме с кучей братьев и сестёр, я неплохо научилась понимать, кто и когда врёт.- И куда делся хомяк?

Глава 16

Переезд

День третий. Вторник

- Действительно,- кивнул Ростислав, тоже оглядев Тараса, потом обратился к его отцу.- Оставим в стороне то, что хрупкая девочка вряд ли вообще сдвинет с места квадроцикл, которым ещё и управлять нужно уметь...

- Я показывал Тарасу, они рядом стояли, смотрели! - перебил его «дядя Валера».

- Допустим. Но если квадроцикл врежется в гараж с такой силой, что фару разобьёт - а они у него, насколько мне известны, практически неубиваемые,- ребёнка от удара должно было зашвырнуть на другой конец двора, что бесследно не проходит. А насколько я вижу, единственная свежая травма у Олеси - на лице, и то не от падения.

Мы все дружно посмотрели на замерших после моего оклика девочек, их топики и короткие шортики оставляли руки и ноги полностью открытыми, показывая лишь несколько застарелых царапин. Потом так же дружно взглянули на Тараса, стоящего в джинсах и рубашке с длинным рукавом. При том, что было очень жарко - уж не знаю, куда мы перенеслись, но я в похожей одежде уже вспотела, хотя и в посёлке магов, и в школе мне в ней было вполне комфортно.

- Ладно, не была фара разбита, только краска немного ободрана,- признал владелец квадрика.- Это я для красного словца, всё равно ж сгорел, а сожгла она! - ткнул пальцем в Алису.

- С этим мы уже разобрались, и вам будет выплачена компенсация,- осадил правитель готового вновь разразиться обвинительной речью «дядю Валеру».- Но вы обвинили и вторую девочку, а вот в её вине я сильно сомневаюсь. Тарас, будь добр, покажи нам свои колени.

- Пап! Чего они! Не буду я раздеваться!

- Никто не просил раздеваться. Достаточно подвернуть штанины,- Ростислав был предельно вежлив, и даже у меня от этой вежливости мороз по спине пробежал.

- Па-ап?

- Сделай, что велели,- приказал ему отец.

- Не буду! - мальчишка набычился и сделал шаг назад.- Не стану я перед всякими незнакомцами голые ноги показывать. Может, они извращенцы какие?

И тут же получил от любящего папочки смачную затрещину.

- Ты понимаешь, идиот, кому такое ляпнул? Быстро сделал, что говорят, а то я сам с тебя штаны сниму.

- А можно, я их просто сожгу? - не удержалась и, шагнув ближе, протянула руку с танцующим на ладони пламенем. Крошечным, сантиметров пять, не больше, но очень даже заметным.

Поймала тяжёлый и какой-то обречённый взгляд правителя. Кажется, ему очень хотелось тяжело вздохнуть и глаза закатить, но приходилось держать лицо. Впрочем, он ничего мне не сказал, а значит, не запретил, поэтому я продолжила, обращаясь к Тарасу:

- Ты не волнуйся, кожа не пострадает, только штаны. Правда, сохранность трусов гарантировать не могу, всё-таки тоже ткань, и будет сложно отделить одно от другого...

Я не успела договорить, а мальчишка, с ужасом глядя на мою руку, уже быстро спустил джинсы до щиколоток. Выпрямился - и мы все увидели его разбитые колени. Одно просто всё в ссадинах, другое криво заклеено пластырем, ниже которого на коже были ясно видны плохо смытые потёки крови.

Вспомнив свои вчерашние «ранения», я злорадно ухмыльнулась - Тарасу было гораздо больнее. Так ему и надо.

- Ах ты, поганец! - и мальчишке прилетел от отца второй подзатыльник.

- Достаточно,- осадил его Ростислав.- Хотите пообщаться с органами опеки на предмет жестокого обращения с детьми? Им же, заодно, расскажете, почему в доме, где полно детей, оставляете ключи в замке зажигания.

- Да не оставлял я их там! - взвыл «дядя Валера».- Рассказывай, как всё было, живо!

- И про хомяка пусть расскажет! - снова влезла я. Не давал мне тот хомяк покоя, как-то слишком вовремя его Олеся в гараже искать начала. Не для неё вовремя, конечно.

- Я знаю, куда отец ключи убирает,- натянув штаны и потерев дважды пострадавший затылок, неохотно начал мальчишка.- Давно хотел сам на квадрике покататься, а он не давал, говорил, когда четырнадцать исполнится, не раньше, а это в октябре, ещё столько ждать! А тут он уехал, а квадрик в гараж не загнал. Думал - покатаюсь чуть-чуть по поляне, он и не заметит. Ну и не справился, угол гаража зацепил. Да задел-то чуть-чуть совсем! Но отец бы заметил всё равно.

- И ты решил подставить Алису,- уточнил Ростислав. Это был не вопрос, но Тарас кивнул.

- Да. А что, отец бы поверил. Она же вечно всё ломает и врёт!

- Это он ломал, а на Алису сваливал,- подала голос Олеся. Видимо, не только Алиса за сестру заступалась.

- Докажи! - огрызнулся на неё Тарас, но поймав суровый взгляд мага, со вздохом продолжил.- Я утащил Олеськиного хомяка из клетки, а дверцу приоткрытой оставил, типа она сама не закрыла. Ждал, чтобы они его искать начали. Потом тёть Тома Олеську за хлебом послала - думал, во повезло. Кто ж знал, что вместо неё Алиска уйдёт, у неё домашний арест за разбитое стекло...

- Которое разбил ты! - тут уже Алиса не выдержала.- А на меня сказал.

- Твоё слово против моего! Пап, это она разбила! - Тарас шарахнулся от занесённой руки отца, впрочем, тот сам её отдёрнул, опасливо покосившись на магов.

- Продолжай,- поторопил его Ростислав.

- Я подождал немного, а потом сказал Алиске... ну, то есть Олеське, что видел хомяка в гараже. Эта дурында и пошла искать. Я хотел её там закрыть, типа - случайно, а отец бы её там нашёл, когда она типа пряталась, но ещё лучше получилось - он раньше вернулся. Сам её там поймал. Кто ж знал, что они поменяются, и Алиска квадрик сожжёт?!

- Где мой Хомка? Отдай! - сжав кулаки, Олеся наступала на мальчишку. А не такая она, оказывается, и «ведомая», как поначалу казалось.

- Тю-тю твой Хомка. Моряком-подводником стал, к морю теперь плывёт. По канализации.

- Гад! Гад! - разрыдалась девочка и кинулась с кулаками на Тараса, тот легко отшвырнул худенькую девочку, так, что она упала на землю, и тут же взвыл и начал хлопать ладонями по коленям - штаны на нём задымились.

Потухли они в ту же секунду, поскольку на мальчишку мгновенно вылилась, наверное, бочка воды. Прямо из воздуха. При этом я прекрасно знала, что маги огня могут затушить его просто так, без воды и всяких других средств тушения. Знала, но не смогла отказать себе в удовольствии вылить на него где-то примерно ведро воды. Остальное - точно не я! Кажется, не одну меня бесил этот мальчишка.

- Алиса! - строгий голос правителя перекрыл вой Тараса, при этом выл он скорее от испуга - на джинсах даже дыр не было, только сажа. И то, что он не пострадал, выяснилось тут же, когда второй раз за пять минут он стянул с себя штаны - никаких ожогов, даже покраснения, на ногах не было.

- Это не я! - замотала головой девочка и мстительно добавила.- Я бы ему волосы подпалила.

- Это, наверное, я,- всхлипнула Олеся, которая так и сидела, где упала, а потом снова разрыдалась: - Хомка, Хомочка...

- Заберите их! - раздался голос матери близняшек, о которой я и забыла уже.- Я боюсь за своего ребёнка!

- Это тоже ваши дети,- не выдержала я. Вспомнилось, как страдали мои родители, когда меня забирали, а тут родная мать!

- Они опасны! Я не думала, что вырастут такие монстры. И зачем я только согласилась на...- резко замолчав, она развернулась и скрылась в доме через заднюю дверь, бросив напоследок: - Забирайте, я всё подпишу.

- А на что она согласилась? - не удержалась я от вопроса. Вопрос был риторическим, но ответ я получила. Почти ответ:

- Я тебе дома расскажу.

Ладно, сейчас и правда не то место и не то время. Просто ещё один отложенный вопрос, вдобавок к тем, что у меня в школе возникли.

Не выдержав, подошла к девочкам - Алиса пыталась поднять и утешить сестру,- злобно зыркнула на шарахнувшегося от меня мокрющего Тараса и присела на корточки.

- Пойдёмте, я помогу вам собраться.

- А ты кто? - Алиса подняла на меня глаза.

- Я - такая же, как и вы. Пойдёмте, пока будем собираться - расскажу.

Девочки послушно встали и пошли к дому, показывая мне дорогу в свою комнату. Иногда любопытство - очень полезная вещь.

Зайдя в комнату близняшек, я столкнулась с проблемой - из «тары» у них были только школьные рюкзачки. Довольно объёмные, но не для переезда же. Я высунулась в распахнутое настежь окно - благо, выходило оно всё на тот же задний двор,- и попросила у Ростислава какую-нибудь сумку. Я ещё прекрасно помнила, как он достал аптечку буквально из воздуха, и не только её.

Спустя пять секунд на пол возле меня упала огромная спортивная сумка - в неё можно было бы спрятать меня целиком, и ещё место осталось бы. Вот и хорошо, всё равно не мне её тащить.

За время сборов я рассказала девочкам, что тоже маг, и меня, как и их, только что отыскали, и сейчас я живу под опекой их главного, потому что моя сила нестабильна, и он за мной присматривает. Ещё ответила на кое-какие вопросы о школе магии и о том месте, где живу. Остальные подробности пусть им отец рассказывает, особенно о том, что он этим самым отцом и является.

Кстати, близняшки были похожи на него гораздо больше, чем две другие дочери. Отцовский нос им, к счастью, не достался, но всё остальное один в один: волосы, глаза, губы, даже хмурились они так же.

Втроём мы довольно быстро переложили в сумку и рюкзаки содержимое шкафа, а так же книжных полок и письменного стола. Осталось даже место для пары настольных игр. Вещи складывались абы как, сумка даже толком не застегнулась - но нам же не на автобусе её везти. Зато уместилось всё, что девочки хотели забрать с собой. Почти всё.

Я вновь выглянула в окно - Тараса там уже не было, видимо, убежал переодеваться, мага по имени Николай, которого оставляли решать формальности, я тоже не увидели. «Дядя Валера» что-то эмоционально доказывал оставшимся магам, сильно жестикулируя, но судя по их лицам, они не прониклись. Снова окликнув Ростислава, я махнула рукой, мол, мы собрались, ожидая, что стоящая на полу сумка исчезнет так же, как и появилась, а заодно и рюкзаки, но маг решил иначе.

Прямо в комнате появился портал. Тоже вариант. Закинув внутрь рюкзаки, я, поднажав, затолкала в него и сумку.

- Что это? - хором спросили девочки, глядя на мои действия.

- Портал туда, где вы будете жить. Чтобы вещи в руках не тащить.

- А туда можно ещё что-нибудь сунуть? - уточнила Алиса.

- Можно.

Я почему-то была уверена, что пока не дам отмашку, маг портал не закроет.

Девочки переглянулись и поняли друг друга без слов. Алиса выбежала из комнаты, а Олеся стала забрасывать в портал мягкие игрушки и оставшиеся коробки с играми и пазлами, подушки и покрывала с двухэтажной кровати и большие альбомы, которые в сумку не уместились. Я кинулась ей помогать, и мы быстро отправили следом настольные лампы, прикроватные коврики, пару горшков с фиалками, а под конец в четыре руки запихнули туда кукольный домик, стоящий в углу комнаты.

Когда мы оглядывались, думая, что бы забрать ещё, в коридоре послышался грохот, словно по полу волокли что-то... громкое. Олеся выскочила из комнаты и спустя полминуты вернулась, а следом - запыхавшаяся Алиса. Подмышками у девочек были зажаты ролики, в руках сложенные самокаты и пакеты со шлемами и зашитой. Как всё это волокла одна Алиса -не представляю, видимо, адреналин помог.

Ролики и самокаты отправились следом за остальными вещами, а последними в портал укатились два стула. Эх, жаль, что я не сообразила так же свой захватить, он такой удобный был, хотя и не очень новый. Да кто же знал, что Ростислав и из моей комнаты портал откроет?

Убеждая себя, что мой стул хотя бы достанется Любашке, не так обидно, я в третий раз выглянула в окно, Ростислав кивнул - и портал закрылся. А спустя буквально пару секунд в комнату зашла мать девочек.

- Что за грохот? Что вы опять натворили? - она оглядела комнату, в которой осталась лишь мебель, занавески и опустевшая клетка - бывшее жильё несчастного Хомки.- Вы во что свою комнату превратили? Куда всё делось?

- Мы вещи собрали, как нам и велели,- ответила Алиса.

- И отправили порталом туда, где девочки будут теперь жить,- добавила я. Собственно, я понятия не имела, куда именно был открыт портал, но вряд ли на ближайшую свалку.

- Могли хотя бы игрушки брату оставить, большие уже,- женщина недовольно поджала губы.

- Он и так у нас почти все игрушки забрал! - набычилась Алиса.

- Или сломал,- подхватила Олеся.

- Потому что он младший, а младшим нужно уступать,- наставительно произнесла женщина. Было такое чувство, что она произносить это постоянно. Девочки заметно скривились от её тона и слов.

- Мы младше Тараса, а он нам никогда не уступает,- напомнила Алиса.

- Нам эти игрушки папа дарил,- это уже Олеся.

- Сколько повторять - он не был вам отцом! Но вы же слов не понимаете! Бесовское отродье. Говорили мне, не надо против божьих законов идти, ничего хорошего из этого не выйдет. Но нет же, не слушала - и вот результат. Нужно было сразу вас в детдом сдать, как Виктор погиб.

На этот раз слёзы показались даже на глазах у Алисы, а у Олеси они и так не просыхали. А я аж содрогнулась. За что она так с собственными детьми?

- Ну и сдала бы,- с вызовом выкрикнула Алиса.- Всё равно кроме Петечки своего никого не видишь.

- За что вы так с ними? - всё же не выдержала и спросила. У меня просто в голове не укладывалось - как, ну как так можно с собственными детьми?

- Ненастоящие они. Искусственные,- снизошла до ответа женщина.- Из чужого семени. И зачем я согласилась только? Не мог муж детей иметь - и так бы прожили. Так нет же, уговорил на донора. Детей ему хотелось, хоть чьих. Не хотела я, как чувствовала, что вот такое вырастет.

Какое - «такое»? В девочках магия только сегодня обнаружилась, а гнобила их мать, похоже, давно. Просто дети нежеланные были, вот и нашла повод. «Ненастоящие», подумать только! Сама-то она какая?! Я даже щёку изнутри прикусила, чтобы удержаться и не кинуть ей в лицо правду о том, что сама она точно такая же «искусственная», как и её дочери.

Но нет. Незачем людям знать, что маги делают, чтобы вид свой восстановить. Да и не при девочках же такое говорить. Всё, что я сказал, это:

- Не волнуйтесь, больше вам не придётся терпеть «искусственных» детей, они будут жить там, где их, таких, примут с радостью. Пойдёмте, девочки.

И взяв близняшек за руки, повела прочь, обойдя стоящую женщину, словно неодушевлённый предмет. Девочки покорно шли за мной, Олеся всхлипывала, Алиса зло сопела, но обе молчали. Я до последнего надеялась, что их мать хоть что-то скажет вслед дочерям, хотя бы «Ведите себя хорошо», что ли, на «Счастливого пути» я даже и не надеялась, но нет.

Тишина. Только звук наших шагов.

И, выходя во двор, к ожидающим нас троим магам - «дяди Валеры» видно не было, Николая тоже,- я вдруг подумала, что, может, это и к лучшему, такое отношение матери. Девочек бы всё равно забрали, но лучше, наверное, так, чем выдирать из объятий любящих родителей. Да, им больно сейчас, но скорее от обиды, чем от расставания. Боль они испытали бы в любом случае, но пусть уж лучше так.

- Готовы? - оглядев нашу троицу, уточнил Ростислав. Девочки кивнули.- Тогда вперёд.

И открыл портал. Первыми в него зашли Даниил Андреевич и третий маг. Я хотела идти следом, так и держа девочек за руки, но Олеся застыла на месте.

- Я боюсь!

- Хочешь, я тебя понесу? - предложил ей Ростислав.- Ты можешь закрыть глаза.

- Хочу,- кивнула девочка и доверчиво пошла на руки к тому, кто был её отцом, о чём она пока не знала.

- Это совсем не страшно,- подбодрила я Алису.

- Я не боюсь,- она замотала головой, но крепче сжала мою руку. А когда мы оказались на той стороне портала удивилась: - И всё? Я ничего не почувствовала.

- А чего ты ждала? - поинтересовался у неё Даниил Андреевич.

- Нуууу... Что затошнит, голова закружится. Чувство невесомости. Или что меня словно бы разорвёт на мелкие частицы, а потом соберёт обратно.

- Тоже любишь фэнтези? - улыбнулась ей я.

-Да.

- Тебя ждёт много сюрпризов, уж поверь!

- Всё, можешь открывать глаза,- Ростислав поставил рядом с нами Олесю.

- А где мы? - спросила та, оглядываясь.- Это школа?

Мы находились в гостиной дома Ростислава. Чуть в стороне, кучкой, лежали вещи близняшек.

- Это мой дом. Сегодня переночуете здесь - а завтра посмотрим. Для поступления в школу магии нужно соблюсти всякие формальности - документы разные и так далее. Сегодня вряд ли успеем.

- Но сова нам приглашение не принесёт? - усмехнулась Алиса.

- Нет,- Ростислав подарил ей точно такую же усмешку. Просто поразительно, до чего они похожи.

- А вы правда архимаг?

- Кто? - правитель удивлённо посмотрел на Алису, потом, подозрительно - на меня.

- Я лишь сказала, что вы главный,- тут же открестилась от невысказанных обвинений.- Но, учитывая вашу силу - вы как минимум магистр.

- Мы не используем эти выдуманные людьми титулы,- объяснил Ростислав девочкам.- Со временем вы всё узнаете, обещаю. Давайте сейчас присядем,- он указал на уютную группу из пары диванов и трёх кресел,- и кое-что обсудим, а потом вы сможете пойти, выбрать себе комнаты, разобрать вещи и решить, что хотите взять с собой в школу, а что - оставить здесь.

- Здесь? - удивилась Алиса. Девочки, устроившись вдвоём в одном большом кресле, оглядели просторную гостиную, выглянули в окна, видимо, оценили просторный двор - раза в три больше, чем их старый, да и сама гостиная была едва ли не как весь первый этаж их коттеджа.- А почему?

- Теперь я - ваш опекун,- правду об отцовстве маг, видимо, решил не вываливать сразу на головы девочек, им и так за сегодня досталось.- И на выходные и каникулы вы сможете приезжать сюда.

- А разве школа магии - не интернат? Я слышала, что туда забирают насовсем.

- Можно сказать, что интернат. Но не тюрьма же. Мы это всё обязательно обсудим, а пока... Марк, у тебя с собой идентификаторы для девочек? - обратился он к третьему магу.

- Я взял только один. Ведь сработал чип только у Алисы. Чип Олеси до сих пор неактивен,- Марк показал правителю экран своего смартфона, что именно тот там увидел - не знаю, но явно удивился.

- Мы же сами, своими глазами видели... Впрочем, для чистоты эксперимента, давайте проверим.- И Ростислав протянул к девочкам раскрытую ладонь с танцующим на нём огоньком. Небольшим, как на свечке.- Олеся, прикажи этому огоньку погаснуть. Мысленно прикажи. Дуть не нужно.

Девочка сосредоточенно нахмурилась - и огонёк погас. Алиса, внимательно наблюдавшая за сестрой, облегчённо выдохнула. Я - тоже.

- Ничего,- Марк вновь показал смартфон.

- Как такое возможно? Дай-ка мне идентификатор,- и, взяв протянутый кулон, правитель надел его на шею Олеси.

Сначала ничего не происходило. Потом прозрачный камень стало медленно заволакивать белёсым туманом, пока в итоге он не стал похож цветом на воду, в которую добавили немного молока - вроде и белый, но какой-то всё равно полупрозрачный.

- А что это значит? - не удержалась я от вопроса.

- Уровень магии - ниже первого,- пояснил Марк.- Я прежде с подобным не сталкивался. Может, чип потому и не сработал? Он ведь только на первый реагирует.

- Но она всё равно маг,- нахмурился Ростислав.- И я уверен, что до сегодняшнего всплеска то же самое было и у Алисы. Вы понимаете, что это значит?

- То, что мы могли упустить и их, и ещё кого-то,- мрачно ответил Даниил Андреевич.- Нужно доработать чипы и проверить остальных девочек куэльдами - вдруг есть кто-то ещё, такой же. И пусть их магия ничем себя не проявляет - даже с малой долей первого уровня они всё равно наши.

- Займись этим,- кивнул Ростислав.- Возьми в помощь всех, кого нужно, из других ведомств. И отзови из отпуска Арсения. Не время сейчас прохлаждаться, когда такое выяснилось.

- Может, вы сами ему об этом скажете? - Даниила Андреевича явно не обрадовала необходимость сообщать брату о том, что его отпуск отменяется.

- С удовольствием! - у Ростислава подобных переживаний не было.

Попрощавшись, Даниил Андреевич ушёл порталом, Марк остался, и вид у него был не радостный. Я вспомнила, что ему ещё предстоит получить нахлобучку от начальства, и подумала, что не стоит нам при этом присутствовать.

- А что это такое? - беря в руки кулон, чтобы лучше рассмотреть, спросила Алиса.- Ой, он меняется!

И правда - камень из полупрозрачного стал молочно-белым, потом чуть розовым, сильнее, ярче, пока не стал сочно-розовым, на этом и остановился.

- Немного не дотягивает до второго, для твоего возраста - норма,- удовлетворённо кивнул Ростислав.- Этот камень показывает силу вашего дара,- пояснил он девочкам.- У тебя будет такой же, и с его помощью вы сможете видеть, как ваша сила растёт.

- Круто! - восхитилась девочка. Олеся тоже стала разглядывать кулон и когда взяла его в руку, чтобы поднести ближе к глазам - куэльд снова стал белым и полупрозрачным.- Как фокус.

- Вы теперь много «фокусов» сможете увидеть, а со временем - и сами научитесь показывать. Только с огнём пока не играйте. Будете тренироваться только под присмотром взрослых магов, чтобы беды не наделать, договорились?

- Конечно,- Алиса переглянулась с сестрой и ответила за двоих.- Мы же не маленькие уже, понимаем.

- Не помню, чтобы огонь когда-нибудь просыпался первым даром,- чуть нахмурился Марк.- Может, и хорошо, что их магия так долго спала? Представляете, что может натворить пятилетка с огненным даром и без магического присмотра?

- Может, оттого он в них и не просыпался так долго? - задумался Ростислав.- А мог и никогда себя не проявить. Что возвращает нас к тому, что случилось сегодня,- и он с намёком посмотрел на Марка.- Я ведь читал твои доклады.

Марк растерянно глянул на нас, Ростислав тоже. Кажется, мы тут лишние, но взрослые не знают, как бы остаться наедине. Особенно сейчас, когда девочки немного растеряны такими резкими переменами в их жизни. Но я понимала, что поговорить им надо, это на самом деле серьёзно, а близняшек я вполне могу занять на это время.

- Девочки, как думаете, что лучше сделать сначала - выбрать вам комнаты и разобрать вещи или поесть мороженого?

- Мороженого! - дружно ответили они. Кто бы сомневался, я бы тоже мороженое выбрала.

- Тогда пойдёмте в магазин, это совсем рядом.

- И даже ещё ближе,- с этими словами Ростислав открыл нам портал. Девочки, уже знакомые с этим «средством передвижения», бесстрашно шагнули внутрь. Меня маг придержал за руку.- Спасибо. Мне нужно минут десять, не больше. Карточка с тобой?

- Да. Я присмотрю за ними, не волнуйтесь,- улыбнувшись правителю, я шагнула в портал. Нас ждало мороженое!

Глава 17

Чебурашка

День третий. Вторник

- А где все? - этими словами встретила меня Олеся. Девочки стояли, растерянно оглядывая пустой магазин. В смысле - безлюдный.

- Сейчас в посёлке мало народа живёт, когда начнутся каникулы, станет больше. Наверное, все уже закупились, кому что нужно.

- А продавцы?

- Здесь самообслуживание. Бегите, выбирайте, что хотите: мороженое, сладости.- Я сунула девочкам корзинку. Да, мы шли сюда вроде как только за мороженым, но, во-первых, у детей стресс, а шоколадка - лучшее средство, чтобы его заесть, а во-вторых, раз уж магия проснулась, «вредной еды» для них уже не существует.- И не пренебрегайте фруктами! - крикнула вслед, вспомнив, что я как бы уже взрослая и должна давать детям умные советы.- В них витамины, а это полезно для магии!

Выполнив свой долг взрослого человека, я подхватила корзину и пошла набирать сладости и себе тоже. Уверена, эндорфины для магии тоже очень полезны.

Показав девочкам, как пользоваться сканером, я расплатилась за кучу сладостей, апельсины, бананы, три упаковки пельменей и коробочку сметаны. Правитель может питаться ресторанной едой, если ему не по вкусу полуфабрикаты, а мы дружно решили, что хотим на ужин пельменей со сметаной.

Обратно шли пешком - я показала близняшкам пустующую детскую площадку и дорогу до дома Ростислава. Как могла, отвечала на их вопросы о посёлке, всячески избегая упоминать о том, что на каникулы приедут папы с дочками или старшие братья с младшими сёстрами. Возможно, дяди с племянницами. Но никаких мам у девочек-школьниц здесь не бывает, в крайнем случае - юные мачехи. Пусть им правитель всё это объясняет.

В итоге девочки сами сделали вывод из моих недомолвок, что этот посёлок - вроде дачного. Пока дети учатся, родители работают в городе, а на каникулы все приезжают сюда, чтобы дети дышали свежим воздухом. А всё время здесь живут те, у кого дети ещё маленькие и в школу не ходят. Я возражать не стала, в чём-то они были правы. Только, как я сама поняла, дети жили в таком посёлке не столько чтобы свежим воздухом дышать - хотя и это тоже,- а чтобы оградить юных магичек от людей, а людей - от неумелых магов, способных по неосторожности бед натворить.

Дорогой нам встретилась только та девушка с коляской, что я уже видела прежде. Она молча поздоровалась с нами лёгким кивком, с любопытством глядя на девочек и куэльд Олеси, я отзеркалила её жест, девочки пробормотали: «Здрасти», и мы разошлись. Странная она какая-то, или мне просто так кажется.

Больше мы никого не встретили. Изредка до нас долетали голоса, в основном - детские крики и смех, но мы никого не видели - участки были большими, с кучей растений, даже если бы там с десяток детей играло, можно было никого не заметить, проходя мимо.

Когда мы подходили к дому правителя, Олеся, почти всё время молчавшая, слушая мои ответы на вопросы Алисы, подала голос:

- А мы больше маму не увидим?

- Боюсь, что нет,- вздохнула я.

- Ты разве не слышала? Мы ей не нужны. Ей только Пе-е-етечка нужен. Он-то не искусственный,- вздохнула Алиса.

- То, что врачи вам немного помогли появиться на свет, вовсе не делает вас хуже или лучше. Я, например, тоже «искусственная», но ни капли от этого не комплексую.

У меня было из-за чего переживать, кроме этого. Я вообще не считала проблемой своё нестандартное зачатие, но девочкам, похоже, мать настолько мозги этим загадила, что чуть до комплексов не довела. Или всё же довела?

- Но это ведь неправильно. Неестественно. Против природы,- Олеся явно цитировала мать.

- Зато я маг, и это круто! То, как меня создали, на мне не написано. Зато я вот что могу.

И с помощью телекинеза начала жонглировать пятью апельсинами. Простите, правитель, но это ради благого дела.

- Круто! - согласилась Алиса.- А мы так сможем?

- Не знаю,- продолжая наблюдать за апельсинами, которые теперь заставляла выписывать в воздухе восьмёрки, ответила я.- Мне сказали, что этот дар часто просыпается у магов. Так что всё возможно.

Закончив жонглировать, отправила апельсины обратно в пакет, а подняв глаза, обнаружила поджидающего нас у калитки Ростислава. И конечно, он всё прекрасно видел. Вот же не повезло!

- Мы и вам мороженое купили,- всё, что смогла выдавить из себя. И вот как ему поверить, что я - паинька, если постоянно нарушаю его распоряжения.

Ростислав молча отступил в сторону, пропуская девочек, потом так же молча забрал у меня довольно тяжёлый пакет, а другой рукой прикоснулся к моему виску. Я притормозила, ожидая заслуженного выговора, но, к моему удивлению, мужчина хмыкнул и покачал головой.

- Надо же! Не ожидал.

- А что там такое? - не удержалась от вопроса, потому что ждала совсем иной реакции.

- Ты восстанавливаешься гораздо быстрее, чем я рассчитывал, учитывая скорость прошлых дней. Даже несмотря скажем так, импровизации.

- Вы не сердитесь?

- Нет,- усмехнулся маг.- Ты ведь «для пользы дела», верно?

- Да,- радостно закивала. Выговор отменяется! - Значит, мне теперь можно магичить?

- Сегодня - да. Но раз восстановление идёт такими темпами, пожалуй, с завтрашнего дня уже только под моим присмотром. Сегодня ты ещё сможешь контролировать свою магию, а вот потом - не факт. Слишком резкий скачок силы, к которому нужно будет привыкать.

- Спасибо! - заулыбалась я. Ура, сегодня я смогу попробовать сделать водяные фигурки! - Вы любите пельмени?

- Интересная смена темы,- пропуская меня в калитку, слегка удивился мужчина.

- Просто мы их на ужин сварим, как-то всем сразу захотелось. Но если не любите, можете поужинать в ресторане, как привыкли. Я пригляжу за девочками, да и не такие уж они и маленькие, не станут со своей магией играть, понимают, что это опасно.

- Я с удовольствием поужинаю с вами.- Мы подошли к крыльцу, на котором топтались близняшки.- Заходите, дверь не заперта. Мы здесь не запираемся.

- Потому что у вас и так порталы, да? - догадалась Алиса, открывая дверь и пропуская внутрь сестру.

- И поэтому тоже. Но здесь просто не от кого запираться - все свои, чужих здесь не бывает.

Разложив покупки, взяв по рожку мороженого и выделив один рожок нашему хозяину, мы всей толпой отправились на второй этаж, выбирать близнецам комнаты. Собственно, весь выбор заключался в том, кто из них какую из двух оставшихся возьмёт себе, или же, как вариант, станут жить обе в одной комнате, если захотят.

Не захотели. Хотя сёстры были очень близки, но впервые в жизни получить свою, отдельную комнату захотели обе. Тем более что в школе им снова делить одно помещение - там учеников селили по двое. Осматривая их комнаты, я согласилась со словами правителя, что моя - самая «девичья» из гостевых, оставшиеся были в серо-зелёных и жёлто-коричневых тонах. В остальном - очень похожи на мою. И кто только такие дурацкие столы придумывает?

Конечно, девочкам уроки не за ними делать, но всё равно - очень неудобно. Ростислав пообещал, что пока близняшки будут в школе, в комнатах сделают ремонт и заменят мебель на ту, что они выберут. Но девочки и так были в восторге - комната у каждой была больше, чем прежде общая, огромное окно, дающее много света, свой балкончик и ванная комната. А темноватые стены или скучные ковры - хотя бы не с эффектом «облезлого пола», как у меня раньше,- их особо не смутили. Тем более что, накинув на кровати яркие покрывала и положив рядом коврики с мультяшными персонажами - старенькие, потёртые, но всё равно весёлые,- они сразу оживили комнаты.

Переселение проходило бодро. Девочки быстро поделили комнаты, сыграв в камни-ножницы-бумага, проигравшей Алисе досталась жёлто-коричневая. Потом Ростислав перенёс вещи девочек телекинезом в коридор между распахнутых дверей комнат, расположенных друг напротив друга, ближе к лестнице.

Близнецы шустро растаскали свои вещи по комнатам, даже моя помощь не понадобилась. С мороженым они расправились моментально, освободив руки, я своё ещё и до половины не съела. Как они разбирались, какая вещь чья - не представляю, ведь абсолютно вся одежда и обувь у них была одинаковая. По словам Алисы, мать брала одну из них, чаще Олесю, в магазин, выбирала что-нибудь из одежды или обуви и покупала в двух экземплярах. Брать с собой обеих девочек она считала слишком утомительным, к тому же, вторая в это время сидела дома, присматривая за младшим братом.

К счастью, близняшек это устраивало, им нравилось быть одинаковыми внешне, забавляло, что люди их путают, особенно они любили вводить в заблуждение учителей и отвечать друг за друга на уроках. И даже не потому, что не учили, просто из спортивного интереса. Так они развлекались.

- Теперь у вас так больше не получится,- огорчил их Ростислав.- В вас появилось отличие, и весьма заметное,- и он указал на кулон Олеси.

- А если его Алиса наденет?

- Он же розовым станет, ты что, забыла? - Алиса сообразила первой, опередив меня.

- Жаль,- вздохнула Олеся.

- Со временем ваш дар вполне может выровняться, и куэльды станут одинаковыми,- утешил её Ростислав.

- Я буду очень стараться,- решительно кивнула девочка.- И не для того, чтобы нас с Алисой путали, а просто!

- У тебя всё получится,- кивнул ей отец.- Я в тебя верю.

Игрушки, книги и игры девочки поделили по-братски, поровну. Точнее - по-сестрински. Две фиалки тоже получили по личному подоконнику. Единственное, что у близняшек было не в двух экземплярах, это кукольный домик - подарок первого отчима, которого девочки называли папой, не догадываясь, что родной отец стоит рядом,- и старенький ноутбук.

- Он Тараскин,- пояснила Алиса.- Когда нам для школы понадобился, ему купили новый, а этот нам отдали. Он медленно работает, но для учёбы хватает. И чтобы книжки читать. Бери к себе, Олесь, я буду к тебе приходить, если нужно.

С домиком возникла проблема. Обе девочки хотели бы взять его себе. Это была память о любимом отце, его подарок на шестой день рождения девочек, последний, который он провёл с ними.

- Мы уже не играем, мы взрослые для кукол уже,- заявила Алиса.- Но если бы оставили, Петечка бы его разломал.

- Он раньше к нему лез, и мама сказала: «Да дайте ему поиграть, он же маленький», а дядя Валера услышал и сказал: «Ещё не хватало, чтобы мой сын в куклы играл! Ты что, хочешь, чтобы он голубым вырос?» - подхватила Олеся.

«Хоть какая-то польза от этого дяди Валеры»,- мысленно хмыкнула я.

- И мама ему не разрешала больше домик трогать. И кукол наших,- Алиса кивнула на многочисленных обитательниц домика.- А машинки и конструкторы все позабирал. Разломал или раскидал, уже ничего собрать было нельзя. Нам папа много дарил, говорил: «Ну и что, что они девочки, женщины тоже машины водят»,- и покупал нам машинки тоже.

- Если хотите, я куплю вам новые машинки,- предложил Ростислав.

- Да мы в них и не играем уже, это просто память о папе была, жалко было, что всё сломалось или потерялось,- вздохнула Алиса.

- А вот конструкторы жальче, я любила собирать домики,- Олеся вздохнула, точь в точь как сестра.

- Можно нам после ремонта наши коврики оставить? - снова Алиса.- Они у нас с детства.

- Мама не хотела, чтобы мы их брали, когда к дяде Валере переезжали, но мы упросили. Тогда Петечки ещё не было, и она нас ещё любила,- подхватила Олеся.- Разрешила взять. А потом в нашу комнату другой постелила - скучный и светлый, а эти мы спрятали, чтобы не выкинули.

- А Тарас на него клей пролил, на меня сказал, и мне влетело. Ну и ладно, зато мама сказала: «Стелите свои тряпки, если не умеете с хорошими вещами обращаться». И мы их снова постелили.

- Можно оставить? Мы их любим, да и экономия всё-таки,- сёстры говорили по очереди, Олеся уже не старалась уйти в тень сестры.

- Коврики можно оставить - это теперь ваши комнаты, можете менять или не менять в них всё, что хотите. И раз уж ты так любишь конструкторы - значит, у тебя они будут,- это лично Олесе.

- Я тоже люблю! Только мне нравятся с винтиками, чтобы детали прикручивать, а Олеся больше лего любит собирать.

- Вот сами всё и выберете. И нужно что-то решать с вашим ноутбуком - для школы вам понадобятся два, и поновее. Так, до ужина у нас есть ещё пара часов, хотите пройтись по магазинам? Просто завтра я уже не смогу ни оставить Вику одну, ни взять с собой, неизвестно, с какой скоростью будет расти её сила.

- А почему так? - девочки непонимающе нахмурились, но вопрос озвучила Алиса.- Почему её нельзя взять с собой будет? Что с её силой такое?

- Я вам всё объясню чуть позже. Если хотите пойти в магазин, то нужно спешить.

- Хотим,- на этот раз девочки ответили хором, не сговариваясь, и синхронно кивнули.

- Тогда оденьтесь потеплее, у нас здесь не жарко, да и вечер скоро,- и когда близняшки разбежались по комнатам, спросил у меня: - Ты с нами?

Задумалась. Было бы интересно прогуляться по магазинам, но лучше оставить отца с дочерями наедине, пусть налаживают отношения. Если завтра близняшек отправят в школу - сколько у них времени-то остаётся, чтобы побыть вместе? К тому же, была и ещё одна причина, её я и озвучила:

- Нет, я останусь дома. Хочу немного поиграть с водой, попробовать делать фигурки, как вы. Пока мне это ещё можно.

- Хорошо. Вернёмся часа через два, может, три. Не скучай.

И, забрав близняшек, сменивших коротенькие шорты на джинсовые бриджи, а на топики накинувших голубые жакетики с рукавом до локтя, Ростислав шагнул в портал. Что самое забавное - оделись девочки одинаково, при этом совершенно не сговариваясь. Вот как они умудрились? Телепатия близнецов?

Ладно, потом расспрошу, а сейчас меня ждут водяные фигурки!

Спустя примерно час я сидела на крыльце веранды и расстроенно смотрела на миску с водой, стоящую рядом. То, что у меня получалось создать, даже близко не походило на ту невероятную красоту, что показал мне правитель. Скорее уж мои творения напоминали фигурки, которые я в детском саду из пластилина лепила - когда ещё ходила в него, то есть, до пяти лет.

Обидно. Я почему-то была уверена - нужно всего лишь приказать воде, и всё получится. Оказалось, что всё не так, мало приказать, приходилось на самом деле лепить, словно из пластилина - там мысленно нажать, там потянуть, там расплющить... Пока что, самой узнаваемой фигуркой у меня был снеговик - три шарика друг на друге.

Вот вам и маг воды...

Вздохнув ещё раз, принялась лепить новую фигурку, на этот раз не из одного шара воды, а из отдельных «кусочков», словно и правда из пластилина. И получила вполне узнаваемого Чебурашку. Слепи я такого в пять лет - можно было бы гордиться. Но мне-то восемнадцать.

- Симпатичный покемончик. Как называется? - послышалось рядом.

Вздрогнув от неожиданности, я потеряла концентрацию, и водяная фигурка рухнула мне на колени, промочив джинсы. Я даже как-то подхватить её не успела. Обернувшись, увидела Арсения с букетом алых роз в руках. Красивых, на длинных ножках. Мелькнула мысль, что эти если и укоренить, зиму не переживут - не для нашего климата сорт.

- Чебурашка,- ответила на вопрос, сознавая, что и в пять лет мне, похоже, гордиться было бы нечем.- Здравствуйте.

- И как я его не узнал? - сокрушённо покачал головой Арсений, потом улыбнулся, и я вновь испытала это странное чувство - сердце застучало чаще, что-то сжалось где-то в груди, или ниже, голова слегка закружилась, а язык снова отнялся. Хотелось смотреть и смотреть на него, не отрываясь. Какой же он всё-таки красивый! - В своё оправдание могу сказать, что детство моё прошло не здесь и уже давно закончилось, вот и не узнал Чебурашку. Но у тебя замечательно получилось.

«Какой же он добрый!» - восхитилась я. Допустим, мультфильмы о зверьке, известном всем, кроме науки, он в детстве не смотрел, но Чебурашка ещё и талисман наших олимпийцев, и не знать его он не мог! Просто у меня и правда плохо получилось, а Арсений решил меня подбодрить.

Пока я мысленно металась от восторга при виде улыбки этого красавца до отчаяния от своей безрукости, и обратно, маг присел рядом и протянул мне букет.

- Это тебе, красавица!

И я окончательно растаяла, забыв, что хотела попросить не дарить мне срезанные цветы. Пристроив их на ступеньке так, чтобы концы оказались в миске с остатками воды, я глупо уставилась на Арсения, не в силах сказать хоть слово, даже поблагодарить. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что как-то это странно - так реагировать на простую улыбку, пусть и такого красавца, но едва мелькнув, она исчезла, и я продолжала любоваться самым красивым мужчиной на свете.

Моё молчание ни капельки его не удивляло, словно он привык к подобной реакции. Маг улыбнулся ещё шире, а потом провёл ладонью над моими коленями - и из джинсов тут же поднялись в воздух крохотные капельки воды, слились в шарик и отправились в миску. Ткань осталась совершенно сухой.

- О! - ошарашенно выдохнула я. Так тоже можно? А я и не знала.

- Даниил мне сказал, что ещё две дочери правителя оказались магами,- Арсений оглянулся на дом, словно надеялся увидеть девочек.- Я бы хотел с ними познакомиться, всё же, такое чудо - дар, проснувшийся лишь в одиннадцать лет!

- Они в магазине,- речь всё же прорезалась. Может, потому, что маг уже не смотрел прямо на меня со своей обворожительной улыбкой, и это помогло мне слегка прийти в себя.- Не в том,- пояснила, видя, что Арсений машинально глянул в сторону поселкового магазинчика.- Ростислав отправился с ними в город. Им ноутбуки нужны.

- Вот как? Значит, познакомимся в следующий раз. Я вот о чём тебя спросить хотел - это правда, что ты не собираешься выходить замуж? Услышал от Геннадия, но не поверил. Разве тебе не хочется иметь семью?

- Хочется,- я немного удивилась смене темы, но ответила честно, тем более что сейчас Арсений смотрел на меня очень серьёзно, и мои мозги почти пришли в норму.- Просто не сейчас. Попозже. Сейчас я хочу учиться, а какая учёба с младенцем на руках? Правитель сказал, что меня никто заставлять не станет, если я не хочу. Сначала отучусь, а там видно будет.

- Что ж, логично. Учёба и младенцы действительно не очень сочетаются. Но я имел в виду замужество. Ты могла бы выйти замуж сейчас, а с детьми подождать до окончания института - или где ты там собираешься учиться?

- Не знаю,- вот тут я растерялась. Ростислав сказал, что я смогу учиться в Москве, и я успокоилась, а где именно - даже не узнавала. Столько всего произошло за эти дни, что это отошло куда-то на задний план. Я буду учиться - это всё, что мне было нужно знать.

- Впрочем, не важно. Ты маг и можешь учиться в любом учебном заведении мира, в каком пожелаешь. Но ведь ты точно так же смогла бы учиться и будучи замужем, разве нет?

- Не знаю,- пожала плечами. Странный какой-то разговор.- Если выйду замуж, то даже без детей от этого куча проблем. Мужа нужно кормить, стирать, гладить, убирать за ним. А если мне к экзамену готовиться нужно? Я слышала, во время сессии и поспать-то некогда бывает, не то что мужу готовить или его рубашки гладить. И будет он ворчать весь день, что дома не убрано, на стол не накрыто, рубашки не глажены, и вообще - никто ему внимание не уделяет, пятки не чешет? Ну его, этот замуж!

Арсений расхохотался. Громко, от души. Обнял меня за плечи, притянул к себе и едва ли не рыдал от смеха, раскачиваясь вместе со мной.

- Ох, давно я так не веселился,- немного отдышавшись, Арсений вытер слезящиеся глаза, другой рукой продолжая меня обнимать. И я не могла понять, что чувствую при этом - восторг или неловкость.- Вика, откуда у тебя эти глупые стереотипы? Ни один маг не заставит жену быть ему прислугой. Во-первых, он эту прислугу может просто нанять, во-вторых, мы, мужчины, и сами не безрукие, чтобы за собой не убрать. И у нас это даже лучше получается.

Вспомнила слова Ростислава о том, что любой маг воды и телекинетик легко и быстро сделает уборку в доме, и мысленно согласилась. Да и сама я на это, наверное, способна. Может, и правда, нагнетаю?

- И потом, ни один маг не станет ворчать на жену, когда ей сложно, он наоборот, сделает всё, чтобы помочь. Неужели у людей не так?

Задумалась. У нас дома готовка, стирка и глажка традиционно была на женщинах, уборка на подростках, но учитывая, как приходилось вкалывать на ферме мужчинам, это не казалось мне чем-то неправильным. Основные же представления о жизни в семьях я черпала из книг, фильмов, болтовни на форумах и из разных пабликов. Может, из-за этого и получился некий перекос, ведь на тех же форумах чаще жалуются, если плохо, чем хвалятся, если хорошо.

- Наверное, тоже не так. Не всегда так. Но на самом деле я пока просто не задумывалась об этом.

- Ты просто ещё не встретила того, за кого захотела бы замуж. Или встретила, но не осознала этого,- и Арсений снова мне улыбнулся, чуть крепче прижав к себе.

А я снова растаяла, и вдруг подумала, что готова сколько угодно сидеть вот так, в объятиях этого красавца, глядя на его улыбку, и бог с ней, с учёбой.

- Арсений, ты что здесь делаешь? - раздался у нас за спиной холодный голос, и меня словно ледяной водой окатило.- Кажется, я ясно дал тебе понять - твой отпуск закончен.

- Даниил сказал, что проверку девочек начнём с завтрашнего утра, сегодня не было никакого смысла ехать в контору, там сейчас спецы колдуют над чипами и приборами,- Арсений неохотно отпустил меня и встал.

Я тоже вскочила, почему-то чувствуя себя виноватой, хотя совершенно не понимала - в чём. А ещё не могла понять, откуда взялись эти странные мысли об учёбе. Они были словно не мои.

- Думаю, смысл всё же есть. Ты можешь помочь с составлением списков, адресов и так далее. Уверен, Даниил и остальные засидятся в конторе за полночь, в то время как ты здесь прохлаждаешься,- голос правителя был не просто холодным, он замораживал.

- В таком случае - разрешите откланяться,- Арсений тоже заговорил сухим тоном. Потом взял мою безвольную руку и поцеловал: - Ещё увидимся, красавица,- шепнул уже совсем другим голосом.

И исчез.

А я стояла, глядя на носки своих кроссовок, пытаясь сообразить, почему мне так неловко. Я же ничего плохого не сделала, а чувство такое, словно чью-то любимую вазу разбила и ищу нахлобучки.

- Ну как, получились водяные фигурки? - из голоса правителя исчез весь лёд. А у меня пропало это странное чувство вины. Словно прежде меня зацепило холодом, предназначенным другому, а сейчас - обвеяло тёплым воздухом. Подняв голову, я криво улыбнулась.

- Нет. Ничего не получается, только уродики всякие. Даже Чебурашка на себя не похож,- присмотревшись к выражению лица мужчины, прищурилась: - Вы знали, что у меня не получится, да?

- Не был уверен. Я ведь не знаю, вдруг у тебя талант скульптора? Но теперь ты и сама знаешь, что мало иметь дар воды, нужно им ещё и пользоваться правильно.

- Этому тоже в школе магии учат?

- И этому, и многому другому. Я постараюсь дать тебе столько, сколько смогу, но некоторые вещи требуют многолетних тренировок. Впрочем, у тебя впереди минимум семьсот лет, ты обязательно освоишь всё, что захочешь.

- Вика, смотри, что нам магистр купил! - и на веранду выбежали близняшки, дружно сфотографировав меня на новенькие смартфоны.- Смотри! Круто, правда?! Они даже лучше, чем у Тараски!

Девочки прыгали от восторга, кружили вокруг нас, снимая с разных ракурсов, потом сфотографировали букет, двор, отбежав подальше - всю веранду, снова нас, друг друга, и скрылись в доме, весело болтая и показывая друг другу, у кого что получилось. В общем, наслаждались новыми игрушками, как это могут только дети.

- У них были старенькие кнопочные «Нокиа» с фонариком,- чуть смущённо пожал плечами Ростислав.

- Магистр? - меня в словах девочек другое заинтересовало. Новым телефонам я как раз и не удивилась.

- Они продолжают так меня называть, хотя я и говорил, что у нас нет такого звания.

- А вы им сказали, как вас называть? - поинтересовалась я, поскольку помнила свои собственные сомнения. С магистром девочки красиво выкрутились, мне было сложнее. Судя по растерянным глазам мужчины - не догадался и только что это осознал.- И как им было вас называть? Правитель? Ростислав Севастьянович? Дядя Слава? - А знали ли девочки вообще его имя? - Или всё же папа?

- Я так и знала! - раздался у нас за спиной голос Алисы. Как ни странно, я уже различала их голоса, хотя внешне девочек было не отличить.- Вы и есть наш настоящий отец!

Глава 18

Бассейн

День третий. Вторник

- Вы и есть наш настоящий отец.

Мы замерли, потом оглянулись и увидели стоящую в дверях веранды Алису. Она твёрдо смотрела на Ростислава, и хотя её слова вопросом не были, но этот самый вопрос всё же читался в глазах. Рядом появилась Олеся, глядя на мужчину с робкой надеждой. У меня мелькнула мысль, что недовольными подобным родством девочки не выглядели.

- Да,- спокойно ответил мужчина,- я и есть ваш биологический отец. И собирался рассказать вам об этом завтра утром. Но как ты догадалась?

Действительно! Вряд ли Алиса сделала такой вывод только из моих слов. В конце концов, Ростислав назвался девочкам опекуном, а их порой тоже папами зовут. И предложенный мною вариант лишь подтвердил то, что Алиса, по её словам, и так знала. Или догадывалась.

- Мы знали, что у нас где-то есть отец, только не знали - кто он,- Алиса во все глаза рассматривала Ростислава.- Мы же искусственные, от анонимного донора, мы смотрели в интернете, что это означает.

- Нам мама рассказала, что мы не от папы, когда он умер. Ну, не от папы Вити,- подхватила Олеся.- Когда она за дядю Валеру вышла, то велела нам его папой называть, а мы не хотели, а она сказала, что папу же мы так называли, а он нам тоже не родной был.

- Сказала, что родного отца у нас вообще нет, потому что он - анонимный донор, и мы его никогда не увидим, поэтому всё равно, кого мы будем папой звать. Но мы всё равно не могли.

- И дядя Валера сказал: «Не заставляй, пусть зовут, как хотят».

- А потом, когда у нас ноут появился, мы узнали, что это такое.

- А Вика сказала, что она тоже искусственная и поэтому маг.

Я так сказала? Вроде бы, я как-то иначе выразилась, но вывод девочки всё равно сделали правильный, так что вмешиваться и возражать я не стала. Они так эмоционально и возбуждённо рассказывали о своём открытии, что перебивать их не хотелось.

- И тогда мы поняли, почему в нас магия проснулась. Нашим биологическим отцом тоже был маг.

- А вы взяли нас к себе, сказали, что наш опекун.

- А зачем бы магистру, который среди магов самый главный, становиться нашим опекуном? Наверное, у вас и других забот хватает.

- А ещё мы очень на вас похожи.

- И родинка, как у нас!

Девочки дружно приподняли сзади волосы, которые, хотя и были короткими, но шею прикрывали. И там у обеих, немного выше седьмого шейного позвонка, красовалось по одинаковой родинке. А я слышала, что близнецов частенько по родинкам различают. С этими такой метод точно не сработает.

С любопытством взглянула на Ростислава. Тот, повернувшись, показал родинку в точно таком же месте - её было видно, волосы правителя были стрижены гораздо короче, чем у девочек, просто я прежде внимания не обращала. А близняшки углядели, вот же глазастые!

- Вот я и догадалась, что вы и есть наш отец.

- А я сначала Алисе не поверила.

- А ещё вы добрый и всё нам покупаете.

- А потом Вика сказала про папу, и я тоже поверила.

- А Вика тоже ваша дочь, да? Вы поэтому и её к себе взяли?

- Она наша сестра?

- Сестра - это хорошо, а вот братья такие противные!

Тут близняшки, наконец-то, замолчали - то ли воздух в лёгких закончился, то ли ответа ждали.

- Нет, Вика не моя дочь. Её отец был моим другом и перед смертью поручил мне позаботиться о его дочери, если в ней проснётся магия.

- Жаль. Ты нам понравилась,- это Алиса мне.

- Но у меня есть ещё две дочери, ваши сёстры. Надеюсь, вы подружитесь. И ни одного сына.

- Круто! - это уже близняшки хором.

- Думаю, у вас ко мне ещё много вопросов,- девочки дружно кивнули.- Давайте зайдём в дом и поговорим.

Пока я варила пельмени и накрывала на стол - даже пальцем не пошевелив, вовсю используя свою магию, по которой успела соскучиться за эти дни,- Ростислав рассказал дочерям укороченную и адаптированную для детского понимания версию появления магов на Земле после катастрофы на Терре, благоразумно обойдя тему «селекции» и «первого поколения».

Всё, что для себя вынесли из этого рассказа девочки, это то, что маги становились донорами спермы для «искусственных» детей - что это значит, они давно выяснили, пытаясь разобраться в своём нестандартном происхождении, которым в последние годы мать всё чаще их укоряла, словно это был собственный выбор девочек. И если в таком ребёнке просыпалась магия - его забирают в специальную «волшебную» школу.

Вопросов, почему маги просто не женятся на человеческих женщинах, если своих нет, у девочек пока не возникло. Их больше восхищал сам факт того, что они теперь «волшебницы» и будут учиться в школе, о которой мечтают все дети, прочитавшие или посмотревшие Гарри Поттера. Плюс - у них появился отец-магистр, который покупает им подарки. Они были в восторге от происходящего, но явно до конца не осознали, насколько изменилась их жизнь. Что это не сказочное приключение, не волшебные каникулы, это навсегда.

Ладно, пусть пока радуются сказке. Маги делали всё, чтобы их девочки были счастливы своей миссией, про которую пока, кстати, ни слова не было сказано. Просто захотелось магам детей иметь, вот и нашли такой способ, они же маги, значит, у них всё не как у людей.

В общем, ужин прошёл позитивно. Близняшки засыпали Ростислава кучей вопросов про магию, её силу, что может он, а что я, а что умеют другие его дочери, а как их зовут, а сколько им лет, а кто живёт по соседству, много ли детей? В общем, я не очень понимала, когда близняшки умудрялись ещё и есть, но свои порции они умяли быстрее меня, а ведь я почти всё время молчала.

Когда, расправившись с пельменями - они оказались намного вкуснее тех, что мама иногда покупала в магазине, почти как домашние,- Алиса задала очередной вопрос:

- А вы о нас давно знали? - они продолжали называть Ростислава на «вы» и больше пока никак. Видимо, папой пока не могли, а «дядей Славой» или как-то ещё не хотели.

А вот мне понравилось их прежнее обращение «магистр», может, пригодится, а то, хотя маги и не используют отчества, но мне было немного неловко обращаться к взрослому только по имени.

- Всегда.

- А почему вы с нами не познакомились раньше? Когда папа... ну, папа Витя умер?

- Я не знал, что вам известно о своём происхождении. Не думал, что вам рассказали.

- А если бы в нас магия не проснулась, мы бы так и не встретились?

- Боюсь, что нет,- Ростислав был честен настолько, насколько мог.- Но магия в вас проснулась, и вы больше не могли оставаться среди людей. Это было бы просто опасно.

- Да уж... А за квадрик вы и правда дяде Валере заплатите?

- Да.

- Жаль.

- Мы всегда должны отвечать за причинённый вред, неважно, специально мы его нанесли или нет. Пока вы несовершеннолетние, за вас отвечают родители. В данном случае - я.

- Всё равно - мне жаль, что я такое натворила и теперь вам придётся за это платить.

- Вы были застрахованы от чего-то подобного с момента рождения, поэтому - не стоит переживать. Хотя, надеюсь, специально вы так делать не станете.

- Я хотела, чтобы у Тараски штаны загорелись,- со вздохом призналась Олеся.- Я и не думала, что смогу, у меня и не получилось толком, только дым, но я же пожелала, а это плохо, да?

Дальше была небольшая лекция о состоянии аффекта, в понятной детям форме. И про ответственность магов за свой дар и последствия его использования, и что нужно стараться всегда его контролировать и не вестись на провокации, даже если очень хочется кого-то наказать. Близняшки слушали отца, едва ли не открыв рот, смотрели, словно новобранцы на прославленного генерала. И если подумать, то в мире магии так оно, по сути, и было.

После ужина близняшки отпросились погулять. Их привлекли качели на детской площадке.

- Мы любим качаться, но у нас в парке только совсем детские, на них уже не интересно,- пояснила Алиса.

- И взрослые нас гоняют: «Вы уже большие, нечего качели занимать, дайте детям покачаться!» - оказалось, Олеся тоже может говорить противным голосом.

- «И вообще - поломаете, кто чинить будет?»

- А там, на качелях, написано: «До тридцати килограмм», а в нас по двадцать три только.

- У меня - с половиной.

Алиса, стало быть, крупнее, но внешне это совершенно не заметно.

- Ну, было весной, когда нас в школе на медосмотре взвешивали.

- Мы запомнили, потому что медсестра сказала, что это мало, но мы всегда были мелкие.

- Меньше всех в классе, на физре всегда самые крайние стоим.

- Нас мама даже к врачу таскала, когда ей из школы позвонили.

- Не в этот раз, а раньше. В этот только рукой махнула и сказала: «Не в коня корм».

- А тогда врач сказал, что мы нормальные, просто такой обмен веществ, и когда мы станем подростками, всё нагоним, так бывает.

- А едим мы нормально!

Судя по ужину, так оно и было. Девочки не только свои порции пельменей съели, но даже добавки попросили, а потом ещё бананами закусили. И это несмотря на мороженое, съеденное раньше, и конфеты. На малоежек близняшки точно не были похожи.

- Я могу пойти с ними,- предложила, поскольку прежде говорила, что смогу приглядеть за близняшками, если нужно.

- Зачем? - удивились девочки хором.

- За нами уже давно никто не присматривает,- пожала плечами Алиса.- Как Пе-е-етечка родился - маме стало не до нас.

- Она только говорила, когда прийти, чтобы с ним посидеть, если ей что-то нужно сделать или уйти куда, или чтобы в магазин сходили, а так ей было всё равно.

- Мы далеко и не уходили, или в парке гуляли, он рядом, или у подружки сидели.

- Лишь бы подальше от Тараски.

- Мы будем только на площадке, честно!

- И вернёмся, когда скажете.

- Идите,- разрешил Ростислав.- Полдевятого быть дома.- И когда довольные девочки убежали, успокоил меня: - Здесь абсолютно безопасно.

- Я знаю. За мной в этом возрасте тоже уже никто не следил, но я на ферме жила, там спокойно. И я не знаю, какие сейчас правила, и до какого возраста нужно за детьми приглядывать.

- За школьниками уже точно не нужно. Во всяком случае - здесь. А вот в большом городе я бы и тебя за ручку водил, так, на всякий случай. Бережёного магия бережёт.

- Я не против.

При мысли о больших городах, которые я видела лишь по телевизору, о толпах людей и потоках машин, мне делалось не по себе. А с Ростиславом я была бы в полной безопасности, ни секунды в этом не сомневаюсь. А ведь когда придёт время учиться - он меня за ручку водить не сможет, придётся привыкать самой.

Потом я убирала со стола и мыла посуду - снова магией, просто наслаждаясь нехитрым процессом. Уверена, в доме была посудомоечная машина, но магией было интереснее. Вот не думала, что за пару дней ограничений так по ней соскучусь - словно человек на диете по пирожному. Сама я никогда на диетах не сидела, а вот стенания Маринки, сгоняющий «лишний жирок», как она это называла, приобретённый после рождения погодок, ещё помню.

Дядя Коля тогда предложил дочери вместо всяких фитнесов приехать на ферму и с лопатой в руках согнать этот жир за месяц. Результат под его личным руководством гарантировал без всякой диеты. Но Маринка почему-то отказалась. Потратила год и метры наших со Светкой нервов, плачась на ограничения в еде и жалуясь на снящиеся тортики и блинчики, но в форму вернулась.

Никогда бы не подумала, что по магии можно тосковать так же, как по вкусной еде. Надеюсь, это первые и последние два дня «магической диеты» в моей жизни.

Наблюдая, как тарелки бодренько моются и вытираются под вертящийся у меня в голове весёлый мотивчик из «Меча в камне», где была похожая ситуация, только грязной посуды в десятки раз больше, я обратилась к Ростиславу, который продолжал сидеть за столом, наблюдая за происходящим, благо из «столовой» вся кухня была как на ладони.

- А о чём вы хотели поговорить с Марком, если не секрет? Вы так на него смотрели там, в том дворе.

- Как смотрел? - мужчина поднял бровь.

- Словно он сильно проштрафился.

- Он был куратором девочек и докладывал мне, что у них всё хорошо. Здоровы, хорошо учатся, семья полная, благополучная, достаток выше среднего. А на деле что оказалось?

- А что оказалось?

- Матери они не нужны, более того, та им внушает чувство собственной неполноценности, всю свою любовь отдавая младшему ребёнку. И словно этого мало, превратила их в нянек и прислугу! Сводный брат изводит, отчим бьёт, у них ни компьютера нормального, ни телефонов,- Ростислав сжал кулак, стараясь сдержать гнев.- И он мне ещё говорил, что у девочек всё в порядке!

- Давайте по пунктам,- я уселась напротив и положила ладонь на сжатый кулак, стараясь успокоить. Пара недовытертых тарелок опустилась на кухонный стол - потом доделаю, сейчас нужно на другом сосредоточиться.- Судя по всему, сегодня отчим ударил Олесю в первый и последний раз, иначе взрыв у Алисы произошёл бы гораздо раньше.

- Пожалуй,- кулак под моей ладонью слегка расслабился.

- Дальше. Тарас. Сводные братья и сёстры как правило враждуют, хорошие отношения - редкость. И что-то мне подсказывает, что Алиса тоже сложа руки не сидела, не такой у неё характер. Вредила по мелочи, думаю вместе с Олесей. Они - команда, вместе проще придумывать и осуществлять пакости.

- Логично.

- Идём дальше. «Прислуга и няньки». Судя по рассказам близняшек, они много времени проводили в парке или у подруги. Когда превращают в прислугу, столько не погуляешь. Ну, послали их в магазин - это в их возрасте вполне нормально. С братом иногда приходилось, но, опять же, из их слов - иногда, а не постоянно, только когда матери уйти нужно или заняться чем-то. Это тоже нормально. У нас в семье, во всяком случае, было именно так. И за мной старшие присматривали, и я мелких нянчила, сейчас порой Любашка погодок занимает, если у взрослых дела. Это нормально.

- Не нормально! Старшие дети не обязаны становиться няньками для младших, не они их рожали.

- Так я ж не говорю о том, чтобы полностью переложить заботу об одном ребёнке на другого. Но часок покатать коляску, немного поиграть с мелким, занять чем-нибудь - это совсем другое. Вы же сами говорили, что Людмила присматривает за Олей.

- Но Ольга уже не младенец, и я не заставлял Людмилу, она сама так решила...- мужчина посмотрел на меня немного растерянно, кажется, прежде он об этом не задумывался.

- Да, решила, потому что они - сёстры. Семья. Это нормально. В общем, осталось только отношение матери, то, что она внушала девочкам их «ненормальность» из-за способа зачатия. Ну и как бы Марк это всё мог узнать? Ведь со стороны посмотреть - девочки здоровы, забитыми не выглядят, одежда у них очень даже симпатичная, мать явно на этом не экономила. И даже если это лишь игра на публику, показуха, это не важно, главное - результат, девочки выглядят ухоженными и одеты ничуть не хуже своих сверстниц. А с кнопочной Нокиа с фонариком я до пятнадцати лет ходила, отличный телефон, неубиваемый практически.

- Вот вроде бы во всём ты права, но...

- А если бы вы узнали, что близняшки нелюбимы? Что бы вы сделали? Забрали бы их?

- Нет, забрать я не мог, но...- маг помолчал, хмурясь, покусывая губу и глядя в стол.- Я бы ничего не смог сделать,- со вздохом признал он в итоге.- О них заботились, а заставить любить невозможно.

- Ничего, теперь они с вами, и их есть кому любить. Они так по этому стосковались. Первый отец их на самом деле любил, и они это помнят и ждут этого от вас.

- Не очень-то я это умею,- правитель всех магов посмотрел на меня едва ли не растерянно.

- Пока у вас неплохо получается. И потом, опыт-то есть, у вас же это не первые дочери.

- Не первые,- согласился Ростислав и вздохнул.- Но впервые - такие взрослые. Спасибо, Вика,- он перевернул ладонь и легонько сжал мою кисть.- Мне стало легче. А то мучило чувство вины...

- Не вините себя,- я пожала его руку в ответ.

Да, мне очень многое не нравилось в способе, которым маги возрождали свой вид. Я понимала, что иначе никак, переломный период, экстренные меры, форс-мажор и всё остальное, но и одобрять подобную «селекцию» не могла. Но вот конкретно в данном случае вины правителя не было. Не в его силах было сделать так, чтобы мать полюбила своих детей, если она изначально их не особо хотела.

- Ты всё ещё хочешь научиться плавать? - этот вопрос дал мне понять, что прежний разговор окончен.

- Ещё как! - радостно откликнулась я. Это ведь будет не просто урок плавания, а урок овладения моей стихией, то, что раньше мне и в голову не приходило.

- Тогда беги, переодевайся в купальник, я здесь закончу,- Ростислав кивнул на оставшиеся невытертыми тарелки.- Встречаемся в бассейне.

Я примчалась туда через восемь минут, быстро нацепив пёстрый купальник с топиком вместо верха. Мне же не загорать, а плавать учиться. И почти на бегу заплела волосы в короткую косичку, прихватив резинкой.

Ростислав меня уже ждал. К некоторому моему удивлению - одетый. А я почему-то думала, что он тоже плавать будет, но нет. Наверное, так и должно быть.

По совету мага, я спустилась в бассейн по лестнице, остановившись на ступеньке, когда вода дошла мне до подмышек. А потом, под его руководством, начала управлять водой, которая обволакивала меня, поддерживая и качая, словно в ладонях. И как я раньше не догадалась, что мне и такое под силу? Двигать руками и ногами я тоже училась, но уже после того, как осознала - я не утону, если только сама этого не захочу. Вода будет держать меня на поверхности или пустит в свои глубины, а потом вытолкнет обратно по моему хотению.

Когда я начала осваивать погружение, то Ростислав подсказал мне убрать воду от глаз так же, как я делала со ссадинами. И я могла смотреть под водой, не испытывая никаких неприятных ощущений. Словно на мне невидимые очки для плавания. И так же я смогла отодвинуть воду от ноздрей и ушей - что тоже немаловажно.

В самом конце занятия, когда я уже вовсю носилась по бассейну, не боясь заплывать далеко от спасительной лестницы и даже нырять - причём, лишь в половине случаев я гребла, а в основном просто каталась на воде, которая несла меня, куда нужно,- Ростислав сказал, что осталось последнее на сегодня умение, которое объяснить сложно, поэтому он просто покажет.

До этого он стоял либо сидел на корточках на краю бассейна, наблюдая, советуя, подбадривая и хваля за успехи. Но теперь быстро разделся и по красивой дуге нырнул в воду. А я замерла, хлопая глазами и пытаясь осознать неожиданное открытие - а у правителя-то фигура, пожалуй, даже лучше, чем у Арсения будет.

Просто тот всегда носил футболки в обтяжку, чтобы все рельефы мышц действительно красивого тела были всем прекрасно видны, Ростислав же, хотя и надевал порой футболку, но довольно свободную. Да, было понятно, что он сильный, к тому же высокий и широкоплечий, но это я отмечала так, мимоходом. У Оли каштановые волосы, у Людмилы карие глаза, близняшки худенькие, а Ростислав широкоплечий. Просто констатация факта.

А вот фигурой и лицом Арсения я любовалась, отмечая - красиво. Красивое лицо, красивая фигура, невероятная улыбка. Мне и в голову не приходило как-то так думать о правителе. Хотя... цвет глаз у него и правда был красивый, это я отметила, но про фигуру не задумывалась. И никогда бы не подумала, что он прячет под одеждой такое тело.

Пока я всё это осознавала, предмет моих раздумий в несколько гребков оказался рядом.

- Вдохни поглубже, сделай перед лицом «маску», и ныряем.

Внизу Ростислав сел на дно и показал мне жестом - садись, мол, рядом. Села и поняла, что вода удерживает меня у дна, хотя никаких команд не получала. Значит, сейчас ею командует маг. Мелькнула мимолётная тревога - я уже не хозяйка воды, -но тут же пропала, когда Ростислав успокаивающе сжал мою ладонь, а другой рукой показал вверх - смотри, мол.

И я смотрела, как часть воды над нами слегка разошлась в стороны, и... Больше всего это было похоже на то, словно рыба высунула рот из воды и заглотнула немного воздуха. И получившийся большой пузырь, размером с колесо легковушки, поплыл к нам и «наделся» на мою голову. И оказалось, что я вроде бы и под водой - а голова моя на воздухе, и я вполне могу дышать.

Снова жест, призывающий к вниманию, снова «рыбий рот» хватает воздух, только уже намного больше - и вот уже над нами раскинулся воздушный купол, словно в фантастическом фильме про подводных жителей.

- Как видишь, утонуть ты и правда не сможешь. Даже если тебя связать, привязать к якорю и бросить на морское дно - ты всё равно не утонешь. Всегда помни это, Вика.

- Но надолго ли хватит этого воздуха? - я оглядела купол, размером с маленькую палатку.- Вдруг придётся долго сидеть, дожидаясь помощи или пытаясь развязаться? Кислород же кончится, и что тогда?

Нет, я не думала, что меня и правда кто-то свяжет и бросит на морское дно, но всё же.

- Во-первых, ты можешь снова и снова менять воздух в куполе, а во-вторых - смотри,- и вновь показал рукой вверх.

А там, над нами, закрутился небольшой водоворот, похожий на тот, что появляется над сливом ванной, когда пробку выдернешь. Он вытягивался, удлинялся, тянулся нижним концом к нашему пузырю и, наконец, коснулся его. Я думала, что весь воздух тут же вылетит наружу и на всякий случай глубоко вдохнула. Но нет, это мини-торнадо превратилось во что-то вроде шланга, соединив наш воздушный пузырь с поверхностью.

- Ты никогда не утонешь, если сама этого не захочешь,- повторил Ростислав.- Ты - маг воды. Она подвластна тебе и никогда не навредит.

После чего взмахнул рукой - и вода над нами разошлась, как Красное море перед Моисеем. Мы сидели на дне бассейна, над нами был лишь потолок, а вся лишняя вода поднялась вокруг, застыла намного выше бортиков, но ни капли не перелилось на пол.

- Ты и только ты здесь главная,- показав на стены воды, сказал правитель, серьёзно глядя на меня. И хотя мы оба, мокрые и полуголые, сидели на кафельном дне бассейна, я прониклась всей торжественностью момента.- Осознай и прими это, Вика. Навсегда.

Глава 19

Уроки

День третий. Вторник

Осознав, что именно могу делать со своей стихией, я ещё долго с удовольствием занималась тем, чему меня научил Ростислав - командовала водой, разводя её, как Моисей, создавая водяные стены, рвы и колодцы, воздушные пузыри, купола и «шланги» к ним. Я поняла, что, даже не являясь магом воздуха - и весьма смутно понимая, что это такое вообще,- я всё же могу немного управлять им, используя свою воду.

Правитель объяснил, что такие вот «перехлёсты способностей» не редкость. Например, желая попить, я могу заставить некоторое количество воды материализоваться передо мной, используя свой дар по прямому назначению. А могу сделать то же самое своим телекинезом, ведь вода - это тоже, в каком-то смысле, предмет. И даже могу заставить какой-нибудь вьюн вырасти возле меня, подцепить листочком воду откуда-нибудь и принести мне. То есть, даже не обладай я магией воды, напиться всё равно смогла бы.

Я в очередной раз подумала, сколько же упустила, пытаясь самостоятельно разобраться со своими возможностями. А потом просто пожала плечами - даже будь у меня возможность вернуться назад и что-то изменить, я бы ничего менять не стала,- и решила восполнить пробелы в своём образовании, раз уж выпала такая возможность.

Время пролетело незаметно. Вернулись близнецы, аукая, отыскали нас и, быстро сбегав переодеться, с радостью присоединились к забаве, заявив, что по плаванию у них были одни пятёрки. И я этому поверила, видя, как они, словно две рыбки, носятся друг за другом по бассейну. Я же в это время продолжала играть с водой, придумывая всё новые и новые варианты куполов и водных стен. Даже соорудила что-то вроде домика из воды, за что получила похвалу от Ростислава.

Когда стало понятно, что играть уже не так весело, и всех тянет ко сну, мы выбрались из бассейна. Правитель слегка махнул кистью руки - скорее привлекая моё внимание, чем на самом деле делая «магический пасс»,- и с него и близняшек поднялся тонкий водяной контур, долю секунды ещё держа очертания человеческих тел, а потом вода собралась в шар и улетела в бассейн. И мужчина, и девочки оказались абсолютно сухими, включая одежду и волосы, при этом на головах близняшек так и остались тугие колечки, впрочем, сразу же распавшиеся, стоило провести по ним пятернёй.

Я так и осталась мокрой.

Ростислав поднял брови, молча предлагая мне последовать его примеру. Ага, ещё один урок. А ведь он и прежде говорил, что мне, как магу воды, фен не нужен. Я представила, как каждая капелька, каждая молекула воды покидает меня, и с радостью поняла, что получилось - я теперь тоже была абсолютно сухая. И даже то, что волосы были заплетены в косичку, не помешало им высохнуть.

Мы с девочками, зевая, отправились спать, а Ростислав сказал, что ещё поработает. Я заметила, что Алиса, поднимаясь по лестнице, оглядывается, словно хочет задержаться и, возможно, поговорить с отцом, но не решается.

Уснула я, едва успев переодеться и рухнуть в кровать. И проснулась резко, как от толчка, не сразу поняв, что меня разбудило. Потом услышала тихие детские всхлипы. «Любашке кошмар приснился»,- привычно подхватилась я. Наши кровати разделяла лишь тонкая стена, и я время от времени успокаивала сестрёнку, пока та не разбудила Костика, спавшего с ней в одной комнате.

Но, уже выбегая в коридор, сообразила, что никакой Любашки рядом нет, я вообще не дома. Ладно, неважно, значит, это Олеся, нужно успокоить. Ребёнок - он и есть ребёнок, какая разница, сестра это моя или нет.

К моему удивлению, Олеся спокойно спала, завернувшись в кокон из одеяла, и вовсе не думала плакать. Окончательно проснувшись, я уже целенаправленно пошла на звук. Плакала Алиса. Тихонько, жалобно, уткнувшись в подушку, чтобы никто не услышал. Мелькнула мысль - из двух сестёр сильной считается Алиса, но она тоже ребёнок, и ей тоже бывает больно и страшно. Интересно, как часто она утешает плачущую сестру, а потом вот так, в одиночестве, давит рыдания подушкой.

Я присела на край кровати - широкой, в которой девочка просто потерялась,- и погладила вздрагивающую спину, так же, как делала с сестрёнкой. Алиса дёрнулась и насторожённо затихла. Я продолжала гладить, ничего не говоря, просто показывая, что я рядом. Наконец девочка зашевелилась и оглянулась на меня.

- Плохой сон приснился? - Алиса замотала головой.- Скучаешь по дому? - я хотела сказать «по маме», но вовремя спохватилась и изменила формулировку. Снова молчаливое «нет».- Живот болит? - продолжила перебирать варианты, вспомнив всё съеденное девочкой накануне. Опять мимо.- Тогда что случилось?

Девочка помолчала, посопела, я уж думала - так и не ответит, но всё же дождалась тихого:

- Папа нас тоже не хочет. Как и мама.

- С чего ты взяла? - искренне изумилась такому предположению. Всё поведение Ростислава говорило об обратном.

- Он нас в школу отправляет.

- Так вы же этому сами радовались.

- Радовались,- Алиса завозилась, перевернулась и уселась, обхватив колени защитным жестом, печально на меня посмотрела.- Мы думали - все девочки-маги учатся там, и мы тоже должны. Как все. А Снежка сказала, что сейчас только старшие по-настоящему учатся, а младшие в школе живут, если их забрать некому, родители работают или в командировке, или ещё что. А вот Снежку и Улю домой забрали, а папа нас хочет отправить туда, хотя он в отпуске, значит, мы ему и не нужны вовсе.

- Не говори так, вы нужны ему. Просто...- а что сказать? - Просто он, наверное, думает, что вы сами хотите учиться с остальными девочками, чтобы стать волшебницами. Ведь все дети хотят поступить в Хогвардс. Это, конечно, немножко другая школа, там нет заклинаний и волшебных палочек, и мантий тоже,- я судорожно пыталась вспомнить, что сама-то об этой школе знаю,- но там много интересного, очень красивый дом, много детей, таких же, как и вы. И там учат управлять своей магией.

- Наш папа - магистр! Самый главный маг! Он и сам мог бы нас научить лучше всяких школьных учителей. Тебя же учил сегодня и нас бы мог. Просто он нас не хочет, вот и всё!

Краем глаза я заметила какое-то движение в коридоре - дверь-то оставила открытой. Там стоял Ростислав. И явно слышал всё, о чём мы разговариваем. Его лица мне было не видно в темноте - свет луны мало что позволял разглядеть, освещая его сбоку,- но по опущенным плечам и склонённой голове можно было догадаться, что его услышанное не радует.

- Алиса, а ты говорила ему, что хотела бы остаться здесь?

- А смысл? Взрослые лучше знаю, что делать.

Последняя фраза прозвучала как цитата, часто слышанная и от того ставшая истиной в последней инстанции. И я даже догадываюсь, кого девочка цитирует.

- А ты попробуй. Хуже-то не будет.

- Я не смогу,- Алиса ковыряла пальцем покрывало, не глядя на меня.

И я её понимала. Ростислав - новоявленный отец, о котором девочки мечтали, но всё же они его пока стеснялись и даже благоговели перед ним. И плюс - он аж целый магистр! Это я за эти два дня уже успела неплохо его узнать, и понимала, что за неприступной внешностью скрывается доброе и великодушное сердце. Просто работа у него такая, заставляет изображать ледяную статую. А девочки знали отца всего несколько часов.

- Давай так - сейчас ты спи, а завтра я сама начну этот разговор, а там посмотрим. Договорились?

- Ладно,- в голосе девочки особой уверенности не слышалось, но она понимала, что это лучший вариант.

Дождавшись, пока Алиса ляжет и закроет глаза, я выскользнула из спальни. Ростислава в коридоре уже не было, но я сразу же поняла, где он - из огромного окна в конце коридора, ведущего на общий балкон, на пол падал свет полной луны, обрисовывая тёмный силуэт на большом светлом прямоугольнике. Заскочив к себе за халатом и тапочками, я вышла на балкон и встала рядом с правителем.

Какое-то время мы молчали, глядя на залитый лунным светом двор, потом я не выдержала?

- Вам не холодно? - потому что на мужчине были лишь брюки, а я стояла в ночной рубашке, халате и тапочках, и мне было не особо тепло.

- Нет,- покачал головой Ростислав.- Я считал, что они сами хотят отправиться в школу магии. Девочки так радовались, что станут «волшебницами». Мне и в голову не приходило, что они захотят остаться здесь, ведь и я, и этот дом для них, по сути, чужие.

- Они считали себя никому не нужными, кроме друг друга. И тут появляетесь вы, словно герой. Девочки в восторге от вас и, конечно, хотят узнать получше. А уж когда узнали от Снежанны, что уезжать вовсе не обязательно...

- Решили, что я тоже хочу от них избавиться. И что мне теперь делать?

- Оставить их здесь,- я пожала плечами, совершенно не понимая, в чём проблема.

- Не уверен, что знаю, как с ними обращаться, как себя вести. Ирония судьбы - я знаю, как управлять всем магическим сообществом, по сути - всей страной, а что делать с собственными детьми - нет,- мужчина растерянно потёр переносицу.- Может, нанять им няню?

- Няню? Им по одиннадцать лет, хотя, конечно, выглядят они младше, и это немного сбивает с толку. Моя сестра выше их на полголовы, хотя младше на два года. К тому же, эти девочки гораздо самостоятельнее, чем многие их ровесницы. Их уже не нужно нянчить, они и сами знают, чем себя занять.

- Значит, завтра я предложу им выбор - уехать или остаться. Пусть решают сами.

- Да. Мы ведь не знаем, что думает Олеся, может, она как раз-таки хочет в школу. Просто их нужно спросить, а не ставить перед фактом.

- Спасибо, Вика. Знаешь, я как-то привык всё всегда решать сам. Нет, по работе у меня есть помощники, советники, а вот в чём-то личном - нет. Родители рано меня оставили, брат и сестра тоже давно умерли, да и настоящей близости у меня никогда с ними не было, как и с их потомками, слишком велика была разница в возрасте. С Полиной и Людмилой мне даже не приходило в голову что-то обсуждать вот так, на равных. Может, потому, что я помню их ещё совсем малышками, и для меня они до сих пор дети, даже Полина, хотя она сама уже дважды мама.

- Меня вы тоже видели малышкой,- напомнила я.

- Да, но не я тебя растил. Ладно, идём спать, а то скоро утро.

- А можно ещё вопрос? - я внезапно вспомнила то, что показалось мне странным при посещении школы магии.

- Да, конечно.- Ростислав, уже сделавший шаг к дверям, остановился.

- В школе я видела женщин и мальчиков. Они тоже маги? - Да.

- Но я думала, что у вас только взрослые мужчины и девочки, если не считать малышей.

- Помнишь про водный мир? И про трёх первых женщин-магов, родившихся вне Терры. Это их дочери и внучки. В школу наши девочки попадают в пять-шесть лет, редко позже, и в это время им ещё очень нужны женщины рядом, да и тем, кто постарше, тоже. Поэтому все немногочисленные женщины-маги, что у нас есть, работают в школе, заботясь о девочках.

- А мальчики?

- Я уже как-то упоминал, что эти женщины стали донорами небольшого количества яйцеклеток. И некоторые наши маги, уже слишком старые, чтобы брать в жёны юную девушку, но мечтающие о сыне-наследнике и имеющие достаточно времени, чтобы успеть его вырастить, получили этих сыновей с помощью суррогатных матерей. Этих мальчиков немного, всего четырнадцать, и трое школу уже закончили. Остальных ты видела.

- Оказывается, всё так просто. А я про тех, из водного мира, даже и не вспомнила.

- Да, всё просто. Если тебе ещё что-то будет непонятно, спрашивай, я всегда отвечу.

И мы разошлись по спальням. Остаток ночи прошёл без происшествий.


День четвертый. Среда

Первая половина завтрака прошла в молчании. Девочки вышли к столу задумчивые, утром я их вообще не видела и не слышала, чем они занимались в своих комнатах - не знала, и узнать не пыталась.

Сама я проснулась в девятом часу - сказалась полубессонная ночь,- и после утренних процедур поскакала готовить привычный и любимый завтрак, яичницу с грудинкой. Руками, поскольку помнила - сегодня мне магичить без присмотра уже опасно.

Возможно, девочки привыкли к чему-то другому на завтрак, может, к каше или чаю с бутербродами, это ещё нужно узнать у них, если они останутся, но разок потерпят. И я продолжала утешать себя мыслью, что раз в них проснулась магия, то вредной еды для них уже не существует. Но на всякий случай, всё же поставила на стол йогурт и молоко.

Яичница у близняшек прошла на ура, ели они с удовольствием, каши не просили, молоко и йогурт проигнорировали. Алиса, на которой теперь тоже был кулон, бросала на меня вопросительные взгляды, я молча указывала ей на тарелку, мол, сначала еда, потом серьёзный разговор. Ростислав наши переглядывания замечал и улыбался одними глазами. Наконец, когда с яичницей было покончено, и близняшки взялись за сок, начал разговор сам.

- Девочки, я знаю, что вы очень хотите начать учиться в школе магии,- дождавшись от дочерей кивков, Алисин вышел слегка растерянным, правитель продолжил.- Но дело в том, что серьёзные занятия там сейчас проходят только у старших классов, младшие же ничего нового и интересного не осваивают, поскольку часть из них уже разобрали на каникулы, а остальные лишь ждут, когда их близкие возьмут отпуск и смогут их забрать. А это случится уже через пару недель, и в школе вообще никого не останется. И вот я подумал - есть ли смысл вам ехать туда сейчас?

- А можно не ехать? - робко уточнила Алиса, не до конца поверив, что Ростислав сам предлагает то, о чём она мечтала.

- Выбор за вами. В сентябре, когда начнутся занятия, придётся ехать обязательно, без вариантов. А сейчас - как сами захотите, никакой особой необходимости в вашем там присутствии нет. Конечно, вам, наверное, хочется посмотреть, что там и как...

- Хочется,- кивнула Олеся, потом посмотрела на сестру вопросительно.

- Но остаться здесь нам хочется больше,- твёрдо заявила Алиса, и Олеся кивнула, соглашаясь.- У нас же каникулы.

- Значит, решено,- кивнул Ростислав, вставая из-за стола.- А что там, в школе, и как, сможете увидеть, когда мы отправимся забирать Людмилу и Ольгу на выходные.

- Круто! - закричали близняшки хором и дали друг другу «пять». Проблема и правда решилась идеально - они смогут и остаться здесь, и удовлетворить своё любопытство в отношении школы.

После завтрака девочки отпросились на площадку, а у нас с Ростиславом начался первый урок. Ну, как «урок», скорее игра, как и вчера, в бассейне. Сначала маг уже привычно проверил мой уровень и обрадовал, что на данный момент у меня заполнены уже «семь с половиной канистр», что соответствует полновесному четвёртому уровню, даже с хвостиком. А потом я стала тренироваться двигать предметы с учётом новой силы своего дара.

Магия растений считалась относительно безопасной, магия воды - условно опасной, а вот телекинез и огонь были опасными, без всяких «условно», потому что с их помощью можно было натворить много бед, особенно если не уметь управлять. Но мой огонь проснулся недавно, сейчас был ещё слаб, и освоение его Ростислав отложил до того дня, когда моя сила восстановится полностью и будут заполнены все «двадцать четыре канистры», доступные моему уровню.

Оказалось, не так-то просто пользоваться силой, которая внезапно выросла в два с лишним раза. И продолжает расти. Предметы, которые я всего лишь хотела передвинуть на метр, улетали на пять, а может, и дальше бы улетели, если бы не защитный купол, поставленный над нами магом. Я тренировалась на газоне возле дома, куда Ростислав перенёс кучу вещей -кое-что из мебели, небьющуюся посуду, какие-то старые игрушки. А я выстраивала их в ряд, собирала в пирамидки, вкладывала друг в друга кастрюли, словно матрёшку собирала, в общем, «играла».

Постепенно у меня получалось всё лучше, и к концу занятия предметы делали именно то, что я хотела. Правитель похвалил меня, но посоветовал не расслабляться - к следующему уроку моя сила снова вырастет, и мне опять станет сложно ею управлять, и так будет ещё какое-то время, пока я полностью не освою свой резерв.

На вопрос, не лучше ли мне просто не магичить, пока не заполнятся все «канистры», а потом уже осваивать то, что получилось, как с огнём, правитель напомнил мне, что огонь у меня ещё маленький, и я, по сути, буду учиться с ним обращаться, как с чем-то новым. А телекинез у меня давно, я к нему привыкла, а сейчас переучиваюсь, что намного сложнее, и лучше делать это постепенно.

Решив, что магу виднее, я больше вопросов на эту тему не задавала.

Урок длился до обеда, и под конец я сильно вымоталась. Не физически или магически, нет, тут всё было отлично, я была бодра и готова горы свернуть. Мне просто стало скучно, и надоели однообразные упражнения, хотя и в игровой форме. Но я утешалась тем, что хотя бы наигралась вдоволь, поскольку пользоваться магией в быту, вне занятий, мне снова было нельзя.

Обедом сегодня занимался Ростислав, он заказал его в ресторане и планировал забрать оттуда, пока я хожу за близняшками. Направляясь к площадке, я размышляла о том, что магия - это, оказывается, не всегда весело и интересно, впрочем, моя ситуация была особенная, наверное, других девочек так интенсивно не обучали, незачем было.

Сегодня я застала на площадке примерно половину тех, кого видела в прошлый раз, да и они уже собирались уходить - собирали игрушки, сажали малышей в коляски, уговаривали закончить игру тех, кто постарше. Остальные, наверное, уже разошлись обедать.

И лишь три старшие девочки продолжали с визгом играть в вышибалы чуть в стороне. Маши и Ульяны видно не было, а жаль, я хотела бы поздороваться, зато была Полина и та, с коляской, она как раз собралась выходить с площадки.

- Алиса, Олеся, обедать,- негромко, чтобы не разбудить спящих детей, если такие есть, позвала я и помахала рукой, надеясь, что меня не столько услышат, сколько увидят. С опозданием подумала, что нужно было записать номера девочек и просто звонить им, зовя домой, а не ходить за ними самой.

Меня увидели. Близняшки тоже помахали в ответ, и Олеся тут же получила мячом от Снежанны. Мне даже неловко стало, что отвлекла её. Но дружный смех девочек меня успокоил - им было весело даже проигрывать. Впрочем, игра-то всё равно уж закончилась, поэтому и не обидно.

Наблюдая за идущими ко мне близняшками, я успела почувствовать уже знакомую петлю на щиколотке, но не успела как-то среагировать, когда от рывка за ногу стала падать прямо на стоящую рядом скамейку. И тут - второй рывок, на этот раз за руку и уже вполне осязаемый, удержавший меня от падения. Оглянувшись, я увидела ту самую девушку с коляской, имя которой всё ещё не знала, держащую меня за запястье.

- Спасибо,- вновь обретая равновесие, поблагодарила я.

- Не за что,- улыбнулась она.- Споткнулась?

- Да,- кивнула я, не желая рассказывать о странном происшествии.

- Нужно под ноги смотреть,- насмешливый голос Полины заставил обернуться.- Так ведь и нос расшибить недолго. Маг шестого уровня - и с разбитым носом, вот позорище-то.

- Кто угодно может споткнуться, от этого никто не застрахован,- рассудительно заметила моя спасительница.

- Молчи уж, убогая,- фыркнула Полина, и стоящая рядом со мной девушка словно съёжилась. Подхватила коляску и ушла быстрым шагом, я даже никак среагировать не успела.

- Зачем ты так? - если прежде Полина мне просто не нравилась, то теперь я на неё разозлилась.

- А ты видела её куэльд? Он же розовый! Позорище! В девятнадцать лет - и даже второго уровня не иметь. Как только эту ущербную замуж взяли? Из жалости, не иначе.

- Ну ты и поганка,- других слов у меня не нашлось.

- Да как ты смеешь?! Я - племянница правителя!

- А я дочь, и что?! - раздался голос Алисы, которая, оказывается, стояла рядом и всё слышала.- А вот ты - злюка!

- Людмила номер два,- раздался тихий насмешливый голос у меня за спиной. Похоже, не все здесь в восторге от племянницы Ростислава.- Та тоже Полине спуску не даёт. И хорошо.

Оглянувшись, я увидела, что с площадки выходит девушка с длинными русыми волосами, убранными в конский хвост, везя коляску в малышкой лет двух. Мальчик постарше ехал впереди неё на трёхколёсном велосипеде. Вчера я её не запомнила, все девушки, кроме Маши, Полины и моей спасительницы, слились для меня в безликую массу.

- Меня зовут Настя,- представилась она, заметив мой взгляд.

- Вика.

- Я знаю,- улыбнулась Настя.- Прости за вчерашний приём, это мы от неожиданности. Я рада, что теперь ты с нами.

И ушла. А я смотрела ей вслед и думала, что, может, всё же вольюсь в местный «коллектив».

- Мы идём? - Олеся взяла меня за руку. Алиса ускакала вперёд, ужасно собой довольная.

- Да, конечно.

И мы направились домой. Просто удивительно, как быстро дом Ростислава я стала воспринимать и своим домом тоже. Даже жаль будет покидать его, когда придёт время уезжать на учёбу. Спиной я буквально чувствовала злющий взгляд Полины, но оборачиваться не стала. Пусть злится.

После обеда «уроки» продолжились, но на этот раз Ростислав занимался с близняшками. Мы ушли к реке - девочки были в восторге, я, признаться, тоже,- и там, в самом безопасном месте, то есть, сидя прямо в воде у берега, девочки учились управлять своим огнём. Точнее - огнём Алисы, который Олеся могла удержать на ладони, не обжигаясь, или потушить, но свой ей создать пока не удавалось.

Мне же было разрешено осторожно поиграть с водой и растениями, чем я и занималась в своё удовольствие, устраивая на реке водяные стены и воздушные купола, а на лугу - рисунки из полевых цветов, заставляя их расти так, как мне хотелось -кругами, полосками, переплетающимися кольцами или волнистыми линиями. И пока близняшки старательно пыхтели над своими огоньками, я развлекалась, как могла. Такой урок мне очень понравился. И никакого чувства усталости в конце, зато похвала от правителя, который, хотя и занимался с дочерями, но и за мной наблюдал не менее зорко.

Вволю накупавшись напоследок - Ростислав к нам присоединился, и я вновь отметила, что фигура у него шикарная, хоть сейчас на подиум, а что нос большой, так для мужчин это не так и страшно,- мы шагали к дому, решив прогуляться, а не воспользоваться порталом. Девочки скакали немного впереди, бурно делясь впечатлениями от урока, а мы слегка отстали.

- А как зовут девушку, у которой куэльд розовый? - вспомнив сегодняшнее происшествие и сообразив, что так и не узнала имя своей спасительницы, поинтересовалась я.- Такая тёмненькая, и стрижка под мальчика. Девятнадцать лет.

- Ты про Риту Барсову? Из выпускниц только у неё первый уровень.

- Наверное, про неё.

- Почему ты ею заинтересовалась? Насколько я помню - она всегда держится в стороне, ни с кем не дружит.

- Ещё бы,- пробормотала я себе под нос.

- Виктория, ты хочешь мне что-то сказать? - Ростислав остановился и, придержав меня за плечо, попытался заглянуть в глаза. Но я их старательно отводила, жалея, что вообще подняла эту тему.- Виктория?

- Я не ябеда,- пробурчала я.

- Та, которая Снежкина мачеха, называет эту Риту убогой и ущербной,- тут же доложила Алиса, оборачиваясь. А я-то думала, девочки заняты разговором и ничего не слышат.

- Ябедничать нехорошо,- зашипела ей Олеся, дёргая за рукав.

- Обзываться тоже нехорошо. Тебе нравилось, когда тебя Димка Кулешов щербатой дразнил? - И уже нам: - У Олеськи нижние клыки долго не выпадали, а этой весной - сразу оба. А в классе уже у всех передние зубы давно повырастали, даже у меня, она одна без зубов ходила, вот этот придурок и стал дразниться. А я сказала, что возьму стул и врежу ему по зубам, чтобы их двое щербатых было, он и заткнулся.

- Я этого не знал,- нахмурился Ростислав.- Нужно будет поговорить с Полиной.

- Она ещё больше разозлится,- вздохнула я.

- А я её злюкой обозвала,- призналась Алиса.

- А я поганкой,- ребёнок честно признался, а мне что, молчать?

- Да уж, вы меня озадачили,- правитель потёр лоб.- А с чего вообще всё это началось? Почему Полина стала обзываться?

- Эта Рита ей возразила, когда она над Викой насмехаться стала, что та чуть не упала,- Олеся решила тоже присоединиться к разговору.

- Ты чуть не упала? - встревожился Ростислав.

- Рита меня удержала,- я тяжело вздохнула и призналась: - Меня снова кто-то невидимый дёрнул за ногу.

Глава 20

Сестры

День четвертый. Среда

- Меня снова кто-то невидимый дёрнул за ногу.

Ростислав замер. Нахмурился.

- Снова? - я кивнула.- Это уже серьёзно. Воздух - довольно распространённая магия, есть минимум у половины взрослых. Я выясню, у кого из тех, кто сейчас живёт в посёлке, она есть, сначала попытаюсь сам найти виновного, а если нет - подключу менталиста.

- И он будет копаться в мозгах и у невиновных тоже,- расстроилась я. Ещё не успела «влиться в коллектив», а уже создам людям проблемы.

- Этого нельзя так оставлять. Во-первых, ты можешь пострадать намного сильнее, чем ссадив кожу на коленях. А во-вторых, использовать магию для того, чтобы кому-то навредить, запрещено законом. Это преступление. Сейчас это выглядит как простое хулиганство, но если не принять меры, может перерасти во что-то более серьёзное. Безнаказанность развращает.

- А что этот кто-то сделал? - поинтересовалась Алиса, и мы рассказали близняшкам про прошлый случай, точнее - два случая, поскольку стало понятно, «невидимый кисель» на лестнице стал первой попыткой мне навредить.

За ужином разговор продолжал вертеться вокруг этого случая, мне даже неловко стало. Потом Ростислав отправился в кабинет, девочки убежали в свои комнаты, играть, поскольку кроме новых смартфонов и ноутбуков отец купил им несколько наборов конструкторов - и лего, и обычных, «с винтиками и гаечками», как их называла Алиса.

А я пошла на улицу, поливать своих подопечных. Ведром и кружкой, поскольку есть ли здесь лейка, и если есть, то где находится, я не представляла. В доме магов вообще могло не быть того, без чего дом обычных людей сложно себе представить. Например, пылесоса в доме правителя точно не было, это я уже выяснила. Поэтому искать лейку даже не пыталась. Хорошо хоть, что ведро нашла.

Я полила уже примерно половину кустов, когда остатки воды вылетели из ведра, разделились на отдельные «порции» и опустились под оставшиеся кустики. Оглянувшись, обнаружила у калитки Арсения с новым огромным букетом - снова розы, и снова привозные. Я опечалилась скорой гибелью бедных растений, но стоило магу мне улыбнуться - забыла обо всём.

Мы проболтали больше часа, сидя на ступенях веранды, и позже я так толком и не вспомнила - о чём именно. Кажется, Арсений расспрашивал меня о моём детстве, о том, как я жила на ферме, что люблю, а что нет, и я что-то отвечала, но детали разговора от меня ускользали, я видела перед собой лишь улыбку этого красавца, чувствовала его тёплую ладонь, нежно сжимающую мои пальцы, слышала бархатный голос и млела.

Кажется, я влюбилась!

Не знаю, сколько мы так сидели и сколько могли ещё просидеть, но на веранду вышел Ростислав и заявил, что мне пора отдыхать, поскольку день у меня был долгий и сложный. Я себя уставшей не чувствовала, да и день прошёл скорее в играх, чем в трудах, но послушно встала и, попрощавшись, направилась к двери. Уже зайдя в столовую, услышала с улицы.

- Я считал, что до окончания расследования ты не появишься.

- Мне здесь нравится, а времени на дорогу уходит не больше, чем до квартиры.

- Есть новости?

- Разве Даниил не держит вас в курсе?

- Я решил не дёргать его посреди расследования, доложит, когда всё завершится. Но раз уж ты здесь...

- Проверено около четверти девочек с несработавшим чипом,- голос Арсения стал чётким, «деловым», ничего общего с тем голосом, который предназначался мне.- У двоих куэльд показал половину уровня, у одной дар - огонь, со второй пока не ясно. Первой - девять, её уже забрал отец, второй семь, близких родственников не осталось, ищем ей опекуна среди дальних, пока поместили в школу.

- Хорошо. Будешь держать меня в курсе.

Услышав шаги, я выглянула в окно и увидела уходящего Арсения. Ростислава нигде не было - видимо, перенёсся порталом. Пожав плечами, я отправилась в свою комнату, думая о найденных девочках. Каково им сейчас? Радуются ли они тому, что стали «волшебницами», или рыдают от разлуки с родителями? Надеюсь, им сумели всё преподнести так, чтобы максимально сгладить шок от происходящего. Всё же, у магов в этом большой опыт.

Написала маме, рассказала о своих уроках и успехах, расписала подробно водные горки и воздушные пузыри. Вложила побольше восторга и радости - пусть мама верит, что я счастлива. Не стоит ей знать, что порой мне становится очень грустно и ужасно хочется домой, чтобы мама обняла и спросила, как у меня дела. А я бы ей рассказала про Арсения и свои странные чувства, попросила бы совета, да просто помолчала бы рядом с ней.

Мама всегда находила время, чтобы хоть немного побыть наедине с каждым из нас, это было только наше время, и сейчас мне этого ужасно не хватало. Телефон и интернет очень помогали, но объятий мамы они не заменят.

Уже лёжа в кровати, заглянула на книжный сайт, обнаружила целых две проды в книге, которую читала. Похихикала над мучениями героини, у которой никак не получалось простейшее вроде бы заклинание. Бедные книжные магички, как же тяжко им живётся. А вот мне повезло.

С этой мыслью я и уснула.


Четверг и пятница мало чем отличались от среды, как и будние дни на следующей неделе. Я готовила завтрак, близняшки вертелись рядом, накрывая на стол и болтая обо всём, что приходило в голову - о конструкторах и бассейне, о новых подружках, Снежке и Уле, и о том, как обалдели их одноклассницы, узнав, что они стали магами, о том, что кукольный домик будет стоять у каждой в комнате по неделе, и о том, что в одном из пустующих домов, точнее - в саду возле него, начала созревать вишня. В общем, они мало чем отличались от моей сестрёнки Любашки, такие же болтушки, просто в двух экземплярах, и мне было очень легко с ними общаться.

После завтрака близняшки куда-то убегали - на площадку, в гости к подругам или просто осматривать окрестности. Ростислав показал им границу посёлка, взяв слово за неё не выходить - хотя, по его словам, Олеся и так этого сделать не сможет, но есть ещё Алиса,- и отпускал их со спокойной душой. По его словам, в самом посёлке опасностей для детей, вроде маньяков, лихачей или диких зверей, нет, а для глупых поступков, вроде прыжков с крыши, они уже слишком взрослые и разумные.

Пока близняшки где-то бегали, мы с Ростиславом занимались моим телекинезом, а после обеда занятия были общие, с нами тремя. Я удивлялась терпению своего опекуна, он готов был снова и снова объяснять, показывать, подбадривать. Ещё и рассказывал много интересного о своём детстве на Терре, своих занятиях и тренировках, какой дар у него проснулся первым - вода,- с каким даром легко справляться, с каким труднее.

Девочки слушали его, как заворожённые, и старались изо всех сил, я тоже. Мне очень хотелось освоиться со своей возросшей силой как можно скорее, чтобы не терять год и осенью пойти учиться. А это зависело от того, сумею ли я к сентябрю полностью контролировать свой шестой уровень или нет.

Обеды проходили весело - близняшки показывали нам видео, которое снимали на свои смартфоны во время прогулок. В основном это были смешные моменты с ребятишками, но порой в кадры попадали и их мамы. Оказывается, не такая уж там царит идиллия, и порой между девушками вспыхивали нешуточные ссоры, чаще по поводу того, чей ребёнок кого обидел, и у кого он самый умный, умелый и развитой. Но стоило на площадке появиться Геннадию Владимировичу или другому магу, Семёну, среди девушек снова царила тишь да благодать. А вот детей они не стеснялись совершенно, чем близняшки и пользовались.

Ростислав, посмотрев такие видео, с усмешкой назвал дочерей настоящими папарацци, и те очень этим гордились.

Еду маг продолжал заказывать в ресторане, как на обед, так и на ужин, и было довольно вкусно, зря я ресторанной еды опасалась. Я и сама могла бы готовить, но поскольку всё время тратила на занятия, в этом просто не было смысла. Вот освоюсь, получу разрешение пользоваться магией в быту - и такого наготовлю! Мама меня научила почти всему, что умела сама, чтобы во время учёбы не пришлось питаться «одними пельменями и яичницей»,- её слова.

Конечно, первую пару лет я должна была жить в одной квартире со Светкой и Никитой, а потом с Серёжкой, но мальчишки умели готовить лишь обозначенный мамой минимум, ну ещё картошку могли пожарить, а Светка заявила, что «в поварихи для всех не нанималась», поэтому готовить мы с ней должны были бы по очереди.

Теперь не получится. И Серёжка отправится на учёбу, когда все остальные её уже закончат. Другим братьям повезло больше - все трое умудрились родиться в пятилетний промежуток между Светкой и Маринкой, так что, не одна, так другая сестра всегда была рядом и могла накормить. А Серёжке не повезло. Надеюсь, за оставшиеся три года мама научит его хотя бы котлеты жарить и самый простой суп варить.

После ужина Ростислав уходил в кабинет поработать - хотя официально он был в отпуске, но всё равно предпочитал держать руку на пульсе. Всё же правитель - это вам не офисный служащий, даже в отпуске расслабиться не получится. Близняшки занимались своими делами, иногда в спальнях, иногда вытаскивали в гостиную какой-нибудь большой лего-конструктор, и тогда я тоже к ним присоединялась. Но в основном мои вечера занимал Арсений.

Он приходил, вручал любопытствующим близняшкам по эскимо, а мне цветы, начиная с четверга - в горшочках, наверное, я всё же упомянула, что не люблю срезанные цветы. А потом я выпадала из окружающего мира на пару часов.

Мы о чём-то говорили, Арсений расспрашивал, я отвечала, он тоже что-то рассказывал, и хоть убейте, я не могла потом вспомнить, что именно. Всё, что я видела - это его улыбку, всё, что слышала - бархатный, обволакивающий голос.

Мы сидели на веранде, или прогуливались по участку, который я, во время своих уроков, постепенно превращала из полузапущенного сада в картинку из глянцевого журнала по ландшафтному дизайну, а потом и по улице. Всё было абсолютно невинно, единственное, что Арсений позволял себе, это слегка приобнять меня за плечи, я получала поцелуй в руку при встрече и в щёку на прощание, и хотя где-то с третьего свидания начала мечтать о настоящем поцелуе, Арсений вёл себя как истинный джентльмен - насколько я могла судить по книгам и фильмам. Но я согласна была и на то, чтобы просто находиться рядом, слушать этот голос, видеть завораживающую улыбку на прекрасном лице и мечтать о том времени, когда всё же получу свой самый первый в жизни поцелуй.

Спустя какое-то время нашу идиллию нарушал Ростислав. Холодно глядя на молодого мага, он заявлял, что мне пора отдыхать, поскольку завтра рано вставать на занятия. Сухо интересовался расследованием, получал короткий и чёткий ответ, а потом уводил меня порталом, если мы были где-то вне участка, или просто стоял рядом, дожидаясь, когда Арсений, распрощавшись, уйдёт.

Насчёт «рано вставать», он слегка лукавил - завтракали мы около девяти утра, и только потом начинались занятия, так что я могла проснуться хоть в шесть утра, хоть полдевятого, никто меня будить не приходил. Просыпалась я обычно довольно рано и отвечала на сообщения в соцсети, в основном писала маме, радуя её новыми фотографиями реки, поляны, на которой я творила и вытворяла, что душе заблагорассудится, бассейна и всяких прочих радостей жизни, чтобы мама за меня порадовалась и не переживала.

Ложилась после ухода Арсения я тоже далеко не сразу. Читала, плавала в бассейне - часто ко мне присоединялись близняшки и пару раз - Ростислав,- смотрела телевизор, в общем - в таком раннем уходе Арсения смысла не было. Но я не возражала, да и он тоже - видимо, привык подчиняться правителю.

Размеренное течение жизни было разбавлено приездом Людмилы и Оли на выходные, а перед этим - нашим посещением школы магии.

В субботу утренних занятий у нас с Ростиславом не было. Близняшки тоже никуда не убегали, им не терпелось скорее посмотреть на то место, в котором они проведут ближайшие семь лет. Они готовы были отправиться хоть сразу после завтрака, но правитель притормозил нетерпеливых, объяснив, что до обеда у старших девочек занятия, и нет смысла приезжать слишком рано. Поэтому я предложила девочкам продолжить собирать замок принцессы из лего - это занятие требовало сосредоточенности, а время за ним летело незаметно.

Мы доделали одну из башен и взялись за ворота, когда Ростислав, выйдя из кабинета - даже суббота для него выходным не являлась,- сказал, что пора.

Вышли мы в том же месте, что и в прошлый раз. На этот раз Олю Ростислав позвал вполне обычно - позвонив ей. А вот в прошлый раз всё было гораздо интереснее - оказывается, Феликс, директор школы, был телепатом, и когда говорил: «Я попрошу Софию отпустить Ольгу пораньше», в тот же самый момент связывался с учительницей мысленно. И то, что Оля появилась, когда он ещё беседовал с нами, вовсе не случайное совпадение, как мне в тот раз показалось.

Но в субботу занятий у малышей не было вообще, поэтому Оля примчалась к нам из главного дома спустя буквально пару минут - близняшки только и успели оглядеться и слегка огорчиться, что здание школы вовсе не похоже на старинный замок, хотя тоже красивое и необычное.

Знакомство сестёр прошло без проблем. Оля была удивительно дружелюбным и жизнерадостным ребёнком. Новые сёстры? Здорово. Близнецы? Круто, ни у кого таких нет, подружки обзавидуются. С сентября тоже пойдут в эту школу? Отлично, а то Людмила через год её заканчивает, и одной здесь было бы скучно. В общем, всё прекрасно и замечательно.

Близняшки были чуть сдержаннее, но одно то, что Оля была именно сестрой, а не братом, давало ей сто очков вперёд. Конечно, какая-то ревность в них всколыхнулась, прежний опыт появления младшего ребёнка в семье был у них не самым удачным. Но они всё равно не удержались и заулыбались восторгам Оли. А кто бы удержался - более позитивного ребёнка, чем младшая дочь Ростислава, я ещё не встречала.


На этот раз экскурсию нам всё же провели - пока у Людмилы шёл последний урок, мы осмотрели здание школы, прошлись по пустынным коридорам, заглянули в пару пустых классов - светлых, просторных, хотя парт в них стояло совсем мало. Может, в расчёте на будущее увеличение учеников строилось?

Оля тянула Олесю за руку и болтала без остановки:

- Тут у нас музыкальные занятия, там - танцы, это спортзал, там бассейны, большой и лягушатник, меня пока только в лягушатник пускают, но я почти совсем научилась плавать, а вон там актовый зал, в нём на новый год ёлку ставили. В том коридоре лаборатории, мне туда нельзя, и они всё равно всегда запертые, там старшие что-то делают, Людмила говорит - «химичат», вы у неё спросите, старшие там часто бывают. А вон там столовая, идёмте, возьмём что-нибудь.

«Что-нибудь» оказалось яблоком, Оля повздыхала над мороженым, но решительно прошла к фруктам.

- Людмила говорит, сладкое только после еды. А фрукты можно всегда.

Взяв из вазы банан, я огляделась. Просторное помещение, тоже очень светлое, благодаря ряду огромных окон с лёгкими полупрозрачными шторами, сейчас раздвинутыми, круглые столики на четверых, накрытые симпатичными клетчатыми скатертями, причём с одной стороны два ряда были заметно ниже остальных - явно для малышей. Напротив окон - раздаточный прилавок, возле которого никого не было - до обеда ещё где-то час оставался. Возле входа - столы с вазами, заполненными разными фруктами и ягодами, напротив - открытые стеллажи с яркими упаковками печенья, пряников, зефира и прочих сладостей. Там же - несколько холодильников с мороженым, газировкой и соками.

- Это для старших,- вздохнула Оля, махнув рукой на сладкое изобилие, от которого глаза разбегались.- Если устал во время занятий, истощил резерв, а до обеда или ужина далеко, то можно прийти и съесть - сладкое очень помогает. А нам - только после еды можно, потому что у нас ещё нет таких занятий, чтобы много сил потерять,- явно пересказывая не раз слышанное, с чем не очень согласна, но вынуждена мириться, пожаловалась Оля.- А разве после еды много съешь? Нам только фрукты можно сколько хочешь и когда хочешь, хоть лопни, да только когда можно, то не сильно-то и хочется.

И она с хрустом укусила яблоко.

- Мы в пятый пойдём, нам сладкое можно? - деловито уточнила Алиса. Они с Олесей взяли по груше.

- Можно,- кивнула Оля и уточнила,- но только после еды. Ещё можно сок когда хотите.

- Ничего себе, меню! - я заметила листок, висевший возле входа.- Не во всяком ресторане такое готовят, наверное.

- Наши дети получают всё самое лучшее,- пожал плечами Ростислав.

Потом Оля отвела нас в свою с Людмилой комнату. Уютная, хотя и раза в полтора больше моей спальни, которая и так казалась мне очень просторной, с отдельным санузлом, красивой мебелью - у каждой обитательницы своя кровать, письменный стол, шкаф для одежды, книжный шкаф и полки для всякой всячины,- она ничем не напоминала комнаты студенческих общежитий, которые я видела в разных сериалах. Между входной дверью и санузлом притулился крохотный «кухонный уголок», состоящий из маленького холодильника, микроволновки и электрочайника на нём и навесного шкафчика над всем этим.

- Вот, тут мы и живём,- Оля широким жестом обвела комнату.- У вас будет такая же, только без этого,- и она махнула в сторону «кухонного уголка».- Такое только старшеклассникам положено. Как и сладкое. Старшие вообще больше едят. И чаще. Потому что больше занимаются. Вот им и разрешают. Но вы можете приходить к нам пить чай,- тут же щедро предложила новоявленным сёстрам. Ну просто чудо-ребёнок.

Открыв шкаф старшей сестры, Оля показала близнецам школьную форму - юбка в складку из красно-зелёной шотландки, такой же жилет и тёмно-серый жакет с воротником и обшлагами всё из той же шотландки. И несколько белых блузок - с длинными и короткими рукавами.

- У меня пока формы нет, я на обычные школьные уроки буду только с осени ходить, мне тогда и форму выдадут, сейчас смысла нет, я за эти два месяца вытянуться могу, как жеребёнок, и она мала станет. Так Людмила говорит. И у меня юбка будет на бретельках и с грудкой, а у вас уже без бретелек, как вот эта.

- Здорово! - дружно восхитились близняшки.

- У нас в школе была скучная форма, тёмно-синяя юбка и жилет,- пояснила Алиса.- А эта такая яркая, весёлая.

- Действительно, весёлая,- с этими словами в комнату вошла Людмила. Похоже, уроки закончились и у старших.

И правда, в окно, возле которого я стояла, было отлично видно, как из здания выбегают девочки, и многие из них бегут навстречу мужчинам, появившимся там же, где и мы недавно, а потом уходят вместе с ними порталами. В это время появляются новые мужчины - и к ним тоже подбегают девочки, чтобы перенестись домой на выходные.

Пока я за всем этим наблюдала, близняшки познакомились с Людмилой - точнее, это Оля их познакомила, очень гордая своей миссией. А потом мы отправились домой - прямо из этой комнаты.

Обед прошёл весело. И шумно. В основном благодаря младшим - Оля расспрашивала близняшек о том, как их нашли и рассказывала о школе, о подружках, о занятиях, в общем, обо всём, что в её жизни было важно, и чем хотелось поделиться. Включая и то, что сегодня ей удалось зарядить «батарейку» телефона так, что он заработал, и воспитательница разрешила ей поиграть в «змейку» на нём.

После обеда за Людмилой зашёл её жених - симпатичный мужчина с тёмно-русыми волосами, на вид помоложе Геннадия Владимировича, но постарше Ростислава, что для меня было как-то... неправильно. А вот для окружающих это было вполне нормально, и радость от встречи и у Людмилы, и у её жениха была непритворной. И кто я такая, чтобы считать это неправильным? Пора уже переставать думать как человек.

Младшие девочки умчались куда-то - Оля обещала показать им какое-то своё любимое место, и я вдруг осталась не у дел. Ростислав вновь ушёл в свой кабинет, а я, не зная, куда себя деть, ушла в свою комнату и полезла в интернет, выяснять, где вообще в Москве на агронома учат. А то так до сих пор и не узнала, спросит кто - а мне и ответить нечего. Потом подумала, что надо бы хоть биологию повторить, что ли, но было лень, я оправдывалась тем, что сегодня суббота, я целыми днями занималась - пусть не биологией, но занималась же! - и вообще, Ростислав даже наши с ним уроки отменил, велев отдыхать.

И успокоив таким образом свою совесть, я залезла на Ютьюб и окунулась в мир кино, а точнее - в «вырезанные сцены», «сцены после титров» и «все киногрехи», и вынырнула из всего этого, когда Олеся пришла звать меня к ужину.

Чувствуя себя жуткой лентяйкой, бездарно потратившей несколько часов, я жевала отбивную, слушала болтовню девочек об их играх, и надеялась, что никто не спросит, чем я занималась. Впрочем, всегда можно сказать, что штудировала сайт Тимирязевской академии, я же заглянула на него, совсем-то это ложью не будет.

Я обратила внимание, что близняшки и Оля словно уже год знакомы, так быстро сдружились. Возможно, это просто прелесть новизны, но я надеялась, что так будет и впредь. Людмила наблюдала за ними с чуть снисходительной, но вполне доброжелательной улыбкой, и та не выглядела наигранной. Близняшки слегка перед ней робели, но это как раз нормально. Это просто с непривычки.

После ужина мы, в десять рук доделали замок принцессы. Общая работа сближает, и вскоре близнецы уже довольно свободно болтали со старшей сестрой. Я тоже с удовольствием возилась с детальками лего, тем более что Арсений сегодня так и не заглянул.

Наутро, сразу после завтрака, мы все вместе отправились на речку. Уже без всяких уроков, просто провести выходной день на пляже, как это делают многие семьи. Они и делали, кстати. Возле реки было очень много народа - так мне показалось с непривычки. Не только Ростислав забрал дочерей на выходные, но и ещё как минимум десяток магов, которых я видела сегодня впервые. Может и больше, просто не все сегодня пришли на реку.

Накупавшись, близнецы и Оля отправились играть в мяч с ещё тремя девочками примерно их возраста, а Ростислав отошёл поговорить с парой магов, при этом цепко держа нас, а скорее меня, в поле зрения - ведь моя сила почти достигла максимума, а управлять ей я пока только училась. Я не собиралась использовать её здесь, как и в любом другом месте вне уроков, но правитель всё равно старался всё контролировать. Наверное, по привычке.

Интересно, это можно назвать профессиональной деформацией? А то словосочетание это я знала, что оно значит - читала, а вот живьём ни одного «деформированного» ещё не встречала.

Мы с Людмилой улеглись загорать рядышком на полотенцах. Я заметила, что как Ростислав наблюдает за мной, так и она внимательно смотрит на младших сестёр. Тоже привычка присматривать за Олей?

- Ты не против, что близняшки теперь тоже твои сёстры? - неловко начала я разговор. Прежде нам не приходилось общаться один на один, всегда лишь в общем разговоре. Но когда-то начинать было нужно.

- Почему я должна быть против? - удивилась девушка.

- Нууу... К младшим обычно ревнуют,- пожала я плечами, не зная, как объяснить своё недоумение.

- Да. И я с этим столкнулась в своё время,- горько усмехнулась Людмила.- Знаешь, Полина старше меня на шесть лет, и когда я оказалась в школе, то потянулась к ней - мне сказали, что мы двоюродные сестры, и я радовалась хоть какому-то родному человеку рядом. Напрасно. Она ревновала меня, сильно. Боялась, что отец будет любить меня больше, ведь я ему дочь, а она всего лишь племянница. В общем, она сделала мою жизнь не самой весёлой. А когда отец стал забирать её сюда на выходные и каникулы, то я просилась тоже. Но она отказалась меня брать, сказала, что не собирается быть нянькой, и вообще - со мной невозможно справиться, я неуправляемая.

- И он ей поверил? - как-то это не вписывалось в образ проницательного правителя, которого я знала.

- Я была не самым милым ребёнком, хотя это была скорее реакция на отношение Полины. Но это особой роли не играло. Отец работал без отпуска и выходных, лишь ночевать приходил домой, то есть, весь день мы были бы предоставлены сами себе. И если Полина отказывалась обо мне заботиться, это означало, что позаботиться обо мне просто некому. Лишь когда я подросла, и мне уже не нужна была нянька, я стала приезжать сюда. Тогда-то я и дала себе зарок, что если у отца обнаружится ещё дочь-маг, я никогда не стану относиться к ней так, как Полина ко мне, и сделаю всё, чтобы моя сестра не считала себя такой же одинокой, как я когда-то. Поэтому - нет, ревности ни к Оле, ни к Алисе с Олесей у меня нет. Мы сёстры, и по несчастью - тоже.

Я помолчала, не желая уточнять это самое «сёстры по несчастью». Слишком хорошим сегодня был день, слишком ярким солнце и тёплой вода. Не хотелось думать ни о чём мрачном.

- Настя сказала, что ты не даёшь Полине спуску,- вспомнила я вдруг.

- Теперь - да. Я уже не маленькая девочка, и она меня боится,- злорадно усмехнулась Людмила, переворачиваясь на спину и жмурясь. Прихватить очки от солнца никто из нас не догадался.

- Боится? Чего?

- Я - целитель. Я меняю человеческий организм, исправляя его. Но тот, кто может исправить, способен и сломать.

- Но... Твой отец говорил, что использовать магию во вред кому-то - незаконно.

- Это если поймают,- расплылась в улыбке девушка. Я впервые видела её такой довольной.- Прыщи у подростков - не редкость, скорее правило. И если большой прыщ вылез прямо на носу или на подбородке как раз перед весенним балом - кто ж виноват-то? Конфет нужно есть меньше.

- И никто не догадался, что это ты?

- Я дала понять Полине, что такое бывает у людей с вредным характером, и если характер не изменить, можно покрыться такими же с головы до ног. Она не дура, сообразила, что к чему, и прекратила нападки на меня.

- И она не сдала тебя?

- А кто бы ей поверил? Прыщ и прыщ, он ничем особо не отличался от остальных её прыщей, собственных. Разве что размерами и местоположением. А прыщ на носу перед встречей с потенциальным женихом может расстроить сильнее, чем сломанная нога.

- А ты здорово придумал. Вреда ведь и правда не было, только расстройство, а это не считается.

- Зато она за Ритку взялась,- вздохнула Людмила.- Когда я была рядом - осаживала её, но Ритка в прошлом году закончила школу, а мне ещё год учиться.

- Алиса станет тебе достойной сменой,- хихикнула я и рассказала о случае на площадке, когда мы обе осадили Полину.

Разговор затих сам собой. Новых тем я не придумала, но и так неплохо побеседовали. Начало положено.

Подошёл жених Людмилы - надо бы узнать его имя, что ли,- и они куда-то ушли вместе. А я осталась лежать, наблюдая то за младшими дочерями Ростислава, то за ним самим. А он заметно выделялся на фоне других мужчин. У них фигуры тоже неплохие, ни одного с лишним весом или с пивным животом я среди магов не заметила, но у моего опекуна была самая лучшая фигура. Я снова подумала, что не будь он правителем, мог бы сделать карьеру фотомодели.

День у реки пролетел незаметно. Перекусили мы там же - бутербродами с соком, которые Ростислав достал прямо из воздуха. Интересно, это побочный эффект портального дара, или какая-то отдельная способность? Нужно как-нибудь расспросить, если не забуду.

Когда солнце стало клониться к закату, мы отправились домой. Усталые, накупавшиеся, наигравшиеся, немного обгоревшие, несмотря на крем, но довольные и полные впечатлений. Для меня такое было впервые - день на пляже,- прежде я об этом могла лишь мечтать.

Дома нас встретила Людмила, провела над нами рукой - и мы уже больше не были обгоревшими, хотя счастливыми и усталыми остались. Ростислав открыл дочерям портал прямо в их комнату, и, договорившись всё повторить в следующие выходные, если не будет дождя, мы расстались, довольные друг другом и прошедшими выходными.

Не знаю, как остальные, а я ужинала с полузакрытыми глазами, потом меня едва хватило на душ, и уснула я чуть ли не раньше, чем опустила голову на подушку. А рано утром проснулась, бодрая и полная сил для новых свершений.

Следующие три дня мало чем отличались от предыдущих будней. И я думала, что так будет и дальше - тихо, спокойно, без происшествий и потрясений.

Как же я ошибалась.

Глава 21

Видео

День девятый. Понедельник

После возвращения Людмилы и Оли в школу, наша жизнь снова вошла в прежнюю колею, мало чем отличаясь от прошлых будней. Уроки днём, визит Арсения вечером. И в каждый его визит мне казалось, что я уже не мыслю себя без этого мужчины рядом, я готова на что угодно, даже отбросить мысль об учёбе, лишь бы оставаться с ним, и так же слышать его голос, видеть его улыбку и чувствовать его руку, ласково сжимающую мою ладонь. И пока Арсений был рядом - это казалось мне совершенно нормальным.

А вот что меня на самом деле удивляло - это моя реакция на уход молодого мага. Пока он был рядом, я готова была не есть, не спать, а лишь любоваться им и слушать его, но стоило Арсению удалиться, как я тут же окуналась в привычную рутину, вспоминая его лишь пересаживая очередной его подарок в сад или в горшок побольше. Разве так ведут себя влюблённые? Судя по фильмам и книгам, они постоянно думают друг о друге, мечтают о встрече, постоянно созваниваются и пишут по пять сообщений в час. А у меня даже номера Арсения не было, да и не возникало желания ему позвонить - зачем беспокоить человека, у него дела, работа, расследование это.

Кстати, о расследовании. Арсений, а точнее - его отдел,- вёл своё расследование, а Ростислав - своё. Как оказалось, магия воздуха - и правда очень распространённый дар, среди обитателей посёлка он был у Полины, Риты и ещё трёх, мне не знакомых девушек. А так же у всех мужчин-магов, кто был в посёлке во время тех происшествий, включая самого Ростислава. Но мужчин он в расчёт не брал, по его словам, поступок этот был слишком уж детским, вроде подножки или пинка, а если уж взрослый маг-воздушник захочет навредить, он сделает это иначе, так, что никто и не заметит, а вред будет нанесён гораздо более серьёзный.

Поэтому, под подозрением оказалось пять девушек. В личной беседе с правителем ни одна в диверсиях в отношении меня не призналась, угроза пригласить мага-менталиста тоже не помогла. Саму эту угрозу осуществлять Ростислав не спешил, дал девушкам несколько дней на раздумье в расчёте, что нервы у «террористки» не выдержат, и она сознается сама. Подобное вмешательство было крайней мерой, и лучше было его избежать, но и виновного оставлять безнаказанным было нельзя. И дело даже не в моих оцарапанных коленках, не велика беда, а в том, что подобная безнаказанность может обойтись гораздо дороже.

Самих «покушений» на меня больше не было. То ли потому, что вредитель затаился, испугавшись расследования, то ли от того, что я практически нигде не бывала одна - только с Ростиславом или Арсением, и то - в безлюдных местах. На площадку я больше не ходила, в магазин за продуктами к завтраку Ростислав пару раз водил меня порталом, а за всякими лакомствами, вроде мороженого и фруктов, близняшки бегали сами - им очень нравилось расплачиваться собственными карточками, на которых стояла их новая фамилия - «Беркутова».

С Машей мне удалось увидеться лишь однажды - когда в среду Геннадий Владимирович зашёл к Ростиславу, чтобы обсудить результаты проверки девочек, у которых чип не сработал. Как потом рассказал мне правитель, найдены были ещё три девочки с половиной уровня, самой старшей было уже тринадцать. У двух из них - магия огня, с третьей пока ничего не ясно, с огнём хотя бы знали, как именно проверять половинный уровень, но не перебирать же при неясном даре десятки вариантов проверки. Хотя, может, постепенно и переберут, не знаю. К тому же, при таком низком уровне дар может себя вообще никак не проявить, придётся ждать.

Чипы будут перепрограммированы, их сделаю более чувствительными, этим сейчас занималась специальная команда. Ну а девочек со старыми чипами будут проверять каждый год - они слишком тяжело достаются магам, чтобы терять хотя бы одну, как едва не потеряли этих пятерых, даже шестерых, если считать Олесю. И не важно, вырастет ли их уровень с годами или останется таким же низким - они всё равно маги, и дети их тоже будут магами.

Пока мужчины обсуждали всё это в кабинете, а близняшки увели Улю и малыша Виталика показать свои комнаты, мы с Машей пили чай на веранде и болтали. В основном говорила Маша - о будущей дочери, о том, как выбирались и клеились обои в детскую, какие подгузники лучше, как малышка толкается и не даёт маме спать. Виталик тоже не был обойдён вниманием - кризис трёх лет давал о себе знать, и мне было подробно рассказано, что изменилось в поведении мальчика.

Я кивала, поддакивала, сочувствовала и откровенно скучала. Тема была мне абсолютно неинтересна. Последним младенцем, с которым я близко общалась, был Костик,- погодки не в счёт, Маринка с мужем жила в городе, и нас навещала лишь изредка,- когда он родился, мне было одиннадцать, и марка его подгузников - последнее, что меня тогда интересовало. А обои для него вообще никто не подбирал - до моего отъезда он жил в одной комнате с Любашкой, а она «унаследовала» комнату от уехавшей учиться Маринки, вместе с обоями в нейтральный цветочек. Теперь Любашка переселилась в мою спальню, Костик остался один, и, может быть, ему там сделают ремонт и подберут обои «для мальчика» - но точно не раньше зимы, летом на ферме слишком много других забот.

Маша была очень милой, легко располагала к себе, она сразу приняла меня и готова была стать моей лучшей подругой, но... У нас были абсолютно разные интересы. Маша обожала мужа, детей и размеренную жизнь в посёлке, для неё было счастьем заботиться о своей семье, и я радовалась этому её счастью - всё же, меня несколько напрягало то, что девушкам-магам вроде бы и выбора не дали. Но глядя на Машу, я уже так не думала - она на самом деле видела в семье и материнстве смысл своей жизни. И жалеть её просто не получалось.

Я была рада пообщаться с кем-то, кроме мужчин и близняшек, но когда семья Орловых ушла, я тихонько выдохнула. Если я хочу иметь подругу, нужно постараться поддерживать её интересы, пусть хотя бы просто выслушивая. И я постараюсь. Но это будет непросто.


День двенадцатый. Четверг

Это утро ничем от предыдущих не отличалось. Подъём, завтрак, занятия с Ростиславом, пока близняшки где-то бегают. Моя сила росла, задания усложнялись. Я думала, что с ростом силы мне придётся поднимать и переносить всё более крупные и тяжёлые предметы, но нет - правитель обучал меня управлять совсем крошечными вещичками, вроде бусин, и это оказалось намного сложнее.

Грубая сила, по его словам, не так важна, как точность. И я старалась, хотя это и было непросто. Особенно учитывая, что сила моя росла ежедневно, и каждый день приходилось осваивать её практически заново. Но предметы у меня уже не улетали в неведомую даль, натыкаясь на защитный купол - и то радовало. Скоро станет проще - сила перестанет расти, и я смогу её окончательно обуздать, сейчас же я просто старалась за ней успеть.

Урок закончился и, получив похвалу от Ростислава, я пошла поливать свои розочки, а сам он отправился добывать нам обед. Я уже знала, что он заранее заказывает нужные блюда по интернету, их доставляют в здание ЦУМа, а оттуда он уже забирал их с помощью «транспортировочного портала» - именно так маг объяснял свою способность доставать предметы «из воздуха».

Закончив полив, я разогнулась и заметила медленно заходящих в калитку близняшек. Уже одно это меня насторожило - им привычнее было бегать, а уж на обед они обычно мчались ракетами. А тут идут, нога за ногу, и лица такие... Казалось, они сейчас готовы оказаться где угодно, только не рядом со мной.

- Что-то случилось? - заволновалась я.

- Ты должна ей показать,- Алиса подпихнула сестру ко мне.

- Она расстроится,- зашипела та.

- Она должна знать! - настаивала Алиса.

- Что я должна знать? - предчувствие чего-то нехорошего заставило напрячься.

- Я не специально. Ну, я не хотела подслушивать. А хотела Алиску снять, как она меня ищет...

- Мы в прятки играли,- оборвала мямлившую сестру Алиса.- Там, где никто не живёт. Я водила, а Олеська в другой сад убежала и там спряталась.

- Там кусты жасмина были, заросли просто. Я в них залезла. Меня не видно было, но и я ничего не видела. И когда шаги услышала - высунула камеру, думала, это она,- кивок в сторону сестры.- И вот!

Олеся сунула мне свой смартфон, открытый на видео. Достаточно было лишь нажать на треугольничек, что я и сделала.

На экране был кусок заросшего сада - у меня просто пальцы зудеть начали, так захотелось его в порядок привести. Слышалось дыхание - видимо, Олеси,- и чьи-то шаги. Появились ноги, но явно не детские, а мужские - брюки, ботинки. Подошли совсем близко, послышался звук рингтона - кажется, что-то из классики,- ноги остановились буквально в паре метров от камеры.

- Да? - я тут же узнала голос Арсения. Совсем не тот бархатный, которым он разговаривал со мной. Таким голосом он докладывал Ростиславу о ходе расследования.

На том конце кто-то что-то сказал, но разобрать слова было невозможно, единственное, что я поняла - голос мужской.

- Нет, сегодня вечером не могу,- отрезал Арсений.- И завтра тоже. Андрей, тебе прекрасно известно, чем я по вечерам занимаюсь. Мне и самому это поперёк горла, а что делать?

Реплика собеседника.

- Не говори ерунды. Я ни за что не упущу подобный шанс. Ты хотя бы можешь себе представить, что такое шестой уровень в восемнадцать лет? И кого она сможет мне родить?

Я замерла, чувствуя, как спина покрывается липким холодным потом в предчувствии чего-то ужасного. Хотелось остановить видео, но я понимала, что должна услышать всё.

- Да знаю я, что никаких гарантий нет, но чем больше сыновей, тем выше шанс, что хотя бы у одного окажется девятый уровень. Жаль, что эта дурёха всё ещё упирается, учиться она, видите ли, решила. Ну, ничего, у меня тоже козырь в рукаве.

Собеседник Арсения что-то спросил, а я, на подгибающихся ногах сделала пару шагов и тяжело опустилась на ступеньку веранды.

- Да-да, всё верно,- рассмеялся Арсений.- Оказывается, моя улыбка и на магичек действует, представляешь?! Стоило этой деревенщине улыбнуться - она и поплыла.- Пауза, собеседник что-то спросил.- Да нет, ты что! Никто не догадывается. И ты смотри не проболтайся, это ж тоже ментальное воздействие получается. Не вздумай ляпнуть кому.- Неизвестный Андрей снова что-то сказал.- Ладно, будет тебе та официанточка, уболтаю для тебя. Только имей в виду, эффект длится не больше часа, потом они начинают соображать, что что-то не так.

Краем сознания заметила звук шагов за спиной, но продолжала слушать разговор, как в детстве болячки расковыривала. И больно, и прекратить не получается.

- Если бы Ростислав так её не пас - давно бы утащил в ЗАГС, потом в постель, и через девять месяцев у меня сын. И никуда бы она не делась. А то выдумала эту свою учёбу.- Снова реплика собеседника.- Да не могу я пять лет ждать - уведут! Да ты же и уведёшь, с тебя станется. Это мне повезло, что от Даниила услышал о шестом уровне, первым застолбил.

Снова пауза, собеседник, похоже, возражает.

- Думаешь, мало будет желающих на её шестой уровень? Да ей за него всё простят, даже воспитание, точнее - его отсутствие. Ты даже не представляешь, каково мне изображать влюблённого рядом с этой деревенщиной. У неё же все разговоры о ферме этой идиотской.

«Но он же сам меня всё время о ней расспрашивал»,- от обиды сжалось сердце. Изображение расплылось, хотя на что там смотреть-то, одни ноги и всё. Но я сердито вытерла слёзы и продолжала упорно смотреть в экран и слушать, хотя мне казалось, что оттуда в меня ядом плюются.

- Ничего, ради сыновей потерплю, оно того стоит. Раз в год и с этой убогой можно. Да не знаю - как, напьюсь, виагры нажрусь, глаза закрою - сумею как-нибудь. А в остальное время - да мало ли вокруг баб, на всё согласных. Главное - до ЗАГСа её довести и не сорваться. Ты даже не представляешь, каково мне - целую её, а сам запах навоза чувствую.

Всё, с меня хватит! Не могу больше.

Стукнула по экрану, заставляя его заткнуться, вскочила, обвела взглядом двор, близняшек, топчущихся рядом, глядящих на меня с жалостью и виной, ряд спасённых мною розочек - его подарок. Поднялась злость, подкатила комком к горлу, захотелось уничтожить их, приказать сгнить, осыпаться трухой, чтобы даже памяти не осталось. Но не смогла. Цветы ни в чём не виноваты.

- Вика,- голос Ростислава звучал растерянно.

На плечо легла его рука. Отшатнулась, стряхивая её. Он тоже от меня запах навоза чувствует? Возится, потому что другу обещал, а самому тошно? Может, потому и братья со мной так на связь ни разу и не вышли - им тоже сестра, выросшая на ферме, не нужна?

И все вокруг меня такой видят? Все маги?

Я сделала шаг к калитке, потом ещё, потом побежала. Выскочила на улицу, помчалась, не видя дороги. Было одно желание - убежать как можно дальше. Не хочу сейчас никого видеть.

- Вика! - услышала за спиной голос Ростислава.- Вика, подожди!

И побежала ещё быстрее. Не хочу! Никого! Видеть!

Слёзы текли ручьями, я вытирала их, не глядя под ноги, что на тот асфальт глядеть? И когда споткнулась обо что-то и лишь чудом не упала, сначала снова подумала про «воздушного террориста». Но, восстановив равновесие и проморгавшись от слёз, увидела вокруг себя деревья - и никакого асфальта под ногами.

Покрутилась, пытаясь высмотреть дорожку, по которой сюда прибежала - и ничего не увидела, только сосны - высоченные, поменьше, и совсем маленькие, невысокие лиственные то ли кусты, то ли деревца, сложно понять. Травы привычной почти нет, только папоротник. Никаких тропинок, земля усыпана хвоей и старыми шишками, и даже мои следы, взрыхлившие всё это, начались шага три назад. Их было отлично видно, и начинались они из ниоткуда, словно я из воздуха выпрыгнула, а дальше кусты стояли нетронутые.

И ничего общего с лиственным лесом, окружающим посёлок магов.

Сообразив, что так и сжимаю в руке Олесин смартфон, посмотрела на экран - связи нет. Вообще! Ни единой чёрточки.

Мамочки, где же я? И как сюда попала?

Чувствуя, что меня начинает трясти и хочется орать, я попыталась взять себя в руки, а потом подумала - какого чёрта? Я только что узнала, что тот, в кого я начала влюбляться, считает меня грязью под ногами, и затеял ухаживания за мной исключительно ради моего уровня, который я могла бы передать детям. И словно мне этого мало, я вдруг оказалась неизвестно где, и попала сюда неизвестно как. И почему я должна держать своё негодование и страх в себе?

С этими мыслями я заорала. Стояла и кричала изо всех сил, выплёскивая всё то, что навалилось на меня в последние минуты. Потом схватила какую-то палку и стала стучать по стволу дерева, пока её не сломала. Пнула дерево ногой - и взвыла уже от боли.

Это меня слегка привело в чувство, орать уже не хотелось, зато снова хлынули слёзы. Я плюхнулась прямо на хвою, возле дерева, которое только что избивала, и заревела в голос.

За что это мне? Зачем он так со мной? Я только начала приживаться, мне стало нравиться жить среди магов в этом посёлке. Да, я скучала по маме и остальным, но убеждала себя, что точно так же скучала бы, уехав на учёбу. Маги казались мне благородными, чуть ли не сказочными мужчинами, а оказалось, что и среди них есть такой... гад! Гад! Другое ничего на ум не приходило, только это - гад! Ненавижу!

Как ни странно, успокоили меня комары. Или кто-то, такой же кусачий и приставучий. Сложно всласть реветь, когда тебя кусают, жужжат, лезут в нос. Сначала я отмахивалась, потом психанула и отшвырнула от себя всю эту жужжащую братию телекинезом. Хорошо так отшвырнула, далеко. Уж не знаю, насколько, но в следующий раз первая жужжалка приблизилась ко мне лишь через несколько минут. Отшвырнула снова. Потом снова. Потом это уже стало чем-то рутинным - первое «жжж» над ухом, мой приказ убираться подальше, и блаженная тишина.

Поскольку рыдать и жалеть себя уже не получалось, комары сбили весь настрой, я стала думать.

Находилась я непонятно где, в глухом хвойном лесу, где не ловит сотовая связь. И хотя я планировала идти на агронома, но в основном меня интересовали именно культурные растения, которые можно выращивать на нашей ферме, поэтому энциклопедических знаний по всей флоре у меня не было, и я могла лишь предположить, что нахожусь где-то в тайге.

Кажется, в тайге растут не сосны, а кедры. Разницы между ними я не знала, кроме той, что кедровые орешки съедобные и вкусные. А есть уже хотелось, убежала-то я как раз перед обедом и неизвестно, сколько сидела здесь и рыдала. Хотя, почему «неизвестно», у меня же есть Олесин смартфон с часами!

К счастью, блокировки на нём не было, и я обнаружила, что нахожусь здесь уже почти час. Да уж, ну я и рёва. Неудивительно, что пить тоже очень хочется - столько жидкости потеряла. Но это дело поправимое.

Огляделась, приложила ладонь к земле и пожелала напиться. В паре шагов от меня сквозь хвою пробился крошечный родничок, да мне много и не надо. Осторожно, помня о своей возросшей силе, я подняла в воздух шарик воды, заставила подлететь к себе и выпила, не касаясь руками - вытянула губы в трубочку и всосала воду в рот, чувствуя себя космонавтом. У них там, в невесомости, жидкость тоже такими же шариками летает.

Напившись, я подняла глаза вверх, высмотрела на ветке, нависающей надо мной, шишку покрупнее и приказала ей созреть, а потом слевитировать мне в руку. Расковыряла чешуйки - или как они там называются? - вынула несколько орешков, попыталась разгрызть. С третьего раза получилось расколоть зубами орешек, не раздавив его при этом в лепёшку. Хорошая новость - орешек и правда оказался кедровым, дядя Толя привозил нам пару раз такие из города, вкус не забудешь и не перепутаешь.

Новость плохая - похоже, я всё-таки в тайге. И снова возникает вопрос - как? Грызя орешки - удачно получалось через раз,- стала рассуждать. Попала я сюда явно порталом, вот только каким? Тут несколько вариантов - кто-то создал его у меня на пути, попался блуждающий - читала про них в фэнтези, но сомневаюсь, что такие существуют в реальности,- или же...

Или моя мечта осуществилась - и у меня проснулся новый дар!

Эта мысль вывела меня из апатии, заставив вскочить на ноги. Если это так - а это самое правдоподобное объяснение моему перемещению,- значит, я смогу вернуться назад, не дожидаясь, когда меня отыщут. Тем более, стала закрадываться неприятная мысль - а отыщут ли? Маги, конечно, могут многое, и мысль о том, что Ростислав горы свернёт, чтобы меня найти, не давала мне снова разрыдаться, уже от страха. Порыдала от обиды - и достаточно. Но как-то уж слишком долго ищут.

С раннего детства, ещё когда мы не переехали на ферму, мама внушала мне, что если я потеряюсь, нужно оставаться на месте и ждать. Тогда мама найдёт меня обязательно. Показывала мне, а потом и младшим, мультфильм «Гном и Дом». И поначалу я так и собиралась делать - ждать. Но если у меня проснулся портальный дар... Ну, вдруг?.. То почему бы не вернуться самой? Тем более что комары уже достали, и я начала зябнуть.

Закрыла глаза, сосредоточилась, мысленно сказала: «Хочу вернуться!» Открыла глаза - ничего не изменилось. Может, нужно вслух говорить?

- Хочу вернуться!

Снова вокруг лес. Стоп, нужно же шагнуть в портал, а не стоять на месте, вот же я глупая!

- Хочу вернуться!

Огляделась очень внимательно. Ни прямо передо мной, ни где-то вокруг, никаких признаков портала не появилось, а я уже точно его ни с чем бы не спутала. Может, нужно называть точное место, а не просто «хочу вернуться»?

- Хочу в посёлок магов! Хочу к Ростиславу! - Бесполезно. Всхлипнула, и уже в отчаянии: - Хочу к маме!

Ничего. Совсем ничего. Вообще. Или я не так это делаю, или никакого дара у меня не проснулось, а зашвырнул меня сюда кто-то другой. Зачем, почему, как - не знаю, но имел же на меня кто-то зуб, раз за ногу дёргал. Может, не только Арсений считал меня... убожеством? А может, кто-то как раз на Арсения виды имел? Но это вообще глупость, в посёлке сейчас только замужние живут или малышки. В общем, не буду об этом думать, не буду. Вот вернусь - пускай Ростислав думает, он уж точно поумнее меня.

И даже если я для него тоже «фермерша, от которой навозом воняет», он всё равно разберётся. Потому что моему отцу обещал. И хотя бы поэтому меня отыщет.

Взглянула на экран - ещё час прошёл. Если бы Ростислав мог меня найти каким-то магическим способом - уже нашёл бы. Значит, не может. Это же как иголку в стоге сена искать. Эх, была бы здесь связь, я бы давно уже сидела дома, в тепле, сытая, а не отбивалась бы от комаров в этой дыре мира.

Я посмотрела на смартфон - мою единственную надежду на спасение. Может, и был какой-то способ как-то себя обозначить и без связи, но я его не знала. У меня самой был кнопочный телефон. Нокиа, с клавиатурой, как у компьютера, купленный мне взамен старенькой «звонилки», поскольку сенсорная клавиатура смартфона мне показалась неудобной - я не попадала пальцами в буквы. Пробовала на Маринкином и разочаровалась. В итоге остановились на таком вот среднем варианте.

И меня всё устраивало, поскольку под рукой всегда был компьютер, а вот теперь я об этом пожалела, но что поделать? Наверное, не зря Арсений меня деревенщиной назвал...

Зато я прекрасно помнила, что Ростиславу хватило одного звонка к нам домой, чтобы построить туда портал. Причём, звонок был даже не с его телефона, он просто стоял рядом со звонившим дядей Колей. И если получит от меня хоть какое-то сообщение...

И тут я вспомнила когда-то виденный ролик, как люди в деревне, где связь плохая, отсылали СМС, поднимая телефон на макушку берёзы с помощью верёвки, блока и пластиковой бутылки с отверстием в качестве корзины. Ничего этого у меня не было, зато был телекинез. Может, попробовать, чем я рискую?

Ну, рисковала я Олесиным смартфоном, но если очень-очень осторожненько, надеюсь, получится.

Выбрала абонента «Папа», набрала СМС: «Я здесь, в тайге», нажала «отправить» и стала аккуратно, затаив дыхание, поднимать его вверх. Выше, выше, выше. Когда смартфон превратился в крохотную точку, стала так же осторожно опускать его назад. Это не шишка, которую не жалко, это моя единственная надежда на спасение.

СМС-ка не отправилась. Чего-то подобного я и ожидала, но всё равно расстроилась. Поднять смартфон выше? А вдруг его птица собьёт или самолёт? Или я просто потеряю управление, и он упадёт куда-нибудь и разобьётся? Нет уж, рисковать не стану. Тогда что же делать? Ведь вдолбленное с раннего детства правило «если мама потерялась, значит, маму нужно ждать», в данном случае может и не сработать.

Я поняла, что снова хочу пить. И умыться бы не помешало. Нашла глазами свой родничок и обнаружила, что он давно уже превратился в ручеёк и куда-то бодренько спешит. И тут меня словно током ударило. Ручеёк! Вода!

Ручейки всегда бегут к реке. Маленькие речки впадают в большие. Люди всегда селятся на берегах рек. А где люди - там и связь. Мобильная, проводная, рация. Да хоть тамтам! В любом случае, река - это моё спасение, она обязательно вынесет к людям. А выведет меня к ней вот этот малыш.

Конечно, идти по нехоженой тайге - то ещё счастье. Хорошо хотя бы, что я сегодня джинсы надела, а не шорты или даже сарафан, хороша была бы я здесь в юбке и босоножках. А кроссовки - это, конечно, не туристические ботинки, о которых я лишь читала, но тоже неплохо.

Итак, вода у меня есть, направление укажет ручеёк. Световой день сейчас самый длинный. Еда? Не знаю, встречу ли по пути какие-нибудь съедобные ягоды, но орехи меня определённо спасут, хотя грызть их не так и просто, это вам не семечки. Если замёрзну - у меня есть огонь, но это на самый крайний случай. Не хотелось бы лесной пожар устроить, а с огнём при новой силе я ещё и не тренировалась даже. Ладно, будем надеяться, что не понадобится, а если что, буду так же осторожна, как запуская смартфон в небо.

Я напилась, умылась, посетила кустики - не знаю, от кого я в них пряталась, не от комаров же, но от многолетней привычки к уединению так сразу не избавишься. Заставила созреть ещё с десяток шишек, телекинезом обшаркала их об ствол, пока не вывалились орешки, тем же способом собрала их себе в карман. Получалось неплохо, многочасовые тренировки с Ростиславом не прошли зря.

Теперь я была готова к походу. Я - маг шестого уровня, не пропаду. Надо будет - выращу себе дом, отшвырну медведя, проторю дорогу. Кстати, о дороге - совсем не обязательно перешагивать валежник и обходить кустарники и подрост - и то, и другое можно отодвинуть со своего пути.

- Беги к маме, малыш,- велела я ручейку и бодро зашагала следом, убирая встречающиеся на пути преграды и отшвыривая комаров.

Я сильная. Я справлюсь. Я смогу.

Глава 22

Река

День двенадцатый. Четверг

Первое время идти было непривычно, но довольно легко - благодаря «расчистке» телекинезом, мне не приходилось перелезать через валежник или продираться сквозь подрост. Хотя с асфальтовой или просто грунтовой дорожкой не сравнить - хвоя и старые шишки скрывали неровности, но я прекрасно чувствовала их ступнями, и это было неприятно, а порой и болезненно. Постепенно я приноровилась ставить ногу так, чтобы не споткнуться и не зацепиться за мелкие кочки.

Радовало то, что местность была довольно ровная, без подъёмов и спусков. То ли мне так повезло, то ли ручеёк такой путь выбирал, не знаю. Но я шла и шла вдоль него, грызя орешки и изредка поглядывая по сторонам. Один раз сделала привал - на нашем пути встретилась впадинка, и пока ручеёк не заполнил её, превратив то ли в большую лужу, то ли в крошечное озерцо, дальше не потёк. И как-то поторопить его я не могла - не знала, в какую сторону заставить течь. Это он был моим проводником, как волшебный клубочек из сказки, приходилось терпеть такие вот задержки.

Зато, пока я сидела на коряге, впервые в жизни увидела белку живьём, а не на экране. Она бегала по соседнему дереву, и логики в её передвижениях я не заметила, но это не помешало мне с удовольствием её рассматривать. А ещё я увидела бурундука - спугнула, отодвигая с пути очередной валежник. Что он под ним делал - не знаю, но отбежав и забравшись на дерево, он ещё долго материл меня на своём, на бурундучьем. К моему удивлению, это скорее походило на птичий свист, а не на цоканье и пощёлкивание, которое издавала белка.

Что ж, хоть какая-то польза от этого моего незапланированного путешествия, хотя я предпочла бы и дальше не знать, как болтают белки и бурундуки, лишь бы не тащиться сейчас через нехоженый лес, не представляя, выйду ли я к реке через полчаса или же через неделю.

Но я отпихивала от себя эти мысли и шла, шла, потому что другого варианта у меня не было. Заблудившийся в лесу грибник или турист ещё может сидеть и ждать, его будут искать, потому что знают, где он может быть. Пусть и с поправкой на несколько километров. А я даже не уверена, что вообще в России нахожусь, тайга ведь не только в ней, но и в Канаде, и, наверное, ещё где-то. И мне стоит радоваться хотя бы тому, что меня не в Антарктиду выкинуло.

Идти было ещё и скучно. По сторонам я почти не смотрела, в основном - вперёд и под ноги. Мысль поискать музыку на Олесином смартфоне отвергла сразу - неизвестно, насколько хватит оставшегося заряда. Поэтому я позволяла себе лишь изредка поглядывать на часы и значок сигнала, увы, безжизненный. Совсем выключить гаджет тоже не решалась - вдруг попаду в зону сигнала и даже не замечу этого, мимо пройду. А так - хотя бы зависшая СМС-ка отправится. Пока мобильник включён - шанс есть.

Поэтому я шла и напевала песенки, вслух или про себя - когда орешки грызла. Дело это оказалось медленным и, с непривычки, малопродуктивным, но удавить червячка мне всё же удалось. Один раз наткнулась на небольшой малинник, пару раз - на кусты дикой чёрной смородины, мелкой и кислой. Заставила созреть и то, и другое, малину съела, сколько смогла, смородину осилила всего полгорсточки. Но помня о том, что идти мне ещё неизвестно сколько, и может, завтра мне эта же смородина покажется с голодухи очень вкусной, заставила куст папоротника вырасти, плотно сплетясь листьями в виде маленькой коробочки. Получилось не очень прочно, да и, высохнув, она могла просто развалиться, но несколько часов должна продержаться. Насыпав в «коробочку» смородину, я потопала дальше.

К реке вышла вечером, когда уже начало смеркаться. К этому времени я шла уже на одном упрямстве, просчитывая в голове варианты своей будущей ночёвки. Варианты получались один фантастичнее другого,- от гнезда на верхушке сосны до выращивания частокола вокруг своей временной стоянки,- но все они не казались мне достаточно безопасными, и потому я шла и шла, позволяя себе лишь короткие минуты отдыха, причём стоя, лишь привалившись к стволу дерева. Боялась, что если сяду, то больше уже не встану.

И когда уже совсем отчаялась, вышла к реке. Совсем маленькой, метров пять в ширину, а порой и уже. Но это не важно, мне же не круизный лайнер по ней запускать. Главное, это вода, её много, и она мне послушна. Значит, пусть помогает.

Усевшись на берегу - теперь-то встать смогу, я уверена,- стала отдыхать и работать одновременно. Отдыхали ноги, работала магия. Я знала, что при желании могу по воде ходить, могу на ней сидеть - удержит и отнесёт, куда нужно. Но мне отчаянно не хотелось с ней соприкасаться - вода была очень холодной, несмотря на лето. Поэтому сейчас я плела себе плотик.

Выбрав несколько кустов какого-то лиственного подроста - вернусь домой, обязательно почитаю побольше о растениях тайги,- я заставила их расти, куститься и сплетаться, словно живая изгородь, делая что-то, похожее то ли на циновку, то ли на дно корзины. В общем, нечто, на чём я могла бы сидеть, не соприкасаясь с водой.

Когда получившееся нечто, которое я решила называть плотом - раз уж именно такой была его функция,- стало достаточно крепким и плотным, я велела корням кустов отмереть, состарившись и рассыпавшись в прах. Сам плот, похожий на донышко большой корзины, остался невредимым, свежим и упругим. Я потащила его к воде, на полпути обозвала себя идиоткой, и дальше его уже нёс телекинез.

Я аккуратно опустила плот на воду, приказав ей держать крепко. Потыкала в него рукой, пытаясь притопить, потом ногой, потом вообще попрыгала на нём - даже не дрогнул. Отлично. Плот был в пару-тройку сантиметров толщиной и меньше метра в диаметре, сам по себе он вряд ли удержал бы даже годовалого ребёнка. Но держать меня будет вода, а не он.

Я насыпала на плот хвои, чтобы помягче было, сбегала в кустики «на дорожку», в последний раз напилась из своего маленького проводника, жалея, что не могу взять с собой воду из него про запас. Вода в реке особо не прельщала, но я утешилась, что при желании могу вызвать похожий родничок где угодно или даже просто сконденсировать чистую воду из воздуха. Уже привычным способом насыпала полный карман орешков, забрала коробочку со смородиной и уселась на плот, сложив ноги по-турецки. Я была готова к новому этапу своего пути к дому.

- Неси,- велела я воде вслух, а мысленно уточнила: «Аккуратно, не тряси, не урони, обходи препятствия...»

Я много чего мысленно нажелала, того, что словами описывать долго, а представить картину - легко. Сначала сидела напряжённо, готовая в любой момент отреагировать на... да на что угодно! Что плот перевернётся, что медведь за мной погонится, что на реке появятся мели, перекаты или, не приведи господи, водопад. Так-то река казалась довольно спокойной, но много ли я знаю о таёжных реках? В общем, была начеку.

Потом расслабилась. Ничего не происходило, река несла меня ровно и аккуратно, даже на машине по ровному асфальту трясло сильнее, здесь же ни гула мотора, ни его вибрации, красота! Даже пожалела, что не сплела плотик побольше, чтобы лечь. Потом одёрнула себя - лягу, усну и утону. Во сне-то некому будет воду контролировать.

А спать уже хотелось. И замёрзла быстро - пока шла, да день был, какое-никакое, а солнышко сквозь кроны прорывалось, не так холодно было. А вечером, на реке и не двигаясь, быстро начала зубами стучать. В итоге решилась - аккуратненько, потихонечку, вырастила на ладони огонёк. Поняла, что вполне его контролирую, сделала побольше - сразу стало теплее. В итоге поменяла положение ног и, положив ладонь на коленку, вырастила на ней небольшой костерок. Спина, конечно, всё равно мёрзла, но спереди было тепло, и зубами я больше не стучала.

Одно плохо - как только огонь зажгла, так и перестала видеть, что вокруг происходит. До этого, в сумерках, хотя бы берега и деревья на фоне неба видела, теперь только свой плотик, освещённый костром, и темноту вокруг. Ещё раз настоятельно велела реке, чтобы, если препятствия появятся, сразу меня к берегу несла, и смирилась с вынужденной слепотой.

Прошло около трёх часов. Я со скуки доела смородину, от орешков уже зубы ныли, и теперь, чтобы не уснуть, во весь голос распевала, распугивая всех окрестных белок: «По синему морю к зелёной земле плыву я на белом своём корабле...» И едва не свалилась в воду, вздрогнув от неожиданности, когда Олесин смартфон вдруг ожил в моём кармане и, перебивая меня, запел весёлым детским голосом: «Папа может, папа может всё, что угодно...»

Отшвырнув огонь прямо в воду, я с трудом удержалась, чтобы не кувыркнуться туда же. Потом, трясущимися руками вытащила смартфон и приняла вызов.

- Вика?! - голос Ростислава звучал очень взволнованно.

- Да,- пискнула я, потому что голос сорвался. Прокашлялась и повторила: - Да, это я.

- Слава небесам! - с чувством выдохнул мужчина на том конце.- Оставайся на месте, сейчас буду.

- Нет! - заорала я в трубку, представив, как он выходит из портала прямо в реку.- Стойте! Не сейчас!

- Что случилось? Вика, ты в порядке?

- В полном, просто я посреди реки. Дайте мне минутку, я на берег выберусь,- тараторила я, в то же время мысленно отдавая приказ воде.- Сейчас, сейчас, уже причалила, сейчас встану. Ой!

- Что случилось? Вика, я иду.

- Ноги затекли,- пожаловалась я, слыша на том конце вздох, то ли от облегчения, то ли от раздражения, что все нервы опекуну истрепала.- Сейчас, ещё минуточку,- на четвереньках, точнее - опираясь на колени и одну руку, в другой был крепко зажат смартфон, я вслепую переползла на берег, благо, тот был пологий.- Вот, теперь можно. Только фонарик возьмите, здесь темно.

Пара ударов сердца - и в глаза мне ударил луч прожектора. Ну, или не прожектора, а просто мощного фонарика, в любом случае, я крепко зажмурилась. И почувствовала, как меня подхватывают на руки - какое знакомое, практически родное ощущение,- и куда-то несут. И вот вокруг меня светло, тепло, вкусно пахнет, слышится гул голосов - и детских и взрослых, мужских. А я продолжаю жмуриться, вцепившись в рубашку Ростислава и уткнувшись лбом в его плечо, и только мотаю головой на взволнованные расспросы, не поранилась ли я, не болит ли у меня что-нибудь.

Спустя несколько минут я блаженствовала, сидя по шею в тёплой пенной ванне, отогреваясь, и жевала бургер с беконом. Ростислав, убедившись, что медицинская помощь мне не нужна, отнёс меня прямо сюда, в мою ванную, приказав мыться и греться, а разговор подождёт и до завтра. Точнее - до утра, поскольку было уже хорошо заполночь. А когда я раздевалась, рядом с ванной из воздуха появился журнальный столик, на котором, кроме бургера, расположились креветки в кляре, салат Цезарь, картошка фри, фанта и молочный коктейль. То есть, точь в точь всё то, что я выбрала из предложенного изобилия в первый вечер в этом доме.

Видимо, Ростислав решил, что уж это-то всё мне точно понравится и доставит удовольствие. Не ошибся. Где он всё это умудрился раздобыть среди ночи, да ещё и так быстро, я не задумывалась. В конце концов, он - правитель магов, самый главный и самый сильный среди них. Он может всё.

Когда я почти закончила с поздним ужином, ко мне прокрались близняшки. Босиком, в одних пижамах. Их отправили спать, но терпеть до утра они не могли - мучило любопытство, меня, собственно, тоже. Я вкратце рассказала им о своём приключении, самым захватывающим моментом которого был свистящий бурундук. Поделилась фантой и отдала остатки кедровых орешков и Олесин смартфон. А потом стала расспрашивать, что было после того, как я исчезла.

- Ой, папа как с ума сошёл! - Алиса тут же стала делиться впечатлениями.- Когда ты исчезла, он сначала пометался там, в том месте, потом стал звонить на Олесин номер, а потом исчез, велев мне самой звонить.

- И мы по очереди набирали и набирали, а там всё время: «Абонент находится вне зоны действия сети».

- А потом пришли какие-то незнакомые маги в форме через стационарный портал, спросили нас, где дом Арсения, и мы сказали, что проводим.

- Нам же любопытно было!

- А когда подошли, то Арсений прямо из дверей вылетел! Прям пулей, словно ему кто пинка дал!

- И под глазом вот такенный синяк! И кровь из носа.

- Это его папа так. И за тебя, и за нас. Так ему и надо!

- И за вас? - удивилась я, сумев вставить слово.

- Нуда! Он же нас тоже убогими назвал, сказал, что мы вряд ли на что-то путное сгодимся.

- Не мы, а я,- вздохнула Олеся.

- Он сказал: «Особенно та, что с половинкой», но и на меня сказал времени не тратить. Как будто мне это нужно,- презрительно фыркнула Алиса.- Я себе мужа сама выберу, самого лучшего.

- А не рано тебе? - неужели близняшки тоже заразились этим муже-дето-помешательством?

- Так я ж не завтра замуж собираюсь,- захихикала девочка.- Вот вырасту, выучусь, тогда и посмотрю, кто мне понравится. И это я буду выбирать, а не меня, вот!

- И правильно,- кивнула я и открыла горячий кран, а то вода в ванной остывать начала. Надо бы вылезать, но тут такой разговор интересный, жаль прерывать.

- А ты разве сама не досмотрела? - это уже Олеся.

- Нет. Мне и в голову не пришло. А и захотела бы - не стала. Я боялась твой телефон разрядить, а без него мне было бы сигнал не подать. Так что там дальше с Арсением было?

- Его те маги увели. Папа сказал, что как только тебя найдёт, то чтобы собирали комиссию по... не помню, как он это назвал...

- Незаконному использованию... ммм... какого-то дара,- попыталась помочь сестре Алиса, но тоже застряла.- В общем, папа нам объяснил, что Арсений тебе на мозги действовал, а это нельзя, потому что ты маг. На людей можно, а на магов нельзя почему-то.

- От этого дар может как-то повредиться,- вспомнила я наш давний разговор с правителем.

- Наверное. Остальные маги такие суровые были, когда Арсения уводили, смотрели на него, прям как на таракана в тарелке. Надеюсь, ему влетит как следует.

- Он мне вообще никогда не нравился. Какой-то он... неприятный.

Даже дети что-то неладное заподозрили, одна я такая лохушка оказалась. А стоило бы удивиться, с чего бы такой красавчик за мной, самой обыкновенной, ухаживать вдруг начал. А я-то, дурёха, ничего, кроме его красоты не видела. Утешает лишь то, что это были, похоже, не совсем мои чувства. Впредь буду осторожнее.

- Ладно, мы пойдём,- зевнув, Алиса встала с бортика ванной.- Спать охота.

- А кто там был, в гостиной, когда мы вернулись? - успела спросить, пока девочки не ушли.

- Ой, там какие-то маги наприходили, о чём-то с папой говорили, кажется, пытались как-то тебя искать,- притормозив, стала рассказывать Алиса.- Какие-то приходили, какие-то уходили.

- А дядя Гена и дядя Даниил почти всё время здесь были,- подхватила Олеся.- Они ж как раз главные по розыску, или что-то такое. Они всё время по телефону с кем-то разговаривали, в основном спрашивали, нет ли вестей, не засекли ли тебя.

- А дядя Даниил всё из-за Арсения сокрушался, говорил, что «проглядел мальчишку», хотя, какой же он мальчишка, ты знаешь, ему уже больше ста лет, представляешь!

- Представляю,- кивнула я. Никогда не пыталась узнать возраст Арсения, знала лишь, что он младше Ростислава, но судя по рассказу правителя, у них здесь среди магов либо мальчишки, либо старики, которые просто выглядят молодыми.

- А ещё Полина приходила, чтобы ужин всем сготовить, хотя можно же в ресторане заказать было, но она сказала, что хочет поддержать папу, потому что он всегда её поддерживал. Я прям удивилась даже.

- Может, она не такая и вредная, какой кажется? - пожала плечами Олеся.

- Не знаю. Может, просто перед папой старается хорошей притворяться, как Тараска? В общем, мы все поели, а папа не стал, некогда, говорит, потом поем. В посёлке тоже все волновались, только и разговоров было о тебе, что ты пропала, и что Арсений оказался преступником.

- Да уж, натворила я дел,- вздохнула, чувствуя вину за то, что так всех взбаламутила. И хотя я не по своей воле перенеслась в тайгу - и до сих пор не понимала, как именно туда попала, оставила это всё на завтра, как Скарлет,- но не побеги я, может, и никуда не делась. А так - столько народа от дел отвлекла, волноваться заставила.

- И я,- вздохнула Олеся.

- Не выдумывай,- одёрнула её сестра.- Если бы не ты, неизвестно, что бы он натворил. И вообще - женился бы на Вике, получается, что насильно. А ты её спасла. Папа же сказал, что ты молодец.

- Ты молодец,- подхватила я, содрогнувшись от нарисованной картины того, что со мной могло случиться, не выплыви план Арсения наружу.- Спасибо тебе, Олесь, огромное. От большой беды меня спасла.

- Пожалуйста,- улыбнулась девочка, потом широко зевнула.- Мы пойдём, ладно?

- Конечно. Я тоже сейчас лягу.

Оставшись одна, я вылезла из ванной, вытерлась, расчесала и заплела влажные волосы, чтобы за ночь не свалялись. Сушить их магией опасалась, зная, что своей возросшей силой до конца ещё не овладела. Это ручеёк вызывать или речкой командовать было не так страшно - там если и переборщить, то ничего непоправимого не произойдёт. А вот собственные волосы было жалко, вдруг пересушу или ещё что. Облысеть не хотелось бы. Поэтому просто расстелила на подушке чистое полотенце и улеглась прямо так.

Сначала мне казалось, что от усталости засну тут же, но нет. Лежала и лежала, ворочалась, вспоминая обидные слова из снятого Олесей видео. Все последние часы мои мысли занимал более важный вопрос - как выжить и вернуться домой. Но теперь, когда я вернулась, лежу в своей кровати, в безопасности, сытая и согревшаяся, злые слова Арсения вновь набросились на меня, больно жаля, словно пчёлы.

«Ты даже не представляешь, каково мне изображать влюблённого рядом с этой деревенщиной».

«Раз в год и с этой убогой можно».

«Целую её, а сам запах навоза чувствую».

«Жаль, что эта дурёха всё ещё упирается».

«Дурёха», «деревенщина», «убогая»...

Я и есть убогая! По сравнению с другими девушками - настоящее убожество. И дурёха, раз меня так просто было вокруг пальца обвести. Дурёха, как есть дурёха.

Раздражённый голос красавца-мага звучал и звучал в голове, словно испорченная пластинка:

«Запах навоза... навоза... навоза...»

Не выдержав, я заревела от обиды, уткнувшись в подушки и надеясь, что никто меня не услышит. А потом почувствовала, как прогнулась кровать - кто-то сел на её край, и этот кто-то был гораздо тяжелее двойняшек, даже вместе взятых. Большая ладонь стала гладить меня по голове, тихий голос зашептал:

- Тшшш... Всё хорошо, всё уже позади, не плачь, не надо. Всё будет хорошо.

И почему-то от этих слов слёзы хлынули в два раза сильнее. Сильные руки подхватили меня, и вот я уже сижу у Ростислава на коленях, закутанная в лёгкое покрывало, а он покачивает меня, словно маленькую, шепчет что-то успокаивающее и, кажется, даже целует во влажные волосы. А я, выпростав руку из «кокона», вцепилась в его рубашку и обливаю её слезами, выплёскивая вместе с ними обиду, боль, страх, всё напряжение сегодняшнего дня.

Не знаю, сколько мы так просидели. Постепенно я успокоилась, но продолжала сидеть в кольце рук Ростислава, а он почему-то продолжал меня держать. Наверное, это было неправильно - он всё же мужчина, ночью в моей спальне, а я в тоненькой ночнушке у него на коленях, правда, сверху ещё покрывало. И одно дело - когда утешал плачущую, но теперь-то я уже спокойна. Но я не спрашивала, почему он не уходит, и даже не пыталась как-то выбраться из его объятий, потому что в них было так хорошо. Уютно, надёжно, безопасно. А мне сегодня так этого не хватало.

- Почему ты не использовала магию? - спросил вдруг Ростислав мне в макушку, удивив меня. И не только некоторой неуместностью этого вопроса в данный момент, я ожидала чего угодно, только не разговора о магии, но и потому, что, даже не зная подробностей моего приключения, он прекрасно понимал - без своей магии я бы просто оттуда не выбралась.

- Я её использовала! - возразила, а потом стала перечислять, что и как я делала. Все четыре моих дара помогали мне, я делала всё, что могла и умела.

- Этого было мало. Ты должна была задействовать весь свой потенциал - и мы бы тебя засекли, как в случае с колесом обозрения. Мы мониторили всю планету на предмет вспышек, установили местоположение всех магов с уровнем выше пятого. Надеялись, что ты догадаешься себя проявить - а ты, если и магичила, то на уровне не выше второго, максимум третьего.

- Я боялась. Вдруг что-то вырвалось бы из-под контроля? Я даже огонь решилась зажечь, только когда посреди реки была. Боялась лесной пожар устроить.

- Твой самый сильный и самый безопасный дар - растения. Тебе достаточно было вырастить из семян несколько десятков вековых сосен, или столько, на сколько хватило бы сил, и мы бы тебя сразу же нашли.

- Я не догадалась,- вздохнула, понимая, что правитель прав.- Думала лишь о том, что нужно выбираться туда, где есть связь, и что моя магия всё ещё до конца меня не слушается.

- Ладно, это уже не важно, главное, что ты нашлась. Хотя именно на этом и была большей частью построена наша стратегия поиска - что ты используешь свою магию в полную силу. Давай-ка, засыпай, Вика, день у тебя был тяжёлый. Про портал поговорим утром, которое совсем скоро наступит,- проговорил он всё так же, мне в макушку, а потом глубоко вдохнул воздух, словно принюхиваясь.

- Навозом пахнет, да? - не знаю, почему эти слова слетели с моего языка, может, потому, что крутились в голове всё это время?

- Ты о чём? - Ростислав, уже сделавший было движение, чтобы ссадить меня с колен, напрягся.

- Теперь мне хотя бы понятно, почему вы согласились, чтобы я училась, и не настаивали на скором замужестве,- эти слова вырвались у меня сами собой, я не собиралась такое говорить. Но почему-то сказала.

- И почему же? - голос правителя вдруг похолодел, стал таким, как при нашей первой встрече.

- Да потому что на мне и не женился бы никто. Зачем им деревенщина, когда можно подождать пару лет и выбрать себе идеальную жену из тех, кого специально для этого воспитывали. А за время учёбы я, может, и пообтесалась бы немного.

Никогда не думала о себе, как о существе второго сорта, но слова Арсения сильно ударили по моей самооценке.

- То есть, ты считаешь, что сейчас никого не способна привлечь только потому, что росла на ферме? - вкрадчиво поинтересовался Ростислав.

- Да,- пожала плечами.- Я ведь фермерша, не способная говорить ни о чём, кроме...

Договорить я не смогла, потому что Ростислав заткнул мне рот. Способом, о котором я прежде только читала. Поцелуем.

Глава 23

Поцелуй

День тринадцатый. Пятница

Я замерла, не в состоянии осмыслить происходящее. Ростислав меня целует... Нет, даже не так - меня целует сам правитель магов. Вот прямо на самом деле - прижался своими губами к моим и... целует. По-настоящему!

Но это же невозможно. Он не может... Это же... Ну, не бывает так! Потому что... потому что...

Мысли спутались, я отвлеклась на незнакомые, но на удивление приятные ощущения. Губы мужчины играли с моими, поглаживая, посасывая, и это было так ново, необычно, и задевало какие-то струнки - или нервные окончания, о которых я и не подозревала,- что думать о правильности или неправильности этого поцелуя уже не хотелось.

И в этот момент Ростислав отстранился. Стало даже немного жаль - хотелось получше «распробовать» эти новые ощущения. И тут же нахлынул стыд - о чём я думаю?! Щекам стало горячо - похоже, я покраснела. Хорошо, что в комнате темно, в свете неполной луны видны лишь наши силуэты.

Хотя лица Ростислава я тоже не видела - а это плохо. Можно было бы хотя бы попытаться понять, зачем он это сделал.

- Как ты считаешь,- спросил он, всё так же держа меня на коленях и, по сути, в объятиях, даже не пытаясь отстраниться,- я бы сделал это, если бы сам не захотел?

- Ааа? - это единственное, на что меня хватило. Слов не было, были лишь мечущиеся обрывки мыслей.

- Запомни, Вика, ты - очень привлекательная девушка. И забудь слова глупого мальчишки.

- Но...- что я хотела сказать, спросить, возразить - я и сама не знала.

- Но сейчас тебе нужно поспать. Утром мы поговорим обо всём - и о твоём путешествии, и о телепортации и, если захочешь, об этом поцелуе. Но не сейчас.

С этими словами Ростислав провёл ладонью над моей головой, и волосы высохли, потом убрал с подушки полотенце, мокрое от воды и слёз, переложил меня на кровать и легонько, едва заметно, коснулся губами моего приоткрытого то ли в удивлении, то ли в попытке возразить, рта. И исчез.

А я осталась, слегка возмущённая тем, что мне предлагается спать после такого! Да я же теперь ни за что не усну. Я же буду вертеться и думать - как? Почему? Зачем? Это и правда случилось? Так же не бывает!

И ни за что не усну!

Это было моей последней связной мыслью. В сон я провалилась мгновенно, словно в яму.


Утро для меня началось ближе к обеду. Во всяком случае, именно об этом мне сообщили яркие лучи солнца там, где их по утрам не бывает, а часы на мобильнике это подтвердили. Я встала, чувствуя себя удивительно хорошо - выспалась, ничего не болело, хотя после непривычного марш-броска могло бы.

И настроение было отличным. А ведь ещё вчера я рыдала от обиды, от болезненного осознания своей ущербности. А сейчас хотелось улыбаться и напевать. Неужели всего один поцелуй перечеркнул все мои горькие мысли и вернул уверенность в собственной нормальности и полноценности?

Поцелуй... Я слегка смутилась, вспоминая его, может, потому, что уж от кого-от кого, а от правителя подобного никак не ожидала. Он всегда казался мне таким... далёким, что ли. Нет, он был рядом почти постоянно, занимался со мной, обучал, беседовал, утешал, если было нужно, заботился. Но я воспринимала его как опекуна, не более.

И мне и в голову не приходило, что он возьмёт - и поцелует меня. По настоящему, в губы, а не в макушку, утешая, словно ребёнка. Поцелует, словно девушку, которая ему нравится.

Это было так странно, необычно, непонятно. Но приятно. Уж самой-то себе врать не стоит - мне понравилось. Раньше я часто гадала, каким окажется мой первый поцелуй, теперь знаю. И хотя он оказался совершенно неожиданным, совсем не таким, как я себе намечтала, читая книги и глядя мелодрамы, но никакого чувства разочарования не возникло.

Лишь удивление. И от своей реакции - тоже.

Нет, я видела, что Ростислав - интересный мужчина, я же не слепая. Но относилась к этому совершенно спокойно, может, с крошечной ноткой гордости, когда замечала, что фигура у него гораздо мускулистее, чем у других магов, которых я видела у реки. За это время я начала воспринимать Ростислава не то чтобы своей собственностью, но близко к тому, а когда своё чем-то превосходит чужое, это всегда приятно, верно?

Или мне так было проще? Не видеть в Ростиславе мужчины, как объекта для влюблённости. Удобнее. И я подсознательно старалась воспринимать его опекуном, учителем, «магистром», но не мужчиной? А этот поцелуй словно глаза мне открыл? И потому так понравился?

Почему-то мне казалось, что пытайся меня так же поцеловать кто-то другой, например, Геннадий Владимирович, хотя нет, он не в счёт, он же женат, ну ладно, пусть Даниил Андреевич, я бы его сразу оттолкнула, хотя он симпатичный мужчина. Или Марк с Николаем, те маги, что вместе с нами забирали близняшек. Почему-то я уверена, что и их поцелуи мне бы не понравились. Вот уверена - и всё! Меня даже передёрнуло, когда представила поцелуй с ними - а они тоже очень даже интересные мужчины.

Так что же получается? Мне понравился поцелуй Ростислава, потому что мне нравится он сам? Как мужчина нравится? Или... или мне понравился поцелуй, и поэтому кажется, что нравится Ростислав? Но мне же он правда нравится, он хороший, заботливый, добрый, внимательный. Но... разве этого достаточно? Мало ли добрых и заботливых?

Ой, я совсем запуталась. Вот что значит - полное отсутствие хоть какого-то личного опыта, меня даже невинные детские романы миновали, и сейчас голова просто пухла от попытки понять, разобраться.

А нужно ли мне это? Пытаться разобраться? Может, пусть всё идёт дальше, как идёт? Мне же не нужно прямо сейчас принимать какое-то решение, делать какой-то вывод, не на экзамене же я! Да, запуталась, ну и что. Распутаюсь со временем.

Но смотреть на Ростислава как прежде я точно уже не смогу.

Спускаясь на первый этаж, я не очень представляла, как себя вести, что говорить. Решила плыть по течению, если Ростислав будет вести себя, словно ничего не случилось, то и я сделаю вид, что поцелуя не было. Хотя, он же сказал, что мы поговорим о поцелуе. Но добавил: «Если захочешь». А я и сама не знала, хочу или нет. То есть, хочу, но так, чтобы не я тот разговор начала.

У меня сейчас голова вспухнет! И взорвётся.

С этой мыслью я вышла в столовую и обнаружила, что в гостиной, на диване, сидит правитель и что-то читает на планшете. Увидев меня, он одарил одной из своих редких улыбок и встал, отложив гаджет.

- Доброе утро, Вика. Проголодалась?

- Да,- кивнула, поскольку от ночного перекуса остались лишь приятные воспоминания.- Доброе... хотя, наверное, уже день. Что-то я разоспалась.

- Тебе это было нужно,- Ростислав подошёл к столу и начал привычно доставать из воздуха блюда. Я обратила внимание, что сервирован обед на одного, плюс чашка чая, которую мужчина поставил напротив.

- А близняшки уже поели?

- Да, и убежали на площадку - там их ждёт множество внимательных ушей. Ведь только они владеют всей информацией о твоём путешествии. Расскажешь мне?

- Да, конечно,- тема была нейтральная, и я с удовольствием за неё ухватилась.

Снова пересказала, как и что делала, пытаясь «выйти на связь», как догадалась пойти за ручейком, как делала себе плотик, как пыталась отослать СМС, вспомнив когда-то давно увиденный ролик. А ведь эта СМС меня и спасла в итоге - едва я казалась в зоне действия сети, возможно, она зацепила меня самым краешком, на какие-то минуты, как сообщение ушло, и этого хватило Ростиславу, чтобы меня найти.

Выслушав мой рассказ, маг молча положил передо мной коробочку. Судя по рисунку и надписям - смартфон, одна из новых моделей, если не самая новая.

- Зачем? - удивилась я.- Мой телефон хорошо работает и меня вполне устраивает.

- В нём невозможно установить геолокацию, а учитывая твой проснувшийся портальный дар, это для тебя весьма актуально. Близняшкам я тоже её установил, жаль, что раньше не догадался, просто отдал им смартфоны, а они сосредоточились лишь на их фото и видеовозможностях. Теперь я это исправил.

- Мой портальный дар? Но это не так. Я тоже об этом думала и пыталась вернуться, много раз пыталась - ничего не получилось. Это что-то другое, может, блуждающий портал или что-нибудь ещё.

- Блуждающих порталов не существует хотя бы потому, что это не природное явление, а результат применения магии. А то, что не получилось - нормально. И не скоро начнёт получаться. Первое перемещение спровоцировал эмоциональный всплеск, но этот дар тоже нужно развивать постепенно. Я буду тебя обучать, но настройся на то, что в ближайшее время сможешь перемещаться максимум в пределах комнаты.

- И всё? - значит, к маме я смогу попасть ещё не скоро.

- Пока да. Но расстояние и точность со временем будут расти. Как и любой дар.

- Но у меня огонь только-только проснулся! Разве не должно было пройти несколько лет до нового дара?

- Иногда, при сильном стрессе, дремлющие способности просыпаются раньше времени. Возможно, это случилось в тот момент, когда ты удерживала колесо обозрения, а проявилось после вчерашней эмоциональной вспышки. О чём именно ты подумала в тот момент, перед перемещением?

- Я никого не хотела видеть,- честно призналась, хотя и была немного смущена. Всё же, психанула-то я из-за Арсения, а получается, что виноватыми сделала всех.

- Что ж, нормальная реакция,- кивнул Ростислав.- И хоть какая-то от Арсения польза.

Я отодвинула опустевшую тарелку и взялась за стакан с мультифруктовым соком, моим любимым.

- А что с ним теперь будет? Близняшки сказали, что вы хотите собрать совет.

- Уже собрали. По видеоконференции. Ему заблокируют дар.

- Ого! И он что, больше не будет магом? - Я, конечно, была на Арсения зла, но такое наказание показалось мне чересчур суровым. Всё же, он не успел осуществить свои планы. А если бы успел, я бы сама его прибила! Без всякой магии, просто сковородкой.

- Нет, конечно. Ему заблокируют лишь тот самый дар, которым он на тебя воздействовал. На время. Собственно, обсуждали мы лишь длительность наказания, сошлись на десяти годах. А там посмотрим.

- А-а-а, ну тогда ладно,- такое наказание меня вполне удовлетворило.- Это хорошо, не будет больше на женщин этой своей улыбкой действовать. Это же почти гипноз получался, да? - я вспомнила свои чувства и ощущения от той улыбки.

- Дело не в других женщинах, ни от одной не поступило жалоб, значит, всех всё устраивало. Но, во-первых, любой ментальный дар должен быть зарегистрирован в момент, когда его обладатель осознал, что именно у него проснулось. Собственно, все остальные способности тоже регистрируются, но это скорее жест доброй воли, а вот менталистика - это уже оружие. Опасное оружие. И применять его против магов без соответствующего разрешения - преступление.

- А с разрешением - можно?

- Да, но каждый конкретный случай рассматривается индивидуально. Заблокировать дар - это ведь тоже ментальное вмешательство. А вынесение приговора - это и есть официальное разрешение. Педагоги в школе магии имеют право на такую блокировку, если дар ребёнка вышел из-под контроля и угрожает обладателю и окружающим. В этом случае получить разрешение заранее невозможно, но каждый конкретный случай рассматривается позже, опасность от неконтролируемого дара должна быть выше возможного вреда от блокировки. В общем, ментальная магия - не игрушка, её нужно использовать лишь для благого дела.

- А для какого? - такая любопытная тема, как и всё, что рассказывает Ростислав.

- Разные виды ментальной магии используются в медицине - помогают забыть страшные моменты, лечат фобии, избавляют от наркозависимости и так далее.

- Как гипноз?

- Можно и так сказать. Только сильнее и гораздо действеннее. Ещё менталисты работают в правоохранительных органах - помогают свидетелям вспомнить детали, определяют, лжёт ли подозреваемый, да всего и не перечислить. Но это всё - в отношении людей, им это никак не повредит. А вот магам - может, потому-то Арсения признали виновным единогласно.

- Ещё бы! Он сам признался, что хотел на мне жениться и сделать ребёнка против моей воли! - меня аж передёрнуло от подобной перспективы. Даже не верится, что совсем недавно я млела, глядя на него и, наверное, согласилась бы на это, не раздумывая.

- Дар ему заблокировали за сам факт применения его против тебя. А за то, что он планировал, я сам с ним разобрался. По мужски. Без всякой магии.

- Мне близняшки рассказали,- кивнула я, испытывая странное удовольствие.

За меня ещё никто никогда никого не бил. Умом я понимала, что это неправильно, что дракой ничего нельзя решить - это, и многое другое, моим братьям внушалось не единожды, когда из школы сообщали, что они снова с кем-то подрались. И тогда мне казалось, что да, драка - это плохо, нужно стараться решать всё мирным путём. Цивилизованно. Но вот моему обидчику набили морду - и где она, моя цивилизованность? Исчезла без следа, а удовольствие осталось.

Мы помолчали. О чём думал Ростислав, я не знала, а сама я разрывалась между желанием встать и уйти, придумав себе какое-нибудь «важное дело», и остаться и расспросить о вчерашнем поцелуе. Ни на то, ни на другое решимости не хватало, и потому я сидела, делая вид, что высасываю последние капли сока из стакана, понимая, что на что-то всё же нужно решиться, не сидеть же так вечно! И Ростислав тоже молчит. Хоть бы что-нибудь сказал!

И именно в этот момент он протянул руку, забрал у меня несчастный, уже высосанный досуха стакан, а потом взял мою ладонь в свою. И от этого прикосновения по моей спине забегали мурашки, а под ложечкой что-то сжалось. И это при том, что прежде Ростислав меня и на руках таскал, и приобнимал, и на коленях качал, не говоря уже о том, сколько раз за руку брал - и я ничего подобного не чувствовала. Да что со мной случилось-то?

- Думаю, нам всё же стоит поговорить о том, что произошло вчера,- мягко проговорил он.- И я не о твоём путешествии. Я о поцелуе.

- Да,- пискнула я, соглашаясь, потом откашлялась. И куда голос подевался, только что ведь болтала без проблем.

- Ты, наверное, удивлена, почему я это сделал? - Я отчаянно закивала головой, не решаясь снова что-то сказать, вдруг голос опять подведёт.- Я поцеловал тебя, потому что давно об этом мечтал.

Вот теперь я поняла, что значит выражение «челюсть упала». Нет, на самом деле она никуда не падала, но рот у меня определённо приоткрылся от такой новости. Даже неловко стало, и я поспешила его закрыть, но мужчина заметил. Он вообще очень наблюдательный.

- И почему ты так удивлена? Я - молодой, здоровый, гетеросексуальный мужчина. Ты - очень привлекательная юная девушка, живущая в моём доме. Нет ничего странного в том, что я испытываю влечение к тебе. Но, судя по твоему удивлённому взгляду, подобное тебе и в голову не приходило. Интересно, почему?

Удивлённый взгляд? Да у меня, наверное, глаза сейчас вывалятся, как у мультяшных персонажей, настолько ошеломили меня слова Ростислава. Правитель магов и... Ия!

- Но... вы же никогда... я и подумать не могла...

- Да, я никак не показывал своё влечение. А как иначе? Я пообещал, что ты будешь учиться, что никто не станет тебя ни к чему принуждать. И что бы ты подумала, если бы я вдруг начал оказывать тебе знаки внимания?

Что он меня обманывает. Вслух я этого не произнесла, но мы поняли друг друга без слов.

- Ты будешь учиться, Вика,- твёрдо сказал Ростислав, чуть сжав мою ладонь, словно подчёркивая важность своих слов.- Где захочешь и сколько захочешь, получай хоть пять высших образований - я поддержу и помогу тебе. То, что остальные девочки учиться не пошли, предпочтя замужество и детей,- это их личное решение. Ни одну из них ни к чему не принуждали, у всех был выбор.

- У них мозги промыты,- буркнула я.

- Можно и так сказать. Они видят своё предназначение в возрождении вида, к которому принадлежат, для них это на самом деле очень важно. Это сродни чувству патриотизма, заставляющему людей вставать на защиту своей Родины и отдавать за неё жизнь. Но никакого специального влияния, вроде ментального внушения, на них не оказывалось, как ты знаешь, это под запретом.

- И что же теперь будет? Ну... теперь...

- Я же сказал - ты будешь учиться. Ничего не изменится.

Ага, «не изменится»! А что мне теперь делать со всеми этим новыми и странными ощущениями? Вряд ли для меня всё останется как было. К тому же, у меня был ещё один вопрос.

- А если вы... если я вам... в общем, нравлюсь,- чуть язык себе не откусила, выдавливая эти слова, сама в них не веря,-то почему вы разрешили Арсению за мной ухаживать?

- А как я мог ему запретить? Он ведь тогда сказал правду - у нас у всех равные возможности. И он был в своём праве, оказывая тебе знаки внимания, и пока не пытался перейти черту, я не имел морального права ему мешать. Я знал, что ты твёрдо настроена учиться, и не видел в Арсении особой опасности, тем более что никаких, даже самых лёгких признаков влюблённости в тебе заметно не было. Я же не знал, что он пытается на тебя воздействовать ментально.

А ведь он прав. Меня саму удивляло, что стоило Арсению уйти, как наваждение исчезало - и это самое наваждение было таким в самом прямом смысле. Всё, что я знала о влюблённости из книг, фильмов и рассказов Маринки, не было похоже на то, что испытывала я. Теперь хотя бы понятно - почему.

И тут я ещё кое-что вспомнила.

- Он говорил тому Андрею, что эффект длится около часа. А у меня он пропадал, стоило Арсению уйти. Даже раньше - стоило мне перестать видеть его улыбку, например, когда он с вами разговаривал. Мне было приятно, что такой красавец оказывает мне знаки внимания, это да, но это странное чувство восхищения и обожания исчезало, словно кто-то рубильником щёлкал.

- Наверное, дело в том, что ты - маг, и на тебя его улыбка действовала всё же слабее, чем на человеческих женщин,- предположил Ростислав.- А может, ты сама по себе гораздо устойчивее к ментальному воздействию. Мы это вряд ли узнаем, проверять, как ты понимаешь, никто не станет. Даже когда Арсению разблокируют его дар.

- Интересно, как долго он теперь новую жену себе искать будет? Все же узнают, что он натворил.

- Конечно. Но учитывая, что он и не планировал в ближайшее столетие заводить семью, к тому времени, как дозреет до брака, эта история забудется. Кстати, он вернулся в свою городскую квартиру, здесь ему делать больше нечего.

- Это хорошо.

Видеть Арсения я больше не хотела. Боялась не сдержаться и наброситься на него с кулаками. Может, конфликты и нужно стараться решить мирным путём, да только у меня не конфликт, а злость, которую очень хотелось на нём сорвать. Так что, хорошо, что мы больше никогда не увидимся. Ну, хотя бы не в ближайшие лет десять, а потом я остыну.

- Чем бы ты хотела сейчас заняться? - поинтересовался Ростислав, вставая из-за стола.

- А разве у нас не будет сегодня занятий?

- Я подумал - нужно дать тебе немного отдохнуть и прийти в себя после вчерашнего. Ничего страшного не случится, если сегодня будет дополнительный выходной.

- Тогда я хотела бы избавиться от подарков Арсения,- через окно, выходящее на веранду, я указала на кусты роз и вазоны с цветами.- Уничтожать их жаль, но смотреть на них я не могу. Может, пересадить в пустующие сады? Или отдать кому-нибудь? Ещё можно было бы возле детской площадки высадить, там есть клумбы, но я не знаю, можно ли? Всё же розы колючие, а там дети.

- Может, тебе сходить на площадку и спросить? Если никто не захочет взять цветы себе, тогда и решишь, куда их девать. Но что-то мне подсказывает, что их разберут, причём с радостью.

- А... мне можно на площадку? - последние несколько дней, с тех пор, как моя сила достигла максимального уровня, я со двора не выходила.

- Конечно. Вчерашнее происшествие показало, что в быту ты вполне освоилась со своей силой. Конечно, самоконтроль необходим, но ты справишься, я уверен. Сходи, пообщайся с девочками, они будут рады тебя видеть. А я пока поработаю немного.

Ого! Меня не только со двора выпустили, но ещё и одну! Значит, Ростислав не сомневается, что я справлюсь.

Словно прочтя мои мысли, правитель улыбнулся мне - второй раз за утро! - и погладил костяшками пальцев по щеке.

- У тебя всё получится.

После чего спокойно ушёл в свой кабинет, а я стояла, хлопала глазами ему вслед и думала - я что, теперь на каждое его прикосновение буду реагировать мурашками, сбившимся дыханием и горящими щеками? Да что со мной происходит-то? Это ведь ненормально - когда вот так, вдруг, внезапно всё меняется.

Встряхнувшись, словно собака, выбравшаяся из воды, я решила заняться цветами, а странности обдумать позже. Потом. Когда-нибудь. Подхватила с подоконника орхидею и бегонию, а примулу решила оставить. Близняшки давно на неё облизывались, рассажу по двум горшкам и отдам им. Пусть у них в комнатах стоит, главное - чтобы я не видела.

Выйдя на веранду, подхватила телекинезом три вазона с комнатными розами, а грунтовые оставила на потом, отдам тому, кто захочет, не стоит их заранее из земли доставать. И, с двумя горшками подмышками и с тремя, плывущими за мной, словно утята за мамой-уткой, направилась в сторону площадки. Где моих цветочков ждали новые хозяева, а меня - допрос с пристрастием.

Глава 24

Подруги

День тринадцатый. Пятница

Ростислав оказался прав - близняшки собрали максимально возможную аудиторию. Девять девушек, живущих в будни в посёлке, плюс старшие дети - все с интересом слушали их рассказ о моём путешествии, а рассказчиками Алиса с Олесей оказались замечательными, я аж сама заслушалась историями о своих приключениях, такими, например, как укрощением «бурной таёжной реки». Да, действительность была слегка приукрашена, но в целом рассказчицы придерживались фактов, и я не стала их поправлять, а дала закончить рассказ моим триумфальным появлением на ручках у правителя.

После этого я вошла на площадку и тут же почувствовала себя как минимум Юрием Гагариным, вернувшимся из первого полёта. Мною восхищались, словно героиней, преодолевшей тяжелейшие испытания и спасшейся, как минимум, от смертельной опасности. Кажется, до моего прихода близняшки понагнетали чуть больше, чем я думала, или же сами юные магини были настолько домашними девочками, что «попасть в тайгу» для них было почти равносильно «попасть на Марс без скафандра». Мне даже неловко стало.

К счастью, мои цветы быстро заметили, переключились на них и моментально разобрали, и те, что в горшках, и те, что в земле, последние - заочно. Маша, заметив моё удивление подобным энтузиазмом - участки возле коттеджей отсутствием растений не страдали, наоборот, радовали глаз разноцветными клумбами, по крайней мере те, мимо которых я проходила,- пояснила, что цветок от мага растений, это абсолютная гарантия качества. И в каком-то смысле брэнд, ведь нас, магов растений, по пальцам можно сосчитать.

- А примула? - тихонько спросила у меня Олеся, поняв, что даже заочную хозяйку я этому цветку не искала.

- Я её для вас приберегла,- так же негромко ответила девочке, вызвав радостные вопли и прыжки обеих сестёр.

Раздав горшки с цветами и пообещав в течение дня разнести розовые кусты новым хозяйкам и лично приживить каждый на новом месте, я собралась обратно. Большинство девушек остались на площадке - было время прогулки,- но Рита Барсова, та, что с розовым куэльдом, спросила, нельзя ли посадить ей розу прямо сейчас. Её сынишка был ещё совсем крохой и спал в коляске, поэтому находиться на площадке во время прогулки ей было совершенно не обязательно.

Близняшки остались играть с подружками, а мы пошли к нам домой. Дорогой Рита рассказала, что её муж Артём по первому, а значит, самому сильному дару - маг воды и работает в команде, которая следит, чтобы не было засух и наводнений или каких-то других катаклизмов, связанных с водой. И самая напряжённая работа у них весной и в конце лета, а сейчас затишек, и он часто бывает дома. Как я поняла из её рассказа, эта команда, по сути, словно пожарники или аварийщики, у них нет нормированного рабочего дня, их вызывают, когда появляется проблема, и они работают, пока её не устранят.

Рассказала Рита и о сынишке Денисе, которому вот-вот должно было исполниться три месяца. И хотя она буквально светилась, говоря о муже и сыне, и было видно, что она их очень любит, но заваливать меня подробностями того, как её малыш ест, спит, зевает и какает, Рита не стала. Было видно, что мать она любящая, но вполне адекватная.

А по пути к её дому мы вообще разговаривали о растениях. Я открыла «секрет», почему растения под моим присмотром не болеют. Всё просто - я приказывала им не болеть, стать невосприимчивыми к разным цветочным или овощным вирусам и прочим болячкам. В самих этих болезнях я ничего не понимала, знала названия и признаки некоторых, не более, потому и хотела учиться. Наверное, моё «лечение» было сродни дару Людмилы, просто направленное не на людей, а на растения. Я пообещала Рите, что конкретно эта, выбранная ею розочка болеть не будет никогда.

Дом Риты находился на соседней улице, и мимо него мне прежде проходить не доводилось, иначе я бы его запомнила. В посёлки все дома и участки оформлялись профессиональным дизайнером, но Ритин двор отличался от остальных. Он выглядел каким-то удивительным, сказочно-игрушечным, что ли. Никаких строгих линий, прямых углов, симметрии, всё плавное, изящное и удивительно красивое.

Единственное, что слегка нарушало гармонию - растения. Они были высажены в нужных местах, и зацвети все вместе, эффект получился бы просто волшебный. Но, к сожалению, цветы распускались вразнобой, может, через пару недель и получится задуманная картинка, но не сейчас. Впрочем, почему не сейчас? Я обвела взглядом участок, командуя растениям - и вот перед нами сказочный пейзаж, хоть сейчас для модного журнала снимай.

- Ох! Ты просто волшебница! - воскликнула Рита.

- Волшебник - тот, кто это сделал,- поправила я.- Кто вам здесь такую красоту создал?

- Это всё Артём,- девушка скромно опустила глаза.- То есть, я придумала, а Артём сделал для меня.

- Ты придумала? - я новыми глазами посмотрела на эту скромную девушку, всегда держащуюся в тени.- Да у тебя талант!

- Наверное,- она пожала плечами.- Только знаний не хватает. Я читала, что нашла, но сама видишь,- Рита обвела рукой участок, словно напоминая, как тут всё выглядело с неравномерно цветущими растениями.- Я думала, что буду учиться, но...

Вот тебе и «это их выбор», «они сами не хотели учиться дальше», «никто не заставляет». И вот передо мной стоит та, которая хотела учиться, но вместо этого вышла замуж и родила ребёнка.

- Тебе не разрешили учиться дальше? На кого ты хотела?

- На ландшафтного дизайнера. И нет, никто мне не запрещал, что ты! Никто и не знал, я никому не говорила.

- Почему?

- А кому? Знаешь, я ведь и правда «убогая» - мой куэльд до шестнадцати лет оставался белым, представляешь? Я была уверена, что меня просто никто не захочет в жёны взять.

- Сама уверилась или помог кто?

- Какая разница? - Рита дёрнула плечом, и я сразу поняла, что да, кое-кто помог, внушил девочке эту мысль. И я даже догадываюсь, кто именно.- В общем, я подумала, что брак мне не светит, во всяком случае - в ближайшие годы. Вот и решила пойти учиться. Мне с детства нравилось планировать клумбы, сады и всё такое. И я захотела пойти на ландшафтного дизайнера. Конечно, у меня ни дара земли, ни растений, даже воды нет, мой воздух для этого практически бесполезен, батарейка - тем более...

- Батарейка? - не удержавшись, перебила я.

- Я могу передавать свою силу кому-то другому, по желанию. Только мне и передавать-то почти нечего, самой еле хватает, совершенно бесполезный дар.

Я вспомнила, как Ростислав и Геннадий Владимирович «подзаряжали» меня, когда я совсем без сил оказывалась, и поняла, что они оба - тоже «батарейки».

- И почему ты передумала?

- Я встретила Артёма. Даже не знаю, что он во мне увидел, мог ведь выбрать любую,- Рита махнула рукой куда-то в сторону детской площадки, видимо, подразумевая остальных девушек,- а выбрал почему-то меня. Совершенно невзрачную и с розовым куэльдом. Он считает меня красивой, представляешь?

Я более внимательно посмотрела на «невзрачную» девушку и, кажется, поняла, что же увидел в ней этот незнакомый мне Артём. Рита была красива. Очень красива. Просто её тихая красота терялась на фоне ярких и уверенных в себе девушек, словно садовая фиалка среди роз. Рита была худенькой и изящной, словно хрупкая фарфоровая статуэтка, лицо, про которое в книгах говорят «сердечком», большие голубые глаза, тонкие черты лица. Сказочная феечка.

Может, потому Полина и пыталась вызвать в ней комплекс неполноценности, вполне успешно, кстати, что разглядела эту тихую красоту и испугалась конкуренции? Ведь, по мнению Полины, только она, как племянница правителя и обладательница самого высокого уровня магии среди сверстниц, могла быть и самой красивой тоже. Хорошо, что муж Риты всё же разглядел её.

- Представляю. Но всё же жаль, что ты не пошла учиться.

- Нет, не жаль. Тогда бы у меня не было ни Артёма, ни Дениски,- Рита что-то поправила у малыша в одежде, склонившись над коляской. Её глаза при этом сияли такой любовью, что я ни на секунду не усомнилась - она и правда счастлива подобной заменой.- Просто порой жаль, что знаний не хватает. Если бы можно было совместить...

- Так есть же курсы всякие. И удалённые тоже. Попробуй. И расскажи о своём желании мужу, думаю, он сможет тебе помочь. Хотя бы курсы подобрать.

Мне почему-то казалось, что так и будет. Если уж этот маг затратил столько труда просто чтобы порадовать жену, то вряд ли будет против, если она запишется на какие-нибудь онлайн-курсы по ландшафтному дизайну.

Пока я высаживала розовый куст на выбранном Ритой месте, мы болтали обо всём и ни о чём. Уходя домой, я поняла, что подруга у меня здесь всё же появилась.

А дома меня ждал Ростислав. Услышав, что я зашла в дом, он выглянул из кабинета.

- Я так понимаю - все цветы ты пристроила?

- Да. Оставшиеся разнесу после обеда.

- Есть планы на время до него? Просто, боюсь, сегодня у нас режим совершенно сбился, обед будет позже обычного. Поэтому пара часов у тебя точно есть.

- Я бы хотела позаниматься. Телепортацией. Можно?

- Можно,- мужчина вышел из кабинета и направился ко мне.- Но я тебя уже предупредил - многого пока не жди.

- Не буду. Но попробовать всё равно очень хочется.

Урок снова проходил на газоне возле дома. Создавать портал я научилась довольно быстро, но вот беда - совсем ненадолго и в пределах метра, может, полутора, не дальше. Но, по словам Ростислава, дальность будет постепенно расти, это дело времени, а основное - открыть и удерживать портал,- я освоила довольно быстро.

Это было волшебнее всего, что я делала прежде. И видела тоже. Раньше я могла видеть лишь вход в портал или выход из него, если оглядывалась, а теперь - оба конца «тоннеля» сразу. Это было красиво! И забавно - делать один шаг и оказываться в метре от того места, где стояла. И пусть обычный портал для меня уже стал чем-то привычным, тот, что я делала своими руками - ну, не руками, а магией, но сама же! - казался мне чудом.

Два часа тренировок пролетели для меня как миг, и к их концу я уже могла удерживать портал открытым по три-четыре секунды. У опытных магов-портальщиков он держится столько, сколько им нужно и закрывается по команде, этому Ростислав обещал научить меня со временем, когда появится такая необходимость. Стационарные порталы держатся ровно тридцать секунд, так они запрограммированы. Ну а мои лопались очень быстро, словно мыльные пузыри.

К концу тренировки примчались оголодавшие близнецы, и мы веселились уже втроём. Девочки прыгали сквозь открываемые мной порталы, то обе в одну сторону, то навстречу друг другу - и это тоже чем-то напоминало фантастический фильм.

Такие забавы меня поначалу пугали, я боялась, что схлопнувшийся портал как-то может повредить девочкам. Но Ростислав меня успокоил.

- Портал - это та же дверь, перемещение происходит одномоментно. Если человек заходит сквозь открытую дверь - он же не может не выйти с другой стороны, верно? То же и с порталом. Он либо пропускает, либо нет.

- Но если человек застыл в дверном проёме, его может прищемить дверью,- напомнила я.

- Дверью - да. А портал такого застывшего просто выпихнет, прежде чем схлопнуться. В зависимости от того, с какой стороны окажется большая часть тела, там оно, это тело, и окажется целиком. Создай ещё один портал, и всё увидишь.

И он смело шагнул одной ногой в новый портал, оставшись стоять на месте, двумя половинами в метре друг от друга. Близняшки вбежали в пространство между порталами, пытаясь разглядеть их «с изнанки», но печально сообщили, что там вообще ничего не видно, ни портала, ни половинок Ростислава. А я мысленно отсчитывала секунды и старалась не паниковать, глядя на совершенно спокойное лицо мага. Наверное, он знает, что делает, раз так спокоен.

Четыре секунды - и вот вместо двух половинок передо мной стоит совершенно целый правитель. Слева, там, где прежде кроме половины тела находилась ещё и его голова.

После этого началось настоящее веселье. Поняв, что никакой опасности нет, близняшки разыгрались вовсю. Девочки высовывались в портал - и можно было увидеть половину тела на одном месте, а другую - в нескольких шагах от него. Потом стали заходить в порталы с двух сторон, застывая на месте и создавая каких-то нереальных сиамских близнецов. А иногда специально задерживались «на пороге», дожидаясь, когда портал схлопнется, и гадая, с какой стороны от него окажутся.

А Ростислав снимал всё это на камеру.

- На память потомкам,- пояснил он.- Твои первые порталы. В школе магии все тренировки записываются, а выпускникам дарят смонтированный фильм, где видно, как растёт их умение с первых неумелых шагов до настоящего мастерства.

- А нас тоже папа снимал! - воскликнула Алиса.- Ну, папа Витя. Как мы ползать учимся. И ходить.

- И на велосипеде кататься,- улыбнулась я, потому что, мои родители тоже нас часто снимали. Кроме моих занятий магией, это было негласным табу.

- И плавать,- подхватила Олеся.- Только где сейчас те видео...

- Он их ВКонтакте выкладывал. Помнишь, нам показывал? Нужно найти его страничку и посмотреть.

- Мы же там не зарегистрированные.

- Зарегистрируемся! Пойдём скорее, до обеда как раз успеем! - и, схватив сестру за руку, Алиса утащила её в дом.

- Нужно будет снять их занятия с огнём. Вот будете заниматься, я и сниму,- предложила Ростиславу, который с доброй улыбкой смотрел вслед дочерям.

Тем более что новый смартфон всё равно осваивать нужно. И, наверное, носить с собой. Конечно, пока я могу создать портал длинной лишь в пару шагов, да и захожу в него вполне сознательно, но учитывая случившееся вчера, лучше перестраховаться.

- Хорошая идея,- кивнул правитель.- Пойдём, выберем, что заказать на обед.

И, приобняв меня за плечи, повёл в дом. И мне это понравилось. Рука мужчины лежала на моём плече так, словно это было нормально и правильно, и так же правильно я её там воспринимала. Я вдруг поняла, что мне нравится, когда Ростислав ко мне прикасается. Вот нравится, и всё. Поэтому я шла, делая вид, что ничего необычного в этом нет, и даже слегка расстроилась, когда, войдя в дом, он руку убрал.

- А когда я смогу перемещаться домой? - я решила завести нейтральный разговор, пока мужчина открывал на своём планшете сайт доставки.

- Года через два, возможно, через полтора,- что-то прикинув в уме, огорчил он меня.

- Так долго!? У меня же шестой уровень и полные канистры силы!

- Не полные, вчерашний прыжок заметно твою силу подъел, впрочем, к утру уже восстановишься полностью. Пойми, Вика,- Ростислав подошёл и вложил мне в руки планшет, предлагая выбрать,- любому дару нужно время, чтобы развиться и вырасти. Помнишь, я уже упоминал, что мой последний дар слабее, чем такой же у Ольги, хотя у неё первый уровень, а у меня девятый. И если тебя это утешит... Портальный дар у меня появился при третьем уровне, и мне понадобилось несколько месяцев, чтобы достичь того, что ты можешь уже сейчас.

- Утешит, наверное,- вздохнула я. Да, было приятно это слышать, но что толку радоваться, если того, что мне от этого дара нужно, ждать ещё годы. Впрочем, ещё сутки назад я могла лишь мечтать о таком даре, а теперь он у меня есть. Значит, повод для радости всё-таки имеется.

За обедом довольные девочки демонстрировали нам найденные видео о своём раннем детстве. Учитывая, что они близняшки, это было не только памятно, но и забавно тоже. Два совершенно одинаковых человечка, мажущих друг друга кашей, синхронно шлёпающихся на попки или же, наоборот, мешающих друг другу что-то делать, не могли не вызвать улыбку.

В общем, обед прошёл весело. Даже Ростислав улыбался, наверное, больше, чем за все те почти две недели, что я его знала. Он сегодня был вообще какой-то другой. Более расслабленный, что ли, словно прежде постоянно был в напряжении, хотя старался этого не показывать. А сегодня это напряжение куда-то ушло.

И таким он мне нравился ещё больше.

Узнав, что уроки сегодня отменяются, близняшки с криками радости ускакали куда-то по своим делам. Они обожали занятия с отцом, но ни один ребёнок не останется равнодушным, если уроки, пусть и любимые, вдруг отменят на денёк. Ростислав обещал им сводить нас всех на реку - одних близняшек туда не пускали, хотя они и плавали как рыбки,- после того, как я разнесу розы тем, кому пообещала. Кстати, примула с подоконника уже исчезла, даже делить не пришлось.

Рассаживая розовые кусты на новые места, я расспрашивала их теперешних хозяек о том, о сём, как бы невзначай подводя к нужной мне теме, и выяснила, что никто из опрошенных, кроме Риты, никогда не хотел учиться дальше, после того, как окончит школу магии. Каждая считала своей обязанностью, причём обязанностью приятной, подарить магическому сообществу как можно больше дочерей, а любимым мужьям - долгожданных сыновей-наследников. И все были счастливы.

Собственно, Рита тоже была счастлива, обучение стало бы лишь дополнением к её теперешнему счастью, но никак не заменой. Кто знает, не уверься она в том, что не представляет для мужчин-магов интереса в качестве жены, может, и не появилась бы у неё мечта об образовании, о которой она даже никому не говорила, кроме меня. Прав был Ростислав - это был выбор самих девушек, к которому их аккуратно подвели, но ни в коем случае не принуждали.

Пристроив «в добрые руки» последний куст, я с чувством выполненного долга возвращалась домой, предвкушая поход на речку и, что уж греха таить, зрелища Ростислава в плавках. Было немного стыдно от таких мыслей, но в то же время где-то под ложечкой всё сладко сжималось. Я шла, раздумывая, нормально ли, что всё так изменилось после всего одного поцелуя, когда меня окликнули.

- Вика! А я к тебе хотела идти!

- Что-то случилось? - оглянувшись, я увидела Риту, впервые на моей памяти без коляски.- А где Дениска.

- Он с Артёмом,- подойдя ко мне, Рита смотрела сияющими глазами, широко улыбаясь.- Вика, я учиться буду!

- На онлайн-курсах?

- Нет! В академии, представляешь?! В общем, я рассказала всё Артёму, что учиться хочу, как ты и сказала.

- А он?

- А он расстроился.

- Оттого, что ты хочешь учиться? - не поняла я.

- Нет, оттого, что я ему раньше ничего не говорила. Оттого, что скрыла от него то, о чём мечтаю. В общем, с сентября я пойду учиться. На первый курс Тимирязевской академии, представляешь?! На ландшафтное проектирование. Артём сказал, что всё устроит.

- Ого! Я тоже в Тимирязевке учиться буду! - вот здесь я и правда обрадовалась.- Но... у тебя же ребёнок грудной. Как же ты? На заочное?

- Нет! На очное! Артём с сентября декретный отпуск возьмёт! Сам с Дениской сидеть будет. И приносить мне, чтобы покормила. Или я сцеживать молоко буду. А может, у меня молока к тому времени уже не будет. В общем, ещё же почти два месяца, тогда и решим, зачем заранее загадывать?

- А твой муж справится с младенцем? - как-то не верилось мне в такое. Одно дело - посидеть с малышом немного, поиграть, и совсем другое - остаться с ним минимум на полдня в одиночку. Кормить, памперсы менять, с капризами справляться, да мало ли. Не верилось мне, что мужчины в принципе на такие подвиги способны.

- Справится,- а вот Рита в способностях своего мужа была абсолютно уверена.- Ты не представляешь, какой Артём замечательный отец. Когда дома - малыша с рук не спускает. И купает сам, и подгузники меняет, и по ночам к нему встаёт, если тот плачет. Когда у маленького колики были - по полночи с ним на руках ходил. А мне говорил - спи, ты за день устаёшь с ребёнком, тебе высыпаться нужно, чтобы молоко не пропало. Уйдёт в другую комнату, чтобы мне не слышно было, и ходит там, укачивает. А ему утром на работу. Я говорила - давай по очереди, а он - я мужчина, я сильнее, я справлюсь, а ты спи. Так что справится, я точно знаю.

- Золотой у тебя муж,- улыбнулась я нарисованной картине.

- Самый лучший,- просияла Рита.- Потому и люблю. А ещё он сказал, что пока учиться не закончу, других детей заводить не будем. Успеем ещё. Времени для детей у нас впереди много, а учиться нужно, пока желание есть. В общем, я спасибо тебе сказать хотела.

- За что?

- Если бы ты не посоветовала с мужем поговорить, я бы и дальше молчала. Думала, раз уж я теперь замужем и с ребёнком - какая тут учёба? Даже и не мечтала уже. Оказывается - зря.

- Я рада. Правда, очень рада. Будем вместе в академию ездить. Или ходить... Или... я не знаю даже,- захихикала, потому что и правда, не задумывалась, как буду добираться до места учёбы. Это почему-то казалось таким далёким. Наверное, потому, что жизнь в посёлке была слишком насыщенной событиями, а сколько ещё всего произойдёт до осени! О том, что я могла бы в общежитии жить, почему-то не подумала. Как-то я очень быстро успела прижиться здесь, в посёлке магов.

- До ЦУМа стационарным порталом, а там можно на машине,- Рита как раз-таки всё уже узнала.- При ЦУМе всегда дежурят машины - что-то вроде такси, только бесплатные, для магов. То есть, не бесплатно, просто их сам ЦУМ оплачивает. Довезут и заберут. Жаль, у Артёма нет портального дара, а то бы мог отправлять меня прямо к воротам академии.

- У Ростислава есть. И... у меня тоже. Правда, пока в зародыше, но...

И я рассказала, что уже умею делать. И что длина моих порталов будет постепенно расти. А если на восемьсот с лишним километров я смогу прыгать через полтора, пусть даже два года, то на несколько километров, возможно, уже к осени. И нам вообще не понадобится машина, будем перемещаться от ЦУМа до академии и обратно моим собственным порталом. А потом вообще сразу от посёлка.

Всё же здорово, что мы с Ритой будем учиться в одном учебном заведении. И что она вообще сможет осуществить свою мечту. И что у меня определённо появилась подруга, с которой я смогу говорить не только о детях.

- Знаешь, из нас вышла бы отличная команда,- сказала я, уже подходя к своему участку, Рита решила меня проводить.- Ты придумываешь, я выращиваю.

- Ты права, мы бы идеально дополняли друг друга. Может, как-нибудь попробуем? Здесь много ничьих участков, на которых разбиты такие скучные стандартные сады.

- Отличная идея. Я люблю возиться с растениями, а в последнее время как-то не особо удаётся создать что-нибудь полезное. То занятия, то что-то происходит. Но я обязательно выберу время.

Мы договорились, что Рита подберёт подходящий участок и начнёт создавать эскиз, а там уже и я присоединюсь. Расстались мы очень довольные друг другом, а впереди меня ждал поход на речку и... Ростислав в плавках.

Кажется, моя жизнь заиграла совершенно новыми, но определённо счастливыми красками.

Глава 25

Жуки

День тринадцатый. Пятница

Сегодняшний поход на реку мало чем отличался от тех, что были в прошлые дни. Как и прежде, сначала Ростислав немного позанимался с близняшками - они сами попросили, хотя сегодня и был объявлен «выходной». А я, вместо того, чтобы привычно «играть» с растениями на лугу - наигралась уже сегодня, да и лично я от выходного отказываться не собиралась,- снимала их занятие на свой новенький смартфон. Близняшки показали мне, куда нажимать, это оказалось гораздо проще, чем на моём старом телефоне, но звонить я всё равно решила пока с него, привыкла уже. А там видно будет.

И хорошо, что снимала - именно сегодня Олесе удалось вызвать на своей ладони... нет, не огонёк, скорее крупную искру, и всего на пару секунд, но это определённо была веха, новая ступень, и теперь она навеки запечатлена для потомков.

Но как-то так получалось, что Ростислав попадал в кадр едва ли не чаще близняшек. Я малодушно объясняла это себе тем, что запечатлеваю для потомков, какой он хороший отец и учитель. Как спокойно объясняет что-то девочкам по восемнадцатому разу - лично я взбесилась бы уже на восьмом,- как подбадривает и хвалит за успехи и ободряет при неудачах, как искренне радуется «прорыву» Олеси, конечно, не прыжками и визгом, как Алиса, но его широкая, радостная улыбка дорогого стоила. В общем, мысленно я озвучила много причин, кроме той, что теперь смогу потихоньку пересматривать это видео и любоваться тем, какая у Ростислава шикарная фигура.

Это смущало, я сама себя не понимала. Даже когда я считала себя влюблённой в Арсения, мне никогда не хотелось увидеть его без одежды. То есть, его обтягивающие футболки без рукавов мало что скрывали, и тело у него было достаточно привлекательным, но даже тогда я замечала, что правителю он всё же уступает. И мне не было интересно увидеть Арсения без брюк.

А на Ростислава смотреть хотелось. Я была благодарна реке, протекающей прямо «на задах» посёлка, да и бассейну тоже, за возможность регулярно любоваться подобным зрелищем. Хотя старалась совсем уж откровенно не пялиться. Неправильно это всё. Ненормально! Вот так, сразу, поворот на сто восемьдесят градусов. Но ничего с этим внезапно проснувшимся интересом я поделать уже не могла. Да и не хотела.

Когда мы возвращались домой, как обычно, мы с Ростиславом вместе, близняшки - бегая вокруг нас или убегая вперёд и возвращаясь, правитель предложил мне попробовать кое-что новое. Пока мы были довольно далеко от дома и даже не видели его за чужими коттеджами, он велел мне закрыть глаза, мысленно представить какую-нибудь часть двора - ту, которую знаю лучше всего,- и вырастить на ней любое растение, хоть одуванчик, хоть лебеду.

Сначала я не поверила, что такое возможно, но Ростислав мне напомнил, что клубни и семена растений я в земле тоже не вижу, и разница лишь в расстоянии и приложенной силе. А поскольку на данный момент моя сила восстановилась полностью, заполнив все «канистры», то я вполне могу попробовать.

Я попробовала. Сначала немного отвлекала рука мужчины, которой он приобнял меня, чтобы я не споткнулась, но потом удалось сосредоточиться, и я чётко себе представила маленькую клумбу с лилиями и один из цветов - крайний, угловой, в котором распустился пока лишь один бутон из пяти. Я представила, как ещё два бутона наливаются белым цветом, набухают, раскрываются, демонстрируя розовую серединку и бордовые «веснушки» на белых, волнистых краях. Увидеть, что получилось, я смогу лишь через несколько минут, но почему-то мне показалось, что эксперимент удался.

Раззадорившись, я так же мысленно спустилась под землю, к луковице, прекрасно зная, что возле её макушки ждут своего часа крошечные «детки». Велев одному из них пуститься в рост, я ясно представила, как возле старой луковицы вырастет новая, даёт росток, который становится всё выше и крепче, отращивает три бутона - для молодого растения этого довольно,- и как верхний бутон распускается в красивую лилию.

-Думаю, достаточно,- голос Ростислава вернул меня обратно, из моих... не скажу, чтобы грёз, но погрузилась я в своё занятие очень глубоко. Открыв глаза, обнаружила, что мы идём уже по нашей улице, а я даже не заметила, когда мы свернули.

- Сейчас узнаем, что у тебя получилось. Но постарайся не злоупотреблять подобным умением.

- Почему?

- Слишком энергозатратно. Используется только в крайних случаях. Вряд ли тебе когда-нибудь пригодится, по крайней мере

- с растениями. А вот с водой - вполне.

- А как?

- Потушить что-нибудь. Охладить. Например, ты разговариваешь по скайпу с подругой, и видишь, как у неё за спиной от зажжённой свечи загорелась занавеска.

- А что свеча делает возле занавески?

- Я привожу абстрактный пример, но, допустим, она хотела создать романтическую обстановку, а кот смахнул со стола зажжённую свечу. Вот ты видишь совсем маленький огонь. Ты могла бы сказать об этом подруге, но пока она сообразит, что делать, пока в панике будет метаться в поисках воды, или побежит пожарных вызывать, может случиться беда. Или же ты сможешь залить этот огонь водой из аквариума, который стоит рядом.

- Не проще ли воспользоваться своим даром огня?

- Нет. Будь ты рядом - затушила бы его без проблем своей магией. Но ты далеко, и твоего дара огня может не хватить. Зато приказать это сделать воде ты вполне в силах. Правда, взять под контроль несколько литров воды на расстоянии это примерно так же трудозатратно, как бассейн, когда стоишь рядом. Но справиться с бассейном ты уже можешь.

- Значит, так можно и пожары тушить?

- И пожары тушить, и смерчи успокаивать, и людей лечить. Если нет телепорта или другой возможности быстро добраться до места, но есть визуальная связь, или же место отлично знакомо - удалённое вмешательство способно выручить.

В этот момент мы дошли до калитки, и Ростислав пропустил меня вперёд, убрав руку с моей талии. На мгновение я почувствовала разочарование от этого, но потом любопытство победило. Добежав до нужной клумбы, я увидела в уголке два стебля с четырьмя распустившимися лилиями в сумме. Там, где утром был один стебель с одним цветком. Получилось! У меня получилось!

Хваля за успех, Ростислав легонько погладил меня по щеке костяшками пальцев. Прикосновение было совсем лёгким, но заставило сладко сжаться что-то у меня под ложечкой. Да что со мной такое?

После ужина я залезла в соцсети, поболтать с родными. И вышла оттуда огорчённая. Серёжка проболтался, что на всходы молодой картошки второго урожая напал колорадский жук - где-то по соседству массово травили эту пакость, и все выжившие жуки улетели на наши поля и уже успели не только яйца отложить, но и личинок вывести. То есть, личинки вывелись сами, конечно, и уже нанесли заметный урон - кустики-то ещё совсем маленькие.

И если срочно не принять меры - можно потерять почти весь урожай. А у нас на ферме мало того, что инсектицидов нет вообще никаких, закупать нужно, так ещё и опрыскивающая установка, как оказалось, из строя вышла от старости, ею же лет десять уже не пользовались.

Обычно я просто приказывала молодым росткам картошки стать несъедобными для жуков и прочих вредителей. И что такое опрыскивать от вредителей, на нашей ферме уже забыли. А теперь пришлось срочно вспоминать. А опрыскиватель за полчаса не починишь - нужно в мастерскую везти, так ещё и деталей нужных может не оказаться, придётся ждать. Скорее всего, придётся покупать новый, а это непредусмотренные затраты. На мой вопрос, почему мне мама ничего не сказала, брат ответил, что она не хотела меня расстраивать, зная, что я ничем помочь не смогу.

Кое-чем я помочь всё же могла. Позвонив дяде Коле, велела взять деньги из тех, что откладывались на моё обучение, и купить новый опрыскиватель. Я буду учиться бесплатно - или моё обучение оплатит Ростислав,- но, в любом случае, моим родным на это тратиться будет не нужно. Дядя Коля поблагодарил, но сказал, что деньги и так нашли, новый опрыскиватель заказали, но прибудет он через неделю, не раньше. Остаётся надеяться, что за эту неделю жук не сожрёт всю ботву.

Закончив разговор, я спустилась на первый этаж, зная, что Ростислав всё свободное от моего обучения время проводит в кабинете. Там он и оказался. Заглянув в как всегда открытую нараспашку дверь, я решила не ходить вокруг да около.

- Можно мне навестить родителей?

- Нет,- спокойно ответил Ростислав, не отрывая взгляда от трёх мониторов, установленных на его столе.

- Почему? - что, вот просто «нет» и всё?

- Мы это уже обсуждали,- правитель, вздохнув, всё же взглянул на меня.- Эти люди - не твои родители.

- Но я всё равно их люблю!

- Люби. Этого тебе никто не запрещает. Общайся - есть телефон, скайп, мессенджеры. Но обратно на ферму ты не вернёшься. Это было условием того, что твои похитители останутся на свободе.

- Я обещала не сбегать и вести себя хорошо. Я и не сбегаю. Ну, сознательно,- вспомнив своё путешествие в тайгу, поправилась я.- И сейчас прошу лишь дать мне возможность увидеться с близкими. Ненадолго. На полчасика всего. Просто маму обнять. Вы и не заметите, что меня не будет. Просто откройте мне портал туда, и всё. А чуть позже заберёте. Что в этом плохого?

- Почему именно сейчас? - Ростислав повернулся ко мне всем телом и внимательно вгляделся в глаза, словно пытаясь мои мысли прочесть. Я знала, что он этого не может, а если бы и мог - такое запрещено в отношении магов, но всё равно стало не по себе.- Ещё час назад ты была вполне довольна жизнью и довольствовалась общением с этими людьми на расстоянии. Почему вдруг сейчас, на ночь глядя, тебе вдруг понадобилась личная встреча? Что случилось?

- На ферме... проблема возникла,- пришлось признаться, потому что мой опекун был прав - мне действительно хватало виртуального общения, и прежде я не заговаривала о своём посещении фермы, лишь мечтала научиться перемещаться туда самостоятельно.- Я могу её решить. Это не сложно совсем. Мне нужно минут пятнадцать всего - просто дать картошке приказ, и...

- Нет,- оборвал мой торопливый лепет Ростислав.

- Но почему? - кажется, наш диалог вышел на второй круг.- Я нужна там.

- Нет,- голос мужчины прозвучал ещё твёрже.- Ферма - это уже не твоя забота. Твои родственники - взрослые люди и должны сами справляться со своими проблемами. Ты им больше не рабыня.

- Какая рабыня?! Меня же никто не заставляет, я сама.

- Заставить можно по-разному. Например, манипулируя привязанностью или чувством долга. Но это их ответственность, а не твоя.

- Но...

- Нет, Виктория. Хватит того, что тебя более десяти лет эксплуатировали. Больше такое не повторится никогда.

Я поняла, что своего решения Ростислав не изменит. Он ведь на полном серьёзе считал, что меня и правда эксплуатировали. Глупость какая! Я сама болела душой за ферму, которая была моим домом. И была рада внести свой вклад в её процветание. Но переубедить правителя мне не удастся. Он всё для себя решил.

- Спокойной ночи,- пробормотала я, потом развернулась и поплелась в свою комнату. Но возле лестницы меня остановили руки, которые легли на мои плечи.

- Не обижайся, Вика,- меня развернули, чтобы смотреть в глаза.- Ты сейчас просто не понимаешь, насколько неправильно проходило твоё детство. Со временем ты это поймёшь. А пока я буду принимать решения, которые покажутся тебе неправильными, но поверь - это лишь ради твоей пользы. Спокойной ночи.

Лёгкий поцелуй коснулся моих обиженно поджатых губ, потом меня снова развернули и легонько подтолкнули в сторону лестницы. И я послушно потопала к себе, будучи в лёгком трансе от этого, совсем мимолётного поцелуя. Значит, то, что было прошлой ночью - это не случайный единичный эпизод? И есть вероятность снова получить поцелуй, причём более... настоящий, чем это лёгкое прикосновение губ?

Я даже не сразу поняла, что улыбаюсь. Но когда зашла в свою комнату, улыбка растаяла - я снова вспомнила, что проблема осталась не решённой.

Не зная, куда себя деть, походила кругами по комнате, потом загрузила всё снятое сегодня в компьютер, пересмотрела некоторые моменты с Ростиславом. Потом, плюхнувшись на неразобранную кровать, посмаковала воспоминания о том, как его рука приобняла меня на обратном пути. И пусть даже это было сделано лишь для того, чтобы я не споткнулась, идя с закрытыми глазами, это всё равно было так...

Стоп!

Я ракетой взлетела с кровати, мечтательно-расслабленного состояния как не бывало. Причинно-следственная связь красной нитью пульсировала перед моим мысленным взором. Рука Ростислава на талии - мои закрытые глаза - выращенная на расстоянии лилия. И тут же - другая цепочка: жуки на картофельном поле - невозможность оказаться рядом - возможность магичить на расстоянии. Нужно видеть это место или очень хорошо знать его. А уж нашу-то ферму я знала, как свои... двадцать пальцев.

Схватила телефон, набрала Серёжку. Игнорируя недовольное ворчание на тему, что он там сейчас ну очень сложный уровень проходит, а я мешаю, сказала фразу, которую не использовала уже более пяти лет

- Код «Радуга», курсант. Слушай мою команду.

- Слушаю, прапор,- тут же откликнулся брат. Всё его недовольство и расслабленность как корова слизала.

- Бери мощный фонарик и дуй на велосипеде к ближайшему картофельному полю. Телефон не забудь. Будешь на месте - кинь дозвон. Перезвоню, у меня безлимит.