Book: Ник и Глиммунг



Ник и Глиммунг

Филип К. Дик

Ник и Глиммунг

Глава 1

Ник точно знал, почему его семья улетает с Земли жить в колонии на другой планете. Все из-за него и его кота Горация. С 1992 года владеть домашними животными любого вида стало незаконно. На самом деле Гораций был вне закона, даже если им никто не владел.

Гораций жил у Ника уже два месяца, но его получалось прятать в квартире, подальше от чужих глаз. Но вот однажды утром Гораций вылез в открытое окно, слонялся и игрался на заднем дворе – общем для всего дома. Кто-то – какой-то сосед – заметил Горация и вызвал антизверятника.

– Я тебе говорил, что будет, если Гораций покажется на улице, – сказал папа Ника, когда они вместе поймали кота и вернули невредимым в квартиру.

– Но ведь теперь все хорошо. Мы его нашли, – сказал Ник. Он никак не мог отдышаться после погони за Горацием. Кот же казался спокойным и ничуточки не уставшим; уселся на своем привычном месте перед обогревателем, начал вылизываться.

– Ничего хорошего, – сказал отец Ника. Он, как обычно, волновался. – Антизверятник придет в следующие сорок восемь часов. Нас не только заставят заплатить штраф – он заберет Горация.

Мать Ника нервно спросила:

– А штраф очень большой, Пит?

– Да черт бы с ним, со штрафом, – сказал папа. – Я больше переживаю из-за Горация. Нельзя забирать питомца у ребенка и вообще забирать питомцев. Я понимаю, что в наши дни еды мало. Я знаю, почему одобрили закон против домашних животных. Но разве кот так уж много ест?

– Это закон, – напомнила мать. – Закон надо соблюдать, нравится он или нет.

– Можно улететь с Земли, – сказал отец. – Отправиться туда, где разрешено иметь домашних животных. И не только котов – можно завести овец, коров и куриц, кого только захотим.

Когда Ник это услышал, его охватило странное чувство, потому что по тону отца он понял: тот не шутит. Отец действительно думал о том, чтобы улететь с Земли, как думал не раз за последние два года.

Уже давно Земля страдала от ужасного перенаселения. Сейчас на ней обитало слишком много людей – все больше и больше с каждым годом. Теперь никто не жил в отдельном доме; это, как и домашние животные, тоже стало незаконно. Здесь, в Сан-Франциско, и вообще везде люди жили в гигантских многоквартирных башнях, которые росли этаж за этажом и даже опускались под землю, где селились самые бедные семьи. Чем больше становилось людей, тем меньше становилось еды; потому и ввели новый закон против домашних животных, потому и приходил страшный антизверятник. С тех пор как Ник нашел Горация, он страшился дня, когда к ним наведается антизверятник. Отец часто говорил, что это только вопрос времени. Рано или поздно антизверятник находил всех животных – находил и забирал.

Неизвестно, что он делал с животными потом.

– Я увезу Горация подальше отсюда, – предложил Ник. – Найду, кому передать. Когда антизверятник придет, Горация уже не будет.

– Ты что, не хочешь улететь с Земли? – спросил отец. – И жить на планете, где можно иметь столько животных, сколько захочешь?

– Не знаю, – сказал Ник. Ему было страшновато. Улетать так далеко от дома… В дикие края с лесами и странными созданиями. Новый мир, другая жизнь – причем, как все говорили, жизнь очень тяжелая.

Может, спросить учительницу, рассуждал Ник про себя. Мисс Джут подскажет, что делать.

– Если ты сам не хочешь лететь на другую планету, заставлять я тебя не буду, – сказал отец. – Это добровольное решение; ты, я, твоя мать – мы должны согласиться все втроем. Надо все обсудить и учесть до мелочей. Например, придется подумать, как ты будешь без школы.

– Все это очень интересно, – нервно сказала мать Ника.

* * *

На следующее утро, пока Ник добирался общественным ховеркаром до школы, он спланировал, что сказать.

Раз уж антизверятник знает про Горация, в классе можно говорить открыто. Скрывать секрет больше необязательно. Что скажет мисс Джут? В конце концов, они с папой нарушили закон. Но у Ника было ощущение, что мисс Джут любит животных.

– Доброе утро, класс, – сказала мисс Джут – или вернее, ее изображение на большом телеэкране перед кабинетом. У мисс Джут, как и у остальных учителей, было слишком много классов. Она не могла прийти во все лично. Так что она общалась со всеми учениками во всех классах с помощью телевизора. В одном только классе Ника было шестьдесят пять учеников, а мисс Джут (как она им говорила) преподавала еще в девяти. Так что в общем мисс Джут вела где-то шестьсот детей. Тем не менее помнила она каждого. По крайней мере, такое впечатление было у Ника. Когда она говорила с ним с большого телеэкрана, казалось, что она и видит, и слышит именно его. По всем ощущениям мисс Джут в самом деле была с ними, в кабинете.

– Доброе утро, мисс Джут, – сказал Ник и его одноклассники.

– Сегодня, – начала мисс Джут, – мы поговорим о… – Тут она замолчала. – Вижу, Ник Грэм поднял руку, – сказала она. – Ник, время для вопросов в вашем классе наступит только после обеда. Это не может подождать?

Ник встал и сказал:

– У меня очень сложная проблема, мисс Джут. Подождать она не может – мне надо спросить прямо сейчас.

– Думаешь, это будет интересно всем классам? – спросила мисс Джут. – Если да, я тебя включу, чтобы тебя видели и слышали в других кабинетах.

Ник сделал глубокий вдох и сказал:

– Это насчет моего кота.

* * *

Оправившись от шока, мисс Джут сказала:

– Боже милостивый, Ник. Я и не знала, что у тебя есть кошка, – и спросила у всех классов: – Кто из вас знал, что у Николаса Грэма есть кошка?

Замигали огоньки «да» и «нет». Во всех кабинетах только Дональд Хедж, лучший друг Ника, нажал кнопку «да». Вышел результат: 602 «нет», 1 «да» и 11 «неопределившихся».

– Но, Ник, – сказала мисс Джут, – разве антизверятник не найдет и не заберет твою кошку?

– Это не кошка, а кот, – сказал Ник, – и антизверятник уже скоро придет. Поэтому мне и нужно срочно с вами поговорить.

Тогда мисс Джут спросила у всех классов:

– Кто из вас думает, что антизверятник должен забрать кота у Ника? Давайте посчитаем голоса. – В этот раз загорелось 265 огоньков «нет» и 374 «да». – Большинство учеников считает, что ты должен его отдать, Ник, и подчиниться закону. А это, насколько я помню, влечет и штраф.

– А мой папа считает, – перебил Ник, – что нам надо эмигрировать на другую планету. Где можно оставить себе Горация.

– Какая интересная мысль, – сказала мисс Джут. – Очень оригинальная и даже, прямо скажу, очень смелая. Ну, дети? Что думаете? Давайте проголосуем, стоит ли Нику и его семье эмигрировать на другую планету.

В классе Ника подняли руку. Это была Салли Седж.

– А что значит «эмигрировать», мисс Джут? – спросила Салли.

– Ник, можешь рассказать Салли, что значит «эмигрировать»? – попросила учительница.

– Это значит «уехать туда жить», – ответил Ник. – Не просто в гости, а остаться навсегда.

– Понятно, – сказала Салли Седж. – Очень интересно.

– А теперь голосование, – сказала мисс Джут, – решаем, прав ли отец Ника, что решил эмигрировать с Земли.

Результат показал: 189 «нет» и 438 «да» плюс некоторые воздержавшиеся.

– Дети согласны с решением твоего отца, – сказала мисс Джут. – Впрочем, остается мой голос, а он, как тебе известно, решающий. – Она нажала на кнопку на своем столе. Все огоньки «да» погасли. Проголосовав «нет», мисс Джут стерла их из существования. – Я против твоей эмиграции, Ник, – объяснила она, – потому что в колониях нет хороших школ. Это повредит твоему обучению; ты никогда не сможешь найти работу.

– Но не могу же я отдать Горация, – сказал Ник.

Через проход от Ника поднялась рука; это был его приятель Дональд Хедж.

– А может, – сказал Дональд, когда мисс Джут показала на него, – а может, Ник станет ветеринаром.

– Но на Земле не нужны ветеринары, – напомнила учительница, – потому что на Земле нет животных.

– Пусть будет ветеринаром на планете-колонии, куда он эмигрирует, – настаивал Дональд Хедж.

– Даже не знаю, – сказала с сомнением мисс Джут, качая головой. – Может, ты поступаешь правильно, Ник, может, я и ошибаюсь. Мне просто не кажется, что кот настолько важен, чтобы вы с семьей меняли весь свой образ жизни и даже покинули Землю. Например, твой отец уйдет с работы. Об этом ты подумал?

У Ника уже имелся наготове ответ.

– Мой отец не любит свою работу, – сказал он. – Ему кажется, он ни на что не влияет. Он только и делает, что…

– Прости, – перебила Ника мисс Джут, – но нам пора перейти к первой теме учебного дня, очень важной. «Как пробиться на ховербас?» – этим вопросом задаются все. Сесть на общественный ховербас непросто даже взрослым, ведь в наши дни в каждый отдельно взятый момент слишком много людей хотят куда-то ехать. Нажмите кнопку «А» на вашей парте, чтобы включить пособие по этой теме. Тем временем на телеэкране вы увидите, что может пойти не так во время посадки на ховербас. Это может случиться и с вами.

Дональд Хедж наклонился к Нику и прошептал:

– По-моему, вы правильно решили насчет твоего кота. Эмигрировать в смысле. И сам посмотри, сколько было голосов «да». Большинство согласны.

Робот-наблюдатель в углу класса сказал громким металлическим голосом: «Не разговаривать».

– И, – закончил мысль Дональд, – тебе не надо будет ходить в школу. По крайней мере, вот в такую, где учителя видишь разве что на экране. Где с ней нельзя встретиться и поговорить в реальной жизни. Она сама рассказывала, что учит еще девять классов.

– Мне нравится в школе, – ответил Ник. – И мне всегда кажется, будто мисс Джут по правде меня видит и говорит прямо со мной.

– Иллюзия, – сказал Дональд голосом человека, который знает все – или думает, что знает.

– Если не прекратите разговаривать во время урока, – сказал робот, – я вызову полицию.

Ник знал, что робот-наблюдатель только грозится; это говорила запись глубоко в его механизмах. На самом деле робот ни разу не вызвал полицию за все годы, сколько здесь учился Ник.

«Правда ли я хочу на другую планету? – спросил себя Ник, нажимая на кнопку «А» на парте. – Стоит ли так поступать только ради Горация?»

Хороший вопрос. Ответить на который он сейчас не мог.

Глава 2

В тот же вечер, вернувшись домой из школы, Ник обнаружил в гостиной высокого брюнета с чемоданом. Раньше Ник его никогда не видел.

– Вы антизверятник? – спросил мальчик, чувствуя, как забилось от страха сердце. Он поискал глазами Горация, но того нигде не было. А вдруг антизверятник уже схватил кота; может, Гораций прямо сейчас сидит в чемодане. Хотя чемодан был маловат, так что это маловероятно.

С кухни откликнулась мать Ника:

– Это мистер Деверест, Ник. Он из газеты. Хочет взять интервью у твоего отца. – Она вошла в гостиную, вытирая руки. Ее лицо светилось от радости. – Он напишет про ситуацию Горация и что с ней можно сделать.

– Откуда вы узнали про Горация? – спросил Ник мистера Девереста.

– Есть методы, – сказал с улыбкой мистер Деверест. Он оглядел комнату, поднял одну серую бровь. – Кота нигде не видно. Он что, на улице?

– Мистер Деверест сфотографирует Горация, – сказала мать. – Чтобы пробудить в обществе сочувствие.

– Кот на улице? – повторил мистер Деверест, взяв чемодан и доставая из него фотоаппарат и диктофон.

– Гораций не выходит на улицу, – ответил Ник. – Только один раз вчера, но это была ошибка. – Он не знал, стоит ли показывать Горация газетчику. Чем меньше внимания привлекал кот, тем лучше – по крайней мере, так часто говорил отец. Но со вчерашнего дня все изменилось.

– Ник хочет дождаться, когда с работы вернется отец, – объяснила газетчику мать. Мягко положила руку на плечо Нику. – Если Пит разрешит, мы покажем вам кота.

Но как раз в этот момент Гораций появился в гостиной. Он услышал голос Ника и, как обычно, вышел его встретить.

– Не очень-то большой кот, – сказал газетчик с каким-то разочарованием.

– Вы просто давно их не видели, – сказал Ник. – Вообще-то Гораций довольно большой.

Гораций искоса бросил на газетчика подозрительный взгляд. Остановился и сел, не заходя в комнату дальше.

Самому Нику кот казался огромным, но по правде Гораций был недоростком. Как ни странно, при этом у него был двойной подбородок – валик белого меха от уха до уха. Почти весь он был черный – весь, кроме животика, лапок и того же пушистого двойного подбородка… и вдобавок белой маски, как у бандита, накрывающей нижнюю часть мордочки. Повадки у Горация были важные – как будто он внимательно продумывал каждый свой шаг перед тем, как его сделать… или не сделать, как сейчас. У него росли необыкновенно длинные белые усы с обвисшими концами, придававшие внешность мудреца – старца большого ума, который не бросает слов на ветер; кот как будто за всем наблюдал, всех и всё понимал, но от себя ему добавить было нечего. Всё понимал, но не комментировал – словно отстранился от мира.

Когда-то – особенно в первый год жизни – Гораций задавал Вопрос. У него была привычка садиться перед человеком, поднимать зеленые глаза – круглые и выпуклые, как пришитые стеклянные пуговки, – и уголки его маленького ротика опускались, как от беспокойства. Наморщив лоб от раздумий, кот издавал баритоном одно-единственное «мяу», а потом ждал ответа – ответа на Вопрос, который никто не мог постичь. «Что это спрашивает Гораций?» – рано или поздно говорил каждый в семье. Кот каждый раз ждал ответа, но, конечно, не дожидался. Мало-помалу, через несколько месяцев, он перестал задавать Вопрос. Но бывшей озадаченности не потерял по сей день.

Теперь Гораций приглядывался к газетчику со своей традиционной озабоченностью. То было не простое замешательство; Гораций не спрашивал: «Кто вы?» или «Что вы тут делаете?». Он словно хотел узнать что-то серьезное – может, даже философское. Но, увы, его Вопроса не понять никому. Уж точно не газетчику; мистер Деверест отреагировал на пытливый взор кота с тревогой – как и все при встрече с Горацием.

– Чего он хочет? – спросил мистер Деверест, словно испугавшись.

– Этого не знает никто по сей день, – ответил Ник.

– Можно его сфотографировать? – спросил газетчик.

– Конечно, – сказал Ник. Но сам жалел, что папа еще не вернулся.

* * *

Папа Ника работал пятнадцать часов в неделю – особая привилегия; большинству не разрешалось работать больше десяти часов в неделю. Были в мире и счастливчики, которым доставалось по двадцать часов, а самым богатым или могущественным людям – целых двадцать два. Получить разрешение на работу было величайшей честью, которой только мог удостоиться человек, – потому что теперь на свете было столько людей, что на всех занятий не хватало. Многие невезучие не проработали ни дня в своей жизни. Конечно, они подавали заявления о приеме; умоляли, чтобы их куда-нибудь взяли. Писали долгие сочинения о своей учебе, талантах и умениях. Их заявления кодировались и загружались в огромные компьютеры… И люди ждали. Шел год за годом, а места так и не появлялись; они ждали впустую. Так что по нынешним стандартам папе Ника очень повезло.

И все же Ник знал, что папа не любит свою работу; папа не считал ее настоящей – не такой, как в прошлом. Работа понарошку; да, папе платили зарплату, у него был свой стол в офисе, но…

– Если меня не станет, – сказал однажды папа, – все спокойно обойдутся и без меня. Должность после моего исчезновения можно отменить без всякого вреда. Ее отсутствия даже не заметят. Моего отсутствия даже не заметят, – сказал и помрачнел.

Мама ему возражала:

– Но сейчас так можно сказать о любой работе! Компьютеры могут почти все.

– Хотелось бы жить в мире, где еще существуют настоящие дела, важные занятия, – сказал тогда отец. – В прошлом люди под названием «ремесленники» собственным руками создавали красивые вещи; делали всякие ценности, например туфли и мебель. Чинили машины и телевизоры. Когда-то руки человека чего-то стоили. Посмотрите на мои руки. – Он поднял их перед Ником и миссис Грэм. – Эти руки, – закончил он, – ничего не делают и не чинят. Я спрашиваю себя: зачем я нужен? Я существую, чтобы работать? Нет. Это работа существует только для того, чтобы подарить мне иллюзию, будто я чем-то занят. Но что я могу на самом деле? Эд Сейнт-Джеймс за столом справа от меня проверяет документы и, если они правильные, подписывает. После подписи он передает их мне. А я проверяю, чтобы он не забыл поставить подпись после проверки. За четыре года Эд Сейнт-Джеймс не сделал ни одной ошибки; он всегда подписывал документы перед тем, как передать их мне.

– Но вдруг однажды возьмет и забудет, – сказала мать Ника.

– И что тогда? – возразил отец. – Что, если Эд Сейнт-Джеймс не подпишет документ? Компания разорится? На улицах воцарится хаос? Документы ничего не значат. Они существуют для того, чтобы была работа. Один человек их диктует. Другой их печатает. Эд Сейнт-Джеймс их подписывает, а я проверяю подпись. Потом передаю Роберту Холлу за столом слева от меня, и он их складывает. Слева от него сидит кто-то еще, кого я вообще никогда не видел; и этот неизвестный убирает сложенные документы в конверты, если их отсылают почтой, или в папку, если оставляют в картотеке. – В этот момент отец Ника казался ну очень мрачным.



* * *

Очень пристально глядя на Горация, газетчик сказал голосом, полным сомнений:

– Какой-то он неспортивный.

Это ужасно рассердило Ника.

– А как ему быть спортивным? – резко спросил он. – Ему нельзя выходить на улицу или что-нибудь делать. Вот когда мы эмигрируем… – Ник осекся, осознав, что он только что сказал газетчику.

Поднялись обе брови.

– Да? Вы улетаете с Земли из-за Горация? – спросил газетчик.

После паузы мама Ника ответила:

– Вообще-то причин много.

– Но кот, – сказал газетчик. – Он же тоже причина, а? – Теперь он включил диктофон. Еще копошась с микрофоном, спросил: – Уже выбрали какую-то конкретную колонию, миссис Грэм?

– Планета Плаумена, – ответила мать.

В этот раз у газетчика отпала челюсть.

– Планета Плаумена? Но она же такая далекая. И такая дикая. – Мистер Деверест повернулся к Нику и долго и внимательно изучал его взглядом. – Ты понимаешь, какие странные животные там живут? Животные, у которых даже необычные названия намекают на их противоестественное естество?

– Вы всегда говорите такими длинными словами, мистер Деверест? – спросил Ник. Его раздражали длинные слова. Он знал, что короткие слова не хуже, а то и лучше.

– Скажем так, – ответил газетчик. – На Планете Плаумена живут не кошки, собаки и попугаи. Кошки, собаки и попугаи – простые земные создания, которых мы любим и уважаем. Они милые и ценные, как, например, ваш кот. – Газетчик наклонился и погладил Горация по голове. У того от неприязни дернулись уши и задрожали усы. – Они любят нас, а мы любим их, хоть против них и есть закон. Пожалуй, мы больше любим их память.

– Вы хотите сказать, любим нашу память, – сказала мать Ника. – Нашу память о животных, которые жили в прошлом. Или, как в случае Горация, мы любим их реальное, но незаконное присутствие.

Все еще обращаясь к Нику, газетчик продолжал:

– На Планете Плаумена ты и твои родители не встретите много других людей. По ночам, когда вы ляжете спать, всюду опустится тьма. Вы не увидите света других домов. Над головой не будут летать ховеркары. У тебя не будет телевизора, потому что там нет телевидения. По утрам не будет газеты. А что касается школы…

– Мы все это знаем, мистер Деверест, – перебила мать Ника.

– А как же уабы? – спросил газетчик. – Про них вы знаете?

– Нет, – сказал Ник. Ему стало интересно, кто такой уаб. Он попытался представить его по названию: большой и круглый, с короткими ножками и поеденной молью шкурой, большим плоским носом и маленькими глазками.

– Уабы обитают на всей Планете Плаумена, – сказал газетчик. – Стоит вам встретить хоть одного, как вы сразу запроситесь назад, на Землю. Уаб – глупое и гадкое создание. Он выглядит так, будто у него нет души. Хотя он и любит рассказывать длинные скучные истории, его главный интерес – еда. Он говорит о еде; мечтает о еде.

– Как он выглядит? – спросил Ник.

– Он большой и круглый, – ответил газетчик, – с короткими ножками и по– еденной молью шкурой, большим плоским носом и маленькими глазками.

– Так я и думал, – сказал Ник. – По названию сразу ясно.

– А вдобавок, – сказал газетчик, – там есть принтеры. И тробы. И отцы-двойники. Там есть нанки, Ник. Нанки с Планеты Плаумена очень хорошо известны ученым с Земли. Это воинственные создания, но чрезвычайно маленькие… Чему остается только порадоваться. И еще нанки – не самые разумные существа. Этому тоже можно порадоваться.

– Кажется, я читал про нанков, – сказал Ник. Хотя на самом деле не читал. Но сказав так спокойным голосом, он хотел показать газетчику, что не боится.

– И спиддлы, – продолжил газетчик. – Ради всего святого, что вы там будете делать среди спиддлов? Хорошенько задумайтесь перед тем, как ответить. Правда, я слышал, что спиддлы дружелюбны к человеку, что их настоящий враг – верджи. Но правда и то, что спиддлы… – Он замолчал, потому что открылась входная дверь.

На пороге стоял большой и грузный человек в металлической форме и шлеме, которого Ник никогда не видел раньше. У него было злое и суровое лицо, будто его вовсе ничего не заботило. Будто он жил в мире изо льда и железа.

– Я антизверятник, – сказал он. И голос у него был холодным, как потухший пепел.

Глава 3

– О боже, – сказала мать Ника, увидев антизверятника. Повернулась к Нику: – Как жаль, что твой отец не успел вернуться домой. Я боялась, что так и будет.

Гораций, сидя посреди гостиной, взглянул на антизверятника с обычным равнодушием. Очевидно, Гораций не понимал, кто такой антизверятник и зачем он пришел. Такие приземленные вопросы его не интересовали.

– Иди на кухню, Гораций, – сказал Ник. – Жди меня там.

Сердце у него теперь билось от такого страха, какого он еще никогда в жизни не испытывал. И в то же время он был спокоен. Это наконец произошло: антизверятник заявился схватить Горация. В каком-то смысле Ник чувствовал облегчение. Хотя бы кончилось ужасное ожидание.

– Значит, вы антизверятник, – сказал мистер Деверест, поднимая фотоаппарат.

– Мы не любим публичность, – сказал антизверятник резким скрипучим голосом – голосом, идеально подходившим его жестокому лицу.

– Не сомневаюсь, – согласился мистер Деверест и сделал снимок. – Теперь давайте снимем, как вы запихиваете Горация в эту вашу клетку. А потом еще…

– Я пришел не за мальчиком, – перебил антизверятник. – Я пришел за животным – если точнее, котом.

– Гораций – это кот, – сказал Ник. – А я Ник Грэм.

– Зовите кота, – сказал антизверятник. Он уселся на софу и открыл клетку. – Всем будет проще, если все пройдет тихо, без лишней возни.

Мистер Деверест щелкнул на фотоаппарат клетку.

– Читателям газеты, – сказал он, – будет интересно увидеть вашу ловушку для маленьких животных. В наши дни все это происходит так редко, ведь кошек и собак осталось совсем немного. – Он навел камеру на Ника. – Ты будешь плакать? Если да, я это тоже сфотографирую.

– Я не буду плакать, – сказал Ник.

– Это никакая не ловушка для маленьких животных, – сказал антизверятник. – Это нормальная клетка для переноса питомцев из одного места в другое, отвечающая всем санитарным требованиям. От нее никому не будет вреда, – он присел и достал корм. – Кис-кис, – позвал он своим скрипучим голосом.

Гораций уставился на него со своим обычным бестолковым видом, не понимая, чего от него хотят. Или, может быть, он притворялся. Во многих случаях, если это было в его лучших интересах, Гораций ухитрялся притворяться бестолковым. Ник подозревал, что Гораций понимает больше, чем кажется. В ситуациях, касающихся его напрямую, Гораций, как и большинство животных, был очень умен. Более того, сейчас Гораций начал пятиться от антизверятника и его клетки. Медленно и незаметно, но Гораций убегал.

– Он идет на кухню, – сердито сказал антизверятник.

– Гораций всегда ходит на кухню, – ответил Ник. – Что бы ни случилось. «Если сомневаешься, иди поешь». Это правило Горация.

– Правило лапы, – кивнул мистер Деверест.

– Прошу прощения? – сказал Ник. Мистер Деверест объяснил:

– О людях мы говорим в таком случае «правило большого пальца», но у котов нет больших пальцев. Значит, надо говорить «правило лапы».

Гораций, следуя своему правилу лапы, полз на кухню.

– Остановите его! – воскликнул антизверятник.

– Когда Гораций идет на кухню, – сказал Ник, – его невозможно остановить.

Антизверятник взял со своего ремня металлическую трубку и прицелился в сторону кухни.

– Тогда я его усыплю, – сказал он, – и положу конец его незаконной деятельности – его незаконным попыткам пятиться на кухню.

– С каких пор пятиться на кухню стало незаконным? – спросил мистер Деверест.

– Для котов незаконно все, – ответил антизверятник, наводя блестящую трубку на Горация. – Например, ходить на кухню боком для котов тоже незаконно. Ходить боком по улице – особенно незаконно. Идти прямо на…

– Мы поняли, – перебил с кислым видом мистер Деверест; похоже, ему совсем не понравился антизверятник – и Ник вполне разделял его чувства.

Вдруг раздался голос:

– Что здесь происходит? – В дверях стоял папа Ника, высокий и властный, со строгим лицом. – Вы кто? – спросил он Девереста, а потом увидел антизверятника.

Антизверятник, который секунду назад казался таким уверенным в своих важности и достоинстве, посмотрел на папу Ника и съежился.

– Вы мистер Питер Грэм? – спросил он задрожавшим голосом. – Хозяин кота? Хозяин этого кота? – он показал на Горация, который перестал пятиться и теперь сидел на кухне со встревоженным выражением на мордочке. И у Горация, и у антизверятника теперь было одинаковое выражение. Оба выглядели виноватыми и нервными. Но конечно, Гораций часто так выглядел. Антизверятник же, похоже, предпочитал какое-то другое настроение.

– По закону вы должны нам дать два дня на то, чтобы избавиться от животного самостоятельно, – сказал папа Ника. – До тех пор забирать его нельзя. – Он схватил антизверятника за плечо и спровадил на выход.

– Какая замечательная фотография, – сказал мистер Деверест, вовсю щелкая фотоаппаратом. – Какой бесславный конец функционера правопорядка.

Антизверятник неловко встал в дверях.

– Что это значит? – спросил Ник у мистера Девереста. Тот с удовлетворением ответил:

– Это значит, что антизверятник должен подчиняться закону, как и все мы. Только теперь он сам этому не рад. Закон действует против него.

– Тогда это хороший закон, – сказала мать Ника.

– Хороший, – согласился мистер Деверест, фотографируя антизверятника напоследок, – но через два дня этот закон будет на его стороне.

– Но через два дня, – ответил отец Ника, повернувшись к ним, – мы уже будем на пути на Планету Плаумена. И Гораций летит с нами. В космосе антизверятник нам ничего не сделает; там его закон не действует. Горация будет защищать другой закон – закон природы.

– Если только Горация не слопает вердж, – сказал мистер Деверест. И добавил для Ника: – Я забыл описать верджей, которые обитают на Планете Плаумена вместе с уабами, принтерами и остальными. Как я понимаю, верджи отличаются особым…

– Планета Плаумена – это не только опасность, что тебя унесет дикий крылатый вердж, – вклинился отец Ника. – Я знаю о верджах; знаю и о других опасностях – как для нас, так и для Горация. Но еще Планета Плаумена – это леса и широкие зеленые луга. Это тенистые просторы, где Гораций может безбоязненно играть вволю. Там есть края пастбищ и полей, полных мышей. Там есть реки, которые бегут в океан. Мы будем жить среди травы; Гораций будет охотиться под янтарной луной, озаряющей утесы и низины. В тяжелых корзинах нашей жизни будут лежать плоды, собранные нашими собственными руками. Мы будем сажать и выращивать; мы будем пожинать; нас умоют дожди, а яркое дневное солнце… – Он замолчал и задумался. – Ну, сделает то, что делает солнце. Как обычно.

– Вот это мечты, – тоскливо сказал антизверятник, делая шаг вперед. – Мне такого и не снилось.

– Вам не снятся сны? – спросил отец Ника.

– Снились только один раз, – ответил антизверятник. – Мне приснилось, что я бейсбольный мяч на игре «Джайантс» и «Доджерс». – Тут он замолк. Все ждали, но он сохранял молчание.

– И что было потом? – спросил Ник. Антизверятник грустно ответил:

– На второй половине первого иннинга меня выкинули с поля. Что было дальше, я забыл; на моем разуме завеса, которая закрывает эти воспоминания.

– Летимте с нами, – сказала мама Ника антизверятнику добрым голосом. – Вам приснятся такие сны, каких вы и не ожидали. То есть вот что я хочу сказать: вы перестанете быть антизверятником – и тогда проявится ваша истинная натура. Вы расцветете, как… – Она ненадолго задумалась, подбирая сравнение.

– Как рогатый клак, – сказал антизверятник своим привычным скрипучим голосом. Он уже лишился мягкости, которая на него вдруг нашла.

– Что такое «клак»? – спросил его Ник. Ему не понравилось это название; оно намекало на что-то скользкое, что ползает на глубине, вдали от людей и дневного света.

– На Планете Плаумена живут рогатые клаки, – сказал антизверятник. – Они вмиг могут схватить вашего кота и утащить на скалистый пик, в гнездо из костей и пожухлых перьев, оставшихся от тех, кого они уже съели. Это враги всего сущего.

– Молчать! – резко сказал отец Ника и раскраснелся от гнева.

– Он прав, – сказал мистер Деверест. – В смысле про клаков. Конечно, на Планете Плаумена клаков осталось совсем немного; мы когда-то публиковали о них статью. Когда-то их очень боялись. Но в последнее время все меньше.

– Мы не боимся, – сказал Ник, поборов собственный страх – собственную небольшую его долечку. – И вообще, Гораций умеет прятаться. Если захочет, он может стать почти невидимым.

– Гораций сливается с местностью, – подтвердил отец. – Он на удивление хорошо умеет не попадаться на глаза, если этого требует ситуация. – Взглянув на антизверятника с неприязнью, он добавил: – Сами посудите, как долго Гораций скрывался от вас.

– До свидания, – угрюмо ответил антизверятник. За ним закрылась дверь.

– Он ушел, – сказала мама Ника. – Но он еще вернется.

Положив одну руку на плечо Ника, а вторую – на плечо жены, мистер Грэм сказал:

– Но нас здесь уже не будет. Все решено; сегодня я купил билеты для нас четверых на корабль, который отправляется из Солнечной системы на Планету Плаумена. Нам пора собираться. Надо поторапливаться.

– Под «четверыми» вы имеете в виду и меня? – спросил мистер Деверест. – Я спрашиваю, потому что сомневаюсь, что могу присоединиться. Например, у меня здесь…

– Я говорил о своей семье, – сказал отец Ника. – Обо мне, о моей жене, о своем сыне и о нашем коте. – Он обернулся к Нику. – Проследи, чтобы мы не забыли вещи Горация – его миску, ошейник и корм. Проследи, чтобы у него были туалет, кровать и игрушечная мышка, которую мы купили в прошлом месяце и с которой он так ни разу и не играл.

Планета Плаумена, сказал себе Ник. Интересно, как там будет? Что ж, скоро он узнает.

– Я соберу все вещи Горация, – пообещал он отцу.

– И свои тоже, – сказал отец. И посмотрел на часы, чтобы узнать, сколько у них времени до вылета.

Глава 4

Все вчетвером прибыли на ховеркаре в космопорт, где их уже ждал корабль. Ник поймал себя на том, что весь дрожит от возбуждения. Огромный корабль вздымался на фоне неба, как толстая бутылка. От его двигателей поднимался дымок. Тут и там трудились крошечные фигурки.

Нику показалось, что у Горация какая-то странная реакция на большой корабль. Хоть и окруженный своими вещами, кот хмуро погрузился в себя, словно на что-то обиделся. Гораций не обращал внимания на перенос сумок и коробок из ховеркара в корабль; вместо этого он выуживал кусочек карандаша, завалившийся в щель.

– Коты не любят путешествий, – сказал отец Ника. – Это относится почти ко всем котам, хоть время от времени и можно прочитать про тех, которые присоединяются к цирку или выплывают в море на льдине. С Горацием все будет хорошо.

Скоро весь багаж погрузили на корабль.

– Это наш последний день на Земле, – сказал отец, когда все пристегнулись на своих особых местах. – Больше мы никогда ее не увидим, – добавил он грустно.

Член экипажа, пристегивавший Горация, слишком туго затянул ремень. От возмущения Гораций его цапнул.

– Спокойно, Гораций, – сказал папа Ника.

– Ему не хочется лететь, – сказал Ник.

– Это правда, – признал отец. – Но когда мы туда доберемся, он сам одобрит переезд. У котов невысокое мнение о любых переменах. Они отличаются, как это называется, высокой инертностью – или, вернее, психической интроверсией.

– Что это значит? – спросил Ник. Отец объяснил:

– Совершенно ничего. Просто что-то в голову пришло. – Он спросил проходящего мимо члена экипажа: – Сколько нам до Планеты Плаумена?

– Мы еще не взлетели, – ответил космонавт и ушел.

– Я знаю, что мы еще не взлетели, – сказал Нику и матери отец. Казалось, что он волнуется больше, чем обычно.

– Спокойно, Пит, – сказала мама с улыбкой.

– Я отличаюсь, как это называется, высокой инертностью, – сказал папа, – или, как это иногда называется, интроверсией разума. Ничего не могу с этим поделать. Мне полегчает, когда мы там немного поживем. Но прямо сейчас…

– Спокуха, приятель, – окликнул его член экипажа, проходя мимо между сиденьями. – Кота пугаешь.

– Я не из тех, кто вселяет в котов страх, – пробурчал отец.

Из динамика на другом конце салона прогремел голос:

– Взлет через две минуты, дамы и господа. Проверьте, застегнуты ли ваши ремни. Если с вами есть животное – собака, кошка или попугай, – держите их обеими руками, потому что, как показывает наш многолетний опыт, собакам, кошкам или попугаям во время взлета свойственно выскальзывать из-под ремней. И вследствие этого нередки случаи, когда они шлепаются на пол носом.

Заревел огромный двигатель корабля. Все завибрировало.

– Поехали, – громко сказал папа, перекрикивая рев.

В этот важный момент на Горация напал какой-то кашель. Он все кашлял и кашлял, зажмурив глаза и опустив голову.



– Гораций, – неодобрительно сказал папа. – Тебе обязательно кашлять каждый раз, когда случается что-нибудь важное?

А Гораций все кашлял и кашлял, не оглядываясь. И не отвечая.

Словно раскатившийся гром, корабль взобрался в утреннее небо Земли.

* * *

Полет занял десять дней. Бо́льшую часть времени Ник провел в игровой комнате корабля – играл в пинг-понг с электронным противником, который никогда не промахивался. Мать и отец смотрели развлекательные фильмы и, когда надоедало, образовательные фильмы о месте их назначения.

Гораций, когда расстегнули его ремень, спрятался в прачечной. Ник выманил его шариком от пинг-понга, с которым кот и играл в течение долгих ничем не занятых часов.

«Надеюсь, на Планете Плаумена будет поинтереснее», – не раз говорил сам себе Ник.

– Мяу, – сказал Гораций, ожидая, когда к нему подкатят шарик от пинг-понга.

С самого отлета с Земли с Горацием произошла странная перемена. Если он не играл с шариком от пинг-понга, то сидел, уставившись в стену корабля, словно ждал, что из нее что-то выйдет. Может, он что-нибудь слышит, как-то раз подумал Ник. Что-нибудь снаружи корабля – и Гораций думает, что оно пытается влезть. А после сна Ник иногда находил Горация на верхней полке в трюме с припасами. В такие моменты Гораций как будто целиком уходил в свои мысли. Сидел, подвернув под себя передние лапки, а его глаза… они были такими круглыми и большими. Не как кошачьи, но скорее как человечьи – не считая, конечно, того, что они были темно-зеленые. И в эти моменты Гораций сидел с опущенными уголками рта, словно какая-то старушка.

– Гораций, – сказал однажды Ник, заглянув на полку, куда забрался кот, – тебе нужно адаптироваться к новым условиям. Жизнь не может всегда оставаться прежней. Мы все должны адаптироваться, включая папу.

С большущими глазами и опущенными уголками рта Гораций молча уставился на Ника, не двигая ни единой частью тела, даже хвостом.

– Мы первопроходцы, – сказал Ник коту. – Папа говорит, мы расчистим землю и посадим семена. Ты будешь кататься на плуге, Гораций; будешь говорить папе, куда идти. – Он подождал, но кот не отвечал. – Будешь гоняться за уабами, – с надеждой добавил Ник.

Гораций бросил на него взгляд. Молча.

– Принтеры, – сказал Ник. – Будешь гоняться за принтерами, – Гораций ничего не ответил. И не шелохнулся.

– Тробы, – сказал Ник.

Гораций медленно закрыл глаза.

– Отцы-двойники, – сказал Ник.

Гораций приготовился ко сну.

– И нанки, – сказал Ник громко, чтобы разбудить кота. – И спиддлы, Гораций, – что скажешь насчет спиддлов? Вот хороший вопрос – что насчет спиддлов? Ты задумайся.

Гораций открыл свои зеленые глаза, широкие и круглые. И уголки рта опустились еще ниже. Казалось, он очень встревожился, потерял всякое самообладание. Спиддлы его явно беспокоили.

– Тебе понадобится наша помощь, – сказал ему Ник. – В борьбе со спиддлами. Так что не откалывайся от нас. Не полагайся только на свои когти и хитроумные кошачьи повадки. – Он слышал, как похожим образом с Горацием разговаривал отец, и это как будто всегда приводило кота в нужное расположение духа – хотя бы на время.

Из-за спины Ника раздался голос матери:

– Какой толк урезонивать кота? Любого кота. Он все узнает сам.

– Сам примчишься к нам за помощью, – сказал Ник коту, – как только тебя захочет утащить первый же попавшийся спиддл.

И снова зеленые глаза Горация начали закрываться. Но не до конца. Все-таки Гораций продолжал за ним с тревогой наблюдать и слушать.

Вдруг из динамиков, расставленных на корабле тут и там, прогремел голос капитана корабля.

– Дамы и господа, скоро мы ненадолго приземлимся на Планете Плаумена, где высадим трех пассажиров и кота, загрузим почту и еду и произведем небольшую починку. Прошу, вернитесь на свои места и пристегните ремни покрепче.

– Мы на месте, – выдохнул Ник, не в силах в это поверить. – Пошли, Гораций. Пора на свои места.

Глава 5

Под ними в дымке – словно в пару от ближайшего солнца – висел оранжевый мир.

– Планета кажется живой, – сказала мама Ника и взбудораженно передернулась. – Оранжевые леса; как странно. Об этом в образовательных фильмах ничего не говорили. Наверно, забыли сказать.

– Оранжевый цвет, – объяснил папа Ника, – происходит от того, что метаболизм большей части растительной жизни планеты проистекает на кремниевой основе, а не на углеродной.

Ник понял, что это значит, – ну, или думал, что понял.

– Но ведь и углеродная растительная жизнь здесь тоже есть, – сказал он папе.

– Да, – согласился папа. – Мы везем с собой семена пшеницы и разных овощей – мы их посадим, и они вырастут намного больше, чем на Земле, из-за некоторых особенностей атмосферы.

– Спокуха, приятель, – сказал член экипажа, проходя мимо их мест. – Морочишь голову мальчику и пугаешь кота.

– Не морочу я голову никаким мальчикам, – строго ответил папа Ника.

С низким рокотом обратных сопел корабль приступил к мягкой посадке на поверхность планеты. Выглянув в окно, Ник увидел далекие деревья и спутанные желтые кустарники. А на самом краю плоского посадочного поля их поджидал огромный зверь.

– Уаб, – сказал вслух Ник, и у него забилось сердце.

У уаба была большая равнодушная морда с намеком на какую-то мягкую доброту. Он не казался особенно умным, но хотя бы не выглядел угрожающе. Когда люк корабля открылся, уаб вразвалку притопал на своих коротких лапах. Позади него по земле мел нелепый крошечный хвостик, и Ник рассмеялся. Пока что все неплохо, решил он. Конкретно эта форма жизни не казалась очень уж опасной.

– Он везет тележку, – с удивлением сказала мать Ника.

Все вчетвером – Ник крепко прижимал Горация к груди – спустились по трапу на пыльную землю. Позади вынесли багаж члены экипажа; они поставили чемоданы и коробки и пересчитали. Затем забрали на борт посылки, стоявшие поблизости.

Несколько минут спустя корабль с оглушительным и ужасным грохотом взобрался в небо, пока в его соплах на прощанье подмигивал огонь. Корабль на миг неподвижно зависал, потом снова взлетал. Ник наблюдал за ним, пока тот наконец не скрылся из виду, а шум двигателей не сменился тишиной.

«Мы на месте», – сказал себе Ник. Он забыл о корабле и повернулся к уабу.

Уаб – со скачущей позади тележкой – наконец притопал к ним. Тут он уселся с видом распаренным и пыльным, но дружелюбным.

– Он умеет разговаривать? – спросил папу Ник. Папа медленно и отчетливо обратился к уабу:

– Ваша тележка выдержит нас всех? Вместе с багажом?

Сперва уаб только смотрел на него, потом залез в мешочек, висевший у него на шее. Оттуда достал карточку и показал. На ней было напечатано:


КАК ВАШИ ДЕЛА? У МЕНЯ ХОРОШО. ЗА ПЯТЬ ЦЕНТОВ Я ОТВЕЗУ ВАС ТУДА, КУДА ХОТИТЕ.


Ник с отцом загрузили багаж на тележку. Потом все вчетвером, пока Ник все еще крепко держал Горация, сели в тележку рядом со своими вещами.

Тут уаб достал вторую карточку.


ТЕПЕРЬ Я БЫ ХОТЕЛ ПЯТЬ ЦЕНТОВ.

Ник отдал монетку, которую уаб убрал в мешочек на шее. Очень медленно, задирая ноги от усилий, уаб сдвинулся с места. Тележка вместе с ними шумно затряслась на ухабах.

– Откуда он знает, куда ехать? – спросила мама.

– Сейчас спрошу, – сказал отец. Он достал карту Планеты Плаумена, развернул и присмотрелся. – Минуточку! – окликнул он уаба. – Я хочу показать, где наш участок!

Уаб остановился. Отдохнул с утомленным видом после того, как тащил их вместе с пожитками. Затем с кряхтеньем покопался в мешочке на шее и достал третью карточку, которую и передал отцу Ника. Ник тоже ее прочитал. Там было написано:


ЗДЕСЬ ИХ НЕТ.


– Что это значит – «Здесь их нет»? – спросил отец, нахмурившись. Обернулся к Нику.

– Может, он ошибся карточкой, – предположил Ник. Отец громко обратился к уабу:

– По-моему, вы достали не ту карточку. Я сказал, что хочу показать, где наш участок. – Он произносил слова отчетливо и медленно, чтобы уаб понял; похоже, он не отличался большой сообразительностью.

Уаб забрал карточку, изучил ее, сунул обратно в мешочек. Тут же достал другую и показал.


У МЕНЯ НЕТ ПОДХОДЯЩЕЙ КАРТОЧКИ С ОТВЕТОМ НА ВАШ ВОПРОС.


– Я и не задавал вопрос! – раздраженно сказал отец. – Я просто хочу показать карту! – Он поднял карту перед уабом; провел пальцем до места, куда они хотели отправиться. – Видите? Этот участок нам передала ООН. Как я понимаю, здесь находятся дом из базальтовых блоков плюс источник воды и некоторое количество сельскохозяйственных роботов. Можете нас туда отвезти? Это далеко?

Какое-то время уаб жевал губу и размышлял, а потом снова покопался в мешочке в поиске нужной карточки. На этой было написано:


Я ВЕРНУ ВАМ ПЯТЬ ЦЕНТОВ.


– У меня не получается договориться с этим существом, – сказал отец и повернулся к Нику. – Попробуй ты; я сдаюсь. Покажи ему карту. Покажи место, которое я отметил.

– Может, он не умеет читать карты, – сказала мама. – Может, он мыслит по-другому, не как мы; может, карты не имеют для него смысла.

– Если да, – сказал папа, – тогда не представляю, как мы убедим его доставить нас на наш участок. И я не вижу здесь другого транспорта. – Он расстроился.

Уаб старательно перебирал все свои карточки; убирал в мешочек одну за другой, пока наконец на остановился на той, которую с надеждой показал Нику.


НЕТ, Я НЕ ЗАБЛУЖУСЬ. Я НИ РАЗУ НЕ ЗАБЛУДИЛСЯ ЗА ЦЕЛЫХ ПЯТЬ ЛЕТ.


– Он пытается помочь, – сказала мама Ника. – По-моему, на самом деле это очень хорошее животное, просто ему не хватает карточек для всех возможных ситуаций.

– Отдай ему карту, – сказал отец. – Пусть возьмет ее в руки.

Так Ник и сделал. Уаб ощупал карту – или, вернее, облапал, как Гораций, – а потом съел.

Все четверо молча смотрели, пока не пропал последний клочок карты. Тогда уаб икнул, тряхнул головой, словно чтобы ее прочистить, и достал из мешочка на шее очередную бумажку.


УАБЫ ВСЕЯДНЫ.


– Уж это очевидно, – сказал папа Ника, скорее ошарашенный, чем рассерженный. Он как будто не знал, что делать, раз карты больше нет.

Мама аккуратно и отчетливо заговорила с уабом:

– Мы приехали на эту планету жить. Теперь, когда вы съели нашу карту, мы не знаем, куда нам ехать. Вы можете нам помочь? – Она подождала, но от уаба не последовало никакого ответа; он дальше нервно жевал губу, словно и хотел бы помочь, но не знал как. – Тут же должны быть другие люди, – продолжила она наконец. – Можете отвезти нас к ним? – Отцу Ника она добавила: – Они нам помогут.

– Кажется, я вижу там какие-то здания, – сказал Ник и показал пальцем. Он разглядел на горизонте смутные очертания. – Поедемте туда, – сказал он. По крайней мере, он надеялся, что это здания и что они построены людьми.

Папа – с темным и угрюмым выражением на лице – сказал:

– Наверняка это жилища верджей. – И тут в небо от странных очертаний зданий, напоминавших трубы, поднялись мерцающие точки.

Уаб тут же выхватил новую карточку.


ВЕРДЖИ!


– А я что говорю, – сказал папа. Точки заплясали в их направлении, становясь все больше. Их было много – целый рой на фоне вечернего неба. Словно хлопья копоти из какого-то страшного дымохода, подумал Ник. И содрогнулся.

Глава 6

Точки приближались и приближались, пока не перестали быть точками. А стали крылатыми парусами, которые пользовались ветром; они как будто скользили по воздуху, а не летели. Как планеры, осознал Ник. Планеры из кожи – из черной шкуры; они вдруг показались ему очень древними.

– Нам грозит опасность? – спросил папа у уаба.

В ответ уаб заковылял вперед. Потащил за собой повозку с астматическим хрипом. Уаб бежал все быстрее и быстрее, но тут вдруг раз – и споткнулся. Уаб упал. Повозка пошатнулась, начала заваливаться; закачалась из стороны в сторону, на землю просыпались чемоданы и коробки, но потом она встала на месте.

– Где Гораций? – в страхе спросила мама.

Ник быстро огляделся. Несколько коробок, упавших с тележки, раскрылись. Их содержимое – в основном одежду – разбросало вокруг. Это он видел, но не видел Горация.

– Гораций! – позвал он громко. – Ты где?

– Может, под тележкой, – сказал отец.

Уаб снова взобрался на свои короткие толстые ножки. И снова побежал.

А в противоположную сторону из-под тележки как можно быстрее метнулся маленький черно-белый шарик.

– Вот он! – крикнул Ник. – Он хочет обратно на корабль!

«Гораций не понимает, что корабль улетел, – сказал он себе. – Корабля больше нет».

– Поверните тележку! – приказал папа уабу. – Там наш кот!

Но уаб продолжал бежать. Гораций позади становился все меньше и меньше; Ник видел только двигающуюся точку – черно-белое пятнышко, которое уменьшалось с каждой секундой. Гораций почти добрался до места, где стоял ко– рабль.

С неба камнем рухнул вердж, обернувшись крыльями. Он напомнил Нику древний зонтик – высушенный морщинистый зонтик с когтями, которыми он перебирал в воздухе под собой. Вердж опустился перед Горацием, а потом распустил свои крылья – огромные, как паруса. Гораций мчался прямо на него.

– Гораций! – закричал Ник. – Раскрой глаза! – Но Гораций так и бежал, зажмурившись.

Вердж подхватил кота и снова взметнулся вверх, чтобы присоединиться к остальным верджам. Теперь их стая кружила на высоте, не приближаясь к тележке. Но и не улетая, видел Ник. Они как будто не могли определиться.

– Мы его потеряли, – тихо сказал папа. Он весь побледнел.

От стаи верджей в сторону тележки отделился один. Он воспарил над тележкой почти неподвижно и очень близко. И Ник, подняв голову, увидел его вблизи – заглянул ему в глаза.

В его глазах Ник увидел вечность – бесконечную череду мерзких зеркал, из которых глядел он сам, его лицо, искаженное в насмешливой маске скорби и страха. Он увидел там собственный страх, шок из-за утраты Горация; он видел все это, извращенное пустыми и старыми глазами верджа, словно Ник дразнил сам себя из-за своих тревог и забот. А в глубине он увидел еще больше. Видел глубже собственных кривых отражений. Видел, как из верджа скалится что-то безымянное – не сам вердж, но что-то обитавшее в нем; существо, изголодавшееся по воздуху, словно отрезанное от мира, но желавшее найти путь назад.

Вердж – это только переносчик, подумал Ник. Вроде коробки. И он проглотил что-то отвратительное – то, что не умерло и, наверно, не может умереть. Ник зажмурился, не желая больше ничего видеть. Он уже насмотрелся на верджа – и на существо, которое жило внутри своей бескровной жизнью.

Шумно хлопая крыльями, вердж приземлился перед тележкой. Затем произнес шуршащим и поднывающим голосом:

– Мы решили вернуть ваше животное. Оно оскорбляет наш нюх; от него разит рыбой. От него разит морем. Но взамен мы потребуем услугу. – Тут вердж издал резкий вопль, и сверху спланировал второй вердж, серый; он пробежал по земле на плоских перепончатых лапах и встал рядом с тележкой.

В иглоподобной челюсти второй вердж держал Горация.

Гораций казался чрезвычайно сердитым.

– Отпустите кота, – потребовал отец Ника.

– Здесь идет война, – сказал первый вердж. – Она зависла над долами этого мира, как злобный липкий смог. Раз вы сюда прибыли, вы тоже участвуете в вой– не, и услуга, о которой мы просим, – эта услуга касается войны. Мы и сами в ней участвуем. Мы сражаемся уже очень давно; мы очень устали.

– Просто отпустите нашего кота, – повторил отец Ника.

– Спросите своего уаба, – сказал первый вердж, – правда это или нет. Он скажет. Уаб знает о нашей великой войне.

Уаб достал из нашейного мешочка захватанную и задрипанную карточку.


ДА.


– Понятно, – сказал отец Ника. Он все еще казался недовольным. Теперь к верджам обратился Ник:

– А теперь вы можете отпустить Горация? – Больше ему в голову ничего не пришло. Гораций выглянул из челюстей второго верджа – с видом беспомощным, тревожным и заметно несчастным.

– Освободи существо, разящее рыбой, – сказал первый вердж своему напарнику.

Раскрыв длинную челюсть, второй вердж послушно выронил кота на землю.

Гораций засеменил прочь от верджа, но, как обычно, не в том направлении.

– Гораций! – отчаянно крикнул Ник. – Сюда!

Но Гораций продолжал бежать все дальше и дальше от тележки. Он увидел дерево – и инстинкт велел спрятаться на нем.

– Мне за ним сбегать? – спросил Ник отца. Он уже начал вылезать из тележки, но отец схватил его сильной рукой.

– Подожди, пока улетят верджи, – сказал он. – Тогда ему можно будет слезть с дерева, что он сам и сделает, когда увидит, что вокруг безопасно.

Ник обратился к первому верджу:

– Что живет внутри вас? Что это за страшная штука у вас за глазами? – Он не заметил этого во втором вердже – только в первом.

– Он видит Глиммунга, – произнес второй вердж.

– Никто не видит Глиммунга, – резко ответил первый вердж. – Он невидимый.

– И тем не менее, – сказал второй вердж, – он разглядел странника внутри тебя, – а Нику ответил: – Это из-за Глиммунга мы постарели. Если дать ему срок, из-за него постареет и весь мир. Глиммунг – это… – Второй вердж замолчал, раздумывая над объяснением. – Он плетет паутину судьбы. Он принес с собой на планету ее судьбу, и теперь никому из нас ее не избежать.

– Включая нас? – спросил Ник.

– Включая всех, – сказал первый вердж – или это Глиммунг говорил через его клюв? Ник не знал. – Всех, кто сюда прибывает, – продолжил первый вердж, и его глаза сверкнули, как изломанные озаренные скалы.

– Я вложу тебе в душу память о том, как здесь оказался Глиммунг в стародавние времена, – сказал вердж Нику. – В те дни мы жили все вместе – тробы и принтеры, уабы, нанки; здесь в мире процветала всякая жизнь, включая траву на полях; да, даже траву и деревья. Блаженный мир, край для игр, для наблюдений за зрелищами и движениями, за мерцанием ветра, что дует в полях на закате. Тогда мы жили в гармонии.

– А потом пришел Глиммунг, – сказал второй вердж.

– Откуда он взялся? – спросил Ник.

– Звезда, – ответил второй вердж. – Выгоревшая мертвая звезда, которая потухла и больше не горела. Немного найдется столь же холодных звезд. Холод постепенно поедал Глиммунга, и наконец он ушел и принес холод с собой сюда.

Уаб, опять покопавшись в нашейном мешочке, поднял очередную карточку с текстом.


КАК ВАШИ ДЕЛА? У МЕНЯ ХОРОШО. ЗА ПЯТЬ ЦЕНТОВ Я ОТВЕЗУ ВАС ТУДА, КУДА ХОТИТЕ.

– Что это значит? – спросил Ник у папы. – Это же первая бумажка, которую он нам показывал.

– По-моему, он хочет, чтобы мы уехали отсюда и перестали разговаривать с верджами, – ответил папа.

– Наверно, это очень раздражает, – сказала мама, – когда ты в любой ситуации ограничен всего несколькими карточками.

– Наверняка у него есть карточки, которыми он не пользовался ни разу, – сказал папа. – А некоторыми он пользуется снова и снова… даже если они не подходят.

Ник обратился к уабу:

– Мы не можем уйти, пока Гораций не слезет с дерева. А он не слезет, пока не улетят верджи.

Уаб достал очередную бумажку.


ДО СВИДАНИЯ. БЫЛ РАД ВАМ ПОМОЧЬ.


– Он хочет, чтобы мы вылезли из тележки и он ушел один, – сказал отец Ника. Вздохнул. – Ну ладно. Давай, Ник; помогай разгрузить багаж. Незачем его задерживать, если ему страшно. – Он соскочил с повозки и тут же начал ее разгружать. Ник последовал его примеру. Вскоре они достали из тележки все.

– Не сильно он нам помог, – сказал мама, слезая с повозки.

– Но он пытался, – заметил Ник. – Сделал все, что мог. – Он не винил уаба за то, что тот боялся верджей. И в конце концов Гораций ему никем не приходился. Уаб наверняка даже не знал, что такое кот, не говоря уже о том, каким он может быть ценным и интересным.

Уаб убрел как можно быстрее, пока тележка лязгала и скакала вслед за ним. Очень скоро уаб с тележкой скрылся в роще высоких оранжевых деревьев. Его тяжелый хрип затих, и тогда наконец осталась только тишина.

– Ну, – сказал отец Ника, – видимо, придется пройтись пешком. Нужно найти каких-нибудь других людей-поселенцев. Они должны быть где-то неподалеку.

Стая верджей над головой закаркала собратьям на земле.

– Идем! Идем! У нас еще есть дела!

– Погодите, – сказал первый вердж. – И не указывайте мне, что делать, – добавил он. А Нику сказал: – Теперь я открою тебе, какую роль сыграли в войне уабы. Когда Глиммунг прибыл и поселился на Высоких Холмах, нанки, жившие поблизости, хотели уйти… Но нанки, как вы скоро увидите сами, без чужой помощи не могут перебраться далеко. Они попросили о помощи своих друзей уабов. И уабы увезли их на своих тележках – по крайней мере тех, кто мог заплатить пять центов.

– Очень жадные, – вставил второй вердж. – Это слабое место уабов – их жадность. Они жадные до еды и до денег, до сна, до покупок и до как можно большего количества карточек. В нашем мире это общеизвестно. И потому на уабов смотрят сверху вниз. Все до одного.

– Я пойду за Горацием, – сказал Ник отцу. Ему стало ясно, что стая верджей не улетит никогда. Они слишком любили поговорить и никак не отставали; теперь он это понял. А спасать Горация надо было сейчас, не потом.

– Мы подготовили небольшую книгу, – сказал первый вердж. В его длинных челюстях появилась тоненькая книжица, которой он помахал Нику. – Краткая официальная история войны, составленная нами самими. Это истинный пересказ всего, что случилось, – а самое главное, она защитит вас от лжи Великой Четверки, которая сражается на другой стороне.

– Великая Четверка, – повторил Ник. – Кто это такие?

– Прежде всего принтеры, – сказал вердж. – Это последний заклятый враг Глиммунга. Нанков теперь почти не осталось, так что они не считаются; впрочем, они – вторые в Великой Четверке. Третьи – люди-колонисты с Земли, которые здесь поселились. Их обманули принтеры – как, мы надеемся, не смогут обмануть вас.

– И спиддлы, – сказал второй вердж. – Это последние в Великой Четверке.

– А тробы? – спросил Ник. – Что насчет тробов?

– Они на стороне Глиммунга, – сказал первый вердж. – Как и отцы-двойники. Мы, тробы и отцы-двойники – мы сражаемся за Глиммунга и однажды победим. Мы уже почти победили. И тогда на планете настанет мир, и Глиммунг будет процветать; и вырастет настолько, насколько пожелает, – стоило верджу это сказать, как в его глазах что-то полыхнуло. Тусклый черный огонь – как факел под водой. Искра самого Глиммунга, осознал Ник. Глиммунга, обитающего внутри верджа, тлеющего там взаперти в ожидании, когда он победит в войне. Долго ждать он не станет; Ник чувствовал его нетерпение, его ужасающую нужду.

– Вы и так рассказали им слишком много! – кричали своими пронзительными скрипучими голосами верджи над головой. – Улетим! Отпустите их, и летим! – Они забили крыльями и направились обратно к зданиям с перекрученными трубами на горизонте.

Первый вердж уронил маленькую книжку с кожаной обложкой к ногам Ника, потом побежал на своих плоских лапах; неровно воспарил в воздух. Они со вторым верджем воссоединились со стаей; миг все вместе парили кругами в небе, а потом направились прочь – так же быстро, как прилетели. И снова стали точками. И вот пропали.

Ник наклонился за маленькой сушеной книжицей; на ощупь в его руках она казалась шершавой и неприятной. Он прочитал название: «Однажды летним днем». Пролистал ее, останавливаясь на случайных страницах.

– Это же не про войну, – сказал он матери и отцу. – Это… – Он никак не мог понять; казалась, что книга ни о чем. Словно книги в снах, подумал он. – Не хочу ее читать, – сказал он вслух.

– Дай мне, – сказал отец. Он протянул руку, и Ник с благодарностью отдал странный темный томик. – А теперь можешь идти за Горацием, – сказал отец.

Ник тут же сорвался к оранжевому дереву, на котором предусмотрительно прятался Гораций в безопасности от своих врагов – верджей.

Глава 7

Убедив Горация слезть и собрав разбросанный багаж, все четверо уселись на горе из коробок и чемоданов.

– Пора поговорить, – сказал отец. – Может, если мы обсудим ситуацию, то вместе найдем из нее выход. Как нам найти свою ферму, раз у нас съели карту.

Ник взял Горация на руки и оглядел со всех сторон. После своего приключения Гораций помрачнел; он поглядывал на всех и вся с подозрением. На коленях Ника он свернулся, стараясь занимать как можно меньше места. Очевидно, он дулся на верджей; они схватили его с земли, а потом из-за них он потерял достоинство, побежав не в ту сторону. Гораций надолго запомнит верджей; в будущем он будет иметь их в виду, что бы ни делал.

– Гораций недоволен, – сказал Ник. Он погладил кота, но тот увернулся от руки. – Может, если его покормить…

– Эта книга, – сказал отец, не обращая внимания; он раскрыл темный томик на середине и неотрывно читал. – Вердж, кажется, дал тебе совсем не то. Эта книга не имеет к нам никакого отношения. Это не история войны.

– Может, вердж соврал, – сказала мама. – Может, никакой войны вовсе нет. Может, он хотел нас напугать. Сразу видно, верджам это по нраву. – Она передернулась.

– Уаб подтвердил слова верджа, – сказал отец. – Значит, это правда. – Он перевернул страницу. – Хм-м, – сказал он вслух. Протянул книгу матери. – Прочитай тут, на левой странице. Второй абзац.

– Читай вслух, – сказал Ник, которому тоже стало интересно. Мать начала:

– «Когда принтер делает миску, он теряет частичку себя. Миска пудингуется. Принтер усердствует все больше. Но уже не может продолжать. Теперь он не может печатать то, что ему приносят; принтер немеет. В конце концов он не может напечатать даже самого себя».

Наступило молчание, пока все вчетвером это обдумывали.

– Знаете, что это, по-моему, за книжка? – сказал отец Ника. – Это исследование врагов Глиммунга. Какие они и как их можно уничтожить.

– Посмотри содержание, – сказал Ник. – В конце. – У него было странное предчувствие, будто он знал, что там найдет мама. – Поищи на букву «Г». Поищи нас.

Мать перелистнула в конец книги.

– Не понимаю, с чего мы будем… – Она осеклась. – Пит, – сказала она отцу, – он прав. Здесь есть мы. Тут написано: «Грэм, Питер с семьей. Страница 31». – Она быстро стала искать страницу.

– Читай вслух, – тихо и серьезно попросил отец.

– Вот, – она сделала глубокий вдох и прочитала страницу 31 маленькой книжицы. – «Они не могут найти свою ферму. Их карту съели. Существо, от которого разит рыбой, ведет их в тупик, пока не будет поздно. Их погубит собственная любовь». – Она помолчала, наморщив лоб. – То есть, видимо, наша любовь к Горацию, – сказала она наконец. Посмотрела на кота: – Выходит, за то, что мы потерялись, надо винить тебя.

– Верджи, – ответил отец, – сеют недоверие. Они коварные и умные. Это не книга, а ловушка. – Он забрал ее у мамы и сам просмотрел содержание. – «Вердже», – прочитал он вслух. – Также произносится «варджи»; самое распространенное – «верджи». Страницы с 24 по 29». – Он поднял голову. – Про них тут много. Ничего удивительного.

– Не читай, – сказала мать. – Сомневаюсь, что нам будет интересно, что там о себе рассказывают верджи.

– Это вряд ли написали верджи, – сказал отец. – По-моему, это написал Глиммунг.

– Почему ты так думаешь? – спросил Ник, гадая, откуда отцу это знать.

– Только послушайте, – сказал отец и прочитал вслух абзац о верджах: – «Низшая форма жизни, вылезшая из канав и трещин земли. Она пользуется своей шкурой как парусом. Их добыча – все, что движется. Отпугнуть их можно сильными запахами. В некоторые времена года – а именно летние – в них можно поселиться и летать повсюду. В конце концов они присоединятся к рогатым клакам, врагам всего сущего. Но тем временем их можно использовать». – Отец захлопнул книгу. – Вердж не стал бы это писать. Ни одно существо не напишет о себе такое. И вообще я сомневаюсь, что верджи умеют писать. Как и уабы. Но какая-то форма жизни на Планете Плаумена писать умеет.

– Как ты и сказал, – согласилась мама, – Глиммунг.

– Он был ужасный, – сказал Ник. – Я его видел внутри первого верджа. Он на меня посмотрел.

– Но он же нас отпустил, – заметила мама. – Значит, не такой уж он и плохой.

– Может, Глиммунг нас боится? – сказал Ник.

Папа и мама с удивлением посмотрели на него.

– Можно же быть злым, – сказал Ник, – и при этом слабым. Глиммунг может быть как раз слабым. Война еще не окончена. Как минимум остались еще принтеры. И он боится рогатых клаков. Может, клаки даже хуже Глиммунга. – Эта мысль ему не понравилась; от нее на душе стало очень нехорошо. Антизверятник рассказывал о клаках. В том же духе, что и эта книжка. Значит, это правда.

– Что нам нужно, так это найти Великую Четверку, – решил отец. – Не другого уаба; на мой взгляд, уабы, может, и желают добра, но от них ни для кого нет толка. Может, только для них самих; они, несомненно, переживут войну… не присоединившись ни к одной стороне.

До их ушей долетел далекий звук.

– Смотрите, – показал Ник; он увидел вдали какой-то транспорт – почти что-то вроде старомодной машины. Она тащила большую цистерну – что-то вроде резервуара с водой. Как медленно едет, подумал Ник. Словно водитель не знает дороги.

– Ник, – засуетилась мать. – Беги как можно скорее; попытайся догнать машину. Кажется, я вижу в ней людей. Да, я уверена, за рулем мужчина.

Отбросив книжицу в кожаном переплете, отец Ника сказал:

– Думаю, от нее нам пользы не будет, – и замахал далекой машине.

– По-моему, лучше ее оставить, – не согласился Ник. – Отдадим ее Великой Четверке; может, им она пригодится.

«Наверно, вердж не должен был ее нам дарить, – сказал он себе. – Интересно, когда он теперь поймет, что ошибся». Ник наклонился и подобрал книгу.

Древняя машина повернула в их сторону. Водитель их заметил. Машина очень медленно приближалась. Наконец она их объехала с хрипящим звуком двигателя. От радиатора поднимались струйки пара.

– Кто вы такие? – спросил водитель. – Не помню, чтобы видел вас раньше, а я знаю всех колонистов на этой планете.

– Нас только что высадил корабль, – сказал отец. – Уаб вез нас на ферму, но его спугнула стая верджей.

– Уабы не очень смелые, – сказал водитель. – Где ваша ферма? Покажите на карте.

– Ее съел уаб, – признался отец. Водитель ухмыльнулся.

– Это они могут. У вас есть купчая? Я, наверно, смогу понять по ней, куда вам надо.

Отец извлек из чемодана плоскую папку и открыл. Передал водителю документ официального вида, который водитель читал медленно и скрупулезно.

– Это далеко? – спросила мама.

– Прилично, – ответил водитель. – И я не еду в ту сторону; вообще-то я еду в противоположную.

– Но вы же сказали… – начал отец Ника.

– Я сказал, что смогу понять, куда вам надо, – сказал водитель. – Я не сказал, что отвезу вас туда – или что вообще могу отвезти. – Он переключил передачу и завелся. – Видите тот горный пик? – показал он. – Идите в том направлении. Ваш участок – с ближней стороны.

– Но наш багаж! – возразила мать Ника.

– Мы вам заплатим, – сказал отец Ника. – Уаб хотел пять центов – скорее всего, этого мало. Но мы можем дать больше. Сколько вы с нас возьмете?

– Простите, – сказал водитель, уже отъезжая. – Здесь деньги почти ничего не стоят. А что ценно – так это вода, как у меня в цистерне. Воды на Планете Плаумена немного, если вы не в курсе. – Он помахал им на прощание.

Ник поднял маленькую книжку, которую ему оставил вердж.

– А это чего-нибудь стоит?

Замедлившись, водитель прикрыл глаза и пригляделся.

– Откуда она у вас? – спросил он. И остановился.

– Мы ее отдадим, – сказал папа, – если отвезете нас с багажом на участок. Честный обмен. Без лишних вопросов.

– Никто и никогда не видел эту книгу, – сказал водитель. – Мы думали, это миф; я вообще не верил, что она существует. Конечно, я с радостью соглашусь. – Он заглушил мотор, открыл дверь и вышел. – Я помогу положить вещи назад.

– Почему эта книжка такая ценная? – спросил Ник. Он не ошибся в предчувствии; книга имела ценность – как раз ту, что им нужна.

– Это книга Глиммунга, – прокряхтел водитель, загружая чемодан за чемоданом в багажник старой машины. – Говорят, Глиммунг принес ее с собой, когда много лет назад прибыл на планету. – Он поднял голову и прищурился на Ника и его родителей. – Вы видели Глиммунга? – спросил он.

– Мой сын видел, – сказал отец.

Водитель долго и пристально смотрел на Ника.

– И как Глиммунг выглядит? – спросил он наконец. – Какую форму принял? Говорят, Глиммунг может принимать разные формы. То он появляется так, то этак.

– Он, кажется, жил внутри верджа, – сказал Ник. – Того верджа, который и дал мне эту книгу.

– Вердж не отдал бы такую книгу человеку, – сказал водитель.

– Он ошибся, – ответил Ник. – Он хотел дать историю войны. Он вряд ли умеет читать.

– Это правда, – сказал водитель. – Верджи не умеют читать. Как и уабы, хоть они и таскают с собой свои грязные карточки. – Он засунул в машину последние коробку и чемодан. Теперь вернулся за руль и снова завел мотор. – Глиммунг будет в ярости, – сказал он, придерживая дверь для матери Ника. – Он, несомненно, попытается вернуть книгу. – Водитель нервно посмотрел на небо. – Лучше поторопиться.

Машина покатила вперед, приближая их к далекому пику, торчащему среди равнин.

Глава 8

Солнце уже заходило, когда старая скрипящая машина с огромной деревянной цистерной воды добралась до фермы Грэмов. Водитель, которого звали Редж Фрэнкси, остановился. Все пятеро сидели молча и смотрели на участок.

Перед ними лежала плоская земля, покрытая хрупкими и колкими кустарниками – такими же оранжевыми, как и все на этой планете. Тут и там лежали валуны, а в одном конце росло огромное дерево.

И дом. Ник в изумлении уставился на здание. Такое огромное жилье… Совсем не как квартира на Земле. Без домов по соседству, один, такой солидный на вид. Построенный практически на века, подумал Ник.

– Типичное здание правительственной постройки, – сказал водитель Редж Фрэнкис. Его зрелище как будто не очень впечатлило. Возможно, все дома на Планете Плаумена одинаковые, построенные одними и теми же бригадами роботов. – Десять акров земли, ровной. Вон там оборудование, – показал он. – Сельскохозяйственное, для обработки земли. Вода здесь редкость, но у вас есть собственный источник. – Он протянул руку. – А теперь давайте книгу.

Отец вручил ему маленький томик. Мистер Фрэнкис просмотрел его и, довольный, убрал в бардачок своей старой машины.

– И что вы будете с ней делать? – спросил отец.

– Продам принтерам, – весело ответил мистер Фрэнкис. – А теперь, если будете так любезны разгрузить свой багаж, я поеду; мне еще предстоит долгий путь до своего водовозного марш– рута.

Ник с родителями разгрузили коробки и чемоданы. Когда они забрали все, мистер Фрэнкис завелся и укатил прочь. Они смотрели ему вслед, пока пыхтящая машина не скрылась из виду в роще тощих деревьев.

– Интересно, сколько от нас до соседей, – робко и неуверенно произнесла мать Ника. – Так странно, что никто не живет поблизости… Мне даже как-то… – она повела рукой, – …жутковато, наверно.

– Мы привыкнем, – заверил ее папа.

Всю поездку Гораций сидел тихо, но теперь сразу же развил активность. Он соскочил с рук Ника и куда-то затрусил, опустив хвост и выставив голову, будто прислушивался.

– Он не убежит? – спросил Ник у отца.

– Сомневаюсь. Кажется, он уже понял, что мы доехали. – Отец начал переносить вещи к дому. Ник с матерью помогали, и довольно скоро они сложили все внутри.

– Почти без мебели, – критически заметила мать, оглядывая пустые и гулкие комнаты.

– Нам повезло, что есть хоть какая-то, – ответил отец. – На самом деле нам повезло, что нам вообще достался дом – и участок, и оборудование.

– Если бы всем этим не снабдили, – сказала мать, – мы бы сюда не прилетели.

– Ну, тоже верно, – сказал отец.

Гораций тем временем куда-то ушел. Ник видел, как он убрел в кусты, ненадолго появился и снова скрылся.

Вдруг Гораций, невидимый в зарослях, издал громкий вой.

Ник со стучащим сердцем бросился к нему. Что там нашел кот? Обитателя Планеты Плаумена? Он выскочил на Горация – у него распушилась шерсть и как будто еще больше вырос хвост. Он шипел, прижав уши и обнажив клыки; увидев Ника, издал жалобное «мяу», словно извиняясь.

В вечернюю темень семенило маленькое многоногое существо – зверек с несколькими хвостами, как веревками. Оно торопилось, как могло, а потом пропало – видимо, в норку.

Гораций потерся о ноги Ника, не выказывая желания следовать за существом.

– Что там, Ник? – позвал с крыльца их нового дома отец.

– Местный житель, – сказал Ник.

– Лучше иди в дом, – сказал отец. – Мы еще не знаем, какая фауна здесь безобидна, а какая – нет. Не стоит рисковать. И Горация с собой прихвати.

Многохвостое существо выглянуло из своей норки – опасливое и энергичное, оно теперь залопотало, словно извещая других из своего вида. Ник услышал шуршание в ближайших кустах; почувствовал, как они – кем бы они ни были – возбужденно отвечают, напуганные Горацием и его клыками и воплями.

– Все хорошо, – сказал Ник. – Гораций так только от неожиданности. – Он прислушался. Тут и там существа продолжали лопотать. – Мой кот вам ничего не сделает, – сказал им Ник.

– Поспорим? – раздался из кустов тонкий голосок.

– Он всего лишь кот, – сказал Ник. – Коты никому ничего не делают.

– Ой, брось, – ответил голосок. – Не надо ля-ля. Ты глянь, какие у него зубищи. Смерть во все края. Мы сообщим о нем Великой Четверке – он же угроза! – трещал возмущенный голосок.

– А вы кто? – спросил Ник.

– Спиддлы, – ответили невидимые существа – сразу несколько хором. – А вы люди, которые тут будут жить? – спросил один из них. – И вы привезли с собой этого плотоядного злодея? Мы переезжаем; только вы нас и видели.

– Да, мы переезжаем! – поддакивали остальные. А первый добавил:

– Этот ваш так называемый кот напрашивается на неприятности. Либо он, либо мы.

– Он член нашей семьи, – сказал Ник.

– Ну надо же, – пожаловался спиддл. – Возмущение во все края. Послушай-ка, мистер. Мы сражаемся на войне. Что-нибудь слышал о войне? Слышал же, да? А о верджах слышал? А о Глиммунге слышал?

– Да, – сказал Ник. Его впервые кто-то – или что-то – назвал «мистером». Он обнаружил, что ему это нравится. – Я встречал Глиммунга. И он по ошибке отдал мне книгу. В смысле, он хотел отдать мне книгу, но не ту.

– Глиммунг всем новоприбывшим раздает копию «Последней и окончательной войны», – сказал спиддл. – Там рассказывается, какие они молодцы и какая Великая Четверка плохая. По Планете Плаумена, наверно, тысяча таких книг ходит. Вранье, все вранье.

– Но Глиммунг дал мне другую книгу, – сказал Ник. – Или вердж – уж не знаю, кто ее дал. Эта называлась «Однажды летним днем».

– И она у тебя с собой? – спросил спиддл.

– Нет, – ответил Ник.

– Ты ее потерял. Ты ее отдал уабу, и уаб ее слопал. Ты ее пустил на растопку. Или ты…

– Мы отдали ее землянину-колонисту, – сказал Ник. – Мистеру Фрэнкису. За то, что он привез нас сюда.

– Старый добрый Фрэнкис, – сказал спиддл, и его товарищи затрещали в темноте с презрением. – Редж Фрэнкис – вор, – сказал спиддл. – Кто знает, что у него в голове? Он, как мы это здесь называем, водовоз; доставляет воду и продает по завышенной цене, которую никто не может себе позволить. Тебе надо забрать эту книгу назад.

– Почему? – спросил Ник.

– Потому что она нужна нам. Точнее, Великой Четверке. Чтобы победить в вой– не. Редж Фрэнкис задерет такую цену, что мы не сможем заплатить. И Глиммунг ее выкупит. У них-то денег полно. А мы бедные. Нищета во все края; вот тебе и все. Почему мы, по-твоему, живем в норах? Потому что очень нравится? Я тебе скажу почему; потому что не можем себе позволить ничего получше. – Голос спиддла дрожал от негодования.

– Вам-то повезло, – сказал другой спиддл из темноты. – У вас дом есть. Всем колонистам с Земли повезло. А за нами кто присмотрит? Равнодушие во все края; вот тебе и все.

Первый спиддл спросил у Ника:

– Как думаешь, сможешь вернуть книгу обратно?

– Мы с ним договорились. Теперь это его собственность, – поколебавшись, ответил Ник.

– А можешь украсть? – спросили хором несколько других спиддлов.

– Я… вряд ли, – сказал Ник. Это казалось неправильным. Обмен был честный.

– Ты бы очень нам помог закончить войну и добиться великой победы, – сказал спиддл. – В книге «Однажды летним днем» перечисляются слабости всех существ на этой планете, в том числе тробов и верджей. Даже клаков; страницы никого не упускают. Да, правда, чтение скучноватое, то и дело отходит от темы… У Глиммунга очень неорганизованный разум. Но все же в этой книге найдется все. Все – и прошлое, и будущее.

– И теперь она у этого оппортуниста Фрэнкиса, – с презрением сказал другой спиддл. – Неудача во все края; вот тебе и все.

– Но неудача и для Глиммунга, – сказал другой спиддл. – Раз он вообще упустил книгу. Теперь наверняка переживает. Он уже должен был обнаружить потерю. Слушай-ка сюда, землянин; Глиммунг будет искать тебя, чтобы вернуть книгу. Уж лучше заройся. Осада во все края; вот тебе и все.

– Сразу признавайся Глиммунгу, – предложил один спиддл. – Скажи: «Твоя книга у Реджа Фрэнкиса, водовоза». Для своего же блага. Иначе – месть во все края, землянин.

– Разборки, – вступил еще один спиддл. – Разборки во все края.

– Что это значит? – спросил Ник. Ему было трудно понимать необычную речь спиддлов.

– Это значит, – ответил спиддл, – что Глиммунг разберет тебя на запчасти. Чтобы найти пропавшую книгу. Ты на нее хоть взглянул? Успел что-нибудь прочитать?

– Только пару абзацев, – признался Ник. Только сейчас он понял, какую возможность они упустили. А теперь уже слишком поздно.

– Когда-то это был счастливый мир, – тоскливо сказал спиддл. – Пока не пришел Глиммунг. Он приходил мало-помалу, мелкими скрытными шажками, один за другим. Конкретного момента, когда он вошел в наш мир, не было. Мы узнавали о нем постепенно.

– Сперва до нас дошли слухи, – добавил другой спиддл. – Расплывчатые рассказы, ничего определенного; слухи о чем-то дурном, о чем-то скверном… но не здесь. Затем однажды показалось, будто он почти здесь, будто он подобрался ближе. И тут слышим от нанков, что он уже здесь. Так оно и шло, день за днем. Верджи были довольны; оказывается, они к нему слетелись сами. И конечно, тробы; эти-то возрадовались – возопили в ночи от удовольствия.

– А потом мы уже поняли, что Глиммунг повсюду, – сказал третий спиддл. – И объединились с последними принтерами. Потому что больше всего Глиммунг хочет уничтожить принтеров. Мы слышали, что зло Глиммунга пришло на планету из-за принтеров, что их борьба началась еще до существования этой планеты. Что она стара, как само время. Принтеры нам ничего не говорят; выживают, как могут, и все. Они почти выдохлись, наши принтеры; все, что они сейчас делают, – пудингованное, очень нечеткое и почти бесполезное. Мы, конечно, притворяемся, что все наоборот.

– Но на самом деле не наоборот, – дополнил дополнительный спиддл, – а очень даже оборот. И мы в него попали.

Из дома позвала мама:

– Ник! Пора возвращаться домой. Погуляешь утром.

– До свидания, – сказал Ник спиддлам. – Еще увидимся завтра, – попрощавшись, он вернулся по темноте в ярко освещенный дом.

Сбоку от дома торчал куст чего-то вроде бамбука. Ник уже почти прошел мимо, когда остановился.

В бамбуке что-то росло. Силуэт, немой и неподвижный, который торчал из почвы, как какой-то ночной гриб. Белый столб, рыхлая масса, влажно поблескивающая в тусклом свете. Его заплесневелым коконом покрывала паутина. У него были руки и ноги неопределенных контуров. Расплывчатая несформированная голова. Черты лица еще не проявились. Но Ник уже знал, что это.

Отец-двойник.

Глава 9

Отец-двойник был почти готов. Еще несколько дней – и он созреет. Пока это еще личинка – белая, мягкая и рыхлая. Но дневное солнце ее высушит и согреет. Панцирь затвердеет. Потемнеет и окрепнет. И тогда оно выберется из своего кокона, и однажды, когда отец пройдет рядом с этим местом…

За отцом-двойником росли и другие рыхлые белые личинки, отложенные недавно. Маленькие. Только-только появившиеся на свет.

Ник быстро попятился. Слабо поискал рукой в темноте, на что бы опереться; его вдруг ужасно замутило. Отвернувшись, он сделал пару шагов прочь от отца-двойника и других, новых, личинок – но тут увидел кое-что еще. То, чего до сих пор не мог себе и представить.

Еще одна. Еще одна личинка. Не белая. Уже потемневшая. Паутина, рыхлая мягкость, влажность – все это пропало. Она была готова. Слегка пошевелилась, хлипко двигая руками.

Ник-двойник.

– Ужин готов, – позвала из дома мать. – Позови отца, Ник, и скажи, чтобы он помыл руки. То же касается и вас, молодой человек. – Ник чувствовал запах еды – их первого ужина на Планете Плаумена.

Он добрался до дома и нашел кухню. Мама несла дымящуюся кастрюлю на опрятно накрытый стол.

– Что случилось? – спросила она, увидев его.

– Мне нужно кое-что рассказать папе, – пролепетал Ник, все еще охваченный парализующим ужасом.

– Пит! – встревоженно позвала мама. – Ник чего-то очень испугался; иди скорее. Добреешься после ужина.

На кухню вошел отец – сильный, красивый и решительный.

– Что такое, Ник? – спросил он, увидев лицо сына.

– На улице, – сказал мальчик. – Я покажу; пошли. – Он повел отца из их нового дома в ночную тьму – туда, где росло растение, напоминающее бамбук; росло с внутренней колонией личинок в разных стадиях.

Отец очень долго смотрел на личинок, потом сказал:

– Эти растения чертовски опасны.

– Знаю, – сказал Ник.

– Хорошо, что ты нашел их вовремя, – сказал отец. – Еще несколько дней…

– Можно их убить? – спросил Ник.

– Почему бы и нет, – ответил отец. Но сам продолжал таращиться на отца-двойника. – Меня бы заменили, – сказал он. – Кто-то из них.

– И меня тоже, – сказал Ник.

– Да, твой почти дорос. И этот тоже как ты, – у отца задрожал голос. – В точности как ты.

На крыльцо их нового дома вышла мама.

– Что такое, Пит? – встревоженно позвала она. – Можно мне посмотреть?

– Нет, – сказал отец. – Вернись в дом. – Нику он добавил: – Жаль, у нас нет бензина. Мы бы их сожгли.

– Может, они и так уже достаточно высохли, чтобы… – начал Ник и в ужасе прервался.

От Ника-двойника – ДвойНика – отвалилась последняя влажная паутина. Он сдвинулся, закачался; отломился от основания, на котором рос, и пошатнулся. Он еще неловко стоял на ногах. Открыл и закрыл рот, а потом потянулся к Нику.

Отец потащил сына назад, подальше от растения.

– Дома есть телефон, – сказал отец. – Зайдем и запремся; я вызову местную полицию. Должен же быть здесь какой-то способ борьбы с этими отцами-двойниками.

– А почему они называются «отцы-двойники»? – спросил Ник, когда они поспешно вернулись в дом и заперли за собой дверь на засов.

– Судя по всему, обычно они начинают с имитации взрослых мужчин, – ответил отец. – Но в этом случае их больше интересуешь ты, чем я.

– Пожалуйста, скажите, что там, – попросила мать Ника, выходя из кухни с подносом булочек из духовки. – Все очень плохо?

– Очень, – ответил отец. – Там Ник-двойник. Причем прямо перед нашим новым домом. Откуда они могли знать?

– Книга Глиммунга, – сказал Ник. – Она предсказывала, что мы приедем, помнишь?

– И правда, – сказал отец. Взял трубку телефона. На маленьком сером экранчике появилось лицо оператора. – Дайте нам полицию, – серьезно сказал отец.

* * *

Полиция прибыла очень скоро и – в темноте на улице, с фонарями и своим оборудованием, – уничтожила бамбуковые заросли вместе с личинками. После этого один из полицейских поговорил с отцом Ника в передней комнате дома. Дверь закрыли, но Ник с матерью все равно все слышали. Ник был бы и рад не подслушивать, но из-за двери до него доплывали целые предложения.

– Вы должны знать, – говорил полицейский отцу, – что мы не смогли поймать созревшего, который уже оторвался. Мои люди прочесывают область с инфракрасными фонарями, но пока что, боюсь, им не удалось его найти.

– Ника-двойника? – спросил отец. – Хотите сказать, он сбежал?

– Именно, – сказал полицейский.

– А вы не можете оставить здесь своего человека для охраны? – спросил отец.

– У нас слишком мало ресурсов. Боюсь, нет. Вам придется следить за появлением двойника самим, а потом вызвать нас. Их легко уничтожить – достаточно всего одной спички.

– Что оно сделает с Ником, если поймает?

– Заменит, – ответил полицейский.

– Но что конкретно сделает с Ником? Убьет?

Ник не расслышал ответа полицейского. Тот заговорил очень тихо.

– Мы можем рассчитывать на чью-нибудь помощь? – спросил отец. – Чью угодно? Например, других колонистов?

– На вашем участке живет немало спиддлов, – сказал полицейский. – Попросите их. Спиддлы – хорошие друзья; это на своем опыте узнали многие колонисты.

– Они смогут отличить двойника от Ника? – спросил отец.

– Всегда, – заверил его полицейский.

Дверь в гостиную открылась. Вышли отец и полицейский с мрачными лицами.

– Ник, – сказал отец, – как только увидишь этого двойника, говори мне. Немедленно. Мы запрем все окна и двери на замки, а ты будешь сидеть дома, пока мы не…

– Я не хочу сидеть дома, – сказал Ник. – И если я буду сидеть дома, я не смогу уговорить спиддлов помочь.

– Пусть поговорит со спиддлами, – сказал полицейский. – Но в дневное время, чтобы заметить, как подкрадется двойник.

Отец заколебался, потом спросил:

– А что, если двойника увидим я или жена? Если оно притворится Ником?

– Так оно и поступит, – сказал полицейский. – Оно будет выглядеть точно как ваш сын; оно скажет, что оно ваш сын.

– Как понять разницу? – спросил отец. – Если завтра утром выйдет Ник, а вернется уже двойник, который только говорит, что он Ник?

– Отцы-двойники – не самые лучшие или точные копии, – объяснил полицейский. – Особенно когда они говорят – они говорят не настоящими словами, а просто издают звуки. Поговорите с ним, если кажется, что это не Ник. И заверяю вас, вы все поймете. – Полицейский дотронулся до полей шляпы, прощаясь с матерью Ника. – Спокойной ночи. И добро пожаловать на Планету Плаумена.

– Ничего себе приветствие, – сказал отец, когда полицейский ушел через двор к своему ховеркару.

– Я не боюсь, – сказал Ник. И он знал, что спиддлы помогут, хоть с ними и непросто договориться из-за их необычного языка.

Теперь пришел Гораций, который исследовал дом. Он уселся, не спуская больших зеленых глаз с Ника.

– Подумать только, – сказал отец коту, – и мы прилетели сюда из-за тебя, – а Нику добавил: – Это того не стоило.

– Не надо так говорить, – ответил Ник. Теперь, когда он был внутри, а полиция уничтожила куст двойников, ему стало намного лучше. Да, ДвойНик все еще рыскал на улице, в темноте, желая его заменить. Но – ДвойНик показался ему хрупким, слабым. Возможно, он не так опасен, как остальные отцы-двойники. Так или иначе, полицейский сказал, что он вспыхивает при одном прикосновении спички. В конце концов, это всего лишь растение.

– А я буду говорить, что это того не стоило, – горячо продолжил отец, – пока мы не найдем Ника-двойника и не спалим.

– Ник, – спросила мама, – как думаешь, ты сможешь завести добрососедские отношения со спиддлами?

– Конечно, – сказал Ник. – На самом деле я уже.

– Хоть какое-то облегчение, – сказал отец. Казалось, теперь он волнуется поменьше.

В гостиной в камине горел огонек. Дом стал теплым и дружелюбным, полным запахов ужина и потрескивающих дров.

– Спиддлы рассказали, как здесь все было до появления Глиммунга, – сказал Ник. – «Когда-то это был счастливый мир», – сказали они.

– Охотно верю, – сказал отец. – И снова будет счастливым, когда мы победим в войне против Глиммунга.

А матери Ника сказал:

– Всего этого мы не знали; до прилета мы не представляли, что придется участвовать в войне, которая тянется веками. И затрагивает столько существ.

– Спиддлы говорят, – продолжил Ник, – что война началась задолго до того, как Глиммунг прибыл на эту планету. «Стара, как само время», – так мне сказали спиддлы. Глиммунг пришел сюда за принтерами. Это их он хочет уничтожить больше всего. Они с ним древние враги.

«Надо узнать, где живут оставшиеся принтеры, – сказал он себе. – И подружиться с ними».

– Принтерам нужна помощь, – сказал Ник отцу. – «Они почти выдохлись», – сказали спиддлы. Так что, наверно, нам надо поторопиться.

– Завтра, – пообещал отец.


Гораций сидел у входной двери; ждал, глядя на ручку, будто пытался повернуть ее силой мысли.

– Он хочет погулять, – сказал Ник и подошел к двери.

Гораций продолжал пристально таращиться на ручку, излучая свою могучую волю. К сожалению, этого было мало. Дверь так и оставалась закрытой.

– Жалко, мы не можем ему объяснить, что выйти он сможет уже завтра, – сказал отец. Наклонился и погладил кота. На это Гораций мяукнул низким баритоном и дернул черным хвостом. – Впрочем, он уже успел погулять.

– Успел даже погоняться за спиддлами, – сказал Ник.

– Представь, какое для него будет удовольствие бегать и играть на природе, – сказал отец. – Когда он крикнет в небо во всем величии своего отважного духа. Его славный свободный дух освободится из настоящего заключения. Бедный наш Гораций, – отец все еще гладил кота. Тот же пытался вкрадчивым мяуканьем и пристальным взглядом сподвигнуть его открыть дверь.

– Завтра, – сказал Ник коту.

– Его ждет новая вселенная, – сказал отец. – Неудивительно, что он в нетерпении. Она ждет и нас. Как только мы уничтожим это растение, этого… – Он осекся и помрачнел.

– Великая Четверка на нашей стороне, – напомнил Ник. – Так что мы не одни.

«И слава богу», – подумал он.

– Жаль, у нас уже нет той книги, – сказала мать. – Если бы мы могли в нее хотя бы заглянуть…

– Может, мы ее еще вернем, – сказал Ник. Но на тот момент он еще не представлял себе как.

Глава 10

На следующее утро после довольно беспокойного сна Ник проснулся, оделся и позавтракал с мамой и папой за маленьким столиком, который ждал на кухне до их прилета. Гораций суетился у миски с синтетическим кормом со вкусом креветки – тоже предоставленным правительством.

Во входную дверь постучали.

– Я открою, – сказал отец. Поднялся из-за стола, прошел в гостиную и выглянул в окошко.

– Люди, – сказал он. – Может, соседи. – Он отпер замок.

На крыльце стоял низенький, круглый и почти лысый мужчина. С ним нетерпеливо ждала худая женщина с черной сеткой на волосах.

– Я Джек Маккенна, – представился гость отцу. – А это моя жена Дорис. Мы живем дальше по дороге. Мы видели, как вы приехали вчера вечером, и мы бы пришли вам помочь… Только по ночам на этой планете рыщут тробы и верджи в поисках одиноких колонистов, которым не хватило соображения оставаться дома.

– Мы видели, как к вам вчера приезжал полицейский ховеркар, – сказала миссис Маккенна. – Что случилось? – Ее глаза округлились от любопытства.

– Отец-двойник, – ответил папа Ника. – Вырос прямо у дома. Заходите. – Он провел Маккеннов в гостиную. – Мы как раз заканчиваем завтракать. Хотите чашечку кофе?

– Пожалуйста, присоединяйтесь, – сказала мама. – Я Хелен Грэм; это мой муж Пит. – Она кивнула на Ника: – А это наш мальчик. Николас.

– У вас кот, – сказала миссис Маккенна, заметив Горация. – Он здесь долго не протянет. Его утащит вердж.

– Верджи уже утащили Горация, – сказал Ник. – Но потом вернули.

– Странно, – сказал мистер Маккенна, нахмурив лоб. – Верджи так поступают очень редко. Интересно почему?

Мать подала кофе Маккеннам, за что те были очень благодарны; они расселись в гостиной напротив отца Ника и попивали из пластиковых стаканчиков.

– Вы же понимаете, – наконец начал мистер Маккенна, – что местные формы жизни на Планете Плаумена охвачены смертельной борьбой, которая длится уже столетиями?

– Да, – кивнул отец. – Нам это известно. Нам рассказали верджи.

– Из-за этой войны большинство колонистов, которые сюда прибывают, – сказала миссис Маккенна, – тут же хотят перебраться куда-нибудь еще. Даже назад на Землю, хоть она и перенаселена.

– Мы не можем вернуться, – сказал Ник. – Из-за Горация.

– Неужели кот – такая важная причина, чтобы стать изгнанниками из своего родного мира? – спросила миссис Маккенна надменно. Отец Ника тихо ответил:

– Это вопрос принципа. Нам кажется, для животных в жизни должно быть место, даже если планета перенаселена.

– У вас здесь будет ферма? – спросил мистер Маккенна. – Будете возделывать землю и сажать растения?

– Точно, – кивнул отец.

– У вас есть в этом опыт? – спросила миссис Маккенна.

– Еще нет, – признался отец. – Но я привез книги о земледелии. Я намерен их прочитать.

– Этого будет мало, – сумрачно сказала миссис Маккенна.

– Я думаю, Пит справится, – сказала мать. – Он всегда был решительным и искренним человеком. Человеком, который до конца следует своим убеждениям.

В окне гостиной появилось злое вытянутое лицо. Глаза поблескивали – крошечные щелки, напоминающие старую целлулоидную пленку. Ник понял, что это черные очки.

– Господи боже! – подскочил отец. – А это еще что?

– Троб, – спокойно ответил мистер Маккенна. – Они знают, что вы здесь, и пришли к вам приглядеться. Наверно, им рассказали верджи.

– Мы можем что-нибудь сделать? – нервно спросила мать. – Они опасны?

– Его можно прогнать вот этим, – сказал мистер Маккенна; он передал отцу Ника маленькое металлическое устройство со своего ремня. – Троб-луч. Он испускает яркий свет, а они теряют сознание из-за яркого света, несмотря на темные очки. Просто покажите ему троб-луч – и он, скорее всего, уйдет сам.

Но троб и так уже исчез. Возможно, он заметил, что у мистера Маккенны есть троб-луч.

– Тробы, – сказал мистер Маккенна, – закидают вас камнями; это их вклад в войну. Они не так опасны, как верджи, и ни верджи, ни тробы и близко не такие ужасные, как отцы-двойники. Но опаснее их всех – отцов-двойников, верджей, тробов, – Глиммунг, и его надо избегать всеми силами.

– Я его видел, – сказал Ник.

– Где? – тут же одновременно спросили мистер и миссис Маккенна.

– Внутри верджа, – сказал Ник.

– Так вот куда в эти дни подевался Глиммунг, – сказал, кивая, мистер Маккенна. – Ничего удивительного. Так он может управлять верджами, чтобы они уносили больше нанков и спиддлов, а то и парочку колонистов. Хотя человек для одного верджа тяжеловат. И мы все вооружены против верджей.

– Чем? – спросил отец Ника.

– Верджи боятся сильных и незнакомых запахов, – ответил мистер Маккенна. – В особенности запахов, несвойственных этой планете. Мы все носим при себе лук – или, например, дохлую лягушку, или еще какое-нибудь мелкое существо с Земли. Вам бы тоже не помешало.

– Как насчет чеснока? – спросила мать.

– По какой-то причине верджи любят запах чеснока, – ответил мистер Маккенна. – Предлагаю попробовать розу, если у вас есть. Или лаванду. Или…

– Глициния, – перебила миссис Маккенна. – Верджи в ужасе от запаха глицинии. И гвоздики. Но гвоздика не приживается на Планете Плаумена. К сожалению.

Мать Ника с запинкой сказала:

– У меня есть флакончик духов.

– Это обязательно поможет, – сказала миссис Маккенна.

И снова в окне показался тот троб – или, может быть, это был уже совсем другой. Он вгляделся, а его желтую мордашку исказила лютая ненависть. Он постучался тощим волосатым кулаком. И заговорил.

– Что он говорит? – пожелал знать отец.

– Кот, – сказал мистер Маккенна. – Что-то насчет вашего кота.

Троб прижался резиновыми губами к окну и повторил то, что говорил.

– Господи боже, – подскочил отец. – Он говорит, что они поймали Горация. – Он быстро огляделся. – Но Гораций же дома!

– Входная дверь, – слабо ответила мать. – Она приоткрыта. Должно быть, он улизнул.

– Простите, – сказал мистер Маккенна, хотя и не казался особенно озабоченным. – Наверно, я забыл ее закрыть. А может, она сама не закрывается до конца. Многие из зданий правительственной постройки скособоченные.

Троб крикнул от окна:

– …Сожрем… Лучший ужин за многие месяцы… – и скрылся из глаз. Пропал как не было.

– Они съедят Горация, – хрипло проговорил Ник. Он бросился в дверь и на крыльцо.

– Ник, вернись! – позвал сзади отец. – Двойник – сперва нужно проверить, нет ли его!

Но Ник уже увидел, как два троба сбегают с Горацием, схватив его за лапы. Тробы были небольшими, но вдвоем смогли уволочь Горация, хоть он изворачивался и брыкался.

– А ну пустите моего кота! – закричал Ник. И бросился в погоню.

Глава 11

Пока Ник бежал за тробами, в оранжевом кустарнике по сторонам дороги что-то зашевелилось.

– Эй, мистер, – окликнул его голос. Это был спиддл, вставший посреди кустов во весь рост, чтобы привлечь внимание Ника.

– У них мой кот – выдавил Ник, задыхаясь. – Они его съедят. – Он помчался дальше, ничего не видя перед собой.

– Стой, стой! – позвал спиддл, размахивая лапками. Появился еще один спиддл, и еще два. Теперь по обе стороны дороги показала нос целая компания спиддлов, и все загалдели одновременно. – Хватит, – громко сказал первый спиддл, махнув остальным, чтобы они помолчали. – Ребят, ну вы чего, – сказал он с раздражением. – Так, мы готовы.

– У меня нет времени слушать, – сказал Ник.

– Мистер, это ловушка, – сказал первый спиддл. – Они не собираются есть это ваше беспутное животное; они просто выманивают тебя из дома.

– Зачем? – спросил Ник. Но задержался, чтобы послушать. Дальше на дороге трусили два троба в темных очках, тащившие Горация; он смотрел, как они уменьшаются на глазах.

– Как мы понимаем, в деле Ник-двойник, – сказал первый спиддл. – Мы искали его всю ночь, но не свезло. Это тебя сожрут, если не будешь поосторожней. Пока рядом шатается эта тварь, тут опасность во все края.

Ник преодолел свою нерешительность. Он побежал дальше по дороге – в направлении, которое выбрали тробы.

Дорога вела к густому скоплению деревьев – беспросветной чаще с тенями и лианами.

– Не ходи туда! – кричали вслед спиддлы. Некоторые выскочили на дорогу, словно чтобы последовать за ним.

Ник вошел в темную рощу.

Справа на обочине он увидел то, чего никак не ожидал увидеть. Он замер и в шоке уставился. Древняя машина, водяная цистерна Реджа Фрэнкиса. Машина перевернута. Из разбитой цистерны все еще текли ручейки; вокруг обломков образовалось целое озеро.

Недалеко в спутанных кустах ничком лежал водовоз. Из середины его спины торчал прут из серебристого металла. Водовоз Редж Фрэнкис был мертв.

Спиддл, подоспевший за Ником, сказал:

– Копье Глиммунга.

– Посреди спины, – с трудом проговорил Ник.

– Таков обычай Глиммунга, – сказал спиддл.

Машину как будто разорвали. Ее обломки были разбросаны повсюду, словно в ней рылся великан.

– Он искал книгу, – сказал спиддл. – Книгу мира, книгу, которая меняется каждый раз, когда ее читаешь. Книгу, которая не остается прежней. Единственную копию, которую ты отдал водовозу.

– Это я во всем виноват, – сказал Ник. – Если бы я не променял ее…

– Тогда бы Глиммунг добрался до тебя, – сказал спиддл. – Он пойдет на что угодно, лишь бы вернуть свою книгу. Трусливые нападения во все края. Мы и сами готовы на все, чтобы ее заполучить. – Спиддл недолго помолчал в размышлениях. – Гиблое место эта самая роща; здесь все растет не так. Забудь о своем звере, мистер. Возвращайся домой. Тробы заманили тебя сюда, чтобы уничтожить. Здесь уничтожение во все края.

– Я остаюсь, – сказал Ник. У него появилась одна мысль, которой не хотелось делиться со спиддлом. – Пойди ко мне домой, – сказал он, – и расскажи отцу, что случилось. Я дождусь его здесь.

– Тогда не сходи с дороги, – сказал спиддл. Он побежал в направлении, откуда они пришли. – Не дай заманить себя в чащу, как водовоз. – Спиддл еще немного помедлил, потом снова заторопился. Миг – и его не стало.

«Книга все еще может быть тут», – подумал Ник.

Где, спросил он себя, ее спрятал бы водовоз? Любой водитель уберет что-нибудь размером с книгу – что-нибудь маленькое – в бардачок. Да, Ник помнил, как водовоз ровно так и сделал. А вот верджи – и возможно, Глиммунг – этого не знали. Более того, они даже не знали, что такое бардачок и где он находится.

Открыв выгнутую сломанную дверь, Ник аккуратно проскользнул внутрь. Нашарив пальцами кнопку бардачка, нажал. Тот не открылся. Он нажал на кнопку еще. Все равно не открылся.

Заело, сказал себе Ник. Придется взламывать.

Выбравшись из машины, он поискал в округе, в разбросанных обломках, пока не нашел острый металлический треугольник. Сгодится, решил он и снова опасливо заполз в машину и в этот раз вогнал кусок железа в щель бардачка.

Дверца отвалилась. Ник заглянул.

Внутри лежала книга. Книга Глиммунга.

Ник достал ее и выполз из машины; он стоял в полумраке среди деревьев и читал обложку. «Однажды летним днем» – та, что он отдал водовозу; та, что ему по ошибке вручил вердж.

«Стоит ли кому-нибудь рассказать?» – спросил Ник себя. «Наверно, нет», – решил он. Они подумают, что книга слишком опасна.

Ник расстегнул рубашку и сунул маленькую высушенную книжку за пазуху, застегнулся снова. Никто не узнает, сказал он себе.

С ближайшего дерева что-то сорвалось вверх. В утреннее небо поднялся силуэт – Ник в страхе наблюдал, как он улетает. Вердж. Он прятался среди веток.

«Он меня видел? – спросил себя Ник. – Видел книгу?» Ник не знал. Время покажет.

Вердж беззвучно улетел в направлении далекой линии полуразрушенных и зазубренных гор. Ник следил за ним, пока тот не скрылся из виду. «Может, полетел рассказывать Глиммунгу», – подумал он.

– Ник! – по дороге от дома прибежали его отец и мистер Маккенна; перед ними скакал и торопился спиддл, словно многохвостая белка. Вслед за отцом спешили и другие спиддлы.

– Я в порядке, – сказал Ник, когда отец и мистер Маккенна вошли в сумрачную рощу.

– Не надо было выходить из дома, – сказал отец, побледнев от тревоги. – Ты не заметил поблизости… – И тогда он увидел, что случилось с водовозом.

– Глиммунг, – объяснил одним словом Ник.

– Я вызову полицию, – сказал мистер Маккенна. В страхе поднял глаза к деревьям. – Здесь небезопасно оставаться. Глиммунг явно очень разозлился; это случается нечасто – такое откровенное нападение, особенно на людей. Обычно их больше интересуют принтеры. – Мистер Маккенна двинулся обратно к дому, оставив Ника, отца и спиддлов позади.

– Видел Горация? – спросил отец.

– Два троба направлялись сюда; я видел, как они зашли, но потом нашел мистера Фрэнкиса. И я от них отстал, – сказал Ник.

– Похоже, мы потеряли Горация, – мягко сказал отец.

– Может, и так, – ответил Ник. Но сам в это не верил. – Спиддлы говорят… – начал он, но отец его перебил.

– Ник, я забираю тебя домой. Дождемся полиции там. – Твердо взяв сына за плечо, он повел его по дороге в направлении, откуда они пришли.

Один из спиддлов возбужденно заговорил с соседом.

– Эй, Джордж, может, книга еще здесь. Давай поищем. – Оба спиддла – а затем и третий – заползли в разбитую машину и начали копошиться внутри.

– Пошли, – поторопил Ника отец.

– Подумайте, что это будет значить для оставшихся принтеров, – возбужденно трещал один из спиддлов. – Вот бы наконец удалось ее найти.

– Насчет книги… – начал Ник, обращаясь к отцу.

– Забудь о ней, – ответил отец. – Это неважно.

«Еще как важно», – сказал Ник про себя.

Глава 12

Вернувшись домой, Ник заперся у себя в комнате. Там, в уединении, он расстегнул рубашку и достал книгу. Усевшись, открыл на содержании и посмотрел имя «Фрэнкис, Редж». Что там говорили спиддлы? «Книга мира, книга, которая меняется каждый раз, когда ее читаешь». А до этого спиддлы говорили кое-что еще. «В этой книге найдется все. Все – и прошлое, и будущее».

Напротив имени «Фрэнкис, Редж» он нашел номер страницы. 42. Ник отыскал страницу и водил трясущимся пальцем, читая.

– «…за его воровские повадки. Увы, увы, но Глиммунг знал, что это необходимо. Водовоз не имел прав на книгу. И потому погиб. А его водяная цистерна разбита навсегда. Pax vobis cum[1]».

Да, все здесь. В книге. Краткий, но точный рассказ о смерти мистера Фрэнкиса. «Был ли этот абзац здесь вчера?» – задумался Ник. А если бы он увидел его по дороге сюда? А если бы мистер Фрэнкис поискал в содержании собственное имя? Нашел бы он это – узнал бы, что с ним будет?

Но спиддлы говорили: «Книга, которая меняется каждый раз, когда ее читаешь». Значит, вполне возможно, что абзаца здесь до этого момента не было. Он появился во время смерти мистера Фрэнкиса или после.

«А что в книге говорится обо мне? – задумался Ник. – Тот же текст, который мы читали до этого, по пути сюда, когда Глиммунг случайно мне ее отдал? Или теперь уже все изменилось?»

И снова Ник заглянул в содержание, в этот раз в поисках «Грэм, Питер с семьей». И в этот раз в содержании была указана страница 5. «Разве до этого была не 31? – спросил себя Ник. – Уверен, что 31».

Он нашел страницу 5. И прочитал:


«Мальчик получит по ошибке книгу. Ценную книгу. Он променяет и потеряет ее, а потом вернет. Двое тробов унесут существо, от которого разит рыбой. Но это существо покусает их и освободится. Существо будет блуждать в лесах этого мира. Будет плакать день и ночь. Мальчик найдет его по плачу. Но Глиммунг прознает, кто завладел его книгой, и придет в поисках мальчика».


На этом кончался абзац о Нике.


«Раньше этого здесь не было, – подумал он. – Спиддлы правы: книга меняется.

И книга знает будущее; она знает, что Гораций покусает тробов и сбежит. И что я снова его найду – по мяуканью».


Уж что-что, а с этим фактом о Горации не поспоришь: мяукал он чрезмерно громко, чем и пользовался по необходимости, а иногда и просто так.


«Что там сказано в содержании про самого Горация?» – подумал Ник. И снова перелистнул. Да, нашлась запись и про Горация. На странице 8, гласило содержание; там Ник найдет сведения о коте.

Он перелистнул к странице 8. И прочитал:


«Существо, от которого разит рыбой, однажды доберется до океана. Оно уже будет седым и очень старым. Оно подойдет к океану и издаст особый зов. На этот зов явится великая рыба и раскроет пасть, и существо уйдет в ту великую рыбу. Рыба унесет его в моря, и поднимется великий плач скорбящих людей».


Ник задумался, насколько далеко в будущем это произойдет – когда Гораций доберется до океана и великой рыбы. Но – кот хотя бы спасется от двух тробов. И найдет его сам Ник.

А значит, Глиммунг не вмешается и не уничтожит Ника – по крайней мере пока.

«Если придет Глиммунг, – решил он, – я отдам ему книгу». Это разумно в свете всего, на что он способен. Но…

«Если бы только у меня было время скопировать книгу», – подумал Ник. Но это займет часы, а то и дни. И то, что он скопирует, уже не будет меняться, в отличие от самой книги.

И тут его осенило – он понял, что должен сделать. «Если найти принтера, – сказал он себе, – он сделает дубликат книги. Точную копию. Если, – думал он, – я правильно понимаю, что умеют принтеры. Можно спросить спиддлов – они знают».

Он тихо добрался из своей комнаты до входной двери и выглянул на кусты во дворе. Отца, матери и мистера Маккенны нигде не было видно; очевидно, они вернулись ожидать полицию в роще, где остался мистер Фрэнкис.

– Вызываю всех спиддлов, – громко сказал Ник. – Приходите, спиддлы. Вы меня слышите?

Из-под земли показалась заспанная голова; очевидно, спиддл лег подремать.

– Шум во все края, – сказал спиддл и тряхнул головой. – Что за спешка, мистер? – спросил он Ника.

– Можешь отвести меня к принтеру? – спросил Ник.

– Другой мистер, который большой, говорит, ты должен сидеть дома, – заметил спиддл. – Я его слыхал. Заточение во все края, вот тебе и все. – Спиддл снова забрался под кусты, чтобы вернуться ко сну.

Сделав глубокий вдох, Ник сказал:

– Книга Глиммунга опять у меня.

Тут же высунулись четыре головы – на него уставились четыре спиддла, восемь немигающих глаз, блестящих, как утренняя роса.

– Ты подкалываешь, – сказал один из спиддлов. – Точно говорю, – обратился он к товарищам. – Нет у него книги Глиммунга. Глиммунг заполучил ее у водовоза. Мы же сами искали.

– Я забрал книгу раньше, чем вы начали искать, – сказал Ник.

– Откровения во все края, – ответил спиддл, и на его сморщенном буром личике были благоговение и надежда. – И что ты будешь с ней делать, мистер? У нас денег нет; как нет и у принтеров. Может, у каких других колонистов есть.

– Деньги мне не важны, – сказал Ник. – Мне важно спастись от того, что случилось с мистером Фрэнкисом.

– Тогда давай книгу нам, – предложил спиддл.

– Глиммунг все равно подумает, что она еще у меня, – сказал Ник. – Он будет так думать и дальше, пока я ее не верну. – Но втайне у Ника была своя причина не отдавать книгу. Он хотел ее читать – и не только сейчас, а всегда; он хотел, чтобы книга принадлежала только ему.

Похоже, спиддлы об этом догадались, потому что один сказал:

– По-моему, мистер, глупо с твоей стороны цепляться за книгу Глиммунга. Тебе же будет лучше, если ты отдашь ее нам. Но мы понимаем. Такую книгу да с такими силами из головы не выкинешь. Ладно, мы согласны и на копию; мы отведем тебя к ближайшему принтеру и попросим сделать реплику… А он согласится с радостью. Мы уже годами ее ищем и молимся, чтоб Глиммунг ее потерял. Возможности во все края. Пошли. – Спиддлы повыскакивали из кустов и побежали по тропинке, оглядываясь, чтобы Ник не отставал.

В небе высоко над ними кружила черная точка.

– Вердж, – бормотали спиддлы, пока вели Ника по дороге.

– Он видит нас с такой высоты? – нервно спросил Ник.

– Уж наверняка, – сказал спиддл. – А у тебя что-нибудь есть, чтобы отпугнуть верджа? Какой-нибудь пахучий предмет, например лук?

– Нет, – ответил Ник. – Я забыл взять лук. Хотел, но…

– На тебе ценную антиверджевую штуку, которую мне однажды подарил колонист, – сказал один из спиддлов; очевидно, из-за надежды наконец-то заполучить книгу Глиммунга спиддлы становились беспечными. – Кусочек голубого сыра, – сказал спиддл, когда Ник подставил руку.

– Верная смерть верджу, – добавил другой спиддл, – если он окажется в пяти метрах от этой странной голубой сырной штуки. Для чего она нужна на твоей родной планете?

– У себя мы едим голубой сыр, – сказал Ник.

– Безумие во все края, – сказали хором спиддлы. Они быстро попрыгали дальше, пока Ник торопился за ними. Путешествие к принтеру началось – несмотря на верджа, зависшего над ними в утреннем небе. Бросив взгляд наверх, Ник сказал:

– Надеюсь, он не видит, что мы делаем.

«Я иду на «просчитанный риск», как говорит мой папа, – сказал себе Ник. – Папа очень рассердится, когда увидит, что меня нет, – рассердится и испугается. Но это единственный способ избежать гнева Глиммунга, не расставаясь с книгой», – размышлял Ник.

А расставаться с ней я не намерен, думал он.

Глава 13

– А до принтера очень далеко? – спросил Ник через какое-то время пути. – Долго еще идти?

– Недалеко, – сказал спиддл с одышкой.

К верджу над ними присоединилась вторая черная точка. Теперь там кружили два верджа – держались прямо над головой, но все же ничего не предпринимали. «Оттуда они не могут видеть книгу – они не должны знать, что она у меня», – думал Ник.

Книгу Ник снова спрятал за пазухой. Прижатая к коже, она казалась сухой и шершавой, словно шкура дикой противоестественной змеи. Как и раньше, ощущение было так себе.

– Откуда у тробов черные очки? – спросил у спиддлов Ник.

– Изначально, много лет назад, они украли очки у колониста, – ответили спиддлы. – А потом поймали принтера и заставили наделать им много-много копий.

– А у вас есть троб-луч? Чтобы посветить на них, если они нападут?

– Ага, – ответили спиддлы. – Безопасность во все края, – добавил один из них с удовольствием. Спиддлы как будто не испытывали перед тробами такого же страха, как перед Глиммунгом и верджами.

– А тот принтер сбежал? – спросил Ник.

– К сожалению, нет, – ответил спиддл. – В конце концов Глиммунг поразил его своим копьем. Но тот принтер в любом случае уже был очень стар и слаб. Потому тробы и захватили его в плен. Диспропорция сил во все края.

– Что такое «диспропорция»? – спросил Ник.

– Ну… – начал спиддл. А потом все спиддлы заспорили, что это значит; пищали, как разъяренные мыши.

– Да неважно, – сказал Ник.

– Невразумительность во все края, – подвел итог один из спиддлов.

Оранжевые кусты и трава по обеим сторонам дороги начали сменяться бледной пустыней – сухим отрезком, где ничего не росло. И негде прятаться, если на нас нападут, понял Ник. Но в то же время тробам негде устроить засаду. Теперь он видел на мили вокруг, как и спиддлы.

Через дорогу впереди перекатилось что-то маленькое и круглое. Что-то живое.

– Нанк, – объяснили спиддлы. – Это их страна, где ничего не растет. Вой– на вынудила некогда зажиточных нанков поселиться в опустошенных областях.

– Эй, привет! – окликнул их нанк тонким писклявым голоском.

– Здорово, нанк, – ответили спиддлы; они не замедлились, как и Ник.

– Куда так торопитесь? – поинтересовался нанк. Он закатился обратно на дорогу; Ник старался не наступить на него ненароком.

– К принтеру, – объявили спиддлы. – Мы ищем старого Лорда Блю. Или он уж скончался?

– Лорд Блю, как обычно, вовсю клепает для колонистов тостеры, вафельницы и радио, – весело ответил нанк. – А это что за юный колонист? Мы его раньше не видели.

– Мы с семьей только что прибыли с Земли, – сказал Ник. А потом подумал: «Неужели мы прилетели только вчера? Произошло столько всего… И меньше чем за полные сутки».

– Вы там поосторожней, – сказал нанк, катясь рядом с ними. – Видите вон тех верджей наверху? Я подслушивал их разговоры. Они думают, этот юный колонист знает, где книга Глиммунга. Что на это скажешь, юный колонист? Последуют возражения?

– Я отдал ее водовозу, – аккуратно ответил Ник.

– А верджи говорят, они ее не нашли, – сказал нанк, юркая у них между ног, словно в какой-то игре. – Поискали-поискали, да и бросили; решили, что у водовоза книги никогда и не было.

– Это неправда, – сказал Ник.

– И еще, – сказал нанк. – За вами идет отец-двойник.

– Который как я? – похолодел Ник.

– В точности как ты, – ответил нанк, а потом, довольный, укатился, оставив Ника и спиддлов позади.

– Так себе новости, – сказал наконец спиддл.

– Лучше не мешкать, – сказал другой. – Спешка во все края; давайте ускоримся.

И Ник со спиддлами ускорились.

А над ними продолжали кружить верджи.

Глава 14

Пустыня становилась пологим склоном, где росли странные растения, похожие на шипы, – столбы пегого цвета, на которых не было видно листьев. Растения казались Нику старыми и зачахшими. Они не шевелились на слабом полуденном ветерке. Все это напоминало какой-то заброшенный сад. На редких растениях висели мелкие засохшие фрукты, пожухлые и твердые. А впереди у потрескавшейся безлюдной дороги виднелось что-то вроде развалин фермы. Здесь кто-то и когда-то жил, решил Ник. Возможно, человек. Но этот человек бросил такую жизнь, уехал. Чтобы никогда не возвращаться.

– Когда-то это было плодородное поле, край многих урожаев, – сказал хмуро спиддл. – Потом пришел Глиммунг. Он выжег этот регион своим присутствием, прогнал поселенцев. Это случилось давным-давно.

– Понятно, – сказал Ник и содрогнулся.

– Глиммунг забрал всю жизнь, – продолжал спиддл. – Выпил из земли, украл из растений. Мужчина и женщина, которые возделывали здесь землю, стали жесткими и хрупкими, как высохшая кость. Поэтому не могли больше оставаться. С тех пор сюда пытались прийти другие, но все кончается одинаково; они всегда уходят. Над этой землей висит и всегда будет висеть проклятье Глиммунга. По крайней мере, пока его самого не уничтожат.

– Чего, может, никогда и не случится, – сказал другой спиддл.

– Может, и случится, – возразил Ник.

– Если и да, – сказал один из спиддлов, – то не благодаря нам. Спиддлы на самом деле мало что могут. Бессилие во все края, скажем прямо.

Впереди их встретили низкие холмы, мрачные и явно необитаемые. Ник увидел какие-то огромные валуны белого цвета; оттенок ему не понравился, да и спиддлов как будто не очень обрадовал. В молчании они со спиддлам поднялись по нехоженой вьющейся тропке между кучами оплавленного шлака. Как будто здесь поблизости есть мертвый вулкан, подумал Ник. И его огонь потух уже много веков назад – может, и тысячу лет.

Впереди, на зазубренном пике, Ник увидел широкую неровную расщелину, словно в этот тусклый и холодный взгорок ударила молния, выжигая величественный след до самой земли.

– Отметина Глиммунга, – сказал спиддл. Все спиддлы замерли – и Ник с ними. – На этом самом месте Глиммунг впервые появился на нашей планете. Он сверкнул из дневного неба, проливая серое пламя и выжигая все, к чему приближался. С тех пор здесь никто не живет. Отсюда Глиммунг распространился по всей планете, как озеро злобной ночи. Огонь и ночь – вот стихии Глиммунга. Вот его натура.

Отдохнув, спиддлы снова сдвинулись с места.

– А теперь далеко? – спросил Ник, запыхавшись от долгого подъема.

– До равнины за этими холмами, – выдохнули спиддлы; они тоже почти выбились из сил. На всех давила тяжесть – бремя здешней атмосферы. Даже просто идти шаг за шагом требовало огромных сил; Нику казалось, будто на него опустился весь мир и гнул к земле. Он чувствовал себя усталым и постаревшим, словно прожил тысячу лет.

– Измождение, – выдохнул спиддл, – вот тебе и все. Будто на этих холмах пасется сама гравитация – ищет живых существ, чтобы заразить своим весом. Но теперь нам уже осталось немного.

К двум верджам в небе присоединился третий. А вот уже хлопал крыльями и четвертый, чтобы нести дозор вместе с ними.

– Они наверняка знают, куда мы идем, – сказал Ник.

– Правда, – согласился спиддл. – Но верджи боятся принтеров. У принтеров есть власть над другими существами… по крайней мере, когда принтер силен. Но теперь они ослабли. Борьба с Глиммунгом тянется так долго.

Они добрались до вершины; здесь они остановились. Ник взглянул на другую сторону холма и увидел, что внизу раскинулась ровная земля, где растет трава и время от времени попадается дерево. А тут и там – и фермы. Очевидно, здесь жили колонисты, и даже немало.

– Теперь идти будет проще, – сказал ему спиддл, потом достал большой носовой платок и шумно высморкался. Другой спиддл аккуратно промокнул лоб, где светилась испарина.

– Измученность во все края, – прокомментировал он.

Здесь, на хребте этой гряды холмов, они недолго передохнули. А затем один за другим начали спускаться.

Вдруг сверху обрушились четыре верджа, сложив крылья. Они летели прямо на Ника и компанию спиддлов.

– Быстрей! – закричал спиддл. – Голубой сыр!

Ник выхватил из кармана сыр и поднял навстречу верджам. Забившись от омерзения, они вышли на долгий вираж подальше от спиддлов и Ника; верджи закричали в отвращении, на миг зависли, а потом стартовали туда, откуда пришли Ник и спиддлы.

– Они нас только пугали, – сказал спиддл. Но все действительно испугались.

– Держи голубой сыр наготове, – сказал спиддл мальчику, который еще не убрал репеллент от верджей. – Они могут подкрасться сзади, чтобы схватить, пока мы не видим. Как только мы встретимся с Лордом Блю, – продолжил он, – все будет в порядке.

И снова они стали спускаться по изломанной тропке, шаг за шагом. Теперь вокруг рос высокий бурьян, жесткий и цеплючий; сорняки обнажили колючки, как жала, и спиддлы аккуратно их обходили. Судя по всему, колючки были ядовитыми. Но наконец злые сорняки проредились, и их сменила безобидная оранжевая трава. Теперь спиддлы расслабились и дружелюбно трещали между собой. Нику показалось, что на время всякая опасность миновала.

– А вот и принтер, – сказал спиддл и остановился на миг, чтобы показать. Ник прикрыл глаза и присмотрелся.

* * *

Внизу сгрудилась группа землян-колонистов – вокруг бесформенного конуса, излучавшего тусклое сырое сияние, груды огромного размера, которая пульсировала – опадала, поднималась и снова возвращалась к прежнему виду.

– Это он? – спросил Ник в разочаровании.

– Не заблуждайся из-за физического облика принтера, – сказал один из спиддлов. – Признаться, облик и правда простенький. Но принтер разумный и добрый, полон благожелательной мудрости и решимости помогать всем, кто к нему придет. Выручка во все края; вот тебе и весь принтер. – Спиддл сдвинулся с места, и остальные последовали за ним. Ник не отставал.

Когда они вышли на ровную землю, Ник увидел, что колонисты вокруг принтера принесли с собой разные приборы, которые, видимо, хотели скопировать. Один за другим они подносили Лорду Блю свои ценные вещи, и великий старый принтер, подрагивая от усилий, воспроизводил их из себя. Сперва репродукции казались Нику похожими на оригинал, но вблизи он заметил, что во всех случаях копия принтера уступала оригиналу. Тут Ник вспомнил все, что слышал о принтерах: их усталость, их возраст, их неспособность не давать репродукциям – как там это называлось? – пудинговаться, точно. Хороший термин, решил Ник, приглядевшись к тому, что выдает принтер.

Вещи казались нечеткими и неопределенными. Ник увидел в стороне колониста, для которого принтер дуплицировал карманные часы; подойдя, мальчик заметил их циферблат. Цифры были на месте, но не в том порядке. Шестерка – сверху, видел он, а двенадцать – на месте четверки. И у часов не было стрелок.

Чувствуя острое разочарование, Ник направился к колонисту, который держал сделанную принтером миску. Миска развалилась прямо на глазах у мальчика. Рассыпалась на осколки. Вид у человека был грустный, но не удивленный. Должно быть, они к этому уже привыкли, понял Ник. И все-таки продолжают приходить. Но потом подумал – и я тоже. «Наверно, – решил он, – они на что-то надеются».

Подойдя по тропинке к принтеру, Ник подождал, пока женщина перед ним аккуратно поставит для дупликации черно-белый шахматный набор из слоновой кости.

Принтер заколыхался и задрожал, а потом от него отвалился кусок, образуя отдельный холмик. Холмик сгладился, приобрел цвет; с одной стороны стал черным, с другой – белым. Затем разделился на кусочки помельче, а те затвердели в черные и белые фигуры. Но…

– О боже, – расстроилась женщина. – Боюсь, ты все перепутал, Лорд Блю. Королей и ферзей должно быть только по два; все фигуры должны быть разные. – Она показала принтеру первоначальный набор. – Разве не видишь?

Ник пододвинулся поближе. Да, все фигуры были одинаковые. Каждая стала просто вертикальной палочкой без определенной формы – их стало невозможно различить. И даже они оседали прямо на глазах, будто таяли. От них остались только черно-белые лужицы, которые слиплись вместе и стали нейтрально-серого цвета. И вот уже невозможно понять, что когда-то это был шахматный набор.

– Может, попробуешь еще раз? – попросила женщина. – Раньше у тебя получалось намного лучше; даже еще в прошлом месяце.

К ней обратился человек в форме, стоявший рядом с принтером:

– Разрешается только одна попытка. Уступите место следующему, мэм. Сегодня Лорд Блю очень слаб. Ты, – человек в форме поманил Ника. – Твоя очередь, – сказал он. И добавил: – И постарайся его не утруждать.

Ник начал расстегивать рубашку. Нащупал и достал книгу.

– Книга Глиммунга! – воскликнула женщина позади Ника.

Человек в форме уставился на книгу, потом на Ника. К удивлению мальчика, на его лице отразился страх. Все вокруг в панике отступили. «Неужели они настолько боятся Глиммунга?» – спросил себя Ник. Теперь ему самому стало совсем неуютно – передался их страх.

– Я хочу сделать дубликат, – сказал Ник. – Тогда мы вернем оригинал Глиммунгу. А себе оставим копию.

У его ног скорчились и залопотали спиддлы; Ник не мог разобрать, что они говорят. А потом он увидел, что все задрали головы; увидел пораженные застывшие лица – они смотрели куда-то за холмы, откуда спустился Ник со спиддлами.

– Это Глиммунг, – приглушенно сказали спиддлы. – Он летит сюда; он увидел книгу.

Силуэт Глиммунга в небе становился все больше и больше.

Глава 15

Больше Глиммунг не прятался в вердже. Теперь в своей собственной форме он, торопясь изо всех сил, несся к Нику, словно видимый ветер. Его подгоняла и призывала книга – его книга, книга, с которой он правил миром.

Глиммунг казался каким-то изломанным, словно его тело разорвали на множество частей, а потом неправильно и неумело собрали вновь. Никакой пудингованный продукт от стареющего принтера не мог сравниться с этой неточностью; с ошибочными контурами ненормального, исковерканного торса; с порочными манящими глазами. Опускаясь, Глиммунг возопил – от этого воя уши Ника свернулись в трубочку; его голос обратил спиддлов, которые не смогли выдержать и секунды, в бесцельное бегство. Глиммунг заговорил, но Ник не мог разобрать слов; речь существа сливалась, как на испорченной пластинке.

Какой он огромный, думал Ник, не в силах отвести взгляд. И все же Глиммунг был еще далеко; он рос, падая с неба. И все увеличивался, а в его глазах поблескивала невероятная холодная жестокость – глаза, как безумные звезды. Эти глаза, подумал Ник, всюду находили нить зла, плели из нити полотно, которым Глиммунг намеревался накрыть весь мир.

На насмешливом светящемся лике Глиммунга была радость; восторг от новой встречи со всеведущей книгой – ледяное безумное счастье от того, что он снова так близко к ней. Глиммунг любил ее; не мог без нее жить. Без нее он чах, опустошался. С книгой к Глиммунгу вернулась сила. Опускаясь с небес, он тянулся к ней; дико стремился всем телом, и его скулящий голос стал яростной песней – песней о триумфе и власти. Это моя книга, провозглашала песнь. Я утратил ее по ошибке; теперь я верну свое.

Ник сунул томик обратно под рубашку; снова прижал к груди и почувствовал его высушенное присутствие. Побежал. А Глиммунг в небе сменил курс; он поднял правую руку, и в ней Ник увидел копье – копье Глиммунга, которым был убит водовоз мистер Фрэнкис и многие другие невинные существа.

– Отдай книгу мне! – возопил Глиммунг, и голос его заплясал на ветру – ветру, вызванном его собственным падением с небес.

– Отдай ему книгу! – в страхе лопотали спиддлы Нику; они всюду носились, но не бросали его, как и люди-колонисты. – Он тебя убьет, – хныкали спиддлы. – А вместе с тобой – и нас. Надежды нет; поражение во все края. Пусть он ее забирает.

«Что я могу? – спросил себя Ник. – Может ли мне помочь принтер?» Принтер – все та же круглая пассивная масса – так и не шелохнулся; принтер ничего не мог поделать. Или, подумал Ник, ничего не мог придумать; он уже слишком стар, чтобы придумывать. «Тогда кто мне поможет? – спросил себя Ник. – Отец очень далеко; Гораций блуждает в лесах после того, как покусал тробов. Остался только я один с этой книгой – книгой Глиммунга. И теперь он ее вернет себе. И война, – думал Ник, – она будет продолжаться. И наверно, Глиммунг победит. Он воспользуется книгой, как раньше, и ничто не сможет ему противостоять; он будет слишком силен. Но, – подумал Ник, – эта книга; может, она мне поможет?»

Ник присел и залез руками за пазуху. Книга вывалилась, и он ее подхватил; пролистал до конца, до содержания. Посмотрел на букву «Г» – «Глиммунг». О нем много страниц; много записей и разделов. Как Глиммунг появился на свет; что Глиммунг наделал; что Глиммунг планировал наделать. И – последняя запись.

Как уничтожить Глиммунга.

Страница 45, подсказало содержание. Последняя страница книги. Ник открыл страницу 45, пока над головой кувыркался, вопил и тянулся Глиммунг, пробежал глазами текст.


«…и его не может уничтожить ничто; ему никогда не будет конца. Он переживет всех. Но его можно ослабить – настолько, что он уже не оправится; его можно лишить сил и самодовольства на все грядущие времена».


– Как? – крикнул Ник. Текст продолжал:

«Поместите книгу перед принтером, чтобы приманить Глиммунга; чтобы ему, дабы схватить книгу, пришлось оказаться в радиусе действия принтера. Буде это сделано…» – но в этот момент Ник уже чувствовал на затылке ледяное дыхание Глиммунга. Захлопнув книжицу, он бросился бежать обратно к принтеру. Глиммунг воспарил над головой, и тут, словно гром, обрушилось копье; оно вонзилось в землю рядом с Ником, и древко захлестало по воздуху, завибрировало. Глиммунг выругался из-за промаха; ушел в штопор, опускаясь почти до самой земли.

Ник положил книгу у высокого мягкого бока принтера. И побежал обратно, подальше.

Завидев ее, Глиммунг позабыл о копье; он спустился, пока плащ завивался вокруг него, словно язык зазубренного и зловещего пламени. Зашагал к принтеру, такой огромный в своем презрении; там, рядом с принтером, он наклонился и схватил ее могучими пальцами. Там и остался – с книгой в руках, с ненавистью глядя на Ника.

Тут принтер содрогнулся и вздыбился. Он стал похож на колонну, а из этой колонны вырос фантомный Глиммунг. В предсмертной агонии принтер дуплицировал самого Глиммунга – разумеется, это была жалкая копия, но тем не менее живая и огромная ростом. Глиммунг-дубликат, с поблескивающим рогатым шлемом и пылающими от злобы глазами, поднял фантомное копье и со всей силы погрузил в горло оригинала.

Тот взмыл вверх, в небо, сжав книгу в своей перчатке. Из него торчало копье, и, забираясь выше, он схватился за него; попытался вырвать. Копье не поддавалось, а от него осталась рана, которая уже не закрывалась; Глиммунг не мог извлечь копье и не мог зарастить рану. Его пронзили, и отныне он будет носить эту рану, оставленную неточным и неудачным дубликатом, – пронесет через всю вечность.

Фантомный Глиммунг на земле обернулся к Нику; просительно поднял руки, а потом провалился сам в себя. Превратился в бесформенность, в пудингованную массу без контуров и формы. Повалился на землю и остался лежать, теряя всякое движение и имитацию жизни, которой был наделен; умирая, фантомный Глиммунг присоединился к умирающему принтеру, что его породил.

– Глиммунг ранен! – закричали спиддлы, собираясь вокруг Ника и помогая ему встать, – его обрушила на четвереньки сила взгляда Глиммунга. – Его нет; он сбежал. Он покалечен навсегда. Он слишком близко подошел к принтеру; в своей жажде завладеть книгой он зашел слишком далеко – и забыл о своем враге.

– Спасение во все края! – объявила еще одна группа спиддлов, выбежавшая из-за принтера.

– Он вернул себе книгу, – хрипло сказал Ник.

– Но он уже не будет прежним, – ответил спиддл. – Копье в горле будет тянуть из него жизнь; он уже не сможет стать таким, как раньше. Вставай, мистер, пока не налетели верджи. Глиммунг может отомстить, ударив с их помощью. Не забывай о своем кусочке голубого сыра – он защитит тебя от гнева Глиммунга.

– Гнев Глиммунга, – подхватили остальные спиддлы. – Тебя надо сберечь; ты принес нам победу. Ты нас всех спас!

– Не совсем, – с трудом ответил Ник; его пошатывало, он чувствовал слабость и замешательство. В глазах все расплывалось, и он тряхнул головой, пытаясь очистить мозги и устоять на ногах. – Я не смогу дойти до дома, – сказал он спиддлам. – Пусть кто-нибудь из вас найдет моего папу и попросит прийти сюда. Где здесь безопасное место?

К Нику быстро подошел колонист в форме, стоявший на страже у принтера; он поддержал мальчика за плечо и сказал:

– Здесь с тобой все будет в полном порядке. У нас есть репеллент от верджей и троб-лучи, а сам Глиммунг вернется еще нескоро. Может, и никогда. Может, он отступит в свои горы и забьется там в нору, чтобы вылечиться. Но рана, нанесенная копьем Глиммунга, излечиться не может; ему придется ждать в своих горах на высоте целую вечность.

– Можно где-нибудь присесть? – спросил Ник.

К нему подоспел колонист с дубликатом стула, который совсем недавно сделал принтер.

– Вот, – сказал он Нику. Вместе с человеком в форме он помог мальчику опуститься на стул.

Ножки стула оказались разной длины; под Ником он закачался и просел, так что пришлось опять встать. Стул у принтера получился не очень.

– Я уже в порядке, – сказал Ник. – Более-менее. – Он оглядел рубашку и обнаружил, что ее засыпали бесчисленные кристаллики льда с огромного темного плаща Глиммунга. – Теперь мне осталось только одно, – сказал Ник. – Найти Горация.

Несмотря ни на что, он ни на минуту не забывал о своем коте.

И даже после победы над Глиммунгом он не будет счастлив, пока не найдет Горация.

Глава 16

Что в книге Глиммунга говорилось о Горации? Там говорилось, что он будет сопротивляться и покусает тробов. Он сбежит, и Ник услышит его крики, пока Гораций скитается по лесам Планеты Плаумена. Значит, я должен его слушать, понял Ник. Я должен найти его, когда он будет кричать… или, возможно, уже кричит.

Наконец прибыл отец, а вместе с ним – мистер Маккенна. Судя по всему, миссис Маккенна и мать Ника остались ждать дома.

– Тебе нельзя было выходить, – сказал с упреком отец; он казался очень растревоженным и взволнованным, прямо как в свое время на Земле. – Твоя удача, что тебя не утащили эти самые летающие верджи, или как они там называются.

– Не удача, – поправил Ник. Он показал отцу голубой сыр. – Меня защищает вот это, – сказал он. – Спроси мистера Маккенну.

Мистер Маккенна подтвердил.

– Это правда. Верджи на дух не переносят любой сыр – кроме, может быть, американского, у которого, как известно, практически нет запаха.

– Победа во все края, – объявили спиддлы, возбужденно скача вокруг. – Великий, великий день!

– Есть новости о Горации? – спросил Ник отца.

– Я искал не Горация, – строго ответил он. – Я искал тебя, Ник. Ты намного важнее.

– Но его нужно найти, – сказал Ник.

– Сперва вернемся домой, – ответил отец. – Ты отдохнешь, а я договорю с полицией о мистере Фрэнкисе. А потом, если самочувствие не подведет и будет безопасно…

– На этой планете не бывает безопасности, – ответил Ник. – В смысле полной безопасности.

Всегда будет Глиммунг; всегда будут верджи, тробы и – самые ужасные – отцы-двойники. Тут он сразу вспомнил то, о чем говорил нанк.

– Нанк, на которого мы наткнулись по пути… – начал он, а потом замолк. Незачем лишний раз волновать отца и рассказывать о том, что на дороге за ними следил ДвойНик. Кроме того, отец, как обычно, и так уже был взволнован.

– Да-да, – сказал отец, – что там с нанком?

Ник ушел от ответа.

– Нанки безобидны. И мы одного встретили.

– Я знаю, что они безобидны, – взволнованно ответил отец. – Пошли, пора домой. – Он двинулся в ту сторону, откуда они пришли.

Его остановил человек в форме, стоявший на страже у старого принтера.

– Мистер Грэм, – сказал он, – ваш сын нанес первую настоящую рану до сих пор неуязвимому Глиммунгу.

– Мой Ник? – переспросил отец. – Поразительно. – Казалось, он ошарашен. – Я очень рад, – сказал он, но потом почти сразу же опять начал волноваться. – Ник, ты не очень рисковал?

Ник вздохнул.

– Да, – признался он. – Рисковал.

– Но хотя бы сейчас ты жив-здоров, – добавил отец. Это слегка повысило его настроение. Он радостно хлопнул сына по спине. – Значит, начало у нас здесь позитивное. Офицер тобой очень гордится.

Спиддлы, собравшись в кольцо вокруг Ника и его отца, загалдели, перебивая друг друга:

– Достижения во все края!

– И спиддлы тоже, – сказал охранник в форме. – Они это видели. Мы все видели. Отныне Глиммунг будет вечно носить в горле фантомное копье благодаря тому, что сделал ваш мальчик. В своих одиноких и безлюдных горных краях он будет лелеять неизлечимую рану и слабеть день ото дня. Он ожесточится; он будет терзаться и мучиться. Он будет увядать с каждой ночью. Теперь вы понимаете, почему все так гордятся вашим сыном.

«Все это хорошо, – подумал Ник. – Но это не вернуло Горация». Он угрюмо последовал за отцом и мистером Маккенной, которые отправились в путь домой.

А неустанные спиддлы поскакали с ними.

Глава 17

Когда они добрались до мест со шлаком и белыми скалами, отец Ника и мистер Маккенна остановились. Ник и спиддлы тоже встали. Долго они глядели на отметину Глиммунга – огромную расщелину на пике голого грубого холма. Каждый думал о чем-то своем. Никто не говорил ни слова.

– Впервые он появился здесь. Глиммунг, – сказал наконец спиддл для отца Ника и мистера Маккенны.

– Я это знаю, – сказал мистер Маккенна. – Это знают все, кто живет на этой планете. – Он помрачнел и посуровел, как и отец Ника.

– Глиммунг сейчас здесь? – спросил отец у спиддлов. – После того как его ранили, он опять прилетел сюда?

– Может быть, – зачирикали спиддлы. Они как будто уже ничего не боялись. – Если и так, он не покажется.

Они двинулись дальше.

До Ника донесся далекий плач. Плач летел во мрачном воздухе; колебался, слабел, снова становился громче.

– Гораций, – сказал Ник. Он понял, он узнал. И тут же бросился с тропы, быстро перескакивая через камни и скользкие поверхности расплавленного шлака. – Кажется, звук с той стороны, – сказал Ник; он споткнулся, потом снова побежал, полез по склону навстречу отметине Глиммунга.

– Ник! Стой! – окликнул его отец. – Не ходи дальше! – кричали вместе и отец, и мистер Маккенна.

– Я скоро вернусь, – бросил Ник через плечо. И снова услышал плач. И снова понял, что это Гораций. Кот потерялся где-то среди этих безжизненных холмов… Долго Гораций здесь не выживет. Ничто не могло здесь выжить. С тех пор, как пришел Глиммунг.

Пытаясь отдышаться, он ненадолго остановился.

Над ним, у отметины Глиммунга, появился маленький черный силуэт. Он неуверенно замер. Это был Гораций.

– Гораций, – сказал Ник и снова полез. Он трудился и пыхтел; камни выворачивались из-под ног, а однажды мимо обрушился большой кусок лавы и исчез где-то внизу. Воздух стал таким густым, что было трудно дышать; Ник захлебывался. Странный воздух, сказал он про себя удивленно. Словно в нем обитали частицы пыли. Мальчик закашлялся, остановился, чтобы перевести дыхание, поднял глаза, пытаясь различить Горация.

Кота все еще было видно. Гораций стоял на шатком выступе. И снова он подал голос, а потом вдруг исчез в один миг. Соскочил со скалы; куда-то ушел. Ник хрипел и следовал за ним.

Наконец он выбрался на плоский участок – что-то вроде плато. Отсюда было видно во всех направлениях. Вон, далеко внизу стоят его отец и мистер Маккенна. И спиддлы. Никто, даже верные спиддлы, не последовал за мальчиком так далеко. Он остался совершенно один. Вокруг задувал ветер, холодный и разреженный; пока тот дергал за рубашку, Ник почувствовал себя еще более одиноким. «Какое неприютное место, – сказал он себе. – Какое тихое. Какое безжизненное».

Прямо над ним, на валуне, появился Гораций. В этот раз кот не издал ни звука; только уставился на Ника своими зелеными круглыми глазами – своими пришитыми глазками-пуговками, как обычно, выпученными от непонимания. Кот был весь пыльный; черная шкурка стала серой. И казался он очень усталым.

– Оставайся на месте, – сказал Ник и аккуратно подобрался к скале. Поднял руку к коту. Но Гораций по какой-то необъяснимой причине отодвинулся от тянущихся рук мальчика.

– Пожалуйста, – сказал Ник. Но кот оставался вне досягаемости. «Придется лезть выше», – понял Ник. Он нашел опору для ног; забравшись, снова потянулся к коту.

Но Гораций спрыгнул с другой стороны валуна.

Хватая ртом воздух, вымотанный Ник сумел вскарабкаться на вершину. Теперь он видел, что́ там за валуном, – маленькое укрытие, где не дует ветер. Там и сидел Гораций с растерянным выражением на мордочке.

– Дурачок, – сказал, задыхаясь, Ник. – Тебе надо всего-то пройти ко мне пару метров – и все это закончится. – «И можно будет вернуться домой, – подумал он. – И отдохнуть». – Пожалуйста, – сказал он и протянул руку.

И тогда увидел ДвойНика.

Тот стоял прямо за Горацием – не двигался, не говорил. Неудивительно, что кот не знал, куда ему идти. «Я и оно, – сказал про себя Ник. – Одинаковы». Он почувствовал ужас. Уставился на существо, а оно уставилось на него. Прошло много времени – или казалось, что много. И все же ДвойНик так и не сдвинулся с места. «Да, – думал Ник, – это отец-двойник, моя копия. Которая сбежала от нашего дома. О которой предостерегал нанк. Которая следила за мной. Вот она. Поджидает. Ждала, пока я залезу».

Гораций подошел к ДвойНику, словно хотел потереться о его ноги.

– Нет, – резко сказал Ник.

Кот замялся. Попятился от ДвойНика, остановился.

ДвойНик наклонился и сказал:

– Гораций.

Кот тут же потрусил к нему.

«Я его потерял», – сказал себе Ник. Он смотрел, как ДвойНик берет Горация; смотрел, как он выпрямляется с Горацием на руках, гладит его.

– Отдай моего кота, – сказал Ник.

ДвойНик не отпускал Горация.

– Я очень хочу своего кота, – сказал Ник. – Он мой, а не твой. Можно его получить? – он подождал.

ДвойНик поднял Горация и протянул.

– Спасибо, – сказал Ник. Нагнулся и забрал кота из рук ДвойНика. Тот слабо улыбнулся – тоскливой, бессильной улыбкой. Потом развернулся и ушел прочь. Ник, крепко прижимая Горация к груди, смотрел ему вслед.

– Мяу, – жалобно сказал Гораций.

Шаг за шагом Ник спустился по скалистому холму обратно к тропинке, где дожидались отец, мистер Маккенна и спиддлы. Они не видели ДвойНика. Только он один знал о нем. И Гораций – Гораций его видел. Но кот ничего не понимает, поэтому он не считается.

– Ты в порядке? – спросил отец.

– Да, – кивнул Ник. – Отлично.

– Давайте уберемся из этих холмов, – сказал отец. – Я здесь слишком волнуюсь. Мне станет лучше, когда мы вернемся домой. – Он сдвинулся с места; Ник, мистер Маккенна и спиддлы последовали за ним.

Гораций мурчал и терся в руках Ника.

– Хорошо, что ты вернулся, – сказал ему Ник. Кот прижался мордочкой к подбородку Ника, показывая все свое удовольствие от их воссоединения. – Ну что, сильно ты покусал тех тробов? – сказал Ник. – А?

Кот, словно в подтверждение, продолжал тереться. Он казался очень довольным собой, как будто совершил благородный поступок.

– Ага, – сказал Ник. – Еще как сильно.

Оглянувшись, Ник попытался найти глазами ДвойНика. Он не шел за ними.

– Безопасность во все края, – подал голос один из спиддлов.

И так оно и было.

Филип Киндред Дик

Ник и Глиммунг

Филип К. Дик родился в 1928-м, умер в 1982 году. Написал 121 рассказ и 45 романов, переведенных более чем на 25 языков. Такие книги, как «Мечтают ли андроиды об электроовцах», «Убик», «Стигматы Палмера Элдрича», «Пролейтесь слезы», «ВАЛИС», «Лабиринт смерти», «Исповедь недоумка», давно вошли в золотой фонд современной литературы.

Он признан одним из самых ярких визионеров современности, иконой контркультуры, и его произведения изучаются в колледжах и университетах. Его жизнь полна загадок, которые все еще требуют объяснения. Он постоянно пытался заявить о себе как о серьезном писателе мейнстримных реалистических романов, но при жизни был издан только один, и Дик продолжал оставаться в образе «писателя-фантаста».

По многим произведениям сняты кинофильмы и сериалы, созданы компьютерные игры: «Бегущий по лезвию», «Вспомнить все», «Особое мнение», «Человек в Высоком замке», «Электрические сны Филипа К. Дика», «Помутнение» и другие.

После смерти коллеги организовали и начали вручать мемориальную премию имени Филипа К. Дика – премию за лучшую фантастическую книгу года, вышедшую в мягкой обложке. Эта премия в отличие от других премий за фантастику сохранила престиж до сегодняшнего дня.

Короткий роман «Ник и Глиммунг» начат в 1962-м, закончен в 1966, но издан только в 1988 году. Филип Дик сочинял его и рассказывал своим дочерям – родной дочери Лоре и дочерям жены Энн. В романе встречается Глиммунг (он относительно связан с романом «Мастер всея Галактики», уаб (встречается в рассказе «Вкус уаба»), кот Гораций назван в честь кота самого Дика (в свою очередь названного в честь друга, писателя и редактора Горация Голда). Издание этой книги позволит посмотреть на автора с новой, ранее неизвестной, стороны.

Ник и Глиммунг

Ник и Глиммунг

Ник и Глиммунг

Ник и Глиммунг

1

«Мир с вами» (лат.). (Прим. пер.)


home | my bookshelf | | Ник и Глиммунг |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу