Book: Чужой мир



Чужой мир

Альбер Торш

Чужой мир

Пролог

Я не отрывая глаз смотрел на небольшой «вальтер» в руках дочери Пилсудского. Черт, а ведь это совсем не похоже на первоапрельскую шутку! К тому же обидно, что меня, словно зеленого новичка, застали врасплох.

Хотя стоило насторожиться еще в холле, когда Мара умудрилась всего лишь за минуту разрушить созданный Интернетом идеальный образ ангелочка. Что ни говори, а ее довольно пренебрежительный тон меня не только расстроил, но и в какой-то мере усыпил.

А ведь тогда мне казалось, что я легко читаю глуповатые мысли этой богатенькой и надменной девушки. Как же: обычный и даже слишком молодой полицейский пожаловал в «жилище богов», а именно – в загородный особняк ее влиятельного папочки!

И каков наглец, раз посмел побеспокоить одного из самых богатых людей в нашей местности, время которого ценится как минимум на вес золота! Ведь копы, по мнению нашей красотки, только ерундой могут заниматься, а не настоящих преступников ловить…

Не о том я переживаю, совсем не о том, сейчас бессмысленно анализировать прошлое. Ведь хромированный ствол направлен мне прямо в лицо, словно Мара каким-то чудесным образом догадалась про надетый под рубашку бронежилет.

«Да, непростая ситуация», – подумал я и перевел взгляд с оружия на его сногсшибательную хозяйку, блондинку в очень дорогом и элегантном костюме. Тот словно вторая кожа идеально облегал ее шикарную фигуру.

Эх, заметишь такую куколку в любом месте – и сразу же захочешь к ней подкатить…

Черт, да хватит уже отвлекаться на всякий бред!

Просто после армии, где мы то методично уничтожали бородачей, то оказывались в самой глубокой заднице, я почти не нервничал, когда рядом начинали посвистывать пули.

– Пап, у меня не получается установить контроль. Вообще никак, словно передо мной никого нет. Скажи, что происходит?

Эти странные слова Мары были обращены к ее отцу, седовласому крепкому мужчине средних лет, сидевшему за огромным столом из красного дерева.

Интересно, что за бред эта блондинка несет? Может, дочурка банкира немного того, с приветом? Хотя ее шизофрения мне особо не поможет, пистолет как влитой сидел в руке девушки и даже на миллиметр не дернулся в сторону.

Папочка своей психопатке ничего не ответил и лишь молча продолжал изучать меня своим пронзительным взглядом самого настоящего маньяка. Если Мара нервнобольная, то этот козел как минимум убийца по натуре.

Однако мое внимание он отвлек лишь на мгновение, и я снова уставился на девушку. Эти бегающие чертики в глазках мне хорошо знакомы, она точно не побоится выстрелить. Да ей даже хочется это сделать, просто сидящий в кресле папочка пока не сказал «фас».

Конечно, можно понадеяться на бронежилет и попробовать сыграть в ковбоев. Все-таки передо мной самая что ни на есть блонда, да еще на высоченных каблуках. Пистолет я достану за секунду, поэтому выстрелит она перед своей смертью максимум один раз.

Жаль, конечно, убивать такую красавицу, с нее бы картины писать или же просто заняться классным сексом…

Проклятье, опять я отвлекаюсь от серьезных вещей!

Просто бояться так и не научился, а вот ценить красоту – да. Тут и армия неплохо постаралась, постоянно забрасывая наше подразделение в задницу мира. Там не то что красивую, а доступную женщину днем с огнем не найти.

Ладно, стрелять, по идее, слишком рискованно, шансы на успех невелики. В кабинете ведь еще находился телохранитель Пилсудских. Оружие эта тупая горилла выхватила через секунду после своей хозяйки. А вот против двух стволов можно поиграть лишь в мертвого ковбоя.

Хотя, может, и не двух. Хозяин особняка, сидевший за шикарным письменным столом, почему-то сразу же опустил обе руки вниз, убрав их из поля моего зрения. Вряд ли гад решил помассировать себе колени или же заняться мастурбацией.

Я почти уверен – уродец незаметно достал ствол. Таким образом, у нас тут три пистолета против моего одного, да и тот пока в наплечной кобуре. Остаться в живых в такой ситуации можно лишь в очень крутых блокбастерах.

– Не нервничай, Мара! Думаю, молодой человек не является посланником наших врагов.

Ух ты, наконец-то наш папочка заговорил, до этого он ведь молча слушал кого-то по телефону. Зато трубку сразу же положил, как дочурка направила на меня пушку.

Кстати, голос у него оказался властный, можно сказать гипнотизирующий. Видно, что в своей жизни ублюдок привык командовать людьми. А еще он совсем не переживал, что в его доме угрожают полицейскому.

И это не есть хорошо.

– Неплохо сказано! Вам всем лучше успокоиться и спрятать свое оружие! Оно ведь и выстрелить может! – решился я хоть что-то сказать.

Услышав такое, Пилсудский даже улыбнулся. Притом очень самоуверенно и с каким-то хищным оскалом.

Ох, это точно ничем хорошим для меня не закончится. Похоже, в этом доме человеческую жизнь не слишком высоко ценят.

– Конечно, уберут! Мы ведь просто все на нервах из-за возникших проблем. Только у меня будет к вам одна небольшая просьба. Сначала отдайте нашу семейную реликвию. Ту, что сейчас держите в руке. А после этого все успокоимся. Сядем втроем и выпьем отличного двадцатилетнего виски. Думаю, вы ведь простите мою девочку и забудете о ее маленьком прегрешении. Молодежь нынче у нас такая торопливая стала. Сначала делают всякую ерунду, а после уже думают о последствиях!

«Ох и врешь ты, хитрозадая тварь!..» – подумал я.

Трудно было поверить словам Адама Пилсудского. Уж больно этот широкоплечий банкир напоминал сейчас гангстера из боевиков. А все происходящее совсем не походило на глупую ошибку. Я стопроцентно влез в какие-то непонятные криминальные разборки.

А ведь утро почти по Шекспиру начиналось. Меня вызвал шеф и рассказал мелодраму, в которой сынок Пилсудского сбегает со своей подружкой хрен знает куда. Правда, родители девочки оказались тоже непросты, по влиянию почти ровня этим банкирам.

У них даже своя служба безопасности в пару десятков рыл была. Однако они все-таки негласно попросили моего шефа о помощи в поисках дочери. Ну не хочется таким людям выносить свои проблемы на всеобщее обозрение.

Ромео и Джульетта оказались несовершеннолетними, а я – самым молодым в отделе. Да еще, судя по прошлым делам, подавал большие надежды в карьерном росте. А значит, по логике руководства, должен разобраться с этой проблемой довольно быстро. И самое главное, лишний раз не трепать языком.

В принципе, почти так и вышло. А значит, мой мудрый шеф по-своему оказался прав. Девушку пусть и случайно, но все-таки удалось отыскать намного быстрее службы безопасности ее семьи.

Тут весь секрет в опыте работы на улице, поэтому мне было нетрудно догадаться, в каком районе могут прятаться молодые люди. От закона или от преступного мира – это уже не столь важно.

Однако, перед тем как прибыли те шестеро мордоворотов, девчонка в истерике мне кое-что рассказала. Оказывается, прошлым вечером ее любимый вышел ненадолго из их тайного убежища, но так и не вернулся назад.

Короче, наша современная Джульетта передала в мои руки старый и немного потертый медальон, из-за которого якобы и возникли проблемы у отца с сыном. И что папочка Алекса по телефону угрожал ему страшными пытками за кражу этой безделушки.

Как по мне, так полный бред, особенно про пытки, хотя и необкуренная вроде девчонка была.

После того как ее забрали телохранители, я даже позвонил шефу, получил свою порцию вкусняшек от начальства и с чистой совестью поехал домой. Медальон же на автомате повесил на зеркало заднего вида, так он и болтался там во время езды.

Толстый, как старая монета, медный диск с каким-то непонятным для меня знаком, висевший на потертом кожаном шнурке. Из-за этой безделушки никто не будет преступать закон, а тем более угрожать пытками собственному сыну.

Короче, только я выехал за город, как обычно возвращаясь домой по старой дороге, и тут же мне на глаза попался стоявший у горы особняк Пилсудских. И ведь мог бы догадаться, что так и будет. Однако привык видеть этот замок почти каждый день по два раза.

Как назло, сразу же вспомнил, что у банкира есть няшная дочка, которую весь город считает чуть ли не матерью Терезой. Как же: лицо Барби, а тело – словно из японского порно-аниме.

Однако при этом девчонка вечно тусуется лишь на благотворительных мероприятиях. Прямо настоящий ангелочек, только без крыльев и нимба.

Вот так из-за обычного желания посмотреть поближе на шикарную грудь и мордашку я втопил в пол педаль своего черного монстра. И свернул на дорогу, приведшую, как мне казалось, опытного, но по факту молодого дурачка в полную задницу.

А ведь те же Пилсудские могли бы меня послать еще на въездных воротах, от которых потом пришлось целых три минуты ехать до основного комплекса зданий. Однако, услышав, что это по поводу их сына и той девчонки, впустили без лишних вопросов.

А вот теперь бери и наслаждайся выпирающим из пиджачка бюстом, только под прицелом двух стволов, а скорее всего, даже трех. Лучше бы в стрип-бар заехал, все намного дешевле обошлось бы, да и интереснее в разы. А сейчас хрен знает, выйду ли я из этой передряги хотя бы живым.

«Что ж в тебе такого ценного, висюлька ты медная?» – подумал я и посмотрел на медальон, который до сих пор держал в правой руке. Она ведь так и замерла на уровне груди. Я просто прикинул, что с этой блондой мне лучше не делать резких движений.

Ведь только достал медальон из кармана и даже ничего толком не успел спросить, как в эту грудастую куклу словно настоящий демон вселился. Вот было же все нормально: стою, жду, пока Пилсудский оторвется от телефона и обратит на меня внимание. От скрытой злости на Барби лезу в карман, просто захотелось увидеть реакцию банкира на медальон. И в ту же секунду на меня направляют хромированный ствол. Как говорится, искал ты себе на пятую точку приключений, вот и получил.

А ведь сам во многом виноват. Увидел наглую малышку – и захотелось перед ней немного порисоваться. Я, конечно, не адски крутой коп из фильмов, но тоже через многое прошел. Поэтому раздражает, когда домашняя болонка начинает вытирать об меня ножки.

Однако кто же знал, что здесь живут такие отмороженные хозяева… Это вам не старый добрый Ближний Восток. Даже там с пониманием того, кто твой враг, было намного проще.

– Артур, давайте вы не будете тянуть время? Просто верните мою вещь, и на этом все закончится!

Это вновь заговорил Адам Пилсудский. А я почему-то подумал, что закончится наш дурдомчик как минимум чьим-то трупом. И от таких мыслей даже позволил себе в этой ситуации слегка усмехнуться.

Нужно было видеть при этом выражение лица нашей Барби! Наверное, она просто очумела от такой наглости. Ну вот, зато порисовался перед ней в последний раз. Радуйся, сбылась мечта идиота.

Хотя какая разница? Улыбайся не улыбайся – это ничего не меняет.

Пять лет службы в армии, притом почти все время за пределами страны. Плюс уже прилично работаю в полиции. С таким опытом мне нетрудно отличить обычную внештатную ситуацию от полного трындеца. Так вот сейчас был как раз второй вариант.

К тому же, посмотрев в глаза Адама, а теперь и его дочурки, я понял, да и весь мой опыт вопил, что эти люди явно не те, за кого себя выдают. А раз я – впрочем, как и весь город – не знал этого раньше, то свою тайну они хранить умеют.

А кто у нас не выдает секреты? Правильно! Только трупы!

– Вы ведь отдаете отчет в своих действиях? Угроза офицеру… – сделал я бессмысленную попытку поговорить, просто чтобы потянуть время.

Но седой банкир-здоровяк бесцеремонно меня перебил:

– Медальон отдайте – и можете убираться ко всем чертям. У нас и так куча проблем, а тут еще с вами возиться придется!

Разозлившийся Пилсудский даже грохнул по столу громадной ладонью. Но это была левая рука, а до этого он записывал что-то, держа ручку в правой. Значит, у банкира в рабочей руке все-таки ствол.

Зато теперь хоть стало понятно, что не только дочурка, но и папочка весь на нервах. К ним на голову точно свалились какие-то дичайшие проблемы. И это не просто сбежавший из дома Ромео. Выбрал же я удачное время для визита в этот потревоженный улей диких пчел…

Пилсудский немного успокоился и откинулся на спинку кресла. Взгляд у него почему-то поменялся. Теперь он с каким-то странным интересом смотрел на меня. Словно ученый, которому в руки попался образец животного, которого до этого все считали вымершим.

– А вы ведь непростой человек, да и не из пугливых, оказывается. Тут Мара ошиблась, считая вас обычным наглым копом. Думаете, что живым отсюда не выберетесь, поэтому так себя и ведете? Да раскиньте мозгами, они ведь у вас точно есть. А мне в этой ситуации нужен труп? В бред, что вам угрожали из-за какой-то старой безделушки, все равно никто не поверит. У вас свидетелей нет, а у меня их будет целая куча. Плюс толпа адвокатов, которая поставит окончательную жирную точку на вашей карьере. Поэтому предлагаю идеальный выход из данной ситуации. Отдаете мою вещь и едете к себе домой. Вы останетесь живы, а мне не нужно будет избавляться от тела полицейского. Так что все будут лишь в выигрыше. Если вам нужен дополнительный стимул, то могу заплатить. Назовите цену ваших потраченных нервов и молчания в будущем. Для меня это намного проще, чем возможные вопросы после исчезновения копа.

Он замолчал на мгновение, изобразив на лице подобие отеческой улыбки, а потом продолжил:

– Вы мне даже нравитесь, Артур! Ваше хладнокровие – признак сильного человека, а я таких уважаю. Уже давно не видел, как вот так стоят и улыбаются, глядя на пистолет. С такими людьми, по моему опыту, всегда можно договориться, они умеют держать данное слово. Мы ведь с вами даже в чем-то похожи. Поэтому поверьте, убийство не в моих интересах. В конце концов, никто не просит закрывать глаза на ужасное преступление. Это только между вами и Марой. Эрни ведь на рефлексах выхватил пушку, работа у него такая. Так неужели вы не пожалеете мою маленькую девочку и просто забудете о ее выходке? К тому же мы все вам будем очень благодарны за возвращение никому не нужного кусочка металла, который как фамильная реликвия уже много тысячелетий принадлежит моей семье. Вы, я слышал, хотели увидеть моего сына. Так завтра утром я его лично привезу к вам в участок. Сегодня же спокойно вернетесь домой и сохраните в секрете это глупое недоразумение.

Что ж, несмотря на оговорку про тысячелетия, которые этот медальон якобы принадлежит его семье, седовласый питон умел убеждать людей. А как не поверить в свалившееся с небес спасение, когда ты стоишь на краю пропасти и смотришь в ад. Адам Пилсудский очень непрост и шедеврально умеет подбирать ключики к людям.

Однако он не знал кое-чего, да и я с чужаками особо не делился подробностями этой маленькой тайны. Дело в том, что в моей голове не прекращали греметь сверхъестественные тамтамы и предупреждать о близости смерти.

И ведь приходилось им верить, так как они неоднократно спасали мою жизнь в прошлом. Не знаю, был ли это неизвестный нашей науке первобытный инстинкт или же действительно какие-то паранормальные способности, доставшиеся мне от далеких предков.

Но все мои сослуживцы в армии со временем поняли, что их коллега Артур не совсем обычный пехотинец. В хорошем смысле слова, конечно. И он непонятным образом чувствует, когда нашему отряду угрожает опасность.

За это местные союзники прозвали меня «белым шайтаном». А наш сержант, самый что ни на есть настоящий чистокровный индеец, выросший в резервации, уважительно называл меня на своем языке «великим шаманом».

Но и до конца следовать тому, что советовали тамтамы и полицейский опыт, мне совсем не хотелось. Ведь первые давали понять степень нависшей угрозы. И такой сильной опасности, как сейчас, на моей памяти давно не было.

Опыт же говорил, что с этой троицей нужно разбираться прямо сейчас. После всего, что произошло, они меня живым точно не отпустят, сымитируют ту же аварию по дороге домой. Поэтому лучше сделать вид, что все схавал и беру деньги, а потом неожиданно перехватить инициативу.

В кабинете такое не провернуть, они еще не расслабятся. Хотя, может, когда буду забирать деньги, как бы уроню некоторые пачки на пол (захочу ведь много бабок), и тогда – погнали. Только одно плохо: без трупов не обойтись. Как ни поступи, хорошего решения тут нет.

Карьера, спокойная жизнь – все это мгновенно закончится. Ведь передо мной не охваченная войной страна, а на гражданке действуют совсем другие законы. Просто так отработать по потенциальной опасности не получится.

Убийство, да еще и таких влиятельных людей, не сойдет с рук. Попробуй потом докажи присяжным, что меня хотели отправить к праотцам из-за какого-то дешевого медальона!

Тамтамы ведь не дадут показания в суде. Да и после такого в лучшем случае на обследование к психиатру отправят.

На какое-то мгновение кабинет Пилсудского исчез перед моими глазами, это снова вернулись уснувшие на время воспоминания…



– Что, значит, мы ждем его одобрения? Вперед!

У меня за спиной на Марка шипел новый лейтенант. Вроде и хороший парень, но к порядкам нашего отряда он еще не привык. А ведь придется: парни уже настолько уверовали в меня, что никто даже не сдвинется с места.

– Шаман подал сигнал. А если ему не веришь, можешь сам пробежаться. Как раз завтра твою тушку на самолете домой и отправят!.. – буркнул Марк, и от такого ответа у лейтенанта, наверное, отвисшая челюсть ударилась о воротник бронежилета.

Хотя, конечно, у меня на спине не было глаз, поэтому оставалось только догадываться.

– Вы тут что, с ума все посходили! Да как только вернемся на базу…

– Успокойся, командир! Марк дело говорит, поэтому у нас нет глупых потерь. Или тебе прямо сейчас обязательно нужен труп?! – раздался утробный голос гиганта.

Это наш сержант оборвал угрозы молодого лейтенанта, и тот мгновенно замолк. Умел огромный индеец успокаивать любого. Что ж, огромная масса и гипнотизирующий взгляд позволяли порой делать такие вещи, особенно с зелеными новичками.

А еще попробуй пойми, кого эта громила подразумевает под трупом – может, и неопытного командира. Лицо с огромным шрамом и глаза прирожденного охотника-убийцы – вот таким был наш коренной американец.

– Где? – На мое плечо легла мощная и загоревшая от местного солнца рука.

Направление мой инстинкт обычно сразу угадывал. Дальше было дело техники – главное, не торопиться и понять точное расположение противника. Все, конечно, непросто, но я уже давно научился работать со своим внутренним пеленгатором.

– На два часа! Видишь, там здание с разрушенной крышей и спутниковой тарелкой. Думаю, снайпер засел в глубине одной из комнат.

– Работай! – Сержант повернулся к Малышу, и тот приник к оптическому прицелу своей подружки, как он любил называть крупнокалиберную винтовку Баррета. От такой ни стена, ни бронежилет не спасут.

Прошло несколько минут томительного ожидания под палящим летним солнцем. Вот и представьте, каково нам там всем было. Но парни молчали, они уже давно привыкли к таким остановкам, спасавшим кому-то из нас жизнь.

Лицо лейтенанта становилось все более злым. Однако, бросая взгляды на сержанта, он пока себя сдерживал и молчал. Наконец его рот чуть приоткрылся: видно, паренек все-таки набрался смелости.

И тут грохнул выстрел из «баррета», а мои тамтамы резко затихли.

– Точно в цель, теперь можем идти! – констатировал я, как будто все видел.

Притом сидел в это время спиной к снайперу. Почему бы немного и не отдохнуть, опираясь на глинобитную стену дома аборигенов…

– Ага, прямо в башку! А у тебя, похоже, и в задницу твой шаманский радар вмонтирован!

На азиатском лице нашего раскосого Малыша появилась довольная ухмылка, а остальные парни даже тихо заржали…

– Артур?! – В мой разум снова проник голос Пилсудского.

Воспоминания сразу же исчезли, а я решительно посмотрел на этого ублюдка.

Ну что ж, давай поиграемся с тобой, и плевать на любые последствия. Обещаю лишь одно: ты обо всем еще пожалеешь.

И только я так подумал, как внезапно зазвонил смартфон. Причем в полнейшей тишине, царившей в кабинете, это был словно звон колоколов в полночь посреди спящего провинциального городка.

Кстати, на каждый знакомый номер у меня свой звоночек. И, как назло, выпал самый не подходящий для нашей ситуации – шипение рации и приказ спецназу начать штурм дома. Скачал давным-давно, классная, кстати, штука.

Это звонил Миша, мой младший братишка. Он частенько попадал в мелкие неприятности, из которых мне потом приходилось его выручать. Вот из-за этого и такой рингтон – типа спасай меня, брат.

Ну а если про плохое, то грохнул выстрел. Привет от нашей нервничающей блонды.

Первые несколько секунд Адам Пилсудский сидел молча и даже не шевелился. Он был очень зол, поэтому пытался совладать с нахлынувшими на него негативными эмоциями. Все-таки Мара наверняка его любимица, и ему явно не хотелось, чтобы она помнила, как отец повышал на нее голос.

Адам положил назад в секретное отделение защитный амулет Тхарока, который до этого все время держал в правой руке. Теперь эта штука точно не понадобится, хотя, конечно, лучше бы было наоборот.

– Прости, папа! Я… – послышался над его ухом расстроенный и немного испуганный голос дочери.

Она все это время стояла рядом и одной рукой опиралась на плечо отца, чтобы в случае надобности помочь ему своей силой. Второй же рукой еще несколько секунд назад целилась в полицейского.

– Все хорошо, милая, не переживай. Мы с тобой во всем обязательно разберемся! – Он повернул голову и, посмотрев любящими глазами на дочь, погладил ее ладонь на своем плече. – Кто же знал, что Алекс умеет ставить такую высококлассную защиту?

– Брат такого точно не умеет, мне хорошо известен предел его возможностей!

– А как тогда объяснишь это?! – спросил он, и оба Пилсудских посмотрели туда, где еще несколько секунд назад стоял полицейский. Однако сейчас там никого не было, и лишь запах сгоревшего пороха витал по кабинету.

Глава 1

Я выхватил пистолет и, стреляя в темноту, ушел с линии огня противника влево. Это оказалось плохой идеей, так как при таком резком рывке мое тело врезалось во что-то явно металлическое.

Удар оказался довольно сильным, но боль в плече, а особенно в голове, пришла не сразу. Адреналин – штука непростая, он тебя и не только после такого на ногах удержит. И вылетели еще две пули, пока палец перестал давить на спуск.

Невидимый из-за темноты пол заходил под ногами. И несколько секунд меня терзала лишь одна мысль – как бы не потерять сознание. Ведь я почти послал себя в самый настоящий нокаут.

Пришлось опуститься на одно колено и онемевшей левой рукой опереться на поверхность пола. Ох и странной же она оказалась на ощупь… Правую руку с пистолетом я продолжал держать перед собой и готов был открыть огонь в любой момент.

Почему вокруг такая кромешная темнота? Может, меня как-то ослепили?

Не думаю; ведь до этого вспышки от выстрелов все-таки освещали какое-то помещение. И как по мне, так это мало походило на кабинет банкира. Да и вокруг царила какая-то странная гробовая тишина. Хотя не совсем: вдалеке послышалось слабое гудение, чем-то походившее на гуляющий по чердаку ветер.

Головокружение понемногу проходило, поэтому левой рукой мне удалось нащупать небольшой тактический фонарик. Он лежал в правом кармане плаща, и было очень неудобно его доставать – плечо до сих пор болело от сильного удара.

Правую руку с пистолетом я так и не опустил. Вдруг из темноты выскочит банкир со своей чокнутой дочуркой и ручной гориллой в придачу… Ведь всего меньше минуты назад они были почти прямо передо мной.

Через несколько секунд узкий луч света разогнал окружавшую меня темноту, выхватив из нее потолок и стены. Вот тут-то у меня впервые в жизни натурально отвисла челюсть, а ведь было из-за чего.

– Какого хрена!..

Мне все-таки не удалось удержаться от удивленного возгласа, перемешанного со стоном. А в голове все мысли, кроме одной, внезапно исчезли. Дело в том, что вокруг меня все состояло из природного камня. Это или подземелье, или пещера.

И тут же ноющая боль снова напомнила о себе. Сразу подумал – во что, интересно, моя голова так сильно припечаталась? Поэтому аккуратно повернулся и посмотрел налево, посветив туда фонариком.

Да, пришлось охреневать второй раз за минуту. Слева оказалась вырубленная в скале комнатка. Ее закрывала решетка, состоящая из вертикальных металлических прутьев с какими-то декоративными шипами по бокам.

Все хуже и хуже. А что тогда за спиной?

Сидя на корточках, я развернулся. И увидел широкий и довольно длинный коридор. Здесь находились точно такие же закрытые решетками входы, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга.

Может, это какая-то заброшенная старинная тюрьма?

Ладно, надо подумать. В меня выстрелили, потом потеря сознания и…

Нет, не подходит, в памяти полностью отсутствовали временные пробелы. Однако как еще можно объяснить ту хрень, которую мои глаза сейчас видят?

Я встал во весь рост и, словно спринтер перед стартом, аккуратно размял ноги и плечи. Вроде ранений нет, только шишка на голове обязательно выскочит. Хорошо хоть плечо не вывихнул, так что отделаюсь лишь синяком.

Пусть во мне всего восемьдесят килограмм, но и этого достаточно, если со всей дури удариться о металлические прутья. Так можно и череп проломить. Отправить самого себя на тот свет было бы до жути обидно.

И все-таки, что это за место? Узнав это, возможно, пойму, как сюда попал.

Внезапно в памяти всплыл любимый сериал брата. Миша много раз смотрел его с самого детства, чем иногда даже доставал меня.

Что ж, если удариться в безумную фантастику, то все можно с легкостью объяснить. Инопланетные технологии и а-ля «Дедал», висящий на орбите Земли.

Теоретически какой-нибудь сверхсекретный отдел мог следить за Пилсудским, недаром все они были такими нервными. А когда его дочка выстрелила и промахнулась, то хорошие парни успели телепортировать меня в…

Стоп, Артур, стоп! Хватит нести бред! Какая, к чертям, телепортация? Кто ты такой, чтобы из-за тебя рассекречивали эти технологии, если они вообще существуют… Давай лучше возвращайся на землю и начинай работать.

Я еще раз осмотрелся. Тоннель в обоих концах поворачивал в одном направлении, значит, у меня целых два варианта пути. Внезапно что-то едва заметно блеснуло. Это луч света на мгновение выхватил из темноты лежащий на полу медальон.

Наверное, выронил его, когда доставал пистолет.

Согнулся и, подняв безделушку, положил ее в карман.

Хотя какая, к черту, безделушка – из-за нее меня хотели отправить на тот свет! А значит, эту штуку Пилсудские очень ценят. Такими вещами в моем непонятном положении глупо разбрасываться, может еще и пригодиться.

Я задержался, чтобы осмотреть решетку, тем более выглядела та довольно необычно. Потом пальцами дотронулся до металла, который оказался очень холодным на ощупь. Ржавчины не было, хотя по цвету передо мной явно железо, а не цветной сплав.

Аккуратно ощупал острые иглы, сильно напоминавшие шипы роз. Они были направлены вбок, перекрывая расстояние между прутьями. Если бы торчали наружу, то на одну из них я бы непременно насадил свою голову.

За решеткой стоял большой каменный ящик. Подобные штуки мне и раньше встречались. Хотя это было в очень далеком прошлом, когда мы всей семьей отдыхали в Лондоне. Там в музее стояли саркофаги известных людей. Ну или их имитация, вряд ли родственники отдали бы на всеобщее обозрение скелеты своих предков.

Но в те времена я не интересовался такими подробностями, да и сейчас прошел бы мимо. Ладно, пусть эта пещера – большой древний склеп, а за решетками – обычные погребения. Мне от этого ни холодно ни жарко. Лучше подумать о том, как выбраться отсюда.

Крадучись я направился к зияющему чернотой повороту. При этом старался не шуметь и вести себя как можно тише. Хотя луч фонарика все равно меня демаскирует, но в такой темноте без него никак.

Пока шел, продолжал внимательно рассматривать стены с потолком.

Да, тут явно постарались мастера своего дела. Работа человека не слишком сильно бросалась в глаза, но все было настолько симметрично, что вариант с природой сразу отпадал. Словно это такая задумка древнего каменотеса – вырубленный коридор сделать похожим на обычную пещеру.

В другой ситуации даже восхитился бы такой работой, но сейчас меня это никак не приближало к разгадке странной телепортации.

Сжимая в руке пистолет, дошел до поворота. Там немного постоял, прислушиваясь к любому шороху, а потом выглянул из-за угла.

Вроде все чисто, дальше такой же коридор. Хотя нет, небольшая поправочка: вдали я заметил слабенький лучик света.

Вышел из-за угла и пошел вперед. Кстати, через пару десятков метров справа показался еще один поворот.

Направив туда фонарь, я понял, что, пойди изначально в другую сторону, просто стоял бы сейчас возле противоположной стены.

В этом проходе уже с обеих сторон находились закрытые решетками комнатки. Проверять их не стал, готов поспорить – там окажутся точно такие же каменные саркофаги.

На всякий случай выключил фонарик. Глаза уже немного привыкли к темноте, да и слабенький свет впереди помогал. Он на первый взгляд имел природное происхождение, а это означало, что за поворотом – выход из этой пещеры.

Быстро дошел до угла и снова прислушался. Кроме гудения ветра, других звуков не было. Для верности прождал не меньше минуты, а потом аккуратно выглянул. Пистолет и оставшиеся тринадцать патронов были готовы к бою и немного успокаивали.

Все-таки хорошо, что у меня с собой есть оружие.

Тут такой же коридор, как и два предыдущих, только на этот раз без погребальных пещер. Справа сплошная каменная стена. А вот слева, точно посередине, находился небольшой проход размером с обычную дверь, из которого бил яркий свет.

По идее, передо мной выход наружу.

Снова двинулся вперед. И чем ближе приближался к источнику света, тем больше волновался.

Черт его знает, что там увижу. А вдруг моя первобытная чуйка спит, и за углом стоит самый настоящий бородач с автоматом. Прикол был бы еще тот, хотя ржал бы только один из нас.

Нет, какие к черту бородачи, эти бы уже давно своей галдящей оравой прибежали на звуки выстрелов.

Опять нахлынули старые воспоминания. Такое не скоро забудешь, хотя все уже в прошлом.

К моему облегчению, врагов за поворотом не оказалось, но и особых поводов порадоваться – тоже. Остановившись возле решетки, закрывавшей выход наружу, я даже выругался вслух от нахлынувшего разочарования.

Зато торопиться сейчас точно не нужно, тут даже придется поломать голову перед следующим шагом.

Первое, что бросалось в глаза, это гигантская река километра полтора, а может, и больше в ширину. На ее противоположном берегу находился лес, тянувшийся не только в обе стороны, пока я его видел, но и до самого горизонта как минимум на десятки километров.

А почему я так все хорошо рассмотрел? Правильно, потому что в данный момент находился на большой высоте.

– Дерьмо! – снова ругнулся я, чтобы хоть немного сбросить напряжение, а заодно и подбодрить себя.

Мне сейчас срочно требовалась инъекция оптимизма. Ибо там, где я жил, не было таких громадных рек и тем более бесконечных лесов. А значит, меня каким-то непонятным образом забросило довольно далеко от дома.

Подергал решетку, она оказалась закрытой. Однако почти сразу же заметил миниатюрный для такой большой двери засов. И, самое главное, без каких-либо навесных замков. Значит, дверь не заперта на ключ и выход свободен.

Хотя ржавчины не было, но петли противно завизжали, когда я аккуратно толкнул решетку наружу.

Держась одной рукой за прутья, посмотрел вниз. Там довольно мощное течение реки омывало отвесную скалу.

Вход в пещеру расположен на гладкой скале. И отсюда метров сто пятьдесят до реки, не меньше. А значит, у меня теперь новая проблема: как спуститься.

Внезапно краем глаза кое-что заметил и посмотрел направо. Впервые после столь таинственного перемещения появился повод слегка улыбнуться. Передо мной были самые настоящие ступеньки. Пусть и выглядели они немного пугающе, но все-таки это выход.

Короткие широкие блоки словно каким-то неведомым великаном были воткнуты в отвесную скалу. И вся эта на вид экстремальная лесенка шла под довольно-таки приличным углом вниз.

На первый взгляд настоящая дорожка для самоубийц, но только не в моем положении. Поэтому «глок» вернул в наплечную кобуру и мысленно помахал этому склепу ручкой.

Без тени сомнений вытянул ногу и, держась за решетку, наступил на первую ступеньку. Та вроде даже не шевельнулась. Пару раз со всей силы ударил по ней ботинком, но все с тем же результатом.

Не без труда перебрался на первые две ступеньки. Стоя на них, прижался спиной к скале и раскинул в стороны руки. Они мгновенно словно прилипли к холодной каменной поверхности. Упасть с такой высоты мне совсем не хотелось.

Кстати, мастеров этих стоило убить. Вот почему нельзя было под дверями небольшую площадку для перехода сделать? Это ж дико неудобно таким образом попадать из пещеры на лестницу.

Посмотрел в сторону решетки и сразу увидел, что строители не дураки, просто от времени все обвалилось. Это стало понятно по торчащему из скалы на пару сантиметров остатку широкого прямоугольника.

Хм, возьму себе на заметку. Ступеньки хоть и каменные, но нужно быть готовым к их обрушению. Время, как известно, любой материал в утиль способно отправить. И камень, к моему большому сожалению, тоже не исключение.

Постоял немного без движения, даже вспомнил что-то хорошее. Просто хотелось привыкнуть сохранять равновесие, высота тут о-го-го какая. Однако меня она не сильно пугала, все-таки детство провел возле гор.

По поверхности скалы гулял ощутимый ветерок, поэтому полы моего кожаного плаща постоянно развевались и даже немного мешали. Ну да ладно, застегивать не буду, так он хоть не сковывает движения.



Начал осторожно спускаться.

После каждого шага следующую ступеньку проверял ударом ботинка, и только потом переносил на нее весь свой вес.

Иногда эти каменные блоки отсутствовали, в таких случаях приходилось становиться акробатом. Но хорошо хоть не попадались сразу две упавшие ступеньки подряд.

Пока все шло слишком гладко. Однако такого, как я знал по опыту, почти не бывает. Так оно вышло и в этот раз. Вскоре заметил, что лестница заканчивается, а вот до реки еще довольно далеко.

Постоял несколько секунд, но потом все-таки продолжил спуск. Пока нет нового плана, лучше эту лесенку проверить до конца. Поэтому уже через пять или шесть минут я стоял на последней ступеньке.

Теоретически отсюда можно спрыгнуть в воду, и даже есть неплохой шанс не покалечиться. Но все-таки лучше не рисковать, а попробовать уменьшить расстояние до реки. Ведь пока еще слишком высоко, а кто знает, какая там внизу глубина?

Я задумался, и постепенно в моей голове начал вырисовываться новый план спуска. Хотя для его осуществления придется на время вернуться в пещеру. Возможно, даже надолго, но иного варианта пока не просматривалось.

Пока поднимался обратно, сильно загудели ноги, и это несмотря на мою хорошую физическую подготовку. Напрягала невозможность расслабить мышцы, лестница оказалась слишком неудобной для человека моей комплекции, поэтому подъем забирал много сил.

Снова оказавшись в горном склепе, как про себя назвал эту странную пещеру, я решил провести ревизию всех своих вещей. На первый взгляд, смысла в этом особого не было, веревки для спуска у меня точно нет. Но все-таки лучше знать, что есть в наличии.

Итак, удостоверение с жетоном, портмоне с наличкой, карточками и правами. Отцовские часы на руке, тактический фонарик, «глок» в наплечной кобуре и четыре запасных магазина к нему. Также еще маленький револьвер в скрытой кобуре над правой щиколоткой. Но там всего пять патронов, а запасные обоймы остались в машине.

Тактический нож в ножнах на левой ноге. Небольшой по размерам, но лучше такой, чем вообще ничего. Телескопическая дубинка, маленький монокуляр. Несколько закрывающихся пакетиков с зиплоками, нужная вещь для хранения улик. Бронежилет на мне, вот и все.

Хотя нет, есть еще этот медальон. Но какой от него толк?

На мгновение взгляд остановился на медном кругляше.

Может, это он меня сюда закинул? Какая-нибудь военная суперсекретная штука? Мини-телепорт. Короче, из-за отсутствия ответов в голову лишь один бред лезет.

Немного подумал и надел его на шею – а вдруг случайно вернет домой?.. Пришла пора еще раз осмотреть горный склеп, пропади эта Мара пропадом. Зато, вспомнив девушку, неожиданно вспомнил и про так неудачно зазвонивший смартфон.

Как же можно было забыть про связь? Кретин, идиот! Вот решение всех проблем.

Просто сразу начал действовать, как в армии, это ведь там от мобил никакого толку. Короче, тупанул конкретно, а все из-за мистической телепортации. Да и головой ведь стукнулся неслабо.

Быстро достал из чехла водонепроницаемое чудо, купленное в свое время для экстремального отдыха. И провел пальцем по экрану.

Дерьмо! Сигнала нет совсем. Что в принципе довольно странно, ловил мой аппарат почти везде.

Да плевать, мне нужна лишь спутниковая навигация.

Включил ее и стал ждать, однако вскоре понял, что зря теряю время. А вот это уже совсем ненормально, спутники и в Антарктиде можно поймать.

– И где же я тогда оказался?

Сразу после этих слов, произнесенных вслух, меня пронзила ужасная догадка.

Странно, что та тварь промахнулась по неподвижной цели. Уж больно она быстро и профессионально достала пушку. Да и держала ее слишком уверенно. С другой стороны, если блонда не промазала, то…

Да ну на фиг… Это ведь не может быть адом?!

Я даже подошел к решетке, уставившись на реку и простиравшийся до горизонта лес.

Разве ад может так выглядеть? Что-то с трудом мне верится в такое, вид-то довольно красивый!

Несмотря на это, мгновенно нахлынули дурацкие мысли, а все из-за моего дедушки-пастора. А заодно и мистических сериалов, это уже спасибо братишке. Поэтому теоретически я знал, куда попаду, особенно после военных командировок на Ближний Восток. Ну если, конечно, верить во всю эту хрень.

«Нет, все-таки непохоже на ад! Он должен выглядеть иначе», – думал я, смотря на огромную реку.

А где тогда демоны или кто там им заправляет?..

К черту такие мысли, лучше сосредоточиться на плане спуска, а иначе потихоньку сойду с ума.

После этого я повернулся к выходу спиной.

Ну что, для начала не мешало бы тут осмотреться.

Аккуратно разложил по карманам все, что достал, и вскоре уже стоял перед ближайшим склепом. Высеченное в скале помещение и решетка, преграждающая путь. Такое уже видел, поэтому двинулся дальше.

Однако этот коридор разнообразием совсем не баловал. Саркофаги, решетки… создавалось ощущение, что все делали на одной фирме и по единым эскизам. А судя по толщине прутьев, думать о вскрытии вообще не стоило. По крайней мере, без нужных для этого инструментов.

Настал черед того коридора, куда я телепортнулся, ну или же где очнулся. Хотя сознание ведь вроде не терял. Но с другой стороны, кто его знает, что там на самом деле произошло?

Зашел с неисследованной стороны – и сразу же мне повезло. Всего в одном таком проходе было несколько десятков похожих погребений. Так вот в самом первом из них каменная крышка слетела с саркофага и врезалась в решетку.

Из-за землетрясения, наверное, а закрепили плохо. Другое объяснение увиденному мне было трудно найти. На всякий случай прошелся до того места, где валялись стреляные гильзы. Но больше так не повезло, остальные решетки оказались целыми.

Вернулся назад и еще раз внимательно изучил поврежденные прутья. Многотонная плита саркофага неслабо так въехала в них, некоторые даже частично выбив из скалы. Но, несмотря на это, мне все равно еще придется немало поработать.

Тот, кто ставил решетку, в свое время был классным мастером. Поэтому я проклял его много раз, пока наконец-то смог отжать поврежденные прутья. В этом мне помогли ремень, телескопическая дубинка и смекалка.

Скинув верхнюю одежду с броником и вспомнив игры про Лару Крофт, я с трудом, но все-таки протиснулся внутрь.

Черт… был неаккуратен, поэтому немного порезался об эти проклятые шипы. Ну да ладно, прививку от столбняка в свое время сделал.

Плита, на которой стоял, даже не шелохнулась. Въехала она, конечно, в решетку капитально. Но комната была намного больше саркофага, поэтому места сбоку хватало, туда и спрыгнул.

Светя фонариком, подошел к открытому каменному гробу. Так и есть, я угадал насчет назначения этой пещеры, ведь внутри лежал обычный покойник. Точнее, не совсем обычный. Судя по иссохшим пальцам, передо мной мумия.

«Это что, Мексика или Египет?» – подумал я.

Просто больше не знал, где еще встречались мумии, – история не являлась моим любимым предметом в школе.

Мертвец, надо признать, впечатляюще выглядел. На голове массивный закрытый шлем с крыльями. А само тело облегали пластинчатые латы, покрытые затейливым золотистым и серебристым орнаментом, а также непонятными для меня знаками.

Может, это Скандинавия? Или там не было мумий?..

Хотя нет, бывал я в Швеции. Поэтому знал, что местные жители обладали довольно высоким ростом. В саркофаге же находился не слишком высокий человек. Хотя тело, превращаясь в мумию, вроде усыхать должно.

Ну или же здесь похоронен подросток… Нет, точно не подросток, что я понял, приглядываясь пусть и к высохшей, но до сих пор мощной фигуре мумии. Мужик при жизни явно любил тренажеры, если, конечно, в те времена они вообще были.

Мой взгляд скользнул по темному меху, обвивавшему плечи мертвеца. Похоже, под телом находилась меховая накидка. А потом я уставился на устрашающего вида топор, лежащий на груди покойника.

«Пригодится», – подумал я и взялся одной рукой за оружие.

Однако мертвец так и не отпустил его. Я даже слегка ухмыльнулся. Вокруг творится такое, что не удивлюсь, если этот чудик сейчас встанет. Вот тогда мне действительно придется поверить в ад.

Шутки шутками, но пришлось действовать аккуратно. Все-таки пальцы умершему человеку ломать не хотелось. Ему, конечно, все равно, но ведь мумия, по идее, это историческая ценность. Не хочу, чтобы потом какой-нибудь историк проклинал тупого копа.

Поэтому очень осторожно вытянул труп немного наружу, слетевшая крышка саркофага закрывала его по пояс. Кстати, мертвец хоть и имел невысокий рост, но оказался довольно тяжелым. Ну да, он же прямо как Железный Человек, почти полностью был покрыт латами.

От нагрудника даже поднимался огромный металлический воротник, полностью закрывающий шею. Только руки почему-то оказались без перчаток, а иссохшие пальцы крепко сжимали рукоять оружия.

Зато покойник довольно легко гнулся. Я, конечно, не специалист по мумиям, но разве они не должны напоминать собой сушеную рыбу?

Ладно, плевать! Пусть археологи ломают себе голову над такими загадками, а у меня и так куча проблем.

Я почти усадил труп в глубоком гробу и не спеша освобождал толстую рукоятку от столь хватких даже после смерти пальцев. Наконец удалось достать топор, а вот труп назад решил не запихивать. Черт его знает, еще переломится ненароком.

С другой стороны, а может, этому парню за столько времени лежать надоело. Вот он даже и крышку от злости отодвинул. Так что пусть теперь посидит, все же хоть какое-то, но разнообразие в его довольно скучном и однообразном посмертии.

Уже шучу – и это хорошо!

Больше ничего полезного не нашел. Красивые доспехи или шлем не помогут при спуске. Привлекла внимание меховая накидка, она почему-то слишком хорошо сохранилась, но брать я ее не стал.

Наверняка за столько времени прочность стала уже не та, поэтому и для моего плана не подойдет. Еще на пальцах мумии были надеты широкие золотые перстни с драгоценными разноцветными камнями.

И еще цепь из плоских пластин на плечах, крепившаяся к меховой накидке. Но эти вещи для меня бесполезны. Потом замучаешься доказывать, что не разграбил древнее захоронение.

Поэтому я взял лишь топор, про его полезность хоть как-то смогу судье объяснить.

Перед тем как выбраться из склепа, аккуратно посшибал новым оружием шипы с прутьев, порезаться о них больше не хотелось. Оказавшись снаружи, подошел к следующей решетке и со всей силы нанес по ней удар топором.

Руки загудели от боли, как будто рукоятка была из металла. А вот на лезвии появилась небольшая выщербина. Впрочем, на толстом пруте решетки также остался заметный след. Но у меня как-то сразу пропало желание рыскать в загашниках у мертвецов.

Ладно! Пусть ничего стоящего не нашел, но я и так знаю, из чего сделать веревку.

Снова оделся и, освещая себе дорогу фонариком, двинулся к выходу с топором в руке. Нового плана спасения по дороге не придумал, так что придется кое-чем пожертвовать.

– Черт! Ведь совсем недавно купил! – выругался я вслух.

А потом с неохотой начал снимать с себя несколько минут назад надетый кожаный плащ.

Это была классная вещь, сшитая всего полгода назад под заказ. В детстве всегда такой себе хотел, немного приучил меня брат к комиксам, ну а потом вырос. И вот недавно поехал за Мишей, он был на сборище ролевиков, до сих пор не наигрался парень.

Короче, познакомился с его друзьями, потом посидели в баре. И один парень, как оказалось, шил им самые сложные детали костюмов. Ну а под виски сразу тянет на всякую ерунду вроде: «А сможешь мне сделать такой?»

В общем, слово за слово – и ушла моя недельная зарплата, но я все-таки заказал свою детскую мечту. Протрезвев, даже немного начал жалеть, но отступать не хотелось. И как теперь оказалось, не зря.

Аккуратно расстелил плащ на полу. И начал прикидывать, с какой стороны лучше начать его резать. Кое-что потребовало уточнений, поэтому взял из разбитого захоронения большой кусок скалы, что вылетел из-за удара плиты, и снова спустился по ступенькам поближе к реке.

Второй раз это было сделать намного проще. Как ни крути, а путь уже проторенный. Бросил вниз камень и посмотрел за его падением в монокуляр. Тот ушел в воду с высоким таким фонтанчиком, словно на глубину.

Что ж, это хорошо!

Не торопясь поднялся назад в пещеру. И скрепя сердце принялся нарезать на полоски свой «недельный заработок». Кожа оказалась очень мягкой и в то же время довольно прочной. Знакомый брата был настоящим мастером своего дела и просто так деньги не брал.

Прошло довольно много времени, пока плащ почти полностью исчез. Но это была лишь половина необходимой работы. Теперь нужно из полученных кожаных полосок сплести канатики. А потом еще связать их между собой.

Работал не спеша, делая все качественно, ведь от этого зависела моя жизнь. За таким плетением даже и не заметил, как прошел день и наступил вечер. Постепенно становилось все темнее и холоднее, а плаща-то моего больше нет…

Тут и вспомнил о вскрытом саркофаге. А ведь меховая накидка мертвеца решила бы проблему сохранить тепло… Поэтому отнес до конца не сделанную работу подальше в пещеру – вдруг порывом ветра выдует – и вернулся к вскрытому саркофагу.

На этот раз внутрь залез без проблем, шипов-то больше нет. Направил фонарик на каменный гроб и увидел смотрящего на меня мертвеца. Не без труда отцепил застежку и вытянул нужную мне вещь из-под этой тяжелой задницы в латах.

Но не ушел, а задумался, снова сюда возвращаться не хотелось. Наконец снял большие перстни с цветными камнями в оправе. Не кастет, но если надеть, то все-таки будет получше простого кулака.

– Прости меня, парень! Тебе это уже не нужно, а мне может и пригодиться! – извинился я перед обворованной мумией, и теперь уже окончательно покинул место его последнего пребывания.

Под накидкой было гораздо теплее, тем более моя пятая точка примостилась на снятом бронике. Поэтому работалось под светом фонарика неплохо. Только во рту пересохло, да и желудок был не против чего-нибудь получить.

Воды внизу валом, так что завтра с утра утолю жажду. А вот где бы еды достать?

Я так понимаю, это какой-то заповедник. Возможно, до ближайшего жилья топать и топать. Знакомы ли мне местные грибы или те же ягоды, тоже вопрос. Хотя оружие есть, может, подстрелю какую-нибудь мелочь.

Что-то в моей голове щелкнуло, и я снова включил навигацию на телефоне. К сожалению, спутников не было, впрочем, как и связи. Такого, по идее, не должно быть, но факт остается фактом, и от него никуда не деться.

Может, при этой чертовой телепортации мой смартфон частично накрылся. Или та же скала каким-то образом экранировала сигнал.

В общем, данное объяснение меня устроило, и я продолжил работу до того момента, пока на реке не появились огни.

Уже давно наступила темнота, да и луны из-за облаков не было видно, но монокуляр-то у меня не простой, а с ночным видением. Поэтому хоть и с трудом, но мне удалось кое-что рассмотреть.

Да, это оказался самый настоящий корабль. Притом сделан из дерева, да еще с парусами. Нет, не простенькая яхта или рыбацкие корыта, которые я видел на Ближнем Востоке, а что-то намного более крупное.

Судостроением никогда не увлекался, поэтому мне трудно по силуэту определить тип судна. Пузатый корпус с очень высокими бортами. Высокие надстройки на корме и носу, две мачты с парусами.

Я бы сказал, что на вид он выглядел как-то уж слишком устаревшим. Судя по местности и погоде, передо мной явно не тропические страны. А какие в северных широтах есть отсталые государства, где могут плавать такие допотопные суда.

Может, Косово? Или оно не на севере?

Неожиданно вспомнил, как по телику показывали норвежцев. Они из своей страны через Гренландию приплыли в Канаду на драккаре викингов. Вариант с этими историками вполне объяснял внешность корабля.

Но я все равно не рискнул выстрелами или фонариком подать сигнал людям. Не знаю, почему так поступил – может, армейская привычка сработала. Просто все, что со мной сегодня произошло, как-то сильно настораживало.

Да, там по палубе передвигались люди. Но кто они, мне неизвестно. Еще на органы разберут…

«Ну их к черту, сам выберусь!» – окончательно решил я, но все-таки продолжил наблюдение за кораблем.

До него, кстати, оказалось довольно далеко, поэтому многое увидеть не удалось. Судно шло под всеми парусами, да еще и вниз по течению. Поэтому корабль летел, словно на парусной регате, и мое наблюдение за ним вскоре окончательно прекратилось.

Да и работу вместо меня никто ведь не доделает, поэтому пришлось снова к ней вернуться.

Плести крепкую веревку не так и просто, поэтому лишь глубокой ночью она наконец-то была готова. Решив, что спуск лучше проводить днем, я поставил будильник, чтобы поспать ровно шесть часов.

Возле стены разложил бронежилет, плотно укутался в меховую накидку мертвеца. И полусидя – улечься на каменной поверхности было бы верхом идиотизма – примостился в углу. Где и уснул, крепко держа в руке пистолет.

Этой ночью мне снилось армейское прошлое. Как раз тот период, когда меня перекинули еще дальше на восток. Там наше подразделение в составе большой группы проводило операцию в горах, где и нарвалось на хорошо замаскированную засаду.

Мой инстинкт по неведомой причине сработал слишком поздно. Но он все равно спас многих, иначе трупов было бы в разы больше. А потом начался форменный ад – в такую передрягу мы еще ни разу не попадали.

Хорошо хоть шли первыми и успели залечь за камнями, которых, к нашему счастью, вокруг оказалось множество.

Пули летели, как рой саранчи, в первые минуты гранаты рвались одна за другой, поэтому мы вызвали на помощь «воздушную кавалерию». Однако дело происходило высоко в горах, и это все сильно усложняло.

Летевшие нам на помощь вертушки были подбиты с помощью обычных РПГ. А «летающая батарея» накрыть противника сверху не могла, мы были слишком близко к нему, да и погода подвела.

В общем, несколько часов тяжелого боя на нереально близкой дистанции. Большие потери с обеих сторон, хотя у нас все-таки больше раненых, а у них – трупов. Качественной защитной экипировки у противника почти никогда не было.

А когда все закончилось, то в душе моей осталось лишь гадостное дерьмо. И дело здесь совсем не в погибших друзьях, а в одном из последних убитых мною в этом бою.

После шести часов боя у бородачей уже хватало прорех в обороне. Поэтому я с парочкой наших смог обойти горцев. Вот тогда и завалил со спины одного здоровяка и мелкого паренька с рюкзаком. Возраст в бою не имеет значения, раз малец сам пошел воевать.

И лишь потом, когда мы проверяли трупы, я понял, что стрелял слишком быстро. Мальчик не воевал против нас, он вообще вряд ли сюда сам пришел – руки оказались связаны. Да и не мальчик это был, а мертвая девушка с округлившимся животом.

Какого хрена ее притянули с собой бородачи – наши так и не поняли. Будь эта засада на дороге или в городе, а девчушка – не в плену, так им еще можно было ее хоть как-то использовать.

Например, как не слишком привлекающую к себе внимание разведчицу. А так никакого толку, одна лишь обуза.

В общем, свалил я из армии через пару месяцев, как и многие наши. Возможно, они подумали, что раз даже Шаман делает ноги, то лучше последовать его примеру и выжить. Многие парни за эти годы стали слишком серьезно к мистике относиться.

Короче, пришлось снова пройти через это вонючее дерьмо, похоже прилепившееся ко мне на всю жизнь. Плохо, что сны бывают такими реалистичными. И хорошо, что в конце концов ты все-таки просыпаешься…

Мои глаза открылись. Я достал телефон и, включив экран, посмотрел на время. Как обычно, встал за пять минут до звонка будильника, привычка есть привычка. Ладонью вытер пот с мокрого лба. Давно уже не было таких поганых снов, и это явно не к добру.

Все тело болело, спать сидя я после армии как-то отвык. Хорошо хоть меховая накидка теплая, да и броник не дал почки застудить.

Встал с пола и потянулся, нужно немного размять затекшие за ночь кости. Обычно бегаю с утра, но не в склепе же накручивать круги…

Через несколько минут подошел к выходу и взглянул через монокуляр на покрытую легким туманом реку.

Уже наступило утро, но обстановка не изменилась. Река, бесконечный лес до самого горизонта. Только историков на их старинных кораблях нет.

Значит, пора готовиться к спуску.

Телефон, магазины и мелочи, боявшиеся воды, ушли в пакетики на зиплоках. Они, конечно, хорошо закрывались, но на всякий случай обмотал их оставшимися кусками своего любимого плаща.

В них же закрутил и пистолеты, а потом все это вместе с одеждой поместил в центр меховой накидки мертвеца. Завязал концы, и получился такой большой куль, к которому привязал свою самодельную веревку.

По идее, меховая накидка – это та же дубленка, поэтому хоть какое-то время должна не пропускать воду. Сушиться в это довольно прохладное утро не было ни времени, ни тем более желания.

Ладно, пора спускаться, я ведь голый, а сквознячок на входе в склеп гулял неплохой.

Аккуратно перелез на первые ступеньки. Оказалось, босиком даже удобнее, хотя и скользко. Поэтому спуск проходил тяжелее вчерашнего. Как ни крути, а куль с одеждой сильно мешал.

Однако я без проблем добрался до конца этой «лестницы самоубийц». Вокруг предпоследней ступеньки сделал петлю из своей веревки. Потом аккуратно спустил к воде импровизированный рюкзак с привязанным к нему топором.

Отлично, до реки мой груз не дотянул совсем чуть-чуть!

Обмотал ладони остатками плаща, ожоги мне сейчас не нужны. Взялся за веревку и присел на ступеньку, свесив ноги вниз.

Посидел так несколько секунд, просто рассматривая реку, хотел немного настроиться. И начал спуск.

Сначала повис на руках, держась за ступеньку. Потом аккуратно перенес свой вес на канатик и заскользил вниз.

Спуск происходил довольно быстро, поэтому кожаные обмотки на руках из-за этого прямо обжигали. Но я опасался слишком сильно тормозить, не желая проверять мою работу на прочность. Мне и тех толчков хватало, когда ладони проходили по многочисленным узлам.

Однако сплел веревку на совесть, поэтому все прошло гладко, и наконец-то ноги почувствовали куль. Я начал легонько трясти ладонями, чтобы они немного остыли.

Вот и все, не грохнулся с высоты, так что самый опасный этап пройден.

Посмотрел вниз на текущую воду, глубина тут явно приличная. Поток оказался довольно чистым, но дно не просматривалось.

Просто охренеть, насколько красиво кругом, и чувствуется мощь этой реки. Однако времени на любование нет, пора двигаться дальше.

Забрать веревку при помощи специального узла изначально не получалось. Но можно было попробовать другой метод.

Отвязал топор, потом слез с куля и, повиснув сбоку, стал раскачиваться.

Был огромный шанс, что кожа перетрется о края ступеньки, они были довольно острыми. Как обычно бывает, лопнуло не в том месте, да еще в самый неудобный момент, на максимальном раскачивании вперед.

До реки было недалеко, поэтому грохнулся спиной вниз. Сделал это специально, чтобы минимально намочить мой груз. Кстати, вода оказалась скорее холодной, чем теплой. Этакий терпимый вариант позднего лета, поэтому задерживаться в ней надолго не стоило.

Вынырнул и, догнав свой меховой поплавок, поплыл вниз по течению. Топор немного мешал, но это пока нужная вещь.

Прошло совсем немного времени, когда скалы чуть отступили от воды. Теперь вдоль них появилась узенькая полоска каменистой земли. Притом место, где она заканчивалась внизу по течению, мне не было видно.

И хотя я уже даже согрелся, но оставаться в реке было бессмысленно, поэтому поплыл к берегу. Каменистое дно почувствовал лишь в метре от земли. Эта река оказалась не только суперширокой, но и очень глубокой.

А я еще переживал, что могу нырнуть на мелководье…

Выбрался из воды, ступив голыми ногами на гладкие, отшлифованные рекой камешки. Аккуратно положил на них куль и оружие, а потом осмотрелся.

До сих пор не видно никаких признаков цивилизации. Точно какой-то огромный заповедник.

Ладно, хватит голышом стоять, пора искать людей.

Вещи оказались сухими, так что накидка не подвела. Спасибо мертвецу за такой нужный подарок. Пока одевался, продолжал внимательно осматриваться по сторонам.

Тут наверх не поднимешься, но вот вдали вроде бы виднелась расселина. Да и берег там был гораздо ниже.

Накинул меховую накидку себе на плечи, быстрее под солнцем высохнет. А из обрывков веревки сделал шлейку для топора, и тот удобно устроился за спиной.

Пригодится еще, те же дрова на костер нарубить. Вдруг заповедник окажется огромным и я никого за день не встречу?

Ну все, а теперь скрещу пальцы!

Еще раз достал телефон и поискал спутники, но все с тем же отрицательным результатом. Почему-то чувствовал, что так и будет.

Бодрым шагом шел по усеянному мелкими камешками берегу. Кстати, хоть идти удобно, и то хорошо. Конечно, обувь у меня не спортивная, но почти туристические ботинки, так что для путешествий самое то.

Прошло больше получаса, пока я наконец-то добрался до большой расселины у подножия горы. Сразу стало понятно, что появилась она здесь не просто так. Между скалами журчал быстрый горный ручей, впадающий в эту гигантскую реку. Вода в нем оказалась кристально чистой, поэтому я сразу же из него напился.

В той же реке пока плыл, сделал лишь пару глотков. Кстати, водичка вкусная, хотя намного вкуснее выглядели жирные рыбины, плававшие в месте впадения ручья в реку.

Проглатывая слюну, я некоторое время постоял на месте, наблюдая за незнакомым мне видом, чем-то напоминавшим нашу форель.

Есть хотелось сильно, но терпимо. Однако как устроить рыбалку без снастей, мне неизвестно. Поэтому решил уйти от соблазна пострелять из пистолета в воду и начал забираться наверх по скале.

Это было, кстати, нетрудно. И вскоре я уже стоял на верху каменистого склона, снова разглядывая окрестности.

Природа вокруг поражала: высокие горы, огромный лес на той стороне и величественная река. Если бы не все странности, то лучшего места для пикника не найти.

Посмотрел вниз. До воды оказалось не так и далеко. Если понадобится, то спуститься можно, но лучше не пытаться сломать себе ноги. Кстати, за моей спиной оказалось покрытое лесом предгорье.

Однако я решил в него не углубляться, а идти параллельно реке. Все равно скоро придется спускаться, в нескольких километрах вниз по течению начиналась новая гора. Наверное, этот берег весь такой – горы вперемежку с долинами, поросшими лесом.

Шел не торопясь, иногда останавливался и с помощью монокуляра изучал водную гладь. Однако кораблей или же чего-то другого, принадлежащего человеческой цивилизации, так и не увидел.

Осматривая реку и окрестности, пытался вспомнить все, что знал о географии своей страны. Подобные места у нас вроде были, но это точно не в той местности, куда переехали мои родители с Мишей, пока я находился в армии.

«Какой-то все же бред… как можно мгновенно перенестись из особняка Пилсудских в пещеру?» – подумал я и внезапно замер, так как кое-что заметил.

Нет, не человека, а спящую на дереве птицу, сильно напоминавшую обычного глухаря. Хотя охотником я никогда не был, поэтому мог и ошибаться.

Медленно достал из кобуры «глок» и очень аккуратно дослал патрон в патронник. Не сказать, что я адски проголодался, но если мясо сидит прямо перед тобой на ветке, то лучше не проходить мимо.

Подкрадывался очень медленно. Притом руки с оружием поднял заранее, не стоит пугать добычу лишними движениями. Так что этот замедленный кошачий балет длился минуту, а потом хлесткий звук выстрела эхом разнесся над верхушками деревьев.

Глухарь, лихорадочно дергая крыльями, рухнул на землю. Он был еще жив, когда я спокойно подошел к нему и свернул тонкую шею. Просто я понимал, что попал прямо в грудь, и тот уже точно не жилец.

– А может, взять да и позавтракать? – вслух спросил я самого себя.

Нарубить веток дело нескольких минут, а птицу ощипать тоже несложно. Рот наполнился слюной, а желудок даже заурчал в предвкушении предстоящего праздника.

И как только окончательное решение по плотному завтраку созрело в моей голове, то в глубине лесного массива раздался визгливый и чуть хрипловатый крик.

Я мгновенно замер как вкопанный и прислушался. А уже через несколько секунд по спине пробежал холодок. Это снова проснулся древний инстинкт и на этот раз он с ходу бил во все свои барабаны.

Да настолько четко, словно все годы до этого на нем стоял какой-то глушитель. Короче, струхнул я не на шутку от таких новых возможностей своего странного дара. И даже каким-то непонятным для меня образом примерно понимал, что означает тот крик.

Если кратко, то он переводился как: «Ты кто такой наглый урод?»

Поэтому, схватив свой завтрак за лапы, я рванулся к берегу. При этом на каком-то наитии старался эти несчастные два десятка метров наступать лишь на камни, чтобы как можно меньше оставить следов.

Конечно, у меня был «глок» и целая куча патронов, но все внутри кричало: убирайся отсюда как можно быстрее, чувак!

Как только я очутился на почти отвесном берегу реки и посмотрел вниз, то понял, что не все так просто. Это когда идешь вдоль него, кажется, будто здесь невысоко. Но если понадобится спускаться, тут уже и начинаешь сомневаться.

Черт! Может, лучше возвратиться немного назад?

И опять мои мысли прервал второй и почти одновременно с ним третий крик. И хотя те, кто их издавал, были еще слишком далеко, но уже гораздо ближе, чем раньше.

Значит, животных как минимум двое и они приближаются ко мне!

Немедленно глухарь полетел вниз, а за ним и все остальные вещи. Приходилось действовать быстро, поэтому я не стал спускаться до конца и, экономя время, спрыгнул на берег почти с двухметровой высоты.

Это было рискованно, отшлифованные течением булыжники довольно опасны, но и приземляться нас в армии учили.

Схватив брошенные вещи, я побежал вдоль реки по самому краю воды. Ноги сразу намокли, но опыт подсказывал, что это того стоило. Вода спрячет мои следы, а заодно и запах от них.

Сразу обратил внимание, что через пару сотен метров обрывистый берег делал небольшой поворот. Поэтому если дотуда добраться, то меня точно не увидят.

Хотя бежать было неудобно: шаг в сторону – и я ушел бы в воду по пояс. Но это была одна из моих самых крутых пробежек в жизни. Даже на Ближнем Востоке мне не доводилось бегать так быстро.

И что самое интересное, так это то, что бег мне дался раза в два легче, чем обычно. Возможно, помог совершенно чистый воздух этого заповедника или же инстинкт самосохранения прибавил силы.

Оказавшись возле скалистого поворота, я на мгновение остановился. Нужно решить: мне дальше бежать или стоит посмотреть, кто там появится. Почему-то не сомневался, что незнакомые животные дойдут по моим следам до берега.

Очередной крик решил все мои сомнения. Во-первых, он был уже не такой, а более злобный и яростный. А во-вторых, зверей там точно больше двух. И снова я старался бежать по самому краешку воды.

С мертвой птицей так и не расстался. От животных в любом случае избавлюсь, а вот обед можно больше и не найти. Бежал быстро, по крайней мере, выжимал из себя все что мог, но новых криков пока не было.

А потом это произошло снова. Раздавшийся на этот раз одинокий вопль был совсем не похож на предыдущие. Идиотизм, конечно, но он означал: «Ты где спрятался, урод?»

Может, это обезьяны? Ведь живут же где-то горные гориллы. Вот черт, меня что, в Африку забросило?

Берег становился все выше, впереди начиналась следующая гора. Так что у меня оставалось лишь два варианта: или продолжать бежать, или пуститься вплавь.

Соваться в прохладную воду особо не хотелось. По крайней мере, пока не увижу преследователей. Можно продолжить бежать, но если животные обогнут оставленный за моей спиной поворот, то сразу заметят нарушителя их территории.

Решение было принято, как только я добрался до громаднейшего камня, частично утопленного в реке. Видимо, когда-то это был кусок скалы, затем оторвавшийся от нее и скатившийся в воду.

Я бросил за него глухаря. Сам залег сбоку на меховой накидке. Достал пистолет и, положив его на плоский булыжник, прильнул к монокуляру.

Прошло больше двух минут, но ничего не происходило. Это обнадеживало: без запаха животным не понять, куда скрылся нарушитель их территории. А потом из-за поворота появились преследователи.

Поначалу показалось, что это действительно какие-то горные гориллы. Привет, Африка. Но уже через несколько секунд мне стало понятно, что означает выражение «взрыв мозга».

Да какого хрена тут происходит? Может, я точно в аду?

Нет, мои преследователи оказались не чертями с рогами, но все равно довольно странными на вид существами. Двое малышей плюс один здоровяк, и это только про рост.

Двуногие, и своей походкой чем-то напоминали обезьян. Однако самым удивительным оказалось не это. Уродцы держали в руках что-то похожее на охотничьи ружья. И еще на них точно была одежда.

И что теперь делать?

В воду нельзя – если у них есть ружья, то в реке они меня с легкостью достанут.

Оружие, одежда, обезьяны?! Ох, такой фильм я уже смотрел. И в нем люди с ними особо не дружили.

Я заполз за кусок скалы.

Ладно, остановимся на том, что это животные; учат же обезьян снимать кокосы. Вот и тут проводят своеобразный эксперимент, одевая их в шмотки. Хотя ружья, конечно, перебор, но кто знает, что в голове у чудиков, помешанных на науке?

Итак, ветер дул в мою сторону. Значит, обезьянки меня не учуют. Поэтому осталось лишь сделать правильную засаду в условиях почти открытой местности. И этот громадный кусок скалы станет в той игре решающим джокером.

Я достал запасной магазин и быстро вынул из него три патрона. У «глока» была одна интересная особенность, в его магазин помещалось восемнадцать патронов. На один больше, чем заявлено.

Втиснул все три патрона и вставил магазин обратно в пистолет. Потом со всеми шмотками аккуратно забрался в воду. Благо было так глубоко, что если присесть, то возле берега сразу уйдешь по горлышко.

Теперь я готов к битве.

Ах да! Перевел оружие в режим стрельбы по три патрона. Эту модель у нас никто, кроме меня, не любил, но как же я теперь был рад своему выбору! Ведь могу сделать шесть коротких очередей.

Оставил руку с оружием над водой, а сам по подбородок опустился в реку и начал ждать. Тамтамы почти успокоились. Так всегда было, когда враги известны и остается лишь отработать их.

Наконец послышались шлепки ног по краешку воды. Значит, преследователи очень близко. Что делать, я знал, лишь бы оружие не подвело.

Они пробежали впритык к камню и даже не заметили спрятавшуюся добычу. Двое худощавых, ростом чуть пониже меня, так что зря я их принял за малышей. А все из-за третьего, он оказался уж слишком большим, размерами с легендарного йети.

Именно здоровяку в голый позвоночник – странная все-таки у него одежда – и прилетели первые три пули. Раздался дикий рев смертельно раненного животного, но я уже забыл про него.

Йети еще не грохнулся, а следующая очередь уже попала в морду повернувшегося в мою сторону ближайшего к воде мелкого. Пули сильно порвали ему нос и лишили одного глаза, а значит, и этот уже труп.

Стреляя, я рванулся из реки, чтобы сбить прицел последнему. Тот размахнулся и метнул в меня то ли копье, то ли дубинку. Правда, «метнул» – громко сказано, последовавшая за этим очередь из пистолета отбросила его назад, поэтому оружие беспомощно упало на камни.

Моментально перевел «глок» в режим одиночной стрельбы. Сразу же послал пулю в голову ревущему от боли йети. Тот один раз дернулся и затих. Судя по всему, у парня очередью был перебит позвоночник, а так живучим оказался, гад.

Повторил такую же операцию и с остальными, хотя они даже не подавали признаков жизни.

Быстро поменял магазин и замер. Вокруг было тихо, никаких новых криков, поэтому начал внимательно рассматривать убитых. Те, что поменьше, имели болотный цвет кожи, йети – светло-серый.

А еще гигант оказался саблезубым и до сих пор сжимал в своей мертвой руке невероятно здоровенный секач. По форме чем-то напоминавший наш обычный, предназначенный для рубки веток.

В отличие от йети у болотников выпирающих клыков не было. Однако их острые зубки говорили, что передо мной также плотоядные существа. Да еще с такими необычными дубинками, которые из-за странной формы я поначалу принял за настоящие ружья.

Еще у них на поясе висели сильно изогнутые клинки. Что-то похожее я встречал внутри домов на Востоке. Плюс кожаные то ли жилетки, то ли аналог военной разгрузки с кучей мешочков и холодным оружием.

У всех троих волосяной покров чем-то напоминал свиную щетину, но все-таки немного отличался. Твари поменьше имели крупные уши. А вот у йети, по сравнению с его громадной башкой, ушки оказались совсем маленькие и без мочек. Точнее, те приросли к голове.

Одежда и оружие – явное доказательство того, что передо мной не просто животные. Да и, несмотря на нелюбовь к биологии, я был уверен, что таких обезьян в природе точно не существует.

Но это и не люди! Поэтому оставался лишь один вариант. Это мутанты, что опять приводит к яйцеголовым ученым.

Может, меня забросило на секретный полигон?

С другой стороны, рожи трупов кого-то напоминали. Брат любит смотреть фильмы, где хватает очень похожих тварей. А может, это…

И тут мои размышления прервал до боли знакомый вопль. Хорошо хоть он прилетел явно издалека.

Дерьмо! Да их тут целая стая!

В общем, пришлось снова бежать. На секунду решил, что стоит бросить топор. Но потом подумал, что патроны рано или поздно закончатся, а это все-таки оружие. Меховую накидку тоже тащил, ночью она точно пригодится.

Только глухаря оставил возле упавшей скалы: вдруг прокатит как плата за трупы. Смешно, конечно, но, может, у уродцев сработает животный инстинкт, мяса-то теперь им хватает. Своих такие твари точно должны есть.

Несмотря на погоню, меня не оставляла дикая мысль: так где же я все-таки нахожусь? Телефон ничего не ловит; ну, допустим, это глушилки. Древние, если не сказать загадочные, захоронения, а значит, местность где-то на краю света.

Не менее сверхъестественное исчезновение из дома Пилсудских – явный признак секретной технологии. А еще мутанты, судя по всему выведенные в какой-то военной лаборатории.

По идее, такое замутить может только правительство, и хорошо если мое. Ладно, к чертям все догадки. Может, я вообще нахожусь в виртуальной реальности какого-нибудь сверхсекретного объекта или в той же коме.

Пока основная цель – выжить.

Бежал без остановки около получаса. Хотелось оторваться как можно дальше от преследователей. Ведь, пробежав от того камня метров семьсот, услышал за спиной рев многочисленных глоток.

Думаю, они нашли трупы и не очень-то этому обрадовались. Но судя по всему, я быстрее этих уродов. А значит, расстояние с каждой минутой еще больше увеличивается.

Может, пуститься вплавь?

Нет, пока не устал – буду бежать, а там посмотрим.

Впереди на самом берегу показался небольшой пригорок, заросший молодыми деревьями. Я добрался до его подножия и вдруг услышал странный шум. И самое пугающее – что прилетел он не из-за моей спины.

Внезапно снова заработали тамтамы.

Я достал пистолет и начал забираться наверх. Заросшие мхом камни позволяли делать это бесшумно. Вот только деревья впереди оказались не слишком густыми, поэтому стоило быть крайне осторожным.

Шум снова повторился, потом еще раз и еще. Какие-то глухие удары дерева обо что-то. Я прилег на траву и пополз вперед. Почти добравшись до вершины, обернулся: преследователей пока не видно.

Оказавшись на самом верху, достал смартфон, включил на нем камеру и аккуратно поднял руку.

Поначалу на экране была лишь густая трава. Но потом я увидел, что за пригорком находится небольшая речная бухта. На берегу которой в несколько рядов лежали деревянные лодки самых различных размеров.

Чем-то они напоминали мне суденышки маори, смотрел я исторический боевик про этот народ. Там также был похожий высокий странный хвост у лодки.

А вот и хозяева!

Быстро пересчитал их, семнадцать невысоких мутантов болотного цвета. Все они толпились возле берега. Судя по всему, недавно прибыли, так как их корыто еще было наполовину в воде, а болотники выбрасывали на берег какие-то вещи.

Пальцем аккуратно увеличил зум. Вот двое из них взяли…

Дерьмо… это ведь человек?! По крайней мере, лицо обычного парня с длинными волосами. Да и одежда какая-то более цивилизованная, хотя и порванная в хлам.

Его, словно мешок с мусором, бросили на песчаный берег и начали вытягивать лодку. Да, этим мутантам про гуманизм точно ничего не известно.

И что мне теперь делать? По идее, здесь слишком много врагов, чтобы вмешиваться. С другой стороны, можно рискнуть, это ведь не самоубийственная попытка. С огнестрельным оружием у меня неплохие шансы против этих оборванцев.

Ох и непростой выбор!

И только я так подумал, как порыв ветра принес крики моих преследователей; вот про кого забывать не стоило. Существа, тащившие лодку, мгновенно замерли и прислушались. Некоторые из них даже начали принюхиваться.

«Пипец», – решил я – и не ошибся.

Один из них довольно быстро побежал к пригорку, как раз в мою сторону.

Я очень медленно убрал телефон.

Что ж, судьба все за меня решила, придется вступиться за пленника. Перестрелять семнадцать мутантов не так и трудно, но ведь и они как в тире стоять не будут. Броник, конечно, частично спасет, но не от брошенного в горло или голову копья.

Мне срочно нужна дополнительная защита!

Услышал приближавшегося болотника. И даже не его шаги, а громыхание всякой хрени, что на нем болталась. Эти уроды обвешивались оружием и прочей ерундой, словно рождественская елка.

Хреновые из вас вышли бы диверсанты!

Отполз чуть назад за небольшой куст и натянул накидку на левое плечо, все-таки хоть какая-то помощь бронежилету. Подпустил вплотную болотника и рванулся вперед.

Дикий крик увидевшего меня монстра резко оборвался после выстрела в уродливый лоб.

Я сразу кинулся к падающему телу и успел схватить его за грудки.

Стой, красавчик, ты мне еще пригодишься!

Труп рухнул на колени и навалился на мое левое плечо. Но я тоже присел, прикрывшись им как щитом. Дикий рев раздался из шестнадцати глоток. Но в такие моменты мой разум отключался, и я просто работал.

Отстрелянные гильзы одна за другой отлетали в сторону. Плохо только, что на некоторых врагов приходилось тратить больше одного патрона. После первого попадания болотники падали, но потом все равно поднимались.

Первый магазин пуст, мгновенно вставил новый.

Главное – не потерять импровизированный щит, без которого у меня слишком мало шансов. В труп болотника уже попало с полдесятка копий и прочей допотопной хрени. Уродцы оказались неплохими снайперами.

На этот раз стрелял очередями по три патрона, враги почти добрались до меня.

Резко толкнул труп под ноги подбежавшему вплотную мутанту. Это мне дало секундную задержку, и я выстрелил ему в грудь. Болотник упал, оказавшись последним живым из атаковавшей меня группы.

Очень странно! Почти уверен, что убил максимум тринадцать!

Быстро пересчитал трупы, но тут оказались все. Вот тебе еще одна загадка.

Да и хрен с ней!

Обернулся и посмотрел назад. Преследователи очень скоро будут здесь.

Я подбежал к пленнику и начал разрезать путы, лишний гребец мне точно не помешает. Хорошо, что на берегу были и маленькие лодки. И даже если не оторвемся, то патронов на этих тварей точно хватит.

Правда, лодок было уж как-то слишком много. Поэтому где-то рядом врагов может быть намного больше.

Надетый медальон Пилсудских выпал из-под бронежилета и болтался на шее. Я протянул руку и помог подняться юноше. Его лицо было все измазано грязью и засохшей кровью, а длинные волосы превратились во что-то непонятное.

– Давай в лодку! Пора уходить! – крикнул я.

Но судя по испуганному лицу парня, он меня явно не понимал. А тамтамы словно обезумели, погоня была все ближе. Поэтому пришлось повернуться и, подбежав к самой маленькой лодке, начать ее толкать.

Должен ведь догадаться, что нам пора сваливать.

И внезапно сильный удар по затылку отправил меня в мир снов.


Келар с презрением посмотрел на оглушенного им человека. И отбросил теперь уже ненужное весло в сторону. Внезапно послышался всплеск воды, альв резко повернулся в ту сторону.

– Ты слишком рисковала, Райлина! – сказал он, увидев выходящую из реки сестру.

– Уже решила атаковать, когда напал этот странный маг! Помогла ему и по-тихому убила часть ургов. А зачем ты его оглушил?!

– Да это ведь проклятый стуг! Можешь убедиться: он носит на шее их знак!

Райлина подошла к лежащему человеку и перевернула его на спину. Увидев медальон стугов у него на шее, она в каком-то недоумении пожала плечами.

– Не понимаю, зачем он пытался тебе помочь? – удивилась девушка. – Да и что стуг делает здесь? Они уже давно нам не встречались.

– Оставь его! Мы должны уходить! – сказал ее брат и вошел в воду.

Совсем близко раздались крики приближающихся врагов. Райлина в каком-то сомнении еще раз посмотрела на лежащего стуга, а потом последовала за братом. И, проплыв всего несколько метров, они оба нырнули на глубину.

Альвы могли надолго задерживать дыхание, поэтому способны легко уйти от любой погони. Тем более противоположный берег был их потерянной родиной, которую лишь совсем недавно захватили железные легионы бывших северных пиратов.

Поэтому, когда прибежали урги, то кроме трупов своих соплеменников они нашли лишь парочку тяжелораненых и валяющегося возле лодки человека без сознания. У него они обнаружили несколько вещей цваргов, а значит, это союзник их заклятых врагов. Что ж, сегодня – кровавое полнолуние, и жертва богу Гаруку будет достойной.

Глава 2

Я очнулся и почувствовал, как сильный ветер бьет прямо в лицо. Попробовал от него заслониться рукой, но ничего не вышло. Вместо рук у меня почему-то оказались крылья.

Какие еще на хрен крылья?..

Начал озираться по сторонам и действительно увидел два самых настоящих крыла, покрытых черно-красными перьями. А дальше еще хуже, ведь на месте носа торчал крючкообразный клюв хищной птицы.

Судя по ощущениям, это совсем не походило на обычный сон. Я попробовал выругаться, но вместо слов из горла вырвался лишь какой-то клекот. Из-за этого меня внезапно охватила самая настоящая паника, переходящая во что-то более опасное.

Стреляйте, забрасывайте в незнакомый склеп, сталкивайте с мутантами, мой разум довольно стрессоустойчив после войны. Но вряд ли он рассчитан на тот случай, когда ты внезапно оказываешься в нечеловеческом теле.

«Это точно ад», – решил я.

И, словно маленький мальчик, едва не завыл от нахлынувшего на меня ужаса. Такое со мной было впервые после некоторых детских приступов страха. Еще немного – и остатки личности окончательно растворятся в этом водовороте безумия.

Из-за возникшей паники я настолько сильно потерял контроль над собой, что почувствовал, как птица начала падать. И вот тут неожиданно сработало чувство самосохранения. Похоже, ему было плевать как на мое психологическое состояние, так и на то, в каком теле я сейчас находился.

Невероятным усилием воли смог немного успокоиться – и полет сам по себе стабилизировался. Итак, наш милый дурдомчик продолжается. Можно сказать, что теперь я почти ангел. А точнее, какая-то долбаная птица.

Что это может быть? Ад, кома? Или же кое-кто просто окончательно свихнулся?

В любом случае не стоит сразу паниковать, вариантов тут целая куча. Хотя, конечно, говорить-то легко, а вот попробуй переживи такое в реальности… Ведь если попадание в горный склеп еще хоть как-то укладывалось в моей голове, то стать пернатым было уже явным перебором.

Ладно, все это временно, нужно лишь успокоиться. А лучший способ для этого – просто заняться полезным делом. Например, более внимательно осмотреть местность. Поэтому я покрутил птичьей головой и сразу же заметил довольно необычное поселение на вершине горы.

В чем его необычность? Да в явной древности!

В моей стране нормальные люди так убого уже давно не живут. Если только какие-нибудь бомжи или беженцы, попавшие в страны третьего мира.

Стоп, стоп, стоп! А там что?

Я едва не закричал от радости, увидев свое человеческое тело. Его под мышки тащили двое светло-серых йети.

Гиганты поднимались в гору по широкой тропинке, ведущей к поселению. А за ними двигалась толпа в несколько десятков болотников, несущих на своих плечах трупы соплеменников. Наверное, это погибшие в стычке возле лодок.

Ага! Значит, я до сих пор нахожусь в той же местности и с теми же врагами. К моей радости, даже себя сейчас вижу. Так что осталось лишь вернуться в правильную тушку. Вот только каким образом это сделать?

Проклятье!

Мне было неудобно наблюдать за йети и болотниками, так как полет продолжался немного не в ту сторону. Вроде и хорошо ощущал чужое тело, но оно словно летело на каких-то инстинктах, этаком встроенном природном автопилоте.

А как вообще этой птичкой управлять?

Все оказалось не так и сложно: мне просто захотелось совершить маневр – и это произошло. И вот уже птица спокойно кружит над поселением, к которому направляются тянувшие меня уродцы. Только вот непонятно – я там внизу просто без сознания или уже труп?

Поэтому, чтобы не думать о таких неприятных вещах и снова не впадать в панику, принялся внимательно рассматривать раскинувшиеся подо мной трущобы. Они в большинстве своем располагались на огромной круче горы, напоминавшей корявую трапецию.

А с точки зрения обороны, свое поселение уродцы построили в правильном месте. Три его стороны являлись краями обрыва, а вот четвертую прикрывала невысокая защитная стена из обломков скал разной величины.

Перед стеной находилась широкая полоса из толстых деревянных кольев, воткнутых в пробитые в скале дырки. Такая своеобразная защита, призванная снизить атакующий темп врагов при штурме.

Кстати, стену построили самые отвратные каменщики в мире. Не удивлюсь, если при этом они даже цементный раствор не использовали. Кладка оказалась настолько ужасной, что камни из нее почти везде сильно выпирали наружу.

Любой человек, который может хоть один раз подтянуться, без проблем перелезет через это архитектурное убожество. Короче, то еще защитное сооружение, наглядно демонстрирующее, из какого места у мутантов растут руки.

Из таких же каменных обломков они построили и жилища. Этих лачуг было сотни полторы; может, чуть меньше или больше. По своему жалкому виду они почти все как братья-близнецы, а вот размерами довольно сильно отличались друг от друга.

Условно говоря, большинство домиков имело прямоугольную форму. Если не считать того, что о прямых линиях и таких же углах местные строители не слышали совсем. Думаю, все делалось на глазок, притом косоглазыми оказалась большая часть населения поселка.

Халупы прикрывались почти плоскими крышами из обычного дерна. Видел я подобные чудеса строительства в фильмах про варваров. Тут даже печные трубы отсутствовали, их заменяли отверстия в самой крыше, из которых и сейчас шел дым.

Сделав еще один круг, я увидел, что тянувшие меня уроды наконец-то добрались до поселения. По узкой дорожке они прошли мимо нескольких рядов кольев, и через открытые деревянные ворота втянули мое, надеюсь, еще живое тело внутрь своего поселка.

Ворота, кстати, также наглядно показывали художественные наклонности йети с болотниками, а заодно и уровень местного плотничества. Ведь они состояли из довольно грубо обтесанных бревен, связанных между собой плетеными веревками.

Ну а творческую жилку мутантов хорошо разъясняли десятки самых разнообразных черепов, которые увенчивали собою заостренные верхушки бревен. Короче, этих уродов вряд ли можно отнести к категории дружелюбных хозяев.

Прямых улиц в поселке не было, тут все строились как хотели. Местные жители, одетые в какие-то лохмотья, поначалу даже не реагировали на явившихся соплеменников. Но, увидев полтора десятка трупов, начали понемногу перекрикиваться между собой.

Довольно оперативно собралась приличная и явно рассерженная толпа, следовавшая по пятам за прибывшим отрядом. А их усиливающиеся злобные крики не предвещали мне ничего хорошего в будущем. Если оно у меня, конечно, еще есть.

Хотя ну а что они могут сделать? Я ведь птица и парю на недосягаемой для них высоте. С другой стороны, если остаться на всю жизнь пернатым, то это будет похуже смерти. Меня даже передернуло от таких мыслей, если вообще данное тело способно на подобные манипуляции.

Скорей бы проснуться, очнуться, выйти из той же комы. А ведь точно, та тварь Мара меня подстрелила и теперь я нахожусь в больнице. Хотя кто же меня туда отвез, не Пилсудские ведь? Эти уроды могли только в лесу закопать.

В общем, все происходящее находилось явно за пределами понимания человеческого мозга. И чтобы отвлечься от повторно нахлынувшего депрессняка, я решил продолжить разведку. Благо птица просто на десять баллов заменяла мне военный дрон.

На этом берегу все интересные вещи закончились. Тут одни горы, между которыми лежали поросшие лесом долины. Да и на противоположном стоял лишь один бесконечный лес. И даже с высоты птичьего полета я так и не увидел, где он заканчивается.

Конечно, лес не шел сплошным ковром, порой встречались и свободные от деревьев опушки. Но, в конце концов, такие пятна все равно имели свои границы, за которыми снова начиналась бесконечная зеленая стена.

Я продолжал осматривать противоположный берег, когда натолкнулся на очередное открытие. Хотя после кучи предыдущих чудес теперешнее напоминало всего лишь легкий бриз после сильного шторма.

А если конкретнее, то на одной такой полянке мирно паслось стадо мамонтов. Просто вот охренеть и не встать, это были самые настоящие мамонты! Если, конечно, какой-то местный дебил не решил одеть слонов в меховые шубы.

Хотя тут что-то явно не так!

Пришлось получше присмотреться. Сначала к самим мамонтам, потом к окружавшему их лесу. Очень странно, но животные казались слишком маленькими на фоне стволов. Я бы сказал, что они не превышали по своим размерам свинью.

А может, тут дело не в мамонтах – просто сами деревья слишком большие?

Трудно вот так сразу разгадать данную загадку. Ведь, несмотря на потрясающее птичье зрение, я и сам сейчас был намного меньше человека. Да и странные какие-то бивни у мамонтов, почти прямые, словно копья древних конных рыцарей.

Может, это такая карликовая порода, или же все-таки деревья имеют гигантские размеры и сбивают мой глазомер. Ладно, сейчас это не самая насущная проблема, поэтому пора вернуться к нашим уродцам!

Я сделал вираж в воздухе и посмотрел вниз, а там стало как-то слишком оживленно. Болотники с йети, словно тараканы, продолжали выползать из своих жилищ. Сбившись при этом в довольно большую толпу из нескольких сотен галдящих тварей.

Парочка йети продолжала тащить меня по кривым улочкам. Судя по всему, они направлялись к единственному нормальному дому в этой дыре, расположенному почти на самом краю поселка. Совсем недалеко от того места, где скала заканчивается пропастью.

Хотя какой это дом? Максимум тянет на древний амбар в два или три этажа, слепленный из небольших речных булыжников. Правда, хоть крыша уже не из дерна, вместо него тут пусть и корявые, но все-таки настоящие доски.

Также стоило признать, что при строительстве амбара каменщики с косоглазием каким-то чудесным образом отсеивались. Поэтому они даже умудрились более-менее ровным сделать высокое крыльцо, ведущее к широким двухстворчатым дверям черного цвета.

В остальных жилищах этого поселения вход закрывали обычными меховыми шкурами. Но в целом амбар все равно оказался такой же первобытностью. Только выглядел посимпатичнее на фоне царившего в поселении убожества.

К тому же между амбарчиком и остальными халупами пролегала широкая полоса свободного от построек пространства. Словно жители этого в кавычках дома являлись местной элитой. И хотели таким образом отделить себя от остальных соплеменников.

А может, тут дело в другом и подо мной просто аналог городской площади. Вон и здоровенный плоский камень вместо трибуны как раз есть. Я присмотрелся к нему – и как-то ненароком напрягся.

Поверхность камня оказалась покрыта многочисленными пятнами довольно знакомого цвета. Глаза у птиц зоркие, а уж засохшей крови я вдоволь насмотрелся в своей жизни. Не к нему ли меня тащат эти уродцы – может, это не трибуна, а какой-то алтарь?

Я снова залетел за границы поселения и сделал вираж в воздухе. Заодно увидел, что за амбарчиком находятся два больших сарая из досок. И еще какие-то странные каменные строения, похожие на иглу эскимосов.

Через несколько секунд снова вернулся к площади, чтобы увидеть, как йети прошли мимо окровавленного камня и приблизились к ряду столбов. Их было ровно десять, и они стояли между предполагаемым алтарем и высоким крыльцом, пять левее и пять правее его.

Обычные толстые стволы деревьев, воткнутые в выбитые в скале дырки. Только уже без коры и с привязанными к ним веревками. Кстати, верхушки столбов увенчивались рогатыми черепами, сбоку от которых были приделаны огромные крылья.

Картина еще та, да и сами столбы чем-то напоминали мне школьные картинки про рабство. И действительно, в их назначении я не ошибся. Гиганты подтащили меня к одному из них и начали привязывать.

Скрутили веревками руки над головой, а потом принялись срывать мою одежду и забирать найденные вещи. Вот ушел пистолет с кобурой, в беснующуюся толпу были выкинуты мои классные ботинки.

Потом просто в хлам уничтожена вся верхняя одежда. А вот бронежилет йети с первого рывка порвать не удалось, поэтому…

Внезапно резкая боль пронзила мое нынешнее тело. И я начал падать, безуспешно пытаясь махать крыльями. Пока летел вниз, увидел торчащую из груди длинную черную палку, на конце которой виднелись красные перья.

Вот же твари, им удалось подстрелить меня!.. Все-таки не стоило расслабляться, эти враги могут и на высоте достать.

После нескольких секунд свободного падения тело птицы грохнулось на крышу. Из-за прилично набранной инерции, оно там не остановилось, а покатилось к самому краю. И свалилось в какую-то кучу то ли обычной грязи, то ли самого настоящего дерьма.

Затуманенным взором я еще успел заметить подбежавшего ко мне болотника, на отвратительной роже которого сиял довольный оскал. Рука с когтями потянулась ко мне и заслонила весь обзор. А потом кромешная темнота полностью поглотила мой разум.

Но все проходит, прошла и тьма. И когда глаза снова открылись, то пришлось сразу же зажмуриться. Солнце светило прямо в лицо, а ужасная дикая вонь проникала в ноздри. Кругом стоял такой отвратительный запах, словно я находился в хлеву на Ближнем Востоке.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы глаза наконец-то привыкли к слишком яркому свету. Поэтому пришлось опустить голову вниз. Но зато я кое-что увидел, и из-за этого даже облегченно вздохнул. Мои ноги снова принадлежали человеку.

Ну хоть больше не птица, и то хорошо.

Ну а так я был привязан к одному из столбов, как раз недалеко от окровавленного камня. Размерами камешек был чуть меньше метра в высоту, шириной около двух и длиной никак не меньше пяти метров.

И как эти уродцы умудрились его сюда притащить, тяжесть ведь неимоверная для обычного ручного труда. В том, что местные не умели использовать ничего, кроме рук и простых инструментов, я даже не сомневался.

Качество постройки в их поселении даже не говорило, а просто кричало об этом. К тому же и тянуть пришлось из реки в гору. Было хорошо заметно, где камень долгое время находился, вода его прилично отшлифовала, превратив в этакий большой сплющенный хот-дог.

Я перевел взгляд с предполагаемого алтаря на уродливые жилища с их обитателями. Правда, разъяренной толпы на площади больше не было. Видно, со смерти птицы прошло много времени, и все уродцы разбрелись.

Никто из увиденных мною поблизости болотников или йети больше не кричал. Эти козлы даже не смотрели в мою сторону, а как ни в чем не бывало копошились возле своих убогих домишек.

Через минуту наблюдений я узнал о мутантах еще больше. Самки, хотя лучше называть их женщинами, оказались почти точными копиями своих мужчин. И отличались от них теми же признаками, что и люди разных полов друг от друга.

В общем, те еще уродки, хотя со мной могут не согласиться извращенцы, им бы, может, и понравились местные дамы. Те передвигались по поселению, тряся своими круглыми бедрами и обнаженными грудями размером с мою голову. Последнее касалось, конечно, женщин йети.

В основном они шли с какой-то убогой пародией на посуду в руках, а то и со слишком маленькими детенышами. Те находились в допотопных рюкзаках за спиной, а иногда висели спереди, под грудями матери.

Мужчин оказалось в разы меньше, чем женщин, особенно это касалось йети. Может, тут многоженство, поэтому и такое неравномерное соотношение полов. Ну или же большинство мужского населения на охоте. Жрать такой огромной ораве ведь что-то нужно.

В отличие от женщин местные представители сильного пола в основном не занимались никакими полезными в быту делами. Некоторые из них просто сидели прямо на голой земле, а если быть точнее, то скале, находясь в каком-то трансе.

Другие, сбившись в небольшие группы по три-четыре особи, во что-то играли, с явным азартом бросая перед собой какие-то мелкие штуки по типу костей. Притом если судить по их то довольным, то разочарованным выкрикам, получали от этого кучу различных эмоций.

В общем, если бы не уродливая внешность мутантов, то можно было подумать, будто я попал к самым обычным диким племенам Африки или Южной Америки. Хотя антураж тут, конечно, намного мрачнее.

Вряд ли наши дикари украшают свои поселения черепами, а заодно строят защитные стены с кольями перед ними. Это явно указывает на наличие активных военных конфликтов в данной местности.

Очень скоро я прекратил наблюдение, так как, несмотря на солнце, замерз. Ведь одежда на мне отсутствовала совсем. Срывавшие ее йети не оставили даже трусов. Вот же тупые безмозглые твари…

Может, пока проверю, умеют ли мои тюремщики делать узлы?

Я аккуратно посмотрел по сторонам и убедился, что на меня никто не смотрит. Правда, из-за широкого столба за спиной находилась слепая зона, но все это время там стояла гробовая тишина.

Очень осторожно, чтобы не привлекать к себе внимание, подергал руками. Стоило узнать, насколько крепко меня привязали. И тут же резкая тупая боль пронзила левую руку. Да так, что конечность даже онемела.

Внезапный удар оказался таким сильным, что еще немного – и мог бы мне кость переломить. Ох, там и так был здоровенный синяк после встречи с решеткой в склепе, а теперь он станет еще больше…

– Тхарлык! – послышался сзади громкий и явно грубый окрик.

Кто-то из уродцев, оказывается, все это время стоял прямо за моей спиной. Нужно было все-таки извернуться и посмотреть за столб. Да и гаденыш тоже красавчик, умудрился длительное время не издавать никаких звуков.

Несмотря на боязнь получить новый удар, я обернулся. И заглянув за столб, просто очумел от нового открытия. Нет, стоявший там йети с огромным копьем в руке был мне уже хорошо знаком.

Причиной шока стал лежащий рядом с ним зверь. Гигантский гризли – единственное, на что он походил. Однако лапы чем-то отличались от медвежьих, да и по сравнению с гризли он был каким-то поджарым.

Вроде бы чем может удивить неизвестная порода мишки – мамонт с копьями-бивнями ведь в разы круче? А вот и нет, на звере оказалась упряжь. Конечно, не совсем такая, какую люди делают для лошадей, но косолапый явно использовался в качестве верхового животного.

А еще на нем были надеты кожаные латы с металлическими пластинами-вставками, которые частично прикрывали покрытое черной шерстью тело. Просто охренеть: передо мной самый что ни на есть бронированный ездовой медведь!

– Тахо ры? – гаркнул на меня йети.

Видно, ему не понравился изучающий взгляд пленника, направленный на его косолапую лошадку. Он попробовал снова ударить меня тупым концом своего копья. Однако я спрятался за столбом, поэтому древко лишь скользнуло по плечу, содрав немного кожи.

– Харкрум! – рявкнул этот гад и заржал этаким хрюкающим смехом.

Эти переходы от злости к веселости доказывали, что клиент явно шизанутый на всю голову. Но дальше стало еще хуже, ведь я снова осторожно выглянул, уж больно этот гризли был интересным.

Йети прошептал что-то своему медведю, и тот, лениво поднявшись, направился ко мне. Времени на размышления не оставалось, между нами всего пара метров. Поэтому я решил найти в себе последние остатки храбрости и встретить зверя лицом к лицу, точнее – лицом к морде.

Именно так, ведь наши глаза находились на одном уровне, мишка-то оказался больше двух метров высотой в холке. Гризли вплотную приблизился ко мне и, раскрыв свою огромную пасть, зарычал, как гудок круизного лайнера.

Ну хоть не цапнул, и то хорошо. Хотя при этом чуть ли не ткнулся мордой в мое лицо, забрызгав его густой и едва не вызвавшей рвоту слюной. И столько всего в этот момент пролетело в моей голове…

Как же хотелось сломя голову убежать отсюда, а потом спрятаться в какой-нибудь уютной норке. Но все тело словно онемело, решив сохранить мне хотя бы внешне достоинство бывшего солдата.

Мои зубы настолько сильно сжались, что даже заскрипели. А холодный взгляд неожиданно проснувшегося фаталиста уставился прямо в глаза чудовища. Вот она, смерть, притом гораздо страшнее, чем обычная пуля.

Если честно, в такой ситуации и обделаться было не стыдно, хорошо хоть кишечник пустой. Но медведь, как оказалось, не собирался убивать или калечить пленника. Думаю, эта парочка так просто развлекалась, долбаные шутники-садисты.

В общем, наш ездовой гризли постоял так несколько секунд, с каким-то даже интересом смотря мне прямо в глаза. А потом, развернувшись и чуть оттолкнув меня своим бронированным задом, заковылял на прежнее место.

– Кхмаран! – с непонятной интонацией в голосе произнес йети.

И, посмотрев на меня, как-то по-дружески погладил по шее подошедшего зверя. После этого интерес к пленнику со стороны этой парочки угас, только йети пару раз задумчиво посмотрел в мою сторону. Медведь же снова прилег, но при этом не сводил с меня своих злобных глаз.

Ну что ж, больше не бьют, и на том спасибо. Главное, как я понял, не пытаться освободиться от веревки. Лучше тогда уж дождаться ночи: скорее всего, у этих уродов есть проблемы с дисциплиной и сном на посту.

Эх, убил бы неблагодарную тварь, что меня оглушила. Лучше было забить на него и плыть по реке, притом даже без лодки. Глядишь, уродцы и не преследовали бы меня, удовлетворившись той скотинкой.

Одним словом, дурак!

Я снова начал осматривать поселение, тем более оно было передо мной как на ладони, амбар и столбы для пленников находились на самом высоком месте. Да и картинка, увиденная глазами птицы, до сих пор висела перед глазами.

Если получится освободиться, то ночью до стены, может, и доберусь. А если сильно повезет, то и окажусь за пределами поселения.

Ну а что потом делать?

Остается только один вариант: спуститься к реке и попытаться уйти вплавь, ведь по суше эти уроды меня все равно догонят. Сомневаюсь, что утренние пробежки помогут обогнать ездовых медведей, вряд ли он тут один такой.

Но, с другой стороны, придется пройти через все поселение, а оно немаленькое. Да и стены мутанты обязательно должны охранять, раз уж их построили. Может, забежать за амбар, а там совсем близко край пропасти…

Нет, это бессмысленно, тут высота будет намного больше, чем в горном склепе. Поэтому даже вода при падении не спасет, разобьюсь ко всем чертям. Да и толку от этих планов… сначала еще нужно руки освободить.

А с часовыми за спиной об этом можно лишь мечтать, и болевшее плечо тому хорошее предупреждение. Хотя все-таки стоило надеяться на местную безалаберность, тем более бардака, как я вижу, тут хватает.

Например, кругом царила просто ужасная антисанитария. Вонь и грязь в поселке шокировали бы любого цивилизованного человека, хотя все жилища стояли на скальной поверхности, а не на земле.

Вроде самое то для уборки, однако вопросы о тупости местных моментально отпали, когда я увидел, как между двумя лачугами самым натуральным образом нагадил второй увиденный мною за день медведь.

А потом и какой-то болотник, сняв штаны и усевшись в до боли знакомую по армейским рейдам позу, повторил столь непростой подвиг, притом у всех на виду. Но, как я понял, его соплеменникам было глубоко начхать на такое.

Местными туалетами оказались выдолбленные круглые отверстия в скале, по периметру огороженные булыжниками; так сказать, глубокие кострища для дерьма. Наверное, их женщины после заполнения этих емкостей все выгребали и сбрасывали в реку.

Сзади послышались шаги, и я резко обернулся. Оказалось, что ко мне направлялись два йети, притом явно не с добрыми намерениями. Так и вышло: один из них грубо сжал ладонью мою челюсть и заставил открыть рот.

Второй принялся туда заливать из кожаного бурдюка отвратительную на вкус жидкость. Не знаю, что это, местная выпивка или же что-то другое. Но штука была убойная, так как я почти моментально потерял сознание…

Пора уже каким-то образом разорвать эту цепочку постоянных отключек. А то такая хрень не приведет меня ни к чему хорошему. Ну хоть прошлое в этот раз не снилось, в принципе, вообще не было снов, а потом в мой разум ворвался дикий холод.

– Барлы даг! – послышался чей-то злобный крик, а за ним последовал душ из ледяной воды.

Так вот почему я так замерз!

Глаза хоть и открылись, но картинка передо мной пока сильно плыла. Вспомнил, что твари меня чем-то опоили; видно, все проблемы со зрением из-за этого. Наверное, накачали местным алкоголем или какой-то наркотой.

Неожиданно пространство передо мной словно взорвалось безумной какофонией, состоящей из многочисленных злобных криков и воплей. И эта лавина звуков просто заполонила мой разум.

Пока я еще до конца не соображал, что же происходит, поэтому слабо ориентировался в происходящем. Однако дикий холод быстро возвращал меня из мира грез в жестокую реальность.

Вскоре стало понятно, что наступила ночь, притом довольно странного кровавого оттенка. Такой цвет или от искусственного освещения за моей спиной, или же у меня поменялось цветоощущение из-за выпитой дряни.

Между столбами и алтарем на нескольких металлических тарелках с высокими ножками пылал огонь. Поэтому было хорошо видно, что всю площадь перед алтарем заполонили болотники с йети.

Да тут просто нет свободного места, ведь мутантов набралось не менее тысячи, а может, даже и больше. В руках воины держали холодное оружие, а их женщины и дети – горящие факелы.

Йети с болотниками постоянно что-то бубнили себе под нос. Или же наоборот резко начинали визжать, словно толпа обкуренных наркоманов. Это явно не прибавляло мне оптимизма в попытке представить свое будущее.

Взгляд настоящих безумцев, постоянно раскрытые из-за криков рты, стекающие по подбородку слюни. Эти уроды выглядели так, словно накачались наркотой по самое не могу. Обычные обдолбанные в хлам отморозки.

– Тахар дуг! – с удовлетворением сказал обливавший меня водой йети.

Потом отбросил в сторону мягкое кожаное ведро и, посмотрев на остальную толпу, поднял вверх правую руку и начал повторять:

– Барадор! Барадор! Барадор!

Все монстры мгновенно мобилизовались и стали выкрикивать это слово. Сначала довольно разрозненно, но через несколько секунд это превратилось в синхронное скандирование, как у тех же футбольных фанатов.

Мой разум с каждой секундой прояснялся все больше и больше. Происходящая вокруг дичь явно не к добру, тем более местные и так не добряки, а сейчас еще явно находились под действием каких-то наркотиков.

Нужно было видеть безумные выражения их лиц, мимику и прочие кривляния. Многие из них высоко подпрыгивали, делали какие-то непонятные, но точно угрожающие или же оскорбляющие жесты.

Я как раз заметил, как одна из самок йети показывала мне кое-что явно неприличное, когда слева послышался чей-то плач. Сразу же посмотрел в ту сторону и, как ни странно, смог снова удивиться.

Рабских столбов было десять штук, так вот некоторые из них уже не стояли пустыми. К четырем из них оказались привязаны обнаженные люди. Притом они очень сильно отличались друг от друга как по возрасту, так и по комплекции.

Ближайший ко мне пленник был крепким мужчиной. Притом намного больше меня, этакий очень крутой бодибилдер. Многочисленные шрамы на теле и угрожающий взгляд выдавали в нем прирожденного бойца. Я бы по своей воле с таким никогда не задирался.

Второй была девушка лет пятнадцати с длинными русыми волосами. По лицу можно сказать, что совсем еще девочка, хотя и с округлившимися формами, явно неподходящими для ее возраста.

Испуганное до безумия и заплаканное юное личико. Она точно перешла черту, когда могла себя контролировать, и теперь почти билась в дикой истерике. Ничего удивительного, нынешнее положение для ее возраста просто нереальная нагрузка.

После нее стоял привязанный паренек лет тринадцати, такой весь крепкий и жилистый. Сразу видно, что он с детства привык к непростому физическому труду. Однако и парень находился почти в таком же психологическом состоянии, как и девушка.

Последним пленником оказался очень невзрачный и маленький старик. Этот дедуля с седой клинообразной бородкой, которая была вся в запекшейся крови, дрожал как осиновый лист – то ли от холода, то ли от страха.

«Интересно, а они откуда появились? Ведь днем никого не было», – подумал я.

В это время обдолбанные уродцы начали постепенно повышать громкость своих выкриков, но мне пока были интересны только пленники. Двое из них даже посмотрели в мою сторону, и кое-что сразу же стало понятно.

Такие взгляды, один полный дикого ужаса, а второй – мужского фатализма, мне доводилось и раньше видеть. Эти люди прекрасно знали, что их смерть неизбежна. Поэтому готовились ее встретить, пусть каждый и по-своему.

Гребаное дерьмо, по идее и я ведь в этой команде…

– Барадор! Барадор! Бара…

Внезапно сзади раздался противный металлический скрип, чем-то напоминавший скрежет ржавых петель. И все болотники с йети как по команде умолкли. А так как напряженные взгляды притихших тварей были направлены за мою спину, то и я решил посмотреть в ту сторону.

Двери большого дома оказались полностью открыты. А на высоком крыльце стояли три существа, по внешнему виду – чистые демоны. Получается, они принадлежали к третьему условно разумному виду, встреченному мной.

Кожа этой троицы оказалась черной, как эбонит, и блестела словно глянец. К тому же кровавый оттенок ночи придавал им еще более ужасающий вид. Хотя куда уж больше, и так самые настоящие демоны из фильмов.

Высокие, как йети, но тощие, словно болотники. У них был немного вытянутый, словно у Чужого из фильмов, череп с несколькими короткими рогами, а по бокам торчали длинные острые уши.

Огромные для такой головы каплевидные глаза имели яркий золотой цвет и светились, словно в черепе спрятаны включенные лампочки. А в остальном их внешность в своей ужасности соперничала лишь с отвратительностью.

Между глаз находилось рваное двойное отверстие, чем-то напоминавшее нос летучей мыши. Ниже – нереальный, почти до самых ушей, широкий безгубый рот. Он был полон длинных зубов, отражавших свет факелов из-за своей белоснежности.

Худая вытянутая шея, голова на ней смотрелась как мячик для гольфа на тоненькой подставке. Тонкие, но очень жилистые и поэтому явно сильные руки. Именно руки, а не лапы, как у животных.

Да еще и с устрашающими когтями на пальцах: самый большой по размеру не уступал кухонному ножу средней величины. И все когти были немного изогнуты, словно серпы: ими бы только на разделке мяса работать.

Ноги почти такие же, как у человека, но лишь до ступней. Там они уже явно выдавали хищника и являлись довольно опасным оружием. А все благодаря острым когтям, пусть и не таким огромным, как на руках.

Однако самое впечатляющее – наличие перепончатых крыльев за спиной. Они, конечно, сейчас сложены, но это точно крылья, а не что-то иное.

Просто охренеть!

– Цээрддаанн! – звонко произнесло существо, стоявшее посередине черной троицы.

Все йети с болотниками мгновенно спрятали свое оружие и в едином порыве рухнули на одно колено. Словно они были вассалами, которые приносили клятву своему сюзерену. А потом толпа уродцев подняла левые руки вверх и будто окаменела.

После такого адского шума, что еще совсем недавно стоял вокруг, теперь воцарилась просто потрясающая тишина. Было даже слышно, как трещат горящие факелы в руках у коленопреклоненных женщин и детей.

Похоже, таким образом болотники с йети выражали то ли покорность, то ли уважение своему божеству. Так что я попал на сборище опасных фанатиков.

Внезапно тишину разрезал дикий и прямо-таки леденящий кровь вопль. Этот звук оказался очень необычным, он словно живое существо пролетел над головами присутствующих и устремился в ночное небо.

И это ревела не собравшаяся толпа, а всего лишь три крылатых монстра, поднявших свои головы кверху, как собаки, воющие ночью на луну.

Притихшая толпа продолжала молчать и не двигаться, а один из демонов начал медленно спускаться по ступенькам. И если судить по болтающейся длинной штуке между его ног, это был самец.

Эх, можно даже посмеяться такому зрелищу, если, конечно, смотреть данное представление на экране телика. Но нет, я сам в этом участвую, и сейчас мой мозг работает в турборежиме, ища путь для спасения.

Даже если освободиться и рвануть за амбар к пропасти… ну а дальше что делать? Поэтому пока оставалось только ждать и надеяться на то, что твари собрались перед сном сказочку на ночь послушать.

Ох, я еще в состоянии шутить… и это хорошо. Главное теперь – сдохнуть от старости, а не нынешней ночью. Хотя, конечно, оставался огромный шанс моего нахождения в коме, из-за нереальности происходящего. И это ну хоть как-то успокаивало.

– А-а-ах… а-а-ах! – не поднимаясь с колена, один из йети начал издавать однообразные звуки и стучать о скалу под ногами концом своей алебарды. По крайней мере, это оружие ее чем-то напоминало.

Буквально за несколько секунд все остальные присутствующие на площади поддержали его и начали в такт с ним ахать. Пока уродцы занимались древним уроком музыки, крылатый демон подошел к пареньку и уставился на него своими ярко горящими глазами.

Противное аханье, исходящее из нескольких сотен глоток, ни на секунду при этом не прекращалось. А лишь усилилось, когда черный монстр когтистыми пальцами разрезал веревки пленника.

Еще недавно безумно напуганный юноша внезапно успокоился. И как ни в чем не бывало стоял напротив чудища. Черный мутант протянул к нему правую руку и принялся когтями проводить по коже пленника.

А коготки-то – как лезвия!

Демон не просто проводил ими, а делал глубокие надрезы, из которых обильно сочилась кровь. Он явно вырезал какие-то знаки. А когда закончил, то пленник сам направился к камню, причем весь залитый собственной кровью.

Я не понимал, что происходит, но, встретившись взглядом с глазами паренька, увидел в них лишь одну пустоту. Притом без малейшего намека на разум; это был явно какой-то гипноз. А демон, оказывается, опасен не только своими когтями.

Пленник встал обеими ногами на алтарь, камень был метров пять в длину и два в ширину. Потом опустился сначала на одно колено, через секунду на второе. Черный все это время шел за ним и теперь стоял за спиной человека, а собравшиеся фанатики продолжали ахать.

Мне стало понятно – это закончится чем-то очень нехорошим, но в душе еще тлел небольшой огонек надежды. Очень сильно хотелось очнуться где-нибудь в палате и увидеть склонившуюся надо мной медсестру.

Крылатый демон как-то небрежно, можно сказать лениво, дернул своей правой кистью. И отрезанная детская голова покатилась по плоскому камню, а из обезглавленного тела ударил небольшой фонтанчик крови.

Дальше все происходило одновременно. Сбоку раздались крик и рыдание привязанной девушки, а толпа в едином порыве какого-то ужасного оргазма выдохнула. Эти твари будто поймали одновременный садистский кайф.

Обезглавленное тело начало падать вперед, но крылатый урод с легкостью пробил плечо трупа своим когтем, словно мясник крюком – свиную тушу. И без видимого усилия закинул тело мальчика прямо за первые ряды собравшихся на площади уродцев.

Тут и началось форменное безумие. Все болотники и йети словно с цепи сорвались, создав свалку рычащих и визжащих от злости тварей. И лишь когда я увидел окровавленные куски человеческого тела, которые они передавали друг другу, то все стало на свои места.

Гребаная религиозная пирушка людоедов, вот что это такое. Я закрыл глаза и попробовал сделать несколько спокойных вдохов и выдохов. Просто нужно сосредоточиться и хоть что-нибудь срочно придумать.

Кровь, разорванные взрывами тела, жертвы ужасных пыток и даже отрезанные головы – все это я уже видел. Мне было плохо от своей беспомощности, невозможности что-то изменить, а еще из-за неизбежности приближающейся смерти.

Нужно думать о противнике и искать выход.

Без видимых усилий отрезать голову… какими же наточенными должны быть когти, и сильными – мышцы, отвечающие за кисть! Они явно в разы мощнее человеческих, так что стоило избегать рукопашной схватки.

Когда мои глаза снова открылись, то демон уже стоял возле здоровяка. Он смотрел на него гораздо дольше, чем на парня, но и эти гляделки вскоре закончились. А потом черный действовал так же, как и в первый раз.

Острые когти с легкостью разрезали веревки и вырезали кровавые знаки на мускулистом торсе человека. Однако тот оказался не такой уж легкой добычей, ведь в отличие от мальчика в его глазах все равно горела дикая ненависть.

Нет, здоровяк не сдавался, а продолжал яростно сопротивляться. Даже нога его дважды подымалась и снова опускалась. И лишь с третьего раза он наконец-то поставил ее на жертвенный камень.

Потом очень долго не ставил туда вторую. Но и тут, в конце концов, был вынужден уступить гипнозу черного и окончательно взойти на алтарь. Мужчина сделал два шага вперед, однако на колени не опустился.

«Сопротивляйся, не сдавайся! – думал я. – Ты выигрываешь для себя и для меня время. Жизнь – такая штука, что все в ней может случиться, порой и лишняя минута спасает…» И тот, словно слыша мои мысли, продолжал бороться.

Крылатый демон даже обошел его со спины и посмотрел в глаза пленника. Казалось, он какой-то невидимой тяжестью давил сверху на человека, чтобы тот подчинился. Это противостояние шло довольно долго, но с каждой секундой ноги здоровяка все больше сгибались.

– Не-э-эт!.. – процедил я сквозь сжатые зубы.

Плавное движение черной руки, на этот раз уже по дуге, и голова мужчины подкатилась прямо к моим ногам. А толпа уродов снова одновременно «кончила» и зашлась в своих безумных воплях.

Девушка сбоку опять закричала, а потом резко смолкла. Думаю, потеряла сознание от увиденного. Я же смотрел на открытые глаза отрубленной головы, и внутри диким огнем разгоралась неконтролируемая ненависть.

Будь у меня сейчас в руках «глок» – всадил бы все пули в открытые пасти ревущих ублюдков. Даже не пытаясь каким-то образом спастись, ведь ярость на некоторое время полностью завладела моим разумом.

Стоп, стоп! Хватит! Нужно сосредоточиться и продолжать думать.

Ладно, демон оказался не таким и силачом, как мне поначалу показалось. Труп на этот раз он лишь удержал от падения. Думаю, черный просто не смог бы его поднять. Это и неудивительно, вторая жертва была раза в три тяжелее первой.

Крылатый урод сделал рукой какой-то жест. И ближайший йети, подойдя ближе, насадил обезглавленный труп качка на свою корявую алебарду.

А потом он закинул тело в беснующуюся толпу. И снова бешеные крики, дикая свалка и куски кровавого мяса, отлетающие во все стороны. Ублюдки, не допущенные к пиршеству, словно безумные пытались их поймать и даже выхватывали добычу друг у друга.

Такое они в первый раз не делали, до этого кусками человеческого мяса даже делились между собой. Может, у них крепкий мужчина ценится намного выше, чем сдавшийся сразу парень. Так сказать, деликатесный дефицит.

Вместе со мной за своими последователями наблюдал и демон. Но в какой-то момент он повернулся и направился к старику. Значит, у меня есть время как минимум одного жертвоприношения. А может, даже и больше, если потом выберут девушку.

Я изо всех сил начал дергать руками, делая попытки освободиться, из-за этого веревка больно врезалась в кожу. Но лучше умереть в бою или даже получить копье в спину, чем сдохнуть как жертвенному барану.

Удара сзади не последовало – видно, там уже никого нет, а одна рука вроде чуть освободилась. Меня или привязали плохо, или же веревки за несколько часов моего вынужденного сна слегка ослабли.

Пока на меня никто не обращал внимания. Все твари пялились только на своего вождя или жреца – не знаю, кем у них были эти черные ублюдки. А еще болотники с йети с явным аппетитом смотрели на следующую жертву.

Старик – не здоровяк, поэтому сдался слишком быстро. Демон споро и умело делал на его коже разрезы. И буквально через пару минут залитый кровью человек уже подходил к алтарю. На котором ему, как и предыдущим убитым, просто отрежут голову.

Пленник стал на колени в тот момент, когда мои руки освободились.

И что теперь делать?

Передо мной толпа в несколько сотен ублюдков, за спиной два черных с их когтями. Даже если каким-то чудом получится убежать за амбар, то через несколько десятков метров скала заканчивается пропастью.

От безысходности я схватил голову качка, валявшуюся прямо под ногами. И со всей силы швырнул ею в уродца, стоявшего ко мне спиной. Причем в этот бросок было вложено столько ненависти, что ему явно мало не покажется.

Кровавый снаряд попал прямо в лысый череп. Демон смешно дернулся и, поскользнувшись на залитом кровью алтаре, чуть не упал. Жаль, я бы с радостью увидел, как он ударится затылком о край камня, а от вида вытекающих мозгов ушел бы в нирвану.

– Таааарээм!! – с яростью завопил монстр.

Он как-то по-человечески схватился за ушибленное место и резко повернулся в мою сторону. Тварь явно не ожидала такой наглости от своей будущей жертвы. Да и судя по выражению лица, ему было очень больно.

– Иди сюда, конченый ублюдок! – крикнул я.

Однако продолжал стоять возле столба, рыская взглядом по сторонам в поисках хоть какого-нибудь оружия. Мне бы сейчас копье, ну или тесак какой, но ничего рядом не было. Бежать тоже рано, твари сразу же ринутся за мной, как собаки.

Подходить к чудику, обладавшему острыми как бритва когтями, не хотелось. Да и сам урод не торопился кинуться на обидчика. Он даже забыл про старика и уставился на меня своими золотистыми глазами.

Помня участь убитых, стоило отвернуться, но бурлящая внутри ненависть не позволила этого сделать. Да и была какая-то уверенность, что хрен у него со мной получится такой же фокус, как с остальными.

Дело в том, что мои мама с бабушкой увлекались гипнозом. Но ни они, ни их друзья так и не смогли меня отключить. Говорили, что есть такой тип людей, которые чихать хотели на подобные штучки.

Прошла минута, потом вторая, началась третья, а у демона явно не получалось завладеть моим разумом. Поэтому я даже позволил себе нагло ухмыльнуться: оказывается, и этот поганец не стал исключением.

– Барли, нах стуг!.. – отвратительно прошипел черный.

И, судя по мимике его ужасного лица, крылатый жрец был в ярости от того, что у него ничего не получается.

– Что, тварь, слабоват гипноз? – расхохотался я, стараясь подбодрить себя, да и уродца напоследок позлить.

– Кара махол стуг! – неожиданно раздалось за моей спиной.

Обернувшись, я увидел, что парочка черных начала спускаться с крыльца. Поэтому пришлось повернуться к ним боком и сделать несколько шагов назад, хотелось контролить сразу всех противников.

Эх, мне бы сейчас хотя бы нож!

Черный продолжал буравить меня взглядом, а двое его сородичей уже дошли до нижней ступеньки. Там они остановились и уставились на нарушителя их ритуала. И сейчас возле алтаря шесть золотых глаз сражались против двух обычных.

Очень удачный момент, ведь почему-то никто из них не отреагировал, когда я отступил назад. Теперь все-таки на несколько шагов меньше бежать за амбар. Хотя опять возвращаемся к вопросу, что мне делать потом.

Даже если твари затупят и мне удастся добраться до конца скалы, то конечной остановкой все равно станет смерть. Оттуда хоть десять тысяч раз прыгай, десять тысяч раз ты и разобьешься; но и стоять тоже не вариант.

Черный, видя, как я занервничал, расплылся в своей акульей улыбке. Может, сделать вид, что они одолевают, и резко побежать? Но опять все упирается в обычные законы физики: вода вроде и жидкость, но при падении с такой высоты – это бетон.

Вот и все, в голову ничего хорошего не приходит.

Внезапно послышались четкие хлопки от взрывов и почти сразу же очереди из автоматического оружия. Яркие вспышки и отброшенные взрывной волной тела, а еще многочисленные линии от трассирующих пуль.

Вот такое безумно приятное зрелище происходило на этой первобытной площади. А я уже давно лежал на брюхе за ближайшим столбом. И очень наделся, что осколки не попадут мне в голову.

На поселение напали, и, судя по огнестрельному оружию, это сделали люди. Хотя и не факт, что парни окажутся союзниками или даже просто адекватами. Но эти твари все равно хуже даже самых радикальных бородачей.

Недалеко от меня за алтарем укрылся черный демон, два других давно смылись в амбар. Нас разделяло метра четыре, и это было довольно опасное соседство. Прогремел очередной взрыв – и тут уж судьба решила наконец-то послать мне подарок.

В паре метров от меня на скалу грохнулась принесенная взрывной волной алебарда. Я за несколько секунд дополз до нее. И, схватившись за деревянную рукоять, с хищной улыбкой посмотрел на прячущегося за камнем крылатого.

Ну, держись, ублюдок, руки-то у тебя явно покороче будут!

Наши глаза встретились, и он сразу все понял. Однако в этот раз у демона не было никакого желания вступать со мной в очный поединок. Поэтому, не дав мне даже секунду на действия, черный вскочил и словно спринтер рванул к амбару.

Охренеть, а я еще думал, что он на ноги слабоват… Да мне в жизни не обогнать этого уродца. Поэтому оставалось лишь наблюдать, как он подбегает к крыльцу. Но и тут судьба решила его так просто не отпускать.

Внезапно урод вскрикнул от боли и грохнулся на ступеньки. Однако почти сразу же, перебирая лишь одними руками и отталкиваясь правой ногой, пополз дальше. А рядом с ним срикошетила еще пара пуль.

«Что-то крупнокалиберное, – подумал я, увидев здоровенную рану на левой ноге демона. – Кто бы ни атаковал поселение, добейте эту тварь!» – Еще одна пуля пробила крыло и черное плечо, однако гаденыш все-таки смог скрыться за дверями.

– Дерьмо! – выругался я и быстро пополз к алтарю. Все-таки самое безопасное место на площади теперь освободилось.

Очутившись за камнем с алебардой в одной руке, я пытался понять, что мне делать дальше. Кругом творился форменный ад, слышались дикие крики мутантов, непрекращающиеся выстрелы. Правда, взрывов гранат стало намного меньше.

Мой армейский опыт подсказывал, что работал как минимум взвод или даже два, а еще присутствовала снайперская поддержка со стен. Это, конечно, хорошо, но как мне дальше действовать?

Тут я обратил внимание на лежащего в трех метрах от меня старика. Сначала мне показалось, будто он мертв, но после очередного взрыва тот непроизвольно дернулся от страха. Значит, дед пока еще жив.

Перевел взгляд на привязанную к столбу девушку: она до сих пор находилась без сознания. И так как была полностью обнаженной, то я видел, что пули и осколки в нее не попали. По крайней мере, нигде не было следов свежей крови.

Может, нам троим и повезет сегодняшней ночью.

Выстрелы понемногу приближались, атакующие явно двигались в нашу сторону. Я чуть выглянул из-за камня. Поселок пылал. Хотя чему тут гореть, кругом одни камни. Но это не важно, главное – мутанты атаковали кого-то, а значит, помощь недалеко.

Вся площадь была завалена трупами. Живые же сражались между домами, поэтому мне никто не мешал оценивать обстановку. В общем, если судить по трассерам и звукам, а также по направлению, куда ломились монстры, то в мою сторону на десять часов двигался отряд стрелков.

Болотники и йети сильно удивили. Ведь в отличие от черных они не отступили в панике перед огнестрелом, а смело атаковали врагов. Притом не бросаясь тупо под пули; было видно, как многие обходят противника с флангов, кто-то даже пытался пробраться по крышам.

Но и люди оказались опытными. Судя по вспышкам, со стены довольно четко работали снайперы, поэтому крыши быстро опустели. Однако местные все равно действовали слишком слаженно, словно сражались под чьим-то управлением.

Из-за безумной догадки я обернулся и посмотрел на амбар, под самой крышей которого находилось приличное отверстие. Мне показалось или на мгновение блеснули золотистые глаза? Идеальное место для управления воинами, если, конечно, у местных имелись рации.

Было еще кое-что странное: среди защитников я почему-то не увидел медведей. И где же они тогда прячутся? Не удивлюсь, если сидят в резерве. Ну да ладно, самое главное, что отряд с огнестрелом приближался.

Наконец появились люди, и это явно хорошо подготовленный спецназ. Экипировка на все сто, присутствовали даже щитоносцы. Шлемы были с пуленепробиваемыми масками и приборами ночного видения.

Хотя как по мне, так слишком много экипировки на себя напялили бойцы. Броник – это понятно, но тут еще куча защиты, прикрывающей руки и ноги. Это очень неудобно при длительном и динамичном бое, устаешь намного быстрее.

Хотя, с другой стороны, в битве с дикарями – самое то. Похоже, нападавшие хорошо знали, куда идут. И шли они, как раскаленный нож сквозь масло, ни на секунду не останавливаясь. Но и твари быстро учились, поэтому не кидались вперед, бой шел только на расстоянии.

Рой стрел, копий с камнями и прочей допотопной лабуды непрекращающимся потоком обрушивался на бронированную колонну людей. Это походило на какой-то бунт в тюрьме, который жестоко подавляли спецназовцы.

– Э-э-э, сюда! – крикнул я, махая рукой из-за укрытия, когда наступавшие приблизились к площади.

Люди все-таки в разы лучше людоедов, даже если они из другой страны. Меня заметили, и два человека побежали к камню. Остальные заняли оборону возле крайних домов и, вытянувшись в линию, довольно успешно не давали тварям высовываться.

– Артур? – спросил меня один из солдат, обрадовав родной речью.

– Да. Я…

И тут на меня уставился ствол штурмовой винтовки.

– Где медальон?

– Вот же дерьмо! – выругался я вслух; у Адама Пилсудского оказались слишком длинные руки.

Короткий удар прикладом в подбородок отправил меня поваляться за алтарем. Не слишком сильный, чтобы вырубить, но все-таки довольно болезненный. Они явно давали понять, что церемониться со мной не будут.

– Говори или пристрелю! – выкрикнул он.

– Пошел в задницу! – ответил я, понимая, что мне и так не жить.

– Судя по сигналу, его смартфон в этом здании! Может, там и остальные вещи? – сказал второй и кивнул на амбар черных.

– Надеюсь, ты прав! От этого упертого ублюдка толку точно не будет!

«Вот теперь мне точно конец», – подумал я и, не делая попыток подняться, закрыл глаза.

Кругом раздавались выстрелы, взрывы – лучшая музыка для того, чтобы уйти из этого мира. Хотя, конечно, это все равно просто смерть. Но радовало то, что мне не слишком страшно. Всегда хотел понять, как буду себя вести в последние секунды своей жизни.

Внезапно стоявший передо мной наемник дико закричал и через мгновение резко смолк. Я аккуратно поднял веки и увидел, как мимо бегут десятки боевых медведей. Сразу же закрыл глаза и притворился мертвым.

Недалеко рвануло, и уши заложило, но я еще успел услышать крики умирающих людей. Люди Пилсудского проморгали нападение с тыла. По крайней мере, рев атакующих медведей явно преобладал над выстрелами.

Вот тебе и мишки… кто-то же держал их до сих пор в резерве.

«Но нельзя терять время», – решил я и аккуратно поднял одно веко. Гребаное дерьмо – напротив меня стоял медведь и смотрел мне прямо в глаза, заодно перегрызая горло второго наемника.

Это конец; я даже не пытался дальше притворяться. Ну что ж, все-таки мишка меня скушает. А все из-за последнего взрыва: оглушение от него сыграло со мной злую шутку. Мне бы еще несколько секунд поиграть в мертвеца…

Я резко приподнялся в бесполезной попытке схватить выпавшую из рук алебарду, а медведь в ту же секунду бросился. Однако не на меня; он перемахнул алтарь и поспешил на помощь к своим. В этот момент зверь показался мне даже каким-то до боли знакомым.

Может, это тот, что рычал на меня у столба днем?

Внезапно мой взгляд остановился на валявшейся недалеко штурмовой винтовке.

«Пошел, пошел, пошел!» – мысленно подогнал я сам себя и кинулся к оружию.

Какофония выстрелов с редкими взрывами продолжалась. Бой до сих пор шел слишком близко, поэтому действовать нужно незамедлительно. Не поднимаясь с колен, я подтянул к камню первый труп и снял с него рюкзак.

Потом стянул с мертвеца разгрузку и начал расстегивать броник, с которым пришлось повозиться несколько лишних секунд. Но это того стоило, кроме защиты торса он имел еще кучу бронированных накладок.

А когда я побегу, то мне понадобится максимальная защита от пуль. Ведь, судя по выстрелам, наемникам удалось выдержать натиск и организовать линию обороны, которая находилась слишком близко ко мне, поэтому стоило ожидать выстрелов в спину.

Надел бронежилет, разгрузку, притом справился в считаные секунды. Бой шел в том же темпе, так что время пока терпит. Поэтому подтянул второй труп, на голове которого оказался целый шлем с ночником.

Снял и его, а значит, у меня теперь есть защита головы. Потом на тело накинул вторую разгрузку и рюкзак, боеприпасы всегда нужны. Успел снять еще один броник, пойдет как щит… а время неумолимо таяло.

Посмотрел на старика, тот лежал и не двигался, наверное, деду все-таки не повезло. Потом быстро взглянул на девушку. Она уже очнулась и, продолжая висеть, смотрела на меня взглядом, полным надежды.

«Нет-нет, не вздумай этим заниматься! Лучше спасайся сам», – убеждал я себя.

К крыльцу и по бокам от него покатились гранаты с дымом. И красная густая пелена начала быстро заполнять все вокруг. Дымовая завеса пошла, теперь крайне важна сообразительность людей Пилсудского.

Я укрылся за алтарем, превратившись в сжатую пружину, которая в любой момент распрямится и отбросит врага. С каждой секундой у меня все больше шансов не получить пулю в спину, главное, тут не пересидеть.

Только вот снова попалась на глаза привязанная к столбу пленница, которая постепенно исчезала в дымовой завесе. Однако я еще успел заметить стекавшие по ее щекам слезы. Похоже, она все понимала.

«Нужно просто не смотреть на нее», – продолжал я самогипноз.

Дым постепенно заполонил все вокруг, а ко мне так никто и не подбежал. Хотя, может, им сейчас не до этого, там та еще мясорубка. Лишь бы мутанты не ослабили свой натиск, и тогда все у меня получится.

Две светошумовые гранаты полетели одна за другой, через секунду за ними отправились две осколочные.

И, пригибаясь, я побежал. Хотя и не сразу к дверям амбара. Взмах алебарды, которая после этого осталась в столбе, и веревки перерублены. Схватив девчонку в охапку и дополнительно прикрывая себя со спины вторым бронежилетом, бросился к крыльцу.

Там-тамы резко зазвучали, и пришлось уйти в сторону. Пули выбили мелкие осколки из каменных ступенек, но ноги уже несли меня по ним вверх. Я не пожалел, что захватил второй бронежилет.

Слишком большой и массивный, он отлично прикрыл от следующей очереди, которая вбила меня в двери амбара, словно бильярдный шар в лузу. Повезло, конечно, что они оказались незапертыми и распахивались своими створками внутрь.

Однако все прошло не так гладко, как хотелось бы. И дело не в том, что мне ребра чуть не переломали, просто девчонка выпала из моих рук. Это только супергерои могут налегке выдерживать кинетический удар от пуль.

Из-за сильной боли я плохо соображал, но, упав, почти сразу смог откатиться в сторону, поэтому следующая очередь впустую пропахала земляной пол амбарчика. Демоны, похоже, не любили ходить по камню, поэтому и натаскали себе сюда земли.

Все тело болело, и я почти не мог дышать, но все-таки привстал, поднял маску шлема и, пятясь на заднице, подполз к стене. Все это время в руках уже держал винтовку, готовый встретить шквалом пуль атакующих черных бестий. Однако на меня пока не спешили нападать.

Да где же вы, ублюдки чертовы?

Я повернул голову налево и посмотрел на открытые двери. Девушки там не было, значит, она осталась лежать на крыльце. Скорее всего, уже мертва; если судить по последней очереди, наемники все видели в тепловизоры и не мешкали.

А если я ошибаюсь?

«Долбаный дебил-моралист!» – мысленно выругал я себя и на заднице подполз к открытой створке. Буквально на секунду, чтобы меня не достали снайперы, выглянул, а потом сразу же спрятался назад.

Несмотря на застилавший все кругом дым, я прекрасно видел, что на крыльце никого нет. Значит, она все-таки упала с него и раз не забежала до сих пор, то стопроцентно мертва. В любом случае выходить наружу – это настоящее самоубийство.

Дым начал проникать внутрь, поэтому я толкнул ближайшую ко мне створку. Как ни странно, но с противным скрипом закрылась и вторая. Видно, был какой-то механизм, соединяющий их между собой.

Продолжая прижиматься к стене, принялся осматривать помещение. Тут, кстати, оказалось довольно светло. А все из-за огромного, в несколько квадратных метров, горящего очага, расположенного прямо посередине помещения.

Кстати, этим амбар мне напомнил фильмы о викингах. Здесь также отсутствовали отдельные комнаты, коридоры. Был только громадный зал с горящим гигантским очагом, в котором сейчас ничего не готовилось.

Внезапно сверху послышался громкий скрип деревянных досок. Я сразу же направил в ту сторону оружие и, не отрывая спины от стенки, поднялся на ноги. Однако новых звуков не дождался, а так бы стрельнул наугад.

Нервничаете, уродцы? Может, даже коленки трясутся. Жаль, что я вас не вижу!

Черным удавалось прятаться из-за странной планировки здания. Оно было высоким, примерно таким, как три этажа обычного дома. И там, где обычно находится потолок первого этажа, виднелись многочисленные деревянные балки, сложенные крест-накрест.

Между ними и буйвол пройдет, но выше все было завешено каким-то грубоватым материалом, словно кто-то сушил постиранное белье. Ладно, пусть черные прячутся наверху, мне сейчас плевать на них, нужно бежать дальше.

Во время боя слух всегда обостряется, поэтому я смог среди шума выстрелов услышать шаги босых ног, кто-то небольшой взбегал по крыльцу. «Ух ты, девчонка все-таки выжила!» – обрадовалось внутри моя совесть.

Однако через пару секунд двери распахнулись, и внутрь ввалился старик.

«Дерьмо!» – в сердцах выругался про себя я и, быстро схватив деда, оттащил его в сторону от дверей.

Выстрелов по нему не последовало, что заставило меня пойти на самое настоящее безумие. Я толкнул старика к стене так, что он шлепнулся на пятую точку, сбросил рюкзак и лишнюю разгрузку, а потом ринулся наружу. Короче, все-таки решил отправить себя на тот свет.

Прикрываясь вторым бронежилетом, словно щитом, спрыгнул слева от крыльца. Я так нес эту девчонку, что только туда она и могла упасть. Однако там никого не оказалось, и это очень странно, хотя времени удивляться у меня уже не было.

Его даже не хватало, чтобы выругаться, когда, взлетая вверх по ступенькам, снова услышал там-тамы. Последний рывок – и я резко ушел влево, мне повезло: выстрелов не последовало. Однако какая-то из двух сражающихся сторон явно обратила на меня внимание.

Долго не думая, снова захлопнул двери. Забрал вещи с пола и, подойдя к старику, набросил на трясущегося от страха деда броник – все-таки лишний вес мне помешает, если демоны нападут. И показал ему, чтобы он шел к противоположной стене. Больше к местным я не повернусь спиной.

По идее, крылатые уродцы находятся под потолком, поэтому мое оружие туда и направлено. Также для лучшего обзора решил не опускать бронированную маску, интересные все-таки шлемы у людей Пилсудского.

Пока двигались, я не только пялился наверх, но и осматривался по сторонам, держа в голове слова наемника про мой телефон. Все стены амбара, словно в музее, оказались увешаны самыми разнообразными черепами, а также трофейным оружием.

Почему именно трофейным? Да это стало понятно, когда мне на глаза попался «глок».

Я резко потянул старика вправо, не забывая наблюдать за потолком. Из-за рюкзака и второй разгрузки на мне не было места, поэтому кобуру накинул на шею деда. Лишнее оружие с патронами в этом дурдоме явно не помешает.

Пошли дальше, и я продолжал внимательно осматривать стены, поэтому сразу заметил медальон, который также забрал. Похоже, демоны оказались настоящими клептоманами: через пару метров нашлись перстни с мумии, фонарик, удостоверение и портмоне.

Будь у меня время, то прошелся бы возле второй стены и, скорее всего, разыскал бы все свои вещи. Но сейчас время критично, поэтому я снова подтолкнул старика вперед – нужно как можно быстрее покинуть этот амбар.

Черные решили все-таки отпустить меня и не напали. Поэтому мы смогли без проблем добраться до противоположной стены. Еще будучи птицей, я видел, что тут есть запасной выход. Так что мы со стариком благополучно выбрались из здания.

Оказались снаружи, и мне в глаза сразу же бросилась красная, словно кровь, и неестественно гигантская луна. Тут без вариантов, и даже не нужен никакой консультант-астроном, ведь это точно не спутник Земли.

– Вот же дерьмо! – выругался я.

Но времени, чтобы удивляться даже такому шокирующему факту, не было. Нужно как можно быстрее сваливать из поселения. Поэтому я снял рюкзак, вытряхнул из него содержимое и начал заполнять всем, что было на второй разгрузке, висевшей на мне.

Делал все быстро и четко. Внезапно дед потянул меня в сторону, показывая на какое-то непонятное отверстие в скале недалеко от амбара. Но я лишь оттолкнул его руку, продолжив застегивать последние крепления.

– Не дергайся! – сказал я стоявшему передо мной старику и по-быстрому застегнул на нем крепления броника, а потом надел пустую разгрузку и мой рюкзак с боеприпасами.

Внезапно в амбаре послышался скрип открываемой двери. Что ни говори, а классная у этих крылатых сигнализация, и даже электричества к ней не нужно. Потому я сразу же бросил внутрь осколочную, чтобы там просто струхнули, и крикнул деду:

– Уходим!

Он поначалу затупил и даже дернулся в ту сторону, куда вначале меня тянул. Однако я ему быстро придал правильное направление. Сам же отступал спиной назад, нужно было контролировать запасной выход из амбара.

Сначала мы пробежали между двумя большими сараями, а потом пришлось петлять среди каменно-земляных жилищ. Ну тех, что по форме напоминали иглу эскимосов. Их тут было десятка четыре и, похоже, передо мной обиталище бронированных медведей.

Ну хоть пустые, и то радость!

Добравшись до конца скалы, мы со стариком остановились. Он широко раскрытыми от удивления глазами уставился на меня. Я же внимательно посмотрел назад. Медвежьи домики, конечно, заслоняли нас от преследователей, однако стоило поторопиться.

Быстро надел винтовку на деда: раз нас двое, то мне она будет сильно мешать. Еще раз проверил, как сидит на нем броник с рюкзаком. И, лишь убедившись, что все хорошо, обхватил старика и прыгнул в пропасть.

Тот завизжал от страха, но это простительно, он ведь не знал, что на мне был надет компактный парашют, вынутый из рюкзака наемника. Как увидел его тогда возле алтаря, так чуть не закричал от радости.

Маленький вытяжной парашютик ушел, и теперь я сжал старика двумя руками, напрягая мышцы, чтобы не отпустить его при рывке. Высота для прыжков почти подходила, но все равно парашют вряд ли был рассчитан на двоих.

Нам повезло, купол полностью раскрылся почти над самой водой. И через мгновение мы, словно брошенный со всей силы камень, вошли в реку. Не скажу, что все прошло стандартно, слишком некомфортная высота плюс перегруженный парашют сказывались.

Не выпуская деда – все-таки на нем надет мой рюкзак с боеприпасами плюс оружие, я начал усиленно работать ногами и рукой. Старче тоже помогал как мог, поэтому через несколько секунд мы вынырнули на поверхность.

Сделав несколько глубоких вдохов, я по-быстрому отстегнул парашют. Потом снял со старика винтовку, рюкзак и отпустил его. Однако этот козел держался за меня словно клещ. Может, он плавать не умел.

Потому дедуля сильно мешал, пока я плыл, перегруженный оружием и амуницией. Хорошо, что сверху по нам никто не стрелял. Да и не достанут наемники, скала выпирала над рекой, поэтому мы довольно быстро ушли из сектора обстрела.

Внезапно мой товарищ по побегу отцепился и поплыл рядом. Притом его движения выглядели профессионально, словно он всю жизнь провел у реки. Да ему даже надетый броник наемников не сильно мешал!

Ах ты, долбаный старый ихтиандр… Значит, плавать все-таки умеешь, а топил меня все это время из-за того, что струхнул. Ладно, хорошо хоть сейчас оклемался, поэтому мне сразу стало намного легче держаться на воде.

Но все равно весь путь до берега я старался находиться рядом с ним, так как не хотел, чтобы он скинул с себя бронежилет и вторую разгрузку. Пусть на мне было то же самое, но, судя по всему, в этом мире все пригодится.

Наконец мы выбрались из воды. Эта местность мне знакома, недалеко отсюда находилась бухта с лодками. Без ботинок, конечно, будет неудобно идти, да еще когда адреналин уйдет, я наконец-то почувствую ночной холод.

Ну да ладно, лучше бороться с погодой, чем остаться без головы или быть пристреленным. На берегу вытряхнул из винтовки воду, еще раз убедился, что оружие не повреждено, и посмотрел на деда.

– Побежали! – сказал я и рванул вдоль берега.

Дул прохладный ночной ветер, но, даже пробежав одну минуту, я неплохо согрелся. Значит, в лодке будем постоянно грести. Нам главное – дотянуть до утра, а там уже станет намного теплее, солнышко тут все-таки неплохо припекает.

Наконец мы добрались до того злополучного пригорка, за которым находились лодки. Я знаками показал старику, чтобы он старался вести себя как можно тише. Однако все предосторожности оказались излишними, никого, кроме нас, возле лодок не было.

Они, как и раньше, лежали рядами, и никто их не охранял. Ну да, кто в своем уме будет воровать у той оравы чокнутых монстров, что жили на этой проклятой горе? Если только такие же дикари…

Я выбрал самую маленькую лодчонку. Вспомнив, что произошло в прошлый раз, подтолкнул старика к ее носу, и мы с ним принялись тянуть суденышко к воде. Пока все шло хорошо, но про вероятную погоню забывать не стоило.

Конечно, можно побегать и повыкидывать в реку весла из других лодок. Но как по мне, так это слишком большая потеря времени. Да и где гарантия, что в ближайших кустах у монстров нет складика с запасными?

Около воды внезапно увидел каким-то чудом снесенный к нам течением парашют. Сразу запихал его в лодку. Ну раз не пошел на дно, значит, пригодится. Старик примостился на носу и я, оттолкнув суденышко от берега, запрыгнул на корму.

– Работаем как можно быстрее! – сказал я и, сунув деду в руки весло, начал грести.

Из поселения сверху до сих пор раздавались редкие выстрелы. И когда уже эти уроды друг друга перебьют?.. Я усиленно работал веслом, а старик помогал как мог. Минут через пять стрельба наконец-то прекратилась.

Интересно, кто кого одолел, так как был шанс, что победители ринутся за нами в погоню. Хотя какая мне разница? И наемники, и монстры одинаково опасны. Одни оружием, другие численностью, знанием местности и всякими летающими демонами.

Но все-таки лучше столкнуться с местными, над ними у меня хоть какое-то преимущество в оружии. А может, нам повезет: откуда преследователям знать, что мы украли лодку и плывем по реке?

Или лучше высадиться на противоположный берег?

Пустим корыто по течению, а сами углубимся в этот бесконечный лес. Скорее всего, монстры неплохие следопыты, но территория поиска слишком велика. Сомневаюсь, что они смогут найти, где начинается наш след, вылезем-то аккуратно.

Точно, это хороший план!

– Давай грести туда! – толкнул я старика и показал на противоположный берег.

– Тар, элан вок! – тот замахал руками, словно чего-то испугался.

– Какой еще на хрен вок? Уйдем от них по лесу! – ответил я и показал пальцами, как идет человек.

– Тар, вок на дэд! – продолжал он протестовать.

И, судя по выражению испуганного лица, в лесу было ненамного безопаснее, чем у ургов.

Что же это за дерьмовый мир такой, что везде – одна лишь задница?.. Ладно, остается только река, и это, с одной стороны, неплохо. Почему? Ну течение довольно мощное, и, пока мы гребем, очень быстро отдаляемся от врагов.

К тому же есть ведь немалый шанс встретить корабль, вчера я уже один видел. Наверное, старик и те, что погибли, как раз с подобного судна были. Ведь на обоих берегах, как я понял, людям грозила опасность, значит, их захватили на воде.

Но с другой стороны, чтобы нас найти на реке, много ума не надо. Садись на лодку и спускайся вниз по течению. Однако особого выбора нет: в отличие от меня старик – местный, и ему виднее. Может, в лесу живут не менее опасные уроды – ну не мамонтов же он боится…

– Ладно! Пусть будет пока река, но только середина! – согласился я.

Потом хлопнул по правому борту лодки и показал на соответствующий берег. Стукнул по второму борту и показал на левый. Прижал руку к груди и положил ее посередине лодки.

– Ак, ак! – кивнул сообразительный старик.

И мы направили суденышко на середину реки. Все-таки там течение более быстрое, а нам нужно как можно подальше отплыть от поселения. Да и враги тогда не смогут застать нас врасплох, а с берега и стрела может прилететь. Смерть птицы тому подтверждение.

Мы гребли с полчаса, потом я показал старику, чтобы он продолжил работать веслом, а сам как мог сложил парашют. Кто его знает, может еще пригодиться, не стоит разбрасываться такими технологиями на этой… планете.

Другая планета?!

Охренеть, это открытие все расставило на свои места. Ни кома, ни ад или что-то подобное, а именно чужой мир, куда меня отправила непонятная сила. И скорее всего, это как-то связано с медальоном, недаром в нем так заинтересованы банкиры.

Подозрительное нытье девушки Алекса Пилсудского по поводу угроз отца сыну из-за какой-то безделушки. Странное поведение дочери и отца, нереальное перемещение в странный мир. Все теперь органично складывалось в единый безумный пазл.

Значит, ничего удивительного во всем этом нет, просто у меня не тот уровень доступа к каким-то тайным знаниям нашего мира. Полиция – это вам не секретная служба, те знают намного больше нас.

И хотя я всегда хохотал, слушая рассказы про рептилоидов или теорию всемирного заговора, но чем это безумнее того, что со мной приключилось за эти два дня? Ладно, об этом подумаю позже и в более спокойной обстановке, а теперь нужно работать.

Я взял рюкзак и начал проводить ревизию своих боеприпасов. В результате у меня оказалось шесть полных двойных магазинов, это как двенадцать обычных. Притом они все увеличенной емкости – по сорок патронов в каждой половинке.

Плюс еще один такой же магазин присоединен к штурмовой винтовке, но он почти наполовину пуст. А значит, если произвести примерные расчеты в уме, то это грубо почти пять с половиной сотен выстрелов.

Неплохо, с таким количеством я могу дать серьезный отпор преследователям, если они, конечно, будут. К тому же в обоих жилетах оказались запаянные в полиэтилен небольшие пачки патронов, так сказать, неприкосновенный запас на случай длительной перестрелки.

Еще во время боя я заметил, что у наемников были спаренные барабанные магазины, но мне такие не достались. Наверное, их использовали в начале штурма, на разгрузке для таких гигантов совсем нет места.

Ладно, что еще есть?

Один из наемников использовал «глок», это хорошо. Второй предпочитал «Дезерт Игл», и это очень странный выбор. Сама по себе пушка хорошая, но малопригодна для войны, слишком уж большая и шумная, а вместимость магазина, считай, никакая.

Моих патронов к «глоку» оставалось около двух магазинов плюс восемь вражеских. «Глок» наемников также оказался с полным магазином. Так что и на пистолет теперь есть приличный боезапас.

Более мощную пушку вернул в рюкзак, туда отправился и один «глок», второй занял свое место в разгрузке. Жаль, что у наемников запасные пачки с патронами только для винтовки, для «Дезерт Игл» слишком мало боеприпасов.

Есть еще две рации, компактные и удобные, но в то же время опасные. Наемники говорили, что знают о местоположении моего телефона, так что лучше не рисковать. Эти парни явно шарят в электронике.

Поэтому без всякой жалости выкинул рации в реку, пусть теперь там Пилсудский рыбок выслеживает. Да и толку от них никакого, все равно напарника у меня для такой связи нет, и аккумуляторы со временем сдохнут.

А что делать со шлемом? Может, выкинуть и его – вдруг в нем маячок какой? Но с другой стороны, голову ведь нужно защищать. Если подумать, то такие маяки могут находиться даже в оружии, так что лучше оставлю.

Надел шлем, включил ночник и осмотрелся. Хорошая штука, но очень странная. Картинка была не такая, как на стандартном военном ПНВ. Намного более яркая, словно смотришь черно-белое кино на отличном экране.

И я смотрел именно на жидкокристаллический экран, а еще – с противоположной стороны не было никаких линз! Хрен его знает, как это чудо-техника вообще работает, но угол обзора оказался просто феноменальным.

«Наверное, прототип какой-то», – подумал я.

И, сняв прибор со шлема, внимательно рассмотрел. Выпирающих переключателей нет, в наличии сенсорное управление. Переключил в какой-то новый режим и посмотрел сквозь прибор на старика.

Вот четкий тепловой силуэт, и в то же время все остальное – как в ночнике. Вода рядом, лес и лодка вообще не отображались в тепловом спектре, словно прибор мог видеть только тепло живых существ.

Охренеть, а ведь это гибрид ночника с тепловизором! И не обычный, где есть два раздельных режима работы, а именно с наложением одной картинки на другую.

«Супер!» – решил я и отключил его. Вряд ли найду розетку, чтобы подзарядить аккумулятор, так что буду пользоваться экономно.

Вернул тепловизор на шлем и все отложил в сторону. Потом взял в руки укороченную модификацию штурмовой винтовки G36. Правда, она слишком легкая, а я хорошо знал немецкий оригинал, тот весил намного больше.

Никаких серийных номеров и обозначений, абсолютно чистый ствол. Явно сделана под особый заказ, причем не факт, что законный. Верх оружия сильно отличался от оригинала, может, даже это не разновидность G36, а ее более современный вариант.

Приклад оказался необычным, минималистическим, но в то же время удобным. Притом он легко складывался и снимался. Качественная компактная модификация, ничего не скажешь. Эти Пилсудские имеют необычные связи в оружейном мире.

Сверху два небольших прицела: коллиматор и второй, дизайном похожий на тот, что был на шлеме. Посмотрел в прицел на старика, потом переключил режимы. Как и думал, это такой же маленький ночник-тепловизор.

Снизу к винтовке прикреплены фонарик и удобная ручка для стрельбы. Короче, очень хорошее оружие. Хотя «немцы» вроде начинали прилично перегреваться через пару-тройку сотен выстрелов.

Было еще два ножа и глушители для винтовки и «глока». Также осталось пять осколочных гранат, две светошумовых и одна дымовая. Вот и вся добыча, хотя, конечно, она намного круче, чем день назад, когда я гулял по этому миру с одним пистолетом и маленьким револьвером.

Аккуратно заполнил магазинами свою разгрузку, а остальное сложил в рюкзак. Взял весло и начал грести: несмотря на добытый арсенал, нужно как можно дальше свалить от поселения людоедов.

Мы трудились на веслах еще около получаса и лишь потом решили немного передохнуть. Течение само по себе довольно быстро несло нас по реке, а силы все-таки нужно иногда и восстанавливать.

Старик упал на дно лодки и, лежа на спине, тяжело дышал. Он был едва жив и выглядел так, словно пробежал марафон. И неудивительно: такие нагрузки довольно опасны в его возрасте, вон даже лицо стало белым как мел.

Но лучше умереть от инфаркта, чем стать закуской для людоедов. Жаль, остальные не дожили до атаки наемников. Тот силач и меня бы с легкостью обставил по гребле, а девчонку так я вообще в самом конце потерял…

Проклятье, гнать на хрен такие мысли! Как бы мы втроем спрыгнули? – пришлось бы кого-то из двоих оставлять… Хотя нет, это я успокаиваю свою ноющую совесть: весили девушка и дед немного. Мы бы точно не разбились об воду.

В общем, ничего не поделаешь, повезло лишь нам, остальным – вечная память.

– Ты отдыхай пока! – сказал я, когда минут через десять снова принялся грести, а старик кряхтя начал подниматься. – Набирайся сил, пока без тебя справлюсь!

Тот каким-то образом понял мои слова и, с благодарностью кивнув, снова лег на дно лодки. Ночь оказалась очень светлой, но меня это не удивляло: на небе висела охренительно большая луна, как минимум раза в три больше земной.

Напряжение от опасности понемногу спадало; может, нам повезло и погони не будет. Поэтому я работал веслом, экономя силы, и заодно начал размышлять о том гиблом месте, куда меня забросило.

– Живется вам, наверное, весело, старик?! Мамонты, летающие демоны, йети с медведями. Как вы, люди, еще здесь не вымерли, словно динозавры…

Мой собеседник не понимал меня, но, лежа на дне лодки, явно внимательно слушал.

– Нет чтоб в клуб сходить и оторваться, так у вас тут лишь одно дерьмо вокруг!

Старик улыбнулся мне, словно почувствовал, что разговор идет о чем-то интересном. А я перестал грести и осмотрелся по сторонам. Там-тамы пока спали, однако мне как-то резко стало не по себе.

Ох и чуйка же у меня!

Пришлось положить весло и схватиться за оружие. На фоне ярких звезд вдалеке летело что-то странное. Готов был поклясться, что это наш старый знакомый ублюдок, один из тех крылатых жрецов.

Я вставил полупустой магазин в винтовку. Патронов мне, думаю, хватит, отстреляюсь – и как раз снаряжу его до упора. Да даже если не хватит, то перезарядка занимает всего лишь пару секунд, а этот крылан не сможет подлететь близко.

Быстро накрутил глушитель на ствол и прицелился. Давай, гаденыш, поближе, это тебе не головы беспомощным жертвам рубить. Перевел оружие на стрельбу с отсечкой в три патрона и оперся о левый борт лодки, чтобы было удобнее стрелять.

Никогда не охотился на зверей, но в засадах на людей пришлось посидеть. Это непередаваемое чувство – когда ты видишь приближающегося противника, а тот не догадывается об угрожающей ему опасности.

Нет, этот летающий козел стопроцентно видит нас, просто он даже не подозревает, насколько же далеко могут лететь пули. Но учиться никогда не поздно, так что пора преподать ему хороший урок.

Первая короткая очередь должна была попасть точно в цель, но этот гаденыш словно что-то почувствовал и совершил маневр влево. Зато следующие три пули попали в правое крыло и зацепили плечо.

Урод закричал своим поганым голосом и на всей скорости спикировал к воде. Но слишком медленно для меня, и еще три пули вошли ему точно в спину. Кстати, они оказались последними в магазине.

Тварь рухнула в реку, а я мгновенно вынул двойной магазин и вставил его второй частью. Однако сколько ни всматривался в тепловизор, но нигде больше не увидел крылатого жреца или его плывущий труп.

Ладно, будем считать, что с одним покончено!

– Отдых закончился! – сказал я, беря в руки весло.

Мой напарник в ответ лишь молча кивнул и с какой-то уж слишком явной обреченностью в глазах повернулся ко мне спиной и начал грести.

«Не расстраивайся, старик, нас еще рано хоронить», – подумал я и большими размашистыми движениями ускорил суденышко.

Мы гребли больше часа, когда вдалеке за кормой появились многочисленные факелы. На хрена эти дебилы зажгли их, я так и не понял, огромная луна давала потрясающий свет. А может, у них глаза видят не так, как мои.

Еще минут сорок они нас догоняли, потом река сделала резкий поворот направо, и через несколько сот метров свернула налево. Но, так и не повернув второй раз, мы опять увидели огни погони.

Стало понятно: до нового боя осталось мало времени, поэтому лучше к нему начать готовиться. Стоило, конечно, забрать у старика броник и использовать его в качестве щита, но тогда у деда не будет никаких шансов на выживание.

– Так, бронежилет тебя немного подстрахует! Но мне нужно, чтобы ты старался не только прятаться, но и держать лодку кормой к врагам!

В общем, кое-как, с помощью языка жестов, мне удалось объяснить старику его задачу, а потом я перебрался вплотную к корме. На ней, как и на лодках маори, торчала какая-то байда, похожая на хвост самолета.

Для чего она нужна – мне непонятно, но как небольшое укрытие от стрел сгодится. А шлем с маской плюс бронежилет с защитными накладками сделают меня почти неуязвимым для допотопных стрел дикарей.

Под ногами валялся кожаный щит мутантов, хорошо хоть его не выкинули. Я отдал его старику, добавив еще немного шансов деду. Потом взял веревку и закрепил на весле последний дым, пригодится в будущем бою.

Разорвал одну из запаянных пачек с патронами и быстро снарядил пустую часть двойного магазина. Снял глушитель и засунул его в разгрузку: пусть уроды немного струхнут от звука выстрелов; и прилег на дно лодки.

Теперь мне оставалось только ждать, грести дальше не имело никакого смысла. Все равно нас в любом случае догонят, и если не получится отбиться, то свою жизнь нужно продать за очень высокую цену.


Адам Пилсудский был в саду и возился со своим любимым кустом роз, когда к нему подошла дочь. Судя по ее напряженному взгляду, новости были не слишком хорошими. Да и что удивляться, в последнее время их преследуют одни проблемы.

– И как дела в нашем аквариуме? – спросил он, аккуратно ножницами подрезая розовый куст.

– Сорок две рыбки не выжили, пираньи оказались слишком голодными. Остальным повезло, но я сработала хорошо, так что почти все трупики у нас.

– А золотая рыбка?

– Удивительным образом ускользнула!

– Хм! – Адам с интересом посмотрел на дочь. – Эта рыбка мне сразу понравилась, а теперь она еще, оказывается, очень непростая. А наша вещица вернулась?

– К сожалению, нет! – покачала головой Мара.

– Это плохо! – Банкир тяжело вздохнул и бросил садовые ножницы на газон. – Ладно, пошли внутрь.

И они направились в дом, где можно было поговорить без боязни быть подслушанным.

– А теперь все подробно! – сказал Адам, когда они вошли в его личный кабинет.

– Полицейского нашли в поселении горных уродцев и во время ночного штурма даже захватили. Однако неожиданная атака тварей все испортила. Нашим солдатам пришлось отступить, но вещицу они так и не нашли. Думаю, она до сих пор у него.

– Очень плохо! – только и сказал Адам.

– Так что теперь делаем? – спросила Мара. – Вызовем новых бойцов и сделаем вторую попытку?

– Нет! Или ты хочешь, чтобы об этом все узнали? – покачал головой Пилсудский. – Ты и сама понимаешь всю опасность открытия порталов туда.

– Посылая погоню, ты вроде не переживал, папа? – улыбнулась его дочь.

– Дикая некомпетентность, пора усадить тебя снова за книги! – Ее отец также усмехнулся. – Мы использовали чужую незатянувшуюся червоточину и односторонний портал, по которому могли возвратиться лишь наши бойцы с грузом. Ну а раз не получилось, то больше никаких рейдов. Ведь понадобится открытие двухстороннего портала, который могут обнаружить наши друзья. И это в лучшем случае, а в худшем – к нам заявятся недруги.

– И что, мы вот так отпустим этого человека с нашей реликвией?

Лицо Мары сразу изменилось, оно стало недовольным, и это еще мягко сказано.

– Не знаю, но пока стоит остановиться! – Адам Пилсудский задумался. – Давай свяжемся с Корэсом, он в этом вопросе больше нас с тобой разбирается!

– Как по мне, так это плохая идея, но решать тебе! – кивнула Мара.

Ведь ей это совсем не понравилось. Ее родной дедушка и отец Адама был очень непростой личностью.

Глава 3

– Да держи же ты лодку прямо! – чуть ли не взмолился я, поворачиваясь к старику.

Тот чем-то напомнил мне съеженный гриб, роль шляпки у которого играл кожаный щит. Пришлось даже на время отобрать защиту у деда, старый трус слишком плохо выполнял поставленную перед ним задачу.

– Они еще далеко! Понимаешь? Да-ле-ко! Так что набивай руку и учись держать лодку прямо, а то в бою получишь стрелу в бок и сдохнешь!

Старик испуганно захлопал глазами; как же трудно с ним на пальцах общаться… Поэтому, забрав весло, я снова показал, что нужно делать во время предстоящей схватки. И, лишь убедившись, что это чудовище наконец-то все поняло, вернулся на свою позицию.

Флотилия преследователей довольно быстро сокращала между нами расстояние. В оптику уже были хорошо видны синхронно работающие веслами людоеды. Этим они мне напоминали спортсменов на соревнованиях по гребле.

Йети, к моему облегчению, в погоне не участвовали. С одной стороны, в таких гигантов проще попасть. Но с другой, если эта махина метнет тот же камень и угодит в шлем или бронежилет, то мне мало не покажется.

Я решил, что начну вести огонь примерно с трехсот метров. Можно и раньше, но моя штурмовая винтовка имела слишком укороченный ствол, поэтому лучше рационально тратить боеприпасы.

Правда, для одного боя патронов хватает с избытком, тут или отобьюсь, или же меня прибьют до того, как они закончатся. Но если выживу, то в будущем боеприпасы будут на вес золота. Судя по местным технологиям, огнестрелом на этой планете и не пахнет.

Прильнул к прицелу и сразу же успокоился, уже и количество врагов не сильно смущало. Просто отработаю как в тире, а там посмотрим, что из этого выйдет. Все-таки хорошо, что армейский опыт из меня еще не выветрился.

Как оказалось, из-за горящих факелов преследователей режим моего умного тепловизора не совсем подходил для стрельбы. Поэтому переключил его на обычное ночное видение и снова посмотрел в оптику.

Отлично, вот сейчас самое то!

В точке прицела поймал ближайшего ко мне болотника. Людоед сидел на носу лодки и быстро работал веслом. Было хорошо видно, как бугристые мышцы перекатывались у него под кожей рук. Так что, несмотря на небольшой рост, эти уроды создадут мне проблемы в рукопашке.

Хлесткий звук выстрела разнесся над рекой, и деревянное весло плюхнулось в воду. Уронивший же его болотник, смешно раскинув руки, опрокинулся на сидевших за ним гребцов. Новый выстрел – и следующая пуля вышибла мозги очередному любителю человечинки.

Перевел оружие на второе суденышко и открыл огонь. В течение короткого времени прошелся по ближайшим лодкам, неплохо проредив вражеские ряды. Однако флотилия все равно слишком быстро приближалась, и я даже чуточку запаниковал.

К моему облегчению, преследователи, сократив разрыв между нами до полутора сотен метров, постепенно начали снижать скорость. Их гребцы стали больше прятаться за бортами, чем работать веслами. Думаю, столкнувшись с огнестрелом, они решили осторожничать.

«Спасибо вам, тупые идиоты», – подумал я, продолжая стрелять.

Но считать их глупцами не стоило. Просто уродцы неслабо обожглись в недавней стычке с наемниками. И еще не понимали, что одинокого стрелка, в отличие от толпы, как раз и нужно заваливать трупами.

Магазин закончился, но я мгновенно вставил новый и продолжил стрелять.

Эта немецкая винтовка была довольно точной, поэтому пули ложились просто идеально. Жаль только, что гаденыши постоянно прятались за деревянными бортами, это все-таки снижало эффективность моих выстрелов.

Несмотря на уменьшение скорости преследователей, нас все-таки догоняли. И в опасной близости от меня начали падать в воду пущенные по навесной траектории стрелы. Вот одна из них вонзилась в борт лодки прямо возле моей головы и угрожающе задрожала.

Мельком взглянул на нее. Грубо выкованный железный наконечник с зубчатым, как у пилы, лезвием. Одно попадание таким в не защищенное броником место – и его не достанешь без немалого куска мяса.

Прячась за бортом, я взял весло с привязанной к нему дымовой гранатой. Выдернул чеку и выставил эту конструкцию за корму. Вскоре образовалась приличная дымовая завеса, а включенный режим тепловизора помог мне продолжить отстрел врагов.

Все необычное часто заставляет противника тупить. Вот и на этот раз флотилия резко сбавила ход. Многие даже начали уплывать в стороны, пытаясь не попасть под белую завесу. Не знаю, чего они так испугались.

Это облегчило на некоторое время наше положение, ведь враги почти не видели цель. Однако такое преимущество длилось совсем недолго, дым все-таки не вечный, и вскоре лучники снова стали доставлять мне большие проблемы.

Их залпы были настолько плотными, что стрелы стаями пролетали над моей головой или же вонзались в лодку. А сколько их от броника и шлема отскочило, даже не считал. Поэтому вел огонь с отсечкой в три патрона, хотелось сбить атакующий темп врагов и посеять в их рядах панику.

Прицеливаться приходилось быстро, и после выстрелов частично прятаться за бортом. Это увеличило количество моих промахов, но зато я полностью запугал вражеских гребцов, не давая им и носа высунуть.

Однако болотники оказались чемпионами по упертости и вскоре подобрались на слишком близкое расстояние. Вот тогда к ним в гости и полетела первая осколочная граната. Притом попала она просто идеально.

Сверкнула яркая вспышка – и носовая часть ближайшей ко мне лодки, словно от удара невидимого молота, разлетелась в щепки. Такое зрелище произвело потрясающий эффект на местных. Продолжая пригибаться к бортам, они начали останавливаться.

Я прекратил стрельбу, не хотелось еще больше злить тварей. А вдруг нам повезет и, подсчитав в уме будущие потери, они все-таки отстанут? Напрасные надежды; болотники всего лишь выловили барахтающихся в воде соплеменников и снова ринулись за нами в погоню.

– Да чтоб вас, тупые уроды! – выругался я и открыл огонь.

Попробовал стрелять по самим лодкам, может, получится понаделать в них дырок. Но ничего не выгорело, уж больно много на это уходило боеприпасов, да и видимого эффекта не наблюдалось. Если лодки и начинала заливать вода, то с этим враги успешно справлялись.

Выдернул чеку и, подождав секунду, бросил по высокой траектории светошумовую. Граната еще летела в воздухе, когда раздался громкий взрыв и блеснула яркая вспышка. А я, подняв голову, продолжил стрелять по ослепленным на время преследователям.

Короче, на реке шла форменная мясорубка. С одной стороны, уже целая куча вражеских трупов. А с другой – из нашей лодки стрелы сделали настоящего дикобраза, выручал лишь усиленный защитными щитками броник.

Без него и шлема с бронированной маской мне уже давно пора было отправиться на тот свет. Теперь понятно, почему индейцы считали первых конкистадоров в латах неуязвимыми демонами, а наемники Пилсудского выбрали именно этот вариант защиты.

Интересно, жив ли старик за моей спиной?

Бой шел настолько интенсивно, что у меня даже не было времени проверить состояние своего напарника. Но лодку ведь кто-то держал в правильном положении, а значит, дед живой, и это радовало.

Болотники, несмотря на громадные потери, снова подплыли слишком близко, а значит, опять настало время осколочных гранат. Причем когда первая просто упала в воду, я чуть не застонал от нахлынувшего разочарования. Не повезло так не повезло, да еще в таком ужасно тяжелом бою.

Зато вторая легла удачно: прогремел взрыв – и через секунду вражеская лодка, расколовшись на две части, практически мгновенно затонула.

Надеюсь, увиденное хотя бы немного остудит пыл напористых людоедов!

Так и получилось, наши преследователи перестали лезть на рожон. Но вместо этого на меня обрушился бесконечный ливень стрел. Видно, врагов сильно напугало действие гранат, а дальность моих бросков они примерно вычислили.

Знали бы вы, уроды, что у меня осталось всего две грены!

Однако и такая вражеская тактика создавала дикие проблемы. Я словно находился под настоящим ливнем, бьющим своими крупными каплями по шлему и спине. Это был вопрос времени, когда какая-нибудь стрела найдет щель в бронике.

Река хоть и была очень широкой, но последние несколько километров изрядно петляла. Именно поэтому мне не сразу удалось заметить появившийся вдалеке корабль. Узкий и немного хищный корпус, все паруса подняты, судно прямо на глазах догоняло нас.

Болотники также заметили нового игрока. Они мгновенно перестали стрелять и, указывая на парусник руками, о чем-то загалдели между собой. Во время этой передышки я повернулся к старику: он-то должен знать – враги или союзники приближаются к нам.

Дед оказался живым, но походил на ежика, спрятавшегося посреди тростника. Лодка вокруг него оказалась густо утыкана черными стрелами. Да и в самом щите, которым он прикрывал голову, их торчало чуть ли не под сотню.

Несмотря на это, старик каким-то невероятным образом смог одновременно прятаться, и, выставив часть весла, продолжал держать нашу лодку в правильном положении. Что ни говори, а он молодец.

Дед настолько погрузился в свою работу, что пришлось пару раз толкнуть голой ногой его утыканный стрелами щит, да еще и крикнуть. И когда наконец-то появилось его ошарашенное лицо, то я показал рукой на приближавшееся издалека судно.

Старик, увидев парусник, чуть улыбнулся, а потом захихикал каким-то подозрительным смехом. Может, мой напарник того, свихнулся между делом? Но потом он все-таки собрался и попробовал направить лодку ближе к левому берегу.

Думаю, хотел пересечься с неожиданным гостем или же укрыться в лесу. В принципе, обе идеи хороши, тем более враги резко потеряли к беглецам всякий интерес. Стрелы уже давно в нашу сторону не летели, словно появление корабля сильно напугало тварей.

Внезапно в массе лодок прекратился галдеж, болотники пришли к какому-то общему решению. И после этого вражеская флотилия, словно стайка напуганных мальков, рассыпалась во все стороны.

Наблюдая за маневрами противника, я не спеша накручивал на винтовку глушитель. Не хотелось смущать наших вероятных спасителей громкими звуками выстрелов. Они и так уже слишком многое услышали.

Болотники продолжали усиленно грести, словно за ними гнался сам дьявол. При этом уродцы постоянно оглядывались на приближавшееся судно. Такое поведение меня немного удивило, ведь корабль оказался не слишком большим.

А этих тварей, несмотря на немалое количество убитых, до сих пор было в несколько раз больше, чем могло уместиться на появившемся судне. Чисто теоретически они могут засыпать вражескую палубу кучей стрел и пойти на абордаж.

Однако неизвестный капитан оказался довольно смелым малым и бросился вдогонку за людоедами. Через пару минут он почти догнал ближайшую группу удиравших лодчонок, а те начали разбегаться от него во все стороны.

«Интересно, и чего они так боятся менее маневренного противника?» – удивился я.

И когда корабль достиг первых беглецов, то мне сразу был дан ответ. С парусника ударила довольно мощная струя пламени, накрывшая две удиравшие лодки и превратившая их в братские погребальные костры.

Потом последовал новый залп, но на этот раз уже одновременно с обоих бортов. Дальность этой пары огнеметов я бы оценил в полсотни метров. Но и этого небольшого расстояния вполне хватало, чтобы устроить из людоедов форменное барбекю.

«А ребята-то продвинутые!» – подумал я, наблюдая за происходящей огненной вакханалией. Так что стоило убавить свой скепсис по отношению к местным технологиям; возможно, впереди меня ждет куча сюрпризов.

И дело тут не только в огнемете, который не так и сложен в конструкции. Просто огонь на воде не потух, а начал гореть с еще большей силой. При этом дыма оказалось слишком мало, а значит, передо мной не совсем обычная горючая смесь.

Залпы следовали один за другим, и превратившиеся в живые факелы людоеды, истошно крича от боли, падали в воду. Остальные же, решив не дожидаться подобной участи, принялись по собственной инициативе бросать лодки и искать спасение на глубине.

Парусник активно маневрировал, и словно сказочный дракон из фильма, периодически выдыхал в обе стороны яркие струи пламени, оставляя после себя настоящий огненный ковер. Смотрелось такое зрелище, да еще и кроваво-красной ночью, просто потрясающе.

Корабль довольно быстро рассеял лодчонки уродцев и оказался недалеко от нас. Я даже забеспокоился, как бы за компанию и мы не превратились в барбекю. Однако старик встал во весь рост и начал размахивать над головой рукой, что-то крича при этом.

Я посмотрел на него и увидел капающую со щита кровь. Теперь понятно его странное поведение и полуобморочное состояние. Конечно, щит защитил голову от стрел, но они все равно пробивали его на небольшую глубину.

Поэтому левая рука моего напарника в нескольких местах была насквозь прошита стрелами, которые намертво скрепили конечность с кожаным щитом болотников. Как дед еще при этом управлял лодкой – ума не приложу.

– Вот гадство!.. Да тебе врача нужно! – выругался я.

Потом вырвал ближайшую ко мне стрелу и разломал ее на две части. Отвязал веревку, которой к веслу крепился дым, и сделал из нее и обломка стрелы самодельный жгут. Дед, конечно, многовато крови потерял, но жить будет.

Все наложил профессионально и быстро, а вот выполнять более сложную операцию и вынимать стрелы у меня времени не было. Ведь с корабля заметили потуги старика и устремились в нашу сторону.

Правда, свои паруса они при этом не убирали, а значит, и скорость не сбавили. Мне даже на секунду показалось, что все закончится тараном. Однако потом увидел, как кто-то, словно настоящий ковбой, раскручивает веревку над головой.

– Держись, друг, мы оба выберемся! – крикнул я старику, быстро собирая в разгрузку валявшиеся пустые магазины. Потом закинул парашют и винтовку за спину, а рюкзак с боеприпасами повесил на грудь: мне нужны свободными обе руки.

Мой раненый товарищ вряд ли сможет самостоятельно добраться до корабля. Он и так в полуобморочном состоянии, поэтому придется все делать самому. Наконец прилетела веревка; похоже, ради нас никто не собирался останавливаться.

Возможно, команда опасалась, что если они потеряют маневренность, то болотники смогут пойти на абордаж. Хотя сомневаюсь, что после пережитого ада людоеды были способны хоть на какие-нибудь атакующие действия.

Я поймал веревку, обмотал ее вокруг правой руки и схватил старика за талию. Через пару секунд мы с ним оба оказались в воде – ох и прохладной же она была!.. А вот в горячке боя ночной холод как-то и не ощущался.

Пару раз ушел с головой под воду и даже немного промочил горло. Но нас довольно быстро подтянули к борту и начали тащить наверх. Мне же оставалось лишь удерживать старика и порой отталкиваться от борта, сил на большее не хватало.

Пока поднимался наверх, краем глаза посмотрел направо. Сначала увидел оставленную лодку, которая превратилась в форменного дикобраза, особенно со стороны кормы. Мне повезло, стрелы так и не нашли щель в моем бронежилете.

Перевел взгляд на пылающий вдали огненный ковер и уцелевшие лодки. Сидевшие в них болотники вылавливали своих соплеменников из реки. Все спасенные в лодки не вмещались, поэтому некоторые лишь держались за борта, а сами оставались в воде.

Ну что ж, мое знакомство с этими уродами наконец-то закончилось. Жаль, что только мы выжили, но за погибшую в поселении троицу я неплохо отомстил. Хотя та девчонка мне так и не давала покоя: куда она делась, когда выпала из моих рук?..

Ладно, ничего не вернешь, я и так пару раз неоправданно рисковал своей жизнью!

Веревку тянули довольно быстро, и вскоре нам со стариком помогли перевалиться за борт. На всякий случай я сразу снял шлем, чтобы не показаться слишком странным для местных. А уже потом аккуратно прислонил деда к фальшборту.

Мы оказались в плотном кольце людей, словно вышедших из какого-нибудь фильма про конкистадоров. Латников было десятка три или чуть больше, а их доспехи мне хорошо знакомы, похожие часто видел на сборищах брата.

Но вот наличие огнеметов и эта горящая на воде смесь явно намекали, что передо мной не совсем отсталая цивилизация. У конкистадоров как минимум химия оказалась на довольно высоком уровне.

С кормы к нам спустился крупный бородатый воин в вычурных, наверняка более дорогих доспехах – наверное, капитан, – и что-то спросил. Хорошо хоть старик до сих пор не отключился и смог ему пусть и с трудом, но ответить. А так как далее разговор происходил явно в дружеской обстановке, то я позволил себе расслабиться.

Послышались удивленные возгласы, когда окружающие поняли, что творится с рукой моего товарища. Капитан отдал какой-то приказ – надеюсь, позвал лекаря. А потом похлопал меня по плечу и сказал что-то ободряющее.

Мне оставалось лишь кивнуть в ответ и улыбнуться: с этими парнями лучше дружить. Другие воины по примеру своего командира также присоединились к поздравлениям и дружески хлопали меня по спине и плечам. В общем, надеюсь, наконец-то все хорошо закончилось.

Что-то маленькое упало на палубу и подкатилось к ногам старика. Тот посмотрел вниз, и его глаза настолько сильно расширились, словно он увидел ядовитую змею. Проследив за его взглядом, я заметил лежащий перстень мумии.

Какого хрена, они ведь все в рюкзаке спрятаны!

И тут же заметил, что кармашек с перстнями на самом деле открыт. Видно, или я его плохо закрыл, находясь еще в лодке, или же зацепился собачкой молнии, когда мы со стариком переваливались через борт.

Один из латников нагнулся и поднял перстень. Выпрямившись и показывая его всем, он начал что-то эмоционально говорить. Из-за нехорошего предчувствия по моей спине пробежал предательский холодок. А потом я заметил, как все вокруг молча уставились на меня.

Винтовка находилась за спиной, поэтому рука рванулась к «глоку» и даже успела схватиться за пистолет. Но кто-то сзади врезал по моему затылку, в очередной раз отправив отдохнуть в мир грез.

Жаль, конечно, что рановато снял шлем. Но как же все-таки надоела эта планета с ее агрессивными обитателями!..

Не знаю, сколько прошло времени, когда я наконец-то очнулся. Голова дико болела, и это неудивительно: с момента появления в склепе я уже третий раз получаю сотрясение мозга. Так и до кровоизлияния недалеко.

Вокруг было темновато. Правда, сверху все-таки находился какой-то источник тусклого света. Кривясь от боли, поднял голову и увидел болтающуюся под низким дощатым потолком горящую допотопную лампу. Возможно, на том же топливе, на каком работали огнеметы.

Мои руки оказались за спиной, а она в свою очередь упиралась во что-то твердое. Прямо дежавю какое-то: меня снова привязали к столбу! Хотя нет, не совсем «привязали» – на запястьях четко ощущался холод металла, а значит, это кандалы.

Итак, опять плен! И когда же эта поганая полоса закончится?!

Сбоку кто-то разговаривал, поэтому я посмотрел в ту сторону. Грубый деревянный стол, на котором лежали шлем, оба бронежилета, винтовка. В общем, все украденные у меня вещи, над которыми в данный момент деловито копошились, стоя спинами ко мне, два человека.

Один из них, в дорогих доспехах, явно тот бородатый козел, капитан судна. А второй из-за седых волос скорее походил на старика, одетого в черную монашескую рясу, с вышитыми на ней непонятными мне знаками.

– Марэйк! – сказал обернувшийся капитан, после того, как услышал, что я поднимаюсь на ноги.

Предполагаемый старик тоже повернулся, ему действительно было лет семьдесят. Он остался стоять возле стола и не сводил с меня глаз. А вот латник подошел вплотную, поэтому пришлось перевести взгляд на него.

Здоровенный бугай, килограмм на сорок тяжелее меня. Да и намного шире в плечах. Такого сразу нужно бить по критически важным местам, иначе отправлюсь в нокаут после одного его хорошего попадания.

Капитан, видно, закончил оценивать своего пленника. Он поднял руку, в которой был зажат между пальцами перстень мумии, и спросил:

– Тарэн е тан матер цварг?

И хотя язык мне был непонятен, нетрудно догадаться, что бородатый хотел. Видно, украшения имели огромную ценность, а эти твари оказались слишком жадными и плевать хотели на недавно спасенные ими же человеческие жизни.

И зачем я вообще тогда снял эти перстни с мумии или позже забрал из амбара крылатых тварей? Оставь я их – и сейчас бы отдыхал со стариком на палубе, возможно даже попивая местное пивко с моряками.

А где, интересно, старик?

Он оказался прикован к похожему столбу. Из-за темноты деда сразу и не заметишь. Удивительно, но ублюдки проявили толику человечности. Они вынули все стрелы и даже забинтовали белой тряпицей его руку.

Прикованный старик внезапно приподнялся на ноги и начал что-то громко говорить, смотря на стоявшего возле меня капитана. Бородач хмыкнул в ответ, развернулся и, подойдя к нему, со всей силы ударил пленного в живот. Дед аж захрипел от боли и упал на пятую точку.

Похоже, от одних тварей мы попали к другим!

Потом латник повернулся ко мне и как-то угрожающе улыбнулся.

«Будет больно», – решил я, и не ошибся.

Подойдя ближе, капитан нанес мне короткий, но сильный удар, явно метя в печень. Перед глазами запрыгали искорки, а половина тела онемела от боли. Знал, тварь, куда нужно бить; видно, в этом деле он не новичок.

Пришлось даже опуститься на пол, ведь я оказался в жестком нокауте. И только скованные кандалами руки не давали упасть на бок. Короче, если так продолжится, то очень скоро от меня не будет никакого толку.

– Хартэ! – крикнул ему старец в балахоне, на что воин лениво отмахнулся.

Однако монах не успокоился и начал что-то гневно говорить.

Интересно – и о чем они сейчас спорят? Может, тот, в рясе, возмущался избиением пленника? Хотя не стоило надеяться на его человечность, сейчас главная задача – разобраться с этими двумя уродами и вернуть свое оружие.

Через некоторое время спор прекратился, и я увидел перед собой носки сапог бородача. Стало понятно, что перерыв закончился и избиение будет продолжено. Что ж, это жестокий мир, и нужно как можно быстрее к нему приспосабливаться. Неспособность к этому закончится моей смертью.

– Эй, дерьма кусок, поцелуй мой зад! – сказал я самым просящим голосом и с трудом поднялся на ноги.

– Тохэ?

Обнадеженный латник приблизил бородатое лицо ко мне. От «конкистадора» несло выпивкой, поэтому срочно требовалось бушующую в нем энергию направить в противоположную сторону.

– Вон там шоколадка! – кивнул я на стол, стараясь казаться как можно более испуганным. – Возьми ее и засунь себе в задницу.

– Шамрэ йрок уан?!

Судя по тону, бородача сильно заинтересовали мои слова. И, забыв про кулаки, он усиленно напрягал последние извилины, чтобы понять смысл сказанного.

– Да-да, поглубже и главное – не спеши. Просто расслабься и получи удовольствие!

В общем, непрекращающимися кивками и чуть ли не плачущими глазами мне удалось заставить этого пьяного козла подойти к столу и взять в руку последнюю светошумовую гранату. На секунду подумал, что с радостью посмотрел бы, как он выдергивает чеку.

Но такого пункта в моем плане попросту не было. Мне всего лишь нужно время, чтобы отойти от жесткого нокаута. Ведь если избиение продолжится, то наши со стариком шансы на побег быстро опустятся со ста процентов до нуля.

Мое испуганное лицо и написанное на нем огромное желание угодить своему господину, дали небольшую передышку между раундами. Поэтому, когда он снова подошел ко мне, то его кадык сотряс мой сильный удар. Что оказалось для жадного конкистадора полной неожиданностью.

Наручники, кандалы… в общем, разница не такая и большая. А как вывернуть себе большой палец, чтобы избавиться от металлических браслетов, мне было известно еще со времен армии. Теперь главное – работать тихо и в то же время быстро.

Враг захрипел от дикой боли, такой удар нейтрализует любого амбала. А получив локтем в переносицу, капитан рухнул на пятую точку как подкошенный. Некоторое время он ни слова не сможет вымолвить, не то что позвать на помощь.

Но до того, как бугай упал, я уже ринулся к столу.

Стоявший там старик почему-то не закричал, и на такой подарок от него я даже не рассчитывал. Он лишь начал пятиться назад и что-то бормотать, смотря при этом мне прямо в глаза. Чем-то этот взгляд напоминал потуги крылатого демона в горном поселении.

Хороший мальчик, вот так и дальше стой. Сейчас папочка тебе конфетку засунет между глаз.

В моих руках оказалась винтовка, хорошо хоть на ней до сих пор накручен глушитель. И внезапно произошло что-то странное: множество небольших электрических разрядов появились на моей коже и тут же исчезли.

Времени, чтобы удивляться, не было, поэтому первый выстрел пришелся как раз в лоб старому шептуну. Пришлось потратить патрон, этот чудак в рясе мог начать кричать, а вот капитан на такое уже не способен.

Не выпуская винтовку, я левой рукой схватил нож наемников со стола – боеприпасы в этом мире все-таки стоило продолжать экономить – и повернулся к еще живому, но уже обреченному уродцу.

А он неплох, совсем неплох!

После таких ударов даже крепыши обычно не могут сопротивляться. Но капитан смог кое-как подняться с колен и достал трясущейся рукой кинжал. Однако парень явно задыхался, а значит, больше не боец.

Шатаясь, латник сделал выпад, от которого я с легкостью отпрыгнул и врезал ему прикладом по разбитому носу. Бородач охнул, и вторым ударом я выбил кинжал из его руки, а потом полоснул ножом по не защищенному латами горлу.

После моего удара он сразу же попробовал зажать рану двумя руками, хотя и понимал, что стал пока еще живым трупом. Но мы все цепляемся за жизнь до последней секунды, делая при этом самые бесполезные вещи.

Бородач рухнул на колени, а потом, от моего удара ногой, и на спину. Я вытер лезвие о штанину дергающегося человека. При этом внутри не нашел даже грамма сочувствия к нему: местные туземцы меня уже порядком достали.

Положил на стол винтовку и начал спокойно готовиться к следующему бою, не забывая при этом прислушиваться. Пока никакого топота или криков за дверями нет. Это хорошо: может, мне наконец-то начнет везти.

Для начала с помощью ножа попробовал избавиться от кандалов на левой руке. Это оказалось в принципе несложно, но заняло почти минуту. Однако я старался спокойно работать и не волноваться.

Выбросив снятые кандалы, вернул нужные мне вещи в разгрузку, застегнул на себе броник, потом разгрузку и надел шлем. Быстро зарядил часть пустых магазинов. После этого показал старику, чтобы тот молчал и, потушив масляную лампу, направился к единственному выходу из помещения.

Теперь главное – не шуметь!

Приоткрыл немного дверь, чтобы получилась совсем маленькая щель. Трюм освещала почти такая же тусклая лампа, что и в допросной. Но с помощью тепловизора мне было хорошо видно, что здесь никого нет. Похоже, все моряки расположились на палубе.

Толкнул ногой створку двери и, держа наготове оружие, еще раз внимательно осмотрел трюм. Он оказался забит всякой всячиной, от мешков до грубо сколоченных ящиков. Но врагов здесь точно не было, а значит, они все наверху.

Справа от меня находились ступеньки: вот и выход на палубу. Ладно, тут все предельно ясно, теперь главное – отработать без ошибок. Достал светошумовую гранату и, зажав пальцами спусковой рычаг, выдернул чеку.

Глушитель с винтовки решил все-таки не снимать, будет лучше, если враги не станут бояться выстрелов. В нынешней ситуации мне нужна от них тупая лобовая атака, ведь это самый легкий способ разобраться с такой оравой.

Деревянные ступеньки предательски заскрипели, но так как судно само по себе издавало громкие звуки, то я не беспокоился. Винтовку держал в правой руке, гранату – в левой, и план боя уже был составлен.

Вот мои глаза оказались выше уровня палубы, и я увидел первых врагов. Часть воинов сидели на бочках и во что-то играли. Другие стояли возле бортов и осматривали ночную реку. Некоторые же, свернувшись калачиком, спали прямо на досках.

Тут же дал очередь в ближайших латников и, бросив светошумовую гранату, отступил назад. Громкий взрыв со вспышкой – и можно продолжать сеять панику. Увидев местные аналоги станковых огнеметов, убил оказавшихся возле них солдат.

Остальные враги были оглушены и ослеплены, но уже через несколько секунд на меня кинулась разъяренная толпа. Тут даже целиться не требовалось, палец застыл в одном положении, и гильзы без перерыва падали на ступеньки.

Толпа на мгновение захлебнулась в трупах, но мне пришлось отступить назад в трюм, ведь магазин опустел. Мгновенно вырвал чеку и бросил на палубу осколочную гранату. Надеюсь, уроды прикрыли собою огнеметы и случайный осколок не устроит пожар.

Прогремел взрыв, а я уже заменил магазин и, поднявшись по ступенькам, продолжил бойню. Болотникам я долг вернул, теперь пришла пора этих «конкистадоров» платить за свою безмерную жадность.

Однако морякам стоит отдать дань уважения. Они хоть и аморальные твари, но явно не трусы. Куча их товарищей мертвы, две гранаты также навели шороху, но никто не убегал. Меня продолжали атаковать, постоянно натыкаясь на невидимую стену из пуль.

Через несколько секунд пришлось отступить вниз, так как магазин снова пуст. Сбежал по ступенькам и присел за большим тюком. Гремя латами, первые воины появились на лестнице. Дал им немного спуститься – и трое сразу же словили пули.

Некоторое время остальные словно дурные продолжали лезть за ними, но новые трупы изрядно охладили их атакующий пыл. Больше в поле моего зрения никто не появился. А жаль, ведь до этого все так гладко шло…

Над головой слышались беспорядочные шаги бегающих воинов; враги явно находились в смятении и панике. Ориентируясь по шуму, дал несколько очередей. Пули насквозь прошили палубу, а грохот металлических доспехов возвестил о новых трупах.

И вот после этого наверху воцарилась полнейшая тишина, которую нарушал лишь скрип дерева, исходящий от самого корабля. Вот же уроды, а они довольно быстро приспосабливаются к новым для себя реалиям боя.

Пока эти твари не очухались, нужно срочно что-то делать. Выжившие вряд ли захотят снова спускаться по лестнице. Бросать же последнюю гранату и атаковать их в лоб – не слишком хорошая идея, можно и арбалетный болт получить в незащищенное место.

Значит, нужен третий вариант, раз и сидеть, и атаковать по лестнице глупо. Приняв решение, опустил на глазницы маски прибор ночного видения и двинулся в глубину трюма. А вдруг там есть запасной выход?

Мне повезло, на носу действительно оказался квадратный люк. Постоял, прислушиваясь к любому шороху, но наверху до сих пор царила тишина. Наверное, после того, как я убил кого-то сквозь палубу, они там боялись даже пошевелиться.

Дождался сильного скрипа – корабль-то летел на всей скорости – и залез по каким-то ящикам наверх. Потом взял в правую руку «глок» и при следующем скрипе чуть приоткрыл крышку. Как я и думал, все гаденыши ждали меня на корме.

Вернул пистолет в разгрузку. Снова взялся за винтовку и, резко откинув люк, выпрямился. Это было для латников полной неожиданностью, тупят по тактике ребята. Раздались крики, но еще раньше – мои выстрелы.

На всякий случай первыми убил тех, что направили в предполагаемую сторону моего появления два таких старинных брандспойт-огнемета. Интересно, они что, готовы были поджечь свой корабль?..

Остальные воины, издавая боевой клич, ринулись в мою сторону. Хотя парочка с арбалетами, наоборот, сбежала по лестнице в трюм, спутав этим мне все карты. Пришлось теперь самому выскакивать на палубу, так как не хотелось получить стрелу в ногу.

По шлему что-то довольно ощутимо чиркнуло, а через секунду болт попал мне прямо в грудь. Удар был намного сильнее, чем от стрел болотников, но, к счастью, бронежилет выдержал. Не жалея боеприпасов, я дал одну длинную очередь по бежавшей на меня пятерке воинов.

Гильзы без остановки отлетали в сторону, а приятный грохот успокаивал бурлящую внутри злость и придавал мне уверенности. Латники же, дергаясь от пронзавших их тела пуль, падали, как срубленные деревья, один за другим.

Потом короткими очередями добил последних стрелков. Те уже повторно натянули тетиву арбалетов и почти вставили болты. Парни рухнули на палубу, и у одного из них даже тренькнуло оружие, всадив металлическую стрелу в деревянный борт.

Вот и все, тут остались лежать только трупы.

Потерявший управление корабль устремился к левому берегу. Я же, не опуская винтовку, бочком продвигался к рулевому колесу: нужно было мониторить оба выхода из трюма. Однако никто оттуда и не появился.

Выровняв движение судна и закрепив руль чьим-то валявшимся под ногами мечом, направился искать спрятавшихся врагов. Для начала вернулся на нос к открытому люку и прислушался.

Никаких звуков; похоже, твари затаились и ждут. Включив тепловизор, внимательно осмотрел пространство под люком и, стараясь не шуметь, начал спускаться вниз. Присев на ящик, еще раз огляделся в поисках человеческого тепла.

Трюм был пуст, а значит, выжившие укрылись в помещении со стариком. Спрыгнул с ящика и подошел к дверям. Снова прислушался, потом снял глушитель и выстрелил в потолок. За стенкой раздались шаги, и я дал длинную очередь сквозь нее; дед вроде прикован в другом углу.

Загремели латы, минус один враг, но второй гаденыш затаился и не издавал никаких звуков. Я потушил висевшую около лестницы масляную лампу, теперь и здесь воцарилась полная темнота. Потом осторожно открыл дверь.

– Кара тулу! Кара тулу! – истерично кричал кто-то в темноте.

Нервничаешь, гад. Вы меня не жалели, так что и сам теперь не проси пощады.

Не заходя внутрь, двигался слева направо и в тепловизор внимательно осматривал помещение.

Ух ты! Оказывается, я до этого рисковал своим стариком. Враги его отвязали от столба, и теперь последний латник прикрывался потерявшим сознание пленником, держа у его горла широкий нож.

Все понятно, прямо как в сценах про террориста с заложником. Но волнения не было, здесь я сам себе хозяин. Лишь до сих пор бурлила внутри злость на всех ублюдков, которые меня постоянно брали в плен.

Прогремел выстрел, и последний противник упал с аккуратной дыркой над правым глазом. Старик грохнулся на пол, словно и сам был трупом. Но сейчас мне не до него, пришлось бежать наверх.

Оказалось, что успел вовремя. Еще пару минут, и мы бы, наверное, вылетели на левый берег реки. Пока разворачивал судно, понял, почему мамонты мне показались маленькими. Дело в том, что здешний лес состоял из огромных деревьев.

По высоте и толщине ствола они намного превосходили гигантские секвойи на Земле, а те я видел вблизи. Зрелище просто потрясающее, но, помня опасения старика по поводу этого берега, направил судно на середину реки.

Через пару сотен метров снова закрепил руль и спустился за своим товарищем. Он до сих пор лежал без сознания, поэтому пришлось вынести его на свежий воздух. На палубе дед наконец-то открыл глаза и, увидев кучу трупов, первым делом злорадно улыбнулся.

– Да, мы их поимели! – вслух сказал я.

Отлично – значит, у меня снова есть помощник! Я его на руках отнес к рулевому колесу и знаками показал, что кому-то нужно управлять кораблем. Он, как ни странно, сразу меня понял и закивал.

Убедившись, что дед неплохо справляется со своими обязанностями, побежал проверять трупы. И как назло, среди них оказались раненые. Возиться с ними у меня не было никакой возможности, и так как патроны экономил, то пришлось работать ножом.

Покончив с довольно отвратительным по своей сути делом – не привык я к такому даже на войне, – сменил старика у штурвала. Потом окончательно снял с него кандалы и показал знаками, что нам нужны одежда и еда. Он ведь местный и должен знать, где это хранится на кораблях.

Тот уже немного пришел в себя, но все равно был довольно слаб. Поэтому, чуть пошатываясь, направился в трюм. Но как же его долго после этого не было… Я даже забеспокоился, что пропустил кого-то выжившего из членов экипажа.

А когда мои опасения возросли до предела, то уже одетый старик наконец-то вернулся с кучей шмоток для меня и едой. Правда, вместо воды в принесенной им плетеной бутылке плескалось что-то алкогольное, по запаху похожее на сильно забродивший сок.

Эту непонятную жидкость я не стал употреблять, кто его знает, что там за бурду пили «конкистадоры». Поэтому привязал веревку за горлышко и наполнил бутылку из реки. Этой водой и запивал сухари с обычной солониной, которая, кстати, оказалась не первой свежести.

Впервые поев в этом мире, начал одеваться. Тут были более-менее чистая тканевая рубаха и что-то типа старинных панталон из грубой ткани. Поверх натянул кожаные штаны и теплый жилет.

Не супершмот, но сгодится!

Старик немного поел. Хорошо, что его до этого подлатали. Зато он быстро пришел в себя и через некоторое время стал мне что-то показывать с помощью языка жестов. Вскоре я догадался, что речь идет о валявшихся на корабле трупах.

Он был прав, от них нужно срочно избавиться. Хотя работа тяжелая, особенно если потенциальный помощник вынужден с трудом стоять за штурвалом. Но если вдруг появится другой корабль, то следы от пуль на латах вызовут ненужные вопросы.

Пришлось изрядно попотеть, пока последнее тело оказалось за бортом. Все убитые были в доспехах, а многие основательно откормлены. Но я хотя бы нашел для себя подходящие по размерам сапоги.

Короче, стал поганым мародером, и эта мысль почему-то позабавила.

Итак, команда в полном составе ушла на корм рыбам, а ведь могли бы жить, не будь такими уродами. Потом старик попросился для чего-то в трюм. Не знаю, что он там забыл, но я его отпустил, оставшись в роли штурмана.

Судно было очень быстроходным, мы прямо летели вниз по реке. Не скажу, с какой точно скоростью, но с очень большой. Сильное течение и ветер в корму этому только способствовали. Так что у меня создавалось впечатление, будто на корабле стоит настоящий двигатель.

Чтобы не терять зря время, я достал патроны из запаянных пачек и начал набивать ими пустые магазины. Еще одна или две таких ночки – и моя штурмовая винтовка превратится из грозного оружия в обычную дубинку.

Хотя ведь оставались «глоки» с хорошим боезапасом. Да и у «Дезерт Игла» было немного патронов плюс последняя осколочная граната. Но все равно лучше больше не ввязываться в подобные схватки, иначе очень скоро об этом пожалею.

Через некоторое время начало светать, и я даже залюбовался красотами инопланетного утра. Все-таки когда понимаешь, что перед тобой не Земля, а чужой мир, то смотришь на природу совсем другими глазами.

Над водой начал подниматься довольно плотный туман. А когда мы изредка приближались к левому берегу, то слышались многочисленные трели проснувшихся птиц. Пару раз вдали раздавался странный трубный рев: может, это проснулись мамонты.

На некоторое время мой разум даже забылся, так как я получал неописуемый кайф. Другая планета, шикарные виды, как же все это необычно! Жаль только, что живут тут одни уроды: и те людоеды, и убитые мною бородачи.

«Хотя, может, не все люди такие», – подумал я и краем глаза посмотрел на недавно вернувшегося и жующего какую-то траву старика. Тот явно не разделял моего восхищения от местных пейзажей и немного нервничал.

Зато, пожевав свою травку, самым чудесным образом взбодрился. Начал иногда бегать к корме и вглядываться в туман – не преследует ли нас кто. А потом, постояв немного, уже осматривал реку впереди судна.

Что ж, по-своему он прав: не стоит расслабляться. Не знаю, сколько часов мы так плыли по реке, пока старик наконец-то не выдержал и стал показывать, что нужно пересесть в одну из двух стоявших на палубе лодок.

Я не понимал причины для такого глупого поступка и долго не хотел с ним соглашаться. Этот корабль болотники точно не догонят, а в лодке мы для них довольно легкая добыча. Но старик проявлял нездоровую настойчивость, да и выглядел с каждой минутой все более напуганным.

– Ладно, будь по-твоему! – махнул я рукой и начал закреплять руль мечом.

Дед даже заулыбался и побежал к лодке.

Вскоре я присоединился к нему. Мы сложили наши вещи на дно лодки и начали спускать ее на воду. И как только это сделали, старый поджигатель устроил возле обоих огнеметов приличный костер. А мне начал показывать руками, что нужно убираться отсюда.

Мог бы и не говорить, я прекрасно понимал, что будет после того, как пламя доберется до горючей жидкости. Схватив старика за талию, я начал спускаться. Для деда с его рукой это пока невыполнимая задача.

Вскоре мы уже плыли далеко за кормой от быстро отдалявшегося парусника. Прошла пара минут, когда в небо над кораблем ударил высокий столб пламени. И почти сразу за первым появился второй огненный фонтан.

– И что теперь? – подумал я вслух, хотя старик и не понимал меня.

В ответ тот лишь улыбнулся и замахал здоровой рукой. Такой разговор жестами уже немного утомлял, но и так понятно, что настало время снова работать веслами. Правда, на этот раз у меня уже не будет помощника.

Через некоторое время мы проплыли мимо покинутого нами корабля, а точнее – его догоравших остатков. Судно вынесло на левый берег, где оно превратилось в гигантский костер, постепенно исчезая в облаке дыма и пламени.

Следующую пару часов я работал веслом, делая небольшие перерывы для отдыха. Нам никто не повстречался, лишь течение усилилось, и вскоре впереди появилось что-то странное. Я даже привстал и посмотрел в оптический прицел. Все-таки неплохая кратность в нем была.

Старик потрепал меня за штанину и, испуганно тараторя, показал здоровой рукой на винтовку. Да и так понятно, что ее нельзя использовать. Ведь я уже видел впереди большое поселение, окруженное каменными стенами.

Появившийся вдали город заставил серьезно задуматься. Похоже, земли людоедов мы миновали, и впереди меня ждет знакомство с человеческой цивилизацией. Конечно, экипаж того корабля не в счет: может, это были речные пираты, так сказать, отбросы общества.

Старик прямо-таки весь сиял. Это и понятно: он избежал смерти и теперь возвращался в привычную среду. А мне что делать? Ведь язык не знаю, обычаев – тоже… Вдруг местный политический строй – аналог радикального мусульманского мира или же средневековой Европы?

Ладно, в таком случае лучше не выделяться из толпы!

Я отложил винтовку в сторону, взял рюкзак и спрятал туда шлем с тепловизором. Одежда на мне местная, бронежилеты и разгрузки можно скрутить и тащить в руках. Это все-таки лучше, чем надеть на себя.

В принципе, есть вариант избавиться от части парашюта и спрятать таким образом разобранную винтовку. Но это означало остаться без готового к бою оружия, да и парашют было жалко терять. Уверен, тут такой штуки днем с огнем не найти.

Итак, кроме винтовки, я особо ничем не выделяюсь. А так как ничего не знаю о местных, то придется понадеяться на доброту старика. Ну а если что пойдет не так, то буду действовать по обстоятельствам.

Окончательно все решив, я снова взялся за весло и принялся грести.

Через некоторое время на реке стали попадаться рыбацкие лодки. С некоторых даже что-то нам кричали, старик отвечал им и махал рукой. Вскоре стало понятно, что он знает большинство этих людей. Это означало, что мы возвращаемся в его родной город.

Дед все высматривал и высматривал кого-то среди появлявшихся рыбацких посудин. Неожиданно он залепетал и показал рукой на одинокую лодку. Я понял, что нам туда, поэтому без лишних вопросов подчинился и принялся усиленно грести веслом, что в условиях сильного течения оказалось нелегким делом.

Когда мы подплыли ближе, то стало ясно, что в лодке находился лишь одинокий старый рыбак. Такой же маленький, как и мой дед, словно они были родными братьями или же питались всю жизнь на одной кухне.

Эти двое начали тараторить и даже успели посмеяться, когда рыбак, показывая на перевязанную руку старика, задал вопрос, а тот, хохоча, ответил. Держась за борт чужой лодки, она-то была на якоре, я внимательно наблюдал за развернувшимся разговором.

Однако вскоре их дружеская беседа переросла в какой-то нешуточный спор. Мне даже показалось, что два деда сейчас подерутся между собой. Но внезапно они заулыбались и снова стали друзьями, судя по всему, наконец-то о чем-то договорившись.

Рыбак сначала вытянул небольшую сеть из воды, потом достал якорь. Его роль выполнял обычный здоровенный камень с дыркой посередине. И лишь тогда наши лодки поплыли рядом, сносимые сильным течением ближе к правому берегу.

Когда мы отдалились от остальных рыбаков, старик жестами показал, что нужно перебираться на соседнюю лодку. После того как мы это сделали, он взял у рыбака небольшой топор и начал рубить днище покинутой нами шлюпки.

«Избавляемся от улик», – догадался я.

Вода очень быстро начала заливать обреченное на смерть суденышко. Но мы все равно не отплывали до тех пор, пока река полностью не поглотила последнюю улику нашего пребывания на сгоревшем корабле.

После этого рыбак поставил небольшую мачту с косым парусом, и направил свою лодку в сторону города. И тут я заметил кое-что очень полезное возле его ног. Это был довольно большой мешок из грубой ткани.

Показывая на него руками, попытался жестами объяснить моему старику, что это очень важная для меня вещь. Поначалу он выглядел удивленным, но потом вроде все понял и заговорил с рыбаком.

Некоторое время они снова ругались: я так понимаю – это такие методы торга среди местных. Но наконец хозяин мешка довольно улыбнулся – видно, сегодня уже неплохо на нас заработал, – и кинул мне его под ноги.

Я высыпал на пол кучу рыбешек самой разнообразной величины, отчего их владелец удивленно хмыкнул. Наверное, он продал не только сам мешок, но и все его содержимое.

А потом я осмотрел столь удачную для себя покупку.

Ох и вонючей же она оказалась… видно, не одна тысяча дохлых рыб побывала внутри. Поэтому я не удержался и сполоснул мешок в реке, благо время пока не поджимало. После этого выжал его и аккуратно сложил внутрь бронежилеты, разгрузки и винтовку.

Оставил на себе лишь наплечную полицейскую кобуру с «глоком» наемников, ибо на него надевался глушитель. Все-таки без оружия оставаться не хотелось, да и не виден он из-под теплого жилета.

Сделав свои дела, я успокоился и начал осматривать местность. Правый берег состоял лишь из одних гор, а левый – из гигантского леса. Хотя тут деревья как-то реже росли, поэтому сам лес чем-то походил на парк.

В общем-то это не должно удивлять, на протяжении всего плавания картина была такой же. Но ведь рядом с городом деревьев не должно быть, а лишь поля, пастбища и домики фермеров. Кушать-то горожанам нужно, и вряд ли даже такая огромная река способна прокормить всех.

И вот тут вспомнил, как старик испугался моего предложения уйти от погони в лесную чащу. Может, именно по той же причине горожане полностью не истребили деревья. Возможно, их там совсем не ждут с распростертыми объятиями.

Сам город располагался на острове, так как река двумя мощными потоками огибала его с обеих сторон. В обороне такое расположение делало его почти неприступным.

Тут и людоеды с гор, и те, кто живут в лесу, натолкнутся на природный ров с водой в виде русла шириной в несколько сот метров. И даже если они его преодолеют, то сразу упрутся в крепостные стены, которые придется атаковать прямо с лодок.

Часть города, к которой мы плыли, я условно обозначил для себя как восточную сторону. Она имела крепостную стену около километра в длину. Я до этого частично видел также северную часть поселения, и там стена была намного длиннее.

Мы быстро приближались к неширокому водному каналу между двумя башнями прямо посередине восточной стены. И когда лодка туда доплыла, то сразу за башнями показалась большая внутренняя гавань.

Я с интересом крутил головой, пока мы проплывали сам канал. И сразу же обратил внимание на круглые отверстия, из которых опускались в воду звенья гигантской цепи. Наверное, ее поднимают на время осады. Хотя от лодок людоедов такая защита точно не спасет.

Но, как и в случае с огнеметами, не стоило недооценивать местных. И когда мы наконец-то преодолели канал, то позади башен я увидел раскрытые гигантские ворота. А вот такая защита надежно закроет внутреннюю гавань и от маленьких лодок.

Тем более что в этой бухте хватало тех, кому понадобилось бы спасение при нападении врагов. Впереди, а также с обеих сторон от меня, вдоль больших каменных пирсов стояло больше двух десятков многомачтовых кораблей-красавцев.

Их медные детали ярко блестели на солнце, а корпуса были выкрашены в самые разнообразные цвета. Например, мы сейчас проплывали мимо темно-бордового судна, а за ним находился корабль в черно-белую полоску.

Но не только эти гиганты заполоняли закрытую стенами гавань. Огромное количество маленьких суденышек и просто лодок, стоявших у пирсов, напомнили мне Землю и прибрежные городки с их стоянками на несколько сотен яхт.

Судя по количеству рыболовецких судов, речные дары в рационе горожан явно занимают первое место. Хотя сейчас почему-то все отдыхали, видно, утренний лов давно закончился, а вечерний еще не начался. И лишь особо трудолюбивые рыбаки продолжали свой нелегкий промысел.

Мощные стены окружали гавань не только снаружи, но и со стороны причала. Так что даже если враг прорвется через цепь и ворота, это ему особенно не поможет, ибо он опять уткнется в каменные стены.

Те вместе с округлыми башнями выглядели довольно солидно, но все-таки не были слишком высокими. Думаю, максимальная их высота не превышала восьми-девяти метров, плюс на пару-тройку метров выше поднимались сами башни.

Именно из-за небольшой высоты защитных стен я и смог увидеть крыши городских домов. Это означало, что местные каменщики и архитекторы умели строить и проектировать как минимум пятиэтажные здания.

Что ж, неплохо, наконец-то я попал в настоящую цивилизацию. Конечно, не в такую развитую, как на Земле, но все-таки явно более прогрессивную, чем у людоедов. Хотя мне было трудно понять, на какой период земной истории она больше походила.

Тут тебе и отличные пластинчатые латы, как у конкистадоров. И в то же время огромные корабли, как в фильмах про Наполеона, подобные я даже встречал в виде пришвартованных музеев в Европе. Плюс огнеметы, а это вообще какой-нибудь девятнадцатый век.

Но с другой стороны, убитая мною команда ясно показала, что в этом мире еще не научились уважать основные права человека. Так что лучше не расслабляться, а то быстро окажусь со своим оружием на костре местной инквизиции.

Наконец наша лодка слегка ударилась о столбы небольшого пирса. Я бросил на него рюкзаки с мешком, потом выбрался сам и помог забраться старику. Тот улыбнулся и, повернувшись, что-то сказал рыбаку.

В ответ владелец лодки лишь махнул рукой и начал разворачивать свою посудину. Мой старик, наверное, предложил ему получить оплату за доставку и мешок, но кое-кто решил не спешить и продолжить рыбалку. Получается, тут есть хоть какое-то доверие между людьми.

Мы прошли по деревянному пирсу и поднялись по ступенькам на каменный причал, где попали в толпу людей, занимающихся своими делами. Некоторые тащили тюки на корабли или, наоборот, скатывали оттуда бочки. Другие занимались ремонтом корпуса и снастей.

Старик многих из них знал, так как здоровался слишком часто, пока мы шли от причала к единственным городским воротам. Они, кстати, оказались довольно большими, две фуры пусть и впритирку, но разминутся в таких.

Подойдя ближе, увидел, что охрана на причале все-таки есть. В тени ворот спрятались и о чем-то весело разговаривали четверо латников. Вот и теоретическая возможность для меня снова попасть в плен.

Мы подошли вплотную, и наступил своеобразный момент истины: сейчас станет понятно, как у города обстоят дела с нелегальными иммигрантами. Двое из караульных посмотрели на меня, я же продолжал играть роль грузчика, занятого переноской вещей старика.

Мой напарник приветственно махнул им рукой. Поэтому, проходя мимо солдат, я кивнул головой, пытаясь сохранить на лице безразлично-уставшую мину волокущего тяжелый груз человека. Однако спиной почувствовал чей-то внимательный взгляд, а может, это только мне показалось.

Еще заметил, что доспехи караульных по своему внешнему виду довольно сильно отличались от тех, что носили убитые мною моряки. Возможно, погибший экипаж судна был не из этого города, что для меня явилось бы очень хорошей новостью.

Проходя через ворота, уже настроился окунуться в историческое прошлое и увидеть старинный город. Однако мы со стариком почти сразу же свернули направо и быстрым шагом пошли вдоль городской стены.

Кстати, я ошибся, когда решил, будто с лодки видел крыши городских домов. На самом деле вдоль стены тянулось несколько рядов квадратных зданий. Скорее всего, это были портовые склады, так как жилые кварталы располагались чуть дальше. Их я успел заметить лишь краем глаза.

Возле одного из таких складов стояло несколько повозок, запряженных невысокими лошадками. И около полутора десятков людей переносили с них внутрь здания какие-то тюки. В общем, город жил своей размеренной жизнью.

Мы дошли почти до конца восточной стены, там она поворачивала налево, становясь северной стороной города. И направились к стоявшему тут пятиэтажному зданию, которое своей архитектурой довольно сильно отличалось от окружавших его портовых складов.

Из открытых окон первого этажа этого пятиэтажного дома до нас доносились многочисленные пьяные выкрики веселившихся людей. Сразу стало понятно, что перед нами портовый кабак.

Похоже, мой старик решил промочить горло.

Что ж, винить его в этом нельзя: после таких приключений можно и надраться для снятия стресса. Правда, мне с грузом амуниции и оружия не хотелось находиться в компании выпивших людей. Особенно если я их не понимаю.

Пройдя через двухстворчатую дверь, мы оказались в большом зале, забитом галдящими посетителями. В нос сразу же ударил перемешанный запах пота и спиртного, притом последнее было явно не слишком хорошего качества.

Судя по висевшим вокруг облакам дыма, на этой планете наступила эра курильщиков. Я принюхался, это точно не табак, но и на травку не похоже. А еще кругом стоял такой галдеж и хохот, что даже захотелось расслабиться.

Жаль, что мы не на Земле, а то взял бы себе целую бутылку виски!

Недалеко от дверей старик остановился. Причем он оказался за стоявшим к нам спиной вышибалой. Это легко определялось по квадратным плечам и деревянной дубинке на поясе. А также тем, что тот не сидел за одним из столов, как остальные клиенты.

Здоровяк общался с женщиной, скорее всего, местной официанткой. Просто она в одной руке держала поднос с наполненными едой тарелками, а в другой – здоровую плетеную бутылку. Рука же вышибалы внаглую лежала на ее прикрытых длинной юбкой ягодицах.

Женщина чуть повернулась, а я понял, почему этот малый так сильно возбудился. У официантки присутствовал такой вырез на платье, что казалось, ее огромные молочные груди вот-вот вывалятся из него.

Короче, громила тискал даму за задницу и не отпускал. Впрочем, она особо и не возражала, так как весело смеялась, пока он что-то шептал ей на ушко. Делая лишь чисто формальные попытки избавиться от такого бесцеремонного ухажера.

И вроде бы ничего интересного в этой полупохотливой сценке не было. Во всех барах вышибалы крутят романы с работницами. Однако неожиданно для меня старик дал местному покорителю женских сердец хорошего такого пинка под зад.

Моя челюсть отвисла, и это еще мягко сказано. К тому же появилось дикое желание врезать своему новому другу в ухо. Вышибала же взревел от такого унижения и резко развернулся, а его озлобленное лицо можно было вполне использовать на плакатах с Халком.

«Приехали», – решил я.

Мешок и парашют сразу же упали на пол, а моя рука схватилась за «глок». Волновал лишь один вопрос: что будет, если я прострелю амбалу ногу. Ведь убийство посреди толпы людей можно сразу отбросить.

Однако качок неожиданно избавил меня от тяжелого решения. Потому что, увидев старика, он мгновенно расплылся в самой наимилейшей улыбке, как ребенок, получивший шоколадку. Умеют же люди меняться за одну секунду…

«Ого! А ты совсем непрост, дед», – подумал я.

Судя по всему, мне удалось спасти или хозяина данного заведения, или же очень влиятельного в этом городе человека. Пока я, злой на всех, подбирал вещи с пола, амбал что-то лепетал, явно оправдываясь за свое поведение.

Женщина с невероятным размером бюста моментально куда-то упорхнула, затерявшись среди многочисленных столиков с веселящимися клиентами. Старик же молча слушал бугая и наконец-то удостоил его ответом.

Потом старик направился вглубь зала, а я не отставая двигался за ним. Пока мы петляли между столами, я взглядом внимательно изучал посетителей. Очень хотелось понять особенности местного менталитета. Это поможет выработать правильную тактику поведения в местном обществе.

Сидевшие здесь личности в основной своей массе не внушали мне никакого доверия. Хотя тут были люди из разных слоев общества, от бедняков до среднего класса. Это легко определялось по одежде.

Ни один посетитель мне не понравился, к таким людям точно не стоит поворачиваться спиной. Я посмотрел на идущего впереди старика. Обстановка существенно изменилась: теперь он в безопасности и больше не нуждается в моей защите.

А значит, мне нужно понять степень потенциальной угрозы. Может, бывший товарищ по несчастью уже строит планы моего убийства. Тем более тот злополучный перстень он явно запомнил, а реакция на колечко тех же «конкистадоров» говорила сама за себя.

С другой стороны, старик видел бой с болотниками и трупы латников на корабле. На его месте я бы не строил против такого бойца интриги. Но люди на то и люди, что постоянно предают из-за своей жадности, так что мне нельзя расслабляться.

Мы прошли половину зала и оказались возле прабабушки современной барной стойки. Худшего рабочего места бармена я в своей жизни не встречал. Правда, клиенты неплохо отшлифовали ее доски, или, может, это затертая грязь так сияет.

С нашей стороны стойки никого не было, в кабаке хватало свободных столов. А так за ней работал бородатый мужик, напоминавший мне своим внешним видом больше беглого каторжника из фильмов.

Этот странный тип почтительно кивнул старику, и они даже успели о чем-то поговорить. Притом дед явно узнавал про какие-то цифры, так как разбойник за стойкой при ответе загибал пальцы и явно что-то считал.

Наконец разговор закончился, и «дикий бармен» – почему-то я его так сразу окрестил – отдал нам какой-то ключ. Мы зашли за стойку, где кроме больших деревянных бочек с краниками находилась широкая винтовая лестница, ведущая на второй этаж.

Поднимаясь по ступенькам, я бросил последний взгляд на посетителей, и через пару секунд они исчезли из поля моего зрения. Судя по этим выпивохам, встреча с радикальным мусульманством мне не грозит, остается тогда христианская инквизиция.

Пока я об этом думал, старик заметно оторвался от меня. Поэтому пришлось ускоряться и догонять. Надо же – серьезная рана на руке, а он летает, как воробушек. Видно, реально той травы обожрался и теперь не знает, куда девать кучу энергии.

К моему удивлению, вход на второй этаж отсутствовал. И лишь примерно на уровне третьего находилась добротная дверь с небольшим решетчатым окошком. Однако мы ее прошли и направились на четвертый этаж, где наконец-то остановились.

Старик вставил ключ в замочную скважину и открыл дверь. Зайдя внутрь, я даже удивился. Обстановка здесь настолько сильно отличалась от первого этажа, как пятизвездочный отель от наркопритона. Тут все – от потолка и стен до укрытого коврами пола – выглядело очень красиво.

Возле дверей дежурил молодой рыжий парень в аккуратном средневековом костюме. Старик что-то спросил у него, но, похоже, не получил положительного ответа. Тогда он начал кричать, а потом дал юноше такого же пинка под зад, как перед тем вышибале.

Так вот какие тут царят отношения между работниками и работодателями… До профсоюзов и защиты прав граждан им еще топать и топать. Думаю, до отпускных, больничных и пенсий так же далеко.

Парень, прижав левую ладонь к болевшему месту, вприпрыжку побежал по широкому коридору. Он открыл парочку попавшихся по дороге дверей, но, видимо, везде было занято, так как рыжий сразу же кланялся, как бы извиняясь перед кем-то, и бежал дальше.

Наконец ему повезло: он весь расцвел и, повернувшись в нашу сторону, что-то сказал старику и рукой предложил войти. Тот лишь отмахнулся и дал ему новые указания. В общем, паренек куда-то побежал, а мы зашли в комнату.

«А вот за это, дед, тебе огромная благодарность», – подумал я и чуть не застонал от предстоящего удовольствия.

Дело в том, что передо мной находился деревянный бассейн в виде гигантской бочки. Из которого сейчас даже шел небольшой парок. Похоже, наконец-то получится хорошенько помыться. После всей этой беготни и сражений от меня несло как от самой настоящей свиньи.

Старик сразу же скинул с себя одежду и, забравшись на помост, попробовал ногой воду. Похоже, температура его удовлетворила, так как он плюхнулся в бассейн, несмотря на забинтованную руку.

Вытерев лицо от попавших на него брызг, я поднялся по лесенке на помост. Все свои вещи аккуратно сложил возле края бочки, а вот снятую одежду кинул на пол к одежде старика. Вдруг заодно и мою постирают.

«Ну наконец-то!..» – подумал я и с удовольствием погрузился по шею в теплую водичку. Жаль, нигде не было видно геля для душа или хотя бы простого мыла. Хотя даже без этого я почувствовал себя на верху блаженства.

Однако же зря недооценивал местную гигиену. Через несколько минут двери открылись, и появились три женщины. Молоденькая девушка, еще одна чуть постарше и совсем уже пожилая. Они как раз принесли что-то похожее на мыло, а также мочалки с полотенцами.

Две из них, поднявшись по ступенькам, подошли к старику. А самая старшая начала внимательно осматривать его руку. Вторая же села у него за спиной и принялась намыливать деду волосы.

Медик, как я назвал первую, достала из небольшой сумки что-то похожее на ножницы и аккуратно срезала пропитанную кровью мокрую тряпицу. Сразу было заметно, что женщина в этом деле хорошо разбирается, ее четкие движения выдавали давний профессионализм.

Пока они это все делали, самая молодая девушка тоже поднялась по ступенькам, но пошла к моим вещам. Я внимательно за ней наблюдал, но она всего лишь села на край бочки, опустив в воду ноги. А потом, улыбаясь, поманила меня ладонью. Видно, хотела так же мне намылить голову.

Однако, подплыв ближе, я забрал из ее рук мыло и знаками показал, что помощь в купании мне не потребуется. Девушка такому развитию событий явно удивилась и вопросительным взглядом посмотрела на старика.

Тот лишь улыбнулся и кивнул головой в сторону двери, мол, можешь идти. Неудавшаяся банщица, даже с какой-то обидой на лице, надула губки и, пожав хрупкими плечами, покинула комнату. Не забыв, правда, забрать перед выходом нашу со стариком одежду.

Пока я мылся, внимательно наблюдал, как латают пробитую стрелами руку старика. Мне хотелось понять уровень местной медицины – на что можно рассчитывать в случае ранения.

Все вроде оказалось на приемлемом уровне. Рану обработали чем-то вроде перекиси водорода, потом нанесли два вида мази. Сверху положили толстую ткань и затем перевязали почти настоящими бинтами, только не белого цвета.

Вскоре пришла какая-то очень толстая женщина и знаками попросила меня вылезти из бочки. Она окинула изучающим взглядом мою фигуру и ушла. Однако вернулась через полчаса, притом не одна, а с каким-то мужиком, тащившим целый ворох одежды.

Пришлось снова покинуть приятный бассейн и заняться примеркой. Как для меня, то одежда была или простой, или же смешной, а своей чуждой яркостью даже немного отталкивала. Но я решил оставаться практичным, поэтому выбрал то, что удобно на мне сидело.

Труднее пришлось с обувью, местные изделия совсем не впечатляли. Но и тут удалось найти что-то похожее на помесь меховых тапочек с мокасинами. По острым камням в такой обуви не побегаешь, но зато по полу будет очень удобно ходить.

Старик выбрался из бассейна и, надев отдельно принесенную для него одежду, позвал рукой за собой. Дальше мы с ним шикарно пообедали, причем местные блюда оказались весьма вкусными, но слишком жирными.

Позже он отвел меня в хорошо обставленную и довольно уютную комнату. Где кроме шикарной кровати, большого шкафа со столом и прочей ерунды был даже камин. Старик жестами объяснил, что теперь я здесь живу и без него выходить никуда не нужно.

Наступил вечер. Опершись руками на подоконник, я стоял возле открытого окна и смотрел на местную луну. Как ни странно, сегодня она имела почти земной цвет, но оставалась все такой же огромной.

Интересно, из-за чего происходит такое резкое изменение цвета спутника? Хотя не это сейчас главное; на ночном небе я не видел знакомых звезд. Конечно, астрономией в школе не увлекался, но основные видимые с Земли созвездия знал.

«Закинуло на самый край Галактики или даже Вселенной», – подумал я.

И, опустив голову, продолжил любоваться местными окрестностями. Дело в том, что пятый этаж этого питейного заведения был расположен чуть выше уровня городских стен, поэтому из моей комнаты открывался довольно красивый вид.

Справа высокие горы с заснеженными шапками. Слева лес, который темной стеной заполонил собою все в той стороне до самого горизонта. Но самое интересное – это город, который был передо мной как на ладони.

Я даже определил примерное соотношение его сторон: один к четырем. А значит, площадь сего поселения – около четырех квадратных километров. Немаленькое, как мне кажется, даже по земным меркам.

Правда, город выглядел довольно однообразно из-за похожих одна на другую крыш. Но вот на юго-западе – хотя мне пока еще точно не удалось определить местные стороны света – виднелась более высокая по сравнению с остальными стена. Которая точно располагалась внутри города, поэтому я поначалу считал ее местной цитаделью. Но нет, слишком уж большая получается по размерам цитадель. Скорее всего, передо мной обособленный квартал, в котором, например, может жить местная элита.

Так как эта непонятная часть города была расположена явно выше моей комнаты, то за той стеной мне удалось увидеть лишь какую-то здоровенную башню. До нее, конечно, слишком далеко, но я бы сказал, что высотой она была с десятиэтажный дом.

Ладно, спасение старика дало мне неплохой шанс выжить. Теперь у меня есть укрытие, еда, а также возможность выучить язык. И если дальше не появятся какие-нибудь проблемы, то со временем настолько освоюсь, что стану для местных своим в доску.

«А теперь пора спать», – решил я.

Дверь в комнату закрыл на большой засов, а потом лег в кровать, оставив при этом окно чуть открытым. Однако в комнате имелся камин, в котором голубоватым огнем тлели закинутые местной работницей камешки, чем-то напоминавшие уголь.

Да и теплое меховое одеяло не даст замерзнуть. Конечно, есть опасность в виде ночных воришек, но через окно я внимательно осмотрел крышу, поэтому был уверен, что сюда просто так не заберешься.

С такими мыслями и уснул.

Следующие несколько недель прошли довольно спокойно и, можно сказать, однообразно. Хотя это были местные недели, а не наши. Здесь шесть дней – это одна неделя, а в каждом месяце – четыре таких недели. Короче, всего меньше, кроме количества месяцев, их аж целых шестнадцать.

Я не покидал таверну, ну или трактир, не знаю, как назвать данное заведение. Главное, что тут меня хорошо кормили и пошили новую одежду. Причем частично используя мои пожелания, благо обычную бумагу с чернилами в этом мире уже изобрели.

Местный язык давался мне со сверхъестественной скоростью. Первые дни я этому охренеть как удивлялся, но потом снова помылся в бочке и забыл надеть медальон Пилсудских. Вот тут кое-кто и стал резко тупым. Короче, тайна нашейного «скрытого лингвиста» была успешно раскрыта.

Да, это точно не безделушка, не зря же Мара Пилсудская была готова убить за него.

Хозяин трактира оказался неплохим бизнесменом и создал довольно шикарное даже по моим меркам заведение. Весь его первый этаж занимал огромный кабак с пристройкой-кухней, он предназначался для простых людей.

Второй этаж являлся гостиницей, и тоже для бедноты и среднего класса. На третьем располагался ресторан для богатых клиентов. На четвертом – спальни и ванные комнаты, где обеспеченные люди могли отдохнуть или развлечься с женщинами – короче, этаж красных фонарей.

В пентхаусе или на пятом этаже, в специальных котлах подогревали накачанную насосом из реки воду. А также жили сам хозяин и некоторые его работники. Здесь же была и кухня для персонала.

В первую же ночь старик мне прислал девушку, как и в несколько последующих. Кстати, одной было лет пятнадцать, совсем охренел уже старый козел. Но хоть другие казались по внешнему виду совершеннолетними.

Однако приходилось отказываться от таких соблазнительных подарков. Во-первых, мне неизвестно, насколько добровольный это для них выбор. А во-вторых, лучше собрать побольше информации. Сомневаюсь, что здесь изобрели лекарства от СПИДА или сифилиса.

В конце концов, меня оставили в покое: что толку мучить человека, если тот не хочет? А ведь как хотелось-то на самом деле… Вскоре старик пропал на несколько недель – видно, его бизнес иногда подразумевал такие долгие путешествия.

Мне же оставалось лишь полностью посвятить себя изучению языка, отдавая этому занятию почти все свободное время, тем более его у меня было завались. Я даже из трактира никуда не собирался выходить, пока не выучу язык.

В один из таких дней на пятом этаже проходил мой очередной урок. Рядом со мной находилась Тали, одна из работавших здесь девушек. Она и еще высокая брюнетка Хела исполняли роль моих учителей.

Девушка была довольно симпатичной шатенкой со стрижкой типа каре. При очень небольшом росте она не была худышкой, но в то же время имела хорошую фигуру, умудряясь при этом сохранять даже талию.

В моем мире Тали с легкостью сошла бы за тренера по фитнесу.

– У тебя приятные голубые глаза, а под платьем скрывается отвлекающая меня от занятий соблазнительная фигура! Не ошибся? – спросил я у нее.

В данный момент у нас был урок, где мне приходилось придумывать довольно сложные предложения. А еще девушка постоянно надевала что-то с вырезом или сильно обтягивающее. Создавалось впечатление, что она специально дразнит меня таким образом.

Нет, я не озабоченный парень и секса в жизни мне вполне хватало. Но согласитесь, трудно контролировать свои желания, когда у тебя столько времени длится воздержание. Спасало то, что свою жизнь в данный период времени я воспринимал как военную командировку в чужую страну.

– С акцентом произнес, но ошибок нет! Артур, ты меня специально хочешь вогнать в краску? – говоря это, Тали рассмеялась и, как мне показалось, игриво стрельнула в меня своими привлекательными глазками.

– Я бы сказал, что твои наряды иногда меня смущают!

– Только иногда? Вот ты опять меня обижаешь! – Девушка кокетливо надула губки, а потом весело рассмеялась.

Да, Тали была той еще веселушкой. И не скажешь, что живет девчонка в хмуром средневековом мире. Хотя люди во все времена умели веселиться, даже неандертальцы устраивали оргии в пещерах.

Я хотел составить новое предложение, но не успел. Внезапно дверь открылась, и к нам зашел Шэвер Лорок. Именно так звали спасенного мною маленького старика. Он наконец-то вернулся из своего долгого путешествия.

– Господин! Очень рада, что вы вернулись! – Девушка быстро поднялась со стула и, несмотря на небольшой рост, оказалась намного выше своего хозяина.

Этому способствовала довольно толстая подошва ее обуви. Ага, вот такие чудеса: средневековье – и лабутены на безумно высокой платформе. Этот мир меня порой веселил своими причудами.

Тали чуть присела и поклонилась хозяину заведения. Мне до сих пор непривычно видеть ее реверансы в этом полуборделе. Я также поднялся со стула, и старик, подойдя ближе, пожал мне руку.

Как объясняла Хела, моя вторая учительница, так тут здоровались только очень хорошие знакомые и друзья. В остальных же случаях хватало простого кивка головы или же поклона, особенно если человек был выше тебя по статусу.

– Иди погуляй, Тали. Мне с Артуром нужно поговорить!

– Ладно, я к Хеле на кухню. Но как только Артур освободится, позовите меня. Нам сегодня нужно еще позаниматься.

Девушка на этот раз не кланялась и, застучав каблучками, исчезла за дверями. Я так и не понял до конца местные порядки. То они с Шэвером как с сержантом общаются, то внезапно становятся по разговору почти родственниками.

Старик присел на место Тали, а я – на свой стул.

– Хела мне сейчас рассказала, что ты просто идеально освоил общий язык! Это так? – поинтересовался Шэвер и налил себе в небольшой металлический кубок обычного сока.

Кстати, как мне удалось узнать, соки здесь были намного дороже алкоголя. А все из-за того, что город находился в северных широтах.

– Ну, это не совсем так, до идеала мне еще далеко. Но в основном я всегда понимаю, что от меня хотят, и могу отвечать!

– Поразительно! – улыбнулся старик и отпил из кубка. – Ты барлэец? Просто у тебя их акцент.

– Нет!

– Это хорошо, мне они не слишком нравятся. К моим работницам есть претензии? Может, плохо относились к тебе?

– Нет, меня здесь все устраивает.

– Отлично! Мне сказали, что ты до сих пор сторонишься женщин. С ними у тебя есть какие-то проблемы?

Удивительно, но он задал этот вопрос с таким серьезным видом, как будто мы решали глобальную проблему. Тут мне и пришла в голову мысль, что, может, гомосексуалистов местные отправляют на костер. Стоило все-таки развеять такие подозрения.

– Как бы это сказать… – аккуратно подбирая слова, заговорил я. – В моем городе женщины иногда болеют. И после взаимного отдыха они передают эти болезни мужчинам, от которых те умирают. Поэтому у меня нет никакого желания отправиться на ваше кладбище.

– Значит, только из-за этого ты отказывался от моих работниц, а не по какой-то другой причине?

– И из-за этого тоже. Как и любой мужчина, я рад женскому обществу. Если, конечно, они это делают не по приказу их нанимателя. Просто я не насильник!

На лице старика отобразилось удивление, а потом он так расхохотался, как будто услышал от меня умопомрачительный анекдот. Он даже настолько сильно хлопнул своей маленькой ручонкой по столу, что стоявший на нем кубок чуть не опрокинулся.

– Принуждать?.. Ты это серьезно? Артур, да ты в зеркало на себя посмотри. Любая моя незамужняя работница, да и замужняя тоже, с радостью прыгнет в твою кровать. Ты только намекни ей об этом. А мои дамы, обслуживающие клиентов, так даже плату с тебя не возьмут.

– Главное, чтобы после прыжка первые из них не захотели стать замужними!

У Шэвера даже икота пошла от нового приступа смеха. Трясущейся рукой он взял кубок и отхлебнул немного сока.

– Так в вашем городе таких болезней нет? И женщины, ублажающие мужчин за деньги, не умирают молодыми? – поинтересовался я.

Хозяин трактира уже успокоился, но все равно до сих пор улыбался.

– Прости, Артур, но как подумаю, что в молодости мне пришлось бы несколько недель смотреть на бабенок и облизываться!.. А болезни – они, конечно, есть, однако кралин-трава не так и дорого стоит. Поэтому даже те, кто торгуют своим телом, доживают до глубокой старости. Если, конечно, не умирают от других причин.

– Каких?

– Да той же пьяной драки… А так можешь не беспокоиться, все такие болезни лечатся. Но в моем заведении их нет. Раз в день всех заставляю есть кралин-траву! – пожал плечами старик.

– Понятно! А вообще, что я вам должен за проживание?

– Ты хочешь покинуть город? – Мой собеседник сразу же насторожился и внимательно посмотрел на меня.

– Нет! Просто я ведь живу за чужой счет.

Шэвер улыбнулся и лишь махнул рукой:

– Брось, Артур! Ты спас меня с алтаря Гарука, а я не знаю, кому до нас удавалось это сделать. Такой должок просто так не отдать, поэтому можешь оставаться здесь хоть сто лет.

– Спасибо, конечно, но отец учил меня не сидеть на шее у других. Может, я могу как-то помочь вам?

Старику мои слова явно понравились. Он немного потрепал свою маленькую и почти испанскую бородку, а потом сказал:

– Твой отец умен, пусть его годы будут долгими. А что ты умеешь делать?

– Ну, кое-что вы видели! Дома был воином, а потом ловил бандитов.

– А где твой дом?

– Очень далеко отсюда!

– И когда ты собираешься туда вернуться?

– Думаю, не скоро!

А что еще было отвечать? Я вообще не знал, как попасть назад на Землю.

– Это хорошо! – Шэвер был явно доволен моим ответам. – Давай сделаем так… Ты пока продолжай изучать общий язык. А потом мы подумаем, какое найти применение твоим способностям.

– Пусть будет так, – согласился я. – Тогда еще одна просьба. Где в городе мне можно почитать книги?

– Зачем они тебе? – Старик явно удивился моему вопросу.

Этот разговор я уже давно продумывал. Не хотелось, чтобы меня из-за моей попытки освоиться приняли за шпиона. Но книги могли бы мне дать множество полезной информации.

– Понимаете, я впервые в вашей местности и не хочу попасть в глупые ситуации. А для этого мне нужно узнать побольше про эти земли. Например, их историю и те же законы. Не хочу проблем из-за незнания самых простых правил и обычаев.

– Хм! Похоже, ты из очень далекой страны – даже на Западном и Южном континентах нас хорошо знают! – Шэвер пальцами не спеша теребил бородку. – А как ты их прочитаешь?

– Да научился уже! – Я чуть улыбнулся. – Ваш алфавит оказался довольно простым. А в трактире нашлась лишь кулинарная книга, да еще труд о том, как правильно удовлетворять мужчин. И парочка бездарных художественных романов с почти таким же смыслом.

– Хм! – Шэвер задумался и почесал затылок. – Тебе нужно сходить к Эрону, он держит книжную лавку. Но лучше ничего не покупай у него, а просто почитай. Это выйдет намного дешевле. Я ему напишу и заплачу, главное – не задавай лишних вопросов. Акцент у тебя на барлэйский похож, так что проблем не должно возникнуть. Но если что, ты мой новый телохранитель из Алары. А так пусть для начала даст почитать тебе «Географию» Маско. Думаю, там ты найдешь кое-что полезное.

– А сейчас можно к нему сходить?

– Так сильно спешишь? А как же занятия с Тали?

– Успеем еще, я ведь не собираюсь скоро покидать ваш город.

– Как хочешь. – Шэвер пожал плечами и встал со стула. – Пошлю с тобой Риктора. Этот балбес покажет дорогу и поможет в остальном. Все равно после того как он вывихнул руку, от него в трактире мало толку.

– Отлично. Пойду оденусь, а он пусть придет в мою комнату.

– Хорошо, – согласился старик, и мы разошлись.

Я вернулся к себе и, достав пистолет из-за пазухи, положил его на небольшой столик. Шлем с винтовкой находились в комнате, но в особом тайнике, который мне показал Шэвер. Все равно их в открытую не поносишь, так как нужно полностью походить на местных.

А вот бронежилет можно, тем более на дворе сейчас прохладно, поэтому он с легкостью прятался под одежду. Только многочисленные защитные щитки все-таки пришлось снять. Пока надевал его, в дверь постучали, это явился мой сопровождающий.

Через несколько минут я впервые за эти недели вышел в город. Шел вместе с Риктором, рыжим прыщавым парнем лет пятнадцати. Когда я со стариком впервые прибыл в город, именно он нашел нам свободную ванную комнату. Правда, получил еще за это пендаля от Шэвера.

Поначалу было не так интересно, ведь трактир располагался в районе портовых складов. А этих зданий я вдоволь насмотрелся из окна своей комнаты. Ну а через несколько минут ходьбы начались жилые кварталы, где я впервые смог вблизи понаблюдать за жизнью местных.

Несовпадений по сравнению с фильмами про средневековые города хватало. Те же помои из окон на голову не выливали. Мне уже было известно, что во всех домах есть специальные подвалы, в которых находились сливные отверстия, соединенные с городской канализацией.

Жаль только, что слишком быстро добрались до нужного места, хотелось бы больше побродить по городу. Мы остановились возле дома, над дверями которого висела вывеска в виде развернутого свитка. Риктор толкнул дверь, и зазвенел привязанный сверху колокольчик.

Пройдя внутрь, оказались в небольшой прихожей с прилавком, за которым сидел мальчишка лет двенадцати. Рядом с ним на полу лежала большая собака, напоминавшая мне дедушкину эскимосскую лайку. Только та, что передо мной, была раза в два больше.

– Мы по делу к твоему отцу! – с напускной важностью сказал Риктор, и паренек дернул за висевшую возле него веревку.

Вскоре появился и сам Эрон, а его вид мне сразу напомнил учебу в школе. Похоже, ботаны во всех мирах выглядят одинаково. Вот и этот мужчина оказался именно таким, он даже очки носил, пусть и оригинального средневекового вида.

Эрон взял у меня записку. Развернув, прочитал ее и с каким-то плохо скрываемым неудовольствием поджал тонкие губы.

– Обычно такой дорогостоящий товар мы не даем читать. Однако ради Шэвера пойду вам навстречу. Но предупреждаю: книгу руками не трогать!

– Мне страницы зубами переворачивать? – улыбаясь, поинтересовался я.

– Хм! – Торговец вроде бы даже чему-то удивился. – Уже и забыл, когда ко мне барлэйцы заходили. Но я сберегу ваши зубы: листать книгу будет один из моих сыновей, что, кстати, входит в стоимость. Расчет произведем по факту, когда закончите читать.

– Договорились! – сказал я и хлопнул его по плечу.

От такого Эрон даже немного пошатнулся.

Черт, нужно не забывать, что подобные умники не ходят в тренажерный зал. Да и другие виды физподготовки они не любят, поэтому всегда имеют хрупкое тело. Но продавец книг ничего мне не сказал. Лишь, недовольно скривив лицо, потер заболевшее от удара место. А потом развернулся и вообще куда-то ушел.

Мальчик с большущей собакой проводил нас в соседнюю комнату. Риктор сразу же развалился на диване, но хотя бы снял, наглец, ботинки. При этом он лишь махнул рукой, услышав слова сына Эрона, что за это будет взята дополнительная плата.

Потом малыш с собакой ушел, но прошла всего пара минут, как явился другой, более взрослый. А за ним в комнату вошел сам хозяин лавки, неся в руках что-то очень большое и завернутое в красную бархатистую ткань.

Я сидел в кресле, поэтому сын торговца книгами пододвинул ко мне столик, а сам Эрон аккуратно положил на него обернутую в ткань книгу. Хотя слово «книга» тут не совсем подходит, так как это чудо было размером с компьютерный системный блок.

Положив ее на стол, Эрон еще раз проинструктировал паренька о бережном отношении к столь дорогому товару, а потом покинул комнату. Смотря на действия этой парочки, я ощущал себя гостем на японской чайной церемонии. Уж настолько серьезно они ко всему относились.

Мальчик поставил напротив меня взятый из угла стул. Потом сел на него и дал мне в руки большую лупу. Сам же надел перчатки из мягкой ткани и, словно сапер, снимающий дерн с мины, открыл фолиант.

Черт побери, хоть бы случайно не чихнуть на эту книгу, а то сын Эрона в ужасе упадет в обморок!

Итак, на первом развороте оказалась иллюстрированная карта той части планеты, куда я попал. Над которой большими буквами было написано: «Древние земли». Поначалу я плохо ориентировался в карте, но понемногу все становилось на свои места.

Если взять с левого края узкую полоску карты, то почти вертикально с севера на юг идет океан, называемый Великим. Именно в левом верхнем углу карты недалеко от этого океана и расположен порт Дарвэн. Город, в котором я сейчас и находился.

Оказалось, что это полностью независимое феодальное владение, управляемое лордами из династии Тайлеров. Они никому не подчинялись, что довольно редкое явление для столь небольшого владения.

Именно так написал автор книги. И при дальнейшем чтении мне стало понятно, как им этого удалось достичь.

Город Дарвэн располагался на острове посреди реки Проклятых. Интересное название, но, вспомнив болотников с йети, можно легко предположить, откуда оно появилось. Правда, это только моя догадка.

Река после Дарвэна то ли еще больше расширялась, то ли превращалась в фьорд. И через определенное расстояние – на карте не был указан масштаб – она наконец-то впадала в Великий океан.

Сама река Проклятых прилично петляла, но вот если на это смотреть одним глазком, то можно сказать, что в основном она течет почти прямо с востока на запад. Беря свое начало из большого водоема под названием озеро Битв.

Из этого озера начинается еще одна крупная река, именуемая Пограничной. Она тоже петляет, но идет в основном строго с севера на юг, где впадает в крайнюю левую часть гигантского внутреннего моря, называемого Штормовым.

Само Штормовое море было расположено почти в центре карты, с небольшим смещением на север. Изучать географию к востоку и югу от него я не стал, а сконцентрировал свое внимание на описаниях ближайшей ко мне местности.

Так вот, река Пограничная недаром так называется: она является природной границей, разделяющей два ближайших к Дарвэну королевства. Одно из них называется Нармаер, почти полностью охватывает северный берег Штормового моря и находится восточнее Дарвэна.

Эта страна описывалась как холмистая местность, покрытая великими лесами. Нармаер славился своей стрелковой кавалерией и тем, что у них довольно поздно сходит весной снег и рано появляется осенью. А еще в простонародье местных воинов называли северными всадниками.

Второе королевство имело название Вайхэн. С запада оно омывалось Великим океаном, а с востока – Штормовым морем. Это была страна морских пиратов, поэтому вайхэнцы считались отличными моряками и обладали очень мощной пехотой.

Если смотреть на карту, то Дарвэн находился в северо-западной части Вайхэна. Казалось даже чудом, что пираты не захватили город, но разгадка сего феномена была прямо перед моими глазами.

Территорию королевства и город Тайлеров разделяла немалая по размерам территория, полностью покрытая лесом. В книге было написано, что это земля древнего проклятого народа альвов. Который до сих пор еще окончательно не покорили вайхэнцы, но это все равно произойдет.

Прочитав про древнюю расу, внешностью отличающуюся от людей, представители которой жили в лесах, как звери, обладали черной магией и дико ненавидели всех пришельцев, я почему-то подумал про земных сказочных эльфов.

Кстати, автор написал, что альвы в войне против вайхэнцев используют самые подлые методы и никого не щадят. Еще он указал, что южнее Дарвэна раньше существовало большое государство западных альвов. Но его уничтожили морские пираты с Западного континента, основавшие впоследствии Вайхэн и немного очистившие землю от проклятых Древних рас.

От этого погибшего государства альвов теперь осталась лишь северная часть. Думаю, сражающийся до сих пор народ и их опасные для вайхэнцев леса помогали Дарвэну оставаться пока независимым.

Дальше автор слегка намекал на это, а еще он сокрушался по поводу того, что королевства Нармаер и Вайхэн постоянно вели между собой войны. Им бы объединить свои усилия, говорил он, чтобы окончательно избавить землю от лесных демонов.

И вроде бы, что этим королевствам делить между собой? Ведь природа почти идеально провела между ними водную границу в виде реки Пограничной. Но дело в том, что в месте, где эта река впадала в Штормовое море, стоял богатейший порт Равэнштор.

Принадлежащий Нармаеру, он в то же время находился на берегу, который контролировал Вайхэн. А значит, являлся яблоком раздора между этими двумя королевствами уже на протяжении длительного времени.

И раз Вайхэн пока не контролировал «северные врата», как называли Дарвэн, то он очень хотел захватить хотя бы «южные врата», которыми считался Равэнштор. Чему нармаерцы по понятным причинам сильно противились.

Потом я начал читать про реку Проклятых. Она брала свое начало, как и река Пограничная, из озера Битв. Но текла на запад, пока не впадала в Великий океан. И всегда по ее правому берегу высились Северные горы.

Именно среди этих гор и находился тот странный склеп, куда меня забросило из дома Пилсудских. Сами же горы контролировались кланами ургов, так звали моих старых знакомых – болотников, йети и крылатых черных демонов.

В книге их подробно не описывали. Автор просто пояснил, что урги являются порождениями тьмы, притом даже намного более худшими, чем те же альвы. А, впрочем, что еще читателю нужно знать о первобытной нечисти, как он написал на одной из следующих страниц.

Кланы ургов заселили почти все Северные горы. За исключением обширной территории на западе, как раз севернее Дарвэна. Там находилось последнее северное королевство древнего и также проклятого народа, именуемого цваргами.

И конечно автор не забыл добавить, что цварги такие же нечеловеческие ублюдки, как и альвы. Поэтому их уничтожение – это обязанность всех праведных жителей шести королевств. Судя по всему, шовинизм для оправдания войны местные уже давно изобрели.

Что ж, лорды Тайлеры неплохо устроились в своем портовом владении. С севера ургов останавливают цварги, с юга вайхэнцев не пускают альвы. И на город ни альвы, ни цварги не нападают, так как у них и без этого проблем хватает.

Хозяин же Дарвэна сидит в своей островной и почти неприступной крепости, не забывая при этом собирать неплохие пошлины с проплывающих кораблей. Ведь через Нармаер и Дарвэн, через Штормовое море торговали с Западным и Южным континентами все внутренние королевства.

Не знаю, сколько я часов читал про мир, куда меня забросило, но, похоже, прошло довольно много времени. Риктор уже давно вовсю храпел, хорошо хоть не слишком громко. А мальчишка молча листал страницы: как говорится, клиент с деньгами всегда прав.

Неожиданно дверь открылась, и к нам зашел Эрон.

– Приятно наблюдать такую сильную тягу к столь великому труду Маско! Но там за вами пришли, так что давайте пока рассчитаемся. Если пожелаете продолжить чтение, то приходите в другой раз.

Я кивнул ему и протер заболевшие от усталости глаза. Встав с кресла, подошел к дивану и растолкал Риктора, что получилось ну совсем не с первого раза. Парень громко зевнул и спросил у меня:

– Уже все? Мы же только пришли!

– Да ты продрых несколько часов! Давай вставай и иди заплати Эрону, – сказал я, кошель-то был у рыжего.

Недовольный Риктор поднялся и достал мешочек с монетами. Спросил у торговца книгами сумму и, услышав ответ, начал отсчитывать деньги. Притом делал это с такой неохотой, словно держал в руках свои кровные, а Эрон был надоедливым попрошайкой.

После произведенного расчета нас провели назад в помещение, где до этого сидел мальчик с собакой. И там, к моему удивлению, оказалась веселушка Тали. Однако, судя по ее глазам, девушка сейчас была явно не в духе.

Мы вышли на улицу, и я даже удивился, сколько времени просидел за книгой. Оказывается, уже наступил поздний вечер, и все улицы погрузились в непроглядную темноту. И вот тут симпатичная малышка, словно валькирия, набросилась на рыжего парня:

– Маленький кретин, ты на время смотрел?

– Прости, Тали, заснул! Но нам ведь не так и долго идти! – Риктор, как бы извиняясь, опустил голову.

– А что не так со временем? – поинтересовался я у девушки.

Она оттолкнула паренька, чтобы он ничего не слышал, и прошептала мне на ухо:

– Нам придется идти через склады Восточной бухты, так как вечером в жилых кварталах патрули становятся более подозрительными. Поэтому Шэвер меня давно предупреждал, чтобы ты пока избегал их.

– И что не так с нашим маршрутом?

– Нехорошие там в последнее время вещи происходят! – ответила она, поджав губки.

– А поподробнее?

– Люди начали ночами пропадать. Теперь как стемнеет, народ на складах почти не появляется, даже стражники их избегают.

– А почему Шэвер тогда тебя послал, а не кого-то покрепче? – удивился я.

– Он в Верхние кварталы пошел. Предупредил, что если вы не придете к четырем, то я должна пойти за вами. Но сегодня в трактире такой завал, что мы все заработались и про вас забыли. Да я бы все равно успела, но заблудилась, дура, пока эту проклятую лавку нашла.

– Ладно, не переживай! – сказал я и достал из кобуры «глок» с надетым на него глушителем.

– Что это? – спросила меня Тали.

– Амулет!

– Амулет? И что он делает?

– Надеюсь, не увидишь! – ответил я, и мы наконец-то пошли в сторону портовых складов.

Глава 4

Мы шли по ночному Дарвэну. Из-за многочисленных туч этим вечером было довольно темно. И лишь изредка появляющиеся звезды с луной не давали городу окончательно погрузиться в непроницаемый мрак.

До портовых складов оставалось совсем ничего, каких-то несколько десятков метров. Однако Тали все равно продолжала подгонять нас, из-за опасений перед ночными патрулями. Так что шагали мы довольно бодро.

– Э-э, а почему через склады? Давайте лучше в обход! – заныл Риктор.

Видно, парень наконец-то догадался, какой дорогой ему придется идти до трактира. В ту же секунду рыжий балбес получил довольно мощный подзатыльник. И несмотря на то что Тали была обладательницей миниатюрной ладошки, Риктор даже вскрикнул от боли.

– Лучше заткнись, тупица! Тебя ведь просили до темноты вернуться!

Такой жесткий ответ как-то не слишком подходил этой вечно улыбчивой малышке, которую за эти недели я все-таки неплохо изучил. Однако в голосе Тали слышались едва заметные нотки страха, и это объясняло многое в ее поведении.

Внезапно над нашими головами громко каркнула ворона. Моя спутница даже вздрогнула от испуга. Но, сообразив, что это всего лишь обычная птица, она поплотнее укуталась в теплую жилетку и пошла дальше.

Мне бы стоило последовать ее примеру, а не идти нараспашку. Погодка нынешним вечером была так себе. Промозглый ветер, гулявший по дарвэнским улочкам, пронизывал меня чуть ли не до самых костей.

Из-за него многочисленные черные тучи, оккупировавшие ночной небосвод, с огромной скоростью неслись на юг. Они закрывали большую часть звезд и луну, погрузив практически весь город в непроницаемую тьму. Хорошо хоть Тали додумалась захватить с собой масляную лампу, которой и освещала нашу дорогу.

И почему дарвэнские власти до сих пор не задумались о необходимости ночного освещения улиц? Огнеметы у них уже есть, а значит, подходящая технология и топливо имеются. Дело лишь за желанием улучшить жизнь своих горожан.

Старинные земные фонари имеют довольно простую конструкцию. Как по мне, так это обычная большая зажигалка, укрытая от ветра и плохой погоды за стеклом. Интересно, а как обстоят дела с освещением в Верхнем городе?

Такое общее название здесь носили кварталы, отгороженные защитной стеной от остального Дарвэна. Их я заметил еще в свою первую ночь, когда из окна осматривал город и его окрестности.

Хела вскользь как-то упомянула, что была несколько раз в Верхнем городе вместе с Шэвером. Большие шикарные дома, аккуратные улицы и аллеи с красивыми деревьями и скамейками. Короче, ей там все очень понравилось.

Наконец мы подошли к невидимой границе, где заканчивался жилой квартал и начинались портовые склады. В окне последнего дома горел огонек настольной лампы. Видно, там кто-то доделывал очень срочную работу.

Просто я уже давно понял, что после захода солнца местные неизменно или ложатся спать, или идут отдыхать в увеселительные заведения. С наступлением сумерек в большинстве окон Дарвэна довольно быстро гас свет, а сам город погружался в полнейшую темноту.

Хотя не совсем, конечно, полнейшую. Дарвэн ночью опоясывала хорошо заметная гирлянда из небольших огней. Это ночная стража заступала на свое дежурство, и часовые зажигали по всему периметру стен лампы.

Да еще в трактире Шэвера было постоянно светло и стоял такой своеобразный «белый шум» из-за разговоров многочисленных посетителей. Что ни говори, а веселиться дарвэнцы умели.

Последний жилой дом остался за нашей спиной, и началась территория однообразных в своей квадратности портовых складов.

Этот торгово-промышленный квартал образовывал прямоугольник со сторонами примерно двести на тысячу метров. Каких-то десять минут ходьбы до трактира, и это если идти самым обычным шагом.

«И чего он так боится?» – удивлялся я, искоса наблюдая за испуганным Риктором.

Рыжий с каким-то затравленным взглядом постоянно озирался по сторонам и дрожал как осиновый лист на ветру. Хотя стоило признать, что он тут такой не один, Тали также была вся на нервах.

Правда, держалась-то она намного лучше парня, но это только внешне. Пару десятков метров назад, когда над нами каркнула очередная ворона, девушка поскользнулась и чуть не выронила лампу.

Может, стоило для успокоения этих двоих электрический фонарик включить. Пусть бы отвлеклись на достижение земной цивилизации. Хотя нет, это только породит лишние слухи. Наверное, их и так хватало после моего со стариком прибытия.

Мы шли посередине этого квартала, временами смещаясь ближе к крепостной стене. Поэтому при переходе между зданиями в поле моего зрения иногда попадали прогуливающиеся между каменными зубцами латники.

– А со стены на нас не обратят внимания? – поинтересовался я у Тали.

– Там только барлэйцы! – ответила девушка, стараясь унять предательски дрожащий голос. – Они чужаки, поэтому даже если тут будут насиловать или убивать, никто и не подумает спуститься, чтобы помочь. Следить за порядком в городе – обязанность нашей городской стражи, а не личной гвардии лорда.

– Не переживай: сами, если что, отобьемся! – улыбнулся я, пытаясь таким образом немного подбодрить свою спутницу.

На мою улыбку она почти не отреагировала, и мы продолжили идти дальше в полном молчании.

Как-то незаметно нахлынули старые воспоминания. Однажды мой отряд почти так же пробирался по спящему городу на Ближнем Востоке. Ох и навели мы тогда шороху у бородачей, из-за чего на обратном пути угодили в хорошо замаскированную ловушку.

Однако мой древний инстинкт впервые четко сработал на войне, и машины остановились вовремя, так и не заехав в смертельный капкан. Хотя последовавший за этим бой выдался уж слишком тяжелым, и нам лишь каким-то чудом удалось избежать безвозвратных потерь.

Вернувшись на базу, мы с парнями, проигнорировав все правила, затихарились и неплохо отметили свой второй день рождения. Вот тогда наш сержант-индеец и дал мне прозвище Шаман. Которое со временем так намертво приклеилось, что сослуживцы по-другому меня и не звали.

Эх, сюда бы их всех, да еще и с приличным запасом оружия. Можно было одним взводом целые горы свернуть, с легкостью поставив любого противника на колени. Однако тут я один, поэтому патроны стоит беречь.

Из-за того, что припомнил старых друзей, сразу же подумал о семье. В душу с этаким противным нытьем закралась тягучая тоска по Земле. До этого я каждый день старался хоть чем-то отвлекать себя, чтобы подобные мысли не загоняли в депрессию.

А в Дарвэне из антидепрессантов в наличии лишь алкоголь, да еще какая-то трава, которую местные курили вместо табака. Удивительно, но по запаху она чем-то напоминала нашу марихуану.

Алкоголем я и раньше особо не увлекался. Да и про местную травку пока слишком мало знал, чтобы не опасаться последствий для своего здоровья. Ну а раз еще приходилось избегать женщин, то получается, что антидепрессантов в этом мире у меня не было…

Ладно, хватит жалеть себя, долбаный эгоист. Думаешь, родителям, брату или даже сестре, с которой из-за ссоры мы не разговаривали уже пару месяцев, легче? Да им всем в разы тяжелее, ведь Пилсудские не расскажут никому правду о моей пропаже.

Помню молодую женщину, у которой таинственно исчезла десятилетняя дочь. И как она чуть ли не через день приходила к нам в отдел, а звонила и того чаще. Как-то однажды один баран дал ей совет, за который я припечатал его лбом о шкаф, после чего получил выволочку от шефа.

В общем, смерть со временем можно принять, а вот при исчезновении человека будет совсем другая история. Печаль каждый день продолжит разъедать тебя изнутри, а надежда на возвращение близкого никогда не даст окончательно зажить ранам.

Внезапно в мои мысли ворвался громкий вой собаки. Да еще с какой-то протяжно-злобной тоской на свою нелегкую судьбу. Наверное, один из владельцев склада держал пса вместо ночного сторожа, и тому явно не нравилась такая поганая работа.

Испугавшись, Тали шарахнулась в мою сторону. А вот Риктор оказался намного трусливее. Парень рванулся вперед, словно хотел убежать. И, налетев на нашу спутницу, чуть не сбил девушку с ног. Хорошо хоть я успел подхватить ту за локоть.

– Вот же тупой урод! – со злостью выговорила Тали и, резко развернувшись, замахнулась масляной лампой на трусишку.

Тот аж присел и в ужасе поднял руки, защищая от неминуемого удара голову.

– Э-э-э, прекращай! – пришлось перехватить ее руку и притянуть девушку к себе.

Это был единственный метод усмирения женской ярости, который я знал. На этот раз он также сработал. Тали почти сразу расслабилась, и ее дыхание постепенно успокоилось. А вот от столь близкого контакта у меня моментально появилась эрекция.

– Ну вот видишь, все хорошо и никого не нужно калечить! – сказал я, дожидаясь, когда моя спутница полностью успокоится, а заодно хоть немного и сам остыну. Не хотелось, чтобы они заметили, как из моих штанов что-то топорщится.

Наконец мы продолжили свой путь.

Вдалеке, где светились окна трактира Шэвера, появился небольшой огонек, двигавшийся в нашу сторону. Правда, довольно быстро он потух. Так что я даже не успел спросить у девушки, а не идем ли мы прямо на патруль городской стражи.

Позади осталось около двух третей пути, когда справа что-то упало и разбилось.

Думаю, с крыши слетела плохо закрепленная черепица. Довольно характерный звук намекал именно на это. Однако нервы у Риктора были явно на пределе, хоть и на этот раз он уже врезался в мою спину.

– Б-больше д-днем точно с-спать не буду! – прямо выдохнул последнее слово рыжий. При этом натурально отбивая зубами чечетку за моей спиной.

До трактира оставалось каких-то полторы сотни метров, когда на самом краю освещаемого лампой круга появилось кое-что странное. Нет, не силуэт ночного маньяка или же ужасное привидение. А какое-то непонятное темное пятно на каменной мостовой.

И только когда мы подошли вплотную, стало понятно, что перед нами лежит труп мужчины, рядом с которым валялся разбитый масляный фонарь. Вот и ответ на мой незаданный вопрос. В нашу сторону, оказывается, шел этот чудак, а не городские стражники.

Тали остановилась как вкопанная, прямо окаменев от увиденного. И, судя по шумному и учащенному дыханию девушки, у нее начинался настоящий приступ ужаса. Я же с высоты своего жизненного опыта довольно спокойно рассматривал мертвеца.

Не вижу никакого смысла в том, чтобы бояться трупов. Несмотря на приколы этой планеты, они ведь не встанут и не укусят. Смерть – она везде одинакова, ее не обманешь. По крайней мере, пока не увижу иное собственными глазами, буду считать так.

Итак, судя по одежде, это какой-то заезжий морячок, один из подвидов многочисленной популяции под названием «клиенты Шэвера». Притом его убили, из раны на шее мужика до сих пор понемногу вытекала кровь.

Правда, на брусчатке ее почти не было, что уже довольно странно. Удар нанесли один, разрез очень длинный и четкий, словно работал скальпелем хирург. По идее, около трупа должна быть лужа приличных размеров.

– К демонам вас всех! – в какой-то истерике то ли захрипел, то ли зарычал Риктор, когда, выглянув из-за моей спины, увидел труп.

Рванувшись вперед, парень ударился о мою руку и побежал в сторону трактира. Я же молча наблюдал за спринтом рыжего. Благо его силуэт был хорошо виден на фоне светящихся окон заведения Шэвера.

Стоит признать, моими действиями в этот момент управлял не слишком-то красивый по своей сути холодный расчет. Просто хотелось понять – нападут сейчас на парня или у него получится добежать.

Секунд через тридцать трусливому шалопаю все-таки удалось достичь спасительного здания. Не останавливаясь, он чуть не вышиб открывающиеся в обе стороны двери и, влетев внутрь, исчез где-то в глубине трактира.

– Ар-тур, п-пойдем, п-пожалуйста, домой!.. – заикаясь от страха, прошептала Тали.

Девушка цепко схватилась своими маленькими пальчиками за мой рукав, словно утопающий – за спасательный круг.

– Ты права! – через пару секунд согласился я, так как искать убийцу мужика не собирался совсем.

Это работа местных правоохранителей, моя же присяга полицейского осталась в другом мире. Тем более раз Риктору дали уйти, то грабители или грабитель, возможно, уже давно сделали отсюда ноги.

И тут впервые за эти несколько недель наслаждения уютной жизнью в режиме «все включено», куда, в принципе, даже входили девочки, у меня в голове зазвучали там-тамы. Мои внутренние демоны снова предупреждали о смертельной опасности.

Проклятье! А я ведь был уверен, что на этом мужике все и закончится!

Внезапно где-то справа послышалась длинная трель, состоящая из довольно странных и, можно сказать, пугающих щелчков. В ту же секунду я моментально развернулся, из-за чего грубо потянул за собой Тали, и направил пистолет в темноту.

Ублюдок сделал свой выбор, так что начнем игру.

– Держись за моей спиной! – не оборачиваясь, сказал я Тали.

Одним движением аккуратно освободил из захвата девушки свою руку. Потом достал из кармана фонарик и, включив его, быстро пошел вперед.

Притом насколько правильным было это решение, трудно сказать. Зато щелкунчик от такой наглости просто офигел. Это мне подсказали там-тамы, которые вдруг стали звучать намного тише.

Думаю, враг все еще продолжал строить планы моего убийства, но уже не так категорично, как раньше. Я же с включенным фонариком и готовым к бою оружием продолжал идти ему навстречу.

«Давай, парень, сыграем с тобой в быстрые шахматы», – мысленно предложил я убийце.

Через десяток метров оглянулся, чтобы проверить, как там моя спутница. Тали шла сзади и пока держалась, хотя ее испуганное лицо стало белее мела.

Прости, малышка, но у меня есть одно правило – всегда лучше атаковать первым. Может, такая тактика и дает порой сбои, но ничего идеального ни в моем, ни в твоем мире нет. Поэтому в этой схватке мне лучше занять центр ринга.

Мы быстро шли мимо квадратных складов с небольшими двориками, вход в которые перекрывали мощные решетчатые ворота. Такие я часто видел в фильмах, где показывали старинные фамильные замки.

По логике, тут ночью должны находиться сторожа, ведь даже на Земле еще не придумали дверной замок, который способен остановить любого вора. Однако создавалось впечатление, что внутри складов никого не было.

Наверное, те, кого устраивала такая дерьмовая работа, давно вымерли. Кстати, меня до сих пор удивлял мой первобытный инстинкт. В этом мире он начал действовать совсем по-другому. Можно сказать, стал намного более эффективным.

Раньше я как бы просто понимал, в какой стороне от меня находится источник опасности. Теперь же, словно рыбак, подцепивший на крючок крупную форель, четко чувствовал все метания своего противника.

Расстояние между нами продолжало стремительно сокращаться. Убийца явно запаниковал и словно угорелый метался за складами. Однако сообразив, что я продолжаю четко идти по его следу, неожиданно остановился, а уже через пару секунд бросился в атаку.

Я стал как вкопанный и прицелился: враг должен был появиться из-за угла. А дальше все произошло в считаные мгновения. Вот в луче фонарика блеснули сразу четыре глаза, а потом гибкое белое тело бросилось в мою сторону.

Раздалась короткая очередь из пистолета, после которой послышался довольно громкий визг боли. Зверь, так как я уже видел, что это не человек, попытался уйти с линии огня, но его занесло из-за большой скорости. Следующая очередь четко прошила заднюю часть тела.

И вот тут мои там-тамы снова сработали. Не раздумывая ни секунды, я резко развернулся. Благо первый противник уже и не думал о нападении, а скуля от боли, исчез за ближайшим поворотом.

Дальше все происходило настолько молниеносно, что сработали лишь полученные во время службы в армии и полиции инстинкты. Пальцы нажали на спуск, и через мгновение сильный удар сотряс мою прикрытую бронежилетом грудь.

Короче, меня просто снесли с ног, выбив весь воздух из легких. Однако, падая, я успел повторно нажать на спуск, и пистолет выплюнул в упор последние пули, которые вошли точно в морду четырехглазого нападавшего.

Этот ублюдок прыгнул откуда-то сверху, но явно не с крыши склада, иначе бы насмерть впечатал меня в дорогу. Вылетевшие гильзы еще кувыркались в воздухе, когда я грохнулся спиной на мостовую и, ударившись затылком о брусчатку, отключился.

Млять, хоть шлем в городе носи!

Не знаю, сколько прошло времени: может, несколько секунд или даже минут. Но сознание наконец-то вернулось ко мне, и я смог открыть глаза.

Совсем ничего не вижу. Видно, фонарик отлетел куда-то в сторону и разбился. Хотя нет, просто сверху на меня что-то давило. Притом довольно тяжелое, прижав мою левую руку к груди, из-за чего я не мог нормально дышать.

Этой рукой и оттолкнул неприятную тяжесть. После чего сделал несколько вдохов и выдохов, принеся долгожданный кислород в полупустые легкие. Как раз сразу стало чуть светлее, и я увидел стену ближайшего склада.

Не стоит мне здесь валяться, хоть и там-тамы пока молчат!

Немного приподнялся и сразу заметил источник света – это возле Тали валялась ее лампа. Сама же девушка, закрыв лицо ладонями, сидела на попе прямо на мостовой. Очень распространенный среди женщин защитный стиль.

С другой стороны, это лучше, чем если бы она впала в истерику и рыдала. Или еще хуже – начала кричать и звать кого-нибудь на помощь. Ну да ладно, а вот и мой включенный фонарик валяется слева. Несмотря на падение, он не разбился, хотя не это сейчас самое важное.

Где же долбаный «глок»?

Внезапно почувствовал, что с правой рукой что-то не так. Приподнимаю ее и вижу, что до сих пор сжимаю в ней разряженный пистолет, хотя и не чувствую его. Дальше все делал заученно и быстро: пустой магазин падает на мостовую, и новый вставляется за секунду.

Кое-как поднялся на ноги, и все вокруг закружилось и поплыло. Это и неудивительно, ведь так ударился затылком о камни… Хорошо хоть череп себе не проломил, а вот сотрясение мозга мог заработать.

Наклоняюсь за фонариком, и земля уходит из-под ног. Из-за чего сразу падаю на колени, успевая перед собой выставить руку. Это в какой-то мере спасло мое лицо от неприятной встречи с каменной мостовой.

Пока лучше не вставать, поэтому присел, как каратист на татами. Мне нужно время, чтобы прийти в себя. Лишь бы первый нападавший не вернулся, хотя там-тамы до сих пор молчат, и это успокаивало.

Начал обшаривать фонариком все закоулки. Но свет выхватывал из темноты лишь голые стены и пустые переулки. Что ж, получив несколько пуль, я бы тоже на месте выжившего зверя сделал отсюда ноги.

Некоторое время продолжаю сидеть и прислушиваться к окружавшей меня обстановке, но пока вроде все тихо. Ну а как по-другому – глушитель на пистолет накручен, так что выстрелы не должны были услышать на стенах.

Если только до этих барлэйцев не долетел визг раненой твари. Хотя это вряд ли. Между мной и стражниками метров семьдесят высоких складов, стены которых глушат любые звуки, да и ветер дул от них ко мне.

– Тали!.. – прошептал я и попробовал подняться на ноги.

На этот раз уже не так шатало, поэтому удалось подойти к девушке. Став на колени, я притянул ее к себе и крепко обнял. А вот глаза продолжали рыскать по сторонам. Инстинкт, конечно, пока спит, однако не стоит постоянно доверять ему.

– Тали, нам нужно идти!

Очень аккуратно убрал ее ладошки с лица и посмотрел в заплаканные глаза.

– Давай вместе встанем и пойдем в трактир? Все уже закончилось!

Девушка тихо продолжала всхлипывать, пока мои пальцы нежно вытирали ее слезы.

– Ты, главное, не кричи, когда увидишь труп. Он тот еще уродец. Хорошо?

Соглашаясь, она несколько раз кивнула, а я направил свет фонарика на лежащий невдалеке труп. Глаза Тали мгновенно расширились, но ладонями она тут же закрыла себе рот, чтобы не закричать.

И ее можно понять, там лежала мерзейшая тварь. Небольшая, метра полтора в длину, но очень плотная. Кожа гладкая, как у лягушки. Сильно вытянутая морда без ушей. При этом весь монстр выглядел так, словно кто-то облил его серной кислотой.

Зубастый рот, очень толстая шея, которая почти сливалась с длинным, как дыня, черепом. На первый взгляд и не поймешь, где заканчивается шея и начинается башка. Всю шею покрывали редкие, но длинные иглы, которые после смерти были прижаты к коже.

Телом это существо не слишком напоминало примата, но грудь и живот гоминида хорошо просматривались. Так что некое отдаленное подобие обезьяны и одновременно какой-то адской собаки присутствовало.

Верхние конечности чуть походили на человеческие. Но ладони были очень большие и трехпалые, с лезвиями-когтями на конце пальцев. Из локтей трупа торчали костяные шилообразные отростки.

А смотря на его спину, можно было подумать, будто позвоночник был приклеен снаружи. Притом двухрядный такой да еще шипованный. Этим он чем-то напоминал мне цепь гигантской бензопилы.

Задние конечности имели два коленных сустава. Верхняя часть была как у человека, а вот нижняя, как у той же собаки, сгибалась в другую сторону. Ступни трехпалые, даже не знаю, с чем их можно сравнить.

– Знаешь, что это? – поинтересовался я у девушки.

– Нет!.. – очень медленно прошептала она, одновременно отрицательно покачав головой.

А потом ее взгляд опустился на мой живот, и Тали почему-то испуганно всхлипнула.

Я наклонил голову и понял, насколько в этом бою был близок к смерти. Одежда на груди была порвана в клочья, но это не так страшно. А вот то, что на бронежилете осталось несколько глубоких борозд, как-то напрягало. Еще чуть-чуть – и монстр добрался бы до моих кишок.

Охренеть – как вообще можно порвать то, что останавливает даже пули!

Вскоре мы уже шли к трактиру. Причем девушка старалась не оборачиваться, так как я тащил за собой за заднюю лапу свой охотничий трофей. Шэвер прожил на этом свете немало лет, поэтому должен был знать, что за зверюшка на нас напала.

Конечно, мне бы стоило подумать о реакции посетителей трактира на этого чудика. Однако удар головой о мостовую явно не способствовал трезвому мышлению. Хорошо хоть так и не пришлось проверять психику местных.

В общем, дверь трактира распахнулась, осветив ярким светом улицу, и оттуда выскочил Шэвер с двумя вышибалами. Увидев лампу Тали, он сразу же побежал в нашу сторону. А за ним, словно собачки, последовали оба здоровяка.

Ох и скотина трусливая этот Риктор, мог бы и пораньше всех на уши поставить!

– Драные демоны! – с нотками ужаса в голосе произнес один из амбалов, когда они добежали до нас. А на его лице отобразился нескрываемый страх.

– И как этот зверь зовется? – спросил я у него.

– Демон его знает. Впервые в жизни такое чудище вижу! – ответил тот, не в состоянии отвести свой испуганный взгляд от трупа.

И судя по тому, что было написано на лицах остальных, они тоже струхнули не по-детски.

– Так, хватит пялиться! Быстро тушите все лампы! А ты живо внутрь и рот держи на замке. Даже Хеле не смей ничего говорить! – Шэвер стрельнул глазами на Тали, и девушка без лишних уговоров побежала к дверям.

– А вы!.. – Он повернулся к своим работникам. – Тащите эту мерзость через заднюю дверь в канализационный подвал. Только накройте чем-нибудь, чтоб ни барлэйцы со стен, ни поварихи на кухне ничего не заметили.

– А дальше что? – спросил говоривший со мной бугай.

– Дальше ждите нас там! – недовольно буркнул старик.

Вышибалы забрали у меня трофей и кое-как закрутили его в свои плащ и куртку. А потом быстро потянули монстра за трактир. Мы же с Шэвером пошли в его кабинет.

Оказавшись там, старик закрыл за мной дверь, а потом достал из шкафа огромную книгу. Конечно, не такую большую, как «География» Маско, но все же довольно приличных размеров. Я стал возле окна, а Шэвер уселся за стол и начал нетерпеливо перелистывать страницы.

И не сказал ведь, что у него есть такой здоровенный фолиант… дал бы почитать мне, старый жмот!

Пока я смотрел в окно, он продолжал шуршать листами. Явно не слишком вчитываясь, а целенаправленно ища что-то знакомое.

– А ведь не совсем еще память потерял! – неожиданно сказал хозяин трактира. – Иди сюда, Артур!

Я подошел к столу. Старик же ткнул пальцем в черно-белый рисунок, на котором была изображена в точности такая же тварь, что напала на нас с Тали.

– Это точно он! – уверенно подтвердил я. А сам подумал, что нужно будет как-то данную книгу изучить.

– Ага! – согласился Шэвер и начал читать: – «Молодой морвин, демон из нижних измерений!..»

От услышанного мои брови сами по себе поползли вверх. Но я не стал перебивать старика дурацкими вопросами. После поселения ургов с его самыми фантастическими обитателями разве можно было еще чему-то удивляться?

– «Плотоядный, особенно любит человечину…» и бла-бла-бла! – Шэвер остановил палец на одном из абзацев. – «В редких случаях используется колдунами в качестве охраны. Легко подсаживается на остатки силы от их магических ритуалов, для него это самый настоящий наркотик. Безумно агрессивен, поэтому для контроля требуется слишком много колдовской силы. Из-за чего только опытные маги рискуют использовать этих демонов». Нет, это не то…

Он продолжал водить по строчкам пальцем.

– Вот оно! «В редких случаях могут ночами попадать в наш мир по собственной воле!»

Шэвер громко захлопнул том, из-за чего над книгой поднялось небольшое облачко пыли.

– И что теперь делаем? – поинтересовался я.

– По закону мы обязаны доложить обо всем городской страже. Однако тогда эти шавки могут тобой заинтересоваться. В общем, склады у нас всегда считались опасным местом из-за старой легенды о призраках. А тут еще поползли странные слухи, что там начали пропадать люди. Поэтому будем считать появление морвинов чистой случайностью и промолчим. А то, не дай боги, вдруг это зверек нашего лорда вышел на прогулку, а ты его на тот свет отправил. Драгар Тайлер ведь довольно обидчив. Так что моя совесть чиста; если, конечно, она до сих пор еще жива!

– С телом морвина что будем делать?

– Хм… У меня такой план: порубим его на куски – и в канализацию!

– А твои вышибалы не могут проговориться?

– Возможно, но вряд ли! – наполовину согласился со мной Шэвер. – Ведь после исчезновения тела это будут всего лишь сплетни. Те же, кто не умеют у меня держать язык за зубами, тоже уплывают по канализации в Великий океан.

– Жестко! – нахмурился я и как-то забеспокоился о Тали. Хотя старик вроде бы даже выделял их с Хелой среди остальных работников.

Шэвер поджал губы, как будто понял, что сболтнул при мне лишнего, но потом все-таки ответил:

– Пусть жестко, но зато работает. Тем более я им обоим хорошо плачу. А теперь пошли, проконтролируем разделку туши. Иначе эти придурки бросят в канализацию целый труп, лишь бы ручонок своих не замарать. Или еще хуже, продадут морвина какому-нибудь алхимику. Вот тогда об этом точно узнают Тайлеры, и нам обоим не поздоровится. А мне бы не хотелось на старости лет снова оказаться в тюрьме.

– Хватит слов! Пошли! – согласился я, сделав вид, что не обратил внимание на слово «снова».

А пока мы спускались в подвал, недалеко от трактира, внутри одного из портовых складов, кое-что происходило. Выживший морвин, скуля от боли, зализывал раны длинным и раздвоенным, как у настоящей змеи, языком.

– Кто его так? И где второй? – спросил худощавый, но довольно жилистый мужчина, который стоял и наблюдал за происходившей регенерацией демона.

Этот человек был высокого роста. Одет в облегающую одежду иностранного купца с Южного континента. Хотя если присмотреться получше, то темная кожа имела какой-то ненатуральный загар, а слишком черные волосы явно специально выкрасили в такой цвет.

– Да жрать захотели, вот я их и вывел, как обычно, на ночную охоту. Добычу они нашли быстро. Только кровью успели полакомиться и собрались уже забрать труп, как появился какой-то горожанин с бабой и молокососом. Одного морвина он убил из непонятного для меня оружия, а этого сильно ранил. Но он выживет, я его прилично подпитал силой. Сам в схватку не вмешивался, как ты и предупреждал! – ответил ему абсолютно лысый мужик, одетый в странную длинную одежду, полностью обшитую сверху донизу красно-черными перьями. – Кстати, этот гад уволок труп с собой в трактир! Я так понял, что они с хозяином заведения решили сбросить тело в канализацию, и не побегут к своему лорду!

– Узнай Тайлер про нас, тут давно была бы свора его проклятых барлэйцев. Однако как все-таки подозрительно это выглядит… Случайный горожанин убил морвина из непонятного оружия! – Лжекупец покачал головой. – Ладно, не будем их трогать, а просто покинем наше убежище. Ведь попади труп к Тайлеру – и он может обо всем догадаться. Ну а если эти горожане все-таки избавятся от него, то нечего и шум поднимать.

– Мне собирать наших?

– Да! Собирай всех!

– А куда пойдем?

– В Верхний город! Очень удачно, что я сегодня нашел там нового союзника!

– Но это еще ближе к замку Тайлеров. А значит, шанс обнаружения нашей защиты сильно возрастет. Тут одного морвина надолго не хватит, тем более он ранен и не будет успевать пожирать исходящие сгустки силы.

– Днем привезут еще двоих! Наш корабль пока курсирует недалеко от входа в фьорд. Я ведь тебе говорил, что не зря мы так долго выслеживали их! – Фальшивый купец улыбнулся.

– Ну а кормить чем будем? У нас из-за питания и с этими были некоторые проблемы, а когда их станет трое… Тем более на корабле ведь есть старый матерый демон, так что жрать будет сразу за троих. А в Верхнем городе после первой же пропажи начнется дикий переполох! – с нескрываемым сомнением в голосе произнес человек в одежде с перьями.

– Союзник уверил меня в бесперебойных поставках свежей человечинки, которой никто и никогда не хватится. Сегодня днем мы с ним нашли очень много общих интересов, так что он теперь в нас сильно заинтересован. Впрочем, как и мы в нем! – ухмыльнулся в ответ его собеседник.

– Ох и ходим мы по краю пропасти… Ты ведь знаешь, насколько старый Тайлер опасен. Чем дольше мы здесь находимся, тем больше шанс, что он нас обнаружит.

– Согласен, но иного выхода нет! – Купец резко поменял веселый тон на серьезный. – Задача перед нами поставлена четко, поэтому мы все должны подготовить и ждать. Ну а если провалимся, то кое-кто начнет искать виновного. А ты хочешь быть им? Я вот – нет!

И на этот раз собеседник ему не ответил, а лишь тяжело вздохнул. Молчаливо соглашаясь с аргументами псевдокупца…

Ну а в подвале трактира вышибалы методично разрубали тело морвина на мелкие кусочки, почти сразу же выбрасывая их в колодец. Шэвер же крутился вокруг большой разделочной колоды и не давал своим людям схалтурить.

Он висел над двумя здоровенными мужиками, словно повар над поварятами при готовке теми изысканного блюда. Так что даже если где и выплывет мясцо нашего трупа, то никто ничего не поймет, уж слишком его хорошо разделывали.

Да и, по словам старика, северные угри в городской канализации были неспроста такими упитанными. Эти рыбины пожирали там все подряд, так что очень быстро от морвина останутся лишь кусочки порубленных костей.

Кстати, это нужно запомнить и больше такую рыбу не есть. Ее, я знаю, в трактире подавали в качестве дарвэнского деликатеса для простого люда!..

Я сидел на большом деревянном ящике и с недовольной гримасой на лице рассматривал свой порванный бронежилет. Демон, конечно, не насквозь его порезал, но все-таки дорожки от когтей сильно впечатляли. Интересно, а что было бы со мной, проживи он хоть на пару-тройку секунд подольше?

– Сделайте перерыв! – внезапно попросил я, вставая и подходя к одному из громил.

Тот перестал рубить спину морвина и выпрямился, отряхивая с кожаного передника прилипшие вместе с застывшей черной кровью небольшие куски мяса. Видок у него был еще тот, самый настоящий мясник из какого-нибудь фильма ужасов.

– Что-то не так?

Шэвер посмотрел на меня.

– Погоди минутку! – ответил я и склонился над трупом с бронежилетом в руках. Убедившись в своей догадке, взглянул на старика. – Давай отойдем в сторонку.

И когда мы это сделали, то уже в углу я прошептал ему:

– Мне нужно коготки морвина себе оставить! Только так, чтобы эти двое ничего не знали, все-таки это улика против нас.

Шэвер как-то не слишком сильно удивился моему странному желанию.

– Трофеев хочешь?

Старик неожиданно для меня как-то по-отечески улыбнулся.

– Можно сказать и так! – ответил я, хотя до конца не понимал, зачем они мне нужны. Просто не мог выкинуть такие странные и очень эффективные лезвия. Может, попозже где и пригодятся.

– Ладно, сейчас избавлюсь от этих двоих!

Он повернулся к молча стоявшим амбалам, смотревшим на нас с какой-то усталостью в глазах. Это и неудивительно: насколько я помню, они работают в трактире с самого утра. А значит, вскоре уже должны были уйти домой.

– Сходите наверх и принесите побольше горячей воды, нужно всю кровь с пола отмыть. А Артур пока помахает за вас топором.

Короче, через полчаса работа была закончена, хотя и пришлось ради этого немного измазаться кровью. Кстати, Шэвер решил вышибал домой не отпускать. Он оставил их в трактире до самого утра, чтобы те лишнего своим женам в постели не сболтнули.

Пока здоровяки драили пол, я разделся и полностью помылся, использовав ведра три теплой воды. Так как, по словам одного из громил, все бассейны четвертого этажа были заняты любителями женских утех.

И лишь когда пол вокруг заблестел от чистоты, мы поднялись наверх. Шэвер со своими работниками продолжил заниматься делами трактира. Я же пошел к себе, так как, несмотря на все эти безумные происшествия, тупо хотел спать.

Очутившись в комнате, закрыл дверь на засов и подошел к горящему камину. Тут сбоку в стене находился тайник с моими вещами. Я открыл потайную дверцу и положил возле стоявшей винтовки завернутые в тряпицу когти морвина.

Попозже придумаю, что с ними делать, а пока захлопнул дверцу. Щелкнул замок – и вот передо мной снова обычная стена. Кровать, как всегда, была уже кем-то из обслуги застелена; что ни говори, а жилось тут как в гостинице, самому не приходилось ничего делать.

Я подошел к окну и открыл его. В комнату мгновенно ворвался холодный ветер, но камин все равно скоро вернет свое. Эти странные белые камешки, которые местные использовали в качестве топлива, совсем не походили на уголь, зато горели намного дольше и жарче.

Кстати, небо выглядело уже не так грозно. Темные облака частично рассеялись, и теперь луна ярко освещала ночной Дарвэн. Я оперся руками на подоконник и посмотрел на горы, которые находились на северном берегу реки Проклятых.

Они напоминали мне то лето, когда мы всей семьей совершили поездку в Непал. Конечно, эти горы явно будут меньше Гималаев, но все равно впечатляли своей красотой и мощью. Особенно ночью, когда их освещала местная луна…

Внезапно за моей спиной раздался довольно тихий и в то же время настойчивый стук в дверь.

Неужто Шэвер снова прислал девушку?

Но я все равно взял пистолет, когда пошел открывать дверь.

Может, плюнуть на все и наконец-то прервать свой пост? Пообщаюсь с работницей старика, пойму, хочет ли она этого или же ее просто заставили. При втором варианте мне такой секс точно не нужен.

Ну а если что подхвачу, то вылечусь этой кралин-травой. Лишь бы там была не малолетка.

Я вздохнул и открыл дверь. И даже смог удивиться – ведь передо мной стояла малышка Тали.

Девушка была одета в теплый халат и какой-то местный аналог ночнушки из материала, напоминавшего лен. В своих ладошках она держала так запомнившуюся мне обувь на высокой платформе.

Все-таки это было немного странно. Дело в том, что до этого Шэвер никогда не присылал ее ко мне на ночь. Да и играли они с Хелой у него роль каких-то личных секретарш. Я даже подумывал, а не развлекается ли дед иногда с ними…

Пока в моей голове проносились эти мысли, Тали, не дожидаясь приглашения, быстро проскользнула внутрь. Закрыв дверь, я посмотрел с улыбкой на эту красивую девушку и поинтересовался:

– Тебя ведь старик ко мне прислал?

В ответ она лишь отрицательно покачала головой и немного вымученно улыбнулась.

А вот это уже интереснее… похоже, я кого-то покорил схваткой с морвином. Лишь бы Шэвер на меня не обиделся, если она в действительности его любовница. Хотя пошел он к черту, девушка сама ко мне пришла.

Тали стояла и молчала, а мой мозг почему-то начали одолевать новые сомнения. Нет, на меня не повлиял мой дедушка-пастор, который любил твердить, что секс до брака – это небогоугодное дело. Просто дома соблюдались определенные правила.

Не сказать что железобетонные, но мы уже полгода встречались и даже иногда шутили про совместное будущее. И ведь в самом деле все шло довольно гладко. Хотя потенциальный тесть и по совместительству собственный шеф немного смущал.

Ладно, в этом вопросе стоит сделать скидку на то, что на Землю можно вообще больше не вернуться.

Тогда оставалась вторая проблема: мне так и не удалось до конца узнать обычаи местных. Не хотелось с утра иметь лютые проблемы с ее родителями или законом. Поэтому, обдумывая все это, я продолжал несколько секунд молча стоять, как какой-то истукан.

– Мне нужно уйти? – первой нарушив тишину, спокойно предложила Тали, и на ее лицо промелькнула легкая тень разочарования.

– Даже не думай об этом! – Я произнес это слишком поспешно, чем вызвал у ночной гостьи приятную улыбку. – Понимаешь, мне бы не хотелось нам обоим навредить!

– Ты ведешь себя грубо с женщинами? – поинтересовалась она, с каким-то испугом посмотрев мне прямо в глаза. – Любишь причинять боль? Или…

– Нет-нет! – резко перебил я ее и сделал жест рукой, как бы отметая эти и все другие оскорбительные для меня подозрения. – Я очень хороший и добрый человек!

– Ну тогда в чем проблема?

Тали улыбнулась, а ее удивленный взгляд волшебным образом даже усилил заданный вопрос.

– Я ведь впервые в Дарвэне, поэтому не знаю ваших законов и обычаев. А вдруг отношения между мужчиной и женщиной до брака у вас караются смертью. Просто не хотелось бы получить утром кучу проблем.

Услышав такой ответ, Тали издала короткий смешок и как-то даже слишком галантно прикрыла ладошкой свои губки.

– Ты такой забавный, Артур! Столько времени прожил над четвертым этажом, а задаешь такие странные вопросы.

– А при чем тут четвертый этаж? – ляпнул я, и сразу же все понял.

– Там бордель! – улыбаясь, пояснила она.

– Последний вопрос…

Мне хотелось окончательно подстраховаться, однако моей гостье, видимо, это порядком наскучило. Тали сделала шаг вперед и, обняв меня за шею, соединила наши губы в глубоком и очень приятном поцелуе.

Все сомнения мгновенно куда-то исчезли. И, подхватив девушку на руки, я отнес ее на свою кровать. Где очень аккуратно положил на матрас и почти сразу же легонько придавил своим телом.

Начал целовать ее губы, потом щечки, перешел на шейку. Старался не торопиться и быть нежным, удерживая пока на привязи горевший внутри огонь страсти. Который прямо-таки вспыхнул, когда я снял с Тали халат, а потом задрал до груди и ночнушку.

Избавив девушку от одежды, чуть не застонал от удовольствия. Эта ночь мне подарила настоящий джек-пот. У малышки оказалась не только шикарная фигура, но и крупная грудь, просто идеальная по величине для ее небольшого роста.

– Подожди немного, Артур!.. – чуть поплывшим голосом прошептала девушка.

Ведь я уже начал гладить руками ее затвердевшие соски и покрывать их поцелуями.

Она разжала ладонь, в которой оказался небольшой флакончик.

– Для чего это?

– Чтобы в будущем у нас с тобой не было проблем!

Тали улыбнулась и, элегантно вынув пробку, не спеша выпила все содержимое.

– А почему до прихода не использовала? – для чего-то спросил я, догадавшись, что это какое-то местное противозачаточное.

– Просто зачем тратить зря? Может, ты меня, как и других, отправишь ни с чем… И не поможет, что я эти несколько недель своими нарядами тебя с ума сводила.

Девушка улыбнулась и притянула мою голову к себе. Мы ласкали друг друга, и некоторое время мне даже удавалось сдерживаться. Хотелось произвести неизгладимое впечатление и как можно сильнее возбудить свою партнершу.

Мои губы скользили по ее бархатистой шее, а руки гладили упругие груди. Когда же язычок переходил на соски, то мои пальцы опускались ниже и заставляли Тали стонать от удовольствия.

Ну а потом наркотик из гормонов окончательно заполонил мой мозг, и с ласками было покончено. А так как малышка уже вся пылала, то, не боясь причинить ей боль, я вошел резко и глубоко, с места начав довольно быстро ускоряться.

Жаль только, что из-за долгого поста развязка наступила намного раньше, чем мне бы хотелось. Но это не имело никакого значения, ведь столь длительное воздержание позволило почти сразу повторить соитие.

Приятная девушка, и притом с таким симпатичным лицом, плюс эти многочисленные недели без секса… Короче, следующие часа три я продолжал играть роль бога любви. И наконец, когда в очередной раз поймал кайф, но продолжил ее ласкать, Тали прошептала опьяневшим голосом:

– Я подозревала, конечно, что ты силен, но не настолько же… А наши дуры на кухне еще говорили, что Артур, скорее всего, предпочитает мальчиков!

– Они ошибались! – Я улыбнулся, но так и не оторвался от ее грудей.

– И на сколько у тебя еще хватит сил?

– На столько же!

– Тогда сделаем маленький перерыв? Мне нужно на минутку отойти! – неожиданно предложила она, и отпустив свою красавицу, я прилег на кровать.

Тали быстро оделась и вышла из комнаты, но вскоре вернулась. Правда, не одна, а вместе с Хелой.

– Привет!.. – только и смог я выдавить из себя, опешив от вида этой высокой брюнетки.

– Что-то он не особо рад моему приходу… – Хела как-то странно усмехнулась и вопросительно посмотрела на Тали.

Но та лишь улыбнулась в ответ и закрыла дверь на засов.

– Все нормально, он и на меня так же смотрел. Но поверь, дальше тебе очень понравится!

– Сейчас проверим! – Хела с улыбкой посмотрела на меня и одним движением сняла с себя платье.

Она была стройной и очень высокой, как минимум одного со мной роста. Длинные иссиня-черные волосы и темно-карие глаза придавали ей вид настоящей сексуальной ведьмы из фильмов.

Телосложением девушка напоминала мне одну мою знакомую любительницу пауэрлифтинга. Та была отнюдь не качок, но что-то спортивное в четких линиях и пропорциях тела у нее, как и у Хелы, присутствовало.

Однако когда девушка поднимала руки, стаскивая через голову платье, то я убедился, что любительнице пауэрлифтинга до нее далеко. Пусть крупная грудь на таком теле и не смотрелась настолько эффектно, как у Тали, но зато все остальное – словно точенное из слоновой кости.

Что сказать, мои глаза просто пожирали такое идеально спортивное тело.

– Ты ему нравишься! – произнесла Тали, увидев мой восхищенный взгляд.

Она также скинула с себя одежду, и через мгновение обе подружки были на моей кровати. Причем Хела сразу же взяла на себя роль лидера и оседлала меня, а потом, наклонившись, впилась в мои губы.

– Все нормально? – спросила брюнетка, оторвавшись от поцелуев и посмотрев на меня своими колдовскими глазами, в которых отражался огонь горевшего камина.

– Даже не сомневайся! – улыбнулся я и, притянув к себе девушку, перевернул ее на спину.

Хела оказалась из тех горячих пантер, что не любят лишних слов. В общем, никаких предварительных ласк она не захотела, а сразу же заставила войти в себя. Поэтому вскоре я работал, словно затвор в пулемете, так как мне совсем не позволяли сбавлять темп.

Ставшая пассивным наблюдателем голубоглазка Тали казалась какой-то слишком уставшей, и довольно скоро вообще уснула. Да таким мертвым сном, что даже сильно трещавшая кровать не смогла ее разбудить.

А вот Хела, словно настоящий спортивный тренер, продолжала подгонять меня и не давала сбавлять темп. Наконец я изверг в нее все до конца, и в изнеможении упал рядом на спину. Все-таки после такой нагрузки хотелось бы немного отдохнуть.

Однако как бы не так… Девушка спустилась вниз и очень быстро привела меня в состояние полной боеготовности. Эти язычок с губками даже мертвого смогли бы из могилы поднять, не то что пусть и сильно уставшего, но изголодавшегося по ласкам моего боевого друга.

Поэтому наш безумный марафон продолжался настолько долго, что чувство времени было мною потеряно. А ее ротик просто не давал мне никакого шанса на отдых, даже после покорения очередной вершины.

В общем, в какой-то момент секс превратился в самую настоящую каторгу и борьбу с мужским самолюбием. Однако я старательно не подавал виду, а продолжал играть в несокрушимого любовника. Как-то мне не слишком хотелось опозориться.

И когда наступила очередная кульминация, при которой мой боевой друг смог выдать из себя почти один лишь воздух, то я так сильно и грубо входил в девушку, словно хотел этим наконец-то убить засевшего внутри нее демона.

Я упал на спину, а у повернувшейся ко мне Хеле взгляд был, как у поплывшей от кайфа наркоманки. Девушка как-то растерянно улыбнулась и впилась в мои губы, после в шею, грудь… короче, снова по той же схеме.

Черт… придется ее остановить. Ведь она вряд ли сможет снова завести мой агрегат. Ну а если и сможет, то такие нагрузки мне уже явно вредят. Минут пять назад даже впервые в жизни заболело сердце при сексе.

– Ты мне с первого дня понравился! Такой красивый и явно очень сильный. Когда вы после купания сидели с Шэвером за столом, то он нас предупредил, чтобы все тебе улыбались. Никогда не видела старика таким, он одновременно восхищался тобой и в то же время сильно боялся чего-то. А теперь, как оказалось, ты и по мужской части заменишь двоих сразу. Хочу тебя теперь только ласкать!

После этих слов Хела вымученно улыбнулась и спустилась ниже.

– Не нужно, иди ко мне!

Пока я говорил, аккуратно притянул к себе этого демона, поцеловав ее в уставшие и от этого немного пассивные губы.

– Ты, я вижу, сильно устала, Хела! Так что не нужно себя мучить, давай спать!

Девушка улыбнулась и прошептала:

– Артур очень хороший!..

Она положила голову на мое плечо.

– И слишком добрый!.. – расслышал я последние слова, и брюнетка сразу же отключилась, так как возле моего уха раздалось тихое сопение.

Я подождал некоторое время, чтобы девушка поглубже погрузилась в сон. Убедившись, что этот демон окончательно отключился, аккуратно убрал ее голову со своего плеча и встал с кровати.

Сначала достал из шкафа второе одеяло и укрыл их обеих. Потом поворошил кочергой горящие угли, ну или как их местные называли. И открыл окно, чтобы свежий воздух немного меня взбодрил.

Ну и денек сегодня выдался… сразу и не поймешь, стоит мне радоваться или нет. Я, конечно, не против секса втроем. Но если этим злоупотреблять с такими демонессами, то можно в самом расцвете сил сдохнуть от инфаркта.

Постояв немного, я прикрыл окно, оставив лишь небольшую щель. И вскоре уже лежал между двумя спящими девушками. Почему-то сразу не уснул, вместо этого мой мозг все еще некоторое время пытался проанализировать сегодняшний день.

Зачем Тали привела Хелу? Даже если они очень близкие подруги, то где же природное женское чувство собственности? С другой стороны, этот мир – не моя родная Земля, поэтому и логика местных может отличаться.

Меня беспокоило лишь одно. Можно понять, что от тебя хочет одна девушка: ей нужен надежный партнер и защитник плюс секс. Но вот что в голове у этих двоих, которые взяли и без проблем разделили меня между собой?..

Вот с такими немного странными мыслями я и уснул. А когда проснулся, то понял, что организм устроил себе небольшой выходной.

Обычно я вставал очень рано, еще до восхода солнца. Однако через окно уже пробивались солнечные лучи. На кровати оказался один, Хела с Тали, наверное, ушли работать. Вот тебе и чуткий сон бывшего военного.

Все тело сильно болело. И неудивительно, давно уже не давал себе такие нагрузки. Но зато можно сегодня не отжиматься и не качать пресс. До этого именно с такой силовой зарядки начинался мой очередной день.

Слез с кровати и, подойдя к окну, открыл ставни. Холодный воздух быстро наполнил комнату. Северная осень все-таки депрессивная пора года. Даже город выглядел мрачновато, так как на улице стоял довольно густой туман.

Не спеша умылся холодной водой из стоящего на стуле ведра. Не торопясь вытерся висевшим на спинке полотенцем и начал одеваться. Не забыл и наплечную кобуру с «глоком», из-под меховой жилетки оружия почти не было видно.

«Его лучше всегда держать под рукой. Если что пойдет не так, пистолет поможет прорваться в комнату, а винтовка остановит хоть целый отряд. А то вдруг придут по мою душу», – думал я, стоя перед большим зеркалом на стене. После чего сам себе подмигнул и вышел в коридор.

Там никого не оказалось, но в общем-то на пятом этаже так всегда. Работники трактира или трудились внизу, или же отсыпались после ночной смены. По дороге на кухню зашел в туалет – длинная кирпичная труба шла прямо в подземную канализацию.

В кухне для меня еду всегда оставляли в накрытом маленьком бочонке. Вот и сейчас нашел там хороший кусок сыра, ветчину, а также глиняную бутылку сока. Правда, сок был чуть водянистым, видно, рыжий опять разбавил его водой.

Тали говорила, что этого вечно голодного прожору уже несколько раз ловили на подобном. Но и его можно понять: даже этот вроде обычный сыр редко давали работникам, у них на столе были в основном морепродукты.

Что-то кусок после таких мыслей в горле застрял… Да что со мной такое, никто в трактире с голоду не пухнет. Даже на Земле одни жрут лобстеров, а другие и куску пиццы рады. Ладно, молча жую и не думаю об этом.

Я продолжал сидеть за столом и утолять голод, когда появилась толстуха Абира. Она в трактире была почти за главную, такой аналог местного сержанта.

– Здравствуйте, господин Артур! – уважительно поздоровалась со мной пампушка, окинув быстрым взглядом столовую. – Не было тут моего Риктора?

– Доброго утра! Нет, вы первая, кто мне сегодня повстречался.

Женщина недовольно покачала головой и закрыла дверь. А я, дождавшись, пока затихнут ее шаги, посмотрел в угол, где стояла бочка:

– Вылазь, твоя смерть ушла!

Ничего не произошло, поэтому пришлось привести более серьезные аргументы:

– Хреновый из тебя шпион – носок ботинка торчит. Или же мне вернуть ее?

Наконец из-за бочки послышались какие-то звуки, и появилась голова рыжего шалопая.

– Доброе утро, господин Артур! – поздоровался он со мной и боязливо покосился на дверь.

Вместо ответа я кинул ему на треть полную бутылку сока, парень мгновенно подскочил и поймал ее.

– Это тебе! – сказал я и, подмигнув, покинул комнату, услышав в ответ тихое «спасибо».

По дороге встретил одну из работниц и поинтересовался местонахождением Шэвера. Хотя можно было и не спрашивать – старик утром постоянно сидел в баре для богачей. Эту его привычку я уже хорошо запомнил.

План здания выучил хорошо, поэтому быстро спустился в Алую питейную, которая находилась на третьем этаже. Выглядела она, конечно, солидно, но меня раздражало засилие одного цвета.

Шэвер сидел за одним из столиков возле окна. И не спеша потягивал эль из большого кубка. Удивительно, почему он до сих пор такой тощий. Это пойло по вкусу напоминало сладковатое пиво и наверняка содержало кучу калорий.

– Доброе утро! Ну что там с морвином? Тишина? – негромко спросил я, усаживаясь напротив старика.

– Доброго утра, Артур! Да, пока вроде все тихо! Сам сижу вот и успокаиваю нервы элем. Кстати, будешь?

Он кивнул на кувшин с напитком.

«Ага, каждое утро ты так себя успокаиваешь», – подумал я.

– Не люблю его! Хотя от чего-нибудь покрепче не отказался бы. Главное, чтобы не то пойло, которое подают на первом этаже.

– На первом этаже у меня отличные напитки! – улыбнулся Шэвер и, подняв руку, позвал свою работницу, сказав ей какое-то странное название.

Вскоре девушка принесла нам две маленькие металлические рюмки и довольно большую бутылку из темного стекла. Я налил в одну из них немного жидкости и подозрительно принюхался.

– Пей, это очень хороший напиток! – сказал Шэвер, потягивая эль из своего кубка.

И действительно старик не соврал, по вкусу походило на густой виски, притом довольно хорошего качества.

– Хороший виски, хоть и немного странный! – похвалил я его выбор и откинулся на спинку стула, а по моему горлу в сторону желудка пополз горячий удавчик.

– Виски? Впервые слышу такое название! А это хани, медовый крепкий напиток по рецепту альвов! – поправил меня Шэвер. – Он очень дорогой, и привозят его из королевства Алара, что южнее Черной степи. Но у меня Абира такой умеет делать, и сколько остальные работники ни пытались приготовить его, только у нее настоящий хани получается.

– Она его в деревянных просмоленных бочках выдерживает? – поинтересовался я.

– Нет, большая стеклянная емкость. А ты в этом разбираешься?

– Немного. Но раз выдержка в бочках не используется, то Абира гонит это из обычной браги. Это такая смесь всякой ерунды; думаю, вы из нее эль делаете.

– Ну да, эль готовится так! – подтвердил мои слова старик. – Но почему у других хани получается вонючим?

Я улыбнулся такой неосведомленности старика.

– Просто Абира качественно его очищает. А для такого цвета и запаха добавляет какой-то ароматный концентрат.

– Так ты знаешь ее секрет? – не поверил мне Шэвер.

– В общих чертах да, – кивнул я. – Обычно виски хорошо очищают плюс оставляют на три-четыре года в деревянных бочках. Это все ради цвета и запаха. Но она этого не делает, а значит, бочки заменяет какой-то настойкой.

– Точно! – Глаза старика заблестели. – У Абиры весь шкаф заставлен разными бутылочками. А ты, Артур, в этом точно разбираешься?

– Ну как бы да. У меня в семье один из дедушек всю жизнь работал на винокурне, – улыбнулся я и посмотрел в окно на затянутую туманом улицу. – Поганая сегодня погода, не правда ли? Вообще нет ни сил ни желания учить язык.

– Оно и понятно! Мне уже доложили, что творилось ночью в твоей комнате. И что там кто-то так стонал, будто ее били палкой. Хотя так и было, палкой, что у тебя между ног.

Старик просто заржал своей шутке.

– Быстро тут у вас слухи разносятся! – хмыкнул я. – А так да, ночь была отличная!

– И с кем? Давай уже хвались!

– С Тали и Хелой! – спокойно сказал я, не сводя глаз со своего собеседника.

И вот тут его лицо как-то сразу изменилось.

Проклятье, все-таки они его любовницы!

– Что не так? – сразу же в лоб спросил я.

Он не ответил, но явно продолжал дуться.

– Прекращай, Шэвер! Сам говорил, что должен мне за спасение. Так что говори: где я накосячил?

Старик продолжал еще некоторое время дуться, хотя выглядело это как-то слишком наигранно, а потом выдал:

– Тали моя дочь вообще-то!

«Вот дерьмо… лучше бы любовница!» – подумал я, беря бутылку и наливая себе новую порцию этого хани-виски.

Выпил одним махом, потом налил еще и, немного подумав, столько же плеснул во вторую рюмку для старика.

Ну козлы… и никто ведь ни разу об этом даже не обмолвился.

– А Хела тебе хоть не родня? – внезапно поинтересовался я.

– Нет, она дочь моей бывшей любовницы! – пожал он плечами. – Живет здесь, так как некуда больше пойти.

«Ладно, хоть с брюнеткой проблем не будет», – подумал я.

– Ты ведь знаешь, что мне незнакомы ваши обычаи?

– Знаю и поэтому хоть и обижен, но не виню тебя, – кивнул он в ответ.

– У вас девушкам до замужества нельзя спать с мужчинами?

Я задал этот вопрос, а сам подумал: а знает ли старик, что Тали потеряла невинность точно не вчера, со мной?..

– Ну почему же, можно, конечно! – ответил он и взял вместо кубка рюмку с хани-виски.

– И в чем тогда проблема?

– Спи с кем хочешь, только сохрани при этом репутацию семьи! – ответил Шэвер, продолжая держать рюмку, но так и не выпив из нее.

– И как незамужней девушке можно переспать с кем-то и при этом сохранить репутацию?

У меня сложилось впечатление, что кое-кого разводят на обычную женитьбу.

– Ну, все очень просто: если женщине это было очень выгодно, то ее будут даже уважать.

– Нужно просто заплатить за ночь? – спросил я, не скрывая своего удивления.

Меня что, просто решили кинуть на бабки? Бог ты мой, как же все просто…

– Ты что такое говоришь?!

Старик даже разозлился и так грохнул ладонью по столу, что на нас посмотрели некоторые посетители питейной. Поэтому дальше Шэвер продолжил разговор шепотом:

– Ладно, извини, Артур!.. Ты ведь совсем не разбираешься в наших обычаях. Вот представь, будто представительница семейства купцов стала любовницей лорда, а он ее семье за это дал какие-то привилегии. Вот это и есть разница между мудрой женщиной и обыкновенной шлюхой.

«Ни хрена не вижу разницы», подумал я, но вслух уточнил:

– Я не лорд, Шэвер!

– Жаль, что не лорд, Артур! – Старик сжал губы в тонкую линию и задумался. – Но если ты моей дочери преподнесешь дорогой подарок, то над ней, а заодно и надо мной точно смеяться не будут. Ведь эти поварихи с кухни все равно обо всем узнают, а богатого любовника у нас незазорно иметь.

– А разве сейчас они не знают? Тебе ведь кто-то уже рассказал о ночи!

– Тот, кто мне рассказал, другому не нашепчет! – улыбнулся старик. – Но и эти бабы все равно догадаются. Особенно если вы продолжите свою…

Запнувшись на последнем слове, Шэвер снова нахмурился: видно, его сильно задевали мысли про наш секс. Но что-то мне подсказывало, что он просто хорошо играл. Делал вид, будто ему это неприятно.

– Значит, хороший подарок решит все проблемы?

– Да! – Отец Тали кивнул головой. – Никто не скажет, что она идиотка, а ее папаша баран.

– А на какую сумму он должен быть?

– Ну, даже не знаю… Тут уж зависит от твоего уважения к ней, – сказал старик и почти сразу же добавил: – И к ее семье!

– А как мне поступить с Хелой?

– Как хочешь! – Он махнул рукой.

Это немного удивляло: почему он хочет кинуть третьего участника их аферы?

– Кстати, а почему Тали у тебя на кухне работает?

– А где ей еще быть? – с какой-то искренностью в голосе удивился хозяин трактира.

– Ну, не знаю… С матерью, например. Учиться быть хорошей женой.

– Ее мать сбежала много лет назад. Она была неместной, приплыла на корабле с грудной дочерью и некоторое время жила здесь. А потом оставила мне своего приемыша и там и свалила вместе с…! – последние слова Шэвер так и не произнес, но по выражению его лица мне стало понятно, что воспоминания были не из приятных.

– Она так и не стала твоей женой? – уточнил я, а в голове появилась мысль немного потрепать нервы этому аферисту.

– Больше мне делать нечего, как жениться на всех своих любовницах! – с вымученной улыбкой произнес старик, но у меня почему-то создалось такое впечатление, что та женщина его явно зацепила.

– Незаконнорожденная дочь, получается. А это не снижает ценность подарка? – потроллил я его.

– Нисколько! У нас мать не важна, главное – отец! – быстро ответил Шэвер.

Этот хитрый жук явно придумывает некоторые вещи на ходу.

– Еще один вопрос. Это твоя бывшая прибыла с грудной дочуркой. Она не в Хелу потом, случайно, выросла?

– Ну да! – кивнул головой старик. – Но, как я сказал, с этой можешь делать что хочешь! Я и оставил ее только ради Тали, они все-таки сестры.

Услышав такое, я вроде бы почти полностью сложил разыгравшуюся вчера мозаику. Может, Тали решила заработать на мне и заодно в обход Шэвера помочь и сестре. Неприятно, конечно, оказаться лошком, но не так страшно, как могло бы быть.

– Ладно! Думаю, мы этот вопрос с тобой уладим. За сколько такой можно продать? – спросил я, доставая из кармашка один из перстней мумии и катнув его в сторону старика.

– С ума сошел! – Шэвер быстро хлопнул ладонью по столу, накрыв ею перстень, а в нашу сторону снова покосились некоторые посетители.

– Ну да, прости. Забыл про реакцию тех морячков! – извинился я.

Действительно, все эти размышления по поводу вчерашней спецоперации старого авантюриста и двух хитрозадых телок, заставили меня действовать необдуманно.

– Зато ты тем вайхэнским ублюдкам воздал по заслугам! – улыбнулся Шэвер.

При виде перстня он заметно повеселел. Ну конечно: чувствует мышь запах сыра…

– Так моряки были вашими южными соседями?

– А кем еще? – удивился старик. – Сейчас идет очередная осада Равэнштора, вот они и активизировались. Ловили на реке возвращавшихся нармаерских купцов. Война-то началась совсем недавно; видно, надеялись, что про нее не все еще знают.

– Так что это за колечко?

Шэвер нарочито медленно еще раз осмотрелся и, удостоверившись в отсутствии лишних ушей, прошептал:

– Королевский перстень цваргов! Кстати, а где ты его взял и есть ли у тебя еще?

Вот тут пришла моя очередь задуматься. По идее, тогда на корабле он видел и другие перстни. Так зачем тогда спрашивает – просто узнать о месте, что ли?

– Есть немного! – улыбнулся я. – А нашел их в одном горном склепе!

– А там было много захоронений? – Старик даже затаил дыхание.

– Всего два, но мне удалось вскрыть только одно! – соврал я.

– Жаль! Вайхэнский маг надеялся, что эти кольца – из великой гробницы горных королей! – немного разочарованно вздохнул старик. – Только удивительно, как ты туда проник, магия цваргов очень сильна. До сих пор ведь отыскали лишь одну из великих гробниц горных королей. Да еще несколько небольших склепов нашли.

– Эти королевства урги уничтожили?

– Да, почти все, кроме последнего! Его столица расположена недалеко от Дарвэна на горе, которую мы называем Цварг-холл. А ты запомнил местонахождение склепа? Стоило бы вскрыть и второе захоронение!

– И да, и нет!

– Это как? – Он с явным недоверием посмотрел на меня.

– Эти горы мне незнакомы, но думаю, если что, найду. Склеп расположен довольно близко от того поселения, где нас с тобой пытались принести в жертву.

При моих последних словах Шэвер неосознанно дотронулся рукой до своей шеи. Видно, эти воспоминания остались на всю жизнь.

– Ну так за сколько его можно продать? Мне ведь не хочется обижать дочь своего единственного друга! – Я аккуратно забрал у него из-под ладони перстень.

Старик улыбнулся и, чокнувшись об мою кружку, наконец-то выпил местный виски.

– Не спеши, Артур! Достаточно твоего желания решить столь щекотливый вопрос. Просто с перстнями цваргов нужно быть очень осторожным. Можно получить больше проблем, чем прибыли. Ты, помню, искал для себя работу?

– Ну да! А что нужно делать?

– В порту состоится очень прибыльная для меня сделка. Будешь моим телохранителем?

Он вопросительно посмотрел на меня.

– Хорошо! – кивнул я.

– Отлично, тогда через полчаса встретимся у Высокого крыльца. Главное, не опаздывай, у меня там все строго по расписанию. Возьми свое оружие, какой-то этот купец подозрительный. А еще, как это ни странно, когда он прибывает, то всегда стоит такой туман.

И Шэвер посмотрел в окно, где белая дымка еще больше укутала соседние с трактиром здания.

Я покинул питейную и по дороге в комнату повстречал Хелу. Девушка игриво улыбнулась и хотела пройти мимо, но так как никого не было, то я обнял ее за талию и прижал к себе. Думаю, вечером нам нужно будет во всем разобраться.

А так, конечно, она была красивая. Не уступала фигурой Тали, а может, даже в чем-то являлась более сексуальной. Сюда бы хорошего визажиста, он бы сделал из нее шикарную красотку…

– Мы к тебе сегодня вечером опять придем!.. – прошептала она мне на ушко, и выскользнула из моих рук.

Оказавшись в комнате, я скинул куртку. Поверх теплой рубахи нацепил броник. Оставил защиту только на плечах, а сверху надел большой теплый плащ, специально такой подобрал. Зато можно ходить в амуниции и не привлекать к себе внимание.

Через полчаса я уже стоял на Высоком крыльце, это был прямой вход с улицы в Алую питейную. На первый этаж, где пьянствовали люди победнее, вела отдельная дверь на другом конце трактира.

Через минуту появился Шэвер в сопровождении двух амбалов. Это были уже не те, что рубили морвина. Вышибалы после получения указаний сразу куда-то побежали. Мы же со стариком быстрым шагом пошли вдоль северной стены.

– Куда идем? – поинтересовался я.

– В Западную гавань. Туда всегда прибывает корабль этого купца.

– А на лодке мы с тобой приплыли в Восточную? – уточнил я.

– Все верно, в Дарвэне две внутренних гавани!

– Хм, а для чего их так много? Ведь при нашем прибытии и Восточная не была полностью занята…

– Это просто сейчас война идет, – разочарованно вздохнул Шэвер. – А так купцы привозят свои товары в одну из гаваней. А мы их перепродаем через другую, поэтому они всегда полные.

– Не проще ли торговцам по реке обогнуть Дарвэн?

– А кто им это разрешит сделать? – рассмеялся старик. – Нет, можно, конечно, заплатить Тайлерам пошлину и миновать город, но это лишь для крупных караванов выгодно. Лорд дает нам заработать на перепродаже товаров, мы же платим ему налоги, и город процветает.

– Понятно. А почему ты этого купца считаешь подозрительным?

Шэвер задумался, и мы успели пройти метров десять, пока он заговорил:

– Понимаешь, он работает со мной уже три года. При этом ни разу неожиданно в порт не прибывал. Сначала приходит посыльный, называет день и примерное время. А я уже жду его на причале и слежу, чтобы сборщики налогов не создавали нам проблем.

– Он тебя обманывал?

– Нет, к тому же всегда платит больше обычного.

– Ну, значит, радуйся, хороший попался человек! – улыбнулся я.

– Нет-нет, Артур! Не будь таким наивным, здесь явно есть какой-то подвох!

Недоверчивость старика меня не удивляла, в этом безумном мире любой станет параноиком.

– Понимаешь, с ним во всех мелочах что-то не так! Говорит, что они барлэйцы из маленького северного клана, а из какого – не уточняет. Ладно, все знают, что барлэйцы не особо разговорчивые. Но с другой стороны, команда слишком большая, а значит, прибыль будет меньше. Да и корабль уж больно хороший для небольшого клана. На таком возят товары с южных стран или даже Западного континента. С этим кораблем и командой не вижу никаких причин пользоваться моими услугами. Тем более судно позволяет совершать длительные путешествия.

Шэвер даже почесал затылок; видно, эта загадка давно не давала ему спокойно спать.

– А еще – что за посыльный ко мне приходит? И откуда он знает, когда они прибудут? Короче, все как-то слишком подозрительно, плюс этот вечный туман!

– Ну… – пожал я плечами. – Как у сыщика в прошлом у меня сразу возникает вопрос: а как вы познакомились?

– Мой хороший друг, купец из Вайхэна, с ним свел. Сам раньше продавал ему товары, но потом перебрался с побережья в столицу. А тот попросил кого-то порекомендовать на замену, вот так мне и повезло.

– Ну что ж, радуйся будущей прибыли. А если что пойдет не так, то у нас есть оружие! – сказал я и похлопал рукой по пистолету, спрятанному под плащом.

Идти пришлось минут тридцать, притом довольно быстрым шагом. Так что теперь я примерно понимал, какие размеры имел Дарвэн. С севера на юг в длину он был с километр. С востока на запад эта цифра увеличивалась минимум в четыре раза.

По дороге наблюдал, как дарвэнские детишки резвятся, пока их родители работают. Интересно, что всем детям на вид было не более шести-семи лет. Наверное, это и есть тот примерный возраст, после которого здесь заканчивается детство.

Вскоре появились склады, точные копии своих собратьев из Восточной гавани. Мы завернули к одному из них, где нас уже ждали два работника Шэвера и несколько повозок с командой портовых грузчиков.

Старик начал инструктировать своих людей. Он объяснял, что и откуда брать в первую очередь, во вторую и так далее. Вскоре мне стало понятно, что если судить по озвученному объему работы, то мы застряли тут на несколько часов.

После окончания инструктажа один вышибала остался на складе. Второй же пошел с нами, и я впервые оказался в Западной гавани Дарвэна.

Из-за тумана почти ничего не было видно, поэтому мы заметили вынырнувший из дымки корабль совсем недалеко от причала. Хотя крики услышали намного раньше: несколько весельных лодок тащили за собой судно на буксире.

Оно и понятно: если тут такой же узкий проход между башнями, то в этом тумане попробуй еще пройти через него… Но и на самом корабле не спали. Несмотря на высокие борта, по его бокам торчали длинные весла, и команда усиленно помогала буксирующим их лодкам.

– Вот видишь, какое прекрасное судно! – сказал мне старик.

– И что в нем такого прекрасного? – спросил я, наблюдая за приближавшимся двухмачтовым кораблем.

Как по мне, так обычное корыто. Да и по внешнему виду выглядело довольно неказисто. Две мачты, черный пузатый корпус, никакой крутой кормы, как на галеонах. Единственное достоинство – это явно вместительный трюм.

– Ты точно не моряк! – ухмыльнулся старик. – Это очень крепкое и устойчивое к штормам судно! Сразу видно, что его строили мастера своего дела.

– Возможно, ты прав! – согласился я с ним.

Стоявший возле нас вышибала убежал, а корабль очень аккуратно начал пришвартовываться. И когда это удалось, то с него перекинули широкий и на вид довольно крепкий деревянный мостик.

Как раз в этот момент за нашей спиной в городских воротах появилась первая повозка. Однако ее почему-то остановили стражники и позвали Шэвера.

– Ты тут будь, Артур! – сказал он, а сам направился решать появившиеся проблемы. Так что вскоре до меня донесся рассерженный голос старика.

На корабле действительно оказался немаленький экипаж. Как минимум сотня человек взялась за разгрузку повозок, когда первая из них наконец-то доехала до пристани. Действовала команда корабля довольно слаженно, совсем не давая возницам расслабиться.

Повозки опустошались моментально, и люди Шэвера отправлялись за следующей партией товара. А что по поводу подозрений старика, так ничего особенного я не заметил. Экипаж совсем не походил на бандитов, ни по разговору, ни по повадкам.

Повозки сделали по паре рейсов, когда Шэвер наконец-то нашел общий язык с местной таможней и подошел ко мне.

– Каждая мелкая шавка хочет хоть медяшку, но сорвать с меня!.. – недовольно пробурчал старик.

– Шэвер, мой любимый партнер! – донеслось откуда-то с судна, и я увидел бородача, махавшего нам рукой. – Пошли ко мне, твои парни и без нас справятся.

– Иди за мной… – тихо прошептал старик и, подняв руку, прокричал: – Иду!

Когда мы шли по палубе, то я случайно столкнулся с одним матросом. Он не обратил на это никакого внимания, обычный рабочий момент, но вот мое плечо сильно заныло, словно по нему дубиной врезали.

Я даже со злости обернулся и хотел ему высказать что-нибудь не очень приятное. Однако сразу же закрыл рот, когда заметил кое-что интересное. А рука непроизвольно потянулась к «глоку».

– Догоняй, Артур! – крикнул мне Шэвер.

Ладно, сделаю вид, что ничего не произошло. Старик ведь много раз имел дело с этим купцом.

Наконец мы очутились в капитанской каюте. Выглядела она шикарно и сильно контрастировала с внешней неказистостью судна. Кстати, хозяин корабля тоже был не промах, поэтому тут уже находился его телохранитель.

– Ну что, выпьем за нашу удачную сделку? – предложил бородач Шэверу.

– Давай! – согласился тот.

Капитан подошел к красивому резному шкафу красного цвета и открыл дверцы. А старик уселся на резной стул с высокой спинкой, который стоял возле стола. Как раз напротив разложенных на нем мешочков.

– Можешь начинать считать! – предложил бородач.

– Никогда не против, Рон! – улыбнулся Шэвер.

Таким образом я наконец-то узнал, как зовут владельца судна.

Отец Тали высыпал первый мешочек на стол и принялся из монет делать стопки. Рон же достал бутылку из темного стекла. Открыв ее, он наполнил вином два хрустальных, инкрустированных серебром бокала.

– Список с товарами для следующей партии! – произнес Рон, положив возле старика небольшой свиток и поставив рядом бокал с вином.

Шэвер лишь молча кивнул, но так и не оторвался от своей работы. Я же наблюдал за телохранителем, спокойно стоявшим возле кормовых окон капитанской каюты. На вид слишком молодой, поэтому, возможно, не такой и опасный.

Наконец старик досчитал один мешочек и немного отпил из своего бокала.

– Вино у тебя как всегда превосходное, Рон! И где, если не секрет, ты такое берешь? – поинтересовался он и высыпал на стол содержимое очередного мешочка.

– А можно мне попробовать вина? – неожиданно для них решил я вмешаться в разговор.

– Конечно! – согласился Рон, но так как он уже сидел за столом, то подал знак рукой, и его телохранитель принес новый бокал из шкафа.

Бородач наполнил его вином и протянул мне. Я же, забирая его, воспользовался двумя руками, чтобы как бы невзначай дотронуться до пальцев Рона.

– Не хочется уронить такую великолепную работу! – пояснил я столь странные действия.

– Это да, бокалы очень дорогие. А твой барлэйский телохранитель, оказывается, ценитель красоты! – сказал купец и с улыбкой посмотрел на Шэвера.

– Он у меня особенный, такого могучего воина нет ни у одного короля в Древних землях! – не поднимая головы, пробурчал старик; видно, эти разговоры отвлекали его от подсчетов.

– Даже так? – Рон улыбнулся и окинул меня с головы до ног немного снисходительным взглядом.

Я же держал бокал с вином, но только делал вид, что пил. Так как нужно было решить, что мне дальше делать.

– Какие новости в мире? – нарушил затянувшуюся тишину старик, продолжая умело складывать в стопки монетки.

– Да вроде никаких, все как обычно. Кругом лишь обыденность и серость! – Рон сделал дугообразное движение рукой и даже разлил немного вина.

– Слышал, что вайхэнцы опять с Нармаером сцепились? – поинтересовался Шэвер, приступив к очередному мешочку.

Рон покачал головой:

– Королю Отару все неймется; когда-нибудь его поставят на место!

– Ну, пока не поставили. И за столько лет своего правления он заставил всех соседей уважать себя! – хмыкнул старик.

– Это точно, скоро и до вас доберется! – улыбнулся Рон. – Но у тебя ведь есть великий воин!

– Главное, чтобы не при моей жизни! – проигнорировал его подколку Шэвер и продолжил считать монеты.

Пока они так мило беседовали, мне оставалось лишь в уме прикидывать варианты развития событий. Такие сделки проходят уже не в первый раз, поэтому лучше ничего не предпринимать.

Однако выпитое с утра хани пробудило во мне авантюристскую жилку. А в таком состоянии хочется всегда устроить шоу. Да и были у меня кое-какие догадки насчет этих партнеров. И если они подтвердятся, то можно будет неплохо заработать.

Поэтому я поставил бокал на стол, достал магазин из «глока» и вынул из него всего один патрон.

– Вино у вас чудесное, поэтому хочу в ответ показать другое чудо! – сказал я и бросил патрон Рону: – Лови!

Тот довольно ловко поймал его и с интересом посмотрел на меня, а его телохранитель незаметно положил руку на эфес меча.

– Что это? – с интересом поинтересовался купец.

– Очень маленькая стрела, но она гораздо опаснее обычной! – сказал я и достал еще один патрон.

Даже старик перестал считать монеты и уставился на меня. Думаю, ему тоже хотелось понять, что происходит.

– Сюда их вмещается семнадцать, а потом под действием магических сил они почти мгновенно вылетают из ствола и убивают врагов, пронзая при этом любые доспехи!

Последнее, конечно, было явным преувеличением, но это посыл телохранителю с его полным латным доспехом.

– Слишком легкая, поэтому вряд ли пробьют броню! – не поверил мне Рон.

– Решает все скорость и твердость металла. В общем, такая штука равна жизни одного воина! – пояснил я.

Потом, вернув патрон в магазин, вставил его обратно в «глок», а пистолет направил на телохранителя.

– И что это означает? – Глаза купца чуть сузились.

– Просто если вы оба дернетесь, то мгновенно сдохнете!

– Шэвер? – Рон вопросительно посмотрел на старика.

– Да мне самому становится интересно! – удивился тот и снова повернулся ко мне. – Артур, ты что творишь?

– Скажи мне, кого ты видишь перед собой? – спросил я у отца Тали.

– Рона, своего торгового партнера!

– Толстоватого мужчину с очень короткой стрижкой и бородой?

– Ну да! – подтвердил старик.

– Вначале и я его таким видел! А теперь передо мной сидит мужик небольшого роста, но с нереально широкими плечами и руками в два раза толще моих. А еще у него длинные черные волосы, заплетенные в многочисленные косички. И здоровенная лопатообразная борода. Короче, такой малыш-здоровяк. И кого я описал, Шэвер?

– Ну, если ты не перепил со мной с утра, то, возможно, цварга! – ответил старик.

Теперь мои слова заинтересовали его намного больше денег. Отложив в сторону монеты, он откинулся в кресле и принялся внимательно смотреть на Рона.

Звук выстрела – хорошо хоть с утра навинтил глушитель – и бутылка этого отличнейшего вина разлетелась на куски, при этом залив стол черно-красной жидкостью.

– Еще раз так сделаешь, и лопнет твоя глупая башка! – сказал я, смотря в глаза дернувшегося телохранителя Рона.

– Не двигайся! – не оборачиваясь, приказал ему капитан и спросил: – Тебе показалось, парень! Но мне все-таки интересно, чего ты хочешь?

– Телохранитель пусть снимет перчатки, ляжет на пол и вытянет руки вперед!

– Никогда, человек! – прорычал воин.

Однако Рон был другого мнения.

– Выполняй! – И когда тот остался на месте, то бородач прорычал: – Быстро, Вэл!

Латник несколько секунд буравил меня своим убийственным взглядом. Однако потом, пусть и с явной неохотой, но снял перчатки и очень медленно лег на пол.

Я аккуратно подошел к нему, согнулся и дотронулся рукой до его ладони.

– Теперь пусть встает!

Воин осторожно поднялся и уставился на меня ненавидящим взглядом. Однако теперь на него было намного приятнее смотреть, поэтому я даже улыбнулся.

– И что ты увидел в этом смешного? – поинтересовался у меня Шэвер.

– Девушку! – ответил я, продолжая улыбаться. – Она довольно своеобразная, ростом метра полтора. С красивыми плечами и явно очень сильная, но не квадратная, как Рон.

– С бородой?.. – В голосе старика прямо-таки слышался неподдельный интерес.

– Да нет! А что, должна быть?

– Оказывается, не должна. Но меня всегда мучил этот вопрос! – Шэвер улыбнулся.

– А ты что, их женщин никогда не видел? – удивился я.

– Не-а, ни разу. Цварги живут еще более закрыто, чем альвы. Какая она?

– Сними шлем! – сказал я.

– Пошел ты! – рявкнула девушка в ответ.

– Сними! – прорычал Рон, и она подчинилась.

– Ну, не тяни время! – нетерпеливо подогнал меня Шэвер.

– Длинные золотистые волосы, собранные в косу. Глаза имеют очень странный цвет, не пойму даже какой. Овальное лицо…

– Да не это! – отмахнулся старик. – Ты мне скажи – она красивая или нет?

– Ну да, довольно красивая!

– Эх, жаль, что не вижу!.. – разочарованно вздохнул Шэвер.

Тут в нашу интересную беседу решил вмешаться Рон:

– Хорошо, мы действительно цварги. И что теперь будем делать?

– Ничего! Заберу монеты, загружу тебе весь товар – и на этом все! – Старик улыбнулся.

– И даже не попробуешь оповестить стражу? – улыбнулся Рон.

Этим он меня напряг, уж слишком спокойным выглядел.

– А для чего? Ты мне ничего плохого не сделал. Да и неохота потом всем подряд давать взятки. Придется ведь доказывать, что сам стал жертвой магического обмана.

– А что не так с цваргами? Почему нельзя с ними вести дела? – вставил и я свое слово в их разговор.

Рон с девушкой посмотрели на меня как на полного придурка.

– Как это что? Они ведь Древние расы! – ответил старик, а потом хлопнул себя по лбу: – Забыл, что ты из очень далеких мест, Артур… В общем, мы их как бы ненавидим, а они – нас.

– А почему ты их «как бы ненавидишь»?

– Потому, что мне плевать на эти бредни, пусть ими чернь тупая давится. Их-то и придумали специально, уж больно лорды нуждались в новых владениях. Но я не собираюсь присоединяться к идиотам, мне интересна только прибыль.

– Тогда давай продолжим торговлю? – неожиданно предложил Рон.

– Слишком опасно! А вдруг меня поймают? – вроде бы не согласился старик, но мне почему-то показалось, что он заинтересовался таким предложением.

– Наша магия очень сильна, и до этого случая никто не мог обнаружить полог. Плыли мы всего лишь несколько часов, и заклинания находятся на пике своей силы.

– Так вы, значит, наши северные соседи? – улыбнулся старик и кивнул в сторону, где высились огромные горы, просто из-за стены каюты их не было видно.

– Да, мы из места, которое называется Цварг-холл! – подтвердил Рон.

– Ну да, это ведь ближайшая к нам территория цваргов. А я думал, может, приплыли с Дымных гор. Как ни крути, а здесь, на севере, к вам проще относятся, чем дебильные южные фанатики.

– Они фанатики еще те! – согласился с ним Рон и улыбнулся.

– А ведь раньше с вами барлэйские контрабандисты торговали. Что сейчас изменилось? – поинтересовался старик.

Цварг пожал плечами:

– Ничего не изменилось, но у них все больше проблем из-за северной заразы. А в Дарвэн плавать намного быстрее, да и дешевле.

– Дешевле? – Шэвер удивился и на некоторое время замолчал. Насколько я уже знал старика, он подсчитывал в уме недополученную прибыль.

– Ладно! – наконец произнес он и посмотрел на цварга. – Поклянись, что ни ты, ни кто другой на этом корабле не причинит нам вреда. Вот тогда и продолжим разговор.

– Клянусь своим очагом и очагом своих близких! – спокойно ответил Рон.

– Прячь оружие, Артур!

– Ты уверен?..

– Да! Что мне точно известно про цваргов, так это то, что они всегда держат данное слово.

Я пожал плечами: старик явно отдавал отчет в своих действиях; поэтому без лишних вопросов вернул «глок» в кобуру.

– С помощью какого заклинания твой человек нас увидел? – поинтересовался Рон.

– Да мне-то откуда знать?.. Артур? – Старик посмотрел на меня.

– Это не заклинание; может, какая-то врожденная способность. Ведь даже в плену у ургов их крылатая тварь не смогла меня заставить взойти на алтарь.

– Шаман пытался тебя принести в жертву Гаруку? – удивленно переспросил Рон.

– Не знаю, кто он, такая черная бестия с горящими золотыми глазами!

– Это шаманы ургов, или же гаргэлы! Но как твой парень выжил после этого? – Цварг с удивлением посмотрел на старика.

– Не он, а мы! Этот парень вытянул меня с того света! – улыбнулся Шэвер. – Сейчас даже весело вспоминать тот побег. И чего там только не было: куча трупов, гром со вспышками и даже безумный прыжок в реку прямо из поселения, что на вершине Языка Великана…

– Быть такого не может, вы бы разбились! – недоверчиво покачала головой девушка. – Я была в тех местах, и мне хорошо известна высота утеса.

– Я тоже так думал, когда он меня схватил и прыгнул. А потом нас над самой водой подхватили боги и не дали погибнуть! – расхохотался Шэвер.

– Выглядит как неправдоподобная история! Но с другой стороны, вы и полог как-то ведь обошли… – с явным удивлением хмыкнул Рон. – Ну так что? Может, продолжим наше партнерство?

– Предложение, конечно, интересное, но накинуть бы немного за риск! – Шэвер с задумчивым взглядом потеребил бородку. – Да, и лучше работать по предоплате!

– Предоплата – не проблема! – подтвердил Рон. – Какую надбавку хочешь за риск?

– А сколько, по-вашему, честно?

– Десять процентов на все цены! – предложил цварг.

– Пойдет! – согласился старик.

– Странно… Думал, что попросишь больше! – Партнер Шэвера улыбнулся и, немного расслабившись, откинулся на спинку своего кресла.

– Мне неплохо известны повадки горного народа. Хочешь узнать, сколько цварг заплатит и не затаит потом злобы? Так спроси у него! – с умным видом продекламировал отец Тали.

– О, знаешь нашу древнюю поговорку?.. Тогда по рукам! – Рон приподнялся и протянул Шэверу свою ладонь, а тот ее пожал.

– Можно мне назад мою вещь? – попросил я.

– Лови! – ответил цварг и бросил мне патрон.

Я поймал его и, достав «глок», вставил назад в магазин, а потом поинтересовался у Рона:

– Один вопрос можно?

– Давай!

– Вы говорили, что проблем с предоплатой нет. Значит, у вас есть с собой лишние монеты?

– Есть немного. А что?

Владелец судна с интересом посмотрел на меня.

– Хочу вам продать кое-что!

После этого я достал перстень и положил его на стол. Мужчина и девушка во все глаза уставились на него, а по лицу Шэвера прошла недовольная гримаса. Похоже, план старого хрыча дополнительно нагреть меня при продаже перстня накрылся.

– Откуда он у тебя? – подняв на меня взгляд, поинтересовался Рон.

– Нашел в доме гаргэлов. Все его стены были увешаны черепами и трофеями.

– Понятно, это на них похоже! Сколько просишь?

– А сколько дадите? Понадеюсь на честность цваргов.

– Хм! – Рон усмехнулся. – Сегодня очень странный день: мне повстречались сразу двое адекватных людей. Еще немного – и поверю, что в этом мире что-то может поменяться к лучшему…

Через четыре часа мы с Шэвером подходили к трактиру, притом прилично так пошатываясь. Ведь Рон достал свое божественное вино, дабы отпраздновать появление нового-старого партнера Шэвера. А также возвращение одного из перстней древних королей.

Короче, даже когда закончилась погрузка, мы еще некоторое время сидели в каюте и рассказывали друг другу разные истории. А на причале нас терпеливо дожидались двое вышибал.

– Хорошо, что ты не сказал им про склеп… ик!.. Реакцию Рона было бы трудно предугадать!.. – произнес Шэвер, продолжая периодически икать.

– Ну я ведь не дурак. Будь по-иному, то не выбрался бы от ургов! – ответил я, поддерживая отца Тали под локоть.

– Ага, та ночь мне запомнилась даже сильнее ночи с Ксали… А эта девка меня в свое время девственности лишила! – захихикал он. – Кстати, не забудь про мою дочь! – немного заплетающимся языком напомнил Шэвер, пока мы поднимались по крыльцу, ведущему в Алую питейную.

– Сегодня решу с ней все проблемы!

– Но почему ты не хочешь передать деньги на подарок напрямую мне?

– Отдам ей, а она сама пусть тебе передает! Мы ведь уже все решили, Шэвер!

Проклятье, жадность этого старика порой сильно злила меня.

– Верно, все решили! А сколько все-таки отсыпешь? Я ведь за репутацию дочери переживаю!

– Не волнуйся, жадничать не буду!

– Ладно, верю! И ничего лишнего ей не говори, мы ведь теперь партнеры. А остальные деньги лучше спрячь у меня, так надежней будет!.. – прошептал он мне на ухо.

Вечером я, еще слегка нетрезвый, сидел на кровати и ожидал прихода девушек. Заодно в который раз обдумывал, с чего же начну наш разговор. Расставаться с ними, конечно, не хотелось, но все-таки это наилучший выход.

– Открыто! – ответил я, когда в дверь постучали и затем в образовавшемся проеме появились мои две нимфы.

– А это мы! – улыбнулась Тали.

– Отлично! Двери на засов – и идите ко мне! Нет-нет! Раздеваться не нужно! – остановил я девушек, видя, как они уже начали это делать.

Хела только улыбнулась, а вот в глазах Тали промелькнула какая-то подозрительность.

– В общем, так, девчонки. Я вам кое-что расскажу, а потом вы скажете, что из этого неправда.

Они удивленно переглянулись между собой, но промолчали.

– Примерно было так. Тебе, Тали, отец сказал, что ты должна оказаться в моей постели. И это принесет вам обоим неплохую прибыль.

– Артур… – начала она, но я ее перебил:

– Пока молчи!

И поставил перед ними на кровать мешочек с монетами.

– Зная Шэвера, предположу, что большую часть он заберет. Поэтому вот еще один, про который будем знать только мы втроем.

Сказав это, я достал из-за спины намного больший мешочек и поставил его перед девушками.

– Если соврете, то уйдете с маленьким. Скажете правду – получите и большой! Ну так где я ошибся?

Тали опустила глаза в пол и молчала. И вот тогда заговорила Хела:

– Сестра мне по секрету рассказала о предложении своего отца…

– А тебя он не просил об этом? – перебил я ее.

– Не просил, но ты и так нам обоим понравился! Поэтому мы договорились, что если у сестры получится тебя соблазнить, то она и меня позовет. Мы всегда делимся друг с другом вкусненьким! – несмело улыбнулась брюнетка.

«Вкусненькими монетками», – подумал я и достал из-за спины последний мешочек. Он был таким же большим, как и второй.

– Твоя доля, Хела, а то получается как-то нечестно. Сестра за деньги меня удовлетворяла, а ты бесплатно. Как и обещал, этот разговор останется только между нами. Надеюсь, моя плата устроит вас, но больше не приходите. Я лучше заплачу тем, кто открыто собою торгует, а не обманывает меня!

Тали закрыла глаза руками, а потом, встав с кровати, выбежала из комнаты. Хела же спокойно забрала три мешочка, но, подойдя к двери, внезапно остановилась.

– Еще раз повторю: сестра меня позвала, так как ты нам обеим нравился. Она такая, всегда помогает мне с самого детства. Без нее я бы давно где-нибудь в сточной канаве сдохла. Ведь мне никогда не откладывали на кухне сок или мясо с сыром. Маленький мешочек для Шэвера я возьму, как и один большой для нас. Все-таки за него мы раскрыли тебе планы старика. А второй – это тебе плата за хороший секс, Артур! Ты нам действительно понравился! – сказала она и бросила в мою сторону большой мешочек.

Дверь за девушкой тихо закрылась, а мешочек, упав на край кровати, грохнулся на пол и раскрылся. И во все стороны покатились золотые монеты.

Я даже хмыкнул от наблюдаемой картины: оказывается, даже эти аферистки имеют какую-то гордость. Некоторое время сидел на кровати и не двигался, поступок брюнетки все никак не выходил у меня из головы.

Ладно, может, я и переборщил со своей моралью. Они, конечно, те еще штучки, но и жизнь у той же Хелы вряд ли слишком хорошая. Пора мне начинать смотреть на все через призму этого мира.

И все-таки, несмотря на дерьмовую судьбу, она не взяла последний мешочек!

Я встал, вышел в коридор и, пока шел, продолжал прикидывать все «за» и «против». Не стуча зашел в их комнату и увидел сидящую на кровати Тали. Девушка закрыла лицо руками и оперлась локтями на колени, а Хела что-то говорила ей на ушко.

Что ж, еще один плюс в их копилку!

Хела посмотрела на меня и хотела что-то сказать, однако промолчала. И мне стало понятно, что девушка не рискнула выпроводить нежелательного гостя из комнаты. Кто захочет ссориться с другом Шэвера, если тебе негде жить?

«Вот же дерьмо…» – подумал я. А на душе становилось все хуже и хуже.

– Хела, Тали, извините! Меня никогда не бросала мама, а отец не уговаривал переспать с кем-то. Я не работал с утра до вечера, не боялся оказаться на улице. Всегда ел сыр, сколько хотел пил сока, а хорошее мясо мы давали даже собакам. В общем, не жизнь, а сказка. Так что мне не понять, через что вы прошли и продолжаете проходить. И заберите, пожалуйста, себе то золото, которое выбросила Хела.

– Золото?.. – Брови сестры Тали поднялись вверх. – Из трех мешочков я выбрала тот, где было золото?

– Во всех мешках – золотые монеты! – уточнил я.

Тут даже Тали убрала руки от лица, посмотрела на меня, а потом на сестру. Та подошла к тумбочке, на которой лежали маленький и большой мешочки, и открыла их. Хела несколько секунд молча смотрела внутрь, а потом просто высыпала монеты на кровать.

– Артур, ты хоть понимаешь, какое это богатство? – наконец прервала свое молчание Хела.

– Примерно! – Я посмотрел на нее. – Только не говори, что если бы знала про золото, то не отказалась бы!

Та, все еще шокированная, покачала головой.

– Конечно, отказалась бы, но от маленького! Ни один мужчина не заработает у меня за ночь большой!

И Хела улыбнулась, а за ней и я. И лишь Тали почему-то разрыдалась с новой силой. Поэтому я сел рядом с ней и обнял малышку за плечи. Пока Хела собирала монеты в мешочек, Тали понемногу успокоилась и, уткнувшись в мое плечо спросила:

– Почему?

– Что «почему»? – не понял я.

– Почему… Для чего такой подарок?

– Ну… – Я пожал плечами. – Мне, конечно, было обидно, что вы предали меня…

– В чем предали?

– Ладно, не предали – немного использовали, но все равно было обидно. А если кратко, то, как вы и говорили, я очень добрый человек!

– И порой в чем-то глупый! – улыбнулась стоявшая напротив меня Хела, которая уже собрала все монеты.

– Может быть, но такое случается редко!

Ну не скажу же, что был бухой, а золота мне Рон отвалил столько, что его и жалко не было. Я поманил к себе Хелу и вскоре уже сидел на кровати, обнимая обеих девушек за плечи.

– А давайте я вам расскажу про свое детство, а вы мне про свое?

– Твое, думаю, намного интересней. У тебя отец, наверное, лорд, раз вы собак мясом кормили! – наконец-то не всхлипывая произнесла Тали.

– Нет, не лорд, а обычный колдун, закончивший университет! – ответил я. – Он взрывает горы, чтобы достать оттуда… Ну, можно сказать, золото.

– А ты хоть с пола собрал монеты? – неожиданно спросила меня Хела. – А то я за дверями слышала, как они покатились!

– Думаю, нет! – продолжая прижиматься ко мне, спокойно произнесла Тали.

– Зато дверь закрыл на замок! – улыбнулся я. – Однако это хорошая идея! Пойдемте-ка мы все ко мне, там хотя бы комната покрасивее!

«И кровать побольше», – наверняка подумала про себя Хела. Но эти мысли мне не удалось прочитать.

Глава 5

– А ты куда идешь? – поинтересовался Шэвер, когда мы с ним встретились на лестнице в трактире. Я, правда, спускался на первый этаж, старик же как раз оттуда поднимался.

– К Гавалу! Или ты уже забыл? – удивился я; ведь он сам вчера вечером познакомил меня со своим другом-латником.

– А-а-а…Точно! Только помни, Артур: ближе к ночи нас ожидает серьезная работа! – сказал Шэвер и исчез за дверями, ведущими на третий этаж.

Я же продолжил спускаться с рюкзаком за спиной, в котором лежал порванный в схватке с морвином бронежилет.

Интересно, что за такие непонятные дела у старика ночью. Вчера он крутился как жук, но так конкретно и не ответил на мой вопрос. У Тали с Хелой ночью поинтересовался, так и они ничего не знают. Это как-то настораживало и немного попахивало криминалом.

Спустившись на первый этаж, я кивнул Хачу, которого с легкой руки окрестил «диким барменом». Уж больно своим видом этот бородатый мужик напоминал мне беглого каторжника из фильмов. Тот в ответ изобразил некое подобие льстивой улыбки, но из-за отсутствия половины зубов лучше бы он этого не делал.

Я направился в сторону кухни, лавируя между пустыми столиками. Днем в трактире всегда было мало клиентов. Открыв дверь, зашел на кухню, где мое обоняние было подвергнуто массированной атаке. Тут сразу в нескольких кастрюльках варились самые разнообразные блюда. Это шло приготовление к вечеру, когда выпивка в трактире будет литься рекой, а недорогая закуска – уходить целыми тазиками.

На секунду в помещении воцарилось гробовое молчание. Но, поняв, что это не Шэвер, две поварихи снова громко затараторили между собой. Сидевшая же спиной к дверям Хела обернулась и подарила мне милую улыбку. Потом встала и, попрощавшись с поварихами, направилась в мою сторону. Женщины же друг другу что-то неслышно для меня прошептали и тихо захихикали.

– Как я сегодня выгляжу? – поинтересовалась Хела и покружилась на месте.

– Как всегда очень красива! Слушай, Тали сейчас занята с Абирой. Но она сказала, что ты знаешь, где живет Гавал.

– Конечно, знаю. Мы с Тали об этом еще с утра говорили! А зачем, по-твоему, я так разоделась? Не для кухни же, а для прогулки с тобой по городу! Ладно, пошли! Отведу тебя к этому старому собутыльнику Шэвера.

Когда мы шли через зал, взгляды немногочисленных посетителей оказались прикованы к девушке. Я двигался позади нее, так как проходы между столами были недостаточно широкими. И, смотря на шикарную фигуру Хелы, прекрасно понимал чувства сидевших тут мужиков.

Дело в том, что после того как мы помирились, девчонки полностью обновили свой гардероб и стали слишком сильно выделяться на фоне остальных работниц трактира. Причем даже тех, что ублажали клиентов на четвертом этаже, а там хватало красивых представительниц самой древней профессии. При этом мне приходилось говорить старику, что все оплачиваю сам, дабы он не догадался о свалившемся на головы сестричек богатстве.

Нет, я не был жадным и с радостью купил бы им красивые шмотки. Тем более что мне некуда тратить золото цваргов. Но Тали такое предложение категорически отвергла. Она сказала, что неправильно брать у меня деньги на одежду, получив перед этим целое состояние.

Правда, с Хелой все обстояло намного проще, та несколько раз без проблем тратила предложенные монеты. Хотя вот недавно впервые отказалась. Объяснив, что вроде бы Тали начала что-то подозревать, а ей совсем не хотелось расстраивать свою любимую сестру.

За столом возле входа в трактир сидел здоровенный мужик по имени Лаз. Это был один из тех двух вышибал, которые пару недель назад под присмотром Шэвера разрубили на мелкие кусочки морвина. Короче, свой человек, раз про тот случай не узнали власти.

Здоровяк посмотрел на Хелу такими грустными и явно голодными глазами, что мне даже стало его жаль. Что ни говори, а девушка в этом обтягивающем черном вязаном платье выглядела уж очень соблазнительно.

Брюнетка подчеркнула свою тонкую талию поясом, а на плечи накинула короткую кожаную куртку, на которую ниспадал целый водопад ее иссиня-черных волос. Куртку она, кстати, спереди не застегивала, так что вышибала мог видеть, как платье плотно облегает крупную грудь.

– Ты видел рожу Лаза? – спросила Хела, когда мы с ней вышли на улицу и отошли немного от трактира.

– Видел! Доведешь несчастного мужика до инфаркта своими нарядами! – улыбнулся я.

– Пусть мучается. Он перед тем как ты появился, мне прохода не давал. Все уговаривал с ним переспать. Говорил, что сильно влюбился. Обещал даже как честный человек жениться!

– Так бедняга из-за любви страдает?

– Как же, любовь!.. Просто он хитрозадый тюлень! – рассмеялась Хела. – У него жена есть, боевая баба. К тому же он живет в доме тестя. Дочку недавно выдал замуж, в долги залез, сын подросток. Какая еще женитьба – связан со всех сторон! Совсем меня за последнюю дуру принимает.

– Ну а так, если был бы свободен? Пошла бы за него?

Вместо ответа Хела просунула руку под мою куртку, нашла не закрытое броником место и сильно ущипнула. Оказывается, работа на кухне дает не только спортивное телосложение, но и хорошую силу пальцев.

– Это обязательно было? – спросил я, делая вид, будто не почувствовал боли.

– Да, ты меня обидел!

– Чем?

Но девушка вместо ответа лишь закатила глаза и покачала головой.

Вот и пойми, что в этой прекрасной головке происходит!

Мы прошли портовые склады и оказались между первыми жилыми домами. Кстати, я заметил, что Хела сразу же поменялась. Рядом со мной теперь шла не тигрица с бьющей через край энергией, а этакая тихая и скромная лапушка, которая даже куртку застегнула.

Да, внешний вид очень часто бывает обманчивым. Хотя конечно же дело не столько в Хеле, сколько в правилах этого общества. Они заставляют тебя знать свое место. Мне, которому с детства давали во всем свободу выбора, это было слишком чуждо.

Работать на кого-то могу без проблем, но вот прислуживать и пресмыкаться – не по мне. Если только временно, ради спасения своей жизни. А вот постоянно – ни за какие бонусы. Это та грань, через которую точно никогда не переступлю.

Однообразные переулки шли один за другим. Как по мне, так окружающая обстановка немного напоминала старинные кварталы в европейских городах. За очередным поворотом мы наткнулись на телегу и парочку людей с лопатами и метлами.

Уборщиков я уже и раньше видел в Дарвэне, хотя до сих пор удивлялся их наличию. Все же это признак более высокоразвитой цивилизации, чем местная. Можно было предположить, что дарвэнцы просто чистоплотные ребята, но они в трактире вели себя порой как настоящие свиньи…

– Пришли! – перебила мои мысли Хела и остановилась.

Гавал проживал в четырехэтажном доме, который, судя по парочке дверей, принадлежал сразу двум семьям. И можно было легко понять, в какой части живет мастер лат. А все из-за вывески в виде рыцаря с большим животиком и довольно смешной харей.

– Постучи!.. – тихо прошептала девушка, так как я засмотрелся на вывеску. Дело в том, что для меня тут каждая вещь была в новинку. А делавший этого смешного рыцаря мастер, без сомнения, обладал неплохим чувством юмора.

Неожиданно на мое лицо попали маленькие капельки воды. Оказалось, что наверху в другой части дома какая-то женщина вывешивала на втором этаже постиранное белье. При этом особо не скрываясь, она посматривала на нас своими наглыми глазками. Ох уж эти дарвэнцы с их манерами и полным отсутствием такта…

Двери были заперты, поэтому пришлось воспользоваться закрепленным на них маленьким молоточком. Вскоре с той стороны послышался громкий шум засова, и нам открыла женщина лет шестидесяти.

– Хела, какая ты сегодня красивая! – улыбнулась она, с интересом рассматривая мою спутницу.

Я даже не успел объяснить, к кому мы пришли, как женщина, продолжая улыбаться, отступила в сторону.

– Проходите в дом, вас уже ждут!

Мы попали в помещение, которое занимало весь первый этаж в этой части здания. Сразу же в глаза бросился большой камин, сложенный из огромных булыжников. Сейчас он как раз топился, и над его огнем висел закопченный металлический котелок с каким-то бурлящим и сильно пахнущим варевом. Судя по запаху, там готовилось что-то мясное.

Недалеко от камина стоял длинный стол, на котором лежали ножи, ароматные травы и разнообразные овощи. Хозяйка явно занималась будущим обедом. И хотя я уже позавтракал, но от горячего бы не отказался. А то приучил себя в трактире только к одним бутербродам с утра…

– Отдай мой лук!

– А ты – мою рыбку!

Это рядом со столом на небольшом коврике играли две маленькие девочки, лет примерно четырех-пяти. Они явно подражали женщине, судя по небольшому столику, двум куклам и игрушечной кухонной утвари.

«Наверное, внучки Гавала», – подумал я.

– Муж на втором этаже! Давайте отведу вас к нему. А ты, Хела, пока присядь возле камина и погрейся. Заодно приглядишь за моими внучками. А то этих озорниц нельзя даже на минутку оставить без присмотра. Вечно что-то натворят, проказницы!

Хела присела на стул, а мы с женой Гавала начали подниматься по довольно узкой винтовой лестнице. Видно, жильцы старались рационально использовать всю площадь своего жилья, поэтому и не тратили столь драгоценное пространство на удобные проходы. На втором этаже оказалась единственная дверь, которую жена Гавала и открыла.

– Тут от Шэвера пришел молодой парень, про которого ты вчера говорил! – произнесла она.

– А с ним еще кто-нибудь есть? – раздался из глубины комнаты уже знакомый мне тяжелый старческий бас. Мастер лат хоть был и в возрасте, но до сих пор имел крупное и плотное телосложение.

– Хела!

– Тогда отдай тот мешок, что стоит под обеденным столом. Главное, не перепутай со вторым, который будет побольше. А то лишишь семью хэррарского красного лука, зять притащил его с утра, пока ты на рынке была.

– Если за заплаченные тебе деньги я смогу всучить Шэверу лук, то вряд ли мы от этого расстроимся! – ответила она мужу, и тот довольно громко расхохотался.

Женщина внутрь не заходила. Поднявшись на пару ступенек, что вели на третий этаж, она подождала, пока я пройду мимо, а потом закрыла дверь.

– Привет, Артур!

Старик сидел за столом, работая с молотком и заклепками. А длинный кусок кожи в виде широкого ремня подсказывал мне, что он мастерил какую-то часть крепления доспехов.

– Доброго дня, Гавал! Вот принес вам мою проблему! – сказал я и, сняв с плеч рюкзак, начал доставать из него бронежилет.

– Удобный у тебя заплечный мешок! Надо бы и мне такой сделать! – хмыкнул старик, косясь на мой рюкзак, но продолжая потихоньку расплющивать клепку.

Когда я все достал, то Гавал отложил в сторону молоток с кожей и неожиданно для меня как-то недовольно поцокал языком.

– Ты ведь вчера в трактире говорил про панцирь?!

– Это он и есть! – подтвердил я.

– Хм! Кожаные панцири подходят только для тренировок юнцов и пускания пыли в глаза молодым девушкам! А занимаются ими криворукие портные!

Гавал пренебрежительно хмыкнул и, чуть привстав, подтянул бронежилет к себе.

– Вот те раз!.. А это ведь не кожа? – поинтересовался он, ощупывая толстыми пальцами земной материал.

– Нет! – подтвердил я.

– И ни на одну из известных мне тканей не похоже! Зверь порвал? – спросил старик, проводя пальцами по порезам, которые оставил морвин.

– Можно сказать и так! – улыбнулся я.

Отец Тали предупредил, что старому Гавалу доверяет, как родному брату. Но как по мне, то в детали все равно вдаваться не стоило.

– Слушай, Артур! Мы с Шэвером очень хорошо знаем друг друга и через многое прошли. Так что ваши с ним дела меня не интересуют. Но скажи, пожалуйста, зачем тебе ремонтировать эту тряпку? Хочешь дождаться, когда очередной медведь или пьянчуга с ножом отправит тебя на тот свет? Купи-ка ты лучше у меня хороший металлический панцирь. Кстати, есть парочка почти готовых, за пару дней под тебя идеально подгоню. А если не понравится, то могу сделать по твоим рисункам любой. Даже покрытый сверху кожей, который идеально будет облегать тело. Такой под одеждой ни один стражник не заметит. Очень хорошая штука, особенно если не хочешь вызывать подозрений.

И старик почему-то подмигнул мне.

«Похоже, этот дед принимает меня за какого-то бандита», – подумал я.

Но стоило прервать нравоучения мастера, а то он сейчас целую профессиональную лекцию про доспехи начнет читать. Знаю я таких людей, они готовы часами рассказывать про вещи, которым посвятили большую часть своей жизни.

– Мне нужно отремонтировать именно эти латы. Ты просто до конца не можешь оценить их эффективность.

– Я не могу? – Гавал ткнул себя пальцем в грудь и широко раскрыл глаза. – Да через меня их столько прошло, что ты даже и представить себе не можешь такое количество. Хочешь закрыть порезы? Хорошо, посмотрю сегодня, что можно сделать. Шэвер, как я понял, очень ценит тебя, однако в этой тряпке ты долго не проживешь. А вот купил бы мой панцирь, глядишь, и внуков дождался бы. Но – как хочешь!

Старик махнул рукой, показывая все, что он думает про мою защиту.

– Эта тряпка прочнее твоих панцирей!

– Моих панцирей? – Глаза Гавала чуть не вылезли из орбит, а нижняя челюсть натурально опустилась немного вниз. Мне даже на секунду показалось, что он сейчас задохнется от такой наглости или схватит инфаркт. Видно, услышанное слишком сильно задело его профессиональную гордость.

– Ты думаешь, это дерьмо прочнее работы Гавала Хрэбстэра из Дарвэна? Да меня во всем городе знают как одного из лучших латников. А твою тряпку простые медвежьи когти порвали!

– Когти совсем не простые и не медвежьи. И твой панцирь проиграет в крепости моему. Хочешь, сравним?

Гавал даже покраснел как вареный рак от такой «тупости» молодого поколения, не хватало лишь идущего из ушей пара. Но потом в его глазах заблестел хитрый огонек, и старик неожиданно улыбнулся.

– Ладно, давай сравним! Проигравший поит победителя хани! – согласился он.

– Чем будем проверять?

– Арбалетными болтами!

– Почему бы и нет!

Мне самому было интересно понять, насколько же хорош бронежилет наемников. Конечно, он уже прошел проверку стрелами ургов и даже один выстрел из арбалета на военной шхуне выдержал. Однако сейчас его протестирует специалист по броне, а это многого стоит.

Старик энергично поднялся из-за стола. И с видом явного фаворита предстоящего состязания направился к одной из стен мастерской. Там на кожаных ремешках висели в ряд шесть металлических пластин, сильно напоминавших спинку и грудь панцирей. Подобные я уже видел на местных гвардейцах.

Гавал не раздумывая схватил ближайшую пластину. И, развернувшись, направился в другой конец комнаты. Я же с легкой ухмылкой стоял и наблюдал за приготовлениями уверенного в своей победе мастера.

– Как раз сегодня должен был проверять их. Это уже обработанные мною заготовки из заказа самих Марвэлов. Видно, их телохранителей где-то неслабо покрошили. Ведь совсем недавно уже делал им пять штук!

– Марвэлы? – Я вспомнил один из разговоров с девушками про городскую жизнь. – Это, случайно, не те богачи, что заправляют в Дарвэне?

– Ха! Даже в таких простых вещах не разбираешься, а берешься судить о моих латах! – Старик заулыбался. – Хотя Шэвер ведь говорил, что ты приехал к нам издалека… Ну тогда запоминай: Марвэлы, Бриталы и Эйсагеры – это три самые великие семьи Дарвэна. За исключением, конечно, Тайлеров, которым эти богачи служат и помогают контролировать весь город!

Старик разговаривал со мной и одновременно уверенными движениями прикреплял металлическую пластину к куску дерева, призванному заменить человеческий торс. Наконец он добился нужного результата и, сделав пару шагов назад, критически осмотрел свою работу.

– Пойдет! – Гавал махнул рукой и снял со стены приличных размеров арбалет.

– Это моя обычная проверка, всегда обстреливаю пластины. Потом немного шлифовки – и броня как новая. Зато полностью уверен в качестве своей работы. Да и клиенты со временем все больше доверяют моей репутации. Сейчас покажу тебе разницу между моими латами и твоей тряпкой! – улыбнулся он и начал натягивать тетиву воротом.

– Сам куешь металл? – поинтересовался я.

– Нет! Умею, конечно, но с этим слишком много мороки, да и переезжать придется в квартал кузнецов. А так покупаю листовую сталь у барлэйцев. Придаю ей нужную форму, подгоняю размеры, делаю крепления. А если клиент хочет, то могу и украсить латы.

– Значит, качество металла от тебя не зависит?

– Многие так думают – и ошибаются! – улыбнулся Гавал. – Скажу тебе по секрету, что могу довольно прилично улучшить даже дерьмо! Хотя у барлэйцев беру только качественную дорогую сталь!

Мастер лат поднял арбалет и, прижав его к плечу, прицелился. Почти сразу раздался щелчок, видно, старик давно уже набил себе руку в стрельбе. И в то же мгновение послышался звук удара металла о металл.

Короткий, примерно размером с полторы ладони, арбалетный болт отскочил назад, а на пластине осталась небольшая вмятина. Мастер повторил весь процесс еще пару раз, но ни один выстрел так и не смог пробить защиту.

– Отличный выйдет панцирь! – с удовлетворением отметил он.

– Болт, смотрю, оставляет довольно глубокие вмятины. Тяжело их убирать? – поинтересовался я.

– Да нет, не тяжело! Но иногда, ты знаешь, такая работа надоедает. Жаль, что у трех дочек мужья – ни о чем, потому и помощника у меня толкового нет. Один зять лавку держит, второй в страже служит, третий счетоводом у Бриталов работает. И никто ведь не хочет мое дело продолжить… Идиоты, это большие деньги за довольно легкую работу. А главное – не зависишь ни от кого! – Гавал подошел к своей мишени и снял пластину. – Одна надежда на внуков, у меня уже их пять мальчиков и три девочки. Хотя от девочек в нашей работе не так уж и много толку. Если только вот такие вмятины научатся убирать.

– Ух ты, много внуков! – улыбнулся я. – Кто-то, несомненно, продолжит твое дело.

– Очень на это надеюсь, иначе придется продавать свой секрет Хольму. Уж лучше конкуренту, чем забирать с собой в могилу. Да и сыновей ему боги подарили сразу четырех, причем все у отца в кузне работают. А она у него самая большая в городе, к тому же и плавильня есть, он даже металл свой получает. Зато все признают, что мои панцири дешевле и ничуть не хуже. Ему бы еще мой секрет узнать – сразу бы оторвался от всех других конкурентов.

– А с чего ты решил, что он не знает? – поинтересовался я.

– С того, что тайком покупал его работу и смог улучшить! Вот так-то! – цокнул языком Гавал, вешая пластину на ее прежнее место на стене.

– Не переживай! Зато у тебя внуков на одного больше, чем у него сыновей!

Гавал тяжело вздохнул и натянул тетиву арбалета. Выпрямившись, старик с улыбкой посмотрел на меня и сказал:

– Вешай свою чудо-тряпку! Сейчас продырявлю ее насквозь, как целку. Будешь потом бесплатно поить меня Абириным хани.

И тут мне пришлось задуматься, ведь передняя часть бронежилета была частично разорвана. Стоило ли добивать его окончательно?

– Проверять будем спину! – предупредил я мастера и, повесив броник, отошел в сторону.

Гавал ехидно улыбнулся и поднял арбалет с уже вставленным болтом. Дзинь! – и металлический стержень отлетел в сторону.

– Да не может быть такого!.. – не поверил своим глазам старик и широченными шагами подошел к мишени.

Убедившись, что бронежилет цел, он поднял с пола болт. Довольно придирчиво его осмотрел и даже проверил пальцем на остроту.

– Хм! Все понятно, просто кончик загнулся! Сейчас возьму новый болт!

Отойдя назад, он взял ворот и принялся готовить арбалет ко второму выстрелу.

– Только стреляй ближе к середине, так как защита по самым краям, возможно, немного слабее! – предположил я.

Он так и поступил. Натянув тетиву, взял со стола болт, быстро вставил его и снова прицелился. Кстати, на этот раз старик не сразу выстрелил – явно серьезно отнесся к чудо-тряпке. Однако и следующий болт не оправдал его ожиданий.

– Демон все забери, что за ерунда такая! Подожди, возьму бронебойное шило! – пробурчал он и направился к большому шкафу.

– Э-э-э… зачем? Ведь и так понятно, что моя тряпка неплоха! – попытался я его остановить, но не тут-то было.

– Ты хочешь залатать свою броньку, а мне нужно знать ее пробиваемость. Иначе будет невозможно работать! – пробурчал старик, роясь в одном из ящиков.

Но мне почему-то показалось, что это всего лишь отговорки. Гавал просто не на шутку разозлился и, несмотря ни на что, обязательно хотел пробить бронежилет.

– Ага, вот и мой малыш! Сейчас мы разберемся с этой магической штукой альвов!

И старик, победоносно сжав в руке металлический болт с иглообразным наконечником, направился к арбалету.

– Почему альвов? – поинтересовался я его немного странному сравнению.

– Потому что их кожаные панцири чем-то напоминают твой. Там тоже нет ни грамма металла, они такие же толстые и гибкие. Я бы сказал, похожи как двоюродные братья. Секрет их изготовления нам неизвестен, но не сомневаюсь, что это как-то связано с черной магией.

Пока Гавал говорил, он успел вставить болт и поднять арбалет.

– Но в моем не используется кожа!

– То-то и оно; или я бы уже давно принял тебя за лесную нечисть!

Дзинь!

И на этот раз болт, похоже, одолел броник, так как довольно плотно вонзился в него и остался там торчать.

– Ага, получил, демонское отродье! Не выдержать тебе доброго и старого бронебойного шила! – обрадовался старик и быстро подошел к мишени.

Однако, сняв бронежилет, мы оба увидели, что внутренняя подкладка оказалась целой.

– М-да!.. – Старик с явным удивлением в глазах почесал бороду. – Твои латы точно лучше альвовских. Будь у этих колдунов такие, мне бы в молодости пришлось несладко в сражениях против лесной нечисти.

– А альвовские кожаные латы пробиваются болтами? – поинтересовался я.

– Только бронебойным шилом, выпущенным из тяжелого боевого арбалета. Поэтому они и боятся сражаться против нас в поле. У меня, конечно, отличный боевой арбалет, но есть и помощнее. Так что, возможно, самые убойные экземпляры с твоей чудо-тряпкой справятся. Но все равно это лучший легкий доспех из всех, что я видел за свою жизнь.

Старик внимательно осмотрел бронежилет, достал болт и еще раз пальцами ощупал материал.

– На тебе такой же под одеждой? – неожиданно поинтересовался он.

Ох и наблюдательным же оказался, старый шельмец…

– Да! – улыбнулся я. – Острый у тебя глаз для такого преклонного возраста!

– Ты мои года не считай! Я еще могу молодуху завалить, и она от меня недовольной не уйдет. А вот глаза – это да, уже не те. Просто из-под твоего воротника такой же материал торчит! – хмыкнул бронник, и как-то по-заговорщически посмотрел на меня. – Продай мне порванный, зачем тебе два?

– А ты что с ним будешь делать?

– Отремонтирую и предложу Тайлерам! – сказал Гавал и, похоже, сразу же пожалел об этом. – Давай, Артур, так! Они отвалят за него кучу монет, а мы поделим их пополам. Твоя чудо-тряпка и моя работа.

– Не могу! Латы мне достались в бою, и вряд ли такие подарки еще будут. Так что никаких продаж, нужен только ремонт.

– Ладно! Но сразу предупреждаю, вещь получается непростая. Так что мне придется прямо-таки ювелирно работать!

– И что из этого? – не понял я смысла его слов.

– Ремонт будет точно недешевым. Даже с учетом моей давнишней дружбы с Шэвером! – уточнил старик, подняв указательный палец. И, судя по выражению лица, он не обманывал, просто слишком ответственно относился к своей работе.

– И сколько?

– Цену сразу не скажу, нужно понять, как вообще с таким материалом работать.

– Предоплата нужна? – поинтересовался я.

– Нет! Заплатишь после увиденной работы!

– Доверяешь? – Я улыбнулся. – А вдруг у меня потом монет не хватит?

– Это будет самый лучший вариант. Ведь мы тогда вернемся к моему предложению о продаже лат Тайлерам! – сказал старик и присел за рабочий стол.

Он разложил на нем бронежилет и задумчивым взглядом начал его осматривать.

– В общем, могу тебе предложить два варианта. Как-нибудь заштопаю эти разрезы, а сверху прикреплю металлические пластины. Выйдут такие двойные латы, в которых твой панцирь станет как бы подкладкой.

– А второй вариант?

– Закрою пластинами только порезы. Думаю, что найду способ, как их закрепить.

– И что ты посоветуешь?

Бронника такой вроде бы простой вопрос явно застал врасплох. Он даже замолчал на некоторое время. А смотря на его лицо, можно было подумать, будто Гавал сейчас решает в уме сложнейшие математические задачи.

– Будь я таким же молодым и сильным, как ты, Артур, то размышлял бы так. Раз у меня есть два одинаковых панциря, которые мощный военный арбалет, скорее всего, пробьет, то один оставлю для скрытого ношения, а из второго смастерю хороший боевой доспех. Сам панцирь использую как подкладку, а со всех сторон наложу легкую латную броню. Она отобьет удары любых клинков, а бронебойные шила, пробив ее, потеряют свою силу и застрянут в подкладке. В результате выйдет непробиваемый тяжелый полудоспех, который по весу будет чуть тяжелее легкого. Твои враги, увидев броню, сразу поймут, чем ее взять. И вот тут их будет поджидать неприятный сюрприз.

– Второй вариант неплох! Тогда вот тебе еще кое-что к моему панцирю! – сказал я и начал доставать из рюкзака накладки на руки, шею и бедра. Взял их на всякий случай: думал, может, пригодятся как заплатки.

– Вот это да! – Старик с каким-то восхищением начал все осматривать. – А вообще, Артур, ты какую сумму сможешь потянуть? Раз есть и такие штуки, то у меня аж руки загорелись сделать тебе полный латный доспех.

Я задумался: сумму-то потяну любую, но не стоит об этом говорить Гавалу. С другой стороны, не хотелось, чтобы он в ущерб качеству на чем-то сэкономил.

– Давай так! Сумму я заплачу, какую попросишь. Не хватит – возьму в долг у Шэвера. Однако у меня есть определенные требования к твоей работе.

– Какие? – поинтересовался Гавал.

– Сделай мне максимальную защиту от стрел и болтов. Прикрой почти все тело, но ничего не должно блестеть, греметь. К тому же я должен иметь возможность быстро передвигаться, прыгать, куда-нибудь забираться. Понимаешь, о чем я?

– Понимаю! – с каким-то огоньком в глазах произнес старик.

– Тогда у меня к тебе будет последняя просьба.

– Давай, слушаю!

Я достал из рюкзака сверток и аккуратно развернул его на столе. Вроде и рискованно было, но Шэвер уверил, что даже такую тайну Гавалу можно доверить. Хотя меня до последнего мучили сомнения, поэтому окончательное решение было принято только сейчас.

– Что это? – удивился мастер.

– Когти, которые порвали мой панцирь! – чуть улыбнулся я.

– Демоны меня забери!.. – пробурчал старик и взял со стола один из когтей. – А что мне с ними делать?

– Не знаю! – Я пожал плечами. – Но они великолепно режут и пробивают металл. Шэвер посоветовал обратиться к тебе за советом. Он сказал, что если ты вспомнишь вашу молодость, то, несомненно, придумаешь, куда их можно приспособить.

– Хорошо, Артур! Еще есть пожелания?

– Нет! – ответил я.

– Ну, тогда до скорой встречи. Пока я, конечно, занят, но обещаю, что после Марвэлов сразу же возьмусь за оба твоих заказа. А готовые латы лично принесу в трактир! Так что их никто и никогда не увидит.

Смысл последних слов старика для меня был непонятен, ну да ладно.

Мы попрощались, и я, выйдя из мастерской, начал спускаться на первый этаж. Однако если бы остался и мог читать мысли, то услышал бы и увидел следующее…

Когда дверь за парнем закрылась и скрип ступенек поведал Гавалу, что тот уходит, старик встал и, подойдя к одному из шкафов, открыл его и начал рыться внутри. Точнее, не рыться, он-то хорошо помнил, где лежит столь памятная для него вещь.

– А вот и ты, мой старый побратим!.. – прошептал Гавал.

Он достал прямоугольный сверток из светлой шерстяной ткани. И, развернув его, посмотрел на лежащую в нем древнюю нагрудную пластину, на которой до сих пор был заметен нарисованный черный ворон. Правда, металл был разорван в трех местах. Длинные разрезы, оставленные непонятным оружием, шли слева направо.

Гавал подошел к столу и положил пластину рядом со странными когтями. Немного порылся в своих запасах и нашел ненужную полоску металла. Ну как ненужную – он бы ее все равно куда-нибудь приспособил, но сейчас она пригодится для эксперимента.

Старик аккуратно взял один из когтей и, надавив им на металлическую полоску, чиркнул вниз. Металл резался словно кожа, а ведь был настоящей сталью. Как он и думал, новый порез и старые – на панцирной пластине – очень сильно походили друг на друга.

Мастер лат сжал губы и присел на стул, работать совсем не хотелось. Почти забытые воспоминания, иногда приходящие к нему в виде ночных кошмаров, снова ожили. И старик, помолодев сразу на несколько десятилетий, вернулся в тот злополучный день…

Было слишком влажно и пасмурно, а карканье ворон уже порядком раздражало. Молодой Гавал из банды Хрула Черного Ворона, с десятком своих боевых товарищей уже целый день сидел в засаде на старом тракте, который вел в столицу Вайхэна.

Никто не знал всех подробностей дела, но главарь обещал, что клиент будет без охраны. Черная крытая повозка действительно появилась из-за поворота, притом в гордом одиночестве. Тренькнул арбалет, и возница упал с торчащим из груди болтом.

Они в полном молчании бросились к повозке, чтобы вытащить того, кто сидел внутри, и перерезать ему глотку. Но вот только тот, кто первым потянул за ручку двери, совсем не ожидал, что открывает проход в самый настоящий ад.

Именно тогда Гавал и получил удар от выпрыгнувшего оттуда чудовища. Повезло хоть, что юноша успел упасть на спину и когти прошлись по касательной, с легкостью разорвав металл панциря, но не зацепив само тело.

А потом обезумевший от страха парень на карачках прополз под повозкой и ринулся в лес, постоянно слыша за своей спиной дикие крики умиравших товарищей. Однако на этом для него ничего не закончилось.

Тварь, довольно быстро расправившись с остальными бандитами, догнала и последнего. Гавал прижался спиной к большому камню, так удачно попавшемуся в лесу, и выставил перед собой короткий меч.

Вряд ли бы это помогло, ведь остальных оружие не спасло, а они владели им намного лучше его. Сильные руки предательски дрожали, а штаны быстро намокали от его же собственной мочи.

Однако ужасный монстр, как-то даже вальяжно приближавшийся к нему, внезапно остановился и поднял голову, словно к чему-то прислушивался. Парень вообще ничего не соображал и не мог догадаться, что демона позвали назад.

В общем, боги оказались милостивы, и он выжил. Потом вернулся в лагерь, где в качестве сторожа остался юнец Шэвер. Вместе они вскрыли сундук главаря с награбленным добром, из которого забрали все ценное. А потом отправились в Дарвэн, где у Шэвера жила родная тетка…

И вот теперь постаревший разбойник, ставший уважаемым мастером лат, смотрел на эти порезы, вернувшие его в далекое и не слишком приятное прошлое. И пытался в голове объединить столь странные факты.

Выходит, тварь напала на человека Шэвера и разорвала панцирь, который выдержал даже бронебойное шило. Ладно, чудо-тряпка спасла Артура от первой атаки. Но как он смог не только выжить, но и убить самого монстра?

Да… этот парень слишком непрост; возможно, даже маг. Но какого черта такой боец делает у Шэвера и во что опять этот старый балбес влез? Не сидится ему спокойно в трактире, хочет все больше и больше денег…

А ведь несколько месяцев назад говорил, что привезет какую-то важную девчонку из Равэнштора. И что нужно будет сказать, будто это его, Гавала, племянница, и укрыть у себя.

«Лишь бы в какие политические интриги не впутался!.. Каким был безбашенным молокососом, таким и остался», – подумал мастер лат и продолжил свою работу.

Я спустился на первый этаж, где на стуле сидела Хела. В ногах девушки лежал довольно большой мешок, а она сама с улыбкой наблюдала за игравшими на полу девочками. Наверное, вспоминала свое детство с Тали. Если, конечно, старик давал им на такие увеселения время. Этот мог и малышню к работе приставить…

– Наш? – спросил я, кивнув на мешок.

– Да! Какой-то заказ Шэвера! – Она пожала плечами и, поднявшись со стула, взялась рукой за мешок.

– Э-э-э… Успокойся! – сказал я, забирая его из рук Хелы.

– Да не нужно Артур, я сама донесу.

– Прекращай! Еще не хватало, чтобы при мне девушка таскала тяжести!

Улыбнувшись, Хела уступила мне мешок. После чего мы, попрощавшись с женой Гавала, вышли на улицу.

– Ты заметил, как на тебя посмотрела Айрина? – неожиданно поинтересовалась моя спутница.

– Это супругу Гавала так зовут?

– Ну да!

– Нет, не заметил. А что я сделал не так?

Девушка улыбнулась и, осмотревшись по сторонам, тихо прошептала:

– Ты просто не такой, как наши мужчины… Ведешь себя так, словно Хела – какая-то госпожа, а не обычная работница Шэвера. Мне вообще впервые в жизни сказали, что я не должна таскать тяжести. Абира всегда учила, что мужчины предпочитают женщин, которые выносливы не только в постели, но и на работе.

Пока она говорила, создавалось впечатление, что происходящее не только веселит Хелу, но и нравится ей. Вот он, старый средневековый мир, когда женщину воспринимали наравне с обычными орудиями труда.

– Ах вот оно что! Тогда сегодня вечером даже не просите меня шевелиться. Ведь есть две работящие девушки, которые все сделают сами. А я буду только лежать на спине и получать удовольствие!

– Можешь и не шевелиться! Хотя мне нравится, когда ты это делаешь. Силы в тебе – как в настоящем звере!

Хела рассмеялась и, снова посмотрев по сторонам, хлопнула меня ладошкой по заднице.

Все-таки я не ошибся, когда помирился с ними пару недель назад. В реальности сестренки оказались отличнейшими девушками, с которыми было интересно не только сексом заниматься, но и просто общаться.

Кстати, не знаю, что там Шэверу передавал Гавал, но весило это прилично. И как они вообще рассчитывали, что такое дотащит одна девушка? Если бы Хела в одиночку тянула мешок, то с нее непременно бы семь потов сошло.

Придя в трактир, мы расстались. Правда, мешок я ей не отдал, а поймал на первом этаже Риктора. Пусть поработает, рыжий шалопай. А то только приноровился ловить меня на кухне и своим щенячьим взглядом выпрашивать сок.

Хела с Риктором пошли наверх, я же остался на первом этаже. Раз сестры сейчас заняты, то урок по языку переносится на более позднее время. И так как делать было нечего, то почему бы не пообщаться с кем-нибудь?

– Спокойно у нас тут, Лаз? – поинтересовался я, приседая за стол, по другую сторону которого развалился вышибала.

– Да вроде пока тихо, Артур. Кораблей новых в бухте нет, а местные алкаши лишь к вечеру начнут подтягиваться. Не знаешь, какое там сегодня у Шэвера настроение? – как бы невзначай поинтересовался он.

– С утра старик куда-то спешил, так и непонятно – добряк он у нас сегодня или нет. А для чего тебе его настроение?

Я уже усвоил, что в этом мире любой вопрос о чужом человеке имеет лишь меркантильный смысл. Ибо всем было глубоко начхать на всех, кроме своих близких. Впрочем, тут и на близких порой плюют с большой горы.

Нет, у нас на Земле, в принципе, такая же ерунда. При встрече всегда поинтересуются твоими делами, но чисто из-за своеобразного протокола общения. Однако дарвэнцы не утруждали себя даже такими церемониями. Поэтому выходило, что Лазу от старика что-то нужно.

– Думал в долг монет попросить!

– И что, он разве дает?..

Услышав такое, я и правда удивился. Просто уже давно изучил правила работы отца Тали со своими подчиненными. В принципе, Шэвер был по-своему честен: что обещал, то и платил. Но взять у него в долг – это просто дико нереальная задача. Как-то однажды Хела сказала, что проще у ургов в кости выиграть.

– Другим – нет, а мне иногда на некоторые вещи давал! – с какой-то нескрываемой гордостью в голосе ответил Лаз.

– Ну-ка, давай просвети меня! На какие именно вещи можно развести старого жмота?

Вышибала от моих слов почему-то закашлялся, но почти сразу же ответил:

– На лечение сына давал. Тот зимой сильно заболел, а лекарство понадобилось уж больно дорогое. Второй раз выручил, когда я все деньги в кости в трактире проиграл. Так он продукты семье отпустил, хотя мне и пришлось заплатить за это своей спиной. Потом на животе неделю спал, но я на него не в обиде, ведь было за что. Теперь вот хочу сыну на день рождения парочку боевых ножей купить. Он у меня настоящий боец и оружие любит. Через пару лет подрастет, так пойдет в стражу, или в трактир к себе под бок пристрою.

– Ножи подростку на день рождения? Хотя я тоже, в принципе, оружие люблю. А чего они такие дорогие, что не хватает твоих запасов? Ты на вид вроде хозяйственный мужик или опять все просадил?

– Да нет, я больше не играю. Просто все накопления недавно ушли! – с улыбкой на лице вздохнул громила. – Дочку замуж удачно выдал. Сошлась она с единственным сыном владельца одной мясной лавки. Папаша его довольно обеспеченный человек, но урод еще тот. И чтобы не ударить в грязь лицом, пришлось сильно потратиться на приданое.

– Понятно! – кивнул я.

– Да и ножи не самые дешевые! – продолжил говорить Лаз. – Мало́й хочет те, что убивали северную заразу. Охота ему таким оружием покрасоваться перед друзьями. А у Тайлеров гвардия сплошь состоит из барлэйцев. Вот я с одним их любителем у нас гульнуть и договорился. Однако эта жадная собака просит слишком много, а другие так вообще не продадут. Ты ведь знаешь, что у твоих земляков довольно странное отношение к оружию.

– Особо не знаю, у меня только мать оттуда! – ответил я, следуя заранее подготовленной с Шэвером легенде.

А потом задумался, ведь уже второй раз мне доводилось слышать про какую-то северную заразу. После слов Рона на корабле цваргов я подумал о какой-то болезни. А тут оказывается, что заразу убивают холодным оружием.

Выглядит этот процесс, наверное, необычно, но выяснять подробности точно не стоит. Дабы не вызывать ненужных подозрений у того же Лаза. Возможно, тут каждый ребенок знает про северную заразу, и вдруг я со своими вопросами…

– И какую цену потребовал барлэец? – поинтересовался я.

– Четыре маленькие золотые монеты. Хотя новые боевые ножи с ножнами и поясом у оружейника максимум две стоят! – тяжело вздохнул Лаз.

– А старик сколько вам платит?

– Четыре золотых в месяц как раз и выходит. Плюс доплачивает иногда за определенную работу. Например, как с той рубкой принесенного тобою мяса! – подмигнул мне Лаз, явно намекая на морвина.

Не стоило спрашивать, как он или его сын узнают, что их не обманули и продали именно те ножи, что убивали северную заразу. Может быть, это настолько очевидно, что я сразу же покажу свою неосведомленность.

Не это сейчас самое главное, нужно решить, стоит ли помогать Лазу. В принципе, нельзя сказать, что вышибала был каким-то хорошим человеком или нравился мне. С другой стороны, он такой же, как и остальные работники. Дитя своего времени, так сказать.

Окончательно взвесив все «за» и «против», я сунул руку в карман, где валялось несколько желтых небольших кругляшей. Просто Шэвер советовал всегда носить с собою немного монет, вдруг понадобится сунуть взятку той же страже. Мои пальцы отсчитали в кармане четыре золотых. Вынув их, положил на стол возле кружки Лаза.

– Порадуй своего сына, а то вдруг старик сегодня окажется без настроения!

Вышибала мгновенно сгреб их своей огромной ручищей. Так что даже если и передумаю, то попробуй еще забрать назад…

– Выручил, Артур, так выручил! В течение месяца рассчитаюсь, если, конечно, повезет с дополнительными приработками или будет серьезная драка в трактире. Ну а если нет, то за два месяца отдам!

– Э-э-э, драки нам не нужны! Тем более мне не к спеху. – Я лениво махнул рукой.

– Это понятно, но куда ж без них! – улыбнулся Лаз, а потом заговорщически мне подмигнул. – По трактиру поползли слухи, что ты приручил двух наших молодых кобылок. Дам тебе дружеский совет: по-быстрому обрюхать самую маленькую из них. Как по мне, так и обеих можно, они ведь сестры не разлей вода, так что не обидятся друг на друга. Первая станет женой, а вторая – любовницей, и обе будут в одной кровати. О такой жизни можно только мечтать. Шэвер, сколько его помню, постоянно злится из-за того, что у него нет сына. Так что если будет внук, то трактир после смерти старика точно станет твоим, а это довольно прибыльное дело. Поверь мне на слово, а со временем сам все узнаешь, старик на тебя явно глаз положил. И тебе хорошо будет, и нам всем тоже!

– Вам-то какой толк от моего будущего? – улыбнулся я, удивившись разговорчивости Лаза. А этот здоровяк совсем не такой тупой, как мне поначалу казалось.

Вышибала задумчиво почесал подбородок, а потом как-то по-дружески посмотрел на меня.

– Да хороший ты мужик, Артур! Раньше, после того как целый день отстою в трактире, у меня ноги гудели. Да и у других то же самое, вес-то мы все имеем немаленький. А ты даже старика смог изменить в лучшую сторону. Теперь он идет, а я спокойно сижу и могу эля в меру хлебнуть. Плюс кормить всех начали, а не только тех, кто живет в трактире. А значит, моей жене не нужно сюда жрачку носить, какая-никакая да экономия. Ты как хозяин – мечта любого работника. И это не только мои слова, так все наши говорят!

Я задумался: быстро же слухи распространяются… А все началось после того, как мы с цваргами заключили сделку. Старик стал просить меня приглядывать за трактиром, так сказать, стать его глазами. Управляла до этого всем хозяйством Абира, меня же теперь поставили сверху.

Вечерами Тали с Хелой начали со мной откровенничать. Рассказывали про жадность Шэвера и тяжелые условия работы; короче, неприятных вещей хватало. Поэтому я сходил к Абире и обговорил эти вопросы.

Та оказалась женщиной хорошей и довольно умной, поэтому разложила мне все по полочкам. Только считала, что Шэвера не уговорить. Кстати, так и мне поначалу казалось, но все-таки удалось додавить старика.

Хотя пришлось ему в цифрах объяснять, что новые порядки не навредят прибыли. Да и как они могли навредить? Ну не покормишь ты своих работников, так они все равно втихую украдут и работать будут чуть хуже.

Вопрос с кормежкой решился быстро, труднее оказалось уговорить старика не драконить людей. Как тех же вышибал, которым даже сидеть запрещали. Тут последним аргументом стало то, что вырос я в другой обстановке. А раз он хочет видеть во мне помощника, то кое-что придется менять.

Короче, Шэвер дал свое добро, и обслуживающий персонал трактира стал жить по новым правилам. Правда, о том, что это моя идея, знали лишь старик, Абира и сестры. По крайней мере, это я так считал. А оказывается, что все уже в курсе дела. Вот оно как получается.

– Артур!.. – тихо прошептал Лаз.

– Что? – Я обернулся к нему.

– Ты это… только сразу не смотри на него, а то он заметит!

– Кто именно? – спросил я, мгновенно став снова полицейским.

Пришлось даже улыбнуться, будто услышал шутку от Лаза.

– Вон тот старик, что сидит возле лестницы на второй этаж! В зеленой куртке и шапке с пером! – уточнил Ларс. – Ты его знаешь?

Я мельком взглянул в ту сторону и сразу же понял, о ком идет речь.

– Нет! А что?

– Да он спустился недавно, взял эля и сел за стол. И тут как увидел тебя, так даже кружку чуть не выронил. Потом опустил голову и делает вид, что пьет. А сам втихую все следит за тобой и следит…

– Может, это он к тебе такой интерес проявил? – сделал я логичное предположение.

– Не-а, меня он вчера уже видел. Приплыл, наверное, на каком-нибудь корабле. Снял у нас комнату и сидел весь день на первом этаже, ты тогда с Шэвером до вечера на складах был. А этот все пытался с забредшими гвардейцами Тайлеров закорешиться. Выпивку им на халяву брал, закусками хорошими кормил.

– И почему он интересуется гвардейцами?

– А хрен его знает! – хмыкнул Ларс. – Может, потому что началась война Нармаера с Вайхэном? Сейчас хорошие воины в большой цене. Я поначалу и подумал, что он вайхэнский рекрутер. Но потом вспомнил, что у них ведь давняя вражда с барлэйцами.

– Так, может, это рекрутер Нармаера?

– Не-э, здесь в нармаерскую армию никого не наймешь. Самоубийц тут нет!

– Ты про что? – не понял я.

– Да ведь ни один отряд наемников сейчас к Равэнштору не проведешь. Вайхэнцы все пути перекрыли.

– Ну а по реке Проклятых? И дальше через озеро Битв и реку Пограничную? – блеснул я своими знаниями географии.

– А как обойти Марэборгскую крепость, что стоит у истока нашей реки?

Лаз улыбнулся, увидев, что подловил меня. Наверное, даже почувствовал себя на короткое время знатоком военной тактики.

– То-то и оно, Артур! Вайхэнские сторожевые шхуны быстро захватят или сожгут такое судно с наемниками!

– Ну да! – согласился я с ним, вспомнив про тот злополучный корабль. Теперь понятно, из какой крепости он был. – А может, тебе показалось? Разве не рискованно так внаглую вербовать чужих солдат?

– Не-э, он не внаглую, просто я не слепой! – пожал плечами вышибала. – Но вот ты мне скажи, почему он тебя так испугался?

– Не знаю, я его никогда раньше не видел. Может, ты все-таки ошибся?

– Не-а, у меня глаз наметан. А если сомневаешься, так сходи и проверь! – Лаз улыбнулся.

– Ладно, так и сделаю! – согласился я.

После чего не торопясь встал и направился к «дикому бармену», все равно ведь нечего было делать. На сидящего старика вообще не обращал внимания, чтобы не спугнуть. Хотя Лаз, конечно, нес полный бред.

Хач сильно удивился моей просьбе дать что-нибудь не слишком поганое из выпивки:

– Даже не знаю господин Артур, что вам и предложить… У нас нет ничего, что наверху пьют!

– Тогда давай любую бутылку с кружкой, только быстро!

Хач сразу же выполнил мою просьбу. И, забрав все со стойки, я направился к старику. Вот тут он начал натурально нервничать.

– Привет, давненько тебя не видел! – сказал я, плюхнувшись за его стол.

Просто это был самый элементарный способ начать разговор с неизвестным человеком. Попозже можно всегда сделать вид, что обознался.

– Мы не знакомы! – покачал тот головой и поднялся, чтобы уйти.

Однако я перехватил его за руку, так как реально начал что-то подозревать. Дальше все происходило слишком быстро.

Первым делом на меня опрокинули стол. Но мне удалось отскочить и схватить ближайшую табуретку. Однако мой противник оказался тот еще живчик, поэтому запущенный в него предмет мебели почему-то прямехонько залетел в лицо какого-то случайного посетителя.

– Тварь, все равно не уйдешь! – выругался я, так как убегавший, похоже, решил выпрыгнуть в закрытое окно.

Два выстрела из «глока» прогремели на весь трактир, подействовав на всех посетителей, за исключением нокаутированного табуреткой, словно гром с ясного неба. Поэтому они как по команде повскакивали со своих мест.

Ну забыл накрутить глушитель, с кем не бывает! А этот урод – крепыш, оказывается!

Когда первая пуля попала ему в ногу, то он только поскользнулся, но не упал. И только после второй пули распластался на полу.

– Всем сидеть! Кто попробует дернуться, тому черепушку на хрен проломлю! – разнесся по всему трактиру громоподобный голос Лаза.

Я подбежал к ползущему по полу раненому и со всего размаха впечатал ему ботинком в бок. Тот вскрикнул от боли, а моя нога немного заныла и даже что-то хрустнуло. Нет, не у меня, а у него, и это были явно не ребра. Второй же удар ногой в голову окончательно вырубил этого урода.

Повскакавшие было из-за столов посетители, испугавшись угроз вышибалы, начали потихоньку усаживаться на свои места. Лаз же подбежал ко мне с выпученными от шока глазами. Мужик явно не понимал, что тут вообще происходит.

– Да так, старый должок! – задумчиво ответил я на его вопросительный взгляд.

А ведь теперь мне срочно нужен план, так как другие люди не видят настоящую личину этого старика.

– Охренеть, да это альв! – резко завизжал один из клиентов, который сидел недалеко от нас.

– Ты… ты видишь его? – Я с удивлением посмотрел в сторону этого человека.

– Точно альв! – это уже говорил Лаз, не обратив никакого внимания на мои слова. – А только что тут лежал старик!

Отлично, теперь становится немного легче. Наверное, тот хруст сообщал о поломке чего-то, придававшего парню иную внешность. А значит, моя безумная выходка со стрельбой может и не создать нерешаемых проблем.

С другой стороны, оказывается, это не просто гад, оставивший меня ургам. А представитель того загадочного народа, что жил в гигантском лесу южнее Дарвэна. Теперь понятно, почему он оказался в плену у людоедов. Альвов и этих горных уродцев разделяла только река Проклятых.

В трактире поднялся сумасшедший гомон, и мне удалось воочию понаблюдать, как же местные жители «любят» Древние расы. А также понять, почему Рон настолько сильно удивился моим нейтральным словам о цваргах.

Да тут все подряд были готовыми кандидатами на вступление в ку-клукс-клан. Ведь прошло всего несколько секунд с того момента, как старик превратился в парня. А Лаз и еще один посетитель – видно, его хороший знакомый, раз не побоялся встать и подбежать к нам, уже начали избивать ногами лежащего без сознания парня.

Остальные клиенты трактира лишь подбадривали их громкими выкриками и подсказывали, куда можно побольнее ударить. Они чем-то походили на людей, делавших ставки на петушиных боях в Азии. Однако убивали ведь разумного человека, пусть и другого вида!

Происходящее поставило меня в определенный моральный тупик. В принципе, я не жестокий парень, поэтому мне было не по себе от такого зрелища. С другой стороны, этот урод оставил меня на верную смерть и получал сейчас по заслугам.

– Хватит! – раздался сбоку громкий выкрик Шэвера, и все вокруг сразу же заткнулись.

Старик спустился с лестницы и быстрым шагом подошел ко мне. Он посмотрел на лежащего в отключке альва, потом окинул взглядом зал, словно пытался подсчитать посетителей, и тихо прошептал:

– Я слышал грохот твоего оружия. Немедленно избавься от любых его следов. Притом постарайся это сделать незаметно! – И тут же громко обратился к Лазу: – Быстро всем посетителям – бесплатной выпивки в честь удачной поимки лесной нечисти! Надеюсь, ты понял, какой выпивки, или тебе нужно объяснять?..

Последние произнесенные шепотом слова звучали как-то угрожающе. И Шэвер точно не намекал на высокое качество алкогольного продукта. А вот посетители встретили такой халявный презент громкими и одобрительными выкриками.

«Нужно убрать все улики», – подумал я и посмотрел на лежащего без сознания альва. С его ранами на обеих ногах уже ничего не сделаешь, а значит, нужно найти гильзы и пули. Проклятье, но раз пули сейчас в ногах – мне что, вырезать их нужно?!

Вернулся к столу, где все началось, и, найдя гильзы, забрал их. Потом подошел к альву и осмотрел его раны. Отлично, обе пули прошли навылет, поэтому осталось лишь прикинуть примерную траекторию полета.

Поиски довольно быстро дали положительный результат. Деформированные кусочки металла застряли в полу и стене.

– Нож есть? – спросил я у сидевшего тут же посетителя. Местные всегда ходили с холодным оружием.

– Да-а!.. – немного испуганно ответил тот и протянул мне простой, но довольно приличных размеров кинжал.

Вот и пули также оказались у меня. И, вернув хозяину оружие, я подошел к Шэверу:

– Все следы, какие мог, убрал!

– А что не смог убрать? – шепотом поинтересовался старик, хмуро смотря на меня исподлобья.

– Грохот слышали посетители, да и раны у него никуда не денутся!

– С посетителями сейчас разберемся. Ну а раны?.. Как по мне, так от болта почти такие же. Хорошо связал его?

Последние слова были обращены уже не ко мне, а к Лазу. Он обматывал руки до сих пор не пришедшего в сознание альва веревкой. А «дикий бармен» чуть ли не бегом разносил клиентам халявные бутылки с выпивкой.

– Потянули его, Артур! А ты, Лаз, проконтролируй, чтобы Хач удовлетворил потребности всех посетителей. И про шум пусть говорит, что это была магия альва. А потом сразу же бегом к Замбэру.

Мы со стариком подхватили под мышки бесчувственное тело парня и потянули его к лестнице. Сидевшие же за столами люди отпускали в его сторону проклятия и пожелания как можно более мучительной смерти.

Похоже, этому альву недолго осталось жить. Не скажу, что меня сильно совесть мучила. Как ни крути, а парень получил равнозначную ответку. Но я бы его максимум избил, а вот убивать точно не собирался.

– Ну а теперь скажи, какого демона сейчас произошло? Почему твое оружие так гремело? И что у меня в трактире делает этот альв? – начал задавать вопросы Шэвер, пока мы поднимались по лестнице.

– Все произошло очень быстро, но шум – полностью моя вина! Просто это тот ублюдок, из-за которого я попал в плен к ургам! Так что не смог удержаться!

– Подожди, ты ведь говорил, что тебя оглушил человек?! – непонимающим взглядом посмотрел на меня Шэвер.

– А как их отличить, это же не квадратные малыши-цварги! – ответил я, хотя уже и видел небольшие различия.

– Проклятье, ты хоть что-нибудь знаешь про Древние земли?! – выругался старик и внезапно кинул пленного на пол, хотя мы уже почти добрались до пятого этажа. – Стой!

Носком ботинка он откинул волосы юноши и указал на его голову:

– Смотри! Видишь, какие ушки заостренные? А еще они небольшие, значит, этот – довольно молодой. Кожа без волосяного покрова и гладкая, словно мрамор, на их бабах смотрится вообще шикарно. Глаза у всех альвов разные, но такие странные зрачки и радужки никогда не встретишь у людей.

– Да альв это, самый что ни на есть настоящий! – произнес поднимавшийся по лестнице Лаз.

Он, конечно, не понимал смысл лекции старика.

– Знаю, болван! – рявкнул на него Шэвер. – Ты почему здесь?

– Хач напиток раздал, а я уже хотел бежать за стражей, когда Марбак пришел. Так его на двери поставил, а Риктора отправил к Замбэру. Сам же подумал – может, вам с Артуром какая-нибудь помощь потребуется. Вдруг этот демон что-то выкинет…

– Тебе думать не требуется! Хотя ладно, оставайся! – буркнул Шэвер и, став на колено, схватил пленника за подбородок. – А какие зубы! – идеально ровные и белоснежные, всегда завидовал такой улыбке.

Старик посмотрел на вышибалу и спросил:

– Хотел бы себе такие зубы?

– Да ну, хозяин! – тот махнул рукой и улыбнулся, во рту у него не было как минимум трех зубов. – С такой челюстью в драку боязно лезть. Обидно потом будет, если выбьют парочку.

– А в чем подвох с вашим напитком для клиентов? – внезапно вспомнил я про странные слова старика. – Вы ведь их не отравить всех вздумали?

Шэвер улыбнулся:

– В вино добавлено кое-какое зелье. Так что через несколько минут все посетители будут никакими. Даже наутро толком ничего не смогут вспомнить.

– Это из-за шума выстрелов такие предосторожности?

– Да! – кивнул Шэвер. – Замбэр никому на слово не верит, поэтому обязательно начнет выяснять подробности.

– Эта шавка Тайлеров слишком опасна. С ним точно рисковать нельзя! – одобрительно кивнул Лаз.

На несколько секунд воцарилась тишина, пока мы втроем продолжали стоять над лежащим телом альва.

– Ладно, тянем его ко мне. А ты, Артур, лучше пока пересиди у себя! Посмотрим, кого пришлют и что будет дальше! – сказал Шэвер и вместе с вышибалой потянул пленника дальше, а я пошел в комнату.

Все-таки зря выстрелил. Можно было броситься за альвом, по дороге накрутив глушитель, и остановить ублюдка посреди портовых складов. Ну да, бегает он явно быстрее меня, но все равно пуля бы точно догнала.

Такие мысли приходили в мою голову, пока я стоял возле открытого окна в своей комнате и наблюдал за улицей. Уже прошло минут двадцать, а значит, все свидетели стрельбы должны были погрузиться в невменяемое состояние.

Вдалеке наконец-то появились всадники. А так как в городе они мне почти не встречались, то сразу стало понятно, это спешит вызванная Риктором стража. Кавалерия очень быстро добралась до трактира, и несколько воинов, похожих на рыцарей из фильмов, спрыгнули со своих коней.

Конечно, это были никакие не рыцари, земельных владений у Тайлеров, кроме Дарвэна, не было, а наемные барлэйцы, элита армии местного лорда. Просто пластинчатые доспехи и шлемы с забралами делали их похожими на элитных воинов средневековой Европы.

Насколько мне было известно, только они охраняли местного лорда. Родина же самих барлэйцев располагалась за Великим океаном, примерно в десяти – пятнадцати днях плавания отсюда в северо-западном направлении. Но это уже зависело от погоды и ветра.

Я слышал, как люди говорили, что этот народ живет на огромном острове Антар, который располагался возле Западного континента. Другие, наоборот, утверждали, что это никакой не остров, а полуостров.

В свое время соседями барлэйцев были северные пираты. Но они бежали оттуда, переплыли Великий океан и, захватив себе новые земли южнее Дарвэна, образовали нынешнее королевство Вайхэн.

В общем, часть латников забежала в трактир. И через несколько секунд в мою дверь громко постучали.

Я достал из кобуры пистолет и нахмурился. Барлэйцы не успели бы так быстро подняться, а значит, это свои. Не спрашивая, кто там, резко открыл дверь и увидел Хелу.

– А побыстрее не мог? Там по лестнице уже целое стадо бежит! – сказала девушка и быстро проскользнула мимо меня в комнату.

И как раз вовремя, так как в коридоре почти сразу раздался грохот тяжелых сапог.

– Тише! – Я поднес палец к ее губам, а сам продолжил стоять возле двери и прислушиваться.

– Ну и суматоха же поднялась из-за альва!.. – прошептала мне на ухо Хела.

– Быстро же сплетни по трактиру расходятся! – пробурчал я, пытаясь хоть что-нибудь услышать.

Кабинет Шэвера находился далеко, но до меня все равно донесся его голос. Видно, сейчас старик объяснял прибывшим воинам все детали произошедшей схватки.

– Так я только спустилась на кухню, а там перегородка совсем тоненькая, как два раза подряд что-то громыхнуло так, что все поварихи под стол попрятались! – сказала Хела и улыбнулась.

– А где Тали? – спросил я.

– С Абирой на базар пошли! Ну а я решила разузнать подробности. Хач сказал, что ты оглушил лесного демона, пока тот в тебя грохочущей магией швырялся. Ты цел хоть? Не ранен?

– У меня все нормально!

А сам подумал: «Молодец «дикий бармен». Благодаря ему скоро все будут считать, будто шум от выстрелов – это дело рук альва».

Хела положила голову мне на плечо.

– Какой же ты напряженный после боя с лесной нечистью! Чего ты так опасаешься, Артур? – прошептала она мне на ушко, а потом легонько укусила за мочку.

Приятно, конечно, ощущать рядом с собой такую красивую девушку, от волос которой исходит очень приятный аромат хвойного леса… Однако сейчас не до этого, нужно сохранять голову холодной.

– Боюсь, что заинтересуются мною всякие уроды типа Замбэра! Как ни крути, а я чужак в вашем городе!

– Тогда если хочешь, то можно втроем на ближайшем корабле отправиться в любое королевство. С нашими и твоими деньгами мы сможем купить себе дом или даже откроем небольшой трактир.

– И вы бросите Дарвэн и отправитесь со мной? – спросил я и закрыл глаза, так как не находящие покоя губы девушки начали постепенно снимать все мое напряжение.

– Не сомневайся: с тобой – хоть на Западный континент! И Тали тоже согласится! – Она обвила мою шею руками и поцеловала.

Все-таки женщины умеют отвлекать от любых проблем, какими бы глобальными те ни казались.

Мои губы ответили на пьянящие поцелуи, а руки гладили сквозь вязаное платье привлекательные формы Хелы. Альв, барлэйцы, возможные проблемы – все это в данный момент незаметно отошло на второй план.

Хела всегда заводилась не то что с полоборота, а еще до того, как эти самые обороты появлялись. Мне казалось порой, что она была просто помешана на сексе. Однако я все равно удивился, когда услышал:

– Пошли на кровать!

– Не могу! Мне нужно слышать, что происходит в коридоре!

– Тогда возьми меня прямо на полу, мой непобедимый воин!

Проклятье, ее слова были настолько пропитаны сладострастием и восхищением, что мне пришлось бороться с настоящим искушением. Однако опыт подсказывал, что сейчас не время для секса.

– Хела! В данный момент нужно быть наготове, а не шуметь.

– Тогда я все сделаю тихо! – улыбнулась она и спустилась вниз, явно желая стать на колени.

«Ох уж эта нимфоманочка, ну совсем без тормозов!» – подумал я. И опустившись на пятую точку, притянул Хелу к себе. Не хватало еще, чтобы в дверь постучали, а я тут стоял со спущенными штанами.

– Так, малыш! Сиди тихо и больше не дергайся! – сказал я, сильно обняв ее и продолжая прислушиваться.

– Назови меня еще так, пожалуйста! – попросила она.

– Как именно? – не понял я, находясь всеми мыслями возле кабинета Шэвера.

Но Хела не успела ответить, в коридоре раздались громкие шаги. Судя по всему, барлэйцы шли ко мне или к лестнице. Я аккуратно прижал голову девушки к себе и с напряжением ждал продолжения. Однако латники прошли мимо и начали спускаться на первый этаж.

Но на этом ничего не закончилось. Почти сразу же в коридоре послышались скрип половиц и тихие шажки. Они остановились возле моей комнаты, дверь дернулась и не поддалась, так как была закрыта на засов. Ну а потом послышался голос Шэвера:

– Артур, ты тут?

– А где мне еще быть? – ответил я, сидя на полу.

– Собирайся, пойдем к Замбэру. Главное, ничего подозрительного с собой не бери!

– Хорошо, через сколько идем?!

– Прямо сейчас! Или ты там уже с Хелой трахаешься? – буркнул старик и пошел в сторону своего кабинета.

– Старый козел!.. – тихо прошептала девушка.

Я усмехнулся: должно быть, он видел, как она ко мне забегала. Потом нежно поцеловал немного расстроенную брюнетку в надутые губки. И минут через пятнадцать мы уже шли с Шэвером по городским улицам.

– Придерживайся нашей версии. В принципе, мы лишь дадим обычные показания. Но запомни – эта тварь Замбэр очень опасен!

– Расскажи мне побольше про этого человека! – попросил я.

– Ну а что про него рассказывать? Замбэр Марвэл – любимая ищейка нашего лорда. Он руководит целой сетью шпионов, а также контролирует работу судей. Может любого арестовать, бросить в подземелье, а потом и повлиять на приговор.

– Марвэл? – Я вспомнил слова мастера лат Гавала. – Так он из этой богатой семейки?

– Ну да!

Я усмехнулся.

– Охрана правопорядка, заключение под стражу и контролирование судей. Да ваш лорд Драгар Тайлер не слишком-то умен, раз сосредоточил в руках Марвэлов столько власти!

– Не стоит недооценивать Тайлера. Например, те же судьи хоть и боятся Замбэра, но люто ненавидят. Так что задумай он хоть что-то против лорда – его свои и повяжут. А Драгар ценит Замбэра за то, что плевал он на всех, кроме своего хозяина. Иначе бы не сдал собственноручно своих родителей за заговор с вайхэнцами.

– Ничего себе! – удивился я. – Но вряд ли это из-за преданности лорду. Наверное, просто решил не ждать наследства?

– Нет, он не первенец, так что ему ничего не перепало. Да и семья его негласно прокляла, хотя он и до этого почему-то был среди них изгоем. Но забудь, это сейчас не самое главное. Просто веди себя, как я тебя учил. В принципе, к моему кругу он относится довольно снисходительно. Просто лорд Драгар запрещает беспричинно гонять тех, кто стабильно наполняет его казну звонкой монетой.

– Понял.

Мы шли довольно долго по кварталам, в которых мне еще не доводилось бывать. Однако сейчас не было никакого настроения рассматривать все вокруг, хотя дома становились все лучше и лучше.

– А вот и Дом справедливости… – пробурчал Шэвер, когда мы выбрались из очередного переулка.

Это здание напоминало гибрид гигантского готического собора с укрепленным замком. Главный вход, судя по дороге, находился с другой стороны. Однако Шэвер направился к небольшой двери с торца. Которая не только оказалась полностью металлической, но еще и была утыкана шипами.

Охрана снаружи здания отсутствовала, поэтому Шэвер просто постучал в дверь. Почти сразу же открылось небольшое зарешеченное смотровое окошко. И через него на нас уставился чей-то злобный взгляд.

– Что надо? – чуть ли не рыкнули оттуда.

– Нас ждет господин Замбэр! Мы по поводу задержанного альва! – слишком скромненьким голоском произнес старик.

Мне и так была понятна вся серьезность ситуации, но поведение отца Тали показывало, что из этого здания можно и не выйти. Ладно, буду ориентироваться на месте, хотя на всякий случай стоило все-таки пистолет в трактире не оставлять.

Дверь открылась. За ней находился не барлэец или другой латник, а какой-то очень толстый человек в черной одежде. Мы быстро прошли внутрь, и толстяк сказал:

– Руки подняли вверх!

Жирдяй облапал меня во всех местах; не завидую я, конечно, приходящим сюда женщинам. Так что идея захватить с собой огнестрельное оружие могла бы привести к очень нехорошим последствиям.

– Ты ведь тут уже бывал. Знаешь, как дойти до второй двери? – спросил толстяк у старика.

– Конечно! – кивнул Шэвер.

– Тогда валите! – рявкнул тюремщик.

В принципе, заблудиться тут нельзя, так как никаких разветвлений по дороге не было. Лишь узкий и довольно длинный коридор. Немного напрягала темнота, хотя за спиной мы видели сидевшего возле горящей лампы «сумоиста».

Наконец коридор закончился, и мы со стариком уткнулись в еще одну металлическую дверь. Шэвер снова постучал, и открылось почти такое же зарешеченное окошко, а нам в лицо ударил слабенький лучик света.

– Мы к господину Замбэру по поводу задержанного альва!

Дверь распахнулась, и за ней находились уже двое барлэйских латников. Их легко было отличить от обычной стражи по особым доспехам, прикрывавшим каждую частичку тела. И даже если где-то не было металла, то там обязательно находилась толстая кожа.

Интересно, а для чего нужна такая защита? Ведь от арбалетов или хорошего удара острым клинком эти сочленения вряд ли спасут. Ну да ладно, здешний мир полон загадок, и, чтобы их разгадать, нужно не попадать в неприятные ситуации.

Один из латников повел нас наверх по винтовой лестнице. Как раз до новой двери, где передал тюремщику в черной одежде. А тот таким же образом доставил к следующей двери, за которой снова оказался барлэец. Так меня со стариком передавали из рук в руки еще пару раз.

Наконец мы оказались в широком коридоре. Тут сверху в крыше были сделаны многочисленные окна. Однако кто-то их застеклил темным стеклом, поэтому света все равно не хватало.

Здесь караулил барлэец, который повел нас к большим дверям, сделанным словно из слоновой кости. Притом на них неизвестный мастер вырезал довольно странную картину. Если бы ее делали на Земле, то назвали бы «Мучением грешников в чистилище».

Внезапно из-за этих светлых дверей раздался громкий крик боли, от которого у меня даже засосало под ложечкой.

Вот же выстрелил, не подумав, идиот!.. Теперь познакомишься с местным Гуантанамо, притом без оружия и адвоката.

Меня, конечно, еще ни разу в жизни не пытали, но проверять свой болевой порог как-то не слишком и хотелось.

– Замбэр, к вам Шэвер по поводу альва! – крикнул приведший нас воин и грубо постучал в дверь.

Как я заметил, в отличие от тюремщиков, ни один барлэец не использовал слово «господин» в отношении главы шпионской сети Дарвэна. Да и вообще эти наемники явно знали себе цену и даже вели себя как-то вызывающе.

Несколько секунд на той стороне сохранялась полнейшая тишина, но потом послышался звук открываемого засова. Одна из створок распахнулась, и появилась здоровенная и лоснящаяся от пота рожа.

– Быстро заходим! – рыкнул этот жирдяй, даже толком не посмотрев на нас.

Шэвер мгновенно влетел внутрь, и я сразу же последовал за ним. Притом, наверное, недостаточно быстро, так как горилла возле дверей грубо подтолкнул меня в спину. Раздался грохот закрываемого засова, а значит, мышеловка захлопнулась.

Глазами сразу же оценил обстановку. Трое мордоворотов передо мной, один за спиной. Помещение большое, но довольно темное, в узких окнах также вставлены затемненные стекла. Слева пылал камин, возле которого к металлическому стулу был привязан альв.

Даже несмотря на холодную осеннюю погоду, тут было довольно жарко. Это я сразу почувствовал и заодно понял, почему так ярко горел камин. В нем на специальной большой решетке лежали многочисленные металлические и явно пыточные инструменты.

– А вот и старый разбойник пожаловал в Дом справедливости! Ничего не скажешь, обрадовал ты меня своим подарочком. Прямо-таки захотелось простить тебе все твои прошлые грешки. А может, пойдешь ко мне на постоянную работу? Буду хорошо платить за альвов!

Поначалу я не понял, кто это говорит, но быстро нашел не замеченного мною человека. Он неподвижно сидел к нам спиной возле чуть приоткрытого окна. И не был виден из-за высокой спинки кресла, чем-то напоминавшего королевский трон.

– Господин Замбэр, я каждый день работаю на вас совершенно бесплатно. Эта нечисть тому наилучшее доказательство! – ответил Шэвер и низко поклонился.

Пусть и неловко, но то же самое повторил и я. Хотя сидевший в кресле человек на нас явно не смотрел.

– Как же тут жарко! Это один из главных недостатков моей работы. Ну что ж, давайте пообщаемся!

Замбэр Марвэл положил ладони на подлокотники своего трона. И, оттолкнувшись от них, не спеша поднялся из кресла. Он замер на пару секунд, потом развернулся и направился к большому столу, который находился совсем недалеко от камина.

Присел за него и, подтянув к себе какие-то бумаги, начал молча их изучать. Находившиеся в комнате здоровяки замерли на месте и притихли как мыши, молча наблюдая за действиями своего босса.

Сам Замбэр оказался толстячком среднего роста с абсолютно лысым черепом. А большой уродливый шрам, проходивший по правой части его лица, видимо, лишил толстяка глаза. Так как поврежденный глаз оказался слишком белесым, к тому же зрачка почти не видно.

Второй же глаз был красного цвета. Скорее всего, передо мной за столом сидел альбинос. А его слишком белая кожа и царившая в помещении темнота еще больше подтверждали эту догадку.

Вдобавок ко всему у толстяка оказался сплющенный нос боксера, маленькие неказистые ушки и двойной подбородок. Хотя ему было явно не больше пятидесяти лет. Короче не позавидуешь его жене, если у толстяка она есть.

Но жена, конечно, есть. Ведь и должность при нем, и власть, а значит, и богатство. По крайней мере, одет он был шикарно по дарвэнским меркам. Тут и дорогие ткани костюма, вышитого золотом, и руки все в перстнях.

– Хм! Очень интересно! – ухмыльнулся Замбэр, потом оторвался от бумаг и посмотрел на нас. – Это он схватил альва?

На меня уставился красный глаз. И, как мне показалось, даже второй, белесый.

– Да, господин, его имя – Артур! Он не местный и прибыл со мной из Равэнштора! – льстиво ответил Шэвер.

– Расскажи про себя, – сказал Замбэр, а его взгляд, казалось, просверлит во мне дырку.

– Простите, господин, даже не знаю, с чего начать. Как вам сказали, меня зовут Артур…

– Ты барлэец?

– Нет. Я вырос на восточном берегу Штормового моря в королевстве Алара.

– Откуда тогда акцент? – На лице Замбэра не дернулась ни одна жилка.

Как я понял, сейчас происходил своеобразный экзамен, на котором стоило давать четкие ответы. Не хватало еще, чтобы он подумал, будто его обманывают. И вообще, из-за взгляда этот Замбэр мне напоминал пациента психиатрической больницы.

– Женщина, вырастившая меня, была из барлэйцев.

– Тамри оф логаст? – спросил он, и хорошо, что я уже слышал в трактире похожие слова.

– Я не понимаю по-барлэйски, господин. Но ваши слова очень похожи на те, что произносила в моем детстве мать.

– Очень странно, что она тебя не выучила своему языку. Для чего прибыл в Дарвэн?

Одновременно с вопросом Замбэр щелкнул пальцами, и один из его помощников быстро подбежал к подоконнику. С него он забрал большой графин и, бегом вернувшись, налил своему хозяину в кубок вина.

Я заметил, что кожа Замбэра снова заблестела от пота. В комнате действительно было жарковато. Судя по всему, охлажденное вино на подоконнике играло роль своеобразного кондиционера. Вряд ли во время допроса стоило просто так пить, я бы на его месте старался сохранить ясность ума.

– Моих родителей и всех близких убили, ведь мы жили на границе Черной степи!

– Да, эта рогатая нечисть не дает вам там сильно расслабиться! – хмыкнул Замбэр и отпил немного вина, а я замолчал.

Пипец, какая еще к черту рогатая нечисть… Вот же тупой Шэвер, мог бы и ознакомить меня с такими нюансами. Хотя мы с ним ведь не рассчитывали попасть на допрос. Все-таки стоит как-нибудь рассказать правду о себе и узнать от старика все подробности про эти Древние земли.

Видно, я не заметил, что пауза затянулась, так как Замбэр заговорил:

– Ты мне не мешаешь наслаждаться вином, так что продолжай!

– Недавно перебрался в Равэнштор. Думал, пойду в наемники на корабль из тех, что плавают между этим портом и Дарвэном. Но в местном трактире встретил Шэвера, и он мне предложил работать у него телохранителем. После этого мы отправились на корабле по реке Проклятых, но по дороге попали в плен к ургам. Однако благодаря мне нам обоим удалось сбежать ночью! – как можно более уверенным голосом ответил я.

– Ах вот чего нет в бумагах! Так ты старому волчаре жизнь спас… Как же все просто! А я, читая отчеты, все никак не мог понять, что это за телохранитель такой у Шэвера появился. Порядки в трактире поменял, ножки дочурке этого разбойника раздвинул – причем как родной, так и приемной. Представляете, он их обеих трахает, да еще одновременно! Какой вывод делаем? – сказал Замбэр и с улыбкой посмотрел на своих громил.

Те застыли, а их глазки нервно забегали: парни явно не понимали, как нужно реагировать.

– Давайте, включайте мозги! – Альбинос нахмурился.

– Красавчик?.. – очень осторожно предположил один из них.

– Ду-уби-ина! – с расстановкой растягивая гласные, произнес Замбэр. – Быстро еще идеи!

– Это все выглядит как-то крайне подозрительно! – неожиданно четко ответил ближайший к нам со стариком здоровяк.

И мне почему-то показалось, что тот выпалил наугад, уж больно тупой и испуганный взгляд у него при этом был.

– Верно! Странно, что именно ты ответил правильно, Хорор. Хотя это ведь моя любимая фраза! Ну хоть запомнил, и то хорошо!

Замбэр снова улыбнулся, а четверка его громил быстро изобразила на своих мордах льстивые гримасы. По-другому то, что я видел, и не назовешь. А так, конечно, этот глава разведки Тайлеров не зря ест свой хлеб, ведь он слишком многое знал про меня.

– Зато теперь все понятно! Волчара не смог заделать сына, а смерть уже не за горами. Вот после спасения в нем и проснулись отеческие чувства. Идиот, конечно, но с другой стороны – нашел для своей Тали будущего муженька.

Замбэр посмотрел на меня.

– Как смог распознать альва?

– Никак, он выглядел как старик. Но мне доложили, что подозрительно себя вел вчера: говорят, искал общения с гвардейцами лорда Тайлера. А когда я подсел к нему, то сразу же ринулся убегать. И вот потом, когда мы его били, тогда старик вдруг резко стал молодым альвом.

– Раньше его видел?

– Нет, господин Замбэр!

Когда я это сказал, то пленник поднял голову и, посмотрев на меня, странно улыбнулся. На его разбитом лице это смотрелось довольно угрожающе. А что означала такая улыбка, можно было лишь только догадываться.

Замбэр заметил это движение альва и резко перевел взгляд на пленного. В его глазах мгновенно что-то промелькнуло, гаденыш оказался слишком сообразительным. Он снова посмотрел на меня, потом опять на альва.

– Ну-ка, поинтересуйтесь у нашего лесного гостя, знает ли он этого Артура!

Один из амбалов быстро выхватил из огня раскаленный прут и прижал к голой ляжке пленника. Я же старался сохранять на лице каменное спокойствие, так как Замбэр в этот момент буравил меня взглядом.

Пленник закричал от боли. Прут убрали, потом снова прижали, но уже в другом месте. После криков снова убрали, и амбал задал вопрос:

– Ти знэйеш эго?

В принципе, я понял, о чем он спросил, а значит, общий язык и язык альвов имеют одинаковые корни. Но сейчас не это главное, нужно приготовиться все отрицать, притом довольно убедительно.

– Нэй!.. – прошептал альв, и я сразу понял, что он ответил «нет».

Охренеть… какого черта этот гаденыш меня не сдал? Ничего не понимаю.

Однако хотя в моей голове и появились такие мысли, но на лице ни одна мышца не дрогнула. И я продолжал спокойно смотреть на Замбэра.

– Наверное, показалось! – с явным разочарованием сказал альбинос и взял в руки новую бумажку.

Он молча изучал ее некоторое время, а потом уставился на меня. Эти гляделки продолжались как-то слишком долго. Дерьмо, а я и не знал, что нужно делать, поэтому старался на него смотреть с как можно более тупым видом.

– Никак не пойму – почему ты притворяешься?

Он выговорил это слишком спокойно, как будто беседовал со своим близким другом о какой-то мелочи.

– В чем, господин Замбэр?

И в моем вопросе было неподдельное удивление.

– Как ты думаешь, сколько через мои руки прошло людей?

– Не знаю, господин!

– Тысячи! Поэтому я и научился видеть даже то, чего нет на лицах. А теперь объясни, почему ты меня не боишься?

Я тяжело выдохнул, вот тут этот уродец оказался чертовски прав. И, похоже, если я не угадаю с ответом, то займу место возле камина, как раз рядом с альвом.

– Разрешите ли вы, господин Замбэр, быть с вами откровенным?.. Хотя, может, мой ответ и покажется вам слишком наглым!

– Я весь внимание!

Толстяк с явным интересом приготовился слушать, а стоявший сбоку Шэвер тихонько застонал.

Не бойся старик, я ведь не дебил.

– Вы очень великий человек, господин Замбэр. И я преклоняюсь перед тем могуществом, которого вы своим умом смогли добиться в Дарвэне. А не трясусь потому, что живу в страхе с самого детства. Отец у меня был непростой, да и рука у него была тяжелая. Сверстники считали меня изгоем из-за барлэйской крови и постоянно избивали, пока сами не сдохли. Местность сами знаете, какая там у нас, умереть можно в любой момент. Боюсь ли я вас? Конечно! Почему не заметно? Ну так страх уже так долго живет рядом со мной, что мы научились не обращать друг на друга никакого внимания. Ведь все равно рано или поздно смерть придет за мной!

После моих слов в комнате воцарилась гробовая тишина. Мордовороты в ожидании команды «Фас!» уставились на своего хозяина. Но я этого не замечал, ведь мы с Замбэром молча смотрели друг на друга. Он – каким-то странным взглядом, в котором не было ни сочувствия, ни злости. А я – как фаталист, благо после армии мне знакомо такое состояние души.

– Хорошо сказал! – наконец нарушил тишину Замбэр. А его четверо уродов сразу же закивали головами. – Все-таки ты точно барлэец, хотя мать и не научила тебя языку. Однако ваша натура, похоже, передается по крови!

Замбэр на секунду замолчал.

– А все-таки это очень странное чувство: слушать чужие отголоски минувших ветров, так похожие на мою собственную бурю в прошлом. Ну да ладно, вы все тут слишком тупые, чтобы это понять! Можешь продолжать и дальше спокойно работать на Шэвера, к тебе вопросов пока нет. В будущем мы с тобой, думаю, еще пообщаемся, мне всегда нужны полезные уши и глаза. А пока есть более срочные дела!

Альбинос с улыбкой настоящего маньяка посмотрел на юношу, и мне даже стало как-то не по себе. Да, альв меня оставил ургам, однако сейчас ведь не стал топить. Ну вот какого хрена происходило в голове у этого странного паренька, когда он бросил меня на том берегу?

Один из помощников Замбэра быстро выпроводил нас с Шэвером за дверь. А стоявший там барлэец сразу же повел за собой. И снова эти передачи из рук в руки, пока мы оба не оказались на улице.

– Все прошло хорошо или плохо? – наконец поинтересовался я, когда мы немного отошли от тюрьмы.

– С Замбэром толком и не поймешь! Но раз обоих отпустил, то уже хорошо. А ты меня чуть не убил, когда сказал, что, возможно, твой ответ покажется ему наглым. Запомни раз и навсегда: никогда и ни при каких обстоятельствах не вздумай разозлить его.

– Но ведь все сделал правильно?

– Раз стоишь тут, то… Хотя нет! – Шэвер покачал головой. – Замбэр уже был сумасшедшим, когда я его впервые увидел, а ведь тогда он был ребенком. Поэтому пытаться понять такое чудовище – это самое последнее дело.

Мы прошли следующий переулок в полной тишине. Я лишь старался не отставать от быстро идущего, а точнее – убегающего старика. А потом в голову полезли мысли о предложении Хелы свалить нам троим из города…

– Может, мне уехать? – бросил я в спину Шэверу.

Тот мгновенно остановился и, развернувшись, посмотрел на меня каким-то довольно задумчивым взглядом.

Старик явно всерьез рассматривал мое предложение? Или мне показалось?

Он огляделся по сторонам и, убедившись, что в узком переулке никого нет, придвинулся ко мне вплотную.

– Скажи честно, Артур! Тебе ведь некуда возвращаться?

Вот тут и пришлось серьезно взвесить все «за» и «против». Ведь до этого я никогда не раскрывал ему мои карты.

– Некуда.

– Так я и думал! – Он кивнул. – Значит, наше… скажем так, партнерство для тебя как дар богов?

– Можно сказать и так.

– Отлично! Знаешь, куда мы сегодня пойдем?

– Нет. – Я отрицательно покачал головой.

– В подземную канализацию! – Старик криво ухмыльнулся.

– И что мы там забыли?

– Понимаешь, Артур… такие люди, как я, платят очень большие налоги, а прибыль в делах – штука непостоянная. Поэтому некоторые богатые горожане иногда встречаются вместе и думают о том, как заработать побольше денег, а не разориться. А заодно улаживают между собой возникающие конфликты.

– А почему встречаетесь в канализации?

– Ну а где еще?.. – прошептал Шэвер. – Ведь по закону мы считаемся преступниками!

– И какие вопросы на таких сходках обсуждают? – нахмурился я, понимая, что меня сейчас втягивают в какую-то местную мафию.

– Да любые!

– Например, как убить конкурентов?

– Бывает и такое!

Старик снова посмотрел по сторонам, а потом прошептал:

– Ты, Артур, конечно, очень странный человек, но я уже немного начал понимать тебя. Так что сразу успокою: меня интересует только защита интересов трактира, а именно контрабанда алкоголя. Поэтому никого не убиваю, не насилую, не поджигаю. Мне этого добра в юности хватило, по самые уши. Однако на этих встречах другие граждане порой поднимают такие вопросы. Мы в них участвовать не будем, но тебе в любом случае придется их слушать, а потом все забывать.

– А для чего тебе нужен именно я? Неужели Лаза мало?

Шэвер ухмыльнулся.

– Эта тупая башка тебе уже что-то в уши напела? Ну да ладно, это уже не важно. Понимаешь, Артур, в последнее время на меня давят очень непростые люди. У Лаза и остальных есть семьи, и я больше не могу им полностью доверять. Поэтому мне нужен ты. Честный, излишне добрый порой… но как ты выкладываешь себе путь трупами – я уже видел. К тому же на тебя невозможно надавить, если, конечно, ты не влюбился в мою Тали или Хелу. В общем, о такой правой руке я мог только мечтать.

– И зачем мне это нужно?

Старик как-то устало улыбнулся.

– Ну есть пара причин. Во-первых, люди, с которыми у нас сегодня назначена встреча, могут окончательно успокоить подозрительность Замбэра. Так что продолжишь жить в Дарвэне и не понадобится никуда бежать. А во-вторых, если разберутся со мной, то ты лишишься старого Шэвера, которого, надеюсь, считаешь если не другом, то хотя бы очень полезным партнером. Да и Тали с Хелой останутся без моей защиты, с того света не особо-то и поможешь. Может, их и не тронут, но трактир точно заберут, а малышек выбросят на улицу. Хотя, скорее всего, эти ублюдки не будут разбрасываться такими красавицами, а отправят их работать на четвертый этаж. Мне вот не хочется подобной судьбы для родной дочери и даже ее сестры. И насколько я тебя узнал, то и ты их не бросишь!

Он с самым серьезным видом посмотрел на меня.

– Что скажешь, Артур? Поможешь отбиться от врагов?

Мы взглядами буравили друг друга, и я видел, что старика на самом деле кто-то окончательно достал.

– Помогу! Но сразу предупреждаю: никогда и ни при каких обстоятельствах не проси меня убивать тех, кто этого не заслуживает! Я воин, а не убийца!

Шэвер, как мне показалось, даже вздохнул от облегчения.

– Ты намного опаснее убийцы, Артур! Тех ведь можно подкупить. Ну а так не волнуйся, если бы мне нужно было кого-то тупо убить, то в трактир стояла бы очередь из желающих заработать на этом. Но помни, что в случае опасности ты должен действовать быстро. Поэтому в канализации не раздумывай и не жди моего сигнала.

– Понятно! – кивнул я. – Пошли уже домой!

– Домой?! – Старик улыбнулся. – Ты мне все больше нравишься, Артур!

И мы направились в сторону трактира. А по дороге я думал, что, возможно, опускаюсь все ниже и ниже, приближаясь к черте, за которой находятся те, с кем раньше боролся в полиции.

Глава 6

– У тебя очень странные доспехи! – полусонным голосом сказала лежащая на кровати Тали. В этот момент я как раз помещал в разгрузку последний магазин, готовясь сопровождать Шэвера в канализацию.

В свете догорающего камина было хорошо заметно, как девушку постепенно одолевает сон и ее веки периодически опускаются. Хела так уже давно сдалась уговорам Морфея и тихо себе посапывала, обняв подушку рядом с сестрой.

Я взял в руки шлем, но пока не надевал его. Потом еще раз проверил штурмовую винтовку и посмотрел на сонную малышку.

– Отдыхай! Когда вернусь, попробую вас не разбудить.

– Я была бы рада проснуться в этот момент, но не получится! Пусть Хела еще немного поспит, а потом нам нужно помочь на кухне, – ответила Тали.

Девушка поднялась с кровати и распахнула окно, чтобы свежий холодный воздух прогнал ее сонливость. Я же подошел сзади, притянув к себе податливое и оттого еще более соблазнительное обнаженное тело, и поцеловал малышку в шею.

Не знаю, что будет дальше, но с ними мне антидепрессанты точно не требуются.

– Мне пора!.. – прошептал я и покинул комнату.

Темный деревянный коридор; он сегодня выглядел как-то совсем по-другому. А может, это мой разум так его воспринимал. Бывший военный, бывший полицейский и вот теперь – телохранитель преступника.

Ладно, посмотрим, чем этот цирк закончится!

Шэвер вместе с Лазом уже ждали моего прихода в кабинете. Старик посмотрел на меня исподлобья, а потом усмехнулся.

– Силы-то хоть остались? – спросил он.

– Нам хватит! – коротко ответил я, заметив, с каким интересом Лаз рассматривает мою экипировку.

Вскоре наша троица покинула кабинет старика. Однако мы пошли не к той лестнице, что ведет на первый этаж. Была еще одна, очень узкая и даже неудобная, но зато по ней можно было сразу попасть на кухню, а не светиться перед многочисленными посетителями кабака.

Лаз спускался первым, потом старик, а за ним я.

Пока шли, меня не покидала одна мысль. Оказывается, Хела уже поговорила с сестрой, и та подтвердила, что согласна покинуть Дарвэн. Пришлось даже охладить пыл девушек, ведь старик обещал решить все мои проблемы.

Но с другой стороны, а может, действительно есть страна или город, где будет намного спокойнее, чем в Дарвэне. Например, у тех же цваргов.

А что? Продам им последние перстни и заодно сообщу расположение усыпальницы горных королей.

Ладно! Допустим, у меня все получится. А что потом делать?

Уехать с Тали и Хелой – это то же самое, что взять на себя полную ответственность за дальнейшую судьбу девушек. Но мне ведь нужно искать вариант возвращения домой, а не смиряться со своей участью и пускать тут корни.

Раз каким-то образом попал сюда, то чисто теоретически и назад могу вернуться. А оказаться дома с двумя нелегалками из другого мира – вряд ли хорошая идея. Тут обнаружится столько подводных камней…

А если их не брать на Землю, то что? Оставить жить у цваргов? Бред! Нет, тут любой шаг нужно тщательно продумывать, чтобы не затянуть в свою трясину других людей.

Лаз толкнул узкую дверь, и мы оказались на кухне, где над всякими кастрюльками и жаровнями копошилось полтора десятка женщин. Это довольно много для обычного вечера, и разгадка такого аврала была довольно проста.

Еще вечером девушки рассказали, что ночью в трактире будет полный аншлаг. А все из-за прибывшей в Восточную бухту торговой флотилии аларцев. Их корабли, несмотря на осаду Равэнштора, вайхэнцы побоялись не пропустить, иначе разозлили бы короля Алары. А вступать в конфликт с юго-восточным соседом, пока идет война с Нармаером, бывшие северные пираты точно не хотели.

Кстати, моряки принесли новые вести про идущую осаду. Король Вайхэна Отар Великий, похоже, решил непременно захватить неприступный город. Для этого он собрал огромную армию и понастроил множество осадных башен.

Когда аларцы проплывали мимо Равэнштора, то видели, что город облеплен этими башнями со всех сторон. Издалека могло показаться, что это древние гиганты окружили неприступный порт, который впервые за сотни лет был настолько близок к захвату чужаками.

Мы прошли через кухню и оказались у входа в подвал. Вышибала, словно швейцар в гостинице, услужливо пропустил нас с Шэвером вперед. А сам последовал за нами, не забыв запереть дверь на металлический засов.

– Отвечаешь за порядок, а на Абире будут хозяйственные вопросы. Но не забывай незаметно приглядывать и за ней. Мне потом обо всем подробно доложишь!

Это Шэвер самым серьезным тоном инструктировал громилу. Я даже чуть улыбнулся, слушая его. Дело в том, что днем он почти в таком же духе провел разговор с Абирой, но уже по поводу Лаза. Да, принцип «разделяй и властвуй» тут узнали без помощи римлян.

Мы спустились в подвал и оказались у канализационного колодца. Он был около полутора метров в диаметре, а его каменные стенки доходили мне почти до пояса.

Лаз начал греметь навесными замками, висевшими на округлой деревянной крышке. А я почему-то вспомнил, как они бросали в колодец порубленного на мелкие кусочки морвина.

Наконец крышка съехала в сторону. А вышибала, опершись руками о каменную стенку, внимательно посмотрел вниз. Он так стоял некоторое время, внимательно прислушиваясь. И лишь убедившись, что в канализации царит полнейшая тишина, направился в угол подвала.

Там он взял скрученную веревочную лестницу и, вернувшись назад, прикрепил ее за стенки колодца. Шэвер же в это время привязывал бечевку к одной из зажженных масляных ламп, а потом аккуратно опустил ее к самой воде.

– Пошевеливайся! – Старик грозно посмотрел на Лаза.

Тот кивнул и, затянув последний узел, быстро полез в колодец.

Я наклонился, чтобы понаблюдать за ним. Дарвэнец спустился почти до самой воды и начал для чего-то раскачивать лестницу. И только когда он прыгнул в сторону, мне стал понятен смысл этих действий.

Он исчез из виду, и на несколько секунд стало довольно тихо. Я бросил взгляд на каменные стенки колодца. Они уходили вниз, под небольшим углом выгибаясь во внешнюю сторону. Получалось, что сам колодец имел форму своеобразного колокола.

Внезапно послышался всплеск воды. И сразу же за ним раздался шум, словно по камням стучали палкой.

Потом я увидел узкий деревянный мостик, двигающийся то влево, то вправо. Видно, Лаз старался поставить его прямо под веревочной лестницей. И когда это удалось, то вышел из темноты и задрал голову.

– Готово, хозяин! – отчитался он.

– А ты хорошо там все закрепил? Что-то мне не хочется снова искупаться в этой помойке! – недовольно пробурчал старик.

– Так тогда просто дерево от старости сгнило, но сейчас мостик как новый!

– Ладно! Только держи покрепче лестницу, а то я опять грохнусь! – сказал Шэвер.

И, вытянув из колодца опущенную им туда лампу, повесил ее себе на пояс. Потом убедился еще раз, что Лаз крепко ухватился за веревочные концы, и, кряхтя, начал спускаться в канализацию.

Спрыгнув на мостик, Шэвер поднял голову и крикнул мне:

– Артур, пусть сначала он вылезет!

– Хорошо! – кивнул я, и Лаз начал быстро забираться наверх.

Я аккуратно закинул штурмовую винтовку за спину. Потом проверил, хорошо ли закреплен пистолет, и надел шлем.

Кстати сегодня вместо «глока» взял «Дезерт Игл», а все из-за сильного шума, который он может произвести. Видно, один из убитых наемников Пилсудского был с небольшими прибамбасами в голове. Брать подобное оружие на боевую операцию не есть правильный выбор.

Хотя для сегодняшнего вечера пистолет идеально подходил. Ведь на встрече будут лишь туземцы, незнакомые с огнестрелом. И чем больше я нагоню страха в случае стычки, тем лучше. А громыхающее и полыхающее вспышками выстрелов чудо пятидесятого калибра для этого подходило лучше всего.

– Удачи, Артур, и береги нашего старика!.. – прошептал мне выбравшийся наружу Лаз.

Я кивнул ему и, быстро перемахнув через край, начал спускаться. Даже небольшое адреналиновое возбуждение появилось. Слишком давно не участвовал в подобных вылазках, где нужно иметь глаза и на заднице.

Спрыгнув на мостик, внимательно осмотрелся по сторонам, пока Лаз затягивал наверх веревочную лестницу.

Сам тоннель имел полукруглый свод и идеально прямые стены. Кстати, тоннель оказался довольно большим по размерам, в ширину метров шесть и около трех в высоту. Стены состояли из черных прямоугольных блоков, неплохо подогнанных друг к другу.

Вдоль них по обоим бокам водного потока шли каменные дорожки из булыжников, шириной около метра. Конца я им не видел, так как они исчезали в темноте. Но раз Шэвер ничего не говорил про лодку, значит, они тянулись по всей длине канализации.

Видимо, канал был довольно глубоким. Старик рассказывал, как, упав один раз в воду, так и не смог нащупать ногами дна. Так что буду исходить из этой информации и постараюсь не искупаться.

Внезапно резко потемнело, это Лаз наконец-то вытянул наверх лестницу и закрыл деревянной крышкой колодец. Теперь свет давал лишь висевший на поясе Шэвера светильник.

Мы со стариком сошли с мостика, а потом стянули его в воду. Он оказался довольно тяжелым, так как был по краям оббит металлическими полосами. Шэвер ухватился за один его конец, а я за другой.

– Аккуратно опускай, но прижимай к самой стенке. Вот так! Хорошо! А теперь отпускай! – сказал отец Тали.

Я без лишних вопросов послушал его, и мостик сразу же утонул в этой помойке.

«Прикол!..» – подумал я и аккуратно опустил руку в воду.

Почти сразу же нащупал дерево: видно, на небольшой глубине были какие-то крепления, на которые и легла эта тяжелая конструкция.

– Заберем с собой, впереди нужно будет несколько каналов перейти! – произнес Шэвер и кивнул на длинную доску, лежащую возле стены.

– Хорошо! Только иди за мной, а свой фонарь притуши до предела! – ответил я и, закрыв маской шлема лицо, опустил прибор ночного видения на уровень глаз.

– Пока только вперед! – сказал старик, поднимая один конец доски, второй же был под моей левой подмышкой.

Вонь оказалась не такой страшной, как я ожидал. Неприятно, конечно, пахло, но более-менее терпимо. Видно, сильное течение довольно быстро уносило все отходы, поэтому они и не успевали загадить тоннель.

Над водным потоком даже клубилась небольшая дымка. Но мне это особо не мешало, тепловизор все увидит.

А еще здесь оказалось довольно тихо, причем настолько, что было хорошо слышно, как с потолка падают капли. И иногда вдалеке пищали крысы, предупреждающие своих сородичей о ночных визитерах.

С одной стороны, это плохо. Несмотря на мягкую подошву, в такой тишине наши шаги были отчетливо слышны издалека. Но с другой – мой тепловизор обнаружит людей намного раньше, чем они нас услышат или заметят.

Кстати, прибор преподнес приятный сюрприз, хотя поднял еще больше вопросов по Пилсудским. Может, они инопланетяне какие, раз случайно закинули меня сюда, а потом послали вдогонку отряд наемников с технологиями, о которых я на Земле и не слышал.

Дело в том, что в отображаемом на экране меню появилось сообщение, предлагающее включить автономную зарядку.

«А что терять-то?» – подумал тогда я, и нажал «Ок». Ну не мог понять, что значит «автономная», когда рядом нет розетки. Короче, тепловизор полностью отключился. И как я потом ни мучился, все равно не смог его оживить.

В тот вечер это был как удар ниже пояса, там ведь еще хватало энергии на довольно длительное время. И вдруг через несколько часов этот «мертвец» неожиданно издал короткий сигнал.

Я до сих пор помню свое удивление, когда моя челюсть в очередной раз должна была удариться о грудь. Ведь на загоревшемся экране было четко видно, что батарея заряжена полностью.

Поначалу в такое чудо даже не верилось. Была мысль, что просто электроника дала сбой. Однако со временем ничего существенно не изменилось.

Потом долго еще крутил прибор в руках, внимательно изучив его со всех сторон, но никаких солнечных панелей не нашел. Да и таинственно подзарядился он – ведь в полной темноте, если не считать свет от горящего камина…

Короче, плюнул я на эти загадки. Главное, что была решена гигантская проблема с отсутствием электрической розетки. Поэтому больше над гибридом тепловизора с ПНВ не трясся, а в любой момент мог спокойно им пользоваться.

Старик молча шел сзади, лишь иногда подсказывая мне, в какую сторону нужно свернуть. Пару раз он останавливался и, подсвечивая себе лампой, сверялся с картой. Кстати, он мне ее в трактире показывал.

Изображенные на ней канализационные тоннели напоминали огромную решетку, состоявшую из многочисленных широких водяных артерий под городом, соединенных между собой капиллярами каналов поменьше.

В общем, строители запустили в свое время под город часть реки Проклятых. И теперь ее течение круглые сутки выносило в Великий океан все дарвэнские отходы. Тем самым устраняя самую большую проблему средневековых городов, а именно антисанитарию.

По словам Шэвера, даже зимой канализация и река возле порта никогда не замерзают. Когда я спросил почему, то старик в ответ лишь пожал плечами. Так было всегда, и он не знал причины этого явления.

Впереди послышался всплеск воды. Похоже, кто-то ночью сходил в туалет или же избавился от отходов.

Мне как-то не слишком хотелось быть обрызганным чужим дерьмом. Ведь на потолке постоянно попадались отверстия канализационных колодцев. Некоторые из них были маленькие, другие довольно большие.

Увидев последние, мы непроизвольно ускоряли шаг. Лучше, чтобы случайный горожанин не заметил, как в воде отразится свет от нашей лампы.

Когда мы завернули за очередной угол, то отец Тали сказал:

– Стой, Артур!

После этого он поставил лампу на камни и, встав на колени, сунул руку в воду.

«Ищет очередной мостик», – подумал я и угадал.

– Вот же уроды! – недовольно пробурчал он.

– Что случилось?

– Переправу какой-то козел убрал. А у нашей доски длины не хватит!

– И что теперь делаем? – поинтересовался я.

– Ну… – Шэвер поднялся с колен и отряхнул грязь со штанов. – Думаю, нужно проверить такой же тайник на той стороне.

– А-а-а… Понял!

Я тяжело вздохнул и с неохотой принялся раздеваться.

На сегодняшний день хозяин трактира – мой то ли наниматель, то ли старший партнер по бизнесу. Так что некрасиво будет, если ему придется нырнуть в городское дерьмо. Да и не хватит у старика сил справиться с мостиком. Особенно если он такого же веса, как тот, что остался под трактиром.

Шлем, броник и оружие были аккуратно сложены вдоль стены, туда же отправилась и одежда. Потом я присел на край каменной дорожки и опустил ноги в канал.

Как ни странно, но вода оказалась довольно теплой для холодной осени. Это я почувствовал еще тогда, когда мы прятали мостик под трактиром. Вот и подсказка по поводу незамерзающей канализации.

Также хорошо, что уже началась ночь и многие горожане спали. А значит, процент помоев в канале должен быть мизерным. Обычная вода; по ощущениям – словно ноги в школьный бассейн засунул.

Аккуратно оттолкнулся и, войдя в воду по самое горло, поплыл вперед. Притом без всяких неприятных ощущений преодолел канал. Он здесь отличался своей шириной, почти в два раза превосходя те, что мы пересекали до сих пор.

Ухватился руками за край каменной дорожки и подтянулся.

Брр! Все-таки немного неприятно понимать, через что пришлось проплыть. Хорошо хоть нырять не понадобилось.

Старик оказался прав, мостик находился во втором подводном тайнике. Я достал его и попробовал перекинуть к Шэверу. Тут и узнал, что не так-то просто управляться с липкой от нечистот деревяшкой, когда не хочешь сильно замазаться. Да еще в полутьме и будучи голым. Тут уж приходится выбирать между чистоплотностью и работой. Однако кое-как смог справиться и с этой задачей.

– На, вытри с себя гов… грязь! – вовремя поправил себя отец Тали и подал мне небольшое полотенце. А потом полил на меня чистой водой из маленькой фляжки.

Видно, старый лис заранее предвидел такой вариант развития событий и поэтому хорошо подготовился. А после того как я вытерся, он вдобавок еще попрыскал мое тело аналогом местной туалетной воды.

Мы продолжили путь. Притом пришлось еще несколько раз использовать нашу короткую доску и снова перебираться через широкий канал. Но, к моей радости, следующий импровизированный мостик оказался на нужной стороне.

– Артур! – окликнул меня старик и аккуратно положил свой конец доски на камни. – Мы уже почти дошли, поэтому хочу еще раз убедиться, что ты все понял. Пойми, это будет встреча очень опасных людей. Обычно у нас все проходит без крови, но ты должен быть готовым ко всему. Не сомневаюсь, что сегодня на меня опять начнут давить.

– Мне только по команде атаковать? – уточнил я.

– В общем-то да! Однако если заметишь хоть какую-то опасность, то действуй не задумываясь. А еще на встрече обязательно молчи и старайся быть незаметным. Помни, люди там соберутся непростые, поэтому для них ты всего лишь мой телохранитель.

– Без проблем! Я немой, пока не станет жарко!

Шэвер еще раз посмотрел на меня и, не поднимая доску, мы двинулись дальше. При этом мой нынешний босс на этот раз пошел первым, нацепив себе на лицо какую-то тканевую маску. А на шею повесил большую блестящую цепь с огромным диском.

Это меня даже немного повеселило. Похоже, мы направляемся на встречу местного ордена масонов. Телохранителю, правда, маску не предложили, но шлем и так полностью закрывал мое лицо.

Вскоре я заметил впереди два тепловых пятнышка. Там явно прятались какие-то люди. Но старик лишь махнул рукой на мое предупреждение. Правда, через пару десятков метров он все-таки остановился и фонарем в воздухе нарисовал какой-то знак.

Два тепловых пятнышка зашевелились. Вскоре возле них загорелась лампа, которой в воздухе поводили в разные стороны. Ею тоже, наверное, что-то изображали, но что именно, я так и не понял.

Мы двинулись дальше и прошли мимо двух вооруженных мужиков, которые не обратили на нас никакого внимания. Через несколько метров свернули направо, попав в гигантский зал, посередине которого находилась круглая каменная площадка.

К ней вели узкие дорожки, по бокам которых протекала вода. Чем-то мне этот зал напомнил дорожную круговую развязку, к которой вело несколько канализационных каналов, обтекающих ее по бокам.

На самой площадке уже собралась приличная толпа людей. Половина из них была в масках и с цепями, как у старика. А другая половина состояла из крепких парней в плащах, под которыми хорошо просматривались металлические латы.

Нетрудно догадаться – передо мной хозяева и их телохранители. Притом последние сразу же уставились на нас, положив руки на эфесы мечей, но пока не вынимая их. Стало понятно, что все здесь напряжены, но это и неудивительно для таких встреч.

В нашу сторону направился один из местных «масонов», которого сопровождал воин, значительно превышающий меня в размерах.

– Привет, старый волчара! – поздоровался он, после того как старик начертил рукой в воздухе какой-то знак.

Судя по голосу, это был человек преклонного возраста.

– Здорово, Крул!.. – тихо прошептал Шэвер.

И они, по-дружески обнявшись, остались стоять на месте.

Крул махнул остальным, что все нормально. И остальные телохранители наконец-то расслабились. Да, тут нужно быть поаккуратнее с моим оружием. Иначе, услышав выстрел, эти придурки в мгновение ока устроят сечу.

– Чего тебя на последнем собрании не было? – поинтересовался незнакомец у Шэвера. – А то эти недели как ни захожу в трактир, так тебя вечно нет!

– Сильно устал из-за поездки в Равэнштор! Попал туда как раз в тот момент, когда вайхэнцы с нармаерцами в очередной раз схлестнулись между собой!

– Так ты был в Равэншторе? Слушай, а про Хамура нашего ты ничего не знаешь? Ведь его судно до сих пор еще не прибыло. Может, он в осаде сидит?

– Нет, не сидит! Обе стороны не трогали и отпускали купцов третьих стран. Хотя лучше бы он подождал и присоединился к большой флотилии. Тем более вайхэнцы обещали попозже выделить боевую шхуну для сопровождения нейтральных кораблей в Дарвэн. Однако Хамур куда-то очень спешил и убедил меня в огромной скорости своего судна. В общем, да будут боги к нему милостивы, он и вся команда «Северного ветра» теперь покойники. Урги устроили на реке хитрую засаду. До сих пор удивляюсь, как эти твари могли придумать такое.

Последние слова Шэвер произнес с нескрываемой ненавистью.

– Проклятье! – выругался Крул, схватившись за сердце и чуть пошатнувшись.

Хорошо хоть стоявший за его спиной телохранитель мгновенно подхватил своего хозяина. Похоже, услышанные новости слишком сильно расстроили знакомого старика. Даже Шэвер вроде как удивился такому странному поведению.

– Что с тобой, друг? Хамур тебе что, так много задолжал?

– Если бы… Но он просто спешил, так как не хотел тянуть с женитьбой!.. – едва слышно прошептал Крул и, немного помолчав, продолжил:

– Хамур тайно к моей младшей дочке посватался. Все-таки мужик был гордый и намного беднее нас, несмотря на собственное великолепное судно. Мы всей семьей посоветовались и дали согласие на этот брак. Такой опытный торговец прекрасно дополнил бы наш семейный бизнес. Но решили, что официально объявим об этом после его возвращения из Равэнштора, а сами втайне от всех готовились к празднику. И не хотели ведь отпускать его, пусть бы наемный капитан с торговым агентом поплыли… Но Хамур мне постоянно говорил, мол, войду в вашу семью – и придется сидеть в Дарвэне. Хотелось ему, на свою голову, последнее плавание на своей «ласточке» совершить. Так ведь и сын меня, дурака, предупреждал о слухах про грядущую войну. И жена с матерью тоже целыми вечерами ныли о речной нечисти. Особенно малышка Даля, уж очень ей понравился этот красивый высокий здоровяк. Короче, все были против, и лишь я один захотел угодить будущему зятю. И как мне теперь в глаза своим близким смотреть?

Закончив говорить, мужчина тяжело вздохнул и даже сквозь его маску были видны слезы. А в моей памяти всплыли воспоминания о принесенном в жертву мускулистом гиганте. Наверное, это и был Хамур. По крайней мере, по антропометрическим данным подходил. Да и был более-менее симпатичным для женщин, если я хоть что-то понимаю в этом.

– О как! Самая что ни на есть демонская задница! – посочувствовал ему мой старик.

– Вот-вот! А ты вообще уверен, что он погиб? Может, все-таки спасся? Хамур ведь очень сильным и быстрым был. Да и оружием владел первоклассно!

Крул сунул руку под маску, чтобы вытереть слезы, а в его голосе послышались нотки надежды. Однако Шэвер вынужден был сказать жестокую правду.

– Оружием он хорошо владел, нескольких тварей убил на моих глазах. Но прости, друг, шансов никаких нет. С того корабля только мне удалось спастись. Однако перед этим я с болью в сердце вынужден был наблюдать, как крылатый ург отрубил Хамуру голову.

– Проклятье! Вот же твари, чтоб вы все подохли!

Знакомый старика явно потерял контроль над собой и выкрикнул эти слова слишком громко. Даже некоторые из стоящих вдалеке людей повернулись в нашу сторону.

– А ты слышал, что урги сожгли военную шхуну из Марэборга? Но Отар Великий никогда не забывает такое, он этим горным баранам бошки пообрубает за это! – зло пробурчал Крул.

– Не может быть?! Сожгли боевую шхуну? Так там же «огненные жерла» стоят!

Хозяин трактира так натурально играл, что даже я поверил бы в его искреннее удивление, если бы не знал, кто же на самом деле виноват в смерти моряков того корабля.

– Не сомневайся! Ее остатки обнаружили недалеко от Дарвэна! – Крул махнул рукой, как бы придавая вес своим словам. – Не нашли ни одного обгоревшего трупа. Эти проклятые людоеды всех забрали, никак не нажрутся, ублюдки. Я их и раньше ненавидел, а теперь просто жажду мести!

– Ну а у тебя как вообще идут финансовые дела? – спросил отец Тали.

Наверное, он хотел отвлечь своего знакомого от плохих мыслей.

– Нормально! – коротко бросил тот. – А твои?

– Не жалуюсь! Даже альвы не могут удержаться и заглядывают ко мне на кружечку эля! – пошутил Шэвер, чтобы хоть как-то развлечь убитого горем друга.

– Удивительно, конечно! Мне уже рассказали о происшествии в твоем трактире. Замбэр теперь долго будет тебя вспоминать добрым словом. Хотя на такое он, конечно, не способен: дал ты ему развлечение не на один месяц.

Крул как-то странно хмыкнул при последних словах. И мне стало понятно, что тот юноша простой смертью не отделается, а ждет его или долгая и мучительная смерть, или длительное заточение с частыми пытками.

– Удивительно, как же быстро люди разносят сплетни! А альв удивил так удивил. Понимаешь, прикрылся, сучонок, магией и под видом старика снимал у меня комнату. Но Артур его случайно раскусил.

И старик кивнул в мою сторону.

– Твой новый телохранитель?

Крул с интересом посмотрел на меня.

– Не только! Он теперь моя правая рука во всех делах и партнер!

– Вот как?! – Собеседник Шэвера явно удивился. – Ты же всем всегда заправлял в одиночку или я ошибаюсь?

– Было такое, но парень оказался настоящей находкой. Умный, все схватывает на лету и к тому же первоклассный воин. Именно благодаря ему мы вырвались из лап ургов, при этом Артур убил многих из них. Можно сказать, что он неплохо отомстил за Хамура.

– О как! Спасибо тебе, Артур! – Голос Крула сразу стал более уважительным, а потом снова грустным. – Но я все равно найму нескольких охотников и пока не повешу у себя в доме с десяток чучел из голов этих тварей, то не успокоюсь. А может, и живого закажу, чтоб доставили, и лично буду его пытать.

А я подумал, что вот тут бы на месте этого Крула и поймал Шэвера на лживых показаниях. Ведь он говорил, что лишь один выжил из команды, а тогда откуда появился нынешний спаситель? Что ни говори, а служба в полиции порой дает о себе знать.

Но собеседник старика, к моему облегчению, не заметил столь явную нестыковку. Да и не до этого ему было. Насколько я знаю женщин, теперь жена с дочуркой и тещей еще долго будут пилить Крула за погибшего несостоявшегося зятя.

– Кстати! – Шэвер сделал вид, будто что-то вспомнил. – У тебя ведь раньше был знакомый, имевший большое влияние на Замбэра?

– Он и сейчас есть, но «влияние» – громко сказано. У них просто есть общие извращенные наклонности. Обычные грязные извращенцы!.. – тихо прошептал Крул, вспомнив, очевидно, что-то отвратительное, по его меркам.

– Это еще лучше! Понимаешь, мне нужна помощь в одном деле. Сегодня мы давали показания по поводу альва. И как я заметил, этот одноглазый урод обратил свое нездоровое внимание на моего парня. Он ведь не местный, а наполовину барлэец из Алары. Короче, ты знаешь жирного дебила, лучше с ним вообще не связываться!

– Это точно! – кивнул в знак согласия Крул. – Раньше, когда с красивыми бабами развлекался, был намного адекватнее. Но потом, когда от лорда Тайлера получил последнее предупреждение, а над головой замаячила тень виселицы, перестал трогать красоток и окончательно озверел.

– Так поговоришь со своим знакомым?

Шэвер явно просящим взглядом посмотрел на Крула, хотя мне этого и не было видно.

– Поговорю, ты ведь меня знаешь, друг. Калин точно тебе поможет, ведь они с Замбэром – та еще парочка уродов. Не могу сказать, сколько попросит за услугу. Но ты ведь знаешь, я ничего сверху не возьму.

– Тогда договорились!

Они ударили по рукам, а потом направились к основной группе людей.

Я не мог не заметить, что пусть и не все, но многие телохранители кто тайком, а кто в открытую разглядывали меня. Видно, шлем, бронежилет и винтовка уж слишком сильно бросались в глаза.

Но мне на телохранителей было плевать. Сейчас я старался почерпнуть любую полезную информацию из разговоров, которые вели такие же, как и Шэвер, местные авторитеты. Эти балаболы гудели на площадке, словно небольшой рой ос.

Однако в основном тут обсуждались проблемы, появившиеся благодаря войне Вайхэна с Нармаером. Плюс немного местных слухов и прочей дребедени, которую перемалывают и у нас на Земле в телешоу для дебилов.

Хотя и в этой бесполезной мешанине иногда проскальзывали небольшие крупицы знаний. Так я узнал, что нармаерцы пытаются натравить на вайхэнцев королевство Хэрра, которое располагалось южнее владений пиратов.

Те же в ответ старались заполучить поддержку некоторых кланов Черной степи, которая граничила с Нармаером на западе. Кстати, моя ненастоящая родина – королевство Алара, занимала юг и юго-восток Штормового моря, поджимая Черную степь с юга.

Вспомнив слова Замбэра о рогатых демонах этой степи, я старался почерпнуть более подробную информацию в подслушанных разговорах. Однако там использовали неизвестное мне слово для обозначения потенциальных союзников Вайхэна.

Ну хотя бы узнал, что рогатые демоны предположительно живут кланами. А еще я вспомнил, что на карте Черная степь обрывалась на краю страницы с припиской, что она простирается намного дальше.

Внезапно из коридора появились два человека с масляными фонарями в руках. Видно, это были еще одни опоздавшие, так как все разговоры сразу же прекратились. И присутствующие, за исключением телохранителей, начали рассаживаться на квадратных камнях, расставленных на площадке по кругу.

Удивило то, что эту парочку никто не проверял, словно в них сразу признали своих. Но так как один из незнакомцев оказался очень высоким и худым, а второго можно было сравнить с маленькой толстой бочкой, то, может, так оно и есть, таких чудаков и в маске легко узнаешь.

На всякий случай я опустил на уровень глаз тепловизор. И тогда этот мир в очередной раз меня удивил. Дело в том, что к нам подходили четыре человека, а не два. Тощий баскетболист и толстяк впереди, а за ними парочка людей среднего роста.

«Что за хрень?..» – удивился я и приподнял рукой мой ПНВ.

А дальше стало еще веселее, чуваков снова было только двое. Тогда я опять опустил тепловизор на глаза, хотя и так уже знал ответ. И действительно на экране четко вырисовывались четыре тепловые фигуры.

Урги, морвины, иллюзии цваргов и альва, серьезные разговоры про магию, к этому я уже привык. И вдруг оказывается, что здесь существуют самые настоящие невидимки.

Просто охренеть можно от приколов этого мира! Что будет дальше? Зомби с драконами?

Да, Миша со своими друзьями полжизни бы отдали, чтобы очутиться на моем месте, но только не я.

И меня не охватил какой-то обычный страх или приступ паники. Просто профессиональное понимание того, что, несмотря на штурмовую винтовку и пистолеты, мне не стать самым крутым парнем в этой допотопной глухомани. Ведь такой невидимка может спокойно подойти, пока я сижу в том же трактире за столом, и с легкостью перерезать мне горло.

Надо срочно завести себе боевую собаку. Да и не мешало бы найти книгу, где описываются все живые существа, проживающие на планете.

«А может, и мертвые», – для чего-то поправил я себя.

Ладно, будем работать по приборам!

Парочка подошла и уселась прямо напротив Крула и Шэвера. Ведь все сидели, образовав такой большой круг, а невидимки остановились за спинами прибывших.

Значит, передо мной их телохранители! Ну что ж, буду и дальше делать вид, что ничего не заметил.

Я приподнял тепловизор, чтобы не мешал тепловой след, и внимательно рассмотрел незнакомцев. Один – высокий и худощавый брюнет, второй – среднего роста толстяк в большом берете, из-под которого выбивались длинные рыжие волосы.

Цвет был хорошо виден, так как маски присутствующих не походили на балаклавы, а закрывали лишь часть лица. Не стоило рисковать и оставлять невидимок без присмотра, поэтому пришлось вернуть тепловизор на место.

Но в принципе совмещенная и нереально качественная картинка данного прибора позволяла с высокой четкостью рассматривать любые неживые предметы, но только в черно-белом виде.

Думаю, тут стоял программный фильтр, который показывал тепло лишь от определенной температуры, а в остальных случаях использовалась картинка ПНВ.

Все продолжали соблюдать тишину и молча смотреть на прибывшую парочку. Видно, это были их главари, и по принятым правилам именно они и должны были начать сходку.

– Думаю, никто больше не появится! Насколько мне известно, на встречу пришли все члены нашего Круга, находящиеся в данный момент в Дарвэне! – наконец-то нарушил тишину высокий брюнет и обвел всех присутствующих взглядом. – Итак, есть ли у кого срочные вопросы, требующие немедленного обсуждения?

Все промолчали. И главарь, по крайней мере, я так для себя его определил, с удовлетворением кивнув, повернулся к толстяку:

– Ты, я помню, хотел начать со своей проблемы?!

Рыжеволосый сразу набычился, что для его комплекции выглядело довольно забавно. И, расправив плечи, произнес:

– Ублюдки Грана опять украли с моего склада двадцать бочек дорогущего южного вина!

– Попрошу следить за своим языком! – громко рявкнул один из присутствующих, сидевший через три человека справа от меня. – Это когда мы успели во второй раз? И ведь за первый извинились, в темноте просто склады перепутали! Подумаешь, один раз ошиблись… Так что, теперь нам всегда это будут вспоминать? Мы не проклятые урги, чтобы у своих воровать!

Его возмущение выглядело настолько реалистично, что без труда можно было поверить в невиновность этого Грана. Однако рыжеволосый лишь презрительно оттопырил верхнюю губу, всем своим видом показывая, что не верит сказанному.

– Позавчера разве не твои уроды постарались? – Толстяк уставился на Грана своими заплывшими глазками.

– Нет, не мои!

– Тогда чьи? – рявкнул рыжеволосый.

– А вот на этот вопрос у меня, скорее всего, есть ответ. Однако, чтобы его услышать, тебе придется принести извинения за оскорбление меня и моих младших партнеров! – сказал Гран и с видом хозяина положения скрестил руки на груди.

– Да пошел ты, ворюга! – пробурчал толстяк.

«Младшие партнеры?.. Это он воришек, что ли, имел в виду?» – подумал я.

Высокий брюнет положил руку на плечо рыжеволосого, видно успокаивая его, а потом произнес:

– Все мы должны понимать расстройство Монтеля. Ведь и двух месяцев не прошло с первого раза. А это очень дорогое вино, и ему приходится извиняться перед заказчиками. Так кто это сделал?

– Пусть сначала и передо мной извинится! – набычился Гран.

– Ваши личные проблемы никому не интересны! – улыбнулся главарь. – Можете даже больше не общаться друг с другом. Но сейчас тебя спрашивает не он, а я. И насколько помню, между нами нет пока конфликта.

Это была явно скрытая угроза, и Гран все понял. Он еще пару секунд помолчал, чтобы не терять лицо, а потом заговорил:

– Не было позавчера у нас в Западной бухте никаких дел. Мы нармаерского купца ночью чистили. Стоит кораблик сколько недель, а товар-то гниет потихоньку. А про бочки вон у Вортэка лучше спроси. Это, скорее всего, его дебилы товар подрезали!

И Гран кивнул на сидевшего рядом с ним человека, на которого теперь уставился высокий брюнет.

– Не понял, а чего это сразу мои? – с жаром возмутился Вортэк и повернулся к своему соседу. – Мы уже неделю кости дома греем!

Главарь перевел взгляд на Грана и развел руками, делая недвусмысленный призыв к озвучиванию его доказательств. И тот не заставил себя долго ждать:

– Естественно, кости греете, ведь у тебя пятый день как свадьба сына идет. И как раз перед пропажей этих бочек твои бухие отморозки искали по городу, у кого можно купить самого лучшего вина. А так как война нынче идет и пока непонятка с ценами, то им никто его не продаст! Ну так что – достали они вино или нет? – спросил Гран, хотя, мне кажется, он и так знал ответ.

– Достали! – Судя по тону, Вортэк явно начал сомневаться в невиновности своей банды. – Но я не спрашивал, у кого купили. Все ведь были хорошо выпивши!

– Вот вам и ответ. А то чуть что, то сразу к папочке бегом, типа Гран меня снова обижает! – передразнил бандит толстяка. Притом сделал это довольно смешно, так что многие из присутствующих рассмеялись.

Рыжий «сумоист» от злобы сжал кулаки, но сдержал готовые выплеснуться наружу оскорбления. А потом, посмотрев на Вортэка, задал вопрос:

– Бочки из красного аларского дерева были? Если нет, то после собрания идем проверять твои слова!

– Да ладно тебе уже! Шкуру лживую нашел, что ли? – рыкнул Вортэк. – Из красного они были, хорошо помню! Ну, могли, конечно, к тебе залезть, да и то по ошибке! Но я все верну! Сами понимаете, когда идет свадьба, то за всеми пьяницами разве уследишь?

– Понимаю! Ошиблись! С кем не бывает! – покачал головой главарь. – Тогда, Вортэк, в течение трех дней верни товар такого же качества. У меня нет никакого желания в будущем снова обсуждать этот вопрос. Но если вдруг придется это сделать, то по нашим правилам ты будешь серьезно наказан.

– Да где же мне за три дня вина такого достать? Полных бочонков-то осталось штук пять… может, восемь или девять! Не больше! – чуть ли не просящим тоном заныл Вортэк.

– Тогда просто заплати. Думаю, Монтель в связи со свадьбой твоего сына сделает тебе небольшую скидку. Мы ведь тут все партнеры! – улыбнулся брюнет и обвел присутствующих взглядом.

Он лишь на секунду задержался на нас с Шэвером, и на его лице промелькнула снисходительная ухмылка. Как-то это мне сильно не понравилось, поэтому даже расстегнул застежку, которая удерживала пистолет в разгрузке. Если что – достану его на полсекунды быстрее.

– Хорошо, заплачу! – недовольным тоном буркнул Вортэк.

Видно, он понимал, что рыжий сдерет с него двойную цену. Ведь если в преступном мире противника клали на лопатки, то без зазрения совести раздевали его догола. Да и главарь, говоря про скидку, явно иронизировал.

Затем брюнет перешел к следующему вопросу.

Вот так они и обсуждали, в каком месте кто и кому перешел дорогу. Мне даже начало казаться, что Шэвер преувеличивал по поводу опасности этих людей. Так, местные воришки и контрабандисты. Однако потом перешли к более серьезным вопросам.

– Что делаем с наглецом Лундом? – спросил главарь. – Он все так же продолжает свое поганое дело. А оно, как всем известно, сильно вредит нашему Кругу.

По реакции окружающих сразу стало понятно, что был поднят довольно злободневный вопрос.

– Покалечить! – предложил кто-то.

И у меня от услышанного сразу зачесались руки – вот бы этого урода самого покалечить…

– Уже пробовали. Теперь он нанял людей братьев Зун себя охранять! – ответил ему другой.

– Давайте сожжем его корабли?

Это сказал рыжий толстяк в берете, за спиной у которого продолжал спокойно стоять невидимый телохранитель.

– Нет! Замбэр тогда нам всем голову открутит! – сразу же остудил его пыл сидевший возле Шэвера Крул.

– Верно! Все, что наносит заметный урон казне Тайлеров, без обсуждения отметается! – согласился с ним главарь.

Видно, маньяк Замбэр неплохо выдрессировал местную братию. Впрочем, в этом можно было не сомневаться, одноглазый альбинос явно не был дебилом. А в связке с его неадекватностью это просто угарная смесь для борьбы с преступниками.

– Можно попробовать похитить его дочку. Этим мы точно поставим барана на место! – предложил Гран, которого недавно обвиняли в краже бочек с вином.

– Обычно мы семьи таких людей не трогаем, хотя… – Главарь явно задумался. – А ты представляешь, сколько придется заплатить Замбэру, чтобы он не усердствовал в поисках наследницы такого состояния?

– Плевать! Скинемся и заплатим, мы все вместе намного богаче Лунда! Дочь у него любимица, а с сыном он давно поругался и даже не общается! – продолжил гнуть свою линию Гран.

– Ну а дальше что? Вдруг гаденыш не уступит, что тогда будем делать? Убьем ее? Так этот ублюдок после такого потратит все свое состояние на войну с нами! И это не привычное для тебя воровство, некоторые из нас тогда точно умрут! – ответил брюнет и изучающе посмотрел на Грана.

– Смерти ни я, ни мои люди не боимся, но и убивать девчонку не будем! Пока! – уточнил он. – Каждый из нас выделит своего человека, и те пускай забавляются с ней. Заодно записывая на бумаге все подробности с указанием даже времени. Сделаем из малышки Лунда первоклассную шлюшку. А после подкинем ее вместе с рукописью отцу, пусть почитает, как его дочка хорошо отдохнула. И предупредим, что в следующий раз то же сделаем с женой и вернем уже труп. Это никак не повлияет на казну Тайлеров, а вот папашу заставит наконец-то пошевелить мозгами и понять, с кем связался. Спрятаться в нашем городе некуда, за стенами лишь вода и древняя нечисть. Так что ему или воевать придется, или же на поклон к нам идти.

Все замолчали, а я задумался о том, что могу уже нескольких присутствующих застрелить без всяких зазрений совести. Не знаю, каким образом, но нужно предупредить этого Лунда. Я точно не собирался жить с такой гирей на своей совести.

– Давайте повременим с похищением! Перед тем как идти на обострение конфликта, хотелось бы все хорошенько обдумать. Да и дуре той лет шестнадцать. После такого еще руки на себя наложит, а это сразу к войне приведет! У кого еще какие идеи? – поинтересовался главарь.

– Есть одна. Пусть мои ребятки почистят основной склад Лунда. У меня там мысля нарисовалась, как обмануть его охрану ночью. Но нужна премия от Круга и помощь в немедленном сбыте всего товара.

Это предложил Вортэк: видно, хотел таким образом компенсировать будущие убытки из-за украденных его людьми бочек с вином.

– Ты уверен? Ходят слухи, что на складах Восточной бухты творится какая-то мистика и ночами там пропадают люди! – заговорщическим тоном предупредил один из присутствующих.

И появившееся шушуканье вокруг лишь подтвердило его слова.

– Право, друзья, не губите на корню такую хорошую идею. По сведениям, полученным от продажных шавок Замбэра, там уже давно нет исчезновений! – успокоил всех главарь. – Считаю это хорошим предложением. Думаю, никто не возразит против такого наказания Лунда.

– Да!.. Пусть так и будет!.. – раздались со всех сторон одобрительные возгласы.

– А как там насчет увеличения размера цены скупки в качестве поощрения? – задал вопрос Вортэк.

– Не переживай, твой процент будет в два раза больше обычного! – улыбнулся главарь.

– В два?!

Гран, сидящий рядом с Вортэком, чуть ли не подпрыгнул, услышав такую цифру. И даже рыжеволосый толстяк с явным удивлением посмотрел на своего соседа.

– А почему бы и нет? – пожал плечами высоченный брюнет. – Склад Лунда считается неприступным для воров, поэтому если идея Вортэка выгорит, то она стоит таких денег. К тому же после этого страх перед всемогущим Кругом еще больше усилится.

– Отлично! Считайте, что дело сделано! – Вортэк даже потер ладони в предвкушении предстоящей прибыли.

– Хрен у тебя что получится – с твоими-то отморозками!.. – тихо пробурчал Гран.

Они явно были конкурентами, но все уже перешли к обсуждению новой проблемы.

За следующие полчаса чего я только не наслушался… Но, к чести Шэвера, он не участвовал в таких обсуждениях. А убивать если и собирались, то таких же преступников, только помельче.

Шэвер до сих пор продолжал молчать, чем еще больше заставил себя уважать. Молодец; как и говорил, он не лез в эту хрень с убийствами и прочим преступным беспределом.

И лишь когда началось обсуждение минимальных цен на различную контрабанду, а особенно алкогольную, вот тогда отец Тали и бросился в атаку. Грызня шла серьезная, со стороны могло показаться, что местные авторитеты сейчас начнут драться между собой.

Даже телохранители, следуя за угрозами своих хозяев, порой хватались за холодное оружие, но не вынимали его из ножен.

Может, это показуха, а может, и нет – мне трудно было понять. Однако голос высокого брюнета, исполнявшего роль главаря, довольно эффективно всех успокаивал. Видно, он действительно являлся самым крутым из присутствующих.

Точек зрения было две. Люди, сделавшие хорошие запасы, не хотели слишком сильно поднимать цены из-за начавшейся войны. Они планировали увеличить свою прибыль простым ростом объема продаж.

Но все это делалось за счет клиентов второй группировки, тоже занимавшихся постоянными поставками спиртного на местный рынок. Правда, у них были мелкие партии.

Самое интересное, что у тех, кого хотели выкинуть с рынка, как я понял по выкрикам, вообще не было в собственности питейных заведений. Но они все равно каким-то образом участвовали в продаже алкоголя.

И как эти аферисты клиентскую базу без интернета создали?

Я задумывался над такой ерундой, так как уже устал от всей этой болтовни. Но наконец-то присутствующие договорились, и более-менее все остались довольны. По крайней мере, они хотя бы успокоились.

– Теперь хочу обсудить еще один вопрос! – сказал главарь и посмотрел на нас. – Шэвер, ты так и не выполнил свое обещание. Почему?

– Ты про что? – удивился отец Тали.

Жирный малыш в дурацком берете сразу же принял агрессивную позу и помог своему высокому собрату:

– Ты знаешь, про что идет речь. Владельцы заведений Верхнего города жаловались, что ты хитростью увел к себе часть их самых красивых женщин и сбиваешь цены!

– И что с того? – хмыкнул Шэвер. – Я пообщался с этими придурками, но мы так и не поняли друг друга.

– Тебе ведь сказали – обязательно договориться! – продолжал наезжать рыжий.

– «Сказали»! – взревел мой старик. – Ты можешь только просить, а не указывать мне, наглый щенок. Я убивал людей и за меньшее, когда ты еще сидел в члене своего папаши!

Рыжий прямо оторопел от такого, а Шэвер продолжил наступление:

– Значит, они попросили тебя надавить на меня, а я должен из-за этого терять прибыль? Ты что, перепил хани и решил, что стал нашим лордом Тайлером? Или пока только до Замбэра в своих мечтах вознесся?

Многие из присутствующих захихикали, а толстяка аж передернуло от услышанного. Но тут в дело вступила тяжелая артиллерия, и заговорил главарь:

– Не кипятись, Шэвер! При положительном решении вашего спора эти люди готовы вступить в Круг. А у них есть очень неплохие связи наверху. Это еще больше нас всех усилит, и поэтому ты должен согласовать с ними цены и условия для женщин! – вроде бы мягко, но очень четко произнес брюнет.

Судя по тону, это был такой же вызов, как и до этого Грану. Главарь дал понять отцу Тали, что вопрос уже решен и нет никакого смысла спорить. Однако Шэвер, похоже, решил пойти ва-банк.

– Я должен? Ты за дураков нас всех принимаешь? Да спроси у любого, кому нужны эти два урода? Разве кто-то будет к ним обращаться? – сказал Шэвер и обвел взглядом всех присутствующих, а потом продолжил: – Получается, они столько лет смотрели на Круг свысока, а теперь, когда получили удар под дых, то резко стали искать с «нужниками», как они нас называют, дружбу. На хрен мне они нужны тут? Обращаюсь ко всем присутствующим: ведь мы все вопросы всегда решали совместным обсуждением, а не войной. И теперь я не просто скажу слова, а приведу факты. Расценки для клиентов и условия для женщин действуют с момента открытия Алой питейной, а это целых три года. И я почему-то не разорился. Но за это время многие обеспеченные клиенты постепенно поняли, что они прежде изрядно переплачивали в других заведениях. А красивые женщины перешли ко мне из-за лучших условий. Я выиграл у презиравших нас чужаков, а не членов Круга. Им плевать на нас, они просто хотят все вернуть на свои места. Но есть правило, что нельзя заставить члена сообщества повышать или понижать цены, если они не разоряют других членов Круга. А я могу обосновать на бумаге все свои расценки, которые докажут жадность тех ублюдков. Так что если они хотят стать одними из нас, то пусть живут по нашим правилам. А не дерут пять шкур с клиента, когда хватает и трех. И запомните мои слова: если каждый из вас сегодня закроет глаза на нарушение правил, то завтра и из вашего кошелька немало выгребут. Мы или будем решать проблемы вместе, или, как раньше, побежим искать защиту у Замбэра. А вот тогда начнутся старые войны, и даже к такому я готов. А ведь еще проблема Лунда не решена, вот уж он порадуется нашим разборкам!

– Шэвер прав!.. Верно!.. Есть правила!.. Мы все равны в Круге! – стали раздаваться вокруг меня одобрительные выкрики.

– Пусть сначала уговорят нас принять их, а потом уже покажут цифры. Мы же сверим их с данными Шэвера. И если у него есть хорошая прибыль, то он не разоряет их! – уверенно произнес сидевший рядом со стариком Крул.

В общем, слова Шэвера, похоже, напугали и расшевелили присутствующих.

«Интересно, а старик знает про невидимых телохранителей?..» И почти сразу же после такой мысли один из них обошел рыжего и, дойдя до середины круга, который образовывали сидевшие люди, остановился.

Я резко выхватил пистолет. Это не осталось незамеченным остальными телохранителями, и помещение наполнилось звуками вынимаемых клинков. Воины, конечно, не понимали, что это за оружие у меня в руке, но и рисковать не хотели.

Однако мне было сейчас не до этого, ведь там-тамы вовсю заиграли. И эта опасность исходила от спокойно стоящего напротив меня невидимки. Он даже не двигался, но мелодия смерти лишь усиливалась, и за секунду нужно было принять решение.

Дальше работал на рефлексах. Пистолет пошел чуть правее, чтобы поразить противника в плечо, и прогремел выстрел. Грохот оказался слишком громким для местных, некоторые даже попа́дали со своих импровизированных стульев, но это еще полбеды.

А вот то, что ближайшие телохранители чуть ли не бросились на меня, было очень плохо. Благо справа неожиданно появилось препятствие для них. Амбал Крула выхватил меч и, закрывая своего подопечного, стал ко мне спиной.

Поэтому я навел пистолет на тех, кто слева. И они явно понимали, что в моих руках довольно опасное оружие, поэтому и попятились.

– Смотрите! Все смотрите сюда! – громко закричал Шэвер, показывая рукой на середину площадки.

Внезапно в зале воцарилась гробовая тишина. Я на мгновение бросил взгляд в ту сторону и увидел лежащий на боку труп. Возле головы которого растекалась приличная лужа крови. А ведь стрелял точно в плечо и даже теоретически не мог так промазать.

Второй невидимый воин в этот момент уже убегал. Вскочившие же на ноги люди закрывали мне обзор, поэтому не стоило даже пытаться стрелять вдогонку.

Да ну его, лучше не проверять больше нервы охваченной паникой толпы.

Убитый был одет в странную одежду, полностью обшитую черно-красными перьями. А на голове капюшон с маской, скрывающей лицо.

– Еще есть рядом невидимки?! – прорычал телохранитель слева.

Он обращался ко мне, несмотря на то что секунду назад, размахивая своим тесаком, чуть ли не атаковал меня. А мой «Дезерт Игл» до сих пор был направлен ему в голову. Но профессионалы – они на то и спецы, что сразу понимают, когда сменилась обстановка в бою.

– Был лишь один невидимый лазутчик, так что сохраняем спокойствие! – довольно громко и четко ответил я, чтобы все это услышали и немного поутихли.

– Кто это?

– Чей он шпион?

– Это колдун?!

– Что нам делать?

Это начали галдеть молчавшие до этого хозяева амбалов. Видно, они постепенно избавлялись от парализовавшего их страха, место которого теперь занимала обычная трусливая паника.

Мелкие людишки, как оказалось. Недаром Замбэр с такой легкостью наводил на них ужас.

И тут слово взял главарь.

– Друзья, тишина! – Он с настоящим артистизмом поднял руку и обвел присутствующих уверенным взглядом. – Я в таком же шоке, что и вы. Ведь сейчас на наших глазах произошло что-то непонятное. И только благодаря барлэйцу Шэвера этому шпиону не удалось уйти. Поэтому прошу всех присесть и немедленно успокоиться. Нужно срочно решить, что будем делать дальше.

Стоит признать, брюнет прекрасно играл свой номер. А вот мне захотелось попозже осмотреть убитого, так как сразу стало понятно, что моя пуля снесла ему половину башки. Прямо мистика какая-то. Ведь я до сих пор был уверен, что просто не мог настолько сильно промахнуться.

– Нас теперь арестуют? – задал кто-то мучивший почти всех вопрос.

– А за что? – ответил главарь и развел руками. – Мы в масках, а наши имена могли использовать любые ублюдки, чтобы опорочить честных торговцев.

Тон брюнета был довольно убедительным, как и взгляд, которым он не забывал пользоваться. А потом этот хитрозадый главарь посмотрел на меня:

– Лазутчик точно был один?

«Вот же артист! – подумал я. – И как талантливо играет!..»

– Да! Урод словно из воздуха появился! Думаю, мой амулет помог мне его увидеть! – ответил я.

Сейчас нужно было ему подыграть. До разговора с Шэвером не стоило на этом собрании бросаться столь опасными обвинениями. Позже все расскажу старику, и тогда уже решим, что будем делать.

У брюнета даже бровь не дернулась при моих словах. Хотя он точно знал про обоих невидимок, но по какой-то причине это скрывал. С другой стороны, причина вполне понятна: вожак явно накосячил и не желал перед всеми это признавать.

– Отлично! Шпион действовал в одиночку, поэтому все перестаем паниковать.

Дальше пошло простое замыливание глаз. Начались предположения, чьих это рук дело. Звучали имена Лунда, других конкурентов Круга или того же Замбэра. Потом эти трусливые ублюдки обсудили свои дальнейшие действия на случай ареста, которого точно не будет.

Шэвер также не спал и принял в этой комедии самое активное участие. Хотя я его предупредил, что лучше как можно скорее свалить отсюда. Но он даже не прореагировал на мои слова, старый придурок.

Кстати, сразу стало заметно, что многие присутствующие теперь стали активнее поддерживать идеи отца Тали. Да и их тон по отношению к нему поменялся на более уважительный. Видно, странный телохранитель, умеющий вычислять невидимых воинов, а еще и убивать их диковинным магическим оружием, заметно поднял авторитет хозяина трактира в глазах этих пройдох.

В общем, цирк творился еще тот. Однако все прошло довольно оперативно, и еще быстрее местные «масоны» разбежались, словно крысы по углам. Хотя стоило признать, что, несмотря на мою иронию по отношению к ним и их трусливую реакцию, это были очень опасные люди.

А кто сказал, что все преступники должны быть смелыми? По моему опыту в полиции могу сказать, что в основном они трусы. Ведь для того чтобы убить безобидного человека или изнасиловать невинную девушку, нужна не смелость, а кое-что другое.

Через полчаса на площадке остались лишь я с Шэвером, да еще Крул со своим телохранителем. Впрочем, можно было посчитать и убитого, к его лежащему на полу трупу никто так и не осмелился прикоснуться.

– Артур, что сейчас будем делать? – спросил меня отец Тали.

– Сейчас?.. – хмыкнул я. – Да мы полчаса назад должны были свалить отсюда, чтобы не нарваться на засаду!

– Чью засаду?

– Чью-нибудь! Ведь второй невидимка сбежал после смерти этого!

И я кивнул на лежащий труп.

– Так был второй? А почему ты молчал? – неожиданно резко запсиховал Шэвер.

– Я молчал? Ты свою память совсем потерял? А не я ли тебе говорил, что мы должны срочно уйти? Но кто-то был слишком занят, ведь он себя почувствовал новым вожаком этой стаи трусов. Или мне нужно было кричать, что есть второй боец, но он смылся, – и этим создавать новую панику?

– Ладно, чего кричишь?.. – примиряюще махнул рукой старик. – По-иному нельзя было поступить, клеймо труса принесло бы мне намного больше проблем!

– Кхе-кхе!.. – прокашлялся Крул; видно, его смутил тон нашего с Шэвером разговора. – Давайте решим, что будем делать дальше. При этом не забывая держать в голове предполагаемую засаду!

– Сейчас решим, но сначала сниму с него эту одежду из перьев. Думаю, она нам еще пригодится! – сказал я и наклонился над трупом.

Мне нужно было немного отвлечься и успокоиться. Проклятье, зря сказал при Круле и его охраннике про второго невидимку…

– Точно пойдем вместе? Для тебя это может быть довольно опасно? – Это Шэвер обратился к своему знакомому, пока я старался не замарать руки кровью.

– Жить тоже опасно, но мы ведь всегда были друзьями. Поэтому сегодня, если, конечно, понадобится, мой телохранитель поможет твоему! – уверенно ответил тот.

«В задницу себе засунь свою помощь!..» – подумал я, но промолчал. Уж слишком хорошо выучил повадки местных. Он или домой опасается возвращаться один, или просто хочет подмазаться к новой звезде, воссиявшей на небосклоне дарвэнского преступного мира.

Наконец удалось аккуратно снять с трупа его одежду. Быстро сполоснул ее в воде от крови, а потом надел на себя.

– Скажите, меня не видно? – с затаенной надеждой в голосе обратился я к стоявшей троице.

– Еще как видно! – почему-то нахмурившись, ответил Шэвер.

Может, он воспринял такое поведение как ребячество с моей стороны.

– Жаль! – поцокал я языком, так как очень хотелось научиться уходить в стелс-режим.

А потом протянул одежду Шэверу:

– Спрячь ее за пазуху! Мне придется вас охранять, и нельзя отвлекаться на переноску.

Тот без лишних вопросов забрал перьевую накидку и начал запихивать ее за отворот куртки.

– Как пойдем? Может, поднимемся наверх в город? – поинтересовался отец Тали. – Там, конечно, будет стража, но ты ведь сам говорил про засаду!

– В канализации лучше, тут можно шуметь. А меня врасплох врагам не застать! – попробовал я обнадежить старика. – Тут главное, чтобы света не было. И тогда любая засада превратится для них в братский подземный могильник.

– А как без света в тоннелях передвигаться? – удивился Крул.

– Артуру он не нужен! – буркнул Шэвер. – Короче, пойдем так… Первым идет мой помощник. Я держусь за него одной рукой, второй веду по стенке. За мной ты, Крул, двигаешься таким же образом. Замыкает нашу связку твой телохранитель!

– Хорошо! – кивнул друг старика.

– Так нельзя, мы будем как слепые котята! – Это впервые заговорил гигант.

Причем в зале прозвенел такой мелодичный и почти женский голос, которому место лишь в опере или церковном хоре. Я даже улыбнулся, с интересом посмотрев на здоровяка, а вот тот, наоборот, насупился, когда заметил это.

Шэвер хихикнул.

– Привыкай, Артур, у Ская такой голос. Главное, не издевайся над этим, он тогда злиться начинает.

– А чего издеваться – великолепный голос! – уверенным тоном сказал я, обращаясь к Скаю и стараясь не улыбнуться при этом. – Да и должен я ему, в момент опасности без лишних вопросов прикрыл меня!

– Он у меня надежный и преданный. Почти член моей семьи! – явно с гордостью произнес Крул, чем вызвал на лице здоровяка очень странные эмоции.

Надеюсь, эта махина не будет тут плакать от счастья…

В общем, через несколько минут мы шли по тоннелю, притом в полной темноте. Скорость была так себе, но для такой ситуации – вполне нормальный шаг. Ведь стены не давали потерять ориентацию в пространстве и грохнуться в канал.

Только никто не держался друг за друга, ведь отец Тали совсем позабыл про доску. Она и была нашей связующей ниточкой. Хотя скорее их ниточкой, мне иногда приходилось уходить вперед и проверять перекрестки.

Без проблем несколько раз перебрались через узкие каналы, с легкостью одолев также оба больших. Лампы не зажигали, а при ходьбе по доскам я на некоторое время включал тактический фонарик винтовки.

Нужно было видеть при этом лица Крула и Ская… Шэвера-то таким чудом уже точно не удивишь. Хотя а какое бы у меня было лицо, веди нас сквозь стены настоящий инопланетянин? Наверное, точно такое же.

Там-тамы в моей голове пока молчали, но логику их работы за эти годы мне так и не удалось до конца разгадать. Поэтому приходилось больше надеяться на совмещенную картинку тепловизора и ПНВ.

Альв, встреча с Замбэром и теперь вот стычка на воровской сходке… Стоило бы подумать об этой черной полосе, которая настала у меня. Причем после пары довольно спокойных недель жизни.

Но во время военных операций я научился избавляться от лишних мыслей. Поэтому все возможности мозга были направлены только на расшифровку картинки перед глазами. А заодно и шумов, которые слышали мои уши.

«Так, теперь нужно перейти вон тот уже знакомый мне канал, и через пятьдесят метров будет колодец трактира…» – рассуждал я, при этом внимательно рассматривая с помощью своего ночника карту канализации.

Оказалось, что ориентировался я по этому клочку бумажки правильно и привел нашу группу в нужное место. Ладно, проверю перекресток – и назад к нашим…

Я прошел всего метров пятнадцать, когда разум отдал приказ превратиться в статую, а мои глаза уставились в одну точку.

Очень тихо начал пятиться назад, пока не приблизился к Шэверу. Я аккуратно остановил медленно идущего старика и сжал его руку три раза. Это был единственный наш условный сигнал. Многое они бы точно не запомнили, да еще перепутать могли.

Но если существует шанс нарваться на засаду в полной темноте, то обязательно нужно уметь без разговоров войти в режим полной тишины. Поэтому просто необходимо было придумать, как передать сигнал: «Опасность! Всем сесть и не двигаться!».

Несколько долгих секунд, показавшихся мне вечностью, пока сигнал передавался по цепочке, они копошились у меня за спиной. А потом аккуратно присели на корточки, продолжая держать в руках доску. Я же очень медленно и почти бесшумно снова двинулся вперед.

Гребаные там-тамы молчали, что радовало. Значит, враг, если он есть, пока меня не заметил. Связка тепловизора с ПНВ не показывала ни тепла, ни мало-мальского движения. Плохо это или хорошо – зависит от наличия противника.

Но одно я знал точно: существовал шанс, что противник тут был. Так как впереди на самом краю каменной дорожки, как раз там, где нам требовалось поставить в последний раз доску, лежало кое-что важное.

А если сказать точнее, то там валялось перо. И мне пока еще непонятен был его цвет.

Не дойдя до перышка пару метров, я замер. Ночник не показывал цвета, но включать фонарик было бы верхом идиотизма, особенно если перо окажется черно-красным. А оно уж как-то сильно походило на те, что были пришиты к одежде, которую сейчас нес с собой Шэвер.

Ну и какие есть варианты?

Я поднял голову: над нами склады, а значит, нет никаких канализационных люков, откуда оно могло упасть.

Правда, тут гуляли сквозняки, поэтому оставался вариант, что его принесло от жилых кварталов. А что, до них не так уж и далеко, хороший порыв – и вот головная боль для меня: есть засада или нет… Ну да ладно: если сомневаешься, то просто жди, это я запомнил еще с армии.

Пришлось на некоторое время превратиться в статую. Поначалу мое дыхание было слишком шумным для обострившегося слуха, потом падающие иногда с потолка капли стали издавать более отчетливые звуки. За ними появился легкий шум текущей в канале воды.

В общем, ничего подозрительного, и так прошло не менее двух минут. И вот когда я решил пройтись дальше, то по спине неожиданно пробежали мурашки, а столько раз спасавший инстинкт до сих пор спал как убитый.

Казалось, мои легкие с сердцем окончательно остановились, а вокруг воцарилась идеальная тишина, когда я очень медленно повернул голову назад. Текущая вода, камни, и три человека, сидя на корточках, держат в руках длинную доску.

И больше ничего, лишь небольшое пятно на воде, недалеко от присевших людей. Прозрение наступило мгновенно: этот тепловизор никогда не показывал теплую воду. Мне нужна была лишь секунда, но ее никто не собирался давать.

Винтовка только дернулась по дуге, как в то же мгновение из канала появился морвин. Да, это была хорошо знакомая мне тварь, только немного необычная. С такими пластинами на голове и теле, из-за которых демон немного напоминал земного броненосца.

Морвин, когда я его заметил, резким движением достиг противоположной от людей дорожки. Чуть подпрыгнул на ее край из воды и, сильно оттолкнувшись, бросился на Шэвера. Оружие преодолело лишь две трети нужной дуги, когда морвин полностью перелетел через канал.

Сука, Шэвер уже труп!

Но это я даже не успел подумать, просто в голове была поставлена галочка, как шахматисты записывают ходы противника. Когда все происходит настолько быстро, в твоих мыслях нет ничего, работает лишь боевая программа.

Удар, треск, визг… Когти демона с легкостью пробивают резко приблизившуюся к нему доску. Но вот его морда ударяется об нее, словно автомобиль о бетонное заграждение. Притом все это происходит не за секунды, а за мгновения, которые непонятным образом удается как-то заметить и проанализировать.

Тепловизор и оптический обман сыграли с моим восприятием реальности злую шутку. Морвин атаковал не старика, который был ближе ко мне, а Ская. И, несмотря на темноту, этот здоровяк с голосом молодой девушки услышал короткий всплеск и только на ему ведомых инстинктах успел среагировать.

Нет, он не выхватил меч, а просто резко отбросил от себя доску, при этом одновременно заваливаясь на бок, и сразу же нанес удар ногой. И по случайности, которая выпадает одна на сотню попыток, телохранитель попал по доске как раз в тот момент, когда в нее с другой стороны врезался морвин.

Демон, как я помнил, весил намного меньше здоровяка, но на его стороне была энергия прыжка. Однако и у лежащего человека вдобавок к приличному весу добавлялась сила мышц от удара ногой.

Короче, вышла ничья, в которой погибла лишь доска. Морвин же, получив удар в рыло, грохнулся в канал возле самого края дорожки. Но он мгновенно вернулся в бой, взобравшись передними лапами на край дорожки, однако я уже успел развернуться.

Глушитель не был надет, поэтому через мгновение вокруг меня стоял сумасшедший грохот. А тоннель из-за слитных вспышек выстрелов освещался не хуже, чем фонариком-стробоскопом. Причем пули одна за другой входили в тело демона, так как мой палец вдавил и не отпускал спусковой крючок.

Морвин закричал, и непонятно – от боли или ярости, так как пули вонзались в его пластины, словно в бронежилет. Возможно, они и не пробили эту чешуевину на его теле, во что не хотелось бы верить. Но зато швырнули его в воду, словно он встретился с невидимым поездом в метро.

Очутившись снова в канале, монстр не находился на одном месте. Он накручивал на огромной скорости круги и петли, пытаясь снова и снова приблизиться к людям. Но я не прекращал огонь. А когда он пару раз рискнул и высунулся из воды, то раздались явные крики боли, а значит, пластины можно пробить.

Большая часть тела демона почти все время была под водой. Поэтому фонтанчики от непрерывных попаданий с легкостью долетали до сводчатого потолка и, словно мощный ливень, заливали прижавшихся к стене людей.

Два старика вроде бы даже кричали от страха, но попробуй посреди такого шума услышать их. И лишь амбал, вынув меч из ножен, наугад тыкал им в темноту и махал над водой. Этот здоровяк оказался очень даже неплохим воином.

Морвин тоже оказался тот еще красавчик. Он угрем крутился на небольшой глубине, а потом, словно настоящий ихтиандр, рванул от меня в противоположную сторону, уйдя при этом на глубину. Словно тварь сообразила, что даже метра воды хватит, чтобы защититься от пуль, теряющих в ней скорость и убойную силу.

Все произошло за несколько секунд, поэтому, получив передышку, я побежал к своим, успевая на ходу перезарядить магазин. Не забыл также для них включить тактический фонарик под стволом винтовки.

– Никто не ранен? – крикнул я, оказавшись возле Шэвера.

В ответ – ни единого слова. Так, все понятно: судя по трем взглядам, лишь телохранитель пока еще был в более-менее адекватном состоянии. Двое же стариков оказались просто промокшими и оглушенными людьми с выпученными от страха глазами. Притом они явно находились в шоковом состоянии.

– Уводи их немедленно! Вход в трактир – впереди! Если что, Шэвер покажет где! – крикнул я, сунув здоровяку в руку только что снятый фонарик.

Тот оказался молодцом и просто схватил светящую палочку, а потом начал быстро расталкивать наших подопечных.

Шэвер уже был свидетелем работы огнестрела, поэтому оклемался первым. Правда, первые несколько метров он смог преодолеть лишь на карачках, и, только когда я его поставил на ноги, старик побежал вперед. Ну а своего хозяина Скаю пришлось тащить за шиворот.

Но мне уже было не до них. Судя по тепловизору, тварь возвращалась, а значит, меня ждет второй раунд. Эх, жаль, что не взял последнюю гранату, глубинный взрыв быстро бы оглушил этого любителя подводной охоты.

Все сорок патронов ушли в прошлый раз слишком быстро. Поэтому теперь начал вести огонь короткими очередями, стараясь попасть в то место, где находились голова демона и его несколько не прикрытых пластинами глаз.

Первая короткая очередь, вторая, третья… Пули ложились идеально, взметая при этом трехметровые фонтаны брызг. Но морвин, лавируя то влево, то вправо и почти не сбавляя ход, пер вперед как бессмертный танк.

Патроны закончились, но перезаряжаться не было времени. Поэтому я выхватил пятидесятый калибр и продолжил стрелять.

И лишь от третьей пули, которая вошла в ту часть тела, что буквально на секунду показалась из воды, демона сильно тряхнуло, и он резко свернул в ближайший ко мне проход. «Дезерт Игл» – это вам не игрушка, он любого научит себя уважать.

А ведь морвин может обойти меня по другому каналу и напасть на убегавшую троицу!..

Мысль только промелькнула в голове, а я уже на максимально возможной скорости бежал к своим. Свежий магазин на ходу был вставлен в винтовку, а уже через пару секунд мне пришлось совершать примерно трехметровый прыжок.

Времени преодолевать канал вплавь не было. Да и хрен кто меня заставит сейчас оказаться в воде. Толчок – и удачное приземление на ноги, поэтому я даже почти не остановился и сразу же продолжил бежать.

Впереди появился луч света. Похоже, сверху убрали крышку с колодца. Молодец Скай, да и Лаз не подвел. Не знаю, как один из них заставил стариков так быстро преодолеть водную преграду, а второй мгновенно среагировал и снял крышку.

Хотя ведь кто-то должен был дежурить в подвале… или не должен?..

Тут же увидел, как сверху упала веревочная лестница. Притом даже быстрее, чем Скай успел перекинуть через канал мостик.

Ай да Лаз, просто красавчик! Прощу ему за такую расторопность четыре золотых…

Когда я добежал до них, то Шэвер уже почти забрался наверх, а следом с трудом поднимался Крул. Хотя какое там «поднимался» – он завис, словно какашка под хвостом у собаки.

– Старый козел, шевелись быстрее! – крикнул я, но никакого толку от моих слов не было.

– У него не получится! – Это Скай повернулся и посмотрел на меня.

– Тогда лезь за ним и толкай его на хрен снизу! – отдал я приказ стоявшему на мостике телохранителю.

Тот сразу же начал взбираться по лестнице, но Крул находился в состоянии шока. Когда даже такое несложное дело, как взобраться наверх по веревочной лестнице, становится сверхзадачей.

«Надеюсь, она этих двоих выдержит…» – подумал я, заходя на мостик. Но уже через секунду было не до этого. Вдали из-за угла вылетел морвин и, разрезая воду, словно подлодка, поплыл под водой в мою сторону.

– Скай, хватай его за шиворот и тяни наверх! Демон возвращается! – закричал я что есть мочи и поднял винтовку.

– Тут все шатается!.. Подержи лестницу, пока переползу через него! – пропищал громила, и я вставил между деревянными перекладинами ногу и руку.

«Что ж ты, сука, такой бессмертный?!» – подумал я и поймал морвина в прицел.

Дал несколько очередей – и они подняли целый каскад помойных фонтанов. Все пули шли точно в цель, однако эта демонская подлодка оказалась самообучаема. Морвин вовремя ушел на безопасную глубину, продолжая лететь на всех парах, а точнее, на лапах, в мою сторону.

Я решил ждать, поэтому остался стоять на месте. Ползти сейчас наверх глупо, лестница не выдержит троих. А потом будет уже поздно, еще по стычке на складах помню, как эти твари прыгают. Так что он достанет меня и на середине пути, тем более что от мостика можно оттолкнуться.

Двадцать пять метров.

Мысли успокоились, и лишь прицел неуклонно следовал за плывущей тварью. Мне не было видно, как Лаз схватил Крула за шиворот и словно котенка одним могучим рывком выбросил наружу. При этом старик даже покатился по полу.

Двадцать метров.

«Иди сюда, получишь очередь в упор, желательно прямо в глаза. Как минимум это тебя отшвырнет, а я понадеюсь второй раз на броник…»

– Хватайся крепче, Артур! – раздался крик сверху.

Левый кулак автоматически сжался на винтовке: рука ведь до сих пор была продета между перекладинами… И словно в скоростном лифте, я устремился наверх. Рука заныла от столь резкого и сильного рывка, но хорошо хоть вообще смог удержаться.

Повезло еще, что колодец имел колоколовидную форму, поэтому поймать шлемом каменную кладку мне не грозило. Попробуй увернись от столкновения, когда тебя на такой скорости тянут вверх!..

Винтовка, как и взгляд, уставились вниз. А там бледное гибкое тело, словно акула в фильмах ужасов, пронеслось под мостиком, через секунду бесследно исчезнув из моего поля зрения.

Даже не почувствовал удар спиной о стенку колодца, а через пару секунд очутился на полу подвала. При этом Лаз со Скаем находились возле самой стены. Теперь понятна причина моего турбоподъема: парни просто отбежали от колодца, таща за собой лестницу.

– Закройте!.. Немедленно закройте!..

Почему-то я прошептал это, целясь туда, откуда в любой момент могла появиться морда морвина. То ли перенервничал, то ли на мостике перестал дышать и потом забыл снова включить эту жизненную функцию.

Так что теперь мне не хватало воздуха для громкого приказа. Но двое амбалов все услышали, поэтому сразу же бросились к крышке колодца, которую буквально за несколько секунд наглухо закупорили.

Я опустился на колени, а потом грохнулся на спину и уставился в потолок.

Охренеть… я ведь уже готовился умереть. Вот тебе и штурмовая винтовка, мое супероружие… Нет, я не сомневался, что одолел бы этого пластинчатого морвина в бою. Но только не в канализации, где у него есть щит в виде толстого слоя воды.

– Что это было? – своим тоненьким голоском спросил Скай и навис надо мной.

Он единственный из нашей четверки мог говорить. Похоже, оба старика до сих пор находились в шоковой прострации. А мне так вообще было на все начхать и совсем не хотелось отвечать. Только вот так полежать немного…

– Грохот был слышен? – с трудом откуда-то сбоку подал голос Шэвер.

Он так и не смог до сих пор отойти от шока.

– Ну да! Я чего сразу и начал открывать – помню ведь эти колдовские штучки Артура! – ответил ему вышибала.

– До кухни звук долетел?!

– Не знаю! – пожал плечами Лаз.

– Тогда пойди и проверь. А если что не так, то придумай что-нибудь! В зал тоже выйди, вдруг и там услышали! – приказал Шэвер и посмотрел на меня. – Нам нужно срочно решить, что дальше будем делать!


В это время в канализации тоже развивались свои события.

Морвин приплыл к стоявшим на каменной дорожке двум мужчинам. И, не вылезая из воды, начал накручивать круги, словно турист на гидромотоцикле.

– Очень похожие раны. Уверен, что это он убил нашего песика на складах! Хорошо хоть этого прилично накачали. Без такой дикой регенерации он бы обязательно сдох! Что теперь?

Слова принадлежали одному из двоих в длинных одеждах с птичьими перьями. Второй же молча смотрел в сторону трактирного колодца, до которого было метров двести.

– Так что делаем? – продолжал настаивать первый.

– Установим наблюдение!

– Где? В канализации или наверху?

– Пока не знаю. Связаться с нашими сейчас нельзя, около замка Тайлеров куча охранок. А втроем на этого воина-колдуна рискованно лезть.

И снова воцарилась тишина.

– Ну так что все-таки конкретно делаем? – продолжал настаивать первый.

– Пусть морвин охраняет канализацию, а ты будь наверху. Я же заберу из дома вторую собачку и попробую пробраться к нашим.

И они, развернувшись, скрылись в темноте. Морвин же поплыл в другую сторону, он понял свою задачу.


– Парочку истеричек на кухне успокоил, а в зале никто и не слышал грохот. Впервые в жизни я так радовался аларскому визжанию, которое эти подгулявшие морячки называют хоровым пением.

Эти слова принадлежали вернувшемуся в подвал Лазу. Тот стоял перед стариком и чем-то походил на пародийного ближневосточного сержанта, который докладывает своему полковнику, что в его подразделении солдаты готовы умереть за господина президента. Только вот не понимают эти солдаты, что сейчас их верность не имеет никакого смысла. Уже выпустили десятки «Томагавков», и пусть те не такие современные, как лет этак тридцать назад, но через несколько минут усыновленные детки индейских дубинок, ставших со временем топориками, сделают свое дело.

А вот у нас, конечно, была куча времени по сравнению с солдатами отсталых армий. Поэтому плевать на посетителей или испугавшихся женщин. Главная опасность сейчас – невидимки, и будь я проклят, если они не придут за нами в ближайшие часы.

– Отлично, тогда идем наверх. Нужно понять, что делать дальше! – с какой-то наигранной уверенностью в голосе сказал Шэвер и направился к лестнице.

Думаю, старик старался выглядеть круто, успокаивая то ли нас, то ли самого себя.

– Не так быстро! – резко сказал я, пытаясь остановить отца Тали.

– Что случилось?

Тот обернулся, и в его глазах на мгновение промелькнул страх. Вот это и есть твое нынешнее состояние, Шэвер. В некоторых вещах лучше быть реалистом и знать, что и где может треснуть. И разве можно его осуждать? Бой в канализации зашугает любого: грохот, вспышки во тьме и ливень из помоев… те еще ощущения для престарелого контрабандиста.

– Эти невидимки нас не оставят в покое, поэтому предлагаю натравить на них Замбэра!

– Каким образом? – Шэвер посмотрел на меня, как на полного идиота.

– Есть идея, но для начала один вопрос. Можно попасть наверх так, чтобы нас никто не увидел?

Лаз сразу же посмотрел на Шэвера, явно ожидая от него одобрения, а тот лишь нахмурился.

«Значит, можно», – догадался я.

В общем, старик был тем еще прошаренным жуком. Оказалось, что прямо из подвала можно пробраться к нему в кабинет. В стене была сделана небольшая шахта, чем-то похожая на сервисный лифт, по которому готовые блюда переправляют из кухни на верхние этажи особняков.

Короче, Лаз как везунчик пошел по обычной лестнице. А мы вчетвером карабкались наверх по узкому проходу, хорошо хоть ступеньки тут оказались удобными. Поэтому довольно быстро оказались в кабинете Шэвера.

– Об этом ходе никому ни слова, Крул! – недовольно пробурчал Шэвер: он явно засветил свой тайный лаз. – Ладно, какой у тебя план, Артур?

И отец Тали уставился на меня.

– Он довольно прост, но тут нужны две группы людей. Короче, Крул со Скаем остаются в городе, а мы на некоторое время покидаем его. Причем желательно уйти по стене, на складах может быть засада.

– А мы со Скаем что будем делать? – поинтересовался Крул.

Он явно согласился быть в группе, которая останется в Дарвэне.

– Вызовите в трактир отряд стражи. И доложите, что во время вашего культурного ночного отдыха появился испуганный Шэвер и сказал, что срочно покидает город, так как его пытаются убить. И просил вас передать Замбэру, что на него в канализации напали альвы, скорее всего, из-за мести. Сообщите, что, по словам Шэвера и его телохранителя Артура, злоумышленники могли становиться невидимыми. А в доказательство покажите это!

И я кивнул на перьевую накидку, которую Шэвер бросил на пол.

– Думаю, после услышанного Замбэр там все перероет и доберется до невидимок. Вряд ли такой человек проигнорирует появление на своей территории чужаков!

– Хм! После того альва – так и будет! – Отец Тали почесал бородку. – У тестя Лаза в Западной бухте есть две рыбацкие лодки. Скоро утро, поэтому на парочку рыбаков никто и внимания не обратит. Но успеем ли, Артур? Вдруг Замбэр закроет выход из бухты?

– Пока за отрядом пошлют, пока он прибудет и доставит Крула к Замбэру… Думаю, успеем!

– Ну что, Крул, как тебе план? – старик посмотрел на своего друга.

– В принципе хорош, ведь Замбэр действительно все перероет. Тем более в такое непростое время, когда идет война, затрагивающая интересы Дарвэна. А ваш побег по стене лишь подтвердит, что вы смертельно напуганы. К тому же Тайлеры быстро разберутся, что это за плащ такой!

Внезапно пришла помощь и от Лаза:

– Внизу сидели барлэйцы, которых я хорошо знаю. Они обходят ночью посты и всегда заглядывают к нам, чтобы выпить немного вина. Могу их командира попросить за небольшое вознаграждение провести вас к башне, что возле трактира. А потом по стене и до ворот дойдете.

– Отлично! Дуй к нему! – сказал Шэвер, и Лаз сразу же убежал.

– Ладно, вы тут пока обсудите все мелочи, – сказал я и направился к дверям.

– А ты куда? – испуганным голосом произнес старик.

– В комнату, нужно подготовить оружие и одеться теплее.

– Ну да, только надолго не задерживайся!..

Задерживаться я и не собирался. Не факт, что невидимки не пошлют того же морвина в трактир. Хотя это вряд ли. Логика мне подсказывала, что они не очень-то и сильно хотели засветиться, просто сильно просчитались со мной.

Открыл дверь. И, как ни странно, увидел спящих на кровати девушек. Видно, их ночная смена уже закончилась. Я подошел к тайнику и открыл секретную панель. Забрал последнюю гранату, а оба «глока» с боеприпасами оставил, как и несколько запаянных пачек с патронами для винтовки.

Остальное положил в рюкзак. Золото вынул на стол, а перстни еще позавчера, как чувствовал, зашил в матрас. В комнату мою никто не заходит, так что чужаков не стоит опасаться. А про тайник в стене, как уверял Шэвер, знает только он. Но и это не факт, жук он еще тот.

– Артур?.. Ты? – услышал я сбоку голос Хелы, когда открыл шкаф, чтобы взять теплую одежду.

– Я. Только не шуми, пусть Тали отдыхает.

– А ты куда собираешься? – спросила она.

Видно, поняла это по откладываемой в сторону теплой одежде. Кстати, радовало, что Абира принесла пару дней назад зимние сапоги и меховой комбинезон.

– Мы с Шэвером прямо сейчас отправляемся в одну поездку! – ответил я и начал расстегивать амуницию, чтобы переодеться.

– В поездку? Ночью? – Хела поднялась и, подойдя ко мне, стала помогать снимать бронежилет. – Случилось что?

– Да, появились небольшие проблемки… Короче, нам нужно пересидеть где-нибудь, пока все не разрешится.

Я стал надевать теплый комбинезон; тут такой носили под доспехами, так что для портного даже не понадобилась моя фантазия. Хела же помогала зашнуровывать его на груди, поэтому пришлось убрать руки, ведь мы только мешали друг другу.

– А ты вернешься сюда? – спросила она.

Голос ее не дрогнул, но вот в свете фонарика мне показалось, что на лице девушки промелькнула озабоченность и, возможно, даже страх. Пусть это были всего лишь секундные эмоции. Но это ведь Хела, на лице которой и секунда страха – довольно непривычное зрелище.

– Только если не погибну! – улыбнулся я.

И, набросив бронежилет, начал возиться с его креплениями.

– А ты можешь погибнуть в этой поездке? – не унималась сестра Тали и подала мне разгрузку.

Сообразительная девушка, ничего не скажешь.

– Погибнуть может любой! Но думаю, это будет только после пары сотен трупов! – сказал я и застегнул молнию.

– Трупов кого?

– Тех, кто попробует меня убить! – ответил я и, притянув к себе Хелу, поцеловал ее в губы.

Наш поцелуй продолжался не слишком долго, а потом я спросил:

– Мне хотелось бы разбудить Тали. Не страшно ведь? А то она была такая уставшая вечером…

– Конечно, буди! Мы только недавно пришли!

Я подошел и присел возле девушки. Однако эта малышка уже лежала с раскрытыми глазами, а на щеке даже блестела маленькая слеза.

– Подслушивала! – улыбнулся я и аккуратно вытер эту капельку ее эмоций.

– Нет, просто хотела знать – ты попрощаешься со мной или нет… – ответила она и как-то вымученно улыбнулась.

– Идите сюда обе! – сказал я, приподнимаясь.

Потом сел на кровать и обнял прильнувших ко мне сестренок.

– На столе лежит золото, там его даже больше, чем у вас. Приглядите за ним, а если не вернусь, то это все ваше.

– Доверяешь нам свое состояние? – улыбнулась Хела. – А если сбежим с ним?

– Расстроюсь, но искать вас не буду! В общем, берегите себя и будьте начеку. Нас с Шэвером могут искать, а вокруг трактира начнут твориться странные вещи. Но это необязательно, я просто предполагаю самое плохое. Если что, золото в руки – и обращайтесь к Крулу. Знаете его?

– Да! – кивнула Тали.

– А теперь мне пора идти, но вы пока из комнаты ни ногой!

Я поцеловал обеих девушек и вышел в коридор, где почти сразу же наткнулся на спешащего ко мне Лаза:

– Договорился с барлэйцами, но они долго ждать не будут!

«Ну что ж, игра с невидимками началась», – подумал я и направился вместе с вышибалой в кабинет старика.

Глава 7

– Придерживай вот так! Проклятье, да просто наблюдай за ветром!

Это отец Тали учил меня управлению косым парусом нашей рыбачьей лодки. Ее мы одолжили у тестя Лаза.

Работа оказалась не слишком сложной, что от меня хотят, я понимал. Но мало знать все нюансы той же стрельбы из винтовки, тут еще нужны постоянные тренировки для выработки мышечной памяти. Вот этого мне сейчас и не хватало, поэтому наша скорость могла бы быть намного больше.

– Может, ты порулишь? – предложил я.

Меня не лень одолела, просто сейчас не время для учебы, нам убегать от вероятной погони нужно. Однако старик имел на этот счет иное мнение, о чем мне незамедлительно сообщил:

– Только не в мои годы, Артур! Тем более нас все равно не преследуют. А даже если и будут, то мы увидим их издалека и успеем спрятаться. Так что давай учись и, главное, не приближайся слишком к берегу. В наших краях не важно, человек первым заметил цварга или же наоборот. Мысль у обоих лишь одна: нужно пристрелить давнего врага.

Говоря это, он бросил настороженный взгляд на покрытое лесом подножие очередной горы по правому борту. Видно, старик опасался, что оттуда прилетит арбалетный болт от горного народа.

Хотя до берега было ну никак не меньше чем две сотни метров. Я не слишком сильно разбирался в арбалетах, но все-таки сомневался, что они бьют на такое расстояние. Просто когда-то давным-давно пробовал стрелять из блочного лука, поэтому и понимал, какая мы сейчас практически недосягаемая мишень.

– Почему вы так сильно ненавидите Древние расы? – спросил я, чтобы хоть как-то отвлечь себя от работы. Ибо в очередной раз пытался поймать парусом ветер, непостоянный гаденыш опять поменял свое направление.

– Любишь ты касаться опасных тем, Артур… Но тебе я доверяю, поэтому и отвечу. Мне лично плевать на альвов, цваргов или даже людей. Главное, чтобы трактир давал прибыль. Другие же люди довольно сильно ненавидят Древних. Ты спросишь почему? Думаю, это просто кому-то выгодно!

– Кому именно?

– Королям, лордам… – ответил Шэвер и пожал плечами.

«Везде одно и то же», – решил я и даже этому не удивился.

– Ну и в чем выгода властей? В земле? Вырубить лес альвов и получить пашню – это мне понятно. Ну а с горами цваргов что делать будете?

Старик улыбнулся как человек, знающий самый большой секрет в мире.

– В наше время ненависть к Древним используют для успокоения быдла. Например, плохо ловится рыба. А кто в этом виноват? Конечно, черная магия альвов, поэтому голытьба их готова на куски порубить. Но вот на то, что лорд продолжает собирать налоги в тех же объемах, несмотря на плохой улов, а то и увеличивает их как бы для борьбы с нечистью, никто не обращает внимание.

– Короче, альвы с цваргами у вас работают громоотводом.

– Кем-кем? – переспросил Шэвер. – Что еще за хромтвод?

– Гро-мо-от-вод! – по слогам повторил я. – Это такая высокая палка с металлическим навершием. Идеальная защита дома от попадания молнии.

– И это работает? – удивился старик, причем в его голосе послышалось явное недоверие к моим словам.

– Еще как! Делается проще простого, зато не дает молнии устроить пожар. Вот и Древние расы у вас используют, чтобы недовольство людей шло на них, а не на власть.

– Ну да… – задумчиво пробурчал Шэвер. – Слушай, ты мне про эту палку как-нибудь попозже напомни, уж больно интересная штука. А про Древних… так это сейчас ими только прикрываются, но раньше все было совсем по-другому. Большая часть нынешних человеческих земель еще несколько веков назад принадлежала только Древним. Именно на их костях и образовался Нармаер, Вайхэн и…В общем, все шесть королевств людей.

– Почему только шесть? – Я задумался, роясь в своей памяти. – На карте в «Географии» Маско было намного больше государств с очерченными границами.

Шэвер посмотрел на меня как на малого ребенка.

Вот же умник – откуда мне знать историю его мира…

– Конечно, больше! Но кроме шести королевств из крупных там только Черная степь. Хотя это и не единое государство, а территория множества кланов. Плюс еще восточные альвы до сих пор держатся. Остальное – это небольшие анклавы цваргов или тех же ургов.

– Урги и южнее Дарвэна живут? – не скрывая удивления, спросил я. Хотя секунду назад хотел поинтересоваться про обитателей степи.

– Пфу! Да этой нечисти в каждом королевстве хватает!

Старик сплюнул за борт лодки.

– Во время Великого нашествия они смогли пробиться на юг и закрепиться на четырех горных хребтах. Это бывшие владения цваргов, в которых к тому времени мы полностью истребили соплеменников Рона.

– А с ургами почему так не поступили? Жалко, что ли, стало?

– Ага, как же! – Мой собеседник кровожадно улыбнулся. – Некоторые королевства даже заключали альянсы и полностью очищали свои горы от людоедов. Но проходило время, и урги чудесным образом снова там появлялись. Никто до сих пор так и не разгадал эту загадку. Были идеи, будто они переходили с других горных хребтов, но это маловероятно. Те хоть и идут один за другим, но между ними довольно большое расстояние. От Старых гор дня два или три пути на юг до Кровавых Костров. А уже от этого хребта не меньше в южном направлении топать до Демонских Огней. От которых на восток до хребта Гигантских Людоедов также несколько дней пути. В общем, пограничная стража обязательно заметила бы передвижение диких орд. Короче, проходит время, никто ничего не замечает, а урги – бах! – и снова населяют горы. И после таких чудес все махнули на них рукой. А когда тварей становится слишком много и это начинает мешать, то устраиваются карательные рейды. Ох и крови же тогда льется! Зато появляется отличный шанс для хорошего воина заработать себе репутацию и попасть на службу к сильному лорду. В молодости и я о таком мечтал. К тому же это более безопасно, чем сражаться с альвами или цваргами.

– Урги менее опасны, чем эти? Странно, а мне казалось, что Древние расы намного слабее этих уродов. Да там одни здоровенные йети чего стоят… да и летающие шаманы тоже не подарок!

– Йети? Ты гигантских ургов так называешь?

– Да.

– Понятно… Мы в Дарвэне их особо не разделяем, урги они и есть урги. Но, может, ты в чем-то прав насчет силы людоедов, – Шэвер пожал плечами. – С другой стороны, я знаю, что барлэйцы, а они одни из самых лучших воинов, считают альвов и цваргов опаснее ургов или же людей. По крайней мере, в своих контрактах эти наемники всегда прописывают, что не согласятся воевать против них первыми.

– Однако Древние все-таки проиграли людям!

Услышав мои слова, старик улыбнулся.

– Сразу видно, что ты чужак, Артур! Мы пришли в очень удачное время и в огромном количестве. Да и сама колонизация длилась веками. Ну а местным просто не повезло, на них навалились враги со всех сторон. Кто-то, как вайхэнцы, приплыли с запада, где выжили лишь барлэйцы. Были вторжения с юга и юго-востока. А еще по ним в те времена ударили с севера урги и с востока Черная степь. Но даже при таком раскладе они могли прогнать нас. Однако из-за внутренних проблем упустили свой шанс. В общем, когда Святые войны закончились, то границы остались там, где они и сейчас. И уже на протяжении долгого времени существенно не меняются. Ну, за исключением лишь одного случая!

– Какого? – поинтересовался я.

– Король Отар Великий в начале своего правления отобрал у последнего анклава западных альвов немалый кусок территории. Раньше-то они владели землями на протяжении обеих рек, Проклятой и Пограничной. Аж до самого Штормового моря и стен Равэнштора. Вот бери и черти от этого порта почти прямую линию на запад до Великого океана. Это и было государство восточных альвов.

– Ничего себе! – удивился я, представляя в уме карту. – Получается, что альвы половины своих земель лишились!

– Получается так! Отар Великий, как его называют вайхэнцы, самый удачливый полководец нашего времени. Война с лесным народом стоила ему огромных сумм золотом. К тому же он положил там десятки тысяч своих воинов. Хотя большая часть из них и были наемниками, так что Вайхэн от этого ничего не потерял. После этой победы Отар еще ближе подобрался к Дарвэну и с тех пор периодически нападает на Равэнштор. Правда, после той войны в наемники к нему теперь почти никто не идет. Жить-то охота всем! – ухмыльнулся Шэвер. – И если бы не лорд Драгар Тайлер, то и Дарвэн давно бы пал перед великим королем бывших северных пиратов.

– Лорд Драгар, похоже, неплохой стратег?

– Ну да, в их старой династии магов всегда хватало умников!

– Он маг? – удивился я.

Такое про Тайлеров мне еще не доводилось слышать. И внезапно меня озарила неприятная догадка.

– А есть хоть какой-то шанс, что это его невидимки нас атаковали? Может, он пытается контролировать Круг?

– Исключено! – Старик даже отмахнулся от моего предположения. – Драгар никогда до нашего мелкого уровня не опускался. Да и кто мы такие для него? Всего лишь собрание контрабандистов, воров и грабителей. Тем более с нас он, как опытная шлюха, время от времени высасывает кучу монет.

Тут ветер снова переменился, поэтому на некоторое время воцарилась тишина, пока я мучился с парусом.

– Кстати, никогда не слышал, чтобы про лорда Драгара говорили плохо. Наверное, дарвэнцы его любят?

– Этого ублюдка? – Шэвер сплюнул в воду и просто расхохотался, едва не завалившись спиной на дно лодки. – Да большинство горожан с радостью ему бы глотку зубами перегрызли. Конечно, дай им боги такую возможность!

– За что?

– Ну хотя бы за кучу налогов. Тайлерам нужно оплачивать своих барлэйских наемников, а нам – скрывать свое недовольство. Ведь замбэрские ищейки везде имеют уши, а темницы вместят всех мятежников. Ну а если они переполнятся, то река Проклятых унесет любое количество трупов в Великий океан. Причем выбраться из лап Замбэра очень непросто, если только не начнешь стучать на других. Да и то в любой момент можешь снова угодить в подземелье.

– А ты туда попадал?

– Ага! – Шэвер ухмыльнулся. – Но в основном от меня хотели золото на военные расходы. Мы у Замбэра в особом списке, который он открывает, когда Тайлер требует от него новых поступлений в казну.

– А не в основном что хотели?

– Ну это как в случае с альвом. Владельцы всех питейных заведений должны внимательно следить за клиентами и сразу же сообщать об их подозрительном поведении. Не дай боги, Замбэр поймает у меня в заведении шпиона, который там долго живет, а я его проморгал. Там такие тайные штрафы, что просто ужас.

Я задумался. Вот те раз – провел столько времени в городе и лишь сейчас узнаю такие интересные подробности. Хотя, может, старик немного преувеличивает.

– Не заметил, чтобы люди были расстроены из-за такой жизни или напуганы. Как ты это объяснишь?

Шэвер криво улыбнулся.

– А обратил внимание, что никто не говорит про Тайлеров? Ты даже не знал, что он маг. Понимаешь, Артур, все привыкли молчать и быть довольными, раз могут вечером возвратиться к жене в теплую кроватку да прижаться членом к мягкой попке. Если не критикуешь власть, то и тебя не трогают. Задача простого люда – работать, платить налоги и умирать за Дарвэн, когда лорд призовет в ополчение. Поэтому они как та скотинка трудятся до пятого пота, а вечерком заливают свое недовольство у меня в трактире. Благо завожу им всякого пойла да на любой достаток. Даже последний бедняк у меня сможет успокоить свою душу.

– Короче, кругом полная задница, но ты доволен! – констатировал я.

Судя по выражению лица старика, он обиделся на такие слова.

– Нет, недоволен! Но что это изменит? Иногда появляется мысль, что Отар Вайхэнский немного лучше относится к своим подданным, особенно к торговцам. Да, там царят такие же жесткие законы, но никто просто так не тронет человека, особенно если он вовремя заплатит налоги. Притом гораздо меньшие, чем у нас. Так что если придет Отар и не заберет мой трактир, то я буду не против такого поворота событий. Но этот разговор должен остаться только между нами, Артур.

И, находясь в лодке, которую на сотни метров вокруг окружала лишь вода, Шэвер все равно как-то по-вороватому огляделся. В Дарвэне действительно не все так просто, как поначалу мне казалось.

Прошло немного времени с этого разговора, когда мы наконец-то нашли то, что искали. По крайней мере, вход в полузатопленную высокую пещеру довольно точно подходил под описание, оставленное Роном.

Старик сразу же пересел за руль. И, умело управляя парусом, направил лодку к огромному черному проему в скале. И когда мы заплыли внутрь, то перед моим взором открылось красивое зрелище.

Пещера была настолько огромной, что здесь с легкостью спрятались бы несколько десятков самых больших кораблей, которые еще сегодня ночью стояли в Западной гавани Дарвэна.

Однако мы все-таки попали не в секретный порт цваргов, ведь внутри оказалось пусто. Хотя огромный размер входа позволял методом буксировки затянуть сюда любое виденное мною торговое судно.

Старик уже давно убрал парус. А я, сильно не напрягаясь, работал веслами, так как плыть было довольно легко. Внутри грота водная гладь оказалась такой же спокойной, как и в обычной ванне. А немного извилистый вход хорошо укрывал эту бухту от любых капризов погоды.

Я почти перестал грести и осмотрелся. Удивительно, но при довольно большой глубине вода оказалась настолько прозрачной, что во всех подробностях позволяла насладиться местным подводным царством.

Во флоре, фауне, или как там это называется, я особо не разбирался. Но то, что видел, поражало своим разнообразием. Дно под лодкой было просто усеяно растениями самых разнообразных видов и расцветок.

Очень многие из них излучали довольно яркий свет. Именно поэтому, хотя мы и заплывали все дальше вглубь грота, мне удавалось наблюдать это великолепие. Что ж, чужой мир оказался не только опасен, но и очень красив.

Не особо торопясь, хотя Шэверу это явно не нравилось, мы наконец-то пересекли бухту. И я очень аккуратно начал подводить лодку правым бортом к скалистому берегу.

Да пошел он… Куда в нашей ситуации было спешить?

Старик ухватился за огромный камень руками, и нам наконец-то удалось выбраться на сушу. Шэвер сразу же взял весло и нацепил на него белое полотнище с изображением четырехконечной звезды внутри ромба. Я же привязывал веревку к камню: не хотелось лишиться нашего единственного суденышка.

Покончив с этой работой, подошел к старику. Так мы и простояли некоторое время, словно парочка идиотов. Один с дурацким полотнищем на весле, второй с пальцем на спуске винтовки. Ну а что еще было делать? Теперь оставалось лишь надеяться на честность цварга.

Прошло минут двадцать, но ничего не происходило. Видно, тут не было постоянного караула, хотя Рон вроде утверждал обратное. Поэтому мы закрепили весло в одной из трещин, а сами присели на холодные камни. Хорошо хоть прихватили с собой из Дарвэна парочку меховых плащей.

Да, сегодняшний побег прошел вполне удачно. Несмотря на то что, когда мы шли с барлэйцами по стене, я в тепловизор заметил одного невидимку недалеко от трактира. Враги явно поджидали нас, но неожиданный ход со стеной и пятью латниками в качестве охраны полностью спутал их планы.

– Как ты думаешь, сколько нам еще ждать? – поинтересовался я.

– Не знаю! Может, вообще никто не появится! – Старик грустно улыбнулся. – Но мы ведь нужны цваргам для торговли…

– А почему ты не захотел на прибрежных островках укрыться? Сам же говорил, что это любимое место контрабандистов. Да и провизии нам в принципе хватает на несколько недель.

Вместо ответа Шэвер достал флягу со сладковатым хани-виски и вопросительно посмотрел на меня. Но, увидев отрицательный кивок, сам приложился губами к горлышку. И лишь когда оторвался от выпивки, то ответил:

– Понимаешь, Артур… мы столкнулись с колдунами, а тут обычное убежище может и не защитить. Поэтому лучше убраться как можно подальше от Дарвэна.

– Но нам ведь все равно придется возвращаться!

– Конечно! – Он кивнул и, сделав еще один небольшой глоток, закрутил крышку фляги. – Надеюсь, план сработает и к этому времени Замбэр решит проблему с невидимками.

– А если нет?

– Тогда начнем войну и сдадим властям главу Круга – Култука вместе с его дружком Монтелем, а уж мастера пыток выбьют из них все. Однако в этом случае придется дать огромную взятку Замбэру, чтобы меня не трогали за прошлые грешки. Ты ведь тоже не бедняк – если что, поможешь старику собрать нужную сумму?

Шэвер улыбнулся. Помнил, хитрый скряга, что у меня есть еще перстни цваргов.

– А может, мне просто вышибить из тех двоих мозги? – предложил я, проигнорировав вопрос старика.

– Это наилучший вариант, но получится ли? Думаю, они со своими невидимками и демоном будут готовы к нападению. Поэтому сомневаюсь, что даже твое оружие поможет. Вспомни канализацию – мы всего лишь сбежали, а не победили. Так что есть большой шанс нам умереть, а мне бы этого очень хотелось избежать. Хотя некоторые не только поплачут, но и порадуются такому повороту событий. Тали, конечно, лишится молодого любовника, но зато получит в наследство трактир. Если, конечно, его кто-то другой не присвоит… – И старик как-то не слишком приятно захихикал.

– Да ну, бросай так про нее думать, у тебя вполне нормальная дочь. Не святая, конечно, но и не тварь.

– Не думай одними лишь яйцами, Артур! – Шэвер улыбнулся, изображая умудренного годами старца.

– А я и не думаю! Просто с Тали и Хелой можно иметь дело. К тому же ты слишком недооцениваешь меня. Лучше вспомни наш бой с ургами. Конечно, в канализации все пошло не по плану, но мне не хватало места. Плюс этого бронированного морвина как щитом прикрывала вода. Но дай для боя свободное пространство, и я убью ту парочку на довольно приличном расстоянии. Причем им никакие невидимки с демонами не помогут, а нас никто даже и не заметит.

– Ладно! Может, моя дочь лучше, чем остальные женщины, и станет кому-то отличной женой. А ты сможешь легко расправиться с Култуком и Монтелем. Но пока до этого еще слишком далеко.

– Это точно! – согласился я.

И, подложив под голову руки, лег на спину.

Хотелось перестать ждать каких-то неожиданностей и немного расслабиться. Ведь эта ночь для нас выдалась непростой. Вот так незаметно и прошло больше двух часов, когда неизвестно откуда раздался знакомый голос:

– Не ожидал, что увижу вас так быстро!

Шэвер встрепенулся и быстро поднялся на ноги. Я же встал не спеша, не забыв опустить маску на шлеме и осмотреться с помощью тепловизора. Однако, как ни странно, рядом с нами никого не увидел.

– Рон, это ты? – громко крикнул в темноту старик.

– Потише говори, а то у меня даже уши заложило! – где-то совсем близко раздался смешок. – Да, это я, Шэвер. Зачем пожаловали в гости?

Я продолжал незаметно осматривать все закоулки, но все с тем же нулевым результатом. Эта загадка с невидимым цваргом хорошо показывала, что не стоит пренебрежительно относиться к местным технологиям. Ну или к тому, что они называют магией.

Да, тут нет интернета и прочих плюшек моей цивилизации. Но это не помешает моим противникам, тем же невидимкам, при определенных условиях с легкостью отправить меня на тот свет.

– Нужна твоя помощь, – более тихо произнес Шэвер.

– В чем именно? – уточнили чуть ли не в десяти метрах прямо перед нами.

И мои глаза просто буравили экран, однако все было бесполезно. Это явно какой-то звуковой фокус по типу спрятанных колонок. А чем черт не шутит? Ведь каждый раз я слышал Рона из нового места…

Поэтому оставалось лишь спокойно стоять и никак не реагировать на бегающий по углам голос. Не нужно, чтобы цварги видели мою беспомощность. Хотя им для веселья хватало и Шэвера. Старик крутился как юла, поворачиваясь в ту сторону, откуда раздавался новый ответ.

– Нам с Артуром требуется пересидеть где-то две-три недели. Дело в том, что после нашей с тобой сделки мы столкнулись с невидимыми магами. Вот и решили на время покинуть Дарвэн. Может, это как-то связано с врагами Цварг-холла?

А Шэвер хитер – умеет, старый лис, заинтересовать собеседника. Поэтому на некоторое время в гроте воцарилось гробовое молчание. Скорее всего, на той стороне невидимого провода шло серьезное обсуждение.

В такой полной тишине мы простояли около минуты, пока снова не раздался знакомый бас:

– Стойте на месте, я сейчас подойду к вам!

Секунд через десять я заметил, как метрах в восьмидесяти от нас появился тепловой силуэт. Что ж, было бы полезно узнать секрет этого фокуса с прыгающим по углам звуком. Кстати, Рон шел к нам в своем настоящем обличье, а не в человеческой обманке. И когда он подошел ближе, то на это сразу же обратил внимание отец Тали.

– Ох ты! Это Рон? – спросил меня Шэвер.

– Он самый! – подтвердил я.

Цварг приблизился вплотную и, любезно улыбаясь, произнес:

– Ну, здравствуйте, любимые партнеры!

На губах квадратного малыша-крепыша играла веселая улыбка. Видно, его забавляла сложившаяся ситуация. А мне в голову почему-то полезли странные сомнения: все-таки мы в прошлый раз действительно расстались друзьями или как?..

– Привет, Рон! – поздоровался я и поднял маску. Ну вроде как некрасиво разговаривать, прячась за забралом.

– Как приятно видеть старого и проверенного торгового партнера! – в дружественной улыбке расплылся Шэвер и обнял цварга, как самого близкого своего родственника.

Что ж, старик был мастером лести, особенно когда она необходима. Но в этом я не видел ничего предосудительного, в таком жестоком мире некоторым людям по-другому не выжить. Тем более Рон в своих любезностях от него не отставал.

Наконец дружеские объятия закончились, и цварг спросил:

– Что за магов вы повстречали?

Отец Тали развел руками, показывая этим, что у него нет точного ответа на заданный вопрос:

– Мне лишь известно, что они могут вызывать демонов, которых кличут морвинами. А также могут становиться невидимыми. Возможно, благодаря странной одежде, полностью покрытой перьями!

– Хм! – Рон потеребил пальцами косички своей густой бороды. – Получается, у них есть колдовские плащи невидимости. Скажу вам, что это безумно сложная в изготовлении штука. А перья какого цвета были?

– Э-э-э! – Шэвер почесал затылок, явно с трудом роясь в собственной памяти, но я его опередил:

– Красно-черные! А их невидимость дает потрясающее тактическое преимущество. Мне бы больше не хотелось с такими противниками сражаться.

Цварг вопросительно посмотрел на меня.

– Ты с ними бился, что ли?

– Ну да! Одного убил, другому удалось сбежать. К тому же с трудом отбил атаку демона, похожего на морвина. Но только он был покрыт костяными пластинами.

– Ну ты, Артур, даешь! Это и был морвин, просто старый, матерый. Они со временем наращивают броню. Такие экземпляры вообще-то редко попадаются. А еще реже после встреч с ними есть кому рассказать об этом! – Рон усмехнулся. – Оказывается, Шэвер не преувеличивал. Ты действительно первоклассный телохранитель, раз справился с одним колдуном, а второго заставил бежать вместе со своим зверьком. Хорошо, что тогда на корабле мы не рискнули проверять твои боевые навыки.

Я промолчал; не стоило объяснять, что цварг немного напутал и соединил разные случаи вместе. Пусть лучше горный народ переоценивает мои способности, чем узнает их пределы.

– В общем, это вряд ли связано с Цварг-холлом, партнеры. Вы наткнулись на антарских черных колдунов, с которыми у нас нет никаких дел или конфликтов. Причем, судя по плащам и матерому морвину, это очень сильные враги.

– Остров Антар?! Значит, все-таки родина барлэйцев!.. – сквозь зубы процедил Шэвер.

– Так это люди Тайлеров? – Я посмотрел на старика и нахмурился.

Похоже, наша окончательная эмиграция из Дарвэна в новое место теперь неизбежна.

– Выходит, так! – тяжело вздохнул тот.

Цварг же с каким-то издевательским выражением на лице стоял некоторое время, а потом неожиданно расхохотался. Этот смех был явно гимном нашей со стариком тупости. Конечно, немного обидно чувствовать себя полным идиотом. Но в сложившейся ситуации можно и потерпеть немного ради полезной информации.

– Эх, люди, люди! Проходят века, а вы все такие же темные.

– Ты про что? – не понял его Шэвер.

При этом на лице старика никак не отражалось, задел его смех цварга или нет. Мастер приспособления, что тут еще сказать.

– Во-первых, Антар все-таки больше полуостров, чем остров. Но вот не знать, что красно-черные перья указывают на первобытную черную магию, это просто ужас. А ведь ее использовали только в западной части Антара, на которой сейчас почти никто не живет. Барлэйцы же занимают остальные части полуострова и по старой памяти сильно презирают этот вид колдовства. Хотя их высшие маги тоже могут делать плащи невидимости, но там будут использованы только сине-белые цвета светлой силы.

Я так и не понял, что поменялось после этой краткой лекции по магическому искусству, на Земле считающемуся вымышленным. Но это на моей планете можно было посмеяться над подобной информацией, а здесь все очень даже серьезно.

На лбу Шэвера появились глубокие морщины, старик явно пытался переварить услышанное.

– Тогда кто это? – спросил я, догадавшись, что мы ошиблись с определением национальности колдунов.

Хватит тут уже лекции читать, умник, нам нужны прямые ответы!

Но, конечно, последняя фраза прозвучала лишь в моей голове. Такое Рону, как нашему единственному шансу на получение надежного убежища, не скажешь.

– Вайхэнцы?! – В глазах моего старика неожиданно блеснуло какое-то озарение. – Именно из той части Антара они и приплыли на Древние земли. В поисках спасения от северной заразы, появившейся на Западном континенте.

– Ну наконец-то! – Рон улыбнулся и ткнул указательным пальцем в сторону Шэвера. – И что из этого следует?

– Что не все для нас потеряно! Скорее всего, колдуны являются шпионами короля Отара. А значит, когда Замбэр отнесет плащи Драгару Тайлеру, то тот все быстро поймет и обязательно зачистит от лазутчиков город. Ну а нас, возможно, даже наградят за обнаружение врагов. Хотя все это будет лишь после возвращения домой. Ведь мы с большим удовольствием некоторое время погостим у нашего друга Рона.

Говоря последние слова, Шэвер широко заулыбался и вопросительно посмотрел на крепыша.

– Я готов вам помочь, но есть одна небольшая проблемка! – без раздумий ответил тот.

– Какая именно, мой дорогой партнер? – спросил старик.

При этом он продолжал делать вид, что все хорошо. Однако я заметил, как пару раз дернулось его левое веко. Отец Тали явно нервничал и на мгновение потерял контроль над мышцами лица.

– Дозорные вытянули меня прямо с пирса, вы ведь выставили мой знак. В общем, я уже час как должен был находиться в очередном торговом рейсе. Так что гостеприимство своего дома вам предложить не смогу.

– Мы можем пожить у твоих соседей или родни? – с надеждой в голосе предложил Шэвер. – В любом вашем трактире? Просто в палатке, но внутри городских стен?

– Без меня не получится, так как вы – люди! – пожал плечами Рон.

Старик тяжело вздохнул, а его мысли легко читались на расстроенном лице. Теперь нам придется прятаться в горах или же сидеть в этом гроте. Если, конечно, Рон договорится с местными часовыми, чтобы те не трогали временных бомжей.

– Но! – Цварг поднял вверх указательный палец. – В свое время вы не сдали меня страже и об этом никогда не пожалеете. Поэтому предлагаю вам отправиться со мной в плавание к Западному материку. Корабль у меня очень быстрый, недели за три как раз и управимся.

– Договорились! – На лице Шэвера снова появилась довольная улыбка.

И это понятно, на корабле цваргов, да еще посреди Великого океана нас точно не достанут никакие колдуны. Хотя вряд ли я могу считаться специалистом в этой сфере. Кто знает, какими возможностями обладают местные чернокнижники…

Дальше Рон объяснил, как выглядит его корабль и что мы должны покинуть грот и плыть вдоль скалистого берега. А он подберет нас ориентировочно в течение пары часов. Видно, цварги не хотели показывать людям расположение их секретной гавани.

Почему секретной? Да потому что, пока мы плыли сюда, с правого борта лодки я видел лишь горы и ни одного намека на какой-нибудь заливчик или же бухту.

В общем, мы снова погрузились в лодку. И прошло почти два часа, когда сзади наконец-то появился корабль Рона. Двигался он на довольно большой скорости и своим мощным носом с легкостью рассекал водную гладь.

– Вот это да, нам бы с тобой такой! – присвистнул Шэвер.

И его удивление мне было вполне понятно. Это точно не то судно, которое недавно побывало в Дарвэне. Это как минимум в два раза превосходило его по размерам и чем-то напоминало древние галеоны из художественных фильмов.

Пузатый корпус черного цвета, из которого торчали три высокие мачты, полностью оснащенные алыми парусами. Кормовая надстройка начиналась чуть ли не с середины корабля и состояла из двух частей. Сначала шла низкая, потом, ближе к корме, – высокая.

На носу находилось башнеподобное строение. А все судно имело очень высокие борта, которые даже в своей самой низкой части, а именно посередине корпуса, метров на пять поднимались над водой.

Такой корабль может спокойно плыть по реке Проклятых, и никакой ург на него не заберется. По крайней мере, без специальных абордажных крюков или штурмовых лестниц. Короче, настоящая плавучая крепость.

Итак, судно двигалось прямо на нас, при этом на мачтах паруса никто не собирался убирать, там вообще никого из цваргов не было. Я уже было подумал, что придется снова искупаться, ведь такая махина точно не затормозит, словно автомобиль на шоссе.

Но неожиданно послышались странные щелчки, словно работал какой-то механизм с шестеренками, и паруса прямо на наших глазах начали довольно быстро убираться. При этом на мачтах я не видел ни одного моряка, которые бы их сворачивали.

Корабль почти остановился. И хотя это было недалеко от нашей лодки, но мне все равно пришлось немного поработать веслами, чтобы подобраться поближе к этому величественному галеону.

– Держите! – послышался сверху выкрик на общем языке. И к нам спустили четыре веревки с какими-то массивными креплениями на концах. – Зацепите их – две за борта посередине, по одной на носу и корме!

Я быстро разобрался в принципе работы зажимов и сделал все за нас двоих. Шэвер явно тормозил или же, как обычно, просто ленился. А цварги за это время сбросили вниз широкую веревочную лестницу.

– Я заберусь первым! Но ты лови меня, если вдруг упаду! – сказал мне отец Тали и полез наверх.

Пришлось подержать лестницу и ждать, пока старик не перевалится за борт. Но цварги не стали зря терять время. Пока Шэвер полз, из-за борта высунулись три здоровенные деревянные балки, и суденышко вместе со мной начали аккуратно поднимать наверх.

Так я и попал на корабль. А заодно убедился, что горный народ оказался неплохо развит технологически. По крайней мере, поднявший лодку кран внешне имел очень сложную конструкцию, хотя и был с ручным приводом.

К тому же мне удалось заметить кучу роликов и тросов, идущих ко всем мачтам. Наверное, это была система автоматического управления парусами. Что ни говори, а судно перед нами остановилось эффектно.

– Приветствую тебя на борту «Бешеного толстяка»! – с довольным видом улыбнулся Рон, когда я наконец-то перешагнул через борт лодки и ступил на деревянную палубу.

После этого он по-дружески хлопнул меня по плечу. И пришлось постараться, чтобы сохранить спокойное выражение на лице: рука у цварга оказалась довольно тяжелой. Такой если попадешь в челюсть, то сразу отправишь противника спать.

Пока Шэвер просил купца оставить нашу лодку, а Рон предлагал выкинуть это бесполезное корыто в море и не позорить его корабль, я с интересом осматривался по сторонам.

Кругом сновали моряки-цварги в серых одеждах. Причем на палубе были не только мужчины из горного народа, но даже их женщины, что немного удивило меня. Видно, тут земная поговорка о женщине на корабле не работала.

Наконец Рон со стариком договорились спрятать в трюме «кусок дерьма», по словам цварга, или «нашу великолепную и очень дорогостоящую лодку», в интерпретации Шэвера. И мы втроем направились к ведущей на корму лестнице.

– Смотрю, у вас тут интересный состав экипажа. Может, и дети есть? – поинтересовался я у владельца судна.

– Нет, малышню в плавание не пускают, а вот женщин всегда хватает. Особенно если это молодые пары или же какая-нибудь вдовушка положила на одинокого холостяка глаз! – Рон улыбнулся. – Пока некоторое время посидите в каюте, пусть мой экипаж немного привыкнет к людям. Все-таки отношения между нашими народами сами знаете какие напряженные. Но многие хорошо помнят вас по Дарвэну и вскоре расскажут об этом остальной команде, так что проблем не возникнет.

– А то вкусное вино у тебя еще есть? – заговорщическим тоном поинтересовался Шэвер, пока мы поднимались по ступенькам на первый уровень кормовой надстройки.

– Для таких гостей непременно найду! – расхохотался Рон.

Он был явно в отличном настроении, что меня не могло не радовать. Однако я не только думал о владельце судна, но и с интересом рассматривал сам корабль. С позиции военной тактики лучше хорошо изучить то место, где придется провести долгое время.

Палуба судна располагалась сразу на четырех разных по высоте уровнях. Итак, нашу лодку подняли на самый низкий участок посередине корабля. Если идти в сторону носа, то попадаешь на высокую надстройку.

Однако мы пошли к корме и поднялись на ее, скажем так, первый этаж. Он находился метра на два выше, чем середина корабля. Эта часть кормы была метров пятнадцать в длину, а потом лестница вела на второй этаж, где за обычным щтурвалом стоял цварг-рулевой.

Но нам не понадобилось подниматься туда, так как Рон подошел к низким, но широким дверям и зашел внутрь. Мы последовали за ним, оказавшись в довольно просторном коридоре, однако пригнуться мне все-таки пришлось.

Кстати, всегда считал, что на подобных старинных судах коридоры очень узкие, но на «Бешеном толстяке» было не так. С другой стороны, цварги хоть и имели полутораметровый рост, но оказались слишком плечистыми ребятами. Такие «квадратики» в нешироком коридорчике запросто не разойдутся.

– Вот и пришли! – сказал Рон, подходя к последней двери. – Это моя каюта, где мы посидим, пока вам не подготовят отдельное помещение. Просто до сих пор не было времени этим заниматься. Знаете ли, при отплытии всегда хватает работы.

Мы зашли в небольшое, но и не слишком маленькое помещение, особенно если Рон тут спит один.

Внутренняя обстановка мне чем-то напоминала фильмы про морские путешествия, когда европейцы еще совершали великие географические открытия, но пока не знали других кораблей, кроме парусных.

В общем, обстановка радовала глаз, это вам не суда викингов, где воины спали на голых досках под меховыми шкурами. Посередине каюты находился большой стол, застеленный алой бархатной скатертью, поверх которой лежала огромная карта.

Вокруг стола – несколько широченных стульев с высокими резными спинками. А под потолком качалась своеобразная люстра в виде большого металлического обруча с приделанными к нему четырьмя масляными лампами.

Сбоку в левой стене находилась выемка, в которую была встроена подходящая даже для моего роста широкая двухъярусная кровать. И, судя по выпирающему из противоположной стены прямоугольнику, у соседей были точно такие же места для сна.

Стена напротив входа в каюту являлась по совместительству одним большим кормовым окном, состоящим из шести прямоугольных решетчатых рам, разделенных на маленькие квадратики.

По бокам от этого панорамного окна в клеточку находились шкафы.

Слева – с дверями от пола до самого потолка. Скорее всего, там хранилась одежда. По крайней мере, почти такие же стояли в трактире.

А вот правая сторона состояла из полочек с книгами, а также небольших шкафчиков для более мелких вещей. Цварг открыл одну такую дверцу, и послышался столь привычный для трактира звон стекла.

– Мне не нужно! – Я сделал отрицательный жест рукой, когда увидел в руках Рона три хрустальных бокала.

– Он у тебя что, болеет? – Хозяин с удивлением посмотрел на Шэвера.

Старик в ответ ехидно улыбнулся:

– Молодой еще, поэтому всегда настороже. Но скоро поймет, что временами можно и расслабиться. Смерть – такая штука, что от нее все равно никуда не денешься.

Рон вернул один бокал в шкафчик и подошел к столу. Карта была аккуратно им скручена и убрана на кровать, туда же ушла и бархатная скатерть.

После этого они с Шэвером уселись друг против друга, поместив бутылки в специальные углубления в крышке стола. Цварги даже пьянку при качке предусмотрели. Впрочем, как и земные автопроизводители.

Я решил не стоять как истукан, а обошел стол и остановился возле гигантского окна, где нашел просто великолепное место для отдыха. Справа, возле шкафа с книгами и выпивкой, стояло очень широкое кресло-лежанка, обтянутое коричневой кожей.

«Ох, как же хорошо!..» – подумал я, с удовольствием вытянув затекшие от неудобной обуви ноги; земные производители кроссовок здесь сделали бы хороший бизнес.

А Рон, что ни говори, знал толк в хорошем отдыхе. Удобное кресло возле бара, есть книги и перед глазами открывается потрясающий вид из панорамного окна. Сюда бы еще хорошую музыку с колонками и можно заниматься релаксацией.

Некоторое время я попросту лежал и наблюдал за пенящимся следом от корабля. Но потом решил, а почему бы не заняться изучением местных книг. Тем более справа, на небольшой подставке, лежал раскрытый томик.

– Можно воспользоваться твоей библиотекой? – обратился я к сидевшему за столом Рону. Они с Шэвером как раз допивали первую бутылку вина.

– Конечно! – махнул тот рукой, давая согласие. – Только будь аккуратен с книгами!

«Отлично!» – подумал я и взял лежащий томик.

Но, к моему большому сожалению, текст оказался какой-то абракадаброй. Тогда я начал по очереди доставать с полок остальные. Но каждый раз меня ждало лишь разочарование. Хотя буквы были точно такие же, как и в общем языке.

«Похоже, почитать ничего не удастся…» – подумал я. Но тут меня неожиданно выручил Рон.

– Тебе нужно начать с цварго-человеческого словаря в зеленой обложке. Это самая правая книга. Или же возьми черный томик возле него! – посоветовал он.

В знак благодарности я поднял руку, а потом потянулся к словарю.

В начале в книге шел алфавит, но он почти полностью совпал с тем, который мне был уже известен. Поэтому немного полистав и посмотрев перевод некоторых слов, я решил взять черный томик. Хотелось понять, почему его посоветовал Рон.

Все оказалось просто: книга была напечатана сразу на двух языках. Крупным шрифтом – на общем, а сверху – перевод на цваргский. Называлась она «Живущие в горах». И, судя по переводу, цварги ее позаимствовали у людей.

Дело продвигалось не слишком быстро, так как сначала я читал предложение на общем языке, потом более внимательно на цваргском. Проверял, запомнил ли все, – и продолжал дальше. Неидеальная, конечно, скорость для обычного чтения, но просто космическая при освоении нового языка. А все благодаря штучке Пилсудского, медальон-то постоянно висел на моей шее.

В книге оказалась карта, как и в «Географии» Маско. И над ней красовалось то же название: «Древние земли».

Итак, я углубился в чтение, с интересом продолжив свое дистанционное обучение по местной географии. Все больше узнавая про соплеменников Рона. А заодно и про людей, которые против них постоянно боролись.

В горах, расположенных в левом верхнем углу карты, жили северные цварги. По крайней мере, таким названием их идентифицировал автор книги. На глазок легко определялось, что это было самое большое государство этой расы в Древних землях. Ведь владения цваргов выделялись на карте одинаковым цветом.

Под самым брюхом у горного народа расположился Дарвэн. Потом шли леса западных альвов и королевство Вайхэн. Это королевство занимало западное побережье Штормового моря, а на северном его побережье находился Нармаер.

Но он сейчас мне был неинтересен, следующие цварги жили не в той стороне. Итак, на юге Вайхэна находился огромный залив Надежды. Его северная часть принадлежит вайхэнцам, а южная – королевству Хэрра.

Огибаем гигантский полуостров в хэрранских землях – и попадаем в еще одну океанскую гавань под названием залив Первой Крови. Дальше спускаемся к южным границам Хэрры – и оказываемся в государстве южных цваргов.

Эта страна в точности повторяет контуры местных гор под названием Дымные. Что, в принципе, и неудивительно, цварги ведь живут только в горах. А название Дымные, скорее всего, появилось из-за гейзеров или вулканов.

Так вот, эти Дымные горы сначала узкой линией идут с северо-востока на юго-запад, являясь как бы подбрюшьем королевства Хэрра и заодно вклиниваясь между ним и расположенным восточнее него королевством Утхад.

А потом горы, чем-то напоминавшие на карте австралийский бумеранг, поворачивают строго на восток, становясь теперь уже подбрюшьем этого самого королевства Утхад, где и заканчиваются в одном из заливов Южного океана.

Причем этот океан, похоже, не соединяется со своим собратом по прозвищу Великий. По крайней мере, на карте не было заметно хотя бы мало-мальского пролива.

Получалось, что государство южных цваргов являлось своеобразным горным мостом между водными гигантами, омывающими Древние земли с запада и юга. А также каменной преградой, частично разделяющей два южных королевства людей.

Все-таки на севере Хэрра и Утхад напрямую граничили друг с другом. Хотя и этот отрезок не был слишком большим. Ибо большую часть их северных общих границ занимали горы Демонских Огней.

Это одна из четырех гряд, населенных ургами, но об этом попозже.

Теперь вернемся в залив Южного океана, куда выходят Дымные горы. Скорее всего, он назывался Змеиным из-за своей своеобразной формы. Длинный и узкий, при должной фантазии как раз напоминал ползущую змею.

Северная часть этого залива была южными границами Утхада. А вот что было на противоположной, южной, стороне, никак не объяснялось. Но, судя по однообразному цвету, это или пустыня, или прерии.

И вот если из этого Змеиного залива попасть в Южный океан и плыть дальше на восток, то на юге Древних земель мы обнаружим еще парочку анклавов горного народа.

Первый из них был совсем небольшим, и со всех сторон, кроме юго-востока, где он омывался водами Южного океана, его окружали владения следующего человеческого королевства Катрэн. Это уже был восточный сосед Утхада.

Второй анклав цваргов оказался больше первого и граничил с Катрэном на его самых восточных рубежах. Я продолжал читать и узнал, что в Древних землях действительно есть только шесть крупных королевств людей, как и говорил Шэвер.

Перечислю их. На северном берегу Штормового моря расположено королевство Нармаер, западнее его раскинулось королевство Вайхэн. На южном берегу моря находилось королевство Алара, моя якобы псевдо-родина.

На западе оно граничило с Вайхэном и Хэррой, а на юге – с Утхадом и Катрэном. Ох и не повезло моей вымышленной родине… Алара имела общие границы сразу с четырьмя королевствами людей, и лишь Нармаер был отделен от нее морем.

Да и то они могли бы встретиться друг с другом на восточном берегу Штормового моря, если бы между ними не вклинивалась Черная степь. Про которую, к моему большому сожалению, в этой книге ничего не говорилось.

Но и Алара, и Нармаер были отделены от степи реками не меньше, чем река Проклятых, на которой стоял Дарвэн. Также я заметил, что на западных и южных границах Алары с каждым из четырех королевств находились горные цепи.

Они словно заборы частично отделяли людские королевства друг от друга и обозначались одним знаком, который внизу карты расшифровался как Проклятый Каменный Пояс. Это оказались горы, где проживали урги.

Эти куски горных цепей разделялись между собой, но на карте Проклятый Каменный Пояс гармонично выстраивался, особенно при должной фантазии, в корявую цифру «два» из четырех не соединенных между собой палочек. Как в индексах на старинных бумажных конвертах.

Первая горная цепь называлась Старые горы и находилась чуть ли не в центре Вайхэна, разделяя владения северных пиратов на две неравные части.

Вторая гряда, а именно горы Кровавых Костров, разделяла Алару с Вайхэном и частично с севером Хэрры, то есть урги оказались на перекрестке трех стран.

Потом шла третья часть Проклятого Каменного Пояса, это горы Демонских Огней. Они отделяли Алару от восточной части Хэрры и севера Утхада.

И последняя, четвертая, часть называлась горами Гигантских Великанов, врезавшимися между югом Алары, северо-востоком Утхада и северо-западом Катрэна.

И можно было пожалеть аларцев из-за кучи соседей. Но их государство занимало центральную часть континента и, как мельком заметил автор книги, оказалось самым богатым. Также на карте была еще одна горная цепь.

Она находилась чуть ли не в центре самого королевства Алара, недалеко от Штормового моря. Эти горы на рисунке гармонично вписывались в Проклятый Каменный Пояс, но там, как оказалось, до сих пор жили великие цварги.

Почему великие?

Этого я так и не понял, ведь данный анклав уступал по территории как северным цваргам, так и южным. Но автор книги хоть объяснил, каким образом оставшиеся цварги смогли выжить после захвата Древних земель людьми.

Оказывается, эта раса полностью заблокировала свои горные проходы, уйдя в глухую оборону. А так как почти все анклавы имели выход к большой воде, то таким образом они смогли вести торговлю между собой и контрабандную – с людьми.

Было лишь одно исключение, это те самые великие цварги. Ведь они находились прямо посередине материка. Однако через их горную гряду протекала одна из рек Великого канала, что их и спасло. Кстати, тут было объяснение, что это такое.

Великий канал – это несколько рек и огромных озер, которые соединяли Южный океан со Штормовым морем. Оно же, в свою очередь, посредством реки Пограничной и реки Проклятых соединялось с Великим океаном.

Получается, что из одного океана все-таки можно было на корабле попасть в другой. Однако для этого нужно миновать четыре гигантских озера, шесть огромных рек и пересечь внутреннее Штормовое море.

Но вернемся к великим цваргам. Река, проходящая через их горы, впадала в большое озеро, западный берег которого принадлежал королевству Алара. А вот восточным побережьем владела Эльбия, последнее государство альвов на востоке.

Вот и секрет выживаемости великих цваргов. Они образовали тесный союз с восточными альвами. А так как у Алары, самого могущественного королевства людей, хватало проблем с соседними человеческими королевствами, то они хоть и не общались с Древними расами, но и почти не враждовали с ними…

– Первый раз вижу, чтобы барлэец так интересовался книгами!

Это был голос Рона, поэтому я обернулся. Они с Шэвером продолжали сидеть за столом, но на нем уже стояли три пустые бутылки из-под вина и еще одна полупустая. Судя по всему, за чтением книги пролетело слишком много времени, а я даже и не заметил этого.

– Ну да, парень совсем не дурак. Слава богам за такой подарок. Ты знаешь, что он выучил общий язык всего лишь за месяц?

Эти слова принадлежали изрядно повеселевшему Шэверу.

– Не может быть! Общий язык невозможно так быстро выучить! – не поверил цварг, разливая последнюю бутылку по бокалам.

– Он довольно простой и чем-то похож на ваш. Недели две – и смогу неплохо говорить! – сказал я Рону на цваргском.

И, отложив книгу в сторону, встал с кресла. Стоило сделать перерыв и размяться. Тем более глаза от долгого чтения начали болеть. А вот Рон от удивления даже раскрыл рот и пролил на себя вино из бокала.

Шэвер же дико захохотал и, стуча ладонью по столу, произнес:

– А что я тебе говорил! Парень – просто чудо!

Цварг молча взял полотенце и принялся вытирать свою одежду.

– Ты видишь нас, несмотря на заклинания магов Цварг-холла. Слишком быстро изучаешь языки. И выживаешь после встречи с двумя антарскими чернокнижниками и матерым морвином. В чем твой секрет, Артур? – поинтересовался Рон и изучающим взглядом посмотрел на меня.

Стало понятно, что придется ему что-то отвечать. И хотя это была дурацкая идея, но мне почему-то захотелось сказать частичную правду.

– Не знаю, но языки учу благодаря вот этой странной штуке! – ответил я и, сняв медальон Пилсудских с шеи, протянул его цваргу.

Тот внимательно на него посмотрел, но в руки не брал. А потом не спеша сделал глоток вина и уставился на меня ну очень нехорошим взглядом. И это если говорить дипломатичным языком.

– Откуда он у тебя? – с трудом выдавил из себя слова Рон, явно стараясь выглядеть при этом спокойно.

Но глаз-то у меня после полиции прилично наметан. Поэтому я сразу прочитал его дикое напряжение. Да цварг в любую секунду мог сорваться, осталось только понять причину столь странного поведения.

– Он не мой и достался чисто случайно!

– Расскажи!

Голос цварга чуть дрогнул от напряжения.

– Медальон принадлежал сыну одного урода, который меня чуть не убил. А потом произошло кое-что странное, и, вместо того чтобы умереть, я оказался в вашем мире!

– В нашем мире? – Брови Рона поползли вверх.

– Что ты знаешь про звезды? Понимаешь, что это такое?

– Конечно, я изучал астрономию! – кивнул цварг. – Это другие миры!

– Все верно! Вот и я попал к вам с одной планеты, которая крутится вокруг такой звезды.

Рон даже присвистнул от удивления, а Шэвер хлопнул себя ладонью по лбу.

– Так вот где разгадка всех твоих странностей! Представляешь, Рон, он уговорил меня бесплатно кормить работников трактира, а также сильно их не гонять. Сказал, что у него дома так принято. А еще сказал, что не может спать с женщиной, если она сама этого не хочет. А ведь это были работающие в моем заведении проститутки!

Шэвер рассмеялся, а Рон на меня как-то оценивающе посмотрел.

– Артур! А те маги, что напали на поселение ургов, они тоже из твоего мира? – спросил Шэвер.

– Да! Это воины моего врага, владельца этого медальона! – ответил я старику и обратился к Рону: – Так что это за побрякушка?

Цварг некоторое время молчал, явно обдумывая услышанное. Но потом наконец-то заговорил:

– Конкретно, что за вещь, сказать не могу, это тебе к нашим магам нужно. Но на нем изображен знак стугов!

– Стуги?.. – пробурчал Шэвер. – Что-то я слышал про них, но уже не помню!

– А вы, люди, за исключением барлэйцев, про них особо и не знаете. Это больная тема только для нас! – Рон криво улыбнулся и отпил из бокала. – Стуги оказались тварями, предавшими Древних во время вторжения людей.

– Вот как! – Я задумался. – Теперь понятно, почему тот альв оглушил меня!

– Ты про что? – не понял меня Рон.

– Я освободил альва из плена ургов. А он вместо благодарности напал со спины и оставил меня на растерзание людоедам. Точно не помню, но, возможно, парень мог случайно заметить медальон.

– Ни альвы, ни цварги никогда не поступят так подло со спасшим их, даже если он человек. Но вот с последователем стугов – вполне могут. Хотя, как по мне, так это все равно неправильно. Уверен, что он увидел медальон и не удержался. Ненависть к этим предателям слишком сильна, несмотря на прошедшие века! – кивнул Рон и полностью опустошил свой бокал.

Видно, его до сих пор мучили какие-то сомнения, и это было плохо.

– Я нормальный человек и спокойно отношусь к Древним! Ну а медальон явно непростой и достался мне абсолютно случайно. После чего меня к вам и закинуло. Но вот тот, кто желал моей смерти, явно знал его секрет. Уж слишком сильно он хотел заполучить его обратно.

Цварг в ответ на мои слова согласно кивнул.

– Верю, что ты не враг! Иначе твое признание – самый тупой поступок, который я видел за всю свою долгую жизнь. К тому же ты так по-доброму отнесся к нам в Дарвэнской гавани! – Рон покачал головой. – Но больше никому из моих цваргов не показывай эту мерзость. Увидев медальон, они могут многое натворить.

Сказав это, Рон встал из-за стола и отнес пустые бокалы с бутылками в шкаф.

– А теперь пойдемте посмотрим вашу каюту. Думаю, ее уже должны были приготовить.

– Боги, что это такое?.. – с удивлением прошептал Шэвер.

И я развернулся, чтобы посмотреть на то, что творилось за моей спиной.

Судно, наверное, недавно поменяло курс, так как раньше этого точно не было. Все небо до самого горизонта затянули чернейшие облака, освещаемые многочисленными вспышками ярких молний.

Я бы сказал, что их было много, даже слишком много. Такого я никогда не видел в своей жизни. Это была картина под названием «Небо в аду», если, конечно, преисподняя существует. И вся эта черная масса перла в нашу сторону, словно какая-то адская лавина.

– Магический откат! – тихо произнес ставший рядом со мной цварг.

– Что-что?.. – уточнил я.

– Наши маги сообщали, что в районе Равэнштора собирается странный сгусток магии. Похоже, кто-то из воюющих людей сотворил мощнейшее заклинание. Плохо; я думал, что мы успеем отойти подальше от берега.

– И чьих это рук дело?

– Со временем узнаем! А теперь пошли в каюту, нас ждет сильнейший шторм.

Следующие три дня пришлось сидеть в тесном помещении. Океан разбушевался не на шутку, так что некоторое время у меня не п