Book: Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия



Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

В.Ю. Катасонов

Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

© Издательский дом «Кислород», 2017

© Катасонов Ю.В., 2017

© Дизайн и верстка Петр Папихин, 2017

Русское экономическое общество им. С.Ф. Шарапова

Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

(РЭОШ) было создано в конце 2011 года в рамках духовно-просветительской организации «Переправа», духовным и нравственным ориентиром которой является Православие. На протяжении последней четверти века в России нашему народу навязываются чуждые идеи экономического либерализма, которые разрушают русскую цивилизацию. Подобно тому, как до этого русскую цивилизацию разрушала не менее чуждая нам марксистская идеология экономического материализма. Главной целью РЭОШ является просветительская работа по формированию в нашем обществе православного представления об экономике. Формирование такого представления предполагает прежде всего возвращение русскому человеку того богатейшего духовного и интеллектуального наследия, которое на протяжении многих веков накапливалось в христианском мире. К такому наследию относятся, в первую очередь, труды Святых Отцов по вопросам богатства, бедности, труда, милостыни, денег и иным аспектам хозяйственной жизни. Кроме того, это работы русских богословов и философов дореволюционной России, а также труды русских мыслителей и практиков, непосредственно относящиеся к устройству хозяйственной жизни России. Таким образом, главная цель Общества – вспомнить хорошо забытое мировоззрение наших православных предков по вопросам хозяйственной жизни и осмыслить его с учетом реалий нашей современной жизни.

Перечень конкретных задач, стоящих перед Обществом, крайне широк. Это оценка и критика с позиций православия нынешней капиталистической модели экономики, господствующей в мире и в России; оценка и критика нехристианских альтернатив современному капитализму; разработка предложений о выходе России из нынешнего тяжелого экономического состояния с учетом исторического опыта нашего отечества и других стран; разработка предложений по организации хозяйственно-трудовой жизни православных людей на местах на основе отечественного и зарубежного опыта; распространение православных представлений об экономике в нашем обществе и противодействие разрушающему действию на русского человека идеологии экономического либерализма («религии денег»).


Сайт РЭОШ: http://reosh.ru

Координатор РЭОШ – [email protected]

Введение

Мы живём в сложное время. События в мире мелькают с нарастающей скоростью. Каждый день мы получаем новую порцию новостей, преимущественно таких, которые провоцируют в людях страх. Впрочем, не меньшую часть новостей вообще можно отнести к разряду «ни о чём». Они просто призваны удовлетворять мелкое любопытство человека (не путать с любознательностью). Объём информации, вбрасываемой в голову человека, перерабатываемой им и оседающей в памяти, растёт по экспоненте. А целостной картины мира не складывается. Более того, даже те представления о мире, Вселенной, истории и человеке, которые сложились в обществе в предыдущие века, сегодня размываются и разрушаются.

Нас пытаются убедить, что это «прогресс», т. е. процесс обретения человеком и человечеством всё более полного знания. Однако есть знание и «знание». Одно знание приближает человека к тому, что философы называют абсолютной истиной, а другое «знание» его может от этой истины уводить. Мы живём в такое время, когда человек и человечество двигаются семимильными шагами по той дороге, которая всё дальше уводит человека от истины. И тем поводырём, который ведёт за собой человечество по этой дороге, оказывается, как это ни странным может показаться многим, наука. Наука, как многие полагают, представляет собой общественный институт, на который возложена миссия познания природы, общества, человека[1].

Вместе с тем следует иметь в виду, что познание мира – важнейшая способность и потребность человека; она существовала задолго до появления науки как особого института. Ещё первые люди, находившиеся в раю, занимались познанием Эдемского сада, его флоры и фауны. После изгнания первых людей из рая, они сохранили свою способность к познанию, принялись изучать наш суровый земной мир, отчасти удовлетворяя своё естественное любопытство, отчасти с целью адаптации и выживания в этом сложном и опасном мире. Человек пытался понять не только видимый и ощущаемый им физический мир, но и то, что может находиться за ним, то, что незримо и не воспринимается пятью органами чувств. Такая тяга объяснялась в немалой степени тем, что первые поколения людей, родившихся за пределами Эдемского сада, хорошо помнили Бога и искали общения с Тем, кто для них после изгнания из рая стал невидимым.

Памятование Бога и тяга к Нему сохранялись у небольшой части людей и в более поздние времена, но постепенно эта связь ослабевала. Бог сам напоминал людям о Себе, учил их (не посягая на их свободу!) и постоянно направлял их в то русло истории, которое соответствовало Его замыслу. Всё это читатель может найти в Священной истории Ветхого и Нового Заветов. Важнейшим в земной истории напоминанием Бога людям о Себе стало событие, которое произошло две тысячи лет назад. Речь идёт о явлении Сына Божия Иисуса Христа. Это событие кардинальным образом изменило ход мировой истории, приостановило гибель разлагавшегося в язычестве и разврате человечества, развернуло его лицом к Богу. Недаром Иисуса Христа величают не только Сыном Божиим, но и Спасителем. Наступила эпоха христианства. Эта эпоха характеризовалась тем, что мировоззрение людей формировалось на основе Священного Писания (особенно Нового Завета), а также Священного Предания (творения Святых Отцов, решения Вселенских соборов, определявшие догматы христианства). В эту эпоху люди правильно славили Бога (отсюда слово – «православие»). Одновременно они правильно познавали мир. С одной стороны, используя для этого свои пять органов чувств и перерабатывая входящую через них информацию с помощью своего разума. С другой стороны, используя своё «духовное зрение», которое помогало постигать Бога и Его замысел о человеке и мире. Эти два вида познания не противоречили друг другу, а наоборот, взаимно дополняли. Через рассмотрение видимого физического мира человек лучше постигал Бога как Творца этого мира, а через изучение истории лучше постигал Бога как Промыслителя. Через познание себя как человека лучше понимал Бога как Спасителя, а через постижение Бога человек лучше начинал понимать и физическую природу, и общество с его историей (а также с его будущим), и самого себя (как творения, созданного по образу и подобию Божьему).

В эпоху расцвета христианства существовала своеобразная «симфония» в познавательной деятельности человека – познания через «физическое зрение» и познания через «духовное зрение». На протяжении последних десяти веков эта «симфония» стала подвергаться серьёзным испытаниям. Мы знаем, какие удары пережило за это время христианство: отпадение от Христианской церкви западной её части в 1054 году (образование католицизма); гибель Византии как государственного оплота мирового христианства в 1453 году; Реформация начала XVI века и образование протестантизма и т. д. Все эти удары способствовали тому, что между познанием физическим и познанием духовным (метафизическим) враг рода человеческого вбивал всё новые клинья.

Появление в Новое время науки как особого института, нацеленного исключительно на познание физического мира, поначалу выглядело вполне убедительно и разумно[2]. Но через некоторое время стали наблюдаться признаки того, что наука отнюдь не собирается сохранять (или восстанавливать) «симфонию» двух видов познания. Поначалу наука лишь признавала существование двух видов познания, подчёркивая свою автономность от духовного познания. Затем она стала заявлять о приоритете физического познания над духовным. Наконец, наука встала полностью на позиции материализма и атеизма, заявив, что весь мир материален, а духовный мир и Бог – фантазии неграмотных людей. Массовый «развод» науки и религии начался с середины XIX века[3]. Совершенно неслучайно, что его начало совпало с двумя научными революциями – возникновением марксизма и дарвинизма.

В течение нескольких веков произошла потрясающая метаморфоза в науке – из скромного института, призванного решать конкретные задачи по изучению материального (физического) мира, она превратилась в некий гигантский институт, претендующий на то, чтобы формировать мировоззрение общества, определять его ценности, устанавливать нравственные нормы, объяснять людям будущее и т. п.[4] Набор нынешних претензий и амбиций науки свидетельствует о том, что она фактически стремится заместить Христианскую церковь. Более того, современная наука имеет все формальные признаки и атрибуты Церкви. А большинство тех «истин», которые она изрекает, либо требуют очень серьёзной верификации (проверки), либо изначально абсурдны, находятся в противоречии с ранее озвученными научными «истинами». А иногда находятся в противоречии даже с законами формальной логики. Такие «истины» невозможно воспринимать умом, в них можно лишь «верить». Это и позволяет говорить о науке как религии.

О науке написаны тысячи книг. В подавляющей своей массе – книги хвалебные, науку превозносящие. Во-первых, как средство, с помощью которого человечество, наконец, раскроет все тайны мира, достигнет тех познавательных целей, которые философы обычно называют абсолютной истиной. Во-вторых, как средство преобразования мира и достижения идеального состояния общества. А также средство превращения Homo sapiens в некоего «сверхчеловека», обладающего неограниченными интеллектуальными способностями и обретшего бессмертие[5].

То, что такие книги пишутся и, главное, читаются, свидетельствует вроде бы о триумфе науки. Но на самом деле, это свидетельство безумия современного человека. Ведь подобные упования на науку ничто иное, как бунт человека против Бога, Который сотворил этот мир и самого человека. Первый случай бунта против Бога – попытка ангела по имени Денница встать вровень с Богом и даже выше его. Чем это закончилось, мы знаем: ангел вместе с другими ангелами, решившими подражать Деннице, были низвергнуты Богом с неба и превратились в бесов. Другие попытки бунта или непослушания по отношению к Богу совершали уже люди.

Сначала это было нарушение запрета на вкушение плодов с Древа познания Добра и Зла в Эдемском саду. За коим последовало наказание в виде изгнания Адама и Евы из рая. Своеобразным бунтом человека против Бога были попытки людей обходиться без Бога. Начало этому бунту положили потомки Каина (каиниты), которые принялись строить свою «автономную» от Бога цивилизацию. Более того, они увлекли за собой, в конце концов, и потомков Авеля (Сифа)[6]. Как мы знаем, люди той ранней эпохи земной истории человечества были уничтожены Всемирным Потопом (за исключением праведного Ноя и его семейства). Можно вспомнить также правителя Нимрода, который решил соперничать с Богом и начал строить Вавилонскую башню до небес. Планы этого деспота также были посрамлены Богом[7].

Современная наука – такой же бунт против Бога. Бунтовать против Бога могут только безумцы. Современные учёные (многие с мировыми именами) похожи на Нимрода, который решил избежать гнева Божия и с помощью высочайшей башни застраховаться от нового возможного потопа. Мы знаем, что Нимрод вдохновил на участие в своём проекте «штурма небес» большую часть живших тогда людей. Десятки тысяч работников толпились на строительной площадке в тогдашнем Вавилоне. Сегодняшние учёные своими безбожными идеями также заразили большую часть человечества, поверившую в возможность построения рая на Земле и даже в возможность обретения бессмертия. Налицо массовое безумие.

Каков источник этой «эпидемии»? Всё тот же, что и в момент, когда первые люди потянулись за запретным плодом на Древе познания Добра и Зла. Это дьявол. Тогда, в Эдемском раю, он принял образ змия. Сегодня, во времена «торжества науки», в качестве таковых искусителей выступают лжепророки от науки. Эти персонажи далеки от образа «сверхчеловека». Это люди на первый взгляд вполне «интеллигентные», украшенные разными званиями и степенями, одарённые разными знаками уважения и признания (например, нобелевскими премиями). При более внимательном рассмотрении выясняется, что это люди с определёнными «слабостями» (в первую очередь, честолюбие и гордыня). Их дьявол выбирает в качестве объекта разработки; они вербуются дьяволом и в дальнейшем выполняют функцию его «агента влияния». Какие задачи дьявол ставит перед своими агентами-подчинёнными? Уж, конечно, это не приближение человека к истине. Задача дьявола диаметрально противоположная – увести человека от Бога, который, как известно, и есть Истина (на языке философов – абсолютная истина).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Вавилонская башня. Питер Брейгель Старший, 1563 г.


Мы по инерции часто продолжаем воспринимать науку как деятельность по познанию каких-то истин сотворенного Богом мира. Увы, этого уже давно нет. Наука сегодня (за редким исключением!) – деятельность по созданию собственных «истин». «Истин», уводящих человека от Бога. Верно замечал В.Острецов: «Механический взгляд на человека, мир и Вселенную, отрицание личного Бога как источника нравственной правды влекут за собой и отрицание нравственных и моральных устоев личности и общества, как незыблемых начал всей нашей жизни»[8].

Следовательно, наука творит ложь.

И творится ложь по заданию своего высшего начальника – дьявола. В Евангелии сказано:

«Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

«Штурм небес» периодически повторяется в мировой истории. Последний такой «штурм» ещё впереди. Его сценарий достаточно подробно изложен в последней книге Священного Писания – Откровении от Иоанна Богослова (Апокалипсисе). Если мы будем отталкиваться от Апокалипсиса, то многое тогда станет понятным в сегодняшнем мире. В этой книге говорится о том, что в последние времена (накануне Второго пришествия Иисуса Христа и окончания земной истории человечества) в мире появятся три зверя: дракон, зверь из моря, зверь из земли. Согласно толкованиям Святых Отцов, первый из них (дракон) – дьявол. Второй (зверь из моря) – антихрист. Третий (зверь из земли) – лжепророк. Лжепророк – «правая рука» антихриста. Он расчищает дорогу к власти антихриста в последние времена (на три с половиной года), он обеспечивает (в первую очередь, идеологически) власть этого персонажа Апокалипсиса. Подобно тому, как у антихриста последних времён было много разных предшественников (первым антихристом был назван император Нерон, гнавший христиан в I веке по Р.Х.), так и у лжепророка из Апокалипсиса также имеется множество предшественников, так называемых «малых» лжепророков. Значительная часть таких «малых» лжепророков Нового и Новейшего времени – представители той самой науки, которая начала враждовать с Богом.

Философ и богослов В.Н.Тростников – пишет об этом, как о «грандиозном событии, произошедшем четыре столетия назад, которое наши историки не просто не изучают, но даже не упоминают.

Семнадцатый век одарил Европу рядом гениальных ученых. В их числе были Галилей, Паскаль, Декарт, Ньютон, Лейбниц и Гюйгенс, которые на языке созданной ими же математики сформулировали некоторые законы, управляющие материей: законы гидростатики, законы механики и закон всемирного тяготения. Европейскому сообществу, поставленному перед этими открытиями, надо было как-то на них реагировать. Естественно было бы восхититься мудростью этих законов и воздать хвалу Творцу. Возьмем, например, закон всемирного тяготения. Он устанавливает, что сила притяжения между двумя телами обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. Математики доказали, что при любом другом законе, кроме обратно квадратичного, планеты будут либо падать на центральное светило, либо бесконечно от него удаляться. Из бесчисленного множества возможных зависимостей Бог избрал именно ту, которая позволяет Земле устойчиво существовать на своей орбите и быть прибежищем жизни.

Но реакция была совсем другой. Людям не хотелось признавать, что ум Бога несопоставим с их собственным умом – ведь одно дело придумать законы, а другое – обнаружить их. Людям страшно не хотелось, чтоб кто-то был умнее их, и они сосредоточили внимание именно на открытии законов, умалчивая о том, Кто был их автором. У них получалось так: какие мы умные, мы открыли такие замечательные законы! – а откуда они взялись, несущественно, важно, что мы их расшифровали. Систематическое умалчивание об Авторе законов постепенно привело к представлению, что у них вообще не было автора, что они существовали сами по себе всегда. Это был несомненный признак начавшейся коллективной шизофрении, осуществилось библейское пророчество: рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 13: 1). С этого момента все дальнейшие события были предопределены…»[9]



Предлагаемая читателю книга – о науке последних времён и её лжепророках. Как мы помним, в Евангелии о последних временах Спаситель сказал: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36). Когда выйдут на сцену финального акта пьесы «Земная история человечества» упомянутые три персонажа, мы знать не можем. Но автор надеется, что если мы сумеем различать «малых» лжепророков нашего времени и научимся противостоять их лживым учениям, то сможем день и час их появления перенести в более отдалённое будущее.

За последние полтора столетия на мировой сцене перебывало большое количество различных лжепророков от науки. Но, по мнению автора, два лжепророка оказали особенно разрушительное действие на христианские устои общества. Это Карл Маркс с его «Капиталом» и Чарльз Дарвин с его «Происхождением видов». О первом лжепророке, Карле Марксе, и его детище по имени «марксизм» я уже писал достаточно много[10]. В данной книге основное внимание мною уделено второму из названных лжепророков – Чарльзу Дарвину и его детищу по имени «дарвинизм».

При этом автор не пытается ещё раз дать подробную и убедительную критику дарвинизма как идеологии, идущей в разрез с положениями естественных наук и обычной человеческой логикой. За полтора с лишним столетия существования дарвинизма такая критика была уже изложена в тысячах работ. Нам тут добавить нечего (тем более что автор не является ни биологом, ни генетиком, ни физиком, ни палеонтологом, ни представителем какой-либо иной естественной науки).

Более важными являются вопросы другого порядка: Каким образом сумасбродная идея эволюции форм жизни путём «естественного отбора» сумела получить статус научной теории? Каким образом удалось внедрить в сознание миллионов людей мысль о том, что они произошли от обезьяны? Каковы долгосрочные последствия распространения дарвинизма по планете для человечества? Как, в частности, победное шествие дарвинизма по планете отразилось на науке (не только на биологии, но также на всей науке как общественном институте)?

Ответы на эти и подобные вопросы невозможно дать только на основе данных той же самой науки или на основе «здравого смысла». Дарвинизм, феномен науки и её эволюции (вернее – «научных революций») требуют духовного осмысления. Окончательные и исчерпывающие ответы на многие из поставленных вопросов мы находим в Священном Писании и трудах Святых Отцов. По этой причине автор в заключительной части книги предлагает читателю подборку мыслей святителей Игнатия Брянчанинова и Николая Сербского о науке, философии и теории познания.

Часть I

«Антигерои» Апокалипсиса и их прообразы в истории человечества

Что современный человек знает об антихристе и Апокалипсисе?

Тема антихриста и конца света сегодня очень популярна среди разных слоёв общества. Ею интересуются даже те, кто далеки от Церкви и не сумели дочитать до конца Новый Завет.

У нас в России тема антихриста и Апокалипсиса (конца света) вышла за пределы церковной ограды с конца XIX века. Она стала активно муссироваться в литературе, искусстве и даже в тогдашних газетах. Пожалуй, начало этому положили русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский и основоположник русской религиозной философии Владимир Сергеевич Соловьёв. Если говорить о Достоевском, то, в первую очередь, надо вспомнить его роман «Бесы» (1871–1872), где писатель вывел образ Ставрогина, в котором просматривались признаки грядущего антихриста. А также следует назвать роман «Братья Карамазовы» (1880); признаки антихриста мы видим в образе Смердякова.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

В.С.Соловьёв


А Соловьёв незадолго до смерти написал своё яркое произведение «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» (1899). В него вошла «Краткая повесть об Антихристе» как вполне самостоятельная часть. Наверное, не было ни одного русского философа первых десятилетий ХХ века, кто не продолжил бы тему конца истории и антихриста (уверен, что под влиянием Соловьёва). Можно назвать таких представителей русской религиозной философии, как С.Н. Булгаков, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Н.А. Бердяев, П.А. Флоренский, С.Л. Франк, С.П. Федотов. Под чарующим гипнозом Соловьёва оказались поэты-символисты, особенно Александр Блок и Андрей Белый. Достаточно вспомнить незавершённую мистерию второго из названных поэтов, которая так и называлась: «Антихрист». А по поводу поэмы Блока «Двенадцать» многие до сих пор ломают голову. Кого в ней изобразил поэт: Христа или антихриста? Писателей, увлекшихся мистикой последних времён и темой антихриста, также хватало. Достаточно вспомнить Дмитрия Мережковского, написавшего трилогию «Христос и Антихрист».

Про сегодняшний день я вообще не говорю. В эпоху кино, телевидения и Интернета тема о конце истории и об антихристе вошла буквально в каждый дом. После Второй мировой войны было снято как минимум десяток фильмов, которые назывались просто «Апокалипсис» или содержали это слово в своих названиях. Так, можно вспомнить фильм «Апокалипсис сегодня» знаменитого режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы, вышедшего на экраны в 1979 году. Из последних лент можно назвать фильм режиссёра Брайана Сингера «Люди Икс: Апокалипсис», который зрители увидели в прошлом, 2016 году. Точно также в названиях фильмов постоянно фигурирует слово «Антихрист» (заметим, что всегда с большой буквы!). Наиболее известен фильм Ларса фон Триера «Антихрист», представленный на Каннском кинофестивале 2009 года.

К сожалению, содержание и идеи многих произведений искусства часто уводят человека от истинного понимания непростой темы последних времён человеческой истории. По той причине, что люди (не только читатели и зрители, но порой и авторы) толком не знакомы с первоисточником – Священным Писанием. И уж тем более с толкованиями Святых Отцов или хотя бы краткими объяснениями учебников по богословию. Таков дух нашего времени. Тема антихриста и конца света в наш падший век стала просто ходовым товаром, на который существует хороший спрос со стороны всех слоёв общества, даже мусульман, буддистов и язычников, а также убеждённых атеистов-материалистов и вчерашних коммунистов. Времена действительно становятся «последними», или апостасийными[11].

Моё общение с людьми, считающимися христианами (крещёнными и посещающими храм) и даже регулярно читающими Священное Писание, показывает, что у них порой тоже достаточно размытое представление о последних временах и об антихристе. А также о других действующих лицах последней книги Священного Писания. Я имею в виду книгу Откровения апостола Иоанна Богослова, или Апокалипсис (греч. ἀποκάλυψις – «раскрытие, откровение»; «снятие покрова»). Иногда современные христиане даже думают, что антихрист – воплотившийся дьявол. То есть антихрист и дьявол в их представлении – один и тот же персонаж.

Дам короткое разъяснение по поводу главных «отрицательных» персонажей последних времён. Их трое: дьявол (сатана), антихрист и лжепророк. «Антигероев» Апокалипсиса (сил Зла), конечно, гораздо больше. Но на некоторых, не относящихся к главной «троице», мы пока останавливаться не будем. Например, на Вавилонской блуднице и десяти царях, которые примут в последние времена власть на короткий срок и будут служить антихристу.

Почему нам надо знать о них? По той простой причине, что все они – так или иначе – дают о себе знать ещё до наступления последних времён. И нам надо увидеть их в нашей повседневной жизни. Все они незримо трудятся для того, чтобы эти времена наступили как можно скорее. А если мы будем видеть их и их незримую работу, то сумеем отодвинуть эти последние времена.

Первый «антигерой» Апокалипсиса – «древний змий»

Самый главный из «троицы» персонаж – дьявол. Это персонаж не только последней книги Священного Писания, он постоянно фигурирует и в других книгах. Причём в Новом Завете даже чаще, чем в Ветхом Завете. И это понятно: Бог воплотился в человека в виде Иисуса Христа, пришёл на Землю. Возникла угроза безраздельному господству этого персонажа в мире. Все силы бездны напряглись. Дьявол выходит на разведку, беседует с Иисусом Христом в пустыне и пытается его искушать (Мф. 4:1-11; Лк. 4:1-13). Если в раю искушения первых людей дьяволом через посредство змия окончились для него успехом, то тут он потерпел полное фиаско.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Гюстав Доре. «Падший Люцифер», 1866 г.


Дьявол – падший ангел по имени Денница, тот самый, который возжелал быть как Бог. А в конечном счёте увлёк за собой в духовную пропасть треть всех обитателей ангельского мира. С тех пор дьявол воюет с Богом и организует на эту войну всех падших ангелов. Обитатели мира падших духов (инфернального мира) помимо всего враждуют и с человеком, пытаясь увлечь его за собой в духовную пропасть и обречь на духовную смерть. В Ветхом Завете дьявол чаще всего выступает под именем Cатана (евр. сатан – «противник»). В Новом Завете имеет множество имен: Вельзевул (Лук. 11, 15); Князь мира сего (Ин. 12, 31); Велиар (2 Кор. 6, 15), князь, господствующий в воздухе (Еф. 2:2). Часто именуется такими словами, которые выражают его главные характеристики. Например, в Притче о плевелах, посеянных на пшеничном поле (Мф. 13, 24–30), он назван «врагом» (греч. эхтрос). В других местах он назван «искусителем» (греч. пейрадзон) (Мф. 4:3; 1 Фес. 3, 5). Особенно нелицеприятную оценку дьявол получает в Евангелии от Иоанна, где он назван «лжецом» и «убийцей».

Незримо дьявол присутствует во всех событиях, описанных в Откровении от Иоанна. В этой книге он назван «драконом» (Откр. 12:4; 12:8; 12:13; 12:16; 12:17), «красным драконом» (Откр. 12:3), «великим драконом» (Откр. 12:9), «змием» (Откр. 12:15), «древним змием» (Откр. 12:9; 20:2). В последнем случае подчёркивается, что это тот самый змей, который искусил первых людей в Эдемском саду. Вот некоторые детали, описывающие внешний вид дьявола: «И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадем» (Откр.12:3). Безусловно, данное описание является аллегорическим. Раскрытие его истинного исторического, политического и духовного содержания не входит в задачу данной работы.

Второй «антигерой» – «зверь, выходящий из моря», или антихрист

Центральным «антигероем» Апокалипсиса выступает даже не дьявол, а антихрист. Мы уже начали о нём разговор. Он выступает под видом «зверя». Об этом мы читаем в главе 13 Откровения. Сказано, что он будет иметь десять рогов и семь голов, «на рогах его десять диадем, и на головах его имена богохульные» (Откр. 13:1). Его описание очень похоже на описание сатаны, или великого дракона (то же количество рогов и голов). Может быть, это всё тот же великий дракон, или дьявол, который просто перевоплотился?

Святитель Андрей Кесарийский, один из лучших толкователей Апокалипсиса, рассеивает наши сомнения: воплощаться ангелы не могут. Это может делать только Творец. Он нам это продемонстрировал 2 тысячи лет назад, когда стал человеком, оставаясь Богом. Дьявол, как и прочие бесы, может лишь в кого-то вселяться. Вспомним евангельскую историю про бесноватого человека из страны Гадаринской. В нём жили бесы. Потом они переселились по приказу Спасителя в стадо свиней, которые сиганули в море с обрыва. Святитель говорит, что никакого воплощения дьявола не было; сатана просто «прописался» и стать жить в антихристе, пребывая в нём как в своём избранном сосуде. Следовательно, антихрист – одержимый, бесноватый человек.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Святитель Андрей Кесарийский


Апостол Иоанн Богослов видит антихриста в виде «зверя, выходящего из моря» (Откр. 13:1). Словом море в библейских книгах часто метафорически обозначается множество народов. Некоторые экзегеты понимают здесь житейское море. Сегодня всё чаще в образе моря видят мир политики. Ведь антихрист будет государственным деятелем мирового масштаба. При всех вариантах толкований ясно выражена одна мысль, что антихрист выйдет из среды грешного человеческого мира. Мир настолько будет заражён грехом и пронизан злом, что охотно примет антихриста за выразителя своих жизненных стремлений и интересов. Диавол будет руководить действиями антихриста, «…которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фесс. 2: 9-10).

Антихрист (др. – греч. Αντίχριστος, где приставка Αντί может означать либо того, кто должен прийти вместо Христа (Мессии), либо того, кто противостоит Христу) – описанный в христианской эсхатологии человек, противник Иисуса Христа, выдающий себя за Мессию (Мф. 24:4), но имеющий злую сущность (2 Фес. 2:8).

Примечательно, что в последней книге Священного Писания слово «антихрист» не встречается. Вместе с тем слово «антихрист»«антихристы») четыре раза упоминается в посланиях Иоанна Богослова (первом и втором). Иоанн говорит, что теперь (в I веке н. э.) появилось много «антихристов» (1 Ин. 2:18), а «дух антихриста …уже в мире» (1 Ин. 4:3–9). С антихристом обычно ассоциируется «человек греха» и «сын погибели», о котором упоминается в Евангелии от Матфея и во Втором послании апостола Павла к Фессалоникийцам. По словам апостола Павла, это будет человек греха, но будет выдавать себя за Христа (Мф. 24:4), за Самого Бога (2 Фес. 2; 2 Фес. 3 и след.). В конце времён этот посланник сатаны будет побеждён вновь явившимся на Землю Христом (2 Фес. 2:8).

Ранние христианские писатели, такие как Ириней Лионский и Ипполит Римский, утверждали, что антихрист будет родом из колена Данова[12]. Это будет лжемессия, или Машиах, которого ждут евреи, отвергнувшие 2 тысячи лет назад Истинного Мессию – Иисуса Христа.

В каком-то смысле антихриста можно назвать лже-Христом. Потому что внешне он будет стараться быть похожим на Христа, вызывая к себе доверие со стороны людей. Христос предостерегал своих учеников о появлении лжепророков и лжехристов (Мф. 24:23–26). Лжехристов было достаточно во все времена. Появляются они и сегодня. Но большинство из них явные самозванцы, они не «тянут» на звание даже «малого» антихриста.

Личное имя антихриста («зверя»), заключенное в числе 666, сокрыто по воле Божией с особыми премудрыми целями, и только будущее время откроет наименование злейшего врага Иисуса Христа и Его Церкви. Последний раз «зверь, вышедший из моря» упоминается в главе 19 Откровения. В ней говорится о том, что «зверь брошен живым в озеро огненное» (Откр. 19:20).

Обратим внимание на то, что «зверь из морской бездны», олицетворяющий антихриста, имеет на своих головах десять рогов. Почти все толкователи считают, что это символ десяти последних царств. Десять царей будут служить антихристу. Но главной опорой антихриста будет третий член «дьявольской троицы».

Третий «антигерой» – «зверь, выходящий из земли», или лжепророк

Теперь перейдём к третьему «антигерою», о котором, как выяснилось, даже грамотные люди знают очень мало или ничего. Речь идёт о втором звере: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон» (Откр. 13:11).

Все толкователи обращают внимание на происхождение второго зверя, на то, что он вышел из земли. Это означает грубый материализм, приземлённость и бездуховный характер его мировоззрения. На первом месте у этого существа – права человека, гуманизм, эгоизм, эгоцентризм, материальное благополучие и потребление.

Ещё одна особенность: «Он имел два рога» (Откр. 13, 11). Рог – это символ силы. Значит, он будет обладать двойной силой. Если Христос имеет любовь к Богу и ближним, то этот зверь будет ненавидеть Бога и ближнего. Два рога будут «подобны агнчим». Это значит, что он будет имитировать Христа, называемого Агнцем. Получится пошлая пародия на Агнца. Подобно тому, как дьявола Святые Отцы называют «обезьяной Бога», также и второй зверь будет «обезьяной Христа». Все Святые Отцы называли второго зверя ближайшим помощником антихриста, его «правой рукой». Святой Ириней Лионский называет его «оруженосцем антихриста».

Согласно некоторым источникам, у антихриста будет несколько помощников. Чаще всего называется двенадцать – по числу апостолов Иисуса Христа. Это будут лжеапостолы. А лжепророк будет главным среди них. У священника Даниила Сысоева читаем: «Лжепророк – фальшивый предтеча, фальшивый обольститель, злодей. Причём, как говорит древнее предание, кроме этого великого злодея на Землю будут посланы ещё двенадцать помощников антихриста. Это «апостолы» антихриста, во всём пародирующие Христа»[13].


Подобно тому, как Иоанн Креститель был предтечей Иисуса Христа, также и второй зверь будет предтечей антихриста. Он будет готовить людей к принятию антихриста. Каким образом? Во-первых, путём убеждения и формируя у них необходимое сознание. Второго зверя иногда называют «министром пропаганды» антихриста. Во-вторых, творя разные чудеса, которые будут гипнотически действовать на людей и заставят их соглашаться со всем тем, что говорит «правая рука» антихриста. Читаем:




«Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю Землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела; и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на Землю перед людьми. И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на Земле, говоря живущим на Земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив» (Откр. 13:12–14).


Преподобный Ефрем Сирин говорит: «антихрист произведёт чудеса, знамения и страхования, яко же прельстити, аще возможно, и избранныя (Мф. 24:24), всех обмануть ложными знамениями и призраками чудес, им совершаемых <…>. Велик подвиг <…> в те времена, особливо для верных, когда самим змием с великою властию совершаемы будут знамения и чудеса, когда в страшных призраках покажет он себя подобным Богу, будет летать по воздуху, и все бесы, подобно Ангелам, вознесутся пред мучителем»[14].


Не вдаваясь в детали, обрисуем некоторые важнейшие особенности лжепророка из Апокалипсиса. Он:


– говорит как дракон (Откр. 13:11);

– действует с силою Антихриста (Откр. 13:12);

– заставляет всех живущих на Земле поклониться первому зверю (Откр. 13:12);

– творит великие знамения (Откр. 13:13);

– низводит огонь с неба (Откр. 13:13);

– обольщает всех живущих на Земле своими чудесами (Откр. 13:14);

– заставляет всех людей сделать «образ зверя» (Откр. 13:14);

– влагает дух в «образ зверя» (Откр. 13:14–15);

– требует, чтобы все поклонялись «образу зверя» (Откр. 13:15);

– принуждает всех людей к принятию начертания «зверя» (Откр. 13:16–17).


Важно обратить внимание на то, что лжепророк будет добиваться, чтобы все люди поклонились антихристу, а потом поклонялись «образу зверя», т. е. иконе антихриста. Это предпоследний шаг; после него люди поклонятся начальнику антихриста – дьяволу (принявшему образ дракона): «И дивилась вся Земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю» (Откр. 13:3).

Когда мы используем слово «пророк», то представляем себе личность, которая властвует над душами других людей. Некоторые в этой связи, как уже говорилось, называют лжепророка «министром пропаганды» антихриста. Это так. Но из главы 13 Апокалипсиса мы узнаём, что лжепророк помогает антихристу непосредственно управлять людьми. В том числе с использованием прямого принуждения. Читаем:


«И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр. 13:16–17).


Так что второго зверя Апокалипсиса можно также назвать «главным надзирателем» антихриста. Фактически он будет не просто надзирателем. Он будет организатором такого порядка, который можно назвать «мировым концлагерем».

«Сатанинская троица»

После описания трёх «антигероев» Апокалипсиса остаётся лишь сделать следующее обобщение: все они между собой тесно взаимосвязаны, образуют единое целое, которое можно условно назвать «сатанинской троицей». В «троице» чётко просматривается иерархия (сверху вниз): дьявол (дракон); антихрист («зверь из моря»); лжепророк («зверь из земли»). Многие авторы обращают внимание на то, что триумвират[15] «антигероев» Апокалипсиса имитирует Божественную Троицу: Бога-отца, Бога-сына и Святого Духа. Тут нет ничего удивительного, поскольку дьявола Святые Отцы называют «обезьяной Бога», имея в виду, что дьявол может лишь подражать Богу, причём подражание получается пародийное, карикатурное. Думаю, что читатель и сам (на основе изложенных выше сведений) может распределить роли «антигероев» в «сатанинской троице»:


– Дьявол, или «древний змий», исполняет роль Бога-отца;

– Антихрист, или «зверь из моря», выступает в качестве Бога-сына;

– Лжепророк, или «зверь из земли», пародирует Духа Святого.


Священник Даниил Сысоев пишет: «Мы знаем, что есть Божественная Троица: Отец, Сын и Дух Святой, Троица Единосущная и Нераздельная. А диавольская «троица» – это диавол, антихрист и лжепророк»[16].

Вторая и третья личности Божественной Троицы – Иисус Христос и Дух Святой – явились однажды с небес, т. е. свыше. Вторая и третья личности «сатанинской троицы», антихрист и лжепророк, напротив, придут из «бездны»: «зверь, выходящий из бездны» (Откр. 11:7); «Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны» (Откр. 17:8). Впрочем, Денница, ангел-бунтарь, также был низвергнут Богом в преисподнюю – ту же самую бездну, бездонную пропасть. Так что вся дьявольская «троица» – из бездны.

Слаженная деятельность указанного триумвирата сил Зла показана в последней книге Священного Писания. Конец его описан в главах 19–20. Началом конца беззаконий, охвативших мир, будет явление Божественного Судии (Откр. 19:11). Возмездие начнётся с антихриста и лжепророка. Они первыми должны познать ужасы геенны огненной, в которую совратили множество людей. «Оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Откр. 19:20). Для этих прямых и самых злобных противников Царства Божьего не будет даже и Суда. Они непосредственно из этой жизни перейдут в преисподнюю. На это указывают слова: «живые брошены». Для них сделано отступление от общего порядка: «человекам положено однажды умереть, а потом Суд» (Евр. 9:27)[17].

Диавол (сатана; змий древний; дракон), оставшись без своих двух главных «союзников», будет уже самостоятельно собирать силы по всей Земле для того, чтобы сразиться с Мессией. Надо сказать, что сторонников у него будет много (славно поработали антихрист и лжепророк, совратив большую часть человечества): «…выйдет обольщать народы, находящиеся на четырёх углах Земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской» (Откр. 20:7). Согласно преданиям, последняя битва сил Добра и Зла будет при Армагеддоне[18]. Впрочем, Армагеддон упоминается в Откровении:


«И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трёх духов нечистых, подобных жабам:

это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям Земли всей Вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя.

Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его.

И он собрал их на место, называемое по-еврейски Армагеддон» (Откр. 16:14–16).


В этих строках проводится мысль, что вся «дьявольская троица» ещё до гибели антихриста и лжепророка формировала из человечества рать, которой предстояло сразиться с воинством Иисуса Христа в месте, называемом Армагеддоном. И «троица» действительно преуспела в собирании своих сил на последнюю битву. Людей, которые не встали под знамёна бесовского триумвирата, оказалось очень немного. Это верные Христу члены Церкви. В главе 20 читаем о том громадном военном преимуществе, которое имели силы триумвирата над христианами: «И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный» (Откр. 20:8).

Однако в ход событий вмешивается Иисус Христос, и силы Зла вместе со своим предводителем терпят жестокое поражение: «И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их; а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откр. 20:9-10).

Итак, вся «сатанинская троица» оказывается в озере огненном и серном, и будет оставаться там вечно. Собственно, на этом кончается земная история человечества. Я дал лишь схематичное описание событий последних времён, описанных апостолом и евангелистом Иоанном Богословом. Желающим более подробно ознакомиться с последней книгой Священного Писания и понять духовный смысл описанных в ней событий рекомендую Толкование на Апокалипсис святителя Андрея Кесарийского. Данный труд считается одним из наиболее авторитетных и доступных для понимания толкований.

Прообразы «сатанинской троицы» в жизни общества

Но надо иметь в виду, что все участники сатанинского триумвирата, главные действующие лица драмы, называющейся «Апокалипсис», тайно или явно действовали на протяжении всей истории человечества и продолжают действовать в наше время.

Дьявол, или «древний змий», начал действовать ещё в то время, когда первые люди обитали в раю. На протяжении всей человеческой истории дьявол пытался и пытается (почти всегда тайно) поставить людей под свою власть и предать их духовной смерти. Христиане это прекрасно понимают. Они на протяжении всей своей жизни ведут духовную брань с врагом рода человеческого[19].

Люди, даже не очень образованные в богословии, понимают, что антихрист в истории человечества – один. Его пришествие знаменует конец земной истории. За 2 тысячи лет многих государственных деятелей называли «антихристами», но проходило время, соответствующие «герои» сходили с политической арены и умирали, а жизнь продолжалась. Чаще всего после этого следовали признания: мол, ошиблись, это был не антихрист, а просто злой правитель. Первым звания «антихрист» удостоился римский император Нерон (находился на троне с 50 по 54 г.), который прославился своими жестокими гонениями на христиан. Число последующих «антихристов» в истории человечества не поддаётся учёту. Это, например, вождь гуннов Аттила, который в V веке захватил Рим. Основным его «званием» было «бич Божий», но также его звали и «антихристом». Папа Римский объявил «антихристом» императора Священной Римской империи Фридриха II Штауфена (императора подозревали в увлечении иудаизмом и исламом, алхимией и т. д.; даже – в атеизме). Когда началась Реформация (XVI в.), то получилось наоборот: первые протестанты объявили «антихристом» самого Папу Римского. В начале XIX века «антихристом» называли Наполеона, в XX веке – Гитлера. В России также было много политиков, удостоившихся звания «антихрист»: Борис Годунов, Петр I, Ленин (Ульянов-Бланк), Троцкий (Бронштейн), ряд других «пламенных революционеров». Звания «антихрист» удостоилась даже Екатерина II, которую называли «антихристом в юбке».


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

«Антихрист» Лукас Кранах-Старший


Со временем люди (в первую очередь, христиане) стали понимать, что, кроме того антихриста, о котором написано в Апокалипсисе, могут быть так называемые «малые антихристы». Они вполне закономерны. Они предваряют путь «большому антихристу» последнего времени и одновременно служат напоминанием христианам о последних временах, заставляя их быть бдительными и трезвыми. Ещё апостол Иоанн говорил о неизбежном явлении многих «антихристов» (1 Ин. 2:18). А наш русский мыслитель Лев Тихомиров называл таких «малых антихристов» «частичными», которые ещё будут являться людям до прихода «большого антихриста». Он справедливо отмечал, что «частичные» «антихристы» всегда обладали политической властью и использовали её для открытых или скрытых гонений на Церковь.

Лжепророк Апокалипсиса, подобно антихристу, на протяжении всей истории христианства имел своих предшественников, или прообразов – «малых лжепророков». Поговорим о них подробнее.

О «малых лжепророках»

О неизбежности появления таких лжепророков прямо сказал Спаситель: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7:15). Также среди признаков последних времён Он называл появление большого количества лжепророков: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24).

«Малые лжепророки» появились уже в самом начале христианской эры. Об этом мы читаем в послании апостола и евангелиста Иоанна: «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 Ин. 4:1). Иоанн также называет лжепророков обольстителями: «…наблюдайте за собою, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, ибо многие обольстители вошли в мир» (2 Ин. 1:8, 7). Опять-таки апостол не говорит «войдут», он говорит «вошли». Две тысячи лет назад уже были «малые лжепророки»! Апостол Пётр называет этих обольстителей лжеучителями, что по смыслу близко к лжепророкам: «…у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси, отвергаясь искупившего их Господа» (2 Петр. 2:1). Апостолы давали ранним лжепророкам и другие определения и названия. Например, апостол Павел называл их обманщиками: «…злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим. 3:13). В другом месте он их называет обольстителями: «…в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1 Тим. 4:1). А вот развёрнутое описание этих обольстителей, данное апостолом Павлом: «…будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3–4).

Лжепророков, которые на протяжении двух тысяч лет искушали, совращали, обманывали, прельщали, очаровывали, было бесчисленное количество. Имя этим лжепророкам, выражаясь словами гадаринского бесноватого, – «легион» (Лк. 8:30).

О первых лжепророках мы узнаём уже из Нового Завета. В первую очередь, я имею в виду Симона Волхва, описанного в Деяниях Апостолов (Деян. 8:9-24). Если так можно выразиться, Симон был «классическим» лжепророком, поскольку умел творить чудеса, изумлял народ и производил впечатление «сверхчеловека». Читаем: «Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого-то великого. Ему внимали все, от малого до большого, говоря: сей есть великая сила Божия. А внимали ему потому, что он немалое время изумлял их волхвованиями» (Деян. 8:9-11). Упомянутый волхв, видя силу Божию, которая является в Церкви христианской, крестился. Он решил приобрести власть, которую имеют апостолы (дар с помощью возложения рук подавать Святого Духа). Для этого он предложил денег апостолам за сообщение ему их дара и был строго обличён апостолом Петром[20].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

св. Иоанн Дамаскин


Эта история являет пример, как христиане должны реагировать на акции подобного рода со стороны лжепророков.

Говоря о лжепророках в целом, следует признать, что наиболее опасные среди них – еретики внутри христианства. Кстати, по мнению некоторых древних христианских писателей (Иустин, Ириней, Ипполит, Тертуллиан и пр.), упомянутый выше Симон Волхв был родоначальником гностицизма и всех ересей в Церкви. Преподобный Иоанн Дамаскин, живший в VIII веке на Востоке, провёл «инвентаризацию» основных ересей, которые возникли с начала христианства. В его трактате «О ересях» получилось около ста ересей[21]. Но ереси возникали и после написания трактата Иоанна Дамаскина. Так, вскоре, в 787 году, VII Вселенским собором была осуждена ещё одна немаловажная ересь – непочитание икон (соответственно, был утверждён догмат об иконопочитании). В наше время православные богословы говорят о появлении ереси экуменизма. Многие называют её даже суперересью. В данном случае нас интересует больше вопрос даже не ересей, а еретиков, представляющих собой важную разновидность лжепророков. Нередко у той или иной ереси бывает несколько авторов, а затем в её распространении участвует большое количество других людей (между прочим, находящихся внутри церковной ограды). А по большому счёту, еретиками оказываются: а) авторы; б) распространители; в) принявшие еретические взгляды христиане (ереси могут быть настолько опасными, что после их принятия люди превращаются в номинальных христиан). Но всё-таки к разряду лжепророков, наверное, правильно было бы причислить лишь первую группу – авторов. Между прочим, толкования Святых Отцов первых веков христианства, касающиеся лжепророка из Апокалипсиса, чаще всего увязывали его с ересями, коих в то время было много.

Вне христианства также было много лжепророков. Прежде всего, это номинальные христиане. Те, кто, восприняв ереси, в конце концов отпали от Церкви. Прежде всего, это католики после Великой Схизмы 1054 года. Безусловно, это и протестанты, которые возникли в недрах католицизма, а после Реформации стали самостоятельной конфессией. И католики, и протестанты разных толков ведут постоянную борьбу с Православием (истинной Церковью), используя для этого разных лжепророков. Речь идёт об известных католических и протестантских теологах, проповедниках, миссионерах. Многие понтифики католицизма являют собой яркий пример лжепророков.

Ещё одна группа лжепророков, находящихся вне ограды Церкви, – разные язычники, пропагандисты оккультизма, «чёрной магии», колдовства, сатанизма, каббалы, алхимии, астрологии, спиритизма и т. п. В эту же категорию можно также включить различные тоталитарные секты (некоторые из них прикрываются христианской лексикой и символикой). К ним же примыкают разные тайные ордены и масонские ложи, которые используют для борьбы с христианством конспирацию и политическое влияние[22].

О перечисленных мною разных видах лжепророков написано громадное количество книг и статей. Многие из них очень профессиональные, убедительные и полезные для христиан. И я не собираюсь повторять их. Цель моей публикации состоит в том, чтобы закрыть громадное «белое пятно» во многих работах подобного рода. Я имею в виду, что в таких работах не говорится или почти ничего не говорится о науке и философии. В их недрах возникает большое количество лжеучений, которые оказывают разрушительное влияние на мировоззрение не крепких духом и умом христиан. У таких научных и философских лжеучений есть свои авторы. Их с полным основанием можно назвать лжепророками. И таких лжепророков от науки и философии становится всё больше. Вот о них мы и поговорим…

Часть II

Наука как «Троянский конь» «древнего змия»

Выше я описал «троицу» сил Зла – главных действующих лиц последних времён. Это: 1) «дракон», он же «древний змий», он же дьявол; 2) «зверь из моря», он же антихрист; 3) «зверь из земли», он же лжепророк. Все участники «троицы» – звероподобные существа, поэтому их иногда называют «звериной троицей»[23].

Ещё раз о «малых лжепророках»

В финале человеческой истории они сбрасывают маски, устанавливают в мире свою диктатуру, завершают процесс духовного и социального закабаления человечества, раскрывают свою антихристианскую сущность, собирают все свои силы для последней битвы с Иисусом Христом. Может сложиться впечатление, что указанные персонажи появляются лишь в финальной сцене, а в предыдущих сценах мировой истории их не было. Нет, были, но действовали они осторожно, лукаво, незримо, стараясь «подготовить» людей к финалу истории, чтобы те добровольно отказались от Христа и приняли власть антихриста. Дьявол появился на сцене ещё в начале истории, но всегда действовал исподтишка, используя для этого своих многочисленных «агентов». И в последние времена он везде, где только можно, будет вперед выставлять двух других участников «звериной троицы» – антихриста и лжепророка. Подобно тому, как антихристу Апокалипсиса на протяжении 2 тысяч лет предшествовали «малые антихристы», лжепророку Апокалипсиса предшествовали «малые лжепророки». «Малые антихристы» претендовали на политическую власть, а «малые лжепророки» – на власть над умами и душами людей.

У нас в настоящее время появилось большое количество публикаций, в которых раскрывается разрушительная деятельность таких «малых лжепророков». Это те «сверхчеловеки», которые проповедуют «альтернативные» христианству религиозные истины. А также «творят» разные «чудеса», соблазняя нестойких христиан. Ко лжепророкам относятся носители разных ересей (внутри христианства), религиозные сектанты, идеологи оккультизма и каббалы, колдуны, маги, спириты и многие другие разновидности «мистиков», общающихся с «потусторонним миром».

Но почему-то очень редко говорится о «властителях дум», представляющих такие сферы профессиональной деятельности, как литература, искусство, наука. Считается, они не посягают на «вечные» истины и ценности христианства, а заняты непосредственно делами своего ремесла. По умолчанию предполагается, что профессиональные «властители дум» «сеют разумное, доброе, вечное». Однако далеко не все из них сеют пшеницу. Среди них есть достаточно «малых лжепророков». Они изо всех сил стараются всех убедить, что сеют пшеницу, но на самом деле разбрасывали и продолжают разбрасывать плевелы. В полной «красе» всё это поле сорняков можно будет увидеть лишь в последние времена, когда подоспеет «жатва», о которой говорил Христос и которая описана в Апокалипсисе.

О лжепророках науки

Поговорим подробнее о лжепророках науки. Наука в наше время – «священная корова», имеющая иммунитет неприкосновенности. Признания того, что сегодня наибольшую духовную угрозу представляют не какие-то сектанты или колдуны, а лжепророки, облачённые в тогу науки, сегодня редки даже среди священников и православных богословов. Они в основном заняты апологетикой христианства, доказывая, что религия не противоречит науке. Далее они идти не рискуют. Видимо, есть опасения, что посыплются обвинения в возрождении «инквизиции». Вот одно из редких признаний разрушительной природы современной науки, которое я нашёл в статье мало известного автора Анатолия Ададурова:

«Факты позволяют говорить, что к лжепророку из Откровения, несомненно, относится и лживая материалистическая наука. Не религия сегодня командует всем на Земле. Ныне главным «делопроизводителем» на земной арене является материализм как мировоззрение. В персональном же плане лжепророком, волком хищным в овечьей шкуре предстаёт не только лживый, продажный священник или обманчивый религиозный старейшина, или пастор. Точно таким же лжепророком является и учёный, академик, материалист, говорящий ложь на Бога и человека. В последнее время ложь и демагогия материализма многократно превзошла религиозную ложь. Упорство, наглость, вероломство и бесстыдство материалистической науки таковы, что просто невозможно подобрать эпитет, который бы в полноте отражал её отвратительную сущность… Итак, зверь-лжепророк, показанный в Откровении, это, естественно, лживые религиозные учения. Но это же и научные учения, философия, противоречащие Богу, несущие ложь»[24].

Напомню, что лжепророк Апокалипсиса – второй зверь, который выходит из земли. Многие толкователи полагают, что Земля – символ материалистического видения мира, такого видения, в котором нет места для Бога. Архиепископ Димитрий (Рождественский) пишет о лжепророке: «Следовательно, он, как выходящий из земли, возводя к апофеозу одну лишь земную культуру и провозглашая истинными и для всех обязательными начала того материализма, который всё сводит к действию естественных природных сил, абсолютно не оставляет места для духа и Бога… Во втором звере, по нашему мнению, естественнее всего видеть воплощение той псевдонауки…, которая, действительно, по всем своим типичным сторонам есть подлинное «детище земли» – и исходящее исключительно от данных земли, и знающее, и признающее только землю»[25].

Со времён рождения науки как особого института общества (это произошло в XVII в. не без участия философов) она стала использоваться для всяческого вытеснения религии как из общественной жизни, так и из сознания каждого отдельного человека.

Наука как познавательная деятельность существовала и раньше, её часто называли другим словом – «натурфилософия». Она не противопоставлялась религии и Церкви. Если так можно выразиться, существовала некая симфония отношений науки и религии. Оба института занимались познавательной деятельностью, но при этом имелись различия в объектах, средствах и методах познания. В Средние века оплотами знаний нередко выступали монастыри. А в средневековых университетах наряду с факультетами права, медицины, искусств и философии (точнее – натурфилософии) всегда имелся факультет теологии (причём он был главным, а изучение теологии в минимальном объёме было обязательно для всех).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Архиепископ Димитрий (Рождественский)


То, что произошло в начале Нового времени в институтах познавательной деятельности, можно назвать самой настоящей революцией. Эта революция возникла не на пустом месте – ей предшествовало так называемое «Возрождение», за красивой вывеской которого скрывалось возвращение к язычеству. Красивые лозунги гуманизма приводили к тому, что на место Бога стали претендовать люди. Ренессанс был подготовкой к бунту «избранных» и «продвинутых» против Бога, подобно тому бунту, который в начале времён учинил мятежный ангел Денница. В подготовке и проведении этого бунта участвовала целая армия лжепророков – художников, литераторов, писателей, поэтов, философов.


ПЕРВЫЙ ЭШЕЛОН тех ранних лжепророков – философы, обосновавшие приоритет науки над религией.

ВТОРОЙ ЭШЕЛОН — учёные, представлявшие разные сферы естественнонаучного познания.

ТРЕТИЙ ЭШЕЛОН — учёные-социологи (они появились позднее; основателем социологии считается Огюст Конт, живший в XIX в.).


О первом эшелоне лжепророков я уже неоднократно писал. Наиболее яркие фигуры философской мысли этого времени – Френсис Бэкон, Джон Локк, Томас Гоббс, Дэвид Юм, Бенедикт Спиноза, Рене Декарт, Готфрид Лейбниц, Исаак Ньютон, Пьер Бейль… Ещё раз повторю, что это были философы, ставившие во главу угла рациональные методы познания, стоящие на позициях прагматизма, материализма и деизма. Напомню, что деизм исходит из признания того, что мир сотворён Богом, но после акта творения Бог «отходит в сторону» и не вмешивается в жизнь сотворённого мира. Мир якобы развивается без Промысла Бога, исключительно на основе законов, которые были заложены Богом в момент творения. Соответственно, от существования Бога исследователю можно отвлечься.

Именно лжепророки первого эшелона заложили новые принципы познания, начали ломать традиционное мировоззрение человека. Важнейшие среди них – рационализм, скептицизм, позитивизм. Современный исследователь истории науки С. Кара-Мурза пишет: «Рационализм стал мощным средством освобождения человека от множества норм и запретов, зафиксированных в традициях, преданиях, табу»[26].

Расшифрую этот важный тезис. Рационализм был нацелен не вообще на традиции, предания и табу. Научный рационализм появился в Европе, где единственной религией было христианство, поэтому он предназначался для освобождения человека исключительно от «предрассудков» христианства. Рационализм при определённых оговорках мог применяться к познанию научному, но постепенно его стали распространять и пропагандировать как универсальный метод любого познания и мышления. Рационализм вышел за стены лаборатории и стал посягать на христианские истины, которые сомнительны с «научной» точки зрения, так как были добыты «сомнительными» методами. Конрад Лоренц (1903–1989), лауреат Нобелевской премии, известный австрийский зоолог, этолог (этология – наука о поведении животных) и популяризатор науки, писал о разрушении традиционного мировоззрения человека под натиском рационализма и скептицизма: «В этом же направлении действует установка, совершенно законная в научном исследовании, не верить ничему, что не может быть доказано. Борн доказывает опасность такого скептицизма в приложении к культурным традициям. Они содержат огромный фонд информации, которая не может быть подтверждена научными методами. Поэтому молодёжь «научной формации» не доверяет культурной традиции»[27].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Конрад Лоренц


Приложение научных методов к изучению и объяснению того, что находится в сфере культуры, религии, этики, метафизики, некорректно. Это уже не наука, а игра в науку. Н. Бердяев эту подмену называл «научностью»: «Никто серьёзно не сомневается в ценности науки. Наука – неоспоримый факт, нужный человеку. Но в ценности и нужности научности можно сомневаться. Наука и научность – совсем разные вещи. Научность есть перенесение критериев науки на другие области, чуждые духовной жизни, чуждые науке. Научность покоится на вере в то, что наука есть верховный критерий всей жизни духа, что установленному ей распорядку всё должно покоряться, что её запреты и разрешения имеют решающее значение повсеместно. Научность предполагает существование единого метода… Но и тут можно указать на плюрализм научных методов, соответствующий плюрализму науки. Нельзя, например, перенести метод естественных наук в психологию и в науки общественные»[28]. И если науки, по мнению Н. Бердяева, есть сознание зависимости, то научность есть рабство духа у низших сфер бытия, неустанное и повсеместное сознание власти необходимости, зависимости от «мировой тяжести». Бердяев приходит к выводу, что «научная общеобязательность – это формализм человечества, внутренне разорванного и духовно разобщённого»[29].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Н. А. Бердяев


О долгосрочных последствиях «научности» как универсального принципа, навязанного обществу, требуется отдельный обстоятельный разговор. Отмечу лишь, что вскоре после того, как идеи «научности» были посеяны в человеческом сознании, пошли первые «цветочки». Ими стал нигилизм. Иван Сергеевич Тургенев прекрасно показал это явление на примере Базарова в «Отцах и детях». С. Кара-Мурза пишет: «Рационализм, «вычистивший» из логического мышления этику и метафизику, выродился в нигилизм – отрицание ценностей» и заключает свою мысль крылатой фразой: «Запад – цивилизация, знающая цену всему, но не знающая ценности ничего»[30]. Ягодками «научности» станут последние времена, когда нигилизм, претерпев различные мутации, превратится во всемирную религию антихриста.

Лжепророки естественных наук как «Троянский конь»

Подробнее остановимся на втором эшелоне лжепророков (представители естественных наук). Следует признать справедливости ради, что многие учёные-естествоиспытатели никакого сознательного участия в борьбе с религией и Церковью не принимали. Но их сплошь и рядом использовали в этих целях. Причём некоторые учёные об этом не догадывались, а если и догадывались, то не протестовали. Молчать и не протестовать их заставляла нежданно нагрянувшая слава, которая, как известно, имеет способность усыплять совесть человека. Имел место банальный подкуп человека, занятого интеллектуальной, познавательной деятельностью. Причём подкуп может осуществляться с помощью не только денег, но также славы. Тема эта очень обширная. К сегодняшнему дню опубликован целый ряд книг по теме «Наука и религия», где достаточно подробно рассмотрена история данного вопроса.

Один из методов использования науки против религии я условно называю методом «Троянского коня». Суть его проста. Учёный-естественник в своей области может сделать какие-то открытия. Открытия – настоящие, экспериментально проверяются, результаты могут использоваться в технике и экономике. Такой учёный становится известным, иногда всемирно известным. В какой-то мере даже создаётся «культ личности» учёного. Делается это сознательно – для того, чтобы никто не ставил под сомнение его гениальность. Причём гениальность приписывается не только тому, что учёный делает в своей профессиональной сфере, но также любым его высказываниям и мыслям. У учёного могут быть свои частные мнения по вопросам о Боге, происхождении и устройстве Вселенной, происхождении человека, мировой истории и т. п. Но из частных они автоматически могут стать публичными и непререкаемыми, если эти идеи нужны для решения тех задач, которые «древний змий» ставит своим агентам, действующим на Земле. В своё время священноисповедник Лука (Войно-Ясенецкий) совершенно справедливо заметил, что в наше время происходит страшная подмена: наука подменяется мнениями учёных.

Культ личности трансформируется в культ идеи. Идеи талантливых учёных могут быть безумными, противоречить логике, мыслителям предыдущих поколений, догматам Церкви и т. п. Это не имеет никакого значения. Безумную идею агенты «древнего змия» усиленно внедряют в сознание общества. «Древний змий» точно так же искушает людей своими обещаниями (действуя через агентов-лжепророков), как это он делал в Эдемском саду. Примечательно, что большинство таких идей, внедряемых с помощью метода «Троянского коня», нацелено, прямо или косвенно, на подрыв устоев христианского мировоззрения и миропорядка. Без этого «древний змий» никогда не получит полной власти над миром.

Социальные заказы для лженауки

Кроме метода «Троянского коня» наука использует метод «СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА». Этот метод более применим к тем, кто представляет «третий эшелон» — так называемую «социальную науку». Социальная наука – наука об обществе; она распадается на ряд конкретных социальных наук – экономику, историю, политологию, социальную психологию и т. д. Если к естественным наукам уместно применять глагол «открыть» (открыть новую звезду, новую частицу, новый биологический вид, новый закон), то к социальным наукам более уместен глагол «обосновать». В обществе люди ставят цели, готовят проекты социальных и экономических преобразований (реформ), революции, политические программы и т. п. Чтобы получить одобрение общества или минимизировать возможные протесты и противодействия, соответствующие социальные действия получают интеллектуальную поддержку, или обоснование. Такое обоснование обычно оформляется в виде договора (естественно, неофициального): исполнитель («учёный») готовит обоснование, а заказчик – его оплачивает или иным образом вознаграждает исполнителя. Иногда обоснование бывает сделано каким-то чудаком в порядке «интеллектуальных упражнений», без всякого «заказа». В таком случае просто заинтересованным субъектам остаётся лишь заняться «раскруткой» соответствующего «продукта» интеллектуальной деятельности.

Без натяжки можно утверждать, что вся так называемая «классическая английская политическая экономия» появилась на свет в конце XVIII – начале XIX веков отнюдь не в результате «свободного творческого поиска» неких «чудаков», которые «не от мира сего». «Пророки» английской политэкономии Адам Смит и Давид Рикардо выполняли «социальный заказ» английского капитализма. А потому всю их «науку» можно уверенно назвать «липой», а их самих – типичными «лжепророками». Ещё большей «липой» был «Капитал» Карла Маркса. Справедливости ради следует отметить, что многие особенности английского капитализма были правильно схвачены Марксом. Но его лукавство заключалось в том, что те особенности, которые были присущи английскому капитализму на определённом отрезке времени, экстраполировались на все страны и все времена. Так родилась ещё одна «научная» лжетеория, которая потом получила название «марксистской политэкономии капитализма». На основе этой «науки» Ленин и его единомышленники готовили революционный переворот в России[31].

В последнее время метод «Социального заказа» стал применяться не только к социальным наукам, но также к исследованиям естественнонаучного характера. Расскажу о том, что мне ближе, – об экологических проблемах (в этой сфере мне пришлось «вариться» достаточно долго; в частности, мои диссертации – кандидатская и докторская – были посвящены экономическим проблемам охраны окружающей среды). Вот, например, уже несколько десятилетий нам доказывают, что в результате активной техногенной деятельности на нашей планете начинается всеобщее потепление. Такой вывод сделан на основе теории так называемого «парникового эффекта» (эффект, мол, возникает в результате повышения концентрации углекислого газа и некоторых других газов в атмосфере Земли). На самом деле (тут я опускаю многие детали) человечеству грозит обратное: не потепление, а похолодание. Но «Социального заказа» на научный вывод о «похолодании» не было. Поэтому о тенденции понижения температуры в атмосфере Земли знает лишь узкий круг специалистов, а «широкие массы трудящихся» по-прежнему свято верят в «парниковый эффект» и повышение температуры. А кому нужна версия о глобальном изменении климата? Тем, кто хотел бы организовать на глобальном уровне систему «управления климатом». А кто эти господа, озабоченные изменениями климата? Всё те же «бойцы невидимого фронта», которые работают на одну-единственную цель – создание мирового правительства. Наконец, самый последний вопрос: Кому нужно мировое правительство? Ответ короткий: антихристу. Вот вам и вся «наука» о климате.

Иногда всё бывает проще и банальнее. Возьмём опять пример из модной ныне темы – экологии. Еще в 80-е годы прошлого века в мировых СМИ началась самая настоящая истерика по поводу того, что, мол, человечество может погибнуть от жёсткой солнечной радиации. Мол, Земля на глазах лишается естественной защиты от радиации в виде озонового слоя. Этот слой, по данным «науки», быстро разрушается в результате неумеренного использования человечеством фреонов, которые применяются в разных отраслях промышленности и различных изделиях. На бытовом уровне человек чаще всего сталкивается с фреонами, которые используются в бытовой химии, косметике, огнетушителях и т. п. Они обеспечивают распыление различных веществ, выступают в качестве так называемых «пропеллантов». На самом деле за этой истерикой скрывались коммерческие интересы американской корпорации «Дюпон», которая проталкивала на мировой рынок новое поколение химических агентов, которые были призваны заменить «экологически опасные» фреоны старого поколения. На «Дюпон» работали мировые СМИ, а также «учёные», доказывавшие разрушительный для озонового слоя эффект фреонов. Сегодня истерика утихла, поскольку задача, которая была поставлена американской корпорацией, успешно решена. Между тем, разрушение слоя действительно происходит. Но химические агенты из парфюмерных баллончиков тут не при чём. Основной вклад в разрушение производит авиация, в первую очередь военная, которая привыкла летать на больших высотах. Итак, «околонаучный» шум по поводу озонового слоя Земли – типичный пример «Социального заказа».

Человечество не успело заметить, когда и как наука окончательно перестала искать истину, а занялась выполнением «социальных заказов» в части, касающейся фундаментального знания. В целом же фундаментальная наука стала умаляться, а на её место заступила прикладная, занятая решением сиюминутных, текущих задач. Задач, связанных с удовлетворением физиологических потребностей человека, его комфорта, досуга и т. п. Наука окончательно «заземлилась». Вот что по этому поводу пишет Илья Колодяжный: «Если гармоническое знание служило стремлению человека преодолеть собственную конечность и смертность через постижение бесконечного и бессмертного Бога как творца вещественного (естественные науки) и духовного (гуманитарные науки) мира, то современное знание служит идолам комфорта, развлечения и прогресса, создавая на их потребу новые научные концепции и дисциплины, новые устройства и технологии»[32].

Лженаука: быт вместо бытия

Такая наука не делает лучше ни человека, ни его жизнь. Она решает очень частичные задачи. «Иначе говоря, при помощи науки можно усовершенствовать быт (и то односторонне), а не бытие»[33]. Даже такой ярко выраженный западник, как Т.Н. Грановский, в середине XIX века писал, что перекос науки в сторону «быта» и в ущерб «бытию», который стал наблюдаться в Европе, плохо для неё кончится. «Не единым хлебом сыт человек. Решительный перевес положительных, применяемых к материальным сторонам жизни знаний над теми, которые развивают и поддерживают в сердцах юношества любовь к прекрасным, хотя, быть может, и неосуществимым идеалам добра и красоты, неминуемо приведёт европейское общество к такой нравственной болезни, от которой нет другого лекарства, кроме смерти»[34].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Т.Н.Грановский


Если говорить о прикладной науке Нового времени, то для неё характерно безумное стремление преобразовать окружающую природу. Господь создал в течение шести дней весь видимый и невидимый мир вместе с человеком как вершиной этого творения. Бог каждый акт Своего творения завершал словами: «се добро зело». И вот человек посчитал иначе. Он решил, что «не все хорошо», можно было и лучше. Разве это не безумие? Безумие впервые проявилось ещё во времена до Великого Потопа, когда потомство Каина занялось строительством городов. Вообще-то заповедь Бога человеку на том этапе истории заключалась в том, чтобы «возделывать землю», а обо всем остальном Бог обещал заботиться. Видимо, уже было недоверие у каинитов к Богу, возникло желание жить «своим умом».

Это желание ярко проявилось в эпоху капитализма, особенно промышленной революции. Началось масштабное, радикальное преобразование того мира, который был сотворён Богом: появились гигантские промышленные центры, десятки и сотни тысяч километров железных дорог, шахты и карьеры по добыче руды и других полезных ископаемых, скважины по добыче «чёрного золота», мегаполисы, морские (а позднее и воздушные) порты, нефтепроводы, линии электропередач. Реки стали перекрываться плотинами и использоваться для производства электроэнергии, начали рыться соединяющие реки и моря каналы, в горах прокладываться туннели и т. д.

Падший человек стал переделывать не только окружающую его природную среду, но также самого себя. Даже высшее творение Бога – человек, как кажется современным интеллектуалам, требует «доработки». Вариантов «переделки» и «доработки» много. Все эти варианты сегодня обсуждаются в рамках нового интеллектуально-философского и практического движения под названием «Трансгуманизм». Человека хотят сделать умнее, прочнее, долговечнее, а со временем даже добиться его бессмертия. Есть варианты соединения человека с машиной и получения «гибрида» – киборга. Плюс к этому «усовершенствование» человека с помощью нанотехнологий, биотехнологий, психосоциальных технологий и т. п. Естественно, что духовное совершенствование человека, основанное на многовековом опыте Христианской церкви, лжепророков трансгуманизма не интересует.

Одним словом, стала расти пирамида так называемого «научно-технического прогресса». Процесс возведения пирамиды НТП непрерывен: решение одной проблемы порождает несколько новых; решение новых проблем порождает уже такое количество проблем, которое не поддаётся учёту. Процесс движения по пути научно-технического прогресса увлекательный, но вот куда ведёт этот путь, не знают даже все нобелевские лауреаты, вместе взятые. Но почему-то при этом вспоминается поговорка насчёт дороги, вымощенной «благими помыслами».

Об «оптическом обмане» «прогресса» очень убедительно писал преподобный Амвросий Оптинский:

«…несправедливо и то, будто человечество на Земле постоянно совершенствуется. Прогресс или улучшение есть только во внешних человеческих делах, в удобстве жизни. Например, мы пользуемся железными дорогами и телеграфами, которых прежде не было; выкапывается каменный уголь, который скрывался в недрах земных, и т. д. В христианско-нравственном же отношении всеобщего прогресса нет… Нравственное совершенство на Земле (несовершенное) достигается не всем человечеством в совокупности, а каждым верующим в частности, по мере исполнения заповедей Божиих и по мере смирения»[35].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

прп Амвросий Оптинский


Преподобный Варсонофий Оптинский пишет: «Наука идёт вперёд большими шагами; если бы нашим отцам или дедам сказали, что люди научатся по телеграфной проволоке говорить через огромное расстояние или, например, переговариваться по телефону, то они не поверили бы и, пожалуй, сочли бы человека, рассказывающего о таких вещах, за сумасшедшего. Да, действительно, в области разных изобретений мы далеко ушли вперёд, но стало ли лучше жить людям? Увы, наоборот, стало ещё хуже.

В 1884–1885 годах была в Париже Всемирная выставка. Её посетил один профессор Оксфордского университета. Возвратясь домой, он говорил студентам: «Видел я всевозможные машины, машины на всё – только одной, притом простой, машины я не видал, и на мой вопрос, будет ли такая изобретена, дают отрицательный ответ». «Какая же это машина, профессор?» – удивлённо спросили студенты. «Машина, делающая счастье», – ответил он. Действительно, счастья нет, так как его хотят создать без Христа – и горько ошибаются. Вот вы занимаете скромное положение, но имеете веру и любовь ко Господу, а потому и обладаете миром душевным»[36].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

прп Варсонофий Оптинский

Наука и «экономическое развитие»

Всё это вписывается в процесс так называемого «экономического развития». В Новое время интерес к экономике стал зашкаливать. Появилась даже «экономическая наука», объясняющая, как надо производить, обмениваться, распределять и потреблять. С точки зрения христианина, появление в XVII веке «экономической науки» – безумие и очередной акт богоборчества. Если бы экономическая наука объясняла ещё раз человеку заповеди Бога, которые он должен помнить и исполнять в процессе своей трудовой деятельности, то, наверное, такую науку можно приветствовать. Но дело в том, что «экономическая наука», появившаяся в Европе, демонстративно «эмансипировалась» от Бога (а затем, постепенно, и от нравственных норм). Те, кто знакомы с богословием, знают, что один из ключевых разделов этого знания посвящён Божественному домостроительству[37]. По-гречески это будет звучать как «Божественная экономика». Бог уже определил, как должна строиться жизнь человека, в том числе та, которая связана с хозяйством. А ту «экономическую науку», которую придумали в Европе, можно назвать «богоборческой экономикой». Безумный человек пытается на практике применять догматы «богоборческой экономики». А в результате получает весь набор «цветочков» и «ягодок» – социальную поляризацию, кризисы, безработицу, инфляцию, истощение природных ресурсов и загрязнение окружающей среды, фальсификацию товаров, превращение в товар самого человека, умственную и физическую деградацию человека. Господь посылает глупому и жестоковыйному человеку «сигналы», подсказывающие: так жить нельзя. А человек упорствует, придумывая новые версии и модели «богоборческой экономики». Впрочем, придумывают не рядовые люди, а лжепророки от «экономической науки». Получая за свои «открытия» нобелевские премии по экономике, лжепророки конструируют и обосновывают лжеэкономику!

«Наука ради науки»

Фундаментальная наука с её «истинами» сегодня мало кого интересует. Произошла страшная и непоправимая мутация: была размыта грань между истиной и ложью. Никто в науке уже давно не оперирует понятиями «истина» и «ложь». Прибегают к новым понятиям: «польза», «выгода», «прибыль», «ущерб», «потеря». В лучшем случае – «относительная истина». Для современного типичного представителя «научной корпорации» абсолютная истина не существует, все истины «относительны». Сегодня такую позицию многие защищают, ссылаясь на «теорию относительности» Альберта Эйнштейна.

Для многих вполне будет достаточно самого процесса получения новых знаний, который незаметно превращается в «дурную бесконечность». Как тут не вспомнить слова немецкого социал-демократа и лидера II Интернационала Эдуарда Бернштейна (1850–1932): «Движение – всё, цель – ничто». Раньше, в эпоху христианства, человек, познавая природу, общество, самого себя, познавал и творца мира – Бога. Познание приближало к цели, коей была Истина и Бог. Теперь цели нет. Есть процесс получения и накопления знания. Все мы помним крылатую фразу «искусство ради искусства»[38]. Её можно дополнить формулой «наука ради науки»[39]. Эксперты давно уже заметили это явление. Правда, объяснение дают поверхностное: мол, под этим процессом лежит желание членов «научной корпорации» иметь непрерывное и бесконечное финансирование. Но деньги в данном случае – лишь взятка за то, чтобы человек отказался от высших целей. Целью научной деятельности становятся средства, которые можно назвать более точно: «денежные средства». Время «чудаков», для которых в иерархии ценностей научной деятельности деньги и слава оказываются ниже чего-то другого, уходит в прошлое.

Люди последних времён «утратят самый вкус к истине, а с ним и чутьё истины, как и интерес к ней»[40]. Не о них ли говорил апостол Павел, что они отвратят свой слух от истины и обратят его на ласкающие ухо басни?

«Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3–4).

Наука как религия. Об «академии наук»

Наука сегодня считается высшим авторитетом для большинства людей. Многим она заменила веру в Бога и упование на Бога. Наука оказалась выше Бога. Она сама – Бог. Крылатой стала фраза: «Наука сказала». Если она что-то сказала, значит, так оно и есть. Обсуждению дальнейшему это не подлежит. Во-первых, потому, что отдельно взятый гражданин не имеет, как правило, достаточно знаний, исходной информации, необходимого оборудования и времени для того, чтобы что-то проверить и в случае необходимости опровергнуть. Во-вторых, потому, что даже если кто-то не согласен с тем, что «наука сказала», его возражения общество не услышит. Такого диссидента не сжигают на костре (как это было в Средние века при инквизиции), его просто игнорируют и замалчивают. Поэтому наука как религия стала монопольным институтом; риск появления ересей, способных подорвать её авторитет, сегодня минимален. Наука организована по принципу тоталитарной секты.

Наука стала религией со всеми присущими ей атрибутами. У неё есть свой «символ веры». В этом «символе веры» содержатся все основные догматы религии науки. Прежде всего – догмат материализма. Также догматы рационализма, эмпиризма, экспериментальной проверки и т. п. Это базовые догматы, которые формулировались философами в XVI – ХVII веках. После этого появились догматы второго поколения. Например, догмат эволюционизма и происхождения человека из обезьяны. Догмат так называемого «дарвинизма», о котором мы будем особо говорить. У науки имеются свои храмы, есть даже почти официальное выражение: «храм науки». У науки есть свои святые – знаменитые учёные прошлого, непререкаемые авторитеты. Сложилась своя иерархия в виде учёных званий и учёных степеней, должностей. На вершине иерархической пирамиды имеются верховные жрецы – академики и президенты академий наук. К этой верхушке примыкают гуру, к голосу которых все обязаны прислушиваться (примеры: Чарльз Дарвин, Альберт Эйнштейн). Наконец, в науке масса своих ритуалов, напоминающих церковные службы. Например, защита диссертаций, выборы академиков, торжественное присуждение Нобелевской премии и т. д.

Академическая наука – серьёзнейший институт, имеющий глубокую историю. Некоторые думают, что Академия наук – это то, что уходит своими корнями в те времена, когда Платон организовал свою академию – место, где он, прогуливаясь, беседовал со своими учениками о мире и метафизике. Платоновская Академия – религиозно-философский союз, основанный в 380-х годах до Р.Х. близ Афин в местности, названной в честь мифического героя Академа. В Академии разрабатывался широкий круг дисциплин: философия, математика, астрономия, естествознание и другие. Внутри Академии было разделение на старших и младших; основным методом обучения была диалектика (диалог)[41].

Но, сдаётся мне, что современная Академия наук копирует другой институт прошлого. А именно – институт, который назывался у древних иудеев «иешива» – школа для изучения Талмуда. Другим названием такой школы было «академия». Вскоре после Р.Х. (когда евреи были изгнаны из Иерусалима и Палестины) ряд иешив был организован за пределами Иудеи и даже Палестины, на территории Вавилонии (Явна, Сура, Пумбедита). Иешивы (академии) в какой-то мере заменяли евреям разрушенный в 70 годах по Р.Х. Иерусалимский храм, были центрами духовной жизни иудеев. Некоторые из таких иешив (академий) занимались не только изучением Талмуда, но и его дальнейшей доработкой. В частности, Академия в Суре завершила разработку Вавилонского Талмуда[42]. Вот некоторые детали по вопросу о том, как академии готовили Вавилонский Талмуд:

«Вавилонский Талмуд, по сути, является толкованием и развитием Мишны, как её продолжали углублять в великих академиях Вавилонии. Хотя не существует чёткой даты начала или завершения этого периода, по традиции, период Вавилонского Талмуда датируется с дней Абба Ариха (обычно называемого Рав) и Самуэля, с первой половины третьего столетия, до конца преподавательской деятельности Равина в 499 году. Самые важные академии находились в Нехардее, Суре, Пумбедите, Махозе, Нареше и Мата Мехазии. Тогда как две или более этих академий существовали наряду друг с другом, центр изучения часто перемещался из одной академии в другую. Частично это было обусловлено политическими преследованиями – например, Нехардея была разрушена в 259 году после смерти Самуэля и восстановлена только позднее, а частично – фигурой преподавателя, который был главой академии. Выдающимися учителями были Самуэль в старой школе Нехардее и Рав, основатель академии в Суре»[43].

В академиях работали люди, которых называли «учёными», «книжниками». Наиболее авторитетные из них носили звание «доктор». В таких академиях учёные готовили раввинов – «кадры» для работы в синагогах. «На протяжении многих поколений из иешив (академий) выходили духовные вожди еврейского народа. Пользуясь верховным авторитетом среди еврейства, иешивы выполняли законодательную функцию… Иешивы во многом обусловили социальную структуру еврейства»[44]. Сравнительный анализ двух типов академий прошлого – Академии Платона и академий древних иудеев – показывает, что современные академии наук имеют гораздо больше сходства со вторым видом. Академии древних иудеев решали задачи как религиозного, так и социально-политического характера. Прежде всего, они были призваны обеспечить контроль иудейских вождей над народом. Созданный талмудическими академиями свод законов, предписаний и норм стал истиной в последней инстанции. «Талмуд говорит» – это императив, очень похожий на фразу «Наука сказала». Современная наука (не только академическая) занимается, в первую очередь, не поиском истин (как это было в платоновской академии), а созданием их и последующим внедрением в сознание миллионов людей (как это было в академиях, создававших Талмуд и внедрявших его идеи в сознание еврейского народа). Религиозная составляющая современной науки не оставляет никакого сомнения.

Смерть науки

Мы помним, что Фридрих Ницше когда-то сказал: «Бог умер!». Но если Бога для людей уже не существует, тогда для них не существует и многого другого. В том числе и науки как средства познания Истины. Раз исчезает Высший и Конечный Объект познания, то исчезает и познание. Есть лишь имитация познания. Если Бог умер, тогда умерла и наука как важнейшая форма познания. К сожалению, никто не рискует сегодня признать этот «медицинский факт» – смерть науки.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Джон Хорган


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Книга Д.Хоргана «Конец науки»


Тема «смерти науки» сегодня табуирована. Мне попалась лишь единственная переводная книга, которая хоть как-то затрагивает тему «смерти науки». Она называется «Конец науки» и написана американцем Джоном Хорганом[45]. Следует признать, что американский автор вкладывает в «конец науки» иной смысл (нежели то, что я сказал выше). По мнению Джона Хоргана, наука просто приблизилась к пределам познания мира и дальнейшее расширение знаний о мире весьма проблематично. Всё основное сделано, остаются пусть и бесконечные, но всё же не столь важные детали. Учёные обречены на то, чтобы собирать «крохи». Впрочем, некоторые факты и примеры, приводимые в книге Хоргана, отчасти свидетельствуют о том, что наука перестала быть наукой, от неё осталась лишь вывеска, вводящая людей в заблуждение. Позитивное значение книги Хоргана в том, что она сумела спровоцировать дискуссию (на некоторое время) по вопросу о науке, её целях, возможностях, а также её будущем. Дискуссия эта велась в основном в Интернете и в электронных СМИ. Среди публикаций подобного рода особо хочу выделить статью-рецензию Евгения Балацкого «Джон Хорган о конце науки»[46]. С моей точки зрения, Балацкий более чётко расставляет акценты и делает более глубокие выводы, чем сам Джон Хорган. Позволю привести полностью заключительную часть статьи-рецензии, содержащую четыре вывода:


«ВО-ПЕРВЫХ, почти все науки споткнулись о проблему эффективности. Пройдя определённый эмпирический рубеж, дальнейшее наращивание научных знаний становится нецелесообразным и нерациональным. Слишком дорого, слишком сложно, слишком далеко от реальности. И в этом пункте Джон Хорган абсолютно прав. Пути преодоления возникшей проблемы пока не просматриваются, что и позволяет говорить о конце науки.


ВО-ВТОРЫХ, сейчас, как никогда раньше, хорошо осознаётся условность научного знания. В последнее время всё чаще появляются результаты исследований, которые претендуют на пересмотр традиционных теорий, если вообще не на их полный разгром. Наиболее часто такие результаты появляются в истории, астрофизике и биологии. Однако если одно, пусть даже очень важное, открытие способно опрокинуть всё предыдущее знание, то чего же стоило это знание, которое так высоко ценилось современниками. Похоже, что случай замены системы Птолемея системой Коперника претендует на то, чтобы стать типичным в современной науке. Данная угроза пока не реализовалась, но само её наличие позволяет констатировать, что в науке что-то не ладно.


В-ТРЕТЬИХ, сейчас, как никогда раньше, очень хорошо осознаётся ограниченность научного знания. Приведу простейший пример. Весь мир буквально захлёбывается кока-колой и пепси-колой, в то время как рецепт этих напитков остаётся таинственным технологическим ноу-хау соответствующих фирм. Разве не странно, что современные физики и химики при всей чудовищной мощи своих наук не могут расшифровать состав какой-то шипучки? Конечно, в принципе, этот состав определить можно, грубо говоря, пересчитав все атомы жидкости. Однако этот эксперимент будет столь дорогим, что вряд ли окупится. Но если современная наука не научилась решать подобные проблемы, то что же она вообще может? И уж тем более не ясно, стоит ли при этом изучать процессы испарения чёрных дыр. Таких противоречий в современной жизни множество, что лишний раз доказывает справедливость прагматических утверждений Хоргана о несостоятельности иронической науки.


В-ЧЕТВЁРТЫХ, вся современная наука (и, я думаю, наука будущего тоже) изучает грубый, материальный мир, в то время как на духовный мир её законы не распространяются. Между тем, большинство проблем отдельного человека и общества в целом лежит именно в духовной сфере. Похоже, что наука здесь помочь ничем не может. Если же материальный мир наукой уже изучен достаточно хорошо, а духовный мир не входит в сферу её компетенции, то не завершила ли она свой путь? Данный факт служит ещё одним аргументом в пользу ограничения безудержных «иронических» построений теоретиков».

Хочу теперь подвести собственный итог. Возможности науки познавать мир сегодня действительно резко сузились. И в этом я полностью согласен как с Джоном Хорганом, так и с Е. Балацким. Но при этом хочу подчеркнуть, что особенно таких задач наука и не ставит. Неафишируемой задачей науки сегодня стало то, что в своё время Карл Маркс сформулировал в отношении философии. В 1844 году «классик» сделал важное заявление: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»[47]. Во все времена существовало разделение науки на фундаментальную и прикладную. Если прикладная наука занималась преобразованием мира, то фундаментальная – постижением тайн мира, познанием законов. На первый взгляд и сегодня фундаментальная наука продолжает бесстрастно заниматься познанием мира. Но это только на первый взгляд. На самом деле она уже давно занимается преобразованиями. Основным объектом преобразований выступает сознание человека. Дарвинизм – первый опыт подобного рода. Для тех, кто его организовал, этот опыт оказался успешным. Но наука, которая занимается переделкой человеческого сознания, уже не наука. Мы имеем дело с подлогом. Нам говорят про «науку», но её давно уже нет. Это новая религия. Переходная форма к всемирной религии антихриста.

Бунт против Бога

Следует отметить, что лжепророки от науки действуют осторожно, поэтапно. Можно выделить три основных этапа развития науки со времен её появления в XVII веке:


1) подмена целей научной деятельности, постепенный отказ от постижения Истины и замена высшей цели бесконечным количеством частных «практических» задач;

2) критика Христианства как «реакционного» мировоззрения, противоречащего догматам позитивной науки;

3) приведение людей к принятию тех «догматов», которые будут составлять учение антихриста.


Сейчас мы находимся на втором этапе. Он начался во Франции ещё в эпоху Просвещения (XVIII в.), когда некоторые философы от глухого неприятия Христианства перешли (впервые за многие века) к прямым выпадам против него. Но наиболее ярко свой богоборческий характер «корпорация учёных» продемонстрировала в нашей стране в прошлом веке. Апогеем этого «теоретического» богоборчества стало появление в СССР так называемого «научного атеизма». Советского Союза уже нет четверть века. Однако богоборчество «корпорации учёных» не исчезло, оно на время ушло в тень. О его существовании свидетельствуют периодически повторяющиеся вылазки засевших в засаде «научных атеистов». Достаточно вспомнить «Письмо десяти», которое было подписано отечественными академиками в адрес Президента России в 2007 году. В письме содержался призыв покончить с церковным мракобесием в сфере образования молодёжи. Наиболее яркими и известными фигурами среди подписантов были лауреаты Нобелевской премии Виталий Гинзбург и Жорес Алфёров. Вот фрагмент этого письма: «Но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования “материалистическое видение мира”, подменить знания, накопленные наукой, верой. Не следует забывать, что провозглашённый государством курс на инновационное развитие может быть осуществлён лишь в том случае, если школы и вузы вооружат молодых людей знаниями, добытыми современной наукой. Никакой альтернативы этим знаниям не существует». Думаю, что если бы авторы и подписанты этого письма жили в 20-30-е годы прошлого века, то они непременно вошли бы в состав активистов «Союза воинствующих безбожников» Губельмана (Ярославского).

Не должно быть никаких сомнений в том, что так называемая «позитивная наука» Нового времени – религия. Любая религия зиждется на вере. Наука также зиждется на вере, вере в аксиомы[48]. Многие научные аксиомы более чем сомнительны, в любом случае их нельзя представлять как «железобетонный фундамент» науки (теории). Австрийский математик Курт Гёдель доказал «теоремы о неполноте» (1931). Суть их в том, что всякая формальная система (система математических аксиом), начиная с определённого уровня сложности, либо внутренне противоречива, либо неполна. То есть в достаточно сложных системах найдётся хотя бы одно высказывание, ни истинность, ни ложность которого не может быть доказана средствами самой этой системы. Требуются дополнительные «входящие», истинность или ложность которых нельзя доказать с помощью формальной логики. Теоремы Гёделя нанесли серьёзный удар по философскому мировоззрению рационализма[49].

Набор этих аксиом постоянно расширяется, а значимость отдельных аксиом меняется. Некоторые исчезают, не оставив следа в сознании человечества, другие, наоборот, укрепляются, их рейтинг растёт. На первое место выходит аксиома: «Бога нет» (атеизм). С ней конкурирует другая аксиома: «Мы не знаем, есть Бог или нет, но для нас это не так важно» (агностицизм). Есть ещё одна конкурирующая аксиома: «Бог есть, но с того момента, как Он создал наш мир, Его как бы уже и нет. Он удалился и почивает. Мир живёт и развивается автономно от Бога» (деизм). Но это ещё «цветочки». Наступят последние времена (описанные в Апокалипсисе), когда появится новая «аксиома»: «Истина всё-таки существует. Источник истины в последней инстанции – дьявол». Это будет не обычная «научная аксиома», это будет «декрет» антихриста, обязывающий каждого человека думать и действовать с учётом этой «аксиомы». А лжепророк последних времён будет разъяснять людям смысл этой высшей «научной аксиомы» и контролировать её «исполнение» всеми подданными в царстве антихриста.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Курт Гёдель


Под понятие «басен», упомянутых апостолом Павлом, вполне подходят многие современные «научные» теории. Например, о происхождении человека из обезьяны, о зарождении жизни на Земле из мёртвой материи, о «рождении» Вселенной в результате «большого взрыва», о происхождении неопознанных летающих объектов (НЛО), о существовании жизни на других планетах и в других галактиках и т. п. О некоторых из этих «научных басен» и их авторах мы ещё поговорим…

Часть III

Лжепророки последних времён. Дарвин и дарвинизм

Недоучки и переучки не верят в личного, праведного, всемогущего и безначального Бога, а верят в безличное начало и в какую-то эволюцию мира и всех существ… и потому живут и действуют так, как будто никому не будут давать ответ в своих словах и делах, обоготворяя самих себя, свой разум и свои страсти. В ослеплении они доходят до безумия, отрицают самое бытие Божие и утверждают, что всё происходит через слепую эволюцию (учение о том, что всё рождающееся происходит само собой, без участия Творческой силы). Но у кого есть разум, тот не поверит таким безумным бредням.

Святой праведный Иоанн Кронштадский[50]

Дарвинизм противоречит Библии, но он представляет собой не науку, а лишь мнение учёных, противоречащее научно установленным фактам.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)[51]

Выше мы начали разговор о лжепророках науки. Как я отметил, для продвижения врагом рода человеческого разрушительных, антихристианских идей широко используется метод «Троянского коня». В качестве «Троянского коня» используется «раскрученный» с помощью агентов «князя мира сего» представитель науки. Его представляют обществу как «пророка» и призывают внимать каждому его слову.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

«Происхождение видов…» – официальное рождение дарвинизма

Классический пример применения метода «Троянского коня» – теория английского учёного-биолога Чарльза Дарвина (1809–1882). Пересказывать её я не собираюсь. Все и так знают, о чём идёт речь. Основные положения изложены в работе «Происхождение видов» (Te Origin of Species)[52]. Первое издание вышло в 1859 году. При жизни автора книга много раз переиздавалась, Дарвин постоянно её дорабатывал. Им были написаны другие книги, развивавшие идеи «Происхождения видов». В 1868 году Дарвин опубликовал свой второй труд на тему эволюции – «Изменение животных и растений в домашнем состоянии». В него вошло множество примеров эволюции организмов. В 1871 году появился ещё один важный труд Дарвина – «Происхождение человека и половой отбор», где Дарвин привёл аргументы в пользу естественного происхождения человека от животных (обезьяноподобных предков). Кроме того, у Дарвина были работы, которые напрямую не были связаны с теорией естественного отбора и эволюции. Например, «Опыление у орхидных» (1862), «Выражение эмоций у человека и животных» (1872), «Действие перекрёстного опыления и самоопыления в растительном мире» (1876).

Предшественники дарвинизма

Конечно, дарвинизм с его идеями эволюционного развития, естественного отбора и происхождения человека из обезьяны родился не на пустом месте. Соответствующие идеи «витали в воздухе».

Некоторые – на протяжении веков. Однако по разным причинам они не принимались обществом, дожидаясь своего часа. Идея эволюционного развития живого мира (биологической эволюции) стара как мир. Предположение о том, что живые организмы могут изменяться, встречается уже у ранних греческих философов, живших до Сократа. Давать исторический обзор всех научных и философских концепций биологической эволюции не позволяет формат данного материала. Отмечу лишь, что непосредственно перед появлением «Происхождения видов…» Дарвина в обществе популярной была версия биологической эволюции французского учёного-естествоиспытателя Жана Батиста Ламарка (1744–1829), изложенная им в «Философии зоологии» (1809). Концепция Ламарка (ламаркизм) достаточно сложна для объяснения. Автор использует в работе понятия, которые малопонятны современному человеку, например, «тонкие флюиды», «эфир» и т. п. Некоторые положения принимаются без доказательства (так, допускается постоянное «самозарождение жизни» и т. д.). Если коротко перевести на наш язык, то «двигателем» эволюции является внутренне присущее организмам «стремление к самосовершенствованию». Кстати, даже появление дарвинизма не привело к уничтожению ламаркизма. Во второй половине XIX века они сосуществовали как конкурирующие концепции. Позднее (в ХХ в.) в рамках синтетической теории эволюции они уже рассматривались как дополняющие друг друга.

Но возьмём самую «революционную» и шокировавшую многих в ХIХ веке идею происхождения человека из обезьяны. Даже она, как выясняется, имела своих «предтеч»[53]. У многих племён Африки существуют предания о происхождении человека от обезьян. Зачатки научных знаний о человеке возникли в недрах античной философии. Философ Анаксимандр (610–546 до н. э.), изучая развитие живой природы, выдвигал идеи о возникновении человека путём последовательных превращений животных. Зачатки эволюционных взглядов можно найти в сочинениях Демокрита, Эмпедокла, Сократа, Геродота, Аристотеля.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Жан Батист Ламарк


В эпоху Христианства идеи эволюционного происхождения человека из обезьяны никем не обсуждались. На сходство человека с обезьяной обратил внимание шведский естествоиспытатель и медик Карл Линней (1707–1778). Между прочим, этот естествоиспытатель не подвергал сомнению божественное происхождение человека. Он лишь провёл сравнительный анатомический и физиологический анализ двух видов. В эпоху господства Христианства это был очень смелый шаг; не случайно труд Линнея на долгое время был запрещён Ватиканом. Известный немецкий философ Иммануил Кант (1724–1804) в конце XVIII века писал о возможной эволюции природы, которая могла бы превратить человекообразную обезьяну в человека, снабдив её хватательной рукой и двуногим передвижением. Но при этом Кант считал обязательным условием такой эволюции наличие некой божественной «сверхидеи». Примерно в то же время шотландский философ Джеймс Барнетт Монбоддо (1714–1799) попытался объяснить превращение обезьяны в человека действием труда. Однако, будучи сторонником идеи неизменности видов, Монбоддо считал человекообразных обезьян и людей представителями одного вида. В России убеждённым сторонником идей о родстве человека с животными был известный писатель и философ А.Н. Радищев (1749–1802). В своём трактате «О человеке, о его смертности и бессмертии», написанном в конце XVIII века, Радищев говорит: «Человек – единоутробный сродственник, брат всему на Земле живущему, не только зверю, птице, рыбе, насекомому…, но и растению, грибу, мху… Паче всего сходственность человека примечательна с животными… Все органы, коими одарён человек, имеют и животные…» Но Радищев также подчёркивал и отличия человека, которые, по его мнению, в основном заключались в строении руки и большого пальца. Однако Радищев не распространял идею развития на бессмертную душу. Вплотную подошёл к созданию теории эволюционного антропогенеза Афанасий Каверзнев (1748-?), который в 1775 году, почти за сто лет до работ Ч. Дарвина, опубликовал на немецком языке в Лейпциге труд «О перерождении животных», в котором подробно развивал идею о родстве человека и обезьян[54]. Очень оригинального взгляда на происхождение человека придерживался Ж.Б. Робинс, который считал, что животные представляют собой неудачные попытки природы сотворить наиболее совершенную форму жизни – человека. Уже упоминавшийся нами выше создатель эволюционной теории Ж.Б. Ламарк в начале позапрошлого века изложил свою теорию происхождения человека. Он говорил, что некий «четверорукий» предок человека «утратил привычку» лазать по деревьям, но приобрёл другую – передвигаться на двух ногах. Будучи сторонником идеи об упражнении и праздном состоянии органов, Ламарк утверждал, что новые потребности предка человека рождали усилия, которые изменяли строение органов и частей тела будущего человека, а жизнь в многочисленных стаях требовала более совершенных средств общения.

Известный подвижник Православия иеромонах Серафим Роуз (1934–1982) в своей работе «Православный взгляд на эволюцию» пишет, что теория Дарвина – это уже финал длительной философской подготовки идеологии эволюции. Она началась с философов-рационалистов XVII века: «…нет убедительных научных доказательств, чтобы …всё ныне живущее произошло, в конечном счете, от какого-то примитивного организма. Святые Отцы, это совершенно ясно, не верили в какую-либо такую теорию – потому что теория эволюции изобретена лишь в недавние времена. Это есть продукт современного западного образа мыслей, и, если желаете, могу потом показать вам, как возникла эта теория в русле современной философии, начиная с Декарта, задолго до того, как были получены её “научные доказательства”»[55].

Дарвинизм начался с Дарвина, но не Чарльза, а Эразма

Сама история создания теории эволюции и естественного отбора молодым зоологом Чарльзом покрыта большим туманом. Одна из версий – работа готовилась группой учёных, Чарльз был лишь одним из её членов. Работа была написана по заказу масонской ложи, в которую, между прочим, входил отец Чарльза Роберт Дарвин (1766–1848). Роберт был фигурой заметной в Англии того времени – врач, финансист, член Лондонского королевского общества, член влиятельного аристократического клана Дарвинов – Уэджвудов[56].

Впрочем, согласно другой версии, работа была готова ещё задолго до этого; она была написана дедом Чарльза Эразмом Дарвином (1682–1754). Биографы Чарльза Дарвина вынуждены признать, что дед и отец Чарльза были более талантливыми учёными, чем сам Чарльз. Эразм Дарвин даже написал книгу «Зоономия, или Законы органической жизни», в которой высказывается идея о происхождении одних родов из других.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Эразм Дарвин и его книга «Зоономия»


Достаточно подробно история создания первого наброска теории эволюции дедом Чарльза Дарвином изложена в работе Рассела Грига[57] «Дарвинизм – всё началось в семье». Приведу отрывок: «Идею об эволюции Эразм впервые предложил в порядке рабочей гипотезы в 1770 году. На его фамильном гербе было изображено три створчатых раковины и фраза на латыни E Conchis omnia («все от моллюсков»). Он приказал, чтобы этот девиз был выгравирован на его карете, чтобы «незаметно» провозглашать свою теорию. Однако незамеченным это не осталось. Священник Сьюард из собора города Личфилда написал сатирические стихи, в которых жаловался, что Дарвин отвергает своего Создателя.

Чтобы не обижать своих богатых родителей, Эразм закрасил этот герб на карете, но написал этот девиз на экслибрисе с гербом (1771). В последующие два десятилетия Эразм всё более смело провозглашал свои эволюционные идеи. В своём труде «Экономика произрастания» (1792) он заявил о том, что Земля сформировалась в результате космического взрыва. В поэме «Ботанический сад» он написал, что жизнь зародилась в океане и прогрессивно развивалась далее. Его основной труд «Зоономия, или Законы органической жизни» (В 2 т. 1794 и 1796) – это огромный медицинский трактат в прозе, включивший в себя исчерпывающую классификацию заболеваний и их лечения. На протяжении последующих 10 лет эта книга была 4 раза издана в Англии и 2 раза – в Америке, а также была переведена на немецкий, французский и итальянский языки. Её называли «первой последовательной всеобъемлющей гипотезой об эволюции», и она была опубликована примерно за 65 лет до того, как в 1859 году Чарльз Дарвин опубликовал свою версию теории эволюции в книге «О происхождении видов…». Эразм писал, что «… ещё за миллионы веков [т. е. за тысячи миллионов лет] до начала истории человечества… теплокровные животные произошли от одного живого волокна, которое было ПЕРВЫМ ВЕЛИКИМ СУЩЕСТВОМ, наделённым характеристиками животного, обладающим способностью приобретать новые части тела и, таким образом, имеющим дар улучшать собственные способности и передавать эти улучшения следующим поколениям – мир без конца!» (I:505). Позднее, в своей поэме «Храм природы», Эразм идёт ещё дальше, и пишет: «…все растения и животные, существующие на сегодняшний день, изначально произошли от микроскопических организмов, сформировавшихся в процессе спонтанной жизнедеятельности в первобытных океанах». Он также говорит: «Человек должен с нежностью относиться ко всем формам жизни – к своим братьям-муравьям и к своим сёстрам-червякам»[58].

Дополнить этот фрагмент можно ещё одной важной мыслью Рассела Грига. Идея эволюции и «естественного отбора» не была для Чарльза каким-то «озарением», которые приходят гению «свыше». Чарльз жил в атмосфере, где его дед и отец рассуждали на эти темы. Для Чарльза они стали обычными, «естественными».

Итак, «Зоономия…» Эразма Дарвина стала «первой ласточкой», предвещавшей появление на широкой арене теории эволюции и естественного отбора. Работа была оценена Церковью как еретическая. Она удостоилась особого внимания Папы Римского, который внёс её в список запрещённых книг.

И дед, и отец Чарльза были масонами. И Эразм Дарвин, и его сын Роберт были убеждёнными приверженцами деизма, признававшего Бога-Творца, но отрицавшего христианство и Церковь. Как правило, сторонники деизма, преследуемые официальной Церковью, организовывали тайные общества. Эразм Дарвин вместе со своим родственником «фарфоровым королём» Веджвудом организовал закрытое философское «Лунное общество», члены которого в полнолуние собирались для обсуждения интеллектуальных вопросов. Его сын Роберт Дарвин занимал должность мастера ложи и был очень влиятелен в этих кругах[59].

Принадлежность Чарльза к масонству – под вопросом. Скорее всего, в середине ХIХ века произошла легализация «заготовки», сделанной ещё задолго до рождения «гениального учёного» по имени Чарльз Дарвин и более чем за век до первой публикации «Происхождения видов…».

Рождение бренда «Чарльз Дарвин»

Есть более чем достаточно фактов и сведений, которые доказывают, что в середине позапрошлого века кто-то очень активно занимался выведением Чарльза Дарвина на орбиту мировой научной славы. Вот что по этому поводу пишет современный исследователь «творчества» Дарвина П.А. Павлюк: «…для раскрутки нового бренда, чтобы вырос его авторитет как учёного, Дарвину приписали некоторые открытия в области различных наук. Затем для достоверного материального подтверждения высоких изысканий Чарльза отправили в длительное кругосветное путешествие на “Бигле”. Хотя труд Дарвина можно было успешно написать и сидя в Лондоне, но это путешествие добавило ему научного веса. И для его опровержения кому-то нужно было бы повторить аналогичное путешествие. Затем, перед публикацией этого труда, были найдены авторитетные сторонники как из числа самих иллюминатов и их протеже, так и из числа нейтральных учёных. В том числе учёных покупали за деньги…»[60]

Версию о легализации «заготовки» по заказу масонской ложи нельзя до конца ни подтвердить, ни опровергнуть. Для нас это не так важно. И роль Чарльза Дарвина в мировой истории не стоит преувеличивать. Судя по всему, человек он был весьма средних способностей или даже ниже средних: «Этот молодой человек никогда не отличался какими-либо способностями и, в принципе, не мог написать что-либо подобное. Поучившись семь лет, он так и не окончил школу. Затем его отправили в Эдинбургский университет, чтобы он мог идти по стопам своего отца-врача. После двух лет учебы, ввиду неуспеваемости, отец забирает Чарльза из медицинского университета и отдаёт в престижное богословское заведение. “Три года, проведённые мною в Кембридже, были в отношении академических занятий настолько же полностью затрачены впустую, как годы, проведённые в Эдинбурге и в школе”, – позднее искренне напишет о своём образовании Дарвин. То есть сам “ученый” признался в том, что, по сути, вообще не имел никакого систематического образования, не говоря уже про область его “фундаментальных” исследований!»[61].

Поначалу Чарльз робел и даже прятался от публики. Он стеснялся называть свои идеи (или идеи своего деда) «теорией». Он предпочитал слово «гипотеза». Но постепенно вошёл в отведённую ему роль. Мы действительно имеем дело не с учёным по имени Чарльз Дарвин, а с некоей виртуальностью – брендом «Чарльз Дарвин».

Впрочем, можно предположить, что, купаясь в лучах неожиданно нахлынувшей славы, Чарльз духовно деградировал. Судя по оценкам биографов, Чарльз в детстве и молодости весьма серьёзно относился к Христианству и Священному Писанию[62]. Однако в зрелые годы начался быстрый отход Чарльза от веры и Христианства. Можно привести множество высказываний Чарльза о самом себе, свидетельствующих о духовной деградации «гения». Вот одно из них: «Я постепенно пришёл к сознанию того, что Ветхий Завет с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр., и пр., и с его приписыванием богу чувств мстительного тирана заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря… Я постепенно перестал верить в христианство как божественное откровение»[63].

Незаметно для самого себя Чарльз встал на позиции откровенного богоборчества: «Понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим. Но происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения. И в самом деле, вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным… Отвратительное учение!»[64]. Он даже стал испытывать удовлетворение от своей богоборческой деятельности: «Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни»[65].

Как уже сказано, был ли Чарльз Дарвин масоном (как его отец и дед) – не так важно. Приведённые признания показывают, что по своему богоборческому духу он был солидарен с «вольными каменщиками». А это важнее формальной принадлежности человека к масонской ложе.

Конечно, роль Чарльза в распространении дарвинизма по всему миру минимальна. Если лично самого Чарльза называть «лжепророком», то он был «лжепророком» очень мелкого калибра. Нас в подобных псевдонаучных проектах, прежде всего, должен интересовать заказчик. Им неизменно выступает тот, кто в своё время искусил первых людей в раю, заставив съесть запретный плод с Древа познания Добра и Зла. А успех его дела зависит от людей: готовы ли они съесть очередной запретный плод с указанного древа или нет. Каждый лично должен сделать свой выбор.

«Кошмар Дженкина»

Среди первых критиков идей Дарвина, которые ещё при жизни Чарльза высказывали ему свои возражения, можно назвать:


– учителя Дарвина, профессора геологии Адама Седжвика (1785–1873);

– известнейшего палеонтолога Ричарда Оуэна (1804–1892);

– крупного зоолога, палеонтолога и геолога Луи Агассиса (1807–1873);

– немецкого профессора Генриха Георга Бронна (1800–1862).


Остановлюсь лишь на одном из первых критических возражений, которое появилось в июне 1867 года в журнале North British Review. Это была статья англичанина Флеминга Дженкина под названием «Происхождение видов». Примечательно, что Флеминг не был даже биологом или палеонтологом, он был инженером. В статье ставилась под сомнение идея естественного отбора как движущей силы эволюции.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Флеминг Дженкин


Главный аргумент Дженкина – поглощающее влияние свободного скрещивания: Предположим, что в популяции появилась особь с более удачным признаком, чем у существующих особей. Но скрещиваться она вынуждена будет только с особями с «нормальными» признаками. Поэтому через несколько поколений удачное новоприобретение неизбежно будет поглощено «болотом» обычных признаков. Ознакомившись с возражениями Дженкина, Дарвин счёл, что их правильность «едва ли может быть подвергнута сомнению», и называл их «кошмаром Дженкина». В письме своему другу ботанику Джозефу Хукеру от 7 августа 1869 года Дарвин писал о статье Дженкина: «Знаете, я почувствовал себя очень приниженным, закончив чтение статьи»[66]. Дарвину пришлось вносить в свою теорию большое количество поправок, призванных если не нейтрализовать, то, по крайней мере, смягчить «кошмар Дженкина»[67].

«Кошмар Менделя»

Через некоторое время теории Дарвина пришлось столкнуться с ещё одним кошмаром, который можно назвать «кошмаром Менделя». Буквально через шесть лет после выхода в свет «Происхождения видов» мало кому известный Грегор Мендель сделал открытие, которое положило начало новой науке под названием «генетика». Коротко об основоположнике генетики: Грегор Иоганн Мендель (1822–1884) – австрийский биолог и ботаник, монах-августинец. Он – основоположник учения о наследственности, позже названного по его имени менделизмом. В течение многих лет Мендель проводил эксперименты с разными видами гороха, контрастными по цвету и гладкости кожицы семян. Он обнаружил удивительные свойства этих признаков, которые не исчезали в последующих урожаях, но вновь появлялись с определённой частотой. «Некоторые считают, что эксперименты католического монаха не привлекли должного внимания как раз из-за эйфории, вызванной эволюционной теорией Дарвина. А при отборе, проводимом Менделем, никаких эволюционных изменений не происходило. Наоборот, налицо было сохранение существующих признаков. И лишь много лет спустя научный мир признал колоссальную значимость его открытий, которые носят название первого и второго законов Менделя»[68]. Открытие Менделем закономерностей наследования однородных признаков (эти закономерности известны теперь как законы Менделя) стало первым шагом на пути к современной генетике.

Результаты своих исследований Мендель изложил в виде доклада, который был опубликован ограниченным тиражом. Труды Менделя отличались не только глубиной, но и математической точностью, однако открытие «дискретности» живого мира не получило столь же большой огласки, как теория Дарвина. В 1868 году Мендель был избран аббатом монастыря и больше биологическими исследованиями не занимался.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Грегор Мендель


Генетика, отцом-основателем которой был Мендель, по-настоящему приобрела известность лишь после Второй мировой войны. Возникло достаточно странное сосуществование дарвинизма и генетики, несовместимость которых видна невооружённым глазом. Читаем в статье известного биолога Лейна Лестера: «Генетика и эволюция были врагами с самого своего начала. Грегор Мендель, отец генетики, и Чарльз Дарвин, отец эволюции, были современниками. В то же самое время, когда Дарвин утверждал, что существа могли превращаться в другие существа, Мендель показывал, что даже индивидуальные особенности остаются постоянными. В то время как идеи Дарвина были основаны на ошибочных и непроверенных идеях о наследственности, заключения Менделя были основаны на осторожном экспериментировании. Только игнорируя полные значения современной генетики, возможно поддерживать сказку об эволюции»[69]. Лейн Лестер – верующий учёный, поэтому он объясняет живучесть дарвинизма, даже несмотря на то, что генетика опровергает теории эволюции: «Почему же работы Менделя оставались невостребованными около 35 лет? Об этом можно только догадываться. Лично я полагаю, что идеи Дарвина были немедленно подхвачены, потому что грешному человеку хотелось как-то оправдать своё безразличие к Богу, свои сомнения в Его существовании. Но к концу XIX века выводы Менделя подтвердились экспериментально, и эволюционистам не оставалось ничего иного, кроме как включить их в свои теории. Они делают это и по сей день, но очень избирательно. Ибо поддерживать миф об эволюции можно, лишь отрицая принципы современной генетики»[70].

Было многих других критиков дарвинизма. В данной работе нет возможности сделать даже краткий обзор критических точек зрения за полтора столетия с момента выхода «Происхождения видов». Примечательно, что критика заключалась не только в том, что сомнению подвергался «естественный отбор» как механизм эволюции живой природы. Некоторые критики подвергали сомнению саму эволюцию. Не в том смысле, что все биологические виды были сотворены Богом и оставались с момента творения в неизменном (или относительно устойчивом) состоянии. Были критики, которые полагали, что в истории живого мира происходит процесс, обратный эволюции – так называемая «инволюция». Часто такой процесс действительно можно наблюдать в живой природе; обычно его называют более просто: деградация, регресс, дегенерация.

Н. Данилевский против Ч. Дарвина

Против мифа об эволюции и происхождении человека из обезьяны выступали и многие русские учёные. В частности, нельзя не вспомнить прекрасную работу нашего выдающегося философа и биолога Николая Яковлевича Данилевского (1822–1885). Мы его обычно вспоминаем в связи с известной работой «Россия и Европа» (1869). Вместе с тем редко кто сегодня вспоминает другой обширный труд Данилевского, который назывался «Дарвинизм» и который появился в 1885 году. Николай Данилевский в своём труде приводит имена двух десятков всемирно известных учёных-эмпириков, резко выступавших против дарвиновской теории и критиковавших её с чисто научных позиций. В двух толстых книгах (к которым после смерти автора присоединён ещё дополнительный выпуск) Данилевский подвергает теорию Дарвина подробному разбору с целью доказать её полную неосновательность и нелепость. Вот некоторые возражения Данилевского[71]:


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Н.Я.Данилевский


ВО-ПЕРВЫХ, неправомерно распространение выводов, сделанных из наблюдений над домашними животными и культурными растениями, на организмы, живущие в естественных условиях.

ВО-ВТОРЫХ, Ч. Дарвин не формулирует точного определения основного понятия своей теории – вида. По этой причине разновидность рассматривает как начинающийся вид, т. е. различие между видом и разновидностью у него имеет исключительно количественный характер.

В-ТРЕТЬИХ, Н.Я. Данилевский показывает, что, несмотря на высокую степень изменчивости домашних животных, полученных посредством искусственного отбора, она не выходит за пределы вида. Роль же самого искусственного отбора сильно преувеличена. При создании новых пород животных и сортов растений первостепенное значение имеют гибридизация, факторы среды и крупные внезапные изменения.

В-ЧЕТВЁРТЫХ, естественный отбор невозможен, поскольку в живой природе мы не обнаруживаем результатов и следов его действия, например, не найдено ни ископаемых, ни ныне живущих в природе переходных форм.

В-ПЯТЫХ, борьба за существование не обладает свойствами отбора, лишена выраженной интенсивности, непрерывности и направленности. Она является скорее биогеографическим принципом, определяющим распределение организмов.

В-ШЕСТЫХ, свободное скрещивание[72] организмов в естественных условиях приводит к тому, что все индивидуальные различия не могут накапливаться и постоянно уничтожаются.

В-СЕДЬМЫХ, на основе предложенных Ч. Дарвином факторов никаких миллиардов лет не хватило бы для происхождения всего многообразия живых организмов.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

«Учение Дарвина, – рассуждает Н.Я. Данилевский о последствиях дарвинизма, – способствует утрате «нравственных критериев как правил и основ жизни общества» в целом и отдельного человека. А общество, которому не нужен Бог и Его законы, начинает жить исключительно в соответствии со своими желаниями и волей без каких бы то ни было ограничений. Проповедь выживания сильнейшего, наиболее приспособленного, вносит тьму в сознание ребёнка, исподволь развращая его. Отрицая Бога, дарвинизм помогает воспитывать «нечувствительность к греху», ведь «если Бога нет, значит, всё позволено»[73].

К тому времени уже часть российской интеллигенции находилась под гипнозом идей дарвинизма, поэтому к работе Данилевского многие отнеслись настороженно и даже негативно. Сочинение Данилевского было представлено в Академию наук для соискания премии, но автор так премию и не получил. До сих пор работа Данилевского остаётся предметом интереса очень узкого круга специалистов, которые понимают её истинную ценность. Вот, например, что писал известный русский зоолог и географ Л.С. Берг (1877–1950) спустя 37 лет после выхода «Дарвинизма»: «Книга эта, конечно, всем естествоиспытателям понаслышке известна, но из людей моего возраста, я думаю, найдётся в России едва пять-шесть человек, которые её читали бы: за ней имеется слава Герострата. <…> Прочитав её, я с радостным удивлением убедился, что наши взгляды во многом одинаковы. Труд Данилевского, результат обширной эрудиции автора, есть произведение, заслуживающее полного внимания. В нём заключена масса дельных соображений, к которым независимо впоследствии пришли на Западе»[74]. Книга Данилевского «Дарвинизм» издавалась уже в наше время, но мизерными тиражами[75]. С ней знакомы очень немногие[76].

Конечно, Н. Данилевский был не единственным активным противником дарвинизма. Против этого учения выступала также Церковь. Ниже я приведу некоторые выдержки из статей и проповедей наших святых ХIХ-ХХ веков: праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Варсонофия Оптинского, святителя Феофана Затворника, священномученика Владимира Киевского, священномученика Илариона Троицкого, святителя Луки Войно-Ясенецкого и других.

Удивительно, но дарвинизм не приняли даже некоторые из тех, кто был далёк от Церкви. Просто исходя из здравого смысла. Так, всем хорошо известно имя князя Петра Кропоткина (1842–1921). Его принято считать революционером-анархистом. Он достаточно резко и настойчиво выступал против государства, Церкви и любой власти вообще. При этом, как ни странно, Кропоткин достаточно жёстко воспринял дарвинизм (который, по справедливому мнению многих, как раз культивирует в обществе нигилизм и анархизм).

Свои взгляды на дарвинизм Пётр Кропоткин изложил в своей работе «Взаимопомощь как фактор эволюции» (впервые издана за рубежом в Лондоне и Нью-Йорке в 1902 г.)[77]. Князь писал, что во время своих путешествий по Сибири и Манчжурии он тщательно искал следы описанной Дарвином и его последователями борьбы среди животных за средства существования, но не находил её. По мнению Кропоткина, подкреплённому довольно большим количеством примеров, животным, как и людям, свойственна не борьба, которая ослабляет и оставляет меньше шансов на выживание вида, а наоборот, взаимопомощь в сложных обстоятельствах.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

П.А.Кропоткин


По Кропоткину, нравственные начала присутствуют уже в животном мире, и именно они являются истинным двигателем эволюции. Этика, по мнению Кропоткина, является «лучшим оружием в великой борьбе за существование, которая постоянно ведётся животными против климата, наводнений, бурь, буранов, мороза и т. п.». Пётр Кропоткин доказывает, что в природе лишь с первого взгляда побеждает хищник, что на самом деле в природе «множество видов, безусловно, слабых», которые гораздо лучше хищников «преуспевают в борьбе за существование и благодаря свойственной им общительности и взаимной защите они даже вытесняют соперников и врагов, несравненно лучше их вооружённых. Таковы муравьи, пчёлы, голуби, грызуны, олени… и так далее». Практика взаимопомощи в природе всегда ведёт к прогрессивному развитию. Взаимопомощь даёт «такие преимущества видам животных, практикующим её, что совершенно изменяет соотношение сил не в пользу хищников». В человеческой истории, доказывал Кропоткин, взаимная поддержка и всевозможные сообщества всегда ведут к прогрессу общества, процветанию народного хозяйства. Кстати, князь придавал такое большое значение взаимопомощи, поскольку считал, что именно она и должна выступать в качестве организующего начала общества. А государственная власть существует лишь там, где взаимопомощь недостаточно развита.

Дарвинизм – ворота в ад

Внедрение идей книги «Происхождение видов» в сознание общества создало двойной разрушительный эффект.


ВО-ПЕРВЫХ, гипотеза Дарвина о происхождении человека из обезьяны призвана была нанести сокрушительный удар по христианскому мировоззрению, базирующемуся на Священном Писании и Священном Предании. В первой книге Священного Писания («Бытие») написано о сотворении человека Богом. Это был непререкаемый догмат для людей на протяжении более трёх тысяч лет (с тех пор, как Богом людям была дана книга «Бытие»). И вот, во второй половине XIX века, с помощью так называемой «теории Дарвина» в сознание людей вносится смущение, а в начале XXI века в происхождение человека из обезьяны свято верят многие люди. Даже те, кто формально крещён[78].

Дарвинизм в ХХ веке не только превратил миллионы и миллионы наших граждан в агностиков и убеждённых атеистов. Он стал искажать сознание даже тех наших соотечественников, которые остались в ограде Церкви. Речь идёт о том, что дарвинистские идеи эволюционного происхождения человека стали размывать христианский догмат о творении человека Богом. В нашей Церкви возникло противостояние между лагерем «эволюционистов» (модернистов) и лагерем «креационистов» (тех, кто придерживается традиционного представления о происхождении человека в результате творения его Богом в шестой день создания мира). В католицизме и протестантизме сегодня возобладали сторонники «эволюционизма». В частности, Католическая церковь специальной папской энцикликой – Humani generis признала, что теория эволюции не противоречит учению Церкви и «может рассматриваться как гипотеза в вопросе о происхождении тела человека»[79].


ВО-ВТОРЫХ, теория Дарвина о «естественном отборе» оказала сильное влияние на подрыв христианского общественного порядка. Она была использована для обоснования конкуренции, которую «учёные от экономики» назвали «естественным отбором». А некоторые пошли ещё дальше: на основании теории Дарвина назвали капитализм «естественным» социальным порядком. Наконец, дарвинизм стал обоснованием борьбы на международной арене, он «научно» оправдал две мировые войны и бесконечное множество войн региональных и локальных.

Подытоживая, можно сказать, что основная задача дарвинизма сводится к следующему: очистить духовно-религиозное пространство от христианства (и др. религий), довести состояние общества до полного атеизма. Однако атеизм – временное, транзитное состояние общества. На смену атеизму должна прийти религия антихриста. Сам антихрист – лишь слуга своего начальника по имени сатана. Поэтому правильнее сказать, что дарвинизм расчищает поле для религии сатаны. Без преувеличения можно сказать, что дарвинизм – ворота в ад.

Два события Нового времени, которые потрясли мир

В исторической литературе уже давно устоялось понятие «Новое время». Это период между закатом Средневековья и началом Первой мировой войны 1914–1918 годов[80]. Новое время – примерно четыре века. Отрезок времени, крайне насыщенный разными событиями, – войнами, революциями, восстаниями, научными открытиями, техническими нововведениями и т. п. Почти все историки, философы и другие интеллектуалы на первое место среди событий Нового времени ставят Французскую буржуазную революцию, обычно датируемую 1789 годом (взятие крепости Бастилия). Она действительно оказала решающее влияние на развитие Европы, ибо установила (можно сказать, узаконила) принципы нового общественного порядка. Самые главные принципы были начертаны на знамени революции: «Свобода, равенство, братство». Но это были скорее лозунги, за которыми скрывались настоящие принципы. Их обычно называют принципами либерализма. Это – права человека (их доминирование над обязанностями), парламентаризм, выборность власти, свобода совести, свобода слова, неприкосновенность частной собственности, свобода торговли и частного предпринимательства, равенство всех граждан перед законом, минимизация участия государства в общественной жизни и т. п. Но принципы Французской революции подобны «матрёшкам». Внутри «матрёшки» этих принципов есть ещё одна «матрёшка». Её принципы уже звучат по-другому: насаждение атеизма и уничтожение Христианства, эксплуатация человека человеком на основе капиталистических отношений, богатство (капитал) как высшая ценность, контроль над «словом» (средствами массовой информации) со стороны капитала, социальный расизм (разделение общества на капиталистов и неимущих), уничтожение семьи, превращение человека в «атом», конкуренция и «закон джунглей» (вместо братства) и т. п.

Главный итог Французской революции: рождённый ею либерализм положил начало массовому освобождению христианской Европы от Бога. Правда, очень немногие историки идут столь далеко в оценках последствий революции (обычно ограничиваются выводом о том, что она дала толчок быстрому развитию капитализма в континентальной Европе). Французская революция 1789 года – яркий пример поговорки: «Благими намерениями дорога вымощена в ад». Можно её несколько скорректировать: «Благими лозунгами дорога вымощена в ад». Если задуматься, то Французская революция с её красивыми лозунгами «Свобода, равенство, братство» вымостила значительный кусок дороги для антихриста, который придёт к власти в последние времена.

А вот насчёт других судьбоносных событий Нового времени мнения историков сильно разнятся. Называют «тридцатилетнюю войну» (1618–1648 гг.) и завершивший её Вестфальский мир, «семилетнюю войну» (1756–1763 гг.), войну Северной Америки за независимость (1775–1783 гг.), наполеоновские войны и Венский конгресс (1814–1815 гг.), июльскую революцию 1830 года («вторая» французская революция), европейские революции 1848–1849 гг., опиумные войны, Крымскую войну (1853–1857 гг.), гражданскую войну в Америке (1861–1865 гг.), англо-бурские войны конца XIX – начала XX веков и даже восстание декабристов в 1825 году. Как видим, сплошные войны, революции и восстания. Плюс к этому называется промышленный переворот конца XVIII – начала XIX веков в Англии, изобретение железных дорог, парохода, телеграфа, электрической лампы и т. п.

Видимо, историки полагают, что общественное развитие осуществляется только под влиянием тех событий, которые можно ощущать всеми органами чувств и которые сотрясают всё общество в момент этого события (кровопролитие, перемещение больших масс людей, разрушение всевозможных военных и гражданских объектов или, наоборот, появление каких-то технических новшеств и материальные преобразования жизни). При таком «материалистическом» подходе к истории в поле зрения историков не попадают события, которые можно назвать «рождением идей». Многие идеи рождаются незаметно, их влияние на жизнь общества поначалу не ощущается. Но долговременные последствия идей могут быть не менее серьёзными, чем последствия войн.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Л.А.Тихомиров


Между прочим, наш русский мыслитель Лев Тихомиров (1852–1923) полагал, что историю трудно или даже невозможно постичь через осмысление отдельных событий и фактов. Более того, накопление дополнительных фактов не только не помогает пониманию логики и движущих сил истории, но порой ещё более запутывает общую картину. С его точки зрения, историю можно понять лишь как борьбу и смену идей. Именно такой подход он применил в своей книге «Религиозно-философские основы истории» (она написана столетие назад, в годы Первой мировой войны). С моей точки зрения, это одна из наиболее серьёзных работ по историософии[81].

Тут нельзя не вспомнить известные слова Карла Маркса, что «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». Это фраза из его статьи «К критике гегелевской философии права», написанной в 1844 году. Видимо, такое понимание роли теории в мировой истории подтолкнуло Маркса к написанию в 1848 году «Манифеста коммунистической партии». Классик явно надеялся на то, что идеи Манифеста овладеют массами и изменят вектор мирового развития. Конечно, в мире рождается бесконечно большое число идей и теорий, но выживает и возрастает в своём влиянии лишь одна из миллиона. И вот такими выжившими и начавшими победное шествие по планете оказались в Новое время всего несколько идей. В XIX веке таких идей было всего две: марксизм и дарвинизм. Те историки, которые понимают, что идеи оказывают на мировое развитие столь же сильное воздействие, как революции и войны, обычно вспоминают марксизм. А вот про дарвинизм забывают. С моей точки зрения, дарвинизм оказал и продолжает оказывать на человечество даже большее влияние, чем марксизм. После краха СССР и мировой системы социализма в конце ХХ века марксизм вошёл в стадию серьёзнейшего кризиса. Нет, он не умер, но он сегодня стал маргинальной идеей. А вот с дарвинизмом этого не произошло. Он продолжает своё победное шествие по планете.

Возвращаясь к вопросу о самых важных событиях Нового времени, я предлагаю рядом с Французской революцией 1789 года поставить дарвинизм, который родился через семьдесят лет (в 1859 г., когда вышла книга «Происхождение видов»). Это два события, которые потрясли и продолжают потрясать мир.

Неожиданно для себя буквально подобное же мнение (о двух величайших событиях Нового времени) встретил у иеромонаха Евфимия (Саморукова) в его книге «Два пути»: «Эти два явления не просто дали мировой сигнал о скором наступлении эпохи господства мирового зла, а были глобальной закваской, ложно освобождающей совесть людей – от Божия страха, от Библии, от веры в Бога и от Церкви. Мировая закулиса – «тайна беззакония» – быстро вставила Дарвиновскую теорию и демократию в глобальный школьный и правительственный механизм жизни на всей этой планете.

Французская революция не только во Франции заместила монархический строй демократическим и не только отделила государство от Церкви, а и всем тяготящимся Божиим страхом дала пагубный рецепт, как освобождаться от Божия закона. Дарвиновская теория дала людям способ освобождаться от веры в Библейскую историю, где необходимо веровать, что Бог всё создал, а не само всё произошло. Дарвиновская теория открыла путь к освобождению веры от христианского учения, где необходимо верить: что человек совершенно отличен от всех животных, что он Богоподобный, что он призван в Небесное Царствие, – взамен того внушили, что человеку можно жить без закона Божия – по законам животных.

Эта теория приравняла человека к скотам и дала людям повод к ложной мысли, что они могут жить как скоты, погрязая в скотских грехах, и что не будет наказания, что нет высших ценностей, а только земные. И революция, и Дарвиновская теория – это две ветви одного и того же корня – древнего змия, который после райского поражения человека не перестал внушать людям клевету на Бога через поругания Его образа и подобия – человека»[82].

Часть IV

Социал-дарвинизм

Ранний социал-дарвинизм. Томас Мальтус

Буквально в течение одного десятилетия после первого выхода в свет книги дарвинизм как биологическая теория трансформировался в социальный дарвинизм, или социал-дарвинизм. Это – социологическая теория, согласно которой закономерности естественного отбора и борьбы за существование в живой природе, изложенные в «Происхождении видов», распространяются на отношения в человеческом обществе.

Впервые термин «социальный дарвинизм» появился в статье Джозефа Фишера «История землепользования в Ирландии», которая была издана в 1877 году в трудах Королевского исторического общества. Несмотря на то что социальный дарвинизм носит имя Чарльза Дарвина, эта теория также связана сегодня с другими авторами, особенно с Гербертом Спенсером, Томасом Мальтусом и Фрэнсисом Гальтоном, основателем евгеники. Однако до середины ХХ века термин «социал-дарвинизм» использовался крайне редко. В широкий оборот его ввёл в Соединённых Штатах в 1944 американский историк Ричард Хофстэдтер (книга «Социал-дарвинизм в американской мысли»). Автор использовал термин для раскрытия реакционной сущности германского нацизма, который применял идеи дарвинизма для проведения своей расовой политики, обоснования немецкого шовинизма и «этнических чисток».

Отчасти о социальных аспектах эволюции человека рассуждал и сам Чарльз Дарвин, хотя мысли его по этой части весьма обрывочны и не убедительны. Дарвину, вероятно, хотелось несколько облагородить «волчий закон» естественного отбора. В этой связи он писал в своей работе «Происхождение человека и половой подбор» о возможном появлении таких форм поведения живых существ, которые содержат что-то напоминающее нравственность: «Следующее суждение кажется мне в высокой степени истинным – а именно, что любое животное, имеющее ясные социальные инстинкты, родительские и сыновние привязанности, неизбежно приобрело бы нравственное чувство или совесть, как только его интеллектуальные способности развились так же, как у человека, поскольку социальные инстинкты заставляют животное получать удовольствие в обществе его товарищей, чувствовать определённое количество согласия с ними и выполнять различные услуги для них». Итак, Дарвин констатирует наличие норм нравственности в отношениях между людьми, но попытки совместить их с законом естественного отбора выглядят у него весьма неубедительно.

Строго говоря, социальный дарвинизм родился во всё той же Англии ещё за несколько десятков лет до выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина. Предшественником идей социал-дарвинизма считается Томас Мальтус[83], издавший в 1798 году книгу «Опыт закона о народонаселении». В этом труде Мальтус утверждал, что в будущем человечество неизбежно столкнётся с проблемой нехватки продовольствия, вызванной перенаселением. Производство благ, по Мальтусу, может расти лишь в арифметической прогрессии, а рост населения – в геометрической. Он писал: «Население имеет тенденцию удваиваться каждые 25 лет и возрастать в геометрической прогрессии… средства существования при самых благоприятных условиях для труда ни в каком случае не могут возрастать быстрее, чем в арифметической прогрессии»[84].

Возникнет кризис, в результате чего бедное население планеты вымрет от голода, а богатые выживут. Развитие общества идёт через периодически возникающие кризисы и их преодоление путём отбора сильных и гибели слабых. Сокращению дисбаланса между численностью населения и ресурсами способствуют войны, эпидемии и природные бедствия, которые он относил к «стихийным» регуляторам. Также призывал к воздержанию и умеренному потреблению как средству «сознательного регулирования» пропорций, необходимых для развития общества.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Томас Мальтус


Впрочем, Мальтус проповедовал принцип: «Чем хуже, тем лучше». Имеется в виду, что надо воспринимать любые стихийные бедствия, уносящие жизни людей, как благо. «Мы должны, – писал Мальтус, – быть последовательными и способствовать действиям природы, вызывающим смертность; и если нас пугают слишком частые повторения голода в его ужасных формах, то мы должны усердно поощрять другие разрушительные силы природы, которые сами вызываем к жизни. Вместо того чтобы проповедовать среди бедняков необходимость соблюдения чистоты, мы должны поощрять как раз обратные привычки. Надо делать в городах более узкие улицы, перенаселять дома и способствовать повторению эпидемии чумы. Необходимо строить деревни близ непроточных водоёмов и особенно способствовать заселению болотистых и вредных для здоровья мест. Но, прежде всего, нам следует осудить применение особых лекарств для лечения смертельных болезней, а также осудить тех добрых, но заблуждающихся людей, которые, изобретая способы искоренения определённых зол, думают, что оказывают услугу человечеству»[85].

Мальтузианство было встречено на «ура» в Англии и других европейских странах. Почему? Потому что господствующим классам теперь можно было увязывать нищету и другие социальные бедствия не с экономическими, социальными или духовно-нравственными причинами, а с действием «объективных» природных законов[86]. А также появилась возможность оправдывать захватнические войны.

Критика взглядов Мальтуса существует столько же, сколько само мальтузианство. Даже краткий обзор всей критической литературы выходит за рамки данной книги. Из критиков «тяжёлой весовой категории» можно отметить того же Карла Маркса. Как заметил классик, для Мальтуса «характерна глубокая низость мысли». Энгельс добавлял, что мальтузианство – «гнусное, низкое, отвратительное издевательство над природой и человечеством»[87]. Многие оппоненты подвергали критике мировоззренческие и нравственные взгляды английского священника. А вот Н.Г. Чернышевский в рецензии на «Основы политической экономии» Д.С. Милля ограничился тем, что уличил Мальтуса в грубой подтасовке: он в качестве примера взял данные о росте населения Америки в период её бурной колонизации, когда рост населения определялся притоком эмигрантов, а не рождаемостью. В ХХ веке критика мальтузианства была наиболее последовательной и полной в СССР.

На Западе многие воспринимали мальтузианство больше как идеологию, чем как научную теорию. Поэтому там критических работ со стороны научного сообщества было немного. Среди научных критиков можно выделить известного английского математика, логика и философа Альфреда Уайтхеда (1861–1947)[88].

Теория Мальтуса (мальтузианство) обрела «второе дыхание», когда на мировую арену вышел дарвинизм. Мальтузианство оказалось очень живучей идеологией. Со временем появилось много новых версий учения Мальтуса, которые принято называть неомальтузианством. Об этом я ещё скажу позднее.

Герберт Спенсер

Самым ярким выразителем идей социал-дарвинизма стал английский философ и социолог Герберт Спенсер (1820–1903), который считается отцом-основателем «естественной социологии» (также: «органическая школа в социологии»). Социология Спенсера зиждется на трёх основных постулатах (формулах): «естественный отбор», «борьба за существование», «выживание сильнейшего». Нетрудно заметить, что всё это есть и у Дарвина. Это три главных фактора, определяющих ход эволюции. Всё, что требуется от тех, кто находится у руля власти, – не вмешиваться в процесс «естественной социальной эволюции». Только в таких условиях люди «приспособленные» будут выживать, а «неприспособленные» – вымирать; только сильные смогут адаптироваться и достигать всё более высоких уровней исторического развития. Истинный социальный прогресс возможен лишь на путях «естественной» эволюции общества, которая не допускает не только социальных революций, но даже участия государства в социально-экономической жизни общества. Государство – лишь «ночной сторож», следящий за тем, чтобы не было социальных революций и защищающий общество от внешних угроз. Следует пресекать государственное принудительное перераспределение социальных благ. «Смягчать несправедливости природы» можно лишь добровольно, социальная помощь – дело исключительно частное.

Социализм и коммунизм – опасная утопия. Она не учитывает вечные, «естественные» свойства людей – тягу к власти, честолюбие, несправедливость и нечестность. «Все попытки ускорить прогресс человечества с помощью административных мер ведут лишь к возрождению учреждений, свойственных низшему (то есть военному) типу общества – пятятся назад, желая идти вперёд». По Спенсеру, высшим является промышленный тип общества. Это промышленная конкуренция, где побеждает тот, кто сильнее. Борьба в таком обществе – благо для всего общества, так как в результате растут интеллектуальный и моральный уровень общества в целом, политическая свобода, мирная деятельность. В данном случае Спенсер выступает как откровенный апологет капитализма, причём видно, что речь идёт конкретно об английском капитализме. Совершенно верно Спенсера называют одним из отцов-основателей современного либерализма (особенно экономического).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Герберт Спенсер


Как пишут биографы Спенсера, Герберт сумел посвятить себя полностью философии и социологии лишь с 1853 года, когда получил наследство. С этого момента он начал развивать те мысли, которые были заложены в его статье «Гипотеза развития» (Te Development Hypothesis), опубликованной в 1852 году. Это была гипотеза, основанная на идеях Ламарка[89], которая включала фактор «естественного отбора». Разве это не дарвиновская идея естественного отбора? Более смело и развёрнуто идеи статьи 1852 года Спенсер формулирует в работе «Основные начала» (First Principles, 1862). В ней уже содержится постулат «выживание наиболее приспособленных», который позднее формулируется ещё более откровенно: «выживание сильнейших». Всеобщие законы эволюции, разработанные Спенсером в «Основных началах» применительно к космосу и физическому миру, в дальнейшем распространяются им и на область психологии, социологии, этики.

Во всех учебниках пишут, что Спенсер был продолжателем учения Дарвина. Однако у меня есть сомнения на этот счёт. Теория эволюции и естественного отбора, по моему мнению, продвигалась параллельно и синхронно через Дарвина и Спенсера. Статья Спенсера «Гипотеза развития» появилась за 7 лет до выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина, а работа «Основные начала» – лишь на 3 года позже. Два англичанина являются, если так можно выразиться, «паритетными» соавторами теории. Просто Дарвин оказался более «раскрученным». Имя Чарльза Дарвина сегодня известно в мире сотням миллионов людей, а имя Герберта Спенсера – от силы десяткам тысяч людей (узкому кругу тех, кто профессионально занимается философией и социологией).

Альфред Уоллес

Впрочем, специалисты отмечают, что на роль «соавторов» теории социал-дарвинизма могут претендовать и другие представители «корпорации учёных». Например, Альфред Рассел Уоллес (1823–1913). Это известный британский натуралист, путешественник, географ, биолог и антрополог. В 50-е годы позапрошлого века Альфред, находясь в очередной своей экспедиции по изучению животного мира, задумался о возможности применения к миру живой природы старой мальтузианской идеи о выживании наиболее приспособленных особей. Он делал путевые наброски, которые потом изложил в статье. Он отправил её в Англию Чарльзу Дарвину (они были знакомы). Уоллес не претендовал на авторство или соавторство. Более того, он пропагандировал идеи «Происхождения видов» и даже ввёл в научный оборот термин «дарвинизм»[90]. Постепенно интерес Уоллеса к вопросам биологической и социальной эволюции ослаб, и он сосредоточился на других вопросах[91].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Альфред Рассел Уоллес


Нельзя исключить, что Альфред Рассел Уоллес оказался в «тени» потому, что в конце жизни стал сомневаться в истинности дарвиновской теории эволюции, а также её применимости к описанию общества. Учёный полагал, что дарвиновская теория не в состоянии дать объяснения принципиальному различию способностей человека и животных и потому предполагал, что эволюция человекоподобных обезьян в человека не могла обойтись без вмешательства некой силы, стоящей над биологическим миром. Уоллес опять вернулся к «гипотезе Бога», а это противоречило социальному заказу на «чисто научную» теорию эволюции. К концу XIX века Уоллес стал категоричным оппонентом расизма и евгеники, к которой склонялись некоторые эволюционисты того времени. В 1898 году Уоллес напечатал книгу «Чудесный век: Его успехи и неудачи». Подводя итог XIX столетию, он в первой части книги перечислял научные и технические открытия, а во второй – социальные проблемы: милитаризм, войны, гонки вооружений, социальное неравенство, рост бедности и жуткие условия труда, жестокость и неэффективность тюремной системы, нагрузку капитализма на природу и злодеяния колониализма. В книге «Человеческий прогресс в прошлом и будущем» он протестует против социал-дарвинизма, переносящего принципы естественного отбора в человеческие отношения и общественное развитие.

Эрнст Геккель

Среди продолжателей идей Герберта Спенсера по части социал-дарвинизма следует также назвать Эрнста Геккеля (1834–1919), знаменитого немецкого естествоиспытателя и философа. Между прочим, именно он ввёл в оборот слово «экология», которое сегодня используется широко не только в науке, но также в политике, журналистике и в повседневном обиходе. С самого начала Эрнст с восторгом воспринял теорию Дарвина. В 1863 году Геккель выступил с публичной речью о дарвинизме на заседании Немецкого научного общества, а в 1866 году вышла его книга «Общая морфология организмов», в которой уже были учтены идеи эволюции живой материи. В 1865 году в свет вышла «Естественная история миротворения» с популярным изложением эволюционной теории. В 1874 году Геккель опубликовал работу «Антропогения»; другое название: «История развития человека». Это было первое полное изложение проблем эволюции человека в научной литературе. Однако представления об эволюции человека у Геккеля были весьма своеобразными.

Он полагал, что эта эволюция, которая длилась на Земле многие миллионы лет, воспроизводится в сжатом виде, когда происходят зарождение человеческого эмбриона и его развитие на протяжении девяти месяцев в утробе женщины. И разделил это развитие на этапы, каждый из которых соответствует определённому виду живых существ. На ранних этапах, по мнению Геккеля, наблюдается сходство с рыбой, поскольку в человеческом плоде он усмотрел что-то похожее на жабры.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Эрнст Геккель


Увы, этот миф поддерживался не только при жизни Геккеля, но и после его смерти. Ещё в начале ХХ века теория Геккеля вызывала большие сомнения у учёных. Ложная идея о том, что человеческий эмбрион в материнской утробе повторяет своё эволюционное прошлое, вплоть да самого последнего времени вкладывалась в умы школьников и студентов как доказательство эволюции, и до сих пор включается во многие популярные научные книги. Но ещё хуже то, что такой аргумент, как «плод ещё находится в стадии рыбы, так что вы просто убиваете рыбу», и по сей день используется врачами, делающими аборты, чтобы убеждать молодых женщин в том, что убийство нерождённого ребёнка – это нормально. Относительно этого доктор Генри Моррис пишет: «Мы можем законно возложить ответственность за убийство миллионов беззащитных нерождённых детей на этот эволюционный бред о рекапитуляции – или, по крайней мере, за то, что эволюционисты дают ему псевдонаучное логическое обоснование»[92].

С 1891 года Геккель целиком уходит в разработку философских аспектов эволюционной теории и сразу же встаёт на позиции социал-дарвинизма с уклоном в расизм. Социал-дарвинистские взгляды Геккеля выражены в книгах «Мировые загадки» (1899) и «Чудо жизни» (1914). Обе стали бестселлерами, были переведены на другие языки. Теория Геккеля не была чистым дарвинизмом; скорее это был синтез идей Гёте, Ламарка и Дарвина. Идеи Геккеля в то время были некритично приняты появляющимися общественными науками, чтобы поддержать идею, что все неевропейские общества были «примитивными» и находились на начальной стадии развития на пути к европейскому идеалу. Следует отметить, что национал-социализм III Рейха в разработке своей расовой политики пользовался, в первую очередь, идеями Геккеля.

Геккель становится страстным апологетом «монизма» – научно-философской теории, призванной заменить религию, основывает в 1904 году организацию под названием «Лига монистов» с целью популяризации расистской версии социал-дарвинизма. В Лигу входили многие знаменитые учёные, включая лауреата Нобелевской премии Вильгельма Оствальда. К 1909 году количество членов Лиги монистов достигло 6 тысяч человек. Примечательна эволюция мировоззрения Геккеля. Когда он был уже в весьма солидном возрасте (64 года), то в одном из своих писем признавался, что сначала он был христианином, но после изучения эволюции стал вольнодумцем и пантеистом[93].

Другие идеологи социал-дарвинизма конца XIX – начала XX веков

В связи с историей становления социал-дарвинизма можно также вспомнить Уильяма Самнера (1840–1910) – американского социолога, философа, экономиста и публициста. К тому же с 1869 года Самнер – священник Протестантской церкви. Он продолжал пропагандировать мысль Спенсера о полезности социального неравенства и о недопустимости государственного вмешательства в экономику как условии социального прогресса. Естественно, был ярым противником любых форм социализма и апологетом капитализма свободной конкуренции (laissez-faire).

Среди видных представителей социал-дарвинизма конца XIX – начала XX веков следует назвать американского социолога и реформиста Албиона Смолла (1854–1926), которого считают отцом-основателем американской социологии. Впрочем, некоторые радикальные дарвинисты критикуют Смолла за эклектизм, попытки вмешаться в процессы «естественного социального отбора», чрезмерное увлечение этикой как средством смягчения социальных противоречий.

В США можно назвать ещё нескольких социологов «первого поколения», которые испытали на себе сильное влияние работ Дарвина (а также Спенсера). Это Эдвард Л. Юманс (1821–1887), Джон Фиск (1842–1901) и Джон В. Бёрджесс (1844–1931).

Одним из наиболее радикальных представителей социал-дарвинизма в континентальной Европе стал польско-австрийский социолог и юрист Людвиг Гумплович (1838–1909), автор книг «Расовая борьба» (1883), «Основы социологии» (1899) и других. В теории Гумпловича утверждалась неизбежность социального конфликта и общественного неравенства людей. Взамен популярной в то время теории классовой борьбы он предложил идею борьбы рас, понимаемую как «борьба гетерогенных социальных и этнических единиц, групп и общностей».

В более смягчённом виде идеи социал-дарвинизма проповедовал современник и соотечественник Гумпловича – Густав Ратценхофер (1842–1904). Он – австрийский военный деятель, философ и социолог, автор книг «Сущность и цель политики» (1893), «Социологическое познание» (1898) и «Социология. Позитивное учение о человеческих взаимоотношениях» (1907). Конфликт интересов социальных групп и индивидов ставился им в основу жизни общества. Признавая неизбежность социального конфликта, Ратценхофер стремился выявить возможности минимизации его продолжительности и ущербов. Занимался вопросами управления социальными конфликтами и критиковал тех, кто полагал, что конфликты следует предотвращать. Предотвращение лишь нарушит функционирование механизмов социальной «саморегуляции».

Идеи социал-дарвинизма пропагандировали не только учёные-биологи, социологи, экономисты и философы. На этой ниве также трудились писатели. В качестве примера можно назвать известного американского писателя Джека Лондона (1876–1916)[94]. В начале своего творческого пути он увлекался идеями Карлейля, Спенсера, Ницше, Маркса, Фрейда[95]. В ряду его кумиров, как мы видим, был основоположник социал-дарвинизма Герберт Спенсер. Правда, потом эти увлечения прошли – после идейного перелома, ознаменованного романами «Железная пята» (1908) и «Мартин Иден» (1909). Многие усматривают влияние идей социал-дарвинизма и на творчество американского писателя Теодора Драйзера (1871–1945). Особенно явно оно проявилось в его знаменитой трилогии, включающей романы «Финансист», «Титан» и «Стоик» (первые две книги вышли перед Первой мировой войной, третья была завершена лишь в 1945 г., за несколько дней до смерти писателя). Главный герой трилогии – финансист-философ Фрэнк Каупервуд. Во взглядах Каупервуда на жизнь и человека, в его раздумьях и размышлениях о смысле существования прослеживаются постулаты философских и других научных доктрин, которыми в то время увлекался сам Драйзер (социал-дарвинизм, ницшеанство, фрейдизм и др.).

Идеи социал-дарвинизма были весьма востребованы в начале ХХ века, поскольку в это время капитализм перерастал в свою высшую стадию – империализм. Завершался территориальный раздел мира между ведущими капиталистическими державами, шла подготовка к его территориальному переделу. Мир был на пороге большой империалистической войны. Социал-дарвинизм являлся идеологическим обоснованием и оправданием подготовки к ней.

Дарвинизм и Фридрих Ницше

Можно без преувеличения сказать, что многие идеи Фридриха Ницше (1844–1900) появились на свет только в результате того, что знаменитый немецкий философ был вдохновлён эволюционным учением Чарльза Дарвина. Ницше совершенно правильно усмотрел в теории Дарвина убедительную альтернативу религии, и это позволило немцу сделать сенсационное заявление: «Бог умер. А если Бога нет, то всё можно». Эволюционная теория Дарвина фактически упраздняла и мораль. Всё это вписывалось в умственные построения Фридриха Ницше, изложенные в его знаменитой книге «Так говорил Заратустра».


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Фридрих Ницше


Однако Ницше не был слепым поклонником Дарвина. Более того, он ставил под сомнение некоторые ключевые тезисы дарвинизма. В теории Дарвина в расчёт принимается лишь количество особей, а их качество не учитывается. Если абсолютизировать количество, тогда наибольшие шансы на выживание и вытеснение остальных имеют те виды, количество особей которых максимально. Так, количество вирусов, бактерий, насекомых и рыб на порядки превышает количество отдельных видов животных (и уж тем более людей). Соответственно, со временем на Земле должны остаться лишь простейшие. Получается не движение от простых форм к сложным, а наоборот, – от сложных к простым. Действительно, в некоторых фантастических романах присутствует такая логика: человечество на Земле по каким-то причинам вымирает, а на планете остаются лишь «конкурентоспособные» особи типа крыс и тараканов.

Чтобы объяснить улучшение качеств форм жизни в ходе прогрессивной эволюции, Ницше вводит понятие «жизненная сила». Материя, по Ницше, есть энергия, а энергия, в свою очередь, – квинтэссенция воли к власти. Речь идёт о воле восхождения к вершине постоянно строящейся и достраиваемой пирамиды жизни. Пирамиды бесконечного количества биологических видов[96]. В этой пирамиде простейшие виды, имеющие максимальные популяции, находятся на нижних этажах, а качественно сложные находятся на высших этажах и немногочисленны. Примитивная дарвиновская адаптация у Ницше была заменена на творческую силу[97]. Биологическая эволюция Дарвина была дополнена у Фрейда психической эволюцией.

Как известно, одним из ключевых положений философии Ницше является его учение о сверхчеловеке. Сверхчеловек – результат психической эволюции, основанной на действии «жизненной силы». Фридрих Ницше считал, что сверхчеловек – трудно поддающееся воображению существо будущего. Оно будет настолько же превосходить интеллектуально современного человека, насколько сейчас наш вид биологически превосходит низших червей[98]. Впрочем, философия Ницше исходит из предположения цикличности развития материального мира, существующего в бесконечности времени. Таким образом, и психическая эволюция человека, и феномен сверхчеловека – лишь фрагменты в «дурной бесконечности» истории материального мира. Как известно, Фридрих Ницше оказал сильное влияние на идеологию национал-социализма в Германии в первой половине ХХ века. Метафизика и бесконечная цикличность развития материального мира в философии Ницше мало интересовали идеологическую верхушку III Рейха. Зато идея сверхчеловека легла в основу евгеники – прикладной науки, которая и призвана была создать этого самого сверхчеловека[99]. Сверхчеловеку Ницше нацистские специалисты по евгенике противопоставили недочеловека (нем. Untermensch – Унтерменш). В книге Ницше «Весёлая наука» (1882) мы встречаем использование слов «сверхчеловек» и «недочеловек»[100]. Однако у Ницше эти понятия не связывались с какой-либо конкретной расой или каким-либо этносом. Идеологи III Рейха развили учение Ницше. Они считали, что «материалом» для конструирования сверхчеловека может быть только арийская раса. В списки «нечистых» этносов, кроме евреев, цыган, венгров, монголов, угро-финских групп народов, негров, включались также русские.

Дарвинизм и марксизм

А вот основоположники коммунизма К. Маркс и Ф. Энгельс увидели в теории Дарвина «научное обоснование» их «диалектического материализма», неизбежности перехода общества от капитализма к коммунизму, а заодно и классовой борьбы пролетариата против буржуазии. Карл Маркс даже подарил Дарвину первое немецкое издание своей книги «Капитал» и подписал на титульном листе «Чарльзу Дарвину от пылкого поклонника». Основоположник марксизма хотел официально посвятить «Капитал» Чарльзу Дарвину, но последний благоразумно отклонил предложение Маркса. Основными своими идеями Маркс обязан Дарвину. Он писал: «Книга Дарвина очень важна; она служит основой моей идеи естественного отбора в классовой борьбе на протяжении истории …она (книга Дарвина. – В.К.) не только нанесла смертельный удар “телеологии” в естествознании, но и эмпирически объяснила её рациональный смысл»[101].

Вскоре после того как Дарвин опубликовал «Происхождение видов…», Карл Маркс писал Фридриху Энгельсу: «…в этой книге заложены естественноисторические основы наших взглядов. …Из всех выдающихся учёных XIX века, оставивших нам столь богатое наследие, мы особенно благодарны Чарльзу Дарвину, открывшему нам путь к эволюционному, диалектическому пониманию природы»[102]. Маркс впервые прочёл «Происхождение видов…» всего через год после публикации, и книга настолько пришлась ему по душе, что два года спустя он перечитал её ещё раз. Он посещал лекции Томаса Гексли, посвящённые идеям Дарвина, и «месяцами не говорил ни о чём, кроме Дарвина и огромного значения его научных открытий»[103]. Близкий друг Маркса свидетельствует, что Маркс был «одним из первых, кто осознал значение исследований Дарвина. Ещё до публикации «Происхождения видов» в 1859 году [sic] – по странному совпадению, в этом же году была издана работа Маркса «К критике политической экономии», – Маркс отмечал эпохальную важность трудов Дарвина. Ибо Дарвин… готовил революцию, очень похожую на ту, на которую работал Маркс… Маркс следил за новинками печати и замечал каждый шаг вперёд, особенно в области естественных наук…»[104]

Работа Энгельса «Диалектика природы» (все мы изучали её в советское время на уроках диамата) была написана под влиянием идей «Происхождения видов…». В ней есть целая глава, которая называется «Роль труда в процессе формирования человека от обезьяны» и в которой Энгельс продолжил развитие теории Дарвина. На похоронах Маркса Энгельс сказал: «Как Дарвин открыл закон эволюции органической природы, так Маркс открыл закон эволюции истории человечества…»[105]

Ленин и другие российские марксисты с восторгом приняли дарвиновскую теорию эволюции. Плеханов, считавшийся одним из отцов российского коммунизма, рассматривал марксизм как «дарвинизм применительно к социальной науке»[106].

Что касается Ленина, то он «по определению» должен был быть приверженцем теории Дарвина. Ведь Ленин был последовательным марксистом. А Маркс, как мы только что отметили, с восторгом принял «Происхождение видов…». Неизвестно, читал ли сам Ленин «Происхождение видов…», но мы знаем, что статья Писарева «Прогресс в мире животных и растений», популяризовавшая идеи Дарвина, досконально изучалась Лениным, и он высоко о ней отзывался.

Ленин в работе «Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов» приравнял учение Дарвина в области естествознания по своему значению к учению Маркса о человеческом обществе. Он особо подчеркнул, что Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений как на «богом созданные»[107]. Некоторые исследователи обращают внимание на то, что Ленин часто употреблял формулу «Лучше меньше, да лучше», усматривая в этом парафраз идеи естественного отбора.

Примечательно, что на столе у вождя мирового пролетариата стояла подаренная ему американским предпринимателем Армандом Хаммером бронзовая статуэтка, изображавшая обезьяну, сидящую на книге Дарвина «Происхождение видов…» и рассматривающую человеческий череп.

Не скрывал своих симпатий к Дарвину и Лев Троцкий. «Лев Троцкий, пропагандист и вождь коммунистических сил, захвативших власть в России после революции 1917 года, возглавил общество безбожников в результате своего безоговорочного, некритического принятия дарвинизма и всецелой веры в марксизм. Он писал, что после прочтения «Происхождения видов…» Дарвина, а также автобиографии автора им полностью овладела идея детерминированной эволюции»[108]. Восприятие теории Дарвина Львом Давидовичем было своеобразным: идея эволюционного развития в мозгу Троцкого трансформировалась в идею «перманентной революции».

Дарвинизм и капитализм

Самое удивительное, что дарвинизм был воспринят не только марксистами, которые заявляли о том, что похоронят капитализм и на его месте построят коммунизм. Он с радостью был воспринят теми, кого марксисты называли «буржуазией», «капиталистами», «капиталистическими эксплуататорами». В любом учебнике по «рыночной экономике» (читай: по экономике капитализма) написано, что её «движущей силой» выступает конкуренция. Конкуренция за рынки сбыта, за источники сырья, за сферы приложения капитала. Конкуренция предполагает, что сильные участники рынка поглощают или уничтожают более слабых участников, происходит «естественный отбор». Побеждают и выживают самые «эффективные». Те, у кого самые передовые технологии, хорошая организация производственной, коммерческой и финансовой деятельности и самые низкие издержки производства. Мол, от этого выигрывают потребители, которые получают товары и услуги по более низким ценам и более высокого качества.

Конечно, учебники часто лукаво умалчивают, что после уничтожения конкурентов немногие гиганты между собой договариваются (картельные или иные соглашения) и устанавливают монопольно высокие цены. А образование монополий снижает (или полностью ликвидирует) стимулы к внедрению новых технологий и совершенствованию товаров и услуг. Впрочем, моя цель заключается не в том, чтобы пересказать учебники по рыночной экономике, а показать, что конкуренция в реальной жизни несёт громадные страдания обществу, порождает безработицу, рост цен и т. п. Но, с точки зрения «профессиональных экономистов», всё это «естественно», так как вписывается в теорию «естественного отбора» Чарльза Дарвина. Мол, капиталистическая (рыночная) конкуренция «соответствует» законам эволюционного развития природы.

А если конкуренция – «естественный процесс», то это снимает моральную ответственность капиталиста за безработицу, нищету, рост цен, социальную поляризацию общества, загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов. Конкуренция за обладание рынками и источниками сырья может перерастать в войны. В конечном счёте легализация «закона джунглей» начинает угрожать существованию планеты и человечества. Но капиталист находит оправдание своей деструктивной деятельности в теории Дарвина.

Американский теолог Рик Дейтон пишет: «Американские капиталисты, такие как Эндрю Карнеги и Джон Д. Рокфеллер, также восприняли дарвинизм и использовали его для оправдания своих методов избавления от конкурентов в бизнесе и эксплуатации рабочих путём изнурительного труда и опасных антисанитарных условий. «Выживание наиболее приспособленных», усвоенное из эволюционного мировоззрения, стало их социальной политикой… Подобно многим другим, включая Маркса, Ленина, Сталина и Гитлера, Эндрю Карнеги тоже когда-то принимал библейские принципы, – но отказался от них, когда стал близким другом известного социал-дарвиниста Герберта Спенсера и принял эволюцию как собственную философию»[109].

В своей автобиографии американский сталелитейный магнат начала ХХ века Эндрю Карнеги пишет: «К счастью, я наткнулся на работы Дарвина и Спенсера… я помню – на меня словно хлынул поток света, и всё стало ясно. Я не только избавился от богословия и сверхъестественного, но и нашёл истину эволюции. “Все хорошо, так как всё развивается к лучшему” – это стало моим девизом, моим истинным источником утешения. Человек не был создан с инстинктом к собственной деградации – но от низших форм он поднялся к высшим. И конца его марша совершенствования невозможно представить»[110]. Ещё цитаты из Карнеги: «…закон конкуренции, добросердечен он или нет, – существует; мы не можем уклоняться от него, замены ему не найдено; и хотя закон этот может быть порой жесток по отношению к отдельному человеку, это лучше для расы, потому что это гарантирует выживание самых приспособленных в каждом виде»[111].

«Схожие мнения были выражены такими людьми, как нефтяной магнат Джон Д. Рокфеллер, железнодорожный магнат Джеймс Хилл и многими другими. На всех произвели впечатление теории Герберта Спенсера в Англии и Уильяма Грэма Самнера в США, в центре которых находится лозунг: “Борьба за существование и выживание наиболее приспособленных”»[112].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Эндрю Карнеги


Примечательно, что многие представители американской финансовой элиты от увлечения философией дарвинизма перешли к увлечению «практическим» дарвинизмом. Речь идёт о евгенике. В Америке на деньги олигархов содержалась организация, которая называлась «Станция экспериментальной эволюции». Вот что мы читаем об этом увлечении в начала ХХ века: «Щедро финансируемая Эндрю Карнеги (который публично признался в том, что он является ревностным приверженцем идей Мальтуса о регулировании численности населения), Корнелием Вандербильтом, Дж. П. Морганом и Джоном Д. Рокфеллером, станция проводила эксперименты, целью которых было изучение методов снижения высоких коэффициентов рождаемости среди чернокожих и других народов с “цветной” кожей. Как бы возмутительно это ни звучало, но этот вопрос чрезвычайно занимал умы Восточного либерального истеблишмента»[113].

Дарвинизм и пролетарские революции в России и Китае

Без двух отмеченных выше важнейших событий Нового времени (Французская революция и появление дарвинизма) не было бы и третьего события, потрясшего мир, – революции 1917 года в России (но это уже начало Новейшего времени)[114]. Без преувеличения можно сказать, что дарвинизм, будучи антропологическим материализмом, выступил в качестве предтечи марксизма как экономического материализма. Если бы не было дарвинизма, то, наверное, марксизм не сумел бы так быстро и эффективно овладеть умами и душами миллионов во всём мире, в том числе в России.

Лев Тихомиров писал: «В этом отношении наиболее замечательна теория экономического материализма Карла Маркса и Фридриха Энгельса, явившаяся последним словом материалистической логики. Принимая исходным пунктом материалистическое понимание жизни, эта теория логически определяет, что жизнь человека и общества есть не что иное, как органический процесс, сущность которого состоит в обмене веществ с окружающей природой. Вся жизнь – умственная, физическая, психическая – составляет лишь орудие и последствие приспособления человека к природе в процессе обмена веществ. На почве этого же приспособления развиваются семья, общество и государство»[115]. И чуть ниже: «…человеческая общественная жизнь представляет простой процесс развития органического вещества, совершающийся по законам физики, химии, космических влияний и т. д. Эта грубая философия, выбрасывающая из души три четверти её содержания, даёт образчик того, в какую ничтожность низводит человека, в конце концов, горделивая идея автономности. Избавившись от Бога, он переходит в полное рабство силам природы, где нет ничего, кроме роковой необходимости»[116].

Книга «Происхождение видов…» была издана в России на русском языке в 1864 году (перевод сделан профессором ботаники Московского университета С.А. Рачинским).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Первое издание книги Дарвина в России


Распространение дарвинизма в России совпало с подъёмом общественного движения в 60-е годы. И тогда, и сегодня некоторые специалисты, занимающиеся историей дарвинизма, говорят, что «в России он нашёл свою вторую родину». Бунт против традиционных общественных, государственных и культурных устоев в России был особенно безудержным. И русские нигилисты во главе с ведущим публицистом того времени Дмитрием Писаревым объявили Дарвина гениальным мыслителем, безоговорочно приняв его теорию. В 1864 году вышла статья Писарева «Прогресс в мире животных и растений», популяризовавшая идеи Дарвина и оказавшая большое влияние на российское общество. Борьба за жизнь в природе описана Писаревым жёстко и бескомпромиссно: «Оттенки этой всемирной борьбы бесконечно разнообразны: каждому неделимому приходится постоянно и нападать, и защищаться; и только тот, кто отстоял своё тело от гастрономических покушений разнокалиберных врагов и кто сам поел достаточное количество других врагов, только тот, говорю я, может оставить после себя потомство, которому предстоит тотчас же после рождения начать ту самую истребительную борьбу»[117].

Справедливости ради следует признать, что не у всех революционеров идеи Дарвина вызывали восторг. Например, Н. Чернышевский считал, что борьба за существование и «естественный отбор» – скорее фактор дегенерации, чем эволюции. Однако в советское время критика дарвинизма со стороны некоторых народников и революционеров замалчивалась. В то же время дарвинизм в дореволюционной школе уже проникал в школы и университеты.

Среди дворянской элиты во второй половине XIX века на фоне дарвиновской теории уже пошли разговоры насчёт того, что нравственность – «пережиток», признак «необразованности», «предрассудок». Лев Николаевич Толстой эти настроения показал в романе «Анна Каренина». Его герой Левин рассуждает о любви и «борьбе за существование»: «Разумом, что ли, дошёл я до того, что надо любить ближнего и не душить его? Мне сказали это в детстве, и я радостно поверил, потому что мне сказали то, что было у меня в душе. А кто открыл это? Не разум. Разум открыл борьбу за существование и закон, требующий того, чтобы душить всех, мешающих удовлетворению моих желаний. Это вывод разума. А любить другого не мог открыть разум, потому что это неразумно».

Часть интеллигенции, представлявшей науку, стала активно пропагандировать дарвинизм. Следует упомянуть имена таких приверженцев дарвинизма, как:

– К.Ф. Рулье (1829–1907), биолог и писатель;

– А.Н. Бекетов (1825–1902), биолог, ректор Санкт-Петербургского университета (между прочим, дед поэта Александра Блока);

– М.А. Антонович (1835–1918), философ;

– А.П. Богданов (1834–1896), зоолог;

– С.А. Рачинский (1836–1902), ботаник, переводчик «Происхождения видов…».

Некоторые из представителей российской науки воспринимали дарвинизм с оговорками. Например, А.Н. Бекетов полагал, что в живом мире наряду с борьбой за существование имеются отношения взаимопомощи между организмами (эту идею развернул Пётр Кропоткин).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

К.А.Тимирязев


Среди представителей науки своими продарвинистскими взглядами особенно выделялся К.А. Тимирязев[118]. Впрочем, удивляться тут нечему. Климент Аркадьевич был поклонником не только Дарвина, но и Карла Маркса. Одним из первых в России прочитал «Капитал» Маркса, был от него в восторге и активно пропагандировал экономические идеи Маркса. Активно поддерживал революционеров-марксистов, приветствовал «русские» революции, был на стороне большевиков в Октябрьском перевороте 1917 года, а затем активно с ними сотрудничал. Таким образом, знакомство с биографией Тимирязева не оставляет никаких сомнений в революционных и «демократических» воззрениях этого естествоиспытателя. Он стоял жёстко на позициях материализма и антиклерикализма. Иначе говоря, враждовал с Церковью. Отсюда понятно, почему в советское время так любили всё называть именем Тимирязева: улицы, площади, музеи, населённые пункты, учебные заведения (в первую очередь, Сельскохозяйственную академию) и даже пароходы. Пользовался особым вниманием со стороны большевиков[119].

Было бы странным, если ярый марксист Тимирязев не принял бы учения Дарвина. Он принимал дарвинизм не только как биологическое учение. Тимирязев был ярым сторонником социал-дарвинизма. Благодаря матери-англичанке К.А. Тимирязев одинаково хорошо знал язык и культуру русских и англичан.

О себе писал так: «Я – русский, хотя к моей русской крови примешана значительная доля английской». Между прочим, был членом Лондонского королевского общества и почётным профессором Кембриджа. Часто посещал родину предков, лично встречался с Дарвином. Может быть, это дополнительно подпитывало интерес Тимирязева к дарвинизму. Написал книгу «Чарльз Дарвин и его учение», которая выдержала до революции много изданий. Между прочим, Тимирязев находился в довольно напряжённых отношениях с Николаем Данилевским, который, как известно, был одним из наиболее бескомпромиссных критиков теории эволюции Дарвина.

Трудно переоценить пагубные последствия дарвинизма, который в России в конце XIX – начале ХХ веков вместе с марксизмом распространялся подобно лесному пожару. Мы об этом кое-что знаем, хотя в полной мере эта тема в нашей литературе ещё не раскрыта[120]. После победы большевиков и воцарения в нашей стране атеизма дарвинизм стал официальной и единственной точкой зрения на происхождение человека. Её забивали в сознание советского человека, как забивают гвозди в доску. Процесс «заколачивания» начинался с детского сада и заканчивался в вузе. Дарвинизм как «единственно верное учение» излагался в целом ряде дисциплин: диамате, истмате, научном коммунизме, научном атеизме, биологии. Идеи дарвинизма дополнительно пропагандировались в искусстве и литературе. Мы довольно часто говорим, что официальной идеологией в Советском Союзе был «марксизм-ленинизм». Думаю, что это не совсем точно. Правильнее было бы дать ей следующее название: «дарвинизм-марксизм-ленинизм».

Дарвинизм добрался даже до тех стран, которые не были никогда христианскими. Речь идёт, прежде всего, о Китае. Дарвинизм сыграл решающую роль и в коммунистической революции в Китае. «Мао Цзэдун считал Дарвина – в изложении немецких дарвинистов – создателем основ китайского научного социализма»[121].

Мао Цзэдун говорил, что многим обязан дарвинизму, и в особенности Эрнсту Геккелю (продолжателю учения Дарвина). Мао был уверен, что «без постоянного давления естественного отбора человечество бы деградировало». Эта идея вдохновила Мао встать, по его словам, на сторону «непрерывной революции, которая привела мою родину на грань гибели»[122].

Дарвинизм на своей родине

Дарвинизм оказал разрушительное влияние не только на Россию, но и на другие страны. Прежде всего, на саму Англию, где родилась эта теория. Место её рождения не случайно. Ведь Англия была классической страной капитализма. У неё были прекрасные возможности для бурного развития капитализма: удобное географическое положение по отношению к континентальной Европе, большое количество состоятельных и авантюрных эмигрантов с континента, колонии и зависимые территории, контроль над работорговлей и т. п. Одним из сдерживающих моментов были «предрассудки» христианской морали. Поэтому на борьбу с этими «предрассудками» строители капитализма бросили мощные интеллектуальные силы. В XVII и первой половине XVIII веков это были философы, продвигавшие в жизнь идеи материализма, рационализма, прагматизма, либерализма и прочих сомнительных «измов».

Имена этих английских «любителей мудрости» нам хорошо известны: Томас Гоббс, Джон Локк, Джордж Беркли, Дэвид Юм, Фрэнсис Бэкон. Во второй половине XVIII – начале XIX веков в бой вступил второй эшелон лжепророков. Это были отцы-основатели английской политической экономии. Их имена: Вильям Петти, Адам Смит, Давид Рикардо. Наконец, третьим эшелоном, приступившим с середины XIX века к борьбе с Христианством за победу идеалов капитализма, стала английская социология. Первыми её представителями были Герберт Спенсер и Джон Стюарт Милль. А затем на арену вышли такие «тяжеловесы», как Карл Маркс[123] и известный нам Чарльз Дарвин. «Не удивительно, что дарвинизм родился в Англии, в стране колонизаторов, в стране рабовладельцев. Аристократам и промышленникам Великобритании очень мешали церковные догмы о человеке как о Сыне Божьем. Теория эволюции была принята ими “на ура”, она ведь не только объясняла, но и узаконивала их высокое положение, их право на рабовладение – “в этом мире нет места слабому – выживает сильнейший, ничего личного, это естественный отбор, это эволюция!”»[124] В общем, дарвинизм внёс свою лепту в создание на островах Туманного Альбиона «духа капитализма». Того самого «духа», о котором в начале ХХ века немецкий социолог Макс Вебер писал в своей знаменитой работе «Протестантская этика и дух капитализма».

Дарвинизм как знамя III Рейха

Ещё более драматичным было влияние дарвинизма на Германию, где идеологи III Рейха взяли на вооружение теорию «естественного отбора»[125]. Упоение идеями Дарвина и принципом выживания и победы сильнейших, или «избранных», проходит красной нитью в книге Гитлера «Моя борьба» (Mein Kampf – «Майн Кампф»). Вот лишь одна цитата из его труда, доказывающая связь идей «Майн Кампф» с теорией Дарвина: «Тот, кто хочет жить, должен бороться; тот, кто не желает бороться в этом мире, где постоянная борьба – закон жизни, не имеет права на существование». А вот ещё более откровенная фраза Гитлера о расовой иерархии и расовой борьбе, вытекающая из эволюционной теории Дарвина: «История человечества достигла бы наивысшей точки в новой тысячелетней империи беспрецедентного великолепия, основанного на новой расовой иерархии, предписанной самой природой»[126].

В Германии дарвинизм проповедовался популярной Лигой монистов, основанной атеистом Эрнстом Геккелем, о котором мы уже говорили. Он был биологом и последователем Дарвина. Но если Дарвин был убеждён, что человечество развивается в едином потоке (моногенезис), то Геккель считал, что от первоначального «прачеловека» (Urmensch) произошло несколько рас, которые конкурируют между собой (полигенезис). Под влиянием Геккеля многие немецкие учёные и интеллектуалы отказались от религии и восприняли материалистическое, расистское, шовинистическое и империалистическое мировоззрение[127]. Исследователь Кеннет Сю пишет: «Взгляды Гитлера на историю, политику, религию, христианство, природу, евгенику, науку, искусство и эволюцию… в значительной степени совпадают с взглядами Геккеля… В биологической теории Дарвина Гитлер находит самое мощное оружие против традиционных ценностей»[128].

В 1933 году на съезде Национал-социалистической рабочей партии Германии в Нюрнберге Гитлер открыто провозгласил: «…высшая арийская раса должна подчинить себе все низшие расы… этот закон, обусловленный самой природой, является единственным логически верным законом жизни на Земле»[129]. Для изучения рас и селекции людей по расово-этническому признаку Рейхом была даже учреждена специальная «наука» под названием «евгеника». Известный историк Р. Хикман так описывает влияние дарвинизма на формирование идеологии фашизма: «Гитлер был последовательным сторонником и ярым проповедником теории эволюции жизни на Земле. Если не касаться его психических отклонений и комплексов, очевидных в его книге Mein Kampf, то это чётко сформулированное признание эволюционной теории, где особо подчёркивается тезис о природной селекции, необходимости истребления слабых рас и людей для выживания наиболее приспособленных, чтобы путём отбора вывести лучшее, «чистое» общество»[130].

Вторая мировая война унесла 55 миллионов человеческих жизней. Главное обвинение выдвигается в адрес идеологии национал-социализма. Но мало кто задумывается о том, что эта идеология расцвела пышным цветом в первой половине ХХ века на интеллектуальной почве, «удобренной» идеями «естественного отбора» Чарльза Дарвина и его последователя Эрнста Геккеля.

Вот мнение американского теолога Рика Дейтона по поводу того, какую роль сыграл дарвинизм в становлении и повседневной практике гитлеровского каннибализма: «Происхождение безумной философии Адольфа Гитлера не является тайной. Гитлер попросту объединил атеистические философии Ницше и Дарвина с оккультными древнеарийскими верованиями и довёл эту смертоносную смесь атеизма и сатанизма до своего логического конца… Дарвинизм дал Гитлеру психологическое и социальное оправдание для того, чтобы обращаться с людьми как с животными, поскольку, согласно теории эволюции, люди – лишь высокоразвитые животные, продукт времени и случая… Если вы стояли на земле концлагерей Дахау и Бухенвальда в Германии или Саласпилса в Латвии, как это довелось мне, если видели фотографии истощённых человеческих тел, сложенных, подобно дровам, для сожжения или закапывания в общие могилы, – вы физически ощущали присутствие сатанинского зла, чувствуя его ледяной холод в своём сердце. Я прошу вас обратить внимание на безжалостную философию эволюционизма, скрывающуюся за этими злодеяниями. Не отказывайтесь признать истину. Именно социал-дарвинизм, применённый на практике, стал причиной этих страданий и смертей»[131].

Дарвинизм и евгеника

У многих феномен социал-дарвинизма в Германии ассоциируется с евгеникой. Евгеника (от др.-греч. εὐγενής – «хорошего рода, благородный») – учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде. Когда к власти в Германии пришли национал-социалисты во главе с Гитлером, они от теоретических рассуждений социал-дарвинистского характера перешли к прикладным исследованиям в области евгеники. III Рейх поставил перед учёными задачу провести грань между высшей (арийской) расой и низшими расами, восстановить «чистоту» арийской расы, разработать комплекс мер по «вытеснению» низших рас.

Вместе с тем евгеника появилась примерно за семь десятков лет до прихода к власти Гитлера. Свои первые шаги она делала как фундаментальная, «академическая» наука. Зародилось учение в Англии, а его основателем принято считать английского психолога Фрэнсиса Гальтона (1822–1911) – двоюродного брата Чарльза Дарвина. Основные принципы евгеники были сформулированы Гальтоном в конце 1863 года. В «Происхождении видов…» своего кузена Чарльза Фрэнсиса больше всего заинтересовала одна из первых глав «Изменчивость у одомашненных животных». Вдохновлённый прочитанным, он принялся за тщательное исследование изменчивости и наследственности у людей. Первые свои мысли Гальтон изложил в 1865 году в статье «Наследственный талант и характер» (Hereditary Talent and Character). Систематическое изложение идей было представлено в 1869 году в книге «Наследственный гений» (Hereditary genius). Вывод Фрэнсиса прост: человеком наследуются не только физические признаки, но также таланты и даже гениальность (равно как и дурные привычки, слабоумие, психические отклонения). Фрэнсис предложил изучать явления, которые могут улучшить наследственные качества будущих поколений (одарённость, умственные способности, здоровье). В 1883 году Гальтон ввёл в оборот термин «евгеника» в своей книге «Исследование человеческих способностей и их развития» (Inquiries into Human Faculty and Its Development).

В 1907 году Гальтон определил евгенику как «науку, занимающуюся всеми факторами, улучшающими врождённые качества расы». Гальтон намеревался сделать евгенику, которая, по его мнению, подтверждала право англосаксонской расы на мировое господство, «частью национального сознания, наподобие новой религии»[132].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Фрэнсис Гальтон


Таким образом, евгеника родилась не в Германии, а на островах Туманного Альбиона. Справедливости ради следует сказать, что Гальтон никогда не призывал к тому, чтобы «внедрять» идеи евгеники в жизнь силовым методом, как это делали позднее нацисты III Рейха. Гальтон апеллировал к сознательным решениям людей, для чего призывал распространять в обществе знания в области евгеники.

Примечательно, что из Англии евгеника перекочевала сначала не в Германию (как некоторые думают), а за океан, в США. Евгеническое движение там возникло на два-три десятилетия раньше, чем в III Рейхе. Именно там была разработана концепция высшей арийской расы и сформулированы рекомендации по улучшению «человеческой породы» (прежде всего, через «правильные браки»).

Наиболее рьяным приверженцам новой науки показалось мало улучшать наследственные качества человека, используя лишь генетические принципы. Именно такую евгенику именуют позитивной. Но поддержку в обществе получила евгеника, названная позже негативной. Её последователи решили, что ради сохранения человечества в целом необходимо воспрепятствовать появлению потомства у людей с умственными и физическими недостатками, у алкоголиков, наркоманов, преступников. Тут, в качестве оправдания стоит заметить, что во второй половине XIX – первых десятилетиях XX веков обществом, вполне цивилизованным и просвещённым, овладел страх вырождения. Газеты регулярно сообщали о растущем числе душевнобольных людей и прочей «порче» человеческой природы – психической, физической и нравственной. Данные подтверждались и наукой. В этом свете готовое решение по оздоровлению человечества как вида, предлагаемое негативной евгеникой, казалось более чем приемлемым.

Рекомендации негативной евгеники были не только сформулированы в США, но и апробированы на практике. В 1904 году в штате Индиана был принят и приведён в действие закон о стерилизации. В принудительном порядке стерилизовали «неполноценных» особей в лице алкоголиков, душевнобольных и преступников-рецидивистов. Собственно, по названию штата метод и получил название индианского. Надо сказать, он оказался очень популярным: так или иначе, но за 26 лет его опробовали ещё в 40 штатах[133].

Евгеники принудительно стерилизовали 60 000 американцев, тысячам запретили вступать в брак, тысячи насильственно выселили в «колонии» и уничтожили бессчётное число людей способами, которые до сих пор изучаются. Евгеника из расистской философии переросла в национальную политику посредством законов о принудительной стерилизации и сегрегации, а также брачных запретов, действовавших в 27 штатах.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Лаборатория в Колд-Спринг-Харбор


У истоков американской евгеники стоял Институт Карнеги, который создал лабораторный комплекс в Колд-Спринг-Харбор на Лонг-Айленде. Из этого Центра сторонники евгеники вели агитацию среди американских законодателей, социальных служб и ассоциаций страны. В 20-е годы учёные – евгеники Института Карнеги развивали глубокие личные и профессиональные отношения с немецко-фашистскими евгениками. В книге «Майн кампф», опубликованной в 1924 году, Гитлер ссылался на идеологию американской евгеники, демонстрируя глубокие познания в ней.

Сторонниками евгеники были такие известные фигуры англо-саксонского мира, как Теодор Рузвельт, Вудро Вильсон и Уинстон Черчилль. Её одобряли Верховные судьи США Оливер Уэнделл Холмс и Луис Брэндис, которые вынесли решение в её пользу.

Её поддерживали: изобретатель телефона Александр Грэм Белл; активистка Маргарет Сэнджер; ботаник Лютер Бербэнк; основатель Стэнфордского университета Лиланд Стэнфорд; писатель-романист Герберт Уэллс; драматург Бернард Шоу и сотни других. Вот некоторые высказывания «властителей дум» англо-саксонского мира. Герберт Уэллс выступал против «плохо обученных толп неполноценных граждан».

Теодор Рузвельт утверждал, что «общество не имеет права позволить дегенератам воспроизводить себе подобных». Лютер Бербэнк требовал «запретить уголовникам и слабовольным рожать». Бернард Шоу заявлял, что только евгеника спасёт человечество.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Лаборатория Колд-Спринг-Харбор.


Оказывали поддержку нобелевские лауреаты. Исследования поддержали благотворительные фонды Рокфеллера и Карнеги. Исследования по евгенике проводились в уже упомянутом центре Колд-Спринг-Харбор, а также в Гарвардском, Йельском, Принстонском, Стэнфордском университетах и университете имени Джонса Гопкинса. С конца 1920-х годов лидерство в сфере евгеники у Америки стало переходить к Германии. Немцы были поразительно успешны. Начиналось всё с единичных стерилизаций, а закончилось сетью концентрационных лагерей. В рамках программ евгеники убивали «ненужных людей»[134].

В послевоенный период евгеника попала в один ряд с нацистскими преступлениями, такими как расовая гигиена, эксперименты нацистов над людьми и уничтожение «нежелательных» социальных групп. В рамках Европейского союза евгеника запрещена в соответствии с Хартией основных прав Европейского союза (Ницца, 7 декабря 2000 г.). Статья 3 Хартии предусматривает «запрещение евгенической практики, прежде всего той, которая направлена на селекцию человека». Но сегодня те исследования, которые велись в нацистской Германии в рамках «евгеники», получили вполне благочестивую вывеску «генетика человека»[135].

Евгеника сионизма

Нацистский проект евгеники провалился. Но сама идея жива. Претендентов на место «высшей расы» более чем достаточно. Безусловно, что идея «высшей расы» не является самоцелью, она лишь средство для обретения небольшой группой людей мировой власти. Мировой сионизм – германский нацизм «наоборот». Мировой сионизм – движение политическое, но базирующееся на идее исключительности еврейского народа. Мировой сионизм появился даже раньше германского нацизма. Второй учился у первого. Ни для кого не секрет, что «Майн кампф» воспринял многие идеи «избранного народа» (из Талмуда, Шулхан-Аруха) применительно к так называемой «арийской расе».

Сегодня многие еврейские интеллектуалы злорадно констатируют: христианская Европа не сумела сдать экзамен на звание человека. Европеец пытался из зверя стать человеком, но сорвался. Как заявил в 2002 году Дов Фишер, вице-президент Сионистской организации Америки: «Хотя мы и оцениваем полвека западноевропейской демократии выше, чем предшествовавшие тысячелетия европейской жестокости, но всё же, мы осознаём, кто они такие, что они сделали – и что происходит. <…> Мы помним, что пища, которую они едят, проросла на почве, которая две тысячи лет удобрялась еврейской кровью, пролитой ими на неё»[136]. Интересно, что статья, из которой взято это высказывание Фишера, в немецком переводе называется «Мы правы, а мир не прав».

Но некоторые из сионистов в своих планах идут гораздо дальше, нежели простая «селекция человека». Американо-еврейский профессор Ноэль Игнатьев открыто потребовал в 2002 году ликвидации белой расы. Он хочет «ликвидировать» белых не еврейского происхождения, представляющих, по его мнению, постоянную опасность для евреев. Цитата из Игнатьева: «Цель истребления белой расы сама по себе является настолько бесспорной, что некоторые почти не верят, что кто-то – помимо некоторых белых власть предержащих – мог бы этому воспротивиться. <…> Мы будем и дальше обрушиваться на мертвых белых мужчин, а также на живых, пока не разрушится социальный конструкт, называемый белой расой»[137]. Правда, не очень понятно, кого профессор подразумевает под словом «мы»: евреев как этнос или иудеев как религиозную общность? Судя по всему, всё-таки первое – этнос. Евреи, вероятно, – восходящая ветвь исторической эволюции.

С этой «ветвью» надо работать. Подобно тому, как с «арийской ветвью» работали лучшие евгеники нацистской Германии. Впрочем, евгенические идеи посещали головы некоторых вождей «избранного народа» ещё задолго до того, как Адольф Гитлер пришёл к власти в 1933 году.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Макс Нордау


Под влиянием идей основателя международного сионизма Теодора Герцля доктор Макс Нордау (1849–1923), сын ортодоксального еврея, загорелся идеями сионизма и занял видное место в сионистском движении. При этом он энергично пропагандировал евгенику, и его взгляды стали настолько популярными, что в США даже были основаны клубы, носящие его имя. Доктор Артур Руппин, директор Палестинского отдела Всемирной сионистской организации, писал в своей книге «Социология евреев», что «…ради сохранения чистоты нашей расы такие евреи (показывающие признаки генетических заболеваний. – В.К.) должны воздерживаться от деторождения»[138]. В настоящее время в государстве Израиль многие евгенические процедуры приняты без особых политических разногласий. Согласно Мейре Вайс из иерусалимского Еврейского университета, в Израиле сионистская евгеника перешла в селективную дородовую политику с применением новейшей генетической технологии. Так называемых «клиник репродуктивного здоровья» (генетическая забота о потомстве) в Израиле приходится на душу населения больше, чем в любой другой стране мира (вчетверо больше, чем в США). Государство оплачивает аборты, если плод физически и/или (предположительно) умственно неполноценен[139]. Это, если так можно выразиться, – «положительная евгеника»[140]. Но помимо этого там проводится политика «расовой гигиены», подобная той, которая практиковалась в III Рейхе. Известная израильская газета Maariw в 2013 году признала, что «…правительство действует очень осмотрительно, чтобы не допустить смешения крови “гоя” (иноверца) с кровью еврейской нации»[141]. В Израиле реализуется одна из самых интенсивных программ генетического скрининга, тестам подвергаются более 10 тысяч человек в год[142].

Наконец, в Израиле ведутся разработки и по линии так называемой «негативной евгеники»[143]. Речь, в частности, идёт о создании «этнического оружия». Это биологическое оружие селективного действия, способное поражать арабов, но не причинять вреда евреям[144].

Ради чего вся эта израильская евгеника? Она нужна для того, чтобы отделить тех, кто будет править («избранные»), от тех, кем будут править («гоев»).

Социальная биология – новая версия социал-дарвинизма?

Сегодня на стыках разных наук рождаются новые науки. Сравнительно недавно появилась ещё одна – социальная биология, или социобиология. Нетрудно догадаться, что «родителями» этого «ребёнка» являются биология и социология. Кстати, иногда этого «ребёнка» ещё называют биосоциологией (второе имя «ребенка» используется редко). Для нас важно, что социобиология изначально оказалась под сильным влиянием теории эволюции. Она пытается объяснять «социальное» поведение живых существ[145] набором определённых преимуществ, выработавшихся в ходе эволюции. Даже если учёные-социобиологи изучают социальное поведение животных, птиц или насекомых, они нередко результаты своих исследований пытаются экстраполировать (проецировать) на поведение людей в больших и малых социумах. В сфере социальных дисциплин социобиология (биосоциология) соприкасается с эволюционной психологией и использует инструментарий теории поведения.

Считается, что социобиология родилась в 1975 году, когда американский философ и энтомолог (учёный, изучающий насекомых) Эдвард Уилсон опубликовал книгу «Sociobiology: Te New Synthesis» («Социобиология: новый синтез»). Книга была первой попыткой объяснить такие типы социального поведения животных (в основном муравьёв, т. к. это была специализация Уилсона), как альтруизм, агрессия, сотрудничество, конкуренция и т. п., при помощи эволюционных механизмов. В этой книге последняя глава была посвящена размышлениям Уилсона о поведении людей в контексте эволюционной теории. Позднее (1978) Уилсон написал книгу «On Human Nature» («О природе человека»), в которой он продолжил размышления о социальном поведении человека с учётом его биологических характеристик. Автор рассматривает два важнейших поведенческих начала в человеке – альтруизм и эгоизм, пытается увязать их с генетической и биологической структурой человека. Уилсон – сторонник альтруизма – пытается сформулировать свои биологические рекомендации по изменению баланса в пользу альтруизма. Уилсону не удалось убедительно объяснить поведенческие особенности людей в разные моменты истории и в разных странах и цивилизациях лишь с помощью выявления биологических различий человеческих организмов. Поэтому ему пришлось прибегнуть к помощи такого явно небиологического понятия, как «культура». «Культура» для Уилсона – своего рода «чёрный ящик», набор не выявленных причин различий в социальном поведении и социальном устройстве сообществ людей. Но он полагает, что рано или поздно учёные с помощью биологии смогут объяснить и различия в культурах. Книга Уилсона была хорошо «раскручена»; автор за неё получил Пулитцеровскую премию.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Эдвард Уилсон


Следует отметить, что реакцией на работы Уилсона было не только восхищение, но и острая критика. Самое удивительное, что критике Уилсон подвергся со стороны эволюционистов. Среди таких критиков называют, в первую очередь, известного американского биолога, генетика и общественного деятеля Ричарда Левонтина (р. 1929) и ещё более известного американского палеонтолога, биолога и историка науки Стивена Гулда (1941–2002). Если говорить кратко и популярно, то критика взглядов Уилсона со стороны эволюционистов сводится к тому, что эти взгляды «субъективны» (например, субъективно его желание поставить альтруизм над эгоизмом), что экстраполяция особенностей мира насекомых и животных на человеческое общество не корректна с научной точки зрения и т. п.

В более широком плане критика социобиологии сводится к тому, что представители этой новой научной дисциплины подвергают примитивизации и вульгаризации понимание сложных механизмов общества и поведения человека в обществе. Образно говоря, предлагаемый биологический детерминизм даёт одномерную картину общества. Многие критики вообще не признают социобиологию наукой.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Зигмунд Фрейд


Примечательно, что те, кто соглашаются с Уилсоном, нередко вынуждены признать, что приоритет в создании социобиологии принадлежит не ему. «Пионером» этого направления в науке считают австрийского учёного-психоаналитика Зигмунда Фрейда (1856–1939) и его последователей. Биологическим началом, определяющим социальное поведение и устройство общества, в их концепциях выступают инстинкты и влечения людей. У Фрейда на первом месте стоят инстинкты к жизни, самосохранению и половые инстинкты. Также он выделяет инстинкты к разрушению, агрессии и смерти. Борьба этих инстинктов проявляется, по Фрейду, в поведении человека и его деятельности – производственно-хозяйственной и общественно-политической. При этом деятельность может быть творчески-созидательной и деструктивно-разрушительной. Инстинкты и влечения, по Фрейду, определяют ход развития человека, общества и его культуры.

Идеи Фрейда получили широкое развитие в трудах его многочисленных последователей. Так, один из его ближайших учеников, австрийский психолог Альфред Адлер (1870–1937), перенёс акцент с сексуально-бессознательного начала на бессознательное стремление к власти как основное побуждение людей, проявляющееся в их поведении в рамках семьи, межличностных отношениях и отношениях социальных групп. Другой его ученик, швейцарский психолог Карл Юнг (1875–1961), развивал учение о «коллективном бессознательном», определяющем поведение социальных групп. Впрочем, в работах последователей Фрейда связь социального поведения человека с его генетической и биологической структурой чётко не обозначается; всё замыкается на психологию.

Вместе с тем предшественниками Уилсона как основателя социобиологии можно назвать также ряд учёных, представлявших биологию и генетику. В книге «Основы современного естествознания. Православный взгляд» читаем: «Социобиология возросла из открытий в области молекулярной биологии и генетики. В 1953 г. Ф. Крик и Д. Уотсон расшифровали структуру ДНК, в 1959 г. Жак Моно и Франсуа Жакоб смогли частично объяснить, как ДНК регулирует и координирует химические процессы в живых организмах. Далее, в 1961 г., М. Ниренберг и Й. Маттеи расшифровали первое «слово» генетического кода, а Ж. Моно создал теорию аллосферических белков»[146].

В 60-е годы прошлого столетия у учёных стали появляться дерзкие мысли: нам недостаточно наблюдать и постигать живой мир с его генетическими структурами. Мы можем и даже должны изменять этот мир, занимаясь «исправлением» существующих генетических конструкций и даже создавая новые. Стала складываться генная инженерия, которая провозглашала высокие цели «исправления» плохой наследственности у людей, проводя «ремонт» их генетических кодов. Как говорится, «аппетит приходит во время еды». У таких «креативных» учёных стали появляться мысли, что можно с помощью генетических манипуляций создавать новые виды растений и животных («генетически модифицированные» виды), которые бы позволяли повышать эффективность растениеводства и животноводства. А дальше мысль «креативных» учёных остановилась на человеке. Появились мысли о «клонировании» лучших образцов «генетического фонда» человечества и даже конструировании «сверхчеловека». А через создание «сверхчеловека» формировать нужную мораль, нужное поведение, нужную архитектуру общества и т. п.

Фактически гены были объявлены и средством, и целью развития человека и общества: «Осознав принципы записи генетической информации, группа учёных стала пытаться свести к генам все стороны жизнедеятельности человека и усматривать возможность обоснования систем нравственности и культуры на генетическом уровне. Гены объявляются высшим моральным авторитетом. С точки зрения социобиологии человек живёт для того, чтобы служить носителем генов и воспроизводить их. Организм – средство для ДНК в продуцировании ещё одной ДНК, а нравственность, или, вернее, вера в неё, также приспособлена для наилучшего воспроизводства ДНК. Подлинная нравственность состоит в соучастии со стратегией генов (!? – В.К.). Примитивный редуктивизм социобиологии с очевидностью проявляется в высказывании Ф. Жакоба: «Воспроизводство молекул организма – это начало и конец, причина и цель»[147].

Один из известных генетиков второй половины ХХ века Жак Моно как-то высокомерно заявил, что, узнав генетические коды, человек более не нуждается в Боге и религии и что фактически на место Бога окончательно заступают учёные, которые через генетические манипуляции будут управлять миром:

«В нашем прошлом был период, когда для эволюции была желательна послушность закону и поддержка культурных традиций. Тогда эволюция вписала в генетический код потребность поиска смысла существования, что дало толчок развитию религии, философии, науки и культуры. Теперь эволюция изменила генетический код и отвращает человека от религии…. В будущем мораль будет разрабатываться учёными, их важными идеями, сформированными на основе специальных изысканий. Эти идеи заменят разнообразные системы верований»[148].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Жак Моно


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Ф.Жакоб и Ж.Моно в лаборатории


Следует отметить, что многие гуманисты сами метят на место Бога. Например, первооткрыватель ДНК британский молекулярный биолог Френсис Крик присоединился к группе нобелевских лауреатов, предложивших ряд гуманистических проектов, среди которых обратимая стерилизация людей с помощью пищевых добавок, выдача лицензий «качественным людям» на производство детей[149]. Разве это не напоминает евгенику первой половины ХХ века, практически применявшуюся в США и Германии?

В 1947 году, понимая, как велика мощь незадолго до того изобретённой атомной бомбы, английский писатель Олдос Хаксли осознавал, насколько опасен потенциал генетических исследований. В предисловии к своему роману «О дивный, новый мир» он писал: «Освобождение атомной энергии знаменует собой великую революцию в истории человечества, но это далеко не последняя и не самая дерзкая революция… Поистине революционная революция свершится не во внешнем мире, а в душах и телах людей»[150].

Мы уже выше отметили, что после Второй мировой войны евгеника была запрещена. Но «практический» (или «практикующий») социал-дарвинизм не только не сдал своих позиций, но продолжает шествие по планете. Вместо грубого мальтузианства, оправдывавшего кровопролитные войны, появляются проекты под названием «управление демографическими процессами» или «планирование семьи». Вместо «негативной евгеники» – пропаганда абортов. А вместо «положительной евгеники» – захватывающие идеи создания «сверхчеловека» и прочие проекты трансгуманизма. Исчезают старые вывески; их место занимают новые названия. Чтобы у людей было больше доверия к этим новым вывескам, их представляют как новые «науки»: «социальная биология», «биологическая социология», «генная инженерия», «эволюционная психология» и прочее. Но за ними прячется прежний социал-дарвинизм с его человеконенавистнической, антихристианской сущностью.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Олдос Хаксли

Часть V

Дарвинизм как антинаука

Изменчивость видов не есть ещё эволюция

Ещё раз повторим: на первых порах сам Чарльз не особенно верил в версию происхождения человека из обезьяны, называя её осторожно «гипотезой». Тем более её не принимали многие серьёзные учёные и просто здравомыслящие люди. Для опровержения версии Дарвина не требовалось даже прибегать к авторитету Священного Писания, содержащего в первой книге («Бытие») хронику творения мира Богом. За полтора столетия, со времени появления на свет «Происхождения видов…», серьёзными учёными (биологами, генетиками, геологами, философами и др.) были написаны сотни (если не тысячи) книг, раскрывающих несостоятельность дарвинизма. У меня нет возможности перечислить даже основные эти работы. Отмечу лишь основные несуразности.


САМАЯ ГЛАВНАЯ ИЗ НИХ — подмена изменчивости видов понятием «эволюция». Сторонники Дарвина приводят десятки примеров изменений в живой природе, которые они называют «эволюцией».


ЧАСТО ИСПОЛЬЗУЕМЫЙ ПРИМЕР — развитие эмбриона человека в чреве матери в течение нескольких месяцев и постепенное обретение им признаков и форм, присущих человеку. В этом же ряду: превращение жёлудя в мощный дуб. И прочие изменения, связанные с превращением семени в сложный живой организм.


ДРУГОЙ ПРИМЕР — наличие в современном человечестве различных рас, представители которых отличаются цветом кожи и другими внешними признаками. Если исходить из того, что первоначально существовал один вид человека, сотворённый Богом, то в результате эволюции, по утверждению дарвинистов, возникло нынешнее расовое и этническое многообразие.


ТРЕТИЙ ПРИМЕР — селекционеры выводят новые породы домашних животных, фруктовых деревьев и т. п. Разве это не эволюция? Её отличие от «естественной» эволюции заключается в том, что в неё вмешивается человек, который её ускоряет. И вместо миллионов лет получается несколько лет, или несколько десятков лет.

Нет, это не эволюция; это изменчивость, наблюдаемая в рамках отдельных биологических видов. Некоторые добросовестные учёные, философы и богословы называют её иногда «микроэволюцией». Но она кардинально отличается от эволюции, которую проповедуют дарвинисты. По их убеждению, возможны и даже неизбежны такие изменения видов, которые ведут к образованию новых видов. А вот этого быть не может. И добросовестные учёные не могут привести ни одного примера такой эволюции, которую иногда называют «макроэволюцией».

После появления на свет дарвинизма началось развитие науки «генетика», которая убедительно показала дискретный характер живой природы: каждый биологический вид имеет свой генетический код, никаких переходных форм между видами нет. Иногда возникают мутации биологических видов, выражающиеся в некоторых нарушениях кода, но они носят временный характер. Генетический код подобно «ваньке-встаньке» восстанавливается. Отметим, что уже десятилетия продолжаются эксперименты по наблюдению за эволюционированием микробов, у которых за один год могут сменить друг друга до ста тысяч поколений. «Бактерии прошли путь, соответствующий миллиардам лет для высших животных. Мутантные штаммы бактерий постоянно возвращались к исходному «дикому» типу; образование новых штаммов не выходило за внутривидовые рамки»[151]. Впрочем, для многих биологических видов любые мутации являются смертельными[152].

Приведу выдержку из работы американского теолога Рика Дейтона, разъясняющего принципиальные различия между микро– и макроэволюцией: «Микроэволюция определяется как малые изменения в геноме организма, вызванные случайными мутациями ДНК. Механизмы, необходимые как для микро-, так и для макроэволюции, – это случайные генетические мутации в совокупности с естественным отбором. Как бы нас ни пытались уверить в обратном, мутации никогда не являлись причиной увеличения генетической информации» – д-р Боб Комптон. Поскольку мутации и незначительные изменения можно наблюдать, повторить и продемонстрировать, микроэволюция относится к области науки.

Тем не менее, считать эти небольшие чётко ограниченные изменения доказательством макроэволюции – воистину шаг большой веры. Микроэволюция является фактом, макроэволюция является верой. Что не хотят или не в состоянии признать сторонники эволюционизма, так это то, что ни естественный отбор, ни мутации не могут добавить в генетический код новую информацию. А без этого эволюция невозможна – ведь идея восходящего прогресса является для теории эволюции основополагающей и необходимой. Суть в том, что микроэволюция не ведёт к накоплению новой информации в ДНК, существенно необходимой для протекания макроэволюции»[153].

Ещё более доходчиво это различие объясняет известный православный подвижник нашего времени Серафим Роуз. В своей работе «Православный взгляд на эволюцию» он пишет: «…я совсем не отрицаю факта изменений и развития в природе. Да, взрослый человек развивается из эмбриона; да, огромное дерево вырастает из жёлудя; да, возникают новые разновидности или организмы, будь то “расы” человека или породы кошек, собак и фруктовых деревьев, – но всё это не эволюция: это только изменчивость в пределах определённой разновидности или вида; она не доказывает и даже не предполагает (разве только вы уже веруете в это в силу ненаучных причин), что одна разновидность или вид, развиваясь, становится другой, что все ныне живущие создания являются продуктом такого развития из одного или нескольких примитивных организмов»[154].

Критики дарвинизма подобную подмену понятий («изменчивость вида» и «эволюция») объясняют по-разному. Одни списывают это на полную неграмотность дарвинистов. Другие квалифицируют её как бесстыдную фальсификацию.

Эволюция и второй закон термодинамики

Вторая несуразность теории эволюции заключается в том, что она противоречит фундаментальным законам физического мира. Особенно второму закону термодинамики. Это один из основных законов физики, который не имеет очевидного авторства. Он базируется на многочисленных эмпирических наблюдениях, окончательно сложился и стал признанным к началу ХХ века[155]. Если попытаться объяснить его без формул и специальных физических терминов, то суть его в том, что во Вселенной происходит рассеивание энергии, все системы прямо пропорционально времени подвергаются хаотичности и разрушению. Всё – живое или неживое – со временем изнашивается, портится, нарушается и распадается на части. Это неизбежный конец, который ожидает всех и вся рано или поздно, и, согласно закону, является необратимым процессом.

Часто второй закон термодинамики называют ещё законом энтропии. Энтропия (от др.-греч. ἐντροπία – «поворот», «превращение») – термин, который сегодня широко используется в естественных и точных науках (теории информации, математической статистике и проч.)[156]. В широком смысле, в каком слово часто употребляется в быту, энтропия означает меру неупорядоченности системы; чем меньше элементы системы подчинены какому-либо порядку, тем выше энтропия. Примечательно, что понятие «энтропия» впервые было введено немецким физиком, механиком и математиком Рудольфом Клаузиусом в термодинамике для определения меры необратимого рассеивания энергии, меры отклонения реального процесса от идеального в 1865 году. То есть всего через шесть лет после выхода в свет «Происхождения видов…» Дарвина.

Итак, второй закон термодинамики совершенно исключает возможность восхождения материи от более простых форм к более сложным. И уж тем более исключает возможность эволюции мёртвой материи в живую материю. Утверждать подобное – значит соглашаться с тем, что, несмотря на закон гравитации, предметы на Земле не падают вниз, а взлетают вверх. Или, что ветки деревьев и иные предметы, попав в реку, будут плыть не по течению, а против течения. Вот, например, в сборнике «Библия и наука» мы читаем: «Эволюция как самопроизвольное самоусложнение природных систем полностью и совершенно однозначно запрещена 2-м законом термодинамики. Этот закон и говорит нам, что из хаоса никогда, ни при каких условиях сам по себе не может установиться порядок. Самопроизвольное усложнение любой природной системы невозможно. Например, “первичный бульон” никогда, ни при каких условиях, ни за какие триллионы и биллионы лет не мог породить более высокоорганизованные белковые тела, которые, в свою очередь, никогда, ни за какие триллионы лет не могли “эволюционировать” в такую высокоорганизованную структуру, как человек. Таким образом, эта “общепринятая” современная точка зрения на происхождение Вселенной абсолютно неверна, так как входит в противоречие с одним из фундаментальных эмпирически установленных научных законов – 2-м законом термодинамики»[157].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Артур Эддингтон на обложке журнала TIME


Эволюционисты не могут игнорировать указанное противоречие. Как же они его преодолевают? Некоторые эволюционисты пытаются поставить под сомнение второй закон термодинамики. Однако в отличие от дарвинизма положения закона подтверждаются эмпирически. И отвергнуть его не удаётся. Тем более что этот закон физики считают самым фундаментальным не только в физике, но вообще во всем естествознании. Альберт Эйнштейн (1879–1955) называл этот закон «первым законом всех наук». Знаменитый английский астрофизик Артур Эддингтон (1882–1944) говорил о нём как о «высшем законе метафизики всей Вселенной». Кстати, второй закон термодинамики находится в полном соответствии не только со всеми открытиями естествознания, но и Священным Писанием. «Упомянутое же в Библии “проклятие”, наложенное Богом на материальный мир, как раз соответствует действию 2-го закона термодинамики»[158].

Другие эволюционисты вынуждены для спасения своей теории вновь вспомнить… Бога, который, по их мнению, в состоянии в нужные моменты вмешиваться в естественные процессы энтропии и разворачивать их в обратную сторону. Например, известный эволюционист американский социальный философ Джереми Рифкин (р. 1945) отмечает, что верит в преодоление эволюцией этого закона физики таинственной силой: «Закон энтропии говорит, что эволюция рассеет всю необходимую для жизни энергию на этой планете. В нашем же понимании, эволюция полностью противоположна этому. Мы верим в то, что эволюция каким-то волшебным образом совершенствует качество и порядок»[159].

Дарвинизм и палеонтология

Третья научная несуразность дарвинизма заключается в том, что он не находит никакого подтверждения со стороны палеонтологии. Палеонтология (от др. – греч. παλαιοντολογία) – наука об организмах, существовавших в прошлые геологические периоды и сохранившихся в виде ископаемых останков, а также следов их жизнедеятельности. Одной из задач палеонтологии является реконструкция внешнего вида, биологических особенностей, способов питания, размножения и т. д. этих организмов. Дарвинисты на протяжении более полутора столетий пытаются получить от палеонтологии доказательства того, что между обезьяной и человеком в прошлом существовали «переходные» виды. За это время было немало различных «сенсаций»: мол, наконец-то удалось обнаружить такие «переходные» виды, которые называли останками «обезьяно-людей». Эти виды получали такие названия: питекантроп, австралопитек, синантроп (китайский «обезьяночеловек»), неандерталец и т. д. Однако при ближайшем рассмотрении оказывалось, что находили окаменевшие останки либо обезьян (например, питекантроп), либо людей (например, неандерталец). По поводу сенсаций открытия «обезьянолюдей» и последующих разоблачениях или «корректировок» первоначальных трактовок находок имеется обширнейшая литература. Чаще всего речь идёт о том, что фанатики дарвинизма и эволюционизма подходили крайне некритично к находкам, выдавая «желаемое за действительное». В некоторых случаях имели место сознательные подлоги.

В качестве примера можно привести историю «открытия» в конце позапрошлого века питекантропа, которого поспешили объявить недостающей «переходной формой» от обезьяны к человеку. Воспроизвожу эту историю по работе А.С. Хоменкова «Эволюционный миф и современная наука»[160].

В 1891 году голландским врачом Эженом Дюбуа была найдена верхняя часть черепа, идентичная черепу гиббона. В 1892 году на расстоянии около 15 метров от первой находки Дюбуа откопал бедренную кость, идентичную кости человека. Неподалёку было найдено три зуба, один из которых позже был определён как человеческий, а два других – орангутанга. Однако Дюбуа почему-то решил, что все эти костные останки непременно должны принадлежать одному и тому же существу, наделённому чертами как обезьяны, так и человека. Так родился «яванский питекантроп». Конечно, далеко не все учёные разделили радость «первооткрывателя». Так, известный специалист в области анатомии Рудольф Вирхов, взглянув на черепную коробку, сказал следующее: «Это – животное. Скорее всего – гигантский гиббон. Бедренная кость ни малейшего отношения к черепу не имеет». Вирхов отказался как возглавлять собрание, так и принимать дальнейшее участие в дебатах. Характерно, что найденная кость носила в себе следы серьёзной костной болезни в запущенной форме. Учитывая преклонный возраст её обладательницы – а это, судя по всему, была довольно грузная женщина, – можно предположить, что она жила в культурном обществе, где существовал уход за больными и престарелыми. Но это ещё не все. Дюбуа откопал за время своей экспедиции два настоящих человеческих черепа и ряд других окаменевших костей человека, которые находились в таких же геологических отложениях, что и кости «питекантропа». Если «питекантроп» действительно существовал, то он жил одновременно с современным человеком. Но может ли наш обезьяноподобный предок жить одновременно с современным человеком? «Вряд ли», – вероятно, подумал Дюбуа. И решил ничего не говорить об этих находках. Он рассказал о них только в 1920 году. Ещё лет через двадцать – незадолго перед своей смертью – он согласился с мнением Рудольфа Вирхова и сделал заявление, что «яванский питекантроп» – это всего лишь гигантский гиббон.

К этой истории «открытия» обезьяночеловека можно лишь добавить, что в 1930-е годы палеонтолог ван Кенигсвальд обнаружил другие, лучше сохранившиеся, останки питекантропа на острове Ява, после чего сомнения в принадлежности питекантропа к роду Homo отпали. Тем не менее, в первой половине прошлого века питекантроп успел попасть в некоторые популярные книги по теории эволюции, где он был представлен в качестве недостающего звена между обезьяной и человеком.

Точно также поспешили объявить переходным «звеном» австралопитека, кости которого были впервые обнаружены в 1924 году в Южной Африке. Однако позднее учёные вынуждены были признать, что австралопитеки не были близки по своему строению к человеку, не были прямоходящими существами и походили, скорее, на орангутангов. Известный австралийский биолог и анатом Чарльз Окснард полагает, что по некоторым признакам австралопитек отстоит далеко и от человека, и от обезьяны. Отличие австралопитека от обоих видов больше, чем даже отличие человека от обезьяны[161].

С другой стороны, эволюционисты, притягивая за уши некоторые факты, полноценных людей Homo sapiens записывали в существа, имеющие признаки обезьян. Самый яркий пример – неандерталец (первые останки были обнаружены в 1856 г. в Западной Германии). Сегодня накопилось большое количество фактов, которые не оставляют сомнения, что это был полноценный человек, обладавший навыками ремесла, охоты и даже занятий искусством[162]. Примечательно, что некоторые антропологи полагают, что современные жители северо-западной Европы по своему строению находятся ближе к неандертальцам, чем, например, к американским индейцам или австралийским аборигенам. Некоторые «неандертальские» черты можно обнаружить и среди жителей других регионов Земли[163].

Эволюционисты продолжают нас кормить новыми сенсациями по части палеонтологических открытий. Семь лет назад была самая последняя такая сенсация. В начале октября 2009 года группа учёных из 47 стран в специальном выпуске журнала Science объявила, что им удалось при раскопках в Эфиопии обнаружить и изучить хорошо сохранившийся скелет женской особи вида Ardipithecus ramidus, получившей имя Арди (чуть позднее сенсационные заключения опубликовал другой авторитетный журнал – Nature). Возраст найденных останков – 4,4 миллиона лет. Останки были объявлены звеном прямой линии от обезьяны к человеку. За эти годы (с момента публикации в журналах) появилось большое количество публикаций, в которых доказывается, что особа с красивым именем Арди – ещё одна из разновидностей обезьян, которые до нашего времени не дожили[164].

Учитывая, что в прошлом были периоды массовых вымираний живых организмов (как простейших, так и сложных, относящихся к классу млекопитающихся)[165], нет ничего удивительного в том, что палеонтологи и в дальнейшем будут находить останки существ, которые сегодня не обитают на нашей планете. Вполне вероятно, что им будут попадаться и кости существ, напоминающие «переходные» формы от обезьяны к человеку. Поэтому нам пора привыкнуть к сенсациям типа той, которая была инициирована журналами Science и Nature.

Думаю, что главным мотивом подобных сенсаций является повышение рейтинга научных и научно-популярных изданий. В конечном счете действует «денежный» мотив. Мы уже не раз говорили, что современная наука уже не занимается поиском истин, она их создаёт. По заказу. Или под «рыночный спрос». А «рыночный спрос» на сенсации типа «снежный человек», «НЛО» или «недостающее звено между человеком и обезьяной» сохраняется на высоком уровне.

Научный миф «о самозарождении» жизни

Нельзя пройти мимо ещё одной «научной теории» дарвинистов и неодарвинистов – о «самозарождении жизни» на нашей планете. Периодически в СМИ появлялись и появляются (и ещё будут появляться) сенсации, что какому-то учёному удалось что-то «синтезировать» и получить нечто, напоминающее «живое вещество» (органические соединения, биологически активные молекулы или даже клетки). Как и в случае с новостями об обнаружении «недостающего звена между человеком и обезьяной», все эти сенсации о превращении «мёртвой» материи в «живую» оканчивались «пшиком». И в будущем будут оканчиваться тем же. Потому что версия «самозарождения жизни» противоречит фундаментальным положениям настоящей науки. Печально, что эта версия под видом «гипотезы» попадает даже в учебники по биологии, исподволь способствуя вербовке школьников и студентов в ряды эволюционистов.

Свой вклад в создание мифа «о самозарождении» внесла Россия в лице А.И. Опарина[166]. В 1924 году на собрании Русского ботанического общества будущий советский академик выступил с докладом «О возникновении жизни». В нём была предложена гипотеза возникновения жизни из «первичного бульона» органических веществ. В середине XX века были экспериментально получены сложные органические вещества при пропускании электрических зарядов через смесь газов и паров, которая гипотетически воспроизводит состав атмосферы Древней Земли. Впервые этот эксперимент был проведён в 1953 году американским аспирантом Стэнли Миллером[167]. Вместе с тем полученные соединения не обладали никакими признаками «живого вещества»[168]. Положительным моментом того шума, который был поднят вокруг темы «самозарождения жизни» за рубежом и в СССР, стало начало обсуждения фундаментальных вопросов: Что считать жизнью? Каковы признаки живого вещества? Где проходит граница между живой и неживой материей?


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

А.И. Опарин


Хотя Александр Иванович Опарин и был академиком, причём далеко не рядовым, он почему-то в своих поисках игнорировал некоторые фундаментальные законы науки. Какие? Я не биолог, поэтому чтобы ответить на этот вопрос, воспользуюсь отечественной и зарубежной литературой и буду ссылаться на соответствующие источники.

ВО-ПЕРВЫХ, в водной среде («первичном бульоне») синтез молекул белка из аминокислот невозможен, поскольку такие молекулы разрушаются водой в результате гидролиза[169].


ВО-ВТОРЫХ, геологические изыскания показывают, что с самого начала в атмосфере Земли существовал кислород. Следовательно, он имелся и в водной среде, где, по мнению эволюционистов, могла зарождаться жизнь. Но при кислороде неизбежно окисление высокомолекулярных соединений, нет условий для их образования[170].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Фред Хойл


В-ТРЕТЬИХ, различные учёные (прежде всего, математики) проводили и проводят расчёты вероятности синтеза белков из аминокислот. Одна из оценок вероятности составляет 10 в минус 325-й степени. Имеются и другие оценки со значениями подобного же порядка. Чтобы сложилась нужная комбинация исходных веществ (аминокислот), требуется время, которое на порядки превышает возможный возраст Земли[171]. Впрочем, большинство расчётов касается оценки вероятности самопроизвольного возникновения биологической макромолекулы. От макромолекулы до живой клетки – дистанция астрономических масштабов. Известный астрофизик Фред Хойл подсчитал вероятность создания клетки. Получилась величина, равная 10 в минус 40-тысячной степени[172]. Это число, по словам Хойла, «достаточно велико для того, чтобы похоронить Дарвина и всю теорию эволюции»[173].


В-ЧЕТВЕРТЫХ, как пишет критик теории эволюции А.С. Хоменков, «…если бы вопреки всем законам природы подобная самосборка произошла, то белок бы получился оптически не чистым, а значит – и биологически неактивным»[174]. Опуская многие подробности, можно сказать, что из такого белка жизнь развиваться (эволюционировать) не может[175].

Можно приводить и другие аргументы, доказывающие, что идея «самозарождения жизни» не тянет не только на статус «теории», но даже «гипотезы». Потому что в этом случае автору гипотезы придётся продемонстрировать, что он либо не знает основ естествознания, либо сознательно их игнорирует. Трудно сказать, какой вариант применим к её фанатичным последователям и академику А.И. Опарину. Серьёзные учёные на гипотезу «самозарождения» смотрят как на миф или шутку. Так, известный американский химик Чарльз Тэкстон, автор бестселлера «Загадка происхождения жизни», назвал эту гипотезу «мифом доисторического супа»[176].

Да, сегодня уже появилось много оппонентов, которые оспаривают версию Опарина и даже называют её «мифом», «фантазией», «проявлением невежества». Но, увы, альтернативные версии порой оказываются ничем не лучше. Так, академик РАН А.Ю. Розанов, глава Комиссии по астробиологии в Российской академии наук, считает, что жизнь на Землю была занесена из Космоса[177]. Не буду сейчас подвергать критическому разбору «космическую» версию происхождения жизни нашего академика. Хочу лишь обратить внимание на то, что членам «научной корпорации» разрешено провозглашать любые, самые безумные идеи. Даже если они противоречат логике и всем догматам, добытым наукой на протяжении многих веков. Всё это допустимо. Не допускается лишь одна и самая очевидная идея – идея создания мира и человека Богом. Современная наука обязана стоять на позициях атеизма, даже если это абсурдно.

Современные академики и нобелевские лауреаты, несмотря на все их регалии, выглядят безумцами или безответственными болтунами, когда пытаются объяснить происхождение мира и человека без участия Бога. Мне это напоминает байку барона Мюнхгаузена, который рассказывал, как он выбрался из болота вместе с лошадью, потянув себя за волосы.

Дарвинизм как ложная философия

Одним из видных критиков дарвинизма в ХХ веке был известный в православном мире иеромонах Серафим Роуз[178], которого мы уже упоминали. Одна из его работ, о которой также уже говорилось, называется «Православный взгляд на эволюцию»[179]. Эта публикация представляет собой письмо отца Серафима греческому богослову Александру Каломиросу. Сделаю некоторое пояснение по поводу этой работы, которое я взял из предисловия к труду отца Серафима. В марте 1974 года отец Серафим, высоко ценивший развенчивающую экуменизм книгу Каломироса «Против ложного единства»[180], но не знакомый с другими произведениями этого греческого богослова, написал ему письмо с просьбой изложить его взгляды на теорию эволюции (т. к. имя Каломироса часто ставилось в пику отцу Серафиму, когда речь заходила об оценке эволюционной теории). Обширное послание Каломироса потрясло отца Серафима до глубины души: Каломирос не просто принимал эволюционную теорию, уча о «преображённом “звере” Адаме», но заявлял даже, что «кто отрицает эволюцию – тот отрицает Священное Писание». Эти слова, исходившие из уст авторитетного православного богослова, понудили отца Серафима сесть за ответное послание, в котором он изложил понимание рассматриваемого вопроса, целиком основываясь на учении Святых Отцов. Привлекая обширные цитаты из разных отцов, отец Серафим обстоятельно доказывает, что труды ни одного из них никак не согласуются с суемудрыми умствованиями современных академических богословов, зачастую лучше знающих философские спекуляции модернистов, чем святоотеческое наследие, которое они вольно толкуют, подгоняя под свои взгляды. Никоим образом не выступая против науки, отец Серафим показывает, что теория эволюции не является строго подтверждённым научным фактом, а принимается на веру, т. е. является не столько научной теорией, сколько ложной философской доктриной[181].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Иеромонах Серафим (Роуз)


Итак, отец Серафим пишет в начале своего послания греческому коллеге: «Прежде всего, я полностью с Вами согласен, когда Вы говорите: “Не следует путать чистую науку с разными философскими теориями, написанными, чтобы объяснить факты, открытые наукой. Одно дело – факты (чистая наука), другое – их объяснение (философия)”. Прежде всего, должен Вам сообщить, что когда-то я всецело верил в эволюцию. Верил не потому, что я очень много об этом думал, а просто потому, что “все в это верят”, потому, что это “факт”, а как можно отвергать “факты”? Но потом я начал глубже задумываться над этим вопросом. Я начал понимать, что очень часто выдаваемое за “науку” вовсе не есть факт, а философия, и стал тщательно различать научные факты и научную философию. Спустя много лет я пришёл к следующим выводам:


а) эволюция совсем не “научный факт”, а философия;

б) это ложная философия, изобретённая на Западе, в качестве реакции на католическо-протестантскую теологию и замаскировавшаяся под “науку”, чтобы вызывать к себе уважение и обманывать людей, которые согласны принять научный факт (на Западе почти все современные ошибочные учения поступают так же: даже “Христианская наука” претендует на “научность”, также и спиритизм, разные индусские культы и прочее);

в) она противоречит учению Святых Отцов в очень многих пунктах».


И далее, отец Серафим много раз повторяет одну и ту же мысль: теория Дарвина – не плод «чистой науки», это результаты философских фантазий. Приведу несколько цитат[182]:


«Те учёные, которые говорят, что эволюция – это “факт”, на самом деле толкуют научные данные в соответствии с некоей философской теорией…»


«Представляется вполне очевидным, что св. Василий Великий не верил в превращение одной твари в другую, а тем менее в то, что каждая ныне существующая тварь эволюционировала из некоторой другой, и так далее до самого примитивного организма. Это современная философская идея».


«Развитие творения в соответствии с Божьим планом – это одно; современная научная (а фактически философская) теория, которая объясняет развитие через преобразование одного рода тварей в другой, начиная с одного или нескольких примитивных организмов, – это совсем другое».


В своём письме отец Серафим приводит достаточно много фактов, имеющих отношение к «чистой науке», которые доказывают несостоятельность дарвинизма. Впрочем, не стоит переоценивать возможности науки доказать или опровергнуть эволюционную теорию. «Современная наука, – пишет отец Серафим, – знает только то, что наблюдает, и что можно разумно вывести из наблюдений; её догадки о самом раннем творении имеют значение не большее и не меньшее, чем мифы и басни древних язычников».

Но следует отметить, что для Серафима Роуза высшим авторитетом являются даже не данные науки, а Священное Писание и мнения Святых Отцов. Вот, в частности, мысль отца Серафима о значимости для него научных фактов и мнений Святых Отцов: «…современная наука, когда имеет дело с научными фактами, обычно действительно знает больше, чем Святые Отцы, и Святые Отцы вполне могли ошибаться насчёт научных фактов; мы не научных фактов ищем у Святых Отцов, а истинного богословия и истинной философии, основанной на богословии». Итак, по мнению отца Серафима, мнения Святых Отцов и есть истинное богословие и истинная философия. Разрешать споры вокруг дарвинизма возможно лишь на наднаучном уровне. «Истинное знание об Адаме и первозданном мире – насколько нам полезно знать – доступно только через Божье откровение и в божественном созерцании святых». Все приводимые в письме мнения Святых Отцов (все до единого) – в пользу Библейской версии происхождения мира и сотворения человека Богом. Дарвинизм же – ложная философия.

Главная мысль отца Серафима – доверять больше надо не данным науки, а Священному Писанию и Святым Отцам. И не только в вопросах эволюции и происхождения человека. Кстати, если что и эволюционирует в нашем современном мире, то это научные идеи. Даже если это научный факт, установленный эмпирически (в результате «научного переворота» он отвергается и заменяется новым). А уже тем более очевидна «эволюция мысли», если речь идёт не об эмпирической науке, а философии.

Отчасти отец Серафим касается вопроса: почему дарвинизм не встретил должного отпора со стороны Церкви? Одной из существенных причин этого стало то, что Христианская церковь стала постепенно забывать Святых Отцов, замещая их философскими и «научными» мудрованиями, приходящими из мира. Отец Серафим пишет, что «…с того времени, как папство начало оставлять святоотеческое учение, оно постепенно отдалось влиянию мирского знания и философии, сначала таких философов, как Варлаам, а затем современной науки. Уже к XIX веку римо-католичество не имело своего собственного учения по этим предметам, а навыкло принимать всё, что скажет “наука” и ее философия». При этом Серафим Роуз обращается к нашему святителю Игнатию Брянчанинову, который прекрасно знал труды Святых Отцов. Именно этот русский богослов, отмечает отец Серафим, провёл сравнительный анализ святоотеческих взглядов и католической доктрины по многим богословским вопросам и показал, насколько далеко Рим «эволюционировал» от Святых Отцов.

Серафим Роуз делает очень жёсткий вывод: предтечей Дарвина был Фома Аквинский, схоластика которого окончательно увела западноевропейское христианство в сторону от святоотеческого наследия (а позднее заразила и нестойких православных): «Римо-католическая схоластическая традиция даже в зените своей средневековой славы уже ложно учила о человеке, и, несомненно, именно она выстелила путь к принятию в дальнейшем эволюционизма, вначале на отступившем от истины Западе, а затем в умах тех православных, которые недостаточно осведомлены о своём отеческом предании и подпали под чуждые влияния. В сущности, учение Фомы Аквинского, в отличие от православного святоотеческого учения, вполне сопоставимо с идеей эволюции, которую Вы (Александр Каломирос. – В.К.) поддерживаете».

Отец Серафим приводит множество цитат из Фомы Аквинского, показывающего, что его представления о человеке и его происхождении входят в острое противоречие со всеми Святыми Отцами в первые десять веков Христианства (до отпадения католиков от Церкви). Например, Фома Аквинский высказывал еретическое мнение, что Бог создал человека с телом животного: «В раю человек должен был быть как ангел по своей духовности ума, но с животной жизнью в теле»[183].

Греческий коллега отца Серафима Александр Каломирос, не смущаясь, идёт на поводу у Фомы Аквинского и соглашается с тем, что Адам в раю (до согрешения) имел тело обезьяны. Серафим Роуз призывает греческого богослова (православного!) отказаться от этой безумной версии: «Здравое чувство простого православного христианина подсказывает отвернуться от «глубокой» модной точки зрения, что человек произошёл от обезьяны или любого другого низшего создания, или хотя бы даже (как Вы говорите), что Адам имел тело обезьяны. Святой Нектарий Пентапольский справедливо выразил свой праведный гнев на тех, кто пытается “доказать, что человек – это обезьяна, от которой, как они хвалятся, они произошли”.

Такова точка зрения православной святости, которая знает, что творение не таково, как им его описывают современные мудрецы с их пустой философией, но как Господь открыл его Моисею “не гадательно”, и как Святые Отцы видели его в созерцании. Человеческая природа отлична от обезьяньей и никогда с ней не смешивалась. Если бы Господь Бог, ради нашего смирения, пожелал бы произвести такое смешение, то Святые Отцы, которые видели самый “состав видимых вещей” в Божественном созерцании, знали бы это».

Отец Серафим очень переживает, что ересь философии дарвинизма захватила православных: «Сколько ещё православным оставаться в плену у этой пустой западной философии? Много сказано о “западном пленении” православного богословия в последние века; когда же мы поймём, что в ещё более отчаянном “западном пленении” находится сегодня каждый православный, беспомощный пленник “духа времени”, преобладающего течения мирской философии, растворённой в самом воздухе, которым мы дышим в богоотступном, богоненавистном обществе?» Одна из причин такого пленения – некритическое отношение к философии: «Православный, который не борется сознательно против пустой философии века сего, а просто принимает её в себя и находится с нею в мире, потому что собственное его понимание православия искажено, не сообразуется со святоотеческими установлениями». Позиция отца Серафима предельно понятна: во-первых, пустую философию века сего нельзя принимать в себя; во-вторых, с ней нельзя сосуществовать (находиться с нею в мире, не замечать, уважать, принимать к сведению и т. п.); в-третьих, с ней надо бороться.

И последнее. Хотя в отношении дарвинизма отец Серафим и употребляет слово «ересь», но при этом он разъясняет, что под этим понимает: «Изощрённые в мирском мудровании смеются над теми, кто называет эволюционизм “ересью”. Действительно, эволюционизм, строго говоря, не ересь; как и индуизм, строго говоря, не ересь; но, как и индуизм (к которому он имеет отношение и который, вероятно, повлиял на его развитие), эволюционизм – это идеология, глубоко чуждая православному христианскому учению, и она втягивает в такое множество неверных учений и мнений, что было бы намного лучше, если бы это была просто ересь, которую можно было бы легко опознать и поразить… Эволюционизм предлагает объяснение творения, альтернативное святоотеческому; он подводит православных под такое влияние, чтобы они читали Священное Писание и не понимали его, автоматически «подгоняя» его текст под его предвзятую натурфилософию. Приняв его, невозможно не принять также альтернативного объяснения и других частей Божественного откровения, автоматической “подгонки” других текстов Священного Писания и святоотеческих под современную “мудрость”».

Фактически отец Серафим показывает, каким образом Христианство трансформируется в ложную философию, приуготовляющую людей к принятию антихриста.

Дарвинизм и «тихая революция» в науке

Внедрение в сознание людей мысли о том, что они произошли от обезьяны, в течение последних полутора столетий не могло закончиться успехом без поддержки со стороны науки. Опросы общественного мнения в разных странах мира показывают, что сегодня около половины всех опрашиваемых соглашаются с такой версией происхождения человека или, по крайней мере, её не опровергают. Более глубокие социологические исследования показывают, что люди занимают такую позицию по одной простой причине: «так сказала наука». Сами люди не пытаются самостоятельно рассуждать и делать собственные выводы и заключения. Они полагаются на «науку», которая в большинстве случаев стала им заменять религию. Сменилась вера: была религиозная, стала «научная».

«Научная» вера существует уже давно. Например, вера в то, что Бога нет. Доказать это невозможно, остаётся только верить. Такая «научная» вера может приводить к совершенно абсурдным и печальным последствиям. Вот один забавный случай, изложенный в книге нашего богослова А.И. Осипова: «В 1790 году около французского города Жюллек упал метеорит. Мэр составил протокол об этом событии, который подписали 300 свидетелей, и послал в Парижскую Академию. Думаете, академики тогда поблагодарили за помощь науке? Ничего подобного. Парижская Академия не только составила объёмистый трактат “Об абсурдности падения камней с неба”, но даже приняла специальное постановление по этому поводу. Многие музеи выбросили метеориты из коллекций, чтобы “не сделать музей посмешищем”. А один из академиков, Делюк, заявил: “Если даже такой камень упадёт у меня перед ногами, и я вынужден буду признать, что я его видел, я добавлю, что поверить в это я не могу”. Другой академик, Годен, добавил, что “подобные факты лучше отрицать, чем опускаться до попыток объяснить их”. – В чём дело? Почему почтенные академики объявили войну метеоритам? – Согласно поверьям невежественных людей, камни с неба посылает Господь Бог. “Раз Бога нет – значит, не может быть и камней с неба», – постановили парижские академики[184]. Точно также не желают современные учёные замечать многочисленные чудеса, с которыми верующие в Бога люди сталкиваются в своей жизни регулярно. Например, мироточение икон, обновление икон, чудесные исцеления людей и т. д.

В дарвинизме – всё наоборот. Теория эволюции выстраивается не на фактах, а на фантазиях. Никаких промежуточных, переходных форм от обезьяны к человеку за полтора столетия с момента выхода «Происхождения видов…» не обнаружено. А гипотезу поспешили уже объявить «теорией», а теорию оспаривать нельзя. Разве это не вера человека-варвара?

Невольно приходишь к выводу, что дарвинизм стал пилотным проектом по окончательному превращению науки в новую религию для тех, кто стремился (и стремится) к мировой власти[185]. Эффективная политическая власть «хозяев мира» возможна лишь при установлении власти над сознанием и душами человечества. На науку и возложена эта миссия: выступать в качестве «лжепророка», быть «идеологическим комиссаром», «правой рукой» антихриста[186]. Чтобы наука эффективно выполняла эту миссию, необходимо два условия.


ПЕРВОЕ — всяческое повышение её авторитета для того, чтобы у людей не было никакого сомнения, что эта высшая инстанция, отвечающая на все вопросы жизни. Что именно она и только она монопольно владеет «истиной». Это что-то наподобие «министерства правды» из романа «1984» Оруэлла. Для выведения науки на высокую орбиту всеобщего почитания соискатели мировой власти используют целый ряд проверенных инструментов. Прежде всего, СМИ. Кроме того, выстраивание сложной иерархической системы учёных званий и степеней. Также создание научных академий, присуждение нобелевской премии. А затем, с помощью всё тех же СМИ, «раскручивание» лауреатов нобелевской премии и превращение их в живых «богов».


ВТОРОЕ — контроль над мыслями и действиями членов «научной корпорации». Прежде всего, жёсткий контроль на «входе» с помощью таких «фильтров», как защиты диссертаций. Те, кто проходил эти «фильтры», понимает, о чём идёт разговор. Кроме того, стимулирование «правильных» мыслей с помощью заказов и грантов. Об этом хорошо сказал в своей последней книге Виктор Пелевин: «….Современным философам невозможно было бы жить и работать, если бы они не лгали синхронно сразу всей корпорацией, поглядывая друг на друга для ориентировки – потому что им ни в коем случае нельзя говорить о том главном, что понимает любой трейдер: вся их «цивилизация ценностей и смыслов» принадлежит далеко не себе.

Она принадлежит – вместе со всеми смыслами, ценностями и прочими жировыми складками – той самой компании потных от страха фальшивомонетчиков, которую оптимисты называют «мировым правительством».

Если вы занимаетесь золотом, вы знаете все это наверняка, потому что торговля XAU (XAU – международное обозначение тройской унции золота – В.К.) – одна из тех профессиональных кочек, откуда закулисная мировая механика видна безошибочно и точно.

Об этом постоянно пишут в серьезных профессиональных изданиях – потому что играть на рынке, не понимая таких вещей, сложно. Об этом не догадываются только мировые «философы» – но именно в этом и заключается их нелегкий труд.

Картель, управляющий мировыми делами через систему тонкой и многоступенчатой гидравлики, вовсе не таится от бесстрашной философской мысли в сумраке.

Он, скорее, сам отбрасывает ту сумрачную тень, в которой философская мысль блуждает, пытаясь понять, на что теперь дают гранты. А на что их дают, проще всего выяснить, посмотрев, чем озабочены актуальные художники, мыслители и прочий гуманитарный корпоратив.

Я не хочу сказать, конечно, что все эти люди куплены с потрохами. Вовсе нет. Мир гораздо жестче. Платить начинают только тем, кто сам пробился в топ, – а к этому моменту всякий мыслитель хорошо понимает, о чем мыслить, а о чем нет»[187].

Возможны и репрессивные меры против «инакомыслящих», вплоть до лишения научных званий и степеней. Я уже не говорю о таких механизмах, как аттестации и прохождение конкурсов.

Отношение к теории Дарвина и идее эволюции – своеобразный тест на предмет того, достоин ли человек высокого звания члена «научной корпорации». Моё наблюдение показывает, что в российской науке проявление сомнений в теории Дарвина и идее эволюции ставит под вопрос возможность пребывания человека в этой профессиональной корпорации. Учёный может иметь свое частное мнение, отличающееся от «символа веры» «научной корпорации», но он не имеет права высказывать его публично. Что касается высших «жрецов» «научной корпорации», то на них лежит тяжёлая обязанность периодически делать заявления о том, что дарвинизм – «единственно верное учение». В 2007 году высшие «жрецы» из Российской академии наук написали «письмо десяти академиков» и направили его президенту страны В.В. Путину[188]. Письмо было опубликовано в ведущих российских СМИ под громким названием: «Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны?» В письме выражена обеспокоенность «всё возрастающей клерикализацией российского общества, активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни», в частности в систему государственного образования.

Кредо авторов письма выражено в следующем абзаце: «Вообще-то говоря, все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира. Вопрос этот давно решён и в этом смысле нам просто не интересен. Ничего иного в современной науке просто нет. Прекрасно высказался на эту тему известный американский физик, лауреат Нобелевской премии С. Вайнберг: «Опыт учёного делает религию совершенно несущественной. Большинство учёных, которых я знаю, вообще не думают на эту тему. Они настолько не размышляют о религии, что даже не могут считаться активными атеистами» (New York Times, 23 августа 2005 г.)[189]».

Там же была затронуты проблема преподавания дарвинизма в школе и нашумевшее «дело Шрайбер» (исковое заявление Маши Шрайбер и её отца в суд по поводу преподавания теории Дарвина в школе). Письмо представляло собой болезненную реакцию «жрецов» «научной корпорации» на требования РПЦ и верующих (не только православных) прекратить зомбирование детей и молодёжи материалистической идеей Дарвина, которая в лучшем случае может рассчитывать на статус «гипотезы». «Письмо десяти академиков» лишний раз показало, что дарвинизм окончательно уничтожил науку, оставив лишь вывески «Академия наук», «академический институт», «научное учреждение» и т. п. Такие вывески маскируют «тихую революцию», которая была совершена в науке под видом распространения дарвинизма.

Появление на мировой арене дарвинизма знаменовало окончательное изменение природы науки. Американский теолог Рик Дейтон полагает, что дарвинизм похоронил эмпирическую науку, заменив её «наукой происхождения», которая на самом деле является философией: «Необходимо обратить внимание, что со времени опубликования “Происхождения видов…” Ч. Дарвина в 1859 г. определение слова «наука» поменялось. Вместо «операционной науки», основанной на эмпирическом опыте, под наукой стали подразумевать «науку происхождения», основанную на эволюционной философии. На самом деле, «наука происхождения» – это философия, а не наука. Следует вернуться к первоначальному значению операционной науки – как к области исследования, оперирующей эмпирическими данными. Истинно научными считаются факты наблюдаемые, повторяемые и демонстрируемые. Произошедшее в далёком прошлом невозможно наблюдать ныне, повторить или продемонстрировать, поэтому теории, касающиеся произошедшего в прошлом, принадлежат области философии»[190].

Ещё более важно, что со времён появления дарвинизма наука стала деятельностью, направленной не на открытие истин, а на их «создание». В этой связи вспоминаются слова из романа Джорджа Оруэлла «1984»: «Всё что угодно может быть истиной». В этом же романе достаточно откровенно объясняется, что наука последних времён – не познавательная деятельность, а инструмент власти: «…вам следует понять, что власть – это власть над людьми, над телом, но самое главное – над разумом. Власть над материей – над внешней реальностью, как вы бы её назвали, – не имеет значения. Материю мы уже покорили полностью… Мы покорили материю, потому что покорили сознание. Действительность – внутри черепа… Вы должны избавиться от представлений девятнадцатого века относительно законов природы. Мы создаём законы природы». Следует пояснить, что эти слова произносит один из главных героев романа О’Брайен в разговоре с другим главным героем Уинстоном Смитом. О’Брайен – высокопоставленный чиновник Внутренней партии, а её руководителем является Старший Брат. Под «мы» в приведённой цитате понимается Внутренняя партия, руководимая Старшим Братом. Старший Брат находится «за кадром» сюжетных событий романа и олицетворяет собой высшую тайную власть.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Джордж Оруэлл

Дарвинизм: убийство человека на операционном столе

Я не естествоиспытатель, не биолог, не физиолог, не генетик. Поэтому в те споры, которые породил дарвинизм внутри естественных наук, я не погружаюсь. Но кое во что вникать приходится. Особенно, когда обращаешься к врачам. Дело в том, что медицинская наука испытала достаточно серьёзные влияния со стороны дарвинизма. Осознанно или неосознанно многие врачи руководствуются идеями Дарвина и дарвинистов, когда назначают пациентам лечение. Все мы когда-то в школе изучали общую биологию и анатомию. И нам на уроках рассказывали о рудиментарных органах в организме человека. Слово «рудиментарный» в переводе с латинского имеет такие значения, как зачаточный, недоразвитый, исчезающий, остаточный. И вот к разряду «рудиментов» биологи уже более века назад стали относить те органы (анатомические структуры), которые, в соответствии с учением Дарвина, достались человеку от обезьяны или ещё более отдалённых предков. Они, по мнению дарвинистов, потеряли свои первоначальные функции, стали для человека бесполезными. В некоторых случаях они «перепрограммировались» на выполнение других функций. В качестве примера таких «рудиментарных» органов можно назвать «слепую кишку» (аппендикс). Сюда также следует отнести миндалины, копчик, коленные мениски, тимус (вилочковая железа), эпифиз (шишковидная железа). Это только самые признанные «рудименты». В начале ХХ столетия список «рудиментарных» органов был значительно шире, чем в современных учебных пособиях. Он состоял приблизительно из 180 органов и анатомических структур[191].

По словам профессора Дэвида Ментона (США), орган человеческого организма, функцию которого не удавалось определить, автоматически относили к «рудиментам». «Поэтому не удивительно, – подчёркивает профессор Ментон, – что с ростом научных знаний и исследований список таких органов становился всё меньше и меньше»[192]. В настоящее время, как считают многие учёные, этот список пора полностью упразднить. Однако он остаётся. Он неофициальный, число «рудиментов» в разных версиях списка варьируется. В том или ином виде он воспроизводится и в современных учебниках по общей биологии и анатомии для средних школ. Списки «рудиментарных» органов приводятся и в учебниках по хирургии и ветеринарии (у домашних животных, оказывается также масса «рудиментов»).

Хирурги уже давно заняты таким «полезным» делом, как удаление операционным путём так называемых «рудиментов». Литература на эту тему очень обширна. Приведу лишь немногие статистические данные. Как отмечают американские авторы, в Соединённых Штатах «в тридцатых годах миндалины и аденоиды были удалены более чем у половины детей»[193] (1, с. 47). Позже, правда, один известный американский врач-педиатр признался, что «среди миллиона жителей США, у которых миндалины были удалены, 999 тысяч в этом не нуждались»[194]. Однако дело было сделано. По нашей стране такой статистики найти не удалось. Но думаю, что не сильно ошибусь, что миндалины и аденоиды удалялись у каждого второго ребёнка в СССР. Читатель при желании может провести опрос среди людей среднего и старшего возраста. Сегодня, наверное, этот процент ниже. Но, думаю, не столько в силу прозрения нашей хирургии и родителей детей, а в силу того, что операции по удалению «рудиментов» стали весьма дорогими.

Последствия подобного рода «исправления природы» с помощью хирургического ножа исследуются не очень хорошо. Но кое-какие данные уже имеются. Опять обращусь к брошюре Дж. Бергмана и Дж. Хоува. По их данным, количество простуд и других инфекций глотки и верхних дыхательных путей у детей с удалёнными миндалинами в дальнейшем существенно не отличалось от этого показателя у детей, избежавших этой операции. Но, с другой стороны, сотрудники Нью-Йоркской онкологической службы вскоре сделали вывод о том, что люди с удалёнными миндалинами почти в 3 раза чаще подвержены некоторым злокачественным заболеваниям[195]. Аналогичная склонность к онкологическим болезням наблюдается и у людей с удалённым аппендиксом. Так, после обследования нескольких сотен больных различными формами рака выяснилось, что «…у 84 % обследованных больных аппендикс был удалён… В контрольной группе, где не было раковых больных, аппендикс отсутствовал только у 25 %»[196].

Я затронул лишь один аспект разрушающего влияния дарвинизма на медицинскую науку – проблему так называемых «рудиментов» человеческого организма. Дарвинисты от медицины с помощью скальпеля пытаются «исправлять природу» человека. Но они хотят также её улучшать. Поэтому медицинская наука активно занималась и продолжает заниматься евгеникой, о чём я уже говорил выше. В настоящее время у медицинской науки появилось ещё одно важное дело по ускорению «эволюции человека» – проект трансгуманизма. Этот проект может вообще поставить под вопрос существование Homo sapiens на нашей планете.

Наконец, нельзя обойти стороной тему абортов, которые приравниваются к убийствам людей. В ХХ веке произошла повсеместная легализация абортов. Немалую роль в этом сыграли идеи эволюционизма, которые были восприняты медициной. В мире медицины возобладало мнение, что развитие ребёнка в утробе матери подобно эволюции простейших видов, которые лишь на финише, через девять месяцев, приобретают признаки и свойства человека. Мол, по этой причине можно (по крайней мере, на ранних стадиях) умерщвлять плод. Вот что по поводу этого каннибализма, облагороженного теорией Дарвина, пишет американский теолог: «Нужно честно признать, что та же самая философия действует сейчас и в западном обществе. Так, именно дарвинизм использовался в деле Роу против Вэйда в 1973 году, когда решением Верховного Суда были оправданы аборты. В качестве аргумента утверждалось, что внутриутробное развитие плода – это повторение эволюционного процесса, в котором он становится «жизнеспособным» человеческим существом только на поздних стадиях развития. В результате этого позорного решения на счету американцев кровь более чем 42 миллионов невинных младенцев»[197].

Часть VI

Дарвинизм как признак последних времён

«Происхождение видов…»: сто лет спустя. Джулиан Хаксли

Спустя сто лет после выхода в свет «Происхождения видов…» Дарвина один из наиболее фанатичных пропагандистов дарвинизма Джулиан Хаксли писал: «Дарвинизм, опираясь на рациональные идеи, отверг саму идею Бога как Творца всех организмов… мы можем полностью считать несостоятельной любую идею сверхъестественного управления, осуществляемого каким-то высшим разумом, ответственным за процесс эволюции»[198].

Представим автора этой цитаты: Джулиан Сорелл Хаксли (1887–1975) – английский биолог, эволюционист и гуманист, политик, масон. Внук знаменитого пропагандиста эволюционной теории Томаса Хаксли (1825–1895)[199]. Того самого, которого за ярую защиту теории Чарльза Дарвина прозвали «бульдогом Дарвина». Томас Хаксли (Гексли) был увлечён «очисткой» науки от остатков религиозных «предрассудков», отстаивал независимость профессиональной науки, построенной на принципах материализма. Для описания своего отношения к господствовавшим в его время религиозным верованиям он ввёл термин агностицизм[200]. Томас Хаксли как оригинальный исследователь мало чем обогатил биологическую науку. Как мы сказали, он оставил след в истории как пропагандист дарвинизма. А также как основатель династии известных в Англии и мире людей. Его внуками были писатель Олдос Хаксли, упомянутый нами Джулиан Хаксли и сэр Эндрю Хаксли — физиолог и лауреат Нобелевской премии.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Томас Хаксли


Вернёмся к Джулиану Хаксли. Его в отличие от деда Томаса уже нельзя охарактеризовать словом «агностик», это уже воинствующий богоборец, который в качестве главного оружия борьбы с Богом выбрал учение Дарвина. Приведённое выше заявление о несовместимости дарвинизма и Бога Джулиан повторял многократно, на разные лады. Например: «Либо Дарвин, либо Бог!» или «Мы больше не нуждаемся в помощи теологического откровения или абсолютной метафизики. Для нашего философского видения нам достаточно Фрейда и Дарвина»[201].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Джулиан Хаксли


Он сыграл важную роль в создании таких международных организаций, как ЮНЕСКО и Всемирный фонд дикой природы. Джулиан Хаксли – первый генеральный директор ЮНЕСКО, отец-основатель Международного экологического движения[202].

Джулиана называют «выдающимся» продолжателем дела Дарвина и своего деда Томаса. Он – один из создателей синтетической теории эволюции (СТЭ). Рождение СТЭ было реакцией на открытия генетики, которые констатировали наличие дискретности видов в живой природе. Первой попыткой увязать постулаты генетики с теорией эволюции была предпринята в конце 19 – начале 20 вв. немецким зоологом Августом Вейсманом, его идеи получили название неодарвинизма, однако они были весьма сомнительными, не выдержали критики. Следующей вехой на этом пути была статья С. С. Четверикова «О некоторых моментах эволюционного процесса с точки зрения современной генетики» (1926), ее идеи оказались более живучими. Попытки синтезировать генетику и теорию эволюции подхватил Джулиан Хаксли. Свои размышления на эту тему он изложил в книге «Эволюция: современный синтез» («Evolution: Te Modern synthesis»), которая вышла в 1942 году. Чтобы свести концы с концами, сторонникам СТЭ приходится вводить понятие «мутации». Но это порождает новую серию вопросов и противоречий[203].

В 1957 г. Джулиан Хаксли ввел в оборот термин «трансгуманизм», ставший сегодня весьма популярным и зловещим (о нем чуть ниже). Между прочим, родным братом Джулиана Хаксли был знаменитый писатель Олдос Хаксли (1894–1963), создатель знаменитых антиутопий и эссе: «О дивный новый мир» (1932), «Вечная философия» (1945), «Обезьяна и личность» (1948), «Возвращение в дивный новый мир» (1958) и др. Удивительным образом антиутопии Олдоса перекликаются с философскими идеями гуманизма и трансгуманизма Джулиана Хаксли. На первый взгляд, братья очень разные, но все-таки они из одного круга, круга английской элиты, куда, кстати, когда-то входил и наш «герой» Чарльз Дарвин. Удивительно, но всех этих представителей элиты объединяет подозрительно хорошее знание будущего. Получается, что они в каком-то смысле действительно «пророки». И круг этих «пророков» достаточно узок. Вот что написано в одной переводной статье по вопросам трансгуманизма: «К слову, о Джулиане Хаксли. Он был братом Олдоса, «писателя-пророка», автора книги «О дивный новый мир», охватывающей предмет этого разговора. Это «вещая» книга с предсказаниями фармакологически адаптированного и генетически перекроенного общества. И тому подобного. Элита гениев? Или заговорщики в строительстве этого «дивного» нового мирового порядка? Как сказал Дэвид Айк, у представителей этих родословных есть особые возможности смотреть в будущее. Ибо каким-то образом братья Хаксли, Джордж Оруэлл, Герберт Уэллс, Дарвин и многие другие оказались в некотором роде «посвящёнными» и знающими больше остальных о предмете этого разговора. Об этом стоит подумать… Похоже, что дарвинизм, «О дивный новый мир», евгеника и трансгуманизм могут иметь что-то общее. И их планы тесно связаны. Элита считает себя знающей о том, что лучше для остальных. И будет проектировать чужие судьбы. Если ей позволить»[204].

В 1959 году мир (особенно Запад) шумно отмечал столетие с момента рождения главного труда Дарвина – работы «Происхождение видов…» Выходили в свет юбилейные издания дарвиновских трудов, организовывались выставки, проводились конференции и симпозиумы. На одной из таких конференций Джулиан Хаксли с удовлетворением отметил, что дарвинизм изменил мир до неузнаваемости. Изменения были не столько внешними, сколько внутренними, затрагивавшими интеллектуальный и духовный мир человека: «Согласно эволюционным представлениям, нет ни места, ни необходимости в сверхъестественном. Земля не была создана, она возникла в результате эволюции. То же самое можно сказать и о животных, и о растениях, которые её населяют, включая нас, людей, наше сознание и душу, а также наш мозг и наше тело. Эволюционировала и религия…»[205]

Трудно поверить, что Джулиан Хаксли был наивным почитателем интеллектуального наследия Дарвина. Как я отметил выше, он с удовлетворением констатировал изменения, которые произошли в мире за 100 лет существования дарвинизма. Но он понимал, что основные изменения ещё впереди. В итоге таких изменений должно возникнуть мировое правительство, причём немалую роль в этом должна сыграть руководимая им организация ЮНЕСКО: «Возложенная на ЮНЕСКО задача способствовать сохранению мира и обеспечению безопасности никогда не сможет быть реализована с помощью предоставленных ей средств – образования, науки и культуры. Необходима какая-то форма мирового политического единства, будь то единое мировое правительство или что-то другое…»[206] Судя по многим признакам, Джулиан Хаксли был масоном[207] (некоторые называют его «наследственным масоном») и, конечно, прекрасно понимал конечные духовные и политические цели продвижения дарвинизма по планете.

Неомальтузианство. «Римский клуб»

Я ранее уже вспоминал Томаса Мальтуса, который стал фактическим отцом-основателем социал-дарвинизма ещё до того, как Чарльз Дарвин появился на белый свет. Мальтузианство – первая страница истории социал-дарвинизма. Ещё при жизни идеи Мальтуса подхватили его сторонники, причём одни стали развивать и углублять его теорию, другие – внедрять идеи Мальтуса в практическую жизнь. На свет появилось неомальтузианство.

Как я выше уже отмечал, Мальтус предлагал всячески сдерживать рост народонаселения, который, по его мнению, опережал рост ресурсной базы и производства жизненных благ. Единственное средство такого сдерживания – половое воздержание, которое настоятельно рекомендовалось с этой целью бедным слоям населения. Но уже при жизни Мальтуса (с 1827 г.) сторонники его учения (в т. ч. шотландский экономист Джеймс Милль) стали распространять среди рабочего населения северных графств Англии листки с наставлением о способах предупреждения зачатия. Так возникло неомальтузианство – движение по пропаганде и практической реализации мер сдерживания роста народонаселения. На родине Мальтуса были созданы «Союз Мальтуса» и «Лига Мальтуса», которые занимались «просвещением» населения, направленным на предупреждение зачатия. Аналогичные организации и движения появились в континентальной Европе. Например, в Штутгарте (Германия) была создана организация «Гармонический клуб» (Harmonischer Verein), в голландском Амстердаме – «Неомальтузианский союз». Тогда Европа придерживалась ещё некоторых «предрассудков» Христианства, и сторонники Мальтуса не рисковали выступать с пропагандой абортов.

Перенесёмся теперь в ХХ век. Те, кто готовили и развязывали Первую и Вторую мировые войны, руководствовались идеями Мальтуса. Если Мальтус войны называл «стихийным» регулятором демографических процессов, то политики ХХ века часто осознанно заявляли о том, что войны могут и должны стать основным средством такого «регулирования». Впрочем, после Второй мировой войны в головах мировой элиты зародилась идея, что добиваться сокращения численности населения Земли можно не только военно-силовыми методами, но также иными средствами, может быть, менее эффектными, но не менее эффективными. Среди них – пропаганда абортов, политика так называемого «планирования семьи», пропаганда индивидуализма (препятствующая созданию семей и рождению детей), назойливое навязывание населению средств предотвращения беременности.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Аурелио Печчеи


Кроме того, был взят курс на культивирование в обществе атмосферы неуверенности в будущем. Как грибы после дождя стали появляться прогнозы, рисующие катастрофические картины будущего. С этой целью в 1968 году был создан так называемый «Римский клуб» – международный аналитический центр. Его учредитель – итальянский промышленник, президент автомобильного концерна «Фиат» Аурелио Печчеи; он же стал первым президентом «Римского клуба». Клуб объединяет представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты.

Организация начала создавать прогнозы алармистского характера. Это работы Джея Форрестера «Мировая динамика» (1971), Денниса Медоуза «Пределы роста» (1972), М. Месаровича и Э. Пестеля «Человечество на перепутье» (1974) и ряд других. Все они говорили об одном: ресурсы планеты истощаются, окружающая среда загрязняется, биологическое разнообразие исчезает, климат меняется (грядёт глобальное потепление) и т. п. При этом исподволь подводится мысль, что главной причиной этих негативных процессов является ускоренный демографический рост на планете. В каждой работе даются построенные на экстраполяции прогнозы демографических процессов в мире. При любых сценариях впереди человечество ждёт глобальный кризис с непредсказуемыми последствиями.


В более поздних работах «Римского клуба»[208] стали уже появляться некоторые рекомендации по предотвращению глобальных кризисов. Рекомендации предельно простые, они очень созвучны тем мыслям, которые периодически высказывал Джулиан Хаксли, находясь у руля ЮНЕСКО.


ВО-ПЕРВЫХ, ограничение демографического роста и даже сокращение численности населения с использованием «цивилизованных» (т. е. невоенных) методов. Иначе говоря, речь идёт о глобальном геноциде.


ВО-ВТОРЫХ, навязывание человечеству «нулевого роста» экономики. Иначе говоря, речь идёт о том, что разрыв в уровнях экономического развития «богатого Севера» и «бедного Юга» должен быть законсервирован. Это концепция так называемого «золотого миллиарда»[209].


В-ТРЕТЬИХ, движение в направлении создания «единого человечества», в котором бы со временем были преодолены национальные, культурные и религиозные различия. Решение этой задачи должно проходить под флагом «интернационализации», «глобализации», «интеграции». Европейский союз, понимаемый как «европейский Вавилон», был задуман в недрах «Римского клуба». Конечная цель этого – превращение всех людей в гомогенную серую массу, состоящую из отдельных «атомов», или «индивидуумов»[210].


В-ЧЕТВЕРТЫХ, создание единого мирового центра, который мог бы в интересах всего человечества управлять всеми процессами (экономическими, политическими, демографическими) на планете и предотвращать возможные кризисы. Иначе говоря, это мировое правительство.


Нетрудно заметить, что все эти рекомендации идеально укладываются в планы мировой закулисы, которая стремится установить свою диктатуру на планете. Фактически речь идёт о планах подготовки условий для прихода к власти единоличного диктатора, имя которому – «антихрист».

Сегодня уже нет никакого сомнения, что «Римский клуб» – проект мировой закулисы. Об этом подробно и убедительно написано в нашумевшей книге «Комитет 300…». Её автор – Джон Колеман (другое написание – Коулман), американец, бывший сотрудник британских спецслужб, знающий многие детали закулисной политики. Книга «Комитет 300. Тайны мирового правительства» впервые увидела свет в 1992 году. С тех пор вышли миллионные тиражи в разных странах мира, в том числе в России (несколько изданий). Комитет 300, по Колеману, – мировая элита, в которую входит 300 человек из разных стран мира, представляющих в первую очередь финансовые круги, а также наиболее видных политиков и интеллектуалов. Из его книги мы узнаём много интересного о «Римском клубе» и его целях: «Римский клуб является одним из исполнительных органов Комитета 300. Имея своей задачей разобщение американских христиан, эта организация успешно осуществила раскол христианских церквей на ветви и сектантские вероисповедания: харизматиков, фундаменталистов и евангелистов. Вследствие этого Христианская церковь в Америке стала домом, очень сильно разделившимся»[211].

Из книги Джона Колемана мы узнаём, что сегодняшние последователи Томаса Мальтуса вышли на совершенно новый уровень «регулирования» численности населения. Во-первых, это уже не местный или национальный, а глобальный уровень. Во-вторых, «регулирование» опирается на такой широкий арсенал методов, который и не снился Мальтусу.

Среди методов «депопуляции» планеты, которые Комитет 300 взял на вооружение, Колеман особенно выделяет активное использование наркотиков. В настоящее время структуры Комитета 300, по мнению Колемана, полностью контролируют все основные наркотрафики и производство природных и химических наркотиков. По оценкам ООН, ежегодно в мире от наркотиков умирает около 200 тысяч человек. Однако, по мнению экспертов, эти оценки сильно занижены, число таких смертей исчисляется миллионами[212]. Другими «цивилизованными» средствами «зачистки» Земли от «избыточного» населения являются насильственная вакцинация населения (с использованием «летальных» вакцин), распространение эпидемий, глобальный проект под названием «СПИД»[213], насаждение генетически модифицированных продуктов, введение в широкий оборот лекарств с большим спектром «побочных действий».

Что касается принудительной стерилизации населения, то она в настоящее время запрещена международным и национальным правом. Но нужна ли стерилизация в её принудительной форме? Сегодня она постепенно становится добровольной. Срабатывают действия СМИ, рекламы, потребительского образа жизни. И добровольной стерилизацией пользуются в мире всё шире. Впрочем, многие виды контрацепции со временем (в результате многократного применения) превращаются в «стерилизацию навсегда». На первом месте среди «цивилизованных» методов уничтожения людей по-прежнему находятся аборты. В последние годы число ежегодно убиваемых в утробе матери младенцев составляет примерно 55 миллионов; прерывается 21 % всех беременностей[214]. Видимо, современные каннибалы будут и дальше стремиться наступать на этом направлении: каждый дополнительный процент прерываний беременностей будет давать по 2–3 миллиона смертей.

Уже не приходится говорить о менее «цивилизованных» методах «контроля» демографических процессов в виде террористических актов, локальных гражданских и межгосударственных войн, блокад, эмбарго и т. п. Здесь современные мальтузианцы «на круг» получают ещё несколько миллионов человеческих жизней (включая жертвы среди гражданского населения). Конечно, всё это выглядит крайне скромно на фоне мировых войн. Напомню, что только официальные цифры говорят о потере во Второй мировой войне более 50 миллионов человек (с учётом потерь гражданского населения). Видимо, тем, кто является фанатичными последователями Мальтуса, сегодня крайне необходима Третья мировая война.

Последние времена: антропологическая и социальная инволюция

если комментировать приведённое выше высказывание Джулиана Хаксли, то хотелось бы отметить, что его слова об «эволюции» людей (их душ, мозга, сознания, тел) звучат крайне неубедительно. Ведь со времён Дарвина (а, может быть, и намного раньше) слово «эволюция» используется в качестве синонима слов «улучшение» и «прогресс». С точки зрения автора данной работы, в мире уже наблюдается обратная тенденция – деградация, регресс и даже дегенерация – как человека, так и общества (я говорю об общей тенденции; конечно, имеются исключения). В науке процесс, обратный эволюции, называется «инволюцией». Впору изучать «антропологическую инволюцию» и «социальную инволюцию». Социальная инволюция – распад государств и традиционных социальных институтов (включая «первичную ячейку» общества – семью). Этот вопрос сегодня давно крайне актуальный, но мы его оставим сейчас в стороне[215].

Об инволюции антропологической. Она первична; инволюция социальная производна от неё. Сегодня ходит такая горькая шутка: произошёл ли человек из обезьяны – вопрос спорный, а по вопросу о том, может ли человек превратиться в обезьяну, ни у кого сомнений нет. Мы этот процесс сегодня наблюдаем воочию. Забавно, но сегодня появляются учёные, которые вполне серьёзно начинают отрабатывать версию о происхождении обезьяны от человека (пока на уровне гипотезы). По данным генетики, обезьяна имеет большее число хромосом, чем человек. С точки зрения эволюционистов, обезьяна должна стоять на более поздней ступени развития, чем человек. Естественно, это те учёные, для которых Священное Писание не является авторитетом и которые не признают библейской версии о творении Богом всех видов живых существ. Это «эволюционисты наоборот»[216].

Впрочем, даже в среде православных людей бытует версия, что обезьяна – существо, некогда бывшее человеком, которого Бог наказал за грехи. Эта версия носит скорее не научный, а нравоучительный характер. Вот что пишет один священник: «Если обратиться к творениям святителя Димитрия Ростовского, то можно обнаружить такой теологумен: пигмеи, люди недоразвитые и просто разнообразные человеческие уродства – следствие нарушения людьми богоустановленных законов жизни.

Можно продолжить эту мысль и высказать, возможно, курьёзную теорию: что обезьяны – потомки неправедных людей, т. е. не человек произошёл от обезьяны, а обезьяна от человека… Конечно, это только теория. Но развитие современной цивилизации, когда люди для достижения комфорта бездумно развивают индустрию, постепенно приводит к необратимому загрязнению окружающей среды; и мы также можем стать свидетелями необратимых мутаций, низводящих человека до уровня животных»[217].

Антропологическая инволюция имеет несколько аспектов, или проявлений: инволюцию духовную, нравственную, психическую, физическую. Обычно всё начинается с инволюции духовной, когда человек забывает Бога. О том, что этот процесс антропологической и социальной инволюции будет иметь место в последние времена, мы узнаём из Нового Завета – евангелий, посланий апостолов, последней книги Священного Писания – Апокалипсиса. В качестве примера приведу слова апостола Павла из второго Послания к Тимофею[218]:


Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие.

Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны,

непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра,

предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы,

имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся.

К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины.


Повторю, что некоторые авторы уже признают, что для описания происходящих сегодня в мире процессов более подходит понятие не «эволюция», а «инволюция»: «…дарвиновская модель эволюции человека, мягко говоря, некорректна. Тщательный анализ археологических и антропологических открытий, подтверждающих существование древнейших палеоцивилизаций, позволяет сделать вывод о существовании инволюционной тенденции, в результате которой часть человечества «сползает» в мутантные паразитические формы. Механизм инволюции связывается с примитивизацией мышления, деградацией духа, совести, чести»[219].

Человеческая дегенерация: версия Григория Климова

Между прочим, об антропологической инволюции писал наш соотечественник Григорий Петрович Климов (1918–2007). Настоящее имя – Игорь Борисович Калмыков. Родился в Новочеркасске. После окончания Военного института иностранных языков (ВИИЯ) в 1945 году был направлен в Германию переводчиком немецкого языка. В 1947 году ушёл в западную оккупационную зону и сдался американцам. В Германии был известен под именем Ральф Вернер. С тех пор до конца жизни жил в США. Журналист, редактор, автор многочисленных публикаций. Первое его произведение «Песнь победителей» (1951), носившее ярко выраженный антисоветский характер, принесло ему известность в Америке. Книга была экранизирована в Голливуде. Она также выходила под названиями «Машина террора», «Берлинский кремль», «Крылья холопа».

По собственному признанию, Климов на первых порах участвовал в «Гарвардском проекте», заказчиком которого выступало Центральное разведывательное управление США. В рамках проекта велось изучение психологических и физиологических отклонений человека, генетической наследственности и т. д. Именно тогда у Климова проснулся интерес к евгенике и тем проблемам, которые он называл «человеческая дегенерация». После завершения своего участия в проекте ЦРУ он продолжил самостоятельно изучать психологические, генетические, физиологические проявления человеческой дегенерации. Главным объектом его интереса стал человек дегенеративного типа. Выяснилось, что значительная часть таких людей – отнюдь не маргиналы. Они занимают видные позиции в государстве, политике, культуре и науке. Климов стал делать для себя потрясающие открытия, которые переключили его активность на написание книг по тематике человеческой дегенерации. Книги его, ВО-ПЕРВЫХ, популярные (художественная литература). Они в весьма простой и увлекательной форме доносят до читателя важнейшие положения таких наук, как биология, физиология, анатомия, психология.

ВО-ВТОРЫХ, у Климова можно увидеть зримо действие фактора человеческой дегенерации на социальную и политическую жизнь общества. На примере таких значимых политических фигур, как, скажем, Гитлер, Ленин, Троцкий, Карл Маркс, ряд президентов США. Впрочем, круг его «героев» очень широк. Там есть и учёные (например, Альберт Эйнштейн, Фрейд), и писатели (например, Виктор Гюго, Борис Пастернак), и люди искусства (например, Сальвадор Дали).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Книга Г.Климова


Первая книга Климова в серии «Человеческая дегенерация» вышла в 1970 году и называлась «Князь мира сего». Она представлена в виде серии лекций, которые якобы читались слушателям курсов ГПУ (Главного политического управления) в СССР. Климов назвал эту серию курсом по «Высшей социологии» (дегенеративные личности и их роль в обществе). Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. Весь тираж первого издания в США моментально разлетелся. А печатать новые тиражи американские издательства почему-то дружно отказались. В предисловии к первому изданию этой книги, вышедшей в Российской Федерации, профессор Стэндфордского университета С.П. Новиков пишет: «…от “Князя…” отказались не только почти все русские журналы и издательства (в США. – В.К.), но и практически все американские (50), немецкие (20) и французские (10) издательства. Так что это самый настоящий запретный плод»[220]. После появления «Князя…» отношение официальной Америки к Климову изменилось. Былая его слава (связанная с романом «Песнь победителей») испарилась. Писателя стали замалчивать и даже пытались дискредитировать.

Это не изменило настроя Климова. Вслед за «Князем мира сего» из-под его пера выходят другие книги, продолжающие тему человеческой дегенерации: «Дело 69» (1973); «Имя моё – Легион» (1975); «Протоколы советских мудрецов» (1981); «Красная Каббала» (1987); «Божий народ» (1989); «Откровение» (2002; фактически это дилогия, включающая два произведения: «Ключи познания», «Семейный альбом»). Незадолго до смерти была написана последняя работа «Гитлер был евреем?».

Конечно, в работах Григория Климова не всё однозначно. Автор слишком увлекается сенсационностью. Хотя, «по умолчанию», писатель признаёт Священное Писание, однако крайне редко к нему прибегает. Уже не приходится говорить о том, что он нигде не упоминает Святых Отцов, которые очень много писали о феномене человеческой дегенерации. Трудно сказать, знал ли Григорий Климов эти самые авторитетные источники. Впрочем, сильной стороной работ Климова является то, что он даёт много ссылок на работы авторитетных учёных, имена которых сегодня незаслуженно замалчиваются. Правда, и те авторы, которых Климов цитирует, также далеко не однозначны. Так, его любимым авторитетом является итальянский врач-психиатр Чезаре Ломброзо (1835–1909).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Чезаре Ломброзо


В 1863 году Ломброзо издаёт свою знаменитую книгу «Гениальность и помешательство», которая вскоре была переведена на многие языки (русский перевод Г. Тетюшиновой, 1885). В ней Ламброзо проводит параллель между великими людьми и помешанными. Вот что пишет сам автор в предисловии книги: «Когда, много лет тому назад, находясь как бы под влиянием экстаза, во время которого мне, точно в зеркале, с полной очевидностью представлялись соотношения между гениальностью и помешательством, я в 12 дней написал первые главы этой книги, то, признаюсь, даже мне самому не было ясно, к каким серьёзным практическим выводам может привести созданная мною теория…» В этой книге Ломброзо делает выводы, которые похожи на диагнозы помешательства величайшим представителям человечества.

Ломброзо считается родоначальником антропологического направления в криминологии. В учебниках по криминологии имя Ломброзо почти всегда упоминается. Считается, что он сделал вклад в криминологию, сместив акцент изучения с преступления как деяния на человека-преступника. Свои идеи по данному вопросу Лобмрозо изложил в 1876 году в книге «Преступный человек» (L’Uomo delinquente), которая выдержала бесчисленное количество изданий на итальянском языке, а также была опубликована на различных европейских языках. Издавалась она до революции и в России. Отталкиваясь от работ французского психиатра Бенедикта Мореля (1809–1873) о вырождении, Ломброзо разработал собственное учение о биологических особенностях, и прежде всего внешних морфологических признаках (форма черепа, неправильное строение ушной раковины и пр.), по его мнению, присущих преступникам. Для предотвращения преступлений, по мнению Ломброзо, необходимо выявление таких потенциальных преступников. Перевоспитание не в состоянии изменить их природы. Остаётся либо изоляция, либо уничтожение. Евгеники Англии, США и особенно нацистской Германии взяли на вооружение идеи и методики идентификации потенциальных преступников[221]. До сих пор вокруг идей Ломброзо идут жаркие споры. Конечно, со всеми его идеями соглашаться нельзя. Например, некоторые внешние (физические) отклонения не являются проявлением дегенерации. И даже признание факта дегенерации не должно означать смертного приговора для человека.

Поскольку наиболее ярко выраженные проявления дегенерации, по мнению Климова, проявляются у евреев (генетические нарушения), то Климов был объявлен «антисемитом». В «Протоколах советских мудрецов» Климов, ссылаясь на авторитетные источники, отмечает, что среди евреев процент дегенератов выше в 6 раз, чем у неевреев, потому что среди евреев якобы очень часты близкородственные связи. Между прочим, ссылается он и на своего любимого Ломброзо. Поэтому его и надо обвинять в антисемитизме. При этом надо учесть, что Ломброзо был евреем[222]. Климов категорически отвергает обвинения в антисемитизме: «Господь Бог ненавидит расизм в любой форме. Господь Бог ненавидит саму идею о том, что какой-то народ может объявить себя избранным народом. Это расизм в худшем своем проявлении. Читайте Дугласа Рида. Его монументальный труд “Спор о Сионе”… очень хорошо говорит об этом… Любой человек, который попытается сохранять «чистоту крови» посредством запрета смешанных браков на нормальных людях другой национальности, рискует ускорить процесс дегенерации своей нации. Особенно если это – маленькая нация»[223]. В интервью Климов упоминает книгу известного английского журналиста Дугласа Рида (1895–1976) «Спор о Сионе» (1956). Указанная книга также занесена в «чёрные списки». Кем? Теми самыми, кто активно продвигает идеи дарвинизма и социал-дарвинизма по всему миру[224].

Возражения Григория Климова до широкой читательской аудитории не доходят. По надуманному обвинению в антисемитизме издание его книг запрещено или, по крайней мере, «не рекомендуется». Мое мнение таково: аргумент «антисемитизма» – лишь повод для того, чтобы предотвратить знакомство людей с серьёзными проблемами человеческой дегенерации и их влиянием на мировую политику и общество.

Да, в работах Климова много спорных тезисов, но они заставляют читателя оглянуться вокруг и действительно увидеть многочисленные признаки человеческой дегенерации. Климов акцентирует внимание человека на физической и психической дегенерации. Между тем, более серьёзной и глубинной является дегенерация духовная. И в отсутствии видения духовной деградации человека, пожалуй, главная слабость его творчества.

Звероподобие как результат духовной инволюции

Христианство чётко проводит грань между человеком и животным. Главное отличие заключается в том, что у животных есть душа (животная), но нет духа, то есть личности. «И сказал Бог: да произведёт земля душу живую по роду её, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их», – сказано в Книге Бытия (Быт. 1:24). Душа человека отличается от души животных тем, что первая есть существо словесное и личное. Человек создан Богом по Своему образу и подобию. Личность есть одно из проявлений образа Божия в человеке. В учебном пособии по православной антропологии читаем: «Это значит, что она (личность. – В.К.) не является элементом тварного человеческого естества, она за-природна, поэтому не описывается в категориях природы. В обыденном языке чётко разграничены два уровня отношений к человеку: как к уникальной личности и как к природному существу. О человеке как личности ставится вопрос «кто?», а о человеческой природе мы спрашиваем «что?». То есть различение личностного и природного аспектов бытия человека заложено и чётко представлено в нашей речи. Тем не менее, даже в научной среде мало осознаётся онтологическое основание подобного различения»[225].

Мысль последнего предложения приведённого фрагмента облечена в весьма дипломатическую форму. На самом деле в научной среде сегодня человек с онтологической точки зрения – лишь «природное существо». Ведь наша научная общественность воспитана на теории Ч. Дарвина, которая вообще обходится без понятия «личность» и, следовательно, не предполагает принципиальных различий между человеком и обезьяной (или иным представителем животного мира). В православии личность иногда выражается словами «внутренний человек», «душа» (с подчёркиванием, что это именно человеческая душа, отличная от души животного), «дух», «самовластие». Вот как выражает смысл личности святитель Василий Великий: «В нас есть внутренний человек, и мы в некотором смысле двойные, и, сказать по правде, мы есть бытие внутреннее. “Я” – говорится о человеке внутреннем. То, что находится вне меня, – это не лично “я”, но это “мое”. Рука – это не “я”, но “я” – это разумное начало души. Рука же – часть человека. Поэтому тело – это как бы орудие человека, орудие души, словом «человек» обозначается душа как таковая»[226].

Итак, человек есть личность. У него есть личная воля. С помощью этой воли личность («внутренний человек») господствует над человеком внешним, над его природой. Следовательно, над его влечениями и страстями. Если «внутренний человек» слабеет – слабеет и контроль над природным (внешним) человеком. Душевность и плотское начало побеждает начало духовное. В конце концов, природный человек утрачивает изначальные свои признаки (подобие Божие), превращается в животное существо. Всё больше появляется сходства в психических и физических свойствах человека природного и представителя животного мира. В свою очередь, звероподобие делает человека похожим на демонов, а духовной своей природой мы подобны ангелам. В человеке идёт постоянная брань, борьба между двумя этими началами. «Мы веруем, – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), – что в сердце человеческом имеется вожделение скотоподобное, внесенное в него падением, находящееся в отношении с вожделением падших духов; мы веруем, что имеется в сердце и вожделение духовное, с которым мы сотворены, которым любится естественно и правильно Бог и ближний, которое находится в гармонии с вожделением святых ангелов. Чтоб возлюбить Бога и в Боге ближнего, необходимо очиститься от вожделения скотоподобного. Очищение совершает Святый Дух в человеке, выражающем жизнью произволение к очищению»[227].

В XIX веке стала популярной идеология и философия «прогресса». Между прочим, «прогресс» и «эволюция» очень созвучны. Видный славянофил Иван Сергеевич Аксаков (1823–1886) одним из первых в России дал развёрнутую критику «прогресса»[228]. Он показал, что навязываемый России и миру прогресс отрицает Бога и Христа и что на самом деле это «регресс», ведущий к социальной и культурной деградации: «Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода – деспотизмом и рабством». Заключает свою мысль Иван Сергеевич предсказанием, что человек обретёт образ зверя: «Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечёт – уже совлекает – с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином»[229].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

И.С. Аксаков


Архиепископ Сан-Францисский Иоанн Шаховской (1989) о борьбе звероподобного и богоподобного начал в человеке писал: «Если душу и плоть человека побеждает дух, человек от этого телесно не умирает, но живёт и духовно, и телесно. Если же душевность и плотяность побеждают в человеке дух, то человек обращается в животное, в самое кровожадное и ядовитое животное, менее подчиняющееся Тебе, чем все твари мира…»[230] Когда люди теряют образ и подобие Божие, превращаются в звероподобных существ, то и общество становится диким стадом или джунглями, в котором действует закон Homo homini lupus est (человек человеку волк)[231]. Архиепископ Иоанн заканчивает свою мысль: «Так и государства, теряющие дух и веяние Церкви в своих гражданах, обращаются в самые несовершенные термитники». Один из важнейших признаков сохранения в человеке личностного начала («внутреннего человека») – наличие или отсутствие совести. Как очень точно определили Святые Отцы, совесть – «голос Бога в душе».

Некоторые сторонники дарвинизма соглашаются с тем, что сегодня происходит инволюция человека. До этого, мол, была эволюция, как учил Чарльз Дарвин, а в наше время начался «откат». И этот «откат», сопровождающийся появлением у человека звероподобных признаков, якобы доказывает, что человек возвращается к своему «первобытному» состоянию зверя. Известный православный богослов Серафим Роуз категорически возражает против такой «модификации» дарвинизма. В своей работе «Православный взгляд на эволюцию» отец Серафим пишет: «Человек не имеет “животной природы” как таковой и никогда не имел; он только имеет полностью человеческую природу, какую дал ему Бог в начале и которую он не вполне утратил даже теперь… Этот образ Божий, который человек имеет по своей природе, не был полностью утрачен даже у язычников, как учит св. Иоанн Кассиан; не утрачен он даже теперь, когда человек, под влиянием современной философии и эволюционизма, пытается превратить себя в зверя-недочеловека – ибо и сейчас Бог ждёт обращения человека, ждёт пробуждения в нём истинно человеческой природы, которая в нём есть»[232].

Во многих местах Нового Завета мы читаем о том, что человек в последние времена будет приобретать качества зверя, из богоподобного создания превращаться в звероподобное существо. Всё это – результат духовной деградации человека[233]. Последние времена стали наступать уже тогда, когда в массовом порядке люди начали отпадать от Бога, превращаясь в агностиков и атеистов. Появление на свет дарвинизма резко ускорило этот процесс. У французского писателя Эмиля Золя (1840–1902) появляется роман, который так и называется: «Человек-зверь» (1890). Писатель связывает появление невиданного до этого человекоподобного существа – человека-зверя (или человека-хищника) – с расцветом в Европе капиталистических отношений. Эту же тему он продолжил в романах «Деньги», «Его превосходительство Эжен Ругон», «Чрево Парижа», «Дамское счастье».


В России литераторы также стали использовать выражение «человек-зверь». Особенно эта тема присутствует у Ф.М. Достоевского. Так, в «Братьях Карамазовых» мы читаем: «Во всяком человеке, конечно, таится зверь, зверь гневливости, зверь сладострастной распаляемости от криков истязуемой жертвы, зверь без удержу, спущенного с цепи, зверь нажитых в разврате болезней, подагр, больных печёнок и прочее». А вот ещё оттуда же: «В самом деле, выражаются иногда про “зверскую” жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток».

В начале ХХ века в отечественной православной литературе стали говорить о появлении человека-зверя: «“Человек-зверь” сделался обыденным явлением жизни народов. На место допотопного права сильных, в подкрепление ослабевшей физической силе, пришли искусство, техника и право эксплуатации в установленном порядке через обман по законным основаниям. Открытия за открытиями в области культуры, точь-в-точь как перед Потопом, нисколько не смягчают зверских нравов. Они процветают на почве гордости, эгоизма и злобы. Так пошло с тех пор, как “отступление” от Церкви открыло свободный доступ для водворения новых идей, добытых реформацией и революцией, идей, уклоняющих нравы человека к окончательному озверению»[234].

А теперь перенесёмся в конец ХХ века. Оптинский мученик иеромонах Василий (Росляков), убитый сатанистом в день Пасхи 1993 года, в одном из своих стихов писал просто и убедительно о Божественном происхождении мира и человека. Это был поэтический ответ современным дарвинистам[235]:


Ты твердишь – Бога нет.

Сам собой настал свет.

Вся вселенная так сотворилась.

Кто же мир весь создал,

Как, на чем основал,

Чей закон для него непреложен?


Человек – прах земли,

Вот хоть это пойми:

Ты ничтожен, как прах во Вселенной.


Кто тебя сотворил,

Всем как есть наделил,

Бережёт, как алмаз драгоценный.


Обольстившись пустой и безумной мечтой,

Обезьяну отцом называешь,

От неё говоришь, люди все́ родились,

От кого обезьяна, не знаешь.


А дальше отец Василий пишет о том, что в наше время начался страшный процесс превращения людей в зверей, обезьян[236]:


От начала всего

Мир не видел того,

Чтоб людей обезьяны родили,

А мы видим теперь,

Чрез открытую дверь,

Что людей в обезьян превратили.


Бога знать не хотят,

Нет души, – говорят,

Человека с животным ровняют,


И в культурный наш век

Низко пал человек,

Хуже зверя подчас поступает.


Души жгут табаком,

Заливают вином,

В них отраду и счастье находят.


Сеют злобу, вражду —

Пожинают нужду.

Безпокойно весь век свой проводят.


Бога трудно им знать,

Потому что сравнять

Человека стремятся с животным,


Своих ближних гнетут,

К смерти вечной идут

Без надежды, без чувств, беззаботно.


А вот ещё одно интересное наблюдение по поводу звероподобия части современных людей, даже тех, которые себя считают христианами. Великий афонский старец Иаков (Цаликис, 1920–1991) как-то признался: «Когда я причащаю людей, никогда не смотрю на лицо их, но иногда говорит мне помысел посмотреть на лицо приходящих к Божественному Причастию. И вижу тогда, что лицо у одного нечеловеческое, но имеет образ собаки, у иного – обезьяны, у других – различные образы животных, страшные образы! Боже мой, говорю, как люди могут иметь лица животных?

Есть же и некоторые, которые приходят причащаться с лицом спокойным и веселым, и как только причастятся, лицо их сияет как Солнце»[237].

Очень часто о звероподобии современного человека говорил ещё один афонский старец нашего времени. Это Паисий Святогорец (1924–1994), который недавно (в 2015 г.) был канонизирован как преподобный. «До чего же дошли люди! – восклицает преподобный Паисий. – До состояния животных. Знаете, как у животных: сперва они входят в хлев, испражняются, мочатся, потом навоз начинает разлагаться, перегорать, и животным становится тепло. Им нравится в стойле и не хочется никуда из него уходить. Я хочу сказать, что так и люди ощущают “тепло” греха и не хотят уходить. Они чувствуют зловоние, но им неохота уходить из тепла. Если в хлев зайдёт новичок, то он не сможет выдержать этого зловония. А другой уже привык, он постоянно живёт в хлеву, и смрад его не беспокоит»[238]. «Сегодня встречаются люди, – говорит ещё старец Паисий, – которые хуже, чем животные, хуже, чем змеи… Поэтому сто сорок седьмой псалом, который преподобный Арсений Каппадокийский читал для того, чтобы дикие животные стали смирными и не делали зла людям, я читаю с той целью, чтобы стали смирными люди и не делали зла ни подобным себе людям, ни животным». Когда человек служит греху, звериность отражается и на его облике, и наоборот, «внутренняя чистота истинного человека красит и его внешний вид».

Православные люди свои представления о возможном превращении человека в животное основывают на многочисленных местах из Священного Писания. Особенно много таких мест в книге псалмов. Приведу выдержки из 48 псалма (стихи 7:17–21):


Надеющиеся на силы свои и хвалящиеся множеством богатства своего!

Не бойся, когда богатеет человек, когда слава дома его умножается:

ибо, умирая не возьмёт ничего; не пойдёт за ним слава его; хотя при жизни он ублажает душу свою, и прославляют тебя, что ты удовлетворяешь себе,

но он пойдет к роду отцов своих, которые никогда не увидят света.

Человек, который в чести и неразумен, подобен животным, которые погибают.


Разве этот псалом не о наших временах? Надеющиеся на силы свои и хвалящиеся множеством богатства своего! Это ведь о современном обществе, которое уже перестало в массе своей надеяться на Бога, а все надежды возлагает на науку, технику и «прогресс». Ещё больше люди стали возлагать надежды на богатство. Богатство, мамона – вот объекты религиозного поклонения человечества XXI века. Нам говорят, что мы живём (или стремимся жить) в условиях «рыночной экономики». Но такую модель общества правильнее называть капитализмом. Капитализм – от слова «капитал», а этимология слова «капитал» восходит к Древнему Риму. Там богатство ассоциировалось со стадом скота и измерялось количеством голов скота. Поклонение капиталу – поклонение скоту. А кто поклоняется скоту, сам превращается в скотину. А совокупность таких идолопоклонников составляет стадо. Мало того, что человек начинает полагаться на капитал, он ещё выставляет напоказ это своё поклонение (хвалящиеся множеством богатства своего). Человек гордится тем, что он скотина!

Человек своим богатством ищет не только удовлетворения всех своих похотей (при жизни он ублажает душу свою). Он ещё ищет и славы от других людей (прославляют тебя, что ты удовлетворяешь себе). Видимо, желание славы подпитывает ощущение богатого, что он не просто человек, а человек, приближённый к богу (так думают протестанты). А некоторые богачи в своём безумии доходят до того, что себя начинают считать богами. Видимо, у некоторых богачей возникает ассоциация: «богатство» и «бог» – слова однокоренные. И это, мол, неслучайно: у кого богатство, тот и бог.

Псалмопевец показывает безумие таких богачей: Человек, который в чести (богатый и пребывающий в славе. – В.К.) и неразумен, подобен животным, которые погибают. Псалмопевец не говорит, что все богатые подобны животным. Только те, которые неразумны. Но в Новом Завете мы читаем, что трудно, крайне трудно богатому оставаться разумным. Прежде всего, эта мысль звучит в словах Иисуса Христа, беседующего с богатым юношей (Лк. 18:18–25)[239]. Современный человек стал забывать предупреждение Христа: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6:24).

Подобие человека зависит от объекта поклонения. К словам псалмопевца о звероподобии человека можно добавить, что такое «подобие» грозит не только тем, кто богат и купается в лучах славы. Оно грозит также тем, кто мечтает о богатстве и славе. А также тем, кто уповает на науку, технический прогресс, экономический рост и революции. Все они уже отвернулись от Бога. Духовный мир имеет полярное устройство. Богу противостоит дьявол. Хотят дарвинисты и прочие материалисты и революционеры признавать или не хотят, но они повернулись лицом к тому созданию, которое Святые Отцы называли «обезьяной бога», т. е. к дьяволу. «В христианстве, – как отмечает А.С. Хоменков, – существует традиция, восходящая к блаженному Августину, называть дьявола обезьяной Бога. Здесь имеется в виду то, что дьявол обладает неким карикатурным сходством с Творцом, Вседержителем и Искупителем мира: может творить некие пародии на чудеса, обольщать людей свой ложной духовностью и т. д. В контексте этих представлений обезьяна выступает карикатурой человека, его пародийным двойником»[240].

С учётом сказанного внешнее сходство многих людей XXI века с обезьяной вполне закономерно. Размышляя о сходстве человека и обезьяны, я порой себя ловлю на мысли: может быть, такое сходство было специально задумано Творцом ради того, чтобы человек мог взглянуть на своего двойника и задуматься? Может быть, это средство вразумления человека, попытка Бога заставить человека повернуться лицом к своему Творцу?

Дарвинизм через призму «1984»

Английский писатель Джордж Оруэлл в своём известном романе-антиутопии «1984» очень наглядно показал дальнейшую «эволюцию» человека и общества. Роман вышел в свет в 1949 году, ровно через 90 лет после первой публикации «Происхождения видов…» Чарльза Дарвина. За неполный век человек очень изменился. И результатом этих изменений была отнюдь не «естественная» эволюция, а сознательная переделка человека. Прежде всего, его сознания. Переделку осуществляли те, кто рвался к мировой власти и хотел быть не только выше других людей, но и выше Бога. Многое было уже сделано, но многое ещё предстояло сделать. Роман «1984»[241] и раскрывает эти будущие планы.

Один из главных героев романа, О’Брайен (начальником которого является Большой Брат), разъясняет своему подчинённому Уинстону Смиту (главному герою романа) планы Внутренней партии. Указанная партия – тайная организация, стремящаяся к мировой власти. Большой Брат возглавляет эту партию.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Первое издание романа


Вот, в частности, планы по переделке человека: «Жизнью мы управляем, Уинстон, на всех уровнях. Вы воображаете, будто существует нечто, называющееся человеческой натурой, и она возмутится тем, что мы творим, – восстанет. Но человеческую натуру создаём мы. Люди бесконечно податливы. А может быть, вы вернулись к своей прежней идее, что восстанут и свергнут нас пролетарии или рабы? Выбросьте это из головы. Они беспомощны, как скот. Человечество – это партия. Остальные – вне – ничего не значат».


Между О’Брайеном и Уинстоном Смитом идёт дискуссия. Последний не верит, что новый мировой порядок, изложенный его начальником, устоит; он полагает, что человеческий дух сметёт этот порядок. Вот фрагмент их разговора:


«– Так что за принцип нас победит?

– Не знаю. Человеческий дух.

– И себя вы считаете человеком?

– Да.

– Если вы человек, Уинстон, вы последний человек. Ваш вид вымер. Мы наследуем Землю. Вы понимаете, что вы один? Вы вне истории, вы не существуете».


Вот расшифровка того, что Внутренней партии предстоит сделать в плане переделки человека (слова О’Брайена):


«Мы сомнём вас так, что вы уже никогда не подниметесь. С вами произойдёт такое, от чего нельзя оправиться, проживи вы ещё хоть тысячу лет. Вы никогда не будете способны на обыкновенное человеческое чувство. Внутри у вас всё отомрёт. Любовь, дружба, радость жизни, смех, любопытство, храбрость, честность – всего этого у вас уже никогда не будет. Вы станете полым. Мы выдавим из вас всё до капли – а потом заполним собой».


Большой Брат будет заниматься не только переделкой отдельно взятого человека, но одновременно разрушать те традиционные отношения, которые складывались на протяжении тысячелетий человеческой истории. Прежде всего, речь идёт об отношениях внутри семьи: «Мы разорвали связи между родителем и ребёнком, между мужчиной и женщиной, между одним человеком и другим. Никто уже не доверяет ни жене, ни ребёнку, ни другу. А скоро и жён, и друзей не будет. Новорожденных мы заберём у матери, как забираем яйца из-под несушки». Обращу внимание, что здесь автор употребляет не будущее время, а говорит уже о свершившемся событии («мы разорвали…»). Роман писался во второй половине 1940-х годов. Видимо, Оруэлл имел в виду англо-саксонский мир того времени: там действительно индивидуализм и распад семейных и межличностных отношений близился к финалу. Сегодня мы всё это наблюдаем в «демократической» России.

Внутренняя перестройка человека неизбежно отражается и на внешнем его виде. Оруэлл это фиксирует по ходу романа: «безличные люди»; «безразличные люди»; «когда мы закончили с ними, они были только оболочкой людей»; «он завыл, как животное, без слов»; «с бледным правильным лицом, похожим на восковую маску»; «синтетическое лицо»; «мы – не люди» (т. е. нелюди. – В.К.) и т. п. Разве сегодня мы не видим такие лица вокруг нас? Когда я листал роман «1984», на память пришли строки из стихотворения Александра Блока:


Как тяжко мертвецу среди людей

Живым и страстным притворяться!

Но надо, надо в общество втираться,

Скрывая для карьеры лязг костей…


Живые спят. Мертвец встаёт из гроба,

И в банк идёт, и в суд идёт, в сенат…

Чем ночь белее, тем чернее злоба,

И перья торжествующе скрипят.


Мертвец весь день труди́тся над докладом.

Присутствие кончается. И вот —

Нашёптывает он, виляя задом,

Сенатору скабрезный анекдот…


Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью

Прохожих, и дома, и прочий вздор…

А мертвеца – к другому безобразью

Скрежещущий несёт таксомотор.


В зал многолюдный и многоколонный

Спешит мертвец. На нём – изящный фрак.

Его дарят улыбкой благосклонной

Хозяйка-дура и супруг-дурак.


Он изнемог от дня чиновной скуки,

Но лязг костей музы́кой заглушён…

Он крепко жмёт приятельские руки —

Живым, живым казаться должен он!


Лишь у колонны встретится очами

С подругою – она, как он, мертва.

За их условно-светскими речами

Ты слышишь настоящие слова:


«Усталый друг, мне странно в этом зале». —

«Усталый друг, могила холодна». —

«Уж полночь». – «Да, но вы не приглашали

На вальс NN. Она в вас влюблена…»


А там – NN уж ищет взором страстным

Его, его – с волнением в крови…

В её лице, девически прекрасном,

Бессмысленный восторг живой любви…


Он шепчет ей незначащие речи,

Пленительные для живых слова,

И смотрит он, как розовеют плечи,

Как на плечо склонилась голова…

И острый яд привычно-светской злости

С нездешней злостью расточает он…

«Как он умён! Как он в меня влюблён!»


В её ушах – нездешний, странный звон:

То кости лязгают о кости.


Стихотворение написано в 1912 году, более века назад. Когда в студенческие годы я читал его, мне казалось, что это образчик поэтического эпатажа, плод фантазии. Теперь я понимаю, что Блок писал это стихотворение с «натуры». Сегодня вижу толпы таких блоковских «мертвецов» в России, не только в столице, но и по всей стране. В начале ХХ века «мертвецов» было ещё немного, и им приходилось притворяться живыми. В начале XXI века их уже абсолютное большинство (как это и предсказано в антиутопии Оруэлла). Они уже не притворяются, выставляют себя напоказ, но при этом от них слышен лязг костей и исходит запах тления. Все они похожи друг на друга: «люди – оболочки», «люди-маски», «синтетические лица». Теперь они члены той самой правящей партии Большого Брата, которая на протяжении последнего века занималась переделкой человека. А для этого и надо было человеку доказывать, что он не творение Бога, а потомок обезьяны.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Одно из изданий «1984»


Ради чего проводилась и проводится такая переделка? О’Брайен внушает своему несколько наивному подчинённому Уинстону Смиту: ради власти. Вот его высказывания: «Власть не средство, она – цель», «Мы жрецы власти. Бог – это власть». Тут следовало бы несколько подправить О’Брайена (или Оруэлла). Для Большого Брата подходит другая формула: «Власть – это Бог». Большой Брат стремился и продолжает стремиться к мировой власти, потому что желает таким образом стать богом. В начале истории нашего мира уже была попытка одного персонажа конкурировать с Богом, и мы знаем, чем она закончилась. В конце мировой истории будет ещё одна такая попытка. Её отчасти описал Оруэлл в своём романе. Но только отчасти. Самого финала истории там нет, есть описание «предпоследних дней». Поэтому роман оставляет тревожное, гнетущее, подавляющее чувство[242]. Лучше читать Апокалипсис. Несмотря на весь трагизм событий, описанных в Откровении от Иоанна Богослова, финал там оптимистичен и вселяет в тех, кто хочет сохранить в себе человеческий образ, надежду и силы.

Трансгуманизм как продолжение дарвинизма

Выше я отметил, что известный общественный деятель, учёный, основатель и первый руководитель ЮНЕСКО Джулиан Хаксли в 1957 году дал жизнь новому понятию – трансгуманизм (от лат. trans – «сквозь», «через», «за» и homo – «человек»). Это философская концепция, а также международное движение, поддерживающие использование достижений науки и технологии для улучшения умственных и физических возможностей человека с целью устранения тех аспектов человеческого существования, которые трансгуманисты считают нежелательными, – страданий, болезней, старения и даже смерти[243]. Философия трансгуманизма рассматривает дарвинизм и учение об эволюции в качестве своего идейного фундамента. Нас уверяют, что трансгуманизм – продолжение благородной миссии «положительной» евгеники (мол, усовершенствование человека будет происходить без газовых камер и концентрационных лагерей). Но на самом деле за вывеской этой философии и этого движения торчат уши всё того же персонажа, который совратил первых людей в раю. Люди, чуткие ко всяким обманам, скорее будут проводить параллель между трансгуманизмом и идеей «сверхчеловека» Фридриха Ницше.

Для конструирования сверхчеловека в рамках трансгуманизма сегодня предлагается широкий диапазон средств научно-технического характера. Это такие уже апробированные технологии, как протезирование, регенерация органов, пластическая хирургия, улучшающие мозговую деятельность и производительность препараты (фактически допинг), генетическая диагностика и отбор эмбрионов, крионика (глубокая заморозка тела человека с возможностью последующей разморозки и «оживления»). В настоящее время разрабатываются системы «человеческий мозг – компьютер» (компьютерный интерфейс). Делаются первые шаги в области генной инженерии человека (манипуляции генным кодом человека). Ведутся работы по проекту «расширенный интеллект» – созданию нейропротеза для коры головного мозга, позволяющего резко расширить объём обрабатываемой человеком информации[244].

Обсуждаются некоторые «сумасшедшие» идеи типа трансплантации человеческого мозга. В этом же ряду – проект под названием «загрузка сознания (иногда называемый «переносом сознания»). Предполагается разработать технологию сканирования и картирования головного мозга, позволяющую перенести сознание в компьютер. В июне 2013 года в Нью-Йорке прошёл II международный конгресс форума «Глобальное будущее-2045». На нём в качестве срока переноса сознания на новый носитель указывается уже 2045 год. То есть перед нами стоит угроза глобальной трансформации человеческой природы уже в ближайшее тридцатилетие.

Можно заметить, что в трансгуманизме большой упор делается на синтез человека и компьютера, в результате чего на выходе должно получиться существо, которое принято называть «киборгом» (кибернетический организм). Но Бог создавал человека, а не киборга.

Трансгуманизм – безумный вызов Творцу. Трансгуманизм – бунт современного человека против Бога. Ничем не меньший, чем бунт Нимрода, который строил Вавилонскую башню «до небес». Напомню, что в конечном счёте энтузиасты идеи трансгуманизма хотят добиться бессмертия человека. А это значит – восстановить свой утраченный статус обитателя рая, при этом без покаяния и без упования на милость Бога.

Позволю привести обширную цитату из работы игумена Виталия (Уткина), объясняющую с позиций православия всё безумие проекта трансгуманизма: «Человек – это бессмертная личность, созданная по образу и подобию Божию. Сотворение человека не стало результатом эволюции животного мира. Оно было творческим актом Бога. Но призванный к райской жизни человек отпал от Бога в акте грехопадения. В результате он получил «ризы кожаные» – нынешние условия человеческого существования. Более того, именно результатом грехопадения стала физическая смерть. Смерть является даром Божиим людям, ибо она кладёт предел укоренению человека во грехе. Если бы смерти не было, то люди бесконечно возрастали бы во зле, всё больше и больше сближаясь по своему состоянию с падшими ангелами – демонами. Грех Адама, отпавшего от Бога, передаётся его потомкам и тяготеет над ними. Этот первородный грех заключается, прежде всего, в укоренённости человеческой природы во зле, в греховной склонности, ставшей духовной болезнью человечества…

Человек призван стать Богом, но это может произойти как Божественный дар, как милость Творца к своему творению. И возможность этого достигается в личностном усилии борьбы с той греховностью, которая коренится в человеке, в борьбе со страстями, в подвиге стяжания Божественной благодати. Человек состоит не только из души, но и из тела. Тело имеет важное значение. Души всех людей воссоединятся именно со своими телами после всеобщего воскресения из мёртвых. И именно с этими преображёнными телами они будут пребывать в вечности. Конечно, это нечто совершенно другое, чем предлагают нам трансгуманисты. Именно проблема трансгуманизма актуализирует все основные стороны нашего православного мировоззрения. Мы оказываемся перед серьёзнейшим мировоззренческим выбором – сохранить свою веру или и дальше идти вместе со всеми по пути ничем не ограниченного информационно-технологического прогресса»[245].

Дарвинистские беснования в «демократической» России

Идеи Дарвина были частью официальной идеологии в Советском Союзе. Но подача дарвинизма в литературе эпохи зрелого социализма существенного отличалась от его интерпретаций в начале существования Советского государства. Тогда велась классовая борьба, общество очищали от буржуазных элементов и иных «несознательных» граждан. Под эту кампанию весьма подходило учение о «естественном отборе». После объявления о том, что социализм в СССР «в основном построен», кампания «естественного отбора» была завершена. Дарвинизм продолжали изучать и пропагандировать, но это уже нужно было для того, чтобы окончательно и бесповоротно утвердить в стране торжество материалистического взгляда на мир.

Хотя дарвинизм во всех учебниках называют учением об эволюции, на самом деле он оказывается особенно востребованным именно в периоды революций. У нас в стране такая революция началась со второй половины 80-х годов прошлого века, и её активная фаза завершилась лишь в конце 90-х годов. Этот период нашей истории лукаво называют периодом «демократических реформ». И вот для обоснования таких «реформ» идеи теории Дарвина и социал-дарвинизма оказались кстати.

В «демократической» России появились новые учебники для школьников и студентов. В них разделы по дарвинизму были не только сохранены, но и усилены. Подчёркивалась та сторона учения, которая касалась «естественного отбора». Власти объявили, что страна от «административно-командной экономики» переходит к «рыночной экономике». А механизмы рынка, мол, создают в обществе идеальные условия для «естественного отбора», который и будет «двигателем прогресса». В экономике межвидовая борьба – это конкуренция. «Естественный отбор» – банкротство «слабых» предприятий и рост армии безработных, которые не сумели «адаптироваться» к новым условиям. Другой полюс общества – олигархи, крупный капитал, монополии. Они – будущее страны, «двигатели прогресса». А государству нельзя вмешиваться в процессы «естественного отбора», защищать «неконкурентоспособных», ибо это замедлит (или даже остановит) продвижение страны по пути «прогресса». Вот такой социал-дарвинистский каннибализм!

О социал-дарвинизме в «демократической» России достаточно много писал ещё в 90-е годы прошлого века наш известный учёный Сергей Кара-Мурза. В своих работах он приводит довольно много цитат из высказываний «светил» нашей науки и нарождавшегося капиталистического бизнеса, которые без зазрения совести обосновывали необходимость «реформ» (читай: разрушения страны) с помощью аргументов социал-дарвинизма. Позаимствую из работ Сергея Кара-Мурзы некоторые наиболее примечательные высказывания «реформаторов» подобного рода[246].

В Верховном Совете СССР видный учёный-офтальмолог, член-корреспондент РАН Святослав Фёдоров активно выступал за приватизацию, прибегая к следующим аргументам: «Природа дала животным зубы и когти. А для предпринимателя зубы и когти – частная собственность. Когда мы её получим, мы будем вооружены».


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

С.Г. Кара-Мурза


Один из первых сильно «раскрученных» бизнесменов эпохи заката Советского Союза Лев Вайнберг в 1988 году обосновывал «природную исключительность» предпринимателей: «Биологическая наука дала нам очень необычную цифpу: в каждой биологической популяции есть четыpе пpоцента активных особей. У зайцев, у медведей, у людей. На западе эти четыpе пpоцента – пpедпpиниматели, котоpые дают pаботу и коpмят всех остальных. У нас такие особи тоже всегда были, есть и будут».

Понятно, что и Святослав Фёдоров, и Лев Вайнберг – «стихийные» дарвинисты, которые о теории эволюции и «естественном отборе» знают понаслышке. Но в годы реформ с трибун пропагандировали дарвинизм и социал-дарвинизм те, кого можно назвать «профессионалами». Среди них – академик РАН В.А. Тишков, который в 1992 году был председателем Госкомитета по делам национальностей в ранге министра в правительстве Ельцина, директор Института этнологии и антропологии РАН. В 1994 году он в интервью выдал следующее «научное откровение»: «Общество – это часть живой природы. Как и во всей живой природе, в человеческих сообществах существует доминирование, неравенство, состязательность, и это есть жизнь общества. Социальное равенство – это утопия и социальная смерть общества».

В годы перестройки одним из ведущих духовных авторитетов в среде интеллигенции был академик (Академия наук УССР) Н.М. Амосов. Большую часть жизни он занимался хирургией, но в 80-е годы прошлого века (когда ему было уже за 70 лет) занялся изысканиями в области геронтологии, проблемами «искусственного интеллекта» и рационального планирования общественной жизни («социальной инженерии»). Его научные изыскания были проникнуты одиозным социал-дарвинизмом. В 1988 году в «Литературной газете» академик опубликовал свой манифест, в котором пропагандировал безработицу и предлагал разделить общество на две части: «сильных» и «слабых» (вплоть до того, чтобы ставить в паспорте отметку: «сильный» или «слабый»)[247]. Вот как в журнале «Вопросы философии» он определял сущность человека[248]: «Человек есть стадное животное с развитым разумом, способным к творчеству… За коллектив и равенство стоит слабое большинство людской популяции. За личность и свободу – её сильное меньшинство. Но прогресс общества определяют сильные, эксплуатирующие слабых». Амосов был активным пропагандистом социального неравенства: «Неравенство является сильным стимулом прогресса, но в то же время служит источником недовольства слабых… Лидерство, жадность, немного сопереживания и любопытства при значительной воспитуемости – вот естество человека». Амосов предлагал не только создать условия для «естественного отсева» слабых особей человеческого общества. Одновременно он призывал к активным действиям по переделке «человеческого материала». Н. Амосов пишет: «Исправление генов зародышевых клеток в соединении с искусственным оплодотворением даст новое направление старой науке – евгенике – улучшению человеческого рода. Изменится настороженное отношение общественности к радикальным воздействиям на природу человека, включая и принудительное (по суду) лечение электродами злостных преступников…»

Из наиболее одиозных фигур тех «лихих девяностых» на память приходят также социал-дарвинистские откровения тогдашнего нашего «демократа» мэра Москвы Г.Х. Попова (который, кстати, тоже «из учёных» – профессор, доктор экономических наук; в советское время был деканом экономического факультета МГУ). Сейчас Гаврилу Харитоновича редко вспоминают. Но он пытается активничать в электронных сетях. Так, через блог «Московского комсомольца» он даёт человечеству такие указания: «Должны быть установлены жёсткие предельные нормативы рождаемости с учётом уровня производительности и размеров накопленного каждой страной богатства. Нельзя, чтобы быстрее всех плодились нищие… Страшную перспективу прогрессирующего накопления у одного ребёнка генетических болезней уже двух родителей надо прервать. Наиболее перспективным представляется генетический контроль ещё на стадии зародыша и тем самым постоянная очистка генофонда человечества»[249].

Приведённые выше высказывания наших некоторых «академиков» и «профессоров» кажутся дикими, почти граничат с каннибализмом. Но для того чтобы они не казались дикими, молодёжь надо приучать к идеям дарвинизма с младых ногтей. Чем наша школа и занимается. В учебниках для средней школы (в разделах о происхождении человека) версия Чарльза Дарвина стоит на почётном первом месте. А версия о творении человека Богом если и приводится, то часто с комментариями и оценками типа: «миф», «ненаучная версия», «недоказуемая точка зрения». Как ни крути, ни верти, но в нашей «демократической» России выбора детям не дают: в принудительном порядке навязывают «единственно верную» версию Дарвина. Это и понятно: с ней легче проводить «реформы» и уничтожать страну.

О том, насколько большое значение придают дарвинизму в нашей стране те, кто её на протяжении четверти века разрушает, свидетельствует история десятилетней давности. Она получила название «дело Шрайбер». Речь идёт о судебном иске школьницы несовершеннолетней Марии Шрайбер и её отца Кирилла Шрайбера к Министерству образования РФ и Комитету по образованию Санкт-Петербурга за нарушение прав человека путём «безальтернативного навязывания теории Дарвина» об эволюции видов в общеобразовательных школах. Суд по данному иску начался в октябре 2006 года. Опуская многие детали, скажу: суд отказал в удовлетворении иска[250]. Примечательно, как большинство СМИ освещали судебный процесс. Это были откровенное ёрничанье, насмешки над истцами и теми, кто их поддерживал, заявления о том, что Россия возвращается в «тёмное прошлое» и т. п.[251]

Православная общественность и Русская православная церковь делали многочисленные заявления по поводу «дела Шрайбер», однако лишь немногие из них попадали в центральные СМИ. В качестве примера приведу высказывание протоиерея Михаила Ардова: «Как религиозный деятель я, естественно, с Дарвином не согласен и считаю, что человека на седьмой день творения (что такое в библейском смысле «день», можно трактовать по-разному) сотворил Бог. А теория Дарвина преподаётся просто безобразно! Да это и не теория, а гипотеза. Научная теория – это то, что можно доказать экспериментально. Возьмите обезьяну и выведите из неё человека (генетически или как угодно) – тогда это и будет теория. Так что, сейчас это гипотеза, и преподавать её в качестве научной теории – это некое материалистическое жульничество, которое уже давно процветает в мире»[252].

Итак, «демократическая» революция, которая началась в России четверть века назад, проходила и проходит под звучным лозунгом: «Покончить с прошлым». Началась (и уже практически закончена) громкая кампания борьбы с марксизмом-ленинизмом. Многие «демократы» с удовлетворением заявляют, что это вредное учение «вырвано с корнем», что оно больше не будет давать ни цветов, ни плодов. Однако «демократы» лукавят. Они все эти годы занимались лишь общипыванием на ветках цветов и ягод, называемых марксизмом и ленинизмом. Само ядовитое идеологическое растение не уничтожено. Корнями его являются материализм и дарвинизм. Враг рода человеческого ревниво оберегает это растение и его корень.

Дарвинизм и сатанизм

Закончим рассмотрение работы Серафима Роуза «Православный взгляд на эволюцию» следующей цитатой: «Эволюционизм тесно сплетён со всею апостасийною ментальностью гнилого “западного христианства”: он является орудием “новой духовности” и “нового христианства”, в которое сатана ныне стремится погрузить последних истинных христиан». Итак, по мнению православного американца, эволюционизм и дарвинизм порождают сатанизм.

Связь дарвинизма с сатанизмом была замечена ещё в XIX веке. П. Павлюк пишет: «…работа Дарвина идеально вписывается в концепцию распространения культа Ваала, принятую в XVI веке. Вначале иллюминаты, или как они себя называли, “просвещенные”, разрушали веру во всех существующих богов путём распространения деизма, проповедуя, что Бог не создал ничего живого на Земле, а затем, спекулируя на человеческих пороках, распространяли основные ритуалы культа Ваала во всех слоях человеческого общества. Таким образом, едва прикрыто распространялась религия сатаны, облечённая в различные псевдонаучные теории»[253].

Несмотря на кровопролитные войны и революции ХХ века, питавшиеся идеями социал-дарвинизма, сегодня, в XXI веке, мир по-прежнему живёт на этой мине, готовой взорваться в очередной раз. Во всём мире (за редкими исключениями) школьникам и студентам продолжают внушать, что человек произошёл от обезьяны. И социал-дарвинизм, между прочим, также никуда не исчезал. Более того, он принял ещё более одиозные, зверские формы. Крайним проявлением современного социал-дарвинизма является сатанизм. Основателем современного сатанизма, который себя даже называет «церковью», был Антон Шандор Ла-Вей. Им написана скандально известная «Сатанинская библия». Её автор описывает сатанизм как «религию, основанную на универсальных чертах человека», и люди описаны в его Библии как всецело плотские и как животные. Каждый из семи смертельных грехов описан им как естественный инстинкт человека и, таким образом, оправдан. Идеи социального дарвинизма имеют особое значение в книге Сатаны, где Ла-Вей использует идею Рагнара Редбёрда: «Сила есть право».

«Сила есть право, или Выживание наиболее приспособленных» (англ. Might is Right, or The Survival of the Fittest) – книга, выпущенная неизвестным автором под псевдонимом Рагнар Редбёрд (англ. Ragnar Redbeard) в 1896 году. В книге защищаются идеи социального дарвинизма. В своей работе Редбёрд отрицает идеи человеческих, или естественных, прав и утверждает, что только сила является основанием всякого права. Согласно одной из версий, автором книги является известный писатель Джек Лондон. Эта версия основывается на том, что в раннем творчестве Лондона чувствуется влияние Фридриха Ницше, Герберта Спенсера и Чарльза Дарвина.

Но вернёмся к современным сатанистам. Верховный жрец Церкви сатаны Питер Гилмор откровенно признаётся:

«…современный Сатанизм …есть зверская религия элитизма и социального дарвинизма, которая стремится восстановить господство сильного человека над идиотами…» Его же откровение: «Сатанисты стремятся усилить естественное право, требуя содействовать практике евгеники». На передовые позиции выходят лжепророки типа Ла-Вея и Питера Гилмора. Продвигает их тот, кому они откровенно и страстно поклоняются, – сатана, он же – «дракон», «древний змий». Впрочем, у главного «начальника» – древнего змия – имеется множество помощников. Один из них – прошлый хозяин Белого дома – Барак Обама. Он уже покинул кресло президента Соединённых Штатов. Но перед самым уходом он внёс важный вклад в подготовку прихода в мир антихриста. Что же он сделал? Легализовал в сентябре 2016 года сатанизм. И до этого сатанисты себя чувствовали достаточно вольготно в «свободной» Америке. Например, летом 2015 года в Детройте они открыли памятник сатане. Сатанисты всегда чувствовали поддержку со стороны американских президентов-масонов. Начиная с президента Р. Рейгана она приобрела открытый характер. И вот осенью нынешнего года – новая победа сатанистов. Нынешний глава Церкви сатаны Люсьен Гривз выразил благодарность президенту и правительству США за понимание интересов американских сатанистов. Речь идёт о принятии федеральным правительством решения разрешить проводить во всех школах страны факультативные занятия по основам сатанизма. В государственных школах учебники для таких факультативов будут теперь финансироваться за счёт государства[254]. Так что, когда Ла-Вэй говорил, что его «Библия Сатаны» всего лишь фактические правила бытия т. н. «западного мира», он был прав и ничуть не шутил.

Дарвинизм как религия

Потребовалось всего полтора столетия для того, чтобы на первый взгляд невинная гипотеза «дедушки» Дарвина о происхождении человека из обезьяны дала смертельно – ядовитые плоды. Дарвинизм – яркий пример того, что наука превратилась в религию, причём религию, полярно противоположную Христианству. Наука-религия получила социальный заказ от «древнего змия» – исполнять его бросились так называемые «учёные», находящиеся на службе у дьявола и получающие от него учёные звания «пророков», «жрецов», «мудрецов». Дарвинизм – одна из ветвей мировой науки-религии. С этим согласны многие авторы, которые сумели избежать гипнотического эффекта современной «научной» религии. Вот одна из непредвзятых оценок дарвинизма: «150 лет назад Дарвинизм расколол общество, перечеркнул существование Бога. В мире появилась новая идеология – жизнь это борьба сильных со слабыми, где побеждённые должны умереть, а победители торжествуют. Теория Дарвина отодвинула в сторону все религии, точнее, стала новой всемирной религией. Дарвинизм стал научной и идеологической основой для многих “наук”»[255].

Человек перестал поклоняться Богу-Творцу и стал поклоняться сатане. Человек перестал быть человеком. Он превратился даже не в обезьяну, а в хищное животное с когтями и клыками (вероятно, пытается подражать сатане). Нынешний век, по замыслу лжепророков, должен полностью освободиться от «предрассудков» Христианства. Всё должно быть готово к принятию антихриста и последнего главного лжепророка человеческой истории. На главного лжепророка «древний змий» возложит задачу доделать то, что не успели до него доделать «малые лжепророки». В том числе Чарльз Дарвин.

По мнению многих исследователей, особенно специалистов по истории науки, дарвинизм – первый опыт насаждения в короткие сроки и в масштабах всей планеты «альтернативного» видения мира под видом «науки». Разгадка подобного феномена заключается в том, что к этому времени (вторая половина XIX в.) газеты и журналы действительно превратились в «средства массовой информации» и мощный инструмент формирования общественного сознания. В этих странах уже не было контроля над книгоиздательской деятельностью. Из дневника Чарльза (запись 1876 г.): «С первого момента она (книга «Происхождение видов…». – В.К.) пользовалась чрезвычайно большим успехом. Первое небольшое издание в 1250 экземпляров разошлось в день выхода в свет, а вскоре после того и второе издание в 3000 экземпляров. До настоящего времени в Англии разошлось 16000 экземпляров, и если учесть, насколько трудна эта книга для чтения, нужно признать, что это – большое количество. Она была переведена почти на все европейские языки, даже на испанский, чешский, польский и русский. По словам мисс Бэрд, она была переведена также на японский язык и широко изучается в Японии. Даже на древнееврейском языке появился очерк о ней, доказывающий, что моя теория содержится в Ветхом Завете!»[256]. К началу ХХ века тиражи «Происхождения видов…» измерялись миллионами.

Примечательно, что в России новая книга Дарвина появилась даже раньше, чем в Англии. Нашлись люди, которые готовы были на свой страх и риск издать книгу, не получившую одобрения цензуры. Слава Богу, что цензура в России работала чётко, и уже изданные экземпляры были конфискованы. Если бы этого не было, то мы получили бы революцию не в 1917 году, а ещё в XIX веке[257].

А почему во многих странах Запада была полная свобода слова? Потому что к власти пришли масоны. По крайней мере, они контролировали правительства и добивались нужной им либерализации в сфере печати и книгоиздательства. В первую очередь, речь идёт о тех странах мира, где победили буржуазные революции (Англия, Франция, Голландия), а также о США, где государство с самого начала было задумано его отцами-основателями как масонское. Крайне важно, что контроль масонов над правительствами позволял им эффективно влиять на систему образования. Идеи дарвинизма стали внедряться в сознание человека с ранних лет его жизни. Да, книг самого Дарвина издавали много. Но вот книг с «популярным» изложением идей дарвинизма и эволюционизма издавалось на два или даже три порядка больше. Самого Дарвина читали лишь специалисты, а о Дарвине и дарвинизме – миллионы и миллионы.

Факт превращения дарвинизма в религию признают достаточно многие современные учёные-естествоиспытатели, однако они воздерживаются от публичных заявлений на этот счёт, опасаясь отлучения от «научной корпорации» с её жестким материалистическим уставом. И, тем не менее, смельчаки есть. Приведу некоторые их высказывания. Профессор физики Университета города Манчестера Г.С. Липсон сказал, что «…эволюция стала в определённом смысле научной религией, почти все приняли её, и многие готовы «согнуть» свои наблюдения, чтобы они соответствовали этой теории»[258]. Биолог-исследователь Джордж Кокан выразился следующим образом: «К сожалению, многие учёные и непрофессионалы превратили эволюцию в религию, что-то, что надо защитить от неверных. По моему опыту, многие изучающие биологию, включая профессоров и авторов учебников, были настолько увлечены аргументами в пользу эволюции, что даже не усомнились в них. Они проповедовали её…»[259]

Изучением дарвинизма как религии долгие годы занимался известный на Западе креационист доктор Генри Моррис (1920–2006), директор Института креационных исследований. В частности, им была написаны фундаментальная работа «Долгая война против Бога», а также большое количество статей, в которых автор раскрыл два основных вопроса: а) антихристианскую сущность дарвинизма; б) наличие у дарвинизма всех признаков религии. Вот что писал Г. Моррис по второму вопросу: «Эволюционисты верят в эволюцию потому, что хотят в неё верить. Они желают любой ценой объяснить происхождение всего сущего без Создателя. То есть эволюционизм по своей сути – религия, только атеистическая, безбожная. Кто-то называет её гуманизмом, сторонники философии «Нью Эйдж» рассматривают её как одну из форм пантеизма, – но всё это, по существу, одно и то же. Будь то атеизм, гуманизм или даже пантеизм, цель остаётся неизменной: исключить какое бы то ни было участие Бога как Личности в возникновении Вселенной и всего сущего в ней, включая человека»[260].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Генри Моррис


Точно так же откровенно о дарвинизме как религии говорят христиане, прежде всего православные. В качестве примера приведу выдержку из статьи священника Тимофея Алфёрова «Три кита религии дарвинизма»: «Дарвин был наименьшим дарвинистом среди всех дарвинистов. На марксистском жаргоне его следовало бы признать буржуазным идеалистом, который по временам “заигрывал с боженькой”, а то и явно впадал в “поповщину”. Именно поэтому его книга “Происхождение видов…” имела очень ограниченное хождение в советской учёной и образовательной системе. Она хранилась в специальных библиотеках и выдавалась на руки лишь ограниченному кругу специалистов. А издавалась в СССР весьма малыми тиражами. Дарвин был всё-таки честным учёным. И свой принцип он выдвинул с большими оговорками. Он привёл все основные возражения против своей теории, точно указал, какие научные факты могли бы опровергнуть его теорию. А именно: отсутствие переходных форм, отсутствие путей постепенного становления сложных органических структур (вроде глаза или уха), отсутствие непрерывности в процессе наследственной изменчивости. Факты эти с тех пор были проверены и ничего утешительного для теории не принесли. Но в том-то и дело, что биологическая гипотеза Дарвина – это одно, а религиозная философия дарвинизма – совсем другое. Если бы Дарвин лишь выдвинул биологическую гипотезу, его имя сейчас знали бы только узкие специалисты, которые в ходе своих исследований её бы и опровергли. Но дарвинизм – это не биологическая теория, а религиозная, мировоззренческая установка»[261].

Религия «эволюционного гуманизма»

Мы выше говорили об одном из лжепророков ХХ века – сэре Джулиане Хаксли, потомственном масоне, организаторе и первом руководителе ЮНЕСКО, глобалисте и т. п. Без колебаний называю его ведущим эволюционистом ХХ века, создателем неодарвинизма, главным идеологом так называемого «эволюционного гуманизма». Два слова об эволюционном гуманизме Джулиана Хаксли. В этой идеологии можно выделить три главные идеи[262]:


1) человек представляет собой лишь один вид, одну единицу существующей на Земле жизни; человечество не должно превращаться в совокупность конкурирующих или даже враждебно настроенных друг к другу «видов», которые принято называть нациями, религиозными группами или блоками государств с разными идеологиями;

2) ограничение роста населения и производства на планете во имя сохранения окружающей среды;

3) человек несёт ответственность за своё будущее, а также за развитие своей планеты, и что эту ответственность он не может возлагать ни на Бога, ни на судьбу, ни на что другое – только на самого себя.


Как видим, в этой идеологии эволюционного гуманизма Джулиана Хаксли просматриваются замыслы мировой закулисы по насильственному сокращению численности населения планеты, ликвидации суверенных государств, традиционных религий, созданию мирового правительства[263]. Вот что писал Джулиан Хаксли по поводу планов распространения эволюционного гуманизма в мире: «Первым христианам потребовалось более двух столетий, для того чтобы познать и продумать тогдашние аспекты развития вновь появившегося христианства. В нашем сегодняшнем мире нам, должно быть, потребуется не больше двух-трёх десятилетий, чтобы сделать то же самое для “эволюционного гуманизма”. Это великая задача, и каждый может и должен способствовать её решению»[264].

В одной из своих статей он прямолинейно ответил на часто задаваемый вопрос, является ли дарвинизм религией. Джулиан писал: «Религия – это точка зрения, полностью охватывающая основу всего мира. Поэтому эволюция может взять на себя функцию, некогда исполняемую Богом, то есть она может стать сильным принципом, координирующим веру и надежду человека»[265]. Он назвал теорию эволюции «религией без откровений» и написал книгу с этим названием (1-е издание вышло в 1927 г.)[266]. В более поздней книге «Очерки гуманиста» (1964) он сказал: «Теория эволюции… это самая могущественная и всеобъемлющая идея, которая когда-либо появлялась на Земле»[267]. В книге он страстно доказывал, что мы должны изменить «нашу модель религиозной мысли от Богоцентричной к эволюциоцентричной модели»[268].

Джулиан Хаксли давно уже ушёл из жизни. Но его эстафету дарвинизма подхватили другие западные интеллектуалы. В том числе Майкл Руз[269] – известный на Западе философ и ярый дарвинист. Долгое время он доказывал, что дарвинизм – научная теория, однако в последние годы стал признавать, что это религия: «Теорию эволюции больше продвигается практикующими её деятелями, чем чистой наукой. Они объявляют теорию эволюции идеологией, мирской религией, со смыслом и моралью, которая развилась как альтернатива Христианству… Теория эволюции – это религия. Так было изначально и так остаётся по сей день»[270].

Выше мы отметили, что Джулиан Хаксли обосновал эволюционный гуманизм, который он предпочитал называть идеологией для будущего мира. Но по смыслу это больше, чем идеология, это всемирная религия. Бесноватый Хаксли признавался, что идея Бога мучает его, лишает покоя: «Гипотеза Бога …ложится умственным и моральным бременем на нашу мысль». Поэтому он заключил, что «мы должны создать что-то, что заняло бы место гипотезы Бога»[271]. Это «что-то», конечно, и есть религия эволюционного гуманизма. Та самая религия, которая готовит приход антихриста.

Дарвинизм и католицизм

В XIX веке католицизм активно сопротивлялся принятию теории Дарвина. Несмотря на способность Ватикана находить компромиссы с миром, дарвинизм показался католикам слишком «эпатажным» и вызывающим.

Но, как говорится, «вода камень точит». После первого Ватиканского собора (1869–1870 гг.), принявшего догмат о примате и непогрешимости Папы Римского, внедрять какие-либо «свежие» идеи в вероучение католицизма стало намного легче. Труд «синтезировать» Христианство и дарвинизм взял на себя католический теолог и философ, французский иезуит Тейяр де Шарден (1881–1955). Наиболее известные его труды – «Христос эволюции», «Феномен человека», «Божественная среда», «Вселенская литургия». Они направлены на то, чтобы переосмыслить догматы Католической церкви в понятиях теории эволюции. Пытаясь построить новую теологию, философ указывал недостатки принятых в Католической церкви взглядов томизма (официальной доктрины католицизма, опирающейся на идеи Фомы Аквинского).


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Тейяр де Шарден


Первым недостатком он называет статическую рациональную схему томизма, которая не позволяет показать динамику творения, грехопадения и искупления, которые являются взаимосвязанными процессами. Тейяр де Шарден прибегает к описанию христианской истории как естественноисторического процесса для обоснования эволюционной теории происхождения человека.

Второй недостаток томизма, по его мнению, – озабоченность судьбой и спасением индивидуального субъекта, а не коллективного. Он вводит понятие «коллективного субъекта» как целостного организма, обладающего единым разумом. По мнению Тейяра де Шардена, именно такой коллективный субъект, а не отдельный человек должен стать центром новой теологии. Примечательно, что на первое место этот теолог ставил науку, а богословие играло подчинённую роль. Тейяр де Шарден был больше философом, чем теологом, поэтому он никак не ограничивал полёт своей фантазии. Он создал свою теорию общей эволюции Вселенной (теория космогенеза). Француз выделил 3 последовательные, качественно различные ступени эволюции Земли и Вселенной:

1) «преджизнь» (литосфера, мёртвая материя);

2) «жизнь» (биосфера, живая материя);

3) «феномен человека», связанный с формированием ноосферы (сфера разума). В рамках ноосферы происходят концентрация разума объединённого человечества, формирование коллективного разума. Ноосфера становится движущей силой Вселенной.


Идеи Тейяра де Шардена критиковались представителями иезуитского ордена по многим позициям. Прежде всего, звучали обвинения в подрыве им доктрины томизма, в ослаблении авторитета богословия, в пантеизме, граничащем с атеизмом. Теория ноосферы справедливо отвергалась как противоречащая Христианству. Идеи Тейяра де Шардена можно назвать манифестом космического гуманизма[272].

О «вкладе» Тейяра де Шардена в укрепление позиций дарвинизма, в перевод гипотезы Чарльза Дарвина о происхождении человека от обезьяны в статус «теории» достаточно подробно пишет Серафим Роуз в своей работе «Православный взгляд на эволюцию». По мнению эволюционистов, вклад этот трудно переоценить, а вот, по мнению Серафима Роуза, весь он «шит белыми нитками». Фактически этот католический теолог и философ внёс свой весомый вклад в укрепление мифа. Серафим Роуз перечисляет научные «открытия» Тейяра де Шардена, призванные всех убедить в правильности гипотезы Дарвина.


ВО-ПЕРВЫХ, он был одним из «открывателей» предшественника современного человека – «пилтдаунского человека». Серафим Роуз пишет об этом «открытии» французского теолога: «Он “открыл” клык этого сфабрикованного создания – зуб, который уже был подкрашен с намерением ввести в заблуждение относительно его возраста, когда он его нашёл! У меня нет доказательства того, что Тейяр де Шарден сознательно участвовал в обмане; думаю, более вероятно, что он пал жертвой фактического устроителя обмана, и что он так стремился найти доказательства “эволюции человека”, в которую уже верил, что просто не обратил внимания на анатомические затруднения, которые этот грубо сфабрикованный “человек” предъявлял объективному наблюдателю»[273].


ВО-ВТОРЫХ, Тейяр де Шарден участвовал в открытии так называемого «синантропа» (предшественника человека), а особенно в «интерпретации» этой находки. Серафим Роуз пишет по этому поводу: «Было найдено несколько черепов этого создания, и это оказался наилучший кандидат из найденных к тому времени в “недостающее звено” между современным человеком и обезьяной. Благодаря его (де Шардена. – В.К.) “интерпретации” (а к тому времени у него установилась репутация одного из ведущих палеонтологов мира), “синантроп” также вошёл в учебники по эволюции как предок человека – при полном пренебрежении тем неоспоримым фактом, что кости современного человека были найдены в тех же отложениях, и для любого человека без “эволюционных” предрассудков было ясно, что эту обезьяну использовали в пищу человеческие существа (в основании каждого черепа “синантропа” была дырка, через которую извлекался мозг)»[274].


В-ТРЕТЬИХ, Тейяр де Шарден имел отношение к открытию так называемого «яванского человека»; находки эти были фрагментарными и интерпретации француза «притянутыми за уши».

Серафим Роуз делает такой вывод по поводу вклада Тейяра де Шардена в обоснование гипотезы Дарвина: «Собственно, где бы он ни был, он находил “свидетельства”, которые в точности отвечали его ожиданиям, – а именно, что человек “произошёл” от обезьяноподобных созданий»[275]. Недавно на русский язык была переведена книга Ричарда Докинза «Бог как иллюзия». В ней автор оценивает работу Тейяра де Шардена «Феномен человека» как крайне лживую, впрочем, полагает, что эта ложь – результат самообмана француза, слишком увлечённого теорией эволюции: «Автору удастся избежать обвинений во лжи только по той причине, что, прежде чем обманывать других, он приложил немало усилий, чтобы обмануть себя»[276]. Тейяр де Шарден действительно был фанатиком концепции эволюционизма. Вот одно из его высказываний, подтверждающих это: «Что такое эволюция – теория, система, гипотеза?.. Нет, нечто гораздо большее, чем всё это: она – основное условие, которому должны отныне подчиняться и удовлетворять все теории, гипотезы, системы, если они хотят быть разумными и истинными. Свет, озаряющий все факты, кривая, в которой должны сомкнуться все линии, – вот что такое эволюция». Как видим, Тейяр де Шарден бесконечно более радикален, чем основатель теории Чарльз Дарвин.

Удивительно, но Тейяр де Шарден быстро нашёл признание своих «открытий» по всему миру. Ватикан некоторое время хранил молчание, стараясь не замечать новаторских идей французского иезуита. Наконец, в 1950 году (ещё при жизни Тейяра де Шардена) «лёд тронулся»: Папа Пий XII заявил, что теория Дарвина представляет собой обоснованный научный подход к объяснению развития человека. В 1996 году понтифик Иоанн Павел II назвал эволюцию «больше чем гипотезой». Когда в 2009 году весь «цивилизованный» мир отмечал 150-летие выхода в свет «Происхождения видов…» и 200-летие со дня рождения Чарльза Дарвина, Ватикан в очередной раз подтвердил, что дарвинизм «не противоречит» христианскому пониманию происхождения мира и человека. Ватикан в пользу такой своей позиции вновь сослался на авторитет Блаженного Августина и Фомы Аквинского. Последний Папа Римский Франциск, известный своими либеральными взглядами, в 2014 году на заседании Понтификальной академии наук смело заявил: «Бог не всемогущ, а многие верующие, читая Библию, представляют себе Всевышнего как волшебника, сотворившего мир. Но на самом деле всё гораздо прозаичней – большой взрыв, обезьяна, человек»[277].

По стопам Римско-католической церкви пошла и Англиканская церковь. Долгое время эта Церковь была против теории эволюции. Накануне юбилея Дарвина Англиканская церковь принесла извинения за своё враждебное отношение к Дарвину и его гипотезы происхождения видов. Глава отдела общественных связей Англиканской церкви Малколм Браун в своей статье на сайте Англиканской церкви заявил: «Чарльз Дарвин, в честь 200-летия со дня вашего рождения (в 1809 г.), англиканская церковь приносит вам свои извинения за непонимание и отрицание вашей теории, вызвавшие впоследствии непринятие данной теории во всём религиозном мире… Сейчас действительно важно пересмотреть влияние дарвинистской теории на религиозные учения тогда и сейчас. В идеях Дарвина нет ничего, чтобы противоречило учениям христианской церкви»[278].

Дарвинизм – «вирус», разрушающий Христианство

В ХХ веке дарвинизм стал оказывать негативное влияние на Христианство двояким образом: во-первых, превращая христиан в агностиков или даже атеистов; во-вторых, разрушая Христианство изнутри. Под вторым явлением понимается стремление к примирению дарвинизма и христианского мировоззрения на почве некоего «синтеза». Результатом такого «синтеза» стало появление концепции «теистического эволюционизма»[279]. К ней близка концепция «эволюционного креационизма» (считается, что вторая концепция несколько более консервативна, чем первая, более привязана к Священному Писанию, чем к науке). Представители «теистического эволюционизма» верят в бытие Бога, в то, что Бог является создателем материальной Вселенной и всех видов жизни внутри неё. Одновременно они верят в биологическую эволюцию – некую внутреннюю программу развития живой материи, которая сама является одним из творений Бога. Сторонники «теистического эволюционизма» отвергают тезис конфликта в отношениях между наукой и религией – они придерживаются позиции, что религиозные учения о творении и научные теории об эволюционном развитии не отрицают, а дополняют друг друга. В рамках концепции «теистического эволюционизма» имеется широкий спектр вариантов, отличающихся взглядами в отношении масштабов вмешательства Бога в естественные процессы. Некоторые варианты отчасти приближаются к деизму отказом от продолжающегося вмешательства Бога. Другие варианты подразумевают вмешательство Творца в определённые переломные периоды истории (особенно во время появления человека), объясняя этим феномен появления биологических видов.

Сторонники «теистического эволюционизма», как правило, ставят под сомнение буквальное понимание текстов Священного Писания, в первую очередь первой книги «Бытие», где описывается творение мира Богом за шесть дней. Нередко они апеллируют к авторитету некоторых ранних христианских богословов, в частности, Оригена и Августина Блаженного. Второй из них, в частности, утверждал, что библейские тексты не должны пониматься буквально, если это входит в противоречие с тем, что известно из науки. Он объясняет, что в намерения Святого Духа не входило размещать в Священном Писании научные знания, поскольку это не относится к вопросам спасения. Одним из наиболее авторитетных современных представителей «теистического эволюционизма» считается Пьер Тейяр де Шарден[280], о котором мы уже говорили. Осуждённый при жизни церковными властями, после смерти он снискал известность. Пьер Тейяр де Шарден основал новое течение в философии – тейярдизм, первоначально осуждённый, но затем интегрированный в доктрину Католической церкви и ставший новейшей теологией, противостоящей неотомизму (теология Фомы Аквинского). Сегодня его идеи всё более привлекают внимание тех, кого принято называть «христианскими эволюционистами». Среди них фигурируют не только католики, но также протестанты и даже некоторые православные.

В 1950 году Ватикан (Папа Пий XII) принял энциклику Humani Generis, примиряющую теорию эволюции и теологическую доктрину католицизма. Она разрешила заниматься научными исследованиями в области эволюции, не исключила возможность эволюционного развития человеческого тела (но не души, которая сотворена Богом и может изменяться, но не в результате эволюции). Следующий решительный шаг Ватикана в сторону эволюционизма был сделан Папой Иоанном Павлом II. Он заявил, что «эволюция – больше, чем гипотеза» и что следует искать новые интерпретации текстов Священного Писания с учётом учения об эволюционном развитии (выступление в Папской академии наук 22 октября 1996 г.). Предпоследний понтифик – Папа Бенедикт XVI без каких-либо оговорок поддержал концепцию «теистической эволюции» и подверг критики концепцию «чистого» креационизма (но не «эволюционного креационизма»). В 2009 году, когда отмечали 200-летие со дня рождения Чарльза Дарвина и 150-летие со дня выхода в свет «Происхождения видов…», Ватикан подтвердил, что дарвинизм не противоречит христианскому учению и что идеи эволюционизма были уже у Августина Блаженного и Фомы Аквинского. Нынешний Папа Франциск (взошёл на престол Ватикана в 2013 г.) также не видит противоречия между христианским вероучением и теорией эволюции.


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Юбилейная монета в честь 200-летия Дарвина


Что касается взглядов на эволюцию представителей протестантизма, то здесь существует достаточно чёткий раскол. С одной стороны, это протестантские «фундаменталисты», исходящие из буквального прочтения текстов Священного Писания. С другой стороны, это «модернисты», которые признают эволюционное развитие Вселенной, Земли и человека и стоят на позициях, что религия не должна вмешиваться в дела науки, исследующей эволюционные процессы. Примечательно, что в мероприятиях, посвящённых 200-летию со дня рождения Чарльза Дарвина (2009 г.), участвовало 1049 конгрегаций[281] разных протестантских конфессий (лютеранства, методизма, баптизма и др.) из США и 15 стран мира. Особенно активно в чествовании основоположника дарвинизма проявила себя Англиканская церковь (считается, что Дарвин, несмотря на его ярко выраженный агностицизм в конце жизни, принадлежал всё-таки к Англиканской церкви). Дело дошло даже до того, что англиканские иерархи стали извиняться за ранее делавшиеся выпады в адрес дарвинизма. Приведу ещё раз заявление Малколма Брауна, главы отдела общественных связей Англиканской епископальной церкви: «Чарльз Дарвин, в честь 200-летия со дня вашего рождения (в 1809 г.), англиканская церковь приносит вам свои извинения за непонимание и отрицание вашей теории, вызвавшие впоследствии непринятие данной теории во всем религиозном мире… Сейчас действительно важно пересмотреть влияние дарвинистской теории на религиозные учения тогда и сейчас. В идеях Дарвина нет ничего, что бы противоречило учениям христианской церкви»[282].


Православие исходит из очевидного для христианина взгляда на Вселенную, земной мир и человека как творения Бога. Священное Писание не даёт нам оснований для иных трактовок. Такую позицию сейчас часто обозначают термином «креационизм». Собственно, до появления дарвинизма концепция креационизма была единственной, и доказывать её специально не надо было. Она базировалась, прежде всего, на книге «Бытие», а также толкованиях Святых Отцов – таких как «Шестодневъ» святителя Василия Великого.


Креационизм сегодня противопоставляется эволюционизму, в первую очередь теистическому эволюционизму. Официальная Православная церковь никаких заявлений по поводу отношения к теистическому эволюционизму и концепции креационизма не делает. По умолчанию предполагается, что для Православия приемлема лишь концепция креационизма.


К сожалению, идеи эволюционизма проникли и в Православную церковь. Некоторые священники и богословы модернистского толка подобно католикам и протестантам пытаются увязать эволюционизм и христианское вероучение и призывают по-новому взглянуть на Священное Писание. Идеи теистического эволюционизма просматриваются в трудах покойного протоиерея Александра Меня: «Итак, мы видим, что величественная картина мировой эволюции, увенчанной созданием человека, не только не ослабляет религиозный взгляд на творение, но обогащает его, раскрывая бесконечную сложность становления твари. Библейские “дни творения” предстают теперь перед нами в виде грандиозного потока, который вынес животное – природное существо на уровень миров сверхприродных»[283]. Ещё один пример православно-модернистского понимания происхождения нашего мира и человека – взгляды протодиакона Андрея Кураева. Они изложены в его статье «Может ли православный быть эволюционистом?»[284] Ответ отца Андрея однозначный: может.


Ещё одним «воинствующим» «эволюционистом» в нашей Церкви является протоиерей Александр Борисов[285]. Для того чтобы ознакомиться со взглядами этого «православного эволюциониста», предлагаю обратиться к интервью, которое батюшка давал корреспонденту информационного агентства «Правда. ру» Андрею Самохину[286]. Журналист говорит: «На многие “узкие места” теории Дарвина у отца Александра есть “быстрые” ответы. Например, отсутствие находок “переходных эволюционных форм” он объясняет просто: такие особи были немногочисленны и жили краткое время. Поэтому “искать их всё равно, что иголку в стоге сена”». «Может быть, их никогда и не найдут за их малостью», – добавляет отец Александр. Вроде бы убедительно говорит батюшка, но всё-таки в его «эволюционную» трактовку Библии совсем плохо вписываются некоторые основополагающие христианские константы. Например, о появлении смерти в сотворённом Богом совершенном мире – только после грехопадения наших прародителей. А ведь для процесса эволюции путём естественного отбора смерть, причём часто насильственная, – это совершенно необходимое условие! Неужели же смерть и насилие были составными того, что в книге “Бытия” определяется: “И увидел Бог, что это хорошо”»?


«Оригинальные» идеи отца Александра Борисова, конечно же, оказывают разрушительный эффект на сознание православных христиан. Некоторые думают, что этот разрушительный эффект ограничен лишь тем приходом, где отец Александр является настоятелем. Но, оказывается, что до сентября 2010 года он также занимал пост председателя Российского библейского общества. Это общество под его руководством занималось активной пропагандой эволюционизма и распространяло литературу протестантского толка по всей стране. Несмотря на постоянную критику модернистских взглядов этого церковного деятеля православной общественностью, отец Александр остаётся настоятелем московского храма и продолжает свою обновленческую деятельность[287].

Православие против дарвинизма

Наиболее полная и последовательная критика теистического эволюционизма внутри Православия осуществлялась и осуществляется такими авторами, как священники Даниил Сысоев[288] и Константин Буфеев[289], а также иеромонах Серафим Роуз[290]. Их критика базируется на Священном Писании, христианской догматике (закреплённой решениями вселенских соборов) и трудах Святых Отцов. Священник Константин Буфеев приводит список высказываний более чем 50 святых, отвергающих положения теистического эволюционизма[291]. Против дарвинизма высказывались многие святые Русской православной церкви – святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобный Варсонофий Оптинский, святитель Феофан Затворник, священномученик Владимир Киевский, священномученик Иларион Троицкий, святитель Лука Войно-Ясенецкий и другие[292].


Святитель Феофан Затворник считал, что Дарвин и его последователи должны быть преданы анафеме. Этого не было сделано по той причине, что изложенные Дарвином идеи уже были осуждены в прошлом: «У нас теперь много расплодилось нигилистов и нигилисток, естественников, дарвинистов, спиритов и вообще западников, – что ж, вы думаете, Церковь смолчала бы, не подала бы своего голоса, не осудила бы и не анафематствовала их, если бы в их учении было что-нибудь новое? Напротив, собор был бы непременно, и все они, со своими учениями, были бы преданы анафеме; к теперешнему чину Православия прибавился бы лишь один пункт: “Бюхнеру, Фейербаху, Дарвину, Ренану, Кардеку и всем последователям их – анафема!” Да нет никакой нужды ни в особенном соборе, ни в каком прибавлении. Все их лжеучения давно уже анафематствованы в тех пунктах, которые упомянуты выше»[293].


В трудах святителя Игнатия Брянчанинова имя Дарвина и слово «дарвинизм» не упоминаются. Но, судя по всему, святитель был знаком с положениями дарвинизма, и косвенно критика этого учения просматривается в некоторых его высказываниях. В частности, в «Аскетической проповеди» (первое издание вышло в 1866 г.) он пишет: «Необъятен этот Ум (Бога. – В.К.): потому что произведение его – природа – необъятно. Возвеличишася дела Твоя Господи, вся премудростию сотворил ecu (Пс. 103:24); одно безумие и сумасбродство могут провозглашать, что твари, существующие по мудрейшим законам, суть произведения случая, произведения безумия. Дела Ума оклеветываются в безумии безбожниками, хвалящимися умом своим, когда они откроют какой-либо закон из тех законов, составление которых они приписывают безумному случаю. Что может быть бессмысленнее клеветы, которая противоречит сама себе?»[294]. Здесь святитель явно имеет в виду дарвинизм, для которого человек – «произведение случая», а следовательно – «произведение безумия». Думаю, что слова «безумие» и «сумасбродство» Игнатий Брянчанинов в данном случае адресует именно Дарвину и его почитателям[295].


Священномученик Иларион (Троицкий) обратил внимание на то, что эволюционизм становится «питательной почвой» для другой ереси – идеи «прогресса»: «Идея прогресса есть приспособление к человеческой жизни общего принципа эволюции, а эволюционная теория есть узаконение борьбы за существование… Но святые Православной церкви не только не были деятелями прогресса, но почти всегда принципиально его отрицали»[296].


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

священномученик Владимир Киевский


Священномученик Владимир Киевский дал следующую развёрнутую обличительную оценку дарвинизму: «Только в настоящее время нашла себе место такая дерзкая философия, которая ниспровергает человеческое достоинство и старается дать своему ложному учению широкое распространение. Не из Божиих рук, говорит она, произошёл человек; в бесконечном и постепенном переходе от несовершенного к совершенному он развился из царства животных и, как мало имеет душу животное, также мало и человек… Как неизмеримо глубоко всё это унижает и оскорбляет человека! С высшей ступени в ряду творений он низводится на одинаковую ступень с животными… Нет нужды опровергать такое учение на научных основаниях, хотя это сделать и нетрудно, так как неверие далеко не доказало своих положений… Но если такое учение находит для себя в настоящее время всё более и более последователей, то это не потому…, что будто бы учение неверия стало неоспоримо истинным, но потому, что оно не мешает развращённому и склонному ко греху сердцу предаваться своим страстям. Ибо если человек не бессмертен, если он не более как достигшее высшего развития животное, то ему нет никакого дела до Бога… Братие, не слушайте губительных ядоносных учений неверия, которое низводит вас на степень животных и, лишая человеческого достоинства, ничего не обещает вам, как только отчаяние и безутешную жизнь!»[297]


Заключить свои размышления о дарвинизме как лжеучении последних времён я хочу фрагментом из книги преждевременно ушедшего из жизни отца Даниила Сысоева: «В ходе анализа подлинных научных фактов выяснилось, что эволюционизм не является научной теорией, а особой формой атеистической, антихристианской религии. Поэтому попытаемся же сформулировать вкратце её “символ веры” затем, чтобы было что далее развенчивать с позиции христианского богословия. Эволюционисты как бы говорят: Верую в то, что нет Бога Творца и Промыслителя, а есть вечная и слепая Эволюция; что Вселенная сама по себе выпрыгнула из ничего и сама себя стала развивать, несмотря на увеличивающийся хаос. Верую, что в результате случайно из хаоса возник космос, из смерти – жизнь, из безумия – разум. Твёрдо убеждён, что если какие-либо факты или законы природы противоречат эволюции, то они должны быть отброшены с яростью, по известной поговорке: “Если наше учение противоречит фактам, то тем хуже для фактов”. Также я твёрдо знаю, что самая великая сила Эволюции – это Госпожа Смерть, которая творит миры и к которой я (эволюционист) принадлежу без остатка и ради неё готов уничтожить всех её противников. Я не верю в существование нравственности и хочу жить так, как мне хочется, ибо я умру и стану опять мёртвой материей, из которой Смерть и Эволюция меня же и воззвали». Против этого наглого восстания сатаны на Церковь мы воспоём песнь победы: «Смерть! Где твоё жало? Ад! Где твоя победа? Жало же смерти – грех; а сила греха – закон. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» (1 Кор. 15:55–57)[298].


Что ж, в приведённой цитате мы видим тот же вывод, который был сформулирован выше: дарвинизм, облачаясь в привлекательную тогу «научности», на самом деле есть религия сатаны. А там, где сатана, – там смерть.

Вместо заключения

Два святителя о познании истины, науки и философии

I. Святитель Игнатий Брянчанинов


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Святитель Игнатий Брянчанинов

1. О святителе Игнатии

Представленный на суд читателя скромный труд хочу завершить обзором мнений о науке, философии и дарвинизме двух выдающихся святителей и православных богословов, которые жили и творили в недалекое от нас время. Это наш русский святитель Игнатий Брянчанинов и сербский святитель Николай Велимирович (Николай Сербский). О епископе Игнатии, жившем в XIX веке, с восхищением отзывались оптинские старцы. Макарий Оптинский говорил: «Это великий ум!» Варсонофий Оптинский писал: «Я поражаюсь его ангельскому уму! Когда я читаю его творения – они необыкновенно оживляют мою душу!» А сербского епископа Николая Велимировича, жившего в ХХ веке, православные христиане называют «новым Златоустом».

Епископ Игнатий – в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов (1807–1867). Был настоятелем ряда монастырей. Последние годы жизни провёл в Николо-Бабаевском монастыре (Костромская губерния). Был прославлен Русской православной церковью в лике святителей на Поместном соборе РПЦ в 1988 году. Память – 30 апреля (13 мая).

Он жил и творил уже в то время, когда многие отмеченные в моей работе тревожные тенденции в развитии науки уже явно или неявно обозначились. Святитель Игнатий Брянчанинов известен своими трудами в области экклезиологии (учение о церкви), эсхатологии (учение о последних временах), ангелологии (учение об ангелах), антропологии (учение о человеке), христианской апологетики. Кроме того, святитель оставил нам учение о духовной прелести, аскетике и многим другим вопросам духовной жизни. Большинство из них представляют обзоры соответствующих взглядов Святых Отцов, особенно первых веков Христианства.

Наиболее значимые труды: «Аскетические опыты», «Аскетическая проповедь», «Слово о человеке», «Слово о смерти», «Слово об ангелах», «Слово о чувственном и духовном видении духов», «Приношение современному монашеству». Важное место в духовном наследии святителя занимает «Отечник» – подборка наиболее значимых высказываний Святых Отцов, призванная помочь современным христианам в их духовной жизни. Также следует упомянуть многочисленные письма (издавались в виде различных тематических сборников) и литературно-поэтические произведения.

К сожалению, многие биографы и исследователи духовного наследия Игнатия Брянчанинова оставляют в стороне мысли святителя, относящиеся к науке и философии, а также христианской гносеологии (теории познания). Он уделял этим вопросам немало внимания, учитывая, что в ХIХ веке авторитет науки и философии был уже весьма высоким. Идеи учёных сильно влияли на общественное сознание, в том числе сознание христиан. Святитель достаточно основательно и, выражаясь современным языком, «профессионально» высказывается по многим аспектам науки и философии. Видимо, этому способствовало то, что в молодости святитель учился в Военно-инженерном училище (1822–1826 гг.) и получил хорошее образование по математике, физике и механике.

Безусловно, святитель не занимался «чисто» научными и философскими проблемами. Его интересовали духовные аспекты науки и философии. Конечно, по духовным вопросам науки и философии, и особенно гносеологии (теории познания), высказывались многие Святые Отцы. Например, ценные мысли по соотношению богословского и философского знания оставил нам святитель Григорий Палама (особенно в его фундаментальном труде «Триады»). Но этот святитель жил и творил в Византии первой половины XIV века. В Средние века и наука, и философия имели совершенно другой статус, чем в Новое время. А вот из Святых Отцов, живших и творивших в Новое время, пожалуй, наиболее развёрнутые и глубокие мысли по вопросам науки и философии оставил именно святитель Игнатий Брянчанинов.

Итак, сделаю скромную попытку дать обзор основных идей святителя Игнатия Брянчанинова по духовным вопросам гносеологии (теории познания), науки и философии. Высказывания святителя разбил по отдельным тематическим блокам, в конце некоторых блоков даю комментарии. Комментарии, в свою очередь, могут содержать высказывания Святых Отцов, учёных, мудрых людей, подтверждающие или уточняющие мысли святителя Игнатия.

2. О человеческом разуме и поисках истины

2.1. Значение мысли в жизни человека

Фрагмент 1

Обыкновенно люди считают мысль чем-то маловажным: потому они очень мало разборчивы при принятии мыслей. Но от принятых правильных мыслей рождается всё доброе; от принятых ложных мыслей рождается всё злое. Мысль подобна рулю корабельному: от небольшого руля, от этой ничтожной доски, влачащейся за кораблём, зависят направление и по большей части участь всей огромной машины. «Помышление преподобное соблюдёт тя» (Притч. II, 11), – говорит Писание; оно научает, чтоб самое «начало словес» наших было «истина». Что это за «начало словес», как не образ мыслей (Письма о подвижнической жизни. Письмо 201 «О наблюдении за своими мыслями»)[299].

2.2. Об истине

Фрагмент 1

Часто беседую с Вами об Истине. Мне хочется, чтоб Вы поняли, как важно наблюдение за своим образом мыслей, за своим разумом. Человек непременно водится своим образом мыслей: это – свет наш. С большою тщательностью надо бдеть за светом нашим, чтоб он не сделался тьмою, светом лживым, показывающим предметы не на их местах, не в их виде, одни вместо других. «Блюди, еда свет, иже в тебе тма есть» (Лук. 11:35). Надо, чтоб наш образ мыслей был проникнут Истиною. Кроме Христа, не понимаю и не знаю другой Истины. И не слепцы ли те, кто бы они ни были, которые в то время, когда предстоит им Христос в страшном величии смирения, вопрошают: что Истина? – Вникните глубоко в слова мои! прошу, умоляю Вас! умоляю Вас для Вашего же спасения… Истина засвидетельствована на Земле Духом Святым. Так говорили апостолы иудеям. Свидетель Христа-Истины – Дух Святый. Где нет свидетельства от Духа, там нет доказательств Истины. Желающий непогрешительно последовать Истине, должен пребывать в учении, запечатлённом, засвидетельствованном Духом Святым. Таково учение Священного Писания и Святых Отцов Восточной Церкви, единой святой, единой православной и истинной. Всякое другое учение чуждо Истины-Христа, Истины, сошедшей с неба, по несказанному милосердию Божию открывшейся человекам, «сидевшим во тьме и сени смертной», погрязшим в тёмной и глубокой пропасти самообольщения, неведения, падения, погибели (Письма о подвижнической жизни. Письмо 201 «О наблюдении за своими мыслями»).

2.3. О беспредельном разуме, управляющем вселенной

Фрагмент 1

Кто знает всё это со всей удовлетворительностью? Один Бог! Он, по свойству бесконечного, имеет обо всём совершенное понятие, чуждое всякого недостатка, и доказал Он такое понятие доказательством совершенным: сотворением из ничего бесчисленных миров, видимых нами и невидимых, ведомых и неведомых. Свойственно бесконечному оживлять несуществующее в существование, чего не сильны сотворить никакие числа, как бы ни были они велики. Доказательство беспредельности Разума, управляющего Вселенной, продолжает великолепно выражаться существованием всего существующего[300]. Малейшее количество законов творчества и существования, и то в некоторой степени, постигнуто человеками. Постигнуто ими и то, что всю природу объемлет превысшее человеческого постижения законодательство. Если нужен ум для постижения частицы законов, тем необходимее Он для составления их (Аскетические опыты. Т. II. Глава 5 «Судьбы Божии»)[301].

Фрагмент 2

Из монастырского уединения смотрю на видимое нами великолепное и обширное мироздание – поражаюсь недоумением и удивлением. Повсюду вижу непостижимое! Повсюду вижу проявление Ума, столько превышающего мой ум, что я, созерцая бесчисленные произведения Его в необъятной картине мира, вместе не могу понять окончательно ни одного произведения Его, ни одного действия Его. Мне дана возможность созерцать только ту часть творения, которая доступна моим чувствам; мне дана возможность осязательно убедиться в существовании вещества, доступного для чувств моих по его свойствам, недоступного для меня по ограниченности моей[302]; мне дана возможность заключать со всею достоверностью по веществу, подверженному моим чувствам и исследованию, о существовании вещества, недоступного для меня по тонкости его; мне дано узнать, что природа управляется обширнейшим, премудрым законодательством, что законодательство это одинаково объемлет и громаднейшие и самомалейшие творения.

Ничто из существующего не изъято из подчинения законам. Мне дано узнать, узнать лишь отчасти и поверхностно, малейшую часть законов природы, чтоб из этого познания, составляющего плод тысячелетних усилий и славу ума человеческого, я заключил положительно о существовании Ума неограниченного, всемогущего (Рим. 1: 20). Возвещает Его, громко проповедует природа. Во мне, естественно, существует понятие о Боге: понятие это не может быть не запечатлено неомрачимым сознанием, которое почерпает душа из рассматривания природы чистым оком. Непостижима она для меня! Тем непостижимее делается она, чем я более ввожусь в постижение её! Должна быть она непостижимою, будучи произведением непостижимого Бога! Непостижимо для меня раскинут широкий свод небес, утверждены на своих местах и в своих путях огромные светила небесные: столько же непостижимо произрастает из земли травинка, небрежно попираемая ногами. Она тянет из земли нужные для себя соки, разлагает их, образует из них свойственные себе качество, вкус, запах, цвет, плод; возле неё другой стебелёк, из той же земли, из таких же соков, вырабатывает принадлежности совсем иные, последуя отдельным, своим законам, и часто возле вкуснейшей ягоды или благовоннейшего цветка произрастает злак, напитанный смертоносным ядом (Слово о человеке. Введение)[303].

Фрагмент 3

Видимая тварь очень справедливо может быть названа одеждою Бога; невидимый Бог, облечённый в эту одежду, видится: в велелепоту облёкся ecu (Пс. 103:1). Великолепна видимая нами природа! Проповедует бытие Бога, проповедует она всемогущество, премудрость, благость Божии. И громадные создания, и создания мельчайшие имеют свои законы; открытие частицы этих законов служит славою для ума человеческого, который должен сознаться, что открытое им ничтожно пред не открытым. Открыта малейшая доля того, что возможно было открыть при ограниченных способностях человека; бесчисленное множество осталось сокрытым; бесчисленное множество сокрытого не может быть открытым по невозможности открытия.

Человеческий ум, измеривший и исчисливший пути планет в необъятном поднебесном пространстве, останавливается в недоумении пред ничтожною травкою, небрежно попираемою ногами. Он не может объяснить, в чём заключается жизнь этой травки, какие соки она тянет корнем своим из земли, как и чем разлагаются эти соки, дают произрастаниям различные виды, различные запахи, различные цвета, различные вкусы. Что значит луч солнечный? Что за явление – электричество? Подобных вопросов можно предложить бесчисленное множество. Мы видим действие; действие свидетельствует о существовании законов; законы закрыты от человеческого ума непостижимостью. И открытые законы, и открытое существование законов, превысших постижения, составляя труд и славу человеческого ума, свидетельствуют ясно, что они произведены и установлены высочайшим Умом. Необъятен этот Ум: потому что произведение его – природа – необъятно. Возвеличишася дела Твоя Господи, вся премудростию сотворил ecu (Пс. 103:24); одно безумие и сумасбродство могут провозглашать, что твари, существующие по мудрейшим законам, суть произведения случая, произведения безумия. Дела Ума оклеветываются в безумии безбожниками, хвалящимися умом своим, когда они откроют какой-либо закон из тех законов, составление которых они приписывают безумному случаю. Что может быть бессмысленнее клеветы, которая противоречит сама себе?

Величие дел Божиих, созерцаемое в видимой природе, приводит к славословию Бога: род и род восхвалят дела Твоя, и силу Твою возвестят. Великолепие славы святыни Твоея возглаголют, и величие Твое поведят (Пс. 144:4–6). Еже возможно разумети о Бозе, Бог явил есть им. Невидимая бо Его, от создания мира творенми помышляема, видима суть, и присносущная сила Его и Божество, во еже быти безответными (Рим. 1:19–20) всем, не познавшим и не признавшим Бога из созерцания видимых тварей. Видимая природа направлена в служение нам: направлены в это служение светила небесные, воздух и множество других газов, земля, моря, реки, животные, произрастания, металлы, минералы.

О странник земной! Взгляни на природу, на эту гостиницу и странноприимницу, в которую ты помещён на кратчайший срок, на срок земной жизни, – взгляни на неё из чистоты ума, образуемой добродетельною жизнью и устранением себя от жизни скотоподобной; взгляни на обилие благ, которыми ты обставлен! От такого воззрения естественно душа исполняется благодарения Богу. Это совершилось со всеми, созерцавшими природу из настроения, доставляемого христианскою жизнью. Предрёк о них пророк: «Память множества благости Твоея отрыгнут, и правдою Твоею возрадуются. Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив: благ Господь всяческих, и щедроты Его на всех делех Его. Да исповедятся Тебе, Господи, вся дела Твоя, и преподобнии Твои да благословят Тя» (Пс. 144:7-10).

Увидеть Бога, ясно видимого в видимой природе, воздать Ему поклонение, славословие, благодарение предоставлено всем человекам: увидели Его весьма немногие; увидели Его те, которые не отъяли у себя способности к зрению рассеянною, чувственною жизнью, принятием ложных мыслей, которые не вступили под руководством этих пагубных руководителей в ложное направление и ложную деятельность, решительно враждебные Богу, отвергающие Бога в разнообразных формах отвержения (Аскетическая проповедь. Гл. 43)[304].

2.4. Познание истины – через веру, а не науку

Фрагмент 1

Искупитель возвратил человекам тот Светильник, который им дарован был при создании Создателем, которого лишились они при грехопадении своём. Этот Светильник – Дух Святый, Он Дух Истины, наставляет всякой истине, испытывает глубины Божии, открывает и изъясняет тайны, дарует и вещественные познания, когда они нужны для духовной пользы человека. Учёному, желающему научиться духовной мудрости, завещает апостол: «Аще кто мнится мудр быти в вас в веке сём, буй да бывает, яко да премудр будет» (1 Кор. 3:18). Точно! Учёность не есть собственно мудрость, а только мнение мудрости. Познание Истины, которая открыта человекам Господом, к которой доступ – только верой, которая неприступна для падшаго разума человеческаго, – заменяется в учёности гаданиями, предположениями. Мудрость этого мира, в которой почётное место занимают многие язычники и безбожники, прямо противоположна, по самым началам своим, мудрости духовной, Божественной. Нельзя быть последователем той и другой вместе; одной непременно должно отречься (Письма о подвижнической жизни. Письмо 194).

Фрагмент 2

Христианство как дар всесовершенного Бога удовлетворяет преизобильно всех: вера от искренности сердца заменяет для младенца и простеца разумение, а мудрец, который приступит к христианству узаконенным образом (1 Кор. 3:18), найдёт в нём неисчерпаемую глубину, недосягаемую высоту премудрости. В христианстве сокровенно и истинное Богословие, и неподдельная психология, и метафизика. Только христианин может стяжать правильное познание, доступное человеку, о человеке, о духах святых и отверженных, о мире, невидимом телесными очами. Из просвещения, доставляемого христианством, образуется то воззрение на учёность человеческую, которое имеет на неё Бог. Премудрость мира сего – буйство у Бога есть. «Господь весть помышления мудрых, помышления, из которых составляется их учёность, яко суть суетна» (1 Кор. 3:19–20).

Помышления эти, или познания, относятся к одному временному и суетному, приводят имеющего их к тщеславию, к гордости, к самообольщению, к погублению жизни в заботах об одном тленном и преходящем, к греховной жизни, к отвержению и забвению Бога и вечности. Когда ж человек, не озарённый светом Христовым, дерзнёт рассуждать о предметах духовных, тогда ум его блуждает как бы в мрачной, беспредельной пустыне и вместо истинных познаний, к приобретению которых он не имеет никакой возможности, сочиняет мнения и мечты, облекает их в тёмное и хитросложное слово, обманывает ими себя и ближних, признавая мудрость там, где со всею справедливостью должно признать умоисступление и умоповреждение (Аскетическая проповедь. Гл. 23).

2.5. Монашество – наука из наук

Фрагмент 1

Монашество есть наука из наук. В ней теория с практикой идут рука об руку. Этот путь на всём протяжении своём освящается Евангелием; этим путём от наружной деятельности, при помощи небесного света, переходят к самовоззрению. Правильность самовоззрения, доставляемая Евангелием, неоспоримо доказывается внутренними опытами. Доказанная, она убедительно доказывает истину Евангелия. Наука из наук, монашество, доставляет – выражусь языком учёных мира сего – самые подробные, основательные, глубокие и высокие познания в Экспериментальной психологии и Богословии, то есть деятельное, живое познание человека и Бога, насколько это познание доступно человеку (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 46)[305].

2.6. Не всякое познание полезно

Фрагмент 1

…Обновлённое естество имеет благодатное знание и зрение зла, даруемое Богом; знание и зрение зла, не только не нарушающие целостности добра в человеке, но и служащие к строжайшему охранению человека от опытного познания зла, гибельного для человека (Аскетические опыты. Т. 2).

Фрагмент 2

…Занятия умственные способны отвлекать человека от смирения и Бога, привлекать к самомнению и поклонению своему я (Письма к мирянам)[306].

Фрагмент 3

Науки человеческие, будучи плодом падения, удовлетворяя человека, представляя ему Божию благодать и Самого Бога ненужными, хуля, отвергая, уничижая Святого Духа, стали сильнейшим орудием и средством греха и диавола для поддержания и укрепления падения (Аскетические опыты. Т. 1).

2.7. Враг спасения человеческого препятствует познанию истины

Пребывайте в пристанище Истины. Старается враг спасения человеческого выманить мысль нашу из пристанища Истины различными призраками Истины. Он знает силы этой сети. Эта сеть кажется ничтожной для неопытного глаза; ум приманивается к ней любознательностью, пышным святым наименованием, которым обыкновенно прикрыта пагуба. Так легковерный соловей, птичка, особенно любопытная, приманивается пищей, разбросанной под сеткой, и попадает навсегда в скучную неволю.

Пагубна мысль ложная: она вводит в душу омрачение, самообольщение, делает её пленницей миродержителя. «Истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32), – сказал Спаситель; очевидно, что ложь лишает свободы, подчиняет области князя века сего. Желаю, чтобы вы были свободны, чтобы зрение души вашей было чисто и светло, чтобы разум ваш был проникнут светом Истины и изливал свет благодатный на всю жизнь вашу, на все дела ваши (Избранные письма. Письмо 139)[307].

2.8. Комментарий Валентина Катасонова

Мысли и помыслы подобны рулю, который определяет курс корабля. Под «кораблём» святитель Игнатий понимал отдельного человека. Современная наука определяет мысли уже миллионов людей. Поэтому её можно сравнить с рулём, который определяет курс всего общества. Другие элементы общественной системы (экономика, политика, государство) можно сравнить с двигателем и корпусом корабля. Какими бы мощными ни были экономика и государство, курс общества будет определяться той «ничтожной доской, влачащейся за кораблём», которая называется наукой. Наука в данном случае понимается в широком смысле, включая в себя не только научные исследования, но также образование и культуру, которые доводят идеи науки до сознания миллионов людей.


Следует также обратить внимание на слова святителя Игнатия о том, что монашество есть наука из наук, поскольку органично соединяет в себе теоретическое познание и практику. Об этом органическом соединении теории и практики в монашестве писали и говорили многие Святые Отцы. Например, преподобный авва Нестерой: «В этом мире много родов знаний, такое же разнообразие их, как и искусств и наук. Но хотя они все или вовсе бесполезны, или служат для удобств только настоящей жизни, однако ж нет никакой, которая бы не имела собственного порядка своего учения и способа, по которому бы могла быть приобретена желающими. Итак, если те искусства имеют известные свои правила для усвоения их, то тем более учение нашей религии и монашеское звание, которое стремится к созерцанию невидимых тайн и ищет не настоящей корысти, а воздаяния вечной награды, имеет известный порядок и основание. Знание его бывает двоякое: первое практическое, т. е. деятельное, которое относится к исправлению нравов и очищению пороков; второе теоретическое, т. е. которое состоит в созерцании Божественных предметов и познании сокровеннейших истин»[308].

3. О науке

3.1. Наука и религия

Фрагмент 1

…Очень полезно извлекать из науки доказательства для Веры. Истина Веры находится в единении с истиною науки. Но зачем принимать из науки бредню, которую она сама признала одною из неизбежных погрешностей на пути своём? Всякий математик и химик по необходимости должен отвергнуть нелепое учение о духах, которое принадлежит Декарту и западным, которое западные выставляют за учение Веры, тем выставляют Веру произносящею нелепости, не заслуживающею ни доверия, ни внимания. Засвидетельствовано это опытами… Наука, доставлением познаний истинных и точных, обязана поставлять человека в самые правильные отношения ко всему (Прибавление к «Слову о смерти»)[309].

3.2. Наука небесная и науки земные

Фрагмент 1

Изучение Закона Божия требует терпения. Это изучение есть стяжание души своей: в терпении вашем, повелевает Господь, стяжите души ваши (Лк. 21:19). Это – наука из наук! Это – небесная наука! Это – наука, сообщённая человеку Богом! Стези её совершенно отдельны от тех обыкновенных стезей, которыми идут науки земные, науки человеческие, науки, рождённые нашим падшим разумом из собственного его света, для нашего состояния в падении. Кичат, напыщают ум науки человеческие, осуществляют, растят человеческое я! Божественная наука открывается душе, предуготовленной, сотренной, углаждённой самоотвержением, как бы лишившейся самобытности по причине своего смирения, содеявшейся зеркалом, не имеющим никакого собственного вида, способным по этой причине принимать и отражать Божественные начертания.

Божественная наука – Премудрость Божия, Божие Слово. Говорит о ней сын Сирахов: «Премудрость сыны своя вознесе, и заступает ищущих ея. Любяй ю любит жизнь, и утренюющии к ней исполнятся веселия; держайся ея наследит славу, и идеже входит, благословит его Господь; служащии ей, послужат Святому, и любящих ю любит Господь; слушаяй ея, судити имать языки, и внимаяй ей, вселится надеявся». Такова Божественная наука! Такова премудрость Божия! Она – откровение Божие! В ней – Бог! К ней доступ – смирением! К ней доступ – отвержением своего разума! Неприступна она для разума человеческого! Отвергнут он ею, признан безумием! И он, дерзостный, гордый враг её, богохульно признает её юродством, соблазняется на неё за то, что она явилась человекам на кресте, и озаряет их с креста. Доступ к ней – самоотвержением! Доступ к ней – распятием! Доступ к ней – верой! Продолжает сын Сираха: «Аще уверуеши, наследиши ю» (Сир. 4:12–17). (Аскетические опыты. Т. 2. Гл. 1).

Фрагмент 2

Человек в лета юности своей занимается приобретением сведений, нужных для возможного расширения круга действий его в вещественном мире, в который он вступает действователем. Сюда принадлежат: знание разных языков, изящных искусств, наук математических, исторических, всех и самой философии. Когда же человек начинает склоняться к старости, когда приближается то время, в которое должна отпасть шелуха, остаться покрываемый ею плод (шелухою называю тело, плодом – душу), когда он приготовляется вступить в неизмеримую область вечности, область духа, тогда предметом его исследований делается уже не вещество переменчивое, обречённое к концу и разрушению, но Дух пребывающий, бесконечный. Что до того: так или иначе звучит слово, когда все звуки должны престать! Что до того: та или другая мера, когда предстоит безмерное! Что до того: та или другая мелочная мысль, когда ум готовится оставить многомыслие, перейти в превысшее мыслей видение и молчание, производимое неограниченным Богом в существах ограниченных, окрестных Его. Изучение Духа даёт человеку характер постоянный, соответствующий вечности. Горизонт для него расширяется, взоры его досягают за пределы Земли и времени, оттуда приносят твёрдость неземную (Письма о подвижнической жизни. Письмо 159).

3.3. Науки человеческие и их происхождение

Фрагмент 1

Вы спрашиваете, какое моё мнение о науках человеческих? Люди после падения начали возделывать землю, начали нуждаться в одежде и других многочисленных потребностях, которыми сопровождается наше земное странничество; словом сказать, они начали нуждаться в вещественном развитии, стремление к которому – отличительная черта нашего века. Науки – плод нашего падения – произведение повреждённого, падшего разума (Письма о подвижнической жизни. Письмо 194).

Фрагмент 2

Однажды авва Евагрий сказал авве Арсению: отчего мы, при всей нашей учёности и нашем развитии, не имеем ничего, а эти грубые египтяне имеют такое возвышенное духовное делание? Авва Арсений отвечал: мы ничего не почерпаем для духовного жительства из учений мира, а они подвигами стяжали своё духовное жительство (Алфавитный патерик). Христианское преуспеяние доставляется исполнением евангельских заповедей в самоотвержении: очевидно, что земная учёность, имеющая своим началом падение человечества, не может принимать никакого участия в деле обновления человечества Искупителем. Она делается великим препятствием в этом деле, если не будет решительно подчинена Премудрости Божией, если в дело спасения человеков, в дело Божие, внесёт своё тлетворное начало, свой дух гордыни и вражды на Бога (Отечник. Авва Арсений Великий)[310].

3.4. Наука не может постичь даже весь вещественный мир

Фрагмент 1

…Что значит мир видимый? Это тот, который мы видим. Что – мир невидимый? Это тот, который мы не видим. Христианство, изучаемое по завещанию Спасителя, путём всежизненного аскетизма, приводит к познанию, что чувства наши извращены падением, подвержены переменчивости и потому никак не могут служить нормою для упомянутого разделения; оно никак не может быть правильным. Наука приходит к подтверждению этого понятия, распространяя различными механическими средствами область нашего зрения и соделывая посредством увеличительных стёкол, телескопов и микроскопов многое невидимое видимым.


При таком понятии о мирах видимом и невидимом непременно должно измениться понятие о веществе. Оно и изменилось при современных успехах химии: многое, казавшееся невещественным, оказалось вещественным. Очевидно, что вещество простирается за пределы наших чувств на неизмеримый объём в бесчисленных, неизвестных нам формах, под управлением законов, недоступных для постижения нашего. Наука приводит к этой великолепной идее, к этой величественной истине, при которой открывается для ума обширнейшее, священное созерцание, при которой созерцается с особенною ясностью и правильности в таинственной картине видимого мира наше ничтожество и величье Творца-Бога (Прибавление к «Слову о смерти»).

3.5. Об ограниченности научного познания

Фрагмент 1

«Себе внимай, о человек!» Вступи в труд и исследование, существенно нужные для тебя, необходимые. Определи с точностью себя, твоё отношение к Богу и ко всем частям громадного мироздания, тебе известного. Определи, что дано понимать тебе, что предоставлено одному созерцанию твоему и что скрыто от тебя. Определи степень и границы твоей способности мышления и понимания. Эта способность как способность существа ограниченного, естественно, имеет и свою степень, и свои пределы. Понятия человеческие, в их известных видах, наука называет полными и совершенными, но они всегда остаются относительными к человеческой способности мышления и понимания: они совершенны настолько, насколько совершенен человек. Достигни важного познания, что совершенное понимание чего-либо несвойственно и невозможно для ума ограниченного. Совершенное понимание принадлежит одному Уму совершенному. Без этого познания, познания верного и святого, правильность положения и правильность деятельности постоянно будут чуждыми для самого гения. Положение и деятельность разумеются здесь духовные, в которых каждый из нас обязан развиться развитием, назначенным и предписанным для разумной твари Создателем её. Не говорится здесь о том срочном положении и о той срочной деятельности, в которые поставляемся на кратчайший срок во время земного странствования нашего как члены человеческого общества (Аскетические опыты. Т. 2. Гл. 5).

Фрагмент 2

…Науки, рассматривающие вещество, достигли в новейшее время величайшего развития. Между многими услугами, оказанными человеку науками в настоящем развитии их, не последнее место должно дать познанию чрезвычайной ограниченности наших познаний. Когда наука была скуднее, человек считал себя учёнее. Когда человек полагал, что небо есть свод над Землёю, что небо и Земля сходятся окраинами своими и соприкасаются, – он был в глазах своих больше, нежели каким представляется себе теперь, когда открыто, что над нами необъятное пространство, что Земля в отношении к этому пространству – едва приметная кроха. Говорит современная наука: мы не знаем, что значит наше тело, несмотря на то, что по привычке к нему и по тому, что оно подвержено нашим чувствам, думаем удовлетворительно знать его. Жизнь тела недоступна для постижения нашего. Анатомия рассматривает трупы, а не тела. Жизни тела она не видит: не видит также собственно тела. Тело пребывает телом до той минуты, до которой не оставила его жизнь. …Едва жизнь оставила тело, оно – уже не тело: оно труп. Чувствования и свойства тела могут быть описаны, а не определены. Никак не могут заменить определений предположения, как бы они ни были замысловаты (Прибавление к «Слову о смерти»).

3.6. Комментарий Валентина Катасонова

Об ограниченности научного познания писали ещё Святые Отцы первых веков Христианства. Среди них – святитель Василий Великий (330–379). Между прочим, святитель получил в молодости прекрасное светское образование (учился в Кесарии, Константинополе, Афинах, завершил курс наук в Афинской академии). Много мыслей о христианской гносеологии, истории возникновения видимого и невидимого мира, законах природы, человеке, философии и науке содержится в его известной работе «Беседы на шестодневъ». Часто работу называют просто «Шестодневъ»[311]. Святитель призывает христиан не тратить слишком много времени на опровержение разного рода измышлений учёных («эллинских мудрецов»), поскольку они сами друг друга опровергают, тем самым доказывая относительность всех «внешних» знаний: «Эллинские мудрецы много рассуждали о природе, – и ни одно их учение не осталось твёрдым и непоколебимым, потому что последующим учением всегда ниспровергалось предшествовавшее. Посему нам нет нужды обличать их учения; их самих достаточно друг для друга к собственному низложению»[312]. Святитель предлагает «исследовать состав мира, рассматривать Вселенную не по началам мирской мудрости, но как научил сему служителя Своего Бог, глаголавший с ним «…яве, а не гаданием» (Числ. 12:8)[313].


Живший в XIV веке византийский богослов святитель Григорий Палама (1296–1357) многократно повторял мысль о необходимости различения мудрости небесной и мудрости земной. По его мнению, уже тот человек мудр, кто научается проводить такое разделение. Например: «Начало премудрости – быть достаточно мудрым, чтобы различить и предпочесть мудрости низкой, земной и суетной – истинно полезную, небесную и духовную, исходящую от Бога и приводящую к Нему, и сотворяющую угодными Богу приобретающих её»[314].


Об ограниченности человеческого ума и познавательных возможностей науки высказывались многие другие Святые Отцы, а также учёные. Физика и химия открывают законы материального мира, но за открытием законов возникают новые вопросы и задачи, начинается борьба за открытие новых законов. Это напоминает погоню за миражами. Точные науки приводят нас к выводу, что возможности человека постигать даже материальный мир ограничены. Создатель кибернетики Н. Винер (1895–1964) ещё в детстве пришёл к пониманию этой простой истины: «Моё первое детское эссе по философии, написанное в средней школе, когда мне не было ещё и одиннадцати лет, не случайно называлось “Теория невежества”. Уже тогда меня поразила невозможность создания идеально последовательной теории с помощью такого несовершенного механизма, как человеческий разум»[315].

4. Об учёности и учёных

4.1. Учёность

Фрагмент 1

Учёность – приобретение и хранение впечатлений и познаний, накопленных человеками во время жизни падшего разума. Учёность – светильник ветхого человека, светильник, которым «мрак тьмы во веки блюдётся» (Письма о подвижнической жизни. Письмо 194).

Фрагмент 2

Свет человеков соединился со светом демонов и образовал человеческую учёность (премудрость), враждебную Богу, растлевающую человека дьяволоподобною гордынею (1 Кор. 3:17–18). Объятый недугом учёности, мудрец мира сего подчиняет всё своему разуму и служит сам для себя кумиром, осуществляя собою предложение сатаны: будете яко бози, ведяще доброе и лукавое. Учёность, предоставленная самой себе, есть самообольщение, есть бесовский обман, есть знание, преисполненное лжи и поставляющее в ложное отношение учёного и к себе и ко всему.


Учёность есть мерзость и безумие пред Богом; она – беснование. Слепоту свою она провозглашает удовлетворительнейшим ведением и видением и, таким образом, соделывает слепоту неисцельною, а хранимое ею падение неотъемлемым достоянием злосчастного книжника и фарисея (Ин. 9:41). Мудрование плотское – вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется, ниже бо может. Мудрование плотское – смерть (Рим. 8:6–7). (Слово о человеке. Глава «Идолопоклонство»)[316].

Фрагмент 3

Из просвещения, доставляемого христианством, образуется то воззрение на учёность человеческую, которое имеет на неё Бог. Премудрость мира сего – буйство у Бога есть. Господь весть помышления мудрых, помышления, из которых составляется их учёность, яко суть суетна (1 Кор. 3:19–20).

Помышления эти, или познания, относятся к одному временному и суетному, приводят имеющего их к тщеславию, к гордости, к самообольщению, к погублению жизни в заботах об одном тленном и преходящем, к греховной жизни, к отвержению и забвению Бога и вечности. Когда ж человек, не озарённый светом Христовым, дерзнёт рассуждать о предметах духовных: тогда ум его блуждает как бы в мрачной, беспредельной пустыне и вместо истинных познаний, к приобретению которых он не имеет никакой возможности, сочиняет мнения и мечты, облекает их в тёмное и хитросложное слово, обманывает ими себя и ближних, признавая мудрость там, где со всею справедливостью должно признать умоисступление и умоповреждение (Аскетическая проповедь. Гл. 23).

4.2. Учёные

Фрагмент 1

…Приписывающий себе полное познание какого бы то ни было вещества выражает только своё невежество (Прибавление к «Слову о смерти»).

Фрагмент 2

Весьма справедливо Преподобный Марк назвал теоретические познания о христианстве – вводными. Сей Богомудрый Отец с особенною ясностию излагает необходимость познаний опытных и благодатных, показывает то страшное душевное бедствие, в которое впадает приобретший первые познания и вознерадевший о приобретении вторых. «Учёные, не радящие о духовной жизни, – сказал святой Марк в ответе учёному, утверждавшему, что учёные пребывают вне падения, поддерживаемые своею учёностию, – ниспав одним разом в ужасное и сугубое падение, то есть в падение возношением и нерадением, ниже могут восстать без молитвы, ниже имеют откуда пасть. Ибо какая ещё может быть причина (забота) для диавола бороться с теми, которые всегда лежат долу и никогда не восстают. Есть некоторые, иногда побеждающие, иногда же побеждаемые, падающие и восстающие, оскорбляющие и оскорбляемые, борющиеся и боримые; а другие, пребыв в первом падении своём по причине крайнего невежества, ниже знают о себе, что они пали. К ним-то с соболезнованием обращается с речью пророк: “Еда падаяй не возстает, и отвращаяйся не обратится?” (Иер. 8:4).


И ещё: “Возстани спяй, и воскресни от мёртвых, и осветит тя Христос” (Еф. 5:14). К нехотящим восприять труд восстания и пребывания в молитве, и подвергнуться лишениям по причине благочестия, ради будущего Царства, говорит: “В погибели твоей, Исраилю, кто поможет тебе?” (Ос. 13:9). “Несть струп, ни язва, ни рана палящая” (Ис. 1:6), не какое-либо зло из случающихся без согласия воли: ибо сия рана произвольна, и есть грех к смерти, не исцеляемый ниже молитвами других. “Врачевахом, – говорит пророк, – Вавилона, и не исцеле” (Иер. 51:9): ибо самопроизволен сей недуг, и “несть пластыря приложити, ниже елея, ниже обязания” (Ис. 1:6), то есть вспомоществований от других…


Вот и Ветхий Завет останавливает уповающего на себя и возношающегося премудростию своею: “Буди уповая на Господа, – говорит он, – всем сердцем твоим: и о твоей премудрости не возносися (и не полагайся на разум твой – согласно русскому переводу. – прим. ред.)” (Притч. 3:5). Это – не одни только слова, как некоторым показалось, приобретшим по сей причине книги, узнавшим написанное в них, ничего из написанного не исполнивших на деле, а только напыщевающимся нагими разумениями. Таковые превозносят себя похвалами за слова и изыскания; они носят между людьми, не знающими дела, громкое название любомудрых; но, не коснувшись трудолюбия, ниже тайно научившись делу, приемлют от Бога и от мужей трудолюбивых и благочестивых великое поречение (осуждение, нарекание): ибо они злоупотребили вводительным разумением Писаний, употребив его на показание себя (пред человеками), а не на дело, и лишились действующей благодати Святого Духа. Они суть “хвалящиеся лицем, а не сердцем” (2 Кор. 5:12). Посему не знающие дела должны коснуться его (приняться за него): ибо сказанное в Писании сказано не только для того, чтоб знали, но и чтоб исполняли то.


Начнём дело: таким образом постепенно преуспевая, найдём, что не только надежда на Бога, но и извещенная вера, и нелицемерная любовь, и непамятозлобие, и братолюбие, и воздержание, и терпение, и глубочайшее разумение сокровенного, и избавление от искушений, и дарование даров (духовных), и исповедание сердечное, и прилежные слёзы достаются верным молитвою, и не только сие, но и терпение приключающихся скорбей, и чистая любовь к ближним, и познание духовного закона, и обретение правды Божией, и наитие Святого Духа, и подание духовных сокровищ, и всё, что Бог обетовал подать верным человекам и здесь, и в будущем веке. Отнюдь невозможно душе восстановить в себе образ Божий иначе, как только благодатию Христовою и верою человека, когда человек пребывает во многом смиренномудрии при неспарительной молитве в уме.


Как же лишившись таковых и толиких благ по причине своего неведения и о молитве нерадения, говорят, мы не пали, и приписывают себе премудрость, ниже ведая своего падения, несчастные по причине падения; ещё более несчастные по причине своего незнания? Они приобретают только то, что утверждают нас более веровать Писанию, говорящему, что “мудрость мира сего есть буйство у Бога (безумие пред Богом – по русскому переводу. – прим. ред.” (1 Кор. 3:19), а сходящая от Бога, “свыше есть от Отца светов” (Иак. 1:17), и знамение её – смиренномудрие.


Но хотящие угождать человекам вместо Божественной Премудрости усвоили человеческую; напыщаемые ею и превозносясь ею внутренне, они обольстили многих незнающих, склонив их любомудрствовать не в трудах благочестия и молитвы, а в “препретельных (убедительных) словах человеческой мудрости” (1 Кор. 2, 4), которую апостол Павел часто порицает и называет упразднением Креста Христова. Он говорит в послании к Коринфянам: “Не посла мене Христос крестити, но благовестити, не в премудрости слова, да не испразднится Крест Христов” (1 Кор. 1:17). И ещё: “Буяя мира избра Бог, да премудрыя посрамит; и худородная мира и уничижённая избра Бог, и не сущая, да сущая упразднит: яко да не похвалится всяка плоть пред Богом” (1 Кор. 1:27–29).


Если Бог благоволит не к словам эллинской премудрости, но к трудам молитвы и смиренномудрия, как показано, то точно суемудрствуют те, которые, оставив первый образ благочестия как неудобоисполнимый, не хотят спастись ни вторым, ниже третьим способом, но пребывают вне священной правды”. (Слово Преподобного Марка Подвижника. Далее Святой Отец объясняет, что три образа благочестия суть следующие: первый – не согрешать; второй – по согрешении терпеть попускаемые скорби; третий – плакать о недостатке терпения, когда не можем претерпевать великодушно попускаемых (Промыслом) скорбей) (Понятие о ереси и расколе)[317].

Фрагмент 3

«…книжник, или земной учёный, должен, по завещанию Спасителя, научиться Царствию Божию, чтоб прийти в состояние износить из сокровищницы своей ветхое и новое, то есть предлагать учение Божие в формах учёности человеческой» (Мф. 13:52). Научиться Царствию Божию – значит стяжать Царствие Божие внутри себя. Без этого земной учёный может предлагать одно ветхое, хотя бы он беседовал о Боге из душевного, школьного знания. Ему невозможно избежать заблуждения, несмотря на всю его учёность, потому что ветхость, в духовном смысле, и есть состояние заблуждения и самообольщения. Святой Симеон, Христа ради юродивый, указал причину заблуждения учёнейшего и даровитейшего Оригена в том, что Ориген не принял на себя труда перейти из состояния душевного в духовное и, уплывши далеко в мысленное море, потонул в нём. Необходимо, вполне необходимо всякому христианину учёному, особливо христианскому учителю, не останавливаться на своей земной учёности, как бы он ни был богат ею, но перейти из плотского и душевного состояния в духовное и получить живое, благодатное познание о Боге (Понятие о ереси и расколе).

4.3. Учёные, занимающиеся естественными науками, часто становятся деистами[318]

Фрагмент 1

Мечтатели сделались безбожниками, а изучившие глубоко математику всегда признавали не только Бога, но и христианство, хотя и не знали христианства, как должно. Таковы были Невтон и другие (Слово о смерти).

Фрагмент 2

Большинство математиков и химиков усомнились в христианстве и сделались деистами: им нельзя быть атеистами, как открывшим множество чудных законов в природе и уверенным в их бесчисленном множестве, свидетельствующим о беспредельном уме Творца и о беспредельности свойств Его. Впали эти личности в деизм единственно потому, что пред ними оклеветана и искажена Вера (Прибавление к «Слову о смерти»).

Фрагмент 3

Все великие учёные, математики и естествоиспытатели, как-то: Ньютон, Лейбниц, Неккер, – не только были деистами, но и признавали христианство. Безбожниками были почти все софисты, не знавшие положительных наук и предававшиеся необузданному умствованию и мечтательности (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви)[319].

4.4. Комментарий Валентина Катасонова

Многие учёные впадают в гордыню, полагая, что они всё знают. Это не только духовное помрачение, но и признак того, что такой учёный знает очень мало. Как он отличается от древнегреческого философа Сократа, который воскликнул: «Я знаю, что я ничего не знаю»! А про некоторых современных ему самодовольных «мудрецов» Сократ говорил: «Они даже не знают, что они ничего не знают».


Многие Святые Отцы вспоминали эти слова Сократа, раскрывая их духовный смысл. Например, преподобный Исидор Пелусиот говорил: «…я ясно знаю то, что ничего не знаю. Если же и будет что сказано чего-либо стоящее, то вину сего приписать должно Богу, для пользы слушателей умудряющему нередко невежд»[320]. А вот слова священномученика Петра Дамаскина: «Кто думает, что он имеет знание, тот пребывает худшим невежды… Есть невежество, превосходящее всякое невежество: когда кто-либо не знает и того, что он не знает»[321].


Похожие мысли высказывал Блез Паскаль (1623–1662), великий учёный, сделавший фундаментальные открытия в математике и физике. Он писал: «Науки имеют две соприкасающиеся между собой крайности: первая – это полное естественное неведение, в котором находятся все люди при рождении; другой крайности достигают великие души, которые, пройдя всё доступное людям знание, убеждаются, что они ничего не знают и, таким образом, приходят к тому же неведению, с которого начали. Но это неведение учёное, сознательное. Вышедшие из естественного неведения и не достигшие неведения сознательного принимают некоторый оттенок самодовольного знания и разыгрывают из себя знатоков. Они смущают мир и обо всём судят хуже прочих»[322]. Остроумно о книжной учёности выразился французский философ Мишель Монтень (1533–1592): «Книжная учёность – украшение, а не фундамент».


В пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума» её герой Скалозуб выразил отношение старшего поколения начала XIX века к тем научным идеям, которые стали приходить в Россию из Европы: «Учёностью меня не обморочишь». Увы, к тому времени, когда святитель Игнатий писал свои труды, многие псевдонаучные идеи, пришедшие с Запада, успели «обморочить» большую часть молодёжи. В основном это были ещё идеи не естественнонаучные, а философские (материализм, рационализм, позитивизм, гуманизм и прочие «измы»), социологические (например, теория Мальтуса), политэкономические (Адам Смит, Давид Рикардо и др.). Эти псевдонаучные идеи взрыхляли почву общественного сознания в России для того, чтобы оно могло воспринять идеи марксизма и дарвинизма.


А вот выдержка из письма преподобного Амвросия Оптинского, в котором старец сравнивает учёных первых веков Христианства и учёных своего времени: «Советую вам купить недавно вышедшую книгу: “Жизнь Григория Богослова”, составленную архимандритом Агапитом. Сами прочтите её и дайте прочитать вашему сыну. Тогда увидите, каковы были учёные в IV веке по Рождестве Христовом. Сравните их с учёными настоящего времени. Тогдашние учёные, как Василий Великий и Григорий Богослов, несмотря на то что были люди высокого учения и высокой нравственности, по христианскому смирению презирали земную славу и земные удовольствия и стремились к одним духовным вечным благам. А нынешние учёные следуют ли их примеру? Не большая ли часть из них преклоняется к земной славе, к земным наслаждениям и к приобретению благ временных, растворяя всё это горделивым сознанием своего недостойного достоинства?»[323].


Впрочем, в дореволюционной России были исключения из правила. Были настоящие учёные. Преподобный Варсонофий Оптинский, отвечая на вопрос о том, можно ли совмещать науку и веру, приводит следующий положительный пример: «Известный доктор и всесторонне образованный профессор Пирогов обладал обширной учёностью, пользовался ею во славу Божию. Когда его спрашивали, как он может совместить исполнение обрядов и постановлений Православной церкви со своей огромной практикой, он отвечал: «Господь помогает мне, так как знания свои я употребляю во славу Господа моего Иисуса Христа”. От такого богатства, то есть знаний, и отказываться не надо»[324].

5. Об осторожном отношении к науке

5.1. Ограниченная польза науки и относительность научных знаний

Фрагмент 1

…Между тем, предстали взорам уже грани знаний человеческих в высших, окончательных науках. Пришедши к граням этим, я спрашиваю у наук: Что вы даёте в собственность человеку? Человек вечен, и собственность его должна быть вечна. Покажите мне эту вечную собственность, это богатство верное, которое я мог бы взять с собой за пределы гроба! Доселе я вижу только знания, даваемые, так сказать, на подержание, оканчивающиеся землёй, не могущие существовать по разлучении души с телом… Если всё время земной жизни употреблю для снискания знаний, оканчивающихся с жизнью земною, что возьму с собою за пределы грубого вещества?… «Науки! Дайте мне, если можете дать, что-либо вечное, положительное, дайте ничем неотъемлемое и верное, достойное назваться собственностью человека!» – Науки молчали (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

Фрагмент 2

…Науки, рассматривающие вещество, достигли в новейшее время величайшего развития. Между многими услугами, оказанными человеку науками в настоящем развитии их, не последнее место должно дать познанию чрезвычайной ограниченности наших познаний. Когда наука была скуднее, человек считал себя учёнее (Прибавление к «Слову о смерти»).

Фрагмент 3

…Множество различных систем, несогласных между собою, противоречащих одна другой, уже уличают человеческое любомудрие в неимении положительного знания Истины (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

5.2. Об обманах науки

Фрагмент 1

Никак не могут заменить определений предположения, как бы они ни были замысловаты. Злоупотребление наукою может блестящими предположениями удовлетворять любо-

пытству невежества и заграждать ему уста. Вводить человеков в обман именем науки – недобросовестно (Прибавление к «Слову о смерти»).

Фрагмент 2

Познание Истины, которая открыта человекам Господом, к которой доступ – только верой, которая неприступна для падшаго разума человеческаго, – заменяется в учёности гаданиями, предположениями (Письма о подвижнической жизни. Письмо 194).

5.3. О гипотезах

Фрагмент 1

…Ипотеза допускается в естественных науках не как учение достоверное, но как учение, усиливающееся дать о предмете определённое понятие, которого наука не может ещё выработать законным путём своим. По этой причине наука, доколе не получит точного знания о предмете, придерживается ипотезы как объясняющей предмет, отнюдь не вверяясь ей. Она отвергает ипотезу, только что факты начнут доказывать неправильность ипотезы. Так, знаменитый Франклин придумал ипотезу для объяснения электричества. Когда наука выработала факты, противоречащие Франклиновой ипотезе, тогда ипотеза была отвергнута наукою, соделалась принадлежностью истории науки. Что ж такое была ипотеза Франклина? Игра ума даровитого, обогащённого многими познаниями о естественных науках, – игра ума, и только. На основании новых фактов Симмер придумал свою ипотезу, так как наука не выработала точного знания об электричестве. Но при дальнейшем труде науки и Симмерова ипотеза получила одно достоинство с Франклиновою. При всём этом составление ипотез никак не отвергается наукою, как труд, способствующий к развитию науки. Удачно придуманная ипотеза может перейти в учение, когда будет положительно доказана (Прибавление к «Слову о смерти»).

Фрагмент 2

Что значат учения безбожников? Это гипотезы, принятые за аксиомы. Cказал святой Иоанн Лествичник: «Чуждеумна, прежде силы духовны, не проходи словеса: тмы бо суще глаголи, немощных помрачают» (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви).

Фрагмент 3

В духовных высших училищах необходимо преподавание положительных наук. Весьма справедливо признавал Платон невозможным обучение философии без знания математики. Особливо нужно знание естественных наук, потому что в наше время нигилисты утверждают своё учение якобы на естественных науках. Нужно знать, что они утверждают здание нигилизма не на естественных науках, а на произвольных, нелепых гипотезах, т. е. предположениях или вымыслах, которых нет возможности доказать теми доказательствами, при которых единственно наука признаёт познание верным и без которых все блестящие гипотезы остаются при достоинстве игры воображения, при достоинстве бреда (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви).

5.4. Наука как орудие дьявола и проявление греха

Фрагмент 1

Человек, лишившись падением своим Божественного Света – Святаго Духа, должен был довольствоваться своим собственным, скудным светом – разумом. Но этот естественный свет привёл весьма немногих человеков к познанию истинного Бога: он устремился наиболее к доставлению всевозможных удобств для земной жизни, изобрёл различные науки и

искусства, которые точно способствовали и способствуют к умножению и развитию этих вещественных удобств, но вместе способствуют и к сильнейшему развитию греховной жизни, к запечатлению и утверждению падения украшением падения многоразличными призраками благосостояния и торжества. Науки человеческие, будучи плодом падения, удовлетворяя человека, представляя ему Божию благодать и самого Бога ненужными, хуля, отвергая, уничижая Святаго Духа, соделались сильнейшим орудием и средством греха и диавола для поддержания и укрепления падения. Свет человеков соединился со светом демонов и образовал человеческую учёность (премудрость), враждебную Богу, растлевающую человека дьяволоподобною гордынею (1 Кор. 3:17, 18). Объятый недугом учёности, мудрец мира сего подчиняет всё своему разуму и служит сам для себя кумиром, осуществляя собою предложение сатаны: будете яко бози, ведяще доброе и лукавое. Учёность, предоставленная самой себе, есть самообольщение, есть бесовский обман, есть знание, преисполненное лжи и поставляющее в ложное отношение учёного и к себе, и ко всему. Учёность есть мерзость и безумие пред Богом; она – беснование. Слепоту свою она провозглашает удовлетворительнейшим ведением и видением и, таким образом, соделывает слепоту неисцельною, а хранимое ею падение неотъемлемым достоянием злосчастного книжника и фарисея (Ин. 9:41). Мудрование плотское – вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется, ниже бо может. Мудрование плотское – смерть (Рим. 8:6–7).


Святой Дух заповедует отвержение мудрости земной для того, кто хочет приступить к Богу и соделаться причастником духовной мудрости (1 Кор. 3:18). Апостол Павел замечает, что немногие из учёных приняли веру Христианскую (1 Кор. 1:26); напротив того, для этих мнимых и напыщенных мудрецов показалась безумием духовная мудрость, всеобильно и всесовершенно заключающаяся во Христе (1 Кор. 1:23). Философы и художники были величайшими поборниками идолопоклонства и врагами истинного Богопознания. По водворении веры Христианской в мире учёность родила бесчисленные ереси и ими старалась ниспровергнуть Святую Веру. Величайшее злодеяние – убийство Богочеловека – совершено учёными во имя мудрости их и во имя закона их (Ин. 11:49, 50). В наше время учёность возвращает язычников, принявших Христианство, к язычеству и, отвергая Христианство, вводит снова идолопоклонство и служение сатане, изменив формы для удобнейшего обольщения человечества. Редкий, весьма редкий книжник научается Царствию Небесному и износит новое учение Духа пред общество собратий своих, облекая это учение в ветхие рубища учёности человеческой для того, чтоб оно было удобнее принято любящими более ветхое, нежели новое (Мф. 13:52; Лк. 5: 39). (Слово о человеке. Глава «Идолопоклонство»).

5.5. Тлетворное влияние науки затронуло даже богословие

Фрагмент 1

Сбывается слово Христово: в последние времена найдёт ли Сын Божий веру на Земли! Науки есть, академии есть, есть кандидаты, магистры, доктора богословия (право – смех, да и только!); эти степени даются людям; к получению такой степени много может содействовать чья-нибудь б… Случись с этим богословом какая напасть – и оказывается, что у него даже веры нет, не только богословия. Я встречал таких: доктор богословия, а сомневается, был ли на Земле Христос, не выдумка ли это, не быль ли, подобная мифологической? Какого света ожидать от этой тьмы?[325].

6. О точных науках

6.1. Математика. Понятие бесконечности

Фрагмент 1

Эти положения о бесконечности адских мук заимствованы из известной математической теории о бесконечном. К этой теории мы обращаемся часто, чтоб по возможности правильно и точно объяснить отношения тварей к Творцу, в собственном смысле непостижимые и необъяснимые. Не способна к такому объяснению ни одна наука, кроме математики. Она, одна она, доказывая неприступность бесконечного к постижению его, ставит в правильные отношения к нему все числа, то есть все виды тварей. Вселенная есть число, и все составные части её суть числа. Не посвящённый в таинства математики никак не совместит в себе понятия, что все числа, столько различные между собою, вместе совершенно равны одно с другим в отношении к бесконечному. Причина такого равенства очень проста и ясна: она заключается в бесконечной, следовательно, постоянно равной разнице между бесконечным и каким бы то ни было числом. При посредстве неоспоримых выводов математики делается очевидным, что понятие о числе есть понятие относительное, а не существенное.


Это понятие, составляя естественную принадлежность ограниченных разумных тварей, составляя неотразимое последствие впечатлений, под влияние которых твари вступают вместе с вступлением в существование, никак не может быть принадлежностью существа бесконечного. Бесконечное, объемля собою все числа, вместе с этим пребывает превыше всякого числа по свойству совершенства, не имеющего ни в чём никакого недостатка и не способного подвергнуться недостатку. По этому свойству бесконечное, объемля все впечатления, пребывает превысшим всякого впечатления; иначе оно подверглось бы изменениям, что свойственно числам и не свойственно бесконечному. Если ж число не имеет существенного значения, то вполне естественно миру быть сотворённым из ничего действием бесконечного, которое одно имеет существенное значение. Естественно, действию бесконечного быть превыше постижения человеческого. Таковы неопровержимые истины, добытые уму человеческому математикою: её нуль, изображающий идею о несуществующем, обращается в число, когда действует на него бесконечное…


Этому закону подчинены и числа: нет числа, которое бы не могло изменяться от присовокупления к нему или от исключения из него; нет числа, которое не могло бы обратиться в нуль. Всякое число есть явление. Одно бесконечное постоянно пребывает неизменным, оно не изменяется ни от присовокуплений к нему, ни от вычитаний из него. Одно бесконечное совмещает в себе всю жизнь; одно оно есть в точном смысле существо. Если так, то сотворение мира Богом есть математическая необходимость и истина. Сколько верна эта истина, столько верна и та истина, что мироздание, как дело ума неограниченного, не может быть постигнуто, обсуждено и поверено ограниченным умом человеческим. Первую истину открывает человекам, заодно с наукою, Божественное Писание; на основании второй истины человеческий разум не имеет ни права, ни возможности отвергать того поведения о миросотворении, которое читаем в книге Бытия. Это опять подтверждает наука. С неба гремит нам апостол Иоанн Богослов: «В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово». Математика отвечает с Земли: «Истина, всесвятая Истина! Иначе быть не может. Таково свойство бесконечного: оно, одно оно, живёт в себе и собою. Оно – саможизнь. Действия его на числа, как бы ни были громадны, не имеют и не могут иметь никакого влияния на образ существования бесконечного, отделённого от всех тварей бесконечным различием, существующего среди тварей вполне независимо от тварей и несмесно с ними. Нет никакого сходства между существованием и существованием».


Опять гремит Богослов: «…вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть». И опять отвечает математика: «Истина, всесвятая Истина! Явления, как и числа, должны иметь свой источник, источник неиссякаемый, – и такой источник есть бесконечное, есть Бог!»


«Бога никтоже виде нигдеже», – продолжает провозглашать человечеству небесный вестник, и опять в сретение его исповедует математика: «Истина, всесвятая Истина! По бесконечному различию, которым отличается бесконечное от всякого числа, нет возможности никакому ограниченному существу, как бы оно ни было возвышенно, видеть Бога ни чувственным зрением, ни постижением ума!». Бог пребывает в свете неприступном во всех отношениях, сказал Апостол. Бог объявил о Себе в Евангелии: «Я – жизнь». Жизнь эта так всемогуща, что дала существование всей твари, существующей существованием, заимствованным из саможизни, что возвращает жизнь тем тварям, которые утрачивают свою жизнь смертью. Жизнь бесконечная не может не быть всемогущею. Согласно с положительною наукою Святая Церковь исповедует, что души человеческие и Ангелы бессмертны не по естеству, а по Божией благодати. Какое верное суждение: оно сделано в то время, когда математика безмолвствовала об этом предмете. Необходимо усвоить себе понятия о бесконечном различии бесконечного, и по естеству и по свойствам, от чисел, и при суждениях о Боге повсюду иметь в виду это различие, определять его, чтоб не увлечься к суждениям, превышающим нашу способность понимания, и потому к суждениям неправильным по необходимости. Без этого придётся бред свой выставлять за истину к погибели своей и к погибели человечества… (Слово о смерти).

Фрагмент 2

– К чему служит изучение математики? Предмет её – вещество. Она открывает известный вид законов вещества, научает исчислять и измерять его, применять исчисления и измерения к потребностям земной жизни. Указывает она на существование величины бесконечной как на идею за пределами вещества. Точное познание и определение этой идеи логически невозможно для всякого разумного, но ограниченного существа. Указывает математика на числа и меры, из которых одни по значительной величине своей, другие по крайней малости не могут подчиниться исследованию человека; указывает она на существование познаний, к которым человек имеет врождённое стремление, но к которым возвести его нет средств у науки. Математика только делает намёк на существование предметов, вне объёма наших чувств. (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

Фрагмент 3

Бесконечное существо может быть только одно. Если допустить даже два таких существа, а не множество: то и эти два существа должны быть уже изображены числом, как имеющие ограничение одно другим, и потерять свойство бесконечного. Неограниченное же по свойствам непременно должно быть неограниченным и по существу. Таков непреложный вывод положительной науки – математики, против которого нет возражения. Две величины не зависят от пространства: бесконечное (∞) и точка (.). Для независимости от пространства надо быть тем или другим. Что такое бесконечное и точка? Это – идеи.


Бесконечное есть идея, явившаяся в уме человеческом, от постепенного увеличения чисел, идея о величине, превышающей числа. По этой причине бесконечное есть величина неопределённая, непостижимая для человека как сама по себе, так и по свойствам. Но самый закон чисел доставил многие верные, достопримечательные понятия об этой величине. Мы не остались при одной бесплодной идее! Мы поняли, что бесконечное, чтоб пребыть бесконечным, не должно подвергаться никакому изменению ни при приложении к нему каких бы то ни было чисел, ни при вычитании из него каких бы то ни было чисел. Разность между бесконечным и всеми числами – бесконечна. По этой причине все числа пред бесконечным равны между собою. Будучи сличаемы вне отношения к бесконечному, они имеют определённое различие между собою. Опять – что значит величина? Это – идея, явившаяся в уме нашем от сравнения предметов с нами. Понятие вполне относительное, а не существенное!


По закону математики, – которая, не обретая в слове человеческом достаточных средств к изображению своих предметов и своих понятий выражениями, соответствующими требованию процесса науки, изображает их знаками, – Бог со всею точностью изображается бесконечным. На основании законов математики Бог должен быть признан существом превысшим всякого определения, не имеющим ничего общего с существами, которые могут и должны быть изображены числами, каковы духи. Даже по этому великолепному закону, если Бог – существо, то все без исключения твари, одарённые жизнью, уже не существа, а нечто иное. Если же они существа, то Бог есть нечто Иное, бесконечно превысшее того, что тут называется существом (эта высокая идея проявлялась и у древних святых мыслителей.


«Бог не есть имя, но мысль, всаждённая в природу человеческую, о чем-то неизъяснимом», – сказал святой мученик Иустин Философ[326]. Таково различие между Богом и разумной тварью! Таковы понятия, доставляемые наукою в настоящем её развитии. Математика, действуя знаками, изображая знаками и предметы и свойства их, достигает самым верным путём познаний, недостижимых иным путём, часто невыразимых словом. Чтоб объяснить это примером, понятным для каждого, укажем на принятый в учебных заведениях обычай изображать цифрами способности учащихся, их прилежание и успех в науках. Почему так? Потому что цифрами выражаются эти отвлечённые понятия с такою точностью и определённостью, для каких слова решительно недостаточны (Прибавление к «Слову о смерти»).

6.2. Физика и химия

Фрагмент 1

В помощь математике приходят естественные науки, к которым она относится как душа к телу. Без математики они не могут существовать; они строятся и держатся на ней, как плоть на скелете. Во всей природе господствует строжайший математический расчёт. Что ж открывают нам естественные науки? То, что вещество, в среде которого мы вращаемся, которое видим и осязаем разнообразно и прикосновениями, и слухом, и вкусом, и обонянием, – это вещество не только не понято, не постигнуто нами, – мало этого! – оно непостижимо для нас. Придумана теория атомов, чтоб была возможность остановиться и основать дальнейшие суждения на чём-нибудь правдоподобном. Теория атомов остаётся произвольным предположением (гипотезою) В точном смысле нет существ в природе: в ней одни явления» (Слово о смерти)[327].

Фрагмент 2

Физика и химия открывают другой вид законов вещества. До науки человек даже не знал о существовании этих законов. Открытые законы обнаружили существование других бесчисленных законов, ещё закрытых. Одни из них не объяснены, не смотря на усилие человека к объяснению, другие и не могут быть объяснены по причине ограниченности сил и способностей человека. Кажется, говорил нам красноречивый и умный профессор Соловьёв[328], произнося введение в химию, мы для того и изучаем эту науку, чтоб узнать, что мы ничего не знаем, и не можем ничего знать: такое необъятное поприще познаний открывает она пред взорами ума! Так, приобретённые нами познания на этом поприще ничтожны! Она с осязательною ясностью доказывает и убеждает, что вещество, хотя оно, как вещество, должно иметь свои границы, не может быть постигнуто и определено человеком и по обширности своей, и по многим другим причинам. Химия следит за постепенным утончением вещества, доводит его до тонкости, едва доступной для чувств человеческих, в этом тонком состояния вещества ещё усматривает сложность и способность к разложению на составные части, более тонкие, хотя самое разложение уже невозможно. Человек не видит конца утончению вещества так, как и увеличению чисел и меры. Он постигает, что бесконечное должно быть и невещественным; напротив того, всё конечное должно по необходимости быть и вещественным. Но эта идея – неопределённая; определено её существование. Затем физика и химия вращаются в одном веществе, расширяют познания об употреблении его для временных, земных нужд человека и человеческого общества. (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

6.3. Прочие науки

Фрагмент 1

О географии, геодезии, о языкознании, о литературе, о прочих науках, обо всех художествах и упоминать не стоит: все они для Земли; потребность в них для человека оканчивается с окончанием земной жизни, – большею частью гораздо ранее (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

Фрагмент 2

Cоставить устав для духовных учебных заведений… Составить для этих учебных заведений собственно свои учебники, как-то: курс Словесности и прочие, – изъяв из них всё языческое, всё, даже косвенно влекущее к вольнодумству, безнравственности, иронии, к шутке, к игривости, что всё так противно духу христианства и так заразительно действует на испорченную натуру человеческую… В духовных высших училищах необходимо преподавание положительных наук. Весьма справедливо признавал Платон невозможным обучение философии без знания математики. Особливо нужно знание естественных наук, потому что в наше время нигилисты утверждают своё учение якобы на естественных науках (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви).

6.4. Комментарий Валентина Катасонова

Приведу комментарий к высказываниям святителя Игнатия о математике. Комментарий не мой, он сделан Б. Галениным, математиком по образованию. Вот что он пишет по поводу мыслей святителя Игнатия о математической категории бесконечности: «Своими словами святитель Игнатий желает подчеркнуть ограниченность всего тварного, принципиально несоизмеримого с Творцом, как несоизмеримо, например, с бесконечностью любое число на числовой оси. Следует также обратить внимание читателя, что в дальнейшем своём рассуждении святитель Игнатий часто употребляет вместо слов “тварное” и “творение” слова “число” и “числа”. И в этом контексте слово “Творец”, или “Беcконечное существо”, заменяет просто словом “бесконечность”. Употребление слов “число” и “беcконечность” из языка “идеальной” науки – математики имеет для Святителя то удобство, что позволяет более кратко и наглядно показать ограниченность всего сотворённого, по сравнению с бесконечностью, неограниченностью и всемогуществом Творца. Тем более, как мы увидим, для святителя Игнатия несущественны различия между материальными и идеальными явлениями, поскольку те и другие сотворены и лишены самостоятельного существования, кроме как во Творце. Напомним, кстати, что христианство суть единственная религия, в которой тварная ограниченная Вселенная находится в Боге, а не Бог находится во Вселенной, как у разнообразных адептов “космического разума”»[329].

7. О философии

7.1. О философских заблуждениях и искушениях

Фрагмент 1

Менее положительна, нежели упомянутые науки, философия, которою особенно гордится падший человек. Естественные науки непрестанно опираются на вещественный опыт, им доказывают верность принятых ими теорий, которые без этого доказательства не имеют места в науке. Философия лишена решительного средства к постоянному убеждению опытом. Множество различных систем, несогласных между собою, противоречащих одна другой, уже уличают человеческое любомудрие в неимении положительного знания Истины. Какой дан в философии простор произволу, мечтательности, вымыслам, велеречивому бреду, нетерпимым наукою точною, определённою! При всем том философия обыкновенно очень удовлетворена собою.

С обманчивым светом её входит в душу преизобильное самомнение, высокоумие, превозношение, тщеславие, презрение к ближним. Слепотствующий мир осыпает её, как свою, похвалами и почестями. Довольствующийся познаниями, доставляемыми философией, не только не получает правильных понятий о Боге, о самом себе, о мире духовном, но, напротив того, заражается понятиями превратными, растлевающими ум, делающими его неспособным, как заражённого и повреждённого ложью, к общению с Истиною (2 Тим. 3:8). «Не разуме мир премудростию Бога» (1 Кор. 1:21), – говорит Апостол.

«Мудрование плотское смерть есть, мудрование плотское вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется ниже бо может» (Рим. 8:6, 7), потому что это не свойственно ему. «Братия, блюдитеся, да никтоже вас будет прельщая философиею и тщетною лестию, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христе, в Немже суть вся сокровища премудрости и разума сокровенна (Колос. 2:8; 3). Философия, будучи исчадием падения человеческого, льстит этому падению, маскирует его, хранит и питает. Она страшится учения Истины как смертоносного приговора для себя (1 Кор. 3:18).


Состояние, в которое приводится философией дух наш, есть состояние самообольщения, душепогибели, что вполне явствует из вышеприведённых слов Апостола, который повелевает всем, желающим стяжать истинное познание от Бога, отвергнуть знание, доставляемое любомудрием падшего человечества. «Никтоже себе да прельщает!»– говорит он. «…аще кто мнится мудр быти в вас в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет» (1 Кор. 3:18). Истинная философия (любомудрие) совмещается во едином учении Христовом. Христос – Божия Премудрость (1 Кор. 1:24, 30)[330]. Кто ищет премудрости вне Христа, тот отрицается от Христа, отвергает премудрость, обретает и усваивает себе лжеимённый разум, достояние духов отверженных… (Аскетические опыты. Т.1. Гл. 53).

Фрагмент 2

Другим источником ересей сделались языческая философия и вообще человеческая учёность. Писатель II века, Тертуллиан, объяснил с подробностию и точностию, что все заблуждения, нарушившие мир Церкви, имели источником своим непременно какую-либо философскую школу (Понятие о ереси и расколе).

Фрагмент 3

Падший человек – «ложь», т. е. образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющих только наружность разума, а в сущности своей – шатание, бред, беснование ума, поражённаго смертною язвою греха и падения. Этот недуг ума особенно в полноте открывается в науках философских (Письма о подвижнической жизни. Письмо 194).

Фрагмент 4

Безбожниками были почти все софисты, не знавшие положительных наук и предававшиеся необузданному умствованию и мечтательности (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви)[331].

Фрагмент 5

Основания, на которых философы всех времён создавали свои системы, произвольны, по этой причине не имеют никакой прочности и противоречат одна другой, что человеческая философия должна быть признана ничем другим, как только игрою воображения и собранием мнений, чуждых истине. Того, кто эту игру воображения, эти произвольные мнения примёт за учение истины, философия вводит, по необходимости, естественно, в заблуждение и умоповреждение. А это совершается сряду (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви).

7.2. Философия без математики – «нелепый бред»

Фрагмент 1

Желательно, чтобы кто-либо из православных христиан, изучив положительные науки, изучил потом основательно подвижничество Православной церкви и даровал человечеству истинную философию, основанную на точных знаниях, а не на произвольных ипотезах. Мудрец греческий Платон воспрещал упражнение в философии без предварительного изучения математики. Верный взгляд на дело! Без предварительного изучения математики с зиждущимися на ней другими науками и без деятельных и благодатных познаний в христианстве невозможно в наше время изложение правильной философской системы. Многие, признающие себя сведущими в философии, но не знакомые с математикою и естественными науками, встречая в сочинениях материалистов произвольные мечты и ипотезы, никак не могут отличить их от знаний, составляющих собственность науки, никак не могут дать удовлетворительного отзыва и опровержения на самый нелепый бред какого-либо мечтателя, очень часто сами увлекаются этим бредом в заблуждение, признав его доказанною истиною. Одна логика может обойтись без математики; но и логика, в сущности, неразрывно связана с математикой, и от последней может заимствовать особенную точность и положительность. Что такое силлогизм? Это алгебраическое уравнение. Что такое пропорции и прогрессии? Это логичная последовательность понятий (Слово о смерти).

7.3. Можно ли и надо ли христианам заниматься философией?

Фрагмент 1

Что значат учения безбожников? Это гипотезы, принятые за аксиомы. Cказал святой Иоанн Лествичник: «Чуждеумна, прежде силы духовны, не проходи словеса: тмы бо суще глаголи, немощных помрачают». Это правило необходимо сохранить по отношению к юношеству.


К истинной философии приводит одно христианство: только при посредстве его можно быть непогрешительным психологом и метафизиком. Зрелыми мужами, изучившими и положительные науки, и философию, и писания Отцов Церкви, познавшими опытно значение христианства, может и должно быть составлено подробное изложение философии, очень полезное и научное в известном отношении; оно должно быть рассмотрено и одобрено высшим духовенством и должно служить предметом внимания мужей, а не молодых людей, столько способных к одностороннему увлечению (О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской православной церкви).

Фрагмент 2

Истинная философия (любомудрие) совмещается во едином учении Христовом. «Христос – Божия Премудрость» (1 Кор. 1:24, 30) … (Аскетические опыты. Т. 1. Гл. 53).

7.4. Комментарии

Современные философы не любят вспоминать нелицеприятные высказывания Святых Отцов о философии. Достаточно жёсткие оценки философии святителя Игнатия Брянчанинова созвучны оценкам Святых Отцов более ранних веков.


На первый взгляд достаточно странно. Ведь философия в переводе с греческого языка означает «любовь к мудрости». Но, увы, источник мудрости философ может искать где угодно, но не в Боге. Как у нас принято говорить, – «на стороне». В христианской Европе Средних веков особой потребности в философии не было, она играла вспомогательную роль в познании и объяснении мира, имела статус «служанки богословия». Часто использовалась для объяснения специальным языком (языком логики с привлечением некоторых философских категорий) догматов и прочих положений Христианства. Опиралась на идеи классической греческой философии (Сократ, Платон, Аристотель). При этом некоторые идеи греческих философов-классиков отвергались как противоречащие догматам Церкви. Увлечения «чистой» философией не приветствовались. Например, византийский император Юстиниан в 529 году закрыл все философские академии.

Что касается типичного современного философа, то он более всего чтит свою «свободу», которую понимает как полную «эмансипацию» от Бога и Церкви. Такая эмансипация началась на заре Нового времени. Святитель Григорий Палама в XIV веке фиксировал этот процесс уже во время так называемого Возрождения, т. е. возвращения к дохристианскому язычеству. Возрождение захватило не только искусство и литературу, но также философию: «Так вот ум внешних философов тоже дар Божий, и ему тоже врождена здравая мудрость, но извращённый внушениями лукавого, он сделал свою мудрость, придумавшую подобные учения, вздорной, лукавой и поистине безумной»[332].


Первым философом эпохи Возрождения, начавшим процесс «эмансипации», был Франческо Петрарка. За ним последовали Леонардо да Винчи, Николай Кузанский, Эразм Роттердамский, Николло Макиавелли, Томас Мор… В этот список можно также включить Мартина Лютера – «крёстного отца» Реформации. После начавшейся Реформации «любители мудрости» посчитали, что философия более не должна находиться на положении «служанки богословия». Она заслуживает того, чтобы быть самой в роли «госпожи». Более того, радикально-революционные философы того времени бросили лозунг полного разрыва отношений между философией и религией. Такими философами-радикалами были Барух Спиноза, Христиан Томазий, Джон Локк, Фрэнсис Бэкон и другие.

Вспомним опять святителя Григорию Паламу. Он даёт мудрый ответ христианам на вопрос о том, стоит ли им заниматься философией: «Мы никому не мешаем знакомиться со светской образованностью, если он этого желает, разве только он воспринял монашескую жизнь. Но мы никому не советуем предаваться ей до конца и совершенно запрещаем ожидать от неё какой бы то ни было точности в познании божественного учения о Боге». И немного далее: «Итак, у светских философов есть и кое-что полезное, также как в смеси мёда и цикуты; однако можно сильно опасаться, что те, кто хочет выделить из смеси мёд, выпьют нечаянно и остаток смертоносный»[333].

За семь веков со времён Паламы концентрация цикуты в философских напитках неимоверно возросла. Яд такой философии проникает в сознание, души людей через образование, литературу, культуру, средства массовой информации. Отравлению подвергаются все, включая христиан.

Тут, наверное, уместно вспомнить слова подвижника христианской веры нашего времени иеромонаха Серафима Роуза. Философию Нового и Новейшего времени он оценивает исключительно как яд, незаметно отравляющий сознание современных христиан: «Сколько ещё православным оставаться в плену у этой пустой западной философии? Много сказано о “западном пленении” православного богословия в последние века; когда же мы поймём, что в ещё более отчаянном “западном пленении” находится сегодня каждый православный, беспомощный пленник “духа времени”, преобладающего течения мирской философии, растворённой в самом воздухе, которым мы дышим в богоотступном, богоненавистном обществе? Православный, который не борется сознательно против пустой философии века сего, а просто принимает её в себя и находится с нею в мире, потому что собственное его понимание православия искажено, не сообразуется со святоотеческими установлениями»[334].


Занимаясь критическим разбором дарвинизма, Серафим Роуз показал, что это учение выстроено на ложных постулатах суетной мирской философии. А сам дарвинизм становится ложной философией, нагло посягающей на Священное Писание: «…между Книгой Бытия и современной философией существует подлинный конфликт, если мы хотим знать правду, мы должны принять учение Святых Отцов и отвергнуть ложные мнения философов от науки. Мир настолько заражён суетной современной философией, выдающей себя за науку, что даже очень немногие православные могут или хотят исследовать этот вопрос бесстрастно и выяснить, чему в действительности учили Святые Отцы, а затем принять святоотеческое учение, даже если оно представляется совершенной глупостью тщетному мудрованию мира сего»[335].


Если пользоваться образным сравнением Григория Паламы, то христианство признаёт только ту философию, которая является «напитком», состоящим исключительно из мёда Божественной Мудрости, без каких-либо примесей цикуты. Христианская церковь должна предложить его как своим членам, так и всем людям, проявляющим «любовь к мудрости». Такой «напиток», альтернативный нынешнему философско-научному «пойлу», мог бы стать средством христианизации общества или, по крайней мере, позволил бы затормозить нынешний кризис Христианства. Истинной, как писал святитель Игнатий, может быть только философия, стоящая твёрдо на камне православной веры: «К истинной философии приводит одно христианство».

II

Святитель Николай Сербский


Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия

Святитель Николай Сербский

1. О святителе Николае Сербском

Владыка Николай (Велимирович) – это имя значится на литературных творениях святого Николая Сербского, епископа Охридского и Жичского, богослова, философа, организатора народного так называемого «богомольческого» движения, почетного доктора нескольких мировых университетов, близкого нам, русским, уже тем, что он положил начало прославлению царя-мученика Николая II и его семьи. Доселе неизвестный русскому читателю, Владыка Николай – самая крупная фигура в сербской духовной литературе XX столетия. Да и не только двадцатого. Со времен святого Саввы не было в сербском народе столь вдохновенного и глубокого проповедника и духовного автора.


Стоит вспомнить, что русская литература с самых первых шагов своих связана с литературой сербской: оттуда черпала она свои первые литературные приемы, каноны, метафоры. Оттуда, из пределов, где вживе слышалась проповедь Кирилла и Мефодия и где оставили они свою книжную школу, приходили к нам первые списки богослужебных и богословских текстов, и до сих пор, разбираясь в древних рукописях наших библиотек, мы то и дело встречаем пометку: «сербскаго письма». В сербской редакции к нам доходили не только собственно сербские, но и многие византийские литературные памятники. Позднее, в период павшего на Сербию турецкого ига, совершался обратный процесс: сербы ехали за книгами в Россию, просили прислать к ним наших учителей. На то, что это факты немалозначительные, указывает старательность и кропотливость, с которой всякое упоминание о них вымарывалось из нашей истории в недавнее, безбожное время. Действительно, ни одного слова о сербском литературном влиянии на юную русскую литературу ни в одном учебнике советского периода вы не найдете…


С битвы на Косовом поле в 1389 году, где под натиском турецкого войска, втрое превышавшего сербское, пали, не дрогнув, почти все сербские ратники, начинается закабаление Сербии. Турки не только вырезают и порабощают сербов, они также истребляют христианские книги, выскабливают глаза Богородице на фресках, «отуречивают» сербские православные храмы, превращая их в мечети. Книжная культура в стране замирает, некогда высокоразвитая литературная традиция обрывается, уступая место устному народному творчеству, эпическим песням, исполняемым под гусли. О том, сколь ненавидели «безбожные агаряне» запечатленное на страницах книг слово Божие, о том, сколь яростно пытались они искоренить его, говорит тот факт, что сербы в начале XVIII века вынуждены были обратиться уже к России за самими богослужебными текстами: и до сих пор Литургия в большинстве сербских храмов совершается на церковнославянском языке в русской редакции…


Николай Велимирович, родившийся в 1881 году, через пять столетий после Косовской битвы, словно был призван показать миру, что христианская литературная традиция в Сербии чудесным образом жива, воскресла, причем воскресла полнокровно и плодотворно: литературное наследие Владыки Николая, богослова с мировым именем, насчитывает 15 объемистых томов, содержащих самые разнообразные по жанру произведения, среди которых – жемчужины мировой православной книжности. Появление затем на сербском небосклоне иной богословской звезды – архимандрита Иустина Поповича – лишь подтвердило столь знаменательное обновление традиции.


Никола Велимирович был одним из девяти детей в семье сербского крестьянина из маленького горного села Лелич. Его отец, Драгомир, славился среди односельчан грамотностью; он привил любовь к письму и сыну. Мать Николы, Катерина (впоследствии монахиня Екатерина), с малолетства водила сына в ближний монастырь Челие (Келии) на службы, к Причастию. Когда мальчик подрос, родители отдали его в школу при этом монастыре, после окончания которой отцу посоветовали направить Николу на дальнейшее обучение, и он послал сына в гимназию в город Валево в Центральной Сербии. После гимназии юноша поступил в белградскую Богословию (то есть семинарию), где на него сразу же обратили внимание, как на одаренного ученика. Вскоре Никола уже хорошо знал произведения великого сербского духовного писателя Владыки Петра Негоша, был знаком с творчеством Достоевского, Пушкина, Шекспира, Данте и других европейских классиков, а также с философией Дальнего Востока.


По окончании семинарии Никола был назначен сельским учителем. Одновременно он помогал местному священнику, обходя с ним окрестные села. К этому периоду относятся и первые публикации юного автора в «Христианском вестнике» и других церковных и светских изданиях. Вскоре он получил от министра Просвещения стипендию на продолжение учебы в Швейцарии, на Бернском старокатолическом факультете. Там Никола хорошо изучил немецкий язык и усердно занимался, слушая лекции по богословию и философии, помимо своего, еще на нескольких факультетах в Швейцарии и Германии. Тема его доктората – «Вера в Воскресение Христово как основная догма Апостольской Церкви».


Окончив Бернский факультет, он едет в Англию, быстро овладевает английским языком и заканчивает философский факультет в Оксфорде. Свой второй докторат – «Философия Беркли» – он защищает уже во Франции на французском языке.


Вернувшись в Белград и начав преподавать иностранные языки в Белградской семинарии, Никола внезапно тяжело заболевает. В больнице он дает обет целиком посвятить себя служению Богу, Сербской Церкви и своему народу, если выздоровеет. Вскоре чудесным образом исцелившись, Никола немедленно отправляется в монастырь Раковица близ Белграда, где и принимает монашеский постриг с именем Николай.

В 1910 году иеромонах Николай едет учиться в Россию, в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. При приеме в Академию он даже не упомянул законченные им западноевропейские факультеты, а поступил просто как вчерашний семинарист. Скромный студент регулярно посещал лекции и оставался незаметным для товарищей до одного академического духовно-литературного вечера, когда буквально поразил своими знаниями и проповедническим даром и студентов, и преподавателей, и в особенности Петербургского митрополита Антония (Вадковского), который выхлопотал для него у Российского Правительства бесплатное путешествие по всей России. Это паломничество по русским святыням глубоко вдохновило отца Николая и многое открыло ему. С тех пор ни одна страна мира не воспоминалась им с такой теплотой и сердечной любовью, как Россия.


Возвратившись из России, отец Николай публикует свои литературные труды, первыми в ряду которых были: «Беседы под горой», «Над грехом и смертью», «Религия Негоша»…


Начинается первая мировая война, и Сербское Правительство посылает отца Николая, к тому времени уже известного духовного автора и проповедника, в Англию и Америку разъяснять общественности этих стран, за что воюет православная Сербия. Целых четыре года, с 1915 по 1919, отец Николай выступал в церквах, университетах, колледжах, в самых различных залах и собраниях, рассказывая, почему расчлененный врагами на несколько частей сербский народ столь решительно бьется за единство своей некогда великой родины. Командующий английскими войсками впоследствии заявил, что «отец Николай был третьей армией», воевавшей за сербскую и юго-славянскую идею.


Примечательно, что, прекрасно зная современную ему европейскую философию и науку, Владыка Николай уже в начале 1920 годов пророчески предсказал вторую мировую войну и в деталях описал оружие и методы, которые будут в ней применяться «цивилизованной Европой». Причиной войны он полагал удаление европейского человека от Бога. «Белой чумой» окрестил Владыка современную ему безбожную культуру… В 1920 году иеромонах Николай был рукоположен во епископа Охридского. В Охриде, древнем граде Македонии, расположенном близ Охридского озера, одного из красивейших в мире, им был создан целый цикл литературных произведений: «Молитвы на озере», «Слова о Всечеловеке», «Охридский пролог», «Омилии» и другие.


Владыка ежедневно разъезжал по епархии, проповедовал и поучал народ, восстанавливал разрушенные войной церкви и монастыри, основывал дома для сирот. Предзрев опасность сектантской пропаганды, уже тогда набиравшей силу, Владыка организовал Православное народное движение (также называемое «богомольческим»), которое составили люди, откликнувшиеся на зов своего Владыки и готовые ежедневно и твердо исповедовать своей благочестивой жизнью Христа Господа.


Далеко не в каждом сербском и македонском селении была в то время церковь, что являлось последствием многовекового турецкого владычества. Из некоторых высокогорных сел крестьяне редко выкраивали время, чтобы добрести до ближайшего храма, зачастую находившегося за много верст от них. В таких селах Владыка Николай ставил крепких в вере народных старейшин, постоянно объединявших крестьян для совместных походов в церковь, а в промежутках между такими походами собиравших их в хатах на своеобразные христианские вечера, где читалось Священное Писание, пелись божественные песни. Множество таких песен, положенных на родниково чистые народные мелодии, сочинил сам Владыка Николай. В бесхитростных текстах их – чуть ли не вся православная догматика.


Православное народное движение, распространившееся усердием Владыки Николая по всей Сербии, можно назвать народным религиозным пробуждением, обусловившим возрождение монашества, обновившим веру в простом, зачастую неграмотном народе, укрепившим Сербскую Православную Церковь.


В 1934 году епископ Николай был переведен в Жичскую епархию. Древний монастырь Жича требовал реставрации и всестороннего обновления, как и многие другие монастыри в том крае, находящемся в самом сердце Сербии. На это и положил свои силы Владыка Николай, и вскоре жичские святыни заблистали своим прежним светом, тем, которым светились они, быть может, еще до турецкого нашествия.


Началась вторая мировая война, когда Сербия – уже в который раз! – разделила одну судьбу с Россией, как страна славянская и православная. Гитлер, найдя себе надежных союзников в хорватах, небеспричинно полагал в сербах своих ярых противников. Он лично приказал своему командующему Южным фронтом обессилить сербский народ: «Уничтожить сербскую интеллигенцию, обезглавить верхушку Сербской Православной Церкви, причем в первую очередь – Патриарха Дожича, митрополита Зимонича и епископа Жичского Николая Велимировича…»


Так Владыка Николай вместе с Сербским Патриархом Гавриилом оказались в печально известном концлагере Дахау в Германии – единственные из всех европейских церковных лиц такого сана взятые под стражу!


Их освободила 8 мая 1945 года союзническая 36 американская дивизия. Из лагеря Владыка Николай вышел с готовой книгой – «Сквозь тюремную решетку», в которой призывал православных людей к покаянию и размышлению о том, за что Господь попустил на них столь страшное бедствие.


Узнав, что в Югославии насильственным путем пришел к власти атеистический, антиправославный режим Иосифа Броза (Тито), Владыка остался в эмиграции: немало поскитавшись по Европе, он жил сначала в Англии, затем в Америке. Там он продолжил свою миссионерскую и литературную деятельность и создал такие жемчужины, как «Жатвы Господни», «Страна Недоходимая», «Единственный Человеколюбец», оттуда направлял он в сербские церкви и монастыри щедрую материальную помощь.


Последние дни Владыки Николая протекли в русском монастыре святителя Тихона в штате Пенсильвания. 18 марта 1956 года Владыка мирно отошел ко Господу. Смерть застала его за молитвой.


Из русского монастыря тело Владыки было перенесено в сербский монастырь святител я Саввы в Либертвилле и похоронено с большими почестями на монастырском кладбище. О переносе мощей Владыки Николая на родину в то время не могло быть и речи: режим Тито объявил его предателем и врагом народа. Узника Дахау, Владыку Николая коммунисты публично называли «сотрудником оккупантов», всячески принижали и поносили его литературные труды, полностью запретив их печатание.


Лишь в 1991 году освободившаяся от диктатуры коммунизма Сербия вернула себе свою святыню – мощи святителя Николая Сербского. Перенос мощей Владыки вылился во всенародный праздник. Они покоятся теперь в его родном селе Лелич. Церковь, где хранятся они, с каждым годом становится местом все более и более многолюдного паломничества[336].


P.S. Епископ Николай Велимирович причислен к лику святых 19 мая 2003 года единогласным решением Архиерейского собора Сербской православной церкви с установлением дня памяти 5/18 марта (день его упокоения) и 20 апреля/3 мая (день перенесения мощей). Канонизирован в храме Святого Саввы в Белграде 24 мая 2003 года.

О работе «мысли о добре и зле»

Николай Велимирович, епископ Охридский и Жичский, собрав мудрость евангельскую, изложил ее в виде дневника, который впервые был издан в 1923 году под названием «Мысли о добре и зле». Эти размышления о сути вещей, о том, каким должно быть отношение человека к Богу, к себе самому, к ближним, к природе; о том, что все окружающее нас окутано тайной, проникнуть в которую человеческому разуму не под силу. Не зная об этой истине, люди блуждают по жизни, как по пустыне, не имея ориентиров и постоянно сбиваясь с пути. Когда же глаза наши закроются навсегда и из мира земного мы перенесемся в мир небесный, многие тайны откроются нам, но тогда уже будет поздно. Потому владыка Николай, будучи тонким, подобно святому Савве Сербскому, знатоком человеческой души и евангельской истины, постарался собрать в одной книге и предложить нам для нашего спасения эти ориентиры на пути к Богу. Все, что написано владыкой Николаем, написано по вдохновению Духа Святаго, каждая мысль представляет собой духовное сокровище. Мысли эти должно запоминать, «слагать в сердце своем» и следовать им каждый день – только так они смогут послужить нашему спасению[337].

2. Святитель Николай Сербский. Мысли о добре и зле

Анализ

Анализ убивает любовь. Потому наука – холодит. Потому говорят не о красоте знания, а о пользе его.


Любящий никогда не спрашивает о возрасте, происхождении и благосостоянии своей возлюбленной. И одухотворенная душа, то есть воспламененная любовью к Богу, отнюдь не соглашается на «анализирование» Бога.


Любовь изгоняет рассудок, как бесполезного соглядатая. Но зато соединяет воедино три луча – ум, сердце и душу – и возжигает их в одну свечу.

Пустыня знания

«Знание – свет», – говорят ученые гордецы, не имеющие ни радости, ни милости. Смотри-ка: пустыня Сахара – самое солнечное место, но более всего она напоминает раскаленный труп.

Невежество

Нетрудно научить животное, нетрудно научить простеца, но как тяжело научить того, кто, будучи невеждой, уже стал учителем!

Истина открывается любви

Искать истину – значит искать предмет любви. Искать же истину, чтобы сделать ее орудием, – значит искать истину ради прелюбодейства. Тем, кто ищет ее ради этого, истина бросает кость, но сама бежит от него за тридевять земель. За тридевять земель, милые!

Истина

Если ищешь Истину с любовью и ради любви, Она откроет тебе свет лица Своего настолько, насколько ты сможешь его вынести, не сгорев. В придачу Она принесет тебе все, но ты поймешь, что тебе не нужно ничего больше, кроме Ее сияющего и сладчайшего лика.

Когда же в сумятице жизни ты на мгновение упустишь из вида лик Истины, то ощутишь потерянность и печаль даже среди самых своих близких – друзей и родных. Как дитя среди братьев и сестер, но без матери: для ребенка нет никого ближе матери, сколько бы родных ни окружало его. Так и ты почувствуешь, что Истина для тебя стала ближе и дороже всех тех, с кем ты каждый день делишь трапезу.

Пустота и нищета

Чем больше богатство без Бога, тем больше нищета. Чем больше знаний без Бога, тем больше пустота. Только Бог дает человеку богатство и мудрость. Мир без Бога производит нищих и глупцов.

Чувство, разум и ум

Разуму служат пять чувств, уму – одно. Чувство ума суть разум. Разумен тот, кто подчинил чувства разуму. Умный человек столько же выше разумного, сколько разумный выше чувственного.


Умный человек – тот, у кого ум господствует над разумом, то есть, у кого ум воспринимает опыт разума, как сырье, которое он превращает в нечто совсем иное, в то, что даже не напоминает опыт разума; подобно тому как желудок, принимая пищу, перерабатывает ее в кровь, то есть в нечто совсем отличное от пищи.

Человек же, у которого разум владеет умом и опыт разума остается единственным – непереваренным – содержанием ума, становится безумным. Как можно говорить о больном желудке в случае несварения, так же можно говорить о больном уме и непереваренном – безжизненном – опыте. И как организм погибает от скопления непереваренной пищи, так же и ум помрачается от огромного количества знаний и опыта, над которыми он теряет контроль и способность к их преобразованию.

Борьба за жизнь

Смотри, не поддайся иллюзии, которую принято называть «борьбой за жизнь». Эти слова имеют смысл, только если означают: «борьба за Бога», иначе они бессмысленны. Для того же, кто нашел свою жизнь в Боге, не существует никакой «борьбы за жизнь».


Бог не ведет ни с кем никакой борьбы. Само присутствие Божие – победа.


Борьба за жизнь в общепринятом смысле означает борьбу за более продолжительную жизнь тела на земле. Следовательно, это не борьба за жизнь, а борьба за тело.


Иллюзорность этого девиза видна из того, что люди, не знавшие о нем, не делавшие культа из своего тела, жили часто дольше и счастливее тех, кто следовал ему.

Жизнь по соизволению дается начальником жизни

Представь, что наполненные маслом горшки стали бы бороться между собой за то, какому сохраниться, а какому быть разбитым. Что сделает горшечник? Он выльет из них масло, которое дороже горшков, понаблюдает некоторое время за забавной борьбой горшков и наконец перебьет их и наделает новые.


У тех, кто, не думая о Боге как Источнике Жизни, борется за жизнь, Он отнимает Свою жизнь и Дух, оставляя пустые горшки.

Мудрость

Когда люди жадно отнимают у природы золото, она вместо золота дает им яд.


Когда люди жадно вырывают у природы знание, она дает им цветные погремушки вместо истинного знания.


Когда люди кротко, во имя Божие, во имя Творца природы просят необходимое, природа дает им все, что потребно.


Мудрая мать дает ребенку все полезное из того, что он у нее просит; если же он попросит что-то из прихоти, пустого любопытства, мать взамен того, что он просил, даст ему безделушку.


Так поступает и мудрость Божия с людьми.

Диалог

Искренний вопрос ученого к природе мог бы быть таким: «Природа, скажи мне, кто ты, чтобы я понял, кто я…».


Искренний вопрос историка к истории мог бы быть таким: «История, скажи мне, кто ты, чтобы я понял, кто я…».


Искренний вопрос священника к Богу мог бы быть таким: «Господи, скажи мне, кто Ты, чтобы я понял, кто я…».


Безошибочный ответ на все три вопроса мог бы таким: «Человек, найди Меня в себе!».

3. Отрывок из «Проповеди под горой», имеющий отношение к темам «дарвинизм» и «происхождение человека»

…И каждый, кто ищет свое царское происхождение, обязательно найдет его; найдет его следы в истории царей земных и, без сомнения, найдет его следы в истории Царя Небесного. Для верующих в Бога, ясно, как день, что все люди – сыновья Царские, потому что все они – дети Божьи. А тот, кто постигнет мысль о царском происхождении всех людей, достигнет с этим уважения и к себе, и к другим. Истинный сын царский есть истинный сын Божий. Тот, кто осознает себя сыном Божьим, тот чувствует себя сыном царским, а тот, кто осознает себя истинным царским сыном, тот понимает, что он есть сын Божий. Тот, кто говорит: я сын царский, ибо мой дед и мой отец были царями, в меньшей мере чувствует царское достоинство, чем тот, кто утверждает: я – сын царский, ибо мой отец – Царь Небесный, великий и вечный Царь, превосходящий всех царей земных и земные царские династии. Настоящий царский сын чувствует себя частью вечно правящей и всемогущей Божественной династии. И это чувство всегда держит горе его мысли и его сердце.


Все мы сыновья царские, дорогие братья, но мы не истинно царские дети. Если отец наш Бог – Царь царей, то мы не можем не быть детьми царскими, но наше истинно царское достоинство зависит не от наследственности, а от нас самих. Все мы недостойные дети царские, ибо не царские у нас мысли, не царское отношение к себе и ближнему. Кто-то из нас отрекается от царской династии Божественной, и называет себя наследником обезьяньей династии. «Основателями нашего человеческого рода были обезьяны, – говорят эти люди. – Обезьяны были праотцами нашими, а мы их правнуки».


А если скажете им: «Пусть так, пусть мы произошли от обезьяны, но разве сами обезьяны происхождения не царского? Разве вы не находите прежде обезьян царскую династию?»

Услышите в ответ: «Нет, прежде обезьян были обезьяны, а перед обезьянами были черепахи, и перед черепахами были черепахи, а еще раньше были простейшие инфузории».


Скажете ли вы: «Пусть так. Пусть мы от обезьяны, пусть обезьяны от черепахи, пусть черепахи – от инфузорий, но разве и черепахи, и инфузории происхождения не царского? Разве не находите прежде династии инфузорий некой благородной царской династии?»


«Нет, – ответят они, – До инфузорий ничего не было, кроме хаоса элементарных частиц, которые со временем случайно соединились в инфузорию, а из нее превратились в черепаху, из черепахи – в обезьяну, а из обезьяны – в человека».


Скажете ли вновь: «А разве над изначальным хаосом не было Царя? Разве Божественный разум не старше и не выше хаоса? Разве хаос не был лишь материалом в руках Ваятеля? Могут ли горшки возникнуть из глины сами по себе, без рук гончара? Разве могли из первозданной, хаотичной глины, из хаоса элементов, родиться сами по себе инфузории, от инфузорий черепахи, от черепах обезьяны, от обезьян люди?»


«Да, – получите в ответ. – Так могло быть, так по всей вероятности и было. Могло быть как угодно, для нас главное, что люди произошли от обезьян, и нет в них ничего ни царского, ни Божественного. И пусть не гордятся цари земные царским происхождением, ибо в их венах течет кровь орангутанга, в венах всех людей течет кровь обезьянья. И пусть не говорят люди о крови благородной и неблагородной, ибо вся кровь на земле одинакова. Кровь человеческая текла в обезьяне, кровь обезьяны текла в черепахе, кровь черепахи – в инфузории, кровь инфузории – в частицах хаоса. Следовательно, царь и нищий – равны, нищий и черепаха – равны, кровь и вода – равны».


А на ваше возражение: «Если вы себя признаете сыновьями обезьяны, то, без сомнения, и дела ваши подобны делам обезьян, ибо дети всегда подобны отцам» – вам ответят: «Да, действительно, мы обращаем немного внимания на общественную мораль; мы не уважаем традиций, установленных другими; для нас не существует ни прошлого, ни будущего, нам важно только настоящее; для нас не существует человечества – существуем лишь мы; у нас есть только одна абсолютная ценность – наше «Я».


Так отвечают люди, полностью утратившие сознание о царском происхождении, а значит потерявшие и собственное достоинство. Эти выродившиеся цари, не видят в себе ничего кроме животного, окультуренной обезьяны, и в других людях не видят ничего, кроме того, что видят в себе. Оттого, они не могут уважать себя и других больше, чем уважают обезьян. Вместо уважения, у них ярко выражен инстинкт – инстинкт самосохранения, подобный инстинкту животных, но у них этот инстинкт доведен до совершенства, развит и утончен, оправдан и поддержан разумом. Животные эгоистичны не зная природы своей эгоистичности. Выродившиеся цари эгоистичны потому, что уверены в том, что собственное «Я» – центр жизни и единственная ценность в мире. Поэтому животные не так самолюбивы и не так эгоистичны, ибо не осознают этого, они беспокоятся об утолении голода, сиюминутного голода. Выродившиеся цари себялюбивы и эгоистичны в большей степени, ибо уверены в своей исключительной ценности.


Животное запасает пищу, чтобы в лучшем случае пережить зиму, а эгоистичный человек копит столько жизненных благ, сколько ему не издержать не только за один человеческий век, но за тысячи лет жизни здесь, на земле. Барсук набивает в свою нору столько кукурузы, сколько ему необходимо, чтобы перезимовать. Европейский миллиардер, у которого есть все для безбедной жизни в самых дорогих городах Европы, хочет иметь запас средств на сто тысяч лет жизни, сто тысяч! Или: разница между «богатым» и «бедным» барсуком не так велика, как разница между богатым и бедным человеком. У «бедного» барсука есть пища, скажем, на один день, а у «богатого» запас не больше, чем на сотню дней. Но, если бедный человек может сравниться с «бедным» барсуком, ибо запаса его средств хватит на один день, то запасов миллиардера достаточно на тридцать шесть миллионов дней. Иными словами, «богатый» барсук мог бы накормить за один день сто голодных барсуков, а богатый человек – тридцать шесть миллионов человек. Итак, барсуки самолюбивы меньше многих людей! Разве животный инстинкт самосохранения не превратился у людей в такую ненасытность, по сравнению с которой прожорливость барсука или акулы просто забава?


Люди, философия которых заключается в словах – «инстинкт самосохранения», оправдывающие этой философией свою чудовищную жажду безмерного богатства или бесконечных наслаждений в ущерб себе, в ущерб другим, или с бескрайним цинизмом высмеивающие нравственность, ни в чем не превосходят своего «предка» – обезьяну, кроме превосходства в себялюбии, и в чем не походят на сыновей царских. Ни в чем. Они не уважают себя, видя в себе только животное, и не уважают других, рассматривая их только как свою добычу. Они не испытывают стремления ни к героизму, ни к любви, ни к добродетели, ни к справедливости, ни к самопожертвованию, ни к дружбе, они не испытывают ни одного благородного стремления, ими движет только инстинкт самосохранения. Им удалось притупить, подавить, запугать все царские стремления своими не царскими мыслями, не царской философией. Они сами себя изгнали из царских рядов в ряды выродившихся царей – они находятся в изгнании. Мы сочувствуем этим изгнанным царям. Нам трудно с ними, но им еще трудней с собой. В старости их душам будет нелегко найти утешение в инстинкте самосохранения.

Несмотря на чрезмерно развитый инстинкт, несмотря на горы золота, они будут чувствовать себя как блудный сын, удалившийся от отца и наполнявший чрево рожками, которые ели свиньи. Их царские стремления, подавляемые всю жизнь, пробудятся, ожидая утоления и насыщения.


И поднимется восстание в душах этих выродившихся царей: лучшая часть души возопит о своих правах. После этого душевного восстания, они почувствуют себя царями истинными, которые долго пробыли в изгнании среди свиней, и, как подлинные дети царские, уже не смогут довольствоваться кореньями и пасти свиней. Они отправятся на поиски своих царских праотцев, но теперь станут их искать не среди обезьян и инфузорий, а среди царей и в Царственном Родителе всего живого – в Боге. Мы сочувствуем этим изгнанным царям, которых судьба низвела до ничтожества, и они сделались скверными людьми.

Примечания

1

Приведу определение из Википедии: «Наука – область человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Основами этой деятельности являются сбор фактов, их постоянное обновление и систематизация, критический анализ и, на этой основе, синтез новых знаний или обобщений, которые не только описывают наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяют построить причинно-следственные связи с конечной целью прогнозирования. Те теории и гипотезы, которые подтверждаются фактами или опытами, формулируются в виде законов природы или общества»

2

«Наука в современном понимании начала складываться с XVI–XVII веков» (Википедия. Статья «Наука»).

3

Брюс А. Литтл. Наука, христианство и истина. – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/87.htm

4

«В ходе исторического развития её влияние вышло за рамки развития техники и технологии. Наука превратилась в важнейший социальный, гуманитарный институт, оказывающий значительное влияние на все сферы общества и культуру» (Википедия. Статья «Наука»).

5

Подобное отношение к науке как средству создания сверхчеловека (или постчеловека) сегодня оформилось в идеологию, получившую название «трансгуманизм».

6

См.: Катасонов В.Ю. Метафизика истории. – М.: Институт русской цивилизации, 2017 (раздел «Каинитская цивилизация и современный капитализм»).

7

См.: Там же (раздел «Башни до небес, или Вавилон в нашей жизни»).

8

В.М.Острецов. «Масонство, культура и русская история», М. 1999, с. 236–237

9

См. http://ruskline.ru/news_rl/2017/01/21/my_zhivem_v_sumasshedshem_dome/

10

См., в частности: Катасонов В.Ю. Капитализм. История и идеология денежной цивилизации. Изд. 4-е, дополненное. – М.: Институт русской цивилизации, 2015. 1120 с.

11

Апостасия (греч. Αποστασία – «отступничество») – отступничество от христианства, вероотступничество. Вероотступничество представляет собой полный отказ человека от прежней своей христианской веры, отрицание её догматов, сопровождающееся отпадением от Церкви. Отпадение может означать переход на позицию атеизма или в другую веру.

12

О Дане Иаков (тот самый, от которого пошли двенадцать колен Израилевых) говорил, что он аспид при дороге: «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадёт назад» (Быт. 49:17), то есть змеем, который кусает коня так, что наездник падает.

13

Священник Даниил Сысоев. Толкование на Апокалипсис. Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева». – Москва, 2011. С. 188.

14

Преподобный Ефрем Сирин. Слово на пришествие Господне, на скончание мира и на пришествие антихристово. – Режим доступа: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/852

15

Триумвират (от лат. tres – «три» + vir – муж: «союз трёх мужей») – политическое соглашение, союз влиятельных политических деятелей и полководцев в Риме в период гражданских войн I века до нашей эры, направленный на захват государственной власти. Сегодня часто слово используется для обозначения союза трёх участников.

16

Священник Даниил Сысоев. Толкование на Апокалипсис. Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева». – Москва, 2011. С. 188.

17

Исключение из правила будет также для людей, которых Второе пришествие Иисуса Христа застанет в живых. Они не умрут, но претерпят изменения: «Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся» (1 Кор. 15:51). Потом для них, как и для воскресших людей, будет Суд.

18

См.: Катасонов В.Ю. Третья мировая. Ближний и Средний Восток – альфа и омега земной истории. – Режим доступа: http://reosh.ru/tretya-mirovaya-blizhnij-i-srednij-vostok-alfa-i-omega-zemnoj-istorii.html

19

См.: Священник Родион. Люди и демоны. Образы искушения современного человека падшими духами. – Киев, 2003.

20

В дальнейшем покупка и продажа священства получит название симония, по имени Симона Волхва, который первым пытался купить благодатный дар священства у апостолов.

21

Список его начинается со следующих четырех первоересей: «варварство», «скифство», «иудейство» и «эллинство».

22

См.: Священник Николай Карасев. Путь оккультизма. Историко-богословское исследование. – М.: Пренса, 2003; Добролюбов Н. Тайные общества ХХ века. – СПб., 1996.

23

Иногда в Апокалипсисе просто говорится о «звере», а также о «звере из бездны». Некоторые толкователи полагают, что в этом случае речь идёт не о каком-то отдельном звере, а обо всей «звериной троице», действующей как единое целое.

24

Ададуров Анатолий. Лжепророк из Апокалипсиса свирепствует. – Режим доступа: https://www.proza.ru/2015/02/23/2303

25

Архиепископ Димитрий (Рождественский). Апокалипсис в перспективе ХХ века. – М.: ПСТГУ, 2009. С. 213.

26

Кара-Мурза С. Идеология и мать её – наука. – М.: Алгоритм, 2002. С. 35.

27

Lorenz K. La аccion de la Naturaleza y el destino del hombre. Madrid: Alianza, 1988. Р. 258. Упоминаемый в цитате Борн – Макс Борн (1882–1970) – известный англо-немецкий физик, лауреат Нобелевской премии, один из основателей квантовой механики.

28

Бердяев Н.Н. Философия свободы. Смысл творчества. – М., 1989. С. 264.

29

Там же. С. 265.

30

Кара-Мурза С. Идеология и мать её – наука. – М.: Алгоритм, 2002. С. 42.

31

Подробнее об экономической «науке» как «Социальном заказе» см.: Катасонов В.Ю. Капитализм: история и идеология «денежной цивилизации». Изд. 4-е доп. – М.: Институт русской цивилизации, 2015.

32

Колодяжный Илья. Бесконечное расширение знаний, или Кому служит современная наука? – Режим доступа: http://ruskline.ru/special_opinion/2016/oktyabr/beskonechnoe_rasshirenie_znanij_ili_komu_sluzhit_sovremennaya_nauka/&?print=y

33

Там же.

34

Антология педагогической мысли России первой половины XIX века. – М.: Педагогика, 1987.

35

Письма преподобного Амвросия. – Режим доступа: http://www.pravoslavie. ru/5304.html

36

Оптинский Варсонофий. Беседы старца с духовными чадами (1907–1913). – М.: Директ-Медиа, 2014. С. 105–106.

37

«Домостроительство (греч. οἰκονομία – «заведование домашним хозяйством») – христианский богословский термин, указывающий на предвечный Божественный план, в соответствии с которым Бог творит мир, промышляет о нём и ведёт его к конечной благой цели. Понятие «Д.» является одним из выражений абсолютной мудрости и всесовершенной благости Божией» (Статья «Домостроительство». // Православная энциклопедия. – Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/178901.html

38

Говорят, что фраза «искусство ради искусства» впервые появилась во Франции после наполеоновских войн. Её, в частности, использовали мадам де Сталь в своём эссе «О Германии» (1813) и философ Виктор Кузен (1792–1867) в лекциях по философии в Сорбонне «Об истине, красоте и благе» (1816–1818, опубликованы в 1836).

39

Для разрядки советую читателям просмотреть шуточное эссе «Наука ради науки», написанное М.А. Корнеевым. Вот выдержка из него: «Российская наука стоит на академизме. Наука не ради общества и не для него, а для себя. Читая список защищённых диссертаций, я хотел понять, как, ну как эти люди обосновывают такие темы своих работ? Что они пишут? Как вообще такое может быть интересно обществу? А оно и не интересно, потому и пишется на деньги самого автора, издаётся за его же деньги и им же и перечитывается. И десятком тех, «кто в теме». Наука ради науки». – Режим доступа: http:// samlib.ru/k/korneew_m_a/nauka.shtml

40

Архиепископ Димитрий (Рождественский). Апокалипсис в перспективе ХХ века. – М.: ПСТГУ, 2009. С. 215.

41

При жизни Платона в числе академиков были Аристотель и ещё много ставших позднее известными философов. После смерти Платона Академия несколько раз восстанавливалась, при этом традиции первоначальной Академии максимально учитывались. Так называемая «пятая» платоновская академия (располагалась в Афинах) была закрыта при византийском императоре Юстиниане в 529 году.

42

См.: Сура. // Электронная еврейская энциклопедия. – Режим доступа: http:// www.eleven.co.il/article/13975

43

«Талмуд». – Режим доступа: http://www.google.ru/url?url=http://www.evreyatlanta.org/__media/books/talmud.doc&rct=j&frm=1&q=&esrc=s&sa=U&ved=0ahUKEwiM0u__iufPAhVKb5oKHSbsA3wQFggnMAQ&usg=AFQjCNGjhchrk98hnM LhP2GxuXldm3xg0A

44

См.: Иешива. // Электронная еврейская энциклопедия. – Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/11719

45

Хорган Джон. Конец науки // Перевод с англ. – СПб.: Амфора – Эврика, 2001.

46

Режим доступа: http://kapital-rus.ru/articles/article/dzhon_horgan_o_konce_ nauki/

47

Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. в 50 т. – М., 1955–1981. Т. 3. С. 4.

48

Аксиома (др. – греч. ἀξίωμα – утверждение, положение, постулат) – исходное положение какой-либо теории (науки), принимаемое в рамках данной теории (науки) истинным без требования доказательства и используемое при доказательстве других её положений (в математике такие доказательства называются «теоремами»).

49

См.: Успенский В.А. Теорема Гёделя о неполноте. // «Популярные лекции по математике». – М.: Наука, 1982.

50

Святой праведник Кронштадский Иоанн. Полн. собр. соч. Т. 1. СПб., 1893 // Репринт: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. С. 13, 91.

51

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. Троицкое слово, 2001. С. 41.

52

Полное название книги: «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь» (On the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life).

53

Ниже даётся изложение истории эволюционных представлений о происхождении человека по следующему источнику: «Биология. Общая биология. Базовый уровень. Учебник для 10–11 классов». – Режим доступа: http://ours-nature.ru/lib/b/book/2112180390/1

54

В дореволюционной России Каверзнев был не очень известен при жизни и окончательно забыт после смерти. Каверзнев был заново «открыт» советским историком науки Б. Райковым в 40-е годы прошлого века. См.: Райков Б.Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина: материалы к истории эволюционной идеи в России. Т. I. М.-Л., 1951.

55

Иеромонах Серафим Роуз. Православный взгляд на эволюцию. – Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/pravoslavnyj-vzgljad-na-ehvoljutsiju/ О Декарте, упоминаемом Серафимом Роузом: Рене Декарт (1595–1650) – французский философ, математик, механик, физик и физиолог, создатель аналитической геометрии и современной алгебраической символики, автор метода радикального сомнения в философии, механицизма в физике, предтеча рефлексологии. Как и все другие философы Нового времени, стоял на позициях деизма. Считается одним из отцов-основателей современной науки.

56

См.: Darwin – Wedgwood family. – Режим доступа: https://en.wikipedia.org/wiki/ Darwin%E2%80%93Wedgwood_family

57

Рассел Григ (Russel Grigg) – известный австралийский креационист (сторонник точки зрения о творении человека Богом), магистр естественных наук; в прошлом работал в химической промышленности, в настоящее время – миссионер организации Creation Ministries.

58

Григ Рассел. Дарвинизм – всё началось в семье. Известный внук Эразма Дарвина с ранних лет узнал о теории эволюции. – Режим доступа: http://www. origins.org.ua/page.php?id_story=1067

59

Вместе со своей женой, урождённой Веджвуд, он посещал церковь унитариев, которая в христианской среде считалась еретической.

60

Павлюк П.А. Чудовищный обман Чарльза Дарвина. – http://www. scienceandapologetics.org/text/362.htm

61

Там же.

62

Моррис Генри. Сотворение и современный христианин. // Пер. с англ. – М., 1993. С. 102.

63

См.: Дарвин Ч. Воспоминания о развитии моего ума и характера. Сочинения. Т. 9. – М.: Изд-во АН СССР, 1959. С. 166–242. – Режим доступа: http://charles-darwin.narod.ru/biography/biography-content.html

64

Конашев Михаил. Дарвин и религия. // Человек, 2009. № 5. – Режим доступа: http://humanism.su/ru/articles.phtml?num=000747

65

Дарвин Ч. Воспоминания о развитии моего ума и характера…

66

Тахтаджян Армен. Дарвин и современная теория эволюции. // Дарвин. Происхождение видов. – СПб.: Наука, 2001. С. 519.

67

В шестом издании «Происхождения видов» Дарвин был вынужден пойти на целый ряд принципиальных изменений проламаркистского характера: увеличение роли определённой изменчивости, признание появления её сразу у большого числа особей, признание большого значения наследования приобретённых признаков и т. д.

68

«Дарвин и Мендель. Размышления о двух открытиях». – Режим доступа: http://www.christusimperat.org/ru/node/23372

69

Лестер Лейн. Генетика: недруг эволюции. Высококвалифицированный биолог рассказывает обо всём как есть. – Режим доступа: http://www.origins.org. ua/page.php?id_story=331#ixzz4MlUcGMYD

70

Лестер Лейн П. Генетика – враг теории эволюции. – Режим доступа: http:// blagovestnik.ucoz.ru/load/apologetika/lejn_p_lester_genetika_vrag_teorii_ ehvoljucii/8-1-0-136

71

Систематизация возражений Н. Данилевского дана по источнику: Игнатенко Александр Демон Дарвина. Теоцентрическая критика теории эволюции. – Режим доступа: http://reosh.ru/demon-darvina-teocentricheskaya-kritika-teorii-evolyucii.html

72

Профессиональный термин панмиксия (от др.-греч. πᾶν – «всё» и μῖξις – «смешение») – свободное скрещивание разнополых особей в популяции. Та или иная степень панмиксии характерна для большинства видов животных и растений.

73

Цит. по: Игнатенко Александр. Демон Дарвина. Теоцентрическая критика теории эволюции. – Режим доступа: http://reosh.ru/demon-darvina-teocentricheskaya-kritika-teorii-evolyucii.html

74

Берг Л.С. Номогенез, или Эволюции на основе закономерностей. – Пг., 1922. С. III–IV. Между прочим, Лев Семёнович Берг не отрицал в этой книге эволюции в природе, но при этом оценивал теорию Дарвина как антинаучную.

75

Данилевский Николай. Дарвинизм. Критическое исследование. – М.: Издательство «ФИВ», 2015. [Изложение работы Н.Я. Данилевского «Дарвинизм. Критическое исследование». – Режим доступа: http://danilevsky.net/d2004/ ru20040101_14.php?MenuIndex=1&MenuItem=4]

76

Для тех, кто заинтересовался взглядами Данилевского на дарвинизм, рекомендую обратиться к сайту «К вопросу истории разработки понятия биологической эволюции (Естественнонаучная проблематика в творческом наследии Н.Я. Данилевского)». – Режим доступа: http://www.danilevsky.net/

77

На русском языке книга была впервые издана в 1922 году под названием «Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса» (перевод с англ. В.П. Батуринского).

78

Я не утрирую. Мне приходится общаться со студентами. На мой вопрос о происхождении человека многие, не задумываясь, отвечают: «От обезьяны». Вот вам плоды нашего образования, базирующегося на использовании метода «Троянского коня».

79

Vatican Gives Darwin a Big Birthday Hug, Leaving Creationists on the Fringes. – Режим доступа: http://blogs.discovermagazine.com/80beats/2009/02/11/vatican-gives-darwin-a-big-birthday-hug-leaving-creationists-on-the-fringes/

80

У разных авторов начало Нового времени варьирует. Отсчёт может вестись от английской буржуазной революции середины XVII века (началась в 1640 г.), от падения Константинополя (1453 г.), от начала Реформации (1517 г.) или от открытия испанцами Нового света (1492 г.).

81

См.: Катасонов В.Ю. Историософия Льва Тихомирова // В.Ю. Катасонов Православное понимание общества. – М.: Институт русской цивилизации, 2015.

82

Иеромонах Евфимий (Саморуков). Два пути. – М.: Русская идея, 2012. С. 478–479.

83

Томас Роберт Мальтус (1766–1834) – английский священник и учёный, демограф и экономист. С 1805 года получил кафедру профессора истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании; также исполнял в колледже обязанности священника. Мальтус был членом Королевского общества и членом Французской академии; стал основателем Клуба политической экономии и одним из основателей Лондонского статистического общества. Кроме «Опыта закона о народонаселении» Мальтусом были написаны «Размышления о действии хлебных законов» (1818), «Исследования природы и эволюции земельной ренты» (1814), Принципы политической экономии» (1820). Последняя работа содержит полемику с Давидом Рикардо и Жаком Батистом Сэйем; в ней доказывается возможность общего перепроизводства товаров и даётся объяснение промышленным кризисам.

84

Цит. по: «Мальтузианство» // Медицинская энциклопедия. – Режим доступа: http://www.medical-enc.ru/m/12/maltuzianstvo.shtml

85

Цит. по: Фёдоров Е. Экологический кризис и социальный прогресс. – М.: Гидрометеоиздат, 1977. С. 22.

86

Германский социалист Август Бебель (1840–1913) остроумно заметил, что Мальтус «в нужный момент сказал для английской буржуазии нужное слово».

87

Критика мальтузианства с позиций марксизма изложена в следующих работах: Попов А.Я. Современное мальтузианство (очерк критики). – М., 1960; Смулевич Б.Я. Критика буржуазных теорий и политики народонаселения. – М., 1959.

88

Критику мальтузианства см.: Уайтхед А.Н. Приключение идей. – М.: ИФРАН, 2009.

89

Жан Батист Ламарк (1744–1829) – французский учёный-естествоиспытатель. Основным трудом Ламарка стала книга «Философия зоологии», опубликованная в 1809 году. Ламарк стал первым биологом, который попытался создать стройную и целостную теорию эволюции живого мира, известную в наше время как одна из исторических эволюционных концепций, называемая «ламаркизм». Отрицал существование видов, ссылался на свой огромный опыт как систематика. В живом мире, по мнению Ламарка, постоянно происходит плавная эволюция. Исходя из этого, Ламарк пришёл к выводу, что биологические виды – фантазия учёных; на самом деле есть только отдельные особи. Ламарк последовательно применил в своей теории принцип Лейбница: «Природа не делает скачков». Ламарк был недооценён современниками. Однако спустя полвека, после выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина, теория Ламарка приобрела вторую жизнь. Ламаркисты (ученики Ламарка) создали научную школу, дополняя дарвиновскую идею отбора и «выживания наиболее приспособленного» более благородным, с человеческой точки зрения, «стремлением к прогрессу» в живой природе.

90

Некоторые работы Уоллеса, пропагандировавшие дарвинизм, были переведены на русский язык и изданы в России: Уоллес А.Р. Теория естественного подбора. – СПб.: Типография Г.Е. Блатосветлова, 1878; Уоллес А.Р. Дарвинизм: Изложение теории естественного подбора и некоторых из её приложений. – М.: Типография товарищества И.Д. Сытина, 1898.

91

Уже к 1865 году интересы Уоллеса полностью обратились к иным феноменам, которым не могла найти объяснения обычная биологическая наука, – френологии (изучение связи психики человека и строения поверхности его черепа) и месмеризму (теория и практика гипноза). Уоллес стал активно увлекаться столоверчением, спиритизмом, теософией.

92

Цит. по: Рассел Григ Эрнст Геккель: проповедник эволюции и апостол лжи. – Режим доступа: http://www.origins.org.ua/page.php?id_ story=1505#ixzz4P4OBRpBO

93

Письмо, датированное 22 февраля 1898 года, от Геккеля к Франческе вон Альтенгаузен, псевдоним, под которым скрывалась Фрида вон Услар-Глейчен. Цит. по: Рассел Григ Эрнст Геккель: проповедник эволюции и апостол лжи. – Режим доступа: http://www.origins.org.ua/page.php?id_ story=1505#ixzz4P4OBRpBO

94

Между прочим, Джек Лондон был вторым после Г.Х. Андерсена по тиражам издаваемых книг в СССР зарубежным писателем: за 1918–1986 годы общий тираж 956 изданий Джека Лондона составил более 77 миллионов экземпляров (Книгоиздание СССР. Цифры и факты, 1917–1987 / Е.Л. Немировский, М.Л. Платова. – М.: Книга, 1987. С. 311).

95

Джек Лондон. Биография. // Jack London. Biography. – Режим доступа: https:// www.proza.ru/2003/11/03-55

96

Очень похоже на то, что в современных учебниках по биологии называется «пищевой пирамидой».

97

О «творческой силе» как факторе исторического развития писали и другие философы. Например, Рене Декарт (1596–1650). Также философ Бергсон в своей «Творческой эволюции» (1909). Но у таких философов «творческая сила» относится к сфере духовной, которая чётко отделена от мира материи. У Ницше же «творческая сила» – атрибут материи. Философия Ницше – материалистический монизм.

98

Бёркс Х. Джеймс. Ницше, эволюция и вечное возвращение. // Здравый смысл, 2000. № 3 (19). – Режим доступа: http://nietzsche.ru/look/xxc/ontologie/berks/

99

Знаменский С.П. «Сверхчеловек» Ницше // Ницше: pro et contra. – СПб., 2001.

100

В афоризме 143 третьей части книги: «Изобретение богов, героев и сверхчеловеков разного рода, равно как и человекобразов и недочеловеков, карликов, фей, кентавров, сатиров, демонов и чертей».

101

Zirkle C. Evolution, Marxian Biology, and the Social Scene. // University of Philadelphia Press, Philadelphia, 1959. Р. 85–87; 86 (цит. по: Бергман Джерри Дарвинизм как основа коммунизма. – Режим доступа: http://creation.com/the-darwinian-foundation-of-communism-russian

102

Цит. по: «Чудовищный обман Чарльза Дарвина». – Режим доступа: https:// vk.com/topic-6377309_23317072

103

Бергман Джерри. Дарвинизм как основа коммунизма. – Режим доступа: http:// creation.com/the-darwinian-foundation-of-communism-russian

104

Там же.

105

Treadgold D. Twentieth Century Russia, Rand McNally. – Chicago, 1972. Р. 50.

106

Jonathan Wells. Icons of Evolution: Science or Myth? Why Much of What We Teach About Evolution is Wrong Regnery Publishing, 2000. Р. 235–236 (цит. по: «Дарвинизм и коммунизм»). – Режим доступа: http://www.darwinizm.ru/darwin-6.htm)

107

Ленин В.И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов. // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 139.

108

Дейтон Рик. Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения. – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

109

Дейтон Рик. Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения. – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

110

Carnegie Andrew. Autobiography of Andrew Carnegie, ed. John C. Van Dyke (Boston: Northeastern University Press, 1986). Р. 327.

111

Цит. по: Дейтон Рик Указ. соч.

112

Моррис Г. Сотворение и современный христианин. – М.: Протестант, 1993. С. 57.

113

Коулман Джон. Иерархия заговорщиков: Комитет трёхсот. // Пер. с англ. 4-е изд., испр. и доп. – М.: «Древнее и современное», 2011. С. 194–195.

114

Американский журналист Джон Рид в 1919 году написал книгу об Октябрьской революции 1917 года в России, которая так и называлась: «Десять дней, которые потрясли мир».

115

Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М.: Москва, 1997. С. 478.

116

Там же. С. 478.

117

Цит. по: «Дарвинизм против Дарвина». – Режим доступа: http://www. russkiymir.ru/publications/85244/

118

Тимирязев Климент Аркадьевич (1843–1920) – естествоиспытатель, специалист по физиологии растений, исследователь фотосинтеза, популяризатор и историк науки.

119

Так, В.И. Ленин, получив от Тимирязева его книгу «Наука и демократия» (1920), с благодарностью ответил: «Я был прямо в восторге, читая Ваши замечания против буржуазии и за Советскую власть».

120

В качестве введения в проблему можно рекомендовать следующий материал: «Разрушение культуры России: социал-дарвинизм как философия реформы». // Сергей Батчиков, Сергей Кара-Мурза. Неолиберальная реформа в России. – Режим доступа: http://www.kara-murza.ru/referat/Neoliberal/ dokladRus003.html)

121

Бергман Джерри. Дарвинизм как основа коммунизма. – Режим доступа: http:// creation.com/the-darwinian-foundation-of-communism-russian

122

Hsu K.J. The Great Dying: Cosmic Catastrophe, Dinosaurs and the Theory of Evolution, Brace Jovanovich, Harcourt, 1986. Р. 1 (цит. по: Бергман Джерри Дарвинизм как основа коммунизма).

123

Хотя Карл Маркс родился в Германии (в 1818 г.) и жил там, однако с 1849 года он эмигрировал в Англию и жил в Лондоне до своей смерти в 1883 году. Таким образом, классика марксизма можно в большей мере назвать гражданином Англии, чем гражданином Германии.

124

Крымская Виолетта. Теория Дарвина – теория заговора. – Режим доступа: https://cont.ws/post/372029

125

Stein G.J. Biological science and the roots of Nazism, American Scientist. 76:50–58, 1988. Р. 52.

126

Цит. по: «Дарвинизм и фашизм. Трагический итог “закона джунглей”: фашизм». – Режим доступа: http://www.darwinizm.ru/darwin-5.htm

127

См.: Архимандрит Павел Стефанов. Дарвин и Гитлер. – Режим доступа: http:// www.pravoslavie.ru/49636.html

128

Hsu K.J. Sedimentary Petrology and Biologic Evolution. // Journal of Sedimentary Petrology, 56, 1986, Sept. Р. 730 (цит. по: Архимандрит Павел Стефанов…).

129

Michael J. Behe. Darwin’s Black Box. – New York: Free Press, 1996/ Р. 232–233.

130

Dawkins Richard. The Blind Watchmaker. – London: W.W. Norton, 1986. Р. 159 (цит. по: «Дарвинизм и фашизм…»).

131

Дейтон Рик. Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения). – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

132

Galton Francis. Hereditary Genius. – New York, 1891. Р. 346.

133

«Евгеника – запрещённая наука будущего». – Режим доступа: http://tainy. net/15852-evgenika-zapreshhyonnaya-nauka-budushhego.html

134

«Евгеника: философия преступлений против человечества». – Режим доступа: http://нацкурс. рф/post23.html

135

«Сейчас евгеника – это прошлое, притом сильно запятнанное. А цели, поставленные перед евгеникой её основателями и ею не достигнутые, перешли полностью в ведение медицинской генетики, быстро и успешно продвигающейся вперёд» (Бужиевская Т.И., Гершензон С.М. Евгеника: сто лет спустя. // Человек, 1996. № 1).

136

Dov Fisher. We’re Right, and the World’s Wrong//Forward, 19. April 2002, цитируется по: Юрген Граф. «На пути к Апокалипсису. Что ждёт коренные народы Европы?». С 114 // Институт русской цивилизации, М., 2017.

137

Harvard Magazine. September/October, 2002.

138

Глэд Джон. Будущая эволюция человека. Евгеника двадцать первого века. // Пер. с англ. – М.: «Захаров», 2005. – Режим доступа: http://www.litmir.me/ br/?b=192840&p=19

139

Там же.

140

Положительная евгеника – повышение рождаемости у тех, кто наделён генетическими преимуществами, путём финансового поощрения, целевых демографических анализов, оплодотворения in vitro, пересадки яйцеклеток, клонирования.

141

Режим доступа: http://ruskolan.com/rasa/evgenika_05.htm

142

Глэд Джон. Будущая эволюция человека. Евгеника двадцать первого века.

143

Негативная евгеника – направлена на снижение рождаемости среди генетически менее удачливых, в основном существует лишь в виде семейных консультаций, предусматривая, в частности, своевременное прекращение беременности или стерилизацию. Впрочем, негативная евгеника может прибегать к убийству уже живущих людей.

144

«Этническое оружие». // Энциклопедия вооружений. – Режим доступа: http:// www.arms.ru/bio/bio6.htm

145

Применительно к живым существам, отличным от человека, понятие «социальное поведение» условно. Речь идёт о поведении в контексте взаимоотношений отдельных членов сообщества животных существ.

146

Неделько В.И., Хунджуа А.Г. Основы современного естествознания. Православный взгляд. – М.: Паломник, 2008. С. 363. Упоминаемая в цитате аббревиатура ДНК расшифровывается как дезоксирибонуклеиновая кислота. ДНК – макромолекула. Она одна из трёх основных (две другие – рибонуклеиновая кислота (РНК) и белки), обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов. ДНК содержит информацию о структуре различных видов РНК и белков.

147

Там же. С. 364.

148

Цит. по: Неделько В.И., Хунджуа А.Г. Указ. соч. С. 364.

149

Неделько В.И., Хунджуа А.Г. Указ. соч. С. 364.

150

Цит. по: Генетика // Бартон Гуттман, Энтони Гриффитс, Дэвид Сузуки, Тара Куллис. Пер. с англ. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. С. 10.

151

Вертьянов С. Происхождение жизни. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2007. – Режим доступа: http://hram-chus.narod.ru/p189aa1.html

152

«Генетика против Дарвина». – Режим доступа: http://hram-chus.narod.ru/ p189aa1.html

153

Дейтон Рик. Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения). – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

154

Иеромонах Серафим (Роуз). Православный взгляд на эволюцию (письмо А. Каломиросу). – Режим доступа: http://www.wco.ru/biblio/books/rouz3/main.htm

155

Существует несколько эквивалентных формулировок второго закона термодинамики. Наиболее известные из них: Постулат Клаузиуса и Постулат Томсона (Кельвина). Подробнее см.: Базаров И.П. Термодинамика. – М.: Высшая школа, 1991; Базаров И.П. Заблуждения и ошибки в термодинамике. – Изд. 2-е испр. – М.: Едиториал УРСС, 2003.

156

Волькенштейн М.В. Энтропия и информация. – М.: Наука, 1986; Шамбадаль П. Развитие и приложение понятия энтропии. – М.: Наука, 1967; Мартин Н., Ингленд Дж. Математическая теория энтропии. – М.: Мир, 1988; Гленсдорф П., Пригожин И. Термодинамическая теория структуры, устойчивости и флуктуаций. – М., 1973.

157

Библия и наука. – М.: ДАРЪ, 2007. С. 6–7.

158

Там же. С. 9.

159

Фомин А.В. Доказательства существования Бога. Аргументы науки в пользу сотворения мира. – М.: Новая мысль, 2004 (Глава 2, раздел «Второй закон термодинамики отвергает теорию эволюции»). – Режим доступа: http:// texts.news/religiya-nauka_1425/vtoroy-zakon-termodinamiki-oprovergaet-teoriyu-50237.html

160

Хоменков А.С. Эволюционный миф и современная наука. // Библия и наука. – М.: ДАРЪ, 2007. С. 259–262.

161

Ученые о теории эволюции. – Симферополь, 1996. С. 32.

162

Моррис Г. Библейские основания современной науки. – СПб.: Библия для всех, 1995. С. 394.

163

Головин С. Эволюция мифа. – Симферополь, 1997. С. 74.

164

См.: Борисова Александра. «Недостойно публикации в Nature». Критика исследования гоминиды Арди. – Режим доступа: https://www.gazeta.ru/ science/2011/02/17_a_3528954.shtml

165

Согласно мнению учёных, таких массовых вымираний в истории Земли было пять. Количество видов живых существ, когда-либо обитавших на нашей планете, значительно (по некоторым оценкам, в разы) превышает количество видов, ныне обитающих на Земле. См.: «Учёные прогнозируют шестое глобальное вымирание видов на Земле». – Режим доступа: https://life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/155975).

166

Александр Иванович Опарин (1894–1980) – советский биолог и биохимик, создавший теорию возникновения жизни на Земле из абиотических компонентов; академик АН СССР (1946 г.), Герой Социалистического Труда (1969 г.). Первый президент организованного в 1970 году Международного научного общества по изучению возникновения жизни (International Society for the Study of the Origin of Life). В 1977 году Исполком указанного Общества учредил Золотую медаль имени А.И. Опарина.

167

Об эксперименте Миллера см.: Происхождение жизни. – Режим доступа: http://www.ufo.obninsk.ru/life0.htm

168

Критический анализ результатов эксперимента Миллера см.: Самозарождение жизни. Претензии к эксперименту Миллера по самозарождению жизни. – Режим доступа: http://www.ufo.obninsk.ru/life01.htm

169

Юнкер Р., Шерер З. История происхождения и развития жизни. – СПб.: Кайрос, 1997. С. 97–98; Скотт Ф. Жизненно важные вопросы. – СПб.: Библия для всех, 1996. С. 72; Библия и наука. – М.: ДАРЪ, 2007. С. 277–278.

170

Тейлор П. Сотворение. Иллюстрированная книга ответов. – СПб.: Библия для всех, 1994. С. 77; Библия и наука. – М.: ДАРЪ, 2007. С. 278.

171

Подборка оценок вероятности создания белковых соединений и прочих первичных элементов «живой материи» приведена в следующем источнике: «Тайна происхождения жизни» // Чему равна вероятность случайного возникновения жизни? – Режим доступа: http://agapechurchofphilly.com/ downloads/articles/mystery-life-origin.pdf. См. также: Тейлор П. Указ. соч. С. 22; Скотт Ф. Указ. соч. С. 76; Библия и наука. С. 278–279.

172

Тейлор П. Указ. соч. С. 79.

173

Цит. по: Библия и наука. С. 283.3

174

Хоменков А.С. Эволюционный миф и современная наука. // Библия и наука. – М.: ДАРЪ, 2007. С. 279.

175

См.: Юнкер Р., Шерер З. Указ. соч. С. 99.

176

Цит. по: Тейлор П. Указ. соч. С. 78.

177

«Круглый стол в Дубне: внеземная жизнь есть», 26.12.2011. – Режим доступа: http://www.pravda.ru/science/planet/space/26-12-2011/1103199-oijay_dubna-0/

178

Иеромонах Серафим (в миру Юджин Дэннис Роуз, 1934–1982) – священнослужитель Русской православной церкви за рубежом, иеромонах; духовный писатель, автор многочисленных трудов, оказавших большое влияние на православную жизнь в Америке, вызвавших большой интерес в России. Наиболее значимые работы Серафима Роуза (в скобках – год первой публикации): «Православие и религия будущего» (1975); «Вкус истинного православия» (1978); «Православный взгляд на эволюцию» (1978); «Знамения времени» (1980); «Как сегодня быть православным?» (1980); «Душа после смерти» (1980); «Тайны книги “Апокалипсис”» (1980); «Будущее России и конец мира» (1981); «Православное понимание книги Бытия» (1981); «Когда Бог открывается сердцу» (1981); «Святые Отцы: верный путь христианства» (1983); «Совет современникам» (1984).

179

Иеромонах Серафим Роуз. Православный взгляд на эволюцию. – Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/pravoslavnyj-vzgljad-na-ehvoljutsiju/

180

Речь идёт о книге А. Каломироса «Против ложного единства». – Against False Union: st. Nectavios Press Seattle, Washington, 1967; 2nd edition – 1978

181

Получив через два года ответное письмо от Каломироса, отец Серафим вновь был сильно разочарован. Греческий богослов писал, что ему не известен ни один ученый, который усомнился бы в теории эволюции. Он обвинял отца Серафима во враждебном отношении к науке и… «подверженности западному влиянию» (?!).

182

Курсив в приведённых цитатах – мой. – В.К.

183

Аквинский Фома. Сумма богословия. I. Вопрос 98. Ст. 2

184

Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. 5-е изд. – М., 2003. С. 149–150.

185

Это предтечи антихриста, или «малые антихристы», расчищающие путь антихристу последних времён. См.: Катасонов В.Ю. «Антигерои» Апокалипсиса и их прообразы в истории человечества. – Режим доступа: http://reosh.ru/ antigeroi-apokalipsisa-i-ix-proobrazy-v-istorii-chelovechestva.html

186

Лжепророк – одно из главных действующих лиц Апокалипсиса. См.: Катасонов В.Ю. «Антигерои» Апокалипсиса и их прообразы в истории человечества.

187

Виктор Пелевин. Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами. М., Эксмо, 2016.

188

Подписали его следующие академики РАН: Е. Александров, Ж. Алфёров, Г. Абелев, Л. Барков, А. Воробьёв, В. Гинзбург, С. Инге-Вечтомов, Э. Кругляков, М. Садовский, А. Черепащук. Среди них два лауреата Нобелевской премии (Ж. Алферов и В. Гинзбург).

189

«Новая газета». Приложение «Кентавр», 22.07.2007.

190

Дейтон Рик Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения). – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

191

Бергман Дж., Хоув Дж. Рудиментарные органы: зачем они нужны. – Симферополь. Христианский научно-апологетический центр, 1997. С. 5.

192

Там же, с.3

193

Цит. по: Хоменков А.С. Есть ли у человека лишние органы? – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/impressionism/36408.php

194

Там же.

195

Бергман Дж., Хоув Дж. Рудиментарные органы: зачем они нужны. – Симферополь. Христианский научно-апологетический центр, 1997. С. 47.

196

Там же. С. 55.

197

Дейтон Рик. Катастрофические последствия дарвинизма (Историческая оценка социальных последствий эволюционного мировоззрения). – Режим доступа: http://www.scienceandapologetics.org/text/220.htm

198

Цит. по: Священник Константин Буфеев О духовном содержании дарвинизма. – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/impressionism/43697.php

199

В русскоязычной литературе для передачи фамилии деда Джулиана Хаксли принято написание Гексли.

200

Агностицизм (от др.-греч. ἄγνωστος  – «непознаваемый, непознанный») – философское учение, утверждающее принципиальную непознаваемость мира. В частности, концепция агностицизма предполагает невозможность ответа на вопрос: Существует Бог или нет?

201

Цит. по: Четверикова О. Диктатура «просвещённых»: о духовных корнях и целях трансгуманизма (часть 2). – Режим доступа: http://communitarian. ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_metody/diktatura_prosveschennyh_o_ duhovnyh_kornyah_i_celyah_transgumanizma_chast__2_29092013/

202

Коротко и доходчиво цели Международного экологического движения как инструмента мировой закулисы изложены в следующей статье: Людмила Фионова «Абсолютное зло под личиной заботы об экологии и благе людей». – Режим доступа: http://planeta.moy.su/blog/absoljutnoe_zlo_pod_lichinoj_ zaboty_ob_ehkologii_i_blage_ljudej/2013-07-02-55046

203

Критику СТЭ см.: Красилов В.А. Нерешённые проблемы теории эволюции. – М., 1986. – Режим доступа: http://evolution.powernet.ru/library/krasilov.html; также: Красилов В.А. Дарвинизм, синтетическая теория эволюции и их критика. – Режим доступа: http://www.evolbiol.ru/document/1751

204

«Трансгуманизм: техноевгеника узурпирует человечество». // Mixednews. – Режим доступа: http://mixednews.ru/archives/21552

205

Цит. по: Протоиерей Константин Буфеев О духовном содержании дарвинизма. – Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/43090.html

206

Цит. по: Неделько В.И., Хунджуа А.Г. Основы современного естествознания. Православный взгляд. – М.: Паломник, 2008. С. 373.

207

В середине 70-х годов, по признанию мартиниста Пьерра Мариеля, к масонам относились 2/3 функционеров ЮНЕСКО. Подробнее см.: Четверикова О. Диктатура «просвещённых»: о духовных корнях и целях трансгуманизма. Ч. 2. Раздел 6 «Кто и зачем создал ЮНЕСКО». – Режим доступа: http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_metody/diktatura_prosveschennyh_o_duhovnyh_kornyah_i_celyah_transgumanizma_chast__2_29092013/

208

Среди них можно выделить работы Аурелио Печчеи «Человеческие качества» (1980) и Эдуарда Пестеля «За пределами роста» (1987).

209

Правда, сегодня, в XXI веке, становится понятным, что большая часть жителей Запада (где условно проживает 1 млрд. человек) вряд ли могут претендовать на какую-то исключительность. Скорее всего, речь уже идёт не о «золотом миллиарде», а о «золотом миллионе», включающем лишь высшую мировую элиту и её родственников.

210

Наш русский мыслитель Константин Леонтьев ещё в XIX веке пришёл к выводу, что эпоха «цветущей сложности» в истории человечества заканчивается. Под «цветущей сложностью» он понимал наличие на планете большого количества самобытных культур, народов, цивилизаций. С переходом мира к капитализму началось увядание «цветущей сложности», обозначился процесс «нивелировки» разных народов, стран, культур. Особенно заметным этот процесс стал в Европе. Леонтьев даже написал статью, которая называлась «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения». Константин Николаевич полагал, что превращение человечества в однообразную серую массу неизбежно, что это проявление духовной деградации человека, его отхода от Христианства. Вместе с тем он полагал, что этот процесс можно притормозить. Подробнее см.: Катасонов В.Ю. Русская социологическая мысль на рубеже XIX–XX веков. – М.: Родная страна, 2015. Раздел «Социология Константина Леонтьева». С. 32–226.

211

Коулман Джон. Иерархия заговорщиков: Комитет Трёхсот. // Пер. с англ. 4-е изд., испр. и доп. – М.: Древнее и современное, 2011. С. 26.

212

См.: Катасонов В.Ю. Диктатура банкократии. Оргпреступность финансово-банковского мира. – М.: Книжный мир, 2014. Глава 3 «Наркобанковский капитализм».

213

Подробнее о проекте «СПИД» см.: Катасонов В.Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». – М.: Институт русской цивилизации, 2015. С. 947–948

214

«Статистика абортов». – Режим доступа: http://www.neboleem.net/stati-o-detjah/6494-statistika-abortov.php

215

Кое-что о социальной инволюции читатель может найти в следующей публикации: Даниленко В.П. Инволюция в политике: бодрийяризм и фукуямизм. – Режим доступа: http://old.islu.ru/danilenko/articles/bodrfuku.htm

216

См.: Залевский Григорий. Обезьяна произошла от человека. – Режим доступа: http://www.forum-ivangorod.ru/index.php?topic=1622.0

217

Священник Николай Баринов. Происхождение мира: верна ли теория эволюции? – Рязань, 2005. С. 29–30.

218

2 Тим. 3:1–7.

219

См.: Жуков В.М. Мутация духа как инволюционный фактор. Русская цивилизация как альтернатива инволюции. – Режим доступа: http://www.za-nauku.ru/ index.php?option=com_content&task=view&id=475&Itemid=43

220

Климов Григорий. Князь мира сего. – М.: Молодая гвардия, «Шакур-2», 1992. С. 20.

221

Оценивая воззрения Ломброзо, русский юрист А.Ф. Кони отметил, что он «дошёл до низведения карательной деятельности государства, до охоты за человеком-зверем». Историк психиатрии Т.И. Юдин считал, что взгляды Ломброзо являются предтечей фашистских теорий о «недочеловеках» – низших расах и что Ломброзо предлагал те же методы борьбы с низшей расой – уничтожение.

222

Впрочем, тут ничего удивительного нет: евреев-антисемитов в истории было немало. Наиболее известный из них – Карл Маркс (он же Мордехай Леви).

223

«Суть Проблемы. Интервью Григория Петровича Климова по случаю его 80-летия» (http://g-klimov.info/Essence.htm#qa9).

224

Подробнее о Дугласе Риде и его труде «Спор о Сионе» см.: Катасонов В.Ю. Дуглас Рид. «Заговор правды». // История как Промысел Божий. – М.: Институт русской цивилизации, 2014. С. 232–274).

225

Протоиерей Вадим Леонов. Основы православной антропологии: Учебное пособие. – М.: МП РПЦ, 2013. С. 114.

226

Василий Великий, свт. Беседа первая о сотворении человека «по образу» // Творения. В 2-х томах. Том 1. – М., 2008, с.435.

227

Свт. Игнатий (Брянчанинов). О прелести. СПб., 1996. С. 88

228

Впрочем, еще более развернутую критику прогресса как нового идеологического поветрия дал русский мыслитель Константин Николаевич Леонтьев. См.: Катасонов В.Ю. Православное понимание общества. – М.: Институт русской цивилизации, 2015 (раздел «Константин Леонтьев о техническом прогрессе», с. 139–167).

229

Аксаков И.С. Христианство и современный прогресс. // На запросы духа. Сост. А. Палицкий. – Пг., 1914. В электронном виде статью можно прочитать по адресу: http://dugward.ru/library/aksakovy/iaksakov_otvet_na_rukopisnuyu.html

230

Цит. по: Священник Андрей Горбунов. Тайна зверя. Опыт толкования пророчеств Апокалипсиса. Б.г. С. 15.

231

Данная формула была известна ещё в древнем мире, однако активно в оборот её ввел английский философ Томас Гоббс в середине XVII века.

232

Иеромонах Серафим Роуз. Православный взгляд на эволюцию. – Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/pravoslavnyj-vzgljad-na-ehvoljutsiju/

233

См.: Священник Андрей Горбунов. Тайна зверя. Опыт толкования пророчеств Апокалипсиса. Б.г. Глава 1 «Звероподобие». С. 8–124.

234

О последних временах по Откровению св. Иоанна Богослова. – СПб., 1902. С. 47; данная книга, согласно авторитетным источникам, была подготовлена под духовным руководством св. праведного Иоанна Кронштадского.

235

Стихи иеромонаха Василия (Рослякова). – Режим доступа: http://www. pokrovchurch.net/poet5.html

236

Там же.

237

См.: Священник Андрей Горбунов. Тайна зверя. Опыт толкования пророчеств Апокалипсиса. Б.г. С. 19.

238

Цит. по: Священник Андрей Горбунов. Тайна зверя. Опыт толкования пророчеств Апокалипсиса. Б.г. С. 18. Последующие цитаты преподобного Паисия из этого же источника.

239

Христос сказал богатому юноше: «Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк. 18:24–25).

240

Хоменков А.С. Смысл человекообразия обезьян. – Режим доступа: http:// www.portal-slovo.ru/impressionism/36406.php

241

Отмечу, что многие исследователи творчества Ор