Book: Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу



Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу

Валентин Катасонов

Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу

© В.Ю. Катасонов, 2017

© Книжный мир, 2017

Введение

Читателю предлагается очередная книга-хроника событий мира финансов. Напомню, что предыдущая моя книга-хроника, получившая название «Смерть денег», увидела свет в начале лета 2016 года и охватывала примерно полугодовой период времени с конца 2015 года по май 2016 года. Нынешняя работа отражает события следующего полугодия – с мая по начало ноября 2016 года.

Наиболее значимыми событиями этого полугодия стали: референдум в Великобритании о выходе из Европейского Союза («Брексит»), скандальное решение Международного валютного фонда (МВФ) о выделении «транша» Украине, кампания Европейского центрального банка (ЕЦБ) по изъятию и уничтожению купюр номиналом 500 евро, агония крупнейшего в континентальной Европе кредитного института «Дойче банк», принятие Конгрессом США закона JASTA (который может взорвать всю мировую финансовую систему). Также в поле зрения попали такие «ритуальные» события, как очередное заседание Бильдербергского клуба в Дрездене и 42-й саммит G-7 в Японии. Некоторые потенциально значимые акции в истекшем полугодии предпринимали не только международные организации, Центробанки и министерства финансов, но также частные банки и другие частные институты. Мне показалось, что далеко идущие последствия может иметь запущенный четырьмя банками мирового масштаба проект создания так называемых «практических денег», которые со временем могут поставить под вопрос монополию центральных банков на эмиссию привычных валют.

Кроме каких-то действий в мире финансов не меньшее влияние на состояние международных рынков капитала оказывало бездействие. Здесь я в первую очередь имею в виду, что Федеральная резервная система США за истекший период времени несколько раз отказывалась повышать базовую процентную ставку, что способствовало усилению диспропорций в американской экономике. В результате Америка может столкнуться с обвалом, на фоне которого кризис 2007–2009 гг. покажется «цветочками».

Пожалуй, наиболее значимым событием рассматриваемого периода может стать кампания по выборам президента США. Предвыборная гонка была уникальной (по сравнению с предыдущими выборами президентов) и высветила многие особенности американской финансовой системы, которые раньше не были видны. Победа Дональда Трампа наверняка будет иметь серьезные последствия и для американской, и для мировой финансовой системы. Но о них мы узнаем уже в 2017 году, после инаугурации нового президента и первых его решений на новом посту. Победа Трампа требует дополнительного серьезного осмысления. Ведь оборотной стороной этой победы стало поражение кандидата (Хиллари Клинтон), которого поддерживал Уолл-стрит. Это первое серьезное поражение «хозяев денег» за последние десятилетия.

Как автор, следящий за миром финансов в режиме «on-line», хочу отметить, что динамика событий в этой сфере общественной жизни ускоряется, время «уплотняется», энтропия нарастает.

В своих предыдущих работах для описания процессов и событий мира финансов я преимущественно использовал слово «кризис». Я писал о том, что последствия мирового финансового кризиса 2007–2009 гг. не были преодолены и предпочитал говорить, что мир вступил в эпоху перманентного финансового кризиса. В 2007–2009 гг. мы прошли лишь первую фазу этого перманентного кризиса. Сегодня мы на пороге второй фазы, в ожидании второй волны финансового кризиса. Но боюсь, что слово «кризис», даже «мировой кризис» не вполне полно и точно отражает то, что мы наблюдали в сфере международных финансов в 2016 году.

Это уже похоже на хаос. Впрочем, чему удивляться? Политики уже несколько лет твердят, что мир погружается в хаос. Правда, некоторые из них добавляют, что хаос этот «управляемый». Хаос, управляемый кем? – Субъектов управления называют по-разному: «мировая элита», «мировая закулиса», «мировая олигархия» и т. п. Но я предпочитаю называть их «хозяевами денег». Это главные акционеры Федеральной резервной системы США. Им принадлежит «печатный станок», выпускающий «зеленую бумагу», с помощью которой они скупают весь мир. Сегодня они – «хозяева денег», на завтра рассчитывают стать «хозяевами мира». Они двигаются к заветной цели, создавая периодически экономические и финансовые кризисы, организуя «майданы» и революции, развязывая малые и большие войны. Но появляется все больше признаков того, что «хозяева денег» теряют контроль над ситуацией, и хаос приобретает признаки «неуправляемого». Пожалуй, это самая важная тенденция, которая определяет нынешний 2016 год. Именно поэтому в название нынешней книги я вставил слово «хаос».

Учебники по экономике и финансам объясняют нам, что такое кризисы. Но вот к объяснению того, что такое экономический и финансовый хаос, они не готовы. В данной книге я предпринимаю скромную попытку лишь выявить наиболее важные признаки и проявления начинающегося финансового хаоса. Думаю, что корни финансового хаоса бессмысленно искать в самой сфере финансов. Они находятся вовне. В мире политики, в духовной сфере, в сознании человека и мутациях этого сознания. Думаю я и над этими метафизическими вопросами, но сознательно свои размышления оставляю за «кадром» данной книги, чтобы не нарушить выбранный жанр хроники. Тем читателям, кто интересуется глубинными, метафизическими причинами начинающегося в мире финансового хаоса, могу порекомендовать мою недавно вышедшую книгу «Метафизика истории»*.

Катасонов В.Ю. Метафизика истории. – М.: Институт русской цивилизации, 2017.

Финансы США: вместо политики – игры

Игры вокруг процентной ставки Федерального резерва

Информационные сообщения о событиях в мире экономики и финансов сегодня редко обходятся без упоминания процентных ставок Центробанков. Эти процентные ставки определяют цену денег и «погоду» на мировых финансовых рынках.

Базовая ставка – важнейший инструмент Федерального резерва

Поскольку нынешняя мировая финансовая система базируется на долларе США, то внимание во всем мире устремлено в первую очередь на процентные ставки Федеральной резервной системы США, которая осуществляет эмиссию долларов. Одним из основных инструментов денежно-кредитной политики ФРС является базовая процентная ставка. Базовая ставка ФРС — это процентная ставка, на которую опираются банки США, когда предоставляют кредиты по своим избыточным средствам другим банкам. С помощью базовой ставки ФРС центральный банк оказывает воздействие на ставки межбанковского рынка, а также на кредитные и депозитные ставки для юридических и физических лиц. Базовая ставка, она же ставка по федеральным фондам определяется на запланированном заседании Федерального комитета ФРС США по операциям на открытом рынке. На протяжении всего года оно проводится 8 раз, но комитет вправе проводить дополнительные незапланированные заседания для изменения ставки.

В истории ФРС были очень разные уровни базовой ставки. Самый высокий уровень ставки был зафиксирован в 1980–1981 гг., когда у руля ФРС встал Пол Волкер; при нем Америка стала переходить на рельсы «рейганомики». Тогда ставка поднималась до 20 %. В «нулевые» годы американская экономика сильно «разогрелась», и ФРС пыталась ее «охладить» с помощью процентной ставки. После 17 последовательных повышений (в течение двух лет) в июне 2006 года она достигла максимальной планки 5,25 %. Однако даже такая (достаточно высокая по меркам США) ставка не сумела предотвратить американского ипотечного кризиса, который стал «спусковым крючком» для мирового финансового кризиса. ФРС начала резко снижать ставку, чтобы затормозить развитие кризиса, а затем смягчить его последствия. За два с половиной года, к декабрю 2008 г. она упала до «плинтуса», находясь в диапазоне от 0 до 0,25 %.

В декабре прошлого года (впервые за 7 лет) ФРС подняла ставку на 1/4 проц. пункта. Для многих в Америке это было позитивным символическим событием, свидетельствующим о том, что экономика преодолела последствия кризиса и выходит на траекторию роста. Председатель Совета управляющих ФРС США Джанет Йеллен и другие члены Совета, а также руководители двенадцати Федеральных резервных банков комментировали это решение и делали заявления, касающиеся будущих шагов. Суть их в том, что ФРС будет и далее проводить линию на повышение ставки, доведя ее в течение двух лет примерно до уровня 3,0–3,5 %.

Решение Федерального резерва от 15 июня 2016 года

Ожидалось, что на очередном заседании комитета по операциям на открытом рынке в марте 2016 года ставка будет повышена еще на 1/4 проц. пункта. Однако этого не произошло. В конце апреля ФРС пообещала, что, учитывая позитивные тенденции в американской экономике, повышение ставки будет сделано на заседании комитета 14.15 июня. Еще в мае многие эксперты выражали свою уверенность в том, что такое повышение произойдет. Однако оно не состоялось. Экономическая статистика за май месяц оказалась не очень обнадеживающей. Впрочем, ни для кого решение ФРС США не было неожиданным. Проводившиеся с начала июня опросы экспертов и представителей бизнеса показывали, что вероятность повышения оценивалась примерно в 5 %. Следующее заседание ФРС запланировано на 26–27 июля. Эксперты говорят, что вероятность повышения в следующий раз остается низкой. Иначе говоря, ожидается «заморозка» ставки. Появились даже отдельные экзотические оценки, предсказывающие, что ФРС США сделает шаг назад, т. е. понизит ставку до первоначального значения 0–0,25 %.

Центробанки ряда стран внимательно следят за решениями ФРС по процентным ставкам и пытаются синхронно принимать собственные решения, способные нейтрализовать негативные последствия политики Федерального резерва. Например, Центробанк Японии запланировал свое заседание на следующий день после заседания Комитета ФРС по операциям на открытом рынке. Уже утром 16 июня Банк Японии сделал заявление, что оставляет свою процентную ставку также без изменений (к слову сказать, она там является отрицательной, равняется минус 0,1 %).

Кстати, если исходить из учебников по экономике, то для нейтрализации повышения ставки ФРС денежным властям других стран также следует синхронно повышать свои процентные ставки. Однако такая мера нейтрализации далеко не всегда срабатывает. Тот же Народный банк Китая заявил, что в случае повышения базовой ставки ФРС он будет, наоборот, понижать свою процентную ставку. С помощью такой меры НБК рассчитывает понижать курс юаня по отношению к доллару США, стимулировать свой экспорт и, таким образом, компенсировать возможные потери.

Процентная ставка ФРС и мировой финансовый кризис

Процентная ставка ФРС стала предметом острой политической борьбы как внутри США, так даже за их пределами. Против повышения выступают руководители государств, правительств, Минфинов и Центробанков многих стран. Дело в том, что такое повышение делает Америку «магнитом», притягивающим капиталы со всего мира. В прошлом году, еще до декабрьского повышения, Джанет Йеллен делала не раз заявления о возможности такого решения. И этих «вербальных интервенций» оказалось достаточно для того, чтобы капиталы стали уходить из Китая, Индии, других стран, которые называли emerging economies. Начался глобальный разворот мировых финансовых потоков в другую сторону. Дополнительным фактором такого разворота стало сворачивание в 2014 году программы количественных смягчений, которую с 2009 года проводила ФРС. Завершение программы способствовало повышению курса доллара по отношению к другим валютам (http://www.fondsk.ru/news/2015/11/11/denezhnaja-reka-v-mire-potekla-v-obratnom-napravlenii-36676. html).

В 2014–2015 гг. происходило понижение курсов национальных валют стран периферии мирового капитализма (ПМК), иногда оно приобретало форму резких обвалов (вспомним обвал российского рубля в декабре 2014 года). При этом Вашингтон лицемерно обвиняет страны ПМК в развязывании валютных войн или организации валютного демпинга. А такие обвинения, в свою очередь, становятся обоснованием принятия Вашингтоном ограничений и санкций в отношении стран, ставших жертвами процентной политики Федерального резерва.

Против повышения ставки ФРС США выступала и продолжает выступать исполнительный директор МВФ Кристина Лагард. По ее мнению, повышение может спровоцировать вторую волну мирового финансового кризиса. Напомним, что в начале октября прошлого года в Лиме (Перу) проходил очередной ежегодный саммит МВФ – Всемирного банка. Там Лагард просто умоляла ФРС США не менять процентную ставку. В порыве отчаяния она заявила, что готова ради этого даже исполнить «танец живота» (http://www.fondsk.ru/news/2015/10/11/mvf-agoniziruet-lagard-gotova-ispolnit-tanec-zhivota-35979.html).



Процентная ставка ФРС и предвыборная кампания в США

Тема процентной ставки ФРС стала важной в ходе нынешней предвыборной кампании в США. Еще в начале президентской гонки в августе 2015 года Дональд Трамп выразил свое отношение к процентным ставкам. Он заявил, что как представитель бизнеса (в сфере недвижимости) он, конечно же, любит низкие процентные ставки, так как они позволяют получить дешевое финансирование и обеспечивают рост активов. Но как будущий президент он обеспокоен политикой Федеральной резервной системы США, поддерживающей в течение многих лет низкие и даже нулевые процентные ставки. В интервью агентству Bloomberg миллиардер тогда заявил: «С точки зрения страны, я не уверен, что [нулевые процентные ставки] хорошая вещь, потому что я действительно думаю, что мы создаем пузырь». И хотя у Трампа внушительный пакет акций, стоимость которых растет благодаря политике «дешевых» денег ФРС, он считает ее опасной. Дональд Трамп использовал такой прием, как сравнение нынешнего руководителя ФРС США Джанет Йеллен с Полом Волкером, председателем ФРС времен президента Рейгана. Трамп без колебаний отдал пальму первенства второму, поскольку Пол Волкер агрессивно поднимал процентные ставки для борьбы с инфляцией в начале 1980-х годов, (http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/donald-tramp-frs-sozdala-puzyr-kotoryj-mozhet-lopnut).

Призыв Трампа к повышению процентных ставок потребовал от него объяснения по вопросу о том, как миллиардер собирается бороться с негативными последствиями такой меры. Трамп прекрасно понимает, что повышение процентной ставки неизбежно увеличит расходы правительства на обслуживание суверенного долга США. Тема процентных платежей по госдолгу действительно является довольно острым вопросом для американского бюджета. После финансового кризиса 2008 г. официальный госдолг США вырос почти в 2 раза. По данным Минфина США, по состоянию на 4 мая 2016 г. госдолг составляет 19,2 трлн. долл. по сравнению с 10,0 трлн. долл. в 2008 г. В настоящее время в федеральном бюджете процентные платежи составляю относительно скромную сумму в 250 млрд. долл. (оценка на 2016 год). При более высоких процентных ставках они могут сначала удвоиться. По оценкам Управления Конгресса США по бюджету (Congressional Budget Office, CBO) процентные ставки по 10-летним трежерис превысят 4 % в 2019 г. (по сравнению с текущими значениями в 1,76 %). Это официальные прогнозные оценки. По оценкам неофициальным, процентные ставки по казначейским бумагам могут и утроиться. Процентные расходы могут стать главной статьей федерального бюджета, даже более крупной, чем расходы на оборону. Львиная доля налогов со временем может идти лишь на обслуживание долга.

Как известно, Трамп нарушил существовавший до сих пор принцип «политкорректности», начав называть все своими именами. Он громогласно заявил, что Америка катится к дефолту по суверенному долгу. В начале мая Трамп заявил: «У нас огромный долг. Сегодня мы выплачиваем проценты по нему по очень низкой ставке. Что произойдет, если процентная ставка вырастет на 1, 2, 3, 4 %? У нас просто не будет страны. Если посмотреть на цифры по нашему долгу, они шокируют. Что мы будем делать со всеми нашими долгами перед всеми нашими кредиторами, когда ставки начнут расти и внезапно нам придется выплачивать по ставке на 2 % выше? Рост даже на 1 % уже будет ударом для нас. Ну а если рост составит 2, 3, 4,5 %? Это реальная дилемма, и нам надо быть очень и очень осторожными, для того чтобы разрешить ее. И я понимаю это. Я – король долга. Я действительно люблю долги. Я люблю их. Я люблю играть с ними. Но когда речь идет о госдолге США, мы говорим о довольно хрупкой ситуации, действовать в которой надо очень, очень осторожно. Я не отказываюсь от долгов. Мы будем брать долги и дальше, но с условием: если экономика США резко замедлится или начнется резкий рост процентных ставок, мы сможем договориться с нашими кредиторами. Я не хочу проводить реструктуризацию гособлигаций США. Но я думаю, мы можем добиться определенного дисконта в долговых платежах» (http:// www.vestifinance.ru/articles/70618).

Несмотря на кажущийся радикализм предложений Трампа по денежно-кредитным и финансовым вопросам, этот кандидат в президенты, меняет свои позиции по ходу предвыборной кампании. Если в августе 2015 года он безапелляционно заявил о необходимости повышения ставок ФРС, то в мае нынешнего года он уже говорил почти обратное.

В прошлом месяце все обратили внимание на эпатажное интервью, данное Трампом CNBC. Оно касалось руководителя ФРС США Джанет Йеллен. Миллиардер сказал, что он лично против этой дамы ничего не имеет, но когда придет в Белый дом, дождется завершения срока ее пребывания в ФРС и продления этого срока не поддержит. Правда, никто так и не понял, каковы причины и мотивы такого «кадрового решения» кандидата в президенты. Вот фрагмент этого интервью: «Ничего не имею против Джанет Йеллен (глава Федеральной резервной службы США). Думаю, что она делает свою работу, и я не имею ничего против нее. Она – человек низких процентных ставок, всегда ей была. Я тоже человек низких процентных ставок», (http://www.gazeta.ru/ business/news/2016/05/05/n_8596331.shtml).

В этом фрагменте наиболее интересна последняя фраза, из которой следует, что Трамп фактически поддерживает «заморозку» процентной ставки ФРС. Подобная непоследовательность и противоречивость заявлений миллиардера свидетельствует об одном: Трамп при всем его внешнем радикализме не имеет внятного представления о том, как Америку вывести из нынешнего финансово-экономического тупика.

Справедливости ради следует признать, что тем более такого представления не имеет Хиллари Клинтон, которая в своих предвыборных выступлениях боится даже касаться такой опасной темы, как процентная политика ФРС США.

США – Иран: на смену экономическим санкциям пришли репарации

Неужели экономические санкции закончились?

После того, как в прошлом году было достигнуто окончательное решение о замораживании программы разработки ядерного оружия Ираном, Вашингтон заявил о сворачивании экономических санкций против Тегерана. Банкам Ирана было разрешено опять подключиться к коммуникационной системе СВИФТ, обсуживающей международные расчетные и платежные операции. Сняты запреты на экспорт «черного золота». Наконец, Вашингтоном было принято решение о «размораживании» финансовых активов Ирана, размещенных за рубежом (арест на активы был наложен в 2012 году). Каков объем и какова структура таких активов, толком не знает никто. Некоторые чиновники Ирана называли общую сумму, равную 130 млрд. долл. Летом прошлого года Институт международных финансов, базирующийся в Вашингтоне, привел оценку замороженных финансовых активов Ирана, равную 100 млрд. долл.

Значительная часть этих финансовых активов приходится на валютные резервы Центрального банка, а также национального суверенного фонда (Фонда национального развития) Ирана. В январе нынешнего года государственный секретарь США Джон Керри заявил, что Иран может получить из «морозилки» свои 55 миллиардов долларов валютных резервов. Эта цифра не «бьется» с данными Центрального банка Ирана. Как сообщил генеральный директор Центробанка Валиулла Сейф, речь идет о 32,6 млрд. долл. Из названной им общей суммы 28,1 миллиарда долларов принадлежит Центральному банку, а оставшаяся часть – 4,5 миллиарда долларов – иным правительственным организациям Ирана. Как бы там ни было, суммы очень внушительные.

Иран еще в «нулевые» годы, ожидая возможного ареста своих зарубежных финансовых активов со стороны США и их союзников, организовал их перемещение в более безопасные зоны. Таковыми, с точки зрения иранских экспертов, были банки, находящиеся за пределами юрисдикции США и Западной Европы. Средства были выведены из западных банков в восточном направлении – в банки Китая, Японии, Южной Кореи, Турции и Тайваня. Однако иранские эксперты просчитались. Вашингтон сумел добиться замораживания иранских средств и в банках, находящихся за пределами юрисдикций США и Европы. Это надо иметь в виду и России, против которой Запад может ввести санкции по заморозке ее валютных резервов.

Конфискация валютных резервов Ирана под видом «репараций»

Однако радость Ирана по поводу «размораживания» валютных резервов была омрачена событием, которое произошло в апреле нынешнего года. Верховный суд США отказал Центробанку Ирана в возвращении 2 млрд. долларов из замороженных иранских активов, суд решил направить эти деньги семьям американцев, погибших в терактах, в которых якобы участвовал Иран. Конкретно указанное списание двух миллиардов привязано к событию 1983 года, которое произошло в Ливане. Речь идет о террористическом акте в Бейруте. Тогда погиб 241 американский солдат, жертвами теракта в общей сложности стали более 300 миротворцев, выполнявших миссию ООН во время гражданской войны в Ливане. Оказывается, семьями погибших в Бейруте в 1983 году американских военных в 2007 году был подан общий иск на сумму более 2,5 миллиардов долларов. Федеральный суд США удовлетворил требования истцов. А в 2012 году, когда были заблокированы иранские валютные резервы, Конгресс США принял закон о компенсационных выплатах за счет замороженных иранских авуаров. Суд США нашел «иранский след» в событии, имевшем место 33 года назад. Версия эта надуманная, много раз опровергалась не только иранскими, но и западными экспертами. Между прочим, в 2001 году Каспар Уайнбергер, бывший в период ливанской трагедии министром обороны США, признал: достоверной информации об организаторах атак в Бейруте не было и нет. Но, как говорится, были бы активы (деньги), а нужная версия найдется.

Аппетит приходит во время еды. И американские власти, добившись в одностороннем порядке «конфискации» двух миллиардов долларов иранских резервов, подготовили новое аналогичное решение. Вернее, решение было принято еще в марте. Американский суд нашел «иранский след» в событиях 11 сентября 2001 года и обязал Тегеран выплатить компенсации родственникам погибших в результате террористического акта американских граждан сумму в размере 7,5 млрд. долл. (из расчета по 2 млн. долл. на одного погибшего человека). Плюс 3 млрд. долл. компенсации страховым компаниям, которые в начале нулевых годов покрывали ущербы от террористического акта. Никаких серьезных доказательств, подтверждающих участие властей Ирана в подготовке и практической реализации террористического акта нет. Следовательно, Тегеран выполнять решение американского суда не собирается. И поэтому власти США опять собираются прибегнуть к пресловутому закону о компенсационных требованиях 2012 года и готовят решение об очередной конфискации валютных резервов на сумму 10,5 млрд. долл.

Вторая цель – Саудовская Аравия

Вероятно, Иран – лишь первая «ласточка». На Иране дядя Сэм тренируется, чтобы потом использовать полученный опыт для проведения подобных конфискаций в отношении других государств. Правда, сам дядя Сэм предпочитает это называть не конфискациями, а репарациями. Мол, речь идет о возмещении ущербов, понесенных Америкой и ее гражданами в ходе разного рода военных и террористических акций – как на территории США, так и за их пределами. Второй на очереди жертвой конфискаций-репараций выступает Саудовская Аравия.

В Конгрессе США в настоящее время готовится Акт «Правосудие против спонсоров терроризма». Этот проект закона, который позволит родственникам жертв атак и сентября 2001 года подавать в суд на те государства, которые причастны к террористическому акту, совершенному в Нью-Йорке 15 лет назад. Хотя в документе никакие государства не упоминаются, однако все прекрасно понимают, что это акт, имеющий конкретного адресата – Саудовскую Аравию. Секретным приложением к проекту закона являются документы, подтверждающие причастность семьи короля и высших чиновников Саудовской Аравии к террористическому акту 11.09.2001. Версию о причастности королевства к событиям 11 сентября породил тот факт, что 15 из 19 террористов, обрушивших в тот день угнанные авиалайнеры на американские города, оказались гражданами Саудовской Аравии. Однако серьезные эксперты отмечают, что это слишком «хлипкая» версия, опирающаяся на информацию об исполнителях, а не организаторах и заказчиках террористического акта. Международные резервы Саудовской Аравии еще в 2014 году вплотную приближались к планке 750 млрд. долл. В виду падения цен на «черное золото» они на протяжении полутора лет постоянно «таяли», но и сегодня они без малого составляют 600 млрд. долл. Весьма лакомый кусок для дяди Сэма!

Отношения между Вашингтоном и Эр-Риядом сегодня далеко не такие безоблачные, какими они были раньше. Эр-Рияд нервничает, понимает, что сценарий конфискаций-репараций вполне реален. Были заявления министра иностранных дел Саудовской Аравии, что Эр-Рияд может «отозвать» из США свои валютные резервы, исчисляемые сотнями миллиардов долларов. Всего активы Саудовской Аравии (вместе с валютными резервами), размещенные в США, оцениваются в 750 млрд. долл.

Однако тут возникает, по крайней мере, два вопроса. Во-первых, отзывать надо было раньше, когда отношения между государствами были еще безоблачными. Сейчас Вашингтон может заблокировать массовый отзыв резервов и активов. Во-вторых, даже если бы Эр-Рияд вывел свои резервы и активы из США возникает вопрос их безопасного размещения. Печальный опыт Ирана показывает, что рука дяди Сэма дотягивается до банков не только Европы, но также Японии и Южной Кореи, Китая и Гонконга, Турции и Тайваня.

Рассматривать банки Китая в качестве надежного убежища саудовских активов нельзя и потому, что сегодня в Конгрессе США уже приступили всерьез к обсуждению вопроса о возможности введения экономических санкций против Китая. Кстати, Пекину следовало бы уже сейчас задуматься о таком сценарии, как возможное замораживание его гигантских валютных резервов. Позиции Китая очень уязвимы, поскольку международные резервы страны самые крупные в мире: на 1 мая они составили 3,2 трлн. долл. При этом в казначейских бумагах США размещено 1,24 трлн. долл. Плюс к этому размещение валютных резервов на депозитах банков США. Для снижения своей уязвимости Китай наращивает долю золота в своих резервах; этот металл имеет «иммунитет» к различным санкциям.

Замещать свои валютные резервы на золото такими темпами, как Китай и Россия, Саудовская Аравия не может. В отличие от указанных двух стран Саудовская Аравия не является золотодобывающей страной, а закупать в больших количествах «желтый металл» на мировом рынке достаточно проблематично (спрос существенно превышает предложение).

Тегеран против Вашингтона: от обороны к наступлению

Вернемся к Ирану, на котором Вашингтон отрабатывает технологии конфискаций-репараций. В конце апреля МИД Ирана заявил Вашингтону протест по поводу конфискации 2 млрд. долларов валютных резервов. СМИ Ирана назвали действия Вашингтона «откровенным воровством». Была создана рабочая группа для выработки плана действий по защите интересов Ирана. Началась подготовка иска в международный суд. От обороны Тегеран решил перейти в наступление. В мае парламент Ирана (меджлис) одобрил законопроект, призывающий правительство подать иск против США и потребовать возместить ущерб, причиненный Ирану действиями США с 1953 года. Из 216 членов парламента «за» проголосовал 181. Требование парламентариев к правительству заключается в том, чтобы правительство оценило прямые и косвенные убытки, понесенные Ираном в результате «враждебных, основанных на лжи и противоречащих международному праву действий со стороны Америки». По итогам оценки, депутаты требуют от парламента предъявить иск США о возмещении убытков. История подрывной деятельности против Ирана начинается с такого события, как свержение законного правительства 19 августа 1953 года, которое организовывали спецслужбы США и Великобритании. Особое место в этой истории займет восьмилетняя война между Ираном и Ираком (1980–1988 гг.). Она была инспирирована Вашингтоном, который постоянно своими провокационными действиями поддерживал вооруженный конфликт между двумя государствами. Иранские депутаты потребовали выплат компенсаций за гибель 223 тысяч иранцев и 600 тысячам ветеранов восьмилетней войны с Ираком и попросили правительство оценить сумму соответствующего иска. Особую позицию в общем исковом заявлении к США займет репарационное требование по ущербам от экономических санкций, которые Вашингтон ввел впервые в 1979 году и которые действовали на протяжении 37 лет.

Азиатское турне Обамы: размышления о следах американской «цивилизации» и их денежной оценке

Примечательно, что президент США в мае посетил ряд стран Азии. В некоторых из них дядя Сэм совершил серьезные преступления и нанес народам колоссальные материальные и моральные ущербы. Речь идет, в первую очередь, о Японии. В 1945 году США совершил серию беспрецедентных (даже по меркам событий 11.09.2001) террористических актов. Ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года полностью укладываются в современные определения понятия «террористический акт». Тогда американские ядерные бомбы, по оценкам экспертов, унесли жизни 300 тысяч человек. Плюс к этому генетические последствия ядерных бомбардировок. Вашингтон не извинился за эти акты вандализма. А японская сторона, к сожалению, не поставила вопрос о компенсациях за причиненный ущерб. Предположим, что компенсация за жизнь каждого убитого японца будет равна компенсации, которую рассчитали американцы в случае с террористическим актом в Ливане в 1983 году (2 млн. долл. на человека). В этом случае репарационные требования Японии к Америке должны составить 600 млрд. долл. Но это не считая тех генетических повреждений, которые сегодня уже захватили четвертое поколение японцев. А также без учета материальных ущербов от разрушения зданий и сооружений в зоне ядерных взрывов.



Посетил Барак Обама и Вьетнам. Хозяева также промолчали, не предъявив американскому президенту свои репарационные требования, связанные с агрессией США в 60-70-е годы прошлого века. Там только от использования отравляющих веществ возникли различные заболевания и генетические отклонения как минимум у пяти миллионов вьетнамцев. К слову сказать, от этих химикатов пострадали и военнослужащие США. Они сумели, в конце концов, получить некоторые компенсации от своего правительства. Если исходить из величин компенсаций американским военнослужащим, то для покрытия ущерба жителям Вьетнама потребовались бы суммы, измеряемые сотнями миллиардов долларов.

Будем надеяться, что правительство Ирана создаст своими репарационными требованиями к США необходимый прецедент. И этим прецедентом в дальнейшем воспользуются народы Японии, Вьетнама и десятков других стран, в которых дядя Сэм насаждал свою «демократию».

JASTA – мина под Америку и мировую финансовую систему

Еще в мае нынешнего года сенат США проголосовал единодушно за принятие закона, который получил название JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act) – «Правосудие по отношению к спонсорам терроризма». Указанный акт дал право родственникам погибших в терактах и сентября американских граждан выдвигать иски против властей Саудовской Аравии с требованиями компенсации понесенного ущерба.

Далее история развивалась следующим образом. 9 сентября законопроект получил «зеленый свет» в палате представителей Конгресса США, стал законом и был передан на подписание президенту страны. 23 сентября 2016 г. президент США Барак Обама наложил вето на данную законодательную инициативу. Однако после голосования в среду, 28 сентября, Конгресс США впервые за 8 лет президентства Обамы преодолел его вето. В пользу закона проголосовали 97 человек, 1 – против.

Закон – не абстрактный документ, призванный «вообще» противодействовать терроризму и его покровителям, которые в законе названы «спонсорами». Он «привязан» к конкретному террористическому акту – 11 сентября 2001 года и своим острием направлен против Саудовской Аравии. На протяжении многих лет компетентные органы США проводили расследование трагических событий и сентября 2001 года, приведших к разрушению зданий Международного торгового центра в Нью-Йорке, других объектов на территории США и унесших жизни трех тысяч людей. Власти США опубликовали основную часть результатов расследований (общий объем официального отчета – более 800 страниц). Долгое время секретными оставались 28 страниц отчета, содержащих некоторые серьезные оценки и выводы. В этом году эта часть была обнародована. В ней указывается, что пятнадцать из 19 террористов, угнавших и направивших самолеты в Нью-Йорк, Пенсильванию и Вашингтон, были гражданами Саудовской Аравии.

На протяжении пятнадцати лет после трагических событий было много попыток со стороны отдельных граждан США, а также ряда страховых компаний (понесших серьезные убытки в результате выплаты страховых возмещений) подавать иски о возмещении ущербов в адрес Саудовской Аравии. Однако суды США вынуждены были отклонять подобные иски, ссылаясь на то, что иностранные государства (в том числе Саудовская Аравия) обладают суверенным иммунитетом. В 1976 году в США был принят даже специальный закон, подтверждающий иммунитет иностранных государств от исков в американских судах.

И раньше у президента и конгресса США возникали противоречия, но в случае JASTA можно использовать русскую поговорку: «Нашла коса на камень». Твердость «народных избранников», действительно, была подобна камню. И это несмотря на то, что аргументы Барака Обамы против JASTA были весьма серьезными.

В заявлении, которое сопровождало президентское вето, главным был обозначен следующий аргумент: закон подрывает принципы иммунитета суверенного государства, которые составляли основу международных отношений сотни лет. Еще в мае, когда законопроект получил поддержку в верхней палате Конгресса США, Обама заявил, что указанный акт создаст опасный прецедент и мощный эффект бумеранга: «Это проблема общего подхода Соединенных Штатов к взаимодействию с другими странами. Если мы создадим возможность в США для подачи индивидуальных исков против правительств зарубежных государств, то и граждане других стран также будут постоянно обращаться в свои суды с исками против США». Мысль американского президента тогда же поспешил поддержать и усилить министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. По его мнению, JASTA «лишает мир принципа суверенных иммунитетов, без которого мир международного права превратится в закон джунглей».

Кроме того, JASTA может привести к тому, что США потеряют важнейшего своего геополитического союзника на Ближнем и Среднем Востоке. Особые отношения Вашингтона и Эр-Рияда возникли в начале 70-х годов прошлого века в результате усилий Генри Киссинджера. Тогдашний государственный секретарь США провел переговоры с королем Саудовской Аравии. Были достигнуты договоренности о том, что Саудовская Аравия в обмен на военную и политическую поддержку США становится форпостом Вашингтона в ближневосточном регионе. Плюс к этому Эр-Рияд дал обещание, что поставки «черного золота» на мировой рынок будет осуществлять исключительно за доллары США, а долларовую выручку размещать в американских банках. И вот, сорок лет спустя, JASTA может разрушить эту конструкцию особых военных, политических и финансовых отношений США и Саудовской Аравии.

Разрушительные финансовые последствия JASTA могут выйти за пределы двухсторонних американо-саудовских отношений. Концепция JASTA предусматривает, что в случае отказа государства-спонсора терроризма от добровольного покрытия ущербов по решениям американских судов такое покрытие может осуществляться в принудительном порядке. Имеется в виду, что находящиеся в сфере влияния США активы государства-спонсора могут подвергаться арестам и конфискациям. Компенсации ущербов будут осуществляться за счет таких активов. В сфере влияния США могут находиться разные активы. В первую очередь, официальные валютные резервы других государств. Они могут иметь форму казначейских бумаг США, а также валютных депозитов в банках США. Во вторую очередь, это прочие ликвидные активы, которые размещены в американской финансовой системе и принадлежат государственным и негосударственным организациям страны-спонсора терроризма. В третью очередь, это различные физические активы (движимое и недвижимое имущество).

Если говорить о Саудовской Аравии, то на момент принятия закона JASTA в сенате США, по данным Эр-Рияда, международные резервы этой ближневосточной страны составляли 750 млрд. долл. Саудовская Аравия на протяжении многих лет входит в пятерку стран с самыми большими международными резервами (на первом месте находится Китай, на втором – Япония). Тогда же в мае Эр-Рияд заявил, что если закон JASTA войдет в силу, то Саудовская Аравия начнет распродажу своих международных резервов. Это была достаточно серьезная угроза. Существует риск дестабилизации доллара и рынка американских казначейских бумаг за счет выброса на рынок большого количества таких бумаг. На тот момент, правда, было неизвестно, какая часть международных резервов Саудовской Аравии приходится на доллар США, а также какую долю в долларовых резервах составляют казначейские бумаги. Многие полагали, что международные резервы Саудовской Аравии почти исключительно состоят из долларов в виде казначейских бумаг. Видимо, не без помощи лоббистов JASTA такая информация появилась. Как выяснилось, «не так страшен зверь, как его малюют». В мае, впервые почти за 40 лет, Минфин США раскрыл долю Саудовской Аравии в общем объеме американских казначейских облигаций. Оказалось, что в марте фактический лидер ОПЕК владел облигациями США на сумму в 116,8 млрд. долларов. Для сравнения: Китай на тот момент владел казначейскими облигациями США на сумму, превышающую 1,2 трлн. долл. А общий объем размещенных в международных резервах облигаций казначейства США составлял весной 6,25 трлн. долл.

Даже если бы саудовцы продали все свои американские бумаги, то это составило бы менее 2 процентов общего объема казначейских бумаг США, находящегося в руках иностранных держателей. Это данные на март 2016 года. С весны международные резервы Саудовской Аравии еще дополнительно «похудели». В сентябре, по данным Эр-Рияда, они были равны уже 555 млрд. долл. Видимо, объем казначейских бумаг США в составе международных резервов Саудовской Аравии также существенно уменьшился. Резервы активно расходуются для покрытия дефицита государственного бюджета страны, который в этом году запланирован в объеме 90 млрд. долл. (14,5 % расходной части бюджета). Плюс к этому резервы «сжигаются» для поддержания курса национальной валюты (риала), который после многих лет завидной стабильности, начинает «проседать». Центральный банк Саудовской Аравии поддерживает курс риала на уровне 3,75 по отношению к доллару США. Однако ходят слухи, что денежные власти страны могут отправить его в «свободное плавание». Саудовская Аравия планировала провести размещение долговых бумаг на сумму 10–15 млрд. долл. на мировом рынке. Однако сейчас инвестиционный рейтинг страны падает и размещение отложено на неопределенный срок. Кстати, эксперты не исключают, что снижению инвестиционного рейтинга Саудовской Аравии способствует дядя Сэм, который оказывает влияние на большую тройку рейтинговых агентств. Принятие JASTA обрушило фондовый рынок Саудовской Аравии. Из Эр-Рияда последовали первые гневные протесты и угрозы в адрес Вашингтона (http://english.aawsat.com/2016/10/article55359479/former-u-s-officials-saudi-arabia-options-fight-jasta).

Хотя ответные акции саудовцев вряд ли смогут нанести смертельный удар доллару США и долговым бумагам американского казначейства. Но мир насторожился. Другие страны прекрасно понимают, что завтра на месте Саудовской Аравии могут оказаться они. Поэтому можно ожидать, что дальнейшего наращивания долговой пирамиды США за счет размещения казначейских бумаг за пределами Америки не будет. Более того, уже с весны наблюдается аккуратный и незаметный сброс этих бумаг Китаем и рядом других стран. JASTA – серьезная мина замедленного действия под ту валютно-финансовую систему, которая закладывалась еще в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе.

В общем, складывается впечатление, что в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом наступило серьезное охлаждение. Оно грозит перейти в «заморозки». Видимо, в Вашингтоне сейчас происходит формирование новых подходов к отношениям со странами Ближнего и Среднего Востока, где Эр-Рияду отводится далеко не первое место.

JASTA – лакмусовая бумажка, отражающая эти изменения. Барак Обама – видимо, последний за четыре десятилетия президент США, который исходил из того, что Саудовская Аравия – главный геополитический союзник Америки на Ближнем Востоке. А новому президенту придется учитывать те новые тенденции в мировой политике и финансах, которые закладывает JASTA. Правильнее, сказать, что JASTA закладывает мировой хаос.

P.S. События, изложенные выше, продолжают стремительно развиваться. Как сообщило агентство «Блумберг», американка Стефани Росс Десимон, сразу же после вступления в силу закона JASTA подала в суд Вашингтона на Саудовскую Аравию. Она требует компенсации материального и морального ущерба от потери супруга, который погиб во время террористической атаки 11 сентября 2001 года, Суд исковое заявление принял (http://www.huffingtonpost.com/james-zogby/jasta-irresponsible-and-d_b_12269448.html).

Выборы в США и банки Уолл-стрит

Дональд Трамп в очередной раз «наезжает» на Федеральный резерв

Тема Федерального резерва (ФРС США) постоянно присутствует в предвыборной риторике Дональда Трампа. Точнее, речь идет не о самом Федеральном резерве, а о его руководителе – Джанет Йеллен. Эта дама находится у руля американского Центробанка уже более двух с половиной лет (с февраля 2014 года). Она стала объектом постоянных нападок со стороны данного кандидата на пост президента страны от республиканской партии. Сегодня ФРС США привлекает внимание не только Трампа, но и всего американского бизнеса. И не только американского, но также финансовых и деловых кругов всего мира. Всех интересует один вопрос: какой будет базовая процентная ставка Федерального резерва? Этот показатель определяет «погоду» в экономике США и на всех мировых финансовых рынках. От уровня базовой ставки ФРС США зависят процентные ставки по активным и пассивным операциям американских банков, процентные ставки по казначейским бумагам США, процентные ставки по всем финансовым инструментам. Поскольку США являются центром мировой финансовой системы, то все эти процентные ставки определяют интенсивность и направления денежных потоков в мире. В конечном счете, они влияют на обменные курсы доллара США и других валют. В 70-е годы прошлого века, когда была создана Ямайская валютно-финансовая система, основой которой стал бумажный доллар США, денежные власти Америки цинично заявляли всему миру: «Доллар – наш, проблемы – ваши». Сегодня, в условиях глобализации экономика США, несмотря на все политические амбиции Вашингтона, прочно зависит от состояния мировой экономики. Руководители ФРС должны учитывать возможный эффект «бумеранга» при установлении процентных ставок. Просчитать весь спектр последствий от повышения или понижения базовых ставок Федерального резерва на экономику США сегодня не может никто. Особенно если речь идет о средне– и долгосрочных последствиях. Поэтому руководители Федерального резерва после финансового кризиса 2007–2009 гг. приняли «соломоново решение» – не менять ставки вообще.

Дадим небольшую справку. В истории ФРС были очень разные уровни базовой ставки. Самый высокий уровень ставки был зафиксирован в 1980–1981 гг., когда у руля ФРС встал Пол Волкер – один из отцов-основателей рейганомики. Тогда ставка поднималась почти до планки 20 %. В 2000-е годы американская экономика сильно разогрелась, и ФРС пыталась ее охладить с помощью процентной ставки. После 17 последовательных повышений (в течение двух лет) в июне 2006 года ставка достигла максимальной планки 5,25 %. Однако даже такая (достаточно высокая по меркам США) ставка, игравшая роль «тормоза», не сумела предотвратить американского ипотечного кризиса, ставшего спусковым крючком мирового финансового кризиса. ФРС начала резко нажимать на педаль «газа» – снижать ставку, чтобы затормозить погружение страны в яму кризиса, а затем смягчить его последствия. За два с половиной года, к декабрю 2008 г., ставка упала до уровня, находившегося в диапазоне от о до 0,25 %. Образно говоря, деньги в Америке стали почти бесплатными. Далеко не всем нравился такой «банковский коммунизм». Оппоненты политики бесплатных денег совершенно справедливо говорили о развращающем влиянии нулевых процентных ставок на американский бизнес, об угрозах надувания очередного финансового «пузыря», о возможном ослаблении доллара США и т. д.

Беспрецедентная в истории США эпоха почти бесплатных денег длилась почти 7 лет. Предыдущий руководитель Федерального резерва Б. Бернанке даже не заикался о повышении базовой ставки. Головную боль процентной ставки он передал Джанет Йеллен. Эта дама долго собиралась с духом, прежде чем решиться на повышение ставки. Такое решение все-таки было принято на заседании Комитета по операциям на открытом рынке ФРС США в декабре 2015 года. Впервые за 7 лет Федеральный резерв поднял ставку на четверть процентных пункта. Теперь цена федеральных фондов стала находиться в диапазоне от 0,25 до 0,50 %.

Это было событие, на которое отреагировала вся Америка и весь мир. В США многие восприняли решение ФРС как признак того, что страна выходит из кризиса, что безработица упала до социально безопасного уровня, что начинается бум инвестиций в реальном секторе экономики, что повторения финансового кризиса не будет. Что касается реакции всего остального мира на декабрьское решение ФРС, то она проявилась, прежде всего, в том, что финансовые потоки на мировых рынках стали разворачиваться в сторону США. Обострились проблемы в экономиках других стран, в том числе китайской.

Ведущие американские эксперты, руководители Федеральных резервных банков (их всего 12) и даже сама Джанет Йеллен стали говорить, что декабрьское решение – только начало. Что начинается эра повышения ставок. Что в течение двух последующих лет ФРС пошагово доведет базовую ставку до планки 3,0–3,5 %. Напомним, что по уставу ФРС Комитет по операциям на открытых рынках, принимающий решения по ставкам, проводит в течение года восемь заседаний. Уже прошло несколько заседаний, а ни одного нового повышения не было. Сама Джанет Иеллен отмалчивается. Сидит тихо, «как мышь под веником». Эксперты подсчитали, что за восемь первых месяцев нынешнего года Джанет Иеллен выступила с официальными заявлениями всего два раза, не считая пресс-конференций после заседаний ФРС и выступления перед Конгрессом. Для сравнения, в прошлом году к этому времени Иеллен выступила семь раз, а в 2014 – десять раз. С 1996 года главы ФРС выступали с официальными речами в среднем по 19 раз в год. Примечательно, что до Иеллен меньше всего из руководителей ФРС выступил Алан Гринспен – 8 раз в 1996 году.

Эксперты объясняют такую «скромность» поведения дамы двумя причинами. Во-первых, финансовая ситуация в Америке и в мире сегодня напоминает ту, которая была в 2007 году, накануне начала мирового финансового кризиса. Любое неосторожное заявление руководителя ФРС может стать «спусковым крючком». Во-вторых, Америка находится накануне выборов президента страны. Опять же любое неосторожное слово Иеллен может повредить кандидату от демократической партии X. Клинтон. Хотя считается, что любой руководитель Федерального резерва должен быть «вне политики». Однако все знают, что Иеллен – член Демократической партии и партийную дисциплину соблюдать умеет.

Многих в Америке тревожит затянувшаяся пауза в обещанном процессе повышения базовой ставки ФРС. Вернемся к Трампу. Его это тоже тревожит, о чем он уже много раз громогласно заявлял в ходе предвыборной кампании. Свою мысль он формулирует предельно ясно. Нынешняя базовая ставка ФРС США означает дешевые (почти бесплатные) деньги. Он, Трамп, как бизнесмен, тоже любит дешевые деньги. Но он, как будущий президент страны, должен думать о судьбе всей Америки. А дешевые деньги закладывают под страну мину замедленного действия. Речь идет о надувании пузырей на финансовом рынке, что неизбежно спровоцирует новый финансовый кризис. Поэтому он, будущий президент Америки, требует, чтобы Джанет Йеллен, как руководитель Федерального резерва, немедленно повысила базовую ставку. Такие заявления Трамп в этом году делал неоднократно. В голосе Трампа звучали даже ноты угрозы. В мае нынешнего года он заявил, в частности, что когда станет президентом, то немедленно уволит Йеллен с поста председателя Совета управляющих ФРС (напомним, что согласно уставу Федерального резерва, срок пребывания дамы на посту председателя истекает лишь в 2018 году).

Вчера он сделал очередное заявление в эфире CNBC. Оно несколько отличается от предыдущих, потому что на этот раз он обвинил в халатном бездействии не только госпожу Йеллен, но и президента США Барака Обаму. Вот это часть его заявления: «Она (ставка – В.К.) остается практически на нуле, потому что она (Джанет Йеллен – В.К.), очевидно, является политиком и делает то, что хочет Барак Обама». (https://www.washingtonpost.com/news/wonk/wp/2016/09/12/donald-trump-says-federal-reserve-chair-janet-yellen-should-be-ashamed-of-herself/). По мнению Трампа, Йеллен сохраняет процентные ставки «на искусственно низком уровне для того, чтобы помочь Обаме покинуть свой пост». Имеется в виду покинуть «красиво», оставив хорошие воспоминания у следующих поколений. А вот ему, Трампу, когда он придет в Белый дом, придется «расхлебывать кашу», которую заварила Йеллен вместе в Обамой (http://www.businessinsider.com/trump-says-fed-manipulating-interest-rates-until-obama-out-of-offce-2016-9).

Конечно, в данных заявлениях Трампа превалирует предвыборная риторика. Сам Дональд Трамп далек от понимания, как выводить Америку из нынешних финансовых и экономических тупиков. Напомним, что Трамп непостоянен в своем мнении по вопросу ставки. Сегодня он выступает за повышение ставки. Но если внимательно отслеживать его более ранние заявления, то там можно найти и прямо противоположное: мол, ставку повышать никак нельзя. Видно невооруженным глазом, что у Трампа нет серьезной программы перестройки финансовой и экономической системы США. Не видно в его окружении и экспертов, которые могли бы такую программу разработать. И уж тем более, политиков, которые могли бы помочь эту программу реализовать.

Мы помним, что Барак Обама обещал в ходе своей предвыборной кампании провести радикальную реформу финансовой и банковской системы США с тем, чтобы избежать повторения кошмара финансового кризиса 2007–2009 гг. Надо отдать должное Обаме: не без его поддержки в 2010 году был принят Закон Додда-Франка. Этот фундаментальный документ объемом примерно в полторы тысячи страниц в обиходе называют законом о финансово-банковской реформе Америки. Закон оказался мертворожденным. Потому что алчные банкиры с Уолл-стрит фактически заблокировали его реализацию.

И уж, конечно, наивно думать, что Барак Обама дает какие-то указания председателю Федерального резерва по поводу базовых ставок. Прежде всего потому, что это запрещено законом. Впрочем, этот аргумент второстепенный. Главное заключается в том, что реально указания председателю Совета управляющих ФРС давали и продолжают давать лишь акционеры этой частной корпорации. В первую очередь, крупнейшие банки Уолл-стрит. Это реальные «хозяева денег». А они, судя по всему, еще раз планируют повторить сценарий нулевых годов. То есть разогреть с помощью дешевых (бесплатных) денег финансовый рынок. Трамп это прекрасно понимает. Поэтому он заранее хочет «подстелить соломку». Вторая волна финансового кризиса неизбежна. Когда это произойдет, начнут искать виновных. Пальцем будут показывать на него, Дональда Трампа, хозяина Белого дома. Трамп уже сейчас всеми силами пытается «перевести стрелку» на Обаму. В любом случае истинные творцы кризиса окажутся в тени.

Клинтоны и Уолл-стрит: история и сегодняшний день

Клинтоны и «Голдман Сакс»: начало долгого «романа»

О связях четы Клинтонов с банкирами известно уже давно. Еще с тех времен, когда Билл Клинтон участвовал в предвыборной президентской гонке начала 1990-х годов (сами связи начали выстраиваться еще с конца 1970-х годов, когда Билл занял кресло губернатора Арканзаса). Наблюдательные журналисты и политологи полагают, что начало серьезного «романа» четы Клинтонов с банками Уолл-стрит следует датировать 1985 годом, когда «Голдман Сакс» «положил глаз» на молодого губернатора штата Арканзас. В 1991 году в Нью-Йорке произошла решающая встреча Билла Клинтона с сопредседателем «Голдман Сакс» Робертом Рубином. На ней банкир принял окончательное решение сделать ставку на Клинтона в кампании по избранию президента. Решение было подкреплено хорошими финансовыми вливаниями. Как официальными, так и теми, которые находились в явном противоречии с американским законодательством. Влиятельный Рубин направил на поддержку Билла не только деньги «Голдман Сакс», он также сумел организовать финансовую поддержку со стороны других банков Уолл-стрит – «Леман Бразерс» и «Ситибанк». Став президентом, Билл сумел быстро вернуть своему «благодетелю» долг, выполнив все те пожелания, которые Рубин озвучил во время знаменательной встречи в 1991 году. Билл отблагодарил Рубина даже с «походом», назначив его министром финансов США. Благодарный президент Клинтон назвал Рубина «величайшим министром финансов со времён Александра Гамильтона». Говорят, Рубин на этом посту сумел огрести громадные деньги лично для себя, «Голдман Сакс», а также банка «Сити». В «Сити» он перекочевал с поста министра финансов для того, чтобы «обналичить» свои достижения.

«Семейный бизнес»

Когда Билл был уже президентом, над ним постоянно висел «дамоклов меч» разоблачений, связанных с нечистоплотными финансовыми операциями и «особыми» отношениями семьи с банкирами. Пытались даже раскрутить историю с участием Билла в незаконных операциях с недвижимостью в Арканзасе в 80-е годы прошлого века. Помощником и «партнером» в финансовых операциях выступала его жена Хиллари. Однако политические оппоненты Билла предпочли использовать против него другую карту – сексуальные связи обитателя Белого дома с Моникой Левински. Для супруги президента раскрученная история с Моникой была намного меньшим злом, чем раскрытие «тайного романа» Билла с банкирами.

После ухода Билла из Белого дома (в 2001 году) чета Клинтонов продолжала заниматься любимым занятием – «деланием денег» с использованием весьма сомнительных способов. У Хиллари Клинтон, вступившей в конкурентную борьбу с Трампом, имелся обширный список «грехов». Прежде всего тех, которые она сумела накопить за время своего пребывания на посту государственного секретаря. Но также и таких грехов, которые тянулись за ней еще с прошлого века. На первом месте среди них – особые отношения с банками Уолл-стрит. А эти банки, как известно, в Америке мало кто любит. Уже на старте предвыборной кампании Хиллари успели окрестить «ставленницей Уолл-стрит».

Трамп о Хиллари Клинтон: «Лжец мирового уровня»

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп постоянно наносил и продолжает наносить удары по этой уязвимой точке своего противника. Так, этим летом Трамп заявил, что Хиллари Клинтон является «лжецом мирового уровня», имея в виду, что она уклоняется от прямых вопросов по поводу ее многомиллионных доходов, а также реальных спонсоров ее предвыборной кампании.

Он также заявил, что Клинтон, возможно, самая коррумпированная из кандидатов в президенты США в истории. Поскольку дама предпочитает отмалчиваться, то прямолинейный Трамп за нее отвечает на неприятные вопросы.

Накануне старта предвыборной кампании она «заработала» за свои «лекции» перед банкирами Уолл-стрит «гонораров» на сумму 21,6 млн. долларов. Какие банки ее приглашали? – Goldman Sachs, Deutsche Bank, Morgan Stanley, Bank of America и UBS. И это не считая гонораров на сумму 4,1 млн. долл., которые мадам получила, выступая перед банками в 2013 году, когда покинула пост государственного секретаря. «Просветительская деятельность» – хобби четы Клинтонов. Трамп напомнил, что эта пара еще в 2001 году заработала 153 млн. долларов за выступления в разных аудиториях. Их слушателями и «почитателями» были главы крупных корпораций и банков, а также лоббисты крупного бизнеса. Правда, тогда в семейном тандеме главным был Билл, покинувший накануне Белый дом, а Хиллари была «пристяжной».

О «благотворительном» Фонде Клинтонов

Важным инструментом социально-политической деятельности семьи является Фонд Клинтонов. Он заявлен как благотворительный фонд. Фактически это инструмент семейного бизнеса. «Приход» и «расход» фонда представляют собой очень мутную отчетность. Начнем с «расходов», которые в любом благотворительном фонде всегда более «прозрачны», чем «приходы». Узнаем, что в 2013 году на основную деятельность (т. е. благотворительные цели) пришлось 10 % расходов Фонда, остальное – так называемые «административные расходы». Как говорится, «без комментариев».

О «приходах». Тут сплошные анонимные жертвователи. Они перечисляли деньги через канадскую структуру, выступающей партером Фонда Клинтонов – Clinton Giustra Enterprise Partnership (CGEP). В СМИ попала информация о более 1100 иностранных «донорах», которые были скрыты из официальной отчетности Фонда. Вице-президент Фонда Клинтонов Мора Пэлли заявила, что имена жертвователей не раскрывались, поскольку CGEP регулируется канадским законодательством, которое запрещает публиковать информацию о «благотворителях» без их предварительного согласия. Примечательно, что Фонд Клинтонов должен был либо заставить анонимных «жертвователей» раскрыться, либо отказаться от пожертвований, так как американское законодательство требует раскрытия имен «доноров». Налицо грубое нарушение законов США.

Работа Фонда не прекращалась даже тогда, когда Хиллари занимала пост государственного секретаря. Она, правда, заявила, что на это время Фонд не будет принимать пожертвований от правительств (прямой конфликт интересов). Но вот от частных пожертвований она не отказалась. В то время, пока Хиллари возглавляла Государственный департамент США (2009–2013 гг.), Фонд Клинтонов получил, по разным оценкам, от 34 до 68 млн. долл. от десятка иностранных граждан или принадлежащих им фондов и компаний. Плюс к этому было напрямую перечислено 60 млн. долл. на финансирование проектов, поддерживаемых Фондом. Почему-то Барак Обама и его советники не усматривали в такой практике никаких «конфликтов интересов».

Американский бестселлер «Деньги Клинтонов»

Все это и многое другое можно узнать из ставшей в США бестселлером книги Питера Швейцера (Peter Schweizer) «Деньги Клинтонов: нерассказанная история того, как иностранные правительства и бизнесмены помогли Биллу и Хиллари стать богатыми» (https://en.wikipedia.org/wiki/Clinton_Cash). Книга-расследование «Деньги Клинтонов» вышла в 2015 году. Автор подсчитал, что за период 2001–2015 гг. «семейный бизнес» (прежде всего, Фонд) принес чете Клинтонов чистый доход в размере 230 млн. долл. Книга заняла высшую позицию в рейтинге New York Times. По ней уже снят фильм. Кроме того, периодические издания в ходе нынешней предвыборной кампании регулярно публикуют отдельные выдержки из расследования П. Швейцера. Можно не сомневаться, что Трамп знает содержание книги от корки до корки. Журналисты и политологи обратили внимание, что он часто в предвыборной полемике заимствует факты и цифры из этого источника.

В книге Швейцера банки Уолл-стрит фигурируют, но они не находятся в центре расследования. Со времени выхода бестселлера появились новые факты, которые проливают дополнительный свет на отношения Хиллари с банкирами. Так, в 2013 году Хиллари за три выступления перед банкирами «Голдман Сакс» получила 675 тыс. долл. (225 тыс. долл. в расчете за часовую лекцию). Оппоненты Клинтон стали требовать представления стенограммы или видеозаписи выступлений как документального подтверждения законности полученных денег. Дама каждый раз входила в ступор. Никаких подтверждений так и не последовало.

Но вернемся к Трампу – сопернику Хиллари. Он заявил о том, что мадам – ставленница Уолл-стрит. В отличие от него, Трампа, который предвыборную кампанию оплачивает преимущественно из собственного кармана. На страницах The Wall Street Journal и других американских изданий периодически публикуются оценки финансовой поддержки кандидатов предвыборной гонки. Например, в марте 2016 года доля перечислений от Уолл-стрит для кампании Хиллари Клинтон составила 53 %. Доля Дональда Трампа за любой месяц не превышала 1 %. Кандидат от республиканцев делает логически верный вывод: Хиллари не будет трогать банкиров: «Хиллари никогда не будет реформировать Уолл-стрит. Она принадлежит Уолл-стрит!» – написал Трамп в своем Twitter.

Банковский вопрос в дуэли Трамп – Клинтон

На фоне Хиллари Трамп выглядит гораздо более решительным. Достаточно того, что он громогласно заявил, что придя в Белый дом, организует полноценный аудит Федеральной резервной системы США. Такового не было со времени основания ФРС. Был, правда, частичный аудит, проведенный в конце финансового кризиса. Его целью было выяснение того, кому, сколько и на каких условиях раздал денег Федеральный резерв за время кризиса. Когда в 2010 году был обнародован доклад, выяснилось, что раздал он более 16 триллионов долларов почти бесплатных кредитов. А основными получателями были главные акционеры Федерального резерва, среди которых первое место занимают банки Уолл-стрит. Президент Обама пришел в Белый дом на волне всеобщего недовольства банками. Еще будучи кандидатом в президенты, он обещал, что наведет порядок в банковской системе. Ведь именно она стала причиной и эпицентром финансового кризиса и потребовала на свое спасение из бюджета, по разным оценкам, от 1 до 2 триллионов долларов. Надо отдать должное Обаме: став президентом, он добился принятия Конгрессом США закона, который в простонародье получил название «Акт Додда – Франка». По замыслу с помощью этого закона предполагалось реформировать банковскую систему США. Однако практическая реализация закона захлебнулась, алчность банкиров победила, банки пустились «во все тяжкие», и сегодня Америка находится на грани нового банковского и финансового кризиса. Поэтому и сегодняшний пафос Трампа против банков следует делить даже не на два, а как минимум на десять.

На фоне Трампа критика банков со стороны Хиллари Клинтон выглядит весьма «умеренной» и даже «вялой». Она говорит, что банки в Америке стали слишком большими. Что банкротство любого такого гиганта может стать «спусковым крючком» для всей банковской системы США. Все это американцы слышали уже не раз и всерьез не верят, что Хиллари способна провести разукрупнение гигантов Уолл-стрит. Хиллари сама понимает, что ей нужна какая-то другая «фишка».

Хиллари Клинтон и история с Wells Fargo

И вот недавно, как ей показалось, она такую «фишку» нашла. Речь идет о том, что американские банки в массовом порядке стали обманывать своих клиентов. Не VIP-клиентов с миллионными и миллиардными счетами, а рядовых американцев. Обман этот можно квалифицировать как «мелкое жульничество». История связана с банком Wells Fargo — крупнейшим по показателю капитализации на Уолл-стрит. Прокуратора Лос-Анджелеса и Комиссия по регулированию деятельности коммерческих банков выявили серьезные нарушения в работе банка. Выяснилось, что сотрудники банка с мая 2011 по июль 2015 года открыли и оформили без ведома клиентов более 2 миллионов счетов и кредитных карт. Обслуживание этих счетов требовало уплаты комиссий, для чего по умолчанию снимались средства с других счетов клиентов, на которых имелись деньги. Проще говоря, клиентов потихоньку обворовывали. Общая сумма незаконно снятых средств на фоне миллиардных прибылей банка выглядела смехотворно небольшой – 2–3 миллиона долларов. Как можно понять, деньги не присваивались сотрудниками. Они это делали под давлением начальства, которое добивалось увеличения числа клиентов. Махинации приукрашивали отчетность и давали основания для начисления премий. В общем, неприятная, но банальная история. Тем не менее, власти решили по этому поводу поднять шум, продемонстрировав, что таким образом они борются с «произволом» ненавистных народу банков. Недавно расследование было завершено, власти потребовали от банка Wells Fargo выплатить 185 млн. долл. штрафа. А банк, не дожидаясь вердикта, уволил подозреваемых сотрудников – более 5 тысяч человек. По ходу выяснилось, что подобное происходит и в других банках. Уже названы банки: Bank of America, Citizens Bank, PNC, SunTrust и Fifth Third. Сотрудники банков хитростью убеждают клиентов открывать большое число счетов и оформлять кредитные и дебетовые карты.

На этой истории решила подзаработать «очки» и Хиллари. Она присоединилась к критике банка Wells Fargo. Дама даже обратилась к народу с открытым письмом. В нем содержались обличения беспринципных банкиров и обещания ужесточить контроль над ростовщиками Уолл-Стрит после того, когда Хиллари станет хозяйкой Белого дома (http:// fortune.com/2016/09/20/hillary-clinton-attacks-wells-fargo/). Однако дотошные журналисты в очередной раз уличили Хиллари в беспринципности. Дело в том, что незадолго до скандала с банком Wells Fargo Фонд Клинтонов получил от Wells Fargo Foundation (Фонда, учрежденного указанным банком) пожертвование. По разным данным, сумма варьирует от 100 до 250 тысяч долларов. Кроме того, Билли Клинтон также был «облагодетельствован» банком Wells Fargo в 2011 году. Он получил тогда «гонорар» в размере 200 тыс. долл. за выступление перед руководством банка. Связи Клинтонов с банком проявляются также в том, что главный акционер Wells Fargo Уоррен Баффит (ему принадлежит 10 % акций) активно поддерживает Хиллари в нынешней президентской гонке. С учетом сказанного серьезные аналитики говорят, что выпады Хиллари против Wells Fargo – не более, чем спектакль.

Впрочем, для некоторых оппонентов Хиллари история с Wells Fargo – отличный повод еще раз уличить ее в беспринципности. «Это классический пример поведения Хиллари Клинтон: публично выступить с критикой компании, потому что это хорошо с политической точки зрения, тогда как носящий её имя фонд тихой сапой принимает сотни тысяч долларов от той же самой компании», – отметил директор по связям с общественностью организации America Rising Джефф Бекдел. «Если бы в своем письме Клинтон была искренна, то она должна была бы прикрепить к нему чек от фонда Клинтон на сумму, полученную от компании, на которую она так лицемерно жалуется», – добавил он (http://www.breitbart.com/2016-presidential-race/2016/09/21/clinton-foundation-took-donations-wells-fargo/).

Президентские дебаты в США: о торговых позициях Америки в мире

Тема торговых позиций США в мире в предыдущих предвыборных президентских кампаниях редко затрагивалась, занимала третьестепенное место. Эта тема неожиданно всплыла на только что прошедших дебатах Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Ее поднял Трамп, коснувшись вопроса НАФТА. Это аббревиатура, обозначающая Североамериканское соглашение о свободной торговле (англ. – North American Free Trade Agreement, NAFTA). НАФТА – соглашение между Канадой, США и Мексикой, которое было подписано 17 декабря 1992 года и вступило в силу 1 января 1994 года. Оно заменило Канадско-американское соглашение о свободной торговле 1988 года.

Трамп сделал заход издали, заявив, что госпожа Клинтон, занимая пост государственного секретаря США и находясь на других важных позициях, плохо защищала внешнеэкономические интересы США: «30 лет X. Клинтон занималась этими делами и только теперь задумалась о решении». Далее он конкретизировал: «Североамериканская торговая сделка NAFTA является самой худшей сделкой в истории… Нам следует изменить условия торговых договоров», имея в виду, что от зоны свободной торговли в настоящее время в наибольшей степени выигрывает Мексика, а не США. Трамп сообщил, что в случае победы на выборах изменит условия участия Вашингтона в NAFTA. «X. Клинтон следовало стремиться к лучшим условиям для Вашингтона в сфере торговли, когда она занимала пост госсекретаря США», – заявил Д. Трамп. Кандидат демократов признала, что не всегда была последовательна при голосованиях по торговым пактам. Но намекнула, что ей приходилось принимать решения с учетом многих обстоятельств, о которых, вероятно, Трамп не имеет никакого понятия: «Я знаю, Дональд, что вы живете в своей собственной реальности».

Формально Хиллари Клинтон не несет ответственность за подписание соглашения NAFTA. Даже как жена Билла Клинтона, поскольку оно было подписано в тот момент, когда Билл уже был объявлен победителем в президентской гонке, но еще до его инаугурации. Соглашение создало некоторый интеграционный эффект в Северной Америке. Объем взаимного экспорта между странами NAFTA за двадцать лет действия соглашения вырос в четыре раза, а доля взаимного экспорта – с 4.1,4 % до 49,2 % (Костюнина Г.М. Североамериканская интеграция: 20 лет спустя // Вестник МГИМО Университета. – 2015. – № 2 (41).) Но недовольство соглашением в той или иной форме сегодня выражают все подписанты. Так, бедная по сравнению со своими северными соседями Мексика рассчитывала, что соглашение позволит уменьшить разрыв в уровнях доходов и жизненного уровня Мексики по сравнению с США и Канадой, однако этого не произошло. Соединенные Штаты также не довольны. И Трамп это недовольство озвучил в ходе дебатов.

Недовольство объясняется тем, что баланс торговли между США и Мексикой складывается не в пользу первой страны. Например, в прошлом году дефицит двухсторонней торговли для США составил 58,4 млрд. долл. Кстати, Соединенные Штаты недовольны не только своим южным соседом, но также и северным. Дефицит торговли США с Канадой в прошлом году составил 14,9 млрд. долл. Соглашение NAFTA предусматривает ликвидацию не только торговых барьеров между тремя странами, но также барьеров в сфере движения капиталов. И это дополнительный источник недовольства в США. Сотни промышленных компаний Соединенных Штатов вывели свои производства в Мексику, где уровень заработной платы несопоставим с уровнем США. Плюс к этому действует такой стимул для выведения производств, как слабое законодательство Мексика в области загрязнения окружающей среды. Формула простая: «Американским компаниям – доходы, мексиканскому народу – отходы». Но американский народ от такого «сотрудничества» также несет серьезные потери: за двадцать с лишним лет действия NAFTA из США в Мексику ушли миллионы рабочих мест. Наконец, соглашение NAFTA способствовало увеличению в США числа трудовых эмигрантов из Мексики.

Но вернемся к торговым противоречиям между США и их партнерами по NAFTA. В них как в капле воды отражаются торговые противоречия Америки с большинством стран мира. Оказывается, что Америка имеет дефицит торговли не только с Мексикой и Канадой, но и большинством других своих крупных торговых партеров. И такое положение возникло не вчера. Согласно официальной внешнеторговой статистике США, за которую отвечает министерство торговли США, Америка живет с дефицитным торговым балансом уже на протяжении последних сорока лет. Конечно, в истории США и раньше случались годы, когда импорт превышал экспорт (возникал дефицит торгового баланса), но это были единичные случаи. А вот с 1976 года и по сей день не было ни одного года, когда бы Америка имела положительное сальдо своего торгового баланса.

Напомним, что еще в начале XX века Америка имела отрицательное сальдо торгового баланса (плюс к этому была крупнейшим чистым международным должником). Первая и особенно Вторая мировые войны превратили США в мощную торговую державу, экспорт которой всегда и намного превышал импорт. Америка со времен Первой мировой войны вплоть до конца 1950-х годов занимала в мировой торговле примерно такие же позиций, какие имела Великобритания в первой половине XIX века. Америку как промышленную и экспортную державу погубило то же самое, что погубило и Великобританию в XIX веке. Был взят курс на доминирование в валютно-финансовой сфере. Ценой подрыва конкурентных позиций национальной промышленности. К началу 1960-х годов Европа восстановила свои позиции в мировой торговле, а США, наоборот, стали свои позиции терять. Периодически стал возникать дефицит платежного баланса США (не только за счет торговли, но также за счет чистого оттока капитала). Дефицит покрывался за счет золота из казначейства США (согласно соглашению о Бреттон-Вудской валютно-финансовой системе). Власти США насторожились, когда в 1968 году возник небольшой дефицит торгового баланса – 1,3 млрд. долл., что было эквивалентно примерно 0,1 % ВВП. Это был первый «звоночек». В 1971 году был зафиксирован уже более существенный дефицит – 4,8 млрд. долл. Существовал риск потери золотых резервов США, которые в то время составляли около 9 тысяч тонн.

15 августа 1971 года тогдашний президент США Ричард Никсон объявил о том, что «золотое окошечко» американского казначейства (обмен долларов на золото) временно закрывается. Больше оно уже никогда не открывалось. В 70-е годы прошлого века Вашингтон пошел на демонтаж Бреттон-Вудской валютно-финансовой системы, которая была заменена на Ямайскую систему. «Золотой тормоз» с «печатного станка» Федерального резерва был снят. Золотой стандарт, даже в усеченном виде, перестал существовать.

Америка стала жить весело и припеваючи. Со всеми странами мира она расплачивалась «зелеными бумажками». Стимулы к тому, чтобы повышать конкурентоспособность американской экономики окончательно перестали работать. Разрыв между экспортом и импортом товаров стал стремительно расти в пользу импорта. В нынешнем десятилетии экспорт США примерно на 1/3 меньше импорта в стоимостном выражении. В 2010 году экспорт по отношению к импорту составил 64,9 %. Вот значения показателя за последующие годы (%): 2011 г. – 65,4; 2012 г. – 66,2; 2013 г. – 67,8; 2014 г. – 67,2; 2015 г. – 65,2 (http://countryeconomy.com/trade/balance/usa). Примечательно, что эпоха дефицитного торгового баланса Америки началась именно в 1976 году, когда прошла Ямайская конференция, упразднившая под давлением дяди Сэма золотодолларовый стандарт и легализовавшая бумажный доллар в качестве мировой валюты.

Согласно канонам экономической науки, чистое положительное сальдо торгового баланса (превышение экспорта над импортом) означает прирост валового внутреннего продукта (ВВП) страны. Отрицательное сальдо, наоборот, уменьшает ВВП. Нынешний дефицитный торговый баланс США существенно уменьшает величину ВВП Америки.

По данным министерства торговли США, в 2010 году дефицит торгового баланса США составил 4,6 % ВВП страны. Вот данные за следующие годы (%): 2011 г. – 5,1; 2012 г. – 4,9; 2013 г. – 4,5; 2014 г. – 4,6; 2015 г. – 4,5 (http://countryeconomy.com/trade/ balance/usa). Рекордная абсолютная величина дефицита торгового баланса США была зафиксирована в 2006 году: 892 млрд. долл., что составило 6,44 % ВВП США. Это астрономическая сумма, сопоставимая по величине с ВВП таких стран, как Индонезия, Саудовская Аравия, Нидерланды, Турция, Мексика. Фактически этот дефицит означает, что долг Америки в 2006 году перед другими странами увеличился на сумму, равную почти 900 млрд. долл. На такую величину возросли долларовые резервы других стран. Америка потребляет товары со всего мира за счет бессрочного и почти беспроцентного кредита.

И в настоящее время дефицит торгового баланса не намного меньше рекордного значения 2006 года. В 2015 году он составил 735 млрд. долл. На страны-партнеры США по соглашению NAFTA (Мексику и Канаду) пришлось около 10 % этого дефицита. На Китай приходится около 50 % всего дефицита (365,7 млрд. долл.). На втором месте в списке «торговых доноров» Америки находится Германия (дефицит составил 74,2 млрд. долл.), на третьем месте – Япония (68,6 млрд. долл.). Мексика занимает лишь четвертое место. Из европейских «доноров» можно выделить Ирландию (30,4 млрд. долл.). В целом торговля США с Европой дефицитна, на европейских партнеров пришлось 23 % дефицита торгового баланса США.

Жизнь взаймы и торговый паразитизм, конечно, приятны Америке. Но отдельные американские политики задумываются о долгосрочных последствиях такой модели существования. Во-первых, эта модель строится на гегемонии доллара США, которая сегодня все большее подрывается разными странами мира. Например, Китаем, который в конце прошлого года сумел юань сделать официальной резервной валютой (решение МВФ). Подрывают ее и организации частного бизнеса. Создавая, в частности, свои цифровые валюты, которые позволяют уходить из-под контроля ФРС и иных финансовых регуляторов США. Во-вторых, торговый паразитизм неизбежно увеличивает высоту долговой пирамиды США. К концу нынешнего года она, вероятно, преодолеет планку в 20 трлн. долл. Только за время президентства Обамы высота пирамиды увеличилась в два раза. Некоторые думают, что эту пирамиду можно строить бесконечно, «до небес». Не получится. Кстати, Трамп прекрасно это понимает. Все предельно просто. Пока расходы на обслуживание суверенного долга США в федеральном бюджете не являются критичной величиной (сегодня это вторая статья расходов после расходов на оборону). Но ведь процентные ставки по казначейским бумагам (обязательства министерства финансов США по суверенному долгу) имеют чисто символические значения. Они привязаны к процентной ставке ФРС США, которая со времени финансового кризиса находится на уровне «плинтуса». Была в диапазоне от о до 0,25 %. В конце прошлого года ее чуть-чуть повысили, она стала равной 0,25-0,50 %. Председатель ФРС Джанет Йеллен боится ее повышать далее. По очень многим причинам. В том числе потому, что это повысит стоимость обслуживания суверенного долга США. А если ставки ФРС станут равными 5 процентам? – Страшно даже подумать. Тогда весь бюджет США будут съедать расходы на обслуживание суверенного долга. Недаром Трамп этим летом затронул деликатную тему суверенного долга и даже намекнул, что Америке грозит дефолт по суверенному долгу. Чтобы избежать его, надо начать переговоры с другими странами о его реструктуризации. А с кем конкретно? – Как раз с теми странами, которые выступают главными «торговыми донорами» США. То есть с Китаем, Японией, Германией, Мексикой.

Трамп прекрасно видит те проблемы, с которыми придется столкнуться новому хозяину Белого дома. И видимо, в следующее президентство можно ожидать серьезных и даже драматических подвижек в сфере международной торговли США. Речь идет не только о возможных пересмотрах ныне действующих соглашений типа NAFTA, но также о соглашениях, которые планировала, но не успела подписать администрация Барака Обамы. Это соглашению о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТАТИП) и соглашение о торговле услугами (СТУ) (http://www.fondsk.ru/news/2016/01/15/ soglashenie-o-torgovle-uslugami-kak-element-globalnogo-upravlenija-37981.html). Кроме того, в наследство к новому хозяину Белого дома переходят проблемы, связанные с соглашением о Транстихоокеанском партнерстве. Оно было подписано ровно год назад двенадцатью государствами в Атланте, но до сих пор не ратифицировано.

Президентские выборы в США: финансовые правила игры

Главный редактор WikiLeaks Ассанж в эксклюзивном интервью на RT сделал свой прогноз исхода выборов в США: «Трампу не позволят победить на этих выборах… Банки, разведка, ВПК, крупные иностранные компании и так далее – все они объединились вокруг Хиллари Клинтон» (https://www.rt.com/news/365299-assange-pilger-saudi-clinton/). Похоже, что это так.

В данном случае хотелось бы остановиться на банках. Почему они почти единодушно заняли сторону Хиллари Клинтон и жестко настроились против Дональда Трампа? Ведь мы знаем, что на протяжении послевоенной истории США банки и другие группы интересов всегда стремились проводить политику равномерного распределения «яиц» (финансовой и прочей поддержки кандидатов) по разным партийным «корзинам». Сегодня же мы видим, что банки Уолл-стрит сделали ставку лишь на одну «корзину» – демократическую, которую представляет Хиллари Клинтон. На старте предвыборной кампании банки как раз прибегли к тактике равномерного распределения «яиц» между двумя партийными «корзинами» – демократической и республиканской.

Напомню, что финансовая поддержка политических партий и конкретных кандидатов в ходе предвыборной кампании в США осуществляется в нескольких формах:

1. Расходы из касс политических партий (каждая политическая партия имеет свою кассу, которая формируется с помощью партийных взносов и другими способами и из которой финансируется вся партийная деятельность).

2. Личные средства кандидата.

3. Частные индивидуальные пожертвования, сделанные гражданами США. Средства идут напрямую от граждан в фонд кандидата (во всех остальных случаях финансирования используются посредники).

4. Пожертвования граждан в фонды национальных комитетов партии (National Party Committee – РАС). Число таких комитетов (и фондов) исчисляется сотнями. Они могут быть корпоративными, профсоюзными, общественными и т. п. Важной особенностью РАС является то, что они переводят свои средства в фонд кандидатов, а не тратят их сами.

5. Взносы в независимые фонды для поддержки избирательных кампаний. Эти фонды принимают форму SuperPAC. Они появились недавно, деятельность фондов SuperPAC была легализована американским судом лишь в 2010 году. Указанные фонды не перечисляют полученные средства политическим партиям или кандидатам, а расходуют их по своему усмотрению. Практика показывает, что при афишируемой «независимости» фондов SuperPAC они тесно координируют свою деятельность с руководством политических партий и кандидатами на пост президента. Фонды SuperPAC активно были задействованы в предвыборной кампании 2012 года. Их статус дает им полную свободу финансировать акции не только в поддержку «своего» кандидата, но и акции против нежелательного кандидата (даже если таковой принадлежит к «своей» партии).

6. Фонды 501-с. Этим шифром обозначаются некоммерческие организации, которые подобно организациям SuperPAC имеют возможность создавать фонды (за счет пожертвований граждан, компаний и профсоюзов) и самостоятельно их расходовать на цели, связанные с выборными кампаниями. Они были легализованы в 2006 году и стали важным источником финансирования предвыборной кампании в 2012 году.

7. Прочие источники и способы финансирования. Среди них наиболее важным является государственное (бюджетное) финансирование (сначала праймериз, а потом основных выборов).

Каждая форма финансовой поддержки имеет свои строгие регламенты и ограничения, в том числе по величине денежных сумм. Например, фонды РАС могут перечислять в фонд кандидата не более 5 тысяч долларов на этапе праймериз, а в случае выдвижения кандидата на партийном съезде (летом) – еще 5 тысяч долларов. Плюс к этому можно перевести 15 тысяч долл. в партийную кассу. Обычно число всех видов РАС в США варьирует в диапазоне 4–5 тысяч. Получается, что используя механизм РАС максимум можно провести суммы, составляющие 100–125 млн. долл. Маловато, учитывая размах американских предвыборных кампаний.

Вот и появились «инновации» в сфере финансирования предвыборных кампаний в виде фондов SuperPAC и фондов 501-с. Как мы сказали, эти механизмы уже начали работать во время выборов президента в 2012 году. Тогда общие расходы на предвыборную и выборную кампанию были оценены в размере 2,6 млрд. долл. Расходы из федеральной кассы Демократической партии составили 316 млн. долл., Республиканской партии – 409 млн. долл. Государственное финансирование предвыборных мероприятий (все партии) составило 91 млн. долл.

Вместе с тем, все расходы по линии фондов 501-с на прошлых выборах были уже равны 300 млн. долл. По линии фондов SuperPAC оценки совокупных расходов менее надежные, но были также не менее 300 млн. долл. Ниже приводим данные по финансированию предвыборной кампании двух основных претендентов на пост президента США в 2012 году – демократа Барака Обамы и республиканца Митта Ромни.

Суммарные расходы на указанных двух кандидатов составили 2.243 млн. долл., т. е. на них пришлось около 90 % всех расходов на предвыборную и выборную кампанию 2012 года. Примечательно, что новый канал финансирования (фонды SuperPAC и 501-с) был более активно задействован республиканцем Ромни (35 % всех расходов на его кампанию), чем демократом Обамой (12 %). Именно поэтому в самом начале предвыборной кампании демократы очень настаивали на том, чтобы отменить возможность слабо контролируемого финансирования по линии фондов SuperPAC и 501-с.


Масштабы и структура финансовой поддержки предвыборной компании Обамы и Ромни в 2012 году (млн. долл.)

Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу

Источник: Попова А. Сколько тратят кандидаты в президенты США на свои избирательные кампании (http://m.echo.msk.ru/blogs/ detail.php?ID=1726680).


Теперь вернемся к предвыборной кампании 2016 года. Совокупные расходы нынешних претендентов на пост президента, согласно оценкам экспертов, могут почти удвоиться и достичь планки 5 млрд. долл. Видимо, эксперты приняли в расчет, что в нынешней кампании будет задействован «на полную катушку» такой канал финансирования как фонды SuperPAC и 501-с (http://www.politico. com/story/2016/10/priorities-usa-action-raised-246-million-last-month-230131).

Мы помним, что на старте от республиканцев главным претендентом был представлен Джеб Буш, который получил большие суммы денег от традиционных спонсоров Республиканской партии. Только по линии фондов SuperPAC поддержка Буша составила 124 млн. долл. Надо полагать, что там были и деньги банкиров. Сколько всего было потрачено на Буша, не известно. Но Буш оказался крайне неудачным кандидатом. Видимо, банкиры посчитали, что не стоит слишком сорить деньгами, поэтому, когда эстафету Буша перехватил республиканец Круз, «денежные мешки» стали проявлять сдержанность. По Крузу имеются такие данные (на конец февраля 2016 года): частные пожертвования в фонд данного кандидата – около 50 млн. долл., финансирование по линии фондов SuperPAC – около 55 млн. долл. Круз также «сошел с дистанции» (к началу мая), и это еще более обескуражило банкиров.

Тут на орбиту окончательно восходит незапланированная республиканской партийной верхушкой «звезда» в лице Дональда Трампа. Человек, не знакомый республиканским политическим боссам. Последние, естественно, являются профессионалами по привлечению спонсоров, имеют устойчивые, отработанные связи с миром финансов и банков. Через некоторое время становится понятно, что Дональд Трамп либо не понимает «правил игры», которые устанавливает Уолл-стрит, либо сознательно их попирает. Заявления Трампа месяц от месяца становились все более агрессивными по отношению к миру банков. Сначала Трамп потребовал проведения аудита Федерального резерва. Разве это понравится банкам Уолл-стрит, которые получали и продолжают получать почти бесплатные кредиты от ФРС США? Далее Трамп стал предъявлять претензии одновременно к председателю ФРС Джанет Йеллен и президенту США Бараку Обаме в том, что они держат процентную ставку Федерального резерва на «уровне плинтуса» (в диапазоне от 0,25 до 0,50 %). Делается этого для того, чтобы создать видимость, что с «экономикой в Америке все нормально», для того, чтобы поддержать репутацию Демократической партии, которую в Белом доме представляет Обама. Покатится экономика под откос – песенка Хиллари спета. Наконец, Трамп создал банкирам неприятности своим требованием восстановить закон Гласса-Стигала, который был введен в Америке в 1933 и действовал до 1999 года. Этот закон был реакцией на Великую депрессию 30-х годов прошлого века, и суть его сводилась к разделению кредитных и инвестиционных операций банков. После отмены закона Гласса-Стиголла при президенте Билле Клинтоне Америка на всех парах понеслась к кризису 2007–2009 гг. Сегодня Америка также несется к кризису, еще более тяжелому. Это в США понимают даже те, кто далек от мира финансов. И все прекрасно понимают, что необходимо вернуть закон Гласса-Стиголла, который позволил бы остановить нынешнюю финансовую вакханалию, устроенную банками Уолл-стрит. Банкиры имеют зуб на Трампа уже только за то, что Демократическая партия на своем летнем съезде (который определил Хиллари Клинтон партийным кандидатом) вынуждена была также согласиться с тем, что необходимо восстановление закона 1933 года. Правда, Хиллари даже после этого решения съезда в своих выступлениях всячески увертывается от обсуждения темы закона Гласса-Стигалла.

А разве могут банкиров радовать заявления Трампа по поводу того, что пора остановить рост долговой пирамиды Америки? Ведь это означает остановить работу «печатного станка» ФРС, который позволяет банкирам скупать весь мир. Даже если Трамп проиграет выборы, он все равно будет личным врагом Уолл-стрит. Ведь он «зарядил» демократов на то, чтобы те занялись реформированием банковской системы. Но что еще более для них неприятно: градус настроений против банков сегодня в народе на уровне того максимума, который был зафиксирован в 2009–2010 гг. Им после выборов потребуется немало времени (и денег) для того, чтобы понизить этот градус.

По данным агентства Bloomberg на конец октября, всего Клинтон собрала на свою кампанию 766 миллионов долларов, Трамп – 392 миллиона долларов. С учетом фондов, которые поддерживают политиков, но формально с ними не координируются (фонды SuperPAC и 501-с), сборы бывшей первой леди достигли 949 миллионов долларов против 449 миллионов долларов, которые удалось привлечь Трампу. Вспомним картину выборов 2012 года: тогда главные кандидаты от двух партий имели сопоставимые уровни финансовой поддержки (Ромни даже на 13 % опережал Обаму). Сегодня главный кандидат от Республиканской партии (Трамп) имеет финансовую поддержку, которая в два с лишним раза меньше, чем у демократического кандидата (Клинтон). Заметим, что если Клинтон из своего собственного кармана на предвыборную кампанию не выложила ни цента, то Дональд Трамп – 56 млн. долл. Это беспрецедентная сумма, рекорд последних десятилетий. Также рекордом последних десятилетий можно назвать разрыв в уровнях финансирования двух главных претендентов на кресло президента США. Принцип равномерного размещения «яиц» по разным «корзинам» имели своим следствием финансовый паритет главных двух конкурентов. Правда, такой паритет предполагал, что претенденты по своей сущности не должны сильно друг от друга отличаться. А вот в 2016 году хозяевам Уолл-стрит показалась, что сущность у претендентов разная.

На данный момент (начало ноября 2016 года) объем финансовой поддержки, полученной Хиллари Клинтон от так называемых «независимых» фондов (SuperPAC и 501-с), приближается к 200 млн. долл. А ведь демократы в начале предвыборной кампании требовали запретить этот источник финансирования! Один из крупнейших таких фондов – Priorities USA – уже в начале 2016 года собрал в поддержку демократического кандидата 50 млн. долл. Одним из наиболее крупных доноров фонда стал финансовый спекулянт Джордж Сорос – 7 млн. долл. Этот финансовый гений разложил свои яйца (деньги) и по другим «корзинам» («независимым» фондам SuperPAC и 501-с). Кроме Сороса в списке наиболее важных доноров фигурируют Зусман, Прицкер, Сабан и Авраам. Зусман занимается хеджевыми фондами, Прицкер – магнат недвижимости и отелей, Сабан вертит телевидением и Голливудом, а Авраам – владелец крупнейшего в США производителя диетического питания. Израильский эксперт Север Плоцкер с удовлетворением обращает внимание на то, что все пять указных спонсоров Клинтон – евреи. «Вместе они принесли Хилари 300 миллионов долларов» (http://izrus.co.il/vesty/article/2016-11-05/33323.html#ixzz4PALsIAeO).

Хиллари Клинтон получает поддержу от таких банков Уолл-стрит, как Goldman Sachs, City, Wells Fargo. Отношения с ними чета Клинтонов установила еще в те времена, когда Билл был губернатором штата Арканзас, и закрепила их, когда Билл был обитателем Белого дома. Это все те же банки, которые оплачивали предвыборные кампании Билла (http://www.fondsk.ru/news/2016/09/24/klintony-i-uoll-strit-42607.html). В то же время эксперты не могут назвать ни одного сколь-нибудь крупного американского банка, который прямо или опосредованно (через фонды SuperPAC и 501-с) поддерживал бы Трампа. На самом деле, разрыв в уровнях поддержки Трампа и Клинтон еще выше. Почему? Потому что, судя по некоторым сообщениям, часть республиканских «независимых» фондов «стреляют в спину» Дональду Трампу. Таким фондам разрешено играть не только за «своих», но и против «своих». Эксперты отмечают, что демократические фонды SuperPAC и 501-с на 100 % играли и продолжают играть за Клинтон. Были некоторые подозрения, что такие фонды играли против конкурента Клинтон Барни Сандерса, однако они не подтвердились. А вот аналогичные фонды республиканцев в такой игре против Трампа участвовали активно. Особенно до того времени, когда республиканский партийный съезд вынужден был признать Трампа официальным кандидатом. Примечательно также, что большая часть гигантских финансовых средств, затрачиваемых каждым кандидатом, идет не на акции по продвижению своих программ, а на дискредитацию своего конкурента.

Обама – последний президент США?

(фрагмент из интервью, данного в конце октября 2016 года)

– В одном из недавних интервью Вы упомянули, что, по некоторым прогнозам, (точнее – предсказаниям) Барак Обама – последний президент Соединённых Штатов, и во время выборов возможны нештатные ситуации. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– Да, есть некоторые нюансы, которые наши СМИ почти не освещают. Я бы начал с истории. Мы помним, что в 2012 году проходила тяжёлая борьба за президентское кресло США. Мало кто обратил внимание на то, что сторонники Обамы в 2012 году для поддержки своего кандидата использовали такой аргумент: «Ребята, если вы не поддержите Обаму, то в Америке и в мире наступит конец света».

Действительно, существует масса разных предсказаний: например, предсказания, которые приписывают монаху-астрологу Средневековья Федерико Мартелли (также известный как Раньо Неро, Чёрный Монах или Чёрный Паук) – якобы нашли рукописи, в которых этот Чёрный Паук писал о том, что будут времена, когда возникнет супердержава на берегах двух океанов, она будет иметь 44 правителя, и каждый будет переизбираться раз в 4 года. По поводу этих манускриптов есть достаточно обширная литература, некоторые говорят, что это подделка, и т. д. То же можно сказать и, например, про каббалистическую литературу. Впервые я столкнулся с этой проблемой 15 лет назад, это было связано с событиями 11 сентября 2001 года. До тех пор я не брал в руки текстов, связанных с каббалистикой, но после 9/11 неожиданно пошёл поток публикаций, в которых говорилось о том, что 11 сентября – это дата, вычисленная каббалистами. О неизбежности случившегося говорили не только каббалисты, но и многие другие прорицатели, астрологи, но точную дату вычислили только каббалисты. Понятия не имею, как они это вычисляли, и знаю эти сюжеты в основном со слов моего знакомого: он православный, но разбирается в тонкостях каббалистического учения; более того, он говорит, что мы обязаны это делать, потому что для нас эти идеи – глупость, а для тех одержимых людей – императивы. Должны, предположим, по их «святцам» взлететь на воздух здания Всемирного торгового центра и сентября – вот они и сделают всё, чтобы именно и сентября они были разрушены. Вот такие тонкие моменты, связанные с психологией этих фанатиков.

В некоторых источниках говорится о том, что 44 президент США – последний американский президент. Некоторые прорицатели говорили, что первый чернокожий президент и будет последним президентом США – то есть указывали не на номер, а на цвет кожи. Сегодня вспоминают также некоего средневекового астролога и прорицателя Василия Немчина. Тут старается наш отечественный астролог Павел Глоба, который якобы где-то раскопал манускрипты Василия Немчина и делает все новые «вбросы» сенсационных предсказаний.

Наиболее интересная фигура, известная в Америке (да и в России о нём, думаю, многие слышали) – это Эдгар Кейси, так называемый «спящий пророк». Вышла соответствующая книга, которая так и называется – "The Sleeping Prophet". Эдгар Кейси – некий «хилер», самопровозглашённый целитель, который якобы обнаружил в себе дар прозорливости, прорицания. Все его откровения являлись во сне – точнее, в состоянии самогипноза, транса – рядом сидела стенографистка и фиксировала на бумаге все его откровения. Остались действительно громадные архивы Кейси. Сам я в руках этих книг не держал, ссылаюсь на вторичные источники. Кейси предсказал даты начала и окончания и Первой, и Второй мировых войн, начало Великой депрессии 1929 года и её окончание в 1933. В состоянии своего «сна» он описал события на фондовой бирже Нью-Йорка в 1929 году и т. д.

Сейчас Кейси достаточно хорошо «раскручен», хотя говорят, что не все в Америке хотели бы, чтобы его наследие было известно американцам. Кейси говорит, что Америка погибнет. Недавно вышла моя книга «Метафизика истории»; в ней я, конечно, не ссылаюсь на Эдгара Кейси и других астрологов, у меня есть гораздо более авторитетные и надёжные источники – в частности, последняя книга Священного Писания «Откровение от Иоанна», или Апокалипсис, где говорится о гибели Вавилонской блудницы. Я часто вспоминаю слова нашего современника афонского монаха Паисия Святогорца, который говорил, что сегодня мы живём в последние времена, и изучение Священного Писания, особенно его заключительной книги, подобно чтению газеты, новостной ленты. Лично для меня образ Вавилонской блудницы – это определённо образ Америки, а её гибель – когда её убивают десять царей, или десять рогов – это события, которые могут произойти в ближайшее время, а мы можем стать свидетелями этих событий.

Мне интереснее читать Откровение от Иоанна и толкования Апокалипсиса святыми отцами, чем погружаться во все эти эзотерические картины «раскрученных» прорицателей. В данном сюжете (об Америке) многие предсказания совпадают. Впрочем, я не хотел бы, чтобы думали, что Эдгар Кейси – какой-то безупречный пророк, потому что далеко не все его пророчества исполнились: например, Кейси предсказывал победу Гитлера и установление немецкого Ordnung'a по всей Европе. Это, слава Богу, не состоялось. Так что не нужно преувеличивать его способности.

Ещё имя Кейси вспоминают в связи с пресловутым Йеллоустоунским вулканом, который действительно находится в неустойчивом состоянии и не сегодня-завтра может начаться извержение. Сейсмологи и геофизики, которые далеки от всех этих экстрасенсорных и астрологических вещей, по-своему, профессионально говорят, что извержение этого вулкана может привести к очень тяжёлым последствиям – пол-Америки просто исчезнет, изменится климат. У нас стране есть несколько человек, которые в режиме онлайн следят за всеми событиями в Йеллоустоунском заповеднике; кроме того, они сообщают, что там ведётся не просто мониторинг ситуации, а идёт какая-то странная работа – бурение, закладка чего-то. Такое ощущение, говорят некоторые наблюдатели, что собираются просто спровоцировать это извержение, создать триггерный эффект. Что-то наподобие и сентября, но только на два-три порядка мощнее.

Сегодня действительно появляется много пророчеств, которые сбываются. Они сбываются ещё и потому, что носителями этих пророчеств являются фанатики, которые получают мощные технические средства для реализации своих фантастических прогнозов. Это уже не прогнозы и «озарения по поводу будущего», это команда к действию, директивный план для фанатиков, которые находятся во власти обитателей инфернального мира. Так что к этому надо относиться очень серьёзно. И в то же время есть люди, обладающие духовным даром предвидения – многие святые отцы, старцы и т. д.

По крайней мере, нам не надо слишком погружаться в эти сюжеты. Знаю людей, которые сначала просто проявляли любопытство, а потом, при глубоком погружении, их охватывал буквально животный ужас от того, что они узнавали. А с другой стороны – возникала уже почти наркотическая зависимость от подобного рода информации, которая поднимает уровень адреналина… Поэтому не рекомендую нашим читателям погружаться в темы астрологических и каббалистических прогнозов.

Тем не менее, этот фактор присутствует. Однако возможность или невозможность этими фанатиками реализовывать свои разрушительные планы зависит от того, попускает это Бог или не попускает. Так что не нужно абсолютизировать возможности всяких каббалистов и фанатиков.

Возвращаясь к теме Америки, скажу: есть и другие признаки приближения Америки к своему концу. Многие понимают, что годы и дни США уже сочтены. Американские президенты не могут переизбираться на третий срок. Слышал версию о том, что на выборах может возникнуть нештатная ситуация, которая приведёт к тому, что Обаме в порядке исключения будет позволено исполнять обязанности президента США. Логика проста: Америке не надо 45-го президента, пусть остается 44-й. Некоторые эксперты говорят, что у Америки еще есть резерв времени, потому что Обама не 44-й, а только 43-й. Был такой президент Кливленд, который два раза был в Белом Доме, и он должен быть зачтён как один президент (его считают за двух президентов, поскольку между его первым и вторым президентством был разрыв). Тогда Обама оказывается не 44-м, а 43-м, и кто-то из нынешних кандидатов будет 44-м.

Я бегло пересказал некоторые конспирологическое сюжеты, которые гуляют по мировой и российской прессе. Могу согласиться с тем, что во время нынешней выборной кампании могут возникнуть нештатные ситуации. Также нештатные ситуации, вероятно, возникнут и после того, как будет определен новый президент. Прогнозировать развитие событий в Америке крайне сложно, поскольку процент психически больных людей в США быстро растет. Особенно среди политиков. Мы уже достаточно давно видим, что в мире нарастает хаос (который по инерции продолжают называть «управляемым»). Кажется, он начинает уже захлестывать саму Америку, которая запустила по миру «управляемый» хаос. Уже если нашим согражданам так интересны апостасийные сюжеты, то уж чем читать Эдгара Кейси или Фредерико Мартелли, они лучше бы осмысливали последнюю книгу Священного Писания – Апокалипсис. Впрочем, знакомство с ней требует большой предварительной подготовки. И интеллектуальной, и духовной.

Фонд Клинтонов как деструктивный фактор американской политики

Предвыборная президентская гонка 2016 года в США уникальна. Оно отличается от предвыборных кампаний последних десятилетий многими особенностями. Главная из них: кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп оказался «несистемным» человеком, что внесло сумятицу в отработанный десятилетиями процесс выборов. Еще одной отличительной чертой 2016 года стало то, что главные претенденты на кресло хозяина Белого дома крайне мало времени уделили изложению своих программ. Да, по сути, таких программ и не было. Вместо этого всю свою энергию и способности они направляли на дискредитацию своего конкурента. Кампанию 2016 года смело можно назвать «войной компроматов». В этой войне, безусловно, выигрывал Трамп. Другое дело, что победа в «войне компроматов» отнюдь не есть гарантия победы на выборах.

Перед финишной прямой, как мы знаем, против Хиллари Клинтон было задействовано два мощных компромата, которые спровоцировали два громких скандала (в американских СМИ их называют «октябрьскими скандалами»). Первый из них назвали «почтовым скандалом» (служебная переписка Клинтон в период ее нахождения на посту государственного секретаря с домашнего компьютера и последовавшая за этим утечка важной секретной информации). Второй скандал связан с благотворительным фондом Клинтонов. Важнейшую роль в этих скандалах сыграло Федеральное бюро расследований США (ФБР). Это ведомство то начинало, то резко прекращало расследования по этим двум историям. Что закономерно вызвало подозрение у общественности, что кто-то дергал за ниточки и управлял действиями указанной американской спецслужбы.

Как бы там ни было, вброс пикантной информации произошел, она застряла в памяти общественности и политиков. Поэтому независимо от исхода голосования на президентских выборах скандалы будут оказывать влияние на последующую политическую жизнь в США и поведение обоих кандидатов в будущем. Если обитателем Белого дома станет Трамп, он, согласно своим обещаниям, будет добиваться полного расследования по обеим историям и привлечения Хиллари к ответственности. Если хозяйкой Белого дома на следующий срок станет дама, то она будет крайне ограничена в своих действиях на посту президента, так как над ней будет висеть «дамоклов меч» продолжения расследований (и даже импичмента). Дама и раньше была послушным политиком, исполнявшим все указания банков Уолл-стрит и прочих реальных «хозяев жизни». А после скандалов 2016 года она будет себя вести как «мышь под веником». «Октябрьским скандалам» помимо всего не позволят затухнуть периодические вбросы новых документов по каналам WikiLeaks (Джулиан Ассандж сказал, что пока обнародовано лишь около 20 % всей переписки Хиллари Клинтон).

Предвыборная кампания 2016 года интересна тем, что она приоткрыла непосвященным некоторые секреты того, как устроена и как функционирует политико-экономическая система США. Хочу в этой связи подробнее остановиться на второй истории, связанной с фондом Клинтонов (ФК). Источников информации по данной теме много. Первые серьезные «выстрелы» по фонду были проведены серией публикаций в The Wall Street Journal в начале 2015 года, т. е. еще до того момента, когда стартовала предвыборная кампания. Авторы наиболее звучных публикаций – Джеймс Грималди (James V. Grimaldi) и Ребекка Бальхаус (Rebecca Ballhaus). В частности, ими были подготовлены статьи: «Многогранные связи Хиллари Клинтон с корпорациями» (http:// www.wsj.com/articles/clinton-charity-tapped-foreign-friends-1426818602), «Клинтоны-благотворители приобрели иностранных друзей» (http://www.wsj.com/articles/clinton-charity-tapped-foreign-friends-1426818602) и др.

На сегодняшний день наиболее полную картину деятельности фонда дают обзоры, подготовленные бывшим финансовым аналитиком Уолл-стрит Чарльзом Ортелем. Он еще в годы финансового кризиса 2007–2009 гг. провел ряд блестящих расследований, в частности, помог разобраться в запутанной криминальной истории по спасению властями США страхового гиганта AIG. Фондом Клинтонов Ортель занимается на протяжении последних полутора лет. Результаты своих исследований-расследований он публикует в виде последовательных частей общего документа, имеющего название «FALSE PHILANTHROPY. Summary Review of Selected Intentionally False Representations in Clinton Foundation Public Filings» (http://www.zerohedge.com/news/2016-09-07/clinton-foundation-charity-fraud-epic-proportions-analyst-charges-stunning-takedown). Примерный перевод на русский язык: «ФАШИВАЯ ФИЛАНТРОПИЯ. Итоговый обзор избранных публичных фальсификаций публичной отчетности Фонда Клинтонов». На данный момент опубликовано три части документа, последняя была обнародована в сентябре.

Повторю общие сведения о фонде Клинтонов (Clinton Foundation). Это некоммерческая корпорация, учрежденная в 1997 году, занимающаяся финансированием филантропической деятельности в таких областях, как всемирное здравоохранение, ликвидация последствий стихийных бедствий, права женщин, экономический рост и изменения климата. Первый офис фонда появился в штате Арканзас – там, где Билл был в свое время губернатором. Затем, когда фонд стал расширять свои операции, был открыт второй офис в Нью-Йорке (это произошло после того, когда Хиллари стала сенатором от штата Нью-Йорк в 2001 году). Обратим внимание, что ФК был создан вскоре после того, как Билл Клинтон вторично занял кресло президента США. Налицо конфликт интересов. Отчасти остроту этого конфликта удалось отчасти смягчить за счет того, что «на хозяйство» в ФК была поставлена жена Билла Хиллари Клинтон. Второй раз конфликт интересов возник в 2009 году, когда Хиллари должна была занять пост государственного секретаря США. Хиллари согласилась отделить свою деятельность в Государственном департаменте от деятельности Фонда. Тем не менее, у некоторых консерваторов остались подозрения, что кое-где эти два направления деятельности Хиллари Клинтон пересекаются.

Теперь приведу некоторые «детали» из расследования Ортеля. Фонд зарегистрирован как общественная благотворительная организация, причем с особо привилегированным статусом. Она, в частности, неподконтрольна органам надзора за хищениями, в отличие от многих других частных благотворительных структур. Примечательно, что фонд не занимается раздачей грантов, он сам при необходимости нанимает персонал для решения благотворительных задач и оплачивает сопряженные с этим расходы. Проще говоря, не выпускает денег из своих цепких рук. Членами совета директоров фонда в настоящее время являются Билл Клинтон и его дочь Челси. Кроме того, в разные годы в организации работали люди, которые сейчас входят в штаб Хиллари Клинтон, в частности глава этого штаба Джон Подеста.

Тот Фонд, который зарегистрирован в США – лишь верхняя часть айсберга. Фактически есть еще подконтрольные структуры, наиболее важные из них Clinton Health Access Initiative и the Clinton Global Initiative, а также зарубежные филиалы Фонда. Кроме того, фонд участвует в различных международных благотворительных проектах не в качестве донора, а в качестве управляющей структуры. Все это в совокупности называется «Благотворительная сеть Клинтонов» (Clinton Charity Network).

Общая сумма средств, полученная фондом от разных доноров за годы его существования, равна примерно 2 миллиардам долларов. Но это без учета того, что ФК управлял многими проектами, в которые вкладывали деньги другие американские и международные фонды. Фонд, в частности, занимался координацией благотворительной деятельности американских корпораций. Проект получил название Clinton Global Initiative. Фактически фонд контролировал суммы, измерявшиеся миллиардами долларов.

Даже такой опытный аналитик, как Ортель, затрудняется точно сказать, какая часть всех полученных фондом средств была направлена на решение «уставных задач». Но очевидно, что крохи. Есть данные лишь по некоторым годам. В 2013 году фонд получил в виде пожертвований на сумму 140 млн. долл., а на реализацию своих непосредственных благотворительных целей израсходовал лишь 9 млн. долл. Остальное составили административные, транспортные расходы, заработная плата, бонусы своим сотрудникам. Как отмечает Ортель, в связи с такой «эффективностью» работы в 2015 году ФК попал в поле зрения надзорных органов, контролирующих бесприбыльные организации, получив от них статус «проблемного».

Хотя Клинтоны постоянно заявляли, что они не получают жалованье в ФК, однако выгоды от него они получали и получают с избытком – в «натуральном виде». Речь идет об оплате транспортных расходов (включая личные самолеты), проживание в дорогих гостиницах, организация приемов и других мероприятий, повышающих «рейтинг» учредителей фонда. Косвенно все это можно квалифицировать как вклад в предвыборную кампанию Хиллари. Взять хотя бы транспортные расходы. С 2003 по 2012 год они составили 50 млн. долл. По 5 млн. долл. в среднем на год.

Ортель – въедливый бухгалтер. Он провел анализ всех первичных документов, которыми оформлялись операции дочек, филиалов, совместных предприятий ФК и попытался составить консолидированную финансовую картину деятельности «благотворительной империи» Клинтонов. Сравнил свою картину с официальной отчетностью ФК. Получилось, что за период 2010–2014 гг. выявлено «несоответствий» на общую сумму 225 млн. долл. Образно говоря, указанная сумма «растворилась в воздухе». А главное – с этой суммы не были заплачены налоги в американскую казну.

Согласно экспертной оценке Ортеля, около 40 % всех поступлений в ФК – из-за границы. Даже когда Хиллари занимала должность государственного секретаря, поток из-за границы не иссяк. Фонд перестал получать деньги от правительств, но теперь он стал получать их от иностранных граждан и частных компаний. Правда, выяснилось, что эти частные лица всегда были тесно связаны с правительствами своих стран. По разным оценкам, пока X. Клинтон находилась на посту государственного секретаря, ФК получил из-за границы от 34 до 68 млн. долл. (от частных лиц и частных компаний). Плюс к этому зарубежные доноры за эти 4 года напрямую направили 60 млн. долл. на реализацию тех проектов, которые уже поддерживались фондом Клинтонов.

Что касается внутренних спонсоров ФК, то это, прежде всего, банки Уолл-стрит и те корпорации, интересы которых Хиллари продвигала на международной арене, когда находилась на посту государственного секретаря США. По оценкам Ортеля, Хиллари в общей сложности оказывала содействие шести десяткам американских корпораций и банков. Ортель обращает внимание, что «опекаемые» Клинтонами банки и корпорации выражают свою «благодарность» не только в форме пожертвований в ФК, но также передавая солидные суммы лично Клинтонам. Чтобы все было «законно», они оформлялись в виде «гонораров» за выступления и лекции. За время нахождения на посту государственного секретаря дама получила 26 млн. долл. (в среднем по 250 тысяч за одну «лекцию»). Примечательно, что при таких «карманных деньгах» Хиллари не заплатила из своего кармана ни одного цента за свою предвыборную кампанию (для сравнения: личные расходы Трампа составили 52 млн. долл.).

В Америке осенью этого года подняли вой по поводу «русского следа» в предвыборной кампании. Мол, во всем виновата Россия, которая по каналам своих спецслужб вбрасывает разные фальшивки и придуманные компроматы. Дошли даже до того, что директора ФБР стали подозревать в том, что он агент российской разведки. Что, мол, своими расследованиями Фонда Клинтонов он подрывает безопасность США и действует в интересах Путина. А почему бы не посмотреть на документы ФК для того, чтобы увидеть реальные следы? Американские журналисты и финансовые аналитики типа Ортеля наглядно демонстрируют нам эти следы. Крупнейшими иностранными донорами ФК оказались многие страны Ближнего и Среднего Востока. На первом месте стоит Саудовская Аравия. Далее это Бахрейн, Марокко, Катар, Кувейт, Оман, Бруней, ОАЭ. Между прочим, во многих перечисленных странах имеются серьезнейшие нарушения демократии (по американским меркам). Эксперты полагают, что получение фондом денег от восточных «деспотов» означает серьезное нарушение этических и даже юридических норм. Отношения ФК со многими обозначенными странами порождали серьезные последствия. Наверное, неслучайно, за четыре года нахождения Хиллари в Госдепе она вместе с Бараком Обамой сумела добиться одобрения поставок оружия в Саудовскую Аравию на рекордную сумму 1,4 трлн. долл.

Многие политики и общественные деятели знают о том, что ФК – мощнейший лоббист интересов иностранных государств в Вашингтоне. Билл Аллисон, аналитик из общественной организации The Sunlight Foundation (занимается вопросами контроля в ходе выборов) рассуждает: «Если иностранные деньги приходят в Фонд Клинтонов, возникает вопрос: должен ли президент оказывать содействие иностранному бизнесу, иностранному правительству, иностранному гражданину? И вы не можете позволить этого в американской государственной системе, где предполагается, что президент представляет американский народ» (http://www.zerohedge.com/ news/2016-09-07/clinton-foundation-charity-fraud-epic-proportions-analyst-charges-stunning-takedown).

В начале ноября бывший финансовый аналитик крупнейших западных бирж, в том числе на Уолл-стрит, Майкл Ферстейн в интервью агентству Sputnik сделал громогласное заявление: фонд экс-президента США Билла Клинтона и кандидата в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон представляет собой коррупционную систему для взяток по всему миру. «Фонд Клинтонов – нелегальный международный фонд взяток для деспотов и диктаторов и используется для продажи услуг и доступа к Вашингтону. Такой маскировки в истории еще не было, и СМИ США не желают освещать это», – считает Ферстейн. Ферстейн обратил внимание на приоритетные позиции Саудовской Аравии в Фонде Клинтонов: «В то же время Хиллари и Фонд Клинтонов набивали свои карманы «пожертвованиями» из Саудовской Аравии. Саудовская Аравия – крупнейший ее жертвователь…» (https://sputniknews.com/us/201611051047098332-clinton-foundation-tyrants-financing/).

Одним из наиболее крупных жертвователей в ФК оказался украинский олигарх Виктор Пинчук. По данным Wall Street Journal, фонд миллиардера пожертвовал в фонд Клинтон порядка 8,6 миллиона долларов. Это только по линии фонда Пинчука. А вместе с его личными взносами «набегает» около 14 млн. долл. В документах ФК нет даже намека на то, что физические или юридические лица Российской Федерации делали взносы в ФК. Зато «украинский след» виден невооруженным глазом. Но американские СМИ предпочитают не обсуждать эту тему. Между тем, наверное, не все можно понять в политике США в отношении Украины без учета фактора ФК.

Интересна оценка Ортелем истинных масштабов деятельности «благотворительной империи» Клинтонов. Он полагает, что каждый доллар пожертвований в пользу этой империи создает выгоду для донора в размере нескольких десятков долларов. Поэтому за годы существования ФК он создал общий «экономический эффект» как минимум в 100 млрд. долл. Ортель подчеркивает, что это минимальная сумма, все выразить в деньгах нельзя. Позволю себе воспроизвести заключительную часть последнего (сентябрьского) обзора Ортеля: «Ни одно из структурных подразделений Благотворительной сети Клинтонов не контролируется опытными и независимыми управляющими, которые могли бы предотвращать возникновение конфликта интересов – в результате благотворительная деятельность Клинтонов регулярно используется для нелегального получения значительной «частной выгоды», а также для укрепления политических позиций крыла Клинтонов в Демократической партии. До тех пор, пока Генеральный прокурор штата Арканзас не назначит независимое расследование, общественность не получит представления о том мошенничестве, которое началось в родном штате Билла Клинтона и в Вашингтоне, а затем начало давать свои метастазы и распространяться по всему миру». Ортель не претендует на то, чтобы ответить на все вопросы, которые у него возникли в ходе изучения деятельности Фонда Клинтонов. Он задает эти вопросы самому себе, а также общественности и политикам.

1. Почему Благотворительной сети Клинтонов (БСК) было разрешено расширять свою нелегальную деятельность в период между 20 января 2001 г. и 20 января 2009 г., когда президентом США был республиканец Джордж Буш?

2. Почему администрация президента Барака Обамы с 20 января 2009 года по настоящее время позволяла БСК еще более расширять свою деятельность, которая была связана с нарушением штатных и федеральных законов США, а также законов других государств?

3. Почему администрация президента США не обратила внимания на то, что Хиллари Клинтон при вступлении в должность государственного секретаря США не подписала юридического обязательства, исключающего возможность возникновения конфликта интересов в связи с Фондом, а отделалась липовым «обещанием» не допускать такого конфликта?

4. Почему налоговая служба США до сих пор не принимает решения о проведении полноценного аудита ФК и БСК?

Ортель заключает: «Ответ неординарный и простой – в очередной раз американцы и регуляторы по всему миру пасуют перед стратегией, называемой «Большая ложь»».

Америка выбирала не президента, а модель капитализма

Только что завершившиеся президентские выборы в США обнажили те острейшие проблемы, которые накапливались там десятилетиями. Неожиданно для многих наблюдателей стало очевидным, что Америка разделена, что никакого национального единства в помине нет. И главный разлом связан даже не с вопросами расовых, этнических или религиозных противоречий (хотя, безусловно, они сильно обострились в Америке в последние годы).

Ближе к истине те эксперты, которые обратили внимание на то, что нынешние выборы высветили классовые противоречия американского общества. В СМИ Америки даже стали мелькать заголовки типа: «Восстание рабочего класса» или «Американский пролетариат проснулся». Действительно, большая часть американской нации – наемные работники, реальные доходы которых перестали расти уже с 80-х годов прошлого века. А реальная безработица сегодня составляет не те пять процентов, о которых рапортует министерство торговли США, а в несколько раз выше.

И все-таки разлом проходит даже не по линии традиционно понимаемых (в марксистском духе) классовых противоречий. Коммунистическое и социалистическое движение в США достаточно слабо, и большинство американцев (даже тех, кого СМИ называют «рабочим классом») мыслят другими категориями. Они мыслят категориями «старая добрая Америка» и «новая Америка». А набор определений этой «новой Америки» очень разнообразен: злая, жестокая, безжалостная, коррумпированная, несправедливая, нищающая, деградирующая и т. п.

Американские интеллектуалы называют это двумя политико-экономическими моделями развития Америки. Если посмотреть на послевоенную историю США, то мы действительно увидим, как незаметно происходил этот роковой переход Америки с рельс одной модели на рельсы другой модели.

Отсчет истории такого перехода можно начать с 1944 года. Тогда в США в штате Нью-Хэмпшир в местечке Бреттон-Вудс была проведена международная конференция по вопросам послевоенного устройства мировой финансовой системы. На Бреттон-Вудской конференции (БВК) было принято судьбоносное для всего мира и, особенно для США, решение о введении так называемого золотодолларового стандарта. Доллар был провозглашен мировой валютой, которая ничем не хуже привычного золота. Обращу внимание на то, что уже тогда часть Америки ликовала по поводу этого решения, а другая впала в мрачное состояние. Между прочим, ратификация решений БВК в Конгрессе США проходила очень тяжело. Тогда, 72 года назад, борьба вокруг решений БВК была такой же острой, какими были нынешние предвыборные баталии в Америке. Против этих решений были представители промышленности и других отраслей реальной экономики. Именно тогда надо было принимать решение о модели политико-экономического развития страны.

Одна модель базируется на промышленной и экономической мощи страны. Америка в этом случае сохраняет свое влияние в мире, но источником этого влияния является ее экономика, конкурентоспособное производство, предлагаемые всему миру товары и услуги. Такая модель эффективно функционирует в условиях мира, наличия международного права, межгосударственного сотрудничества. Это модель «промышленного капитализма». Ее иногда называют моделью «американского изоляционизма». Но это не совсем точно. Речь идет о том, что Америка свои национальные интересы реализует за счет внутренних источников, внутреннего развития, а не за счет других стран.

Другая модель (которая программировалась решениями БВК) базируется на гегемонии доллара США. Доллар обслуживает все человечество. Федеральная резервная система США (ФРС) с помощью своего «печатного станка» удовлетворяет потребности мира в «зеленой бумаге». Но чтобы «зеленая бумага» заполонила весь мир, надо, чтобы торговый и платежный баланс Америки стал дефицитным, чтобы Америка начала жить в долг, покрывая его своими долговыми расписками, называемыми «доллар». Сталелитейные, автомобильные, судостроительные, электротехнические и прочие промышленные компании США прекрасно понимали, что реализация решений БВС кончится деиндустриализацией Америки. А некоторые прозорливые эксперты еще в 1944 году предрекали, что со временем доллар как мировая валюта потеряет свое экономическое обеспечение. И у «хозяев денег» (акционеров ФРС) появится соблазн компенсировать утрату экономического обеспечения доллара военно-силовым обеспечением. Вторая модель – модель «банковского капитализма», она программирует, с одной стороны, демонтаж реальной экономики страны, с другой стороны – милитаризацию и военно-силовую экспансию.

Первые полтора десятилетия после окончания войны явных признаков деиндустриализации Америки не наблюдалось, поскольку происходило восстановление разрушенной экономики Европы. Бреттон-Вудская валютно-финансовая система находилась как бы в «замороженном» состоянии. Когда в Белый дом пришел Джон Кеннеди, обозначились первые признаки ослабления экономики США на фоне восстановившейся Европы (а отчасти и Японии). Параллельно начался процесс долларизации мировой экономики. Джон Кеннеди пытался остановить процесс ослабления американской экономики, однако его действия пошли в разрез с интересами «хозяев денег». Кончилось все это убийством американского президента. Окончательный переход Америки на рельсы модели «банковского капитализма» произошел в 70-е годы прошлого столетия. Тогда была проведена полная «отвязка» доллара от золота, что официально было закреплено решениями Ямайской международной конференции по валютно-финансовым вопросам (1976).

Ровно четыре последние десятилетия Америка катилась по рельсам «банковского капитализма». Этот процесс сопровождался гигантским ростом финансовых рынков, которые правильнее называть «пузырями». Они интенсивно высасывали и продолжают высасывать соки из реальной экономики. На сегодняшний день на промышленность и другие отрасли реальной экономики (сельское хозяйство, строительство, часть транспорта и др.) приходится всего 22 % валового внутреннего продукта (ВВП) США. Модель «банковского капитализма» предусматривает бесконечный рост всех видов долга – домашних хозяйств, корпоративного сектора, государства. Еще немного и пирамида суверенного долга США дотянется до отметки 20 трлн. долл. Суммарная величина всех видов долгов – выше 100 трлн. долл. Корпорация USA – классический банкрот. Доллар превратился в пустую бумажку, покупательная способность которой поддерживается с помощью 6-го американского флота и сотен военных баз по всему миру. Вашингтон сеет «управляемый хаос» по всему миру. Главная цель этого – поддержание «доверия» к доллару США. По замыслу «хозяев денег», он должен оставаться единственной «устойчивой» и «безопасной» валютой в мире. Ради защиты доллара «хозяева денег» готовы развязать даже мировую войну.

Всем понятно, что Хиллари Клинтон представляет интересы Уолл-стрит, «хозяев денег». Еще находясь на посту государственного секретаря США, она проявила себя последовательной и послушной проводницей линии «банковского капитализма». Дональд Трамп четко показал, что в случае прихода в Белый дом, он будет проводить линию «промышленного капитализма» (хотя, конечно же, Трамп никогда не использовал этого термина; он даже избегал слова «капитализм»).

Если Трамп займет кресло президента США, то, как мне кажется, первое, что он сделает – выполнит свое обещание довести до логического конца расследование «октябрьских скандалов». Первый из них – «почтовый» (незаконное использование Хиллари Клинтон своего домашнего компьютера для ведения служебной переписки в период ее нахождения на посту государственного секретаря). Второй – злоупотребления, связанные с использованием благотворительного Фонда Клинтонов. Речь в данном случае идет не о какой-то личной мести Трампа в отношении своей соперницы. Дело в том, что в обоих этих скандалах как в двух каплях воды отразилась вся гнилость американской политико-экономической системы. Результаты расследований и заключения компетентных органов США послужат исходной точкой для принятия практических шагов по наведению порядка в системе государственного управления США.

Я не раз обращал внимание на то, что Трамп в ходе своей предвыборной кампании занял очень жесткую позицию по отношению к «хозяевам денег».

Во-первых, он настаивал и настаивает на проведении полного аудита Федерального резерва (такового не было за сто с лишним лет существования этого института).

Во-вторых, он будет добиваться смены председателя ФРС. Нынешний руководитель Федерального резерва Джанет Йеллен, по мнению Трампа, сильно зависит от руководства Демократической партии, а, стало быть, и «хозяев денег». Трампа, в частности, не устраивает то, что Йеллен продолжает держать процентную ставку ФРС на уровне «плинтуса» (0,25-0,50).

В-третьих, следует вернуться к закону Гласса-Стигалла, который действовал в Америке в период 1933–1999 и который в угоду «хозяевам денег» был отменен мужем Хиллари Биллом Клинтоном, когда тот находился в Белом доме. Суть закона – разведение в банковской деятельности инвестиционных и кредитных операций, что должно предотвратить спекулятивные игры банкиров на финансовых рынкам с помощью денег вкладчиков.

В-четвертых, начать практическую реализацию Закона Додда-Франка, который еще называют законом о банковской реформе. Напомню, что когда еще Обама шел на первый срок своего президентства, он вынужден был занять критическую позицию по отношению к банкам Уолл-стрит. Они спровоцировали финансовый кризис 2007–2009 гг. Они фактически и обокрали Америку, получив из бюджета США на свое спасение суммы от 1 до 2 триллионов долларов. Оказавшись в Белом доме, Барак Обама сумел в 2010 году провести через Конгресс указанный закон. Однако на практическую реализацию его сил у Обамы не хватило. Среди предусмотренных законом мер – разукрупнение банков, усиление банковского надзора и т. д.

В-пятых, Трамп четко заявил, что дальше наращивать долговую пирамиду Америки нельзя. Кончится все катастрофой. Более того, он сформулировал «крамольное» (с точки зрения «хозяев денег») предложение: начать с иностранными держателями американских долговых бумаг переговоры о реструктуризации суверенного долга США. Для «хозяев денег» такое предложение звучит дико, поскольку они никогда даже не помышляли выполнять свои долговые обязательства перед иностранными держателями американских бумаг.

Мы прекрасно понимаем, что обещания кандидатов в президенты после того, как они попадают в Белый дом, следует делить даже не на два, а как минимум на десять. Но я думаю, что Трампу все-таки придется делить на два, а не на десять. Потому что сегодня возникла ситуация, которую у нас в 20-е годы прошлого века обозначали фразой: «Кто кого?» Борьба будет бескомпромиссной. К тому же Трамп своей предвыборной кампанией «зарядил» Америку. Америка впервые проснулась и задумалась о своем будущем.

Большая часть Америки – против «банковского капитализма», за возврат к прежней модели «старой доброй Америки». Кстати, речь идет не только об экономике, но также и политике, и общей атмосфере в стране. Обратим внимание, что результаты голосования существенно отличаются от того, что можно было услышать от американцев накануне выборов. Все очень просто. Американец думает одно, говорит другое, делает третье. Так было всегда, но в эпоху «банковского капитализма» эти расхождения приобрели гипертрофированный характер. «Хозяева денег» создали в Америке атмосферу страха, когда люди стеснялись публично выражать свою поддержку Трампу. Вернее даже не Трампу, а тому, что он публично озвучивал. Безусловно, Трамп намного лучше, чем его соперница понимал, о чем реально думают простые американцы. А Хиллари и ее покровители более доверяли тому, что американцы говорили. В этом и секрет таких неожиданных для «хозяев денег» результатов голосования. О том, что они оказались неожиданными для них, можно судить даже по тому, как на первые результаты подсчета голосов отреагировали финансовые рынки: они обвалились. Потому что все крупные игроки делали ставку на Клинтон.

Brexit, или Развод по-английски

Brexit и будущее Европейского Союза

Мир застыл в ожидании 23 июня. Нет, на это число не запланирован очередной «конец света» астрологами или каббалистами. В указанный день на референдуме будет решаться вопрос о членстве Великобритании в Европейском Союзе. На голосование будет вынесен вопрос: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского Союза?» Становится все более очевидным, что данный вопрос является не только и не столько внутренним делом Великобритании. Если Великобритания сохранит свое членство в ЕС, то процессы финансовой, экономической и политической «энтропии» будут плавно продолжаться, «конец света» в виде глобального кризиса будет перенесен на более поздние времена. Если британцы проголосуют за выход, то зыбкое международное равновесие может быть нарушено, референдум может стать «спусковым крючком», немедленно запускающим глобальный кризис. Brexit (английский термин, означающий выход Великобритании из ЕС) может немедленно спровоцировать разрушение послевоенной политической, экономической и финансовой архитектуры мира.

Эксперты, погрузившиеся в тему Brexit, главной потенциальной угрозой выхода Великобритании из ЕС рассматривают развал Европейского Союза. А просчитать глобальные политические, экономические и финансовые последствия развала ЕС не берутся даже самые смелые эксперты. Действительно, уже несколько лет Европейский Союз «дышит на ладан». Началось все с финансового кризиса 2007–2009 гг. Если США и многие другие страны сумели выползти из кризиса (хотя бы на время), то у стран Европейского Союза кризис стал «хронической болезнью». Он стал называться «долговым кризисом».

Глубина этого кризиса сильно различается по отдельным странам. По данным МВФ, в 2015 году относительный уровень суверенного долга составил (% ВВП): Греция – 178; Италия – 124; Португалия – 124; Франция – 95; Испания – 94. Еще более впечатляет картина по внешнему долгу стран ЕС (% ВВП; 2014 год): Великобритания – 322; Франция – 236; Греция – 234; Германия – 159; Италия – 144; Испания – 136. Как видим, даже Греция, которую все привыкли считать самым закоренелым должником в Европейском Союзе, по относительной величине внешнего долга уступает Великобритании и Франции.

Тем не менее, именно Грецию считают самым слабым звеном европейского альянса. Как в самой Греции, так и за ее пределами стали раздаваться призывы к выходу этой страны сначала из еврозоны, а затем и из Европейского Союза. «Единую Европу» стали раскалывать такие события последних лет, как кризис на Украине, экономические санкции против Российской Федерации, переговоры с США по Трансатлантическому торговому и инвестиционном партнерству, массовая миграция беженцев из Сирии и других стран Ближнего и Среднего Востока. «Единая Европа» разделилась на евросторонников (еврооптимистов) и евроскептиков.

Первые выступают за сохранение Европейского Союза и даже за дальнейшее его развитие (углубление интеграции, демонтаж остатков национального суверенитета государств, прием новых членов). Вторые выступают за восстановление утраченного национального суверенитета отдельных европейских государств либо путем радикального реформирования ЕС, либо даже путем его ликвидации (или выхода страны из ЕС). На евроскептиков Британии сейчас взирают с надеждой их единомышленники из других стран Старой Европы. Не секрет, что в 2017 г. состоятся выборы в Германии, и во Франции, в той же Голландии, где тамошние евроскептики набирают силу. Голосование британцев в пользу выхода породит цепную реакцию подобных же инициатив в целом ряде государств ЕС.

Сейчас СМИ регулярно публикуют данные социологических опросов, выясняющих отношение граждан Великобритании к Европейскому Союзу. Вот некоторые данные на начало текущего месяца.


Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу

Примечательно, что в начале года количество сторонников сохранения членства Великобритании в ЕС заметно превышало количество сторонников выхода. В апреле-мае разрыв стал сокращаться. И вот, наконец, в начале июня сторонники выхода стали обходить сторонников сохранения членства. Эксперты объясняют это тем, что вступил в силу запрет на использование властью своего административного ресурса для агитации накануне референдума. Несмотря на раскол во властных структурах Великобритании по вопросу Brexit, правительственный аппарат все-таки находится под сильным влиянием премьер-министра Дэвида Камерона, который, как известно, в настоящее время стал ярым сторонником сохранения членства страны в ЕС. Действие фактора «Дэвида Камерона» на настроения британцев в июне ослабло.

Вчера в Дрездене начался ежегодный съезд Бильдербергского клуба. На его закрытых заседаниях одним из ключевых вопросов является Brexit. Согласно неофициальным данным, участники встречи (всего 130 человек из 20 стран) сильно озабочены предстоящим референдумом. А руководители крупнейших корпораций и банков, участвующие в обсуждении вопроса, взяли на себя обязательства в оставшиеся дни предпринять все возможные усилия для того, чтобы не допустить победы на референдуме евроскептиков.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что Великобритания не является рекордсменом по относительному количеству евроскептиков в обществе. Скептические настроения к Евросоюзу заметно нарастают и во многих других европейских государствах. 8 июня были обнародованы данные опроса, проведенного в десяти государствах Евросоюза американским социологическим институтом Pew Research Center. Они показывают, что даже в Германии к ЕС ныне позитивно относятся лишь 50 процентов опрошенных. В прошлом году ЕС доверяли 58 процентов немцев. А вот если бы референдум по вопросу членства в ЕС проводить сегодня в других странах-членах, возможно, что они наверняка бы покинули союз. Результаты исследования показывают, что во Франции уровень доверия к ЕС за прошедший год снизился с 55 % до 38 %. Уже не приходится говорить о Греции, где скептические настроения в отношении ЕС стали доминирующим еще в прошлом году. В настоящее время сторонников членства в ЕС в Греции осталось всего 27 %. Более высокой репутацией Евросоюз пользуется лишь в новых странах-членах, например, в Польше (72 %) и в Венгрии (61 %).

Примечательно, что даже многие из тех, кто сегодня в Европе относится к сторонникам сохранения членства в ЕС, выражают недовольство политикой Брюсселя. Это касается экономической, валютной и финансовой политики ЕС, а в последний год также миграционной политикой. Наименьшее количество граждан, недовольных экономической политикой, зафиксировано в Германии – 38 %. A вот показатели по другим странам ЕС: Франция – 66 %, Италия – 68 %, Греция – 92 %. Свое недовольство миграционной политикой Брюсселя высказали 67 процентов немцев, 77 % итальянцев, 88 % шведов и 94 % греков. А ведь многие из категории «недовольных» и «неудовлетворенных» завтра могут перейти в категорию сторонников выхода своих стран из Европейского Союза. Это неизбежно произойдет в том случае, если сторонники Brexit одержат победу на референдуме 23 июня.

В настоящее время даже высшим чиновникам Европейского Союза уже трудно делать хорошую мину в условиях нарастающих настроений евроскептицизма. Кажется, уже к евроскептикам можно отнести председателя Европарламента Мартина Шульца. В интервью на телевидении (передача «Глобальный разговор») в прошлом месяце Шульц признал: «Евросоюз находится в плачевном состоянии» (http://ru.euronews.com/2016/05/12/martin-schulz-the-european-union-is-in-a-dismal-state/)

При любом исходе голосования в Великобритании евроскептики, которые рассчитывают усилить свои позиции на выборах 2017 года, заявляют о том, что будут добиваться проведения аналогичных референдумов в своих странах.

Что касается сторонников сохранения европейской интеграции, то они готовятся к разным результатам референдума 23 июня и пытаются не допустить паники даже в худшем для себя случае. В английских и европейских континентальных изданиях появляется все больше публикаций, в которых проводится мысль: даже при победе евроскептиков, Великобритании не удастся быстро выйти из Европейского Союза. Оказывается, процедуры «развода» в документах ЕС не прописаны. Некоторые эксперты говорят, что для проведения процедуры «развода» потребуется не менее двух лет. Впрочем, некоторые эксперты считают, что в любом случае окончательный (фактический) Brexit произойдет не ранее 2020 года.

Brexit: финансовые издержки и финансовые надежды

Предварительные цифры, полученные в результате обработки данных референдума, прошедшего вчера в Великобритании, показывают: победили сторонники выхода страны из ЕС (Brexit). Финансовые рынки прореагировали на этот результат так, как и предсказывало большинство аналитиков.

Ночью с 23 на 24 июня произошел стремительный обвал курса британской валюты. После закрытия избирательных пунктов фунт стерлингов торговался по курсу 1,5005 доллара США. Видимо участники валютных сделок еще опирались на данные произведенного накануне референдума, которые свидетельствовали о некотором перевесе в пользу сторонников сохранения страной членства в ЕС. В 4 часа утра (здесь и далее время московское) уже были обработаны данные 30 избирательных участков, которые просигнализировали о перевесе сторонников выхода из ЕС. Британский фунт после этого опустился до 1,4030 доллара, т. е. примерно на 5 %. Через некоторое время стали поступать данные с других участков, которые дополнительно подтверждали перевес с пользу евроскептиков (сторонников выхода). На 5:50 стоимость фунта стерлингов опустилась до 1,3702 доллара, достигнув планки, которой фунта последний раз касался 7 лет назад. Наконец, в 6:02 курс фунта «пробил» планку в 1,35 доллара. Последний раз на таком низком уровне британский фунт находился 31 год назад, в 1985 г. Отметим, что столь резкого обвала британский фунт не испытывал ни разу в послевоенной истории за исключением 1992 года, когда финансовый спекулянт Джордж Сорос совершил атаку на фунт стерлингов и сломал оборону Банка Англии.

Как известно, в последние годы происходило интенсивное укрепление финансовых связей Лондона и Пекина. Давно уже замечена синхронизация конъюнктурных колебаний финансовых рынков двух стран. Торги на китайских фондовых биржах в пятницу открылись снижением котировок после прошедшего в Великобритании референдума по вопросу выхода страны из Евросоюза. Примечательно, что еще не было даже первых подсчетов бюллетеней в Великобритании, а в Китае уже началась легкая финансовая паника. По данным на 9:30 (4:30 по московскому времени), индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite просел на 0,32 %, составив 2881,36 пункта, индекс биржи Шэньчжэня Shenzhen Composite потерял 0,33 %, составив 1908,85 пункта. Наиболее остро прореагировала биржа Гонконга: Hang Seng Index упал на 1,84 % до 20483,51 пункта.

Новости, поступавшие с британского референдума, обвалили биржу в Токио. Падение ведущего биржевого индекса Nikkei составило утром сегодняшнего дня 500 пунктов. Одновременно вверх пошла иена, ее курс впервые за два с половиной года достиг отметки в 100 единиц за доллар США.

Анализ публикаций по теме Brexit, выходивших в последние месяцы и недели создавал у читателей общее впечатление, что евроскептики в Великобритании – преимущественно простые граждане этого государства плюс политики, которые хотели бы нажить политический капитал и на волне Brexit оказаться у руля власти (наиболее яркая фигура – бывший мэр Лондона Борис Джонсон). Однако это не совсем так. В выходе из ЕС заинтересованы также многие банкиры и финансисты. Их главный интерес заключается в том, чтобы сохранить даже не Британию (они, как космополиты, не очень привязаны к культуре и истории Туманного Альбиона), а Лондон. Столица Великобритании опять-таки им интересна не своей историей и архитектурой, а как международный финансовый центр. Многие из них давно уже назвали своей «родиной» Лондонский Сити. Свою поддержку Brexit они не афишируют. Они спасают не всю Британию, а лишь свою «малую родину».

Вроде бы в феврале нынешнего года премьер-министру Великобритании Дэвиду Камерону удалось выторговать на переговорах с Брюсселем право государства сохранить свою национальную денежную единицу – фунт стерлингов. Брюссель уже давно домогался от Лондона, чтобы тот пожертвовал своим денежным суверенитетом и перешел на общую валюту евро. Однако хозяева Лондонского Сити полагают, что февральская договоренность – не более чем отражение очередной атаки. Через некоторое время европейские бюрократы опять поднимут вопрос о полной валютной интеграции Великобритании в Европейский Союз. По мнению хозяев Лондонского Сити, в долгосрочной перспективе выход Великобритании неизбежно повысит авторитет британского фунта, вернет ему былую славу. Ведь сто лет назад британский фунт был столь же авторитетен в мире, как доллар США в настоящее время. Британский фунт остается в «корзине» резервных валют. Однако, его реальный вес в международных резервах Центральных банков и международных расчетах очень скромный. А в «корзине» резервных валют МВФ его вес даже меньше, чем у юаня, который только вчера оказался в этой «корзине». Сегодняшнее «проседание» курса фунта – неизбежная реакция рынков, однако, по мнению серьезных экспертов, эта реакция краткосрочна, фунт быстро вернется на исходные позиции. Что касается практических шагов по восстановлению былой славы британского фунта, то здесь многое зависит от того, кто окажется у руля власти после Дэвида Камерона. Если это будет Борис Джонсон, то можно не сомневаться, что он сумеет сделать Лондонский Сити более привлекательным, чем он был до недавнего времени.

Лондонский Сити в последние годы испытывал сильнейшее давление со стороны Брюсселя (Европейская комиссия, ЕЦБ и другие органы управления ЕС) в части, касающейся контроля над банками. Начала выстраиваться система общеевропейского банковского надзора и регулирования, которая стала сильно мешать банкам Лондонского Сити делать свой бизнес. Европейские бюрократы взяли под прицел такие ротшильдовские банки, как «Бэрклайз», HSBC, RBS и др. Штрафуя их за разные «манипуляции» (например, со ставками ЛИБОР) на миллиарды, Европа активно начала бороться с банковской тайной. Ее на континенте почти не осталось. Даже в хваленой Швейцарии. А в Лондонском Сити она сохраняется. На самом деле борьба идет не между Лондоном и Брюсселем, это жесткая война между банками Лондонского Сити и банками Уолл-стрит. Просто последние, пользуясь возможностями Вашингтона, применяют против конкурентов административно-политический ресурс Брюсселя. Т. е. пытаются наносить удар по конкурентам с тыла. Нынешний Brexit – попытка Лондонского Сити защитить себя от Брюсселя, который под видом финансового регулятора и надсмотрщика играет роль «пятой колонны» главных акционеров ФРС США в Европе.

Лондонский Сити традиционно был не только площадкой для торговли валютой и ценными бумагами, он еще выполнял функцию перевалочного пункта, через который капиталы из разных стран шли в оффшоры. Оффшоры находились в ведении, под «крылом» Лондонского Сити (наиболее важный из них – Британские Виргинские острова). Так было до недавнего времени. Под эгидой Вашингтона началась глобальная «зачистка» оффшоров, в том числе (и в первую очередь) тех, которые находятся в зоне влияния Лондона. Сегодня становится понятно, что Вашингтон проводит антиоффшорную компанию для того, чтобы, в конечном счете, в мире остался лишь один гигантский оффшор под названием «Соединенные Штаты Америки». Для этого дядя Сэм активно использует своих европейских вассалов в континентальной Европе. Брюссель все более «закручивает гайки» для того, чтобы отвадить европейский бизнес от использования оффшоров. Хозяев Лондонского Сити это не устраивает. Это очень серьезный аргумент для них, чтобы Великобритания вышла из ЕС, избавившись, таким образом, от давления Брюсселя. Нет, конечно, Лондон не собирается рвать с Вашингтоном, он не хочет превращаться в вассала Вашингтона подобно другим странам ЕС. Он желает иметь статус «младшего партнера», имеющего право и возможность проводить самостоятельную валютную и финансовую политику.

Brexit и перспективы Трансатлантического партнерства

Один из ключевых вопросов в рамках темы «Брексит» – влияние результатов референдума 23 июня на перспективы заключения между США и Европой соглашения ТТИП (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство). Как известно, переговоры по соглашению ТТИП велись между Вашингтоном и Брюсселем на протяжении последних двух лет в атмосфере повышенной секретности. Чиновники Европейского Союза должны были заключить предварительное соглашение, а потом поставить страны-члены ЕС перед свершившимся фактом, заставив руководителей государств-членов Союза поставить свои окончательные подписи под документами. Заключение соглашения по ТТИП привело бы к созданию самой большой в мире зоны свободной торговли и свободного движения капитала. На сегодняшний день совокупная доля США и стран ЕС (включая Великобританию) в мировом ВВП оценивается в 1/2, a в мировой торговле – в 1/3.

В течение последнего года имели место информационные утечки, европейской общественности стали известны детали будущего документа, угрожающего окончательной утратой европейскими странами своего национального суверенитета, его замещением властью транснациональных корпораций. Кроме того, Европа должна была отказаться от минимальных стандартов безопасности пищевых продуктов, ослабить требования по охране окружающей среды, полностью легализовать производства на основе ГМО. По всей Европе начались пикеты, демонстрации и иные общественные акции с требованиями не допустить подписания секретного соглашения ТТИП. Брексит может окончательно поставить крест на переговорах и подписании соглашения. По мнению многих экспертов, теперь Вашингтону надо проводить параллельно переговоры с Лондоном и Брюсселем, что крайне сложно. А если примеру Лондона последуют другие члены ЕС, тогда процесс подготовки общего соглашения ТТИП будет окончательно блокирован. Проект мировой зоны «экономической свободы» лопнет как мыльный пузырь.

Однако есть и иные оценки и трактовки Брексит в контексте соглашения ТТИП. Некоторые эксперты утверждают, что переговоры с ЕС по соглашению стали встречать такое сильное сопротивление со стороны европейцев, что окончательно зашли в тупик. Мол, наиболее предрасположенной к заключению соглашения ТТИП была Великобритания. Такие эксперты полагают, что Брексит выгоден Америке: лучше синица в руке, чем журавль в небе. Мол, соглашение ТТИП можно будет быстро подписать с Лондоном, который теперь не должен согласовывать свое решение с Брюсселем. Авторы такой точки зрения даже высказывают версию, что Брексит был спланирован в Вашингтоне и осуществлен в его интересах.

Приведем некоторые мнения на этот счет, высказанные по обе стороны Атлантического океана – как в Великобритании, так и США. Джон Хилари (John Hilary), известный антиглобалист и евроскептик, исполнительный директор общественной организации «War on Want», в британском издании Independent от 26 июня опубликовал заметку «Мы думали, что Брексит позволит нам избежать ТТИП – но борьба еще не закончилась». Как следует из самого названия материала, праздновать победу над сторонниками трансатлантического партнерства, по мнению Хилари, еще рано. Он пишет: «Голосование по выходу (Великобритании из ЕС – В.К.) означает, что британцы избежали судьбы стать соучастниками будущего соглашения ТТИП в качестве страны-члена ЕС… В то же время, всегда было очевидно, что выход из ЕС приведет нас в непосредственное противостояние с политической элитой Великобритании, которая в европейском спектре всегда отличалась экстремально неолиберальными взглядами. Как правильно многие отмечали, новое правительство Великобритании может попытаться навязать нам в будущем что-то аналогичное тем принципам, которые заложены в ТТИП» (http://www.independent.co.uk/voices/brexit-ttip-what-next-europe-canada-trade-a7104356.html)

Ник Диарден (Nick Dearden), директор общественной организации Global Justice Now заявил: «Действуя заодно с лоббистами США, правительство Великобритании сделало все возможное для того, чтобы проталкивать самую экстремальную и токсичную версию ТТИП. Есть все основания полагать, что Великобритания попытается пойти по пути заключения двухстороннего соглашения с США, которое окажется даже более разрушительным, чем ТТИП с точки зрения защиты людей труда, потребительских стандартов и сектора общественных услуг». Ник Диарден в заключение сказал: «Брексит означает, что мы должны удвоить наши усилия для того, чтобы противостоять британским фундаменталистам – приверженцам свободного рынка и избежать ограбления корпорациями посредством заключения двухсторонних торговых соглашений» (http://www.ibtimes.co.uk/brexit-ttip-post-leave-vote-could-be-disastrous-britain-1567318).

А что по этому поводу думают в Америке? Приведем, прежде всего, высказывания американского президента Барака Обамы по поводу британского референдума. Их два. Одно было сделано еще в апреле, когда президент совершал турне по ряду европейских стран, в том числе Великобритании. Он тогда сказал, что если Британия проголосует за выход из ЕС, то ей придется «встать в конец очереди». Имелось в виду, что Вашингтон сначала заключит соглашение ТТИП с Брюсселем, а уже после этого сможет приступить к переговорам по заключению подобного соглашения с Лондоном. Второе высказывание было сделано американским президентом на следующий день после референдума. Смысл его прост: волеизъявление британских граждан никак не повлияет на «особые» отношения США и Великобритании.

На следующий день после референдума американское мультимедийное издание Politico опубликовало статью с многозначительным названием: «Светлая сторона Брексита? Торговое соглашение США – Великобритания» (http://www.politico.com/ story/2016/06/brexit-us-britain-trade-deal-224776). Авторы – Бенджамин Орескес (Benjamin Oreskes) и Виктория Гида (Victoria Guida). В ней отмечается, что перспективы заключения соглашения ТТИП между США и ЕС становятся все более эфемерными. Особенно сильная оппозиция этому соглашению, по мнению авторов статьи, возникла в Германии и Австрии. Между тем, в предвыборной кампании демократы еще в прошлом году пообещали американским избирателям, что, если администрация Барака Обамы не успеет заключить соглашение ТТИП с Европой, то это сделает новый президент-демократ (Хиллари Клинтон). Сегодня становится понятным, что это обещание может оказаться невыполнимым. Поэтому не исключено, что в последние месяцы перед выборами Клинтон будет обещать заключить двухстороннее соглашение с Великобританией. Впрочем, авторы статьи отмечают, что «развод» Великобритании и ЕС может продлиться как минимум два года. В течение этого времени Брюссель может возражать против заключения «брачного договора» (соглашения о торговле) между Вашингтоном и Лондоном до тех пор, пока не произойдет полное юридическое расторжение первого «брака».

В издании Politico приводится мнение ряда американских политиков по вопросу о ТТИП в контексте Брексита. Все они так и или иначе выразили уверенность, что «развод» между Лондоном и Брюсселем не помешает заключить между Вашингтоном и Лондоном соглашение, аналогичное тому, которое готовилось в рамках переговоров между Вашингтоном и Брюсселем. Еще до референдума сенатор-республиканец, член комитета по финансам верхней палаты Конгресса США Джони Исаксон (Johnny Isakson) заявил, что готов к любому исходу голосования 23 июня: «Они (британцы – В.К.) были на протяжении десятилетий и десятилетий нашими важными торговыми партнерами, и я не перестану торговать с ними только потому, что они покинут ЕС». Сенатор заключил: «Я был бы рад подписать с ними двухстороннее соглашение». При этом он добавил, что это, вероятно, было бы легче сделать, чем пытаться заключить широкое соглашение со всем Европейским Союзом.

Председатель комиссии по бюджетным вопросам нижней палаты Конгресса США республиканец из Техаса Кэвин Брэйди (Kevin Brady) 24 июня заявил: «Нам следовало бы сейчас начать обсуждение по современному, новому торговому соглашению с Великобританией, которое бы не только позволило бы поддерживать уровень торговли между двумя нациями, но также его наращивать». Впрочем, конгрессмен подчеркнул, что это не отменяет необходимости продолжать переговоры по соглашению ТТИП с Европейским Союзом.

Пожалуй, наиболее сдержанно и осторожно высказался сенатор-республиканец из штата Теннеси, председатель Комитета по международным отношениям Боб Коркер (Bob Corker). Он заявил, что всячески поддерживает расширение торговых отношений с Британией, но предпочтение по-прежнему отдает широкому торговому пакту между США и ЕС.

Высказался на тему «Брексит и ТТИП» и кандидат в президенты США Дональд Трамп. На следующий день после британского референдума он заявил, что Соединенное Королевство будет «всегда на передней линии фронта» в части, касающейся заключения соглашений о свободе торговли. Трамп высказался в пользу заключения простых торговых сделок. Еще в мае во время предвыборного ралли в штате Индиана он заявил: «Я люблю вариант «один на один»… Я не хочу попадать в ситуации, когда тебе говорят: Если страна А сделает то, а страна С сделает это, тогда стране D будет позволено то-то и то-то. Никто ни черта не знает, что происходит. И плохие страны, которые не заключили с нами нормальных соглашений, получают такие же выгоды, какие получают и хорошие страны. Таким образом, выгоды получат все. Это катастрофа». Из этой эмоциональной и несколько путаной фразы Трампа можно сделать вывод, что он относится к сторонникам быстрого заключения двухстороннего соглашения с Лондоном, который является вариантом «один на один».

Пришлось высказаться на эту тему и Хиллари Клинтон. Правда, высказывание было крайне осторожным и витиеватым. Она подтвердила слова Обамы, что референдум не повлияет на отношения США и Великобритании. Далее она продолжила, что «наша первоочередная задача сводится к тому, чтобы быть уверенными, что экономическая неопределенность, порожденная этими событиями (Брекситом – В.К.), не нанесет ущерба работающим семьям здесь, в Америке».

По мнению ряда экспертов, интерес к заключению двухстороннего соглашения теперь исходит не только от Вашингтона, но и Лондона. Чтобы компенсировать свои возможные торговые потери от выхода из ЕС, Лондон активизирует свои торговые отношения со странами, находящимися за пределами Европейского Союза. США – главный торговый партнер Великобритании. В 2015 году общий объем товарного экспорта Великобритании составил 460,1 млрд. долл. Несколько более половины британского экспорта ушло в Европу. Тем не менее, среди торговых партнеров Великобритании США находятся на первом месте. В прошлом году объемы товарного экспорта Великобритании составили (млрд. долл., в скобках – доля в общем объеме британского экспорта): США – 66,5 (14,5 %); Германия – 46,4 (10,1 %); Швейцария – 32,2 (7,0 %); Китай – 27,4 (5,9 %). Для Великобритании США являются также основным партнером в сфере международных инвестиций. Так, в 2014 году из общего притока прямых иностранных инвестиций в британскую экономику (72 млрд. долл.) на инвестиции из США пришлось 41,5 % (https://en.portal.santandertrade.com/establish-overseas/united-kingdom/foreign-investment). Общий объем американских прямых инвестиций, накопленных в Великобритании, составил к концу 2014 г. 588 млрд. долл. (http://www.politico.com/ story/2016/06/brexit-us-britain-trade-deal-224776).

Конечно, значение Великобритании для США как экономического партнера не является столь высоким (как США для Великобритании). Например, в 2014 году по товарообороту внешней торговли Великобритания была лишь седьмым партнером Америки (после Канады, Китая, Мексики, Японии, Германии, Южной Кореи). Вашингтону Лондон нужен, в первую очередь, как политический и военный партнер. Через него США рассчитывают по-прежнему оказывать свое влияние на континентальную Европу.

Brexit: десять основных последствий, которые потрясут мир

Сегодня ключевой темой всех политических дискуссий в мире являются последствия выхода Великобритании из Европейского Союза (Брексит). Вариантов развития политических процессов в отдельных странах, Европе, мире после референдума 23 июня много. Эксперты пытаются определить главных «бенефициаров» Брексит и тех, кто от него больше всего пострадает. Их оценки часто оказываются полярно противоположными. Все эксперты согласны лишь в одном: после Брексит не только Европа, но и мир будет другим. Брексит спровоцировал новый раунд борьбы государств, блоков, политических партий за перераспределение своего влияния. Оценить исход этого раунда еще сложнее, чем предсказать результаты футбольного матча или состязаний на Олимпийских играх. Ситуация станет более понятной лишь после «смены караула» в ведущих странах Запада. Дэвид Камерон собирается покинуть кресло премьер-министра Великобритании в октябре текущего года, а Барак Обама покинет Белый дом немного позднее. В следующем году будут проходить выборы президента во Франции (апрель), канцлера в Германии (сентябрь) и т. д.

Несмотря на существующие неопределенности можно уже определить некоторые сюжетные линии развития событий.

1. Переговоры между Лондоном и Брюсселем для юридического оформления «развода». На это потребуется как минимум два года. Некоторые эксперты называют более растянутые сроки – до 7 лет. До сих пор детали этой сюжетной линии не понятны даже чиновникам Лондона и Брюсселя, поскольку процедуры «развода» на данный момент отсутствуют. Тут могут возникать постоянные ссоры и скандалы, которые присущи многим обычным бракоразводным процессам. Возникают тысячи вопросов. Например, должен ли Лондон в текущем и следующем году выполнять свои обязательства по взносам в общеевропейский бюджет? С какого момента Британия теряет право пользоваться рыночными преференциями Европейского Союза? Как должен Лондон поступить с иммигрантами, которые прибыли на острова Туманного Альбиона из стран-членов ЕС (их сотни тысяч и почти все они из Восточной Европы)?

2. Параллельные переговоры Лондона со странами Европейского Союза по новым условиям отношений в сфере торговли товарами, услугами, инвестиций. Особое внимание будет уделяться вопросам взаимного доступа на финансовые рынки. Переговоры могут быть как с Брюсселем (Европейским Союзом), так и с отдельными странами-членами ЕС. Здесь возможны разные схемы выстраивания новых отношений. Например, так называемая «норвежская» схема, которая предполагает, что страна, не являющаяся членом ЕС, может входить в европейскую экономическую зону (ЕЭЗ), получая примерно такие же торговые преференции, что и члены ЕС. Эта схема предусматривает также взносы в европейский бюджет (по несколько более низким ставкам, чем для членов ЕС). Главным минусом «норвежской» схемы является то, что стране, входящей в ЕЭЗ надо выполнять большую часть директив Брюсселя, при этом страна не имеет права принимать участие в выработке решений ЕС. Есть и другие варианты выстраивания отношений Лондона с континентальной Европой. Например, «канадская» схема. Она предусматривает особые взаимные торговые преференции, но при этом партнер ЕС не платит взносы в общеевропейский бюджет. Возможна и так называемая «российская» схема (которая действовала до объявления Западом экономических санкций против России в 2014 году). Она предусматривает выстраивание торгово-экономических отношений на основе норм ВТО.

3. Дальнейшее политическое и военное сближение Лондона и Вашингтона (хотя и до Брексита между Великобританией и США существовали «особые» отношения).

Компенсация возможных экономических потерь Лондона от выхода из ЕС за счет активизации торгово-экономических отношений со странами, находящимися за пределами ЕС. В Европе это, в частности, Швейцария и Норвегия. Также можно ожидать активизации торгово-экономических отношений Лондона с Китаем. Следует обратить внимание, что в последние два года Лондон и Пекин очень активно выстраивали «мосты» торгово-экономического и финансово-валютного сотрудничества. В частности, крупнейшим европейским «хабом», работающим с оффшорными юанями, на сегодняшний день является Лондон. В Гонконге среди иностранных компаний и банков на первом месте по числу – британские организации. Также взят курс на углубление отношений с Индией, Пакистаном и другими странами, входящими Содружество наций (до 1946 года называлось Британское содружество наций). Содружество – межгосударственное объединение государств, в которое входят Великобритания и почти все её бывшие доминионы, колонии и протектораты. Кроме того, членами содружества являются Мозамбик, Руанда, Намибия и Камерун. Что касается России, то с ней Лондон не планирует в ближайшей перспективе активизировать свои экономические отношения. Это противоречит курсу Лондона на выстраивание более тесных отношений с Вашингтоном. Последний же от курса давления (в том числе, экономического) на Москву отказываться не собирается.

Не исключается, что Лондон заключит с Вашингтоном соглашение, подобное тому, которое Вашингтон навязывает Европейскому Союзу – ТТИП (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство). Причем это может произойти раньше, чем Вашингтону удастся договориться о ТТИП с Брюсселем. Сегодня есть веские основания полагать, что соглашения ТТИП Вашингтон – Брюссель может вообще не состояться из-за растущей оппозиции граждан и бизнеса континентальной Европы. Если до недавнего времени свое негативное отношение к ТТИП высказывали лишь оппозиционные политики, то на днях президент Франции Ф. Олланд сделал сенсационное заявление: его страна не будет подписывать соглашение о трансатлантическом партнерстве.

Усилятся центробежные процессы в Европейском Союзе. Политики и общественность целого ряда европейских государств (Франции, Нидерландов, Италии, Греции и даже Германии) требуют проведения референдумом типа того, какой был организован в Великобритании. Опросы общественного мнения показывают, что процент евроскептиков в ряде стран Европы даже выше, чем процент подавших голоса за выход из ЕС на британском референдуме. Возникает риск развала ЕС.

Усилятся сепаратистские настроения в отдельных государствах. Пример этому подает референдум 23 июня. Сегодня ряд административных единиц Соединенного Королевства требуют проведения референдумов о независимости или особом статусе, т. к. их граждане желают оставаться в Европейском Союзе. Речь идет о Шотландии, Северной Ирландии, Гибралтаре. Скорее всего, референдумы там будут проведены и вероятность выхода указанных административных единиц из состава Великобритании достаточно высока. Шотландия может стать самостоятельным государством, Северная Ирландия воссоединится с Ирландской Республикой, а Гибралтар станет частью Испании. Британские референдумы могут создать «демонстрационный эффект», спровоцировав борьбу за независимость и автономию разных территориальных образований и народов по всему миру. Вплоть до отдельных штатов, входящих в состав США.

Внутри Европейского Союза процессу дезинтеграции будет противостоять противоположная тенденция – в сторону превращения ЕС в европейское супергосударство (ЕСГ). Основой для ЕСГ станут не все 27 стран-членов Европейского Союза, а лишь «ядро». Как вариант, в качестве такого «ядра» могут выступить те шесть государств, которые в 1957 году заключили Римский договор об образовании «общего рынка». Это Германия, Франция, Италия, страны Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Впрочем, уже обсуждается вариант еще более узкого «ядра». Строительство ЕСГ может начаться с объединения лишь двух государств – Германии и Франции. Учитывая, что Германия на сегодняшний день явно имеет больший политический и экономический «вес», чем Франция, то многие эксперты говорят о том, что в Европе может произойти возрождение Священной Римской империи германской нации (свехгосударство, которое существовало в Средние века). Некоторые говорят даже о возрождении Немецкого Рейха. По их мнению, в Европе, спустя семь десятилетий после окончания Второй мировой войны, создается IV Рейх.

Таким образом, в Европейском Союзе может появиться «ядро» и «периферия». Некоторые страны, которые не могут претендовать на включение в «ядро» уже проявляют опасения, что они могут стать «колониями» «ядра». Особое беспокойство проявляет Польша, которая до Брексит претендовала на особую роль в ЕС. Чтобы нейтрализовать влияние германо-французского «ядра» (или даже «IV Рейха»), Польша будет и дальше углублять свои «особые отношения» с Вашингтоном. Кроме того, она постарается стать «ядром» для восточноевропейских стран-членов ЕС. В настоящее время, как известно, существует так называемая «вышеградская группа», в которую входят Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Варшава в этой группе является «самым равным среди равных». Варшава планирует укреплять «вышеградскую группу» как противовес германо-французскому «ядру». В том числе за счет привлечения в группу Румынии и Хорватии.

Не исключено, что ряд стран, опасающихся усиления влияния Великобритании и/или германо-французского «ядра» ЕС будут искать «противовесы» этому влиянию. Одним из наиболее серьезных таких противовесов может оказаться Россия, а также региональные объединения с участием России и Китая. Может возрасти влияние в мире таких объединений, как группа БРИКС, ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), Евразийский экономический союз. Примечательно, что в Ташкенте непосредственно после британского референдума проходила очередная встреча ШОС и на ней были поданы заявки на членство от Индии и Пакистана. Многие эксперты полагают, что на решение указанных двух стран повлияли результаты референдума и ожидание резкой активизации Лондона по вовлечению бывших британских колоний в орбиту своих экономических и политических интересов.

Финансовый закат Европы

Европейский центральный банк, или Кто хозяин в «европейском доме»

Британский референдум 23 июня вызвал настоящий кризис в Европейском Союзе. Этот кризис заставил всех (политиков, экспертов, чиновников Брюсселя, простых граждан) окинуть свежим взглядом всю конструкцию Европейского Союза. Для того, чтобы понять, что привело к выходу из ЕС Лондона, почему евроскептики становятся все более влиятельной силой, каковы перспективы сохранения «европейского дома», какие меры необходимы для его спасения. Важнейшим элементом «европейского дома» являются органы управления ЕС. К высшим органам власти ЕС относят семь основных институтов. На первое место ставят Европейский Совет – высший политический орган Европейского Союза, состоящий из глав государств и правительств стран-членов ЕС. Далее следуют Европейский парламент, Совет Европейского Союза (наряду с Европейским парламентом он относится к законодательным органам), Европейская комиссия (высший орган исполнительной власти Евросоюза), Суд Европейского Союза, Европейская счётная палата, Европейский центральный банк (ЕЦБ).

ЕЦБ – главный в «семерке»

Примечательно, что в указанной «семерке» европейских институтов ЕЦБ обычно ставят на последнее место. Однако, как говорится в английской пословице: the last, but not the least – последний по списку, но не последний по значению. Более того, есть основания подозревать, что по степени влияния на жизнь Европы он оказывается на первом месте. ЕЦБ – центральный банк зоны евро (сегодня в нее входят 19 стран). Образован 1 июня 1998 года (пришел на смену Европейскому валютному институту, который действовал с 1994 года и подготавливал введение наднациональной валюты евро). Главная официальная цель ЕЦБ, провозглашенная при его создании – поддержание ценовой стабильности в еврозоне (удержание роста индекса потребительских цен в пределах 2 % в год). Для ее достижения на ЕЦБ возложены следующие основные функции: эмиссия евро (как в наличной, так и в безналичной форме); выработка и проведение денежно-кредитной политики в пределах зоны евро; управление официальными (золотовалютными резервами) Европейской системы; установление ключевых процентных ставок. Штаб-квартира расположена в немецком городе Франкфурте-на-Майне.

Теперь об организационно-правовом статусе ЕЦБ. В нормативных документах ЕС особо подчеркивается, что европейский Центробанк действует независимо от других высших органов Европейского Союза. Высшим органом ЕЦБ является Совет управляющих, формируемый из руководителей Центробанков стран-членов еврозоны. Количество голосов в Совете определяется экономическим «весом» страны. Большинство вопросов, однако, решается не Советом управляющих, а Правлением. Оно состоит из шести человек. Один из них – Президент ЕЦБ – Марио Драги (Mario Draghi).

За 18 лет своего существования ЕЦБ обрастал все новыми полномочиями и функциями. В ЕС была создана Европейская система центральных банков (ЕСЦБ), на которую была возложена функция финансового регулятора. В систему входят центральные банки всех 28 стран-членов. Высшим координирующим центром ЕСЦБ выступает ЕЦБ. После финансового кризиса 2007–2009 гг. было начато строительство единой банковской системы Европейского Союза, а на ЕЦБ была возложена «почетная обязанность» выступать в качестве регулятора европейских «системно значимых» банков (в их число в настоящее время включено около 130 банковских гигантов). Фактически ЕЦБ отобрал эту функцию у национальных Центробанков, оставив за ними «кураторство» лишь за средними и мелкими банками. Наконец, в 2012 году был создан Европейский стабилизационный механизм (ESM) – своеобразная «общая касса» стран ЕС для того, чтобы оказывать чрезвычайную финансовую помощь «тонущим» странам (в первую очередь, Греции). Опять-таки на ЕЦБ была возложена «почетная обязанность» «присматривать» за этим общеевропейским фондом. Фактически ЕЦБ за несколько лет после финансового кризиса попытался подгрести под себя всю финансово-банковскую систему, причем не только в рамках зоны евро, но и всего Европейского Союза. Между прочим, это одна из причин того, почему Великобритания решилась на референдум по вопросу членства в ЕС: угрозы утраты Лондоном контроля над своей финансово-банковской системой со стороны ЕЦБ стали слишком очевидными.

В Европе к ЕЦБ относятся с подозрением не только британские евроскептики, которые полагают, что этот институт узурпировал слишком большую власть. В континентальной Европе даже те, кто ратует за сохранение ЕС, нередко выступают с требованиями поставить ЕЦБ на место. ЕЦБ – самый неподконтрольный, самый наднациональный институт. Ссылки на то, что высшим органом управления в ЕЦБ является Совет управляющих, составленный из руководителей национальных Центробанков стран еврозоны, не убедителен. Во-первых, потому что сами национальные Центробанки имеют весьма высокую степень автономии, слабо подконтрольны национальным правительствам и парламентам. Во-вторых, потому, что ЕЦБ простирает свое влияние за пределы еврозоны на страны, не входящие в еврозону.

ЕЦБ и «Голдман Сакс»

Нынешний президент ЕЦБ Марио Драги занял свое кресло высшего чиновника этого института 1 ноября 2011 года, сменив на этом посту Жан-Клода Трише. Драги сразу же показал, что ни с кем согласовывать свои действия не намерен. Уже в декабре 2011 года он без консультаций с Еврокомиссией и другими высшими органами ЕС принял решение о выделении на три года кредитов на спасение европейских банков. Общая сумма без малого 500 млрд. евро, причем проценты символические.

Марио Драги вызывает все большее раздражение даже у многих приверженцев европейской интеграции. Дело в том, что его величают «троянским конем» американского банка «Голдман Сакс». С 2002 по 2005 год Марио Драги был вице-председателем и исполнительным директором Goldman Sachs International. Банк Голдман Сакс был замешан во многих скандалах. В Европе, прежде всего, вспоминают, как этот банк Уолл-стрит в «нулевые» годы предоставлял Греции кредиты, подсаживая эту страну на «долговую иглу». Была использована специальная техника кредитования, которая позволяла скрывать растущий долг Греции. Брюссель «проспал» закладку «долговой мины» под «единую Европу». Тайна греческого долга вышла на поверхность как раз в то время, когда Марио Драги занял кресло президента ЕЦБ. С тех пор Европа пребывает в состоянии перманентного долгового кризиса. А чиновники в Брюсселе и в странах-членах еврозоны и Европейского Союза вынуждены соглашаться с любыми «инициативами» ЕЦБ, шантажирующего Европу угрозой финансового коллапса. Ряд европейских экспертов (например, Эллен Браун) всю эту историю называют заговором «Голдман Сакс» против Европы.

За что же европейцы конкретно критикуют ЕЦБ и его президента Марио Драги? – В первую очередь, за программу так называемых «количественных смягчений» (КС). За этим благообразным термином скрывается самая банальная операция создания денег с помощью печатного станка. Та самая операция, которая порицалась на протяжении предыдущего века во всех учебниках по экономике. Справедливости ради, следует признать, что «первопроходцем» аферы под названием «количественные смягчения» была Федеральная резервная система США. Она к ней приступила сразу же после окончания финансового кризиса 2007–2009 гг. Вашингтон, как всегда, нашел убедительные слова для оправдания операции по обмену новеньких долларов на «мусорные» бумаги, которые Федеральный резерв стал скупать на рынке. Мол, такая мера призвана восстановить американскую экономику после кризиса. Никакого восстановления не произошло, а американская и мировая экономика стала наполняться дешевыми и даже бесплатными деньгами (процентные ставки на денежных рынках стали падать вплоть до нулевой отметки). Такие шальные деньги пошли не в реальный сектор экономики, а на финансовые рынки, где стали надуваться новые пузыри, подготавливая условия для второй волны мирового финансового кризиса. Бесперспективность оживления экономики и угрозы, возникшие в результате реализации программы КС, заставили власти США остановить опасный эксперимент в 2014 году.

А вот Европа в том же 2014 году решила начать эксперимент под названием КС и наступить на те же «грабли», что и Америка. Иррациональность такого решения была очевидна. Но оно было принято Европейским центральным банком и лично его президентом Марио Драги. Последствия программы количественных смягчений для европейской экономики оказались еще более плачевными, чем для американской. Дело в том, что ЕЦБ решил усилить «слабительный» эффект программы за счет введения отрицательных процентных ставок. Уже в 2014 году ЕЦБ объявил об установлении отрицательного процента по своим депозитным операциям, а в марте текущего года – о переходе к нулевому проценту по ключевой ставке. В Европе появились коммерческие банки с отрицательными процентами не только по депозитным операциям, но и по активным операциям (ипотечные кредиты в Дании и Бельгии). На европейском рынке долговых государственных бумаг с плавающими ставками в минусе сегодня находятся облигации суммарной стоимостью в несколько триллионов евро!

Европейские компании и банки восприняли эту ситуацию на рынке как свой «звездный час». Они бросились размещать свои корпоративные облигации под 0,5 или даже под 0,1 %. Даже такой процент делает корпоративные бумаги более привлекательными по сравнению с «отрицательными» государственными облигациями. А куда корпоративные эмитенты направляют мобилизованные средства? На строительство или модернизацию европейских предприятий? – Конечно, нет. Средства идут все на те же финансовые рынки. Возникает порочный круг, рынки «разогреваются», «пузыри» надуваются.

ЕЦБ в свое оправдание заявляет, что он «спасает» Европу. Спасательная операция сводится к тому, что ЕЦБ скупает долговые бумаги ряда европейских стран, в первую очередь таких, как Греция, Испания, Португалия, Италия. Марио Драги подогревает спрос на бумаги государств-банкротов. Бумаги эти имеют в своей массе очень большие сроки погашения (10 и более лет). Сейчас они торгуются по ценам, существенно превышающим номиналы. Но даже неспециалисту ясно, что эти завышенные котировки в любой момент могут опуститься не только до номинала, но и намного ниже его. Обвал рынка неизбежен, можно только гадать, когда это произойдет.

Некоторые европейские эксперты полагают, что Марио Драги «неадекватен». Другие считают, что президент ЕЦБ действует в интересах Вашингтона и ФРС США, окончательно подрывая конкурентоспособность европейской экономики и ослабляя евро. Третьи высказывают мнение, что Драги выступает конкретно в интересах «Голдман Сакс». Указанный банк выделяется даже на фоне акул Уолл-стрит. Во-первых, он как никто другой привык зарабатывать на кризисах, банкротствах, обвалах. Во-вторых, он привык проникать во власть и получать от нее в критические моменты бюджетную и иную поддержку. Именно это позволило ему выстоять во время кризиса 2007–2009 гг.

После этого кризиса «Голдман Сакс» стал активно проникать во властные структуры Европы. Марио Драги – лишь верхняя часть айсберга. Можно также упомянуть: бельгийца Карела Ван Мирта, который до недавнего времени занимал пост еврокомиссара по вопросам конкуренции; грека Петроса Кристодула, главу ведомства по регулированию греческого госдолга; Марио Монти, премьер-министра Италии в 2012–2013 гг. Эти и другие европейские политики и чиновники ЕС в разные годы были советниками или штатными сотрудниками банка «Голдман Сакс».

Дуэль между ЕЦБ и «Дойче банком»

В начале июня градус недовольства Европейским центральным банком среди политиков, бизнесменов и части банковского сообщества резко возрос. Этому способствовали действия крупнейшего в континентальной Европе частного финансового института – «Дойче банка» (Deutsche Bank). На прошлой неделе он обнародовал аналитический документ с оценкой последствий «слабительной» политики ЕЦБ. Последствия эти губительны, они проявляются в том, что почти бесплатные деньги искусственно продлевают жизнь компаний-банкротов, усугубляют кризис перепроизводства, препятствуют восстановлению рыночного равновесия. Многие банки из-за отрицательных процентов находятся на грани банкротства. Суверенные долги стран-членов еврозоны продолжают расти благодаря скупке облигаций Европейским центральным банком. Документ резюмирует: ЕЦБ препятствует проведению структурных реформ в еврозоне и готовит условия для нового, еще более масштабного кризиса. Дойче банк призывает ЕЦБ прекратить политику количественных смягчений и бесплатных денег. От имени Deutsche Bank вызов Марио Драги бросил главный экономист этой кредитной организации Дэвид Фолкертс-Ландау. Европейская аудитория считает, что дуэль между двумя банкирами только начинается.

Прямо или косвенно позицию Дойче банка поддержали некоторые другие банки Европы, в первую очередь, немецкие. Один из крупнейших банков Германии – Commerzbank – призвал ЕЦБ отменить отрицательные процентные ставки по депозитам. Он предупредил, что в противном случае откажется от депозитных услуг ЕЦБ. А свою денежную ликвидность (а это, по некоторым данным, сотни миллионов или даже миллиарды евро) будет держать в наличной форме в хранилищах. Критика политики ЕЦБ исходит также от министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, многих депутатов Бундестага. В середине мая Конституционный суд Германии сообщил, что получил жалобу на денежно-кредитную политику Европейского центрального банка. Имена истцов не раскрываются. Предположительно, это группа немецких предпринимателей и экспертов в области экономики и финансов.

Неожиданно на защиту Европейского центрального банка встал глава Банка Франции и член Совета управляющих ЕЦБ Франсуа Виллеруа де Гало. Он заявил, что критика в адрес президента ЕЦБ Марио Драги со стороны Германии «является чрезмерной и опасной». Мол, накануне таких серьезных событий, как Брексит, Европа должна хотя бы на время забыть о своих разногласиях и продемонстрировать единство. Руководители Центробанков многих других стран Европы хранят красноречивое молчание. Это и понятно. Им, как профессионалам, очевидны долгосрочные разрушительные последствия «смягчающей» политики ЕЦБ, однако их страны получают от ЕЦБ «подарки» в виде покупки по выгодным ценам казначейских бумаг.

Глава ЕЦБ Марио Драги дольше других еврочиновников держал паузу после британского референдума 23 июня. В конце концов, он высказался, назвав итоги голосования «очень печальными». В первые два рабочих дня после референдума (пятница 24 июня и понедельник 27 июня) капитализация мировых фондовых рынков упала на 3 триллиона долларов. Сопоставимый по глубине обвал до этого был зафиксирован лишь в начале мирового финансового кризиса 2007–2009 гг. На финансовой конференции в португальском городе Синтре в конце июня Марио Драги призвал к более тесной координации действий ведущих центральных банков. Можно ожидать, что в свете усилившейся дестабилизации мировой финансовой ситуации в первую очередь усилится взаимодействие между ЕЦБ, ФРС США и Банком Англии.

Ни у кого не возникает сомнений по поводу того, что Брексит приведет к серьезным реформам в ЕС. Наметки таких реформ содержатся в документе под названием «Сильная Европа в небезопасном мире» (Ein starkes Europa in einer unsicheren Welt; http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Europa/Aktuell/160624-BM-AM-FRA_ST.html). Этот документ также окрестили «Меморандумом Штайнмайера – Эйро», поскольку под ним стоят подписи министров иностранных дел Германии и Франции – Франка-Вальтера Штайнмайера и Жана-Марка Эйро. В меморандуме предложены радикальные реформы в области безопасности, миграционной политики и экономики, направленные на дальнейшее лишение стран-членов их суверенных прав. Меморандум предусматривает создание «ядра» ЕС в виде «европейского супергосударства», в котором страны-члены окончательно теряют свой национальный суверенитет. Предполагается, что «супергосударство» возникнет в результате слияния Германии и Франции. В экономическом разделе документа предлагается превратить Европейский стабилизационный механизм (ESM) в полноценный Европейский валютный фонд, а также сделать шаги к созданию единого бюджета как «центрального фундамента всех успешных валютных союзов мира». О роли и месте ЕЦБ в новой европейской архитектуре документ ничего не говорит.

Европейский Минфин как надежда на спасение

Идея общеевропейского Минфина родилась еще в прошлом веке

Европейский Союз сегодня переживает тяжелые времена. Сначала это была Греция, которая оказалась на грани финансового коллапса. Раздавались голоса в Брюсселе, Берлине, Афинах о том, что Греции надо покинуть сначала еврозону, а потом и Европейский Союз. Проблемы с Грецией не решены, а лишь отстрочены. Далее это миграционный кризис, который разделил Европу по вопросу о беженцах, границах, визовому режиму и т. п. Наконец, британский референдум 23 июня и Брексит. Он высветил шаткость всей архитектуры Европейского Союза.

Часть политиков и экспертов полагают, что Брюссельские интеграторы слишком увлеклись. В своем желании создать общеевропейский дом высшие чиновники ЕС не учитывают, что граждане отдельных стран-членов союза не желают расставаться со своей национальной идентичностью и выступают против полного уничтожения национального суверенитета их государств. Впрочем, некоторая часть европейских политиков и чиновники из Брюсселя полагают, что нынешние проблемы Европы проистекают, наоборот, от недостаточной интеграции стран, из-за того, что общеевропейский дом не достроен. Чего же ему, по их мнению, не хватает? – Общеевропейского Минфина.

Идея создания общеевропейского министерства финансов витала в воздухе еще тогда, когда разрабатывался проект Европейского центрального банка (начал свое существование с 1 июня 1998 года). Действительно, в любой стране мира существует классическая «пара»: центральный банк и министерство финансов (казначейство). Эти два института действуют в тандеме, проводят скоординированную денежно-кредитную и финансовую политику и именуются «денежными властями». Архитектура европейской интеграции из-за отсутствия общего Минфина, по мнению некоторых экспертов, выглядит «недоделанной». Причина такой «недоделанности» – в «консерватизме» европейских политиков и «национальной ограниченности» граждан стран-членов ЕС.

Устройство бюджета Европейского Союза

Как всякая международная организация Европейский Союз имеет свой бюджет. Кому-то он кажется «мизерным», а кому-то «избыточным». Посмотрим на расходную часть бюджета ЕС. Около 5 % идет на обеспечение многочисленной армии бюрократов союза (аппарат ЕС). Остальные 95 % предназначены для финансирования мероприятий и проектов в рамках разных общеевропейских «политик». Всего насчитывается пять «политик»: в области сельского хозяйства; развития транспортных сетей; помощи отстающим (депрессивным) регионам; исследований и для поддержки развивающихся стран. Не менее 3/4 всех расходов приходится на два направления: сельское хозяйство и помощь депрессивным регионам.

Что касается доходной части европейского бюджета, то большая часть ее формируется за счет взносов стран-членов ЕС (примерно 3/4). Величина взноса исчисляется в виде доли от валового национального дохода (ВНД) по единой ставке (0,7554 %) Другим значимым источником пополнения бюджета ЕС являются импортные пошлины на товары, ввозимые в ЕС. Пошлины собирает государство, в которое прибывает импортируемый товар. Государствам разрешено забрать себе часть импортной пошлины, чтобы покрыть расходы на администрацию (до 25 %). Иные источники бюджета: часть собираемого в странах-членах ЕС налога на добавленную стоимость (НДС) по единой ставке 0,3 %.

Несмотря на гигантские цифры бюджета ЕС (доходная часть – в среднем 140 млрд. евро в год), относительные его масштабы очень скромные. Получается где-то около 1 % валового внутреннего продукта (ВВП) всех стран, входящих в союз. В большинстве стран ЕС их национальные бюджеты измеряются суммами в 30–40 % ВВП. Получается, что бюджетно-финансовая интеграция Европы находится в зачаточном состоянии.

Межгосударственные противоречия в связи с бюджетом ЕС

Противоречия по поводу формирования бюджета ЕС достаточно серьезны. Возникла устойчивая группа стран-доноров, т. е. тех стран, у которых взносы в европейский бюджет превышают получаемые из бюджета суммы. Вот эта группа стран (приведено сальдо – превышение взносов над полученным суммами в 2012 году в млрд. евро): Германия – 11,95; Франция – 8,30; Великобритания – 7,37; Италия – 5,06; Нидерланды – 2,36; Швеция – 1,93. Если по абсолютному показателю крупнейшим чистым донором европейского бюджета выступает Германия, то по относительному показателю бюджетного сальдо (по отношению к ВНД, %) на первом месте находилась Швеция с показателем 0,46. За ней следовали: Дания – 0,45; Германия – 0,44; Франция – 0,40; Бельгия – 0,39; Нидерланды – 0,39.

А вот список главных европейских «иждивенцев» (бюджетное сальдо в млрд. евро, со знаком минус): Польша – 12,00; Португалия – 5,03; Греция – 4,54; Испания – 4,00; Венгрия – 3,28; Чехия – 3,05. По относительному показателю отрицательного бюджетного сальдо (по отношению к ВНД, %) страны-иждивенцы располагались следующим образом: Эстония – 4,84; Литва – 4,82; Латвия – 4,29; Венгрия – 3,59; Болгария – 3,43; Польша – 3,40.

Таким образом, в рамках Европейского Союза образовалось два лагеря стран, имеющих противоположные интересы при формировании бюджета ЕС. С одной стороны, это блок доноров, включающий: Германию, а также Францию, Великобританию, Италию, Нидерланды, Бельгию, Данию, Швецию. С другой стороны, это блок чистых получателей, или иждивенцев, включающий: Польшу, прибалтийские республики, Венгрию, Болгарию, Чехию, Португалию, Грецию, Испанию.

В начале текущего десятилетия в ЕС началась разработка очередного европейского бюджета на семилетний период 2014–2020 гг. Первоначально общая сумма расходов на весь периодов была установлена с учетом фактических показателей предыдущего периода на уровне почти в 1 триллион евро. Однако против такого бюджета выступила ведущие доноры, в первую очередь, Великобритания, Германия, Нидерланды, Швеция, Финляндия, Австрия. Они потребовали уменьшить бюджет, по крайней мере, на 100 млрд. евро. Сокращение произошло, однако из-за яростного сопротивления стран-иждивенцев сокращение по сравнению с первоначальной цифрой составило лишь 3,5 %. Абсолютная величина нынешнего семилетнего бюджета ЕС меньше, чем величина предыдущего бюджета 2007–2013 гг.

За формирование бюджета ЕС официально ответственны три института ЕС: Совет Европейского Союза, куда входят министры из каждого государства-члена, Европейская комиссия, представляющая исполнительную власть союза, и избранный народом напрямую Европейский парламент. На практике переговоры по бюджету больше определяются интересами государств-членов. Это особенно заметно в Совете, где необходимо единогласное утверждение бюджета.

Еще большая неразбериха возникает в процессе исполнения бюджета. Прежде всего, страны-члены ЕС неохотно выполняют свои обязательства по взносам в бюджет. Брюсселю приходится деньги выбивать силой. Деньги порой используются не по целевому назначению или просто пропадают. Европейская счетная палата, в частности, выявила в 2015 году хищений бюджетных средств на сумму более 1 миллиарда евро.

Минфин Европы как средство наведения порядка и «смягчения» кризиса

Европейские чиновники говорят, что создание общего Минфина позволило бы навести порядок в деле разработки и исполнения бюджета ЕС. Одно тянет за собой другое. Если будет учреждено общеевропейское финансовое ведомство, тогда потребуется отойти от нынешней практики взносов в бюджет стран-членов. И заменить членские взносы на систему европейских налогов. В зародыше такие налоги есть: импортные пошлины на товары, поступающие из внешнего мира в Европейский Союз, а также некоторая часть налога на добавленную стоимость, который собирается во всех странах ЕС. Можно развивать ныне действующую схему сбора общеевропейских налогов, поручая это дело национальным организациям. Чтобы эта система действовала, необходимо унифицировать систему налогов в отдельных странах-членах (подобно тому, как была проведена серьезная унификация по НДС). Впрочем, со временем можно было бы плавно заместить национальные налоговые и таможенные службы на общеевропейскую службу сбора налогов и пошлин.

За создание европейского Минфина ратует и Европейский центральный банк (ЕЦБ), который в настоящее время реализует программу «количественных смягчений» (подобно той, которую еще недавно проводила ФРС США). За этой программой скрывается банальная скупка долговых бумаг, выпускаемых казначействами (министерствами финансов) отдельных стран-членов ЕС. Идея некоторых высших чиновников ЕЦБ состоит в том, чтобы количественные смягчения осуществлялись помимо всего за счет скупки долговых бумаг, которые эмитировал бы Минфин Европы. Мало того, что общеевропейский Минфин должен опираться на общеевропейские налоги, он еще дополнительно должен привлекать средства на финансовом рынке. Предлагается скопировать систему США, основанную на тесном взаимодействии ФРС США и казначейства США.

Последние инициативы финансовых интеграторов Европы и их противники

Ровно год назад идея общеевропейского Минфина начала обретать реальные очертания. В июне 2015 г. Брюсселем был обнародован документ, содержащий планы дальнейшей валютной и экономической интеграции Европейского Союза. Доклад составлен председателем Европейской комиссии Жаном Клодом Юнкером совместно с председателем Еврогруппы Йеруном Дейсселблумом, председателем Европейского центрального банка Марио Драги, председателем Европарламента Мартином Шульцем и председателем Европейского совета Дональдом Туском. Он получил неофициальное название «доклад пяти председателей», и в нем содержится ряд предложений по развитию экономического и валютного союза в Европе на десятилетие, до 2025 года. Доклад предусматривал укрепление банковской системы ЕС. В том числе создание Единого механизма санации проблемных банков и обслуживающего этот механизм фонда (55 млрд. евро). Также было предложено создать единую европейскую систему страхования депозитов, выработать единые подходы к определению достаточности банковского капитала.

Однако главным «гвоздем» доклада стало предложение о создании в рамках еврозоны общеевропейского министерства финансов. На первом этапе, согласно «Докладу…», предполагается создание Европейского финансового совета с правом совещательного голоса и стратегического инвестиционного фонда с расширенными полномочиями. На фундаменте этих двух институтов и должно возникнуть единое министерство финансов.

Несмотря на осложнение ситуации в Европе (миграционный кризис) сторонники европейского Минфина не только не отказались от своей идеи, но наоборот, начали в форсированном порядке ее продвигать. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле предложил ввести европейский налог для решения проблем беженцев. В феврале 2016 г. главы центральных банков Германии и Франции Йенс Вайдман и Виллеруа де Гало высказались за необходимость создание единого Минфина в еврозоне, об этом они сообщили в совместном заявлении, опубликованном в газете Suddeutsche Zeitung. По мнению глав регуляторов, для выхода из кризиса Евросоюзу необходимо создать единое финансовое ведомство, а также эффективную и менее «разрозненную» администрацию, способную принимать политические решения.

На проходившем в июне в Дрездене заседании Бильдербергского клуба обсуждался вопрос о введении наднациональных налогов. Вполне вероятно, что речь шла не о глобальных, а общеевропейских налогах. В Дрездене, по некоторым данным, рассматривался проект построения наднациональной налоговой системы по трем основным направлениям:

1) налог на нефть на устье скважины;

2) дополнительная плата за международные финансовые операции;

3) экологический налог на воздушный и морской транспорт (http://www.fondsk.ru/news/2016/06/12/globalizm-na-marshe-o-64-m-zasedanii-bilderbergskogo-kluba-40815.html). По замыслу мировой финансовой олигархии алгоритм европейской финансовой интеграции должен быть таким: сначала создание системы наднациональных налогов, а уже потом учреждение наднационального Минфина.

Судя по всему, финансовым интеграторам Европы подыгрывает Международный валютный фонд. В июне 2016 года МВФ выступил с идеей создания в Еврозоне Фонда структурных реформ (http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/112493/). Проект создания такого фонда перекликается с идеей создания Минфина еврозоны, изложенной в «Докладе пяти председателей».

Впрочем, противников проекта общеевропейского Минфина сегодня как минимум столько же, сколько и сторонников. В частности, не прошло незамеченным выступление в прессе профессора Отмара Иссинга, весьма авторитетного европейского финансиста. Он занимал посты председателя Бундесбанка, главного экономиста ЕЦБ. Известен как главный архитектор валютного союза ЕС времен его становления. Так вот Иссинг предупредил, что планы ЕС по созданию единого Министерства финансов, контролирующего сбор налогов и распределение госрасходов во всех странах Евросоюза, противоречит базовым принципам современной европейской демократии и может спровоцировать центробежные тенденции в ЕС. (http://www.newsru. com/finance/07sep2015/profissing.html). Это заявление было сделано известным финансистом еще в сентябре 2015 года в ответ на «доклад пяти председателей». Сегодня оснований для такого вывода еще больше. Так, английские евроскептики, выступающие за выход Великобритании из ЕС, как раз отмечают, что даже нынешний европейский бюджет является «орудием грабежа» их страны. В случае создания европейского Минфина масштабы грабежа Великобритании, по их мнению, выросли бы несоизмеримо.

После британского референдума 23 июня Европа оказалась на развилке. Часть Европы (политики и электорат) склоняется к тому, чтобы начать «откручивать назад». То есть вернуться к тому, что принято называть «общий рынок». Отменив даже единую валюту и вернувшись к еще не забытым маркам, франкам, гульденам и т. п. Другая часть (судя по оценкам экспертов, – меньшая) ратует за проведение финальной фазы европейской интеграции – создание «европейского супергосударства». Об этих планах стало известно на днях в результате информационной утечки. В СМИ попал 9-страничный документ под названием «Меморандум Штайнмайера – Эйро» (имена министров иностранных дел Германии и Франции). Его официальное название – «A Strong Europe in the World of Uncertainties» (Сильная Европа в мире неопределённостей). (http://www.fondsk.ru/news/2016/06/29/cherez-brexit-k-evropejskomu-supergosudarstvu-41151.html). Это план создания европейского супергосударства на базе Германии и Франции; судя по всему, это не экспромт, он готовился давно. План предусматривает полный отказ государств-учредителей от права контролировать внешние границы, иметь свои вооружённые силы, национальную валюту и собственную налоговую систему. Идея создания общего Минфина для всех стран-членов ЕС в этом документе трансформировалась в план создания Минфина в рамках задуманного супергосударства. Эксперты не исключают, что именно секретный план, изложенный в «Меморандум Штайнмайера – Эйро», и стал основной причиной, подтолкнувшей Лондон к проведению референдума о членстве в ЕС.

ЕЦБ приступил к уничтожению наличных денег

Безналичные деньги как средство спасения банков от отрицательного процента

Хорошо известно, что в последние годы во многих странах мира (прежде всего, в странах «золотого миллиарда») процентные ставки по банковским депозитам сильно «просели». Кое-где они уже стали нулевыми и даже отрицательными. Иначе говоря, клиенты должны доплачивать банкам за право размещения своих денег на счетах. Так сегодня работают уже многие банки Швейцарии и некоторых скандинавских стран. Впрочем, и в России происходит уже нечто подобное. Сбербанк объявил, что по валютным счетам будет установлена почти нулевая ставка. Не сегодня-завтра на отрицательный процент могут перейти многие депозитно-кредитные организации как в странах «золотого миллиарда», так и за его пределами. Очевидно, что при отрицательном проценте по депозитам банки быстро вымрут, поскольку клиентам будет выгоднее держать деньги в наличной форме. «Под матрасом» или же используя банковские ячейки. Чтобы этого не допустить, банки и их лоббисты во власти стали отчаянно добиваться отмены наличных денег. Переход на полностью безналичное денежное обращение может спасти банки. Эта цель проходящей на Западе кампании по вытеснению наличных денег всячески скрывается. Она обосновывается тем, что безналичное обращение страхует людей от ограблений, снижаются издержки по обеспечению денежного обращения, блокируется финансирование терроризма, перекрывается «кислород» для «теневого» бизнеса, повышается собираемость налогов и т. п.

Наиболее решительный шаг в деле вытеснения наличных денег в этом году сделала Европа. Речь идет о выведении из обращения купюр с номиналом 500 евро. Эксперты приводят такое сравнение: банкнота достоинством в 50 евро в течение года оборачивается примерно 2 раза, а банкнота в 500 евро – один раз в три года. Таким образом, первая из банкнот выполняет функцию средства обмена, а вторая – функцию накопления. Примечательно, что купюру в 500 евро сами европейцы почти не видят, она используется по всему миру. Действительно, указанная купюра является популярным инструментом коррупции и накопления доходов, полученных нелегально. Интересны оценки Бундесбанка (немецкого ЦБ): 70 % банкнот в 500 евро, выпущенных в 2002–2009 годах в Германии, было вывезено из страны. Причем половина из них ушла в Россию (http:// finance.rambler.ru/news/2016-03-08/banknoty-non-grata/). Купюру в 500 евро журналисты и политики обозвали «бен ладеном», имея в виду, что она используется якобы преимущественно террористами. Однако проводившиеся исследования показывают, что из всей массы купюр в 500 евро, вывозимых нелегально за пределы еврозоны, наибольшая часть (30 %) используется наркомафией. Еще 25 % вывоза связано с уклонением от уплаты налогов, 10 % – с коррупцией. С финансированием терроризма также связано примерно 10 % нелегального вывоза самых дорогих банкнот.

Известно, что эмиссия наличных денег распределена по Центробанкам стран, входящих в еврозону. Вырисовывается интересная картина. Непропорционально большая доля приходится на Люксембург. В 2013 году страна эмитировала наличных банкнот на сумму 87,5 млрд. евро, что в два раза больше ее ВВП. Для сравнения: аналогичный показатель Германии – 16 % ВВП, Италии – 9 %, Франции – 4 %. В самом Люксембурге кэш почти не используется, население предпочитает пластиковые карты. Судя по всему, Люксембург до последнего времени был основным каналом нелегального экспорта наличных банкнот за пределы еврозоны.

500 евро – один из самых высоких номиналов в наличном денежном мире – как в Европе, так и на всей планете. Правда, в истории денежного обращения США были очень крупные номиналы. Там в XX веке существовали денежные знаки номиналом и 1000, и 5000, и даже 10 000 долларов. Но с 1967 года они постепенно стали изыматься из обращения в связи с тем, что все более распространенными стали электронные платежи. На сегодня по данным ФРС на руках осталось 130 купюр достоинством 10 000 долларов. Их не сдают в банк, так как у коллекционеров они стоят значительно больше номинала. На сегодняшний день лишь в Швейцарии обращаются банкноты более высокого номинала (чем 500 евро) – в 1000 швейцарских франков. Сингапур еще недавно выпускал банкноту номиналом 10 тыс. местных долларов (примерно 7 тыс. долл. США), но перестал ее печатать в 2014 году, оставив в обращении купюру в десять раз меньшего достоинства. Похожая картина в Гонконге, где в ходу банкнота в 1 тыс. тамошних долларов (примерно 130 долл. США). И хотя на нее приходится 50 % наличной денежной эмиссии, у местных жителей она успеха не имеет (уходит за границу).

Вернемся к купюре 500 евро. Ее появление было обусловлено тем, что до перехода на единую европейскую валюту в еврозоне страны-члены имели свои денежные знаки с высокими номиналами. То есть были учтены привычки европейцев. Надо сказать, что разговоры об ее изъятии начались в Брюсселе еще лет 15 назад, т. е. почти тогда же, когда эта купюра родилась. Кстати, тогда одной из причин озабоченности были случаи подделки купюр 500 евро. Правда, позднее выяснилось, что фальшивомонетчики гораздо чаще «рисуют» купюры мелких номиналов (20 и 50 евро), поскольку крупные купюры чаще и скрупулезнее проверяются кассирами.

Не дожидаясь решений со стороны Европейского Союза, Великобритания в 2010 году запретила использование денежных знаков евро с номиналом «500» в пунктах обмена валюты. Она мотивировала это тем, что таким образом вносит свой вклад в борьбу с коррупцией. Тогдашние лондонские газеты писали, что эта мера была направлена в первую очередь против российских коррупционеров и олигархов, которые ввозили и вывозили такие купюры в 500 евро чемоданами.

Смертный приговор купюре в 500 евро

Наступление на банкноту в 500 евро шло в несколько этапов. В 2014 году было прекращено печатание таких денежных знаков. С конца прошлого года началось снижение количества обращающихся банкнот наивысшего номинала (с декабрь по март было изъято 20 миллионов знаков на сумму 10 млрд. евро). Наконец, в прошлом месяце Европейским центральным банком было принято решение о выведении банкнот в 500 евро из обращения. Говорят, что решающую роль в принятии окончательного решения по данному вопросу сыграли террористические акты в Париже, происшедшие накануне. «Смертный приговор» купюре в 500 евро выносился на волне шумной кампании против терроризма. Процесс выведения банкнот из обращения будет продолжаться до конца 2018 года. Никаких временных ограничений по проведению размена купюр в 500 евро на более мелкие знаки пока не установлено.

По данным ЕЦБ, в конце марта текущего года в обращении находились 594 417 006 купюр достоинством 500 евро. Хотя это всего лишь около трех процентов всех банкнот евро, но они составляют огромную сумму – почти 300 млрд. евро – или почти 30 процентов стоимости наличных денег евро.

Что дальше?

В высших эшелонах власти ЕС (европейский парламент, еврокомиссия, ЕЦБ) остались нерешенными некоторые вопросы по дальнейшим шагам.

Вариант 1. Выведение купюры в 500 евро из обращения происходит без компенсации за счет купюр более мелких номиналов. Иначе говоря, происходит сжатие наличной денежной массы на 30 %.

Вариант 2. Выбытие компенсируется, преимущественно за счет дополнительной эмиссии банкнот с номиналами 100 и 200 евро. Наличная денежная масса остается на прежнем уровне.

Вариант 3. Замещение наличных денег безналичными продолжится путем выведения из обращения купюр в 100 и 200 евро. В этом случае наличная денежная масса сократится дополнительно еще примерно на 23 % по сравнению с нынешним уровнем, а общее сокращение составит более 50 %.

Высшая европейская бюрократия всячески склоняется в пользу третьего варианта. После его реализации можно приступить уже к финальной фазе – полной ликвидации наличного денежного обращения в Европе. Такая мера позволит запереть всех граждан в электронно-банковском концлагере. Что не только позволит сохранить банковскую систему, но также усовершенствовать европейскую «демократию». Будет установлен тотальный контроль над гражданами, банки превратятся в идеальные инструменты «учета и контроля».

Кстати, попытки запереть клиентов в банковскую тюрьму предпринимаются и с другого фланга. Напомним, что в 2013 году на Кипре был проведен эксперимент спасения местных банков. Мало того, что клиенты банков не смогли тогда снять свои средства со счетов (они были заблокированы), позднее часть их была фактически конфискована под предлогом необходимости спасения банковских организаций. В Европе назревают предпосылки масштабного банковского кризиса. В этой связи там разрабатывается нормативная база, которая позволила бы использовать для спасения европейских банков схему, примененную на Кипре. Соответственно возникает дополнительное недоверие граждан к банкам, которые стали напоминать «мышеловки». Марио Драги (президент ЕЦБ) хотел бы успеть загнать всех европейцев в электронно-банковский концлагерь до того момента, когда грянет кризис. Большой резонанс в начале года имели слова главы Deutsche Bank, британца Джона Крайена, сказанные им на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Он уверенно заявил, что через десять лет наличных денег не будет вообще.

События за пределами еврозоны

Первой реакцией держателей купюр достоинством в 500 евро после майского решения ЕЦБ стала попытка найти им достойную замену. Таковой на сегодняшний день, как мы отметили, является швейцарская банкнота в 1000 франков. Чтобы жертва не уклонилась от «мышеловки», высшие чиновники из Брюсселя плотно работают с Национальным банком Швейцарии, убеждая его отказаться от крупных купюр. Разговоры об отмене купюры в 1000 франков уже активно идут в альпийской республике. Обращается внимание на такую особенность: на 1000-франковую купюру приходится более 90 % всей эмитируемой в Швейцарии наличности. При этом купюра почти не используется внутри страны, это «экспортный товар». Настороженные граждане требуют вынесения вопроса по реформе наличного обращения на референдум.

То же самое можно сказать и про самую крупную купюру Великобритании – банкноту Банка Англии достоинством 50 фунтов стерлингов. Во внутреннем обращении она встречается крайне редко. Это «экспортный товар». В Великобритании также не первый год идут разговоры о возможности прекращения производства этого «товара».

Кампания по борьбе с крупными купюрами докатилась и до США. Ряд политиков выступили там с требованием изъять из обращения банкноту ФРС США в 100 долларов (называемую «Бенджамин» – по изображению на банкноте портрета Бенджамина Франклина). Требование радикальное. Сейчас купюры в 100 долларов составляют сумму 1,08 трлн. долл. из общего объема наличной долларовой массы в 1,38 трлн. долл. Если на купюры в 500 евро приходится 30 % наличной денежной массы, то на купюры в 100 долл. – 78 %. Напомним, что наличная денежная масса во всех странах мира оценивается в сумму, эквивалентную примерно 4,5 трлн. долл. Получается, что изъятие 100-долларовой купюры приведет к сокращению мировой наличной денежной массы примерно на 1/4.

Наиболее ревностным сторонником вытеснения 100-долларовых купюр из обращения является бывший (во времена президента США Б. Клинтона) министр финансов Ларри Саммерс. Свою позицию он подкрепляет таким аргументом как обращение значительной части этих купюр за пределами США, где они обслуживают террористов, наркодельцов, коррупционеров и разных «теневиков». Саммерс радикален в своих предложениях: он предлагает запретить не только 100-долларовые, но также 50-долларовые банкноты. Пока никаких решений по 100-долларовой купюре не принимается, поскольку эксперты сильно расходятся в оценках последствий этой меры. По мнению одних, это может осложнить экономические расчеты, особенно в тех частям мира, где нет инфраструктуры для организации безналичного денежного обращения. Другие полагают, что изъятие 100-долларовых купюр никак не отразится на экономических расчетах, оно будет немедленно компенсировано купюрами других государств. Например, банкнотой Банка Англии с номиналом в 50 фунтов стерлингов. Или даже банкнотой Банка России в 5000 рублей. А Федеральный резерв потеряет часть своего эмиссионного дохода.

Дойче банк как детонатор мирового кризиса

Если в июне месяце главным событием финансового мира был выход Великобритании из Европейского Союза (Брексит), то в начале июля на первое место вышла новость под условным названием «Дойче банк» (ДБ).

«Дойче банк» – финансовый гигант Европы и мира

«Дойче банк» (Deutsche Bank) – одна из старейших кредитных организаций Германии, ее рождение совпало с созданием единого немецкого государства (Второго Рейха) в 1870 году. ДБ прошел горнило двух мировых войн, не только устоял, но и превратился в одну из крупнейших в Европе и мире банковских организаций. В отдельные годы ДБ занимал первое место в европейских банковских рейтингах, долгое время входил в состав первой десятки мировых банков. ДБ – конгломерат, включающий коммерческие, ипотечные, инвестиционные банки, лизинговые и иные финансовые компании и т. д. ДБ – транснациональная структура, имеющая по всему миру 28 миллионов клиентов, 2814 отделений из них 969 за пределами Германии. Зарубежная деятельность ДБ – многочисленные участия в капитале, филиалы, представительства в 76 странах мира, в том числе в Нью-Йорке, Лондоне, Сингапуре, Сиднее и Москве. ДБ является крупнейшим участником валютного рынка, придаёт большое значение инвестиционной деятельности и эмиссии собственных ценных бумаг, активно работает с финансовыми производными инструментами. Совет по финансовой стабильности (международный институт, созданный после финансового кризиса 2007–2009 гг.) включил ДБ в список 29 важнейших транснациональных банков, от которых зависит устойчивость мировой финансовой системы.

Вот некоторые показатели ДБ за прошлый год (в евро): активы – 1,63 трлн.; собственный капитал – 62,7 млрд.; обороты (валовые доходы) – 33,5 млрд. Численность сотрудников на конец прошлого года – 101 тысяча (самое большое количество сотрудников среди европейских банков). Самым неприятным для банка в прошлом году оказался показатель финансовых результатов. Вместо привычной прибыли, измеряемой миллиардами евро, ДБ получил чистые убытки в размере 6,77 млрд. евро. Капитализация банка оказалась до неприличия низкой – около 20 млрд. евро. Для сравнения: у британского банка HSBC (сопоставимого с ДБ по активам и другим показателям) рыночная капитализация в прошлом году «гуляла» в диапазоне 160–190 млрд. евро. В результате растущих убытков ДБ быстро стал терять капитализацию. Если в середине апреля прошлого года акция этого банка стоила примерно 33 евро, то в начале июля текущего года ее цена упала до рекордно низкой планки – 11,35 евро. Троекратное падение за год с небольшим. С начала года падение примерно двукратное.

Банковская система Европы «дышит на ладан»

Справедливости ради, следует сказать, что ситуация ДБ не уникальна. Вся банковская система Европейского Союза (да и Европы в целом) шатается. В любой момент может произойти обвал того или иного «системообразующего» банка, что спровоцирует банковский кризис в масштабах Европы. Брюссель проводил и проводит политику замалчивания реального положения дел в банковской системе Европейского Союза и зоны евро. ЕЦБ бодро продолжает рапортовать о том, что в Европе создается единая система банковского надзора, которая призвана держать ситуацию «под контролем». В сферу действия общеевропейского банковского надзора в настоящее время включено около 130 банков. Создаются централизованные европейские фонды для спасения «тонущих» банков, однако такие фонды пока существуют преимущественно на бумаге. Их формированию тихо противится Германия, которая не хочет в очередной раз выступать в качестве «дойной коровы» Европы. В свою очередь, ЕЦБ противится внедрению в банковскую систему Европы «Базеля 3» – новых стандартов достаточности капитала кредитных организаций, разработанных Банком международных расчетов. Вашингтон постоянно напоминает Брюсселю о «Базеле 3». Большинство европейских банков не в состоянии взять эту «планку»; в случае ее легализации ЕЦБ как институту банковского надзора надо будет у них отбирать лицензии и/или объявлять банкротами. Или же вливать в банковскую систему дополнительные сотни миллиардов евро для необходимой капитализации банков. В общем, до поры до времени Брюсселю удавалось загонять под ковер «мусор» под названием «нестабильность европейских банков».

Брексит – удар по банкам, в том числе по Deutsche Bank

Брексит стал достаточно мощным шоком, как для британских, так и для европейских континентальных банков. Это выразилось в резком падении фондовых котировок акций европейских банков, в том числе таких «тяжеловесов», как британские банки Barclays, Royal Bank of Scotland (RBS), и HSBC, швейцарские банки Credit Suisse и UBS, французский BNP Paribas, испанский банк Santander, итальянский банк UniCredit и многие другие. Конечно же, в этом списке жертв Брексит оказался и немецкий Deutsche Bank.

Одним из самых тяжелых после Брексит дней стало 6 июля. В эту «черную среду» европейский индекс Bloomberg, в который входят акции 500 европейских банков и финансовых компаний, снизился на 2,64 %, до уровня ноября 2011 г. Акции итальянского UniCredit подешевели на 3,3 %, немецкого Deutsche Bank – на 4 %, швейцарского Credit Suisse – на 1,7 %, британских Royal Bank of Scotland (RBS) и Lloyds Banking Group – соответственно на 6,0 и 6,8 %.

Три персональных «нокаута», полученных Deutsche Bank

Главным «героем» первой декады июля, безусловно, стал ДБ. Ведь ему помимо Брексит достались и другие «нокауты», которых не удостоились ведущие банки Европы и мира.

Один из таких «нокаутов» — провал американским подразделением Deutsche Bank стресс-тестов, которые проводились банковским регулятором США (Федеральным резервом). Это своеобразный «экзамен», который в обязательном порядке проходят ведущие американские банки, и в добровольном порядке – дочерние подразделения иностранных банков. Все американские банки «экзамен» сдали (правда, один из них – банк «Морган Стэнли» – условно), а вот ДБ его с треском провалил. И это второй год подряд. Единственным утешением для ДБ может стать только то, что «двойку» получил также европейский банк Santander.

Другим персональным «нокаутом» оказалась оценка Международного валютного фонда (МВФ). В понедельник, 4 июля мировые СМИ раструбили новость: на основе изучения мирового финансового сектора МВФ назвал Deutsche Bank самой рисковой организацией глобального уровня. Вот ключевая фраза из заключения Фонда: «Deutsche Bank является одним из глобальных системно значимых банков, который потенциально может нанести ощутимый вред финансовой системе на мировом уровне». Главный источник нестабильности ДБ, по мнению МВФ, – большой объем «токсичных» активов. Сразу за ДБ в этом своеобразном антирейтинге МВФ следуют европейские банки HSBC и Credit Suisse. Следует обратить внимание, что МВФ выступил в непривычном для него амплуа. Обычно Фонд дает оценки отдельных стран и отдельных финансовых рынков. «Точечные» оценки отдельных банковских и финансовых институтов – прерогатива Центробанков и других финансовых надзорных органов и регуляторов. Даже упомянутый выше Совет по финансовой устойчивости старается воздерживаться от «точечных» оценок, хотя, наверняка, такие оценки с грифом «для служебного пользования» у него имеются.

Третьим персональным «нокаутом» ДБ стало сделанное одновременно с обнародованием оценки МВФ заявление премьер-министра Италии Матео Ренци. Его выступление было реакцией на обвинения со стороны европейских партнеров в адрес Италии. Мол, Италия – самое слабое на сегодняшний день звено банковской системы Европы. Аргументом для такого заявления стали абсолютные и относительные показатели «проблемных» кредитов на балансах итальянских банков. Матео Ренци возразил таким критикам: главная проблема Европы – Deutsche Bank. Итальянский премьер затронул тему, которую на протяжении нескольких последних лет ни политики, ни банкиры, ни журналисты предпочитали не ворошить. Это тема производных финансовых инструментов (ПФИ). Напомним, что именно бесконтрольный выпуск ПФИ, отсутствие финансового надзора над рынками ПФИ в значительной мере спровоцировали глобальный финансовый кризис 2007–2009 гг. У многих возникла иллюзия, что после кризиса эти инструменты куда-то «испарились». Нет, они никуда не исчезали, они находятся в громадных количествах на балансах крупнейших мировых банков. Матео Ренци раскрыл страшную тайну производных инструментов, впрочем, тайной она является лишь для людей, далеких от мира финансов. В интервью Reuters отметил, что «трудности, с которыми столкнулись итальянские банки в связи с плохими долгами, просто ничтожны по сравнению с проблемами некоторых европейских финансовых институтов в связи с производными инструментами». В другой раз он заявил: «Если проблема невозвратных долгов на евро, то вопрос производных инструментов в других банках, больших банках – на сотню. Именно такое соотношение: один к ста». После этого итальянец нанес окончательный удар: самым крупным держателем ПФИ в Европе является Deutsche Bank. Страшно сказать: несколько лет назад на балансе ДБ находилось таких инструментов на сумму 75 трлн. евро – примерно в 20 раз больше годового объема ВВП Германии. Сегодня этот показатель несколько снизился – до 40–45 трлн. евро. Тем не менее, это самая настоящая финансовая мина, способная взорвать не только Европу, но и весь мир.

Мировые СМИ на разные лады начали интерпретировать и комментировать «удары» полученные германским банковским «антигероем». Если не вдаваться в детали, то большинство публикаций представляют банкиров из Deutsche Bank сплошными «отморозками». Действующими напролом, игнорирующими любые правила «игры», занимающимися коррупцией в особо крупных размерах, плюющими на нормы «Базеля» и банковских регуляторов, игнорирующими экономические санкции (против Ирана, России и т. д.), отмывающими «грязные» деньги, практикующими «зеркальные» операции, ведущими «двойную бухгалтерию», манипулирующими с процентными ставками «либор» и ценами на золото и т. п.

Некоторые выводы

Трудно опровергать те факты касательно ДБ, которые неожиданно стали всплывать. Это не первый за последние годы банковский скандал. Хотелось бы не погружаться в изучение «грязного белья» немецкого банка, а дать общую оценку происходящего.

1. Набор «грязного белья» ДБ, выставленный сегодня мировыми СМИ на всеобщее обозрение, мало чем отличается от «белья» других мировых банков. Изучение «белья» ДБ интересно с точки зрения понимания того, чем живет и как живет весь банковский мир. Особенно Уолл-стрит, Лондонский Сити, приближенные к ЕЦБ «континентальные» банки.

2. Выбор ДБ в качестве банковского «антигероя» вызван закулисной борьбой в стане мировых «хозяев денег». Видно невооруженным глазом, что гораздо чаще «под раздачу» в последние годы попадают европейские банки, чем банки США. В частности, за годы после окончания финансового кризиса, по некоторым оценкам, ведущие мировые банки заплатили за свои разные «грехи» штрафы и компенсации, превышающие 200 млрд. долл. Львиная доля этих сумм была уплачена европейскими банками. Примечательно, что платежи причитались преимущественно финансовым регуляторам США (комиссия по ценным бумагам, министерство юстиции, Федеральный резерв и т. д.).

3. Удары по ДБ конкретно обусловлены следующими причинами: l) резко активизировавшейся в последние месяцы критикой политики Европейского центрального банка со стороны руководства ДБ (требования ДБ свернуть европейскую программу количественных смягчений и вывести процентные ставки ЕЦБ из отрицательной зоны); 2) стремлением Италии получить от Германии помощь (через европейские фонды) для спасения «тонущих» итальянских банков (для чего премьер-министр и пошел на столь рискованный шантаж, раскрыв «тайну» ДБ).

4. Банки Уолл-стрит для борьбы со своими европейскими «коллегами» впервые прибегли к помощи Международного валютного фонда, который пока еще находится под контролем США. Можно ожидать, что использование Фонда в таких целях будет и дальше расширяться.

5. Операция, спланированная и проведенная против ДБ, крайне рискованная. Долгосрочные последствия ее просчитать невозможно. Хрупкое равновесие в банковской системе Европы может быть нарушено в любой момент (особенно, принимая во внимание, что падение ДБ продолжается). Спецоперации, подобные той, которая организована против ДБ, могут стать «спусковыми крючками» неуправляемого банковского хаоса.

Дойче банк – второй Леман Бразерс?

На протяжении всего нынешнего года СМИ периодически сообщали о падении котировок акций крупнейшего германского кредитного института – Дойче банк (Deutsche Bank). Так, в пятницу 30 сентября акции банка на Франкфуртской бирже упали на 9 %, а на Нью-йоркской бирже – на 7 %. Одна акция банка стала стоить меньше 10 евро. Преодолен, как говорят финансовые аналитики, «психологический барьер». Некоторые комментаторы поспешили это событие назвать пересечением «точки невозврата» (point of no return). Проще говоря, объявили о неизбежной «смерти» больного.

С начала текущего года рыночная капитализация банка упала в два раза. Большая часть сообщений объясняет это падение ухудшением финансового положения Deutsche Bank, сопровождая их цифрами динамики прибылей и убытков, активов и депозитов, валовых продаж и т. п. Однако это мало что объясняет.

События с Deutsche Bank вписываются в общий европейский «тренд», заключающийся в общем ухудшении финансового положения банковского сектора стран Европейского Союза. Вместе с тем, публикаций об общей тревожной ситуации в этом секторе экономики ЕС на порядок меньше, чем о положении Deutsche Bank. Возникает подозрение, что повышенный интерес к этому банку кем-то специально подогревается. И что публикации о банке нацелены на то, чтобы еще более усугубить его положение.

Поток сенсационных информационных сообщений о том, что банк находится на грани банкротства, дополняется серией официальных акций, которые действительно приближают Deutsche Bank к смерти. Прежде всего, следует вспомнить громкое заявление Международного валютного фонда, сделанное в начале лета текущего года. МВФ назвал состояние Deutsche Bank «катастрофическим». Это действительно сенсационное заявление. Не только потому, что Deutsche Bank – одна из крупнейших кредитных организаций мира, тех, которые относятся к категории «системообразующих банков». Существует неписаное правило: в отношении таких банков публичных оценок не делается. Фонд на протяжении многих десятилетий своего существования никогда не позволял себе громогласно выставлять оценки отдельным финансовым институтам (банкам, страховым компаниям, институциональным инвесторам), такое случилось впервые.

Примерно в это же время премьер-министр Италии Матео Ренци заявил, что главной финансовой проблемой Европы является Deutsche Bank. Впрочем, такое заявление эксперты объяснили тем, что премьер-министр защищал итальянские банки от нападок со стороны чиновников Европейского Союза, которые назвали состояние банковской системы Италии очень тяжелым. Но тут возникает вопрос: почему бы итальянскому премьеру не использовать какие-то другие аргументы защиты? Скажем, привести цифры по всей европейской банковской системе (картина удручающая) или перевести стрелку критики на Грецию или Португалию, где, по нашим оценкам, состояние банковской системы еще хуже, чем в Италии?

В «опускании» Deutsche Bank приняли участие также политизированные инвесторы. Среди них – Джордж Сорос. Сразу же после проведения в Великобритании референдума по выходу из ЕС, этот финансовый спекулянт продал свои акции указанного немецкого банка (их количество составило примерно 0,5 % всех акций банка, общая сумма продажи составила порядка 100 млн. евро). Сорос, как мы знаем, не просто спекулянт. Его многие участники фондового рынка считают «финансовым пророком», который знает «наперед», что будет с тем или иным институтом. Так что операция Сороса по выходу из Deutsche Bank подлила масла в огонь, фондовые котировки банка еще веселее покатились вниз.

Кстати, последнему резкому обвалу котировок Deutsche Bank предшествовало решение 10 хеджфондов отказаться от услуг крупнейшего банка Германии по клирингу сделок с деривативами. Тут тоже не все понятно и очевидно. Во-первых, все указанные фонды относятся к юрисдикции США. Во-вторых, их отказ был синхронным (одновременным). В-третьих, указанное событие получило подозрительно мощное освещение в мировых СМИ.

Чреда несчастий Deutsche Bank этими событиями не исчерпывается. Одно из крупных последних несчастий – заявление в начале сентября министерства юстиции США о том, что германский банк сыграл большую роль в подготовке условий финансового кризиса 2007–2009 гг. Более конкретно: он участвовал активно в секьюритизации ипотечных кредитов на американском рынке; при этом банк недостаточно учитывал (оценивал) риски ипотечных кредитов, что, в конечном счете, спровоцировало обвал на американском рынке ипотечных бумаг. Соответственно финансовые регуляторы США начинают расследование по сомнительной деятельности Deutsche Bank. При этом министерство юстиции США предложило немецкому банку уже апробированную на других банках схему: перечислить американским финансовым регуляторам необходимую сумму и «закрыть» вопрос. В случае с Deutsche Bank была озвучена сумма в 14 млрд. долл. С учетом нынешнего финансового положения немецкого банка названная сумма для него является убийственной.

Возникает вопрос: почему Deutsche Bank стал мишенью для серии нападок, которые трудно назвать «случайными» и напоминают хорошо спланированную операцию?

Прежде всего, потому, что Deutsche Bank, будучи крупнейшим германским и европейским финансовым институтом, позволял себе публичные заявления и оценки, которые не всегда совпадали с мнением чиновников ведущих институтов Европейского Союза. В частности, руководители Deutsche Bank не раз высказывали недовольство действиями Европейского центрального банка. Прежде всего, тем, что ЕЦБ проводил и продолжает проводить политику количественных смягчений, а с 2014 года стал практиковать отрицательные процентные ставки (сначала по депозитам, а теперь и по некоторым видам активных операций). В Европе все прекрасно понимают, что эта политика ведет к катастрофе, но публично об этом осмеливаются высказываться немногие. Среди них – Deutsche Bank. Поэтому с прошлого года делаются попытки поставить немецкий банк «на место», заставить его соблюдать дисциплину и европейскую иерархию.

Кроме того, между Старым и Новым Светом (т. е. между Европой и Соединенными Штатами) существует не афишируемое противостояние. Хотя Европу некоторые эксперты называют «колонией» и «вассалом» США, однако видно, что дяде Сэму все труднее становиться управляться с этим «вассалом». Так, Вашингтон давно уже хотел заключить соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве с Европейским Союзом, однако в Старом Свете этот проект вызывает все большее противодействие. Барак Обама покинет Белый дом, так и не успев заключить заветного соглашения.

США (в лице своих финансовых регуляторов) начиная с 2012 года стали активно штрафовать европейские банки за нарушения разного рода. Это, прежде всего, нарушения санкций, манипуляции процентными ставками, махинации с ипотечными и другими ценными бумагами, участие в финансировании терроризма и т. п. Суммы, заплаченные европейскими банками финансовым регуляторам США, в совокупности исчисляются уже многими десятками миллиардов долларов (чаще всего, это даже не штрафы, а некие «отступные» платежи, позволяющие «закрывать» дело против банка), В последнее время Европа начинает восстанавливать баланс в данной сфере. Органы финансового надзора и финансового регулирования ЕС и отдельных стран Европы начали проводить расследования в отношении крупных американских банков, уличая их в разных манипуляциях и мошенничестве и облагая штрафной данью.

Вот лишь самый свежий пример. В конце сентября появилось сообщение, что германские финансовые ведомства по налоговым уголовным делам и расследованию нарушений налогового законодательства в немецком Хагене и других городах федеральной земли Северный Рейн – Вестфалия проводят расследование в отношении международных банков (более двадцати) и их деловых партнеров. Банки подозреваются в разных налоговых махинациях, которые стоили государственной казне как минимум 10 млрд. евро. Такие расследования проводились в Германии и других странах ЕС и ранее. Но в качестве подозреваемых и обвиняемых выступали, как правило, лишь европейские банки. В последнем случае в списке подозреваемых оказались также банки Уолл-стрит: JP Morgan и Morgan Stanley.

Наконец, под прицел налоговых органов Европы попали крупные нефинансовые корпорации США. Еврокомиссии (ЕК) вынесла в сентябре решение о взыскании с американской компании Apple 13 млрд. евро в пользу властей Ирландии. По оценкам европейских экспертов, именно такие убытки понесла казна этой небольшой страны, входящей в ЕС, в результате предоставления необоснованных налоговых льгот. Многие полагают, что решение ЕК по компании Apple – ответный удар Европы после того, как США вынесли свои многомиллиардные вердикты в отношении ряда нефинансовых европейских корпораций (Volkswagen, Bosch, Siemens и др.). Примечательно, что решение о расследовании в отношении Deutsche Bank министерство юстиции США обнародовало буквально сразу же после решения ЕК о взыскании ущерба с американской компании Apple. Также примечательно, что сумма взыскания с американской компании в пользу Ирландии, номинированная в евро, эквивалентна немного более 14 млрд. долл. Ответный удар дяди Сэма абсолютно симметричный – штраф германскому банку на сумму 14 млрд. долл. Не больше и не меньше.

Итак, бесконечное количество фактов свидетельствует о том, что между Новым и Старым Светом идет необъявленная экономическая война сразу по нескольким направлениям: торговля, инвестиции, банки, валюта.

Каждая из сторон внимательно изучает своего противника и выискивает «болевые точки». У Европы одна из таких «болевых точек» – Deutsche Bank. Он действительно является системообразующим банком. От его состояния зависит вся банковская система Европейского Союза. Он стал миной замедленного действия, которая может взорвать всю Европу. Мы упомянули сделанный летом этого года выпад итальянского премьера Матео Ренци в адрес Deutsche Bank. А ведь итальянец бил в самую «болевую точку» немецкого банка. Он обнародовал то, что для многих до этого было тайной: на балансе Deutsche Bank находятся финансовые производные инструменты на триллионы долларов.

Если вспоминать причины кризиса 2007–2009 гг., то, наверное, на первое место надо поставить не ипотечные кредиты и ипотечные бумаги. Они действительно были очень рискованными, и Deutsche Bank и другие европейские банки и банки Уолл-стрит это скрывали. На первое место следует поставить финансовые производные инструменты, рынок которых к началу кризиса измерялся сотнями триллионов долларов. А ведь они за этих годы никуда не исчезли, они просто ушли в тень. Они по-прежнему находятся на балансах многих мировых банков (не на официальных балансах, а на настоящих, которые органы финансового надзора не видят или не желают видеть). Согласно экспертным оценкам, объем таких финансовых инструментов у Deutsche Bank в настоящее время оценивается в 60 триллионов долларов. Для сравнения: валовой внутренний продукт (ВВП) Германии составляет примерно 3,5 трлн. долл., а всех стран ЕС – немного более 15 трлн. долл.

Если Deutsche Bank не устоит под ударами тех, кто выступает, сознательно или неосознанно, проводниками интересов дяди Сэма, то банк рухнет. Оптимизма не прибавило заявление канцлера Ангелы Меркель, что правительство Германии не будет оказывать помощь тонущему банку. Многие проводят параллель между Deutsche Bank и американским банком Леман Бразерс (Lehman Brothers), который, как мы помним, рухнул в сентябре 2008 года. Банкротство американского банка сыграло роль «спускового крючка» и кризис в Америке из вялотекущей фазы перешел в острую. Связи Deutsche Bank с другими системообразующими банками и иными финансовыми институтами Европейского Союза еще более тесные, чем те, которые были у Lehman Brothers с другими финансовыми институтами Америки. Если Deutsche Bank «загорится», то «пожар» банковского и финансового кризиса моментально охватит всю Европу.

Впрочем, заокеанские «партеры» Европы играют с огнем. Банкротство Lehman Brothers привело к тому, что пожар финансового кризиса из Америки в короткое время перекинулся в Европу. В случае с банкротством с Deutsche Bank все будет наоборот: пожар из Европы перекинется в Америку. Только скорость распространения финансовой стихии будет еще более высокой, чем восемь лет назад.

Швейцария отказалась от «коммунизма»

БОД как бытовая версия коммунизма

На бытовом уровне идея коммунизма часто воспринимается как устройство общества, при котором каждый человек имеет право потреблять, а труд является факультативной (не обязательной) деятельностью. Возможность перехода Швейцарии на такую модель социально-экономического устройства активно обсуждали в этой небольшой альпийской республике на протяжении последних нескольких месяцев. Идея такого «коммунизма» витает сегодня не только в Швейцарии, но и в целом ряде других стран. Она получила название: «Безусловный основной доход» (БОД). БОД – гарантированные государством выплаты всем членам общества, которые обеспечивают им хотя бы минимальный прожиточный минимум потребления и, таким образом, ликвидируют фатальную зависимость человека от труда как источника дохода. С 70-х годов прошлого века в разных регионах мира на локальных (преимущественно муниципальных) уровнях проводились эксперименты по введению данной модели социальной защиты людей. В Европе такие эксперименты проводились и продолжают проводиться в Голландии, Дании, Германии, Финляндии. Они инициировались и инициируются центральными властями стран, муниципалитетами, общественными организациями, профсоюзами благотворительными фондами, частными предпринимателями. Тематика БОД все чаще обсуждается в Международной организации труда (МОТ).

Подготовка референдума по БОД в Швейцарии

Обсуждения возможности введения БОД в Швейцарии закончились референдумом, который был проведен вчера, 5 июня. Гражданам Конфедерации предлагалось поддержать или отвергнуть следующий вариант БОД. Каждый взрослый житель Швейцарии (включая некоторые категории иностранцев) получает от государства ежемесячно социальное пособие в размере 2500 швейцарских франков. По нынешнему курсу это эквивалентно 2260 евро, 170 тысяч российских рублей. Для детей размер пособия определен в 625 франков (565 евро; 42,5 тысяч российских рублей). Одновременно с введением единого пособия происходит отмена всех социальных пособий и льгот, которые существовали в Конфедерации до этого.

В этом году неоднократно проводились опросы общественного мнения в Швейцарии для того, чтобы предварительно выяснить отношение граждан к предлагаемой системе БОД. Если отбросить категорию сомневающихся (не определившихся), то соотношение сторонников и противников БОД в последние месяцы было примерно 25 % к 75 %. В Швейцарии наблюдалась достаточно явная поляризация общества по проблеме единого социального пособия. Каждая из сторон вела активную агитационную работу, опирающуюся на устоявшуюся систему аргументов. Чтобы лучше понимать тонкости борьбы вокруг проблемы БОД, отметим, что такое 2500 франков для швейцарца. Средняя заработная плата в Конфедерации составляет 6000 франков (до вычета налогов). Максимальная сумма всех пособий и льгот, которые гражданин Швейцарии может теоретически получить при ныне действующей системе социального обеспечения, несколько ниже 2500 франков (примерно на пять процентов).

Аргументы в пользу БОД

Итак, приведем основные аргументы швейцарских сторонников БОД (благодаря которым и был инициирован референдум).

1. В условиях научно-технического прогресса происходит (и будет далее происходить) непрерывное повышение производительности труда. Следствием этого является вытеснение живого труда овеществленным трудом. Проще говоря, роботы вытесняют людей. Происходит рост абсолютных и относительных уровней безработицы. Пока Швейцария выглядит сравнительно благополучно на фоне других государств мира. В прошлом году уровень безработицы в Конфедерации был равен 3,1–3,2 %. В этом году он прогнозируется в 3,5 %. Для сравнения: в странах Южной Европы, даже согласно официальной статистике, этот показатель достигает 15–20 %. Безработица среди молодежи в этой части Европы уже перевалила за 50 %. Швейцарские эксперты прогнозируют, что не за горами времена, когда уровень безработицы в Конфедерации перейдет планку 10 %.

С учетом этих тенденций БОД представляет ту самую «соломку», которую надо заранее «подстелить», пока в Швейцарии не началось массовое замещение людей роботами. Система гарантированных пособий, по мнению ее сторонников, снимает психологическую напряженность в обществе (опасения потерять работу) и предотвращает социальные взрывы.

2. ВОД позволит человеку раскрыть свой творческий потенциал. Имея минимальный гарантированный доход, человек может заниматься той деятельностью, которая ему интересна и соответствует его талантам. Сторонники ВОД накануне референдума апеллировали к социологическим опросам, которые показывали, что количество людей, которые добровольно выберут безделье в случае внедрения системы, не превышает нескольких процентов.

3. Нынешняя система социального обеспечения в Швейцарии очень сложная и запутанная. Она опирается на бесконечное количество различных нормативных актов и включает десятки (по другим данным – сотни) различных пособий и льгот. Это, в свою очередь, порождает раздутый бюрократический аппарат на уровне Конфедерации и кантонов. Все большая часть бюджетных денег, выделяемых на социальные цели, съедается этим бюрократическим аппаратом.

Аргументы против БОД

А теперь приведем основные аргументы противников БОД.

1. Введение БОД ослабит швейцарскую экономику и породит нездоровую атмосферу в обществе. Люди перестанут напряженно и эффективно трудиться. На первых порах, действительно, процент желающих вести праздную жизнь, сознательно покидающих работу, может быть не высоким. Однако это на первых порах. Ведущие праздный образ жизни могут оказывать развращающее влияние на тех, кто еще продолжает трудиться. Даже если работающие люди не последуют примеру лентяев (не бросят работу), они будут проявлять недовольство тем, что одни граждане трудятся, а другие бездельничают.

2. В первую очередь в БОД заинтересованы те граждане, которые имеют низкооплачиваемую работу. На такие виды работ будет невозможно найти швейцарских граждан, потребуется привлекать иммигрантов из других стран. Очевидны социальные, культурные и политические риски, связанные с таким замещением рабочей силы.

3. Выносимый на референдум вариант системы БОД не имеет достаточного экономического обоснования. Прежде всего, государство не в состоянии будет выполнить свои обязательства по универсальным пособиям из-за бюджетных ограничений. Выносимый на референдум вариант квалифицируется как «популистский».

4. Для того, чтобы государство могло выполнять свои обязательства по БОД в размере 2500 франков на взрослого человека в месяц (30 тысяч франков в год), ему, согласно подсчетам экспертов, потребуется 208 млрд. франков в год. Это в три раза превышает нынешние суммарные расходы бюджета на социальные программы. Для этого необходимо повысить налоги (примерно на 140 млрд. франков) – как на прибыли компаний, так и на личные доходы граждан. По мнению противников БОД, вопрос «цены», которую швейцарскому обществу придется заплатить за «коммунистический» эксперимент, остался на периферии внимания общества и участников референдума. Дополнительные налоги на бизнес, помимо всего, снизят конкурентоспособность швейцарской экономики.

5. Некоторые швейцарские критики БОД рассматривают проект единого социального пособия не как проявление воли народа, а как спланированную акцию по расшатыванию швейцарского общества и сознательному подрыву ее экономики. Разрушительный для экономики Конфедерации эффект они сравнивают с тем, который возник в результате отмены в начале нынешнего десятилетия института банковской тайны (отмена произошла под давлением Вашингтона). Высказываются подозрения, что инициатива референдума зародилась не внутри Швейцарии, а за океаном, в США.

Итоги референдума и будущее системы БОД

Вчера поздно вечером стали известны результаты референдума. Как известно, результаты референдумов оцениваются на основе «двойного голосования». Учитываются голоса всех принимающих в референдуме граждан Конфедерации и итоговые результаты на уровне кантонов. Ни один из кантонов не поддержал идею БОД, т. е. во всех кантонах количество голосов «против» было больше количества голосов «за». Больше всего положительных откликов она нашла в кантонах Базель-Штадт (36,0 %), Юра (35,8 %), Женева (34,7 %) и Невшатель (31,2 %).

В целом инициативу о введении безусловного базового дохода поддержали всего 23,1 % граждан Конфедерации. Соответственно против БОД проголосовало 76,9 % граждан. Как видим, итоги референдума не отличаются принципиально от результатов социологических опросов, которые проводились в последние месяцы. Первые комментарии по итогам референдума, появившиеся в прессе Швейцарии, показывают следующее. За БОД голосовали в основном малоимущие слои населения. Против БОД голосовали люди не только с высоким, но и средним доходом. Многие швейцарцы объясняли свою позицию предельно просто: «Мы голосуем не против БОД, а против повышения налогов, которое станет неизбежным в случае введения БОД».

Однако наивно думать, что идея БОД умерла после вчерашнего референдума. Партия «зеленых» (единственная из политических партий Швейцарии выступавшая за введение БОД) заявила, что продолжит борьбу за единое социальное пособие. Вероятно, сторонники БОД изменят свою тактику. Они будут добиваться введения «коммунизма» в отдельных кантонах (швейцарское законодательство допускает подобные инициативы). Основное внимание будет сконцентрировано на тех кантонах, где сторонники БОД добились наилучших результатов (Базель-Штадт, Юра, Женева и Невшатель).

Швейцарские сторонники системы БОД не унывают. Они довольны тем, что референдум был все-таки проведен. Благодаря ему идеи БОД стали известны миллионам людей во всей Европе и даже за ее пределами. Выражаясь словами «классика», «идея стала овладевать массами». Накануне референдума были проведены опросы общественного мнения по вопросу БОД в некоторых европейских странах. Там процент сторонников идеи «бытового коммунизма» существенно выше, чем в Швейцарии. Например, в Великобритании сторонников оказалось больше, чем противников. Опять-таки, выражаясь словами «классика» (Карла Маркса), «призрак коммунизма» начал активно бродить по Европе. Правда, у «классика» речь шла о коммунизме, где главным элементом было обобществление средств производства. Нынешние же европейские реформаторы предлагают вариант «распределительного» коммунизма при сохранении частной формы собственности на средства производства.

Украина

Brexit и украинский вопрос

Официальный Киев накануне британского референдума по вопросу «Брексит» не скрывал, какой исход голосования ему нужен. Украинский политический эксперт Олег Кравченко озвучил эту позицию следующим образом: «Британия – одна из главных сил в Евросоюзе, которая выступает за сохранение санкций против России (а по этому поводу в Европе сейчас разногласия). Также Королевство поддерживает евроинтеграцию Украины. «Брексит» лишит нас одного из главных «защитников» в ЕС. Кроме того, финансовую и политическую поддержку Украине обеспечит сильная и сплоченная Европа, а не разъединенная» (http://business.vesti-ukr.com/154022-breksit-chto-jeto-znachit-dlja-es-i-ukrainy).

Увы, ожидания официального Киева не оправдались. Сразу же после британского референдума по вопросу членства Туманного Альбиона в ЕС родилась шутка: «Наконец-то Украину можно принимать в Европейский Союз, поскольку Великобритания освободила ей место». Но на самом деле выход Великобритании из ЕС сделал еще более проблематичным возможное членство Украины в этом союзе. Как известно, в прошлом десятилетии произошло резкое увеличение количества членов ЕС. В 2004–2007 гг. было принято 12 новых государств. 8 из них находились на востоке от Евросоюза: Польша, Венгрия, Чехия и страны Прибалтики. Еще 4. на юге: Кипр, Болгария, Румыния, Мальта. Судно под названием «Единая Европа» оказалось опасно перегруженным. Все новые его пассажиры оказались странами-иждивенцами. Средства, которые они получали и продолжают получать из европейского бюджета, намного превышают их взносы. «Сладкую» жизнь иждивенцам обеспечивали и продолжают обеспечивать немногие страны-доноры, у которых взносы намного превышают получаемые субсидии. Это: Германия, Франция, Великобритания, Италия, Швеция. Кстати, одним из основных аргументов для выхода Великобритании из ЕС был следующий: хватит кормить иждивенцев. Приведем справку за 2015 год. Великобритания должна была первоначально внести в бюджет ЕС 18 млрд. евро. В результате торга с Брюсселем взнос Лондона был снижен до 13,5 млрд. евро. Великобритания получила из общеевропейского бюджета 4,5 млрд. евро. Чистый взнос Великобритании, таким образом, составил 8,5 млрд. евро (http://www.rbc.ru/newspaper /2016/06/21/5763d05d9a79476a959dd496).

А Украина, с точки зрения Брюсселя и стран-доноров ЕС, – не просто иждивенец, а иждивенец в квадрате. Строго говоря, Киев не только иждивенец, которому нечем заплатить даже льготный взнос в общий бюджет ЕС. Он еще и банкрот, поскольку в декабре 2015 года объявил дефолт по своему суверенному долгу.

Можно ожидать, что Брюссель извлечет уроки из Брексита и ужесточит финансово-бюджетные критерии для кандидатов на членство в Союзе. Впрочем, кандидаты и сами понимают нынешнюю ситуацию. Вероятно, турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган предчувствовал исход британского референдума. За два дня до рокового четверга (23 июня) он впервые публично допустил возможность отзыва заявки на членство Турции в ЕС (заявка в Брюсселе лежит с 1987 года).

Кандидаты в члены ЕС также прекрасно понимают, что «европейский дом», в котором они мечтают прописаться, завтра может развалиться. Опросы общественного мнения показывают, что процент евроскептиков во Франции, Италии, Нидерландах еще выше, чем в Великобритании накануне референдума. Примечательно, что настроения в пользу выхода из ЕС наиболее сильны как раз в тех странах, которые относятся к категории «доноров» (за исключением Германии). Со временем может сложиться такая забавная «европейская архитектура»: в качестве ядра ЕС – Германия как страна-донор, а вокруг нее – большое количество стран-иждивенцев. Берлин такая перспектива также не устраивает. С учетом выше сказанного можно уверенно утверждать: «европейская мечта» для украинских «евроромантиков» на этой неделе окончательно поблекла, а для кого-то даже умерла.

Глава Луганской Народной Республики Игорь Плотницкий заметил сегодня, что решение о выходе Британии из Евросоюза может избавить Украину от еврозависимости и отрезвить разгоряченных фанатов ЕС, опьяненных кажущейся близостью европейского рая. По словам Плотницкого, красивый имидж Евросоюза будет постепенно развеиваться после того, как Великобритания не захотела в нем оставаться (http://rueconomics.ru/181262-glava-lnr-breksit-mozhet-vylechit-evrozavisimost-ukrainy).

Брексит неизбежно усилит центробежные процессы в «европейском доме», что повысит вероятность нормализации отношений отдельных европейских государств с Россией. Между прочим, в 2014 году, когда Запад организовал экономические санкции против России в связи с Крымом и событиями на юго-востоке Украины, Лондон занял в Европейском Союзе наиболее жесткую и радикальную позицию. Премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон требовал от своих партнеров по ЕС таких карательных мер в отношении России, как блокирование операций российских банков через систему СВИФТ или даже замораживание международных резервов нашей страны. Теперь такого радикального вдохновителя «крестовых походов» против Москвы и в защиту Киева в Европейском Союзе не будет.

Нынешний киевский режим явно не будет вписываться в новый общеевропейский тренд примирения с Россией, поскольку запрограммирован на обострение отношений со своим восточным соседом. О том, что Киев при нынешнем руководстве будет двигаться в прежней политической колее, свидетельствует то, что президент Порошенко на следующий день после британского референдума заявил о необходимости усиления военного противостояния Украины «агрессии» со стороны России (выступление в Харьковском университете). Интересно, сумеет ли Порошенко сориентироваться в новой европейской политической ситуации или ему на смену придет более понятливый политик?

Неприятным последствием Брексита для Киева могут стать некоторые внутренние процессы в Соединенном Королевстве. Официальные данные свидетельствуют о том, что отдельные части Королевства во время референдума проявили сильное желание оставаться в составе Европейского Союза. Речь идет о Шотландии, Северной Ирландии и Гибралтаре. Свое желание они будут пытаться реализовать путем проведения референдумов с вопросом: оставаться им в составе Великобритании или стать независимыми? Вот, например, Северная Ирландия. Там на протяжении большей части последнего века велась непрерывная борьба за воссоединение с Республикой Ирландия (образована в 1921 году). В конце прошлого века Лондону и Дублину (столица Республики Ирландия) отношения удалось нормализовать и пламя освободительной борьбы в Северной Ирландии загасить. И вот теперь, после референдума, это пламя может опять вспухнуть. Республика Ирландия – единственное государство Европейского Союза, имеющее общую сухопутную границу с Великобританией. Выход Туманного Альбиона из ЕС означает, что эта граница перестанет быть символической, потребуется ее укрепление. Для контроля над перемещением и товаров, и людей. Жители Республики Ирландия и Северной Ирландии уже заявили протест против выстраивания между ними настоящей границы и на следующий день после британского референдума начали кампанию за воссоединение.

Не меньшую головную боль для Лондона представляет Шотландия. Как известно, не так давно (в сентябре 2014 года) был уже референдум по поводу пребывания Шотландии в составе Великобритании. Страсти были горячими. Тем не менее, 55,3 % участников тогдашнего референдума заявили о своем желании жить в Великобритании. Лондон облегченно вздохнул. Но по истечении неполных двух лет шотландцы заявили о необходимости проведения нового референдума. Мол, ситуация кардинальным образом изменилась. Тогда они были в составе ЕС, а теперь их права на это лишили помимо их воли (в Шотландии большинство проголосовало за сохранение Великобритании в составе ЕС). Ситуация в Шотландии развивается крайне динамично. Уже 25 июня кабинет правительства Шотландии заявил, что готовит законодательно-нормативное обоснование для проведения нового референдума по поводу независимости.

Наконец, опять обострилась ситуация вокруг Гибралтара. Это заморская территориальная единица Великобритании, находящаяся на Пиренейском полуострове. На протяжении нескольких веков между Испанией и Великобританией велась борьба за эту территорию, которая имела особое стратегическое значение (контроль над Гибралтарским проливом, соединяющим Средиземное море и Атлантический океан). В итоге с 1830 года Гибралтар стал британской колонией, а позднее британской территорией с особым статусом. Чуть ли не на следующий день после референдума, во время которого большинство жителей Гибралтара проголосовали за сохранения членства Великобритании в ЕС, они заявили, что будут добиваться перехода под юрисдикцию Испании. Таким образом, жители Гибралтара рассчитывают реализовать свое право быть гражданами Европейского Союза.

Многие эксперты предсказывают, что референдумы в названных трех территориях Великобритании могут состояться в течение ближайшего года. Окончательное решение по проведению референдумов, скорее всего, придется принимать преемнику нынешнего британского премьер-министра Дэвида Камерона (согласно его заявлению, он уходит в отставку в октябре текущего года). Вероятность положительного для Великобритании исхода референдумов (отказ от выхода из состава Соединенного Королевства) оценивается не высоко. По крайне мере, в ближайший год может возникнуть один или два прецедента обретения территориями, входящими в состав Соединенного Королевства, независимости. Спрашивается, чем эти «независимости» будут отличаться от той независимости, которую в 2014 году обрел Крым и той независимости, за которую сегодня борются жители ДНР и ЛНР? Не трудно догадаться, что такое развитие событий не очень радует Киев и его заокеанских кураторов.

МВФ и Украина. Об «извозчике», «лошади» и «сене»

Еще в незапамятные времена извозчики использовали проверенный способ повышения «ресурса» лошади: вешали перед ее мордой пучок сена. Животное начинало скакать резвее. Не надо было даже прибегать к такому средству как кнут. Кажется, именно этот способ сегодня применяет Международный валютный фонд (МВФ) по отношению к Украине. В данном случае МВФ выступает в качестве кучера (извозчика), а Украина – в роли лошадки. Лошадка сильно истощена, но кучер овса ей не дает, а «стимулирует» с помощью «сена». Под «овсом» мы понимаем займы, а под «сеном» – обещания этих займов.

До «февральской революции» 2014 года свои отношения с Украиной МВФ выстраивал на использовании трех инструментов: 1) «кнут» (разные угрозы и жесткие требования); 2) «сено» (обещания займов); 3) «овес» (выдача займов). Украина тогда еще имела некоторые признаки суверенного государства, поэтому Фонду приходилось «кормить» Украину не только кнутом и сеном, но также овсом.

Впрочем, тогда экономика Украины не была столь истощена как сейчас, поэтому ее зависимость от внешних источников финансирования была умеренной. Опираясь на экономический потенциал, полученный в наследство от СССР, Украина имела активный торговый и платежный баланс и накапливала валютные резервы (в середине 2011 года международные резервы Национального банка Украины достигли рекордной величины в 38 млрд. долл.). Тем не менее, Украина получала «овес» от Фонда. За период с 1994 года по 2013 год включительно (два десятилетия) общая сумма займов, перечисленных Фондом Украине, составила 12,26 млрд. СДР (специальные права заимствования). В пересчете по курсу на начало 2014 года это эквивалентно примерно 19 млрд. долл. США. Получается в среднем по 1 миллиарду долларов в год. Повторю: тогда «овес» Фонда не имел такого жизненно-важного значения для «лошади» по имени «Украина», как сейчас.

Фонд надевает «хомут» на Украину

В 2014–2015 гг. возникла уникальная для Вашингтона ситуация, при которой Украину можно было лишить остатков ее национального суверенитета. И Фонд, выступающий инструментом Вашингтона, начал действовать. В начале прошлого года Фондом была принята программа кредитования экономики Украины с использованием механизма расширенного финансирования (Extended Fund Facility). Ее общий объем составляет 17,5 млрд. долл., она рассчитана на четыре года. Для того, чтобы на «лошадь» можно было надеть хомут, ей в начале щедро предложили хорошую порцию «овса».

Первый транш в объеме 5 млрд. долл. Украина получила в марте 2015 года, второй – на 1,7 млрд. долл. – в августе 2015 года. Третий и четвертый транши в 1,7 млрд. долл. каждый должны были поступить в конце 2015 года, однако по ряду причин этого не произошло.

«Лошадь» начала голодать и слабеть. Попав в «хомут» программы финансирования Фонда, Украина добровольно лишила себя многих других источников финансирования и валютных доходов. Вместо этого начались бесконечные переговоры Киева с Фондом, выставление чиновниками МВФ все новых условий Украине и многократные переносы дат очередных траншей. «Лошадь» стала лишаться не только сил, но и рассудка. Например, отказавшись не только погашать свои обязательства по займу, полученному от России в конце 2013 года (на сумму 3 млрд. долл.), но и вести переговоры с Москвой по внесудебному урегулированию долга. А ведь это классический суверенный дефолт.

«Магический треугольник»: Фонд – Украина – Россия

Хотя МВФ внес в конце прошлого года изменения в правила, которые допускают продолжение кредитования Фоном стран, находящихся в состоянии дефолта, однако при одном условии. Если должник предпринимает добросовестные попытки по урегулированию долговой проблемы со своим кредитором. Однако таких добросовестных попыток за полгода с момента отказа Киева платить по долгам Минфином России зафиксировано не было. Почему-то Киев наивно полагает, что для него будет сделано исключение. Однако в случае возражения директора от России на совете директоров МВФ решение по предоставлению очередного займа не может быть принято. Чтобы не было никаких иллюзий на этот счет, министр финансов РФ Антон Силуанов в середине мая заявил, что Россия потребует при подготовке решения о продолжении финансирования Украины Фондом включения в эту программу обязательств Киева по погашению 3-миллиардного долга перед РФ.

И Фонд, и Вашингтон, и Киев делают вид, что отсрочки в предоставлении очередного транша обусловлены тем, что Украина не выполняет условий Фонда по реформированию своей экономики. Она действительно их не выполняет (и выполнять никогда не сможет). Для исполнительного директора МВФ Кристин Лагард это очень хорошее оправдание, чтобы не доводить вопрос до совета директоров Фонда. Она не хочет оказаться в ситуации, когда ей пришлось бы нарушать свои же правила, которые были приняты всего полгода назад. Спасая по указке Вашингтона Украину, она может породить острейший кризис самого Фонда. Поэтому Кристин Лагард делает все возможное для того, чтобы затягивать спектакль под названием «Переговоры Фонда с Киевом». Видимо, мадам рассчитывает, что «лошадь» сдохнет. Таким образом, удастся спасти Фонд, руководителем которого ее поставили недавно на новый срок.

Раздражение Фондом на Украине быстро растет

Кажется, это начинают понимать и на Украине. В украинских СМИ появляется все больше критических публикаций на тему взаимоотношений Киева и МВФ. Суть этих публикаций сводится к следующему.

1. Займы МВФ предназначаются не для развития экономики Украины, а для погашения ее обязательств перед международными кредиторами – как официальными, так и частными.

2. Экономика Украины сегодня находится в столь плачевном состоянии, что транши Фонда, даже если бы они направлялись на развитие экономики, не способны ее реанимировать. Нужны совершенно другие суммы. Называются суммы не менее 130–140 млрд. евро, что почти на порядок превышает общую сумму программы финансирования МВФ.

3. Те рекомендации с условия, которые Фонд выставляет Киеву, еще больше подрывают экономику Украины. Например, требование Фонда повысить тарифы на энергию бьет не только по гражданам страны, но и по украинским компаниям, снижая их международную конкурентоспособность. Еще более разрушительным является такой фактор, как сокращение реальных доходов населения в результате навязываемых Фондом «реформ» (пенсионная, коммунальная и другие). Сокращение платежеспособного спроса населения приводит к банкротству украинских компаний, производящих потребительские товары, коммунальные и бытовые услуги и т. п.

4. Рекомендации и условия Фонда окончательно лишают Украину национального суверенитета. В частности, Фонд настаивает на приватизации остатков государственной собственности. Кроме того, Фонд намекает (пока лишь намекает), что Киеву надо снять запреты на свободную куплю-продажу земли. Это необходимо для того, чтобы на Украину пришли транснациональные корпорации, которые бы превратили страну в гигантскую плантацию по выращиванию ГМО культур.

О том, что МВФ продвигает на Украине интересы иностранного капитала, свидетельствует, в частности, сделанное в конце мая совместное заявление Фонда и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Речь идет о планируемой Киевом приватизации Одесского припортового завода. Киев уже выставил начальную цену сделки – 500 млн. долл. МВФ и ЕБРР в своем совместном письме предложили Киеву снизить цену, чтобы «не отпугивать иностранных инвесторов». Напомним, что указанный завод, способен выпускать 1,2 миллиона тонн аммиака и 0,9 млн. тонн карбамида в год; по мнению украинских экспертов, наоборот, объявленная Киевом цена ниже рыночной.

О некоторых планах и «плодах» деятельности Фонда на Украине

В конце мая в Киеве разразился скандал, связанный с отношениями между Фондом и правительством Украины. Лидер партия «Батькивщина» Юлия Тимошенко обвинила президента Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана в том, что они подписали с МВФ тайное соглашение, которое предусматривает обязательства Украины отменить мораторий на продажу земли, увеличить тарифы на электроэнергию и газ. В документе, по словам Тимошенко, отменяется льготный выход на пенсию у преподавателей и медиков, а также сокращается численность работников в этой сфере. Со стороны власти уже последовало опровержение: мол, такого соглашения нет. Действительно, на данный момент его нет. Судя по всему, Ю. Тимошенко ссылалась лишь на проект документа. Однако это ничего не меняет. Завтра проект документа действительно может стать действующим документом. Юлия Тимошенко в своем разоблачении несколько отстала от жизни. Она говорит о тайных планах «реформирования» пенсионной системы Украины. А, между тем, реформировать уже нечего. Пенсионная система Украины скончалась в прошлом месяце. В целях «оптимизации» бюджета и своевременного выполнения обязательств перед иностранными кредиторами (как того требует Фонд) правительство постоянно забиралось в карман Пенсионного фонда Украины (ПФУ). В результате у ПФУ возник дефицит в размере 145 млрд. гривен (5,8 млрд. долл.). Фактически в мае был объявлен дефолт ПФУ. Это означает отказ от выполнения государством своих обязательств перед миллионами пенсионеров.

Украинские эксперты о Фонде

Если еще год назад политику Киева по отношению к Фонду побаивались критиковать даже самые радикальные политики и эксперты, то сегодня ситуация радикально изменилась. У миллионов простых украинцев открылись глаза и исчезли иллюзии, что «заграница нам поможет». Соответственно, и экспертам стало легче давать объективные оценки результатов «сотрудничества» Киева и Фонда. Один из ведущих финансовых аналитиков Украины Александр Охрименко заявил, что МВФ не нужен Украине, поскольку спасает экономику стран за счет увеличения поборов с населения (http://ifvremya.ru/spaset-li-ykrainy-ocherednoi-kredit-mvf/).

Ему вторит украинский политический обозреватель Павел Карназыцкий. Он полагает, что на самом деле МВФ не оказывает Украине никакой финансовой поддержки. Все транши соразмерны долговым обязательствам в будущем. Более того, только за прошлый год Украина, по оценке этого обозревателя, потеряла десятки миллиардов гривен на экспорте товаров из-за выполнения рекомендаций МВФ для получения очередного транша (http://thekievtimes.ua/politics/484636-iz-za-mvf-ukraina-teryaet-milliardy-ekspert.html).

Сергей Носенко, руководитель американской компании International Investment Partners, сравнивает сегодняшнюю Украину с Аргентиной 2000 года и намекает, что в обоих случаях причиной экономической катастрофы стало следование указаниям Фонда (http://thekievtimes.ua/society/484770-ukraina-dolzhna-prekratit-sotrudnichestvo-s-mvf-ekspert.html).

Максим Гольдарб, директор ООО «Публичный аудит», полагает, что информация об очередном транше от МВФ – отвлекающий фактор для украинского обывателя, который активно использует правительство (http://thekievtimes.ua/politics/484468-ekspert-nashel-alternativu-mvf.html).

Примеры подобного рода скептических и критических оценок «сотрудничества» Киева и Фонда можно сегодня множить до бесконечности. Кажется, Фонд, действующий на Украине по жестким указаниям дяди Сэма, устал до последней степени. Как выясняется, от Фонда в равной степени устала уже и сама Украина. Сторонников продолжения «сотрудничества» Киева и Фонда сегодня найти сложно даже в киевских «верхах».

Для справки: МВФ заявил, что примет решение по третьему траншу Украине в июле. Следовательно, жалкую сумму в 1,7 млрд. долларов Киев сможет получить лишь через год после предыдущего транша. Но и этот вожделенный транш пока эфемерен. Его выдача, как я уже отметил выше, напрямую зависит от решения вопроса по 3-миллардному долгу Киева перед Москвой.

О финансовой «реанимации» Украины

В сентябре нынешнего года в беспросветной жизни Украины возникло некоторое радостное оживление. После годовой паузы Международный валютный фонд (МВФ) наконец «раскошелился» и перечислил Киеву транш займа в размере 1 млрд. долл. Не ахти сколько. Украинскую экономику на такие деньги не оживишь. Деньги понадобились для того, чтобы осуществить очередные выплаты по внешним долгам. Совокупные выплаты по долгам (обслуживание плюс погашение) в нынешнем году должны составить около 9 млрд. долл. Украина «сэкономила» 3 млрд. долл., отказавшись 20 декабря 2015 года платить России по займу, полученному в конце 2013 года, что означало ее суверенный дефолт. Такая «экономия» не помогла, и в этом году Украина балансировала на грани нового суверенного дефолта. Два суверенных дефолта за один год – это был бы рекорд, достойный занесения в книгу Гиннеса.

Узкая группа кредиторов, включающая МВФ, казначейство США и Европейский Союз, долго не могла принять решения по Украине. Видимо, никак не могли договориться, кто сделает первый шаг по очередному раунду спасения Украины (были даже мнения, что спасать не надо). Первый шаг пришлось сделать Фонду, который объявил о транше в 1 миллиард. Таков был приказ дяди Сэма как главного акционера МВФ. Дядя Сэм решил, что Украина ему еще нужна, пусть и полуживая.

А далее – четко по согласованному плану. Следующий шаг сделал сам Вашингтон. Он обнародовал свое решение о выдаче государственной гарантии под размещение Киевом займа на сумму 1 млрд. долл. Гарантом от имени США, как всегда, выступает Агентство международного развития. Это уже третья гарантия Вашингтона нынешним властям Украины после государственного переворота в начале 2014 года. Первая гарантия была выдана в мае 2014 года, вторая – в мае 2015 года. Каждая – на сумму 1 млрд. долл.

События, связанные с последней гарантией, развивались стремительно. 21 сентября на полях 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН произошла встреча президента П. Порошенко с вице-президентом США Джозефом Байденом. На ней последний заявил, что Вашингтон готов выдать очередную гарантию на сумму 1 миллиард, поскольку, мол, Киев выполнил все необходимые условия (соглашение о гарантии между двумя странами было подписано еще в начале июня, но в силу сразу не вступило).

А на следующий день Кабинет министров Украины уже провел специальное заседание, на котором принял к сведению выдачу гарантии, принял решение о размещении займа под эту гарантию и о выделении в бюджете страны средств на обслуживание и погашение займа. Мировые СМИ немедленно отреагировали на эти события 21–22 сентября.

Но они, кажется, перестарались. Многие из них дали сообщения о том, что Киев 22 сентября произвел размещение бумаг займа под указанную гарантию. И даже были приведены такие подробности: мол, спрос на бумаги был в несколько раз больше предложенного их количества.

Явная «ревность не по уму». Отрапортовали с опережением. В СМИ была приведена информация, что заем пятилетний, и датой погашения бумаг определено 29 сентября 2021 года. Нетрудно догадаться, что стартовой датой займа, скорее всего, является 29 сентября 2016 года. То есть размещение запланировано, но еще не осуществлено. А СМИ уже говорят о нем, как о свершившемся факте. Думаю, что это «оговорка по Фрейду». Покупатели на долговые бумаги Украины уже определены. Кто эти покупатели, мы не знаем. Думаю, что люди типа Джозефа Байдена в курсе. Украинские бумаги надежные. Хотя процент по ним выглядит скромным (плавающая ставка с верхним лимитом 2,5 %), но он существенно более привлекательный, чем по казначейским бумагам США, которые считаются «эталоном» надежности (процент по казначейским бумагам США низок, поскольку ФРС проводит политику поддержания крайне низкой процентной ставки).

А что, если Украина не сумеет погашать свои обязательства по займу? – Казначейство США, конечно же, выполнит свои гарантийные обязательства. Заметим, – перед таинственными на данный момент держателями бумаг, а не перед Украиной. В момент выполнения гарантийных обязательств Вашингтон примет решение о взыскании эквивалентной суммы с Украины. Есть у меня подозрение, что все это уже было еще весной прописано в соглашении о гарантии между Вашингтоном и Киевом. Его не читали даже депутаты Верховной Рады. Такое взыскание может быть обращено либо на валютные резервы Украины, либо на какие-то физические активы, которые будут выставлены на продажу (впрочем, активы могут быть просто переданы на баланс указанных дядей Сэмом организаций). Гарантии никто просто так не раздает. Особенно дядя Сэм. Любой специалист в области кредитного дела знает, что гарантия – самое дорогое обеспечение кредитов. Об истинной цене «щедрых» гарантий дяди Сэма мы сможем узнать позднее. Все три гарантированных Вашингтоном займа Украины имеют одинаковый срок погашения – пять лет. Так что для Украины «горячее время» придется на период с мая 2019 года (погашение первого гарантированного займа) по конец сентября 2021 года (погашение последнего).

До конца года Киев, скорее всего, еще получит кое-что от своих западных благодетелей. Европейский Союз на днях обещал 600 млн. евро так называемой «микрофинансовой помощи». Брюссель был удовлетворен тем, что парламент принял один из необходимых для выделения этих денег законов – о национальной комиссии регулирования тарифов в сфере энергетики и коммунальных услуг. Второй необходимый законопроект – о рынке электроэнергии прошел первое чтение. А там, глядишь, и Международный валютный фонд выделит до конца года еще один транш на сумму 1,3 млрд. долл.

Жизнь, как показалось некоторым чиновникам в Киеве, в сентябре стала налаживаться. «Финансовый ручеек» опять зажурчал. В сентябре президент Украины П. Порошенко сделал свое очередное ежегодное послание к парламенту (Верховной Раде) страны. Президент заявил, что происходит восстановление доверия инвесторов к Украине, что начинается приток иностранных инвестиций. Вот его пафосные слова: «Нужно сметать ураганом все преграды на пути бизнеса и инвесторов. И правительство действует в правильном направлении. В Украине уже 3000 старт-апов, рост идет на 100 % в год. Они обеспечивают рабочие места тысячам украинцев. Нам нужно поддерживать IT-сектор». А тут подоспели и свежие цифры Госстата Украины. Оказывается, объем инвестиций за первое полугодие текущего года на 5,4 % превысил показатель за аналогичный период прошлого.

Но это идет вразрез с оценками большинства экспертов на Украине. Статистический рост объемов инвестиций, который показывает Госстат, не совсем корректен, считает экономический эксперт Андрей Блинов. «Это технический рост, – говорит он. – Львиная доля увеличения инвестиций – это рефинансирование дочерних банков их материнскими структурами, в первую очередь, российских банков. Это конвертация прежних кредитных линий, выданных «дочкам»».

А вот оценка сегодняшнего «инвестиционного климата» на Украине, сделанная Владимиром Лановым, президентом Центра рыночных реформ, экс-вице-премьером и экс-министром экономики: «…на Западе убедились, деньги не доходят до адресата. Какие уж тут инвестиции? Из страны разбегаются даже собственные доморощенные бизнесмены – они идут туда, где вести бизнес не рискованно, где завтра их не ограбят, не убьют и не будут вымогать денег… В такой атмосфере в Украину мало кто решится прийти» (http://korrespondent.net/business/financial/3748078-ylluizyia-prytoka-pochemu-v-ukraynu-ne-ydut-ynvestytsyy). Большие надежды по улучшение инвестиционной привлекательности Украины Порошенко сегодня возлагает на Национальный инвестиционный совет (НИС). Структура до сих пор никак себя не проявила в деле привлечения иностранных инвестиций. Но недавно ее возглавил Борис Ложкин, бывший до этого главой Администрации Президента. От него ждут коренных изменений. Но вряд ли дождутся. Учитывая высочайшие риски в сфере инвестиций, иностранцы готовы заходить в страну лишь при условии, если им удастся найти проекты, обеспечивающие прибыль не менее 20 процентов в год. Таких проектов на Украине сегодня нет. Максимум можно рассчитывать на 12–14 % прибыли в год. Инвесторы заявляют, что такие проекты они могут найти и в других странах, где нет разгула коррупции, рейдерства и бандитизма. И где, кстати, не ведутся военные действия.

Сейчас в Верховной Раде начинается подготовка проекта бюджета страны на 2017 год. Обнародованы некоторые оценочные параметры и ограничения будущего бюджета. Выяснилось, что в следующем году расходы, связанные с суверенным (государственным) долгом Украины должны составить не менее 9 миллиардов долларов. Это расходы на обслуживание долга (выплата процентов) и погашения (выплаты основной суммы долга). Примерно 6 млрд. долл. расходы по внешнему долгу и 3 млрд. долл. – по внутреннему долгу. Пропорция расходов по обслуживанию государственного долга и расходов по его погашению в следующем году выглядит как 46:54.

Для справки: на конец июля 2016 года суверенный долг Украины составил 67,12 млрд. долл., в том числе внутренний долг – 22,97 млрд., внешний – 44,15 млрд. долл. Если соотнести расходы по обслуживанию и погашению суверенного долга с общей суммой этого долга, получается примерно 13,4 %. Это много, но дальше – еще хуже. Хуже станет тогда, когда начнутся погашения ныне получаемых займов и кредитов. По оценкам экспертов, сегодня только для обслуживания суверенного долга страны требуется около 5 % ВВП. А когда через несколько лет начнутся массовые погашения займов, то на выплаты потребуется около 10 % ВВП. Чтобы страна могла выжить на этом крутом вираже, надо, как считают эксперты, чтобы темпы экономического роста были равны как минимум 10 % в год. Это темпы, которые наблюдались в Китае в разгар его «экономического чуда». Какими будут темпы на Украине по итогам 2016 года, пока трудно сказать. Расчет цифр по бюджету на 2017 год базируется на прогнозе в 2 % прироста ВВП. Однако украинские эксперты горько шутят, что это не прогноз, а лишь «надежда». Так что нынешняя эйфория Киева насчет «финансового оживления» очень скоро испарится. Украину ждет не «экономическое чудо», как это пытался представить П. Порошенко в своем обращении к Верховной Раде, а экономическая катастрофа.

Мировая финансовая система

Мировая экономика под дамокловым мечом SWIFT

Аббревиатура SWIFT опять оказалась в заголовках ведущих мировых СМИ. Ее расшифровка: Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications. Перевод: «Общество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций». Специалисты чаще определяют SWIFT как международную межбанковскую систему передачи информации, обеспечивающей совершение платежей (передача платежных поручений и подтверждение совершенных платежей).

SWIFT: история и нынешнее состояние

Общество было основано в 1973 году, время его появления не случайно. К этому времени послевоенная валютно-финансовая система, созданная в Бреттон-Вудсе в 1944 году, уже практически развалилась. Произошло «отвязка» доллара США и других валют от золота, на полную мощность заработали «печатные станки» ФРС США и других Центробанков Запада. Резко возросли обороты международных платежей. Традиционные системы информационного обеспечения платежных операций (телетайпы, телеграфы и телефоны) были децентрализованы и не справлялись с возросшими оборотами.

Возникла необходимость централизации разрозненных каналов передачи информации на новейшей технической базе. Соучредителями Общества, взявшегося решить такую задачу, выступили 239 банков из 15 стран. SWIFT – кооперативное общество, созданное по европейскому законодательству. Главный офис расположен в Брюсселе. В настоящий момент членами SWIFT являются почти и тысяч организаций (из более чем 200 стран), в том числе 9600 банков. Ежегодно через SWIFT проходит 2,5 млрд. платежных поручений, ежедневные обороты исчисляются триллионами долларов.

Достоинствами SWIFT являются: скорость, низкие затраты, надежная защита информации. Это привело к тому, что львиная доля всех международных расчетов и платежей в мире стала обслуживаться системой SWIFT. Кроме того, через эту систему проходили и проходят также платежи, в которых все участники принадлежат одной и той же юрисдикции. Это касается платежей в долларах и евро, которые обязательно проходят через банковские системы США и Европейского Союза. Можно без преувеличения сказать, что система SWIFT в XXI веке стала своеобразной кровеносной системой, обеспечивающей циркуляцию крови (денег) во всей мировой экономике. Оглядываясь на истекшие десятилетия, понимаешь: экономическая и финансовая глобализация, протекавшая в мире с 70-х гг. прошлого века, была бы невозможна без системы SWIFT.

SWIFT: последний скандал

В связи с чем тема SWIFT вышла на первые полосы мировых СМИ? – Оказывается, система подвергалась неоднократно атакам хакеров, пытавшихся взломать базы данных и похитить деньги, находившиеся на счетах банков-членов Общества. Рейтер и другие информационные агентства сообщили: за последние дни было зафиксировано несколько попыток взлома.

Однако, как выясняется, угрозы возникали и раньше, просто ни SWIFT, ни СМИ не афишировали более ранние операции хакеров, чтобы не посеять панику среди участников SWIFT. Еще в начале марта Центробанк Бангладеш заявил о пропаже 81 млн. долл. США, входивших в состав международных валютных резервов. Информация об этом инциденте была опубликована в СМИ, но тогда историю попытались замять. Было начато расследование, в ходе которого выяснилось, что хакеры планировали вывести из резервов Центробанка Бангладеш в общей сложности 951 млн. долл. Выведение должно было происходить равными порциями по 81 млн. долл. Похитили бы все, но хакеры «поскользнулись на банановой корке». В фальшивой заявке на снятие денег они сделали орфографическую ошибку. На что обратили внимание сотрудники Центробанка, работавшие с платежными документами. Удивительно, что IT-службы Центробанка и SWIFT ничего не заметили. Последовавшее расследование показало, что техническое и программное обеспечение платежных операций Центробанка оставляло желать лучшего. А специалистам из штаб-квартиры SWIFT в Брюсселе этого было не видно. Расследование также привело к выводу, что в техническом плане злоумышленники имели хорошую подготовку. В частности, алгоритмы, разработанные хакерами, предусматривали не только кражи денег, но также «заметание следов». Они рассчитывали, что факты кражи не будут вскрыты немедленно и у них будет время для того, чтобы увести украденное в безопасные зоны или «отмыть» похищенные деньги. В частности, украденные в Бангладеш 81 млн. долл. удалось вывести на счета игорных заведений на Филиппинах, после чего следы этих денег были потеряны.

«Разбор полетов», проведенный специалистами, показал, что операция против Центробанка Бангладеш, была достаточно грамотно спланирована, поскольку базировалась на хорошем знании «внутренней кухни» центрального банка. Мы можем сделать предположение, что кому-то выгодно всю истории свести к «внешним атакам». Однако успехи «внешних» хакеров напрямую зависят от «наводчиков», которые находятся внутри атакуемых организаций. В этой связи не может не возникнуть закономерный вопрос: а нет ли таких «наводчиков» в штаб-квартире SWIFT в Брюсселе? Официальный сайт Общества сообщает, что в нем на сегодняшний день насчитывается 2000 сотрудников. Где гарантия, что все эти сотрудники кристально честные и неподкупные?

SWIFT: громкие истории прошлых лет

Дополнительные сомнения возникают, когда вспоминаешь о прошлых скандалах, связанных с Обществом. После событий и сентября 2001 года ЦРУ и финансовая разведка Министерства финансов США получили доступ к финансовой информации сети SWIFT с целью отслеживания возможных финансовых транзакций террористов. При этом о таком «сотрудничестве» Общества со спецслужбами руководство SWIFT своих членов не поставило. Вероятно, об американской программе «отслеживания террористов» знали лишь «избранные: Центробанки Великобритании, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Нидерландов, Швеции, Швейцарии и Японии. «Утечка» информации произошла лишь в 2006 году. Хотя Общество и американские спецслужбы обещали свернуть «сотрудничество», мы понимаем, какова цена этих обещаний.

Еще одна громкая история, связанная с SWIFT, произошла в 2012 году. Тогда Вашингтон оказал сильнейшее давление на Общество с тем, чтобы отключить от сети SWIFT иранские банки. Конечно, такая мера не могла понравиться Обществу, которое постоянно заявляет, что оно «вне политики». Отключение хотя бы одного банка уже вызывает недоверие к системе, понижает рейтинг Общества, толкает других участников SWIFT на размышления о возможности создания «запасных аэродромов». Однако победа тогда досталась Вашингтону, который «дожал» Общество, от SWIFT были отлучены 14 иранских банков. Как говорится, «нет худа без добра». Иран научился обходиться без SWIFT, наработав ценный опыт использования альтернативных схем международных платежей и расчетов. Вашингтон в настоящее время милостиво отменил некоторые санкции против Ирана. В том числе разрешил Ирану вновь пользоваться системой SWIFT. Однако, судя по всему, Тегеран не спешит воспользоваться этим приглашением. Во-первых, как мы видим, политика Вашингтона в отношении Ирана крайне противоречива и непоследовательна. Сегодня дядя Сэм согласен на подключение Ирана к SWIFT, a завтра может вновь потребовать отключения. Во-вторых, в свете последнего скандала у Ирана (как и у других стран) выросло недоверие к надежности и безопасности SWIFT. Думаю, что, скорее всего, Тегеран не будет складывать все яйца в одну корзину. Он даст отмашку на подключение лишь нескольких иранских банков, а большую часть платежных операций будет по-прежнему проводить по альтернативным каналам.

SWIFT и Россия

Тема SWIFT крайне актуальна для России. На сегодняшний день у нас около 800 банков, из них около 600 подключены к системе SWIFT. По количеству участников SWIFT Россия находится на втором месте после США, а вот по объемам операций не входит даже в первую десятку стран (в прошлом году – 15 место). Тем не менее, вся российская экономика оказалась завязанной на эту систему. По крайней мере 90 % внешних платежей проходили уже в начале нынешнего века через SWIFT. Плюс к этому системой обеспечивались и многие внутренние операции. Деньги по России стали перемещаться так, как путешествовали некоторые русские помещики: из Москвы в Рязань через… Париж.

Эксперты обращали внимание на угрозы подобной зависимости России от SWIFT. Осознание угроз пришло в 2012 году, когда произошло отключение иранских банков. А ощущение «дамоклова меча», зависшего над российской экономикой, возникло в 2014 году. Как известно, ровно два года назад Запад начал вводить первые экономические санкции против России. Осенью того же года премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон потребовал ужесточения санкций. Прежде всего, отключения России от системы SWIFT. Угроза тогда не была реализована. Но с тех пор периодически на Западе слышатся призывы «отлучить» нашу страну от SWIFT. Почему до сих пор Запад не реализовал своих угроз? – Потому что боится эффекта бумеранга. Исключение из SWIFT России не идет ни в какое сравнение с исключением Ирана. У последнего было отключено лишь 14 банков, у нас придется отключать 600. Система может рухнуть, а Россия, пройдя через неизбежные «перегрузки», может, подобно Ирану, создать альтернативные системы платежей и расчетов. Дополнительные сложности возникают в связи с тем, что в 2012 году отключение иранских банков обосновывалось решением Совбеза ООН по Ирану. А с Россией такой номер не пройдет. Решение о санкциях против Росси не может быть принято в Совбезе, поскольку Россия является членом этого органа ООН.

России нужна альтернатива SWIFT

Но если начнется полномасштабная гибридная война против России, то Запад уже не будет думать ни об эффекте бумеранга, ни о международном праве. Россия не может исключать варианта полного блокирования операций через SWIFT. К войне надо готовиться заранее. Кое-что уже сделано. В частности, уже к концу 2014 года платежи и расчеты между российскими компаниями и организациями стали осуществляться без посредничества SWIFT. Если так можно выразиться, создан национальный дубликат SWIFT для проведения внутренних платежей между российскими банками.

Сложнее дело с международными платежами. Уже в 2014 году началось обсуждение проекта создания системы прямых платежей (вместе с информационно-коммуникационным их обеспечением) между Китаем и Российской Федерацией. Система должна была стать полностью автономной от платежных систем, контролируемых США и Европейским Союзом (в частности, от общеевропейской системы TARGET). А такая автономность возможна лишь при переходе на национальные валюты. Что и предусматривалось с самого начала.

В июле 2014 года на саммите БРИКС в Бразилии было подписано соглашение о создании Нового банка развития стран БРИКС, а также соглашение, которое предполагает взаимное открытие кредитных линий в национальных валютах Центральными банками стран БРИКС друг другу. Вероятно, именно тогда идея создания двухсторонней платежной системы РФ – Китай трансформировалась в идею создания многосторонней платежной системы стран БРИКС. Естественно, что она также предполагает операции в национальных валютах пяти стран. Наибольшую заинтересованность в такой платежной системе БРИКС проявляет Россия. Другие страны-члены группы БРИКС под санкциями не находятся, против идеи они не возражают, но и не спешат. Пекин в октябре прошлого года сообщил о том, что в эксплуатацию запускается система международных расчетов в юанях – China International Payment System (CIPS). Народный банк Китая назвал ее китайской альтернативой SWIFT. Однако, по нашим оценкам, это пока преимущественно PR-проект. Масштабы операций в рамках этой системы пока очень скромные. К тому же система изначально нацелена не на платежи со странами БРИКС, а на продвижение юаня на мировом валютном рынке в западном направлении. Как заявил НБК, к системе в режиме полного доступа будут подключены 19 банков, среди них крупнейшие госбанки КНР и «дочки» HSBC, Citibank и Standard Chartered. Всего же с системой смогут работать 38 китайских и 138 зарубежных банков (почти все западные).

Впрочем, нельзя исключить, что именно китайская система CIPS могла бы стать тем «семенем», из которого со временем вырастет дерево системы, альтернативой SWIFT. Но для этого требуется существенное ее переформатирование.

В участии в проекте альтернативной системы многосторонних платежей проявляют заинтересованность некоторые страны, не входящие в БРИКС. Например, Иран, Казахстан. Возникает много проблем чисто технического порядка (отставание в информационно-коммуникационных технологиях от Запада). Тема разработки и внедрения альтернативной международной платежной системы активно обсуждалась на саммите БРИКС и ШОС в Уфе летом прошлого года. Эксперты на форуме высказывали свои предположения, что альтернативная система может быть создана лишь через 5.7 лет. Впрочем, России не следует замыкаться лишь на странах БРИКС. Масштабные задачи стоят перед Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), призванным восстановить нарушенные связи России с рядом соседних государств на постсоветском пространстве (Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия). Без создания системы многосторонних платежей ЕАЭС решить эти задачи почти невозможно. Пока, к сожалению, никаких конкретных решений в деле создания платежной системы ЭАЭС не принято. Для перехода к практическим шагам следует решить, будет ли эта система основываться на национальных валютах стран-участниц или на наднациональной региональной валюте. Пока этот вопрос не решен.

Последняя скандальная история с SWIFT, о которой мы рассказали выше, является еще одним аргументом в пользу того, чтобы Россия и ее геополитические союзники активизировали реализацию проекта альтернативной международной платежной системы.

42-й саммит G-7: «семерка» перестает быть «большой»

26-27 мая в Японии прошел очередной саммит G-7 («Большой семерки»). Это уже 42-я встреча лидеров ведущих стран «золотого миллиарда»: США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии, Канады. Я не буду комментировать ход работы и решения этого саммита. Об этом уже имеется большое количество публикаций в СМИ. Сосредоточусь на особенностях нынешнего саммита «Большой семерки». Он сильно отличается от тех, которые проходили в прошлом веке. Отличия заметны, если японский саммит сравнивать со встречами даже «нулевых» годов нынешнего столетия (тогда это были встречи «Большой восьмерки», в составе которой была Россия).

Первая особенность. Изначально саммиты G-7 задумывались, прежде всего, для обсуждения глобальных экономических и финансовых проблем. Напомню, что первая встреча проходила в 1974 году. Это было драматическое время, когда произошел развал Бреттон-Вудской валютно-финансовой системы, а новой системы еще создано не было. Решения по новой валютно-финансовой системе были приняты на Ямайской конференции в 1976 году. Первый саммит G-7 в каком-то смысле готовил почву для Ямайской валютно-финансовой системы (которая существует и на сегодняшний день). В повестке последнего саммита формально также присутствовали экономические вопросы, но де-факто большая часть времени саммита была посвящена обсуждению вопросов политических. Или вопросов, которые находятся на границе экономики и политики. Например, вопрос экономических санкций против России. Такая «политизация» повестки дня саммита объективно отражает процесс демонтажа остатков так называемого свободного мирового рынка. Современная мировая экономика управляется сегодня отнюдь не рыночным спросом и предложением, как утверждают либеральные экономисты, а политическими решениями горстки западных государств. Политика сегодня полностью доминирует над экономикой. Достаточно сказать, что страны Запада, декларирующие свободы движения товаров, капитала, рабочей силы, принимают различные решения по выставлению барьеров в сфере международных экономических отношений. Это называется «экономическими санкциями». Под санкциями разного рода сегодня находятся страны, в которых проживает половина населения планеты. Суть подобной политики – ослабление и полное подчинение Западу тех стран, которые не желают идти в фарватере Вашингтона, препятствуют реализации проекта однополярного мира. Конкретно, половина всех решений последнего саммита прямо или опосредованно своим острием нацелена против Китая и России.

Второй особенностью последних саммитов (и особенно того, который только что прошел в Японии) является полное «единодушие» всех участников. Что очень напоминает единодушие на последних съездах КПСС в Советском Союзе. Мы прекрасно помним 100-процентные голосования по всем вопросам на партийных съездах 70-х и 80-х годов прошлого века и понимаем, что это очень тревожный признак, сигнализирующий о том, что в один прекрасный момент может произойти полный развал показного единства.

Третья особенность. Когда-то «Большая семерка» была достаточно закрытым клубом, куда на отдельные заседания могли приглашать руководителя какой-нибудь страны, находящейся за пределами «Большой семерки». Это было исключением. Сегодня правилом стало приглашать руководителей достаточно большого количества государств, а также международных организаций. Это следует рассматривать и как демонстрацию особого доверия, и как средство подтягивания отдельных государств и международных организаций в орбиту интересов «Большой семерки». На саммите «Большой семерки» в Японии помимо президентов и глав правительств стран G7 присутствовали: председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и глава Евросовета Дональд Туск, президенты Индонезии, Чада, Шри-Ланки, премьер-министры Бангладеш, Вьетнама, Лаоса и Папуа – Новой Гвинеи. На дополнительных сессиях присутствовали генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард, президент Всемирного банка Джим Ен Ким, глава Организации экономического сотрудничества и развития Анхель Гурриа и президент Азиатского банка развития Такэхико Накао. Западные СМИ расширение круга участников характеризуют как усиление «демократичности» и «прозрачности» саммитов «Большой семерки». Но тогда почему бы организаторам саммита не пригласить руководителей Китая, России и других стран БРИКС, роль которых в мировой экономике не сопоставима с ролью Лаоса или Папуа-Новая Гвинея? Некоторые эксперты конспирологического толка полагают, что саммиты «Большой семерки» в нынешнем веке превратились в большое «шоу», а серьезные вопросы руководители ведущих стран Запада обсуждаются на других площадках при закрытых дверях и без лишней шумихи.

Четвертая особенность заключается в том, что с каждым разом решения «Большой семерки» становятся все более «размытыми» и крайне неконкретными. Видимо, это та цена, которую приходится платить за демонстрацию «единодушия» всех участников. Другая причина этой особенности заключается в том, что Запад растерян и не имеет четких представлений о том, как решать те или иные проблемы. В свою очередь, это объясняется усиливающимся экономическим, финансовым, политическим и военным хаосом, который порожден тем же Западом и который по инерции называют «управляемым хаосом». Однако он с каждым годом становится все менее управляемым. Еще одним объяснением невнятности и неконкретности принимаемых решений заключается в том, что Запад не хочет признаться в следующем: без Китая и России большинство мировых проблем не могут быть решены. И еще один момент: доля «Большой семерки» в мировой экономике снижается. О чем Запад лишний раз не хочет вспоминать. Все привыкли считать, что «Большая семерка» продолжает доминировать в мировой экономике. Когда-то так, действительно, было. После окончания Второй мировой войны лишь одни США создавали около половины мирового валового продукта. Позднее доля США постепенно понижалась, но в целом довольно долго в прошлом веке на «Большую семерку» приходилось не менее половины всего ВВП мира. Но сегодня мир сильно изменился, раскладка стран в международной экономике совсем иная. На этих изменениях на Западе не любят акцентировать внимание. Но вот известный финский экономист Ион Хеллевиг в своих публикациях обращает внимание на то, как меняется соотношение уровней экономического развития «Большой семерки» и стран «emerging economies» за последнюю четверть века. Для наглядности во вторую группу он также включает семь стран. В «альтернативную семерку» входят следующие страны: Китай, Индия, Россия, Бразилия, Индонезия, Мексика и Южная Корея.


Табл. Соотношение уровней экономического развития стран группы «большой семерки» и группы «малой семерки»

Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу

* Расчет ВВП по паритету покупательной способности валют.

Источник: Jon Hellevig. Awara Group Study on Real GDP Growth Net-of-Debt (http://www.awarablogs.com/study-on-real-gdp-growth-net-of-debt/)


«Альтернативная семерка» обошла «большую семерку» после финансового кризиса 2007–2009 гг. Ион Хеллевиг считает это весьма знаменательным событием, которое осталось мало замеченным мировыми СМИ, но которое, по его мнению, будет иметь далеко идущие глобальные экономические и политические последствия. На сегодняшний день имеется уже более свежая статистика ВВП (данные Международного валютного фонда). По нашим расчетам, в 2014 году доля «большой семерки» в мировом ВВП была равна 31,95 %, а доля «альтернативной семерки» – 35,83 %. Отношение ВВП «альтернативной семерки» к ВВП «большой семерки» в 2014 году было уже 112,1 %. То есть разрыв между «альтернативной семеркой» и «большой семеркой» продолжал увеличиваться в пользу стран «emerging economies».

Пятая особенность последних саммитов, включая только что закончившийся, – все увеличивающийся набор вопросов, включаемых в повестку дня. Причем даже не понятно, которые из них главные, а какие второстепенные. В «старые добрые времена» обсуждали один-два вопроса (максимум три). Сегодня даже сами организаторы не могут толком сказать, сколько вопросов выносится на обсуждение. Происходит «девальвация» обсуждаемых вопросов и принимаемых по ним решений.

Вот лишь неполное «меню» вопросов, которые выносились на обсуждение в Японии: состояние мировой экономики и пути предотвращения ее сползания в яму кризиса, мировая торговля и способы ее оживления, мировая энергетика, климатические изменения, оффшоры (обсуждение скандала, связанного с утечкой документов по оффшорным компаниям и клиентам из панамской посреднической фирмы), борьба с коррупцией, финансированием терроризма, уклонением от уплаты налогов, возможный выход Великобритании из Европейского Союза и его экономические последствия, ситуация в Сирии и на Ближнем Востоке, испытания ядерного оружия Северной Кореей, миграционный кризис в Европе, ситуация на Украине, возможность восстановления «Большой восьмерки» (возвращение России), экономические санкции против России,… Список можно еще долго продолжать. Но при этом, что удивительно, некоторые вопросы первостепенной важности оказались табуированными. Например, если Россия и Китай постоянно фигурировали при обсуждении самых разных проблем (чаще всего, в негативном виде), то, например, тема роли Турции в поддержке ИГИЛ тщательно обходилась стороной.

В заключение хотелось бы несколько подробнее остановиться на вопросе о позициях «Большой семерки» в мировой экономике (мы его затронули в четвертой особенности). Уже упоминавшийся нами финский экономист Ион Хеллевиг пишет по поводу ослабления экономических позиций «Большой семерки»: «Проблема заключается в том, что изменить этот сценарий развития событий уже не получится, потому что западные державы утратили свои конкурентные преимущества. В конечном счете, их экономики будут сжиматься до тех пор, пока они не начнут соответствовать их ресурсной базе и численности населения» (http://www.awarablogs.com/study-on-real-gdp-growth-net-of-debt/). Для справки: доля «Большой семерки» в численности населения планеты составляет примерно 11,5 %. Примерно такой может стать, по мнению Хеллевига, доля «Большой семерки» в мировом ВВП. Иначе говоря, «Большой семерке» придется еще очень долго катиться вниз с нынешней доли 32 % до 11,5 %. Надежд на экономическое восстановление Запада мало. Еще меньше, чем было шансов у западного капитализма на преодоление экономической депрессии в 30-е годы прошлого века (тогда ее преодолеть удалось совсем неэкономическими методами – только благодаря развязыванию Второй мировой войны).

Оспорить выявленные Хеллевигом тенденции сложно. Можно лишь усомниться в правильном подборе стран «альтернативной семерки». Мексика и Южная Корея политически тяготеют к Западу, находятся под сильным его влиянием. Вряд ли можно себе представить себе в реальной жизни альянс тех семи государств, которые финский экономист использовал в своих расчетах. Но вполне реален иной альянс из семи государств. Это пять стран, образующих БРИКС. Плюс Индонезия и Иран. Исходя из данных МВФ за 2014 год доли стран, входящих в такую «альтернативную семерку», будут следующими (% от мирового ВВП): Китай – 16,63; Индия – 6,81; Российская Федерация – 3,29; Бразилия – 3,01; ЮАР – 0,65; Индонезия – 2,47; Иран – 1,35. Итого на «альтернативную семерку» в 2014 году пришлось 34,11 % мирового ВВП. А на «большую семерку» западных стран – 31,95 %. И в этом случае мы видим, что «большая семерка» отстает от семерки стран «emerging economies».

С учетом этих цифр и надо оценивать значимость только что закончившегося в Японии саммита G-7. А отныне G-7 предлагаю именовать «Малой семеркой».

Бильдербергский клуб в Дрездене

Мы уже привыкли к тому, что каждый год поздней весной или ранним летом в разных точках земного шара (чаще всего в Европе) встречаются те, которых принято называть «наднациональной элитой». Встречи называются заседаниями (конференциями) Бильдербергского клуба. Они проходят в атмосфере полной секретности. В этом году клуб заседает в Дрездене с 9 по 12 июня. Это 64-я встреча, первая состоялась в Голландии в 1954 году в отеле Bilderberg (отсюда и название клуба). На заседаниях клуба встречаются руководители крупнейших мировых корпораций, банков, финансовых компаний, интеллектуальная элита, высшие руководители и чиновники государств (преимущественно западных) и международных организаций. В этом году на встречу съехались примерно 130 человек из 20 стран мира. Кстати, организаторы Бильдербергских форумов не скрывают состав участников. Их список был опубликован накануне во вторник.

«Звездами» дрезденской сходки являются такие фигуры, как Генри Киссинджер (93-летний ветеран участвовал во многих заседаниях клуба с начала 1970-х годов), король Нидерландов Виллем-Александер, исполнительный директор Международного валютного фонда Кристин Лагард, глава европейской корпорации Airbus Томас Эндерс и другие чиновники, политики и бизнесмены. Поскольку принимающей страной в этом году является Германия, то ее представителей особенно много среди участников форума. Германский бизнес представлен главами таких гигантов как, например, Deutsche Bank и Siemens. От правительства ФРГ «командированы» три министра: финансов Вольфганг Шойбле, обороны Урсула фон дер Ляйен и внутренних дел Томас де Мезьер. Примечательно, что от участия во встрече уклонились канцлер Ангела Меркель, а также германские министры иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер и экономики и энергетики Зигмар Габриэль. Эксперты оценили это как снижение авторитета форума. В пользу такой версии также свидетельствует отсутствие в Дрездене завсегдатая клубных встреч канцлера казначейства Великобритании Джорджа Осборна.

Несмотря на то, что получить исчерпывающую информацию о ходе бесед и вырабатываемым решениям на заседаниях Бильдербергского клуба не представляется возможным, кое-какие заключения делать можно. Даже на основании той информации, которая называется «повестка дня» заседаний. Организаторы встреч не особенно ее скрывают. Более того, реконструировать некоторые дискуссии на форуме можно на основании разговоров между членами клуба, которые они публично ведут до или после форумов. Кроме того, в последние годы появляются «утечки» информации с заседаний. Тут, правда, надо разбираться. Либо это, действительно, какие-то внутренние информаторы (в том числе из числа официально приглашенных лиц), либо «информационные утки» журналистов, либо запланированные самими организаторами форумов «утечки».

Повестка дня дрезденского форума крайне насыщенная: выборы в США, миграционный кризис в Европе, предстоящий референдум в Великобритании по вопросу членства страны в Европейском Союзе, энергетика и цены на мировом рынке энергоносителей, кибербезопасность, панамский оффшорный скандал, международные вопросы налогообложения, новые технологии, Россия, Китай, ситуация на Ближнем и Среднем Востоке. Не трудно заметить, что повестка дня дрезденского форума в значительной степени повторяет повестку дня саммита «Большой семерки», который в конце мая проходил в Японии. Как известно, на этом саммите найти эффективные решения глобальных финансовых и политических проблем не удалось, поэтому естественно, что их обсуждение продолжено в Дрездене.

Думаю, что участники встречи в список приоритетных вопросов поставят еще один, который не значится ни в каких источниках. Речь идет о том, что 15 июня пройдет заседание совета Федеральной резервной системы США. Всех волнует пункт повестки дня совета, который касается ключевой ставки ФРС США. Сейчас ставка находится в диапазоне 0,25-0,50 %. Каковы для мировой экономики возможные последствия повышения ставки хотя бы еще на 0,25 проц. пункта, не может предсказать никто. Даже «продвинутые» и «посвященные» члены клуба. Мне кажется, что не случайно время между окончанием встречи в Дрездене и началом заседания совета ФРС США составляет менее трех суток. Нельзя отбрасывать версию, что попадающие в интернет сведения о повестке дня нынешнего Бильдерберга – лишь для «отвода глаз». А приоритетным (правильнее сказать: жизненно важным) является лишь вопрос ключевой ставки ФРС США.

Из всего круга заявленных вопросов нынешнего Бильдерберга хотелось бы особо выделить проблему оффшоров и налогов. Эксперты ссылаются на консультации накануне форума в Дрездене между бывшим государственным секретарем Генри Киссинджером и главой клана Рокфеллеров банкиром Дэвидом Рокфеллером. Они обсуждали тему панамского скандала и планы «зачистки» сети оффшорных юрисдикций по всему миру. Ссылаясь на анонимные источники, авторы утверждают: два указанных представителя мировой элиты сошлись во мнении, что в мире следует оставить лишь один оффшор и таким оффшором должны стать Соединенные Штаты. (http://www.elconfidencialdigital. com/dinero/papeles-Panama-protagonizan-Club-Bilderberg_0_2721927808.html). Данная версия весьма правдоподобна. Имеется множество признаков того, что регулярно происходящие в мире утечки информации об оффшорных фирмах, счетах и клиентах – планомерная операция по «зачистке» «налоговых оазисов», находящихся под патронажем Великобритании, Нидерландов и некоторых других европейских стран. Соединенные Штаты и сегодня являются одним из главных оффшоров в мире. Задача заключается в том, чтобы США стали монопольным оффшором, своеобразной мировой «камерой хранения», находящейся под неусыпным контролем дяди Сэма (http://www.fondsk.ru/news/2016/05/11/hozjaeva-deneg-planirujut-sdelat-ssha-edinstvennym-na-planete-ofshorom-40158.html).

С темой оффшоров тесно связаны международные проблемы налогообложения. На встрече «семерки» в Японии говорилось о необходимости координации стран в части, касающейся оперативного обмена информацией налогового характера. Наибольшего прогресса в этой области достигли страны Европейского Союза. Именно этого и опасается Великобритания. Слишком жесткое регулирование финансового сектора, осуществляемое из Брюсселя, подталкивает Лондон к выходу из ЕС. Лондон желает сохранить за собой статус международного финансового центра, самостоятельного эмитента резервной валюты (фунта стерлингов), а также продолжать получать дивиденды от сети оффшорных юрисдикции, которые еще остаются под крылом Лондона. Уж не по этой ли причине (уйти от давления со стороны лоббистов превращения Америки в глобальный оффшор) британский министр финансов Джордж Осборн решил воздержаться от участия в форуме?

Можно предположить, что налоговая тема на форуме не ограничится только вопросами борьбы с теми «налоговыми уклонистами», которые отказываются пользоваться услугами «камеры хранения» дяди Сэма. Разговор наверняка будет касаться совершенно нового типа налогов – общемировых. Это вполне естественно для тех бизнесменов и политиков, которые считают себя глобалистами, а на саммите в Дрездене других быть не может. Тема общемировых, или глобальных налогов не является абсолютно новой.

Еще в конце прошлого века на уровне отдельных государств и в международных организациях стали раздаваться призывы положить конец глобальному экологическому кризису путем введения налогов на выбросы углекислого газа (С02), а также других так называемых «парниковых» газов. Налог должен быть унифицированным и всеобщим, т. е. обязательным для всех государств мира и всех действующих на их территориях хозяйствующих субъектов. Господ из Бильдербергского клуба и других тайных организаций (типа Трехсторонней комиссии) меньше всего волнуют проблемы окружающей среды. Они лишь используют озабоченность людей состоянием биосферы Земли для того, чтобы под флагом «экологии» начать выстраивать мировое правительство. А какое правительство может быть без бюджета и собственных налогов? Ради этого, между прочим, и задумывался пресловутый «Киотский протокол». Указанный «протокол», к счастью для человечества, оказался мертворожденным ребенком. Но господа мондиалисты не сдаются. В прошлом году в Париже была проведена гигантская конференция по вопросам климата, где была достигнута еще более глобальная договоренность. Утвержденное 195 странами мира в декабре 2015 года соглашение вступит в силу после ратификации не менее чем половиной участников, ответственных за 55 процентов глобальных выбросов. Документ призван заменить Киотский протокол, он нацелен на создание глобальной системы экологических налогов. Для мониторинга за выбросами «парниковых» газов и сбора налогов будет создаваться наднациональная структура, наделенная большими полномочиями.

Параллельно попытки построения мировой налоговой системы осуществляются под флагом «борьбы с финансовыми спекуляциями». Благая идея, которая не может не вызывать поддержки со стороны подавляющей части населения планеты. Она была высказана еще в 70-е годы прошлого века американским профессором Джеймсом Тобином. Он утверждал, что взимание налога даже в размере от 0,10 до 0,25 % от объемов трансграничных финансовых транзакций способно заблокировать или, по крайней мере, ослабить международное движение спекулятивных денег, которое дестабилизирует всю мировую экономику. Эта идея позднее вошла во все учебники по международной экономике и международным финансам как «налог Тобина». Прошло уже четыре десятилетия, но до сих пор не только в мировом, но даже региональном масштабе налог на финансовые транзакции не введен. Ближе всего к его введению оказалась Европа. Ряд европейских стран планировали введение налога с 2013 года. Однако долговой кризис и другие неурядицы вызывали и продолжают вызывать перенос введения налога (http://www.fondsk.ru/news/2016/02/12/mirovye-finansy-i-nalog-robin-guda-38586.html).

Еще один проект мирового налога родился в конце нулевых годов, когда мир выходил из финансового кризиса 2007–2009 гг. Многие представители мировой элиты тогда не на шутку испугались, поскольку международные финансовые институты, центральные банки и правительства ведущих стран Запада оказались не готовыми к вызовам подобного рода. Мировая элита на своих тайных заседаниях пришла тогда к выводу, что необходимо срочно вводить универсальный (глобальный) налог на банки. В октябре 2009 года идея глобального банковского налога была озвучена тогдашним исполнительным директором Международного валютного фонда Домиником Стросс-Каном. Высокопоставленный международный чиновник разъяснил, что этот налог не является подобием «налога Тобина». Он должен взиматься только с банков (налог Тобина – со всех участников финансовых транзакций). И вообще, по мнению экспертов МВФ, взимание налога на финансовые транзакции достаточно сложное дело. Налогообложение банков намного проще и эффективнее. Все сборы должны поступать в единый наднациональный Страховой фонд. Вопрос о мировом банковском налоге обсуждался на саммите «Большой двадцатки», проходившем в Питтсбурге (США) в том же 2009 году. Однако уже в 2010 году тучи мирового финансового кризиса стали постепенно рассеиваться, и обсуждение идеи глобального банковского налога заглохло.

Сообщения в зарубежных СМИ по Бильдербергу-2016 крайне лаконичны. Тем не менее, не вызывает сомнения, что тема введения общемировых налогов в Дрездене обсуждалась. Например, известный блогер антиглобалист Пол Джозеф Ватсон (Paul Joseph Watson) в издании Infowars 9 июня отметил, что тема глобальных налогов – постоянная на ежегодных форумах клуба. В Дрездене, по его данным, будет обсуждаться проект построения мировой налоговой системы по трем основным направлениям:

1) налог на нефть на устье скважины;

2) дополнительная плата за международные финансовые операции;

3) экологический налог на воздушный и морской транспорт (http://www.infowars.com/bilderberg-leak-secretive-group-to-discuss-internet-id-global-tax/).

Можно рассчитывать, что после Бильдербергской встречи в Дрездене в зарубежных средствах массовой информации появится серия публикаций на тему общемировых налогов. Не исключено, что эта тема может всплыть и на саммите «Большой двадцатки», который должен пройти в Ханчжоу (Китай) в начале сентября.

Мир денег

«Денежный коммунизм» из призрака превращается в реальность

То, что сегодня происходит в финансовой системе стран «золотого миллиарда», некоторые шутники называют «денежным коммунизмом». Речь идет о том, что деньги во многих странах Запада стали… бесплатными. В том смысле, что деньги можно получить в долг без процентов. А в некоторых случаях получателю денег еще приплачивают «премию». То есть деньги стали даваться под нулевой или даже отрицательный процент.

168 лет назад Карл Маркс в «Манифесте коммунистической партии» написал: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма». Переиначивая его слова, можно сказать, что по Европе в начале нынешнего века начал бродить «призрак» «денежного коммунизма». А сегодня, в 2016 году это уже не «призрак», а вполне «объективная реальность, данная нам в ощущениях». Более того, зародившись в Европе, «денежный коммунизм» уже начинает бродить и за ее пределами, в других странах «золотого миллиарда».

Основные вехи становления «денежного коммунизма»

Напомним этапы становления «денежного коммунизма».

1. Уже в конце прошлого века реальные процентные ставки по многим операциям с ссудным капиталом стали уходить в минус. Номинальные процентные ставки по кредитам, займам, долговым бумагам, депозитам и другим финансовым инструментам были положительными, но они нередко «съедались» инфляцией и в результате обесценения валют.

2. После мирового финансового кризиса 2007–2009 гг. Центробанки ряда европейских стран (первые из них – Дании и Швеции) установили отрицательные процентные ставки по своим депозитам. Позднее (в 2014 году) к этому клубу Центробанков присоединился Европейский центральный банк (ЕЦБ). Последним членом клуба стал Центробанк Японии (ввел отрицательную ставку с 1 февраля 2016 года).

3. На отрицательные процентные ставки по депозитам стали переходить коммерческие банки некоторых стран. Особенно в этом преуспели банки Швейцарии.

4. Центробанки некоторых стран стали применять отрицательный процент и по активным операциям, например по операциям РЕПО (в частности, Центробанк Дании). У Европейского центрального банка базовая ставка находится на нулевой отметке.

5. Параллельно казначейства (министерства финансов) ряда стран после финансового кризиса 2007–2009 гг. стали практиковать отрицательные проценты по своим долговым бумагам (облигациям).

6. С прошлого года некоторые коммерческие банки Дании и Бельгии стали выдавать ипотечные кредиты с «премией», т. е. под отрицательный процент.

7. Появились прецеденты эмиссии некоторыми компаниями корпоративных облигаций с отрицательным процентом.

Прецеденты введения отрицательного процента имеются практически по всем основным видам операций с использованием ссудного капитала. Отрицательный процент захватывает все новые сегменты экономики и усиливает свое влияние на общую экономическую ситуацию. Теперь начинается активный марш отрицательного процента по странам «золотого миллиарда». Но все-таки есть основания полагать, что «количество перейдет в качество» именно в Европе, где зародился «денежный коммунизм».

Последние новости о марше «денежного коммунизма»

2 июня Европейский центральный банк (ЕЦБ) подтвердил, что его базовая ставка на ближайший квартал останется на нуле (она была установлена на этой планке 10 марта). Более того, президент ЕЦБ Марио Драги уже заявлял, что не исключает установление отрицательной базовой ставки. Отметим, что базовая ставка ЕЦБ – ориентир, который используется для установления процентных ставок коммерческих банков. На нее также ориентируются долговые бумаги с плавающими процентными ставками (а таковых в Европе большая часть).

Немецкий Центробанк (Bundesbank) размещает на своем сайте статистику по процентным ставкам государственных облигаций Германии. 6 июня средняя ставка по таким облигациям впервые опустилась ниже о и составила минус 0,02 %. Предыдущий «рекорд» равнялся о и был установлен в апреле этого года. На данный момент все государственные облигации Германии со сроками погашения до 9 лет имеют отрицательные процентные ставки. Денежные власти Германии намекают, что в ближайшее время не исключается, что в минус уйдут даже 10-летние бумаги.

По данным Национального Швейцарского банка, в Швейцарии в марте были выпущены долговые государственные бумаги со сроком погашения в 2030 году, причем они имели купон с фиксированным процентом, равным 0,5. А уже в начале июня там была выпущена новая серия бумаг с датой погашения в 2029 году (13 лет), причем их купон был уже нулевым. Это рекорд для таких «длинных» бумаг. Обратим внимание, что до сих пор в Европе в нуле или минусе были в основном бумаги с плавающими ставками. В данном случае речь идет о фиксированном проценте.

Европейская «зараза» добралась и до Японии. Через месяц после того, как Центробанк этой страны установил отрицательную ставку по своим депозитам, японское казначейство выпустило (с 1 марта 2016 г.) долговые 10-летние бумаги с номиналом в 100 иен и ставкой минус 0,024 %. О более «коротких» долговых бумагах Японии говорить не приходится. Еще в конце прошлого века, когда Европа жила при большом «плюсе», Япония уже практиковала эмиссию «коротких» бумаг с нулевыми ставками, пытаясь таким образом выйти из затяжной рецессии.

О бодром марше отрицательных ставок красноречиво свидетельствует опубликованная в первых числах июня многими СМИ информация рейтингового агентства Fitch Ratings: суммарная стоимость облигаций с отрицательной доходностью впервые превысила 10 трлн. долларов. Она выросла на 5 % по сравнению с апрелем и достигла в мае 10,4 трлн. долларов. К слову сказать, средняя доходность на мировом рынке государственных облигаций упала, по данным Bank of America Merrill Lynch, до нового рекордно низкого значения в 0,67 % годовых.

Эпидемия отрицательных процентов захватила корпоративные бумаги

Консервативные инвесторы, привыкшие покупать государственные долговые бумаги, сегодня в полной растерянности. Этой ситуацией пользуются корпоративные эмитенты бумаг, предлагая свои облигации с символическим процентом. Уже несколько лет наблюдается бум эмиссии корпоративных облигаций, получивших высокие оценки рейтинговых агентств. По данным Dealogic, за пять первых месяцев этого года (с января по начало июня) объем выпуска корпоративного долга в мире превысил 1 трлн. долл., и этот порог за аналогичный период достигается уже четвертый год подряд. Корпоративные бумаги выпускаются как с плавающими ставками, так и с фиксированными купонами. Пока еще ни одна компания не разместила облигации с фиксированной отрицательной доходностью, но гиганты мирового бизнеса Sanofi и Unilever уже выпустили бумаги с нулевыми купонами.

А вот у некоторых корпоративных облигаций с плавающей ставкой уже образовался минус. Вот данные из статьи «Корпоративные бонды присоединяются к клубу отрицательных ставок», опубликованной в Financial Times 2 июня (http://www.ft.com/intl/cms/s/o/e1a7dcao-285c-11e6-8ba3-cdd781do2d89.html#axzz4BR9WLiUk). Согласно облигационным индексам, составляемым банком Barclays, в еврозоне с отрицательной доходностью торгуются краткосрочные корпоративные бонды, номинированные в евро, более чем на 36 млрд. долл. Среди них – бумаги таких европейских и американских ТНК, как Johnson & Johnson, General Electric, LVMH и Philip Morris.

По оценке Tradeweb, корпоративные бумаги, обращающиеся на европейском рынке, номинированные в евро и учитываемые в основных индексах, находящиеся в минусовой зоне, составили в мае текущего года около 140 млрд. евро. Это порядка 5 % всех бумаг данного класса. Еще в марте таких отрицательных корпоративных бумаг было 4 %. Если же учитывать бумаги, номинированные в евро и не включаемые в индексы, то, по оценкам Tradeweb, таких бумаг в отрицательной зоне обращается на 380 млрд. долл. (http://www.reuters.com/article/eurozone-bonds-negative-idUSL5N1804WE). Если учитывать бумаги в швейцарских франках и иенах, цифра будет еще больше, полагают специалисты финансового информационного агентства Markit.

Тупики «денежного коммунизма». Негативный опыт ФРС США

Возникает закономерный вопрос: каким образом эмитенты бумаг торгуют себе в убыток? Сразу отметим, что за некоторыми исключениями пока убытков нет. Почему? – Потому, что государства и корпорации, осуществляющие первичное размещение бумаг, получают за них суммы, превышающие номиналы. Государственные облигации Германии, средняя доходность которых составляет – 0,1 %, с начала года благодаря росту цен принесли 4,2 % дохода, свидетельствуют данные Barclays. За тот же период на японских долговых бумагах можно было заработать 5,2 %, хотя их средняя доходность – минус 0,06 %. Пока на рынках действует непривычное для некоторых людей (изучавших экономику по старым учебникам) правило: чем ниже доходность (больше убыточность) бумаги, тем выше ее рыночная цена. Иначе говоря: процентные ставки уходят в минус, а бонус (превышение цены над номиналом бумаги) – в плюс.

Таковы парадоксы нынешней «рыночной» экономики. Но в том-то и дело, что она уже давно перестала быть рыночной. Последние остатки так называемого «рынка» уничтожены центральными банками. Такое уничтожение осуществляется под флагом так называемых «количественных смягчений» (КС). В США лишь недавно завершилась реализация трех программ КС, которые полностью парализовали американскую экономику. Там на протяжении многих лет был «денежный коммунизм», который выражался в том, что ключевая ставка ФРС США находилась в диапазоне от 0–0,25 %. При этом Федеральный резерв подобно пылесосу засасывал различные долговые бумаги, в том числе те, которые в старые добрые времена называли «мусорными». Теперь Америка не может выбраться из этого капкана. Недавнее повышение ставки ФРС всего на ¼ проц. пункта породило целую кучу негативных последствий для американской экономики и поставило мир на грань финансового кризиса. 14–15 июня пройдет очередное заседание совета управляющих ФРС США, на нем будет обсуждаться вопрос о возможном повышении ключевой ставки еще на четверть пункта. Думаю, что управляющие Федерального резерва на это не решаться.

ЕЦБ как могильщик Европы

А Европа в это время находится в апогее реализации своей программы КС. ЕЦБ должен в общей сложности «засосать» долговых бумаг на сумму 1,7 трлн. евро. Ежемесячная норма для ЕЦБ – 80 млрд. евро. К настоящему времени план уже наполовину выполнен. Создается эйфория благополучия, подобная той, которую испытывает наркоман после получения очередной «дозы». Президент ЕЦБ Марио Драги не желает извлекать уроки из американского опыта реализации программы КС. Программа КС, реализуемая ЕЦБ, и является разгадкой секрета того, что бумаги с отрицательным процентом торгуются с премией и обеспечивают видимость благополучия. Завершится программа КС и на следующий же день премия исчезнет, появится не только номинальный, но и реальный минус. Возникнет эффект «спускового крючка», который приведет Европу к финансовому коллапсу. Более того, финансовый коллапс Европы может стать «спусковым крючком», который спровоцирует глобальный финансовый коллапс.

В Европе среди политиков, бизнесменов и даже банкиров (не всех, а наиболее дальновидных) зреет недовольство политикой ЕЦБ. На днях главный экономист Deutsche Bank Дэвид Фолкертс-Ландау опубликовал разгромную статью под названием «ЕЦБ должен измениться», в котором крупнейший германский банк обвинил ЕЦБ в деструктивной политике, которая ставит под угрозу не только будущее самого банка, но и всей Еврозоны (http://www.forexpf.ru/news/2016/06/11/newsprint-519993.html). Европейские политики замерли в ожидании битвы между финансовыми гигантами Deutsche Bank и ЕЦБ. Европейские СМИ ожидают, что она может оказаться не менее захватывающей, чем предвыборные схватки между Хиллари Клинтон и Трампом.

Кстати, тема «денежного коммунизма» в Европе тесно связана с референдумом по вопросу о членстве Великобритании в ЕС (состоится 23 июня). Марио Драги уже пытался давить на Банк Англии, призывая его последовать примеру ЕЦБ и ввести отрицательные процентные ставки. Банк Англии недавно заявил, что пока воздерживается от такого шага. Таким образом, результаты референдума косвенно повлияют на решение вопроса о возможности установления «денежного социализма» в Великобритании. Евроскептики Туманного Альбиона, как известно, выступают против следования в фарватере политики ЕЦБ и к идеям «денежного социализма» относятся негативно.

Пикирующий процент западной экономики: 10 главных последствий

После финансового кризиса 2007–2009 гг. в западной экономике обозначилась тенденция быстрого падения процентных ставок. Процесс этот захватил все страны «золотого миллиарда», распространился на кредиты, банковские депозиты, долговые ценные бумаги и другие финансовые инструменты. Все чаше процентные ставки достигают нулевых значений и даже уходят «под воду», т. е. становятся отрицательными. Процесс лишь начинается и может быть достаточно растянутым во времени. Со временем «под воду» может уйти вся финансовая система, т. е. все финансовые инструменты приобретут отрицательную доходность.

Примечательно, что падение процентных ставок в западных экономиках происходит на фоне сохранения крайне высоких процентов в экономиках стран периферии мирового капитализма (ПМК). В настоящее время базовые (ключевые) ставки Центробанков отдельных стран «золотого миллиарда» имеют следующие значения: США (Федеральная резервная система) – 0,25-0,50; Австралия – 1,75; Великобритания – 0,50; Канада – 0,50; Норвегия – 0,50. У ряда центральных банков процентные ставки имеют отрицательные значения: Япония – 0,10; Швейцария – 0,75; Дания – 0,75; Швеция – 0,50. У Европейского центрального банка, действующего в зоне евро (19 стран) процентная ставка установилась на нулевой отметке.

А вот картина по процентным ставкам Центробанков ПМК: Бразилия – 14,25; Российская Федерация – 10,5; Турция – 7,5; Колумбия – 7,0; Южная Африка – 6,75; Индия – 6,0; Китай – 4,35.

Сегодня эксперты, политики, экономисты и журналисты очень активно обсуждают тему падающей доходности кредитов и других финансовых инструментов, пытаются осмыслить феномен отрицательного процента. Обозначившиеся тенденции имеют большое количество последствий, меняют модели поведения участников рынка, экономическую и финансовую политику государств, отражаются на жизненном положении простых граждан, создают угрозы для стабильности развития на уровне отдельных государств и во всем мире. Попытаемся нарисовать схематично картину наиболее значимых последствий понижения процента в западных экономиках – как уже возникающих, так и могущих возникнуть в ближайшее время. Наиболее вероятными и значимыми являются следующие десять последствий.

Последствие первое. Бегство клиентов из банков. Речь идет о клиентах, привыкших размещать свои свободные средства на депозитных счетах. Уже сегодня коммерческие банки ряда стран стали устанавливать отрицательные проценты по депозитам. Особенно сложно сегодня найти банк с положительными процентами в Швейцарии. Впрочем, данной проблемой озабочены не только физические лица, но также компании и банки. В частности, коммерческие банки могут начать выводить свои средства с депозитов Центральных банков.

Последствие второе. Ожидается, что бегство физических лиц из банков будет осуществляться в сторону наличных денег. Резко возрастет спрос на физические деньги, которые граждане будут хранить либо под матрасом, либо в банковских ячейках. Не исключается, что возникнет система параллельных денег (наличных и безналичных), образуется «серый» рынок, на котором будут осуществляться сделки по обмену двух видов денег, установится валютный курс наличной денежной единицы по отношению к безналичной единице (с хорошей премией в пользу наличных знаков). Примечательно, что спрос на наличные деньги может резко возрасти и со стороны юридических лиц. Так, одна из ведущих немецких кредитных организаций – «Коммерцбанк» – заявила, что не намерена держать свои средства на «отрицательном» депозитном счете Центробанка и планирует перевести сотни миллионов евро в наличную форму и хранить их в своих сейфах.

Последствие третье. Со стороны физических и юридических лиц можно также ожидать активизации спроса на землю, недвижимость, другие материальные активы. Инвестиции в них будут альтернативой или дополнением к операциям по переводу безналичных денег в физические деньги.

Последствие четвертое. Ожидается резкое увеличение спроса на такой привычный для инвесторов актив, как золото и другие драгоценные металлы. В свою очередь, этот дополнительный спрос будет подталкивать рост цен на золото. Если в начале года цена тройской унции «желтого металла» была равна 1061,50 долл. США, то сегодня она перевалила за планку 1300 долларов (последний раз золото пересекало эту планку 15 августа 2014 года). Это произошло после того, когда Федеральный резерв 15 июня принял решение не пересматривать процентную ставку, оставив ее на уровне 0,25-0,50. Заявленный руководителем ФРС Джанет Йеллен план последовательного повышения базовой ставки ФРС явно срывается. Инвесторы начинают отворачиваться от доллара США, делая выбор в пользу золота. Эксперты прогнозируют, что к концу года золото достигнет планки в 1400 долл. за тройскую унцию.

Последствие пятое. Резко возрастет спрос на кредиты со стороны как физических, так и юридических лиц. С помощью дешевых или даже бесплатных кредитов они будут осуществлять, помимо всего, приобретения недвижимости, других физических активов, драгоценных металлов. Тем более возникнет массовый спрос на кредиты в случае, если ставки по ним приобретут отрицательные значения. Уже в настоящее время банки Дании и Бельгии выдают физическим лицам кредиты по отрицательный процент.

Последствие шестое. Уже в настоящее время многие институциональные инвесторы (особенно пенсионные фонды и страховые компании) испытывают серьезные финансовые трудности. Дело в том, что их активы формируются, прежде всего, за счет долговых бумаг, выпускаемых правительствами (казначействами) ведущих стран Запада. А эти бумаги стали уходить «под воду». На начало июня текущего года суммарный объем таких бумаг превысил 10 трлн. долл. По оценкам Deutsche Bank, на 1 февраля 2016 г. доля бондов с отрицательной доходностью составляла 25 % от мирового объема госбумаг. А за год до этого государственных облигаций со знаком минус было лишь 6,8 %. Но даже если доходность бумаг все еще положительная, то она недостаточна для того, чтобы пенсионные фонды и страховые компании могли в полном объеме выполнять свои обязательства. Сегодня появляется большое количество публикаций о кризисном состоянии пенсионных фондов США. В их активах бо́льшую часть бумаг составляют казначейские облигации с низкими процентными ставками, которые не позволяют покрывать текущие обязательства перед пенсионерами. Одни пенсионные фонды «проедают» свой основной капитал, другие вынуждены пользоваться кредитами. Эксперты еще в 2014 году предсказывали, что в течение ближайших 20 лет банкротство потерпят 85 % всех пенсионных фондов США. Процесс может ускориться, поскольку доходность казначейских бумаг США быстро падает. Если в конце 2015 года доходность 10-летних бумаг составляла 2,27 %, то в начале июня текущего года она была равна лишь 1,63 %.

В Европе, где пенсионные фонды вынуждены покупать местные облигации с отрицательными процентами, крах системы пенсионного обеспечения произойдет намного раньше.

Последствие седьмое. Многие крупные и крупнейшие корпорации пользуются возникшей ситуацией и начинают наращивать масштабы эмиссии своих облигаций, которые на фоне государственных облигаций выглядят более привлекательно, имеют положительные процентные ставки. Хотя эти положительные ставки по любым меркам очень скромные. Впрочем, некоторые корпорации с хорошей рыночной репутацией заявляют уже о планах эмиссии своих долговых бумаг с отрицательным процентом. Их процентная политика заключается в том, чтобы отрицательный процент корпоративных облигаций был более умеренным по сравнению с отрицательным процентом государственных бумаг.

Последствие восьмое. Поскольку международные резервы Центробанков формируются в значительной степени за счет покупки государственных долговых бумаг, то по мере ухода этих бумаг «под воду», доходность таких резервов превращается в убытки.

Последствие девятое. Оно зеркально противоположно предыдущему последствию и заключается в том, что государственные долги стран «золотого миллиарда» начинают незаметно «таять». Вот данные МВФ об относительном уровне государственного долга некоторых стран «золотого миллиарда» (% ВВП, 2015 год): Япония – 248; Греция – 178; Италия – 132; Португалия – 128; США – 106; Бельгия – 106; Франция – 97; Канада – 91; Великобритания – 89; Германия – 71. Для сравнения приведем значения того же показателя по некоторым странам ПМК: Индия – 67; Китай – 44; Филиппины – 37; Индонезия – 27; Россия – 18. Отметим, что государственный долг стран ПМК «таять» не может, т. к. кредиты и займы, получаемые этими странами, имеют весьма существенные положительные процентные ставки.

Последствие десятое. В силу резкого перепада уровней процентных ставок по кредитам и другим финансовым инструментам в странах «золотого миллиарда» и странах ПМК можно ожидать, что инвесторы и финансовые спекулянты из первой группы стран будут стремиться проникнуть на финансовые рынки второй группы стран. Впрочем, уже в настоящее время такой бизнес процветает, специалисты называют его «процентным арбитражем» (использование различий в уровнях процентных ставок). Желанию делать большие деньги на «процентном арбитраже» порой не могут воспрепятствовать ни экономические санкции со стороны Запада, ни валютные ограничения на капитальные операции со стороны стран ПМК. Значительная часть такого «процентного арбитража» – «теневой» бизнес.

Если попытаться коротко охарактеризовать последствия ухода финансовой системы Запада «под воду», то можно сказать: отрицательный процент подталкивает хозяйствующих субъектов тратить деньги, которых у них нет, и наращивать долг, по которому они никогда не будут платить. Ситуация более чем странная, в таком состоянии экономика и финансовая система находиться долго не может. Поэтому описанные выше последствия могут иметь краткосрочный характер.

Рыночные механизмы могут заблокировать дальнейшее развитие ряда процессов. Например, корпорации могут начать активно выпускать свои облигации с отрицательным процентом, но спрос на них может оказаться низким, а затем вообще упасть до нуля. Величина этого спроса, может, в частности, зависеть от соотношения отрицательных процентных ставок на корпоративные и государственные облигации. Инвесторы, сталкиваясь с «минусом» на всех рынках, будут принимать решения с учетом различий в уровнях «минуса».

Но самое главное, что система государственного управления экономикой и финансами, которая существует сегодня в большинстве стран мира, была сконструирована под положительные процентные ставки. Если денежные власти тех стран, где начался интенсивный переход к отрицательному проценту, успеют перестроить системы управления под новые реалии, тогда, вероятно, какие-то из названных выше негативных последствий удастся купировать. Однако, судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, в странах «золотого миллиарда» либо не предпринимается попыток перестройки системы управления, либо делаются импульсивные попытки вернуться в «старое доброе время», когда процентные ставки были положительными. Но это никому не удается. Наглядный пример – ФРС США. Прошлогодние заявления денежных властей Америки о последовательном повышении процентной ставки (до 3.3,5 % в течение двух лет) наталкиваются на непреодолимые препятствия. Почти нулевые процентные ставки не сумели восстановить американскую экономику, ей требуются все новые и новые «инъекции» бесплатных денег. Все более там укрепляется партия сторонников присоединения Америки к клубу «отрицательных процентов», в котором состоят многие европейские страны и Япония.

Финансовая система все глубже погружается в болото отрицательных ставок и дефляции. Долгосрочные последствия такого погружения просчитать никто не может.

«Практические деньги», или Тихий бунт против «хозяев денег»

В конце августа текущего года в мировых СМИ прошла почти информация о проекте создания «практических расчетных денег» (utility settlement coin). К сожалению, на нее обратили внимание лишь узкие специалисты, широкой аудиторией она была почти не замечена. Лондонская Financial Times сообщила, что четыре ведущих мировых банка объединили усилия с целью разработки цифровой валюты, которую они надеются сделать стандартным инструментом расчетно-клиринговых операций для обслуживания сделок на рынках ценных бумаг (https://www.ft.com/content/1a962c16-6952-11e6-ae5b-a7cc5dd5a28c). Эта валюта получила рабочее название – «практические расчетные деньги» (ПРД).

Над проектом ПРД уже сравнительно давно работает швейцарский банк UBS. Система расчетов, основанных на ПРД, использует технологию блочных цепей («блокчейн»), лежащую в основе всем известной криптовалюты – биткоина (http://www.fondsk.ru/news/2016/03/21/kriptovaluty-dengi-ili-instrument-azartnyh-igr-39213.html). Не вдаваясь в подробности, отметим, что технология «блокчейн» позволяет выстраивать расчеты, не прибегая к помощи посредников – прежде всего, банков. В том числе банков иностранных и находящихся под неусыпным «оком» своих органов финансового надзора и регулирования.

К проекту UBS в августе присоединились Deutsche Bank, Santander и BNY Mellon, а также брокер ICAP. Как заявил Хайдер Джеффри, директор по финансово-техологическим инновациям в UBS, участники соглашения планируют в течение ближайшего года представить описание проекта ПРД соответствующим Центробанкам и финансовым регуляторам, чтобы получить их одобрение и в начале 2018 г. начать коммерческое использование ПРД «в ограниченном количестве низкорисковых операций». Учитывая состав участников проекта, можно предположить, что им придется обратиться как минимум в следующие инстанции: Федеральную резервную систему США (ФРС США), Европейский центральный банк (ЕЦБ), Национальный Швейцарский банк (НШБ), а также в Бундесбанк и Банк Италии. Испытание, скажем прямо, не простое. Но участники проекта настроены, с одной стороны, оптимистично. С другой стороны, решительно. Они уверены, что эпоха альтернативных валют уже наступила. Причем не каких-то «подпольных» криптовалют, которых сегодня либо не замечают, либо не признают денежные власти, а тех валют, которые будут признаны денежными властями ведущих стран Запада, включая ФРС и ЕЦБ. Недаром, на глобальном экономическом форуме в Давосе в январе этого года столь большое внимание в дискуссиях было уделено криптовалютам. Даже директор МВФ Кристина Лагард благосклонно отнеслась к возможному применению криптовалют в международной финансовой системе (http://www.fondsk.ru/news/2016/01/24/davos-2016-chto-v-suhom-ostatke-38193.html). «Разведка боем» была проведена. После этого банки мирового калибра решили громогласно заявить о своем проекте.

В последние годы было много различных проектов по использованию биткойнов и прочих криптовалют, которые проводились разными энтузиастами, далекими от большого банковского бизнеса. Первые проекты в этой области даже представлялись как вызов власти мировых ростовщиков. Биткойны – что-то наподобие «венчурного» бизнеса. Крупнейшие мировые банки поначалу скептически относились к технологии блочных цепей, которая использует децентрализованную сеть компьютеров для электронной верификации финансовых транзакций. Биткойны и прочие криптовалюты последних лет сегодня воспринимаются как «испытательный полигон». Альтернативные деньги прошли успешно предварительные испытания, теперь мировые ростовщики берут этот «венчурный» проект под свой контроль. Четверка больших банков решила «оседлать» долгосрочный тренд по созданию новых денег. Риски для них, конечно, высокие. Проект все еще остается «венчурным». Но возможные дивиденды в случае успеха даже не поддаются оценке.

В заявленном проекте банковской четверки просматриваются элементы традиционного клиринга. Необычна лишь валюта клиринга. Это не доллар, не евро, не рубль или юань. Это некая виртуальная, искусственная валюта – «практические расчетные деньги». Одна из проблем, которая возникает при создании новой системы – конвертация ПРД в обычные валюты. Авторы проекта рассчитывают, что конвертацию будут обеспечивать центральные банки. Но эта проблема непростая.

Все центральные банки мира в той или иной степени зависят от главного Центробанка – ФРС США. Федеральный резерв, естественно не заинтересован во внедрении новой системы, которая будет подрывать монопольное положение доллара как мировой расчетной валюты. Есть и другие проблемы. Например, обменный курс «практических денег». Как он будет определяться? Будут ли Центробанки, даже если они согласятся выполнять функции обмена, гарантировать устойчивый курс «практических денег»? Каким образом можно будет поддерживать стабильный курс «практических денег? Не станут ли они еще одним инструментом азартных игр спекулянтов? Напомним, что сегодняшние криптовалюты (прежде всего, биткойны) отдаленно напоминают деньги как «всеобщий эквивалент», скорее они являются инструментом таких азартных игр.

Даже если будут найдены ответы и решения на поставленные вопросы, остается еще много других вопросов. Например, будут ли «практические деньги» классическими деньгами со всеми «классическими» экономическими функциями? Или они лишь инструмент обмена, обеспечивающий операции с ценными бумагами? Можно ли будет «практические деньги» использовать для операций по купле-продаже обычных товаров и услуг на национальных и мировых рынках? Можно ли их размещать на депозитах и выдавать в виде кредитов? В настоящее время ответов на эти вопросы нет. Более того, многие вопросы даже не ставятся. Мол, прагматичным банкирам, ищущим простые способы расчетов по ценным бумагам, так далеко заглядывать не надо. Им-то, может быть, не надо. Но им придется обращаться в центральные банки и другие финансовые регуляторы для согласования и одобрения проекта. А уже там-то чиновникам придется ставить такие вопросы и отвечать на них. Ведь одобрение проекта может означать, что из бутылки будет выпущен джин. Джин может начать разрушение существующей валютной и денежно-кредитной системы, которая банкирами упорно создавалась в течение столетий.

Разработчики проекта ПРД подчеркивают такие преимущества расчетов на основе новых денег по сравнению с существующими ныне системами расчетов, как скорость и дешевизна. Действительно, нынешние системы расчетов предусматривают резервирование средств или иные дорогостоящие способы покрытия рисков тех банков, которые осуществляют расчетные операции в пользу своих клиентов. Издержки, естественно, несут клиенты.

Помимо четверки банков, объявивших о проекте ПРД, о подобных альтернативных средствах расчетов думают и другие крупные и крупнейшие банки Запада. Среди них банки Уолл-стрит. Между прочим, один из банков, заявивших об участии в проекте ПРД, – BNY Mellon – входит в первую десятку американских банков. Им-то зачем? – Ведь они, как известно, являются акционерами Федерального резерва. Следовательно, они – «бенефициары» системы, основанной на долларе.

Во-первых, они после финансового кризиса 2007–2009 гг. переживают не лучшие времена. Рентабельность американского банковского бизнеса сильно просела. «Практические деньги» реально снижают их издержки. Во-вторых, они ощущает, что доллар США как мировая валюта не бессмертен, в международных финансах назревают радикальные изменения. Они должны держать нос по ветру. Поэтому на всякий случай разрабатывают проекты расчетов с использованием альтернативных валют. Так сказать, заранее «подкладывают соломку». Вот конкретные примеры по банкам Уолл-стрит. Citigroup разрабатывает систему Citicoin, a Goldman Sachs подал заявку на патент с технологией SETLcoin, которая должна позволить почти моментально проводить расчеты по сделкам. JPMorgan Chase работает над аналогичным проектом альтернативных денег (https://www.ft.com/content/1a962c16-6952-11e6-ae5ba7cc5dd5a28c).

Уже не приходится говорить о банках, находящихся за пределами США. Они не хотят находиться под «дамокловым мечом» американских санкций. Крупнейший европейский банк Европы британский HSBC в декабре 2012 г. заплатил почти 1,3 млрд. долл. по уголовному делу и еще 665 млн. долл. в качестве административного штрафа. HSBC обвинялся в проведении транзакций от лица клиентов на Кубе, в Иране, Ливии и Бирме – против всех этих стран действовали санкции США. Британский банк Standard Chartered в декабре 2012 г. заплатил 340 млн. долл. финансовому регулятору штата Нью-Йорк, который обвинил банк в использовании схем для отмывания миллиардов долларов иранского правительства. Еще 327 млн. долл. банк заплатил властям США за осуществление валютных транзакций для юридических лиц из Судана, Ирана, Ливии и Бирмы, которые банк пытался скрыть от регуляторов. Список банков Старого Света, оштрафованных финансовыми регуляторами США на суммы, измеряемые сотнями миллионов долларов, можно продолжить. Европейские банки задумались о мерах защиты. Самый мощный импульс поиску крупными и крупнейшими банками мира способов защиты от карательных мер Вашингтона дала история с французским банком BNP Paribas. В 2014 году администрация Обамы оштрафовала его на 9 млрд. долл. за ведение бизнеса со странами, которые были в «черном списке» Вашингтона, – Кубой и Ираном.

«Практические деньги» позволяют избегать подобных «экзекуций» со стороны дяди Сэма. Во-первых, расчеты не будут проходить через американскую банковскую систему, в которой сегодня любой приличный неамериканский банк должен иметь свои корреспондентские счета. Уже было много случаев замораживания корсчетов, а также блокирования расчетов, что приводило к большим потерям неамериканских банков. Во-вторых, альтернативные расчеты позволяют участникам расчетных операций обеспечивать большую их конфиденциальность. В лучшем случае об этих операциях будут знать финансовые регуляторы и надзорные органы лишь тех юрисдикций, к которым приписаны банки-участники. Федеральный резерв и другие финансовые «надзиратели» США окажутся в стороне. Впрочем, финансовые регуляторы США в последние годы беспощадно расправлялись даже со своими банками, которые нарушали санкции и обслуживали тех, кого Вашингтон заносил в «черные списки». Американские банки также хотели бы пользоваться такими платежными системами, операции которых не отслеживались бы «радарами» американских финансовых регуляторов. Не исключается, что именно этими соображениями руководствовался BNY Mellon, подключившись к проекту ПРД.

Впрочем, если проект ПРД действительно сделает информацию по денежным расчетам между банками «защищенной» от Центробанков и правительств, это будет означать, что весь банковский мир окажется в сплошной «тени». Уже сегодня половина мировой экономики находится в «тени» оффшоров. В дополнение к ней банковские расчеты станут абсолютно «непрозрачными». Банки и сегодня обладают гигантской властью в мире. Не будет ли переход к ПРД означать, что государства даже символически перестанут контролировать банки? Не станет ли власть банков абсолютной? Такие риторические вопросы еще несколько лет назад задавали руководители некоторых Центробанков и финансовых регуляторов. В этом году ни один из чиновников высокого ранга на Западе публично не выразил никаких возражений против альтернативных валют. Настроения в «верхах» таинственным образом изменились.

Можно также отметить, что к разработке проектов альтернативных денег и расчетов на основе «блокчейн» большой интерес проявляют российские банки. Для них эти проекты особенно актуальны, учитывая, что экономические санкции США и некоторых других стран Запада против России распространяются на банковский сектор Российской Федерации.

Комментарий к статье Марата Селезнева «Пятая колонна с Неглинной»

Мои друзья сообщили мне о публикации некоего Марата Селезнева на ресурсе Лента. ру. Автор сделал попытку доказать, что многочисленные критики Банка России (в их список включен и я) занимаются на самом деле «мифотворчеством» и незаслуженно обижают наш Центробанк. Ознакомившись со статьей, я могу сказать только спасибо господину Селезневу. Видимо, ему дали команду исполнить «социальный заказ», защитить Центробанк и госпожу Набиуллину. Возражения против критики Центробанка России, которые «с миру по нитке» собрал Селезнев, настолько хилые и даже смешные, что тратить время на их разбор жалко. Уверен, что любой грамотный читатель, ознакомившись с коллекцией «аргументов» защитников Банка России, еще более утвердится во мнении, что этот институт вполне заслуживает того, чтобы его назвать «пятой колонной».

Можно лишь добавить, что господин Селезнев сам очень активно участвует в процессе мифотворчества. Например, он приписывает Сергею Глазьеву и Михаилу Дегтяреву, что они считают увеличение денежной эмиссии чуть ли не «палочкой-выручалочкой», которая позволит восстановить нашу экономику. Я прекрасно знаю мнение Глазьева и Дегтярева. Они говорят о том, что такая эмиссия – необходимое, но недостаточное условие оживления нашей экономики. Эффект будет лишь в том случае, если мы введем контроль над трансграничным движением капитала, ликвидируем оффшоры, начнем вторую индустриализацию и т. д.

Такие же передергивания мы видим и по другим «мифам». Например, применительно ко второму мифу Селезнев пишет: «ЦБ – независимая структура, не подчиняющаяся никому». Такого не мог сказать ни Стариков, ни Федоров (этот миф почему-то приписан именно им). Оба указанных критика Центробанка как раз и говорят, что он подчинен Федеральной резервной системе США.

Мне господин Селезнев приписал авторство первого мифа. Начинается формулировка мифа со следующего тезиса: «ЦБ – это не орган российского государственного управления». Я конечно польщен. Но и все остальные названные в статье критики Центробанка России придерживаются того же мнения. Так называемый «миф» № 1 – аксиома, известная сегодня в России многим, даже наиболее «продвинутым» домохозяйкам. Буду очень благодарен господину Селезневу, если он мне покажет, в какой статье Конституции России прописано, что ЦБ – орган государственного управления. В круге органов государственного управления, описанном в Конституции России, Центробанк не значится. А вот упоминаемый в статье закон № 86 (закон о Центральном банке России) прямо устанавливает: Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России – по обязательствам государства (статья 2). По-моему, этого достаточно, чтобы понять, что Банк России – «государство в государстве».

Многие из названных Селезневым критиков писали не раз о вредной и даже подрывной деятельности Банка России. И, заметим, не в формате «агиток», а серьезных монографий и исследований. Таковые были написаны академиком СЮ. Глазьевым, Михаилом Хазиным, Моисеем Гельманом и многими другими специалистами и экспертами. Несколько книг по тематике Центробанка были написаны и мною. В частности, могу назвать следующие книги: «Хозяева денег, 100-летняя история ФРС» (2014); «Америка против России» (2015); «Диктатура банкократии. Организованная преступность финансово-банковского мира» (2014); «Мировая кабала. Ограбление по…» (2013). Впрочем, эти книги я рекомендую не господину Селезневу. Судя по всему, истина его мало интересует. Эти работы я адресую тем нашим читателям, которые, прочитав «агитку», Селезнева захотели более обстоятельно разобраться в вопросе.

В то же время адвокатов Центробанка сегодня в России днем с огнем не сыщешь. Ведь надо выдавать черное за белое, рисковать своей деловой и научной репутацией. Между прочим, и сам господин Селезнев не желает ронять свое реноме, ловко устраняясь от дискуссии. Он предпочитает апеллировать к аргументам экспертов, «широко известных в очень узких кругах». При этом оказывается, что вопросы Центробанка вообще не в сфере их непосредственных практических и научных интересов. Все «развенчание мифов» сводится к весьма короткому набору случайных цитат. В общем, Марат Селезнев оказал Банку России неоценимую «медвежью услугу». «Агитка» своей легковесностью и крайней неряшливостью лишь дополнительно укрепляет читателей во мнении, что Банк России действительно:

1) является филиалом ФРС;

2) не подчиняется государственной власти Российской Федерации;

3) убил экономику страны;

4) обвалил рубль (от себя добавлю: еще не раз может обвалить).

Большая просьба к Марату Селезневу продолжить серию «Пятая колонна». Предлагаю для ближайших публикаций рассмотреть «мифы» о министерстве финансов и министерстве экономики. При необходимости готов автору серии предоставить необходимые материалы.


home | my bookshelf | | Глобальный мир финансов. От кризиса к хаосу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу