Book: Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории



Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Валентин Катасонов

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

К 70-летию Бреттон-Вудской международной конференции

Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок

Козьма Прутков

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков

Василий Ключевский

Введение

Сегодня довольно часто в средствах массовой информации мелькает слово «Бреттон-Вудс» (Bretton-Woods). Это название небольшого живописного местечка в штате Нью-Хэмпшир в Соединенных Штатах Америки. В 1902 году здесь был построен отель «Маунт Вашингтон» (Mount Washington), который стал основой горного курорта. Однако журналистов, политиков, историков интересуют не живописные ландшафты Бреттон-Вудса, а то событие, которое там происходило в 1944 году, с 1 по 22 июля. Официальное название этого события: Валютно-финансовая конференция организации Объединённых Наций (The United Nations Monetary and Financial Conference). Ha сленге журналистов это длинное название звучит коротко: «Бреттон-Вудс». На Конференции присутствовали 730 делегатов из 44 государств, участников антигитлеровской коалиции. В работе Конференции участвовала делегация СССР. Целью Конференции было урегулирование международных валютных и финансовых отношений по окончании Второй мировой войны.

Еще гремели пушки Второй мировой войны, союзники еще только открывали «второй фронт» (высаживались на побережье Франции), до активных действий нашей армии против Японии оставалось еще более года, а страны антигитлеровской коалиции уже думали о послевоенном устройстве мира. Решения по послевоенному политическому устройству мира странами антигитлеровской коалиции принимались в основном уже в 1945 году. Мы имеем в виду встречу руководителей США, Великобритании и СССР в Ялте (февраль), Конференцию по учреждению ООН в Сан-Франциско (апрель-июнь), Конференцию по послевоенному устройству Европы и решению судьбы Германии в Потсдаме (июль-август). Однако решения по организации послевоенного мирового финансового порядка принимались с большим опережением. Видимо, те, кто проектировал будущее мира, полагали, что важнее всего заложить валютно-финансовый фундамент мирового порядка. А уже на этом фундаменте легче будет выстраивать мировой политический порядок.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Отель «Маунт Вашингтон», где проходила Бреттон-Вудская конференция


Нынешний повышенный интерес к Бреттон-Вудсу объясняется двумя причинами. Одна причина формальная – 70-летний юбилей Конференции. Другая причина неформальная. Она порождена нынешним кризисом мировой финансовой системы и поиском выхода из него. В этой связи многие вспоминают о конференции в Бреттон-Вудсе. Принятые на ней решения позволили на некоторое время стабилизировать международные валютно-финансовые отношения. Однако бреттон-вудская валютно-финансовая система исчезла в первой половине 1970-х годов. На смену ей пришла другая, которую принято называть ямайской (по названию места, где в 1976 году проходила международная конференция, принявшая решения о создании новой системы). Ямайская валютно-финансовая система (далее – ЯВС) продолжает существовать и по сей день, хотя она трещит по швам, о чем, в частности, свидетельствует мировой финансовый кризис 2007–2009 годов. Со дня на день может начаться новая «серия» финансового кризиса, поскольку ни одна из фундаментальных причин глобальных экономических и финансовых дисбалансов не исчезла.

Сегодня все энергичнее звучат призывы вернуться к тому мировому порядку, который был заложен 70 лет назад в Бреттон-Вудсе. Известный финансовый спекулянт миллиардер Джордж Сорос в этой связи даже провел «репетицию» Бреттон-Вудс-II. В апреле 2011 года в том же самом отеле «Маунт Вашингтон» он собрал авторитетных политиков, экономистов, бизнесменов для обсуждения путей выхода из нынешнего финансового кризиса. Мероприятие проходило под эгидой созданного Соросом Института Нового Экономического Мышления (Institute of New Economic Thinking – INET). Несмотря на закрытость мероприятия, общая атмосфера его известна. Большинство участников «репетиции» пришли к выводу, что Бреттон-Вудс-I был не так уж плох. Некоторые участники мероприятия даже заявили, что лучше Бреттон-Вудса-I человечеству ничего придумать не удалось. Естественно, участники «репетиции» оговаривались, что речь не идет о буквальном копировании решений конференции 1944 года.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Участники Конференции в Бреттон-Вудсе


Для тех, кто изучал экономику (особенно мировую экономику), слово «Бреттон-Вудс» хорошо знакомо. В любом учебнике по экономической теории, международным экономическим отношениям, деньгам и кредиту, экономической истории и т. п. обязательно упоминается конференция в Бреттон-Вудсе. В зависимости от целей учебника и его формата дается более или менее подробное описание основных параметров бреттон-вудской валютно-финансовой системы. В наиболее фундаментальных учебниках раскрываются предпосылки формирования бреттон-вудской системы (БВС), причины ее кризиса и развала. Но даже в самых солидных учебниках многие «тонкости» и детали вопросов, касающихся БВС, остаются «за кадром».

Данная работа призвана обратить внимание специалистов и всех читателей именно на эти «тонкости» и детали. Дьявол, как известно, прячется в деталях и «мелочах». Знание этих «мелочей» позволит скорректировать традиционные представления об устройстве мировой финансовой системы, ее движущих силах и механизмах. А также лучше понять возможные сценарии дальнейших изменений и реформ мировой финансовой системы. Автор лишь в самом общем виде дает те сведения по БВС, которые можно найти в учебниках по экономике или специальной литературе. Основное внимание в книге уделяется тем вопросам Бреттон-Вудса, которые либо вообще не упоминались в нашей литературе, либо скупо освещались и недостаточно глубоко осмысливались.

К сожалению, часто без каких-либо оговорок пишут, что БВС – разновидность золотого стандарта. Мы стараемся показать, что БВС лишь номинально представляла собой золотой стандарт. А реально уже это была система, основанная на бумажном долларе. Еще какая-то тонкая связь доллара с золотом сохранялась до середины 1960-х годов. Под разными предлогами Вашингтон отказывался от разменов «зеленой бумаги» на «желтый металл», с 1967 года он вообще перестал это делать. А даже до этого времени «печатный станок» ФРС уже работал на хороших оборотах. Образно говоря: на 1 доллар, обменянный на металл через «золотое окошко» американского казначейства, ФРС выпускала 10 новых долларов. Под вывеской «золотодолларового», «золотодевизного» стандарта фактически уже складывался стандарт бумажного доллара.

Де-факто мир уже почти полвека существует без золотых денег и золотого стандарта. В XXI веке все настойчивее звучат призывы (того же Джорджа Сороса) восстановить в каком-то виде золотой стандарт. Современный неискушенный человек быстро подпадает под гипноз аргументации сторонников возвращения к золотым деньгам, в том числе к золотому рублю. С учетом этого обстоятельства мы посвятили часть работы разъяснению того, что такое золотой стандарт, какие виды золотого стандарта предшествовали ВВС, какие социально-экономические и политические последствия имело введение золотого стандарта в отдельных странах и в мире и т. п.

А главное – мы пытаемся донести до читателя банальную истину, что обсуждаемые в СМИ и «научных» аудиториях варианты золотого и бумажного стандартов международной валютной системы – выбор между «плохим» и «совсем плохим». Естественно, что варианты будут всегда «плохими» и «совсем плохими» для общества, народа. А для ведущих кланов мировой финансовой олигархии это выбор между «хорошим» и «совсем хорошим». Известно, что если деньги и право выпускать деньги узурпируются кучкой людей, называемых «финансовой олигархией», то они получают неограниченную власть над обществом. Все мы помним крылатую фразу Ротшильда: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы».

Денежный механизм этой власти предельно прост: последовательное сжатие и расширение денежной массы. Есть короткие и длинные циклы сжатия-расширения денежной массы. В рамках коротких циклов готовятся (на фазе расширения) и осуществляются (на фазе сжатия) экономические и финансовые кризисы. В рамках длинных циклов готовятся и проводятся войны. Без понимания этих циклов трудно осмыслить многие события XX века, прямо или косвенно связанные с первой и второй мировыми войнами. Если говорить коротко, то золотой стандарт всегда ведет к сжатию денежной массы, созданию искусственного дефицита денег. Бумажный стандарт – расширение денежной массы и утрата деньгами способностей выполнять свои основные функции (мера стоимости, средство обращения и платежа, средство накопления). И тот, и другой стандарт доводят общество до тотального кризиса, наиболее очевидным выходом из которого становится война. Выбор между золотыми (товарными) деньгами и бумажными деньгами (денежными знаками) – поиск лишь временного облегчения, но не решения проблем общества. Кардинальное решение – лишение финансовой олигархии власти над «печатным станком», передача полномочий выпуска денег государству. Но не всякому государству, потому что может быть вариант «государственного капитализма». Ярким примером такого капитализма является Третий Рейх и Рейхсбанк, который обслуживал интересы германских (и не только германских) корпораций и нацистской верхушки. Мы, конечно же, имеем в виду государство, представляющее интересы народа (общенародное государство). В этом смысле крайне ценным является опыт организации денежно-кредитных отношений в СССР в период 30-50-х годов прошлого века (денежная и валютная система «сталинской экономики»)[1].

В современных учебниках (не только по экономике) очень часто можно встретить дежурные фразы: «в силу объективных причин», «объективные законы», «объективные процессы» и т. п. Мир финансов – мир человеческих отношений, мир интересов, мир острой борьбы. А фразы, содержащие слова «объективный», «объективная», «объективное», фактически снимают с автора и читателя бремя расследования и осмысления тех острых социальных, политических и межличностных коллизий и интриг, которые рано или поздно становятся причинами видимых событий в мире финансов. Без такого осмысления мир финансов представляет собой набор случайных событий, «броуновское движение», переходящее порой в «хаос».

Бреттон-Вудская конференция – очень даже видимое и значимое событие в мире финансов. Видимая часть этого события уже давно описана. А дальше происходило и до сих пор продолжается лишь механическое переписывание (причем нередко при таком переписывании возникают неточности и даже ошибки). Автор попытался разобраться в некоторых закулисных политических и межличностных хитросплетениях, которые предвосхищали и сопровождали конференцию 1944 года. Героями этих хитросплетений были американский президент Франклин Рузвельт, министр финансов США Генри Моргентау, высокопоставленный чиновник министерства финансов Гарри Уайт, Председатель Совнаркома СССР И. В. Сталин, английский экономист Джон М. Кейнс и многие-многие другие. Зарубежные авторы, выпускавшие монографии по Бреттон-Вудсу детально обсуждают роль перечисленных выше и многих других фигур в построении послевоенной мировой финансовой системы.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Ф. Д. Рузвельт и Генри Моргентау


Но почти всегда обходят стороной роль Федеральной резервной системы США, ее акционеров и руководителей[2]. Конечно, информация, касающаяся участия ФРС в подготовке, проведении и реализации решений Бреттон-Вудса, тщательно скрывается. В те времена председателем Совета управляющих ФРС был Марринер Экклз (занимал этот пост в период 1934–1948 гг.). О нем в Америке написана куча книг. Биограф Экклза Сидней Хайман дал такую яркую оценку своему «герою»: «Марринер Экклс – это и есть экономическая история Америки»[3]. Но даже Хайман очень схематично описал жизнь и деятельность Экклса в период подготовки и проведения Бреттон-Вудской конференции. Будем надеяться, что со временем, когда будут рассекречены архивы ФРС и Казначейства США, мы узнаем больше о роли Экклза и главных акционеров Федерального резерва в такой важной странице экономической истории Америки и мира, как Бреттон-Вудс. Отметим только, что перед своим назначением председателем Совета управляющих ФРС Марринер Экклз работал помощником министра финансов Генри Моргентау.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Марринер Экклз


Особое внимание в книге уделяется помощнику министра финансов Гарри Уайту, который был руководителем американской делегации на Бреттон-Вудской конференции и который стал первым директором от США в Международном валютном фонде, созданном на основании решений Конференции. Кое-какие публикации, посвященные Уайту, в последнее время появляются в СМИ, на Западе вышли даже книги об Уайте. Большинство авторов называют его «советским агентом». При этом подчеркивается, что он был «идейным» агентом, который сознательно работал в интересах СССР. Мы не склонны идеализировать руководителя американской делегации и представлять его «другом» Советского Союза. Скорее, его можно представить человеком американского истеблишмента, который делал ставку на «конвергенцию» США и СССР, а фактически на мирное и незаметное поглощение Советского Союза Западом. Таких людей в Правительстве США в те годы было много, все они так или иначе составляли «команду Франклина Рузвельта». Впрочем, пусть читатель сам сделает выводы о личности Уайта на основе тех материалов, которые представлены в книге.

Обычно в учебниках говорится о том, что на Конференции обсуждались проекты послевоенного валютно-финансового устройства, представленные американской и английской делегациями (соответственно – Гарри Уайтом и Джоном Кейнсом). Проект Кейнса предлагал создание наднациональной валюты, называемой «банкором». Она должна была обслуживать большую часть международных расчетов. Эмиссия банкора и расчеты должны были осуществляться через Международную клиринговую палату, которая также имела бы наднациональный статус.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Джон Кейнс и Гарри Уайт в кулуарах Конференции


Однако выбран был проект американской делегации. Суть его в том, чтобы установить в мире фиксированные валютные курсы, восстановить связь национальных денежных единиц с золотом, поддерживать цену золота на уровне 35 дол. за тройскую унцию. Главное же – приравнять американский доллар к золоту, тем самым придав американской валюте статус международных денег. Фактически это был золотодолларовый стандарт. При этом в целях поддержания связи международной валютной системы с «желтым металлом» Вашингтон обещал осуществлять размен долларов на золото из запасов американского казначейства (в то время в этих запасах было сконцентрировано до 70 % всего золота капиталистического мира). Для поддержания стабильности валютных курсов денежных единиц было решено создать Международный валютный фонд (МВФ), который бы выдавал кредиты тем странам, у которых возникали большие дефициты платежных балансов. А для оживления разрушенной войной экономики (в первую очередь, экономики Западной Европы) был создан Международный банк реконструкции и развития (МБРР). В обеих международных финансовых организациях США имели «контрольный пакет», что делало их удобным инструментом политики Вашингтона. В начале существования Фонда Соединенным Штатам принадлежало 27 % голосов. Получилось что-то наподобие филиала американского казначейства. Дядя Сэм порадел и об интересах своего ближайшего союзника-конкурента – Великобритании, добившись для нее 13 % голосов. Голосов этих двух стран было достаточно для того, чтобы использовать Фонд в качестве эффективного инструмента Финансового интернационала.

Вашингтон, «продавив» свой вариант устройства мировой финансовой системы, согласился на некоторые непринципиальные уступки Лондону. В частности, было решено, что ключевой («резервной») валютой будет не только доллар США, но и британский фунт стерлингов. Также Вашингтон настаивал на быстром восстановлении конвертируемости (обратимости) валют, имея в виду что это облегчит долларовую экспансию в мире. Другие страны, в том числе Великобритания, сумели настоять на том, чтобы конвертируемость валют вводилась постепенно. Более того, страны даже зарезервировали за собой право сохранять (или восстанавливать) валютные ограничения по капитальным операциям. Аргументируя это тем, что без такого инструмента будет сложно или невозможно поддерживать стабильные (фиксированные) курсы валют стран – членов Фонда. Вот вкратце круг тех вопросов, которые обсуждались и по которым принимались решения на Конференции в течение трех недель. Так нам сообщают учебники.



Однако были и другие вопросы, которые очень горячо обсуждались в отеле «Маунт Вашингтон», но о которых сегодня вспоминают крайне редко. Один из них – судьба Банка международных расчетов (Базель). Этот международный финансовый институт запятнал себя тесным сотрудничеством с нацистами. В Бреттон-Вудсе было принято решение (правда, с большим трудом) ликвидировать БМР. Однако интересы Финансового интернационала, который и привел в свое время Гитлера к власти и подтолкнул его к войне, оказались выше. Решение о ликвидации БМР, принятое государствами антигитлеровской коалиции, было проигнорировано мировой финансовой олигархией.

Читатель может узнать об этом из данной книги.

Описываемые в книге закулисные истории вокруг Бреттон-Вудса – лишь иллюстрация того, что мир финансов очень субъективен, а то, что авторы называют «объективным», – лишь видимая часть этого мира. Большая часть финансового мира была и остается невидимой. Вместе с тем общие контуры невидимой части финансового мира могут быть вполне реконструированы.

Судя по отечественным публикациям, процесс ратификации документов, принятых на Конференции, в странах-участницах (за исключением СССР) прошел без сучка и задоринки. Но это сильное упрощение. В США и Великобритании было много противников решений Конференции – команде Рузвельта пришлось «продавливать» одобрение документов Бреттон-Вудса в Конгрессе. Еще более яростным было сопротивление в Парламенте Великобритании, Лондон не хотел признавать свое поражение на Конференции. Лишь к лету 1945 года Америка ратифицировала документы Бреттон-Вудса, а Великобритания это сделала только осенью.

В учебниках обычно одним предложением сообщают, что СССР в конференции 1944 года участвовал, но ее документы не ратифицировал. Мы попытались дать расшифровку этих лаконичных формулировок. С одной стороны, объясняя, зачем Сталин вообще направил советскую делегацию в Бреттон-Вудс. А, с другой стороны, раскрывая фундаментальные причины того, почему для Советского Союза вхождение в БВС было «смерти подобно». После окончания Второй мировой войны СССР оказался вне БВС, активно формируя свою альтернативную национальную и международную валютно-финансовую систему. Альтернативная международная валютно-финансовая система создавалась в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Особую роль в этой системе стал играть «переводной рубль». Это была региональная наднациональная валюта, которая выступала альтернативой доллару США, занявшему место международной резервной валюты в БВС[4].

Впрочем, СССР не замыкался только в рамках СЭВ, на определенном уровне поддерживались торгово-экономические и валютно-финансовые отношения СССР с теми странами, которые после войны вошли в состав БВС. В книге кратко раскрываются принципы и механизмы сосуществования СССР и БВС. Важнейшие принципы – государственная монополия внешней торговли и государственная валютная монополия. Важнейшие элементы механизма – безвалютные способы торговли (бартер, компенсационные сделки), валютные клиринги, совзагранбанки.

Нельзя утверждать, что БВС была полностью демонтирована 40 лет назад. Хотя бы потому, что сохранились созданные по решению Бреттон-Вудской конференции Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития. Да, они претерпели достаточно существенные изменения в методах своей работы. Особенно МВФ. В книге мы пишем о тех метаморфозах, которые произошли с Фондом после Ямайской конференции 1976 года. Но при всем этом он по-прежнему остается инструментом международной политики Вашингтона, по-прежнему работает на поддержание роли доллара США как главной мировой валюты. Только действует еще более жестко, чем во времена БВС. Вызывая в странах-получательницах кредитов голод, социальные волнения, провоцируя гражданские войны. В МВФ удалось заманить некоторые социалистические страны, что закончилось для них плачевно. Яркий пример, приводимый нами, – Румыния. Впрочем, членство Румынии в Фонде закончилось плачевно не только для страны, но и лично для ее руководителя Николая Чаушеску, который был убит.

Сегодня детище Бреттон-Вудса – МВФ находится в крайне плачевном положении. Нельзя исключать даже полного краха Фонда, что, в свою очередь, может подтолкнуть к развалу нынешнюю ямайскую валютно-финансовую систему. Мы не исключаем, что может рухнуть не только МВФ, но и вся ЯВС. Часть мировой финансовой олигархии судорожно борется за сохранение гегемонии доллара. Это та часть, которую можно назвать главными акционерами частной корпорации под названием «Федеральная резервная система США» и которая привыкла извлекать из «печатного станка» ФРС баснословные прибыли. Условно эту часть акционеров можно назвать «Рокфеллеры». Но часть акционеров ФРС, которая в 1970-е годы была потеснена в связи с революционным переходом от БВС к ЯВС, сегодня рассчитывает взять реванш в подковерной борьбе мировой финансовой олигархии. А сделать это можно, отойдя от нынешней нефтедолларовой валютной системы к какому-то варианту золотого стандарта. Эту часть Финансового интернационала можно условно назвать «Ротшильдами», которые после наполеоновских войн и были инициаторами золотого стандарта. Упоминавшийся нами Джордж Сорос, который проводил «репетицию» Бреттон-Вудса в 2011 году, как раз является официальным рупором этой группы мировой финансовой олигархии. В книге читатель может найти некоторые интересные и малоизвестные факты указанной подковерной борьбы Финансового интернационала. Мы наблюдаем за этой борьбой через мир золота. В этом мире происходит много странного, нелогичного, противоречащего догматам экономического либерализма. Но все становится понятным, если на этот мир смотреть как на борьбу «Ротшильдов» за восстановление золотого стандарта.

Наша страна (СССР), как мы отметили, была вне БВС. А вот в состав ямайской валютной системы мы (как Российская Федерация) вошли. Это произошло летом 1992 года, когда Россию торжественно приняли в МВФ. Оказавшись в объятиях ЯВС, Россия начала быстро хиреть, превращаться в сырьевую колонию, терять свою политическую, экономическую и валютно-финансовую независимость[5]. Сегодня наше пребывание в ЯВС усугубляется тем, что Запад в связи с событиями на Украине и вокруг Украины начинает «обкладывать» нас различными санкциями. В том числе угрожать замораживанием внешних валютных активов и блокированием международных расчетов. Власти Российской Федерации пытаются противостоять этим санкциям, однако их действия непоследовательны и фрагментарны. Причин этому несколько. В том числе компрадорский характер части наших чиновников, которых можно отнести к категории «офшорной аристократии». Но имеет место и такая причина, как незнание собственного опыта существования СССР в условиях перманентной экономической войны со стороны Запада. А также четвертьвекового опыта сосуществования СССР и БВС. В заключительной части книги нами формулируются некоторые рекомендации по выстраиванию Россией международных расчетов с учетом опыта Советского Союза во времена существования БВС.

Глава 1

Что предшествовало Бреттон-Вудсу, или Краткая история золотого стандарта

Во всех учебниках написано, что на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году родилась золотодолларовая валютная система. При этом отмечается, что это разновидность международного золотого стандарта. Не просто разновидность, а последняя его форма. Чтобы лучше понять уникальность бреттон-вудской валютной системы, было бы неплохо понять, какую роль золото играло в денежной истории человечества.

Мир денег: золото и денежные знаки

В этой истории существовало два вида денег: а) товарные деньги; б) деньги-знаки.

Как пишут учебники, товарные деньги – различные товары, которые стихийно выделились из многообразного мира товаров и стали выполнять такие функции, как мера стоимости и средство обмена. Главная особенность таких денег в том, что они обладают внутренней стоимостью. В отличие от товарных денег денежные знаки внутренней стоимостью не обладают, по крайней мере, их внутренняя стоимость ниже номинала. Денежные знаки – лишь представители стоимости. Обычно на ум в этой связи приходят бумажные деньги, внутренняя стоимость которых определяется затратами на бумагу и полиграфические работы. Если покопаться в истории, то мы можем найти и другие примеры денежных знаков. Например, шкурки белок, которые использовались на Руси не только для шитья шуб, но и в качестве денег. Очевидно, что уже через несколько месяцев использования шкурки в качестве средства обращения (обмена) она превращалась в классический денежный знак.

А вот когда разговор заходит о товарных деньгах, то у всех на память приходит золото. В виде слитков, брусков, песка, монет. Опять-таки в любом учебнике вы найдете объяснение такой популярности золота как денег. Оно портативно, однородно, легко делится на части, стойко к коррозии, пластично (можно чеканить монеты и ставить клейма на слитки) и т. п. К тому же не так сложно отличить истинное золото от подделки. Наконец, оно достаточно редко встречается в природе, его количество нельзя резко увеличить даже при сильном желании (хотя на протяжении многих веков алхимики пытались это сделать). К сожалению, учебники называют золото классическими товарными деньгами без каких-либо оговорок. А с тех пор, как деньги приобрели форму золотых монет, золото крайне редко было в чистом виде товарными деньгами. Все очень просто: номинал, отчеканенный на монете, почти всегда оказывался больше, чем реальная стоимость золота, содержащегося в монете. Те, кто имели право чеканить монеты, получали за счет этой разницы так называемый «эмиссионный доход». При сильных отклонениях номинала от золотого содержания часто говорили о «порче монеты». Таким образом, даже в эпоху господства металлических монет золото было отчасти товарными деньгами, а отчасти денежными знаками. За право чеканить монеты на протяжении многовековой истории велась борьба. Ростовщики, которые получали проценты от предоставления денег в виде займов, мечтали о том, чтобы получить право чеканки монет (в более широком плане – эмиссии денег). Историки, которые пишут о буржуазных революциях, часто забывают сказать, что одной из движущих сил таких революций было желание отнять у монархов и феодалов право чеканки.

В целом в денежной истории человечества наблюдалась постоянная тенденция в сторону замещения товарных денег денежными знаками. В принципе, для растущей экономики такое замещение жизненно необходимо, потому что прирост золота, добытого человечеством из недр, очень невелик. Пытаться обслуживать растущие потребности общества и экономики с помощью полноценных товарных денег означает надеть на общество и экономику золотое ярмо. Такие золотые деньги будут выступать отчасти тормозом, отчасти удавкой для общества. Золото будет крайне дефицитным, а за счет этой дефицитности его хозяева могут получать баснословные доходы (рост цены на золото, повышение его покупательной способности, предоставление золота в кредит под хорошие проценты).

Что касается эмиссионного дохода, который возникает при выпуске денежных знаков, то, конечно, он может стать самым настоящим «Клондайком». На его фоне бледнеют доходы самых удачливых золотодобытчиков. Возникают все условия для занятий «денежной алхимией».

Вся новая и новейшая денежная история человечества представляет собой сосуществование двух видов денег – товарных (золотых) денег и денежных знаков. За каждым видом денег стоят свои группы интересов. В какие-то периоды времени верх берут те группы интересов, которые обогащаются за счет золота. В другие периоды – те, кто получает доступ к «печатному станку», производящему денежные знаки. Это может быть даже одна группа интересов. Она сначала делает ставку на золото, а когда возможности получать прибыли за счет монопольного владения «желтым металлом» исчерпываются, тогда она переключается на использование денежных знаков. А когда возможности «печатного станка» исчерпываются, тогда опять начинаются разговоры о том, что «ничего лучше золотых денег не бывает». Подобного рода метаморфозы можно назвать «денежными качелями». Мировая олигархия играет в эти «качели» уже давно, игра прослеживается со времен буржуазных революций в Европе. В новой и новейшей денежной истории можно выявить три основных этапа: 1) денежных знаков; 2) товарных (золотых) денег; 3) денежных знаков.

Рассматриваемая нами золотодолларовая (бреттон-вудская) валютная система – последняя фаза второго этапа (этапа золотых денег). Чтобы лучше понять роль Бреттон-Вудской конференции в денежной истории человечества, рассмотрим, что было до нее. Слишком глубоко копать не будем. Ограничимся новой и новейшей историей.

«Печатный станок» как инструмент строительства капитализма

В любом учебнике по экономической истории мы можем прочитать, что после буржуазных революций в Европе стали широко использоваться бумажные деньги. Первым начал выпуск бумажных денег Королевский банк в Швеции – в 1661 году. В Северной Америке (штат Массачусетс) такие бумажные знаки появились в 1690 году, Англии – 1694 году, Норвегии – 1695 году, Франции – 1703 году, Дании – 1713 году, Австрии – 1762 году. Не следует думать, что это связано с какими-то научно-техническими переворотами. Книги в Европе уже печатались, а бумажные деньги в Китае активно использовались еще в те времена, которые историки называют «ранним средневековьем» (XIII–XIV вв.). Все гораздо проще: ростовщики вышли из подполья, совершили буржуазные революции, установили «печатный станок» и организовали массовое производство денежных знаков. Даже если деньги были не бумажными, а металлическими (серебро, медь, золото), они все больше приобретали признаки знаков, поскольку имела место «порча монет». Поначалу ростовщики, несмотря на их бесцеремонность и наглость, все-таки побаивались заниматься слишком откровенной «денежной алхимией». Поэтому вводились некоторые ограничения на использование «денежного станка» через установление норм покрытия выпусков бумажных денежных знаков золотом, которое находилось в сейфах банков. Кроме того, ростовщики занимались активным «перевоспитанием» общества, доказывая, что «лучше бумажных денег нет ничего». Для «перевоспитания» они стали поощрять создание разных теорий. В XVII–XVIII веках получила распространение номиналистическая теория денег. Ее создателями были философы Дж. Локк, Дж. Беркли, Дж. Стюарт. Они полагали, что названия денежных единиц (фунт стерлингов, франк, доллар и др.) обозначают «идеальные атомы стоимости», знаки стоимости, условные счетные единицы. Чуть позднее на помощь философам пришли люди, которые создали свой профессиональный цех под названием «экономическая наука», или «политическая экономия». «Экономическую науку» стали преподавать профессора в университетах и даже проповедовать пасторы в протестантских храмах. В контексте обсуждаемой нами темы нельзя не вспомнить известного Адама Смита (1723–1790) – «отца-основателя» английской политэкономии. В XVIII веке он доказывал, что человечество вполне может обойтись без золота[6]. Эта его гениальная экономическая идея известна любому образованному человеку в России. Вспомним строки из «Евгения Онегина» гениального А. С. Пушкина:

Зато читал Адама Смита,

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И как живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

В связи с темой золота и денежных знаков вспомним имя еще одного гениального русского человека – генерал-лейтенанта Александра Дмитриевича Нечволодова (1864–1938). Он был не только талантливым военным, но также историком и экономистом. Его перу принадлежит работа «От разорения к достатку» (1906). Мы не раз будем обращаться к этой работе русского генерала, который глубже других сумел проникнуть в тайны золота.

Нечволодов вспоминает представителей английской политической экономии Адама Смита и Давида Рикардо. Он особо обращает внимание на приверженность Адама Смита бумажным деньгам: «Даже Адам Смит, называющий грабителями всех государей средних веков, за то, что они, вынужденные увеличить количество денежных знаков в своих государствах, поневоле прибегали к перечеканке монет с уменьшением в них содержания драгоценного металла, во второй части своего труда доказывает на стр. 30–37 всю благодетельность увеличения денежных знаков страны вдвое путем выпуска частными банкирами бумажных денег, которые они давали бы в долг на проценты».



Вот тонкий момент, мимо которого проходят многие историки и экономисты: промышленная революция в Англии совершалась с помощью бумажных, а не золотых денег. Нечволодов эту мысль формулирует еще более жестко: если бы Англия имела золотую валюту, то никакой промышленной революции там не состоялось бы. Заслуга введения неразменных бумажных денег принадлежала Уильяму Питту-младшему (1759–1806), который занимал ключевые позиции в Правительстве Великобритании в последние два десятилетия XVIII века и в начале XIX века (министр финансов в 1782–1783 гг., премьер-министр Великобритании в 1783–1801, 1804–1806 гг.). Кстати, переход Англии к бумажным деньгам был в немалой степени спровоцирован Наполеоном Бонапартом, который организовал континентальную блокаду британских островов. Во многих учебниках эта блокада датируется периодом 1806–1814 годов, однако первые меры по бойкоту английских товаров были приняты Конвентом Франции еще в 1793 году.

Этап бумажных денег в Англии завершился в 1821 году. Начался этап золотых денег. Сначала золотой стандарт появился в Англии, а к концу века он распространился по многим странам, стал международным.

Давид Рикардо как идеолог золотого стандарта

В отличие от Адама Смита другой классик английской политической экономии Давид Рикардо (1772–1823) не только склонялся к золотой валюте, но даже дал развернутое теоретическое обоснование ее преимуществ по сравнению с бумажными деньгами[7]. В чем дело? Дело в том, что Адам Смит и Давид Рикардо жили в разное время, ситуация в стране кардинально изменилась. Что же нового произошло во времена Давида Рикардо? Это было уже время после наполеоновских войн. На небосклоне финансового мира появились Ротшильды, которые сказочно обогатились на этих войнах. При этом они сумели сосредоточить в своих руках большую часть европейского золота. Но драгоценный металл, по замыслу Ротшильдов, не должен лежать мертвым грузом, он должен стать капиталом и приносить прибыль. Для этого надо обеспечить постоянный спрос на золото. А для этого, в свою очередь, обществу необходимо внушить, что самыми лучшими деньгами является золото, которое идеально может выполнять не только функцию накопления (образования сокровищ), но также функции меры стоимости (всеобщий эквивалент), средства платежа и средства обращения (обмена). Сначала появилось «научное» обоснование золотых денег, а затем последовали шаги по практическому внедрению золотого стандарта.

Говоря о метаморфозах английской политической экономии, можно добавить еще такую деталь: Давид Рикардо был в первую очередь не кабинетным ученым, а биржевым спекулянтом. Видимо, также как Ротшильды, наш «политэконом» на войнах и биржевых спекуляциях «заработал» немало золота. Кроме того, Давид Рикардо был лично знаком с Натаном Ротшильдом. Кстати, Рикардо поначалу (по инерции) повторял «догму Адама Смита» и утверждал, что вполне можно обходиться без золота. Затем Рикардо стал склоняться к серебру. Но и эту точку зрения Рикардо поменял в 1819 году. На это обращает внимание тонкий знаток золота Питер Бернстайн: «Рикардо переменил свою точку зрения в 1819 г. и высказался за золото, опасаясь, что новые технологии на серебряных рудниках приведут к затовариванию серебром и это станет причиной изменения его стоимости»[8]. Пожалуй, после Рикардо наиболее последовательным пропагандистом золотых денег был К. Маркс. Но об этом «классике» – особый разговор.

Не следует думать, что Адам Смит принадлежал к какому-то иному лагерю «политэкономов», нежели Давид Рикардо. Просто предшественник Д. Рикардо обосновывал ту экономическую политику, которая была нужна денежному капиталу на первом этапе развития английского капитализма. Нечволодов полагает, что Адам Смит не хуже Рикардо понимал, что такое золото в руках ростовщиков: «…Адам Смит скрыл от широкой публики ростовщическую природу золотых денег, чтобы облегчить масонам достижение цели – создать всемирное царство главарей капитала на развалинах современных государств. Еврейские банкиры вынуждают бессознательных каменщиков разрушать свой государственный строй, а вместе с ним свою силу, здоровье и нравственность. Международные ростовщики выстроили пагубную денежную систему, сущность которой затемняется целой армией гнусных мошенников, интернациональных аферистов и подкупленных государственных людей… Масоны уже окончательно распяли человечество на золотом кресте и настолько крепко, что никакая сила не может снять его с него…»

Золотой стандарт – денежная система, которая предполагает использование золота не только и не столько как непосредственного средства обращения (золотые монеты), сколько как средства обеспечения бумажных денежных знаков (банкнот), выпускаемых центральным банком. Золотой стандарт предусматривает фиксированный процент покрытия эмиссии бумажных денежных знаков драгоценным металлом, который находится в резервах центрального банка. Сторонники золотого стандарта обосновывают необходимость его использования тем, что, мол, такая денежная система гарантирует защиту от злоупотреблений властей «печатным станком» и обеспечивает доверие общества к денежным знакам.

О «тайне золота»

Многие представляют, что золотой стандарт – такая денежная система, при которой бумажные деньги во внутреннем обращении заменяются металлическими монетами, а в международных расчетах обращаются стандартные слитки золота. Такие представления были распространены и в России в конце XIX века. Генерал Нечволодов многократно подчеркивал, что главной особенностью золотого стандарта является то, что «желтый металл» становится узаконенной мерой стоимости, неким универсальным измерителем стоимости. Однако это далеко не металлическая линейка. А именно такое представление о золоте пытался сформировать К. Маркс в «Капитале», называя этот металл «всеобщим эквивалентом стоимости». Полемизируя с Марксом, Нечволодов отмечал, что, скорее, это «резиновый» измеритель, он очень выгоден хозяевам золота. Трудно придумать более ненадежный эталон стоимости. Ведь издержки на добычу физической единицы металла сильно зависят от природно-географических условий добычи. К тому же в отличие от остальных продуктов труда золото является неуничтожимым продуктом. Нечволодов говорил, что все другие товары потребляются после их производства (например, хлеб) или амортизируются (даже египетские пирамиды). Поэтому стоимость 1 грамма денежного золота, добытого много сотен или тысяч лет назад, надо умножить на количество операций, осуществленных с этим золотом. Стоимость 1 грамма будет уходить в бесконечность. Уж никак нельзя считать, что его стоимость равняется количеству часов труда работника, который его добывал. Маркс все эти тонкости и сомнения обошел стороной. И это понятно, потому что классик выполнял социальный заказ Ротшильдов.

Нечволодов обратил внимание на то, что хотя большая часть золота была сосредоточена в руках небольшой кучки мировых банкиров, доля золота в общем их богатстве была незначительной. Золото играло роль своеобразного «магнита», притягивавшего богатства всего мира. Нечволодов обратил внимание, что в начале XX века сумма денежных обязательств всех государств мировым банкирам в два раза превышала стоимость всего золота, находившегося на планете.

Весь мир экономики можно представить в виде двух частей или полюсов. Один полюс – все продукты труда, товары, создаваемые человечеством. Другой полюс – золото, находящееся в руках банкиров. Между этими полюсами существует в каждый момент времени равновесие, паритет. Запас золота почти не увеличивается. По такой естественной причине, как ограниченность драгоценного металла в мире. А вот производство товаров растет, физические масштабы продуктов живого труда увеличиваются каждый год под влиянием демографического роста, технического прогресса и других причин. В результате покупательная способность каждого грамма, каждой унции драгоценного металла автоматически возрастает. Таков принцип действия «золотого магнита», такова «тайна золота» в простом и понятном изложении генерала Нечволодова.

Первая стадия золотого стандарта: 1821–1914 годы

Период золотого стандарта можно разделить на три стадии. Первая стадия имеет достаточно четкие хронологические рамки: 1821–1914 годы (золотомонетный стандарт). Вторая стадия: 1925–1936 годы (золотослитковый стандарт). Третья стадия: 1944–1971 годы (золотодолларовый стандарт).

Получается, что общая продолжительность «золотого периода» новой и новейшей денежной истории человечества составляет ровно полтора столетия: 1821–1971 годы. Но в рамках этого «золотого периода» были две большие «дырки», когда золотые деньги отменялись или действие золотого стандарта «приостанавливалось». Первая «дырка»: 1914–1925 годы. Вторая «дырка»: 1936–1944 годы.

В общей сложности это примерно два десятилетия, которые пришлись на войны, восстановление разрушенной экономики, депрессии. В учебниках по экономике эти периоды еще называют «кризисами мировой валютной системы»[9]. Представленная схема несколько упрощена, по хронологии каждой из трех стадий мы сделаем позднее некоторые оговорки и уточнения.

Итак, подробнее о первой стадии. Это время так называемого золотомонетного стандарта. Основными признаками этой разновидности золотого стандарта являются следующие:

1. Стандартной денежной единицей объявляется золотая монета определенного веса и установленного содержания драгоценного металла.

2. Золотые монеты обращаются на основе свободной чеканки, тезаврация (сбережение в виде сокровища) излишнего золота в сокровище ничем не стеснена.

3. Золотая монета выполняет все пять основных функций денег (мера стоимости, средство обмена, средство платежа, средство тезаврации, международные деньги).

4. Все виды кредитных денег размениваются на золотую монету по номиналу.

Золотой стандарт в Англии

Первой золотую валюту ввела Англия в 1821 году. До этого, как отмечают специалисты, в Англии существовали денежные системы, основанные на серебре или биметаллизме (серебро плюс золото)[10]. В некоторых источниках называют более ранние даты перехода Великобритании на золотой стандарт. Даже 1774 год. Однако до 1821 года принимались лишь решения о введении золотого стандарта, которые по тем или иным причинам отменялись или не выполнялись. Как пишет Питер Бернстайн: «были… кризисы, слухи, публичные дебаты, инфляция и даже дефляция, пока в 1821 году парламент окончательно не восстановил конвертируемость банкнот в золото… В управлении выпуском национальных денег металл был поставлен над человеком»[11].

Это оказалось возможным, поскольку Ротшильды в лице Натана Ротшильда, захватившего контроль над Банком Англии, имели в этой стране безграничное влияние. Это произошло на пике промышленной революции. Еще лет тридцать по инерции в Англии продолжалось промышленное развитие, хотя страна постепенно стала терять позиции «мировой мастерской», сальдо торгового баланса стало ухудшаться, наметился отток золота из страны. Особенно экономическое положение Англии ухудшилось, когда в 1840-х годах были отменены так называемые «хлебные законы», которые устанавливали заградительные пошлины для защиты внутреннего рынка. Началась эпоха фритредерства. В 1857 году Англия столкнулась с банковским кризисом, начался мощный отток золота. Остановить его удалось только благодаря повышению процентных ставок по банковским депозитам. Деньги внутри английской экономики стали крайне дорогими, в этот момент началось медленное умирание английской промышленности, Лондон стал превращаться в международный финансовый центр, английский капитализм стал приобретать признаки паразитического капитализма. Так вкратце Нечволодов описал историю английского капитализма, увязав ее с золотым стандартом.

О Парижской валютно-финансовой конференции 1867 года

Конечно, Ротшильды были заинтересованы в том, чтобы золотой стандарт приняло максимально большое количество стран. Однако желающих добровольно одеть себе на шею «золотую удавку» не находилось. Напомним, что Великобритания в XIX веке уже была метрополией, управлявшей величайшей в мире колониальной империей. Используя свой «административный ресурс», Лондону удалось навязать золотой стандарт таким странам, как Австралия (1852 г.) и Канада (1854 г.), которые входили в Британское Содружество на правах доминионов. Кроме них золотой стандарт был еще учрежден в Португалии (1854 г.). И это все. Золотого стандарта в международном масштабе не было еще и через полстолетия после его введения в Англии. Большинство стран в организации своей денежной системы в XIX веке ориентировались на серебро или одновременное использование двух металлов – золота и серебра (биметаллизм). В серебряном блоке состояли Пруссия, Россия, Австрия, Нидерланды, Дания, Норвегия, Швеция, Мексика, Китай, Индия, Япония. Ядро биметаллического блока составляли США и страны так называемого Латинского монетного (валютного) союза: Франция, Бельгия, Италия, Швейцария, Папская область, Греция. Также к биметаллическому блоку принадлежали некоторые страны, которые формально не входили в Латинский монетный союз: Испания, Болгария, Румыния, Финляндия.

В учебниках по экономической истории отсчет эпохи золотого стандарта ведется от 1867 года. Что произошло в указанном году? Авторы всех учебников лаконично сообщают, что в Париже прошла международная валютная конференция, которая и дала старт шествию золотого стандарта по миру. А та международная валютная система, которая существовала в период между указанной конференцией и началом Первой мировой войны, стала называться «парижской». Вот что, например, написано в авторитетном учебнике «Международные валютно-кредитные и финансовые отношения» под ред. Л. Н. Красавиной: «Первая мировая валютная система стихийно сформировалась в XIX веке после промышленной революции на базе золотого монометаллизма (когда единственным денежным металлом выступает золото – В. К.) в форме золотомонетного стандарта. Юридически она была оформлена межгосударственным соглашением на Парижской конференции в 1867 году, которое признало золото единственной формой мировых денег»[12]. Представляется, что подобного рода утверждения можно отнести к разряду «апокрифов». Оставим в стороне сомнительный тезис авторов о том, что мировая валютная система сформировалась «стихийно» (этому даже противоречит тезис авторов о том, что она была определена межгосударственным соглашением). Кое-какие разыскания по поводу Парижской конференции 1867 года провела профессор МГИМО О. В. Буторина. На ее блоге мы читаем: «…в иностранной экономической литературе я ни разу не встречала упоминания ни о Парижской конференции 1867 года, ни о парижской международной валютной системе». Далее она продолжает: «Поиск по Интернету ничего не дал. На слова „Париж, 1867, конференция“ появлялись только ссылки на Всемирную выставку в Париже 1867 года. Тогда я задала вопрос коллегам, но и они не знали на него ответа. Никто не видел ссылок на первоисточник указанной схемы и никто не читал документов данной конференции. Ее состав тоже представлялся загадкой, особенно потому, что первой на золотой стандарт в Европе перешла Великобритания – в 1816 году. Следовательно, она, а не Франция, еще не перешедшая на золотой стандарт, должна была быть организатором такого форума.

Недавно мне на глаза попались три сообщения о Парижской конференции 1867 года. В книге К. Иглтон, Дж. Уильямса „Деньги. История цивилизаций“ сказано, что „в 1867 году были выдвинуты смелые предложения по созданию „единых денег“ на основе золотых монет Великобритании, Франции и Америки, но это, к сожалению, не удалось осуществить“. В известной книге А. В. Аникина „Золото“ говорится, что, по сообщению Дж. Гэлбрейта, „юридически золото было признано единственной формой мировых денег на одной довольно малоизвестной конференции в Париже в 1867 году“. А размещенная в Интернете книга У. Скотта „Деньги и банки“ 1903 года издания повествует о том, что на конференции, приуроченной к Всемирной выставке в Париже, Франция предложила США и Великобритании приблизить вес выпускаемых ими золотых монет, чтобы таким образом перейти к подобию единых мировых денег. Идею поддержали, но к ее реализации никто не приступил».

Не могу не согласиться с изложенным выше. Хочу лишь дополнить материал О. Буториной некоторыми деталями. За два года до упомянутой конференции, т. е. в 1865 году, в Париже проходила другая конференция. На ней был учрежден Латинский монетный (валютный) союз, который узаконивал биметаллизм в группе европейских стран, причем ядром Союза выступала Франция. Возникает законный вопрос: Каким образом через два года была проведена конференция, которая «переиграла» решения 1865 года о создании биметаллического стандарта в международных масштабах? О некоторых подробностях конференции 1867 года мы узнаем у некоторых российских авторов дореволюционного времени (прежде всего, С. Ф. Шарапова). Действительно, роль Парижской конференции 1867 года в нынешних учебниках явно преувеличена. Это было лишь «параллельное мероприятие», приуроченное к тогдашней всемирной выставке в Париже. На Конференции были представители двадцати государств (в том числе России). А главным докладчиком был Наполеон III, который, как мы узнаем из разных источников, был агентом Ротшильдов и использовался ими для лоббирования их интересов. На конференции 1867 года Наполеон III «агитировал» участников за установление золотого стандарта в международных масштабах. Однако, как пишут наши дореволюционные авторы, участники Конференции вежливо выслушали посланника Ротшильдов. Большинство делегатов, как отмечает современный исследователь С. Моисеев, действительно проголосовали за золото, но это было лишь знаком вежливости, никакого международного соглашения заключено не было. Россия и Голландия от поддержки золота отказались. «Россия и Голландия, придерживавшиеся серебряного стандарта, выступили противниками золотого монометаллизма. Российская империя имела обширные торговые связи с азиатскими странами серебряного блока, что обуславливало позицию ее делегатов. Представители Голландии занимали более гибкую позицию. По их словам, если главный торговый партнер (Германия) перейдет на золото, то Голландия пойдет за ним»[13].

«Золотой» канцлер О. Бисмарк на службе у Ротшильдов

Процесс сдвинулся с «мертвой точки» лишь в начале 70-х годов позапрошлого века. В 1870–1871 годах произошла Франко-прусская война, которая завершилась победой Пруссии и созданием единого германского государства под руководством «железного» канцлера Бисмарка. Правильнее было назвать канцлера «золотым», потому что он инициировал введение золотой марки в 1873 году. Обеспечением ее стало золото, которое Германия получила в виде контрибуции от побежденной Франции, – всего 5 млрд. золотых франков. Тут повествование Нечволодова об истории перехода Германии к золотой валюте хочется дополнить сведениями, которые мы находим в работах единомышленника и современника Александра Дмитриевича – С. Ф. Шарапова. Сергей Федорович раскрывает некоторые пикантные детали Франко-прусской войны. Эти детали показывают, что война была дьявольским проектом Ротшильдов. Бисмарк находился под их влиянием. Они предложили ему сделку, от которой тот не мог отказаться: единая Германия в обмен на золотую валюту. Благодаря нерекламируемой поддержке Ротшильдов Бисмарк одержал без особого труда победу над Францией. Франция была разорена, платить миллиардные контрибуции золотом она была не в состоянии. Опять помогли Ротшильды, которые в Европе организовали заем в пользу поверженной Франции, а собранное золото она передала только что созданному Второму Рейху. А тот не мог не выполнить обещание, данное Ротшильдам. То есть ввести золотую марку. О том, что на введение золотого стандарта Бисмарку «скинулась» вся Европа, мы читаем также у современного специалиста по золоту Питера Бернстайна: «Франция не платила контрибуцию золотом. Она выпустила бессрочные облигации (облигации без срока погашения), гарантированные Ротшильдом, на которые нашлось множество покупателей за пределами Франции. Полученная в результате иностранная валюта была передана Германии»[14].

После Германии в Европе и в мире начался бурный процесс перехода к золотому стандарту многих стран. Везде такой переход сопровождался хитростью, раздачей обещаний, иногда угрозами. Кое-где золото замещало бумажную денежную систему, в других случаях – биметаллическую денежную систему (основанную как на золоте, так и серебре). В третьих случаях замещался серебряный стандарт. Не везде Ротшильдам удавалось добиться успеха с первого раза. Например, в Североамериканских Соединенных Штатах борьба за золотой стандарт велась более 30 лет – там были сильны позиции сторонников серебряного стандарта, золотая валюта там утвердилась лишь в 1900 году.

В качестве примера можно привести и Японию. Ее удалось сломить лишь в 1897 году. «Добровольно-принудительное» принятие «страной восходящего солнца» золотого стандарта сразу же обострило ее экономическое положение. Это помогло мировым банкирам подтолкнуть Японию к подготовке войны со своими соседями (Россией, Кореей, Китаем). «Страна восходящего солнца» надеялась выйти из тяжелого экономического положения, рассчитывая на захват территорий, рынков сбыта и получение контрибуций. Великобритания также развязывала войны в целях получения золота. Так, она инициировала в XIX веке опиумные войны против Китая. Таким образом, Великобритания рассчитывала выкачать из «Поднебесной» накопившийся за многие века драгоценный металл в обмен на наркотическое зелье. В конце XIX века Лондон начал Англо-бурскую войну с целью установить эффективный контроль над запасами золота в Южной Африке. За опиумными войнами и Англо-бурской войной стояли всё те же Ротшильды.

Золотой стандарт и Великая экономическая депрессия 1873–1896 годов

В учебниках по экономической истории упоминается, что с 1873 года в Европе началась экономическая депрессия. Однако при этом редко упоминается, что завершилась она лишь через 23 года, в 1896 году. Это была Великая депрессия, даже более продолжительная по сравнению с той, которая началась на Западе с паники на нью-йоркской фондовой бирже в октябре 1929 года. Нечволодов подчеркивал, что депрессия 1873–1896 годов была вызвана исключительно массовым переходом стран на золотую валюту. Разрушительные последствия золотой валюты были налицо. Нечволодов собрал большое количество статистического материала, показывавшего сжатие денежной массы, рост безработицы, дефляцию цен, увеличение банкротств.

В специальной литературе указанный период экономической истории камуфлируется словом «дефляция» (общее снижение цен; явление, противоположное инфляции). Вот что мы читаем в современном экономическом учебнике о периоде, который автор называет временем «классического золотого стандарта» и который имеет хронологические рамки 1870–1913 годов: «… золотой стандарт оказался зависимым от таких факторов, как технологические изменения в горной промышленности, истощение руд высокого качества и дефицит золота как физического ресурса. В связи с тем, что предложение „желтого металла“ оказывается крайне лимитированным, а экономическое благосостояние имеет неограниченную тенденцию к росту, в долгосрочном периоде золотой монометаллизм неизбежно заканчивается дефляцией». Автор, в частности, отмечает, что в Англии так называемая дефляция продолжалась на протяжении 1873–1896 годов, общий уровень цен за это время снизился на ⅓. В девяти странах золотого блока (Англия, Австралия, Канада, США, Германия, Италия, Дания, Норвегия, Швеция), по данным автора учебника, от ⅓ до ½ всего времени их пребывания в условиях классического золотого стандарта наблюдалась дефляция. Автор учебника заключает, что «золотой монометаллизм не только вел к долгосрочному снижению цен, но и тормозил рост экономического благосостояния»[15]. В 1923 году известный английский экономист Джон Кейнс ввиду столь очевидных негативных последствий золотого стандарта назвал золото «пережитком варварства», призывая раз и навсегда отказаться от металлических денег.

Последние десятилетия XIX века были временем, когда хозяева золота несказанно обогащались на кризисе и депрессии. В. И. Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916) назвал последние три десятилетия ХIХ века периодом перехода капитализма в его высшую, монополистическую стадию. Он также отметил повышение внешней агрессивности, склонности к аннексиям и войнам зрелого, монополистического капитализма. С выводами Ленина трудно не согласиться (впрочем, это были выводы, заимствованные им из авторитетных иностранных источников, – работ К. Каутского, Р. Гильфердинга, Дж. Гобсона и др.). Но при этом Ленин умудрился не заметить связи происходивших трансформаций капитализма с повальным введением западными странами золотых валют.

«Золотая удавка» душила экономики стран Западной Европы. Чтобы как-то ее ослабить, страны шли на такой шаг, как снижение нормы покрытия бумажной денежной массы запасом драгоценного металла. Ядро «золотого блока» составляли Англия, Германия, Франция. Совокупная денежная масса «золотого блока» плюс таких стран, как Бельгия, Италия, Нидерланды, Швейцария, Канада, Япония и Швеция, в 1885 году составляла 8 млрд. долларов (в эту сумму входят металлические и бумажные деньги плюс банковские вклады до востребования). Доля золота в этой денежной массе составляла 33 %. В 1913 году денежная масса указанной группы стран выросла до 26 млрд. дол., а доля металлических денег снизилась до 15 %[16]. Таким образом, золотой стандарт не был жестким, фиксированным. В противном случае экономика Западной Европы погибла бы от денежного удушья, не дожив до XX века.

О денежной реформе С. Витте: курс на золотой рубль

Россия была свидетелем и наблюдателем экономической депрессии в странах Европы в последние десятилетия XIX века. Тем удивительнее, что Россия в конце XIX века на всех парах мчалась к золотому рублю. Уже не раз упоминавшийся нами генерал Нечволодов объясняет этот печальный феномен рядом причин. Во-первых, предательством многих представителей правящей верхушки Российской империи, которые фактически были агентами влияния, действовавшими в интересах клана Ротшильдов. Главным агентом влияния Нечволодов и другие русские патриоты называли тогдашнего министра финансов С. Ю. Витте. Он был тесно связан с масонскими ложами и мировыми банкирами Запада. С. Ю. Витте вел подрывную работу против России по многим направлениям. Но, пожалуй, главным из них была подготовка по введению в России золотого рубля.

Во-вторых, смутным представлением большей части простого народа о том, что такое деньги, банки, золото. Это было неудивительно, т. к. значительная часть населения России была неграмотна, не умела ни читать, ни писать.

В-третьих, тем, что большая часть «образованного» общества была «отравлена» разного рода экономическими теориями, которые убеждали, что настоящими деньгами может быть только золото. И тут немалую роль сыграла не только английская политическая экономия в лице Давида Рикардо, но также марксизм. В «Капитале» Маркса красной нитью проходит мысль, что золото и только золото годится на роль денег как всеобщего эквивалента. На том основании, что, мол, золото имеет устойчивую внутреннюю стоимость, которая выражается затратами общественно необходимого труда. Нечволодов в своей работе дал убедительную критику этого лукавого положения марксизма. Он показал, как мы уже говорили, что как раз золото (по сравнению со многими другими товарами) является тем товаром, затраты на производство которого подвержены сильным колебаниям. Эти затраты определяются геологическими условиями залегания металла. Можно также вспомнить революцию цен, которая началась в Европе в эпоху великих географических открытий, когда из Америки хлынули большие количества золота.

Нечволодов также обращал внимание, что уникальностью золота по сравнению с другими товарами является его неуничтожимость. В отличие от хлеба и даже египетских пирамид, которые потребляются или амортизируются и должны замещаться другими аналогичными продуктами труда. Золото могло быть добыто много тысяч лет назад, за это время могло стать объектом тысяч и тысяч различных сделок, тысячи раз сменить своих владельцев и пользователей, но изначальные затраты на его производство будут теми же. Тут возникает очень непростой вопрос: а какой является на самом деле стоимость золота? Надо ли первоначальные затраты на его производство умножать на тысячи оборотов (сделок)? Или же, наоборот, следует эти затраты делить на эти тысячи оборотов (сделок)? При одном подходе получается стоимость каждого грамма золота, уходящая в большую бесконечность, во втором случае – в малую. Маркс все эти вопросы обходит стороной. Трудно поверить, чтобы основоположник марксизма не понимал этих тонкостей. Скорее всего, он выполнял социальный заказ Ротшильдов по продвижению золотой валюты. Таков вывод Нечволодова.

Кстати, Нечволодов обращает внимание читателя еще на один обман основоположника марксизма. По мнению Александра Дмитриевича, этот обман заключается в том, что «вожди социализма, призывая пролетариев всех стран к борьбе с существующим порядком и капиталистами, под последними понимают только землевладельцев и фабрикантов, но ни слова не говорят о банкирах и биржах… Между тем, деятельность мануфактуриста и организатора коллективных работ – это общественно необходимый труд, часть которого присутствует в конечном товаре. Следовательно, капиталисты не являются эксплуататорами, с какими нужно бороться, они такие же участники общего дела… Бороться необходимо с паразитами труда – торговцами золотом…»

Опять-таки напрашивается общий вывод: Маркс выступал в качестве провокатора, работавшего в интересах банкиров – ростовщиков и торговцев золотом. Нечволодов и другие патриоты прекрасно понимали, что марксизм был такой же угрозой для российской государственности, как и золотой рубль.

Мистика золотого рубля

Роковой датой для России Нечволодов называл 29 августа 1897 года. Действительно, для судеб России она была не менее значима, чем даты февральской и октябрьской революций 1917 года. Но если о последних событиях написаны тысячи книг и любой (даже самый необразованный человек) знает о событиях 1917 года, то вот о событии 29 августа 1897 года, к сожалению, не знают даже многие нынешние профессора истории и экономики.

В этот день государь Николай II находился на охоте в Беловежье. Витте удалось осуществить денежную реформу через внесение «технических» поправок в Монетный устав Российской империи. «Золотая интрига» тянулась в течение нескольких лет, а 29 августа 1897 года – ее трагический финал. Государь подписал указ, легализовавший указанные поправки. Однако поправки оказались отнюдь не «техническими». Фактически на смену серебряному стандарту (да и тот был формальным, фактически деньги были бумажными) в России пришел стандарт золотой. Такие судьбоносные вопросы должны были решаться совсем по-другому. Например, они должны были обсуждаться на Государственном совете. Но там были люди, которые прекрасно понимали замыслы хитрого и опасного министра финансов Витте. Например, граф Алексей Павлович Игнатьев, который был непримиримым противником Витте. У нас в исторической литературе многие тонкости тогдашней закулисной «золотой интриги» до сих пор описаны очень поверхностно и даже неточно.

Символична и дата подписания указа. В этот день в Базеле открылся Всемирный сионистский конгресс под председательством Теодора Герцля. По некоторым данным, именно там родились на свет «Сионские протоколы» (полное название – «Протоколы сионских мудрецов»). Мы уже отметили выше, что Нечволодов в рамках Бернского процесса выступал в качестве эксперта со стороны защиты по поводу указанного документа. Немалая часть «Сионских протоколов», между прочим, посвящена золоту как инструменту достижения мировыми ростовщиками власти на планете. Мы не будем погружаться в дискуссию о происхождении данного документа, но история XX века показывает, что все положения «Сионских протоколов», касающиеся золота, денег и банков, прошли проверку временем и должны быть признаны верными. Напомню, что всего в документе насчитывается 24 протокола. Во многих протоколах есть прямые или косвенные ссылки на золото и золотые деньги. Например, в протоколе 1 говорится: «В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота». Протокол 5: «Все колеса государственных механизмов ходят под воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот – золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии давно уже указывает царский престиж за капиталом». А вот выдержка из протокола 20: «Вы знаете, что золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, ибо она не могла удовлетворить потребление денег, тем более что мы изъяли золото из обращения, сколько возможно». В эмиграции Александр Дмитриевич продолжал напряженно изучать вопросы, связанные с финансами, золотом, масонством. Он осмыслил такие события новейшей истории, как Первая мировая война, февральская и октябрьская революции 1917 года, приход к власти в России большевиков (то есть те события, которые случились уже после выхода в свет его работы «От разорения к достатку»).

Мистический характер имеет не только время, но также место события. Злополучный указ был подписан в Беловежье. Как известно, через 94 года здесь было подписано предательское и преступное соглашение руководителей трех союзных республик, приведшее к распаду СССР – правопреемника Российской империи.

Золотой рубль – удавка для России

Так вот благодаря лукавой западной финансовой науке, благодаря усилиям хитрого и энергичного министра финансов С. Ю. Витте России в 1897 году был навязан золотой рубль. А. Нечволодов, С. Шарапов, другие русские патриоты предупреждали, что эта денежная реформа приведет Россию к катастрофе. После восшествия на трон государя Александра II в России начались многочисленные реформы, которые развернули вектор социально-экономического развития страны. Россия встала на путь капитализма. И помещики, и бывшие крепостные крестьяне были брошены в объятия товарно-денежных отношений. По разным оценкам, денег при тех же масштабах производства и потребления стало требоваться в 2–3 раза больше по сравнению с серединой XIX века. А их после начала финансовых реформ стало даже меньше. Реформаторы руководствовались западными теориями, согласно которым дефицит денег гораздо лучше, чем их избыток. А когда Россия перешла к золотому стандарту, стало совсем худо. Наступило окончательное разорение.

Удивительно, но невежество наших верхов было запредельным. Их без труда удалось убедить в том, что золотой рубль будет содействовать экономическому развитию России. Их удалось даже убедить в том, что в результате денежной реформы 1897 года в стране произошла девальвация рубля. На том основании, что содержание металла в новом золотом рубле было ниже, чем это было до реформы. Но золотой рубль Витте нельзя было сравнивать с предыдущим золотым рублем, поскольку формально (согласно Монетному уставу) стандарт в России был серебряным. А так называемый «золотой рубль» был чем-то наподобие «игрушки», нумизматической безделушки, цена которой должна была выражаться в серебряных рублях.

Но нашим властям внушили, что произошла девальвация рубля. А это, мол, нам на руку, будет способствовать продвижению российских товаров на мировом рынке. Но дело в том, что внешний долг России до реформы выражался в рублях серебряных, а серебро на протяжении предыдущих двух десятилетий постоянно обесценивалось по отношению к золоту. Когда в Европе начался «парад золотых стандартов», серебро тем более стало обесцениваться. Номинальная величина долга российского государства осталась неизменной, та же сумма рублей. Но теперь это были не серебряные, а золотые рубли. Долг, по оценкам А. Д. Нечволодова, стал «тяжелее» примерно в 1,6 раза. Произошла громадная ревальвация рубля. Одним росчерком пера на шею русского народа была повешена гиря, которая тянула на многие миллиарды серебряных рублей. Если говорить еще понятнее, то для погашения долга, зафиксированного на момент реформы, надо было продать хлеба, леса, пеньки, нефти, пушнины в физическом выражении в 1,6 раза больше, чем до реформы. Для любых держателей долга, номинированного в рублях, реформа явилась поистине царским подарком. А это и зарубежные банкиры типа Ротшильдов, и свои «местные» типа Адольфа Юльевича Ротштейна, Алексея Ивановича Путилова, братьев Рябушинских или семейства Рафаловичей.

Денежная масса в стране после реформы 1897 года сжалась до количества золота в подвалах Государственного банка Российской империи. Норма покрытия бумажных денежных знаков (банкнот) золотым запасом в России приближалась к 100 % и была самой высокой по сравнению с другими странами золотого блока. Уменьшение бумажной наличности имело следствием острый недостаток денежной массы в обращении у населения. В 1899 году количество денежных знаков из расчета на одного жителя Российской империи, по данным Нечволодова, составляло 10 руб. (25 франков), в то время как в Австрии – 50 франков, в Германии – 112 франков, в США – 115 франков, в Англии – 136 франков, во Франции – 218 франков. Для сравнения в книге «От разорения к достатку» приводятся цифры 1857 года, когда в России еще не был совершен переход от натурального к денежному хозяйству, соотношение составляло 25 рублей (62,5 франка). В стране началась дефляция, которая особенно больно ударила по сельскохозяйственному производителю. Чтобы поддерживать денежную массу хотя бы на уровне, достаточном для выживания, требовалось поддерживать золотой запас. А он имел тенденцию «таять». В частности, золото требовалось для покрытия дефицита торгового баланса, выплаты процентов по кредитам и дивидендов иностранным инвесторам. Как Россия могла поддерживать золотой запас на минимальном уровне? Нечволодов называет три способа.

Во-первых, форсируя экспорт, особенно вывоз хлеба. Еще предшественник Витте министр финансов Вышнеградский любил повторять: «Не доедим, но вывезем». Это было в период подготовки к введению золотого рубля. Это продолжалось и после его введения. Нечволодов на цифрах показывал эту страшную картину недоедания, которое отражалось на физическом здоровье народа.

Во-вторых, добывая драгоценный металл на территории России. Наша страна богата и рудным, и россыпным золотом. Но в начале XX века масштабы его добычи были весьма скромными (30–40 тонн в год). Кроме того, часть золота, добывавшегося на Дальнем Востоке, уходила нелегально за границу через Китай в Гонконг и в конечном счете оказывалось в сейфах банков Ротшильдов. Нечволодов описывает эту контрабанду со знанием дела, поскольку был участником Русско-японской войны и неплохо знал ситуацию на Дальнем Востоке и в Восточной Азии.

В-третьих, обращаясь за золотыми кредитами к Ротшильдам. И этот способ оказался главным. Это и позволило Нечволодову сказать, что золотой стандарт стал для России «золотой удавкой». Выплата Россией иностранцам процентов и дивидендов в валюте в начале XX века приближалась к млрд. золотых рублей. И это притом, что годовой бюджет Российской империи в то время лишь немного превышал 2 млрд. золотых рублей. Существовала некая иллюзия бурного экономического развития России в последние десятилетия перед Первой мировой войной. Но это была иллюзия, потому что страна жила в долг, при этом незаметно переходила под контроль иностранного капитала. А знаменитый золотой рубль С. Витте был обеспечен на 100 % золотом, но не собственным, а заемным. Перед Первой мировой войной Россия по многим видам промышленного и сельскохозяйственного производства занимала 4-6-е места в мире. А вот по величине внешнего государственного долга она оказалась на первом месте в мире.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Книга А. Д. Нечволодова «От разорения к достатку»


Вот что писал по поводу внешней задолженности России Нечволодов в работе «От разорения к достатку»: «По количеству внешней задолженности Россия – первая держава в мире. Мы уплачиваем иностранцам в каждые шесть с половиной лет дань, равную по величине колоссальной контрибуции, уплаченной Францией своей победительнице Германии в войне 1870-71 гг.». Напомню, что Франция тогда уплатила 5 млрд. золотых франков. В качестве альтернативы золотому рублю А. Нечволодов, С. Шарапов, Г. Бутми, другие русские мыслители и патриоты предлагали бумажный рубль, причем не разменный на золото. Наиболее глубокая проработка такой альтернативной золотому рублю валюты содержится в работе С. Ф. Шарапова «Бумажный рубль» (1895). В качестве компромиссных вариантов предлагались денежная система, привязанная к серебру, а также биметаллическая денежная система (одновременное использование серебра и золота). Такие компромиссные варианты были далеко не идеальными, но они ослабляли тугой ошейник золотого стандарта. Однако русские экономисты-патриоты не были услышаны властью, страна катилась к катастрофе.

Классический золотой стандарт и британский фунт стерлингов

Мировая валютная система эпохи классического золотого стандарта представляла собой четко выраженную иерархию. Мы уже упоминали «ядро» стран, принявших золотомонетный стандарт («золотой клуб»). В «ядро» входили Англия, Германия, Франция, США (с 1900 г.). Далее следовали страны, которые были прочими членами «золотого клуба». Это большинство стран Западной Европы, некоторые страны Восточной Европы, Россия, Япония, Оттоманская империя, Египет, многие страны Латинской Америки. За пределами «золотого клуба», но в рамках золотого стандарта находились страны, которые приняли так называемый золотодевизный стандарт. Валюты таких стран на золото непосредственно не могли размениваться, но они могли обмениваться на валюты стран «золотого клуба» (запасы таких валют назывались «золотыми девизами»). Таким образом, сохранялась опосредованная связь денежных единиц с «желтым металлом». Например, в Индии золотодевизный стандарт был введен в 1898 году, он предусматривал возможность размена индийской рупии на британский фунт стерлингов. В африканской стране Эритрея местная валюта разменивалась на итальянскую лиру, на Филиппинах – на доллар США. Но чаще всего привязка местных денежных единиц к золоту осуществлялась через британский фунт стерлингов. Впрочем, вплоть до начала Первой мировой войны оставалось еще немало стран, денежные единицы которых не были связаны с золотом; они находились за пределами золотого стандарта.

В центре мировой валютной системы эпохи классического золотого стандарта находился британский фунт стерлингов. Он, как говорили в XIX веке, был «хорош как золото». Фактически валютную систему того времени можно назвать золотофунтовой системой. Уже в середине ХIХ века наметился процесс превращения Великобритании из «мастерской мира» в международный финансовый центр. Главным инструментом экономической политики Лондона стала учетная ставка Банка Англии, манипулируя которой, Лондон мог привлекать в страну золото. В 1880–1913 годах Банк Англии в общей сложности около 200 раз менял учетную ставку. Великобритания стала иметь устойчивый дефицит торгового баланса, что порождало отток золота из страны. Но он компенсировался притоком металла (и приравненных к нему валют стран «золотого клуба»), привлекаемого высокими учетными ставками Банка Англии. Фунту стерлингов доверяли, даже несмотря на то, что степень золотого покрытия эмиссии английской денежной единицы понижалась. Лондон стал покрывать торговые дефициты не только и не столько металлическим золотом, сколько бумажными фунтами. «Фактически фунт стерлингов являлся полноценной альтернативой официальному резервному активу – золоту, что позволяло Великобритании покрывать дефицит платежного баланса за счет национальной валюты»[17].

Фактически «погоду» в мировой валютной системе делал Банк Англии: «Центральные банки остальных стран золотого монометаллизма изменяли свои учетные ставки вслед за Банком Англии для того, чтобы не допустить возникновения дифференциала процентных ставок и последующего за ним перетока капитала. Таким образом, финансовый и деловой циклы в мире синхронизировались с циклом в Великобритании»[18].

В 1913 году, согласно различным источникам, доля фунта стерлингов в международных расчетах достигала 80 %, большая часть различных финансовых активов также была номинирована в британских фунтах[19]. С полным основанием можно утверждать, что период классического золотого стандарта (1870–1913 гг.) было «золотым временем» британского фунта стерлингов. В 1913 году доля фунта стерлингов в мировых резервах иностранной валюты составила 47 %. Валюты других стран «золотого клуба» тогда занимали в мировых валютных резервах более скромное место: французский франк – 30 %, немецкая марка – 16 %, доллар США – всего 2 %. На все остальные валюты пришлось 5 %[20].

Описывая первый этап истории золотого стандарта, нельзя пройти мимо такого события, как создание в США Федеральной резервной системы – аналога Центрального банка. Решение о его создании было принято Конгрессом США в самом конце 1913 года, т. е. всего за несколько месяцев до фактического завершения первого этапа истории золотого стандарта (в связи с началом Первой мировой войны). Формально ФРС вписывалась в систему золотого стандарта. После создания ФРС золотой доллар в США просуществовал еще два десятилетия.

Однако в каком-то смысле Федеральный резерв оказался «могильщиком» классического золотого стандарта. Хотя бы потому, что главными инициаторами и организаторами Первой мировой войны, которая разрушила золотомонетный стандарт в Европе, были хозяева (акционеры) ФРС. В более широком смысле ФРС стала «могильщиком» золотого стандарта в целом, в любых его проявлениях. Это наглядно видно сегодня. Забегая вперед, отметим, что хозяева Федерального резерва четыре десятилетия назад добились полного демонтажа золотого стандарта и включили «печатный станок», производящий бумажные (и электронные) доллары, на полную мощность.

Первая мировая война и «замораживание» золотого стандарта

Как только началась Первая мировая война, страны «золотого клуба» объявили о временной приостановке размена бумажных денег на золото. Хотя при этом привязка объемов денежной эмиссии центральных банков к золотому запасу сохранялась. То есть золотой стандарт не отменялся.

В то же время война требовала больших денег, а для этого требовалась значительная денежная эмиссия. Золотые ограничения (привязка денежной эмиссии к металлическому запасу) правительствами обходились по-разному.

Прежде всего, снижался норматив золотого покрытия денежной эмиссии. В дополнение к эмиссии банкнот центральными банками выпускались казначейские билеты. Наконец, использовался прием искусственного наращивания золотого запаса. К такому приему прибегала, в частности, Россия. Суть его заключалась в том, что российское правительство подписывало кредитное соглашение с Англией, по которому оно получало британские фунты стерлингов. Они значились как «заграничное золото». Под это фиктивное золото (оно существовало только на бумаге) Государственный банк Российской империи выпускал дополнительное количество рублей. При такой схеме (которая не афишировалась) Россия увеличивала денежное предложение ценой увеличения своего внешнего долга.

Во всех воюющих странах наблюдалось значительное (иногда многократное) увеличение денежной массы. При этом темпы этого увеличения были разными. Также вводились валютные ограничения. Происходила ломка довоенных курсов валют, стали устанавливаться принудительные валютные курсы. Наиболее твердые позиции занимал доллар США, поскольку Америка находилась в стороне от зоны военных действий. Более того, она хорошо зарабатывала на поставках оружия, боеприпасов, различных товаров в страны Антанты. Америка формально даже не приостанавливала действие золотого стандарта в годы Первой мировой войны. К 1920 году курс фунта стерлингов по отношению к доллару США упал на ⅓, французского франка и итальянской лиры – на ⅔, немецкой марки – на 96 %[21].

Частичное восстановление золотого стандарта после Первой мировой войны

В первые послевоенные годы золотой стандарт существовал лишь в одной стране – Соединенных Штатах. Америка за годы войны сумела стать мировой экономической державой. Из чистого должника она превратилась в крупнейшего мирового нетто-кредитора. Задолженность США в 1913 году достигала 7 млрд. дол., а требования – 2 млрд. дол.; к 1926 году внешний долг США уменьшился более чем вдвое, а требования к другим странам возросли в 6 раз (до 12 млрд.). Таким образом, чистые требования выросли почти до 9 млрд. долларов. Америке удалось заметно нарастить свой золотой запас за счета металла, который притекал из Европы. В 1914–1921 годах чистый приток золота в США составил 2,3 млрд. долларов. Если в 1914 году доля США в официальных золотых резервах составляла 23 %, то к 1924 году она увеличилась до 46 %[22].

Страны Европы лежали в руинах. Использовались откровенно инфляционные методы обеспечения экономик этих стран деньгами. То есть с помощью «печатного станка». Обычно, говоря о послевоенной инфляции, вспоминают Германию, где имела место гиперинфляция. Но и другие европейские страны занимались печатанием денег без оглядки на золотой запас. Потому что золотые запасы этих стран либо сильно уменьшились за годы войны, либо вообще исчезли.

К середине 1920-х годов наметился процесс восстановления мировой валютной системы на основе золота. Этот процесс обычно связывают с Генуэзской международной конференцией 1922 года, а валютную систему, которая существовала с середины 20-х до середины 30-х годов XX века, – генуэзской системой. У нее имеются и другие названия: золотодевизный стандарт, золотослитковый стандарт. Название валютной системы «генуэзская» достаточно условное, хотя оно присутствует в учебниках по экономике и экономической истории.

Генуэзская конференция по экономическим и финансовым вопросам состоялась в Генуе (Италия) 10 апреля и проходила до 19 мая 1922 года при участии представителей 29 государств и 5 британских доминионов. Впервые в конференции участвовали представители Правительства РСФСР, которое не имело тогда международного признания. Для большевиков она имела огромное политическое значение. В связи с этим председателем делегации РСФСР был назначен Ленин, который, однако, не принимал участия в ее работе. Фактическое руководство осуществлял Георгий Чичерин, который занимал должность заместителя председателя делегации. США отказались участвовать в работе конференции и имели лишь статус наблюдателя. Официальной причиной созыва Генуэзской конференции было «изыскание мер к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы».


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Советская делегация на Генуэзской Конференции


Оставим в стороне вопросы, касающиеся отношений Европы и РСФСР. Отметим лишь, что сторонам ни о чем договориться не удалось. Запад на конференции фактически объявил экономическую блокаду Советской России. Что касается вопросов организации валютных отношений, то на конференции в Генуе не было подписано никаких международных договоров и соглашений в данной сфере. Имело место лишь обсуждение проблем послевоенного валютного порядка, высказывались соответствующие рекомендации. Основными инициаторами обсуждений были делегации четырех стран: Великобритании, Франции, Италии, Японии. «По итогам заседаний было принято двенадцать резолюций о валютах, допускавших использование золотодевизного стандарта для экономии металлических резервов»[23]. Роль Генуэзской конференции в формировании послевоенной мировой валютной системы преувеличена (подобно тому, как преувеличена роль Парижской конференции 1867 года в формировании довоенного золотомонетного стандарта).

Фактически в основе так называемой «генуэзской» валютной системы лежали решения властей стран-участниц, которые принимались на протяжении нескольких лет после конференции. «В большинстве стран вняли рекомендациям и изменили уставы центральных банков, позволив им хранить в резервах иностранную валюту. Некоторые страны ввели при этом ограничения, установив минимальную долю золота в совокупном объеме резервов»[24]. В 1913 году центральные банки стран ядра «золотого клуба» держали в резервах только золото. Исключение составлял только Рейхсбанк (ЦБ Германии), у которого 13 % резервов приходилось на валюты (остальное – золото). А в 1928 году картина была совсем иная: в резервах Банка Франции на валюту приходилось 51 %, у Рейхсбанка эта доля была равна 15 %, Банка Англии– 10 %. Лишь у Федеральной резервной системы (ЦБ США) по-прежнему все 100 % резервов были сформированы за счет золота[25]. Ввиду очевидного снижения удельного веса золота в международных резервах и международных расчетах валютную систему, сложившуюся после Генуэзской конференции, иногда называют «частичным золотым стандартом».

Власти Великобритании и Франции приняли решения (соответственно, в 1925 и 1928 гг.) об обмене их национальных денежных единиц на золото как для резидентов (внутренняя конвертируемость), так и нерезидентов (внешняя конвертируемость). Но это уже был обмен не на монеты, а золотые слитки. Почему система иногда называется золотослитковой? Обмен фунта стерлинга за золото осуществлялся исходя из его довоенного золотого содержания. Британия начала приходить в себя после Первой мировой войны, которая далась ей очень тяжело. Не только в смысле военных потерь. Но и в том смысле, что ей пришлось изрядно влезть в долги перед дядей Сэмом и растратить значительную часть своего золотого запаса. Но Лондон не терял надежды возродить былое величие британского фунта стерлингов. Между прочим в период 1815–1914 годов в мире было только две валюты, которые не меняли ни разу своего золотого содержания: британский фунт и французский франк. Лондон решил, что даже в нынешних тяжелейших условиях послевоенной разрухи он не будет девальвировать фунт стерлингов.

Французский франк в отличие от британского фунта был девальвирован на 80 % по сравнению с довоенным содержанием металла. Обмен обеих валют на золото был затруднен, поскольку стандартные слитки золота имели большой вес и стоимость, делиться на части не могли. В Великобритании стоимость слитка составляла 1500 фунтов стерлингов, во Франции – 225 тысяч франков. Таким образом, в период между двумя мировыми войнами в мире было три мировых золотых валюты – доллар США, фунт стерлингов Великобритании, франк Франции.

Тогдашняя валютная система также называется золотодевизной, потому что около 30 стран в период валютной стабилизации объявили о размене своих денежных единиц на девизы – валюты США, Великобритании, Франции. В списке стран, заявивших о золотодевизном стандарте, оказалась и Германия, которая до Первой мировой войны принадлежала к «ядру» «золотого клуба». Некоторые страны в качестве девизов использовали все три валюты, некоторые – две, некоторые – одну. Как бы закладывались контуры возникших позднее валютных блоков и зон.

20-е годы прошлого столетия были последним десятилетием мирового господства британского фунта стерлингов. В структуре мировых резервов иностранной валюты на фунт стерлингов приходилось 77 % (для сравнения: в 1913 г. этот показатель был равен 47 %). На втором месте находился доллар США – 21 % (против 2 % в 1913 г.)[26]. Американский доллар готовился к решительной схватке для того, чтобы низвергнуть британский фунт с пьедестала главной валюты и занять его место. Завышенный курс британского фунта приводил к тому, что торговый баланс Британии был дефицитным, золото утекало из страны. Внешний блеск британского фунта никак не соответствовал его экономическому (в том числе золотому) обеспечению. К 1928 году подлежащая конвертации в золото задолженность Великобритании достигла почти 2,4 млрд. дол., что более чем втрое превышало скудные золотые резервы (750 млн. дол.) Банка Англии.

Конвертируемость некоторых национальных валют в золото была восстановлена и в некоторых других странах. Однако это была лишь внутренняя конвертируемость, денежные единицы таких стран нельзя было рассматривать как полноценные валютные девизы. Такая внутренняя конвертируемость была восстановлена в Швеции (1924 г.), Австралии (1925 г.), Канаде (1926 г.), Швейцарии (1925 г.), Мексике (1925 г.) и ряде других стран. Период валютной стабилизации был очень непродолжительным. Он прервался начавшимся в конце 1929 года экономическим кризисом. В некоторых учебниках хронологические рамки генуэзской валютной системы определяют периодом 1922–1944 годов. То есть ее существование продляют до момента проведения Бреттон-Вудской конференции. Однако фактически эта система просуществовала не более одного десятилетия.

Валютный кризис и развал золотодевизного стандарта в 1930-е годы

Первыми жертвами экономического кризиса стали валюты аграрных и колониальных стран, поскольку наибольшее падение цен на мировом рынке наблюдалось по группе сырьевых товаров. Произошло резкое ухудшение платежных балансов этих стран, что, в свою очередь, повлекло за собой обесценение их валют.

Следующими жертвами стали валюты Германии и Австрии. Там в середине 1931 года началось банкротство банков, образовался отток капитала и золота. был прекращен размен немецкой марки на золотые девизы, остановлены платежи по внешним долгам, введены валютные ограничения, установлен фиксированный курс марки на уровне 1924 года. Фактически Германия встала на путь автаркии. Дефолт по своим государственным обязательствам объявила не только Германия. К ней присоединилась Австрия, Турция и другие (всего 25 государств).

Осенью 1931 года рухнула одна из опор золотодевизного стандарта – золотой фунт стерлингов. 21 сентября был прекращен размен фунта стерлингов на золотые слитки. Чтобы повысить конкурентоспособность своего экспорта, Лондон тогда же понизил курс фунта на 30,5 %. Это немедленно привело к краху некоторых валют, которые были привязаны к фунтовым авуарам, – Индии, Малайзии, Египта, ряда европейских государств.

В 1933 году рухнула вторая опора золотодевизного стандарта – золотой доллар США. Там не просто был отменен размен долларов на золото. была проведена конфискация «желтого металла», который был изъят как у физических, так и юридических лиц (прежде всего, банков) и сосредоточен в Казначействе США. В январе 1934 года была изменена официальная цена на золото с 20,67 дол. за тройскую унцию до 35 долларов. Фактически была проведена девальвация доллара (примерно на 40 %).

Наконец осенью 1936 года рухнула последняя опора золотодевизного стандарта – золотой франк. Францию мировой экономический кризис охватил позднее многих других стран. Еще в начале валютного кризиса Франция активно обменивала имевшиеся в ее международных резервах фунты стерлингов и доллары на золото. Естественно, это вызывало неудовольствие Лондона и Вашингтона. Если летом 1929 года золотой запас Франции был равен 29 млрд. франков, то через три года он уже составил 83 млрд. франков, т. е. увеличился в 2,86 раза. Франция как государство-рантье всегда была сторонником золотой валюты. В 1930-е годы она стала последним оплотом золотого стандарта, возглавив так называемый золотой блок. На фоне других стран, которые уже использовали установление фиксированных валютных курсов своих денежных единиц для поддержания торгового баланса, французский франк имел завышенный курс. Это подрывало баланс внешней торговли Франции. В 1929–1936 годах мировой экспорт в стоимостном выражении упал на 36 %. А вот экспорт Франции – в 4 раза! Это привело к тому, что накопленный несколько ранее золотой запас стал быстро таять. Чтобы остановить этот процесс, Правительство Франции 1 октября 1936 года прекратило размен своей валюты на золото, девальвировав при этом франк на 25 %. Принято считать, что Франция и Швейцария были последними странами, отменившими золотую конвертируемость своих валют. Однако это не точно. Последней страной, которая распрощалась с золотой валютой, была Албания. Это произошло лишь в 1939 году, когда возникла угроза оккупации этой маленькой страны итальянскими войсками.

Таким образом, золотая конвертируемость британского фунта стерлингов просуществовала всего 6 лет, а французского франка – 8 лет. Правда, между центральными банками США, Великобритании и Франции было заключено соглашение, которое позволяло этим организациям обменивать валюты указанных стран на металл[27].

Во второй половине 1930-х годов мир вошел в острую фазу валютного кризиса. Он проходил на фоне свертывания международной торговли. Чтобы поддерживать национальный экспорт, денежные власти периодически проводили девальвации своих валют. Так, в период 1936–1938 годов французский франк был девальвирован трижды. Фактически началась фаза валютной войны. Одним из средств такой войны стали валютные стабилизационные фонды, которые призваны были снижать курсы национальных валют. Первый валютный стабилизационный фонд был создан в Великобритании (июнь 1932 г.). Далее они появились в США (январь 1934 г.), Бельгии (март 1935 г.), Канаде (июнь 1935 г.), Нидерландах (сентябрь 1936 г.), Франции и Швейцарии (октябрь 1936 г.).

Еще одной особенностью валютного кризиса 1930-х годов является дробление мировой валютной системы на валютные блоки. Каждый блок – группа стран, во главе ее есть страна-лидер (валютная метрополия). Международные расчеты осуществляются в валюте метрополии, а валюты стран-членов привязывают свои курсы к валюте метрополии. Обеспечением валют стран-членов являются казначейские бумаги страны-метрополии. Валютные резервы стран-членов хранятся в банковской системе страны-метрополии. Очевидно, что валютные блоки были важным инструментом государств-метрополий для расширения рынков сбыта товаров, экспорта капитала, установления контроля над источниками сырья.

После отмены золотого стандарта в Великобритании и США появились стерлинговый (1931 г.) и долларовый (1933 г.) блоки. В стерлинговый блок первоначально входили страны Британского содружества наций (кроме Канады). Позднее к нему присоединились другие страны, которые имели тесные экономические связи с Великобританией: Египет, Ирак, Португалия, Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия, Япония, Греция, Иран.

В долларовом блоке кроме США оказались Канада, многие страны Латинской Америки.

Еще одним важным валютным блоком стал золотой блок, учрежденный летом 1933 года на Лондонской международной экономической конференции. В него вошли Франция, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, позднее Италия, Чехословакия, Польша. Страны – члены блока взяли на себя обязательства поддерживать неизменным содержание золота в своих национальных валютах. Они стали нести потери в связи с тем, что другие страны сознательно снижали курсы своих валют для поддержания торговых балансов. Страны – участницы золотого блока стали отказываться от своих обязательств и проводить девальвации национальных валют. После того как Франция в октябре 1936 года отказалась от золотого стандарта, блок прекратил свое существование.

На протяжении всего десятилетия (1930-е гг.) ведущие мировые державы не раз собирались на различные конференции для того, чтобы договориться о полномасштабной реформе мировой валютной системы. Также велись непрерывные дискуссии на площадке Лиги Наций. Однако никаких практических результатов от этих конференций и дискуссий так и не было. Тогдашняя непрерывная «говорильня» очень напоминает нынешние бесконечные бесплодные дискуссии о реформировании мировой валютной системы, которые ведутся на таких площадках, как G-7, G-8, G-20, форумы в Давосе, ежегодные встречи МВФ и т. п.

Валютные отношения в годы Второй мировой войны

В годы Второй мировой войны масштабы международных торгово-экономических отношений существенно сократились. Основная часть товарных потоков приходилась на вооружения, военную технику и боеприпасы. Гражданские товары за исключением продовольствия занимали подчиненное место. Золотого стандарта уже не было, но валютные курсы оказались замороженными, в течение войны они почти не менялись. Когда шла «горячая» война, государствам было уже не до валютной войны, которая, как мы отметили, развернулась в 1930-е годы.

Золотого стандарта в мире уже не было, но при этом золото стало основной валютой международных расчетов (золото как «чрезвычайные деньги»). На первом этапе войны Великобритания и СССР за товары, поставлявшиеся из Америки, расплачивались золотом (позднее поставки стали осуществляться на условиях так называемого «ленд-лиза»). Америка, в свою очередь, получала сырьевые товары и продовольствие из Латинской Америки за «желтый металл». При этом золото депонировалось в Федеральном резервном банке Нью-Йорка. После войны оно пошло на оплату импорта стран Латинской Америки из США. С другой стороны, многие страны на начальном этапе войны депонировали свое золото в том же ФРБ Нью-Йорка. Они получали из США, рассчитываясь с американскими поставщиками этим самым золотом. Становясь де-юре американским, это золото перекочевывало в хранилище Форт Нокс, где концентрировался официальный золотой резерв США.

Созданные в первой половине 1930-х годов валютные блоки сохранили свое существование во время войны. Великобритания, в частности, расплачивалась за импортные поставки из стран стерлингового блока фунтами стерлингов, эта валюта накапливалась в виде авуаров, но не могла быть конвертирована странами – членами блока в золото или иные валюты.

На базе довоенных валютных блоков в годы войны стали складываться валютные зоны – стерлинговая и долларовая. Кроме того, появляются новые зоны: французского франка, португальского эскудо, испанской песеты, голландского гульдена. В валютных зонах появляется централизованное управление валютно-финансовыми отношениями. Например, в зоне французского франка для этого создается Валютный комитет. В стерлинговой зоне валютно-экономическая политика разрабатывалась и координировалась Банком Англии и Казначейством Великобритании. Для валютных зон характерна унификация валютного регулирования и валютного контроля. Создается централизованный пул золотовалютных резервов.

США, памятуя проблемы погашения долгов своими союзниками по Первой мировой войне, во время Второй мировой войны воздержались от предоставления крупных кредитов своим союзникам, а использовали поставки товаров по ленд-лизу. То есть на условиях аренды. Всего такие поставки за годы войны составили без малого 50 млрд. дол., в том числе 30 млрд. дол. пришлось на Великобританию и другие страны Британского содружества наций. Поставки по ленд-лизу из США в СССР составили около 10 млрд. долларов.

Особо следует сказать о Германии. Ей удалось организовать ограбление оккупированных стран с помощью ряда валютно-финансовых методов. Во-первых, с помощью ничем не обеспеченных военных оккупационных денег. Во-вторых, посредством установления завышенного курса немецкой марки по отношению к денежным единицам оккупированных стран. В-третьих, используя валютные клиринги, по которым Германия имела отрицательное и постоянно растущее сальдо. Естественно, что это сальдо никогда не погашалось. К концу войны совокупное отрицательное сальдо клиринговых расчетов Германии со своими торговыми «партнерами» составило 42 млрд. немецких марок. Германия грабила на оккупированных территориях не только сырье, продовольствие, промышленную продукцию, но также золото. В общей сложности только из центральных банков оккупированных стран Германия изъяла 1,3 тыс. тонн золота[28]. Часть этого золота направлялась для оплаты некоторых внешнеторговых контрактов, другая часть оседала на тайных счетах в банках Швейцарии и других стран.

В то время, когда на полях сражений Второй мировой войны гремели пушки, эксперты ведущих стран Запада – США и Великобритании – уже готовили свои проекты послевоенного валютно-финансового устройства мира.

Глава 2

О двух круглых датах из мировой финансовой истории

70 лет назад: Бреттон-Вудская конференция

Давайте ещё раз вернемся к теме данной конференции. Ведь на ней были приняты решения, которые определили архитектуру мировой финансовой системы на последующие три десятилетия. Послевоенная мировая финансовая система получила название бреттон-вудской. По-другому ее можно назвать золотодолларовой системой, о чем мы уже говорили. Доллар США был приравнен к «желтому металлу», а Вашингтон гарантировал денежным властям других стран (т. е. казначействам и центральным банкам) свободный размен долларов на золото по фиксированной цене 35 дол. за тройскую унцию. Доллар США в 1944 году наконец-то занял монопольную позицию международной валюты, оттеснив британский фунт стерлингов. Конкуренция между долларом и фунтом велась с конца ХIХ – начала XX веков, когда Соединенные Штаты вышли по всем основным экономическим показателям на первое место в мире. Однако потребовалось еще почти полвека (период времени, в течение которого прошло две мировые войны) для того, чтобы доллар оказался на вершине мировой финансовой системы.

80 лет назад: конфискация и национализация золота в США

Другой круглой датой стало 80 лет со времени принятия в США Закона о золотом резерве (Gold Reserve Act of 1934). Указанный Закон был финальным актом в процессе так называемой «золотой конфискации и национализации». Проследим шаги в рамках этого процесса.

Шаг первый. 6 марта 1933 года президент США закрыл банки страны и запретил им производить платежи или экспортировать золотые монеты и слитки, воспользовавшись чрезвычайными полномочиями, которые предоставлялись законом о торговле с враждебными государствами, принятым во время Первой мировой войны.

Шаг второй. Законодательным актом от 9 марта 1933 года «по созданию условий для выхода из чрезвычайного положения, сложившегося в банковской системе государства, и для других целей» Конгресс США предоставил Президенту США Франклину Рузвельту полномочия для предотвращения «накопительства» золота.

Шаг третий. Во исполнение упомянутого выше Закона 5 апреля 1933 года Франклином Рузвельтом был издан Указ № 6102 о фактической конфискации у населения и организаций золота, находящегося в слитках и монетах. Все находящиеся на территории США физические и юридические лица (в том числе иностранные граждане и компании, хранящие золото на территории США), за редким исключением, были обязаны до 1 мая 1933 года обменять золото на бумажные деньги по цене 20,67 дол. за тройскую унцию в любом банке на территории США, имеющем право принимать золото. Также объявлялись незаконными любые контракты и ценные бумаги, номинированные в золоте, выплаты по ним предписывалось производить бумажными деньгами в соответствии с указанным обменным курсом. Золото надо было сдать быстро – до 1 мая 1933 года. Начиная с этого момента частное владение золотом для граждан США стало незаконным. Любой факт незаконного хранения золота наказывался штрафом в размере 10 тыс. дол. и 10 годами тюрьмы.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Указ 6102


Шаг четвертый.

30 января 1934 года был принят упомянутый нами выше Закон о золотом резерве (Gold Reserve Act of 1934). Чеканка золотых монет была прекращена, все золото должно было храниться в Казначействе в виде слитков. Право владения запасами монетарного золота страны, включая золото на сумму 3,5 млрд. дол., хранившееся в федеральных резервных банках, было передано Казначейству США. Кроме того, Закон предоставил президенту США полномочия по переоценке доллара в пределах 50–60 % того золотого содержания, которое было установлено законом 1900 года (закон, установивший золотой стандарт в США) и подтверждено законом 1911 года.

Шаг пятый. На следующий день после принятия Закона о золотом резерве, т. е. 31 января 1934 года, президент США подписал указ, согласно которому золотое содержание доллара было уменьшено с 258/10 грана до 155/21 грана золота 900-й пробы. Таким образом, долларовая цена золота повысилась на 59,04 % по отношению к паритету, зафиксированному Законом о золотом стандарте 1900 года. Фиксированная цена золота поднялась с 20,67 до 35,00 дол. за унцию. Чрезвычайные полномочия президента по изменению золотого содержания доллара были делегированы ему на период до 1 июля 1943 года, однако больше пересмотров золотого содержания доллара не было.

Каковы же практические результаты мер по изъятию золота, принятых в США в 1933–1934 годах? Прежде всего, в США был окончательно демонтирован золотой стандарт. Между прочим, США были единственной страной, которая даже во время Первой мировой войны не отменяла и даже не приостанавливала действие этого стандарта. После войны ведущие европейские страны с большим трудом восстановили золотой стандарт, но в усеченном виде – как золотослитковый. В США продолжал действовать до 1933 года «классический» золотомонетный стандарт (обмен банкнот на золотые монеты).

Форт Нокс как символ золотых конфискаций и национализации

Зачем надо было предпринимать такие меры? Обычно говорят, что для того, чтобы можно было реализовывать тот экономический курс, который был назван New Deal («Новый курс» Рузвельта). Этот экономический курс был основан на идеях английского экономиста Джона Кейнса. Кейнсианство не только допускало, но даже поощряло государственное потребление, которое было призвано компенсировать недостаточный платежеспособный спрос со стороны частного сектора экономики и населения. Кейнсианство считало нормой дефицитное бюджетное финансирование, использование государственных заимствований и рост государственного долга. Существование золотого стандарта затрудняло (по сути, делало невозможным) реализацию экономической политики на основе кейнсианства.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Джон М. Кейнс


Каковы были результаты золотых конфискаций Рузвельта? В осуществление беспрецедентных полномочий, которыми было наделено федеральное правительство в период правления администрации Рузвельта, оно конфисковало у своих граждан с 1933 по 1954 год около 5 млн. унций золота в слитках, официально оцененных примерно в 1,6 млрд. долларов. Казначейство переплавило золотые монеты и другие предметы законопослушных граждан в золотые бруски. Кроме того, золотой запас государственной казны увеличился на много миллиардов долларов за счет металла банков, которые получили в обмен так называемые «золотые сертификаты». Золотые активы правительства выросли в физическом выражении, но в стоимостном выражении они выросли в еще большей степени. Изменение официальной цены на золото увеличило номинальную стоимость правительственных золотых запасов, что позволило, по данным Министерства финансов США, выпустить дополнительно 3 млрд. дол. в бумажной валюте. Кроме того, девальвирован доллар, стабилизирована денежная система и подняты оптовые цены более чем на 33 %.

Буквально за одни сутки сказочно обогатились те граждане и банкиры, которые кое-что знали о готовящихся акциях президента США и еще в начале 1933 года вывели свое золото за пределы Соединенных Штатов. Одновременно эти меры принесли убытки владельцам золота и лишили их металла, который они хранили для обеспечения своего финансового будущего.

Для того чтобы разместить конфискованные запасы драгоценных металлов, Казначейство США приступило к строительству крупнейшего в стране хранилища в Форт Ноксе. Это одно из самых укрепленных и недоступных для граждан (даже американских конгрессменов) зданий в Америке. На его сооружение ушло 16 000 кубических футов гранита, 4200 кубических ярдов бетона, 750 тонн арматуры и 670 тонн строительной стали. У мраморного входа золотыми буквами выгравирована надпись «Хранилище Соединенных Штатов» с золотой печатью Казначейства. Работы по сооружению хранилища были завершены в декабре 1936 года, и в течение первого полугодия 1937 года Казначейство занималось перевозкой туда конфискованного металла.

Первая фаза подготовки БВС: создание Форт Нокса

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Форт Нокс – самое неприступное золотохранилище в мире


Америка при Рузвельте энергично наращивала свой золотой запас. Если в 1928 году на США приходилось 37,7 % официальных золотых резервов капиталистических стран, то в 1936 году эта доля повысилась почти до 50 %. Для сравнения: в том же 1936 году доля Франции была 13,2 %, а Великобритании – 11,4 %. К концу Второй мировой войны золотые хранилища ведущих европейских стран полностью опустели, а доля США в мировых золотых резервах капиталистического мира, по разным оценкам, выросла до 75–80 %.

А теперь мы опять возвращаемся к теме Бреттон-Вудской конференции, которая проходила 70 лет назад. На этой Конференции шла острая дискуссия между американской и английской делегациями, они задавали тон всей встрече. Первую возглавлял помощник министра финансов США Гарри Д. Уайт, вторую – известный экономист Джон М. Кейнс. Хотя знаменитый английский экономист интеллектуально переигрывал своего оппонента, победила американская позиция. Созданная после Конференции мировая финансовая система – на 90 % проект Уайта. В чем же причина такого результата?


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Гарри Уайт и Джон Кейнс


Причина очень проста. Америка сумела убедить всех участников Конференции (всего делегации 44 государств), что «доллар так же хорош, как золото». А чтобы ни у кого не было на этот счет сомнения, Америка обещала обменивать бумажные доллары на «желтый металл» денежным властям других стран. Сразу после Бреттон-Вудса стоимость золотых резервов Соединенных Штатов по отношению к долларовой массе (коэффициент золотого покрытия наличного денежного обращения) составляла 75 %[29]. Это был отличный показатель. И все проголосовали за предложения Г. Уайта.

Так родилась бреттон-вудская система, которая просуществовала до 15 августа 1971 года, когда американский президент Ричард Никсон объявил о прекращении размена долларов на золото. В тот момент в золотых запасах Казначейства США «желтого металла» было всего 16 % по отношению к долларовой массе, которая обращалась в США и за их пределами. «Золотое окошечко» Казначейства США захлопнулось 43 года назад. Мир существует в условиях бумажно-долларового стандарта. Этот стандарт, при котором «печатный станок» Федеральной резервной системы работает без каких-либо ограничений, довел мировую экономику до полного краха. Сегодня опять идут разговоры о необходимости возвращения к какой-то форме золотого стандарта. Ностальгически вспоминается Конференция в Бреттон-Вудсе. Государственные деятели разных стран все чаще намекают, что, мол, необходим «Бреттон-Вудс-II».


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Бреттон-Вудская конференция


И опять я вернусь к теме «золотых конфискаций» в США. Президента Ф. Рузвельта много раз спрашивали о том, чем было обусловлено принятие решения о конфискации золота в 1933–1934 годах. Членораздельного объяснения президент так и не смог дать. Видимо, кто-то за кулисами официальной власти готовил это решение. Многие авторы, пишущие на темы финансовой истории, истории США, экономической истории, просто констатируют эти события, не объясняя их смысла. Некоторые говорят, что, мол, золотой стандарт мешал проведению нового курса Рузвельта, базирующегося на кейнсианстве. Но ведь золотые стандарты были отменены и в Европе в период с 1931 по 1936 год. Однако никаких конфискаций и национализаций золота там не было. А вот в Америке произошла национализация. И тут возникает подозрение в том, что кто-то уже за 10 лет до Бреттон-Вудса начал готовить Америку к этому событию. Очевидно, что без сосредоточения всего золота в руках американского казначейства Вашингтону не удалось бы навязать миру послевоенный финансовый порядок, основанный на золотодолларовом стандарте.

Вторая фаза подготовки БВС: иностранное золото на Манхэттене

Подготовка финансовой олигархии к построению послевоенной мировой финансовой системы была весьма основательной, разноплановой и постоянной.

По образному выражению известного западного экономиста Мюррея Ротбарда, валютно-финансовая политика «Нового курса» администрации Ф. Рузвельта четко делилась на два этапа: 1) «долларовый изоляционизм»; 2) «долларовый империализм». Первый этап продолжался примерно до 1938–1939 годов, то есть до начала Второй мировой войны. Затем начался второй этап, который продолжался до смерти Рузвельта и прихода в Белый дом президента Трумэна[30]. М. Ротбард уверен, что конечной целью политики «Нового курса» было не только и не столько «наведение экономического порядка» внутри страны (как это принято считать), а превращение Америки в главный и единственный экономический и финансовый «полюс» мира[31].

Конфискациями «желтого металла» в 1933–1934 годах дело не ограничилось. В 1935 году официальные золотые резервы Казначейства США оценивались в 9 млрд. долларов. Это была консолидация золота на этапе американского «долларового изоляционизма». В рамках «долларового империализма» Вашингтон продолжал свой курс на наращивание золотого запаса уже за счет чужого золота.

Уже в 1940 году величина золотых резервов выросла до 20 млрд. дол., т. е. они более чем удвоились по сравнению с 1935 годом. Это было золото, поступавшее в Америку за закупки американских товаров другими странами в процессе их подготовки к войне. Из Великобритании оно продолжало поступать еще некоторое время после начала войны, пока Лондону не удалось заключить соглашение о ленд-лизе. Точно также и СССР в начале войны расплачивался с США золотом. Первое судно с грузом в 10 тонн золота из СССР было отправлено в сентябре 1941 года[32]. Общая сумма золотых поставок из Советского Союза в США в годы войны до сих пор не обнародована.

С началом активных боевых действий в Европе приток золота в США еще более увеличился. Но это уже было золото, которое искало безопасного пристанища. Только за 10–14 мая 1940 года в США поступило золота на 46 млн. долларов. Когда же стало ясно, что Франция вот-вот рухнет, поток золота в США принял громадные масштабы. Только за 3–4 июня 1940 года в Америку поступило золота на 500 млн. долларов. Это не было секретом. Об этих событиях накануне войны писали даже советские провинциальные газеты. Вот, в частности, сообщение газеты «Амурская правда» от 10 июня 1940 года: «Газета „Эксельсиор“ сообщает, что запасы золота Англии, Франции, Голландии и Бельгии отправлены в Соединенные Штаты. 71.750.000 фунтов стерлингов переданы в Федеральный резервный банк в Нью-Йорке. Запасы иностранного золота Соединенных штатов составляют сейчас 56 с половиной миллиардов франков». Такого золота, по оценкам экспертов, в годы войны из разных стран в Америку эмигрировало несколько тысяч тонн. Информация об этом иностранном золоте на территории США очень фрагментарная, неточная. В довершение ко всему с 1944 года в США в виде трофеев стало поступать нацистское золото, сведения о котором еще более скудные и противоречивые[33].

Конечно, золото, поступавшее в США из других стран, не могло входить в состав официальных резервов Казначейства США, Америка была для него лишь «камерой хранения». Однако нас заставляют задуматься некоторые сегодняшние факты из мира золота. Уже два года продолжаются скандалы, связанные с немецким золотом, которое десятками лет находилось на хранении на территории США. Германия требует его возвращения, а Вашингтон тянет, возвращает в год «по чайной ложке», причем не в том виде, в каком золото размещалось изначально. С учетом сегодняшних событий в мире золота невольно задумываешься: а действительно ли те официальные цифры запасов золота США, которыми оперировала американская делегация на конференции в Бреттон-Вудсе в 1944 году, соответствовали действительности? Не было ли там «приписок»? Не учитывалось ли в этих цифрах то иностранное золото, которое находилось в Америке лишь на хранении? Слишком много фактов говорит о том, что дядя Сэм – великий мистификатор. Особенно в области финансов и золота.

На территории США основными хранилищами золота являются хранилище в Форт Ноксе (штат Кентукки) и на острове Манхэттен (г. Нью-Йорк). Второе из названных хранилищ принадлежит Федеральному резервному банку Нью-Йорка, одному из 12 банков, образующих Федеральную резервную систему США. Если первое из названных хранилищ предназначено для собственного золотого запаса США, то второе – для золота, принадлежащего другим государствам.

Авторитетный специалист в области золота А. В. Аникин в 80-е годы следующим образом описывал хранилище золота в Нью-Йорке: «Камера хранения в недрах Манхэттена (самое крупное хранилище золота не только в США, но и в мире – В К.) возникла в 30-х годах, когда многие страны Европы оказались под угрозой гитлеровской агрессии и часть своих золотых запасов стали держать в Нью-Йорке. Когда в 50-х годах западноевропейские и некоторые другие страны получили возможность обменивать свои растущие долларовые накопления на золото, они, как правило, не вывозили металл на собственную территорию, а оставляли на хранение в США. В конце 1972 года количество чужого золота, находящегося в США, достигло 12,7 тыс. тонн. Факт хранения многими странами своих золотых запасов в США обусловлен как экономическими, так и политическими причинами. Большинство стран Западной Европы, владеющих крупными золотыми запасами, держит в Нью-Йорке значительную их часть. Исключение составляет Франция, которая по традиции и в соответствии с политикой ее правительства хранит свой запас на собственной территории… Всего на территории США физически находится до 20 тыс. тонн монетарного золота, что составляет около 60 % централизованных запасов капиталистического мира. Эта величина мало менялась в 70-80-х годах»[34]. Добавим, что в хранилище Манхэттена размещено также золото Международного валютного фонда.

Еще раз вернемся к событиям 70-летней давности, к конференции в Бреттон-Вудсе. Делегаты 44 стран-участниц дружно голосовали за те предложения, которые выдвигались американской делегацией. То есть за предложения по превращению доллара в мировую валюту. Неужели аргументы американцев, в первую очередь руководителя делегации США Г. Уайта, были столь убедительны и бесспорны? Конечно же, нет. Мы ниже покажем, что американский проект мировой валютно-финансовой системы «программировал» возникновение «перекосов» в этой системе, кризисные явления и последующий крах. Но делегаты думали в тот момент не о туманном будущем, а о насущных проблемах сегодняшнего дня. Почти все страны мира рассчитывали на получение американских кредитов в обмен на их лояльность на Конференции. И дядя Сэм всем им обещал. И кое-кому после войны действительно давал кредиты (естественно, долларовые – для продвижения американской валюты в мире).


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Участники делегаций СССР и США на конференции в Бреттон-Вудсе, 1944 г.


Об этом можно прочитать в любом учебнике. После Второй мировой войны до середины 50-х годов США были монопольным кредитором по межправительственным займам. За период с 1946 по 1950 год объем межправительственных займов США и других развитых стран составил 30,2 млрд. дол., из них около ⅔ кредитов приходилось на страны Западной Европы. Самым крупным из них был правительственный заем США Великобритании в сумме 3 750 млн. дол. на 50 лет из 2 % годовых. Льготные условия займа сопровождались такими требованиями США к Великобритании, как отмена валютных ограничений и других преград для проникновения американского капитала в стерлинговую зону. В мае 1946 года США предоставили правительственный заем Франции в размере 650 млн. дол. сроком на 35 лет с условием использования половины этой суммы на оплату американских военных материалов, оставшихся после войны во Франции. Кредиты также предоставлялись в рамках «плана Маршалла»: за период с 1950 по 1955 год общая сумма помощи США 17 странам Западной Европы составила около 17 млрд. дол., причем на кредиты пришлось почти 6 млрд. долларов[35].

Но надо иметь в виду, что дядя Сэм всегда был (и остается до сего дня) очень расчетливым и осторожным банкиром. Кредиты другим странам США давали под обеспечение иностранного золота, которое хранилось в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка. Этот факт достаточно очевиден, но о нем отечественные исследователи не упоминают, а зарубежные говорят очень неохотно и мало[36].

И не надо думать, что перемещение «желтого металла» на территорию США завершилось с окончанием Второй мировой войны. Отнюдь нет. Опять же обратимся к Германии. В 2007 году в Австрии книга «Немецкая карта. Закрытая игра секретных служб», написанная отставным генералом Бундесвера, бывшим главой военной контрразведки Германии Г. Комоссой[37]. Из нее мы узнаем, что 21 мая 1949 года США вместе со своими союзниками заставили Германию подписать договор, которому БНД (немецкая спецслужба) присвоила высшую степень секретности. Федеративной Республике Германии по этому договору были предписаны серьезные ограничения ее государственного суверенитета до 2099 года. В частности, Германию обязали хранить золотой запас за границей для того, чтобы союзники могли осуществлять эффективный контроль за его использованием.

Считается, что с начала 1960-х годов Америка стала терять свой золотой запас, т. к. ее платежный баланс стал устойчиво пассивным. А вот многие ее торгово-экономические партнеры стали это золото накапливать. Так написано в учебниках. Все верно, но не полно. Дело в том, что золото многих стран, увеличивавших на бумаге свои официальные резервы, просто– напросто совершало путешествие в несколько сотен километров, не покидая территорию США. Вот что пишет об этом известный эксперт по золоту Питер Бернстайн применительно к шестидесятым годам прошлого десятилетия: «Золотые слитки из золотого запаса США в Форт Ноксе перемещались в сейфы Федерального резервного банка Нью-Йорка, предназначенного для хранения иностранного золота»[38]. Правда, при этом добавляет: «или, если золото переходило к французам, во Французский банк». То есть Франция была единственной страной, которая не желала участвовать в этой схеме, которая позволяла дяде Сэму держать другие государства на «коротком поводке».

Иностранное золото как мощный «аргумент» политики Финансового интернационала в XXI веке

А что сегодня? Остается ли в XXI веке иностранное золото на территории США? Публикации о том, где и как хранится золото из официальных резервов отдельных стран, всегда были крайне немногочисленны, а содержащаяся в них информация очень скупа. Вот, например, информационное сообщение десятилетней давности о «зарубежном» золоте Германии – страны, которая имеет второй по величине (после США) золотой запас: «Член правления Бундесбанка Ханс-Хельмут Котц в интервью гамбургскому еженедельнику „Штерн“ заявил, что большая часть золотых резервов Германии хранится за пределами страны, там, где приобретались золотые слитки, – в ФРС в Нью-Йорке, в Банке Англии в Лондоне и в Национальном банке Франции в Париже (всего 274708 слитков по 12,5 кг каждый). Основная часть слитков хранится в гигантском сейфе-бункере на Манхеттене, где ФРС эксплуатирует крупнейшее в мире хранилище золота. Там хранится в общей сложности 550 тыс. слитков золота, принадлежащих 60 государствам мира»[39].

Сегодня публикаций об иностранном золоте на территории США стало больше. Тема попала в «фокус» мировых СМИ в связи с «золотым скандалом», который был начат Бундестагом два года назад. В конце 2012 года из общего объема официальных золотых резервов Германии, равного примерно 3,4 тыс. тонн, более ⅔ хранилось за пределами страны. А именно 1,536 тонны в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка, 374 тонны – в подвалах Банка Франции, 450 тонн – в подвалах Банка Англии. Германия потребовала вернуть золото из США, но Вашингтон стал прибегать к разным уловкам для того, чтобы не выполнять это требование. История получила большую огласку[40].

Вот более свежая информация об иностранном золоте в ФРБ Нью-Йорка. Западный эксперт по золоту Дениэл Тердиман в 2013 году привел следующую информацию по состоянию на середину 2010 года: «Сегодня 36 иностранных государств доверили хотя бы часть своих золотых запасов Феду. По данным ФРС, эти правительства доверяют нью-йоркскому резерву, так как их устраивают обеспеченная им безопасность, предоставляемые им услуги, а также удобное расположение в центре финансового района Нью-Йорка. Считается, что в хранилище нью-йоркского Феда находится 216 млн. тройских унций (источник: Федеральный резервный банк Нью-Йорка). В 2008 году общий объем депозитов в хранилище составлял 216 млн. тройских унций золота – тройская унция в 1,1 раза тяжелее стандартной унции. В целом это составляло 22 % всех золотых резервов на Земле, а с учетом рыночной цены – $1181 – это золото стоит около $255 млрд.»[41].

Читатель, наверное, обратил внимание, что в приведенной выше публикации 2004 года говорится о том, что в ФРБ Нью-Йорка хранится золото 60 государств, а в публикации 2013 года говорится только о 36 государствах. Думаю, что большой точности здесь и не может быть, все примерно. Ведь на сайте указанного учреждения прямо говорится: «ФРБ Нью-Йорка предоставляет свое хранилище для центральных банков и международных официальных учреждений по вкладу и хранению золота. Банк хранит данные обо всех владельцах счетов и операции по ним на конфиденциальной основе». То есть список стран-клиентов засекречен. Об этом могут сообщать только сами страны-клиенты. Кстати, имеется информация, что клиентом ФРБ Нью-Йорка является и Российская Федерация. По крайней мере, эта информация содержится в таком солидном издании, как «Золото России», а одним из двух авторов является Валерий Владимирович Рудаков, который в 2000–2002 годах был заместителем Министра финансов РФ и курировал вопросы золота[42].

Сегодня в качестве «сторожа» или «хранителя» иностранного золота выступают не только США, но также Великобритания, Франция, Швейцария. Причем в последней из названных стран роль «сторожа» выполняет не только Швейцарский национальный банк (центральный банк страны), но и находящийся на территории Швейцарии Банк международных расчетов (БМР). В данном коротком списке львиная доля всего зарубежного золота приходится на две страны – США и Великобританию. В таблице 2.1 приводятся последние из имеющихся данных по этим двум странам.

Таблица 2.1.

Запасы золота, находящиеся на хранении в США и Великобритании (по состоянию на 1 октября 2012 года, метрические тонны) [43]

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

США и Великобритания в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка и Банка Англии хранят иностранного золота в объеме, превышающем 11 тыс. тонн. Примечательно, что в Великобритании иностранного золота в 16 с лишним раз больше, чем собственного, а в США иностранное золото составляет 76 % по отношению к запасам собственного золота. В Банке Англии хранится золото из различных стран, входящих в Британское Содружество (Австралия, Канада, Индия и др.). Банк Англии сегодня играет большую роль не только для стран Содружества, но также для стран континентальной Европы. Австрия, например, хранит в Банке Англии 80 % своего золотого запаса, Голландия – 18 %, Германия – 13 %. Имеются клиенты и из других стран. Например, Центральный банк Мексики хранит в Банке Англии 95 % золотого запаса. В Банке Англии размещают свое золото также организации, которые называются bullion banks (частные банки, работающие с физическим слитковым золотом). Часть иностранного золота в Банке Англии размещается на основе договоров хранения, причем иностранные клиенты платят за эту услугу. Часть золота размещается на депозитных счетах, на которые начисляются проценты.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Итак, тема иностранного золота на территории США крайне табуированная. Со времен Бреттон-Вудской конференции это золото превратилось в мощнейший рычаг, с помощью которого США проводили и продолжают проводить политику Pax Americana. В то же время мы видим, что в XXI веке США перестали быть монополистом в деле оказания «услуг по хранению» чужого «желтого металла», какими они были во время Бреттон-Вудской конференции. Это важно учитывать для понимания тех игр, которые ведутся вокруг проекта «Бреттон-Вудс-II». Не готовится ли Лондон взять реванш у Вашингтона за поражение на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году?

Глава 3

Бреттон-Вудская конференция и СССР

Как мы уже говорили, в этом году исполняется 70 лет со времени проведения Бреттон-Вудской конференции, решения которой легли в основу послевоенной мировой валютно-финансовой системы. СССР участвовал в этой Конференции. В этой связи возникают вопросы: Чем диктовалось решение Советского Союза участвовать в работе Конференции? Какую позицию занимала советская делегация? Подписал ли СССР документы Конференции? Как решения Конференции повлияли на СССР?

О конференции в Бреттон-Вудсе

Ещё раз напомним коротко о Конференции. Она проходила с 1 по 22 июля 1944 года в США в местечке под названием Бреттон-Вудс (штат Нью-Хэмпшир). Целью Конференции было урегулирование международных валютных и финансовых отношений по окончании Второй мировой войны. Полное официальное название Конференции – Валютно-финансовая конференция организации Объединенных Наций (The United Nations Monetary and Financial Conference). На Конференции присутствовали 730 делегатов из 44 государств, участников антигитлеровской коалиции. В работе Конференции участвовал СССР. Председательствовал на Конференции министр финансов США Генри Моргентау. Делегацию США возглавлял высокопоставленный чиновник министерства США Гарри Уайт, делегацию Великобритании – известный экономист и чиновник министерства финансов Великобритании Джон М. Кейнс, делегацию СССР – заместитель министра внешней торговли М. С. Степанов, делегацию Китая – Чан Кайши.

Тон на Конференции задавали делегации США и Великобритании. У Г. Уайта и Дж. Кейнса были заранее подготовленные предложения по послевоенному устройству мировой валютно-финансовой системы. По некоторым моментам позиции Уайта и Кейнса совпадали. Но были и принципиальные различия. Кейнс предлагал для проведения расчетов между странами создание Международной клиринговой палаты и введение наднациональной денежной единицы под названием «банкор», а от золота как мировых денег рекомендовал вообще отказаться. Уайт предлагал в качестве мировых денег использовать американский доллар, эмиссией которого с 1914 года занималась Федеральная резервная система США. Для этого Америка готова была обеспечивать свободный размен долларов на «желтый металл» на основе фиксированного золотого паритета. Для поддержания равновесия платежных балансов отдельных стран и поддержания стабильности курсов валют (по отношению к доллару США) предлагалось создать Международный валютный фонд (МВФ), который бы выдавал странам стабилизационные займы. А для восстановления послевоенной экономики предлагалось создать Международный банк реконструкции и развития (МБРР), который бы выдавал займы и кредиты для реализации инвестиционных проектов.

Естественно, что предложения Дж. Кейнса, в первую очередь, отражали интересы Великобритании, а предложения Г. Уайта – Соединенных Штатов. Победила позиция США. Не потому, что Уайт был более убедителен. Причиной была военная, политическая и экономическая мощь Америки, которую представлял Уайт. Повторим, что к этому времени в подвалах Казначейства США было сосредоточено около 70 % мировых резервов золота (без СССР).

«Наш человек» в американском казначействе?

Решение об участии СССР, безусловно, принимал И. В. Сталин. Решение было совсем не простое. было очевидно, что Вашингтон будет использовать Конференцию для международно-правового закрепления своего финансово-экономического доминирования в послевоенном мире. Хотя еще шла война, а союзники еще только готовились к открытию второго фронта, исход войны был очевиден и доминирование США не вызывало ни у кого сомнения. Также было очевидным, что Великобритания на Конференции будет вынуждена уступить Соединенным Штатам. Великобритания боролась уже за то, чтобы не лишиться своей колониальной системы и не превратиться во второразрядную страну.

Еще не была создана Организация Объединенных Наций (ООН), а Вашингтон уже выступил с инициативой назвать встречу в Бреттон-Вудсе Конференцией Объединенных Наций. Видимо, для того, чтобы поднять значимость тех решений, в принятии которых он не сомневался.

У Сталина были хорошие (можно сказать, даже доверительные) отношения с американским президентом Франклином Рузвельтом. Когда у Сталина проходили личные встречи с Рузвельтом, удавалось о многом договариваться. Рузвельт шел навстречу советскому руководителю по многим вопросам. Но вот никаких признаков того, что Рузвельт активно участвовал в подготовке Бреттон-Вудской конференции, нет. Считается, что предложения американской делегации лично готовил высокопоставленный чиновник американского казначейства (министерства финансов) Гарри Уайт (который и был затем назначен руководителем этой делегации). Личность Г. Уайта уже несколько десятков лет активно изучается и обсуждается многими экономистами, историками, конспирологами. Идут споры по поводу того, был он советским шпионом или нет. Биограф Уайта Д. Риз упоминает о тайных связях Уайта с компартией США и даже подозревает Уайта в шпионаже в пользу СССР. Перебежчик Олег Гордиевский уверенно заявляет, что Уайт еще в 1935–1936 годах был завербован НКВД СССР. Судя по всему, Уайт симпатизировал Советскому Союзу. Мечтал, что послевоенный мир будет базироваться на устойчивых союзнических отношениях США и СССР. Может быть, даже способствовал принятию каких-то решений в пользу Советского Союза (в министерстве финансов он отвечал за вопросы международного финансового сотрудничества). Есть даже неопровержимые доказательства того, что Уайт передавал секретные документы Москве при посредничестве советской резидентуры в США. То, что он нарушал американские законы, совершенно доказанный факт. Но был ли он профессиональным шпионом, остается большим вопросом.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Гарри Декстер Уайт


Какое место отводилось Советскому Союзу в бреттон-вудской системе

Впрочем, сейчас речь не о «шпионской» или какой-то иной незаконной деятельности Уайта, а о том, насколько программа этого чиновника, представленная на конференции в Бреттон-Вудсе, учитывала интересы СССР. В той модели послевоенного валютно-финансового устройства мира, которую Уайт «продавил» на Конференции, роль и место Советского Союза явно не соответствовали его статусу великой державы. Более того, находясь внутри такой валютно-финансовой системы, он мог бы очень быстро потерять этот статус. Система была «американоцентричной». А если говорить еще точнее – «доллароцентричной». СССР мог находиться в такой системе даже не в качестве младшего партнера Вашингтона (как Великобритания), а лишь в качестве второразрядной страны.

Достаточно посмотреть на чисто количественные параметры будущей системы. Под нажимом США на Конференции были приняты следующие раскладки квот и голосов по Международному валютному фонду. Общая сумма квот МВФ была определена в объеме 8,8 млрд. долларов. Вот как эти квоты распределились в рамках «Большой пятерки» (млрд. дол.): США – 2,75; Англия – 1,3; СССР – 1,2; Китай – 0,55 и Франция – 0,45. Каждое государство – член Фонда – автоматически получало 250 голосов плюс дополнительный голос за каждые 100 тыс. дол. собственной квоты. В результате общее количество голосов равнялось 99 тыс., где США получили 28,0; Великобритания – 13,4; СССР – 12,0; Китай – 5,8; Франция – 4,8 %. Только три страны «Большой пятерки» – США и их младшие «партнеры» – Великобритания и Франция – имели в совокупности 46,2 % голосов. Этого было более чем достаточно для «продавливания» Вашингтоном любых нужных ему решений в Фонде.

Истинные архитекторы Бреттон-Вудса

Кстати, думаю, что многие исследователи явно переоценивают роль Г. Уайта в создании послевоенной валютно-финансовой системы. Прежде всего, потому, что последнее слово в Министерстве финансов США принадлежало не Гарри Гекстеру Уайту, а министру Гарри Моргентау. Моргентау, находясь на посту министра с 1934 года, не хуже, чем Уайт разбирался во всех тонкостях мировых финансов. Моргентау контролировал работу Уайта по подготовке американских предложений, последнего скорее можно назвать квалифицированным исполнителем. Впрочем, и Моргентау не был последней инстанцией. Сегодня крайне редко вспоминают Марринера Экклса. А фигура эта крайне серьезная. Как и Моргентау, Экклс с 1934 года оказался на самых высоких этажах власти, а именно он стал председателем Совета управляющих Федеральной резервной системы. Моргентау и Экклс работали в одной связке, только первый ушел со своего поста в 1945 году, а второй – в 1948 году. Экклс пришел на олимп денежной власти из бизнеса, был миллиардером «первого ряда». Но при этом всегда оставался фигурой мало публичной, что неудивительно. Он поддерживал самые тесные отношения с банками Уолл-стрит, которые были, как известно, главными акционерами ФРС. Таким образом, основные идеи послевоенного устройства финансового мира исходили от банкиров и Федерального резерва. То есть от тех представителей мировой финансовой олигархии, которые готовили проект под названием «Вторая мировая война». Теперь они хотели пожинать плоды этого проекта. А что касается Г. Уайта, то он лишь клал на бумагу и озвучивал планы банкиров по послевоенному устройству мира. Между прочим, президента Ф. Рузвельта не очень-то допускали к этой «кухне», на которой готовилось будущее финансовое мироустройство.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Моргентау и Кейнс в кулуарах Конференции


Почему Сталин пошел на участие в Конференции

Думаю, что Сталину результаты работы будущей Конференции были известны уже задолго до начала ее работы. И даже не потому, что Уайт или какие-то иные «шпионы» из Министерства финансов США по конспиративным каналам передали Москве программу американской делегации и проекты решений Конференции. Еще в 1943 году и Кейнс, и Уайт достаточно часто и открыто высказывали свои мысли и предложения по поводу будущего устройства мировой финансовой системы. Вашингтон не делал большой тайны по поводу своих имперских устремлений и планов превращения доллара в мировую валюту.

И, тем не менее, Сталин принял решение об участии СССР в работе Конференции. Он руководствовался чисто тактическими соображениями. Почему бы и не поучаствовать, если этого желают американские союзники? Сталин взамен рассчитывал на встречные любезности со стороны Рузвельта. Во-первых, он ждал, что Америка наконец-то откроет второй фронт и будет действовать энергично на полях сражений. Конечно, и без Америки гитлеровская Германия будет разгромлена, но при открытии второго фронта война может закончиться раньше и наши людские потери будут меньше. Во-вторых, продолжала действовать американская программа ленд-лиза, в рамках которой в СССР поступали оружие, снаряжение, продовольствие, другие товары. Сроки программы периодически продлялись, Сталин рассчитывал на продолжение поставок. В-третьих, Сталин надеялся на помощь со стороны США и по окончании войны. В конце 1943 года в Тегеране состоялась встреча Сталина и Рузвельта, на которой последний пообещал, что Америка предоставит нам кредит на сумму 6 млрд. долларов. Короче говоря, «союзнические отношения» обязывали Сталина «отметиться» на конференции в Бреттон-Вудсе.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

И. В. Сталин


Окончательно Сталин укрепляется в этом решении весной 1944 года. В апреле Москва получает секретное донесение от агента советской разведки Дональда Маклина (один из «кембриджской пятерки») из Вашингтона (Дональд там работал в качестве первого секретаря в посольстве Великобритании). В шифрограмме сообщалось, что Вашингтон готов увеличить заем до 10 млрд. долларов. Нарком иностранных дел Вячеслав Молотов тут же через советского посла Андрея Громыко в Вашингтоне информирует Госдеп США о нашей готовности участвовать в Конференции. Москва еще до конца не знает, «куда кривая выведет», но ради 10 млрд. дол. поучаствовать можно и даже нужно.

Скромные наблюдатели

На самой Конференции советская делегация работала в достаточно «пассивном» режиме, больше слушала, англо-американские схватки наблюдала со стороны. Руководитель делегации г-н Степанов, заместитель наркома внешней торговли, был персоной малоизвестной (особенно на фоне таких фигур, как Джон Кейнс, Гарри Уайт или Чан Кайши). Ни с какими другими делегациями мы особенно не блокировались. В общем, выступали в роли скромных наблюдателей. Некоторые эксперты полагают, что объективно Советскому Союзу была более выгодна английская программа, чем американская. Но с моей точки зрения, «хрен редьки не слаще».


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

М. Степанов, Дж. Кейнс и представитель Югославии Риба на Конференции


Наша делегация затрагивала лишь частные вопросы. Например, участвовала в обсуждении вопросов о взносах в Фонд (МВФ). В заранее подготовленном проекте устава Фонда было записано, что взносы производятся в золоте и в собственной национальной валюте. Золотая часть взноса должна составлять 25 % суммы квоты. Советская делегация сделала предложение: взносы золотом стран, чья территория потерпела значительный ущерб от вражеских действий или оккупации, определяются в три четверти установленных норм. Конференция отклонила даже эту, далеко не самую принципиальную поправку. было еще одно условие, касающееся золота: «металлическая» часть взноса в Фонд должна размещаться в США. Советскому Союзу удалось добиться персональной уступки: ему было разрешено хранить золотую часть взноса на своей территории. Коммюнике Конференции мы подписали, со всеми решениями согласились и вежливо покинули тихий городок Бреттон-Вудс.

После Бреттон-Вудса

Решения, принятые на Конференции, должны были быть ратифицированы странами-участницами до конца 1945 года. Сталину не было времени для того, чтобы обстоятельно обдумать наши последующие шаги после Бреттон-Вудса. Все силы были направлены на завершение войны, победу над фашистской Германией. Но жизнь распорядилась таким образом, что Сталину не пришлось особенно мучиться с вопросом о ратификации документов, связанных с Международным валютным фондом и Международным банком реконструкции и развития. В апреле 1945 года из жизни ушел американский президент Ф. Рузвельт, на его место заступил Г. Трумэн. Период союзнических отношений между СССР и США достаточно резко закончился. За короткий срок эти отношения переросли в конфронтацию, причем инициатором был новый президент Трумэн.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Нет ничего нового в мире кроме истории, которую Вы не знаете (Т. Трумэн)


Взять хотя бы экономический аспект наших отношений. Летом 1945 года (даже до того, как СССР начал в августе военные действия против Японии, согласно Тегеранским договоренностям Сталина и Рузвельта) Трумэн объявил о прекращении действия программы ленд-лиза для нашей страны. На следующий год Вашингтон стал требовать от СССР совершенно неоправданных платежей по погашению наших задолженностей по ленд-лизу. О кредите в 6 млрд. дол. (том самом, который обещал Рузвельт Сталину в Тегеране в 1943 г.) и речи не могло быть.

В этих новых условиях Сталину стало ясно, что членство в МВФ и МБРР может нанести Советскому Союзу непоправимый урон. Поэтому в декабре 1945 года СССР отказался от ратификации документов Бреттон-Вудской конференции.

К концу 1945 года соглашение о создании МВФ было ратифицировано 29 государствами, а в марте 1946 года на учредительной сессии Совета управляющих Международным валютным фондом были приняты дополнительные постановления, регулирующие деятельность МВФ. С 1 марта 1947 года Фонд приступил к реализации своих операций. МБРР начал функционировать в 1946 году.

В феврале 1946 года Вашингтон запросил посольство США в Москве предоставить аналитическую информацию о причинах отказа СССР от ратификации документов по МВФ и МБРР. Ответ был подготовлен советником-посланником Джорджем Кеннаном, вторым после американского посла А. Гарримана человеком в посольстве. Этот ответ Дж. Кеннана получил название «длинной телеграммы». Таково устоявшееся название телеграммы № 511 Посольства США в Москве, отправленной в Вашингтон 22 февраля 1946 года, в которой Кеннан обрисовал невозможность сотрудничества с СССР. Позднее основные положения своей «длинной телеграммы» Дж. Кеннан опубликовал в журнале Foreign Affairs под подписью «Mr. X». Взгляды Кеннана стали определяющим фактором подхода США к отношениям с Советским Союзом «теоретическим» обоснованием холодной войны; сам Кеннан стал известен как «архитектор холодной войны» (наряду с У. Черчиллем). Дж. Кеннан впервые применил термин «сдерживание», затем «сдерживание» стало важнейшим принципом американской политики в отношении Советского Союза. Историки говорят, что «длинная телеграмма» легла в основу так называемой «доктрины Трумэна», которая была направлена на «сдерживание» СССР в Европе, прежде всего ее южной части. После утверждения в марте 1947 года указанной доктрины Вашингтон предоставил военную и экономическую помощь Греции и Турции.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Джордж Кеннан


Точки над «i» были окончательно поставлены 5 марта 1946 года, когда Запад устами британского политического ветерана У. Черчилля (знаменитая речь в Фултоне) объявил о начале «холодной войны». Впрочем, некоторые авторы совершенно справедливо говорят, что речь Черчилля в Фултоне была лишь официальным объявлением «холодной войны». По их мнению, фактически «холодная война» против СССР началась в августе 1945 года, когда США сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки в Японии. Эти атомные бомбардировки не имели никакого военного значения, а представляли собой оружие устрашения для Советского Союза[44].


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Уинстон Черчилль


Правда, еще некоторое время Вашингтон продолжал запускать в сторону Москвы «пробные шары», надеясь, что СССР «клюнет» на предложения об экономическом «сотрудничестве» с Западом. Так, в 1946 году Запад предложил Советскому Союзу принять участие в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ), однако Сталин это предложение отклонил[45].

В 1947 году в Вашингтоне началась подготовка Программы восстановления Европы, которая позднее получила название «План Маршалла» (по имени ее основного автора – Государственного секретаря США Джорджа Маршалла). Вашингтон обратился к Москве с официальным предложением принять участие в указанной программе. США намекали, что СССР сможет получить финансовую помощь, но от него требовались уступки: резко увеличить поставки сырья для Западной Европы, а также открыть свой рынок для западных (американских) товаров. Естественно, и на это предложение Сталин не согласился[46].

Доктрина «сдерживания» СССР, родившаяся в 1946 году, обрела «второе дыхание» в 1948 году, когда американская экономика вошла в зону тяжелого спада. С этого момента доктрина стала идеологическим обоснованием гонки вооружений в США, с помощью которой американские правящие круги рассчитывали выправить экономическое положение в стране. Отныне СССР стал рассматриваться Вашингтоном в качестве главного военного противника США. А вместо лукавых предложений о «сотрудничестве» против СССР стали вводиться различные экономические санкции.

Мировые события и практическая политика МВФ и МБРР первых послевоенных лет подтвердили правильность решения Сталина, отказавшегося присоединяться к решениям Бреттон-Вудской конференции.

Глава 4

Кто вы, доктор Гарри Декстер Уайт?

В свое время на экранах советских кинотеатров с большим успехом шел фильм французского режиссера Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?» Главный герой фильма – немецкий журналист Рихард Зорге, который в годы Второй мировой войны находился в Японии. На самом деле, Зорге был тем самым таинственным «Рамзаем», которого долго искала германская разведка. Зорге оказался резидентом советской военной разведки, главой разветвленной агентурной сети в стране, которая воевала против СССР. Даже после того, как вражеская разведка вычислила Зорге, мало кто мог поверить, что веселый, общительный и удачливый Рихард являлся советским разведчиком.

Загадочный Гарри Декстер Уайт и советская разведка

Я вспомнил этот фильм, размышляя по поводу такого исторического события, как Бреттон-Вудская конференция. В этом году исполняется 70 лет со времени ее проведения. Одной из ключевых фигур этого события был Гарри Декстер Уайт (Harry Dexter White), который возглавлял американскую делегацию на Конференции. Сегодня многие уверены, что доктор Г. Уайт (да, да – именно доктор, он имел степень доктора экономики) был в годы Второй мировой войны агентом советской разведки. Слишком много документов и фактов свидетельствуют об этом. Но когда американскому президенту Ф. Рузвельту докладывали, что есть подозрения в том, что Г. Уайт работает на советскую разведку, президент эти подозрения отвергал. Рузвельт, как известно, ушел из жизни в апреле 1945 года, до последнего дня он полностью доверял высокопоставленному американскому чиновнику Уайту. Многие в Вашингтоне не могли поверить в предательство Уайта даже после того, когда его как подозреваемого в сотрудничестве с советской разведкой начали допрашивать американские «компетентные органы».

Попытаемся разобраться в этой таинственной истории. О Г. Уайте до сих пор не утихают споры, хотя его имя хорошо известно историкам, экономистам, журналистам. О нем написано несколько книг. Сегодня есть смысл вспомнить о Г. Уайте в связи с круглой датой Бреттон-Вудса. Конференция, на которой Уайт был ключевой фигурой, оказала серьезное влияние на послевоенное устройство международной финансовой системы. Размышляя о Г. Уайте, еще раз вспомним Конференцию, ее цели, участников, решения. А также попытаемся сделать выводы, которые могут быть полезны России в сегодняшней непростой международной ситуации.

Биография Уайта

Дадим короткую биографическую справку Уайта для тех, кто не знаком с этой личностью. Отец и мать Гарри Декстера Уайта родились в еврейском местечке в Литве, входившей тогда в состав Российской империи. В конце XIX века происходил достаточно массовый исход евреев из России в Америку. В этом потоке эмигрантов оказались родители Уайта, которые покинули Российскую империю в 1885 году. Гарри родился уже в Америке в 1892 году (в Бостоне), он стал седьмым ребенком в семье. Семья находилась в крайне стесненных материальных условиях. Обладая незаурядными способностями, Гарри начал энергично подниматься по социальной лестнице. В 1917–1918 годах в звании лейтенанта принял участие в Первой мировой войне. После ее окончания в возрасте 30 лет начал учиться на экономическом факультете в Колумбийском университете, а закончил обучение в Стэнфорде. Степень доктора экономики получил в Гарварде в 1930 году за диссертацию на тему «Французские национальные счета, 1880–1913 гг.» (The French International Accounts, 1880–1913). В 1933 году эта работа была напечатана в издательстве университета Гарварда. Молодой доктор экономики Уайт преподавал четыре года в университете Лоуренса в Эпплтоне (штат Висконсин). Именно в эти годы он стал устанавливать тесные связи с профессорами Чикагского университета.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Гарри Декстер Уайт


Америка переживала Великую депрессию, резко подскочила безработица во всех секторах экономики, происходили сокращения в государственном аппарате. Но, как отмечают биографы Уайта, в этих непростых условиях он благодаря протекции профессоров Чикагского университета в 1934 году получил интересную и престижную работу в министерстве финансов. Тут следует обратить внимание на один интересный нюанс. В те годы Чикагский университет был оплотом не экономического либерализма (как в нынешнее время), а левых и даже откровенно социалистических взглядов. Министерство финансов США также было сосредоточением людей с левыми взглядами. Скорее всего, Уайт тяготел к идеям социализма, поэтому ему несложно было получить необходимые рекомендации, а затем уже в стенах министерства финансов укреплять свои социалистические убеждения. А там, где возможно, он пытался влиять на принятие решений, которые способствовали реализации «нового курса» президента Ф. Рузвельта. Как известно, политика под названием «Новый курс» опиралась на идеи английского экономиста Дж. М. Кейнса и предусматривала активное вмешательство государства в экономическую жизнь. А по тем временам такая политика расценивалась как «почти социализм».

Кроме того, в 1930-е годы в СССР проводилась индустриализация, успехи Советского Союза на фоне экономической депрессии на Западе выглядели особенно впечатляюще. Многие вдумчивые экономисты в США признавали превосходство социалистической модели экономики над капиталистической, хотя старались громко об этом не говорить. Можно уверенно утверждать, что Уайт был одним из таких экономистов. Успехи экономического строительства в СССР не могли не укреплять социалистических взглядов Уайта. Кстати, нескрываемое восхищение Советским Союзом и социализмом Уайт сохранил до конца жизни.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Г. Моргентау и Г. Уайт на Конференции


В то время, когда Уайт пришел в министерство финансов, во главе этого ведомства встал новый, 52-й министр – Генри Моргентау (младший). Новый министр стал одной из ключевых фигур в команде президента Ф. Рузвельта, он пробыл на своем посту до лета 1945 года, т. е. его карьера по времени почти точно совпала с президентством Рузвельта. Уайт идеально вписался в команду Г. Моргентау. В рамках министерства после прихода Моргентау был создан отдел монетарных исследований, Уайт был первым руководителем этого нового подразделения. С декабря 1941 года (сразу же после Перл-Харбора и вступления США в войну) Уайт был назначен помощником министра финансов. Он стал курировать вопросы, относящиеся к международным делам, осуществлял тесную координацию работы министерства финансов и Госдепа США. Особо можно отметить, что Уайт курировал работу Валютного стабилизационного фонда[47], реализацию программ ленд-лиза, финансирование деликатных операций политического, разведывательного, диверсионного и военного характера за пределами США. Имел доступ к большим массивам секретной информации по экономике и финансам США и других стран.

Последней страницей служебной биографии Уайта является его работа в качестве директора Международного валютного фонда от США (при этом он продолжал оставаться в штате Министерства финансов США). На указанной должности он находился примерно два года. Это был не лучший период работы Уайта на поприще финансов. Из жизни ушел президент Ф. Рузвельт, идеи которого были созвучны Уайту. С поста министра ушел его шеф Генри Моргентау. Исчезло надежное «прикрытие», тучи над головой Уайта сгущались. 19 июля 1947 года Уайт был отозван с поста директора МВФ, а немного ранее уволен из министерства финансов в связи с подозрениями в сотрудничестве с советской разведкой. Начались бесконечные допросы. Уайту приходится испытывать большие психологические перегрузки. 16 августа 1948 года, в возрасте 55 лет, Гарри Уайт умирает в результате сердечного приступа в своем загородном доме в штате Нью-Хэмпшир (между прочим, в том самом штате, где проходила Бреттон-Вудская конференция). Считается, что уже осенью того года он мог бы быть осуждён за шпионаж в пользу СССР.

Таким образом, министерство финансов стало основным и последним местом работы Уайта. Он пробыл в его стенах 11 лет, а если считать еще последние два года директорства в МВФ, – 13 лет. Совсем не много. Но это были очень насыщенные годы. За столь короткий срок Уайт успел оставить след в новейшей мировой истории (не только финансовой). В основном благодаря двум крупным акциям, в которых особую роль Уайта сложно оспорить. Первая акция – разработка так называемого «Плана Моргентау», который определял послевоенное устройство Германии. А также последующие действия Уайта, связанные с этим документом. Вторая акция – участие в работе Бреттон-Вудской конференции 1944 года. Рассмотрим подробнее эти две акции.

«План Моргентау» и Г. Уайт

«План Моргентау» (англ. – Morgenthau Plan) – программа послевоенного преобразования Германии, предложенная министром финансов США Генри Моргентау. Более развернутое название этого документа – «Программа по предотвращению развязывания Германией третьей мировой войны». Хотя документ назван именем Моргентау, его фактическим инициатором и разработчиком был помощник министра Гарри Уайт. План был очень секретный и очень жесткий. Он предусматривал расчленение Германии, переход важных промышленных районов под международный контроль, ликвидацию тяжелой промышленности, демилитаризацию и превращение Германии в аграрную страну. Что-то наподобие того, что предусматривал Версальский мирный договор в отношении Германии по окончании Первой мировой войны. В этом документе доходило даже до такого абсурда, как вырубка всех лесов в Германии, а также «сокращение численности ее населения на 25 млн. человек» (каким образом можно их было «сократить», можно только догадываться).

Документ был предложен для закрытого обсуждения в сентябре 1944 года на второй Квебекской конференции, в которой участвовали Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт. был еще премьер-министр Канады. Сталина, как известно, там не было; его об этом плане сочли уместным не ставить в известность. Более того, документ засекретили, чтобы о нем не узнал ни Гитлер, ни Сталин. Руководители США и Великобритании подписали меморандум, который фактически одобрял «План Моргентау».

Биографы Г. Уайта отмечают, что помощник министра панически боялся нацизма. Из-за этого страха у него появился, мол, такой человеконенавистнический план сравнивания Германии с землей. Но в то же время он всячески «болел» за Советский Союз. Он болезненно переживал новость о том, что США и Великобритания начали сепаратные переговоры о мире с Гитлером (без СССР). Г. Уайт решает принести в жертву «План Моргентау» ради того, чтобы расстроить сепаратные переговоры. По своим каналам он передает документ в Москву, а затем он оказывается в ставке Третьего Рейха. В Берлине разразился скандал. Министерство пропаганды Геббельса через свои СМИ заявило, что «еврей Моргентау» хочет превратить Германию в огромное картофельное поле. Газета «Фелькишер Беобахтер» вышла с заголовком «Рузвельт и Черчилль согласились с еврейским убийственным планом». Результат операции Уайта был достигнут.

Министру финансов США и его помощнику было, конечно, жалко, что «План Моргентау» оказался в мусорной корзине. Но они попытались хотя бы частично компенсировать ущерб от «утечки» информации через подготовку других планов и документов. Моргентау все же удалось повлиять на окончательную оккупационную политику Запада, в том числе благодаря оккупационной директиве JCS 1067, которая действовала до лета 1947 года и запрещала любые попытки экономического восстановления в Германии[48]. Биографы Г. Уайта признают, что помощник министра успел приложить свою руку к подготовке упомянутой директивы. Решения Потсдамской конференции также формировались под влиянием Министерства финансов США. Как известно, эти решения легализовали на западе Германии демонтаж тяжелой промышленности, он продолжался до 1951 года.

В 1949 году между США и Западной Германией был подписан кабальный для немцев договор, который часто называют «актом канцлера». До последнего времени он оставался тайной за семью печатями. Помимо всего данный договор предусматривает жесткое согласование с Вашингтоном кандидатур политиков на пост канцлера, безоговорочное предоставление территории для военных баз США и НАТО, хранение золотого запаса Германии за пределами страны и т. п. Судя по тому, как ведет себя нынешний канцлер Германии А. Меркель в связи с событиями на Украине, можно предположить, что «акт канцлера» продолжает действовать. Конечно, Уайт уже не участвовал в подготовке указанного документа. Но, несомненно, что теми документами, которые он ранее готовил вместе со своим шефом Моргентау Уайт задал вектор дальнейшей политики США в отношении Германии.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Книга «Германия – наша проблема», с изложением «Плана Моргентау»


Хотя Уайт восхищался Советским Союзом, в общем и целом поддерживал политические инициативы Сталина и советского руководства, однако на примере отношения Уайта к Германии хорошо видно, что некоторые действия чиновника явно противоречили замыслам Сталина. Сталин, как известно, не поддерживал планы Запада по превращению Германии в колонию. Сталин хорошо помнил, к какой трагедии привел в свое время Версальский мир с его беспощадными условиями для побежденной Германии.

Конференция в Бреттон-Вудсе и Гарри Уайт

Не только биографы Г. Уайта, но даже те, кто изучал историю подготовки и проведения конференции в Бреттон-Вудсе, нередко говорят: основным автором послевоенной мировой финансовой архитектуры является Гарри Декстер Уайт. Конечно, авторов было много, некоторые из них вообще находятся «за кадром». Но в утверждении, что среди нескольких или даже многих Уайт был основным автором, нет преувеличения.

Историк Бенн Стейл пишет в своей книге «Битва при Бреттон-Вудсе: Джон Мейнард Кейнс, Гарри Декстер Уайт и формирование нового мирового порядка»[49], что Декстер Уайт задумал этот международный форум еще в 1936 году, чтобы сделать доллар универсальной валютой и вытеснить конкурента – фунт стерлингов. Бенн Стейл и другие биографы Г. Уайта полагают, что одной из главных целей, которые преследовал их герой, заключалась в том, чтобы обеспечить в послевоенном мире устойчивый альянс США и СССР. Чтобы этот альянс был гарантией мира на долгие десятилетия. Вполне вероятно, что не без лоббирования интересов Г. Уайта американский президент Ф. Рузвельт на Тегеранской конференции 1943 года обещал Сталину сразу же по окончании войны предоставить кредит на несколько миллиардов долларов.

В то же время Уайт очень настороженно относился к Великобритании и делал все возможное, чтобы в результате войны она утратила позиции великой державы. Биографы даже утверждают, что Г. Уайт как чиновник, который курировал международные вопросы в Казначействе США, ограничивал финансовую помощь Великобритании в начале 1940-х годов. «Это была сознательная попытка спровоцировать принудительную ликвидацию Британской империи после войны», – пишет Б. Стейл.

На конференции в Бреттон-Вудсе Уайт озвучил предложения США по послевоенному устройству мировой финансовой системы. Суть этого устройства в создании золотодолларового стандарта, который предусматривал приравнивание доллара, печатаемого Федеральной резервной системой США, к «желтому металлу». США (в лице Казначейства, накопившего 70 % золотых резервов капиталистического мира) брали на себя обязательство свободно разменивать доллары на золото денежным властям других стран. Как мы уже говорили, размен должен был осуществляться по фиксированной цене 35 дол. за тройскую унцию (т. е. по той цене, которая была установлена в США согласно Указу Президента Ф. Рузвельта в 1934 г.). Система предусматривала фиксированные курсы валют (золотые паритеты). В случае серьезных отклонений валютных курсов от фиксированных значений допускались ревальвации или девальвации, т. е. законодательно фиксируемые изменения курсов и золотых паритетов. Но это были крайние меры. Для поддержания фиксированных курсов предлагалось использовать кредиты специального международного института. Позднее этот институт получил название Международный валютный фонд (МВФ).

У руководителя британской делегации, известного экономиста Джона М. Кейнса был иной вариант. Не будем его описывать детально. Суть заключается в том, что международные расчеты должны осуществляться с помощью некой наднациональной денежной единицы. Которая должна эмитироваться (выпускаться) Международной клиринговой палатой. Англичане не могли уже надеяться на то, что фунт стерлингов будет выполнять функцию универсальной международной валюты. Они не надеялись даже на то, что фунт стерлингов будет валютой № 2 после доллара. Поэтому в качестве альтернативы доллару предложили банкор. Английский вариант был более демократичным, но для США он был не интересен. Вашингтон стремился выжать все возможное из сложившейся раскладки в мире, где они оказались главными «бенефициарами» Второй мировой войны. При гораздо большей убедительности английского варианта победил вариант Г. Уайта. Заслуга чиновника из американского казначейства здесь налицо. Но не следует ее переоценивать. Делегации голосовали за вариант Г. Уайта потому, что рассчитывали получить благосклонность богатой Америки в виде финансовой помощи.

Некоторые авторы полагают, что Г. Уайта нельзя называть главным архитектором послевоенной валютной системы. Мол, он лишь озвучивал те планы, которые рождались в мире финансовой олигархии. Ряд историков обращают внимание на фигуру такого «серого кардинала», как Марринер Экклз (Marriner Eccles). Кем был Экклз? Председателем Совета управляющих Федеральной резервной системы США. Он занимал этот пост с 15 ноября 1934 года по 31 января 1948 года. Историки, политики, экономисты, которые изучают эпоху Ф. Рузвельта и экономическую политику «Нового курса», недооценивают эту фигуру. Основным успехом, который приписывают историки, политики и финансисты Экклзу, состоял в том, что этот руководитель сумел провести централизацию управления банковской системой. Конкретно речь идет о Законе 1935 года о банках, который энергично продвигал Экклз. Важнейшим пунктом этого Закона было положение о том, что центр принятия решений, касающихся всей банковской системы США (прежде всего, операции банков на открытом рынке), переходят от Федерального резервного банка Нью-Йорка к Совету управляющих ФРС в Вашингтоне[50].


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Американская делегация в Бреттон-Вудсе


Экклз идеально вписывался в команду Ф. Рузвельта, по своему влиянию не уступал Г. Моргентау, но предпочитал оставаться в «тени». был он в «тени» и во время Бреттон-Вудской конференции. Он присутствовал на заседаниях Конференции, но лишь в качестве члена делегации США. Биографы Уайта отмечают, что глава американской делегации на Конференции неоднократно уединялся для проведения бесед с М. Экклзом.

Впрочем, следует признать, что предложенная американской делегацией модель мировой финансовой системы резко усиливала значение и авторитет Казначейства США. Именно оно брало на себя обязательство свободного размена долларов на золото и выступало главным гарантом устойчивости бреттон-вудской системы. Даже более важным гарантом, чем МВФ. А аппетиты банков Федерального резерва были ограничены. Напомним, что с 1911 года для банков США была установлена норма покрытия золотом 40 % денежной эмиссии. В 1945 году, т. е. на следующий год после Бреттон-Вудской конференции, она была понижена до 25 %. При этом следует напомнить, что покрытием с 1934 года выступало уже не золото, а золотые сертификаты; сам металл из сейфов банков перекочевал в хранилища американского казначейства. Но это все равно было серьезным ограничением для банковского капитала США. Подобного рода отношения в альянсе «Казначейство США – ФРС» складывались в условиях, когда в мире господствовали идеи кейнсианства, которые повышали авторитет государственной казны.

Гарри Уайт всячески поддерживал и обхаживал советскую делегацию на Конференции[51]. Он очень рассчитывал на то, что СССР ратифицирует Устав МВФ и, таким образом, станет полноправным участником бреттон-вудской валютной системы. Ради этого он постоянно лоббировал решение о предоставлении Советскому Союзу Соединенными Штатами кредита после окончания войны. Увы, этим надеждам Уайта не суждено было состояться. Президент Ф. Рузвельт не дожил до окончания войны, кредит Советскому Союзу предоставлен не был, Устав МВФ нами не был ратифицирован, СССР оказался за пределами бреттон-вудской валютной системы. Мир стал двухполюсным. А сам Уайт оказался через три года после Конференции отстраненным от всяких дел в министерстве финансов.

Тайная жизнь Гарри Уайта

О том, что Гарри Уайт работал на советскую разведку, свидетельствовали многие из тех, кто начинал работать на СССР, а потому переходил на сторону противника. Среди них – перебежчик Виттекер Чемберс (Whittaker Chambers), который в 1930-е годы был в Америке коммунистическим активистом и вербовал на идейной основе агентов для работы на СССР. Чемберс, согласно его заявлениям, был возмущен подписанием советско-германского пакта в августе 1939 года и по этой причине прекратил сотрудничество с советской разведкой. Не просто прекратил, а начал раскрывать агентов и различные секреты. Согласно его показаниям, Уайт стал шпионом в 1939 году.

Другим авторитетным источником можно назвать советскую шпионку-курьера Лиз Бентли (Elizabeth Bentley). 7 ноября 1945 года она перешла на сторону США, раскрыв почти всю агентурную сеть СССР. В ее списке Уайт по значимости был агентом № 2. Но и в этот раз финансисту не предъявили обвинения. Удивительно, что даже на сообщение Лиз Бентли не было реакции со стороны властей США, хотя к этому времени Уайт уже лишился своих главных покровителей. Биографы Уайта утверждают, что сообщения Бентли были не очень убедительны, не давали достаточных оснований для возбуждения уголовного дела. Некоторые утверждают, что в 1945–1947 годах Уайт находился под «колпаком» американских спецслужб, которые все это время выявляли связи своего «объекта наблюдения». Сегодня свидетельства тех давних лет дополнительно подтверждаются рассекреченными материалами из архивов ФБР, ЦРУ, КГБ. В секретных документах Гарри Уайт как агент проходил под кодовыми именами «Адвокат», «Ричард» и «Юрист».

Об одном фрагменте тайной жизни Г. Уайта мы уже упомянули: о передаче советской разведке секретного документа под названием «План Моргентау». Уже этого достаточно для того, чтобы назвать помощника министра финансов США ценнейшим агентом нашей разведки. Биографы Г. Уайта называют еще целый ряд фрагментов. Наиболее часто они вспоминают следующий эпизод. Согласно показаниям уже упоминавшегося агента Бентли, Уайт ответственен за передачу советским агентам печатных клише. Эти клише Министерство финансов США использовало для печатания союзнических военных марок в оккупированной Германии. Эти клише позволили СССР печатать деньги в неограниченном объеме – скупая на них в американской зоне товары, расплачиваясь с агентурой. По разным оценкам, СССР за первые послевоенные годы сумел напечатать и реализовать марок на сумму, эквивалентную 200–400 млн. долларов.

Трудно переоценить роль Уайта как агента влияния. Английский журналист Дуглас Рид в своей известной работе «Спор о Сионе» полагает, что первым крупным результатом работы Уайта как агента влияния стало провоцирование Перл-Харбора. Дуглас Рид отмечает: «Первое решающее вмешательство м-ра Уайта в американскую государственную политику состоялись в 1941 году. Согласно двум не вызывающим ни малейших сомнений источникам (проф. Вильям Лангер и проф. С. Эверетт Глизон из Гарвардского университета, в их книге „Необъявленная война“), именно Уайт составил текст американского ультиматума от 26 ноября 1941 года, с помощью которого Японию „заманили сделать первый выстрел“ в Перл-Харборе (по выражению военного министра США Стимсона)»[52]. Биографы полагают, что Уайт явно выступал в роли агента влияния, когда добился срыва переговоров о займе на сумму 200 млн. дол. с китайскими националистами в 1943 году. Такой срыв был выгоден Москве и китайским коммунистам.

Как агент-информатор Уайт по своим возможностям мог конкурировать только с таким агентом советской разведки, как высокопоставленный чиновник Госдепа Эльджер Хисс. Небольшая справка по этому чиновнику. В годы войны Э. Хисс занимал позицию помощника государственного секретаря США. Он оказал большое влияние на создание и деятельность Организации объединенных наций (ООН) на начальном этапе. Хисс, в частности, был генеральным секретарем конференции по учреждению ООН в Сан-Франциско (1945 г.). был осужден после войны за свою шпионскую деятельность (по разным данным, провел в тюрьме от 4 до 5 лет). До конца своей жизни (умер в возрасте 92 лет в 1990-е гг.) считал себя невиновным и непричастным к работе на советскую разведку.

Были и другие интересные агенты советской разведки, которые были связаны с государственным аппаратом США. Например, на финансовом направлении работал Локлин Керри («Паж») – в 1935–1939 годах помощник директора Федерального резервного управления Министерства финансов США, с 1939 по 1944 год – старший административный помощник президента Рузвельта, выполнявший различные специальные поручения, в 1944–1945 годах – помощник начальника Управления внешнеэкономических связей. В Государственном департаменте был агент Лоренс Даггэн («Принц», «Фрэнк»). По мнению историка В. В. Познякова, с 16 ноября 1941 года по 21 февраля 1946 года в США работало от 42 до 63 сотрудников легальных и нелегальных резидентур советской разведки (НКВД, ГРУ). В годы Второй мировой войны они контролировали работу от 372 до 548 агентов. Хотя отдельные западные историки называют еще более высокую цифру. Для сравнения – в апреле 1941 года советская внешняя разведка имела 221 агента[53]. Вице-президент США Генри Уоллес (занимал этот пост в 1941–1945 гг.) признался спустя много лет, что если бы больной Президент США Рузвельт умер в этот период и он бы стал президентом, то бывший вице-президент планировал назначить Л. Даггэна своим государственным секретарем, а Г. Уайта – министром финансов. И только то, что в январе 1945 года пост вице-президента занял Гарри Трумэн, а Рузвельт прожил еще три месяца, не позволило нашей разведке провести самую уникальную операцию в своей истории, когда два ее агента стали бы членами Правительства США[54].

По разным поводам Уайту приходилось общаться и даже путешествовать за границу с тогдашним госсекретарем Корделлом Халлом (занимал этот пост в период 1933–1944 гг.) и вице-президентом Генри Уоллесом (занимал этот пост в период 1941–1945 гг.). Уайт регулярно докладывал Москве о своих разговорах с этими высокопоставленными чиновниками, а также об их разговорах между собой и третьими лицами. Уже не приходится говорить о том, что Москве были известны не только каждый шаг министра финансов Г. Моргентау, но и его мысли. Потому что многие мысли в голове Моргентау появлялись в результате бесед со своим талантливым помощником. Уайт не только сам работал на Москву, но со временем под его началом оказалось немало сотрудников министерства финансов, которые «втемную» или осознанно работали на ту же самую Москву. Гарри Уайт надежно «прикрывал» своих единомышленников. В 1950-е годы (в эпоху «маккартизма») в США под руководством сенатора Уильяма Дженнера (William Ezra Jenner) была создана рабочая комиссия для выяснения нарушений и злоупотреблений в государственном аппарате. На основе собранных материалов по министерству финансов был составлен сборник под названием «Дневник Моргентау». Вот что мы читаем в этом документе по поводу деятельности Г. Уайта и его коллег в Министерстве финансов США: «Сосредоточение сторонников коммунизма в министерстве финансов, и особенно в отделе монетарных исследований, теперь полностью зафиксировано. Уайт был первым директором отдела; его преемниками были Франк Кое и Гарольд Глассер. Также в отделе монетарных исследований были Уильям Людвиг Ульман, Ирвинг Каплан и Виктор Перло. было установлено, что Уайт, Коэ, Глассер, Каплан и Перло являются участниками коммунистического заговора…»[55]

Нашим гражданам старшего возраста, особенно тем, кто интересовался экономикой США, очень хорошо известно имя одного из упомянутых выше сотрудников министерства финансов. Это Виктор Перло (1912–1999)[56], который очень активно публиковался в советской прессе – в СССР были изданы на русском языке его книги[57].

В США он относился к категории «левых» экономистов. По сути, он был марксистом. Состоял в компартии США, причем относился к группе ее наиболее активных членов. В министерстве финансов работал в 1945–1947 годах, видимо, именно там он окончательно сформировал свои коммунистические взгляды. Имел контакты с Г. Уайтом. Одновременно с Г. Уайтом был уволен из министерства по подозрению в шпионаже в пользу СССР. Однако до суда дело не дошло.

Американская оппозиция Бреттон-Вудсу

Однако не стоит думать, что политически активная часть американского общества в годы войны и после ее окончания состояла преимущественно из «красных» и «розовых». Политический спектр американского общества был очень богат. были там и откровенные противники СССР, ярые антисоветчики. были «изоляционисты», которых вообще не интересовали события на внешней арене и которые критиковали правительство за то, что оно ввязалось в войну. Имелись в некотором количестве англофилы и даже германофилы. Впрочем, это не относится непосредственно к теме книги. А вот к нашей теме имеет отношение такой сюжет, как реакция американского общества на решения Бреттон-Вудса. Еще раз подчеркнем, что тогдашнее общество не состояло из одних «Уайтов», были политики и бизнесмены, которые не приняли этих решений. Об этом достаточно подробно пишет Мюррей Ротбард в своей книге «История денежного обращения и банковского дела в США». Приведу некоторые цитаты и факты из этой книги по данному вопросу. «Предложение о создании Международного валютного фонда было встречено в США шквалом критики со стороны консервативных кругов…», – отмечает М. Ротбард[58]. Проекту создания МВФ сопротивлялись две основные группировки: консервативные банкиры с атлантического побережья и изоляционисты Среднего Запада. Банкиров особенно возмутило то, что страны-должники могли принимать участие в принятии решений Фонда о выдаче кредитов. Президент Американской банковской ассоциации Рандольф Берджесс назвал данное положение Устава МВФ «омерзительным». Ведущая американская газета «Нью-Йорк таймс» также выступала с нападками на Фонд, считая, что странам-победительницам, Америке и Великобритании, надо сконцентрировать свое внимание на выстраивании двухсторонних отношений, укреплении атлантического валютно-финансового и торгово-экономического альянса, а не замахиваться на наведение порядка во всей мировой финансовой и экономической системе. Газета призывала Администрацию США предоставить Лондону кредит в обмен на снятие Великобританией валютных ограничений и отказ от количественных ограничений по импорту в отношениях с США. Схожие позиции занимала группа американских банкиров: Джон Уильямс, вице-президент Федерального резервного банка Нью-Йорка; Леон Фрейзер, президент нью-йоркского банка «Ферст нэшнл»; Уинтроп Олдрич, президент «Чейз манхэттен бэнк». Они выступали с проектом «ключевой валюты», суть которого заключалась в двухсторонней стабилизации валютных курсов доллара США и фунта стерлингов Великобритании. Для этого предлагалось предоставить Великобритании кредит или даже грант. Как вариант рассматривалась идея создания двухстороннего американо-британского валютного фонда вместо МВФ. Сторонников этого варианта мало волновало то, что мир (кроме США и Великобритании) в этом случае продолжал бы оставаться в состоянии экономической дезинтеграции, которая возникла в 1930-е годы.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Мюррей Ротбард


С позиций изоляционизма выступал сенатор Роберт Тафт (республиканец от штата Огайо). Его возмущало, что большая часть капитала МВФ будет формироваться за счет долларовых взносов США, но Америка не получит при этом необходимых дивидендов в виде отмены валютных ограничений и импортных тарифов.

Гарри Уайт и другие архитекторы Бреттон-Вудса в Казначействе и Правительстве США видели, что критики типа Р. Тафта не до конца понимали их замысел. А именно, что МВФ должен стать эффективным инструментом валютно-финансовой политики США в мире. Уайту и чиновникам из Казначейства не особенно хотелось трубить об этом, но для того, чтобы обеспечить ратификацию документов Бреттон-Вудса в Конгрессе, пришлось начать широкую пропагандистскую кампанию и объяснять, что Вашингтон сумеет эффективно контролировать Международный валютный фонд. В агитационной кампании участвовали и Гарри Уайт, и другие сотрудники Казначейства, и сам Генри Моргентау. Пришлось пойти и на явные приукрашивания. Вот что пишет по этому поводу М. Ротбард: «Чиновники, сильно преувеличивая, как выяснилось впоследствии, расхваливали разные сомнительные положения этого соглашения, настаивали, что выделение кредитов должникам не будет происходить в автоматическом режиме, что валютный контроль останется в прошлом, что валютные курсы будут стабилизированы. Администрация усиленно развивала смутную идею, что Фонд будет способствовать международному сотрудничеству в деле поддержания мира. Особенно интересен аргумент Уилла Клейтона (владельца американской компании, которая в то время была крупнейшим в мире экспортером хлопка – В. К.) и других, что Бреттон-Вудское соглашение устранит торговые ограничения и барьеры против американского экспорта и, таким образом, повысит эффективность экономической политики»[59]. Да, в этих заявлениях было много «перебора». Но цель агитационной и пропагандисткой кампании была достигнута – летом 1945 года, через год после Конференции, документы Бреттон-Вудса были ратифицированы.

Впрочем, Гарри Уайту и другим чиновникам Казначейства США было рано еще расслабляться. Дело в том, что сильным было противодействие ратификации документов в Великобритании. А без нее полноценного Бреттон-Вудса не получилось бы. Посол США в Великобритании Джон Уинант докладывал в Вашингтон, что большинство директоров Банка Англии были крайне недовольны Бреттон-Вудским соглашением; они понимали, что «в случае принятия этого плана Лондон утратит положение финансового центра, а доллар займет место фунта»[60]. Тем не менее, Лондон также удалось «додавить», осенью 1945 года британский парламент ратифицировал Бреттон-Вудское соглашение. Отчасти в этом была заслуга и Гарри Уайта.

«Охота на ведьм» и Гарри Уайт

Некоторые авторы связывают трагический исход жизни Г. Уайта с так называемым «маккартизмом» (который еще называют «охотой на ведьм»). Однако антикоммунистическая и антисоветская кампания, которую возглавил сенатор Джозеф Маккартни, формально датируется периодом 1950–1954 годов. От нее реально пострадал Э. Хисс, а Г. Уайта не было уже в живых. Но фактически антикоммунистическая и антисоветская истерия («охота на ведьм») стала раздуваться в Америке еще до того, как на политической арене появился Дж. Маккарти. Ее инициировал сам президент Г. Трумэн, который перечеркнул все результаты советско-американского сотрудничества, достигнутые Ф. Рузвельтом и И. Сталиным. Едва отгремели последние залпы Второй мировой войны, а Вашингтон в лице нового президента Трумэна уже думал о нанесении ударов по своему союзнику – Советскому Союзу. Уже 9 октября 1945 года комитет начальников штабов США подготовил секретную директиву № 1518 «Стратегическая концепция и план использования Вооруженных Сил США». Она предусматривала нанесение Америкой превентивного ядерного удара по СССР. После этого последовали другие директивы, планы, стратегии, суть которых была одна – уничтожить СССР или нанести ему максимальный ущерб. Благодаря хорошо отлаженной работе советской разведки все эти документы становились тут же известными Москве. Вот поэтому Вашингтон начал массовую «чистку» государственного аппарата, где находилась основная часть агентов советской разведки. Поэтому можно сказать, что эпохе «маккартизма» в США предшествовала не менее жесткая и жестокая эпоха «трумэнизма». Причем следует иметь в виду, что между «труменизмом» и «маккартизмом» имеются различия. «Труменизм» был более направлен вовне страны, имел антисоветскую направленность, был орудием начавшейся «холодной войны». «Маккартизм» был больше направлен вовнутрь страны, его лозунгами были обеспечение внутренней безопасности, выявление представителей «пятой колонны» в американском обществе.

Тема возможного сотрудничества Г. Уайта, Э. Хисса и ряда других высокопоставленных чиновников администрации президента Ф. Рузвельта с советской разведкой (как по линии НКВД, так и по линии ГРУ) периодически всплывает в американских СМИ и Конгрессе США. Причинами таких периодических возвращений к шпионским историям 1930-х годов и времен Второй мировой войны являются появление новых документов и фактов, а также различные повороты во внутренней и внешней политике США. Так, в 1997 году комиссия Сената США в сто первый раз рассматривала историю Г. Уайта и Э. Хисса и вновь пришла к выводу, что вина обоих чиновников бесспорна. Даже те политики, которые утверждают, что Уайт и Хисс не были в буквальном смысле завербованными агентами, признают, что они по собственной инициативе выходили на людей, связанных с Москвой, и оказывали Москве различные «услуги». На языке разведки таких людей называют «инициативниками». А отношения Уайта и Хисса с Москвой квалифицируют не как «шпионские», а как «доверительные связи». А вот оценка их деятельности с точки зрения не юридической и уголовно-правовой, а политической до сих пор очень разнится. Стефен Шлезингер пишет: «Среди историков единого мнения об Уайте до сих пор не существует, но многие склоняются к тому, что он пытался помочь Советскому Союзу, но не считал свои действия шпионажем»[61].

Могут ли на Западе появиться новые «Уайты»?

Мне известно несколько американцев, которые до сих пор оценивают эту деятельность как исключительно положительную. Сегодня, в условиях резкого обострения отношений между США и Россией и начала новой серии «холодной войны» (из-за событий на Украине и вокруг Украины), такие оценки американским гражданам опасно озвучивать. В Америке раскручивается новая волна «маккартизма». Мои друзья в Америке сообщают, что даже обычные симпатии к России и критика американской политики в отношении Российской Федерации там начинают оцениваться с помощью уголовного кодекса.

Впрочем, не стоит идеализировать и те периоды американской истории, которые предшествовали эпохам «трумэнизма» и «маккартизма». В 1930-е годы в политике и общественной жизни Америки также нагнетались антисоветские и антикоммунистические настроения. Но эффективность этих кампаний была крайне невысока. Несмотря на то, что в те времена не было Интернета, а пресса США находилась под жестким контролем Вашингтона и хозяев Федеральной резервной системы, до американского народа неведомыми путями доходила информация об успехах СССР в социалистическом строительстве. А провалы капиталистической модели общества американцы видели воочию каждый день, экономическая депрессия продолжалась в стране до начала войны. 1930-е годы в Америке – время антикапиталистических настроений и симпатий к СССР. По крайней мере, такие настроения были распространены в среде образованных американцев, которые привыкли думать и сопоставлять. Как пишет наш историк Н. Н. Бонцевич, «в либеральных кругах Америки еще с середины 30-х годов стали активно распространяться социалистические идеи, появились сторонники социалистического реформирования как пути выхода из кризиса. „Красное десятилетие“ (30-40-е гг.) способствовало росту численности коммунистической партии США, которая увеличилась с 25 тыс. в 1934 году до 75 тыс. в 1938 году»[62].

Поэтому неудивительно, что в Америке появлялись такие союзники Советского Союза, как Гарри Уайт.

Кстати, появлялись они и в других странах Запада. Прежде всего, на память приходит «кембриджская пятерка» – ядро сети советских агентов в Великобритании. Речь идет о завербованных в 1930-х годах в Кембриджском университете агентах, которые впоследствии занимали высокие посты в британских спецслужбах и Министерстве иностранных дел Великобритании. Вот эти агенты:

1) Ким Филби (Kim Philby) – кодовое имя «Stanley», занимал высокие посты в SIS (MI-6) и MI-5;

2) Дональд Маклин (Donald Duart Maclean) – «Homer», работал в Министерстве иностранных дел;

3) Энтони Блант (Anthony Blunt) – «Johnson», военная контрразведка, советник короля Георга VI;

4) Гай Бёрджес (Guy Burgess) – «Hicks», военная разведка, Министерство иностранных дел.

Мнения о пятом члене команды расходятся, однако чаще всего называется Джон Кернкросс (John Cairncross) – Министерство иностранных дел, военная разведка. Кстати, позднее этот агент перешел на работу в Министерство финансов Великобритании, где у советской разведки до этого не было никаких источников[63].

Бывший директор ЦРУ Аллен Даллес называл «кембриджскую пятерку» «самой сильной разведывательной группой времен Второй мировой войны». Все они были завербованы советским разведчиком австрийского происхождения Арнольдом Дейчем (1904–1942) на идейной основе.

Кстати, даже те, кто настаивает на том, что Уайт был все-таки полноценным агентом советской разведки, признают, что его вербовка могла произойти только на идейной основе. Уже упоминавшийся выше биограф Уайта Бенн Стейл пишет: «Я нашел в архивах Уайта рукописное эссе, написанное в 1944 году, где он осуждает лицемерие США в отношениях с СССР и восхваляет преимущества советского социализма». Стейл заключает: «Уайт и многие другие американские и английские государственные деятели считали тогда, что социалистическая экономика эффективна и мир развивается в ее направлении».

Сегодня, в 2014 году Россия начинает завоевывать некогда утерянный авторитет в мире. Она «набирает очки», прежде всего, благодаря дипломатическим, внешнеполитическим акциям. Это и активное участие в разрешении кризиса вокруг Сирии, и возвращение Крыма в состав России, и шаги в направлении евразийской экономической интеграции. Это необходимое, но не достаточное условие для того, чтобы процесс усиления авторитета России в мире стал устойчивым. Нам необходимы серьезнейшие внутренние социально-экономические преобразования. Такие преобразования, которые бы позволили России продемонстрировать свое превосходство над загнивающим капиталистическим Западом. Более того, здоровая часть западного общества ждет от нас таких преобразований. И тогда, в этом можно не сомневаться, в тех же США появятся люди на всех уровнях власти, готовые помогать нашей стране, как это делал Гарри Уайт.

Глава 5

Бреттон-Вудс: приговор, который не был приведен в исполнение

Бреттон-Вудс: один «деликатный» вопрос повестки дня

Возвратимся к Конференции. В Бреттон-Вудсе были также приняты решения о создании Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития. Эти решения были воплощены в жизнь: со второй половины 40-х годов обе международные финансовые организации начали свою работу. В многочисленных книгах описаны детали трехнедельной конференции в Бреттон-Вудсе, даны оценки принятых решений, проанализированы тенденции развития бреттон-вудской валютной системы, просуществовавшей без малого три десятилетия[64]. Но «за кадром» большинства исследований остается один острый вопрос, который горячо обсуждался на Конференции и по которому, в конце концов, было принято решение. Но принятое решение не было выполнено. Этот вопрос касался Банка международных расчетов (БМР) и его будущей судьбы.

История возникновения Банка международных расчетов

Нам необходимо дать краткий обзор истории БМР, без которого трудно понять причину накала страстей на конференции в Бреттон-Вудсе при обсуждении будущей судьбы этой организации. Для этого нам придется вернуться к Первой мировой войне, точнее Парижской мирной конференции 1919 года, на которой решались вопросы послевоенного устройства мира. В Париже помимо всего было принято решение о том, что побежденная Германия будет выплачивать репарации победителям. Суммы репараций были нешуточные, а сроки выплат растягивались до конца XX века. Первоначально Версальский мирный договор устанавливал сумму репараций в размере 269 млрд. зол. марок (эквивалентно 100 тыс. т золота). Позднее Репарационная комиссия пересмотрела сумму, снизив объем репараций до 132 млрд. зол. марок (эквивалентно 22 млрд. ф. ст.). В 20-е годы прошлого века Германия выплачивала репарации, но в объемах, намного меньших, чем предусматривалось решениями Парижской конференции.

В процесс контроля за выполнением Германией обязательств по репарационным платежам активно стал вмешиваться Вашингтон. В 1924 году по инициативе американского вице-президента Дауэса был принят план, согласно которому, с одной стороны, бремя репарации для Германии смягчалось; с другой стороны, англо-американский капитал начинал оказывать содействие в экономическом развитии Германии. Это был «план Дауэса». В 1924–1929 годах Германия по «плану Дауэса» получила от США кредитов на сумму 2,5 млрд. дол., от Великобритании – на сумму 1,5 млрд. долларов.

В 1929 году этот план был заменен планом Юнга (по имени американского финансиста), который предусматривал еще более активное внедрение американского капитала в экономику Германии под предлогом оказания ей содействия в выплате репарации по условиям Парижского мирного договора (на тот момент Германии оставалось выплатить всего… 112 млрд. зол. марок; график выплат был рассчитан до 1988 г.). План Юнга помимо всего предусматривал создание БМР, который, согласно официальным заявлениям, должен был обеспечивать перевод репарационных платежей из Германии в страны-победительницы. БМР родился на свет в 1930 году. Штаб-квартира банка – швейцарский город Базель.

Однако уже 15 июля 1931 года Германия в одностороннем порядке заявила о прекращении всяких выплат по репарациям, сославшись на разразившийся экономический кризис. Англосаксы, как ни удивительно, отнеслись к заявлению Германии «с пониманием». Казалось бы, БМР можно было закрывать. Однако банк продолжал работать.

Только финансовые потоки через БМР пошли в обратную сторону. Речь идет, в первую очередь, об американских, во вторую очередь, английских капиталах (кредитах и прямых инвестициях), которые направлялись в германскую экономику. Причем было видно невооруженным глазом, что эти кредиты и инвестиции были предназначены не только и не столько для реанимации германской экономики в целях обеспечения репарационных платежей. Франция как главный «бенефициар» репарационных платежей по-прежнему получала крохи. Англо-саксонские капиталы фактически способствовали милитаризации Германии, что нарушало условия Версальского мирного договора. БМР стал частью глобального англо-саксонского проекта по восстановлению военно-экономического потенциала Германии и подготовке ее для войны против СССР.

Банк международных расчетов стал форпостом американского капитала в Европе, связующим звеном между англо-саксонским и германским капиталом, своеобразным «оффшором» космополитического капитала, обеспечивающим ему защиту от различных политических ветров, войн, санкций и т. п. Хотя БМР был создан как коммерческий публичный банк, его иммунитет от правительственного вмешательства и даже налогообложения как в мирное, так и в военное время был гарантирован международным договором, подписанным в 1930 году в Гааге.

Можно еще добавить, что главными инициаторами создания БМР выступали финансовые олигархи мирового калибра: банкиры Федерального резервного банка Нью-Йорка из ближайшего окружения Моргана; директор Банка Англии Норман Монтегю; германские финансисты Гельмар Шахт (в то время президент Рейхсбанка, а позднее нацистский министр экономики, располагавший могущественными связями на Уолл-стрит); Вальтер Функ (позднее сменил Г. Шахта на посту президента Рейхсбанка); Эмиль Пуль.

Учредителями БМР, подписавшими Устав банка, стали центральные банки Англии, Франции, Италии, Германии, Бельгии, а также ряд частных банков. Федеральный резервный банк Нью-Йорка, который активно участвовал в создании БМР, по политическим соображениям в состав учредителей не вошел. От США Устав БМР подписали частные банки «Фёрст нэшнл бэнк оф Нью-Йорк», «Д. П. Морган энд компани» и «Фёрст нэшнл бэнк оф Чикаго» – все они входили в империю Моргана. Япония также была представлена в БМР частными банками. В 1931–1932 годах к БМР присоединились 19 центральных банков стран Европы.

Первым президентом БМР стал банкир из клана Рокфеллеров Гейтс Макгарра. В 1933 году он покинул этот пост. Его сменил американец Леон Фрезер, ставленник Морганов. В годы Второй мировой войны президентом банка был опять-таки американец Томас Харрингтон Маккитрик.

БМР на службе Третьего Рейха

О том, как БМР работал в интересах Третьего Рейха, имеется достаточно много работ[65]. Мы уже отметили, что до начала Второй мировой войны (а точнее – до вступления в войну США после Перл-Харбора) БМР активно выполнял функцию канала, по которому американский капитал поступал в экономику Третьего Рейха. В годы войны БМР осуществлял расчеты Германии по поставкам товаров с разными странами, в том числе теми, для которых Германия была военным противником. После Перл Харбора на протяжении всех военных лет БМР по-прежнему упоминался во всех официальных справочниках как банк-корреспондент Федерального резервного банка Нью-Йорка. Наконец, как в довоенные годы, так и в годы войны (1939–1944 гг.) БМР был тем местом, куда стекалось награбленное Германией в разных странах Европы золото. Рассмотрим последнее из названных направлений работы БМР.

В марте 1938 года, после вступления гитлеровцев в Вену, большая часть похищенного ими австрийского золота перекочевала в сейфы БМР. Та же участь постигла золотые запасы Чешского национального банка – 48 млн. долларов.

Это было еще до начала Второй мировой войны. После ее развязывания в БМР потекло золото, которое Третий Рейх «добывал» в концлагерях и в результате различных рейдов по ограблению мирного населения в оккупированных странах (ювелирные изделия, золотые коронки, портсигары, посуда и т. п.). Речь идет о так называемом «нацистском золоте». Оно обычно перерабатывалось из «первичного сырья» в стандартные слитки и направлялось в БМР, другие швейцарские банки или за пределы Европы. БМР по указаниям Рейхсбанка мог перемещать слитки золота в хранилища разных стран, а также продавать металл. После Перл-Харбора, т. е. после вступления США в войну в БМР, по данным американского исследователя Ч. Хайэма, от нацистов поступило на хранение золота на сумму 378 млн. долларов. Не было никакого секрета, что БМР в годы войны находился под контролем нацистов. Но при этом, что самое интересное, президентом БМР был уже упоминавшийся выше американец Томас Харрингтон Маккитрик. За время, пока на различных фронтах гибли солдаты и офицеры противостоящих армий, в Базеле было проведено четыре заседания руководства БМР с участием банкиров Германии, Японии, Италии, Бельгии, Англии и США. Здесь, в швейцарском «банковском офшоре», были полное взаимопонимание и напряженная работа представителей противоборствующих стран.

Остановимся подробнее на истории захвата Третьим Рейхом с помощью БМР чешского золота. Тем более потому, что детали этой операции прояснились после рассекречивания Банком Англии части своих архивов в 2012 году. В марте 1939 года гитлеровские войска захватили Прагу. Члены Правления Чешского национального банка были взяты под арест. Нацисты, угрожая оружием, потребовали выдать национальное сокровище страны – золотые запасы, оценивавшиеся в 48 млн. долларов. Перепуганные члены Правления банка сообщили, что золото уже передано БМР. Как позднее выяснилось, золото из Базеля затем перекочевало в хранилище Банка Англии. По команде из Берлина золото было переведено на счет Рейхсбанка в БМР, причем физически оно оставалось в Банке Англии. Далее Банк Англии начал совершать различные операции с золотом по командам, которые шли из Рейхсбанка в БМР, а затем уже ретранслировались в Лондон. Налицо преступный сговор трех сторон: Рейхсбанка, БМР и Банка Англии. Между прочим, в Англии в 1939 году начался самый настоящий скандал, поскольку Банк Англии совершал операции с чешским золотом по командам, которые исходили из Берлина и Базеля, а не от чешского правительства. В частности, в июне 1939 года, за три месяца до объявления войны между Великобританией и Германией, Банк Англии помог немцам реализовать золота на 440 тыс. фунтов стерлингов и переправить часть немецкого золотого запаса в Нью-Йорк (немцы были уверены, что в случае их вторжения в Польшу США войну не объявят).

Выяснилось, что незаконные операции с чешским золотом Банк Англии осуществлял с молчаливого согласия Правительства Великобритании, которое было в курсе дела. Премьер-министр Невилл Чемберлен, министр финансов Джон Саймон, другие высокопоставленные чиновники крутились как ужи на сковороде, прибегая к откровенной лжи (мол, золото возвращено ее законному владельцу или вообще не передавалось Рейхсбанку). Лишь раскрытые недавно секретные архивы Банка Англии подтверждают, что первые лица страны лгали, прикрывая себя, Банк Англии и Банк международных расчетов. Между прочим, координировать преступную совместную деятельность Банка Англии и БМР было удобно благодаря тому, что председателем Банка международных расчетов на протяжении всей войны был Норман Монтегю, директор Банка Англии.

Кстати, тот совершенно не скрывал своих профашистских симпатий.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Норман Монтегю на обложке журнала Тайм


Еще более скандальной и крупной оказалась история с бельгийским золотом. Это было уже после начала войны. В июне 1940 года стало известно, что Александр Галопин, представлявший в совете директоров БМР Банк Бельгии, перехватил 228 млн. дол. в золоте, переведенные бельгийским правительством Банку Франции, и отправил их через Дакар в Рейхсбанк.

Приговор БМР

Связи БМР с нацистами и Третьим Рейхом во время войны были настолько очевидными, что это не могло не вызывать недоумения и возмущения у политиков тех стран, которые воевали против Германии и в то же время были представлены в БМР. Речь идет конкретно о Великобритании и США. История с чешским золотом, о которой мы сказали выше, заставила политиков Великобритании периодически поднимать вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания Банка Англии в составе акционеров БМР. В мае 1942 года член парламента от лейбористской партии Англии Дж. Страусс сделал запрос министру финансов по поводу деятельности БМР, а 26 марта 1943 года конгрессмен Д. Вурхиз представил в палату представителей Конгресса США проект резолюции, в которой призвал провести соответствующее расследование. Однако дальнейшее продвижение резолюции было заблокировано. Конгрессмен от штата Вашингтон Джон Коффи в январе 1944 года внес в Конгресс проект аналогичной резолюции. Он с негодованием заявил на заседании: «Нацистское правительство имеет на счету БМР 85 млн. швейцарских золотых франков. Большинство членов Правления – нацисты! Как же могут американские деньги оставаться в этом банке?» Более того, Коффи обратил внимание на тот факт, что американские и английские акционеры продолжают получать дивиденды из рук немцев и японцев, а те, в свою очередь, наживаются за счет капиталов, выгодно размещенных в Америке. И все же проект резолюции положили под сукно. Министр финансов США Г. Моргентау также не раз ставил под сомнение целесообразность присутствия американских банков в числе акционеров БМР.

На конференции в Бреттон-Вудсе вопрос о БМР «всплыл» при обсуждении проекта создания МВФ. Сначала некоторые делегаты обратили внимание на то, что МВФ и БМР в ряде случаев могут дублировать друг друга или же конкурировать. А затем разговор пошел по поводу преступного характера деятельности БМР и необходимости скорейшего закрытия банка. Тон дискуссии задал энергичный норвежский экономист Вильгельм Кейлау. Он высказал свое возмущение по поводу того, что Вашингтон продолжал сохранять отношения с БМР, а следовательно, с врагами своей страны.

На заседании Конференции 10 июля 1944 года Кейлау внес проект резолюции, которая предусматривала роспуск БМР в самый кратчайший срок. Более того, Кейлау подготовил проект второй резолюции, в которой предлагалось провести дополнительное расследование с привлечением отчетов и документов БМР за военный период. На норвежского экономиста стали оказывать сильное психологическое давление, в результате которого Кейлау снял с обсуждения проект второй резолюции. Выступления Кейлау дошли до Вашингтона и Уолл-стрит. Американские банкиры и финансисты напряглись, понимая, что принятие подобной резолюции может нанести большой ущерб их престижу или даже создать для них нежелательные юридические последствия.

Банкиры Уинтроп Олдрич и Эдвард Браун, члены американской делегации, представлявшие «Чейз нэшнл банк» и «Фёрст нэшнл бэнк оф Нью-Йорк», предприняли шаги, чтобы отклонить уже внесенный проект. Их поддержали голландская делегация и Дж. Бейен, бывший президент БМР и посредник в передаче банку награбленного гитлеровцами чешского золота. Леон Фрезер, представлявший «Фёрст нэшнл бэнк оф Нью-Йорк», тоже встал на их сторону. К сожалению, ту же позицию заняла и британская делегация при полной поддержке Антони Идена и Форин оффис. Видный экономист лорд Кейнс, первоначально поддержавший резолюцию, затем перешел на официальную позицию английской делегации, призывавшей к отсрочке роспуска БМР до окончания войны, т. е. до того момента, когда завершится создание МВФ.

Заместитель госсекретаря США Дин Ачесон представлял в американской делегации госдепартамент. Как бывший юрист компании «Стандард ойл» он, несомненно, принадлежал к лагерю Уинтропа Олдрича и, будучи сторонником компромиссных решений, придерживался тактики проволочек. Протоколы встреч Моргентау с Эдвардом Брауном, Ачесоном и другими членами делегации, проходивших 18–19 июля 1944 года в отеле «Маунт Вашингтон» в Бреттон-Вудсе, подтверждают, что Ачесон боролся за идею сохранения БМР до конца войны. Ачесон также пытался доказать, что банк-космополит послужит удобным финансовым рычагом влияния США на процесс восстановления промышленности послевоенной Германии. Надо признать, что в этом отношении он оказался абсолютно прав.

Сенатор Чарльз Тоби от Нью-Гэмпшира занимал, судя по протоколам совещаний в «Маунт Вашингтон», весьма патриотичную позицию. На заседании 18 июля он гневно бросил всем собравшимся: «Ваше молчание и бездействие содействуют врагу». Моргентау согласился. Он считал, что роспуск БМР явится важным пропагандистским шагом и пойдет на пользу США. Ачесон, выведенный из себя, заявил, что БМР должен быть сохранен «в качестве орудия внешней политики». Опуская многие интересные детали той жаркой дискуссии, отметим, что в конце концов валютно-финансовая конференция в Бреттон-Вудсе 10 июля 1944 года приняла решение о ликвидации БМР.

Жизнь БМР после смертного приговора

Однако решение это так и не было выполнено. Его торпедировали банкиры англо-саксонского мира, которые боялись не только закрытия БМР, но и возможных расследований, которые выявили бы неблаговидную роль этих банкиров в подготовке Второй мировой войны и их сотрудничество с нацистами. Кроме того, многие политики полагали, что БМР еще пригодится для закулисных игр и различных финансовых проектов в послевоенном мире.

Действительно, Банк участвовал в проведении операций по плану Маршалла, оказывал содействие МВФ, а затем и МБРР, осуществлял многосторонние клиринги для Европейского платежного союза. Банк международного развития являлся финансовым агентом Европейского объединения угля и стали, Международного Красного Креста, Всемирного почтового союза и других международных организаций. Когда в 1960-е годы доллар подвергся атаке, БМР пришел на выручку американской валюте, организовав крупные денежные и золотые свопы. Несомненно, была некая ирония в том, что, как отмечал президент банка, «Соединенные Штаты, желавшие ликвидировать БМР, неожиданно нуждаются в нем».

Самое же главное то, что БМР стал «клубом» центральных банков. Некоторые его даже называют «банком центральных банков». В БМР представлены центральные банки 55 стран, а также Европейский центральный банк (ЕЦБ). Банк России стал членом БМР в 1996 году. В Базеле решаются самые главные вопросы мировой валютно-финансовой системы современного мира. Причем решаются более оперативно и эффективно, чем в МВФ. Все очень просто: МВФ – международная организация, подконтрольная (пусть и номинально) правительствам соответствующих стран. Организация, в которой достаточно сложные и растянутые во времени процедуры принятия решений. А БМР – наднациональная организация, не подконтрольная правительствам, управляемая напрямую очень узкой группой частных лиц-банкиров.

Сегодня считается, что самой главной международной финансовой организацией является МВФ, созданный на Бреттон-Вудской конференции. Однако в нынешних условиях МВФ переживает достаточно острый кризис, который может завершиться его полным развалом[66]. По мнению некоторых экспертов, международный банк расчетов в Базеле может не только пережить МВФ, но, в случае «смерти» Фонда, стать международной финансовой организацией № 1. Мировая финансовая система в этом случае впервые в истории человечества будет управляться наднациональной организацией.

Глава 6

СССР: опыт сосуществования с мировым Финансовым интернационалом

Бреттон-Вудс – начало строительства Финансовым интернационалом послевоенного порядка

Итак, Финансовый интернационал (мировая финансовая олигархия) начиная с Бреттон-Вудской конференции 1944 года начал активно выстраивать новый мировой экономический и финансовый порядок. В конце 1940-х годов уже действуют контролируемые Соединенными Штатами и их младшим партнером – Великобританией международные финансовые институты – МВФ и МБРР. Действует также Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ). Несколько подробнее о ГАТТ. Еще на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году ее участники решили, что кроме МВФ и МБРР следует также создать Международную торговую организацию (МТО). В 1946 году в Гаване была проведена международная конференция по торговле и занятости с целью учреждения МТО. Но в силу существенных разногласий отдельных участников Конференции организация не была создана. В октябре следующего года 23-м государствам все же удалось договориться, они подписали упомянутое выше Генеральное соглашение по тарифам и торговле, а с 1 января 1948 года оно вступило в силу. Советский Союз, который немного раньше отказался от участия в МВФ и МБРР, не присоединился и к ГАТТ. Основная цель ГАТТ – добиваться снижения странами своих таможенных барьеров. Официально – «для содействия экономическому развитию стран-участниц», а в реальности – для того, чтобы мировые монополии могли беспрепятственно захватывать национальные рынки отдельных стран. Финансовый интернационал извлек уроки из кризиса 1929 года, когда все страны «закрылись», международная торговля резко стала сворачиваться, Западу без внешних рынков было сложно выходить из депрессии.

Важным элементом послевоенного мироустройства стал также План Маршалла. Он был представлен как план помощи США европейским странам, рассчитанный первоначально на четыре года. Начал действовать с апреля 1948 года. Получателями помощи были 17 стран, включая Западную Германию. Общая сумма ассигнований по Плану Маршалла (с 4 апреля 1948 г. по декабрь 1951 г.) составила около 13 млрд. дол., причем основная часть помощи (70 %) пришлась на следующие пять стран: Англию (2,8 млрд.), Францию (2,5 млрд.), Италию (1,3 млрд.), Западную Германию (1,3 млрд.), Голландию (1 млрд.).

При этом Вашингтон в качестве предварительного условия предоставления помощи потребовал выведения коммунистов из состава правительств стран, подписавших договор. К 1948 году ни в одном правительстве Западной Европы коммунистов не было.

Значительная часть помощи позволяла снять остроту дефицита продовольствия в Западной Европе. Этот дефицит создавал большую социальную напряженность и благоприятные условия для прихода к власти левых сил. На продукты питания, корм для скота, удобрения было выделено 25 % всех средств в рамках Плана Маршалла. На топливо пришлось 14 %, на сырье и полуфабрикаты – 30 %[67].

Вашингтон кроме политических целей преследовал также цели экономические. Во-первых, загрузить американскую экономику заказами на товары для поставки в Европу и поддержать таким способом занятость в стране (экономика США после окончания войны стала переживать спад). Во-вторых, привязать Европу к американской экономике, а следовательно, к доллару.

Западноевропейская промышленность и сельское хозяйство остро нуждались в машинах и оборудовании. Однако на промышленное оборудование пришлось лишь 8 % помощи, а на сельскохозяйственные машины – 2 %[68]. Америка не желала создавать в Западной Европе конкурентов для своих компаний. Более того, американские поставки приводили к закрытию многих мелких и средних предприятий, продукция которых не могла конкурировать с товарами, поставляемыми из-за океана. Закрывавшиеся западноевропейские предприятия американские монополии скупали за бесценок.

Некоторые условия предоставления помощи Вашингтоном не афишировались, но их выполнение или невыполнение страной, включенной в программу, влияло на размеры помощи. Что это за условия? Отказ от национализации промышленности, сохранение свободы частного предпринимательства, режим наибольшего благоприятствования для американских инвестиций и товаров. И, конечно же, ограничение (а лучше – прекращение) торговли с СССР и другими социалистическими странами. Наконец, неафишируемой целью плана Маршалла было усиление военной промышленности Западной Европы. В октябре 1951 года План Маршалла прекратил существование и был заменен программой военной помощи США своим союзникам по агрессивному блоку НАТО. Каковы же геополитические последствия указанного Плана? Во-первых, он положил начало послевоенному расколу Европы. Во-вторых, содействовал сколачиванию агрессивного Североатлантического блока (НАТО). В-третьих, способствовал усилению международной напряженности и дальнейшему раздуванию «холодной войны» против СССР и других социалистических государств.

Следует также иметь в виду, что Вашингтон постоянно готовил разные варианты войны против СССР. Война преследовала цель не просто сменить политический режим в нашей стране, а превратить ее в экономически зависимую территорию, удобную для эксплуатации крупным капиталом. Взять, к примеру, директиву Совета национальной безопасности США, утвержденную 18 августа 1948 года, под названием «Цели США в отношении России» (СНБ 20/1). Директива исходила из неизбежности победы США над Советским Союзом. Директива гласила: «Независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима (который должен прийти на смену существовавшему коммунистическому режиму во главе со Сталиным – В. К.) и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления своих целей… Мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный нам режим:

а) не имел военной мощи;

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;

г) не установил ничего похожего на железный занавес»[69].

Таким образом, антикоммунизм для Запада был лишь ширмой, скрывавшей стремление установить эффективный политический и экономический контроль над СССР. Не знаю, сумела ли наша разведка доставить указанный секретный документ Сталину. Но думаю, что Сталин и без этого документа прекрасно понимал истинные устремления Финансового интернационала.

Союз экономической взаимопомощи – наш ответ на объявление «экономической войны»

И. В. Сталин многократно обращал внимание на то, что международные условия строительства социализма в СССР после Второй мировой войны принципиальным образом изменились по сравнению с довоенным временем. До войны СССР существовал как единственная страна во враждебном капиталистическом окружении. После войны появилось несколько государств, выбравших путь строительства социализма. Они вместе с СССР образовали сообщество государств, между которыми стали выстраиваться тесные экономические отношения, причем на принципах, отличных от тех, которые господствовали в мировом хозяйстве капитализма. Принципами первого типа отношений были сотрудничество и взаимопомощь, принципами второго типа отношений – конкуренция и хищничество. В своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952) Сталин констатировал факт образования двух мировых хозяйственных систем: «Наиболее важным экономическим результатом Второй мировой войны и ее хозяйственных последствий нужно считать распад единого всеохватывающего мирового рынка. Это обстоятельство определило дальнейшее углубление общего кризиса мировой капиталистической системы.

Вторая мировая война сама была порождена этим кризисом. Каждая из двух капиталистических коалиций, вцепившихся друг в друга во время войны, рассчитывала разбить противника и добиться мирового господства. В этом они искали выход из кризиса. Соединенные Штаты Америки рассчитывали вывести из строя наиболее опасных своих конкурентов, Германию и Японию, захватить зарубежные рынки, мировые ресурсы сырья и добиться мирового господства.

Однако война не оправдала этих надежд. Правда, Германия и Япония были выведены из строя как конкуренты трех главных капиталистических стран: США, Англии, Франции. Но наряду с этим от капиталистической системы отпали Китай и другие народно-демократические страны в Европе, образовав вместе с Советским Союзом единый и мощный социалистический лагерь, противостоящий лагерю капитализма. Экономическим результатом существования двух противоположных лагерей явилось то, что единый всеохватывающий мировой рынок распался, в результате чего мы имеем теперь два параллельных мировых рынка, тоже противостоящих друг другу».

Мировая социалистическая система хозяйства (МССХ) не складывалась стихийно. Она выстраивалась в результате напряженного труда. Эта система мыслилась Сталиным как система тесных торгово-экономических, финансово-валютных и производственных связей стран социализма. МССХ была призвана обеспечить экономическую независимость социалистических стран от мирового капитализма, а также их военную безопасность в условиях «холодной войны», которая в любой момент могла перерасти в войну «горячую». На протяжении 1917–1941 годов СССР был единственной страной реального социализма, поэтому в то время никаких серьезных теоретических проработок по проблемам МССХ в нашей стране не делалось. Исходили из того, что Советскому Союзу еще долго придется оставаться в мире единственным островом победившего социализма. Однако Вторая мировая война изменила геополитическую и социально-экономическую картину мира. СССР во второй половине 1940-х годов способствовал переходу на рельсы социализма целого ряда европейских стран. Страны были небольшие. Строительство социализма в этих странах было немыслимо, если бы они оставались в экономической системе мирового капитализма. Жизнь диктовала необходимость срочного создания МССХ.

Наиболее серьезным шагом в этом направлении стало создание Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Документы об учреждении этой организации были подписаны на встрече в Софии в январе 1949 года, когда «холодная война» и экономическая блокада СССР были уже раскручены Западом на полную мощность. Безусловно, ядром СЭВ стал СССР. В состав организации также вошли Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия[70]. В 1950 году в СЭВ вошла только что образованная Германская демократическая республика, в 1962 году – Монгольская народная республика, в 1972 году – Куба, в 1978 году – социалистическая республика Вьетнам. Таким образом, в СЭВ входило уже десять стран из трех частей света (Европа, Азия, Америка). Югославия не являлась членом, но участвовала в работе СЭВ.

Конечно, СЭВ не был первой в мире международной экономической организацией. Достаточно вспомнить Бреттон-Вудскую конференцию 1944 года, на которой было принято решение о создании двух важных международных финансовых институтов – МВФ и МБРР. Эти организации начали свои операции в 1947 году. Между прочим, СССР участвовал в работе конференции в Бреттон-Вудсе, но документов ее не ратифицировал, членом МВФ и МБРР не стал. Оба этих института находились под жестким контролем США, являлись инструментами установления контроля крупнейших западных банков и корпораций над мировой экономикой. Попал бы под этот контроль и СССР. Одним из способов эффективного контроля Вашингтона над деятельностью МВФ и МБРР было установление принципа принятия решений «по капиталу». Этот принцип был естественным для капитализма, именно так управлялось любое акционерное общество. Так, общая сумма квот МВФ на конференции в Бреттон-Вудсе была определена в объеме 8,8 млрд. долларов. Квоты и голоса за них были распределены таким образом, что Вашингтону (с помощью «младших партнёров» – Великобритании и Франции), их было более чем достаточно для «продавливания» любых нужных ему решений в Фонде. Сталин отказался от участия в такой организации, которая не только не помогла бы экономическому восстановлению Советского Союза, но, наоборот, быстро превратила бы его в колонию Запада.

И вот на фоне недавних решений Бреттон-Вудса появляется организация нового типа. В основу деятельности СЭВ были заложены принципы социалистического интернационализма, равенства, дружбы и взаимной помощи. Принципиально иной характер новой международной организации нашел отражение даже в ее названии. Хотя СССР по своему экономическому потенциалу, территории, численности населения, военной мощи превосходил все остальные страны, входившие в СЭВ, он имел при голосовании такой же вес, как и любая другая страна. Действовал принцип «одна страна – один голос». Принятие всех решений происходило исключительно на основе консенсуса (общего согласия) всех сторон. Неукоснительно исполнялись принципы паритетного представительства во всех руководящих органах СЭВ и ротации (смены) высших должностных лиц.

Как известно, в Западной Европе интеграционная группировка, аналогичная СЭВ, появилась лишь через восемь лет. Это было Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), созданное в 1957 году на основе Римского договора, заключенного шестью государствами. Пожалуй, эта была первая экономическая организация капиталистического мира, где был использован принцип «одна страна – один голос». В последующие десятилетия в мире создавались десятки международных интеграционных группировок, где стал использоваться указанный принцип, который был обоснован и предложен Сталиным.

Несмотря на то что СССР сам испытывал трудности с восстановлением экономики, планы экономического развития нашей страны были напряженными, Сталин шел навстречу странам народной демократии. Это проявлялось в ценообразовании в нашей взаимной торговле (льготные цены по целому ряду товаров, в первую очередь сырью и энергоносителям). Кроме того, СССР с 1947–1949 годов отказался от репарационных платежей и поставок из Венгрии, Румынии, Болгарии (бывших союзниц гитлеровской Германии), а с 1951 года – и из ГДР. Общая сумма этого «отказа» в текущих ценах превышает 130 млрд. долларов[71].

Планы Сталина по формированию альтернативного мирового финансового и экономического порядка

Следует иметь в виду, что интересы Сталина не ограничивались только СЭВ. Политическое и моральное влияние СССР и олицетворявшего его Сталина выходило далеко за пределы социалистического лагеря. За словами и делами Сталина следили во всем мире – как недруги, так и друзья. Причем вторых было несравненно больше. В качестве примера можно вспомнить беседу Сталина с послом Аргентины Леопольдо Браво 7 февраля 1953 года, т. е. менее чем за месяц до смерти Сталина. Стенограмма этой беседы (завизирована министром иностранных дел А. Я. Вышинским, который присутствовал на встрече) была опубликована лишь полвека спустя в «Независимой газете». Обратим внимание на то, что Л. Браво – посол, представляющий правительство Президента Хуана Доминго Перона. Перон стоял на последовательно антиимпериалистических и антиамериканских позициях, боролся за независимость от иностранного капитала. Это предопределило полное взаимопонимание обеих сторон указанной беседы.

Во-первых, большая часть беседы была посвящена вопросам экономической независимости государств вообще и Аргентины в частности. Участники беседы согласились, что достижение экономической независимости является непременным условием независимости политической. Вот фрагмент стенограммы: «Браво заявляет, что без экономической независимости нет и свободы. Сталин соглашается с этим. Говорит, что американцы хорошо знают, что те, кто владеет экономикой страны, владеют и ее независимостью, и что будет хорошо для Аргентины, если ее экономическая независимость будет утверждена, хотя бы постепенно. Это будет хорошо для Аргентины. Браво говорит, что именно это и делают в настоящее время Перон и его сторонники: добиваются экономической независимости, чтобы добиться независимости политической».

Во-вторых, в борьбе за экономическую независимость важнейшим направлением является национализация многих отраслей, особенно тех, которые захвачены иностранным капиталом. Цитирую: «Браво отвечает… Президент Перон начал кампанию за национализацию иностранных предприятий и уже национализировал некоторые из них, в частности железные дороги, порты, электропромышленность, городской транспорт, мясохладобойни… Браво отвечает, что нефтяная промышленность в Аргентине национализирована, принадлежит государству. Сталин говорит, что это хорошо, очень хорошо».

В-третьих, особую угрозу для экономической и политической независимости Аргентины и всех стран мира представляют США и Англия (англосаксы). Цитирую:

«Сталин спрашивает посла, как обстоит дело с экономической независимостью Мексики. Браво отвечает, что, по его мнению, Мексика не может свободно развиваться из-за сильной зависимости от США. Сталин говорит, что это правильно… Сталин говорит, что англосаксы любят сидеть на чужих спинах. Кончать с этим надо».

В-четвертых, хотя позиции Великобритании крайне ослабли после Второй мировой войны, нельзя недооценивать ее агрессивности и желания сохранить утрачиваемое влияние. Цитирую: «Браво говорит, что, к счастью, во всех странах развивается движение за национальную независимость и что скоро Англии придется сидеть лишь в своем доме. Сталин – Пусть сидит в своем доме, а мы и не намереваемся вторгаться в ее дом. Браво считает, что Англия в настоящее время в связи с ростом национально-освободительного движения во всем мире не решается уже вторгаться в чужие страны. Сталин – Нет, есть такие районы, куда Англия вторгается: Малайя, Африка и другие места. Указывает, что в Бельгии и Голландии также сильны английские интересы. Отмечает, что еще существуют в мире места, которые Англия могла бы грабить, но что их становится с каждым днем все меньше».

В-пятых, Сталин обращает внимание на большой потенциал, который заложен в политическом и экономическом объединении стран (в том числе в Латинской Америке). Такое объединение необходимо не только для организации национально-освободительной борьбы против англо-американского империализма, но также для национального экономического развития. Цитирую: «Сталин говорит, что латиноамериканским странам надо бы объединиться. Замечает, что, может быть, латиноамериканским странам следовало бы образовать что-нибудь вроде Соединенных Штатов Южной Америки? Браво говорит, что, к счастью, в латиноамериканских странах происходит объединение движения против иностранного империализма и что Аргентина показывает пример в деле завоевания экономической независимости. Сталин говорит, что надо создать какой-нибудь союз латиноамериканских стран для позитивных целей, для целей экономического строительства, а не только для организации сопротивления».

В-шестых, завоевание экономической независимости многими развивающимися странами возможно лишь путем проведения индустриализации. Цитирую: «Сталин говорит, что сила англо-американцев состоит в том, что в то время, как Испания, например, заботилась в первую очередь о католицизме, они стремились развить свою промышленность. Отмечает, что для того, чтобы стать самостоятельными, надо иметь свою индустрию. Браво полностью соглашается с этим. Говорит, что именно поэтому они борются в Аргентине за экономическую независимость, причем имеют в этом деле некоторые успехи. Сталин говорит, что без этого условия нельзя добиться независимости. Браво сообщает, что в текущем году аргентинские заводы впервые дали сельскому хозяйству страны тракторы и грузовики собственного производства».

В-седьмых, Браво подтвердил, что, по крайней мере, в Аргентине авторитет СССР и Сталина очень высокий, советский опыт оказывает вдохновляющее влияние на народ страны: «Браво говорит, что во всех странах Латинской Америки развивается в настоящее время движение за экономическую независимость. Народ Аргентины с очень большой симпатией относится к Советскому Союзу, так как видит в нем авангард в борьбе за независимость народов».

В-восьмых, в борьбе за экономическую независимость странам типа Аргентины может оказать немалую помощь Советский Союз. И не только в виде морально-политической поддержки, а поставками необходимых товаров, прежде всего инвестиционного назначения. Цитирую: «Сталин спрашивает Браво, что могло бы явиться объектом торговли между Аргентиной и СССР, что Аргентина хотела бы покупать в Советском Союзе и что могла бы продавать Советскому Союзу. Браво отвечает, что Министерство иностранных дел Аргентины передало послу СССР Резанову меморандум, в котором содержится список товаров, которые Аргентина хотела бы закупать в Советском Союзе, а также список товаров, которые Аргентина могла бы поставлять в Советский Союз. В первую очередь Аргентина желала бы закупить в СССР бурильное оборудование для нефтепромышленности, нефть и сельскохозяйственные машины. Со своей стороны Аргентина могла бы предложить кожу, шерсть, растительное масло и другие товары. Сталин говорит, что Советское Правительство рассмотрит это предложение и что СССР заинтересован в торговле с Аргентиной». Далее по ходу беседы стороны опять возвращаются к вопросам взаимной торговли: «Браво отвечает, что… в настоящее время железные дороги, мясохладобойни и порты принадлежат государству, однако указывает, что Аргентина испытывает нехватку вагонов и железнодорожного оборудования. Сталин говорит, что у нас найдутся и вагоны, и машины для Аргентины». Сталин в ходе беседы продемонстрировал готовность поставлять в Аргентину широкий ассортимент машиностроительной продукции.

В заключение хотелось бы отметить, что если бы не смерть Сталина, то, наверное, траектория социально-экономического развития Аргентины могла пойти по другому пути. Хотя Хуан Перон провозгласил, что страна будет развиваться по «третьему пути» (не капитализм и не социализм), однако объективно у СССР и Аргентины было много общих точек соприкосновения. Например, в обеих странах была осуществлена национализация природных ресурсов. В СССР уже была проведена индустриализация, а аграрная Аргентина только лишь вставала на путь индустриализации. Обе страны были объектами «экономической войны» со стороны США и Великобритании. Также как и Советский Союз, Аргентина не вступила в МВФ и МБРР. Аргентина ориентировалась на тот курс, который позднее был назван некапиталистическим развитием. Перон и Сталин во многом думали и действовали одинаково. Так, Сталин говорил послу Браво о необходимости создания экономических союзов в Латинской Америке. А ведь Перон думал о том, как бы создать союз с участием Аргентины, Бразилии и Чили. Кстати, 21 февраля 1953 года, через несколько дней после беседы у Сталина, в Сантьяго-де-Чили был подписан договор о союзе между Аргентиной и Чили (так называемый Акт Сантьяго).

Мы привели выдержки из беседы с представителем лишь одной страны, а Сталин выстраивал отношения со многими странами, которые можно было отнести к разряду развивающихся, социалистических (по тем или иных причинам не вошедших в СЭВ) и даже капиталистических. Пытался выстроить более широкий круг стран, которые можно было со временем вывести из-под влияния мирового Финансового интернационала.

Московское международное совещание 1952 года – наш ответ Финансовому интернационалу

Планы Финансового интернационала были достаточно хорошо понятны не только Сталину или упоминавшемуся выше Президенту Аргентины Хуану Перону, но и лидерам других стран, которые не относились к группе экономически развитых стран (той группе, которую сегодня называют «золотым миллиардом»). Эти лидеры тянулись к СССР, а СЭВ выглядел на них притягательно. Имеются признаки того, что в СЭВ просились некоторые страны «третьего мира», но Сталин мягко отводил эти просьбы. Судя по всему, им был задуман более широкий круг стран, что-то наподобие таможенного союза, куда действительно можно было бы вовлечь все страны, которые сопротивлялись англо-саксонскому диктату. А СССР мог бы быть неформальным лидером стран, входящих в этот широкий круг.

Страны – члены СЭВ и Китай осенью 1951 года совместно заявили о неизбежности тесного сотрудничества всех стран, не склонных подчиняться долларизации и диктату проамериканских торговых и финансовых структур. Согласно этому заявлению, иначе «всех несогласных новые колонизаторы будут, во-первых, стравливать друг с другом, а во-вторых, подвергать любым формам агрессии и дискриминации…» В документе говорилось о необходимости созыва международного форума по вопросам противостояния империалистическому диктату и экономического сотрудничества.

Предложение СССР о проведении международного экономического совещания было изложено в выступлениях советских представителей в ООН в 1951–1952 годах. Оно было поддержано не только развивающимися странами, но также западными странами, отвергшими «маршаллизацию», – Швецией, Австрией, Финляндией, Ирландией, Исландией: они направили на совещание своих министров внешней торговли или иностранных дел.

Указанное совещание состоялось в Москве в период с 3 по 12 апреля 1952 года. СССР и СЭВ предложили создать в противовес экономико-политической экспансии США общий рынок товаров, услуг и капиталовложений социалистических и развивающихся стран. Всего в работе этого форума участвовали 49 стран, представленных 680 чиновниками, бизнесменами, экспертами. Индия направила 28 человек, Аргентина и Индонезия – по 15 человек (это были самые многочисленные и высокопоставленные делегации из несоциалистических стран). Многие союзники США тоже участвовали в этом форуме, представленные главным образом бизнесменами, аналитиками и чиновниками среднего ранга (Великобритания, Франция, Италия, Дания, Норвегия, Канада, Турция, ФРГ, Япония, БЕНИЛЮКС, Бразилия, Саудовская Аравия, Австралия, Либерия). Но и они были уполномочены подписывать документы о торговле и сотрудничестве с другими странами.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Международное экономическое совещание в Москве. 1952 г.


За время работы совещания и до конца апреля 1952 года в Москве было подписано свыше 60 торговых, инвестиционных и научно-технических соглашений на срок от 3 до 5 лет, в том числе с участием СССР (19 соглашений). Остальные были «перекрестными» – между развивающимися странами; между ними и соцстранами; с участием некоторых западных стран и банков и т. п. Основные принципы таких документов: таможенные и ценовые льготы для развивающихся государств или их отдельных товаров; взаимный режим максимального благоприятствования в торговле, кредитах, капиталовложениях, научно-техническом сотрудничестве; согласование политики в международных экономических организациях и на мировом рынке; возможности бартера (в том числе в погашении долгов), взаимно согласованных цен и исключения долларовых расчетов. Словом, именно в апреле 1952 года в Москве началось формирование общего «недолларового» рынка социалистических и развивающихся стран[72]. Сталинские идеи, озвученные на московском совещании, нашли поддержку даже в Великобритании. Вот одно из сообщений того времени: «В Лондоне создана компания под названием „Международное акционерное общество коммерсантов для претворения в жизнь торговых соглашений, заключенных английскими делегатами на Международном экономическом совещании, состоявшемся в Москве в апреле 1952 года“. Первым председателем этого общества был лорд Бойд Орр, возглавлявший английскую делегацию на Международном экономическом совещании. Акционерное общество заявило, что его целью является „поощрять… и облегчать претворение в жизнь торговых соглашений, которые были заключены в связи с Международным экономическим совещанием в Москве, состоявшемся в 1952 году, и всякие подобные соглашения в будущем. Все доходы и собственность этого общества будут использоваться исключительно для достижения этих целей“»[73].

По данным архивных документов, Сталин с осени 1952-го постоянно запрашивал иностранную информацию о торговых планах зарубежных стран, компаний, банков в отношении СССР, СЭВ и КНР, а также публикации, книги, радиокомментарии по этой тематике в странах Запада. Активно интересовался он также динамикой и ассортиментом промышленного экспорта Запада в развивающиеся страны, оценками их спроса на иностранные займы, капиталовложения, на готовую продукцию[74]. После международного совещания 1952 года СССР стал продвигать проект нового экономического порядка в мире на региональном уровне. Москва была поддержана всеми социалистическими странами (кроме Югославии), многими развивающимися странами, некоторыми странами Запада (особенно Финляндией). Последняя акция Сталина в данном направлении – конференция Экономической комиссии ООН для стран Азии и Дальнего Востока (ЭКАДВ). Она состоялась 23 февраля – 4 марта 1953 года в столице Филиппин – Маниле. Конференция была созвана по инициативе СССР, поддержанной Китаем, Монголией, Индией, Ираном, Индонезией, Бирмой и Северным Вьетнамом. Предложения СССР были поддержаны большинством других участников (делегации 20 стран). Они сводились к тому, чтобы создать режим свободной торговли в Азии и Тихоокеанском бассейне, и были зафиксированы в итоговых документах[75]. Также была поддержана идея введения системы межгосударственных расчетов в национальных денежных единицах. На Манильском совещании более десяти стран подписали с СССР контракты по торговле или инвестициям. По имеющимся данным, 2 марта об этих успехах Сталину подробно сообщила советская делегация.

Между прочим, в 1953 году под эгидой Москвы планировалось проведение межгосударственных региональных форумов, аналогичных Манильскому, в ряде других регионов мира. Конкретно: на Ближнем Востоке (Тегеран), в Африке (Аддис-Абеба), в Южной Америке (Буэнос-Айрес), в Северной Европе (Хельсинки). Однако указанные мероприятия не состоялись. Этому помешала смерть Сталина. После 5 марта 1953 года никто в Кремле уже не вспоминал об инициативах Сталина. «После 1953-го власти СССР и большинства других стран СЭВа постепенно „отошли“ от внешнеэкономической идеологии 1952 года, предпочитая почти исключительно двустороннее экономико-политическое сотрудничество с развивающимися странами, а в нем преобладали политико-идеологические факторы. Вдобавок СССР с середины 1960-х стал снабжать Запад дешевым энергетическим и промышленным сырьем, что фактически сдало в архив ту идею»[76].

Прозвучавшие на Московском экономическом совещании 1952 года идеи о необходимости установления нового мирового экономического порядка и создании региональных зон свободной торговли не утратили своего значения и сегодня.

СЭВ после смерти Сталина. Переводной рубль

Тема СЭВ очень обширна и выходит за рамки данной книги. Отметим лишь один важный аспект деятельности СЭВ, о котором сегодня почти не вспоминают. Речь идет о переводном рубле. Важный импульс развитию торгово-экономического сотрудничества в СЭВ дал переход в 1964 году к расчетам между странами-членами в переводных рублях. Это была наднациональная валюта, причем ее использование не упраздняло национальных денег отдельных стран. Система международных расчетов, основанная на переводном рубле, родилась за 35 лет до появления в Европе безналичных международных расчетов в евро (в 1999 г.). И даже за 15 лет до появления ЭКЮ (в 1979 г.) – предшественницы евро. При этом евро, как известно, привел к лишению стран – участниц еврозоны их денежного суверенитета (ликвидация национальных валют). Сталин неоднократно говорил о необходимости наднациональной денежной единицы в СЭВ и настаивал на том, чтобы она появилась уже в середине 1950-х годов.

Механизм согласования экономических интересов в рамках СЭВ эффективно работал до середины 1970-х годов, то есть до того периода, когда СССР стал быстро превращаться в поставщика для стран СЭВ почти исключительно сырьевой продукции, особенно нефти и газа. Сталин планировал, что в рамках СЭВ будет специализация отдельных стран на тех или иных видах продукции с учетом их исторического опыта, природно-географических условий, требований безопасности. Советскому Союзу он отводил особое место в СЭВ, полагая, что в любом случае СССР должен оставаться страной с полным набором всех отраслей экономики. Он не должен превращаться лишь в поставщика нефти, природного газа, других сырьевых товаров с другие страны – члены СЭВ.

На совещании руководителей восточноевропейских стран в начале января 1949-го в Москве, провозгласившем создание СЭВ, И. В. Сталин отметил, что «видимо, в ваших странах будут расти потребности в нефти, газе, другом промышленном и энергетическом сырье. Мы, конечно, будем его поставлять на льготных условиях, но у вас есть собственные ресурсы такого сырья, особенно в Албании и Румынии. Пусть его не так много, как в СССР, но его нужно по максимуму использовать и перерабатывать. И проводить тщательную геологоразведку. Строить длинные трубопроводы в Восточную Европу из нашей страны – это дорого, долго и наверняка приведет к тому, что вы „привыкнете“ к этим поставкам, забросите ваши отрасли по переработке такого сырья и геологоразведку. А если у нас возникнут временные проблемы с добычей или транспортировкой, или, если у вас резко подскочит потребление, – вероятно, будете обвинять СССР в срыве поставок и требовать их увеличения. В любом случае, сырье для промышленности и энергетики лучше перевозить в ваши страны разными видами транспорта, чтобы не привязываться к одному виду транспорта, например трубопроводному, ибо это вредно по многим причинам. Но объемы таких перевозок не должны расти как грибы после дождя: объемы эти должны зависеть и от вашего спроса, и от того, как вы будете относиться к вашей энергетике, геологоразведке и к использованию наших поставок…»

Сталин как в воду смотрел, действительно, к началу 1970-х годов внутри СЭВ возникли определенные диспропорции, в том числе явно обозначилась топливно-сырьевая специализация СССР в рамках социалистической интеграции. Впрочем, на первом этапе социалистической интеграции структура советского экспорта в рамках СЭВ была достаточно диверсифицирована. Возьмем в качестве примера Польшу. В 1956 году советский экспорт в эту страну составил 321,5 млн. рублей. Экспорт отдельных товарных групп при этом составил (млн. руб., в скобках – доля в %):

Машины и оборудование – 67,9 (21,1);

Комплектное оборудование для создания предприятий – 33,9 (10,6);

Энергоносители (нефть, природный газ, нефтепродукты) – 20,8 (6,5);

Металлическая руда (железная и марганцевая) – 35,2 (11,0);

Хлопок – 53,4 (16,6);

Товары культурно-бытового назначения – 7,1 (2,2);

Зерно – 6,8 (2,1).

Как видно, поставки машин и оборудования (в том числе комплектного) занимали важное место в экспорте СССР в социалистические страны, способствуя их индустриализации. Из всех стран – членов СЭВ лишь две страны до войны относились к разряду промышленно развитых. Это была Германская Демократическая Республика (восточная часть Германии) и Чехословакия. Остальные стали промышленными лишь благодаря помощи Советского Союза. Если сравнивать экономическую ситуацию в странах Восточной Европы в 1928 году (пик предвоенного экономического подъема) и в 1970-м (наиболее успешный период функционирования СЭВа), то окажется, что доля стран Восточной Европы в мировом промышленном производстве увеличилась с 6,6 до 8,6 %. При этом доля Румынии выросла с 0,3 до 1,0 %, Болгарии – с 0,1 до 0,6 %, Венгрии – 0,36 до 0,60 %[77].

Страны – члены СЭВ стали главными партнерами СССР по торговле (табл. 6.1)

Таблица 6.1.

Торговля СССР с социалистическими странами СЭВ (обороты, млн. руб., в текущих ценах)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: Внешняя торговля СССР, 1918–1966. Статистический сборник. – М.: Международные отношения, 1967.


Как видим, на партнеров – членов СЭВ во внешней торговле СССР приходилось от 50 до 60 % торгового оборота. Остальное – на прочие социалистические страны (которые не вошли в СЭВ)[78], развивающиеся страны, экономические развитые страны Запада (капиталистические страны). Например, в 1955 году на прочие социалистические страны пришлось 26,2 %; развивающиеся страны – 5,2 %; экономически развитые страны Запада – 15,3 %.

А по темпам роста объемов промышленного и сельскохозяйственного производства восточноевропейские страны СЭВ в 1950-1970-х годах входили в 15 стран – мировых лидеров. В конце прошлого десятилетия не менее ⅔ действовавших в странах бывшего СЭВ производственных, транспортных и энергетических мощностей было создано в 1946-1970-х годах с помощью СССР или исключительно Советским Союзом[79].

В период до начала 1970-х годов сотрудничество стран – членов СЭВ выражалось, прежде всего, в виде развития взаимной торговли. С конца 1960-х годов в руководстве этих стран стали говорить о необходимости выхода на новый уровень сотрудничества. Ключевым термином стали слова «социалистическая экономическая интеграция». Экономическая интеграция предполагала уже тесную кооперацию на уровне отдельных отраслей и даже предприятий, прямые производственные связи между ними. Также предусматривалась совместная реализация целевых производственных и научно-технических программ, реализация совместных инвестиционных проектов. Курс на экономическую интеграцию был зафиксирован как программная установка в решениях 23-й (апрель 1969 г.) и 24-й (май 1970 г.) сессий СЭВ и в принятой во исполнение этих решений 25-й сессией Совета (июль 1971 г.) Комплексной программе дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран – членов СЭВ. Программа была рассчитана на поэтапную реализацию в течение 15–20 лет. В 1970-е годы деятельность и успехи СЭВ достигли своего апогея. В 1972–1974 годах создаются международная экономическая организация «Интерэлектро», хозяйственные объединения «Интератомэнерго», «Интертекстильмаш», «Интерхимволокно», «Интератоминструмент». В октябре 1974 года СЭВ получил статус наблюдателя в ООН. В 1975 году доля стран СЭВ в мировом промышленном производстве достигла ⅓. Некоторые скептики сегодня утверждают, что этот показатель был завышен. Но он, между прочим, фигурировал даже в официальных документах ООН. Парадоксально, но именно вскоре после принятия Комплексной программы в деятельности СЭВ выявились некоторые проблемы и противоречия. В немалой степени они были порождены отходом от того курса, который был намечен Сталиным. Такой отход оказался особенно опасным на фоне активизации «экономической войны» против СССР и других социалистических стран.

Финансовый интернационал: политика экономического изматывания СССР

После смерти Сталина «холодная война» Запада против СССР продолжилась. Продолжилась и «экономическая война». Помимо традиционных торговых методов (блокада, эмбарго, санкции) важным инструментом «экономической войны» стала гонка вооружений, которую Запад навязывал Советскому Союзу и другим социалистическим странам, входящим в Варшавский блок, который противостоял агрессивным устремлениям блока НАТО. Запад преследовал цель экономического изматывания СССР.

Крайне сложно определить абсолютный объем расходов СССР на военные цели в годы «холодной войны», особенно в долларовом эквиваленте. Надо принять во внимание, что в Варшавском блоке на СССР приходилось порядка 90 % всех военных расходов, в то время как в НАТО на США приходилось примерно 50 %. В 1960-е годы и далее до развала СССР нам удавалось поддерживать военный паритет с Соединенными Штатами и их ближайшими союзниками. Принимая во внимание различия в экономических потенциалах двух стран, Советскому Союзу на военные цели приходилось тратить 15–20 %, а США – 5–7 % ВВП[80].

Обычная гонка вооружений дополнялась некоторыми специальными методами экономического изматывания Советского Союза. К «экономической войне» против СССР подключились спецслужбы Запада, в первую очередь Центральное разведывательное управление США (ЦРУ). Эти методы стали практиковаться уже при Р. Рейгане. В начале 1984 года ЦРУ и Пентагон запустили масштабную программу технологической дезинформации. Сегодня не является секретом, что с начала 1970-х годов определилось отставание СССР в области научно-технического прогресса. Причины этого отставания были внутренними, связанными с функционированием хозяйственного механизма СССР. Точнее, с нарушениями в его функционировании, обусловленными отходом от сталинской модели экономики. СССР стал делать ставку на добывание новых научно-технических разработок (в первую очередь, военного характера) на Западе с помощью разведки (научно-технической разведки). Западные спецслужбы стали вести своеобразную «игру» с советской разведкой, подбрасывая ей «тупиковые» идеи и разработки. Это наносило серьезный ущерб нашей экономике.

Упомянутая выше программа предусматривала поставку в СССР «фальшивых или частично фальшивых данных и информации, что заставляло советских специалистов принимать неверные технологические решения», а значит, усугубляла провалы и недостатки советской экономики. ЦРУ координировало эту программу через разные каналы, «запуская неполные и ошибочные данные. Некоторые фиктивные предприятия ЦРУ за границей попросту продавали искаженную информацию советским агентам, такую как устройство газовых турбин, технология бурения нефти, компьютерные схемы, химические составы. Информация была, как правило, полуправдой, полуложью, но достаточной, чтобы советские инженеры проглотили наживку и, получив ее, стали бы применять в своих проектах»[81]. Эта программа дала результаты довольно быстро. Так, многомиллионные убытки были зафиксированы на советских предприятиях химической и машиностроительной отраслей, которые использовали западные технологии. В Советский Союз поставлялись, правда, через посредников, якобы в обход санкций, бракованные комплектующие газовых турбин, поврежденные детали компьютеров и т. д. Серьезные акции по дезинформации проводились и Пентагоном.

Прежде всего, это касалось технологии уменьшения обнаружения летающей техники радарами и термолокацией, СОИ, самого современного тактического самолета и т. п.[82] Вот лишь некоторые примеры использования технологической дезинформации, приводимые в книге американского исследователя Петера Швейцера. Химическая фабрика в Омске использовала неверную информацию в планах расширения. Прежде чем ошибка была выявлена, ущерб на фабрике составил 8-10 млн. долларов. Завод по изготовлению тракторов на Украине (видимо, речь идет о Харьковском заводе) пытался выпускать инструменты на основе технической документации, подброшенной ЦРУ. 16 месяцев завод работал на половину мощности, пока, наконец, инженеры не выявили, что документация является подложной. В начале 1984 года в Советский Союз были поставлены турбины для перекачивающих станций на газопроводах. В турбины были заложены ошибки (скрытые дефекты). Проработав некоторое время, они вышли из строя, произошла затяжка в пуске газопроводов (речь идет о трубопроводах в рамках проекта «газ – трубы», о котором мы скажем ниже)[83].

Геополитические противники СССР в первой половине 1980-х годов использовали в борьбе с нами проект под названием «стратегическая оборонная инициатива» (СОИ). Это был проект не столько военно-технического, сколько информационно-психологического характера. По каналам мировых СМИ и спецслужб нам подбрасывалась «утка», суть которой в следующем: США осуществляют «прорывные» исследования и разработки, которые позволят им разрушить военно-стратегический паритет СССР и США за счет использования космических средств перехвата советских баллистических ракет. Руководство СССР приняло проект СОИ за чистую монету и ориентировало наш оборонно-промышленный комплекс на разработку адекватного ответа на американский вызов. было потрачено большое количество средств на разработку контрмер СОИ. Лишь позднее выяснилось, что СОИ была большим блефом. К сожалению, в 1970-1980-е годы военно-техническая политика СССР в основном сводилась к реагированию на американские вызовы, на появление в арсенале Пентагона и НАТО новых видов оружия и техники. Мало внимания уделялось оригинальным разработкам, которые могли бы обеспечить асимметричные решения. То есть поддержать военно-стратегический паритет на основе «дешевых» решений, которые бы нейтрализовали политику Запада по экономическому изматыванию СССР.

Запад против СССР: между политикой «конвергенции» и «экономической войной»

Запад старался проводить гибкую политику в отношении СССР, чередуя периоды жесткой военной конфронтации с периодами «разрядки». Так, имели место относительная «разрядка» и относительная нормализация в 1970-е годы[84]. Отчасти эту «разрядку» можно объяснить тем, что в 70-е годы произошел развал бреттон-вудской системы, а новой еще не было создано. Для Финансового интернационала это было трудное время разброда и шатаний, поиска новой формулы мирового порядка – политического, экономического и финансового. Запад чувствовал, что проигрывает экономическое соревнование Советскому Союзу и социалистическому лагерю и искал способы переломить опасную тенденцию.

Запад рассчитывал с помощью «разрядки» удушить нас в своих цепких «объятиях». Если говорить академическим языком, он стремился обеспечить «конвергенцию» (сближение) двух мировых систем (капиталистической и социалистической) и мирного «поглощения» СССР и других социалистических стран. Но затем, с конца 1970-х годов, началась новая волна гонки вооружений, которая продолжалась до середины 1980-х годов.

В начале 1980-х годов начинается новый виток торговой войны против СССР. Тем более, что появился формальный повод для этого – «агрессия» Москвы против Афганистана. Вашингтоном были включены на полную катушку механизмы КОКОМ. Во-первых, расширены «запретительные» списки. Во-вторых, Вашингтон настоял на том, чтобы КОКОМ (считай – США) давал свое заключение по любому контракту западных стран с СССР и другими социалистическими странами на сумму свыше 100 млн. долларов. Продажи высокотехнологичных товаров Советскому Союзу резко упали. Если в 1975 году в общем списке промышленных товаров, которые Соединенные Штаты продавали Советскому Союзу, 32,7 % составляли изделия высокой технологии (на сумму 219 млн. дол.), то в 1983 году продажа продуктов современной технологии упала до 5,4 % (на сумму 39 млн. дол.)[85]. Инициативы КОКОМ, направленные против СССР, не афишировались. Более того, они носили секретный характер.

А вот другая антисоветская акция – зерновое эмбарго против СССР – получила широкий резонанс в мировых СМИ. В 1979 году в Советском Союзе в силу неблагоприятных погодных условий урожай зерновых культур оказался на крайне низком уровне. Если в 1978 году в нашей стране был зафиксирован рекордный урожай зерновых – 237 млн. тонн, то в 1979-м урожай составил лишь 179 млн., т. е. снизился на 58 млн. тонн. Внешнеторговые организации СССР вели переговоры о закупке в США зерна в объеме 17 млн. тонн. Речь шла о кормовом зерне – кукурузе, пшенице мягких сортов, а также соевых концентратах. Переговоры совпали с таким событием, как ввод советских войск в Афганистан. Указанное событие вызвало самую настоящую истерию в западных СМИ. Они интерпретировали эту военную операцию как первый шаг по продвижению СССР к Индийскому океану, установлению контроля над Индией, Ираном и другими странами Южной Азии и Ближнего и Среднего Востока и т. п. Мы уже сказали, что на этом фоне началось новое ужесточение торгово-экономической политики Запада в отношении СССР. Одним из проявлений этого стало объявление американским президентом Картером о запрете на поставку зерна из США в Советский Союз. Картер 4 января 1980 года сделал знаменитое заявление о введении эмбарго на продажу зерна в СССР: «…17 миллионов тонн зерна, заказанные Советским Союзом дополнительно к объемам зерна, которые мы обязались поставлять в СССР на основе пятилетнего соглашения, не будут отправлены. Это зерно не предназначено для питания, оно должно быть использовано как кормовое, для скота… Я также намерен уменьшить то негативное воздействие, которое это решение может оказать на американских фермеров. Подготовленное к продаже зерно будет удалено с экспортного рынка в резерв правительства и оплачено по рыночным ценам. Оно будет использовано на помощь бедным странам и на производство газохола в США… Мы надеемся, что другие страны – экспортеры зерна не компенсируют эти объемы поставок продажами в Советский Союз…» Непосредственной и быстрой реакцией на заявление Картера стало, однако, падение мировых цен на кормовое зерно на 10–15 %, отчего пострадали главным образом американские и канадские фермеры. Надежды президента на то, что другие экспортеры зерна последуют примеру США, не оправдались. До конца января Министерство внешней торговли СССР подписало контракты на поставку пшеницы из Аргентины и Франции, кукурузы из Австралии и сои из Бразилии. После прихода в январе 1981 года в Белый дом нового президента Р. Рейгана зерновое эмбарго было отменено. Интересно, но советский импорт американского зерна в прежних объемах не восстановился. Хотя Рейган характеризовался как политик с ярко выраженной антисоветской направленностью, однако он понял, что попытка его предшественника потерпела полный провал.

«Компенсационные сделки» – советская победа или капкан Фининтерна?

Гораздо более серьезный и настойчивый характер имели санкции Вашингтона в связи с проектом строительства газопровода из СССР (район Уренгоя) в Западную Европу (Франция, Западная Германия и Италия). Безусловно, этот проект способствовал бы экономическому укреплению СССР и экономическому сближению СССР с Западной Европой. По некоторым оценкам, газопровод должен приносить ежегодно Советскому Союзу от 15 до 20 млрд. дол. валютной выручки. Этот проект называли «сделкой века», также «сделкой газ – трубы». Отсчет проекта идет от 1970 года, когда был заключен первый контракт между ФРГ и СССР. Между прочим, идея проекта витала в воздухе и начала прорабатываться еще при жизни Сталина. Однако накал «холодной войны» и «экономической войны» в то время был слишком велик. Еще в 1960-е годы заключались контракты на поставку труб с немецкими компаниями, но они аннулировались Правительством Германии под давлением Вашингтона. После «прорыва» в 1970 году последовали новые контракты (1972, 1974, 1979, 1981 гг.).

«Сделка века» была выгодна Западной Европе, поскольку договор предусматривал поставки газа по фиксированным ценам на 25 лет. Это были беспрецедентные условия в мировой практике. Запад обязывался поставлять трубы, компрессоры и другое оборудование. Европейские банки согласились кредитовать эти поставки. Эта «сделка века» серьезно подрывала усилия Вашингтона в области «экономической войны». Вашингтон строго запретил поставки для проекта оборудования американского производства (а также европейского производства, осуществляемого по лицензиям американских фирм). Одновременно он стал оказывать давление на своих европейских союзников, угрожая введением санкций против европейских компаний и банков, которые будут задействованы в реализации проекта. 19 января 1982 года на секретном заседании КОКОМ Вашингтон пытался навязать своим союзникам решение, согласно которому в запретительные списки КОКОМ должны включаться не только товары «двойного назначения» (например, мощные ЭВМ), но также оборудование для добычи и транспортировки нефти и природного газа. Это предложение встретило сопротивление со стороны европейских союзников. Даже Маргарет Тэтчер высказала свое возмущение по поводу попыток Вашингтона затормозить реализацию «сделки века».

В целом действия со стороны Вашингтона затруднили реализацию проекта строительства газопроводов из СССР в Западную Европу, повысили наши издержки, несколько сдвинули графики работ, но проект был реализован. По разным оценкам, на приобретение за границей труб (преимущественно немецких), компрессоров и другого оборудования было затрачено от 11 до 15 млрд. долларов. Вместе с тем эти затраты быстро окупились. Всего была создана система газопроводов протяженностью 4,5 тыс. км, через которые прокачивалось 32 млрд. куб. м природного газа.

Экономическая война против СССР стала приносить плоды с начала 1985 года. Кредиты, твердая валюта и технологии с Запада почти не поступали. Принципиально важное для получения твердой валюты строительство сибирского газопровода продолжалось, однако сроки окончания строительства были отодвинуты на два года. Срыв сроков запуска газопровода, действительно, стал серьезным ударом для нашей страны. В 1980 году предполагалось, что «Уренгой-6» может приносить от 8 до 10 млрд. дол. ежегодно, а начиная с 1985 года – от 15 до 30 млрд. дол. (в зависимости от цен на нефть), когда будет введена в эксплуатацию вторая очередь. Однако из-за комплексной экономической войны против СССР, развернутой Соединенными Штатами, вторая ветка трубопровода не была построена. К тому же Советский Союз уже потерял от 15 до 20 млрд. дол. из-за срыва сроков эксплуатации первой очереди. Надо особо подчеркнуть, что в ходе экономической войны США прибегали и к промышленному терроризму. В частности, Том Рид, бывший главком БВС США, в книге «Над бездной. История холодной войны» пишет о плане ЦРУ, одобренном Рейганом, по организации диверсий против советской экономики. В этот план, в частности, входила компьютерная программа, которая впоследствии спровоцировала взрыв сибирского газопровода в 1982 году. В частности, Рид пишет, что взрыв газопровода был лишь одним примером «хладнокровной экономической войны» против СССР, которую вело ЦРУ под руководством Уильяма Кейси.

На примере сделки «газ – трубы» была отработана схема, на основе которой были реализованы другие компенсационные сделки. Например, сделка американской компании «Оксидентал Петролеум» (Арманд Хаммер) по поставке оборудования для заводов по производству аммиака на территории СССР. Поставки оборудования погашались поставками аммиака. Впрочем, такие компенсационные сделки были медалью, имевшей две стороны. С одной стороны, они давали нам валютную выручку, достаточно быстро окупались. С другой стороны, они усиливали сырьевую ориентацию нашего экспорта. В стратегическом плане это вело к ослаблению экономической безопасности страны. Некоторые аналитики полагают, что именно из этого исходили власти США, когда они на удивление легко дали «зеленый свет» сделке с участием американской компании по строительству аммиачных заводов в СССР.

В рамках общей экономической политики Запада по ориентации нашей страны на сырьевую специализацию происходит эволюция от так называемых компенсационных сделок к созданию совместных предприятий, в которых главную роль играл иностранный капитал. Как заявлял в конце 1980-х годов директор монополии «Бизнес интернешнл» Джордж Скиннер: «Западные фирмы, заинтересованные в создании крупных совместных предприятий, преследуют в основном две цели: проникновение на советский рынок и переработка имеющихся там природных ресурсов с последующим экспортом».

Из 100 предприятий «компенсационного типа», построенных в СССР с 1976 по 1986 год, 31 предназначалось для выпуска минеральных удобрений, 49 – для производства другой химической и нефтехимической продукции (крупнотоннажная химия), остальные были сооружены в газовой, угольной, лесоперерабатывающей отраслях. В XI пятилетке на «компенсационные сделки» приходилось 100 % советского экспорта газа на Запад, 67 % аммиака, 40 % деловой древесины, 75 % метанола, 35 % каменного угля и т. д. Экспортные поставки шли по нарастающей: в 1976 году они составляли лишь 0,2 млрд. руб., в 1985 – уже 4,0 миллиарда. Всего за это десятилетие (1976–1985 гг.) в счет «компенсации» на Запад было отправлено топлива, сырья, химических товаров на 22,5 млрд. рублей. Ресурсы за границу шли за бесценок, так как большинство из них вообще не подвергались обработке: 84 % экспортных поставок приходилось на природный газ, уголь и деловую древесину[86].

Опасные тенденции во внешнеэкономической сфере СССР

Таким образом, экономическая война на поздних стадиях существования СССР сводилась не только к торговым санкциям и эмбарго, но также к комплексу таких мер, которые усиливали сырьевую ориентацию советской экономики. Из табл. 6.2 видно, что в результате сталинской индустриализации и продолжавшейся после войны модернизации экономики менялась структура экспорта СССР. Накануне индустриализации в вывозе товаров из страны машин, оборудования и транспортных средств почти не было. А накануне войны их удельный вес (несмотря на проведенную индустриализацию) все еще был очень незначительным. В довоенном экспорте основное место продолжали занимать сырье, энергоносители, металлы, продовольствие, слабо обработанная или необработанная древесина. В этом не было ничего удивительного. Монополия на производство и экспорт машин, оборудование и транспортных средств оставалась у Запада. Свои потребности в инвестиционных товарах Запад покрывал за счет собственного производства.

А вот после Второй мировой войны образовался социалистический лагерь. Потребности стран, вставших на путь строительства социализма, в машинотехнической продукции, в первую очередь, стал покрывать СССР[87]. С конца 1950-х и до первых лет 1970-х годов доля машин, оборудования и транспортных средств в советском экспорте держалась на уровне примерно 20 %. А далее стала наблюдаться тенденция к снижению указанного показателя.

Это снижение происходило на фоне повышения удельного веса ряда других товарных групп. Прежде всего, топлива и электроэнергии. Из табл. 6.2 видно, что до первых лет 1970-х годов доля данной товарной группы была умеренной. А затем началось неуклонное повышение доли топлива и электроэнергии в советском экспорте, и к середине 1980-х годов она превысила ½. За товарной группой «Топливо и электроэнергия» скрывался вывоз из страны двух основных товаров – нефти и природного газа. Экспорт СССР в период так называемого «застоя» приобрел ярко выраженную топливно-сырьевую ориентацию. Если к экспорту нефти и природного газа прибавить вывоз руды (железной, марганцевой, других металлов), черных и цветных металлов, минеральных удобрений, нерудных полезных ископаемых, леса и продукции лесотехнической промышленности со слабой степенью обработки, сельскохозяйственного сырья, то окажется, что к середине 1980-х годов на долю энергоносителей, сырья и продукции со слабой степенью обработки в экспорте СССР приходилось 4/5.

Таблица 6.2.

Удельный вес отдельных групп товаров в экспорте СССР (%)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: Внешняя торговля СССР, 1922–1981. Юбилейный статистический сборник. – М.: Финансы и статистика, 1982; Внешнеэкономические связи СССР в 1990 году. Статистический сборник. – М.: Госкомстат СССР, 1991.


Другая тенденция в сфере внешнеэкономических отношений СССР заключалась в том, что во внешнеторговом обороте нашей страны увеличивался удельный вес экономически развитых стран, а доля социалистических стран снижалась (табл. 6.3). Когда создавался СЭВ, то предполагалось, что в ходе социалистической экономической интеграции ускоренными темпами будет расти взаимный торговый оборот стран социализма. Увеличение доли капиталистических стран (не только во внешнеторговом обороте СССР, но и других социалистических стран) приводило к определенному размыванию социалистической интеграции. Для некоторых социалистических стран (Югославия, Румыния) торговые отношения со странами Запада имели даже большее значение, чем торговля со странами из социалистического лагеря.

Таблица 6.3.

Удельный вес отдельных групп стран во внешнеторговом обороте СССР (%)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: Внешняя торговля СССР, 1922–1981. Юбилейный статистический сборник. – М.: Финансы и статистика, 1982; Внешнеэкономические связи СССР в 1990 году. Статистический сборник. – М.: Госкомстат СССР, 1991.


Правда, из табл. 6.3 видно, что в первой половине 1980-х годов имело место снижение доли экономически развитых капиталистических стран и увеличение доли социалистических стран во внешнеторговом обороте СССР. Такие изменения были обусловлены резкой активизацией «экономической войны» Запада против СССР во времена президентства Р. Рейгана. Мы выше описали этот период «экономической войны». Во второй половине 1980-х годов начался процесс сильного снижения доли социалистических стран и повышения доли развитых капиталистических стран во внешней торговле СССР.

Обозначенные выше тенденции в сфере внешнеэкономических отношений СССР явились как следствием внутренних процессов в экономической и политической жизни страны, так и результатом действия внешних факторов. Некоторые эксперты под «внешними факторами» понимают некоторые «объективные» (не зависящие от воли людей) процессы, которые происходили в сфере мировой экономики и международных финансов. Другие считают, что основным «внешним фактором» для СССР стали целенаправленные действия со стороны Запада по разрушению нашей страны. То есть речь идет все о той же «экономической войне». Мы придерживаемся второй точки зрения.

Нефтедолларовый удар по СССР

Период с середины 1980-х годов до момента развала СССР можно назвать финальной стадией «экономической войны» Запада против СССР. В этот период продолжали действовать запущенные ранее инструменты такой войны: торговые эмбарго, гонка вооружений и «экономическое изматывание», технологическая дезинформация, диверсии во внутренней экономике. Кроме мер запретительного характера Запад стал все чаще прибегать к более тонким методам. Внешне они выглядели как развитие «международного экономического сотрудничества», а фактически преследовали цель завлечения СССР и других социалистических стран в различные «ловушки». Скажем, Запад настоятельно заманивал социалистические страны в международные организации МВФ, МБРР, ГАТТ, предлагал отдельным социалистическим странам крупные кредиты. Одной из целей такой политики было внесение раскола в группе стран, входивших в СЭВ. В 1972 году Западу удалось завлечь в МВФ Румынию. Она получала от Фонда займы, к началу 1980-х годов эта страна имела внешний долг перед Фондом и другими западными кредиторами на сумму свыше 10 млрд. долларов. Кончилось все это для Румынии плачевно. Ее экономика быстро пришла в полный упадок. Произошло охлаждение отношений Румынии с Западом, однако при этом Румыния не вернулась к полноценному участию в работе СЭВ. А другие страны – члены СЭВ не извлекли должных уроков из «экспериментов» установления Румынией «взаимовыгодного сотрудничества» с международными финансовыми организациями и западными кредиторами.

Советский Союз Запад не пытался втягивать в МВФ, МБРР, ГАТТ, понимая бесперспективность этих попыток. Он применил против него другое оружие. Его можно назвать «нефтяным оружием».

Чтобы понять, как оно было использовано Западом, следует кратко объяснить некоторые мировые события 1970-х годов. В 1973 году возник так называемый энергетический кризис. В ходе Арабо-израильской войны (так называемой войны «судного дня») осенью 1973 года цены на «черное золото» на мировом рынке в течение короткого отрезка времени подскочили в четыре раза. Такой взлет цен произошел в результате того, что страны ОПЕК резко ограничили поставки нефти США и Голландии, которые наиболее активно поддержали Израиль в войне «судного дня». Сегодня уже известно, что война была спровоцирована Западом. Более конкретно: инициатором войны был Финансовый интернационал, который создавал на развалинах бреттон-вудской золотодолларовой валютной системы новую систему, которую можно назвать нефтедолларовой системой. Одним из активных помощников Запада в деле выстраивания нового мирового валютного порядка была Саудовская Аравия. Она активно участвовала в нефтяном «бойкоте» своего главного покровителя – США, а затем первой продиктовала покупателям своей нефти условие: все контракты оплачиваются долларами.

Как бы то ни было, но Советский Союз в тот момент оказался в выигрыше. В его экспорте нефть занимала всегда заметное место. В условиях «революции цен» на рынке «черного золота» у руководства СССР появился соблазн наращивать экспорт нефти и с помощью нефтедолларов без особого напряжения решать все свои проблемы. СССР клюнул на нефтяную «приманку». Валютные поступления СССР с середины 1970-х годов резко подскочили вверх, поставки нефти, а позднее и природного газа на Запад стали быстро расти. Петер Швейцер пишет: «В семидесятые годы, когда цена нефти достигла пика, поступления в твердой валюте Советского Союза возросли на 272 % при росте экспорта примерно на 22 %. При каждом повышении цены за баррель на один доллар Москва получала около одного миллиарда долларов ежегодно»[88].

Эйфория экономических «успехов» усиливалась в связи с тем, что в 1970-е годы начался период «разрядки». У советского руководства появились иллюзии построения нового мирового экономического и политического порядка на основе сотрудничества с Западом. Эйфория продолжалась примерно одно десятилетие и закончилась в середине 1980-х годов.

На мировом рынке «черного золота» произошел обвал цен. Некоторые эксперты до сих пор утверждают, что это, мол, «результат игры рыночных сил». По нашему мнению, это результат целенаправленных усилий Запада, причем усилий, направленных на экономический подрыв СССР. Все два срока президентства Рейгана Белый дом работал с королевской семьей Саудов с целью снижения мировых цен на нефть. И вот в августе 1985 года, как писали западные журналисты, «в сердце советской экономики был загнан нож – Саудовская Аравия открыта шлюзы и залила мировой рынок нефтью». До середины 80-х годов ежедневная добыча саудовской нефти в среднем составляла 2 млн. за баррель. Летом 1985 года она выросла почти до 6 млн., к осени – до 9 млн. за баррель, а в начале 1986 года саудовцы добывали 10 млн. за баррель ежедневно. При экстенсивной системе организации советского хозяйственного комплекса это была катастрофа. Мировые цены на нефть начали стремительно падать. В ноябре 1985 года цена нефти-сырца составляла 30 дол. за баррель, а через пять месяцев – всего 12 долларов. Это означало, что СССР терял ежегодно 10 млрд. дол., т. е. почти половину всех валютных поступлений от экспорта.

Низкие цены на нефть и другие энергоносители сохранялись до конца существования СССР. В табл. 6.4 приведены индексы экспортных цен Советского Союза. По товарной группе «Топливо и электроэнергия» и в 1990 году цены составляли лишь 47,6 % по отношению к уровню 1985 года. Но низкими были цены и на некоторые другие товары. Особенно те, в производстве которых использовались нефть и энергия. Так, по товарной группе «Химические продукты и удобрения» (также крупная статья советского экспорта) индекс цен в 1990 году был 88,3. На фоне падения цен на нефть, другие энергоносители, энергоемкую продукцию наблюдался рост цен на товары с высокой степенью обработки (добавленной стоимости). Так, уровень цен на машины и оборудование в экспорте СССР в 1990 году был 114,3 % по отношению к уровню цен 1985 года. Но выигрыш для СССР от этого роста цен был невелик, поскольку доля машин и оборудования в советском экспорте была невысокой.

Таблица 6.4.

Индекс экспортных цен СССР в 1989 и 1990 годах (1985 г. = 100)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: Внешнеэкономические связи СССР в 1990 году. Статистический сборник. – М.: Госкомстат СССР, 1991.


Падение цены на нефть создавало также косвенный ущерб для СССР. Дело в том, что многие торговые партнеры Советского Союза относились к разряду экспортеров нефти, и они также понесли убытки от падения цен на «черное золото». Некоторые из стран – экспортеров нефти Ближнего и Среднего Востока традиционно покупали оружие у Советского Союза. Продажа советского оружия странам этого региона во время нефтяного бума 70-х годов возросла в пять раз. С середины 1980-х годов они вынуждены были сократить закупки оружия. Доходы от продажи нефти в таких странах, как Иран, Ирак и Ливия, снизились в первой половине 1986 года почти вполовину. Как следствие, в том же году снизилась и продажа оружия указанным странам на 20 %, или 2 млрд. долларов[89].

Есть смысл вспомнить еще одно событие середины 1980-х годов – так называемое соглашение «Плаза». Речь идет о соглашении руководителей казначейств и центральных банков стран Запада, которое было подписано ими 22 сентября 1985 года в отеле «Плаза» (Нью-Йорк). Под давлением США другие страны Запада пошли на то, чтобы повысить курсы своих валют по отношению к доллару. Такое скоординированное на высочайшем уровне понижение курса американской валюты привело к серьезным потерям СССР, который получал выручку от экспорта нефти исключительно в долларах. По некоторым оценкам, обусловленные соглашением «Плаза» потери Советского Союза составили 2 млрд. дол. в годовом исчислении. Конечно, соглашение «Плаза» нельзя квалифицировать как акцию в рамках «экономической войны» против СССР. Скорее это была акция, направленная против всех конкурентов США, но оно (соглашение) весьма усугубило валютное положение нашей страны.

Финальная стадия «экономической войны» против СССР

На протяжении почти всего послевоенного периода баланс внешней торговли СССР сводился с положительным сальдо. Это позволяло Советскому Союзу накапливать золотовалютные резервы, а также оказывать помощь и предоставлять кредиты многим странам мира – как социалистическим, так и развивающимся. Но вот в результате падения экспортных доходов в последние годы существования СССР ему было все сложнее поддерживать активный торговый баланс. Согласно официальной статистике, в 1989 году торговый баланс СССР был сведен с дефицитом в размере 3,3 млрд. дол., на следующий год этот дефицит почти достиг планки в 10 млрд. дол. (табл. 6.5).

Таблица 6.5.

Экспорт и импорт СССР в 1988–1990 годах (млрд. руб.)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: Внешнеэкономические связи СССР в 1990 году. Статистический сборник. – М.: Госкомстат СССР, 1991.


На самом деле, дефицит торгового баланса, вероятно, возник еще раньше. Но он маскировался тем, что СССР стал продавать активно золото из официальных резервов, накопленных в «тучные» годы. 1980-е годы – время, когда золотой стандарт в мире уже не действовал, золото рассматривалось не как деньги, а как обычный биржевой товар. Поэтому продажи «желтого металла» фиксировались в торговом балансе. Как известно, на момент смерти Сталина золотой запас СССР составлял 2050 тонн. Еще некоторое время он продолжал наращиваться. По некоторым оценкам, к 1956 году он достиг 2500 тонн. А затем началось его медленное «таяние». Накануне нефтедолларового бума, в 1972 году, золотой запас был равен без малого 1500 тоннам[90]. А затем, несмотря на обильное поступление валюты в «тучные» годы, он продолжал сокращаться. Что касается периода горбачевской «перестройки», то, по нашим оценкам, из страны было вывезено около 1,5 тыс. тонн «желтого металла». При этом 790 тонн было вывезено в последние два года существования СССР[91]. Накануне развала СССР золотые запасы страны составляли всего 240 тонн.

Золота уже не хватало для покрытия валютных расходов по импорту, поэтому СССР стал использовать также западные кредиты. Впрочем, жить в долг СССР научился еще в «тучные» 1970-е годы. Наше руководство полагало, что имеет надежный источник поступления валюты в виде нефтяного экспорта для того, чтобы покрывать обязательства по кредитам и займам. А кредиторы с удовольствием давали, воспринимая СССР как самого надежного в мире клиента (ведь это не частная компания, а государство, которое к тому же установило свою монополию в области внешней торговли и валюты). С 1970 по 1980 год внешняя задолженность страны выросла в 16 раз (с 1,6 до 25,2 млрд. дол.), по сравнению с рядом стран объем долга был умеренным. Ситуация стала угрожающей после 1985 года. Если в начале 1986 года СССР занимал 12-е место по размеру внешнего долга (после Польши, Аргентины, Египта, Индии, Мексики, Бразилии, Китая, Венесуэлы, Индонезии, Южной Кореи и Турции), то к моменту развала Союза – 2-е (после Бразилии). Выплаты задолженности осложнились весной 1990 года, когда впервые несколько всесоюзных внешнеторговых объединений допустили просрочку платежей и в результате иностранные фирмы потребовали перехода на аккредитивную форму расчетов с советскими внешнеторговыми организациями. Внешэкономбанк СССР, обслуживавший внешнеторговые операции в СССР, 19 ноября 1991 года объявил о своей неплатежеспособности, а иностранные коммерческие банки практически прекратили предоставлять кредиты без гарантий правительства. В 1990 – первой половине 1991 годов было получено внешних займов на 7,5 млрд. дол. уже под его гарантии. Отношение внешнего долга к ВВП поднялось с 8 % в 1987 году до 25 % к моменту развала страны. По некоторым оценкам, на момент распада СССР его международные финансовые обязательства составили 93,7 млрд. долларов[92].

Итоги «экономической войны»

Конечными для Запада результатами завершившейся «экономической войны», которая велась против СССР на протяжении более семи десятков лет (с некоторыми перерывами), стали следующие.

Во-первых, развал СССР.

Во-вторых, развал социалистического лагеря и СЭВ.

В-третьих, исчезновение военного геополитического противника в лице СССР и резкое военное ослабление тех государств, которые образовались на обломках Союза. Превращение США в единственный значимый центр военной силы в мире.

В-четвертых, использование экономических ресурсов бывшего СССР для укрепления военных и политических позиций Запада, расчистка почвы для создания нового мирового порядка.

Конечно, перечисленные выше результаты нельзя приписывать только «экономической войне». Это результаты победы Запада в «холодной войне», которая включала в себя, как мы выше сказали, не только «экономическую войну», но также психологическую и информационную войну, операции спецслужб, военные акции с использованием обычного (неядерного) оружия и т. д.

Между победой Запада в «экономической войне» против СССР и развалом Советского Союза имеется тесная связь. Ни для кого не секрет, что одной из главных причин развала СССР было экономическое ослабление нашей страны. Сегодня становится очевидным, что многие союзные республики давали в «общий котел» Союза меньше, чем из него брали. Единственной республикой, которая всегда выступала в роли крупного донора, была РСФСР. Когда возможности подкармливать союзные республики из «общего котла» стали сокращаться, некоторые из них посчитали, что нет смысла себя больше связывать с Союзом. Ряд политических и общественных деятелей 1980-х годов в союзных республиках полагали, что они смогут пуститься в самостоятельное плавание. Другие деятели полагали, что им следует искать более сильных покровителей, которые смогут их также кормить из «общего котла», как некогда их кормил Советский Союз. Так, в Молдавии некоторые общественные активисты того времени ратовали за отделение от СССР и присоединение к Румынии. Прибалтийские республики хотели войти в состав Европейского Союза (тогда еще ЕЭС). Конечно, подобного рода экономические соображения нередко камуфлировались мотивами национального, культурного, исторического и геополитического характера.

Что касается развала СЭВ, то формально он произошел еще за полгода до того, как развалился СССР. Уже в конце 1980-х годов началась смена режимов в странах – членах СЭВ. Это были режимы, которые себя уже не связывали с социализмом, по крайней мере, с той моделью социализма, которую имели в виду отцы – основатели СЭВ в конце 1940-х годов. Они начали решительные преобразования по построению «рыночной экономики» и интеграции своих экономик в мировое хозяйство (и особенно в ЕЭС). Одновременно началась открытая и беспрецедентно острая критика СЭВ. Стали раздаваться призывы радикальным образом реформировать или даже упразднить СЭВ. В 1990 году в Софии проходила сессия СЭВ. Вот как ее описывает болгарский экономист Валерий Найденов: «Я помню последнюю историческую сессию СЭВ в 1990 году в Софии. Советскую делегацию возглавлял Николай Рыжков. Он спокойно заявил, что торговля за переводные рубли между странами СЭВ прекращается. Валютой должен служить доллар, а цена за любой товар должна быть не ниже мировой. Люди в зале были растеряны. Ошеломленная чешская делегация заявила: „Но в таком случае нам придется выйти из СЭВ?!“ А Рыжков ответил: „Ну и выходите. Да, пожалуйста!“ Словом, скатертью дорога! Через несколько лет после распада восточноевропейского блока Болгария лежала в руинах». 5 января 1991 года на заседании исполнительного комитета Совета экономической взаимопомощи, которое проходило в Москве, было принято решение о преобразовании СЭВ в Организацию международного экономического сотрудничества. 28 июня 1991 года в Будапеште страны – члены СЭВ: Болгария, Венгрия, Вьетнам, Куба, Монголия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия на 46-м заседании сессии Совета подписали Протокол о расформировании организации. Вместе с этим завершилась и история социалистической экономической интеграции.

О военных результатах долго говорить не буду. Очевидно, что экономическое ослабление России как правопреемника СССР изменило соотношение двух основных центров военной силы в мире в пользу США.

Наконец победа Запада в «экономической войне» против СССР привела к превращению экономики Российской Федерации в «трофей» Запада. Впрочем, точно такими же «трофеями» Запада стали экономики других «суверенных» государств, возникших на обломках СССР. В качестве «трофея» Запад рассматривает активы российской экономики, которые переходят под контроль иностранного капитала. Многие предприятия, физически функционирующие на территории Российской Федерации, де-юре оказываются офшорными фирмами. А это означает, что они выходят даже из-под формального контроля российских властей, оказываются в иностранных юрисдикциях, могут приобретаться нерезидентами без каких-либо уведомлений российских властей. Кроме того, «трофеем» Запада оказываются золотовалютные резервы России, которые накапливают наши денежные власти. Формально они принадлежат Российской Федерации, а де-факто они используются для подпитки бюджетов и экономик других стран (в качестве почти беспроцентных кредитов). Наконец «трофеем» оказывается внутренний рынок России, который был открыт для западных монополий еще в начале 1990-х годов. Окончательно этот процесс «открытия» рынка был закреплен подписанием Россией в 2012 году протокола о присоединении к ВТО. И еще об одном «трофее». Речь идет об экспорте частного капитала за рубеж (даже не обязательно в офшорные юрисдикции) в форме размещения средств на банковских депозитах, приобретения недвижимости, покупки паев, акций и других ценных бумаг. Сегодня уже нет никакого сомнения, что все это подлежит конфискации в пользу Финансового интернационала (конфискации депозитов в банках Кипра – лишь первая «ласточка»).

Формально все цели «холодной войны» и «экономической войны» против СССР и других социалистических стран были выполнены еще в конце прошлого века. Уже прошло более двух десятилетий с того времени, когда Запад выиграл войну. Если охарактеризовать максимально кратко последствия проигрыша Советским Союзом «экономической войны» Западу, то они сводятся к потере экономического суверенитета страны.

А что Россия? Смирилась ли она со своим поражением? Можно ли России вырваться из ее нынешнего полуколониального положения? Извлекла ли она уроки из своего поражения?

Уроки для современной России

Итак, на сегодняшний день для России, проигравшей «холодную» войну и «экономическую войну», самыми актуальными являются следующие два вопроса: восстановление политического суверенитета и суверенитета экономического.

Официальная Россия об этих вопросах вообще не задумывается. Она исходит из того, что в стране все хорошо, следует бороться лишь с «отдельными недостатками». Особенно наглядно это просматривается в выступлениях нашего премьер-министра Д. А. Медведева. Впрочем, наша власть, включая премьера, как раз является ярким проявлением того, что мы – страна, проигравшая в «экономической войне», а такой стране, согласно давнишним установкам Запада, уготована роль колонии. Понятно, что в такой стране не может быть суверенной власти, реальная власть находится в метрополии (Вашингтоне). В России же имеется колониальная администрация, назначение которой троякое: а) решение каких-то текущих вопросов, исполнение команд, поступающих из метрополии; б) мониторинг ситуации в стране (с целью недопущения каких-то несанкционированных выступлений населения, не говоря уже о серьезных социальных взрывах); в) создание у населения иллюзии, что страна суверенна, поскольку обладает «конституционной» властью.

Поэтому о вопросах, связанных с преодолением последствий «экономической войны», выработкой стратегии восстановления экономического суверенитета, могут задумываться лишь оппозиционные силы. Но, естественно, силы не «болотного» «разлива», которые еще глубже загонят страну в колониальное состояние, а национально-патриотические силы. Некоторые из них сегодня совершенно справедливо и верно провозглашают лозунг организации широкого национально-освободительного движения. Широкого в смысле охвата самых разных слоев и социальных групп нашего общества. Но оно должно быть еще более широким, охватывая потоки национально-освободительного движения в разных странах мира. Россия может и должна быть «локомотивом» такого международного движения. Особенно если речь идет о борьбе за экономический суверенитет. Почему?

Во-первых, потому, что Россия (как и СССР) – уникальная страна по своим природным ресурсам и масштабам. Она, пожалуй, единственная страна, которая может организовать национальную экономику, не зависящую от мировой экономики. Ни одна другая страна мира (даже США, Канада, Китай, Индия) не в состоянии создать такой самодостаточной экономики. А самодостаточная экономика – надежная гарантия экономического суверенитета страны.

Во-вторых, потому, что Россия – правопреемница Советского Союза, который сумел провести индустриализацию, другие экономические преобразования и практически добиться экономической независимости. Независимости, которая выдержала испытания Второй мировой войны. Независимости, которая позволила Советскому Союзу собрать вокруг себя все антиимпериалистические силы, создать международную систему социалистической интеграции, помочь многим странам «третьего мира» встать на путь некапиталистического развития.

Даже в сегодняшних непростых условиях зависимого положения России мы должны напоминать народу России, что в нашей стране была практически воплощена в жизнь социально-экономическая модель, которая не имеет ничего общего с нынешней моделью зависимого капитализма, которую идеологи либерализма называют «рыночной экономикой». Многие представители молодого поколения не только не знают ничего о той прошлой модели (назовем ее условно «сталинской»), но даже не подозревают о ее существовании.

Сталинская модель экономики включала такие важнейшие элементы, как:

– директивное планирование;

– централизованное управление экономикой;

– государственная монополия внешней торговли (и внешнеэкономической деятельности в целом);

– государственная валютная монополия;

– двухконтурная система денежного обращения (контур наличного и контур безналичного денежного обращения с жесткими ограничениями на перемещение денег из одного контура в другой);

– одноуровневая банковская система (государственный банк и несколько специализированных банков с широкой филиальной сетью);

– общественные фонды потребления;

– государственное регулирование цен и тарифов и т. д.

А важнейшими принципами функционирования сталинской модели экономики были:

– ориентация всех звеньев экономики на конечный народнохозяйственный результат, который заключался в максимальном удовлетворении общественных потребностей и жизненно необходимых потребностей каждого члена общества;

– сочетание отраслевого и территориального принципов управления экономикой при доминирующей роли отраслевого принципа;

– доминирующая роль натуральных показателей над стоимостными показателями в системе управления и планирования экономикой;

– недопустимость использования в качестве основного стоимостного показателя прибыли (основным стоимостным показателем может быть снижение себестоимости продукции);

– государственная собственность на природные ресурсы и средства производства;

– подчиненная роль товарно-денежных отношений (ограничение их действия лишь сферой торговли товарами и услугами конечного потребления);

– полное исключение природных ресурсов и средств производства из товарно-денежных отношений (их директивное распределение на основе планов);

– гармоничное сочетание общественных и личных интересов;

– распределение общественного продукта между членами общества по принципу трудового участия (и, соответственно, строгое пресечение любых случаев получения нетрудовых доходов);

– превалирование моральных стимулов труда над материальными стимулами;

– допущение мелкого товарного производства и кооперативной формы собственности;

– выравнивание уровней экономического развития отдельных регионов;

– возрастающая роль общественных фондов потребления в распределении общественного продукта;

– экономическая безопасность государства (т. е. способность экономического развития страны при необходимости исключительно за счет внутренних источников);

поддержание обороноспособности страны на основе принципа «разумной достаточности» и т. д.

Нарушение или искажение хотя бы одного из принципов может привести к разрушению всей модели сталинской экономики, а затем и всего государства. Сталинская модель – не просто механический набор отдельных элементов и принципов, а целостная система. Система – сбалансированная и постоянно развивающаяся с учетом внутренних изменений в обществе и внешних (международных) изменений. Пока был жив Сталин, он следил за этой системой и своевременно вносил в нее необходимые коррективы. За состоянием нашей экономической системы постоянно следил и наш геополитический противник, выискивая в ней слабые места, трещины и моментально проникая в них.

«Экономическая война» против СССР и других социалистических стран также подвергалась различным корректировкам и усовершенствованиям. От привычных блокад и эмбарго Запад переходил к таким изощренным методам, как гонка вооружений, технологическая дезинформация, манипуляция валютными курсами и ценами на мировых товарных рынках, втягивание страны в некоторые формы экономического «сотрудничества», которые усиливали сырьевую направленность нашей экономики. Не оставлял Запад и метод экономических диверсий, который активно применялся против СССР еще в годы индустриализации.

Эффект от экономических диверсий в условиях широкого использования атомной энергии, распространения ЭВМ, развития химической промышленности и биотехнологий резко возрастает.

Особое внимание в сталинской модели экономики уделяется вопросам, имеющим отношение к внешнеэкономической сфере, поскольку именно она потенциально является основным каналом, через который Запад может осуществлять «экономическую войну». Еще раз повторим, что эффективным заслоном от экономических ударов по нашей стране может и должна стать государственная монополия внешней торговли. Именно против нее Запад так активно выступал в 1920-е – 1930-е годы, отказываясь признавать СССР и подписывать с нами торговые соглашения. Она дополняется государственной валютной монополией – сосредоточением всех валютных резервов в руках уполномоченной государством организации (казначейство, центральный банк) и осуществлением всех международных расчетов и платежей через один специализированный банк.

В широком смысле слова на решение задач внешнеэкономического характера работает вся экономика страны. Следует помнить, что основными целями сталинской индустриализации были не расширение экспорта и наращивание валютной выручки, а создание импортозамещающих отраслей и производств как основы экономического суверенитета СССР. Роль внешней торговли в экономике Советского Союза накануне войны была сведена к минимуму, это было гарантией ее устойчивости во время Великой отечественной войны 1941–1945 годов. После появления мирового социалистического лагеря в конце 1940-х годов роль и функции внешней торговли СССР изменились. Начался период активного, интенсивного наращивания взаимных экономических связей между социалистическими странами. Внешняя торговля и другие формы внешнеэкономических связей стали мощным инструментом международной социалистической интеграции. Важно подчеркнуть, что характер экономических отношений в рамках социалистического лагеря принципиально отличался от экономических отношений в рамках капиталистической системы хозяйства. Если во втором случае это были отношения конкуренции, эксплуатации слабых стран сильными, то в первом случае это были отношения взаимовыгодного сотрудничества. А когда было необходимо, то и бескорыстной помощи.

Сегодня нам важно не только уяснить суть модели сталинской экономики, усвоить методы противостояния СССР «экономической войне» Запада, понять причины расширения экономического влияния СССР в мире в первые два десятилетия после окончания войны. Нам важно также понять причины того, почему наше экономическое наступление в мире стало выдыхаться, почему ослабла наша оборона в ходе «экономической войны» и почему мы потерпели поражение в этой войне. Если говорить коротко, то причины нашего поражения заключаются в отходе от принципов сталинской экономики. На самом деле, определение «сталинская» является условным. Речь идет о модели экономики, которая наиболее соответствует культурно-исторической и духовно-нравственной «генетической матрице» русского человека.

Глава 7

Смерть Бреттон-Вудса и рождение «финансового капитализма»

Хроника рождения, жизни и смерти бреттон-вудской валютно-финансовой системы

Дадим краткий хронологический обзор событий, относящихся к периоду подготовки, создания, функционирования и ликвидации бреттон-вудской валютно-финансовой системы (БВС). Такой обзор позволит лучше понять логику событий и причины смерти БВС.

1. Концептуальная подготовка. Летом 1941 года английский экономист Джон М. Кейнс готовит записку для британского министерства финансов, в ней он предлагает учредить Международный клиринговый союз и новую валюту под названием «банкор». В конце 1941 – начале 1942 годов помощник министра финансов Гарри Уайт готовит для министра финансов Г. Моргентау записку под названием «План создания Стабилизационного фонда Объединенных наций и Банка реконструкции для союзных и присоединившихся стран». Начало американо-британского диалога о послевоенном валютно-финансовом устройстве мира – лето 1942 года.

2. Практическая подготовка Конференции. Данная работа была начата Соединенными Штатами и Великобританией весной 1943 года. Активные контакты между главными координаторами Г. Уайтом (США) и Дж. Кейнсом (Великобритания) и подготовка ими проектов документов. Для участия в Конференции разосланы приглашения странам – членам антигитлеровской коалиции от имени «Объединенных наций». Подготовительная встреча представителей 44 государств проведена в июне 1944 года в Атлантик-Сити (США).

3. Конференция в Бреттон-Вудсе. Официальное название: Валютно-финансовая конференция Организации Объединенных Наций (The United Nations Monetary and Financial Conference). Проходила в местечке Бреттон-Вудс, штат Нью-Хэмпшир (США) в период с 1 по 22 июля 1944 года. На конференции присутствовало 730 делегатов из 44 государств. Конференция проходила в форме пленарных заседаний, работы в комиссиях и комитетах.

Комиссию I по Международному валютному фонду (International Monetary Fund) возглавлял представитель США Гарри Декстер Уайт.

Комиссию II по Международному банку реконструкции и развития (Bank for Reconstruction and Development) возглавлял представитель Великобритании Джон Кейнс.

Комиссию III по вопросам международного финансового сотрудничества (International Financial Cooperation) возглавлял представитель Мексики Эдуард Суарес.

На Конференции был подписан документ «Заключительный акт», составляющими которого были уставы МВФ и МБРР.

4. Начало работы МВФ и МБРР. Официальная дата создания МВФ – 27 декабря 1945 года, когда первые 29 стран-участниц Бреттон-Вудской конференции ратифицировали Устав Фонда. Организационное заседание Совета управляющих МВФ состоялось 8 марта 1946 года, а первая сессия Совета управляющих – 6 мая того же года. 18 декабря 1946 года МВФ объявил об установлении золотого и долларового паритета валют 32 стран-членов. Официальная дата начала работы МВФ – 1 марта 1947 года. Обычно именно эта дата считается началом функционирования бреттон-вудской валютно-финансовой системы. В 1947 году МВФ выдал первый кредит (Франции). Одновременно с МВФ учрежден и приступил к работе МБРР. Первый кредит МБРР выдал в 1947 году (Франции).

5. Попытка Великобритании ввести валютную конвертируемость фунта стерлингов. Под давлением Вашингтона Лондон в качестве платы за заем, полученный от США в 1946 году, в июле 1947 года принимает решение о свободном размене фунта стерлингов на доллары. Эта мера вызвала в стране валютный кризис, поэтому в августе 1947 года были восстановлены еще более жесткие валютные ограничения. Другие европейские страны после этого прецедента отказываются от введения свободной конвертируемости валют, которая предусматривалась Бреттон-Вудской конференцией.

6. Массовая девальвация валют в 1949 году. были девальвированы валюты 37 стран, на долю которых приходилось 60–70 % мировой капиталистической торговли. Из валют главных капиталистических стран только доллар США не подвергся девальвации, его золотое содержание осталось без изменения (на уровне 1934 года, когда была девальвация американской валюты).

7. Создание Европейского платежного союза (ЕПС) – многостороннего клиринга с участием 17 стран Западной Европы – июнь 1950 года. Ликвидация ЕПС в декабре 1958 года. С 29 декабря 1958 года ЕПС был заменен Европейским валютным соглашением (ЕВС), главной задачей которого было поддержание стабильных обменных курсов европейских денежных единиц.

8. Введение странами Западной Европы конвертируемости своих валют по текущим операциям – это произошло одновременно с прекращением функционирования ЕПС.

Такой конвертируемости требовал Устав МВФ. С учетом этого можно сказать, что бреттон-вудская валютно-финансовая система де-факто начала функционировать лишь с конца 1950-х годов.

9. Создание Золотого пула (ЗП) – 1961 год. ЗП – специальная организация, созданная США и 7 странами Западной Европы для совместных операций на Лондонском рынке золота с целью поддержания устойчивой официальной цены золота (35 дол. за тройскую унцию). Выход Франции из ЗП в 1967 году. Ликвидация ЗП в марте 1968 года. Возникновение двухъярусного рынка золота (рынок со свободными ценами и рынок с официальной фиксированной ценой).

10. Обмен Францией долларов на золото из Казначейства США. было проведено несколько обменных операций в 1965–1967 годах при активном участии Президента Франции Шарля де Голля. В результате во Францию из США переместилось около 3 тыс. тонн золота. После этого в Казначейство США обратилась Германия, но ей под разными предлогами было отказано в обмене золота.

11. Девальвации и ревальвации ряда европейских валют в конце 1960-х – начале 1970-х годов. 18 ноября 1967 года проведена девальвация британского фунта стерлингов (понижение золотого содержания на 14,3 %). Вслед за Великобританией еще 25 стран (торговые партнеры Лондона) провели девальвации своих валют в разных пропорциях. 8 августа 1969 года проведена девальвация французского франка (понижение золотого содержания на 11,1 %). Одновременно были девальвированы валюты 14 торговых партнеров Франции (страны Африки). 24 октября 1969 года осуществлена ревальвация немецкой марки (повышение золотого содержания на 9,3 %). В мае 1971 года под давлением США проведена ревальвация швейцарского франка и австрийского шиллинга.

12. Первый выпуск МВФ специальных прав заимствования (СДР) – январь 1970 года. СДР, или «бумажное золото» – наднациональная денежная единица, которая начала выпускаться Фондом для преодоления дефицита международной ликвидности и выравнивания платежных балансов стран-участниц. Для того чтобы приступить к выпуску СДР, в Устав МВФ 28 июля 1969 года были внесены необходимые поправки.

13. Введение режима плавающего курса для некоторых европейских валют. В мае 1971 года по настоянию США введен плавающий курс марки ФРГ и гульдена Нидерландов. Доллар фактически обесценился по отношению к этим валютам на 6–8 %, это была скрытая девальвация американской валюты.

14. Прекращение обмена долларов США на золото. 15 августа 1971 года Президент США Ричард Никсон объявил о том, что Казначейство США временно прекращает обмен долларов на золото. Президентом был объявлен план укрепления доллара США, который, в частности, предусматривал введение дополнительной 10 %-ной импортной пошлины.

15. Переход валют Западной Европы и Японии к свободному плавающему курсу – осень 1971 года. Это было реакцией на прекращение размена долларов на золото. Доллар начал обесцениваться по отношению к этим валютам.

16. «Смитсоновское соглашение» – 18 декабря 1971 года. Это соглашение, достигнутое на встрече «группы десяти» в Смитсоновском институте (Вашингтон). Прежде всего, оно предусматривало девальвацию доллара США (на 7,89 %). Также была достигнута договоренность о повышении официальной цены золота с 35 до 38 дол. за тройскую унцию, о расширении пределов колебаний валютных курсов (с + 1 до + 2,25 %), о проведении ревальвации валют ряда стран. Вместе с тем Вашингтон отказался от немедленного восстановления конвертируемости доллара в золото, а также от проведения валютных интервенций для поддержания стабильных обменных пропорций между долларом и другими валютами. Реакцией большинства стран – членов МВФ на Смитсоновское соглашение было проведение в последние дни 1971 года девальваций или ревальваций своих валют.

17. Соглашение стран ЕЭС о сужении диапазона колебаний валютных курсов – 24 апреля 1972 года. Соглашение предусматривало диапазон колебаний ± 1,125 %. Однако уже летом 1972 года Великобритания нарушила это соглашение, введя плавающий курс фунта стерлингов. Это означало девальвацию по отношению к валютам стран ЕЭС на 6–8 %.

18. Повторная девальвация доллара США – 12 февраля 1973 года. Величина девальвации – 10 %. Одновременно была повышена официальная цена на золото с 38 дол. до 42,22 доллара.

19. Массовый переход валют стран – членов МВФ к режиму плавающих курсов – март 1973 года. Фактически с этого момента был окончательно похоронен главный принцип БВС – стабильность валютных курсов.

20. Подготовка проекта реформы мировой валютной системы – 1972–1975 годы. Подготовка велась «комитетом двадцати» в рамках МВФ.

21. Международная валютно-финансовая конференция стран – членов МВФ в Кингстоне (Ямайка) – январь 1976 года. На Конференции проводилось обсуждение подготовленного «комитетом двадцати» проекта реформы мировой валютной системы и поправок к Уставу МВФ.

22. Юридическое прекращение действия бреттон-вудской валютно-финансовой системы – апрель 1978 года. Это прекращение произошло в связи с тем, что после ратификации необходимым количеством стран в силу вступили поправки к Уставу МВФ. В этот момент произошел окончательный переход к ЯВС.

«Парадокс Триффина»: смертельный диагноз БВС

Еще не закончилась Вторая мировая война, а финансовые олигархи уже закладывали под мировую экономику «мину замедленного действия» в виде американского доллара, который изначально был национальным платежным средством, но на который принудительно возлагались функции мировых денег. Дж. Кейнс, возглавлявший на Бреттон-Вудсе английскую делегацию (и который предлагал введение наднациональной валюты под названием «банкор»), указывал на риски, которые таил золотодолларовый стандарт. Сомнения и опасения английского экономиста разделяли в то время и некоторые другие экономисты, но в то время все слушали не экономистов, а политиков, причем американских. Лишь в начале 1960-х годов, когда БВС стала уже давать трещины, экономисты получили право голоса и стали публично разъяснять недостатки БВС. Американский экономист бельгийского происхождения Роберт Триффин (1911–1993) сформулировал в лаконичной форме ключевые противоречия БВС. В обращение вошли понятия «дилемма Триффина», «парадокс Триффина». Формула состоит из двух взаимосвязанных частей. Перевожу ее смысл.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Роберт Триффин


1. Для того чтобы обеспечить мировую экономику тем количеством долларов, которое достаточно для обслуживания международной торговли и других расчетов, необходимо, чтобы в США постоянно наблюдался дефицит платежного баланса. Но дефицит платежного баланса подрывает доверие к доллару и снижает его ценность в качестве резервного актива.

2. Эмиссия ключевой валюты (доллара) должна соответствовать золотому запасу страны-эмитента (США). Чрезмерная эмиссия, не обеспеченная золотым запасом, может подорвать обратимость ключевой валюты в золото, что вызовет кризис доверия к ней.

«На деле система была порочна с самого начала: в соответствии с принятыми в Бреттон-Вудсе соглашениями США должны иметь убыточный платежный баланс, чтобы насыщать мир долларами – единственным признанным средством международных расчетов. Другими словами, чем больше доллар становился резервной валютой, тем меньше он вызывал доверия. Этот парадокс, называемый „дилеммой Триффина“, по имени сформулировавшего ее бельгийского экономиста, нынче приобрел жгучую актуальность, хотя и не достиг кульминации», – так описывает ситуацию французский писатель и банкир Жак Аттали в разгар последнего финансового кризиса[93]. Заметьте, что ситуация, по мнению Аттали, еще не достигла кульминации. То есть полномасштабного взрыва «бомбы», заложенной в маленьком американском городке Бреттон-Вудс в 1944 году, еще не произошло. Видимо, француз имел в виду, что полного краха доверия к доллару еще не произошло.

Бреттон-вудская валютно-финансовая система создавалась в тот момент мировой истории, когда Соединенные Штаты оказались мощной державой на фоне других ослабленных войной стран мира. В 1949 году на США приходилось 54,6 % промышленного производства капиталистического мира, 33 % экспорта, почти 75 % золотых резервов. Европа на тот момент выглядела достаточно жалко. Например, доля всех стран Западной Европы в промышленном производстве капиталистического мира в 1948 году была равна 31 % (для сравнения: в 1937 г. – 38,3 %). Доля в экспорте – 28 % (34,5 %). Золотые резервы Западной Европы в это время были в 6 раз меньше, чем в США. Ближайший конкурент американского доллара – британский фунт после войны на первый взгляд выглядел не так уж и плохо: он обслуживал 40 % мировой торговли. Но это была в основном торговля в рамках Британской колониальной системы, которая уже находилась на грани распада. Золото в подвалах Банка Англии составляло всего 4 % резервов капиталистического мира. Формально британский фунт стерлингов получил на Бреттон-Вудской конференции звание «резервной валюты», но было очевидно, что Лондон вряд ли сумеет подтвердить это звание.

Итак, конструкция БВС отражала соотношение сил стран на момент завершения войны. Последующее мировое экономическое развитие сопровождалось изменением позиций США и других стран капиталистического мира в международной финансовой системе. Да, в послевоенном мире продолжал неумолимо действовать «закон неравномерного экономического и политического развития капитализма», сформулированный классиком марксизма-ленинизма еще в 1916 году. «…при капитализме, – писал В. И. Ленин в своей работе „Империализм как высшая стадия капитализма“, – немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колонийипр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может»[94].

Эта «неравномерность» неизбежно вызывала «напряжения» в конструкции БВС. Конечно, БВС предусматривала некоторые механизмы корректировок, однако возможности этих механизмов оказались очень ограниченными. Собственно в этом заключается главная причина кризисных процессов и краха БВС. Отдельные кризисные явления в валютно-финансовой сфере могли провоцироваться циклическими экономическими кризисами. До полного краха БВС таких кризисов международного масштаба было шесть (1948–1949, 1953–1954, 1957–1958, 1960–1961, 1969–1970, 1973–1975 гг.).

В течение первого периода существования БВС особых кризисных явлений в сфере международных финансов не наблюдалось. По той простой причине, что единого валютно-финансового пространства в западном мире не было. Сохранялись валютные зоны (стерлинговая, долларовая, французского франка, португальского эскудо, испанской песеты, голландского гульдена)[95]. А они сохранялись, потому что полного краха колониальной системы еще не произошло; основой валютных зон были колониальные владения той или иной метрополии[96].

Продолжали действовать валютные ограничения, которые были введены странами еще до Второй мировой войны (не только по капитальным, но также текущим операциям). Можно сказать, что де-юре БВС возникла сразу же после Второй мировой войны, но де-факто она начала функционировать лишь с 1959 года. С этого момента страны Западной Европы ввели обратимость (конвертируемость) своих валют по текущим операциям. До этого их экономические отношения строились преимущественно на основе международного клиринга (Европейский платежный союз). Лишь Канада и некоторые страны Латинской Америки пользовались в торговле долларом. Большая часть стран капиталистического мира, испытывавших острую нужду в долларах, несмотря на значительную американскую помощь (прежде всего, План Маршалла), имели весьма ограниченные возможности в торговле со странами долларовой зоны. Даже Великобритания сохраняла высокую степень свободы в торговле и движении капитала лишь в пределах стерлинговой зоны, но при этом была вынуждена ввести строгие ограничения на торговлю с «внешними» странами. Последние отказывались принимать платежи в неконвертируемых фунтах стерлингов.

Первые послевоенные годы в капиталистическом мире наблюдался «долларовый голод». Истощение золотовалютных резервов и постоянный дефицит платежных балансов заставили страны сохранять те валютные ограничения, которые они вводили еще в 1930-е годы, и даже дополнительно их ужесточать. Этого удалось избежать лишь Соединенным Штатам, Канаде, Швейцарии. Официальные валютные курсы имели мало общего с рыночными курсами. Валютные рынки были «серыми», процветала контрабанда. Денежные власти практиковали множественность валютных курсов (дифференциация по странам, товарным группам, видам операций).

В 1949 году под влиянием экономического кризиса была проведена массовая девальвация валют (всего 37 стран, на которые приходилось 60–70 % мировой капиталистической торговли). Из ведущих капиталистических стран девальвации удалось избежать только Соединенным Штатам. Таким образом, имела место скрытая ревальвация доллара без изменения его золотого содержания. На конкурентоспособности американского экспорта это почти не отразилось (экономика США имела бесспорные преимущества по конкурентоспособности), а вот скупке американским капиталом зарубежных активов такая скрытая ревальвация доллара способствовала.

Американский доллар начинает активно завоевывать мир с конца 1950-х годов, когда произошла отмена валютных ограничений по текущим операциям в большинстве стран – членов МВФ. Кстати, в это же время наметился процесс развала валютных зон в результате процессов деколонизации. Наконец, через полтора десятилетия после конференции в Бреттон-Вудсе мировая валютно-финансовая система стала приводиться в соответствие со стандартами БВС.

БВС: фаза обострения болезни

Однако позитивное влияние БВС на мировую экономику продолжалось не очень долго, примерно до середины 1960-х годов. В мировой финансовой системе стали образовываться сильные дисбалансы. Конкурентоспособность экономик стран Западной Европы и Японии быстро укреплялась, росла их доля в капиталистическом промышленном производстве и экспорте; платежные балансы указанных стран стали сводиться с положительным сальдо. В то же время платежный баланс США стал сводиться с дефицитом, который закрывался долларовой эмиссией. За пределами США накапливалось все больше американской валюты. «Долларовый голод» в 1960-е годы исчез, наступило «долларовое пресыщение». Развитие событий шло точно по формуле, или парадоксу Триффина.

Впрочем, стали сбываться прогнозы упоминавшегося нами экономиста и журналиста газеты «Нью-Йорк таймс» Генри Хазлитта. Того самого, который во время конференции в Бреттон-Вудсе готовил газетные публикации с критикой увлечения администрации Рузвельта идеями Кейнса. Он пророчески предсказывал, что механизм Бреттон-Вудса будет еще более поощрять продолжение Вашингтоном кейнсианской политики бюджетных дефицитов и государственного долга. Хазлитт называл БВС полной фикцией золотого стандарта. Фактически БВС поощряла Америку к злоупотреблениям «печатным станком», что в конечном счете приведет к экономическому краху Америки, а заодно и развалу БВС. Эти последствия БВС для Америки хорошо описал американский исследователь Уильям Энгдаль в своих книгах «Столетие войны. Англо-американская нефтяная политика и Новый мировой порядок», «Полный спектр доминирования: тоталитарная демократия в Новом мировом порядке», «Боги денег. Уолл-стрит и смерть американского века». Мысль Энгдаля проста: трещины в БВС стали появляться потому, что стал ослабевать фундамент БВС – американская экономика. А экономика стала хиреть потому, что Америке конкурентоспособную промышленность и новые технологии стал заменять «печатный станок». Приведу лишь одну цитату из последней его книги: «Во время Корейской войны Соединенные Штаты начали значительно искажать в свою пользу собственные правила бреттон-вудского золотого обменного стандарта. Чтобы покрыть свои огромные и растущие военные расходы, Вашингтон выбрал принцип „пушки и масла“. Он не покрывал свои растущие иностранные долги золотом, как того требовали правила, а с помощью выпуска специальных банкнот ФРС и краткосрочных американских казначейских облигаций. Как только стало понятно, что остальная часть мира продолжала принимать банкноты ФРС, словно они столь же „хороши, как золото“, американские финансовые власти решили и дальше наращивать этот поток бумажных долларов в мире без пропорционального увеличения своих золотых резервов. В реальности Вашингтон без лишнего шума медленно понижал качество своей собственной валюты относительно остальных своих торговых партнеров, прежде всего, относительно Западной Европы»[97].


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Уильям Энгдаль


«Пресыщение» мировой экономики «зеленой» валютой дополнительно усугублялось тем, что в конце 1950-х годов возник рынок евродолларов, который начал стремительно расти. Это своеобразный рынок «долларов без родины», который не регулировался и не контролировался денежными властями США. Речь идет о долларах, которые стали эмитироваться в виде кредитов европейскими банками под размещенные на их депозитных счетах доллары США. Многие американские банки стали создавать свои дочерние структуры в Европе, в первую очередь в Лондонском Сити, который для них стал самым настоящим офшором. Они уходили от регулирующей руки американского государства, получали ощутимые финансовые выгоды от работы на рынке евродолларов. Во-первых, им не надо было осуществлять отчисления на резервирование своих обязательств (своеобразный налог на банки, который они вносят в централизованные фонды). Во-вторых, они уклонялись от уплаты так называемого «уравнительного налога», который был введен в США в 1964 году для того, чтобы сдерживать неконтролируемый отток капитала из Америки[98]. Бегство капитала из Америки вело к тому, что за границей быстро нарастал «долларовый навес», который уже многократно превышал золотые запасы Форт Нокса. Американский капитал уходил за границу не только в отрасли реального сектора экономики других стран. Усиливалось движение спекулятивного капитала. Наблюдалось бегство от доллара в те валюты, курсы которых укреплялись и которые время от времени подвергались ревальвациям (например, немецкая марка, японская иена).

Официальные держатели долларов (казначейства и центральные банки) все чаще стали прибегать к размену американской валюты на золото из Казначейства США. Уже в 1960 году стоимость золота в подвалах Казначейства США сравнялась с объемом долларовой массы за пределами страны. За этим неустойчивым равновесием последовало дальнейшее нарастание долларовой массы и таяние золотого запаса. Официальные золотые резервы США за период 1949–1971 годов сократились в 2,4 раза. Удивительная картинка получается. БВС фактически заработала с 1959 года, когда страны Западной Европы отказались от валютных ограничений. А уже к концу 1960 года возник дисбаланс между золотым запасом американского казначейства и объемом американской валюты, циркулирующей в мировой экономике. В «чистом» виде бреттон-вудская система просуществовала один – максимум два года.

«Золотой век» Бреттон-Вудса – 1959–1960 годы. До этого БВС еще толком не «родилась», а после этого короткого периода она уже стала «инвалидом» с неизлечимыми болезнями.

Именно на переломе 50-х и 60-х годов прошлого века Америке пришлось столкнуться с таким неприятным и необычным для нее феноменом, как дефицит платежного баланса. Эта растущая «дыра» и стала затыкаться все большими количествами «зеленой бумаги», поступающей с «печатного станка» ФРС. Пришедший в Белый дом новый Президент Америки Джон Кеннеди в своем первом послании Конгрессу США «О положении страны» в январе 1961 года обратил внимание на этот опасный «перелом» в экономическом развитии США: «С 1958 года… полный дефицит нашего платежного баланса возрос почти на 11 миллиардов долларов за 3 года, – и держатели долларов за границей перевели их в золото в таком количестве, что это вызвало полный отток золота из наших резервов почти на 5 миллиардов долларов. Дефицит 1959 года был вызван в значительной степени неудачей проникновения нашего экспорта на иностранные рынки и в результате ограничений на наши товары, и в результате наших собственных неконкурентоспособных цен. С другой стороны, дефицит 1960 года, был больше результатом увеличения оттока частного капитала в поисках новых возможностей и намного более высоких прибылей или спекулятивного преимущества за границей»[99].

Джон Кеннеди пытался исправить эту неблагоприятную ситуацию, однако не только не преуспел на этом поприще, но сумел испортить отношения со многими представителями истеблишмента США и хозяевами ФРС. За это и поплатился жизнью. Итак, уже в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века сложилась модель мирового «экономического» развития, когда благополучие Америки в значительной мере основывалось на «печатном станке», а не на золоте или национальном производстве, а другие страны вынуждены были обеспечивать свое благополучие за счет напряженного труда, работая не только на себя, но и на дядю Сэма. Суть этой модели очень хорошо разъяснил в середине 1960-х годов тогдашнему Президенту Франции генералу Шарлю де Голлю его министр финансов. Министр привел генералу такой пример: «Представьте, на аукционе продается картина Рафаэля. Идет битва за нее между немцем Фридрихом, арабом Абдуллой, русским Иваном и янки Джоном.

Каждый из них предлагает за картину свои товары: араб – нефть, немец – технику, русский – золото, а янки Джон с веселой улыбкой предложил двойную цену, вынул кошелек с пачкой новеньких стодолларовых банкнот, забрал картину и ушел». «Где же трюк?» – спросил генерал. «Трюк в том, – ответил министр, – что янки выложил сто стодолларовых бумажек, а фактически заплатил три доллара, потому что стоимость бумаги на одну банкноту в 100 долларов составляет три цента». То есть все богатства мира, все его золото обменивались на зеленые бумажки, реальная стоимость которых определялась затратами на бумагу и краску.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Генерал Шарль Де Голль


Последующие (после Джона Кеннеди) президенты США вплоть до Ричарда Никсона даже не пытались спасать американскую экономику (и тем более бреттон-вудскую систему). Они лишь принимали какие-то решения, которые создавали видимость того, что американская экономика здорова, а государство США выполняет свои обязательства, принятые на конференции в Бреттон-Вудсе. Напомним, что в 1945 году в подкрепление своих обязательств по БВС Конгресс США принял Монетарный акт, согласно которому денежная масса должна иметь покрытие золотом не менее 25 %[100]. Причем под денежной массой имелись в виду не только банкноты ФРС (наличные деньги), но также деньги на депозитах банков – членов ФРС (безналичные деньги). Как известно, у банков – членов ФРС не было физического золота (оно в 1933–1934 гг. было передано ими в Казначейство США), покрытие обеспечивалось так называемыми «золотыми сертификатами» – расписками, полученными от Казначейства. В 1949 году официальный золотой запас США оценивался в 23 млрд. дол., а денежная масса (банкноты ФРС в обращении плюс банковские депозиты) составляла 41 млрд. долларов. Таким образом, золотое покрытие долларовой денежной массы составляло 57 %. Весьма солидное покрытие, внушавшее доверие и почтение к «зеленой» валюте. Но вот в 1965 году золотые запасы уменьшились до 15 млрд. дол., а денежная долларовая масса разбухла до 55 млрд. долларов. Степень покрытия составила 27 %, показатель приближался к «красной черте» в 25 %. Вместо того, чтобы принимать практические шаги по улучшению платежного баланса страны, администрация президента Линдона Джонсона (сменившего Джона Кеннеди) под давлением банкиров Уолл-стрит стала добиваться отмены норматива золотого покрытия доллара в 25 %. В марте 1965 года Конгресс принял решение о его отмене. Таким образом, «золотой тормоз» с «печатного станка» ФРС был снят не в начале 1970-х годов, а еще в середине 1960-х годов. В марте 1965 года Вашингтоном было принято «внутреннее» решение, а уже 15 августа 1971 года президент Никсон озвучил «внешнее» решение (прекращение размена долларов на золото для официальных держателей американской валюты). Но проницательные политики и финансисты за пределами США прекрасно поняли смысл отмены Монетарного акта США 1945 года[101].

Как «лечили» «больного» по имени БВС

В условиях возросшего недоверия к доллару цена на золото в 1960-е годы упорно шла вверх. Явно напрашивались девальвация доллара и снижение его золотого паритета. Однако США перекладывали бремя поддержания фиксированных валютных курсов на другие страны-члены МВФ. А от свободного размена долларов на золото всячески уходили. После того, как Франция в 1965–1967 годах выменяла в США на «зеленую бумагу» 3,4 тыс. тонн золота, Вашингтон под разными предлогами отказывал денежным властям других стран в проведении подобной операции.

Для того чтобы снять часть нагрузки со своего золотого резерва Вашингтон оказал давление на своих союзников-партнеров и принудил их образовать так называемый «золотой пул» (ЗП), о котором мы уже говорили. Фактически это уже был частичный отказ Вашингтона от обязательств, которые он торжественно принял на себя в 1944 году: единолично обменивать доллары на золото. Созданию ЗП предшествовало следующее событие: 20 октября 1960 года цена на золото в Лондоне достигла уровня в 40 дол. за унцию, что угрожало стабильности доллара. Агентом членов пула выступал Банк Англии. Денежные власти продавали или покупали золото (в зависимости от тенденций, которые складывались на рынке), а суммарный результат операций распределялся среди участников пула в соответствии с их квотами. Но все же продавать приходилось чаще, чем покупать. Поэтому запасы золота таяли не только у США (как страны, которая гарантировала свободный размен долларов на золото), но и у ведущих стран Западной Европы. Так, после девальвации фунта стерлингов в ноябре 1967 года возникла «золотая лихорадка», на ее подавление ЗП был вынужден потратить 3 тыс. тонн золота. Особенно тяготилась своим членством в ЗП Франция, которая имела второй после США запас золота в капиталистическом мире. Она предусмотрительно вышла из ЗП еще в середине 1967 года. ЗП (полностью) окончательно распался в марте 1968 года. После этого появился свободный рынок золота, на котором цена формировалась под влиянием спроса и предложения. В 1970–1971 годы цена золота на свободном рынке была примерно на 15–25 % выше официальной.

Конечно, главная ответственность за выравнивание дисбалансов в международных финансах лежала на МВФ. Однако роль МВФ в поддержании мировой финансовой стабильности в наших учебниках порой сильно преувеличивается. Его кредитные возможности были весьма ограниченными. Так, в течение первых 15 лет своего функционирования (1947–1961 гг.) Фонд выдал кредитов на общую сумму немного более 8 млрд. дол. (в расчете на год получается в среднем около 0,5 млрд. дол.)[102]. Для сравнения: по Плану Маршалла США предоставили помощь в период с апреля 1948 года по декабрь 1951 года на общую сумму 13 млрд. дол. (в среднем на год приходится 3–4 млрд. дол.). Кроме того, Фонд в эпоху БВС концентрировался на достаточно узкой группе стран. В период 1947–1976 годов на долю экономически развитых стран Запада пришлось 60,6 % кредитов МВФ. 48,7 % кредитов получили 5 ведущих стран (США, Великобритания, Италия, Франция, Германия). Между прочим, треть всех кредитов пришлось на две страны, которые и были реальными основателями Фонда и которые эффективно контролировали (и продолжают контролировать) Фонд. Доля Великобритания во всех кредитах МВФ за период 1947–1976 годов – 24,9 %, США – 8,6 %[103]. Как говорится: «Своя рука – владыка».

Агонии БВС в конце 1960-х годов

Во второй половине 1960-х годов уже явно обозначился кризис БВС. Формы проявления его были очень многообразными:

– массовые ревальвации и девальвации валют;

– паники на фондовых биржах, вызываемые ожиданиями изменений валютных курсов;

– растущий дефицит международной валютной ликвидности;

– принятие в 1969 году МВФ решения о начале эмиссии новой денежной единицы СДР для преодоления дефицита международной валютной ликвидности;

– «золотые лихорадки» (сильные колебания цен на золото, долгосрочная тенденция к росту цен, намного превышающих официальную цену золота);

– появление двойного рынка золота (с 1968 г.);

– «валютные лихорадки» (операции спекулянтов в ожидании девальваций и ревальвации валют; активизация трансграничных переливов капитала валютных спекулянтов);

– активизация национального валютного регулирования (иногда принятие мер, идущих вразрез с Уставом МВФ и принципами БВС);

– резкий рост спроса на кредиты МВФ (и неспособность Фонда удовлетворить этот спрос);

– увеличение частоты и объемов валютных интервенций, проводимых денежными властями;

– истощение золотовалютных резервов и т. п.

Вторым после доллара столпом БВС был британский фунт стерлингов. Иллюзия его прочности поддерживалась за счет того, что в 1950-е годы сохранялась валютная зона фунта, он использовался как валюта расчетов на громадном пространстве Британского содружества наций. К началу 1960-х годов процесс размывания валютной зоны фунта был близок к своему концу. Иллюзия прочности британской валюты в первой половине 60-х годов поддерживалась уже с помощью кредитов МВФ (Великобритания была основным получателем помощи от Фонда в то время). Последней «соломинкой», за которую ухватился британский фунт, был кредит Великобритании на 104 млн. дол., предоставленный швейцарским банком UBS в октябре 1967 года. Британское правительство во главе с лейбористом Гарольдом Уилсоном вело переговоры со швейцарскими банками о новом кредите на сумму от 1 до 3 млрд. долларов. Но было уже поздно. 18 ноября 1967 года произошла девальвация фунта стерлингов (понижение курса и золотого содержания на 14,3 %). Эта девальвация потянула за собой девальвации валют 25-ти стран (почти все в свое время входили в валютную зону фунта). Валютные спекулянты в ожидании девальвации британской валюты пытались уйти в золото, но поскольку здесь действовали серьезные барьеры, то они вынуждены были уходить в доллар. В 1967 году в последний раз в рамках БВС наблюдалось сильное повышение курса американской валюты, но оно имело искусственный характер. Логично было предположить, что после девальвации фунта давлению начнет подвергаться доллар.

Но многие аналитики ошиблись. Атакам, как это ни странно, стал подвергаться французский франк. На фоне слабеющего британского фунта французская валюта смотрелась очень неплохо. Французский золотой запас очень хорошо прирос за счет смелых вылазок Ш. де Голля в Америку. Покрытие франка золотом выросло к 1967 году до 80 %. В январе 1967 года Парламент Франции принял закон о полной конвертируемости франка. Для укрепления позиций франка Париж летом 1967 года вышел из ЗП, чтобы не допускать дальнейших потерь «желтого металла». Более того, Париж стал настаивать на проведении реформирования мировой валютно-финансовой системы, предчувствуя, что в противном случае в ближайшее время произойдет развал БВС. Американским транснациональным корпорациям и банкам такая настойчивость не нравилась. Более того, они задумали валютную войну против Франции, решив наказать неудобного для них члена БВС.

В 1968–1969 году была спровоцирована крупная спекулятивная игра на понижение французского франка и повышение немецкой марки. За этой игрой стояли банки Уолл-стрит, ФРС США, американские спецслужбы. Активно использовались методы информационной войны против Франции, распространялись слухи о том, что ее экономика слаба, а франк ненадежен. Одновременно делались намеки на что, у соседа Франции – Германии планируется ревальвация марки. В довершение всего в Париже в мае 1968 года были спровоцированы студенческие волнения. Этакий вариант «французского Майдана». Спекулятивная игра сопровождалась перемещением капитала из Франции в первую очередь в ФРГ, а во вторую очередь – в США. В результате золотовалютные резервы Франции за период с мая по август уменьшились с 6,6 до 2,6 млрд. долларов. Кончилась эта игра 8 августа 1969 года девальвацией на 11,1 % французского франка, она потянула за собой девальвацию валют стран бывшей зоны франка (всего 14 стран). Наконец, 24 октября произошла ревальвация марки ФРГ (на 9,3 %). Таким образом, французский франк по отношению к немецкой марке подешевел в 1969 году на 20 %. После этой большой игры на валютных рынках примерно на 20 месяцев наступило относительное затишье.

Примечательно, что по логике Вашингтона проводить ревальвации и девальвации своих валют должны были любые страны – члены МВФ, кроме США. Помните у А. И. Куприна в повести «Поединок» (1905) родилась «крылатая фраза»: «Вся рота идет не в ногу, один поручик шагает в ногу». Так вот дядя Сэм считал себя тем самым «поручиком», под которого должна подстраиваться «вся рота», т. е. все остальные страны – члены Фонда. А между тем, дяде Сэму надо было или исправлять свой дефицитный платежный баланс, или же проводить девальвацию доллара. Второго требовали от Вашингтона многие страны, но особенно настойчиво Франция. Например, французский экономист и советник президента Ш. де Голля Жак Рюэфф писал в «Уолл-Стрит Джорнэл» (9 июня 1969 г.): «Цена золота была установлена на текущем уровне в 1934 году президентом Рузвельтом. С тех пор все цены в Соединенных Штатах более чем удвоились». На основании этой оценки француз требовал от Вашингтона проведения 100 %-ной девальвации доллара. То есть цена золота должна была подняться с 35 до 70 дол. за тройскую унцию. Для транснациональных корпораций и банков США подобное требование было неприемлемым и даже возмутительным. Ведь они уже давно взяли курс на замещение экспорта товаров экспортом капитала[104], а для этого нужен был завышенный курс доллара.

БВС: клиническая смерть и попытки реанимации

Самое главное событие, поставившее крест на БВС, произошло 15 августа 1971 года. Его не спишешь на валютных спекулянтов. Это было продуманное (и очень не простое) решение, принятое мировой финансовой олигархией. А озвучено оно было американским президентом Ричардом Никсоном по телевидению. Большая часть выступления президента была посвящена решению американской администрации ввести дополнительную 10 %-ную пошлину на импортируемые Америкой товары. Американской аудитории было разъяснено, что это вынужденная мера для выравнивания торгового баланса, который впервые в XX веке стал дефицитным. Американцы очень болезненно восприняли эту информацию: ведь это означало повышение розничных цен на внутреннем рынке на некоторые виды потребительских товаров. А в заключительной части своего телевизионного обращения Р. Никсон, как бы походя, сказал, что Америка временно приостанавливает размен долларов на золото из Казначейства для денежных властей других стран. Американский обыватель пропустил эту информацию мимо ушей. А вот руководители государств, казначейств и центральных банков других стран напряглись. Это же удар по главному элементу БВС! Без него вся конструкция БВС рушится! Президент США сказал о временной приостановке. Но знающие люди поняли: это навсегда.

Основой такого неприятного (для держателей долларов) приговора были цифры, которые власти США не пытались даже скрывать. По состоянию на август 1971 года по признанию Президента США Р. Никсона по странам Западной Европы бродили «бездомные» доллары в объеме порядка 55 миллиардов. В масштабах земного шара (помимо Западной Европы) их было более 80 миллиардов. Эта масса «зеленой бумаги» в несколько раз превышала золотой запас США[105].

Последующие события показали, что закрытие «золотого окошка» летом 1971 года – навсегда. Осенью в Вашингтоне в помещении Смитсоновского института[106] собрались представители «группы десяти» для того, чтобы принять решения по спасению БВС. Заседали долго и напряженно, соглашение было достигнуто и подписано только в самом конце года (так называемое Смитсоновское соглашение 18 декабря 1971 г.).

«Группа десяти» (The Group of Ten, G10) – «ядро» стран, составляющих западную цивилизацию: Бельгия, Канада, Франция, Италия, Япония, Нидерланды, Великобритания, США, Швеция, Германия. Эта группа из десяти (изначально) государств возникла в 1962 году. Указанные страны собрались тогда в Париже для того, чтобы подписать Генеральное соглашение о займах. Генеральное соглашение предусматривало возможность МВФ пополнять свои средства путем займов у правительств государств – членов Группы. Средства предназначались для кредитования Фондом других государств – членов МВФ. В 1964 году к Группе присоединилась Швейцария, стало 11 членов. Но название Группы не было изменено[107].

Партнерам США на заседании в Смитсоновском институте удалось уговорить Вашингтон провести девальвацию доллара и повысить цену золота (с 35 до 38 дол. за тройскую унцию). Но вот заставить дядю Сэма восстановить конвертируемость доллара в золото они не смогли. Всякие попытки реанимации БВС были прекращены в марте 1973 года, когда почти все страны-члены МВФ как по команде отпустили свои валюты в свободное плавание.

Был поставлен жирный крест на главном принципе БВС – поддержании стабильных валютных курсов.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Памятный знак о Конференции у отеля Маунт Вашингтон


Далее на протяжении последующих четырех лет (если отсчитывать от встречи в Смитсоновском институте) шли разговоры и переговоры по поводу того, как преодолеть валютно-финансовый кризис. Вариантов, по большому счету, было всего два. Либо «ремонтировать», «реанимировать», «воскрешать» БВС, либо создавать новую валютно-финансовую систему. В рамках второго варианта было множество, как сейчас принято говорить, «опций». Одна из них через четыре года была одобрена на конференции в Кингстоне (Ямайка) и получила название Ямайской Валютной Системы (ЯВС).

Генри Киссинджер как отец ребенка по имени «Нефтедоллар»

Возвращаясь к вопросу о причинах кризиса и краха БВС, еще раз повторю: коренной причиной было изменение соотношения сил в мире. Но не только соотношения сил между государствами. Также между кланами мировой финансовой олигархии. Учебники нам не рассказывают о том, что при выборе вариантов в мире финансов во внимание принимаются не только и не столько логические аргументы, сколько сила тех или иных групп интересов Финансового интернационала. Сила политическая, военная, экономическая. Аргумент силы в мире финансов важнее силы аргументов. Мир в период после Смитсоновского соглашения (декабрь 1971 г.) и проведением конференции в Ямайке (январь 1976 г.) находился в весьма непонятном состоянии на развилке многих вариантов дальнейшего развития мировой валютной системы. Основным вариантом оставалось восстановление БВС. Другим вариантом был переход к масштабному использованию наднациональных денег в виде СДР и превращения МВФ в мировой центральный банк. Кроме того, существовали различные варианты дробления мировой валютной системы на отдельные валютные блоки и зоны. Что-то наподобие того валютно-финансового порядка, который возник после краха золотого стандарта в мире в 1930-е годы.

Четыре года велась подковерная борьба кланов, которая мало была похожа на интеллектуальные споры. Судя по всему, в первой половине 1970-х годов шла борьба между теми кланами, которые были связаны с золотом (условно «группа Ротшильдов») и кланами, которые были связаны с нефтью, или «черным золотом» («группа Рокфеллеров»). То есть борьба двух проектов: «Золотой доллар» и «Нефтедоллар». Еще в середине 1973 года было трудно понять, на чьей стороне перевес. И лишь с осени 1973 года проект «Нефтедоллар» стал обретать вполне конкретные формы.

Если Бреттон-Вудская конференция принимала сначала решение о создании золотодолларового стандарта, а затем ее участники уже воплощали в жизнь это решение, то с ямайской валютной системой все наоборот. Сначала узкая группа людей создала нефтедолларовый стандарт, а уже затем была созвана конференция (ямайская), которая этот стандарт легализовала.

Опишем подробнее эту историю. Она поучительна в том смысле, что сегодня, в 2014 году, также происходит подковерная борьба кланов Финансового интернационала за установление нового мирового валютно-финансового порядка. И мы должны иметь какое-то представление об этой «кухне».

Первым шагом в создании стандарта нефтедоллара стала организация Бильдербергским клубом (БК) тайной встречи в мае 1973 года в Швеции, в местечке Сальтшёбаден. Это изолированный курортный остров, принадлежащий клану шведских банкиров Валленбергов. Для тех, кто не знает, что такое Бильдербергский клуб, скажу кратко:

БК – неформальная группа мировой элиты, прежде всего представителей мировой финансовой олигархии, которая обсуждает ключевые вопросы международной политики и экономики, принимает соответствующие решения и затем реализует, используя возможности своих членов. БК – прототип Мирового правительства.

Свои встречи БК проводит раз в год в условиях высочайшей конспирации. Первая такая встреча была проведена в 1954 году в Голландии в отеле «Бильдерберг» (откуда и родилось название группы). Актив клуба, по оценкам экспертов, на сегодняшний день объединяет 383 человека, из них 128, или одна треть, – американцы, а остальные – европейцы и азиаты (японцы, корейцы, сингапурцы, представители Тайваня и Гонконга). На каждую ежегодную встречу приглашается примерно по сто человек (плюс-минус) с учетом запланированной повестки дня. Кстати, почти каждый год в повестке дня заседаний БК значатся вопросы, прямо или косвенно связанные с мировой валютно-финансовой системой, ее спасением, укреплением и (или) перестройкой[108].

Встреча БК в Швеции в мае 1973 года не была исключением. На ней было 84 гостя, причем основная их часть представляла финансово-банковский мир и мир нефти. Наиболее важной фигурой на встрече был Дэвид Рокфеллер из банка «Чейз Манхэттен», которого тогда называли «главой совета директоров» американского истеблишмента. Другие ключевые фигуры встречи: Роберт Андерсон («Атлантик Ричфилд Ойл»); лорд Гринхилл («Бритиш Петролеум»); сэр Эрик Ролл («Эс. Дж. Варбург»); Джордж Болл («Леман Бразерс»); Уолтер Леви («Стандарт Ойл»). Из ключевых политических фигур следует упомянуть Збигнева Бжезинского, который, кстати, вскоре после этой встречи был назначен советником по национальной безопасности при Президенте США Дж. Картере.

Повестку дня заседания Бильдербергского клуба в 1973 году, как отмечает известный западный аналитик Уильям Ф. Энгдаль, подготовил ветеран американской политики Роберт Д. Мёрфи[109]. На упомянутой встрече главным американским докладчиком был Уолтер Леви – ставленник Дэвида Рокфеллера, имевший статус консультанта «Стандарт Ойл». Суть его выступления заключалась в том, что ситуация на мировом рынке «черного золота» складывалась таким образом, что рост цен на нефть в самое ближайшее время неизбежен. Обсуждения темы роста цен на нефть на заседании БК сводились не к тому, как предотвратить этот рост, а как к нему подготовиться. В том числе как адаптировать мировую валютно-финансовую систему к новым реалиям. Для лидеров мирового нефтяного и банковского бизнеса были сформулированы ключевые ориентировки: первым – подготовиться к грядущему резкому увеличению нефтяных доходов и «правильному» их размещению; вторым – приготовиться к приему нефтяных доходов и правильному размещению этих доходов в виде кредитов в мировой экономике.

Вторым шагом стал так называемый «энергетический кризис», который разразился осенью 1973 года. Тогда «группе Рокфеллеров» удалось спровоцировать четырехкратный рост цен на «черное золото» буквально в течение нескольких месяцев. Главной видимой фигурой этой нефтяной и валютной интриги Вашингтона был Генри Киссинджер – ставленник клана Рокфеллеров[110]. Примечательно, что в это время в США набирал скандал под названием «Уотергейт», направленный против тогдашнего президента страны Ричарда Никсона. Президенту уже не было времени заниматься вопросами внешней политики США, бразды правления в этой сфере де-факто полностью перешли в руки Киссинджера, который на тот момент был одновременно государственным секретарем и советником президента по национальной безопасности.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Генри Киссинджер


Ему удалось мастерски подготовить и провести спектакль под названием «арабо-израильская война». Как профессиональный провокатор он сумел подтолкнуть Египет и Сирию к вторжению в Израиль 6 октября 1973 года и начать войну, известную под названием «Война Судного дня». Эта война и вызвала тот самый шок нефтяных цен, который прогнозировался, а вернее, планировался в Сальтшёбадене в мае 1973 года. Формально он был вызван тем нефтяным эмбарго, которое экспортеры «черного золота» ввели в отношении США и некоторых стран Западной Европы (прежде всего, Голландии) как пособников Израиля. 16 октября 1973 года страны ОПЕК на своей встрече в Вене заявили о том, что поднимают цену на «черное золото» с 3,01 до 5,11 дол. за баррель. Это означало повышение цены сразу на 70 % – беспрецедентное одноразовое повышение за все время существования рынка нефти. Кроме того, Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Абу Даби, Катар и Алжир объявили на следующий день, что они снизят уровень добычи нефти на 5 % в октябре по сравнению с сентябрем. А затем будут снижать ее на 5 % каждый месяц. Снижение закончится только тогда, когда Израиль очистит оккупированные территории. Истинные организаторы нефтяного шока – англо-американские круги – оказались в тени, а вся гневная реакция мирового сообщества вылилась на арабские нефтедобывающие страны.

Третьим шагом стало проведение в 1974–1975 годах все тем же Киссинджером переговоров с руководителями стран ОПЕК по вопросу о полном переходе в расчеты за поставляемую нефть на доллары. Первой страной в этом списке была Саудовская Аравия. Напомним, что история американо-саудовских отношений началась еще во время Второй мировой войны. Уже тогда Вашингтон приступил к «ухаживанию» за шейхами и королями этого пустынного государства. Мотив таких «ухаживаний» был очевидным – получение доступа к нефтяным богатствам этого полуострова[111]. Государственному секретарю Киссинджеру удалось убедить саудовского короля в том, что Вашингтон сумеет щедро отблагодарить Эр-Рияд за согласие на 100 %-ное использование «зелёного» в торговле «черным золотом». Во-первых, Вашингтон будет обеспечивать Эр-Рияд оружием, что позволит Саудовской Аравии стать влиятельной страной на Ближнем и Среднем Востоке. Во-вторых, Вашингтон будет гарантировать, что Израиль не помешает саудовцам наращивать свое влияние в регионе. Так возник устойчивый альянс США – Саудовская Аравия. Вслед за Эр-Риядом последовали визиты Киссинджера в столицы других нефтедобывающих стран. Где посулами, где угрозами, где хитростью Государственному секретарю удалось всех лидеров стран ОПЕК убедить в необходимости перейти на использование исключительно доллара. Впрочем, Киссинджер убеждал этих лидеров не только переходить в расчеты на «зеленую» валюту, но также получаемые доллары направлять в западные банки, прежде всего американские. Наиболее непонятливым он объяснял, что тем самым будет организовано рециклирование нефтедолларов. Банки будут давать кредиты тем странам, у которых не будет достаточно «зеленой» валюты для импорта «черного золота». А разве это не выгодно экспортерам нефти?

Таким образом, к середине 1970-х годов на свет появился нефтедоллар. Его отцом, как видно из предыдущего рассказа, был Генри Киссинджер. А уже после рождения нефтедоллара была созвана международная конференция МВФ в Кингстоне (Ямайка), которая торжественно проштамповала свидетельство о рождении. То есть утвердила нужные Рокфеллерам поправки к Уставу МВФ.

Эпоха финансового капитализма

После Ямайской конференции Америка принялась навязывать миру новый мировой финансовый порядок. На смену бреттон-вудской мировой финансовой системе пришла так называемая ямайская. В рамках ЯВС доллар полностью занял место золота. ФРС стала «обслуживать» своим станком почти весь мир, всячески ругая золото как «пережиток варварства». Но при этом Америка не желает почему-то расставаться с «пережитком варварства». Его запас на протяжении последних 40 лет остается неизменным (на уровне более 8 тыс. т).

Зато в «закромах» центральных банков других стран, особенно тех, которые выступают экспортерами природных ресурсов, стало накапливаться большое количество «зеленой бумаги» – продукции ФРС. Если Федеральный резерв «делает» ее, образно выражаясь, «из воздуха», то другим странам эта «зеленая бумага» дается нелегко: сначала надо добыть из земли природный ресурс (или произвести какой-либо иной товар), затем доставить его в порт, перевезти по морю и, наконец, подать дяде Сэму на тарелочке с голубой каемочкой. Только после этого можно получить вожделенную продукцию Федерального резерва. Под «зеленую бумагу» центральные банки других стран выпускают свои национальные деньги-фантики. При этом вывезенные товары можно считать просто «подарком» дяде Сэму. Ведь полученную «зеленую бумагу» «отоварить» практически невозможно: если центральный банк (или правительство) другой страны попытается теми или иными способами использовать накопленную «зеленую бумагу» для закупки, скажем, оборудования, медикаментов или продовольствия, то с внутреннего рынка исчезнут национальные деньги-фантики. А значит, прекратится товарообмен и в стране начнется полная разруха. А если какая-та страна задумает выпускать национальные деньги-фантики подо что-то другое, нежели «зеленая бумага» ФРС, то дядя Сэм объявит такую страну «недемократичной», а затем пошлет к ее берегам корабли своего шестого флота.

Некоторые эксперты считают, что золотой стандарт рухнул потому, что у Америки в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века оставалось мало золота. Это не так, золота у нее было все еще достаточно. К тому же можно было повысить цену золота (например, в 2 раза, как это предлагали французы), чтобы запасов драгоценного металла в сейфах американского казначейства стало достаточно для обеспечения денежного предложения. Причина была в другом: золотой стандарт мешал ростовщикам «делать большие деньги». При ликвидации «золотого тормоза» появилась возможность включить на полную мощность главный «денежный станок» (эмиссия банкнот федеральными резервными банками, входящими в ФРС США), а, стало быть, и множество маленьких «денежных станков» (эмиссия безналичных денег коммерческими банками).

Уже четыре десятилетия деньги перестали выполнять удовлетворительно свою первую и основную функцию – меру стоимости, так как стали утрачивать связь не только с какими-то отдельными «денежными» товарами (золотом, серебром), но и вообще со всем физическим миром товаров. «Отвязка» денег от золота давала ростовщикам широкие возможности заняться конструированием «виртуального» мира.

В конце прошлого века вследствие отмены золотого стандарта произошла окончательная «мутация» традиционного (промышленного) капитализма в «финансовый», или «денежный» капитализм.

В новых условиях ростовщикам надо было иметь идеологическое «прикрытие» своей деятельности по «накачке» экономики своей «продукцией». Такой идеологией стал монетаризм, основы которого стали закладываться еще в начале XX века в так называемой «чикагской школе». Ключевые положения монетаризма были сформулированы в книге Ирвина Фишера «Покупательная способность денег» (1911), а позднее развиты Милтоном Фридманом.

В практическом плане (т. е. в виде государственной политики) монетаризм пришел на смену кейнсианству. Напомним, что на протяжении более четырех десятилетий на Западе экономическая политика базировалась на главном рецепте английского финансиста Дж. М. Кейнса – вмешательстве государства в хозяйственную жизнь. Основная форма вмешательства – бюджетные расходы, с помощью которых государство пытается компенсировать недостаток платежеспособного спроса в обществе. Первым практическую реализацию рецептов Кейнса начал американский Президент Ф. Д. Рузвельт в рамках так называемого «Нового курса» (New Deal).

Закат экономической политики, основанной на кейнсианстве, и переход к политике монетаризма произошел в конце 1970-х годов, когда к власти, как мы уже говорили, в Америке пришел Р. Рейган (так называемая «рейганомика»), а в Великобритании – М. Тэтчер (так называемый «тэтчеризм»).

Рецепты монетаризма не выглядели как предложения по вульгарной «накачке» экономики «продукцией» «печатного станка», бесплатной раздаче этой «продукции» среди участников рынка. Все прекрасно помнили подобные «опыты» правительств в XX веке и их разрушительные последствия для общества – прежде всего в виде гиперинфляции (эти «опыты» проводились и раньше, но о них помнили только узкие специалисты).

Сторонники монетаризма предложили раздавать деньги на возвратной и платной основе. Проще говоря, рекомендовали, чтобы центральные банки предоставляли кредиты коммерческим банкам под определенный процент. При этом денежные власти должны регулировать предложение денег в «экономике» с помощью такого инструмента, как процентные ставки по кредитам. Главной угрозой для «экономики» монетаристы считают инфляцию и дефляцию. Соответственно, политика денежных властей должна периодически меняться: при «разгоне» инфляции надо «тормозить» предложение денег (и даже сокращать объем денежной массы), а при дефляции – начинать «накачку» «экономики» деньгами в виде кредитов.

Вот как А. Соломатин объясняет разницу между тем «печатным станком», который был раньше (и особенно широко использовался в условиях военного времени), и современным «печатным станком» ФРС: «Часто говорят, что ФРС США печатает деньги. Это не так – деньги печатал Керенский и раздавал их революционным солдатам и матросам. Те тут же покупали на них хлеб, водку и женщин. Соответственно, происходила инфляция – цены на потребительские товары росли. ФРС поступает хитрее – она создает из ничего не деньги, а кредиты. Кредиты раздаются самым достойным людям по всем законам либерализма и демократии – бабки пилят публично, гласно, прозрачно, открыто, строго в рамках правового поля и пр. ФРС не заявляет прав собственности на свеженапечатанные деньги – они созданы из ничего, во имя всеобщего блага и изначально не принадлежат никому, они выдаются на возвратной и возмездной основе. Но ссудный процент, заработанный финансовой диаспорой, является ее законной прибылью»[112].

С помощью регулирования уровня процента (ставки рефинансирования) денежные власти, по мнению монетаристов, способны обеспечить сбалансированное развитие «экономики». Монетаристы позиционировали себя как последовательные «рыночники», которые полагают, что лишь рынок способен сформировать оптимальные цены на рыночные ресурсы. Но при этом не видят, что сами предлагают использовать нерыночный механизм самой главной цены – цены на деньги (процентной ставки). По большому счету, монетаризм, также как и кейнсианство, предлагал компенсировать недостаток платежеспособного спроса в «экономике». Различия касались лишь механизмов «накачки» экономики деньгами: в случае кейнсианства – через государственный бюджет; в случае монетаризма – через банковскую систему. Второй вариант для ростовщиков намного предпочтительнее: принятие решений о «накачках» экономики новыми порциями денег или их изъятию из обращения они принимают сами (первый вариант требует принятия решений парламентами и правительствами). При этом они же (ростовщики) самостоятельно определяют приоритеты и направления распределения новых порций денег. То есть фактически при проведении политики, основанной на «рецептах» монетаризма, управление «экономикой» полностью переходит в руки банкиров.

Примечательно, что при этом на второй и даже третий план стали отходить традиционные методы управления экономикой. На первое место выходят методы управления сознанием и поведением людей, принимающих финансовые решения на разных уровнях, с помощью информационных воздействий разного рода. Естественно, что средства манипуляций сознанием и поведением также находятся в руках финансовой олигархии. Очень точно и откровенно по этому поводу высказался известный финансовый спекулянт Джордж Сорос: «Алхимики сделали большую ошибку, пытаясь превращать простые металлы в золото с помощью заклинаний. С химическими элементами алхимия не работает. Но она работает на финансовых рынках, поскольку заклинания могут повлиять на решения людей, которые формируют ход событий».

«Тэтчеризм» и «рейганомика» как начало нового мирового финансового порядка

Ратификацией и введением в действие с 1 апреля 1978 года поправок к Уставу МВФ был юридически зафиксирован всемирный переворот «денежных мешков». А через год уже началось практическое претворение в жизнь достижений «денежной революции».

В мае 1979 года М. Тэтчер выиграла выборы под лозунгом «выдавливания инфляции из британской экономики». Новым премьером было объявлено о двух главных новациях в экономике: 1) ликвидации дефицита государственного бюджета при одновременном снижении общего размера бюджета; 2) повышении Банком Англии процентных ставок по кредитам при одновременном снижении денежной массы. Таким способом правительство под лозунгом «борьбы с инфляцией» намеревалось «выдавить» из экономики «избыточную» денежную массу[113]. Это была «революция» Тэтчер, которая означала замену кейнсианства на монетаризм. Уже в июне 1979 года министр финансов сэр Джефри Хоу поднял базовые процентные ставки с 12 до 17 %. Это был шок, какого британская экономика, наверное, не испытывала с начала 1930-х годов. Монетаристская революция Тэтчер привела к массовым банкротствам предприятий, резкому росту безработицы, снижению заработных плат, полному прекращению инвестиций в экономическую инфраструктуру, погрому профсоюзов. Немного позднее, в том же 1979 году, Тэтчер объявила о третьей новации – снятии существовавших еще некоторых валютных ограничений по трансграничным операциям с капиталом. Капитал стал уходить в другие страны от возникшего в Великобритании экономического кошмара, что еще более усугубляло этот кошмар.

Монетаристскую революцию М. Тэтчер осенью 1979 года подхватил председатель ФРС Пол Уолкер. В Белом доме тогда еще находился президент Джимми Картер. Глава Федерального резерва проделал с процентными ставками то же самое, что и Банк Англии. К началу 1980 года ставки достигли отметки в 20 %. Пол Уолкер объяснял это повышение очень путано и непоследовательно. Но смысл подобной политики был предельно прост – спасти доллар от падения. Особенно явно слабость доллара в 1979 году чувствовалась на фоне быстро растущих цен на золото[114]. Напомним, что золото на Ямайской конференции 1976 года поспешили перевести из разряда денежного металла в обычный биржевой товар. Пришедший вскоре в Белый дом Р. Рейган одобрил политику ФРС и дополнил ее предложениями по снижению налогов, созданию «экономного» государства, сворачиванию государственного регулирования экономики. Эта политика получила название «рейганомики», но суть ее та же, что и «тэтчеризма», – монетаризм и полная экономическая либерализация[115]. Нетрудно представить, какой урон новый экономический курс правительства нанес реальному сектору экономики США. Однако курс доллара США в ходе «шоковой терапии» П. Уолкера не пострадал, наоборот, он стал расти. По той простой причине, что политика высоких процентных ставок ФРС привела к росту доходности казначейских бумаг США, резко усилился приток капитала для покупки этих бумаг. Очевидно, что завышенный курс доллара имел спекулятивную природу. Раздутые процентные ставки ФРС поддерживала до октября 1982 года.

Три года политики «дорогих денег» привели к серьезным потрясениям в мировой экономике. В мире возник долговой кризис. Мы уже выше отметили, что важным элементом сложившейся к середине 1970-х годов мировой системы нефтедоллара стало рециклирование валютной выручки стран – экспортеров «черного золота». То есть размещение десятков и сотен миллиардов долларов экспортеров нефти на счетах западных, в первую очередь американских, банков. А те стали усиленно предлагать кредиты на основе нефтедолларов странам «третьего мира». Свою трогательную заботу о клиентах развивающегося мира банки объясняли тем, что такие кредиты помогают сглаживать последствия энергетического кризиса странам, импортирующим нефть. Но была одна «мелочь» в кредитных договорах, на которую клиенты почти не обращали внимания. Процентные ставки по кредитам были «плавающими», привязанными к ставке ЛИБОР[116]. После начала «шоковой терапии» П. Уолкера в течение нескольких месяцев ставки ЛИБОР подскочили в 3 раза по сравнению с уровнем начала 1978 года. Соответственно, стоимость обслуживания долгов по кредитам американских и европейских банков для большинства стран «третьего мира» стала запредельной. В долговую ловушку попали такие страны, как Аргентина, Бразилия, Нигерия, Конго, Польша, Югославия. Но особенно крупный долг образовался у Мексики, ее дефолт мог вызвать цепную реакцию банкротств во всем мире с трудно предсказуемыми последствиями для мировой экономики.

И тут началась новая серия всемирной финансовой драмы. На сцену вышел уже всеми подзабытый МВФ. После ликвидации БВС Фонд оказался не у дел, так как изначально этот институт создавался для того, чтобы выдавать кредиты странам с целью стабилизации валютных курсов их денежных единиц. В условиях легализации плавающих валютных курсов необходимость в таких кредитах МВФ отпала. Фонду, на его счастье, нашлась новая работа. Он стал выполнять функции «внешнего управляющего» в странах-должниках. Наподобие управляющего, которого назначают в организацию (компанию или банк), находящуюся на грани (или за гранью) банкротства. Фактически МВФ стал помощником транснациональных банков по выбиванию долгов со стран-должников и втягиванию их в новые, еще большие долги. Уильям Энгдаль назвал Фонд в его новом качестве «долговым полицейским на службе у нью-йоркских банков»[117]. Функции этого полицейского состояли в выполнении двух последовательных шагов.

Шаг первый – «реформирование» экономики страны-должника. Такое «реформирование» осуществлялось строго согласно канонам монетаризма и экономического либерализма. Оно предусматривало полное открытие внутреннего рынка страны для товаров и капиталов, ликвидацию всяких социальных программ (а заодно и профсоюзов), введение ограничений на рост заработной платы при одновременном снятии ограничений на цены и тарифы, сворачивание государственного регулирования экономики, предоставление преференций экспортному сектору (секторам), переход к «дешевому» правительству и т. п. Весь этот «джентльменский набор» условий (принципов экономического реформирования) Фонда называется «вашингтонским консенсусом». Он используется и по сей день. Один из последних примеров – условия по кредиту, которые выставил Фонд Украине весной 2014 года. Даже в украинских СМИ (находящихся под жесткой цензурой) эти условия были названы «людоедскими».

Шаг второй – «реструктуризация» внешнего долга страны. В переводе на понятный язык это означает увеличение сроков погашения, изменение процентных ставок и прочих статей кредитных договоров. Но вот что удивительно: почти всегда «реструктуризация» ведет к увеличению общей суммы долга. «Реструктуризация» также может предусматривать рефинансирование долга (в том числе с помощью кредитов МВФ), что увеличивает общую сумму долга в результате начисление «сложных процентов». Чтобы было понятно, к каким результатам ведет «реструктуризация» долга, можно использовать данные Всемирного банка. В 1980 году 109 стран-должников имели общую сумму долга 430 млрд. долларов. За период 1980–1986 годов эти страны выплатили банкам 658 млрд. дол., в том числе в порядке погашения основной суммы долга – 332 млрд. дол., обслуживания долга (проценты) – 326 млрд. долларов. Вы думаете, что после этих гигантских выплат, которые превысили начальную величину долга в полтора с лишним раза, страны обрели свободу? Ничего подобного. По данным Всемирного банка, в 1986 году совокупный долг этих стран составил уже 882 млрд. дол., т. е. в два с лишним раза превысил уровень 1980 года.

А по всем видам внешнего долга (как краткосрочный, так и долгосрочный), по данным швейцарской страховой компании Swiss Re, развивающиеся страны были должны в 1982 году 839 млрд. дол., а в 1987 году – уже 1300 млрд. долларов[118].

Вот так в условиях ЯВС транснациональными банками стали создаваться долговые ловушки, в которые попадали почти все страны мира. А МВФ помогал банкам затягивать в эти ловушки жертвы и пресекать любые попытки жертв выбраться из них.

После того, как мировой долговой кризис был создан и в разграбление развивающихся стран ринулись транснациональные банки и иные финансовые мародеры под прикрытием МВФ, председатель ФРС Пол Уолкер решил, что задача выполнена. Во второй половине 1982 года было организовано резкое снижение процентной ставки в США, и она упала до 4 %.

Но финансовая олигархия не знает отдыха и простоев. Началась следующая операция с участием транснациональных финансовых мародеров. Поскольку деньги стали дешевыми, то финансовые спекулянты – как местные, так и иностранные – стали набирать кредиты, пуская полученные деньги на фондовый рынок США. Шла игра, основанная на том, что фондовый рынок, а также рынок недвижимости, которые были на подъеме, сумеют обеспечить быстрые и высокие прибыли. Спекулянты погашали с помощью этих прибылей взятые ранее кредиты и брали новые. Все точь-в-точь, как в «грохочущие» 1920-е годы.

Экономическая энтропия в США нарастала незаметно. Рос долг, Америка его не замечала, потому что в силу низких процентных ставок он был «дешевым». Америка себе ни в чем не отказывала: ни государство, ни корпорации, ни граждане. Недостающие деньги, привлекаемые высокими доходами на американском фондовом рынке и высоким курсом доллара, поступали из-за рубежа. Когда Р. Рейган выиграл президентские выборы (в 1980 г.), совокупный долг Америки (государственный и частный) составлял 3,9 трлн. долларов. К концу десятилетия он увеличился более чем на 6 трлн. дол. и достиг отметки в 10 трлн. долларов[119]. С 1914 года Америка была постоянно международным нетто-кредитором, но к середине 1980-х годов она неожиданно превратилась в чистого нетто-должника. В 1983 году дефицит федерального бюджета достиг рекордного за всю историю США величины в 200 млрд. долларов. Процентные платежи по государственному долгу выросли с 52 млрд. дол. в 1980 году до 142 млрд. дол. в 1986 году. На обслуживание государственного долга при этом расходовалось 20 % федерального бюджета. Для полноты картины, которую можно назвать «Долговая экономика Америки», приведем результаты исследования ФРС. В 1986 году, согласно исследованию, 55 % всех домашних хозяйств США были чистыми должниками[120].


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Бум 1920-х годов на фондовом рынке США, как известно, закончился «черным четвергом» 24 октября 1929 года. Ударная волна тогдашнего обвала на бирже Нью-Йорка распространилась по всему капиталистическому миру. было положено начало Великой депрессии, которая продолжалась до Второй мировой войны и разрушила золотодевизный стандарт (так называемая «генуэзская валютно-финансовая система»). Точно также закончилась пятилетняя вакханалия дешевого доллара в эпоху «рейганомики»: 19 октября 1987 года на фондовом рынке США произошел оглушительный обвал (промышленный индекс Доу-Джонс упал на 22,6 % – рекорд за все время существования индекса). Это был «черный понедельник». Круги от эпицентра кризиса стали расходиться по всему миру, приведя к обвалам на фондовых рынках Канады, Гонконга, Австралии, Великобритании и других стран.

Мировой финансовый кризис как глобальное «перепроизводство» денег

Пропуская интересный, насыщенный разными событиями, период новейшей финансовой истории в два десятилетия, переношусь в 2007 год[121]. Именно в этом году в США начался так называемый «ипотечный» кризис. Его с равным правом можно назвать также долговым кризисом. Подобно тому, как в начале 80-х годов прошлого века в «долговой капкан» попали страны «третьего мира», теперь в такой же «капкан» попали миллионы американцев. Им банкиры навязали «дешевые» ипотечные кредиты, причем с «плавающими» процентными ставками. И в один прекрасный момент хозяева ФРС процентные ставки стали поднимать. А затем американский «ипотечный» кризис быстро перерос в мировой финансовый кризис. Считается, что первая его фаза завершилась в 2009 году. Однако сегодня, на середину 2014 года, многие показатели мировой финансовой системы еще более неблагополучные, чем в 2007 году. В любой момент может начаться вторая, еще более разрушительная, фаза мирового финансового кризиса.

Я лишь крупными «мазками» обрисовал развитие событий после перехода мира к новой, ямайской валютно-финансовой системе. Но даже этого беглого обзора достаточно для того, чтобы сделать простые выводы. Прежде всего бросается в глаза, что эта система полностью основана на «ручном управлении», причем «штурвал» находится в руках хозяев Федерального резерва. Никаких, даже малейших, признаков «рыночных механизмов» (которые все-таки имелись в БВС) в современной валютно-финансовой системе не просматривается. Эта система на протяжении сорока лет систематически и неуклонно разрушала реальный сектор экономик большинства стран мира (особенно наглядно это видно на странах Запада, которые сегодня уже никто не называет «промышленно развитыми»). Эта система создавала и продолжает создавать различные перекосы в валютно-финансовых отношениях государств, которые выливались и продолжают выливаться в долговые, валютные, банковские и финансовые кризисы.

Экономической аксиомой является утверждение, что у страны не может быть сильной валюты без крепкой экономики. Вашингтон решил отменить эту аксиому. Доллар, основа ЯВС, обязан был быть сильной валютой. Без этого Вашингтону нельзя было строить Pax Americana. Деградация американской экономики во все большей степени компенсировалась Вашингтоном наращиванием военной мощи. Картина «рейганомики» была бы неполной, если бы мы не отметили, что 1980-е годы – время резкого наращивания военного бюджета США[122]. Сегодня на США приходится 50 % военных расходов всех стран мира. Военная мощь Америки использовалась и продолжает использоваться для дестабилизации мира в разных его частях. В этом случае, какой бы слабой ни была американская экономика, Соединенные Штаты, их доллар и казначейские бумаги будут рассматриваться в качестве последнего прибежища, «острова стабильности». Без учета этого нельзя понять нынешнюю маниакальную политику Вашингтона по созданию очагов «управляемого хаоса» на Ближнем и Среднем Востоке, в Афганистане, на Украине, в других регионах и точках мира.

В период между первой и второй мировыми войнами в капиталистическом мире разразился затяжной экономический кризис, который был порожден так называемым «перепроизводством» товаров. В начале XXI века мир столкнулся с финансовым кризисом, вызванным глобальным «перепроизводством денег». В 1930-е годы мировая финансовая олигархия искала выход из тупиков тогдашнего «перепроизводства» на путях войны. Нынешняя мировая финансовая олигархия ищет выходы из сегодняшнего «перепроизводства» на тех же самым путях. А разные всемирные саммиты (типа G-7, G-8, G-20), где ведутся разговоры о «реформе мировой финансовой системы», – для отвода глаз.

Глава 8

МВФ: жизнь после Бреттон-Вудса

Бреттон-Вудс умер, а МВФ продолжил свою жизнь

Мы уже не раз говорили о том, что в 70-е годы прошлого столетия бреттон-вудская валютная система приказала долго жить, а на смену ей пришла ямайская валютная система.

Крах Бреттон-Вудса – смертельная угроза для Фонда

Отличие двух систем сводилось к двум ключевым моментам. Во-первых, в старой системе деньги сохраняли свою связь с золотом, а в новой системе эта связь полностью оборвалась, деньги из товара окончательно превратились в знаки (сначала бумажные, а позднее электронные). Во-вторых, в старой системе устанавливались фиксированные обменные курсы валют, а в новой системе курсы валют стали плавающими. Ради того, чтобы поддерживать устойчивые (постоянные) курсы валют и был создан МВФ. В любом учебнике можно прочитать: валютный курс денежной единицы напрямую зависит от состояния платежного баланса страны. С этим трудно спорить. Действительно, если платежный баланс страны начинает сводиться с большим положительным сальдо, то курс валюты данной страны растет. Наоборот, если платежный баланс уходит в минус (становится дефицитным), то курс денежной единицы падает. Конечно, в рамках бреттон-вудской системы главная ответственность за стабильность платежного баланса и валютного курса денежной единицы должна была нести сама страна. Например, при угрозе образования дефицита платежного баланса, сокращая свой импорт и стимулируя экспорт товаров и услуг. Или компенсируя дефицит торгового баланса притоком иностранного капитала в виде прямых и портфельных инвестиций и внешних займов. Так вот, МВФ в системе Бреттон-Вудса был «спасателем последней инстанции»: если страна исчерпывала свои внутренние возможности для выравнивания платежного баланса, а внешних инвесторов и кредиторов не находилось, тогда на сцену должен был выходить МВФ. Он должен был предоставлять кредиты стране с дефицитным платежным балансом с целью поддержания валютного курса ее денежной единицы на заданном уровне. Одним словом, Фонд знал, чем ему заниматься, он чувствовал свою нужность. Хотя, конечно, бывали случаи, когда даже помощь Фонда не помогала, отдельным странам по согласованию с Фондом приходилось проводить девальвации своих денежных единиц, т. е. в законодательном порядке понижать валютный и золотой паритет своих денег.

Но вот наступили «мутные» 1970-е годы, когда шел поиск новой модели валютных отношений в мире. Обсуждались разные варианты мирового финансового устройства, причем одни из них предусматривали сохранение и даже укрепление роли МВФ, а в других вариантах Фонду места не находилось. Франция, например, настаивала на сохранении золотого стандарта. В ответ на возражения представителей Казначейства США, что, мол, золота у него недостаточно для того, чтобы поддерживать конвертируемость доллара в металл, французские экономисты предлагали повысить официальную цену на золото. Например, с 35 дол. за тройскую унцию поднять ее сразу до 70 долларов. Этот вариант позволял сохранять послевоенную архитектуру валютной системы, роль и место Фонда в ней оставались бы прежними.

Был иной вариант, который предусматривал заменить доллар США наднациональными деньгами. Причем не какими-то абстрактными деньгами, а уже появившимися на свет Божий в начале 1970 года. Речь шла о СДР, или «бумажном золоте». Решение о выпуске этих безналичных наднациональных денег для кредитования стран – членов Фонда было принято Советом директоров МВФ в 1979 году.

Объем эмиссии СДР был очень небольшим. Объем первых двух траншей СДР в 1970 году составил 21,4 млрд. единиц (при этом был установлен фиксированный курс 1 СДР = 1,34 дол. США). Выпущенные наднациональные деньги были распределены между странами – членами Фонда пропорционально их квотам в капитале. Конечно, это была «капля в море». Но если бы организовать масштабную эмиссию СДР, то, конечно, кризис международной ликвидности, который возник еще в 1960-е годы, можно было бы быстро преодолеть. Очевидно, в этом случае роль МВФ в мировой финансовой системе резко возрастала. Фактически он превратился бы в мировой центральный банк. Однако этот вариант на Ямайской валютной конференции, где принимались судьбоносные решения о будущем мировой финансовой системы, был заблокирован.

На упомянутой Конференции были приняты поправки к Уставу МВФ, которые отменяли фиксированные курсы валют. А если так, то возникал большой вопрос о целесообразности дальнейшего существования Фонда.

Тяжелое десятилетие для Фонда

Как известно, решение об отмене фиксированных валютных курсов было принято на Ямайской конференции в 1976 году. Прошло еще два года, пока наконец поправки к Уставу Фонда были ратифицированы и ЯВС начала свое официальное существование. Парадокс состоял в том, что документом, зафиксировавшим параметры новой валютной системы, стал Устав МВФ, а функции Фонда в новой редакции Устава не были прописаны внятно. Фактически Фонд оказался «пятым колесом в телеге», если под «телегой» понимать ЯВС. С 1978 года на МВФ можно было бы повесить амбарный замок, никто не почувствовал бы исчезновения этой международной финансовой организации. Но дядя Сэм, имевший контрольный пакет акций в этой организации, не хотел лишаться столь удобного инструмента влияния на мир. Фонд занялся мелкими делами и «делишками», чтобы хоть как-то оправдать свое существование и пережить тяжелые времена.

Отметим одно из таких «делишек»: продажу золота, которое составляло часть капитала Фонда. Как известно, Ямайская конференция торжественно объявила о «демонетизации» золота, т. е. о том, что золото из денежного металла превращается в обычный биржевой товар. Это был клич центральным банкам разных стран и различным финансовым организациям: «Избавляйтесь от золота!» Кто-то должен был подать пример. И этот пример было поручено подать МВФ, у которого на начало 1970-х годов количество золота в резервах составляло 3,8 тыс. тонн. На Ямайской конференции было принято решение о том, что Фонд в кратчайшие сроки избавится от ⅓ своего золота. Половину из этой трети он должен был вернуть странам-членам, а другую половину распродать на аукционах. Первый золотой аукцион был проведен МВФ в том же 1976 году, на Ямайке (между прочим, еще за два года до того момента, когда поправки к Уставу МВФ были ратифицированы и вступили в силу). Там было продано 780 тыс. унций золота (24,3 т) по средней цене 126 дол. за унцию. Наибольший интерес к золотым аукционам Фонда проявили «Большая тройка» швейцарских банков, члены Лондонского рынка во главе с Ротшильдами, немецкие банковские гиганты («Дойче банк» и «Дрезднер банк»), мощные американские фирмы, прежде всего компания Энгельгарда и др. МВФ до мая 1980 года провел 45 золотых аукционов, где было продано 778 тонн золота. Заметными были колебания цен: самая низкая – 109 дол. за унцию (сентябрь 1976 г.), самая высокая – 712 дол. (февраль 1980 г.). Общая сумма выручки составила 57 млрд. долларов. В данном случае Фонд играл, в первую очередь, в интересах дяди Сэма: он должен был, во-первых, продемонстрировать всему миру, что золото больше не деньги; во-вторых, сбить цены на металл на мировом рынке. Хитрость здесь очень простая: несмотря на официальную демонетизацию золота, оно де-факто все-таки оставалось конкурентом доллара. Фонду было поручено принять активное участие в борьбе с конкурентом валюты, которая выходила с «печатного станка» ФРС.

И после вступления в силу поправок к Уставу МВФ Фонд продолжал выдавать кредиты странам-членам, но цели помощи стали размытыми. Фонд стал использовать высокопарную риторику, заявляя, что его кредиты предназначены для «содействия экономическому развитию», «решения долговых проблем», «стимулирования международной торговли и инвестиций» и т. п. В первые три десятилетия существования Фонда его деятельность не была столь политизированной, как во второй половине его жизни. После краха бреттон-вудской системы Фонд стал гораздо более активно и беспардонно вмешиваться во внутренние дела государств, особенно экономически слаборазвитых. Кредиты стали предоставляться в обмен на так называемые «реформы». Фонд стал откровенным «ледоколом», прокладывающим путь идущим за ним «судам», на бортах которых красовались названия крупных и крупнейших транснациональных корпораций и банков. Во второй половине 1980-х годов Фонд окончательно определил свою «экологическую нишу» в мировой финансовой системе.

МВФ в роли долгового полицейского

Очень кстати (для чиновников и главного акционера МВФ) в начале 1980-х годов оказался международный долговой кризис. Эпицентром этого кризиса оказались страны Латинской Америки, которые на протяжении ряда лет получали достаточно недорогие кредиты западных банков, жиревших на нефтедолларах. В 1982 году сначала Мексика, а затем еще ряд стран оказались в долговой ловушке, не смогли платить по долгам, объявили дефолт. Вот тут-то мировые банкиры вспомнили о Фонде, который мог бы заниматься «наведением порядка» в странах-должниках. В этой связи западный исследователь антиглобалистского толка Уильям Энгдаль пишет: «Как только банкиры и их союзники в администрации (США – В. К.), такие как министр финансов Дональд Риган, достаточно запугали президента Рейгана последствиями ситуации, Белый Дом призвал Пола Уолкера (тогдашний председатель ФРС США – В. К), банки и МВФ реализовывать для каждой из стран-должников программу строгой „обусловленности кредитов обязательством проводить определенную экономическую политику“.

Идея поместить МВФ с его строгой обусловленностью кредитов в центр переговорного процесса по возврату долгов была американской. По существу она представляла собой практически точную копию того, что нью-йоркские банкиры проделали с Германией и остальной Европой после 1919 года по злополучному плану Дауэса и пытались проделать еще раз позднее по плану Янга. Условия предоставления кредитов МВФ и согласие страны подписать договор с МВФ были частью программы, разработанной официальным представителем США в МВФ Ирвином Фридманом, который позднее был вознагражден за свою работу высокой должностью в „Ситикорп“. МВФ, как отмечалось ранее, первоначально был создан в 1944 году в Бреттон-Вудсе, чтобы стабилизировать валюту и торговые отношения индустриальных стран. Но теперь Фонд осваивал абсолютно новую задачу – стать долговым полицейским на службе у нью-йоркских банков»[123].

«Вашингтонский консенсус» – мандат Фонда

Нам довольно часто приходится слышать это словосочетание – «Вашингтонский консенсус». В некоторых учебниках по экономике дается его определение как типа макроэкономической политики, который в конце XX века был рекомендован руководством МВФ и Всемирного банка к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис. Действительно, «Вашингтонский консенсус» теснейшим образом связан с Фондом. Это что-то наподобие «символа веры», отражающего суть экономического либерализма. Как пишут учебники по экономике, «Вашингтонский консенсус» был сформулирован английским экономистом Джоном Уильямсоном в 1989 году как свод правил экономической политики для стран Латинской Америки. Думаю, что имя некоего Уильямсона используется лишь для отвода глаз, на самом деле правила формировались в недрах МВФ и Всемирного банка. Между прочим, консенсус называется Вашингтонским неслучайно: штаб-квартиры обеих международных финансовых организаций находятся в Вашингтоне.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

«Вашингтонский консенсус» включает такие рекомендации, как: 1) максимальная бюджетная дисциплина (что на деле означает, резкое сокращение или даже полное прекращение государственного финансирования социальных программ); 2) проведение приватизации государственной собственности; 3) снижение налогов; 4) отмена ограничений на трансграничное движение капитала и валютные операции; 5) введение свободного валютного курса; 6) либерализация внешней торговли (прежде всего – максимальное снижение таможенных пошлин); 7) отмена государственного регулирования экономики.

«Либерализация» по рецептам «Вашингтонского консенсуса» была, в первую очередь, необходима главным акционерам Федерального резерва, поскольку она создавала спрос на продукцию «печатного станка» ФРС. Хозяева ФРС по сравнению с другими ростовщиками и капиталистами имели два ключевых преимущества: а) опору на доллар США как мировую валюту; б) опору на военную мощь США, которая не шла ни в какое сравнение с военной мощью других стран.

В последующие два десятилетия «либерализация» проявилась в следующих основных аспектах:

во-первых, либерализация международных рынков товаров и услуг в виде снятия «тормозов» с роста цен на товары и услуги и отмены тарифных и нетарифных барьеров на пути международного движения товаров и услуг («либерализация международной торговли»);

во-вторых, либерализация международного движения капитала: снятие национальных валютных и иных ограничений и запретов на ввоз и вывоз капитала (а также инвестиционных доходов); также вовлечение в сферу инвестиционных операций новых видов объектов; вовлечение в сферу инвестиционных операций большей части общества;

в-третьих, модернизация «традиционных» финансовых рынков таким образом, чтобы расширить возможности проведения на них разного рода спекуляций; одна из главных таких подвижек – изменение подходов к стоимостной оценке и ценообразованию компаний, ценные бумаги которых обращаются на фондовых рынках;

в-четвертых, создание новых финансовых «активов» и «инструментов», что привело к появлению в мировой финансовой системе (пирамиде) еще одного «этажа»;

в-пятых, создание новой категории товаров, называемых «нематериальные активы» (в результате «из воздуха» стали создавать не только деньги, но и товары);

в-шестых, фактическое поощрение незаконных операций на товарных и финансовых рынках («теневая экономика»).

К понятию «либерализация», составляющему суть «Вашингтонского консенсуса», очень близко другое понятие – «глобализация». Термин «глобализация» активно стал использоваться с конца 1980-х годов. Его можно трактовать как осуществление «либерализации» в масштабах всего мира. Збигнев Бжезинский, один из идеологов глобализации, не раз откровенно говорил, что глобализация – сознательная политика США по продвижению американских интересов в мире. Все правильно, только с небольшими уточнениями. Во-первых, конечно, «мотором» глобализации являются США, опирающиеся на потенциал доллара и военную мощь. Но именно «мотором», а сама политика глобализации разрабатывается мировыми ростовщиками. Во-вторых, эта политика осуществляется не в интересах США (и уж тем более – американского народа), а в интересах все тех же мировых ростовщиков. А США лишь «база», на территории которой находятся «печатный станок» и вооруженные силы, контролируемые ростовщиками. Как бы там ни было, но МВФ был одним из главных «локомотивов» процессов финансовой глобализации последних десятилетий.

Разрушительная деятельность Фонда

Разрушительная деятельность Фонда хорошо известна. О последствиях кредитной и консалтинговой деятельности МВФ в разных странах написаны десятки книг и статей. Уже упоминавшийся нами Уильям Энгдаль пишет, что почти в любой стране, где появляется Фонд, он проделывает следующие два шага. Шаг первый – «структурное реформирование» экономики в соответствии с принципами «Вашингтонского консенсуса» (приватизация государственной собственности, либерализация экономики, сворачивание социальных программ и т. п.). Шаг второй – «реструктуризация долга» – некая манипуляция, предусматривающая изменение ранее подписанных кредитных договоров и соглашений. Страна при этом не получала ни одной копейки денег, а долг ее увеличивался, иногда очень существенно. Предоставим слово самому Уильяму Энгдалю, который подробно проанализировал деятельность Фонда в Латинской Америке: «Программа МВФ по структурному реформированию была только „первым шагом“; она делала „кандидата“ удовлетворяющим критериям для „второго этапа“ – соглашения со своими банками-кредиторами о „реструктуризации“ графика погашения иностранных долгов или их основной части. На втором этапе банки по договору обретали огромные будущие права на страны-должники, поскольку к общей сумме займа добавлялась задолженность по просроченным процентам – капитализация процентов, как банкиры назвали это.

Конечным итогом бесчисленных долговых реструктуризаций с 1982 года стало невероятное увеличение суммы долга банкам-кредиторам, хотя эти банки не дали странам Латинской Америки ни одной новой копейки денег. По данным ведущей швейцарской страховой компании „Суисс Ре“, общая сумма иностранных займов для всех развивающихся стран, включая как долгосрочные, так и краткосрочные, уверенно выросла с 839 млрд. в 1982 году до почти 1300 млрд. дол. к 1987 году. Практически весь этот прирост был вызван дополнительным бременем „рефинансирования“ неоплаченного старого долга, который было невозможно выплатить и который добавлялся к экономическому бремени. Это были вовсе не новые кредиты.

По подобным предписаниям МВФ Мексика была вынуждена урезать субсидии на жизненно необходимые медикаменты, продукты питания, топливо и другие нужды своего населения. Вследствие нехватки основных импортных медицинских препаратов увеличилась смертность, в том числе и детская.

Затем для „стимулирования экспорта“ последовал продиктованный МВФ ряд девальваций мексиканского песо. В начале 1982 года произошла первая девальвация на 30 %, и 1 дол. приравняли к 12 песо. К 1986 году для покупки 1 дол. уже было необходимо 862 песо, а к 1989 году сумма выросла до 2300 песо за 1 доллар. Но мексиканский внешний долг при этом вырос примерно с 82 млрд. дол. почти до 100 млрд. дол. к концу 1985 года, при этом по требованию нью-йоркских банков и их союзников в Вашингтоне почти все долги предприятий частного сектора были взяты на себя Правительством Мексики. Мексика уверенно шла по стопам Германии начала 1920-х годов.

МВФ стал мировым финансовым „полицейским“, обеспечивая выплату ростовщических долгов путем применения самых драконовских мер в истории. Решающий блок голосов в МВФ твердо контролируется американо-британской осью, поэтому МВФ стал глобальным двигателем фактической англо-американской неоколониальной денежно-кредитной и экономической диктатуры, диктатуры, проводимой наднациональным учреждением, обладающим иммунитетом от какого-либо демократического и политического контроля…

Тот же процесс повторился в Аргентине, Бразилии, Перу, Венесуэле, большинстве стран черной Африки, включая Замбию, Заир, Египет, и в большей части Азии. МВФ стал глобальным „полицейским“ для обеспечения выбивания ростовщических долгов путем наложения самых драконовских ограничений за всю историю. Поскольку решающий голос в МВФ строго контролировался англо-американской осью, это учреждение стало глобальным блюстителем англо-американских денежных и экономических интересов невиданным доселе способом. Неудивительно, что потерпевшие страны вздрагивали, когда им сообщали о предстоящем визите инспекторов МВФ»[124].

Вот какие метаморфозы претерпел Фонд за десятилетия своей непростой жизни. В рамках бреттон-вудской системы Фонд выглядел еще как достаточно воспитанный джентльмен. В условиях ямайской системы он стал напоминать разбойника, от которого старались держаться подальше. О том, к каким плачевным последствиям может привести сближение той или иной страны с Фондом, хорошо объясняет автор книги «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс. Этот самый Перкинс в свое время работал в разных компаниях и организациях, которые «оказывали содействие» в выполнении Фондом своих задач в разных странах мира. Если говорить коротко, то руководители многих стран относились достаточно осторожно и настороженно к «сотрудничеству» с Фондом. Кредиты вместе с их колониальными условиями странам часто навязывались в добровольно-принудительном порядке. В ход шли взятки, посулы, шантаж. Не на всех руководителей эти «аргументы» действовали. В действие вступали спецслужбы, которые не брезговали даже убийствами. Если и спецслужбы не справлялись с поставленными задачами, то тогда в ход пускались «аргументы» военной силы. Фонд играл немалую роль в создании спроса на доллары – продукцию ФРС, а военные занимались «обеспечением» этой «всенародно признанной» валюты.

Кристина Лагард: «оговорка по Фрейду» или «запланированная утечка информации»?

12–13 октября 2012 г. в Токио проходила очередная ежегодная встреча МВФ и ВБ. Такие встречи – достаточно рутинное мероприятие, на котором обычно не делается никаких резких заявлений, лексика выступающих отличается особой «политической корректностью», при этом формируется атмосфера «сдержанного оптимизма». Признаюсь, что информацию о таких мероприятиях я обычно просматриваю «по диагонали».

1. Токийские саммит МВФ и ВБ: новые веяния

Но в этот раз я вынужден был более подробно познакомиться с материалами токийской встречи по двум причинам.

Первая причина. Я не почувствовал в словах выступавших прежнего «сдержанного оптимизма». Перспективы мировой экономики на следующий год оценивались на встрече как весьма «невеселые». При этом выступавшими докладчиками особенно выделялись два негативных фактора.

Первый – долговой кризис в странах Европейского союза. Не надо быть профессиональным экономистом, чтобы понять, что ужесточение «финансовой дисциплины» в ЕС (с целью сокращения государственного долга) неизбежно приведет к полной остановке экономического роста, увеличению безработицы, иным негативным социальным последствиям в еврозоне.

Второй – возможное ухудшение экономической ситуации в США вследствие введения в 2013 году правительством специальных финансовых мер, которые получили название «fiscal cliff» (достаточно трудно переводимое на русский язык). Эти специальные меры предусматривают сокращение бюджетного финансирования многих государственных программ (начиная от обороны и кончая здравоохранением). Одновременно предусматривается повышение налогового бремени на компании и граждан (вернее, отмена тех налоговых послаблений, которые были введены в условиях финансового кризиса в 2008 г.).

Думаю, что подобная информация из Токио не может не отразиться негативно на «ожиданиях» участников финансовых и товарных рынков, а также предпринимателей, принимающих решения в области инвестиций. Если раньше «вербальные интервенции» руководителей МВФ и ВБ работали на «повышение», то в этот раз они, пожалуй, сработали на «понижение».

Вторая причина. Меня весьма насторожила следующая фраза из выступления директора МВФ Кристины Лагард: «В условиях отсутствия роста будущее мировой экономики в опасности, и, возможно, наиболее серьезной проблемой будет громадное наследие государственного долга, который в настоящее время составляет в среднем 110 % (по отношению к ВВП. – В. К.), экономически развитых стран, что вполне соответствует уровню военного времени». В этой фразе настораживает ссылка на «военное время». Слушателям как бы внушается мысль, что мирное время в новейшей истории человечества либо уже закончилось, либо близко к окончанию. Кто-то может интерпретировать данную фразу следующим образом: «Завтра может начаться большая война». Кто-то сделает иной акцент: «Завтра должна начаться большая война». Возможны и иные оттенки толкований. Для чиновников такого высокого уровня, как директор МВФ, фразы, выходящие за рамки «профессиональных полномочий», крайне редки. Тут возможны различные объяснения подобного рода «фривольностей».

2. Что стоит за словами Кристины Лагард?

Версия первая: «оговорка по Фрейду». Директора МВФ – тоже люди со своими мыслями, чувствами, слабостями. Иногда они могут непроизвольно озвучивать то, что надо держать «при себе», то, что является их потаенным желанием. Мадам Лагард, находясь в очень напряженной атмосфере токийской встречи, действительно могла думать о войне. Может быть, не о большой войне, а войне более локального масштаба. Напомню, что атмосфера встречи 2012 года была наэлектризована напряжением, которое с некоторых пор возникло в отношениях между Японией и Китаем. Беспрецедентный случай: Китай резко сократил свое присутствие на встрече в Токио по причине территориального спора между Китаем и Японией за острова в Восточно-Китайском море (многие ведущие государственные банки Китая не прислали своих людей на встречу). После заявления Японии о национализации ею трех из пяти островов Сенкаку (Дяоюйдао) Китай включил рычаги экономического давления на Японию. Китайские фирмы заморозили сотрудничество с японскими партнерами, резко снизились продажи японских товаров в КНР, оказались невостребованными японские автомобили. Поставлены под угрозу результаты многолетней работы по созданию зоны свободной торговли с участием Китая, Японии и Южной Кореи. Бойкот китайскими банками саммита МВФ и ВБ в Токио – первый случай, когда на площадке саммита происходят серьезные политические разборки, чреватые военными последствиями.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Кристина Лагард


Версия вторая: мадам Лагард была уполномочена мировой финансовой элитой довести до сведения всех «посвященных», что мир вступает в эпоху глобальной войны. Иначе говоря, мы имеем дело с «запланированной утечкой информации». Более того, мне показалось, что директор МВФ даже сознательно усугубляет картину состояния глобальной экономики, провоцируя мир к войне. Так, Кристина Лагард сказала, что государственный долг экономически развитых стран составил 110 % по отношению к их ВВП. Откуда мадам взяла такие цифры? На конец 2011 года в США этот показатель был равен 100 %, а в странах ЕС – 87,2 %. Это данные из официальных статистических сборников МВФ. По некоторым оценкам, к концу нынешнего года государственные долги США и ЕС могут достичь значений 104 % и 90 % соответственно. Конечно, это очень много, но все-таки заметно меньше тех 110 %, которые фигурировали в выступлении Лагард. Вроде бы статистический «пустячок», но очевидно чье-то стремление «сгущать краски» и нагнетать международную напряженность.

Мне лично более вероятной кажется вторая версия. Поэтому остановлюсь на ней более подробно.

3. Банкиры – главные инициаторы и бенефициары войн

О том, что войны выгодны крупному капиталу, известно каждому. Об этом пишут многие экономисты, политологи, журналисты. Но, к сожалению, часто они достаточно узко подходят к анализу данного вопроса, сводя все к прибылям и сверхприбылям компаний, поставляющих оружие, военную технику, боеприпасы и т. п. Интересы компаний ВПК – лишь «верхняя часть айсберга».

Иногда вспоминают работу В. И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», в которой вождь мирового пролетариата рассматривал экономические причины Первой мировой войны. Там он говорил о том, что война была развязана капиталистами для того, чтобы осуществить раздел и передел мировых рынков и источников сырья. Этот мотив развязывания войн актуален и для нашего времени. Яркий пример – тлеющий огонь региональной войны на Ближнем и Среднем Востоке вокруг гигантских запасов «черного золота». Однако и это еще не вся правда о войнах.

Основные «дивиденды» от войн всегда получали и получают банкиры. Все очень просто: в условиях подготовки войн, а тем более в условиях их ведения резко возрастает спрос на кредиты, деньги становятся дорогими. Воюющие стороны готовы идти на любые условия ростовщиков, лишь бы получить деньги и с их помощью вырвать победу в войне. В условиях войн банки нередко кредитуют правительства обеих воюющих сторон. При этом делают все возможное, чтобы «военное равновесие» сохранялось как можно дольше, чтобы можно было оказать воюющим правительствам как можно больше «финансовых услуг». Я достаточно подробно пишу об этой стороне войн в своей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном».

К сожалению, сегодня наши СМИ не очень внятно объясняют сложившуюся в банковском секторе мировой экономики ситуацию. А эта ситуация может быть охарактеризована одной фразой: кризисная. При этом речь идет не только и не столько о том, что существует риск массовых банкротств банков, банковских кризисов. Речь идет, прежде всего, о том, что банки перестали зарабатывать на кредитных операциях. В результате интенсивной работы «печатных станков» (прежде всего, ФРС США и ЕЦБ) в мире образовалось целое море денег, кредиты стали очень дешевыми, почти бесплатными. Об этом красноречиво свидетельствуют учетные ставки ведущих центральных банков мира, которые приближаются к нулевой отметке. В Японии учетные ставки центрального банка на отметке, близкой к нулю, находятся уже более десятилетия. Банковско-кредитная система, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении многих веков, к началу XXI века полностью исчерпала свой ресурс.

Сегодня весь так называемый «эффективный банковский бизнес» сосредоточился в небольшой группе гигантских банков, которые приближены к печатному станку ФРС США. Это банки типа «Голдман Сакс», «Ситибанк», «Джи-Пи Морган», «Барклайз», «Дойче банк» и т. п. Они продолжают огребать каждый год миллиардные прибыли. Однако это преимущественно не проценты по кредитам, а доходы от инвестиционных операций. Проще говоря, доходы от покупки всевозможных активов в разных частях мира. Но для того чтобы зарабатывать на инвестициях, банкам нужны активы. Предложение активов обеспечивается за счет постоянно проводимых в разных частях мира приватизаций государственной собственности. Одна из главных целей так называемой «глобализации» как раз и состоит в том, чтобы поставить под контроль мировой финансовой элиты все природные и рукотворные богатства человечества – недра, землю, промышленные предприятия, транспортную и иную экономическую инфраструктуру и т. п.

В настоящее время у инвестиционных банков, приближенных к ФРС, возникают проблемы. Аппетиты инвестиционных банков разжигаются такими мерами, как «количественные смягчения», о которых в сентябре 2012 года объявили ФРС и ЕЦБ (увеличение денежной эмиссии за счет скупки государственных долговых бумаг). С другой стороны, эти аппетиты не могут быть в полной мере удовлетворены из-за явного и неявного противодействия многих стран, не желающих продолжать процесс демонтажа государственного сектора экономики. Под сурдинку нынешнего долгового кризиса в ЕС мировая финансовая элита попыталась уничтожить государственную экономическую и социальную инфраструктуру в Греции, Испании и ряде других стран, однако натолкнулась на сопротивление народа. В других регионах мира – такая же ситуация.

С учетом сказанного выше становится понятным, почему мир банкиров заинтересован в войне. Причем именно большой войне. Та часть банкиров, которые работают на рынке кредитов, желает с помощью войны реанимировать спрос на деньги со стороны противоборствующих сторон. Та часть банкиров, которые из ростовщиков превратились в «инвесторов», желают благодаря использованию военно-силовых методов получить доступ к активам, которые еще находятся в собственности национальных государств.

Еще в советское время в учебниках по политической экономии капитализма говорилось о том, что современный капитализм – государственно-монополистический капитализм (ГМК). ГМК – результат сращивания государства и монополий. Думаю, что в условиях XXI века мы имеем дело уже с иным капитализмом. Но я бы его назвал «военно-банковским капитализмом» (ВБК). ВБК – симбиоз государственной военной силы и крупнейших мировых банков. Способ существования и выживания ВБК – перманентная мировая война.

Питерский саммит G 20: «Когда в товарищах согласья нет»

Как известно, в 2013 году Россия председательствовала в «двадцатке» (G20). Апогеем этого председательства стал саммит G20 в Петербурге 5–6 сентября 2013 года. В 2013 году проходили также две «репетиции» этого Форума – «финансовые саммиты» G20 в Москве (в феврале и июле). Одним из главных вопросов этих «финансовых саммитов» и петербургского Форума стал вопрос о перестройке деятельности МВФ.

G 20: переливание из пустого в порожнее

Саммиты «двадцатки» в ее нынешнем формате происходят каждый год (начиная с осени 2008 г.). Повестки дня саммитов G20 – соответствующие уровню представительства (президенты, премьер-министры): что не вопрос, то проблема вселенского масштаба. Среди обсуждаемых вопросов – перестройка архитектуры мировой финансовой системы, борьба с офшорами, повышение устойчивости мировой банковской системы, преодоление долгового кризиса (прежде всего, в Европе), повышение эффективности финансового регулирования, дальнейшая либерализация финансовых рынков и международной торговли, мировая энергетика и т. п. Тематика на всех встречах исключительно финансовая и экономическая (в 2008 г. было определено, что «двадцатка» будет постоянным механизмом борьбы с мировыми кризисами и другими вызовами в финансово-экономической сфере). Встречи G20 последовательно проходили в Великобритании (2009 г.), Южной Корее (2010 г.), Франции (2011 г.), Мексике (2012 г.). Каждый год обсуждались практически одни и те же вопросы, корректировались только формулировки. Примечательно, что никакого прогресса на этих мировых тусовках до сих пор не достигнуто. Многие комментаторы и наблюдатели раздраженно говорят, что идет переливание из пустого в порожнее. На саммитах делаются заявления, подписываются «рамочные соглашения», публикуются коммюнике, проводятся пресс-конференции, раздаются интервью. Саммиты создают иллюзию того, что лидеры «двадцатки» действительно пытаются что-то делать для предотвращения надвигающегося глобального финансового коллапса.

Пересмотр квот МВФ – наиболее «живой» вопрос на саммитах G 20

Единственное «живое», конкретное дело, которое обсуждается на «двадцатках» с 2009 года, – пересмотр квот стран-членов МВФ. На питерском форуме он обсуждался в контексте проблемы «Реформирование международной валютно-финансовой системы». Вопрос, действительно, предельно конкретный. И в то же время вопрос болезненный, поскольку затрагивает интересы основных групп стран и каждой страны в отдельности.

Квота в МВФ – это величина взноса страны в общий капитал Фонда и одновременно ее доля в общем количестве голосов, которые учитываются при принятии различных решений Фондом. Размер квоты определяет возможные объемы кредитов, на которые может рассчитывать страна. Естественно, что квота определяет возможность страны реально влиять на политику этой международной финансовой организации. Пока наибольшая квота в Фонде в размере 17,08 % принадлежит Соединенным Штатам. Это дает им возможность блокировать неугодные решения, так как решения в Фонде принимаются при поддержке не менее 85 % голосов. Далее по величине квот страны располагаются следующим образом (%): Япония – 6,13; Германия – 5,99; Великобритания – 4,95; Франция – 4,95; Саудовская Аравия – 3,22; Китай – 2,94; Россия – 2,74. 15 стран – членов ЕС в совокупности обладают квотами в 30,3 %. Все страны «золотого миллиарда» (29 государств, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития) – 60,35 %. Остальные страны, составляющие 85 % от общего числа стран-членов, располагают квотами в 39,65 %. Очевидно, что такая раскладка квот делает Фонд инструментом, действующим в интересах «золотого миллиарда».

Периодически с учетом меняющейся мировой экономической и финансовой ситуации Фонд производит пересмотр квот. Пересмотр квот может касаться как общей величины капитала Фонда, так и долей стран (взносов в капитал). Решение о пересмотре квот принимается Советом управляющих Фонда при поддержке не менее 85 % голосов. Следовательно, данный вопрос (один из ключевых) деятельности МВФ находится под контролем со стороны США, поскольку их квота составляет 17 %.

За время существования Фонда проводилось 14 пересмотров. В среднем один пересмотр в пять лет. Решение о последнем пересмотре было принято в 2010 году. Оно знаменательно тем, что капитал Фонда увеличивается на 100 % (т. е. в 2 раза), при этом корректируются доли стран с учетом традиционной формулы. Что это означает на деле? Общий объем квот должен увеличиться с 238,4 млрд. СДР до приблизительно 476,8 млрд. СДР (СДР – специальные права заимствования – виртуальная, наднациональная денежная единица, эмитируемая Фондом в небольших количествах с конца 60-х гг. прошлого века). В пересчете это означает, что капитал Фонда вырастет примерно до 720 млрд. долларов. При этом будет перераспределено более 6 % долей квот от государства с чрезмерным представительством в пользу государства с недостаточным представительством. Последние – исключительно государства периферии мирового капитализма (ПМК), т. е. все те, кто находится за пределами ареала обитания «золотого миллиарда». Среди них особенно подрастет доля Китая (с 2,94 до 6,39 %), который должен стать третьим по размеру квоты государством – членом МВФ. В состав крупнейших десяти акционеров также попадают Бразилия, Индия и Россия. В частности, доля России должна подрасти с 2,49 до 2,71 %. Что же, вполне заметная подвижка в пользу стран ПМК, конкретно в пользу стран группы БРИК. На входящие в эту группу Бразилию, Россию, Индию и Китай пока приходится 10,71 % квот, а пересмотренная совокупная квота должна увеличиться до 14,18 %.

Нужен не просто пересмотр, а пересмотр формулы пересмотра

Еще раз подчеркнем, что 14-й пересмотр все еще базируется на традиционной формуле расчета долей стран. Что это за формула? Доля страны определяется на основе учета таких показателей, как: 1) ВВП; 2) «открытость» экономики; 3) «экономическая изменчивость»; 4) международные резервы. При этом показатели «взвешиваются», их доли при расчете равняются, соответственно, 50 %, 30 %, 15 % и 5 %. Второй и третий показатели («открытость», «экономическая изменчивость») – крайне «мутные», но при этом их «вес» равен 45 %. У развитых стран, принадлежащих к «золотому миллиарду», они имеют максимальные значения, а у стран ПМК – минимальные. Основные объемы международных резервов сегодня накоплены странами ПМК. У Китая, России и Индии они в совокупности превысили 4 трлн. долларов. Однако этот показатель очень слабо отражается на позициях указанных стран в Фонде. Очень уж очевидным стало несоответствие нынешнего расклада сил в мировой экономике сложившемуся уже давно принципу распределения квот в Фонде. Наиболее динамичны развивающиеся страны ПМК – группа БРИКС, куда входит Россия. БРИКС является главным инициатором пересмотра формулы расчета квот.

Менее всего заинтересованы в таком пересмотре страны Европы и Япония. Особенно, учитывая нынешнее тяжелейшее положение (долговой кризис) Европы, когда она ищет деньги по всему миру, в том числе в МВФ, для того, чтобы затыкать «дыры» своих бюджетов, рефинансировать растущие государственные долги. Ей и так стало крайне сложно выбивать новые кредиты в Фонде, поскольку на протяжении 2010–2013 годов он выдавал непропорционально большое количество кредитов именно странам Европы (преимущественно Еврозоны). Среди многих неевропейских стран – членов Фонда усиливается ропот по поводу такого европейского фаворитизма организации.

Цель Запада: увеличение ресурсов Фонда без пересмотра квот

В последнее время (после завершения первой волны финансового кризиса) в финансовой политике Фонда наметилась интересная новация: формировать ресурсную базу не за счет наращивания квот, а за счет привлеченных заемных ресурсов. Странам, располагающим наибольшими валютными резервами, предлагается заключать соглашения о предоставлении займов Фонду. Еще на саммите «двадцатки» в Лондоне в 2009 году странам было рекомендовано направлять ресурсы другим странам не на основе прямых договоров кредитования, а с использованием международных финансовых организаций в качестве посредников. В первую очередь, конечно, имелся в виду такой посредник, как МВФ. В 2009 году было подписано Соглашение о предоставлении Японией займа Фонду на сумму 100 млрд. долларов. В том же году были подписаны аналогичные соглашения о получении Фондом займов с Канадой (10 млрд. дол.), Банком Норвегии (4,6 млрд. дол.). Далее, на протяжении 2009–2011 годов, Фонд заключил двусторонние соглашения о получении займов от 16 стран – членов ЕС (или их центральных банков). Все эти займы были предоставлены в рамках обязательства, принятого на себя в марте 2009 года ЕС, о предоставлении 75 млрд. евро (в то время примерно 100 млрд. дол.) для поддержки кредитных возможностей Фонда. В декабре 2011 года страны ЕС договорились о предоставлении Фонду дополнительных финансовых ресурсов в форме двухсторонних займов в общем объеме до 200 млрд. евро (для компенсации кредитов, которые страны Еврозоны получают от Фонда). Руководство Фонда периодически намекает и другим странам, чтобы они также активнее помогали формировать Фонду ресурсную базу на основе двусторонних соглашений о займах. Такие намеки (и даже открытые предложения) делались, в частности, Китаю, России, другим странам БРИКС. Пока эти намеки и предложения ничем не закончились. Страны ПМК понимают, что Запад желал бы сохранить прежнюю систему управления Фондом, полный контроль над Фондом с помощью имеющейся системы квот, но при этом получить необходимые дополнительные ресурсы. Страны ПМК готовы предоставлять свои ресурсы только при условии увеличения их квот и допуска к управлению Фондом.

Позиция США

Особую позицию по вопросам пересмотра квот занимают США. Доля США при пересмотре должна сократиться с 17,1 до 16,4 %. Чувствительно, но не смертельно. Вашингтон сохраняет свой «блокирующий пакет». На словах он вроде бы поддерживает пересмотр квот. Но только на словах. Уже прошло много времени после того, как на всех уровнях согласован 14-й пересмотр квот Фонда (Совет управляющих одобрил решение в декабре 2010 г.). Последним шагом длинной процедуры пересмотра, согласно правилам Фонда, является ратификация каждой страной принятых решений по пересмотру. Россия, между прочим, такую ратификацию провела в июле прошлого года. И она готова внести дополнительный взнос в размере около 10 млрд. евро за счет валютных резервов. А вот США этого делать не торопятся, раздавая лишь обещания. Есть серьезные сомнения, что вопрос о ратификации Вашингтоном будет «положительно решен».

Во-первых, потому, что многие в Америке не хотят раскошеливаться на то, чтобы увеличивать капитал Фонда. «Цена вопроса» – около 60 млрд. долларов. Их аргумент: стране, мол, надо проводить жесткую бюджетную экономию. Но, скорее всего, это не аргумент, а лишь удобное оправдание для отказа от ратификации.

Во-вторых, США подошли близко к «красной черте», перейдя которую, они утратят «блокирующий пакет». Доля США в мировом ВВП неуклонно падает. Согласно оценкам ВБ, в 2011 году доля США в мировом ВВП была равна 21,6 %. Если экстраполировать тенденции изменения ВВП США за период 2001–2011 годов на следующее десятилетие, то получается, что в 2021 году доля США в мировом ВВП опустится до 14,6 % (оценки того же В Б). Этого уже недостаточно для того, чтобы Вашингтону удержать в своих руках «блокирующий пакет» Фонда. Даже если ему удастся по максимуму злоупотребить такими «мутными» показателями, как «прозрачность экономики» и «экономическая изменчивость». Кстати, среди критиков доминирования США в Фонде есть такая категория экономистов, которые обращают внимание на то, что статистика ВВП в США также является «мутной». Ни одна страна мира не придумала столько хитростей для того, чтобы завышать статистические показатели ВВП, как США. В структуре ВВП США лишь 20 % приходится на товары и услуги реального сектора экономики, остальное – «пена», отражающая гипертрофированное развитие финансового сектора, спекулятивные прибыли, в том числе те, которые США получают за пределами своих границ. Конкретно этой «химией» занимается Министерство торговли США. Без этой «химии» у Штатов уже давно не было бы «блокирующего пакета» акций в Фонде.

Корабль «МВФ»: лучше затопить, чем сдать

А уж о том, чтобы переходить к новой формуле расчета квот (исключительно на базе показателя ВВП), многие в Вашингтоне и слышать не хотят. Там ведь умеют просчитывать все наперед. Уже сегодня страны БРИК (в случае вступления в силу 14-го пересмотра квот) должны иметь совокупную квоту в 14,2 %. При таком раскладе им достаточно найти одного-двух союзников для того, чтобы заблокировать любое решение Фонда. А в скором времени и союзники не потребуются. Согласно оценкам ВБ, при сохранении тенденций экономического роста в период 2001–2011 годов доли некоторых стран в мировом ВВП в 2021 году будут равны (%): Китай – 26,52; Россия – 7,38; Бразилия – 7,27; Индия – 4,55. Получается, что суммарная доля указанной «четверки» будет равна в начале следующего десятилетия почти 46 %. Почти половина всех голосов в Фонде может принадлежать всего четырем странам, причем находящимся за пределами «золотого миллиарда». Это примерно столько, сколько сегодня получается на круг у США, Японии и нескольких ведущих стран Европы. Западу такая организация однозначно не нужна!

Поэтому, считают некоторые аналитики, если страны ПМК будут особенно напирать на страны «золотого миллиарда», требуя пересмотра квот, Запад может просто отправить на дно корабль под названием «МВФ». Чтобы он не достался неприятелю, т. е. странам ПМК. А сам пересядет на другой корабль. То есть создаст какой-нибудь новый международный или наднациональный фонд по образу и подобию МВФ. Европейцы в этом направлении уже не только думают, но и действуют. В 2010 году для борьбы с начавшимся долговым кризисом в ЕС они создали Европейский фонд финансовой стабилизации (ЕФФС), несколько напоминающий МВФ, но действующий в пределах «Единой Европы». В 2013 году ЕФФС упраздняется, на его основе создается постоянно действующий институт под названием «Европейский стабилизационный механизм» (ЕСМ). Предполагается, что финансовые ресурсы ЕСМ будут составлять для начала 750 млрд. евро. То есть это больше, чем капитал МВФ с учетом 14-го пересмотра квот. Обсуждаются также перспективы доведения ресурсной базы ЕСМ до 1 и даже 2 трлн. евро.

И на Питерском саммите 5–6 сентября 2013 года обсуждался уже следующий, 15-й, пересмотр квот Фонда на основе новой формулы. Достаточно странная ситуация. Учитывая, что в силу не вступили еще решения по 14-му пересмотру. Есть опасения, что вопрос о квотах на саммитах «двадцатки» перестанет также быть «живым», выродится в бесконечную болтовню. Запад сдавать своих позиций не будет. Уж скорее он отправит на дно корабль «МВФ», который с 1945 года под его командованием плавал по морям и океанам мировых финансов.

Между прочим, перед саммитом руководитель Администрации Президента РФ Сергей Иванов сообщил, что общие бюджетные расходы на подготовку и проведение саммита в Питере должны составить 6 млрд. руб. (почти 200 млн. дол.). Может быть, не стоило нам тратить уйму денег на такое дорогостоящее и «безнадежное» мероприятие? Может быть, стоило бы продолжить переговоры со странами БРИКС о создании Банка развития (идея такого института была озвучена В. В. Путиным во время его визита в Южную Африку)? А выделенные на саммит G20 деньги потратить на формирование нашего взноса в этот Банк развития? А может быть, не стоит вообще ловить «журавлей» из дальнего зарубежья, а лучше пестовать «синицу», которую мы держим в руках? Я имею в виду созданный недавно Антикризисный фонд ЕврАзЭС с участием России, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Армении. Может быть, России вообще не стоит дальше поддерживать сериал «мыльных опер» под названием «Саммиты G20»? Мне лично эти саммиты напоминают басню Крылова о том, как лебедь, рак и щука воз тянули.

P. S. Питерский саммит, международные фонды и события вокруг Сирии.

29 августа 2013 года в Интернете появилась интересная публикация под названием «Почему обострилась обстановка в Сирии, или Будни мировой геополитики» (http://nstarikov.livejournal.com). Ее автор – известный общественный деятель, публицист и аналитик Николай Стариков. Он попытался увязать грядущий Питерский саммит «двадцатки» с нынешними событиями вокруг Сирии. Публикация Старикова отчасти затрагивает вопросы, поднятые в данной статье. По его данным, Россия и Китай решили создать валютный союз и единый валютный фонд. Процитирую Н. Старикова: «Вместо общения с Обамой Россия и Китай запланировали на саммите объявить о создании нового „валютного союза“ в форме суверенного фонда, главной „фишкой“ которого должна стать возможность выпуска долговых бумаг и возможность кредитования под низкий процент бизнес-проектов в России и Китае как для своих, так и для иностранных бизнесменов. В случае осуществления этого шага удар наносится англосаксам, что называется, под дых. При этом место заявления привлекает внимание всех мировых СМИ – это невозможно утаить… Информация о намерениях России и Китая становится известна в Вашингтоне и Лондоне. Им срочно нужен козырь, им срочно, в жутком цейтноте, нужно создать серьезную проблему русским и китайцам, чтобы променять ее на отказ от заявления о создании „валютного союза“. По мнению Старикова, Запад во главе с Вашингтоном и пошел на обострение ситуации в Сирии для того, чтобы затем обменять свой отказ от военной агрессии на отказ России и Китая от создания валютного союза и валютного фонда. Стариков уверен, что „партнеры“ по переговорам договорятся о размене. После чего США начнут возвращаться в Сирию, то есть начнут усиленные поставки вооружения и денег „повстанцам“, а Россия и Китай будут готовить новый удобный случай для объявления о „валютном союзе“. Все будет, как всегда. Едва договорившись, каждая сторона будет стараться обмануть своего „партнера“ по переговорам. Это политика…» Трудно как подтвердить, так и опровергнуть подобную версию развития событий вокруг Сирии. Впрочем, известно, что Н. Стариков всегда отличался особой информированностью. Но в любом случае он правильно уловил следующие моменты: а) разочарование практически всех стран, входящих в «двадцатку», в возможности реформировать МВФ; б) стремление отдельных групп стран, входящих в «двадцатку», создавать на совместной основе альтернативные МВФ фонды; в) тенденцию сближения России и Китая в валютно-финансовой сфере.

МВФ может не дожить до своего юбилея

10–11 апреля 2014 года в Вашингтоне проходила очередная встреча министров финансов и глав центральных банков стран G20 («финансовой двадцатки»). Как и на предыдущих встречах «финансовой двадцатки», ключевым был вопрос о реформировании МВФ.

Международный валютный фонд: долгая и непростая жизнь

Напомним, что именно в 2014 году исполняется круглая дата – 70 лет со времени проведения Бреттон-Вудской конференции, на которой были определены основные параметры послевоенной мировой валютно-финансовой системы. Между прочим, именно на этой Конференции было принято решение о создании МВФ. Официально Фонд начал свою деятельность с 1 марта 1947 года, однако официальной датой рождения Фонда считается 27 декабря 1945 года, когда после ратификации 29 государствами соглашения о создании Фонда это соглашение вступило в силу. Но датой рождения МВФ можно считать и 22 июля 1944 года, когда на Бреттон-Вудской конференции был одобрен проект Устава МВФ.

Безусловно, Фонд – один из ключевых элементов послевоенной валютно-финансовой системы (которую еще называют бреттон-вудской системой). Важнейшие элементы этой системы: фиксированные валютные курсы денежных единиц стран-участниц, привязка всех валют к золоту (золотой паритет), свободный размен доллара на золото Казначейством США денежным властям других стран. Основной функцией Фонда было определено кредитование стран-членов в том случае, если платежные балансы становятся дефицитными и возникает угроза отклонения валютного курса денежной единицы от установленного фиксированного значения (а также золотого паритета). Такая система призвана была обеспечить стабильные валютно-финансовые условия для развития международной торговли и других форм международного экономического сотрудничества. Первый кредит был выдан Фондом весной 1947 года Франции.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Здание МВФ в Вашингтоне


Валютный фонд пережил серьезный кризис в 1970-е годы, когда рухнула бреттон-вудская валютная система. Как известно, все началось с 15 августа 1971 года. Тогда американский президент Р. Никсон объявил о том, что Казначейство США прекращает обмен долларов на золото. Окончательный демонтаж этой системы произошел в 1976 году, когда была проведена Ямайская международная конференция, на которой были внесены поправки в Устав МВФ. Отныне узаконивались плавающие валютные курсы, а привязка доллара и других валют к золоту отменялась. Правда, было не понятно, чем будет заниматься Фонд в новых условиях. Ведь теперь не обязательно было поддерживать платежные балансы с помощью кредитов Фонда. были даже предложения закрыть Фонд. Но в 1980-е годы МВФ нашел свою «экологическую нишу». Он стал основным инструментом претворения в жизнь так называемого «Вашингтонского консенсуса» – свода принципов финансовой глобализации и экономической либерализации. Фонд стал предоставлять кредиты в обмен на политические и социальные уступки стран – получателей кредитов (приватизация государственной собственности, либерализация движения капитала, отказ от вмешательства государства в экономику и т. п.). В настоящее время МВФ объединяет 188 государств, а в его структурах работают 2500 человек из 133 стран.

Фонд: необходимость реформирования

Как мы уже говорили, но хочу напомнить, на протяжении многих десятилетий «контрольный пакет» в Фонде принадлежал Соединенным Штатам. Количество голосов каждой страны-участницы определяется ее долей в капитале. Для блокирования тех или иных решений на заседаниях Фонда необходимо 15 % голосов. У США количество голосов всегда существенно превышало это пороговое значение. А для «продавливания» нужных себе решений Соединенные Штаты без особого труда привлекали на свою сторону Великобританию и Францию, которые после войны занимали второе и третье места по долям в капитале Фонда. Периодически доли стран в капитале и голосах корректировались с учетом изменений позиций стран в мировой экономике. Иногда принимались также решения об увеличении капитала Фонда для того, чтобы тот мог справляться с выполнением возложенных на него функций. Однако подобного рода корректировки не мешали Соединенным Штатам сохранять за собой «контрольный пакет» и использовать Фонд в качестве инструмента своей глобальной политики.

Тестом на способность Фонда решать сложные задачи, связанные с поддержанием устойчивости международной валютной системы, явился мировой финансовый кризис 2007–2009 годов. Фонд, мягко выражаясь, оказался не на высоте. Во-первых, кризис выявил недостаточность собственного капитала Фонда. Во-вторых, обделенными во время кризиса оказались страны периферии мирового капитализма. А это в значительной степени было связано с тем, что у таких стран оказалось недостаточно голосов для принятия нужных им решений. С этого времени наиболее крупные из тех стран, которые себя отнесли к категории «обделенных», стали активно использовать механизм встреч «Большой двадцатки» для того, чтобы подтолкнуть процесс реформирования МВФ. Основным «двигателем» этого процесса в рамках форумов «двадцатки» стали страны БРИКС.

Особую роль сыграла встреча «двадцатки» в Сеуле в 2010 году. Там была достигнута договоренность об очередном, 14-м, пересмотре квот стран в капитале Фонда. В результате этого пересмотра более 6 % квот должно было быть перераспределено от развитых стран развивающимся. В случае вступления в силу 14-го пересмотра Китай станет третьим по размеру квоты государством – членом МВФ, а Бразилия, Индия, Китай и Россия войдут в число 10 крупнейших акционеров Фонда.

США блокируют реформирование Фонда

Но со времени принятия решения в Сеуле прошло уже четыре года, а его решения остаются на бумаге. В чем дело? Процесс блокирует главный «акционер» Фонда – Соединенные Штаты. До сих пор этот пересмотр квот не ратифицировали США, которые имеют квоту СДР 17,69 % и 16,75 % голосов, что обеспечивает им право вето в отношении ключевых решений Фонда, требующих принятия большинством в 85 % голосов. Почему Вашингтон до сих пор не ратифицировал решения Фонда от 2010 года? Соединенные Штаты опасаются, что Фонд в ближайшее время может стать не подконтрольным Вашингтону. Ведь не за горами уже 15-е поправки, причем они должны быть рассчитаны на основе новой формулы, которая, скорее всего, будет более полно учитывать место стран ПМК в экономике. При этом США в случае ратификации должны будут внести около 60 млрд. дол. для пополнения капитала Фонда. А Вашингтон до конца еще не разучился считать деньги, даже если он живет за счет наращивания государственного долга.

Напомним, что предыдущая встреча «финансовой двадцатки» проходила в Сиднее в феврале 2014 года. Уже тогда всем стало понятно, что денег у Фонда нет. Даже осторожный министр финансов А. Силуанов заявил об этом публично. В отчете о работе «финансовой двадцатки» в Сиднее, размещенном на сайте Минфина России, записано: «…В настоящий момент МВФ практически исчерпал собственные ресурсы, а существующие программы Фонда фактически финансируются соглашениями о заимствованиях». Это означает, что Фонд предоставляет кредиты не за счет собственного капитала, а осуществляя перекредитование тех ресурсов, которые ему удается получить от отдельных стран-членов. Но такие ресурсы могут предоставляться Фонду на очень конкретных условиях (скажем, для выдачи кредитов конкретной стране на конкретные цели). А перекредитование означает, что проценты по кредитам для конечных получателей будут существенно выше тех, которые Фонд взимает при кредитовании за счет собственного капитала. В Сиднее обсуждался вопрос о том, какую помощь Фонд может оказать Украине. По мнению большинства участников встречи «финансовой двадцатки» – никакой. Поэтому нынешние переговоры о возможном предоставлении Фондом многомиллиардного кредита правительству Яценюка следует рассматривать как спектакль. Обе стороны переговоров – почти что банкроты.

В Сиднее «финансовая двадцатка» потратила немало времени на то, чтобы убедить США решить вопрос о ратификации решений 2010 года. В коммюнике встречи было записано: «Нашим высшим приоритетом остается вопрос о ратификации реформы 2010 года, и мы настоятельно призываем американскую сторону сделать это до нашей следующей встречи в апреле». Увы, призывы в Сиднее Вашингтоном не были услышаны.

МВФ обречен, или Выходы из нынешнего тупика

Своими действиями (точнее – бездействием) Соединенные Штаты, прежде всего, дискредитируют самих себя. Во вторую очередь – Фонд. В третью очередь – «двадцатку». Репутация Фонда падает особенно быстро на фоне того, что Китай в последние годы предоставляет многих странам «третьего мира» кредиты, сопоставимые с объемами займов и кредитов МВФ и МБРР. При этом Пекин в отличие от Фонда странам – получательницам политических и социальных условий (в духе «Вашингтонского консенсуса») не выставляет.

По данным Rand Corporation, в 2001 году весь объем обещанной зарубежным партнерам помощи из Китая составил 1,7 млрд. долларов. Спустя десятилетие эта цифра достигла 190 млрд. долларов. Непосредственно выделенные средства в 2011 году составили куда меньше – всего 20 млрд. дол., но и такая сумма впечатляет. Всего за 10 лет объем обещанной помощи составил около 800 млрд. дол., предоставленной – свыше 70 миллиардов. Разница объясняется тем, что подготовка проектов, в которых участвуют китайцы, занимает в среднем шесть лет. Среди регионов-реципиентов первое место занимает Латинская Америка, за ней следуют Африка, Ближний Восток, Южная Азия и Восточная Европа. Самым крупным получателем помощи является Пакистан (89 млрд. дол.). Среди целей, на которые выделяются деньги, доминируют добыча и переработка природных ресурсов (42 %), за ними идут инфраструктурные проекты (40 %) и гуманитарная помощь (18 %). Вся помощь делится на концессионные займы, беспроцентные ссуды и прямые невозвратные гранты. Первая категория обслуживается государственными банками, остальные две проходят непосредственно через бюджет КНР. Подавляющее большинство реципиентов китайской помощи не способны занимать средства на открытом рынке. При этом средняя ставка по концессионным займам составляет всего 2,3 % годовых, что существенно ниже, чем у стабилизационных кредитов МВФ (Дмитрий Мигунов. Дела кредитные. // Лента. ру, 17.03.2014).

Если решения «двадцатки» и Фонда на протяжении четырех лет не выполняются, – это серьезный удар по репутации указанных международных организаций. Впрочем, это не первый раз, когда США блокируют реформы Фонда. Яркий пример: решение о 13-й корректировке квот, принятое Фондом в 2001 году. США тянули с их ратификацией до 2009 года. Лишь в самый разгар финансового кризиса Конгресс их утвердил. Большинство стран Западной Европы, хотя и ратифицировали корректировку 2010 года, втайне рады бездействию Вашингтона, поскольку вступление в силу 14-й корректировки привело бы к уменьшению их доли в общем числе голосов.

Многие американские конгрессмены полагают, что у них есть дела поважнее, чем возвращение к вопросу о реформировании МВФ. Если верить их заявлениям, в следующий раз этот вопрос будет слушаться в Конгрессе только в ноябре 2014 года. Но у многих стран – членов Фонда терпение, кажется, кончается. Особенно у Китая, который уже не раз предоставлял свои средства Фонду на основе соглашений о заимствованиях. Однако вариантов выхода из сложившегося тупика не так много.

Некоторые политики считают, что в Фонде может произойти своеобразная «революция»: решение о реформировании МВФ придется решать без участия США. Но формально этого не позволяет Устав Фонда в том виде, который он имеет после Ямайской конференции 1976 года. Такая «революция» на деле будет означать не реформирование МВФ, а создание на его базе новой организации с новым уставом и без участия США. Но тогда надо будет переносить штаб-квартиру нового Фонда в другую страну. Да и под давлением Вашингтона ряд ближайших его союзников наверняка откажутся от членства в новой организации. От старой организации может остаться лишь вывеска «Международный валютный фонд».

Но возможен и другой вариант. Он уже достаточно проработан и имеет все шансы на успех. Речь идет о ВП (Пуле валютных резервов) и Банке развития стран БРИКС. Принципиальное решение о создании этих организаций было принято на встрече стран БРИКС накануне саммита «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге в сентябре 2013 года. Валютный пул и Банк развития БРИКС будут иметь капитализацию по 100 млрд. дол. каждый. Начало их работы планируется на 2015 год. В настоящее время решаются такие вопросы, как графики пополнения капитала, доли (квоты) отдельных стран, место расположения штаб-квартир обеих организаций. Указанные международные организации стран БРИКС могли бы стать «точками кристаллизации», притягивающими к себе другие страны. Кто знает: может быть, со временем они могли бы стать глобальными финансовыми организациями, которые бы заменили МВФ и ВБ?

Как видим, в обоих возможных вариантах выхода из нынешнего тупика для МВФ места в новом мировом финансовом порядке не находится.

Участники саммита финансовой G 20 настроены решительно

По результатам встречи «финансовой двадцатки» в Вашингтоне 10–11 апреля было опубликовано коммюнике.

Часть его посвящена вопросу реформирования МВФ. «Мы глубоко разочарованы продолжающимся отсутствием прогресса реформы квот МВФ, решение о которой было принято в 2010 году», – говорится в документе. «Мы вновь подтверждаем важность МВФ как института, основанного на квотах стран-участниц. Реализация реформы квот остается нашей приоритетной задачей, и мы требуем от американской стороны ратифицировать эту реформу при первой же возможности», – указывается в заявлении. «Если реформа квот не будет ратифицирована к концу года, мы призываем МВФ разработать варианты дальнейших шагов, и мы будем работать с МВФК (Международный валютный финансовый комитет, структура Международного валютного фонда – В. К.) и обсуждать эти варианты», – подчеркивается в итоговом документе финансовой G20.

Решения финансового саммита в Вашингтоне прокомментировал в кулуарах министр финансов России А. Силуанов. «было принято решение, что если в этом году не удастся ратифицировать поправки в устав МВФ, то в конце текущего года будут предложены другие альтернативные механизмы, которые бы учитывали повышение доли emerging markets в мировой экономике», – пояснил министр. Силуанов напомнил, что сегодня МВФ работает на принципах использования заемных средств, где не учитываются в полном объеме мнения стран, которые увеличили свою долю в мировой экономике. «Будут предложены другие меры для учета интересов стран в вопросах политики Фонда», – заключил он. Судя по всему, реформирование Фонда может пойти по сценарию «тихой революции».

МВФ и Украина

В СМИ прошла информация о том, что между МВФ и Украиной должны начаться переговоры о предоставлении последней нового кредита Фонда. Украина, которой необходимо выплатить международным кредиторам в этом году 6 млрд. дол., попросила МВФ о финансовой помощи в размере не менее 15 млрд. долларов. Украинский министр финансов Александр Шлапак заявил, что Украина может получить помощь от Фонда уже в апреле текущего года.

История взаимоотношений МВФ и Украины

Подобного рода заявления выдают желаемое за действительное. Во-первых, никаких переговоров пока не начинается. Речь идет лишь о группе экспертов МВФ, которая должна была прибыть в Киев в первых числах марта для изучения финансового положения страны на месте. Во-вторых, ни о каких конкретных сроках предоставления займа говорить нельзя.

В Украине перебывало несчетное количество таких групп и экспертов и далеко не все их визиты заканчивались подписаниями документов о предоставлении кредитов. Так, 28 июля 2010 года Совет директоров МВФ принял решение о начале новой программы сотрудничества для Украины, в рамках которой Украине в течение 2010–2013 годов планировалось предоставить кредит в размере 15,15 млрд. долларов. Бесконечные визиты экспертов, консультации, переговоры так и не увенчались подписанием кредитного соглашения.

Украина стала членом МВФ в 1992 году в соответствии с Законом Украины «О вступлении Украины в Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, Международную финансовую корпорацию, Международную ассоциацию развития и многостороннего агентства по гарантиям инвестиций», который был принят 3 июня 1992 года. В настоящее время квота Украины в Фонде составляет 1,37 млрд. СДР (Special Drawing Rights – «Специальные права заимствования» – специальная безналичная денежная единица, выпускаемая Международным валютным фондом). С 1994 года сотрудничество Украины с МВФ было активизировано по таким программам, как: STF, Stand-by и «Механизм расширенного финансирования» (EFF); средства по ним в основном направляются на финансирование дефицитов платежного и торгового балансов страны. Важным направлением использования кредитов и займов МВФ стало также формирование валютных резервов. В частности, за счет кредитов МВФ Украина провела денежную реформу и ввела конвертируемость гривны по текущим операциям. В табл. 8.1 мы представляем в виде цифр двадцатилетнюю историю отношений между Фондом и Украиной.

Таблица 8.1.

Займы МВФ Украине, погашение и обслуживание займов МВФ (СДР*)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории
Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

*СДР (Special Drawing Rights) – «Специальные права заимствования» – специальная безналичная денежная единица, выпускаемая МВФ. В этой денежной единице номинируются многие кредиты и займы МВФ. В настоящее время (начало февраля 2014 г.) 1 единица СДР = 1,5414 дол. США.

Источник: данные МВФ.


Всего за 20 лет общения Украины с МВФ она получила от него средств на сумму 12.259.827.500 CДР. Округленно – 12,26 млрд. СДР. По состоянию на 1 марта 2014 года курс СДР был таков: 1 СДР = 1,5414 дол. США. Таким образом, Украина за два десятилетия по сегодняшнему курсу получила 18,9 млрд. долларов.

Из двадцати лет «сотрудничества» Украины с Фондом 9 лет перечисления средств займов МВФ вообще не происходили. Это периоды 2002–2007 и 2011–2013 годов. Более всех средств займов Фонда были перечислены в течение трехлетнего периода – 2008–2010 годы (9,25 млрд. СДР), когда во главе Правительства Украины находились премьеры Ю. Тимошенко и Н. Азаров. Деньги предоставлялись для борьбы с экономическим кризисом. За последующие три года (2011–2013 гг.) Украина вернула 5,89 млрд. СДР, что составило 63,7 % полученных средств. Непогашенная сумма долга по антикризисным займам 2008–2010 годов на 31 декабря 2013 года составила 3,36 млрд. СДР. А с учетом процентов общая задолженность Украины перед Фондом на 31 декабря 2013 года определялась в 4,73 млрд. СДР. Или в пересчете по сегодняшнему курсу – 7,29 млрд. долларов.

За два десятилетия «сотрудничества» с Фондом Украина выплатила в виде процентов по займам сумму, равную 1,483 млн. СДР. То есть по сегодняшнему курсу это получается 2,29 млрд. долларов. Таким образом, объем выплаченных процентов по отношению к сумме полученных займов за два десятилетия составил 12,1 %. Это намного больше тех цифр, которые обычно фигурируют в заявлениях чиновников Фонда и официальных лиц Украины. Это получается даже намного больше, чем проценты по кредитам первоклассных и даже просто нормальных частных банков. Фонд в отношениях с Украиной выступает в качестве классического ростовщика! Может быть, в статистику выплачиваемых процентов включают штрафные санкции? Может быть, происходит начисление сложных процентов? Надо разбираться. В общем, возникает серьезное сомнение, что займы Фонда так уж выгодны (даже с чисто экономической точки зрения, если не брать во внимание их жесткие социально-политические условия) по сравнению с другими потенциальными источниками внешних заимствований.

Долговая нагрузка Украины

Долговое положение Украины достаточно запутанное. У нее есть государственный и негосударственный долг, долг внешний и внутренний, долг, номинированный в национальной валюте (гривнах), и номинированный в валюте иностранной (долларах, евро, СДР, руб. и т. д.). Наконец, кроме долгов, возникающих в результате получения займов и кредитов, имеются еще долги, вызванные неплатежами Украины по импортным контрактам. Когда начинаешь разбираться во всей этой статистической «каше», оказывается, что цифры отдельных видов долгов, которые фигурируют в СМИ, оказываются заниженными. Например, многие СМИ называют цифру государственного долга Украины на 31 декабря 2013 года, равную 60,05 млрд. долларов. Это государственный внутренний долг (32,15 млрд. дол.) и государственный внешний долг (27,9 млрд. дол.). Но это заниженная оценка, поскольку она не отражает обязательств государства, возникающих в результате гарантирования им кредитов и займов, разными организациями Украины. Если включить гарантийные обязательства, то совокупный государственный долг составит 73,08 млрд. долларов.

Структура совокупного государственного долга (включающего государственные гарантии) на 31 декабря 2013 года выглядела следующим образом (%):

Таблица 8.2.

Совокупный государственный внешний долг Украины на 31 декабря 2013 г. (млрд. дол.).

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Источник: данные Министерства финансов Украины.

Таблица 8.3.

Доля отдельных международных финансовых институтов и зарубежных коммерческих банков в совокупном государственном долге Украины на 31 декабря 2013 г. (в %)

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

*В том числе доля российских банков ВТБ, Сбербанка и Газпромбанка в совокупном государственном долге Украины составила 1,88 %.

Источник: данные Министерства финансов Украины.


Как видно из табл. 8, на такую категорию держателей государственного долга Украины, как международные финансовые институты и иностранные коммерческие банки, приходится в общей сложности лишь 1/5 всего совокупного государственного долга Украины. Основными категориями держателей государственного долга Украины являются юридические лица Украины, а также держатели, которые проходят по графе «прочие государственные долги». На 31 декабря 2013 года на юридические лица Украины приходилось 47 % совокупного государственного долга Украины. А на держателей «прочих государственных долгов» – 26,4 %. Скорее всего, под прочими государственными долгами Минфин Украины понимает задолженность по импортным контрактам. Таким образом, можно предположить, что на сегодняшний день крупными держателями государственного долга Украины являются российские компании и организации. Ведь на сегодняшний день Россия продолжает оставаться крупнейшим торговым партнером Украины. По заявлению руководства Газпрома в январе 2014 года долг Украины перед нашим монополистом по поставкам газа в 2013 году составил 2,7 млрд. долларов. Недавно министр топлива и угольной промышленности Украины Ю. Продан заявил, что задолженность Украины Газпрому России составила 2 млрд. дол., т. е. примерно 3,7 % от совокупного государственного долга Украины. Что ж, может быть, во второй половине зимы Украина могла частично погасить свои долги перед Газпромом за счет займа в размере 3 млрд. дол., который Украина получила перед новым годом.

Планы на 2014 год

В 2014 году Украина должна вернуть МВФ 2,42 млрд. СДР (3,7 млрд. дол.), в 2015-977 млн. СДР (около 1,5 млрд. дол.). На этом расчеты должны завершиться. Задолженность Украины перед Международным валютным фондом к сентябрю должна сократиться до уровня ее квоты в МВФ. Об этом говорится в итоговом отчете МВФ за 2013 год. Долг Украины перед Фондом в конце 2013 года был равен 345 % ее квоты в Фонде (1,37 млрд. СДР). «Согласно условиям займа непогашенная задолженность Украины перед Фондом снизится ниже 200 % от квоты к февралю 2014 года, ниже 100 % – к сентябрю 2014 года», – отмечается в нем. Фонд явно стремится вернуться к этой 100 %-ной отметке, поскольку здесь он уже имеет «железобетонную» защиту от суверенного дефолта Украины в виде квоты.

Международный валютный фонд должен оценить финансовую и экономическую ситуацию на Украине, в том числе понять, каковы общие обязательства государства и других секторов экономики по погашению и обслуживанию долгов в следующем году и в более отдаленной перспективе. У меня складывается впечатление, что упомянутая выше группа экспертов приезжает в Киев не для того, чтобы оценить возможности предоставления Украине нового кредита, а для того, чтобы оценить вероятность, насколько быстро Фонд сможет в 2014 году получить причитающиеся ему от этого должника деньги.

Страна находится в одном шаге от дефолта. Долговая ситуация Украины критическая. По какому бы критерию ее ни оценивать. В экономике Украины есть внутренние и внешние долги. Но внутренние долги как в любой экономически отсталой стране всегда являются долгами «второго сорта». То есть их принято погашать по остаточному принципу, когда остаются средства от погашения внешнего долга. Никто сегодня толком не знает на Украине, каковы, например, суммы непогашенных обязательств частного сектора экономики перед работниками по заработной плате. Существенно лучше обстоит дело с учетом внешних долгов Украины. За весь прошедший год, по подсчетам Министерства финансов, объем только внешнего долга прирос на 20,2 %. По последним данным правительства, на 31 декабря 2013 года все виды внешних долгов составили 140 млрд. долларов. Это много по любым критериям.

Указанная сумма эквивалентна 80 % ВВП страны. Для стран экономически отсталых (к которым можно отнести Украину) это считается крайне критическим уровнем. Примерно 65 млрд. дол. внешних долгов относятся к категории краткосрочных. Эти долги есть смысл сравнить с золотовалютными резервами Украины, которые в феврале 2014 года упали до 15 млрд. долларов. То есть краткосрочные долги в четыре с лишним раза превышают резервы. Очень тревожный индикатор!

Из 140 млрд. дол. внешних долгов менее 40 млрд. дол. приходится на совокупный внешний государственный долг (долг государства по полученным кредитам, займам и т. п. плюс выданные государственные гарантии). Более 100 млрд. дол. – долги негосударственного сектора экономики (банки и нефинансовые компании).

Негосударственный сектор экономики Украины в любой момент времени может оказаться в состоянии дефолта. Особенно тревожным явлением стало падение курса национальной денежной единицы по отношению к иностранным валютам. Сегодня во многих странах периферии мирового капитализма (например, в странах БРИКС) происходит падение валютных курсов национальных денежных единиц после обнародования денежными властями США планов по сворачиванию программы «количественных смягчений». Но на Украине этот процесс обострился под влиянием событий на Майдане и ускорившегося бегства капитала из страны. Ожидаются массовые банкротства украинских банков и компаний, оказавшихся неспособными погашать свои внешние долги. Далее начинает действовать «принцип домино»: резко снижаются поступления налогов в казну, государство оказывается неспособным погашать свои долги и выплачивать проценты. Возникает суверенный дефолт.

Но даже если на минуту абстрагироваться от неблагоприятной макроэкономической ситуации на Украине и предположить, что экономика страны не рухнет в этом году, все равно у Фонда голова будет болеть сильно. Еще раз посмотрим внимательно на табл. 2 и 3. Из таблиц следует, что на ограниченный «финансовый пирог» Украины в виде бюджета и валютных резервов претендует множество разношерстных держателей долга. На Фонд приходится менее 10 % совокупного внешнего государственного долга. Другие держатели внешнего государственного долга также хотели бы выйти «сухими из воды». Пролонгировать свои кредиты Украине они вряд ли будут. Государству, банкам, нефинансовым компаниям Украины в этом году как никогда много потребуется валютного кэша. Валюта потребуется не только для погашения внешнего, но также части внутреннего долга, государство в последнее время прибегало к внутренним займам, номинированным в долларах и евро. А в резервах Украины лишь 15 млрд. долларов. На всех не хватит.

Думаю, что эксперты и чиновники МВФ все это понимают. Поэтому трудно поверить в то, что Фонд может положительно решить вопрос о выдаче нового кредита Украине. МВФ будет выколачивать из Украины долги по старым кредитам.

Впрочем, я не исключаю, что между Фондом и Киевом может начаться новый акт спектакля под названием «переговоры о предоставлении кредита». Каждая сторона имеет в этой игре свой интерес. Фонд будет опять пытаться «дожимать» Киев, требуя от него различных «реформ» в духе «Вашингтонского консенсуса». А Киев полюбил вести переговоры потому, что они повышают кредитный рейтинг Украины, показывая другим потенциальным кредиторам, что она не столь безнадежна.

Кризис МВФ и мародерство на Украине

Украина после февральского Майдана оказалась на грани полного экономического коллапса. «Временное правительство» под руководством А. Яценюка с надеждой смотрит на Запад, ожидая от него финансовую помощь.

МВФ как последняя надежда «временного правительства» Украины

Пока успехи «временного правительства» более чем скромные. Вашингтон обещал Киеву 1 млрд. дол., а ЕС – 600 с небольшим миллионов. Этого хватит только для того, чтобы оплатить импорт российского газа в течение 1,5–2 месяцев. Миллиардные суммы, которые звучат на переговорах с чиновниками из ЕС, – в чистом виде «словесный лохотрон». Кажется, это понимает даже г-н Яценюк.

Поэтому все свои надежды он возложил на такого солидного кредитора, как МВФ. «Временное правительство» обратилось в Фонд с просьбой о кредите на сумму 15 млрд. долларов. Напомню, что «самостийная» Украина стала членом Фонда в 1992 году и неоднократно получала от него кредиты.

Вот данные самого Фонда. Всего за 20 лет общения Украины с МВФ (1994–2013 гг.) она получила от него средств на сумму 12.259.827.500 CДР. Округленно – 12,26 млрд. СДР. В этой денежной единице номинируются многие кредиты и займы МВФ. По состоянию на 1 марта 2014 года курс СДР был таков: 1 СДР =1,5414 дол. США. Таким образом, Украина за два десятилетия по сегодняшнему курсу получила 18,9 млрд. долларов.

Непогашенная сумма долга по антикризисным займам 2008–2010 годов на 31 декабря 2013 года составила 3,36 млрд. СДР. А с учетом процентов общая задолженность Украины перед Фондом на 31 декабря 2013 года определялась в 4,73 млрд. СДР. Или в пересчете по сегодняшнему курсу – 7,29 млрд. долларов. Мы уже приводили эти цифры, но считаем возможным их повторить для уяснения катастрофического положения экономики Украины.

Зачем эксперты МВФ прибыли в Киев?

Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Не успел Яценюк заикнуться о кредите МВФ, как Фонд моментально прореагировал и в Киев прибыла группа специалистов Фонда для изучения ситуации на месте. До этого, между прочим, в течение почти четырех лет шел вялотекущий процесс переговоров Украины с Фондом, который так и не завершился предоставлением очередного кредита. Чем объяснить такую неожиданную расторопность Фонда? Да тем, что Фонд волнуется за свои деньги: сможет ли Киев вернуть миллиардные долги? Волнения не праздные, учитывая, что общая сумма внешних долгов Украины (мы уже приводили эти цифры) сегодня составляет 140 млрд. дол., в том числе почти 30 млрд. дол. приходится на прямые внешние долги государства. Кроме того, часть государственных внутренних долгов номинирована в валюте. Плюс к этому гарантии государства по негосударственным внешним кредитам. И это на фоне того, что, по признанию чиновников Минфина Украины, налоговые поступления в казну в феврале текущего года упали наполовину. А валютные резервы Украины опустились до 12 млрд. дол. (еще в конце 2012 г. было вдвое больше). На быстро доедаемый финансово-валютный «пирог» Украины претендентов более чем достаточно. И на «крошки», оставшиеся после «банкета» под названием «экономические реформы», кроме Фонда имеется много других претендентов. Это западные банки мирового калибра, ведущие российские банки (ВТБ, Газпромбанк, Сбербанк), международные финансовые институты с солидными вывесками «МБРР», «ЕБРР», «Европейский инвестиционный банк». Так что волнение чиновников Фонда можно понять, хотя они стараются его скрывать.

«Вашингтонский консенсус» на Украине = «финансовый каннибализм»

Другая причина прыти чиновников Фонда – команда, поступившая в Фонд от его главного акционера – Соединенных Штатов. Фонду предписывается «наведение порядка» на Украине. Под «наведением порядка» имеется в виду внедрение в стране в полном объеме принципов так называемого «Вашингтонского консенсуса». Это нехитрый набор правил, предписываемый Вашингтоном как главным акционером Фонда для стран, которых он желает видеть своими колониями. Он включает тотальную приватизацию всего и вся, полное открытие национальных экономик для экспортеров товаров и услуг, ликвидацию государственной бюджетной и иной поддержки национальных товаропроизводителей, отмену государственного регулирования цен и тарифов, «фискальную оптимизацию». Под указанной «оптимизацией» имеется в виду помимо всего полное прекращение финансирования социальных программ, сокращение зарплат бюджетникам и т. п. Наконец, главный акционер Фонда требует «контроля над демографическими процессами» в стране, претендующей на кредиты Фонда. В общем, кредиты в обмен на человеческие жизни. «Вашингтонский консенсус» на Украине (как в Африке, Азии, Латинской Америке) выступает в качестве инструмента «финансового каннибализма». Более подробно о формах и методах такой «работы» говорится в уже упоминавшейся нами книге «Исповедь экономического убийцы» Джона Перкинса, который в течение долгого времени работал в организациях и компаниях, помогавших Фонду «наводить порядок» в разных странах мира.

Правительство Украины еще до приезда миссии Фонда в Киев подготовило свой «встречный план» проведения социально-экономических реформ на Украине. План выдержан в духе и букве «Вашингтонского консенсуса», состоит из 85 пунктов. Если говорить коротко, то это план тотального «голодомора» на Украине. Фонд должен утвердить этот документ, который выступает «предварительным условием» переговоров о кредите.

Есть еще некоторые условия, которые Вашингтон предпочитает не озвучивать ни в «Консенсусе», ни в каких иных публичных документах. Например, после Второй мировой войны в 1949 году Вашингтон навязал Германии секретное соглашение, содержавшее такие условия, которые превращали эту страну в американскую колонию. Например, условие о предоставлении Германией своей территории для военных баз США. было в том соглашении и такое условие: свой золотой запас Германия должна хранить на территории США. Во многих СМИ прошла информация о том, что в ночь на 7 марта через аэропорт Борисполь под Киевом на самолете была вывезена партия золота. По некоторым оценкам, 2,9 тонны (рыночная цена – 126 млн. дол.). Пока рано делать какие-то заключения по этому сюжету. Может быть, это акт откровенного мародерства. Может быть, какая-то коммерческая сделка. Может быть, покрытие своего долга какому-то предприимчивому кредитору. Но нельзя исключать и варианта перемещения золотого запаса колонии «Украина» на территорию метрополии, т. е. в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка, где уже собрано золото десятков стран мира. Между прочим, большинство из этих стран были или являются «клиентами» МВФ.

МВФ на грани коллапса

А будет ли сам кредит? Это большой вопрос. Давайте посмотрим, как и чем живет Фонд. Напомним, что Фонд был учрежден на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. Он был задуман как «акционерное общество», в котором каждый член (государство) имеет свою долю в капитале (квоту). А квота определяет количество голосов каждого государства-акционера. После войны «контрольный пакет» акций в Фонде получили США. Во-первых, они могли своим пакетом блокировать любое неугодное им решение Фонда. Во-вторых, блокируясь со своими союзниками (прежде всего, Великобританией), Вашингтон мог «продавливать» любое нужное ему решение. В общем, Фонд стал очень эффективным инструментом политики дяди Сэма в мире. Тем не менее, Устав Фонда предусматривает периодический пересмотр квот стран с учетом изменения их экономического и финансового положения в мире (изменение ВВП, золотовалютных резервов и др.). Лучшие времена Америки позади, сегодня ее доля в мировом ВВП упала до 20 % (в конце войны была равна почти 50 %). Но Вашингтон достаточно легко шел на корректировки квот, поскольку блокирующая доля в 15 % у него сохранялась.

Мы уже рассказывали о том, как США сопротивляются корректировке квот. И вот, новый пример: страны – участницы G20 ждали, что Конгресс США ратифицирует пересмотр квот осенью 2013 года вместе с принятием бюджета страны, однако этого не произошло из-за разногласий с администрацией по расходам федерального правительства. В январе 2014 года сенат одобрил законопроект о бюджетном финансировании федерального правительства до 30 сентября текущего года, но вопрос о реформе квот МВФ оставил без внимания.

Вероятно, Вашингтон впервые осознал, что подошел к «красной черте», за которой – утрата контроля над Фондом. Между прочим, не вошли в силу решения по 14-й корректировке, а на следующий год должна осуществляться уже следующая, 15-я корректировка (корректировки принято проводить раз в пять лет). Думаю, что логика Вашингтона такова: зачем нам ратифицировать корректировки, если завтра мы утратим контроль над Фондом?

В феврале текущего года в Австралии (Сиднее) проходило заседание «финансовой двадцатки». Пожалуй, одним из главных вопросов обсуждения стал кризис Международного валютного фонда. Эта международная финансовая организация становится недееспособной из-за недостаточности капитала, а недостаточность капитала порождается обструкцией со стороны Вашингтона. «Международный валютный фонд к настоящему времени практически исчерпал собственные ресурсы и нуждается в реформировании», – такое мнение высказал журналистам 24 февраля глава Минфина России Антон Силуанов по итогам министерского заседания «финансовой двадцатки». По его словам, такая ситуация не может продолжаться бесконечно, «поскольку не соответствует базовому принципу деятельности Фонда о том, что МВФ является финансовой организацией, основанной на квотах» (подробный отчет министра о встрече в Сиднее выложен на сайте Минфина России). СМИ утверждают, что в кулуарах Силуанов заявил, что если США будут продолжать блокировать реформирование Фонда, то государствам – членам этой организации придется принимать решения без учета голосов американского «акционера» (этого «сюжета» на сайте Минфина нет). Похожие высказывания и намеки можно найти в заявлениях министров других стран, в первую очередь стран БРИКС. В деятельности Фонда наступил кризис, за которым может последовать полный его крах. Недаром страны БРИКС на Петербургском саммите «двадцатки» в сентябре 2013 года обсуждали вопрос создания альтернативного валютного фонда.

Новые откровения Кристины Лагард

На встрече в Сиднее также обсуждался вопрос о возможном предоставлении финансовой помощи Украине. Это было еще до того момента, когда было создано «самостийное» правительство под руководством А. Яценюка. С учетом тогдашней ситуации Россия не возражала против такой помощи. Но интересны заявления главы МВФ Кристины Лагард. Цитирую по тексту, взятому с сайта Минфина: она «выразила желание и готовность помочь Украине, если Киев обратится за поддержкой после импичмента и проведения выборов», сообщает агентство Bloomberg. Ее позицию поддержали представители Великобритании, США и стран Европейского союза. На тот момент времени В. Янукович еще был в Киеве и считался (даже Западом) легитимным президентом Украины. Видимо, г-жа К. Легард относится к категории «посвященных», которым известны планы Финансового интернационала в отношении Украины.

А вот еще одно интересное откровение указанной дамы: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения, – заявила К. Лагард журналистам после завершения мероприятия. – Мы все знаем, что есть экономические реформы, которые как минимум должны быть начаты, чтобы международное сообщество пришло на помощь». Мы уже упомянули тот план реформ, которые спешно подготовило «временное правительство» Яценюка. Видимо, в то время, когда она произносила эти слова, в Киеве «интеллектуальные союзники» Майдана уже дописывали этот документ. Но лично меня умиляют следующие слова г-жи Лагард: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения». В переводе на русский язык это означает, что Фонд готов «пудрить мозги», а уж с деньгами – как получится.

Теперь из Сиднея перенесемся в Вашингтон. В начале марта президент Б. Обама заикнулся насчет того, чтобы было бы неплохо ратифицировать 14-ю коррекцию квот Фонда и внести требуемые деньги. Судя по всему, Конгресс его не поддержит в этом излишне щедром жесте. Инициативе будет необходимо пройти через Палату представителей, глава республиканского большинства которой Эрик Кантор уже заявил, что помощь Украине не должна быть увязана с увеличением взносов в МВФ. «Я уверен в том, что за помощь Украине выступают обе партии, однако это решение надо принимать ответственно, не включая в поправки дополнительные спорные условия», – сказал Э. Кантор. Спрашивается: а как все-таки Фонд может помочь Украине «с экономической точки зрения»?

Антон Силуанов: «МВФ практически исчерпал собственные ресурсы»

Ответ на этот вопрос мы находим на сайте Минфина России, где министр Силуанов в своем отчете о встрече «финансовой двадцатки» сообщает: «…В настоящий момент МВФ практически исчерпал собственные ресурсы, а существующие программы Фонда фактически финансируются соглашениями о заимствованиях». В переводе на понятный язык это означает, что Фонд в этой схеме выступает лишь посредником: получает деньги под проценты у той или иной страны и далее предоставляет их другой стране. Понятно, что процент по таким кредитам для другой страны будет совсем не тот, который Фонд устанавливает в случае кредитования за счет собственного капитала. Кстати, выше мы отметили, что для Украины ранее полученные кредиты Фонда обходились под 12 % годовых.

Сдается, что Украине Фонд давал не собственные деньги, а привлеченные. Так что Украина кормила не только Фонд, но еще каких-то неведомых кредиторов, предпочитающих оставаться в тени.

Так что в «твердом остатке» от Фонда в результате нынешних переговоров Украине светит следующее:

а) упомянутая г-жой К. Лагард «гуманитарная помощь»;

б) программа социально-экономических «реформ», которая приведет страну к «голодомору»;

в) кредит в несколько миллиардов.

Впрочем, последнее под вопросом. Поскольку сегодня в состоянии кризиса пребывает не только Украина, но и Фонд. Кредиторов, желающих заключать с Фондом «соглашения о заимствованиях», сегодня явно поубавилось. А если такой «благотворитель» найдется, то Украине как конечному получателю придется платить ростовщические проценты. Даже не 12 %, как это было в прошлые сравнительно благополучные годы, а существенно больше. Сегодня с учетом всех повышенных рисков кредиты для Украины превратятся в ростовщическую удавку.

Нынешние отношения Фонда и Украины мне напоминают картину, когда один утопающий хватается за другого утопающего. Исход таких отношений очевиден.

Глава 9

Схватка доллара и золота, или Призрак Бреттон-Вудса-II

Один из признаков того, что в мировой финансовой системе происходят мощные тектонические сдвиги, – многочисленные события в мире золота. Они происходят в разных странах, в разных сферах международных финансов, на разных уровнях (международном, государственном, корпоративном, локальном). Мировые СМИ в основном обращают внимание на то, что в мире растет интерес к «желтому металлу» как объекту инвестиций. Это совершенно верно. Но за пестрой картиной событий вокруг золота просматривается еще более важный вектор изменений – золото постепенно возвращает себе статус денежного металла. Не исключено, что завтра золото из обычного биржевого товара может превратиться во всеобщий эквивалент и средство обмена и платежа. А это будет означать коренной переворот в мировой экономике и политике.

Золото осторожно возвращается в мир денег

Сегодня наблюдаются признаки возвращения золота из мира товаров в мир денег. Пока возвращение очень робкое, с трудом различимое на фоне глобальных событий в мире бумажных денег и ничем не обеспеченного доллара США.

На микроуровне одно из первых событий в мире золота – создание денежных систем, называемых «электронным золотом» (e-gold). Первые системы e-gold стали появляться в конце прошлого – начале нынешнего столетия. Об «электронном золоте» писалось уже достаточно, поэтому ограничусь лаконичным перечислением некоторых важнейших элементов данной системы: а) в основе денег, называемых «электронным золотом», лежит реальный физический металл, который депонируется в специальной организации (имеющей необходимые лицензии и сертификаты); б) расчеты между участниками системы осуществляются не физическим золотом, а с помощью электронных документов; в) круг пользователей данного вида денег достаточно ограниченный, хотя «электронное золото» может использоваться не только для расчетов внутри страны, но также международных расчетов[125].

Некоторые предприниматели вообще не дожидаются каких-то решений по легализации золотых денег «сверху» и не утруждают себя сложными в техническом отношении проектами локальных золотых денег. Они просто явочным порядком переходят к расчетам золотом – в виде монет, слитков и иных приемлемых форм. На этот счет имеется достаточно много интересных примеров. Например, «Комсомольская правда» сообщила: «Американский миллиардер Дональд Трамп решил брать плату с арендаторов своей недвижимости не долларами, а…золотом»[126]. Расчеты золотом – «серый» сегмент рыночных отношений, особенно в тех странах, где сохраняются налоги на операции с золотом и другими драгоценными металлами. Поэтому давно уже ведется борьба за полную отмену таких налогов. К настоящему времени, в частности, налога на добавленную стоимость (НДС) при использовании золота в странах Западной Европы уже почти нигде нет.

Уловив потребности бизнеса и граждан в золоте как средстве расчетов и платежей, некоторые частные компании предлагают свои «золотые продукты». Несмотря на то, что золото часто называют «деньгами последней инстанции», многие потенциальные инвесторы жалуются на его дороговизну. В данный момент оно стоит около 1.700 дол. за унцию и не представляет собой жизнеспособный инструмент для обмена в случае резкого прекращения поставок продовольствия и нормальной розничной торговли. Недостаток золотой монеты весом в одну унцию (31,1 г) или даже в 1/10 унции заключается в том, что для покупки нескольких буханок хлеба, лекарств или одежды в чрезвычайной ситуации серебро представляется более удобным, чем дорогое золото. В этой связи у швейцарской компании Valcambi родилась идея создания «золотой карты» под названием «комбислиток» (Combibar Gold Card). Она весит 50 г, изготовлена из золота 999-й пробы и легко разламывается на сегменты весом 1 г, которые можно использовать для относительно небольших платежей. Каждый грамм стоит приблизительно столько же, сколько и унция серебра, то есть около 34 дол., являясь удобным средством расчетов в розничной торговле. Как отмечается в рекламных материалах швейцарской компании, «комбислиток» – простое решение для тех, кто ожидает «страшные времена», карта отлично разместится в вашем кошельке, так что теперь «настоящие деньги» всегда будут у вас с собой, где бы вы ни были.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

«Золотая шоколадка» СоmbiВаr


Планы легализации золотых денег на государственном уровне

Государственные и политические деятели разных стран понимают: если не дни, то годы мировой финансовой системы, базирующейся на гегемонии доллара, сочтены. А любая национальная денежная система прямо или косвенно привязана к валюте США. Поэтому готовятся к грядущим изменениям. В том числе прорабатывая различные варианты организации своего внутреннего денежного обращения на основе золота. На протяжении последних нескольких лет мы постоянно слышим о проектах создания золотого динара (в ряде исламских стран), золотого юаня (Китай), золотого франка (Швейцария). Также зафиксированы выступления первых лиц государства в пользу возвращения золота во внутреннее денежное обращение в таких странах, как Швеция, Норвегия, ЮАР, Южная Корея, Иран, Тайвань, Зимбабве, а также целом ряде стран Латинской Америки.

Наиболее близко к реализации планов введения золотых денег во внутреннем обращении подошла Швейцария. Между прочим, Швейцария была последней страной в мире, которая оборвала в свое время связь бумажных денег с металлом. Это произошло в 2000 году, когда в стране было отменено золотое содержание швейцарского франка и он ничем не стал отличаться от других бумажных валют – доллара США, фунта стерлингов Великобритании, немецкой марки, японской иены и т. д. Конечно, планы швейцарцев не столь радикальны, как это представляют некоторые СМИ. Речь идет о планах введения золотого франка как «параллельной» валюты. Она будет обращаться наряду с обычными бумажными франками на территории Швейцарии и Лихтенштейна, который находится с ней в валютно-таможенном союзе. При этом между золотым и бумажным франком образуется определенная пропорция обмена (курс). На старте согласно авторам проекта 1 золотой франк будет стоить 5 нынешних швейцарских франков или 5,3 дол. США. Авторы проекта полагают, что колебания обменного курса золотого и бумажного франка будут намного меньшими, чем, скажем, нынешние колебания курса швейцарского франка по отношению к доллару США или евро.

Выпуск золотого франка предполагается делегировать частным банкам под строгим контролем со стороны государства и центрального банка страны. Лицензированные финансовые учреждения получат право выпускать монеты со своим официальным логотипом на одной стороне и с узнаваемым логотипом золотого швейцарского франка на другой. Золотой франк не следует путать с коллекционными и инвестиционными монетами. Он должен стать не объектом инвестирования, а средством обращения. Само собой разумеется, что обращение золотого франка не будет облагаться НДС и иными налогами. Золотой франк – это еще не классические деньги, но уже и не простой инвестиционный товар.

Парламентская инициатива о введении золотого франка принадлежит Ульриху Шлюйеру, члену Национального совета Швейцарии (нижняя палата парламента) от Швейцарской народной партии[127], и является частью кампании «Здоровая валюта». «При сегодняшней цене золота около 45 тысяч франков за килограмм это позволит швейцарским гражданам более эффективно защитить себя от девальвации валют», – утверждает Ульрих Шлюйер в представленных в Национальный совет предложениях. Один новый золотой франк с содержанием золота 0,1 г может стоить всего 4,5 франка, утверждает политик. Монета с 1 г золота будет стоить около 45 франков. «Я хочу, чтобы люди в Швейцарии имели свободу выбирать совершенно другую валюту. Сегодня денежная система поддерживается долговыми обязательствами – все держится ни на чем, и я хочу, чтобы люди поняли это», – заявил Томас Йакоб, главный идеолог концепции золотого франка.

Одновременно с подготовкой к введению золотого франка Швейцарская народная партия добивается в парламенте введения запрета на вывоз золота, организует в стране кампанию под девизом «Спасите наше швейцарское золото». Эта инициатива направлена на запрет продажи запасов золота этой страны за границу: политики требуют, чтобы швейцарские резервы оставались в стране. Сейчас многие политики в Швейцарии пытаются выяснить, каким образом страна несколько лет назад лишилась значительной части своего золотого запаса. После того, как было отменено золотое содержание франка, центральный банк начал активную продажу своего запаса «желтого металла» под предлогом, что оно стало бесполезным активом. За период 2000–2005 годов было продано по демпинговым ценам 1300 тонн золота, а убытки от заниженных цен, по оценкам критиков, составили в общей сложности 60 млрд. долларов. Правда, более глубокие исследования показали, что золото из страны не ушло, а оказалось в сейфах швейцарских частных банков. А вот в случае введения золотой монеты проблемы с утечкой драгоценного металла за границу действительно возникнут. Авторы проекта золотого франка эффективных ее решений пока не сумели представить. Все предлагаемые решения сводятся к возведению достаточно мощной таможенной и экономической стены вокруг Швейцарской Конфедерации, что противоречит принципам европейской интеграции. Запуск золотого франка потребует поправок к Швейцарской Конституции.

Если поправки будут отклонены, будет запланировано всенародное голосование (референдум).

Кроме золотого швейцарского франка популярной в СМИ темой является золотой юань. Его еще нет. Но все признаки подготовки Китая к введению своей золотой валюты имеются[128].

США: 13 штатов голосуют за золотые деньги

На федеральном уровне реальных проектов введения золотых денег пока нет. Имеются лишь отдельные эмоциональные призывы вернуться к золотому стандарту, который существовал в Америке до прихода к власти Франклина Рузвельта. Такие политические призывы не раз делал, например, известный критик ФРС конгрессмен Рон Пол. Он говорил о необходимости накинуть «золотую узду» на хозяев «печатного станка». То есть ограничить эмиссию долларов определенным процентом от величины официального золотого запаса США (на сегодняшний день он равняется 8,133,5 т металла). Предполагается ли при этом свободный размен бумажных банкнот на металл (как это было до 1933 г.) Пол Рон не уточняет.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Рон Пол


А вот на уровне отдельных штатов движение в пользу введения золотых денег достигло уже определенных успехов. В СМИ это движение нередко называют «парадом денежных суверенитетов» штатов, входящих в состав США. «Парад» возглавляет штат Юта. В этом штате в 2011 году был принят и начал действовать Закон «Об обеспеченных деньгах». Согласно закону, отчеканенные американским Монетным двором золотые и серебряные инвестиционные монеты, так называемые American Gold Eagle (весом от 0,1 до 1 унции и номиналом от 5 до 50 дол.) и American Silver Eagle (весом от в 1 унцию и номиналом в 1 дол.), теперь могут приниматься для оплаты любых товаров и услуг по реальной стоимости содержащегося в них драгоценного металла. На момент вступления Закона в силу это равнялось примерно 1,5 тыс. дол. за унцию золота и по 38 дол. за унцию серебра. Одним из основных нововведений принятого в штате Юта Закона считается тот факт, что отныне такие монеты «признаются законным платежным средством и не могут быть объектом налогообложения некоторых налогов, действующих на территории штата». В частности, операции с монетами будут освобождены от взимаемых на уровне штата налога на увеличение рыночной стоимости капитала (capital gains tax) и налога с продаж[129].

После принятия Закона в штате Юта был создан Золотой и серебряный депозитарий штата, который призван избавить людей от непосредственного использования монет (очевидно, что это создает существенные неудобства). В этих депозитариях граждане могут хранить свои золотые и серебряные монеты, получив дебетовую карту, которую они могут использовать так же, как и в случае с размещенными на депозите обычными деньгами. Стоимость золотой и серебряной монеты основана на цене на металлы в долларах США, ежедневно фиксируемой в Лондоне (Лондонский фиксинг), тем самым создавая для дебетовой карты обменный курс.

Штаты Миссури и Южная Каролина в 2012 году ближе всего подошли к принятию таких же законов и созданию депозитария золотых и серебряных монет. Оба штата высказали те же соображения, что иллюстрируются названиями, выбранными для законопроектов. Например, в Миссури предложенный законопроект назван «Закон об обеспеченных деньгах штата Миссури от 2012 года». Другими штатами, рассматривающими принятие закона об объявлении золотых и серебряных монет законными платежными средствами, стали Монтана, Колорадо, Айдахо, Индиана, Нью-Гемпшир, Джорджия, Вашингтон, Миннесота, Теннесси, и Вирджиния. Примечательно, что в большинстве из перечисленных штатов предлагается использовать не только инвестиционные монеты, отчеканенные на Монетном дворе США, но также любые иностранные монеты. А для удобства их использования – создать (так же, как в Юте) депозитарии, в которых бы проводилась точная оценка реального содержания драгоценного металла в монетах и корректировка стоимости металла с учетом цен на мировом рынке.

«Отец» Чайной партии, конгрессмен Рон Пол в настоящее время спонсирует «Акт о свободной конкуренции валют», который позволит штатам вводить свои собственные валюты; известный американский политик и бизнесмен, бывший конгрессмен Ньют Гингрич также призывает к созданию комиссии, которая должна изучить вопрос о возвращении страны к золотому стандарту.

«Золотая лихорадка» как признак «последних времен»

После краха золотодолларового стандарта центральные банки ведущих стран «золотого миллиарда» занимались различными тайными операциями с «желтым металлом». В результате золото постепенно и планомерно выводилось из подвалов центральных банков. В самое ближайшее время ожидается полное опустошение золотых кладовых, что явится «переломным моментом», эпохальным событием в мировых финансах и мировой политике. Одним из признаков судорожных попыток мировой финансовой олигархии оттянуть момент «великого перелома» является широко разрекламированное в мировых СМИ посещение британской королевой Елизаветой II и герцогом Филиппом Эдинбургским хранилищ золота Банка Англии 13 декабря 2012 года. Если верить открытым источникам, то в подвалах Банка Англии находится 20 % мировых официальных резервов золота мира. Естественно, королева не занималась подсчетом слитков и проверкой наличия признаков «желтого металла» в этих слитках. Но ее фото на фоне блестящих слитков должны были убедить всех, что в «золотом королевстве» все в порядке. Однако эта PR-акция не возымела должного эффекта. Нервозность участников рынка золота достигла своего предела и стала переходить в «золотую лихорадку».

В истории человечества было много «золотых лихорадок». Например, в XIX веке можно назвать следующие вспышки такой «лихорадки»: сибирская (30-е гг.), калифорнийская (конец 40-х гг.), австралийская (50-е гг.), южноафриканская (конец века). Но тогда были локальные «лихорадки», а сейчас это глобальное явление. Тогда извлекали золото из недр Земли, а сейчас выскребают остатки золота из подвалов центральных банков. Сегодня в золото вкладываются многие известные миллиардеры. Например, известный спекулянт Джордж Сорос. За ним на рынки «желтого металла» бросились другие инвесторы. Топ-менеджер швейцарского банка UBS Джозеф Стадлер заявил, что богатые потихоньку скупают золото тоннами. Надо иметь в виду, что Сорос – агент Ротшильдов. Он делает то, что ему позволяют или приказывают его хозяева. Если Сорос пошел в золото, значит, «золотая развязка» близка. Напомним, что еще весной 2011 года Сорос громогласно заявил: «Я считаю золото величайшим спекулятивным пузырем в мире». И демонстративно продал имевшееся у него золото. Сорос тогда действовал в интересах Ротшильдов, которые активно скупали «желтый металл» и которым необходимо было остановить рост цен на золото. Некоторые аналитики, комментируя разворот Сороса в сторону золота в 2012 году, отмечают, что спекулянт «опоздал к разделу золотого пирога»[130]. Что же, можно согласиться, что «золотой пирог» уже съеден. Соросу разрешили лишь подбирать оставшиеся крошки.

Некоторые журналисты, политики и эксперты еще до наступления «великого перелома» начинают удивляться и возмущаться беспринципностью, отсутствием каких-либо моральных начал у мировых банкиров, которые на протяжении нескольких десятилетий осуществляли тайную «перекачку» металла из казенных подвалов в частные сейфы. Но на самом деле, ничего нового мировые банкиры (Ротшильды) миру не продемонстрировали. История с официальным золотом лишний раз продемонстрировала незыблемость их дьявольских «принципов», позволивших им стать в XIX веке выше королей. Вот что по этому поводу пишет наш отечественный эксперт в области геополитики В. Павленко: «Семья Ротшильдов уже более 200 лет специализируется на контроле СМИ, банков, добыче алмазов и цветных металлов, в т. ч. и золота. При этом их психология такова, что все золото мира принадлежит им и лишь находится на временном хранении отдельных государств, которые, считая золото «национальным достоянием», обеспечивают его надежную охрану от нежелательных претендентов. Охраняют до той поры, пока оно не потребуется Ротшильдам. А уж способ заставить золото в нужный момент начать перемещаться, чтобы в конечном итоге вернуться к «хозяину», многоопытные члены семьи найдут, что не раз на деле подтверждали последние десятилетия»[131].

«Золотая развязка»: некоторые очевидные последствия Трудно сказать, какой будет реакция общества на открывшийся факт мошенничества со стороны денежных властей стран «золотого миллиарда». Очевидно, что доверие к центральным банкам (а также связанным с ними казначействам) будет невозвратно утрачено. А авторитет законодательной и исполнительной государственной власти будет подорван (в силу того, что они не обеспечили никакого контроля над деятельностью центральных банков). Скорее всего, выявившееся мошенничество «в особо крупных размерах» вызовет серьезный хаос в финансовой, экономической, социальной и политической жизни общества. Анализ возможного развития событий в социальной и политической жизни после «великого перелома» я оставляю социологам и политологам.

А вот в сфере финансов некоторые последствия будут очевидными. Наиболее очевидным будет резкий рост цен на «желтый металл». Ведь с прекращением поставок золота из подвалов центральных банков будет нарушено искусственное равновесие на рынке драгоценного металла. Пока что максимальная цена на золото достигала планку в 1,900 дол. за тройскую унцию (в августе 2011 г.). Истинная «равновесная» цена на «желтый металл» будет, по разным оценкам, от 5 до 10 тыс. дол. (при нынешнем объеме и курсе американской валюты). Впрочем, отдельные эксперты называют и более высокие значения цены. Но такой завышенный прогноз может реализоваться лишь в случае, если в мире будет наблюдаться движение от золота-товара к золоту-деньгам. При золотых деньгах правильнее говорить уже не о цене на золото, а о золотом паритете денежных единиц. Так, Джон Батлер, автор известной книги «The Golden Revolution» подсчитал, что если в США в 2012 году было бы введено 40 %-ное обеспечение обязательств банков, то при имеющемся золотом запасе страны (немногим более 8 тыс. т) цена на золото должна быть не менее 13,400 дол. за тройскую унцию[132]. Довольно часто в СМИ можно встретить прогноз «золотого гуру» Джима Синклера, который предсказывает повышение цен на золото до 12,500 дол. за унцию к 2015–2016 годам[133].

Другим последствием будет резкое обесценение американского доллара. Все очень просто: между ценой на «желтый металл» и американской валютой на протяжении всего периода после краха бреттон-вудской системы существовала невидимая конкуренция: чем выше цена золота, тем ниже падает американская валюта, чем ниже цена металла, тем крепче позиции «зеленого» в мировой финансовой системе. Не исключено, что доллар настолько обесценится, что вместо него денежные власти США будут пытаться создать «новый» (например, не «зеленый», а «розовый») доллар или вообще новую валюту (типа «амеро»). Это при условии, если США останутся на политической карте мира, не произойдет их распад на кучу «самостийных» штатов-государств.

Поскольку открывшаяся золотая афера породит всеобщее недоверие к денежным властям, то не исключен крах других резервных валют – евро, британского фунта стерлингов, японской иены. Очевидно, что в условиях возникшего бумажно-денежного хаоса люди вынуждены будут вернуться к товарным деньгам. Экономисты говорят о том, что в основе подобного рода денег могут лежать такие нужные обществу товары, как нефть, электроэнергия, различные цветные и черные металлы, пшеница, цемент и т. п. Не будем сейчас обсуждать плюсы и минусы различных проектов денежных единиц, базирующихся на «корзинах», включающих разные наборы товаров. Минусов гораздо больше. Основной – сложность создания систем, базирующихся на товарных «корзинах». И вытекающая из этого их неустойчивость. Думаю, что когда наступит «великий перелом», человечеству будет просто не до конструирования сложных денежных систем. «Спасательным кругом» опять окажется золото.

Куда ушло золото из подвалов центральных банков?

Доказать сегодня факт воровства «желтого металла» из подвалов центральных банков сложно, но все-таки возможно. А вот ответить на вопрос: куда это золото ушло, в сейфах каких лиц (юридических или физических) оно сегодня находится, намного сложнее. Можно, конечно, выдвинуть предположение, что оно равномерно «разошлось» среди всех основных потребителей золота – предприятий ювелирной промышленности, инвесторов, частных тезавраторов и т. п. Однако поверить в такую версию трудно или даже невозможно. Ведь, как правило, золото реализовывалось не на «пике» цен на металл, а, наоборот, в моменты, когда цены достигали «дна». Создается устойчивое подозрение, что «приватизация» золотых резервов происходила в интересах определенных лиц, которые получали металл на крайне выгодных условиях. К сожалению, даже упоминавшаяся нами ранее организация GATA не смогла представить каких-либо доказательств, которые бы позволили уверенно подтвердить эту версию. Но именно эта версия приходит в голову любых серьезных аналитиков. Вот, в частности, мнение нашего финансового аналитика Сергея Голубицкого, попытавшегося осмыслить распродажу золота Национальным банком Швейцарии в 2000–2005 годах: «Итак, моя версия событий. В период с 2000 по 2005 год Швейцария не наивно продавала национальный золотой резерв по демпинговым ценам, а блестяще выводила бесценный „желтый металл“ из Центробанка в собственные же коммерческие структуры! Повод к этому выведению был замечательный и законный: изменение конституции и отвязка франка от золота.

В новых обстоятельствах в хранилищах Центробанка образовался изрядный „излишек“, поэтому его и обменяли на деньги, которые, между прочим, не разворовали чиновники, а раздали своему же народу (в лице органов регионального и федеративного самоуправления)! Покупателями этого золота, на мой взгляд, в большинстве случаев выступали такие же швейцарцы, с той лишь разницей, что сидели они не в государственных структурах, а в частных банках и фондах. Моя гипотеза идеально объясняет и громогласные публичные заявления швейцарских властей, убивавших цену золота на рынке, поскольку они позволили произвести „приватизацию“ золотого резерва по искусственно заниженным – щадящим! – ценам. Как только программа перераспределения 1300 тонн золота была завершена в 2005 году, мировые цены на золото устремились вверх…»[134]

Сегодня многие мировые СМИ справедливо обращают внимание на то, что Народный банк Китая проводит политику неуклонного наращивания своего золотого запаса, причем в его официальной отчетности это накопление не отражается или отражается неполно. Закономерно предположить, что крупные негосударственные банки могут проводить похожую политику: наращивать свой золотой запас за счет приватизации дешевого металла из кладовых центральных банков, тщательно маскируя этот процесс.

Данные о золотых запасах, не относящихся к категории официальных резервов, т. е. находящихся на балансах частных структур или во владении частных лиц, фрагментарны и ненадежны. Точных цифр не могут назвать даже эксперты Всемирного совета по золоту. Имеются лишь примерные оценки, они таковы: на руках частных лиц находится золота в виде ювелирных изделий и в иных немонетарных формах более 30 тыс. тонн. Еще примерно столько же приходится на запасы в виде монетарного золота – монет и стандартных слитков. Это золото частных инвесторов – юридических и физических лиц. Некоторые эксперты полагают, что неофициальные запасы монетарного золота сегодня уже превысили официальные резервы золота. Это очень мощный ресурс, особенно принимая во внимание, что за официальными данными о запасах центральных банков могут скрываться пустые подвалы или так называемое «вольфрамовое» (фальшивое) золото. Возникает вопрос: насколько консолидированы неофициальные запасы монетарного золота? Или же они распылены среди миллионов и миллионов частных владельцев в разных странах мира? Это вопрос, на который затрудняются ответить даже эксперты Всемирного совета по золоту.

Если судить по открытым источникам, то на сегодняшний день самым крупным неофициальным резервом является запас золота частного фонда SPDR Gold Shares ETF. Акции SPDR Gold начали котироваться в 2004 году на Нью-Йоркской фондовой бирже и были одними из самых быстрорастущих в мире. В настоящее время они котируются также на Сингапурской и Токийской фондовых биржах. Золотой запас указанного Фонда равняется 1260 тонн. Хранителем золота является HSBC – банк, находящийся под контролем клана Ротшильдов. Золото хранится в Лондонском центральном хранилище банка, впрочем, оно может размещаться и в других хранилищах HSBC. Другие частные золотые фонды являются мелкими. Совокупные резервы всех таких фондов оцениваются в 2100–2200 тонн. То есть это около 7 % всех неофициальных резервов монетарного золота в мире.

Частное золото в частных подвалах: полная темнота

Частное монетарное золото может размещаться не только в фондах типа SPDR Gold, но также в виде металлических депозитов в коммерческих банках или просто находиться на хранении в подвалах специальных банков типа ротшильдовского HSBC. Мировые СМИ сообщают, что в связи с растущим спросом на услуги по хранению «желтого металла» крупнейшие банки стали строить дополнительные хранилища или расширять существующие[135]. Так, в 2010 году Wall Street Journal сообщил, что банк JPMorgan вновь открыл подземное хранилище золота в Нью-Йорке, законсервированное в 90-е годы. На Манхэттене помимо подвалов JPMorgan сегодня работают также хранилища европейских банков HSBC и Bank of Nova Scotia. Кроме того, все большее значение приобретают небанковские хранилища драгоценных металлов[136].

Активно услуги по размещению золота оказывают швейцарские банки. Особенно банки UBS и Credit Suisse. Если раньше это были услуги по размещению металла на депозитных счетах, то сейчас они в основном принимают золото на хранение. Швейцарские банки мотивировали такое изменение желанием уйти от включения принимаемого золота в свои балансы. В случае размещения золота на депозите им надо производить отчисления в фонды резервирования, что снижает рентабельность банковских операций[137]. Однако мы полагаем, что главный мотив такого разворота банков – желание защитить себя и своих клиентов от возможного вмешательства со стороны надзорных органов. В последние годы вокруг швейцарских банков было немало скандалов, связанных с тем, что они хранят на депозитах средства различных «диктаторов» и политически сомнительных лиц. Обычная услуга по хранению золота снимает многие проблемы, которые могут возникать при проверках банков.

В Швейцарии имеется большое хранилище драгоценностей в Ольтене. Оно управляется компанией SIX Securities Service, являющейся дочерней структурой SIX Group. Это хранилище, как считают некоторые, является крупнейшим в континентальной Европе. Там хранится около 800 тонн драгоценных металлов. Это хранилище иногда называют «швейцарским Форт Ноксом»[138].

Можно еще добавить, что в некоторых странах владельцы золота пользуются трастовыми услугами банков, выступающих в качестве номинальных собственников и осуществляющих различные операции с золотом от своего имени. Реальные бенефициары оказываются под защитой банковской тайны. Логика подсказывает, что реальными бенефициарами являются в первую очередь те лица, которые организовывали разграбление кладовых центральных банков.

Международные деньги: борьба золота против доллара

За последние годы зафиксирован целый ряд случаев, когда отдельными государствами предпринимались попытки сделать золото официальным средством международных расчетов. Наиболее яркий пример – золотой динар Муаммара Каддафи. Ливийский лидер, как известно, был главным инициатором отказа от международных расчетов в долларах и евро. Более того, он призывал арабский и африканский мир к переходу к расчетам в единой валюте под названием золотой динар. На этой финансовой базе полковник Каддафи предлагал создать единое африканское государство с арабо-негритянским населением численностью в 200 миллионов человек. Идеи создания единой золотой валюты и объединение стран Африки в одно могущественное федеративное устройство были активно поддержаны за последний год рядом арабских государств и почти всеми государствами Африки. Противниками идеи выступили ЮАР и руководство Лиги арабских государств. Такие инициативы Ливии вызвали самую бурную реакцию неприятия и среди некоторых европейских стран. Неоднократные увещевания лидера ливийской революции не дали никаких результатов: Каддафи предпринимал все новые и новые шаги, направленные к созданию Единой Африки и введению золотого динара. Для сокрытия истинных причин военного воздействия на Ливию предлагаются две лживые версии: официальная – защита прав человека, неофициальная – попытка отнять нефть у Каддафи. Обе не выдерживают критики. Правда заключается в том, что Муаммар Каддафи решил повторить попытку генерала де Голля – выйти из зоны бумажных денег и вернуться к золоту, в частности к золотому динару, т. е. замахнулся на власть хозяев «печатного станка», главных акционеров частной корпорации под названием «Федеральная резервная система США»[139].

Некоторые страны переходят к использованию золота для международных расчетов в явочном порядке. Чаще всего речь идет об использовании золота в контрабандной или «серой» торговле. В качестве примера можно привести Непал, который ⅔ всего импорта получает из соседней Индии. Оплата товаров осуществляется золотом. Часть «желтого металла» непальские импортеры приобретают в местных банках (порядка 15 кг в день). Примерно столько же поступает по нелегальным каналам из соседнего Китая, где он стоит дешевле, чем в Индии (4,80 млн. индийских рупий за 1 кг против 5,05 млн. рупий). В данном случае главным мотивом использования «желтого металла» в качестве средства расчетов выступает стремление заработать на разнице цен на золото.

Но имеются и другие причины, связанные с организацией экономических и финансовых блокад против отдельных стран. На сегодняшний день самым ярким примером является Иран, против которого Запад организовал экономические санкции, в том числе запретил банкам осуществлять расчеты по экспортно-импортным операциям Ирана. В результате соседняя Турция перешла на оплату золотом за импортируемый из Ирана природный газ. Об этом сообщила газета «Уолл-стрит Джорнэл Юроп». «Зафиксированный в последнее время мощный отток золота – на миллиарды долларов – из турецкой экономики является платой за иранский газ, – подчеркивает издание. – Данный факт подтвердил заместитель премьер-министра Турции Али Бабаджан в письменном ответе на запрос парламентариев». «Переход двух стран на расчеты золотом за поставки газа является следствием санкций США, которые угрожают жесткими мерами третьим странам, использующим доллары при торговле с Тегераном. Переход на золотые слитки позволил Анкаре избежать „наказания“ со стороны Вашингтона. Подобная торговля также не нарушает режим международных санкций, введенный против Ирана», – подчеркивает газета. За первые девять месяцев 2012 года отток золота из Турции достиг рекордной суммы в 10,7 млрд. долларов. Из нее в Иран было поставлено золота на 6,4 млрд. долларов[140].

Тайная война вокруг золота

Отдельные события в мире золота на первый взгляд кажутся случайными и между собой никак не связанными. В крайнем случае, вам скажут, что эти события отражают некие «объективные законы» развития мировой экономики и международных финансов. Но на самом деле все они являются отражением закулисной борьбы разных групп интересов мировой финансовой олигархии. В целом эти группы можно объединить в два больших лагеря: 1) лагерь защитников status quo в финансовом мире, т. е. системы бумажных денег, фундаментом которой является ничем не обеспеченный доллар; 2) лагерь сторонников возвращения к золотым деньгам.

В первый лагерь входят хозяева (главные акционеры) «печатного станка» ФРС США. А также те банки, которые тесно ассоциированы с ФРС (банки все тех же акционеров ФРС) и являются привилегированными получателями ее «бумажной продукции». Для представителей этого лагеря золото является опасным конкурентом «зеленого» доллара. Финансовая олигархия, принадлежащая к этому крылу, будет делать все возможное для того, чтобы продлить срок работы «печатного станка», даже если для этого потребуется развязать войну. Этот лагерь, в первую очередь, представлен кланом Рокфеллеров и несколькими менее известными кланами, которые помимо «печатного станка» ФРС также контролируют мировой рынок «черного золота» и ВПК США.

Второй лагерь, стан сторонников золота, гораздо более пестрый и широкий. В нем есть часть мировой финансовой олигархии, которая не так тесно привязана к «печатному станку» ФРС. Она располагает значительными запасами накопленного золота и контролирует добычу и мировой рынок «желтого металла». Она готова пойти на ликвидацию нынешнего «печатного станка» и замену его золотым стандартом. Эта часть мировой олигархии, прежде всего, ассоциируется с кланом Ротшильдов и другими более мелкими кланами, тяготеющими к Европе[141].

Следует иметь в виду, что нынешняя долларовая система настолько себя дискредитировала, что «золотая» мировая финансовая олигархия без труда вербует своих сторонников в самых разных слоях общества. Иначе говоря, она имеет широкую социальную базу во всем мире. Достаточно привести в качестве примера движение «Оккупируй Уолл-стрит», которое, по сути, направлено своим острием не только против банков Уолл-стрит, но и Федерального резерва, являющегося оплотом и тылом банковской империи Рокфеллеров.

За многими инициативами по легализации золота как денежного металла стояли и продолжают стоять Ротшильды. Но практически на любой «золотой удар» Ротшильдов Рокфеллеры отвечали (и продолжают отвечать) контрударами. Борьба между Ротшильдами и Рокфеллерами на «золотом фронте» идет с переменным успехом. Стоит, например, внимательнее присмотреться к кампании за легализацию золотого франка в Швейцарии, о которой мы сказали выше. Кампания была начата более двух лет назад, однако пока не увенчалась успехом. Мы не располагаем никакими сведениями, почему в 2012 году, согласно первоначальным планам, «параллельные» золотые деньги не были запущены в обращение. Швейцарские и мировые СМИ перестали (словно по команде) публиковать какие-либо материалы по теме «Золотой франк». Можно выдвинуть версию, что проект «Золотой франк» был заблокирован кланом Рокфеллеров. Можно, например, предположить, что между кланом Ротшильдов и кланом Рокфеллеров был проведен закулисный торг и достигнут некий «компромисс». Например, власти США прекращают свой «наезд» на швейцарские банки (обвинения в том, что эти банки занимаются укрывательством денег различных «диктаторов» и т. п.). А Швейцария, в свою очередь, «замораживает» свой проект введения «параллельных» золотых денег.

Выше мы говорили о «золотых» инициативах в 13 штатах Америки. После успеха введения золотых денег в штате Юта аналогичные инициативы в 12 других штатах начали тормозиться. Уверен, что клан Рокфеллеров усмотрел в этих проектах угрозу будущему ФРС и нажал на все экономические и политические «тормоза».

Неслучайными, с нашей точки зрения, являются также различные ограничения на операции купли-продажи золота, вводимые то в одной, то в другой стране. Обычно такие ограничения мотивируются тем, что это необходимо для борьбы с «отмыванием» грязных денег (золото – идеальное средство для «отмывки»), финансированием терроризма, коррупцией и т. д. Так, летом 2011 года в «тихой» и «цивилизованной» Австрии банкам было запрещено продавать в «одни руки» драгоценных металлов на сумму более 15,000 дол. (т. е. по тогдашним ценам не более 11 унций золота). Власти Австрии заявили, что тем самым они оказывают содействие Америке в ее борьбе с международным терроризмом и организованной транснациональной преступностью. В сентябре 2011 года примеру Австрии последовала Франция, введя ограничения на покупку золота физическими лицами в банках[142]. В США в некоторых штатах ситуация еще более жесткая. Множество американских городов, таких как Хьюстон в штате Техас, ввели идентификационные требования, вынуждающие предъявлять документы как при покупке, так и при продаже драгоценных металлов. За операциями с золотом следят не только сами банки, но также секретные службы министерства финансов, ФБР, министерства внутренней безопасности[143]. Думаю, что кампания по раздуванию угрозы международного терроризма, прежде всего, раскручивается кланом Рокфеллеров. С ее помощью они решают свои задачи, в том числе по сдерживанию использования золота как денежного металла.

Война как аргумент в споре доллара и золота

В заключение можно резюмировать, что для оценки перспектив перехода международной финансовой системы от нынешнего долларового стандарта к стандарту золотому надо учитывать баланс военных сил в мире, возможности и пределы использования военной силы кланом Рокфеллеров для защиты своих позиций в мире. Достаточно вспомнить события вокруг Ирака и Ливии. Когда лидеры этих стран от слов переходили к делу, т. е. к отказу от использования доллара США для своих расчетов по поставкам нефти и других товаров, то США немедленно начинали военные действия против «диктаторов». Попытка введения золотого динара лидером Ливии Каддафи поддерживалась и осторожно «продавливалась» кланом Ротшильдов. Об этом свидетельствуют некоторые мало афишируемые факты. Например, предыдущий исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан был креатурой Ротшильдов. В 2011 году он поддержал идею по введению золотого динара. Клан Рокфеллеров нанес ответный удар: сначала – по Стросс-Кану (он был арестован по весьма надуманному обвинению), а затем – по ливийскому лидеру и Ливии в целом. История вокруг Стросс-Кана – проявление глубинных противоречий в кругах мировой олигархии по поводу возможных вариантов дальнейшего развития международной финансовой системы. С осени 2009 года Стросс-Кан стал четко озвучивать интересы той части мировой финансовой олигархии, которая желала ликвидации статуса доллара как мировой валюты. В частности, тогдашний директор МВФ подверг критике так называемый «Вашингтонский консенсус» – свод принципов, обеспечивающих глобальное доминирование доллара США[144].

Очевидно, что военные агрессии и интервенции против суверенных государств – реакция США на угрозы интересам Рокфеллеров. Их цель – пресечение любых прецедентов отказа от «продукции» «печатного станка» Федерального резерва (установление контроля над запасами «черного золота» – цель второго порядка). Но мир сегодня тяготится долларами, которые насильно навязываются всем странам Америкой с помощью ЦРУ, Пентагона и НАТО. Всех несогласных принимать «пустые векселя» в виде зеленых бумажек Вашингтон объявляет «центрами терроризма» и организует против них военные агрессии и экономические блокады. Клан Ротшильдов умело использует усиливающиеся с каждым днем антиамериканские настроения в мире для продвижения своего проекта золотых денег.

«Пробный шар» Центробанка Китая: реинкарнация Бреттон-Вудса

По зарубежным и российским СМИ прошло весьма любопытное сообщение об одной публикации в авторитетном китайском издании China Securities Journal от 5 августа 2013 года. Речь идет о материале, содержащем высказывания официального представителя Народного банка Китая (НБК) Яо Юдонга (Yao Yudong), являющегося членом Комитета по денежной политике НБК. Содержащиеся в статье положения являются чрезвычайно смелыми на фоне предыдущих осторожных и достаточно двусмысленных заявлений руководителей Центрального банка Китая. Собственно заслуживают внимания всего лишь две-три основные идеи, озвученные высокопоставленным чиновником. Первая идея состоит в том, чтобы усилить роль и потенциал МВФ в деле обеспечения мировой экономики необходимой ликвидностью. Но речь идет не о том, чтобы превратить Фонд в некий прототип мирового центрального банка, который бы выпускал свою собственную наднациональную валюту типа той, которую он выпустил в небольших количествах еще четыре десятилетия назад и которая называется «специальные права заимствования», или СДР (Special Drawing Rights – SDR). Кстати, весной 2009 года, в разгар мирового кризиса, Китай предложил провести реформу мировой валютной системы путем перехода в международных расчетах к использованию наднациональной валюты, созданной на базе СДР Но нет, в статье Я. Юдонга речь идет о том, чтобы вернуться к временам Бреттон-Вудса – международной валютно-финансовой конференции, которая проводилась в 1944 году и которая определила контуры послевоенной мировой валютной системы. Как известно, на той Конференции было принято решение об учреждении МВФ и возвращении к золотому стандарту, который существовал до Первой мировой войны. Но это был уже не «классический», полноценный, а усеченный золотой стандарт. К золоту привязывалась лишь одна национальная денежная единица – доллар США. Именно поэтому бреттон-вудскую валютную систему называют золотодолларовой системой. Главным аргументом в пользу того, чтобы приравнять доллар к золоту, был тот факт, что Соединенные Штаты сумели накопить большое количество монетарного золота и обещали обеспечивать свободный размен долларов денежным властям других стран на золото.

Но чиновник из китайского Центробанка не предлагал вернуться к золотодолларовому стандарту, который приказал долго жить в 1971 году, когда США в одностороннем порядке отказались от размена долларов на золото. Вашингтон тогда фактически поставил весь мир перед фактом, что международные расчеты будут осуществляться почти исключительно с помощью ничем не обеспеченной бумажки, выпускаемой ФРС.

И тут самое интересное из предложений Я. Юдонга: по его мнению, мир должен вернуться к золотому стандарту. Только к золоту следует привязать не доллар США (по крайней мере, не только его), а денежные единицы тех стран, которые к сегодняшнему дню накопили наибольшее количество монетарного золота в подвалах центральных банков и казначейств. Формально США по-прежнему занимают первое место по официальным запасам «желтого металла», которые составляют около 8 тыс. тонн. Но сегодня все прекрасно понимают, что «золотая статистика» США очень лукава. Имеется слишком много веских сомнений, что заявленные 8 тыс. тонн монетарного золота все еще хранятся в подвалах знаменитого Форт Нокса. Скорее всего, оно находится далеко за его пределами, будучи розданным банкам Уолл-стрит и Лондонского Сити в виде золотых кредитов и золотого лизинга. А если в этих подвалах что-то лежит, то это подделки, так называемое «вольфрамовое золото»[145].

Впрочем, многие специалисты (и Юдонг также) считают, что «золотая статистика» лукава не только в США, но и во многих других странах. Развитые страны Запада, скорее всего, завышают запасы «желтого металла», который уже порядком разворован банкстерами с использованием все тех же кредитно-лизинговых схем[146]. А вот некоторые страны явно скромничают, не афишируют процесс быстрого накопления крупных запасов золота. Среди них – Китай. Мне уже приходилось писать о том, что цифры официального запаса золота в Народном банке Китая в течение нескольких лет не менялись (чуть меньше 1000 т). И это притом, что Китай занимает первое место в мире по добыче «желтого металла» (около 400 т в год), направляя всю продукцию в государственные запасы. Плюс к этому каждый год Китай ввозит через Гонконг по несколько сот тонн «желтого металла». Несложные расчеты, базирующиеся на официальной статистике добычи и импорта золота, показывают, что у Китая на сегодняшний день должно быть в государственных резервах не менее 5 тыс. тонн драгоценного металла. Впрочем, некоторые эксперты считают, что на сегодняшний день у Китая золота может быть не менее 10 тыс. тонн. То есть однозначно больше, чем у США. Вскользь заметим, что в связи с публикацией Я. Юдонга журналисты начали усиленно думать: В каких еще странах могут существовать крупные «тайные» запасы «желтого металла»? были опубликованы забавные цифры по России – до 20 тыс. тонн[147]. Называется также Ватикан. Но намеки на Россию и Ватикан – откровенные домыслы дилетантов.

Но вернемся к Китаю. Господин Юдонг не говорит прямо, что предлагает переходить к золотому стандарту на базе юаня. Но такое заключение вытекает из его статьи. Чиновник китайского Центробанка прозрачно намекает, что юань в XXI веке может играть такую же роль и иметь такой же статус, как доллар США после Второй мировой войны.

В последние годы было множество публикаций на тему «Золотой юань». Но, между прочим, власти Китая нигде и никогда не говорили о своих планах сделать юань золотым. Скорее, таково желание клана Ротшильдов (говоря «клан Ротшильдов», мы имеем в виду не только потомков тех легендарных Ротшильдов, но также всех представителей мировой финансовой элиты, которые заняты золотым бизнесом)[148]. Известно, что именно клан Ротшильдов в ХIХ веке инициировал создание золотого стандарта сначала в Англии, а затем навязал его всему миру (включая Россию, которая в 1897 году благодаря усилиям министра финансов С. Ю. Витте перешла к золотому рублю). Есть основания полагать, что современный клан Ротшильдов еще раз хотел бы сыграть в беспроигрышную (на самом деле, очень доходную) игру под названием «Золотой стандарт». Тем более что ФРС, где они наряду с кланом Рокфеллеров являются основными акционерами, трещит по швам. Ротшильды готовы в любой момент бросить на произвол судьбы «печатный станок» ФРС и оседлать «золотого тельца».

Кто-то должен первым решиться на привязку национальной денежной единицы к золоту, а дальше процесс пойдет веселее. Кандидатом № 1 клан Ротшильдов определил Китай. Его Ротшильды усердно обхаживали, ему они создавали «режим наибольшего благоприятствования» в деле накопления первоначального запаса золота, ему они намекали на особую роль Китая и юаня в мире. Но руководству Китая золотой запас нужен (как стратегический резерв), а вот золотой юань – нет[149]. Юань и без золотого обеспечения уверенно завоевывает прочные позиции в международных расчетах. Со многими странами, в том числе с Японией, Россией, Бразилией, Китай заключил соглашения об использовании национальных валют во взаимной торговле. Между Китаем и другими странами заключены соглашения о «валютных свопах» (обмен национальных валют) для обеспечения взаимных расчетов без использования доллара США и евро. Такое соглашение с НБК заключил даже Банк Англии. Переговоры о валютных свопах с НБК в настоящее время ведут также центральные банки Франции и Швейцарии. Иран поставляет свою нефть в Китай, принимая за это китайскую валюту и затем используя ее для закупок товаров в «Поднебесной». Таким образом, замена доллара на юань (а также другие национальные валюты) позволяет государствам-изгоям успешно обходить санкции, организуемые Вашингтоном. По разным данным, на сегодняшний день доля юаня в международных расчетах не превышает 1 %. Вроде бы немного. Но надо учитывать, что эта доля непрерывно растет. Кроме того, речь идет обо всех расчетах, а в них львиная доля приходится на операции, связанные со спекуляциями на финансовых рынках. Более объективным является показатель доли юаня в обслуживании международной торговли. А он за какие-то пять лет, с 2008 по 2013 год, увеличился с 0 до 12 %[150]. А это уже примерно соответствует нынешним позициям Китая в реальной мировой экономике.

Но вернемся к публикации Я. Юдонга. Она вызвала определенный ажиотаж в финансовом мире. Является ли она сигналом к возможному изменению валютно-финансовой политики Китая и ее подчинению планам клана Ротшильдов? Или же это пример того, что в Китае ослабевает вертикаль партийно-государственной власти и отдельные чиновники могут в своих высказываниях столь смело отклоняться от «линии партии»?

«Репетиции» Бреттон-Вудса-II

Фраза «Бреттон-Вудс-II» становится достаточно популярной среди журналистов, политиков, финансистов. Этот термин размытый, невнятный. Он, скорее, выражает эмоциональную реакцию людей на нынешнюю мировую валютно-финансовую систему, которая, по их мнению, себя полностью изжила и которую надо менять. Каждый понимает «Бреттон-Вудс-II» по-своему.

Ностальгия по Бреттон-Вудсу

Одни ностальгируют по золотому стандарту. Причем тут также предлагается множество вариантов золотого стандарта. Даже вариант золотомонетного стандарта XIX века.

Другие хотели бы вернуться к идее Джона Кейнса о создании и внедрении наднациональной валюты типа «банкора». Или использовать в качестве таковой «специальные права заимствования», которые в небольшом количестве были выпущены МВФ еще в 1970 году. Имеется также гибрид этого варианта и варианта золотого стандарта: наднациональная валюта, обеспеченная золотом.

Третьи полагают, что «Бреттон-Вудс-II» будет принципиально отличаться от американского и британского проектов, которые обсуждались в 1944 году. Например, высказываются мнения, что единая мировая валютная система показала свою нежизнеспособность и что мир должен состоять из нескольких региональных валютных зон. А «Бреттон-Вудс-П» должен лишь зафиксировать некоторые принципы сосуществования этих валютных зон. Опять-таки данный вариант может быть «скрещен» с первым вариантом: получается региональная валюта, обеспеченная золотом.

Экспертное сообщество ввело понятие «Новый Бреттон-Вудс» или «Бреттон-Вудс-II» еще в конце прошлого века. В 1994 году в связи с полувековым юбилеем Конференции был создан Комитет за обновление Бреттон-Вудса. Он объединил мировых экспертов, включая лидеров сферы бизнеса, финансов, научного сообщества, представителей некоммерческих организаций. Возглавил Комитет некто Марк Узан.

Пожалуй, впервые идею «Бреттон-Вудса-II» на официальном уровне озвучил итальянский сенатор Оскар Петерлини. По его инициативе в Парламенте Италии еще в 2005 году была проведена дискуссия, которая так и называлась: «Бреттон-Вудс-П». В разгар финансового кризиса, в 2009 году, Петерлини официально представил в итальянском Сенате «Предложение о реорганизации международной валютной системы: новый Бреттон-Вудс». Документ был одобрен большим количеством депутатов верхней палаты. Хотя в документе ничего не говорилось о возврате к золоту, но обращалось внимание на необходимость контроля над выпуском денег, привязки их к реальным активам и товарам, а не к финансовым активам. Также акцентировалось внимание на том, что миру нужна финансовая система с фиксированными (постоянными) валютными курсами и запретами на свободное трансграничное перемещение спекулятивных капиталов.

На проходивших в Вашингтоне в ноябре 2008 года и в Лондоне в апреле 2009 года встречах G-20, где обсуждались причины и пути выхода из мирового финансового кризиса, также неоднократно звучала фраза «Бреттон-Вудс-II». Немецкий аналитик М. Либиг отметил незадолго до ноябрьского (2008 г.) саммита G-20: «Термин „Всемирный финансовый саммит“, предложенный Меркель, является не просто данью семантике. Британский премьер Гордон Браун предпочитает иной термин – он теперь патетически призывает к „новому Бреттон-Вудсу“. Впрочем, Николя Саркози и другие французские чиновники, итальянский министр экономики Тремонти и даже германский президент Келер применяли термин „Бреттон-Вудс-II“. Очевидно, они имели в виду длительную стабильность и нормативную взвешенность бреттон-вудской системы».

В разгар финансового кризиса на форумах «Большой двадцатки», «Большой восьмерки», «Большой семерки» и им подобных звучали достаточно радикальные предложения по перестройке мировой валютной и финансовой системы.

Даже говорили о необходимости созыва всемирной конференции «Новый Бреттон-Вудс» на площадке ООН. Там предлагалось заключить ряд важнейших международных соглашений. Наиболее важные из них: 1) Мировая экономическая хартия, основанная на предложениях канцлера Германии А. Меркель; 2) Глобальная энергетическая хартия, предложенная лидерами стран нетто – экспортеров энергоресурсов; 3) серьезные поправки в Устав ООН, включающие создание Совета финансовой безопасности. Но как только «грозовая туча» мирового финансового кризиса прошла, политические лидеры тут же забыли о проектах «Нового Бреттон-Вудса» и погрузились в текущие дела.

В конце прошлого века существовала иллюзия, что мир может стать монополярным, будет управляться из Вашингтона. Под флагом глобализации фактически шло построение Pax Americana. Однако сегодня видно, что Вашингтон теряет свое влияние в мире. На этом основании некоторые эксперты говорят, что повторения Бреттон-Вудса не будет. Тогда, в 1944 году, Америка доминировала в мире. Сегодня такого доминирования нет, наблюдается тенденция к формированию многополярного мира. С этим можно согласиться.

Новый Бреттон-Вудс Джорджа Сороса

Но можно говорить о Новом Бреттон-Вудсе как реанимации проекта Джона Кейнса, который 70 лет назад не был поддержан участниками Конференции. Наиболее известным публичным носителем этого варианта Бреттон-Вудса выступает финансовый спекулянт Джордж Сорос. Еще в ноябре 2009 года, на пике мирового финансового кризиса, этот миллиардер заявил о подготовке конференции «Новый Бреттон-Вудс» в программной статье одного из своих изданий. В апреле 2011 года Сорос провел эту Конференцию, причем местом проведения был выбран отель «Маунт Вашингтон», где в 1944 году проходила та самая Конференция. Подробностей о мероприятии Джорджа Сороса не так много. Этот миллиардер потратил 50 млн. дол. для того, чтобы собрать в Нью-Гэмпшире до 200 академиков, деловых людей и государственных лидеров под эгидой его Института нового экономического мышления (Institute of New Economic Thinking – INET). На встрече были такие знаменитости, как бывший председатель Совета управляющих ФРС Пол Уолкер, бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун, лауреат Нобелевской премии и бывший вице-президент Всемирного банка Джозеф Стиглиц, известный экономист, директор Института Земли Джефри Сакс. Мероприятие Сороса в Бреттон-Вудсе было столь же секретным, как и заседания Бильдербергского клуба. Это вам не 1944 год, когда на протяжении трех недель заседания Конференции освещались каждодневно газетами и телеграфными агентствами, а аппарат Конференции готовил ежедневные пресс-релизы.

Известно, что мероприятие проходило под лозунгами кейнсианства. Говорилось об особой роли Китая как полюсе мировой экономики и политики, о необходимости перехода к наднациональным деньгам и создания мирового эмиссионного центра (мирового центрального банка), о перестройке мировой финансовой системы в «широком культурном контексте».

Джордж Сорос как рупор клана Ротшильдов

Хорошо известно, что Джордж Сорос – ставленник Ротшильдов, их рупор. Через публичные высказывания и действия этого, известного своими эпатажами, финансового спекулянта можно составить некоторое представление о его «хозяевах». Ротшильды – абсолютные космополиты, они вообще не держатся ни за какую государственность. В отличие от Рокфеллеров, которым нужна Америка, потому что на территории США находится «печатный станок», а также ВПК, который призван охранять этот самый «печатный станок». Если говорить о понимании мировых денег Соросом, то это, скорее всего, комбинация наднациональных денег и золота. Впрочем, если внимательно отслеживать все его рассуждения о деньгах, то он не настаивает на немедленном введении мировых наднациональных денег. Можно начать с региональных денег, а уже на финальной стадии выйти на мировую наднациональную валюту. В любом случае международные деньги должны обеспечиваться золотом.


Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории

Джордж Сорос


Сорос неоднократно заявлял, что считает Китай моделью нового мирового финансового порядка для замены США. Сорос называл США обузой мировой экономики из-за дешевеющего доллара, отмечая необходимость новой мировой валюты в виде специальных прав заимствования МВФ. Сороса иногда принимают за последовательного сторонника идей английского экономиста Джона Кейнса. Но это заблуждение, которое возникает из-за того, что Сорос выступает критиком рынка, считая, что он не может быть «саморегулирующимся механизмом». Люди думают, что если Сорос выступает против рынка, значит, он – кейнсианец и ратует за государственное регулирование экономики. Нет, Сорос против государства и государственного регулирования. Он сторонник регулирования экономики с помощью крупных корпораций и банков. Впрочем, такое регулирование может дополняться регулированием со стороны наднациональных органов, руководители и чиновники которых даже формально народами отдельных стран не избираются. Неформально они подконтрольны тем же корпорациям и банкам. Примерами таких органов являются разные институты ЕС, к созданию которых, между прочим, Сорос приложил свою руку. Соросу нравятся Европейский центральный банк, Еврокомиссия и прочие органы европейской интеграции не потому, что они обеспечивают какую-то экономическую эффективность и улучшают жизнь людей. Нет, они ему нравятся только потому, что они приближают смерть национальных государств и расчищают место монополиям и банкам.

В то же время Сорос, не стесняясь, заявляет, что ему не нравится Америка. Нет, не потому, что она ведет разрушительные войны по всему миру. И не потому, что в ней сильна социальная поляризация. Или потому, что в ее тюрьмах пребывает более 2 миллионов человек, а еще 4 или 5 миллионов американцев осуждены на тюремное заключение, но гуляют на свободе, потому что тюрем не хватает. И не потому, что там организовано тотальное прослушивание всех телефонных разговоров. Она ему не нравится потому, что в ней сохраняется слишком много атрибутов государственности. Вот поэтому Сорос и выступил одним из главных спонсоров Обамы во время предвыборной президентской кампании. Вот этим и объясняются некоторые «нелогичные» (на первый взгляд) решения и поступки нынешнего хозяина Белого дома, которые возмущают истинных патриотов Америки.

Если все называть своими именами, то Сорос – сторонник монополистического капитализма, точнее финансового капитализма. Того самого, о котором примерно век назад писал австрийский социалист Рудольф Тильфердинг, понимая под финансовым капитализмом банкократию, диктатуру банков. Об этой модели общества я уже не раз писал, отмечу лишь, что она очень напоминает модель единого концлагеря, или «лагерного социализма».

Говоря о Соросе, можно также вспомнить еще одного человека Ротшильдов – бывшего исполнительного директора МВФ Доминика Cmpocc-Кана. Он так же, как и Сорос, недолюбливает Америку, доллар, работая на уменьшение роли «зеленой» валюты. Известно, в частности, что незадолго до того, как против Ливии начались военные действия в 2011 году, Стросс-Кан встречался с лидером Ливии М. Каддафи и поддержал проект региональной валюты «золотой динар». Что, естественно, вызвало неудовольствие хозяев «печатного станка» ФРС и послужило причиной скандальной отставки Стросс-Кана, а немного позднее – агрессии НАТО против Ливии.

Новый мировой финансовый порядок «в широком культурном контексте»

Ротшильдам не нравятся национальные деньги. Это, с их точки зрения, анахронизм XX века, они мешают созданию Мирового правительства. А чтобы поскорее избавиться от национальных денег, надо уничтожать национальное государство. А для этого следует по возможности расшатывать все культурно-нравственные устои общества. Опять-таки этот вывод вытекает из наблюдений за Соросом. Достаточно свидетельств того, что этот миллиардер способствует культурному вырождению человечества. Он поддерживает права «угнетенных меньшинств» на аборты, атеизм, легализацию наркотиков, сексуальное просвещение, эвтаназию, феминизм, однополые браки и т. д. Также выступает за глобализацию во всех ее проявлениях, массовую иммиграцию, «контроль над рождаемостью». Эти свои идеалы и цели миллиардер продвигает по всему миру через отделения своего Института открытого общества, действующего в 60 странах (совокупные расходы на деятельность Института – около 600 млн. дол. в год). Пропагандистскую работу в духе мондиализма Соросу помогают вести многие другие ветераны политики, финансов, СМИ. Среди них можно назвать бывшего президента ЕБРР Жака Аттали. Поражаешься удивительному сходству идей Сороса и Аттали. Оба космополиты и мондиалисты до мозга костей, оба уповают на организующую роль банков, оба рьяно нападают на остатки культуры и религиозности, оба говорят о необходимости мирового центрального банка и мировых вооруженных сил и т. п. Чувствуется, что у них общий хозяин и заказчик.

Не знаю, выходили ли разговоры в отеле «Маунт Вашингтон» в апреле 2011 года за рамки привычной повестки дня мировых финансовых форумов (типа «финансовой двадцатки»). Но не вызывает сомнений, что «широко мыслящий» Сорос постоянно нацелен на разрушение основ традиционного общества, без чего невозможно выстроить новый мировой финансовый порядок. В своей программной статье, вышедшей еще за полтора года до конференции «Новый Бреттон-Вудс», Сорос писал: «Реорганизация мироустройства должна будет простираться дальше и вне финансовой системы». «Широко мыслящий» миллиардер выражает мировоззрение своих «хозяев», для которых деньги, финансы, валютные курсы, «золотые фиксинга», ценные бумаги, кредиты, производные инструменты, биржи и прочие атрибуты мировой финансовой системы не более чем средства (в том числе отвлекающие предметы), а конечной целью является мировая власть.

Глава 10

Как России существовать в современной мировой финансовой системе?

России надо уходить от доллара

Четыре угрозы доллара США для России

О том, что России надо уходить от использования долларов как внутри страны, так и с внешним миром, сегодня признают все. Некоторые негативные моменты нашей долларовой зависимости связаны с возможностью введения против России экономических санкций. Другие моменты связаны просто с ослаблением отечественной экономики, неизбежным в результате ее долларизации.

Напомню, какие угрозы несет доллар для России в целом и для каждого ее гражданина в отдельности:

1. Значительная часть международных (золотовалютных) резервов Российской Федерации приходится на доллары (казначейские бумаги США, банковские депозиты в иностранных банках). В любой момент они могут быть «заморожены» по указанию из Вашингтона. Прецедентов достаточно – «замораживание» международных резервов Ирана, Ливии, Ирака.

Впрочем, даже без экономических санкций факт накопления больших объемов долларов в международных резервах РФ ослабляет российскую экономику и усиливает позиции США (фактически беспроцентное кредитование американского государства).

2. Использование долларов внутри РФ в качестве средства обращения и средства платежа («долларизация») ослабляет рубль как национальную валюту, снижает эффективность денежно-кредитной политики Центробанка РФ. Хотя формально многие сделки в долларах между хозяйствующими субъектами РФ сегодня запрещены, однако в «сером» секторе экономики наличный доллар продолжает широко использоваться в качестве средства обращения и средства платежа. «Издержек» такого положения более чем достаточно: потери бюджета в результате уклонения от уплаты налогов, возможности финансирования операций, подрывающих безопасность государства и т. п.

3. Использование доллара физическими и юридическими лицами РФ в качестве средства накопления (средства на банковских счетах, валюта под матрацем) чревато потерями для этих лиц в результате широкомасштабных санкций со стороны Запада. Кроме потенциальных экономических потерь тут еще присутствуют серьезные политические риски для нашего государства: граждане, имеющие долларовые счета в зарубежных банках, оказываются в сильной зависимости от Запада. Как показал пример Украины, такие граждане нередко оказываются «пятой колонной», действующей по указаниям Запада.

4. Использование доллара в качестве международного платежного средства грозит дезорганизацией внешней торговли и других внешнеэкономических сделок РФ в случае, если Вашингтон даст команду своим банкам блокировать долларовые операции российских контрагентов. Тут Вашингтону даже не потребуются коллективные санкции, поскольку все долларовые транзакции обязательно проходят через банковскую систему США.

Никакой «Америки» я не открываю, о перечисленных выше угрозах со стороны доллара США писали и говорили экономисты, политики, журналисты на протяжении многих лет. Лишь сегодня, когда наши отношения с Вашингтоном достигли максимального обострения за два с лишним десятилетия существования РФ, все граждане страны, начиная от домохозяек и заканчивая первыми лицами государства, «прочувствовали» эти угрозы.

Но как России уйти от использования долларов внутри страны и в своих операциях на международной арене? Ответ на этот вопрос следует искать в собственном и зарубежном опыте борьбы с долларизацией экономики и противодействия экономическим санкциям Запада. Собственный опыт относится к советскому периоду нашей истории (особенно вторая половина 1920-х гг., когда происходило сворачивание НЭПа, создавалась принципиально новая денежно-кредитная система). А из зарубежного опыта заслуживает особенного внимания Иран, против которого США проводят политику экономических санкций на протяжении 35 лет (с 1979 г.).

Доллар США vs. Конституция РФ

Если говорить про внутренний аспект, то мой ответ будет коротким: Следует запретить использование доллара (а заодно и любой иностранной валюты) внутри страны в любом качестве. Внутри страны не должно быть ни наличной, ни безналичной валюты; ни в качестве средства обращения, ни в качестве средства сбережения. Кстати, такой запрет прямо вытекает из требований нашей Конституции: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются» (ст. 75). Все, что нам необходимо для искоренения долларов внутри страны, – соблюдать Конституцию РФ. Для того чтобы обеспечить эффективное выполнение требований Конституции, можно внести дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации. А для этого вспомнить, что в Уголовном Кодексе РСФСР в 1960 году появилась ст. 88 «Нарушение правил о валютных операциях». Она предусматривала уголовное наказание за операции граждан с иностранной валютой и валютными ценностями. Осуждение по ст. 88 предполагало в зависимости от состава преступления лишение свободы на срок от 3 до 15 лет, конфискацию имущества, ссылку на срок до 5 лет и смертную казнь. Аналогичные статьи были включены в уголовное законодательство других республик СССР.

Можно копнуть глубже и вспомнить, что в 1920-е годы в СССР в период НЭПа в стране использовалась иностранная валюта. Валютные операции осуществляли не только граждане, но также фирмы и банки. Однако уже в 1926 году торговля валютой на фондовых товарных биржах была запрещена, в 1928 году червонец стал полностью неконвертируемым. Рубль стал полным монополистом на внутреннем рынке. Немногочисленные банки, которые остались после «чистки» конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века, полностью перешли на работу с рублями (за исключением Госбанка СССР, который стал уполномоченным банком, обеспечивающим государственную валютную монополию).

О законопроекте Михаила Дегтярева

Кстати, 13 ноября прошлого года депутатом Госдумы от фракции ЛДПР Михаилом Дегтяревым был подготовлен и представлен для обсуждения законопроект о запрете на обращение и хранение долларов США в Российской Федерации. В случае его одобрения депутатами в течение года граждане России имели право продать доллары со своих счетов, а также освободиться от наличной валюты. В случае отказа клиентов от самостоятельной продажи валюты банки должны были продать доллары со счетов граждан по среднему курсу за прошлый год. На освобождение граждан от американской валюты в наличной и безналичной форме законопроект предусматривал два года. По истечении указанного срока правоохранительные органы получали право изымать у граждан нереализованную валюту и перечислять ее в государственную казну. Уголовной ответственности за хранение долларов закон не предусматривал, как и организацию поиска и изъятия наличной американской валюты. Необходимость запрета долларов США Дегтярев объяснил заботой о денежных сбережениях россиян. Отчасти, вероятно, подготовка законопроекта была спровоцирована снижением курса рубля и ростом покупки долларов США для защиты от инфляции. Масла в огонь подлили заявления руководства Банка России о готовности отправить рубль в «свободное плавание» (т. е. об отказе поддержания его курса). Статистика Банка России зафиксировала неприятную тенденцию ухода физических и юридических лиц в «зеленую» валюту в последние месяцы 2013 года.

Да, конечно, документ был далек от совершенства. Прежде всего бросается в глаза, что он направлен на изъятие из нашей экономики лишь доллара США. А как же остальные иностранные валюты? Использование любой иностранной валюты внутри страны ослабляет рубль, создает дополнительные риски. Слабо прописана ответственность граждан за хранение валюты. Не определены механизмы поиска и изъятия валюты правоохранительными органами. К сожалению, большинство депутатов назвали законопроект Дегтярева «популизмом» и отказались от его поддержки. Вместо того, чтобы доработать и усилить. В январе 2014 года данный законопроект был отозван депутатом. У меня такое ощущение, что инициатива Дегтярева была рассчитана, прежде всего, на политический эффект, привлечение внимания общественности к проблеме долларизации российской экономики. Тогда инициативу депутата не поняли и не оценили.

Дедолларизация как средство спасения российских банков и их клиентов

За несколько месяцев, прошедших с момента представления законопроекта, ситуация в России и вокруг России сильно поменялась. На фоне той эйфории, которая возникла в связи с присоединением к России Крыма, происходят некоторые малоприятны