Book: Глобальные фальсификации и аферы на службе «хозяев денег». «Глобальное потепление», «истощение озонового слоя», «СПИД», «перенаселение Земли», «пандемия коронави руса» и другие



Глобальные фальсификации и аферы на службе «хозяев денег». «Глобальное потепление», «истощение озонового слоя», «СПИД», «перенаселение Земли», «пандемия коронави руса» и другие

В. Ю. Катасонов

Глобальные фальсификации и аферы на службе «хозяев денег». «Глобальное потепление», «истощение озонового слоя», «СПИД», «перенаселение Земли», «пандемия коронавируса» и другие

© Катасонов В. Ю., 2020

© Издательский дом «Кислород», 2020

© Дизайн обложки – Георгий Макаров-Якубовский, 2020

Введение

Глобальные фальсификации и аферы на службе «хозяев денег». «Глобальное потепление», «истощение озонового слоя», «СПИД», «перенаселение Земли», «пандемия коронави руса» и другие

Уважаемые читатели, вашему вниманию предлагается сборник очерков и статей, которые посвящены разоблачению всякого рода глобальных фальшивок, фальсификаций. Таких фальшивок, которые облечены в форму «научных» идей, теорий, концепций. Людей приучали к уважению к науке и ученым, которые традиционно воспринимались носителями истин в последней инстанции. Но, увы, времена меняются. Наука, которая призвана открывать тайны природы и человека, искать истины и выявлять тенденции, раскрепощать энергию природы и помогать людям созидать экономику, вразумлять и наставлять на путь истины, в последние времена пошла по другому пути.

Она стала создавать «истины». Конечно, я пишу с иронией. На самом деле она стала создавать фейки, фальшивки, подделки. А если выражаться еще проще, – просто врать. Паразитируя на том капитале доверия, который создавался в предыдущие века действительно талантливыми и честными учеными. Вранье, конечно, началось не вчера. Не хочу сейчас докапываться до самых глубин истории вопроса. Пожалуй, самым грандиозным, скандальным и резонансным враньем стала родившаяся на свет более полутора веков назад теория эволюции английского биолога Чарльза Дарвина.

А в самой теории самым скандальным и безумным стало учение о происхождении человека из обезьяны. Буквально за несколько десятилетий, т. е. к началу ХХ века значительная часть «просвещенной» интеллигенции в Европе и в России уже ни на секунду не сомневалась в верности «научной аксиомы» о том, что человек – результат очень длительной эволюции, которая началась с простейших организмов, а предпоследним звеном в этой цепи эволюции была обезьяна. Что, строго говоря, человек – слегка «облагороженная» обезьяна. К концу ХХ века в эту аксиому уже верили не только «облагороженные» научными знаниями интеллигенты, но и простые граждане, прошедшие «промывку мозгов» в школе. Кто-то решил провести эксперимент над людьми, решив проверить, до какой степени можно дурить того, кого принято величать «homo sapiens». Оказалось, что пределов почти нет[1].

Вдохновленные таких грандиозным успехом, как превращение теории о происхождении человека из обезьяны в «аксиому», не требующую доказательств, эти «кто-то» решили поставить производство научных фальсификаций на конвейер. ХХ век породил очень большое количество таких фальшивок. Большинство из них не такого крупного калибра, как теория происхождения человека, искусно приписываемая Дарвину; многие фальсификации, конечно, раскрывались. Но удивительное дело: фальсификация обычно создавала большой шум в обществе, а вот ее разоблачение часто происходило тихо. Как ни крути, происходило и продолжает происходить непрерывное отравление человеческого сознания «токсичной» наукой. Об этом написано много книг и мириады статей, поэтому я более о научных фальсификациях прошлого века распространяться не буду[2].

Конечно, во многих случаях ученые идут на фейки ради славы, но именно такие фальсификации не являются долго живущими, и о них я также не буду говорить[3]. Но есть фальсификации другого рода – представители науки идут на них ради немалых денег. Деньги дают те, кого я выше назвал «кто-то». Эти «кто-то» дают науке «социальный заказ» на изготовление новой «истины». Выйдя из стен «храма науки», эта новая «истина» дальше начинает активно распространяться через СМИ, а также систему образования, иногда даже литературу и культуру. Те же самые «кто-то» выдают соответствующие «социальные заказы» на внедрение «новой истины» в общественное сознание. С помощью таких «новых истин» происходит выстраивание в общественном сознании того, что философы называют «второй реальностью», или виртуальным миром. Человека из реального мира постепенно перемещают во «вторую реальность». А ради чего все это делается? – Человек, погруженный в виртуальный мир, становится подобен игрушке, из субъекта он превращается в объект, которым управляют те самые таинственные «кто-то»[4].

Так кто же эти таинственные «кто-то»? – В своих многочисленных книгах и статьях я называю их «хозяевами денег»[5].

Это те, кто оказался у руля власти после буржуазных революций. Это те, кто добился права заниматься выпуском денег. Это те, в руках кого находится «печатный станок», с которого сходят деньги. Это те, кто может создавать деньги «из воздуха» и с их помощью скупать все и покупать всех.

Во второй половине ХХ века главными «хозяевами денег» стали основные акционеры Федеральной резервной системы США (созданной в 1913 году), с «печатного станка» которой сходит главная мировая валюта – доллары США. В 70-е годы прошлого века с «печатного станка» ФРС США был снят окончательно «золотой тормоз», т. е. привязка денежной эмиссии к золотому запасу Америки. С этого момента «хозяева денег» уже ни имели никаких ограничений для скупки любых активов и покупки исполнителей их воли. Для снятия последних экономических, политических и нравственных барьеров на пути их мировой экспансии они стали насаждать по всему миру идеологию «все продается и все покупается».

«Хозяев денег» еще можно назвать мировой финансовой олигархией, денежными капиталистами, современными ростовщиками и т. п. У «хозяев денег» есть давнишняя цель – установить абсолютный контроль над миром, заполучить власть над всеми народами планеты. Деньги для них не самоцель, они – лишь средство. Высшая цель – мировое господство, из «хозяев денег» они хотят стать «хозяевами мира». Основные свои инвестиции они делают не в развитие промышленности и других отраслей реальной экономики, а в политику, СМИ, систему среднего и высшего образования, культуру. А также в науку, выдавая заказы на создание лжи, или фейков, облеченных в одежды наукообразных слов, графиков и формул.

Вот о некоторых наиболее известных в мире XXI в ека научных фейках я хочу рассказать читателям. И не только о самих фальсификациях, сколько о том, зачем такие фальсификации потребовались «хозяевам денег», как эти подлоги они пытаются внедрять в жизнь, каковы последствия таких диверсий.

Практические акции по внедрению фейков в жизнь я называю аферами. Как говорится в толковых словарях, афера – рискованное, сомнительное и неблаговидное дело или предприятие с целью личной наживы; синоним мошенничества, махинации и авантюры. На протяжении всей Истории человечества происходили большие и малые аферы. Так, в учебниках по экономике и истории в качестве классической аферы называется панамский скандал. Это финансовый и политический скандал, разразившийся во Франции в конце XIX века во время строительства Панамского канала. Была создана специальная компания для реализации этого амбициозного проекта. А для его реализации Панамская компания выпустила акции, обещав баснословные прибыли после запуска канала. Гигантские по тем временам деньги были собраны – преимущественно с простых и доверчивых граждан. Вскоре компания лопнула, а без малого миллион французов остались с носом. Афера получила короткое название «Панама»[6]. С тех пор это стало именем нарицательным для обозначения подобных авантюр. К сожалению, «Панамы» стали неотъемлемой частью современной капиталистической экономики. Число их продолжает расти из года в год. И речь идет не только об учреждении «дутых» акционерных обществ, появляются все новые и новые схемы и проекты: пирамиды «МММ», сетевой маркетинг, криптовалюты, ICO (Initial coin offering – первичное предложение цифровых монет), венчурные фирмы и т. п.

В этой книге я говорю об аферах другого рода – глобальных махинациях, преследующих не только и не столько цели незаконного обогащения, сколько цели политические. Т. е. такие, которые работают на стратегическую цель «хозяев денег» – завоевание мирового господства.

В первом разделе книги я разоблачаю целый ряд так называемых «экологических фейков» – «теории» «парникового эффекта», потепления климата на планете, разрушения озонового слоя Земли, а также показываю разрушительную и человеконенавистническую политику некоторых «раскрученных» в мировых СМИ экологических организаций (Всемирный фонд дикой природы и др.), которую они проводят под флагом сохранения дикой природы. Фактически так называемую «защиту окружающей среды» и «охрану дикой природы» можно отнести к разряду крупнейших мировых афер, организованных ради обогащения мировой финансовой олигархии, размывания национальных суверенитетов и зачистки планеты от миллиардов «вредных» людей.

Второй раздел является самым обширным, он посвящен самой «горячей» теме 2020 года – коронавирусу, который сегодня уже стал «пандемией». В статьях этого раздела можно выделить три основные блока вопросов.

Первый блок вопросов касается природы самой пандемии. Я говорю о том, что пандемия, объявленная Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) – лишь на 10 % вирусная, а на 90 % информационная. Т. е. происходило и продолжает происходить искусственное нагнетание в обществе атмосферы страха. Кстати, я привожу множество свидетельств медицинской науки, которые заставляют думать, что пандемия COVID-19 – величайший фейк начала XXI века.

Второй блок вопросов – раскрытие целей, преследуемых организаторами вирусно-информационной пандемии. Это сокращение численности населения (путем токсичных вакцинаций и др.), превращение людей в «зомби» (человек становится управляемым в атмосфере непрерывно нагнетаемого страха), выстраивание электронного концлагеря (создание систем тотального электронного слежения за человеком, прежде всего путем введения в его тело микрочипа), обогащение фармацевтических компаний и др.

Третий блок вопросов – влияние пандемии на экономику: мировую, отдельных стран, особенно российскую. Если говорить коротко, то нынешняя пандемия стала, с одной стороны, триггером экономической рецессии (спада), а, с другой стороны, дымовой завесой, прикрывшей истинные причины начавшейся рецессии (дисбалансы экономики, которые копились более десяти лет со времени предыдущего кризиса; алчность мировой финансовой олигархии и др.). Говоря о начинающейся экономической рецессии, я подчеркиваю, что, скорее всего, по своей глубине и продолжительности она будет сопоставимой с мировой рецессией, начавшейся в октябре 1929 года. Затем в 1933 году она перешла в мировую экономическую депрессию, которая насильственно оборвалась развязанной в 1939 году Второй мировой войной. Человечество (и Россию, в частности) может ожидать серьезнейшие перегрузки в виде массовой безработицы, роста преступности, социальных волнений, недоедания и даже голода. Людские потери (даже если исключить сценарий возможного пожара большой войны) могут оказаться на порядки больше, чем официальные цифры умерших от коронавируса. Порой возникает ощущение, что власти многих государств своими действиями лишь имитируют борьбу с вирусом, используя надуманную пандемию как предлог для введения карантинного режима и иных ограничений в разных отраслях экономики.

Во втором разделе особое место занимают статьи «Коронавирус – напоминание о четырех всадника Апокалипсиса» и «Достоевский и коронавирус». В них я показываю, что нынешние события вокруг коронавируса были предсказаны еще апостолом Иоанном Богословом в его «Откровении» (последняя книга Священного Писания) и Федором Михайловичем Достоевским в романе «Преступление и наказание». Кроме того, ссылаясь на Иоанна Богослова и Достоевского, я отмечаю, что нынешнюю пандемию нельзя объяснять только чисто научными, естественными причинами. И даже причинами политическими (версия, согласно которой коронавирус запущен как оружие войны). Глубинные ее причины имеют духовный характер. Нынешний вирусно-экономический кризис следует квалифицировать как наказание Божие человечеству за отступление от веры и нарушение Его фундаментальных заповедей. Но все-таки, как мне кажется, это именно наказание (т. е. наставление), а не кара (это уже исполнение окончательного вердикта, вынесенного на последнем Суде Божием).

Третий раздел составлен из серии статей, которые были мною написаны в 2018–2019 г г. и посвящены Римскому клубу. Они были приурочены к полувековому юбилею клуба, который был создан в 1968 году одним из «хозяев денег» – миллиардером Дэвидом Рокфеллером. Римский клуб был задуман как мировой интеллектуальный центр, находящийся под опекой финансовой олигархии и призванный обеспечивать «научное» обоснование планов «хозяев денег». Эти планы, облеченные в наукообразные формы (моделирование с использованием компьютеров), при их переводе на понятный простым людям язык, сводятся к следующему:

1) остановка роста численности населения Земли и последующее его сокращение до «оптимального» уровня в 1 миллиард человек;

2) де-индустриализация экономики (под видом перехода в «постиндустриальное общество»);

3) размывание национальных суверенитетов, ослабление национальных государств (под лозунгом снятия всяких ограничений на перемещение людей, товаров и капитала, а также идей и информации);

4) создание «технотронного общества» (термин З. Бжезинского, запущенный еще в конце 1960-х гг.; сегодня более распространенным стал термин «цифровое общество»; фактически речь идет об «электронном концлагере»);

5) создание мирового правительства (конечная цель «хозяев денег»; они становятся «хозяевами мира»).

С точки зрения христианской эсхатологии (учение об окончании мировой истории), достижение пятой (конечной цели) следует рассматривать как момент, с которого начинается последняя страница земной истории человечества, связанной с восхождением мирового правителя, именуемого в Священном Писании «антихристом». Согласно Откровению Иоанна Богослова, его власть на Земле будет продолжаться три с половиной года. А что дальше? – Читайте последнюю книгу Священного Писания.

Впрочем, «хозяева денег» и их слуги, занимающиеся «научным обоснованием» планов мировой закулисы, наивно полагают, что по достижении пятой цели наступит «конец истории» в другом понимании. В том понимании, как это изложил американский социолог, футуролог и политолог Фрэнсис Фукуяма в своей книге «Конец истории и последний человек» (1992 г.). Т. е. как абсолютное и бесконечное царствование «хозяев денег», превратившихся в «хозяев мира». Безумцы! Их торжество будет кратковременным. И антихрист, и его слуги (лжепророки, в том числе те, кто в Римском клубе готовили его приход) будут брошены в «геенну огненную» (Откр.19:20; 20:10; 21:8).

Четвертый раздел посвящен еще одному центру, осуществляющему «научное» обслуживание интересов «хозяев денег». Речь идет о Фонде Нобеля и Комитете по присуждению Нобелевских премий. Создан Фонд, как известно, шведским предпринимателем Альфредом Нобелем в самом начале ХХ века. Изначально Фонд действительно призван был способствовать развитию науки в разных отраслях (медицина, физика, химия), а также литературы и укреплению мира путем выдачи денежных премий и присуждения званий лауреатов наиболее выдающимся людям планеты.

Но с конца 1960-х годов Нобелевский комитет попал под контроль «хозяев денег». Премии все чаще стали присуждаться за сомнительные достижения в науке. Еще более сомнительными стали премии по литературе и за укрепление мира. Более того, более полувека назад вопреки воле основателя Фонда Альфреда Нобеля Комитет принял решение об учреждении премии по экономике имени Альфреда Нобеля. В четвертом разделе я показываю, как Комитет в интересах «хозяев денег» стал насаждать в мире идеи экономического либерализма и глобализации. Действия Комитета весьма корреспондировали с «научными» обоснованиями Римского клуба в вопросах либерализации движения рабочей силы, товаров, капитала, информации и технологий. Позднее все эти «научные» открытия нашли свое практическое воплощение в наборе принципов Международного валютного фонда, получившем название «Вашингтонский консенсус». Под флагом «Вашингтонского консенсуса» МВФ и другие международные финансовые организации расчищали и продолжают расчищать мировое экономическое пространство для будущего царствования «хозяев денег» и их «царя» – антихриста.

Уважаемый читатель! Наверное, картина, которую я вкратце изложил во введении, и которая детализирована в отдельных статьях и очерках книги, не очень оптимистичная. И даже пугающая. Но так устроена История[7]. И даже люди неверующие начинают задумываться: а не есть ли все то, что мы видим сегодня вокруг, признаками конца Истории? И даже не в том смысле, как это писал Ф. Фукуяма, а в смысле конца земной Истории (или, как говорят, «конца света»)?



Введение это я пишу в субботу Страстной недели, 18 апреля. Завтра у нас Пасха. Завтра мы будем радостно восклицать: «Христос воскресе!» И это вселяет надежду. Мрак рассеивается. На праздничной службе читается огласительное Слово святителя Иоанна Златоуста. И я хочу закончить своей введение на радостной ноте – отрывке из этого Слова:

«Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?! Воскрес Христос, и ты низвержен! Воскрес Христос, и пали демоны!

Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе! Ибо Христос, восстав из гроба, – первенец из умерших. Ему слава и держава во веки веков! Аминь».

18 апреля 2020 г., суббота Страстной седмицы

Раздел I. Экологический фейк как средство глобального управления

Что скрывается за климатической интригой?

С тех пор, как в конце 1960-х гг. был создан Римский клуб, проблемы окружающей среды и глобальных климатических изменений вошли в повестку дня многих международных форумов и включены в программы ООН и других международных организаций. Увы, за наигранной озабоченностью политиков глобальными экологическими и климатическими проблемами чаще всего скрывались и скрываются интересы различных олигархических кланов. Различные широковещательные программы и проекты ООН и других международных организаций в области охраны окружающей среды и стабилизации климата становятся инструментами продвижения интересов тех или иных групп бизнеса и финансовой олигархии.

Тема климатических изменений на нашей планете неразрывно связана с вопросами развития современной энергетики. Эта энергетика стала складываться в эпоху промышленной революции в Англии в конце XVIII – начале XIX вв. Ее основа – каменный уголь. Начиная со второй половины XIX века каменный уголь стал дополняться нефтью, а в XX веке важной составляющей энергобалансов многих стран стал также природный газ. На протяжении последних двух веков очень высокими темпами росла энерговооруженность производства и всех других сфер экономики, включая сферу жилищно-коммунального хозяйства. После Второй мировой войны в дополнение к ископаемым энергоносителям стала использоваться атомная энергия, а также возобновляемые источники (ветровая, солнечная, геотермальная и др.). Несмотря на то, что сегодня имеется большое количество альтернатив углеродной и углеводородной энергетике, ископаемое топливо остается основой мирового энергобаланса (на него, по оценкам Международного энергетического агентства, в конце прошлого десятилетия приходилось около 80 процентов всех источников энергии). Не буду сейчас погружаться в технические детали проблемы. В 90-е годы я работал в проекте Всемирного банка по управлению окружающей средой для России и знакомился со многими интересными видами альтернативных источников энергии. Им не давался «зеленый свет» несмотря на их дешевизну и экологичность. О «зеленой энергетике» было много разговоров, но практически мало что делалось. Со временем мне стало понятно, что «красный свет» альтернативной энергетике включили лоббисты нефтяного бизнеса. Прежде всего, тех компаний, которые еще в начале 1970-х годов называли международным нефтяным картелем, или «Семью Сестрами». В состав группы входили: British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco. Как видим, из «Семи Сестер» пять были приписаны к Соединенным Штатам и находились под прямым или косвенным контролем клана Рокфеллеров.

В начале 70-х годов прошлого столетия члены «Семи Сестер» контролировали 85 % мировых запасов нефти. В 1973 году наступил их «звездный час»: «хозяевами денег» был спровоцирован так называемый «энергетический кризис», когда цены на «черное золото» в течение нескольких месяцев выросли в четыре раза. Замечу, что в предыдущее столетие на рынке нефти время от времени возникали некоторые колебания цен, но на больших отрезках времени цены демонстрировали удивительную стабильность. А тут возник самый настоящий нефтедолларовый «дождь», который несказанно обогатил Рокфеллеров и примыкавших к ним иных хозяев нефтяного бизнеса. Последующие четыре с лишним десятилетия были «золотым веком» нефтяного бизнеса. Это была эпоха нефтедолларового стандарта, когда интересы «хозяев нефти» и «хозяев денег» (главных акционеров ФРС США) совпадали, происходило их сращивание и взаимное переплетение.

При этом вывески отдельных «нефтяных сестер» менялись, а сам нефтяной картель благоразумно ушел в тень. Он стал прикрываться вывеской ОПЕК, который стал фактически «двойником» настоящего нефтяного картеля. Рокфеллеры напрямую или через чиновников Вашингтона договаривались о планах и действиях отдельных стран-членов ОПЕК. Главными бенефициарами координационных действий ОПЕК были (и пока еще остаются) Рокфеллеры – как акционеры американских нефтяных монополий и как главные (на сегодняшний день) акционеры Федеральной резервной системы США (нефтедоллары, получаемые странами ОПЕК, размещаются на счетах американских банков).

За четыре с лишним десятилетия в мире возникла нефтяная супермонополия во главе с Рокфеллерами, которая потеснила в мировой экономике другие группы интересов, представляющих обрабатывающую промышленность и сферу услуг. Мировая экономика носит название «рыночной», а в чисто рыночной экономике, которая не производит, а перераспределяет, действует железный закон сохранения богатства: если у одних оно возрастает, значит, у других оно на такую же величину уменьшается. Высокие цены на энергию, создаваемую на основе углеводородного топлива, неизбежно ослабляют всех, кто находится за пределами нефтяной супермонополии.

Защитной реакцией остального бизнеса стала теория «парникового эффекта». Мол, выбросы углекислого газа, создаваемые углеродной и углеводородной энергетикой, повышают его концентрацию в атмосфере Земли и постепенно разогревают ее. Некоторые авторы подхватили эту мысль и стали рисовать апокалиптические картины «теплового удара», от которого погибнет все человечество. Не хочу погружать читателя в детали этой полубредовой идеи. В ней все шито белыми нитками. Например, авторы почему-то абстрагируются от факта, что мировой океан поглощал и продолжает поглощать гигантские количества углекислого газа, восстанавливая первоначальный химический баланс атмосферы. Аккуратно обходится стороной такой факт, что выбросы углекислого газа при крупных извержениях вулканов многократно превышают техногенные выбросы. Так, извержение Везувия, изображенное на картине Брюллова «Последний день Помпеи», эквивалентно годовому выбросу СО2 всей современной американской экономики, однако это не привело к тепловой смерти человечества. И т. д.

Имеются реальные угрозы окружающей среде и климату, но они обсуждаются лишь в узких кругах специалистов. Тема таких реальных угроз выходит за рамки данной статьи. Отмечу лишь, что финансовая и политическая элита в своей безумной борьбе за мировое господство готова пожертвовать и окружающей средой, и климатом, и миллионами (даже миллиардами) человеческих жизней. Лишь один пример – ведущиеся в США разработки геофизического оружия. Сколько было принято в ООН и других международных организациях деклараций, сколько было подписано конвенций против разработки такого оружия, а оно продолжает создаваться и совершенствоваться! Контролировать его создание крайне сложно. Сложно порой даже доказать факт его использования (внешне все выглядит как стихийная природная катастрофа).

Зачем же мировой элите нужны надуманные теории и гипотезы типа теории «парникового эффекта»? – Они необходимы для того, чтобы создавать в мире атмосферу страха (информационно-психологический терроризм) и бороться за экономический передел мира между отдельными группами мировой олигархии.

До поры до времени клан Рокфеллеров достаточно «толерантно» относился к «климатическим играм», которые велись в ООН и других международных организациях. Потому, что эти игры не накладывали строгих юридических и финансовых обязательств на нефтяной бизнес. Сколько было конференций и форумов, посвященных, например, введению мирового налога на выбросы углекислого газа за последние три десятилетия, а его на сегодняшний день так и нет! В некоторых случаях Рокфеллеры даже поддерживали идею «парникового эффекта». Например, в 1990-е годы в Россию пришли западные консультанты и эксперты и стали говорить, что наша экономика имеет «низкую энергетическую эффективность» и «избыточные» выбросы парниковых газов. Помню, что «углеродный» аргумент (избыточные выбросы СО2) постоянно исходил от наших западных «партнеров», требовавших закрытия отечественных предприятий (особенно относящихся к тяжелой промышленности, где, по определению, энергоемкость производства намного выше средней).

Но вот в декабре 2015 года в Париже была проведена международная конференция по вопросам климата. Говорят, что это была крупнейшая в послевоенной истории международная встреча (по числу участников и представленных ими стран). Не вдаваясь в детальное описание этого грандиозного форума, скажу, что на нем удалось подписать Парижское соглашение по климату. Это глобальное климатическое соглашение было подписано 194 странами. Оно определяет мировой план действий по сдерживанию глобального потепления. Среди подписантов документа были США и Китай, на которые приходится более 40 процентов мировой эмиссии углекислого газа.[8] При этом объем эмиссии в 2015 году составил в ведущих странах мира (млрд килотонн газа): Китай 10,6; США – 5,2; Индия – 2,5; Россия – 1,8; Япония – 1,3; Германия – 0,8.[9]Администрация тогдашнего президента США Барака Обамы исходила из того, что Америка будет постепенно переходить в состояние постиндустриального общества, экономика которого будет все менее зависеть от ископаемого топлива. При Обаме постоянного говорили о планах перехода к «цифровой экономике», энергетические потребности которой будут обеспечиваться преимущественно за счет альтернативных, воспроизводимых источников («зеленая энергетика»). Согласно договору, США обязались сократить к 2025 году уровень выбросов на 26–28 % по сравнению с показателями 10-летней давности.

Планы постиндустриального общества советников Обамы и требования Парижского соглашения по климату идут вразрез с планами нового президента США Дональда Трампа. Он обещал американскому народу восстановление американской промышленности. Он обещал американским нефтепромышленникам расконсервировать находящиеся на территории страны месторождения «черного золота», которые были «запечатаны» экологическими активистами и политиками. Он обещал вернуть Америке статус мировой нефтяной державы, которая будет обеспечивать потребности в энергии не только американской экономики, но и экономик всех других стран мира (включая китайскую). Еще в ходе своей предвыборной кампании Трамп настойчиво повторял: в случае прихода в Белый дом он потребует немедленного выхода из Парижского соглашения по климату.

После своего прихода в Белый дом Трампу пришлось отказаться от многих своих предвыборных обещаний или, по крайней мере, сильно их скорректировать. Под натиском оппонентов он постоянно отступал. Но вот, кажется, произошел первый случай, когда Трамп остановил свое отступление и заявил о твердой решимости выполнять обещания. Я имею в виду обещание выйти из Парижского соглашения по климату.

1 июня 2017 года Трамп заявил, что Соединенные Штаты выходят из Парижского соглашения по климату ввиду того, что оно перераспределяет американские богатства в пользу других стран, а его выполнение могло бы привести к потере 2,7 млн рабочих мест к 2025 году.[10] «Мы выходим, но мы начнем переговоры либо о присоединении к этому документу заново (на других условиях), либо будем рассматривать совершенно новую сделку на тех условиях, которые будут выгодны Соединенным Штатам, их предпринимательству, работникам, людям, налогоплательщикам», – добавил президент. «С сегодняшнего дня США прекратят выполнение рекомендательного Парижского соглашения и избавятся от драконовского финансового и экономического бремени, которое оно накладывает на нашу страну. Это включает в себя прекращение внесения определенного вклада государства в Зеленый климатический фонд (ООН), что стоит Соединенным Штатам целое состояние», – указал Трамп.

Трудно сказать, удастся ли Трампу практически реализовать свое решение. Реакция и в Америке, и в Европе, и в других частях мира была весьма бурной. Преимущественно негативной и даже агрессивной. С угрозами в адрес президента США. Трудно сказать, чем закончится это противостояние. Надо иметь в виду, что Трамп в своем решении выразил не только и не столько свое собственное отношение к Парижскому соглашению. Он озвучил позицию закулисного мирового нефтяного картеля (не ОПЕК, а тех, кого раньше называли «Семью Сестрами»). Плюс к этому – позицию тех промышленных кругов США, которые хотели проводить индустриализацию Америки без оглядки на Парижское соглашение и другие международные обязательства. На их стороне Пентагон и военно-промышленный комплекс (ВПК). Им противостоит та часть американского бизнеса, которая делает ставку на «цифровую экономику» (в первую очередь, бизнес Силиконовой долины). Ее, в свою очередь, поддерживают американские спецслужбы. Что касается банковских кругов Америки, то их отношение к решению Трампа разделилось.

В завершение хочу обратить внимание на тенденции мирового нефтяного рынка. Там установились стабильно низкие цены на «черное золото». Некоторые рассматривают это как проявление слабости нефтяного бизнеса, который не может достичь тех рекордов, которые он начал устанавливать с октября 1973 года (когда разразился так называемый «энергетический кризис»). Думаю, что это не совсем так. Истинные «хозяева нефти» (закулисный нефтяной картель), действуя через ОПЕК, специально играют на «понижение». А, в конечном счете, на поражение своих противников. Да, при таких ценах «хозяева нефти» не могут получать баснословных прибылей. Они могут идти даже на временные финансовые потери. Ради того, чтобы ослабить или уничтожить тех, кто представляет другие виды бизнеса и использует для этого разные средства, в том числе фантазию под названием «парниковый эффект» и Парижское климатическое соглашение. Конечно, ни одна монополия не вечна. Не вечна и монополия «хозяев нефти». Но когда она рухнет, я сказать не берусь.

Римский клуб: «парниковая» афера

Как я уже неоднократно писал, Римский клуб, созданный полвека назад, занял отведенную ему «экологическую нишу» в системе институтов, призванных проводить в жизнь политику Комитета 300 (таких, как Королевский институт международных отношений, Банк международных расчетов, Тавистокский институт, Германский фонд Маршалла, общество «Мон Пелерин», Фабианское общество и т. д.).

Указанный Комитет – мировая элита разных стран, рвущаяся к власти над всем человечеством. Все институты, обслуживающие Комитет 300, в той или иной мере призваны решать такие задачи, как сокращение численности населения на планете, де-индустриализация мировой экономики, размывание национальных суверенитетов государств, поощрение глобализации в интересах транснациональных банков и корпораций, изменение сознания людей и превращение их в биороботов, создание на финише Единого мирового правительства, которое будет управлять планетой и оставшимся в результате жесткого отбора стадом биороботов. Бенефициарами всего этого обширного и долгосрочного плана должны стать те, кого называют «мировая элита», «члены Комитета 300», «олимпийцы», «хозяева денег» (главные акционеры Федеральной Резервной Системы США), «атланты» (так их назвала Айн Рэнд в своем романе «Атлант расправил плечи»), «сверхчеловеки» (по Ф. Ницше) и т. д.

Каждый из институтов, входящих в систему Комитета 300 («дочерние» структуры Комитета) решает перечисленные выше задачи по-своему, у каждого имеется своя специфика, свое место в планах мировой элиты. Если говорить об «экологической нише» Римского клуба в системе институтов Комитета, то это решение указанных задач посредством интеллектуальных спекуляций на проблемах экологии. Некогда экология была специальной отраслью биологической науки. Это наука о взаимодействиях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой. Термин впервые предложил немецкий биолог Эрнст Геккель в 1866 году в книге «Общая морфология организмов». Примерно столетие термин был очень специальным, им пользовались узкие профессионалы.

И вот, неожиданно с конца 60-х годов прошлого века об экологии заговорили везде и на всех уровнях. Экологическая проблематика была запущена на высокие орбиты мировой науки, политики и даже экономики. В понятие «экология» были внесены новые смыслы. Оказывается, что под экологией стали пониматься, в первую очередь, разнообразные отношения человека и человеческого общества с природной средой. Следовательно, проблемы экологии вышли за узкие рамки биологической науки. Они стали проблемами социально-экономическими и политическими. Такому масштабному пониманию и восприятию экологических проблем способствовали в значительной мере первые доклады Римского клуба. Начало было положено докладом, подготовленным американским профессором Массачусетского технологического института (МТИ) Дж. Форрестором в 1971 году. Первым официальным докладом Клуба считается работа «Пределы роста», подготовленная в 1972 году профессором МТИ Деннисом Медоузом. Оба доклада представляют собой результаты расчетов, сделанных на основе прогностических моделей с помощью мощных компьютеров. Рассчитывалась динамика таких глобальных показателей, как численность населения планеты, объемы производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, изменения запасов основных видов природных ресурсов, загрязнение окружающей природной среды. Расчеты проводились по нескольким сценариям. Но результаты были примерно одними и теми же: в течение нескольких десятилетий произойдет полное истощение природных ресурсов на планете, а уровни загрязнения атмосферы и гидросферы станут опасными для жизни людей. И все это из-за высоких темпов роста народонаселения и промышленности. Вывод такой: человечеству грозит экологическая катастрофа при сохранении нынешних тенденций по народонаселению и промышленности. Единственный выход для человечества – заморозить численность населения и уровень промышленного развития на планете.



В мире с начала 70-х гг. всячески нагнетался экологический психоз. Во-первых, в 1972 году в Стокгольме была проведена очень представительная конференция ООН по вопросам охраны окружающей среды, на которой был принят План действий из 109 пунктов. В честь конференции был установлен Всемирный день окружающей среды – 5 июня. Во-вторых, в конце того же 1972 года во исполнение указанного Плана была учреждена Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Несколько позднее был также создан Фонд окружающ ей среды. В-третьих, Римский клуб, который, собственно, и заварил всю «экологическую кашу» в мировых масштабах, продолжил подготовку новых докладов. Эти доклады еще более запугивали человечество. И тем самым облегчали Комитету 300 и его «дочерним» структурам решать их задачи.

Еще раз повторю, что экологическая проблематика использовалась (за редкими исключениями) «олимпийцами» (одно из названий членов Комитета 300) для того, чтобы решать свои шкурные интересы. Но они всегда прикрывались риторикой об озабоченности судьбами всего человечества. Ради достижения своих шкурных интересов Комитет и Клуб покупали нужных ученых, которые должны были доказать то, что нужно «олимпийцам». За столетие до этого сильные мира сего уже потренировались на «теории эволюции» Чарльза Дарвина и сумели убедить многих людей в том, что человек произошел от обезьяны. За век люди умнее не стали. А сильные мира сего уже натренировались обманывать людей ссылками на «науку» и «ученых». Желающие могут подробнее познакомиться с этой темой, прочитав мою книгу «Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия» (2017 г.).

Таких обманов в части, касающейся экологических проблем, со стороны таких, казалось бы, «авторитетных» организаций, как Римский клуб, ЮНЕП, ЮНЕСКО, ВОЗ, ВМО (Всемирная метеорологическая организация) и др. можно насчитать немало. Наиболее яркий пример – раздувание гипотезы о глобальном климатическом изменении (потеплении) в результате «парникового эффекта». А указанный эффект является следствием повышения концентрации углекислого газа в атмосфере планеты в результате выбросов этого газа промышленностью и транспортом. Сейчас трудно сказать, кто первый запустил в оборот такую версию. Но я прекрасно помню, что еще в начале 70-х годов эта версия имела статус «гипотезы». Серьезные эксперты, конечно, знали о проблеме «парникового эффекта», но в те далекие времена считали, что проблема маргинальная, что человечество гораздо раньше сможет погибнуть от многих других неблагоприятных факторов (например, загрязнение продуктов питания пестицидами). В первых докладах Римского клуба угроза «парникового эффекта» также не педалировалась.

Но постепенно эта угроза из разряда гипотез стала превращаться в полноценную теорию. И уже в 80-е годы было верхом неприличия в научных и околонаучных кругах оспаривать такой «медицинский факт», как глобальное потепление. Причем такое потепление могло привести к непредсказуемым последствиям. Например, к таянию ледников и повышению уровню Мирового океана, затоплению многих городов и целых стран и т. п. В обществе стали возникать самые настоящие фобии, связанные с наступающим климатическим коллапсом. В СМИ появились заголовки со словами «тепловая смерть Земли», «климатический апокалипсис», «парниковый шок» и т. д. Считается, что Римский клуб – площадка, где собираются или заочно общаются самые-самые «интеллектуальные» люди планеты. Именно они многими воспринимаются как носители истины в последней инстанции. Что же думают и говорят они по поводу «парникового шока»? – Судя по тем докладам, которые выходят под грифом Римского клуба, они версию «парникового шока» воспринимают как теорему Пифагора. Т. е. никаких сомнений она у них не вызывает.

Возьмем последний доклад Клуба «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», подготовленный в 2018 году специально к полувековому юбилею организации двумя президентами Клуба – Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом, при участии тридцати четырех других членов. Скажу, справедливости ради, что доклад достаточно сильно отличается от предыдущих, причем в лучшую сторону. То ли авторитет организации стал резко падать и его руководители решили восстановить доверие к Клубу со стороны общественности. То ли руководители и члены Клуба вышли из-под опеки самого главного и неформального руководителя – Дэвида Рокфеллера (умер в марте прошлого года) и решили воспользоваться неожиданно образовавшейся свободой и стали говорить то, что думают. Как сказано в одной из отечественных рецензий на доклад, «многие идеи „Come On!“ скорее найдут понимание у традиционалиста, чем у классического либерала, но многие другие вызовут протест у обоих. Жесткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и редукционизма, призыв к альтернативной экономике, „новому Просвещению“, холистическому мировоззрению, планетарной цивилизации – такова повестка, предлагаемая Римским клубом».[11]

Не буду сейчас отвлекаться на анализ достаточно радикальных идей последнего доклада, но обращу внимание читателя на то, что в докладе опять фигурирует «парниковая» тема, и при этом нет никаких признаков, что авторитетные авторы ставят под какое-нибудь сомнение эту теорию.

Римский клуб совместно с ООН и такими специализированными его органами, как ЮНЕП, ВМО и др., к 80-м годам прошлого столетия выработали следующий план борьбы с надвигающейся угрозой климатической катастрофы. Во-первых, необходимо хотя бы остановить дальнейший рост выбросов углекислого газа (СО2) в глобальных масштабах. Во-вторых, для каждой страны должна быть установлена квота по выбросам с учетом численности ее населения, размеров территории, уровня экономического развития, наличия лесов (поглощающих СО2) и ряда других факторов. В-третьих, возможно межгосударственное перераспределение реальных объемов выбросов за счет того, что страны с излишками выбросов покупают недоиспользованные квоты у других стран. В-четвертых, на глобальном уровне учреждается Углеродный фонд, который управляет рынком квот и организует функционирование рынка углеродных квот. Весь этот план осуществляется на основе одного или нескольких международных соглашений.

В 1997 году был подписан Киотский протокол, который и призван был обеспечить реализацию указанного плана. Быстро стал расти рынок углеродных квот, к 2010 году объем сделок на нем достиг 120 млрд долл. За счет средств Углеродного фонда помимо всего финансировались различные исследовательские проекты, которые нужны были для более полного и глубокого обоснования глобального углеродного проекта. Одним из главных заправил глобального углеродного проекта стал Альберт Гор, тот самый, кто в 1993–2001 гг. был вице-президентом США, а в 2007 году удостоился Нобелевской премии мира с формулировкой «за вклад в борьбу с глобальным экологическим кризисом и климатической катастрофой». Удивительным образом за время его борьбы с экологическим кризисом состояние Гора увеличилось с 2 млн до примерно 100 млн долл.

Странно, вне поля зрения общественности оказались мнения тех ученых и специалистов, которые сомневались в теории «парникового эффекта». А некоторые не только не сомневались, но называли эту теорию обманом. Сравнивая ее, например, с лжетеорией Ч. Дарвина о происхождении человека из обезьяны. На то, чтобы убедить значительную человечества в том, что человек еще вчера был обезьяной, потребовались десятки лет. Для того, чтобы убедить почти все человечество в том, что оно может погибнуть от выбросов СО2, потребовалось всего несколько лет. Межправительственная мадридская конференция ООН 1995 года провозгласила глобальное потепление научным фактом.

Такие ударные темпы признания объясняются тем, что сегодня имеются мощные СМИ и интернет, чего не было во времена Чарльза Дарвина. Во второй половине позапрошлого века против теории эволюции восстали десятки тысяч ученых из разных отраслей науки. И в наши дни, оказывается, против лжетеории «парникового эффекта» выступили также десятки тысяч ученых. Слава Богу, еще не все ученые присягнули на верность Маммоне.

Тема изменений температурного и климатического режима планеты слишком обширная. Формат статьи не позволяет изложить ее даже телеграфным языком. Отмечу лишь, что на сегодняшний день имеются многочисленные точки зрения, согласно которым: 1) глобальное потепление возможно, но оно обусловлено иными факторами, нежели выбросы СО2; 2) никакого кардинального изменения глобального климата в ближайшие десятилетия вообще не ожидается, могут быть лишь годовые колебания температуры, которые были на протяжении всей истории существования планеты Земля; 3) имеет место тенденция к устойчивому и долгосрочному снижению среднегодовой температуры биосферы Земли.

Число сторонников указанных альтернативных теорий среди людей науки не меньше, а, скорее, больше, чем тех, которые озвучивают официальную «углеродную версию». Уж больно она сомнительная, если не сказать абсурдная. Credo quia absurdum («Верую, ибо абсурдно») – латинское выражение, приписываемое раннехристианскому писателю Тертуллиану. Но сторонники абсурдной «углеродной версии» не столько верят, сколько послушно исполняют социальный заказ Комитета 300, который проплачивает этот «научный» абсурд. То ли на всех денег не хватает, то ли часть ученых еще сохраняют совесть, но сторонников альтернативных теорий, по моим наблюдениям, все еще больше, чем сторонников официальной версии Римского клуба и ООН.

Чтобы не быть голословным, приведу конкретные факты и примеры. Фредерик Зейтц (Seitz), бывший президент Академии наук США, многие годы боролся с указанной лжетеорией. Против этого обмана подписали коллективную петицию 17 тысяч американских ученых. Об этой климатической афере и противодействию ей со стороны международного научного сообщества можно прочитать в материале «Глобальное потепление и озоновые дыры – наукообразные мифы».[12]Это интервью, данное член-корреспондентом РАН Андреем Капицей, сыном того профессора Петра Капицы, который был членом Римского клуба. Он согласен с Зейтцем и десятками тысяч ученых по всему миру, что Киотский протокол 1997 года – афера в интересах мировой олигархии. Он справедливо отмечает, что не климатическая катастрофа, а именно этот протокол и «стоящие за ним тенденции – подлинная угроза человечеству и тяжелый удар по его будущему».

В истории борьбы честных ученых против климатической аферы можно выделить так называемый климатгейт (от англ. Climategate, назван по аналогии с Уотергейт) – скандал, связанный с утечкой в 2009 году архива с электронной перепиской, файлами данных и программами их обработки из отделения климатологии университета Восточной Англии в Нориджe. Это отделение – одно из трех основных поставщиков климатических данных для Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК, англ. IPCC) при ООН. Попавшие в широкое обращение данные и материалы их предварительного анализа по теме мирового климата не просто расходились с теорией «климатической катастрофы», а были прямо противоположны ей. Повторная утечка произошла в 2011 году. Эту историю назвали Климатгейт 2.0.

Для тех, кто хотел бы несколько глубже познакомиться с деталями научной несостоятельности теории «тепловой катастрофы», рекомендую книгу Валентина Борисовича Сапунова «Грядет глобальное похолодание».[13]

Как бы там ни было, но Комитет 300 и находящиеся в его услужении Римский клуб и ООН продолжали продвигать проект борьбы с углеводородными выбросами и климатической катастрофой. В 2015 году в Париже была проведена Глобальная климатическая конференция – один из крупнейших в истории человечества международных форумов. На ней Киотский протокол 1997 года был заменен на новый, Парижский протокол. В связи с этим известный климатолог Джеймс Хансен назвал текст соглашения «мошенническим». Многие критики называют новый протокол «соглашением об увеличении эмиссии». Известный британский экологический активист и журналист Джордж Монбио назвал соглашение «комически односторонним», имея в виду отсутствие в нем ограничений на добычу ископаемого топлива. Перспективы Парижского соглашению по климату сегодня весьма туманны. Большинство стран, участвовавших в Глобальной климатической конференции, заявили, что не собираются выходить из соглашения. И это при том, что на США, по некоторым оценкам, приходится от 25 до 40 % техногенных выбросов в атмосферу Земли. Такая фанатичная приверженность договоренностям дополнительно создает подозрение, что реальные цели этих договоренностей далеки от декларируемых экологических и климатических целей.

Протокол углеродных мудрецов

О глобальной «климатической» афере

Климатическая повестка дня международных форумов

Изменение климата на планете – постоянная тема многих международных форумов. Вот, например, на прошедшем в начале нынешнего года в Давосе очередном Всемирном экономическом форуме одним из главных вопросов было обсуждение мер предотвращения возможной климатической катастрофы. Не раз эта тема поднималась и на ежегодных саммитах G-20. Этой темой уже почти с момента своего создания в 1968 году занимается такая международная организация, как Римский клуб. Уже не приходится говорить о бесчисленных мероприятиях по климатической теме в рамках ООН и ее специализированных учреждений – ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде), ЮНКТАД (Программа ООН по торговле и развитию), ВМО (Всемирная метеорологическая организация) и т. д. Апогеем всего явилась Конференция по климату в Париже, посвященная климатическим изменениям, она проходила с 30 ноября по 12 декабря 2015 года. В ней принимало участие почти две сотни государств и юрисдикций. Это один из наиболее грандиозных международных форумов в истории человечества. На нем был принят ряд резонансных решений.

Почему тема климата сегодня стала столь актуальной?

Тема климатических изменений при обсуждении международных вопросов стала сегодня такой же привычной, как, скажем, другие традиционные темы вроде международной торговли или гонки вооружений. Еще полвека назад о климате думали только метеорологи, геофизики и специалисты по сельскому хозяйству. Политиков, дипломатов и государственных деятелей в их профессиональной деятельности совершенно не интересовал климат. Что же произошло за эти полстолетия?

В конце 60-х – начале 70-х гг. в списке проблем, которые стали обсуждаться на мировых экономических, политических и научных форумах, неожиданно появилась охрана окружающей среды, экологическая проблема. К этой теме неожиданно проснулся интерес в США, где в эти годы был принят ряд серьезных законов по охране атмосферы, водной среды и по борьбе с твердыми промышленными и бытовыми отходами. Своеобразным катализатором интереса к экологической проблематике в США, Западной Европе и других странах Запада стал созданный полвека назад Римский клуб – международная организация интеллектуалов, которая призвана была оценивать будущее человечества, определять возможные угрозы и вызовы и предлагать способы решения возникающих проблем. Римский клуб стал готовить доклады, содержащие прогнозы, причем прогнозные модели просчитывались на мощных компьютерах, что придавало убедительность оценкам, выводам и рекомендациям Клуба. Опуская многие детали, скажу, что прогнозы прочили человечеству катастрофу. При одних сценариях катастрофа должна была наступить в результате истощения природных ресурсов, при других – в результате загрязнения и изменения химического состава биосферы. Проще говоря, предсказывался экологический кризис. В лучшем случае он должен был привести к резкому ухудшению условий жизни людей (в том числе к росту заболеваемости и сокращению срока жизни), либо даже к полной гибели человечества. Римский клуб своими шокирующими докладами породил самую настоящую панику. В 1972 году ООН провела представительную международную конференцию по окружающей среде в Стокгольме. На конференции было принято решение об учреждении специализированного учреждения ООН – ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде). Выяснилось, что в рамках актуальной экологической проблематики существовало несколько угроз, связанных с повышением концентрации различных вредных веществ в биосфере.

«Парниковый эффект» и «тепловая смерть Земли»

Уже к концу 70-х годов на первое место вышла угроза, связанная с так называемым «парниковым эффектом» в атмосфере Земли. Идея «парникового эффекта» была уже давно знакома климатологам, геофизикам, метеорологам. Она впервые была изложена еще в 1827 году французским физиком и математиком Жозефом Фурье в статье «Записка о температурах земного шара и других планет», но – в очень абстрактном виде. Мысли Фурье были развиты и углублены в конце XIX века шведским физиком и химиком Сванте Аррениусом, который случавшиеся в истории Земли изменения температуры атмосферы связал с изменениями концентрации в ней углекислого газа (СО2). Наконец, в 70-е годы прошлого века одновременно несколько авторов в разных странах неожиданно высказали примерно одну и ту же мысль: изменение температуры Земли в условиях промышленной цивилизации почти неизбежно, причем в сторону ее повышения. Причина – повышение концентрации в атмосфере углекислого газа в результате гигантских и постоянно растущих масштабов сжигания угля, нефти, природного газа, других видов топлива промышленностью, транспортом, в быту. Дополнительный вклад в потепление могут вносить и некоторые другие газообразные вещества. Например, метан, попадающий в атмосферу в ходе добычи углеводородов. Они получили название парниковых газов (ПГ).

В общем, человечеству грозит потепление под влиянием техногенной деятельности. А потепление, в свою очередь, может привести к не очень просчитываемым последствиям для сельского хозяйства и условий жизни человека. Впрочем, некоторые последствия просчитываются: глобальное потепление может привести к таянию ледников, повышению уровня мирового океана, затоплению прибрежных территорий, в которых проживает значительная часть населения Земли. Под воду могут уйти многие города. Короче, над человечеством нависла угроза нового всемирного потопа. Я лишь самыми общими штрихами описал апокалиптические картины, которые в последние десятилетия прошлого века стали рисовать некоторые специалисты по климату и окружающей среде. Но которые с большой охотой стали подхватывать многие политики и государственные деятели. Даже с трибун международных организаций стали звучать слова «климатическая катастрофа», «климатический апокалипсис», «тепловая смерть Земли» и т. п. Выражаясь словами классика марксизма, идея «парникового эффекта» в кратчайшие сроки «овладела массами».

Глобальная мобилизация против «тепловой смерти». Киотский протокол

В итоге в 1992 году на международной конференции ООН по окружающей среде в Рио-де-Жанейро («Саммите Земли») была принята Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК). В ней декларировались общие принципы действия стран по проблеме изменения климата. Документ был подписан более чем 180 странами мира, включая Россию и все другие страны бывшего СССР. Конвенция вступила в силу 21 марта 1994 года. Не сбавляя темпов, ООН продолжила борьбу с «тепловой смертью Земли» и в 1997 году на встрече в Киото (Япония) был согласован и подписан документ, который представлял собой конкретный план действий по реализации общих принципов РКИК. Этот документ получил название Киотского протокола. Он предписывал развитым странам и странам с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов. Первый период осуществления протокола начался 1 января 2008 года и продлился пять лет до 31 декабря 2012 года. В течение последних двадцати лет Киотский протокол часто приводили в качестве примера того, как в глобальных масштабах можно решать проблемы охраны окружающей среды с помощью рыночных механизмов. Речь идет о механизме торговли квотами на выбросы парниковых газов (страны, у которых выбросы ПГ превышают квоту, могут покупать права на выбросы у тех стран, которые своих квоту не используют полностью). Основные обязательства взяли на себя индустриальные страны: Евросоюз должен сократить выбросы на 8 %; США – на 7 %; Япония и Канада – на 6 %; Страны Восточной Европы и Прибалтики – в среднем на 8 %; Россия и Украина – сохранить среднегодовые выбросы в 2008–2012 годах на уровне 1990 года.

Киотский протокол: Россия, Китай, Индия, США и другие

27 сентября 2015 года на саммите Глобального развития в рамках Генеральной Ассамблеи ООН глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о перевыполнении Россией своих обязательств по Киотскому протоколу, приводя данные об уменьшении выбросов от энергетического сектора в России за последние 20 лет на 37 %. Примечательно, что развивающиеся страны, включая Китай и Индию, обязательств по Киотскому протоколу на себя так и не взяли.

По состоянию на 25 ноября 2009 КП был ратифицирован 192 странами мира (на эти страны совокупно приходится 63,7 % общемировых выбросов). Примечательно, что США КП так и не ратифицировали.

Заметным исключением из этого списка и являются США. Более того, США, а вместе с ними и Канада вышли из КП. Инициатива отказа от ратификации КП и последующего выхода из Протокола Соединенных Штатов принадлежала тогдашнему президенту США Джорджу Бушу. Обосновывая отказ США от принятия протокола, Буш заявил, что требования договора нанесут ущерб экономике США в размере 400 миллиардов долларов и оставят без работы 4,9 миллиона американцев. Итак, за пределами КП оказались Китай с долей в мировых выбросах углекислого газа, равной 27,3 % (оценка на 2016 год), США, у которых доля составляет примерно 16,0 %, Индия (6,8 %), Канада (1,6 %), большая часть развивающихся стран (которые Протокол подписали, но для них никаких обязательств не предусмотрено). Получается, что около половины всех выбросов СО2 никак не регулировались Протоколом.

Создается впечатление, что вся каша была заварена ради того, чтобы запустить рынок квот на выбросы ПК. Кто-то рассчитывал, судя по всему, заработать на этом рынке. На это рассчитывали и некоторые бизнесмены в России. Промышленное производство России по сравнению с базовым 1990 годом очень сильно просело, выполнение обязательств по Протоколу в силу такого падения не вызывало особых проблем. В российской экономике образовались некоторые «углеродные излишки», которыми и захотели торгануть на мировом рынке. Тема рынка углеродных квот выходит за рамки данной статьи. Если говорить коротко, то создать толком его так и не удалось, а надежды российских бизнесменов заработать на нем не оправдались.

Продолжение Киотского протокола – Парижское соглашение по климату

Несмотря на эфемерность успехов в борьбе с климатической катастрофой с помощью Киотского протокола, ООН не ослабила своих усилий на этом фронте. В конце 2015 года в Париже собралась представительная Конференция по климатическим изменениям, о которой я сказал в начале статьи. Подписанное на конференции соглашение стало продолжением КП, устанавливало новые рубежи по сокращению выброса парниковых газов, определяло страновые квоты. Цели, озвученные на конференции, были крайне амбициозными и поистине глобальными. Участники форума договорились, что комплекс мер должен обеспечивать сдерживание процесса потепления. До 2100 года температура на планете не должна повыситься более чем на 2 градуса Цельсия. А для этого нужно: 1) расширить круг стран, которые практически будут снижать выбросы парниковых газов (по сравнению с КП); 2) подходить к определению квот для каждой страны дифференцированно, с учетом ее экономических, природно-географических и даже культурных особенностей; 3) обязать все страны представлять необходимую информацию для установления квот, а также публиковать отчеты о выполнении обязательств. Участники пришли к выводу о необходимости создания Глобального Зеленого Фонда. На начальной стадии реализации Парижского соглашения (дата старта – 2020 год) в указанный Фонд должно поступать не менее 100 млрд долл. Средства должны пойти на финансирование мероприятий в тех странах, где выбросы ПГ наибольшие. Т. е. в экономически развитых странах. Фонд должен формироваться за счет глобального «зеленого» налога.

Киотский протокол и Парижское соглашение как глобальная афера

И вот теперь я перехожу к главному. Многие люди, хоть немного разбирающиеся в климатологии и проблемах окружающей среды, восприняли весьма критично и Киотский протокол, и Парижское соглашение по климату. Некоторые даже не стеснялись в выражениях при оценке этих документов. Российская академия наук в ответ на просьбу российских властей выразить свое мнение в отношении Киотского протокола в 2004 году дала достаточно исчерпывающую справку (за подписью президента РАН Юрия Осипова). Вот ключевые положения ответа ученых: 1) «Киотский протокол не имеет научного обоснования»; 2) «Киотский протокол неэффективен для достижения окончательной цели Рамочной конвенции ООН…»; 3) «Ратификация Протокола в условиях наличия устойчивой связи между эмиссией СО2 и экономическим ростом, базирующемся на углеродном топливе, означает существенное юридическое ограничение темпов роста российского ВВП».

А что касается Парижского соглашения, то могу привести высказывание известного климатолога Джеймса Хансена в статье, опубликованной в «Гардиан»: он назвал указанное соглашение «мошенническим».[14]

Вся климатическая истерия последних десятилетий, затеянная политиками и подпитываемая невежественными и продажными журналистами, равно как и недобросовестными и не менее продажными представителями корпорации ученых (некоторые из них имеют даже титулы Нобелевских лауреатов), построена на сплошных обманах. Или, как сейчас принято говорить, «фейках». Достаточно сказать, что несмотря на гигантские масштабы развития промышленности и сжигания нефти, природного газа и других видов топлива, создаваемые при этом выбросы углекислого газа ничтожны на фоне некоторых природных источников парниковых газов. Например, тех, которые возникают при извержениях вулканов. Кроме того, механизмы биосферы поддерживают баланс углекислого газа в атмосфере за счет поглощающей способности Мирового океана и лесов. Я не буду пересказывать азы климатологии и перечислять аргументы критиков затеянной глобальной углеродно-климатической аферы, получившей благообразное название «Киотский протокол» и «Парижское соглашение по климату».

Я уже упомянул выше, что честные ученые во многих странах мира уже многие годы пытаются докричаться до общественности и объяснить, что «парниковый эффект» – даже не гипотеза, а откровенное надувательство.

Кто заказал «углеродную» аферу?

Возникает вопрос: кем и для чего затеяна вся эта шумиха по поводу «парникового эффекта» и угрозы «тепловой смерти» человечества? – Если говорить коротко, она затеяна в интересах мировой финансовой олигархии. Я ее называю «хозяевами денег» (главные акционеры Федеральной резервной системы и ассоциированные с ними олигархи). И подчеркиваю, что для «хозяев денег» деньги являются лишь эффективным, универсальным средством, с помощью которого они добиваются главной цели – стать «хозяевами мира». «Тепловая афера» также является средством достижения этой цели. «Хозяева денег» не скупились и не скупятся на проплату своих «помощников» – политиков, чиновников ООН, журналистов, недобросовестных ученых – ради того, чтобы они раздували климатическую истерию. Одним из важных институтов, генерирующих эту истерию, является Римский клуб, который был учрежден пятьдесят лет назад Дэвидом Рокфеллером, одним из наиболее влиятельных «хозяев денег» последних десятилетий прошлого века.

Я уже писал неоднократно о Римском клубе. Напомню, что среди стратегических задач этой наднациональной организации, действующей в интересах «хозяев денег», значатся такие, как де-индустриализация мировой экономики, размывание национальных суверенитетов государств, создание Единого мирового правительства. Климатическая афера идеально подходит для решения указанных задач. Радикальное сокращение выбросов двуокиси углерода и других парниковых газов, предусматриваемое Киотским протоколом и Парижским соглашением, неизбежно требует сворачивания промышленного производства. Управление процессами де-индустриализации в имя «борьбы с тепловой смертью Земли» неизбежно требует неких наднациональных структур, которые бы определяли квоты отдельных стран, контролировали исполнение международных соглашений. Задуманный Глобальный Зеленый Фонд с наднациональными (мировыми) налогами – один из элементов будущего Единого мирового правительства. И так далее.

Дональд Трамп: отказ участвовать в «углеродной» афере

В реализации климатической аферы в течение последних десятилетий все шло по плану. Но вот неожиданно в реализации этого плана произошел серьезный сбой. Нынешний президент США Дональд Трамп объявил о том, что остановит де-индустриализацию Америки, начнет восстановление ее былой промышленной мощи. Еще в ходе предвыборной кампании Трамп уже называл глобальное потепление мистификацией. Очевидно, что Парижское соглашение по климату никак не вписывается в эти планы Трампа. Думаю, что в окружении американского президента есть здравые эксперты, которые досконально разъяснили ему суть климатической аферы. И он заявил о выходе из Соглашения. В телевизионном обращении 1 июня 2017 года Трамп заявил: «Для того, чтобы выполнить мой священный долг, чтобы защитить Соединенные Штаты и американских граждан, я должен отказаться участия в Парижском климатическом соглашении», добавив, что Парижские соглашения очень несправедливы по отношению к США на самом высоком уровне. Он отметил, что реализация этих соглашений будет стоить США три триллиона долларов и 6,5 миллионов потерянных рабочих мест. Что касается Глобального Зеленого Фонда, то Трамп идею его создания раскритиковал, посчитав, что он станет механизмом перераспределения денег от богатых стран к бедным. Отчасти столь смелые заявления по поводу климатического соглашения могут быть объяснены тем, что в начале прошлого года из жизни ушел отец-основатель Римского клуба Дэвид Рокфеллер, который был одним из главных теневых идеологов глобализации под флагом борьбы с климатическим кризисом.

А как относятся к «углеродной» афере Европа и Россия?

Что касается Европы, то она продолжает послушно следовать предписаниям Римского клуба и решениям Парижской конференции по климату. В октябре 2019 года Европарламент проголосовал за сокращение в рамках Европейского союза выбросов углекислого газа СО2 на 40 процентов. Несколько дней спустя министры Европейского союза несколько скорректировали договоренность об обязательном 35-процентном сокращении выбросов углекислого газа к 2030 году. Европа фактически сделала себе «климатическое харакири». В некоторых европейских странах последовала достаточно болезненная реакция со стороны ряда отраслей и компаний. В частности, в Германии принятое Брюсселем решение восприняли как нокаутирующий удар по автомобильной промышленности. Ведь климатические обязательства Брюсселя касаются выбросов углекислого газа не только предприятиями, но и их продукцией – в первую очередь, бензиновыми и дизельными автомобилями.[15]

А что думает Россия о Парижском соглашении? Документ, как известно, Россия подписала. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков незадолго до объявления Трампа о выходе подтвердил поддержку Россией Парижского соглашения. Уже после выхода США из соглашения, отвечая на вопрос СМИ об отношении России к поступку Трампа, Путин уклончиво заявил: «Don’t worry, be happy». Промышленность в России продолжает деградировать. Видимо, власти рассчитывают, что таким образом удастся без напряга выполнить обязательства по снижению выбросов парниковых газов. А может быть, кто-то в России рассчитывает еще и подзаработать на продаже углеродных квот другим странам? То, что Россия продолжает демонстрировать свою приверженность Парижскому соглашению, – явный признак того, что власти ре-индустриализации страны не планируют.

Протокол озоновых мудрецов

Не все, наверное, знают, что такое Монреальский протокол (МП). Это международное соглашение, полное название которого на английском будет следующим: The Montreal Protocol on Substances That Deplete the Ozone Layer. В переводе: Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой.

Озоновые фобии и Монреальский протокол

Некоторым покажется, что речь идет о каком-то частном, специальном вопросе, интересном узкому кругу специалистов. Однако значимость этого документа весьма велика. Во-первых, практическая реализация МП затронула и продолжает затрагивать все человечество в целом, в том числе Россию. Во-вторых, история с МП очень поучительна, она являет собой пример того, как можно дурить все человечество.

Разговор о МП я завел еще в связи с круглой датой – скоро исполняется 30 лет с момента вступления в силу указанного документа. Теперь все по порядку. Еще лет сорок назад никто не обсуждал проблему озонового слоя. Также как, например, мы не обсуждаем каждодневно вопросы, связанные со стратосферой. Даже очень узкие специалисты не задумывались о том озоне, который, как позднее выяснилось, имелся в стратосфере, на высоте 25–30 км над Землей. Но вот в 1957 году в рамках Международного Геофизического года началось изучение многих тайн Земли и ее биосферы, в том числе началось систематическое наблюдение за озоновым слоем. Толчок к такому наблюдению дали также успехи в освоении космоса искусственные спутники Земли, космические корабли и орбитальные станции помогали осуществлять мониторинг озонового слоя. Для всех оказалось неожиданностью, что в период 1957–1962 гг. было зафиксировано утончение слоя, толщина которого и без этого очень мала – около 4 мм. Многие геофизики, биологи, медики полагали, что озоновый слой важен для человека и всего живого на планете, так как защищает все виды жизни от жесткого ультрафиолетового излучения Солнца. Появились первые тревожные публикации на тему истощения озонового слоя. Правда, по истечении пятилетнего периода наблюдений слой озона опять стал входить в норму. В период 1970–1980 гг. стало вновь наблюдаться его истончение, или «истощение». Особенно заметным оказалось истончение слоя над Антарктидой. Где-то лет сорок назад появилось пугающее словосочетание «озоновая дыра».

События развивались далее очень стремительно. Масла в огонь подлили американские ученые Ш. Роуланд и М. Молина, а также западногерманский ученый П. Крутцен (ФРГ). Эти химики в 1973–1974 гг. выдвинули гипотезу, согласно которой главной причиной образования «озоновых дыр» и угрожающей всей планете опасности являются фреоны. Более правильное и развернутое название этих веществ – хлорфторуглероды (ХФУ). Опуская многие детали химической науки, отмечу, что содержащийся во фреонах хлор разрушает озон. Как оценили указанные ученые-химики, один атом хлора может разрушить не менее 10 000 молекул озона.

Фреоны. Нет страшнее зверя

А откуда берутся фреоны? – Их производит человек. Значительная часть химической промышленности работает на выпуск фреонов, которые используются человеком в быту, они также потребляются разными отраслями промышленности. ХФУ применяются в качестве охлаждающих агентов в бытовых и промышленных холодильниках, для автомобильных кондиционеров, очистки поверхности печатных плат для изделий микроэлектроники, аэрозольного распыления косметических и других средств из аэрозольных баллончиков, вспенивания сырья при изготовлении изделий из пластмасс, пожаротушения. Другие ХФУ используются для производства поролонов и пенопластов – материалов, широко применяемых во многих потребительских товарах, начиная от одноразовой пенопластовой посуды и заканчивая изоляционными материалами, для промывания электрооборудования и даже для обмыва космических кораблей после полетов. Значительная часть ХФУ используется оборонной промышленностью.

ХФУ были разработаны в лабораториях еще до Второй мировой войны. Была поставлена задача создать дешевые, невоспламеняющиеся и нетоксичные вещества, и она была решена. Наиболее популярными стали такие ХФУ, как фреон-11 и фреон-12, предназначенные для бытовых холодильников и кондиционеров. Бурное их производство и потребление началось уже после войны. С 1950 по 1975 г. объем мирового производства ХФУ ежегодно возрастал на 7-10 %, удваиваясь за 10 или менее лет. В 80-х годах мир ежегодно производил около 1 млн т ХФУ.

В 70-е гг. после появления озоновой гипотезы в Америке началась легкая паника. Хотя выводы американских химиков были очень предварительными, по сути, имели статус гипотезы, однако начались стихийные кампании граждан против дальнейшего использования фреонов. Особым нападкам стали подвергаться аэрозольные баллончики (дезодоранты, косметика), так как в них содержались фреоны. Объемы продаж таких баллончиков упали более чем вдвое. В 1978 году в США был даже принят закон, запрещавший использование ХФУ в качестве аэрозольных распылителей. Этим законом был нанесен чувствительный удар по химическим компаниям. В первую очередь, американским. Но также и зарубежным, которые поставляли на американский рынок аэрозольные распылители с запрещенными фреонами. Химические компании стали опасаться, что скоро дело может дойти и до других видов продукции, содержащих фреоны, или в изготовлении которых использовались фреоны (например, пенопласты). Львиная доля производства фреонов в то время приходилась на американскую компанию «Дюпон» (Du Pont). Ту самую компанию, которая в начале 1930-х гг. разработала в своих лабораториях эти самые ХФУ.

Дюпон: борьба на два фронта

Сразу же после обнародования гипотезы Роуланда-Молина корпорация «Дюпон» начала контратаку, делая многочисленные заявления, что выводы американских химиков являются «фантазиями». Так, представитель корпорации в 1974 г. выступил в Конгрессе США, сделав следующее заявление: «Гипотеза связи хлора с истощением озонового слоя является в настоящее время чисто спекулятивной и не имеет никаких доказательств, чтобы поддерживать ее». Для того, чтобы выглядеть беспристрастным, он добавил: «Если достоверные научные данные… покажут, что… ХФУ не могут использоваться без вреда для здоровья, Дюпон прекратит производство этих соединений». Председатель DuPont писал в статье в журнале Chemical Week от 16 июля 1975 года, что теория разрушения озона – научная фантастика, вздор, не имеющий смысла.

На протяжении 14 лет компания Дюпон действовала на двух фронтах, ожидая победы на одном из них. Первый фронт – развенчание гипотезы о разрушающем эффекте фреонов на озоновый слой планеты. Второй фронт – разработка в своих лабораториях новых соединений, которыми можно было бы заменить старые фреоны и которые были вне подозрений с точки зрения их экологических характеристик. На первом фронте перелома достичь не удавалось. А вот на втором фронте наметились успехи. Удалось разработать новые виды ХФУ, которые действительно никак не влияли на озон (наиболее известный – фреон-134). К середине 80-х годов тактика компании претерпела серьезный разворот: Дюпон неожиданно стала основным критиком старых фреонов, но при этом одновременно стала выступать с «конструктивным предложением» произвести замену старых ХФУ на новые, которые были разработаны в ее лабораториях. Теперь компания свою лоббистскую деятельность перенесла с первого фронта на второй и стала всячески рекламировать новые фреоны. Соответственно стала поддерживать гипотезу Роуланда-Молина, которую еще вчера критиковала и высмеивала.

Правда, было маленькое «но» в отношении новых фреонов: во-первых, они были в несколько раз дороже старых. Во-вторых, они оказались небезопасными с точки зрения воспламеняемости и действия на здоровье человека. Но Дюпон и ее «помощники» (СМИ, представители «науки», экологи и т. д.) не замечали этих «мелочей». Вероятно, Дюпон не скупилась на то, чтобы проплачивать услуги своих «помощников». Судя по всему, в «помощники» попала и Организация объединенных наций (ООН), которая безоговорочно стала поддерживать версию Роуланда-Молина и активно бороться за сохранение озонового слоя посредством замены старого поколения фреонов новым (я об этом говорю уверенно, так как некоторое время был консультантом ООН, занимаясь экологической проблематикой). Героями науки стали американцы Ш. Роуланд, М. Молина и их немецкий коллега П. Крутцен. Таинственным образом их гипотеза в 80-е годы приобрела статус теории. А в 90-е годы это уже была аксиома. Чтобы ни у кого не было соблазна подвергать сомнению аксиому, в 1995 году упомянутая троица химиков была удостоена Нобелевской премии. Чтобы гипотезу Чарльза Дарвина о происхождении человека из обезьяны превратить в «теорию», потребовался без малого век. А для превращения гипотезы Роуланда-Молина в «аксиому» потребовалось всего два десятилетия.

ООН на службе Дюпона

Аппетиты и амбиции компании Дюпон стали непомерными. Прикрываясь гипотезой Роуланда-Молина, она могла уже без особых трудов «продавить» через Конгресс США принятие закона, который бы запретил использование старых фреонов и стимулировал бы производство и потребление новых. Такой закон обеспечил бы монопольные позиции компании на американском рынке. Но корпорации этого было уже мало. Она решила захватить мировой рынок. И в качестве своего «тарана» использовать международные организации, в первую очередь, ООН и ее специализированные структуры ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде) и Глобальный экологический фонд (ГЭФ). Для начала по инициативе ООН был учрежден Международный день охраны озонового слоя – 16 сентября. В 1985 г. был принят международный рамочный документ – Венская конвенция о защите озонового слоя. Ударными темпами стала вестись работа по подготовке международного соглашения прямого действия, которое бы касалось исключительно темы ХФУ и содержало конкретные обязательства и сроки замещения старых фреонов на новые.

Таким документом стал Монреальский протокол, с которого мы начали разговор. Он был подписан тридцатью странами в 1987 г. и вступил в силу с 1 января 1989 г. МП пре дусматривал заморозку производства фреонов старого поколения (они обозначены номерами 11, 12,113, 114, 115) на уровне 1986 года, начиная с 1992 года. А в период 1993–1998 гг. сократить согласно графику уровень производства до 50 % от исходного. С тех пор протокол подвергался пересмотру (в сторону ужесточения) семь раз: в 1990 (Лондон), 1991 (Найроби), 1992 (Копенгаген), 1993 (Бангкок), 1995 (Вена), 1997 (Монреаль) и 1999 (Пекин). К фреонам были добавлены еще некоторые соединения, которые могут разрушать озоновый слой. Например, галоны, гидрохлорфторуглероды (ГХФУ), четыреххлористый углерод (ЧХУ).

Удивительно, но почти все страны мира дружно встали под знамена МП. По состоянию на декабрь 2009 года 196 государств-членов ООН ратифицировали первоначальную версию МП. Генеральный секретарь ООН (1997–2006) Кофи Аннан сказал, что «возможно, единственным очень успешным международным соглашением можно считать Монреальский протокол». В документах ООН постоянно звучит оптимизм относительно озонового будущего человечества: мол, если страны будут придерживаться положений МП, то озоновый слой планеты восстановится к 2050 году.

Фреоновый удар по СССР и России

Для подавляющего количества стран, подписавших МП, от этого документа – ни жарко, ни холодно. Они не производят ХФУ. Но несколько стран мира на момент подписания МП были очень крупными производителями фреонов. Они, естественно, производили те старые ХФУ, которые были созданы еще в начале 30-х гг. Кроме ряда промышленно развитых стран Запада, это были СССР, Китай и Индия. Китай и Индия воздержались от подписания МП, продолжив производство старых, или «серых» фреонов. А вот Советский Союз, начавший разрушительную «перестройку» под руководством М. С. Горбачева, лез из кожи вон, чтобы понравиться Западу. 15 сентября 1987 года в Монреале советская делегация, состоящая из профессионалов, отказалась подписывать абсурдный и опасный для страны документ. Один из членов делегации Владимир Матвеевич Захаров,

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Примечания

1

Я об этом писал в своей книге «Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия» (М.: Кислород, 2017).

2

См., например: Огурцов А. П. Подделки в науке // Философия науки. 2008, № 1. Стёпин B. C. Наука и лженаука // Науковедение. 2000, № 1.

3

См.: Аникеева А. Фейки в науке: ученые идут на подлог ради идеалов и славы (https://ria.ru/20180627/1523427646.html)

4

О «второй реальности» см.: Катасонов В. В начале было слово, а в конце будет цифра. Статьи и очерки. – М.: ИД «Кислород», 2019.

5

См.: Катасонов В. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». Изд. 4-е, доп. – М.: Институт русской цивилизации, 2015.

6

Подробнее об авантюре, получившей название «Панама», см.: Аникин А. В.

История финансовых потрясений. Российский кризис в свете мирового опы та. – М.: Олимп-Бизнес, 2009.

7

См.: Катасонов В. Ю., Тростников В. Н., Шиманов Г. М. История как Промысл Божий. – М.: Институт русской цивилизации: ИД «Кислород», 2016.

8

http://data.worldbank.org/indicator/EN.ATM.CO2E.PC

9

http://edgar.jrc.ec.europa.eu/overview.php?v=CO2ts1990-2015&sort=des9

10

http://in.reuters.com/article/us-usa-climatechange-trump-idINKBN18R1J4

11

http://malakhov.link/come-on-report

12

http://www.vestnik.com/issues/98/1013/win/moldav.htm

13

https://document.wikireading.ru/69728

14

https://www.theguardian.com/environment/2015/dec/12/james-hansen-climate-change-paris-talks-fraud

15

http://mixednews.ru/archives/139542


home | my bookshelf | | Глобальные фальсификации и аферы на службе «хозяев денег». «Глобальное потепление», «истощение озонового слоя», «СПИД», «перенаселение Земли», «пандемия коронави руса» и другие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу